Мотылёк Юлия: другие произведения.

Легенда о принце и розе

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Когда-то, давным-давно, во всём мире хранилась легенда. Она передавалась из уст в уста, с каждым днём понемногу забываясь, но странным образом хранясь в сердцах людей. Легенда гасила про чудо.
  
  
  Тёплый летний ветерок лёгкой волной омывал большой, прекрасный сад и светлые волосы не менее прекрасного юноши. Сад, наполненный снежно-белыми розами, лепестки которых, словно снег, развевались вокруг, застилая призрачные тропинки, создавая иллюзию тёплой и мягкой зимы. От такого волшебства не устоял никто. Светловолосый юноша, небесные глаза которого в данный момент были устремлены на единственную неурядицу этого места, не был исключением. Но и сам юноша отличался от других: он видел всю глубину красоты - душу Белого Сада. От зорких глаз его не ускользали маленькие остроухие человечки с крылышками, в мире людей прозванные феями, жизнь которых равна времени существованию той или иной розе, растущей в этом саду.
  
  Но эта история не о зоркости парня и не о саде, красоте которого завидовали. Эта история о более банальных вещах, известных всем живым существам. Остальное же просто дополнение.
  
  Долгое время смотрел юноша на изъян своего сада. Конечно, здесь, в Белом Рае, как изредка называли столь волшебное место, розы, являвшиеся его сутью, жили дольше обычного, но эта... она не поддавалась старению уже почти два десятка лет. Обычная роза этого сада, проживая семь лет, увядала, дабы уступить своё место другому бутону, а эта... порой казалось, будто просто спит.
  
  И как не пытались в прошлом убрать недостаток, цветок не подпускал к себе никого, распуская свои молодые, но от этого не менее острые шипи, защищая душу цветка и его лепестки. Ниссий, так звали юношу, вопреки всех мнений и взглядов, не считал, что этот изъян так уж плох. Скорее он бы поверил, что это его изюминка. И с тех пор, как вынес Ниссий свой вердикт по делу сему, - так считали все.
  
  Изъян сей, изюминка сия - дикая синяя роза, красота которой во много крат превосходила все существующие цветы этого и, возможно, не только этого, мира.
  
  С самого начала, с первого взгляда, наблюдательный принц влюбился в цветок, но, к сожалению или к счастью (решать, увы, не мне), не так давно это понял.
  
  Только владельцу сада дикарка разрешала притрагиваться к дивным мягким лепесткам и вдыхать аромат ванили. Вот только как ни старался юноша, а так и не смог разглядеть фею, жизнь которой хранилась в этом цветке. Либо скрывалась она, либо её попросту не было, что считалось невозможным в Белом Рае. Хотя, если быть до конца искренней, и сама синяя роза считалась невозможной.
  
  Впервые повстречали они друг друга таким же обычным летним днём, как этот, но обычным он был не для всех. Маленькому принцу Ниссию на пятилетие великодушный отец подарил жемчужину своих сокровищ - Белый Рай, и обрадованный сын, забыв о жесте благодарности - поцелуй фамильного кольца, находящегося на правой руке короля, побежал осматривать свои первые официальные владения. Нет, Вы не подумайте, он и раньше здесь бывал, но именно в этот день сад стал не просто садом, для юного принца он стал Раем.
  
  С сияющей улыбкой, развевая выбившиеся из косы светлые волосы, бежал он по Саду, не замечая ничего вокруг, кроме собственного счастья. Сегодня для него был особенный день, сегодня у него был особенный подарок, сегодня у него было особенное настроение, сегодня ему было можно всё. Но что может быть нужно ребёнку, который и так получил больше, чем только мог мечтать?
  
  Долго бегал маленький Ниссий по своему Саду и бегал бы дальше, не отрываясь, но он споткнулся. Принцы ведь тоже имеют право споткнуться, не правда ли? В венах маленького тельца текла королевская кровь, и потому он не имел права заплакать. Возможно в прошлом, год или даже полгода назад, но не сейчас, когда он стал уже большим, взрослым, получил такой огромный знак доверия отца. Да, Ниссий совершенно не походил на обычного ребёнка своего возраста, во многом он был умнее взрослых, может даже умнее самого короля. И даже сейчас, чувствуя боль от удара, принц с благородством, присущим только королям, поднялся, не проронив ни одной драгоценной слезинки, с выражением, как будто так и было задумано, огляделся. И только когда убедился, что никого нет рядом, позволил себе отряхнуть одежду и продолжить путь.
  
  Возможно, он прошел бы его, а потом вернулся в покои, но взгляд его детских голубых глаз, с совсем не детской мудростью, таящейся в глубине, остановился на дикой розе.
  
  Никогда прежде не доводилось встречать ему таких диковинок, и он был удивлён, восхищён и любопытство подало своё право на визит. Ниссий одобрил и подошел, чтобы насытить его. Шипы розы, отталкивающие всех, кто приближался ближе, чем положено, не двинулись с места. Шипы, которые оживали при малейшем приближении кого-либо, кроме здешних обитательниц; которые ранили не одно благородное, и не очень, лицо, пытавшееся заполучить дивный цветок - замерли. Остались бездействовать, а маленький принц подходил всё ближе. Скорее всего, если бы в этот момент рядом находился хотя бы один взрослый, этой истории и не случилось, а возможно случилась бы с опозданием. В любом случае всё пошло так, как пошло.
  
  Тонкая и изящная королевская ручка поднялась, с желанием дотронуться до прекрасного, невиданного. И она достигла своей цели. Лепестки наощупь оказались похожими на бархат: нежными, гладкими, но прочными.
  
  Долго маленький Ниссий простоял так: не двинувшись с места, глядя зачарованными глазами, вдыхая не присущий розам аромат ванили, бережно проводя пальцами по дивным лепесткам, и стоял бы так дальше, пока не стемнело, или, возможно, дольше. Но его прервала няня Мэстэль, пришедшая дабы сопроводить маленького наследника к столу - начинался праздничный обед. Да и теперь принцу необходимо было переодеться.
  
  С тех пор Ниссий каждый день, а иногда и ночь, как только выдастся минутка другая, приходил к синей розе, дабы дотронуться, вдохнуть странный аромат, так не похожий на другие, рассказать как провел день или что увидел, а иногда чтобы просто в молчании посмотреть на закат или рассвет. Почему-то только именно здесь он чувствовал себя уютно.
  
  Однажды, когда Ниссию было десять, ему вдруг захотелось дать имя розе, подруге, ворвавшейся в его жизнь так плавно, волшебно и в то же время элегантно.
  
  В тот день стояла осень, но в Белом Рае, название которого уже пять лет Ниссий не считал правильным, как обычно было лето, и цветы, нисколько не смутившись, цвели как обычно. Принц, который убежал от очередного скучного урока по придворному этикету к своему любимому месту, расположился рядом с кустом одинокой синей розы на траве и смотрел на летящих далеко в небесах птиц, попутно рассказывая, как провёл день, и объясняя, чем именно скучен профессор Прикл, человек со смешным именем, но так глубоко уважаемый в обществе.
  
  Именно в тот момент, когда наследник целого королевства жаловался на такого чудного профессора, маленькую, но не глупую голову, посетила совсем детская мысль: дать имя дикой синей розе. От этой мысли он даже присел и опустил взгляд с выделывающих смешные круги в небе птиц, к внимательно слушающей всё это время розе.
  
  - Ведь это же неправильно, чтобы у живого существа не было имени! - вслух размышлял принц, поправляя одноручные мечи у себя на поясе. Ниссий уже четыре года, как научился владеть клинками разных видов и предназначений, и неплохо справлялся в спаррингах на тренировках. - Даже у этого ужасного профессора есть имя! Решено: за неимением других кандидатур, и оттого, что ты не можешь мне сказать своего имени, а розой называть тебя и дальше будет бесчестно, несерьёзно и обидно для тебя, я, старший сын короля Крига, наследник драконьего королевства Ламэррик, дам тебе имя! - закончив свою праведную речь, принц поднялся и ближе поглядел на главную прелестницу этого сада, а для юного принца, всего мира. - Вот только какое... - мгновенно замялся принц и начал ходить из стороны в сторону.
  
  Два часа ходил вот так Ниссий, никак не желая остановить взгляд своих мудрых мыслей на одном из вариантов - все они казались неподходящими: то слишком обычным, то слишком вычурным, то слишком странным, то недостаточно красивым.
  
  Вскоре пришла няня Мэстэль и, отругав юного принца за прогул, повела на урок музыки. Эта женщина, разменивающая уже пятый десяток, давно считала наследника своим приёмным сыном. Детей, к сожалению, она не имела, а потому, когда десять лет назад ей доверили воспитывать королевского отпрыска, была больше, чем счастлива, и сейчас любила его, как собственную кровинку, часть вечной, доброй души. А Ниссий, не отвлекаясь на праведно свирепевшую любимую няню, бредя к одному из нелюбимых, но не таких скучных, как придворный этикет, уроков, размышлял о своём.
  
  - Дорогая няня, - на выходе из сада остановился и подал голос принц, окончательно запутавшийся в своих соображениях,- а как найти подходящее имя?
  
  Мэстэль, которая уж давно смирилась со странными вопросами воспитанника, задумалась, мгновенно забыв про пояснения "правил поведения наследников".
  
  - Вообще, - наконец ответила она, - имена не находят, имена чувствуют. Как ветер. Ведь вы же не можете найти ветер, но чувствуете его. - И после легкой паузы всё же поинтересовалась: - Что-то случилось?
  
  Ниссий, проигнорировав, или, быть может, не услышав вопрос, ещё сильнее задумался.
  
  - А как выбрали имя мне? - поинтересовался принц, глядя в карие глаза Мэстэль.
  
  Женщина, которая уже хотела было обидеться на проигнорированный вопрос, растаяла под теплом и сиянием любопытных голубых глаз наследника. "И как только такое прелестное дитя сможет справиться с драконьим престолом?" - незамедлительно всплыл мучающий десять лет подряд вопрос.
  
  Присев на скамейку, стоявшую около арки выхода из Рая, и поманив последовать своему примеру принца, пояснила:
  
  - Любимые народом, король Криг и его прекрасная супруга, ваша мать, королева Аллерьес, долго мучились, никак не находя подходящего имени для своего первого ребёнка, наследника престола, вас. - Няня взяла за руку принца, и заглянула в горящие нетерпением глаза, пытаясь понять, понял ли он то, что уже сказано, найдя ответ, продолжила: - До самого того светлого дня, когда на свет вышла ваша светловолосая головушка, они не могли определиться. Когда казалось, что имя уже выбрано, королева мгновенно отметала эти убеждения, заявляя, что оно не подходит.
  
  - А что отец? - не смог удержаться от вопроса принц.
  
  - А что король может сделать с вашей матушкой? - хихикнула няня. - Вы же прекрасно знаете характер королевы! Он смирился с её решением, но не прекращал попыток убедить в обратном.
  
  - Так как же выбралось моё имя? - допытывался наследник.
  
  - Не всё сразу, Ниссий, - погладила по голове воспитанника женщина и так по-доброму улыбнулась, что принц не смог не улыбнуться в ответ, - не всё сразу. Когда вы, наконец, появились на свет, когда колокола по всему королевству объявили о вашем рождении, когда королева впервые взяла вас на руки, тогда и она, и король, и, возможно, весь мир, поняли, что ваше имя может быть только таким и никаким более.
  
  Светлая головушка наследника вмиг начала свой мозговой штурм, пытаясь правильно понять услышанное. Няня, заметив, что ребёнок больше ничего спрашивать не будет, поднялась с места и потащила наследника на занятия.
  
  Вот так, один маленький разговор с человеком, так давно и, всё же, недолго знающим принца, полностью погрузил юную голову в долгие дебаты с самим собой. А дикая синяя роза, которая с самого первого знакомства с этим странным пареньком была счастлива, впервые почувствовала что-то очень важное, что-то, что было скрыто давным-давно.
  
  Три дня не появлялся Ниссий в Белом Рае, у так полюбившейся розы, имя для которой так и не было найдено.
  
  И вот, когда наступила ночь третьего дня, принц, вошедший в свои покои усталыми ногами - он сделал часть завтрашней работы, чтобы, наконец, повидать прекрасную спутницу его жизни, заполнившею очень важное место в его добром сердце - повалился на обделанную бархатом кровать, в долгожданный сон.
  
  В эту ночь ему снился лес: густой настолько, что казался заброшенным. Огромные дубы закрывали своими широкими ветками небо, отчего здесь, в самой его глубокой чаще, думалось, будто длится вечная ночь, хотя возможно так и было. Ниссий шел вглубь леса, абсолютно не чувствуя опасности. Хотя ему и нечего было опасаться. Он просто шел - шаг за шагом. Ветки расступались, животные разбегались. Принц просто шел на ярко-алый огонёк, с каждым шагом становившемся ближе.
  
  Так бывает, когда идёшь неизвестно сколько. Вот и он шел, а, наконец, достигнув своей цели, совершенно не ощутил времени.
  
  В глубокой чаще, в центре вечных дубов, стояли двое - мужчина, лет тридцати, рядом с которым в землю был воткнут факел с тем самым алым огоньком, и женщина, совсем уже старуха.
  
  Казалось, будто они не видят и не слышат юного наследника, и потому Ниссий подошел совсем близко. Их разговора он так же не слышал, в отличие от почти осязаемого шепота листьев, но отчётливо видел выражения определённо аристократических лиц и совсем маленький флакончик столь бережно и решительно придерживаемый старухой, голова и лицо которой было прикрыто чёрным сетчатым платком.
  
  Мужчина, скрипя зубами, спустя несколько мгновений слушания старухи, Ниссий понял это по выражению лица мужчины, протянул свёрток ткани, а женщина, из-под платка поглядев мужчине в глаза, одной рукой протянула флакончик, а другую потянула за свёртком.
  
  Совершив, судя по всему, важный обмен, мужчина стремительно развернулся и быстрыми шагами направился прочь. Старуха же, несколько мгновений простояв на месте, глядя вслед уходящему, медленно повернула голову в сторону Ниссия. В это же мгновение ветер откинул платок старой женщины, явив всему миру, и, непосредственно, юному наследнику драконьего престола, белые яблоки глаз и сухое, выжатое, лицо. Ещё мгновение - и этот ужас прекратился. Принц проснулся, а в голове его было одно слово - прощальный шепот старухи.
  
  "Поздно", - шепнула она и улыбнулась кривыми гнилыми зубами.
  
  Избавившись от тяжелого дыхания и холодного пота, Ниссий помчался в сад к любимой розе, ждущей его уже почти четвёртые сутки. Наплевав на холод, пусть и летних, ночей, обходя поставленную во всём замке стражу, минуя спальню родителей и воспитательницы, принц решительно дошел до сада и... запнулся.
  
  Что-то неведомое как будто поставило невидимую стену.
  
  "Поздно", - услышал Ниссий далёкий, отдающий эхом шепот и стена исчезла. В ту же секунду принц рванул в Сад.
  
  Случается, что мир останавливается. На секунду... минуту... час... целую вечность. Такое случается. К сожалению или к счастью конкретно я не ведаю. Наверное, у каждого по-разному. Но в этой истории секунда равна вечности.
  
  Прекрасная роза, как истинная благородная дама, всем своим сердцем дожидалась принца-рыцаря. Ниссий, всё это немыслимо длинное мгновение гонимый странным предчувствием, упал на колени, посреди мягкого снега белых лепестков, напротив своей любимой розы.
  
  - Что же с тобой случилось? - обессилено произнёс юный наследник и неожиданно улыбнулся: - я скучал.
  
  На следующее утро, когда принц был обнаружен спящим на своей первой собственной территории, его позвал отец. И в это же утро единственный наследник драконьего престола был отправлен в Академию Чародейства Наррдея, дружественного королевства оборотней-волков.
   А необычная роза снова осталась одна.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"