Москвитина Анна Денисовна: другие произведения.

Мой лучший друг Часть 1:неведение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантастика, мистика, приключения. Действие разворачивается в наше время. Переломные моменты, вы меняете жизнь, раз и навсегда. И как выбрать между хорошим и правильным? Собака в детстве - много значит, верно? И если эта собака верным лучшим другом, это прекрасно! Но убедитесь, точно ли это собака и что она может принести вашему ребёнку... Может, ваш новый член семьи уже имеет семью. и не совсем обычную... даже для людей понятия "честь", "верность" и "дружба" значат очень много, а уж для оборотней и подавно...

  Введение
  О дружбе написано много. О дружбе много говорят. И лучший друг - это всегда нечто особенное.
  Дружба важна. Дружба нужна. И всякая дружба лишена смысла.
  Глава 1.
  - С днём рожденья!
  Марию в её 7 день варенья окружали самые дорогие люди: мама, папа, старшая сестра Катаржина и лучший друг Роберт. Здоровые, крепкие, дружные. Все, кроме именинницы, кареглазые брюнеты. Мари же выделалась небесными глазами и воздушными кудряшками. Сегодня её кудряшки прыгали от восторга, ведь это день рожденья был особенный: Мари знала, что ей подарят собаку.
  - Это очень важный день, Мари! Через месяц ты пойдёшь в школу.
  За окном ласково грело августовское солнце. Лёгкий ветерок доносил запах спелых яблок и душистых трав. Роби тоже пойдёт в школу в один класс с Мари. Но Мари больше волновало, где родители спрятали щенка? Девочке не терпелось заглянуть под кровать, во все шкафы и углы. Ну, где же он?
  - Мари, ты давно просила собаку, вот мы...
  Ну же, эти долгие разговоры, несите пёсика! И папа взял Мари за руку и повёл на улицу к главному знакомству детства.
  В гараже частного дома, где жила семья Мари, сидела собака. Но не миленький маленький щеночек, а огромный взрослый пёс.
  - Милый, ты с ума сошёл! - прошептала мама отцу.
  - Плохой пёс? Меня попросили приютить беднягу. Умный. Спокойный. Породистый. Что?
  Мама тихо ругалась с отцом. А в это время Мари, как зачарованная, смотрела на большого питомца. Он был с неё ростом, сильный, пушистый, шерсть с ржаво-рыжим отливом. Эта собака спокойно смотрела на прибывшую толпу незнакомых людей.
  - Он ручной? - Спросила Катаржина.
  - Ну как, ручной. Прекрасно воспитанный. Мы выучим пару команд и быстро с ним подружимся, - пожал плечами папа. Мама от этих слов закатила глаза и взяла дочку за руку.
  - Как его зовут? - Только и сказала Мари. Папа снова пожал плечами. Похоже, его подарок не такой замечательный, как ему представлялось. Он ушёл. Катаржина ещё раз поздравила Мари и ушла.
  - Ты довольна подарком? - Спросил Роберт. Удивление не сходило с его лица.
  - Маришечка, не расстраивайся, я куплю тебе нормальную собаку, - успокаивала мама. - А с папой я поговорю.
  - Это не то, что я ожидала, - подошла к псу Мари. Вблизи он казался ещё больше. Умные янтарные глаза не отрывали взгляда от руки девочки. Она осторожно попыталась погладить собаку. Пёс не шелохнулся.
  - Но мне нравиться, я его оставлю.
  Не смотря на все сомнения и возражение мамы, собаку назвали Диком и оставили. Около года понадобилось, что бы пёс к ней привык. Не обошлось и без приключений.
  
  -Ну же, кушай! Ешь!
  Дик не принимал еду. Мари протянула руку и подвинула к псу его кормушку. Пёс едва оскалился. Мари протянула руку ещё раз. Пёс напрягся. Это увидел стоявший рядом отец.
  - Мари, уходи! - закричал он и бросился на помощь. Дик прыгнул. Он повалил на землю маленькую девочку, испугав до полусмерти. Но когда подбежал отец, пёс вернулся в будку.
  
  - Усыпить! - Твердила мама, папа поддерживал:
  - Он и так уже старым по собачьим меркам, ему немного осталось.
  Решение было принято, когда Мари начала говорить. Её детский голос был по-взрослому крепок. Поражённые проявлением 'капризов', родители отложили усыпление. А ведь этот ребёнок всегда был всем доволен, говорила 'спасибо' и 'пожалуйста', а значит была необычайно воспитана.
  - Это всё ты, - прошептала мама отцу.
  
  - Я знаю, ты нам не доверяешь. Наверно, до того, как попасть к нам, ты был у плохих людей. Мы - хорошие.
  Мари говорила это каждый раз, когда приходила к Дику. Пёс давал себя погладить, терпеливо принимал ласки маленькой девочки, спокойно брал еду из её рук. Но глаза, умные, янтарные, ждали нападения. С каждым днём это чувство уходило. Опасность, казалась, не настигнет его в этом доме. Дик всё больше привязывался к девочке. Он ходил с ней рядом, участвовал во всех её детских выходках. Так прошло 9 месяцев. Осенью они вместе купались в речке и собирали урожай, зимой девочка заводила собаку в просторный гараж погреться. Завязалась дружба.
  Глава 2.
  Однажды Мари пришла домой в слезах. Хрустальные капли стекали по худеньким щекам и исчезали в рыжей собачей шерсти.
  - Предатель, предатель, он больше не друг мне... - Твердила Мария. Дик терпеливо ласкался к маленькой подруге, пытаясь слизать следы печали. Но Мари не стала откровенничать даже с псом. Родителям она не показала своего горя.
  
  Мелкий камушек полетел в окно второго этажа. На мгновенье там показался детский силуэт. Через минуту из дома выбежал Роберт.
  - Чего моё окно бьёшь? - Сердито спросил мальчишка.
  - Поговорить надо, - так же сердито ответила Мари. Дог попытался поздороваться с другом Мари, то тот только отмахнулся от пса.
  - Нам не о чём с тобой разговаривать, - буркнул Роберт и повернулся, что бы уйти.
  - Вот ещё, - схватила Мари мальчишку за локоть. - Объясни мне, зачем ты рассказал учительнице про поход в заповедник. Ты знал, что она запретила нам туда ходить!
  - Потому что! - крикнул Роберт, начал вырываться и грубо толкнул Мари. Девочка была гораздо слабее рослого мальчишки и упала. Дик оскалился.
  - Не надо тут, тупая псина! - Крикнул Роби. На этом терпение собаки закончилось. Он повалил Роберта, навалился на него. Мальчишка пытался защититься, но пёс пытался испугать мальчика, рычал и гавкал, но не оставил ни единой царапины. В этот момент в окне дома появилась мама Роби.
  - Волки! - истошно закричала она, не узнав пса. Отец Роберта выбежал из дома с ружьём. Дик сразу почуял опасность и слез с парня. Но убежать он не мог, его удерживала Мари. Девочка сильно ушиблась. Дик попыталась поднять подругу. Отец Роби прицелился.
  - Нет! - закричала Мари.
  Выстрел. Мимо.
  Дик колебался. Мари, забыв про ушиб, всё поняла и побежала. Пёс побежал за ней.
  Выстрел. Дик упал. Мари закричала нечеловеческим голосом. Она подбежала к псу. В охотничьем ружье мужчины было всего 2 патрона.
  - Ну же, вставай, он пошёл за патронами. Я видела, перезаряжают ружьё, у нас хватит времени убежать, только вставай!
  Дик преданно смотрел на Мари светлыми янтарными глазами.
  - Вставай, времени всё меньше!
  Медленно пёс поднялся. Рану не видно, только светлый участок шкуры приобрёл багровый оттенок. Мари попыталась ему помочь. Снова появился отец Роби. Он увидел Мари рядом с собакой и поднял ружьё.
  - Он целиться! - Прошептала Мария. Дик пошёл. С каждым шагом темп ускорился. Скоро Мари просто бежала с ним рядом. Выстрел. Промах. Выстрел. Промах. Всего 2 патрона. Но мужчина мог взять запасные. Мари не оборачивалась. Она пыталась догнать собаку. Её не волновало, что пёс потерял уже много крови и получил, вероятно, смертельную рану. Она просто была счастлива, что они убегают.
  Пёс вёл её в непонятном направлении. Мари устала, ей стало тяжело дышать. Тут она поняла, что пёс пропал из виду. Девочка сбавила темп, остановилась. Дика не было рядом. Он бежал впереди неё, а затем пропал. Может она просто отстала? Сделав пару шагов, Мари вышла на дорогу. Она знала это место. Как-то во время велокросса девочка с отцом и сестрой были здесь. Пса не видно. Не зная, что делать, Мари пошла домой.
  
  Дома она поняла, что вся в крови. Не желая рассказывать об отстреле, а, следовательно, о ссоре 'лучших' друзей, Мари хотела переодеться и умыться незаметно. По пути в ванну девочку никто не заметил. Мария проскользнула в ванную, закрыла дверь за задвижку и успокоилась. Но её ждал сюрприз. В ванне была сестра. Катаржина даже уронила мамину тушь от удивления.
  Несколько секунд сестры смотрели друг на друга. Примеряя наряды по своей стройной фигуре, примеряя украшение и макияж для симметричного лица, Катаржина длинные мягкие волосы по последней моде. Между ними было десятилетие разницы в возрасте. Первая нарушила тишину Катаржина:
  - Ты кого-то убила?
  Кожа старшей сестры была покрыта кремом, кожа младшей - коричневой засохшей кровью. Мари положила чистую одежду на стиральную машинку и задумалась.
  - Я не скажу маме про косметику, если ты не скажешь про это.
  Девушка покачала головой:
  - Нет, номер не пройдёт. А ну-ка, пойдём, - Катаржина схватила Марию за кисть и потащила к родителям. Мари сопротивлялась. Секунду старшая сестра возилась с задвижкой.
  - Они убили Дика! - Успела выкрикнуть девочка. Катаржина замерла.
  - Кто?
  - Отец Роби. Они не узнали Дика и подумали, что это волк.
  Катаржина подумала, что за этим скупым объяснением скрывается большее. Но Мари не пошла к родителям требовать справедливости. Это уже много значило.
  - Так, умойся, переоденься, - решила Катаржина. - На тебе много крови, это ранение может быть смертельно. Где он? Включай воду!
  - Ты не скажешь маме с папой? - Умоляла Мари.
  - Нет, - покачала головой старшая сестра. Мария захотела её обнять, но та брезгливо поморщилась.
  Глава 3.
  Только на следующий день Мари поняла, что произошло. Она потеряла друга детства, Роберта. Тот рассказал учительнице про их совместную проделку, и девочке светило серьёзное наказание. Но перед потерей верного друга-пса наказание, даже самое страшное, просто ничтожно. Чистый взгляд её голубых глаз потух. Родители удивились отсутствию пса, но решили, что он просто сбежал. Одна Катаржина понимала Мари, но не могла утешить. Они почти не знали друг друга, хоть и жили в одном доме и звались сестрами. Мама с папой втайне обсуждали покупку нового пса. Но Мари узнала об этом и наотрез отказалась от такой идеи. Проявление твёрдости у покладистой младшей дочери пугали родителей. Они снова отложили принятие решений.
  
  Мари очень боялась рассказывать о совершённой проделке. Хотя заступничество родителей могло её спасти. Но учительница всё медлила с наказанием. После уроков она подозвали девочку:
  - Маришечка, у тебя есть дядя? Сколько ему лет?
  Странный вопрос смутил Мари, но она ответила:
  - У мамы два брата. Один маму старше, другой младше.
  - А то он больно молодо выглядит!- Засмеялась учительница. - Твой дядя рассказал, что ты спросила у него разрешения. Но лучше бы тебе разрешили мама или папа, твой дядя слишком добр. Свободна.
  Стараясь не выдать удивления, Мари ушла. 'Дядя? Так он же в столице. Я его сто лет не видела! А не всё ли равно?' Но в сердце были смутные сомнения.
  
  - А что у вас за цветы красивые? - Спросила Мари на следующий день у учительницы. На столе стоял роскошный букет неизвестных цветов. Молодая учительница засмущалась:
  - Да дядя твой подарил...
  Мари решила подкараулить загадочного 'дядю'. У неё больше не было сомнений, что это самозванец. После занятий она сидела на дереве рядом со школой. Весна в этом году наступила рано, потеплело. Пахло сырой зёмлёй. Ветвистая крона дерева надёжно укрывала маленькую наблюдательницу, и ей было всё видно. Ещё Мари заметила, что учительница открыла окно и тоже смотрит дорогу. Подошёл молодой человек. Именно по реакции учительницы Мари поняла, что это 'дядя'. Мари плохо определяла возраст, но ему было больше 20 и меньше 30. Высокий, мускулистый брюнет с золотым отливом волос. Он нёс новый букет. Мари затаила дыхание и устроилась поудобней. Через пару минут мужчина вышел. Учительница снова подглядывала из окна. 'Дядя' махнул ей рукой на прощанье. Женщина скрылась в здании.
  Ещё несколько минут мужчина шёл по дорожке. Убедившись, что его никто не видит, молодой человек стремительно свернул с дорожки на траву и побежал к кустам. Мари спрыгнула с дерева. 'Дядя' ускорил шаг. Девочка бросилась за ним.
  Она добежала до кустов и исчез. Это были дикие розы. Продраться через них напрямую было, там было лишь одно свободное от колючек место. И тайной тропкой Мари достигла этой скрытой полянки. То, что она увидела, навсегда изменило её жизнь.
  Мужчина встал на колени, опёрся на руки. Напрягся. Закрыл глаза. Мари оказалась с ним лицом к лицу, но он её не увидел. Всё его тело начало покрываться волосами. Начал меняться скелет. Одежда скрылась за густой шерстью. Поднялись и изменились уши, вытянулся череп. Когда открылись янтарные глаза, Мари узнала своего пса.
  
  К тому, что Дик вернулся, Мари привыкла легче, чем к тому, что он необычный. Больше девочка не видела, как изменяется её любимец. Он ходил рядом псом. Никаких подтверждений, что Мари это не померещилось, не было. Катаржина едва не лишилась чувств, когда увидела живого пса. Мари решила ей не рассказывать о 'дяде'. Но превращение, в котором она не была уверена, не выходило у неё из головы. Мари попыталась общаться с псом, как раньше и у неё получалось. Её не отталкивало превращение. Мари не читала книг об оборотнях, не смотрела фильмов. Её не пугала необычность пса. В детстве, много не зная, мы мало чего боится. А ведь бояться всё так же нечего.
  Их дружба лишь окрепла.
  Глава4.
  - Мари?- Постучалась Катаржина. Они жили в разных комнатах. - Я хочу кое-что тебе рассказать.
  - Заходи.
  - Я не рассказала раньше, потому что не хотела выдать твой 'громаднейший секрет'. Но когда ты была в школе, несколько недель назад к нам приходил папа Роби. Он сказал, что спас тебя от волка.
  - Он стрелял в мою собаку.
  - Он сказал, что убил её. Сказал, что рана была смертельная, - прошептала Катаржина. - Маришечка, он охотник, в этом он не ошибается. А потом ты объявляешься со своим живым псом, причём как ни в чём не бывало! Ты не хочешь мне кое-что рассказать?
  Мари покачала головой.
  - Зато я хочу, - услышала Катаржина мужской голос за спиной. Она обернулась. На втором этаже кровати сидел Дик. Катаржина нахмурилась. Открыла дверь, посмотрела. Никого.
  - Это розыгрыш?
   Собака легко спрыгнула с кровати. Вдруг что-то в ней начало меняться. Катаржина посмотрела на Марию: та закрыла глаза. Тогда взгляд вернулся на собаку. И в тот же миг Катаржина завизжала. Человек в шерсти прыжком повалил девушку и зажал ей рот.
  - Кроме нас в доме сейчас взрослые, не пугай их, - прохрипел Дик. От того, что касалось её кожи, и от увиденного, от смеси запасов псины и мужского парфюма Катаржина потеряла сознание.
  - Всё в порядке, Мари? - Спросила мама. Она спокойно стояла за дверью.
  - Да, мам, я просто в компьютер играю, там на меня набросился кто-то и убил. Вот я и испугалась, - не раздумывая, соврала Мария. Потом открыла глаза, проверила за дверью и вернулась.
  Через пару минут Катаржина очнулась. На неё смотрел очень презентабельный привлекательный брюнет, не больше 25 лет. Мари кинулась к сестре.
  - С ней всё хорошо, - успокоил девочку парень. - Она просто перепугалась. Прости меня, но ты не должна кричать.
  И он протянул руку, предлагая подняться с пола. Неизбежная укладка, усмехающийся взгляд, прямой нос и уголки губ - всё казалось ей удивительно совершенным. Как только очарование спало, Катаржина поняла, что произошло. Мария просто сумасшедшая! На девушку снова нахлынул ужас. Она убежала из комнаты.
  
  Так прошли 3 месяца. Для Мари они были одни из самых счастливых: тёплое лето, природа и верный друг. А Катаржина вообще предпочла уехать в город, поступать в вуз, ведь каждый раз вид пса нагонял на неё ужас. Больше в тайну Дика никого не посвящали.
  
  Приближался день рожденья Мари, 8 лет. И снова мама, папа, старшая сестра Катаржина и лучший друг, только теперь другой.
  Нежное солнечное утро. Они украшали дом к празднику. Мари вешала гирлянды, а пёс гонял розовый воздушный шарик по полу. Глядя на его причудливые движения, словно он охотился, девочка звонко смеялась. Кульминацией стал большой 'бум' - шарик лопнул.
  Мари всё заливалась смехом, когда Дик замер. Он словно слушал. Через мгновенье он исчез. Мари осталась одна. Веселье разом улетучилось. Мари выбежала на улицу. У реки послышался волчий вой.
  Не раздумывая о последствиях девочка кинулась туда. Она бежала через весь огород и сад, бежала через деревенскую дорогу. Солнце светило прямо в глаза. До реки оставалось немного. Девочка выдохлась. Ей казалось, она всё ближе.
  У границы заповедника Мари остановилась. В прошлый раз, когда она перешла эту невидимую черту, то потеряла друга. Отмахнувшись от неприятных воспоминаний, Мария сделала роковой шаг.
  Сквозь деревья видна ленточка реки. У левого берега стоял Дик. К правому берегу подбегали другие псы. Только сейчас девочка поняла, почему все сравнивают этого пса с волками. Разум подсказывал - беги! Но доверчивость или детское бесстрашие заставляло шагать вперёд. Остальные были крупнее, диче. Но у всех шерсть отливала рыжим. Один из подошедших волков заметил девочку, зарычал, в один прыжок пересёк реку и бросился к Мари. От страха Мари оцепенела. Она смотрела, как волк приближается к ней, и едва заметила, как Дик сорвался с места и ударил того волка, как они сцепились в схватке. Дик был меньше, но ловчее. Остальные окружили дерущихся. Один из прибывших разъединил драчунов и заставил успокоиться. Дик превратился в человека и подбежал к Мари.
  -Что ты тут делаешь? - Закричал он. Мари не ответила.
  - Виктор, - назвал на французский манер волк, из-за которого прекратилась драка. Он обратился в минуту, гораздо быстрее Дика.- Это твоя дочь?
  - Нет, - бросил Дик. И прикрикнул Мари. - Иди домой, сейчас же!
  Мари развернулась и медленно пошла, исполняя просьбу друга.
  - Виктор, я думаю, она может остаться. Если это твоя семья, и если ты ей доверяешь.
  Мари остановилась.
  - Она ещё ребёнок, я не хотел бы её вмешивать. Иди, Мари.
  
   Весь вечер девочка просидела одна. Только когда пришло время спать, и мама дочитала последнюю сказку, вернулся Дик.
  - Ну и подарочек у меня на твой день рожденья, - проворчал он. - Придётся ненадолго отлучиться. Братьям нужна моя помочь.
  - Они твои братья? - Искренни удивилась Мари.
  - Да, младшие. Мы странная семейка. Наш дом - чудесное место, там много высоких деревьев, цветов. У нас даже есть водопад. Чистокровные оборотни-волки всегда стараются выгнать нас из дома. После моего ухода у них это получилось.
  - Полукровки?
  - Да. Мы полукровки. Немного волки, а немного собаки. Это делает нас сильнее, умнее, добрее, в конце концов. Но кому-то это не нравиться. Пока я с семьёй, мои братья живут дома. Но я давно ушёл, а теперь надо вернуться.
  - Что случилось? Почему ты ушёл?
  - Так, сказка на ночь окончена. Завтра я пойду с братьями, через пару дней вернусь. Прости, что пропущу твой день варенья.
  - Пригласишь меня в гости? Конечно, иди, братьям ты нужнее.
  Сколько раз она пожалела об этих словах, сколько сожалела о его отсутствии. Это был грустный день рождения. И после этого дня Дик не возвращался. Быстро пролетела осень. Началась зима. Отсутствие Дика, да вообще друзей очень тяготило Мари. Она замкнулась в себе. Родители, желая поднять настроение и сменить окружение, повезли её в город. Там она пошла в школу и пробыла больше месяца.
  Глава 5.
  Виктор вернулся в родной дом. По слою пыли можно судить о длительном отсутствии хозяева или хозяйки. В этом заброшенном доме Виктору всё напоминало о мире, который он покинул, и в который ему теперь пришлось вернуться. На холодном камине стояли 2 фотографии в рамке. На одной его родители и братья. Отец, крупный оборотень-волк, прижимает Виктора к себе. Хрупкая рыжеволосая мама, оборотень-собака, скромно стоит рядом. На этой фотографии ему 6 лет. Все братья родились оборотнями и проявили свои способности. А первый сын этой странной семьи оказался абсолютно нормальным. Виктор не родился оборотнем, его сделали таким силой. Глядя на вторую фотографию, Виктор заплакал. Это его жена. На этой фотографии она счастлива, она беременна. Сейчас его дочке было бы 8.
  - Если бы она выжила, то была бы похожа на Мари.
  Зашёдший человек словно прочитал мысли Виктора. Это был Дэвил, волк, разнявший драку у реки. Он сделал вид, что не заметил слёз Виктора, стряхнул снежинки с рыжих волос и продолжил:
  - Они сожалеют. Но до сих пор думают, что должны были. Ради нашей семьи.
  - Знаешь, где мне их сожаления? Ради того, что бы я стал 'настоящим' оборотнем, ради того, что бы волки и полукровки жили в этом заповеднике, и я возглавил все это дело после смерти отца, они решили обратить мою новую семью. Помнишь, это убило её. Так ради чего мне было возвращаться?
  - Ради нас, твоей истинной семьи.
  Виктор засмеялся сквозь слёзы. Достав новое фото, Виктор поставил его на камин. На этом фото была Мари в седьмой день рожденья.
  - Советую тебе убрать это фото. Все, кто стоят на этой полке, либо оборотни, либо мертвы.
  Викторий спрятал фотографию в камин. Его окликнули. Это был Риджес, который затеял тогда драку. И в человеческом обличии он был крупнее и сильнее братьев.
  - Чего нюни распустили, нас ждут серые.
  Они вышли на улицу. Их встретил густой снегопад и шесть волков. Это были чистокровные серые волки. Братья Виктора превратились в хищников. Часть оборотней оскалились. Полупсы ответили им. Вожак волков, Сайрус, превратился в человека. Это был ловкий, тонкий, умный молодой человек с белым лицом. Он вертел нос от рыжих, будто от полупсов воняло.
  - Так это правда? Старший вашего рода хочет вернуться?
  Виктор сделал шаг вперёд. Солнце осветило его дерзко и смело. Сайрус продолжил:
  - Ты убил моего отца, тебя не было почти десять лет. А теперь ты хочешь вернуться, чтобы убить меня?
  - Ну, ты можешь отречься в пользу моего братишки, - усмехнулся Дэвил. Вожак серых огрызнулся, его поддержали другие волки. Но Дэвил утихомирил полупсов - драка не нужна никому.
  Подошли другие оборотни, бурые.
  - Ах, кто пожаловал!- Воскликнул серый лидер. Бурый оставил усмешку без внимания и обратился к Виктору.
  - Это правда. Полупсы вернуться. Без тебя, дружище, - бурый пожал руку Виктору.- Чистокровки больно задираются. Я рад, что ты одумался.
  Серые волки ушли. Бурые приятельски расположились у дома, устраивая дружеские потасовки. Лидер бурых, Беркур, разговаривал с Виктором.
  - Я знал, что ты простишь случай ради стаи. Нам с тобой в этом заповеднике будет проще ужиться. Так что разберись с Сайрусом.
  -Разберусь, - бросил Виктор.
  -А мы-то поможем! Мы вот, уже всё сделали, - заверил Беркур и приятельски положил руку на плечо Виктора.
  - О да, сделали. Если бы не ваши старания, моя жена была бы жива, - отмахнулся тот.
  - Мы не хотели, что бы твоя жена умирала. Зато твоя новая перенесла укус гораздо легче.
  - Новая? - Напрягся Виктор. - Я не женился.
  - Твоя новая семья. Мы нашли дом, в котором ты жил последний год. Девушка, ради которой ты там остался, даже лучше твоей бывшей, - Беркур засмеялся и толкнул собеседника. Виктор повалил Беркура в снег, зажал горло и спросил:
  - Кто её укусил?
  Оборотни знали лишь, что если человека обратил кто-то из них, то его можно спасти до тех пор, пока обращённый не стал зверем, то есть не убил. И спасти только убийством того, кто укусил. Для сообщества волков эти законы необратимы и вечны. Виктор подумал, что любой на этой поляне мог проклясть Мари. Но драться со всеми - самоубийство.
  - Мы сделали это ради стаи. Если ты вернёшься... - прохрипел Беркур.
  Виктор стал волком и побежал, оставляя следы на безупречном снеге. Сейчас свои четверо гораздо надёжней. Только бы успеть. Только бы успеть. Только бы не опоздать.
  
  Мимо мелькали красивейшие виды заповедника, родина его рода. Но эта дикая прекрасная природа лишь напоминала о трагедии прошлого. Наступали сумерки. Только бы успеть. Только бы не опоздать.
  Сверху на Виктора спрыгнуло что-то серое. Сайрус. Волк прижал Виктора к земле, вцепился в его горло. Виктор вертелся, выпутывался, выкручивался. Они покатились по склону, не упуская возможности разорвать друг другу шкуры. Единым клубком они свалились в бурную реку. Виктор вспомнил, у этой реки так любила гулять его жена. Сайрус раздирал грудь Виктора. Только ранив сердце можно уничтожить оборотня. Вода приобрела багровый оттенок. Виктор слабел, едва барахтался в воде, почти сдался. Он видел у кромки воды любимую. Она улыбалась и звала его. Её нежная улыбка, розоватая кожа, добрые глаза. Ещё немного и Сайрус отомстит за отца, убитого Виктором в надежде сохранить семью. Ещё немного.
  Но Сайрус тоже подрастерял силы, полупсы чрезвычайно живучи. Тогда Сайрус решил выплыть и убить врага человеческим оружием. Виктор остался один на дне реки. Он не двигался и почти захлебнулся, как вдруг образ убитой жены размылся и затуманился. Зато Мари, испуганная и одинокая, заполнила его разум. Она тонула вместе с ним, медленно погружаясь на дно реки. Из-за него она может лишиться своей жизни. Он не должен опоздать.
  Совершив над собой нечеловеческое усилие, Виктор выплыл. Раны едва кровоточили, но начали затягиваться.
  - Одна из чудесных собачьих способностей - почти мгновенное заживление ран. Заживает всё, как на собаке! Ах да, ты же и есть пёс! В тебе ничего не осталось настоящего! Вы уроды, не псы и не волки! Вас надо убивать!
  Сайрус сидел на берегу в человеческом обличии. Почти на том месте, где сидела когда-то жена Виктора. Она снова встала перед ним, милая, счастливая.
  - Хочешь, научу, - почти прошептал Виктор. Но силы возвращались.
  - Ваши собачьи сентиментальные души всегда удивляли меня. Но, рай для вас закрыт так же, как и для меня. Хочешь посмотреть в лицо смерти или отвернёшься?
  Сайрус достал пистолет. Это лишь оглушение, нож разорвёт сердце гораздо страшнее. Но Сайрус вдруг остановился и закрыл глаза.
  - Я чувствую, твою девочку не спасти. О, она покинула меня... люблю это чувство, хотя, немного грустно.
  - О чём ты?
  - Она убила! Убила! Убила! О, да, она обезумила! Зверь внутри неё рвёт и мечет. Связь не порвана до конца, я чувствую. На ней много крови.
  Виктор закрыл глаза. Да, Сайру обратил Мари, и убивать его теперь бессмысленно.
  - Знаешь, это развеселило меня. Бурые опять решили, что лучше сделать твою семью такими, как мы. Как они, тоже уроды! Ничему жизнь их не учить. И знаешь что? Как вожак я разрешил им это, я сделал это сам. Как они обрадовались, что она не умерла!
  Сайрус поднял пистолет и выстрелил. Шкуру и мышки исказила жуткая рана, в дополнение к почти зажившим предыдущим. Виктор завыл от боли. Сайрус спокойно подошёл.
  -Это твой конец.
  - Щас прям!
  Из сумерек со спины на Сайруса набросился Риджес. Сайрус от неожиданности выронил нож. Риджес пытался оттащить несостоявшегося убийцу от брата.
  - Уходи! - Крикнул Риджес, не выпуская Сайруса из каменных тисков. Виктору не требовалось говорить дважды. Раны начали затягивать. Лишь бы слова волка оказались ложью. Лишь бы Мари не натворила дел.
  Глава 6.
  Мари сидела у окна. Почти 3 месяца пошло с тех пор, как лучший друг её покинул. Бушевала метель. Город валил грипп, Катаржина заболела.
  За эти холодные дни Мари совсем замкнулась в себе. Она побледнела, похудела. Снова сдружилась с Робертом. Но тот порой предпочитал меланхоличный Мари других детей. Бывали дни, когда девочка становилась прежней Мари. Она веселилась, прыгала, играла. И в порыве игры забиралась на подоконник и кричала:
  - Дик, иди сюда, смотри, какая красота! Дик! Дик! Ко мне!
  В такие минуты всем становилось очень неуютно. А потом Мари вспоминала, что пса нет. Её взгляд стекленел. Слёз больше не осталось. Плакать уже не хотелось.
  
  - Роби, как ты думаешь, когда выпишут Катаржину?
  Мари задумалась. Рука невольно выводила на альбомном листе волчий силуэт. От одиночества она училась рисовать.
  - Я знаю столько же, сколько и ты... - Проворчал Роберт. - Идёт на поправку.
  
  Катаржина проснулась в больничной палате. Мышечные боли прошли. Теперь, когда сознание пришло в норму, у девушки не осталось сомнений по поводу болезни. Это не грипп. О нет. Это проклятье.
  
  Разумом завладела всего одна идея: свобода. Жажда силы. Свобода решать, кто останется жить. В одном больничном халате Катаржина пошла по госпиталю. Так, врач - благородная профессия. Не слушая упрёков сиделок и восклицаний врачей, Катаржина побежала. За ней погнались. Но разве они её догонять? Девушка выбежала на улицу. На секунду Катаржину замерла, но только на секунду. Через мгновенье девушка расправила плечи, глубоко вдохнула. Свобода.
  На халат падали мелкие снежинки. Так вот, как пахнет свобода - снегом. Она шла, не зная куда. В каждом прохожем видела поддонка и урода, каждый был достоин смерти. Но убивать всех подряд... на всех не хватит сил. Катаржина шла. Темнело. Сама не замечая, девушка гуляла по тёмным незнакомым улицам. Из задумчивости её вывел пьяный оклик. Катаржина обернулась. Группа, шесть пьяниц. Девушку снова окликнули. Тогда она забежала за угол. Шаги мужчин ускорились. Вот, они достойны смерти.
  
  Девушку удивило, как быстро она изменилась. Виктор года ходил в собачьей шкуре. А Катаржина молода, полна энергии. Она прыгнула. Ужас на лицах мужчин, струя крови из шеи одного, разодранная грудь другого. Остальных она уже не помнила.
  На следующее утро девушка пришла к семейному загородному дому. В нём никого. Страх и непонимание исказили красивое лицо молодой девушке. На ней была кровь, много крови. Но? Что произошло? Катаржина побежала в ванную. И тут она вспомнила, как поймала Мари на попытке смыть кровь Дика. Виктор... Сознание больше могло скрывать события прошлой ночи. Она спустилась на пол и завыла от отчаянья. Осознание того, что девушка натворила, кем стала, парализовало Катаржину на пару часов. Потом она оклемалась. Отмылась. Позвонила родителям. Слабым голосом рассказала, как её отпустили из больницы. Больше Катаржина не превращалась.
  
  Зима вступила в свою полную силу. Порывистый ветер неистово метал прохожих за стеклом. Мари снова сидела у окна. Она уже не ждала, просто долгие ожидания стали привычкой. Тут краем глаза Мари заметила движения. Может, снег падает? Но нет, это животное. Волк! Пёс! Дик! Мари подскочила. Он вернулся! Прямо в домашней одежде девочка выбежала на мороз и побежала навстречу псу. Он радостно вертелся вокруг неё. Мари поймала его и крепко обняла. Но Виктор высвободился и побежал в гараж. Мари уже озябла и побежала за ним. В гараже он превратился. Вид у него был крайне тревожный.
  - Мари, как часто ты превращалась? - теребил Виктор девочку. Но по удивлённому лицу малышки понял, что ошибся.
  - Значит, он соврал. Гадёныш, я ведь ему поверил. Слава богу, с тобой всё в порядке.
  - Да с нами всё хорошо. Только Катаржина болела, - улыбнулась Мари. Тревога Виктора вернулась. Он в образе собаки пробрался в комнату Катаржины. И сразу учуял оборотня. Сайрус не соврал.
  
  Мари плакала. Виктор только вернулся, а тут он снова уходит.
  - Маришечка, - Виктор вытер слёзы девочки. - Я буду приходить к тебе каждый день. Просто Катаржина теперь необычная. Она теперь такая, как я. Меня учили быть человеком в звериной шкуре с детства. Ну, прости меня, я должен научить её.
  - А потом?
  -Потом она будет жить с моей семьёй, в доме с водопадом, помнишь, я тебе рассказывал?
  Мари заревела ещё громче. Сердца обоих разрывались. Мари обижалась, что её сестра будет жить там, куда не приглашают её. Виктор промолчал, что в любой момент волк может возобладать над человеком, и Катаржина обернётся. Виктор промолчал, что Катаржина едва контролирует зверя. Промолчал, что в беспамятстве девушка по запаху найдёт родной дом. И если раздражить молодого оборотня...
  Виктор поцеловал девочку в лоб и скрылся в темноте. Через секунду туда же направилась Катаржина. Её пронзило чувство вины и безвыходности. Виктор обещал помочь с этим справиться. И, глядя на его грустное совершенное лицо, молодая девушка почти забывала о страшном поступке. Иногда она замечала, что Виктор даже рад случившемуся. 'Слава богу не Мари' - читала она на его лице. Но она не знала, как винить себя Виктор в том, что связался с этой семьёй. Так же он винил себя, когда умерла его жена.
  Глава 7.
  Они поселились туристами в небольшой даче. Сезон был не огородничий, народу вокруг никого. И Катаржина могла обращаться, тренироваться без лишних проблем. А когда на улице стояла непогода, а такое в апреле бывает часто, Виктор рассказывал девушке сказки - то, что говорила ему мама в детстве. Про оборотней, про людей. Про оборотней волков, собак, лисиц, медведей. Катаржина смеялась и не верила.
  
   - Зачем тебе вообще семья? Зачем ты связываешься с обычными людьми? - воскликнула Катаржина однажды несдержанно, но увидев реакцию Виктора, тут же пожалела. Виктор осунулся.
  - В нас течёт и собачья кровь. Я не могу без семьи. И когда все братья перестали считать меня членом семьи, я ушёл. Завёл свою, нормальную семью. Но умер отец. Братьев, как нечистокровных, хотели выгнать. В заповеднике живут волки, а полупсы.... Мне пришлось вернуться. Я убил другого претендента на право вожака. Братья вернулись домой. А я нет. Передал лидерство брату и ушёл. Оборотни - не моё. Хочу семьи. Но все, к кому я прихожу, обречены.
  Виктор отвернулся. Он уже месяц занимался с девушкой. Он учил её контролировать зверя, сохранять разум и память. Без зависти он заметил, что она очень способна. Но бледно-серый цвет шкуры Катаржины смущал его. Это не давало забыть, что он воспитывает своего врага.
  
  - Я ухожу! Хочу в заповедник! - однажды заявила девушка. Виктор отреагировал спокойно. Его нож ровными движениями вырезала фигурку из дерева.
  - В какую? Их всего несколько, к нашему великому сожалению
  - В ваш. Хочу познакомиться с твоими братьями.
  - О нет, туда не пущу.
  - Вот глупость какая, кто тебя спросит? Веди меня туда.
  - Нет, я тебя не отпущу. Ты ещё не готова.
  - Да я быстрее тебя оборачиваюсь! А не хочешь - не надо. Я спрошу у других.
  Виктор усмехнулся. Но нож замер в воздухе.
  
   На следующую ночь Виктор улизнул из ночлега. Он бежал домой, к Мари. Девочка давно его и ждала, да и Виктор надеялся, что девочка уговорить сестру остаться дома. Оборотень привёл девочку в зимний лес. Но Катаржины нигде нет.
  - Убежала! - закричал волк. Его голос исказило эхо.
  - Куда? - тихо спросила Мари.
  - Между волками существует некая связь. Вроде ... радио. Что-то животное. Мы можем чувствовать нам подобных на расстоянии. А связь проклятия, одной крови, ещё сильнее. Так братья нашли и спасли меня, когда Сайрус... Неважно. Катаржина почувствовала эту связь. И Сайрус ведёт её в наш заповедник. Вот ..., воспользовалась моим отсутствием. Я должен её перехватить. Мари, в машине есть телефон. Позвони по номеру на бумажке в бардачке. Приедут спасатели, заберут тебя. Счастливо!
  Виктор обнял Мари и убежал. Девочка осталась совершенно одна.
  
  Виктор бежал, время от времени проверяя след. Но вскоре понял, что Катаржина гораздо быстрее его, и что девушку ему не догнать. Тогда он развернулся и направился к машине. Мари не было. Записка с номером так и лежала в бардачке. Список исходящих вызовов пуст.
  Как он мог! Как он мог оставить её одну! Одну, в зимнем лесу... Виктор завыл. Ведь это она, а не Катаржина, их истинная цель. А он так удобно вывел её из дому!
  Вдруг Виктор заметил недалеко следы шин на снегу. Они увезли её на машине. Наверно, что бы сбить запах. Но из лесу ведёт только одна дорога. Он её хорошо знает! Виктор сел в машину, повернул ключ. Мотор промолчал. Ещё раз. Снова тишина. Очень в их духе, вывести машину из строя. Виктор хлопнул дверью и побежал. Шансов мало, но дорога делает крюк. Можно добраться до заповедника быстрее их и сделать засаду. Если они едут в заповедник.
  
  Виктор решил посоветоваться с братьями. Когда он добрался до дома, полупсы уже знали про похищение Мари. Сайрус назначил место встречи. Это было самое бурное место река. Начало весны, снега заполнили русло реки. Волны были бешеные, рвались, метались, мечтая вырваться из каменных объятий на ровные луга. С одного ровного берега подошли рыжие полупсы. С другого, более крутого берега приходили серые волки. Им было хорошо видно друг друга, но шум реки перекрывал голоса. У Дэвила зазвонил телефон. Он с таким удивление вытащил его из кармана, посмотрел на экран и передал телефон Виктору.
  - Номер незнакомый. Но кто мог ещё знать, что из нас всех я один ношу с собой телефон?
  У Дэвила, так привыкшего к человеческой жизни, был крупный бизнес.
  Виктор приложил телефон к уху. 'Сайрус' - прошептал потом одними губами. Все смотрели на ту сторону реки. Сайрус поднялся на возвышенность.
  - Здравствуй, Виктор. Как дела?
  - Как Мари?
  Сайрус махнул рукой. Подъехала машина, из неё вытолкнули маленькую девочку. Сайрус подошёл к Мари, схватив её за белокурые волосы.
  - Как видишь, она жива. Но это ненадолго.
  - Что ты хочешь?
  - Твоей смерти. Но сейчас важнее, что бы ты отрёкся от права вожака. Не с пользу кого-то, а навсегда. На совсем.
  - Но мои братья... Ты же выгонишь их из заповедника.
  Сайрус сел на пригорок. Он смотрел прямо в глаза Виктора, заговорил тише.
  - Какая тебе разница? Может уже пора вырасти? Сколько ещё они будут рушить тебе жизнь? Ты убил моего отца. Да, он был стар. Подумай, толи семья, что тебе говорят. Ты убил моего отца. А он был братом твоего. Значит, ты убил своего дядю. А я тоже твоя семья, я твой двоюродный брат. Но мне не вешают другие на уши лапшу. То, что твоя мать не из нас, не делает тебя чужим. Подумай об этом, когда будешь слушать советы братьев.
  Связь оборвалась. В паре слов Виктор объяснил требование Сайруса. Братья молчали. Они понимали, на что давил Сайрус. Виктор окинул взглядом своих братьев. Большинство из них - рыжие, в цвет шкуры, как у матери. Но Виктор, Риджес и Дэвил были брюнетами, как отец.
  Зазвонил телефон. Минуту Виктор смотрел на экран. Сайрус не скрывал нетерпенья. Он потащил Мари к обрыву. Брызги волн коснулись её одежды.
  - Что ты решил?
  Виктор молчал.
  - Так что, семья?
  Сайрус сделал вид, что толкает Мари. Мари стояла бледная, но спокойная. Может она была уверена, что Виктор спасёт её? Виктор поднёс телефон к губам и прошептал:
  - Толкай.
   Его решение удивило и серых и рыжих. Сайрус потянул Мари на себя. Одной рукой схватил так, чтобы не вырвалась, другой вытянул её руку. Он укусил её, у девушки пошла кровь. Тогда он разодрал себе руку и смешал их кровь. Это значит обращение, смешение крови. Мари закричала. Виктор знал, кровь оборотня обжигает, словно раскалённое железо течёт по твоим жилам. Виктор попытался поймать её взгляд, но она как-то странно смотрела только на реку.
  Сайрус запихнул девочку в машину и уехал. Виктор смотрел на ту сторону бурной реки.
  - Будет лучше, если она умрёт. Я не хочу, что бы она выжила. Не хочу ей такой жизни, - прошептал Виктор. Братья не решились подходить к нему. Полупсы один за другим расходились. Каждый из них пожертвовал бы жизнью ради семьи, но жизнью маленькой девочки... они были в смятенье.
  Глава 8.
  Виктор вернулся в свой дом. Навёл в нём порядок. Он был один в этом огромном доме, построенном для большой семьи. Комнаты просторные, минимум лишних деталей. Каждый шаг оглушал в тишине, каждый шаг сдавливал сердце.
  -Если она выживет, она станет твоим врагом. Ты не сможешь убить её, тогда она убьёт тебя,- Дэвил подкрался незаметно. Он смотрел на фотографию, спрятанную в камине.
  - Не вытащишь? Вроде терять уже нечего.
  - Нет.
  Виктор сел на пол. Никогда ещё он не был так одинок. Дэвил ушёл. Опустились сумерки. Виктор просидел так весь вечер. Вдруг его волчий слух ощутил движение на кухне. Дом находился в дебрях тайги. Случайного человека не могло быть.
  Виктор встал и прошёл на кухню. Вроде никого. Он снова уловил движение за спиной, но обернуться не успел. Серый силуэт повалил его на пол, завязалась драка. Сайрус! Но нет, волк обернулся человеком, схватил нож. Тогда мужчина увидел: это Катаржина! Он не успел встать и защититься, как почувствовал холод бесчувственной сталь у своего горла.
  Кроме разорванного сердца отрезанная голова тоже может стать причиной гибели оборотня. Этому Виктор девушку не учил. Она оказалась гораздо способней.
  - Ты! Ты оставишь её? Оставишь?! Она станет такой, как ты и я!
  Виктор молчал. Любое неправильное слова тут же избавит его от страданий.
  - Ты не посмеешь!- Кричала Катаржина. Но после голос стал ровнее. - Я должна тебя убить. Я твой личный враг. Ты мне этого не говорил. А знаешь, как легко мне сейчас тебя убить? Я гораздо сильнее тебя.
  Она отставила нож, но держала его в руках. Позволила Виктору встать и продолжила:
  - Сайрус укусил Мари до того, как привёз на реку. Напичкал её таблетками, поэтому она была такая бледная и спокойная. Она моя сестра. Но я не могу убить Сайруса. Ты можешь! Убей его. Если Мари станет оборотнем, расстановка сил измениться. Оказывается, всё так хрупко! Один из их рода, это ты знаешь, кто это будет, заявит о своём праве. И их будет больше, мне придётся биться на их стороне. Не стану скрывать: чистокровные оборотни выродились, но я на их стороне. Если вы начнёте битву до окончания обращения Мари, то вы выиграете.
  Она всадила нож в деревянную стену по рукоять. Такое наглядное проявление нечеловеческой силы даже ужаснуло Виктора. Той прежней испуганной девушки не осталось.
  - Завтра. Я расскажу чистокровным о вашем желании биться. Если вы струсите, то никогда не сможете вернуться в заповедник. А я найду и убью тебя.
  Она ушла так же незаметно, как пришла. Виктор поспешил к братьям. Как попросить их рисковать жизнями ради навязанного боя?
  
  - Навязанного? - Взбесился Риджес. Дело было в чаще леса, подбегали другие братья. Они были в человеческом обличье, но Риджес даже человеком был похож на волка. - Навязанного? Да ты раскис, в тебе течёт ... кисель! Тряпка! Не будь ты моим братом, я бы нашёл словечко покрепче. Навязанного?
  - Риджес, - попытался утихомирить брата Дэвил. - Оставь силы на завтра.
  - Навязанного? Да ты не видишь, не замечаешь, тебя не было так долго! Все изменилось брат, все изменилось. В заповеднике нам давно не хватает места. Серые больше не мирятся с нашим присутствием. Если твоя малышка обратится, они сотрут тебя в порошок, как и нас всех. А твоя драгоценная так зла на твоё бездействие, что жаждет убить тебя первой. Этот бой не навязан, он назревал давно. И сейчас самое время. У милейшей Катаржины ума больше, чем у тебя.
  Виктор оглянулся. Его братья предупреждены, что идут на бой. Но не один не отклонился от призыва. В ночной мгле он увидел их так чётко и ясно, как никогда прежде. В их глазах он прочёл реальное желание биться, волю к победе. Это воодушевило его. Теперь, когда впереди старший бой, и этот день может быть последним, на его душе восстановилось долгожданное спокойствие.
  Глава 9.
  - Все в сборе. - Объявил Дэвил. - Не пустим врага к нашем дому, встретим его на границе.
  Стая рыжих волков приблизилась к новому берегу реки. Это было идеальное место для исторической битвы: рядом шумел водопад, из-за таянья снегов река вырвалась из берегов и заполнила долину. Не глубоко, воды по колено. Так павшие скроются из виду, спрятанные бликами и отражениями.
  Вода прозрачная, ледяная. Но никому это не страшно, кроме Мари. Девушка ещё мучается. Лихорадка отпускает, но возможность крещения на поле битвы слишком привлекательна. Сайрус шепчет ей что-то на ухо, она кивает. Сердце Виктора сжалось: что-то, а расположить людей к себе он умеет.
  Восходит солнце. Одновременно серые и рыжие волки вступили в воду, как фигуры на шахматное поле. С каждым шагом они приближались. Виктор не увидел среди волков Катаржину. Сайрус обернулся волком, его примеру последовали остальные. Последний, медленней всех, обернулся Виктор. У него меньше практики, ему трудно и больно это делать. Но в этот раз медленность добавляет торжественности.
  Когда между противниками осталась узкая полоска воды, послышался волчий вой. Это выли бурые оборотни. Они приближались против теченья реки. Сайрус ухмыльнулся: это он послал часть волков за бурыми. Ему обещали, что будут на его стороне. И он не понял, почему бурые оборотни разделились: предводитель Беркур и его окружение встало на сторону чистокровок, менее податливые встали за полупсов. Этот раскол удивил и Виктора, ещё недавно именно ему обещали помощь. Но Сайрус решил воспользоваться ситуацией и прыгнул на Виктора. Словно две волны сошлись две стаи.
  Сайрус повалил Виктора, начал раздирать его шею. От неожиданности Виктор уступал. Вдруг кто-то отбросил серого волка. Это была Катаржина. По её глазам Виктор понял, что это она внесла разлад в стаю бурых, она заставила биться тех, кто планировал отсидеться, предала тех, кому должна была быть верна. Понял это и Сайрус.
  Не смотря на то, что считается, что Катаржина не могла убить 'волчьего отца', то он легко мог прикончить её. Катаржина убежала и увела Сайруса за собой. Виктор осмотрелся. Его братья дерутся, как настоящие воины, стойко. Блики указывали, кто кто-то уже погиб. Но кто? Наш или враг? На Виктора прыгнули сзади. Тот кувыркнулся и, убедившись, что это серый волк, перегрыз ему горло. Снова осмотрелся. На Риджеса аж трое волков, но помощь ему не нужна. Дэвил повалил кого-то. За морем брызгав больше никого не рассмотреть. Вдруг взгляд упал наверх, на водопад. Катаржина, загнанная в угол, задумала перепрыгнуть его. Она сильная, у неё получиться. Но Катаржина оступилась и упала прямо в бурные воды. Виктор забыл про всё и побежал. За ним увязался молодой волк, но с ним тоже проблем не возникло. Когда он наконец добежал до водопада, Катаржину вынесло в реку. Всё её тело кровоточило. Тогда Виктор понял, как ужасно то, за что он когда-то благодарил судьбу: раны полупсов быстро заживают, а вот раны чистокровок - нет. Сайрус смотрел на них сверху. Потом его взгляд направился на поле битвы. Лицо, тонкое, светлое, исказило злой улыбкой.
  Мари! Виктор вынес Катаржину на берег и бросился к девочке. Ещё издалека он понял, что происходит. Тело девочки менялось, она не могла кричать от ужаса и боли, не могла это контролировать. Она не поймёт, если убьёт.
  Тогда Виктор бросился в чащу. Он знал, что Сайрус будет искать Катаржину. Достигнув заветного места, Виктор увидел своего врага. Но тот не мог заметить рыжего волка. Виктор был на верху, за надёжной защитой камней. А Сайрус и Катаржина внизу. Они ходили кругами в образе людей, о чём-то разговаривали. Тогда, выбрав подходящий момент, Виктор бесшумно спрыгнул на серого оборотня. Тот сопротивлялся, но бешенство и страх потери Мари прибавили Виктору сил.
  Всё закончилось в пару движений. И вот Сайрус застывает. Последними словами, которые он произнёс, было имя его отца. Убитого Виктором.
  Катаржина слабо застонала. Мужчина подбежал к ней, бережно поднял её голову.
  - А я могла бы стать собой. Могла стать человеком. Но мне уже... нет пути назад.
  Виктор прижал девушку к себе.
  - А Мари? - прошептала она.
  Виктор боялся узнать. Он осторожно положил Катаржину на холодную землю. Она закрыла глаза. Посмотрев на эту неподвижную девушку, мужчина увидел свою жену. Она стояла рядом. Виктор не двигался. Его любимая наклонилась. И вмиг исчезла.
  Виктор вздрогнул. Его супруга словно переместилась в Катаржину. Как она красива, жива, среди спящего леса. Не желая смотреть девушке в глаза, Виктор побежал. Бой угас. Одиночки ходили в поисках убитых друзей. Кто победил? Ходили и рыжие и серые. Наверное, перемирие.
  - Редко битвы заканчиваются полным разгромом противника, брат! - Кричал Дэвил и приближался к Виктору. - Мы победили! Серые убежали, но разрешили им вернуться и забрать тела.
  - Где Мари? - оборвал Виктор его счастливую тираду. Дэвил пожал плечами.
  - Она начала обращаться, кажется, её пытались убить. Не знаю...
  Виктор бросился на поиски. Как много времени он потерял! Он вглядывался в каждое лицо. Радовался, если это враг. Печалился, если это друг. Наконец он нашёл её. Она была завалена другим тело и не подавала признаков жизни. Мужчина прощупал пульс. Слабый. Она жива. Тело убитого не давало слабой девочке возможности пошевелиться. Ещё бы чуть-чуть, и она бы захлебнулась.
  - Виктор, всё в порядке? Она жива? - Окликнул мужчину Дэвил.
  - Она жива. И кажется, нормальная.
  - Ты убил Сайруса?
  Виктор промолчал. Дэвил продолжил:
  - Ты вожак. Никто не будет гнать нас из заповедника.
  - Я передам свои права Риджесу. Надо найти кое-что.
  - Что?
  Не отпуская Мари, Виктор обернулся.
  - Я хочу кое-что сделать. Поможешь?
  - Мы всегда с тобой.
  Глава 10.
  Виктор собрал свою новую семью в доме. Он собирал вещи. Битва окончена, заповедник принадлежит победителям. А чистокровные оборотни волки, озлобленные и обессиленные, больше не представляют угрозы. И Виктор нашёл себе новую цель.
  - Помните легенду, об оборотне, который стал человеком?
  - Что?? Ты ...
  - Я не себе. Катаржина. Она достойна права выбора. Это будет долго и нудно, но попытаться стоит. Вы знаете, я не самый сильный, не самый умный. Моё достоинство лишь в той причуде судьбы, что я первый появился на свет. Вы справитесь и без меня.
  Братья переглянулись. В человеческом обличии обнаруживались большие различия. Всего их было семеро. 'Мать героиня', могли подумать другие. Но они на половину звери, животные. Они имели разные контуры лица, разные комплекции. Четыре из них - младшие братья Виндзор, Рекрур и близнецы-подростки Эдвард и Серел - рыжеволосые, как мать. Это был ржаво-рыжий цвет, особенно смотревшийся на солнце и ветру. Но Виктор, Риджес и Дэвил были брюнетами, как отец. И вдруг, сейчас, в этот момент между ними возникало сходство. Глаза. Совершенно одинаковый сосредоточенный взгляд. Они знали больше о дружбе и семье, чем люди. Они - оборотни.
  - Чем мы можем тебе помочь?- Прервал молчание Риджес.
  - Я собираю рюкзак, но я не знаю, куда идти, - ответил Виктор.
  - Это сейчас не так важно. Здесь и сейчас мы должны решить судьбу Мари и Катаржины. А так же твою, - предложил Дэвил. - Начнём с Мари. Она ещё ребёнок. Она не понимает, что здесь происходит. Сейчас она хочет остаться с нами. Виктор, я гарантирую тебе здесь её безопасность от нападения серых волков.
  - Нет, Мари вернётся к обычной человеческой жизни. Здесь её ничего не держит, - отрицательно покачал головой Виктор.
  - Здесь её удерживаешь ты. И сестра. Ты думаешь, что после всего, что она здесь пережила, девочка сможет вернуться к нормальной жизни?
  - А кто ей поверит? Катаржина уже совершеннолетняя, самостоятельная и может оставить родительский дом. А Мари ещё слишком мала. Она должна жить с родителями, словно обычная девочка.
  - А если последователи расовой чистоты захотят отомстить?
  - Серые волки? Они почти уничтожены. Братья, как вы не понимаете, я хочу уберечь её от нас! Прежде всего мы сами, а не кто-то другой, представляем опасность. Дома ей будет лучше, чем в заповеднике.
  Братья замолчали. Милая светлая Мари успела подружиться со всеми. Если бы она осталась в заповедники, то была бы окружена любовью и заботой. И оборотнями. Но Виктор хочет сохранить эту душу.
  - Хорошо брат, мы отведём её домой, - уступил Дэвил.
  - Да. И купите ей собаку. Девочке нужен друг.
  Риджес кивнул. Он выберет самую умную.
  - А что с Катаржиной, её сестрой? - Спросил Рекрур, один из младших братьев. Старшие братья хотели бы избежать этой темы.
  - А тут всё сложнее... Неоднозначная ситуация получилась. Если бы серые победили, она была бы предательница. Сейчас она герой, но предатель однажды.... Да и не смотря на это она остаётся серым волком, и её шкура всегда будет напоминать нам о врагах. Как бы кто не подумал...
  - Я заберу её с собой. И пусть история забудет её имя.
  Братья посмотрели друг на друга.
  - 'Что это значит?' - продолжил Виктор. - Историю пишут победители. Катаржину я увезу. Само существование волка-предателя поставит нашу победу под сомнение. Просто забудьте её имя, не произносите его вслух. Я уверен, есть место на нашей планете, маленький лес или заповедник, где она не должна будет меня убить.
  - Так она вроде и не собирается. По-моему, ты ей даже нравишься, - усмехнулся снова Риджес.
  - Это у неё в крови. И вообще, я хочу узнать, можно ли ... вывести это. Может ли она вновь стать человеком.
  - Ну тогда, - задумался Дэвил. - У меня есть одна идея.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) С.Бушар "Волчий билет, или Жена Љ2"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"