Мюн: другие произведения.

Нечестный штрафной Серия: "спартаковская футболка - или игра в офсайде"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 5.80*90  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация: Отстёгнутая чека. Твоё тело на ящике, забитом эфками. Верный АК, отброшенный точным попаданием снайпера... Развалины Пальмиры... Сильная боль в перебитых ногах... и ухмылки бандерлогов в чёрном... бородатые твари что-то там щебечут не по-нашему... Сползающие ухмылочки с лиц ублюдков Игил... Щелчок взрывателя гранаты и последние мысли о любимой... Забытая богиня здоровья и счастья... и это высвобождение энергии на месте храма ей посвящённого... столько крови и душа того, кто столько жертв принес в честь неё, врачевателя, да и просто красивейшей женщины. Дорога Комсомольск - Хабаровск... занос на повороте авто от японского производителя... скорость слегка подкачала, как и лопнувшее колесо... Новая жизнь, и как ей теперь распорядиться на фоне опыта прошлого? (пора... пора что-то менять в нашем футболе... так почему бы и не так???)

  Серия: "Спартаковская футболка - или игра в офсайде"
  
  книга первая
  
  Нечестный штрафной
  
  Аннотация:
  Отстёгнутая чека. Твоё тело на ящике, забитом эфками. Верный АК, отброшенный точным попаданием снайпера... Развалины Пальмиры... Сильная боль в перебитых ногах... и ухмылки бандерлогов в чёрном... бородатые твари что-то там щебечут не по-нашему...
  Сползающие ухмылочки с лиц ублюдков Игил... Щелчок взрывателя гранаты и последние мысли о любимой...
  Забытая богиня здоровья и счастья... и это высвобождение энергии на месте храма ей посвящённого... столько крови и душа того, кто столько жертв принес в честь неё, врачевателя, да и просто красивейшей женщины.
  Дорога Комсомольск - Хабаровск... занос на повороте авто от японского производителя... скорость слегка подкачала, как и лопнувшее колесо...
  Новая жизнь, и как ей теперь распорядиться на фоне опыта прошлого?
  
  (пора... пора что-то менять в нашем футболе... так почему бы и не так???)
  
  
  
  
  Вместо ПРОЛОГА:
  
  Заметка в "Губернских ведомостей..." 17 апреля 2016 года...
  
  - По предварительной информации, причиной столкновения могли стать погодные условия. На момент ДТП шел мокрый снег с дождём, и на дороге образовались большие лужи, прикрывавшие выбоины на дорожном покрытии и ямы и, возможно, наледь. Количество пострадавших пока не установлено, но достоверно известно, что скончались два человека - мужчина и женщина, подросток тринадцати лет находится в тяжёлом состоянии... - сообщили в пресс-службе отдела пропаганды краевой ГИБДД.
  
  Красная звезда ? 63 от 17 апреля 2017 года...
  
  "15 апреля 2017 года, находясь на боевых позициях, в ходе ожесточенного боя, полковник спецназа Андрей Сидорчук в составе группы Сил Специальных Операций, получив ранение и не желая сдерживать в движении группу, приказал подчинённым отступать, вынося из-под огня раненых товарищей, а сам остался прикрывать их отход от наседавших террористов. Но силы были не равны. Андрей ещё раз был ранен, но в плен сдаваться не стал... граната Ф-1 привела к детонации целого арсенала состоящего из ящика этого вида боеприпасов. Окружившие его террористы уничтожены взрывом. Герой погиб... " - сообщило издание.
  
  
   Глава первая
  
  
  - Он пришёл в себя, Геннадий Яковлевич. Даже, вон, пытается головой крутить... - раздался голос в голове.
  Какие женщины, к чертям собачьим, у меня там Семён Журак кровью истека..
   Чё-ё-ё-рт! Да я же прикрывать оставался!
   Думал ведь, всего пятеро урюков по нашим следам шло. А тут целый ящик с ф-1 под боком. И позиция, что надо. Группа точно вырвалась, Лось по рации доложил и сказал, что вертушки на подходе. Но и оставаться всей гурьбой тоже смысла не было. Не укрыться, если бы из подствольников хмыри бы пальнули. Всех бы накрыло, а так, для меня одного ямка нашлась по росту, да и в ногу по касательной получил, до этого только пацанов своих сдерживал, а ребят выносить надо. Двое тяжёлых и четыре руки всего, и я не помощник, куда уж мне. Второй десяток километров гнали, гады. И погода, как назло, пыльная буря. Ни вертушек, ни артиллерией прицельно жахнуть - сложно ориентиры найти, чтобы понять, а куда нас, собственно, занесло. Вот только проясняться начало. А то одна жёлтая муть вокруг и видимость всего в пару десятков метров.
  Вот же, влезли!
   А началась служба у меня и того чище. Срочка, Лагодехи, спецназ ГРУ, Грузия. Закавказский военный округ, девяносто третий год. А потом по всему Кавказу поносило. Две чеченских, хорошо хоть Афган не застал. В девяносто пятом прямо со службы дёрнулся в военное училище. И, к своему большому удивлению, всё-таки поступил. Выпустился в начале двухтысячных из Благовещенского парнокопытного-десантного... общевойскового и тут же на вторую чеченскую попал. К тому времени мне уже двадцать четыре года было. Ни жены, ни дет...
  Была жена... в две тысяча третьем расписались.... А через год уже расстались... сложна жизнь жены офицера, особенно в те дикие годы.
  Есть и сын, но, вроде как, и не видел я его никогда. Бывшая, за каким-то барбосом из Хабары уже десяток лет как замужем. Хотя, нормальный мужик... и сына растил, как своего. Чего уж там, роды ведь принимал сам - тогда ещё врачом работал. В клинической больнице Хабаровска, куда и уехала рожать краса моя ненаглядная. Да вот понравился ей молодой специалист от медицины. И забыла она старлея...
  Жили они, то в Хабаровске, то в Комсомольске... по одноклассникам нашёл. И фотку сына даже видел. Здоровенный бугай, почти весь в меня, только слишком уж брюшко наел. Мордатый и глаза мои зелёные. Спортом, как понял, не занимается, только и сидит в игрушках. Откуда знаю? Так жена и делилась на просторах нета со всеми о своей жизни и детей затрагивала. Дочка у них ещё общая...
   Одно меня с моим разлучником останавливало - он, как и я, детдомовский, только он в Комсомольске суровые будни проходил, а я Белогорск вдоль и поперёк пробороздил по малолетству. Как только на малолетку не попал - не пойму, повезло, наверное, да и участковый у нас нормальный был. Афганец... уважали его, даже блатные с ним вась-вась были. Боялись. Отмороженный он напрочь был и пить ему нельзя было, совсем нельзя... мог и зашибить.
  Но меня он жалел, как и многих из моего потока.
   Зато я спорт любил, хотя в школе учиться начал только в девятом. По нормальному учиться. Участковый уболтал попробовать в общевойсковой в Благе поступить. Стезя офицера мне по фильмам нравилась, но мечта исполнилась только уже после срочной службы. Да и подкидыш я, только записка у меня была, когда нашли моё тельце зимой. Чтобы приютили. А так, ни отца, ни матери. Полный сирота. А фамилию мне свою приписала наша няня, да и не против я тогда был, оттого, что и разговаривать ещё не умел.
   Но хватит воспоминаний. Там ребята! Да какие ребята, я же чеку вырвал?!
  - Он стонать начал.
  Опять этот голос. Явно, пожилая женщина рядом.
   Я не понял?!
  Я что, выжил после одновременного взрыва кучи эфок?! А если попробовать глаза открыть, ведь, раз думать могу, значит, в сознании уже!
   А может, это ангелы?
  Попытка продрать глаза оказалась успешной.
   Точно больница... приглушённый свет. Белый потолок и какое-то жужжание приборов. Явно реанимация.
   Вот только, чего я себя так чувствую-то неуютно?! И такое ощущение, что тело не моё.
   Я, от бессилия, даже головой повернуть не могу.
   Попытка шевельнуть головой вызвала сильный приступ тупой боли в затылке.
  "Дыши спокойнее"- раздалось в голове.
   Не понял?!
   Уши явно только звук аппаратуры улавливают и, вроде как, шаги чьи-то, но явно не их голос, притом опять женский, хотя на этот раз приятный, бархатистый и какой-то обволакивающий.
  Шиза... словил шизу...
  Лучше бы сдох. О, господи, прости меня грешного.
  - Андрюша, ты меня слышишь?
   Андрюша! Да меня никогда так не называл никто в жизни. Даже женщины, а их в моей жизни было более чем достаточно, обычно обходились уменьшительно ласкательным "дюша", но чтобы так...
   А приятно!
  - Кто это у нас там? - опять этот пожилой голос.
   Вновь разлепляю глаза. Фокус...
  Есть! Точно, медсестра в возрасте. Угадал. И глаза такие добрые, я даже попытался улыбнуться, правда почему-то мышцы лица почти не слушались, получился какой-то оскал, вон, как удивлённо глаза женщины расширились.
  - Знаю, что больно, - произнесла она, - но у тебя всё тело в синяках, и даже есть пара очень серьёзных переломов.
  Это что, у меня, что ли, переломы?!
  Вообще ничего не понимаю.
   - Ты меня слышишь? Если да, то моргни... - раздаётся рядом.
  Даже глазами крутануть трудно, но явно медсестра со мной разговаривает, во всяком случае, её голос я ушами ловлю.
   А вот хренушки, глаза то закрыл, а вот открыть их уже не могу!
  - Заснул... - раздался голос той же женщины.
  - Марина Николаевна, как там наш маленький пациент? - уже мужской голос появился.
   И шаги я его, ещё когда он шёл по коридору, услышал. Это, видно, и есть доктор, как там его, ага... вроде Геннадий Яковлевич.
  - Заснул, наверное, во всяком случае, глаза больше не открывал, Геннадий Яковлевич.
   Угадал...
  - Ну и пусть спит. Чудо, что вообще пришёл в себя, хотя пока так и непонятно, как у него с головой. Всё-таки, кроме переломов обеих конечностей, он головой неслабо ударился.
  - Да, не повезло мальчику! Враз всех лишиться. Месяц у нас отлёживается и только-только из комы выходить начал.
   Э... чё за дела?! Какие переломы?!
  А между тем, медперсонал продолжал обсуждать одного из своих постоянных пациентов, каким по счастью, или несчастью, оказался я.
  - Всего месяц... - продолжил мужской голос, принадлежащий этому, неизвестному мне, доктору... - а сколько рядом с ним шумихи связано! Отчим то его - бизнесмен, по дальневосточным меркам весьма богатый. И заводик имел в Комсомольске и базы в Хабаровске, в том числе, две квартиры, а у жены аптеки две штуки. Причём, в центре городов, что в Комсомольске, что у нас, в дальневосточной столице. Богато жили...
  - Ага! - хмыкнула медсестра... - то-то теперь столько нахлебников набежало, и оказалось, что парнишка и вовсе круглый сирота, и ничего у него нет. Тут, говорят, его из квартир выписали под шумок, но боятся, что прокуратура прознает, и по-быстрому решили продать их. То-то так и ждут, когда мы сообщим, что мальчик умер, или, в худшем для них случае, не в себе!
  - Родственники по линии матери и дочки их совместной подсуетились неслабо, да чего говорить, говорят, у них в роду прокурорских море. Самое удивительное, что мальчонок то тоже от матери и родственники есть, но он нелюбимый внук. Отца его ненавидели родственники матери, а потом и на пацана эта ненависть перекинулась. Мальцу, если даже выживет и будет нормально соображать, один путь - в детский дом. И без вариантов. - Вздохнул мужчина... - вроде как, что-то там нахимичили, но зацепили их. При продаже квартиры хабаровской. Там так получилось, что мальчик прописан был, а вот девочка больше в Комсомольске с бабушкой по линии матери жила. Завернули, говорят, сделку. Ну-ка, Марина, подай мне сюда его карту. Посмотрю, кто ему что навыписывал. А то окажется, что травят, а потом меня, как его лечащего врача и обвинят во всех грехах. Упаси, господи!
  - Да что вы такое говорите, Геннадий Яковлевич, как можно?! - возмутилась женщина.
  - В медицине всё возможно, особенно в наше сумасшедшее время! Кстати, о времени. Какое сегодня число, дорогая Марина Николаевна? - печально произнёс врач.
  - Так с утра пятнадцатое вроде и май на дворе, а если вы ещё и год забыли, то шестнадцатый. По телевизору опять все новости то про Украину, то про Сирию. Задолбали уже. Словно не о чем больше рассказывать... - возмутилась медицинская сестра.
  - Тогда так и запишем. Пятнадцатое мая две тысячи шестнадцатого года. Внеочередной осмотр. Итак, Сидарчук Андрей Андреевич. Ух ты, как в своё время Громыко звали. Тоже Андрей Андреевич. Кто отец то его настоящий, если погибший только отчим?
  Я и дышать перестал, боясь пропустить хоть слово из того, что говорилось в этой комнате, вернее, палате интенсивной терапии. Что-то из того, что я слышал, совершенно не укладывалось в моей голове. Если их всех послушать, то получается, я как-то попал в тело своего сына?! Причём, так попал, заранее, а сам-то я ещё живой, ещё год мне старому жить, а тут...
  - Так, вроде, военный какой-то. За месяц, что искали, нашли, говорят. Но сейчас он в Сирии. Воюет. Причём, реально воюет. По секрету шумнули, что типа, то ли спецназ, то ли ГРУ. Сказали, не беспокоить, пришёл ответ. Вернётся, сообщат.
   Вот же, суки-и-и!
  Получается, я ещё тогда сына лишился?! То-то, я думаю, меня мурыжили с предоставлением отпуска. Всё "заменить некем", "заменить некем" твердили. Вначале Донбасс, в Ростове три месяца просидели в полях, пробухали. А вот теперь в Сирию кинули и говорили уроды, что всего на четыре месяца всего-то засылают, да вон, как вышло - навсегда...
  Но что-то меня мутит от этой фантастики.
  Может, я просто бред словил?
  Шиза посетила? Об этом я уже думал.
  Вот! Правильно. Думал!
   Я ощущаю себя, пускай и не как всегда, но ощущаю. Правда, каждое маломальское движение вызывает приступы боли.
  "Не волнуйся. Дыши ровнее. А лучше, спи"
   Опять этот голос в голове...
   Да что же со мной такое случилось-то?!
  Но додумать я не успел, меня куда-то вновь понесло.
  
  
  ***
  
  Опять свет...
   Я попытался мотнуть головой из стороны в сторону.
   Спросонья получилось. А вот если специально пробую пошевелиться, получается с трудом.
   Открыть глаза? А вдруг, опять этот кошмар с сыном в главной роли и мной меня посетит?!
   Но ведь думаю, значит, в сознании. И вон, даже рукой шевельнул и пальцы чувствуются, правда силы в них нет, хотя я раньше на пальцах держал свой вес и спокойно с десяток раз отжимался, влёгкую, от пола. А тут, словно сосиски, безвольно лежат и еле дёргаются.
   Но пора, пора выходить из постоянной нирваны. Даже если это и мой бред, то хотя бы повеселюсь, но так постоянно пропадать сознанием надоело. Я вообще-то человек действия, только, бываю ленив иногда. Всё, действуем, а боль потерпим, и не такое за свою службу приходилось терпеть!
  "Не спеши. Вначале наполни свои легкие воздухом и пару раз задержи дыхание, чтобы сердце на пределе поработало. Я блокирую действие некоторых лекарств. Судя по всему, тебя просто специально травят..."
   А это уже не смешно!
  " Ты кто?" - мысленно обратился я к своему внутреннему голосу.
  " Отголосок далёкого прошлого и, увы, я с тобой недолго. Скоро окончательно развоплощусь. Ты жертву принёс на месте храма, посвящённого мне, в священной земле. Столько энергии... столько ценнейшей жидкости жизни. Я уже завершила когда-то незаконченные дела, а хуже незаконченных дел в жизни ничего нет. Но я уже стара морально, а физически уже и разучилась поддерживать свой образ. Не хватает сил верующих в меня. А потому, я просто уйду, но в пантеон, и уже оттуда буду за тобой наблюдать, но не вмешиваться в твою жизнь. Мы с братом и так сделали невозможное - спасли твоё я, правда, привязать смогли только к частичке самого тебя, в твоём случае, к сыну. Но получилось так, что он ушёл раньше тебя за грань в другой реальности. Тебе повезло, просто повезло, и боги допускают ошибки. И вот всего на один год в летоисчислении провал, и ты уже в другом измерении, хотя и тут всё идёт, как и в той реальности. Ничего не меняется, кроме тебя. Теперь от тебя зависит, переживёт ли твой сын всё, что с ним произошло. Хотя он сам ушёл уже за грань мысленно. Сдался. У тебя есть шанс прожить его жизнь, уже не отвлекаясь на его желания, хотя его умения и знания, как и твои, останутся с телом. Всё просто. Но сейчас, что ты, что его тело очень истощены. Мышцы атрофировались почти, да ещё и переломы плохо, и главное, неправильно зарастают. Но всего хуже, что тебя просто и бесцеремонно пытаются убить. Но если будешь слушаться, пока я с тобой, то я научу тебя пользоваться своими внутренними силами, а их у этого тела накоплено в достатке"
  Я хмыкнул про себя.
  "Ты про то, что у моего сына много запаса... шоколада?!" - схохмил я.
   "Я поняла твой юмор. Да, ты прав, и это в твоём случае хорошо. Но если ты устал от жизни, то могу и оставить всё, как есть, а то и вовсе помочь безболезненно уйти. Ты как?"
   Не, такой замес я пропускать не хочу. Тут и покуражиться можно неслабо, да и просто пожить в своё удовольствие.
  "Не-е-е-е, спасибо, я уж лучше тут, чем там, тем более, ты говоришь, что всё течёт и меняется, как в настоящем мире".
  "Я неправильно выразилась. Это и есть реальный мир, но ты можешь на него как-то повлиять, ведь через два дня тебя, вернее его, этого тела, уже бы не существовало. И ещё, я бы не советовала связываться с тем тобой, настоящим. Просто, не советую... я знаю, что вы добились серьёзных успехов в передаче информации на большие расстояния. Тебя просто не поймут и могут быть у тебя теперешнего большие проблемы. Ну, что, ты готов?"
   "Да" - ответил я.
   "Тогда начнём. Старайся следить за своими ощущениями, а мы начнём разгонять твою лишнюю энергию по всему твоему теперешнему телу. Показываю один раз, будь внимательней!"
  Даже не назвалась. Кто она, как зовут? Но с тем рвением, с каким она принялась меня лечить, могу предположить, что что-то с древним искусством врачевания связано, и скажу так, если все, что она мне показывала и рассказывала, люди в те древние времена знали, то сколько же мы тогда утеряли невероятных, почти волшебных знаний!
  Тело горит, и я его начинаю по-настоящему ощущать. Ещё час экзекуции, которую я уже сам под её присмотром провожу, и я уже могу, в свете утреннего солнца, лучи которого занесло к нам в палату, спокойно поднять руку к глазам и осмотреть свою ладонь.
   М-да...и где набитые костяшки? Где эта стальная мощь хватки?
   Какие-то розовенькие, пухленькие отростки, а не пальцы пацана.
  Да, подзапустил себя потомок, притом серьёзно.
  Общается со мной богиня через силу, так и сказала, что силы кончаются. Уходит, и вот пытается всего за одну ночь втиснуть в меня знания поколений. Но это же невозможно! Обещает заложить мне в память свои заготовки, закладки, которые будут раскрываться только тогда, когда в предыдущих знаниях я буду подходить, с помощью практики, к точному, безупречному их исполнению. И если несложные приёмы будут даваться мне относительно легко, то к серьёзным я, с её слов, вряд ли когда вообще притронусь. Возможности моего тела этого мне никак не дадут сделать, если я его не натренирую.
  Четвёртые сутки, как я относительно стабильно и без посторонней помощи прихожу в сознание. Просыпаюсь, а потом начинаются процедуры. Медперсонал каждые сутки меняется, тут заступают на сутки на дежурство, но лечащий врач появляется исправно, всё-таки ДТП наделало много шума, столько народа погибло, главное, что с нами моей сестры не было. Она, как обычно, гостила у родителей мамы, оттого и осталась жива.
  Моё пробуждение и начало выздоровления... относительного, конечно, кое-кому очень не понравилось. Оказывается, за имущество семьи идут нехилые разборки. Если меня уже вычеркнули с помощью юристов из доли, причитающейся с делового имущества отчима, заводика там и баз хранения, то вот исключить из права наследников от квартир и аптек, которые были записаны только на мать, не получалось у них никак. Сестра, оказывается, всего на год меня младше, хотя по продуманности и знанию жизни, выглядит старше лет на десять. Да и отношения у моего сына с ней раньше как-то не складывались. Ругались постоянно и вечно что-то делили. Вернее, это девчонка пыталась свою гегемонию в их отношениях насадить, а сына волновал только комп, нэт, компьютерные игрушки и виртуальные друзья. Домашний мальчик, а теперь...
  Пятый день как я очнулся не в себе. Я только начал разговаривать. Опять дежурство у милой Марины Николаевны, она самая добрая и ласковая. А впрочем, ко мне вроде, все нормально относятся и жалеют, причём о последствиях аварии так меня пока никто и не просветил. Но я же не дурак, всё понимаю. А вот, как раз в её следующее дежурство, видно, прознав, что кончить меня почему-то врачам не получилось, прибыл адвокат сестры.
  Как его пропустили в реанимацию? Хрен их знает, тем более к тяжело больному, но видно, деньги все заторы расчищают на своём пути.
   Холёная рожа. Пиджак от Версаче, часы на сотню грамм золотом, очки итальянские, правда, даже они не могут прикрыть этот брезгливый взгляд урода, направленный на меня.
  - Поговорим?
   Что характерно, врач увёл Марину Николаевну, которая пыталась возмутиться.
  
  
  ***
  
  Лежу, никого не трогаю, только что этот урод меня оставил в покое.
  Ну и дела творятся ... даже представить не мог, что пойдут на такое, чтобы деньги заграбастать и совсем никого не останавливает, что я всего лишь подросток. Тринадцать лет, седьмой класс.
   Мало им завода, мастерских и баз хранения... им и квартиру подавай и аптеки, что на маму записаны были. Вернее, на жену.
   Я прикрыл глаза. Я уже сам путаться стал и забывать, а кто же я. Остаточные мысли сына всё-таки сбивают с толку - не полностью он ушёл... не полностью.
  А доктор всё-таки... нет, не сука. Его самого, видно, начальство заставило устроить мне эту встречу. Но молодец - во время нашего разговора, когда эта сука мне тут пыталась голосом давить, врывался и делал замечания!
   Действовало на урода отрезвляюще, такая защита от медперсонала.
  Прикрываю глаза.
   И теперь постепенно, спокойно прокручиваем весь разговор с адвокатом от начала до конца.
  ... Мы в палате одни. Я лежу на двух подушках. И стараюсь не шевелиться, пускай думает, что я совсем плох.
  - Андрей, ты знаешь, о чём я с тобой хотел бы переговорить? - уточняет у меня этот боров.
  Я кривлюсь.
  - Кому-то понадобились деньги отчима?
  Адвокат от моего ответа аж но поперхнулся.
  - Можно сказать и так. Тебя всё равно признают невменяемым и не способным принимать самостоятельные решения. - Он с ходу начинает меня сразу пугать.
   Наверное, верный расчёт был. Парень после аварии почему-то выкарабкивается, несмотря на все усилия врачей, но психически должен быть надломлен.
   А тут...
  - Давайте пропустим угрозы и давление на меня. Чего конкретно от меня вы хотите? - тихо, почти шепотом, спрашиваю я.
   Боров задумался. Видно, на ходу перестраивается, меняя тактику в разговоре.
  - По документам ты наследник всего, но в реале это далеко не так. - заявляет адвокат.
  Вновь растягиваю губы в усмешке.
  - И у вас найдутся доводы и для суда? - спрашиваю я.
  Мужик вопросительно изогнул правую бровь. Красиво и не обычно. У меня так не получается - если и двигать бровями, то только всеми сразу. То есть, двумя по отдельности не получается.
  - А будет суд?- спрашивает он.
  Я тихонько двигаю плечами, словно хочу пожать ими, но движение получается не законченное, будто я просто немного замёрз, оттого и такие движение судорожные.
  - Давайте вначале разберёмся кто, что от меня хочет и какие на это есть у всех права, а уже потом будем обсуждать возможность обращения вашего или моего в суд. И не забывайте, есть интернет и возможность обращаться через него к правящим кругам, а я почти сирота, и вообще "бедненький мальчик". Если правильно подать информацию в те же СМИ вам, боюсь, мало не покажется.
  Не ожидая от меня таких заявлений, боров перешёл на крик.
   Вот именно тогда и ворвался в палату мой лечащий врач и предупредил дурака, что если ещё раз услышит крики - выгонит его в шею ко всем чертям из палаты и главврач ему в этом не указ.
   Адвокат уже потом понял, что я его просто провоцирую... и понял, что нахрапом меня не продавить и что никакие документы я подписывать, тем более сейчас, уж точно, не намерен.
  К тому же...
  - А с чего вы решили, что я откажусь от своей доли в бизнесе отчима? Как понял, в завещании я являюсь наследником. Я прав? А так же обязан буду заботиться о сестре.
  Адвокат поморщился...
  - Как раз, ваша сестра и не желает, чтобы вы, именно вы, заботились о ней, к тому же, вы не в состоянии, по понятным причинам, пока принять, как активы вашего отца, так и всю его и вашей матери недвижимость. Неприятное дело суды между родственниками, но... - адвокат смотрит на меня серьёзно... - у вас нет шансов.
  Я усмехаюсь в ответ, даже забыв показать, как я слаб. Отвлёкся.
   Но видно, на мой промах и сам адвокат не очень то и обратил внимание. Во всяком случае, мне так кажется.
  - Шансы есть всегда, уважаемый, - отвечаю ему на полном серьёзе. - Вы не можете себе даже представить, кого я могу призвать защищать мои права, а если ещё заинтересованным лицам пообещать часть своей доли в бизнесе отчима. Да вас на части разорвут, тем более, позиции в суде у моих адвокатов будут намного серьёзнее, чем ваши, и уж поверьте, даже если сейчас вам удастся протянуть через врачебную комиссию, что я немного съехал умом, то повторная психологическая экспертиза всё поставит на свои места и тогда вам, и сделавшим первое заключение о моей невменяемости, придётся солоно, а то и уголовное дело заведут. Вам это надо?
   Во я выдал на одном дыхании!
   Даже, вон, адвокат проникся моей речью, но, видно, не её содержанием.
  - То есть, договариваться с сестрой и родственниками вашей матери вы отказываетесь наотрез?- уточняет адвокат.
  Я вновь, словно от холода, жму плечами.
  - Вообще-то я не услышал ничего о договорённостях. Вы тут с самого начала мне пытались ультиматум впихнуть, пользуясь моим больным состоянием. Уже это одно характеризует вас лично, как редкую тварь! - решил я идти на конфликт.
  Может, и не стоило в открытую оскорблять урода, но уж очень захотелось увидеть его реакцию на такой поворот в разговоре.
   Но адвокат опытный - пропустил явное оскорбление на свой счёт мимо ушей - дело превыше всего.
  - Что вы сами предлагаете? - спрашивает он.
   Я только устало положил голову на подушки и немного прикрыл глаза.
   Думаю.
   А что мне от них надо? Денег и место для жилья и это... с такими родственниками я жить точно не хочу, лучше, как и предполагал мой лечащий врач - в детдом.
  - Я скажу, как я сам вижу эту проблему. - Не открывая глаз, начал я. - По факту, я наследник и с этим ничего уже не поделаешь. Как я знаю, отчим никогда не брал кредиты, а потому и долгов у него нет. До моего совершеннолетия я спокойно могу найти на предприятия внешнего управляющего. И ещё, мой мудрый отчим не баловался с акциям, а значит совладельцев у него нет. А с базами хранения и того проще. Там есть директора - перезаключу договоры, и всё. Родственников пускать в управление компанией не хочу, и если попробуют, как например сейчас и дальше на меня давить - устрою им весёлую жизнь. По аптекам, которые принадлежали маме, и того проще. Возьму в совладельцы заведующих аптек под процент, чтобы было кому в них делами заниматься. А люди всегда есть хотят и лечиться, а потому продовольственные базы и аптеки всегда будут приносить доход. Ну, а с бухгалтером - найду порядочных за очень хорошую зарплату.
  Адвокат внимательно меня слушает, и когда я замолк, он и произнёс свой вердикт:
  - Это всё утопия! Вы, и правда, думаете, что так просто руководить таким большим бизнесом? - спрашивает он у меня.
  - Нет, конечно, - я открываю глаза и смотрю прямо на его переносицу. Помню из опыта, что собеседникам такой взгляд очень не нравится... - я вам сказал, как могу поступить, и поверьте, я спокойно этого добьюсь, пускай, пообещав продать потом свой бизнес тем, кто окажет мне помощь.
  - Тогда в чём ваше предложение по этой всей проблеме?- учтиво спрашивает боров.
  - Моё предложение простое...- я сделал паузу, собираясь с мыслями, - вы мне выплачиваете мою долю, но после того, как её оценят посторонние, независимые эксперты. Описываем всё, оставляя в моём владении только нашу квартиру в Хабаровске. Плюсы - всё делаем быстро и без криков, разбирательств в судах, ну и прочей, сопутствующей этому разводу, дряни. Деньги мне на счёт. Под процент, который я буду получать в качестве пенсии до своего совершеннолетия. Такой подход меня полностью устроит.
  - Это получится серьёзная сумма. - Говорит адвокат.
  - И что такого? - усмехаюсь я. - Зато быстро и не надо будет нам всем ни на адвокатов, ни на суды деньги тратить. К тому же, и эксперты будут выставлять среднюю цену, а не максимально возможную, которую можно получить на торгах, если выставить предприятия в открытый доступ для покупки. Исходим из этого.
  Помолчали. Адвокат явно просчитывает варианты, но я уверен, что решили только нахрапом давить и, к тому же, афёра с моей хабаровской квартирой не прокатила у них, несмотря на то, что прокурорские этим вопросом сами занимались.
  - То есть, ты предлагаешь, - наконец-то очнулся от дум этот дядя, - продать всю долю в бизнесе, я правильно понял?
  - Да! - отвечаю я.
  Опять молчание.
  Нет, не молчит, вроде что-то по айфону скидывает. Наверняка записывал разговор, а теперь его и отправляет неизвестному абоненту.
   Минут пять так и сидели молча. Он что-то у себя в телефоне клацает, я же чуть не заснул, так меня вымотал этот разговор. Пришлось одной из медицинских методик богини в себе энергию прокачивать, чтобы разогнать кровь по венам и артериям...
   Вновь всё тело чесаться и колоть начало! Потерпим, зато потом такой кайф ловлю, когда действие процедуры проходит. Словно заново родился. А ведь я, реально, заново родился, правда тот факт, что тот я ещё живой и в данный момент бегаю по пескам Сирии, меня немного нервирует. Думал, как бы мне о себе напомнить "отцу", к тому же, я ведь помню наизусть свой номер. Номер телефона, который даже в Сирии берёт, ведь как-то я же общался со своими бабами раньше, и даже начальству докладывал по нему. Всякое бывало.
  Но вот, вроде очнулся дядечка.
   Оторвался от смартфона, перевёл взгляд на меня, увидев, что я в сознании и не сплю, проговорил:
  - На твои условия согласны, но экспертиза даст минимальную и максимальную цену на недвижимость и активы. Есть тут компания с именем, которая практикуется на аудитах. Срок - месяц. Но в черне получается так, порядка двух миллионов за всё.
   Я же удивлённо вскидываю брови.
  - Так мало?
  - Два миллиона евро... - держит маску на лице адвокат. - Если всю сумму, или чуть больше, или меньше кинем, допустим, в ВТБ-24, то выплата в месяц составит шестнадцать сотых процента, то есть, на руки в месяц это примерно три двести евро. Мои заказчики уже сейчас, без всяких проволочек, предлагают выплачивать эту сумму. Договор о продаже я разработаю немного позже. Сейчас же мы можем решить вопрос принципиально, к тому же, тебе будет выдана дебетовая карточка и уже сейчас, каждый месяц, станет приходить оговорённый пенсион, которым ты сможешь распоряжаться, как тебе вздумается. Получишь паспорт через год и откроешь уже свой счёт, личный.
  Я улыбаюсь
  - Его и сейчас открыть можно по, например, загранпаспорту, а он, как раз, у меня в наличии есть, как и карточка. Телефон мой остался цел после аварии и никто его не прикарманил. А потому, о полнении мобильного банка смс придёт. Как за этот месяц оплата придёт, так и продолжим разговор. - Говорю я и откидываюсь вновь на подушку, закрывая глаза, всем своим видом давая понять, что я устал и разговор закончен.
  Но вот, буквально, через пару минут молчания тренькнуло сообщение.
   Ого! А это ещё кто?!
   Мне протягивают мой же телефон.
  Ну-ка!
  Шесть с половиной тысяч пришло на карточку, причём евро.
   Однако, оперативно! Видно, у кого-то там, на том конце провода, кто сейчас слушает наш разговор, явно что-то горит с активами отчима.
  - Договорённость подтверждаю. Готовьте документы, а также размежевание по квартирам.
  - Понял. - Поднялся на ноги, улыбающийся, довольный разговором боров.
   Но я его остановил просьбой, когда он уже был в дверях, причём в проёме явно виднелась и фигурка моего лечащего врача, и Марины Николаевны.
  - Уважаемый, во-первых, вы так и не представились, а ваши документы я не рассмотрел, и номер телефона для контактов вы почему-то не оставили. И ещё, пара просьб. - Я посмотрел на лицо адвоката, с которого сошла улыбка, довольного жизнью борова. Ничего, сейчас ты у меня и вовсе скривишься. - Во-первых, я не хочу жить со своими родственниками, и не обижусь, если меня поместят до совершеннолетия в детдом. Думаю, у моих родственников найдутся средства, чтобы поддержать какое-нибудь подобное заведение, чтобы я там мог себя вполне комфортно чувствовать, зато я им своим видом надоедать уже не буду. И второе, - я посмотрел в глаза адвокату - врачу, вами проплаченному, скажите, что не стоит меня больше травить. На тот свет я уж точно не собираюсь, ладно?!
   Вы бы видели его лицо. Оно пошло пятнами, глаза расширились, а ведь мои слова и наш медперсонал услышал.
  Адвокат ничего не ответил, а только слегка кивнул головой и, развернувшись, окончательно вышел вон...
  И вот теперь лежу, отлёживаюсь. Отдыхаю. Деньги на карточке. Весьма приличные деньги, даже для Дальнего Востока.
  Мой врач, услышав последнюю мою реплику, кинулся шерстить, как я понял, мое дело больного. Марина Николаевна где-то хлопочет. Это сейчас так получилось, что в палате я один, а так часто кого-нибудь подкидывает судьба.
   Я же лежу с закрытыми глазами и думаю. Надеюсь, меня оставят в покое. Своё они заполучат после подписания договора на передачу прав на наследство. Как только увижу на своём счету деньги, так тут же и подпишу документы. Как быстро они это провернут - не мои проблемы.
  Меня на данный момент больше волнует вопрос исчезновения богини. Напоследок она сообщила, что пакет со знаниями она в меня вложила и будет он распаковываться постепенно. Моя задача - постоянно совершенствоваться, тогда может быть появится у меня возможность и свои увечья исправить.
   С ногами проблема. Ходить не могу. Срослись кости отвратительно, как ни пытались уже в этой клинике исправить врачебную ошибку. А по новой ломать побоялись - я слишком слаб был. Решили оставить на "потом". Боюсь даже думать, как я ходить то буду и буду ли вообще! Пока я не ходячий.
  Вот богиня и учила меня своим древним трюкам. Вначале, с внутренней энергией разбираться и по своему усмотрению направлять её в повреждённые участки тела, подстёгивая тем самым регенерацию всего организма, а затем и собирать разлитую в пространстве энергию, исходящую от солнца, нашего светила... и преобразовывать её во внутреннюю энергию тела. Сейчас занят, своими внутренними процессами в организме - гоню энергию в повреждённые ноги, стараясь ускорить сращивание костей в местах жутких переломов. Тем и спасаюсь. Да и много чего ещё показала перед исчезновением богиня, а напоследок...
  - ... ты отлично умеешь учиться, Андрей, я думала, что от тебя толку мало будет, но ошиблась. Второй уровень знаний ты впитываешь спокойно, третий станет для тебя доступен, пускай и не сразу, но я уже верю, что станет. Ты барьер прорвёшь. Инфопакет распакуется самостоятельно, и возможно, во сне. А потому, ко всем своим снам относись очень серьёзно. Пробуй все наставления, которые в них будут - это путь к совершенству. Ты пережил много страданий, оттого твой внутренний баланс сместился в сторону медицины. Если сумеешь как-то дойти до пятого ранга, то сможешь стать великим целителем. Но это сложно. Безумно сложно. Я тут тебе и не по профилю знаний подкинула. Я научу тебя, как мысли переложить на умения и научиться ими пользоваться в реале. Например, я немного у тебя в памяти порылась. Ты неплохой боец, но тренироваться можно не только физически отрабатывая приёмы, но и просто мысленно изучив правильность их применения, а вот уже потом тело само начнёт их правильно выполнять. Не спорю, без тренировок и тут не обойтись, но они будут более продуктивны, и приемлемого результата удастся достигнуть быстрее. Но и это умение будет совершенствоваться и улучшаться, по мере его постоянного применения. Чем оно ещё хорошо - его можно направлять на другие биологические объекты. Не понимаешь? Объясняю. Ты сможешь обучать других, но для этого придётся каждый раз отправлять их в транс. И это я тебе тоже показывала. Кстати, такое умение, но только немного видоизмененное, может восприниматься и как боевое умение. Всё просто. Если научишься отправлять объект атаки в транс быстро, то противник просто будет при твоем воздействии засыпать. Но все это долгая практика. Учись! Для тебя это жизненно важно.
   Многое показала и многому научила, вот только, на данный момент, это просто заготовки. И, что интересно, запасы сала сына, как ни странно, на данный момент играют положительную роль. Энергии мне не хватает, а вот так, постепенно худея и расходуя накопленные внутренние резервы, я восполняю свои потери при лечении. Но, на данный момент, я лечу себя сам. И меня сейчас волнует не адвокат и родственнички по линии жены, или матери, как посмотреть, а именно моё здоровье. Вопрос, а смогу ли я просто нормально ходить, на первое время меня очень волнует.
  С мыслью о смене, так сказать, носителя моего сознания я уже смирился. Напрягает, конечно, выбранный объект вселения, но, увы, с богами не поспоришь, особенно, когда они собрались тебя отблагодарить! А тут ещё понимание того, что ты "тот", прежний, ещё пока живой. Сколько раз я уже порывался дать о себе знать, но вот сам думал, а как я "тот" восприму такую информацию от сына, которого никогда не видел. Ещё год жизни, почти... и что делать? Богиня советовала не ворошить - может прилететь просто страшная ответка.
   Что же, я "тот" приговорён, получается, да и так изменение в реальности наступило - ведь теперешний я в теле сына выжил, получается. Вот он выбор, и как поступить я до сих пор не знаю. Но думаю, у меня ещё есть время для решения этого вопроса. Почти год в моём распоряжении. А интересно может получиться, если попытаться спасти себя "того".
   Я хмыкнул про себя, представив в реале нашу встречу с самим собой. У меня от мыслей даже голова от боли закружилась, хотя я и лежу на своей кровати в палате с закрытыми глазами. Но, ещё раз повторюсь - об этом я подумаю потом. Мне бы теперешнему самому просто выжить.
   Итак, что мы имеем, и что мы бы хотели иметь?
   С одной стороны, дельцы, что так забеспокоились насчёт наследства отчима этого тела, мне играют на руку. Чего-чего, а жить с родственниками бывшей жены мне бы очень не хотелось, тем более, калекой. Второй момент - деньги. Они никогда лишними не бывают и, как бы я не хорохорился, с активами отчима сына я, и правда бы не справился. Нет, попробовать можно было бы, если бы надавили...
  И так два ляма евро на дороге не валяются, главное - как ими впоследствии распорядиться, да и квартира в Хабаровске, по сути, в таком же ценовом плане. А это, если честно, как ни крути, задел на будущее. Но что мне с этого будущего?
   Получить образование - раз. Просто, перво-наперво - выжить! А всю жизнь калекой жить никому не понравится.
   Да, не спорю, личный багаж знаний у меня, хоть и весьма специфический, но, по меркам биологического индивидуума носителя, он просто огромен. А на фоне его сверстников я явно буду выделяться, вопрос - в каком ракурсе. Детдомовские ребята и раньше-то отзывчивостью и кротостью не отличались, а сейчас и подавно, когда, по сути, в мире и в стране стало всё продаваться и покупаться. Но и с родственниками жены я не уживусь, а после таких разборок, насчёт наследства, и подавно.
   А потому - детдом, в больнице меня вечно держать не будут. Максимум ещё полмесяца, ну от силы месяц - и выпнут. И так уже завтра пообещали из палаты интенсивной терапии перевести. Вроде, на фоне моих усилий, я явно пошёл на поправку... у меня не только переломы были. Жаль! Мне так Марина Николаевна понравилась, и её отношение ко мне, и просто, как человек. Но ничего, пора мне в этом теле привыкать к самостоятельности. Деньги в наличии у меня имеются, хотя ими не очень-то пока и воспользуешься. Завтра, вроде, пообещали начать заниматься лечебной физкультурой - это уже мой лечащий врач, ещё до разговора с адвокатом меня обрадовал. Буду снова учиться ходить, но с помощью костылей. Это занятие мне знакомо - не раз в детстве, да и после ранений, я пользовался этим нехитрым способом передвижения. Что же, опять придётся пройти через этот, не сильно приятный момент в жизни, главное, просто встать на ноги. Со слов, вчера повидавшего меня травматолога, одна нога у меня более-менее уже срослась, а вот вторая, правая...
   Предложил по новой ломать, хоть и не сейчас, а через, скажем, полгода, когда окрепну, но я отказался. Постараюсь сам себя вытянуть, время, как я уже говорил, ещё есть.
   А насчёт денег и покупок - своего доктора надо кое о чём попросить.
  Вот и наша медсестра появилась. Настроение у неё не очень, после посещения этого хитрого адвоката и моего разговора с ним тет-а-тет.
  Она опять жалостливо посмотрела на меня.
   Понятно, в её глазах - я калека на всю жизнь. Что-то там бубнил травматолог с моим лечащим врачом, что в армию меня теперь с таким багажом точно не возьмут. Здоровье то общее я, может быть, и поправлю, а вот с ногами, по-видимому, проблемы мне на всю жизнь обеспечены.
  Посмотрим. Хотя вердикт врачей мне очень не нравится.
  
  ***
  
  Всё, я в палате... ещё не закончился второй день, с момента моего разговора с адвокатом сестры.
   Очуметь! Деньги перевели, хотя я до последнего думал, что намечается обыкновенный кидок. И как только умудрились провернуть такую операцию? Банк ВТБ... и накопительный счёт на два ляма евриков... и вот на комп только что сообщение на почту пришло, что документы на квартиру полностью на меня оформлены. Серьёзная риэлтерская компания этим занималась, и мне это ничего не стоило - все расходы взяли на себя мои "добродетели".
   А в ответ, я завтра подписываю документы на передачу всех активов, которые мне причитались, одной интересной фирмочке. Но это не мои дела. Поддержка идёт со стороны, опять же аудиторской компании. Проверка финансовых активов и сопутствующих документов уже проведена и, как я и предполагал, отчим сына умел вести дела, и активы у него, оказывается, весьма внушительные. Но мне до них всё равно добраться бы не удалось. А потому, радуемся тому, что в итоге имеем.
  Попросил прикупить мне эспандеры. Пора заняться тренировкой этого тела. Увы, по-другому не могу относиться, даже понимая, что это же реально мой сын, но, увы, моё сознание, вроде как защиту себя создало, чтобы окончательно от всего произошедшего с катушек не слететь. Потому и привыкаю к себе постепенно, и этому очень способствует простая боль. Раз чувствую её, значит, я по-настоящему существую. Попросил эспандеры для тренировки кистей рук, а также простой, на пружинах. Надо и руками, и грудными мышцами заняться. Пока всё равно на кровати больше время провожу, хотя...
  Хотя, вчера первый раз сделал попытку подняться на ноги с помощью костылей. И, скажу я вам, что не очень-то это у меня вышло. Ноги... это на данный момент моя главная головная боль и не только головная. Но я смогу, я выдержу!
  
  ***
  
   Декада из жизни минус. Лето почти наступило, а я только и смог, что из корпуса больницы на улицу выбраться по ступенькам лестницы. Вот, вроде, третий этаж, а для меня, что спуститься, что подняться - это как для альпинистов Эверест покорить.
   Но всё-таки это прогресс, как ни крути.
   Вот, сижу на скамейке в больничном парке и рассуждаю мысленно, подставив лицо под весенне-летние лучики раннего солнца. Утренние процедуры закончились, завтрак умят, чаем запит, сижу, личные процедуры провожу, нещадно гоняя энергию организма по всему телу, а тут ещё и солнышко греет! И его силу к себе привлекаю, как могу, а могу я пока, увы, не слишком хорошо. Но, как говорила богиня, терпение и труд всё перетрут, вот и тружусь в меру сил.
   Но результат есть! После таких солнечных процедур, подъём на мой Эверест проходит намного легче, чем в первый раз.
  Что по активам?
  Родственники, наконец-то, пока от меня отстали. Мои доброжелатели оплатили место в детдоме на Дзёмгах в Комсомольске. Выпускать меня из своего поля зрения не решились, видно на что-то рассчитывают, надеюсь, не на то, что от проблем со здоровьем я на себя руки наложу.
   Кто его знает, может мнительный и, если честно, то весьма малодушный сынок и смог бы так с собой поступить, но уж точно не я, да и помощь богини не последнюю роль в этом играет, к тому же, новая жизнь, молодое тело! А вот как им распорядиться, уже буду решать только я.
   Что же, Дземги, так Дзёмги, ничем не хуже и не лучше детдома города Белогорска. Выживем, опыт имеется, да и по рассказам той же Марины Николаевны весьма приличное, на взгляд со стороны, заведение.
   Выписка у меня, как и предполагал, не скоро. Решили до первого июля меня тут продержать. Там потом целенаправленно, наверное, на скорой и до детдома довезут.
  Что характерно, родственники меня тут же забыли, как только подписи свои в документах поставил. Пришлось немного раскошелиться, наняв сторонних юристов, уж больно заковыристо были составлены договора на передачу прав. Но, надо отдать должное моим тайным доброжелателям, ничего предосудительного в них так и не обнаружили, просто юридический язык составителей договоров для простого уха среднестатистического обывателя весьма непонятен.
  Двадцать минут - штука зелени, но зато можно было почти безбоязненно ставить свои закорючки под каждым документом.
  А пока - тренировки и ещё раз тренировки. Руки - работа на бицепсы, кисти рук, потом грудные мышцы прокачиваем. Хилым появляться в детдоме нельзя, тем более, я на костылях буду и со статусом конченого калеки. Дети - существа жестокие, и шанса для травли себя любимого никому давать нельзя. Ни малейшего. Стоит дать слабину - и пиши пропало. Заклюют. А то, что, несмотря на моё теперешнее состояние, меня постараются поприжать и даже насчёт бабла раскрутить, и так понятно, зная какое время у нас на дворе. Жестокое и опасное. *** Вот и июль к концу подходит... Печально и главное, что больше всего обидно, что так лето прошло паршиво. Ничего нет хуже больничной шконки и состояния твоего здоровья, которое даже у врачей видевших многое в своей жизни вызывает тихий шок. Я пошёл. Я встал, и, пускай сильно хромая на правую ногу, пошёл. Сам и без костылей, хотя, если честно, освобожусь от них я ещё очень не скоро. Но кто бы только знал, чего мне это всё стоило, сколько боли пришлось пережить и вытерпеть! Боль - это, наверное, основное моё состояние. Всё тело саднит от техник применяемых мной по настоянию богини. Да, я чувствую - я живу, вот только такое состояние назвать жизнью что-то у меня язык не поворачивается. Нет, я не спорю - есть результат, но, боги, только желание жить не дало мне бросить всё, или, и вовсе не полезть в петлю. Но результат... Я, хромая, опираясь всего лишь на один костыль с правой стороны, уместившийся своим мягким подплечником, обвязанным дополнительно полосой толстого поролона, примотанного к нему скотчем, брёл к своему любимому месту на прогулке, а именно, давно присмотренной деревянной скамейке со спинкой, затерявшейся в алее лесопосадки, окружающей местную больницу. Лепота! И отдохнуть можно, и даже помечтать. Да-да, именно помечтать, потому что мои мысли о дальнейшей жизни, увы, пока планами назвать нельзя. Я не знаю, что меня ждёт в интернате, я не знаю, сколько ещё мне потребуется времени, чтобы вернуть здоровье этому телу. Нет, я, конечно, работаю над его состоянием, как физическим, так и моральным. С духовной составляющей всё, в принципе, хорошо, и материально состояние поднять удалось на весьма высокую планку, во всяком случае, для человека тринадцати лет, но вот, что меня дальше ждёт? Чем заняться то? Мне же скучно будет. Я не смогу усидеть на месте, и эти детские разборки, я даже не переживал особо за общение с себе подобными, хотя уверен, что одной сломанной рукой и челюстью эти притирки в новом для меня, хотя и знакомом обществе, не обойдётся. - А, вот ты где! Привет! - раздалось рядом. Задумался. О, вот и мой ангел-хранитель, моя любимая медсестра, правда, в последнее время мы видимся не очень часто. У неё работа, дежурства, а я же стараюсь больше времени проводить на свежем воздухе, купаясь в лучах летнего солнышка. Вот и теперь, Марина Николаевна в своём аккуратном белом халатике на голое тело одетом. Вот сколько ей лет? Думаю, под полтинник, но выглядит очень ничего, я прежний точно бы на неё запал и закрутил романчик, если бы, конечно, позволили. Хвостик на голове незамысловатый. На милом лице минимум косметики, обворожительная улыбка. Достаточно хрупкая, но грудь под утягивающим бюстиком, явно выше трёшки. Как такое бывает не понимаю, хотя в своей прежней жизни встречался со всяким воплощением женской красоты, и при метр пятьдесят, тонкой талии и никакой попе, обладательница имела бюст под пятый размер. И такое бывает. Но куда-то меня не туда занесло. Воздержание, будь оно не ладно! - Здравствуйте, дорогая Марина Николаевна. Какими судьбами тут, а не в своей родной реанимации? - пытаюсь я встретить своего ангела стоя. Под её изумлённым взглядом, хоть и с трудом, но встаю на ноги без помощи рук и костыля, хоть и пришлось большую часть своего, пока ещё немаленького веса, перенести на левую ногу. Но справился. - А ты молодец! - радостно улыбается милая медсестра. - Вот уж мы с Яковлевичем даже и мечтать не могли, что ты сможешь вообще стоять на ногах, а тут... Она подошла ближе и нежно, едва касаясь меня своей грудью, приобняла меня. Как же приятно! Я, сам того не замечая, счастливо заулыбался, настроение скакнуло в необозримую высоту. - Я так рада за тебя! Потом глазами показала на скамейку. - Давай всё-таки присядем. У меня есть пара минут, хоть поговорим, а то, в последнее время, я тебя и выловить то не могу. Мы уселись рядышком, откинувшись всем телом на спинку скамейки. - Вы-то сами как?- для приличия спросил я. - А мне то что? - улыбнулась она в ответ. - Работаю. Дети учатся. Муж в командировке. Зарплату платят. Денег более-менее хватает. Дачу завели, по выходным там фигуру соблюдаю. - Ну, вам растолстеть, уж точно не светит! - кидаю я ей комплемент, весьма кстати сомнительный по содержанию, но на него слышу в ответ довольный смех. - Скажешь тоже! Хотя, все женщины по материнской линии всегда были худышками, но с хорошей грудью. Ну, что сказать - медичка, а у них стыд, как элемент, отсутствует напрочь. - Ну, что мы все обо мне, да обо мне, ты то тут как? Решил уже, когда нас покинешь? Я пожал плечами. - Вообще-то, от меня это вряд ли зависит. Лечащий... меня же Зинаиде Степановне предали от Яковлевича, по анализам гоняет, говорит, что и вовсе по мне диссертацию писать надо. - А ты заметно схуднул, - окидывает она меня довольным взглядом. - Вроде же, кормят неплохо у нас. - Да на убой кормят, - соглашаюсь я, - но я занимаюсь. Стараюсь больше ходить, занимаюсь лечебной физкультурой, а вот бегать пока не получается. - Ну-да, ну-да, я же сама с Яковлевичем тебе эспандеры покупала. Что твои... не посещают? - Издеваетесь? - смеюсь я. - Да я лучше бы тарелку горчицы съел, чем общаться с сестрой и её родственниками. - Но ведь они и твои родственники, - напомнила Марина. - Я их так не воспринимаю, - усмехнулся я. - Особенно, с учётом последних событий. - Больше не дёргают? - с тревогой в голосе спросила мой ангел-хранитель. - Нет. Получили своё и успокоились. Я тоже не внакладе. - Но как же жить без помощи семьи? - печально произнесла Марина. Я скривился, словно лимон откусил. - А кому такая помощь нужна? - с жестью в голосе спросил я. - Деньгами поделились, квартиру в Хабаре вернули, в детдом взносы сдают - я без претензий. - Но детдом? - вопрос в голосе. - А что детдом? И там люди живут и учатся тоже. - Дзёмги... бандитский район, как впрочем, и весь Комсомольск. Тут очень распространена блатная романтика. - Она меня не интересует, - смеюсь я, - не беспокойтесь, Марина Николаевна, вором в законе, впрочем, как и бродягой, мне точно не стать. Я семью хочу, да и со здоровьем что-то делать надо. Но вначале - школа, образование и найти своё место в этой жизни. - И куда после школы решил податься? - интересуется она. - Пока не знаю. Да и рано ещё об этом говорить - впереди всего седьмой класс. Ещё четыре года, решу. Да всё зависеть будет, как со здоровьем у меня будет к этому времени. - Яковлевич сказал, что в армию тебя вряд ли возьмут. Я развёл ладони в стороны, как бы аплодисменты изобразил. - С одной стороны, плохо, не хочется в глазах других неполноценным быть, с другой, и хорошо, терять время на армию я имею в виду срочную, не хочется. Поступлю в универ, может во Владик, на остров Русский рвану, а вот на какой факультет пока не скажу, может даже в медицинский! - смеюсь я. Марина только головой качает в ответ. - В медицинском сложно учиться, - наконец-то, выдаёт она заезженную фразу. Всем кажется, что именно медицинское направление в образовании самым сложным считается у обывателей, но врач врачу рознь, хотя общая подготовка может быть, и правда одинаковая. Скелет знать надо, все кости на зубок, мышцы тела, в общем, весь анатомический атлас. - Хотя, я твои мысли, насчёт учёбы на доктора, поддерживаю. В своё время мне смелости не хватило в институт поступать. Я уже замужем была и ребёнок на руках, а муж, как обычно, на полигоне время со своими солдатами проводил. Куда уж мне было? - с грустью произнесла Марина. - Зато девочка ваша врачом хочет быть? - усмехнулся я. Марина только отмахнулась. - А! У Саньки в голове ветер. Она хоть и постарше тебя, но непостоянна - жуть. Мальчиков, что перчатки меняет, а насчёт учёбы и планов на образование и того хуже. То аптекарем хотела быть, то хирургом, а теперь вот о зубном враче задумывается. Вот, в мечтах уже статмологическую поликлинику открыла, но не отнять - учится на отлично, даже похождения с женихами на учёбе не сказываются. Как успехи с эспандерами? Мне тут шепнули, что истязаешь себя на соседнем с больницей дворе, там ведь и что-то вроде брусьев есть, и турник сделан. Я усмехнулся. - Да какой там турник, перекладина! - смеюсь я уже в открытую, - но вы правы, пытаюсь приучить себя к подтягиванию на перекладине и отжиманию на брусьях. Увы, успехи у меня в этом пока аховые. Задница к земле тянет. Слишком уж я её большую наел. - Улыбка у меня на лице. А вот Марина с удивлением всматривается в моё лицо. - Странно. - Что странного-то? - удивляюсь я такой реакции на мои простые, по сути, слова. - Ты так спокойно над собой смеёшься, - она немного задумалась, - теперь-то я уверена, что никакие подколки твоих сверстников, в будущем, не вынудят тебя на необдуманные поступки. И это очень важно, особенно в условиях жизни в интернате, или детдома. Контингент ребят там... - Она покачала головой. - Да нормальный контингент. - Отвечаю я серьёзно. - Дерьма и в простой жизни хватает. В любой школе свой хулиган найдётся, вопрос только в том, смогли ли учителя и классный руководитель направить его энергию в мирное русло, или им просто по фигу на всё - вот, что действительно важно! - Вот в этом я с тобой точно согласна! У моего младшего в школе и не такое бывало, ты только послушай... Говорила, что у неё есть всего лишь пару минут, а просидели минут сорок, весело болтая. Только после звонка дежурного врача распрощалась и бегом на рабочее место. Договорились послезавтра вечером встретиться и ночью посидеть вместе, как раз у неё дежурство. Если всё спокойно будет и по маленькой пропустить можно. Нормальная тётка, без комплексов. Марина Николаевна мне всё больше и больше нравится. А в мыслях вернулся к разговору и к некоторым темам, затронутым в нём. Брусья и перекладина. - Я усмехнулся в пушок на верхней губе. С ума сойти, усы пробиваться начали. Расту, мужаю, на женщин тянет, причём, далеко не ровесниц. Вот и сейчас, Марину упросил нормального, желательно, грузинского вина прикупить. Причём, 'Алазанскую долину' полусладкое. Привык к нему, ещё со времён срочки. Под него пару фруктиков. Мне тут самому купить, возможности нет. До магазина далеко, боюсь, пока не догребу. Тут в соседний с больницей двор жилого дома еле колдыбаюсь, но результат есть. Целых два раза уже, хоть и сильно дёргаясь на весу телом, подтягиваюсь, причём обратным хватом. Так легче. Думаете два мало? Ошибаетесь! До этого вообще висел на перекладине, как сосиска, причём, ну очень толстая. А вот отжаться, на пародии на брусья, у меня до сих пор так и не получается. Руки слабые, а живот с задницей - большой. Зато отжимаюсь целых шесть раз, причём всё на кулаках. Привычка. Заметные успехи, наверное, только в занятиях с эспандерами, особенно с кистевым. Набираю силу. А что, ведь целыми днями только и делаю, что мну изделие наших китайских товарищей, которые нам вовсе не товарищи. Говорю ответственно, как бывший военный. Знаю, о чём думают эти косоглазые, да только уж больно целуются взасос наши правители в Кремле с ними. Ну, да не об этом разговор. Где я, а где кремлёвские небожители. Отжимаюсь, когда есть свободное время. Даже тут, гуляя по алее. А что? Даже повреждённая нога выполнению этого несложного физического упражнения не сильно мешает. Вот так каждый день. Затем, когда медитирую, сидя на удобной скамейке, откинувшись всем телом на деревянную спинку, катаю, разлитую от излучения нашего светила, силу. Так сказать, концентрирую его у себя в организме. Хранилище энергии находится где-то в районе желудка, а может, он и является им, как раз. И параллельно обрабатываю повреждённые участки тела, прогоняя по энергетическим каналам организма энергетическую субстанцию. Получается это упражнение у меня с каждым разом всё лучше и лучше. В больнице особо ни с кем не сошёлся. Ровесников раз, два и обчёлся. Две девчонки с какими-то переломами. Страшненькие и стеснительные. Пацан приблатнённый. Уродец редкий! Уже пытался куражиться надо мной. Я не обращаю внимания - физически унизить меня он пока не пытается, напарника для смелости, видно, ему не хватает, а так, переживу. Ну, не ломать же ему за его глупые шутки руку. Хотя нет, так, если бы просто в школе столкнулись, давно бы он у меня отхватил, а здесь на разборки к главврачу из-за ерунды попасть мне не хочется. В общем, я готовлюсь к выходу в свет. Деньги поступают ежемесячно. ВТБ пока обманом не занимается, хотя всяких предложений от него о правильном вложении средств, как они это понимают, поступает много и с завидным постоянством. Ну, а устроить ночные посиделки с выпивкой заставило известие, что меня поставили в план на выписку. Пока разговаривали, моя лечащая врач позвонила на телефон. Вначале уточнила, где я нахожусь, на территории ли больницы. Потом, уяснив, что беседую с Мариной Николаевной, гуляя по алее, сказала, чтобы готовился к выписке. Всего три дня у меня осталось на спокойную жизнь. Вот потому и решили с моим ангелом устроить лёгкое возлияние. Ей то что - муж в командировке, а мне приятно пообщаться один на один с нравившейся мне женщиной, хоть и старше она меня теперешнего весьма существенно. Но уверен, ни до чего серьёзного у нас не дойдёт. Да, даже до лёгкого флирта. Просто нравится мне эта лёгкая, весёлая женщина, да и Яковлевич, как раз, на дежурстве будет. Хотя, мне тут по секрету сказали, что у него интрижка с молодой врачихой из гипертонического отделения, они как раз подгадывают свои дежурства, чтобы вместе проводить ночь без особого палева. Как выразилась Марина, седина в бороду - бес в ребро. Оба семейные, но что-то им, видно, всем не хватает, коль, практически не скрываясь ни от кого, интрижки на работе заводят. Рассказывает, а сама смеётся. Видно что-то вспоминает из личного опыта. Да и ладно, мне бы просто развеяться. Деньги я ей на карточку перекинул, она и не возражала. Ей есть куда свой заработок тратить, а мне то куда? А скопилась на карточке у меня, уже серьёзная сумма. Яковлевичу попросил конину приличную купить. Своему лечащему - мартини, но настоящий, а не подделку. Тоже в копеечку выйдет. Марочное вино - для нас, причём, грузинское, которое очень Сталин любил. И совсем, между прочим, не Кинзмараули. Что я чувствовал, когда мне о моей выписке сказали? Точно не расстроился, просто понял, что пора тихой жизни закончилась. И теперь кидаюсь в жерло подросткового общества, что ещё тот вулкан. А уж Комсомольск... Суки, ведь из Хабаровска перевозить собрались, а учитывая, что сам я в поезд никак сесть не смогу, опять на машине по тому злосчастному шоссе повезут. Что-то гложут меня смутные предчувствия, что могу не пережить я эту поездку, ведь организацией моей переброски в Комсомольск занимаются, как раз, родственнички, будь они неладны! Надо подумать. Может, попросить Марину, чтобы она за деньги сама меня до Комсомольска отвезла? А что? Штуку вечно зелёных пообещаю - и всё, а тут и делов - четыре - пять часов по трассе, и на месте. Деньги есть, но надо бы подумать, хотя мысль явно здравая. В палате у меня шесть коек, четыре из которых сейчас пустуют, да и мой сосед, дедок, по вечерам домой сматывается. В общем, вся огромная палата на всю ночь в моём полном распоряжении. Эх, был бы я ходячим, думаю, уже договорился бы с кем-нибудь о предоставлении особых услуг Вип клиентам! Есть тут две смазливенькие молоденькие медсестрички. Тоже на дежурства заступают. - Чего на ужин опаздываешь? Тебя искали, кстати. - Проворчал старикашка. Это были первые слова за весь день, с которыми ко мне обратился противный старец. Где-то до пенсии на северах чалился, как на тюремной шконке, а потом и по работе на шахте. Тёртый калач. Наглый и с претензиями на лидерство. К тому же, кому не в кайф получить шестёрку, которая за тобой ухаживает. Только обломилось ему. Послал, причём в первый же вечер и почти первыми же словами, которыми мы с ним обменялись. А через пару дней, когда эта падла поняла, что у меня и денежки водятся, потребовал проставу сделать - стол, поляну в палате выставить. У него дружок собутыльник в соседней палате чалится. Но опять не по адресу обратились, о чем я им, не стесняясь в выражениях, и поведал. Повозмущались. Кричали, что слишком наглые пошли нынче молодые щенки, вот в их время уважали старость! Промолчал я тогда, наверное, и правильно сделал, не стоила ругань того. Ужин. Тарелка каши на молоке, кусок масла, какая-то там по счёту диета. Так и не запомнил. Вкусно, но однообразно, и за эти месяцы такая еда мне просто осточертела. Хотелось большущий кусок жареного мяса, курочку копчёную, в гриле, а к этому можно было бы солёный огурчик, под ледяную водочку. Но пока это для меня только в мечтах, и не потому, что нельзя или не могу себе такое позволить. Как раз то и могу. Вот только сам себя ограничиваю. Привыкать к плохому легко, от последствий избавиться бывает намного труднее. Вот на отвальной с Мариной позволю этому телу немного слабого алкоголя попробовать. Посмотрю, как он на него подействует.
  
Оценка: 5.80*90  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) E.The "Странная находка"(Киберпанк) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Ю.Руни "Близнец"(Научная фантастика) Л.Грош "Они не мы. Красная сфера"(Антиутопия) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Последняя петля 5. Наследие Аури"(ЛитРПГ) О.Герр "Невеста на продажу"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"