Morozova Mirabella: другие произведения.

Агенты Оргэ. Книга первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Норлан предвидел пришествие ужасных тварей из Ада, самые кровожадные и страшные из самых дальних мест - заброшенных Адовых Равнин. А во главе, он знал, будет сам Дьявол. Жезейна расколется и из прохода хлынут орды этих тварей. Он чувствовал, что придётся пожертвовать своей жизнью, чтобы победить в схватке, и любой ценой решил усадить на трон своего внука - самого достойного из потомков. Тогда Тёмная Сторона и Жезейна будут в безопасности. Так думал Норлан, пока не понял, что даже являясь Богом Смерти, не в силах держать всё под контролем, и что внук откажется от трона и примет сторону самого Дьявола. Судьбы всех героев тесно переплетаются. Раскрываются тайны, и одновременно Организация Робина Гэ ведёт борьбу с королевской властью...

  

Пролог, или вместо него

  
  В большой зале с чёрными гладкими стенами и соответсвующим мрачным декором были двое - девушка и молодой мужчина. Он сидел на троне, а она стояла перед ним. Оба светловолосые, с серыми глазами - фамильные черты были всегда сильны в этом роду, и если бы постороний человек увидел их, то непременно сказал бы, что они родные брат с сестрой. Но это ошибка: мужчина старше девушки на несколько десятков тысячелетий, в то время как она приблизилась к своему тысячному дню рождения; что ещё сказать о богах Тёмного Мира, впрочем, у них тоже есть чувства, желания, здесь же во дворце правителя бога Смерти, так же плетутся интриги; идёт извечная борьба за трон, вот только Норлан живёт слишком давно, чтобы взять и легко подставиться под родственничков.
  В Тёмном Мире есть река душ, и все они единым потоком плывут к началу времён, чтобы переродиться заново. Бог Смерти следит за тем, чтобы ничто не могло нарушить цикл. А река Забвения окольцовывает Тёмный Мир спиралью, уходящей в бесконечности с разных сторон. Здесь царит своеобразный порядок, живёт народ. А ещё ниже, под самым миром, бушует Ад. Он берёт начало от ответвления реки, и всех неугодных, без перспективы переродиться, слуги бога Смерти отправляют туда.
  - Ты хочешь убить меня, дочь моя? - спросил мужчина, едва сдерживая злость.
  Девушка стояла, опустив голову.
  - Отвечай же! - потребовал он.
  - Почему ты так злишься? - посмотрев прямо на него, спросила она. Глаза её были такими чистыми, взгляд невинным.
  - Потому что ты поступаешь бездумно.
  - Отец, это всего лишь ребёнок.
  - От человека! - вспылил Норлан.
  - И что? - пожала плечами девушка. - Мы друг друга любим - не в этом ли счастье?
  - Он смертен. Как ты, дорогая моя, собралась с этим мириться? - усмехнулся бог.
  - Я уже думала над этим...
  - И когда же?! После родов?! - он опять вспылил, но потом взял себя в руки и сказал. - Тебе будет больно, ты и сама можешь умереть после его утраты. А я не хочу, чтобы моя любимая дочь уплыла по реке Шэй-Гоа.
  - А разве ты не хочешь, чтобы я была счастлива? - серые глаза её блеснули сталью, и в этот момент бог Смерти понял, что проиграл.
  
  
  Где-то на другом краю мира.
  Мужчина метался по кабинету. Подошёл к окну: внизу раскинулся город, большой город с огнями; он мерцал, переливался, звучал, но эта чужеродная красота давно не прельщала его. В жилах мужчины текла кровь древних богов, но он был сослан в ссылку своими же родными. И поэтому он готовился, собирал силы, чтобы однажды наступить, выиграть войну, свергнуть и править.
  Он любил и ненавидел то место, где вынужден был остаться до лучших времён; здесь много опасностей и искушений, каждый день борьба за жизнь и власть. Но пока не время, чтобы выйти из подполья, ещё рано.
  Мужчина ударил кулаком по стене, смяв камень, наградив её трещинами. Посмотрев на кулак, увидел свою кровь. Ярость немного отступила, превратившись в глухую боль, в жгущую изнутри, но холодную снаружи. Обида, ненависть, они жгли его и не давали спать спокойно, дышать спокойно знойным воздухом, дающим в этом мире ему свободу.
  - Я вернусь, - говорил он себе под нос, опустившись наконец-то в кресло, - вот увидите! Вернусь и склоню вас всех!
  И он смеялся.
  
  

Организация Робина Гэ: Часть первая

  

Глава 1

  
  Гильдия Магов обещала хорошие деньги за это задание, и Элла согласилась. Ей показалось, что упокоить буйного духа в одной из квартир почтенного господина Нарика, который с готовностью и за кругленькую сумму сдавал каждую комнатушку с удобствами в своей гостинице, будет не так уж и сложно. Его управляющий Гарник-Меланхолик со своей обычной меланхоличной физиономией в час ночи распахнул дверь перед магиней Эллой. Он возвышался над ней на целую голову, закрыв собой проём.
  - Здравствуйте! - сухо поздоровалась она с Гарником.
  - Вам туда, - вместо приветствия ответил он, указывая на лестницу. - Комната 5, вот ключ.
  - Замечательно, - сказала Элла, направляясь в указанном направлении.
  - Удачи, - отозвался Меланхолик, но магиня даже и не повернулась.
  Долбаная практика!
  Долбаная практика!
  Элле нужно больше опыта, чтобы вступить в эту самую Гильдию Магов и занять руководящий пост. А пока... Долбаная практика! И таких практикантов, как она, пруд пруди.
  Элла достала сигарету из внутреннего кармана кожаной куртки, и закурила. Конечно, если кто-то увидит, как она курит в доме, то будет недоволен, особенно сам хозяин. Но пока никто не видит, можно и воспользоваться реквизитом - для работы нужен дым особых сигарет.
  Когда девушка её раскурила, то повернула вставленный в замочную скважину ключ и вошла. На первый взгляд, казалось, всё спокойно, никакой паранормальной активности. Элла усмехнулась и выдохнула порцию серебрянного дыма, ещё и ещё. Она уселась на одном из стульев посреди жилой квартирки с санузлом и небольшой кладовкой и, признаться, с удовольствием курила. Задание легче лёгкого и...
  Элла упала на пол вместе со стулом и ударилась рукой, сигарета выпала из тонких пальцев, и на всю комнату раздались смачные ругательства. Когда девушка поднялась, то рассмеялась.
  - Я вижу тебя, - сказала она, - за коим творишь это? Сначала нужно говорить "Здравствуйте! Добро пожаловать!", а ты сразу кидаться стульями и девушками.
  Призрак, до этого застывший недалеко от Эллы, зашевелился, а потом в том месте, где когда-то были глаза, а сейчас же тёмные провалы, блеснуло зеленоватым потусторонним светом. Призрак вытянул свой прозрачный щуп-руку и достал из шкафа над столом нож.
  - О, а это лишнее, красавчик, - произнесла с издёвкой Элла, и успела тут же увернуться смертоносного от удара.
  Призрак взял второй нож, и на только что пустом месте на лице появилась жуткая улыбка "от уха до уха".
  - Ты мне тоже нравишься, - говорила Элла, уворачиваясь от ножей, - но на свидание с тобой я не пойду. Ты не в моём вкусе!
  Девушка оказалась достаточно близко к призраку и тут же врезала кулаком по безобразному лицу. Раздался жуткий вой, и он повалился на пол полупрозрачным бесформенным мешком.
  - А теперь, солнышко, - ласково сказала магиня, - царские апартаменты ждут тебя!
  Небольшой деревянный короб, похожий на шкатулку с драгоценностями и исписанный древними рунами, стоял уже на полу возле побитого призрака. Элла, умело и быстро, преобразовав своими руками дебошира до нужных размеров, сунула того в магическую ловушку. Захлопнув крышку, она проговорила особые слова запечатывания.
  - Ну всё, работа выполнена, - самодовольно усмехнулась девушка, отряхнула руки и вышла из комнаты. А внизу её уже ждал хозяин Нарик и его управляющий Гарник-Меланхолик.
  - Господа, больше никакой призрак не побеспокоит постояльцев, - пообещала она, - будьте любезны, оплату!
  - А где гарантия, что вы действительно нас избавили от того опасного духа, - проскрипел Нарик.
  - Вот, - Элла показала короб-ловушку. - Эта гарантия.
  Хозяин было потянулся за такой красивой шкатулкой, но Гарник сказал:
  - Босс, там призрак.
  - Ну нужно ведь проверить, не врёт ли она, - снова проскрипел Нарик.
  - Я бы не советовала, - губы девушки растянулись в улыбке.
  - Но как убедиться...
  - Я жду свою награду, - напомнила Элла.
  - Вы там испортили мебель, - сказал тут же Нарик.
  - Откуда вы знаете? - криво улыбнулась магиня.
  - Там ведь что-то упало, хозяин переживает, - с грустным видом сказал Гарник.
  - Всего лишь стул.
  - И этого достаточно, чтобы заплатить меньше. Я вычту из оплаты. Порча чужого имущества, знаете ли, - поцокал языком сухощавый господин Нарик.
  - Стул цел, - голос Эллы стал ниже, - а вот ваши кости сейчас пострадают.
  - Не советую, - оживился Гарник.
  - Это я вам не советую, - сузила глаза Элла.
  Нарик попятился назад. Пятился до тех пор, пока не оказался позади Гарника. Эти двое - противоположность: один мелкий и щуплый, с жидкой чёрной бородёнкой и блестящей лысиной, а другой - высокий, широкоплечий, гладковыбритый, с копной огненно-рыжих волос.
  - Босс, лучше заплатите, - сказал Гарник после игр в гляделки с Эллой.
  - Хорошо, - раздалось из-за спины Меланхолика.
  - Так-то лучше, - удовлетворённо кивнула магиня.
  Нарик скрылся в кабинете, а Гарник остался с Эллой. Он совсем не интересовал магиню, а вот она его очень даже. Управляющий с интересом разглядывал девушку. Гарник чувствовал страх, который скрёбся где-то на задворках его души, и это ещё больше привлекало и тянуло к этой странной особе.
  Господин Нарик с важным видом выполз из своего кабинета и вручил мешочек Элле. Она нахмурилась, взвесив его в руке, а потом высыпала на ладонь содержимое.
  - Здесь всего две третьих от общей оплаты.
  - Вычит за порчу мебели, - всё же стоял на своём вредный господин.
  - Чёрт с тобой, - хмыкнула девушка и пошла к выходу.
  - Вы обронили, - уже у порога раздался скрипучий голос Нарика.
  - Оставьте себе, - проговорила глухо девушка, даже не обернувшись. Она вышла в ночь, но душу согрел предсмертный крик Нарика.
  Хозяин гостиницы упал замертво, раскрыв такую красивую шкатулку.
  
  Глубокая ночь. Так хорошо, на улице ни одной живой души. Элла радовалась, что Нарик расплатился за свой характер и за скупость. Но через какое-то время признала, что цена была несколько дороговатой.
  А на скольких людях этот мелкий негодяй нажился? Ну всё, совесть, замолчи! По делом ему!
  Магиня, зайдя в свою съёмную комнату, скинула тут же всю одежду и помылась в тазу. Для ванны было слишком поздно, ведь хозяин ради неё одной не встанет глубокой ночью, чтобы та могла в банных апартаментах в подвале дома произвести обряд омовения.
  Надев длинную рубаху, девушка посмотрела в окно: всего лишь темнота и лёгкий ветер - померещилось, что кто-то будто следит за ней.
  - Глупости какие, - усмехнулась Элла и легла спать.
  Но сон не шёл. Может, день был слишком долгим и она так устала, что не могла уснуть? А, может, дело в другом?
  На душе было как-то не спокойно. Но не совесть беспокоила её, как раз наоборот: Элла за случайности ответственность не несла. Может, предчувствие?
  Стоит на этой неделе подать заявление в Гильдию Магов и переехать работать в другой город. Она уже слишком долго на одном месте, ей всё тут осточертело: люди, улицы, дома, одни и те же места, кафе, библиотека, стражники; тошнило ото всех, хотелось либо уже чего-то определённого, как, например, тёпленькое местечко в Гильдии, либо приключений. Ко второму Элла рвалась даже сильнее. Её ничто не держало ни в каком уголке королевства, не было родных, близких и друзей. Были лишь когда-то друзья по Академии, но это было слишком давно, жизнь всех раскидала по разным местам. Вряд ли когда-нибудь они встретятся.
  Накатила тоска, Элла села на кровати.
  - Решено! Завтра же иду в Гильдию, пусть подыщут мне новое место! - сказала она в темноте сама себе, а потом увидела за окном промелькнувший силуэт.
  Девушка тут же соскочила, распахнула окно, но никого не увидела.
  Всё-таки, следили. Но кому это нужно?
  
  

Глава 2

  
  День, казалось, не задался с самого утра. Без повестки и прочей шелухи, за Эллой пришли солдаты и повели сразу в суд. Из-за единодушного решения горожан, всё было намного проще. А теперь она стоит в клетушке перед кучей народа и судьёй и слушает свой незавидный приговор.
  - ...обвиняется в умышленном убийстве господина Нарика Гвера, и приговаривается к десяти годам на каторге для особо опасных преступников! - судья ударил молоточком по столу. - Приговор окончательный, обжалованию не подлежит!
  Вот попала, так попала! Но ведь Нарик сам раскрыл ту ловушку с буйным призраком, никто не заставлял. Судья не поверил этому, да и местные жители, что собрались в небольшом зале заседания, склонялись больше к тому, что Элла убила Нарика, жаждая его крови из-за мести.
  Ха, всего лишь деньги, которых было не совсем достаточно за выполненную работу! Но магиня признавалась сама себе, что желание прибить Нарика действительно было, и, скорее всего, это чувство пропало бы, стоило лишь затмить этого скупца другим, да похуже. Радовало только, что Меланхолик не давал показаний против. Но даже это не спасло Эллу - видимо, врагов в этом городе у неё было больше, чем она думала.
  Как во сне: закованную молодую магиню повели из зала мимо злобной толпы. Элла чувствовала в каждом живом создании ненависть, и не понимала, что она делала среди всех этих жителей год своей практики. А Гильдия Магов сняла с себя всю ответственность. Конечно, что ещё было ожидать от них - трусов, сидящих в своих норках-кабинетах, грея задницы возле магических каминов и ожидая приказов "сверху"?
  Стража повела девушку через широкие двери. Оковы неприятной массой тянули тонкие руки к земле, да и всё её тело пригибалось от тяжести приговора. Десять лет каторги слишком долго, чтобы суметь остаться собой. Нужно было найти выход, но выхода не было. И все способности к магии были заблокированы.
  Элла скрежетала зубами, вспоминая эти унизительные моменты, когда местный кузнец запаял на её руках антимаги-наручники.
  Потом был фургон, запряжённый парой лошадей. Девушку грубо втолкнули в проход. Внутри было темно, и лишь у самого потолка было небольшое решётчатое оконце, которое пропускало очень мало света.
  "Думай, Элла, думай! Суд-каторга-смерть. Но я не хочу этого! Остаётся надеяться, что по дороге как-то удастся перехитрить эту троицу охранников, что займутся перевозкой. За два дня пути многое может произойти".
  И произошло. Через пять часов, где-то в глухом лесу, через который пролегала часть дороги, один из стражников открыл двери передвижной тюрьмы и приказал вылазить. Элла подчинилась.
  - Какая дерзкая, - сказал один из них, когда магиня отдёрнула руку от того, кто хотел её коснуться. - Девка, нас тут трое!
  Они засмеялись, а по спине у Эллы прошёл неприятный холодок.
  - Я первый, - проговорил тут же другой, самый рослый из них. - Потом вы.
  - Роуди, ты в прошлый раз был первым, - возмутился обрюзгший и потный охранник.
  Элла скривилась, она не была наивной дурой. И беззащитной тоже не была, несмотря на то, что сейчас волшебные способности отсутствовали.
  - Не смейте, - спокойно сказала она, - иначе пожалеете.
  Они снова засмеялись, и тут неожиданно, один замахнулся рукой и ударил её по лицу. Девушка упала на землю, во рту появился вкус крови и звон в голове. Кто-то поднял её голову за косу.
  - Какая разница, в каком состоянии мы доставим тебя на каторгу, ты там всё равно сдохнешь, сука! - пахнуло в лицо ей жутким перегаром.
  - Ну, Роуди, притормози, я не хочу трахать потом труп, - забеспокоился третий, самый молчаливый.
  Когда в голове немного поутихло и она поднялась на ноги, то посмотрела на эту троицу, что окружила её, по-новому: перед ней стояли люди, представляющие закон, без чести и морали, они были убийцами и насильниками, в них не было ничего человеческого.
  - Я вас убью, каждого, - пообещала она, отпуская на волю свою вторую сущность. Второй раз в жизни, и неизвестно, чем это могло кончиться для неё, ведь эти трое умрут сегодня точно. И она, возможно, тоже, но сейчас это совсем не важно.
  Тёмная Элла с дьявольским задором взяла контроль над телом и мыслями...
  В подсознание прорывались крики жертв, наполненные ужасом. Это продолжалось и продолжалось, пока всё не стихло. Элла чувствовала, что плывёт по тёплой воде, которая лёгким течением подхватила её безвольное тело.
  Тёмная сторона Эллы родилась вместе с ней. Родители оставили её совсем кроху на пороге чужого дома. А то место, где она провела пару лет после интерната для брошенных с рождения детей, было похоже на ад. Пятнадцать воспитанников, вместе с Эллой, что находились у опекунов Гарла и Эвы, часто ходили битыми за любые, даже самые маленькие провинности. Наказания были самыми разнообразными, наряду с унижениями.
  Элла подняла прозрачную руку, но даже на ней были видны мелкие шрамы: Гарл часто наказывал девочек, покрывая их руки неглубокими разрезами, а потом заставлял заниматься грязной работой. Руки истекали кровью, а в раны попадал песок, навоз скота и прочие отходы. Элла сжала кулак, ведь она не сломалась.
  Всё кончилось в тот день, когда в их дом пришёл мокрый от дождя путник и попросил ночлега. Элла до сих пор помнила те глаза: ярко-голубые, как небо в летний погожий денёк. На мужчине был глубокий капюшон, но это не помешало ей увидеть те прекрасные глаза. А ещё у него был низкий глубокий голос, который просто завораживал.
  Путник сидел у камина, а Эва, распушив свой зад, словно хвост лисица, выделывалась перед уставшим с дороги человеком. Гарл, как обычно, приревновал жену, и тут же схватил пару приёмных дочерей и повёл в сарай вымещать свою злость. Не повезло Элле и Марике, такой же несчастной девчонке, но немного помладше её.
  Сначала были розги, но этого оказалось мало. И когда садист взял нож, собираясь оставить на телах девочек новые отметины, дверь распахнулась так, что сорвались петли. Молния на ночном небе осветила мощный силуэт мужчины. Он уверенно шагнул в сарай, волоча за спутанные волосы худощавую Эву, которая безвольной куклой болталась по полу, собирая пыль своим красивым домашним платьем. Гарл вскрикнул и бросился с ножом на гостя, но тот небрежным ударом руки отбросил довольно здоровенного мужика к стене. Гарл поднялся снова, но пришелец уверенно шёл к маленьким девочкам. И когда он склонился над вжавшимися в угол Марикой и Эллой, сказал, что забирает всех детей в хорошее место, и чтобы не случилось дальше, посоветовал закрыть уши и глаза. Дети послушались. А когда мужчина позволил смотреть, то девочки не увидели ни Гарла, ни Эву. Их вообще больше никто не видел. И в эту же ночь тот человек увёл за собой притихших и напуганных детей. Все пятнадцать были почти одного возраста.
  Течение несло и несло тело Эллы. Над головой раскинулся чёрный свод потустороннего неба. Элла снова оказалась в Тёмном Мире. В прошлый раз ей встретился древний сгорбленный старик, который сидел на берегу этой реки и сказал, что однажды путешествие сюда окажется последним. Но не сказал, когда именно, хотя сегодня Элла была готова умереть.
  "Не сегодня", - пронеслось в голове, и Элла захохотала как умалишённая, а потом на глазах выступили слёзы.
  В ту ночь, когда тот добрый человек забрал всех детей с собой, и в последующем став ненадолго им старшим братом, он заставил каждого дать важное обещание: никому не давать себя в обиду. Он сказал, что научит защищать себя, и не обманул, но вскоре исчез из жизней спасённых детей, пристроив каждого в хорошее место. Элле и ещё нескольким подросткам очень повезло оказаться в Магической Академии, так как у них обнаружились способности к магии. Кел, так звали старшего брата, пообещал детям, что однажды они ещё встретятся. Элла очень ждала той встречи, она снова хотела увидеть те яркие голубые глаза из далёких воспоминаний.
  Кел...
  
  

Глава 3

  
  - На том дереве висят кишки, - сказала Лола.
  - Мы немного опоздали, - хмыкнул Гай, - думаю, эта магичка та ещё любительница повеселиться.
  - Да уж, - проговорила Лола с закрытым носом, - у нас с ней явно расходятся вкусы в веселье.
  - И это говорит девушка, которая неделю назад запытала того гангстера, - шутливый тон Гая заставлял улыбаться.
  - Он и был нежилец, - парировала Королева Воров, - пытки, знаешь ли, не моё!
  - Ах, вот как ты прикрываешь свою жажду крови, - закатил глаза Гай - друг и соратник Лолы.
  - У меня нет жажды крови, но есть сильная жажда к деньгам, - девушка поправила каштановые волосы, которые доходили до середины спины ровными прядями и отливали на редких лучах солнца, что пропускали ветви деревьев, расплавленным золотом. - А вон и она!
  Лола указала красным длинным коготком в лежащее неподалёку тело.
  - Ты уверена?
  - Конечно, у неё ведь кишки и голова на месте, - пожала плечами Лола.
  - Она вся в крови, не совсем понятно, кто это, - скептически заметил Гай.
  - Я точно знаю, что это Элла-магиня, больше по этой дороге никто не проезжал за последние двенадцать часов. И те три трупа, куски которых мы обнаружили в радиусе ста метров, вероятно, были её сопровождающими.
  - Ну ты прям сыщик, - хохотнул Гай, а потом произнёс, - она дышит, давай разбудим её и спросим, что тут произошло?
  - Гай?
  - Да?
  - А ты уверен, что она именно та, кто нам нужен? Меня всё это, - девушка обвела рукой вокруг себя, - слегка настораживает.
  - Меня тоже, - согласился парень, - но она действительно подающая большие надежды магичка, и рост и престиж нашей Организации зависят сейчас от неё.
  Лола кивнула.
  - Буди, - разрешила она.
  Элла не сразу пришла в себя, а когда очнулась, то увидела склонившихся над ней молодых парня и девушку. Она была невысокой и очень красивой: длинные золотисто-каштановые волосы, правильные черты лица, янтарные глаза. Умело наложенная косметика только подчёркивала её красоту.
  Парень же был чуть выше среднего роста, блондин со стальными глазами и крепким телом. Он был по-мужски привлекательным, выражение лица весёлое и добродушное, на бедре висело два меча.
  - Элла? - спросила девушка.
  - Что вам нужно? - прохрипела магиня, попытавшись сесть. Помогать ей никто не стал, оно и не удивительно, ведь Элла была заляпана кровью с ног до головы, и даже кое-где на ней остались ошмётки плоти. Чужой плоти.
  Элла улыбнулась, а эти двое отшатнулись.
  - Недалеко есть речушка, - сказал парень, - давай ты там умоешься и мы поговорим.
  - Что вам нужно? - хрипло спросила снова Элла, не желая вставать на ноги.
  - Гай, пошли отсюда, это была плохая идея, - нахмурилась девушка.
  - Нет уж, вы скажите, зачем потревожили мой сон, а там видно будет, - сказала Элла.
  Эти двое переглянулись.
  - Мы хотели предложить тебе работу, - сказала она.
  - Сколько платите? - перебила её Элла.
  - Сто тысяч эйров в месяц, - ответил Гай.
  - Я согласна, - улыбнулась жутко магиня.
  - И тебе даже неинтересно, что за работа? - продолжая хмуриться, спросила девушка.
  - В общем, неплохие деньги, - хмыкнула Элла. - Берусь. Расскажите по дороге, что за работа.
  - Другое дело, - довольным тоном сказал парень. - Я - Гай Эс, а это Лола.
  - Лола Гуд, - произнесла девушка, - с сегодняшнего дня ты официально работаешь на нашу Организацию Робина Гэ.
  - Неужели ты дочь того самого Гуда? - восхищённо произнесла Элла, хрипота немного спала.
  - Да, дочь того самого Гуда, - утвердительно моргнула она. - Всё же, мы сопроводим тебя до той речушки. Наши агенты многое повидали, но такого, вряд ли.
  - Какие агенты? - спросила Элла.
  - Те, что состоят в нашей Организации, - ответил Гай Эс. - И мы идём к их лагерю в лесу.
  - Почти в каждом городе у нас есть филиалы или стоянки в лесах. В нашем распоряжении куча информаторов и подкупных лиц, мы в курсе всего. И когда начинают внаглую воровать у народа, тут наша кампания начинает действовать, - сказала Лола, - и к нам часто обращаются с той или иной просьбой, и за хорошие деньги мы выполняем работу. А работы немало.
  - Только в этом месяце висят два заказа, - вставил Гай, - совершенно невыполнимых без мага.
  - Элла, нам нужен хороший маг, и мой коллега посоветовал тебя, - продолжила Лола. - Уж не знаю, что ты сделала с этими законниками, но могу предположить, что не просто так их кишки размазаны по земле и траве на много метров.
  - Не просто так, - согласилась Элла. - По сути, особо не отличается от моей прошлой работы. Только работать я буду на других, но получать больше.
  - И риск больше, - сказал Гай.
  - Не думаю, - злобно хмыкнула Элла, - была на такой "непыльной" работе, а как попала! Вон, руки не просто по локоть в крови, вся уделалась!
  - Я же говорил, что она весёлая, - подмигнул Гай Лоле.
  - Всё веселье ещё впереди, - сдержанно сказала Лола.
  Вскоре показалась та узкая речка, и Элла умылась. Конечно, вычиститься толком не получилось, но это лучше, чем ходить с кровавой маской на лице. Новые работодатели удовлетворённо кивнули, и теперь все вместе двинулись к лагерю. Просто удивительно, как мастерски тот был спрятан среди деревьев и кустов, а вокруг его окружала Пелена Тишины, поэтому из самой стоянки не доносилось ни единого звука. Но стоило войти через ворота, щедро обвитые вьюнами, то по ушам ударили голоса людей, стуки и даже крики. Все были чем-то заняты: один разделывал зверя, видимо, убитого на охоте; несколько других, чуть в отдалении, находились на импровизированной кухне и что-то готовили, поэтому в воздухе витал вкусный аромат похлёбки и мяса; группа других упражнялась на расчищенном участке. И все, кто бы не оказывался на пути у пришедших, почтительно кланялись, а на Эллу пялились, не скрывая интереса, смешанного с омерзением. Магиня же приветливо всем улыбалась, а Гай, глянув на неё, сказал, что она сейчас похожа на сумасшедшую. Ну и пусть! Элле было плевать.
  Потом компания подошла к небольшому бараку. Лола коротко постучала, и не дожидаясь ответа, вошла.
  - Господа, - поднялся мужчина им навстречу, - добро пожаловать!
  - Спасибо, Мэни, - ответил Гай. - Доброго здравия тебе!
  Оба тут же по-братски обнялись, а потом этот самый Мэни поцеловал руку Лоле.
  - Вы как всегда прекрасны, госпожа, - обворожительно улыбнулся он.
  - Ну ладно тебе, - слегка засмущалась Королева Воров, - я так же прекрасна, как искусна в воровстве.
  Тёмно-синие глаза Мануэля блестели, он не переставал улыбаться колдовской улыбкой, но стоило ему перевести взгляд на Эллу, то выражение его лица стало озадаченным, а потом он усмехнулся.
  - А вы, должно быть, та самая Элла - молодая магиня, которая убила господина Нарика.
  - Да, я Элла, - всё остальное девушка проигнорировала, - а вы - магистр Мануэль Даарон. Жаль, что вы больше не преподавали к тому моменту, как я оказалась в Вилской Магической Академии.
  - И почему-то я ничуть не удивлён вашей осведомлённости, - слегка улыбаясь, сказал магистр Даарон.
  - Как и я вашей.
  - Ну да ладно, - вмешался Гай, - а теперь приступим к самому главному. Элла - наш новый сотрудник, она согласна работать на нас. Предложенная сумма удовлетворила её, и поэтому, Мэни, оставляю госпожу магиню на тебя. Твоя задача просветить, объяснить, ну а потом, с несколькими из людей отправить к нам. У нас есть важное задание для тебя, Элла, - теперь Гай обращался к девушке, - но прежде, отдохни немного в лагере Мануэля.
  - Хорошо, дружище, я всё устрою, - заверил Мануэль Гая, - можешь не переживать.
  - Ты просто сокровище, Мэни, - кокетливо сказала Лола, подмигнув мужчине. - Ну, а теперь, нам нужно отправляться обратно, пока не стемнело.
  - Сегодня приём у графа Аррада, - пояснил Гай, - и наша Лола собралась утащить его брюлик, что тот хранит в своём надёжном сейфе, - усмехнулся парень.
  - И украду, - облизнулась Лола, как кошка, которая увидела сметану.
  - Ты как всегда, моя дорогая, - Мэни поцеловал руку Лолы.
  - Стараюсь, - улыбнулась она в ответ. - До встречи! Элла, через несколько дней ждём тебя в городе.
  - Парни Мануэля доставят тебя в нашу резиденцию, - сказал Гай, направляясь вслед за подругой на выход. - Удачи вам тут!
  И эти двое ушли. Мэни перевёл взгляд тёмно-синих глаз на Эллу. Лицо его вмиг посуровело. Он близко подошёл к магине, так что той пришлось запрокинуть голову.
  - Ну что, Элла, - строгим тоном начал он, - расскажешь в какую передрягу ты попала? Вид, ну точно из мясорубки!
  - Вроде того, - хмыкнула в тон девушка. - Больше мне нечего сказать.
  - А Нарика за что? - свёл вместе свои чёрные брови Мэни.
  У Эллы опустились плечи. Как же достали с этим Нариком.
  - Сам виноват, - криво улыбнулась Элла. - Ещё вопросы?
  - Да, один, - магистр прикрыл глаза, потом по его совершенным губам расплылась улыбка. - Как я могу отблагодарить тебя за его кончину?
  Тон мужчины резко сменился на весёлый, глаза засверкали озорством, когда он их открыл.
  - И тут я понимаю, что слухи в Академии о вас были правдивыми, - немного расслабилась Элла.
  - А какие были обо мне слухи? - не переставая обворожительно улыбаться, Мэни шагнул ближе, и оказался почти вплотную прижатым своим мощным телом к маленькому Эллиному. Он явно был выше Гая, и ещё она отметила, что его очень чёрные волосы отливают синевой, которые, в сочетании с тёмно-синими глазами, делали его каким-то не совсем реальным.
  - Эээ, - девушка отступила, а мужчина рассмеялся.
  Мануэль обошёл Эллу и сел за свой стол.
  - Приятно познакомиться, Элла! Добро пожаловать в мой лагерь!
  
  

Глава 4

  
  Спальные покои на четвёртом этаже были сплошь завешаны тканью. Тёмно-бордовый и чёрный шелка на стенах и окнах, балдахин над огромной кроватью так же был из нежнейшего, но мрачного оттенка, шёлка. Напротив большого зеркала, инкрустированного драгоценными и полудрагоценными камнями, сидела молодая женщина. Чёрные волосы мягкими волнами спускались по изящной спине до самой поясницы, а кожа, молочно-белая, без единого изъяна. Она протянула руку к отражению, длинные острые ногти царапнули поверхность зеркала. Девушка знала, что идеальна, но чёртов шрам, тонкий, еле заметный, тянулся от самой левой скулы к краю губ, и, как ей казалось, портил всё. Она уже давно привыкла к своему обезображенному лицу, но не могла свыкнуться с мыслью, что до сих пор не отомстила за своё уродство.
  Фэй провела кончиками пальцев по своим пухлым губам, по шее и спустилась к высокой груди. Даже несмотря на всё совершенное в ней, она была уродиной. Она носила чёрную металлическую маску, она меняла любовников одного за другим, но в душе всё равно оставалась пустота. И ничем нельзя было её заполнить, даже убийства ненадолго дарили эйфорию, и потом снова появлялось сосущее чувство какой-то непонятной тоски и холода. Но убивала она не просто так, убивала всегда за дело. Ну, или тех, кому "посчастливилось" увидеть её без маски. Фэй рассмеялась, громко и от души, смотря в своё отражение. В голове билась мысль: "Проклята!", и ничто не могло этого изменить.
  У девушки были свои понятия о справедливости, и она, пользуясь весомым положением и связями, искала того, кто много лет назад сделал её уродиной. И дело здесь было не только во внешнем изъяне - душа тоже притерпела немало издевательств. Самое главное, дожить до того дня, когда Фэй сможем отомстить всем своим обидчикам!
  
  
  В это время в дом возвратились Гай и Лола. Дворецкий забрал их верхнюю одежду и оружие, и каждый направился по своим делам. На вечер оба были приглашены на бал к графу Норду Арраду. Тот был богатым и очень уважаемым человеком в городе. Лола позарилась на огромный бриллиант сего господина, и намеревалась непременно украсть драгоценность из его сокровищницы.
  - Форл, - обратилась Лола к дворецкому, стоя уже на лестнице, - сообщи всем, чтобы никто меня не тревожил.
  - Как будет угодно, - кивнул дворецкий, и направился в гардеробную, что имелась на первом этаже. - Ваше оружие будет подготовлено должным образом.
  Дворецкий Форл был двухметровым здоровяком и носил повязку на одном глазу, как какой-то пират. Его седые волосы были коротко сострижены, на вид неопределённого возраста: мужчине могло быть и сорок лет, и все шестьдесят.
  - Благодарю, - сказали в один голос Лола и Гай.
  В прихожей комнате было две лестницы - одна вела на второй этаж, другая на третий. Друзья стояли параллельно друг другу, и оба рассмеялись тому, что поблагодарили Форла одновременно.
  - Единомышленники, - хмыкнул Гай.
  - Просто замечательно, - пробубнила Лола под нос, скрываясь в проёме коридора.
  Гай намеревался попасть на четвёртый этаж. По спине бежал холодок, но он хотел самолично сообщить Фэй о том, что им удалось завербовать одну из сильных молодых магинь государства. Гая, при мыслях о Фэй, частенько бросало то в жар, то в холод, и виной тому был вовсе не страх. Наоборот, его всё сильнее притягивала опасность, исходящая от прекрасной соратницы.
  Когда он подошёл к двери Фэй, то услышал всхлипывания. Всё в нём взбурлило, хотя он не верил своим ушам: Фэй плачет? Неужели эта холодная и сильная женщина сейчас шмыгает носом и утирает слёзы?
  Да не может такого быть!
  Та, что всегда над всеми насмехается, которая считает себя выше других, самая гордая на свете. Никогда Гай не видел улыбки на пухлых прекрасных губах - единственное, чего не скрывала чёрная металлическая маска, и эти губы всегда были плотно сомкнуты, если она не говорила. А когда разговаривала, то завораживала обманчиво-мягким тоном низкого голоса.
  Чёрт возьми, сейчас не до этикета, и Гай ворвался в комнату Фэй.
  Отражение большого зеркала показало, как резко распахнулась дверь её комнаты. В панике Фэй стала искать глазами хоть что-то, что могло скрыть её лицо, но ничего не было. На пуфике она сидела совершенно обнажённая, с заплаканными красными глазами и искусанными губами. Если Гай сейчас увидит её лицо, то...его придётся убить!
  Черноликая Фэй рассмеялась. Гай тут же подскочил к ней, упал на колени и заглянул в глаза. Девушка осеклась. Несколько мгновений оба смотрели друг на друга, не дыша. Щеки её всё ещё были мокрыми, но она забыла вдруг об этом, потому что немного иначе взглянула на своего союзника. Она особо никогда серьёзно не воспринимала его, ведь этот человек был таким ветренным, оптимизм и глупое веселье так и плескали из него. А сейчас перед ней был взрослый мужчина, у которого в глазах горел гнев.
  - Я тебя убью, - прошептала Фэй.
  - Что? - переспросил машинально Гай, на самом деле не беспокоясь о том, повторит она или нет то, что сказала только что таким вкрадчивым тихим голосом.
  - Убью тебя, - проговорила она громче, и в этом тоне проявился гнев. - Да как ты посмел?!
  - Кто является причиной твоих слёз? - держась ровно и не показывая панику, спросил мужчина. Он понимал, что не имел права врываться в комнату, но он не жалел, ведь теперь он увидел её лицо, и даже больше - её прекрасное тело, совершенные изгибы. Печалило его лишь одно: слёзы в её глазах.
  - Убирайся, - прошипела девушка, встав во весь свой рост. Гай тоже поднялся с колен. По сравнению с Лолой, Фэй была довольно высокой. Теперь женщина и мужчина смотрели друг другу в глаза - возможно, Гай Эс имел всего пару сантиметров преимущества над ней. Стоя сейчас так близко к Фэй, он ощущал холод и жар одновременно. И, повинуясь неожиданному порыву, парень привлёк обнажённую красавицу в свои объятия и поцеловал.
  Опасная и ядовитая, как Королевская кобра, она сначала опешила, а потом оттолкнула Гая. Всю её наполнило возмущение, злость возросла в сто крат. И с размаха Фэй зарядила пощёчиной парню. Но Гай поймал руку, мягко вывернул её так, что девушке пришлось повернуться спиной, и мужчина, пользуясь этим, прижался к ней своей грудью. Она почувствовала даже через ткань рубашки, что была на нём, как горячо его тело, и то, как он глубоко и возбуждённо дышал. Она пыталась подавить в себе ответные чувства и разжечь огонь гнева сильнее. Фэй была удивлена тому, что смогла почувствовать от этого мимолётного, но такого всепоглащающего поцелуя.
  - Ты будешь медленно умирать! - грозила Фэй из крайне невыгодного положения, а в ответ услышала лишь тихий довольный смех.
  - Истинно, дорогая, мне больше нравится, когда ты злишься, а не плачешь, - мягко проговорил он ей на ушко.
  - Ррр, - ответила на это Фэй.
  - Кошечка, - сказал он нежно , - без маски ты само совершенство.
  На какое-то мгновение девушка прекратила неравную борьбу, затихла. Она почувствовала, что на глаза снова навернулись слёзы. Гай тут же отпустил её, взял покрывало, и закутал в него.
  - Прости меня, Фэй, я не хотел огорчить тебя, - забормотал он, рукой утирая её слёзы. - Ты действительно самая прекрасная на свете женщина, более прекраснее никогда не видел. И я совсем не понимаю, от кого ты прячешься в своей маске...
  - Замолчи!
  - Хорошо, - согласился он, мягко обнимая девушку.
  Когда она так плакала в последний раз? Да никогда! Никто не подставлял своего плеча, ведь она не перед кем не показывала свои слабости. А если бы показала, то её тут же попытались убить.
  - Ты хороший, - всхлипывая, сказала Фэй, - но я тебя всё равно убью.
  - Хорошо-хорошо, дорогая, - погладил по волосам, - только не плачь.
  И она ещё крепче прижалась к Гаю, чему тот только был рад.
  
  Поздний обед накрыли в общей столовой. Все трое - Лола, Фэй и Гай, были притихшими, каждый витал в своих мыслях. Маска Фэй скрывала её лицо, эмоций было не прочесть. Гай, периодически поглядывая то на одну девушку, то на другую, поглощал еду. А Лола прорабатывала в голове кучу вариантов по вечерней операции. Приём состоится в десять вечера, а сейчас только пять.
  - Лола, - вдруг заговорила Фэй, - так что насчёт нашего потенциального штатного мага?
  На Гая она совсем не смотрела, она вообще пожелала бы забыть о том, что было всего два часа назад. Она вдоволь выплакалась, даже что-то бормотала о том, что ревёт как ребёнок, но факт в том, что даже ребёнком Фэй не плакала.
  - Элла согласилась работать на нас, - сказал Гай, - она осталась у Мэни.
  - Но почему там? Мэни опасен, - ровным тоном констатировала Черноликая.
  - Я не думаю, что Элла не даст себя в обиду, - здесь уже заговорила Лола, - тем более ей нужно немного передохнуть.
  - Зачем это? У нас есть дела, которые нужно решать немедленно.
  - Девчонка вышла живой из нехорошей передряги. Нужно было видеть её, чтобы понять это. Когда мы встретили её, то она была вся в крови, - усмехаясь, ответил Гай.
  - Но она сразу согласилась работать на нас, не задавая лишних вопросов, - кивнула довольная Лола.
  - Это очень хорошо, - одобрила Фэй.
  - Ты не поедешь с нами к Арраду? - поинтересовалась Лола.
  - Нет, у меня есть одно дело, которое нужно сделать. Сегодня я встречаюсь с информатором из правительства, как вы знаете, а в другой день он не может.
  - Очень жаль, - сказал Гай.
  - Мы бы могли сегодня повеселиться, - подхватила Лола.
  - В другой раз, Лоли, - мягко сказала Фэй. Таким тоном она иногда обращалась только к Лоле. Они были давними подругами, верными союзницами, почти сёстрами.
  - Твоя встреча очень важна, - согласилась Лола.
  Когда обед был окончен, каждый пошёл готовиться к своему делу. Гай же решил принять душ. Он быстро скинул одежду на кровать, рядом уже лежал комплект чистой парадной, и вошёл в деревянную кабинку. Нажал на рычаг и сверху полилась тёплая вода. Инновация из соседнего королевства пришлась многим знатным и богатым людям по душе.
  Парень быстро покончил с водными процедурами, и когда из ванной комнаты шагнул в свою спальню, то застал на кровати Фэй. Она сидела с той стороны, где не было вещей. Её изящные ноги находились на кровати, которые были оголены разрезом платья-мантии до середины бедра; всё та же её любимая чёрная маска на лице, капюшон, скрывающий волосы, и манящая улыбка, которая опьяняла влюблённого Гая.
  Он тяжело сглотнул, потом вспомнил, что застыл с полотенцем в одной руке. Мужчина заметил, какими глазами девушка разглядывала его, особенно то место, что было на самом низу живота.
  - Я решила тебе отомстить, - низким голосом сказала Фэй, - и мне очень повезло застать тебя без одежды, как и ты меня сегодня.
  Она прикрыла глаза, немного сдвинулась, и полы платья разошлись сильнее - он увидел её бедро почти до талии.
  - Вот чёрт! - прошипел Гай, оборачивая вокруг бёдер сырое полотенце.
  Фэй довольно рассмеялась, заметив такую горячую реакцию, потом встала. С тумбы у кровати взяла два бокала с вином - только сейчас он заметил, что женщина принесла с собой вино, и подошла. Движения её были плавными и грациозными.
  - Гай, - сладким голосом сказала она, приблизив лицо. Её губы почти коснулись его губ.Он не мог двигаться, она будто загипнотизировала его, как змея свою жертву. Именно так и ощущал сейчас себя Гай - жертвой.
  - Сними маску и капюшон, - сказал мужчина, скидывая оцепенение и беря себя в руки - ему был по душе хотя бы частичный контроль над собой, ведь нижняя часть его тела, совсем не слушала мозг.
  Её губы растянулись в лёгкой улыбке, а потом она передала оба бокала ему и выполнила просьбу. Гай тут же восхищённо выдохнул, считая всё происходящее сном. Фэй забрала один из бокалов.
  - За тебя, - сказала она тост, ударив краем фужера о его, и выпила. Ему оставалось тоже только выпить прекрасный напиток, и он одним глотком осушил всё.
  - Фэй, - сказал он, и вдруг понял, что слабость наполнила его тело. Он сделал шаг назад и повалился на колени. По жилам потекла горячая кровь, становилось всё жарче, горло сдавило, он перестал двигаться и повалился лицом на ковёр.
  - Я же сказала, что убью тебя, - раздалось над ним, Фэй холодно смеялась какое-то время, а потом неожиданно заплакала. Несколько слезинок упало на обездвиженного Гая.
  Жар исчез резко, так же как и появился, и кровь начала стынуть, дыхание давалось всё тяжелее.
  - Гай, - сказала она с сожалением, - прости.
  Мужчина вдруг почувствовал, что улыбается. Действие яда не полностью блокировало его тело. И она глупая, если думает, что он сейчас умрёт.
  - Я не могу допустить, чтобы кто-то видел моё лицо, оно ужасно из-за шрама. А ты ещё и оскорбил меня, назвав красавицей... Я не могу такое простить, даже тебе. Я не могу изменить себе, - Фэй закусила губу от боли, что пронзила её сердце. - И мне не нравится, что ты видишь во мне человека, не просто красивое тело, а готов баюкать в объятиях и слушать меня...
  Фэй всхлипнула снова. Рука потянулась за противоядием. Она выругалась, а разум вопил о том, что ещё не поздно. Девушка сжала зубы.
  - Сегодня я узнала, что именно ты моя слабость - не зря ты меня раздражал весь этот год. А слабости нужно убивать, чтобы идти дальше, иначе кто-нибудь этим воспользуется и убьёт меня...
  Она залпом допила вино в бокале, потом перевернула мужчину на спину, вынула противоядие и залила в рот.
  - Ненавижу, - сказала она в его открытые глаза, - прежде всего себя! Но и тебя тоже!
  Гай улыбался.
  
  

Глава 5

  
  - Ты такая маленькая и худенькая, как ты собралась драться со мной? - недоверчиво спросил Зет. Он был одним из сильных воинов Мэни: на целую голову выше Эллы, загорелый, с мощными руками, ногами и торсом. Его чёрные волосы были коротко сострижены на затылке, но чёлка была достаточно длинной, чтобы лезть в глаза; взгляд бывалого солдата, но не глупого человека, хотя и без манер - не знатный, сразу видно.
  - Мечом и руками, - хмыкнула Элла.
  - Глупая девчонка, - сплюнул он на землю, - это же убийство!
  - Обещаю свершить убийство, если ты сейчас же не потренируешься со мной, - зелёные глаза Эллы сверкнули.
  - Смотри, не говори потом, что я не предупреждал, - скривился Зет, - постараюсь бить несильно.
  Противники взялись за мечи. Оба владели двуручами, только оружие Эллы было короче и утончённее.
  - Я много раз видел женщин-воинов, бывало скрещивал свой меч с такими, и они были реально сильны. А аура вокруг них такая, что обычно хочется бежать, - сказал Зет. - Но вот ты никаких опасений у меня не вызываешь...когда молчишь и не смотришь в глаза. Такая тростинка с железом в руке больше вызывает смех.
  - Ну раз так, я нападаю первая, - отсалютовала мечом Элла.
  Вокруг тренировочного поля начали собираться другие воины, они шутили и смеялись, ведь все как один верили в то, что Зет быстро уложит на лопатки эту выскочку Эллу, будь она хоть трижды магиня. Но вот девчонка замахнулась, ударила - Зет блокировал и едва не упал на спину, а она усмехнулась. Воин нахмурился, пожевал губу и, сделав шаг, нанёс прямой удар - всё равно бил в полсилы, мало ли, вдруг сломает её хрупкое тельце. Но Элла дурой не была, и блокировать медвежий удар не стала, а грациозно и быстро увернулась от атаки, успев на ходу врезать Зету остреньким локотком в бок, да так, что тот резко выдохнул.
  - Инерция, друг мой, - улыбнулась во все зубы Элла.
  Мужик выругался, ухватился получше за меч своими широкими ладонями, мускулы заиграли - красота, по голому торсу катился пот; солнце палило уже с утра, а тут двигаться приходилось, и он вложил в удар своё мастерство, кинув тело вперёд, ведь оплошать не хотелось. А Элла, скупо двигаясь на небольшом пространстве всего в пару шагов, отлично ушла и от этого удара, так и не скрестив свой меч с его, но тут же ударила - Зет успел отразить, и Эллу слегка откинуло назад, в руки отдалось немного болью. Противники встали друг напротив друга.
  - Ты весьма хорош, Зет, - сказала Элла, - но не люблю я грубую силу.
  - Ты тоже неплоха, девчонка, - хмыкнул он, - твоя внешность слишком обманчива.
  - Такой родилась, - поддразнила она его.
  - Жаль портить такую мордашку, - оскалился Зет.
  - А мне твою - ты тоже конфетка, - усмехнулась Элла, а потом рассмеялась. - Нападаю!
  Зет кивнул. Девушка сделала несколько шагов вперёд, замахнулась, сделала вид, что собирается обрушить удар сверху, но в последний момент наклонилась и ударила снизу - Зет отскочил, но кончик меча едва-едва оцарапал его подбородок. Несколько секунд, и капля крови упала на землю. Мужчина нахмурился, провёл рукой по царапине, а потом его лицо перекосило от кривой усмешки.
  - Вот это проворство! - признал он восхищённо.
  Толпа вокруг качала головами, обсуждали тренировочный бой, но никто не смеялся ни над Зетом, ни над Эллой. А противники пожали друг другу руки.
  - Нежнее нельзя? - поддела воина Элла.
  - Вот теперь я точно вижу, что ты девчонка, - заметил Зет, - такой ты мне нравишься больше, чем с мечом - он не идёт тебе.
  - Хватит про мою внешность, ещё скажи, чтобы я сняла штаны и надела юбку!
  - В юбке вообще будешь красоткой, - рассмеялся он, потом сказал серьёзным тоном, - покажи лучше меч.
  - Без проблем, - и Элла протянула ему свой изящный клинок.
  Магиня пребывала уже третий день у Мануэля, и ей тут всё понравилось. Даже он сам лично нашёл время и показал ей пару новых приёмов в архимагии, и она стала их отрабатывать, правда, в отдалении, чтобы никого не задеть. И если поначалу дружина мага была недовольна прибытием магини в лагерь, то уже на второй день она со всеми поладила - на тренировочном поле были все равны, да и сами парни Мануэля были простыми людьми, без всяких заморочек.
  Зет взмахнул оружием Эллы, рассмотрел со всех сторон, похмыкал, пожевал губу, и наконец сказал:
  - Отличный меч. Но где ты его прятала? Когда ты появилась в лагере, у тебя не было никакого оружия.
  Элла загадочно улыбнулась.
  - Есть вещи, которые знать не стоит.
  - Магия, да? - усмехнулся воин.
  - Она самая, - кивнула Элла.
  - Есть желание поразмяться ещё? - пошевелил бровями Зет.
  - Пожалуй, - согласилась она. - Покажу кое-что. Всем.
  Магиня попросила расчистить небольшое пространство, а потом под изумлённые взгляды создала сферу, окутанную золотыми светящимися нитями. Она застыла в воздухе, испуская в разные стороны мелкие искры.
  - Что дальше? - спросил кто-то.
  - Магические фокусы для детишек, а мы взрослые дяди, - рассмеялся кто-то, а вместе с ним и другие.
  - Кто-нибудь, разрубите, или разрежьте, своим оружием её, - попросила Элла, отходя подальше.
  Один из парней махнул от плеча, да только сфера осталась висеть на прежнем месте.
  - Но ведь магия всё равно когда-нибудь иссякнет, и сфера пропадёт сама собой, - выдал кто-то умную мысль.
  - А вы задумывались, почему с магами сложно сражаться напрямую, точнее, это нереально - пока вы со своим оружием доберётесь до архимагистра, то он успеет с вами сделать что угодно, - сказала Элла.
  - Поэтому-то магов первыми и стараются устранить - знает каждый солдат, - хмыкнул кто-то из толпы. - Да и мана всё равно уходит от ворожбы, поэтому рано или поздно маги покидают поле боя, либо их убивают.
  - В том и дело - рано или поздно, - развела руками Элла, - но сколько они успевают сделать до того, как иссякает мана - целые полка гибнут от стихийников, а если маг освоил Призыв, то вызванный им демон, или ещё кто-либо, может разгромить всё вражеское войско, и это я молчу о более простых заклинаниях, по типу, Файерболов или Ледяных Стрел.
  - Маги - опасны, - подытожил рядом стоящий Зет, - поэтому действующая армия редко обходится без мага. Наш босс очень силён, обычно он всегда берёт на себя магов, и мало кто долго может ему противостоять.
  - Нужно отдать должное магистру, - уважительно отозвались воины.
  - Но что твоя сфера, магиня? - привлёк снова внимание к заклинанию один из мужчин.
  Нити-искры потускнели, но стоило Элле провести рукой рядом с ней, сфера вновь ожила.
  - Что же я хотела вам показать, - протянула задумчиво Элла, - вот, смотрите.
  Девушка так же, как и один из парней, попыталась разрубить мечом магию, но сталь только прошла сквозь.
  - То же самое!
  - Верно, - хмыкнула она. - Но если коснусь голой рукой, то обожгусь. А теперь...
  Элла какое-то время смотрела пристально на сферу, потом сделала шаг, удар, и магия раскололась, куски нитей посыпались на землю.
  - Что это только что было? - ожил первым Зет.
  - Воля против магии, - самодовольно сказала Элла. - От таких заклинаний можно избавиться и оружием.
  - Да ты верно врёшь, - не поверил кто-то, - меч-то твой заколдован, из магии соткан.
  - Меч стальной, но сталь самая лучшая, это да, - пожала плечами девушка, - тут дело в вашей внутренней силе. И я чувствую, что почти каждый из вас способен на такой вот фокус.
  - Ничего себе фокус! Да ты разрубила заклинание!
  Воины не верили.
  - Я вас научу, - пообещала Элла, - хотя бы кого-нибудь, чтобы вы поняли принцип действия. Боюсь, что не успею всеми заняться - вас тут десятка три, не меньше.
  - Тридцать восемь вместе с боссом, - сказал кто-то.
  - Тем более, - хмыкнула Элла.
  - Но босс отпадает - он сам кого хочешь научит, - рассмеялись окружающие воины.
  - Он мне кое-что показал, я тоже тренируюсь, - поделилась Элла. - Теперь я могу называть его мастером, он невольно стал моим учителем.
  - Это значит, если нас учишь ты, ты тоже наш мастер? - пошутил кто-то из толпы.
  - Да какой я мастер, называйте меня Эллой, я ваш друг, - рассмеялась она.
  - Но ты смотри, если правда научимся волей управляться, то многие станут называть тебя мастером, - сказал Зет, потом пожевал губу.
  - И то правда, будто спор какой-то, - подхватили другие, а Элла неожиданно для себя покраснела.
  - Ну хорошо, ваша воля, - сказала Элла. - А теперь создам ещё один такой шар...
  И Элла сотворила его, потом стала снова объяснять, попросила попробовать расколоть его, но у солдат не получалось.
  Мануэль стоял у окна и наблюдал за своими людьми. Ему нравилось, что Элла и его парни поладили. Девчонка вызывала симпатию, и не такую, какую обычно Мэни питает к хорошеньким барышням, а как отец к взрослой самостоятельной дочери. Нет, здесь даже, скорее, гордость. Он лишь жалел, что ему не довелось учить её в Академии, так как пришлось уйти по личным причинам.
  - Ну ничего, что бы не задумали главы Организации, я тоже имею вес и слово, - усмехнулся архимаг, - и сделаю всё, чтобы взять покровительство над тобой, Элла!
  Мэни смеялся, и смех его был довольным.
  
  

Глава 6

  
  10 лет назад.
  
  - Эти свеженькие дебютантки испорят нам всё, - ворчала недовольным тоном Кэтрин. - Ты посмотри на них, Фэй! Если в этом году мы не найдём претендента на твою руку, то ты так и останешься старой девой.
  Кэтрин говорила, не забывая улыбаться, и с виду могло показаться, что женщина ведёт светский разговор с более молодой компаньонкой.
  - Мама, не стоит беспокоиться, - тихо отвечала в ответ Фэй, - я не хочу замуж.
  Кэтрин злобно сверкала своими сиреневыми глазищами на дочь, сжимая губы в тонкую линию, но потом вспоминала, что она на балу при дворе и снова улыбалась, обнажая жемчужные зубы.
  На самом деле, желающих на руку Фэй было огромное множество. Просто она сама всех отвергала, либо поступала грязно, и делала всё, чтобы отвратить от себя очередного женишка. Её хотели и молодые, и старые; состоятельные и не очень, но девушку манила свобода от дворцовых интриг; от материнской опеки; от короля, который её тоже домогался; от лезбиянки-королевы, и от всего-всего, что её окружало в данный момент. А вот Кэтрин вполне вписывалась во всю эту грязную компанию, хотя и пыталась сдерживать нападки на свою дочь, и Фэй не принимала участия в омерзительных оргиях королевских особ.
  Мать была очень красива, и Фэй унаследовала её внешность и очарование - это многие и желали заполучить; мать и дочь были копиями, только Кэтрин взрослая и зрелая.
  - А эта новенькая! - не унималась Кэт. - Я заходила к ней, она весьма самоуверенна, и, представь, она заявила мне в глаза, что не собирается отбирать у нас неженатых джентльменов!
  - Ты о ком?
  - Вон та, рыженькая, - закатила глаза Кэт.
  Фэй просмотрела туда, куда указала мать, и действительно, там стояла невысокая девушка с золотисто-каштановыми волосами. У неё была справная фигурка, хотя и была в ней ещё подростковая угловатость, но это лишь придавало ей особую трогательность; богатое платье, высокая причёска с дорогими украшениями - она была как бриллиант на этом празднике жизни. В целом, оценила Фэй, дебютантка очень красива.
  - Она безупречна, - оценила дочь.
  - Она нам не ровня! - высокомерно прошипела Кэт.
  - Мама, я лучше её, - успокоила она мать.
  - Я знаю, но переживаю, что какой-нибудь сэр предпочтёт её вместо тебя.
  - Не предпочтёт, - ровно ответила Фэй, - и сейчас я пойду к ней и узнаю, какие планы у этой девицы.
  Золотоволосая леди стояла в отдалении от основных групп, которые, словно стайки разнопёрых птиц, сгрудились то тут, то там. Середина большого зала принадлежала танцующим, а возвышались над всем этим великолепием два трона у стены напротив большой арки, откуда входили и выходили приглашённые. Но король с королевой отсутствовали сейчас на своих положенных местах: скорее всего, где-то отжигали с придворными. Фэй неспеша пересекла часть зала и подошла к девушке, та была ниже её на полголовы.
  - Если бы ты была мужчиной, я бы подумала, что ты хочешь пригласить меня танцевать, - устало-вялым тоном сказала нахалка, даже не посмотрев на неё, - но ты девушка. Чего тебе?
  Фэй не понравилась эта дебютантка, но она натянула на своё лицо улыбку и спросила напрямую без всяких любезностей:
  - Кого высматриваешь?
  - Уж точно не твоих потенциальных женихов, - фыркнула девица.
  - Здесь нет моих потенциальных женихов, - вскинула идеальную бровку Фэй, - а вот ты, как я понимаю, не местная. И, возможно, я могу помочь тебе.
  - Ты? - вперила наконец свои янтарные глазки девушка. - Чем ты мне поможешь?
  - Зависит от того, кого ты именно ищешь, - улыбнулась Фэй.
  - И что ты хочешь взамен?
  - А есть, что предложить? Хотя я не думаю, что у тебя есть что-то, чем ты можешь мне отплатить, и поэтому помогу просто так - я здесь всех знаю, - пояснила она, - кроме тебя.
  - Похоже на ловушку, - хмыкнула золотоволоска, - и ты мне не нравишься.
  - Ты слишком прямая, - нахмурилась слегка Фэй, - ты не росла при дворе.
  - Конечно, что мне делать в таком-то месте, мои родители ведь не аристократы...Чёрт!
  - Вот ты и попалась! - от души рассмеялась Фэй.
  Девица напугалась, но тут же спрятала свои эмоции; на вид ей было не больше семнадцати, но Фэй отметила, что та хорошо собой владела, хоть и выдала себя. Но она не собиралась разоблачать её, кем бы гостья не была и чего бы не желала.
  - Если сейчас поднимешь панику или попытаешься сдать меня страже для выяснения обстоятельств, обещаю, заколю на месте, - проговорила она с улыбкой, и под рёбра Фэй упёрся острый кончик ножа.
  - Я и не собиралась, - ровным тоном сказала она, - я лишь хотела помочь тебе найти то, что ты тут ищешь. Но если моя помощь не нужна, ты можешь раствориться в толпе - охране сейчас явно не до двух поспоривших девушек, которые наговаривают друг на друга. Они мне не поверят, так как ты слишком хорошо вписываешься в окружающую обстановку.
  Нож был убран, теперь девушка успокоилась окончательно. Она огляделась по сторонам, потом посмотрела в глаза Фэй.
  - Глаза у тебя красивые, - сказала она. - Если не найду того человека, тогда найду тебя, ты мне поможешь.
  Фэй лукаво улыбнулась в ответ.
  - Буду ждать, а то здесь слишком скучно, - скривилась она.
  - Я заметила, - бросила незнакомка уже через плечо, и тут же слилась с присутствующими.
  Когда кончился сезон смотрин и балов, и большинство важных господ разъехалось по своим землям, то Кэтрин сильно разозлилась на дочь, ведь та отвергла всех претендентов, и за это продала её в рабство - её, девушку из знатного рода, и как мать потом оправдывалась перед всеми, за долги. Кэтрин просто очень устала ждать, когда доченька снизойдёт и выйдет замуж, чтобы покрыть все материальные дыры в их добром имени. Но Фэй оказалась слишком глупой, за что и поплатились. А Кэтрин выручила отличные деньги, и осталась жить припеваючи при дворе; особенно ей стало спокойнее, когда она избавилась от груза материнства.
  За Фэй ночью в комнату вломились четверо человек. Она спала в спальне с кучей других таких же молодых девушек. Кто-то запищал, но налётчики припугнули придворных юных дам, чтобы не поднимали панику. Затем схватили Фэй и увели за дворцовые ворота, посадили в карету и увезли. Руки ей связали, в рот сунули кляп. Фэй напугалась, но старалась не подавать виду - слишком долго она жила среди лицемеров, которые даже своей непроходимой тупостью представляли опасность, и всё из-за того, что каждому прихлёбывателю короля и королевы хотелось взобраться повыше и стать ближе к высочайшей аристократии. Фэй нужно было немного подождать, пока не прояснится в чём дело. Должно быть, ошибка.
  Девушку привезли в богатый дом в городе. Прикрыв широким плащом её фигурку в прозрачной ночнушке, ввели в дом. Руки по-прежнему были несвободны, кляп только убрали, и посоветовали молчать. Потом пришлось спускаться в подвал, где её завели в маленькую комнату, и там и заперли. До утра её не беспокоили, за дверью было тихо, но Фэй так и не уснула, она всё прислушивалась к шумам наверху, которых не было вообще. Она отчаялась, но понимала, что сейчас может только ждать.
  Где-то к полудню, когда Фэй всё-таки задремала, подложив под голову связанные руки, дверь комнатушки распахнулась. Вошла пара слуг, без предисловий подняли её с убогой кровати и повели за собой. На втором этаже двери кабинета были распахнуты, куда они и вошли.
  - Приветствую тебя, прекрасная Фея, - сказал стоящий у окна мужчина. Именно так и переводилось её имя с эльфского.
  - Вы? - удивилась она, сделав шаг назад, но наткнулась на каменные фигуры слуг.
  - Я, - улыбнулся он, сделав шаг к ней.
  Все знали барона Жака фон Дирда. Он был высок, широк в плечах, крепок; густая шевелюра и борода сливались в одно целое, и всё это прекрасие отливало яркой синевой. Он был много раз женат, и каждый раз его жёны бесследно пропадали. Жак пытался добиться руки Фэй, но та ему отказала сразу же; даже Кэтрин его опасалась, несмотря на несметные богатства борона.
  - Вы не имеете права удерживать меня здесь, - возмутилась она.
  Фон Дирд рассмеялся, потом дал знак слугам, которые быстренько ушли, прикрыв плотно за собой двери. Фэй теперь испугалась по-настоящему.
  - Я имею на тебя все права, - самодовольно сказал Жак, медленно подошёл к сжавшейся девушке и дал ей лист плотной бумаги, - читай!
  То была расписка, написанная рукой Кэтрин. Каждое слово повергло Фэй в ужас - за энную сумму мать продала Фэй на вечное пользование.
  - Нет, - сказала она, чувствуя холод внутри, - вы принудили её!
  - Неправда, она сама предложила мне тебя, прекрасная Фея, - усмехнулся он. - Теперь ты моя.
  Фэй отступила, но Жак был сильным и быстрым, и вот он уже схватил худенькую девушку в свои крепкие объятия.
  - Нет! - уже истерично закричала она, когда он повалил девушку на кушетку. Но никто не пришёл на помощь.
  Она вырывалась и кричала, пыталась даже заговорить с ним, но фон Дирд лишь усмехался, им завладела жажда обладания. Он лихо разорвал сорочку Фэй, когда не смог снять, стянул свои штаны и грубо изнасиловал бедняжку...
  Фэй не двигалась, когда он врывался в неё снова и снова, когда что-то говорил, не слышала. Внутри неё смешались холод и боль, которых она никогда прежде не испытывала. Закусив до крови губу, чувствовала, как из глаз текут слёзы, но она не хныкала, не звала больше помощь, она поняла, что всё, что было раньше, было лишь детской игрой, и вот она страшная реальность, которая убивает своей неизбежностью, которая корёжит душу, холодит кровь, меняет саму суть живого существа. Сегодня Фэй умерла.
  Когда барон покончил, он встал, натянул штаны. Посмотрев на бёдра Фэй, брезгливо сморщился, ведь там была кровь. Благородные господа считают омерзительными такие земные вещи как кровь девственницы.
  Потом фон Дирд хлопнул в ладоши, вошли его слуги, он что-то сказал им, и они увели Фэй вниз. Два дня её никто не трогал, лишь приносили еду и воду.
  - Моё тело - моя темница, - шептала она время от времени. Фэй не ела, почти не пила, она хотела умереть. Она даже пыталась повеситься, но попытка провалилась; она страдала как никогда, и не хотела смиряться с данностью.
  На третий день двери открылись, вошла куча людей, были в основном женщины, и повели её в купальню. Без лишних слов её вымыли, одели в красивое домашнее платье, причесали, и повели снова в подвальные помещения, но не в её спаленку, а дальше, вглубь коридора. Когда её ввели в небольшую залу, то Фэй поняла, что её мучения только начинаются: в полутёмном помещении был большой стол с ремешками; приспособления на стенах для удерживания жертвы; куча инструментов для пыток: хлысты, ножи, пилы, спицы и прочее. Фэй чуть не упала в обморок, когда на стуле с высокой спинкой увидела барона.
  - Заходи, распологайся, - сказал он ласково, - сегодня мы проведём с тобой бурную ночь. Обещаю, прекрасная Фея, ты запомнишь её надолго.
  Фэй сглотнула ком в горле; все слуги, что вежливо сопроводили её в комнату пыток, испарились, и девушка осталась с мучителем наедине.
  - Подойди ко мне, дитя моё, - сказал он, и глаза его блестели.
  - Нет!
  - Если я подойду сам, хуже будет, - всё тот же ласковый тон.
  - Иди к дьяволу! Да чтоб тебя все черти ада отымели в зад, синебородый урод! - сплюнула Фэй, злость поднялась в ней, она не собиралась подчиняться, лучше умереть.
  - Ах ты тварь! - он поднялся со стула и оказался рядом с ней в мгновение. - Ты должна подчиняться!
  Фон Дирд ударил ладонью по лицу Фэй, она упала, и он стал избивать её ногами. Девушка потеряла сознание, а когда очнулась, то уже лежала на столе, который она окрестила разделочным, с прикованными руками и ногами.
  - Видит бог, я хотел сделать тебя счастливой, но ты такая же сука, как и остальные!
  - Твой кровавый бог, - плюнула она ему в лицо, - будь ты проклят, синебородый урод!
  Жак схватил хлыст и ударил по лежащей девушке, удар пришёлся в живот - ткань разошлась, продолговатая рана набухла от крови, но он ударил снова, и жгучий укус хлыста задел лицо, вспоров тонкую нежную кожу, оттуда сразу полилась кровь; Фэй орала от боли как безумная, но после второго удара ему пришлось остановиться - кто-то ворвался в его дом, убили кучу слуг, так сообщил добежавший до барона запыхавшийся паренёк. Он старательно отводил глаза от разделочного стола и хныкающей от боли истерзанной девушки. Фон Дирд тут же побежал наверх, оставив всё как есть. Барон был зол и собирался убить грабителей.
  Фэй снова потеряла сознание, слёзы смешались с кровью, страх с унижением, неизбежность с желанием поскорее умереть. Она знала, что если Жак продолжит, то не остановится, пока не разрежет её на кусочки.
  
  
  Лола в ту ночь не спала, когда один из её людей, приехав, доложил, что в дом Объекта под покровом ночи привезли девушку. На следующий день даже удалось кое-что узнать от подкупленного садовника - девушка та из знатной семьи, но её продали хозяину. Кто и зачем - тот не знал, но сказал лишь, что скоро и её не станет. Из описаний: чёрные волосы и необычайные сереневые глаза, таких садовник никогда не видел. У Лолы внутри что-то ёкнуло: но не могло ведь быть, чтобы та девчонка с королевского бала стала жертвой этого ненормального. Хотя под описание полностью подходила - Лола тоже не встречала фиалковых глаз.
  - Выступаем завтра, - сказала своё слово она, собрав трёх командиров в своей хижине.
  - Мы не успеем подготовиться до завтра, - возразил один.
  - На кону жизнь человека, - сказала Лола.
  - Это аристократка, нам плевать на неё, - пожал плечами другой, - зачем нам так рисковать?
  - Эта аристократка готова была мне помочь, и, возможно, из-за этого её сделали рабыней. А я ненавижу рабство, - Лола готова была зарычать.
  - Может всё это - ловушка? - нахмурился третий, глядя на каждого из собравшихся.
  - Объект не знает о слежке, прошёл уже месяц, всё тихо. Всё, что нужно, мы выяснили, осталось провести операцию, - прищурив глаза, говорила Лола. - И я хочу провести её как можно скорее!
  Доводы её людей были весомыми, но Лола чувствовала, что нужно торопиться. Глаза той девушки не давали ей покоя, в них была вселенская тоска. Хоть они и не понравились друг другу изначально, но Лоле хотелось видеть эту девицу живой. И её не волновало, что командиры до сих пор считают её несостоятельной, чтобы руководить: их смущал её юный возраст и то, что она была женщиной. Но Лоле было ровно, ведь она много раз уже доказала, что стала настоящей Королевой Воров - отец почил уже как год, но имя его заставляло в страхе содрогаться каждого вельможу, и Лола с гордостью его носила.
  - Завтра подготовимся, а послезавтра сможем выступить, - сдались они.
  - Хорошо, - Лола Гуд открыла глаза, - главное, чтобы не было поздно.
  Когда ворвались в дом барона фон Дирда, то охрана и прислуга бросилась на них, и пришлось отбиваться: шестеро тренированных людей против кучки неумех, от охраны особняка было только одно слово; многие полегли, кто-то убежал. А разбойники стали в быстром темпе прочёсывать дом. Лола сразу направилась к сейфу, дав задание одному из парней найти девушку. С ней остался один, и ещё трое расположились специальным образом, чтобы других предупредить об опасности и подстраховать того, который ушёл на поиски.
  Сам сейф был взломан за три минуты, и Лола быстро выложила драгоценности и крупные деньги в мешок. Подельник взял драгоценную ношу, и они направились вниз, по пути захватив двух парней, ещё двое должны будут подойти к выходу. Но вместо них в прихожей гостинной был сам барон, он держал заряженный магией камень над головой.
  - Я сейчас всё взорву, - грозился он, - оставьте мешок и валите отсюда!
  Такого поворота воры не ожидали, но были готовы, и один из парней Лолы быстро бросил на него Сеть Оцепенения.
  - Так-то, хмырь, - сказал он с усмешкой, когда тот, матерясь, упал на ковёр, застыв в той позе, что и был.
  - Где эти двое? - забеспокоилась Лола. - Вырубите этого урода!
  И Жак фон Дирд получил по голове вазой, отчего потерял сознание. А в этот момент из тёмного коридора вынырнули двое, на руках второго была девушка.
  - Что с ней? - спросила Лола, но вскоре сама увидела, что та избита и половина лица раскроена. Кровь залила всё.
  - Урод! - плюнул кто-то на барона. - Может, я его это, убью?
  - Убираемся, - скомандовала Лола, - не успеем!
  К разгрому уже спешила городская стража, но Лола и её подельники с кучей денег и бессознательной Фэй успели скрыться во тьме ночи. Они словно растворились.
  
  

Глава 7

  
  Гай только-только успел перед закрытием городских ворот. Он скакал почти весь день - конь довольно сильно устал, как, впрочем, и сам господин Эс. Важные дела привели его в соседний по тракту город: здесь умер один из авторитетов воровского мира, и если Организация Робина Гэ с ним была в отличных отношениях, то с тем, кто придёт к власти теперь, нужно будет налаживать контакт. Гай поехал один, дабы доказать, что сама Организация не боится никого и ничего, и что они готовы взять под крыло новую основную группировку - главное правило Организации: все крупные авторитеты числятся в документах воровских объединений и поддерживают связь с главами компании, которая, по сути, является чуть ли официальной, но в то же время подпольной, и Королева Воров должна знать всех подданных, ведь сам отец, Король Воров, ныне давно покойный, завещал дочери всё, в том числе и борьбу против зажравшихся королей и гнусных аристократов, которые злоупотребляли властью и доверием простых людей.
  Те, кто собирался "крышевать" преступный мир города Уаф, насколько был осведомлён Гай, устраивали слёт сегодня вечером в одном из больших трактиров на другом конце города. Часть кварталов в том районе негласно принадлежали как раз умершему авторитету. И туда, сразу с дороги, не переодевшись и не умывшись, направился Эс. Походу дела, парень всё же оставил коня в приличной конюшне, хорошо заплатив конюху. Тот пообещал позаботиться об уставшем животном, и Гай, довольный, пошёл уже на своих двоих к месту назначения. Он так же заметил, что его преследуют, но Эс не беспокоился, что его могут прикончить в какой-нибудь подворотне, и смело шёл к своей цели. Можно даже сказать, чуть ли не вприпрыжку, напевая что-то под нос. Гай вообще был весёлым парнем, который не любил предаваться меланхолии, и только Фэй его печалила, но он старался сейчас не думать о любимой женщине - она в другом городе и, вероятно, в данный момент сладко спит.
  - Эй, молодчик! - всё-таки окликнули его сзади, когда Гай оказался в каком-то заброшенном проулке с заложенными кирпичом окнами. - Да-да, я к тебе обращаюсь! А ну стой!
  Гай остановился, губы растянулись в хищной улыбке, но когда он повернулся к преследователям, то постарался напустить на себя удивлённый и слегка напуганный вид.
  - Что вам нужно? - спокойно спросил он.
  Их было трое. Ничем не примечательные, в обычной одежде, в плащах из грубой ткани. От парней несло за версту уверенностью, скорее самоуверенностью - поправил себя Гай, ну и злобой.
  - Вытрясай из карманов, что есть, и одежду снимай, - коротко и по делу невежливым тоном попросили его.
  - Я не могу, - возразил Гай троице, - вы не имеете право: всё, что в карманах - моё, да и одежда мне дорога...
  - А жизнь тебе дорога, слизняк? - один тут же подскочил к Гаю, он был значительно здоровее его, и направил острие внушительного ножа в сторону предполагаемой жертвы.
  - Какие-то вы злые, ребята, - нахмурился Эс, - давайте лучше я дам вам на чай с булочкой, и вы от меня отвалите.
  - Подкупить решил? - ощерился другой бандит. - Дык, заберём всё сами!
  - Ну ты говнюк, - сделал ещё один шаг парень с ножичком, - я ж тебя сейчас зарежу, и чай с булочкой будут пить за тебя твои родные.
  Троица коротко хихикнула.
  - Я ж как лучше хотел, - включил добряка-дурачка Гай, - но теперь у вас есть другой вариант: вы просто отвалите, обойдёмся без булочек!
  - Да убей ты его! Он слишком много говорит!..
  - Я вообще не люблю драться, но вы меня вынуждаете, - пожаловался Гай, а потом размял шею.
  Бандиты понять не успели, когда он успел вытащить пару клинков. Тот, что с ножом, отступил назад, но Гай сшиб его с ног, ударив в лоб рукоятью меча. Эс был очень быстрым, и негодяи просто пали к его ногам от простых приёмов - пара великолепных мечей была вытащена скорее для показухи, которую парень любил, как и веселье.
  - Так-то, - удовлетворённо хмыкнул Гай, убрав мечи в ножны. Потом он демонстративно отряхнул руки, поправил плащ и пошёл дальше.
  Гай, конечно, понимал, что бандиты сейчас были без сознания, и им было по барабану, как парень выглядел со стороны, но он ничего не мог с собой поделать: быть серьёзным было слишком скучно. Эс рассмеялся.
  - Клоун, - раздалось сзади.
  Гай медленно повернулся. Трое бедолаг продолжали валяться на дороге без сознания, и больше никого.
  - Не знаю, кто ты, но лучше выходи, вуайерист несчастный!
  - Зачем? - поинтересовались из темноты.
  - Тогда сиди на месте, - пожал плечами Гай, - аривидерчи!
  - Клоун, - усмехнулись где-то там.
  - Хоть кому-то весело, - сказал парень, - а не только мне.
  Лола хочет серьёзности, Фэй тоже жаждет видеть брутала, он это по глазам её видел, но Гай не может им угодить, по крайней мере, большую часть времени. И с тех пор, как господин Эс вступил в Организацию Робина Гэ, там стало немного веселее. Служащие за год привыкли к своеобразному характеру парня, а он сделал их немного проще. Вот только Лола и Фэй желали видеть рядом строгого и опасного мужчину.
  - Я тебя не отпускал, - раздалось снова, и перед Гаем из теней соткалась человеческая фигура.
  Парень остановился, подождал до полной трансформации. От Тени веяло тёмной силой, древней мощью и неограниченной властью, потом все эти "ароматы" пошли на убыль, и перед ним предстал мужчина. На нём был плащ и широкополая шляпа.
  - Ну и чего тебе надо? - поинтересовался Гай.
  - Ты растрачиваешь свой потенциал, - в бархатистом голосе послышались нотки брезгливости.
  - Я живу полной жизнью, - пожал плечами Гай, скрестив руки.
  - Жизнью смертного! - уже не брезгливость была в тоне, а какое-то тошнотворное презрение.
  - А разве я не смертный? - усмехнулся он. - Всё, ладно, мне пора.
  - Не уходи от ответа, - нахмурился Тень.
  - А вопроса и не было, - подразнил Гай.
  - Не болтай ерунды, ты не смертный, - всё равно сказал мужчина, - и я призываю тебя служить на благо рода и своей крови.
  - Как служить? Собирать кости умерших?
  - Души, - поправил Тень, - собирать все частицы Вселенной в одну цепочку, ведь однажды настанет день, когда этого мира не станет, но благодаря собраным душам мы заново воссоздадим Новый Мир...
  - И бла-бла-бла, - закатил глаза Гай. - Ну хватит, это звучит слишком скучно.
  - Скучно то, что ты тратишь на этих мелких людишек свою жизнь.
  - Ха-ха, - рассмеялся Эс, - а не эти ли людишки частички Вселенной, которую ты бережёшь? И я делаю всё, чтобы этот мир, Старый Мир, не раскололся раньше времени.
  - Ты делаешь глупости.
  - А ты зануда, - усмехнулся Гай. - Ну всё, правда, уходи. Маман передай привет от меня, скажи, что чищу зубы перед сном и кушаю хорошо.
  - Глупый мальчишка! - выплюнул мужчина.- Надеюсь, что ты одумаешься, ведь меня однажды не станет, и ты будешь очень нужен на Тёмной Стороне.
  - Живи долго, - искренне сказал Гай.
  - Доживу до того момента, когда ты явишься домой, мальчик мой.
  - Я не приду, и советую найти другого наследничка, - рассмеялся Гай.
  - Они не достойны.
  - А я и подавно - я же живу среди смертных, - сардонически произнёс Эс. - Мне действительно пора, а то упущу нужных людей.
  - Упустишь, воспользуйся своими способностями, что может быть проще?
  - Ага, тогда можно сразу во всеуслышание объявить о том, кто я, - хмыкнул Эс, обходя Тень.
  Гай наконец вышел из подворотни, и, признаться, его напрягла неожиданная встреча. Возможно, что-то было не так, иначе бы не пришёл...
  Плеча Гая кто-то коснулся. Он повернулся - это был Тень. До трактира оставалось всего каких-то метров сто. Эсу всё это не нравилось, он желал наладить контакт с основной крупной преступной группировкой, а не проводить вечер встреч с родственниками.
  - Ну что опять? - раздражение прорвало всю весёлость парня. - Я же сказал, я не вернусь.
  - Я пройдусь с тобой, - улыбнулся Тень.
  - Ну нет, возвращайся туда, откуда пришёл, - нахмурился он.
  - Ты мне сейчас кое-кого напоминаешь, - усмехнулся пришелец.
  - Кого же?
  - Пошли по твоим делам лучше.
  - Зачем тебе это? Ещё скажи, что у тебя зуб на бандюков этого города, - скривился Гай.
  - Был бы зуб, от них и мокрого места не осталось бы, знаешь ведь, - мрак отразился в серых глазах.
  - Ах да, я и забыл, ты ведь всесилен, - наигранным тоном произнёс Эс.
  - Сомневаешься?
  - Нет, что ты? Как я могу?
  - Тогда не язви, - рыкнул Тень.
  - Мокрое место оставишь от меня? - иронично сказал Гай. - Ну ладно, давай ты уйдёшь, если не хочешь окончательно испортить отношения со мной? Иначе я правда никогда не вернусь.
  - А ты собирался? - брови Тени почти достигли линии шляпы.
  - Возможно, - пошёл на попятную Гай. - И хватит меня выводить из себя.
  - Это я то тебя вывожу? - удивился тот. - Мальчик мой, это по твоей части!
  Тень хохотал.
  - Дед, ну правда, у меня тут важная встреча, и мне не хотелось бы облажаться.
  - Ты что, влюбился что ли? - тут же стал серьёзным Тень. - Раньше тебе такие вещи были не важны.
  - Вообще-то я состою в серьёзной организации, и мне нужно хоть немного ей соответствовать, - усмехнулся Гай, почему-то думая о Фэй.
  - Влюбился, - заключил Тень, его лицо тут же замаячило перед взором парня, рассеивая мысли о девушке. - Я тебя насквозь вижу.
  - Что может быть проще, - покачал головой Эс, - ты ведь такой сильный. А ты сам попробуй почувствовать.
  - Ооо, это было давно, да и я уже столько живу, что такого со мной уж точно не случится.
  - Не зарекайся, - криво улыбнулся Гай.
  - Не зарекаюсь, ты что! Но вряд ли. Я так стар, опытен, а моё сердце очерствело. Я вижу суть любого существа, и почти во всех зияет, словно дыра от раны, холодный расчёт. Кровь многих холодна, хотя в жилах она у живых видов горяча. Этот мир дряхлый и прогнивший, как и его обитатели, - вздохнул Тень.
  - Да ты циник! - произнёс Гай. - Но а как же те, в ком остался свет, доброта, бескорыстие? Как же те, кто чист душой, или те, кто изменился и пытается сделать мир лучше?
  Тень на мгновение задумался, поправил полы шляпы.
  - Их очень мало, - наконец ответил он, - и всё, кто не хотят меняться, они погубят, похоронят под собой чистоту и свет меньшинства. Тьму всегда тяжелее развеять, нежели свет. Свет он более мягкий, податливый, уступчивый, а тьме достаточно того, что все сложат руки и будут ждать чего-то. А тем временем она наступает, всё ближе подбирается в этот мир. Скоро этого мира не станет.
  - Ты сейчас пугаешь меня концом света? - вскинул бровь Гай.
  - Нет, не пугаю, - усмехнулся Тень, - просто ворчу, я ведь так стар и так устал.
  - Ты чего-то не договариваешь, - с подозрением прищурив глаза, сказал Гай.
  - Забудь. Пойдём лучше решим твою проблему. А моя - подождёт.
  - У такого, как ты, есть проблемы? - удивился парень.
  - Ты не поверишь, но есть, - слабый кивок.
  - И я должен помочь, да? - хмыкнул он.
  - Это в твоих силах. Поэтому-то я тебе и говорю, что ты зря растрачиваешь потенциал здесь, когда ты нужен в Тёмном Мире.
  - Опять ты заладил, - устало протянул Гай, - сами там разбирайтесь.
  - Смотри, это случаем не твои ли клиенты? - кивнул в сторону широких дверей таверны Тень, - и, кажется, они собрались выяснять отношения.
  - Весьма колоритная парочка, - хохотнул парень, сделав вид, что забыл о том, о чём просил его пришелец всего минуту назад.
  А в это время, высокий худощавый человек в классическом костюме, даже издалека видно, дорогом, с короткой тёмной косичкой и тростью встал напротив громилы под два метра ростом и широтой плеч, которая почти не уступала его высоте.
  - Для такого только квадратный гроб, - будничным тоном заметил Тень.
  - Не хорони здоровяка раньше времени, он здесь весь город держит в кулаке, в его банде опасные и коварные люди, все сильны - слабым не место среди его стаи, - бросился в разъяснения Гай, - и с ним будет нелегко договориться.
  - Ага...
  - Сейчас, только подождём окончания схватки, ведь этот холодец бросил вызов самому Конраду, - присвистнул Гай.
  Люди вышли из питейного заведения, зеваки остановили свой ход, даже доблестные стражники застыли где-то в стороне. А перед главным входом была удобная площадка, как раз для хорошей драки. Все ждали, но знали, чем всё закончится.
  - Как дважды два, - лыбился Гай, полностью уверенный в том, кто победит, как, впрочем, и все.
  А этот "холодец" взмахнул своей тростью, она удлинилась и стала подобием посоха или шеста. Конрад зарычал, подошёл на расстояние удара, махнул кулачищем - худой отразил. И видно было, что совладать с силой здоровяка было сложно; Конрад высыпал на противника серию мощнейших ударов, но мужчина всё отбивал, да уже намного увереннее, чем самый первый удар. Потом, видимо, у Конрада стали кончаться силы, и он уже не наступал будто гора, а наоборот, стал закрываться от стремительных атак худого. Классический костюм его заметно измялся, косица растрепалась, а на лице горела жажда боя и желание победы. Гигант два на два метра под очередным ударом шеста чуть не упал, толпа уже подсказывала схватить, да переломить эту спичку, да только Конрад совсем выдохся, и в какой-то момент просто не устоял: худой так отчаянно махал своим оружием, так быстро, ударяя то в лоб, то в грудь, то по коленям и бокам. Грохот стоял отменный, когда главарь крутой банды свалился наконец на землю.
  Конрад Непобедимый был повержен каким-то интеллигентом - прошёлся шепоток среди толпы. Многие застыли с открытыми ртами, Гай хмурился, но только Тень улыбался, скрестив руки на груди.
  - Вот это сила, а так сразу и не скажешь, - восхищённо проговорил Эс. - Дед, ты видел?
  - Видел, - хмыкнул Тень. - Думаю, тебе нужно пообщаться с ним.
  - Это я уже понял.
  - Не боишься?
  - Чего? Что он меня побьёт? Не за что ведь, - пожал плечами Гай. - Так, я не понял, ты хочешь, чтобы я померялся с ним силой?
  - Нет, что ты, - не искренне сказал Тень. - Просто интересно, сможет ли внук бога уложить на лопатки падшего ангела.
  - Кого-кого? - округлил в шоке глаза Гай.
  - Ты слышал - не люблю повторяться, - скривился Тень.
  - А-а-а-э-э-э, - слегка подвис в пространстве Гай.
  - Захлопни рот, со стороны выглядишь как ненормальный, - рассмеялся мужчина в шляпе.
  - Мне плевать, - очнулся Гай. - Сейчас же пойду и переговорю с ним, если он имеет виды на этот город. Мне нужно получить сотрудничество.
  - Вряд ли ангелу нужно крылышко шайки мальков.
  - Не груби, - хмыкнул Гай, наконец-то прямо глянув в глаза Тени. - Да, лучше бы тебе всё-таки уйти.
  - Испаряюсь, - поднял ладони Тень, широко улыбаясь. - Не облажайся, мальчик мой, чтоб старику не было стыдно.
  - Да сгинь ты уже, - пробурчал себе под нос Гай. - Не люблю богов, ангелов и прочую нечисть!
  
  

Глава 8

  
  В особняке Организации Робина Гэ собрались Лола Гуд, Черноликая Фэй, магиня Элла и Мануэль Даарон - ждали только Гая Эса. На большом круглом столе стояли различные напитки и закуска, но люди не сидели за ним. Небольшая зала для переговоров находилась в подвале - подальше от посторонних глаз и ушей, а наверху, в гостинной дома, Мэни наложил морок как раз для незванных гостей, если вдруг кто-то заглянет в окна дома.
  Стены залы были каменными, ничем не украшенными, но мебель добротная и дорогая; камин, пара гобеленов, оружие на стенах. Мэни стоял в групке с Лолой и Фэй. Он возвышался над девушками, хотя Фэй не была маленькой, она была выше Лолы, ну и Эллы. Лола и Элла были примерно одинакового роста, и Элле иногда не верилось, что именна госпожа Гуд была здесь главной.
  Мэни был в классическом для всех королевств тёмно-сером костюме; чёрные с синим отливом волосы зачёсаны назад и собраны на затылке в короткий хвост; гладко выбрит; в отличной физической форме - в нём чувствовалась сила, даже несмотря на милую улыбку и сияние тёмно-синих глаз, хотя по годам ему было уже за шестьдесят, но Даарону дашь максимум лет тридцать пять-сорок.
  Лола выглядела, как всегда, хорошо - в бархатном тёмно-зелёном платье в пол, которое выгодно подчёркивало её безупречную фигуру и манило посмотреть в глубокое декольте; золотистые волосы мягкими локонами лежали на спине и груди; янтарные глаза обрамляли длинные пушистые ресницы, а губы имели коралловый оттенок - просто само совершенство!
  Фэй была по обычному загадочна в своей чёрной металлической маске - нижняя часть лица была открытой, сама же маска отделана причудливым красивым узором и скупо украшена драгоценными камнями; накидка с капюшоном, шёлковое платье - всё чёрное; на пальцах красовались кольца, почти на каждом. Она стояла с бокалом вина и сейчас улыбалась. Бордовый оттенок помады на губах довершал готический образ женщины.
  Элла стояла с стороне, она разглядывала оружие, висящее над камином. На ней были высокие чёрные сапоги на невысоком каблуке, кожаная чёрная куртка, которая сейчас висела на спинке одного из стульев, чёрные же штаны и сорочка по фигуре. Из украшений - серебряная цепочка с кулоном в виде розы, так же, серебряной. Тёмно-каштановые волосы собраны в обычный хвост, зелёные глаза сверкали подобно двум изумрудам, тёмно-розовые губы плотно сжаты. Сегодня она познакомилась с Фэй, которая вызвала в душе девушки странные чувства. Нет, Черноликая на удивление оказалась приветливой, хоть и сдержанной, слегка высокомерной, но отнеслась к Элле достаточно тепло, так же тепло, насколько это может сделать змея по отношению к потенциальной жертве, которую нельзя съесть. Магиня решила держаться начеку рядом с этой таинственной особой. И то, что Мэни сейчас был рядом с Лолой и Фэй, Эллу ничуть не трогало: за две недели, что магиня всё же провела в лагере Даарона, вместо двух-трёх дней, они сдружились, и Мануэль стал наставником магини. Сейчас он развлекался с дамами - в принципе, обычное дело, и Элла не лезла. Её всё устраивало. А в гостевом доме жили парни Мануэля: Зет и Каил, которые так же стали друзьями Эллы.
  Послышались шаги. По винтовой лестнице спускался Гай. Лицо его какое-то время оставалось в тени. Атлетичная фигура мужчины привлекала внимание к себе присутствующей женской половины, а Мэни усмехался. Чёрный классический костюм сидел идеально, но вот все увидели лицо парня и ахнули: под обоими глазами были синяки, губы разбиты, на лбу огромная ссадина и шишка.
  - Гай! - с ужасом воскликнула Лола, и бросилась к другу.
  
  
  Десятью минутами ранее.
  Гай смотрел на своё избитое лицо. Тело было не так повреждено, но тоже не в лучшем виде. Зеркало в ванной комнате отражало все цвета радуги.
  - Красавчик, - прошипелявил он отражению, а потом рассмеялся. Но почувствовав боль, тут же умолк - болели губы.
  По спине пробежали мурашки, пробежали и пропали.
  - Я знаю, что ты тут, - слегка раздражённо проговорил Гай. - Выходи!
  - Откуда ты узнал? - удивился Тень, материализуясь за спиной парня.
  - На тридцать втором году жизни раскрылся третий глаз, - проворчал Гай, оборачиваясь к пришедшему лицом. - Что нужно опять?
  - Пришёл посочувствовать, - пожал плечами гость.
  - Посочувствовать тому, что я всё-таки уложил того пернатого на лопатки, или тому, как он меня отделать успел? - усмехнулся Гай.
  - Ну что ты, я ведь не такая сволочь, - наигранным тоном произнёс Тень.
  - Тогда сгинь с глаз моих, - пропел весело Гай.
  - Не сгину, разговор есть.
  - Тогда скорее говори и уходи!
  - Твоя мать попросила прийти в гости, - сказал Тень.
  - Что я там забыл? - закатил глаза Гай.
  - Мать забыл, - добавил в голос немного суровости Тень.
  - Тогда лучше пусть она сама приходит.
  - Она боится, что твои дамы не так всё поймут и попытаются убрать соперницу, - рассмеялся Тень.
  - Она слишком высокого мнения о себе, - хмыкнул парень.
  - Противный мальчишка! - сплюнул пришелец. - Так ты придёшь?
  - Нет.
  - Хорошо.
  - Что "хорошо"? - спросил Гай.
  - Хорошо то, что поем на халяву, - ответил он.
  - Это где такая халява? - ощерился Гай.
  - У тебя дома!
  - Я тебя не приглашал, - возмутился он.
  - Но мы же родственники, - напомнил Тень.
  - С такими родственниками и врагов не надо, - покачал головой избитый парень.
  - Враги всегда найдутся, - философски заметил "родственничек".
  - Может ты перестанешь дурью маяться и уйдёшь обратно в свой загробный мир?
  - А что, только тебе, что ли, развлекаться? - рассмеялся гость. - Да и скучно там!
  - Вот! А ты меня зовёшь туда, - захохотал Гай, чуть ли не теряя сознания от боли.
  - Зову, чтоб снова стало весело, - прикрыл глаза Тень.
  - А я считал, что на родине ещё не оправились от моих выходок. Да и вырос я уже давно, - усмехнулся парень.
  - Не повод для грусти, - заметил Тень.
  - Дед, вот тебе сколько лет? - спросил вдруг Гай, натягивая брюки.
  - Сбился со счёта, - предельно честно сказал Тень. - Может, тебе морок какой накинуть? От лечения, знаю, что откажешься.
  - Зачем? Морда всё равно болеть не перестанет, - фыркнул парень, уже облачившись в рубашку и бархатный камзол без рукавов.
  - Пошли?
  - Только не говори мне, что ты со мной, - вскинул брови Гай.
  Тень рассмеялся.
  Эс шёл впереди, Тень за ним. Гай понимал, что не сможет отделаться от деда, пока тот не получит то, за чем пришёл. И какого бы шутника и добродушного парня из себя не строил сейчас Тень, за всем этим скрывался холодный расчёт. И приглашение матери было, скорее всего, одним из ходов его семейства. Но Гай не собирался возвращаться, ведь он был смертным. С самого своего рождения парень рос в Тёмном Мире. Замки среди пустошей, но жизнь в том месте тоже бурлила - среди богов, полубогов, демонов, ангелов и даже чертей, Гай чувствовал себя лишним. Да и тело его отвергало потустороннюю атмосферу - в то время как все аборигены имели вполне нормальную плотность и не просвечивали через себя, Гай, как белая ворона, будто приведение, был несколько прозрачен, а ведь он являлся прямым потомком могущественного бога, хотя и имел человеческие корни. В остальном, впрочем, был почти как все, но это не избавило его от насмешек. Мать, конечно же, любила своё дитя, и всегда советовала не обращать внимания, говорила, что они все просто завидуют тому, из какого рода происходит Гай, и бьют по слабым местам. Но в общем, Мэйна была весёлой тусовщицей, и с первого взгляда, не зацикленной на семейном древе, любящей жизнь со всеми её прекрасами. В том числе, и своего единственного сына, которого она зачала от любимого человека. Где был отец Гая - по сей день оставалось тайной. Очень странно, что дед не противился связи дочери со смертным, но на этот вопрос всегда отмалчивался. Сам же он не любил общаться с родом человеческим, как и с другими расами мира Жезейны.
  - При друзьях мне называть тебя дедом или всё же Нором? - спросил Гай, когда они оказались у дверей в нижнюю залу.
  - Как хочешь, но обязательно скажи всем, что мы родственники, во избежании всяких глупых вопросов.
  - Тогда, Нор из рода Эсов, - кивнул Гай. - Двоюродный брат по маме.
  - Хорошо, мальчик мой, побуду твоим братом, - хохотнул Нор-Тень.
  - Веди себя хорошо, - предупредил Гай, открывая тяжёлую дверь.
  Все уже были в сборе, не хватало только Гая. И когда он спустился, Лола с криком бросилась к нему. Нора, в его широкополой шляпе и чёрном плаще, заметили не сразу. Когда заметили, тут же насторожились. Но сначала были вопросы по другому поводу.
  - Давайте присядем, что ли, - предложил Гай, - я бы не против промочить горло.
  Все начали рассаживаться за круглый стол, косясь то на Нора, то на Гая.
  - Для начала, хотел бы вам представить моего...эээ, двоюродного брата, - кивнул в сторону Тени парень, слегка замявшись, - Нор из рода Эсов.
  И после этих слов Тень снял свою шляпу, лицо тут же озарилось тусклым светом помещения, но это не помешало всем вновь ахнуть, и даже Элла перестала жевать бутерброд. У Нора были серые глаза, светло-русые волосы, красиво очерченные губы, волевой подбородок, прямой нос. Оттенок кожи, форма бровей, которые были несколько темнее шевелюры, были прям как у...
  - Вы точно не родные братья? - первым очнулся Мэни. - Вы так похожи...
  - Как две капли воды, - смотрела на парней во все глаза Лола.
  - Если не считать помятого вида Гая, - усмехнулась Элла.
  - Те же глаза, черты лица, волосы - просто поразительно, - говорила тихо Фэй, но её слышали все, - и даже ваша ироничная улыбка - копия Гая. Не удивлюсь, если и говорите вы похоже.
  - Мадам, ваши глаза не только прекрасны, но и остры, - заметил Нор, и тут же обворожительно улыбнулся.
  - Ах, ну что вы, - игриво ответила Фэй, не обращая внимания на Гая, который начинал злиться. - Такое яркое семейное сходство, будто у вас одни родители.
  - Родители у нас разные, в этом я точно уверен, - сказал Нор. - Но что ж поделать, в нашем роду мужчины часто рождаются похожими.
  Гай, под слоем своих синяков и ссадин, был красным как рак, видя, как понравился любимой женщине дед. Но что в нём было такого, чего не было в Гае? Да и древний он, как горы Эрей, хитрый, как стая лис, опасный, как вулкан, и бесчувственный, как скорлупа яйца.
  Но Фэй продолжала стрелять глазками в Нора. Нор ухмыляться и сыпать комплиментами. Гай решил успокоиться. До поры, до времени. И очень обрадовался, когда воркование Фэй и Нора прервала Лола:
  - Предлагаю перенести собрание.
  - Почему? Мне было нелегко оставить лагерь, - сказал Мэни, - ведь в лесах, кроме нас, поселился кто-то ещё. Мне не хотелось, что бы нас обнаружили.
  - И мне тоже, - сказала Лола. - Но, Мэни, мы не можем говорить при постороннем.
  - Я не посторонний, - вставил Нор, улыбаясь, - о, прекраснейшая дева с золотыми волосами!
  - Это он мне, что ли? - спросила госпожа Гуд у Гая.
  - Похоже, что тебе, - пожал он плечами.
  - Никогда не видел столь красивой дамы! - продолжал восхвалять Нор Лолу. - Гай, и почему ты мне не говорил, что ты общаешься с такими красивыми женщинами?
  -Ооо, - протянул Гай, закрыв лицо ладонью. - Кажется, тебе пора домой.
  Нор вдруг поднялся, нахлобучил на голову шляпу, широко улыбнулся.
  - Пожалуй, я увидел достаточно, - усмехнулся он. - Удачи вам!
  - Вас не выпустят без согласия кого-то из глав, - предупредил Мэни.
  - Мне не нужно ничьё разрешение, - пропел Нор, сделал шаг и испарился.
  - Ааа?!
  Все разом раскрыли рты, потом уставились на Гая.
  - Что? - немного нервно спросил он. - Давайте продолжим собрание, он же ушёл.
  - Кто он такой? - высказала общую мысль Элла.
  - Попахивает нечистой силой, - усмехнулся Мэни, проведя рукой по идеально гладким волосам.
  - Возбуждает, - промурлыкала под нос Фэй.
  - Гай, не приглашай его больше, - нахмурилась Лола.
  - Я не звал его, он пришёл проведать меня, принёс новости из дома, - слегка скривился парень, - и отделаться от него оказалось крайне сложным.
  - Понимаю, - сказала Лола.
  - От него несёт чем-то таким знакомым, - задумалась магиня.
  - Магический фон очень мощный, - сказал Мэни. - Когда он применил свои способности, я это почувствовал.
  - Дыхнуло прям в лицо чем-то таким потусторонним, - поёжилась Элла.
  - Как хорошо иметь в штате магов, - удовлетворённо сказала Лола. - Так, Гай, есть что сказать по этому поводу?
  Он отрицательно покачал головой.
  - Хорошо, коллеги, начнём, - кивнула Лола, потом добавила иронично. - Все вопросы потом, мы ещё обязательно вернёмся к обсуждению родственников Гая, но как-нибудь в другой раз.
  - Хорошо, Гай, ты прости, но этот Нор очень странный, - сказал Мэни.
  - Я понимаю, но я не могу ничего рассказать.
  - Ты точно не маг? - спросила Элла у него. - Не чувствую в тебе вообще ничего такого.
  - Потому что я человек, - пояснил он.
  - Я тоже, но обладаю магическими способностями, как и Мэни.
  Элле казалось, что Гай не просто не хочет рассказывать о своём родственнике, тут скрыта тайна весьма опасная. Поэтому всё же лучше не развивать этой темы. Было явное ощущение, что они все вскоре узнают больше, намного больше, и это может принести беды.
  - Я оговорился, хотел сказать, что не обладаю ничем особенным.
  - Как же, он не обладает, - передразнила Лола. - Никогда не видела никого, кто так искуссно владел бы мечами.
  - А ещё я красив, умён и харизматичен, - взмахнул короткой блондинистой шевелюрой Гай и тут же тихо застонал от боли.
  Фэй фыркнула, Элла закатила глаза, а Лола рассмеялась.
  - Не сомневалась, - поддержала она его.
  - Тогда, пока забыли о твоём братце и продолжим, - хмыкнул Мануэль. - Так зачем мы собрались сегодня здесь?
  - В общем, дело крайне важное, - подобралась Лола. - Поступила целая куча сообщений, что в правительстве создали специальную гвардию для борьбы с преступностью. Эта гвардия имеет возможность ликвидировать всех приговорённых. Нам же эти элитные воины будут теперь как заноза, так как у них есть особые магические возможности, и вскоре они займутся зачисткой крупных городов. Сюда входит, как ликвидация преступных элементов, так и их розыск. Мне доложили, что даже морок и прочие заклинания для отвода глаз на них не действуют. А это значит, что за нашу Организацию возьмутся вплотную. Грозит тем, что вся власть в населённых пунктах перейдёт полностью к государству и их шавкам, и простые люди станут фактически рабами.
  - А разве госудаственная власть не выполняет функции по защите людей, ну и прочее? - поддавшись порыву, спросила Элла.
  - Аристократии нет дело до простых людей, они всегда беспокоились только о себе, - медленно проговорила Фэй. - Давно пора поменять официальную власть, но нам пока не хватает сил.
  - Если мы открыто сейчас пойдём против короля, то в массы зальют очередную ложь, и на нас начнётся охота не только гвардейцев, но и обычные люди перестанут прикрывать нас и верить в наши возможности. Это грозит полным распадом, - сказала Лола.
  - Но а если народ не поверит королю? - возразила Элла.
  - Такого не будет, - усмехнулся Гай. - Король - это власть и сила, а кто мы? По сути, воры преступники, противники официальной власти. Аристократия знает о нас, и поэтому ищет способы устранения Организации и её агентов.
  - Тогда что? Нужно внедриться в правительство и кого-то убрать? - вскинул брови Мануэль.
  - Неплохая мысль, Мэни, - одобрила Лола, - но это на потом, как сказать, на сладенькое. А сейчас перед нами лежит задача освободить из острова-тюрьмы нашего сильного агента.
  - Неужели ты решилась на это? - покачала головой Фэй. - Келиана невозможно вытащить оттуда.
  - Он нам нужен как никогда.
  - Туда не попасть! - раздался голос Мэни.
  - Ну почему же, если по воздуху, - хмыкнула Элла, и все обернулись к ней.
  - Ты не сможешь проделать такой фокус, - возразил маг.
  - Одна - нет, но с вами, учитель, мы сможем многое, - Элла ему слегка поклонилась.
  - Отлично, - хлопнула в ладоши Фэй, - девчонка умница! Беру тебя под личное командование.
  Элла тут же невольно слегка скривилась.
  - Так что, Мэни, скажешь? - острожно спросила Лола.
  Мануэль хмурил брови.
  - Да, вполне возможно, - как бы нерешительно начал он, потом прибавил громкости голосу и сказал, - но мы будем взаимодействовать с магиней только после того, как она перейдёт, или так же и останется, под моим непосредственным руководством.
  - Я не согласна, - покачала отрицательно головой Фэй, - нам давно не доставало здесь мага, особенно такого!
  - Тогда помощи от меня не ждите. Я уеду в лагерь в лесу и продолжу работу там!
  - Мэни, - ласково позвала Лола, - я понимаю тебя, но мы действительно собирались оставить Эллу в городе.
  - Учитель даёт мне уроки, которые не преподавали в Академии. Я бы осталась при нём, - медленно проговорила магиня, - хотя бы на какое-то время.
  - Миссии в городе важнее уроков с этим старым хреном, - процедила сквозь зубы Фэй.
  - Что ты сказала? - прорычал Мэни.
  Гай тут же встал, Лола подняла ладонь.
  - Фэй! - предостеригающе раздался голос Лолы.
  - Всё, прекратите! - крикнул Гай. - Мэни, брат, прошу, не ведись! А ты, попридержи язычок!
  - Заткнись, мальчишка! Я вообще не понимаю, зачем ты здесь!
  - За тем же, зачем и ты! - серые глаза Гая, как и голос, приобрели металлический оттенок.
  - Всё! Прекратите, пока не наговорили много лишнего! - наконец встала Лола. Казалось, она стала даже выше Мануэля. - Хотя бы из уважения ко мне!
  Все замолчали. Гай плеснул себе вина, Мэни залпом же уже осушил бокал. Элла ковыряла что-то на тарелке перед собой, Фэй по-королевски откинулась на спинку стула, а Лола ждала, пока они немного успокоятся.
  - Элла, остаёшься с Мэни. На время, - твёрдо сказала госпожа Гуд. - Фэй, мы поможем обойтись пока без мага здесь. Тем более, что через несколько дней отправимся на остров.
  - Несколько дней?! Но этого мало для сборов! - сказала Фэй.
  - Успеем. Нужно торопиться - Келиана приговорили к смертной казне, как и всех в той тюрьме.
  - Туда пожалуют судья с эшафотом? - хмыкнул Мануэль. - Что-то не верится.
  - Нет, Мэни, туда направляют как раз ту самую гвардию со сверхспособностями для зачистки, - тяжело вздохнула Лола. - Поэтому прошу всех собраться, и потерпеть какое-то время тесное сотрудничество.
  Гай кивнул. Мэни послал Лоле воздушный поцелуй.
  - Хорошо, согласна, - через какое-то время сказала Фэй. - Но извиняться ни перед кем не буду!
  Мужчины сделали вид, что не слышали, Элла нанизала на вилку мясо и пожала плечами.
  - Налей, Гай, - сказала магиня, толкнув кубок парню.
  - Да и мне тоже, - попросил Мэни.
  - Вот и славно, - как-то вымученно улыбнулась Лола. - Пожалуй, выпью!
  
  

Часть вторая: Проклятый остров

  

Глава 9

  
  Это место можно было бы назвать райским, если бы жара была не такой сильной, ночи не отдавали бы морозной стужей, а морская вода вокруг острова не разъедала плоть до костей. Имелось огромное количество растительности, тропические деревья были многовековыми великанами, через крону которых еле пробивалось красноватое солнце. Живности тоже хватало, только чтобы поужинать мясом нужно не просто поймать и убить - нужно побороться с тварью и, если повезёт, победить в схватке, а потом можно и свежевать. Да и то, не всегда удаётся: конкуреция тут такая, что на каждую опасную тварь, найдётся ещё более опасная. Спишь и ешь обычно в каком-то бешеном темпе - в этом месте почти нет укрытий, надолго где-то оставаться нельзя, и если тебя не достанут крупные хищники, то насекомые проклятого острова за пару часов способны обглодать взрослого мужчину. Именно поэтому многие собираются в группы, чтобы минимализировать окружающую опасность, иметь возможность хоть как-то спать и есть. Слабые здесь не выживали, да никто и не брался кого-либо особо защищать. А если и брались, то при любой опасной ситуации избавлялись от балласта, ибо благородство могло погубить всех людей.
  Пресная вода была в маленьком озерце где-то в центре острова, поэтому напороться на что-то неприветливое там было проще простого. От озера того протекали и ручьи, которые были настолько узкими и неглубокими, что приходилось быть очень осторожным, чтобы случайно не перекрыть течение. Но чтобы воспользоваться таким ручьем не стоило и думать, ведь самые сильные группировки в таких местах устанавливали охраняемые мини-штабы. И если ты придёшь незванным гостем, будь готов умереть.
  Заключённые сюда поставлялись каждый месяц. И немногие хоть как-то приспосабливались. Никому не хотелось верить, что это навсегда, что они больше не увидят нормального солнца, голубого неба, родных, не поедят вкусной еды, не поспять на мягких перинах, не узнают новостей извне; что они все реально отрезаны от мира, что они прокажённые, приговорённые на муки до самой смерти. И даже те, у кого имелись сверхспособности, кто физически и духом были сильны, не имели даже маленького шанса уйти отсюда.
  Келиан затаился, слился с деревьями, стал звуками этого жуткого влажного леса. При своём росте почти в два метра он умел становится незаметным. Иногда ему казалось, что он потерял в себе даже остатки того людского, что было в нём; его считали самым страшным хищником этого острова, и немногие знали, что он такой же заключённый. При возможности, он убивал, чтобы не убили его; рвал и метал, чтобы боялись и уважали, как люди, так и монстры; ел, чтобы не съели его. Прошло два года, и он почти поверил, что является такой же опасной тварью. Но холодными ночами ему снились сны о внешнем мире, как напоминание того, что Келиан когда-то умел любить, верить, следовать своим идеалам, желать сделать мир лучше, спасти как можно больше невинных, беззащитных, маленьких... Ночами ему снились сны о той зеленоглазой худенькой девчушке, которая так доверчиво прижималась к нему и называла братом. Тельце её было тёплым, а в глазах, на тот момент, не умерла вера в хорошее, хотя всё её тело и руки были покрыты свежими и старыми шрамами. Он пообещал, что они ещё встретятся. Келиан чувствовал какую-то ответственность за будущее тех спасённых, и почему-то хотел увидеть именно её - смешную неуклюжую девчонку с худыми длинными ногами и чёрными волосами, которые щекотали ему нос, когда он целовал её в макушку.
  А порой ему снился один и тот же кошмар, он повторялся каждый раз по одному сценарию. Горло сдавливало чувство обречённости, сожаления, а грудь сковывала боль. Потом Келиан просыпался в липком поту, на холоде он задыхался от духоты, и ревел в ночь от тоски и боли. Вся живность быстренько пряталась от такого монстра подальше, и даже самые смелые боялись выйти к нему на разборки.
  Однажды отпустив демоническую трансформацию, Келиан решил больше не контролировать своё тело: рога на лбу отросли до полуметра, а когти на кожистых крыльях так наточились о добычу, что легко резали даже крепкую хитиновую оболочку гигантских пауков. Но когда-то он выглядел как человек, и рога, хвост и крылья были лишь второй ипостасью, которая находилась под жёстким контролем. В остальном почти всё осталось как раньше - если не считать загара, то глаза были такими же ярко-голубыми, а волосы угольно-чёрными. Только раньше Кел носил их коротко стриженными, а сейчас они были до середины спины. Ну и борода, впрочем, как и у многих - почти никто не имел возможности бриться.
  - Эй, Кел, выходи! - заорали где-то в стороне, но он не отозвался. - Я знаю, что ты тут, я выслеживал тебя в течение недели. Это я - Марк! Нам нужно поговорить!
  Марк был одним из тех, кто прибыл на остров с Келом, они даже когда-то дружили, хоть и было это не слишком долго. Марк тогда всего год отработал на Организацию, а потом они стали напарниками. После одного из заданий их ждал провал, где их антигосударственную группу агентов и схватили. Было очень неожиданным узнать, что Марк не погиб на этом богами забытом острове, как остальные.
  - Кел! - раздалось совсем рядом. - Кел, во имя наших прошлых дружеских отношений, умоляю о помощи! Только ты сможешь помочь! Я...
  Келиан вышел из-за дерева, и Марк упёрся взглядом в голую грудь мужчины. Незванный гость поднял голову, и их глаза встретились: ярко-голубые и карие.
  - Зачем пришёл? - прохрипел Кел. - Ты ведь знаешь, что я не тот, кем был раньше.
  Марк кивнул.
  - Конечно, знаю. Но не забыл, что ты очень хороший человек.
  - Я не человек!
  - Врешь! Ты угодил сюда вместе с нами, с людьми, приговорёнными на вечный курорт в этом мирке. Я знал тебя лучше других.
  - Я - монстр, - настаивал Кел.
  - Парень, да ты совсем отчаялся, - посочувствовал Марк. - Давай в мой лагерь! И мне действительно нужна твоя помощь.
  - Если не уйдёшь - я тебя убью, - тихо сказал Кел.
  - Ты не...
  Марк поперхнулся словами, когда Кел схватил его за шею рукой и поднял над землёй. Ноги парня дёргались, как и тело, но он упорно не хотел закрывать глаза. А потом всё кончилось: Келиан разжал руку, и Марк повалился на землю. Он громко вдыхал воздух, кашлял, но продолжал дышать.
  - Ну и урод ты! - наконец выдал Марк, придя в себя. - Совсем одичал!
  - Ты не забыл, почему я ушёл? - Кел сел на землю. - Я приношу несчастья, поэтому ты не смеешь просить меня о помощи.
  - Смею! Болван! Смею! - наконец разозлился Марк. - Ты, мать твою, мой должник! Я спас тебя тогда, ты сказал, что сочтёмся! Если бы не я, то тебя уже казнили бы!
  Марк встал. На шее появились синюшные следы.
  - А ты чуть не угрохал меня только что! Ты, чёрт возьми, человек! Ты не должен так делать!
  - Я - монстр!
  - Ты придурок! - взревел Марк.- Тупорылый придурок! Но ещё не конченный, поэтому, мать твою, собирай манатки, и пошли со мной! Скоро родится мой сын или дочь, и нам нужна твоя помощь! Отплати, Кел, если дружба для тебя больше ничего не значит!
  Келиан встал с земли, внимательно посмотрел в лицо Марка.
  - Ты не врёшь.
  - А смысл? - покачал головой он. - Я же не такой смелый, чтобы врать тебе.
  - Я не пойду.
  - Упрямый сукин сын, - сплюнул Марк. - У меня нет больше желания говорить с тобой. Я пошёл. А ты дальше упивайся своей болью!
  Кел ничего не ответил.
  Марк пришёл в поселение злой. Беременная женщина вышла к нему на встречу, держась за живот. Мужчина хмурился.
  - Ну что? - спросил один из его людей.
  Марк отрицательно покачал головой. Раздались возгласы разочарования и недовольства.
  - Сворачиваемся, нужно перейти в другое место, - сказал Марк. - Делия, не ходи много.
  - Уже скоро, - сказала она. - Возможно, сегодня ночью.
  - Не беспокойся, я защищу тебя и нашего ребёнка. Мы все будем стоять за тебя, Делия.
  Прекрасные белокурые волосы жены намокли у лба, на щеках румянец, а голубые глаза горели надеждой.
  - Я люблю тебя, Марк, - сказала она.
  - Ты мой ангел, моя жизнь, - ответил он.
  - Не такой уж я и ангел, - вдруг усмехнулась она, и с лица на миг пропала усталость, появилась былая самоуверенность, глаза засияли.
  - Моя валькирия, - Марк поцеловал любимую в губы. - Если будет нужно, спущусь за тобой и в ад.
  - Не спустишься, пока ты соберёшься, я уже поднимусь назад, - рассмеялась она. - Ой!
  - Что? Что такое? - забеспокоился тут же мужчина, когда жену скрутило от боли.
  - Началось!
  
  
  Кел из-за деревьев наблюдал за хаосом, что творился в маленьком поселении всего из десяти человек. По пути сюда он уже завалил одного опасного ящера, двух змей, что начали стекаться на необычные шумы и манящий аромат. Да, только так можно описать тот самый запах, что привлекает всех смертоносных гадов, которые оказываются в километре от эпицентра: женщина, которая вот-вот родит, как приманка. Сладкий дурман, который не даёт покоя.
  Кел до боли сжал кулаки, обломанные ногти впились в ладони. Женщину, которая сейчас была с Марком, он не знал, но зато знал другую, что была под его, Келиана, командованием, и она, как и эта блондинка, была беременна. Воспоминания заставили встать волоски на теле дыбом, ладони тут же взмокли, и Кел разжал кулаки. Сердце застучало громко. Мужчина отогнал посторонние мысли, и вовремя, ведь он чуть не стал добычей громадной шипастой обезьяны. Он увернулся, и примат, издавая крики, приземлился туда, где только что стоял Кел. Мужчина тоже зарычал, и в следущее мгновение схлестнулся с тварью в схватке. У обезьяны были шипы везде, кроме груди и живота, и этот вид считался одним из опасных на этом острове. Хотя шипы не были ядовиты, но они могли больно проткнуть кожу, да и ко всему прочему, примат был умён. Обычно они ходили по одному, лишь раз в несколько лет устраивая что-то типа гнездовья для зачатия детёнышей.
  - В этот раз не позволю! - рычал Кел. - Я убью тебя, ты не доберёшься до неё!
  Мужчина почувствовал, что в кустах притаился кто-то ещё, но быстро понял, что это люди. А обезьяна, которая была даже немного выше Кела, пыталась оцарапать лицо, ударить своей дланью, целясь в глаза. Мужчина же ощущал прилив сил, и вот, пропустив ручищу с толстыми пальцами и шипами вдоль своего тела, раскрыл одно кожистое крыло, и когти на этом чёрном плаще глубоко прорезали руку твари. Примат заорал, будто обиделся на старого друга, и приложил окровавленную конечность к груди, но Келу как раз это и было нужно - он быстро оказался рядом, а потом своими рогами проткнул грудь обезьяны. Кровь полилась на голову полудемона. Вторая же рука била мужчину по спине, но крылья служили крепкой защитой, и поэтому удары почти не ощущались. Через секунду Келиан величественно выровнял спину с огромной добычей на голове, а потом руками стал стаскивать брыкающееся животное, которое с каждой минутой ревело всё тише, видимо, принимая свою участь и понимая, что это конец.
  На землю примат упал уже затихшим, но ещё дышал. Кел опустился на пятки, и сказал:
  - Раньше у меня не было этого, - он указал на рога, а потом на крылья, - поэтому я вам проиграл. А теперь я знаю, кто есть, и проигрывать не собираюсь.
  Люди уже не таились в кустах. Впереди всех стоял Марк. Все молчали, царило общее напряжение. Келиан встал во весь рост, он не шевелился, лишь шумно вдыхал и выдыхал. Но вот Марк усмехнулся, сделал шаг.
  - Вот теперь я узнаю тебя, Кел! - он подошёл и хлопнул друга по плечу. Кел сжал губы в подобие улыбки, и все тут же расслабились.
  В эту же ночь Делия родила двойняшек - девочку и мальчика. Келиан, как и остальные, охранял лагерь на новом месте. И всякий раз, когда кто-то подступал слишком близко, мужчина отпугивал незванных гостей.
  Через три дня решили перейти на другую сторону острова. Малышей уложили в плетёную корзину и доверили Келу. Он нёс их, спрятав в крыльях, поэтому детей не тревожили ни гигантские мухи, ни жуки, ни кровососущие насекомые. Полудемон шёл в середине цепочки рядом с Делией, а Марк впереди. Люди были молчаливы и напряжены, впрочем, как обычно. Но все понимали, что опасности меньше рядом с Келианом. Да и мяса было теперь вдоволь благодаря этому необычному человеку - люди не помнили, когда в последний раз были так сыты, возможно, лишь на воле.
  Марк посмотрел на небо. Что-то было не так: солнце отливало не таким красным, а в воздухе ощущалось что-то новое.
  - Это не прибывшие заключённые, - вслух произнёс он, - тут что-то другое.
  - Вторжение? - с сомнением спросил кто-то.
  - Если это так, то те ребята довольно сильны - пробить защиту магического купола, насколько мне известно, невозможно, - покачал головой Марк.
  - Это действительно вторжение, - сказал Кел, оказавшись рядом. - Когда прибудем на новое место, я схожу на разведку.
  - Только не задерживайся долго, - сказал Марк, продолжая смотреть в небо.
  Мужчина кивнул. У него было странное предчувствие, и поэтому стоило скорее разузнать всё.
  - Не задержусь, - вслух произнёс он, сжимая крепче корзинку.
  
  

Глава 10

  
  Новое место было отличным, хотя и пришлось разогнать дерзкую группировку молодчиков. Кел кривил губы в ухмылке - как только эти ребята увидели его крылья и рога, тут же разбежались. Кому охота связываться с опасным и кровожадным монстром?
  Хижину Марка и Делии установили прямо возле жилки ручейка, три других тут же недалеко. Место было обжитым. Вокруг небольшой территории Кел учуял яд - он отпугивал почти всех насекомых. Плетёные сети, которые так же были пропитаны аналогичным ядом, натянули между кустами и деревьями, куча ловушек вокруг и наблюдательный пункт прямо посередине маленького лагеря.
  - А они тут хорошо обустроились, - фыркнул рядом стоящий Марк.
  - Будем ждать гостей.
  - Я тоже об этом подумал, - усмехнулся мужчина. - Шестёрки на такое не способны. Где они взяли столько яда?
  - Мне надо уйти ненадолго, нужно выяснить, кто вторгся на остров.
  - Я бы хотел пойти с тобой, но не могу.
  - Охраняй жену и детей. Нужно знать, стоит ли опасаться вторженцев.
  - Главное, вернись до захода солнца, - нахмурился Марк, смотря на небо, которое снова стало однородного красноватого цвета.
  Келиан кивнул и пошёл. Острожно пробрался между всех препятствий, и, наконец, вышел в необжитое пространство влажного леса. Он шёл, не смотря на дорогу, ведь мужчина так прекрасно ощущал окружающий мир даже с закрытыми глазами, а внутренний компас задавал направление. Он чувствовал тварей леса, их гнездовья, и проходил, не тревожа здешний покой. Удивительно, как такой огромный парень почти не производил шума, а те звуки, что исходили от него, идеально вписывались в окружающий пейзаж.
  Келиан втянул носом воздух - что-то незнакомое; запахи и шумы нетипичны; опасность, магия, сила, тьма. Он нахмурился, и решил быть более осторожным. Пришельцы находились не так и далеко, они двигались навстречу Келу. Он продолжил идти, и через некоторое время услышал их тихие голоса. Мужчина встал у дерева, притаился - лес тут же принял его в свои объятия и замаскировал. Всё-таки иногда Келиан думал о том, что дьявольская природа острова и его собственная имеют одинаковые корни. Он усмехнулся.
  Люди - необычные, сильные, настроены враждебно к этому мирку, что неудивительно. Видимо, они уже повстречали что-то, что их напугало и насторожило. Они шли быстро, и вскоре оказались совсем рядом с Келом. Мужчина даже дышать перестал, но, похоже, они его почувствовали. Воцарилась мгновенная тишина, а потом Кел увидел их - пять человек. Двое из них - мужчины, трое женщин. Все в одинаковых костюмах - тёмно-зелёные куртки, штаны и сапоги на мягкой подошве. Головы их скрывали капюшоны, поэтому лиц Кел не видел. Если они пойдут по этому пути, то наткнутся на лагерь, чего не стоило допустить.
  Кел двинул рукой, собираясь раскрыться и попробовать поговорить, как вдруг женщина пальнула в него файерболом. Он едва успел раскрыть крыло, но магический огонь слегка успел зацепить правую сторону. Келиан отпрыгнул. Ожог был незначительным, но это мигом взбесило полудемона.
  Прибывшие тут же перестроились, и Кел учуял новые заклинания, готовые сорваться с рук людей, да и увидел оружие, направленное на него; они окружали его кольцом, быстрые и сильные. На этом пространстве было не развернуться, и Кел решил воспользоваться этим - два года на полигоне смерти не прошли для него даром, и то, что его застали врасплох, ну, с каждым бывает. И сейчас он собирался обрушить силу своей ярости на незванных гостей.
  Одновременно файерболы и ледяные стрелы полетели от колдунов, за спиной неслись на бешенной скорости сразу две обычные стрелы с оперением, выпущенные друг за другом - и когда стрелок успел оказаться за Келом, ведь он почти не спускал с них всех глаз. Тут мужчина заметил, что двое пропали, но не успел обдумать это как следует, немедленно накрылся крыльями как куполом, и заклинания и стрелы отскочили от него.
  Сложив здоровенные чёрные крылья за спиной и тут же разрезав сверхъестественными силами воздух, подскочил к магам, но в грудь ему почти упёрлось острие меча; колдуны моментом удалились на безопасное расстояние, готовясь снова синхронно напасть.
  - Красавчик, бейся со мной, - весело сказал парень с двумя мечами, меняя положение. - Подождите, я сам с ним разберусь! Эти твари острова, одна опаснее другой!
  Краем глаза Кел заметил ещё одну женщину, и именно она была тем самым стрелком. Кого-то она ему напомнила из прошлой жизни - эта походка и аромат духов...
  Брови Келиана тут же поползли вверх, но не успел он ничего сказать, как пришлось отбиваться от человечешки. Тот был силён как бог, да и быстр - реакция, махи, а по виду и не скажешь. Противник Кела был не слишком высок, но кровь достаточно горяча, чтобы соперничать с огнём адских глубин. Полудемон спокойно уходил почти от каждого удара, но иногда приходилось и руками перенаправлять лезвия мечей от себя, касаясь слегка лишь гладкой ровной стороны. Мечник начинал злиться, не понимая, что делал не так, и орудовал клинками всё быстрее, казалось, он не знал усталости; ни один, ни второй не получили ни удара, резерв сил пока не иссяк, оба хмурились. И тогда Кел решил слегка подставиться, чтобы выиграть равную по силе схватку: он перехватил остриё, отвёл от себя, при этом порезав ладонь, и сделал стремительный шаг к противнику, замахнувшись острыми когтями крыльев с одной стороны и следом удар ногой, который, правда, не успел достать до мечника, но вот когти слегка вспороли бок и руку парня. Келиан не растерялся, схватил его и тут же швыранул об дерево, вырубив на некоторое время.
  Передышку Келиану не дали, и вот он снова скрыл своё тело под плащём крыльев, отражая теперь уже металлические звёздочки с огненными и ледяными заклинаниями. Но что-то вдруг изменилось, и все пятеро тут же пропали из виду, будто их и не было здесь. Кел усмехнулся, ведь ему не обязательно видеть глазами, он чувствовал всё, и умело наложенная иллюзия не могла остановить и ослабить мужчину. И когда перед его лицом появилась высокая фигура мужчины, он тут же ударил - оба сошлись в рукопашной. Противник проворно отвёл руку Кела, избежал удары ногами и напал сам.
  - Ты не потерял сноровки, - неожиданно заговорил пришелец знакомым голосом, и тут же отскочил. - Келиан, вот так вот ты встречаешь старых друзей!
  Мэни смеялся, в то время, как все были ошарашены.
  - Келиан?! - послышался голос Лолы, и иллюзия тут же исчезла, теперь все участники диверсии были видны, и даже раненый парень, что сидел, привалившись спиной к толстому стволу дерева, хлопал глазами.
  - Лола? Мэни?! - удивлённо проговорил Кел. - Но как?! Зачем вы вообще напали на меня?!
  - Ааа...
  - Эээ...
  - Мы тебя не узнали, - мрачно сказала Фэй, снимая капюшон. Волнистые чёрные блестящие волосы тут же рассыпались по плечам, сиреневые глаза сияли как драгоценные камни, от красавицы в чёрной металлической маске исходила опасность и соблазнительность. Она подошла близко, отвела волосы с лица Кела, и тут же крепко поцеловала его в щёку. - Ты стал ещё более привлекательным.
  - Привет, Фэй, - хмурился он в ответ, отступая от неё. - Эй, парень! Я тебя не знаю, но если бы я знал, я бы не ранил тебя.
  - Он будет жить, - сказала Лола. - Раны неглубокие.
  Они снова окружили Кела, да только кольцо это было теперь дружелюбно настроено. Чуть в отдалении оказался лишь мечник, да тонкая женская фигура, которую Кел так же не знал - она предпочла остаться в капюшоне.
  - Как вы тут оказались? - нахмурился Келиан.
  - Мы пришли за тобой! - сказал Мэни, хлопая старого друга по плечу. - Надеюсь, что ни одно из заклинаний не задело тебя.
  - Я просто в шоке, - покачал головой полудемон. - Но я рад, что вы наконец-то со мной. Я так понимаю, что вы не заключённые.
  - Нет, - ответила Лола, крепко обнимая друга. - Я очень рада, что глаза твои остались такими же добрыми, несмотря на устрашающий вид. Прости нас за это нападение.
  - Я чуть с ума не сошёл, - неожиданно признался Кел. - Марк тоже здесь.
  - Замечательно! - воскликнул Мэни. - Давай же скорее заберём его, и уходим с этого кровожадного острова!
  - Не всё так просто, - нахмурился Кел. - Пошлите со мной! Эй, парень! Тебя понести?
  - Не стоит! - рыкнул Гай, поднявшись медленно на ноги. Его бочина была окровавлена.
  - Гай? Ты точно в порядке? - забеспокоилась Лола.
  - Точно, - подмигнул он ей.
  - Келиан, Гай - моя правая рука, - представила тут же Лола его. Только сейчас Кел заметил, что лицо парня в синяках и ссадинах.
  - Ты хорошо дрался, - признал полудемон, - и, понимаю, если бы не твои ранения, то ты бы мне уж точно не дался.
  - Прости, что назвал тебя тварью, - хмыкнул Гай, подойдя ближе и протягивая руку.
  - Ничего, - усмехнулся Кел, пожимая крепкую руку человека.
  Лола была довольна, как и Мэни, что оба мужчины поладили, Фэй осталась бесстрастна, впрочем, как обычно, а Элла была необычно притихшей.
  - А это наша новая магиня, - гордо проговорил Мануэль, поманив рукой девушку. - Элла.
  - Элла? - переспросил Кел. - Ну что ж, Элла, очень приятно...
  Элла сняла капюшон, стрельнув взглядом изумрудных глаз в глаза Кела.
  - Эли...
  - И мне приятно познакомиться, - улыбнулась она, пожимая мощную ладонь полудемона. - Премного наслышана о Вас!
  Она потрясла руку Кела, а потом отпустила. Он открыл и закрыл рот, а потом улыбнулся ей.
  Это она - девочка из снов, младшая сестрица. Неужели она не узнала его? Ну конечно, эти отросшие волосы, густая борода, рога и крылья! В особенности, последние два пункта - ей не узнать его, она была тогда слишком маленькой. А сейчас Эли выросла, стала такой... Такой большой. Волосы стали немного темнее, да в глазах и движениях появилась уверенность. И даже то, как она неуклюже пожимала его руку, была сила. Позже он обязательно поговорит с ней - ведь всем не обязательно знать, что они знакомы, что они родные.
  - Так куда мы идём? - спросил Мануэль.
  Кел тяжело вздохнул.
  - Это то место, из-за которого я не смогу покинуть остров, - проговорил он, - если вы пришли за мной. Как и Марк.
  - Не понимаю, - сказала Лола, - что может удерживать тебя тут?
  - Сейчас увидите, - усмехнулся Кел, двигаясь вперёд. Все пошли за ним.
  
  
  - К нам направляется группа людей, - сообщили Марку. - Во главе идёт Кел.
  Напряжение, которое было охватило тело мужчины, тут же отпустило - если с теми людьми Кел, то всё нормально.
  - Сколько их?
  - С Келом шесть.
  - Может, он нашёл подмогу? - предположила Делия, оказавшись рядом с любимым.
  - Я в это не верю, - нахмурился Марк. - В этом месте почти нет нормальных людей, одни криминальные шайки, да маньяки с убийцами.
  - А мы? - усмехнулась жена.
  - Мы - исключение, - ответил Марк.
  - Ну, конечно, мы не бандиты, - рассмеялась женщина.
  Марк внимательно посмотрел на Делию. После родов её фигура стала прежней, лицо утратило усталость, да и руки с ногами больше не были отёкшими. Он провёл рукой по волосам красавицы-жены.
  - Мы разбойники с совестью, - усмехнулся он.
  - Романтик, - проговорила она тихо, и в этот момент оба боролись с сильным желанием слиться губами в нежном поцелуе.
  Рядом откашлялись.
  - Они пришли, - сообщил мужик с длинной седоватой бородой и лысой головой, и волшебство момента тут же пропало.
  Марк смотрел во все глаза, узнав главу Организации Робина Гэ. Сначала в пространство стоянки вошёл сам полудемон, а за ним уже Лола и остальные.
  Но как? Как такое возможно?
  Он поспешил к новоприбывшим, успев мягко коснуться губами лба любимой.
  - Марк, - кивнула Лола. - Я очень рада, что ты тоже живой и невредимый.
  - Здравствуй, госпожа Гуд, - ответил он. - Я тоже рад вас видеть.
  - Здравствуйте, - сказала Делия, встав тут же рядом с Марком.
  - А вы тут неплохо обжились, - хмыкнул Мэни. - Приветствую, дружище!
  - Мы здесь только первый день, спугнули мелких хулиганов, - пояснил Кел. - Поэтому ждём нападения.
  - Всё это хорошо, - сказал Гай, - но давайте скорее покинем это место. Ведь через пару дней здесь появится Элитная Гвардия.
  - Что за Элитная Гвардия? - нахмурился Марк. - Вообще, как вы попали сюда? Как прорвали барьер?
  - Наши маги - Мэни и Элла, это они проникли сюда, - пояснила Лола, - они очень сильны, особенно, когда действуют вместе. За пределами нас ждёт корабль, на нём до завтрашнего вечера нужно отплыть.
  Вокруг уже собрались люди, начали переговариваться между собой. Запахло призрачной свободой, и это тут же опьянило всех.
  - Целых два года, госпожа, - с укором произнёс Марк. - Почему не раньше?
  - Раньше не было возможности, - ответила Лола.
  - Я считал, что нас уже списали со счетов, - хмыкнул Марк.
  - Я тоже не верил, что снова увижу вас, - сказал Кел.
  - Тебя, возможно, и списали, но не Келиана, - бестактно вставила Фэй. - Но ты оказался выносливым. Ты будешь полезен Организации.
  Марка, да и остальных, тут же невольно скривило от тона женщины в маске.
  - А где Таль и Кара? - поспешила спросить Лола, чтобы ситуация не обострялась.
  - Таль умер от инфекции, а Кара... - осёкся Марк, глянув на Кела.
  - Она была беременна, и... - не договорил Келиан, он почувствовал, как от жуткой боли сжалось его сердце.
  - Роды были тяжёлыми? - предположила Лола.
  - Она умерла мучинической смертью вместе с малышом, - сжав зубы, всё же сказал Марк.
  - Очень жаль. Они были отличными агентами и людьми, - скорбно сказала Лола. - Простите, что не смогла спасти вас от заточения. На тот момент меня связали по рукам и ногам.
  - Мы знали ваше положение, поэтому не виним, - сказал Марк. - И очень хорошо, что вы пришли за нами.
  - Да, но мы сможем забрать максимум двоих, - прямо сказала Фэй.
  Марк и Кел переглянулись, люди не верили в эти слова - такие сильные и опасные, проникшие на остров, не могут забрать всех?
  - Я не пойду, - сказал Кел.
  - Не валяй дурака, мы пришли именно за тобой, - сказала Фэй. - Именно из-за тебя была спланирована эта операция. Магам придётся потом долго восполнять силы, а ты отказываешься идти?
  - Фэй, - мрачно произнёс Гай.
  - Ты слишком груба, - сказал Мэни. - Лучше помолчи!
  - Старик, лучше сам помолчи, - огрызнулась тут же она. - Мне сложно выносить твоё общество, потому что ты слишком много на себя берёшь.
  - Ну всё, хватит! - повысила голос Лола, что происходило очень редко. - Келиан и Марк, вы хотите выташить всех этих людей с этого острова?
  - Да, и никак по-другому, - ответил Келиан. - Я ведь говорил, что не могу уйти.
  - Что скажете, Мэни и Элла?
  Фэй развернулась и отошла в сторону, перед этим высокомерно оглядев всех из прорезей своей маски.
  - Я думаю, если мастер и я постараемся, то сможем удержать проход достаточно долго и с помощью телекинеза перенести всех на корабль. Задача сложная и энергозатратная, но выполнимая.
  - Я согласен с Эллой, - тут же сказал Мэни, вздохнув. - Но чтобы выполнить такие фокусы, нам нужны хотя бы сутки для полного восстановления маны. Иначе всех ждёт смерть.
  - Как нас с наставником, так и тех, кого мы хотим вытащить, - проговорила Элла.
  - Если бы мы отправились по плану, то всё получилось бы. Но так как народу больше, значит, и сил нам с Эллой нужно больше.
  - Хорошо, - вздохнула Лола, - сутки у нас есть, и как раз до вечера следующего дня корабль нас дождётся. Дольше нельзя. Элитная Гвардия на подходе, да и стоять возле острова долго не стоит.
  - Ура! - воскликнули люди. - Наши спасители!
  - Рано ещё радоваться, - усмехнулся Гай. - Отблагодарите нас на воле.
  Неожиданно послышался детский плач. Делия тут же бросилась к небольшому шалашу, Марк поспешил за женой.
  - Дети? - удивлённо и в один голос произнесли Лола и Гай.
  - Похоже на то, - пожала плечами Элла.
  - Двоё новорожденных, - сказал Кел. - И я их крёстный отец.
  - Чудо, - выдохнула Лола. - Друзья, мы просто обязаны вытащить их.
  - Согласен, - сказал Гай. - Люблю мелких! Надеюсь, мне дадут потискать их!
  - Гай, они слишком маленькие, - рассмеялась Лола.
  - Вчера был их день рождения, - улыбнулся Кел. - Так что, парень, осторожнее, иначе я тебя убью.
  - Понял, но у меня есть небольшой опыт, - похвастался Гай.
  - Нам бы расположиться где-нибудь, - сказал Мэни одному из людей Марка.
  - Да, господин маг, вон та хижина свободна. Если потеснитесь, сможете сегодня переночевать там все вместе.
  - Отлично! Придётся спать сегодня целой толпой, - состроил недовольную гримасу Мэни, - надеюсь, эта змеюка нас ночью не отравит своим ядом!
  - Мастер, спокойнее, - похлопала его по спине Элла. - Мне тоже не доставляет удовольствия спать в одной палатке со всеми.
  - Нужно установить дежурство, - сказала Лола.
  Когда все дела были решены и ужин давно приготовлен и съеден, люди стали обустраиваться для отдыха. Марк отдал распоряжение всем быть наготове, так как ждали бывших владельцев стоянки. Всем было отведено время для караула, но только не для Эллы и Мэни. Они должны были хорошо отдохнуть, ведь от магини и её наставника многое зависело.
  Хижина была небольшой, но вполне способная уместить пятерых. Фэй была молчалива и спокойна, и расположилась противоположно входу. Элла улеглась рядом с наставником; Гай тоже где-то неподалеку - его раны уже затянулись, а сытный ужин дал много сил; Лола же ушла на дежурство. Завтра всех ждал тяжёлый день, от того радостный для пленников проклятого острова. Элла очень надеялась, что всё пройдёт хорошо. Магиня уснула сразу же, сунув под голову свою куртку.
  Стояла глубокая ночь. Было тихо и очень холодно. Кто-то старательно укрыл Эллу одеялом из странной ткани. Она накрылась с головой, потом вспомнила о том, куда её занесло.
  - Замёрзла? - послышался шёпот Мэни. - Давай обниму, трясёшься вся.
  Он тут же подвинулся ближе.
  - Мэни, не надо, - ответила она. - Я не хочу, чтобы кто-то подумал, что между нами что-то есть.
  - Глупышка, ты мне как дочь, - усмехнулся он.
  - Я знаю, - ответила она. - Сейчас приду.
  - Давай скорее!
  За пределами хижины было ещё холоднее, видимо, материал, из которого она была изготовлена, удерживал тепло и не впускал студёный воздух. Элла поспешила сделать свои дела, а потом почувствовала, что не одна. Она вся напряглась, схватилась правой рукой за кулон-розу, но тут же остановилась, услышав голос.
  - Эли, - сказал Кел.
  - Ты чего пугаешь? - прошипела она.
  - Я не имел другой возможности, чтобы поговорить с тобой, - от вышел из тьмы. Высокий, опасный, но до ужаса прекрасный и родной. Этот человек, или не совсем человек, когда-то подарил веру в себя и дал силы жить.
  - Но не надо вот так подкрадываться, - укорила она его. - Я рада, что мы встретились, хоть и при таких странных обстоятельствах.
  - Я тоже не ожидал, - сделал он ещё один шаг. - Всё-таки ты меня узнала.
  - Давай потом поговорим, здесь очень холодно, и я могу простыть, - съёжилась Элла всем телом.
  Он рассмеялся, а потом мигом расправил свои кожистые крылья и укрыл их обоих.
  - Кел, - удивлённо выдохнула Элла.
  - Хотя бы немного побудь со мной, я очень скучал.
  - Думала, какие они наощупь, - сказала Элла, трогая изнутри крылья. - Можно потом будет пощупать их при свете дня?
  - Можно.
  - Если бы не твои глаза, я бы тебя не узнала. Ты очень изменился.
  - Не хотел бы напугать тебя, - улыбнулся Келиан.
  - Ты не напугал, я просто запомнила тебя другим.
  - Ты тоже изменилась, - парировал Кел, - ты стала большой и отрастила волосы.
  - Большой, - фыркнула девушка, - до тебя мне далеко, я до сих пор закидываю голову для общения с тобой. И ты тоже отрастил волосы, причём везде.
  - Обязательно сбрею бороду, как окажемся за пределами этого рая. Лучше скажи мне, как ты?
  - Как я? Ну точно лучше, чем ты, - подразнила она. - И как тебя угораздило?
  - Я рад нашей случайной встрече.
  - Я тоже, - согласилась она, - мой старший брат. Когда-то ты спас меня, теперь я отплачу тебе тем же. Если бы не Организация, я бы так и не встретила тебя.
  - Как ты, кстати, попала к ним?
  - Меня осудили, повезли в тюрьму. Мне пришлось убить охрану, чтобы спасти свою жизнь и честь, а потом появились эти двое - Лола и Гай, и предположили работу. Я согласилась. А ты как связался с ними?
  - Я знал отца Лолы, я в Организации с первых её дней.
  - Элла? Кел? Что вы тут делаете? - нарисовался Гай. - А ты не так прост, демон. Смотри мне, обидишь девочку, убью!
  - Хорошо, - согласился он, смеясь. - Потом поговорим.
  Крылья отпустили Эллу, и Кел моментом слился с тьмой.
  Элла улыбалась, забыв про холод. Её душа была наполнена счастьем, ведь она встретила того, кого желала увидеть все эти долгие-долгие годы.
  - Кел.
  - Ну всё, или спать, а то замёрзнешь здесь, - шутливо проворчал Гай, - завтра тяжёлый день.
  - Да, конечно, - согласилась Элла. - Гай, лучше не говори никому, что видел нас вместе.
  - Боишься, что Мэни заревнует?
  Элла рассмеялась, как и Гай.
  
  

Глава 11

  
  Гай проводил взглядом ушедшую Эллу. Несмотря на свой дерзкий характер и любовь к пошлым шуточкам, девчонка была хорошей. А в дуэте с Мэни, они творили такие чудеса, которые многие маги знают лишь в теории.
  Гай привалился спиной к дереву и скрестил руки на груди. Луны на небе не было, да и само ночное небо было тёмно-бордового цвета. Холодный лес сейчас был тих, будто уснул навеки. Ни шелеста, ни звука - лишь стужа, которая не щадила никого. Один дозорный Марка караулил на другой стороне, поэтому Гай не ощущал себя одиноким в этом мёртвом мире. Было очень темно и до рассвета не стоило ничего опасаться.
  Из своего наблюдательного пункта Эс снова увидел, как из их хижины кто-то вышел, но секунду спустя он понял, что это Фэй - идёт принять последнее дежурство. Сердце Гая бешено забилось, поднялась боль из глубин души - он любил её, ревновал и понимал, что не может ею обладать. Губы его тут же запылали, как и щёки, ведь мужчина вспомнил тот поцелуй в её комнате, объятия, которыми она позволила себя укрывать. Но после отравления Фэй сказала, что если он хочет сохранять с ней нормально-нейтральные отношения, то должен оставить свои притязания к ней, остыть, убить все родившиеся чувства.
  Если бы это было так просто! Видят боги, как же Гай желал быть всегда рядом с Фэй, и он не мог объяснить, в какой именно момент влюбился в эту ненормальную женщину, прекрасную под маской и с мягким сердцем, которое скрывалось в холодных и мрачных глубинах её истерзанной души.
  - Иди отдыхай, - сказала она, встав рядом.
  - Фэй...
  - Лучше помолчи, - глухо сказала она.
  - Веди себя более деликатно, ты слишком прямая.
  - С людьми? Они заслуживают правды, - усмехнулась она.
  - Ты права, но не все готовы принимать правду.
  - Гай, оставь, - вздохнула она. - Я не хочу ссориться с тобой.
  - Как и я. Но прошу тебя быть немного добрее.
  - Это не про меня, - возмутилась она. - Я слишком холодна, чтобы быть чуткой и доброй.
  - Попытайся, - попросил он.
  Неужели они говорят? Неужели она слушает его? И то, что она назвала его имя - да, Гай был рад.
  - Я... Сейчас же уходи, Гай! Ты странно воздействуешь на меня, - нахмурилась Фэй. - Я не желаю общаться с тобой.
  - Неужели тебе нравится мой двоюродный брат? - неожиданно спросил он.
  - Что?! Вот только не надо тут со мной отношения выяснять, ведь между нами ничего нет.
  Гай сжал зубы, а Фэй рассмеялась.
  - Но я отвечу тебе. Да, мне нравится твой брат. Он сильный и могущественный, меня это очень привлекает. А что можешь ты? Ничего! Да, ты хорош собой, ты умеешь драться, умён, но в тебе нет того, что есть в твоём необычном брате!
  Гай тяжело дышал, он не желал бы снова когда-нибудь услышать такое. Любимая женщина сделала больно, а он, дурак, верил, вернее, надеялся в глубине души, что может когда-нибудь они будут вместе.
  - Хорошо, Фэй, - проговорил он, опустив голову, потом встал напротив и посмотрел ей в лицо. - Обещаю тебе, что однажды придёт день, когда ты пожалеешь о сказанном! Ты будешь желать меня, но я буду недосягаем! Я всеми силами погашу свои чувства, ведь ты не достойна настоящей любви. Ты холодная и мерзкая, хотя твоя наружность прекрасна. Желаю тебе всего наилучшего!
  Гай, злой как тысяча чертей, удалился в хижину. Он быстро улёгся между Лолой и Мэни. Изнутри его жгли ярость и боль, и поэтому он перестал совсем ощущать холод. Сегодня любимая Фэй умерла, осталась лишь коллега по работе. Но что же породит безответная и растоптанная любовь? Конечно же, ненависть!
  Начинало светать. Но люди встали минут за десять до восхода. Все были готовы к нападению. Лес оживал, и скоро станет снова нестерпимо жарко. А пока холод правил на этой проклятой земле, и люди были вынуждены кутаться в тёплые вещи. Нужно прожить до вечера, а потом выдвигаться в путь. Казалось, что задача несложная, но планы были нарушены.
  - С противоположной стороны острова высадились солдаты, - залетел в лагерь Кел. - Их где-то сорок-пятьдесят, не меньше!
  - Что? - навстречу выскочил Мэни.
  Народ сразу же переполошился, все поднялись на ноги, Гай вылез из хижины совсем помятый. Лола очутилась возле Кела.
  - Как? Но их не должно было быть до завтрашнего дня! - она не верила своим ушам.
  - Видимо, перекинули телепортом, - скривился маг.
  - Что будем делать? - спросил Марк, качая свёрток.
  Из тени вышла Фэй, появилась и Элла, натягивая перчатки.
  - Если останемся, то умрём, если пойдём, вероятно, тоже умрём, - будничным тоном сказала Фэй.
  - Никаких "умрём", - сказала Лола. - Мы будем драться.
  - Ты с ума сошла?! Против Элитной Гвардии?! - воскликнула Фэй. - Мы не выстоим!
  - Я буду драться, - сказал Кел. - Кто они вообще такие?
  - По сути, это магические клоны, выведенные путём скрещивания разных видов. Сознание промыто полностью, знания вложены самые лучшие. Иллюзии против них не эффективны. Сильны, умны, обладают слабыми магическими способностями. Особая раса, подчиняемая полностью своему создателю. Насколько нам известно, выведены около двухсот человек, - дала общую характеристику Лола.
  - Настоящая Элитная Гвардия, - хмыкнул Марк.
  - Но сталь вполне может их разрезать, огонь опалить. Дело здесь не в их телах, а в способностях, если дело касается магии. В боевых искусствах и во владении оружием - здесь тоже хороши. Поэтому всем быть внимательными, с голыми руками на них не идти по возможности, - предостерегла госпожа Гуд.
  - Мы можем всё же попытаться с Эллой пробить барьер и перенести всех на корабль. Надеюсь, что там нас ещё ждут, - сказал Мануэль.
  - Я согласна с мастером. Мы достаточно отдохнули за ночь, - согласилась Элла.
  - Вот и отлично, план у нас есть. Хотя бы что-то, чем ничего, - согласился Гай. - Лола, я поддерживаю наших магов.
  - Тогда налегке движемся к той части острова, откуда мы пришли. Не слишком далеко, но и не близко. На берегу будет большой валун, если вдруг что, то встречаемся возле него. Камень этот искусственного происхождения, поэтому он не вписывается в окружающий пейзаж, так что не пройдёте мимо, - распорядилась тут же глава ОРГэ. - Надеюсь, что успеем прежде, чем гвардейцы настигнут нас.
  - Бросайте всё лишнее, и немедленно выходим! - поторопил всех Мануэль.
  Людей было немного: трое женщин, семеро мужчин вместе с Марком, Кел, и агенты ОРГэ. Всего шестнадцать человек.
  - У нас ещё два малыша, - напомнил Кел. - Понесу их я.
  - Спасибо, дружище! Ты самый лучший защитник для моих детей, - благодарно проговорил Марк.
  - Всё же я крёстный отец, - усмехнулся он.
  - Спасибо, Келиан, - тут же поблагодарила его и Делия. - Сына мы назвали твоим именем, а дочь Литой.
  Кел хотел что-то сказать, но тут же закрыл рот и довольно улыбнулся.
  - Я так и думала, что тебе понравится, - рассмеялась она.
  - У нас в штате пополнение, - пропел над корзинкой с малышами Гай, - маленький Келиан и прекрасная Лита.
  - Рано им ещё, - сдвинул Гая от детей Кел, потом взял ношу на руки и прикрыл крыльями.
  Гай состроил рожу полудемону, а потом тут же посерьёзнел и пошёл по своим делам.
  - Так-то, - хмыкнул Келиан.
  - Я буду пока рядом с тобой, - появилась рядом Элла. Она протянула руку и погладила крыло. - Пошли!
  Фэй и Лола шли впереди, потом Делия и ещё две женщины, следом Кел, Элла и мужчины Марка, а замыкали цепочку сам Марк и Мануэль.
  - Нужно идти немного побыстрее, - сказала Фэй, оглядываясь по сторонам.
  - Прибавьте шагу, не отставайте! - сказала Лола.
  Шли, насколько могли, быстро. Кел старался сильно не трясти корзинку, у него было какое-то неприятное предчувствие. Рядом молча шла Элла. Хотелось поговорить с ней, но сейчас было немного не вовремя. Главное выбраться с острова, и постараться всеми силами не столкнутся с гвардейцами. Было очень странно, что не встретили ни одного заключённого, да и зверьё не радовало глаз - все куда-то исчезли.
  - Нужно идти ещё быстрее, - сказала Элла. - Кел, ты сможешь бежать с детьми?
  - Думаю смогу, если не сильно, - согласился он.
  Люди, почти не сговариваясь, перешли на лёгкий бег.
  - Поздно, - проворчал Мэни, зарядив в вышедших из кустов солдат несколькими огромными файерболами. Те тут же организовали дружно Магический Щит, и шар огня рассыпался о защиту. - Чтоб вас!
  Гвардейцы вышли с обеих сторон, ощущалась и погоня по дороге, которую они протоптали. По пять человек в каждом маленьком элитном отряде.
  - Они очень быстры! - прошипела Фэй.
  - И сильны, - вздохнула Лола, доставая и накладывая стрелу на тетиву лука. И когда девушка выстрелила в цель, кто-то из противников остановил её стремительный полёт сопротивлением воздуха. Лола выругалась.
  Гвардейцы были одеты в тёмные куртки, удобные штаны, сапоги на тяжёлой подошве и короткие плащи. Головы не покрыты, и было видно, что они все на одно лицо: бесцветные брови и ресницы, бледные лица, выцветшие белые волосы, собранные у многих в небрежный пучок, а у кого-то рассыпаны по плечам бело-пепельные пряди; непонятного пола - их тела были не худыми и не сильно мощными.
  - Окружили! - прорычал Кел. - Делия! Бери детей, бегите с женщинами к назначенному месту, мы здесь разберёмся и сразу к вам!
  - Кел прав! Поторопитесь! - сказала Лола, доставая короткие ножи из-за пояса. - Фей, иди с ними!
  Черноликая ненадолго задержалась, потом сжала плечо подруги.
  - Лоли, возвращайтесь скорее, - тихо сказала она ей.
  - Защити детей!
  - Я поняла. За мной! - Фэй повела за собой трех женщин.
  От солдат отделились двое и побежали следом за ушедшими женщинами.
  - Стоять! - перед ними возник Гай, и эти двое тут же накинулись на него, но он мечами отразил атаку. - Не так быстро.
  Гай смеялся, кружась к красивом танце смерти с бледными типами. Лола плюнула на лук и стрелы, водрузив их обратно за спину, и перешла в ближний бой с одним из гвардейцев. Кел как раз в это время разорвал пополам одного из солдат, не обращая внимания на того, кто висел на его крыльях, пытаясь их прорезать. Марк и другие мужчины орудовали дубинками, кому-то уже неплохо досталось магией от бледных, но они продолжали отчаянную борьбу. Элла крутилась с двуручем между двух противников, а Мэни все-таки пробил защиту троих и достал их Ледяными Стрелами, нашпиговав ими тела особой расы.
  Тем временем, всё-таки два элитных воина побежали вслед за Фэй и женщинами. Они сумели проскочить незамеченными благодаря магии, что была вложена в их тела. Она почувствовала погоню, и сказала чтобы Делия и остальные не в коем случае не останавливались. И когда враги были достаточно близко, Фэй остановилась сама. До того валуна оставалось каких-то сто метров, песчанный берег манил отблеском кровавого золота, вода была бледно-розового цвета. Женщины, не смея ослушаться, бежали туда, а Фэй встретилась лицом к лицу с двумя бледными людьми. Она усмехнулась, сняла капюшон с головы, дав рассыпаться по изящным плечам волнам красивых волос. Потом достала из-за пазухи бутылёк с синей жидкостью и на глазах у воинов сделала глоток. Слегка откашлялась, прикрыла нос запястьем, и тут же пожаловалась:
  - Какая гадость!
  По всему острову шла битва между Элитной Гвардией и заключёнными, и первые выигрывали схватку. Даже самые опасные и отпетые негодяи и не выстаивали, ибо в основном бились в одиночку, а те, кто сбивались в шайки, тоже не обладали значимой силой - обычно только предводитель был одарён какими-то особыми навыками, а остальные просто сброд. Зачистка проходила почти идеально, и только в одном месте дали весомый отпор, поэтому всё освободившиеся солдаты перекидывались телепортом на северную часть острова.
  - Кажется, чем больше мы убиваем, тем больше прибывает, - прорычал окровавленный Кел, кровь на нём была чужая.
  - Так и есть, - отозвался Мэни. - Чувствую рядом магию, скорее всего, их всех перекидывают в нашу сторону, чтобы обезвредить.
  - Предлагаю шарахнуть чем-нибудь помощнее, - сквозь зубы проговорила растрёпанная Элла, отпинывая от себя тело. - Мастер?
  - Придумайте что-нибудь, - подошла к Келу и Мэни хмурая Лола. - Трое с нашей стороны полегли, не хочу, чтобы потерь было больше.
  - Думается мне, что половину мы перебили, - сказал Гай,оглядев трупы.
  - Так и есть, - подтвердил Кел. - Но я не видел командующих этих бледных ужасов. Кто знает, что там за создания.
  Марк и его парни как раз забили последнего гвардейца, и ещё не успели добежать до места другие, поэтому Лола тут же отдала приказ бежать на берег.
  - Вы бегите, а мы с Эллой оставим здесь подарок, - зловеще улыбнулся Мэни.
  - Не задерживайтесь! - сказал Гай, следуя за всеми.
  - Как скажешь, босс! - усмехнулась Элла, потом посмотрела на наставника. - Огненный ураган?
  - Пошлём его в сторону телепорта, - кивнул он, улыбаясь в предвкушении.
  - Как же мне нравится создавать вместе с вами, Мастер, - проговорила Элла, вызывая в мир яростный огонь.
  Мануэль тем временем свернул нити воздуха в сжатую спираль. После, оба острожно соединили основы, заблокировав на время, и послали в сторону прибывающего подкрепления.
  - Нужно бежать, а то сейчас рванёт, - смеялся как сумасшедший Мэни, схватив Эллу за руку. Они тут же побежали за своими.
  
  
  Фэй убила одного из гвардейцев своим ядовитым поцелуем. Сколько было радости, узнав, что яды действуют на них так же, как и на всех людей. И если первого она застала врасплох, оказавшись близко и поцеловав врага, то второй не давался, пыляя сначала в девушку мелкими заклинаниями, от которых она идеально изворачивалась, показывая технику своей реакции, выработанную годами, а затем перешёл и в ближний бой. Фэй попыталась применить технику иллюзии - способность, развитую достаточно, чтобы дурачить людей. Но с этим индивидуумом такой фокус не сработал. Лола, конечно, говорила, что эта раса устойчива к иллюзорной магии, но хотелось проверить самой.
  - Я чувствую даже такую никчёмную магию, поэтому ничего не выйдет. И мне даже напрягаться не надо, чтобы развеять твои чары, - усмехнулся бледнолицый.
  - Вот как? - вскинула бровь Фэй. - А что ты скажешь, если я залезу в твоё сознание?
  Он, или она, рассмеялся.
  - Блок настолько силён, что тебе не удастся. Прими свою участь и умри быстро!
  - Ну, мне, конечно, делали много разных интересных предложений, но такого никогда, - притворно печальным голосом сказала она. - Обычно такие вещи предлагаю я.
  - Всё когда-нибудь меняется! - воскликнул противник, делая шаг и занося меч над Фэй.
  - Ты ложно решил, что я слабая, - прорычала сквозь зубы Фэй, выпустив накопленную злость наружу. - Больше никто и никогда не сможет причинить мне вред! А ты мелкая сошка, хоть и улучшенная версия человека, и поэтому готовься к смерти, тебя я убью так же, как и твоего собрата!
  - Сестру, - поправил бледнолицый, рубанув клинком.
  Фэй была не слишком искуссна в рукопашной и не умела как Кел перенаправлять удары руками, но она была достаточно быстрой и хитрой, чтобы избежать острия, оказаться близко, и вонзить глубоко короткий кинжал под рёбра врагу. Руки и ноги его почти мигом ослабли, а Фэй отскочила в сторону, гася ярость и возвращая свою прежнюю сдержанность с её редкими вспышками ненависти к миру и окружающим.
  - А сейчас я исполню обещание, - улыбнулись её идеальные губы, в то время как сереневые глаза излучали холод.
  Бледный человек стоял на коленях, выронив меч, кинжал же торчал из-под рёбер, из раны медленно сочилась кровь. Он застыл, тяжело и неглубоко дыша.
  Она склонилась, чтобы отравить ядом умирающего. Глаза воина встретились с глазами Фэй, а потом он улыбнулся. Он тут же схватил девушку за шею, а второй рукой коснулся её солнечного сплетения. Она задохнулась от боли, что пронзила её тело, успев всё же оттолкнуть врага. Они оба упали недалеко друг от друга. Бледный человек еле слышно смеялся, а Фэй почти потеряла сознание. Потом послышался визг нескольких женщин, Черноликая усилием воли заставила повернуть свою голову в ту сторону. Делия с корзинкой в руках пятилась к морю. Две женщины лежали на розовато-жёлтом горячем песке, щедро орошая его своей кровью. Заплакали младенцы, засмеялись двое солдат, держа кровавые мечи. Фэй попыталась встать, но не смогла. Тот, что был с кинжалом под рёбрами, уже испустил дух, но она то была пока жива.
  - Я не умру, - сказала она себе под нос, а потом все-таки встала, превознемогая боль. Магический удар чудом не задел сердце, и поэтому Фэй осталась жива.
  Вот бы была сейчас здесь Лола, она бы хоть отвлекла противников своими стрелами, а так, нужно быстро что-то сделать, чтобы... Что?
  Защитить жизнь, защитить то, что доверили.
  Но зачем?
  "Потому что, чёрт возьми, я не такая уж и бесчувственная!" - ответила на этот вопрос Фэй. В этот момент её скрутило от тошноты к себе, потом вспомнила боль от слов Гая. Но она лишь хотела уберечь его от себя, поэтому причинила боль, и не подумала, что будет нестерпимо больно и ей. И почти всё дежурство до рассвета она беззвучно плакала - благо, маска многое скрывает от любопытных глаз.
  Взмах рукой, и вокруг Делии с детьми появился столп огня. На секунду солдаты отступили, но тут же развеяли фокус. Фэй шла к ним, тяжело дыша и прижимая крепко руку к раненому месту. Они обратили внимание на неё - то, что нужно, и сами пошли ей навстречу.
  Машины для убийств с усовершенствованной родословной, но такие чуждые своей внешностью для этого мира. Жестокость взрощена вместе с ними, осколки магии влиты в их вены; они были идеальным оружием, и даже то, что тела их смертны, не имело особого значения, ведь элитная армия пополнялась так же скоро, как и умирали её воины.
  Делия, поняв, что от неё отстали, скрылась за камнем, что являлся местом встречи для всей команды. Фэй удовлетворённо хмыкнула. Два солдата тут же сплели совместно какое-то заклинание и направили на Фэй. Видя нити и объём волшебства, она почти мгновенно отклонилась. В груди свело болью, и девушка закашлялась кровью. Гвардейцы переглянулись, и теперь уже бегом направились к ней. Она на какое-то время застыла, прикрыв глаза. А когда выровнялась и посмотрела вперёд, враги уже были совсем рядом.
  Возможно, это сражение последнее для неё, и Фэй очень надеялась, что Лола найдёт и убьёт Жака фон Дирда и Кэтрин во имя её, Фэй, мести. Она улыбнулась.
  
  

Глава 12

  
  Огненный смерч в пух и прах разбил намеченный телепорт, из которого в этот момент появились трое гвардейцев. Ошмётки плоти повисли на тропических деревьях, словно гирлянды; крапинки и потёки крови запачкали листья, а сам бушующий стихийный монстр мотал в своём адском чреве куски тел, сжигая их и посылая по окрестностям запах горелой плоти. Но Грайуну не нужен был телепорт, чтобы перемещаться быстро, как и Лайсу, Феру и Зуфу. Они были особым новым видом людей, намного более улучшенным, чем вторая экспериментальная версия магистра Дэя. Они и не были похожи на своих белёсых собратьев, походя больше на своего создателя. И если у второй версии пола как такового не было, то эта четвёрка являлась мужчинами. Да и рождены они были отличным от второй версии способом - избранными матерями от самого Дея, в то время как другие созрели в деревьях, будто дриады.
  - Неплохо они тут повеселились, - сказал Лайс. Он был высок, с широкими плечами и узкими бёдрами, мускулист, как и его братья. Чёрные волосы собраны в высокий хвост и перехвачены кожанной лентой.
  - Мы должны догнать и не допустить побег, - проговорил Грайун - он считался за старшего, хотя по возрасту все были ровесниками. Такой же черноволосый как Лайс и Фер, носил их длиной чуть ниже мочек ушей, и руками периодически закидывал назад, убирая с глаз прямые пряди.
  - Довольно красивое зрелище, - ровно отметил Зуф, из всей компании лишь он был блондином. Волосы заплетены в не очень длинную косу, в которой поблёскивали то и дело разнообразные и разноцветные бусины. - Этот вихрь, что они создали.
  - Много, видимо, сил ушло, - поцокал языком Фер, слегка растягивая гласные, его же волосы слегка завивались, а глаза были чернее ночи, впрочем, как и у остальной троицы, - он никак не успокоится.
  - Много, - кивнул Грайун, - и это значит, что для распечатки барьера у них может не хватить сил.
  - Поторопимся же, - воскликнул Лайс, уже шагая перемещениями по земле, и братья двинулись за ним.
  Все заключённые были перебиты, не осталось ни одного живого, кроме небольшой горстки. Но и силы Элитной Гвардии тоже прихрамывали из-за этой самой горстки, что принадлежали к наиопаснейшей Организации Робина Гэ. Правительство раньше не имело сил, чтобы привостоять им, но после заключения договора с магистром Деем, появился реальный шанс навести порядок в королевстве, угодный самому правителю. И четвёрка братьев действовала по завету отца.
  - Хочу, чтобы отец остался нами доволен, - сказал старший Грайун, когда Лайс, Фер и блондинчик Зуф поравнялись с ним.
  - Наше первое серьёзное задание, - проговорил Фер, улыбаясь.
  - Как хорошо быть на стороне правды. Отец хороший, - сказал Лайс. - Я чувствую, что они уже близко.
  - Скоро кончится лес, и мы настигнем их, - прикрыв глаза, тут же сказал Зуф. - Хочу себе трофей.
  - Уши преступников или что-то другое? - усмехнулся Фер.
  - Скальп? - спросил Лайс.
  - Не обязательно части тела, - скривился Зуф.
  - Жаль, отец оценил бы, - совершенно серьёзно проговорил Грайун.
  Блондинистый брат не ответил и шагнул вперёд, тут же оказавшись очень далеко.
  - Паршивец, - добродушно усмехнулся Фер, тряхнув волнистыми локонами.
  - А я бы взял себе скальп или что-то такое, - шагая за всеми, сказал Лайс, - такие мерзавцы должны умирать в муках!
  
  
  Мануэль Даарон и Элла как раз догнали своих, уверив, что выиграли время для того, чтобы покинуть остров.
  - В том случае, если солдаты ещё не заполонили берег, - покачал головой Гай.
  - Нужно поспешить, осталось идти немного, - Кел быстрым шагом двигался возле Марка, второй заметно нервничал, и это понятно. - Я увидел всего человек пятьдесят, но, возможно, их высадилось и больше.
  - Такое же ощущение, - сказала Лола. - Во всяком случае, мы должны улизнуть до того, как выясним точное количество наших недругов. И вообще, я думаю о том, что из оппозиции как-то прознали о нашей диверсии, поэтому зачистку произвели раньше срока.
  - Или же нам дали ложную информацию, - высказался Гай. - Нужно будет перепроверить наши источники.
  - Согласна, мы с Фэй обязательно проверим информаторов.
  - Там впереди, - еле слышно произнёс Гай, и побежал. Все ринулись за ним.
  - Фэй? - голос Кела, и впервые за долгое время, мужчина расправил свои крылья, чтобы взлететь - местность леса не позволяла этого делать, но здесь, на краю неприветливого мирка, можно почувствовать иллюзию свободы.
  
  Фэй почти наверняка знала, что это конец. Что она, раненая, может противопоставить этим двум воинам? Она даже не выдернула свой кинжал из тела убитого, ей нечем было отбиваться. Но попробовать скрутить им мозги всё же стоило.
  Фэй рассмеялась, потом собрала свою волю в кулак, заставила забыть себя о боли в груди, о вкусе крови, что был на языке, о своей тьме в душе, желая убивать, чтобы защитить.
  Убивать, чтобы защитить!
  Ей нравилось это делать, в этом уж точно можно было признаться в открытую, и Фэй радовалась, что эту свою сторону не нужно ни от кого скрывать.
  Несколько метров разделяло женщину в чёрной металлической маске и двух безцветных людей. Она сейчас видела всё будто в замедленном действии - свойство неподавленного яда в её теле, но на Фэй он действовал слишком медленно, чтобы успеть причинить вред, а вот любого другого он способен убить мгновенно.
  Ну что ж, ей хотелось скорее покончить со всем и, возможно, она наконец-то найдёт покой на этой проклятой земле, которую окружала вместо морской воды разрушающая кислота; остров, пропитанный запахом смерти, мог бы стать домом - почему бы и нет?
  Одному она успела нанести удар ногой в живот, от меча второго уклонилась, не обращая внимания на боль и на то, что кровь пошла уже и из носа. Она смеялась, ей нравилась эта смертельная игра.
  Фэй сейчас жалела, что принебрегла мечом, решив не тащить лишнее, и что очень редко упражнялась с ним. Если она выживет, то обязательно будет таскать на себе побольше железа и почаще брать уроки; до этого она считала, что утончённая дама, в чьих жилах течёт голубая кровь, не должна держать в руках оружия, тяжее столового ножа, а то, что она вообще умела обращаться с клинком, спасибо Лоле.
  Они попытались подступить близко, чтобы схватить её, но Фэй воссоздала вокруг себя пропасть. На секунду они остановились, но тут же прорвались, ступая ногами по песку.
  Она отскочила подальше, настраиваясь на сознание обоих. Но услышала лишь тишину, и тогда она мысленно стала стучать в невидимые стены; в этот момент Фэй как бы разделилась на три части - одна была здесь, на поле битвы, вторая и третья, соответственно, в головах врагов. Было тяжело, и она всё больше ощущала, что жизнь уходит из неё, но сдаваться не собиралась.
  Очередной, более мощный удар по сознанию врагов, заставил их замереть на мгновение, но потом они снова накинулись на Фэй. Девушка стала медлительнее, и меч гвардейца чуть не достал её уколом в живот, она еле успела отпрыгнуть назад. Следующий ментальный удар, и затем другой; все трое замерли, Фэй долбалась о треснувшие стены в сознаниях.
  - Мы сейчас же убьём тебя, - в злости сказал один, и они снова кинулись к Фэй, да вот только опоздали.
  Гвардейцы в один момент оказались в пустоте, они зависли в ней. Под ногами -ничего, вокруг - ничего, везде - ничего. Они испугались, они не верили, что такое возможно. А потом появилась страшная зубастая огромная пасть и поглотила их.
  Противники упали на песок, на их лицах застыло выражение ужаса; они стали ещё белее прежнего, глаза остекленели.
  Работа воли и сознания прекратилась, и Фэй ощутила усталость в полной её мере. Она упала на колени, всё же утирая рукавом куртки кровь с губ. Краем глаза она заметила движение, но теперь сама теряла сознание. Главное, что она выиграла это сражение, а что будет дальше, уже не имело значения.
  - Фэй! - Гай успел поймать девушку, обнял.
  - Что с ней? - обеспокоенно спросила Лола, трогая её пульс и лоб.
  - Судя по всему, она убила четверых, - опустился на песок Кел, сложив крылья.
  - Мастер? - спросила Элла Мануэля, когда тот застыл на некотором расстоянии.
  - Ты можешь ей помочь?
  - Я пока не знаю, что с ней.
  - Выясни и помоги, если можешь. Я не силён в целительстве.
  - Хорошо, - кивнула она.
  В это время Марк со слезами на глазах обнимал свою жену, целовал детей. По пляжу разносился детский плач. Люди были измотаны жарой и схваткой, но держались.
  - А я пока приготовлю основу для нашего заклинания, - сказал вслед уходящей магине магистр Даарон.
  Элла опустилась на колени к бессознательной Фэй.
  - Гай, я посмотрю, можно?
  - Ты сможешь помочь? - хмуро спросила Лола.
  - Надеюсь, что смогу, - кивнула магиня, расстёгивая куртку Фэй. - Положи её ровно, Гай, мне нужно произвести внутренний осмотр.
  Он аккуратно уложил женщину, как велела Элла, потом встал и отошёл к Мэни.
  Кел прислушался, всё в нём напряглось.
  - Мэни, Элла, поспешите же! У нас нет времени, - произнёс он.
  - Что случилось? - спросил Гай.
  - Сюда идут.
  И не успел Келиан договорить, как у кромки леса появилось четыре тёмные фигуры. Они соткались из воздуха, и веяло от них опасностью.
  Гай, Марк, Кел, Мэни и Лола встали в оборону, люди за ними, Делия спряталась снова за камень, а Элла колдовала над Фэй.
  - Сейчас соединю разорванные органы, восстановлю жизненные потоки, а потом только ждать. Она потеряла много крови из-за внутреннего кровотечения, но, я думаю, она сильная, обязательно придёт в себя, позже я ещё займусь лечением, - быстро сказала она, следя за идущими к ним мужчинами. - Кто-нибудь?! Быстро возьмите Фэй на руки!
  - Я возьму! - развернулся Гай к Элле.
  - Твои силы нужны будут против тех красавчиков, - хмыкнула Элла, качая отрицательно головой. - Марк! Возьми ты, и держи!
  - Я тоже ощущаю в них силу, - сказал Мэни. - Элла, береги основной резерв, нам нужно...
  - Да знаю я, - перебила она мастера, встав возле Лолы.
  - Мы не дадим вам уйти, лучше сдавайтесь, - тихо сказал один из мужчин.
  Они были высокими, черноглазыми, светлокожими; тела их были сильны, фигуры ладные, лица можно было назвать красивыми; они были похожи, будто братья, чувствовалась в них всех единая первооснова. Трое - брюнеты, один блондин.
  - Сдаваться, чтобы умереть? - чуть склонила голову и вздёрнула бровь Лола.
  - Чтобы умереть быстро, - кивнул всё тот же, закинув назад волосы пятернёй.
  - Вы же понимаете, что мы не имеем права выпустить вас отсюда, - хмыкнул блондин.
  - Так что решайте скорее, - ощерился тот, что с "хвостом" на затылке.
  Четвёртый промолчал. Он лишь задумчиво вынул меч из ножен, разглядывая остриё и эфес.
  - Мы выбираем бой, - сказал Гай, бросаясь вперёд. - Чем быстрее мы с вами покончим, тем скорее я смогу напиться как следует!
  Великолепные клинки сверкали в его сильных руках.
  Кел взмахнул крыльями, поднимаясь в воздух, Лола вытащила метательные ножи и послала их в сторону противников. Мэни создал меч из молний, а Элла достала из кулона свой.
  - Пожалуй, этот день обещает быть интересным, - сказал Фер, оставшись довольным своим клинком, и тут же отразил удар Гая. Обоих откинуло в разные стороны.
  Фер удивился силе человека, и тут же весь сосредоточился на бое.
  - Очень интересным, - весело откликнулся Гай, крутанувшись вокруг своей оси.
  - Ты не человек, - нахмурился Фер.
  - Возможно, - расхохотался Гай.
  От ударов мечей сыпались искры, оба оппонента хорошо владели оружием. Фер был немного выше Гая, но последний не собирался отступать. Через некоторое время Фер понял, что сдаёт позиции, он проигрывал. Он тут же телепортировался назад, но, казалось, что Гай к такому был готов, и преодолев время и пространство, мигом отказался рядом и нанёс сильнейший удар двумя мечами. Фер еле успел вскинуть свой, и мечи Гая не убили его, но сломали руку - кости сверхъчеловека не выдержали нечеловеческой мощи.
  - Фер! - тут же отозвался на крик боли брата Лайс. Остальные тоже увидели, что мечник покалечил его, но не могли оставить свои позиции.
  Гай заносил для смертного удара один из мечей, когда его снесло немного назад заклинанием, и это дало время спрятаться в тени леса Феру.
  - Вернись! - заорал он. - Мы не закончили!
  - Фер, не смей! Затаись! - приказал Грайун. Волосы его растрепались, он бился против мага с клинком, сотканном из молний.
  - Нужно призвать наши войска, - сказал Лайс, пытаясь избежать острых рогов демона: не понятно, то ли тварь по ходу дела примкнула к мятежникам, то ли это тоже заключённый.
  - Я займусь этим, - прорычал Зуф, окружив себя сферой защиты: звездочки не могли пробить её, как и ножи.
  - Лола! Метай! - заорала магиня, и вот она сама замахнулась своим мечом, Зуф только усмехнулся, но защита его мгновенно рассыпалась от её удара, а нож, брошенный девушкой, что заняла позицию в некотором отдалении, почти достиг цели. Зуф среагировал сразу, откинув его небольшой силовой волной.
  Девчонки выругались, но это их не остановило, и в Зуфа полетели стрелы. Он откидывал их, но вот пришлось уворачиваться от меча.
  - Папа учил, что женщина - это хранительница очага, - говорил он, отбиваясь и переодически уклоняясь от стрел и метательных звёздочек. - Все остальные профессии ей не к лицу...
  - Заткнись ты уже! - прорычала Элла.
  - ...и что женщине не позволено ругаться...
  - Отвечаю, если не закроешь свой рот, - взбесилась она, - получишь по зубам!
  - ...получается, раз ты на поле битвы, тебя нельзя воспринимать как слабый пол...
  - Сейчас я твой пол сделаю слабым!
  - Хм...
  - Не веришь? - спросила она, и оба на мгновение застыли.
  - Не то, чтобы не верю, - покачал Зуф головой, - но всё равно не могу воспринимать тебя и твою подругу серьёзно.
  - Раз так, то получи!
  И с этими словами, Элла как-то быстро слегка поднырнула под его руку, а потом рукоятью дала по зубам. Перед глазами у парня появились звёздочки, но перед тем, как уйти ненадолго в бессознательное состояние, успел переместиться куда-то далеко.
  - Минус два, - вальяжно сидя на песке, загибал пальцы Гай. - Мэни? Кел?
  - Ррр, - отозвался полудемон.
  - Понятно, - усмехнулся Эс.
  - Заканчиваю, - сквозь зубы отозвался маг, и искры молний на какое-то время охватили небольшую площадь. Когда яркий свет погас и громовой меч исчез из его руки, добавил, - шарохнуло его знатно. Пока не встанет.
  Лайс увидел, что Грайун лежит без чувств на земле, понял, что пора уматывать. Собрав силы, оттолкнул демона, но тут же споткнулся о свой поломанный меч - этот крылатый парень просто перегрыз сталь, и от него бросало в дрожь, но Лайс, видя отвагу братьев, не мог бросить всё и смыться, поджав хвост; Фера и Зуфа понять было можно, их могли убить, поэтому оба покинули поле сражения. И вот пришло время и Лайса: он всё же не упал, со злостью отшвырнул осколки, а потом растворился в воздухе, чтобы появиться возле Грайуна, подхватить его на руки и уходить, куда глаза глядят.
  Вслед он слышал смех того мечника, что считал очки в пользу их Организации, будто находился на каком-то дружеском мероприятии.
  - Жаль, что нет времени, чтобы их выследить и убить. Они опасны и сильны, - сказал Мэни.
  - Я бы поохотился, - весело сказал Гай, поднявшись с песка. - Марк, передай мне Фэй.
  - Хватит сил? - спросила Лола у Мэни и Эллы.
  Маги переглянулись.
  - Хватит, - ответил Мэни. - Я заготовил основу. Элла, твой выход.
  - Да, магистр, - кивнула она.
  Соединив все четыре нити почти невидимых стихий, Элла создала рамку в виде проёма. Мануэль тут же перехватил контроль и со всей силы впечатал в красноватый барьер.
  - А теперь, - оглядела всех Элла, - быстро встаньте возле меня и мастера!
  Все так и сделали, и через некоторое время люди почувствовали под ногами невидимую опору, что поднимала их всё выше и выше над золотисто-красным песком.
  - Летим, - выдохнул кто-то.
  - Замрите, - сказала Лола.
  Кел взял за руку Эллу, и она почувствовала прилив сил. Посмотрев удивлённо на него, тут же благодарно улыбнулась, а потом они с Мэни понесли всех людей к проёму в барьере. А за ним виднелось голубое небо, дразнил запах свободы, крики чаек.
  - Корабль! Где же корабль? - запаниковал кто-то.
  А Мэни взмахнул рукой, скидывая морок с большого пиратского корабля.
  - Весёленькая ожидается поездка, -усмехнулся кто-то из мужчин, когда они все благополучно достигли борта.
  - Йо-хо-хо! - улыбаясь во весь рот и сверкая дырками в зубах, встретил уставших людей пират. - Добро пожаловать! Леди Лола, кэп ожидает Вас! А вас попрошу пройти в каюту. Гарри, сопроводи!
  Корабль стремительно набирал скорость и уплывал вслед за закатом. "Дверь" в барьере тут же захлопнулась, отрезав снова остров от всего мира.
  
  

Глава 13

  
  Не успел корабль отплыть, как дозорный оповестил о погоне. Вражеский корабль приближался довольно быстро, и капитан отдал приказ своим парням поднажать на вёслах. Да ещё и ветер был попутный, задувая весело в паруса, поэтому вскоре они оторвались. Удача улыбалась Организации.
  - Неужели ещё не успокоились, - сказал Мануэль, смотря в глубокие воды океана. - Пора бы принять поражение, это будет более достойно.
  - Надеются перехватить нас, - задумчиво произнес Гай.
  Маг и мечник стояли ближе к носу корабля и были одни.
  - Придётся принять бой.
  - В том случае, если всё-таки перехватят, - сделал руку козырьком Гай и глянул далеко назад. - Поэтому не суетись, Мэни, думаю, что всё будет в норме.
  - Я тоже надеюсь достичь большой земли без стычек с этими - бледными, - мужчину невольно передёрнуло. - Это же надо было: таких совершенных создать такими неказистыми.
  - Мягко сказано. Видишь, какие в магии бывают огрехи, - усмехнулся Гай.
  - Мне ли не знать, - оскалился маг. - Но замахнуться на создание живой расы!
  - Силён, видимо, наш соперник.
  - Даже представить не могу, кто это мог быть, и что потребовалось, чтобы всё это провернуть, - поджал губы Мэни.
  - Он заключил сделку, наверное, с самим дьяволом, - развёл руками Гай.
  - Надеюсь, что это не так, - мрачно произнёс маг. - Иначе это будет началом конца.
  - Но почему? Наш друг Келиан ведь демон.
  - Демон, но не дьявол.
  - Я хотел сказать, что корни демонов ведь берут начало из самой преисподней и на Жезейне обозначены как раса, но они не несут с собой конец мира, - объяснился Гай.
  - Правильно, потому что в этом мире действует закон равновесия, - пояснил Мэни. - А дьявол это не совсем какой-то индивидуум, хотя имеет много обличий, но не имеет прямого доступа в этот мир. Да, он может воздействовать на сознания некоторых людей, он может творить здесь свои дела, но проход для него запечатан. И если кто-то действительно призовёт дьявола, то будет очень плохо. Вслед за ним придут его орды самых опасных созданий, и что-то я не уверен, что мы выстоим.
  - Я думаю, что боги так просто всё не оставят.
  Мэни какое-то время глядел на Гая, раздумывая, а потом сказал:
  - Знаешь, дружище, думаю, что боги давно покинули нас. Где это видано, чтобы такая Организация, как наша, боролась за правду и права, по сути, представляя собой весь преступный мир, а король и прочие его сподвижники - законная власть, были грязными и завязшими в пороках. Они ведь совсем не считаются с обычными людьми.
  - Значит, правы мы.
  - Но они так не считают. И готовы на всё, чтобы подавить борьбу, - хмурился Мануэль. - А народ, основная масса, как стадо, слепо верит тому, кто у престола.
  - На ум приходят слова одного из древних, что народ - это паства, и ей нужен пастух, - усмешка коснулась губ Гая. - Ну, или что-то в этом роде.
  - Паства, пастух! - расхохотался Мэни. - Тот древний был прав, как никто другой.
  Солнце почти полностью опустилось в воду, и ветер стал намного спокойнее. Какое-то время оба мужчины ещё пообщались, пока мечник не почувствовал, что хочет спать.
  - Пойду отдыхать, день был изнуряющим, - сказал Гай, зевнув.
  - Как Фэй?
  - Жить будет, - пожал плечами парень.
  - Эй, Гай! Ты что-то чувствуешь к ней? - спросил Мэни, когда Гай повернулся к нему спиной.
  Эс тут же закатил глаза и покачал головой, потом повернулся.
  - Почему ты спрашиваешь?
  - Хочу предостеречь тебя, - хмыкнул Мануэль.
  - Не стоит. Спокойной ночи!
  - Как знаешь. Но на счету Фэй множество мужских смертей, она ненавидит всё наше племя. Так что будь осторожен!
  - Я же сказал, не стоит!
  - Не горячись, - примирительно улыбался мужчина, - просто хочу, чтобы ты узнал про неё больше.
  - Мэни, если ты сейчас же не захлопнешься, я отрежу тебе язык, - пообещал Гай.
  - Молчу, - рассмеялся Мэни и отвернулся к севшему солнцу.
  А Гай пошёл на нижнюю палубу с намерением наконец-то поспать, и сам не заметил, как ноги набрели на каюту, где была Фэй. Он остановился у тонкой деревянной двери, уже даже взялся за ручку, но тут же отпустил её. Скорее всего, она уже очнулась и будет лишним, если он придёт посмотреть как она.
  Парень колебался. Рука его то тянулась, то опускалась, он даже сделал шаг назад, но потом услышал её голос:
  - Да входи ты уже. Я знаю, что ты там.
  И Гай вошёл. В нос сразу ударил тонкий аромат её духов; темнота скрывала лицо девушки, но лунный свет, что лился из небольшого окна немного сбоку за её спиной, позволял видеть очертания женской фигуры. Волосы были распущены, она сидела на постели.
  - Зачем пришёл? Почему не отдыхаешь? - вопросы, вопросы, а в них упрёк, но Гай стоял на месте.
  - Хотел узнать.
  - Со мной всё хорошо. Лола и Элла позаботились обо мне, я почти в норме. Через пару дней восстановлюсь полностью, - дала ответ Фэй.
  - Я рад.
  - Заметно, - покачала головой она, и Гай понял, что девушка без своей чёртовой маски.
  - Я правда рад.
  - Я верю.
  Молчание. Шаг Гая к кровати.
  - Фэй?
  Его тяжёлый вздох, снова колебание. Потом он улыбнулся.
  - Гай, уходи.
  И вот опять словно тысячи ярких фейерверков в его душе, когда она назвала его по имени.
  - Уйду, - согласился он. - Но утром.
  Мужчина плотно закрыл за собой дверь и подошёл к Фэй. Она молчала. Не воспротивилась, когда он мягко коснулся её губ своими, лишь вздохнула с каким-то странным трепетом.
  Ему хотелось многое сказать, но мужчина знал, что это будет лишним, потому что когда придёт рассвет, то он оставит её. А сейчас он хотел её. Гай собирался быть нежным, он не хотел сделать больно, всё-таки недавно она была сильно ранена.
  - Ты! - вдруг оттолкнула его Фэй, потом внимательно посмотрела на него: луна не скрывала его лица.
  - Что? - спросил он, опьянённый её поцелуем, тут же потянулся снова к сладкому источнику.
  - Ничего, - довольным тоном поспешила ответить Фэй и сама с сильным желанием припала к его рту, обнимая. - Гай...
  Голос её был наполнен страстью и нежностью, она хотела его так же, как и он её. Ночь только началась, но оба знали, что у них очень мало времени, и поэтому спешили.
  Кто кого раздел первым, было непонятно, но когда они наконец оказались вдвоём без одежды, то издали тихие восторженные возгласы. Губы их сливались снова и снова, руки касались самых нежных мест; в страсти задыхались, в желании тонули, они торопились здесь и сейчас любить, быть ласковыми друг с другом. Гай осторожно касался гладкой кожи возлюбленной, тогда как она ногтями почти впивалась в его тело, спина её выгибалась, она спешила навстречу к любимому. Губы его оторвались от губ Фэй и проложили дорожку влажных поцелуев до самого пупка, потом он стал опускаться уже более медленно к бёдрам; никогда-никогда Фэй не испытывала такой радости, никогда желание её не было таким обжигающим, и она, впервые, не владела своим телом, движения не были частью холодного и продуманного расчёта; хотеть этого мужчину было правильным, самым правильным, что когда-либо происходило с Фэй - яд не брал его, не убивал, возможно, здесь была замешана магия, но девушка не чувствовала её. И всё же, на краткий миг, она почувствовала горечь, ведь ночь не вечна, утром он уйдёт. Он же обещал не любить её...
  Всё плохое тут же ушло из её разума, когда она почувствовала его губы и язык; тёплые сладкие волны омывали её тело, расплавляя разум. Без стеснения оба стонали, наслаждались друг другом - он её телом, она ласками. Потом снова вернулся к губам любимой и поцеловал, а вместе с поцелуем заполнил и её естество собой. Она даже вскрикнула от остроты ощущений; движения были раем, самым прекрасным, что может быть на этом свете сейчас. Дыхание, стоны, их соки, души, всё перемешалось, слилось, стало единым - как же им было сейчас хорошо...
  До утра они любили друг друга, забыв обо всём. Никто не мешал, не стучал в дверь - ночь принадлежала только им; эта маленькая вечность, которая когда-то кончится. А на рассвете он уйдёт.
  
  
  Гай пребывал в своих мыслях, которые, к слову сказать, были тяжёлыми. Чувствовал он себя будто с похмелья. Он вздохнул.
  Мужчина сидел на палубе, прислонившись к перилам. Люди сновали туда-сюда: проносились мимо и свои, и уже знакомые беглецы с острова, и пираты гостеприимного корабля. Погода радовала, хотя солнышко слегка и подпекало с утра. Но это не сравнимо с адской жарой острова заключённых.
  - Гай?
  К сидящему подошла Лола.
  - Ты сегодня что-то очень тихий. Всё нормально?
  Девушка села рядом с ним.
  - Да, всё нормально, - вымученно улыбнулся он.
  - Сделаю вид, что поверю, - хмыкнула она. - Я тут пообщалась с капитаном Хосом, и он сказал, что направляется на знаменитый остров сокровищ. Предложил поплыть с ним.
  - Что? - оживился тут же Гай, а потом рассмеялся. - А разве это не выдумки?
  - Выдумки-не выдумки, но Хос весьма серьёзный парень, - прищурила янтарные глазки Королева Воров.
  - Это ты сейчас разрешения спрашиваешь? - смеялся он.
  - Совета. Для главы Организации разрешение не нужно, - показала она ему язык, а потом продолжила более серьёзно. - К тому же это поправит все наши финансовые проблемы, с деньгами власть ОРГэ будет ещё более сильной. Выкупим какой-нибудь городок и сделаем его центром Организации; для официальной власти мы будем обычными градоправителями. Дальше - больше.
  - Надеюсь, что когда-нибудь ты сядешь на трон королевства, - сказал Гай, поддавшись какому-то неожиданному порыву, - ты просто создана быть королевой.
  Лола Гуд, дочь своего знаменитого отца, от души расхохоталась, похлопала друга по плечу, но потом отрицательно покачала головой.
  - Ты в своём уме? Кто захочет видеть у престола Королеву Воров?
  - Я, - ответил он со всей честностью и серьёзностью. - И я знаю, что ты принесёшь этому государству мир и процветание. Люди быстро забудут эти выдуманные ярлыки. Да и разве отец твой не потомок ли правителей?
  Лола закусила губу, как-то горестно вздохнула, потом всё же улыбнулась.
  - Гай, ты ведь знаешь, что такого никогда не будет. И что род мой свержен, я не имею прав на королевский трон. Но я являюсь потомком Гудов, я и так правлю и имею огромное влияние.
  - Имеешь, но этого мало, - он посмотрел ей прямо в глаза, потом встал, подал ей руку, чтобы полнялась и Лола.
  Гай опустился на колено перед девушкой и все тут же обратили на них внимание, этого и желал Эс.
  - Что ты делаешь, друг мой? - смутилась Лола. - Встань же!
  - Клянусь тебе, Лола Гуд - потомок великого рода и крови, Королева Воров, что я, Гай Эс, носитель великой крови и потомок древнего рода, берущего прямое начало с сотворения мира, что буду рядом, помогать и служить, пока ты не сядешь на трон! Я сделаю всё, чтобы королевство процветало, а народ был свободен! Прими же мою клятву!
  - Ох!.. Я, Лола Гуд, дочь Робина Гуда, потомок правителей, принимаю твою клятву! - торжественно ответила она тону друга, а потом тише добавила. - Но считаю, что всё это ошибка, я ведь никогда не сяду на трон...
  - Я, Мануэль Даарон, клянусь тебе, Лола Гуд, так же в верности, и помогу Гаю свершить то, что вы задумали! - присоединился Мэни, встав перед Лолой на одно колено.
  - Вы с ума сошли, - рассмеялась она, - принимаю и твою клятву. Мы все хотим мира, поэтому я не отказываю вам.
  - И мою клятву прими, сестра моя! - на солнце вышла Фэй. Тело её скрывал плащ, голову и лицо глубокий капюшон. - Я, Фэй Арахон, клянусь служить тебе верой и правдой, и сделать всё, что в моих силах для твоего восхождения на престол!
  Она так же опустилась на колено перед Лолой.
  - Похоже, всё очень серьёзно, - хмыкнула госпожа Гуд. - Принимаю и твою клятву, названная сестра моя!
  - Присоединюсь к мастеру и всем, - отозвалась и Элла, - прими клятву верности и мою! Здесь и сейчас, и навсегда, признаю тебя моей королевой, и желаю мира и справедливости для королевства!
  - Принимаю, Элла-магиня, клятву!
  - Я, Келиан, сын демона и ангела, клянусь верно служить тебе, моя королева!
  - И наши клятвы прими! Отныне, мы считаем тебя не просто Королевой Воров, мы считаем тебя нашей королевой, мы все за мир в королевстве и против нынешней власти! - сказал капитан Хос за всех, выступая вперёд. Мужчина, а за ним и все на палубе, опустились на колено.
  - Принимаю, верноподданные мои! - ответила Лола Гуд. - И так же клянусь вам, что пока я жива, буду бороться за мир и идти к намеченной цели!
  После этих слов люди поднялись на ноги. Все чувствовали, что только что случилось важное событие, и что с этого момента мир будет меняться ещё быстрее; с надеждой на лучшее будущее все вдыхали воздух свободы.
  - Тебя убить мало, Гай! - прошипела Лола ему на ухо, но мужчина был доволен.
  - Чего ты боишься? Ты ведь не одна. Мы вместе всё сделаем, хотя, признать, мне тоже страшно, - усмехнулся Эс.
  Все разошлись по своим делам, но Мэни и Элла, как и Гай, остались.
  - Сообщите, пожалуйста, всем нашим о предложении поплыть с Хосом на один известный остров за сокровищами, - попросила Лола своих людей, - и если Марк и его люди откажутся, то мы высадим их по дороге. Конечно же, они могут рассчитывать на нашу поддержку, и что их примут в одном из наших поселений.
  - Так мы направляемся на остров сокровищ? - спросила Элла.
  - Похоже, что так, - усмехнулся Гай. - Ну как, вы готовы к приключениям? Элла? Мэни?
  - Я готова! - радостно, как ребёнок, воскликнула магиня.
  - Не хочу упустить возможность стать богатым, - согласился и Мэни. - Пойду, оповещу Марка.
  - А я Келиана, - сказала Элла, и оба быстро удалились.
  - Приключения ждут нас! - начал дурачиться Гай и заскакал вокруг Лолы, забыв начисто о недавней головной боли.
  - Ооо, - закатила глаза она.
  Фэй стояла в тёмном углу, смотрела на них и улыбалась. Её губы проговаривали его имя, но теперь этот человек был недосягаем для неё. Воспоминания о прошедшей ночи, такие свежие и горячие, заставляли больно сжиматься сердце и пылать от страсти её тело. Улыбку Фэй сгорчили солёные слёзы, что проложили тёплые и влажные дорожки к губам. Она почувствовала их вкус, а потом медленно повернулась и ушла на нижний ярус коробля.
  
  - Что скажешь, Кел?
  - Я совсем не против, - пожал он плечами, жуя мясо. - Садись, поешь со мной!
  - Пожалуй, не откажусь, - облизнулась Элла.
  - Открой ротик!
  - Что? Я сейчас положу себе, не напрягайся, - рассмеялась девушка, но Кел так близко поднёс вилку с мясом к её рту, что пришлось послушаться.
  - Умничка, - похвалил он.
  - Иди к чёрту!
  - Как скажешь, - подмигнул он. - Ну что, ещё кусочек?
  - Не надо кормить меня с ложечки, у меня руки есть.
  - Я вижу, - кивнул он. - Не могла бы ты мне помочь после обеда?
  - Есть предложение насчёт моих рук? - усмехнулась Элла.
  - Да, прямое к ним отношение. Я заметил то, какие они у тебя умелые, поэтому давай сходим в банный отсек и ты мне поможешь избавиться от лишних волос?
  - И всего-то? - рассмеялась девушка. - Конечно помогу.
  - Тогда ешь скорее, хочу уже привести себя в порядок.
  - Я привыкла к тебе с бородой и усами, так ты кажешься намного старше, - заметила она, а потом положила себе в рот маленькую помидорку.
  Кел и Элла сидела в большой комнате с кучей лавочек и столов и обедали не одни, но народу было не так много. А за перегородкой трудились главный кок и его команда: накормить всю пиратскую команду дело непростое, но хорошее; в воздухе витали ароматы еды, слышались голоса людей с верхней палубы и звуки со стороны кухни.
  - А я как увидел себя в зеркало, испугался, - усмехнулся Кел. - Поэтому лучше уж всё сбрить и лишнее состричь.
  - Как пожелаешь, - кивнула она. - Кел, несмотря на внешние изменения, ты не поменялся внутренне, и я очень этому рада. Знаешь, я часто думала о том, чтобы когда-нибудь встретиться с тобой и как следует отблагодарить за твою помощь. Ты спас тогда нас всех, и кто знает, что бы сейчас со всеми нами было, если бы не ты.
  - Я тоже рад, что избавил мир от злых людей. Я бы хотел сделать больше...
  Ему хотелось добавить: "особенно, если ты будешь рядом", но вовремя остановился и просто вздохнул. Что это вообще такое - что за чувства расцветают в нём? Конечно же, это братская любовь, и он тут же успокоился. Улыбнулся.
  - Я всё, - встала Элла. - Пошли?
  Когда они перешли по коридору в банный отсек, то почувствовали влажное тепло и запах мыла. Лысый молодой человек выдал им полотенца и ножницы с бритвой, и как-то странно усмехаясь, пожелал приятного времяпровождения.
  - Что?! - взвилась тут же Элла. - Этот гадёныш подумал, что...что я...что мы...
  Кел смеялся.
  - А ты чего ржёшь? Сейчас получишь по своим рогам! - мрачно пообещала девушка.
  - Эли, не всё ли равно тебе, что этот молодец подумал?
  Она на мгновение задумалась, потом пожала плечами.
  - Всё равно.
  - Тогда давай отойдём в тот угол, он как раз огорожен от других, и ты поможешь мне?
  - Хорошо, Кел. Давай поскорее, не хочу, чтобы потом мне снились кошмары, - скривилась девушка.
  - Тут почти никого, - пожал он плечами, сняв рубашку, а потом принялся развязывать завязки на коротких штанах.
  - Обязательно полностью раздеваться? - проворчала Элла, отвернувшись.
  - Да, ведь потом я собираюсь вымыться, - ответил Кел. - Я всё!
  - А крылья будут мешать? - спросила она, чувствуя, что краснеет; девушка разглядывала его, и взгляд остановился на краю полотенца, обмотанного вокруг бёдер.
  - Хочешь предложить мне помощь? - захохотал он.
  - Сейчас правда получишь по своим здоровенным рогам, - огрызнулась Элла, беря в руки ножницы. - Можешь повернуться? Мне нужно убрать немного длину волос и сбрить бороду.
  - Ты выглядишь опасной, - рассмеялся мужчина. - Будь аккуратна.
  - Хорошо, Кел, - и она принялась за работу, когда полудемон опустился на скамейку. - Сейчас я сделаю тебя красавчиком!
  - Главное, не перестарайся, - улыбка так и не сошла с его губ.
  
  

Часть третья: Игра в пираты

  

Глава 14

  
  Плавание продолжалось где-то с неделю. Всё было спокойно и люди смогли как следует отдохнуть.Один раз, правда, попали в шторм, но маги сумели быстро разогнать непогоду. На пути попался даже корабль королевского военно-морского флота, которые они разграбили, пожалев команду и оставив их живыми. Потом по этому поводу закатили пир, где почти все были пьяны и веселы; такой жизни Элла никогда не знала, а вот остальным членам Организации это было знакомо, и они радовались от души.
  Марк и Делия с младенцами пожелали сойти на берег, так как малышам было рано для таких путешествий. Оба же официально вступили в ряды ОРГэ, став её агентами, и они, как и все, поклялись королеве в своей верности.
  Вечерело. Сейчас все представители Организации и капитан Хос со своими несколькими старшими, собрались в кабинете - они обсуждали дальнейшие действия и поход на остров сокровищ. Кто сидел за столом, а кто стоял в различных местах каюты; стол был большой, его сюда принесли специально для таких вот посиделок и переговоров. На нём стояла различная снедь, ром в огромном бутыле, вино в глиняном кувшине и вода в графине. Люди почти не пили и не ели, а больше говорили. Атмосфера стояла дружеская, время от времени кто-то бросался шуточкой или происходили незначительные споры.
  - Давно ли карта у тебя, Хос? - спросил Гай.
  - Давно, - вздохнул он, - от прежнего капитана, ныне покойного. Он хранил эту карту двадцать с лишним лет, а потом передал мне.
  Хос был уже далеко не юным, но вполне симпатичным мужчиной в расцвете сил. Он был высок и широк в плечах. На голове - обычно треуголка и куча каких-то талисманов, развешанных на мощной груди, как бусы, в мочках ушей сверкали бриллианты; тёмные волосы, которые слегка завивались к концам, едва достигали плеч, глаза были серыми, кожа загорелой.
  - И раньше у тебя не было искушения побывать там? - спросила уже Лола.
  - Но почему же, было, но не было возможности. А здесь такая удача: иметь с вами дела, да ещё и аж целых два мага в команде - как тут не предложить вам такое, - ухмыльнулся кэп.
  - Почему не рассказывал о карте мне? - снова Лола.
  - Знаешь, я пытался, но ты всё как-то больше была занята своими делами на суше, ну я и решил подождать до лучших времён, - проговорил Хос, оглядев всех. - Но без мага на таком опасном острове делать нечего, да и команда моя всё больше обычные люди, хотя и отличные воины, и из-за какого-нибудь непонятного проклятия, способного распознать лишь магу, не хотелось бы лишиться всех. У них так же есть семьи, да и Организация потеряла бы часть сил в море. Мы бы просто пропали без вести, как и многие, кто отправлялся туда.
  - Да, я тоже слышал о том, что кто бы не отправился на мистический остров, сгинули, - закивал Мэни.
  - Поэтому-то многие и считают, что остров сокровищ - выдумка, - сказала Лола.
  Фэй в это время смотрела в распахнутое окно, стоя боком к общему столу, а Гай периодически поглядывал на неё. Кел сидел возле Эллы, откинув руку на спинку её стула, и что-то жевал, он не вступал в разговор, но слушал внимательно. Теперь он несколько изменился, чем порадовал Эллу и Лолу, а Фэй сказала, что его новый вид не соответствует сущности: Келиан снова взял контроль над своими трансформациями и выглядел как человек. Но иногда, когда полудемон забывался, рога нет-нет, да и проглядывали сквозь волосы, а зачатки крыльев топорщили, или даже порой разрывали, материю рубашки, которая в тот момент бывала на мужчине.
  - Вот и проверим, выдумка или нет, и если повезёт, то разбогатеем, - мечтательно сказал Гай.
  - Приблизительно, через пару дней приплывём к месту, - произнёс Хос. - А теперь, выпьем же за наши будущие приключения!
  Все подняли свои бокалы и выпили.
  Дверь кабинета неожиданно распахнулась, забежал молодой паренёк.
  - Кэп! Кэп! - позвал он громко, но взоры находящихся тут людей и так были обращены к нему. - Там погоня за нами. Они сигналят, чтобы мы остановились.
  - Что за корабль? - спросил старший Хоса.
  - Королевский флаг, - отрапортовал он.
  -Чёрт! Как же они достали! - выругался Мэни.
  - Что будем делать? - спросил Гай.
  - Хос? Какие предложения? - посмотрела на него Лола.
  - Какие? Удирать, конечно же, - хмыкнул он. - Они нас задержат, если ответим на их сигнал. А как только мы попадём на территориальные воды острова, то сможем затеряться в тумане. Я думаю, что туда они не сунутся.
  - Согласен, - кивнул Мэни. - Да и кто знает, может, они приволокли за собой флотилию. Ни я, ни Элла не способны распознать морок с дальнего расстояния.
  - Занятно, - усмехнулся Кел, - а мне интересно, сколько их там. Я могу слетать и разведать обстановку.
  - Мне тоже интересно, если они тут не случайно, конечно, какого рода эта погоня и чего нам опасаться, когда мы покинем остров, - сказал Гай.
  - Ты уверен, Келиан, что это хорошая идея? - спросила его Лола.
  - Уверен, - утвердительное кивание, - и я бы хотел взять с собой Эллу.
  - Эллу? - переспросил Мэни.
  - Да, а ты против?
  - Если она сама этого хочет, - пожал плечами Мануэль.
  - Хочу, - ответила магиня. - Давно мечтала покататься на драконе. Но ты, конечно, не дракон, но тоже крылатый.
  - Я лучше, чем дракон, - уверил Кел её, улыбаясь.
  - Тогда поторопитесь, - отдал приказ Хос. - Как только вернётесь, набираем полную скорость и плывём, не оглядываясь.
  Через несколько минут оба вылетели с корабля. Элла крепко держалась за Келиана, обвив буквально его тело своим.
  - Я не тяжёлая? - беспокоилась она.
  - Как пушинка, - как-то немного сдавленно отвечал Кел.
  - С тобой что-то не так? Тебе плохо? - нахмурилась она.
  - Наслаждайся полётом, - посоветовал Кел, размахивая своими прекрасными и опасными крыльями. Некоторое время они летели молча, но потом мужчина сам не выдержал тишины между ними.
  - Не устала? - спросил он.
  - Нет, твои руки очень надежно меня держат, - проговорила она, смотря вверх. - А ты можешь взлететь выше?
  И он на мгновение завис в воздухе, а потом крылья взяли мощный мах, и их обоих подкинуло в воздухе.
  - Уаааа! - вскрикнула магиня. - Ты очень крут, Кел!
  - Рад стараться, - рассмеялся он. - Посмотри, какое красивое небо!
  Он летел выше и выше. Прохладный вечерний воздух заставлял прижиматься к друг другу только сильнее.
  - Ну всё, хватит, - смеялась Элла. - Давай же посмотрим на вражеский корабль поближе, а потом вернёмся назад.
  - Боишься, что уплывут без нас? - голубые глаза Келиана удивительно мерцали.
  Элла смотрела на него, пытаясь разглядеть радужку и взглянуть вглубь чёрных зрачков.
  - Не хочу заставлять команду ждать.
  Его губы расплылись в улыбке, а потом он сложил крылья за спиной, и они начали падать. У Эллы тут же захватило дух, но она не позволила себе кричать, боясь привлечь постороннее внимание. И когда Келиан снова полетел, держа контроль над высотой, девушка почувствовала, будто часть её упала всё-таки вниз, в тёмные и глубокие воды, а другая - осталась с братом, и что он крепко держит и никогда не отпустит.
  Элла стряхнула наваждение и посмотрела вниз; корабль королевского флота медленно плыл по волнам, на палубе ходили люди, горели огоньки. Внезапно магиня почувствовала, что что-то не так, и накрыла себя и Кела мороком, да было поздно. Из воздуха прям позади мужчины соткалась фигура уже знакомого лица. Какой-то странный момент, будто короткий промежуток времени растянулся на долгий, но не для Эллы и Кела, а для блондина с косичкой. Он схватил девушку и вырвал из объятий полудемона и исчез.
  - Эли?.. Эли! - заорал он и бросился, будто комета, на вражеский корабль. Он хорошо запомнил промелькнувшее удивление, а потом и страх девушки, а затем она растворилась в воздухе.
  
  
  - Их долго нет, - расхаживала взад-вперёд Лола. - Слишком долго.
  - Да ладно, наверное, веселятся, - усмехнулся Гай.
  - Что будем делать? - спросил Хос, он стоял, прислонившись к деревянной мачте и скрестив руки на груди.
  - Я не могу оставить их, - хмурилась Лола.
  - У меня плохое предчувствие, - тихо сказала Фэй, поправив капюшон. - Мне кажется, это была ловушка.
  - Всё нормально, - бодро воскликнул Мэни, - вижу летящую фигуру!
  Но когда Кел приземлился на палубу, люди сразу нахмурились и по злобному выражению лица поняли, что всё очень-очень плохо.
  - Где она? - сквозь зубы прорычал Мэни, взяв за ворот рубахи мужчину и встряхнул. - Где, чёрт тебя дери?! Вы, что, спускались к ним?!
  - Кел... - печальный голос Лолы.
  - Не спускались, - резко сказал он, оторвав от себя Мэни и отойдя немного в сторону. - Всё было хорошо, а потом, прямо в воздухе из моих рук, её похитили. Я бросился уже один к кораблю, но и он перед моим носом исчез с хлопком, будто его и не было.
  - Элла - девочка умная, думаю, с ней всё будет хорошо, - выдала самую хорошую и трезвую мысль Фэй.
  - Да тебе откуда знать? Что ты вообще смыслишь в людях? - очень злобно выплюнул Мануэль.
  Фэй расхохоталась.
  - Уж побольше твоего, старый хрен! - был её ответ тем тоном, которым она в последнее время говорила с магом.
  - Всё, хватит! - громогласно сказал Гай. - Мэни, успокойся, ты не имеешь права так говорить!
  - Действительно, Мэни, ты слишком остро реагируешь. Фэй ведь не виновата, - проговорила быстро Лола. - Как и Кел.
  - Не сберёг девчонку, - злоба делала Мэни невменяемым. - А вы лучше бы решали более насущные проблемы, нежели защиту этой змеюки!
  - Ты несёшь ерунду, - нахмурилась Лола. - Хос?
  Тот кивнул.
  - Эй, друг, пошли, пропустим по одной, - и потащил покрасневшего мага за собой. Мэни вздохнул и пошёл за кэпом.
  - Я найду её, - сказал Келиан. - Я действительно виноват.
  - Я пойду с тобой, - развернулся Мэни, услышав мужчину.
  - Нет, - покачала головой Лола. - Я знаю, что с Эллой будет всё хорошо, и Кел вполне справится сам. А маг нам нужен для осуществления дальнейших планов.
  - Но Лола? Разве тебе не дорог член твоей команды? - не верил ушам Мануэль.
  - Дорог, - согласилась она. - Но я уверена, что Элла не пропадёт. А ещё я знаю, что следопыта лучше не найти, чем Келиан. Но я буду очень переживать за вас обоих и верить, что вы вернётесь.
  - Ты бездушна, - устало сказал маг.- Как и вы все.
  - Душный нашёлся, - усмехнулась Фэй.
  - Он сейчас немного не в себе, обижаться на него глупо, - сказал Гай. - Мэни, мы бы все бросились в погоню, я тоже хочу разыскать злоумышленников и забрать Эллу, где бы она не была. Но, скорее всего, это западня. Они считают, что выкрав нашего агента, мы предоставим самих себя им на блюде с золотой каёмочкой. Поэтому будет лучше, если Кел сейчас хотя бы найдёт её, а там дальше видно будет. Кел? Ведь скажи, если ты не сможешь справиться, позовёшь нас?
  - Согласен, возможно, это ловушка, - вздохнул Келиан. - Да, я дам вам знать, как только разыщу Эллу. Я сейчас же отправлюсь, не хочу терять времени.
  - Чёрт со всеми вами, - процедил Мэни. - Сегодня я напьюсь, на меня не рассчитывайте! Если Элла умрёт, ты, Кел, ответишь!
  Келиан усмехнулся, но ничего не ответил. А потом распахнул свои чёрные крылья, которые слились с ночью и, казалось, делали какое-то пространство вокруг себя ещё темнее, и взмыл в небо.
  Лола вздохнула и пошла в кабинет Хоса, ей срочно требовалось промочить горло. Кэп, Гай, Мэни, Фэй и старшины корабля последовали за ней. Вечер был напряжённым, всех подкосила пропажа Эллы и козни врагов; команда растеряла часть сил, но это ещё не значило, что стала слабее.
  Мэни действительно напился, и еле волоча ноги, пошёл спать. Люди Хоса тоже отошли по своим делам; Гай ушёл следом за Фэй, остались за столом лишь сам Кэп, да Королева Воров.
  - Дадим сегодня всем спокойно отдохнуть ночь, а утром, на всех парусах, отправимся к острову, - сказал Хос.
  - Так и сделаем, - кивнула Лола, глотая медленно вино в бокале. - Надеюсь, с Эллой всё будет хорошо.
  - Ты переживаешь?
  - Да, она стала членом нашей команды. Элла - отличный маг и воин, да и Мэни как-то по особенному к ней привязался, а с ним мы знакомы очень давно, и маг мне близок, - объяснила она.
  - Знаю, что по твоей просьбе Мануэль оставил преподавательскую деятельность.
  - Да, это так: он, как и я, не согласен с тем, что творят правители нашего государства.
  - Все мы хотим лучшего будущего, особенно зрелое поколение, - пригладил волосы Хос. - И я рад, что среди более молодых есть такие как ты, Лола. Я горд, что являюсь твоим другом.
  - А я горда тем, что мне встречаются хорошие люди, - сказала Лола, глядя в окно. Мысли её переключались с одного на другое: Гай и Фэй, пропавшая Элла и улетевший в ночь Кел, загадочный брат Гая - Нор; размышления о том, хватит ли у неё сил дойти до конца и что их всех ещё ждёт впереди, а так же беспокойство о том, кто тот создатель Элитной Гвардии.
  Ну всё, хватит на сегодня, пора спать! И Лола встала со стула, отсалютовала бокалом Хосу, который тоже сидел задумчиво, или, возможно, выпитое повлияло на него, и мужчина был несколько вял. Допила остатки и громко поставила бокал на стол.
  - До утра! - сказала девушка и прикрыла дверь за собой.
  Когда она пришла в свою комнату, то увидела, что на её узкой кровати кто-то сидит.
  - Гай, что ты тут делаешь? - удивилась она. - Уже очень поздно, мне не хочется сейчас обсуждать стратегические планы. Да и то, что у нас из-под носа украли Эллу, я, честно признаться, подавлена.
  Одинокая свеча давала немного света, но вполне достаточно, чтобы хорошо видеть молчаливого собеседника.
  - Гай?
  - Лола, ты так красива, - неожиданно сказал он и поднялся ей навстречу.
  - Я знаю, - усмехнулась она. - А теперь, друг мой, иди спать. Мне, правда, хочется отдохнуть.
  Но вместо того, чтобы уйти, он обнял Лолу и поцеловал. Девушка отдёрнулась от него.
  - Что ты делаешь?! - прошипела она.
  Он улыбнулся в ответ.
  - Гай? - начала злиться она. - Ты, кажется, не в своём уме! Мы все сейчас в растерянности, а ты тут такое творишь! Уходи и будем считать всё произошедшее недоразумением.
  - Это не недоразумение, сладкая моя, - он протянул руку и провёл по её щеке. Девушка слегка открыла рот и выдохнула; злость ушла и в этот момент тело само потянулось к обещаниям ласки и тепла.
  - Нет! - всё же взяла себя в руки Лола, воля её была сильнее соблазнов. - Фэй влюблена в тебя, я не могу её предать.
  - Забудь о Фэй, - проговорил он тихо, беря за руки Лолу, - сейчас есть только мы.
  - Гай, ты не понял, - усмехнулась она, - выбирая между тобой и Фэй, я выбираю её. Да и дружба с тобой мне важнее, чем то, что ты хочешь...
  - Ты тоже хочешь, - смотрел он в её глаза и будто гипнотизировал.
  - Это всего лишь порыв, мимолётное желание, - объяснила она. - А сейчас тебе лучше убраться.
  - Я не смогу такое забыть, прекрасная Лола, - прошептал он. - Один поцелуй, прошу, подари мне поцелуй.
  - Нет.
  - Что тебе стоит? - смотрел он на её губы, и между ними сейчас было сильное притяжение; раньше Лола никогда не замечала за собой такие порочные желания по отношению к другу.
  - Один поцелуй, - повторила она эхом, потом покачала головой и с укором произнесла, - Гай!
  - Что? - сказал он тем же возбуждённым шёпотом, положив руку на затылок девушки. - Я мечтал о твоих губах, о твоих глазах и руках, касающихся моих самых сокровенных мест...
  На нём был плащ. И только плащ - Лола почувствовала это, когда он распахнул полы и прижался к ней; его горячее тело манило и она, не сумев в этот раз побороть искушение, коснулась рукой его гладкой груди с плитами мышц, и провела рукой вниз к животу.
  - Да... - блаженно прошептал он, чуть ли не мурча.
  - Нет, - сказала Лола, продолжая исследовать его тело, разум уже заволокла пелена возбуждения.
  Он рассмеялся, тихо, понимающе, а потом поцеловал Лолу. Их губы сплелись, оба задышали чаще и тяжелее. Мужчина тоже начал касаться её везде, с удовольствием сжимая особо мягкие части её красивого тела; развязал завязки на груди и спустил вниз простого кроя платье. Когда его рука накрыла грудь, она вскрикнула прямо в его губы. Мужчина избавился от плаща и потянул девушку на кровать.
  - Всего поцелуй, - сказала она, сопротивляясь желаниям. - Ты получил...
  - Ещё не весь, сладкая моя.
  Он был сверху, поэтому она не могла его просто оттолкнуть, да и не хотелось этого, и всё это казалось естественным. Но потом в голове возникли мысли о том, что будет дальше, что будет с сестрой и как они смогут дальше работать в одной команде; право, Лола не желала распада. Она, прежде всего, Королева Воров, многие ей доверяют, надеятся, и она не смеет потакать своим желаниям.
  - Всё, - твёрдо сказала она, закрыв своей рукой его рот. - Гай, нет. Уходи теперь и забудь то, что было!
  Секунду он был в растерянности.
  - Ты достойная женщина, - шёпотом сказал он, а потом быстро поднялся на ноги и накинул плащ.
  Лола отвернулась к стене и накрылась с головой покрывалом.
  - Мы обязательно закончим, сладкая моя, - пообещал он самоуверенно.
  - Не неси чушь! - снова разозлилась девушка, вынырнула из своего укрытия, но никого не обнаружила в комнате. Но губы и тело по-прежнему горели от поцелуев и прикосновений. Она нахмурилась, потом рассмеялась.
  
  

Глава 15

  
  - Полный штиль! - выкрикнул кто-то.
  - Ещё и жара, фух!
  - Кэп?
  - На вёсла, братья мои! - воскликнул Хос.
  - Нужен ветер? - у руля появился Мэни. Он был на удивление свеж и собран.
  - Не помешал бы, - пожал плечами Хос. - Такая жарища сгонит с моих ребят семь потов вместе со шкурой.
  - Направление, кэп? - уточнил Мэни, и когда Хос сказал, маг призвал стихию и дунуло так хорошо, что за полдня корабль прошёл половину пути, да и сам воздух стал намного свежее.
  На верхней палубе по очереди показывались Лола, Гай и Фэй; сегодня никто ни с кем не говорил, обсуждать было нечего, и пираты просто мчались к цели.
  - Лола, нам нужно побольше магов, и желательно, на каждый корабль, тогда мы захватим мир, - с восторгом сообщил Хос, когда Лола в очередной раз показалась наверху.
  - Недоучек не берём, но идея замечательная, я подумаю над этим, - кивнула девушка.
  В этот момент со стороны кухонного отсека по лестнице поднялся Гай. Лола, нахмурившись, смотрела на него, потом перевела взгляд янтарных глаз на морские волны; призванный ветер с какой-то детской игривостью трепал её золотисто-каштановые волосы.
  - Лола! - окликнул Эс.
  - Вы поругались? - предположил тихим голосом стоящий рядом Хос.
  - Нет, а что?
  - Ты как-то странно реагируешь на Гая, - пожал плечами Хос.
  - Всё нормально, - уверила она его, а потом посмотрела на друга и натянуто улыбнулась, махнув рукой.
  Гай подходить не стал и вскоре скрылся из виду - пошёл искать Мэни.
  - Ну вот, опять...
  - Хос, я просто устала немного.
  - Ничего страшного, - усмехнулся пират, - к утру прибудем на остров сокровищ, развеешься.
  - Тогда нужно хоть немного отоспаться, - проговорила Лола.
  - А ночью чем ты занималась? - расхохотался Хос.
  - Кошмары снились, - потёрла лоб Лола. - Пойду вниз, буду нужна, пришлёшь за мной.
  - Хорошо, моя королева, - похлопал он её по плечу, потом взялся за штурвал.
  Лола шла к своей каюте. Думала заглянуть на кухню, но решила, что пообедает позже. Вошла в комнату, легла на кровать и сразу же уснула. Ей приснился сон о Гае. О том, как они целовались, она не гнала его, и тот был рад остаться. Он сказал, что готов разделить с ней свою вечность...
  Наступил поздний вечер. Разбудила Лолу Фэй. Она, сидя скраю кровати, мягко трясла подругу за плечо, проговаривая её имя.
  -Что такое? - сонно пробормотала Лола.
  - Мы на месте, - ответила она. - Хос и остальные ждут наверху, нужно твоё распоряжение.
  - Фэй, мне нужно минут десять, чтобы привести себя в порядок, - еле ворочая языком, сказала девушка.
  - Хорошо, Лоли, - кивнула она, потом выровнялась и отошла к окну. - Ты переживаешь?
  -Да, - выдохнула она. - Как и за всех своих других людей.
  Лола поднялась, размяла мыщцы, потянулась. Потом плеснула из кувшина воды в небольшой таз и умылась, причесала волосы, подкрасилась, расправила платье и накинула плащ.
  - Я тоже переживаю, - проговорила Фэй. - У меня ощущение, что скоро что-то произойдёт.
  - Почему ты так решила?
  - Эта новая раса - она меня пугает. Разве не боги вправе создавать живых? А здесь какой-то дворцовый маг, - фыркнула она.
  - Ну, мы пока не знаем, какие действительно силы задействованы в этом деле, - задумчиво сказала Лола. - Хотелось бы, чтобы это был всё-таки неудачный эксперимент.
  - Ты видела их ведь? Не сказать бы, что неудачный, - покачала Фэй головой. - Но вот с определением пола у них есть некоторые проблемы. Я считаю, что его у них нет вообще, значит, здесь какой-то специальный расчёт.
  - Без возможности производить себе подобных? Какой же тут расчёт?
  - Не знаю. Может быть, они бессмертны, - предположила Фэй.
  - Мы расправились с кучей этих бледных, где же их бессмертие? - усмехнулась Лола.
  - Долгожители, - пожала плечами Фэй. - И, возможно, они размножаются каким-то другим способом.
  - Возможно, - согласилась Лола. - Надеюсь, что скоро доберусь до этого мага-создателя, потолковать бы с ним.
  - Предложишь перейти на нашу сторону? - вскинула бровь Фэй.
  - Если не будет работать на нас, то умрёт, - пожала плечами она.
  - Довольно жёстко, - улыбнулась женщина в маске. - Впрочем, это мне всегда и нравилось в тебе. Самолично займусь этим, только скажи.
  - Фэй? Ты влюблена в Гая? - вдруг спросила Королева Воров.
  - Что?!
  - Я всё вижу, - усмехнулась Лола.
  Фэй тяжело вздохнула.
  - Я обидела его.
  - И чем же? Гая непросто обидеть, и он хороший парень. Если ты хочешь быть с ним, не отказывай себе.
  - Дело в том, что он не хочет быть со мной.
  Лола расхохоталась.
  - Я вижу, как он смотрит на тебя, когда ты не смотришь на него, и я заметила, что он тоже мучается, - сказала Лола.
  - Да? - удивилась Фэй.
  - Да, - кивнула Лола, потом взяла за руку подругу и повела за собой. - А теперь пошли наверх.
  Королева Воров умолчала лишь о том, что тот приходил прошлой ночью. Она считала это ошибкой, и теперь ей стали ясны мотивы: Гай ищет возможность как-то отомстить Фэй. Но Лола - женщина умная, и она не допустит этого; ей так же совершенно не хочется портить с Эсом дружеских отношений. Он был с ними уже так долго, знал всё, решал важные дела, и никогда не требовал от Организации чего-то особенного. Единственная привилегия была в том, что он занимал один из высоких постов. Ветер в голове оправдывался молодостью и жаждой приключений, но в то же время Гай был собран, настойчив, добивался поставленных целей. Он был идеальным боссом для ОРГэ.
  - Ну наконец-то! - воскликнул Гай, сидя на палубе со скрещёнными ногами, два меча в ножнах были опёрты о борт.
  - Лола, остров перед нами, - сказал Хос.
  - Где же?
  - Погружён в туман, - усмехнулся кэп. - Предлагаю отправиться утром, как только рассветёт, а сейчас произвести нужные приготовления и отдохнуть.
  - Покажи карту острова, - попросила Лола.
  - Пошли в кабинет, там всё есть, в том числе и лампа, - позвал Хос.
  - А где Мэни?
  - Депрессует где-то у носа корабля, - хмыкнул Гай. - Схожу за ним.
  - Будь добр, он нужен срочно, - сказала Лола.
  Хос и его вездесущие старшие вместе с Лолой и Фэй вошли в кабинет.
  - Распорядись, пожалуйста, об ужине, - сказала Лола.
  - Поздновато для ужина, но сейчас что-нибудь принесут: кок и его команда уже отдыхают, - сказал Гарри - второй из старших Хоса. Он был среднего возраста и роста, худой, с чёрными густыми усами, тёмно-карими проницательными глазами и в серой бандане.
  - Буду весьма признательна, - кивнула она, когда присела у стола.
  Хос и Френк - первый старший, принесли карты, разложили; люди столпились вокруг края стола, когда Хос и Лола уселись.
  - Звала? - на пороге появился хмурый Мэни. - Если нужно разогнать туман, то без проблем.
  - Это не всё, - сказала Королева Воров. - Ты нужен, чтобы скоординировать группу и помочь подготовиться.
  - Хорошо, - согласился маг, пододвинув стул к столу.
  - Думал, что без работы останешься, - усмехнулся Гай, - а вот и нет.
  - Я готов сейчас же броситься на поиски, а никак не для путешествия на неизведанный остров, - сказал вдруг Мэни.
  Лола сделала вид, что не услышала, Фэй хмыкнула, пираты переглянулись, лишь Гай не смолчал:
  - Дружище, это верно, будь готов: кто знает, не сегодня, так завтра придётся сорваться для вызволения Эллы.
  Мэни какое-то время смотрел на Гая, потом кивнул и постарался переключиться к общей работе. Ещё никогда агентам не было так сложно работать в Организации, ведь обычно люди действовали разрозненно, объединяясь в редких случаях, но всегда по плану, который обсуждали на собрании или же с согласия Лолы и её правых рук.
  
  
  На утро снарядили четыре шлюпки, которые поплывут к берегу острова, а сам корабль решили оставить вне тумана: кто знал, что в нём скрывалось. Всего собралось десять человек, в том числе: Хос, Лола, Гай, Мэни, Фэй, Гарри - второй старший помощник, и ещё четыре рядовых пирата. Каждый взял с собой еды на пару дней, оружие и некоторое снаряжение.
  Когда люди расселись по шлюпкам и нырнули в туман, Мэни тут же применил свои силы и разогнал его вокруг лодок; казалось, вода совсем не двигалась, а впереди, кроме стены тумана, ничего не было видно. На долго магии не хватило, и вскоре всех снова накрыл белый почти непрозрачный саван. От того, что видимость становилась нулевой, людям начинало казаться, что в тумане кто-то есть - кто-то, кто следит за ними.
  - Никого тут нет, - сказал Гай из первого судёнышка, но меч всё-таки вытащил.
  - Внутреннее зрение тоже ничего не улавливает, - отозвался Мэни с другой лодки.
  - Что? - переспросила Лола, показалось, что друзья были совсем далеко. - Мэни? Гай?
  Но те уже ничего не ответили.
  - Что за чертовщина? - нахмурился Хос, сидя в четвёртой лодке.
  Команда разделилась: Мэни плыл с человеком из команды Хоса - Альфредом, как и Гай; Фэй с Лолой и пиратом; Хос с Гарри и четвёртым рядовым. Одну лишнюю лодку взяли для сокровищ, если они их найдут, ведь можно было уместиться и в трёх.
  - Замечательно! И как теперь их найти? - хлопнула себя по коленям Лола.
  - Думаю, они сумеют выбраться с острова, - сказала Фэй. - То же самое сделаем и мы через какое-то время.
  - Хорошо, что корабль с командой всё-таки остался за пределами этого тумана, - проговорила Королева Воров. - Хос?
  - Я их не вижу и не слышу, - сказал пират, держа крепко вёсла.
  - Весёленькое начало приключений, - усмехнулась Лола. - Плавём к берегу!
  - Есть, мадам!
  Плыли не слишком долго. И вскоре обнаружилось, что и капитан со своими людьми затерялись в тумане так же, как и лодки Гая и Мэни. Обсудив это обстоятельство, решили не отступать. К берегу туман стал немного рассеиваться. Девушки и мужчина увидели, что он нетипичный: каменная стена возвышалась над морем насколько хватало взора. Решили проплыть вдоль и поискать более подходящее место, чтобы взойти на землю. Но поиски более низкой береговой линии не увенчались успехом - блуждали довольно долго, видя только однообразие берега.
  - Придётся лезть наверх, - сказала Лола.
  - Сначала туман, теперь это, - проговорила Фэй, оглядываясь. - Не нравится мне здесь. В этом месте всё как-то неправильно.
  - Я бы поплыл назад, - сказал Дон - так звали гребца, - но вас, дамы, не оставлю.
  - Спасибо, - улыбнулась ему Лола.
  - А я бы повернула назад. Я думаю, что парни, увидев, как всё тут необычно, тоже вернутся на корабль.
  - Фэй! Где ты видела, чтобы Мэни и Гай отступали назад? - рассмеялась Лола.
  - Кэп тоже не из трусов, - усмехнулся Дон, шевеля усами. - Ну что ж, первым полезу я?
  - Притормози! Пока нет Хоса, главная тут я, - покачала Лола головой. - Поэтому лезу я: я и легче и проворнее тебя, Дон. Потом скину вам верёвку.
  - Лола, стоило бы прислушаться к словам джентльмена, - сказала Фэй.
  - Решено, я первая. Да и хватит споров - просто не терпится посмотреть, что там за остров сокровищ! Дон, подгреби-ка поближе!
  В каменной стене хватало выступов, поэтому Лола удовлетворённо хмыкнула и, вцепившись руками в перчатках за них, полезла наверх. Фэй и Дон наблюдали за ней; стена была не слишком высокой, всего метра три-четыре, и вскоре девушка взобралась на берег. Фэй затаила дыхание, прислушиваясь к звукам, но свесившийся конец верёвки дал обоим вздохнуть свободно.
  - Я первая, - сказала Фэй и полезла наверх. Чёрный плащ развивался, и взору Дона показались стройные длинные ноги в узких чёрных штанах. Когда и вторая девушка скрылась наверху, мужчина привязал лодку к верёвке и сам полез наверх. И когда последним рывком закинул своё тело на землю, то никого не увидел. Он удивился.
  - Госпожа Лола, госпожа Фэй? - позвал он, но никто не отозвался. Стояла тишина.
  Уже через десяток шагов начиналось странное поле, усеянное громадными обломками камней разных форм и размеров. Дальше награмождение камней уплотнялось, а ещё дальше ландшафт был неразличимым. Над головой серое небо, да и странный туман даже на острове не рассеялся полностью.
  - Вот это я попал!
  
  Гай так и не понял, куда делась команда. Он стоял в лодке, держа в руке один из мечей. Тело как пружина, которая всё сжималась и сжималась. Готовый кинуться в бой, прислушивающийся к звукам, которых почти и не было.
  - Мы заблудились? - мрачно спросил Карл, замерев с вёслами в руках.
  - Похоже.
  - Плывём назад?
  - Что-то подсказывает мне, что назад пока не получится, - хмыкнул Гай. - Да я и не брошу своих. Давай поменяемся.
  Карл пересел, а Эс начал грести. Меч он положил в ногах, а Карл достал свой.
  - Как хорошо, что корабль не стали заводить в туман, - сказал пират.
  - Интересно, как же составлена карта, если отсюда никто не уходил? - задумчиво произнес Гай.
  - Значит, кто-то уходил, - пожал плечами Карл.
  - Тогда у нас есть шанс.
  - Надеюсь, что так. Надеюсь, что и остальные смогут найти путь назад.
  - Если бы знать, что этот туман разделит нас всех, стоило держаться всем вместе, - проговорил Гай.
  - У кэпа как раз имеется большая шлюпка, - кивнул Карл. Он достал трубку и стал набивать её табаком. - Вижу берег!
  Гай повернулся.
  - Ещё лучше, - усмехнулся он. - Доставай верёвку!
  Гай и Карл взобрались по каменной стене, привязав лодку к канату и прикрепив один его конец к какому-то скелетообразному дереву. На этой стороне таких деревцев было множество - состоящие из ломаных линий, утолщённых на изгибах и с серой корой, они делали это место жутким. Карл поёжился, потом подкурил трубку и блаженно затянулся. Гай держал руки у мечей.
  - Пошли, - сказал он Карлу, - будь начеку.
  Мужчины осторожно огибали деревья, стараясь не касаться их. Гаю казалось, что за ними следят, но не стал оборачиваться и Карлу посоветовал смотреть только вперёд.
  - А как мы потом найдём нашу лодку? - вдруг спросил Карл.
  - Не переживай об этом - мы её точно не найдём, - усмехнулся Гай.
  Карл выругался.
  - Всё дело в этих...
  - Да, Карл, - перебил его Гай, - помолчи лучше.
  - Есть, сэр! - затянувшись, тихо ответил он.
  И когда они миновали сад скелетов, Гай позволил себе обернуться: деревья "ожили", и стали выгибать по направлению к ним свои узловатые конечности; множество глаз усеивало серую кору каждого, они мигали и смотрели на людей налившимися кровью взглядами.
  - Бог мой! - выдохнул Карл, от испуга сев на зад и выронив трубку. - Что за чёрт?!
  - Нам лучше уйти, - сказал Гай, рывком поставив на ноги мужчину. - Кто-то идёт по нашему следу.
  - Я никого не слышу, - сжимая судорожно меч, проговорил пират.
  - Оно очень голодно. Я чувствую это, и не понимаю природу существа. Быстро идём отсюда!
  Раздалось громкое рычание, но не из глазастых кустов-скелетов, а прямо позади Гая и Карла. Они обернулись и увидели волка. Аномально большая зверюга скалилась на них.
  - Нас окружили, - сжав зубы и медленно доставая мечи, проговорил Гай. - Лучше тебе отойти в сторону: я не знаю, что это за волки такие, но они совсем не обычные.
  - Обычные не имеют таких больших размеров, - тихо сказал Карл, отступая немного в сторону. - Гай, я помогу.
  - От тебя толку сейчас не будет, прости за прямоту.
  - Так и есть, - горько усмехнулся Карл, - но если их двое или трое, то мне всё равно не сдобровать. Так что я лучше умру в бою с клинком в руках, чем буду в стороне ожидать участь обеда.
  - Тоже верно. Тогда держись рядом.
  Карл кивнул. Но тут волк сел на задние лапы, поджал хвост и заскулил. Гай нахмурился. Зверь стал задом пятиться туда, откуда пришёл, а потом мужчины увидели, как из скелетов-кустов вышел кто-то в красном плаще, на голове был капюшон, лишь только из рукавов-прорезей торчали худые руки с длинными ногтями, направленные в их сторону. Гай быстро смекнул, что не по их душу пришла странная человекообразная тварь, а за этим волком, который как раз рванул, что есть мочи по протоптанной тропе. Красная Фигура побежала за ним, Гай и Карл успели отступить в сторону, чтобы она не сбила их. Скорости мощного серого волка не хватило, чтобы оторваться от преследователя, и в следующее мгновение одним прыжком она настигла скулящего зверя. Капюшон опустился к шее поваленого волка и мужчины увидели, как в разные стороны брызнула кровь.
  Гай и Карл пошли в другую сторону по равнине, надеясь, что Красная Фигура не проявит к ним никакого интереса. Но с волком было покончено и опасная тварь в плаще поднялась на ноги, и вполне человеческим голосом окликнула парней.
  - Стойте! Вы не можете просто так уйти, я спасла вас.
  - Это оно нам? - посмотрев на Карла, спросил Гай.
  - Кажется да, - растерянно ответил Карл, вжав голову в плечи.
  - Что ты такое? - спросил Эс, резко обернувшись к Красной Фигуре. А она, или оно, взвалила на спину громадную тушу и пошла к ним.
  - Убегать бесполезно, я так понимаю, - проговорил шёпотом Карл.
  - Давай узнаем, что оно хочет - другого выбора у нас нет.
  А тварь подошла, скинула окровавленный труп на землю, длинные ногти были запачканы кровью, как и сам плащ, но мужчины не шелохнулись.
  - Я - Анна, я хочу покинуть этот проклятый остров с вами!
  
  Мэни и Альфред только взобрались по холодной серой стене на остров, как увидели множество прекрасных женщин. Они все сидели прямо на земле и были совершенно обнажены. Мэни попятился назад и чуть не упал с обрыва.
  - Ал, стой, - нахмурился Мануэль, но тот не услышал его. Тогда мужчина схватил пирата за руку, пытаясь удержать - Ал стал вырываться. Прекрасные девушки одновременно раскрыли свои рты и затянули песню.
  - О, нет! - воскликнул маг, закрывая уши руками. А Альфред, почувствовав, что его больше никто не держит, побежал к красавицам. Мэни видел, как парня разорвали на куски сирены, но ничего сделать не смог; ветер принёс запах крови, и девушки, совсем не стесняясь своей ноготы, пошли к Мануэлю, не прекращая завывать свою жуткую, пробирающую до мозга костей, песнь.
  - Да что б вы сдохли! - сплюнул мужчина, чувствуя как его тело становится невменяемым. Он упал на колени, потом и вовсе повалился лицом в землю. Она пахла морем и кровью.
  
  Когда Фэй взобралась на высокий берег, то не увидела Лолу. Хотела сообщить Дону, что у них неприятности, но и лодки за обрывом не было.
  - Чёрт! - выругалась Фэй, когда оказалась в очередном тупике.
  Девушка блуждала в каменном лабиринте вот уже несколько часов. Сверяясь с картой, если миновать эти каменные коридоры под открытым небом, то можно было быстро дойти до центрального озера, обозначенного как место встречи всех членов команды на случай чего-нибудь, как, например, этот случай. Первая и главная задача - встретиться со всеми.
  Но сейчас Фэй казалось, что она никогда не выберется из этого лабиринта. Она злилась, и чуть не упустила тот момент, когда в одном из ответвлений что-то промелькнуло. Она тут же побежала посмотреть, надеясь, что это кто-то из своих - Лола или Дон. Но за поворотом никого не оказалось.
  Фэй слегка нахмурилась, а потом инстинктивно обернулась. В нескольких шагах от неё прямо над землёй завис чёрный гроб со стеклянной крышкой. Фэй, не сдержав эмоций в этот раз, послала к первоистокам матери всех и вся, закончив матерную тираду ярким и объёмным словом на букву "б". Но независимо от этого, гроб принял вертикальное положение и девушка увидела бледного светловолосого мужчину. Он был в классическом костюме и в шёлковом чёрном плаще; глаза закрыты, признаков жизни не наблюдалось. Запахло озоном, небо заволокло тучами, а в долине, за лабиринтом, заиграл орган.
  Фэй нахмурилась сильнее, выхватила короткий меч. Орган играл зловеще, но от этого не менее прекрасно. А потом мужчина открыл глаза и резко вдохнул. Лицо его, на мгновение слегка растерянное, отразило улыбку, обнажив острые клыки. Фэй тоже обворожительно улыбнулась ему, поигрывая клинком. Стеклянная крышка гроба распахнулась и на землю ступил первородный прекрасный вампир.
  
  - Кэп, тут пещера, - проговорил Гарри - второй старший помощник Хоса, - и, кажется, она обитаема.
  - Тим, ты хорошо привязал лодку?
  - Хорошо, капитан, - ответил Тим. - Что будем делать?
  - Для начала обследуем пещеру, - сказал Хос.
  - А остальных искать будем? - спросил Гарри.
  - Обязательно. Но сначала зайдём в гости в это логово - другого пути нет, чтоб двинуться дальше.
  - Капитан, мы можем сесть на лодку и проплыть дальше, - предложил Тим.
  - Бесполезно, юнга, ты же видел, что я уже два раза залазил на берег в разных местах, и везде одно и то же - только пещеры. А, возможно, это одна и та же. Остров играет с нами, поэтому полный вперёд, ребята! - приказал Хос. И они трое вошли в пещеру. Всех сначала накрыла темнота, а потом появился запах гнили и разложения. Гарри активизировал камень, который стал излучать мягкий свет. Не сговариваясь, мужчины вытащили мечи и пошли навстречу приключениям.
  
  

Глава 16

  
  Элла открыла глаза. Тьма. Она почему-то забеспокоилась, что ослепла. Начала метаться по твёрдой поверхности - это точно не было кроватью, да ещё и сыростью пахло. Но вот заметила где-то сбоку какой-то отблеск, и от сердца отлегло. Просто темно. А в голове пронеслись последние моменты с Келом, в его объятиях над морем, небо, звёзды. Потом появился тот тип прямо в воздухе и вырвал её из рук брата.
  Писк.
  Элла выругалась: мыши, замечательно!
  Попыталась поколдовать, но только сейчас почувствовала браслеты на руках. Антимагия. Ну хоть не ошейник!
  Она расхохоталась, смех отразился эхом от сырых стен. Глупое положение, глупые мысли. У неё проблемы покрупнее, чем какие-то мыши.
  Первое, что девушка сделала, это поднялась на ноги. Она чувствовала слабость. Пошла прямо и упёрлась в стену, потом прошлась вбок. Таким образом она измерила свои апартаменты. Потом села в уголке и призадумалась. Она знала, что находится в государственном плену, ведь эти сверхлюди были именно оттуда. Их создатель, вероятно, мерзкий тип. Элла понимала, что король может потребовать у Организации всё что угодно, и понимала так же, что Лола не станет рисковать и отдавать что-то взамен одного из своих агентов. Вон с Келом и Марком тянули два года...
  Если не удастся сбежать, то лучше смерть, чем стать лабораторной крысой таинственного магистра Дэя.
  Послышались шаги, но Элла как сидела, так и осталась сидеть в углу. Кто-то шёл к ней. Кривая улыбка тронула её губы, когда камеру залил не яркий свет из-за тяжёлой распахнутой двери. Мужской силуэт ненадолго завис в проёме, а потом он занёс лампу и поставил у ног. Это был тот самый блондин, что взял Эллу в плен. Какое-то время он бесстрастно разглядывал сидящую девушку, а потом достал из-за спины нож.
  - Мне нужен твой скальп, - сказал он и пошёл к ней.
  Девушка ничего не ответила.
  Зуф видел перед собой небольшую хрупкую девушку, зажавшуюся в угол. Сейчас ему не верилось, что именно эта особа при первой встрече зарядили ему по зубам, и как исход того сражения, он потерял сознание и зубы. Парень сделал ещё шаг, но она даже не двинула ни одним мускулом, словно каменная статуя. Мужчина подумал, что зря на это согласился, но братья потребовали чуть ли не на спор, чтобы тот пошёл за трофеем к пленнице, иначе он будет считаться трусом, не достойным зваться сыном магистра. Сейчас он чувствовал себя хищником, загнавшим жертву.
  Парень держал в руке нож. Отблеск лампы отразился от металла. Он шёл острожно, но она лишь вздохнула и наконец поднялась на ноги.
  Сейчас или никогда! И Зуф решился. Сделал шаг, портанувшись сразу в угол, где была пленница, даже схватил за косу, но девушка перехватила его руку с ножом и ударила ею об стену. Пальцы тут же разжались, тесак выпал из рук, упав со звоном на пол. А потом девушка оттолкнула противника к двери - от противоположной стены до неё метров десять. Зуф опешил, раскрыв рот, а Элла наконец плотоядно улыбнулась.
  Девушка чувствовала, что стала намного сильнее физически за последнее время. То ли это морской воздух так повлиял, то ли последнее путешествие в Нижний Мир изменило в ней что-то. В любом случае, это было очень неплохо.
  Зуф разозлился и предпринял вторую попытку. Какая-то безоружная девчонка обезвредила его и кинула к двери, как нашкодившего котёнка. Сейчас он покажет ей! Тем более, что она задолжала ему пару выбитых зубов!
  Элла и Зуф сцепились в рукопашной, он пытался использовать свои магические способности, но не успевал. Элла же выпускала пар, вкладывая в каждый удар всю свою ярость, она и не подозревала, что способна на такое. Девушка невольно вспомнила Зета, он любил ближний бой и меряние силой, хотя она сама предпочитала меньше прямых контактов с противником, и вообще, не особо любила грубую силу. Сейчас бы друг оценил то, как она разошлась в бою.
  Через какое-то время оба упали, тяжело дыша. Девушка чувствовала облегчение, хоть всё тело и болело, мыщцы отяжелели, а Зуф ощущал злость и ненависть к пленнице, это и подпитывало его. Он обязательно встанет и покажет ей, и его не волнует, что лежачего не бьют!
  Но как только парень снова подошёл к магине, то получил в живот с ноги, его тут же подкинуло вверх, в глазах от боли всё почернело, дышать стало невозможно. Когда он немного пришёл в себя, то Элла уже стояла на ногах. Она подняла злосчастный нож, улыбнулась. Вышло совсем не элегантно, ведь зубы были в крови, губы нещадно распухли.
  - Второй раунд, - хмыкнула она.
  Зуф расслабился, сосредоточился и переместился на потолок. Прыгнул оттуда на противницу, и весьма успешно. Для неё это был эффект неожиданности, но девушка успела сгруппироваться, и только поэтому он ничего не переломал ей.
  - Я выиграл! - воскликнул парень, усаживаясь поудобнее сверху на Элле. Она выругалась. Но он тут же подавился своим ликованием, когда она скинула его с себя. Она вскочила, отплёвываясь кровью.
  - Я надеру твой зад, - пообещала Зуфу Элла, - каким бы ты сверхсильным и особенным не был!
  - Ты явно не человек. Обычные люди, будь они хоть трижды маги, не имеют такой физической силы! Я позову кого-нибудь из братьев, чтобы подержать тебя, пока я отрезаю скальп!
  - Только посмей!
  Элла размахнулась, но Зуф поставил блок. Вторым кулаком она всё-таки зарядила ему в челюсть. Он упал на колени, на какой-то период выпав из реальности. Удар ногой по корпусу, и Зуф валяется, глотая пыль каменного пола.
  - Лучше сдохнуть в драке, чем от издевательств! Я не выпущу тебя, пока ты не убьёшь меня, или я тебя, - проговорила Элла над ним. - Нож у нас один, камера открыта... Идиот!
  Но оппонент ничего не ответил. Шанс? И Элла побежала к выходу, ей не хотелось убивать того, кто без сознания.
  - А ну стой! - сказал Зуф и появился прямо перед ней. Он тут же взял Эллу в крепкий захват и начал валить на пол. - Сейчас я исполню твоё желание! Побуду джинном!
  Но Элла всё же исхитрилась вывернуться и ударить противника коленом в район живота. Руки Зуфа немного ослабли, и магиня вырвалась из опасных объятий. Оба снова соскочили и накинулись друг на друга с ещё большей яростью. И браслеты на запястьях сгодились, она била ими о голову противника, чтобы тому было больней.
  А Зуф теперь серьёзно подумывал о том, как бы позвать своих братьев, чтобы те помогли вырубить пленницу. Но ведь в данный момент он не мог так просто покинуть камеру.
  Дрались они ещё долго, пока оба не упали рядом. Не было сил даже говорить, но и лёжа они слабо отбивались друг от друга, пока не потеряли сознание.
  
  
  Дэй ощутил слабые магические колебания в подземелье. Неужели антимаги-наручники не лишили способностей пленницу? Зачем сыновья вообще приволокли её? Это только мешает работе. И теперь придётся пойти самому и проверить эту девушку, чтобы убедиться лично во всём.
  Дэй поднялся из-за стола. Поправил одежду и направился к двери. Он шёл по мрачным коридорам своего имения. Проходя мимо одной из дверей, услышал голоса сыновей. Они всё никак не могли успокоиться после поражения, оживлённо обсуждая происшествие: то вкрадчивый голос Грайуна, то Фер что-то говорил, слегка растягивая слова, то насмешливый тон Лайса, а Зуфа Дэй так и не уловил. Нахмурился, пошёл дальше. Вскоре спустился в подземелье, предварительно заглянув в свой излюбленный сад просто невероятно колоссальных размеров. Луна освещала его, придавая мистики и загадочности. Магистр мысленно сделал заметку выйти и посидеть под кронами деревьев; воздух был свеж, звуки ночи манили остаться и послушать их подольше. Этот сад был особенным, ведь тут созревало новое поколение его детей. Дэй остался доволен тем, что третье поколение будет более совершенным. Магистр наконец решил проблему пола и пигментации, и пусть все они родятся копиями друг друга, зато его армия стала ещё больше. Теперь даже королевская власть может быть ему не помехой, реши он разорвать соглашение. От короля он получил финансирование, тот даже и не понял, что пригрел змею. Дэй радовался, что скоро всё задуманное осуществится. Магистр шёл к этому много лет, и наконец он сумеет отомстить.
  Дверь камеры была распахнута, оттуда лился свет лампы. Дэй ускорил шаг. Неужели сбежала? Но заглянув внутрь, обнаружил два полумёртвых тела: девушка и его сын Зуф лежали рядом друг с другом и не шевелились. Одежда изорвана, волосы всклокочены, на лицах наливались синяки, распухли губы и глаза. Какая же опасная эта пленница; если в Организации все такие, и даже хуже, оно и понятно, почему официальная власть не может ни договориться, ни ликвидировать её агентов. Теперь Дэй и сам понимал, что будет сложновато решить это, недаром небольшая группа из ОРГэ сумела сбежать с острова заключённых, побить Гвардию, и побороть в схватке его сильных сыновей.
  Дэя охватила внезапная злость. Он захотел на месте убить эту девчонку, чтобы показать как пример своей силы, что зло против него и его семьи не остаётся безнаказанным. Но вдруг он ощутил, что будто распадается на части, теряет рассудок. В глазах у магистра всё стало в красных тонах. Сумасшествие накатывало, накрывая всё сильнее.
  - Переработался, - проворчал он под нос, удерживая своё сознание на краю, пытаясь не потерять связь в реальностью. Если сейчас же он не отвлекётся, всем придётся очень плохо - кто знал, что натворит Дэй в безумном состоянии.
  Дэй вышел из камеры. Плевать. На всё плевать. Пусть пленница сбегает, а Зуфу лучше пока не попадаться отцу на глаза. Это всё из-за них, он просто сорвался, и если не успокоится, то потеряет себя. Возможно, это будет короткое помутнение рассудка, а может случится и навсегда. А ведь тогда проклятие удалось обойти. Не без помощи, конечно...
  Как Дэй дошёл до своего кабинета, он не помнил. Сел за стол, опёр голову о руки, поставив локти на столешницу. Пытался совладать с тяжёлым дыханием. И вот, вроде бы кое-что получилось, он перестал дышать как бешенный, и вскоре ему стало лучше, но процесс восстановления шёл медленно. Ещё немного, и теперь Дэй услышал своё сердце, которое всё замедлялось. Наконец давление спало, красные оттенки потускнели, дыхание выровнялось и стало нормальным.
  - Уже давно у тебя не было таких приступов, - сказали из тёмного угла кабинета, а потом из-за стеллажей с книгами вышел мужчина. Он медленно приблизился к столу. Магистр встал навстречу.
  - Ты уже прибыл, - устало сказал Дэй, пожимая крепкую руку гостя. - Рад, что ритуал прошёл успешно.
  - Не без твоей помощи, - улыбнулся он. Лицо продолжало оставаться в тени.
  - Ты знаешь, чего я хочу, и наш союз способствует решению всех дел, - пожал плечами Дэй, садясь обратно за стол и приглашая жестом присоединиться мужчину.
  - Меня тоже всё устраивает, - усмехнулся тот, усаживаясь напротив, - и я делаю это не по доброте душевной. Скоро я обрету власть и вознагражу тебя за труды и лишения.
  - Боюсь представить, что будет, займи ты трон. А я желаю лишь мести. Иначе моя внутренняя пустота когда-нибудь завладеет мной и я не успею свершить задуманное. Ты ведь не можешь снять проклятие, - Дэй потёр пальцами область сердца.
  - Только не выставляй меня сейчас злым и кровавым узурпатором, - хохотнул гость. - Но когда я займу подобающее мне место, я заставлю виновника заняться твоим исцелением. Даже если мне придётся пытать его.
  - Я знаю, что сейчас у нас одна цель, и чем скорее мы доберёмся до неё, тем скорее восторжествует справедливость, - не скрывая восторга, проговорил Дэй. - Будь ты хоть самим повелителем Преисподней!
  - Знаком с ним, - скривился гость, - не советую тебе связываться.
  - Это я образно. Но будь он на твоём месте, я бы всё равно не отказался от планов.
  - Как и я.
  
  - Что-то Зуф задерживается, - сказал Лайс, потягивая сладкий и слегка хмельной напиток из высокого бокала.
  - Возможно, девочка оказалась интереснее, чем просто набор трофеев, - хмыкнул Фер, он лежал на диване в окружении кучи подушек у окна, заложив руки за голову. - Тем более, что у него с ней личные счёты.
  - В любом случае, Зуф сглупил: либо она сбежала, оглушив его, либо он развлекается с ней, - серьёзно проговорил Грайун с кресла, разглядывая остриё своего нового меча, сбоку на тумбе стояла чашка крепкого чая. - Нужно было идти с ним.
  - Но это он её схватил, он имеет право насладиться триумфом, - прикрыл чёрные глаза Фер и сладко потянулся. - А она весьма хороша.
  - Хоть и смахивает на дикую кошку, - приподнял брови Лайс.
  Грайун промолчал. Он поднялся и зашагал к двери.
  - Ты куда, брат? - спросил Лайс.
  - Догадайся, - усмехнулся Фер, и потом тоже встал на ноги. - Пошли за ним.
  Братья шли по коридорам, чувствуя, что особняк погружён в сонное царство. Они двигались очень тихо, не смея даже перекинуться парой слов. Грайун нёс фонарь, освещая впереди дорогу. Фер шёл за ним и гадал, что они увидят в подземелье. А Лайс пожалел, что не взял с собой бокал и бутыль сладкого вина. Вскоре они достигли подземелья и пошли к одной из камер. Дверь её была распахнута, и к своему удивлению, обнаружили, что и их отец - два распростёртых, избитых и бессознательных на полу тела.
  - Ну и дела, - расхохотался Лайс.
  - Девочка, и правда, хороша, - протянул Фер, склоняясь над Зуфом и Эллой.
  - Что делать будем? - спросил Лайс.
  Грайун поджал губы, заскрежетал зубами.
  - Завтра отправляемся к мастеру, - сказал всё-таки Грайун.
  - Завтра?! - вскинул бровь Фер, взъерошив пятернёй волнистые волосы.
  - Почему завтра?! Планировали через месяц, как удалим все дела здесь, - нахмурился Лайс, напомнив сейчас мимикой Дэя.
  Грайун молчал.
  - Зуфу в любом случае несколько дней понадобится на поправку, - проговорил Фер. - Я не согласен.
  - Нам нужно скорее попасть к мастеру. Чем скорее мы станем сильнее, тем лучше для нас всех, - низким голосом сказал Грайун. - То, что я сейчас здесь вижу, меня совсем не веселит: эта девчонка даже без своих способностей уделала нашего брата.
  - Отец сказал, что у нас просто мало опыта, - проговорил Лайс. - Всё поправимо, мы ведь сильные и быстро учимся.
  - Поэтому нам нужно скорее пройти все тренировки, - сквозь зубы сказал Грайун.
  - Твоё самолюбие задето, как и наше. Я понимаю, что движет тобой, брат мой, - тихо говорил Фер. - Я согласен, что нам нужно скорее заняться развитием. Но оно немного подождёт, пока Зуф не придёт в себя.
  - Зуф слаб! - выплюнул Грайун.
  - Как и мы, - усмехнулся Лайс.
  - Что-то тут не чисто, эта девчонка очень сильна - обычные люди проигрывают нам физически, - проговорил Фер. - Сейчас же нам следует позаботиться о Зуфе и лечь спать.
  - А с ней что? - поинтересовался Лайс.
  Грайун вышел из камеры, оставив двоих братьев, но они не стали заострять на нём внимание.
  - Возьми Зуфа, я сам тут разберусь, - пообещал Фер.
  Лайс кивнул в ответ, а потом взвалил на плечо совсем немаленького брата и пошёл из подземелия вслед на старшим братом.
  Фер хмурился редко, но сейчас был именно тот момент, когда он это делал. Фер думал. С одной стороны, нужно было бы убить пленницу, но с другой, это гарант того, что братья ещё встретятся с тем отрядом из ОРГэ, и поквитаются с ними. Поэтому, решил Фер, эту девушку нужно держать в порядке до поры, до времени. Он аккуратно взял её на руки и понёс наверх.
  - А неплохо всё же провёл время Зуф, я бы тоже так не отказался, - мягко рассмеялся Фер. - Только сражение приносит истинное удовольствие.
  
  

Глава 17

  
  Лола пыталась отстраниться от нежных, но весьма настойчивых объятий. Это было непросто. Губы Гая пытались завладеть её губами, руки - сорвать поскорее одежду.
  - Это неправильно! - воскликнула Лола. - Остановись!
  Но он будто не слышал её. И тут девушка почувствовала, что падает вместе с ним. Понимание, что внизу небытие, пугает, заставляет замирать сердце, перехватывает дыхание, а от ужаса расширены глаза, но внезапно оба оказываются на большой кровати, усыпанной нежно-розовыми лепестками; аромат роз окутывает, очаровывает, хочется вдыхать снова и снова, добавляя эйфории к ласкам мужчины. Лоле это не нравится, она пытается оттолкнуть навязчивого ухажёра. В бой идут грязные ругательства, попытки ударить, но Гай будто не ощущает всего этого, не обращает внимания на слова, он лишь смеётся.
  - Я не предам лучшую подругу, я не предам и нашу с тобой дружбу, так что остановись! - отчаянно просит Лола. - Я не чувствую ничего к тебе, ты не можешь против воли делать что-то со мной!
  - Разве не чувствуешь? - рассмеялся снова он. - А как же отклик твоего тела, сладкая?
  - Моё сопротивление? - усмехнулась она. - Ты очень глуп! Отпусти!
  Вокруг белая пустота, а под их телами цветы; янтарные глаза против серых.
  - Я буду твоим персональным кошмаром, пока ты не ответишь мне "да", - пообещал он шёпотом, а потом Лола очнулась.
  - Чёртов сон! Чёртов сон! - тяжело дыша повторяла она.
  Но реальность тоже не сулила ничего хорошего: валяться связанной в каком-то сарае - то ещё удовольствие. Но это не объятия Гая из сновидений, а значит, освободиться будет легче.
  Лола отдышалась, успокоилась, прислушалась к тишине, а потом начала разрезать путы на руках метательной звёздочкой, которую достала из-за пояса. Справилась она быстро, потом освободила ноги.
  Интересно, где это она? Девушка пыталась вспомнить, что вообще случилось. Ну, конечно, они ведь приплыли на остров сокровищ! Она поднялась на берег, скинула друзьям верёвку, а дальше какое-то помутнение. Возможно, её усыпили. Тогда это всё объясняет. А вот где она сейчас, предстоит выяснить. Нужно быть крайне острожной, её не просто так связали.
  Лола вышла из сооружения, беспрепятственно открыв дверь. Снаружи был день. Неплотный туман так же присутствовал в воздухе, но видимость была в норме. Недалеко стояло три домика. Казалось, что они были обычными: деревянные крылечки, окошки с занавесочками, у крайнего даже на белой штукатурке была цветочная роспись. Наверное, стоит зайти, да спросить, не видели ли те, кто тут живёт, её друзей, и узнать, зачем её вообще связали.
  Быстрым шагом Лола достигла один из домиков, и постучала в дверь. После минутного ожидания никто так и не отозвался. Потом во вторую, тоже тишина, а до третьей так и не дошла - с третьего домика вышел мужик с косматой бородой и топором наперевес.
  - Уже что-то, - пробормотала под нос Лола, и хотела у него уже спросить, как бородач зарычал и кинулся к ней.
  Он слетел с крыльца одним длинным шагом, Лола сошла тоже, и через несколько секунд уже уворачивалась от нападавшего. Она дала ему пинка от души, потом достала звёздочку и всадила ему прямо в лоб. Но мужик даже не охнул, только раскрыл пасть, и Лола увидела два ряда острых как иглы зубов. Потом он зарычал, и из того же домика через мгновение вышло человек пять, если их вообще можно назвать людьми. Три женщины и ещё два мужика. Теперь Королева Воров увидела, что они все чем-то походили друг на друга. Возможно, общая неухоженность, одежда в пятнах, выражения лиц; бороды у мужчин и нечёсанные волосы у их спутниц. Потом Лола услышала детский плач из домика, одна из женщин мигом забежала туда и хныканья прекратились.
  - Предлагаю разойтись по-хорошему, - сказала она вслух, но это будто послужило сигналом для этих нелюдей, и они разом кинулись к Лоле.
  Жаль, не было метательных ножей и лука со стрелами, а вот звёздочек, рассованных по потайным карманам хватало, поэтому ничуть не теряясь, девушка за короткий промежуток времени напичкала недругов ими. Это не остановило их, а потом Королева Воров инстинктивно увернулась от чего-то, что пролетело возле её шеи, глаза тут же уловили движение сбоку дома. Ага, вот так они усыпили её! А тот, что вышел с топором, решил разделать жертву...
  Лола кинула звездочки и туда, где в последний раз увидела движение из тени домика, и тут же начала отбиваться от этих странных людей. Выбить из рук топор у того, что был со звездой во лбу, не составило труда, а потом она снова почувствовала угрозу из-за круга нападавших, и уже наклоняясь от летящей маленькой стрелы, пропитанной ядом, она пульнула своё оружие и удачно попала. Послышался короткий вскрик, а потом Лола увидела девочку, зажимающую горло.
  Королева Воров подняла топор, угрожающе выставив его перед собой. То, что она ранила дитя этих существ, произвело заминку, чем девушка и воспользовалась, отойдя подальше. Один из мужчин побежал к ребёнку, а оставшаяся изрядно пораненная четвёрка готовилась снова напасть.
  Разговора с ними явно не получится, решила Лола, и стала махать топором. Они были слишком глупы, но кровожадности у них не отнять - сколько же пиратов и прочих людей эти твари погубили? Хотя с первого взгляда казались людьми. Но это было лишь подобие, чтобы заманивать глупцов к этим милым домикам, или чтобы вводить в заблуждение тех, кто думает, что с ними можно договориться.
  Одежда Лолы была вся в крови, да и устала она от такой работы, было непривычно держать в руках тяжёлый топор: стрелы, ножи и звёздочки - вот её оружие. Спасибо за хорошую наследственность и отцу, что приложил руку к воспитанию и тренировкам. Может, Робин и хотел сына, но дочь ничем не уступила бы, будь всё же у неё брат. Король Воров был сильным, ловким, быстрым, умным и прожил достаточно долго. Ещё при жизни о нём уже ходили легенды. Лола Гуд такая же.
  Без сожаления девушка покромсала весь небольшой клан. Либо они, либо она. Но Лола прибыла сюда не чтобы умереть, а чтобы с сокровищами покинуть этот остров. Ещё и друзей предстояло найти; хорошо, что они договорились встретиться, если что, прямо в центре, возле озера. Карта была в походной сумке, а значит, предстояло обшарить домик этих нелюдей.
  Ах да, она же забыла, в доме остался ребёнок и ещё одна такая же женщина...
  Обходя трупы и их отрубленные члены, Лола подкралась к дому, заглянула в окна. Стёкла оказались мутными, занавески серо-грязными. Горшок с засохшим цветком стоял на подоконнике заднего окна. Девушка решила, что войдёт через дверь, так проще.
  Хилая дверь отворилась без препятствий, в глаза сразу бросились облупившася штукатурка на стенах. В прихожей валялись какие-то тряпки, кости, отвратительный запах. Если бы Лоле не нужна была бы её сумка, она вообще не зашла бы в этот дом. Прошла в большую комнату. Посреди был очаг, повсюду беспорядок, грязные стены, обломки посуды, груды костей - Лола затруднялась ответить, все ли останки принадлежали людям. В дальнем тёмном углу стояла клетка, а с другой стороны был ещё один проём. Искомого нигде не было видно.
  Девушка медленно двинулась сначала к клетке, и чем ближе она была, тем сильнее хмурилась: там был маленький ребёнок и женщина без руки и ног. Взгляд её был безумен, постоянно блуждал по комнате. Своим худым телом в грязном и дырявом платье она закрывала малыша. Волосы её, запутанные и свалявшиеся, были грязно-серые, как и всё вокруг, лицо в серых пыльных разводах. Обрубки были обмотаны багровым тряпьём.
  - О, боги! - не сдержалась Лола. К горлу тут же подступил ком. Впервые стало так жутко, что захотелось завыть.
  Мальчик же смотрел на неё, в глазах его был сильный страх, но он молчал, только открывал и закрывал рот, ручонками цепляясь за женщину. Такой же грязный и с серыми волосами.
  Лола поняла, что сейчас заплачет. Вместо этого она просто часто-часто задышала, сжав зубы, потом выматерилась. Казалось, это и заставило бедную женщину посмотреть на Лолу.
  - Спасите, - проговорила она искусанными в кровь губами.
  Королева Воров ничего не ответила, лишь успела обернуться и выставить руку - та самая тварь,что спряталась в доме, подкралась и ударила дубиной Лолу, но рефлексы - вещь отличная, ибо если бы не они, всё было бы кончено. Девушка почувствовала сильную злобу, хоть и получила по руке. От боли стало дурно, но это не помешало выбить ногой дубинку из рук мерзопакостной женщины, и в следующую секунду ударить кулаком ей в нос. Она тут же потерялась в пространстве и упала. Лола стала добивать её ногами, и только сейчас поняла, что всё это время из клетки кричали.
  - Там-там!.. - теперь орала несчастная пленница.
  Лола повернулась в указанном направлении и увидела двух девочек. Они вышли из той комнаты, где Лола ещё не успела побывать. Лица их были уменьшенными копиями взрослых, с тем же отпечатком первобытного зла. Она пожалела, что оставила топор на улице. Стала шарить по карманам, но и звёздочки кончились. Девушка выругалась, взяла дубинку и пошла на маленьких тварей. Они уже ощерили свои острые зубки и шипели на Лолу, но ей было плевать. С детёнышами, не менее злыми, чем их родители, было несложно справиться. И она ощутила небольшое чувство вины, ведь они толком не оказали сопротивления...
  Лола прогнала от себя эти чувства. Швыранула в сторону мокрую от крови дубину, а потом пошла к клетке. Малыш плакал, но по-прежнему без единого звука, взгляд женщины стал более осмысленным.
  - Где ключи?
  - Поищите в другой комнате, - плача, ответила несчастная.
  Лола кивнула, пошла. Следующая оказалась спальней. Везде лежаки, но по углам всё тот же мусор. У окна с засохшим цветком Лола нашла свою сумку. Она была раскрыта, ножи в специальных чехлах лежали рядом, тут же мешочек со звёздочками. Часть была просыпана. К счастью, лук не сломан, стрелы все на месте, еда тоже не тронута - обычное вяленое мясо, сыр и хлеб тварей, похоже, не привлекли. Ключ сиротливо лежал на подоконнике.
  Через несколько минут Лола открыла клетку. Она помогла выползти женщине. Ребёнок упирался, но женщина, видимо, его мать, сказала что-то на эльфийском. Глаза у Королевы Воров полезли на лоб.
  Эльфы.
  - Почему вы здесь, в таком месте? - спросила Лола, старательно не смотря на женщину.
  - Наш корабль попал в шторм, нас прибило к этому острову. Все попытки выбраться не увенчались успехом. Потом на нас напали... - она запнулась.
  Лола кивнула.
  - Но это не всё, - с испуганным видом сказала эльфийка, - к закату придут ещё.
  Лола выругалась. Нужно было скорее убираться, но будет весьма проблематично с изувеченной женщиной и с маленьким мальчиком. Да и куда деться на этом недружелюбном острове?
  - Полезешь ко мне на спину, мальчику придётся идти рядом, - распорядилась Лола. - Поищем безопасное место, а потом я уйду искать своих. Мы вытащим вас отсюда.
  Глаза несчастной и ребёнка смотрели на Лолу с надеждой.
  
  
  Мануэль нашёл силы приподнять своё туловище руками. Песня прекраснейших дев была ужасной, как и положение. Но не даром Мэни считался одним из сильнейших боевых магов, поэтому даже не имея возможности манипулировать руками, он вполне мог шевелить губами. И когда одна из страшных сирен протянула руки к нему, маг выплюнул кучу Ледяных Стрел. Затем обдал лавой на три метра вперёд - голые женщины начали кричать и метаться по пляжу, часть из них полегла на месте от расплавленной магмы, часть обожглась. Девы немного отступили. Самое главное, что они наконец заткнулись.
  Черноволосый мужчина величественно поднялся, возвышаясь над ними. Хоть он и был весь в пыли, плащ героически развивался за спиной. Мэни раскинул немного руки вдоль тела, плетя в своём сознании сразу несколько боевых заклинаний - теперь он готов. А девы, несмотря на потери, раскрыли свои рты для нового зачаровывающего куплета.
  Мэни смеялся, когда немного вперёд двинул руками, ладонями к противницам, и прямо в середине толпы образовался смерч из воздуха и огня, и стал затягивать в своё нутро сирен. Вместо песни в унисон раздавались крики ужаса, они паниковали, метаясь от заклинания, но смерч засасывал и засасывал, он питался плотью, огонь окрасился алым и запел голосами поглощённых дев. Но для мага та песнь из смерча была теперь не опасна, так как страшный ураган был покорен его воле. Сами сирены теперь замерли, перестав кричать. Они остановились, а потом уже и сами двинулись в пасть огненного вихря.
   - Достаточно! - перекрывая шум заклятия и его песню, раздался страшный голос. - Как ты, человек, посмел убить больше половины моих дочерей?! Ты будешь наказан!
  - Кто ты? - спросил Мануэль.
  - Дух этого острова!
  - Выходи сюда, или я добью остальных, - пообещал Мэни.
  - Ты заплатишь!
  - Уже заплатил: твои дочери убили моего верного спутника. Он был мне так же нужен, как тебе твои дочери, и я был за него в ответе.
  - Не оправдание!
  - Не оправдание то, что твои дочери безнаказанно убивали всех, ступивших на эту землю!
  - Они хранительницы этого места, это их работа!
  - Убивать? - усмехнулся Мануэль.
  Сразу за пляжем начинался лес. Деревья были просто невероятно громадными, туман там был немного плотнее, чем на открытом пространстве. Деревья расступились и через эту тропу прошёл белый сгусток. Двигаясь, он менял форму; он как бы стелился по земле, окружённый более прозрачным ореолом. Ещё несколько секунд и сгусток застыл напротив, прямо за смерчем.
  - Убери его!
  - Хорошо, - согласился маг, - но при одном условии: ты не тронешь меня.
  - Мне не нравится, что ты выставляешь мне условия, - прошипели в ответ.
  - А мне не нравится, что Альфред мёртв, - хмыкнул Мануэль.
  - Ты слишком много говоришь, человек! Я могу просто раздавить тебя и твоя магия пропадёт.
  - Этот смерч теперь самостоятелен, он забрал достаточно энергии от твоих дочерей, чтобы жить и расти. Через какое-то время он вырастит до таких размеров, что поглотит весь остров, - объяснил маг.
  - Ты блефуешь, человек, - прорычали в ответ.
  - Отнюдь.
  - Что ж, - проговорили через некоторое время, - я понимаю, чего ты хочешь.
  Оставшиеся сирены застыли столбом, вихрь тоже застыл на месте, но продолжал функционировать, крутясь и негромко ревя, песня затихла; сгусток стоял напротив мага прямо за магическим смерчем, Мэни ждал.
  - Ты хочешь что-то получить, не так ли?
  - Преклоняюсь перед твоей догадливостью, - улыбнулся он, склонив слегка голову, - мне просто очень повезло.
  - Я сильнее, - рыкнул дух, - поэтому говори подобающе!
  - Не требуй от человека того, чего он не понимает, - рассмеялся Мэни.
  - Это я тебя не понимаю! Только что ты объяснял мне то, насколько опасно твоё творение, а теперь говоришь, что не понимаешь того, что я сильнее тебя?
  - Всё верно, - медленно кивнул маг. - Будь ты сильнее, ты бы уже развеял мой смерч и растоптал бы меня в лепёшку. Но ты этого не сделал до сих пор, а стоишь и препираешься со мной. Ты понимаешь, что мне что-то нужно, и знаешь теперь, что даже после моей смерти заклинание не пропадёт, - хмыкнул мужчина, - так почему же ты требуешь говорить с тобой подобающим образом, если твоё могущество ограничено?
  - Ах ты, проклятый человечишка! Да я!.. Да сейчас!.. Покажу тебе!!!
  Мэни скрестил руки на груди, на губах ухмылка, глаза чуть сощурены. Он ждал.
  - Так чего ты хочешь?! - через минут пять смачных ругательств осведомился белый сгусток.
  - Другое дело, - радостно отозвался маг. - Мне нужно найти моих друзей, сокровища, если они есть и потом уплыть с острова.
  - Это слишком много, - недовольно пробурчал дух. - Что-то одно.
  - Твой остров будет уничтожен, если я не буду удовлетворён, - сказал на это Мэни.
  - Тогда ты и твои друзья погибнете здесь.
  - Нет, ошибаешься - я найду способ смыться отсюда и спасти своих, а вот ты и твои порождения погибнут в моём смерче.
  - Сволочь!
  - Я знаю, - согласился маг.
  - Помогу найти друзей и сокровища.
  - Какой хитрец, - рассмеялся маг, - а с острова не выпустишь! Ха-ха-ха!
  - Но ты ведь умный, разве не найдёшь выхода?
  - Только если что-то разрушу, - оскалился Мэни.
  - Сволочь сволочная!
  Маг вздохнул, но ничего не ответил.
  - Сокровища и выпущу с острова.
  - Нас всех. Даже если мы будем выбираться по отдельности, - сказал Мануэль.
  - Хитрец, - усмехнулся дух. - Хорошо, даю своё согласие и обещание, что помогу найти тебе сокровища и выпустить вас всех с острова. Убирай своё заклинание!
  - Не так быстро, - усмехнулся маг. - Пока мы не покинем это место и я не буду убеждён в том, что ты всех выпустил, он будет на этом пляже. Если ты не выполнишь условий, то твой остров погибнет.
  Дух ругнулся.
  - Хорошо, - недовольно согласился сгусток. - Ты слишком хитрый!
  - Комплимент, - промурлыкал Мэни. - Я почти счастлив! Ха-ха-ха!
  
  

Глава 18

  
  - Мне кажется, я видел летучую мышь за окном. Может, это вампир?! - с ужасом сказал слуга.
  - Не выдумывай, вампиры - исчезнувший вид, - фыркнула его напарница. - Так что помогай нести бельё и не забивай голову ерундой!
  - Жоан, надеюсь, ты права.
  - Иначе и быть не может, - пропела она. - Стой у двери, я сейчас сменю постель у госпожи, а потом пойдём в другие покои.
  Жоан была худенькой девушкой, но весьма быстрой и умелой. Весёлый нрав никогда не давал ей падать духом, а ещё она умела помалкивать, когда нужно. Все эти качества помогали ей уже долгие годы держаться в особняке магистра Дэя.
  Служанка вошла в комнату. Здесь было весьма мрачно. Гостью она нашла в постели. У девушки была перебинтована голова, но припухлости спали, синяки начали уже желтеть-зеленеть. Жоан удивлялась тому, как быстро та шла на поправку. Молодой господин Фер приказал тщательно следить за дамой и выполнять её поручения, конечно, если те были уместны и никому не вредили.
  Девушка открыла глаза и уставилась на служанку. Она тут же села, ощупала себя, нахмурилась.
  - Вы можете пока посетить уборную, я сменю простыни, - проговорила мягко служанка.
  - Выметайся!
  - Но...
  - Ррр!
  - Хорошо, - коротко поклонилась Жоан и выбежала за дверь.
  Элла встала на ноги. Голова кружилась, всё болело. У кровати на тумбе она нашла графин с водой и стакан. Приложилась к графину, выпив всё.
  В ванной комнате увидела себя в зеркало и напугалась, потом расхохоталась. Лицо - один сплошной синяк, как и тело. Она скинула сорочку, сорвала повязку с головы, забралась в душ. Быстро помылась и ощутила себя живой, а не ходячим мертвецом. Потом легла обратно в кровать, увидев, что графин снова полный, а рядом стояла ваза с фруктами. Шаг следующий - перекусить.
  Через какое-то время в дверь вошёл мужчина. Элла напряглась, натянула одеяло до подбородка. На секунду ей померещилось, что это тот белобрысый, но тени порой играют с нашим взором, выдавая желаемое за действительное. Это был другой: тёмные волнистые волосы до плеч, чёрные глаза, приятное лицо, высокий, атлетического сложения - несомненно, это враг. Элла жалела, что на ней сейчас антимаги-наручники, так бы уже припечатала его каким-нибудь заклинанием.
  - Рад, что ты пришла в себя, - сказал он, приятно улыбаясь.
  - Тебе тоже нужен мой скальп? - спросила Элла, слегка прищурившись.
  - Скальп?
  - Так вот, знай, без боя не сдамся, - твёрдо проговорила она, готовая вскочить с мягкой перины и броситься в драку.
  - Я не буду драться с тобой. Более того, будешь здесь в качестве гостя, - небольшая заминка, после чего добавил, - пока не решится всё.
  - Не решится что? - нахмурила бровки девушка.
  - Не знаю, - пожал он плечами. - Но думаю, вскоре наш отец захочет поговорить с тобой. А пока ты будешь в этой комнате.
  - А после допроса меня отправят в тюрьму, где и казнят, - усмехнулась она. - Вы мне мозги не запудрите, и я ничего не расскажу, так как планов своих боссов не знаю!
  Фер рассмеялся.
  - У меня нет желания посылать тебя на смерть. За решётку посадить, допускаю, но не убивать. Будет немного жаль, что такой человеческий экземпляр пропадёт, - слегка протягивая гласные, проговорил мужчина. - Конечно, твои сообщники нам задолжали, но лично я не злопамятен. Тем более, что я надеюсь на ещё одну встречу в будущем.
  - Так что будет со мной? - мрачно спросила Элла.
  - Если быть честным, то не знаю. Наслаждайся пока гостеприимством.
  - Не могу сказать спасибо, - скривилась она.
  Фер мягко рассмеялся и направился к двери. Когда она за ним затворилась, магиня встала с постели. Она посмотрела в окно. За ним была лишь ночь.
  Интересно, сколько она проспала. Судя по синякам, прошло около двух дней. Неужели сон после драки был таким долгим? Хотя неудивительно, Элла была очень измотана. А как себя чувствует друг дней суровых? Нужно было спросить у того, что навещал. Но девушка тут же вытолкала мысли из головы об этом всём - не всё ли ей равно? Просто удивительно, что её до сих пор не убили. После той стычки эти парни должны были возненавидеть всю Организацию. Но этот, с приятной улыбкой и голосом, был очень даже милым.
  Элла и сама не заметила, что скривилась от таких рассуждений, как от кислого лимона. Потом помотала головой, как бы прогоняя всё то, что взбрело в голову.
  Первое, что нужно сделать, так это выбраться отсюда; дверь её спальни была незаперта, в коридоре никого не оказалось. Правда, в шкафу никакой одежды, а её тонкая сорочка не подходила для дальних путешествий.
  Элла вышла из комнаты - так и быть, сначала нужно найти что-нибудь сносное, чтобы прикрыть тылы, колдовать ведь не получится. Потом пошарить по всяким кабинетам и поискать ключи от браслетов, ну а затем уматывать отсюда к чёртовой бабушки.
  Магиня, крадучись, шла по коридору. Было тихо. Из-за угла вышел слуга, остановился, девушка тоже. Несколько секунд они глядели друг на друга: высокий стройный парень в красной ливрее и с рыжими волосами, и Элла - худенькая, невысокая с растёпанными чёрными волосами в белом бесформенном нечто.
  - Призрак! - пискнул парень и упал в обморок на коврик.
  Элла выматерилась от души, перешагнула через тело и пошла дальше, попутно отворяя двери и заглядывая в комнаты. Одни только спальные покои, вряд ли тут где-то будет искомый ключ. Вскоре коридор привёл к лестнице, и Элла решила сначала подняться наверх. Этаж оказался последним, и в комнатах ничего, кроме спален и гостинных не было. Одно помещение было завалено всякими вещами - походило на склад или кладовую всего, что не нужно. Потом девушка спустилась, мимовав свой гостевой этаж, и оказалась в коридоре, аналогичном верхним. Везде мягкий коврик, статуи в нишах, какие-то безделушки и вазы на столиках; лампы и свечи в канделябрах потушены, повсюду царила ночь. Этот этаж был поинтереснее, чем предыдущие, тут чувствовалось присутствие жизни. За одной из дверей девушка уловила мужские голоса, прислушалась. Беседа шла об оружие. Один голос принадлежал недавнему посетителю, другой блондинчику, двое других, догадалась Элла, тоже были ей знакомы, просто общаться не приходилось.
  Ноги магини начали удаляться от комнаты быстрее, чем понял мозг, но и тот дураком не был: если эта четвёрка сверхлюдей выйдет и увидит блуждающую Эллу, то ей точно не сдобровать.
  Девушка прислушивалась тщательно к каждой двери. К счастью, ни один из слуг больше не блуждал по ночным коридорам, и магиня смогла немного расслабиться. И вот наконец ей повезло. Она набрела на большой кабинет, тут же была и библиотека; Элла сразу же начала шарить по столу, и долго искать не пришлось, так как небольшая связка ключиков была прямо в верхнем ящике. От них чувствовалась та же энергия, что и от наручников, то есть, полное подавление вокруг себя на небольшом расстоянии всех силовых нитей в пространстве.
  Элла схватила их, начала искать нужный; боковое зрение уловило движение, рефлекторно повернулась и увидела мужчину. Темнота буквально пронизывала насквозь его тело, но всё же, будто попадая в ловушку, уплотняясь в пределах силуэта. Элла застыла, так и не найдя нужного.
  Тёмный человек рассмеялся.
  - Попалась, - сказал он.
  - Я просто хочу уйти. Обещаю, что никому не причиню вреда, - медленно проговорила она. - Ведь я же здесь гость, и в моём понимании, что хозяевам не стоит делать зла, мы ведь не на поле боя.
  - Думаю, магистр будет не против поговорить с тобой.
  - У меня нет желания общаться.
  - Ты всё равно не сможешь уйти без его ведома.
  - Это почему же?
  - Потому что эти земли под особым защитным заклятием. Оно никого не впускает и не выпускает.
  - Думаю, что смогу решить это, - усмехнулась магиня. - Не знаю, кто ты, но прошу, не препятствуй мне.
  - За пределами этих земель только пустота, ты не выберешься без проводника, - привёл веский аргумент мужчина.
  - Откуда ты знаешь? Разве мы не на Жезейне?
  Качание головой.
  - Ты меня обманываешь.
  - Не вижу смысла врать по таким мелочам.
  - Значит, даже со своей магией я не смогу выбраться отсюда, - стала размышлять Элла, - и чтобы покинуть это место, мне нужно разрешение магистра.
  - И проводник, - напомнил он.
  - А ты можешь мне помочь?
  - Могу.
  Элла раскрыла было рот, но мужчина перебил её:
  - Но не буду. Боюсь, что мой друг обидется на меня.
  - Жаль, - вздохнула магиня. - Тогда я сама поищу способ.
  - Ты умрёшь, - пожал плечами собеседник.
  - Возможно, - согласилась она, открыв антимаги-наручники. Она откинула браслеты в дальний угол кабинета в сторону книг, кинула ключи обратно в стол. - Но зато теперь я сводобна.
  Тимиэль смотрел, как девчонка выбежала из кабинета, на ходу меняя форму и цвет своего одеяния. Он решил проследить за ней, перекинувшись в летучую мышь. Кого-то она ему сильно напоминала.
  
  
  Келиан впервые не мог найти то, что искал. А ведь след был так свеж. Он даже обратился к своим сверхспособностям, которые говорили, что этого человека вообще нет на этом свете.
  - В этом мире, - поправился он. - А это значит, мне нужно попросить помощи у матери.
  Кел надеялся, что Элла жива. Ему хотелось убить тех, кто пленил её, в особенности того, кто украл его любимую сестру прямо из его рук.
  Келиан кричал в ночь, стоя на крыше какого-то здания на краю города. Крик его походил больше на рык, крылья были расправлены за спиной. Потом он отдышался, успокоился. Прикрыл глаза, представил, и вот перед ним появились железные ворота, зависшие прямо в воздухе. Они медленно со скрипом открылись.
  За пределами этого мира прямо у порога стоял рогатый и хвостатый чёрт. Он был чёрен, тело его отдавало матовым блеском. Он приветливо махнул Келиану рукой.
  - Господин! Как же долго вас не было! - воскликнул чёрт и распростёр объятия.
  - Гого, позже, - мрачно ответил Кел. - Мама дома?
  - Дома, - кивнул чёрт. - Она только что была здесь и как раз отдала распоряжение о том, чтобы направить вас сразу к ней.
  - Замечательно! - сказал Кел и шагнул за ворота, которые тут же захлопнулись за его спиной.
  Мимо пронеслось что-то с душераздирающим криком, потом ещё и ещё; неупокоенные, которых скидывали с Нижнего Мира, попадали прямо в этот густонаселённый мир Преисподней, что назывался Адовыми Равнинами.
  - Как-то немного отвык, - пробурчал под нос Кел, отмахнувшись от очередной души.
  Гого хихикнул.
  - И как всегда, очень жарко, - нахмурился демон. - Ну, я пошёл.
  - Удачи, - махал, прощаясь, превратник.
  Чёрное солнце Ада ласково припекало кожу. Многие жители пользовались специальной защитой в дневное время, так как можно и вовсе обуглиться под таким светилом. Небо было красного цвета всех тонов и оттенков от яркого до тёмного - они смешивались, намечая облачка, а кое-где и вовсе небеса казались прозрачно-красными; возле самого горизонта вдалеке воздух был чёрным. Растительности тут не было, а то что торчало из земли, обычно было хищным и опасным; земля имела серый цвет, своим видом походя больше на пепел, и если начинался сезон бурь, то в Адовых Равнинах царил настоящий страшный ад.
  Кел шёл по дороге, укатанной и ровной. Мимо проехало сооружение из металла, движимое внутренним синтезом энергии. Состоящее из кучи запчастей, имело так же металлические колёса, покрытые резиновой оболочкой. У руля сидел местный житель: лицо как у маньяка, подпиленные рога, кожа в мелких шипах, но в деловом чёрном костюме и тонкой сигаретой в зубах.
  - Ничего не меняется, - усмехнулся Келиан, щурясь от лучей чёрного солнца.
  Кожа мужчины уже подстроилась к адскому климату, и теперь отражало жар; лёгкие привыкли к горячему воздуху, а глаза подстроились к краскам родного мира. Кел вдохнул полной грудью и понял, что соскучился.
  - Мой рай - мой Ад, - усмехнулся он.
  Вскоре дорога привела его к жилому массиву. Большие дома стояли в некотором отдалении друг от друга и были примерно одного размера. Каждый такой особняк был вырезан из цельного куска горы и перенесён сюда, поэтому дома были крепкими и почти неподвластными времени. Кел нашёл нужный, обошёл торчащего из пепельной земли охранника, который хотел было выпустить щупальца из своей пасти, усыпанной по кругу красными лепестками - он был нечто средним между цветком и монстром, призови такое, и оно тебя убьёт - но передумал.
  Мужчина вошёл в двустворчатые двери и, подняв голову, уведел в самом верху длинной лестницы женщину. Она была высокой и стройной, чёрные прямые волосы, бледная кожа. Но вот она немного двинулась, и волосы изменили цвет на красный; потом ещё шажок - зелёные. Демоница улыбнулась, обнажив острые зубы.
  - Здравствуй! - поклонился Кел.
  - Здравствуй! Рада видеть тебя дома.
  Она стала спускаться, а волосы меняли цвет - это завораживало. Каси, так звали женщину, была красивой и на вид вечно юной. Чертами лица Келиан походил на неё, только лицо его было мужественным, даже несколько резковатым, тогда как Каси была милой и приятной, на первый взгляд.
  И вот она напротив него и совсем чуть-чуть ниже.
  - Ты так позрослел, - проговорила она. - Где ты пропадал?
  - Скажи, что не знаешь, - чуть склонил голову он. - Мама, которая всегда в курсе всего.
  - После нашего последнего разговора я решила не лезть в твою жизнь. Ты давно не младенец, я согласна с тобой, - медленно кивнула она.
  - Такая покладистость не похожа на тебя, - растянул губы в улыбке сын, глаза его так и остались серьёзными.
  - Но тем не менее, это так, - улыбнулась мать мягко.
  - Тогда я очень рад, что ты больше не опекаешь меня, - сжал губы Кел. - Но с другой стороны, даже слегка жаль - как-то скучно.
  Каси снова улыбнулась, в этот раз слегка сощурив глаза.
  - Я знаю, что сейчас тебе нужна моя помощь - недалёкое будущее и вещи, что очевидны, я игронировать не могу, - сказала она очень серьёзно, а потом потянула ладонь к его груди. - Я вижу, что твоё демоническое сердце переполнено чувствами, тобой движут эмоции... Ты ли это, сын мой?
  Кел сжал губы, потом отступил назад.
  - Ты всё ещё дуешься на меня, мальчик мой? - мягко рассмеялась она. - Я очень скучала по тебе и была расстроена, что ты чуть ли не отрёкся от меня.
  - Ты была всегда рядом, - упрекнул он.
  - Я защищала тебя, - возразила она.
  - От отца.
  - Он хотел забрать тебя, а я была в своём праве не отдавать тебя ему, - вздохнула Каси.
  - Ну хорошо, ладно, пока я был глупым и молодым демонёнком, это понятно, но когда мне исполнилось восемь десятков и я стал официально взрослым мужчиной, то с твоей подачи меня объявили в Адовых Равнинах вне закона!
  - Я хотела, чтоб ты остался здесь, со мной, - нахмурилась она. - Миры за пределами нашего так опасны. А ты такой добрый и открытый, даже наивный, а вдруг тебя сделал бы рабом какой-нибудь неумеха-мажок, и ты бы прислуживал ему, пока того не хватил бы удар по естественным причинам. Я ведь не для этого растила тебя! А здесь же куча перспектив, ты бы мог обрести огромную власть, даже сам Правитель Ада считался бы с тобой, но нет, ты предпочёл творить добро на Жезейне. А это ещё хуже, чем быть орудием в чьих-то руках!
  - Так тебя напрягает, что я не страшный монстр?
  - Мне не нравится твоё человеколюбие, - вскинула Каси подбородок. - Ты слишком зациклен на них. И предвидя то, что ты хочешь сообщить, отвечу - я никогда не приму твою возлюбленную человеческую девушку.
  Кел чуть ли не ревел от злости.
  - И помогать не станешь? - цедил он слова.
  - Тем более! - с брезгливостью на красивом лице ответила мать, а волосы стали совершенно седыми. - Одумайся, возлюбленный сын мой, только здесь твоя жизнь, оставь всё то, что за вратами этого мира, - добавила она, немного смягчившись.
  Келиан прикрыл глаза, глубоко вздохнул, потом посмотрел на Каси.
  - Ты не принимаешь меня таким, какой я есть, а значит, не воспринимаешь меня как своего сына...
  - Я не говорила такого! - воскликнула она.
  - Я думал, что теперь ты считаешь меня вполне самостоятельным и смирилась с тем, что я выбрал для себя...
  - Как я могу...
  - Я не оправдал твоих ожиданий, - пожал он плечами. - Хотя я думал иначе, ведь после стольких лет ты должна отнестись ко мне серьёзнее. Ты сама знаешь, что я не развлекался всё это время.
  Теперь она молчала, но Кел видел недовольство на её лице.
  - А я был о тебе намного лучшего мнения, - продолжал он. - Но я ошибался. Единственное, где я всегда ошибаюсь, это только по отношению к тебе, мама. Мне жаль.
  А потом он развернулся и зашагал к выходу. Цветочный демон-охранник в этот раз всё-таки выпустил свои щупальца, но Келиан небрежно отбил атаку, словно это была назойливая муха, и прошёл по дорожке, удаляясь от дома матери всё дальше и дальше. Больше возвращаться сюда не было смысла. Сегодня Келиан оборвал свою связь с женщиной, считавшейся его матерью, но взамен понял множество важных вещей.
  Кел расправил крылья, посмотрел на руки - кожа приобрела совершенно чёрный непроницаемый оттенок. Было ещё одно место, где можно попробовать выяснить местонахождение Эллы, и демон сейчас направится туда, пусть это и грозило крупной дракой, но оно того стоило.
  Кел смеялся, паря в красном адовом небе.
  
  

Глава 19

  
  Хос и подчинённые обнажили мечи. Запах гнили с каждым шагом усиливался. Тим держал в руке камень, заряженный светом, освещая дорогу на несколько десятков метров вперёд. Кэп шёл первым, и он замедлил шаг, когда увидел посреди большой каменной залы, где они оказались после узкого коридора, огромную груду костей. Она была аккуратно сложена горкой.
  - Что это? Свечи? - нахмурился Гарри.
  И вправду, вокруг белесой и вонючей кучи стояли незажжённые свечи. А потом они увидели, как из темноты напротив, куда не доставал магический свет, отделилась маленькая фигурка. Это была девушка, по очертаниям силуэта казавшейся весьма юной. Она медленно приближалась, и было ощущение, что тьма не хотела отпускать её из своего чрева. Наконец слабый свет дотянулся до фигурки: она медленно приближалась, волоча за собой длинное платье с грязно-жёлтым подолом и синим истрёпанным верхом. Движения рваные и неестественные; ещё шаг, и девушка видна намного более отчётливо: волосы густы и черны, как ночь, а кожа белая, словно снег; она как фарфоровая кукла с мёртвенно-мутным взглядом, но такая трогательно-нежная даже среди царящего ужаса.
  - Ох, чёрт! - сказал Тим.
  - Стоять, - приказал Хос, когда юнга чуть не бросился к девушке, пряча в ножны меч.
  - Кэп? - Гарри смотрит на Хоса, впрочем, как и Тим.
  Хос напряжён. И тут до слуха мужчин доносятся какие-то звуки: не то поскрипывание, не то пошкрябывание. Мороз тут же всех пробрал до костей.
  - Там кто-то ещё, - сдавленно сказал Тим, когда из густой темноты показался ещё один силуэт, на этот раз, казалось, это был мужчина, но очень худой.
  - И не один, - проговорил Гарри, утирая пот со лба.
  - У нас нет выхода, нужно двигаться вперёд или лечь вместе с той грудой костей, - сказал Хос, готовясь к атаке. - Я пока не собираюсь умирать, и вам не советую!
  - Есть, капитан! - отозвалась команда Хоса.
  Тем временем у кромки света возле девушки собралась небольшая группа зомби. Жуткая красавица сделала ломанное движение вперед и это послужило как бы сигналом для остальных, ведь до этого они все просто столпились за ней, а теперь бросились в атаку. Кровожадность на каждой искривлённой смертью гримасе. Кто не мог идти, просто ползли по холодному каменному полу - отсюда и неприятные царапающие душу звуки.
  Хос отбирал свою команду самолично, кто не мог драться и болел непроходимой тупостью, не имел права находиться на борту его пиратского корабля. Поэтому кэп на сомневался в своих парнях, даже в молодом Тиме - хоть тот порой и был нерешительным, но с мечом и в рукопашную был весьма и весьма крут. А Гарри, старый усатый волчара, не один пуд соли съел со своим капитаном.
  - Под когти и зубы этих тварей не подставляться - трупный яд очень опасен, - предупредил Хос. - Через кожу, конечно, не проникнет, но будьте осторожны, если какая-нибудь хрень брызнет из их полуразложившихся тел!
  Мужчины разошлись в стороны, чтобы дать возможность манёвров друг другу. Тим оставил неподалёку световой камушек и снова достал свой меч.
  Зомби не издавали каких-либо звуков - ни рёва, ни криков, а вот двигались они очень даже шумно, многие были медлительны, а иным не доставало конечностей. Но всё равно эта небольшая орда зомби нагоняла жути. Сам Хос лишь однажды встречался лицом к лицу с этим видом нежити - когда бывший капитан был ещё живым, поэтому даже Гарри, насколько кэп знал, не сражался против них. А про Тима и сказать нечего, салага ещё.
  - Самый лучший способ обезвредить их, насколько я знаю, отделить голову от тела, - дал последнее наставление Хос и пинком отшвырнул первого из ряда наступавшего зомби.
  Капитан насчитал около десяти противников, которые шли против них сейчас, и ту самую "фарфоровую" нежить, которая медленно приближалась к горе из костей. Хос нахмурился, когда увидел, что у зомби-девушки вспыхнул маленький огонёк на ладони, и она тут же принялась проворно зажигать свечи.
  Тела зомби оказались очень хрупкими, они больше пугали своим видом, а на деле оказались размазанными по полу тяжёлыми подошвами пиратов.
  - Вот и всё, - почти торжественно оповестил Тим, пнув ногой голову с вытекшими гнилыми глазами.
  - Мне не нравится, что она зажгла почти все свечи, - проговорил хмурый Хос, а Гарри уже бросился к нежити с обнажённым и обляпанным мутной жижей мечом, и его тут же откинуло к стене.
  Девушка зашипела, показав заострённые зубы, а потом вспыхнула последняя свеча. Воздух наполнился холодом, а она захохотала. Тим бросился к бессознательному Гарри, кэп на секунду застыл: груда костей формировалась во что-то...
  
  Лола нашла заброшенную нору. С раненной женщиной и ребёнком они шли часа два. Малыш не плакал, как ни странно, но всё равно приходилось делать небольшие передышки. Втроём они взобрались внутрь земляного убежища. Лоле нужен был хотя бы небольшой отдых. Келли, так звали спасённую эльфийку, предложила спасительнице поспать, и пообещала разбудить в случае опасности. Королева Воров согласилась, а потом тут же провалилась в дрёму. На краю сознания она лишь улавливала тихие слова успокоения для малыша, и от этого и ей самой стало спокойнее, перед внутренним взором предстал образ покойного Робина Гуда. Он улыбался своей дочери.
  Но покой не был долгим, и вскоре, ещё до того как Келли что-то поняла, Лола открыла глаза.
  - Кто-то идёт, - тихо сказала она, и женщина с ребёнком тут же напряглись.
  Лола достала ножи, чехол с метательными звёздочками, легла на живот у выхода и замерла. Она тут же чуть не выругалась вслух: меж серых колючих кустов ползла большая змея, и ползла она по направлению к ним. Много было странностей в этой гадине, и не только то, что она была довольно большой и голова окружена костяным наростом - не то смахивающим на корону, не то на воротник, но и пасть, которая имела заострённый конец, похожим на клюв, а на плоской голове имелась пара небольших рогов. И тут Лолу охватил дикий ужас, ведь если это василиск, то придётся очень туго. Она читала об этих тварях только в книгах, да отец в детстве рассказывал сказки, в которых периодически фигурировали эти существа. Она тут же начала лихорадочно вспоминать, что говорилось в пыльных научных фолиантах о них, ведь василиски вымерли как минимум тысячу лет назад.
  - Келли, закройте с мальчиком глаза, и чтобы не происходило, не открывайте, пока я не скажу, - тихо сказала девушка, следя за змеюкой. - И лучше залезте поглубже.
  Они не спорили. Искалеченная девушка, как могла отодвинула своё тело, ребёнок пытался помогать.
  Змеюка ускорила движение, Лола поняла, что их уже почуяли. Но времени для размышлений особо не было, и девушка метнула ножом в невысокое деревце позади василиска. Змей остановился, повёл в ту сторону коронованной головой, а потом, сложившись упругими кольцами, резко прыгнул на источник шума. Лола только раскрыла рот от такой прыти. Далеко они не успеют убежать с Келли на руках, да с мальчиком. Что же делать?
  Змей тем временем снова направился в их сторону, и Лола метнула второй нож, на этот раз чуть дальше. Движения василиска стали осторожнее, но он в этот раз не пополз проверять источник шума, а зашипел и раскрыл сильнее свой воротник. Девушку охватил ужас, ведь если их взгляды встретятся, он обратит её в камень, и тогда точно конец всему.
  Как же быть? В ближнем бою эта тварь победит, а пытаться пробить ножами и стрелами бронированную змеиную кожу не вариант.
  Василиск стал намного ближе, времени осталось совсем мало. Что ж, придётся рисковать, другого варианта у них нет. Да и тварь вряд ли такое ожидает, главное, не смотреть ей в глаза.
  Королева Воров встала на одно колено, наложила стрелу с жёлтым оперением на тетиву, натянула, задержала дыхание.
  Василиск несётся на всех парах к норе в земле.
  Сердце успокоилось, замедлилось, Лола стала сосредоточеннее, время замедлилось вместе с сердцем и дыханием, звуки вокруг стали тягучими, как мёд...
  Змей чует добычу, тёплую кровь, он ликует.
  ...И на выдохе отпускает стрелу в полёт. Лола видит её движение, сейчас от её глаз ничто не скроется, какими бы быстрыми не были объекты, и даже те, что замаскированы под окружающую среду. Лола видит всё, дыхание этого страшного мира, и, кажется, даже слышит голоса из-под самой земли.
  Стрела ещё не успела отлететь на метр, а Лола достала вторую, натянула и отпустила. Вторая стрела летела с ещё большей мощью.
  Василиск видит свою первую жертву и чувствует тепло других. На какой-то миг он ловит взгляд человека, и с удовольствием делает живое тело застывшим, покорным лишь его воле...
  У Лолы перехватывает дыхание, ужас тут же наполнил всё её нутро, но она даже не может закричать. А змей совсем близко, но девушка не успевает подумать, что всё кончено, как обе стрелы с оперением попадают в красные глазища чудовища. И вот, она понимает, что кричит, а тварь падает замертво у её ног. Лола вдыхает, а потом и сама падает на землю. Острые наконечники торчат с затылочной части головы змеюки, а в мёртвых глазах жёлтые перья.
  Королева Воров от души выматерилась, а потом рассмеялась.
  - А ведь успела же, тварь поганая, - усмехалась она.
  - Лола, - тихо позвала Келли.
  - Всё нормально, можете открыть глаза.
  Девушка слышала позади себя движения, это эльфийка пытается ползти. Потом послышались ругательства на певучем языке, а затем слова благодарности за спасение и признание Лолы сильнейшим из воинов. А Королева Воров смотрела в серое небо и молчала.
  
  Гай и Карл бежали. Красная Фигура была впереди. Тварь оказалась совсем не тварью, а обычной девушкой, правда, с необычными гастрономическими пристрастиями. Но странности есть у всех, поэтому Гай решил опустить тот факт, что Анна на раз-два перегрызает глотки волкам, ну и другим опасным чудовищам, и готова помочь выбраться с острова ему и его друзьям. Когда Эс спросил, почему он должен ей верить, она в который раз заявила, что очень хочет убраться из этого проклятого места вместе с ними. У Гая не было пока причин не верить ей, да и выхода особого не было.
  Деревья расступились, давая им пройти, дорога стелилась словно скатерть на гладком столе. Анна взаимодействовала со всем живым и неживым, выстраивая путь через дебри. Гай на мгновение задумался, что это всё слишком просто, но Анна перешла вдруг на шаг, а потом и вовсе остановилась.
  - Мы на месте, - сказала девушка, а потом Гай и Карл увидели озеро посреди поляны.
  - Ты можешь мне помочь найти друзей? - спросил тут же её Эс.
  Анна улыбнулась, выражение лица стало хищным.
  - Они скоро прибудут, - заверила его девушка.
  
  У Мануэля было какое-то странное предчувствие. Он заготовил сразу несколько мощных заклинаний, окружил себя антимагическим куполом, но всё равно оставалось ощущение, что что-то явно не так. Тропинка заводила всё глубже в лес, мимо каменной гряды, потом была равнина с абсолютно голой серо-коричневой землёй, и кончилась дорога у высокой статуи в виде крылатой женщины в развивающемся, будто на ветру, платье и с птичьими ногами.
  Мэни скрестил руки на груди, ожидая продолжения. Через мгновение земля задрожала и прямо под статуей в земле раскрыл своё зево проход.
  - Я так понимаю, мне туда. Выглядит странно, но ты ведь помнишь наш уговор, - усмехнулся он.
  Ответа не последовало, но маг знал, что здесь он не один. Он поднял взгляд и посмотрел прямо в лицо каменной статуе. А потом шагнул во тьму в земле. Под ногами оказалась ступенька, Мэни зажёг магический огонёк, который теперь плыл впереди него. Он спускался всё ниже и ниже, не видя вокруг ничего, кроме удушающей тьмы. А потом резко кончилась лестница и нога Мануэля шагнула в пропасть. Слишком поздно он осознал, что падает, глаза его расширились лишь на мгновение, но ещё до того, как он произвёл заклинание левитации, почувствовал под ногами твёрдую поверхность. Мэни расхохотался от души. С его разумом играли, а он и не заметил. Вот откуда взялось беспокойство, но оно всё равно не пропало, наоборот, чувство тревоги усилилось.
  Маг размял мыщцы, хрустнули суставы. Потом шарик со светом стал больше, но так ничего и не осветив, кроме тьмы по сторонам и впереди. Он пошёл дальше, решив двигаться вперёд. Неожиданно перед ним возникла большая дверь из дерева. Было ощущение, что она сама шла к нему навстречу, и вот они с магом столкнулись нос к носу.
  Мэни приподнял в удивлении брови. А дверь-то была вделана в стену, а стена эта эта была чёрной. Мужчина взялся за ручку, потянул. Несмазанные петли натяжно заскрипели, шарик света тут же вплыл в проём. Оказалось, что скрипела не дверь, а то, что сидело дальше, во тьме помещения. Оно продолжало порождать эти жуткие звуки нескончаемым потоком, а потом Мэни почувствовал, что оно начало двигаться, источая волны злости, голода и безумия. И недолго думая, мужчина призвал на этот чёрный свет меч из молний. Лезвие было неровным, постоянно потрескивало; концентрация электричества была мощной и убийственной. Он поднял его над головой, лезвие стало длинее и шире, и света от меча хватило, чтобы разглядеть скрипучую тварь. Оно стояло, скрючившись; высокое, метров три в росте, худое, с песочно-серой кожей и сосульками редких чёрных волос - это напоминало человека, если бы не обрубки на спине и птичьи ноги. Оно, или она, широко раскрыла рот и скрипела , смотря на Мэни жуткими провалами вместо глаз. А с шее тянулась толстенная цепь, вбитая прямо в стену.
  
  
  Маг пошатнулся, сделав шаг назад. Тем временем, она снова набрала в лёгкие воздух и заскрипела. Мэни вспомнил всех богов и маты одновременно. Дверь же за спиной с грохотом закрылась. И мужчина снова грязно выругался. Потом с разворота обрушил меч на дверь, но та уже исчезала, будто и не было, и лезвие вошло в черноту стены, проделав дыру. Оттуда в помещение посыпали комья сырой земля.
  Истерзанная женщина-птица дёрнулась на цепи в сторону Мэни, обливая всё его восприятие жутким безумием. Скрюченные пальцы с грязными кривыми ногтями потянулись к нему, и снова её крик-скрип.
  Мужчина вздохнул, успокоился. Увидел другую дверь за её спиной. Нахмурился, убрал меч из молний, на мгновение стало темно, но потом шар света возник перед Мэни по его зову. Он поднялся повыше, засверкав как маленькое солнце. Стены подземной темницы выглядели как густая тьма, но стоило лишь коснуться их, поверхность оказывалась прохладной и гладкой.
  Что делать с узницей? Убить и окончить страдания? Зато Мэни теперь знал, что попал в гробницу мифической женщины, настоящей Сирин. Те, что развлекались голышом на пляже, были лишь злобным порождением прекрасных сирен, давно ушедших в сказки.
  И похоронили Сирин заживо, приковав к стене. Мэни не мог понять, каким чудом когда-то прекрасное и волшебное создание было живо до сих пор.
  Мужчина закрыл глаза, потоки силы прошли через его тело и направились к существу. Она заскрипела своим голосом сильнее и отчаяннее. Дёрнулась к нему, протягивая страшные сухие руки.
  "Съесть."
  - Меня, что ли? - горько усмехнулся он, и с удвоенной силой начал сканировать её тело, точнее, пытался. Сирин плохо поддавалась его магии, но то, что она была до сих пор жива, не являясь живым мертвецом, было яснее некуда.
  Он попытался внушить ей, что он друг, но в ответ безумие - мешанина из образов и многовековой боли. Мануэль свалился на колени, из носа потекла кровь. Он вспомнил опять всех богов и маты, сплюнул на землю.
  - И чем же ты питаешься? - задал риторический вопрос маг, скрипя зубами от её воя.
  Мануэль думал, потом глянул на неё в который раз.
  - Ты больше смахиваешь на баньши, чем на Сирин, - сжав челюсти, проворчал маг, а затем сделал пасс рукой и пропустил через себя сырую, необработанную ману: своей делиться было тяжело, тем более, что он не мог просто направить её, не составив из запасённой энергии заклинание. Лечить он не умел, и поэтому, исходя из того, что новая знакомая является существом волшебным, магия ей не повредит; Мануэль всё же больше архимаг, чем исследователь или целитель. Широко распахнутый рот тут же закрылся, неприятный скрежет прекратился, когда магические потоки вошли в высокое худое тело. Женщина упала на пол, её били конвульсии.
  Мэни выматерился, а потом подскочил к ней. Достал флягу и смочил иссохшиеся тонкие губы женщины водой.
  - Ай! - резко вскрикнул маг, когда зубы прокусили его палец, которым он водил по губам. Его кровь, горячая и сладкая, полилась на её губы. Скрюченные пальцы вцепились в его руку, она сделала ещё глоток, прежде чем Мануэль отдёрнул от неё свою конечность.
  - Ты!.. - злобно выкрикнул он, отскочив, но осёкся, увидев как Сирин поднялась во весь свой немалый рост и сверкнула на него глазами.
  
  

Глава 20

  
  Из этой усадьбы не было выхода. Элла блуждала достаточно долго, чтобы понять, что тот человек в кабинете говорил правду. Она просканировала весь сад своей магией, стараясь не задевать выстроенные нити чужой энергии. А за пределами ворот территории особняка была лишь пустота. Настроение магини ухудшалось с каждой минутой. К тому же, её уже искали.
  Возвращаться не хотелось, но и выхода она не видела. После этого её точно запрут снова в темнице до выяснения всех обстоятельств.
  Девушка слышала, что люди приближались, но не могла двинуться с места. Элла сидела на лавке, а перед её взором раскинулся величественный сад. Деревья были прекрасны, от них густо веяло магией жизни: будто и не деревья вовсе, а живые существа. Девушка углубилась в свои ощущения, её внутренний взгляд уцепился за одно такое насаждение: каналы под древесной корой, как вены, наполнены чем-то живым и тёплым, а в самой сердцевине пульсировала горячая звезда, задавая ритм маленьким канальцам внутри...
  Плеча коснулись, и магиня вышла из своего состояния. Высокий мужчина с чёрными волосами стоял рядом. Глаза в темноте тёплой ночи так ярко сверкали - сейчас эмоции возбудили в теле незнакомца сверхъестественную энергию, что оплетала его внутренние органы; без сомнения, он был магом, и магом очень сильным. Элле захотелось отодвинуться подальше - такая сильная аура исходила от него, что даже не просто обволакивала всё вокруг себя, а больно хлестала по восприятию и мозгам чувствительного человека.
  Элла встала, хотела даже сказать что-то, но не успела: магический удар невиданной силы снёс её с ног, и девушка приложилась спиной о "живое" дерево, отлетев на добрый десяток метров. На мгновение показалось, что на этом всё, ведь обычный человек не выживет после подобной атаки, но Элла встала на колени, чем очень удивила разъярённого мага. Он усмехнулся, а потом ночь озарилась ещё одной вспышкой мощного выброса. Магиня успела сплести барьер, который, правда, столкнувшись с заклинанием, растворился, и не подавил всё пагубное воздействие вражеской атаки, и девушку прилично задело. Она опять упала, в этот раз лицом в землю. Что-то внутри неё заставляло подниматься снова, и магиня шевельнулась, пытаясь встать на ноги. Ничего, конечно, что лужа крови быстро растекалась под ней, зрение покинуло некогда здоровые глаза, а разум уже начал заполнять удушающий туман. Тёмная Элла нашла трещинку в сознании хозяйки, и теперь почти завладела телом магини. Девушка рассмеялась, подняв голову: злобная усмешка на кровавой маске.
  Магистр Дэй собирался добить эту падаль, именуемую сильным магом, когда вдруг она резко вскочила на ноги. Девушка продолжала безумно смеяться, всё громче и громче, и он ударил Комбинированным Сплетением. "Разноцветная коса" из стихий направилась к ней, но магиня как-то рвано и неуклюже увернулась, и заклинание разрезало дерево позади. Мгновение, и из растения фонтаном брызнула алая жидкость.
  Она шла, как ожившая кукла криворукого мастера. Сзади в разные стороны разливалась кровь теперь уже умершего дерева, орошая землю и магиню красной липкой влагой. Безумица смеялась, одна рука вытянулась и на свет родилось заклинание Выворачивания. У магистра расширились глаза, сделал шаг назад и чуть не споткнулся; он не успеет выбежать из круга действия, не успеет сплести достаточно сильную защиту - сейчас его тело вывернет наизнанку и он медленно умрёт. Дэй закрыл лицо руками. Пахнуло безумием, таким близким и знакомым, а потом он вдруг понял, что он и эта девушка под проклятием, имеющий одинаковый корень, первооснову наложившего - весьма знакомого чел...бога.
  Но как?! Не могло такого быть!
  И был только один ответ на такой неожиданный вопрос. Дэй улыбнулся, но было слишком поздно... Так думал он.
  Летучая мышь, которая вдруг обернулась светловолосым мужчиной в тени одного из деревьев, слегка изменила траекторию заклинания, и вот, другое "живое" дерево пострадало, приняв всю силу страшного удара. Не было крика, была лишь кровь, фрагменты человеческих костей, кожи, разорванного мяса по всему диаметру ствола; жилы, вены, и жизнь, уходящая из них в землю зависшего мирка без времени между Мирами.
  Дэй поднялся тут же на ноги, сплёл из Воздушных Цепей сеть и запустил в Эллу, а она, в свою очередь, создала Сферу Огня и противопоставила своему противнику. Только сейчас Дэй увидел, что глаза магини почернели, усмешка искривила некогда мягкие губы. Магистр набрал воздуха в лёгкие, и вместе с этим его атака стала сильнее; за спиной мага выросла ещё одна пара рук, в которых появился бледно-голубой клинок, состоящий из стихийного ветра и призрачного потустороннего света. На мгновение он ослабил противостояние, растворившись и преобразовав своё тело с другой стороны, намного ближе к Элле, и огненный шар тут же снёс цепь из воздуха, а потом глубокой бороздой пропахал землю. Магиня обернулась как раз в тот момент, когда маг занёс над ней меч. Тёмная Элла испугалась природу меча - он высасывал жизнь, питался маной, и мог в одно мгновение убить, лишь слегка коснувшись живого тела. Девушка, всё теми же рваными движениями, еле успела увернуться, а потом из кулона на шее достала свой двуруч. Оружие легло в руку как влитое, холодная зачарованная сталь согрела тёмную душу владелицы, и вот Элла уже отражает второй удар мага.
  Дэй становился всё быстрее, перед собой он видел опасного и страшного противника, который напомнил ему о днях заточения в безумии без возможности умереть. Дэю было сейчас страшно, впервые за много лет, и он даже не сразу осознал, что дышит очень тяжело, что мир постепенно окрашивается красным.
  "Не сдержался", - пронеслось в голове, а потом его сущность заполнил другой разум, безумный и беспощадный, Тьма Дэя хотела испить крови врага.
  Безумие не щадит никого: ни близких, ни врагов, ни дорогих, ни друзей; оно пришло без спроса и заполнило твой мозг, завладело телом, и ты больше не ты, безумие, что просочилось через трещину цельной личности, сделало монстром, показало мир в других цветах, в чуждом осмысливании всего...
  Воздушно-призрачный меч скрестился со стальным, оппонентов отбросило в противоположные стороны; они наступали друг на друга вновь и вновь, совершая немыслимые движения: прыжки, сальто, пируэты, и какое-то время не было видно, кто из них сильнее. А потом тело девушки начало сдавать, и неудивительно, ведь переломы и кровотечения, нанесённые двумя магическими ударами, забирали силы, и даже Тьма не могла долго жить в покалеченном теле. Элла в последний раз достойно ответила магу, а потом застыла, тяжело дыша. Она опёрлась на свой меч, понурив голову с растрёпанными волосами, и как раз в этот момент Дэй нанёс последний удар. Безумие в нём ликовало, а воздушно-призрачный меч высасывал крохи потухающей жизни.
  
  Таким отца братья ещё ни разу не видели: Дэй, не жалея, расправился с девушкой. Тимиэль стоял возле Грайуна, Лайса, Фера и блондинчика Зуфа, сжав губы в тонкую линию. Это он не пустил мужчин в гущу схватки, предупредив, что оба противника сейчас ничего не осознают, и парням может грозить смертельная опасность. И только когда один из них будет повержен, тогда, знал Тимиэль, Тьма отступит.
  Движением руки мужчина остановил братьев, когда те уже хотели броситься к магистру, приказав пока вообще не подходить к отцу. Они не смели ослушаться, и пришлось наблюдать за всем со стороны. Тимиэль сам пошёл к Дэю. Тот уже упал на колени, склонившись над телом умершей девушки. На неё капали его слёзы, а грудь разрывали тоска и бесконечная боль.
  
  Элла снова плыла по реке, смотря в каменный чёрный свод. Она и не знала, что там, оказывается, рассыпано множество драгоценных камней, и подземное небо походило на вполне обычное небо Жезейны. Рядом плыли другие души, которые были так же зачарованы красотой необычного мира мёртвых.
  Элла улыбнулась. Теперь всё.
  Она закрыла глаза, но на душе было совсем неспокойно: куча неоконченных дел могла лишь сделать её назойливым злым духом, которого однажды упокоит такой же умелый маг, как и она сама, будучи при жизни.
  Маг. Магия. Магиня. Как много в этих словах силы, и так мало времени обычно у многих: большинство магов умирали молодыми, и это факт.
  Течение всё несло смиренные души вниз и вниз. Казалось, что река Забвения - это спираль, которая растворяет частички жизненной энергии в бытие мира. Миров.
  На мгновение Элле показалось, что она знает куда больше, чем другие смертные, показалось, что неведомые силы коснулись её души, а потом ей вдруг стало страшно: что-то было действительно не так, ощущение опасности. Не успела понять, что вообще происходит, как на запястьях и щиколотках защёлкиваются наручники, и её тянут на дно реки. И вовсе не наручники это были, а страшные пасти неведомых чудовищ, которые желали её съесть. Мелкие твари: круглая чёрная голова, зубастая пасть и жгут-хвост. Они были похожи на головастиков. А на самом дне их было намного больше.
  Глаза Эллы расширились от страха, она забилась в отчаянной попытке освободиться. Закричала, но из горла не донеслось и звука. Дёрнула рукой, потом ногами, но твари были сильнее, намного сильнее, чем её эфимерное тело.
  Элла нахмурилась - она ведь умерла, физической оболочки больше не было, осталась лишь душа. Но эти чудовища были вполне материальны. Тогда почему они утащили её на дно, желая ею отобедать? У неё ведь не было ни костей, ни мяса, она была лишь чем-то прозрачным, сохранившим внешний вид того сосуда, что наполняла, когда была живой.
  Элла заметила, что она здесь не одна - ещё несколько душ были доставлены на пир монстров. А некоторых уже начали рвать на части стайки зубастых голодных головастиков. Души лишь в страхе расширили глаза, в которых была видна самая настоящая мука, а рты раскрыты в немом крике.
  Магиня металась в отчаянной попытке освободиться, но ничего не получалось. Быть съеденной хуже, чем стать неупокоенным духом - это Элла осознала сразу.
  Девушка посмотрела вверх - часть путешественников по реке Забвения продолжала плыть дальше, ничего не осознавая. Сейчас они смотрели в удаляющееся каменное небо с россыпью драгоценных камней, погружённые в свои мысли, которые становились чуждыми с каждым витком спирали: личность теряла свои качества, забывалась мирская жизнь, желая стать частью налаженной системы. Они обязательно переродятся, но только после того, как обретут полный покой и забудут всё-всё, чтобы прийти в Мир с чистыми мыслями, чтобы на первых порах перерожденными существами управляли лишь инстинкты; а некоторые и вовсе родятся растениями - просто быть для кого-то тоже счастье.
  
  - Этого человека нет ни в каком из миров живых, даже в Аду её нет, - сказал Джим, посмотрев прямо в глаза Келу. - Я думаю, она мертва.
  - Ты уверен? - еле слышно спросил полудемон.
  - Уверен, - кивнул он медленно рогатой головой. - Я чувствую, что вы с ней связаны, но нить резко оборвана - её не стало недавно, и не в этом мире.
  Келиан нахмурился. Слова этого демона прозвучали, как гром средь ясного неба. Он не верил своим ушам, но и не поверить Джиму не мог.
  Джим был одним из сильнейших Ясновидящих, как и Каси. Джим, мог найти и выследить живого в любом из Миров. Когда-то Кел проходил курсы обучения с этим демоном, и они даже были друзьями, но всё это было будто в другой жизни.
  Келиан кивнул, опрокинул залпом в себя стакан с огненной жидкостью, а потом медленно встал.
  Бар "Холодный Источник" находился в самом центре города Адовых Равнин, и обладал нехорошей репутацией. Но тем не менее, сюда стекались как сливки общества, так и личности, не совсем ладящие с местным законом. Но заведение пользовалось неприкосновенностью, являясь совершенно нейтральной территорией, и поговаривали, что хозяин чуть ли не родственник императору Ада, поэтому и правопорядок здесь не имел никакой силы.
  Все столики были заняты, барная стойка забита посетителями; в воздухе дым, всевозможные ароматы алкоголя, духов, пота, но душно здесь совсем не было: какой-то прям замогильный холод шёл от каменного пола и стен; слышалась ненавязчивая музыка - идеальное место для простых дружеских посиделок, так и для важных неформальных встреч.
  Келиан поднялся из-за стола. Джим сказал что-то ещё, но он не слышал его. Хотелось на улицу, хотелось скорее уйти из этого бара, с этого пересечения улиц адского мира, из Адовых Равнин. Хотелось найти виновников и казнить их за то, что они сделали с родным для него человеком. Самое главное, Кел знал кто виновен. Осталось дождаться их появления на Жезейне. Поэтому пока не стоило терять рассудок. А после мести... Да неважно, что будет потом. Нужно отомстить за убитую любимую...сестру.
  Келиан вышел на улицу. Джим вышел за ним. У подъезда куча металлических передвижных мобилей. Недалеко от входа курил демонического вида гражданин. Кел взглянул на ночное небо - чёрное, адское, холодное, но бесконечно притягательное; говорили, что это и есть Первородная Тьма, и она окутывает все уровни Ада.
  - Спасибо, - глухо проговорил Кел.
  Джим кивнул, а потом положил руку на плечо старого друга.
  - Сочувствую.
  Теперь кивнул Кел.
  - Увидимся, - проговорил полудемон, даже не взглянув на Джима. А тот одними губами лишь пожелал ему удачи.
  Келиан удалялся всё дальше и дальше. В этот раз обошлось, что без драк. Но раньше не было и дня, чтобы всё заканчивалось так тихо. Джим усмехнулся, развернулся и зашёл обратно в бар. А курящий демон бросил на асфальтированную дорогу тлеющий окурок и направился вслед за Келом.
  Келиан шёл к границе города, чтобы покинуть Адовы Равнины. Тяжёлые мысли одолевали его голову. Он скрежетал зубами от злости, острые когти до крови впивались в ладони. Сначала он решил, что больше не возвратится в Организацию, но потом подумал, что там шансов повстречать врагов намного больше, ведь Элитная Гвардия будет охотиться именно за агентами ОРГэ. Значит, придётся вернуться.
  По щекам потекла влага? Дождь в Аду?
  Кел утёр слёзы, которые без его позволения хлынули из глаз. От этого он лишь сильнее нахмурился. Ну вот, даже собственные эмоции удержать не может, что говорить про тот единственный и последний полёт с сестрой?
  Келиан выматерился, но это не помогло вытеснить щемящую боль из широкой груди.
  Только обрёл и уже потерял. Почему же так несправедливо? Ему многое нужно было рассказать Элле.
  - Например то, как я люблю её, - проговорил он шёпотом под нос.
  Остановился, втянул ноздрями воздух, выдохнул. Вдох-выдох, и снова.
  Поток горячих слёз всё не останавливался, челюсти плотно сжаты, кулаки тоже. Редкие прохожие предпочитали обходить стороной двухметрового демона, застывшего с запрокинутой головой. Что он увидел в небе, где спит Первородная, не знал никто, да и неинтересно было. Потом он опустил голову и пошёл дальше. Боль заставляла сжиматься в комок его сердце, но при этом в груди было тесно, он задыхался. Кажется, от бега, весь сейчас он бежал. А может быть, от рыданий, что сковали его со всех сторон. Утрата что-то убивала в душе. Наверное, её частицу.
  Раскрыл крылья, взмыл в небо. Мало выпил - нужно больше. И не подрался же ни с кем - не порядок.
  Смех сквозь слезы, как раскаты грома. Опустился на землю, сложил крылья. Нужно вернуться в "Холодный Источник" и сделать всё, чтобы хоть немного вытеснить...все чувства. Он демон - любовь чужда ему, а вот жажда мести ему к лицу. И неожиданно Келиан понял, что многие демоны такие злые, потому что очень ранимые, а души их нежные, хоть и рождены они в суровых мирах Ада.
  
  

Часть четвёртая: Фигурки на шахматной доске

  

Глава 21

  
  Вампир упал на колени, зверски ревя и закрывая глаза от ярких солнечных лучей, которые причиняли ему немыслимую боль; свет окружил нечисть со всех сторон, окутал, сдавил лёгкие и холодное сердце. Видимых повреждений, правда, не было, но ему всё равно казалось, что тело покрыли страшные волдыри. Сил почти не оставалось, разум помутился из-за дикой боли. Ещё немного, и вампир упал лицом в землю, не подавая признаков жизни.
  Фэй осторожно приблизилась к противнику, толкнула его носком сапожка, но он даже не шевельнулся. Раньше ей никогда не приходилось сталкиваться с вампирами, и чего ещё ожидать от этой нечисти, она не знала. Вот то, что он порывался несколько раз укусить её, это было жутко - обедом не хотелось становиться. Яды его не брали - Фэй прямо в лицо этому блондину выдыхала смертельные пары веществ, когда переходила в ближний бой. Сама же Черноликая ступила на новый уровень: раньше приходилось целовать жертву в губы или подсыпать яд непосредственно в еду или питьё, а сейчас, при желании, она отравляла всё вокруг себя своим дыханием.
  Девушка поигрывала коротким клинком, раздумывая, как бы поступить с вампиром. Что-то подсказывало, что он ещё восстанет из "мёртвых". Пинком она перевернула вампира на спину. Лицо того совсем не походило на холодную маску первородного, кем он являлся по сути. Хотя его страшную природу выдавала бледность. Но, если сильно не придираться, то, скорее, его можно было принять за аристократа, чем за того, кто принадлежит к вампирской расе.
  Блондин слабо шевельнулся, Фэй замерла. Зловещая игра органа ни на миг не прекращалась в долине, просто стала не так заметна, словно слилась с окружающей средой, будь то серый камень лабиринта, куда пришлось забрести, или же туманное небо. Вампир открыл глаза, и начал ощупывать себя. И только девушка собиралась применить свои способности вновь, как он начал хохотать. Это слегка обескуражило Фэй. Выставленный вперёд короткий меч был твёрдо зажат в её руке, и она решила нанести одновременно удар по сознанию и телу, чтоб стало неповадно смеяться, ибо она тут не шутки шутила. Но вампиру было глубоко фиолетово, и он продолжал веселиться. А потом, в какой-то короткий миг, как-то весь подобрался, резко сел, и отклонил занесённый удар меча, при этом даже исхитрился не разрезать свою рубашку из нежной тончайшей ткани. Фэй откинуло на несколько метров, рука заболела, и она разжала пальцы - меч упал на землю. Постанывая, девушка прижала руку к телу, притерпевая волну физической боли. Вампир уже был на ногах, и он в два прыжка настиг противницу, наотмашь ударил по железной маске, которая тут же отлетела в сторону, схватил в жёсткие объятия и с удовольствием укусил в шею - клыки удлинились и мягко вошли в артерию.
  Сладко-сладко бьётся сердце загнанной жертвы, соблазнительно пахнет кожа и невероятно завораживает аромат её волос, в которые вампир тут же запустил свою руку с длинными ногтями. Сделал глоток, и еле остановился, чтобы не выпить досуха. Такое хрупкое тело и такая сила в этой женщине, и сейчас она уже сама прижималась к нему: в кровь с его клыками попало особое вещество, которое затуманивало разум и порождало неистовое желание.
  Острожно вынул свои клыки, и не переставая обнимать девушку, прокусил своё запястье, приказав пить. Пробудилась жажда, пробудилось тело. Фэй сделала несколько глотков крови, а потом источник густой и терпковатой жидкости отобрали. Она стала злиться, но затем уже утихающий голод пересилило желание тела. Девушка стала раздевать вампира - видимо, эффект был желанен, и он удовлетворённо хмыкнул, а потом и сам стал стягивать с Фэй плащ, куртку... Всё падало на землю. Мужчина осторожно слизал капли крови с её шеи, заживляя ранки языком и даря, тем самым, сказочное наслаждение. А потом они легли на что-то мягкое. Фэй даже не обратила внимания на глухой стук, будто закрылась крышка сундука, и стало совсем тихо, только их страстное дыхание и шорох одежды.
  - Гай, - сладко прошептала Фэй в своём наркотическом бреду, целуя мягкие губы, язык стремился проникнуть как можно глубже в его рот. - Я люблю тебя, Гай...
  Руки её остановились на его голой спине, дыхание стало ровным - она спала. Вампир нахмурился, уложил девушку поудобнее в своём гробу. Некоторое время наблюдал за ней, отметив сказочную красоту лица и прекрасные изгибы её тела. Тонкие пальцы прошлись по едва заметному шраму от левой скулы до края губ.
  Ему обещали свободу, если он доставит на Праздник Нечистых эту женщину. Два столетия на этом богами проклятом острове было совсем не весело - Дух никогда никого по доброй воле не отпускал отсюда, а тут такая замечательная возможность, которую первородный упустить не желал.
  Вампир направил свой комфортабельный гроб к месту назначения, предвкушая освобождение из столь долгого заточения. Потом лёг рядом со спящей Фэй и провалился в дрёму, слушая прекрасные и зловещие мелодии органа сквозь приоткрытую крышку гроба.
  
  Хос, Гарри и Тим были прикованы к влажной и прохладной каменной стене пещеры. Оружие их валялось где-то поодаль - они проиграли сверхсильной нежити. Поверженные же зомби в тёмном углу каменной залы зализывали свои раны, собрав свои кишки и мозги с конечностями с грязного пола. А черноволосая красавица стояла под руку с двухметровым скелетом, обтянутым лоскутами серой полуистлевшей кожи. Огромная груда костей продолжала радовать глаз, украшая сердцевину провонявшей разложением пещеры, с раставленными вокруг неё горящими свечами. Когда прямо в ней начало формироваться нечто, пираты были ошеломлены, казалось, что ожили все кости. Но, к облегчению, восстал лишь этот скелет, что был совершенно гол и не имел видимых половых различий. Хотя это никак не упростило задачу, и команда с лихвой проиграла могущественной нежити.
  Сначала Хос думал, что его и парней разорвут на части и съедят, но пиратов приковали к стене каким-то заклинанием. Жаль, что Мануэля не было с ними - против такого противника маг спокойно потягался бы своим волшебством.
  Гарри был не в лучшем состоянии, и он, после первого магического удара до сих пор пребывал без сознания. У Тима был перелом руки, в которой он некогда держал меч - бедный мальчишка едва ли не терял сознание, а сам Хос тяжело дышал, думая о том, что как минимум одно из рёбер сломано. Кэп ещё легко отделался, а вот его парни были совсем плохи.
  Скелет двинулся, скидывая тонкую бледную руку девушки со своего предплечья, а потом сделал шаг. Костяные челюсти разжались, породив новое заклинание, и от этого волосы Хоса на голове встали дыбом. Из глубин пещеры тут же отозвались шорохом, цокотом когтистых лап по камню.
  Кэп выматерился, девушка тут же зыркнула на него бледными глазами. Он пытался освободиться, начал дёргаться, но тело намертво прилипло к стене. По спине тёк ручьём пот, как и по лбу. Жуть растворилась в крови, а зачатки безумия начали окутывать мозг, порождённые вселенским страхом. И вскоре Хос увидел здоровенного паука, которого выплюнула из своих недр сама тьма. Тим уже потерял сознание, и кэп позавидовал парням. Крик сам собой вырвался из его горла, он даже не сразу понял, что кричит. Мужчина дёргался всё отчаяннее, и тут почувствовал, что тело его свободно. Он упал на колени и задрал голову. Паук же был настолько огромен, что закрывал собой каменный свод. Хос понимал, что не достанет, ничего не сможет сделать, что силы неравны. И где этот чёртов меч?
  Капитан метался, а потом упал на пол без сознания. Паучиха, а это была именно особь женского пола, послушная приказу хозяина, тут же спеленала в коконы три тела. От них вкусно пахло, но есть, к большому сожалению, их было нельзя. Нужно ещё и доставить эти лакомые кусочки наверх. Скоро начнётся Праздник Нечистых, и именно они будут главным блюдом на этом званном вечере.
  
  Анна вдруг накинулась на Гая, оттолкнув в сторону Карла, который до этого, мгновение назад, невозмутимо курил свою трубку.
  - Какого...?! - выругался парень, увернувшись от острых длинных ногтей.
  Девушка оскалилась, обнажив острые, словно иглы, зубы. Она ничего не ответила на ругань Гая, а лишь предприняла очередную атаку, задействовав свой внушительный маникюр.
  Мужчина не доставал мечей, пытаясь понять в чём же, собственно, дело.
  - Обманщица, - усмехнулся он, спокойно отступив в сторону, а потом ухватил Анну за обе руки и крепко прижал к себе.
  Она дёрнулась, а потом рассмеялась.
  - А ты силён, - отметила она, попытавшись ударить ногой, но и этот приём Гай присёк.
  - Может, расскажешь в чём тут дело?
  - Конечно! - дёрнулась сильнее, руки парня немного ослабили хватку, и вот Анна уже отпрыгивает на приличное расстояние. - Вас пригласили на Праздник, и я должна доставить вас туда!
  - Какой такой праздник? - слегка нахмурился Гай, тут же подумав про стол, ломящейся от вкусной еды и выпивки, и в животе громко заурчало.
  - Праздник Нечистых! - выкрикнула Анна, скалясь, а потом снова напала на Гая.
  - Полегче, милая, - усмехнулся парень, ухватив противницу снова за руки и вывернув их так, что она оказалась спиной к нему. Гай улыбнулся, склонился к шее девушки и нежно прошептал. - Иначе я тебя убью.
  Анна закусила губу до крови от его тона, пытаясь извернуться. В плечевых суставах заныло болью, даже хрустнуло что-то, хотелось взвыть, но она прокусила лишь насквозь свою нижнюю губу. Кровь полилась на подбородок, нещадно заливая спереди и так уже изрядно заляпанный волчьей кровью плащ.
  - Если не приведу, меня убьют, - натужно проговорила Анна, чувствуя, что раны от зубов на губе уже заживают.
  Гай с силой швыранул её на землю. Она не успела заметить, когда именно он вынул свои мечи. Лезвия их хищно блестели в лучах заката, что озарил остров сквозь прорехи тумана.
  - Тогда веди, - сказал Гай спокойно, - только без глупостей. Так у тебя хотя бы будет шанс остаться живой. Карл?
  - Я в норме, - отозвался тот, набивая заново свою трубку.
  - Сними с меня цепи, маг...
  И столько мольбы в этих нечеловечески ярких живых глазах - радужка по краю чёрного цвета, потом кольцо алого, а тёмный бездонный зрачок окружил нежно-розовый оттенок; она тряхнула пепельными волосами, даже не пытаясь прикрыть свою наготу мягкими прядями или закрыться руками, а Мэни хотелось смотреть и смотреть на это прекрасное создание. Его тянуло к ней. Сейчас он совсем забыл о том, как Сирин опасна, какой страшной и гадкой тварью она выглядела недавно, и что укусила его, выпив крови. И даже обрубки крыльев, что виднелись за её спиной, и птичьи ноги совсем не портили внеземную красоту. От неё веяло потусторонним тёмным сиянием, и Мэни, как и любой нормальный мужчина, в этот момент, возжелал мифическую женщину.
  На автомате Мануэль заживил рану на руке от укуса; тело уже было настолько привыкшим, что без ущерба для себя перерабатывала сырую энергию в ману, восполняя пустоты. Если лишиться большого резерва за раз, то понадобится около суток, чтобы прийти в норму, как это было на острове заключённых.
  - Подойди же, - ласково сказала она снова, а потом указательным пальцем коснулась своих тёмно-алых пленительных губ.
  Этого уже Мануэль стерпеть не смог и судорожно вздохнул. Он подошёл к ней, одновременно желая её касаний и ожидая удара - эти женщины, будь хоть человек, хоть богиня, одинаковы, и никогда не угадаешь их истинного настроения. А глаза Сирин расширились, кончик языка немного высунулся и облизал верхнюю губу. Потом она протянула руку и нежно дотронулась до чёрных волос мага. Он даже дышать перестал, а она рассмеялась.
  - Не бойся, - проговорила она нежно, - мне больше не нужна твоя кровь.
  Мануэля немного отпустило, и он почувствовал больше уверенности в себе и своих силах - очень странно, что он так терялся рядом с этой женщиной. Мужчина поднял голову, всё-таки разница в росте весьма ощутима, и прямо взглянул в это прекрасное лицо.
  - Сними с меня цепи, я знаю, что ты можешь, - красно-розовые глаза против синих, и Мэни не заметил, как уже согласно кивнул.
  Да что это с ним?!
  Но почему-то Мануэлю доставлял удовольствие тон её обращения к нему, а ему самому хотелось сделать для неё всё, и даже больше. Хотя и понимал, что сейчас он является жертвой, и Сирин ничего не стоит после освобождения разорвать его на части.
  Маг протянул руки к шее женщины, она улыбнулась и медленно с грацией опустилась перед ним на колени. Мэни, борясь с накатывающими разного рода чувствами, начал искать подходящее заклинание, чтобы разблокировать ошейник. Сирин была прикована, будто какая-нибудь рабыня или даже животное, и это породило волны возмущения. Магу хотелось поскорее избавить её от этого несправедливого проклятия, что висело на её утончённой шее. Взгляд невзначай уцепился за обрубки, что торчали из-за спины, и Мануэлю почти физически стало больно.
  Металл, со звоном, упал на пол, цепь и ошейник теперь были у колен женщины. Она встала на ноги, не отрывая глаз от мага, что освободил её. А потом слегка поклонилась.
  Мэни округлил глаза, но в следующее мгновение Сирин стала ниже почти в два раза и тут же прильнула к нему своими голым телом. Мужчина чуть ли не задыхался от жара, что исходил от неё, от аромата, что ворвался в его нос. Голову заполнила мысль, чтобы он никогда не сопротивлялся ей, да и не хотел он. А потом обнял Сирин и нежно поцеловал в губы.
  Она выдохнула едва слышно, а он залился румянцем, как какой-то молоденький студент. Щёлкнул пальцами, и шар света немедленно погас под потолком. И тогда Мэни обнаружил, что нежная гладкая кожа женщины слегка сияет, отгоняя тьму вокруг. Он улыбнулся и запустил руку в её пепельные волосы, прижал к себе голову соблазнительницы, другой рукой - хрупкое тело к своему крепкому. С восторгом Мануэль отметил, что не только пропорции тела Сирин изменились, но и ступни из птичьих лап стали изящными ножками как у человека или же эльфийки, а обрубыши на спине исчезли, будто их и не было, только лишь это магическое свечение её гладкой кожи и необычные глаза с разноцветной радужкой.
  Поцелуй был горячим и страстным, а руки мужчины без стыда касались Сирин везде. Мэни чувствовал, что всё глубже погружается в эту пучину безумия и желания обладания. И неважно, что это не обычная девушка, и что она может в любой момент растереть его в порошок - сила её потустороннего существа была безгранична для понимания обычного человека, а ещё она могла петь о будущем, о прошлом, и нередко, предсказывая лишь только плохое.
  - Я недостаточно хороша для тебя? - поинтересовалась она немного раздражённо. - Или боишься?
  Эх, гулять - так гулять!
  И Мануэль приподнял Сирин над полом, и вскоре уже крепко зажимал её у чёрной земляной стены. Рука его легла ей на рот, закрывая его, а другая оказалось между стройных ножек, которые она тут же слегка развела навстречу его ласке. Она застонала в его ладонь, расслабившись.
  - Да, вот так, - прошептал он удовлетворённо, убрав руку от влажных верхних губ и целуя в шею. Потом он слегка прикусил светящуюся кожу, прошёлся языком до плеча, продолжая ласку. Девушка стонала и тяжело дышала, покрыв его кожу своей ароматной влагой. И снова его поцелуй, теперь уже требовательный, ведь Мэни горел так сильно, что одежда могла бы вмиг воспламениться на нём. Кажется и он тоже еле дышит. Мужчина непроизвольно потёрся бёдрами о её ножку и понял, что может взорваться. Ну точно, студент!
  Мануэль слегка разозлился, и это помогло ему совладать с собой. На лице Сирин он видел довольную улыбку, и ему захотелось расслабить этот рот и сделать его подобно тому горячему месту, что зовётся женским естеством - мягким, нежным, податливым только его прикосновениям. Он прекратил ласкать её, поднял руку и коснулся влажными пальцами её тёмно-алых сладких губ, и увидел тут же удивление в необычных глазах, даже, скорее, не увидел в этой тьме, хоть девушка сама и светилась, а почувствовал кожей, почувствовал на ментальном уровне, а потом поцеловал её глубоким страстным поцелуем, наслаждаясь дивным пряным вкусом.
  Сирин вспыхнула ярче, вцепилась в его плечи, причинив боль. Но Мануэль не отступил, не испугался, а возжелал её только сильнее, с радостью подчиняя её горячее тело страсти, что возникла в этот странном месте. Шаг назад, быстрое избавление от снаряжения и одежды, и вот он прижимается к ней уже голым телом, возбуждаясь сильнее. Контакт кожа к коже оказался настолько поражающим, уносящим на новую вершину сказочных ощущений, и теперь уже девушка исследует его тело, касаясь широких плеч, крепкой груди, пресса. А когда её тонкие пальчики обхватили его желание, он зарычал, хотя перед этим затаил дыхание. Она что-то довольно промурчала насчёт человеческих мужчин, а потом снова провела рукой по длине. Мэни не выдержал, развернул девушку спиной к себе, она тут же с радостью потёрлась о его бёдра попкой, но он уже желал быть в ней, заполнить её и утолить этот зверский голод. Прекрасная соблазнительница слегка нагнулась, упёрлась руками в стену - Мэни хорошо видел женские округлости и изгибы, внутренний зверь взревел в нём, и он не стал отказываться от мгновений нереального счастья; о том, что будет дальше, думать не хотелось.
  - Да! - воскликнула она, когда мужчина одним движением ворвался в саму суть прекрасного, но тёмного, что является частью этого мира. - Да...
  Вдох-выдох, движения вперёд-назад, а напряжение всё наростало сладостным комком где-то в низу живота, готовое вот-вот расщепиться на множество частичек мерцающего радужного света и заполнить каждую венку, каждый сосуд, каждый орган своей целебной, сладчайшей магией жизни...
  А потом они нежились в объятиях друг друга, думая каждый о своём.
  
  

Глава 22

  
  Путь преградил высокий мужчина, почти такой же высокий, как и сам Кел.
  - С тобой изволят говорить, - коротко, но с расстановкой, сказал синекожий демон. На нём был чёрный кожаный плащ и шляпа с узкими полями.
  Кел сделал вид, что не заметил этих слов, и попытался обойти препятствие - он думал, что это Каси прислала за ним. Но мужчина схватил Келиана за плечо и грубо развернул в обратную сторону.
  - Ты прекрасно слышал меня и ты пойдёшь со мной, - сказал назойливый тип тем же тоном, не допускающим возражений.
  Кел сначала вскинул брови, будто бы от лёгкого удивления, но потом его губы растянулись в хищной улыбке, глаза прищурились. Не говоря ни слова, он занёс руку для удара, и следом второй кулак - серия из прямого и хука. Но мужчина будто этого и ждал, и тут же увернулся. Синекожий встал в стойку, и стал раздавать удары, которые Кел легко, даже несколько лениво, парировал. Оба были хороши, но нужен один победитель - Келиан не хотел признавать ничью, и уж тем более у него не было желания идти и с кем-то там говорить, кто "изволил" говорить с ним. После небольшой пробежки и тяжёлых и тоскливых мыслей, полудемон всё-таки вернулся в бар "Холодный Источник", где обнаружил Джима. Вместе они прилично выпили, вспомнили прошлое, посмеялись от души, и на какое-то время Келу показалось, что он всё тот же молодой демон, видящий мир в радужных красках и с верой в добро. В то время он считал, что хороших людей намного больше, чем злых, но это было так давно, столько воды утекло, и Келиан успел изменить мнение об окружающем мире. Как бы не прискорбно было признавать, хоть разумные, каждый вид, и создают свой определённый социум, но многие - основа любой общины - горожане, селяне, при любом королевском или императорском дворе, все преследуют только свои цели, свою выгоду, не стесняясь прикрываться долгом. Большинство подминает под себя всех, делая их похожими на общую серую массу. А те, кто вообще не вписываются в установленные рамки, становятся изгоями. В лучшем случае, живут замкнуто, и общаются с внешним миром только тогда, когда им удобно.
  Кел не любил разумных, не любил Мир, не любил правила. Но он всегда стремился к добру, являясь, по сути, созданием Тьмы. Все эти противоречия никогда не мешали ему в стремлении помогать и пытаться понять, не смотря ни на что.
  Келиан хорошо относился к детям: в них можно взрастить доброту к друг другу, если правильно закладывать фундамент в их взрослении. Если все дети будут расти, зная цену жизни и настоящие ценности, то и поколения будут более светлыми, более мирными, терпимыми к друг другу, к тем, кто отличается от них - внешние различия не повод не дружить, не повод изгонять из своего круга; личность каждого разумного будет на первом месте, что Кел и считал правильным в своей идеологии.
  Драка произошла недалеко от чёрного входа из бара, когда Келиан вышел из заведения в весьма нетрезвом состоянии. Алкоголь не притупил реакцию, наоборот, возбудил нервную систему, и, возможно, эта стычка как раз то, что сейчас ему нужно, чтобы заглушить все те болезненные ощущения, что остались после печального известия. Даже после проведённого времени со старым хорошим знакомым, через веселье пробивалась боль утраты, сосущая и гнетущая пустота в душе...
  Признать, синекожий был хорош в рукопашную, но ему не достать до Келиана. Ну вот движения полудемона стали быстрее, он сделал подсечку, и противник упал. Кел отошёл чуть назад, давая возможность подняться упавшему. Тот с рёвом оказался на ногах и кинулся к нему с налитыми кровью глазами. Келиан едва успел прикрыться крылом, и по блоку ударил мощный электрический заряд. Кел не ожидал такого, но атака не причинила ему никакого вреда, и он раскрылся, молниеносно схватил синекожего за руку, и перекинул через себя. Тот упал на дорогу, и асфальт разошёлся трещинами под ним. Подниматься снова демон не спешил, и Кел немного расслабился. Когда противник поднял голову, видно было, что драться дальше нет смысла, а убивать никого не хотелось.
  Келиан махнул на прощание рукой синекожему и направился восвояси. Из тёмного переулка раздались шаги - зацокали каблучки. Полудемон тут же нахмурился.
  - Весьма недурно, - сказали женским голосом, а потом в свете тусклых фонарей показалась и сама его обладательница.
  Демоница была высокая и стройная, если не считать большого бюста и слегка широковатых бёдер. Вся обтянутая в тёмно-синий латексный костюм и на высоких каблуках. Сквозь блондинистую пышную, но не слишком длинную шевелюру, проглядывали аккуратные рожки. Глаза большие голубые, губки ярко-красные, брови угольно-чёрные, кожа неестественно бледная. Весьма эффектная и красивая девушка.
  - Госпожа, - сдавленно и виновато произнёс поверженный демон.
  - Ничего, всё нормально, - сказала девушка ему, а потом уже обратилась к Келу, - а тебе стоило узнать, кому ты понадобился.
  - Мне это неинтересно, - ответил Кел. - Тем более с тобой никаких дел иметь не желаю.
  - Зато я желаю. И если ты сейчас уйдёшь, брат натравит на тебя всех имперских солдат, ты даже в свою любимую Жезейну уйти не успеешь! - усмехнулась блондинка.
  - У тебя хорошее чувство юмора, - отметил Кел с издёвкой, а потом зашагал прочь.
  Девушка рассмеялась, да так искренне, что это удивило мужчину, но в следующую секунду он услышал тарабанщину на языке дархов, из которого было ясно только "зеркальное разделение". Кел обернулся, и как раз вовремя: синекожего подняла на ноги магическая сила, а потом демон буквально размножился на десять одинаковых копий. Все копии выглядели абсолютно здоровыми - тот урон, что Келиан нанёс синекожему, исчез, будто и не было текущей крови из разбитой головы и носа. Но мужчина не стал ждать того, что будет дальше, и решил прибавить скорости своим ногам.
  - Кееел?! - позвала блондинка, однако, не двигаясь с места. - Неужели ты убегаешь?!
  И снова её звонкий смех.
  - Можешь не отвечать, - добавила она уже спокойно, - поэтому Даг имеет право напасть даже со спины. С трусами только так и поступают!
  Келиан ничего не ответил, у него были свои убеждения. И даже если этот Даг - или Даги, раз их много - нападёт со спины, то удел трусости как раз будет принадлежать ему, а не Келу. Он просто не видел смысла в этой глупой драке, и да, этого самого синекожего Дага полудемон уже разок уложил на лопатки, и десяток таких не помеха.
  Келиан почувствовал опасность: шаг в сторону - на скорости пролетел один синекожий. Удар с разворота кулаком точно в глаз второму, которого тут же прилично откинуло, а потом и ногой в корпус третьего; коленом в пах четвёртому, а затем кулаком послал в нокаут, а пятого нападавшего Келиан чуть не насадил на свои могучие рога. Тут подоспел первый и шестой, в руках у них горели шары с зарядами электричества, и тут Кел попался, когда уворачивался от них - кто-то в ногу шарахнул его молнией.
  Тишина...
  А потом резко появился звон в ушах и голове, который всё нарастал; казалось, будто Келиан под толщей воды - не просто заряд электричества, его реально подорвали чем-то взрывоопасным. Ожог на ноге; подогнулось колено, в глазах тьма, и тут мужчина чувствует, как демоны навалились всей гурьбой. Попытка откинуть тварей, злость; в ушах и голове стало проясняться, а вот нога болела всё сильнее. Знакомый звонкий смех породил лишь ненависть и давно утихшую душевную боль; ярость оголила все чувства, разбудила приручённую сущность монстра, демона, дарха, пусть и наполовину. Чистейший свет, что составлял его другую половину, половину души, половину целого, никак не мог погасить бушующей огонь первородной тьмы; чувства утраты, поражения, минувшего прошлого, бессилия вырвались и превратили Келиана в зверя. А в следующую секунду сознание потухло и стало как-то немного легче; физическая и душевная боль смешались, но притупились, будто болело чьё-то чужое тело, чужая сущность, чужая душа...

  На глазах Эллы были разорваны несколько душ. Она хотела орать в голос, но не могла. Зубастые пасти на её конечностях смыкались сильнее, угрожая разорвать целостность эфира. Дикий ужас происходящего никак не вязался у девушки в голове: загробной мир опасен и ужасен, раз тут обитают твари, жрущие души. И всё это безнаказанно. Без возможности сопротивляться, без возможности звать на помощь, без возможности дать достойный отпор!
  Злость затопила разум, открывая дорогу проклятью, что даже после смерти, было сейчас с Эллой. Тёмная Элла не упускала возможности, особенно когда её звали. Теперь тьму не сковывало израненное тело, и можно было оторваться по полной.
  Первое, что произошло, это дикий крик отчаяния. Он раздался со дна реки Забвения; призрачная вода мигом взбурлила на том месте, а потом, словно гейзер, поднялась мощной струёй почти до следующего витка спирали. Из шипящей воды на берег выкинуло дохлых головастиков, ошмётки чужих эфирных тел. А потом из мигом успокоившейся пучины вышла Элла во всей своей красе: тёмно-каштановые распущенные волосы сияли, кожа стала белее и так же сияла; ярко-зелёные глаза чуть прикрыты, руки сжаты в кулаки, изгибы чётче, точнее, реальнее, чем когда-либо для этого мира. Она ступила босой ногой на удивительно тёплый песок и с удовольствием вздохнула, улыбнулась, а потом моментом как-то вдруг погасло божественное сияние, тело стало прозрачным, силы иссякли, и Элла упала на колени, а потом и вовсе завалилась на бок.
  Мэйна явилась как раз тогда, когда сияние души потухло, всплеск успокоился, и фон Нижнего Мира стал таким же ровным, как и раньше. Внутри богини всё затрепетало, появилась тревога, она нахмурилась. Направилась к девушке, что сейчас лежала без сознания, и во внутреннем взоре у Мэйны пронеслись образы, лица...
  Мэйна в ступоре остановилась, а потом рассмеялась. Сначала будто наигранным смехом, потом всё искреннее, а дальше и вовсе истерически. Она не верила своим глазам, и даже сейчас, уже разглядывая родные черты, родные губы, брови, волосы. Она нежно касалась волос, всматриваясь, впитывая каждую морщинку, каждую особенность.
  Элла открыла глаза. Первое, что она увидела, это был ангел. Самый настоящий, белокурый и прекрасный. Казалось, ангел был на вид даже моложе самой Эллы, если бы не многовековая усталость в глазах. И тогда Элла поняла, что намного младше этой девушки. Она хотела сказать что-то, но ничего не получилось. Ангел улыбнулась, совсем по-матерински, и провела пальцами по губам Эллы.
  - Всё кончилось? - спросила хрипло Элла.
  - Кончилось, - тихо и печально ответила ангел.
  Элла хотела подняться на ноги, ведь как-то неприлично говорить, лёжа головой на коленях этого прекрасного создания.
  - Отдохни немного ещё, - мягко сказала она, присекая попытку подняться, - впереди у нас долгий разговор.
  - Разговор? О том, куда я хочу - рай или ад? - усмехнулась Элла.
  - Рая нет, есть покой, но ад существует, но туда попадает не так много, - сказала ангел.
  - Весьма странно, что есть ад, а рая нет. Это как-то неправильно.
  - Покой лучше. Когда-нибудь ты это поймёшь. А рай, он ведь у каждого свой, - ангел посмотрела на небо.
  Элла промолчала, с последним доводом она была согласна. Она тоже посмотрела вверх - россыпь камней продолжала сиять на потустороннем небосводе; магиня видела, как уплывают души, каких-то созданий по берегам, но больше не видела тех страшных головастиков. Девушка всё смотрела и смотрела, а ласковая рука ангела гладила её.
  Элла задремала, а когда открыла глаза, поняла, что успокоилась и силы вернулись. Больше не было усталости и страха. Ангел улыбнулась, и Элле стало ещё спокойнее. Вот если бы у неё раньше была мама, то неприменно с такой доброй улыбкой и мудрыми глазами.
  - Я вижу, тебе лучше, - сказала прекрасная девушка. - Пришло время поговорить, дитя моё.
  Ангел помогла подняться Элле, а потом встала сама. Они оказались примерно одного роста. А ещё у девушки были волнистые мягкие волосы, спускающиеся до самой поясницы, серые глаза, сияющие как два бриллианта, красивое лицо, нежная девичья фигура. Белое платье только подчёркивало идеальное тело, придавало ещё больше трогательности образу. Элла пялилась на девушку, совсем этого не скрывая.
  - Прогуляемся? - предложила ангел.
  Элла кивнула. И тогда девушка взяла её за руку, обхватила своей узкой ладонью ладонь Эллы, и стало совсем как-то хорошо, идеально спокойно, правильно.
  Они пошли вдоль берега реки. Мрачность пейзажа скрашивала ангел. Сейчас она смотрела куда-то вдаль, как бы собираясь с мыслями. Потом вздохнула и взглянула на магиню.
  - Элла, - заговорила она мягко, - не буду ходить вокруг да около, у нас не так уж и много времени.
  Небольшое молчание. Элла не хочет мешать, и почему-то понимает, что слова ангелу даются не так легко.
  - Элла, ты являешься потомком богов.
  Глаза магини расширились, она нахмурилась, но сжала зубы, давая возможность договорить собеседнице.
  - ...и у тебя есть право выбора. Хочу, чтоб ты знала, и не хочу, чтоб ты потом винила меня и в этом.
  "А есть винить в чём-то ещё?" - невысказанный вопрос.
  - Поэтому, Элла, ты можешь вернуться на Жезейну в мир живых сейчас, или подождать сто лет здесь, и тогда возродиться как истинная богиня.
  На Жезейну? Зачем? Ведь так хорошо рядом с этим ангелом, так тепло, так спокойно.
  Ангел усмехнулась, а потом оказалось прямо перед Эллой, остановив её.
  - Дитя моё, у тебя ещё много дел там. Но я бы правда и сама хотела, чтобы ты осталась. Ты кое-что забыла, но поверь мне, вскоре ты вспомнишь всё, и поймёшь, что сделала правильный выбор. Ты должна вернуться, ведь есть люди, что нуждаются в тебе. Справедливость не восторжествует, останься ты здесь. Возможно, это на руку кое-кому, такой подарок - твоя смерть, но я не позволю загубить то, что дорого тебе, как и мне.
  - У нас есть что-то общее? - наконец спросила Элла.
  - Очень много общего, - мягко улыбнулась ангел, а потом провела ласково рукой по лицу Эллы. - Ты должна жить, иначе ещё не одно тысячелетие будет продолжаться всё это.
  - А что не так?
  - Не так всё. Из-за неправильного решения одного, страдают многие. Я хочу прекратить это.
  - С помощью меня? - нахмурилась Элла.
  Ангел кивнула.
  - Но я уверена, когда ты узнаешь всё, всю правду, ты не будешь винить меня. И ты скоро узнаешь, обещаю.
  - Но не сейчас, да?
  - Да, - минутное молчание. - Но знай, я всегда мечтала встретиться с тобой, Элла. Встретив тебя сейчас, у меня появилась надежда, как и у всего мира.
  - А если я останусь тут? Мне хорошо с вами, - тихо сказала магиня. - Будто я дома. Ощущение правильности, уюта и тепла...
  "...которых я никогда не знала", - хотелось добавить в конце, но девушка воздержалась.
  - Я знаю, дитя моё, но всё это ещё впереди. Если ты останешься здесь и сейчас, боюсь, что... Что тебе не дадут обрести память никогда, но ты станешь такой как мы и не будешь знать своего прошлого.
  Вдруг ангел напряглась, руками стиснула плечи Эллы.
  - Элла, моя милая и дорогая, я боюсь, что и этого может не быть, - тихо и заговорчески вдруг заговорила она, - и боюсь, что то, что с тобой происходит, это происки недоброжелателей. Я вижу, что ты умерла не своей смертью, что это была случайность для тебя, но, похоже, задумка того самого недоброжелателя. Тем более, Элла, ты должна сейчас же вернуться. Я не хочу потерять тебя навсегда!
  Мэйна была растеряна, ведь всё могло быть так, и этого она боялась больше всего. Если это сделал он, то и как истинной богине Нижнего Мира Элле возродиться не дадут. Сейчас она смотрела в растерянное лицо девушки, крепко держа за плечи. Мэйне стало страшно. Если изначально она считала, что всё не так и плохо, то сейчас уверилась в своей догадке только сильнее: связать присутствие древних тварей, что пожирали плывущех по Забвению, которые редко покидали свой ареал обитания, и попавшую в их лапы Эллу, определённо, это не случайно. Мэйне становилось совсем не по себе. И единственное место, где Элла будет в относильной безопасности, это Жезейна. Внутреннее чутьё не просто так толкало богиню вернуть в мир живых умершую.
  - И опять не дадут отдохнуть, - вдруг рассмеялась Элла. - Хорошо, если я смогу вернуться к вам, я согласна. У меня есть только один путь, я так понимаю. И я не хочу потерять память - это тоже часть моей жизни. Потому что, зная себя, я буду терзаться сильнее, и от этого могут пострадать окружающие.
  - Элла, - тепло произнесла Мэйна. - Вся надежда на тебя и твоих друзей.
  
  

Глава 23

  
  Лоле хотелось смеяться и плакать одновременно. Не верилось, но и отвергать реальность смысла не было - их всех съедят. Ну, или принесут в жертву.
  Вся команда, что покинула корабль накануне, кроме Альберта и Мэни, была в сборе. Это было, конечно, плюсом, но обстоятельства сложились таким образом, что удача была не на их стороне.
  После того, как Лола убила василиска, их с Келли и мальчиком настигли кровожадные твари. Человекообразные людоеды были злы как никогда, и их было десятка три. После отчаянного сопротивления, Лола всё-таки проиграла. Но её не убили, а связали, как и маленького мальчика, а Келли попросту закинули в мешок, и повели в дебри леса. Лола была слишком вымотана, чтобы справиться с врагами, да и ещё с таким числом.
  Шли они не так уж и долго, и вскоре набрели на песчаный берег с высохшим некогда водоёмом - Лола не помнила этой местности на карте. Пришлось спускаться по выдолбленным в земляной стене ступеням прямо ко дну. Да и вообще, карта была ложной, отчего закрадывались мысли о том, что всё идёт не так с самого начала, а те небольшие крохи везения, что скрашивали приключение, никак не влияли на общий, считай, чужой, план. Если короче, то агенты ОРГэ попали в умело расставленную ловушку, лишь только взяв в руки злосчастную карту сокровищ.
  Выхода из этого положения сейчас Королева Воров не видела, и уповала на старого доброго друга Мэни, но и тут маг один мог не справиться, ведь нечисти на этой поляне было столько, что даже у не особо впечатлительной Лолы кружилась голова. Здесь и скрюченные старухи на ступах, собравшиеся групкой и брызгающие липкой слюной в сторону пленников; живые скелеты с разносами в руках, носящие мутные напитки и закуски не первой свежести среди толпы; зомби с ошмётками гнилой плоти, создающие душный смрад разложения; человекообразные людоеды с дубинами, которые только и делали, что в злобе скалились на Лолу; арахниды - гибриды пауков и людей; древние, восставшие из мёртвых, колдуны, от которых веяло замогильным холодом; люди с двумя и тремя головами, с обезображенными лицами, уродливыми конечностями; циклопы в костюмах из свежей чужой кожи - и не хотелось думать, что то кожа разумных; чернющие черти с выдвинутыми вперёд челюстями; оборотни и множество других гадов, нежити и нечисти, и, даже Лола увидела, вампира. Он то и привёз в своём стеклянном гробу бессознательную Фэй. Королева Воров надеялась, что бессознательную, ведь думать про то, что Фэй умерла, как и остальные, не хотелось.
  Хос с двумя своими парнями лежал, окутанный в белый кокон и не подавал признаков жизни; Гай и Карл тоже были без сознания, будто спали; Фэй в одиночестве лежала на своём плаще в третьей клетке, и на ней не было её чёрной металлической маски; в четвёртой клетке сидели Лола, Келли и немой мальчик, пятая пустовала - видимо, вип-место для Мануэля и Альберта. О Доне думать не хотелось, видимо, беднягу ещё у берега постигло несчастье.
  Поляна была большой, а клетки с жертвами расставлены вокруг большого котла на постаменте с лесенкой. Огонь под ним яростно пылал, с поверхности шёл пар. Потом нечисть разом как-то замолкла, и прямо над горячей водой в котле появился серый сгусток дыма. Он сформировался в подобие человеческого тела, но так и остался дымом, а в том месте, где должно быть лицо, появилась белая фарфоровая маска. Нарисованные чёрной краской глаза, постоянно меняли форму, нос был как прямая линия, такие же брови, а рот изображён красным и маленьким, будто неудачная жирная клякса. Существо плавно спустилось на землю, оглядев всех присутствующих, а потом рот-клякса расплылся в жуткой широкой улыбке, обнажив острые блестящие зубы.
  Мурашки побежали по спине, во рту у Лолы тут же пересохло. Тварь была на порядок страшнее и опаснее присутствующих. Серый сгусток в маске тут же вперил свои чёрные нарисованные глаза в Королеву Воров и облизнулся длинным острым языком. Лола как стояла, так и села на зад. Пришла она в себя от хлёсткого удара по щекам. Это Келли, обеспокоенная её состоянием, приводила в сознание Лолу.
  - Келли, успокойся, - промямлила Лола, закрываясь от единственной руки эльфийки.
  - Они собрались призвать в этот мир нечто опасное, они принесут нас всех в жертву...
  Лола смотрела на происходящее и понимала незавидное положение, в которое они все попали. Оставалось надеяться на Мэни, хотя сейчас казалось, что и того нет уже в живых...
  - ...а теперь привидите предательницу! - сказал сгусток в маске. Голос был неприятным, будто царапающим внутренности.
  - Кто там им ещё не угодил, кроме нас? - произнесла под нос Королева Воров. Толпа заулюлюкала, кто-то завыл, видимо от радости, а старухи стали свистеть своими щербатыми ртами.
  - Более мерзкого сборища я ещё не видела, - сказала Лола. Сгусток мигом повернулся в её сторону, посмотрел прямо в глаза и жутко улыбнулся, а потом что-то сказал двум серым гориллообразным тварям со сложенными за спиной крыльями. Бравые ребята двинулись к клетке Лолы. Один у двери потряс ключами и что-то промычал, а второй прошёл мимо, но тут же появился, волоча тяжеленный каменный стол. Он тащил его до постамента, а там, тяжело дыша, оставил в покое. В это время первый возился в замком, и вскоре отворил дверь камеры.
  Лола проглотила ком в горле, сжала кулаки. Ей не понравилось всё это. Напряглась сильнее, чувствуя страх Келли и мальчика. Горгул протянул здоровенную руку и схватил за плечо Лолу. Она позволила вывести себя из заточения, а потом размахнулась и врезала прямо в челюсть недругу. Что-то хрустнуло, но не челюсть твари, а где-то в руке у девушки, и она от неожиданности и страшной боли тонко взвыла. Присутствующие рассмеялись, но Лоле было не до этого, в голове жутко помутилось, боль будто передалась по всему телу, а потом вернулась в раненную конечность, пульсируя неприятными ощущениями только сильнее. И в таком шоковом состоянии горгул потащил пленницу. Легко поднял и уложил на холодную поверхность. Тут же появилась огромная куча нечисти, окружив каменный стол. Все норовили коснуться, или даже больно ущипнуть нежное девичье тело. Стало страшно, разум заволок туман, появилось чувство обречённости. Даже сломанная рука не прояснила мысли.
  Лола выматерилась, пытаясь отогнать это состояние, придать себе храбрости, но выходило плохо. Сейчас она думала о том, если её съедят прямо тут, то и с другими поступят так же. Было жалко своих людей, появилась ненависть к себе и своей слабости. Лола ничего не могла сделать, бессилие угнетало.
  Руки и ноги крепко держали гости, а над Лолой тут же появился белый сгусток, он завис параллельно её телу. Мурашки пронеслись по всему её телу. Она выматерилась снова, сжала кулаки, пытаясь вырваться, подавляя боль в сломанной руке, а потом плюнула прямо в белую маску. Раздался жуткий смех, призрачная несформированная рука утёрла слюну с "лица", а потом холодная красная клякса рта вдавилась в мягкие человеческие губы.
  Поцелуй страха и ужаса. Глаза Лолы расширились, тело обмякло. Длинный язык перекрыл дыхание, острые зубы прокусили губы. Зрачки стали закатываться, девушка теряла сознание, понимая, что на этом всё, что она никого не спасла, в то же время метаясь духом внутри слабеющего тела, крича в своём человеческом пристанище.
  Внезапно поцелуй смерти прекратился. И снова боль, в этот раз уже от вдоха и выдоха - будто впервые, будто родилась. Не получалось шевелиться, не давали двигаться. А ей так хотелось. И это белое неживое лицо, точнее маска, которая окрасила свои нарисованные губы человеческой теплой кровью.
  - Я позже закончу, - ласково пообещали в ухо. Будто они давно знакомы, будто любовники.
  - Нет! - сказала слабым, но настойчивым голосом Лола. - Ты пожалеешь! Тварь! Белый сгусток злобно рассмеялся, а потом своей призрачной рукой нанёс реальный и очень болезненный удар по лицу. Затем на этой руке неожиданно удлинились когти, и он воткнул их прямо в сломанное запястье.
  Лола кричала, сходя с ума от боли. Нечисть ликовала, радовалась, а кому-то даже удалось испить тёплой крови. Нечистые стали толкаться, борясь за место у стола, они тоже хотели попробовать хоть каплю.
  Белый сгусток рассмеялся.
  - Гости мои, не ссорьтесь, здесь всем хватит!
  "Я должен действовать", - подумал Мэни. Сейчас маг пребывал в обличии одного из присутствующих. Пришлось не просто накинуть морок, а реально влазить в чужое тело, чтобы другая нечисть не поняла, что перед ними обманщик. Эти твари хорошо чуют кровь разумных и морок действует как обёртка - истинного любителя не обмануть.
  На плечо легла рука.
  - Подожди, - шепнула Кайра, - ещё не время. Мэни сурово посмотрел на Сирин из-под своих рожек - личиной мага являлось тело чёрта. Некогда тощее тело, которое позаимствовал мужчина, стало рельефным и мускулистым. Мэни в таком виде уже останавливали несколько, предположительно, девиц. Почему предположительно? Да потому что с виду так и поймёшь, кто есть кто. Они хотели уединиться с ним. Мэни старался не подавать виду, насколько отвратительны были существа. Но он видел, что многие с радостными лицами уходили на край высохшего дна и прямо на земле, не стесняясь чужих глаз, предавались любовным утехам.
  Кайра усмехнулась. Она тоже предложила ему это же, но лишь единожды. Девушка видела как Мэни перекосило, и сказала, что так и быть, она подождёт удобного случая. А Мэни поражало то, как Сирин вообще спокойно говорит о таком, совершенно не скрывая, что именно ей нужно. Маг чувствовал себя странно, глупо, и ему это нравилось, но в то же время в голове не укладывалось, что ловушка этого демона-хранителя острова обернётся такой находкой, или даже встречей, и яркими, обжигающими своей сказочностью, чувствами и новыми незабываемыми ощущениями. Он влюбился?
  Мануэль Даарон отогнал от себя эти мысли - богиню нельзя любить, богиню можно только почитать и приносить ей что-то в жертву. Но не стал ли он сам жертвой в её нежных руках или частью какого-то коварного плана?
  - Не беспокойся, они не успеют съесть её. Скоро прибудет самый главный званный гость, и только после этого начнётся полноценный пир.
  - Обрадовала, - хмыкнул Мануэль.
  - Давай подойдём поближе.
  - Что ты задумала?
  - Как что? Нужно открыть клетки. Незаметно для всех. И ты это сделаешь, а я прикрою тебя, - сказала доверительно Кайра в ухо мужчине.
  У Мэни не было выбора, придётся поверить.
  Келли увидела как здоровенный чёрт немного неуклюже тёрся возле замка. Единственной рукой она прижимала своё испуганное дитя к себе. Эльфийка не давала смотреть ему, что происходило вокруг. Чёрт нервно вилял хвостом с кисточкой, поглядывая вокруг, и с большим интересом на каменный стол, где лежала Лола, удерживаемая толпой кровожадной нечисти. Даже кровавого развода не осталось - всё было слизано тварями с ножки стола, с края столешницы, с руки пленницы. Кто-то из нечистых даже возмутился, что кровь слишком быстро перестала идти, и он не успел насладиться живительным нектаром. Нечисть сдерживал только приказ дымного сгустка в маске.
  Чёрт посмотрел прямо на Келли и отшатнулся. За руку его тут же взяла горбунья с длинным носом в бородавках. Она ему быстро что-то шепнула на ухо, заставив нагнуться. Нечистый был весьма высокий и неожиданно красивый для чёрта: Келли могла сравнить, ведь их тут было множество. А горбунья невысокая, в полуистлевшем от времени тряпье; видно было, что эти двое пара.
  Келли нахмурилась, вздохнула. Ей было страшно. А постоянный страх мог свести с ума. Она коснулась губами грязной макушки сына и напомнила снова себе, что ей нужно держаться, во чтобы то ни стало. Не зная чего ждать, Келли верила, что удастся спастись. Спасти дитя. Нельзя сдаваться. Даже тем монстрам, что издали напоминали людей, эльфийка не дала и волоса коснуться на голове малыша. Но тут всё серьёзнее, намного серьёзнее. Просто нужно верить, что мальчика ждёт лучшая участь, чем его мать.
  Навернулись слёзы, Келли шмыгнула носом. Севиан, так звали сына, сильнее прижался к груди матери, обнимая маленькими ручонками. А чёрт скривился и, кажется, разозлился. Эльфийка напугалась, она видела, что эти двое задумали что-то. Неужели снова медленные мучения, неужели повторится то, что было в том доме людоедов?..
  Всхлип.
  Горбунья отпустила спутника и подошла к толстым прутьям клетки. Келли с ребёнком сидели ровно посередине, чтобы никто не мог коснуться их, причинив боль. Нечистая просто посмотрела на Келли и... и ей неожиданно стало очень спокойно. Страшная женщина улыбнулась, так по-доброму, а потом отошла и увела своего друга в другую сторону.
  Когда Мэни подошёл к клетке Гая и Карла, увиденное до этого, не оставляло разум в покое. Маг даже предположить не мог, кто мог сотворить такое с красивой девушкой - через пыль, грязь и изорваное платье проглядывала совершенная красота, черты лица завораживали, притягивали, и грация даже во взмахе длинных густых и тёмных ресниц не отпускала, хотелось смотреть и смотреть на неё, услышать голос... Но Мэни разозлился, чем напугал пленницу. Спасибо Кайре, которой удалось успокоить девушку.
  Ещё не отворив клетку, Мануэль понял, что Гай и Карл в сознании. Оба сидели спина к спине.
  - Что, черножопое отродье, пришёл полюбоваться? - усмехнулся злобно Гай.
  - Не просто полюбоваться, - проговорил Мэни, отворив магией замок.
  Гай и Карл переглянулись и тут же оказались на ногах.
  - Ты кто такой? - удивился Гай, но потом махнул на это рукой.
  Мэни усмехнулся и размял шею. Парни конечно же привлекли всеобщее внимание.
  - Спасибо, добрый чёрт, - сказал Гай, - эта ловушка пропитана какой-то дрянью, что даже мне не удалось сломать эти прутья.
  - А ты и это можешь? - неожиданно спросил Мэни.
  - Мэни? - парень внимательно вглядывался в лицо нечисти. - Я просто в шоке. Отойти, пень старый.
  Гай рассмеялся и пинком распахнул дверь из заточения. Он хотел всех голыми руками порешить. Гады, как они вообще посмели обидеть Лолу и унизить его любимую? На Фэй не было маски, и это, несомненно, оскорбление. Пусть пока она спит, Эс знал это точно, зато когда проснётся, будет злой как никогда. А ещё Лола. Она сильно пострадала, и это огорчало Гая. Будучи одним из глав Организации, он хотел спасти своих людей, мстя и проливая кровь нечистых.
  Гая, Мэни-чёрта и Карла обступили со всех сторон. Но Эс попросил последнего войти обратно в клетку, ибо там безопаснее. Карл был полностью согласен, зная, что толку от него никакого, а умирать за зря смысла не было. К мужчинам направлялись горгулы. Мэни увидел застывшего над головами гостей белого сгустка с жуткой маске. Тот ждал, раскинув прозрачные руки. Маг усмехнулся, ведь немного позже он вызовет такую бурю, что всем будет несладко - напитанный сиренами ураган на берегу продолжал жить, ожидая команду на уничтожение от своего создателя, и пению стихии почти никто не сможет сопротивляться, многие сами с радостью отдадут свои тела в растворяющее на мелкие частицы чрево смерча.
  - Поздно! - раздался грозный голос белого сгустка в маске. - Вы опоздали! Он уже идёт!
  Фэй смотрела во все глаза, как нечто, состоящее из дыма и в белой разрисованной в подобие лица маске, проорало эти слова. Так много людей вокруг...
  Не людей.
  Фэй вскочила на ноги и попыталась вспомнить, как вообще оказалась в этой клетке, но в голову ничего не приходило. Лишь тот бой с первородным вампиром, укус. Черноликая потрогала место укуса - рана никуда не делась, более того, куда-то делась её защита, её символ силы, власти над своей судьбой - маска. Стало страшно, накатило чувство депрессии, желание умереть, безразличия к тому, что происходило вокруг. Захотелось лечь обратно, сжаться в клубочек, закрыть уши. Не видеть, не слышать, ведь было страшно...
  Раздался раскат грома, вспышка и Фэй увидела копию Гая, который появился будто прямо из воздуха. Она даже опешила, как этот человек мог оказаться здесь? Хотя неудивительно, ведь тогда на собрании в особняке он спокойно, без чьего-либо разрешения, растворился, покинув их общество. Потом девушка увидела стол, окружённый разномастными тварями, а на нём свою названную сестру. Та лежала, не шевелясь. Фэй ощутила боль, сердце сжалось.
  - Нет, - проговорила она и двинулась к двери клетки. Лишь только то, что Лоле угрожала опасность, заставило Фэй отодвинуть на второй план свои чувства. Значит, не всё потеряно, значит она не сломлена, а маска сейчас - всего лишь маска, ведь вокруг не было людей, были лишь монстры.
  - Какого он тут делает? - возмутился Гай и врезал стоящему на пути горгулу по лицу. Половина головы у того раскрошилась моментально, в воздухе появилась пыль, а сам противник упал. Другие, увидев, как легко человек убил их собрата, не решались вступать в бой.
  - Это же твой брат - Нор, если не ошибаюсь, - сказал Мэни, почесав блестящую чёрную макушку.
  - Так и есть...
  Белый сгусток спустился на землю и направился к новому гостю, раскрыв объятия. Но в следующую секунду Бог Смерти схватил нечистого за шею и стал сжимать. Гости напугались, замолчали, а потом в спешке стали пытаться покинуть дно. Все тут же забыли и об обещанном фуршете.
  - Что, чёрт возьми, происходит?!
  - Я и сам хотел бы знать, - сказал Гай. - Я за Лолой, а вы с Карлом помогите другим! Тем временем, сгусток, казалось уже испустил дух, а Эс почти подобрался к каменному столу. Кто-то из гостей предпринял попытку украсть бесчувственную Лолу, но Гай кинул камень и попал прямо по уродливому лицу неудавшегося похитителя, тем самым отбив охоту совершить преступление. Мужчина выругался, а потом увидел, как Нор откинул в сторону нечто, что сейчас мало походило на того дымного, наводящего ужас, сгустка.
  - И всё? - хмыкнул он.
  - Всё, - ответил дед, материализовавшись прямо перед Гаем. - Я услышал, как вызывали какого-то кровожадного демона и решил заглянуть и узнать, что тут за сабантуй. Быстро оценив ситуацию, я решил действовать.
  - Спасибо, - процедил сквозь зубы Гай, обогнув Нора. В два прыжка он оказался у стола.
  Лола была бледная, тяжело дышала. Из серьёзных повреждений только сломанная рука. Дурочка, зачем же в рукопашную против каменных тварей? А из несерьёзных - укус вокруг губ, и проткнутое запастье. К счастью, раны уже начали затягиваться.
  Гай нахмурился. Он нежно погладил боевую подругу по щеке, а потом захотел взять её на руки. Краем глаза он увидел подошедшую Фэй.
  - Позволь мне? - сказал Нор, отодвигая парня. Он легко подхватил Лолу на руки. Гай нежно взглянул на Фэй, а потом увидел и остальных. Мэни нёс на руках девушку, у которой отсутствовали конечности. Рядом шёл маленький мальчик за руку с горбатой женщиной; помятые Хос, Гарри и Тим. У последнего была тоже сломана рука. Ну и Карл, набивающий трубку с отстранённым выражением лица. Не хватало Дона и Альберта.
  К этому времени, нечистые, кто поулетал на мётлах, ступах, а кто и на собственных крыльях, многие же просто попрятались на острове. Конец Празднику Нечистых, конец будет и этому злу на морских просторах, что заманивало мореплавателей и обычных пиратов обещанием богатства. Гай встал напротив Фэй. Он знал, что слова о её красоте, вызывают боль в душе, поэтому, слегка нерешительно, мужчина протянул руку и погладил любимую по бархатистой щеке. Она прикрыла глаза и, о чудо, мягко улыбнулась. Гай постарался сделать вид, что ничего такого не произошло. Её улыбка сейчас перекрыла весь тот ужас, что произошёл.
  - Будь со мной, - попросила Фэй, взяв его за руку.
  Что?!
  Она серьёзно?!
  - Я перенесу вас всех на ваши шлюпки, - сказал Нор, бережно прижимая к себе Лолу.
  - А вашей предводительнице нужна помощь.
  - Что ты хочешь сказать? - спросил Мэни, всё ещё пребывая в теле нечисти.
  - Что вы поплывёте на корабль зализывать раны, а я перенесу госпожу Лолу в Святилище и излечу её там, - с усмешкой сказал Бог Смерти.
  - Я не согласен, - мрачно проговорил Гай. - Но выбора нет, и Лоле ведь нужен не просто целитель.
  Гаю не очень хотелось отрываться от созерцания Фэй, но сейчас нужно решать и другие дела.
  - Верно, мальчик мой, - рассмеялся Нор, - а это значит, что ты всё же согласен.
  - Я приду за ней, - сказал Гай.
  - Да, ты придёшь, - с огоньком в серых глазах пропел Бог Смерти. Он добился того, что хотел, и Нижний Мир ждал своего наследника.
  Поднялся рёв, небо прояснилось. Нечто разогнало магический туман.
  - Маг ваш - тот ещё хулиган, - покачал головой Нор, а потом щёлкнул пальцами, перенося команду в шлюпки.

Конец первой книги.

Декабрь, 2017


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"