Морозова Евгения: другие произведения.

Душа (в процессе)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:


Морозова Евгения

Душа

(черновик)

  
   Аннотация
      Душа бессмертна. Бессмертен и поиск истины.
      Агнис всегда чувствовала, что она прожила не одну жизнь. Краткие воспоминания о давно минувшем, мелькающие во снах лица чужих людей и картины незнакомой земли - все это указывало на прошлое, вспомнить которое ей не под силу. Однако когда Агнис сталкивается лицом к лицу с человеком из прошлой жизни, то понимает, что принять ее непосильно тяжело.
     
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Наша нынешняя жизнь - всего лишь краткий миг. Мы жили прежде. И проживем еще множество жизней.

Шань Са. Четыре жизни ивы

Смерти нет. Есть только переход между мирами.

Индейская пословица

  
   Душа
  
   Вступление
  
      Десять мужчин в темном сидели за широким круглым столом. За спиной одного из них стояла девушка и держалась за высокую резную спинку стула. Сегодня день окончания войны, но она не радовалась. Сколько смертей ... Среди погибших были ее близкие и просто знакомые. Горевать - теперь ее удел. Эту рану не залечит ничто. Однако теперь все кончено и мирный договор уже почти подписан.
      Мужчина поставил размашистую роспись и с улыбкой повернулся к ней, слегка дотронувшись до ее рук.
      - Вот видишь, все прошло хорошо. Ты зря волновалась, Агнис.
      Девушка улыбнулась и, не удержавшись, провела рукой по его длинным темным волосам, но тут же, поймав ухмыляющийся взгляд соседа, быстро отдернула руку и даже немного отодвинулась.
      В глазах мужчины зажглась нежность, резко изменившая его лицо. На вид ему можно было дать около 30. Высокий, стройный, надменный взор темно-карих глаз, морщинка между бровей и шрам на правой щеке. Сейчас же, ласково улыбнувшись, он был похож на обычного человека, а не на нового правителя всех западных земель и самого могущественного мага.
      - Не лишай меня крупиц своего тепла, Агнис, и не обращай внимания на них, - мужчина подмигнул и с видимым недовольством повернулся к остальным. Астрид так и осталась стоять за его спиной. В этот момент она больше всего на свете хотела послушать его совета и, не обращая внимания на остальных прижаться к нему покрепче и запустить руки в его волосы, вдохнуть их запах и ощутить сильные плечи и его ласковые руки...
      В тот же момент она дернулась, словно от удара и повернулась в другую сторону. У входа стоял старик. Дряхлый, полностью седой и едва держащийся на ногах.
      Агнис ахнула и побежала к нему.
      - Учитель, вы здесь? Я думала ...
      Старик взмахнул рукой, останавливая ее, и мрачно посмотрел на вставших со своих мест мужчин.
      - Боитесь меня, старика? Бросьте...
      Некоторые из мужчин ухмыльнулись и расслабились, но не тот, кем Агнис дорожила больше жизни.
      - Агнис, отойди от него! - резко бросил он, и его черты тут же изменились, обострились и он стал походить более на какое-то дикое животное, чем на человека. Глаза загорелись опасным огнем, но старик и бровью не повел.
      - Я не могу, Адриан, он - мой учитель. Прошу, не причиняй ему вреда.
      Мужчина недовольно поморщился и в тот же миг старик, внешне такой слабый и беспомощный, одним движением притянул к себе девушку, обхватил ее стальными канатами рук и прижал к себе намертво.
      - И что ты сделаешь теперь, зверь? - последнее слово старик буквально выплюнул и с улыбкой посмотрел на стоящего напротив мужчину.
      - Отпусти, и ты умрешь быстро.
      Старик рассмеялся и выдохнул облачко пара, окутавшее девушку. Та сразу обмякла в его руках и перестала сопротивляться.
      - Я и так умру. Знаю, сегодня встречу свою смерть, но я иду к ней осознанно и не боюсь тебя, зверь!
   Тот, кого Агнис назвала Адрианом, с трудом сдерживал порывы. Этот клятый старик сумел выжить и вот теперь без страха стоит перед ним, покорившим сотни подобных ему.
   - Что ты молчишь, зверь? Нет слов? Поверь, ты будешь часто вспоминать этот момент...
   - Ты выжил из ума, старик! Последний раз говорю ...
   - Что? Отпустить ее? Я сделаю это, обязательно, - в этот момент лицо старика страшно искривилось, злобная ухмылка, очевидно, была неестественной для этого испещренного морщинами лица, - обещаю, отпущу на все четыре стороны, но сначала, тебе придется меня выслушать, зверь.
   - Что ты себе позволяешь? - взвился один из мужчин, - ты говоришь с повелителем, и никто не собирается тебя слушать!
   - Погоди, Александр, давай дадим ему эту возможность, однако, шанс на быструю гибель ты утратил, - спокойно проговорил Адриан и его глаза затуманила тьма, тьма, от которой бежали тысячи, тьма, внушавшая ужас и боль лишь своим видом. Но старик остался стоять на месте, не опустил взгляд, и теперь из под кустистых седых бровей на Адриана смотрел уставший измученный человек, однако, совершенно его не боящийся.
   - Адриан, некогда славившийся своей мудростью и силой, бывший нашим соратником, нашим союзником, ты предал оказанное тебе доверие и погубил тысячи и тысячи невинных, соблазнил людей своими россказнями, отвернул их от истины и отуманил их разумы. Моя ученица не стала исключением, и сейчас на склоне своей жизни, я хочу даровать хотя бы ей всего один лишь дар, тем не менее, самый драгоценный, - взгляд старика потеплел, и он плотнее сжал безвольное девичье тело, - Агнис, ты станешь свободна и словно ветер сможешь сама выбирать свою судьбу. Я даю тебе еще один шанс, и на этот раз ты сделаешь правильный выбор, даю тебе новую жизнь...
   - Что за болтовня, старик? Что ты несешь?
   - Ты, Адриан, и силы, которые ты призываешь, никогда не постигнут подобного. У меня есть и слово для тебя, зверь. Отныне и до скончания твоей никчемной жизни, тебя будут звать лишь так - Зверь! Ты утратишь единственное, что еще отделяет тебя от человеческого облика, и полностью обратишься во тьму, и это обращение станет мукой для тебя, ты утратишь разум, и в конце, утратишь себя, если не ...
   - Хватит бредней, ты мне надоел, старик! - Адриан распростер руки и темные клубы вырывались из под его пальцев, опутывая своими щупальцами тощую фигуру старика и заключенную в страшные объятия девушку.
   - Сам виноват в своей судьбе. Мне жаль тебя, отродье! - выплюнул старик и ... расцепил руки. Девушка чуть покачнулась. Против воли Адриан подался вперед, желая ухватить ее, но не успел. Ее фигурка растаяла словно дым, сначала поблекла, а затем исчезла вовсе.
   - Куда ты дел ее, старик? - Адриан подскочил к совершенно не сопротивляющемуся старику и схватил того за горло.
   - Туда, где ты никогда не найдешь ее, зверь...
   - Старик, ты пожалеешь, - взревел Адриан и, размахнувшись, отбросил дряхлое тело к стене, - я причиню тебе настоящую боль.
   Седой учитель не смог подняться после подобного удара и сплюнув кровь, устало посмотрел на приближающегося к нему мучителя.
   - Ты опоздал с пожеланием. Ты уже дано причинил мне эту боль, зверь... Сейчас я не чувствую ничего.
  
   Глава 1
   Только-только взошло первое светило - Садаран. Оно едва освещало небольшую деревню на краю леса, открывая луч за лучом очертания маленьких покосившихся хижин и плетеных заборов, многочисленных полей и одинокой тоненькой фигурки, бредущей по тропинке.
   Агнис очень торопилась. Нужно успеть до того момента, когда на небе появится второе светило - Ударан, яркое и ослепляющее, иначе все напрасно. Девушка покосилась на небо и побежала вперед, прямо в лес. Она безошибочно определяла тропу, ни разу не споткнулась, миновав острые переплетенные корни многовековых деревьев, не обратила внимания на пугающих редких гостей деревни змей-губителей, и остановилась только перед небольшой поляной.
   Садаран слабо освещал поверхность, но именно при подобном свете можно было собрать аурин - редкий цветок, расцветающий лишь единожды в год и ценящийся за свои удивительные целительные качества. Если собрать его достаточно, то можно поехать на ярмарку и хорошо подзаработать.
   Девушка присела и провела рукой по разношерстной траве, на миг остановилась, уловив покалывание. Аурин был еще таким ценным и потому, что его очень трудно найти. Крошечные цветки прятались в густой траве, и сейчас небольшой дар, который Агнис посчастливилось иметь, может сослужить отличную службу. Она всегда, сколько себя помнила, умела чувствовать растения, а затем, когда немного подросла, местная знахарка взяла ее в помощницы и ни разу не прогадала.
   Агнис развела руками траву и улыбнулась белому цветку с небольшими красными крапинками. Девушка осторожно выкопала его вместе с корнем и положила в корзинку. Поиск продолжился, и вскоре корзинка была полной. Просто отлично! Она успела еще до появления Ударана. Вот уж удивится Калида!
   Агнис отправилась домой той же самой тропинкой. Этот лес был исхожен ей вдоль и поперек, она знала каждое деревце и каждый кустик. Девушка то и дело прикасалась к листьям, склоненных почти до земли ветвей и напевала песню-колыбельную.
   У ворот знахаркиного дома ее уже поджидала высокая темноволосая женщина. Калида. Никто не знал, сколько ей лет. Вроде бы выглядела на 35, не больше, но еще дед Агнис помнил, как она лечила ему колено.
   - Ну как, нашла, неугомонная?
   - Обижаете, наставница. Смотрите! - девушка радостно протянула полную корзину и с радостью уловила гордый взгляд наставницы.
   - Сегодня пойдем в лес снова, поблагодарим светила и духов за щедрый дар.
   Девушка кивнула. Она знала это. Все, что дает земля нельзя принимать просто так, нужен ответный дар.
   - Сейчас оставляй корзинку и беги домой. Мать тебя спрашивала. Какое-то дело у нее есть.
   - Хорошо, я скоро вернусь, наставница! - крикнула девушка и припустила обратно.
   - Боюсь, скоро не получится, - вздохнула знахарка и зашагала обратно домой.
  
   Агнис со всех ног побежала домой. Не хотелось сердить мать, она и так часто бывала не в духе. Поговаривали об очередном наборе в войска и под новый указ подходили и отец, и еще совсем юный брат. Девушка слегка перевела дух перед деревянными воротами и зашла в дом.
   Мать, как обычно, была на кухне. Тарая была высокой статной женщиной и все еще привлекала взгляды других мужчин. Довольно часто Агнис поглядывала на мать и мечтала быть похожей. Вот, какие красивые у ее мамы черные как вороново крыло волосы, к тому же густые и блестящие, не то что ее светлые пакли, все время топорщащиеся в разные стороны. А глаза! Ярко-зеленые, как те драгоценные камни, что изредка привозили иноземные купцы. Такой камешек стоил не много не мало, а как их целый дом. Свои глаза Агнис находила какими-то бледными, то ли голубые, то ли серые. Сразу и не поймешь.
   Девушка вздохнула, и мать сразу же обернулась.
   - Наконец-то! Думала, сегодня уж не дождусь тебя, Агнис.
   - Я же предупреждала вроде, что пойду в лес. Надо было цветы собрать. Разве не помнишь?
   Мать только отмахнулась и принялась вытаскивать хлеб из печи. Комнатку сразу же наполнил пряный аромат. Тарая частенько добавляла разные травы для запаха. Вот и теперь Агнис различила в запахе выпечки соран и корру.
   - Вкусно-то как пахнет! - не удержалась девушка и заметила, как мать слегка улыбнулась.
   - На, возьми, - женщина щедро отрезала краюху еще горячего хлеба и поставила на стол вместе с кружкой молока, - и послушай меня, дочка.
   Тарая села рядом с дочерью и какое-то время наблюдала, как та жадно ест.
   - Вчера приходила ко мне госпожа Танна. Помнишь ее?
   Агнис просто кивнула. Как не помнить. Госпожа Танна была богатой вдовой, муж ее отличился в свое время на войне, под предводительством Зверя, так тот и пожаловал ему все награбленное. Только не принесло ему счастья это золото кровавое. Как вернулся домой господин Саон, так и высох. Какая-то болезнь неизвестная, как тогда еще говорила знахарка. Не прожил он и года. Однако золото осталось, и госпожа Танна сумела им правильно воспользоваться, подняла свое уже сейчас немаленькое хозяйство, да и сына выучила не где-нибудь, а в самом Рагдаре, большом городе.
   - Так вот, просит она тебя в невестки в свой дом.
   Агнис поперхнулась молоком, и мать терпеливо постучала ей по спине.
   - Мама, мне ведь 17, мне Калида только сейчас что-то ответственное поручать стала.
   - В твоем возрасте я уже носила тебя, дочь. Не руби сгоряча. Вы с Марром в детстве дружны ведь были.
   - Ну да, - согласилась девушка, но он уехал давным-давно на учебу и весточек с тех пор она не получала. Думала, забыл ее друг, как оказалось, нет.
   - Придут они завтра, - огорошила мать, - сегодня уже к знахарке не ходи, помоги мне по дому, да себя в порядок приведи. Пожалуйста, - добавила женщина, и девушка не смогла отказать.
   - Хорошо, мама, я сделаю.
   Весь вечер она натирала дом до блеска, мыла бесконечные полы, вешала пучки трав для благоухания и отпугивания злых сил, месила тесто. Когда пришло время сна, Агнис просто повалилась на кровать, уставшая и измученная. Однако уснуть не получилось. Мысли и воспоминания не давали возможности отдохнуть. Девушка то и дело вспоминала Марра. Он был ее лучшим другом, тем, с кем она всегда делилась своими секретами. Он знал о ней все, да и она тоже. Они даже как будто читали мысли друг друга. Стоило одному начать что-то говорить, как другой тут же угадывал окончание предложения. Правда, это было в детстве... Теперь же Марр возвращался из богатого города, он увидел там многое и, наверняка, многое испытал. Как он теперь отнесется к жизни в простой деревушке? Сможет ли понять ее намерения? И, самое главное, разрешит ли ей и дальше учится у знахарки? Эта мысль и не давала Агнис покоя, заставляла тяжело вздыхать и ворочаться.
   - Ладно, время покажет, - прошептала девушка, - а если не разрешит, так и свадьбе не бывать! - Агнис потрясла кулаком в пустоту и наконец-то уснула.
  
   Казалось, что спала она несколько минут и вот Тарая уже вовсю трясет ее, не слушая ни жалоб, ни объяснений.
   - Вставай же, соня! С минуты на минуту будут здесь!
   - Хорошо, - девушка зевнула и откинула назад запутавшиеся волосы, свесила ноги с кровати и потянулась.
   - Да встанешь ты или нет! - гаркнула мать, и Агнис вскочила с кровати, наскоро заправила ее и побежала умываться.
   По обычаю в день сватовства, девушка не должна была показать, что знает о намерениях жениха. Одежда, которую надела Агнис, была повседневной, правда, чистой и опрятной. Свое вчерашнее платье после блужданий по лесу, девушка естественно надеть уже не могла. Затем она заплела косу, как обычно, повязала ленту и вскочила в домашние мягкие туфли. Вот и все.
   Мать встретила ее одобрительно и кивнула на пустую бадью. Агнис как раз заносила ведра с водой в дом, когда услышала разговоры. Девушка поставила ведра у порога и пошла к воротам. И вовремя. Кто-то постучал. Агнис улыбнулась. Вот сейчас она увидит своего Марра, и если он стал городским щеголем и зазнайкой, то она даже в дом его не пустит. Вот так!
   Девушка отодвинула тяжелый засов и распахнула створки. Перед ней стояли всего двое: мать и сын. Танна и Марр. Вперед вышла женщина и низко поклонилась, следом за ней поклонился и парень.
   - Мы пришли, и добро с собой несем. Пусти нас в свой дом, Агнис, - ласково сказала женщина.
   - Добро к добру. Проходите, - девушка отошла в сторону и поймала внимательный взгляд Марра, и не смогла не улыбнуться, когда парень ей весело подмигнул.
   - Проходите, гости дорогие, - воскликнула Тарая, - прошу!
   Танна бывала здесь нечасто, но все же пару раз заходила, и знала, что живет эта семья небогато, но достойно. А вот Марр оглядывался так, словно впервые посетил этот дом, хотя и немудрено, столько ведь лет прошло.
   - Ваших мужчин нет дома, Тарая?
   - Так и есть. Ушли на промысел, вернутся через неделю, не раньше.
   - Что ж, для нашего дела так может и лучше. Ну что же вы стоите как не родные. Неужели не рады увидеть друг друга после стольких-то лет?
   Марр улыбнулся на замечание матери и сказал:
   - Ну, здравствуй, Агнис.
   - Здравствуй, Марр, - пробормотала девушка, почему-то в этот момент ей показался он совсем не другом, не простым собеседником, а кем-то большим, и от этого осознания сердце зашлось в безумной пляске, заставляя краснеть и запинаться.
   - Ты ведь учишься у знахарки?
   Девушка настороженно посмотрела на парня. Вот он, момент истины. Сейчас он скажет, что не позволит ей заниматься подобным.
   - Да, верно.
   - Это нужное дело, да и лекарь в своей семье совсем не помешает.
   - Правильно, сын! - поддакнула Танна, а у девушки отлегло от сердца, и счастливая улыбка озарила ее лицо.
   - Ожидала чего-то другого? - прошептал Марр, но Агнис ничего не ответила и юркнула на кухню собирать на стол. Гости прошли за ней. Танна одобрительно посматривала на все действия будущей невестки, отмечая малейшие детали. Тарая же сидела за столом, не помогая дочери. Тоже своего рода обычай.
   Гости никуда не торопились, обсуждали состояние дел, нехватку рабочих на промыслах, даже погоду, ни разу не упомянув цели своего прихода. Агнис уже извелась. Да когда же они перейдут к делу, и постоянно покусывала губу. Руки мелко дрожали, поэтому она спрятала их под скатертью и старалась как можно реже браться за ложку, опасаясь, что дрожащий столовый прибор выдаст ее с головой.
   Вдруг она ощутила на себе пристальный взгляд и подняла глаза. На нее смотрел Марр. Он так же, как и она, почти ничего не ел. Парень сидел, немного откинувшись на спинку стула и осматривал ее и словно не мог насмотреться. Этот взгляд манил, заставлял забыть о женщинах, сидевших бок о бок с ней, да что там, заставлял забыть обо всем. Он как будто обещал многое и в то же время дарил беспокойство, непонятное томление, одновременно грусть и невыразимую радость.
   Женщины замолчали, ласково посматривая на своих чад, и кивнули чему-то своему.
   - Что ж, Танна, мы пришли за вашей дочерью. Я надеюсь, что она в скором времени станет и моей дочерью. Я была бы очень этому рада.
   Агнис вздрогнула и вновь опустила взгляд. Сердце словно сошло с ума, понеслось вскачь галопом, щеки покраснели, а дрожащие ладошки покрылись потом.
   - Я не против, - ровно ответила Тарая, - если дочь не против, думаю, и отец согласие с радостью даст. Все присутствующие повернулись к Агнис и ждали ее ответа. Она чуть под стол не провалилась от стыда и страха. Надо же, оказывается даже ночью в лесу не бывает так боязно!
   - Я ... согласна, - еле слышно прошептала девушка и уловила ласковый взгляд Марра и одобрение в лице обеих женщин.
   - Что ж, теперь нам остается только дождаться отца. Его слово будет последним, но я уверена, что решение уже принято.
   Женщины обнялись, обменялись еще парой слов, а Агнис и Марр так и остались стоять, не решаясь сделать первый шаг. В детстве Марр частенько носил Агнис, когда та поранила ногу, или зацепилась ногой за корягу в местном пруду и не могла сама дойти до дома. Сейчас же им было невыносимо трудно просто коснуться рук.
   - Я приду завтра, если можно, - осторожно начал Марр.
   - Хорошо.
   - Здесь многое изменилось, как я заметил. Покажешь мне все?
   - Хорошо.
   Парень широко улыбнулся и взял девушку за руки. Агнис ойкнула и посмотрела на шепчущихся то чем-то матерей, но тем не было до них никакого дела. Марр поднял ее ладошки, провел по них пальцами и нежно поцеловал. Агнис тут же вспыхнула как мак и неловко отступила.
   - До завтра, Агнис.
   Девушка молча кивнула и спряталась за спину матери.
  
   Глава 2
   Спустя 2 недели было принято решение о свадьбе. Вернувшиеся отец и брат не возражали, как и предполагалось. Началась приятная суета, заразившая всех окрестных жителей. Все помогали, приносили столы и стулья, заготавливали цветы для украшений, запасались едой впрок. Сама же Агнис с удивлением наблюдала за собой и не узнавала. Разве раньше стала бы она радоваться голубым лентам, которые красиво повяжут на стол молодоженов, или удивительной резьбе на стульях, которые подарил им плотник Аган? Такие вещи не особо волновали ее, как и не волновали прикосновения. Мать частенько, когда бывала в хорошем настроении, могла погладить ее по голове, отец ласково чмокал в лоб, но сейчас ... прикосновения Марра были другими, обжигающими и странными, заставляющими забывать обо всем на свете и желать чего-то большего...
   Этим утром Агнис как обычно пошла к знахарке. Свадьба свадьбой, а дело никто не отменял. У ворот она увидела Сандра. Парень мялся и очевидно боялся зайти. Все знали, что он влюблен в Калиду, как и то, что любовь эта безответна. Саму знахарку никто никогда не видел с мужчиной, поэтому Сандр не унывал и старался добиться своего. Однако, больно уж скромен был. Вот и сейчас, увидев Агнис, сильно покраснел и слегка поклонился ей.
   - Доброго утра тебе, нареченная!
   Сандр поприветствовал ее как и положено по обычаю и девушке это понравилось.
   - И тебе, Сандр. Дело какое есть или ты так...
   - Дело. Урожай худоват, колосья тонкие. Может, Калида посоветует что, - произносил имя знахарки парень с явным обожанием.
   - Конечно, проходи, не стой у ворот.
   Калида встретила Агнис с улыбкой, но как только увидела за ее спиной Сандра, тут же поджала губы и отвернулась. Девушке стало жаль парня, но тут уж ничего не поделаешь.
   - Чего стал как вкопанный? - гаркнула знахарка, и парня ощутимо затрясло.
   - Калида, посоветуй, пожалуйста ...
   - Агнис подай ему вон ту склянку с тарином, разводи на ведро по капле и поливай, через неделю посмотришь на результат.
   - Так я ...
   - Еще тебе чего?!
   - Ничего, благодарю тебя ... вас, - парень сник и, развернувшись, пошел со склянкой домой.
   - За что вы его так? - спросила Агнис.
   Калида тихо вздохнула и занялась травами. Девушка уже и не ждала ответа, как знахарка призналась:
   - Подумай сама, девочка. Старше я, да и намного, чего уж там. Думаешь, мать его рада мне будет? В глаза не скажут, а за спиной проклянут. Нет уж, пусть помается, да найдет себе молодку. Девицы-то смотрят на него, любуются.
   - Вам он тоже нравится?
   В этот раз знахарка промолчала.
  
   Подготовка шла полным ходом. Подарки приносили заранее и складывали в отдельной комнате в доме жениха. Здесь не хвастались достатком, кто что мог, то и дарил. Главное от души. У Агнис же чесались руки, так хотелось развернуть тот или иной замысловато завернутый узелок, но нельзя. Эх... Марр же только посмеивался и поддразнивал, приговаривал, что у него-то как раз возможность все рассмотреть есть. А потом и добавлял, что ночами частенько перебирает подаренные драгоценности или красивые тонкие ткани. Агнис ему не верила.
   Счастливую суету разбавляли плохие новости, доносимые редкими путниками. Говорили, Зверь снова взялся за старое: затеял поход дальний. Еще не все земли покорились ему, еще не все страны утопил он в крови. Агнис только отмахивалась. При любом исходе вряд ли война докатится сюда. В их Богом забытом поселении нет ничего, что привлекло бы внимание Зверя. Молодых мужчин может и ребенок сосчитать. А так, козы да куры, вот и все богатство. Марр же частенько хмурился, когда слышал такие вести, и Агнис старалась отвлечь его, рассмешить, уж больно вид у него становился печальный.
   За многочисленными хлопотами оба семейства и не заметили, как пролетело время. Время ожидания и тихой радости, волнения и сладкой печали. Пришел день свадьбы, и Агнис проснулась еще до зари, да и спала то так, урывками.
   В комнату тихо заглянула мать.
   - Не спишь?
   - Не выходит, - улыбнулась девушка.
   - Так у всех бывает, - ответила улыбкой Тарая, - так было и у меня. Знаю одно, уж поверь, ярдом с Марром счастливой будешь. Добрый он, а это главное для женщины.
   Девушка согласилась. Верно. Она и сама так думала.
   - Ну, что, будем наряжаться? - спросила, позевывая мать, и девушка кивнула. Бодро вскочила с кровати и потянулась. Высоко-высоко. Настроение было прекрасным, да таким, что хотелось взлететь ввысь!
   - Иди, я уже набрала тебе кадку, да трав разных добавила, хороших. Посиди подольше, и я скоро приду.
   - Хорошо, мама, - Агнис хотела смеяться и бегать, не смотря на ужасное волнение, от которого скручивалось все в животе. По дороге к бане столкнулась с уже проснувшимися отцом и братом.
   - Ох, и хороша же невеста, - рассмеялся отец.
   - Да, - поддакнул брат, - и впрямь, глаза горят, как камни драгоценные, щечки красные.
   Агнис даже отпрянула. Надо же, брат ее хвалит. Странно это.
   - И посмотри, отец, как стройна, прекрасная жена у Марра будет.
   Отец кивнул, с трудом сдерживая смех.
   - А самое главное, - продолжил брат, - не сглазит никто.
   - Почему это? - буркнула сбитая с толку Агнис.
   - Ну, как же. Ты в зеркальце-то смотрела? Ведьма и та краше.
   - Ах, ты! - девушка замахнулась большим полотенцем, с которым шла купаться и огрела брата как раз по спине, тот в ответ только засмеялся и побежал прочь. Отец ласково посмотрел на дурачившихся отпрысков и пошел помогать жене. Пускай, еще немного побудут детьми.
   Агнис, в конце концов, догнала брата, но злость уже исчезла. Сейчас она даже была ему благодарна, волнение тоже улеглось.
   - Послушай моего совета, сестра, - начал серьезно парень, и девушка моментально присмирела, - старайся проснуться раньше своего мужа.
   - Зачем? - опять она ничего не понимала.
   - Чтобы он не вернул тебя нам, распустеху такую! Вот проснется и испугается. Скажет, чудище, а не девка!
   - Да, хватит, - беззлобно стукнула его Агнис, и на душе тут же зашевелились первые признаки страха.
   - Не бойся, - угадал ее мысли брат, - ты - самая лучшая, а Марр ... ему с тобой повезло.
   Агнис улыбнулась и ласково посмотрела на брата.
   - Спасибо.
   - Иди уже, а то мать меня убьет.
   Агнис кивнула и потопала к бане. Как же томительно на душе!
   Стоило ей войти в небольшое деревянное помещение, как облако ароматного пара сразу же ударило в лицо и заставило девушку счастливо улыбнуться. И впрямь хорошие травы добавила мама. Агнис быстро сбросила ночную рубашку и положила полотенце прямо на лавочку. У кадки стояла небольшая сбитая из дерева лесенка, и девушка быстро забралась в горячую воду. Хорошо ...
   Вскоре она услышала шаги. Наверняка, это мама. Сейчас она поможет ей помыть и высушить длинные волосы, потом нарядит в вышитую нижнюю рубашку. Рубашку эту, кстати, сама Агнис и вышивала. Как, впрочем, и каждая девушка. Надевать ее можно было только в день свадьбы, все остальное время она хранилась в доме и считалась вернейшим средством от сглаза и разных болезней. Так и есть. Мать зашла в баню и кивнула разморенной дочери.
   - Ну, хватит, а то заснешь.
   - Не хочется выходить, - пожаловалась Агнис.
   - Не упрямься как маленькая, давай, а то заставим жениха твоего ждать.
   Девушка тяжело вздохнула и стала выбираться из кадки.
   - Иди сюда, дай-ка оботру тебя, да волосы заверну.
   - Я и сама могу ...
   - Цыц! Последний разок ведь...
   Агнис побоялась, что мать начнет плакать и подчинилась, изредка бросая на родительницу косые взгляды.
   - Мам, я ведь буду под боком, не уеду никуда. Ну, что ты?
   - Да так, ничего, не переживай, - Тарая отвернулась и вытерла глаза фартуком, - ну вот, теперь пойдем. Пора уже и наряжаться.
   Девушка кивнула и вышла за матерью на свежий воздух.
   Пряное разнотравье ощущалась глубже и ярче, даже едва взошедшее светило, казалось, освещало сильнее, охватывая все вокруг.
   Агнис зашла в свою комнату и увидела заботливо разложенную тут же рубашку. Пара девчушек чуть младше ее самой уже сидели здесь и перебирали нити бус, подбирая наиболее подходящие к ее будущему наряду. Девушки тихо напевали традиционные песни.
   Тарая еще раз обтерла дочь и надела на нее нижнюю юбку, а затем и рубашку, распустила волосы и села позади на стул, чтобы расчесать их. Гребешок был новым и так же, как и вышитая рубашка будет почитаться в новой семье. Больше им никто не должен пользоваться.
   - Ох, и красавица же невеста, - не выдержала одна из девушек.
   - Тьфу на тебя! - крикнула Тарая, но в душе согласилась. Дочь и правда была хороша. Такая нетипичная для этих мест внешность: светлые, словно льняные волосы, а глаза-то не серые, как у большинства, а насыщенные зеленые. Тарая помнила, как бабка рассказывала, что дед был хорош собой, вот и Агнис, видимо, в него пошла. Они-то с мужем все чернявые.
   - Да не придет никакая напасть, не страшитесь, Тарая. Дочь ведь ваша знахаркина любимица, та от нее все и отведет.
   - Это так, но все же помалкивайте.
   Девушки сразу же притихли.
   Тарая аккуратно заплетала длинные волосы дочери в косу, вплетая отобранные драгоценные нити. Затем достала завернутое во много узлов платье. Считалось, что его никто, даже родные, не должны были видеть заранее. Только мать. И уж она-то позаботилась, чтобы все традиции соблюдались. Агнис не терпелось увидеть свое платье, и она нервно ерзала на стуле.
   - Погоди, егоза. Скоро уже, - улыбнулась мать и развернула ткани. Перед выдохнувшими девушками оказалось самое настоящее чудо. Шелк! Точно! Никаких сомнений! Да еще какой, заморский. Он не мнется и не портится долгие-долгие годы. Даже внучка Агнис сможет надеть это платье и ей не будет стыдно.
   - Мама, - растерянно выдохнула Агнис, - откуда ... ведь такое дорогое.
   - Ничего, мы с отцом заранее собирали. Попробуй ткань-то. Как тебе?
   Агнис могла сказать многое, но слов не находилось. Легкая, слегка холодящая ткань платья на солнце переливалась разными цветами, то напомнит нежную бирюзу, то оттенок летней речки, то светлый мох у деревьев, а уж на ощупь...
   - Уж Марру понравится прикасаться к тебе, - не выдержала болтливая девушка, но в этот раз ее никто не осек, а Тарая и вовсе рассмеялась, вогнав дочь в краску.
   - Ну, хватит. Давайте наряжаться.
   Платье окутало девушку невесомой легкостью и ощутимой прохладой, словно в ласковый ручеек окунулась. В тот же момент в дверь громко постучали. Тарая заволновалась.
   - Неужели пожаловали? Так вроде рано еще.
   Оказалось, что пришла знахарка. Агнис обрадовалась ей как матери.
   - Я так рада, что ты пришла!
   Калида молча улыбнулась и протянула невесте небольшой сверток.
   - От меня. На счастье, маленькая Агнис.
   Девушка развернула ткань и посмотрела на подарок. На ее ладони лежала серебряная цепочка с белым камнем. Девушки, заглядывающие через плечо, молча переглянулись и разочарованно вздохнули. Уж они-то рассчитывали на большее от знахарки, но сама Агнис была просто очарована переливами в глубине камушка.
   - Это сан, Агнис. Он отпугнет от тебя все плохие мысли, зависть, недоброжелателей и сглаз. Но ты знаешь его главную ценность.
   - Да, - прошептала девушка, - он может спасти жизнь.
   - Верно, - кивнула знахарка, - камень может спасти жизнь обреченному, раненному человеку, но лишь однажды.
   - Благодарю тебя, Калида. Твоему подарку нет цены.
   - Не стоит. Радуйся своему времени, маленькая Агнис.
   Знахарка ушла, а девушка все всматривалась в искрящиеся жилки камня и не могла оторваться.
  
   Когда все приготовления были окончены, женщины стали ждать. Сейчас должны были прийти сваты и, как и положено, выкупить невесту. Агнис стало ощутимо потряхивать. Мать, видя ее состояние, сжала крепко руку дочери, стараясь передать ей свои силы, свою уверенность и в какой-то момент ей это удалось. Сердце Агнис стало стучать ровнее, а лихорадочная краснота исчезла с ее лица. Тут же на улице послышался смех, кто-то подхватил залихватскую песню и в ворота громко постучали.
   Тарая ласково улыбнулась дочери, та в ответ только прикусила губу, прислушиваясь к задорным крикам на улице. Вот, гости одолели порог и, казалось, их шаги совпадают с биением сердца юной девушки. Агнис крепко держала в руках подарок знахарки, пальцы стали потными, и она поспешно вытерла их о лежащий у нее на коленях тонкий вышитый платок.
   Мгновение тишины и отворяется дверь. В нее проникает свет, счастливые улыбчивые лица, радость, веселье и новая жизнь Агнис, ее новая семья и ее будущее.
  
   Молодые шли по улице, прохожие радостно приветствовали их, отмечая и стать жениха, и красоту юной невесты. Все без исключения восхищались платьем Агнис, заставляя ее родителей радостно краснеть. А Марр и Агнис шли к храму. Он стоял немного на отшибе, вдали от шума домов и базарных споров. За небольшой чащей, почти у леса высилось небольшое каменное здание. Внутри не было заморских украшений, росписей и витиеватых витражей. Лишь голые стены и алтарь, но там чувствовалась сила, и Агнис испытывала странную дрожь, касаясь ногами огромных каменных плит. Внутри их ждал служитель храма, готовый помочь им обрести себя и выслушать слова их клятвы. В храм не допускались гости, лишь юные новобрачные, лишь их мысли и их любовь.
  
   - Клянусь стать тебе опорой, понимать и уважать тебя. Клянусь говорить тебе правду, какой бы она ни была, - произнес свои слова Марр.
   Девушка нервно улыбнулась.
   - Клянусь ...
   В этот момент на улице послышался какой-то шум, и он отнюдь не напоминал веселье празднующих, да и знали все приглашенные, что во время церемонии должна быть тишина. Служитель храма нахмурился. Не успел он сказать и слова, как в дверях появилась незнакомая фигура.
   - Кто вы? - спокойно спросил священник, закрывая молодых собой, словно старался защитить их от надвигающейся опасности.
   - Я? Я ...
   Агнис выглянула из-за спины священнослужителя и сразу же утонула в темноте глаз незнакомца. Девушка вздрогнула, еще никогда раньше она не видела подобного взгляда: обволакивающего, лишающего воли и полностью и бесповоротно подчиняющего, а еще ... удивленного. Да, именно так. Ей тут же захотелось спрятаться, вернуться обратно в такую надежную тень, за спину священника, но она не могла даже пошевелиться.
   - Здесь происходит священное действо, - все так же спокойно продолжил священник, и Агнис поразилась его выдержке, - все остальные дела могут подождать.
   Незнакомец с явной неохотой оторвал взгляд от девушки и мрачно посмотрел на священника.
   - Война не ждет, старик. Всех людей на площадь ...
   - Нет! - спокойно и с достоинством ответил тот.
   Агнис вздрогнула и тут же ощутила, как Марр схватил ее за руку и завел себе за спину.
   - Старик, ты испытываешь мое терпение, - тихо произнес незнакомец, и Агнис захотелось бежать куда подальше. Она сейчас была согласна на все. Свадьбу ведь можно и перенести. Да, пожалуйста! Лишь бы он ушел, лишь бы не смотрел так.
   - Я не позволю вам помешать..., - не унимался священник, и Агнис не смогла даже уловить момент, когда что-то поменялось. Фигура старика как-то дернулась и кулем повалилась на пол. Девушка с ужасом посмотрела на того, кому доверяла всем сердцем с самого детства, совершенно не понимая, что же сейчас собственно произошло. Однако Марр сразу сообразил и дернул Агнис к себе.
   - Что...
   - Тихо, Агнис, - прошептал жених и тут же осекся. Незнакомец яростно осматривал их обоих и, очевидно, ни о чем не сожалел. Девушка скосила взгляд на неподвижного священника, и только сейчас горькая правда навалилась на нее.
   - Неет! - взвизгнула Агнис, и Марр только чудом смог ее удержать, иначе она рванулась бы со всех сил к этому проклятому незнакомцу. В момент наивысшей ярости, царапая и отталкивая своего жениха, Агнис поймала взгляд убийцы и ужаснулась. Он улыбался. Предвкушающе. Почти ласково.
   Девушка замерла, словно ее окатили холодной водой.
   - Агнис, приди в себя, - шептал ей Марр, но она не слышала его слов, просто стояла, ошеломленная и совершенно растерянная.
   - Кто ... кто вы такой? - с трудом задала вопрос девушка.
   Мужчина, очевидно, ждал подобного вопроса и совершенно спокойно ответил:
   - Я - тот, кого все зовут Зверем.
   Агнис закрыла глаза. Она знала. Иначе и быть не могло. Только он способен был убить ни в чем неповинного человека, да еще и священника, причем так просто, легко...
   - Выходите. Оба.
   Марр потянул девушку за руку, а та то и дело оборачивалась, провожая фигуру распростертого на каменных плитах старика.
   - Агнис, иди же.
   - Да.
   На улице столпились испуганные люди и не только приглашенные на свадьбу. Нет, здесь были люди и из близлежащих селений. Они молчали и лишь переглядывались, боясь привлечь к себе внимание.
   Впереди стояли незнакомцы. Три человека. Всего лишь трое против нескольких сотен. Но даже Агнис понимала, что им не выстоять. Если бы только эти трое захотели, они бы убили всех в считанные мгновения.
   Марр дернул Агнис за руку, и она безвольно пошла за ним вглубь толпы. На порожках храма стоял Зверь и пристально всех осматривал.
   - Сейчас вы отдадите нам самый лучший дом. Все мужчины, кроме стариков, могут собираться. Путь неблизкий. Да... и еще одно, - Зверь нашел глазами Агнис и равнодушно продолжил, - Агнис пойдет со мной.
   В воцарившейся тишине Агнис не сразу поняла, что только что сказал Зверь. Но спустя несколько биений сердца она поняла и обреченно закрыла глаза. Убийство священника оказалось не самым страшным в ее жизни. Вот, какая она взрослая жизнь. Девушка горько усмехнулась и посмотрела на ошарашенного Марра. Да. Она знает, как поступить надо, но хватит ли смелости?
   Марр вышел вперед, вновь закрывая ее собой. Все поняли его намерения, да и трудно не понять. Традиционная в этих местах одежда жениха, ленты, повязанные на руках и ... трясущаяся девушка за его спиной. Но Агнис в этот момент видела только одно: боль в глазах матери Марра, предчувствие неизбежного, а еще такое неприкрытое страдание на лицах своих близких.
   Не успел Марр сказать и слова, как Агнис схватила его за рукав. Рукав расшитой рубашки жениха.
   - Я пойду, - громко сказала девушка и оттолкнула окаменевшего юношу.
   - Агнис, - пораженно выдохнул Марр, - подожди...
   - Уйди в сторону, - так же громко и, как она надеялась, уверенно произнесла Агнис, и чтобы не заплакать, быстро пошла вперед.
   - Мудрое решение, - без улыбки произнес Зверь и протянул девушке руку.
   С содроганием, но все же она осмелилась прикоснуться к нему и облегченно вздохнула. Пусть так, лишь бы они жили. Но она радовалась слишком рано.
   - Не прикасайся к ней! - выкрикнул Марр.
   В этот момент Агнис смотрела только на Зверя и не могла не заметить проблеска торжества. Этот человек, если его можно было так назвать, хотел причинить вред Марру, желал этого и теперь у него появился реальный повод. Хотя вряд ли он ему в действительности требовался...
   - Что ты можешь сделать мне, парень? - ласково произнес Зверь и неторопливо спустился со ступеней, - покажи мне, на что ты способен.
   Люди посторонились, только мать Марра судорожно всхлипнула, не смогла сдержать себя. И этого звука было для Агнис достаточно. Девушка подбежала к Зверю и схватила того за руку, не заметив при этом его удивления, повалилась на колени и стала умолять:
   - Умоляю, не трогай его, я сделаю, все, что пожелаешь. Клянусь перед этими людьми, что никогда не нарушу свою клятву. Прошу, прости его, не причиняй ему вред. Умоляю, прости, - девушка плакала и судорожно целовала окаменевшую руку Зверя. Тот молчал. Ни разу не посмотрел на нее и, казалось, даже не слышал ее криков.
   - Агнис, что ты делаешь? - начал было Марр, но кто-то из мужчин уже потянул его за собой, заламывая руки и закрывая рот.
   Зверь усмехнулся и, наконец, бросил брезгливый взгляд на девушку у своих ног.
   - Иди за мной.
   Агнис обрадовалась. Слава Богу, она смогла хоть немного унять его ярость. Девушка поплелась за ним, опустив голову. Она была рада, что смогла защитить своего жениха, но ни за что на свете она сейчас бы не осмелилась посмотреть на своих близких. Мама. Отец. Брат. Калида. Все они провожали ее взглядом, но никто из них ничего не мог поделать. Зверь - это не просто человек. Агнис с ненавистью уставилась в спину впередиидущего. Все знали, что он властитель всех земель, безжалостный и совершенно утративший чувства. Кроме того, он маг, причем сильный. Другой бы и не правил столь обширными землями. А еще все знают, что он упивается войной, любит смерть и ждет ее как свою возлюбленную.
   Агнис знала, что ее ждет. Она просто надеялась, что Зверь натешится и оставит ее в покое, как и многих до нее. Очень надеялась. Тогда она смогла бы пойти за Марром. Он бы не отвернулся после всего. Девушка на это очень надеялась. Самое главное - побороть свой страх и остаться живой. Лишь смерть нельзя изменить, все остальное преходяще. А время, как известно, лучший лекарь.
   - Боишься?
   Агнис вздрогнула и не сразу поняла, что Зверь остановился и смотрит на нее.
   - Да, - врать бесполезно.
   Мужчина промолчал и указал ей рукой на дверь. Что ж, еще одна насмешка судьбы. Им предоставили дом Марра. Как она могла об этом забыть? Ведь и правда, его дом - самый богатый в этих местах. Она могла бы зайти сюда в это же время со всеми почестями, уважаемая людьми, а не как последняя ... Агнис закусила губу и прошла внутрь.
   Знакомые с детства комнаты, ярко-желтые занавески на кухне, забытые впопыхах узлы с подарками для нее и Марра. Реальность накатывала холодными волнами, жестокими и ранящими. Агнис боялась оглянуться, ведь за ее спиной шел Зверь. Пожалуй, она была слишком самонадеянна. Разве он пощадит ее? Разве ему важна чья-то жизнь?
   - Иди, - грубо сказал Зверь и подтолкнул ее вперед к очередной комнате. Агнис знала, что там за дверью, поэтому открыла створку дрожащей рукой.
   Спальня.
   Ее и Марра.
  
   Глава 3
   Напряжение было почти ощутимым. Агнис слышала тяжелое дыхание за своей спиной, и ей показалось, что Зверь недоволен. Чем? Неужели, домом? Девушка хмыкнула. Пусть привыкает. Здесь и, правда, не было ничего лучше. Страх чуть отпустил, и Агнис смогла спокойно дышать, но тоска никуда не ушла. Каково сейчас Марру? А ее родителям? Стараясь отбросить эти совершенно ненужные в данный момент мысли, она собралась и обернулась к Зверю и ... удивилась. Тот вообще на нее не смотрел, сел на первый попавшийся стул, откинулся на спинку и устало закрыл глаза. Что это все значит?
   Молчание затягивалось, и Агнис, ощутив усталость этого ужасного дня, осторожно отодвинулась и присела на софу. При первом же ее шаге, мужчина открыл глаза и проводил каждое ее движение внимательным взглядом. Ей стало не по себе. И как бы она ни храбрилась, сейчас девушка поняла, что сама же загнала себя в угол. Но разве можно было поступить иначе?
   - Раздевайся!
   Агнис вздрогнула и растерянно посмотрела на, казалось бы, такого расслабленного мужчину.
   - Мне повторить?
   - Ннет, - Агнис закусила губу, чтобы не расплакаться и стала расстегивать пуговицы на платье. Еще утром она восхищалась тканью, мечтала, что Марр прикоснется к ней. А теперь... Дрожащими пальцами она спустила платье с плеч и оказалась в тонкой вышитой рубашке.
   - Жалкое зрелище, - прокомментировал Зверь.
   Жалкое?
   Агнис даже забыла, как дышать. Он еще и насмехается. Сейчас он уничтожил ее жизнь, ее надежды, убил невинного человека!
   - Ты так трясешься. Неужели, я настолько страшен? - мужчина встал и подошел к окаменевшей Агнис, - или ты все еще жалеешь того старика?
   - Да как вы ...
   - Вот, уже лучше, теперь у тебя загорелись глаза. Да и дрожишь ты уже не от страха, так? Неужели, это был близкий тебе человек? - Зверь улыбнулся, и Агнис не выдержала.
   - Да, он был моим наставником! Он учил нас читать и писать, всех детей в округе, - она задрожала от нахлынувших эмоция и села на софу, - вам не понять этого.
   - Думаешь?
   - Уверена!
   - Хм..., - мужчина провел рукой по спине девушки, от шеи и до поясницы, Агнис окаменела, - не нравится?
   - Нет.
   - Скоро все изменится, - прошептал Зверь и поцеловал Агнис в шею.
   - Нет.
   - Упрямая.
   Агнис промолчала. Все ее усилия сейчас сводились к тому, чтобы сохранять неподвижное положение и почти не дышать. Ей казалось, что стоит расслабиться, как тут же Зверь полностью поборет ее невидимое сопротивление.
   Тем временем мужчина опустил край рубашки, оголив ее плечо, и ласково поцеловал. Лучше бы он бил ее! Девушка всхлипнула, и ласка тут же прекратилась.
   - Любишь его?
   Агнис растерянно посмотрела на него. Зачем он спрашивает? Разве подобное ему интересно? И тут же поняла - он убьет Марра, убьет, чтобы тот не мешал, хотя ...
   - Нет, не люблю, - выпалила испуганно девушка.
   Зверь слегка улыбнулся.
   - Ты еще не умеешь врать, Агнис.
   Зверь обошел Агнис, внимательно рассматривая. Она же застыла, боясь пошевелиться, настолько живым и сильным был его взгляд.
   - Вот тут, - он опустил рубашку на левом плече, - у тебя родинка, и вот тут, - рубашка упала и на правом плече. Агнис сжала тонкую ткань двумя руками, цепляясь за нее, как за последнюю преграду. Она услышала, как мужчина тяжело задышал, вздрогнула, когда он поцеловал ее в каждое плечо и слегка лизнул шею. Ноги у девушки подкосились, и она явно поняла, что переоценила свои возможности. Накатывала слабость, и появилось ощущение брезгливости.
   Мужчина тяжело вздохнул и обнял ее одеревеневшее тело двумя руками.
   - Знаешь, старик был все же не прав.
   Какой старик? Священник? - только и успела подумать Агнис, сказать что-то сейчас она была не в силах.
   - Говорил, что ты будешь свободна, как ветер, - Зверь тихо рассмеялся, - этому не бывать.
   Девушка нахмурилась, но вспомнить такие слова священника так и не смогла.
   - Правда, он был прав в остальном... Будь он проклят! Но я не позволю тебе ускользнуть, не в этот раз. Я так долго тебя искал, моя Агнис, - мужчина зарылся в волосы девушки, и его дыхание щекотало ее кожу. Агнис с трудом держалась, если бы он не обнимал ее так сильно, то, наверняка, она уже бы упала. Голова кружилась, и немного подташнивало, то ли от страха, то ли от прикосновений Зверя.
   - Мне не хорошо, - прошептала Агнис, и мужчина тут же развернул ее, внимательно всматриваясь в побледневшее лицо.
   - Неужели, я тебе настолько противен? - Зверь сжал ее плечи и отчаянно потряс безвольную фигурку девушки, - думаешь, мне интересно твое мнение? Я беру то, что хочу. Слышишь?
   Агнис же почти ничего не слышала, сознание медленно уплывало, и девушка благодарила Бога, что это происходит.
   - Агнис ..., - донесся до нее взволнованный голос. Но разве это может быть Зверь? Конечно, нет...
  
   - Адриан...
   - Помолчи, Александр, знаю сам, что поступил ...
   - Глупо?
   Зверь покосился на ухмыляющегося мужчину.
   - Не зарывайся!
   - Хорошо-хорошо, - согласился тот, однако, на его лице не было и доли сожаления, - что будешь теперь делать?
   - Заберу ее с собой, - Зверь подошел к кровати и погладил спящую девушку по мокрым волосам, - но только, когда пройдет жар, пока останемся здесь.
   - Какая забота, - улыбнулся Александр, не смотря на грозный рык своего повелителя.
   - Убирайся!
   - Как прикажете, мой лорд, - Александр низко поклонился и закрыл за собой дверь. Широко улыбаясь, он спустился на первый этаж, где его уже ждал мужчина в схожих одеждах.
   - Ну?
   - Друг мой, ты, как всегда, красноречив, - поддел Александр своего товарища, однако тот никак не отреагировал и ждал ответа на свой вопрос, - это, явно, она. Даже не представляю, как он почувствовал, Дамьен. Ведь, если бы не его решение, мы бы никогда не повернули сюда. В такие моменты я забываю, что он родился человеком.
   Дамьен ничего не ответил и сел на простой деревянный стул у окна, откинул занавеску и посмотрел на темную улицу.
   - Мне кажется, в этот раз все будет иначе. Ты же помнишь, что тогда случилось? - не дожидаясь ответа друга, Александр потер переносицу и продолжил, - она все же немного отличается. Силы в ней капля, не больше, но, пожалуй, она сможет ему противостоять.
   Дамьен заинтересованно покосился на него.
   - Надо же, я смог тебя удивить. Это лишь мое мнение. Все покажет время.
   - Да, - сказал Дамьен и снова отвернулся к окну.
  
   Адриан смотрел девушку, отмечал все: и покрасневшие щеки, и капельки пота, и сухие губы. Постарался облегчить ее участь и забрать хоть часть боли, но ничего не выходило. Давным-давно он потерял возможность исцелять. Всегда относился к целителям с некоторым презрением, сейчас бы отдал многое, лишь бы ей стало легче.
   Зверь закрыл глаза, продолжая вслушиваться в тяжелое дыхание девушки.
   - Нет, это просто невыносимо! - он протянул руки к ее тонкой шее и сомкнул пальцы. Всего лишь одно движение, и жизнь станет такой же как раньше, простой и понятной. Против воли его пальцы заскользили по нежной коже, нарисовали только им понятный узор на ключицах, опустились еще ниже...
   - Что я творю? - застонал Адриан и поспешно вышел из комнаты.
   Внизу сидели Александр и Дамьен, о чем-то тихо переговариваясь. Они тут же обернулись, как только услышали его шаги.
   - Что такое? - Александр подошел ближе, озабоченно рассматривая лицо Адриана. Он никогда не мог скрывать свои эмоции, как тот же Дамьен. Уже столько лет минуло, а Александр все еще был похож на человека. Может поэтому Зверь и держал его рядом.
   - Ей хуже. Нужен лекарь, или кто-нибудь подобный.
   - Я мог бы попробовать, - начал было Александр, но повелитель просто отмахнулся, - не получится, после всего-то. Иди, найди кого-нибудь. Ну, же, поторопись.
   - Хорошо, - Александр поспешно вышел за дверь и подозвал какого-то местного. Спустя мгновение их голоса стихли.
   - Представляешь, какие слухи завтра пойдут, Адриан? - спокойно спросил Дамьен, все также вглядываясь в темноту.
   - Меня меньше всего волнует эта кучка сброда!
   - Ты слишком эмоционален. Совсем не похоже на тебя.
   - Не притворяйся, что ничего не понимаешь!
   Дамьен промолчал.
   - Я проклинаю миг, когда решился ехать сюда.
   - Ложь, - спокойно ответил мужчина.
   Адриан усмехнулся.
   - Ты прав. Иногда я тебя ненавижу.
   - Это правда, - Дамьен слегка улыбнулся своему собеседнику, - не наделай еще больше ошибок.
   - Не учи меня! - тут же взъярился Зверь.
  
   Калида не могла уснуть. Волнение за свою воспитанницу пересилило усталость. Как же она хотела помочь! Но ... сейчас Агнис помочь не мог никто. Хорошо, что девушка не видела, что случилось после ее ухода: как бесновалась ее мать, как побелел в один миг отец, а ее жених ...
   Калида покосилась на лежанку у печи. У Марра была горячка, и сегодня его решили оставить у знахарки. Женщина тяжело вздохнула и кинула несколько сухих трав в печь, ароматный дым поплыл по избе, и парень задышал спокойнее. Калида намочила тряпицу и провела по лбу жениха.
   - Вот же угораздило вас.
   Внезапно в дверь заколотили. Не отрываясь от больного, Калида гаркнула:
   - Кто там?
   - Впусти, знахарка, дело срочное.
   Женщина сразу узнала голос конюха в семье Марра. Видимо, пришел проведать хозяина, не спится сегодня всем в его доме, да и во всем поселении тоже.
   Она распахнула дверь и тут же попятилась. За конюхом стоял один из прихвостней Зверя и всем своим видом выражал нетерпение.
   - Идите за мной, - спокойно сказал мужчина, немного брезгливо осматривая ее дом.
   - Что случилось? - Калида обернулась к конюху, ожидая хоть какого-нибудь вразумительного объяснения.
   - Агнис ...
   Женщина сразу напряглась.
   - Что с ней?
   - Меньше болтовни, знахарка, знай свое место. Говорят, иди, значит иди.
   Калида проигнорировала мужчину и вопросительно посмотрела на хмурого конюха.
   - Ох, беда, не встает с постели. Жар огненный, словно точит что изнутри-то.
   Знахарка судорожно обернулась и посмотрела на вновь тяжело задышавшего Марра.
   - Вот как ...
   - Ты идешь или мне тебя волоком тащить?
   - Не смей указывать мне, - Калида плюнула в сторону мужчины, тот в ответ лишь улыбнулся.
   - Ты ведь знаешь, что за свои слова и дела нужно отвечать, знахарка, и твои чары здесь не помогут.
   - Не пугай меня! Ждите, сейчас, - Калида не захлопнула дверь, и гости отчетливо видели лежащего Марра. Женщина еще раз провела тряпицей по его лбу, прошептала несколько слов и вновь щедро кинула травы в печь.
   - Потерпи, мальчик, я скоро вернусь, - знахарка накинула шаль, взяла небольшой узелок с травами и корешками и пошла к выходу. Конюх огорченно смотрел на молодого хозяина.
   - Может, останусь я, матушка? - промямлил мужик.
   - Оставайся, коли хочешь, мой дом примет тебя. Но Марр будет всю ночь спать спокойно.
   - Останусь я.
   Калида промолчала и пошла вперед. До нее доносились причитания конюха вперемешку с проклятиями.
   - Не боитесь вы людской боли, - пробормотала Калида.
   Мужчина шел впереди, не оглядываясь, но ответить все же соизволил.
   - Мы уже ничего не боимся.
   Калида могла поклясться, что услышала в его голосе нечто похожее на сожаление.
   Знахарка знала дорогу получше ее провожающего, но тем не менее послушно шла за ним, не опережая ни на миг. В голове теснились пугающие мысли. Что сделал с ее ученицей Зверь? Ох, лучше о подобном не спрашивать.
   - Пришли. Заходи.
   Калида толкнула знакомую дверь и вошла в пустой коридор. Раньше здесь всегда толпился народ: многочисленные слуги и просители. Сейчас неестественная тишина только нервировала.
   - Наверх, знахарка.
   - В спальню жениха и невесты? Ну вы и ...
   - Уверена, что хочешь договорить? - почти ласково поинтересовался мужчина.
   Калида горько усмехнулась и молча поднялась по лестнице. У двери комнаты Марра она столкнулась со Зверем. Тот оперся спиной о деревянную стену и, скрестив руки на груди, думал о чем-то своем. Не останавливаясь, женщина отворила дверь и зашла в освещенную десятком свечей спальню.
   Знахарка сразу же услышала тяжелое дыхание с хрипами. Ее девочка. Ненависть полыхнула ярким пламенем, но Калида умело его погасила, скрыв за равнодушием острую боль.
   - Справишься?
   Женщина даже не вздрогнула. Зверь подошел совершенно беззвучно.
   - Да, - глухо ответила Калида, - только не мешайте.
   К ее удивлению мужчина промолчал и сразу же вышел, окинув быстрым взглядом бледную фигурку девушки.
   - Ох, ты, горюшко мое, Агнис, свет мой, - пробормотала Калида и, положив руки на сердце девушки, принялась неразборчиво шептать.
  
   - Думаешь, эта шарлатанка справится? - спросил Александр.
   - Она не шарлатанка.
   - Хм... Не уверен, да и что могут простые слова?
   Адриан промолчал, но он знал, что очень и очень многое. Слово - оно ведь лучший целитель, а приправленное верой и глубокими знаниями, и подавно.
   - Если не справится, сожгу, - просто ответил Адриан. Александр умолк и спустя несколько секунд ушел, оставив своего повелителя у дверей чужой спальни.
  
   Агнис видела странные сны. Она будто смотрела на себя со стороны. Агнис была словно чужой, она не узнавала ни свои вещи, ни места, где находилась, ни окружающих людей. Все было далеким и совсем не похожим на ее собственную жизнь. Но как тогда понять этот сон? Почему она видит себя в красивых одеждах в окружении могущественных людей, облаченных в странные мантии? Почему на нее смотрят с уважением и, словно, ждут ее слов и одобрения?
   Это не я. Это просто сон.
   В это время Калида пыталась успокоить мечущуюся девушку, хоть немного унять бушевавший жар. Обычные заговоры и травы больше не помогали.
   - Что ж, придется действовать иначе, - прошептала знахарка и с опаской покосилась на закрытую дверь. Он мог бы ее не обманывать, она чувствовала нутром, что Зверь рядом и то, что она собирается сделать, вряд ли ему понравится. Но выбора не было, иначе ее ученица могла и не дожить до утра.
   Калида достала из пояса небольшой серебряный ножичек, провела им несколько раз над пламенем свечи и резким движением рассекла Агнис ладонь. Несчастная даже не почувствовала боли и не пошевелилась, зато за дверью послышался шум, но знахарка не останавливалась. Заговор на крови отнимает много сил, но и считается более действенным. Она продолжала шептать нужные слова, с опаской посматривая на драгоценные капающие капли. Нельзя прерываться, нельзя, ни на секунду.
   Краем глаза она уловила движение и суету. Все же Зверь вошел в комнату, но не тревожил ее, видимо, распознал ведовство и терпеливо ждал, однако тяжелое дыхание и суетливые шаги позади выдавали его с головой. Знахарка усмехнулась про себя и тут же накрыла рану Агнис плотной чистой тканью, продолжая шептать уже исцеляющее заклинание. Чувствуя, что ее силы на исходе, знахарка вцепилась в ручки стула, чтобы хоть немного устоять и не упасть. Еще не время. Нужно лишь пару секунд, но как долго они могут тянуться...
   - Фух, - Калида упала на пол и отпустила руку Агнис. Девушка порозовела на глазах и тут же задышала спокойно и размеренно.
   Сама же знахарка была еле жива, уже слишком давно она не применяла подобные силы.
   - Что так долго?
   Калида махнула головой, отгоняя раздражение, и с трудом поднялась. Ноги тряслись, неимоверно хотелось пить.
   - Дело не только в болезни и сложившейся ситуации, - женщина не смогла налить стакан воды и вопросительно посмотрела на проводившего ее сюда мужчину, она не знала его имени, да и знать особенно не хотела. Тот намек понял и быстро наполнил стакан, затем протянул его Калиде. Выпить воду оказалось для нее нелегким испытанием, но знахарке сразу же полегчало. Благодарить помощника она не собиралась. Тот, казалось, и не ждал.
   - Так в чем же было дело? - спросил Зверь и с некоторой опаской приблизился к постели. Калида проследила за его взглядом и могла поклясться, что видит нежность, но тут же отмахнулась от своих нелепых мыслей.
   - Ее что-то держало, слишком глубокий сон, как будто ...
   - Что? - Зверь обернулся к ней.
   - Я не знаю таких тонкостей.
   - Говори!
   - Мне показалось, что ее ..., - знахарка внимательно посмотрела на мужчин и тяжело вздохнула, - внутренняя сущность овладела ей.
   - И как это понимать?
   - Я всегда это замечала, - знахарка поставила кружку и задумалась, ее взгляд потускнел, - с детства Агнис была необычной. У нее явный дар к нашему делу, но я почти уверена, что в ней скрыто больше. Как будто в ней две души, даже не знаю, как и сказать, - Калида махнула рукой, и устало посмотрела на мужчин, - я бы хотела с ней остаться.
   Никто не возражал, и женщина пододвинула стул к кровати и, подложив подушку под шею, села. Она тут же задремала, заклинание утомило ее, да и события последнего дня истощили не меньше. Странно, но знахарка больше не испытывала острой неприязни к Зверю, и всколыхнувшаяся было ненависть понемногу утихла.
   Агнис спала крепко и не побеспокоила Калиду, поэтому, когда знахарка открыла глаза, то чувствовала себя отдохнувшей, даже не смотря на то, что спала не на постели.
   - Марр, - прошептала Агнис, и Калида тут же подскочила, провела рукой по лбу девушки и облегченно выдохнула.
   - Жара нет, - раздался голос позади, и знахарка вздрогнула, она даже не почувствовала Зверя.
   - Вижу, - буркнула женщина.
   - Можешь уходить.
   - Я хочу остаться с ней.
   - Кажется, у тебя есть еще один больной, поторопись к нему и не испытывай мое терпение.
   Женщина с сожалением посмотрела на девушку и закусила от досады губу.
   - Хватит, убирайся, - гаркнул Зверь, и Калида быстро собрала свои вещи, и ушла, хлопнув дверью. На улице стоял ее вчерашний проводник.
   - Уходите, уважаемая ведунья?
   Калида смерила его презрительным взглядом и пошла к воротам, но не успела дойти, как мужчина оказался перед ней в мгновенье ока.
   - Не люблю, когда мне не отвечают.
   - Печально это слышать, пропусти, меня ждут.
   - Кто? Один неудачник и старик конюх?
   Женщина улыбнулась.
   - Да, лучше они, чем ты и твой хозяин.
   Мужчина крепко схватил знахарку за плечи.
   - У меня нет хозяев, Калида, - знахарка увидела, что разозлила его, зрачки потемнели, и он плотно сжал губы, сдерживаясь.
   - Отпусти меня.
   - Не хочу, - мужская хватка стала еще крепче, он притянул ее к себе руками-цепями.
   Калида с трудом терпела противные ей до тошноты объятия, и старалась не перейти черту. Все еще можно повернуть, избежать непоправимого. Уж жертвой-то знахарка быть не собиралась.
   Мужчина внимательно всматривался в ее черты лица, и Калида не нарушала тишину, дышала спокойно и размеренно, прекрасно понимая, что ее уверенность сбивает его с толку. Где же слезы и крики? Где же паника?
   - Почему ты не боишься меня? - знахарка улыбнулась про себя, она так и знала, тем временем, захват немного ослабел, но мужчина так и не отпустил ее.
   Знахарка в ответ только пожала плечами, не думая, что ответ действительно важен.
   - Я - Александр Соэр.
   - Не могу сказать, что рада знакомству, - Калида полностью вырвалась из захвата и теперь стояла напротив, потирая плечи. Точно останутся синяки.
   - А я вот очень даже рад, - и Калида удивилась, как преобразился еще мгновение назад жесткий и, пожалуй, жестокий мужчина в этого веселого и спокойного человека, - увидимся, знахарка.
   - Надеюсь, что нет.
   Александр заразительно улыбнулся и подмигнул немного оторопевшей женщине.
   - Прошу, - мужчина галантно открыл перед ней ворота и даже слегка склонился. Калида поспешно ушла, ей не хотелось задумываться над поведением этого человека, хотя в последнем она сомневалась, и больше всего ей не хотелось привлекать чье-либо внимание. Однако этому желанию не суждено было сбыться.
   - Уважаемая Калида, подождите, прошу.
   Знахарка сразу же узнала голос Сандра и тихо вздохнула.
   - Что хочешь? - как можно грубее спросила женщина, - я спешу.
   - Простите, - парень начал запинаться, и показная злость сразу же испарилась, просто невозможно было сопротивляться такому напору и такой нежности во взгляде.
   - Не извиняйся, - устало произнесла Калида, - чего ты хочешь?
   - Я подумал, что вам может понадобиться помощь. Если вы позволите, - Сандр с опаской и в то же время с явным желанием и нетерпением ожидал ее ответа.
   Калида так устала. К опустошенности примешалась еще и острая жалость. Как же она хотела ответить да, дать ему надежду и насладиться новым чувством, ярким и опьяняющим, почувствовать себя самой желанной и прекрасной, но ... Так много "но". Война, происшествие с Агнис и Марром, Зверь и его прислужники, и наконец самое банальное - просто гигантская разница в возрасте и опыте. Если бы он только знал ...
   - Мне не нужна помощь, Сандр, я справлюсь сама, уж прости, - знахарка попыталась сгладить свой отказ как могла, но так невыносимо было смотреть в разом потухшие опечаленные глаза, что женщина сразу отвернулась и буркнула, - иди домой, Сандр, если мне понадобится что-то, я обращусь к тебе.
   Знахарка уходила и не видела кроткой, полной тихого счастья улыбки Сандра, не видела она и Александра, стоявшего в тени клена и наблюдавшего весь этот разговор.
  
   - Марр..., - Агнис тихонько заплакала во сне и не услышала скрежета зубов. Зверь сидел неподалеку, схватившись руками за голову. О, если бы его сейчас видели придворные! Ну и пусть! Никто не посмеет и слова сказать. Ему было на них плевать. На всех, кроме нее.
   - Гадкий старикан, - прошептал Зверь, - чтоб тебе не было покоя и после смерти.
   - Марр...
   - Да будь же все проклято! - крикнул Зверь и выбежал из комнаты, - Дамьен!
   Через мгновение перед ним появился темноволосый мужчина и слегка поклонился.
   - На сборы час, отбери всех годных к службе.
   Дамьен молча кивнул и, дотронувшись до ручки двери, остановился.
   - Всех?
   - Не испытывай мое терпение!
   Дамьен просто кивнул и вышел во двор. Тут же началась суета. Забегали конюхи, слуги с провизией, слышались подгоняющие крики. Адриан смотрел на всю эту шумиху спокойно, то и дело, ловя себя на мысли, что хочет подняться наверх и вновь продолжить себя мучить.
   - Старик, клянусь, я найду твою душу и убью снова, - мрачно произнес Зверь и слегка шатаясь, стал подниматься по лестнице.
  
   Глава 3
   Жители поселения собрались на площади. Женщины с трудом сдерживали слезу, пожилые крепились и сурово посматривали по сторонам. В каждом взгляде была ненависть, но Зверь не обращал на это внимания. Тут со стороны столпившихся крестьян раздался громкий крик, за ним последовали шепотки. Все обернулись и увидели, как в утепленную повозку укладывали Агнис. Девушка пришла в себя, но была очень слаба и сама не могла двигаться.
   Женщины зароптали, и из толпы вышел седой мужчина и, не обращая внимания на пытавшихся сдержать его мужчин, направился прямиком к Зверю.
   - Куда вы ее везете?
   Адриан просто усмехнулся.
   - Так куда?
   - Она теперь со мной.
   - Надолго ли? - едва сдерживая ярость, выкрикнул мужчина, - потешишься и бросишь, оставь мою дочь, ребенок еще ведь.
   - Она со мной, - повторил Зверь и пошел вперед, к уже ожидавшим его Александру и Дамьену.
   - От всей души желаю тебе познать всю боль, что еще может дать тебе этот свет. Проклинаю, и знай, родительское проклятие самое сильное. Ты подохнешь как собака, никому не нужный и всеми презираемый, - мужчина, не сдерживаясь кричал, а за его спиной рыдала навзрыд тоже седая женщина.
   Зверь не обернулся и равнодушно пошел дальше.
   - Смотрите! Там Марр! - крикнул кто-то из толпы и возмущенные голоса стали еще громче. И правда, совершенно серый юноша еле шел, Калида буквально тащила его на себе, а рядом шли несколько солдат сопровождения.
   - Надеюсь, я правильно понял твой приказ, Адриан, - Дамьен спокойно посмотрел на своего предводителя.
   - Что ты затеял?
   - Ничего.
   - Не стоит и начинать.
   Калида остановилась, держа под руку совершенно обессиленного юношу.
   - Что вы творите? Он не пройдет даже до Саддара, не говоря уже о большем. Прекратите это, прошу вас, - знахарка едва не упала на колени, чтобы умолять их пощадить хотя бы парня, но к ее удивлению, неожиданно крепкая рука Марра удержала ее.
   - Не надо, Калида.
   - Марр...
   - Я пойду везде за своей женой.
   Женщина замерла, как и весь люд, собравшийся здесь.
   - Согар, подай мне коня.
   Тот самый конюх, который ночевал в доме знахарки, покосился на свою хозяйку, но не услышал и слова возражения, молча привел коня. Марр схватился за седло и буквально повис на нем, лошадь нервно всхрапнула.
   - Одумайся, Марр, - прошептала Калида.
   Однако парень и не думал сдаваться, ухватившись за подпругу так, что вены вздулись на руках, он едва вполз на лошадь и тут же сгорбился, тяжело дыша. Послушная и объезженная лошадь немного дернулась, но тут же успокоилась, признавая хозяина.
   Зверь молчал, как молчали и его сопровождающие.
   - Видите, повелитель, как ваши подданные стремятся защитить свою землю, - съязвил Александр и сразу же заработал суровый взгляд, но, совершенно не смущаясь, продолжил, - возможно, нам стоит прихватить и лекаря, мало ли что в дороге.
   - Делайте, что хотите, - Адриан махнул рукой и ловко забрался на коня темной масти.
   Александр широко улыбнулся и протянул руку Калиде.
   - Пойдем со мной.
   Женщина ошарашено оглянулась и тут же встретила встревоженный взгляд Сандра, который был в рядах новобранцев.
   - Я пойду со всеми, - прошептала Калида и ужаснулась, ее голос звучал испуганно.
   - Хм, неужели нашу храбрую знахарку проняло, - протянул Александр, - надо же. Ладно, иди в повозку к той полудохлой девчонке, все равно будешь задерживать всех.
   Сказать, что дорога была утомительной, значит не сказать ничего. Калида почти не спала. У Агнис в пути снова начался жар, лошадь Марра еле-еле ковыляла за повозкой. К вечеру начался дождь, и парню стало совсем нехорошо. Пока устроили привал, пока разгрузились, он промок до нитки, и знахарка потратила несколько часов, чтобы приготовить нужное питье и предотвратить развитие болезни.
   Радовало лишь то, что Зверь и его прихвостни уехали далеко вперед, оставив за себя несколько военных сопровождения. Ослушаться их, естественно, никто не мог даже при желании.
   Пока никто не видит, Калида уложила Марра рядом с Агнис прямо в повозке, благо места хватало. Сама же, укрыв молодых, устроилась у костра с хмурыми мужчинами. Те молчали, да и что тут можно сказать. Бежать - бессмысленно, за побег положена смерть, а сбежать от такого мага как Зверь невозможно вдвойне. Говорят, он сам занимается дезертирами.
   Знахарке молча протянули тарелку с простой горячей кашей и кружку с кипятком. Калида бросила туда несколько травок, и у костра потянуло легким приятным ароматом.
   - Вот умеешь ты, Калида, - улыбнулся кузнец Сорон.
   - Чем богаты.
   - Да уж, - кузнец немного помялся и покосился на стоявших неподалеку сопровождающих, - как они там?
   Все поняли, о ком спрашивает Сорон и затаили дыхание.
   - Жить будут, - пробормотала Калида, - только вот как. Девочку мою жалко, не оставит он ее, по глазам видела, запала она ему в сердце.
   - Да какое сердце-то, - крикнул мясник Догр. Ему на плечо тут же легла тяжелая рука кузнеца, и мужчина сразу же успокоился и уже совсем тихо произнес:
   - Нет его, сердца, было бы, разве б поступил так? У нас даже степные так не делают, а он плевал на всех.
   - Ему можно, - пискнул из-за ели Дабур-стеклодув, - кто он и кто мы.
   - Мы тоже люди, - сказала Калида, - я не оставлю их, присмотрю, пока смогу.
   - Добро, - кивнул Сорон и взялся за кашу.
   Нехитрый ужин прошел в тишине. Калида хотела прилечь у повозки, чтобы услышать сразу, если Агнис или Марр проснутся, но Сорон потянул ее поближе к костру и указал на уже расстеленный походный мешок. Видимо, свой, потому что сам кузнец пошел к повозке и, укрывшись плащом, тут же задремал. Калида даже не успела его поблагодарить.
   - Калида, - женщина повернулась на шепот и улыбнулась. Ее звал Сандр и протягивал видавшее виды одеяло.
   - Не надо, у меня и так все есть, - начала было отмахиваться женщина, но парень был непреклонен.
   - Берите, вы же не успели ничего взять. Пожалуйста. Мы тут решили, по-мужски, - выделил последнее слово Сандар и Калида не могла не улыбнуться, - что все равно в пути кто-то должен дежурить, так вот вы и будете отдыхать на его месте, сегодня очередь Сорона.
   Калида покосилась на храпевшего кузнеца и засмеялась.
   - Что-то не так? - удивился парень.
   - Нет, что ты, Сандар, - сквозь смех, произнесла знахарка, - спасибо тебе за одеяло. Парень расцвел от похвалы. А Калида задумалась. Ну, какие из них вояки? Неужели Зверь пошлет этих кузнецов, пахарей на войну? Они же сгинут за мгновение и вряд ли принесут хоть малейшую пользу. Тогда зачем же они ему?
   Калида завернулась в одеяло и застегнула спальный мешок. У них есть еще несколько дней покоя, пока они не доберутся до места. Но, что это за место и собственно, куда их ведут, никто не знал, а сопровождающие не спешили делиться с ними этой информацией. Тяжело вздохнув, знахарка уснула.
  
   - Марр...
   Парень с трудом открыл глаза. Перед ним была Агнис, лежала рядом, такая настоящая.
   - Агнис... Не может быть! Ты... Как ты здесь? Я не помню ничего.
   - Я тоже, - прошептала девушка, - возможно, это и на благо.
   Оба помолчали.
   - Все еще спят, - тихо сказала Агнис, - кроме них и махнула головой. Марр посмотрел в указанном направлении и сразу же нахмурился. Эти люди были со Зверем, они держали его, когда ...
   - Что он сделал?
   Марр сразу заметил, что девушка вздрогнула и плотнее закуталась в теплое, наброшенное поверх мешков одеяло, словно ей внезапно стало холодно.
   - Ничего.
   - Ничего? - Марр всматривался в каждую черточку Агнис. Видел ее уставшие воспаленные глаза, морщинки и искусанные до боли губы.
   - Он не успел. Мне стало плохо. Больше ничего не помню.
   Парень поморщился и отвернулся.
   - Марр, я ..., - девушка внезапно замолчала и тоже отвернулась. Так они и лежали, не смотря друг на друга, пока не услышали голос Калиды.
   - Ну, как вы тут? - знахарка широко улыбнулась, и не ответить на эту улыбку было невозможно.
   - Калида, ты здесь! Я так рада! - Агнис порывалась встать, чтобы обнять наставницу, но ничего не выходило.
   - Угомонись-угомонись, сейчас мы вам поможем, надо потихоньку вставать и расхаживаться, - знахарка бормотала и ощупывала то одного то другого.
   - Где мы, Калида? - глухо спросил Марр.
   - Неподалеку от Тагира, вчера ехали весь день и проехали два селения. Вояки, - женщина усмехнулась и тут же нахмурилась, задумавшись о чем-то своем, и тут же бросила взгляд на парня.
   - Уж не думаешь ли ты бежать, а, Марр?
   Тот в ответ промолчал и сжал губы.
   - Не дури, сам не уйдешь далеко, и Агнис еще совсем слаба. Все хватит болтовни, давайте-ка подниматься. Эй, Сорон, помоги! - крикнула знахарка, но на помощь почему-то прибежал Сандр.
   - Сорон занят, сказал, - смущенно пробормотал юноша и Калида только вздохнула.
   - Ладно, иди сюда, помоги Марру, походи с ним чуток. А я девочке моей помогу.
   - Хорошо, - Сандр довольно ловко справился с Марром, который, буквально, повис на его руках.
   - Поначалу тяжело будет, но ты терпи, - продолжала напутствовать знахарка, - шагай, несмотря на слабость, понял?
   Марр слегка дернул головой, и знахарка восприняла этот жест как ответ.
   Так вчетвером они и добрались до костра, где уже пахло клубнями сахи, которая росла здесь как сорная трава, но была питательная и вкусная. Рядом в котелке поменьше дымился настой с травами. Очевидно, что здесь приложила свою руку знахарка.
   Их встретили радостными улыбками и усадили поближе к теплу. Руки у Агнис дрожали, и Калида сама кормила свою ученицу. Марр от помощи отказался и молча ел. Никто их не тревожил вопросами, все было понятно и так. И когда подошли сопровождающие, все поднялись без слов и стали собираться. Марр пошел к своему коню, даже не оглянувшись.
   - Марр, постой, сегодня лучше ехать в повозке, не сдюжишь ведь, - крикнул Сорон, но парень только махнул головой.
   - Это все из-за меня, - Агнис задрожала и чуть не упала, хорошо, что Калида держала ее крепко, - он не хочет быть рядом со мной, после всего-то.
   - Не дури, - рассердилась Калида, - только из-за тебя он и поехал, так и сказал, мол, поеду за своей женой.
   Агнис замерла и словно не дышала.
   - Правда?
   - Истинная правда, девочка. Разве я тебя когда-нибудь обманывала?
   Агнис немного успокоилась и позволила уложить себя на тюфяки.
   - Мы, скорее всего, опять будем ехать целый день, если что-то захочешь, обязательно скажи и не терпи.
   - Разве ты не со мной? - девушка забеспокоилась и явно не хотела оставаться одной.
   - Я буду рядом. Сорон выделил мне лошадь, хочу немного размяться.
   - Хорошо, - согласилась девушка и тут же свернулась калачиком.
   Несколько минут спустя они тронулись в путь. Сопровождающие, их имен Калида так и не узнала, скакали впереди, даже не оборачиваясь, и вскоре превратились в две темные точки. Удивительная беспечность! Или уверенность в себе и том, кто за ними стоит.
   Пока что пейзаж не представлял ничего интересного, и знахарка немного жалела, что не осталась в повозке со своей ученицей. Бесконечные поля, одни и те же высоченные деревья, даже травы были схожими, и, правда, ведь они даже не пересекли границу бесконечных небольших поселений. Странно, но больше не в одно из них они не заехали. А как же люди? Разве для войны не требовались крепкие мужчины? И если так, то зачем Зверь забрал эту горстку крестьян?
   Однако вскоре все поменялось. Когда миновал полдень, стало ощутимо темнее. Калида посмотрела на хмурившееся небо и поежилась. Да, вечера сейчас и впрямь стали холоднее, но чтобы днем ... Никак дождь собирается. Вдалеке тут же загремело и мужчины переглянулись. Сопровождающих-то и след простыл, а стоянку найти бы совсем не помешало. Когда вслед за грохотом грома засверкала ярким зигзагом молния, Сорон махнул рукой и указал на ближайший лесок. Никто не возражал и люди нестройным потоком двинулись в указанном направлении.
   Первым делом накормили и стреножили лошадей, оставили паренька Дана сторожить, хоть и отродясь в этих местах дикого зверя не видели, но все же. Затем принялись за ужин и наскоро сбили из лохматых ветвей шалаши. Едва работа была закончена, как небо разразилось проливным дождем, сначала едва пробующим свои силы, а затем превратившимся в настоящий беспросветный ливень. Хлипкие шалаши едва выдерживали, но все же это было лучше, чем мокнуть под нескончаемыми потоками воды.
   Калида забралась в повозку к Агнис, еще плотнее укутала свою ученицу и легла рядом. Живое тепло согревает получше огня, и девушка скоро размеренно засопела, а сама знахарка уснуть не могла и то и дело прислушивалась к окружающим стоянку звукам. Вот, запел свою тоскливую песнь аур, он всегда появляется в дождливую погоду. Охотники не очень любят эту птицу, говорят, поймать его почти невозможно, а если и сумел, то его унылый клекот будет преследовать тебя очень долго.
   Знахарка вздохнула и свернулась калачиком. Надо все же постараться уснуть, завтра трудный день и неизвестно, чем он закончится, но сон как назло не шел. Калида слышала, как постепенно утих ливень, как одинокие капли скатывались с блестящей листвы, как перебирали кони ногами, наступаю в мокрую землю, как еле слышно бормотали мужчины, которым тоже почему-то не спалось.
   Долгожданный рассвет пришел неожиданно. Знахарка вся измучавшись уже хотела выйти из повозки, как тонкий сероватый луч проскочил в небольшое окошко, ознаменовав собой начало нового дня.
   - Раненько ты, знахарка, - протянул Сорон, почесывая бороду.
   - Сон не шел, глаз не сомкнула.
   - Девчушка-то как? - поинтересовался кузнец.
   - Хорошо, отошла немного.
   - Добро.
   Знахарка подошла к костру и схватила котелок. Надо было набрать воды, да заварить настой. От ароматной каши уже струился парок. Видать, кузнец постарался, проснулся же раньше всех.
   Ручей найти было не сложно, да и так хотелось освежиться в чистой воде. С сожалением знахарка немного поежилась. Холодает, и уже не искупаешься. Калида присела и провела рукой по колодезному холоду воды и улыбнулась.
   - Чему так радуешься?
   Женщина резко дернулась и чуть не упала в воду. Ее удержали чужие крепкие руки.
   - Неужели я настолько страшный? Мне показалось, что ты ничего не боишься, - усмехнулся Александр.
   Калида глубоко вздохнула и отстранилась.
   - Что вы тут делаете?
   - Не очень ты вежливая, знахарка, - сказал Александр, снимая темный камзол и оставшись в тонкой белой рубашке, наклонился перед ручьем и не обращая внимания на доводящий до судорог холод воды, стал быстро умываться. Калида даже почувствовала озноб только от одного вида и сразу нахмурилась.
   - Вы вернулись все?
   Мужчина слегка раскраснелся, и это тоже расстроило Калиду. Куда проще думать, что таким как он чуждо все человеческое и тогда проще испытывать неприязнь.
   - Ты говоришь об Адриане?
   Знахарка слегка хмыкнула. Адриан. Да, все знали это имя, но теперь больше никто его так не называл. Причем, не только враги, но и свои же.
   - Да, - просто ответила женщина и пересилив неприязнь, подошла к тому же уступу, где стоял Александр и набрала котелок воды.
   - Так и есть, мы вернулись все.
   Руки женщины слегка задрожали, что не укрылось от ее собеседника.
   - Боишься?
   - Не за себя, - почему-то призналась она, - скажи, зачем мы вам?
   Александр слегка улыбнулся.
   - Ты же понимаешь, война, нам нужны люди...
   - Нет, не понимаю, - взвилась Калида, - и никогда не пойму, почему вы вместо того, чтобы руководить многотысячной армией на границах, сейчас здесь и ведете кучку крестьян. Куда вы нас ведете? Зачем мы вам? Что вы хотите от нас? - знахарка тяжело дышала, она хотела спросить о многом, узнать свою судьбу и то, что ждет ее друзей, ее Агнис. Александр молча смотрел на женщину, и Калида поняла, что он ей не ответит.
   - Нам пора возвращаться.
   - Так и знала, - горько произнесла Калида и молча пошла к лагерю.
   Все уже проснулись и выглядели, прямо скажем, не лучшим образом. Видимо, не только она не спала толком. Да тут еще Зверь. Его присутствие ощущалось физически, словно плотное марево тумана, мешающее здраво мыслить и радоваться простым вещам. Калида не видела его, но знала, он рядом. Его сила подавляла, даже находясь в спящем состоянии. Что же тогда испытывали его противники на поле брани, когда он использовал свои способности на полную?
   Вдруг Калида услышала резкий крик.
   Агнис!
   Женщина, не раздумывая, бросилась вперед, краем уха расслышав проклятия за спиной. Выбежав на поляну, она уже знала, что увидит. Бледная Агнис и схвативший ее как коршун Зверь, а у его ног скорченный в судорогах Марр.
   - Отпусти его! - кричит Агнис, кусая до крови губы и рвется из рук Зверя, а тот невозмутимо и с какой-то ледяной усмешкой смотрит на поверженного соперника, которого-то собственно и соперником он не считает.
   - Агнис, девочка, - Калида вышла вперед, совершенно не страшась гнева Зверя. Сейчас ее пугало только состояние ее ученицы. Она вся тряслась с головы до ног, глаза налились кровью, а кожа побледнела, словно полотно. Еще мгновение и она бы потеряла сознание, но тут девушка видит знахарку и искорка надежды загорается в ее глазах. Неизвестно, что дает ей силы, но она вырывается из хватки Зверя и бежит к единственному человеку, способному ее защитить.
   - Марр ... он мертв... Калида...
   - Нет-нет, маленькая, этого не может быть, - Калида бросает взгляд на застывшего словно истукан Зверя и склонятся над фигурой Марра. Тот лежал весь скрючившись, сжав пальцы на руках. Лихорадочные пятна на лице и ... выражение ужаса. Словно Марр смотрел на самую страшную вещь в своей жизни. Что же он видел? Калида ощутила холод, все ее тело как будто сковали, и отчаянные, полные боли вопли Агнис стали едва слышны и накатило страшное и странное безразличие. Сквозь этот туман она едва ощутила присутствие кого-то другого.
   - Адриан, оставь ее, прошу тебя, - сказал этот кто-то с мольбой. Неужели, Зверь его послушает? Сколько раз, наверное, он слышал просьбы и сколько раз его умоляли. Что ему слова и слезы? Лишь пепел...
   Но Зверь, видимо, прислушался и холод медленно, но стал отступать. Калида судорожно втянула воздух и поняла, что все это время не дышала. Тут же обессиленная, она упала рядом с Марром и посмотрела на взошедший Садаран. Холодно. Светило уже не греет, но насколько ужаснее этот внутренний холод. Что это было? Знахарка терялась в догадках. И тут ей в голову пришла мысль - это было ничто иное, как сама смерть.
  
   Глава 4
   Их путь продолжался еще неделю. Первый день Калида пролежала в повозке, мало что понимая и не ощущая совершенно ничего. Агнис как могла в ее состоянии присматривала за наставницей, и когда та немного пришла в себя, поняла, что и Сандр не отходил от нее все это время.
   Впереди маячили фигуры Зверя и Александра. Калида присматривалась к ним и размышляла, действительно ли Александр просил за нее или ей все привиделось в предсмертном бреду. Ответа она не находила.
   Сама же Агнис почти все время молчала. Когда Марр был без сознания, она сидела рядом с ним, не зная, что может сделать, разрывалась между женихом и знахаркой. Но стоило ему прийти в себя, как сразу возникла прежняя отчужденность и холодность. Он не разговаривал с ней, а она старалась не навязываться. Так они и бродили по этому бесконечному пути, двое совершенно чужих и в то же время близких людей.
   Агнис чувствовала, что надо поговорить с Марром. Но что ему сказать? Все, что могла, она объяснила еще там в повозке, когда они оба были обессилены после болезни. Что она сделала не так? Агнис мучила эта ситуация, но еще больше ее мучил и преследовал, казалось бы, всевидящий взгляд Зверя.
   Тогда, на поляне, она заметила целебные травы и решила собрать. Все еще ощущая слабость в теле, Агнис хотела приготовить бодрящий настой, чтобы хоть немного разогнать царившую в их небольшом лагере мрачную обреченность. Он возник словно из ниоткуда и за мгновение до его появления, Агнис почувствовала всем своим существом, как окружающий мир словно сжимается, ей стало тесно и тоскливо. Когда она обернулась, на нее смотрел Зверь, охватывая и поглощая своими темными глазами каждую ее частичку. Кажется, в тот момент она закричала. Агнис даже не помнила толком, но то, что первым на поляне показался Марр, навсегда врезалось в ее память. Его лицо исказила совершенно не присущая ему злоба и такие приятные ранее черты лица стали отталкивающими. В этот момент Агнис не знала, кого бояться больше. Но то, что случилось дальше, предопределило многое.
   Марр не успел сделать и шага, как повалился у ее ног. В глазах ее жениха стоял первобытный ужас. В это время Зверь совершенно спокойно обнял ее и провел рукой по щеке. Агнис слышала, что он что-то говорил ей, но все ее внимание было приковано к лицу Марра, его боли и его страху. Зверь сжал ее сильнее, но разве это можно считать болью по сравнению с тем, что испытывал Марр? Парень закричал, и Агнис не выдержала, закричала следом, пытаясь разделить с ним тот ужас, что он испытывал. Если бы не появившаяся знахарка, возможно, это был бы последний день в жизни Агнис. И, пожалуй, она была бы рада такому исходу.
  
   Спустя неделю монотонный пейзаж сменился, и перед ними выросли стены города. Сорон крикнул, что они добрались до Стоха. Агнис завороженно смотрела на высокие каменные стены и открывающиеся за ними удивительные дома с острыми шпилями. Ей никогда не покидавшей свое поселение, провинциальный городок Стох казался огромным. Калида слегка улыбнулась ее неприкрытому восхищению. Да что там Агнис. Вон, как смотрит стеклодув! Даже смешно.
   Зверь, к счастью, снова исчез, оставив вместо себя Александра, который как раз въезжал в главные ворота. К удивлению знахарки, прямо у ворот его поджидал еще один мужчина, тот самый, что был в их поселении раньше. Да что здесь творится? Почему их так оберегают?
   Сорон, ехавший впереди, махнул людям, чтобы следовали за ним. За воротами их встречали десятки конных и провожали внимательными взглядами. Калида терялась в догадках. Неужели, они оказались на месте?
   Стражи остановили их и попросили спешиться. Лошадей тут же увели, оставив людям их нехитрые пожитки. Провожая взглядом многочисленные повозки и мелькавшие то тут, то там экипажи состоятельных горожан, Калида не сразу поняла, что для них приготовили помещение, где можно остановиться и отдохнуть. За одну мысль о кадке с водой, знахарка была готова расцеловать самого Александра. Тот, словно услышал ее мысль и резко повернулся, высматривая ее в толпе. Знахарка вздрогнула и отступила в тень, стоявшего рядом с ней Сандра.
   Ничего удивительного в том, что Калида и Агнис оказались в одной комнате. Знахарка видела, что девочка потянулась к Марру, но тот как будто не обращал на нее внимания и слушал распоряжения Сорона. Женщина вздохнула и потянула за собой разом сникшую ученицу.
   - Не волнуйся, все наладится.
   - Наверное, - невесело пробормотала девушка и, подняв небольшой узелок со сменой одежды, поплелась следом. У самой Калиды даже такого узелка не было и сейчас ей неимоверно хотелось сбросить грязное платье. К сожалению, так легко не избавишься от воспоминаний.
   Один из стражей привел их к постоялому двору. У входа их встретил молоденький прислужник, совсем еще ребенок. Он низко поклонился, чем вызвал улыбку у Агнис и попросил следовать за ним. Входя в помещение, Калида ожидала увидеть зал, заполненный любителями выпить и поболтать, снующих прислужников и наверняка добродушного полноватого хозяина. Однако их встретила совершеннейшая тишина. За стойкой стояла уже немолодая женщина, так же им низко поклонившаяся.
   - Добрый день, меня зовут Сара. Если вам что-нибудь понадобиться, обращайтесь ко мне.
   Калида кивнула и стала подниматься по лестнице. Странный постоялый двор. Почему здесь так пусто? Не выдержав, знахарка задала свой вопрос мальчишке, на что тот совершенно спокойно ответил:
   - Так, как же, по приказу самого лорда Александра только вы тут и будете проживать.
   - Только мы? - ахнула Агнис, - в таком большом доме?
   Мальчуган только пожал плечами, не находя в этом совершенно ничего необычного.
   - Скажи, а наши ... остальные люди, куда отправили их? - спросила Калида, поворачивая к длинному коридору.
   - Этого я не знаю, моя госпожа. А вот ваша комната, - прислужник открыл перед ними первую же дверь, и Агнис неловко заглянула внутрь.
   - Проходи уже, никто не укусит, - буркнула знахарка и буквально втянула за собой девушку. Прислужник еще раз неловко поклонился и закрыл дверь.
   - Как же я устала, малышка. Нам надо отдохнуть и хоть немного освежиться. Как думаешь?
   Агнис села на кровать и провела рукой по белоснежному покрывалу.
   - Я ничего не понимаю, Калида. Только вчера я стояла перед священником с Марром, а сегодня ...
   - Так! Прекращаем разводить сопли. Послушай меня, - знахарка обхватила лицо девушки руками, - мы со всем разберемся, но сначала хорошо отдохнем, поедим, в конце концов, как люди. Я буду рядом столько, сколько смогу, но и ты не опускай руки. К чему этот скорбный вид? Ты жива, твой Марр жив. Значит, все еще можно поправить. Ну же, хватит. Где моя прежняя Агнис? Кто поменял ту живую девочку на это дрожащее существо? - знахарка улыбнулась и погладила ученицу по голове, - ты как знаешь, а я больше не могу терпеть. Где моя читая вода?
   Агнис улыбнулась и быстро смахнула рукой слезы.
   - Давай посмотрим, Калида. Думаю, здесь, - девушка распахнула боковую дверь и застыла, - говоришь, кадка с водой?
   - Мм... Ну, что же, воспользуемся всеми предложенными благами с лихвой. Не ожидала, - знахарка наступила на деревянный пол и подошла к небольшому мраморному бассейну, - даже воду греть не надо. Надо же...
   В дверь негромко постучали, и Агнис тут же вздрогнула. Спустя мгновение девушка справилась с собой и пошла открывать. Калида стояла рядом. Это оказалась Сара со стопкой чистого белья.
   - Простите, если помешала, - женщина прошла в комнату и разложила принесенную одежду, затем поспешно удалилась.
   - Видимо, Зверь уже не может выносить наш запах, - неловко пошутила Калида, - все, не стой столбом, пойдем купаться.
   Агнис охватила взглядом просторную комнату, открывавшийся чудесный вид на вечерний город и улыбнулась.
   - И, правда, Калида, пойдем.
  
   После ванны, Агнис сразу уснула, даже не дождавшись ужина. А вот к Калиде сон вновь не шел. Она села у окна и посмотрела на открывшуюся перед ней площадь. Да, давненько она не бывала в городе...
   На небе одна за другой стали зажигаться звезды, расцвечивая ночной небосклон в кристальное ожерелье. Знахарка проследила за открывающимися ее взгляду светилами. Вот, наозис, звезда пути, она указывает путь потерявшимся в дороге или просто-напросто людям, которые не знают, куда им идти. Следом мигнула соррис. Ее часто называют надеждой. И, верно, какой бы путь не предстоял, человеком всегда движет надежда. Калида посчитала это добрым знаком и улыбнулась. Рано или поздно все разъяснится. Женщина завернулась в теплое одеяло и легла рядом с Агнис. Девушка спокойно спала, и знахарка облегченно выдохнула. Чтобы ни готовил им завтрашний день, они справятся.
  
   Следующий день встретил их ароматом свежеиспеченных пирогов и ароматных трав. Оказывается, Сара уже похозяйничала. Рядом с подносом лежала небольшая записка. Агнис нехотя развернула лист бумаги, быстро просмотрела и без слов передала Калиде.
   Из комнаты не выходить.
   - И что это должно значить? - недовольно спросила Агнис.
   - Малышка, все предельно ясно, разве нет? Мы под замком. Стоило догадаться, что нас никто так просто не отпустит. Не унывай, - знахарка налила себе большую кружку настоя и отрезала щедрый кусок пирога.
   - Я восхищаюсь тобой, Калида, - Агнис села рядом, но не спешила присоединяться к трапезе.
   - Не стоит, я не так хороша, как ты думаешь. Ешь, не стоит истощать себя.
   - Не хочется, - скривилась Агнис.
   - Заставь себя или будешь опять безвольной куклой валяться в повозке?
   - Ты права, Калида. Немного поем.
   - Вот и умница.
   Они молча позавтракали. Каждая думала о своем. Стоило им только-только положить вилки, как постучалась Сара и с любезной улыбкой стала убирать со стола. Оказалось, что раньше она принесла им еще и платья. Совершенно новые и практичные.
   - Хм..., похоже, нам вновь предстоит дорога. Как думаешь? - пробормотала Калида, осматривая обновку.
   - Не знаю, что и думать. Как там Марр?
   - Хотелось бы узнать и насчет остальных. Давай-ка попробуем разговорить Сару, - Калида подмигнула ученицу и позвонила в небольшой серебряный колокольчик.
   Спустя несколько мгновений Сара появилась у двери, и было заметно, что она явно спешила, значит, старалась угодить, но совершенно очевидно, что не им, а скорее ненавистному лорду Александру.
   - Вы звали меня? Чем могу помочь?
   - Сара, у нас несколько вопросов, - начала Калида, - мы были бы вам очень признательны, если бы вы смогли ответить. Знахарка тут же заметила промелькнувший страх в глазах прислужницы и поспешила ее успокоить.
   - Конечно, если вы сможете ответить. Мы не настаиваем.
   Сара облегченно кивнула.
   - Мы прибыли вчера с нашими друзьями, среди них жених Агнис, - Калида махнула в сторону притихшей девушки, - мы очень хотим узнать, куда их отправили.
   - Я не могу вам помочь, госпожа, я этого не знаю.
   - Но, возможно, вы могли бы узнать, расспросить в городе?
   - Простите еще раз, но мне не велено покидать постоялый двор на время вашего пребывания.
   - Сколько мы здесь пробудем? - вмешалась Агнис.
   - Я не знаю, - совсем расстроилась Сара, - простите, но я, и правда, не в курсе.
   Женщина уже хотела уходить, как остановилась и смущенно улыбнувшись, предложила:
   - Но может знать Бар.
   - Кто?
   - Ну, мальчишка, он помогает мне, приносит письма, передает поручения и так далее. Вы видели его в день приезда. Я попробую его спросить.
   - Спасибо вам огромное. Мы просто хотим узнать, как у них дела, понимаете?
   - Конечно, я все прекрасно понимаю, - женщина вышла за дверь, а Калида обернулась к Агнис.
   - Итак, чем бы нам заняться, дорогая? Бездельем делу не поможешь. Как думаешь, может, мы найдем какие-нибудь книги или еще что-нибудь?
   - Давай попробуем, - пробормотала девушка, не особо надеясь на успех, - в любом случае, сидеть и смотреть в окно просто так я не смогу.
   Но они не успели выйти из комнаты, как услышали очередной стук.
   - Скорее всего, Сара что-нибудь забыла, - предположила Калида и открыла дверь. Женщина тут же замерла и отступила назад. На пороге стоял Александр и иронично ее рассматривал.
   - Неужели, прекрасная ведунья не рада меня видеть?
   - Вы знаете мой ответ, нет нужды спрашивать, - грубовато ответила знахарка и с замиранием сердца проследила за реакцией мужчины. Ну, почему он не злится?
   Александр широко улыбнулся и бросил взгляд на разом присмиревшую Агнис.
   - Уважаемые дамы, позвольте пригласить вас на увлекательную прогулку по городу?
   Калида не выдержала и скривилась. Мужчина явно издевался, прекрасно понимая, что у них нет возможности отказать. Она вопросительно посмотрела на Агнис, та просто кивнула, стараясь не замечать Александра.
   - Прекрасно! - воскликнул мужчина и протянул Калиде руку.
   - Благодарю, но я обойдусь, - сухо сказала женщина и схватила теплую шаль. Агнис последовала за ней, но остановившись у двери, глубоко вздохнула и выпалила, решившись наконец посмотреть на Александра:
   - Прошу вас, скажите, как там Марр?
   Мужчина моментально утратил свое благодушное настроение и с горечью проговорил:
   - Его судьба не должна волновать тебя, Агнис. Не спрашивай об этом пареньке ради его же собственного блага.
   Девушка опустила голову и вышла из комнаты. Она не заметила провожающего и сочувствующего взгляда Сары, как и того, что они оказались на улице. Не сразу она услышала раздававшиеся вдалеке разговоры людей. Агнис пришла в себя лишь когда Калида погладила ее по плечу и подхватила под руку. Теперь девушка увидела кипящий жизнью живой город. Люди сновали мимо, торопились, торговали и бойко зазывали покупателей, но ей было не интересно.
   - Странно, что на нас никто не смотрит, - пробормотала знахарка, и Агнис не сразу сообразила, почему та так сказала. Ах, да, лорд Александр! Девушка бросила взгляд на уверенную фигуру впереди и тут же отвернулась.
   - Все очень просто, моя ведунья, - очевидно, что мужчина все же услышал вопрос Калиды, - зачем лишать себя удовольствия увидеть все, как есть, если есть соответствующие возможности?
   - Какие же, - не удержалась знахарка, - иллюзия?
   Александр улыбнулся ее любопытству и коротко кивнул.
   - Предлагаю посетить розовые сады. Говорят, мать нынешнего правителя очень любила розы еще будучи маленькой девочкой и частенько просила хотя бы один бутончик, но они здесь не росли, да и климат не позволял. Ранние морозы и скудная почва не были пригодны для такого цветка, но проходивший как-то здесь маг услышал о просьбе девчушки и сам посадил первый куст, наполняя его силой и удивительной красотой. С тех пор каждый год без помощи садовника, здесь распускается еще один новый куст, совершенно иной и неповторимый.
   - И кто же был этот добрый маг? - поинтересовалась Калида.
   - Кто знает, - усмехнулся Александр и пошел вперед, больше не оглядываясь, зная, что они идут за ним.
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Современный любовный роман) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | А.Минаева "Леди-Бунтарка, или Я решу сама!" (Любовное фэнтези) | | Е.Ночь "Умница для авантюриста" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"