Clell65619: другие произведения.

Гарри Поттер и Предательские Деяния

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 5.03*37  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дамблдор решает, что старым чистокровным семьям не понравятся отношения Избранного с грязнокровкой. Еще одна история про то, как Гарри все лгали. (Автор фика сильно не любит Дамблдора, семейство Уизли, кроме близнецов, а также почти всех членов Ордена Жареной Курицы. В общем полный аллес). Переводчики: TenshiFushigi (1-3 главы), no3uTUqp (4-7 главы), Шизоглаз Моуди (8 глава и дальше). Бета: GreyKot


Глава 1. Сбежавшая невеста.

  
   Она бежала по тёмным улицам. Они поджидали её дома. Теперь вопрос лишь в том, кто лучше знает окрестности -- тот, кто здесь вырос, или тот, кто всего лишь время от времени патрулировал эти улицы. Стоило ей свернуть в переулок, над головой пролетел луч оглушающего заклятья. По крайней мере, пока они посылали оглушающие. Она по-прежнему нужна им живой. Почему? Да потому что мертвой не стоила и кната!
   Душа от страха уходила в пятки, но мозг работал, выстраивая ассоциации, рассматривая вероятности и пытаясь найти путь к отступлению. Идея, мысль, решение. Вот он -- шанс! Она забежала в открытую калитку.
   У магловской семьи Уилкинсов было четверо сыновей, и все -- просто без ума от спорта. На их заднем дворе обязательно найдётся что-нибудь полезное. Вот. Идеально. Она подхватила биту для крикета и остановилась возле калитки в ожидании преследователей. Как у ведьмы, у неё ни единого шанса, но в магловских вещах эти трое разбирались не лучше осьминога в парфюмерии. А вот если вывести из строя лидера, тогда можно и оторваться от погони.
   Пришлось прождать минуты три, которые показались часами. Наконец щеколда поднялась, калитка легко открылась, и прямо из воздуха появилась палочка. Размахнувшись от души, девушка ударила изо всех сил. С тихим стоном жертва упала на землю. Беглянка ударила ещё раз, и стоны прекратились. Потом опустилась на колени и стянула с упавшего мантию-невидимку.
   -- Привет, Нимфадора, -- прошептала она. -- Я-то думала, твой папочка научил тебя играть в магловские игры наподобие пряток. -- Девушка взяла палочку лежавшего без сознания аврора и изобразила сложный жест, невербально накладывая чары. Лицо Тонкс сразу же обезобразила куча фиолетовых прыщей, и теперь на её носу и щеках можно было прочесть "насильница".
   -- Посмотрим, как твой метаморфизм справится с этим маленьким заклятьем.
   Она накинула на плечи "реквизированную" мантию-невидимку, убрала в карман "завоёванную" палочку, которую невозможно отследить, и пропала. Сейчас стоит залечь на дно. Время исчезнуть. Она ещё отомстит всем, кто её использовал. Волшебный мир поймёт, насколько безрассудно переходить дорогу Гермионе Грейнджер.
  

* * *

  
   Гарри Поттеру снился замечательный сон. Обнажённая Джинни Уизли проделывала с ним разнообразные приятные вещи. Во сне он касался её груди, и ощущения были... странными. Иногда полушария были твердыми, как половинки кокоса, а иногда мягкими, как наполненные водой воздушные шарики. Его рациональная часть утверждала, что он пока не в курсе, какова на ощупь женская грудь. В то же время мечтающая часть велела рациональной заткнуться и позволить наслаждаться фантазией, а заодно советовала взять ноги в руки и как можно быстрее обзавестись опытом, чтобы сны стали ещё реальней.
   На что рациональная часть заметила, что уж она-то делает всё возможное, а вот высокоморальное "я" вечно всё портит. Тут же вмешалась нравственная часть и заявила, что они вообще ведут себя как дети, и до тех пор, пока над ними дамокловым мечом висит угроза Волдеморта, не стоит навлекать опасность на других только из-за их близости к "хозяину". Пусть и "игры" с обнажённой Джинни Уизли такие замечательные.
   Как обычно, сочувствующая часть в споре не участвовала. Её больше беспокоил внешний мир. А все эти внутренние разборки её не интересовали.
   Саму Джинни группа спорящих Поттеров явно забавляла. Затем она подошла к ним, (непонятно, как умудрившись справиться всего лишь двумя руками) закрыла рты всем четверым и прошептала:
   -- Гарри.
   Рациональная часть сразу же отметила, что Джинни, которая говорит голосом Гермионы, -- это довольно странно. Мечтающее "я" моментально заявило, что для полного счастья здесь не хватает только Гермионы, и в тот же момент рядом с Джинни появилась обнажённая Гермиона. Девушки начали целоваться.
   Рациональная часть больше не обращала внимания, что Джинни говорила голосом Гермионы, а мечтающая была на седьмом небе от счастья и теперь оценивала перспективы. Нравственная хотела орать благим матом, но мешала рука Джинни на губах, а сочувствующая изо всех сил пыталась делать вид, что ничего не происходит.
   -- Гарри, просыпайся, -- снова прошептала Джинни голосом Гермионы, несмотря на то, что губы девушек были по-прежнему заняты.
   -- Чёрт, -- заметила рациональная часть, -- это реальность. Гермиона нас будит.
   Потеряв возможность досмотреть такой потрясающий сон, мечтающая часть закричала от бешенства.
   -- Герми? В чём дело? -- промычал Поттер ей в руку.
   Та ослабила давление.
   -- Гарри, ты должен проснуться. Пора отсюда сматываться.
  

* * *

  
   Двадцать минут, три аппарации и один взлом спустя (иначе в дом не попасть) Гарри вопросительно смотрел на подругу. Потребовать объяснений до побега ему даже в голову не пришло. Слишком часто она спасала ему жизнь, чтобы в такой момент лезть с расспросами.
   -- Гермиона, что происходит?
   Девушка смутилась. Как рассказать ему такое?
   -- Гарри, помнишь прошлогоднюю поездку на Хогвартс-экспрессе? Помнишь, что мы пообещали друг другу?
   -- Конечно. Тогда у меня и вправду были к тебе чувства, но не срослось... -- Он удивлённо моргнул. Почему мы расстались? Когда мы расстались? -- Ты полюбила Рона, я -- Джинни, и мы остались друзьями.
   -- Ты помнишь, когда впервые обратил внимание на Джинни?
   -- Точно нет, но недавно ты стала встречаться с Роном. Как-то раз я увидел, как она целуется с Дином в общей гостиной и почувствовал, что готов...
   -- ...убить его на месте, -- подхватила подруга, заметив его взгляд. -- Когда я видела Рона с Лавандой, чувствовала то же самое.
   -- Я был на него жутко зол, а вот на неё -- нет. Я знал, что он недостоин, и пришёл в бешенство. Ну, ты помнишь. А потом она меня поцеловала, и я успокоился. Смешно, я и целовал-то всего трёх девушек. С Чжоу получилось солоно и мокро, с тобой -- просто отлично, но Джинни... её поцелуи -- это нечто! Они потрясают, и ты больше ни о чём не думаешь. А на вкус они...
   -- Клубника.
   -- Откуда ты знаешь? Неужели ты...
   -- Нет, Гарри. Поцелуи Рона на вкус клубничные.
   -- Правда? Это что-то семейное?
   -- Нет. Это зелье.
  
  

Глава 2. Какими мы были

  
   Гарри:
   1 сентября 1996 г.
  
   Я сидел в купе Хогвартс-экспресса, уставившись в окно. И таким подавленным себя ещё не чувствовал. Судя по всему, моя мрачная физиономия отталкивала всех. Заглянули Невилл с Луной, но, быстро сообразив, что я не в настроении, и разговаривать с ними не стану, ушли. Ещё летом у Дурслей я решил, что хотя бы попытаюсь поговорить с Гермионой, но сейчас она с Роном на собрании старост.
   С Роном. Она всегда с Роном. Всю вторую половину лета она провела с Роном. Очень быстро письма от Рона ИЛИ Гермионы превратились в письма от Рона И Гермионы. Подруга писала про новости из "Норы", про родителей и Рона. А тот обычно оставлял где-нибудь в конце жалкую приписку о "Пушках Педдл".
   Да к чёрту Рона Уизли! У него всегда всё есть: родители, которые его любят, братья и сестра, которые могут помочь... А теперь Гермиона. Теперь у него есть ещё и Гермиона. Он вечно жалуется, что у него нет денег, и даже не представляет, насколько богат. И уж тем более не представляет, как сильно я ему завидую.
   Подруга ворвалась в купе как торнадо и шлепнулась на сиденье напротив. Её глаза метали молнии.
   -- Гермиона, что случилось?
   -- Ничего, всё хорошо.
   -- Если это хорошо, -- сказал я, взяв её за руку, -- не хочу видеть тебя рассерженной. Поговори со мной. Что случилось?
   -- Рон.
   -- Что он сделал?
   -- Зажал меня в углу, начал тискать и целовать. Сказал, раз пол-лета я провела с ним в "Норе", теперь я его девушка.
   -- Шутишь?!
   Она выдернула руку, а её взгляд "тонко" намекнул, что если я начну выспрашивать подробности, жить мне останется недолго. И Волдеморту меня убивать уже не придётся. Я почувствовал себя глупо.
   -- Я тоже считал, что вы теперь встречаетесь. Да это было в каждом письме из "Норы"! Не могу поверить, что Рон так поступил! Хочешь, я с ним разберусь?
   -- Я сама справилась. Некоторое время он не сможет нормально сидеть.
   Я кивнул.
   -- Хочешь побыть одна? Могу поискать другое купе.
   -- Нет, Гарри. Прости. Я сама до сих пор не верю, что Рон так поступил.
   -- Значит, он не твой парень?
   Я заработал ещё один убийственный взгляд. Однако сумел его проигнорировать, хоть и сильно волновался. Сейчас или никогда.
   -- А ты хочешь, чтобы он у тебя появился?
   -- Что? -- подруга выглядела потрясённой. Непривычно для самой умной ведьмы нашего поколения.
   -- Ты хочешь, чтобы у тебя появился парень?
   -- Зависит от того, кто этот гипотетический парень. И кто у тебя на уме?
   -- Я, -- мой шёпот был едва различим. -- Я не никогда так не поступлю. Никогда.
   -- Ты просишь меня стать твоей девушкой? -- и снова явное потрясение.
   -- Да, -- я улыбнулся. -- Прости, но в отношении чувств я полный лопух. И да, я прошу тебя стать моей девушкой.
   -- Гарри, мы друзья, -- пояснила Гермиона.
   Я точно идиот.
   -- Я подумал, что моя лучшая подруга и станет для меня самой лучшей девушкой. Или мне стоит выбрать какую-нибудь слизеринку? -- От удивления у Гермионы приоткрылся рот. -- Неужели здорово, когда во время поцелуя остерегаешься удара ножом в спину?
   -- Нет. Мне просто интересно -- почему я? Ты ведь можешь найти гораздо лучше, -- казалось, её прекрасные карие глаза проникают прямо в душу.
   -- Лучше тебя? Может, покажешь? Я такой не знаю.
   -- Полно богатых и чистокровных девушек, которые с радостью познакомятся с тобой поближе.
   -- Я по-прежнему жду. Кто она -- та, что лучше тебя? До богатства мне дела нет -- родители оставили столько денег, что я до сих пор не придумал, куда их потратить, а Сириус сделал только хуже. А на чистоту крови мне наплевать. Я знаю, какая девушка меня интересует. И как только узнал, что у неё нет парня, сразу же попросил стать моей.
   -- Но я даже не симпатичная!
   -- Да, ты не симпатичная. -- Подруга впилась в меня взглядом. -- Ты намного больше, чем просто симпатичная, -- ты красивая.
   Я упустил шанс. Она мне не поверила. Но как можно смотреть в зеркало и не замечать, насколько ты красива?
   -- Да.
   -- Да? Что "да"?
   -- Да, я буду твоей девушкой.
   Я не верил своим ушам и смотрел на неё, раскрыв рот. Неужели?!
   -- Вообще-то после моего согласия мы должны поцеловаться.
   Поцеловаться? Вот чёрт! Если собрать всё, чего я не знал об отношениях парня и девушки, хватило бы на несколько книг. Все мои познания о поцелуях -- подсмотренное за тётей Петунией и дядей Верноном плюс мокрое не-пойми-что с Чжоу. Догадываясь, что Гермиона плакать не собирается, я присел рядом, подался вперёд и прижался сжатыми губами к её губам.
   -- Знаешь, Гарри, мне кажется, мы можем лучше. -- Как обычно, она тут же объяснила и показала, что нужно делать. -- Приоткрой рот. -- А затем поцеловала меня, и когда наши языки встретились, мне сразу же стало очень неудобно сидеть.
   Так всю поездку мы и просидели, взявшись за руки. Заглянул Рон, бросил на меня испепеляющий взгляд и молча ушёл.
  

* * *

  
   Гермиона:
   1 сентября 1996 г.
  
   Собрание старост началось без неожиданностей. Главные старосты вкратце пояснили наши обязанности, но в основном для тех, кто не читал "Руководство". Конечно же, я прочитала и запомнила самые важные моменты, но всё равно делала пометки. Узнать, на что обратить внимание, "из первых рук", никогда не помешает. А после собрания мы с Роном первыми отправились патрулировать поезд.
   Мы прошли весь состав, задержавшись у первокурсников, -- а то вдруг у них какие-то проблемы, и нужна помощь старост? Заодно остановили несколько потасовок. И тут в последнем вагоне Рон втолкнул меня в уборную. А потом прижал к двери изнутри, впился губами в губы и начал шуровать языком у меня во рту. Поначалу я была слишком потрясена и попросту застыла. Ну а он, видимо, принял пассивность за согласие и начал тискать мою грудь, прижавшись всем телом. Бедром я сразу же почувствовала его возбуждение.
   Однако быстро пришла в себя и ударила коленом ему между ног, прямо как учил папа. И словно наяву услышала его слова: "Врежь ему разок. Если это всего лишь подросток, которого занесло, ему хватит. А вот если ублюдок, который пытается взять то, чего ему не предлагали, -- продолжай бить, пока его яйца не вытекут через ноздри". Я решила, что Рона всего лишь занесло, и теперь сверлила яростным взглядом валявшегося на полу рыжего.
   -- Зачем ты это сделал?
   Держась за причинное место, тот задыхался и явно испытывал сильную боль.
   -- Никто не смеет меня трогать! Ты вообще думал, что творишь?! -- Я ещё никогда на него так не злилась.
   -- Мы половину лета провели у меня дома. Ты моя девушка.
   -- Рональд Уизли, я БЫЛА твоим другом! Но никогда не была и не буду твоей девушкой!
   Я оставила его лежать на полу в уборной, а сама отправилась в последнее купе этого вагона. Там сидел Гарри, и выглядел так, словно его все бросили. Я зашла в купе и села напротив. Он тут же впился в меня зелёными глазами. Какие у него великолепные глаза! В них запросто можно утонуть. Только он наверняка не знает, что его глаза делают с девушками.
   -- Гермиона, что случилось?
   -- Ничего, всё хорошо, -- зачем его беспокоить?
   -- Если это хорошо, -- он потянулся и взял меня за руку, -- не хочу видеть тебя рассерженной. Поговори со мной. Что случилось?
   -- Рон.
   -- Что он сделал?
   -- Зажал меня в углу, начал тискать и целовать. Сказал, раз пол-лета я провела с ним в "Норе", теперь я его девушка.
   -- Шутишь?!
   Он сомневается? Он вправду считает, что я ТАК могу солгать?
   -- Я тоже считал, что вы теперь встречаетесь. Да это было в каждом письме из "Норы"! Не могу поверить, что Рон так поступил! Хочешь, я с ним разберусь?
   -- Я сама справилась. Некоторое время он не сможет нормально сидеть.
   Он кивнул.
   -- Хочешь побыть одна? Могу поискать другое купе.
   "Не оставляй меня!" -- кричало у меня внутри.
   -- Нет, Гарри. Прости. Я сама до сих пор не верю, что Рон так поступил.
   -- Так он не твой парень?
   Я одарила его гневным взглядом, но он и бровью не повёл.
   --А ты хочешь, чтобы он у тебя появился?
   -- Что?
   -- Ты хочешь, чтобы у тебя появился парень?
   -- Зависит от того, кто этот гипотетический парень. И кто у тебя на уме?
   Он что, собирается свести меня с Невиллом?
   -- Я, -- Гарри сказал это так тихо, словно боялся, что я над ним посмеюсь. -- Я никогда так не поступлю. Никогда.
   Он что, хочет...
   -- Ты просишь меня стать твоей девушкой?
   -- Да, -- он застенчиво улыбнулся. -- Прости, но в отношении чувств я полный лопух. И да, я прошу тебя стать моей девушкой.
   -- Гарри, мы друзья.
   Неужели мы рискнём нашей дружбой?
   -- Я подумал, что моя лучшая подруга и станет для меня самой лучшей девушкой. Или мне стоит выбрать какую-нибудь слизеринку? -- он явно меня не понял. -- Неужели здорово, когда во время поцелуя остерегаешься удара ножом в спину?
   -- Нет. Мне просто интересно -- почему я? Ты ведь можешь найти гораздо лучше, -- честно говоря, я уже об этом думала. Да и другие девушки про Гарри постоянно болтали.
   -- Лучше тебя? Может, покажешь? Я такой не знаю.
   -- Полно богатых и чистокровных девушек, которые с радостью познакомятся с тобой поближе.
   -- Я по-прежнему жду. Кто она -- та, что лучше тебя? До богатства мне дела нет -- родители оставили столько денег, что я до сих пор не придумал, куда их потратить, а Сириус сделал только хуже. А на чистоту крови мне наплевать. Я знаю, какая девушка меня интересует. И как только узнал, что у неё нет парня, сразу же попросил стать моей.
   -- Но я даже не симпатичная!
   -- Да, ты не симпатичная. -- Я это знаю, но как у него язык повернулся?! -- Ты намного больше, чем просто симпатичная, -- ты красивая.
   Гарри считает меня красивой? Или это просто слова? Неужели он и вправду так думает? Но тогда... да, я соглашусь.
   -- Да.
   -- Да? Что "да"? -- о, теперь он смутился?
   -- Да, я буду твоей девушкой.
   Теперь он смотрел на меня, раскрыв рот.
   -- Вообще-то после моего согласия мы должны поцеловаться.
   Явно занервничав, он сел рядом, подался вперёд и прижался сжатыми губами к моим. Да так меня целовал кузен, когда мне было девять! Ничего общего с поцелуями, которыми регулярно обмениваются мои родители, и уж тем более непохоже на мои поцелуи с Виктором Крамом на Святочном балу. Да, мистер Поттер, выше "тролля" вам не светит. К Мордреду его родственников! И к Моргане Чжоу! Не могла научить?
   -- Знаешь, Гарри, мне кажется, мы можем лучше, -- я посмотрела в его чудесные глаза. -- Приоткрой рот, -- мы снова поцеловались, наши языки соприкоснулись, и страсть буквально вспыхнула.
   Весь остаток пути мы сидели, держась за руки. Заглянул Рон, кинул на Гарри самый ужасный взгляд, который только можно представить, и молча испарился.
  

* * *

  
   Гарри:
   2 сентября 1996г.
  
   На следующий вечер, после ужина, меня вызвали к директору. Пароль -- "Смартиз", но мне он не понадобился, потому что как только я подошёл, горгулья сама отодвинулась в сторону. Дверь наверху открылась, прежде чем я успел постучать.
   Дамблдор сидел за столом и смотрел на меня фирменным мерцающим взглядом доброго дедушки.
   -- Вы хотели меня видеть, профессор?
   -- Да, Гарри. Лимонную дольку?
   -- Нет, спасибо, сэр.
   -- Что ж, тогда сразу к делу. Мне тут рассказали кое-какие последние новости.
   -- Прошу прощения, сэр. И что я сделал?
   -- Я имею в виду твоё вмешательство в роман мистера Уизли и мисс Грейнджер.
   -- Не было никакого романа, сэр. Рон повёл себя как настоящая задница и посмел трогать Гермиону без её разрешения. Она мне сказала, что они не вместе, поэтому я предложил ей встречаться.
   -- Это абсолютно не соответствует рассказу мистера Уизли.
   -- Гермиона не рассказывает истории, профессор, а выдаёт только факты. И мне по-прежнему непонятно, каким образом это касается вас, сэр. С каких пор директор школы вмешивается в романы студентов?
   -- Уизли -- важные члены Ордена. И очень важно, чтобы так и осталось.
   Я удивлённо моргнул.
   -- То есть, за их преданность вы хотите расплатиться Гермионой? Вы что, будете поить её любовным зельем? С каких пор вы стали сутенёром?
   -- Похоже, мистер Поттер, мне стоит напомнить ваше место, -- глаза Дамблдора прекратили мерцать.
   -- Понятия не имею, где это место, а вот моё дело -- защищать мою девушку от чужих манипуляций, сэр. И это вас не касается! Буду признателен, если вы перестанете совать нос в мою личную жизнь!
   Я вышел из кабинета до того, как меня выгнали.
  

* * *

  
   Гермиона:
   30 октября 1996 г.
  
   За исключением разговора Гарри с директором, всё было тихо и спокойно. Учёба вошла в привычную колею. Наши с Гарри отношения развивались медленно -- ни один из нас не желал форсировать события. Мы постепенно и с удовольствием узнавали друг друга. Держались за руки в общей гостиной, иногда целовались, но, в отличие от других, не выставляли наши чувства напоказ.
   Конечно это не значит, что мы только держались за руки. Гарри категорически отверг моё предложение использовать чуланы для мётел и заявил, что я заслуживаю большего. Как-то после ужина он отвёл меня в Выручай-комнату, которая в тот вечер превратилась уютный рабочий кабинет с удобным диваном, множеством книжных полок и горящим камином.
   -- Здорово! А что ты попросил у комнаты? -- полюбопытствовала я.
   -- Я попросил место, куда можем прийти только мы с тобой, чтобы отдохнуть и приятно провести время, -- ответил Гарри и покраснел.
   Разговаривая и нежно целуясь, мы провели там несколько вечеров. В конце концов, у нас вся жизнь впереди -- куда торопиться? Если бы я тогда знала, что случится потом, попросила бы у комнаты кровать и занялась любовью немедленно. Всё было слишком хорошо, чтобы продолжаться долго.
   За день до Хэллоуина, уже после уроков, я торопилась в гриффиндорскую башню, чтобы выложить книги и переодеться к ужину. А в общей гостиной наткнулась на Рона с Лавандой Браун. Они целовались, его руки забрались к ней под блузку, а она сжимала его бёдра.
   Слепой гнев, лишающий разума, накрыл меня с головой.
   Да как эта шлюха вообще посмела трогать МОЕГО Рона?! Кем она себя считает? Мои кулаки сжались, я рванула к ним, но меня перехватила Джинни. А дальше силком затолкала в спальню мальчиков-шестикурсников. Там было пусто.
   -- Подерись с ней, и потеряешь значок старосты. И кто тогда будет патрулировать с моим братом? -- спросила она. -- Сядь, я приведу Рона. Хоть поговорите.
   В ожидании я села на кровать Рона. Минут через пять тот показался в дверном проёме, и я влетела в его объятья. Он меня обнял и накрыл мои губы своими, я открыла рот, чтобы лучше почувствовать, и вдруг...
   Клубника.
   Я знала, что ради Рона Уизли сделаю всё, всё что угодно! И если он хочет овладеть мною прямо сейчас, на его кровати, -- я готова.
   Но не успели мы зайти дальше -- нас прервали.
   -- Эй, Рон, ты здесь? Гермиону не ви... -- увидев нас, Гарри замолк.
   -- Эй, Гермиона, ты в порядке?
   Вопрос показался мне до жути нелепым. Как со мной может быть что-то не в порядке, если я в объятьях Рона?
   -- Всё замечательно. Я поняла, какой сукой была в поезде, и Рон меня простил.
   -- Спасибо, что присмотрел за ней, пока мы не помирились, -- Рон протянул руку.
   Гарри её пожал, но было заметно, как потускнели его глаза. А затем он тихо сказал:
   -- Конечно, дружище, обращайся.
   Больше не проронив ни слова, он развернулся и вышел из комнаты.
   Внутри я за него немного переживала, но как только меня снова поцеловал Рон, сразу успокоилась.
  

* * *

  
   Гарри:
   30 октября 1996 г.
  
   Сегодня самый тяжёлый момент в моей жизни -- я застал Гермиону с Роном. Да, когда у меня на глазах убивали Седрика, было страшнее, но так ужасно я себя ещё не чувствовал.
   А дальше я будто оцепенел. С Гермионой поговорить не мог -- слишком хотел врезать Рону. Я не понимал -- как она могла меня выкинуть, словно мусор? Ни на кого не обращая внимания, привидением я бродил по коридорам Хогвартса, пока на Астрономической башне не наткнулся на Джинни с Дином.
   Внезапно я моментально вышел из себя и набросился на Дина с кулаками. Впрочем, больше навредил себе, чем ему -- промахнулся и попал по каменной стене, сломав запястье и несколько пальцев. Он увернулся, и между нами встала Джинни.
   -- Уходи, мы же расстались, а он ревнует.
   -- Мерлин, Гарри, я и не знал!
   Я попытался обойти Джинни, но та сделала шаг вперёд и поцеловала меня.
   Клубника.
   С чего я вообще обратил внимание на Гермиону?
  

* * *

  
   Гермиона:
   10 ноября 1996 г.
  
   Мы с Роном встречаемся чуть больше недели. Пытаясь найти, где можно побыть наедине, мы уже исходили весь замок. Рон никогда не водил меня в Выручай-комнату и предпочитал чуланы для мётел. Как-то ночью мы целовались, и Рон ласкал мою грудь. Конечно, это была моя идея: его руки и губы на моей груди -- это потрясающе! И тут он заметил, что слышал, будто оральный секс -- лучшее проявление любви. Я засомневалась, что готова зайти так далеко, но он снова меня поцеловал, и я начала его умолять разрешить мне попробовать.
   Я стояла на коленях и двигала головой вверх-вниз, мысленно благодаря за такую милость. А Рон кончил мне в рот, лёг рядом и сказал: "Мне понравилось. Неплохо повторять это каждый день".
   Я с удовольствием согласилась.
  

* * *

  
   Гарри:
   5 декабря 1996 г.
  
   За исключением занятий, мы с Джинни стали неразлучны. Дальше поцелуев пока не заходили, но меня это полностью устраивало. Зато мои сны стали чрезвычайно яркими. Видения, которые посылал Волдеморт, теперь казались жалкими истерическими фантазиями. Как минимум трижды в неделю мне снилось, как ко мне приходит Джинни, и мы весьма бурно занимаемся любовью. Во сне она вела себя страстно, требовательно и очень громко. Только вот её поцелуи не были клубничными.
  

* * *

  
   Гермиона:
   15 июня 1997 г.
  
   Шестой курс закончился очень хорошо -- никаких нападений Волдеморта и его последователей. Похоже, он вообще про нас забыл. По предложению Рона я написала родителям, что хочу провести лето в "Норе". Они не слишком обрадовались, но со следующим письмом передумали.
   Той же ночью мы впервые занялись любовью. И с тех пор делали это каждую ночь.
  

* * *

  
   Гарри:
   1 июля 1997 г.
  
   Лето на Тисовой протекало не лучше предыдущего. Вернон меня ненавидел, Петуния меня ненавидела, Дадли меня ненавидел, а я ненавидел их.
   Единственная разница -- я постоянно думал о Джинни. До настоящей Джинни сейчас не добраться, но Джинни из снов по-прежнему приходила ко мне в постель минимум трижды в неделю. Нет, всё-таки жизнь хороша!
  

* * *

  
   Гермиона:
   30 июля 1997 г.
  
   Рон где-то вычитал про анальный секс. Я тоже об этом слышала, но о таком мне было противно даже думать. Тут Рон заметил, что хочет попробовать, и для меня это моментально превратилось в навязчивую идею. Очень скоро я начала его умолять.
   После душа я вернулась в комнату, которую делила с Джинни, и заметила её дневник. Любопытство оказалось сильнее меня, и я начала читать. Было довольно скучно -- в основном рассуждения о любви к Гарри. А потом я наткнулась на запись от 25 октября 1996 г.
  
   "План -- разлучить Гарри и Герм. Дамблс дал нам с Роном зелья. Мансипиумдильо для Гарри и Герм, винкодильо для меня и Рона".
  
   Что за чёрт?! Я записала названия зелий и спрятала дневник на дно своего чемодана.
   Я перерыла все книги по зельям, которые нашла в "Норе", но на интересующую тему не нашла ни слова. И тогда отправилась камином на площадь Гриммо, чтобы поискать в библиотеке Блэков. На сей раз удача мне улыбнулась.
   Мансипиумдильо -- любовное подчиняющее зелье, вызывает абсолютную преданность ключевому человеку.
   Винкодильо -- любовное управляющее зелье. Обеспечивает ключевого человека возможностью усиливать действие любовного подчиняющего зелья с помощью его или её флюидов. Например, через поцелуй.
   Поцелуй.
   Я разозлилась на Лаванду, и Рон меня поцеловал. И я стала принадлежать ему, целиком и полностью. Рон меня целовал, и любая его идея превращалась в моё величайшее желание. Он хотел орального секса, поцеловал меня, и я уже на коленях. Он хотел стать моим первым, поцеловал меня, и я лежу на спине. Он хотел мою попку, поцеловал меня, и я его впустила.
   Сукин сын! Они ведь и с Гарри это проделали! Убью обоих!
   После ужина я извинилась и ушла к себе, избегая Рона и его поцелуев. Заклинанием уменьшила свой чемодан и разложила подушки на кровати так, чтобы казалось, будто я лежу и сплю. А затем применила дезиллюминационные чары и сбежала.
  
  

Глава 3. Ее непредсказуемые родители

  
   Гермиона:
   31 Июля 1997 г.
  
   Я аппарировала к парадной двери родительского дома. Да, ключи у меня есть, но сейчас они зарыты где-то в чемодане. Было два часа ночи. Я нажала на кнопку звонка, и через пару мгновений дверь открылась.
   Мама сразу же втянула меня внутрь. Я рухнула в её объятия и начала рыдать, одновременно рассказывая, что Рон со мной сотворил, и как ему помог директор. А она молча меня обнимала, позволяя выплакаться.
   -- Хорошо сработано, Грейнджер. А теперь возвращайся в постельку. А когда проснёшься, ничегошеньки не вспомнишь.
   Я обернулась и увидела ухмылявшуюся Тонкс. И тут сообразила, что родители стоят как истуканы и до сих пор не сказали ни слова.
   -- Салют, Гермиона, -- она подтолкнула меня к порогу. -- Что за дурацкая идея сбежать из "Норы", глупая ты девчонка? -- Она ударила меня в живот. -- Ты хоть представляешь, сколько народу сегодня кинула? Из-за тебя я пропустила ночь с Гарри, а мне нравятся мои ночи с Гарри, -- она ударила меня снова.
   -- Зачем ты это делаешь?
   -- Дамблдор не хочет, чтобы вы с Гарри были вместе. Он не может позволить Спасителю Магического Мира смешать кровь с грязнокровкой -- это просто взбесит старые магические семьи. Достаточно, что это сделал его отец. Но он ведь не был Избранным, не так ли?
   -- А тебе-то какая разница? Твой отец маглорождённый.
   -- Мне абсолютно наплевать на чистоту крови. Дамблдор -- великий человек, и попросил ему помочь. А помогая ему, я могу трахать Гарри Поттера, -- я почувствовала, как от моего лица отлила кровь. -- Ты не знала? Мансипиумдильо действует только до тех пор, пока человек регулярно занимается сексом. Для Молли не проблема, что тебя трахает Ронни, но она не могла рисковать репутацией своей дочери. Так что я, поменяв внешность, навещала мистера Поттера в постели. Он до сих пор думает, что девственник, а я -- всего лишь эротический сон. Я делаю своё дело, а чистокровная принцесса получает своего принца. -- Она поменяла внешность и теперь выглядела как Рон. -- Может, как-нибудь я и тебя навещу. -- Она наклонилась и прошептала: -- Я играю за обе команды.
   -- Денсоджео! -- Тонкс настолько увлеклась злорадством, что не заметила, как я вытянула палочку из рукава свитера. Заклинание ударило ей прямо в лицо, и зубы начали расти. Я выскочила за дверь.
   И побежала по тёмным улицам. Тонкс оправилась довольно быстро, и теперь преследовала меня, прихватив парочку членов Ордена. Стоило свернуть в переулок, как над головой пролетел луч оглушающего заклятья. По крайней мере, пока они посылали оглушающие. Я по-прежнему нужна им живой. Почему? Будь я мертва, Рон лишился бы игрушки.
   Дыхание давно сбилось. Сколько нас доставал Гарри, что надо быть в хорошей физической форме! Через открытую калитку я забежала к Уилкинсам. Магловская семья, четверо сыновей, и все просто без ума от спорта. На их заднем дворе обязательно найдётся что-нибудь полезное. Я подхватила крикетную биту и замерла возле калитки в ожидании преследователей. С Тонкс мне повезло -- она вела себя слишком самоуверенно, но теперь будет держать ухо востро. Зато если удастся вывести её из строя, на остальных можно не обращать внимания.
   Несколько минут показались мне часами. Наконец щеколда поднялась, калитка легко открылась, и прямо из воздуха появилась палочка. Размахнувшись от души, я ударила изо всех сил. С тихим стоном жертва упала на землю. Я ударила ещё раз, и стоны прекратились. Потом опустилась на колени и стянула с упавшего мантию-невидимку.
   -- Привет, Нимфадора, -- прошептала я. -- Я-то думала, твой папочка научил тебя играть в магловские игры наподобие пряток. -- Я забрала палочку Тонкс. Надеялись отследить по моей? Теперь не выйдет. Я изобразила сложный жест, невербально накладывая чары. И улыбнулась -- лицо Тонкс сразу же обезобразила куча фиолетовых прыщей, и теперь на её носу и щеках можно было прочесть "насильница". Оттягиваешься с Гарри, да? -- Посмотрим, как твой метаморфизм справится с этим маленьким заклятьем.
   Накинув на плечи "реквизированную" мантию-невидимку и убрав в карман "завоёванную" палочку, которую невозможно отследить, я ушла. Сейчас стоит залечь на дно. Время исчезнуть. А список тех, кому стоит отомстить, резко увеличился.
  

* * *

  
   Я аппарировала в Косой переулок, в больницу Святого Мунго и в Министерство, тщательно проследив, чтобы везде меня заметили члены Ордена. А как только сбросила "хвост", отправилась в Суррей. Литтл-Уиннинг нашла не сразу, Прайвет Драйв -- тоже. Под мантией-невидимкой и заклятьем тишины я наблюдала за домом почти четыре часа, пока не нашла единственного надсмотрщика. Но Гестия Джонс была слишком занята -- тщательно маскировалась в саду магловского дома в четыре часа утра. В который раз меня поразил идиотизм волшебников.
   Я осторожно подошла поближе, оглушила её и затащила тело за ближайший куст азалии. А затем зашла в дом через заднюю дверь. Когда проходила через кухню, увидела "знаменитый" чулан под лестницей. Гарри не раз о нём рассказывал, но мне всегда казалось, что он преувеличивает. Пользуясь случаем, я заглянула внутрь и увидела маленький матрац, детские рисунки, пауков... И представила, как маленького мальчика запирают в этой ужасной коробке. И даже заплакала. Жизнь Гарри оказалась во сто крат хуже, чем всё, что я могла представить. А как его используют теперь?
   Сколько он меня спасал! Однако на сей раз его спасу я.
   Я нашла его спальню на втором этаже и открыла дверь. Он лежал на старой кровати, что-то бормоча во сне. Закрыв за собой дверь, я прикрыла его рот рукой.
   -- Гарри! -- прошептала я, а потом подтолкнула. -- Гарри, просыпайся.
   -- Герми? В чём дело? -- промычал он мне в руку.
   -- Гарри, ты должен проснуться. Пора отсюда сматываться...
  

* * *

  
   Пока друг одевался, я сообразила, что нам некуда идти. Сосредоточившись на проблеме, я составила список из пяти пунктов.
   -- Гарри, -- прошептала я, -- выбери число от одного до пяти.
   Он удивленно моргнул, взглянул на меня из-под очков и тихо сказал:
   -- Два. -- И продолжил собирать вещи.
   Второй номер -- дом моей бабушки со стороны мамы в Кардиффе. Про него мало кто знает, поэтому если нас и найдёт Орден, то не слишком быстро. Мы вышли из дома и забрались в самый дальний угол сада (здесь заканчивалась зона действия защитных чар). Я объяснила Гарри, что собираюсь сделать. Он молча надел мантию-невидимку и взял меня за руку. Я тут же аппарировала в Хогсмид и исчезла оттуда, как только меня увидела профессор МакГонагалл. Далее -- в Мунго, где меня заметил Шеклболт, а затем -- в Косой переулок, где рыскала Тонкс. И только потом -- в Кардифф. Мы приземлились на заднем дворе. С тех пор, как умерла бабушка, дом уже три года пустовал. Мы не хотели использовать магию на улице и привлекать к себе внимание, но Гарри быстро вскрыл замок на задней двери (объяснил, что его научили близнецы), и мы оказались внутри. Я отвела Гарри в хозяйскую спальню, убедилась, что шторы задёрнуты, и наколдовала Люмос.
   И теперь самый близкий друг вопросительно на меня смотрел и явно ждал объяснений.
   -- Гермиона, что происходит?
   Я смутилась. Как рассказывать ему такое?
   -- Гарри, помнишь прошлогоднюю поездку на Хогвартс-экспрессе? Помнишь, что мы пообещали друг другу?
   -- Конечно. Тогда у меня и вправду были к тебе чувства, но не срослось...-- Он удивлённо моргнул. -- Ты полюбила Рона, я -- Джинни, и мы остались друзьями.
   -- Ты помнишь, когда впервые обратил внимание на Джинни?
   -- Точно нет, но недавно ты стала встречаться с Роном. Как-то раз я увидел, как она целуется с Дином в общей гостиной и почувствовал, что готов...
   -- ...убить его на месте, -- подхватила я, заметив его взгляд. -- Когда я увидела Рона с Лавандой, почувствовала то же самое.
   -- Я был на него жутко зол, а вот на неё -- нет. Я знал, что он недостоин, и пришёл в бешенство. Ну, ты помнишь. А потом она меня поцеловала, и я успокоился. Смешно, я и целовал-то всего трёх девушек. С Чжоу получилось солоно и мокро, с тобой -- просто отлично, но Джинни... её поцелуи -- это нечто! Они потрясают, и ты больше ни о чём не думаешь. А на вкус они...
   -- Клубника.
   -- Откуда ты знаешь? Неужели ты...
   -- Нет, Гарри. Поцелуи Рона на вкус клубничные.
   -- Правда? Это что-то семейное?
   -- Нет. Это зелье.
  

* * *

  
   Остаток ночи я объясняла, как действует любовное подчиняющее зелье и как нас использовали. Это его потрясло. Я до сих пор убеждена -- расскажи эту историю кто-то другой, он бы не поверил.
  

* * *

  
   Гарри:
   31 июля 1997 г.
  
   С семнадцатым днём рождения меня.
   При тусклом свете от палочки я опустился на пол. Если бы такое рассказал кто-то другой, я бы нашёл ему психиатра.
   Но это Гермиона.
   Безумие какое-то. Зачем Дамблдор это сделал? Почему Рон и Джинни?
   Джинни.
   Одна только мысль о ней наполнила мой разум тысячей сладких картин. Линия её подбородка, тонкие черты лица, россыпь веснушек, которые сводили меня с ума, когда она...
   Джинни, которая это делала -- моя Джинни из сна. А на самом деле -- Тонкс. Тонкс приходила в мою постель и...
   Джинни.
   Которая поила меня зельем.
   Которая меня использовала.
   Которая сговорилась с Дамблдором и Роном, чтобы разлучить нас с Гермионой.
   Услышав плач, я отмахнулся от начинавшейся депрессии.
   И теперь сомневался. Должен ли я что-то сделать? Не отшатнётся ли она? Ведь ей досталось гораздо сильнее. Рон Уизли -- ходячий мертвец!
   И всё-таки я встал на колени и распахнул объятия, глядя ей в глаза. Гермиона подалась ко мне и вцепилась так, будто затерялась в бурном море, а я -- её единственный спасательный круг. И буду защищать её изо всех сил. Необходимо вывести это зелье из наших тел, а заодно -- выкинуть Уизли из наших голов.
   Пусть катятся к дьяволу!
  
  

Глава 4. Шансы на реабилитацию

  
   Гермиона зашевелилась. Медленно просыпаясь, она удивилась, что сейчас одна. А где Рон? И тут нахлынули воспоминания предыдущего дня.
   Где Гарри?
   Она услышала, как кто-то поднимается по лестнице, а потом раздался стук в дверь.
   -- Гермиона? Это я. Можно войти?
   -- Ох, слава Богу. Входи.
   Он вошёл с холщовой сумкой.
   -- Я нашёл эту сумку на кухне. Электричества в доме нет, зато есть вода. Она холодная, но душ принять можно. Если хочешь, конечно. Я тут сходил в магазин и кое-что купил. Наскрёб только восемнадцать фунтов, но на первое время хватит.
   Он вытащил из сумки коробку пирожных и несколько бутылок воды. А заметив вопросительный взгляд, пояснил:
   -- Я подумал, что нам надо избавиться от зелья, а для этого нужно побольше пить.
   Девушка почувствовала себя глупой. Она собиралась сварить очень сложное очищающее зелье, а надо всего лишь несколько дней пить побольше воды. Гарри всегда был скромным, поэтому легко забыть, что он умён.
   Она поцеловала его в щёку и пошла в ванную. Вода действительно оказалась холодной, зато в бельевом шкафу нашлись полотенца. Правда, довольно пыльные, но ведь можно отложить верхнее и использовать остальные. В итоге Гермиона взяла два: одним обмотала голову, а во второе завернулась.
   А когда вернулась в спальню, услышала вздох. А увидев, что Гарри прячет взгляд, улыбнулась.
   -- Если хочешь, можешь на меня смотреть. Сейчас я прикрыта лучше, чем на пляже.
   -- Никогда не бывал на пляже.
   -- Исправим, -- девушка обняла второго беглеца. -- Нам нужен план.
   -- Есть у меня идея. Я попытаюсь добраться до Гринготтса и взять денег. Конечно, меня могут поймать, но выбора нет.
   -- Вообще-то есть. Помнишь, прошлым летом ты дал мне доступ к своему хранилищу? Я целый год переводила деньги в четыре банка, и теперь у нас их куча. Как чувствовала, что в один не очень прекрасный день мы не сможем попасть в Косой переулок. И вот он настал.
   -- Гениально! И почему я об этом не подумал? И сколько?
   -- Почти тридцать тысяч фунтов и пять тысяч галлеонов.
   -- Ничего себе! И что бы я без тебя делал?
   -- Жил бы себе тихо, мирно и спокойно. А сейчас надо сделать так, чтобы нас не нашли при помощи сов. Когда Сириус прятался на Гриммо, я видела, как Дамблдор использовал интересное заклинание. -- Velierisexavis, -- на мгновение Гарри окружило оранжевое сияние. -- Теперь займись мной.
   -- Мисс Грейнджер, вы меня с кем-то путаете!
   -- Ха-ха, -- саркастично усмехнулась та. -- Давай уже.
   -- Velierisexavis, -- всё повторилось точь-в-точь.
   -- Отлично. А теперь надо найти место получше, и там остановиться.
   -- Давай скроемся среди магглов. Предлагаю на пару дней снять номер в отеле, связаться с твоими родителями, а затем покинуть страну. Канада, Штаты, Австралия или Новая Зеландия -- я ведь говорю только по-английски, -- вслух размышлял юный маг.
   -- Гарри, они под контролем.
   -- Неважно, они твои родители.
  

* * *

  
   Марсия Дункан работала администратором в стоматологическом кабинете Грейнджеров с тех пор, как девятнадцать лет назад тот открылся. Она видела, как пациентов приводят родственники, видела людей, которые навредили себе, пытаясь самостоятельно избавиться от боли, и даже сталкивалась с молодыми женщинами, которые здесь появлялись с единственной целью -- поближе познакомиться с мистером Грейнджером. Однако девушка, которая сегодня пришла аккурат к открытию (Марсия как раз собиралась отпереть дверь) удивила даже её.
   На вид ей было лет шестнадцать, светло-русые волосы и серые, почти серебристые глаза. И такое впечатление, что они смотрят в разные стороны. А её одежда представляла собой странное смешение стилей -- от хиппи до современных школьниц. Она пришла без предварительной записи и попросила встречи с кем-нибудь из Грейнджеров. При этом время от времени хваталась за свою челюсть и произносила самое неубедительное "ай!".
   Только что Марсия в четвёртый раз закончила объяснять, что Грейнджеры очень заняты и не принимают пациентов без предварительной записи, но тут девушка уставилась на неё своими странными серыми глазами и сказала:
   -- Возможно, это самое важное сообщение, которое вы когда-либо передадите. Вам надо сказать кому-нибудь из Грейнджеров, что их ждёт Луна Лавгуд, и это связано с очень важным зубным вопросом. Передайте, что я хорошая подруга их дочери Гермионы, а зубной вопрос настолько важен, что нужно обсудить его немедленно.
   Вынужденная отправиться на поиски хозяев, администратор чувствовала себя очень странно.
  

* * *

  
   Этим утром Анна Грейнджер тоже чувствовала себя очень странно -- будто ночью случилось что-то важное, а она почему-то не может вспомнить, что именно. Отхлебнув чая, доктор продолжила просматривать список сегодняшних пациентов. А когда услышала музыку из кабинета мужа, слегка улыбнулась. Тот снова увлёкся Dire Straits, и сейчас до неё доносился ритм "Султанов свинга". Наверняка снова играет на воображаемой гитаре, изображая Марка Нопфлера. Вот раздолбай!
   Тут в дверь постучалась Марсия.
   -- Анна? Там молоденькая девушка, говорит, что знает Гермиону, и пришла по очень важному "зубному вопросу".
   -- Подруга Гермионы? Пригласи её. -- Женщина задумалась. Может, она не помнит прошлую ночь, потому что это как-то связано с Гермионой? Пусть память у неё не такая идеальная, как у дочери, но ведь речь-то о сегодняшней ночи! Что-то здесь не так.
   Вскоре Марсия привела юную блондинку. Анна встала, чтобы поприветствовать гостью.
   -- Доброе утро, я -- Анна Грейнджер. Ты сказала Марсии, что Гермиона -- твоя подруга.
   -- Да, меня зовут Луна Лавгуд. Гермиона учится на курс старше. Во-первых, я должна извиниться, что обманула вашего администратора. Я здесь не из-за зубного вопроса, -- девушка немного смутилась, потому что её обман не сработал.
   -- И чем же я могу тебе помочь? -- поинтересовалась миссис Грейнджер, вспоминая, что Гермиона говорила про Луну: милая девочка, но с весьма странным взглядом на мир.
   -- Это я пришла, чтобы помочь Вам. На самом деле, чтобы помочь Гарри, но помогая Вам, помогу и Гермионе, а это в свою очередь поможет Гарри. Помогать Гарри -- очень важно.
   -- Пока я ничего не понимаю. Можешь объяснить попонятней?
   Луна кивнула.
   -- От Вас Гермионе достался острый ум -- Вы редко принимаете что-то на веру без объяснений. А можно позвать мистера Грейнджера? Лучше объяснить всё один раз.
  

* * *

  
   По настоянию гостьи к ним присоединился Эндрю Грейнджер, а Марсия уже отменяла сегодняшний приём.
   -- Я не знаю, что Гермиона рассказывала про наш мир, но попытаюсь быть краткой. Волшебный мир постоянно находится в состоянии войны, и с двадцатых годов горячие и холодные периоды сменяют друг друга. Последнее "похолодание" началось тридцать первого октября восемьдесят первого года.
   -- Тёмный лорд Волдеморт услышал пророчество о ребёнке, который родится в конце июля и будет способен его убить. И обнаружил, что условиям пророчества удовлетворяют два ребёнка -- наследники древних родов Поттеров и Логботтомов. Первым он решил уничтожить Гарри Поттера. Тёмный лорд атаковал дом Поттеров в Уэльсе и убил родителей Гарри. Но когда попытался убить годовалого младенца, смертельное проклятье отскочило и уничтожило тело, но почему-то не душу самого Волдеморта
   -- Гарри выжил, и его отдали на воспитание родственникам. Они -- не маги, плохо с ним обращались и никогда не рассказывали о его наследии. В нашем мире он -- Мальчик-Который-Выжил, или Избранный. Герой и символ надежды. Когда ему исполнилось одиннадцать, он получил письмо из Хогвартса и узнал о своих магических способностях. И во время поездки в Хогвартс встретил любовь всей своей жизни -- вашу дочь Гермиону.
   -- Но у Гермионы есть парень -- Рон, и сейчас они вместе.
   Луна погрустнела.
   -- До этого я ещё дойду. На первом курсе Гарри и Рон спасли Гермиону от горного тролля, которого запустили в замок в качестве отвлекающего манёвра.
   -- Гермиона рассказывала эту историю. Хочешь сказать, это было намного опаснее, чем она объяснила? Её могли ранить?
   -- Горные тролли в среднем четыре метра ростом, весят под четыреста килограмм и чрезвычайно сильны. Удивительно, что никто тогда не погиб. Пожалуй, это первый пример того, что я называю "Фактор Гарри" -- когда его магия не придерживается правил, о которых он не знает. Он не знал, что два нетренированных первокурсника не могут победить тролля. Это невозможно, но у него получилось. Они должны были умереть, но выжили.
   -- Это их сплотило, и они объединились, чтобы помешать волшебнику, одержимому духом Волдеморта, украсть философский камень.
   -- На втором курсе, Джинни, сестра Рона, попала под влияние осколка души Волдеморта-подростка и открыла Тайную Комнату, выпустив в школу василиска. Увидев отражение василиска в зеркале, Гермиона окаменела. А Гарри и Рон нашли вход в Комнату, но им пришлось разделиться. И Гарри остался один. А когда наконец-то добрался до цели, обнаружил, что осколок души Волдеморта вытягивает из Джинни жизненные силы, чтобы вернуть себе тело. Гарри удалось убить василиска, а затем уничтожить тёмный артефакт, который стал якорем для осколка души. Он был серьёзно ранен, и должен был умереть, однако снова выжил. И в живых остались все.
   -- На третьем курсе он столкнулся со сбежавшим заключённым. Все считали, тот хочет убить Гарри, а оказалось, что беглец был лучшим другом отца Гарри и его крёстным. А один из профессоров оказался оборотнем. Плюс дементоры. И снова Гарри должен был умереть, однако не умер.
   -- На четвёртом курсе его вынудили участвовать в очень опасном Турнире Трёх Волшебников. Его едва не убил дракон, он чуть не утонул в озере, вытаскивая оттуда Рона и маленькую девочку, а во время финального испытания в лабиринте Гарри похитили и использовали его кровь, чтобы возродить Волдеморта. И опять все разумные доводы указывали на неминуемую гибель, но он остался в живых.
   -- Пятый курс. Министерство активно отрицало возвращение Волдеморта и развязало кампанию клеветы против профессора Дамблдора и Гарри. Новым преподавателем стала ужаснейшая женщина, которая пытала Гарри, и не только его одного. В конце года Гарри, Гермиона, Рон, Джинни, Невилл, и я сражались в Министерстве против дюжины Пожирателей Смерти, и прямо у Гарри на глазах убили его крёстного. Дальше он оказался одержим Волдемортом, но всё-таки справился. Мы должны были погибнуть, но каким-то образом выжили. Правда, Гермиону серьёзно ранили.
   -- А около года назад во время поездки на Хогвартс-экспрессе Гарри наконец-то рассказал Гермионе о своих чувствах к ней. Та ответила взаимностью, и они начали встречаться. Однако директор выяснил, что старые чистокровные семьи никогда не смирятся с выбором Избранного смешать кровь с маглорождённой ведьмой. Он приказал Гарри прекратить отношения с вашей дочерью, но тот послал его к чёрту. И тогда Дамблдор подговорил Рона и Джинни Уизли и их мать Молли поработить Гарри и Гермиону. Чтобы привязать к Рону и Джинни, их накачивали самым ужасным любовным зельем, а младшие Уизли в свою очередь принимали специальное зелье, чтобы управлять своими рабами.
   -- Это любовное зелье действует, только если у жертвы частые сексуальные контакты. Боюсь, Рональд использовал Гермиону самым непростительным образом.
   -- Я убью мелкое отродье этой суки!
   -- Насчёт Молли Уизли согласна, но подозреваю, если Гермиона не доберётся до него первой, вас опередит Гарри. А что касается его самого, с ним занималась сексом аврор Нимфадора Тонкс. Используя свои способности метаморфомага, она превращалась в Джинни и укрепляла связь.
   -- И вот вчера Гермиона обнаружила причину своего всепоглощающего интереса к Рональду. И сбежала домой. Однако побег быстро заметили, и на вас наложили Империус, чтобы управлять вами. Если бы она появилась дома, вы должны были оповестить членов Ордена Феникса и отдать её им. Вашей дочери стёрли бы память и вернули в "Нору". Но Гермиона сумела сбежать и из вашего дома. Она отправилась к Гарри, убедила его скрыться вместе среди магглов, и сейчас они ищут безопасное место. А потом придут за вами.
   Анна смерила её внимательным взглядом.
   -- Когда Гермиона с тобой связалась?
   -- А она со мной не связывалась. -- Задумавшись, как много поймут эти магглы и сколько примут на веру, Луна взяла небольшую паузу.
   -- Моя родословная с обеих сторон полна провидцев и ясновидящих. У меня есть дар видеть вероятности. Любой выбор разделяет реальность. Я могу видеть, к какой ветви реальности приведёт тот или иной выбор, однако перестаю видеть последствия альтернативных решений. Я ощущаю бесконечное число нас, начавших наш разговор. Час назад я ощущала текущую бесконечность и бесконечное число нас, НЕ начавших этот разговор. Как только мы стали говорить, я потеряла контакт с той бесконечностью вариантов, где мы не разговаривали.
   -- Джинни была моей лучшей и единственной подругой -- мы выросли вместе. Рональд мне нравился с девяти лет. Когда я увидела, что они натворили и кем стали, моё сердце разбилось, ведь я не могла заставить их остановиться. А когда увидела, что Гермиона освободилась, и дорога свернула на эту ветвь, я просто обязана была попробовать. Гарри -- наша единственная надежда, но он добьётся успеха только вместе с вашей дочерью. И даже если это не так, ТАКОГО они не заслужили.
   -- Ты говорила, что пришла помочь. И каким образом?
   -- Мистер Грейджер, Гермиона чрезвычайно умна. Она знает, что за ними охотятся. Она уже раздобыла две незарегистрированные палочки и применила специальное заклинание, чтобы их не нашли совы. Прошлую ночь они провели в доме матери вашей супруги, а сейчас они в пути. И скоро станут решать, где будут ночевать сегодня. У Гермионы есть список из двенадцати гостиниц, разбросанных по всей Англии, и прямо сейчас она просит Гарри выбрать число от одного до двенадцати. Каждое число -- это та или иная гостиница. Кстати, она планирует снять номер "люкс", потому что Гарри настаивает на вашем спасении. И как только я узнаю, какую гостиницу они выберут, то, с вашего позволения, собираюсь доставить вас к ним.
   -- А у тебя не будет проблем?
   -- Вряд ли. Шансы, что моё вмешательство раскроют -- один из двенадцати. Но даже тогда мне ничего не грозит, потому что я не делаю ничего незаконного или аморального. -- Тут она застыла. -- Они выбрали: отель "Дорчестер" в квартале Мейфэйр. -- Она снова обратилась к Грейнджерам: -- Что вы решили? Хотите присоединиться к Гермионе?
   -- Я всё утро пыталась понять, почему не помню, что случилось прошлой ночью. Потому что они нас заколдовали?
   Девушка на мгновение задумалась.
   -- Да, скорее всего.
   Грейнджеры переглянулись.
   -- Да, мы хотим видеть дочь.
   -- Спасибо, -- тихо ответила гостья. -- Венди? Лист?
   Раздались хлопки эльфийской аппарации.
   -- Спасибо, что пришли, маленькие друзья.
   -- Чем мы можем помочь, мисс Луна?
   -- Можете доставить меня в отель "Дорчестер", а потом вернуть домой?
   -- Конечно, мисс Луна.
   -- А заодно помочь моим друзьям? -- она указала на Грейнджеров.
   -- Конечно, мисс Луна.
   Отец Гермионы опустился на колени.
   -- Привет, меня зовут Эндрю Грейнджер. Моя дочь рассказывала о вашем народе. Вы ведь домашние эльфы, верно?
   -- Нет, мы не рабы. Мы лесные эльфы, и живём сами по себе. Нас нельзя привязать, -- ответил один из нежданных помощников. -- Лавгуды целые поколения были друзьями лесных эльфов. Мы помогаем им, они -- нам.
   -- Примите мои извинения. Кажется, моя дочь говорила, что лесные эльфы вымерли.
   -- Скорее всего, -- Луна печально покачала головой. -- Так написано во многих учебниках. Я люблю Гермиону, правда люблю, но иногда, несмотря на весь её интеллект, ей сильно не хватает воображения.
  

* * *

  
   Как только дверь за швейцаром закрылась, раздались хлопки. Выхватывая палочки, Гарри и Гермиона моментально развернулись и приготовились сражаться. Однако увидели Эндрю и Анну Грейнджер, Луну Лавгуд и двух весьма странных эльфов. Девушка дёрнулась к родителям, но спутник её удержал.
   -- Погоди, пожалуйста. Мистер Грейнджер, как звали собаку Гермионы, когда ей было четыре?
   -- У нас никогда не было собаки. Был кот -- его звали Миттенс[1].
   -- Миссис Грейнджер, как Гермиона пьёт чай?
   -- Добавляет чуточку молока. И сердится, если размешать.
   -- Луна, зачем ты развешивала объявления после битвы в Министерстве?
   -- Чтобы получить обратно свои вещи.
   Юный маг по-прежнему не спускал глаз с гостей.
   -- Это точно Луна, и ты на самом деле пьёшь чай именно так. А что насчёт кота?
   -- Всё верно. Это они.
   Гарри опустил палочку.
   -- Извините, я должен был убедиться.
   Гермиона рванулась к родителям, а Поттер жестом позвал Луну в соседнюю спальню.
   -- Как ты нас нашла?
   -- Я провидица. Я вижу связи и вероятности. Я знала, что это мой шанс помочь. Тебе понадобится эта книга, -- она передала тонкий томик. -- Мне пора. Можешь попросить своего друга Добби принести Грейнджерам одежду. И удачи в твоём путешествии.
   -- Удачи? Если ты провидица, разве не знаешь, чем оно закончится?
   -- Конечно знаю, но не знаю, какой исход выберешь ты.
   Взяв за руки двух странных эльфов, девушка с хлопком исчезла.
   --------------------
   [1] Варежка, англ. -- Прим. пер.
  
  

Глава 5. Беглецы

  
   Решив оставить Грейнджеров одних (сейчас он там точно лишний), после ухода Луны Гарри остался в спальне. Конечно, сам он Гермиону не насиловал, но пострадала подруга именно из-за него. Если бы не он, Дамблдору и в голову бы не пришло снабдить Рона зельем.
   Дамблдор должен умереть.
   Чувство вины давило как пресс. С другой стороны -- это значит, что зелья в крови становится всё меньше, ведь раньше он не чувствовал себя виноватым, потому что зелье приглушало эмоции. А ещё исчезло всепоглощающее желание быть рядом с Джинни. В конце концов, необходимость постоянно посещать туалет -- в этом случае невысокая цена.
   Джинни заплатит. Пока зелье не позволяет представить удовольствие, которое он испытает, когда убьёт её, но это временно.
   Через тонкую стену доносились гневные реплики отца Гермионы, слова поддержки её мамы, и всё это сопровождалось всхлипами самой девушки.
   Рон Уизли скоро сдохнет, но сначала пожалеет, что вообще появился на свет.
   Всё внутри бурлило, и комната едва не ходила ходуном -- столько магии из него выплёскивалось. Чтобы успокоиться, Гарри разделся и отправился в душ -- горячая вода наверняка поможет. А в голове вертелся всего один вопрос: сможет ли Гермиона когда-нибудь его простить?
   Ему нужен план. Цель уже есть. План позволит её достичь. Цель проста -- доставить Гермиону и её семью в надёжное место, потом вернуться в Хогвартс и не оставить там камня на камне. Вот для чего нужен план. Когда Гермиона окажется в безопасности, можно будет заняться планом. Больше эти ублюдки никогда до неё не доберутся.
  

* * *

  
   Эндрю Грейнджер слушал уже знакомую историю. БСльшую часть рассказала Луна Лавгуд, но когда слышишь то же самое из уст собственной дочери, кровь закипает. Он очень хотел добраться до этого Рона Уизли и заставить подонка заплатить. Да как он посмел сотворить такое с его девочкой?! А этот так называемый директор -- следующий в списке. Как же он ненавидит беспомощность, которую вызывают эти чёртовы маги!
   Анна Грейнджер обнимала безутешную дочь и шептала на ушко, что всё будет хорошо. И молилась, что это окажется правдой. К сожалению, ей не хватило смелости рассказать Гермионе, что с ней в том же возрасте случилось почти то же самое. Она настолько обожала парня постарше, что была готова сделать для него что угодно. Однажды он даже попытался с её "помощью" расплатиться с долгом. И сейчас Анна восхищалась дочерью и силой её духа, ведь та сумела освободиться сама. А вот Анне потребовалась помощь отца.
   К тому же есть ещё один парень. Эта девушка Лавгуд предположила, что случившееся -- побочный эффект попытки контролировать Гарри Поттера. И когда подвели собственные родители, Гермиона рискнула всем, чтобы вытащить этого парня из рабства. После инцидента с троллем на первом курсе Гермиона часто писала о Гарри, однако сразу после прошлогоднего Хэллоуина тот внезапно пропал со страниц её писем, будто исчез с лица земли, зато Рон Уизли превратился в воплощение второго пришествия. Тогда это показалось странным, и вот теперь она знает причину. Изнутри поднималась ярость: как могла семья, которой она доверила свою дочь, сотворить такое?! Ничего, Молли Уизли ещё пожалеет.
   Неожиданно Гермиона встала и высвободилась из объятий матери.
   -- Где Гарри?
   -- Они с Луной ушли в ту комнату, -- отец указал на закрытую дверь. -- Я уверен, что с ним всё в порядке.
   -- Нет, папа, ты не понимаешь. Если он останется один, то сразу начнёт думать, что это его вина. А чтобы защитить нас, чтобы защитить меня, может просто уйти. -- Девушка кинулась к двери, толкнула её и увидела Гарри с полотенцем вокруг талии -- тот явно искал чистую одежду. Она бросилась к нему и заключила в объятия.
   -- Извини, я не должна была тебя оставлять!
   -- Гермиона, я не одет! -- волшебник поднял голову и увидел её родителей. -- Твой отец меня убьёт, -- он встретился взглядом с Эндрю Грейнджером и понял, что недалёк от истины.
   -- Ой, да успокойся! Папа не сделает ничего подобного.
   "Конечно сделаю, и никто никогда не найдёт твой труп", -- полетела мысль. Глаза парня, который сейчас обнимал его дочь, на мгновение округлились -- сообщение получено.
   -- Позволь мне одеться, хорошо?
   -- Послушай меня, Гарри Джеймс Поттер. Это. Не. Твоя. Вина. И если ты по-прежнему так считаешь, я лично тебя отшлёпаю. Ты пострадал не меньше меня.
   -- Тебе досталось гораздо больше, Миона, -- тихо сказал юный маг, когда дверь закрылась.
   Гермиона его уже не услышала. В отличие от её отца.
  

* * *

  
   Несколько минут спустя Гарри вошёл в гостиную и обнаружил, что Гермиона с матерью ушли в другую спальню. Он подошел к Эндрю и протянул руку.
   -- Сэр, мы с Вами ещё незнакомы. Я -- Гарри Поттер, и у меня просто нет слов, как сильно мне жаль.
   -- Так это всё из-за тебя?
   -- Да, сэр. Гермиона рассказала, что вмешались старые чистокровные семьи, а в волшебном мире это главная сила. Их не устраивало, что ещё один Поттер может жениться на магглорождённой. И директор их поддержал. А когда я отмахнулся и продолжил встречаться с Гермионой, они начали действовать. И мы оба оказались на поводке. -- Ему стало стыдно. -- Прошлое я не могу изменить, но обещаю, что теперь буду изо всех сил защищать вашу дочь.
   -- И много у тебя этих сил?
   -- Папа, Гарри богат, безумно богат. Он наследник двух очень богатых семей, -- вмешалась в разговор вернувшаяся девушка.
   -- Он поэтому так одевается?
   -- До позапрошлой ночи каждую минуту моей жизни и каждый мой шаг контролировали. Из меня делали оружие, которое не задаёт вопросов. Вот почему я так одеваюсь. А своей свободой я обязан Гермионе, -- всего лишь на мгновение он растерялся. -- Она целый год переводила мои деньги в немагические банки. И теперь их достаточно, чтобы мы могли скрыться в любой точке земного шара, где эти подонки до неё не доберутся.
   -- Почему мы должны ехать с тобой?
   -- А я надеюсь, что не поедете. Лучше возьмите деньги, которые я вам дам, и отправляйтесь в неизвестные края, забрав с собой Гермиону. Пусть будет от меня как можно дальше.
   -- Гарри, я не оставлю тебя одного.
   -- Нет, ты уедешь! А я убью Рона, убью Дамблдора, покалечу Тонкс... Волшебный мир может отправляться ко всем чертям, а я ему ещё и ручкой помашу. Пусть Волдеморт делает с ним что угодно. Я хочу, чтобы ты отсюда уехала. -- Он повернулся к Эндрю, -- Мистер Грейнджер, как только я доберусь до Гринготтса, то сниму для вас со своего счёта три миллиона фунтов. Я хочу, чтобы вы забрали эти деньги, захватили с собой Гермиону и бежали до тех пор, пока не найдёте такое место, где никогда не слышали о магии.
  

* * *

  
   -- Гарри, ты меня не отошлёшь.
   -- Гермиона, ты со мной не вернёшься.
   -- Ты серьёзно? Вот так придёшь в банк и возьмёшь три миллиона фунтов?
   -- Да, папа, -- однако испепеляющий взгляд девушки был по-прежнему прикован к Поттеру. -- Для его счёта это сущие пустяки. -- Она шагнула к Гарри. -- Почему ты считаешь, что можешь мне указывать?
   -- Ты пострадала из-за меня. Из-за меня тебя больше года насиловали. Из-за меня твои родители оказались под империусом. Из-за меня вы в бегах.
   -- А что, с Риддлом будет лучше?
   -- А Риддл-то тут причём? Он всего лишь хочет нас убить. А вот Дамблдор дёргал нас за верёвочки, а Уизли тебя насиловали, прикидываясь хорошенькими. Только в этом бедламе нет хорошеньких -- есть злые подонки, менее злые подонки и невинные.
   Волшебница молча смотрела на друга. Похоже, зелье, которое затуманивало разум, больше не действует, и его сжигает ярость.
   -- Прости, Гермиона. И держись от меня подальше. Одному богу известно, что они с тобой сотворят. Я люблю тебя с тех пор, как увидел окаменевшей на втором курсе. Пока они тебя не забрали, ты была для меня всем. Если из-за меня с тобой что-нибудь случится, я не знаю, что сделаю! Извините, мне надо прогуляться, -- он развернулся и вышел из номера.
  

* * *

  
   Гарри шагнул в кабину подъехавшего лифта. Пусто. Прекрасно.
   -- Добби.
   С хлопком появился его самый странный друг.
   -- Да, Гарри Поттер, сэр?
   -- Добби, можешь сделать мне одолжение? Доставь меня в Гринготтс.
   -- Конечно, Гарри Поттер, сэр. -- Эльф потянулся к руке юного мага.
   -- Да, и ещё: пожалуйста, никому не говори, где я или куда собираюсь. Хорошо?
   -- Добби никогда и никому не расскажет про Гарри Поттера, сэра.
   -- Даже Дамблдору?
   -- Никому, Гарри Поттер, сэр.
   -- Спасибо, Добби.
   Через мгновение оба исчезли.
  

* * *

  
   -- Он меня любит, -- тихо сказала девушка.
   -- Гермиона, ты должна быть с ним, -- посоветовала её мама.
   -- Чёрта с два! Он сам признался, что она пострадала из-за него.
   -- Заткнись, Энди! Парень её любит, видит, как ей больно, и ничего не может поделать. Гермиона, пожалуйста, разберись в своих чувствах. Я уже многое видела и слышала, и мне кажется, знаю ответ, но решить ты должна сама. Быть с ним, потому что никто не станет тебе указывать -- это глупо. А моя дочь не глупая. Быть с ним, потому что ты его любишь -- вот главное и единственное. А ваша идеальная месть -- плюнуть в глаза тем, кто это сделал, и вывести их на чистую воду. -- Она обняла Гермиону. -- Пожалуйста, подумай.
   А затем повернулась к мужу.
   -- А ты -- в спальню. Немедленно!
   Девушка слегка улыбнулась -- так-так, у папы проблемы. Сейчас он получит по шее, но если будет вести себя правильно, ему позволят загладить свою вину.
  

* * *

  
   Как только Гарри оказался в Гринготтсе, его моментально заметили.
   -- Привет, как поживаешь?
   -- Отвали, Тонкс. Не хочу тратить время на человека, который стыдится собственного лица.
   -- Ха-ха, Поттер, ты пойдёшь со мной.
   -- С чего бы? Мне уже семнадцать -- я взрослый. Так что проваливай.
   -- Тебя немедленно хочет видеть Дамблдор.
   -- Ничуть не сомневаюсь. У старого сводника проблемы, да? Ты ведь одна из его шлюх, так что должна быть в курсе. Только он мне не хозяин, поэтому наплевать, чего там хочет старый сутенёр.
   Аврор начала вытаскивать палочку.
   -- Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому
   -- Как скажешь. -- На мгновение собеседник замер.
   -- Аврор Тонкс, нельзя же так оскорблять директора банка. Его мать просто не может быть троллем, и он не крадёт деньги из моего хранилища! -- Гарри сказал это настолько громко, что по вестибюлю ещё с минуту гуляло эхо.
   Охрана среагировала чётко. Юный маг к месту вспомнил шутку, которую слышал на втором курсе:
   "Кем станет аврор, который ввяжется в бой с гоблином-охранником? Мертвецом". -- Шутка топорная, но весьма точная.
   Правда, Тонкс не убили, а просто мгновенно лишили палочки, сбили с ног и связали, чтобы позже доставить в Министерство. Во время потасовки с неё свалился капюшон, и Гарри увидел слово, "написанное" прыщами. Гермиона про это не сказала, но кроме неё на такое никто не способен.
   Рядом появился старший кассир.
   -- Спасибо, что защищаете честь директора, мистер Поттер. Впрочем, от представителя Вашего рода иного мы и не ожидали. Директор Рагнак приглашает Вас в свой кабинет, чтобы обсудить вопросы, связанные с Вашими финансами.
   -- Пожалуйста, передайте мою благодарность, но мои дела не стоят его внимания.
   -- Он предвидел, что именно так Вы и ответите, и просил передать следующее: если лорд Поттер желает обменять банку кнатов на галлеоны, для директора это очень важно. И Рагнак привык добиваться своего. Кстати, обратите внимание на Ваши процентные ставки.
   -- Ваша взяла. Могу ли я узнать Ваше имя?
   -- Зачем лорду-волшебнику моё имя?
   -- Вы знаете моё имя и обращаетесь ко мне с почтением, поэтому ответить на Вашу любезность -- простая вежливость. К тому же я богат и ношу титул лорда только потому, что мои предки чего-то добились. А насколько я знаю историю вашей нации, Вы заслужили свою должность, в то время как я -- всего лишь наследник.
   -- Мистер Поттер, Вы самый необыкновенный волшебник, которого я встречал. Меня зовут Балдур.
   -- Балдур, я всего лишь школьник. И знаю только то, чему меня научили. Правда, недавно обнаружил, что в основном это ложь.
   -- Когда соберётесь уходить, директор пошлёт за мной. Надеюсь, Вы останетесь довольны.
   -- Спасибо, Балдур, и пусть Ваше хранилище трещит по швам от золота.
  

* * *

  
   -- Добро пожаловать, мистер Поттер. Чем Гринготтс может помочь роду Поттеров?
   -- Сэр, я уверен, что для Вас мои дела -- просто мелочь.
   Старый гоблин разразился пугающим смехом.
   -- Когда после своего совершеннолетия сюда впервые пришёл Ваш отец, он сказал то же самое, слово в слово. И я отвечу то же, что тогда сказал ему: о важных клиентах директор всегда заботится лично. Итак, мистер Поттер, куда Вы собираетесь?
   Гарри пробрал озноб.
   -- Откуда Вы знаете?
   -- Знать, чем дышат крупные клиенты -- моя прямая профессиональная обязанность. Мисс Грейнджер получает доступ к Вашему хранилищу. Вы начинаете встречаться, и наши аналитики считают её главной претенденткой на место будущей леди Поттер. Тем временем Альбус Дамблдор тайно наводит справки, как знатные фамилии воспримут Вашу связь с магглорождённой. Затем, спустя два месяца, без каких-либо причин, что для неё не характерно, она бросает Вас и уходит к самому младшему сыну семьи Уизли. Прекрасный молодой человек, но, по нашим данным, абсолютно ей не подходит. А приблизительно через неделю Вы оказываетесь в руках дочери семьи Уизли. Да, она в Вашем вкусе, но так быстро переключиться на другую девушку -- это на Вас не похоже. По прогнозам наших аналитиков, после расставания с мисс Грейнджер Вы должны были приходить в себя не меньше двух месяцев. Пару дней назад посреди ночи мисс Грейнджер неожиданно покидает жилище семьи Уизли, а Альбус Дамблдор оперативно собирает своих опричников, чтобы её найти. Следует столкновение в доме Грейнджеров, а затем из своего дома исчезаете Вы. Родители мисс Грейнджер срочно отменяют сегодняшний приём и передают пациентов другим стоматологам. И, наконец, кредитная карта маггловского банка, которую для Вас сделала мисс Грейнджер, сегодня впервые использовалась в отеле "Дорчестер". Итак, мистер Поттер, куда Вы собираетесь?
   -- Впечатляет.
   -- Благодарю, мистер Поттер.
   -- И сказать-то нечего. Не очень радует, что вы столько обо мне знаете.
   -- Я просто обращаю внимание на то, что говорят волшебники. Мы не следим за Вами, и уж тем более не следуем по пятам. Только собираем информацию.
   Гарри вздохнул.
   -- Сэр, Вы мне не по зубам. В следующий раз приведу с собой Гермиону Грейнджер, сяду и буду наслаждаться. Битва таких титанов -- это наверняка познавательно. -- Представив такую картину, он улыбнулся. -- Я как можно скорее хочу оказаться в США, в Бостоне, а если конкретно -- неподалёку от Салемской Академии.
   Замысловатый жест, и перед директором появился лист пергамента.
   -- Рейс из Хитроу в Логан завтра в восемь вечера.
   -- Отлично!
   Рагнак передал гостю пакет.
   -- Ваш паспорт и маггловское удостоверение личности. Я нашёл там ошибку -- в дате рождения промахнулись на год, так что теперь Вам восемнадцать, и по меркам магглов Вы совершеннолетний. Когда вернётесь, убедитесь, чтобы ошибку исправили. Паспорта четы Грейнджеров и маггловское удостоверение мисс Грейджер тоже в пакете. Плюс инструкции для тамошнего отделения Гринготтса.
   -- Когда доберётесь до Салема, они предоставят Вам подходящее жилье. Авиабилеты и информацию, во сколько Вас отвезут в аэропорт, ждите завтра к полудню.
   -- Вот карты Гринготтса для Вас и мисс Грейнджер. Они работают точно так же, как и магловские кредитки, только связаны с Вашим счетом в нашем банке. Могу ещё чем-нибудь помочь?
   -- Я теперь совершеннолетний, поэтому могу попасть в семейное хранилище Поттеров?
   -- У Вас есть доступ ко всем хранилищам Поттеров. Всего их девять, не считая Вашего личного, доступ к которому Вы получили в одиннадцать лет.
   Похоже, директор ждал этого вопроса. Гарри ненадолго задумался, и тут сообразил, что привлекло его внимание.
   -- А кто ещё может попасть в семейное хранилище Поттеров?
   -- Сейчас в этом списке Вы и Альбус Дамблдор, у которого доступ ко всем Вашим хранилищам. Что касается мисс Грейнджер, у неё доступ только к Вашему личному хранилищу.
   -- Много ли золота взял Дамблдор?
   -- Да, и несколько раз это были довольно крупные суммы. А ещё он забирал книги, артефакты, драгоценности...
   -- Я могу это остановить?
   -- Да, потому что теперь Вы совершеннолетний.
   -- Закройте для Альбуса Дамблдора доступ ко всем хранилищам и счетам моего рода. -- Юный лорд снова задумался. -- Как насчёт хранилищ Блэков? У кого к ним доступ?
   -- У Вас, Альбуса Дамблдора и Беллатрикс Лестрейндж.
   "Мерлинова борода!" -- мысленно воскликнул Гарри. -- Могу я запретить доступ к хранилищам Блэков?
   -- Можете, -- гоблин мысленно улыбнулся. Молодой волшебник многого не знает, но быстро учится.
   -- Тогда оставьте только меня. И, пожалуйста, попытайтесь вернуть всё, что забрали из хранилищ Поттеров и Блэков. И я хочу увидеть, сколько золота забрали Дамблдор и Лестрейндж.
   -- Офис в Салеме передаст Вам список. А вот за поиск и возврат артефактов и прочего придётся заплатить -- там будет работать целая команда.
   -- Сколько?
   -- Десять процентов.
   -- Пусть будет пятнадцать, причём надбавка пойдёт напрямую этой команде -- пусть они знают, за что работают.
   -- Хорошо. Что-нибудь ещё?
   -- Да. Откройте хранилище на имя Эндрю и Анны Грейнджеров и поместите туда золота на три миллиона фунтов. И можно кредитную карту, связанную с этим хранилищем?
   Рагнак сделал несколько пометок.
   -- Будет готово через пять минут.
   -- Благодарю. Больше вопросов нет. Теперь мне нужно вернуться в отель.
   -- Портал будет готов тоже через пять минут.
   -- И ещё раз благодарю, сэр. Вы и не представляете, как сильно мне помогли. И отдельное "спасибо" за Вашу честность.
   -- Это меньшее, что мы можем сделать для такого крупного клиента.
  

* * *

  
   Гарри как следует приложился о пол гостиной и обнаружил, что его сверлит взглядом очень злой Эндрю Грейнджер.
   -- Можете начинать. Надерите мне задницу. Наверняка я заслужил.
   -- Я хочу, чтобы ты держался от неё подальше.
   -- Я тоже этого хочу. Из-за меня она и так уже пострадала. Мистер Грейнджер, всё готово, и теперь мы можем отправляться в Штаты. Если захотите, там мы сможем устроить Гермиону в Салемскую Академию. Вот здесь, -- он передал карточки и ключ из Гринготтса, -- три миллиона, которые я обещал. Делайте с ними что хотите. Вылет завтра в восемь вечера, банку удалось забрать ваши паспорта, -- теперь пришла очередь документов. -- Можете лететь вместе со мной, или куда-нибудь ещё -- пока Гермиона в безопасности, мне всё равно.
   -- О господи, ты её действительно любишь!
   -- Думаю, да. Все говорят, что я её люблю. На самом деле, я понятия не имею, что такое любовь. Моя семья про неё "забыла". В школе я что-то такое слышал, но там было больше похоти, и ни капли верности. Друг, которого я называл братом, отнял у меня Гермиону и изнасиловал её. Подруга, которую я считал сестрой, отняла у Гермионы меня. А человек, которому я доверял, как собственному дедушке, всё это организовал.
   -- Мне надо посоветоваться с Анной. Завтра я отвечу.
   -- Хорошо.
   -- Какую комнату выбираешь? Мы согласны на любую.
   -- Вам с миссис Грейнджер полагается отдельная комната. Гермионе -- тоже. А я буду спать на диване -- большего не заслужил.
   Эндрю встал и отправился в ту спальню, где его ждала жена. Там он лёг на кровать и уставился в потолок.
   -- Ну что? -- спросила Анна.
   -- Мы миллионеры.
   -- Ты не возьмёшь его деньги.
   -- Он её любит. Любит так сильно, что готов отправить как можно дальше.
   -- Так и знала. Я же тебе говорила. И куда мы направляемся?
   -- Америка. Салем. Он хочет устроить Гермиону в тамошнюю Академию.
   -- Америка и три миллиона фунтов? Неплохо. Хорошее место, чтобы дождаться, пока они с Гермионой всё исправят.
   -- Она сюда не вернётся.
   -- Да что ты говоришь? Конечно вернётся, просто Гарри об этом пока не знает.
  
  

Глава 6. Самолётом, поездом и автомобилем

  
   Четыре часа в воздухе: подали ужин, показали фильм, а теперь потушили свет. Пассажиры спали или пытались уснуть. Однако Гарри был слишком возбуждён, чтобы заснуть. Он впервые путешествовал в Соединённые Штаты, да и самолётом раньше не летал. Поэтому сейчас читал роман, который Гермиона порекомендовала купить в книжном магазине перед вылетом. Это оказалась научная фантастика.
   "Гарри, тебе понравится. Этот автор ведёт рассказ, не говоря с тобой напрямую".
   Роман довольно неплохой, хотя, вопреки названию, там и близко нет котов, которые проходят сквозь стены.[1] Треть книги осталась позади, но если и дальше будет так интересно, возможно, он поинтересуется, что ещё написал этот Хайнлайн. Кстати, Грейнджеры тоже не спали.
   "Гарри, постарайся не заснуть в самолёте -- надо привыкнуть к смене часовых поясов".
   Он несколько удивился, когда Гермиона вытащила палочку и использовала на них обоих чары незаметности.
   -- Идём, -- прошептала она. Гарри последовал за ней в сторону туалета. Девушка открыла дверь, вошла, втянула его внутрь и быстро заперлась. А потом использовала заглушающее заклинание и повернулась к нему.
   -- Ты не бросишь меня и не уйдёшь сражаться с ветряными мельницами. Без меня через неделю ты снова окажешься в рабстве. А у меня без тебя не хватит смелости с ними сразиться. Ты нужен мне, а я -- тебе.
   -- Гермиона, ты пострадала только из-за меня. Из-за меня твои родители в бегах. Если ты снова окажешься в руках прихвостней Дамблдора, я не знаю, что тогда...
   И в этот момент любимая его поцеловала. Это был не нежный поцелуй любви, а горячий поцелуй желания. От него не просто захватило дух, а весь мир перевернулся. Спустя целую вечность блаженства Гермиона прервала поцелуй, а он жадно ловил ртом воздух и желал ещё.
   -- Я хотела понять, -- она смотрела ему в глаза, а на её собственные навернулись слёзы. -- Понять, осталось ли то, что было раньше. Всё действительно изменилось. Теперь я этого не чувствую -- тогда я тебя хотела, а сейчас нет. -- Его сердце разрывалось. -- Ты мне нужен. Если я тебя потеряю, мне незачем жить. Просто хочу, чтобы ты знал. -- Девушка открыла защёлку и развернулась, собираясь уйти.
   Однако Гарри остановил её, взял лицо в ладони и притянул для поцелуя. Мгновение посопротивлявшись, любимая сдалась. Их руки начали ласкать друг друга, а губы и не собирались "расставаться". Гермиона расстегнула ремень и стянула с него штаны вместе с боксерами. А потом толкнула к раковине у него за спиной, подняла юбку и, встав на цыпочки, направила его в себя. И снова -- никакой нежности, а только желание и дикая страсть, которую, казалось, можно потрогать руками.
   Рациональная часть заметила, что когда Гермиона развернулась и ушла, на самом деле ничего такого не происходило.
   Мечтательная часть сначала сказала, что это сон, а не реальность, а затем посоветовала рациональной заткнуться в тряпочку и перестать портить идеальную фантазию. Сюда ещё стоит добавить воображаемую стюардессу, которая как раз собиралась открыть дверь и пришла в восторг от голой мужественности, застав их вместе с воображаемой Гермионой. А та сделала вид, что ничего особенного не происходит.
   Нравственная часть собралась осудить этих двух ненормальных за извращённую фантазию.
   Рациональность и мечтательность посоветовали нравственности, чёрт побери, уже повзрослеть, но тут сострадание напомнило им о чувствах Гермионы. Каково ей будет, если она узнает, что они о ней думают и что хотят с ней сделать? А затем поинтересовалось, чем же они тогда отличаются от Рона. А дальше объяснило, что с ними сделает, если они навредят Гермионе.
   Остальные всегда прислушивались к состраданию. Ведь только оно способно справиться с серьёзным стрессом, когда нравственность рыдает, рациональность от страха бьётся в истерике, а мечтательность прячется. В конце концов, если ситуация накаляется и сострадание всё берёт на себя, ему и карты в руки.
  

* * *

  
   Гарри медленно просыпался. За окном темно, и электронные часы рядом с кроватью показывают четыре утра. Конечно, на его внутренних часах уже девять. Он неплохо выспался, но после такого сна испытывал лёгкий стыд. Хорошо, что Гермиона не умеет читать мысли. А ещё хорошо, что он быстро этот сон забудет.
   Когда Гермиона вышла из туалета, он снова запер дверь и почувствовал, что пол уходит из-под ног. Мерлин, как стыдно! Как он отреагировал на её поцелуй! А что почувствовал, когда она сказала, что он ей нужен?! И самое худшее -- он ей не сказал, как сильно ОНА ему нужна.
   И тут Гарри заметил, что в гостиной горит свет. Всё равно без толку засыпать снова... Посмотрим-ка, что в Бостоне показывают по телевизору в четыре утра. А если ничего, то можно почитать книгу, которую вручила Луна. Накинув халат, он открыл дверь в гостиную.
   Гермиона сидела за письменным столом и что-то выписывала из учебника. Вот она подняла голову, и их взгляды встретились.
   -- Не спится?
   -- Хоть и устал, не могу спать. -- Юный маг сел напротив. -- Никак не могу выкинуть из головы твои слова в самолёте.
   -- Я говорила серьёзно.
   -- Но что ты имела в виду? Я тебе нужен, как пара туфель, или как... воздух?
   -- Тебе и вправду надо объяснять?
   -- Да, пожалуйста. И простыми словами.
   Девушка улыбнулась
   -- Ты ведь не дурак. Хорошо. Я не знаю, люблю ли тебя на самом деле. Знаю, что хочу этого. Знаю, что думаю, что люблю тебя. Знаю с тех пор, как поняла, что с нами сотворили. Тогда у меня была единственная мысль -- найти тебя. Я сбежала к родителям, которые могли помочь, а когда они не сумели, отправилась к тебе. С тех пор, как ты потащил с собой Рона, чтобы предупредить меня о тролле, ты стал центром моей жизни. Ради девчонки, которую едва знал, ты рисковал жизнью, а ведь гораздо проще было убежать. -- Потянувшись через стол, она взяла его за руку. -- Ты для меня намного больше, чем пара туфель. Смогу ли я без тебя жить? Возможно, только я не хочу. Если ты вернёшься в Хогвартс, я вернусь вместе с тобой. Я потратила на тебя слишком много времени, чтобы ты ушёл и снова стал рабом.
   -- Твой отец меня убьёт.
   -- Папа злится из-за того, что с нами случилось. -- Собеседник одарил её недоверчивым взглядом. -- Да, с нами. Когда я рассказала, что они с тобой сделали, он пришёл в ярость. Когда ты ему посоветовал забрать меня и скрыться, заработал его уважение. А когда подумал, что я убегу, потерял моё.
   -- Я никогда не думал, что ты сбежишь. Просто надеялся, что твой отец сумеет тебя убедить. Я прекрасно знал, что ты не станешь этого делать ради себя, но можешь ради него.
   -- Вы очень похожи.
   -- Не могу не спросить, понравится ли твоему папе такое сравнение.
   -- Мама говорит, что он такой же благородный дурак, как и ты.
   Гарри усмехнулся.
   -- Сначала позволь мне закончить жалеть себя, а уж потом убеждай, что я хоть чуть-чуть благороден. -- Улыбка быстро пропала. -- Как считаешь, мы должны вернуться в Хогвартс?
   -- Думаю, да. Хотя Салем -- весьма привлекательная идея, но тогда мы бросим наших друзей на растерзание Риддлу. Не говоря о том, что с ними наверняка сделает Дамблдор, прикрываясь "общим благом".
   Поттер кивнул.
   -- Может так получиться, что следующим избранным окажется Невилл. А ему и без того досталось. Хорошо, сегодня второе августа. Чтобы составить план, у нас есть двадцать девять дней.
   -- Двадцать восемь. Когда полетим обратно, смена часовых поясов будет не в нашу пользу.
   -- Чтобы не привлекать к себе внимания, сюда мы летели самолётом. Может, назад вернёмся международным порталом?
   Гермиона покачала головой.
   -- Мне кажется, пока есть возможность, лучше не светиться. На Хогвартс-экспрессе тоже ехать не стоит. Прибудем в Лондон тридцатого, на следующий день ты сдашь экзамен и получишь лицензию на аппарацию, а затем мы переместимся в Хогсмид, и скажем несколько слов директору.
   -- Например, "отвали мудак"?
   -- Что-то в этом роде.
   Тут Гарри нахмурился.
   -- Хочешь сказать, у тебя опять получилось? Напомни, как мы перешли от "ты со мной никуда не едешь" к "нам нужен план, как напасть на замок"?
   -- Я ослепила тебя своим великолепием, -- любимая улыбнулась.
   -- Да, это было жестоко. А что в следующий раз? Будешь отвлекать меня верёвочками и всякими блестящими штучками?
   Девушка улыбнулась ещё шире.
   -- Нууу... ещё я могу сделать вот так. -- Она отпустила его руку, положила свою ему на затылок и притянула к себе. А потом поцеловала. И теперь парочка растянулась над столом. В голове у парня мелькнула мысль, что пора остановиться, но тут их языки встретились, и теперь (как тогда -- в самолёте) он мог думать только о её губах.
   Спустя целую вечность блаженства Гермиона отпрянула, и только сейчас Гарри сообразил, на каком свете находится.
   -- Ничего себе! Так, я отвлекся. Ты права -- наши поцелуи теперь другие. В самолёте ты верно подметила -- что-то изменилось.
   -- Может, мы просто повзрослели? -- В этот момент она заметила у него в руке книгу. -- Что это?
   -- Когда Луна привела твоих родителей, вручила мне её. И сказала, что книга мне пригодится. Здесь о свадебных ритуалах чистокровных семей и законах наследования. Не знаю, почему она решила, что мне это понадобится, но кое-какие традиции немного странные.
   -- Позволь мне.
   Гарри кивнул и передал Гермионе книгу, которую та сразу же начала изучать. А её сосредоточенный взгляд говорил, что разговор окончен.
  

* * *

  
   Альбус Дамблдор изволил гневаться. Со времён Тома Риддла ещё ни один ученик не посмел так открыто пойти против него. Сейчас испепеляющий взгляд остановился на двоих Уизли.
   -- Джиневра, зачем Вы писали о наших планах в своём дневнике? Я-то считал, Вам хватило истории с дневником на первом курсе.
   -- Извините, директор. Я думала, что для Гермионы слишком важны все эти дружеские штучки, и она не будет копаться в моих вещах.
   -- Рональд, я полагал, что Вам было приказано полностью подчинить себе мисс Грейнджер.
   -- Так и было. Она была моей и делала всё, что я ни попрошу. Наверно, запись в дневнике Джинни её потрясла, а с её мозгами не справится никакое зелье.
   -- Теперь Вы, Нимфадора. Вам выпало относительно простое задание: схватить двух неопытных детей. Первый уродует и чуть не убивает Вас, а второй умудряется сделать так, что Вас хватают и доставляют в Министерство за беспорядки в Гринготтсе.
   -- Директор, мне интересно, а Вы сами справились бы лучше? -- фыркнула Тонкс из-под капюшона. -- Хотя погодите-ка, в первую очередь это случилось по Вашей вине, не так ли? Он ведь добрался до Гринготтса при помощи своего чудаковатого эльфа, и этот эльф работает на Вас. Вот и спросите у него.
   -- Добби?
   Тот появился перед директором.
   -- Да, Дамблдор, сэр.
   -- Добби, мне надо найти Гарри Поттера. Подскажи, пожалуйста, где он?
   -- Гарри Поттер, сэр, попросил не говорить, где он.
   -- Извини, Добби, но я требую.
   -- Нет, директор, сэр. Гарри Поттер, сэр, попросил, чтобы Добби не говорил, и Добби не скажет.
   -- Ты связан с замком. Это значит, ты обязан подчиняться директору.
   -- Добби не связан с замком. Добби свободный эльф, Добби платят.
   -- Ты мне расскажешь всё, что я захочу. -- Дамблдор достал палочку.
   Добби поднял руки, и волна магии толкнула хозяина кабинета вместе со столом к дальней стене. Различные безделушки, серебряные приборы и портреты полетели на пол.
   -- Директор Дамблдор не будет угрожать Добби! Добби хороший эльф! Добби хранит секреты Гарри Поттера, сэра! Добби свободный эльф. Добби увольняется! -- с хлопком эльф исчез.
   Директор поднялся и одним движением палочки вернул всё на место.
   -- М-да, могло быть и лучше.
   -- Сколько на них будет действовать зелье? Я имею в виду, если мы успеем их найти и снова...
   -- Джиневра, на обыкновенного мага недельная доза, которую они принимали, действовала бы как раз неделю, может -- чуть дольше. Но мистер Поттер и мисс Грейнджер никак не обыкновенные. Скорее всего, уже сегодня утром они полностью справятся с зельем, а может -- даже раньше, особенно если слишком злились. А учитывая их характер, наверняка так и случилось. Когда мы их отыщем, придётся стереть им память.
   -- Мы должны найти их немедленно, -- прошипел Рон. -- Поттер не получит мою женщину!
  

* * *

  
   Луна Лавгуд сидела перед своим домом, прислонившись к дереву, и напевала про себя. Только что Гарри выбрал Салем, а Гермиона решила остаться с ним. Количество возможностей уменьшилось. Предварительно они решили, что вернутся в Хогвартс, хотя Гарри по-прежнему сомневается, сумеет ли там защитить Гермиону.
   Гарри уже прочитал книгу, которую она ему оставила, но не сделал никаких выводов. К счастью, сейчас за книгу взялась Гермиона, и уж она-то точно сообразит, что к чему. Правда, неизвестно, как на это отреагирует.
   Теперь, чтобы будущее не сгорело в огне и не потонуло в крови, они должны всё сделать правильно. Увы, от неё уже ничего не зависит.
   Однако существует несколько вариантов будущего, в которых она принимает более активное участие. Некоторые приведут к печальному концу, в каких-то она себя видит во время финального столкновения, а где-то её убьёт Гермиона. И последняя концовка особенно расстраивает, потому что она очень любит Гермиону. Есть ещё несколько возможных исходов, в которых Гермиона полюбит её как сестру. Но тогда уже не окажется с человеком, которого полюбила, поэтому настало время забыть об этом и двигаться дальше. Сейчас она на одном из семи путей, которые ведут её к любви. Это обнадёживало.
  

* * *

  
   Гарри снова пробежался по банковской выписке.
   Местное отделение Гринготтса арендовало для них полностью обставленный дом и подготовило его к их приезду. На кухне нашлись продукты, в ванной лежали полотенца... короче говоря, всё выглядело так, словно предыдущие жильцы уехали, забрав с собой только одежду.Но вернёмся к отчёту. Оказывается, Дамблдор годами снимал с его счетов немаленькие суммы. Последний раз это случилось третьего июля: семь тысяч галлеонов изъято из основного хранилища, подпись -- Альбус Дамблдор, причина -- плата за обучение. Однако тридцать первого июля эта самая плата в размере полутора тысяч галлеонов автоматически перечислена из его собственного хранилища.
   -- Что это?
   Он встретился взглядом с Анной.
   -- Гоблины намекали на странности в моих счетах. В этом списке -- все операции за последние шестнадцать лет.
   -- Это довольно приличная сумма. А ты соображаешь в бухгалтерском учёте?
   -- Нет, в Хогвартсе такому не учат.
   -- Не сомневаюсь. Но если хочешь сводить концы с концами, это очень полезный навык, необходимый любому. Знаешь что, давай-ка сядем после ужина, и я тебе всё объясню.
   -- Договорились! -- Мама Гермионы взъерошила его волосы. -- А что вы хотите на ужин?
   -- Ты не обязан готовить.
   -- Надо же чем-то заняться. Мои родственники любили поесть, поэтому позаботились, чтобы я научился готовить. Сейчас посмотрю, что у нас в закромах, а потом что-нибудь придумаю.
  

* * *

  
   Гарри приготовил лазанью, чесночный хлеб и салат. Заодно обнаружил в холодильнике очень вкусную сосиску, а из того что под рукой состряпал неплохой соус. Уплетая сосиску, он подумал, что ужин получится не таким уж и плохим -- тот же Вернон сделал бы всего пару-тройку замечаний по поводу дерьмовой иностранной кухни.
   Грейнджеры откусили всего лишь по разу, удивлённо переглянулись, а затем уставились на повара.
   -- Что-то не так? Наверно, слишком много чеснока? Я всегда кладу больше чем надо.
   -- Изумительно! -- похвалила Анна. -- Когда ты сказал, что умеешь готовить, я подумала...
   -- Если он и другие блюда готовит не хуже, никому его не уступлю, -- Гермиона посмотрела на отца.
   -- В таком случае я обедаю у тебя.
   -- Это же просто лазанья, -- смущённо заметил Гарри. -- А на десерт будет творожный пудинг.
   Эндрю оживился и локтем подтолкнул дочь.
   -- Однозначно ем у тебя.
   --------------------
   [1] "Кот, проходящий сквозь стены" (англ. The Cat Who Walks Through Walls) -- фантастический роман Роберта Хайнлайна 1985 года. Относится к циклу "Мир как миф". -- Прим.пер.
  
  
  

Глава 7. Отец невесты

  
   Гарри по-прежнему разбирался в бумагах из Гринготтса. Анна показала, как сводить баланс, и с тех пор он продирался через шестнадцатилетний запас счетов.
   Он был на третьей странице бумаг семьи Блэк, когда нашёл кое-что... другое: не финансовые отчёты, а несколько страниц с обязательствами и долгами жизни перед лордом Блэком. А так как Сириус передал титул ему, значит -- перед ним. И список всё никак не кончался. А имён-то сколько! А это что такое? Гарри потянулся за словарём Гермионы -- надо уточнить пару терминов.
   Потом он взял кусок пергамента и начал набрасывать заметки. Завтра надо попросить о встрече с кем-нибудь из гоблинов, которые управляют его счетами. А заодно найти информацию по традициям и обычаям чистокровных.
  

* * *

  
   Гермиона тоже нашла кое-что интересное, однако стоит уточнить пару моментов. За последние шесть лет она уяснила очень важное правило: никогда не принимай на веру, если прочитал об этом только в одной книге. И она не успокоится, пока не найдёт подтверждение как минимум в трёх разных источниках. Книга о традициях английских чистокровных волшебников, которую дала Луна, оказалась весьма интересной, но это же Луна! К счастью, здесь, в Салеме, есть несколько отличных книжных магазинов. Оставалось надеяться, что книги на эту тему там найдутся. В противном случае их придётся заказывать, и кто знает, поспеет ли заказ вовремя. А если в книге Луны только правда, им придётся вернуться в Англию на неделю раньше, чем они планировали. Папе это не понравится, да и Гарри наверняка тоже. Что до неё самой, Гермиона пока не решила, как относится к этой идее. В конце концов, это же её идея...
  

* * *

  
   Так что придётся немного поискать. Правда, в США на чистокровность никогда внимания не обращали, поэтому наверняка предстоит попотеть. Конечно, люди здесь как сыр в масле не катались, но, как ей объяснили, боролись совсем за другие идеалы.
   Чтобы измерять магический потенциал, здесь использовали десятибалльную систему. Причём речь шла не о текущей магической силе, а именно о её потенциально возможном уровне. Согласно теории, магглы (здесь их назвали "обычные") не могли получить выше одного балла. Сквибы -- два-три, а колдовать человек мог, только если ему ставили не ниже четырёх. Вроде бы ничего особенного, но были свои странности. Так, "обычных" весьма уважали и считали невезучими людьми, которые героически борются с собственными недостатками. А вот сквибы и слабые маги были не в чести, за исключением тех, кто покидал магический мир и жил как "обычный" -- тогда они становились героями, которые вели обделённых "коллег" к свету. В общем, с родиной можно даже не сравнивать. Однако как бы Гермионе не претили фанатизм и предрассудки магической Британии, здешняя культура оказалась какой-то... не такой. Но есть одно достоинство, которое перевешивает любые недостатки (по крайней мере, пока Гарри вынужден скрываться) -- почти никто не знает, кто он такой. А той горстке, которая о нём наслышана, абсолютно наплевать на его "избранность". Честно говоря, их больше волнует, собирается ли он после школы играть в квиддич.
  

* * *

  
   По настоянию Гермионы они с Гарри навестили Салемскую Академию. Правда, здешняя директриса встретила их не слишком тепло, но гида (это оказался один из преподавателей) всё-таки выделила. А одним из пунктов экскурсии стал специальный прибор, который измеряет тот самый магический потенциал. Когда они подошли к нужной комнате, появилась директриса и предложила пройти тест. "Чтобы оценить, что же выпускает Хогвартс". Когда тест прошла Гермиона, директриса внезапно захотела предоставить гостям место в Академии. А дальше просканировали Гарри. А потом ещё дважды. И никто из персонала даже не заикнулся, сколько баллов тот набрал. Само собой, юный маг был не в восторге. И пока заговаривал хозяевам зубы, Гермиона успела заглянуть в журнал. В отличие от неё (она получила восемь и семь десятых), цифр там не оказалось, а просто стояло "Уровень Мерлина". Директриса тут же сменила тему и предложила не только полную стипендию, но и гарантированное зачисление в Массачусетский технолого-магический институт. У Гарри моментально сработал недавно "проснувшийся" детектор манипуляций, поэтому юная пара извинилась и быстро покинула Академию.
  

* * *

  
   Гарри и Гермиона встретились с Анной у входа в местный волшебный торговый район. Что касается Эндрю, тот уже нашёл хорошее поле для гольфа и отправился поиграть. Юноша попросил миссис Грейнджер составить ему компанию, поскольку собирался зайти в местное отделение Гринготтса. Надо потолковать с гоблинами, а Анна как никто умеет разговаривать на их языке -- языке денег.
   А Гермиона планировала пройтись по книжным магазинам, причём её мама и Гарри сделали вид, что сильно удивились. Девушка в ответ только фыркнула. Дальше они договорились встретиться через два часа и разошлись.
  

* * *

  
   -- Чем могу помочь, мисс?
   Продавец заметил ещё одного книголюба.
   -- Я ищу что-нибудь о свадебных традициях английских чистокровных семей.
   -- К сожалению, почти ничего предложить не могу, поэтому придётся серьёзно поискать. Но здесь живёт довольно многочисленная диаспора англичан-переселенцев, так что посмотрим, -- он занялся каталогом.-- И как вам здесь? Всегда интересно послушать человека из метрополии.
   -- Мне очень нравится. Люди дружелюбны, а таких замечательных магазинов я ещё не видела. Надо отправлять сюда наших продавцов -- чтобы поучились, как разговаривать с клиентами. У нас так любезно ко мне никто не обращался.
   -- Да уж, наслышан. Не понимаю, как можно оставаться на плаву, если покупатели уходят от тебя недовольными. Может, дело в том, что у вас хватает магазинов, которые веками не покидают одно и то же здание и принадлежат одной семье? Мне кажется, вот почему у вас с таким трудом приживаются новые идеи. -- Мужчина вытащил карточку из каталога, а затем снял книгу с огромной полки (и таких в магазине было несколько).
   -- Обычно у меня и вправду ничего нет на эту тему, но один из ваших аристократов заказал эту книгу, пока отдыхал здесь, прячась от последователей вашего Волдеморта. Этот дурачок пытался доказать нашим барышням, что они должны падать у его ног в обморок от восторга. Однако когда попробовал поднять руку на девушку, та выбила из него дерьмо, а потом -- её парень и отец. Недавно я слышал, что он перебрался в более безопасное место, поэтому так и не забрал свой заказ. Скорее всего, я так и не продам эту дурацкую книгу, поэтому предлагаю её купить за ту цену, которую сам за неё заплатил. -- Что в переводе означало следующее: "Это моя невероятно завышенная цена, которую я назначаю для туристов и прочих идиотов. А теперь жду ваше оскорбительно низкое ответное предложение".
  

* * *

  
   Как следует поторговавшись и испытав незабываемое удовольствие, Гермиона удобно устроилась в ресторане, где договорилась встретиться со спутниками, и заказала кофе и кекс. А когда принесли заказ, начала читать. С книгой Луны всё сошлось. Вот то, что они искали. Теперь Дамблдор с его зельями и близко к ним не подойдёт.
   Тут появилась её мама и села напротив.
   -- А где Гарри?
   -- Он разбирался с бумагами семьи Блэк и обнаружил странный документ.
   -- Что именно?
   -- Действующий брачный контракт. Я вообще удивилась, что это законно, но гоблин сказал, что всё в порядке. Знаешь, похоже, магический мир застрял в прошлом веке.
   -- Брачный контракт? С кем?
   -- С семьёй Гринграсс. А точнее -- с твоей однокурсницей Дафной.
   -- Я встречалась с ней на занятиях. Она милая, -- тихо заметила Гермиона. -- Чистокровный брак, это, скорее, бизнес-партнёрство, а не союз по любви, -- пояснила она на автомате, пытаясь сообразить, какие чувства вызывает эта новость. -- Деловое сотрудничество, чтобы создать... наследника.
   -- Гоблин сказал то же самое. И добавил, что Гарри может иметь две жёны. Одна продолжит род Поттеров, а другая -- Блэков.
   Девушка побледнела.
   -- Гермиона, он нисколько не обрадовался. И выглядел так, словно ему кирпич на голову упал.
   -- Куда он ушёл?
   -- Думаю, домой.
   -- Мы должны вернуться.
  

* * *

  
   -- Жалеешь себя?
   Гарри поднял голову. Он сидел под деревом на заднем дворе их дома.
   -- Привет. Извини, что сбежал. Ага, очень себя жалею.
   -- Почему? Дафна красавица.
   -- Она не ты.
   -- Не я? -- глаза Гермионы сузились -- Ты пил?
   -- Немного, -- сознался собеседник. -- Нашёл бутылку в доме. Конечно, не Огден, но всё равно неплохо. -- Он помрачнел. -- Я незнаком с Дафной. Мне кажется, за шесть лет я сказал ей два десятка слов, а теперь по закону должен испоганить ей жизнь -- прямо как твою. Да, она не кусается, никогда не поддерживала Малфоя, да и вообще вела себя со мной очень вежливо... Ну почему её собственный отец хочет мне её навязать?
   -- Я читала контракт -- мама принесла копию. Понятия не имею, что такого дед Сириуса сделал для семьи Гринграсс, но это кошмар. Цена за невесту -- пять галлеонов, ты имеешь право потребовать любое приданое, а если захочешь разорвать контракт, они обязаны тебе выплатить чуть ли не миллиард.
   -- Мне надо поговорить с Дафной и её родителями.
   -- Я уже отправила сообщение через Гринготтс. Завтра они будут здесь.
   Гарри вздохнул.
   -- И что бы я без тебя делал?
  

* * *

  
   Встреча проходила в отделении Гринготтса в Салеме. Гермиона заказала конференц-зал и заплатила за незарегистрированный международный портал. Гринграссы появились ровно в пять вечера.
   -- Гарри, очень рада тебя видеть. -- Дафна взяла его за руку и подвела к родителям. -- Это мой отец Майкл и моя мама Ив.
   -- Мистер Гринграсс, миссис Гринграсс, рад познакомиться. Это Гермиона Грейнджер, мой друг и советник.
   -- Мисс Грейнджер, приятно познакомиться, -- сказала Ив. -- Предлагаю оставить мужчин -- пусть поговорят о делах, -- девушка и её мать вывели протестующую ведьму из зала.
   -- Но я хочу остаться с Гарри!
   -- Конечно, хочешь, поэтому и вышла с нами. Настоящее соглашение родится здесь.
   -- Миссис Гринграсс, я не готова вести переговоры за спиной у Гарри.
   -- Не за его спиной, -- возразила Дафна. -- Договор подпишут папа и Гарри, но секрет в том, что им нужна основа. -- Она улыбнулась -- Я так понимаю, Гарри несильно обрадовался?
   -- Небольшое преуменьшение.
   -- Неудивительно. Ты только что освободила его от зелья, и тут прихожу я и снова лишаю его свободы.
   -- Точно. Я имею в виду... Погоди, ты знала о зельях?
   -- Это было легко. Вот вы блаженно счастливы, и вдруг ты бросаешь Гарри ради самого младшего Уизли, -- её лицо выразило отвращение. -- А ещё через неделю Гарри целует Джинни Уизли. Я хочу сказать, даже если она в его вкусе, он не из тех, кто быстро приходит в себя -- ему бы понадобился минимум месяц.
   -- А почему ты ничего не сказала?
   -- Не моё дело. Я ведь не знала, что Гарри стал лордом Блэком и моим женихом. Это выяснилось, когда я стала совершеннолетней. И только тогда я отправилась его освобождать. Ты опередила меня на шесть часов.
   -- То есть, ты не видишь в этом ничего такого?
   -- Тогда меня это не касалось. А что, если ему нравится рабство? Ведь взамен он регулярно занимался сексом, а для большинства парней это прекрасная сделка.
   -- И для меня?
   -- Опять-таки -- я понятия не имела, что ты против. Знаешь, сколько волшебников специально пьют любовные зелья, чтобы почувствовать больше страсти? Откуда мне знать, что вы не такие?
   Об этом она уже слышала. Гермиона хотела возразить, но доводы внезапно закончились.
   -- Хорошо. О чём ты хотела поговорить?
   -- О Гарри, и как мы будем его делить.
   -- Делить?
   -- Брось, Гермиона. Вы идеально друг другу подходите. Знаешь, как это редко бывает в волшебном мире?
   -- БСльшая часть чистокровных браков заключаются по расчёту, -- вмешалась Ив. -- Как, например, у нас с мужем. Любовь пришла позже. Ваши друзья -- чета Уизли, женились по любви единственные на нашем курсе в Хогвартсе. Родители Гарри тоже женились по любви, и тоже оказались единственными.
   -- Если ты знаешь, что он любит другую, зачем всё это?
   -- Гермиона, меня не интересует любовь. Возможно, она придёт позже. Я хочу детей. Моя цель -- смешать кровь Поттеров и Гринграссов. Ты когда-нибудь думала, какая опасность угрожает чистокровным волшебникам?
   -- Не совсем тебя понимаю.
   -- Я -- единственный ребёнок в семье. Мама годами пыталась забеременеть, но даже целители не помогали. В конце концов, мои родители отправились к маггловским врачам. Драко Малфой -- единственный ребёнок. В семье Патил -- две дочери, но только потому, что они близняшки. Значит, их мать тоже забеременела всего лишь раз. Чистокровных просто-напросто становится всё меньше и меньше. Семьи, где много детей (как Уизли), -- исключение. У подавляющего большинства чистокровных родов -- единственный наследник, и всё. Эти идиоты вымирают, но отказываются от новой крови, вот как у тебя. Я собираюсь родить минимум четверых, и все будут чистокровными. И научу их уважать нашу культуру и нести за неё ответственность. Один из моих сыновей станет следующим лордом Блэком, а когда твоя семья занимает такое высокое положение, можно изменить наш мир. И я хочу его открыть для всех ведьм и колдунов в первом поколении.
   -- Святой Мерлин! И давно ты вынашивала этот план?
   -- Два года. Гарри был одним из кандидатов, но не из начала списка. Меня интересовали полукровки. Я поговорила с целителями, и те предполагают, что проблема в чистокровных мужчинах. А как только мне исполнилось семнадцать, гоблины сообщили, что у меня есть брачный контракт с лордом Блэком. Ты видела контракт?
   -- Да. Впервые за последние сто двадцать три года одновременно есть холостой лорд Блэк и совершеннолетняя девушка из рода Гринграсс.
   -- Вот именно. В общем, я предлагаю сотрудничество. Ты можешь стать леди Поттер, а я буду леди Блэк. БСльшее из двух состояний -- твоё. Деньги -- это, конечно, хорошо, но у меня другая цель. Твой сын станет лордом Поттером, мой -- лордом Блэком, и их навсегда свяжут кровные узы. Проблема возникнет только в одном случае -- если у меня не будет сыновей, потому что титул Блэков передается только по мужской линии. Тогда, возможно, твой сын станет лордом Блэком, а моя дочь -- леди Поттер. Но мы ещё подумаем на досуге.-- Я не уверена, что интересна Гарри.
   -- Гермиона, ты же не дурочка. Ради тебя он спустится в ад! Он боится, что из-за любви к нему ты слишком сильно пострадала. Когда он узнал про брачный контракт, попытался заглянуть в бутылку, не так ли?
   -- Так, пропустил пару стаканчиков.
   -- И остановился только потому, что ты с ним поговорила. Кстати, моя семья поможет справиться с Томом Риддлом. В конце концов, отец создавал защиту против него со времён первой войны.
   -- Мне надо поговорить с Гарри.
  

* * *

  
   -- Мистер Гринграсс, ни в коем случае. Связать со мной Дафну -- всё равно что нарисовать у неё на спине мишень.
   -- Лорд Блэк, моя дочь желает этого всем сердцем.
   -- Значит, она всем сердцем желает лорда Блэка, потому что за шесть лет учёбы мы не сказали друг другу и двух десятков слов. Может, она и имени-то моего не знает.
   -- От своей матери Дафна унаследовала манеру держаться. Ты наверняка считал её привлекательной недостижимой богиней.
   Гарри улыбнулся.
   -- Что-то вроде того.
   -- Я наслышан о приключениях Гарри Поттера начиная с твоего первого курса. Она знает твоё имя. И просто обожает, когда ты унижаешь очередного чистокровного фанатика с её факультета.
   -- Сэр, против слизеринцев я ничего не имею.
   -- Гарри, я закончил Рейвенкло, а моя жена -- Слизерин. Не надо передо мной извиняться, что ты сбиваешь спесь с высокомерных идиотов. -- Он улыбнулся воспоминаниям. -- Дафна прекрасно понимает, что за миссия тебя ждёт, и хочет помочь. Наше выживание зависит от тебя. Дафна не хочет заменить мисс Грейнджер -- она хочет к вам присоединиться. Вы потеряли треть вашего трио -- Дафна хочет занять это место. Она хочет стать твоей второй женой, -- увидев лицо собеседника, Майкл снова улыбнулся: мальчик сталкивался с Волдемортом, но боится двойной женитьбы? -- Она считает, что с твоей помощью спасёт волшебное общество, поэтому готова рискнуть в войне.
   Гарри вздохнул.
   -- Когда будет свадьба?
   -- Думаю, как только ты займёшь свои места в Визенгамоте. Как насчёт последнего понедельника августа, скажем, в три часа дня? И какое ты хочешь приданое?
   -- Мистер Гринграсс, понятия не имею. Давайте на ваше усмотрение.
   -- Я и забыл, что ты вырос с магглами, и не в курсе наших традиций. Приданое должно соответствовать статусу. Я позабочусь.
  

* * *

  
   Пока Гарри и Гермиона возвращались домой, первый смотрел куда угодно, но только не на спутницу.
   -- Гарри...
   -- Они настаивают. Но как это сделать, чтобы самому не превратиться в высокомерного засранца, я не понимаю. Она ведь меня не любит. Не понимаю, зачем ей это?
   -- Она считает, что ты подаришь ей детей. Это -- её путь к власти и шанс изменить волшебное сообщество. Ты для неё -- партнёр, который поможет. Она хочет стать твоей второй женой.
   -- Второй? Её отец сказал то же самое.
   -- Она планирует стать леди Блэк. И предполагает, что я стану леди Поттер.
   Юный маг был потрясён.
   -- А чего хочешь ты?
   -- В книге Луны есть раздел о защите брака. Если бы мы поженились, любой, кто попытался бы провернуть тот же трюк, что и Дамблдор, минимум на всю жизнь оказался бы в Азкабане. Большинство казнили бы немедленно.
   -- Ты считаешь, мы должны пожениться?
   -- Есть вид пробной женитьбы -- называется "Обряд связанных рук". Длится год и один день. В конце любая сторона просто может уйти. -- На глаза у девушки навернулись слёзы. -- Именно такая защита нам нужна.
   Гарри кивнул, а потом взял небольшую паузу.
   -- Мне надо немного подумать. Если не возражаешь, я слегка прогуляюсь.
   -- Я могу пойти с тобой...
   -- Пожалуйста, не надо. Мне нужно побыть одному. -- Он поцеловал любимую в щёку и ушел в ту сторону, откуда они пришли.
  

* * *

  
   -- А где Гарри?
   -- Мама, я всё испортила!
   -- Что случилось?
   -- Прибыли Гринграссы, чтобы обсудить брачный контракт. Дафна хочет с помощью Гарри развивать магическое сообщество. У неё -- целый план. План хороший, и может сработать. Но она ясно дала понять, что собирается стать только второй женой, и вместе с родителями полагает, что я стану первой. Гарри спросил, что я об этом думаю, но я не ответила. А взамен начала рассказывать про временный брак, о котором прочитала в книге Луны, и про защиту, которую это нам даст. А Гарри сказал, что ему надо прогуляться и подумать, поцеловал меня и ушёл.
   -- И ты решила, что он тебя не любит? Поверь, он точно тебя любит. Просто ему в семнадцать лет неожиданно пришлось всерьёз задуматься о женитьбе.
  

* * *

  
   -- Мистер Грейнджер.
   -- Гарри, доброе утро. Как дела?
   -- Плохо спал. Собираетесь играть в гольф?
   -- Ага. Хочешь присоединиться?
   -- Я не против. Только вот игрок из меня ужасный. Надеюсь, вы не расстроитесь?
   -- Что я смогу кого-то победить? Ничуть. Как насчёт сделать игру поинтересней? Скажем, десять долларов за лунку?
  

* * *

  
   -- Ты меня надул.
   -- Мистер Грейнджер, я впервые играю в гольф.
   -- Ты меня надул.
   -- Но я ведь не все лунки взял.
   -- Ага, шестнадцать из восемнадцати. Ты меня надул.
   "Вот дерьмо". -- Мистер Грейнджер, могу я попросить Гермиону выйти за меня замуж?
   -- Вот сто сорок долларов. Но ты угощаешь меня в баре, так что собирайся... -- и тут до него дошёл смысл вопроса. -- Ты хочешь жениться на Гермионе?
   -- Да, сэр.
   -- Нет. Не сегодня. И не завтра. Вообще никогда. -- Мужчина встал и ушёл с девятнадцатой лунки.
   "Вот дерьмо".
  

* * *

  
   Эндрю Грейнджер ворвался в дом, молча прошёл через гостиную мимо жены и дочери и скрылся в спальне, хлопнув дверью.
   -- А разве Гарри не с ним?
   -- Мама, его нет в машине!
   Анна направилась за мужем и застала его в душе.
   -- Где Гарри?
   Тот сделал вид, что не слышит. Тогда супруга спустила воду в туалете, и вода в душе стала обжигающей. Эндрю вскрикнул и выпрыгнул из душа.
   -- Какого чёрта, за что?
   -- Мы ещё в первый год брака обсудили, что тебя ждёт, если будешь от меня отмахиваться. Где Гарри?
   -- Я оставил его на поле.
   -- Почему?
   -- Он вывел меня из себя.
   -- Каким образом?
   -- Он... Он спросил меня, может ли сделать Гермионе предложение.
   "Скотина". -- Миссис Грейнджер продолжала испепелять мужа взглядом. -- И что ты ответил?
   -- Я сказал "нет".
   -- Серьёзно? Ты ненавидишь собственную дочь? Хочешь, чтобы она нас бросила и не вернулась?
   -- Что?
   -- Если ты заставишь её выбирать между нами и Гарри, как считаешь, кого она выберет? -- Женщина покачала головой -- Энди, он попросил у тебя разрешения. Неужели для тебя это ничего не значит? Ты сам спрашивал разрешения у моего отца? Нет. В магическом мире они оба совершеннолетние, поэтому им твоё разрешение -- как рыбе зонтик. Но он всё равно тебя спросил. Ради всего святого, Энди, о чём ты думал?
   -- Я...
   -- Мне ничего говорить не нужно -- скажи Гермионе. А я попытаюсь найти Гарри.
  

* * *

  
   Анна так и не сумела отыскать Гарри -- около поля для гольфа его уже не оказалось. Она почти час ездила вокруг, но тщетно. А по возвращении обнаружила злющего мужа и бьющуюся в истерике дочь, которая кричала на отца. Пришлось её долго успокаивать.
  

* * *

  
   Гарри появился только в одиннадцать вечера. Он тихонько вошёл в дом, чтобы никого не разбудить, но едва закрыл дверь, как в него врезалась пышноволосая ракета.
   Гермиона принялась покрывала его лицо поцелуями и слезами, и ещё нескоро смогла на него накричать.
   -- Черт тебя подери! О чём ты думал?! Ну ответил тебе папа, это ведь не значит, что надо исчезнуть! Надо было вернуться и поговорить со мной, -- она по-прежнему плакала. -- Папу не спрашивай -- мама уже разрешила. Чёрт, да говори уже!
   -- Гермиона, ты выйдешь за меня замуж на год и один день? Я бы попросил навсегда, но тогда твой отец точно меня убьёт. -- На его лице появилась кривая ухмылка, от которой у девушки перехватило дыхание. -- За год и день ты наверняка поумнеешь и уйдёшь.-- Я выйду за тебя замуж на год и один день, Гарри Поттер, но если ты считаешь, что на триста шестьдесят шестой день встанешь и исчезнешь, -- даже не надейся!
  

* * *

  
   Алтарь утопал в цветах. У его основания лежала пара свёртков с подарками. Гарри взглянул на Эндрю, давая последний шанс всё остановить, однако тот протянул руку и положил её жениху на плечо.
   -- Вперёд, Гарри. Мы вас благословляем.
   Гермиона зажгла белую свечу, которую держала перед собой, и выжидательно посмотрела на будущего супруга. Тот улыбнулся и зажёг свою. Любимая согласна, а значит, он изо всех сил постарается сделать её счастливой.
   Гарри немного успокоился и начал:
   -- Да освятит это место наша магия. Ибо мы вдвоём собрались здесь на церемонии нашей любви, чтобы обвенчаться. На год и один день Гермиона Джейн и Гарри Джеймс предстают перед божественными силами Жизни и Природы.
   Девушка посмотрела ему в глаза и улыбнулась.
   -- Явитесь, о духи воздуха, и своими умелыми пальцами крепко свяжите узы между нами, чтобы скрепить наш союз.
   Она зажгла жасминовую палочку.
   Тем временем Гарри зажёг красную свечу.
   -- Явитесь, о духи огня, и подарите нашей любви и чувствам вашу всепоглощающую страсть.
   Гермиона поднесла любимому кубок с вином, и затем отпила из него сама.
   -- Явитесь, о духи воды, и подарите нам глубочайшую любовь и силу -- телу, душе и духу.
   Гарри разбросал вокруг алтаря горсть соли.
   -- Явитесь, о духи земли, и одолжите нам вашу силу и верность -- пока мы пожелаем быть вместе.
   А продолжали жених и невеста уже хором:
   -- Благословенная Богиня и улыбающийся Бог, мы призываем Вас! Дайте нам вашу беззаветную любовь и вашу бдительную защиту!
   Юноша надел оба кольца на свою палочку, а потом правой рукой сжал кольца вместе с палочкой. Гермиона положила левую руку сверху, и Гарри произнёс:
   -- Над нами звёзды, под нами камни. Пока течёт время, помни... Как звезда над нами, наша любовь должна быть вечной, как камень под нами, наша любовь должна быть крепкой. Не бойся бурь -- они всегда проходят быстро и смывают лишнее. Занимайтесь любовью чаще, чем желаете, даже если весь мир замёрзнет, наш огонь не потухнет. Даже в разлуке мы всё равно будем вместе. Мы принадлежим друг другу по нашей Воле, а не по Закону, поддерживаем друг друга, пока длится наш союз. Бог и Богиня с нами. Навсегда.
   Девушка отсчитала пять ударов сердца.
   -- Желаю стать единой с Гарри Джеймсом Поттером.
   -- Желаю стать единым с Гермионой Джейн Грейнджер.
   И снова вместе:
   -- Нашей магией и в присутствии свидетелей мы объявляем себя мужем и женой!
   Гарри взял один свёрток и преподнёс молодой супруге.
   -- Гермиона, сколько я тебя знаю, ты всегда была моим другом и проводником. Мой подарок покажет, как много ты для меня значишь.
   Та передала свой подарок.
   -- Гарри, когда я впервые тебя встретила, сразу спросила, не видел ли ты жабу. А следующие пять лет в основном заставляла делать домашнюю работу. А ты всё ещё рядом. Ты защищал меня, нуждался во мне, и показал мне жизнь, о которой без тебя я бы и не мечтала. Я никогда не смогу тебя отблагодарить за эту жизнь -- со всеми её недостатками и изъянами, -- она улыбнулась. -- И предлагаю то, чего у тебя никогда не было.
  
  

Глава 8. Возвращение

  
   Гарри нервничал. Перспектива возвращения в Англию пугала. А вдруг они ошиблись? Чтобы попасть на рейс домой, им с Гермионой надо попасть в аэропорт Хилтон к восьми утра, поэтому пришлось переночевать там.
   Гарри нервничал. Беспокоило, как он будет занимать свои места в Визенгамоте, потому что лорд Поттер-Блэк весьма слабо представлял, что там нужно делать и как себя вести. Они с Гермионой собирались навестить Невилла и попытаться пройти "курс молодого аристократа" у его бабушки. Та производила впечатление слишком независимой дамы, чтобы отчитываться перед Дамблдором. Любимая согласилась, что возможный выигрыш стоит риска.
   Гарри нервничал. До второго брака остаётся всего шесть дней, и после встречи с Дафной и её родителями он придумывал всё новые и новые способы избежать свадьбы. С другой стороны, а не испортит ли сближение с Дафной их отношения с Гермионой? Что, если он разочарует обеих?
   Гарри нервничал. Сегодня его первая брачная ночь. Гермиона сейчас в ванной -- готовится ко сну. Он понятия не имел, чего она от него ждёт, а жуткое смущение не позволяло даже заикнуться об этом. А что, если по сравнению с Роном он окажется не на высоте? Внезапно ему пришло в голову, что у него нет пижамы. На самом деле, он не надевал её уже несколько лет, потому что однажды пришёл к выводу, что спать в боксерах и футболке намного удобнее. Так что сейчас был "одет" как обычно. В ванной по-прежнему шумела вода. Так, быстрая проверка: зубы почищены, про дезодорант не забыл, побрился и принял душ. Хорошо. О, Боже, воду выключили! Теперь-то он знал, что раньше уже занимался сексом, но тогда ему казалось, что это -- всего лишь сон. Честно говоря, в этом сне сам он ничего не делал, а просто лежал бревном. С другой стороны, хоть Гермиону и контролировали, она вела активную сексуальную жизнь. И что делать? С чего начать... как предложить... чего она от него ждёт... если вообще чего-нибудь ждёт?
   Дверь в ванную приоткрылась.
   -- Гарри, можешь выключить свет? Пожалуйста.
   -- Конечно, один момент. -- Тот потянулся к тумбочке и погасил лампу. Дверь открылась настежь, показав силуэт, но свет быстро погас и там. Девушка пересекла тёмную комнату и скользнула в постель рядом с ним.
   -- Я готова, -- шепнула она.
   Он на ощупь обнял любимую за плечи.
   -- Я не знаю, чего ты от меня ждёшь.
   -- Мы должны завершить брак, иначе магические привязки не сработают.
   -- Гермиона, меня это не волнует. Скажи, чего ты хочешь.
   "Гарри меня отвергает? Неужели он не может себя заставить даже прикоснуться ко мне? Боже мой!"
   Она начала изучать его тело руками, попутно сняв боксеры.
   -- Рону нравилось, когда я делала вот так, -- девушка начала опускать голову к его паху.
   Взяв лицо в ладони, Гарри притянул её к себе и нежно поцеловал.
   -- Мне наплевать, что нравилось Рону. Я знать не хочу, что он с тобой вытворял, потому что если ты расскажешь, мне придётся его убить. Просто я понятия не имею, что делать. Скажи, чего ты ждёшь. Я никогда не сделаю, чего ты не хочешь, никогда не стану тебя заставлять. Я люблю тебя, милая!
   -- Обнимешь меня?
   Гарри тут же выполнил просьбу супруги, очень хорошо почувствовав тонкую ткань её ночной рубашки. А любимая уткнулась ему в шею и заплакала. Он притянул её к себе настолько сильно, насколько осмелился, и теперь нежно гладил по спине. И изо всех сил желал, чтобы возбуждение ушло. Вскоре рыдания утихли, и Гермиона чуть отстранилась. Его глаза уже привыкли к темноте, поэтому он разглядел, что глаза девушки блестят от слёз.
   -- Прости меня.
   -- За что?
   -- Я не обижаюсь, что ты меня не хочешь. Уже смирилась. Я такая грязная!
   -- Хочешь, чтобы я рассердился?
   -- Что?
   -- Ты не представляешь, как сильно я тебя хочу! Никакая ты не грязная. Тебя изнасиловал Рон. Слышала, что со мной делала Тонкс?
   -- Ты же не знал.
   -- Я позволил себя оседлать как последний идиот. И пока ты понимала, что с тобой делал Рон, я считал, что вижу глупый эротический сон.
   -- Мне нравилось, Гарри. Мне нравилось, что мы делали.
   -- Конечно нравилось, так ведь и работает зелье. Он мог избить тебя в кровь, и тебе бы тоже понравилось. Но когда ты поняла, что происходит, не вернулась же к Рону? Нет, не вернулась. Ты самый умный человек из всех, кого я знаю. Не надо себя винить, когда ты не причём.
   Гермиона открыла рот, чтобы возразить, но тут её губы взяли в плен. На мгновение она запаниковала, но потом ответила на поцелуй.
   -- Мы можем просто пообниматься?
   -- Читаешь мысли. Я люблю тебя, Герми.
  

* * *

  
   Вскоре оба заснули. Гермиона проснулась затемно. Часы на столике показывали четыре утра. Кто-то лежал с ней в постели, прижавшись сзади. Первая мысль -- "Рон", и девушку захлестнула волна гнева. Но потом она вспомнила.
   Гарри.
   Она замужем за Гарри.
   И тот не овладел ею, как это сделал бы Рон. И хотя она почувствовала его возбуждение, он спросил, чего хочется ей. Гарри успокаивал её, пока она плакала, и сказал то, что ей хотелось услышать. Она попросила, чтобы он её обнял, и Гарри, несмотря на явное желание, просто заключил её в объятья. И она их пока не покинула. И чувствовала себя в безопасности. Больше того, похоже, настала её очередь испытывать возбуждение. Значит, быть посему. Девушка повернулась лицом к любимому.
   -- Гарри?
   -- Хмм?
   -- Гарри, ты меня любишь?
   -- Конечно люблю. Ещё со второго курса.
   -- Тогда займись со мной любовью.
   -- Хмм?
   Гермиона прижалась к нему и слегка прикусила нижнюю губу.
   -- Пожалуйста, займись со мной любовью. Я хочу почувствовать тебя в себе.
   Муж мгновенно проснулся.
   -- Ты уверена?
   -- Как никогда в жизни.
   Она перекатилась на Гарри, оказавшись сверху, и стянула через голову ночную рубашку. А потом мягко направила любимого в себя. Его руки нашли её грудь, и она накрыла их своими, чтобы прижать покрепче.
   -- Я люблю тебя, Гарри Поттер.
  

* * *

  
   Альбус Дамблдор злился. Сначала несносный мальчишка свёл на нет почти два десятка лет тщательно продуманных планов, а дальше натравил гоблинов, чтобы вернуть себе всё, что директор периодически "заимствовал" из хранилищ Поттеров и Блэков. Из коридоров и кабинетов Хогвартса исчезли портреты, доспехи, артефакты и антиквариат; остались только счета на реставрацию до состояния, в котором эти предметы покидали хранилища. Среди прочего он лишился письменного стола, кровати, коллекции антикварных палочек и посохов, и, что хуже всего, -- золотого трона, на котором восседал в Большом зале.
   Они забрали даже то, что Поттеры и Блэки веками "давали попользоваться". А в ответ на яростное письмо, что часть предметов Финеас Найджелус Блэк подарил замку в бытность директором, гоблины ответили одной строкой:
   "Нанявший нас нынешний лорд Блэк их не дарил".
   Мало того, персональные менеджеры мальчишки потребовали полный отчёт по денежным средствам, которые Дамблдор снял со счетов Поттеров и Блэков начиная с октября восемьдесят первого года. Это же будет катастрофа! Надо срочно связаться с Орденом. Поттера нужно разыскать немедленно и любой ценой!
  

* * *

  
   Дафна Гринграсс сидела в своей комнате, размышляя о ближайшем будущем. На удачу полагаться не стоит. Наоборот -- на этом пути следует рассчитать каждый шаг. И если бы не Гарри, на его месте оказался бы другой полукровка из её списка.
   И пусть пока это всего лишь план, его составили грамотно. Оттачивая каждую деталь, слизеринка потратила массу времени. Найти подходящего человека, использовать свои сильные стороны и научить его сделать то же самое. Убедить его в том, что им просто необходимо завести несколько детей. Обеспечить каждого ребёнка. На двадцать восьмой странице плана она выписала имена будущих детей с вариантами для мальчиков и девочек. Имя её первого ребёнка от Гарри Поттера -- либо Майкл Джеймс (в честь отца и деда по отцовской линии), либо Сара Лилиан (в честь матери и бабушки по материнской линии).
   И вот настало время претворить план в жизнь. До свадьбы осталось всего лишь несколько дней. Магия жениха окружала, ласкала и успокаивала. И если повезёт, это чувство никуда не денется. А как только контракт будет выполнен, его сможет разорвать только смерть одного из супругов. У Гарри хватает опасных врагов и, по всей видимости, не менее опасных друзей. Гарри? Когда это он стал Гарри? Да что с ней происходит?
   Она встала и посмотрелась в зеркало. Длинные чёрные волосы, идеальная фигура, красивая грудь -- как всегда совершенна. Как и большинство красивых женщин, она обращала внимание на мелкие недостатки, но иллюзия совершенства их скроет. Интересно, Гарри останется доволен? Какие там девушки его привлекали? Грейнджер, конечно, не красавица, но довольно мила. Средний уровень. Попала в ловушку собственного ума. Уизли. Классическая красотка. Рыжие волосы, которые сводят мужчин с ума. Не слишком хороша фигурой -- напоминает замухрышку, но есть мужчины, которых это заводит. Репутация не очень, даром что сообразительна. Лавгуд. Тут вообще не о чем говорить. Ни красотой, ни фигурой не блещет -- классический пример простушки. Чжоу. Экзотическая красавица. Потрясающая фигура, исключительно умна. Сравнится ли она с китаянкой в глазах Гарри?
   Почему её это беспокоит? Она использовала мужчин с тех пор, как поняла, что может это делать. Но почему не решается использовать Гарри? И почему, чёрт возьми, она думает о нём, как о "Гарри"? Мысленно она всегда называла мужчин по фамилии. Но это был... Гарри.
   Гарри. Проклятый гриффиндорец. Гарри. Чёрт возьми!
   Не в первый раз она задаёт себе вопрос, что произойдёт, когда придётся разделить с ним постель. Для неё это будет впервые. И что он сделает?
   Как они с Грейнджер его поделят? Они с Гарри окажутся вдвоём, или все трое? Разрешит ли она прикоснуться к себе другой женщине? Сможет ли сама коснуться другой женщины?
   Откуда это всё взялось? Почему она об этом думает?
   Что, чёрт возьми, происходит?
   И причём, чёрт возьми, здесь магия, если контракт в любом случае будет выполнен?
  

* * *

  
   Том Риддл беспокоился -- в лагере Дамблдора творится что-то непонятное.
   Поттер и его грязнокровка исчезли, и Дамблдор созвал свой жалкий орден, чтобы их найти. Во всяком случае, его акций это точно не касается. Может, всё дело в зельях подчинения и контроля, которые, как докладывал Северус, он сварил для старика?
   Волдеморт рассмеялся. А если Поттер обнаружил, на что способен старик? Что бы он сам сделал на месте Поттера, если бы раскрыл манипуляции старого дурака? Если бы его магия прошла через рабский огонь плена, он непременно убил бы управлявшую им девушку. Значит, Грейнджер мертва?
   Нет, Дамблдор всё-таки чистокровный, поэтому ни в коем случае не доверит такую задачу грязнокровке (тут их точки зрения совпадают). Наверняка он привлечёт чистокровную ведьму. Возможно, девчонку Уизли. Однако о её смерти ничего не слышно. Возможно, вместо того, чтобы разобраться с "хозяйкой", Поттер просто сбежал. В юности они с мальчишкой похожи, однако Поттер по-прежнему не проявляет склонности к убийству. Эта слабость сделает его поражение неизбежным.
  

* * *

  
   Рон Уизли бродил в окрестностях "Норы". С тех пор, как исчезла Гермиона, прошёл почти месяц. Целый месяц без неё. Без её ротика, без готового на всё тела, без Гермионы... Это сводило с ума.
   Её трахает грёбаный Поттер. Грёбаный Поттер пользуется его женщиной.
   Когда она вернётся в школу, снова станет его. А она обязательно вернётся -- Грейнджер больше всего на свете переживает за своё образование. И он снова её возьмёт, но на этот раз -- безо всяких зелий. Либо она будет его, либо ничьей.
  

* * *

  
   Выслушав встревоженную дочь, Ив Гринграсс весьма удивилась. Она-то считала, что Дафна понимает, на что подписывается.
   -- Я думала, ты понимаешь условия контракта.
   -- Мама, я прочитала его от корки до корки не меньше дюжины раз. Хочешь сказать, это контракт так на меня влияет? Но получается, его магия очень сильна, и с каждым днём становится всё сильнее.
   -- Да. Конечно, он влияет и на мистера Поттера, но в основном -- на тебя. Ты выполняешь контракт, а он с ним связан. Ваша общая магия меняет тебя таким образом, чтобы ты лучше ему подходила, но вместе с тем меняет и его, чтобы он лучше приспособился к тебе. Это разные вещи. Вот ты рассказала, что теперь много знаешь о Гермионе Грейнджер. Она с ним связана, и потому ваша с Гарри общая магия привязывает тебя к ней. -- Увидев реакцию дочери, миссис Гринграсс заметила: -- Магия не сделает тебя лесбиянкой или бисексуалкой, но ты будешь любить Гермиону и доверять ей не меньше Гарри.
   -- А он как изменится?
   -- Он будет чувствовать твои эмоции -- будет знать, когда тебе страшно, когда ты счастлива, когда тебе грустно... -- и снова гримаска Дафны едва не заставила улыбнуться. -- Есть вещи и похуже. Он будет знать о твоих чувствах, а ты -- о его. И сейчас магия тебя готовит. У тебя больше не выйдет мысленно от него отмахнуться -- как только контракт будет выполнен, он станет центром твоего мира, пока это место не займёт твой ребёнок.
   -- А у меня есть выбор?
   Ив покачала головой.
   -- Если выполнить контракт -- обратной дороги не будет. Сейчас ты ещё можешь отказаться -- контракт оставляет такую возможность, и тогда его передадут следующему поколению рода Гринграсс. Возможно, дочери одного из твоих двоюродных братьев, -- она поцеловала Дафну в лоб. -- Контракт Блэков сильно отличается от брачного договора, который подписали твои бабушка и дедушка для меня и твоего отца. Он подразумевает существенно бСльшую привязанность. Наш походил на бизнес-соглашение -- этот же вводит тебя в сильный древний род. Это -- не только большая честь, но и серьёзная ответственность. Стать леди Блэк -- значит, посвятить себя Гарри Поттеру едва ли не полностью. По крайней мере, на время.
   -- Это единственный путь?
   -- Ты можешь отказаться от контракта и вернуться в Хогвартс незамужней, а там сойтись с Гарри поближе. Но учитывая, что вы учитесь на разных факультетах и вращаетесь в разных социальных кругах, я бы не стала на такое рассчитывать. Хотя это вариант.
  

* * *

  
   -- Что-то происходит, брат.
   -- Знаю. С тех пор, как исчезла Гермиона, Рон психует, да и Джинни в невменяемом состоянии.
   -- Над ними так и витает надпись "Гарри".
   -- Обратил внимание, что нам не разрешили их искать?
   -- Похоже, в Ордене нам не доверяют.
   -- Неужели кто-то догадался, что проблемы Гарри -- наши проблемы?
   -- Может, потому нам и не доверяют.
   -- Мерлин упаси!
   -- Есть идеи, брат?
   -- Кое-какие. И лучше, если сначала Гарри обратится к нам.
   -- И тогда мы ему поможем.
   -- Само собой. Грёбаный Орден.
   -- Знаете, -- Алисия Спиннет оторвалась от бухгалтерской книги, -- когда вы так делаете, это пугает.
   -- Прости, -- хором повинились близнецы.
  

* * *

  
   -- Зелья? Они поили вас зельями?
   -- Да, Невилл. Мы почти десять месяцев были рабами. -- Гермиона смахнула с глаз несколько выбившихся прядей. -- Я до сих пор просыпаюсь с мыслью, куда подевался Рон.
   -- Тогда зачем вам возвращаться? Я имею в виду, с вашими оценками можно поступить в любую школу мира.
   -- Если мы отсюда уедем, то позволим этим ублюдкам победить. А заодно оставим наших друзей на растерзание Тому и его гоп-компании. -- Гарри ненадолго задумался. -- Кроме того, если мы не вернёмся в Хогвартс, я не смогу надрать задницу Рону Уизли.
   -- Бабушка приглашает вас остаться на ужин. А ещё сказала, что хочет просветить вас по поводу протокола Визенгамота.
   -- Отлично, Невилл!
   -- Да, спасибо, Нев. Кстати, заранее предупреждаем -- в поезде нас не ищи. Мы доберёмся сами и постараемся всех удивить.
   -- Тогда я попытаюсь занять лучшее место.
   -- Джентльмены, извините, мне необходимо попудрить носик.
   Дождавшись, пока Гермиона выйдет из комнаты, Невилл повернулся к другу.
   -- Значит, Дафна Гринграсс? Ты и Ледяная Принцесса?
   -- Похоже, да.
   -- Сам виноват -- не надо быть таким чертовски богатым и желанным.
   -- Ох, Нев, не сыпь соль на рану. Не забывай, весельчак -- ты сам чертовски богат.
   -- Вот почему я обратил внимание на хаффлпаффок. Они прекрасны и преданны. Зачем просить большего?
  

* * *

  
   -- Волнуешься, Гарри?
   -- Немного, мистер Гринграсс. Не каждый день становишься членом Визенгамота.
   -- Или женишься?
   -- И это тоже.
   -- Дафна немного переживает из-за своих чувств.
   -- Отец!
   -- Дафна, если ты не уверена...
   Та взяла левую руку жениха в свои и поднесла к губам.
   -- Нет, Гарри, ты не представляешь, как я хочу за тебя выйти. Просто твоя магия -- это что-то потрясающее...
   -- Моя магия?
   -- На тебя влияет магия Гарри?
   -- О, да, Гермиона. Когда мы вместе приняли контракт, его магия начала влиять на меня, чтобы я лучше ему подходила.
   Молодые супруги пришли в ужас.
   -- Дафна, примерно так действовали зелья, которыми нас травили Дамблдор и Уизли. Или хочешь сказать, желаешь измениться по доброй воле?
   -- Гарри, неважно, чего я желаю. Это временно, и постепенно ты перестанешь быть для меня центром Вселенной. Через пару-тройку лет.
   Поттеры обменялись взглядами, и девушка кивнула.
   -- Даже если так, всё равно не стоит. Если брак для тебя так важен, мы можем его заключить безо всякого контракта. Просто поженимся, как мы с Гермионой. Потерять себя даже ненадолго -- слишком высокая цена.
   Дафна потёрлась щекой о тыльную сторону ладони жениха и вздохнула.
   -- Гарри, я желаю эту связь, правда желаю, -- она безмятежно улыбнулась. -- Твоя магия изумительна, и с каждым днём становится сильнее. Сначала я думала, это из-за того, что ты рядом, но потом-то я уехала. Это как... постоянный источник хорошего настроения. Гермиона, ты не поверишь -- его магия просто восхитительна!
   -- Гарри? Нам пора.
   -- Спасибо, мистер Гринграсс. А вы, леди?
   -- Думаю, останемся здесь, -- ответила Гермиона. -- Нам с Дафной не мешает познакомиться поближе.
  

* * *

  
   -- Мистер Поттер, мистер Лонгботтом. -- Дамблдор устроил засаду неподалёку от зала заседаний.
   -- Директор.
   -- Вы хоть понимаете, что натворили?
   -- Сбежал от сутенёра? Избавился от рабства? Кстати, как поживают ваши шлюхи?
   -- На вашем месте, мистер Поттер, я бы не стал об этом беспокоиться.
   -- Я знаю своё место, директор, и сутенёра тоже узнаю. Особенно когда его увижу.
   -- Где мисс Грейнджер?
   -- Учебный год ещё не начался, поэтому это абсолютно не Ваше дело.
   -- Вы останетесь в моём кабинете, и после заседания я верну Вас в дом вашей тёти.
   -- Кажется, Вы кое-что упустили -- я уже совершеннолетний. Да, раньше Вы вертели мною как угодно, но теперь забудьте. Я стал взрослым, поэтому Ваши приказы меня не волнуют. -- Некоторые начали обращать на них внимание.
   -- Мистер Поттер...
   -- Как Вам обстановочка вашего кабинета, а, старый вор? Судя по инвентарному списку, который прислал мой менеджер, подозреваю, там сейчас пустовато. Вас ещё не судят за растрату моих денег, которые Вы украли?
   -- Мистер Поттер, что Вы здесь делаете?
   -- Собираюсь занять свои места в Визенгамоте, конечно.
   -- Вы не имеете права.
   -- Ошибаетесь, и уже не впервые.
   -- Вы ещё студент.
   -- Директор, это неважно. Я -- наследник двух благородных родов. Как только мне исполнилось семнадцать, моё наследие позволило мне занять эти места. Мой статус школьника не противоречит ни закону, ни обычаю. -- Послушать дискуссию лидера Света и Избранного уже собралась целая толпа. -- И только попробуйте ещё раз сунуть нос в мои дела! Больше я не ваш раб, и не сижу у вас на поводке. И держи своих шлюх от меня подальше, мистер сутенёр!
   Гарри развернулся на каблуках и вошёл в зал. Широко улыбавшийся Невилл отправился за ним.
  

* * *

  
   Церемония открытия очередной сессии Визенгамота напоминала нудный затянувшийся роман. После каждого объявления "лорд такой-то" или "леди такая-то" волшебники в церемониальных одеждах устраивали целую сцену. Гарри тут же вспомнил подходящее выражение про собак и пони.[1]
   Невилл устроился рядом и явно чувствовал себя в своей стихии. Бабушка вдалбливала в него здешний протокол с тех пор, как он научился читать. Но пока присутствующие монотонно превозносили достижения предыдущих сессий и бубнили о том, на что Поттеру было глубоко наплевать.
   -- Мы следующие, -- к счастью, вскоре прошептал Невилл. -- Просто делай как я.
  

* * *

  
   -- Так быстро? -- воскликнула Дафна.
   -- Ну да, и теперь я -- леди Поттер, -- радостно улыбнулась Гермиона.
   -- О, Гарри, мои поздравления! -- слизеринка обняла жениха.
   -- Дафна, ты не передумала?
   -- Ни за что! Да, такого я не ожидала, но мне нравится это ощущение и моё новое "я". Ты делаешь меня такой счастливой!
   -- Мистер Гринграсс, меня сильно беспокоит, что Ваша дочь теряет себя.
   -- Для такого контракта это нормально. С её матерью было то же самое. Её магия взаимодействует с твоей и постепенно подстраивается под тебя.
   -- Сэр, я очень переживаю. Слишком уж это напоминает зелья, которыми поили нас с Гермионой. Почему из-за меня она должна измениться?
   -- Потому что вы заключаете союз. А одно из последствий контракта -- она меняется, чтобы соответствовать тебе. Так было всегда. Но меня удивляет её реакция. Похоже, твоя магия очень сильна.
   -- Прошу прощения, сэр, но мне это всё равно не нравится.
   -- Просто ты к такому не привык. А вот моя дочь учла в своём плане даже это.
   Гарри вздохнул, потом обменялся взглядами с Гермионой, но та только пожала плечами.
   -- Хорошо, Дафна. Что нам понадобится для церемонии?
   -- Никаких церемоний, -- девушка захихикала. Хихикающая слизеринка? И куда катится этот мир? -- Как только подпишем контракт -- мы женаты.
   Дафна расписалась там, где следует, а затем повернулась к почти супругу, взяла его лицо в ладони и горячо поцеловала. Тот в свою очередь взял перо.
   -- Ты точно уверена?
   -- Как никогда!
   Юный лорд подписал контракт.
   -- Поздравляю, Гарри. Добро пожаловать в семью. И ты тоже, Гермиона.
   -- Идёмте. -- Дафна схватила партнёров по браку за руки и потащила к двери. -- Пока, пап. Передай маме, что я её люблю.
   Майкл Гринграсс смотрел на закрывшуюся дверь. Такая же, как мать.
   --------------------
   [1] Dog and Pony show -- разговорный термин, который означает широко раскрученную, зачастую излишне пафосную презентацию или мероприятие с целью убедить людей или перетянуть голоса в политических или коммерческих целях. Как правило, используется в уничижительном смысле, когда масса усилий не стоит результата. -- Прим. пер.
  
  

Глава 9. Назад в школу

  
   -- Итак, -- начала Дафна, -- сейчас четыре часа. Чем займёмся?
   -- Может, пообедаем? -- предложил Гарри. -- Заодно обсудим, как будем уживаться втроём и чем займёмся в Хогвартсе.
   Когда они достигли точки аппарации, у них за спиной раздался голос Дамблдора:
   -- Мисс Грейнджер!
   -- Не знаю никакой мисс Грейнджер. А вы, леди Блэк? -- Гермиона сделала вид, что сильно удивилась.
   -- Я тоже с ней незнакома, леди Поттер.
   Трое молодых людей исчезли, оставив позади рассерженного Альбуса Дамблдора, немногочисленную толпу зевак и пару репортёров.


* * *

  
   -- Нравится?
   -- Вот это да! -- Гарри мало что понимал в женской моде, но этот наряд вызвал некоторые проблемы с приливом крови к определённым частям тела.
   -- А он красноречив, -- Гермиона стояла, уперев руки в бока.
   -- Мог бы и присвистнуть от восхищения.
   -- Дафна, я -- не из присвистывающих парней. -- Дважды муж изо всех сил старался не думать о предстоящей ночи. -- Я всё ещё пытаюсь понять, каким образом заполучил двух таких красавиц.  это ещё мягко сказано".
   В ответ девушки одарили его нечитаемыми взглядами.
   "Не просто девушки -- жёны". Да уж, так сразу к этому не привыкнешь.
   -- Позже мы ещё заставим его вымаливать прощение, -- заметила Гермиона. -- А пока я голодна. Давайте поедим.
   -- Я ещё никогда не была в маггловском ресторане. Они чем-то отличаются?
   -- В общем-то, ничем, просто дольше ждёшь, -- объяснила леди Поттер. -- Там готовят только после заказа.
   -- Итак, леди, какую кухню вы сегодня предпочитаете? Китайскую? Итальянскую? Индийскую? Тайскую?
   -- А что это? -- поинтересовалась Дафна.
   Её партнёры по браку переглянулись -- как легко забыть, что волшебники замкнулись в своём маленьком мирке и о внешнем почти ничего не знают.
   -- Это стили кулинарии: из Китая, Италии, Индии и Таиланда.
   -- Никогда ничего не пробовала.
   -- Как насчёт итальянской? -- предложила Гермиона. -- Каждый может заказать что-то своё, а потом поделится.
   Гарри был категорически против -- он сам хотел съесть, что закажет. Однако за последний месяц уяснил -- отправляешься поесть вместе с Гермионой, будь готов разделить с ней содержимое своей тарелки. Причём твоего согласия даже не спросят. Правда, уже после их второго совместного обеда он решил, что за такую компанию -- не слишком высокая цена.


*
* *

  
   -- Это было изумительно! -- довольная Дафна откинулась на спинку стула. -- Никогда не думала, что у еды может быть настолько восхитительный аромат. Мы должны это повторить!
   Гарри даже слегка удивился, сколько она сумела съесть -- целую тарелку равиоли! Словно какой-нибудь голодный дровосек. Он почему-то ждал, что супруга будет клевать как птичка.
   -- Дафна, если хочешь насладиться по-настоящему удивительными ароматами, в следующий раз попробуем индийскую кухню.
   -- О-о-о, мне очень нравится индийская. А ради хорошего карри можно умереть, -- на лице Гермионы появилось мечтательное выражение, а потом она пронзила вилкой последнюю тефтельку мужа. -- А почему бы нам не потанцевать? В отеле есть клуб. Наверняка будет весело.
   -- Потанцевать? Я люблю танцевать, но не странно ли будут выглядеть танцы втроём? Что скажут люди? -- отозвалась Дафна.
   -- Что я самый удачливый парень на свете. И если леди желают потанцевать, я только "за". -- Танцевать Гарри тоже ненавидел, но, опять-таки: за такую прелестную компанию -- не слишком высокая цена.


* * *

  
   Джастин Финч-Флетчли и Эрни Макмиллан вошли в клуб с подружкой первого и её кузиной, и ни одна из них не подозревала, как притягательна магия, которую излучали их спутники. Последние два лета Джастин устраивал Эрни ликбез на тему "Как выглядеть маглом". Логика проста -- в обычном мире ОЧЕНЬ много девчонок. Сегодня они катались по городу на новенькой BMW Джастина, и тут девушки заметили афишу, что в одном известном отеле открылся танцевальный клуб. Зная, что сговорчивый мужчина -- вознаграждённый мужчина, ребята изменили планы и отправились немного потанцевать. Четвёрка нашла свободный столик, и девушки вышли попудрить носик -- настоящий женский рефлекс, если леди заглядывает в любой более-менее приличный клуб.
   -- Эрн, чувствуешь?
   -- Проклятье, да! Здесь кто-то очень сильный. Похоже на Дамблдора, но ощущения другие.
   -- Кто же это такой... Святой Мерлин, это Поттер на танцполе? Да ещё и с двумя девушками?!
   -- Ты прав, это он. А рядом Грейнджер? Чёрт, она классно выглядит!
   -- Погоди, с ними Ледяная Принцесса? Поттер и Грейнджер со слизеринкой? Куда катится мир?! -- они с изумлением наблюдали, как Гринграсс взасос целует Гарри, а потом её примеру следует Гермиона.
   Хаффлпаффцы переглянулись -- им стало немного не по себе.
   -- Недавно я получил сову от Дамблдора. Он написал, что Поттер и Грейнджер пропали и им угрожает опасность. И если я их увижу, должен немедленно ему сообщить.
   -- Я получил такое же письмо. Но, судя по всему, опасность ему угрожает не больше, чем мне. Лично я считаю, что старик слишком сильно интересуется личной жизнью Гарри.
   -- Значит, всю эту магию излучает Гарри?
   -- Кто же он такой?
   -- Хороший вопрос.
   Вскоре вернулись девушки, и четвёрка провела в клубе ещё три часа -- танцевали, пили и просто развлекались. Потом Джастин заявил, что не в состоянии сесть за руль, и потому снял для всей компании номер в отеле. Здесь в объятиях двух красавиц у друзей вылетели из головы все мысли о Гарри Поттере.


* * *

  
   Лифт до девятого этажа полз чертовски медленно. После того, как контракт был подписан, Дафна разжигала в Гарри пожар страсти, поэтому он цеплялся за Гермиону словно за спасательный круг. Несколько раз за вечер он замечал её странные взгляды, а после второго круга напитков она явно что-то поняла. Правда, ничего ему не сказала, что само по себе странно.
   Танец с Дафной сильно отличался от танца с Гермионой. Первая подстраивалась под него, и во время танца он через рубашку ощутил её соски. А когда они сидели за своим столиком в тёмном углу, она взяла его за руку и направила её под юбку.
   -- Потрогай меня, Гарри, -- прошептала Дафна, а затем горячо его поцеловала. Её мужу это напомнило рассказы в одном из магловских журналов Дина. Правда, Гарри всегда считал, что там больше дерьма фестрала, чем правды, но сейчас чувствовал себя героем такого рассказа.
   Для Гермионы это стало сигналом, и она настояла, что пора уходить. И сначала довела их до лифта (к счастью, пустого), а потом -- до номера. К счастью, в своё время она немало прочитала про брачные контракты, и потому понимала, что сейчас происходит. Ни для Гарри, ни для Дафны такое поведение нехарактерно, однако большинство брачных контрактов предполагает повышенное сексуальное влечение, когда сама магия буквально толкает супругов в постель.
   Дафна ей рассказала, что магия Гарри влияет на неё всё сильнее. И хотя она сейчас сосредоточилась не на Гермионе, даже та её почувствовала. Тест в Салеме показал, что на его магии стоит блок. Сначала леди Поттер посчитала это абсурдом, ведь Гарри -- самый сильный волшебник среди ровесников. Но теперь, благодаря новому ощущению и реакции Дафны, она начала понимать -- под воздействием магии второй жены Гарри избавился от блока и действительно становился всё сильнее.
   Из троицы только Гермиона оказалась в состоянии отпереть дверь. А потом вырвала Дафну из цепких рук супруга.
   -- Иди и готовься.
   -- Я готова, -- прорычала слизеринка.
   Сестра по браку взяла её лицо в ладони и заглянула в глаза.
   -- Вспомни, что ты говорила. Ты ведь хотела запомнить свою первую ночь?
   Взгляд Дафны прояснился, а дыхание немного успокоилось. Она оторвалась от Гермионы и крепко поцеловала Гарри.
   -- Дай мне пять минут.
   Глядя ей вслед, тот кивнул.
   -- Ты! -- Теперь он обратил внимание на Гермиону. -- Вымойся и почисти зубы. И не забудь про дезодорант. -- Она провела рукой по его подбородку. -- И побрейся.
   Прежде чем уйти в свою спальню исполнять приказы, Гарри снова кивнул, уставившись на дверь, за которой скрылась Дафна. И уже четыре минуты двадцать четыре секунды спустя стоял под этой дверью в криво завязанном халате. Леди Поттер преградила ему путь.
   -- Стой, -- её рука уперлась мужу в грудь. -- Гарри, выслушай меня. Для неё это впервые. В мой первый раз Рон причинил мне ужасную боль, и я могла ходить только благодаря зелью. Вы оба сейчас тоже не в себе. Не причиняй ей боли. Со мной ты был нежен, но и чувствовал себя по-другому. Думай о том, что ты делаешь, и держи себя в руках.
   -- Спасибо, Гермиона. Спасибо за терпение.
   -- Ступай.
   Она дождалась, пока любимый скроется за дверью, и направилась в собственную спальню. Ей надо срочно немного поплакать.
  

* * *

  
   Гермиона лежала в постели, безуспешно пытаясь не представлять, что происходит за стенкой. Они с Гарри пять ночей занимались любовью. Исключение составила последняя ночь, когда тот понял, что не может сосредоточиться ни на чём, кроме Дафны. Гриффиндорка была к этому готова, но всё равно испытывала боль. Да, она заранее знала, как он себя поведёт прошлой ночью, и как партнёры по браку отреагируют друг на друга сейчас, но успокоиться это не помогало. Внутри пылал гнев, который разгорался ещё сильнее, когда она слышала очередной счастливый стон из соседней комнаты. Похоже, парочка наслаждается вовсю.
   Замечательно.
   Её мысли вернулись к разговору с Дафной, пока Гарри был на заседании Визенгамота.
  
   Они обсуждали всякие глупости вроде школы, учебных предметов и любимых блюд из здешнего меню, но тут Дафна резко сменила тему:
   -- А Гарри нежный?
   Гермиону этот вопрос сразил наповал.
   -- Он ни разу меня не ударил, если тебя ЭТО интересует.
   -- Нет, я имею в виду, он нежный любовник? -- слизеринка зарумянилась. -- Я пока только целовалась... в смысле, я знаю, что и как происходит, но...
   -- Гарри -- самый нежный любовник. Он будет гораздо больше переживать за тебя и думать о твоих чувствах.
   -- Его магия, она такая... такая... сильная. Она всегда со мной, окружает, защищает и так... возбуждает. Это началось в тот день, когда мы договорились заключить контракт. Раньше его магия не ощущалась как что-то особенное: всё как в школе -- очень сильная, но ничего экстраординарного. Однако с того дня я не в состоянии думать ни о чём другом. Когда я сплю, думаю о нём, а просыпаясь -- ласкаю себя. -- Румянец стал ярче. -- Я едва его знаю, но это чувство сводит меня с ума. Я читала, что такое настойчивое желание через несколько месяцев утихнет, но не знаю, продержусь ли так долго.
   -- Я тоже кое-что почитала -- очень похоже на твоё описание. А по поводу Гарри можешь не беспокоиться -- он никогда тебе не навредит.
   -- Я представляла свою первую брачную ночь с тех пор, как стала достаточно взрослой, чтобы разбираться в этом вопросе. Как считаешь, если хочешь романтики, заключив брачный контракт -- это неправильно?
   -- Не вижу ничего плохого.
   -- А как насчёт тебя? Твоё воспитание не признаёт многобрачия. Справишься?
   -- Не стану лгать -- я это ненавижу. Думаю, пока Гарри будет с тобой, стану заливаться слезами. Но когда мы с ним поженились, уже знали, что ты к нам присоединишься. Надо просто научиться справляться вместе.
   -- А ты будешь с нами обоими? Пожелаешь меня, пока он будет с тобой?
   -- НЕТ!
   Слизеринка прикрыла глаза и вздохнула.
   -- Слава Моргане! Я уж думала, больше придётся переживать из-за этого, чем...
  

* * *

  
   Гарри застал Дафну в постели в белом шёлковом халате. Увидев его, та облизнулась. Чувствуя, как начинает заводиться, он лёг рядом. Его руки аккуратно распахнули халат и начали нежно ласкать это потрясающее тело. Руки жены в свою очередь развязали пояс его халата, и нежные пальчики прошлись по шрамам.
   -- Ты наверно считаешь меня шлюхой?
   Гарри оторвался от мочки ушка.
   -- Не будь глупышкой. Ты правда думаешь, что я ничего не чувствовал? -- Он немного отстранился и поцеловал девушку в шею. -- Мы оба согласились заключить контракт, пусть и по разным причинам. -- Его ладони скользнули по спине, а потом обхватили полушария её попки. Одно движение -- и Дафна лежит сверху. -- Теперь наша магия толкает нас друг к другу. Ты сводишь меня с ума!
   Супруга прижалась к нему покрепче, а потом немного поёрзала, распаляя ещё больше. А дальше обхватила ладошкой вставший пенис.
   -- Хочешь меня взять?
   В ответ Гарри нежно её поцеловал.
   -- Брать тебя я никогда не стану. Мы будем заниматься любовью.
   Дафна чувствовала, как его сердце колотится напротив её груди, и потёрлась о мужа снова.
   -- Я не могу больше ждать. Люби меня... Но для меня это впервые. Пожалуйста, не делай мне больно.
   Гарри её приподнял, и теперь девушка привстала над ним на коленях. А потом поместил член прямо напротив её самого заветного сокровища.
   -- Будет как захочешь. Быстро или медленно -- решай сама. Когда станет больно, остановись... А я просто полежу и постараюсь не двигаться, пока не разрешишь.
   Впустив пенис в себя, Дафна медленно опускалась, пока не чувствовала, как напряглась её девственность. А потом немного приподнялась. И так -- несколько раз. А в это время руки Гарри изучали её тело. Наконец она решилась, опустилась пониже, и девственная плева разорвалась. Она едва не рухнула на мужа, а дыхание перехватило от боли. Казалось, её пронзили чуть ли не насквозь. Но вот Дафна пришла в себя, дыхание восстановилось, и она снова стала двигаться. Сначала медленно, потом быстрее, ещё быстрее... Постепенно разгоралась страсть. Интересно, она настоящая, или это опять "шалит" их общая магия? Но когда руки супруга нашли её грудь, ей стало всё равно.
  

* * *

  
   Ежедневный пророк
  

Мальчик-Который-Выжил заявляет: Дамблдор -- вор.

Пытаясь его контролировать, Лидер Света и директор Хогвартса использовал женщину.

  
   Министерство Магии
   Сообщает Мэрик Альтерн
  
   В беспрецедентной конфронтации перед очередным заседанием Визенгамота директор Хогвартса Альбус Дамблдор столкнулся с Гарри Поттером, известным как Мальчик-Который-Выжил, и попытался помешать тому занять свои места в высшем законодательном органе волшебной Британии.
   Публичное выяснение отношений двух лидеров Светлых Сил потрясло не только вашего корреспондента, но и других свидетелей. Мистер Поттер обвинил директора в воровстве, поинтересовавшись, не судят ли его ещё за растрату денег из хранилищ Поттеров и Блэков.
   Дамблдор ответил, что мистеру Поттеру необходимо помнить о своём месте, и он запрещает Избранному занять свои места в Визенгамоте, а заодно пригрозил вернуть его в дом его маггловских родственников. И это несмотря на то, что 31-го июля мистер Поттер достиг совершеннолетия.
   Позже в тот же день лорда Поттера заметили, когда он покидал здание Министерства в компании старой подруги Гермионы Грейнджер (семнадцать лет) и одноклассницы Дафны Гринграсс (семнадцать лет). Совы с просьбами об интервью вернулись без ответа.
  
   Придира:
  
   Гарри Поттер занимает семейные места в Визенгамоте
  
   Собственный корреспондент Луна Лавгуд
   Министерство Магии -- Лондон
  
   Гарри Поттер, известный как Мальчик-Который-Выжил, Избранный, а также номер два в номинации Самая-Сладкая-Задница-Всех-Факультетов-Хогвартса, официально занял свои места в Визенгамоте, став первым лордом Поттером за последние двадцать четыре года и первым лордом Блэком за последние четырнадцать лет. Перед этим мистер Поттер (семнадцать лет) серьёзно поспорил с Альбусом Дамблдором, когда старый волшебник запретил Избранному занять его законные места.
   Самое странное в противостоянии директора и взрослого студента на каникулах -- это обращение Дамблдора к Гарри: "Вы останетесь в моём кабинете, и после заседания я верну вас в дом вашей тёти". На что мистер Поттер ответил: "Кажется, вы кое-что упустили -- я уже совершеннолетний. Да, раньше вы вертели мною как угодно, но теперь забудьте. Я стал взрослым, поэтому ваши приказы меня не волнуют". Это чрезвычайно разозлило старого волшебника. Прозвучало много громких слов, а закончил мистер Поттер так: -- наследник двух благородных родов. Как только мне исполнилось семнадцать, моё наследие позволило мне занять эти места. Мой статус школьника не противоречит ни закону, ни обычаю. И только попробуйте ещё раз сунуть нос в мои дела! Больше я не ваш раб, и не сижу у вас на поводке. И держи своих шлюх от меня подальше, мистер сутенёр!"
   Не очень понятно, кого подразумевал Избранный под "директорскими шлюхами", но совершенно ясно, что в стане светлых сил серьёзные разногласия.
   После того, как Гарри Поттер вошёл в состав Визенгамота, появились слухи, что теперь он может иметь не одну, а двух жён -- по одной для каждого рода, главой которых он является. Мистер Поттер, который давно не покидает Топ-5 самых желанных холостых волшебников по версии журнала "Ведьмин еженедельник", возможно, уже сделал свой выбор. В таком случае ваш корреспондент искренне поздравляет счастливых ведьм. Если же слухи не соответствуют действительности, ваш корреспондент напоминает лорду Поттеру-Блэку, что встретится с ним в школе...
  

* * *

   Молли Уизли знала, кого именно Гарри назвал директорскими шлюхами. Да как он смеет так отзываться о её сыне и дочери? Когда их поймают и вернут, оба ещё пожалеют.


* * *

  
   Джинни Уизли тоже прочитала "Пророк". Гермиона по-прежнему с Гарри. Странно. Она думала, что Гарри сбежит из магического мира вместе с Грейнджер и её родителями, но потом вернётся. Вернётся к ней, в Хогвартс. И там он станет её.
   Тем не менее, Гермиона никуда не делась. Может, Рон её слишком хорошо обучил? Неужели она даёт Гарри то, что Молли не позволила получить ему от своей дочери?
   Жаль, если с Гермионой произойдёт несчастный случай...
  

* * *

  
   -- Доброе утро, Гермиона.
   Та не сумела поднять на мужа взгляд.
   -- Она была лучше меня?
   -- Гермиона!
   Гриффиндорка подняла голову, и стало заметно, что она плачет.
   -- Ты оставался с ней до четырёх утра. Шесть часов, Гарри! Она была лучше меня?
   Супруг попытался взять её за руки, но девушка их отдёрнула.
   -- Не трогай меня! Я немало прочитала про магию брачных контрактов. Она внушает паре дикое желание закрепить союз, занявшись сексом. Один раз. В редких случаях -- дважды. Я слышала тебя, чувствовала тебя... Ты достиг оргазма четыре раза! Поэтому спрашиваю снова: она лучше меня? Что она делает такого, чего я не умею?
   -- Успокойся, Гермиона, -- Дафна села на диван рядом с первой женой. -- Да, обычно консуммация[1] происходит один раз. Но ты не хуже меня знаешь, что Гарри -- далёко не обычный. Ночью на нас обоих влияла его магия, и после второго раза мы просто не сумели остановиться, пока не свалились без сил. -- Она взглянула на мужа. -- Я не понимаю, в чём дело, но за последний год ты стал несравненно сильнее. -- Слизеринка опять посмотрела на Гермиону. -- Я по-прежнему чувствую желание, и оно снова растёт. Но так не должно быть. Да, следующие три-четыре месяца мы должны испытывать желание прикоснуться друг к другу, но такого... не должно быть.
   -- Когда Гарри проходил тест в Салеме, аппарат показал, что на его магии стоит блок, -- объяснения Дафны смутили леди Поттер. -- Я не успела выяснить, что это значит, но заметила, что его сила увеличилась после того, как вы оказались связаны.
   -- Блок? Но это невозможно! Гарри слишком силён. Когда на чью-то магию ставят блок, остаётся только десять процентов. Если и вправду был блок, тогда...
   -- Мерлин! Тогда понятно, почему он так сильно на тебя влияет, -- потрясение Гермионы было заметно невооружённым глазом. -- Мы должны провести ритуал объединения.
   -- А что это такое?
   -- После него между нами образуется тройственная связь. Мне кажется, это единственный способ избавиться от ревности.
   -- Согласна. Я начинаю злиться от одной лишь мысли, что сегодня ты будешь с ним. Очень полезный ритуал. -- Дафна одобрительно кивнула.
   -- Эй, вы, гении, притормозите и кое-что объясните. Желательно попонятнее. На моей магии стоял блок? И кому сказать "спасибо"? Волдеморту?
   -- Вряд ли, -- ответила слизеринка. -- Он хотел тебя убить, а не покалечить.
   -- Твои родители тоже не причём. Сириус и Ремус постоянно вспоминали, как они гордились твоими мощными выбросами случайной магии, -- Гермиона наморщила лоб. -- Остаётся только Дамблдор.
   -- Поставить ограничитель на своё оружие, пока он не "разрешит" мне победить Волдеморта? Замечательно. В его уродском мире, где надо контролировать всех и вся... пожалуй. Ладно, что даст этот ритуал объединения?
   -- Он свяжет наши тела и души. Каждый из нас будет знать, о чём думают другие, как себя чувствуют, а ещё мы сможем объединить нашу магию.
   -- То есть, каждая из вас сможет использовать не только собственную магию, но и мою?
   -- Да. А при необходимости ты сможешь использовать нашу.
   Гарри кивнул.
   -- Что нам нужно?
  

* * *

  
   Трое сидели на полу в ритуальном круге, а перед ними стояли три кубка. Гермиона обмакнула палец в свой кубок и нарисовала на лбу у Гарри руну магии. Тот сделал то же самое, изобразив на лбу у Дафны руну души, а та нарисовала на лбу у Гермионы руну ума. Руны тут же засветились дрожащим синим светом. Трое подняли свои кубки, хором произнесли "Communico anima"[2] и отпили зелье.
   Каждый передал кубок соседу слева, и на этот раз прозвучало "Communico acies"[3]. Снова глоток, и кубки опять передали дальше.
   Наконец троица произнесла "Communico magicus"[4] и осушила кубки. Синяя аура рун полностью охватила тела, затем три луча отразились в центр круга, сливаясь друг с другом, вернулись обратно и "впитались" в руны, которые медленно исчезли.
   Обессиленные волшебники опустились на пол. Гарри из последних сил притянул к себе супруг, и все трое потеряли сознание.
  

* * *

  
   -- Гарри?
   Тот открыл глаза и увидел явно обеспокоенную Дафну. Оказывается, когда она переживает, выглядит ещё лучше.
   -- Спасибо, Гарри, -- прозвучал у него в голове её голос. -- Мы считаем, что ты истратил сил меньше всех.
   -- Либо я сошёл с ума, либо сработало.
   -- Конечно, сработало! -- фыркнула в его голове Гермиона. -- Когда это мы с Дафной ошибались? Хотя и твоего лёгкого сумасшествия я не исключаю. -- В их связь прокрался тончайший оттенок насмешки. -- Кстати, ты -- отвратительный извращенец. Нам с Дафной пришлось разбираться с твоей поломанной психикой, которая с жуткой скоростью производила на свет порнографические фантазии, где мы обе участвуем. Причём, не обращая на тебя внимания, спорим, реально ли всё это, а потом приговариваем тебя ко всем мукам ада.
   -- Могло быть и хуже, знаешь ли... А что, если бы вы увидели Драко?
   -- Проклятье, Гарри! -- выпалили ведьмы вслух и, как ни странно, в унисон. А потом повисла пауза.
   -- Странно, -- заметила Гермиона.
   -- Мы думаем вместе? Или связь между нами крепче, потому что мы женщины?
   -- А может, у нас обоих вызывает отвращение мысль о голом Драко?
   Дафна вздрогнула.
   -- Пожалуйста, не напоминай. Я видела голого Драко. На первом курсе этот мелкий аморальный засранец пришёл ко мне в комнату и заявил, что "выбрал" меня, оказав "честь" сделать ему первый минет. -- Тут она слегка улыбнулась. -- Я тогда пнула его куда следует. Правда, потом он подослал ко мне Крэбба и Гойла, и мне прилично досталось. Но тут появилась Трейси и прокляла их. Эта парочка до сих пор её боится.
  

* * *

  
   Невилл сидел на своём привычном месте в последнем купе последнего вагона. Верный своему слову, Гарри не появился. Как и Гермиона, и, скорее всего, Дафна... Блэк. К этому придётся постепенно привыкать. Надо постараться занять место за своим столом поближе к преподавательскому. Шоу наверняка предстоит занимательное.
   Невилл до сих пор не верил, что на него обратила внимание Ханна Эббот. В глазах этой умницы он по-прежнему видел себя пухлым мальчиком, который по какой-то невероятной случайности попал на Гриффиндор. Однако он и не подозревал, в какого уверенного молодого человека превратился. К счастью, Ханна это заметила, и, похоже, в будущем возлагала на него большие надежды. Вот почему сейчас вместо "завсегдатаев" этого купе -- Золотого Трио, пары гриффиндорцев и Луны Лавгуд, здесь собрались Гриффы, Хаффы и Луна Лавгуд.
   -- Невилл, а где Гарри? -- поинтересовалась Ханна, когда поезд отошёл от платформы девять и три четверти. -- В начале августа я получила письмо, что они с Гермионой пропали, и им угрожает опасность. А потом "Пророк" написал, что когда Гарри появился на заседании Визенгамота, у них с Дамблдором произошла какая-то стычка. Он с тобой не связывался?
   -- Прости, Ханна, ничем помочь не могу, но у Гарри с Гермионой всё в порядке. Единственное, что могу всем посоветовать -- займите на пиру местечко получше. С хорошим видом на преподавательский стол.
   -- Да ладно, Нев, -- вмешался Эрни МакМиллан, -- мы с Джастином видели Гарри и Гермиону в маггловском танцевальном клубе. Кстати, в компании Дафны Гринграсс. Эта троица вела себя по отношению друг к другу ОЧЕНЬ мило. А Гарри просто ФОНИЛ магией -- намного сильнее, чем когда злился на Амбридж. Помните, сколько стёкол в замке он тогда разбил? А на этот клуб он точно не злился.
   -- Гарри счастлив? Это хорошо, -- заметила Луна, прячась за свежим номером "Придиры".
   -- Не знаю, как насчёт счастлив, -- отозвался Джастин. -- Больше смахивало, что он становился всё более и более... ну, не знаю... сексуально возбуждённым. Дафна на нём просто висла, да и Гермиона не сильно от неё отставала. Я не думаю, что...
   О чём "не думал" Джастин, никто так и не узнал, потому что в этот момент дверь в купе распахнулась. Вошли Драко Малфой и его амбалы.
   -- Так, Лонгботтом, а где шрамоголовый и грязнокровка?
   -- Они что-то говорили о бледном хорьке по имени Изменник. О, привет Гарри!
   Малфой тут же развернулся, но увидел... пустой коридор.
   "Хозяева" купе рассмеялись.
   -- Думаешь, это игра, предатель крови?
   -- Мистер Изменник, моя семья была благородной уже тогда, когда твоя продавала достоинство своих жён, сестёр и матерей за выпивку. Интересно, твой отец до сих пор так пополняет запасы?
   Взбешённый Малфой выхватил палочку, но на него моментально нацелились шесть.
   -- Драко, как дуэлянт ты жалок. И проиграешь, даже если будешь мухлевать, -- это заговорила Сьюзен Боунс. -- Нас же учил Гарри Поттер -- человек, который несколько раз победил твоего любимого Тёмного лорда. Хоть мы и не дотягиваем до уровня Гарри, но наш будет повыше твоего. Уверен, что хочешь попробовать?
   Слизеринец медленно вышел за дверь.
   -- Хорошо сказано, Сьюзен.
   -- Спасибо, Эрни. Надеюсь, Гарри появится и растопчет этого слизняка.
  

* * *

  
   Сортировка закончилась, и новых студентов распределили по факультетам. Минерва МакГонагалл подала сигнал к тишине, чтобы директор сказал традиционные "несколько слов".
   Дамблдор поднялся со своего нового кресла. Где Поттер? Я был совершенно уверен, что Грейнджер его вернёт. Я же точно знаю, что они не покидали страну...
   Он по-прежнему строил предположения, когда огромные двери Большого зала внезапно распахнулись. И в зал шагнул Гарри Поттер. С одного фланга его прикрывала Гермиона Грейнджер, с другого -- Дафна Гринграсс. Все трое -- в чёрных мантиях из шёлка акромантула. Мантию мальчишки украшали гербы Поттеров и Блэков. Разглядев гербы на мантиях девушек, Дамблдор побледнел. Он не может. Он не посмеет.
   -- Простите за опоздание, директор, -- спокойный голос Гарри услышали во всех уголках Большого зала. -- Меня с моими жёнами задержали неотложные дела.
   --------------------
   [1] Консуммация -- (лат. consummatio, "завершение") -- термин, которым обозначается одна из составляющих брака, а именно -- первые брачные отношения (половой акт) -- Прим. пер.
   [2] Поделиться душой; лат. -- Прим.пер.
   [3] Поделиться умом; лат. -- Прим.пер.
   [4] Поделиться магией; лат. -- Прим.пер.
  
  
  

Глава 10. Конфликт интересов

  
   -- Простите за опоздание, директор, -- спокойный голос Гарри услышали во всех уголках Большого зала. -- Меня с моими жёнами задержали неотложные дела.
   -- Жёнами, мистер Поттер? -- старик не верил, что всё это происходит на самом деле. Двадцать лет грандиозных планов пошли прахом. Большой зал моментально загудел, но как только вновь прибывший продолжил, снова наступила тишина:
   -- Совершенно верно, директор. Вы, конечно, знакомы с Гермионой Грейнджер, в настоящем -- леди Поттер, и Дафной Блэк, в девичестве Гринграсс, в настоящем -- леди Блэк.
   Ни в коем случае! Ну ничего, сначала он их разделит, а потом сломает поодиночке. "Разделяй и властвуй". Всё-таки древние римляне были умными ребятами.
   -- Вы же понимаете, мистер Поттер, что в Хогвартсе не предусмотрены комнаты для семейных студентов.
   -- Дире-е-ектор, бросьте ваши шуточки. Любой, кто читал "Историю Хогвартса", знает, что на самом деле для женатых студентов они существуют. Просто с течением времени такие ранние браки стали редкостью, поэтому о комнатах немного подзабыли. На самом деле я уверен, что вы знали о нашем статусе -- видимо, посоветовались с провидцем. Иначе почему за месяц до нашей с Гермионой свадьбы вы забрали из моего хранилища семь тысяч галлеонов, обосновав это "учёбой"? Обычная плата составляет всего тысячу четыреста галлеонов, поэтому остатка вполне хватит, чтобы учились мои супруги и ещё одна женатая пара... Иначе по какой причине Вы изъяли из моего хранилища такую солидную сумму?
   Минерва МакГонагалл удивлённо уставилась на директора. Однако тот не обратил внимания и попробовал зайти с другой стороны:
   -- Мистер Поттер, вы и ваши дамы не зарегистрировались.
   -- Всё шутите, директор? Теперь студентам требуется какая-то особая регистрация?
   Гарри почувствовал, как кто-то пытается залезть ему в голову, и отразил атаку, как следует ударив вдогонку. Его магия ухватила щуп легилименции и обратила вспять. Снейп охнул от боли и рухнул в своё кресло. Похоже, сейчас он не в состоянии ни видеть, ни слышать.
   -- Гарри? -- раздался в его голове голос Гермионы.
   -- Кто тебя атаковал? -- присоединилась к ней Дафна.
   Девушки явно забеспокоились, и Дамблдор это заметил. Его потрясла и озадачила такая сильная связь.
   -- Директор, держите-ка на привязи своего ручного Пожирателя, иначе я займусь им всерьёз. Вряд ли вам это понравится.
   -- Что вы сделали с профессором Снейпом? -- тут же взвился Дамблдор.
   -- Он без приглашения залез в мой разум, поэтому я его оттолкнул, вдобавок хорошенько ударив. Если он хочет приключений на одно место, почему бы его не поддержать? Кто же знал, что грубость -- это так больно?
   -- Отпустите его немедленно!
   -- Разумеется, директор, -- Гарри сосредоточился и выпустил напавшего. -- Это был ваш "бесплатный выстрел", профессор. В следующий раз я сделаю вам действительно больно.
   -- Вы атаковали профессора?
   -- Сначала профессор атаковал меня на глазах у сотен свидетелей. -- Поттер махнул рукой в сторону студентов. -- Или вы полагаете, что надругательство над разумом -- в порядке вещей? И за это не наказывают? -- Не боясь новой ментальной атаки, Гарри бесстрашно смотрел старику в глаза. -- Что ж, директор, это был длинный день, и мы с моими леди ужасно проголодались... Вы не против, если мы присоединимся за ужином к Хаффлпаффу? А то уже сыты по горло бесчестной храбростью и бездумными амбициями, поэтому нуждаемся в капельке преданности. -- Не дожидаясь разрешения, он обнял своих жён и повернулся к столу Хаффов, но потом остановился. -- Кстати, директор? Буду очень признателен, если вы свяжетесь с кухней, чтобы там следили за всякими посторонними зельями. А то в прошлом году у меня были кое-какие проблемы. Правда, с ними удалось справиться. Однако у меня нет желания сталкиваться с этим снова.
   Когда Дамблдор понял, что сейчас ему сказали, его глаза округлились.
  

* * *

  
   -- Не возражаете, если мы к вам присоединимся? -- поинтересовалась Гермиона у Сьюзен Боунс.
   -- Нисколько! -- семикурсники с Хаффлпаффа освободили место для женатого трио.
   -- Что, чёрт возьми, ты сделал со Снейпом?
   -- Научил его больше со мной не связываться, Джастин. Как думаете, есть шанс, что он усвоил урок?
   На столах появилась еда, и все наполнили тарелки. Общий разговор постепенно разделился по половому признаку.
   -- Итак, когда это произошло? -- интересующий всех вопрос задала Ханна Эббот. -- Ещё в начале лета вы не были вместе...
   -- Помните, в начале прошлого года мы с Гарри начали встречаться? -- ответила Гермиона. Соседки по столу кивнули. -- А потом Уизли напоили нас любовным управляющим зельем.
   -- Любовное зелье?! -- зашипели девушки, испепеляя взглядом гриффиндорский стол.
   -- А ты, Дафна?
   -- Мы с Гарри женились по контракту, Сьюзен. Ну, мы с Гарри -- это не совсем точно. Более правильно -- лорд Блэк и девушка из рода Гринграсс.
   Брачные контракты были далеко не редкостью, хотя в последнее время про них вспоминали уже после окончания школы.
   -- Никогда бы не подумала, что Гарри подпишет брачный контракт. Вспомните о его воспитании. -- Меган Джонс бросила оценивающий взгляд на темноволосого юношу, который беседовал с Джастином и Эрни.
   -- Сначала Гарри женился на Гермионе, поэтому у нас троих возникли проблемы, но мы с ними в основном справились. Лично я очень счастлива -- теперь у меня есть муж и сестра, о которой я всегда мечтала.[1]
   -- А разве у Гермионы, как у первой жены, не было права голоса?
   -- Извини, Меган, это же Гермиона Грейнджер. Сама как считаешь?
   Девушки захихикали.
  

* * *

  
   -- Знаешь, приятель, это не слишком хорошая идея.
   -- Исходя из моего огромного опыта женатого человека, смеющиеся жёны -- это счастливые жёны. А счастливые жёны -- значит, не всё так плохо.
   Джастин улыбнулся.
   -- И насколько "огромен" этот опыт?
   -- Хм... Десять дней. -- "Барсуки" рассмеялись. -- Это больше, чем у вас у всех, вместе взятых, клоуны.
   -- Слушай, Гарри, в понедельник мы с Эрни видели вас троих в клубе... Конечно мы не знали, что вы женаты, поэтому подумали, что ты их соблазнил.
   -- Нет, Джастин, девушки тогда так веселились... вряд ли Гарри их просто соблазнил.
   -- Точно, -- на лице Джастина появилась похабная ухмылка. -- Значит, две жены, да? У тебя с ними вместе или по очереди?
   Поттер повернулся к супругам.
   -- Леди, у Джастина возникли вопросы о нашей сексуальной жизни...
   -- Серьёзно? -- тон Гермионы мог заморозить Чёрное озеро посреди лета.
   -- Уверен, что хочешь знать, Джастин? -- опасно промурлыкала Дафна.
   -- Гарри!
   -- Извини, приятель, ты сам вырыл себе могилу. Мне осталось только показать тебе ближайшее похоронное бюро.
   Стол разразился смехом.
  

* * *

  
   За столом Гриффиндора царило замешательство. Само собой, главная тема -- почему Гарри и Гермиона их бросили. Зная ответ, Невилл держал язык за зубами. Естественно, Уизли тоже были в курсе, однако ощущения испытывали разные.
   Джинни была потрясена. Гарри женат. Дважды. Грейнджер выглядела довольной, а Гринграсс просто висла на нём. Такого быть не должно. Замуж за Гарри должна выйти ОНА, а не эти две потаскухи. Дамблдор обязан это исправить. Он обещал.
   А в Роне разгоралась тёмная ярость. Мало того, что Поттер забрал у него Гермиону, так теперь у жадного мерзавца есть и другая женщина. Рыжий представил Гермиону, которая стоит на коленях перед Поттером и своим чудесным ротиком, который натренировал ОН, дарит удовольствие этому ублюдку-полукровке. Или Дамблдор это исправит, или кое-кто умрёт.
  

* * *

  
   Разговоры за столом Слизерина крутились вокруг той же темы. Только вместо Поттера и Грейнджер "змеи" сосредоточились на Дафне Гринграсс.
   О контракте между родом Гринграсс и родом Блэк знали многие. За последнее столетие было несколько попыток его выполнить, причём последняя состоялась совсем недавно: Драко Малфой уже видел себя главой рода Гринграсс, когда станет лордом Блэком. В конце концов, он -- ближайший родственник. И как только ему исполнится семнадцать, гоблины покажут его новые хранилища. А вместо этого два охранника выгнали его из банка, заявив, что он никогда не был и никогда не станет лордом Блэком.
   А теперь лорд Блэк -- это Поттер. Поттер забрал Гринграсс. И даже если что-то случится с Поттером, статус главы рода унаследует она. Грёбаный шрамоголовый!
   Трейси Дэвис тоже наблюдала за Дафной. У подруги получилось. Больше того -- она каким-то образом приструнила Поттера, и тот не воспользовался ни единой лазейкой, которые предусматривал контракт. По крайней мере, это была её первая мысль, но чем дольше она наблюдала, тем сильнее задумывалась: а кто кого приструнил? Дафна просто липла к мужу и ловила каждое его слово. С другой стороны, может, подруга и в самом деле влюбилась?
  

* * *

  
   За столом Рейвенкло "вороны" старались показать, что они выше всей этой суеты вокруг женатого трио. А Луна, как обычно, пыталась рассказывать соседям про всякие загадочные существа, которые сейчас их окружают, однако думала совсем о другом. Итак, Гарри и Гермиона женаты. Замечательно -- от древа вероятностей отпал целый куст. Правда, изначально была масса вариантов, что Дафна к ним не присоединится. Больше того -- в подавляющем большинстве реальностей контракт отвергал брак её друзей. А вот в немногих оставшихся реальностях все трое вместе и счастливы.
   Эта ветвь очень нравилась Луне, ведь теперь с вероятностью девяносто процентов они не просто выживут, а полюбят друг друга. Девушка покосилась на преподавательский стол. Дамблдор и Снейп точно в ярости, причём по разным причинам. Правда, цель одна -- Гарри и его супруги. Остальные учителя разделились на два лагеря: одни (Хагрид и Помфри) понятия не имели, что происходит, а другие (МакГонагалл и Флитвик) были потрясены, что Дамблдор ворует у Гарри.
  

* * *

  
   Наконец все наелись досыта. Дамблдор произнёс ежегодную речь, что в Запретном лесу по-прежнему гулять не стоит, а список запрещённых предметов, за которым следит Филч, снова пополнился новыми пунктами. А потом студентов распустили по общежитиям.
   "Барсуки"-старшекурсники тоже встали, Гермиона и Дафна уже собирались к ним присоединиться, но тут супруг их остановил:
   -- Подождите немного. -- Девушки переглянулась.
   -- Зачем?
   -- Сейчас явится либо Дамблдор, либо МакГонагалл и заявит, что директор желает видеть меня в своём кабинете. Он так постоянно делает, Дафна.
   -- Вы весьма проницательны, мистер Поттер.
   -- Добрый вечер, профессор, -- Гарри обернулся к своему декану. -- Как прошло ваше лето?
   -- Определённо не настолько интересно, как ваше, мистер Поттер. Директор действительно хочет вас видеть в своём кабинете.
   -- Что ж, тогда не будем заставлять его ждать. -- Он предложил руки супругам. -- Леди?
   -- Мистер Поттер, директор специально подчеркнул, что желает видеть вас одного. А я провожу мисс Грейнджер и мисс Гринграсс в ваши апартаменты.
   -- Блэк.
   -- Простите, мисс Гринграсс?
   -- Я миссис Блэк, или леди Блэк. Я больше не Дафна Гринграсс.
   -- Извините, профессор, но мы не собираемся отпускать нашего мужа на встречу с директором в одиночку, -- добавила Гермиона. -- Мы не хотим, чтобы нас разлучили, как в прошлом году меня и Гарри.
   -- Понимаю. Кстати, до начала занятий я хочу с вами поговорить. Как насчёт завтра в десять утра?
   -- Думаю, у нас получится, профессор. Правда, это будет зависеть от того, что нам скажет директор.
   -- Разумеется. Пароль к горгулье -- "шоколадки Даф".
  

* * *

  
   -- Готовы?
   -- Вперёд, -- скомандовала Дафна, и Гермиона согласно кивнула.
   После пароля горгулья отпрыгнула в сторону, и лестница подняла студентов к закрытой двери. Гарри постучал.
   -- Войдите.
   Троица так и поступила.
   -- Кажется, я просил прийти только тебя, Гарри.
   -- Возможно, вышло недоразумение, директор, но мы уже здесь. Чем могу помочь?
   -- Хочу услышать объяснения, почему летом ты решил жениться.
   -- Нет.
   -- Прости?
   -- Мои отношения с жёнами учёбы не касаются. А поскольку вы для меня -- только директор, а я -- студент, моя личная жизнь -- не ваше дело. -- Юный маг оглядел кабинет. -- Я смотрю, после моего последнего визита здесь всё отремонтировали... Интересно, вы хоть что-нибудь сделали здесь сами?
   -- Мистер Поттер, боюсь, мне придётся настаивать, иначе вас исключат.
   -- Да неужели? Покажите, пожалуйста, пункт школьных правил, на который вы ссылаетесь. Правда, эта угроза меня не слишком-то и беспокоит, поскольку Академия Салема предложила мне и моим леди полную стипендию. На самом деле, так у меня появится больше времени, чтобы расследовать сомнительные переводы из моего хранилища за последние шестнадцать лет... Гоблины довольно настойчивы, да и я предпочитаю, чтобы ни одно преступление не осталось без наказания. -- Его взгляд привлекла пустая жёрдочка. -- Куда подевался ваш феникс, директор?
   Дамблдор проигнорировал насмешку. Что ж, Грейнджер всегда уважала власть, и если бы не эта грязнокровка, Поттер не стал бы говорить в таком тоне.
   -- Мисс Грейнджер, может, вы объясните?
   -- Нет.
   -- Мисс Грейнджер, я настаиваю.
   -- Можете настаивать на чём угодно, директор. После того, что вы сотворили с моей сестрой по браку, я пыталась уговорить её отомстить.
   -- Мисс Гринграсс, я бы попросил ...
   -- Здесь нет никакой мисс Гринграсс, директор. Я -- миссис Блэк, или, если соблюдать формальности -- леди Блэк. -- Вокруг девушки вспыхнула аура. -- Можете забыть про ваши прошлогодние манипуляции -- мы проверяем друг у друга еду и питьё. И любой, кто попытается подлить нам зелье, наверняка умрёт.
   -- Стирателей памяти касается то же самое, -- присоединилась к разговору Гермиона. -- А если вы цените двух младших Уизли или Нимфадору Тонкс, держите ваших шлюх от нас подальше.
   -- И конечно, по всему миру разбросаны копии воспоминаний. Кстати, готовили мы их ой как тщательно. И если весьма специфическим способом не отменим свой приказ, их опубликуют немедленно. Для кое-кого это станет печальным событием.
   -- Гарри прав -- в Азкабане не выдают лимонные дольки.
   -- Мистер Поттер, несмотря на всё это, старые светлые семьи не будут мириться, что вы смешаете свою кровь с...
   -- Грязнокровкой, директор? -- вежливо "помогла" Гермиона.
   -- Если так, какое отношение эти семьи имеют к Свету? Я уничтожу их сразу после Тома. И проблема решена. -- Молодой человек встал.
   -- Если это всё, мы пойдём, директор. Леди? -- он предложил им руки. -- О, директор, я говорил о "бесплатном выстреле" Снейпа вполне серьёзно. И когда он в следующий раз попытается войти в мой разум без приглашения, я поджарю ему мозги, и несколько поколений студентов поставят мне памятник. Удержаться от соблазна он не сможет, так что начинайте подыскивать другого преподавателя Зелий. Ваше покровительство, или, скорее, поводок, ему не помогут.
   Дамблдор ещё долго сидел, глядя на закрывшуюся дверь. Инструменты в его кабинете показывали, что Гарри не блефует. Мальчик снял все блоки со своего ядра, и оно продолжает расти.
  

* * *

  
   Девушки сидели в гостиной (им на выбор предложили два помещения, но в первом оказалась только пара спален, а Гарри настаивал на трёх) их апартаментов, а супруг в это время проверял остальные помещения на разнообразные чары. И тут у главного входа постучали.
   Гермиона открыла дверь и обнаружила за ней сёстёр Патил, Трейси Дэвис и Лаванду Браун.
   -- Позволь войти. Нам нужно поговорить. -- Такой серьёзной последнюю давно не видели.
   Гостьи вошли в гостиную и с комфортом устроились. Правда, не все -- Дафна утянула Трейси в свою спальню. Тем временем Гарри закончил проверку, но, увидев столько девушек, благоразумно ретировался в свою комнату -- вряд ли ему стоит слушать их беседу.
   -- Хаффы сказали, что в прошлом году Уизли поили вас с Гарри любовными зельями, -- Парвати явно была в ярости, что кто-то на такое способен.
   -- Верно. Директор снабжал их подчиняющим зельем Мансипиумдильо.
   Падма ахнула.
   -- Но чтобы оно действовало, у жертвы должны быть постоянные сексуальные контакты. -- Её глаза потрясённо округлились. -- Рон ведь не посмел...
   -- Ещё как. Каждый день. Я помню каждое мгновение; помню, как он заставлял меня умолять. -- Гермиона немного смутилась. -- И мне это нравилось. Да, знаю, это всё зелье, но мне до сих пор стыдно. У меня в голове не укладывается, что после такого Гарри сумел ко мне прикоснуться...
   Парвати крепко её обняла.
   -- Боже мой! А я ещё пошла с ним на бал... -- Падма прикрыла глаза. -- А Джинни проделала это с Гарри?
   -- Нет, Молли решила не рисковать девственностью своей принцессы. Дамблдор приказал Нимфадоре Тонкс по ночам приходить к Гарри, прикидываясь Джинни. А Гарри честно считал, что видит эротические сны с её участием. Когда я поняла, что они со мной сотворили, сразу же сбежала. А дома обнаружила моих родителей под Империусом. И тогда пришла к Гарри и вытащила его из-под носа у надсмотрщиков. -- Девушка заметила, что подруги внимают каждому слову. -- Мы скрылись у магглов, а как только освободили моих родителей, уехали в Соединённые Штаты. Там Гарри обнаружил, что у рода Блэк есть брачный контракт с Гринграссами. Он не хотел жениться по контракту -- только по любви, поэтому сделал мне предложение, и десять дней назад мы поженились. В прошлый понедельник они с Дафной подписали контракт, а во вторник мы втроём провели ритуал объединения. И теперь мы здесь. Вот такая история.
   -- Но ты счастлива?
   -- Да, Парвати, мы все счастливы. Сначала я ужасно ревновала, но как только между нами появилась связь...
   -- Гермиона, ритуал объединения нельзя отменить -- вы трое будете связаны всю жизнь.
   -- Мы знаем, Лаванда. Но раз уж мы всё равно так решили, так почему бы не пойти до конца?
  

* * *

  
   -- Итак, ты получила, что хотела?
   -- Да, Трейси, и даже больше. Ты не поверишь, как на меня влияет его магия!
   -- И у тебя нет проблем с Грейнджер? Вам же приходится его делить, -- гостья явно переживала за подругу.
   -- Мы с Гермионой прекрасно ладим. Правда, поначалу жутко ревновали, и план чуть не затрещал по швам. В конце концов, мы поняли, что нам необходим ритуал объединения. Знаешь, это потрясающе -- будто в глубине души мы втроём слились воедино.
   -- Погоди: ты, и ревновала?
   Дафна покраснела.
   -- Да. Для меня это тоже был шок, но когда я увидела их вместе, мне просто захотелось... Зато теперь у нас всё в порядке.
   -- Но ты по-прежнему предпочитаешь разговаривать со мной наедине.
   -- Я утащила тебя, чтобы обсудить план. Представляешь, что бы о нём подумали едва ли не все твои спутницы? Да они бы в ужас пришли! А вообще-то я хорошо отношусь к подругам Гермионы, как и она -- к тебе.
   Трейси кивнула.
   -- Хорошо, а теперь главный вопрос: как Поттер -- подходит на роль отца?
   -- Ты даже не представляешь! Сначала мы обсудили магию брачного контракта, а как только договорились, магия Гарри начала на меня влиять. И с тех пор всегда со мной -- окутывает, успокаивает, возбуждает... Я начала о нём мечтать, а его магия с каждой минутой становилась всё сильнее. И это продолжается до сих пор. Гермиона выяснила, что на его магии стоял блок.
   -- Блок? Но это невозможно -- он с четвёртого курса входит в тройку сильнейших студентов Хогвартса!
   -- Поверь -- блок был. Похоже, когда мы заключили контракт, не только его магия стала влиять на меня, но и моя -- на него. И разбила все блоки, позволив ему стать намного сильнее. И эта сила чуть меня не угробила.
   -- Это как?
   -- Когда мы подписали контракт, дальше отправились втроём поужинать в маггловский ресторан. А потом пошли танцевать. Моё последнее воспоминание -- мы впервые танцуем как магглы, он меня обнимает, а я в нём просто растворяюсь. А дальше -- провал. Опомнилась я только в тот момент, когда мы пришли в наш номер, и Гермиона мне напомнила, что я хотела запомнить свою первую брачную ночь.
   -- Ты уверена, что обошлось без зелий?
   -- Если бы ты знала, что Гарри думает о любовных зельях, не спрашивала бы. -- Дафна слегка покраснела. -- Это было прекрасно. Да, нас заставляла магия, но он был очень нежным. Мы занимались любовью больше шести часов.
   -- Шесть часов? Моргана милосердная! -- Трейси Дэвис была далеко НЕ девственницей, но теперь испытывала лёгкую зависть. -- Ты по-прежнему действуешь по плану, или попросту влюбилась?
   -- Одно другому не мешает.
   -- Да уж, теперь вижу. Ты о чём-нибудь жалеешь?
   -- Только о том, что сегодняшнюю ночь он проведёт с Гермионой. Её очередь.
  

* * *

   31 октября 1942 года
   Том Риддл лежал в объятиях женщины, которую любил больше жизни. В прошлом году заместитель директора Дамблдор познакомил его с Кэндис Свитс, и они начали встречаться. И такое ощущение, что с каждым днём их чувства становились всё сильнее. После Хэллоуина Дамблдор даже позволил ему ненадолго покинуть Хогвартс, что, как правило, не допускалось.
   У Кэндис (Том упорно отказывался называть её "Кэнди") было всё, что он желал видеть в своей спутнице. С ней можно было обсудить что угодно, и любила она его как человека, а не как сильного мага. Её не волновало, что он вырос в маггловском приюте, и там ему пришлось несладко. Её не беспокоило, что он выиграл кучу наград -- ей был нужен только он сам. Она была от него без ума, а любовью они занимались всё лучше и лучше. И совершенно неважно, что она старше на шесть лет. Всю свою жизнь он хотел любви, и в Кэндис наконец-то её нашел. А перед Дамблдором он в долгу, и обязательно с ним расплатится -- за то, что помог исполнить мечту всей жизни.
   Сейчас они отдыхали после очередной любовной "сессии", и Кэндис уснула, удержав его в себе. А Том скользил по грани сна и яви. Он одновременно мечтал о клубничных поцелуях любимой и вспоминал недавнюю беседу с Дамблдором.
   -- Гриндевальд по-прежнему представляет угрозу. Приключения в Европе лишь разожгли его аппетит. С его подачи погибли миллионы. И вскоре он наверняка примется за нас.
   -- Магглы упорно сражаются с его союзниками, профессор. Летом я видел кадры военной кинохроники. Эти ужасные бомбардировки совершенно нам не нужны.
   -- Ты ведь не думаешь, что это маггловское оружие повернут против тебя, Том?
   Что ж, если он обратит на это внимание, скорее всего, сумеет разработать защиту.
   -- Нет, Том, ему сможет противостоять только волшебник. Только ты. Моё время прошло -- чтобы сохранить магическую Британию, победить его должен ты.
   -- Есть и другие, профессор. Да, я сильнее многих, но всё-таки не уникум. Например, Грюм не слабее меня.
   -- Конечно, Аластор силён, но ты можешь стать намного сильнее. И даже не представляешь, насколько.
   --------------------
   [1] Видимо, в этом фике сестры Дафны -- Астории -- не существует. -- Прим.пер.
  
  
  

Глава 11. Легенды осени

  
   Девушки просидели у них весь вечер, а Трейси, похоже, не собиралась покидать комнату Дафны до утра. Тем временем Гермиона готовилась ко сну: почистила зубы и привела свои волосы в относительный порядок. Надев чёрный шёлковый халат, она покинула свою комнату и пошла к Гарри. То, что она собиралась совершить сегодня ночью, было чем-то волнующим, чем-то запретным.
   Гермиона тихо зашла в спальню мужа, и дверь за ней плавно закрылась. Она услышала его глубокое ритмичное дыхание. Значит, спит. Расстегнув халат, она позволила упасть ему на пол, а её глаза постепенно привыкли к тусклому лунному свету. Гарри лежал на спине, прикрыв глаза левой рукой, и тихо посапывал. Обнажённая девушка скользнула в постель, стянула одеяло, толкнув его в ноги, и разбудила любимого поцелуем.
   -- Гермиона? Я думал, ты с подругами.
   -- Они уже разошлись. Да, я не прочь с ними поболтать, но ради них не собираюсь отказываться провести ночь с моим мужем. -- Она снова его поцеловала, погладив по груди. А затем освободила от боксеров и взяла в рот.
   -- Гермиона, не надо! -- Гарри тянул её вверх, пока они не оказались лицом к лицу. -- Тебя же заставлял Рон.
   -- Да, заставлял. Но если будем на него оглядываться, нам не стоит даже держаться за руки. Я пытаюсь справиться с прошлым. Рон тут не причём -- это касается только нас с тобой. Я знаю, мужчинам нравится оральный секс. Знаю, что Рону он нравился. Я слышала разговоры других девушек, что их парням это нравится. Больше того, в твоей голове я видела извращённые фантазии на эту тему. Ты говорил, что Тонкс никогда этого не делала, так разреши мне хотя бы попытаться. Если тебе не понравится, мы прекратим. Для меня это важно -- быть хоть в чём-то для тебя первой, -- она застенчиво улыбнулась. -- А ещё я слышала, что это один из лучших способов сказать "спасибо" за помощь.
  

* * *

  
   Гарри вошёл в Большой зал в одиночестве. Гермиона с Дафной решили, что в субботу не стоит вставать так рано, поэтому он устроил пробежку вокруг озера. А после душа понял, что проголодался. Вот так и оказался в Большом зале, где его ждал вкусный завтрак.
   Для Рона семь утра -- слишком рано, поэтому Поттер сел за родной стол и положил себе яичницу с беконом. А затем бросил на еду семь различных заклинаний, распознающих зелья и яды, и есть начал только когда все семь показали отсутствие "добавок".
   -- Доброе утро, Гарри, -- тот даже не оторвал взгляд от тарелки.
   -- Доброе утро, Джинни. И проваливай.
   Та скользнула на скамью рядом с ним и придвинулась поближе.
   -- Разве так обращаются со старым другом?
   -- Зависит от того, хочет ли выжить "старый друг". Живописуя, что они сотворят с "Принцессой зелий", если обнаружат её ближе чем в пяти метрах от меня, мои жёны проявили недюжинный талант. -- Юный маг демонстративно испарил ближайший к ней кубок, взял другой, поставил рядом со своей тарелкой и налил тыквенного сока. -- Гермиона планирует тебя убить, причинив максимальную боль, а вот Дафна -- более творческая личность: по её задумке ты не сумеешь выкормить ни одного ребёнка, если вдруг он у тебя появится.
   -- Неужели ты им позволишь?
   Собеседник впервые поднял взгляд от тарелки и посмотрел Джинни в глаза.
   -- Позволю? Принцесса, да я билеты продавать буду. А теперь исчезни.
   -- Гарри Поттер, я имею право сидеть там, где захочу.
   Тот пожал плечами.
   -- Хоронить тебя будут.
   Напротив сел Невилл Лонгботтом и принялся наполнять тарелку.
   -- Доброе утро, Гарри, как прошёл вечер?
   -- Просто отлично. А у тебя?
   -- Самое интересное, вчера вечером вы со своими леди вызвали настоящий переполох, особенно когда народ узнал про Уизли и их зелья.
   -- Ты рассказал про зелья? -- Джинни пришла в ужас.
   -- Прошу прощения, принцесса. То, что ты коварная предательская сука, а твой брат -- развратный насильник, надо было держать в тайне? Что ж, могу сказать только "Упс!"
   -- Уже изменяешь своим шлюхам, Поттер?
   -- Доброго утречка, Малфой. Это твоё первое и последнее предупреждение. Проваливай и забирай с собой свою жопоголовую свиту.
   -- А может, стСит показать тебе твоё место, полукровка?
   Гарри даже оборачиваться не стал -- магия и так ему подсказала, что Малфой выхватил палочку. Мысленный выпад силы сломал палочку и три пальца, которыми её держали. Ещё два выплеска врезались в пах Крэббу и Гойлу, и те рухнули на пол от боли. А затем магия отбросила Драко к стене и припечатала к ней. Гриффиндорец встал из-за стола и направился к пытавшемуся освободиться отпрыску Малфоев. И когда подошёл поближе, слизеринца так придавило, что он едва мог дышать.
   -- Похоже, в последнее время все упорно пытаются указать мне моё место. Раз уж об этом речь, кто я, Драко?
   -- Гарри Поттер.
   -- Очень хорошо. Но кто я лично для тебя?
   -- Лорд Блэк, -- выдавил Малфой сквозь стиснутые зубы.
   -- Ты ведь непоколебимо веришь в традиции чистокровных, не так ли? А теперь представь, что я могу с тобой сделать за оскорбление моих любимых жён.
   -- Поттер, немедленно отпустите его.
   -- Не сейчас, профессор. Дело касается чести семьи Блэк, поэтому не вмешивайтесь. Это может стать поводом для дуэли.
   -- Я сказал освободите его немедленно, -- прошипел Снейп.
   -- Ещё раз повторяю, профессор -- займитесь собственными делами. А если потянетесь за палочкой, я засуну её вам в задницу так глубоко, что когда вы скажете "Lumos", засветятся ваши глаза. -- Гарри снова повернулся к Малфою. -- Итак, Драко, какое наказание полагается за оскорбление жён главы древнего и благородного рода?
   По глазам было видно, что слизеринец запаниковал.
   -- Дуэль чести.
   -- Очень хорошо. Только я не хочу тебя убивать -- это слишком милосердно. Что бы мне такого придумать, чтобы ты как следует помучился? Подсказываю -- наказание включает в себя твою любимую угрозу. Помнишь? "Когда узнает мой отец..." Как думаешь, о чём речь?
   В этот момент Снейп решил напомнить о себе и положил руку Гарри на плечо, а через мгновение его тоже пришпилило к стене.
   -- Ты не посмеешь.
   -- Ещё раз откроешь рот, и я расторгну брак твоих родителей и потребую вернуть приданое Нарциссы. Если верить моим менеджерам, Малфои станут банкротами, и ты, ублюдок, останешься без гроша в прямом и переносном смысле. Интересно, будет ли дорогой Люциус тебя содержать, если ты уже не наследник? И тогда можешь забыть про свою чистокровность, мистер бастард. Как думаешь, долго ты протянешь? -- Гриффиндорец улыбнулся. -- Это последнее предупреждение, Драко. Знаешь, в этом году у меня нет настроения терпеть твоё дерьмо. И не забудь пожаловаться папочке. Кстати, для него тоже есть сюрприз.
   Отклеив пару от стены, Гарри вернулся к своему завтраку. И тут Снейп плавным движением выхватил палочку.
   -- Ах ты высокомерный наглец! Дерзкий, как твой отец-неудачник! Seсt... Аааа!
   Не успел профессор завершить проклятье, как магия раздробила его палочку вместе с рукой.
   -- Не можешь справиться со мной даже исподтишка? Несчастный Сопливус, ты просто жалок! -- Юный маг развернулся лицом к столу. -- Знаешь, Джинни, на Драко я не сильно-то и злюсь -- он меня просто немного раздражает. Так что позаботься, чтобы обо всём этом узнал твой брат. Вот на него я очень зол. Представь, что я могу с ним сделать.
  

* * *

  
   Ежедневный Пророк
  

ГАРРИ ПОТТЕР ЖЕНИЛСЯ

Глава двух древних и благородных родов, маглорождённая леди Поттер и чистокровная леди Блэк

  
   Школа чародейства и волшебства Хогвартс
   Сообщает Лоис Лэйн
  
   Гарри Поттер, известный как Избранный или Мальчик-Который-Выжил, вчера вечером на ежегодном пиру в честь начала нового учебного года объявил, что взял не одну, а две жёны. Его давняя подруга Гермиона Грейнджер (семнадцать лет) стала новой леди Поттер (из-за каких-то странных магловских традиций сохранив девичью фамилию), а Дафна Гринграсс (семнадцать лет) стала новой леди Блэк. Мистер Поттер, который недавно перед очередным заседанием Визенгамота крупно повздорил с директором Хогвартса Альбусом Дамблдором, в очередной раз вошёл в историю, став первым главой двух древних и благородных родов, один из которых считается светлым, а другой -- тёмным. Неофициально он заметил, что это делает его "серым".
   Реакция на бракосочетание лорда Поттера-Блэка неоднозначна. Источник в Министерстве Магии сообщил, что брак с маглорождённой мисс Грейнджер Министерство не зарегистрировало. Конечно, это необязательно, но необычно. А вот брачный контракт между родом Блэк и родом Гринграсс зарегистрирован. По словам заместителя Министра Долорес Амбридж, цитата: "Я считаю маловероятным, что Министерство станет рассматривать брак с маглорождённой, даже если это не нанесёт никакого вреда юному мистеру Поттеру. Волшебный мир никогда не будет опираться на грязно... маглорождённых, которые де-факто становятся главами древних и благородных родов". Пока неизвестно, личное ли это мнение госпожи Амбридж или официальная политика Министерства Магии. На просьбу прокомментировать слова госпожи Амбридж лорд Поттер-Блэк заявил, цитата: "Если эта жирная уродливая жаба снова сунет свой бородавчатый нос в мои дела, вряд ли она выживет".
   После праздничного пира в Хогвартсе начали ходить упорные слухи, что лорда Поттера-Блэка принудительно поили любовными зельями. Когда ему задали вопрос о достоверности этих слухов, лорд Поттер-Блэк ответил: "Обратитесь к директору".
   Комментарии директора школы Альбуса Дамблдора получить не удалось.
  

* * *

  
   Ведьмин еженедельник
  
   Нас покинул самый завидный жених
  
   Простите, леди, но Гарри Поттер, наследник не одного, а сразу двух древних и благородных родов, и пятый в списке самых богатых людей Волшебной Британии, утратил статус холостяка. Причём дважды.
   Мистер Поттер, номер один в списке самых завидных женихов Волшебной Британии на протяжении последних ста трёх недель, уже две недели как состоит в браке... Дважды. Его возобновившиеся отношения с давней подругой и одноклассницей из Гриффиндора Гермионой Грейнджер привели к закономерному результату. Ураганный роман закончился приватной церемонией, которая состоялась в Северной Америке неподалёку от Академии Салем. А дальше был короткий медовый месяц, в течение которого, по словам наблюдателей, счастливая пара ни разу не покинула свой номер в отеле.
   По возвращении в Англию молодой лорд Поттер-Блэк нашёл свою леди Блэк, и вскоре состоялась его свадьба со статной красавицей Дафной Гринграсс с факультета Слизерин. А через пять дней троица вернулась в Хогвартс, чтобы продолжить обучение на седьмом курсе.
   Но погодите, леди, не нужно слишком сильно оплакивать потерю лорда Поттера-Блэка. Ваш корреспондент обнаружил холостяка, который по какой-то причине остался незамеченным -- молодой лорд Лонгботтом безусловно заслуживает места в этом списке. И посмотрите: на этой неделе, несмотря на "дебют", он сходу занял седьмую строчку. Эх, люблю я свою работу!
  

* * *

  
   24 декабря 1942 года
  
   Том бежал вверх по лестнице. Ему удалось уйти из школы почти на два часа раньше. На самом деле, перспектива провести Рождество с Кэндис волновала его больше, чем всё остальное, вместе взятое. Неужели его жизнь наконец-то наладилась? Станет ли это Рождество первым счастливым в его жизни? Целых девять дней рядом с этой замечательной женщиной, а затем обратно в Хогвартс -- готовиться к войне с Гриндевальдом. Эта немецкая сволочь даже не поймёт, кто его прибьёт!
   Том остановился напротив двери квартиры Кэндис в Хогсмиде. Он уже собирался постучать, когда услышал внутри голоса.
   -- Сколько ещё придётся этим заниматься, Альбус?
   -- Мы создаём оружие, моя дорогая девочка. Такие вещи не делаются по графику. Прогресс Тома очевиден, и ты достойна похвалы за свои усилия. Он нежно тебя любит.
   -- Он -- раздражающее мелкое дерьмо. То твердит про учёбу, то хвастается наградами и прочим, или начинает ныть про свою тяжёлую жизнь. Ничтожный маггл, жалкий Томми. Бедняжка! В принципе, поддерживать его эго -- не такое уж плохое занятие, но как он жалок в постели! Альбус, если это затянется, мне понадобится больше денег. Забота -- вещь хорошая, но недешёвая. А я не собираюсь и дальше тратиться на глупого школьника, если это не поможет мне найти богатого старого волшебника.
   -- Ты будешь щедро вознаграждена. Просто продолжай давать ему зелье и принимай собственное. Для тебя он сделает что угодно, только не доводи до его ареста. А когда он столкнётся с Гриндевальдом, вооружившись фальшивым пророчеством, которое я ему вручил, мы перейдём к следующему пункту плана. А дальше нас обоих ждёт награда.
   У Тома перехватило дыхание. Не может быть! Его чувства -- это всего лишь зелье? Он отступил от двери и как в тумане спустился по лестнице. А потом свернул в первый же переулок и сполз вниз по стене, уткнувшись головой в колени. Год с Кэндис ничего не значил? Дамблдор их познакомил. Дамблдор устроил, чтобы он мог покидать школу. Дамблдор ей платит. Кэндис оказалась... шлюхой?
   Где-то в глубине души разгорался гнев. Том просидел в переулке больше двух часов, а гнев всё нарастал, пожирая его изнутри. Дамблдор его использовал.
   "Я -- оружие?"
   "Конечно, что же ещё", -- глумился над ним гнев.
   "Дамблдор хотел подставить меня Гриндевальду, чтобы я умер, а он превратился бы в спасителя?"
   "Как удобно укреплять свой имидж, используя отбросы общества".
   "Кэндис поила меня зельем?"
   "Ты сам это слышал".
   "Да как она посмела?! Я думал, она меня любит".
   "Любви не существует. Её придумали дураки, чтобы оправдать собственную похоть".
   "Я... Я любил её".
   "Нет, не любил". -- И гнев был прав. -- "Ты хочешь, чтобы она умерла. А Дамблдор станет следующим. Ты вырос, Том".
   Риддл поднялся на ноги и вновь поднялся по лестнице на нужный этаж. На этот раз он постучал. Женщина открыла, и не успел он произнести хоть слово, схватила его за руки.
   -- Ты опоздал. Пытался заставить меня беспокоиться?
   -- В последнюю секунду появились неотложные дела, -- солгал Том. Она же ему лгала, так что ответить ей той же монетой только справедливо, не так ли?
   -- Обед будет через полчаса, малыш.
   -- Единственное, чего я хочу -- это тебя. -- Он поднял её на руки и понёс к кровати.
   -- Том! -- захихикала она. -- Обед сгорит!
   -- Потом закажем. Перекусим после праздника. -- Он взмахнул рукой, и их одежда упала на пол.
   Секс был грубым, и Кэндис удивилась. Что-то изменилось -- Том проникал в неё резкими толчками, словно наказывал. А когда она приходила в себя после оргазма, опустил голову и прошептал на ухо:
   -- Я всё знаю, -- он продолжал двигаться.
   -- Что знаешь, малыш?
   -- Знаю, что ты шлюха, и Дамблдор тебе платит.
   Её глаза округлились, но тут руки любовника нашли её горло и стали его сдавливать. Одновременно он продолжал "штурмовать" её тело. Хватка становилась всё сильнее и сильнее, вот уже не хватает воздуха, зрение теряет цвет, а комната погружается во тьму.
   "Я не могу. Не могу её убить".
   Гнев не согласился: "Нет, можешь. Убей!"
   "Не могу. Помоги мне!"
   "Отпусти меня. Я справлюсь".
   Том Риддл закрыл глаза, его магия запульсировала, через руки прошла тёплая волна, и он почувствовал, как под пальцами что-то хрустнуло. Волдеморт открыл глаза и посмотрел в лицо умиравшей женщины, так и оставшись в ней. А потом скатился с дёргавшегося в предсмертных судорогах тела и расхохотался.
   Я свободен.
  

* * *

  
   Кабинет директора едва не трещал по швам. Гарри сидел перед Дамблдором, а разъярённый перевязанный Снейп и угрюмый Малфой -- слева. Справа от подопечного устроилась МакГонагалл.
   -- Мистер Поттер, вы знаете, зачем вас вызвали?
   -- Понятия не имею.
   -- Ты на меня напал. Ты, невыносимый, высокомерный...
   -- Северус, прошу тебя. Мистер Поттер, ваше нападение на мистера Малфоя и профессора Снейпа нельзя оставить безнаказанным.
   -- А что вы подразумеваете под нападением, сэр. -- Гриффиндорец невинно улыбнулся. -- Я просто соблюдал традиции чистокровных, как вы всегда и хотели. Драко начал прохаживаться по поводу моих супруг. Как глава семьи, я вызвал Слух Чести, чтобы определить: это он так шутит, или всё-таки пытается нанести оскорбление, за которое я обязан вызвать его на дуэль чести и убить? Профессор Снейп почему-то решил вмешаться в нашу семейную дискуссию и, согласно традициям, я ему помешал, хотя имел полное право убить за самонадеянность. Меня за это собираются наказать? Потому что я его не убил?
   -- Профессор Снейп рассказал совсем другую историю.
   -- Я уже не раз объяснял, директор -- меня не интересуют истории, я предпочитаю факты. -- Гарри сунул руку в нагрудный карман мантии и выложил на стол зелёный кристалл размером с палец. -- Здесь записаны все подробности. В силу очевидных причин я постоянно ношу его с собой.
   Он постучал по кристаллу палочкой, и началось "кино".
   -- Как несложно заметить, я не вредил профессору Снейпу, пока он не пытался меня проклясть. В спину. Просто верх храбрости, хотя от него я чего-то такого ожидал.
   -- Директор, я протестую...
   -- Не сейчас, Северус. Мистер Поттер, школьные правила запрещают использовать эти устройства.
   -- Вот как? А что записано в школьных правилах по поводу профессоров, которые проклинают студентов в спину? Как насчёт зелий, которыми подчиняют людей, а потом их насилуют? -- Гарри снова улыбнулся. -- Вы уж простите, что я не запомнил кучу правил этого сумасшедшего дома. Лучше скажите, профессора накажут за вмешательство в дела семьи Блэк или нападение на меня сзади?
   -- Мистер Поттер...
   -- Похоже, нет. Директор, ваши двойные стандарты начинают утомлять.
   Старик снял очки и потёр переносицу. Это всё больше и больше напоминает последний год Риддла. Чёртова девчонка Уизли! Ну зачем она записала план? Он отпустил Снейпа и Малфоя, а потом возобновил беседу:
   -- Сменим тему. Мне сообщили, что в гостиных ходят упорные слухи о злоупотреблении зельями.
   -- Это вовсе не слухи. Люди спрашивают -- я отвечаю.
   -- Зачем ты это делаешь? Хочешь уничтожить Хогвартс?
   -- Конечно. Но не саму школу, а лично вас. Но если получится и то, и другое, я не против.
   -- И чтобы добраться до меня, ты готов вывалять в грязи Уизли?
   -- Двоих младших? Не сомневайтесь. И Тонкс заодно. Кстати, в последнее время от неё что-нибудь слышно? Буквально вчера у нас с мадам Боунс состоялась небольшая беседа на эту тему. Вот почему мы опоздали на поезд. Милая дама. На вид строгая, но если речь идёт о неподобающем поведении её авроров, [i]действительно[/i] строгая. -- Гарри наклонился вперёд и заговорщически прошептал: -- Оказывается, в контрактах авроров прописаны очень строгие моральные нормы. Кто ж знал?
   Он откинулся на спинку стула и продолжил уже обычным тоном:
   -- Знаете, директор, если бы это касалось только меня, вы бы своего добились. Вы же привыкли вертеть мной как угодно, а я вам позволял, так что у вас наверняка не возникло бы ни единой проблемы. Однако вы решили использовать Гермиону, а вот этого я вам никогда не прощу. Мне наплевать -- пусть это займёт хоть сто лет, но за то, что вы с ней сотворили, я вас уничтожу.
   -- Как бы то ни было, мистер Поттер, за сегодняшний инцидент вы будете наказаны.
   -- Нет.
   -- Прошу прощения?
   -- Вы не имеете права меня наказывать. Если бы Снейп не сунул свой нос в мои дела, мне не пришлось бы его приструнить, как того требуют ваши любимые традиции чистокровных. По правилам, за которыми вы так трепетно следите, за вмешательство в мою личную жизнь я должен был убить его на месте. Он на меня напал. Я защищался. А если хотите наказать меня за то, что я рассказываю людям про ваши манипуляции с зельями, тогда этим делом займётся Визенгамот. Отныне меня не волнуют ни ваши наказания, ни Снейпа. Я не пресмыкаюсь перед низшими.
  

* * *

  
   -- Спасибо, что пришли. Я уже извинилась перед мистером Поттером за эту встречу, пока сидела рядом с ним во время беседы с директором. Этот молодой человек сейчас очень зол. Как я понимаю, в основном потому, что сильно пострадали вы, мисс Грейнджер. Вот я и подумала, что нам с вами стоит обсудить, так сказать, дела недавних дней. Миссис Блэк, если мисс Грейнджер не возражает, можете остаться.
   Молодые ведьмы переглянулись.
   -- Мне нечего скрывать от моей сестры по браку.
   -- Спасибо, Гермиона, я ценю твоё доверие. Я останусь, профессор. Я сама ещё не слышала всю историю.
   -- Хорошо. Начнём с прошлого года. -- Минерва наколдовала кусочек замши и стала протирать очки. -- Мисс Грейнджер, вы и мистер Поттер начали встречаться, но на Хэллоуин вы внезапно оказались с мистером Уизли, а неделю спустя мистер Поттер уже встречается с мисс Уизли. В конце июля вы внезапно исчезаете из "Норы", мистер Поттер -- из дома своих родственников, а директор рассылает письма с просьбой сообщить, не видел ли кто Гарри Поттера, который пропал и находится в опасности.
   -- Понимаете, профессор, директор очень беспокоился, что старым чистокровным семьям сильно не понравится, если Избранный запачкает свою родословную связью с грязнокровкой...
  
   От автора:
   Да, я списал рождение Волдеморта со сцены рождения Роршаха из комиксов "Хранители". Возможно, в современной литературе это лучшая сцена трансформации личности. Правда, мои поползновения её скопировать наверняка оскорбляют оригинал. Если вы ещё не читали "Хранителей", настоятельно рекомендую. Помните, это не я здесь заперт с вами, а вы со мной.
  
  
  

Глава 12. Хроники боли

  
   -- Директор не мог...
   -- Профессор, -- Гермиона перебила любимого учителя, -- он не только мог, но и сделал. Он дал Рону и Джинни Уизли любовное зелье, которое превратило нас в рабов.
   МакГонагалл прикрыла рот рукой. Если бы такую историю рассказал кто-то другой, она бы, пожалуй, отправила его к целителю. Но это Гермиона Грейнджер... Поттер.
   -- Что за зелья они использовали, мисс Грейнджер?
   -- Нас с Гарри поили "Мансипиумдильо", а Уизли принимали "Винкодильо".
   Минерва пришла в ужас.
   -- "Мансипиумдильо" предполагает, что мистер Уизли... -- она заколебалась, -- пользовался вами.
   -- А он и пользовался, во всех отношениях. -- Карие глаза стали наполняться слёзами. -- Он заставлял меня его умолять. -- Дафна обняла Гермиону, шепча слова утешения.
   Альбус, что же ты натворил?
   -- Что вы собираетесь делать, миссис Блэк?
   Продолжая обнимать свою сестру по браку, та повернула голову.
   -- Буду защищать свою семью, профессор. Пока Уизли держатся от нас подальше, им нечего бояться. Но если они пересекут черту, в этой школе их никто и ничто от меня не спасёт.


* * *

  
   Воскресным утром Гарри снова пришёл на завтрак в одиночестве. Поражало и умиляло, что его любимые девочки, обычно настолько разные, так часто ведут себя одинаково. Никакая сила на свете не поднимет их из постели рано утром в выходной день. А вот завтра в семь утра будет забавно наблюдать, какими станут обычно ясные глаза Дафны. Да и Гермионины тоже.
   Невилл опять сел напротив.
   -- Доброе утро, Гарри.
   Тот заметил на одежде друга следы земли и листья.
   -- Доброе, Нев. Ночь в теплицах?
   -- Профессору Спраут понадобилась помощь с пересадкой новых ночных цепляющихся лоз. Было очень весело. -- Он немного замялся. -- Гарри, мне нужен совет.
   -- Всё что угодно. Чем могу помочь?
   Невилл полез во внутренний карман мантии и вытащил сложенный журнал.
   -- Ты это видел?
   Приятель развернул журнал.
   -- "Ведьмин еженедельник"?
   -- Просто прочитай статью, которую я обвёл.
   -- "Ведьмин еженедельник"! -- Гарри хихикнул... эээ, усмехнулся, как и подобает солидному женатому главе рода.
  
   Но погодите, леди, не нужно слишком сильно оплакивать потерю лорда Поттера-Блэка. Ваш корреспондент обнаружил холостяка, который по какой-то причине остался незамеченным -- молодой лорд Лонгботтом безусловно заслуживает места в этом списке. И посмотрите: на этой неделе, несмотря на "дебют", он сходу занял седьмую строчку. Эх, люблю я свою работу!
  
   -- Поздравляю, Нев. Номер семь? Помнится, я почти два года был номером один.
   -- Точно. Я заметил, мистер Скользкий тип, что пока ты был номером один, встречался только с Гермионой и принцессой зелий. И я сильно сомневаюсь, что Гермиона вообще знает про этот список. Ну а принцессу он вряд ли беспокоит. Я переживаю, что скажет Ханна. Я наконец-то встречаюсь с девушкой, которой действительно нравлюсь. Как считаешь, это нас не поссорит?
   -- Не знаю, но кажется, сейчас мы это выясним. Она идёт сюда.
   Глаза Невилла широко распахнулись; он схватил журнал и сунул его под мантию. И тут же Ханна Эббот хлопнула по столу вторым экземпляром.
   -- Невилл, как это понимать?
   -- Ханна, я тут не причём. Они со мной даже не говорили.
   -- Значит, ты считаешь, что я из тех девушек, которые будут счастливы встречаться с седьмым в списке самых завидных женихов магической Британии?
   -- Ханна, клянусь, я не имею к этому никакого отношения!
   Девушка схватила бедного гриффиндорца за лацканы мантии и тянула вверх, пока тот не встал.
   -- А теперь послушай меня, Невилл Лонгботтом. Человек, с которым я встречаюсь, всегда будет оставаться завидным женихом номер один до тех пор, пока я не решу выйти за него замуж или бросить! -- она крепко его поцеловала, а затем толкнула обратно на скамью. -- Возможно, появятся какие-то глупые девочки, которые вдруг решат, что раз ты появился в этом дурацком списке, то неожиданно стал интересен. Так вот, запомни, Невилл Лонгботтом: Я. НЕ. ДЕЛЮСЬ. -- Она трижды ткнула его в грудь в такт последним словам, а затем развернулась и вернулась к своему столу.
   -- Кажется, всё в порядке, Нев.
   -- Ух ты!
   -- Похоже, Ханна не слишком-то и расстроилась.
   -- Вот это да!
   -- Эй, Нев, хочешь узнать секрет?
   -- Вау!
   Гарри наклонился и прошептал ему на ухо:
   -- Я владелец этого журнала. Со следующей недели ты станешь номером один, и будешь им до тех пор, пока я не скажу им прекратить.
   -- Ты сволочь.
   -- Я подумал, что могу помочь своему лучшему другу хотя бы так. Эй, ей же понравилось седьмое место, как думаешь, понравится первое?
   Невилл задумался.
   -- Отпад!
  

* * *

  
   -- Мама.
   -- Привет, мальчики, останетесь на обед?
   -- До нас с Фредом донеслись кое-какие тревожные слухи о Роне и Джинни.
   -- Очень плохие слухи, мам.
   -- Не понимаю, о чём вы.
   -- Гарри и Гермиона рассказали всем, что в прошлом году встречались с Роном и Джинни, потому что те поили их любовными зельями, -- сообщил Джордж с непроницаемым лицом.
   -- Это нелепо!
   -- А ещё ходят слухи, что Рон проделывал с Гермионой кое-какие ужасные вещи, -- добавил Фред, не обратив внимания на возмущение матери.
   -- Которые папа точно не одобрит.
   -- На что вы намекаете?
   -- Мы считаем, что ты была в курсе, и разрешила им это вытворять. Без твоего ведома в твоём доме провернуть такое просто невозможно -- уж мы-то знаем. Ни у одного из них не было ни шанса это скрыть.
   -- А ещё твои "забавные истории", как ты подливала папе зелья, когда вы были школьниками, -- добавил Джордж.
   -- Кажется, мама, ты забыла, что перед Гарри у нашей семьи два долга жизни. Как минимум.
   -- Возможно, даже три, но мы не можем этого доказать.
   -- Мама, ты потворствовала ужасным вещам. Мы обязательно поговорим с папой, а потом решим, как будем извиняться перед Гарри и Гермионой.
   Молли пришла в ярость.
   -- Вы хоть понимаете, с кем разговариваете?!
   -- С женщиной, которая всегда нас учила совершать правильные поступки, -- сказал Джордж.
   -- С женщиной, которая нам говорила, что мы плохо кончим, -- подхватил Фред.
  

* * *

  
   -- Добро пожаловать домой, мисс Дора.
   -- Привет, Висси. Мама дома?
   -- Да, мисс Дора, хозяйка Анди в своей студии. Вы останетесь?
   -- Зависит от мамы.
   Нимфадора Тонкс подошла к двери в студию своей матери и постучала. Андромеда Тонкс была художником и работала по камню и металлу; войдёшь в её студию без приглашения, и можешь получить травму: расплавленный металл, разлетающиеся крошки мрамора или другого камня...
   -- Войдите.
   Гостья открыла дверь и вошла в комнату, обнаружив мать за чертёжным столом (видимо, та планировала следующий проект).
   -- Привет, мам.
   -- Дора? Добро пожаловать. Чем обязана? Соскучилась по своей старой матери?
   -- Мам, у меня возникли кое-какие проблемы... я тут подумала, можно мне на некоторое время вернуться домой?
   Андромеда приподняла бровь. Дочь хочет вернуться домой? "Кое-какие проблемы", да? Ну-ну.
   -- Конечно я не против -- наши двери всегда для тебя открыты. Но я должна задать тебе вопрос, потому что твой отец будет настаивать. Итак, что случилось? Мы можем тебе помочь?
   -- Меня уволили. Амелия Боунс узнала, что я работаю над специальным проектом для Дамблдора, и уволила меня.
   -- Что ты делала для этого манипулятора?
   -- Он хотел убедиться, что старые семьи поддержат Гарри Поттера, а тот снюхался с магглорождённой. Вот профессор и решил, что он должен связаться с чистокровной девушкой из светлой семьи.
   Андромеда побледнела.
   -- Дора, что ты натворила?! Скажи, что именно ты сделала? Это намного важнее, чем ты себе представляешь.
   Дочь смутилась.
   -- Я не думаю, что должна...
   -- Нимфадора, ты немедленно расскажешь, что натворила! Возможно, ты рисковала жизнью. Я должна знать, что и когда ты сделала.
   -- Дамблдор привлёк двух младших Уизли, и те поили Гарри Поттера и Гермиону Грейнджер подчиняющим любовным зельем, а сами получили от него управляющее зелье. Подчиняющее зелье работает только до тех пор, пока цель часто занимается сексом. Молли Уизли не позволила дочери "обслуживать" Гарри Поттера, поэтому директор попросил меня принять облик Джинни Уизли и заниматься с ним сексом. -- Бывший аврор слегка покраснела, но не потому, что кувыркалась с кем-то в постели, а потому, что ей стало стыдно рассказывать такое матери. -- Я навещала его три раза в неделю в течение девяти месяцев. Мадам Боунс узнала об этом и уволила меня.
   -- Мерлин! Ты ведь до сих пор не понимаешь, что натворила, не так ли?
   -- Мама, я знаю, что это неправильно. Но меня попросил Дамблдор.
   -- Который рисковал твоей жизнью и магией, а не своей. Дора, кто такой Гарри Поттер?
   -- Мальчик-Который-Выжил. Некоторые называют его Избранным.
   -- Ты глупая, глупая девчонка! Он же глава нашего рода! Уже через несколько часов после вступления в наследство он восстановил меня в семье, выплатил моё приданое и предоставил тебе собственное хранилище. Припоминаешь? В соответствии с семейным кодексом мы с тобой дали клятву служить лорду Блэку. Надеюсь, ты об этом помнишь?
   -- Конечно, но это же была всего лишь формальная церемония, да?
   -- НЕТ! -- После этой вспышки Андромеда заставила себя успокоиться. -- Дора, это -- магический контракт. Ты предала главу своего рода. И если он посчитает, что ты заслуживаешь наказания, может потребовать в уплату твою магию или жизнь, и ты мгновенно их потеряешь.
   Теперь и Нимфадора побледнела как мертвец.
   -- И что же мне делать?
   -- Ты пойдёшь в свою старую комнату и не покажешь оттуда носа до тех пор, пока я не поговорю с лордом Блэком и не попытаюсь всё исправить. Ты извинишься перед лордом и леди Блэк, а заодно и леди Поттер, так что будь к этому готова. А от Дамблдора держись подальше. Гарри Поттер -- хороший и честный молодой человек, и я молюсь, чтобы он сохранил тебе жизнь.
  

* * *

  
   Ремус Люпин сидел в своей квартирке и глядел на огонь в камине.
   "Держись подальше, Ремус", -- приказал ему Дамблдор. -- "У Гарри и без того достаточно проблем, чтобы ещё и с оборотнем возиться. Ему нужно время, чтобы подготовиться к войне. Отправляйся в стаи, расскажи о нас и перетяни на сторону Света".
   И он, как последний дурак, послушался старика. Впрочем, как всегда. Это же Дамблдор посоветовал Джеймсу и Лили скрыться под Фиделиусом вместо того, чтобы сбежать в Канаду, как настаивала Лили. И их убили. Это он уговорил Сириуса позволить ему забрать Гарри и обеспечить малышу защиту. У Сириуса оказались развязаны руки, и друг отправился за Питером. В итоге -- Азкабан. Это он] отправил Гарри к Дурслям ради его "защиты", позволив издеваться над ребёнком, превратить его в домового эльфа и морить голодом.
   И Дамблдор по-прежнему настаивает, чтобы он держался от Гарри подальше и работал в стаях, чтобы перетянуть их на сторону Света. А тем временем Гарри сбежал. Гарри исчез. Гарри дважды женился. Гарри -- сын его лучших друзей (а их в его жизни было так мало!) и крестник Сириуса. Гарри был... Гарри. Этого мальчика просто невозможно не любить!
   До полнолуния ещё три ночи. Решено -- снова пережив этот кошмар, он уйдёт.
  

* * *

  
   -- Мистер Уизли, мисс Уизли, присаживайтесь.
   Рон внимательно посмотрел на декана Гриффиндора. Попахивает чем-то нехорошим, а если припомнить все эти истории про зелья, которые передают из уст в уста... понятно, о чём пойдёт речь.
   -- Я выяснила, что слухи, которые гуляют по Хогвартсу и касаются Поттеров, вас и директора, соответствуют действительности. Само собой, Поттеры на вас злы, а леди Блэк -- ещё больше. Директор по-прежнему настаивает, что вы с ним это делали ради "общего блага", что бы это ни значило. -- Профессор МакГонагалл выглядела расстроенной. -- А теперь послушайте, что будет дальше. Вы двое станете держаться от Поттеров как можно дальше. Совсем. Ни общения в общей гостиной, ни разговоров за столом, ничего. Любого, кто с вами общается, проверят на зелья. И если подозрения оправдаются, вами займутся авроры, которые проведут полное расследование. Поттеры уже воспользовались привилегиями семейной защиты. Это значит, что любого, кто вмешается в дела их семьи, они имеют право вызвать на дуэль чести. Дуэль чести идёт до смерти. Я уже отправила сову вашим родителям и искренне надеюсь, что они заберут вас из школы.
   Профессор сняла очки и протёрла стёкла.
   -- Я давным-давно преподаю в этой школе. И честно скажу -- до сегодняшнего дня ни один поступок студента не вызывал у меня такого отвращения. А если учесть, что вы оба -- гриффиндорцы, мне становится ещё противней. Если в этом году мистер Поттер решит играть в квиддич, вы двое покинете команду. Хотя, если не ошибаюсь, ваши товарищи уже вас оттуда вышибли. И я их поддерживаю. А теперь убирайтесь с глаз моих!
  

* * *

  
   Гермиона устроилась за своим любимым столом и в последний раз проверяла записи перед завтрашними занятиями. Дафна спросила у неё, может ли она провести немного времени с Гарри, и гриффиндорка никак не могла решить, жалеет об этом или завидует сестре по браку. С тех пор, как Дафна вышла замуж, это уже седьмая ночь, а магия принуждения по-прежнему никуда не делась. Да и её собственная страсть к мужу никак не утихнет. Он был нежен и внимателен, и потому совершенно непохож на...
   Столкновение с Роном неминуемо, тут и на Гадание ходить не надо. Трудно не заметить, как он смотрит на них с Гарри, когда они находятся в одном помещении. К счастью, даже у неё не получилось преодолеть его врождённую лень. В отличие от Гарри, на занятиях они с Роном почти не сталкивались (как ни странно, с Дафной у неё расписание практически совпадает).
   -- Вот ты где.
   Помяни дьявола...
   -- Рон, я знаю, что тебе приказали держаться от меня подальше.
   -- МакГонагалл может вопить всё что хочет. Никто не заберёт у меня то, что принадлежит мне.
   Глаза девушки полыхнули гневом.
   -- Рональд Уизли, я никогда тебе не принадлежала, ты, эгоистичный тупица! Я замужем за Гарри. Отойди от меня!
   -- Кажется, ты забыла, но я-то знаю, как сильно ты меня любила. Поттер тебя не украдёт!
   -- Ты поил меня зельем, кретин! Я тебя ненавижу! Не приближайся ко мне. -- Гермиона собрала вещи, затолкала их в сумку и встала, собираясь уйти.
   Рыжий преградил ей дорогу и положил руки на плечи.
   -- Я заставлю тебя вспомнить!
   Гермиона от души врезала ему коленом в пах. От боли Рон свалился на пол, и девушка ударила его ещё несколько раз, чтобы "закрепить результат". А потом прошипела:
   -- Если ты ЕЩЁ РАЗ ко мне прикоснёшься, я натравлю на тебя Гарри. Он хотел убивать тебя очень долго, и у тебя кишка тонка его остановить. Держись от меня подальше, ублюдок!


* * *

  
   Очень злая Гермиона подошла к портрету, который "охранял" их апартаменты.
   -- Мисс Грейнджер.
   К ней приближались Дамблдор и незнакомая женщина.
   -- Да, директор? -- отозвалась гриффиндорка, пытаясь успокоиться.
   -- Мисс Грейнджер, это Андромеда Тонкс, она пришла поговорить с вашим мужем.
   Тонкс? Отлично, сейчас и она получит своё.
   -- Гарри попросил его не беспокоить.
   -- Мисс Грейнджер, ещё только начало десятого, а мистер Поттер -- легендарная "сова". Или вы считаете, мы поверим, будто он спит?
   Гнев вернулся и стал ещё сильнее.
   -- По правде говоря, директор, мне наплевать, во что вы там верите. Между прочим, я не говорила, что Гарри спит. Я сказала, что он попросил его не беспокоить. Думаю, сейчас он проводит время с моей сестрой по браку, леди Блэк. Не собираюсь им мешать, да и вам не позволю.
   -- Вы имеете в виду, они...
   -- Да бросьте, директор, женатые люди это делают. Вспомните собственную молодость.
   -- Леди Поттер, мне необходимо при первом же удобном случае обсудить с лордом Блэком семейный вопрос.
   -- Понимаю, мадам Тонкс. Завтра у нас уроки, поэтому Гарри встретится с вами завтра в семь вечера в баре "Три метлы". К этому времени он должен освободиться.
   -- Завтра студенты не посещают Хогсмид, мисс Грейнджер. Встреча состоится в моём кабинете.
   -- При всём уважении, директор, встреча состоится именно там, где я сказала, чёрт возьми! Проще говоря, вам не доверяют ни Гарри, ни Дафна, ни я. Мы уже в том возрасте, когда школьные правила не препятствуют главе рода исполнять свои обязанности. Поэтому завтра Гарри будет обсуждать семейные дела именно в "Трёх мётлах". Конечно, если по каким-то особым причинам, которые касаются учёбы, вы не сумеете это запретить. И вообще -- нечего совать нос в наши дела.


* * *

  
   Том Риддл пребывал в раздумьях. Итак, когда Поттер обнаружил двуличие Дамблдора и узнал про любовные зелья, он сбежал и скрылся. А теперь вернулся в Хогвартс дважды женатым -- на чистокровной и грязнокровке. Чего добивается мальчишка? Сам он убил женщину, которая его контролировала. Ему доложили, что Поттера в плену держала младшая Уизли, но, похоже, тот её не тронул.
   Риддл понимал, что зациклился на Поттере, и пренебрегает кампанией по захвату власти, но над ним постоянно довлеет это проклятое пророчество. У них с Поттером так много общего, но в похожих ситуациях мальчишка выбирает совершенно иной путь.
   Поттер был загадкой. Головоломкой, которую Риддл всё сильнее и сильнее ненавидел...
   Тем временем из Хогвартса начали поступать новые сведения. Несколько студентов (причём не только со Слизерина) написали о поведении Поттера своим родителям. Он перечитал письмо, которое передал Люциус Малфой:
  
   Отец, как ты и пожелал, рассказываю о Поттере. Как и сообщали слухи, полукровка женился, ещё больше запятнав свою линию. Он взял в жёны грязнокровку Грейнджер. И вдобавок неожиданно женился на Дафне Гринграсс, продолжая родовую линию Блэк, которую он у меня украл.
   Поттер явно в конфликте с Дамблдором, ведёт себя откровенно вызывающе и публично пренебрегает нашими традициями. В субботу утром, показав магию такого уровня, что сильнее я наблюдал только у нашего Лорда, Поттер напал на профессора Снейпа, уничтожил его палочку и серьёзно повредил руку. И его даже не наказали. Поттер и меня пытался спровоцировать, но, как ты и учил, я наказал его за высокомерие.
   Как я уже писал выше, такой сильной магии я у Поттера ещё не видел. Он и его "жёны" покинули общежития и проживают сейчас в апартаментах для семейных студентов, о которых ещё недавно я не знал.
   Я попытался поговорить с Дафной Гринграсс, но её редко можно увидеть без Поттера и/или его грязнокровки. Буду продолжать попытки.
   Как всегда, жду твоих инструкций.
   Драко.
  
   Как обычно, младший Малфой выставил себя идиотом, который прежде всего хвалит себя. Том никак не мог взять в толк, каким образом Драко Малфой стал "принцем" факультета Слизерин. В своё время он стал свидетелем, как такого же дурака моментально поставили на место, поэтому тот не успел запятнать репутацию факультета. Шестеро других студентов прислали более правдивое и подробное описание стычки. Оказывается, Поттер наказал младшего Малфоя, когда тот открыл рот, совершенно не включив мозги. А потом вмешался Северус и тоже пострадал -- за то, что влез не в своё дело. Дальше Северус попытался напасть на Поттера сзади. Ответ оказался жестоким, причём мальчишка даже палочку не достал. Это тревожило. Риддл был в два раза старше Поттера, когда сумел что-то наколдовать без палочки, да и то случайно.
   Занятно наблюдать за дрязгами в стане светлых. Однако Том понимал, что с Поттером надо сразиться до того, как у него появятся силы противостоять ему. Возможно, эти мелкие победы над Дамблдором внушат мальчишке ложное чувство безопасности...
   Кстати, Драко своим нытьём напомнил, что Поттер заодно стал лордом Блэком. Среди тёмных семей Орион Блэк считался влиятельной фигурой, и даже помог будущему Волдеморту, когда он только начинал путь наверх. Пускай-ка Люциус попросит о встрече с главой рода своей жены. Пора ему сделать хоть что-нибудь полезное, а то в последнее время -- сплошные неудачи.


* * *

  
   Альбус Дамблдор сидел в своём кабинете, не обращая внимания на укоризненные взгляды Фоукса. Как и большинство людей, фениксы -- до безобразия разумные существа. И если бы он понимал только разговоры... нет, он в курсе, чем занимается директор, и даже о чём размышляет. Что поделать -- дар и проклятье фамилиаров.
   Абсолютно ясно, что Поттера он потерял. Мальчик окружил себя семьёй, и разрушить её не удастся. Исключительный интеллект девчонки Грейнджер пугал директора ещё на первом курсе. Если бы он тогда поддался первому порыву и уговорил родителей забрать её из школы! Инъекция её интеллекта в энергичную пару Поттер/Уизли могла оставить юного Рональда на обочине, но трио всё-таки образовалось. Однако постепенно младший Уизли превратился во второстепенного игрока. И пусть на втором курсе ради юной Джиневры Поттер рискнул жизнью, девчонка Грейнджер никуда не делась, и он частенько наведывался к её кровати, когда она окаменела. Тогда только удача помогла ей остаться в живых. Когда Дамблдор заманил василиска в тот коридор, он просто не ожидал, что девчонка станет заглядывать за угол при помощи зеркала. Предполагалось, что раздражающая всезнайка умрёт.
   Итак, Поттер отбился от рук, поэтому вариантов осталось мало. Самому встречаться с Риддлом лицом к лицу рискованно, значит, остаётся Лонгботтом. Его источники сообщили, что тот недавно закрутил роман с Ханной Эббот. Конечно же, эта полукровка директора не устраивает. Что ж, он обо всём позаботится. Как и всегда.
  
  

Глава 13. Семья

  
   Прохладный сентябрьский воздух весьма способствовал утренней пробежке. И только завершив второй круг вокруг озера, Гарри вспотел. Вернувшись в свои апартаменты, он наслаждался горячим душем, и тут его приятно удивила Гермиона, которая решила к нему присоединиться. Поттер был потрясён, с какой жадностью супруга на него набросилась. Они занялись любовью прямо в душе, причём "солировала" именно Гермиона, быстро доведя мужа до пика.
   -- Я, конечно, не жалуюсь, -- сейчас он вытирал её большим пушистым полотенцем, -- но чем это вызвано?
   -- Рон.
   -- Что он сделал?
   -- Вчера вечером пристал ко мне в библиотеке.
   -- Он сделал тебе больно?
   -- Нет, просто схватил, а я вмазала ему по самому чувствительному месту. Больше приставать не будет.
   -- Гермиона, в прошлый раз тоже с этого начиналось, -- он завернул её в полотенце и прижал к себе. -- Если он ещё хоть пальцем тебя тронет, я его убью. Клянусь!
   -- Знаю. Я тоже тебя люблю. Вчера вечером, когда вы с Дафной легли спать, заявились Дамблдор и Андромеда Тонкс. Она попросила о встрече, чтобы обсудить поведение своей дочери. Я сказала, что сегодня в семь вечера они должны быть в "Трёх Мётлах".
   -- Так и думал, что они сами об этом попросят.
   -- С тобой должна пойти Дафна. Если хочешь, я тоже приду.
   -- Гермиона, я всегда тебя хочу. Одевайся уже, копуша, а то позавтракать не успеешь.
   -- Извини за душ, но после Рона и Дамблдора я просто...
   -- Милая, если настанет день, когда тебе придётся извиняться за то, что ты хочешь заняться со мной любовью, сделай мне одолжение -- убей меня. Поверь, это будет убийство из сострадания.
  

* * *

  
   К бесконечному изумлению Гарри, за завтраком в первый день занятий у Дафны был вполне осмысленный взгляд. Он всё больше поражался, насколько разными были его любимые девочки.
   Очевидно, стычка Рона и Гермионы не прошла незамеченной, как оба предполагали. Между столами носились лёгкие шёпотки -- студенты явно ждали, что предпримет Поттер. И оказались разочарованы, когда женатое трио просто устроилось за столом Гриффиндора и стало завтракать, попутно спокойно беседуя с Невиллом Лонгботтомом. Так что вскоре разочарованная толпа махнула на них рукой и тоже приступила к завтраку.
   К тому моменту, как большинство студентов уже пили чай, профессор МакГонагалл начала раздавать расписания. Само собой, вечно голодный Рон продолжал закидывать еду себе в пасть. И тут Гарри отлевитировал ему под нос банан и две сливы.
   -- Эй, Рон? -- Он создал из фруктов несколько вульгарную анатомическую конструкцию. -- Тебе это ничего не напоминает?
   Оказалось, что рыжего так легко не проймёшь.
   -- Эта жалкая попытка должна произвести на меня впечатление, Поттер?
   -- На самом деле нет. -- Внезапно плоды что-то сдавило, и на стол перед Уизли начал медленно стекать сок. -- А вот это заставит тебя поволноваться. Задумайся -- пятнадцать футов и без палочки. Только представь, что я могу с тобой сделать... -- Гарри улыбнулся бывшему другу. -- И мой тебе совет: держись подальше от моей жены. Сосредоточься на женщине, которая тебя к себе подпустит. Конечно, если такую найдёшь.
  

* * *

  
   В первой половине дня у Гарри не было занятий, поэтому он проводил своих леди до кабинета Арифмантики, молча ругая себя, что раньше учился как попало, и не уделял должного внимания действительно нужным предметам. Почему-то в последнюю пару лет едва ли не всё по-настоящему важное отошло на второй план. Оставив Дафну и Гермиону в классе, он направился в библиотеку -- готовиться к сдвоенному уроку ЗоТИ, который ждал его после обеда.
   И только открыв книгу, Гарри понял, что никак не может сосредоточиться на тексте. В голове вертелись мысли о вчерашней стычке Рона и Гермионы. Профессор МакГонагалл настойчиво посоветовала рыжему оставить Гермиону в покое. Потом любимая сама поставила болезненную точку. Сегодня утром Гарри ему угрожал. Однако когда взглянул Рону в глаза, моментально увидел -- проблемы только начинаются.
   Он достал из сумки чистый лист пергамента и начал писать самое тяжёлое послание в своей жизни.
  
   Мистеру Уизли.
   Надеюсь, это письмо застанет вас в добром здравии.
   Простите, сэр, что беспокою вас, но, похоже, у меня нет выбора. И для начала я кратко изложу историю, которая случилась недавно. По крайней мере, так она выглядит с моей точки зрения.
   В начале шестого курса мы с Гермионой Грейнджер начали встречаться. А вскоре меня вызвал директор Дамблдор и сообщил, что если я хотя бы подумаю смешать кровь Поттеров с кровью магглорождённой, это сильно расстроит "старые светлые семьи". Он сказал, что для мисс Грейнджер больше подойдёт Рон, а я должен найти чистокровную девушку из светлой семьи. В общем, на эту роль он предложил Джинни. Боюсь, я отреагировал слишком бурно, заодно предложив директору не совать нос в мою личную жизнь.
   В прошлом году на Хэллоуин Гермиона внезапно бросила меня ради Рона, и они встречались до конца июля этого года. Через неделю я обнаружил, что глубоко увлёкся Джинни, и мы также встречались до конца июля этого года. В этом году Рон и Гермиона начали интимные отношения, причём не меньше трех раз в неделю. В это же время мне начали сниться очень яркие сны, в которых я занимался любовью с Джинни. И тоже по крайней мере три раза в неделю.
   Вы спросите, зачем я это рассказываю?
   В конце июля Гермионе попался на глаза вот этот дневник. Да, это дневник Джинни, и да, там Гермиона прочла, что, оказывается, всё дело в предательстве. Пожалуйста, обратите внимание на отмеченные страницы.
   Итак, вот что узнала Гермиона. Оказывается, директор Дамблдор снабжал Рона и Джинни бинарным любовным зельем. Первый компонент погружает жертву в состояние полнейшей преданности определённому человеку, а второй позволяет полностью её подчинить. Под подчинением я подразумеваю полное, абсолютно бездумное и безотказное исполнение любых желаний контролёра.
   То, что я был рабом Джинни, меня не беспокоит. Наши отношения закончилась, и я их выбросил из головы. Кстати, с ней интимных контактов у меня не было. Чтобы зелье действовало, сексом со мной занималась аврор Нимфадора Тонкс, навещавшая меня в облике вашей дочери. А я искренне считал, что вижу эротические сны. С другой стороны, то, что делал с Гермионой Рон, я простить не могу и не желаю. Он творил с ней ужасные вещи. Да, она соглашалась и даже умоляла его, но это только из-за зелья, и теперь считает, что он её насиловал. Поверьте, для неё это страшный груз.
   Прочитав дневник Джинни, Гермиона покинула "Нору" и вернулась к родителям. И обнаружила их под Империусом. Причём непростительное проклятье наложили вовсе не Пожиратели смерти, а член Ордена Феникса, та самая Нимфадора Тонкс. Между Гермионой и Тонкс произошла стычка, но Гермионе удалось сбежать. Она добралась до меня, и остаток лета мы скрывались среди магглов. Вы спросите, почему? Всё просто: ни Орден, ни Пожиратели Смерти там нас не найдут.
   В августе мы с Гермионой поняли, что наши чувства друг к другу вернулись. Наша любовь и моё горячее желание её защитить закончились свадьбой. И я сразу же активировал Привилегии Защиты Рода. Примерно в то же время я обнаружил, что у рода Блэк есть брачный контракт с родом Гринграсс. После долгих раздумий я его подписал, вступив в брак с Дафной Гринграсс.
   И снова, зачем я это рассказываю? Дело в том, что как только мы вернулись в Хогвартс, Рон стал проблемой. В отличие от него, Джинни после единственного разговора держится от меня в стороне. А вот ваш младший сын -- другое дело. Несмотря на то, что Гермиона попросила держаться от неё подальше, несмотря на то, что профессор МакГонагалл приказала ему оставить нас в покое, вчера вечером Рон приставал к Гермионе в библиотеке и распустил руки. Ей пришлось его ударить, а сегодня утром я, к своему стыду, угрожал ему.
   Мистер Уизли, в "Норе" я всегда чувствовал себя как дома. Когда близнецы назвали меня "почётным Уизли", для меня это была величайшая честь. Но сейчас у меня нет выбора. Если Рон ещё хоть пальцем коснётся Гермионы, я не знаю, что сделаю. Честно говоря, сильно опасаюсь, что он может серьёзно пострадать. Мистер Уизли, я всегда считал Рона своим братом, а вы с миссис Уизли заменили мне родителей. Пожалуйста, сэр, прошу вас, достучитесь до него. Позаботьтесь, чтобы он держался от Гермионы подальше.
   Я не хочу калечить своего брата. Боюсь, я его просто убью.
   Гарри.
  

* * *

  
   -- Молли, о чём ты думала?
   -- Артур, они должны быть вместе.
   -- Должны? Если бы их тянуло друг к другу, так бы и случилось. А эти зелья... всё равно что их насиловали.
   Спор продолжался уже нескольких часов. Впервые в жизни мистер Уизли видел Фреда и Джорджа такими серьёзными и сердитыми. Когда ему рассказали, [i]какие[/i] слухи ходят о его младшем сыне и единственной дочери, он не поверил своим ушам. Накануне вечером супруга искренне всё отрицала. А сегодня пришло письмо от Гарри.
   Жена явно увязла в этом по уши. Всё, решено: в эти выходные в Хогсмиде соберётся вся семья. Придут все его дети, или он за себя не отвечает. Глава рода Уизли получит ответы.
  

* * *

  
   -- Добро пожаловать, миссис Тонкс, мисс Тонкс. Присаживайтесь.
   -- Благодарю вас, леди Блэк. -- Андромеда и молчавшая Нимфадора опустились на стулья.
   -- Миссис Тонкс, вы хотели со мной поговорить.
   -- Да, лорд Блэк. Я хочу обсудить преступления моей дочери против вас.
   Гарри кивнул.
   -- Приступайте.
   -- Моя дочь выполняла приказ Альбуса Дамблдора. Я её не оправдываю, просто объясняю.
   -- Мисс Тонкс, -- вмешалась Дафна, -- когда вас вернули в род Блэков, вы дали клятву. Помните, в чём клялись?
   Опустив голову, Нимфадора встала.
   -- Я поклялась своей честью, жизнью и магией служить лорду Блэку.
   -- Вступив в брак с лордом Блэком, я изучила наши семейные традиции. Он ведь не требовал от вас клятвы, не так ли?
   -- Нет, миледи. Он сказал, что такие клятвы -- это глупость, и мы и так должны получить всё, что нам причитается по праву рождения.
   -- Тем не менее, вы и ваша мать настаивали на традиционной клятве верности.
   -- Да, миледи.
   -- Таким образом, вы сознательно нарушили клятву, на которой сами настояли.
   -- Я... Да, леди Блэк, нарушила.
   -- Ты бросила на Грейнджеров Империо по приказу Дамблдора?
   -- Нет, лорд Блэк. Мне показалось, что так проще выполнить задание.
   -- Это "проще" могло закончиться для тебя Азкабаном. -- Гарри выглядел раздражённым. -- А как ты объяснишь нападение на Гермиону?
   -- Я... Я рассердилась.
   -- Ещё бы. Насколько помню, ты опоздала ко мне. Ты брала у меня то, что я хотел подарить любимой женщине. Да, я могу заявить, что мне не нравились наши встречи, но тогда солгу. Воистину, Нимфадора, -- когда та напряглась, он улыбнулся, -- если бы больше ты ничего не натворила, мы бы сейчас не разговаривали. Я бы никогда не обратился к мадам Боунс, и ты осталась бы аврором. Но ты напала на беззащитную девушку. По крайней мере, ты так считала. А она жёстко с тобой расправилась, причём и магически, и физически. Вот здесь ты по-настоящему виновата.
   Прежде чем супруг выйдет из себя, Дафна снова вмешалась:
   -- Как вы считаете, мисс Тонкс, каким должно быть ваше наказание? -- Та опять опустила голову.
   -- Изгнание из рода, леди Блэк.
   -- Отнять у вас жизнь супруг мне не позволил, поэтому я могла и согласиться. Однако у нашего лорда есть и другие идеи.
   -- Мисс Тонкс, вас не станут изгонять из рода, жизнь и магию вы тоже не потеряете...
   -- Спасибо, милорд.
   -- Рано меня благодарить. Итак, ваше наказание: отныне вы будете представляться по имени и спокойно на него отзываться. Забудьте про свою фамилию. -- Гарри улыбнулся. -- Родители дали тебе имя -- научись его любить. Я считаю, мы закончили. Всего хорошего.
   Вознося хвалу всем богам, Андромеда встала.
   -- Благодарим за милость, лорд Блэк. Спасибо, что уделили нам время, леди Блэк. Нам очень жаль, что вы так сильно пострадали, леди Поттер. -- Её дочь тоже встала, и они покинули "Три Метлы". Первой нарушила молчание Нимфадора:
   -- Он хотел меня унизить.
   -- Конечно. Ты напала на женщину, которую он любит, и попыталась вернуть её в рабство. Да, он возмущён, что ты приходила к нему в постель, но не более. А злится, потому что ты навредила его жене. Он легко мог тебя убить или лишить магии. Не сомневаюсь, отец Сириуса так бы и поступил. А ты легко отделалась. Научись с этим жить.
  

* * *

  
   Возвращаясь в замок, Гарри размышлял, как сильно за какой-то месяц изменилась его жизнь. Еще недавно он и представить не мог, что будет прогуливаться рука об руку не с одной, а с двумя красивыми девушками.
   -- До сих пор в голове не укладывается, что ты позволил ей так легко отделаться.
   -- Дафна, а что ещё делать? Убивать я её не собирался -- это варварство. Да, она навредила Гермионе, но Гермиона уже большая девочка -- она и сама справилась. Да, Нимфадора слушалась Дамблдора, так до этого лета и я глядел ему в рот. Кроме того, -- тут Гарри зловеще усмехнулся, -- ты даже не представляешь, насколько Нимфадора ненавидит своё имя.
   -- Гарри прав. Наверняка она предпочла бы отказаться от магии. -- Гермиона захихикала.
   -- Ладно, хорошо. -- Слизеринка нахмурилась. -- Что будем делать с Роном Уизли?
   -- Я с ним справлюсь.
   -- Так и знала, что ты это скажешь. Я слышала минимум четыре версии вашей вчерашней встречи. Ты мне ничего не рассказала, и я даже подумывала обидеться.
   -- Я от тебя не пряталась. Просто не хотела, чтобы ты вышла из себя и убила его. -- Она ненадолго задумалась. -- Хорошо, может, и пряталась.
   -- Гермиона, не надо ничего от меня скрывать. Я могу помочь. Обещаю -- больно ему не будет. Конечно, если он опять не надумает к тебе приставать. -- Дафна улыбнулась. -- И вот тогда я им займусь. Дорога в ад для него получится медленной и болезненной.
   Остаток приятной прогулки прошёл в тихих разговорах. А Гарри окончательно пришёл к выводу, что даже ему не стоит злить собственную вторую жену.
  

* * *

  
   -- Вы хотели меня видеть, профессор?
   -- Да, мисс Броклхёрст. Надеюсь, вы сумеете мне помочь.
   Мэнди Броклхёрст опешила. Когда профессор Флитвик сказал, что с ней желает поговорить директор, она немедленно задумалась, что такого успела натворить, чтобы её хотел увидеть Дамблдор. А вот просьбы о помощи никак не ожидала.
   -- Почту за честь, профессор.
   Тот улыбнулся -- пока всё получается легко.
   -- Скажите, мисс Броклхёрст, вы хорошо знакомы с Невиллом Лонгботтомом?
   -- Ну... мы с ним здороваемся. Наши бабушки -- подруги, пару раз я была у них в гостях, да и он у нас тоже.
   -- Недавно я обнаружил пророчество, которое утверждает, что юный Невилл -- единственный, кто способен противостоять Волдеморту и победить его.
   Девушка побледнела.
   -- Но я считала, что это Гарри Поттер.
   -- Как и я, но в последнее время он так странно себя ведёт, что я решил уделить этой теме больше внимания. И обнаружил, что на самом-то деле пророчество указывает на мистера Лонгботтома. Именно он -- Избранный.
   -- И чем я могу помочь, профессор?
   -- К сожалению, мистер Лонгботтом угодил в сети мистера Поттера. Боюсь, что отношения мистера Поттера с Дафной Блэк заставили свернуть его на кривую дорожку. В общем, он превращается в тёмного мага.
   Это потрясло Мэнди. Гарри Поттер -- тёмный? Да, он женился на слизеринке, но чтобы Гарри Поттер -- и тёмный?
   -- Я искренне убеждён, что мистера Лонгботтома следует вернуть к свету, дабы он сумел противостоять Волдеморту. И мне кажется, именно вы можете сыграть определяющую роль.
   -- Каким образом, профессор?
   -- Сейчас мистер Лонгботтом встречается с мисс Эббот. Замечательная девушка, но светлым семьям вряд ли понравится, если древняя кровь Лонгботтомов смешается с маггловской. Думаю, ему больше подойдёт девушка с безупречной родословной. Например, такая как вы. Особенно если вспомнить, что мистер Лонгботтом уже занял своё место в Визенгамоте. Ему нужна женщина, которая станет мягко его направлять.
   -- Но если он уже встречается с Ханной Эббот, как я смогу их разлучить?
   -- Я устрою так, что мистер Лонгботтом начнёт принимать определённое зелье, которое позволит вам оказывать на него некоторое влияние.
   -- Зелье?
   -- Конечно, чтобы повлиять на него, вам придётся проявить активность.
   -- Думаете, я подойду, профессор? В смысле... да, я чистокровная, но моя семья не считается известной или сильной. Мы всегда были простыми торговцами.
   -- Несомненно, мисс Броклхёрст. Вот почему я подумал, что именно вы можете стать идеальной кандидатурой, чтобы вернуть мистера Лонгботтома в лоно Света. Вы -- основательная и целеустремлённая девушка, без ветра в голове (в отличие от многих ваших сокурсников). -- Дамблдор сделал паузу, и его глаза блеснули. -- Представьте себе, что такое для вашей семьи союз с Лонгботтомами.
   Конечно, Мэнди понимала, что такой альянс принесёт её семье. Интересно, почему всего лишь несколько минут назад ей совершенно не нравилась эта идея? Итак, с одной стороны -- выгоды для себя и своей семьи, а с другой -- серьёзные отношения с малознакомым человеком.
   -- Под вашим руководством мистер Лонгботтом наверняка сделает выбор в пользу Света в войне с Волдемортом.
   -- Пожалуй, я попробую, профессор. Ради Света.
   -- Замечательно, мисс Броклхёрст! Вот увидите -- вы сумеете повлиять на ход этой войны. А чтобы зелье действовало правильно, вам нужно не реже чем раз в три дня вступать с мистером Лонгботтомом в половую связь.
   Мэнди потеряла девственность в четырнадцать лет со старшекурсником и даже умудрилась тогда получить немного удовольствия. С тех пор у нёе была целая куча партнёров. Стать подстилкой богатому мальчику, который, вполне возможно, станет её мужем? Да никаких проблем!
   -- Хорошо. Я согласна, профессор.
   -- Превосходно! -- Директор передал девушке маленький пузырёк. -- Это первая доза управляющего зелья. Мистер Лонгботтом получит свою первую дозу завтра во время завтрака. Для вас важно установить с ним первый контакт, просто коснувшись кожи в любом месте. Можно просто коснуться ладонью. На пятый день он уже будет готов рвать и метать, если увидит вас с другим мужчиной. Подберите себе помощника со своего факультета, и когда мистер Лонгботтом начнёт ревновать, просто поцелуйте его. Важно, чтобы вы обменялись жидкостями, поэтому не забудьте при поцелуе открыть рот. После этого он будет ваш.
   Мэнди откупорила пузырёк и выпила зелье. Дамблдор улыбнулся. Чтобы заставить её согласиться, пришлось использовать сильные чары принуждения, зато теперь она считает это собственной идеей. До неё он уже побеседовал с пятью девушками, и всем пришлось стереть память. И даже начал подозревать, что Лонгботтому придётся найти "пару" за пределами школы. Итак, завтра Невилл Лонгботтом сделает первый шаг на пути превращения в Избранного.
  

* * *

   Гермиона с головой погрузилась в учёбу. И пока Гарри с Дафной работали над домашним заданием, она занялась эссе по Чарам (ну и подумаешь, что сдать его нужно только через три недели). Неудивительно, что ей понадобились кое-какие книги из библиотеки. Она выбрала всё необходимое, записалась у мадам Пинс и теперь возвращалась в свои апартаменты.
   Открыв свободной рукой одну из четырёх книг, девушка медленно шла по коридору и уже начала читать, поэтому даже не услышала, как кто-то прошептал:
   -- Ступефай.
   И моментально рухнула на пол, словно марионетка с обрезанными ниточками.
  
  
  

Глава 14. Почти скорая помощь

  
   Выйдя из тени, Джинни с удовлетворением посмотрела на девушку, которая лежала на полу.
   -- Рон! Получи и распишись. -- Она прикарманила палочку Гермионы и подняла книги, которые та выронила. Появившийся из той же тени брат закинул неподвижное тело на плечо и понёс в Выручай-Комнату.
   Там он положил Гермиону на кровать, которую предоставила комната, а потом зарычал на сестру:
   -- Убирайся!
   -- Не так быстро -- ты кое-что забыл. -- Достав из кармана флакон, Уизли запрокинула голову бывшей подруге и вылила содержимое в рот. -- Чтобы подействовало зелье плодородия, надо подождать пять минут. -- В спешке второй флакон Джинни пролила, и бСльшая часть зелья стекла вниз по шее жертвы. -- А с зельем похоти она будет тебя хотеть не меньше, чем ты её. Как начнёшь, разбуди её.
   Когда Рон начал стягивать с Гермионы одежду, его сестра вышла из комнаты. Это сработает. Возможно, понадобится время, но это сработает. Если Рона и Гермиону обнаружат "в процессе", Гарри узнает. И никакие оправдания Грейнджер не помогут, поскольку Джинни тайно подложила записывающие кристаллы. Если же кристаллы не найдут, и Гермиона ничего не расскажет Гарри, тот узнает после рождения ребёнка. Рыжеволосый потомок Уизли станет доказательством, что Грейнджер -- шлюха, и ей нельзя доверять. И тогда Гарри будет принадлежать ей. Он будет её умолять. У слизеринской шлюхи тоже ничего не выйдет, ведь она не сумеет дать ему то, что нужно. Всё будет хорошо.
  

* * *

  
   Гарри оторвался от эссе по зельям. На часах полдесятого.
   -- Гермиона опаздывает, -- заметила Дафна.
   -- Библиотека закроется только через полчаса. Ты же знаешь, как она помешана на учёбе.
   Похоже, леди Блэк это не убедило.
   -- Просто она сказала, что сразу вернётся.
   -- Погоди, я возьму карту.
   Удивлённая Дафна наблюдала, как муж направился в свою комнату. Карту? Какую карту?
  

* * *

  
   В общей гостиной Рейвенкло Луна Лавгуд просматривала картотеку факультета. Её интересовало, можно ли по-другому сварить успокаивающее зелье. Внезапно она выпрямилась, а потом, бросив перья и пергамент, схватила палочку и ринулась к двери.
   -- Лавгуд! -- воскликнула Су Ли. -- Куда ты? Уже начался комендантский час!
   Но та только мысленно отмахнулась, буквально вылетела в коридор и рванула во все лопатки.
  

* * *

  
   Наконец-то он её раздел. Правда, кое-какие "женские штучки" пришлось разрезать магией, но теперь Гермиона выглядит как надо. Она снова будет его. Несмотря на Ступефай, зелье похоти определённо подействовало -- её лицо и грудь покраснели, соски напряглись, а бёдра начали подёргиваться. Рон быстро разделся и вошёл в неё. У неё будет его ребёнок, первый из многих. Она снова его. Рыжий направил палочку ей на голову и прошептал:
   -- Энервейт.
  

* * *

  
   Гарри вышел из своей комнаты с картой Мародёров и положил её на стол.
   -- Торжественно клянусь, что замышляю только шалость! -- Когда пергамент сам собой развернулся, и сначала на нём появился план замка, а затем -- точки с именами, Дафна пришла в восторг.
   -- Все должны быть в своих общежитиях, так что... -- Поттер начал поиски. -- В библиотеке её нет. Джинни Уизли направляется к башне Гриффиндора. Луна бежит по коридору от башни Рейвенкло. Интересно, зачем?
   -- Вот она, -- супруга указала на точку "Гермиона Грейнджер", которую перекрыла точка "Рон Уизли". Сообразив, что это значит, слизеринка застыла от ужаса. -- Гарри?
   И тут оба ощутили внезапную вспышку страха, а потом чувство... самоотвращения.
   -- Сукин сын! -- Гарри схватил палочку и ринулся к выходу. Дафна опережала его на три шага.
  

* * *

  
   Джинни с удивлением увидела, как к ней бежит Луна. И ещё больше удивилась, когда та буквально выплюнула оглушающее заклинание, однако пробежала мимо, даже не притормозив. Больше гриффиндорка не удивлялась, поскольку без чувств рухнула на пол.
  

* * *

  
   -- Слезь с меня, ублюдок! -- кричала Гермиона, ругая последними словами собственное тело, которое её предавало. Зелья похоти ей досталось совсем немного, поэтому она сохранила рассудок, однако тело считало по-другому. Девушка лежала под насильником, мысленно пытаясь заставить себя бороться.
   -- Ты же этого хочешь. -- Рон прижимал её к кровати и продолжал двигаться. -- У тебя будет мой ребёнок. С моим ребёнком в животе Поттеру ты не нужна. Будешь жить с нами в "Норе".
   -- Гарри убьёт тебя. Слезь с меня!
   Рыжий приподнялся и ударил её по лицу, сломав нос.
   -- Придержи-ка язык. Им ты хорошо работаешь по-другому. Это...
   -- Экспеллиармус! -- Рон получил удар в грудь и отлетел к стене, выронив палочку. В дверях стояла слегка запыхавшаяся Луна, и её серебристые глаза пылали от гнева. -- Ступефай! Инкарцеро!
   Тем временем прибежали Дафна и Гарри, обнаружили открытую дверь Выручай-Комнаты и вошли туда. Над голым связанным телом младшего Уизли стояла Луна и яростно его пинала. А неподалёку, свернувшись калачиком, лежала обнажённая Гермиона и всхлипывала. Из носа текла кровь. Тут подоспела Минерва МакГонагалл: увидев бегущих по коридору Поттеров, она поспешила за ними.
   Не говоря ни слова, Гарри завернул Гермиону в школьную мантию, взял её на руки и направился к двери.
   -- Я к мадам Помфри.
   -- В коридоре, на полпути к гриффиндорской башне, валяется оглушённая Джинни Уизли. В карманах её мантии вы найдёте пару флаконов из-под зелий. -- Луна прекратила пинать Рона и посмотрела на заместителя директора. -- Её палочку тоже необходимо проверить.
   -- Профессор, -- Гарри остановился в дверях, -- если вы хоть немного цените их жизнь, срочно уберите их из замка. Иначе я сам ими займусь. -- Он посмотрел Минерве в глаза. -- Я требую полных прав Родовой Защиты.
   -- Понимаю, мистер Поттер. Доставьте мисс Грейнджер поскорее к Поппи.
   Тот развернулся и вынес из комнаты рыдавшую окровавленную девушку. А Дафна подошла к Луне.
   -- Спасибо.
   Рейвенкловка покачала головой, а по её щекам текли слёзы.
   -- Я любила Рональда, любила с десяти лет, и вот в кого он превратился. Что он сотворил со своим другом! -- Она снова пнула рыжего.
   -- Что ж, больше у него не выйдет. -- Слизеринка подняла палочку и нацелилась Рону в голову. -- Ред...[1]
   -- Леди Блэк, не надо.
   -- После того, что он сделал?
   -- Смерть -- это быстро. Азкабан -- нет.
   -- Кроме того, -- Луна ещё раз пнула бессознательную тушку, -- попинать ублюдка-насильника -- это так успокаивает.
  

* * *

  
   Шагая так быстро, как только можно (но стараясь лишний раз не трясти рыдавшую у него на руках супругу), Гарри шёл в больничное крыло по кратчайшему маршруту. Войдя в палату, он аккуратно положил Гермиону на "свою" кровать, а затем бросился к двери в покои мадам Помфри и постучал. И сразу же вернулся к любимой.
   Долго ждать не пришлось -- скоро появилась одетая в халат школьная целительница и, увидев раненую, сразу же начала её проверять.
   -- Её напоили зельем и избили. Похоже, сломали нос. И изнасиловали.
   Поппи бросила диагностические чары и нахмурилась.
   -- Мисс Грейнджер, вам сломали нос. Кроме того, я обнаружила зелье плодородия и ещё одно. Чтобы узнать точно, мне потребуется дополнительное исследование, но, судя по реакции вашего тела, речь идёт о какой-то разновидности зелья похоти. -- Она пальцами и палочкой легонько прошлась по пострадавшему носу. Когда лицо онемело и боль отступила, Гермиона ахнула и почти сразу перестала плакать. Затем мадам Помфри убрала с лица кровь. -- Попробую что-нибудь найти от зелья похоти. К сожалению, для зелья плодородия противоядия не существует.
   -- Он... Я...
   -- Извините, мисс Грейнджер, но в вашем влагалище я обнаружила сперму. И только дней через пять-шесть мы выясним, произошло ли зачатие. -- Целительница сжала ей руку. -- Пойду поищу противоядие к зелью похоти.
   -- О, боже!
   Гарри придвинул стул к постели и взял жену за руку. А потом поднес к губам и поцеловал ладошку.
   -- Я здесь.
   -- Прости меня.
   -- Простить? За что?
   -- Я должна была бороться, должна...
   -- Прекрати, пожалуйста.
   -- Я должна была...
   -- Ты не сделала ничего плохого. Ты не виновата.
   -- Это всё Уизли, -- сообщила Дафна, входя в палату. Она придвинула стул с другой стороны кровати и взяла Гермиону за вторую руку. -- Очевидно, вдохновителем была Джинни, а Рон участвовал только своим членом. -- Она протянула руку и убрала волосы с глаз сестры по браку. -- Авроров уже вызвали. Палочки Уизли у МакГонагалл, а у Джинни в мантии она нашла пару флаконов с остатками зелья.
   -- А что, если я беременна?
   -- Тогда ты беременна, -- Гарри улыбнулся. -- Моих детей гниль не испортит.
   -- Наших детей, -- поправила его леди Блэк.
   -- Но он может быть и не твоим.
   -- Гермиона, если ребёнок от тебя, он или она -- мой.
   -- У любых детей, рождённых в этой семье, будет замечательный отец и пара строгих, но любящих матерей. -- Дафна улыбнулась. -- МакГонагалл не позволила его убить. Ладно, хоть Лавгуд хорошенько отпинала.
  

* * *

  
   Поппи выглянула из своего кабинета и увидела, что пациентка (уже во фланелевой пижаме) свернулась калачиком на коленях у мужа и уснула. И теперь хозяйка больничного крыла тихо наблюдала, как вторая жена мистера Поттера поцеловала его.
   -- Увидимся утром. Позаботься о ней.
   -- Люблю тебя.
   -- И я тебя. -- Слизеринка улыбнулась. -- И меня это удивляет больше всех. И делает самой счастливой.
   Дождавшись, пока Дафна покинет её владения, мадам Помфри вышла из кабинета.
   -- Я могу увеличить кровать, мистер Поттер.
   -- Спасибо, мэм, но Гермиона уже удобно устроилась и крепко спит. Всё в порядке.
  

* * *

  
   -- Амелия, я уверен, можно же хоть что-нибудь сделать!
   -- Альбус! -- запротестовала Минерва. -- Они совершили преднамеренное изнасилование одноклассницы. Здесь уже ничего не попишешь. Гарри объявил права Родовой Защиты и имеет полное право убить обоих. Если их оставить здесь, они умрут.
   -- Совершенно верно. Артур хороший человек и отличный друг, но его дети нарушили закон и должны пожинать последствия. Это больно, но он первым согласится.
   -- Я действительно согласен, Альбус. Рон и Джинни должны ответить за свои поступки. Больше того, полагаю, тебе тоже придётся. -- Артур Уизли только что вышел из камина. -- Стремясь сделать из Гарри жениха, который устроит старые семьи, ты довёл до трагедии.
   -- А это отличное замечание, Альбус. Твоё участие не останется без внимания, так что готовься. А мне пока нужно поговорить с Поттерами.
   -- Я уже побеседовала с Поппи. У мисс Грейнджер сломан нос, а ещё её напоили зельями похоти и плодородия. Сейчас она спит, и Гарри с ней. Поппи сказала, что только через пять-шесть дней станет известно, есть ли беременность. -- Заместитель директора покачала головой, а в её глазах стояли непролитые слёзы. -- Я бы посоветовала подождать до завтра. Гарри очень зол и вряд ли обрадуется, если сегодня вечером кто-то попытается побеспокоить его жену.
   -- Амелия, я желаю присутствовать при допросе моей несовершеннолетней дочери.
   -- Конечно, Артур. Мне жаль, что до этого дошло.
   -- Мне тоже, -- мистер Уизли бросил в сторону Дамблдора убийственный взгляд. -- Мне тоже.
   -- А разве Молли не с тобой?
   Артур огляделся.
   -- Я думал, она идёт за мной. -- Тут он побледнел. -- О, нет...
  

* * *

  
   Тем временем его жена ворвалась в больничное крыло и увидела Гарри в обнимку с Гермионой. Глаза женщины засверкали, в приступе ярости она втянула носом воздух и вдруг обнаружила, что не может произнести ни слова. Юный маг переложил супругу на кровать.
   -- Не уходи, -- пробормотала та.
   -- Я быстро -- только в туалет и назад.
   -- Ладно.
   Гарри указал на дверь. По-прежнему молчавшая Молли жестом отказалась. Он бросил вокруг кровати любимой заглушающие чары и только тогда снял заклинание с посетительницы.
   -- Выйдите отсюда немедленно. Из-за вашей семьи она и так уже сегодня настрадалась.
   И вслед за ведьмой вышел в коридор.
   -- Послушайте, молодой человек: эта маленькая шлюшка довела бедного Рона...
   -- Миссис Уизли, вы были для меня почти матерью, но если после того, что ваши дети сделали с Гермионой, у вас хватит наглости её оскорблять, я прокляну вас так сильно, что мадам Помфри будет вас ставить на ноги несколько недель. Можете МНЕ высказать всё, что хотите. Но беспокоить Гермиону я не позволю. А теперь слушайте внимательно. Итак, сразу по возвращении в Хогвартс я заявил права Родовой Защиты. В субботу утром я сообщил об этом и Рону, и Джинни. Позже им напомнила профессор МакГонагалл. А сегодня они оглушили Гермиону, напоили её зельями плодородия и похоти, и ваш сын её ИЗНАСИЛОВАЛ. Этот дебил наверняка считал, что если она забеременеет, я от неё откажусь. Единственная причина, почему Рон ещё жив -- я не хотел причинять боль мистеру Уизли; леди Блэк его не убила только потому, что ей помешала профессор МакГонагалл. Я собираюсь выдвинуть официальные обвинения, и если когда-нибудь снова увижу вашего младшего сына около моей жены -- убью на месте. А если узнаю, что зельями их снабдили вы, я вас уничтожу. Моей жене больше никто не навредит. Никогда. А теперь уходите и не вздумайте возвращаться. Уизли для Поттеров больше не существуют.
   Гарри оставил бормочущую женщину в коридоре и вернулся к супруге.
   -- Милая, -- прошептал он, -- хочешь остаться на кровати или вернёмся в кресло?
   -- На кровати. Обними меня.
   Муж снял обувь, лёг с ней рядом и крепко обнял. Вскоре Гермиона уже спала.
  

* * *

  
   Как только на следующее утро женатое трио вошло в Большой зал, повисла тишина. Как обычно, благодаря слухам все уже знали, что случилось накануне. Когда они проходили мимо слизеринского стола, к Гермионе подошли Сьюзен и Ханна, заключили её в объятья и начали что-то шептать. А потом увели за свой стол. Гарри и Дафна немедленно к ним присоединились.
   Первый тут же наложил на свои еду и питьё распознающие чары, а потом сделал то же самое для супруг: у него чисто, у Гермионы чисто, у Дафны... слабый отклик. Взяв её тарелку, он снова наложил чары. Ничего. Проверил её кубок. Ничего. Поставив тарелку обратно на стол, он снова применил чары. Слабый отклик. Странно. Девушки внимательно за ним наблюдали. Тарелка Дафны чиста, кубок чист... значит, чары, предупреждающие о подчиняющем зелье, срабатывают на столе. Напротив Дафны сидела Ханна, и он бросил чары на её тарелку. Полный положительный отклик.
   -- Ханна, не ешь ЭТО.
   -- Что случилось? Ты что-то нашёл? -- та забеспокоилась.
   -- Тебе подмешали то же зелье, что и мне с Гермионой в прошлом году. Оно не в еде, оно в тарелке.
   Девушка при помощи салфетки оттолкнула тарелку.
   -- Извините, леди, -- ещё один мистер "Постоянная бдительность" встал и подошёл к гриффиндорскому столу.
   -- Невилл, можно мне кое-что проверить?
   -- Что случилось?
   Гарри ещё раз применил распознающие чары. Полностью положительный отклик.
   -- Нев, в твоей тарелке то же самое зелье, которым нас с Гермионой травили в прошлом году.
   -- Что?
   -- Давай-ка проведаем мадам Помфри. -- Поттер наколдовал сумку и осторожно опустил в неё тарелку. Затем они с Невиллом подошли к столу Хаффлпаффа и забрали тарелку Ханны.
   -- Мы втроём навестим мадам Помфри. Дафна, Гермиона, пойдёте с нами или на урок?
   -- Не хочу сейчас появляться в больничном крыле -- лучше пойду на урок, -- ответила последняя.
   А её сестра по браку добавила:
   -- А я составлю ей компанию и буду отгонять зевак.
   -- Будьте осторожны. Гермиона, если будет тяжело, возьми выходной.
   Гарри, Ханна и Невилл покинули Большой зал. Дафна с Гермионой закончили завтрак и теперь наслаждались чашкой чая, как вдруг перед ними опустился величественный филин.
   -- Это от Малфоев, -- заметила слизеринка. -- Чего тебе надо? -- спросила она птицу.
   Сделав вид, что доставлять почту -- ниже его достоинства, филин медленно вытянул лапу с письмом. Дафна отвязала конверт и предложила почтальону немного бекона, от которого тот демонстративно отказался. Тем не менее, улетать не спешил.
   -- Наверно, ждёт ответа, -- предположила Гермиона.
   Они вдвоём занялись письмом. Адресовано оно было леди Блэк и написано на очень дорогом пергаменте.
  
   Леди Блэк,
   Этим посланием я прошу о встрече с лордом Блэком. Цель данной встречи -- обсуждение выгодных перспектив для вашей семьи.
   Учитывая, что в настоящее время у лорда Блэка существуют разногласия с Альбусом Дамблдором, встреча может иметь благоприятные последствия.
   Люциус Малфой.
  
   -- Он считает Гарри дураком?
   -- Это стиль чистокровных. Люциус надеется, что из-за натянутых отношений с Дамблдором Гарри побежит на поклон к Тёмному Лорду. По кодексу семьи Гарри не может отказать, зато я могу неплохо утереть Малфою нос. -- Дафна поколебалась. -- Может, сначала посоветоваться с Гарри?
   -- Нет. Он тебе доверяет. Делай то, что посчитаешь нужным. Может, Гарри и не понравится, но он точно не станет возражать. Ты же знаешь, мы не разбираемся во всей этой чистокровной чепухе.
   Собеседница кивнула и достала лист пергамента и перо.
  
   Люциус Малфой,
   Мой муж лорд Блэк слишком занят, чтобы выслушивать жалобы и обращать внимание на интриги младших родственников. Однако если кузина Нарцисса Блэк-Малфой желает аудиенции с лордом Блэком, в пятницу вечером он примет её в Хогсмиде в баре "Три Метлы". Если у кузины Нарциссы возникнет желание, она может привести с собой мужа.
   Дафна Гринграсс-Блэк,
   Леди Блэк.
  
   -- Это вызовет кислую гримасу даже у его панталон.
   На мгновение Гермиона забыла о своей боли.
   -- Знаешь, что ты злобная ведьма? Напомни никогда не давать тебе повода писать мне неприятные письма.
   -- Это дар, -- призналась Дафна, как только привязала ответ к лапке филина Малфоев.
  

* * *

  
   -- Мистер Поттер прав, -- мадам Помфри сердито покачала головой. -- У вас обоих признаки отравления любовным подчиняющим зельем. Источник -- тарелки. Правда, пока отравление находится на чрезвычайно низком уровне, и ещё очень нескоро могло на вас повлиять.
   -- Скорее всего, хотели, чтобы всё происходило медленно, и было не так заметно. -- Гарри сжал пальцами переносицу -- приближалась головная боль.
   -- Кто мог такое с нами сделать? -- Ханна явно расстроилась.
   А вот Невилл пришёл в бешенство.
   -- Очевидно тот, кто приказывает домовым эльфам.
   -- Мадам Помфри, можете проверить у Невилла ещё кое-что?
   -- Что именно, мистер Поттер?
   -- Есть ли на его магии блок?
  
   --------------------
   [1] Я так понимаю, это было "Редукто". Да, славно бы Рон мозгами пораскинул. --Прим.пер.
  
  

Глава 15. Исцелённые сердца

  
   Новости из Хогвартса потрясли Тома Риддла. Эти светлые болваны решили уничтожить сами себя? Двое младших Уизли, из этой семейки предателей крови, поучаствовали в изнасиловании жены Поттера?
   -- Мой сын сообщает, что преданность Поттера разлетелась в пух и прах, мой Лорд -- больше он не доверяет ни старому дураку, ни его рыжим прихвостням. -- Люциус сиял. -- Возможно, его грязнокровная шлюха беременна от предателя крови. А ещё Драко пишет, что ходят слухи о кровной мести между Поттерами и Уизли.
   Волдеморт кивнул.
   -- Мои источники в Министерстве сообщили, что за манипуляции с Поттером Дамблдор угодил под следствие. Инициатором расследования выступила непосредственно Боунс. -- Тёмный лорд взял паузу. Неужели Люциус переметнулся в лагерь оптимистов, и его настолько захватил этот бред? -- Как насчёт твоей встречи с Поттером?
   -- Запланирована на вечер пятницы, мой Лорд. -- Люциус ни слова не сказал, как разбушевался, получив ответ, и даже убил подвернувшегося под горячую руку домового эльфа. Однако у Волдеморта свои источники, поэтому он знал об этой истерике. И даже невольно зауважал новоявленную леди Блэк -- у Поттера на такой ответ не хватило бы мозгов. А если Поттер свернёт не туда, возможно, эта женщина сумеет наставить его на путь истинный. Надо поразмыслить, какую выгоду можно из этого извлечь.
   -- Хорошо. Предложи ему союз. Цель -- уничтожить Дамблдора. И запиши переговоры -- хочу сам посмотреть на мальчишку.
   -- Непременно, мой Лорд.
  

* * *

  
   Из больничного крыла Гарри вернулся в свои апартаменты, чтобы забрать учебники, перья и пергамент. На Трансфигурацию он уже опоздал, однако надеялся, что МакГонагалл не станет слишком сильно ругаться. Но в гостиной застал Гермиону и Дафну, которые сидели на диване, причём первая безутешно рыдала, а вторая пыталась её утешить. Юный маг кинулся к ним и опустился на колени.
   -- Что случилось?
   -- На завтраке всё было в порядке, -- сквозь слёзы выдавила Гермиона. -- Но потом, на уроке, все на меня смотрели, шептались, а тебя рядом не было... я просто не смогла...
   -- Она не выдержала. В нёе тыкали пальцами, за спиной говорили всякие гадости... По дороге сюда я даже прокляла одного слишком болтливого пятикурсника. -- Дафна выглядела словно привидение. -- Похоже, Уизли подсмотрели этот приём у Пожирателей -- те в последнюю войну опаивали жён и дочерей своих врагов зельем похоти, а потом присылали записи изнасилований, пытаясь их сломать.
   Гарри обнял своих любимых девочек.
   -- Мне очень жаль, -- прошептал он. -- Если бы я мог это забрать, даже не сомневался бы. -- Поттер ненадолго задумался. -- Гермиона, хочешь увидеть свою маму? Мы можем отправиться к ней, или пригласить сюда твоих родителей...
   -- НЕТ! -- вскрикнула девушка. -- Я не хочу их видеть, не могу... Они...
   -- Они обязательно тебя поддержат. -- Гарри отпустил Дафну и теперь обнимал первую жену обеими руками. -- Ты не сделала ничего плохого.
   -- Как ты можешь ко мне прикасаться? Я же грязная! Я вижу это по твоим глазам. Вижу, как люди на меня смотрят. Ну почему, почему я не боролась? Я же ему ответила! Может, это не только зелье? Я...
   -- Гермиона, прекрати! Ты причиняешь боль и себе, и нам, -- перебила её леди Блэк. -- Борись, не борись -- зелье всё равно подействует. Разве ты можешь сделать так, чтобы на тебя не подействовало, например, кровевосстанавливащее зелье? Перестань корчить из себя дуру -- у тебя это плохо получается.
   Однако сестра по браку по-прежнему рыдала в три ручья.
  

* * *

  
   -- Ты в порядке?
   Ханна заглянула Невиллу в глаза и покачала головой.
   -- Когда узнала, что человек, которому доверяла, собирался сотворить с нами такое? Нет. Я нисколько не в порядке.
   В лучах заходящего солнца пара прогуливалась вокруг озера. Невилл взял девушку за руку.
   -- Похоже, быть рядом со мной -- немалый риск. Когда мы начали встречаться, никто из нас не подозревал, что ты связываешь себя с резервным Мальчиком-Который-Выжил. Если на такое готов пойти Дамблдор, кто знает, что взбредёт в голову Тому-Кого-Нельзя-Называть... -- Гриффиндорец поморщился. -- Глупость какая. Если собираюсь помочь Гарри с ним сразиться, я не должен бояться имени. Кто знает, на что способен Волдеморт? Может, стоит ещё раз подумать о нас?
   -- Внезапно я стала для тебя недостаточно хороша?
   -- Что?! -- такого ответа Невилл не ожидал. -- Нет! Это я для тебя недостаточно хорош. Рядом со мной тебя тут же начали травить подчиняющим зельем. Ты должна... ну, не знаю... публично меня бросить, чтобы никто и не подумал использовать тебя, чтобы добраться до меня.
   -- А сейчас, Невилл Лонгботтом, послушай меня. Чтобы превратить тебя в адекватного парня, я приложила слишком много времени и сил. А ты мне предлагаешь просто отойти, и пусть плодами моей тяжёлой работы воспользуется какая-то другая девчонка?
   -- Но Дамблдор и Волдеморт...
   -- К дьяволу обоих! С твоей помощью Гарри наверняка их убьёт. -- Она взяла своего парня за лацканы мантии, притянула к себе и наградила страстным поцелуем. -- И ещё одно, -- заметила Ханна, когда поцелуй закончился. -- Узнай, есть ли у рода Лонгботтом открытые брачные контракты. Я не настолько лояльна, как Гермиона. Как уже говорила, я не делюсь.
  

* * *

  
   Августа Лонгботтом ненавидела ждать, поэтому пока сидела в зоне для посетителей Отдела Тайн, несколько обычно невозмутимых невыразимцев исчезли оттуда как можно быстрее и незаметней.
   -- Августа? Что ты здесь делаешь?
   -- Элджи, надо поговорить. Сегодня утром я получила письмо от Невилла.
   -- С ним всё хорошо? -- Элджерон Кроакер был суровым стариком, но Невилл -- его любимый (и единственный) внучатый племянник. Мальчик был последним отпрыском четырёх древних семей.
   -- Он зол. Очень и очень зол. Я даже представить себе не могла, что мой внук способен сказать что-то плохое про кого угодно, но... -- она покачала головой. -- Я хочу кое-что у тебя узнать. Когда нашли Фрэнка и Алису, ты был одним из первых, кто там появился. Дамблдор тебя случайно не опередил?
   -- Да, он уже был там. Агги, почему ты спрашиваешь? Что происходит?
   -- Невилл обнаружил на своей магии блок, причём не один. ТРИ.
   -- Три? Мерлин, а мы считали его сквибом. Он подозревает Дамблдора?
   -- У Поттера тоже стоял блок. У Невилла блок. Ты ведь знаешь о пророчестве -- сам мне о нём рассказывал. Что у них двоих общего? Невилл убеждён, что в истории Дамблдора о "жертве" Лили Поттер слишком много тумана. Он считает, что его друг Гарри отреагировал на смерть матери вспышкой случайной магии, которая уничтожила и тело Волдеморта, и дом. А ещё думает, что Дамблдор поставил ему блок, чтобы иметь, как он выразился, "резервного Мальчика-Который-Выжил".
   Элджи Кроакер нахмурился.
   -- С Дамблдором просто так не справиться. Пока у нас на него толком ничего нет, поэтому понадобится время.
   -- Вместе с тем, что узнал Невилл -- вполне достаточно. -- Августа Лонгботтом, урождённая Кроакер, выпрямилась во весь рост. -- Если этот старый дурак снова обратит внимание на моего внука, я сама его убью.
  

* * *

  
   Артур оторвался от чая и посмотрел на свою семью. К сожалению, не всю. Близнецы сверлили взглядами мать, Перси пришёл, но показывал всем своим видом, что его вынудили, а Билл и Чарли просто ждали -- ради этой встречи оба специально приехали из-за границы и прекрасно понимали, что без веской причины отец их вызывать не станет.
   -- Спасибо, что пришли, мальчики, -- мистер Уизли попытался улыбнуться. -- Я вас собрал, потому что речь идёт о чести семьи.
   Трое старших братьев ахнули: если для их отца и существовала важная вещь, это как раз честь семьи.
   -- Папа, что происходит? Ведь сначала ты хотел собрать нас в Хогсмиде, а значит, должны были присутствовать Рон и Джинни, и вдруг неожиданно пригласил всех сюда, домой. У них какие-то проблемы?
   -- Да, отец, Поттер снова втравил их в неприятности? -- Перси моментально заработал убийственные взгляды от близнецов.
   Артур покачал головой.
   -- Я хочу, чтобы для начала меня просто выслушали. И даже если я где-то ошибусь, пожалуйста, не перебивайте. -- Дети согласно кивнули, а жена продолжала на него смотреть.
   -- В сентябре прошлого года во время поездки в Хогвартс Гарри и Гермиона решили стать больше, чем друзьями. Профессор Дамблдор стал возражать против их отношений на том основании, что старые чистокровные светлые семьи возмутятся, если во втором поколении подряд Поттер смешает свою кровь с магглорождённой. Он обратился к вашей матери, Рону и Джинни и предложил план, как это "исправить". В итоге Гарри и Гермиону опоили любовным подчиняющим зельем, а, соответственно, Джинни и Рон стали ими управлять.
   Чтобы зелье действовало, нужны регулярные сексуальные контакты. Рон пользовался Гермионой с ноября прошлого года по июль этого. Джинни же, по настоянию вашей матери, осталась девственницей. Вместо неё Гарри навещала Нимфадора Тонкс. Используя способности метаморфомага, она превращалась в Джинни.
   За столом воцарилась тишина. Артур отхлебнул чая, пожалев, что в стакане не огневиски.
   -- В конце июля Гермиона нашла дневник Джинни, где план был расписан во всех деталях. Она сбежала к Гарри, а потом они вдвоём скрылись у магглов, причём и от Ордена, и от Волдеморта. Видимо, они довольно быстро очистились от зелья, потому что до возвращения в Хогвартс успели пожениться. Гермиона стала леди Поттер. Прибыв в школу, Гарри заявил права Родовой Защиты. Минерва МакГонагалл специально предупредила Рона и Джинни, чтобы они держались от Поттеров подальше. В понедельник я получил письмо от Гарри, где он сообщил, что Рон не собирается оставлять Гермиону в покое, и просил повлиять на сына, так как не хотел убивать молодого человека, которого ещё недавно считал братом. -- Рассказчик сделал ещё глоток. -- В понедельник вечером Джинни оглушила Гермиону в коридоре, напоила её зельями плодородия и похоти, а затем отдала Рону. Рон изнасиловал Гермиону, заодно сломав ей нос. Из-за зелья плодородия теперь она может носить его ребёнка. Поппи скажет точно в субботу или в воскресенье. Рона поймали с поличным. Пока мы здесь говорим, они с Джинни сидят по камерам в Министерстве. Суд над ними состоится примерно через месяц.
   С минуту на кухне царила тишина. Затем Билл встал из-за стола, подошёл к шкафу, где отец держал огневиски, и выставил на стол бутылку и семь рюмок. Прежде чем сесть, он налил всем, потом едва ли не одним глотком опустошил свою рюмку и наполнил её снова.
   -- О чём они думали? Если абсолютно ни о чём, как насчёт долгов жизни?
   -- Мы это сделали ради Гарри! -- к ужасу своих детей выплюнула Молли. -- Если бы не эта проклятая девица Грейнджер, сующая свой нос, куда не следует, мы бы стали...
   -- Одной большой и счастливой семьёй, -- закончил Фред.
   -- Что может быть счастливее... -- добавил Джордж.
   -- ...Семьи, основанной на зельях?..
   -- ...И изнасиловании. Не забывай про изнасилование.
   -- Ах, да, изнасилование. Чуть не забыл.
   -- Как ты мог забыть про краеугольный камень Большой Счастливой Семьи?
   Билл протянул руку и влепил Джорджу подзатыльник. Чарли проделал ту же "операцию" с Фредом.
   -- И что мы будем делать? -- поинтересовался нахмуренный Перси.
   -- Что бы мы ни придумали, окончательное решение я оставлю за собой. Для начала хочу выслушать каждого и постараюсь учесть ваше мнение. -- Думая, что ещё добавить, Артур сделал паузу. -- Как мне кажется, у нас три варианта. Первый -- мы ничего не делаем, и пусть правосудие свершится. Будем надеяться, что из-за Рона и Джинни Гарри не станет наказывать всю семью.
   -- Гарри не допустит крови, -- заговорил Фред.
   -- Он всего-то хотел, чтобы их с Гермионой оставили в покое, -- согласился Джордж.
   -- Он наверняка заключит сделку с Министерством...
   -- ...и вряд знает о любых других вариантах...
   -- ...разве что сам как следует изучит этот вопрос.
   -- Второй вариант, -- продолжил Артур, -- мы изо всех сил защищаем Рона и Джинни.
   -- Отец, у Министерства есть доказательства? -- спросил Перси.
   -- У них есть рунный кристалл, на котором записано, как Рон приносит бессознательную Гермиону в комнату, Джинни поит её зельями, проливая большую часть зелья похоти ей на шею, Рон начинает её насиловать, она кричит, чтобы он из неё вышел, Рон ломает ей нос, а потом Луна Лавгуд заклинанием швыряет его через всю комнату.
   -- Откуда они взяли эти записи?
   -- Очевидно, ваша сестра считала, что если покажет Гарри запись горячего секса Рона и Гермионы, ради неё он бросит Гермиону.
   -- Она и в самом деле записала сама себя?
   -- Да, Чарли. -- Артур потёр переносицу -- голова болела всё сильнее. -- И третий вариант -- изгнание из семьи. Тогда мы семеро будем не виноваты.
   -- Нет, Артур, ни в коем случае! Ты не выгонишь Рона и Джинни из семьи! -- закричала Молли.
   -- Это моя обязанность -- разобраться с позором, который ты навлекла на нашу семью.
  

* * *

  
   Луна вошла через портрет в апартаменты женатого трио. Несмотря на то, что наступил уже пятый час вечера, Гермиона сидела на диване по-прежнему в пижаме, обхватив руками колени. И явно удивилась, когда рядом плюхнулась подруга.
   -- Привет, Гермиона. Всё ещё несчастна?
   -- Что ты здесь делаешь?
   -- У Гарри встреча с Люциусом Малфоем. Он хотел отказаться, но Дафна сказала, что ему придётся, иначе возникнет масса проблем. Поэтому он попросил меня спасти тебя от одиночества. А Дафна попросила Трейси. Скоро она будет здесь.
   -- Я просто хочу, чтобы меня оставили в покое.
   -- Нет, не хочешь. Ты боишься, что беременна. -- Внезапно гостью заинтересовал натюрморт на стене рядом с дверью в спальню Гермионы. -- И беспокоишься, что ребёнок будет постоянно тебе напоминать о предательстве Рональда.
   -- Нет.
   -- А ещё беспокоишься, что ребёнок будет постоянно напоминать Гарри, что с тобой сделали, и он станет тебя жалеть. -- Она оглядела комнату. -- Конечно, это глупость. Даже если у тебя появится ребёнок от другого, Гарри будет любить его просто потому, что он -- твой. Конечно, тут можно ещё поспорить, только ты не беременна.
   -- Что?
   -- Гарри будет рад любому твоему ребёнку.
   -- Нет, перед этим.
   -- Ты не беременна.
   -- Я не беременна?
   -- Нет. Даже с зельем плодородия сперма Рона настолько ленива, что не выполнила свою задачу. -- Луна легла на диван, положив голову на колени подруге.
   -- Откуда ты знаешь?
   Рейвенкловка пожала плечами.
   -- А откуда я знаю всё, что знаю? Я вижу вероятности, которые создаёт реальность. Я видела, как на тебя напали, и потому вмешалась. А теперь вижу, что ты не беременна.
   -- Правда?
   -- Абсолютно. Утром мадам Помфри это подтвердит... -- Луна заглянула в глаза собеседнице. -- Или нет. Будущее так сложно! Настоящее -- намного проще.
  

* * *

  
   Гарри, Дафна, и Невилл ждали в отдельной комнате, которую арендовали в "Трёх Мётлах". Конечно, первый понимал, почему обязан сюда прийти, но по-прежнему злился, ведь пришлось оставить Гермиону. Он надеялся, что Луна составит ей компанию и не даст свести себя с ума. Именно эта немного странная девушка наверняка сумеет отвлечь любимую. Опять-таки, возможно, своеобразный взгляд Луны на мир поможет Гермионе отвлечься.
   Дафна тоже беспокоилась за сестру по браку. Похоже, суд в октябре станет для Гермионы и их мужа настоящим испытанием. Она улыбнулась сама себе. Брачный контракт подписан меньше двух недель назад, но, так или иначе, она уже влюбилась в Гарри Поттера. Конечно, в Хогвартсе теперь нелегко, но время, которое она провела со своей новой семьёй, того стоит. Такого она от себя не ожидала. Правда, много ли таких людей, кто по-настоящему знает, что его ждёт в жизни?
   Сердитый Гарри -- это на самом деле неплохо. Сегодня вечером ему придётся иметь дело с Малфоями, а с этой семейкой всегда следует держать ухо востро. Хотя... если не нагрянут Пожиратели, опасность не стоит и выеденного яйца. Гарри и сам очень опасен, особенно когда злится. Губы Дафны дёрнулись в мимолётной улыбке. Люциус даже не подозревает, что его ждёт.
   Дверь в комнату распахнулась, и появился Люциус Малфой, причём с таким видом, будто он здесь хозяин. Его жена послушно шла в четырёх шагах позади. С фирменной высокомерной усмешкой вновь прибывший выдал:
   -- Лонгботтом, забирай девчонку Гринграсс и уходите. Нам с Поттером нужно перекинуться парой слов наедине.
   Гарри моментально вспыхнул от гнева, и вокруг него засияла аура. Он сжал правую руку в кулак, и насмешка Малфоя исчезла, а наглая речь оборвалась посередине.
   -- Возможно, мне придётся указать твоё место, Малфой, -- юный лорд произнёс это тихо, но, тем не менее, все его услышали. -- Я для тебя -- лорд Блэк. Тебе ясно?
   -- Тёмный Лорд будет... -- когда магия Гарри сдавила его, эмиссар Волдеморта захлебнулся.
   -- Ты учишься так же медленно, как и твой сын -- отродье твоей высокомерной плоти. Не так ли, Люциус? Мне плевать на твоего Тёмного лорда -- в своё время, когда у меня будет нужное настроение, я его уничтожу. Мою любимую жену зовут леди Блэк. Ещё раз назовёшь её девчонкой, и я тебя убью. Лорд Лонгботтом -- мой доверенный советник. Ещё раз забудешь его титул, и я тебя убью. Отдашь ещё один приказ в моём присутствии, и я тебя убью. Ты меня понял?
   Малфоя сдавило ещё сильнее.
   -- Да, лорд Блэк, -- выдавил он. Гарри отпустил гостя, и тот грохнулся на пол.
   -- Кузина Нарцисса, как твои дела?
   Нарцисса Малфой-Блэк была потрясена -- так мужа в её присутствии никогда не унижал даже Тёмный Лорд. Однако уроки этикета, который в неё вдалбливали с юных лет, мгновенно дали о себе знать, и она присела в реверансе.
   -- Лорд Блэк, леди Блэк, у меня всё в порядке. Благодарю вас, что потратили своё драгоценное время, чтобы встретиться с моим мужем и мной.
   -- Для семьи всегда найдётся время, кузина Нарцисса. Чем наш лорд может тебе помочь? -- спросила Дафна.
   -- Мой муж собирался поговорить с лордом Блэком.
   -- Люциус наверняка хочет предложить союз с полукровкой Томом Риддлом против Дамблдора. Неплохой план, но неужели ты думаешь, что он твой? -- с сарказмом поинтересовался Гарри, растягивая слова. -- Союз с одним лживым вероломным ублюдком против другого лживого вероломного ублюдка. Какой необыкновенный план! -- Юный маг покачал головой. -- Люциус и его махинации мне не интересны, а вот ты, кузина Нарцисса, другое дело. Мы встречались три, возможно, четыре раза, но я никогда не видел твоей улыбки. Твоя сестра Андромеда улыбается, ещё одна твоя сестра Беллатрикс тоже улыбается, хоть и безумно, но почему ты -- нет? Неужели в твоей жизни совсем не осталось радости?
   Миссис Малфой моргнула -- такого вопроса она не ожидала.
   -- Я стараюсь получить от жизни лучшее, лорд Блэк.
   -- Это старается делать каждый, кузина Нарцисса. Но я заметил, что ты не ответила на мой вопрос. Ты счастлива?
   Взгляд Нарциссы переметнулся с Гарри на Дафну, а затем на Невилла. О чём вообще речь?
   -- Нет, милорд, я не счастлива. И сильно переживаю. Пока идёт война, никогда не знаешь, кто умрёт следующим.
   -- Ты считаешь свой брак счастливым?
   -- А разве у меня есть выбор, милорд? Как вам известно, я во всём обязана слушаться мужа.
   -- Семья Блэк по тебе скучает. Я знаю, что ты и твой сын не носите знака полукровки Риддла. В отличие от твоего мужа, вас обоих не заклеймили как домашний скот, поэтому я более чем готов принять вас обратно в семью, аннулировав твой брак и вернув приданое. Оно позволит тебе ни от кого не зависеть. Особенно от его, -- Гарри кивком указал на Люциуса, -- безумного лорда, который без раздумий пожертвует тобой и твоим сыном.
   Теперь Нарцисса смотрела на мужа и видела, что его лицо исказила ярость. Неужели этот ребёнок может честно такое предложить?
   -- А как насчёт моего сына, лорд Блэк?
   -- Он должен быть готов присягнуть на верность роду Блэк, и тогда станет одним из моих наследников и примет фамилию Блэк. Конечно, ему никогда не стать главой семьи (этот титул примет мой первый сын), зато у Драко будет семья, которая всегда его поддержит.
   -- Зачем вам это? Вы же с Драко ненавидите друг друга.
   -- Верно. Многие убеждения Драко мне противны, но это не значит, что я желаю ему смерти. Как уже сказал Люциусу, я собираюсь уничтожить Тома Риддла, и после этого его последователи уже не отвертятся, что их держали под Империусом.
   Женщина задумалась.
   -- Я принимаю ваше предложение, милорд.
   -- Превосходно. -- Гарри повернулся к правой руке Волдеморта. -- Люциус Малфой, по праву главы рода заявляю: связав себя клятвой верности с Томом Риддлом, которая противоречит вашей присяге роду Блэк, вы нарушили условия брачного договора. Ваш брак с Нарциссой Блэк настоящим аннулируется. Приданое Нарциссы Блэк вернётся в Гринготтс, что, к сожалению, повлечёт за собой банкротство младшего рода Малфой. У вашего сына Драко будет выбор: либо присоединиться к роду Блэк, либо остаться с вами в качестве бастарда младшего рода Малфой. А теперь вы свободны. Вернитесь к своему хозяину и передайте, что предложение союза отклоняется. А заодно скажите, что дни его сочтены.
   В приступе ярости Люциус вытащил палочку из своей змееголовой трости, направил её на Гарри и уже готовился произнести заклинание. Юный маг собирался покончить с противником, но тут неожиданно раздался крик "Редукто!", и голова Малфоя превратилась в кровавый туман.
   Все уставились на Нарциссу, чья палочка по-прежнему указывала на бывшего мужа.
   -- Никто не смеет угрожать лорду Блэку!
   -- Благодарю, кузина. А теперь навести свою сестру Андромеду, расскажи ей, что здесь произошло, и попроси помочь переехать в одну из секретных квартир рода Блэк. До тех пор, пока война не закончится, ты будешь едва ли не главной целью. Но долго она не продлится, обещаю.
   -- Спасибо, лорд Блэк. Пожалуйста, победите в этой войне -- от этого так много зависит! Я напишу сыну, чтобы он принёс вам клятву верности.
  

* * *

  
   У входа в замок Невилл пожал руку Гарри и, прихватив ждавшую Ханну, ушёл прогуляться.
   -- Надеюсь, Гермиона в порядке, -- в голосе юноши слышалось беспокойство.
   -- Я попросила Трейси присмотреть за ней, -- призналась супруга.
   -- Серьёзно? А я попросил Луну.
   -- Дэвис и Лавгуд, впервые на сцене! Такое сочетание напугает даже очень сильного человека. -- Они начали подниматься по лестнице. -- Гарри, я считаю, Гермиона боится, что после изнасилования ты от неё отвернёшься. Мне кажется, сегодня ночью ты должен пойти к ней. Совсем необязательно настаивать на сексе -- просто побудь с ней в постели и как следует обними. Если будешь обнимать её как меня, она обязательно почувствует себя любимой.
   -- Ты уверена? Не хочу её заставлять.
   -- Попробуй. По крайней мере, когда тебя нет рядом, я всегда скучаю.
  

* * *

  
   Когда они добрались до своих апартаментов, то обнаружили, что в гостиной темно и пусто. Дафна немедленно одарила супруга глубоким поцелуем и просто растворилась в нём.
   -- Чёрт возьми, ненавижу быть благородной! Иди к ней. Ты её любишь, она тебя тоже. А сейчас она напугана. Просто будь с ней. Но завтра твоя задница -- моя.
   Она снова поцеловала Гарри и удалилась в свою спальню. А тот отправился в свою комнату, переоделся для сна, а потом проскользнул в комнату Гермионы и тихо забрался в постель. Несколько минут он спокойно лежал, слушая её тихое дыхание, а затем любимая повернулась к нему. И была потрясена, обнаружив "гостя", однако узнала его по запаху.
   -- Привет.
   -- И тебе привет. Тебе лучше?
   -- Немного. Спасибо, что прислал Луну.
   -- Луна -- хороший человек. -- Девушка прижалась к нему. Всё-таки Дафна права. Кстати, что тут удивительного? В конце концов, они неоднократно спали в обнимку. -- Ты в порядке?
   -- Всегда, -- пробормотала Гермиона. -- Спать хочется. Жалеть себя -- это так утомительно.
   -- Ты правда в порядке?
   -- Да, -- она поцеловала его в грудь. -- Люблю тебя.
  
  
  

Глава 16. Испытание огнём

  
   Артур вышел из камина.
   -- Люциус Малфой мёртв.
   -- Хорошо, -- отозвался Фред.
   -- Нам-то какая забота? -- спросил Джордж.
   -- Он был убит во время встречи с Гарри. Кингсли пока не рассказал детали, но пообещал держать меня в курсе. Похоже, на встрече семьи Блэк Люциус попытался напасть.
   -- По-прежнему всё хорошо, -- повторился Фред.
   -- И почему нас это касается? -- поддержал его Джордж.
   -- Лично мне по барабану, -- подтвердил Фред.
   -- Гарри убил человека, который обидел его гораздо меньше, чем наша семья, -- объяснил их отец.
   -- Если бы Гарри захотел убить Рона или Джинни, авроры бы из замка забрали только трупы, -- заметил Джордж. -- Пап, серьёзно, Гарри не собирается убивать Рона или Джинни. Разве что один из них снова косо глянет в сторону Гермионы.
  

* * *

  
   Люциус Малфой мёртв. Эта новость поразила человека, которого когда-то звали Том Риддл. Почему-то он ожидал, что тот всегда будет его правой рукой, олицетворявшей высокомерную философию чистокровных. Кто же знал, что Поттер способен на такое?
   Тем не менее, убийство эмиссара Тёмного лорда нельзя спускать с рук. Мальчишку нужно наказать. Конечно, он и так уже отмечен смертью, однако, к сожалению, заодно и хорошо защищён. А вот его друзья -- не очень. Влияние старого дурака слабеет. Мальчишка Ноттов сообщил, что на выходные запланирован выход в Хогсмид. Змеиное лицо Риддла исказилось в подобии улыбки.
   -- Беллатрикс!
   -- Мой Лорд?
   -- Я узнал, что уже завтра студенты Хогвартса выберутся в Хогсмид.
   -- Поиграть с детишками? Спасибо, мой Лорд.
   -- Кажется, ты ещё не закончила с Лонгботтомами, не так ли?
   -- О, мой Лорд! -- Похоже, ещё чуть-чуть, и чистокровная психичка впадёт в экстаз. Интересно, она может обезуметь ещё сильнее?
   -- Возьми с собой десяток Пожирателей смерти. Убейте всех детей, которых найдёте.
   -- Да, мой Лорд.
   Эта женщина -- безумный, но эффективный инструмент. Возможно, придётся устроить ей несчастный случай со смертельным исходом, чтобы её безумие никогда не повернулось против него.
  

* * *

  
   Гермиона лежала в постели, нежась в объятиях Гарри. Скоро вставать. Её мятежный маггловский будильник с выделенным сектором рабочего времени (а всё-таки забавно, что на будильнике отмечены рабочие часы) и светящимися стрелками показывал пять утра. Рука Гарри обнимала её, а ладонь лежала на её животе именно там, где внутри мог расти ребёнок.
   Луна сказала, что ребёнка нет. Она предсказательница. И хотя не может объяснить, почему и как это делает, она знает. Луна сказала, что ребёнка нет.
   Почему же она не радуется? Может, хочет услышать эту новость из уст мадам Помфри? Хочет ли она этого ребёнка хотя бы немного? Вообще-то нет, но... Словно что-то пропало. Разве она не готовилась к плохим новостям?
  
   Вспомнился вчерашний вечер. Когда Луна ушла, осталась Трейси Дэвис. Луна уже покидала гостиную, и тут слизеринка молча вошла и села на диван с противоположной стороны.
   Целых двадцать минут она просто сидела и смотрела на хозяйку, и лишь потом заговорила:
   -- Знаешь, я подумала, что Лавгуд сумеет поднять тебе настроение. Ты, наверно, теряешься в догадках, почему я пришла.
   -- Нет, спасибо за компанию.
   -- Грейнджер, я же тебе не нравлюсь. И не надо притворяться. Ничего страшного, потому что ты мне тоже никогда не нравилась. Если бы не ты, я была бы первой на курсе. А вот Дафне ты нравишься. Нет, не так -- она тебя любит.
   -- Это из-за связи. Я люблю Гарри, а он ей нужен. Нам же надо как-то уживаться.
   -- Ошибаешься, Грейнджер. Связь тут не причём. Из-за связи теперь ты понимаешь и любишь её, а она понимает и любит тебя. Но всё это благодаря магии Поттера, которая изменила Дафну. Ты знаешь, чем владеешь, так не позволяй Уизли это забрать.
   -- Всякий раз, как закрываю глаза, вижу Рона на себе. И чувствую его внутри. Гарри заслуживает лучшей жены, чем я.
   -- Мерлин, какая же ты идиотка! Как, чёрт возьми, ты могла опережать меня на каждом проклятом уроке? Гарри Поттер тебя любит. Он тебя выбрал. Его дурацкое гриффиндорское благородство связало его с Дафной, да и то только потому, что та собирается изменить мир. У тебя есть его имя, его состояние и его сила. И что ещё важнее -- у тебя есть его душа. Конечно, ему не наплевать, что Уизли с тобой сделал -- ему стало больно. Ты могла трахаться с любым парнем в этой школе, но пока он знал, что это твоя идея, всё равно взял бы тебя в свою постель, не моргнув глазом. Ты сама понимаешь, чем владеешь?
   -- Я знаю, что он меня любит. Не понимаю, почему, но знаю.
  
   Она чувствовала, как Гарри её ласкает -- его левая рука двинулась вниз, и кончики пальцев начали описывать медленные круги над её лобковыми волосиками. Он любил так её ласкать, и она сильно удивилась, когда обнаружила, что ей тоже нравится. Он называл их "мои любимые завитушки". И когда начинал так гладить её во сне... это казалось настолько милым, что, пожалуй, и сравнить-то не с чем. В глубине души хотелось ответить на его ласки, но та часть, которая считала её грязной, не позволила.
  
   -- Послушай, Грейнджер, -- продолжала Трейси. -- Тебя поддерживает та, кого я уважаю больше всех на этой жалкой планете. Если Дафна считает тебя равной себе, ты обязана, как это ни удивительно, это принять. Заодно тебя любит Гарри-чёртов-Поттер. Знаешь, мне доводилось видеть эту отвратительную карикатуру, которая сама себя назначила "Тёмным Лордом". Так вот, Гарри излучает больше силы, чем эта мерзость может даже мечтать. Твой муж собирается убить Волдеморта, он станет спасителем мира и сумеет изменить этот мир к лучшему. И ты можешь ему подсказать, каким образом. У тебя есть родители, которые тебя любят и поддерживают, и никогда не променяют твоё счастье на призрачные политические выгоды. Да, то, что с тобой случилось -- ужасно, но ты сильная. Ты справишься, потому что пока даже не представляешь своей силы. И она тебе обязательно поможет.
   -- Почему ты считаешь, что я такая уж чертовски сильная?
   -- Ты же меня превзошла, а я сильная. Ты ведь не первая женщина, с которой это случилось. На третьем курсе Малфой загнал меня в угол. Два его идиота меня держали, а он пользовал. А потом и они по очереди. А мои родители были вне себя от радости. "Отлично", -- сказали они. -- "Если ты привлекла внимание Малфоя, от такого союза мы только выиграем". И ни один парень со Слизерина за меня не вступился. Только Дафна поддержала, пока я ревела. С тех пор они мною пользовались десятки раз. -- Гермиона в ужасе уставилась на гостью. У той в глазах стояли слёзы. -- Я это пережила. Ты тоже сможешь.
  
   Гермиона вспомнила, как притянула Трейси в объятия и прошептала:
   -- Больше никогда.
   Подруга её сестры по браку права -- она сильная. И хоть пока не готова к близости с Гарри, это ненадолго.
  

* * *

  
   Джинни Уизли сидела на койке в камере.
   Почему всё так повернулось? Как об этом узнала Луна? Почему она помешала? Гарри и его слизеринская шлюха нашли её братца-идиота и глупую грязнокровку в процессе полового акта, и что он сделал? Отказался от Грейнджер и пришёл к ней? Нет. Он даже не взглянул на неё и снова ушёл к своей грязнокровке. И пронёс её бесчувственное тело по всем коридорам до больничного крыла. Мама рассказала, что Гарри угрожал ей и папе, -- заявил, будто убьёт их с Роном, если снова увидит кого-нибудь из них...
   Мама ошиблась. Наверняка она неправильно его поняла. Гарри её любит, и когда бросит грязнокровку и слизеринскую шлюху, вернётся к ней. Они были вместе целых десять месяцев. Она мечтала о его поцелуях. Это всё сплошная ошибка. Пора Гарри её исправить. Пора Гарри её спасти. Как только он узнает, что шлюха ждёт ребёнка от Рона, Гарри придёт за ней.
   Гарри всегда её спасал. Ради неё он сражался с василиском и убил воспоминание Риддла. А когда её ранили в Министерстве, именно Гарри был рядом, пока она плакала... Или не он? Почему-то трудно вспомнить.
   У основания двери в щель скользнул лоток. Нет, они её не обманут. Она знала, что они делают. Они добавляют в пищу зелья. Они хотят дёргать её за верёвочки. Они хотят, чтобы Гарри забыл о ней.
   Только Гарри никогда её не забудет.
  

* * *

  
   -- Вы не беременны.
   -- Вы уверены? -- почти умоляя подтвердить, Гермиона посмотрела в глаза целительнице.
   -- Абсолютно, мисс Грейнджер. -- Так мадам Помфри уже давно не радовалась. Слишком уж часто в такой ситуации ей приходилось отвечать не "нет", а "да". Реакция пациентки тоже оказалась необычной -- слёзы облегчения. Конечно, если у тебя есть муж, такое не совсем нормально, но только не сейчас.
   Гарри заключил любимую в объятия и дал выплакаться. Когда-нибудь у них всё получится, и они услышат от целителя "да".
   Двадцать минут спустя (Гермиона умылась и дождалась, пока глаза перестанут быть такими красными) женатая пара возвращалась в свои апартаменты.
   -- Если хочешь, можем прогуляться в Хогсмид. Подышим свежим воздухом, разомнём ноги...
   -- Нет, -- девушка покачала головой. -- Чтобы взять себя в руки, мне нужен ещё один день. Лучше захвати Дафну и повеселитесь. Вы оба и так уже долго меня опекали.
   -- Ты уверена?
   -- Да. Принеси мне что-нибудь.
   -- А чего ты хочешь?
   Гермиона улыбнулась. Когда Гарри увидел эти ямочки на щеках, его сердце забилось быстрее.
   -- Удиви меня.
  

* * *

  
   Невилл протянул руку, чтобы помочь Ханне выйти из кареты.
   -- Итак, миледи, куда желаете? К мадам Паддифут?
   -- Мерлин, нет! Мне потом будут сниться розовые кошмары. Давай сначала в "Сладкое Королевство", а потом в "Три Метлы" и что-нибудь выпьем. А если найдёшь незанятый кабинет подальше от входа... кто знает, может, тебе сегодня повезёт.
   -- Знаешь, лучшей девушки нет на всём белом свете!
  

* * *

  
   Воспользовавшись прогулкой в Хогсмид, Гарри и Дафна отправились в Лондон -- поискать что-то такое, что поднимет Гермионе настроение. При этом первый считал, что лучший подарок -- это книга. Супруга с ним не согласилась и настаивала, что надо подарить красивую удобную пижаму, утверждая, что ни у одной женщины их много не бывает.
   Конечно, это веский аргумент, поэтому за подарок отвечала Дафна. Но Гарри всё равно тайком приобрёл пару магловских романов в мягкой обложке (он точно знал, что за творчеством этих авторов Гермиона следит).
   После похода по магазинам они зашли в индийский ресторан, так что в "арсенале" слизеринки появилась ещё одна маггловская кухня. Дафна с удовольствием полакомилась карри и даже заказала вторую порцию. Глядя на довольную супругу, Гарри только радовался. И, конечно же, не забыл прихватить ещё одну порцию для Гермионы. Ему ли не знать, что ни один демон ада не придёт в такую ярость, как его любимая ведьмочка, если лишить её карри?
  

* * *

  
   Невилл Лонгботтом стоял на коленях, опираясь на руки и тяжело дыша. После криков от Круцио саднило горло. Что ж, если ему суждено умереть от руки этой ужасной суки, по крайней мере, Ханна в безопасности. Всё-таки ему хватило сил, чтобы отвлечь и задержать ублюдков. Ещё бы несколько дней, и он...
   -- Эй, Невилл, посмотри-ка, какую мы нашли милашку, -- прорвался через боль безумный голос Беллатрикс.
   Тот оторвал взгляд от грязного пола и увидел, как в руках одного из мерзавцев в маске бьётся Ханна. Перед глазами словно встала красная пелена, а за ней пришёл гнев, которого он никогда ещё не испытывал. Казалось, его душа сейчас сгорит от ярости.
   -- Это твоя подружка, маленький Невипусик? А она уже раздвинула для тебя ножки, Невипусик? Может, она будет столь любезна, чтобы развлечь джентльменов, которые меня сопровождают? Хочешь на это полюбоваться, Невипусик? Как думаешь, скольких она обслужит, прежде чем начнёт просить, чтобы ты её убил?
   Ярость затопила весь мир. Парень вскочил и бросился на эту мразь.
   -- Круцио!
   И снова боль, только на сей раз ярость её поглотила и порвала в клочья. Левая рука нашла горло суки, оторвала от пола, прижала к стене и начала медленно сдавливать. А пальцы правой сомкнулись на её руке с палочкой и начали ломать пальцы.
   -- Акцио, палочка! -- в награду к нему прилетела родная палочка из вишни с волосом единорога. -- Редукто!
   Пожирателю Смерти, который держал Ханну, внезапно стало трудно дышать -- у него в груди появилось четырёхдюймовое отверстие.
   -- Невилл! -- бросилась к нему девушка. А тот встал перед оставшимися Пожирателями, заслонив любимую.
  

* * *

  
   Гарри и Дафна аппарировали обратно в Хогсмид и обнаружили, что деревня горит.
   Поттер схватил за руку первого же человека, который пробегал мимо.
   -- Какого чёрта здесь происходит?
   -- Атака Пожирателей Смерти. Их возглавляла Беллатрикс Лестрейндж. Они напали на студентов! -- прокричал, судя по всему, местный житель, и побежал дальше. Пара обменялась взглядами, оба молча выхватили палочки и бросились в сторону замка.
   А рядом с "Тремя Мётлами" обнаружили Кингсли Шеклболта, который командовал отрядом авроров. Рядом на земле лежали двенадцать накрытых тел.
   -- Поттер! Иди сюда.
   Гарри и Дафна подошли.
   -- Что здесь случилось? -- спросил первый.
   -- А мы тут гадали, куда вы подевались. Вас здесь видели, а потом вы исчезли. Мы уж испугались, что вас захватили в плен. -- Кингсли заглянул в свои записи. -- Волдеморт послал штурмовую группу, дав задание убивать студентов. Возглавила её Беллатрикс Лестрейндж. Вот она, здесь, -- он пнул одно из накрытых тел. -- Когда они сюда аппарировали, сразу же наткнулись на Невилла Лонгботтома и его девушку. Ты же в курсе, что эта сука зациклилась на Лонгботтомах. Она напала на мальчика. Тот сумел отвлечь внимание ублюдков, а его подруга в это время успела организовать эвакуацию. Парень и в самом деле долго продержался, поэтому ей удалось увести отсюда всех студентов. Но потом она вернулась к нему. Конечно же, её схватили. Беллатрикс начала ей угрожать, и тут Лонгботтом просто слетел с катушек. Сначала он голыми руками убил Лестрейндж, а потом -- всех Пожирателей, которые прибыли с ней, кроме одного. У выжившего нет Метки, но он разливается соловьём, выкладывая всё, что знает. По его словам, Лонгботтом ему пообещал, что если он упустит хоть одну деталь, Невилл сотворит с ним такое, что не снилось Тёмному Лорду даже в худших кошмарах.
   -- Невилл в порядке?
   -- К сожалению, нет. Тяжёлые последствия Круцио. Он сейчас в больничном крыле. Поппи сказала, что он держался только на ярости и адреналине.
  

* * *

  
   Гарри с Дафной вернулись в свои апартаменты, и парня немедленно атаковала настоящая ракета с непокорной копной волос и в пижаме.
   -- Где тебя черти носили?! -- кричала она, изо всех сил обнимая мужа. -- Я так волновалась! Думала, ты ранен или попал в плен, или лежишь мёртвым в какой-нибудь канаве. Больше никогда так не делай!
   -- Гермиона, -- сестра по браку погладила её по волосам, -- мы были в Лондоне. А про нападение узнали, только когда вернулись.
   -- Мы не хотели, чтобы ты волновалась.
   -- Вы были в Лондоне? Зачем?
   -- Хотели для тебя что-нибудь найти, чтобы подбодрить. -- Дафна вручила ей сумку из Harrods[1].
   -- Это мне? Спасибо.
   -- Там ещё еда, -- добавил Гарри, мысленно похлопав себя по плечу, потому что не забыл про согревающие чары.
   Гермиона открыла сумку и заглянула внутрь.
   -- Ты купил мне карри? -- она вытащила пластиковый контейнер. -- Карри -- это хорошо. Спасибо! -- Девушка взглянула на супруга. -- Ты должен навестить Невилла.
   -- Позже. Я за тебя беспокоился, поэтому сначала пошёл сюда.
   -- Иди, повидайся с ним. А мне надо поговорить с Дафной. Иди-иди.
  

* * *

  
   Гарри вошёл в больничное крыло и первой увидел Ханну, которая сидела на стуле рядом с единственной занятой кроватью. А Сьюзен Боунс наверняка решила составить ей компанию. Ханна тут же вскочила и обняла Поттера.
   -- Слава Мерлину! Мы так беспокоились! Думали, тебя взяли в плен.
   -- Мы с Дафной были в Лондоне, искали кое-что для Гермионы. Как Невилл?
   -- Невилл -- идиот, -- прохрипел человек, который лежал в кровати. После Круцио его тело тряслось. -- Надо было бежать, но я подумал, что смогу их задержать.
   -- А ты и вправду задержал этих ублюдков. Авроры от тебя просто в восторге. Кроме тебя не пострадал ни один студент. Пожиратель смерти, которого ты оставил в живых, поёт как канарейка. Может, я и Мальчик-Который-Выжил, но авроры тебя уже прозвали Парень-Который-Надирает-Задницы.
   -- Бабушка меня убьёт.
   -- Не знаю, не знаю, Нев. Ты всегда говорил, что она сравнивает тебя с отцом, но после сегодняшнего ей, возможно, придётся сравнивать отца с тобой. -- Гарри улыбнулся прикованному к кровати другу. -- Кстати, кто-нибудь её уже вызвал? Если нет, могу это сделать.
   -- С ней связалась профессор МакГонагалл.
   -- Мадам Помфри бросает на нас убийственные взгляды, так что лучше тебе уйти, -- заметила Ханна. -- А я останусь с Невиллом и встречу его бабушку.
   Поттер кивнул.
   -- Береги себя, приятель. Если что-нибудь понадобится, дай мне знать.
   -- Спасибо. -- Невилл откинулся на подушку, а Гарри и Сьюзен покинули больничное крыло.
   -- Итак, мистер Лонгботтом, -- Ханна наклонилась и поцеловала его, -- когда вы отсюда выберетесь, вас ожидает награда.
   -- Я же ничего особенного не сделал.
   -- Ничего особенного, -- передразнила девушка. -- А кто поборол Круцио? До сих пор никто не мог таким похвастаться. Тебя пытали, а ты поднялся и победил. И защитил меня. Знаешь, если бы ты не пострадал так сильно, я бы наградила тебя по-своему прямо сейчас.
   Дверь в больничное крыло распахнулась, и вошла Августа Лонгботтом. Невилл еле сдержал возглас удивления -- он впервые увидел бабулю на публике без сумки и шляпы с чучелом грифа. Неужели она так сильно за него переживает?
   -- Невилл! Как ты?
   -- Я в порядке. Мадам Помфри хорошо обо мне заботится. -- Вслед за Августой в палату вошёл ещё один человек. -- Дедушка Элджи? Спасибо, что пришёл.
   -- Когда я услыхал о твоих приключениях, гостил у вас. Ты молодец, парень. Сегодня ты показал истинный характер Кроакеров.
   -- Я просто сделал то, что должен. Больше Лестрейндж никому не навредит. -- Тут герой дня сообразил, что сейчас следует сделать. -- Бабушка, дедушка Элджи, это Ханна Эббот... -- внезапно во рту пересохло, -- моя девушка. Ханна, это моя бабушка Августа Лонгботтом и двоюродный дед Элджерон Кроакер.
   Дальше состоялся обмен любезностями. Еще четверть часа продолжался спокойный разговор, но потом усталость взяла верх, и Невилл задремал. А затем пришла мадам Помфри, проверила пациента и выставила из палаты "посторонних".
   -- Мисс Эббот, кажется, вы очаровали моего внука.
   -- Я люблю его, леди Лонгботтом. Сегодня он сражался и убивал за меня. Я никогда не брошу такого мужчину, -- позволила себе Ханна не слишком тонкий намёк.
   -- Я так и подумала. Может, сейчас подходящее время, чтобы навестить ваших родителей и начать переговоры?
   Ханна не верила своим ушам. Она почему-то считала, что эта аристократка запретит ей даже приближаться к Невиллу.
   -- Вы уверены? Моя семья занимается торговлей...
   -- Род Лонгботтомов не требует приданого вот уже более двух столетий, мисс Эббот. Иначе юная дочь купца Августа Кроакер никогда бы не присоединилась к этой семье. -- Пожилая женщина улыбнулась. -- Не смотрите так испуганно, лет через шестьдесят кодекс чистокровных матрон и у вас будет от зубов отскакивать. -- Августа положила руку девушке на плечо. -- Я плохо относилась к Невиллу, постоянно сравнивая его с моим сыном -- его отцом, а вы сделали его счастливым. Пожалуйста, так и продолжайте. Он это заслужил.
  

* * *

  
   Дафна дождалась, пока Гарри покинет их апартаменты, и только потом повернулась к Гермионе.
   -- О чём ты хотела поговорить?
   -- О Трейси и Драко, и что мы собираемся с этим делать.
   -- Она тебе рассказала?
   -- Не в деталях, но да. Я так сильно себя жалела... и она рассказала, что случилось с ней. Честно говоря, если бы не она, не знаю, как бы я справилась.
   -- И что ты собираешься делать? Трейси всегда хотела сохранить это в тайне.
   -- Но теперь всё изменилось. Драко ведь теперь в твоей власти, не так ли?
   Глаза Дафны округлились -- чёрт возьми, а ведь Гермиона права!
   -- В первую очередь надо вытащить Трейси из этого притона -- слизеринских общежитий. И тогда мы узнаем, кто ещё в этом замке занимается насилием.
   -- А потом? -- спросила Дафна. Такого она не ожидала -- Гермиона Грейнджер защищает слизеринку. Она-то думала, ещё долго придётся вытаскивать сестру по браку из ямы, а тут... да и мстить, похоже, та не собирается, хоть те же Уизли и заслужили. Нет, кажется, у неё появилась иная цель.
   -- А потом мы выясним, кто покрывает насильников в так называемом "самом безопасном месте Британии" и уничтожим их.
  
   --------------------
   [1] Harrods -- самый известный универмаг Лондона. Считается одним из самых больших и фешенебельных универмагов мира. -- Прим.пер.
  
  

Глава 17. На волне возмездия

  
   Ещё один день в попытках научить чему-нибудь толпу болванов. Ещё один день впустую. Северус Снейп в развевающейся мантии вошёл в свой кабинет и замер, от изумления раскрыв рот: в его кресле, взгромоздив ноги на рабочий стол, развалился Гарри Поттер, листая книгу по бесценным старинным зельям, словно обычный учебник.
   -- Чёрт возьми, что ты забыл в моём кабинете, Поттер?
   -- Добрый день, Нюниус, -- поздоровался "гость", оторвавшись от книги. -- Я пришёл кое-что уточнить. На самом деле, твой ответ не имеет большого значения -- я просто хочу удовлетворить своё любопытство. Ты знаешь, что творится на твоём факультете?
   -- Вон из моего кабинета! Тебя за это исключат.
   -- Да, да, -- Гарри раздражённо махнул левой рукой, -- ты каждый год меня выгоняешь, но почему-то я до сих пор здесь. Правда, в этом году директор даже может к тебе прислушаться. Проблема в том, что меня, конечно же, это абсолютно не волнует. Единственное, чем мне "грозит" исключение, -- у меня появится больше времени, чтобы уничтожить твоих хозяев, причём обоих. Так что сядь, Нюниус.
   Мастер зелий почувствовал, что какая-то сила заставляет его опуститься на стул.
   -- Полагаю, должен тебя поблагодарить. Если бы ты ввёл на своём факультете хоть какие-то нормы цивилизованного поведения, Гермиона по-прежнему продолжала бы бороться с депрессией. Но ты и твоё наплевательское отношение к собственным студентам подарили ей новую цель. Ты знаешь, что, по крайней мере, одну девушку под твоей опекой неоднократно насиловали?
   -- Для этого и существуют женщины. Мужчины их хотят. Мужчины их берут. Которая из девок нажаловалась?
   -- Которая из? Замечательно. Но ты ошибаешься, Нюниус -- девушкам это не нужно. И именно ты обязан их защищать. -- Гарри покачал головой. -- Знаешь, если я убью тебя сейчас, сделаю тебе великое одолжение. Мои жёны знают, что происходит на твоём факультете, и собираются уничтожить вашу счастливую шайку насильников. Если же ты сам притронулся хоть к одной девушке, предлагаю тебе немедленно собирать вещи и бежать. Хоть это и не поможет, тренировка тебе не повредит.
   -- Смеешь мне угрожать, Поттер?
   -- Нюниус, неужели тебя совсем не беспокоит, что я могу сделать с тобой что угодно без палочки или Империуса? Я ведь тебе не угрожаю, а просто объясняю, что случится. Ты сутенёр и трус, но я никогда не думал, что ты ещё и глупец. Разуй глаза -- очень скоро оба твоих хозяина исчезнут, так что больше тебе будет не за кем прятаться.
  

* * *

  
   Драко медленно приходил в себя. Что произошло? После обеда он задержался в Большом зале, чтобы поразмыслить: смерть отца, расторгнутый брак его родителей, письмо матери, в котором она настоятельно советует подойти к Поттеру "со снятой шляпой" и попросить защиты... А потом... ничего.
   -- Мы уже очнулись?
   Драко с удивлением уставился на девушку с непокорными волосами. Та хищно улыбалась, а он внезапно обнаружил, что не может двигаться.
   -- Что ты со мной сделала, грязнокровка?
   Колено, которое врезалось ему в пах, принадлежало черноволосой красавице, стоявшей рядом с Грейнджер. Мир Драко растворился в океане боли. Он не рухнул на пол только потому, что его тело поддерживали связывающие и приклеивающие чары.
   -- Это было первое предупреждение. Ещё раз используешь слова, которые мне не нравятся, -- выяснишь, что полагается за второе, -- выдала предательница крови.
   -- Да вы хоть знаете, кто я? -- выдавил слизеринец сквозь зубы.
   -- Конечно знаем -- нищий бастард, который до сих пор тешит себя иллюзиями, что любое его желание исполняется по щелчку пальцев, -- ответила Грейнджер.
   -- Мы уже знаем, что ты получил письмо от своей мамочки. Так что прислушайся к бесплатному совету -- проси Гарри сохранить тебе жизнь. Ведь теперь ты принадлежишь мне.
   -- Лорд Блэк -- это Поттер, а не ты.
   -- Лорд Блэк действительно мой муж, однако я -- леди Блэк, и в этих вопросах он ко мне прислушивается. Если я скажу ему убить тебя -- ты мертвец, скажу оставить тебя в покое -- ты на всю жизнь останешься нищим бастардом без фамилии, а скажу вознаградить -- ты получишь такое богатство, по сравнению с которым состояние твоего покойного отца -- жалкое пособие.
   -- И чего ты хочешь? Или Поттер недостаточно тебя удовлетворяет?
   В его мире снова осталась только боль.
   -- Это второе предупреждение. Гарри такой человек, до которого ты никогда не дорастёшь, высокомерное мелкое дерьмо. -- Гринграсс приподняла его голову за подбородок. -- Третья ошибка, и ты подохнешь, Драко. Учти.
   -- Мы хотим от тебя одну простую вещь, -- вмешалась Грейнджер. -- Ты сейчас перечислишь всех девушек, которыми воспользовался. А заодно каждую, которая пострадала от твоих ничтожных прихлебателей. Расскажешь правду -- будешь жить. Мы даже попросим Гарри, чтобы он сдержал обещание, которое дал твоей матери. Солжёшь -- и твоя жизнь станет весьма неприятной и очень-очень короткой.
  

* * *

  
   Луна сидела под своим любимым деревом. Тут её никто не трогал. Оскорбления и издевательства ребят с её факультета никуда не делись, и ей до сих пор приходилось тратить массу времени, чтобы найти украденные вещи. На самом деле, чаще она не сильно-то и сердилась -- просто досадно, если к тебе так относятся. Ладно, всё равно это не навсегда.
   Ветви огромной ивы спускались к самой земле, слегка лаская её щёки. Рейвенкловка никогда не понимала, почему столько волшебников боятся этого замечательного дерева. Оно ведь не производит впечатления опасного растения или чего-то в этом роде.
   Люциус Малфой мёртв, так что род Малфоев прервался. Невилл вцепился в своё наследие обеими руками, и Беллатрикс погибла. Реальности закручивались вокруг, и она наблюдала, как от линии, на которой сейчас находится, отпадают целые вселенные. Гермиона с Дафной искали девушек, над которыми надругались в школе, и собирались отомстить. Привлечь Трейси Дэвис -- лучший выбор, потому что созданная реальность, как оказалось, для Гарри едва ли не главная дорога к счастью.
   Очень важно, чтобы Гарри был счастлив. Как она рассказала родителям Гермионы, это самое главное. А заодно этот путь означал счастье и для неё самой. Что ж, весьма приятный бонус.
   Интересно, а если бы Гарри или Гермиона знали, что старшие Грейнджеры вернулись в Англию?
   Гермиона для Гарри -- превосходный выбор. Хорошо, что она прочитала книгу, которую Луна отдала Гарри, и сообразила, что делать. В культуре волшебного мира существовала масса вещей, от которых магглорождённые и магглы просто отмахивались, потому что не понимали. Отрадно, что Гермиона -- настоящая умница, хотя может упереться так, что с места не сдвинешь.
   -- Луна?
   Та подняла голову.
   -- Джастин! -- весело воскликнула девушка. Она поджидала его с минуты на минуту.
   -- Луна, что ты тут делаешь? Это проклятое растение опасно! -- Джастин Финч-Флетчли вышел прогуляться, и тут заметил стройную блондинку. Получив от своей девушки письмо "Дорогому Джону"[1] (Эрни пришлось объяснять целых двадцать минут, однако тот так и не понял, что же это за Джон такой), он слегка жалел себя. Тем не менее, разговор с хорошенькой рейвенкловкой мог стать неплохим развлечением. Джастин всегда находил Луну более чем странной, но не в плохом смысле.
   -- Да ты что! Это дерево -- самое ласковое растение, которое мне встречалось. -- Небольшая ветвь пробежалась по её волосам, заставив хихикнуть. -- Не желаешь присесть и насладиться прекрасной погодой?
   Джастин сглотнул. Если он не сумеет пересилить себя, потому что испугался какого-то дерева, как потом будет смотреться в зеркало? Например, когда бреется.
   -- Было бы здорово. А ты уверена, что твой друг примет меня не хуже тебя?
   -- Конечно. -- Девушка похлопала по земле рядом с собой. -- Давай, я не кусаюсь... слишком сильно. -- На мгновение ей стало жаль всех других Лун, судьбы которых оказались не такими счастливыми.
  

* * *

  
   -- Вы уверены? -- Амелия Боунс оторвалась от пергамента.
   -- Без сомнения. Дело в том, что до сих пор никто не принимал Винкодильо так долго, поэтому на эту тему мало что известно. Оба молодых Уизли принимали это зелье с октября прошлого года по сентябрь этого. Снабжал их зельем Дамблдор. Да вы и сами их видели, -- Элджи Кроакер покачал головой.
   Понимая, что ступает на опасную территорию, хозяйка кабинета прищурилась.
   -- И почему ваш отдел так заинтересовался? Обычно пытаться получить от вас помощь -- всё равно что рвать зубы у дракона.
   -- Когда Поттер соскочил с поводка, Дамблдор попробовал проделать тот же трюк с моим внучатым племянником Невиллом Лонгботтомом. И только благодаря удаче попытку напоить его зельем Мансипиумдильо обнаружили прежде, чем оно успело на него повлиять. Кто на этот раз выступал в роли контролёров, мы не знаем, но если они уже прекратили принимать зелье, негативных последствий не будет.
   -- А что будет с Уизли?
   -- Вы же их видели. Оба обезумели и непоколебимо убеждены, что Поттеры принадлежат им. Понятия не имею, чем им можно помочь. Когда Невилл сообщил, что случилось, я много чего выяснил про эти зелья. Так вот, согласно документам, никто ещё не принимал контролирующее зелье больше двух месяцев. А те, кто добирался до этого срока, демонстрировали явные признаки одержимости своими рабами. Дамблдор весьма небрежно относится к своим пешкам. Надо что-то предпринять.
   Мадам Боунс кивнула.
   -- Понимаю. И спасибо вам.
   Кроакер поднялся и протянул ей толстую папку.
   -- Вот мои заметки. Конечно же, обо мне ни слова -- невыразимцы такими делами не занимаются. Однако Невилл -- моя кровь. Пожалуйста, сделайте всё возможное.
   Он вышел из кабинета. Несколько мгновений Амелия смотрела ему вслед, а потом повернулась к камину, бросила туда щепотку летучего пороха и крикнула:
   -- Артур Уизли!
  

* * *

  
   -- И что тебе понадобилось? -- Трейси по просьбе Дафны пришла в апартаменты молодожёнов. -- В записке сказано, что это важно.
   -- Хочу тебя поблагодарить. -- Дафна заключила свою подругу в объятия. -- Ты вытащила Гермиону из ямы.
   -- И подарила ветряную мельницу, с которой можно повоевать. -- Две слизеринки ещё с первого курса привыкли применять маггловские идиомы. -- Серьёзно, она в порядке?
   -- Теперь переживает за тебя.
   -- Глупая гриффиндорка.
   Дафна улыбнулась.
   -- На самом деле, она не так уж и безнадёжна. Именно она указала, что поскольку брак Малфоев аннулирован, а Люциус мёртв, теперь Драко принадлежит мне.
   Такого недоумения на лице подруги Дафна ещё не видела. Больше того, та несколько раз открыла и закрыла рот.
   -- Хочешь сказать, я что-то в ней пропустила?
   -- Мы обе. Конечно, с того времени ещё и суток не прошло, а хорошая интрига требует времени.
   -- Верно. И я собираюсь его использовать. Похоже, пора мне потолковать с Драко.
   -- Уже. Когда дело дошло до допроса, Гермиона показала весьма богатое воображение. Драко сейчас явно не самый счастливый человек на свете. Я знала, что он и других девушек домогался, но понятия не имела, насколько их много. А уж Снейп... Тебя он трогал?
   -- Только однажды. Его чары памяти -- полное дерьмо. Хоть и в тумане, но я помню, что он делал. Как правило, он предпочитал рыжеволосых. Помню, пару раз со мной у него ничего не вышло. Итак, какой у нас план?
   -- Мы пока ещё не решили. Для начала нужно изолировать насильников.
   -- И у нас получится?
   -- Да. У Гарри есть сила и мотивация, у меня -- план, а у Гермионы -- гнев. Трейси, пожалуйста, поговори с каждой пострадавшей девушкой и передай, что завтра после обеда я жду их в Выручай-Комнате.
  

* * *

  
   Артур Уизли снова собрал всю семью, за исключением двоих младших. Пятеро его старших сыновей сидели за столом, погрузившись в глубокую задумчивость. Даже близнецы притихли и ушли в себя.
   -- У меня тревожные новости.
   -- Что Поттер и его шлюхи ещё натворили? -- выплюнула жена.
   -- Помолчи, Молли. Оказывается, Рон и Джинни пострадали от зелья, которое принимали, чтобы контролировать Гарри и Гермиону.
   -- Что ты имеешь в виду, папа?
   -- Билл, сегодня меня вызвала Амелия Боунс. Они принимали это зелье почти целый год. А по словам Амелии, максимально безопасный срок для этого зелья составляет всего лишь восемь недель. В итоге теперь оба бредят и убеждены, что их рабы, то есть Гарри и Гермиона, принадлежат им и в самом деле в них влюблены. Оба просто обезумели. Их переводят из камер предварительного заключения в Министерстве в палаты долгосрочного ухода в Мунго.
   -- Они лгут! Дамблдор никогда бы не позволил...
   -- ЗАТКНИСЬ, МОЛЛИ! Я знаю, что ты увязла в этом по уши. Ты ведь была в курсе, что они творили. Это ты виновата! Твои фокусы стоили нам двух наших детей, точнее -- их разума. Целители понятия не имеют, сумеют ли они когда-нибудь прийти в себя. Это ты им позволила! Начинается расследование, и Дамблдора будут судить. И если тебя признают виновной, клянусь Мерлином, я вышвырну тебя из семьи!
  

* * *

  
   -- Что ж, ты произвела на мою бабулю неизгладимое впечатление. -- Невилл с Ханной стояли около комнаты главной девушки-префекта Хаффлпаффа. -- Она постоянно о тебе расспрашивает. Похоже, ещё немного, и полюбит сильнее меня.
   -- Мы с ней достигли взаимопонимания. Но я тебя попросила прийти сюда не за тем, чтобы обсуждать твою бабушку. -- Девушка взяла любимого за галстук, притянула поближе и страстно поцеловала. -- Я считаю, что пора нашим отношениям сделать серьёзный шаг вперёд.
   Невилл поднял её на руки.
   -- А я считаю, что это просто замечательная идея.
  

* * *

  
   -- Директор, что вы собираетесь с этим делать?
   Прекратив писать, Дамблдор поднял голову.
   -- Что ты имеешь в виду, Северус? Что я собираюсь делать с чем?
   -- С Поттером и его шлюхами. Он осмелился притащиться ко мне в кабинет и заявил, что его бабы расследуют голословные утверждения о сексе на факультете Слизерин. И имел наглость сказать, что если я поимел хоть одну студентку, он меня уничтожит.
   -- А ты занимался сексом со студентками?
   -- По случаю. Впоследствии я стирал им память, так что ничего страшного.
   -- И ты не видишь ничего зазорного?
   -- Нет, конечно. Им же это не навредило. Просто мужчины со Слизерина воспользовались женщинами, чтобы снять стресс. В чём проблема-то?
   -- Северус, если об этом станет известно, твоя жизнь не будет стоить и ломаного кната. Мы должны убедиться, что об этом никто и никогда не узнает.
   -- Надо всего лишь разобраться с Поттером и его шлюхами. Или, по крайней мере, заставить Гринграсс вернуться в подземелья. Тогда я с ней разберусь, не вынося сор из избы.
  

* * *

  
   В учительской было так тихо, что наверняка можно было расслышать дыхание призрака (конечно, если бы хоть один сюда заглянул). Минерва как ни старалась, не могла вспомнить подобное. Если бы она не видела уставившихся на неё коллег, решила бы, что больше здесь никого нет.
   -- Полагаю, до вас уже дошли слухи?
   -- Верно, Мин. Я бы ни за что не поверил, но учитывая источник... -- Филиус Флитвик явно рассердился. -- Это бросает тень на всех нас, -- заметил человек, который регулярно демонстрирует студентам (как правило, слизеринцам, но не только), что небольшой рост никак не ограничивает ярость.
   -- Я многие годы осматривала слизеринских девочек и всегда считала, что их травмы -- результат секса по согласию. Я должна была...
   -- Мы все должны были, Поппи. Боюсь, мы позволили репутации факультета затуманить наш разум.
   -- Включая тех, кто сам когда-то учился на этом факультете, -- добавила Аврора Синистра. -- В моё время такого не происходило. Однако гуляют и другие слухи: говорят, Северус...
   Флитвик поморщился.
   -- Если это окажется правдой, я с ним "станцую"[2]. А авроры пусть забирают то, что от него останется.
   -- Извини, Филиус, но как заместителю директора эта привилегия принадлежит мне.
   Вопрос, который вертелся на языке у всех, задала Помона Спраут:
   -- Альбус всегда защищал Северуса, причём от любого, кому не нравятся его сомнительные методы преподавания. А что, если это правда, и директор был в курсе?
   В комнате снова воцарилась тишина.
  

* * *

  
   -- Спасибо, что пришли. -- Амелия Боунс сидела в удобном кресле в отдельном кабинете в "Трёх мётлах" и украдкой рассматривала Поттера и его жён. И только теперь начала понимать, что эти трое -- ровесники её племянницы Сьюзен. Неужели в ближайшее время Сьюзен тоже выйдет замуж? Оставалось надеяться, что девочка найдёт себе кого-нибудь не такого бурного по сравнению с мужем, который достался этим двум ведьмочкам. Конечно, мистер Поттер -- прекрасный молодой человек, однако и неприятности притягивает, словно магнит.
   -- Мадам Боунс, ваша записка меня удивила. -- Гермиона... Грейнджер. Глава ДМП напомнила себе, что по какой-то странной магловской традиции та оставила себе девичью фамилию. Разве она не понимает, какая это честь -- стать Поттер? Девушка тем временем продолжала: -- Какие-то проблемы с Уизли?
   -- Да, и очень большие. -- Она передала папку с документами. Молодой человек глянул лишь мельком, а вот его жёны впились туда взглядом.
   -- Почему они в Мунго?
   -- Слишком долго принимали управляющее зелье, лорд Поттер. Его изначально можно было принимать только несколько недель, а они его пили чуть ли не целый год. И теперь в их разуме царит хаос и путаница. Целители разума в Мунго сообщили, что оба зациклились на вас с леди Поттер до такой степени, что их естественная защита превратилась в руины.
   -- Похоже, Дамблдор не слишком-то заботится о своих пешках, -- грустно заметила Дафна Блэк.
   -- Нет, не слишком. -- Амелия покачала головой. -- В этой ситуации основной фокус расследования сместился. Я больше не выдвигаю против Уизли обвинений в изнасиловании, потому что они пробудут в больнице очень долго. Один из целителей вообще высказал мнение, что они уже никогда не придут в себя настолько, чтобы их оттуда выпустили. Так что теперь я собираюсь выдвинуть обвинения против Альбуса Дамблдора и Молли Уизли.
   Гермиона Грейнджер оторвалась от документов.
   -- Думаете, у вас есть шансы?
   -- Дамблдор, конечно, скользкий тип с почти безупречной репутацией, но лично я считаю, что на этот раз он зашёл слишком далеко.
   -- Возможно, это поможет, -- леди Блэк передала мадам Боунс собственную папку.
   -- Неужели это правда? -- спросила та, прочитав первый абзац.
   -- Да. Мы опросили четырнадцать девочек из Слизерина с третьего по седьмой курс, которых сначала изнасиловали одноклассники, а потом декан их факультета приказал молчать. Заодно мы выявили ещё четыре случая надругательств над девочками с других факультетов, которых угрозами заставили молчать. Пятерых слизеринок изнасиловал лично Северус Снейп, который затем попытался стереть им память. Однако эти чары выходят у него не слишком хорошо, поэтому большинство девочек помнят почти всё, -- выдала Гермиона.
   -- Вот воспоминания, которые мы собрали у потерпевших, -- Дафна передала чётко промаркированные и опечатанные флаконы. -- Уж простите, если мы не станем ждать, пока медленно провернётся колесо правосудия. Наши друзья в опасности, и мы будем их защищать.
   -- Пока вы держитесь в рамках закона...
   Встреча продолжалась ещё полчаса -- глава ДМП и две студентки обсуждали детали нового расследования. Каждая по очереди выдвигала предложения, которое остальные двое немедленно записывали. Когда пришла пора возвращаться в замок, Гарри отвёл Амелию в сторонку.
   -- Я хочу покрыть расходы на содержание Рона и Джинни в Мунго.
   -- Не думаю, что это будет...
   -- Мадам Боунс, что бы ни случилось, когда-то оба были моими друзьями. Я до сих пор смотрю на Артура Уизли как на отца, которого у меня никогда не было. Пожалуйста, подумайте, чем можете мне помочь. Я не смогу это сделать в открытую -- мне будет неловко перед их семьёй, но...
   -- Понимаю, мистер Поттер. Я посмотрю, что можно сделать. Скорее всего, свяжу с адвокатом, который занимается подобными делами.
   -- Благодарю, мадам Боунс.
  

* * *

  
   -- Пытаешься заплатить за их лечение, не так ли?
   Трио возвращалось в замок. Если Дамблдор продолжит валять дурака, не позволяя им пользоваться каретой для "внешкольных мероприятий", Гарри подумывал просто купить одну. Правила более чем столетней давности вполне это допускали.
   -- Да. Я ненавижу то, что они сотворили, но не могу не задаваться вопросом: а что такого сделал Дамблдор, чтобы их убедить? Рон, конечно, тот ещё ревнивый идиот, но про зелье никогда бы не додумался.
   -- А вот Джинни -- вполне, -- отозвалась Гермиона. -- Когда мы учились на пятом курсе, она попыталась сварить одно. А когда рассказала мне, я его уничтожила. Она потом несколько недель на меня злилась.
   -- Потрясающе! Мало нам было Амбридж, так до кучи ещё и любовное зелье. И всё равно она была моим другом, а её семья была очень добра ко мне. Чёрт возьми, да если это поможет Уизли, я пристрою к Мунго новое крыло! Думаю, это правильный поступок.
   -- Когда-нибудь очередной правильный поступок тебя убьёт, -- Дафна надулась. -- Но сначала ты должен подарить мне пять или шесть детей.
   -- Пять или шесть? А кто тут говорил о четверых?
   -- Это было прежде, чем я узнала, с каким наслаждением можно заниматься практикой. А ты, Гермиона? Сколько Поттеров нам ждать?
   -- Понятия не имею. Я думала, что сначала займусь карьерой, и только потом -- семьёй, -- гриффиндорка мило улыбнулась. -- Но ты права: практика -- это весело.
   -- Если вы на минутку прекратите обсуждать нашу личную жизнь, хочу вас предупредить -- будьте осторожны. Вашим расследованием довольны далеко не все. Пожалуйста, не ходите поодиночке. Большинство уроков у вас вместе, а в случае чего и я подойду. Не хочу, чтобы с любой из вас что-то случилось.
   -- Мы будем осторожны, -- смиренно пообещала Гермиона.
   -- И мне кажется, нас поддержат сильнее, чем ты думаешь, -- добавила Дафна. -- Знаешь, сколько мы обнаружили злющих ведьм, которые считали, что кроме них с такой проблемой никто не сталкивался и им никто не поверит?
   -- Лично я считаю, что единственное разумное решение -- ликвидировать нынешнее распределение по факультетам, -- заявил Гарри. -- Или, по крайней мере, сортировать по личным качествам. Если бы студентов распределяли случайным образом, тогда одна-две черты не определяли бы целый факультет...
   -- Итак, вы считаете себя настолько мудрым, что готовы нарушить тысячелетнюю традицию? -- Из тени вышел Дамблдор.
   -- Традиция, которая не приносит ничего хорошего? Не сомневайтесь, директор.
   -- Про это можете забыть, мистер Поттер -- у вас всё равно ничего не выйдет. Кстати, я хочу поговорить с вашими жёнами.
   -- Пожалуйста, говорите.
   -- Без вас, мистер Поттер.
   -- Нет, директор. Приватность вы обычно игнорируете и ею злоупотребляете. Извините, но я настолько вам не доверяю, что готов немедленно покинуть школу.
   Старик чуть не вздрогнул от гнева.
   -- Что ж, хорошо. Мисс Грейнджер, миссис Блэк, я настаиваю, чтобы вы прекратили ваше абсурдное "расследование". Всё что вы делаете -- пятнаете репутацию прекрасных молодых людей.
   -- И почему меня не удивляет, что вы защищаете насильников?
   -- Мисс Грейнджер...
   -- Наше расследование продолжится, -- оборвала его Дафна. -- Прячась за вашей мантией, они показали всему миру, какие на самом деле трусы.
   -- Миссис Блэк, пока я здесь директор, о ваших необоснованных обвинениях никто не узнает.
   -- Значит, это случится уже скоро. Объяснять надо?
  
   --------------------
   [1] Письмо мужу/парню от жены/девушки, в котором она сообщает, что их отношения закончены, потому что она нашла себе другого -- Прим.пер.
   [2] Конечно, речь идёт о дуэли -- Прим. пер.
  
  

Глава 18. Жизнь бросает вызовы.

  
   Гермиона снова посмотрела на дверь в спальню Гарри. Тот ушёл уже час назад, а она до сих пор работает над проектом по нумерологии.
   -- И долго собираешься с тоской глядеть на его дверь? -- спросила улыбавшаяся Дафна. -- Я-то могу оправдаться магией контракта, а как насчёт тебя?
   -- Она действительно по-прежнему на тебя влияет?
   -- Нет, просто я люблю его, как и ты, но не собираюсь оправдываться, если захочу его подразнить. -- Слизеринка потянулась. -- Влюбиться в мои планы не входило, зато так гораздо приятней. Ты его хочешь?
   -- Да, -- прошептала Гермиона. -- Какое-то время я считала, что больше никогда не захочу заниматься сексом, но теперь...
   -- Прошёл уже почти месяц. Не знаю, смогла бы ждать так долго, пока он проводил бы ночи с тобой. Зато у меня бы появились самые удивительные сны. -- Дафна засмеялась. -- И что вы, гриффиндорцы, со мной сделали?
   -- Помогли научиться быть счастливой?
   -- Так и есть. Я делю любимого человека с сестрой, которую всегда хотела, но её у меня никогда не было. Я помню, что тебе говорила, когда мы обсуждали контракт, но такого никогда от тебя не ожидала. Честно говоря, я думала, ты станешь пилить Гарри, чтобы мы с тобой жили в разных домах, или же в каждом поместье будет два отдельных крыла. А теперь не представляю без тебя свою жизнь. Мне не нравится, когда он проводит ночь с тобой, но я всё понимаю. А так как мы с тобой не из тех, кому нравятся ночи втроём, будем делить его как прежде.
   -- Если вы с Гарри захотите, с удовольствием к вам присоединюсь, -- тихо сказала Гермиона, не в силах поднять глаза на сестру по браку.
   -- Я тоже готова присоединиться, если вы с Гарри не будете против, -- призналась Дафна. -- Но ты не хочешь меня, я -- тебя, а Гарри никогда даже не заикнётся. И неважно, насколько сильно этого желает. Ты же видела его фантазии. Да, ему очень понравится, но просить он не станет.
   -- Вот извращенец, а? -- Гермиона поняла, что смеётся. -- У него явно какие-то проблемы с психикой. Или, по-твоему, это нормально?
   -- Не знаю, какая его часть нравится мне больше: та, где он выступает в роли извращенца с навязчивой идеей оргии, или та, где он реалист, критикующий сам себя. Наверняка последствия жизни в "любящей" семье, -- похоже, леди Блэк спустилась с небес на землю. -- Когда всё закончится, я собираюсь навестить Дурслей и от всей души поблагодарить их за "доброту".
   -- Дай знать, когда соберёшься, -- отложу все дела и присоединюсь к тебе.
   Дафна встала, потянув за собой Гермиону, а потом обняла её.
   -- Иди к нему.
   -- Но сегодня же твоя ночь!
   -- Знаю, но сегодня ты нуждаешься в нём больше меня. Точнее, ты хочешь его больше. Давай, иди, пока я не опомнилась.
   -- Ты уверена?
   -- Да. За мной по-прежнему должок за тот шестичасовой марафон, так что ревновать мне пока рано.
   Гермиона улыбнулась и вернула объятия.
  

* * *

  
   Амелия Боунс тщательно отобрала авроров, которые будут её сопровождать. Во-первых, у каждого есть дочь, а во-вторых, хоть никто из них никак не связан с жертвами, заодно они не связаны и с предполагаемыми преступниками. Баланс, который она уже привыкла соблюдать. В небольшом изолированном британском волшебном мирке всем прекрасно известно, кто с кем ведёт бизнес и кто кому обязан. А помимо семейных уз пришлось побеспокоиться, чтобы в команду не попали чересчур преданные Альбусу Дамблдору.
   Сейчас она стояла в комнате для инструктажа перед пятнадцатью аврорами. Кроме плана школы, на стене у неё за спиной красовались фотографии семи подозреваемых.
   -- Доброе утро, девочки и мальчики. Нас ждёт довольно мерзкая миссия, поэтому слушайте внимательно. В идеальном мире мы бы просто предъявили ордера на арест и задержали подозреваемых. Но если учесть их личность, и какие деньги кое за кем из них стоят, всё это будет непросто. -- Левый глаз с увеличительным моноклем (когда он двигался, впечатление было жуткое) по очереди нацелился на каждого из подчинённых. -- Повторяю -- это будет непросто, но мы должны сработать идеально. Каждый арест должен пройти без сучка и задоринки.
   Теперь она обратила внимание авроров на фотографии.
   -- Первый подозреваемый -- Драко без фамилии. -- Она указала на фото молодого блондина. -- Слизерин. Ранее -- отпрыск семейства Малфой. Брак его родителей был расторгнут по причинам, которые касались чести семьи. Слабый дуэлянт, но способен на дешёвый выстрел в спину.
   -- Следующий -- Грегори Гойл. -- Она указала на неповоротливого молодого человека. -- Слизерин. Ещё один слабый дуэлянт, однако, по сообщениям информаторов, может применить несколько разрушительных проклятий.
   -- Винсент Крэбб. Слизерин. До умиления глуп, но физически силён. Если зазеваться, может стать весьма неприятным сюрпризом для даже лучших авроров. Как-нибудь спросите Грюма, как он потерял глаз. Только для начала поставьте ему пару десятков стаканчиков. -- Комнату наполнил смех.
   -- Теодор Нотт. Слизерин. Первоклассный дуэлянт. Имейте в виду -- драки с ним надо избежать любой ценой. Если он потянется за палочкой, вырубите его прямо на месте.
   -- Кингстон Харпер. Слизерин. Судя по всему, достойный дуэлянт. Кстати, то же самое касается всех остальных. Если он вступит в схватку, уложить его будет трудно.
   -- Майкл Корнер. Рейвенкло. Имейте в виду -- очень умён и быстр с палочкой.
   -- Уэйн Хопкинс. Хаффлпафф. По данным информаторов, мужчине сдастся без вопросов, а вот с женщиной станет бороться. -- Амелия покачала головой. -- В моё время с "барсуками" таких проблем не было. Просто уложите его. Дамы, пусть это сделает кто-то из мужчин.
   Теперь мадам Боунс указала на последнее фото.
   -- Северус Снейп. Мастер зелий и декан факультета Слизерин. Знает о тёмных искусствах едва ли не больше всех на свете. Меченый Пожиратель Смерти. Предположительно, "исправившийся". -- По комнате разнеслись голоса с оттенком отвращения. -- Во времена первого падения Волдеморта избежал наказания за свои преступления только потому, что за него вступился Дамблдор. Но не в этот раз, мальчики и девочки. Теперь мы возьмём этого ублюдочного убийцу, а если у нас на пути встанет сам Альбус Дамблдор, прихватим и его. Нам известны, по крайней мере, четыре документально подтверждённых эпизода его надругательств над девочками, одной из которых было двенадцать лет. И кто знает, что ещё всплывёт, когда об этом станет известно. Сильно подозреваю, что к нам обратятся не только нынешние, но и бывшие студенты.
   -- Какие-нибудь особые инструкции, босс? -- поинтересовалась одна из женщин-авроров.
   -- Если они попытаются сопротивляться, реагируйте соответственно. Будут использовать Непростительные -- убейте их. Прикрывайте друг другу спину. С детьми будьте осторожны. Операция назначена на полдень. В это время все подозреваемые будут обедать в Большом зале. Нашего любимого директора я беру на себя, а вы произведёте аресты. Кто и кого конкретно будет арестовывать, решат командиры групп. За каждым подозреваемым должны следить минимум двое. Проверьте снаряжение, выдвигаемся через два часа.
   Комнату немедленно наполнил гул голосов, что говорило о профессионализме и серьёзном отношении к делу. Но Амелия не обратила на это внимания -- она быстро вышла за дверь и направилась в свой кабинет.
  

* * *

  
   Джастин Финч-Флетчли лежал на земле, разглядывая зелёный полог наверху. В начале октября уже стало холодно, и деревья сбросили листья, но в этом кусочке Запретного леса почему-то до сих пор тепло, а листья, похоже, и не собираются облетать. Он лежал голым на траве, а рядом -- обнажённая блондинка, обнимавшая его во сне.
   Как, чёрт возьми, это произошло? Три недели назад он гулял, жалея себя, потому что после двух лет знакомства его бросила девушка, и наткнулся на Луну, которая сидела под Гремучей Ивой. Та ещё посмеялась, когда он заявил, что это дерево опасно, а потом пригласила его присоединиться.
   Они проговорили два часа. Рейвенкловка оказалась самой странной девушкой, которую ему приходилось встречать, и в то же время он почему-то... пришёл чуть ли не в восторг. Она смотрела на жизнь так, словно прилетела из другой Галактики и сошла на Землю с корабля-матки (как в каком-нибудь фантастическом фильме). Однако... потрясающе уверена в том, что говорит и делает. Поэтому он немного (и даже больше, чем немного) ей завидовал. Живя как он -- одной ногой в волшебном мире, а другой -- в обычном, сложно испытывать такую уверенность.
   Луна тогда подробно рассказала, почему так важно помогать Гарри Поттеру. Поначалу Джастин даже почувствовал укол ревности -- у гриффиндорца и так уже есть пара красавиц-жён, а тут ещё и Луна болтает о нём без умолку. Однако потом до него дошло, что речь о том, что должен совершить Поттер, и почему каждый обязан ему помочь. Луна действительно, без дураков, верила в его "избранность".
   Это заставило Джастина задуматься. Поттер -- хороший парень, и у них двоих давно нет проблем друг с другом (по крайней мере, со времён той истории со змеёй на втором курсе, когда из-за этой задницы Малфоя та на него кинулась). В своё время он допустил ошибку, записавшись на прорицания (как оказалось -- пустая трата времени), однако Луна (а она явно умнее его) и в самом деле считала, что Гарри предсказано сразиться с Волдемортом.
   Что такое долг, Джастин прекрасно понимал. По словам Луны, у Гарри есть долг по отношению ко всему волшебному миру. А у него самого есть долг по отношению к собственной семье. После Хогвартса ему придётся посещать подготовительные курсы, чтобы поступить в университет. У его семьи есть обязательства, которые он должен принять на себя, хотя если ты ещё и маг, это наверняка поможет. Но почему же его так привлекает эта девушка?
   Начиная со следующего дня после той беседы под ивой (та с ним немного "позаигрывала", но без Луны он приближаться к этому дереву точно не собирается) как-то само собой получилось, что они начали вместе обедать за столом Хаффлпаффа. А вот когда он попытался присоединиться к Луне за столом Рейвенкло, "воронам" это явно не понравилось. Правда, она потом объяснила, что на неё тут тоже смотрят косо. Дальше они начали вместе делать уроки, и Джастин быстро обнаружил, что хоть и старше на курс, Луна знает намного больше, причём по каждому предмету. А три дня спустя за самостоятельную работу над ошибками она вознаградила его объятиями и поцелуями. Как бы абсурдно это ни звучало, но с такой мотивацией его оценки взлетели на доселе недосягаемую высоту.
   Тем временем Луна зашевелилась в его объятиях. Оставалось надеяться на лучшее, а то накануне он причинил ей боль -- она оказалась девственницей, чего Джастин никак не ожидал. Если бы она хотя бы предупредила... Потом он долго её утешал, пока у Луны не закончились слёзы. А дальше они попробовали снова. На этот раз он боялся, что окончательно всё испортит, пока девушка не начала ворковать на ухо его имя.
   -- Доброе утро, Джастин. Хорошо спал?
   -- Да. Не понимаю, почему здесь так тепло, но спать с тобой -- просто замечательно! -- Он чмокнул её в нос, и Луна захихикала. -- Правда, мы прогуляли утренние занятия.
   -- Вот зачем мы учились вперёд. -- Она снова хихикнула, взяла его руку и нежно её погладила. -- Надо вернуться в замок к обеду -- там наверняка будет что-то интересное, а пока предлагаю строить наши отношения дальше. -- Девушка куснула его за ухо и прошептала: -- Прошлой ночью ты поднял меня на вершину при помощи рук, а сейчас я хочу её достичь с тобой внутри. Люби меня, милый!
   Джастин накрыл её губы своими и осторожно перевернул на спину. И уже через несколько мгновений она настолько возбудилась, что взяла в руки его восставшее достоинство и направила в себя. Когда он в неё вошёл, Луна прикусила нижнюю губу, а Джастин поймал себя на мысли, что с этой прекрасной ведьмочкой его жизнь перевернулась с ног на голову.


* * *

  
   Это случится сегодня. Филиус Флитвик сидел за столом в личных покоях и полировал палочку. Если ты преподаёшь уже семьдесят четыре года, хороших знакомых в Министерстве у тебя более чем достаточно. Накануне вечером в "Трёх Мётлах" его ждал секретарь Амелии Боунс. Они обменялись несколькими тихими фразами, и тот исчез.
   Семьдесят четыре года на этой работе. Он обучил тысячи детей. Филиусу было хорошо известно, что за глаза его называли чокнутым, однако на его уроки с удовольствием ходили даже слизеринцы, которым очень не нравилось, если занятие ведёт выпускник не их факультета. И он их всех считал своими детьми. Культура волшебников такова, что если в тебе, помимо человеческой, течёт ещё и кровь гоблинов, на постоянные отношения с женщинами можешь не рассчитывать, поэтому семьёй для него стали ученики.
   А Северус Снейп издевался над своими детьми. Глаза маленького человека сузились, а сердце застучало в ритме боевых молотов предков. До сих пор никто и никогда в этой школе не видел злого Филиуса Флитвика. Что ж, теперь увидят. Профессор мысленно улыбнулся. Возможно, на следующих его уроках станет немного потише.
   На кровати он разложил свой старый дуэльный плащ. Пусть авроры выполнят свою работу. А когда они не справятся (а они не справятся, потому что попытаются арестовать Северуса как простого школьного учителя), Филиус отомстит за детей, которых обидел Снейп. Он подождёт этого недочеловека в вестибюле -- именно там лежит самый короткий путь из Большого зала к выходу из замка. Северус сделает какую-нибудь гадость и сбежит. Когда он был мальчиком, этот путь был ему хорошо знаком, а с возрастом мужчины нечасто задумываются о таких вещах, поэтому и меняются редко. Интересно, а Минерва знала, что происходит? В конце концов, у неё есть собственная шпионская сеть.
   К сожалению, несмотря ни на что, она всё ещё считает Альбуса непогрешимым. И уже через час после памятной встречи в учительской придумала оправдания. Да, она в курсе, насколько мерзко вёл себя Северус, но слишком сильно верит Альбусу.
   Странно, как быстро вернулись старые привычки и ритуалы. Взяв небольшую кисть и тушь (и добавив в неё несколько капель своей крови), он нарисовал на правом предплечье руны удачи и силы, а затем взял кисть в другую руку и нарисовал на левом предплечье руны спокойствия и концентрации. А дальше, глядя в зеркало, осторожно вывел на груди руны чести и достоинства. Теперь можно обратиться и к успокаивающим ритуалам.
   В прошлом он занимался дуэлями ради денег и из спортивного интереса, однако в этот раз Филиус Флитвик обязан защитить честь своей профессии и отомстить за всех своих детей, которых обидел Северус Снейп.
  

* * *

  
   Луна и Джастин вошли в Большой зал перед обедом. Последний проводил рейвенкловку к её столу. Там девушка поднялась на цыпочки, поцеловала его, а потом села. Джастин мгновение поколебался, а потом сел за свой стол прямо у неё за спиной.
   Эрни Макмиллан уставился на друга, разинув рот.
   -- Ты и Лавгуд встречаетесь? Я знаю, что вы вместе учились, но... как это случилось?
   -- Представления не имею. Три недели назад я просто присел с ней поговорить, а теперь только о ней и думаю.
   -- Ты сегодня не ночевал в спальне и прогулял гербологию. Вы с ней были всю ночь?
   -- Ага. Разве это плохо -- быть счастливым?
   -- Приятель, это же отлично! Я всегда говорил, что ты слишком зажат. Может, вы двое уравновесите друг друга.
  

* * *

  
   -- Всем оставаться на местах! -- разнёсся по Большому залу усиленный магией голос главы ДМП. -- Это и вас касается, директор. -- Она подошла к преподавательскому столу. -- Меня зовут Амелия Боунс, и я -- глава департамента магического правопорядка. Мы пришли произвести несколько арестов. Когда я назову ваше имя, вы встанете и отдадите палочку ближайшему аврору. Если вы этого не сделаете, тем хуже для вас. Направите палочку на аврора -- совершите большую ошибку.
   -- Мадам Боунс, я протестую! Это школа, а не...
   -- Я учту ваш протест, директор. А теперь заткнитесь, пока я не арестовала вас за вмешательство в работу авроров.
   -- Драко без фамилии. -- Тот встал. Такой взгляд бывает у человека, который точно знает, что проиграл. Потом он взял свою палочку левой рукой и протянул её рукояткой вперёд подошедшему аврору.
   -- Грегори Гойл. -- Того быстро взяли под стражу. -- Винсент Крэбб. -- Второй прихлебатель Драко тоже сдался. -- Теодор Нотт. -- Этот поднялся, сделал вид, что сдаётся, а потом ринулся к двери. Однако самый крупный аврор поймал его за шею, чуть приподнял и слегка приложил об стену.
   -- Я предупреждала. Кто меня ослушается -- сильно пожалеет. Уэйн Хопкинс.
   Джастин был потрясён. "Барсук"? Чего он мог такого натворить, чтобы его арестовали? Хопкинса увела пара авроров.
   -- Майкл Корнер.
   Тот уже понимал, что к чему, а вдобавок у него хватало времени оценить обстановку. Слева от него сидел мальчишка-третьекурсник, справа -- Луна Лавгуд. Ему нужен заложник. Он вскочил, схватил Луну, и его палочка упёрлась ей в горло.
   -- Всего один шаг, и она умрёт!
   -- Мальчик, тебе некуда бежать, -- Амелия рассердилась -- её идеальная операция под угрозой.
   -- Если меня не тронут, я оставлю её у границы хогвартской защиты.
   За столом Гриффиндора Гарри уже потянулся магией, чтобы разоружить Корнера, однако его опередили. И теперь глава ДМП с удовольствием наблюдала, как удивился ублюдок, когда его лицо накрыла большая ладонь, а затем его потянули назад и с разгону приложили затылком об стол Хаффлпаффа. И не успел он ничего сообразить, как разъярённый Джастин Финч-Флетчли залепил ему по физиономии: раз, другой, третий... Но тут Корнера спасли авроры.
   Именно в этот момент двери в Большой зал захлопнулись. Пока все отвлеклись, Северус Снейп сбежал. Не охранявшие арестованных авроры кинулись к дверям, но обнаружили, что их запечатали.
   Луна взяла правую руку Джастина и повернула её, чтобы взглянуть на костяшки пальцев. Кожа на них была содрана, и даже кровь появилась. Девушка потянулась, взяла со стола салфетку, обмакнула её в кубок с водой и промыла раны. А потом поднесла пострадавшую руку к губам и легонько поцеловала.
   -- Ты меня спас. Спасибо.
   -- Я не мог ему позволить тебе навредить.
   -- Спасибо, Джастин.
  

* * *

  
   Снейп запечатал двери у себя за спиной и с палочкой наголо ринулся к дверям на другом конце вестибюля.
   -- Куда-то торопишься, Северус? -- Из тени вышел мастер чар и встал между беглецом и выходом из замка.
   -- Прочь с дороги, Филиус, не хочу причинять тебе боль.
   -- Рад это слышать. Только ты никуда не уйдёшь. Положи палочку на пол и отойди в сторону. Позволим аврорам выполнить свою работу.
   Плавным движением Снейп выпустил заклинание, ломающее кости. Но когда маленький профессор коротким жестом отразил луч, глаза зельевара округлились.
   -- Ты всегда был о себе слишком высокого мнения, Северус. Но для "танцора", который занимается этим с начала века, ты новичок.
   Несколькими слитными движениями Филиус сплёл и выпустил сложную цепь из десятка заклинаний и проклятий. Снейп непроизвольно вздрогнул. От первых четырёх он сумел уклониться, однако следующие четыре заставили его застыть на месте, а последние два ударили в левое плечо. Первым из них оказалось усиленное режущее, отрубившее руку, а вторым -- чары пламени, которые прижгли рану.
   -- На дуэльной арене считается дурным тоном позволить противнику умереть. -- Филиус наблюдал, как мастер зелий свалился на пол, явно страдая от болевого шока. -- Через минуту здесь будут авроры. А пока мы ждём, можешь вспомнить детей, над которыми надругался. -- С этими словами Флитвик запустил проклятье, ломающее кости, Снейпу в бедро. Сегодня вечером надо провести покаянное песнопение, чтобы снять с себя грех за жестокое нападение на безоружного человека. Когда авроры наконец-то взорвали дверь, вестибюль уже наполнили крики боли. Уголки рта Филиуса начали растягиваться. Что ж, придётся добавить к песнопению целый час -- за то, что наслаждался болью поверженного противника.
  
  

Глава 19. Довольно!

  
   -- Вам лучше, профессор? -- Амелия Боунс посмотрела через стол на однорукого человека. -- Пришло время нам поговорить. А меня много чего интересует.
   В ответ Северус Снейп только зыркнул глазами. Глава ДМП пришла в своей повседневной чёрной мантии, его же одели в оранжевую робу без рукавов -- специально, чтобы выставить на всеобщее обозрение Тёмную метку. С тех пор, как его выпустили из тюремной палаты Мунго, для мастера зелий прошло четыре весьма интересных дня. Ещё никогда так много добровольцев не стремились охранять одного из заключённых в последнюю смену. Само собой, Амелия предупредила каждого, что ему грозит (гипотетически, конечно), если его застанут за жестоким обращением с заключённым...
   Да и контингент общего изолятора вносил свою лепту. Похоже, основная масса заключённых, которых авроры относили к категории "преступник обыкновенный", имела весьма смутное представление о тех, кто носит Тёмную метку. В общем, прогулки Снейпа в тюремном дворике тоже оказались интересными.
   -- Я не обязан с вами разговаривать.
   -- Нет, не обязаны. Можете изображать безгласную рыбу и отправиться в Азкабан до конца жизни.
   -- Альбус Дамблдор никогда этого не допустит.
   -- Ах, да, после вашего ареста он так и ломится в мою дверь... На самом деле, с того прекрасного дня в замке я его не видела. Ни его самого, ни даже записки, хотя точно знаю, что после вашего ареста он несколько раз был в своём кабинете в Министерстве. Однако чтобы вам помочь не пошевелил и пальцем.
   -- Он это сделает.
   -- Только если не понимает, что защищать Пожирателя смерти -- это одно, а растлителя малолетних -- совсем другое. Вы ведь были слегка заняты, мистер извращенец, не так ли? С тех пор, как я вас арестовала по обвинению в изнасиловании пяти девочек, ко мне обратились больше двух десятков. Если я запру вас на всю жизнь -- сделаю вам великое одолжение. А если же вы всё-таки выйдете на свободу, быстро обнаружите, как много мужей, отцов и братьев захотят вас убить... медленно.
   Снейпа эта новость явно озадачила. Тем временем собеседница перестала улыбаться и нахмурилась.
   -- А может, всё дело в том, что Дамблдор избавился от вас из-за вашей же глупости.
   -- Прошу прощения?
   -- Вы пытались проклясть четырёхкратного чемпиона Европы по дуэлям, который, тем не менее, проявил замечательную сдержанность и только ранил вас.
   -- И ЭТО сдержанность? -- недоверчиво спросил зельевар, указав туда, где когда-то была рука.
   -- Несомненно. Мне до Филиуса Флитвика как до Луны, и то я убила бы вас за самонадеянность. А он сдержался только потому, что считает это "дурным тоном". -- На лице Амелии появился оскал матёрого хищника. -- А кроме того, скоро у Дамблдора появятся и собственные проблемы.
   Лоб бывшего профессора избороздили морщины.
   -- Не понимаю.
   -- Видите ли, вы расскажете мне всё, что сделали для этого человека. От общения с известными террористами до изнасилования девочек и издевательств над лордами Лонгботтомом и Поттер-Блэком.
   -- А зачем мне это?
   -- По той же причине, по которой вы приняли Тёмную метку, мистер Пожиратель смерти -- вы трус, и очень меня боитесь!
  

* * *

  
   Том Риддл был в ярости. Двоих новобранцев, доставивших новости, он попросту убил. Буквально за несколько дней его лишили ядра ближнего круга. Поттер убил Малфоя (правда, мальчишка обвинял Нарциссу, но на самом-то деле), Беллатрикс и братьев Лестрейндж убил Невилл Лонгботтом, Снейп арестован за растление малолетних и потворство изнасилованиям на Слизерине, а Хвоста убил другой Пожиратель смерти, когда они делили вещи пленников. А почти все его шпионы в школе арестованы вместе со Снейпом, и никто даже не сопротивлялся!
   Два его оставшихся шпиона сообщали, что лидеры Света расходятся всё дальше и дальше. Поттер и Лонгботтом -- союзники в борьбе с Дамблдором, а Министерство -- против всех. Пора. Пришло время показать, кто здесь хозяин. Да, он потерял деньги Малфоев, но если ударить, пока противник разобщён...
   Пешки Дамблдора в Мунго, и пробудут под опекой целителей ещё долго. Предатели крови, которые зациклились на Поттерах... Может, использовать их? Хотя бы чтобы отвлечь внимание? К тому же есть ещё и родители щенка Лонгботтома...
   -- Яксли!
   Тот поспешил выступить вперёд и пасть ниц перед своим господином.
   -- У меня для тебя задание.
  

* * *

  
   В скрытой и сильно защищённой комнате дома Лонгботтомов Гарри изложил свой план.
   -- А почему вы спрашиваете именно нас, лорд Поттер-Блэк?
   Тот пожал плечами.
   -- Леди Лонгботтом, я знаю, что в традициях волшебников вы разбираетесь лучше всех. Гоблины считают, что это сработает, но у них своя логика. И кто знает, каковы их скрытые мотивы?
   -- Ваш план очень рискованный, и, откровенно говоря, не припоминаю, чтобы кто-нибудь пытался такое провернуть, -- заметил Элджерон Кроакер, глядя в лежавшие перед ним документы. -- Но при условии, что долг не выплачен, это должно сработать. Кроме того, важна формулировка клятвы.
   -- Да, это риск, но нет ни одной записи, что договор исполнен. На самом деле, до недавнего времени не было даже возможности выплатить этот долг. Что касается клятвы, могу лишь порыться в архивах. Мне кажется, предыдущие главы рода Блэк обязательно бы такое зафиксировали на пергаменте.
   -- И даже если вы будете с ним беседовать с позиции силы, всё равно остаются Пожиратели, -- добавила Амелия Боунс. -- Но если сумеете меня предупредить, я соберу всех авроров на свете.
   -- Мы будем весьма признательны, -- сказала Дафна. -- Но если Гермиона права, они могут и не понадобиться.
   -- Мы? -- переспросила Августа Лонгботтом. -- Ваши жёны пойдут с вами на войну, лорд Поттер?
   -- Нет, -- Гарри покачал головой.
   -- Да, -- не согласилась Дафна, бросив на мужа сердитый взгляд.
   -- Вы только что стали свидетелем нашей первой семейной ссоры, леди Лонгботтом. Наш муж считает, что имеет право нам указывать, -- Гермиона улыбнулась. -- И полагает, что мы обязаны где-нибудь скрыться, сидеть там и проверять, к лицу ли нам вдовий наряд. -- Продолжая обращаться к бабушке Невилла, она повернулась к любимому. -- Будьте уверены -- если любой из нас пойдёт воевать, остальные двое последуют за ним.
   -- Ханна тоже настаивает, бабуль, -- добавил Невилл. -- И переубеждать бесполезно. -- Он улыбнулся. -- Просто я слишком хорошо её знаю, поэтому смирился.
   -- Что ж, понимаю. Я всегда говорила, что ведьма равна любому колдуну. И неважно, насколько он толст.
   -- Мерлин, Августа, просто расскажи им о своих приключениях в эскадроне Валькирий во время войны с Гриндевальдом, -- рассмеялся Кроакер. -- Она до сих пор хранит кожаную куртку -- подарок какого-то магла-янки, пилота бомбардировщика.
   -- Мне нравятся заплатки на этой куртке, -- фыркнула хозяйка поместья.
   -- Ей нравился янки в этой куртке.
   Невилл вздрогнул.
   -- Это уже слишком!
   Встреча закончилась хохотом.
  

* * *

  
   С той поры, как получил письмо из Хогвартса, Джастин Финч-Флетчли не раз сомневался, в своём ли он уме. Правда, чаще из-за того, что принял участие в очередной невероятно глупой затее Эрни, но в этот раз...
   Дело в том, что он пригласил Луну Лавгуд к себе домой, чтобы познакомить с семьёй. И теперь беспокоился, ведь она совершенно непохожа на подружек его младшей сестры. Однако чувствовал, что это необходимо.
   -- Добрый день, мистер Финч-Флетчли, -- поздоровалась его светловолосая богиня, приседая в небольшом реверансе и пожимая руку отцу. -- Никогда раньше не встречала биржевого брокера.
   Чарльз Финч-Флетчли улыбнулся.
   -- Добро пожаловать в наш дом, мисс Лавгуд. А мой сын никогда раньше не приводил домой одноклассницу.
   -- А я впервые оказалась в немагическом доме. Возможно, за эти выходные мы оба узнаем что-то новое и интересное.
   Чарльз проводил Луну и Джастина из вестибюля в гостиную.
   -- Мисс Лавгуд, хочу представить мою жену Белинду.
   -- Как поживаете, мисс Лавгуд?
   -- Спасибо, неплохо... извините, но я вас где-то видела.
   -- Может, в Косой аллее?
   -- Нет, Джастин, не то. -- На лице гостьи появилось сосредоточенное выражение. И вдруг она подпрыгнула от волнения. -- Вы -- Белинда Кармайкл! Доктор Белинда Кармайкл!
   Та бросила на сына удивлённый взгляд.
   -- Да, это я. А откуда вы меня знаете?
   -- Папочка выписывает "Физический вестник"! Ваша статья о повторяемости моделей в аттракторах Лоренца просто восхитительна! Я не могу следить за всеми новостями в математике, но... Не верю своим глазам -- я познакомилась с Белиндой Кармайкл!
   -- Никто из детей моих друзей понятия не имеет, чем я занимаюсь. Честно говоря, вы меня удивили. Не думала, что волшебники интересуются физикой.
   -- О, поверьте, интересуемся, да ещё как! Астрономы и нумерологи только и живут достижениями магловской науки и техники. После Хогвартса я собираюсь поступить в университет и изучать математику и физику.
   -- Правда? Но с какой целью?
   -- Я хочу изучать магию. Мы всегда её использовали, но до сих пор не знаем, что это такое. Лично я считаю, что если получить строгое определение магии, возможно, со временем она станет доступной для всех.
   Наблюдая, как их любимые девочки дискутируют о математике, отец и сын улыбались. Джастин покачал головой. И о чём он беспокоился?
  

* * *

  
   Яксли перешагнул через бьющееся в конвульсиях тело целительницы, которая осмелилась противиться воле господина. Женщина не умрёт, но последствия будет ощущать до конца своих дней. Убийство целителей считается плохой идеей -- никогда не знаешь, когда самому понадобятся их услуги. Вот почему хоть в этой миссии его команда и убила больше десятка сотрудников Мунго, никто из них не носил белую мантию целителя.
   Дверь в палаты длительного ухода, конечно же, заперта. Взмах палочкой -- и та открылась. Он повернулся к "коллегам".
   -- Входите. Захватите предателей крови, которых хочет видеть наш господин. И чтобы ни один волос не упал с их головы! Остальных убейте. У вас три минуты.
   Яксли наблюдал, как внутрь бросились шестеро Пожирателей смерти. А вот ему придётся остаться и проследить, чтобы дверь не закрылась. Дело в том, что изнутри её невозможно открыть ни одним заклинанием. Кроме того, здесь стоит щит против аппарации и не работают порт-ключи. Поэтому единственный способ войти сюда -- вот эта дверь, так что за ней надо следить. И эту задачу Яксли не мог доверить никому другому.
  

* * *

  
   Они ошиблись. Рон Уизли сидел на койке в своей камере. Они ошиблись, заперев его и забрав его Гермиону. Они ещё поплатятся. Они все поплатятся. Так называемые целители, авроры, которые его сюда доставили... Его родители и братья, которые теперь с такой жалостью на него смотрят. И Поттер. Поттер заплатит больше всех.
   На второй день здесь, прежде чем его заперли в одиночке, Рон украл ложку. И последние семь недель украдкой точил её о каменные стены. Каждую ночь он действовал своей магией на этот кусочек металла. Теперь ложка стала острее бритвы и так переплелась с магией, что была намного жёстче и крепче, чем дешёвый металл, из которого её изготовили. А повиновалась почти как живое существо.
   Они забрали его палочку. Они забрали его Гермиону. Они думали, что сумеют его сломать. Но они ошиблись. Он -- Рон Уизли. Он должен стать старостой школы. Капитаном Гриффиндора по квиддичу. Обладателем кубка Хогвартса по квиддичу. Он...
   Его внутренний монолог прервал крик за дверью. Странно -- обычно кричали по ночам, а сейчас день. Что-то новенькое. Да и крик необычный: "Круцио!" Рон улыбнулся. Они снова ошиблись. "Откройте дверь!" -- мысленно приказал он. "Откройте дверь, я хочу выйти и показать, как вы ошиблись".
   И словно в ответ на его просьбу замок щёлкнул, и дверь начала открываться.
  

* * *

  
   Как это случилось? Джинни Уизли тоже сидела на койке, а на её лицо свисали грязные волосы. С тех пор, как её сюда доставили, она не мылась. У неё было всё. Гарри, его любовь, его деньги... Всё.
   И всё это забрала Гермиона Грейнджер.
   Под влиянием грязнокровки Гарри даже взял в жёны слизеринскую шлюху. Почему Гермиона так с ней поступила? Ведь они всегда были подругами. Она всегда с ней всем делилась. Должны получиться две пары: Гарри и Джинни, Рон и Гермиона -- одна большая счастливая семья Уизли. Они должны жить долго и счастливо и иногда встречаться со старыми друзьями на платформе девять и три четверти, провожая своих детей в Хогвартс.
   Но Гермиона Грейнджер всё это забрала.
   Когда дверь в её камеру открылась, Джинни даже не подняла взгляд.
   -- Встать, предательница крови! -- крикнула женщина. Хмм, какой интересный акцент.
   Странно. Обычно персонал называл её "мисс Уизли" или "Джинни". "Предательница крови" -- необычное обращение... не так ли? Но Джинни это ни капли не тронуло. Она не обратила на команду никакого внимания и осталась сидеть, глядя в пол и пытаясь понять, каким образом потеряла всё.
  

* * *

  
   Эмилия Улманис была новобранцем в стане Пожирателей смерти. Около года назад она закончила Дурмстранг и не привыкла, чтобы от её приказов отмахивались, когда она на миссии во славу своего лорда. Служить Тёмному лорду -- вот её путь к величию. А тут первая миссия, и эта... эта предательница даже не чешется.
   Эмилия пересекла небольшую комнату, где держали девчонку, и рванула её за волосы, ставя на ноги. Однако немного не рассчитала и заработала довольно болезненный удар, столкнувшись с мелкой паршивкой. С головы свалился капюшон мантии, и стали видны её густые тёмные волосы.
  

* * *

  
   "Терпение, терпение, терпение", -- мысленно твердил Рон, пока дверь камеры открывалась. "Клинок" он пока тщательно скрывал в рукаве. Человек у двери что-то сказал, но Рон всё пропустил мимо ушей. Сейчас он представлял, как его вознаградит Гермиона, когда он спасёт её от Гарри Поттера и его слизеринской шлюхи. Но тут человек положил руку ему на плечо, и Рон вспомнил про свой план.
   А потом всех сил вонзил бывшую ложку в горло мужчине в чёрной мантии.
   "Чёрная мантия? С каких это пор в больнице носят чёрную мантию?" -- задумался рыжий, стоя рядом с телом, которое билось в агонии. -- "О, подарочек! Палочка". -- Едва не захихикав, он нагнулся и поднял своё новое оружие, но тут заметил, что на мужчине белая маска.
   "Белая маска? Люди не из больницы... Плохие люди, смертельные... смерть... Пожиратели смерти. Люди Того-Кого-Нельзя-Называть".
   Моментально взыграли инстинкты, которые не подавит никакое сумасшествие. Итак, палочка есть, время тоже -- пора планировать следующий ход. В открытую дверь он увидел пару чёрных мантий, а между ними -- пожилого мужчину в больничной одежде. Интересно, он сумеет с ними справиться, не навредив пленнику? Сумеет. Гарри научил его. Гарри...
   Рон почувствовал, как внимание начинает рассеиваться. Так, забыть про всё остальное. Остановить ублюдков. Рон выскочил из комнаты, а из новой палочки вылетела сложная цепочка проклятий.
  

* * *

  
   Джинни подняла голову, чтобы посмотреть на человека, который посмел распустить руки. Но не успела увидеть лицо, как разглядела вымя как у коровы и густые тёмные волосы.
   -- Грейнджер! -- зарычала она и тут же напала. Голыми руками.
   Эмилия Улманис совершенно не ожидала атаки, поэтому обе упали, и схватка продолжалась уже на полу. Но если на стороне Улманис было преимущество в росте и весе, то на стороне Джинни -- безумная ярость и опыт жизни в одном доме с шестью старшими братьями. У Пожирательницы не было ни шанса.
   Джинни избивала Эмилию, пока не заметила палочку, которая лежала на полу рядом с головой истекающей кровью женщины. Младшая Уизли схватила палочку и сразу поняла, что та ей подходит плохо. Однако это лучше, чем ничего.
   -- Редукто! -- Голова врага превратилась в кровавый туман.
   И только тогда Джинни поняла, что произошло. Почему Грейнджер в наряде Пожирателей смерти? Зачем ей маска? Она внимательно осмотрела палочку. Нет, это точно не палочка Гермионы из виноградной лозы с сердечной жилой дракона. Во всяком случае, древесина гораздо темнее.
   Она попыталась сосредоточиться, и тут услышала голос Рона, который выкрикивал проклятья. Как когда-то на занятиях АД.
   Рон кого-то проклинает? Рон в беде! Джинни с рычанием бросилась на помощь брату.
  

* * *

  
   Упираясь руками в пол, Гарри Поттер стоял на коленях и тяжело дышал. А потом покачал головой и сплюнул на пол Выручай-Комнаты. Ага, кровь. Они с Невиллом затеяли учебную дуэль, а потом его приложило чем-то таким, что смелС щит как папиросную бумагу.
   -- Мерлиновы костыли, Невилл, какого чёрта это было? -- выдавил он между вдохами. -- Чувствую себя так, словно ты меня отделал бладжерной битой.
   -- Ты в порядке? Извини, я немного перестарался. Просто после того совещания у меня дома дедушка Элджи показал мне пару трюков. Их придумали невыразимцы.
   Гарри сел, опираясь спиной о стену, однако никак не мог восстановить дыхание.
   -- В любом случае, это было круто.
   -- Похоже на изменённое ударное заклинание. Только вместо одного сильного удара несколько средних, которые дезориентируют противника. -- Невилл присел рядом с другом. -- Предполагалось, что их будет семь. Ты точно в порядке?
   -- Буду. Но их было точно НЕ семь, а не меньше пятидесяти, и каждый как удар обычного бладжера. Можешь мне поверить -- в ЭТОМ я разбираюсь. -- Гарри схватился за рёбра. -- Как только мир прекратит вращаться, надо навестить мадам Помфри.
   -- Извини, приятель.
   -- Не переживай, я ведь не злюсь. Но ты меня этому научишь. Знаешь, я уже начинаю думать, что Риддлу повезло, когда он выбрал меня и отметил как равного себе.
   -- Ты о чём? -- Невилл явно смутился.
   -- Дружище, ты теперь не слабее меня. Так и должно быть -- после удаления блоков твоё магическое ядро наполнилось. А все тебя недооценивали. Мне даже боязно. Не хотел бы я столкнуться с разъярённым Невиллом Лонгботтомом. В том смысле, посмотри, что со мною сделал лишь слегка сердитый Невилл Лонгботтом.
   -- Может быть. -- Последний на минуту задумался. -- Но если бы он отметил меня, вряд ли "подарил" бы такой классный шрам в виде молнии -- тут мне не везёт. Этот ублюдок наверняка прилепил бы мне на лоб символ вечного неудачника -- знак равенства или что-нибудь подобное.
   -- Ха!.. Ай! -- Гарри вздрогнул и снова схватился за рёбра. -- Я раскусил тебя, Лонгботтом: сначала ты ломаешь мне все кости, а потом заставляешь смеяться. И наслаждаешься моей болью! -- Он снова сплюнул кровь на пол. -- Злой ты. Свалил всё на меня, да ещё и язык прикусить заставил. Точно злой.
   -- Так, предлагаю передать тебя в заботливые руки мадам Помфри. -- Невилл помог другу подняться, и они отправились в больничное крыло.
  

* * *

  
   Что там, чёрт возьми, происходит? Яксли слышал пронзительные вопли, а кто-то швырялся огненными заклинаниями. Но если он сам пойдёт разбираться, дверь закроется, и они окажутся в ловушке. Однако если бросит шестерых новобранцев, Тёмный лорд убьёт его за провал миссии. Что же делать?
   Однако сделать выбор он не успел -- показался один из его команды, уклоняясь от огненного заклинания. Но как только переступил порог, в него врезалось взрывное проклятье. Бегущий Пожиратель и его левая нога улетели к дальней стене. По отдельности.
   А из палаты вышел высокий рыжий парень в больничном халате.
   -- Вернись назад, Пожиратель смерти! -- потребовал он. -- Как я стану героем, если ты убегаешь? А если я не стану героем, Гермиона ко мне не вернётся.
   Яксли с ужасом наблюдал, как сумасшедший отправляет проклятье за проклятьем в поверженного "коллегу". Пора вмешаться.
   -- Авада Кедавра! -- выплюнул Яксли и с удовлетворением увидел, как мёртвый сумасшедший повалился на свою жертву.
   -- Ты убил моего брата! -- Пожиратель обернулся и увидел девушку в больничном халате, которая направила палочку ему в лицо. -- Ты убил моего брата! Редукто!
   Когда его правое плечо буквально взорвалось, Яксли заорал. А потом рухнул на пол, корчась от боли.
   -- Ты убил моего брата! РЕДУКТО!
  

* * *

  
   Последующее расследование показало, что Джинни Уизли отправила в Пожирателя смерти по фамилии Яксли двадцать три "Редукто". Судя по всему, умер тот после седьмого.
  
  

Глава 20. Конец игры

  
   Как обычно, совы доставили почту в Большой зал во время завтрака. Невилл и Дафна получили свои экземпляры "Ежедневного Пророка" и сразу же показали Гарри статью про нападение на больницу Святого Мунго.
   Женатое трио просматривало номер Дафны, Невилл же читал собственный.
   -- Рон мёртв, -- прозвучал какой-то пустой голос Гермионы.
   -- Проклятье! -- Поттер под столом взял её за руку, и она ответила на пожатие неожиданно сильно. -- Пора заканчивать. Хватит откладывать. Нев, кто-нибудь ещё пострадал?
   Тот дочитал статью до конца и побледнел.
   -- Нет, -- прошептал он. -- Нет! Этого не может быть! Это просто несправедливо.
   Гермиона быстро нашла нужный абзац и показала мужу. Тот положил руку другу на плечо.
   -- Нев...
   -- Невилл! -- Ханна бросилась к своему парню и обняла его. -- Мне так жаль, мне так жаль!
   -- О, смотрите, в Мунго кто-то укокошил психованного предателя крови, -- раздался громкий голос из-за стола Слизерина. -- И они даже срезали один из овощей-Лонгботтомов.
   -- Заткнись, Паркинсон! -- выплюнула Дафна. -- Хоть раз в своей жалкой жизни прояви каплю человечности.
   Внезапно в Большом зале стало тихо.
   -- Что случилось, Гринграсс? Беспокоишься за своего маленького дружка? Взбодрись, Лонгботтом, теперь ты будешь тратить вдвое меньше времени, поливая овощи. -- Слизеринский стол разразился смехом. -- Вот почему у тебя так хорошо получается Гербология, а, Лонгботтом? Ты же прекрасно умеешь обращаться с овощами.
   -- Предупреждаю, Паркинсон -- замолчи, или сильно пожалеешь! -- Невилл не отрывал взгляд от газеты, где как бы мимоходом, в последнем абзаце статьи, сообщалось о смерти его отца.
   -- Мне угрожает жалкий сквиб? И что ты сделаешь? Прополешь меня? Вспашешь моё поле? Почему бы и нет? Неужели Эббот лежит бревном как твоя мать?
   Невилл Лонгботтом поднялся и одним слитным движением обнажил палочку.
   -- Акцио, Паркинсон!
   Как только Панси обнаружила, что её тащит через три стола в "тёплые" объятия Невилла Лонгботтома, моментально прекратила смеяться над собственным остроумием. А тот взял её за горло и рывком поставил на ноги.
   -- Возможно, ты не слышала, но в последнее время мы с моей магией ладим гораздо лучше. Ты готова умереть, Паркинсон?
   Персонал за своим столом обменялся потрясёнными взглядами и вмешался, как обычно, слишком поздно.
   -- Отпустите её, мистер Лонгботтом, -- потребовала МакГонагалл.
   -- Пожалуйста, не вмешивайтесь, профессор. Вы все сидели и слушали, как она роет себе могилу, и ничего не сказали. Никто, ни единого слова. Поэтому теперь не имеете права говорить. Теперь это семейное дело. Это пожирательское отродье своим собственным ртом подписало себе приговор. -- Невилл повернулся к сопротивляющейся девушке. -- Панси, ты сейчас оскорбила не маленького Невилла Лонгботтома, а Лонгботтома из рода Лонгботтомов, а заодно оклеветала мою семью и девушку, которую я люблю. После смерти отца именно я стал главой древнего и благородного рода Лонгботтом, поэтому здесь и сейчас объявляю кровную месть роду Паркинсон! -- По Большому залу пронеслась волна вздохов -- чистокровные поняли, что сейчас случилось. Взгляд Невилла не отрывался от Панси. -- Но ты не ответила на мой вопрос, Паркинсон: ты готова умереть?
   -- Мистер Лонгботтом! -- теперь поднялся Дамблдор.
   -- Вы тоже не вмешивайтесь, директор. Именно вы в этом виноваты. Вы позволяли Снейпу нянчиться со слизеринцами, и вот до чего они докатились -- смеются над студентом, который потерял родителей. Хватит! -- Невилл взмахнул палочкой, и левый рукав мантии Панси клочками обвалился на пол, показав татуированную левую руку. -- О, смотри-ка, Панси, Тёмная метка. Интересно, кого ты убила, чтобы её заработать? Похоже, ты хотела занять пост Драко в качестве главного идиота этой школы. Только знаешь что? Ты уже не ребёнок, и больше не сможешь спрятаться за спиной директора и его ручного Пожирателя. Ты взрослый человек, который оскорбил древний и благородный род, со всеми отсюда вытекающими. Может, содрать с тебя шкуру? А потом отправить твою голову папочке -- пусть знает, что не сумел воспитать тебя правильно. А вскоре род Лонгботтом придёт и за ним.
   Слизеринка продолжала биться в тисках Невилла.
   -- Тёмный Лорд...
   -- Сдохнет. Ты это понимаешь, Панси? Гарри собирается убить этого ублюдка, а я ему помогу. Но сначала я убью тебя.
   Поттер встал и положил руку другу на плечо.
   -- Нев, прошу, не убивай её. Пока не убивай. Она мне нужна.
   Тот сдавил горло Паркинсон ещё сильнее.
   -- Она тебе нужна?
   -- Слишком долго объяснять, -- вмешалась Дафна. -- Чтобы покончить с этим, Гарри должен отправить Риддлу сообщение. А Паркиншлюха станет почтальоном. На твою кровную месть это не повлияет -- просто немного отложит.
   Ярость Невилла слегка поутихла, и он толкнул размахивавшую руками девушку к Поттеру.
   -- Забирай её и делай с ней что хочешь. Но когда увижу её в следующий раз -- она умрёт.
   -- Раб, иди к своему хозяину. -- Гарри буквально пригвоздил слизеринку взглядом. -- Иди к своему хозяину и передай, что завтра в полдень я жду его у Визжащей Хижины. Скажи этому трусу, что я собираюсь с ним покончить. Обязательно передай, что я назвал его трусом и сказал, что если он не появится, я сам отправлюсь его искать. А когда найду, он сильно пожалеет. -- Он позволил магии заставить засиять его глаза -- глупый бессмысленный салонный трюк, однако супруги утверждали в один голос, что впечатление производит жуткое. -- А теперь иди, пока Невилл не решил, что моё сообщение может доставить любой недогрызок смерти, и не убил тебя.
   Теперь в голове у Панси Паркинсон билась единственная мысль -- побыстрее добраться до господина и рассказать ему всё. Ничего, Поттер, Лонгботтом и остальные предатели крови ещё заплатят! Не обращая внимания на порванную мантию, она вылетела из Большого зала, быстро покинула замок, добежала до главных ворот и аппарировала.
  

* * *

  
   Большой зал погрузился в хаос. Одна только мысль, что Тот-Кого-Нельзя-Называть окажется так близко -- у Визжащей Хижины, заставила большинство студентов едва не заползти под стол от ужаса. Преподаватели тщетно пытались навести порядок. А Дамблдор, который пока не двинулся с места, заметил, что Поттер, его ближайшее окружение и члены старой АД и не собирались паниковать. Что ж, пора вмешаться. Он встал и выхватил палочку.
   Раздались два очень громких хлопка. Студенты моментально притихли, хотя страх и паника никуда не делись.
   -- Старосты! Сопроводите учеников своих факультетов в общежития. На сегодня и завтра занятия отменяются. Все студенты остаются в своих общежитиях до дальнейшего уведомления. Питание будет подаваться в общие гостиные факультетов. Мистер Поттер, в мой кабинет. НЕМЕДЛЕННО! -- Директор развернулся и покинул Большой зал.
   Гарри повернулся к супругам.
   -- Гермиона, позаботься о Невилле. Забери их с Ханной в наши апартаменты. Сегодня они должны быть вместе.
   Та быстро поцеловала любимого и убежала.
   -- Дафна, отправь сов Амелии Боунс, невыразимцам и всем, кто должен знать. В общем, сама решишь.
   -- Правильно, Гарри. -- Она тоже поцеловала мужа и удалилась.
   -- Кажется, директор потребовал, чтобы вы пришли в его кабинет, мистер Поттер. -- Гарри развернулся и обнаружил Минерву МакГонагалл. -- Полагаю, так вы и должны поступить, а не демонстрировать здесь публичные проявления страсти.
   -- Знаете, профессор, меня совершенно не волнует, чего там потребовал директор. Я -- не его послушное маленькое оружие. Как только он дал Уизли первую порцию зелья, которым опоили нас с Гермионой, то навсегда потерял моё доверие.
   Похоже, факт, что студент не вытянулся по струнке и не отчеканил "Да, мэм", стал для декана Гриффиндора сюрпризом.
   -- Директор мне всё объяснил, и меня эти объяснения устроили.
   -- Серьёзно? -- Как можно с такой беспечностью принять ложь старика и его манипуляции?! Гарри пришёл в ярость. -- А если с вами случится то же самое? Вам тоже будет достаточно простых объяснений? Вдруг директору взбредёт в голову, что для победы над Волдемортом вы должны лечь в постель с мистером Филчем и выйти за него замуж? Охотно согласитесь? Или вас начнут пичкать зельями, которые заставят вас считать, что это хорошая идея?
   -- Едва ли это то же самое, мистер Поттер, -- зашипела МакГонагалл, в гневе сузив глаза.
   -- Почему? Потому что это коснётся вас? -- Гарри печально покачал головой. -- Представьте, что он проделает с вами то же самое, что и с Гермионой, -- продаст как раба в качестве награды за помощь, а заодно напоит зельем, и вы станете умолять, чтобы вас изнасиловали.
   Не дождавшись ответа, он продолжил:
   -- Невилл был прав -- вы прекрасно видите, что происходит, и молчите. Вы вроде бы заместитель директора, так почему же позволили школе превратиться в рассадник ненависти и фанатизма? Вы ведь слышали, что Паркинсон говорила Невиллу. Или для вас это в порядке вещей? Неужели непонятно, что произойдёт, если дети Пожирателей станут издеваться над студентом, которого эти самые Пожиратели лишили отца? И что вы сделали? Да ничего, пока Невилл САМ не решил разобраться. Да что, чёрт возьми, с вами такое?!
   Гарри снова ждал ответа, но напрасно.
   -- Где вы были, когда Снейп издевался над детьми и насиловал их? Где вы были, когда из-за нападок чистокровных, которые на Слизерине даже поощряли, коридоры этой школы превратились в поле боя? Где вы были, когда нас с Гермионой, студентов ВАШЕГО ЖЕ факультета, поили зельями и насиловали? Где вы были последние семь лет?!
   Он всё-таки попытался успокоиться.
   -- Интересно, хоть одно объяснение Альбуса Дамблдора заставило вас задуматься? Вы же были моим деканом! Помните, что сказали после распределения? "Я ваш защитник в этой школе. Если возникнут вопросы или проблемы, приходите ко мне". Припоминаете? Только быстро выяснилось, что обращаться к вам -- пустая трата времени. Но я старался, я надеялся... вот сейчас, ещё чуть-чуть -- и обязательно что-то изменится. Наивный! Ни на первом курсе с камнем, ни на втором с Тайной Комнатой, ни на третьем с Сириусом, ни на четвёртом с Турниром, ни на пятом с Амбридж. -- Гарри поднял правую руку, показав слова "Я не буду лгать" на тыльной стороне ладони. -- Она использовала на мне и многих других грёбаное кровавое перо! ГДЕ ВЫ БЫЛИ?
   Под напором его гнева Минерва МакГонагалл сделала шаг назад.
   -- Нет, профессор, я вам не доверяю, вы мне не нужны, и я не буду выполнять ваши приказы. Можете меня исключить. Могу даже лично сообщить директору, что это был МОЙ выбор. И я вас предупреждаю, профессор: как только разделаюсь с Риддлом, следом собираюсь уничтожить Альбуса Дамблдора. И никто в этом мире не сумеет меня остановить! -- Молодой человек развернулся на каблуках и зашагал прочь, однако у двери остановился, слегка задумался, а потом снова повернулся к потрясённой женщине.
   -- Профессор, может, вас и устроили объяснения директора, однако он никогда не сумеет объяснить свои манипуляции МНЕ. -- К этому моменту лицо МакГонагалл стало серым. -- Как только я покончу с Риддлом, пожалуйста, убедитесь, чтобы между мною и директором никого не оказалось, в том числе и вас. Я не хочу никому навредить, когда он получит то, что давно заслужил.
   Гарри ушёл, а Минерва прислонилась к столу. Что она натворила?
  

* * *

  
   -- Мистер Поттер, я сказал, что желаю вас видеть, больше двух часов назад.
   -- Простите, директор, у меня были более важные дела, чем тратить время на вас.
   Хозяин кабинета взглянул на строптивого студента сквозь очки.
   -- Почувствовали себя крупной фигурой, не так ли, мистер Поттер?
   -- Вы даже не представляете, директор. Чего вы хотите?
   -- Меня интересует, зачем вы бросили вызов такому серьёзному противнику как Волдеморт?
   Гарри пожал плечами.
   -- Думаю, это и так ясно. Я закончу то, что начал ещё в восемьдесят первом. А если ждать, он убьёт ещё больше народу.
   -- И как вы собираетесь с ним справиться?
   -- А зачем мне рассказывать? Чтобы вы по-быстрому сообщили ему о моих планах? Ради какого-то там "всеобщего блага"? Нет, директор, лучше я поиграю в Альбуса Дамблдора -- никому не скажу ничего полезного и буду лгать направо и налево. -- Поттер ухмыльнулся. -- Посмотрим, как вам это понравится.
  

* * *

  
   Останки Панси Паркинсон до сих пор дымились -- слишком много проклятий ей досталось, когда она осмелилась передать хозяину оскорбления Поттера. Значит, Поттер назвал его трусом? Риддл успокоился. Всякий раз, когда он выходил из себя, только зря тратил силы.
   Ну что ж, мальчишка, давай поиграем. Волдеморт взял за руку ближайшего Пожирателя смерти и через его Тёмную метку приказал всем своим людям немедленно вернуться к нему. Поттер получит, что просит.
  

* * *

  
   Нежась в постели, Ханна провела кончиками пальцев по тонким волоскам на груди Невилла, а затем уткнулась носом ему в шею. Они были в комнате Гарри в апартаментах женатого трио. Наслаждаясь замечательными ощущениями после близости, девушка оглядела комнату.
   -- Здесь так чисто. Не знаю, почему меня это удивляет, но как-то странно.
   -- Гарри всегда был аккуратистом. Видимо, это как-то связано с его воспитанием. Он не любит говорить на эту тему, но мне кажется, вряд ли у него было счастливое детство.
   Решив, что любимый -- это интереснее, чем прибранная комната или история Гарри Поттера, Ханна вернулась к его шее и целовала её, пока не почувствовала, что её усилия не пропали даром, и он готов на новые "подвиги". А Невилл левой рукой потянулся к её груди и начал слегка дразнить соски.
   -- Ханна, ты выйдешь за меня?
   -- Что? -- Девушка села и посмотрела ему в глаза, а её длинные светлые волосы обрамляли лицо, на котором застыло потрясение.
   -- Я попросил тебя выйти за меня замуж, -- повторил Невилл, нерешительно улыбнувшись.
   -- Но ты же... ты же лорд!
   -- Я Невилл, просто Невилл. Вся эта чушь про Лонгботтома из рода Лонгботтомов -- для других. Невилл хочет жениться на Ханне. Невилл делает Ханне предложение. Так что скажет Ханна?
   -- Сомневаюсь, что твоя бабушка и вправду меня одобряет. Я имею в виду... да, мы немного поговорили, пока ты лежал в больничном крыле, но всё равно почти незнакомы.
   -- Чтобы ты за меня вышла, этого достаточно. А если тебя это так беспокоит, свадьбу она не пропустит. После церемонии можете разговаривать сколько угодно, но только до медового месяца. Заранее предупреждаю -- она может нагнать страху на кого угодно.
   -- Я ещё не согласилась, -- Ханна нежно улыбнулась.
   -- Тогда у тебя есть шанс, -- Невилл посмотрел ей в глаза. -- Я проверил -- никаких брачных контрактов нет. Я весь твой.
   -- Да, -- прошептала девушка, -- Я выйду за тебя.
   -- Тогда предлагаю это отпраздновать.
  

* * *

  
   Гермиона прокралась в спальню Дафны и обнаружила её в постели с Гарри. Тот спал в её объятиях.
   -- А я-то думала, хватит ли тебе смелости?
   -- Ты ведь говорила, что если план не сработает, это может быть наш последний шанс, -- прошептала гриффиндорка. Она повела плечами, скинув халат, скользнула под одеяло рядом с мужем и прижалась к нему. А потом потянулась через него и взяла Дафну за руку.
   -- Спасибо, что поделилась. Сегодня не хочу спать одна. -- Гермиона вздохнула. -- План Гарри хорош, и, по идее, законы магии должны сработать как надо, но мы всё равно можем его потерять. Если не от руки Риддла, так от руки Дамблдора.
   -- Знаю, -- тоже шёпотом ответила Дафна. -- Я тут кое-что сделала, и Гарри наверняка рассердится. -- Она заглянула Гермионе в глаза. -- Я приняла зелье плодородия. Точно не знаю, но думаю, он уже подарил мне своего ребёнка.
   -- Значит, даже если мы его потеряем, частичка останется? -- Дафна права -- Гарри наверняка рассердится, но переживёт. -- Спасибо. Знаешь, даже жаль, что я об этом не подумала.
  

* * *

  
   Гарри медленно просыпался. Тепло, уютно... Он лежал на правом боку, ладонью левой руки охватив мягкую полусферу груди. "Странно", -- подумал он сонно, -- "обычно Дафна лежит слева. Наверно, во сне мы поменялись местами".
   Гарри покатал сосок между большим и указательным пальцем и стал искать нужную точку на шее Дафны (очень уж ей нравилось, когда он там покусывал), и вдруг окунулся в копну волос. Он открыл глаза и разглядел каштановую гриву. Гермиона повернулась к нему и прижалась покрепче.
   -- Доброе утро, -- сонно произнесла она.
   И тут Гарри почувствовал, как позади повернулся кто-то ещё. К спине прижалась пара грудей, а изящные ручки сначала пробежались по груди и животу, а потом потянулись и завладели пенисом.
   -- Кажется, мы его удивили.
   -- Точно. -- Гермиона легонько куснула мужа в грудь. -- Твоя идея гораздо лучше моей. Ещё раз спасибо, что поделилась.
   -- Не за что, -- раздался голос черноволосой красавицы. -- Но и твою идею не будем сбрасывать со счетов. Бросить его на пол, разорвать одежду и овладеть... тоже есть свои плюсы. Оставим на утро, когда не надо будет готовиться к битве.
   -- А что происходит? -- поинтересовался Гарри, который изо всех сил надеялся, что не проснётся.
   -- Никто из нас не хотел спать один, -- проворковала ему на ухо Дафна.
   -- Но ты не вздумай привыкать, -- добавила Гермиона. -- Нам обеим слишком нравится оставаться с тобой наедине.
   -- Так, до полудня уже недалеко, поэтому времени у нас немного, -- сообщила слизеринка.
   -- Хватит всего лишь на три оргазма, -- согласилась сестра по браку, переворачивая мужа на спину и усаживаясь сверху.
   -- Ну, на два-то точно, особенно если ты постараешься и сделаешь всё правильно. Заодно можем для вас с Гарри придумать что-нибудь интересное, -- предложила Дафна, взяла пенис и направила в Гермиону. А потом поцеловала Гарри. И когда их языки встретились, тот окончательно улетел на небеса.
  

* * *

  
   Тёмный Лорд Волдеморт и оставшиеся Пожиратели смерти (около трёх десятков) аппарировали к Визжащей Хижине. И тут Риддла поджидало первое потрясение: на него подействовала какая-то незнакомая магия, поэтому "точка прибытия" изменилась. А когда очухался, пришла очередь второго потрясения: он очутился перед большим, богато украшенным столом (на похожих в Гринготтсе заключают важные контракты). И почувствовал, как сюда же прибыли все его Пожиратели, и теперь сбились в кучу у него за спиной.
   -- Без четверти двенадцать. Ты рано, Том. Молодец.
   За столом сидели: Гарри Поттер, две девчонки (судя по всему -- его жёны), гоблин и Амелия Боунс. За креслом Поттера стояли ещё один молодой волшебник и юная ведьма. Первым оказался щенок Лонгботтомов. Поттер, Лонгботтом и все ведьмы надели дорогие официальные мантии. Поттер тем временем продолжал:
   -- Раз ты здесь, можем начинать. Надеюсь, ты не возражаешь, Том?
   -- Я -- лорд Волдеморт! Когда обращаешься ко мне, не используй это отвратительное маггловское имя, Поттер!
   -- Никакой ты не "лорд", Том. Если бы ты обратился с такой просьбой, тебя бы могли признать наследником рода Гонтов, однако ты этого не сделал и умер. А сейчас ты вообще гомункул, поэтому не имеешь права носить титул. Но если хочешь соблюдать формальности, можешь обращаться ко мне как к лорду Блэку. -- И аура Гарри на мгновение вспыхнула синим.
   Разъярённый Риддл выхватил палочку и заорал:
   -- КРУЦИО!.. -- и ничего не произошло. В толпе Пожирателей послышались озадаченные шепотки.
   -- Том, Том, я-то думал, ты уже вырос, и не станешь так по-детски сердиться.
   -- Что ты сделал с моей магией, Поттер?
   -- Я ничего не сделал. Ты сам это сделал. И, как я уже сказал, называй меня лорд Блэк, -- Гарри снова улыбнулся. -- Ещё раз забудешь мой титул, и мне придётся тебя наказать.
   Поттера подтолкнула локтём девчонка, сидевшая от него справа.
   -- Ах, да, мы же должны соблюсти надлежащий протокол. Для начала, полагаю, надо всех представить. Справа от меня -- моя жена леди Блэк. Слева от меня -- моя жена леди Поттер. Слева от леди Поттер -- мадам Боунс из департамента магического правопорядка, а справа от леди Блэк -- первый заместитель управляющего банка Гринготтс Локторн. У меня за спиной -- мой советник лорд Лонгботтом и его невеста мисс Эббот.
   -- И что всё это значит? Зачем ты устроил этот балаган? И что сделал со мной?
   -- Локторн, будьте любезны?
   Гоблин открыл кейс и достал оттуда пачку пергаментов.
   -- Данный документ принят мною двадцать третьего числа месяца Обсидиана две тысячи девятьсот седьмого года Новой Гоблинской Эры, или, по человеческому летоисчислению, пятнадцатого апреля тысяча девятьсот пятьдесят второго года. Он представляет собой контракт, подтверждающий клятву верности Ориону Морхедаю Блэку, которую дал ему Томас Марволо Риддл. Клятва верности была дана в обмен на сумму три тысячи галлеонов, и с обеих сторон скреплена кровью.
   -- И причём здесь это? Я давал клятву верности Ориону Блэку, а он мёртв.
   -- Вы не поняли, мистер Риддл, -- возразил гоблин. -- Вы присягали не Ориону Блэку, вы поклялись в верности лорду Блэку. Поэтому ваше обязательство перешло к его наследнику, нынешнему лорду Блэку.
   Только теперь Волдеморт понял, что происходит, -- он угодил в ловушку собственной магии. Атаковать Поттера он не может, зато...
   -- Я вижу, как вращаются винтики в твоей голове, Том, -- Гарри нахмурился. -- Каждый человек за этим столом находится под моей защитой, поэтому нападение на любого из них равносильно нападению на меня самого. Можешь преклонить колени.
   Риддл сопротивлялся изо всех сил, однако собственная магия всё-таки заставила его опуститься на колени.
   А гоблин продолжал:
   -- Клятва верности, данная лорду Ориону Блэку, звучит следующим образом:
  
   "Я, Томас Марволо Риддл, клянусь моей честью, моей магией и моей жизнью, что буду верен лорду Блэку, никогда не причиню ему вреда, и буду соблюдать данную ему присягу полностью, добросовестно и без обмана до конца моих дней".
  
   Гарри поднялся из-за стола.
   -- Я, лорд Блэк, после консультации с леди Блэк и Невиллом Лонгботтомом, чистокровным с безупречной репутацией, сужу Томаса Марволо Риддла, вассала рода Блэк, в соответствии с семейным кодексом. Сделав членов рода Блэк собственными вассалами и заклеймив их своей "тёмной меткой", словно домашний скот, вы поступили вразрез клятве лорду Блэку. И ещё раз поступили ей вразрез, когда из-за одного из ваших вассалов погиб наследник рода Блэк -- Сириус Блэк. Поэтому вот мой приговор: вы нарушили свою клятву!
   Он сел обратно.
   -- Том, ты обещал лорду Блэку свою честь, магию и жизнь. Клятву ты нарушил, поэтому я могу забрать у тебя что-то одно. Судя по тому, что я видел, чести у тебя нет, а твоя жизнь мне не нужна. Поэтому за нарушение клятвы роду Блэк я требую твою магию. Да будет так!
   Пергамент вырвался из рук Локторна и сам по себе разлетелся на мелкие клочки. Магическое ядро Риддла вырвалось из его тела и "приземлилось" на остатки договора. И в тот же момент все Пожиратели смерти с криками упали на землю.
   Гермиона наклонилась к Амелии Боунс.
   -- Мы подозревали, что такое случится. Магия Пожирателей и их жизненная сила привязаны к Риддлу через Тёмные метки. Он остался без магии, поэтому, в соответствии с контрактом метки, они отдают ему свою.
   -- А так как его тело -- магический конструкт, -- понимающе кивнула глава ДМП, -- когда и у них не останется магии, пытаясь выжить он начнёт высасывать их жизненные силы.
   -- Попытка тщетная, но да.
   -- Значит, они все умрут?
   -- Верно.
   И только через девять ужасных минут с криками умер последний Пожиратель смерти, а ещё минуты через две от тела Риддла осталась только небольшая лужица слизи.
   Гарри опять встал.
   -- Всем спасибо. Локторн?
   -- Да, лорд Блэк?
   -- Благодарю вас за услуги. Вы уже подсчитали свой гонорар?
   -- Да, лорд Блэк, я немедленно подготовлю счёт.
   -- Утройте сумму.
   -- Спасибо, лорд Блэк.
   Гарри сгрёб своих жён в охапку.
   -- Всё кончено. Даже не верится!
   Невилл похлопал его по спине.
   -- Почти кончено, -- прошептала Дафна.
   -- Ещё один шаг, и мы будем свободны, -- согласилась Гермиона.
  

* * *

  
   Сбрасывая с себя дезиллюминационные чары, вокруг начали появляться десятки человек. Авроры тут же занялись павшими Пожирателями смерти, а невыразимец собрал останки Тома Риддла. Минерва МакГонагалл и Филиус Флитвик подошли к своим ученикам.
   По сигналу лорда Блэка Локторн снял защиту гоблинов, которая так потрясла Волдеморта, предъявил счёт, принял оплату и исчез.
   -- До сих пор не верю своим глазам! -- восторгался декан Рейвенкло, обращаясь к мистеру Поттеру. -- Большинство волшебников, включая и меня, просто попытались бы сразиться с ним -- палочка против палочки, и точно бы проиграли. Молодец, мой мальчик, отличная работа!
   -- Спасибо, профессор. -- Юный маг понизил голос. -- Помните, о чём мы говорили, сэр? Если мне понадобится помощь, могу я на вас рассчитывать?
   -- Да. Давно пора. Моя палочка с тобой.
   -- Спасибо, профессор. -- Гарри повернулся к своим жёнам. -- Гермиона? Ты готова?
   -- Да.
   И тут с громким хлопком появился Альбус Дамблдор.
   -- Гарри, мой мальчик, рад видеть успех нашего плана.
   -- "Нашего", директор? Это какое же вы имеете к нему отношение, если не считать требований, чтобы я этого не делал и тому подобного?
   -- Гарри, сейчас не время для шуток, -- теперь директор тихо шёптал. -- Здесь слишком много лишних ушей, поэтому мы должны быть заодно.
   -- Не согласен. Мадам Боунс, кажется, вы хотели поговорить с директором?
   -- Верно. Альбус Дамблдор, у меня ордер на ваш арест.
   -- Могу я поинтересоваться, в чём меня обвиняют? -- перед главой ДМП стоял доброжелательный, но строгий дедушка.
   -- Похищение, присвоение средств, злоупотребление запрещёнными зельями, содействие в изнасилованиях и многое другое. Вашу палочку!
   -- Вряд ли, Амелия. Полагаю, я вас покину. Пожалуйста, не зовите своих авроров -- не хочу им навредить.
   -- Лорд Поттер, Лорд Лонгботтом, назначаю вас своими заместителями. И вот мой приказ: арестуйте профессора Дамблдора!
   Директор широко улыбнулся.
   -- Мальчики, хоть в этом году вы и сделали серьёзный шаг вперёд и стали гораздо сильнее, со мной вам всё равно не справиться. -- Старик широкой полосой бросил оглушающие чары, однако противники легко их отбили.
   Филиус Флитвик заметил, как мисс Грейнджер, которая отошла в сторонку и оказалась за спиной у Дамблдора, достала палочку и сделала движение, которому он сам её научил. И хотя он умел читать по губам, сейчас это не помогло. И теперь мастер чар наблюдал, как луч заклинания незаметно, по дуге приближается к Альбусу. А когда сообразил, что сделала одна из его лучших студенток, по его губам медленно расползлась улыбка. Потрясающе!
   Теперь он тоже выхватил палочку и вступил в сражение, добавив режущее заклинание. Точность оказалась такой, что луч отрезал директору бороду и остановился только под подбородком.
   Похоже, Дамблдора сильно удивило внезапное нападение -- атаки с этой стороны он явно не ждал.
   -- Et tu[1], Филиус?
   -- Верно, Альбус. -- Палочка маленького профессора выплюнула сложную цепочку чар, заставив Дамблдора отшатнуться и подставиться под заклинания Лонгботтома. -- Я считаю, вы превратились в весьма неприятного человека. Сдавайтесь, пока вам не стало действительно больно.
   -- Даже всем вместе вам меня не одолеть, -- старик начал задыхаться. -- Я -- Альбус Дамблдор, победитель Гриндевальда, величайший волшебник... -- Да что происходит? Неужели он так давно не сражался, что коротенькая схватка заставила его быстро выдохнуться? Ударное проклятье Лонгботтома разрушило его щит, а взрывное Поттера осыпало землёй. Затем чары помех Флитвика заставили его мигать, чтобы рассеялись пятна перед глазами, но самое главное -- он никак не мог отдышаться. И больше не слышал своих противников -- их голоса заглушил шум в ушах (видимо, кровь прилила). Да что же это такое? Зрение потеряло цвет, и всё вокруг стало серым.
   -- Отбой, Нев, он готов, -- заметил Гарри, наблюдая, как его бывший директор спотыкается в третий раз, а затем опускается на колени и падает на землю.
   Авроры бросились вперёд.
   -- Быстро наложите на него подавляющее заклинание -- надо рассеять чары головного пузыря, -- распорядилась Гермиона, подбегая к мужу.
   -- Головной пузырь? Зачем ему понадобился головной пузырь?
   -- Ему самому точно не понадобился, -- уточнил Поттер. -- Альбуса Дамблдора победила Гермиона Грейнджер -- это ОНА отправила в него чары головного пузыря.
   -- А если точнее, модифицированного головного пузыря. -- Филиус Флитвик едва не подпрыгивал от возбуждения. -- Она изменила заклинание, и пузырь заполнил углекислый газ. Отлично, мисс Грейнджер, прекрасная работа выше уровня ТРИТОН!
   Польщённая девушка покраснела.
   -- Спасибо, профессор.
  

* * *

  
   На новость, что Волдеморт больше не вернётся, британское волшебное сообщество отреагировало примерно как на окончание первой войны. Торжества продолжались неделю. Магазин близнецов Уизли за три дня выполнил пятилетний план продаж. Когда же праздник закончился, близнецы обнаружили, что жутко вымотались и сильно разбогатели. А затем началась чистка.
   Судебный процесс над Альбусом Дамблдором прошёл быстро даже по меркам британских волшебников. Связано это, в основном, с тем, что сначала Дамблдор легко признавал очередное обвинение, а потом пытался объяснить, что делал всё "ради общего блага". В знак признания заслуг приговорили его легко -- дали всего лишь пять лет тюрьмы. Без магии (ему надели специальные наручники) он прожил три года, а потом его старое тело просто не выдержало.
   Судя по всему, меченые Пожиратели Смерти дружно отправились на тот свет вслед за своим хозяином. Сочувствующим же "советовали" уехать. Состоялось даже что-то вроде исхода тех, кто поддерживал философию чистокровных. Правда, не все желающие "советовали" в рамках закона; в конце концов, предполагать, что волшебники забудут про старые счёты -- излишний оптимизм.
   Девятого августа девяносто восьмого года родился Майкл Джеймс Блэк. И уже через три минуты темноволосый мальчик с голубыми глазами посмотрел в глаза своему отцу и цепко ухватился за предложенный большой палец. Правда, его быстро "похитила" вторая мама, которая никак не могла перестать плакать -- настолько была счастлива. И в течение следующих нескольких лет похожая сцена в родильном отделении с участием тех же взрослых повторялась не один раз.
  
   --------------------
   [1] См. знаменитую фразу Цезаря "Et tu, Brut" (и ты, Брут). -- Прим.ред.
  
  
  

Эпилог

  
   Девятнадцать лет спустя.
  
   После очередного обследования своей пациентки мастер-целитель Агнес Менос печально покачала головой. Джиневра Уизли сидела, медленно покачиваясь на кровати в отдельной палате, которая была её миром почти два десятка лет. Вызванное зельем безумие оказалось редкой болезнью; пытаясь исцелить эту ещё молодую женщину, Менос опубликовала множество статей. И в какой-то момент обнаружила, что... привязалась к ней.
   Сейчас она просматривала карту Джиневры. В любой момент мог появиться Артур Уизли. Он не пропускал ни одного дня, всегда прибывал к ужину и с любовью кормил свою единственную дочь. Иногда (правда, очень редко), когда при нём она выплывала из мира, который выстроил повреждённый разум, и на несколько мгновений снова становилась пятнадцатилетней, сердце Артура воспаряло... пока её связь с реальностью опять не исчезала, и дочь не теряла к нему интерес.
   Хотя бы раз в неделю её навещали пятеро братьев. Насколько она им дорога говорило хотя бы то, что у каждого была дочь по имени Джинни. Братья могли прийти с жёнами, а то и со всей семьёй. С другой стороны, близнецы всегда навещали её вместе. Однако здесь, в госпитале Святого Мунго, за ними закрепилась отдельная "слава", потому что визитом к сестре они, как правило, не ограничивались. Оба без помех проникали в детскую палату (а если приходили в неприёмные часы, то тайком) и оставляли там образцы своих изделий. Официально это не одобрялось, но не обращать внимания на детский смех было сложно.
   Молли Уизли не видели в палате дочери с того ужасного дня, когда напали Пожиратели смерти и, защищая других пациентов, погиб её младший сын. Вспомнив тот страшный день, Агнес вздрогнула. После Круцио у неё до сих случались приступы паралича.
   -- Как она? -- раздался у неё за спиной мягкий голос.
   Целительница обернулась и увидела ещё пару частых посетителей -- Луну Финч-Флетчли и Гермиону Грейнджер, леди Поттер.
   -- Никаких изменений. За тридцать четыре дня она ни разу не отреагировала на окружающее.
   -- А я так надеялась, что фармацевтика обычного мира сможет помочь, -- с грустью заметила леди Поттер.
   -- Возможно, так и есть. Пока мы не можем сказать точно. Но на этот раз Джинни ушла в себя на гораздо более продолжительный период, чем раньше. И есть много реальностей, где она выздоравливает, -- добавила сероглазая блондинка. -- Исследовавшие её легилименты сообщили, что, по крайней мере, в своём разуме она счастлива.
   Гермиона вздохнула.
   -- Полагаю, есть вещи и похуже. -- Тут сработал её кулон. -- В здание только что вошёл Артур. Лучше я пойду; вы же знаете, как он себя ведёт, когда встречает меня или Гарри. И неважно, сколько раз мы твердили, что ему не за что извиняться. Спасибо, целитель Менос, спасибо, что заботитесь о нашей подруге.
   -- Гермиона, не возражаешь, если я пройдусь с тобой?
   -- Конечно, нет.
   Постаравшись не столкнуться с Артуром Уизли, две старые подруги молчали, пока не вышли из госпиталя. И только на улице возобновили разговор.
   -- Вы придёте на день рождения Лоуренса? -- поинтересовалась Луна. -- Он хочет видеть вас всех. Особенно Лили и Гэри.
   -- Обязательно придём, не то Лили будет вопить как баньши. Кроме того, хочу увидеть лицо моего сына, когда Лоуренс будет сверкать перед ним значком школьного старосты. -- Гермиона рассмеялась. -- Знаешь, как хохотал Гэри, когда я ему сказала, что пересдать СОВ -- это очень важно, а одиннадцать "превосходно" и одно "выше ожидаемого" по астрономии -- это, безусловно, НЕдостаточно хорошо? -- За улыбкой она спрятала разочарование, что сын не получил должность, которую она для него желала. Правда, она знала, что её первенца значок старосты не беспокоит, и он будет только рад за своего друга, который действительно об этом мечтал. Покачав головой, словно пытаясь отбросить эту мысль, леди Поттер задала вопрос, который интересовал её почти два десятка лет: -- Когда ты дала Гарри ту книгу, неужели предвидела, что всё так обернётся?
   -- Видела ли я Вселенную, в которой родится мой сын Лоуренс? Да. Видела ли, что он станет встречаться с дочерью Гарри и Дафны? Нет. -- Луна улыбнулась. -- Жизнь играет со всеми нами, и даже с бывшими провидцами.
   -- Ты навсегда утратила дар?
   -- Нет, не совсем. За три дня до того, как мне исполнилось тридцать два, я потеряла контакт с мультивселенной, бросила беспокоиться об остальных Вселенных и сосредоточила внимание на "здесь" и "сейчас".
   -- Ну, Дафна безумно счастлива, что Лили и Лоуренс встречаются... Хотя мне кажется, она считает, что они зайдут гораздо дальше. И уже начала подбирать ткань для свадебного платья.
   -- Пожалуй, для этого они немного молоды, -- фыркнула Луна. Правда, если не обращать внимания на детали, эти двое сейчас в том же возрасте, что и мы с Джастином, когда тот сделал мне предложение. -- Кстати о Дафне: я видела её на прошлой неделе, и по-моему, с последней беременности она нисколько не потеряла в весе. А ведь прошло уже два года. Для неё это необычно.
   -- Она и не потеряет, -- улыбнулась Гермиона. -- И очень постарается вернуть удвоенный размер. Чёрт её дери!
   -- Но она... Снова?
   -- Ага. Когда я хочу вывести её из себя, называю "миссис Уизли". Они с Гарри на седьмом небе. Да и я тоже -- не прилагая никаких усилий, получу ещё больше детей. Будет кого баловать.
   -- Одиннадцать. Она не отступает от своего "тайного" плана.
   -- Нет, двенадцать. Будут девочки-близнецы.
   Настала очередь Луны качать головой.
   -- Три пары двойняшек. Если они будут похожи на своих дядей Дреда и Форджа -- так ей и надо. Никогда не могла представить себе Дафну Гринграсс в роли земли-матушки.
   -- Она любит детей, и любит делать их с Гарри. А вчера вечером заявила, что в ближайшее время не намерена останавливаться, а заодно хочет, чтобы у и меня появился ещё один. Я ответила, что троих мне достаточно.
   -- Даже я никогда такого не видела. -- Немного подтрунивая над собой, Луна улыбнулась. -- Что ж, Гарри всегда мечтал о семье.
   -- Да, и быть "просто Гарри", -- Гермиона тоже улыбнулась. -- И он им стал.
  

-- КОНЕЦ --


Оценка: 5.03*37  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Лабрус "Заноза Его Величества" (Любовное фэнтези) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Романтическая проза) | | С.Александра, "Демонов вызывали? или Когда твоя пара - ведьма!" (Любовное фэнтези) | | Д.Рымарь "Брачное агентство ћвсё могуЋ" (Короткий любовный роман) | | Н.Романова "Мультяшка" (Современный любовный роман) | | Т.Серганова "Секрет Ведьмы" (Городское фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Е.Рейн "Мой Охотник" (Женский роман) | | У.Соболева "Чужая женщина" (Короткий любовный роман) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"