Clell65619: другие произведения.

Гарри Поттер и Жнец Мерлина (главы 1-19 из 28)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.30*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир Гарри терпит крах, когда все, кого он любил, погибают при атаке Пожирателей Смерти на свадьбе Билла и Флёр. Существует ли второй шанс? Предупреждения: тёмный мир, сексуальные сцены, рабство, AU конечно же, экстремальное ООС персонажей, мат, многочисленные жестокие убийства. Жанр: Drama/Angst; Рейтинг: NG-17; Пэйринг: Гарри Поттер / Сьюзен Боунс / Гермиона Грейнджер


Глава 1. Крушение мира

  
   Четыреста шестьдесят два. Именно столько Пожирателей Смерти он уничтожил за последние три месяца. Три месяца с тех пор, как потерял смысл своей жизни. Три месяца назад он ещё был человеком. Три месяца назад он мог бы умереть.
   Всё началось достаточно просто. Со свадьбы Билла Уизли и Флёр Делакур. Он по-прежнему воскрешал в памяти, что по какой-то причине ожидал свадьбу в Норе, и нежный ответ на это Гермионы "Ну ты даёшь, Гарри".
   Он никогда не был на свадьбе. Он и не знал, что традиционно она проводится в семье невесты. Гарри никогда не покидал Англию, пока не взял в руки длинную цепочку международного портключа. С ощущением "рывка за пупок" он совершил своё первое путешествие за пределы родной страны.
   Когда он прибыл, то облевал все свои ботинки. Его проблемы с портключом, казалось, длились дольше, чем само перемещение.
   Он снова удостоился от Гермионы "Ну ты даёшь, Гарри", когда она чистила его. Он бы убил тысячи Пожирателей Смерти, чтобы хоть ещё разок услышать её "Ну ты даёшь, Гарри".
   Когда первый из Пожирателей аппарировал на свадьбу, Билл сказал: "Я разберусь".
   Пока он пытался выхватить палочку, свадьба умерла. Мистер и миссис Уизли упали неподалёку, чтобы больше никогда не подняться. Гермиона оттолкнула его с пути смертельного проклятия, которое попало в неё саму. С земли он видел, как падали Невилл и Луна.
   Щелчок. Его охватила холодная чёрная ярость и что-то случилось с его магией. Он поднял с земли палочку, чтобы швырнуть "Reducto" в ближайшего Пожирателя Смерти, когда его магия вышла из тела и поглотила жизнь Пожирателя, увеличив магию Гарри. Затем она прыгнула на другого Пожирателя и сделала то же самое. И вновь его магия увеличилась. Таким образом были убиты все 35 Пожирателей Смерти, пополнившие его магию своей.
   Через две минуты появился Волдеморт вместе с внутренним кругом. К тому времени Гарри полностью обрёл контроль. Он поднял анти-аппарационный и анти-портключевой щиты и изуродовал Люциуса Малфоя прямо на глазах Волдеморта. Затем Лестрейнджей. Потом Долохова, Снейпа, и всех остальных. Остался только Волдеморт. Тот что-то кричал, угрожая Гарри, но он его игнорировал.  Гарри использовал свой вновь обретённый уровень силы для разрыва связи Волдеморта с крестражами, а затем шесть часов его убивал, добавляя его магию к своей.
   Затем Гарри приступил к истреблению всех оставшихся Пожирателей Смерти. Получив доступ к магии чёрных меток, он охотился на них, как на диких зверей.
   Прошло три месяца. Пожирателей Смерти больше не было. Уизли умерли. Гермиона умерла. Невилл, Луна, все, о ком он заботился, погибли. Смысл его жизни пропал. Его сердце разбилось, когда Джинни упала на землю. Его вселенная взорвалась, когда ушла Гермиона. Он не знал, любил ли её, пока она не умерла.
   Остальные светлые силы боялись его.
   Он сам себя боялся.
   Он остался один.

Глава 2. Потерянная любовь

   После того, как Тома Риддла не стало, он отнёс Гермиону её родителям. Он вспомнил, как было важно Седрику, чтобы его тело отправили домой. Чувство ответственности подавило его горе, он взял девушку на руки и аппарировал к крыльцу её дома.
   Мать Гермионы открыла ему дверь с вопросительным выражением на лице. Её взгляд упал на завёрнутое в простыню тело в его руках, и он знал, что она знала. Войдя в дом, он положил тело на диван в гостиной, по-прежнему завёрнутое в простынь. Миссис Грейнджер вцепилась в простыню и стянула её с лица Гермионы. Она прижалась к груди мёртвой девушки и зарыдала в истерике. Гарри оставил её со своим горем и вышел из комнаты, чтобы найти отца Гермионы. Тот был на заднем дворе, занимаясь стрижкой газона. Гарри подошёл к нему сзади и положил руку на плечо.
   -- Гарри?
   -- Да, сэр. Случилось кое-что ужасное. Миссис Грейнджер нуждается в Вас. -- Он привёл пожилого мужчину к жене и мёртвой дочери. Мёртвая дочь. Она умерла из-за меня. Если бы я остался у Дурслей, ничего этого не случилось бы.
   Раздался бешеный стук в дверь. Гарри пошёл проверить, кто это. На крыльце стояли Грозный Глаз, Ремус и Тонкс.
   -- О, слава тебе, Мерлин, -- обрадовалась Тонкс, и её волосы посветлели от мышино-коричневого до ярко-розового цвета. -- На свадьбе Билла и Флёр произошло нападение. Там так много убитых, и никто не мог найти вас с Гермионой. Мы надеялись, что она с тобой.
   -- Не сейчас, Дора, -- Ремус прочитал выражение лица Гарри. -- Гарри, с ней всё в порядке?
   -- Гермиона мертва. Она закрыла меня от смертельного проклятья. -- Ремус и Тонкс прошли за ним в гостиную, а Грюм остался у двери, как часовой.
   Когда они увидели, в каком состоянии Грейнджеры, то принялись их утешать. Те же смотрели на волшебников почти со страхом и ненавистью. Когда плач прекратился, Гарри рассказал события дня, приведшие к смерти Гермионы.
   -- Я обещаю Вам, Майкл. Мы найдём тех, кто это сделал и накажем их.
   -- Они уже мертвы, Ремус. -- Внимание всех присутствующих обратилось к Гарри.
   -- Остался ещё В-В-Волдеморт, Гарри.
   -- Волдеморт тоже сдох. И я проследил, чтобы это было медленно и мучительно. Он орал каждую секунду.
   -- Волдеморт МЁРТВ? Это же замечательная новость, Гарри!
   -- О, да, Тонкс. Это так, блядь, здорово, что внутри я тоже умер. Уизли мертвы. Невилл мёртв. Луна мертва. И Гермиона... -- его захлестнули эмоции, грозящие поглотить. -- И Гермиона... Гермиона...
   Грейнджеры отвлеклись на мгновение от своего горя и обняли рыдающего мальчика.
   -- Она тоже любила тебя, Гарри. Поэтому и спасла. Она тоже любила тебя.
   -- Мне очень жаль, что из-за моих проблем вы потеряли так много, -- он задохнулся. -- Мне пора.
   -- Почему ты уходишь?
   -- Я должен убить их. Я должен убить Пожирателей Смерти.
   -- Кого именно? -- спросил Ремус.
   -- Всех их, -- и он аппарировал.

Глава 3. Выбор

   Гарри сидел в тесноте своей комнаты на площади Гриммо. Убийство последнего Пожирателя Смерти оставило его без цели к существованию. Поглотив жизненную силу и магию более 400 волшебников, он даже был не в состоянии покончить с собой. Он знал, что ему нужно что-то найти, любую вещь, которая заняла бы его, чтобы не превратиться в то, что он уничтожил. Без якорей он просто плыл по течению.
   -- Мерлин, пожалуйста, дай мне цель.

* * *

   -- Зачем ты просил аудиенцию, Мирддин?
   -- Лорд Хаос, у меня есть просьба.
   -- И что же за просьба у юного Мирддина?
   -- Леди Порядок, один из наших агентов хаоса завершил свою миссию, но последствия этого приведут к его уничтожению.
   -- Неужели один из наших служителей добился баланса между хаосом и порядком в своей реальности?
   -- Да, он устранил основной источник насильственного порядка в своём мире, открыв свободу хаосу балансировать с остатками упорядоченного. Эта борьба, к сожалению, привела к удалению якорей его человечности, оставив его в эмоциональном вакууме. Он пытался покончить с жизнью, однако магия, которую он использовал для достижения баланса, защищает себя, и он не может умереть. Существует опасность того, что он станет источником возрождения насильственного порядка.
   -- Его следует устранить?
   -- Если Вы посчитаете это необходимым. В настоящее время он примет это как благословение, но у меня есть предложение.
   -- Говори, Мирддин. У меня нет времени терпеть твои увёртки.
   -- Мои извинения, Лорд Хаос. Есть соседняя реальность, где нам не удалось инспирировать агента хаоса в конфликт с насильственным порядком. В этой реальности его аналог был убит в младенчестве. Незначительное перемещение в эту реальность послужит внесению его хаоса в существующий там порядок.
   -- Интересное предложение, Мирддин. Однако у нас нет в запасе свободной энергии на такое перемещение.
   -- Не проблема, Леди Порядок. У служителя хаоса достаточно хаотической энергии на перемещение самого себя. Заодно это позволит ему освободиться от большей части избыточной магии. Если мы это сделаем, я также хотел бы предложить подавить аспект его внутреннего хаоса, позволяющий ему собирать магию других.
   -- Ты предлагаешь интересное решение, Мирддин. Мы будем размышлять и консультироваться с высшими.
   Мирддин поклонился сущностям Порядка и Хаоса и приготовился ждать.

* * *

   Когда Мирддин ещё имел телесную оболочку, он жил на Атлантиде, пока его чувство юмора не стало раздражать вышестоящих. Его изгнали его за век до катаклизма, похоронившего его родину на дне моря. Понимая, что происхождение отличало его от остальной части человечества, он много путешествовал и учительствовал, разжигая искры магии в общей массе народов. Из его учений выросли волшебные сообщества человечества. Возможно, самым радостным периодом для него стало время, когда он жил под именем Мерлина, и обнаружил, что является агентом хаоса. Его функция заключалась в предотвращении слишком сильного укоренения порядка. Его бесконечно забавляло то, что будущие поколения описывали его деяния как агента порядка. У порядка не существовало агентов. Порядок -- это естественное состояние человеческой цивилизации. Поэтому и появлялись агенты хаоса, чтобы побуждать к свободе. Для Порядка и Хаоса было важно находиться в равновесии.
   В возрасте 2000 лет он оставил телесное существование позади и вознёсся к своему текущему состоянию. Вот уже тысячелетие он проходил обучение, и в один прекрасный день, возможно, примерит мантию Порядка или Хаоса. Ещё пара тысячелетий и можно начинать готовиться. Приближённость к своему бывшему существованию делала его отличным управляющим для своего крошечного кусочка реальности.
   Он искренне надеялся, что сможет выручить агента хаоса, спасшего его родную реальность. После такой великолепной работы мальчик заслуживает большего, чем испытываемый им сейчас личный ад.

* * *

   Перед Мирддином появился Лорд Хаос.
   -- Твоя просьба удовлетворена. Если сможешь переместить своего агента в проблемную реальность, не затрачивая лишней энергии, то действуй. В противном случае ликвидируй, забрав его энергию для повторного использования.
   -- Будет сделано, Лорд Хаос.

* * *

   Гарри вдруг отвлёкся от своего состояния скорби и траура. Чёрная Метка? Где-то остался Пожиратель Смерти? Он сконцентрировал на этом свою магию и аппарировал к метке.

* * *

   Гарри был заперт в стазисе, и только его ум оставался активен. Что, чёрт возьми, происходит? Он попытался использовать свою магию -- и ничего.
   -- Успокойся, юный Гарри.
   "Дамблдор? Но как?"
   -- Нет, Гарри, не Дамблдор. У меня было много имён. То, которое скорее всего тебе знакомо -- Мерлин.
   "Мерлин? Отлично, я окончательно свихнулся."
   -- Едва ли ты безумен, Гарри. Возможно, ты самый разумный в своём роде. Ты познал страдание, ты познал и радость. Ты прожил свою короткую жизнь так, как смог. Очень жаль, что ты не познал любви, пока предмет твоей любви не умер, но по крайней мере, ты узнал о ней. Миллионы людей проживают всю жизнь, не находя её.
   "Так чего Вам от меня нужно?"
   -- Я здесь, чтобы предложить тебе выбор. Я могу предложить тебе закончить своё существование, чтобы ты мог перейти на следующий уровень бытия. Или, я могу показать тебе, как перейти в реальность, очень похожую на твою, но в которой ты умер, когда Том Риддл напал на тебя в младенчестве. Без тебя никто не смог противостоять ему, и он в конце концов захватил мир, переделав его под свои потребности. В той реальности ты мог бы сразиться с ним так же, как и в этой.
   "Будут ли на следующем уровне Гермиона, мои родители, Сириус и Уизли?"
   -- Я не знаю. Мне не хватило мужества перейти туда, и я остался здесь, потому что в этом была необходимость.
   "Будут ли в другой реальности Пожиратели Смерти, которых я мог бы убивать?"
   -- Миллионы.
   "Если я умру в той реальности, смогу ли я перейти на следующий уровень?"
   -- Да.
   "Позволь мне убивать Пожирателей Смерти."
   -- И ты должен. Они сеяли зло. Ты будешь моим Жнецом зла в том мире, обеспечив рост свободы. Удачи, юный Гарри.

Глава 4. Пробуждение

   Амелия Боунс, тщательно скрытая дезиллюминационными чарами, патрулировала периметр лагеря. Они были здесь два дня. Пора уже было двигаться дальше, но многие болели. Группа, отправившаяся в рейд за лекарствами и продуктами питания, опаздывала. Нужно было ей планировать. С тех пор, как в прошлом месяце они потеряли Грозного Глаза, всё покатилось в ад. Бывшая аврор достигла дальней точки периметра и собиралась повернуть назад, когда что-то произошло.
   Дело было не в погоде, хотя весь день моросил противный дождь. И не в ветре, хотя тот был холодным и пронизывающим. Звук напоминал маггловские электростанции: раздавался громкий шум и треск. В воздухе, на высоте 25 футов, то появлялось, то снова исчезало какое-то мерцание. Оно походило на свет стробоскопов, виденных ей в юности на маггловской дискотеке в Лондоне. В такт мерцанию начало проявляться нечто, затем из-под него, чем бы оно ни было, в землю ударила молния, сбив Амелию с ног. Лёжа она наблюдала, как нечто приобрело чёткие формы и упало на землю с мокрым шлепком.
   Амелия заставила себя встать и подбежала к упавшему телу. Это был мужчина. Мужчина с неприятного вида шрамами. Голый мужчина с неприятного вида шрамами сейчас мок в грязи. Ему не могло быть больше восемнадцати. Она опустилась на колени и коснулась его шеи, чтобы проверить пульс. Он был тёплым, а пульс -- сильным. Конечности, казалось, не сломаны и не торчат под странными углами. При идеальных условиях у неё не будет возможности переместить его. А условия сейчас были далеко не идеальными. Она взвалила голого незнакомца на плечи и понесла обратно в лагерь.

* * *

   -- Только ты можешь выйти в дождь в полночь, а в четыре утра вернуться с голым мужчиной.
   -- Очень забавно, Поппи. Что можешь рассказать о нём?
   Целительница ещё раз взмахнула палочкой.
   -- Ну что ж, он волшебник, к тому же сильный. Возможно, такой же сильный, как и Дамблдор: взгляни на оценку индекса.
   -- Ты же знаешь, не могу я читать эту вашу абракадабру.
   -- Ладно. Он молодой, не старше восемнадцати. Учитывая твоё описание его появления, он удивительно здоров. Хорошо питается, хотя был период в жизни, когда это было не так.
   -- Как и у всех остальных, кто не целовал задницу Волдеморта.
   -- Х-м-м. В детстве пережил удивительное количество физических травм. А еще в его крови яд василиска.
   -- Яд василиска? Почему он ещё жив?
   -- Сама спросишь. О, а вот и кое-что странное. Я лечила его в прошлом, но абсолютно не помню, как это делала.
   -- Что?
   -- Методики каждого целителя слегка различаются. За последние пять лет я лечила эту рану, -- она указала большой шрам на левой руке. -- Вот эту колотую рану, -- она указала круглую сквозную отметину на правом предплечье парня. -- И ещё несколько на груди и спине. Всё его тело усыпано моими подписями. С тобой я так много не работала, и то смогу по памяти нарисовать каждый шрам твоей древней туши. Однако я не помню, что когда-нибудь даже видела этого мальчика, хотя на вид он вылитый Джеймс Поттер.
   -- Поттеры погибли почти 16 лет назад.
   -- Знаю, но ПОСМОТРИ на него.
   -- Хорошо, ты лечила его, но не помнишь. Он похож на покойника, хотя тот мужчина и вся его семья умерли годы назад. Ты дала мне очень мало информации, скажи хоть, что с ним сейчас не так.
   -- Х-м-м? А, он спит. Вот и всё, просто спит. Магическое истощение.

 

* * *

   К неизвестному приставили охранника, так что Поппи и Амелия смогли поспать. Невилл Лонгботтом подозрительно смотрел на голого мужчину в койке. Если тот хотя бы пошевелится так, как Невиллу не понравится, то может просто проснуться мёртвым.

* * *

   Эван Розье подкрался как можно ближе к месту, где прошлой ночью был зафиксирован всплеск магии, приведший его и команду захвата из девяти Пожирателей Смерти к этому скваттерному[1] лагерю. По крайней мере, это выглядело, как скваттерный лагерь. Казалось, там было не особо много магии в воздухе, и щиты. Где это видано, чтоб над скваттерным лагерем поднималась защита? Прекрасно, он был хорош в работе со щитовыми чарами.
   Щиты продержались три минуты и упали, ничем не показав, что их больше нет. Десять Пожирателей Смерти под дезиллюминационными чарами и мантиями-невидимками поползли вперёд. Один из младших членов команды наткнулся на Сьюзен Боунс, возвращающуюся к палаткам с ведром воды, и бросил в молодую девушку "Круцио". Её крики разбудили лагерь.
   [1] Скваттер -- тот, кто незаконно захватывает землю или вселяется в дом. (Прим. пер.)

* * *

 

   От первого же крика в больничной палатке проснулся Гарри Поттер. Затем он услышал выкрики заклинаний огня и сел на жёсткую койку.
   -- Ни одного хуева движения, -- прошипел Невилл. Его палочка уставилась прямо между глаз заключённого/пациента.
   Гарри обратил внимание на говорящего, его глаза расширились в узнавании, но звуки очередных огненных заклинаний отражались эхом в его ушах.
   Он сказал пару слов. Слов, наполненных обещанием боли и смерти. Слов, образующих смесь ненависти и ярости: "Пожиратели Смерти". Он аппарировал.

* * *

 

   Он появился позади Розье. Он снова сказал: "Пожиратель Смерти". Розье обернулся и увидел голого мужика без палочки. Улыбаясь, он поднял палочку, чтобы убить придурка. У Розье не было ни единого шанса.
   -- Гори, -- донеслось от голого мужчины, и Эвана Розье объяло пламя. Даже катаясь в мокрой грязи, он не мог погасить пожирающий его огонь. Они с огнём умерли одновременно.
   Жители лагеря убили троих Пожирателей Смерти в обмен на семерых своих. Гарри разобрался с оставшимися шестью. Троих он раздавил магическим ветром, одного сжёг, а самого здорового распотрошил словно свинью. Тут он увидел, что ещё один Пожиратель всё ещё держит Сьюзен Боунс под Круциатусом. Безо всякой магии, как с остальными, Гарри просто аппарировал к нему за спину и свернул шею. Потом он увидел Сьюзен.
   -- Боже мой, Сьюзен, -- он поднял бьющуюся в конвульсиях девушку с земли и аппарировал с ней в больничную палатку, где из-за ширмы как раз выходила Поппи. Нападение длилось ровно 29 секунд. Он положил девушку на кровать, постоял немного, а потом схватил Лонгботтома в костедробильные объятья. -- Как ты выжил? Я видел, что ты умер. Я похоронил тебя! О, Боже, Невилл, кто ещё здесь?
   Секундами позже вбежавшая в палатку Амелия Боунс нашла Поппи, уже занимающуюся избавлением её племянницы от последствий Круциатуса, и Невилла Лонгботтома в сокрушительных медвежьих объятьях голого незнакомца, плачущего на его плече.

Глава 5. Рассказ

   -- Давай начнём с простого вопроса. Кто ты такой?
   Одетый в шмотки одного из Пожирателей Смерти, Гарри ответил:
   -- А вы кто? Почему я здесь? Вы не можете быть мадам Боунс -- её убили в прошлом году. Невилл, Сьюзен, что, чёрт возьми, здесь происходит?
   Невилл сверкнул глазами:
   -- Отвечай на грёбаный вопрос, или я убью тебя там, где сидишь.
   Невилл? Что, мать его, случилось с Невиллом? Я никогда не слышал, чтобы он ругался, а тут сказал "ебать" дважды в течение пяти минут, и никто глазом не моргнул. Сьюзен Боунс смотрела на Гарри широко открытыми глазами. С ней что-то случилось (помимо остановленного им Круцио), и она за всё время не сказала ни единого слова.
   -- Ладно, хорошо. Меня зовут Гарри Поттер, сын Лили Поттер (Эванс) и Джеймса Поттера, -- он глумился. -- Если бы Вы действительно были Амелией Боунс, то знали бы, что перед моим пятым курсом заседали в группе, судившей меня за защиту от пары дементоров.
   -- Гарри Поттер погиб в ночь Хэллоуина 1981 года.
   Он повернулся посмотреть на сказавшего это и тут же раскрыл рот.
   -- Профессор МакГонагалл? Что случилось? -- он поднялся со стула, не обращая внимания на смотревшие в его сторону палочки, и уставился на неровный шрам, пересекающий сверху-вниз её левую щёку. -- Кто это сделал? -- та слегка вздрогнула, когда он провёл дрожащими пальцами по шраму. -- О, мой Бог, это же старая рана. Вы постоянно скрывали её под иллюзией? Не понимаю. Вы меня не знаете. Мадам Боунс жива? Невилл ругается как сапожник?
   Он сел назад на стул.
   -- Ладно, начнём с начала. Меня зовут Гарри Джеймс Поттер. Родился 31 июля 1980 года. В ночь Хеллоуина 1981 года дом моих родителей в Годриковой Лощине был скрыт под чарами Фиделиус. Хранитель секрета, Питер Петтигрю, предал их Волдеморту, -- у его слушателей перехватило дыхание, когда прозвучало имя предателя.
   Он продолжил:
   -- Мой отец умер на лестнице нашего дома. Мама была в моей комнате, защищая меня. Перед тем, как Волдеморт убил её, она применила какую-то неизвестную магию, которая отразила назад смертельное проклятие и уничтожила тело Волдеморта. Я заимел это, -- он показал на свой шрам. -- Дамблдор прислал Хагрида забрать меня из руин дома и перенести в графство Суррей, где они с профессором МакГонагалл оставили меня на пороге сестры моей матери, чтобы та меня растила. Их семья не хотела ничего знать ни обо мне, ни о магии, поэтому они хорошо позаботились о том, чтобы я это понял.
   -- В одиннадцать лет я получил своё письмо из Хогвартса. В поезде я встретил Рона Уизли, -- у слушателей перехватило дыхание при упоминании имени Рона, -- и его крысу Коросту. Мы подружились. Я встретил также его братьев-близнецов Фреда и Джорджа. Потом я встретил Драко Малфоя. Тот был задницей, поэтому друзьями мы не стали. Невилл потерял свою жабу Тревора и в поисках зашёл в наше купе. Через несколько минут к нам заглянула Гермиона Грейнджер, помогавшая в поисках жабы. Она была магглорождённой, и тоже стала моим лучшим другом.
   -- Казалось, что каждый год кто-то пытался убить меня. На первом курсе это был Квиррелл, одержимый Волдемортом. Он пытался добыть Философский Камень.
   -- На втором курсе это был дневник Тома Риддла, оказавшийся на самом деле крестражем. Дневник завладел Джинни Уизли, -- ещё один вздох, -- сестрой Рона. Он заставил её открыть Тайную Комнату и выпустить василиска. В конце года я сражался с василиском и убил его мечом Гриффиндора. Тот укусил меня, но феникс Фоукс профессора Дамблдора поплакал на мою рану. Я выжил, но в моей крови до сих пор есть яд василиска. Я уничтожил крестраж, использовав один из его клыков.
   Он остановился глотнуть воды из стакана.
   -- На третьем курсе из тюрьмы Азкабан сбежал Сириус Блэк. Все говорили, что он придёт за мной. Я постоянно видел Грима. Сириус Блэк был моим крёстным отцом. Его обвинили в том, что он был хранителем секрета. Но он не был. Его отправили в тюрьму без суда. И он пришёл не чтобы убить меня, он пришёл, чтобы спасти меня, потому что увидел в газете фото семьи Уизли в Египте. На этой фотографии присутствовала крыса Рона Короста, и Сириус узнал в ней анимагическую форму Питера Петтигрю. Ещё в Хогвартсе мой отец, Сириус и Питер стали незарегистрированными анимагами, чтобы помогать оборотню Ремусу Люпину во время его обращений. Моих родителей Волдеморту предал Петтигрю, а наказан за это был Сириус.
   -- На четвёртом курсе в Хогвартсе проходил Турнир Трёх Волшебников. Возрастной ценз участия в нём установили в 17 лет. В этом году учителем ЗоТИ стал Грозный Глаз Грюм, которым на самом деле оказался Барти Крауч Младший, скрывавшийся под оборотным зельем. Он что-то сделал с Кубком Огня, и вместе со студентами каждой из школ тот выбросил также и моё имя. Так что я вынужден был участвовать в турнире как четвёртый чемпион. Я должен был забрать яйцо у дракона, спасти человека от озёрных русалок и пройти лабиринт, в конце которого находился Кубок Турнира. Другим чемпионом Хогвартса был Седрик Диггори. Так получилось, что мы с ним помогали друг другу и, в конце концов, решили взять кубок вместе. Тот оказался портключом. В точке прибытия нас ожидали Волдеморт и Петтигрю. Петтигрю убил Седрика, а меня использовал для создания нового тела Волдеморта. Я сбежал, потому что Волдеморт был высокомерным идиотом и не почесался проверить, что портключ двусторонний. Я вернулся в Хогвартс с телом Седрика. Министр меня не слушал и говорил всем вокруг, что я ищущий популярности лжец.
   -- Перед пятым курсом мадам Амбридж послала пару дементоров, чтобы убить меня, но я их прогнал своим патронусом. Министерство отправило меня в суд за использование магии несовершеннолетним. Я вышел оттуда только потому, что появился профессор Дамблдор и мадам Боунс не позволила Министру засудить меня. Мадам Амбридж была Верховным инквизитором Хогвартса, пока Гермиона Грейнджер её не обманула, отправив в Запретный лес оскорблять кентавров. Мы тогда взяли школьных Тестралов, чтобы спасти моего крёстного и предотвратить завладение Волдемортом пророчества о нас с ним. На этот раз со мной пошли Гермиона, Рон, Джинни, Луна и Невилл. Мы выжили только благодаря глупости и невероятной удачи, пока не появился Дамблдор и не спас меня. Министр видел Волдеморта перед огромным числом свидетелей, так что больше не отрицал его возвращение.
   -- На шестом курсе профессор Дамблдор рассказал мне о крестражах Риддла. Тот сделал шесть штук, разделив свою душу семь раз. Профессор обнаружил кольцо Слизерина и уничтожил его, оставив четыре. Когда мы пошли за другим крестражем, Драко Малфой провёл в Хогвартс Пожирателей Смерти. После нашего возвращения Снейп убил профессора Дамблдора. Найденный нами крестраж был поддельным, так что по-прежнему оставалось найти четыре.
   -- Рон, Гермиона и я собирались охотиться за остальными крестражами, но перед этим пошли на свадьбу старшего брата Рона -- Билла. Тогда произошло нападение Пожирателей Смерти. Все Уизли были убиты, Луна Лавгуд убита, Делакуры убиты, Невилл убит, Гермиона... тоже убита. Что-то во мне пошло вразнос и моя магия начала самостоятельно убивать Пожирателей Смерти. В нападении участвовали 35 Пожирателей, и я убил их всех. Затем появился Волдеморт и его ближний круг. Я тоже убил их всех.
   С текущими слезами он продолжил:
   -- Я похоронил всех моих друзей во Франции, кроме Гермионы: она была магглорождённой. Я доставил её тело домой родителям. Затем я отправился убивать Пожирателей Смерти и в течение трёх месяцев уничтожил всех. Тогда я попытался убить себя, но моя магия мне не позволила. Около недели я провёл жалея себя, но потом почувствовал сигнатуру метки Пожирателя и аппарировал к нему. Потом я ничего не помню, только как очнулся здесь и убивал Пожирателей.
   -- С кем я был?
   -- Что? -- внимание Гарри обратилось к Невиллу.
   -- С кем я был до того, как умер на свадьбе?
   -- А-а. Ты всё лето гулял с Луной Лавгуд.
   -- Я и Луна Лавгуд? Она же сумасшедшая. Проще его убить, избавив от страданий.
   -- Ты тоже не совсем моя кружка чая, любой из Лонгботтомов, -- сказала девушка с причудливой чашкой. -- Но он говорит правду. Никто бы не смог нагородить столько дерьма, не пережив всё это, -- она взяла его за подбородок и подняла голову, чтобы смотреть прямо в глаза. -- Значит, я была твоим другом, Гарри Поттер?
   Его глаза расширились в узнавании.
   -- Луна? Луна? Боже мой, что происходит? -- он не отводил взгляда с её лица. Она была исключительно сосредоточена, что никогда не наблюдалось у той Луны, которую он знал. Не было ни мечтательного настроя, ни лёгкой расфокусированности взгляда. Эта Луна казалась хищником, убийцей, силой, которую стоило опасаться. -- Луна?
   Мадам Боунс прервала его:
   -- Да, мистер Поттер, это Луна Лавгуд -- наш нынешний командир сопротивления.

* * *

   От автора:
   Отвечая на некоторые письма, хочу пояснить кое-что. Во-первых, этот фик писался не для смеха. Тут нет ни шалостей, ни статей "Придиры". Это тёмная история боли, страдания и искупления. Во-вторых, с Супер-Гарри было покончено в предыдущей реальности. БСльшую часть магии он израсходовал не перенос в новую реальность. Кроме того, его способность лишать магии и жизненной силы людей больше не работает. Больше нет Супер-Гарри. Просто особенно злобный Гарри, более-менее равный по силе Риддлу. И да, хоть Гермиона и умерла на первой странице, этот фик остаётся историей Гарри/Гермионы.

Глава 6. Задачи

   -- Пойдём со мной, Поттер, -- Луна увела его через лагерь в одну из небольших палаток. -- Сейчас ведётся подготовка для переноса лагеря в другое место. Можешь помочь с этим? Я видела, как ты несколько раз аппарировал. Для большинства волшебников это изнурительно, но ты, очевидно, не из их числа.
   -- Я в порядке. Смогу перемещаться, как только отдохну.
   -- По твоему выражению лица я поняла, что отличаюсь от той Луны Лавгуд, которую ты знал?
   -- О Боже, да. Извини за моё поведение. Ты на самом деле сильно отличаешься от той девушки.
   -- Полагаю, лицезрение того, как родителей мучают до смерти, меняет человека.
   -- Ты потеряла обоих? Моя Луна видела, как умерла мать, когда исследуемое той заклинание пошло не так. Ей было девять. Она пять часов находилась рядом с мёртвой матерью, прежде чем её нашёл отец.
   -- Я потеряла своих родителей в десять. Первый этап чисток они пережили, потому что были чистокровными, но оказались слишком откровенными. Их замучили до смерти, а меня заставили на это смотреть. К счастью для меня, один из Пожирателей Смерти решил, что я привлекательна, поэтому меня отправили в притон, -- её серые глаза полыхнули. -- Мне потребовалось два года, чтобы выбраться оттуда, и он был первым, кого я убила. С тех пор у меня на счету 53 мёртвых Пожирателя. А у тебя?
   -- Там, откуда я, было 462. И здесь семь.
   -- Настоящий герой. Конечно, ты не убивал, пока тебя не вынудили к этому. Возможно, это и хорошо. Иногда я волнуюсь, что мне это начинает нравиться, -- на секунду она замерла и при этом напомнила Гарри его прежнюю Луну. -- Пришло время выяснить, говоришь ли ты правду, -- она встала и начала расстёгивать блузку. -- Снимай одежду.
   -- Что?
   -- Я сенсорный эмпат. Если подержу твою руку пару дней, буду знать всё, что знаешь ты. Увеличение площади контакта увеличивает скорость передачи данных. Я обнаружила, что самый быстрый способ проверки -- секс. Твои щиты окклюменции при этом ничего не значат.
   -- Ты хочешь заняться со мной любовью, чтобы прочитать мои мысли?
   -- Нет, Гарри. Я не хочу заниматься с тобой любовью. Я хочу, чтобы ты ебал меня так жёстко и так долго, как только сможешь. Я хочу, чтобы на несколько минут мы оба забыли об этой войне.
   -- Ты что, со всеми новобранцами занимаешься сексом?
   -- Нет, только с теми, кого сильно захочу.
   -- Я, э-э, я никогда не делал этого...
   -- Девственник? Редкая птица, -- она полулежала на кровати. -- Иди сюда, -- она расстегнула его ремень и позволила брюкам упасть на пол. После этого она повисла на его шее, завладев ртом, и перекинула его на себя. Прервав поцелуй, она сказала: -- В этот раз я буду нежной.

* * *

   Люциус Малфой вошёл в центр управления Мониторинга Магии Директората. Начальник смены находился на своём посту.
   -- Что-нибудь слышно о пропавшей команде захвата?
   -- Ничего, милорд. Мы убедились, что никто из них не возвращался в казарму, и, согласно записям, в свои дома тоже, -- он проверил журналы. -- Розье не сообщил, куда направляется, поэтому мы организовали спиральный поиск в нашей зоне ответственности с привлечением шести отдельных групп, как на мётлах, так и по земле. Поиски начались два часа назад и через четыре закончатся. Если они в нашем регионе, мы их найдём.
   -- Очень хорошо. Я буду в своем кабинете. Держите меня в курсе.
   Малфой вернулся в свой офис. Команду захвата необходимо найти в ближайшие пять часов, иначе ему придётся сообщить о своих потерях в Центральный Директорат. А это означает неизбежную беседу с Тёмным Лордом, редко заканчивающуюся хорошо.
   -- Раб, иди ко мне.
   Девушка встала со своей подстилки и бросилась к нему, расстёгивая брюки и беря в рот. Это была настоящая находка. Её обнаружили в 14 лет, укрываемую родителями. Отца казнили за незаконное потомство со спонтанной магией. Мать, оставшуюся привлекательной, отправили в яму удовольствий, обслуживающую Пожирателей Смерти из числа садистов. Она прожила там почти 9 месяцев. Потребовался почти год, чтобы полностью сломить волю девчонки. Её рот оказался весьма талантливым, и Драко с друзьями нравилось, как она трахается с другими рабами, и мужчинами, и женщинами. Хоть Люциус и наслаждался такими записями, но не позволял Драко участвовать в этом. Мальчишка должен знать своё место. Через несколько минут он взял обеими руками её за голову, насадил поглубже и излился.
   Рабыня почистила его, поправила свою одежду и вернулась на кровать. Её глаза заблестели в предвкушении следующего раза.


* * *

   Том Риддл, Лорд Волдеморт и Господин мира был недоволен.
   Что-то изменилось. Пока он ещё не знал, в чём дело, но что-то изменилось. Где-то возник поток магии, который он не чувствовал с тех пор, как умер Дамблдор. Неужели старый дурак сумел как-то вернуться? Нет, тот был мёртв. Риддл вырвал ещё бьющееся сердце из груди пожилого мужчины.
   Он даже не мог точно определить направление на этот поток. Но тот был где-то недалеко, колебался на краю его восприятия.
   Оставалось только найти источник.

* * *

   От автора:
   Часто встречающийся вопрос: Почему Гарри не знает, где он находится и как туда попал?
   Мой короткий ответ: Да потому, что я так хочу. Более-менее логичный ответ: Потому что простому смертному не могут быть доверены тайны Вселенной, поэтому воспоминание о его встрече с Мерлином было стёрто перед тем, как Гарри переместился в другую реальность.

Глава 7. Путешествия

   Луна Лавгуд пошевелилась в кровати. С тех пор, как эмпатия переросла в способность, и она смогла использовать её по собственному желанию, она применила свою сексуальность в качестве детектора лжи на пяти мужчинах и двух женщинах, выявив в процессе этого двух шпионов. Ни один из них не способен был подготовить её к ЭТОМУ человеку. Связь с ним была как падение в колодец -- глубокий, тёмный, страшный и бесконечный.
   Она просмотрела всю его жизнь, все его воспоминания от первого: смотрящих на него с любовью глаз матери, и как он сосал её грудь; до последнего: крайнего ужаса от лицезрения того, как его друзья (в том числе и её версия) умирают от рук Пожирателей Смерти.
   Мало кому дано понять всю ту боль и страдания, через которые прошёл этот человек. Неужели она наконец-то нашла друга в своей жизни? Она покачала головой от этой мысли. Необходимо начинать эвакуацию, а она отвлекается на мужчину. Но она знала, что спасёт этого человека для себя, даже если не будет никакой другой причины.
   -- Давай, Поттер, пора вставать.
   -- Это было... вау.
   -- Спасибо, но вставай, одевайся. Мы должны разобрать лагерь. -- Она наблюдала за тем, как он одевается, а затем вывела его из палатки...
   Прямо в засаду.
   Когда Гарри выпрямился, выйдя наружу, в их лица были направлены шесть палочек. Он автоматически переместился и встал перед Луной.
   -- Идентифицируйте себя. -- Гарри поднял руки, показывая, что он без палочки.
   -- Гарри Поттер, сэр. А она -- Ханна Эббот. Да ладно, у нас была просто небольшая вечеринка.
   -- Судя по всему, здесь было довольно много людей.
   -- Конечно были, сюда все приходят. Где ж ещё можно спрятаться от родителей? Вы, ребята, разве не занимались тем же самым? Да ладно вам, отпустите нас, её отец меня убьёт.
   Палочки начали опускаться, а Гарри -- действовать. Глаза Луны расширились, когда он без палочки сотворил широкое режущее проклятие, и четверо из шести упали, изрезанные до костей и истекающие кровью. Прежде чем оставшиеся двое успели среагировать, он ударил своей магией каждому в горло, сломав им шеи. Она видела эту способность в его воспоминаниях, но наблюдать, как он действует в реальности, было страшно. Прежде, чем она вспомнила о своей палочке, последний из Пожирателей Смерти свалился на землю.

* * *

 

   -- Что вы имеете в виду, говоря "одна из поисковых групп пропала"? -- Закончивший дежурство начальник смены слежения сник под вопросом Люциуса.
   -- Лорд Малфой, по прошествию двух часов с момента контрольного сеанса связи я послал по пути их следования другую поисковую команду. Их следы обрывались на поляне, где ничего не было. Никаких признаков, что там было что-то раньше, никаких признаков присутствия людей. -- Он поколебался. -- У всех них был четвёртый класс, сэр; там не должно было быть ничего, что могло бы противостоять им шестерым. В последний раз, когда команда исчезала подобным образом, на следующий день выяснилось, что те совершили налёт на маггловскую женскую деревню.
   -- Я бы предпочёл, чтобы пожиратели этой команды погибли, так их товарищи будут больше сосредотачиваться на собственных мозгах. Проверьте местные деревни на предмет пропавших женщин. Мне необходимо доложить Тёмному Лорду.
   Благодарный за разрешение уйти, начальник смены слежения передал приказ Малфоя своему дежурному коллеге.
   -- Раб!
   Коленопреклонённая девушка немедленно поднялась со своего убогого ложа и её глаза засверкали.
   -- Я направляюсь к Тёмному Лорду, будь готова к моему возвращению. Мне придётся воспользоваться твоими скудными талантами.

* * *

 

   Он думает, что могущественен.
   Он думает, что я ничто.
   Я не ничто. Я чувствую в себе силу.
   Она поёт во мне.
   Сохранение контроля -- это так больно.
   Но когда я получу в руки палочку...
   Я убью его. Я убью его сына. Я убью друзей его сына. Я убью его жену.
   Сила воспевает то, что сделает с ними. Сила освободит меня.
   Я буду убивать их.
   Когда получу палочку.
   Он думает, что я ничто.
   Я не ничто.
   Я не прячусь за своей магией.
   Он убил моего папу.
   Он и его друзья причиняли боль моей маме снова и снова, пока та не умерла.
   Он не убил меня.
   Он пользуется мной, словно я ничто.
   Его сын пользуется мной, словно я ничто.
   Но когда я получу палочку...
   Сила будет петь.
   Они умрут.
   Прежде, чем умереть, они узнают, что я не ничто.
   Прежде, чем умереть, они узнают, что я Гермиона.
   Гермиона Грейнджер.
   Я не ничто.


* * *

 

   От автора:
   Ух ты! Я обнаружил неслабый уровень враждебности по отношению к истории, которую пытаюсь рассказать.
   "... если ты сделаешь Гермиону шлюхой, я надеюсь, ты сдохнешь ужасной смертью, ты, извращенец."
   Это один из примеров писем, которые я получил. Позвольте мне сказать что да, рабство версии Гермионы Грейнджер в этой изломанной реальности -- факт. Позвольте мне также сказать, что существует огромная разница между тем, чтобы быть рабом и быть шлюхой. Чтобы ввести нашу юную мисс Грейнджер в историю, у меня было три возможных варианта сделать это таким образом, чтобы это имело смысл во вселенной, где Том Риддл не потерял своего тела от руки младенца Гарри Поттера.
   1. Она умерла. Как-то не особо охота рассказывать о том, как Гарри занимается некрофилией. Есть вариант сделать её призраком, что однохуйственно. (Это будет как называться, призракофилия? -- Прим. пер.)
   2. Она является рабом. Пожирателям Смерти не нужны рабы для того, чтобы убирать дом и готовить, для этого у них дохера бесправных домовых эльфов. Так что ещё куча маньяков может делать с молодой девушкой?
   3. Она в сопротивлении. Ладно, пусть так, но в сопротивлении уже есть Луна, зачем рассказывать одну и ту же историю дважды?
   Так что я остановился на истории рабыни. Теперь что касается остальной части послания: за относительно редкими исключениями я бы никогда не хотел, чтобы кто-нибудь помер, неважно, страшно это или нет. Они конечно не имели в виду то, что написали. Лично я обычно просто прекращаю читать вещи, которые не люблю. Например, когда случайно набрёл на слэш-фик. (Полностью поддерживаю! -- Прим. пер.) Вместо того, чтобы желать смерти автору, я просто найду, что ещё почитать. Но это я.
   Что касается обвинений в "больном извращенстве". Уверяю всех вас, что моё психическое здоровье абсолютно нормальное. (Но дыма без огня не бывает. -- Прим. пер.)
   В основном я пытаюсь рассказать историю о боли, борьбе и спасении для Гарри, Луны и Гермионы. Если вам это не по нраву -- не читайте. Я и так получаю достаточно убийственных угроз дома, от Той-Которая-Должна-Бы-Повиноваться, и не хочу получать их ещё и в своём хобби.  (О-о-о, тут я всеми руками "за" :))) -- Прим. пер.)

Глава 8. Консолидация

   Гарри Поттер обошёл новый лагерь. Использование магии в нём было сведено к минимуму, чтобы не привлечь внимания команды захвата Волдеморта. Куда бы он ни взглянул, везде видел сломленных побитых людей, воевавших только потому, что это было единственное, что они умели. Это неправильно. Нужно было что-то делать. Кто-то должен изменить это. Он искал Луну.
   Луна обнаружилась на совещании своего "военного кабинета". Когда он вошёл, все они посмотрели на него.
   -- Если не возражаете, у меня есть несколько вопросов.
   -- Почему бы и нет? -- сказала Луна. -- Мы не достигли никакого прогресса; может путешественник между реальностями предложит новые идеи.
   -- Путешественник между реальностями?
   -- Ты явился из места, очень похожего на наше, где есть люди с нашими лицами и именами, неважно, живые или мёртвые. Из этого следует, что ты пришёл из другой реальности. Ещё когда у магглов существовала наука, они теоретически допускали подобные вещи. Так какие у тебя вопросы?
   -- Ну, во-первых, зачем путешествовать с палаточным городком? Почему бы вам не использовать постоянную структуру, защитив тем самым людей от погодных условий и сохранив им здоровье?
   -- Ты имеешь в виду постоянную структуру, которую Пожиратели Смерти могут легко найти и уничтожить? Включи свою голову, мальчик, -- выплюнула МакГонагалл.
   -- Почему бы вам просто не воспользоваться чарами Фиделиуса?
   Флитвик покачал головой:
   -- Когда пропал Дамблдор, вместе с ним пропали и эти чары. Он восстановил их из древних текстов и никогда не делился с другими.
   Луна посмотрела на Гарри в шоке.
   -- Ты же знаешь Фиделиус! Я видела это в твоей памяти!
   -- Думаю, это означает, что МЫ знаем. Мой Дамблдор, очевидно, делился информацией более свободно. Собственно, я научился у Вас, профессор Флитвик. Как, по-вашему, не будет дурным тоном, если ученик станет учить своего учителя?

* * *

   Амелия Боунс с грустью смотрела на состояние своего родного дома. За прошедшие десять лет часть крыши провалилась, газоны стали пастбищем для соседского домашнего скота, но молодой Поттер наложил чары, и у неё снова был свой дом. Команда из десяти ведьм и волшебников была занята починкой того, что можно было восстановить, и созданием заново того, что починить невозможно. С МакГонагалл в качестве хранителя тайны её дом стал теперь базой сопротивления, одним из восьми, в которых впервые за десятилетие все их люди могли разместиться под крышей. Она сама всё ещё была желанной добычей -- любой Пожиратель Смерти узнал бы её с первого взгляда, но, по крайней мере, теперь у неё был дом.
   Сегодня Сьюзен, единственный ребёнок в семье погибшего брата, впервые будет спать в доме с тех пор, как ей исполнилось семь лет. Может быть здесь Амелии наконец удастся вытащить девушку из скорлупы, в которую та заключила себя после убийства родителей, ведь прошло уже так много времени. Может быть здесь она снова заговорит. Амелия видела, как Сьюзен наблюдала за молодым Поттером. Возможно, с его помощью... Оставив эти мысли на другое время, она бросила "Репаро" на очередное разбитое окно и смотрела, как стекло впрыгивает на место, восстанавливая оконную раму.

* * *

   -- Профессор Вектор?
   -- Я никогда не учила Вас, мистер Поттер, почему Вы меня так называете?
   -- Простите, там, откуда я пришёл, Вы преподавали Нумерологию.
   -- Логично, полагаю. Я продолжаю поддерживать мастерство в этом предмете, и если бы война не вторглась в процесс обучения и исследований, я, вероятно, уже бы погибла. Чем могу Вам помочь?
   Они сидели в гостиной дома профессора МакГонагалл, расположенного неподалёку от Данди[1].
   -- Что Вы знаете о заклинании "Morsmordre"?
   -- Вариация древних протеевых чар. Оно проецирует знак Тёмного Лорда над целями, вызвавшими его гнев.
   -- Не могли бы Вы мне помочь разработать другую вариацию?
   -- Зачем Вам понадобился тёмный знак, мистер Поттер?
   -- Не тёмный знак, а сигнал в небе, символ надежды. То, что будет до чёртиков пугать Пожирателей Смерти, когда они узнают об этом. -- Он полез в карман и откопал там рисунок. -- Вот то, что я хочу показать. Не думаю, что это будет труднее сделать, чем череп со змеёй Риддла.
   -- Посмотрим, что я могу сделать. Было бы неплохо снова вернуться к любимому предмету после столь долгого перерыва. -- Пожилая женщина робко на него посмотрела. -- И каким я была у вас там учителем? Хороша ли в своём деле?
   -- Сам я никогда не посещал Ваши занятия, -- признался Гарри, немного стыдясь. -- Я был недостаточно умён для этого. Но самая умная ведьма, которую я когда-либо знал, просто бредила вашими уроками, говоря, что они фантастические.
   -- Значит вот какова была бы нормальная жизнь, -- отозвалась та задумчиво.
   -- О, Вы сделали даже больше, чем просто преподавание Нумерологии. Вы предложили 6-ым и 7-ым курсам посещать... как же это... "частные уроки исследований теории вероятности", и они были очень популярны.
   -- Не уверена, что Вы имеете в виду.
   -- Каждую пятницу в своём классе Вы проводили частные уроки маггловской карточной игры под названием "покер". Старшие студенты и некоторые преподаватели всегда посещали их. Самым важным уроком, которому Вы учили -- это никогда не пытаться блефовать перед профессором Вектор...

* * *

   -- Гарри, мальчик мой! -- Флитвик забрался на стул, чтобы приветствовать его. -- Ходят слухи, что ты уже делаешь обходы по просьбе нас, стариков. Мне было интересно, когда же ты навестишь меня.
   Гарри рассмеялся.
   -- Лучших я оставил напоследок, профессор.
   -- Я не преподавал с тех пор, как ты писался в пелёнки, Гарри. Так что зови меня Филиус...
   -- Попробую, сэр, но для меня...
   -- Я рад, что производил у вас там такое впечатление. А теперь скажи, что ты и твои сокурсники думали обо мне?
   -- Уважали Ваши способности и доверяли Вашей готовности позволять нам совершать ошибки. Если профессор МакГонагалл была нашей строгой матерью, любившей нас и водившей по струнке, то Вы походили на сумасшедшего дядюшку, у которого всегда были наготове лучшие истории и лучшие игрушки.
   -- Спасибо тебе за это. Это не то, что я пытался, но судя по результатам, вышло неплохо. -- Маленький человек улыбнулся. -- Какое задание у тебя есть для меня?
   -- Я проверил среди членов сопротивления и обнаружил, что здесь нет создателя палочек. Я вспомнил рассказ Вашего альтер-эго, где он высказывал в своё время мысль стать таковым. Как Вы на это смотрите?
   -- И в самом деле. Но я думал, что магия у тебя исключительно беспалочковая.
   -- Это только потому, что когда я попал сюда, то был совершенно голый и, как следствие, без палочки. Однако мне хотелось бы получить её. Но вот только мне нужен посох.
   -- Посох? Что ж, из того, что я видел, у тебя достаточный уровень магии. Если я смогу достать нужные материалы, настроенный на тебя посох послужит действительно мощным инструментом.
   -- Скажите, что Вам нужно, профессор, и я найду это. Мне нужно выглядеть грозно.
   -- Вы серьёзно, мистер Поттер?
   -- Абсолютно, профессор.
   -- Нужны ли Вам реальные лезвия? Можно поиграться в детские игрушки и использовать руны, проецирующие иллюзорные лезвия, но конечно, иллюзия ничего не способна разрезать.
   -- Прекрасно, иллюзия -- было бы идеально, иначе бы я постоянно переживал, как бы самому себя не покромсать. Мне это нужно лишь для эффекта.
   -- Завтра я начну подбирать список материалов. Если всё пойдёт по плану, через шесть недель у тебя будет новый посох.
   -- Замечательно. Как раз к празднику сортировки.

* * *

   -- Посох, Филиус? Неужели он настолько силён?
   -- Вы бы видели, как он работает, Минерва. Когда он наложил на Ваш дом Фиделиус, то был полностью опустошён, но после пятиминутного отдыха уже бегал туда-сюда и восстанавливал вещи. Он как минимум играет в лиге Дамблдора.
   -- Думаю, что Вы правы, Филиус, насчёт уровня его силы, -- вставила Амелия. -- Я видела, как он производил множественные аппарации: просто мерцал с места на место без видимого напряжения. Неужели он никому не рассказал о своём плане?
   Луна Лавгуд поставила кружку перед собой на стол.
   -- Он намеревается делать с ними то же, что и они с нами, когда Волдеморт и его Пожиратели Смерти образовывали террор-группы. Он хочет держать их в страхе. -- На её лице появился задумчивый, ничего не выражающий взгляд. -- Он признаёт, что не имеет достаточной боевой подготовки, в основном только ту, что приобрёл в формальных школьных дуэлях и в нескольких столкновениях со своей версией Волдеморта и его Пожирателями Смерти. Он не намерен участвовать в поединках или сражениях. Он хочет наносить удары по мягкому подбрюшью, производить сильные разрушения и быстро сматываться.
   -- Это то, что он рассказал, мисс Лавгуд, или же Вы собираете информацию иными способами?
   -- Минерва, если Вы хотите знать, сплю ли я с ним, то ответ -- время от времени. В нём скопилось огромное количество психологической боли. Он видел, как умерла любимая женщина, когда оттолкнула его с пути смертельного проклятия. Если она существует в нашей реальности, он пойдёт на стук её сердца даже зная, что она не совсем та женщина, которую он любил. В основном он пускает меня в свою постель, потому что я помогаю ему с его кошмарами.
   -- Всё так плохо?
   -- Да, Филиус, плохо. Его кошмары ужасны, ничего подобного я никогда не видела и не могла даже вообразить.

* * *

   Гарри сидел за кухонным столом, потягивая из кружки чай. Сегодня выдалась тяжёлая ночь. Он наблюдал, как Гермиона умирала снова и снова. Потом она начала говорить с ним, спрашивая, почему он позволил ей умереть. Его разбудил собственный крик. Каким-то образом ему нужно было засыпать так, чтобы это не повторялось.
   На кухню вошла Сьюзен Боунс с подносом в руках.
   -- Доброе утро, Сьюзен. -- Обычно та игнорировала его, когда он с ней заговаривал. Но сейчас она поставила поднос в раковину, села напротив Гарри и посмотрела ему в глаза.
   Симпатичная блондинка взяла его за левую руку и поднесла к своему лицу, поглаживая ладонью по щеке. Он улыбнулся; она улыбнулась в ответ и выпустила его руку.
   -- Что с тобой случилось, Сьюзен? Почему ты не разговариваешь?
   Та не отвечала, но продолжала смотреть на него.
   Гарри допил чай и подошёл к раковине, чтобы помыть кружку, и тут почуствовал, что она подошла к нему сзади и обняла. Он подождал, пока она разомкнёт объятья, и повернулся к ней лицом. Она выглядела настолько уязвимой, что он наклонился вперёд и легонько поцеловал её в лоб. Сьюзен взяла его за руку и повела за собой в дверь, на улицу. Не выпуская руки, она подвела его к тихому ручью, затем вверх по течению до огромного дерева грецкого ореха. Она села на траву, прислонившись к стволу, и потянула его вниз, чтобы он присоединился к ней.
   Они просидели в тишине, в тени старого дерева чуть более часа, прежде чем Гарри нарушил молчание и начал рассказывать ей о своей жизни. Он начал с воспоминаний о первом избиении Дадли и закончил тем ужасным днём, когда погибла Гермиона, и он отвёз её тело к родителям. Девушка уже молча плакала, он не видел смысла рассказывать ей, как стал монстром, как выслеживал и убивал оставшихся Пожирателей Смерти.
   Когда слёзы утихли, он рассказал ей о своём плане. Он рассказал, что намерен сделать так, чтобы никому никогда не нужно было больше скрываться. Сьюзен снова заплакала. Он обнял её, и каким-то образом она оказалась у него на коленях. Сьюзен обняла его за шею и поцеловала.
   Гарри обнаружил, что возвращает поцелуй. Её рот открылся для него и он... Да какого чёрта ты творишь, эгоистичная сволочь? Он взял её лицо в ладони и мягко отстранил от себя.
   -- Прости, Сьюзен. Я не очень хороший человек. Ты заслуживаешь... Ты не должна быть с кем-то вроде меня. Ты заслуживаешь лучшего, чем я.
   Он поднял её со своих коленей и посадил рядом на траву. Поднявшись на ноги, он произнёс:
   -- Я должен вернуться, Сьюзен. Есть некоторые дела, которые я обещал сегодня сделать.
   И снова она не ответила. Он пошёл обратно к дому, но пройдя около 50 футов[2], повернулся и увидел, что Сьюзен опять заплакала. Молодец, Поттер, снова заставил её плакать. Ты -- бесполезный идиот.
   ----------------
   [1] Данди? (Dundee) -- четвёртый по величине город в Шотландии, административный центр области Данди. Расположен на восточном побережье страны, на северном берегу залива Ферт-оф-Тэй. (Прим. пер.)
   [2] 50 футов -- около 15 метров. (Прим. пер.)

Глава 9. Твой член и твой посох -- они успокаивают меня

   Амелия обнаружила Гарри, сидевшего в гостиной её дома и смотревшего на огонь в камине, когда уже минуло два часа ночи. Несколько минут она тихо наблюдала за молодым человеком, после чего нарушила молчание.
   -- Что случилось, Гарри?
   Тот посмотрел на неё помертвевшими глазами. О, боги, мальчик испытывал чудовищную боль.
   -- Думаю, мне нужно уходить, мадам Боунс. Я должен покинуть вас, прежде чем обижу кого-нибудь.
   -- Что ты имеешь в виду, Гарри? Ты кому-то причинил боль?
   -- Сьюзен. Она привела меня к этому большому дереву у ручья, некоторое время слушала, как я жалел себя, потом мы целовались, и всё, что я мог сделать, чтобы...
   -- Сьюзен тебя куда-то привела?
   -- Да, к большому дереву грецкого ореха у ручья.
   -- Как она привела тебя?
   -- Взяла за руку, после того как обняла.
   -- Сьюзен первая пошла на контакт?
   Гарри был в замешательстве, не понимая, почему она продолжает выпытывать подробности.
   -- Да.
   -- И она привела тебя за руку?
   -- Да.
   -- Это же замечательно, Гарри. Она не прикасалась первой ни к кому с тех пор, как видела убийство своих родителей. Ты должен остаться; похоже, что у тебя наилучшие шансы достучаться до неё.
   -- Но я не хочу воспользоваться её...
   Амелия села рядом с ним на диван.
   -- Гарри, лишь то, что ты обеспокоен тем, что мог бы, подсказывает мне, что ты не станешь этого делать. Пожалуйста, останься и проведи некоторое время со Сьюзен, отодвинув в сторону свою миссию. Верни мне мою племянницу, прошу тебя...
   Почему жизнь никогда не бывает лёгкой? Почему Сьюзен реагирует именно на меня?


* * *

   -- Вот он, Гарри!
   -- Спасибо, Профессор. -- Гарри принял посох из рук маленького человека. Он был четыре фута длиной[1], с покрытой серебром основой и кристаллом в навершии, начавшем пульсировать силой, как только Гарри взял посох в руки. -- Он великолепен.
   -- Что ж, испытай его.
   Гарри поднял посох и сосредоточился на дубе в ста футах[2] от себя. Почти неслышно он произнёс "Редукто", и из посоха метнулся в направлении дерева огромный красный луч. Дуб медленно опрокинулся.
   -- Мерлин милосердный, -- прошептал Гарри.
   -- Ты разве не собирался этого делать?
   -- Нет. Я хотел просто оставить отметку на дереве и не вкладывал в заклинание сил больше, чем обычно со своей палочкой. Насколько же сильна эта вещь?
   -- Я потратил много времени, Гарри, настраивая его под тебя. То, что ты можешь делать, это удивительно! -- Маленький человек остановился, над чем-то раздумывая. -- Как ты себя чувствуешь? Не очень сильно истощён?
   -- Нет, не больше, чем от обычного "Редукто".
   -- Нужно провести ещё одно испытание. -- Он махнул рукой некоторым из зрителей, собравшимся на звук взрыва. Коротко что-то обсудив между собой, что Гарри не расслышал, группа окружила его.
   -- Гарри, мы начнём бросать заклинания на счёт "три". Ничего слишком опасного. Попробуй защититься ото всех нас.
   Гарри кивнул, соглашаясь, и стал ждать сигнала. Как только тот прозвучал, он поднял посох над головой и еле слышно проговорил "Протего тоталум". От кристалла в навершии распространился магический купол голубоватого цвета одновременно с тем, как прилетели первые заклинания. Парализующие, сковывающие и целый ассортимент прочих заклинаний, проклятий и боевых чар ударили в щит и были остановлены. Они не отскочили и не перенаправились, голубой щит просто поглотил заклинания разных цветов, после чего стал ярче.
   -- Удерживай его, Гарри! -- крикнул Флитвик. -- Все, повысили уровень! Боевые заклинания! Поехали!
   Поверхность щита превратилась в водоворот магической энергии. Тем не менее, энергия была захвачена и использована для его укрепления, а не отражена обычным способом. Впитывая всё больше и больше магии, щит окрасился в интенсивный голубой цвет неба. Атака продолжалась более десяти минут, когда у нападавших стали заканчиваться резервы силы, и они один за другим начали покидать круг.
   -- Круцио! -- раздалось позади Флитвика. Тот остановился, чтобы посмотреть, кто выпустил пыточное проклятие.
   Оказалось, что это Луна Лавгуд послала в щит Круциатус. Однако проклятие не проникло сквозь него, а если и проникло, то не было никаких признаков этого. Щит окрасился в серебристый цвет и по-прежнему принимал на себя проклятие, поглощая его и укрепляясь. Почти все атакующие исчерпали свои резервы, но Луна продолжала наступать.
   Через десять минут Флитвик подошёл к ней и сказал:
   -- Прекрати, девочка, ты лишь навредишь самой себе.
   -- Нет, -- хмыкнула та сквозь стиснутые зубы. -- Он должен знать, на что способен. -- И продолжила направлять свою магию в проклятие, пытаясь продавить щит.
   После ещё десяти минут Луна рухнула на землю, тяжело дыша, словно пробежала многие километры. Купол щита теперь был похож на огромную, идеально отражающую каплю ртути. По его поверхности время от времени пробегали ярко светящиеся завихрения.
   Неожиданно атакующие оказались связаны наколдованными верёвками, пропустив атаку "Инкарцеро"! Они попадали на землю и пытались отменить связывающие чары, когда от щита полыхнуло "Инсендио" и запалило упавший ранее дуб. Щит продолжал держаться.
   Гарри снял щит и расколдовал своих жертв. Протянув руку Флитвику, он помог ему встать на ноги, после чего помог и Луне.
   -- Это было удивительно, профессор. Очевидно, что некоторое время вы не могли видеть сквозь щит, но я всё видел прекрасно. -- Гарри выглядел взволнованно, словно ребёнок, получивший новую игрушку. -- Через некоторое время я понял, что щит поддерживается самостоятельно. Большую часть испытания я вообще ничего не делал.
   -- Ты и твой посох восхитительны, мой мальчик. -- Флитвик подпрыгивал от волнения как мячик. -- Мы должны выяснить, что ещё он может делать.


* * *

   Билл Уизли был счастливым человеком. Сегодня он обрушил защитные чары ещё одной группы террористов, после чего были захвачены шесть ведьм и три волшебника. Нет сомнений, что о месте, где скрывалась эта группа, инквизиторы получили кое-какую информацию, которой он и воспользовался. Теперь девять детей, удерживаемых отщепенцами, будут распределены в хорошие дома. Билл работал главным разрушителем проклятий Директората и был уверен, что награды не обойдут его стороной.
   Билл начал учиться в Хогвартсе в год, когда Тёмный Лорд взошёл на трон Англии. В результате он пропустил исчезновение своих родителей и распределение братьев и сестры по различным родственникам. Он был отсортирован в Рейвенкло. С небольшим разочарованием он вспомнил, как в результате реорганизации Хогвартса было покончено с факультетом, где училось большинство его родственников, но если ваша семья недостаточно надёжна, чтобы быть отсортированным в Слизерин, Рейвенкло казался хорошим (в перспективе) вторым вариантом. За время учёбы в Хогвартсе он всеми силами старался показать свою надёжность.
   Он также открыл для себя радость бытия чистокровных. На первом курсе он слышал рассказы о "грязнокровках", засорявших школу перед его поступлением, но приход к власти Тёмного Лорда остановил это. На четвёртом курсе он затащил привлекательную Хаффлпаффку-полукровку в свою постель и показал, почему она не должна дразниться своими прелестями. Та нажаловалась старосте, на что Билл и несколько его друзей завели её в неиспользуемый класс и научили ни на что не жаловаться и знать своё место.
   После окончания Хогвартса Билл восстановил Нору -- отчий дом своей семьи в Оттери Сент Кетч-Поул. Занимаясь поисками работы в Директорате в качестве разрушителя проклятий, он заодно вернул своих братьев и сестру домой. Чарли, Перси и близнецов он отправил в Хогвартс, оставив дома только Рона и Джинни. С первой премии Билл купил пару эльфов, чтобы заботились о детях, после чего начал делать себе имя.
   И он смог. Защиту, на которую другим требовались дни, Билл обрушивал за несколько часов. Будущее семьи Уизли представлялось безоблачным. Чарли по окончании школы стал игроком в квиддич и путешествовал по всему миру. Перси получил работу в Главном Директорате, найдя себя в области бюрократии, где он часто встречался с членами внутреннего круга Тёмного Лорда. Рон в этом году стал старостой Слизерина и капитаном квиддичной команды, а также завёл гарем из полукровок, таскающихся за ним, куда бы он ни пошёл (Билл улыбнулся, вспомнив личную философию Рона: "жениться на чистокровной, трахать полукровку, насиловать магглу, и всё будет круто"). И Джинни. Насколько братьям Уизли было известно, Джинни зарезервировали для королей магии: дети внутреннего круга и Тёмный Лорд быстро разбирались с любым мальчишкой, чистокровным или нет, кто посмел прикоснуться к ней.
   С другой стороны, близнецы стали разочарованием семьи. Они работали простыми продавцами в Косом переулке, покинув дом два года назад, только что сдав С.О.В., сразу после того, как он познакомился со своим последним "бонусом". Их слабость вызывала у Билла отвращение.
   Он вошёл в свою спальню и обнаружил вышеупомянутый "бонус", смотревший на него. После снятия некоторых особенно неприятных защит вокруг французской школы для ведьм, его наградили одной из попавших в отбраковку. Отбраковка неугодных была обычной процедурой для вновь освобождённых. Как правило, тех убивали на месте, но эта была особым случаем. Ублюдочная помесь чистокровного и полувейлы, эта квартерон могла сойти за обычную ведьму, но у неё проявлялись вейловские чары. Предложенную красивую женщину Билл с готовностью принял в качестве приза. Она была заключена в наручники с зачарованной цепью, блокирующей её чары, поэтому не смогла бы очаровать его. Через несколько месяцев он разработал заклинание, обращающее чары вейлы против её самой, вследствие чего она становилась ненасытной по отношению к нему. Когда заклинание не использовалось, она сердито смотрела на него и о чём-то клялась по-французски. Биллу это было до лампочки.
   -- Вставай и приведи себя в божеский вид, мы собираемся на вечеринку. Если знаешь, что хорошо для тебя, то можешь произвести правильное впечатление на нужных людей.
   Флёр Делакур понимающе кивнула и поднялась с койки. Цепь, соединявшая её скованные руки с ошейником покорности, звякнула от её движения.
   Un jour.
   Un jour.
   Votre concentration hИsitera, ce jour oЫ vous mourrez
   Vous fils orphelin d'une chienne.
   Je jure la vengeance pour Gabrielle
   Vous trouverez pourquoi Veela sont ainsi craint.
   Когда-нибудь.
   Когда-нибудь.
   Твоя концентрация поколеблется, и в этот день ты сдохнешь,
   Сукин сын -- безотцовщина.
   Я клянусь отомстить за Габриэль,
   И ты увидишь, почему вейл так боялись.
   (Перевод с французского -- автор)
   ----------------
   [1] 4 фута примерно равно 120 см. (Прим. пер.)
   [2] 100 футов примерно равно 30 метрам (Прим. пер.)

Глава 10. Nex Messor

   Гермиона Грейнджер лежала на кровати, свернувшись в форме эмбриона, и желала только забвения. Молодой волшебник снова ей воспользовался; воспользовался вместе с двумя друзьями. В этот раз друзья не захватили с собой рабов. Было только их трое и она. Было так много боли, что она потеряла сознание, но как только пришла в себя -- боль вернулась. И снова. И ещё раз. Но хуже боли стало то, что они заклеймили её своими инициалами на внутренней поверхности бедра. М. З. У.
   Она пошевелилась, когда лица коснулись прохладные нежные руки; она открыла глаза и увидела огромные глаза Добби, домового эльфа.
   -- Мисс в порядке?
   -- Нет, Добби, это так больно. -- У неё потекли слёзы. -- Очень больно.
   -- Добби поможет мисс. -- Эльф левитировал её в ванную и начал отмывать своими нежными руками. У домовых эльфов имелись некоторые навыки исцеления, и Добби по этой части был особенно квалифицирован. Должен был быть таковым. Она снова потеряла сознание, успев последней мыслью отметить медный привкус во рту. Через некоторое время она проснулась от нежного прикосновения Добби. -- Добби всегда будет другом мисс. Добби грустно думать, что молодой господин делает с мисс.
   Эльф заплакал, и Гермиона обняла его.
   -- Спасибо тебе, Добби, я чувствую себя лучше. Ты всегда мне помогаешь.

* * *

   -- Заклинание произносится как "Nex Messor". Я, конечно, никогда не осмелилась бы провести полномасштабные испытания, так как это привлекло бы слишком много внимания. Но в результате должно получиться именно то, что Вы и хотели.
   -- Спасибо, профессор. -- Гарри попрактиковался, прогоняя произношение заклинания в уме. Он намеревался сделать тёмного властелина весьма несчастным.
   -- Итак, Вы получили свой знак, свой посох, кулон, изменяющий голос, а мантию мы трансфигурировали. Каков Ваш план, мистер Поттер? -- спросила МакГонагалл.
   -- Пожиратели Смерти в большинстве своём трусливы и суеверны, -- цитировал Гарри, размышляя, имелась ли в этой реальности такая особая форма искусства[1], -- Я не внушаю страх, поэтому мне нужна маскировка, способная вселять ужас в их сердца. Я должен быть ночным существом, чёрным, страшным...
   -- Вы планируете атаковать Пожирателей самостоятельно? -- спросила МакГонагалл, нахмурившись. -- Мы боролись с ними в течение почти двадцати лет, Вы не должны делать этого в одиночку.
   -- Я понимаю, профессор. То, что я собираюсь делать, довольно, ну... глупо. Я планирую обнажить нутро зверя, образно говоря. Я намереваюсь убивать всех Пожирателей Смерти, что смогу найти. Я собираюсь наносить удары по их безопасным местам. Там, где они чувствуют себя как дома -- я буду убивать их. У меня будет только одно правило: если ты носишь чёрную метку -- ты умираешь. Не думаю, что я хотел бы, чтобы кто-то был ответственен за мои действия.
   Флитвик был странно весел.
   -- Те анти-аппарационыые чары, которые ты просил меня поставить, я видел, как ты порвал их. Должно быть, ты нацеливаешься для начала на что-то, находящееся в центре внимания. Ты же не собираешься...
   -- Нет, моим первым появлением не станет поход в гости к Волдеморту. К этому я пока не готов. Я много думал о том, куда бы мог ударить для достижения максимальной эффективности, где смогу сильно напугать Пожирателей Смерти там, где они живут.
   -- И где же?
   -- Подумайте, Минерва. Какое сегодня число? -- Флитвик подпрыгивал в порыве чувств.
   -- Тридцать первое августа, но какое это имеет... -- В её глазах возникло понимание и она поднесла ладонь ко рту.
   -- Именно, профессор. Я иду в Хогвартс.

* * *

   После подсудного использования бытовых зелий (особенно запрещённых для неё, но Добби обещал, что они будут заменены прежде, чем кто-то заметит), Гермиона была исцелена и в основном не испытывала боли.
   -- Молодой господин ночует дома у господина Забини. Старшие господин и госпожа на всю ночь уехали далеко на вечеринку, мисс. Никто не увидит, если мисс будет читать. -- И маленький эльф выскочил прочь.
   Гермиона вернулась на подстилку в кабинет хозяина. Из тайника под вынимающейся доской пола он вытащила прошлогодние записи молодого господина по урокам Тёмных Искусств. Он не хватится их, так как вернулся из школы, и, вероятно, никогда о них не вспомнит. В любое время, когда она получала шанс, то изучала книги и запоминала движения палочкой для различных заклинаний. Как только она получит палочку, люди начнут умирать.


* * *

   Билл Уизли великолепно проводил время, прогуливаясь по вечеринке, приветствуя людей, которые могли бы содействовать его карьере, и игнорируя тех, кто не мог.
   -- Уильям! -- Билл повернулся лицом к Люциусу Малфою и поклонился.
   -- Добрый вечер, лорд Малфой, леди Малфой. Надеюсь, в вашей семье всё хорошо.
   -- Просто превосходно, Уильям. Драко завтра начнёт свой последний год в Хогвартсе. Он рассказывал мне, что с нетерпением ожидает встречи с Вашей сестрой.
   Нарцисса казалась странно заинтересованной в альянсе с таким незначительным домом, как Уизли, но в конечном итоге она может разочароваться.
   -- Возможно, ему придётся встать в очередь; этим летом она водила компанию с сыном лорда Нотта Теодором, и многие другие молодые аристократы приглашали её.
   -- Ах, какое очарование быть юной, красивой и сильной. С Нарциссой в Хогвартсе было то же самое.
   -- Люциус, ты меня смущаешь.
   -- Истина не может быть неловкой, Нарцисса. Значит, это та самая вейла, о которой я так наслышан?
   -- Она самая, лорд Малфой. -- Он вытащил Флёр вперёд на цепочке, прикреплённой к её ошейнику покорности. Её взгляд сосредоточился на туфлях. Билл ослабил ограничивающие чары так, что её магия проявилась в достаточной мере, дабы представить её как самую красивую и желанную женщину в комнате, но не настолько, чтобы подчинить кого-то. От её вида у Малфоя потекли слюнки. Нарцисса вдруг заметила, что на другом конце комнаты кто-то хочет поговорить с ней, и без единого звука ушла. Билл был впечатлён: либо у этого человека жена под негласным контролем, либо она не хочет ничего знать.
   -- Не желаете насладиться её прелестями?
   Глаза Малфоя расширились, и он облизал губы.
   -- Мужчина никогда не откажется от такого щедрого предложения, Уильям. Вы должны как-нибудь заглянуть ко мне в офис, чтобы обсудить, чем я могу помочь Вашей карьере. Когда мы могли бы устроить мою встречу с вейлой?
   -- Почему бы и не сейчас, лорд Малфой? -- Люциус кивнул. -- В этом поместье много свободных комнат, я уверен, что она Вам придётся по вкусу.
   Только не снова, не снова, не снова, -- бежали мысли в голове Флёр. Это будет уже пятый мужчина за ночь, которому этот монстр отдаст её.
   Билл постучал палочкой по ошейнику, запуская процесс обращения чар вейлы против неё самой, и прошептал ей на ухо:
   -- Когда он закончит с тобой, возвращайся ко мне.
   Потеряв контроль над своей магией, Флёр растаяла в руках Люциуса Малфоя, и тот увёл её прочь.
   Билл повернулся и пошёл к столам с угощениями. Да, эта вечеринка выдалась удачной.


* * *

   Гарри снова сидел на кухне. Неожиданно для самого себя он заснул около одиннадцати вечера и не просыпался до четырёх утра. Целых пять часов. Почти рекорд для него. Он был удивлён, когда на кухню пришла Сьюзен.
   -- Доброе утро, Сьюзен.
   Та обернулась и с удивлением взглянула на него. Он указал на кружку чая на столе перед ним.
   -- Чашку чая?
   Она пристально на него смотрела. Потом села и поставила свою кружку, глядя на него с надеждой. Он взял заварочный чайник, чтобы налить ей чая.
   -- Я сожалею о том дне у дерева. Я был ослом. То, что происходило, удивило меня, так как воспоминания о гибели моих друзей ещё слишком... слишком свежи. Я хотел бы быть твоим другом, Сьюзен. Я не могу стать тем, кем ты хотела бы, но я могу быть твоим другом, если захочешь.
   Она наклонила голову набок. Затем поднесла кружку к губам, удерживая его взгляд через край кружки. Поставив её обратно на стол, она протянула руку и взяла его руку в свою. Когда они закончили пить чай, она встала, всё ещё держа его руку, и повела его в гостиную. Она разожгла огонь, отлевитировала в него несколько кусков угля и посадила Гарри на диван рядом собой. Когда они сели, Сьюзен прижалась к нему, положила удерживаемую руку так, чтобы та легла ей на плечи, и вздохнула.
   Амелия Боунс спускалась по лестнице, когда увидела Сьюзен, ведущую Гарри из кухни. Сьюзен на самом деле вела его. Гарри не преувеличивал, и это было замечательно.

* * *

   Они провели весь день вместе. Она вытащила его на улицу, чтобы увидеть восход солнца. Через некоторое время он перестал говорить что-либо, и оставшийся день они провели в тишине. Она показала ему местность и часть дома, которую он не видел. У них прошёл тихий совместный обед, а потом она повела его в свою комнату. Та была ещё довольно пустой, так что они провели день, трансфигурируя вещи, чтобы украсить её. У него появилась идея, он извинился и аппарировал.
   Он вспомнил, что во время чистки старой усадьбы, когда они приняли его, ему попалась мягкая игрушка или что-то в этом роде. Он поискал в куче мусора, пока не нашёл её. Фиолетовое покорёженное нечто.
   -- Репаро! -- и игрушка восстановилась в небольшого фиолетового дракончика с голубыми крыльями, чистого и нетронутого как в день, когда его сделали. Он добавил несколько заклинаний и чары, скрывшие маленького дракона под мышкой, и вернулся к Сьюзен.
   Когда он появился перед ней, она посмотрела на него и улыбнулась. Тогда он отдал ей дракончика. Её глаза расширились, и она крепко прижала мягкую игрушку к груди. Неожиданно дракончик зевнул и чихнул небольшим облачком дыма. Она отодвинула его подальше от себя, глядя на него шокировано. Дракончик, ёрзая, вывернулся из её руки, поднялся по ней отдохнуть к ней на плечо и прижался к шее, постоянно что-то мурлыкая.
   Сьюзен переводила взгляд с дракончика на Гарри и обратно на дракончика. Затем она бросилась в его объятья.
   Оставив дракончика патрулировать её кровать, они ушли гулять на улицу, весь день держась за руки. Когда наступил вечер, к ним присоединилась Амелия.
   -- Гарри, уже почти семь. Хочешь поесть перед отъездом?
   Гарри посмотрел на Сьюзен.
   -- Нет. Лучше сократить нервозность до минимума. Я лучше поем, когда вернусь.
   -- Если предположить, что они не изменили график, то студенты уже должны быть в Большом зале. Сортировка начинается в семь. Когда планируешь свой выход?
   -- Думаю, что в пять минут восьмого. Никто не будет ничего ожидать, я сделаю то, что нужно, и сразу обратно. На всё уйдёт минут двадцать, не больше.
   Он повернулся к Сьюзен.
   -- Я должен идти. Когда закончу свою миссию, могу я прийти повидать тебя?
   Она кивнула, и он аппарировал к себе в комнату, чтобы переодеться.
   Амелия обняла племянницу и услышала, как та шепчет: "Вернись".
   ----------------
   [1] Видимо, Гарри имеет в виду комиксы. (Прим. пер.)

* * *

   От автора (сокращено):
   Кажется, некоторые люди думают, что я пытаюсь сформировать "Гарем Гарри". Не будет никакого гарема. Такая вещь совершенно не в характере Гарри, каким я его вижу (угу, и сам же написал гаремник -- прим.пер.). Я по-прежнему предполагаю (и мой план ведёт к этому) отношения Гарри/Гермиона. Если только, как и в некоторых других написанных мной историях, весь план не полетит к чертям, как только проклятые персонажи начнут импровизировать.

Глава 11. Обратно в школу

   Сортировка закончилась, и счастливые студенты с энтузиазмом принялись отмечать их первый в году праздник. Они сидели за тремя длинными столами, на которых были расставлены сверкающие золотом тарелки и кубки. В верхней части зала расположился ещё один стол, где сидели учителя. В дальнем конце Большого зала стояла клетка, в которой сидели три подростка-маггла, страдающие от проклятий, походя насылаемых проходящими мимо смеющимися студентами. Это была последняя из достопримечательностей, привнесённая в интерьер в первые дни после прихода к власти Тёмного Лорда. Действительно последняя.
   Внезапно, без предупреждения, Хогвартс зазвенел словно потревоженный колокол. В Большом зале образовалось тёмное облако, и в центр открытого пространства между столами студентов и преподавателей несколько раз ударили молнии, всех ослепив. Когда молнии прекратили сверкать, в точке, куда они били, почерневшей от их ударов, ослеплённые глаза смогли рассмотреть коленопреклонённую фигуру.
   Фигура была с ног до головы одета в чёрное, с капюшоном из того же материала, и держала в руках косу. Скелетообразная костистая рука подняла косу над головой, стукнула косовищем[1] об пол, раздался громовой хлопок, и по каменному полу Большого зала разошлись волны как по воде, а его двери захлопнулись и заблокировались.
   -- Здравствуй, Хогвартс, -- раздался низкий скрипучий голос. -- Смерть снова пришла к тебе в гости. -- От учительского стола в укрытую плащом фигуру полетели проклятия и... расплескались о щит. Фигура вновь подняла косу вверх и все двадцать восемь членов преподавательского состава оказались парализованы и отлевитированы к таинственному незнакомцу. Их тела образовали возле него круг, а левые рукава мантий неожиданно разрезались на полоски. -- Вы все носите метку сумасшедшего полукровки Риддла? Как печально.
   Незнакомец покинул круг преподавателей и встал перед съёжившимися студентами.
   -- Я -- жнец. Я -- смерть. Я пришёл за дураками, именующими себя "Пожиратели Смерти", дураками, связанными с Риддлом. У меня есть одно простое правило, внимательно выслушайте его и запомните: если вы носите чёрную метку, вы умрёте. -- Он повернулся к учителям. -- Горите!
   Под крики студентов весь преподавательский состав вспыхнул.
   -- Расскажите своим родителям. Если они отмечены -- я приду за ними.
   -- Тёмный Лорд убьёт тебя!
   Накрытый капюшоном незнакомец повернулся к слизеринскому столу.
   -- Подойди ко мне, Драко Малфой. -- Блондин запаниковал и попытался бежать, но вдруг обнаружил своё тело связанным и летящим по воздуху к внушающему страх человеку. Левая рука Драко вытянулась, а рукав мантии раскромсался, обнажив голую кожу.
   -- Нет метки, Малфой? Ты слишком умён, или слишком труслив, чтобы быть заклеймённым как скотина?
   Сквозь стиснутые зубы, зная что его слова дойдут до Тёмного Лорда, Драко сказал:
   -- Церемония принятия метки семикурсниками состоится завтра вечером.
   -- ДОЛЖНА БЫЛА состояться завтра вечером. Скажи своему отцу, что я приду за ним. Скажи своему Тёмному Лорду, что за ним придёт Смерть. Скажи этому трусу-полукровке, что Жнец искромсает его душу гораздо хуже, чем он сам, создав крестражи. Скажи ему, что я знаю обо всём, и Том Риддл больше не сможет от меня скрыться. Твой Тёмный Лорд -- ничто! Я -- Жнец. Если любой из вас примет метку, он умрёт.
   Он поднял косу и смахнул все чары на потолке Большого зала. Затем он бросил "Nex Messor". Над замком появился Жнец с косой.
   -- Передайте своему Тёмному Лорду, что я приду за ним.
   Он отлевитировал к себе клетку с заключёнными в ней подростками. Как только он дотронулся до неё, клетка испарилась.
   -- Спите, юные души. -- Молодые магглы погрузились в сон, их тела засветились, и все раны зажили. -- Я также пришёл за не отмеченными чёрным знаком трусами, пытавшими магглов. Иди сюда, Джиневра Уизли. -- Красивая рыжеволоска подплыла к укрытому плащом человеку, связанная и с широко открытыми глазами, в которых плескался ужас. -- На тебе нет метки, но она сидит внутри тебя, что гораздо хуже, чем то, кем ты стала: трусливой блядью, торгующей своим телом ради милостей. Продолжай идти по этому пути, и я погашу твою жизнь так же легко, как прерву существование трусливого полукровки Риддла.
   Он подождал, пока утихнет эхо его голоса.
   -- Старосты, позаботьтесь о своих факультетах.
   Снова ударила молния и человек в плаще, а также бывшие пленные магглы исчезли.

* * *

   Гарри остановился за околицей деревни, где жили подростки-магглы, местонахождение которой он выудил из их голов. Ранее он положил их спящие тела на центральной площади. Все их раны зажили, а тела находились в состоянии покоя. Если повезёт, они спишут всё, что с ними произошло, на особенно яркие кошмары. Скорее всего нет, но он мог хотя бы надеяться.

* * *

   Министерство и авроры отреагировали на бойню в Хогвартсе в течение часа. Они обнаружили обугленные трупы сотрудников по-прежнему висящими в воздухе. Прошло два часа, прежде чем чары левитации были разрушены, и тела смогли унести.
   -- Один человек? Всё это сделал один человек? -- недоверчиво спросил аврор.
   -- Я думаю, это был мужчина, -- ответил ему староста школы Рон Уизли. -- Он был высокий, его рука была похожа на руку скелета, но всё это могло быть чарами иллюзии. Голос был низким и скрипучим, словно из могилы, но я предполагаю, что это могла быть и сильно замаскированная женщина.
   -- Как же он выглядел?
   Блейз Забини указал на призрачного жнеца, парящего над замком.
   -- Как это.
   -- Он говорил ужасные вещи о Тёмном Лорде и упоминал кого-то по имени "Том Риддл", как будто мы должны знать, кто это такой. Он называл его полукровкой. Можете себе представить что-то более оскорбительное для Тёмного Лорда? -- добавила Лаванда Браун.
   -- Он убил весь персонал и никто из вас ничего не сделал?
   -- Директор и учителя пытались проклясть его, а некоторые даже использовали "Круцио", но все их заклинания разбились о его щит и ничего ему не сделали. Я была в ужасе. Он сказал, что он -- Смерть. Он знал наши имена. Как он мог знать все наши имена? -- спросила Джинни Уизли.
   На встречу со своими детьми начали прибывать родители. Авроры подтянулись, так как узнали среди вновь прибывших элиту колдовского мира. Для аврора Шеклболта это не сулило ничего хорошего. Иногда расследование, касающееся высокопоставленных, может испортить вам весь день.

* * *

   Через двадцать минут после авроров в Большой зал впервые вошёл Волдеморт, шагая как живой бог, каковым считали его верные последователи. Как только он вступил в зал, все бросились на пол в мольбе.
   Игнорируя своих подданных, он осмотрел место происшествия. Здесь побывал источник магического потока, который он почувствовал несколько недель назад. Он осмотрел магическую подпись на плавающих трупах, потом его руки коснулись преподавателей Хогвартса, а затем он изучил призрачного жнеца над замком. Магия, способная изгнать все чары с потолка Большого зала, вызывала опасение.
   Тот, кто это сделал, бросил вызов его власти. Тот, кто это сделал, был достаточно силён, чтобы бросить вызов ЕМУ. Откуда же взялся этот "Жнец"? За более чем десятилетие все волшебники шестого класса в мире были ликвидированы. Контролировалась магия каждого ребёнка, начиная с момента первого её проявления, и каждый год после этого, пока она не стабилизировалась на "взрослом" уровне. Кто-то смог, кто-то проскользнул через сеть.
   Кто же этот "Жнец", бросивший прямой вызов Волдеморту? Кем бы он ни был, он знал то, что не должен знать никто из живущих. Этот "Жнец" знал его настоящее имя, знал о крестражах. Это тревожило. Должны быть предприняты необходимые шаги.
   Этот противник должен быть найден и уничтожен.


* * *

   Сьюзен ждала возвращения Гарри на точке аппарации. Когда он появился, она подошла к нему, откинула капюшон плаща и обняла. Затем она повела его в столовую, где ждали Луна, МакГонагалл, Амелия и все остальные.
   -- У нас есть привычка анализировать миссию после её завершения, чтобы увидеть, чему можно научиться, -- Луна жестом велела ему сесть. -- Ты вернулся, и это хороший знак. У тебя получилось попасть в Хогвартс?
   -- Да. Профессор Флитвик, я должен сделать Вам комплимент. Этот посох -- работа гения. Он пробил дыру в защите замка как горячий нож в масле, и помог мне организовать самое зрелищное световое шоу. Все учителя оказались помечены. Риддлу теперь придётся нанять новых людей для обучения своих "Покусывателей Смерти".
   -- Значит, твой террор взял успешный старт?
   -- Считаю, что так, мадам Боунс. Я знаю, что опозорил Драко Малфоя. После того, как преподаватели умерли, я не почувствовал поблизости от школы никаких других чёрных меток. Я обозвал Риддла полукровкой, пригрозил каждому и сказал им, что убью любого, кто будет помечен чёрной меткой. Потом прихватил с собой маггловских детей, которых они пытали, и смылся. На всё про всё ушло около пятнадцати минут.
   Луна посмотрела на него оценивающе.
   -- Таким темпом ты совершишь больше убийств, чем все мы вместе взятые. Сможешь ли ты жить с этим?
   -- Надеюсь, что да. Пока мне это не приносит удовольствия, думаю, я буду в порядке. Это всего лишь практика. Я должен уничтожить Риддла, после него всё остальное будет легко.
   -- Ты могущественный волшебник, Гарри, -- вставила МакГонагалл. -- Помни предостережение о злоупотреблении силой.
   -- Маггл из моёго прошлого мира сказал замечательные слова: "С большой силой приходит и большая ответственность"[2]. Мне кажется, свою ответственность здесь я осознаю. То, что здесь происходит -- не для меня. Люди не должны жить, как они живут у вас после прихода Волдеморта к власти. Они должны иметь возможность жить без страха. И я никогда не обращусь во тьму, профессор. Может быть, я и довольно серый, но не тёмный.
   Встреча продолжалась ещё двадцать минут, в течение которых обсуждались подробности его миссии, после чего все разошлись, договорившись встретиться через два дня, чтобы запланировать следующую атаку.

* * *

   После подведения итогов Гарри прошёл за Сьюзен на кухню. Она подала ему обед и сидела с ним, пока он ел. Когда он закончил, они вместе убрали посуду и поднялись по лестнице к своим комнатам. Сьюзен потянула его к себе.
   -- Сьюзен, я не знаю, смогу ли дать тебе то, что ты хочешь.
   Она посмотрела на него снизу вверх, поднялась на цыпочки и легонько поцеловала в губы. Тихим голосом, скрипучим от долгого неиспользования, она заговорила:
   -- Когда мне было шесть лет, они пришли и убили моих маму и папу. Они собирались убить и меня, но сначала решили сделать мне больно. Их было трое, и мне было очень больно. Тогда я не понимала, что они делают, но знала, что это больно. -- По её лицу потекли слёзы. -- Прежде чем они смогли меня убить, пришла тётя. Она спасла меня, но прошло несколько месяцев, пока я не смогла закрыть глаза, не видя при этом их. Я чувствовала себя виноватой в том, что жива, а мама и папа -- нет. В тишине было легче, так что все меня оставили в покое. А потом появился ты. Ты не похож на других, ты не дрожишь всё время от страха. Ты не ходишь постоянно обозлённым. Ты хороший человек, Гарри Поттер. Ты нашёл время, чтобы поговорить с глупой немой девчонкой, которую остальные игнорировали. Ты знал счастливую версию меня, и относился ко мне как к ней.
   Сьюзен прошла через комнату к кровати и схватила патрулирующую по ней игрушку-дракончика.
   -- Ты сделал её для меня, что тебе было вовсе не нужно. Ты не ждал ничего взамен. Ты хороший человек, Гарри Поттер. Я хочу, чтобы ты провёл со мной ночь. Я хочу провести ночь с хорошим человеком. Я не имею в виду секс, но если ты захочешь, я согласна. Я просто хочу, чтобы ты был здесь, со мной, чтобы я хоть одну ночь могла почувствовать себя в безопасности. Я знаю, что я не та женщина, к которой ты стремишься, но я так устала всё время бояться.
   О, чёрт. И что мне на это ответить?
   -- Если хочешь, чтобы я остался, Сьюзен, я останусь. -- Она улыбнулась ему и направилась в ванную, чтобы подготовиться ко сну.
   Гарри пошёл в свою спальню переодеться. Он надел под халат чистые боксеры и футболку, а затем отправился назад в комнату Сьюзен.
   -- Добрый вечер, Гарри.
   -- Мадам Боунс.
   -- Спасибо тебе за то, что Сьюзен снова начала говорить. И она рассказала мне о своих планах на вечер. Гарри, она прошла через ад. Я уверена, что тебе не нужно этого говорить, но всё же скажу: если причинишь ей боль, я тебя убью.
   -- Есть, мэм.
   -- Иди уже, она наверно заждалась.
   -- Спокойной ночи, мадам Боунс.
   Амелия смотрела, как закрывается дверь. И вот эта сила нас, наседок, пугает. Удивительно. Минерве не о чем беспокоиться, этот мальчик никогда не обратится во тьму.


* * *

   Когда он вошёл в комнату, Сьюзен уже ждала его. Она откинула одеяло с простынёй на кровати, и он присоединился к ней, погасив свет. Около часа они обнимались в молчании.
   -- Гарри? -- раздался её хриплый шёпот, -- Ты хочешь меня?
   -- О, Мерлин, да. Но не сегодня. Может быть позже, когда мы получше узнаем друг друга. Мы должны это сделать, прежде чем двинемся дальше.
   Сьюзен лишь прижалась к нему поближе, слушая, как бьётся его сердце. Тётя была права, он хороший человек.
   ----------------
   [1] Из каких частей состоит коса, можно посмотреть, например, в вики: http://ru.wikipedia.org/wiki/Коса_(инструмент) (Прим. пер.)
   [2] Вообще-то, это сказал Бен, дядя Питера Паркера, больше известного как Человек-Паук. Гарри определённо был поклонником комиксов. (Прим. пер.)

Глава 12. История и ответы

   31 Октября, 1981 -- Точка расхождения реальностей. Убийство семьи Поттер.
   Он был уже на пороге, когда в холл вбежал Джеймс. Это было легко, слишком легко: Поттер даже не захватил с собой палочку...
   -- Лили, бери Гарри и беги! Он здесь! Беги! Я задержу его!
   Задержать его, как же, без палочки в руках!
   -- Авада Кедавра! -- Тесную прихожую наполнил зелёный свет, и Джеймс Поттер упал как марионетка с обрезанными нитями... Он слышал, как с верхнего этажа кричит Лили Поттер, оказавшаяся в ловушке, но до тех пор, пока она будет разумной, ей, по крайней мере, нечего бояться...
   Волдеморт поднялся по ступеням, с лёгким развлечением слушая её попытки забаррикадироваться...
   Одним ленивым взмахом палочки он заставил дверь распахнуться, отбросив поспешно наваленные возле неё стул и коробки... и там стояла она, с ребёнком на руках. При виде него она бросила сына в кроватку позади себя и широко расставила руки, словно это поможет, как если бы закрыв сына от его взора она надеялась быть выбрана вместо него...
   -- Не Гарри, не Гарри, умоляю, только не Гарри!
   -- Отойди, глупая девчонка... отойди в сторону, немедленно.
   -- Только не Гарри, прошу, нет, возьми меня, убей меня вместо...
   -- Это моё последнее предупреждение.
   -- Не Гарри! Пожалуйста... смилуйся... смилуйся... Не Гарри! Только не его! Прошу, я сделаю всё...
   -- В сторону. В сторону, девчонка!
   Он мог бы заставить её отойти от кроватки, но более разумным казалось покончить со всеми ними... Комнату наполнил зелёный свет, и она упала так же, как и её муж. Всё это время ребёнок не плакал. Он стоял, вцепившись в рейки кроватки, и смотрел в лицо злодея с каким-то особенным интересом.
   -- Авада Кедавра!
   И мальчик присоединился к своим родителям.


* * *

   5 Марта, 1982 -- Падение Министерства.
   Пока умирали его телохранители, Министр Магии оставался сидеть за столом своего кабинета. Когда последний из авроров, наконец, упал, в офис влетели Люциус Малфой и Беллатрикс Лестрейндж. Они направили свои палочки на Министра, и в кабинет ворвался Волдеморт.
   -- Думаю, Вы занимаете моё кресло.
   -- Дамблдор тебя остановит!
   -- Вы вкладываете в старика слишком много веры. Авада Кедавра!
   Министр упал с кресла, а Волдеморт повернулся к своим лейтенантам:
   -- Обыщите здание, никто не должен выжить!


* * *

   2 Мая, 1983 -- Падение Хогвартса. Альбус Дамблдор убит, Минерва МакГонагалл и Филиус Флитвик уходят в сопротивление.
   Минерва закричала, и эхо от крика разнеслось по всему замку. Этот ублюдок Риддл каким-то ужасным черномагическим проклятием выдернул сердце из груди Альбуса. Она собрала себя в кучу и поднялась на ноги с того места, куда упала после попадания в лицо режущего заклинания. Может быть она и умрёт, но твари узнают, почему в горах до сих пор уважают и боятся фамилию МакГонагалл. Она повернулась лицом к двум подбегавшим к ней Пожирателям Смерти и смотрела, как они упали, прежде чем смогла даже поднять палочку.
   Она почувствовала, как чья-то рука взяла её за правое запястье.
   -- Минерва, пора уходить.
   -- Они убили Альбуса, Филиус.
   -- Я знаю, Минерва, но мы не можем ничего сделать. Если останемся, то погибнем. Если же уйдём, то сможем убивать их, когда захотим.

* * *

   5 Декабря, 1983 -- Падение правительства маггловской Англии.
   Премьер-министр под проклятием "Империус" кончает жизнь самоубийством во время выступления по национальному телевидению.
   Королева клянётся в верности Волдеморту и отрекается от престола в его пользу, трон переходит к Волдеморту Первому. Спустя два дня вся бывшая королевская семья убита.
   Главы маггловского правительства и военных держатся под "Империусом".
   Принца Уильяма (18 месяцев), после убийства родителей тайно переправили из замка Балморал[1] в горы Шотландии его няня и не подчинившиеся новой власти изгои отряда SAS[2]. Позади осталось обгоревшее телокакого-то малыша.
   -- Где Вы нашли ребёнка, сержант?
   -- Это мой сын Джимми, майор. Тот ублюдок ударил по жилым районам, и вся моя семья... -- Человек вздрогнул. -- Нам нужна была приманка, мы обязаны защитить Принца.
   -- Короля, -- поправил майор Ливеллин. -- Хорошая мысль. -- Он повернулся к женщине с малышом на руках. -- Вы готовы двигаться дальше, мисс Лоуренс?
   -- Да, майор. Мы должны защитить корону.
   -- Несомненно. -- Он повернулся к своим войскам. -- Сваливаем, народ. Мы должны закопаться в землю!


* * *

   28 Февраля, 1984 -- Ночь Длинных Ножей.
   Правительства Франции, Германии, Италии, Австрии, СССР, КНР, США, Канады, Мексики, Бразилии -- все пали из-за действий контролируемых "Империусом" политиков, военных и самозванцев под оборотным зельем.


* * *

   25 Декабря, 1986 -- Нападение на семью Боунс, родители убиты, Сьюзен изнасилована. Спасена Амелией Боунс и её ячейкой сопротивления.
   Последний из троих поднялся с рыдающей маленькой девочки. Он вытянул руку с палочкой, чтобы погасить её жизнь, когда в небольшом доме раздались возгласы "Круцио".
   Трое Пожирателей упали на пол, крича от боли.
   -- Мелкие ублюдки, -- выплюнула Амелия Боунс, подхватив с кровати племянницу. -- Всё будет хорошо, Сьюзи, они тебе больше не навредят. -- Она увидела на полу безжизненные тела брата и его жены. -- Эти ублюдки больше никому не навредят.
   Она обратилась к своей команде:
   -- Держите их так, пока они не перестанут вообще хоть что-то чувствовать. Увидимся в лагере. -- И она аппарировала.


* * *

   10 Июня, 1987 -- Консолидация всех правительств под рукой Волдеморта.
   Проведены массовые чистки населения и полная ликвидация всех маггловских учебных и медицинских учреждений.
   За прошедшие после Ночи Длинных Ножей три года население Земли сократилось с шести миллиардов до восьмиста миллионов.


* * *

   1 Апреля, 1991 -- Захвачена и подвержена пыткам семья Лавгуд. Ксенофилиус и Селена убиты, Луна превращена в секс-рабыню.


* * *

   22 Ноября, 1993 -- Луна убивает насильника и сбегает в сопротивление.
   -- Добро пожаловать домой, господин, -- приветствовала двенадцатилетняя Луна мужчину своей жизни. -- Я приготовила Вам ужин.
   -- Спасибо, лапочка. -- Он взмахнул палочкой над тарелкой еды, которую она поставила перед ним. Не было ни токсинов, ни ядов. -- Проверка никогда не помешает, лапочка. -- Он провёл рукой по её заднице, и она покачала ей, после чего он принялся за ужин. -- Сегодня после ужина тебя ждёт кое-что особенное, что ты сделаешь для меня.
   -- О-о, господин, Вы меня дразните.
   Он рассмеялся и отпил из бокала, после чего сразу же стал задыхаться.
   -- О, Вам не пришлось это по вкусу, господин? А я так старалась исключительно для Вас. Это специальный бинарный яд. Его первая часть была в соусе, вторая -- в вине. По-отдельности абсолютно безвредны, так что проверка не показала ничего. Тебе не следовало бы разбрасывать вокруг свои книги по зельям, "господин", из них я почерпнула так много идей.
   Она взяла в руки палочку и заложила её за ухо. Потом принесла с кухни молоток.
   -- Зелье не убьёт тебя, "господин", оно лишь парализует. Тебя убью я. По одной кости за раз.
   Она начала с пальцев левой ноги. Хоть яд и помешал ему кричать, Северус Снейп умер в агонии.


* * *

   4 Января, 1994 -- При раздаче еды, по случайному выбросу магии была обнаружена Гермиона Грейнджер и её семья. Больше их никто не видел.


* * *

   3 Июня, 1997 -- Гарри Джеймс Поттер перемещается в эту реальность.


* * *

   Гарри аппарировал неподалёку от Годриковой Лощины. Сам городок был пуст, всё население попало под отбраковку. Остались лишь единицы на фермах, расположенных в нескольких милях отсюда, которые всё ещё снабжали города продовольствием.
   Флитвик предположил, что Гарри будет в состоянии разыскать родительский дом, несмотря на до сих пор действующие чары "Фиделиус", так сам жил в нём до смерти родителей. Здесь его аналога нашли в кроватке, и дом оставался нетронутым, в отличие от опустошения, вызванного в его реальности проклятием Волдеморта, отражённым в него самого.
   Он следовал указаниям, данным Минервой, и у него получилось. Дорожка к двери густо заросла травой, в отличие от хорошо утоптанной тропинки, бегущей вдоль забора. Он подошёл к двери и та открылась от лёгкого прикосновения. Дом был наводнён магическими вредителями так же, как и Гриммо 12 в его воспоминаниях. Придётся приложить немало усилий, и это была не та работа, которую он мог хорошо выполнить. Очистка обычного дома -- нет проблем, а как очищать магический дом, он понятия не имел. Если б только у него был...
   Добби! Он может пойти и попытаться освободить Добби. И пока он там будет, то может одновременно разобраться и с Люциусом.
   Гарри взял свой посох, достал из сумки плащ, одел его и аппарировал в Малфой-Мэнор.
   ----------------
   [1] Балморал -- замок в области Абердиншир, частная резиденция английских королей в Шотландии. (Прим. пер.)
   [2] Special Air Service (специальная авиадесантная служба) -- подразделение специального назначения вооружённых сил Великобритании. (Прим. пер.)

Глава 13. Воздаяние

   Гарри аппарировал в фойе Малфой-Мэнора. Вокруг никого не было. Интересно. Он поставил щит и решил осмотреть поместье. Так, посмотрим, в резиденции четыре чёрных метки. Ещё интереснее. С его нападения на Хогвартс минула неделя. Неужели Драко оказался настолько глуп, что принял метку, увидев его силу? Он направился к ближайшей метке на этом этаже дома и нашёл её в столовой. Это оказалась Нарцисса Малфой.
   Увидев его, женщина ахнула, он бросил в неё связывающее заклинание, левитировал её в воздух и прикрепил к себе. Она последовала за ним вверх по лестнице. Вторая дверь справа вела в комнату Драко, где он обнаружил его самого и Блейза Забини, склонившихся над книгой. И снова он применил связывающее заклинание, подвесив в воздух их "замороженные тушки". По коридору, приближаясь к кабинету хозяина, двигался безмолвный парад.
   Гарри снял с двери запирающие чары и распахнул её. Люциус Малфой стоял спиной ко входу, его брюки были спущены, валявшись возле лодыжек, а бёдра дёргались в судорожных толчках. Брови Гарри приподнялись. Прямо днём? В доме, где жена и сын? Какая же высокомерная задница. Он проигнорировал болезненно вскрикивавшую девушку.
   -- Доброго дня, Люциус Малфой, ты приготовился к смерти?
   Пожиратель завертелся, хватая палочку, когда в него прилетело связывающее заклинание. Его конечности резко свелись вместе, а палочка со стуком упала на пол.
   -- Я -- Жнец, -- произнёс Гарри. -- Я здесь, чтобы стереть пятно последователей безумного полукровки Риддла. -- С этими словами он взмахом руки частично освободил верхнюю часть тела старшего Малфоя.
   -- Тёмный Лорд тебя...
   -- Да-да, знаю, "Тёмный Лорд убьёт меня". Но не могу не заметить, что я всё ещё здесь. А вот ты сегодня умрёшь. Вопрос только в том, будет это быстро и безболезненно, или медленно и в муках. Выбирать тебе.
   -- Чего ты хочешь?
   Гарри передал Люциусу носок, улыбнувшись, когда увидел недоумение, написанное на лице мужчины.
   -- Вызови своего домового эльфа Добби.
   Всё ещё озадаченный, Малфой позвал:
   -- Добби! -- Эльф с хлопком появился перед своим хозяином.
   -- Дай ему носок.
   Малфой ещё больше озадачился. Этот маньяк пришёл к нему домой, чтобы заставить его освободить домового эльфа?
   -- Возьми носок, Добби.
   -- Хозяин даёт Добби одежду? Хозяин дал, а Добби взял, и Добби... Добби свободен.
   Фигура в плаще опустилась на колени рядом с маленьким эльфом.
   -- Теперь ты свободен, Добби. Не хотел бы ты поработать на меня?
   -- Господин сделал это? Господин великий волшебник, но Добби не может уйти, Добби должен остаться, чтобы заботиться о мисс.
   -- О какой мисс?
   -- КРУЦИО!
   Гарри повернулся и увидел, что обнажённая девушка, которую пользовал старший Малфой, держит палочку и посылает проклятие в Люциуса. Движения палочки были точными, а концентрация девушки -- абсолютной. Воздух наполнился криками Люциуса.
   Гермиона? Как это вообще возможно? Она же магглорождённая. Их всех убили в результате отбраковок, или нет?
   -- Гермиона? Гермиона Грейнджер?
   Девушка остановила проклятие и перевела палочку на Гарри.
   -- Держись от меня подальше, волшебник, иначе я убью тебя так же, как собираюсь убить их. -- Она повернулась обратно к Малфоям. -- КРУЦИО! -- На этот раз проклятье было направлено в Драко. -- Тебе нравится? Вы все пользовались мной три года. Теперь моя очередь, моя очередь... -- Три минуты поддержки непроверенного заклинания с незнакомой палочкой взяли своё: девушка свалилась на пол от истощения. -- Ты убил моего папу, ты убил мою маму... теперь я убью тебя!
   -- Ты пользовался ей? Ты насиловал её три года? -- Гарри потерял контроль. Его магия вырвалась из оков, и Люциус Малфой превратился в кровавый туман. За ним последовали Нарцисса, Блейз и Драко.
   Испугавшись потери контроля, Гарри заставил себя успокоиться. Он снова обратился к эльфу, смотревшему на него в ужасе:
   -- Добби, мы должны переместить Гермиону в безопасное место. Ты пойдёшь со мной? У меня есть дом -- хоть и грязный, но зато безопасный.
   -- Мисс сильно болеет. Добби делает то, что может, но она сильно болеет. Добби пойдёт с господином, если господин поможет мисс.
   Гарри сгрёб протестующую девушку с пола. Что эти ублюдки с ней сделали?
   -- Добби, тебе нужно держаться за меня, чтобы аппарировать?
   -- Только в первый раз. Но если господин волшебник сделает мисс больно, Добби убьёт волшебника.
   -- Добби, если я причиню мисс боль, я сам себя убью.
   Эльф кивнул и схватился за край его плаща, после чего троица аппарировала.


* * *

   Они появились на крыльце коттеджа Поттеров в Годриковой Лощине.
   -- Добби, в этом доме никто не жил уже шестнадцать лет. Ты не мог бы привести в порядок одну из спален для Гермионы?
   Эльф кивнул и отправился внутрь.
   Девушка у него на руках спала. Он должен будет постоянно напоминать себе, что это не его Гермиона. И если уж на то пошло, то Гермиона никогда и не была "его". Её насиловали и причиняли боль. Мог ли он взять её в сопротивление? Гарри не смог припомнить среди них ни одного магглорождённого. Уже не впервые он поймал себя на мысли, насколько испорчен этот мир.
   Гермиона. Здесь. В его руках. Что же, чёрт подери, эти ублюдки с ней сотворили?
   Она -- не моя Гермиона. Не та девушка, которую я знал. Та умерла. Это -- не моя Гермиона. Боже мой, как же ей должно быть больно.
   Хлопок. Вернулся эльф.
   -- Добби возьмёт мисс. Добби поможет мисс. -- Он левитировал девушку в свои руки. -- Спасибо великому волшебнику. Спасибо за освобождение Добби и за помощь мисс. -- И он ушёл.
   Гарри плюхнулся на крыльцо и зарыдал.


* * *

   Поппи Помфри убиралась в своей "палате" после дня незначительных жалоб. Когда у всех появилась крыша над головой и безопасное место для повседневной рутины, работать стало значительно легче. С медицинской точки зрения они даже почти вернулись к старым временам. Услышав негромкий хлопок аппарации, она повернулась. Поттер.
   -- Мадам Помфри, мне нужна Ваша помощь. Я нашёл жертву изнасилования и ей нужно... Да не знаю я, что ей нужно. Я не уверен, как её примут здесь, поэтому не могли бы Вы пойти со мной? Она сильно болеет.
   -- Конечно, Гарри. Позволь только я возьму свой набор.
   Поппи позвала одного из своих помощников, и они исчезли.


* * *

   -- Мерлин милостивый, Гарри, кто это с ней сделал?
   -- Малфои. Они три года её насиловали.
   -- Ты отплатил им своим визитом, не так ли? -- Она вздрогнула. -- Я надеюсь, ты сделал это медленно.
   -- Я немного вышел из себя, -- признался Гарри. -- Боюсь, что это произошло слишком быстро. -- Он выглядел так, словно стыдился собой. -- Она будет в порядке?
   -- Физические повреждения я смогу исцелить, но вот её психическое состояние... я не знаю. Ты с ней знаком?
   -- В моём мире она была моим лучшим другом. Может, стала бы и чем-то большим, если б я не был таким трусом. -- Он посмотрел ей в глаза. -- Она магглорождённая. Будет ли это проблемой в сопротивлении?
   -- Возможно. Многие обвиняют магглорождённых в терроре Волдеморта. Они говорят, что если б тех не было, ему не пришлось бы...
   -- Если дело обстоит таким образом, то я дистанцирую себя от сопротивления. В моей реальности эта девушка была самой умной ведьмой, которую я когда-либо встречал. В магии она разбиралась лучше меня, всегда старалась узнать ещё больше, постоянно вынуждая меня подталкивать себя, чтобы идти с ней в ногу. Если она им не нужна, значит и я не нужен. Я могу вечно сидеть под Фиделиусом, а весь остальной мир может катиться в ад.
   -- Я понимаю, Гарри. Если хочешь, я поговорю с Советом. А теперь мне пора возвращаться.
   -- Секундочку, я скажу Добби, что уйду на некоторое время.
   -- Не стоит, Гарри. Хоть я и не знаю, где нахожусь, но знаю, куда мне нужно попасть. Я могу сама аппарировать, -- и она исчезла.
   -- Что ты имел в виду, говоря "в моём мире", волшебник? Я никогда в жизни тебя не видела.
   Гермиона стояла в дверях позади него, крепко держа палочку Люциуса Малфоя и придерживая свободной рукой полы восстановленного халата.
   -- Меня зовут Гарри Поттер. Моя история довольно странная, и ты, скорее всего не поверишь.
   -- Попробуй, волшебник.
   -- Я нездешний. Я пришёл из мира, очень похожего на этот, где мы с тобой познакомились в поезде, когда нам было по одиннадцать лет.
   -- Ты из другой реальности? Звучит как паршивая научная фантастика.
   -- Ты мне скажи. Её звали Гермиона Джейн Грейнджер, её родителей -- Майкл и Кэти. Они стоматологи. Родилась она 19 Сентября 1979 года. Любила книги, всех видов. Её личным источником наслаждения были романы Джейн Остин.
   -- Как... откуда ты всё это узнал? -- Она села на противоположной стороне крыльца.
   -- Как я и сказал, мы познакомились в поезде, когда нам было одиннадцать. Она спасала мне жизнь больше раз, чем я могу сосчитать. Я тоже спас её один или два раза. Каждый год на мой день рождения она дарила мне книгу. На её день рождения я каждый год старался не покупать ей книгу, но в конечном итоге так и получалось. Я... Я...
   -- Ты что?
   -- Я любил её. Я знаю, ты -- не она. Я понимаю, что ты не знаешь, кто, чёрт возьми, я такой, но когда я смотрю на тебя, то вижу её. Когда ты говоришь, я слышу её. -- Он изо всех сил попытался обуздать свои эмоции. -- Здесь ты в безопасности. Я научу тебя обращаться с этой палочкой. Это будет только справедливо, так как меня научила она.
   -- Ты не будешь прикасаться ко мне, волшебник.
   -- Знаю. Я и к ней-то никогда не прикасался. Я никогда не говорил ей, что чувствую. Да я и не знал, что именно чувствую, пока она не погибла, защищая меня.
   -- Если ты был не с ней, она была одинока?
   -- Нет. Она была с моим лучшим другом. Она любила Рона Уизли.
   Её палочка вдруг оказалась направлена точно меж его бровей.
   -- Не лги мне, я никогда не смогла бы полюбить этого сукиного сына.
   -- Не ты, а она. Рон здесь -- издержка системы, но я знаю, что он отличный парень.
   -- О, да, НАСТОЯЩИЙ, БЛЯДЬ, ОТЛИЧНЫЙ ПАРЕНЬ, ОСТАВИВШИЙ МНЕ АВТОГРАФ! -- она распахнула халат, открыв внутреннюю часть бедра, где ужасно глубокими шрамами были начертаны инициалы М, З и У. -- ЭТО ВЫЖГЛИ МАЛФОЙ, ЗАБИНИ И УИЗЛИ СВОИМИ ЁБАНЫМИ ПАЛОЧКАМИ! -- кричала она на него.
   Он не мог отвести глаза в сторону. В очередной раз у него внутри взорвалась тёмная и леденящая ярость.
   -- Добби. -- Эльф тут же появился перед ним. -- Добби, пожалуйста, позаботься о мисс. Я должен посмотреть кое-кому в глаза.
   -- Да, великий волшебник.
   -- Меня зовут Гарри, Добби. И я вовсе не великий волшебник. Я обычный убийца. И теперь мне нужно пойти кое-кого убить.
   Он аппарировал.

Глава 14. Нора

   Рон Уизли приступил к испытаниям своей новой метлы. Его год в качестве старосты школы и квиддичного капитана оказался скомканным, но каникулы есть каникулы. Билл показал ему чары управления своей вейлой, а если бы ему понадобилась компания, в Оттери Сент-Кетчпоул жили несколько маггловских девушек. Магглы такие забавные. Они вообще никак не могли сопротивляться "Империусу". Потом даже просили вас сделать то, что вы хотели.
   Он облетел квиддичное поле, просто наслаждаясь самим полётом. Когда этот мерзкий Жнец напал на Малфой Мэнор, погибли Драко и Блейз. Они в самом деле были ему приятелями. Вместе они посещали вечеринки, делились друг с другом девушками. Нет, с этим Жнецом нужно что-то делать. Будем надеяться, что Тёмный Лорд или кто-то из его ближайшего окружения сокрушит мерзавца.
   Билл был сегодня дома, забавляясь со своей вейлой. Чарли как всегда в пути. Джинни зависала с Тедом Ноттом; возможно её лодыжки уже были закинуты за уши, пытаясь закрепить предложение.
   -- Акцио, метла!
   Прозвучавшая команда поразила Рона, и он боролся, чтобы восстановить контроль над своей метлой, но его неумолимо притягивало в руки поджидавшего Жнеца. Внезапно метла остановилась, когда Жнец схватил её, Рона же импульс заставил двигаться дальше, и его тело достаточно сильно впечаталось в землю, выбив из лёгких весь воздух.
   Жнец наклонился, сгрёб в кулак рубашку Рона и потащил его к Норе. С размаху припечатав его к внешней стене, Жнец бросил приклеивающее заклинание и оставил его так висеть.
   -- Никуда не уходи, Рональд Уизли. Мне нужно навестить твоего брата внутри, а потом у нас состоится небольшая беседа. -- Фигура в плаще отвернулась от Рона и вошла в дом. В гостиной Флёр вздрогнула от стука входной двери и пролила себе на колени напиток, который принесла для Билла. Когда Гарри вошёл, Флёр от удара тыльной стороной руки летела через комнату.
   Магия Гарри вздёрнула сидящего мужчину на ноги и ударила его лицом о ближайшую стену.
   -- Бьём женщин, Билл? Значит вот во что превратилась семья Уизли? Артур бы так тобой гордился.
   -- Не упоминай имя отца в этом доме, он заставил меня всю свою жизнь переживать позор, навлечённый на эту семью, -- прорычал крупный мужчина укрытой плащом фигуре и бросился на неё с кулаками.
   Он со всей силы врезался в магическую стену. Стену, которая окружила его со всех сторон, после чего магическое поле захватило его руки и ноги и потянуло в разные стороны. Билл Уизли закричал, так как все его конечности оказались вывернутыми.
   Жнец повернулся к лежащей на полу девушке и помог ей встать на ноги.
   -- Флёр Делакур. Ну конечно, кого же я мог ещё ожидать?
   -- Ты меня знаешь?
   -- Я знаю твоё имя и твоё лицо, но это не значит, что знаю тебя. Если хочешь, мы обсудим это позже. Эти оковы подавляют твои способности?
   -- Да, и ещё он использует ошейник, чтобы меня контролировать.
   -- Что ж, мы не можем этого допустить. -- Он коснулся наручников и волевым усилием разблокировал их, что подтвердила пара тихих щелчков. С ошейником было сложнее: тот не был заперт, а оказался цельным куском магически созданного металла. Он вновь направил свою волю в металл ошейника и увеличивал напор до тех пор, пока ошейник не стал достаточно большим, чтобы пропустить голову девушки.
   -- Эннервейт! -- и к Биллу Уизли вернулось сознание.
   -- Хочешь им заняться?
   -- Ох, oui[1]. Пожалуйста.
   -- Когда закончишь, найди меня на улице. У меня есть место, где можно остановиться.
   Он повернулся, чтобы выйти из дома и слегка ухмыльнулся крикам, доносившимся из гостиной. А это что? Омут памяти? Замечательно. Гарри взял его и понёс на улицу.


* * *

   Рон всё ещё боролся с чарами, приклеившими его к стене дома, когда фигура в плаще вышла, неся один из трофеев Билла. Она поставила чашу на садовый столик и призвала палочку Рона. Затем Жнец снял свой плащ.
   Под плащом и чарами иллюзии скрывался парень примерно его возраста. К плащу присоединились пара перчаток, амулет и его коса. Парень приложил палочку Рона к виску и начал вытягивать из головы какие-то серебристые нити. Затем он помещал их в чашу. Закончив, черноволосый юноша повернулся к нему лицом и отменил приклеивающие чары, позволив Рону свалиться на землю.
   Обычным голосом парень заговорил:
   -- Я не собирался приходить сюда, и не собирался сталкиваться с тобой, Рон. Даже если ты и принял метку, я сразу понял, почему ты это сделал, и не планировал трогать тебя и твою семью. Но потом я нашёл её.
   -- Кого?
   -- Гермиону. -- У рыжего был бессмысленный взгляд. -- Гермиону Грейнджер. -- Тот же взгляд, только теперь туда добавилась ярость. -- Ты даже не знал, как её зовут. Замечательно. Она сексуальная рабыня Малфоев.
   -- А что с ней? Какая тебе разница, что я сделал с рабом-грязнокровкой?
   Парень схватил его за шею и потянул к чаше.
   -- Я просто покажу тебе, почему это так меня заботит, -- и он толкнул Рона лицом в кружившуюся серебряную субстанцию.


* * *

   -- Здесь кто-нибудь сидит? -- спросил он, показывая на сидение напротив Гарри. -- А то везде занято.
   Гарри покачал головой, и мальчик сел. Он быстро взглянул на Гарри и сразу же перевёл взгляд в окно, притворяясь, будто и не смотрел вовсе. Чёрное пятно у него на носу так и не оттёрлось.
   -- Привет, Рон.
   Это пришли близнецы.
   -- Слушай, мы идём в середину поезда -- там Ли Джордан показывает гигантского тарантула.
   -- Хорошо, -- буркнул Рон.
   -- Гарри, -- сказал один из близнецов, -- мы не представились. Фред и Джордж Уизли. А это Рон, наш брат. Ну, увидимся.
   -- Пока! -- попрощались Гарри и Рон. Дверь скользнула на место, закрывшись за близнецами.
   -- Ты и вправду Гарри Поттер? -- выпалил Рон.[2]
   -- Это было, когда мы встретились, Рон. Ты стал моим лучшим другом.


* * *

   Едва он поднял палочку, дверь купе опять отворилась. Снова вошёл мальчик без жабы, но зато, на этот раз, с девочкой. Девочка уже переоделась в форму Хогвартса.
   -- Жабу не видели? А то Невилл потерял, -- сказала она. У неё был начальственный голос, густые каштановые волосы и довольно крупные передние зубы.
   -- Мы же сказали: не видели, -- немного раздражённо отозвался Рон, но девочка уже не слушала, она смотрела на волшебную палочку у него в руке.
   -- А, значит, магией занимаетесь? Давайте посмотрим.
   Она села. Рон был растерян.
   -- Ну... ладно.
   Он прочистил горло.
   Маргаритки, горстка риса,
   Жёлтой стань, дурная крыса.
   Он взмахнул палочкой, но ничего не произошло. Короста осталась серой и продолжала спать.
   -- Ты уверен, что это настоящее заклинание? -- спросила девочка. -- В любом случае, не очень-то хорошее. Я пробовала несколько простых заклинаний, и у меня всё получалось. В моей семье никто магией не занимается, это был такой необыкновенный сюрприз, когда пришло письмо, и я была так счастлива, так счастлива, сами понимаете, это же лучшая школа волшебных искусств, мне так говорили -- я уже все учебники выучила наизусть, надеюсь, конечно же, этого будет достаточно -- меня зовут Гермиона Грейнджер, между прочим, а вас как?
   Всё это она выпалила единым духом.
   Гарри посмотрел на Рона и с облегчением понял по его ошарашенному виду, что тот тоже не выучил наизусть всех учебников.
   -- Я -- Рон Уизли, -- пробормотал Рон.
   -- Гарри Поттер, -- сказал Гарри.
   -- Правда?! -- восхитилась Гермиона. -- Я, конечно же, всё про тебя знаю, у меня были книжки для дополнительного чтения, и про тебя есть в "Истории современной магии", и в "Расцвете и падении тёмных сил", и в "Великих волшебствах двадцатого века".
   -- Неужели? -- удивился Гарри, чувствуя головокружение.
   -- Господи, да неужели ты не знаешь, я бы выяснила всё досконально, если бы это касалось меня, -- сказала Гермиона. -- Вы уже знаете, на каком факультете будете учиться? Я тут поспрашивала, надеюсь, меня зачислят в "Гриффиндор", вроде бы он самый лучший; говорят, там сам Дамблдор учился, но, как я полагаю, и "Рейвенкло" тоже ничего... В любом случае, сейчас надо бы пойти поискать жабу Невилла. А вам обоим, знаете, лучше бы переодеться, по моим расчётам, мы скоро приедем.
   Она ушла, прихватив с собой мальчика без жабы.[2]
   -- Это было, когда мы с ней познакомились. Она стала ещё одним нашим лучшим другом. За шесть лет учёбы в школе мы всё делали вместе. И она любила тебя, а ты -- её.


* * *

   -- Гермиона! -- простонал Рон.
   Гермиона лежала абсолютно неподвижно, глядя в потолок стеклянными глазами.
   -- Их обнаружили возле библиотеки, -- сообщила профессор МакГонаголл. -- Видимо, у вас нет никаких объяснений? Возле них на полу было найдено вот это...
   Она показала маленькое, круглое зеркальце.
   Гарри с Роном отрицательно покачали головами, не отрывая потрясённых взглядов от Гермионы.
   -- Я провожу вас в гриффиндорскую башню, -- сказала профессор МакГонаголл убитым голосом, -- мне в любом случае нужно выступить перед учениками.[3]
   -- Это было, когда на Гермиону напал василиск из Тайной Комнаты. Мы почти потеряли её тогда.


* * *

   -- Удивляюсь, как это ещё не все грязнокровки собрали своё барахло, -- не унимался Малфой. -- Спорю на пять галлеонов, что следующая жертва обязательно умрёт. Жалко, это будет не Грейнджер...
   В этот момент прозвонил колокол -- к счастью; при последних словах Малфоя Рон соскочил со стула, но, в общей суматохе окончания урока, его попытка треснуть Драко по роже прошла незамеченной.
   -- Пусти, я его урою, -- рычал и рвался Рон, а Гарри и Дин висели у него на руках. -- Мне плевать, мне даже палочка не нужна, я его голыми руками удавлю...[3]
   -- Ты был более чем готов накостылять своему "хорошему другу" Драко, когда тот пытался оскорблять Гермиону.
   Гарри показал ему все свои воспоминания, когда Рон и Гермиона были вместе. Её выздоровление после атаки василиска, события после Турнира Трёх Волшебников, посиделки в штаб-квартире Ордена, все "украденные" у них моменты, которым он стал свидетелем. Он показал ему даже то, что никогда не хотел бы пережить снова.


* * *

   -- Рон!
   Гарри сидел в темноте. Он прокрался на чердак, чтобы некоторое время побыть в одиночестве. После смерти Дамблдора мир потерял для него все краски, и он не знал, как долго это будет продолжаться. Почему Гермиона ищет Рона здесь? Неожиданно чердак заполнил тусклый свет, когда Рон зажёг "люмос". Гарри увидел своих друзей без одежды, валявшейся кучей на полу.
   -- Я хочу видеть тебя, Миона.
   -- Рон! О, Рон!
   -- Я люблю тебя, Миона.
   -- Люби меня, люби меня, люби меня, Рон, -- и она потянула его к себе, а он подстёгивал её страсть поцелуями.
   Гарри отвернулся к стене и изо всех сил попытался не слушать, как его друзья занимаются любовью. Уже не в первый раз он почувствовал к Рону Уизли жгучую ревность. Если и имелось в жизни что-то важное, у Рона оно было, и много. Гарри про себя улыбнулся: по крайней мере два самых важных для него человека нашли свою толику счастья в том безумии, что называлось его жизнью.


* * *

   Рон почувствовал, как его выдёргивает из Омута Памяти и отбрасывает на землю. Он увидел, как черноволосый парень добавляет к кучке вещей на столу его палочку.
   -- Я знаю, что ты не тот Рон Уизли, который был моим другом. Я знаю, что женщина, которую ты насиловал, не та Гермиона Грейнджер, которую мы оба любили. Но знать и верить -- это две разные вещи. Я показал тебе все эти воспоминания для того, чтобы ты понял, почему мне захотелось тебя убить. Я не собираюсь делать это магией; я хочу разорвать тебя на куски голыми руками. Вставай, ты, безвольный сукин сын.
   Рон поднялся на ноги, чувствуя уверенность в том, что его солидные размеры и вес обеспечат ему победу над этим сумасшедшим. Однако его уверенность быстро испарилась, когда он обнаружил, что его воспитание как чистокровного не слишком способствовало развитию физических кондиций, и что стычки с братьями не подготовят к драке с тем, кто хочет тебя убить. Он обнаружил себя лежащим лицом в грязи, сумасшедший же упирался ему в спину коленями и в прямом смысле пытался открутить его голову.
   Гарри держал жизнь Рона в своих руках. Одно быстрое движение -- и всё будет кончено. Одно быстрое движение. Один быстрый поворот... Он попятился и, прежде чем встать и уйти, ударил чистокровку так сильно, как только мог.
   -- Я не могу. Не могу убить тебя, Рон, независимо от того, насколько ты этого заслуживаешь. Я не могу тебя убить.
   -- Зато я могу. -- Гарри развернулся и увидел Флёр, которая почти в упор послала из палочки Билла "Редукто" в голову Рона Уизли.
   -- Значит, ты и есть загадочный воин.
   -- Меня зовут Гарри. Гарри Поттер.
   -- Флёр Делакур. Но ты откуда-то уже знаешь это. -- Она странно на него посмотрела. -- Я помню каждого человека, которого встречала, но тебя я не знаю.
   Гарри с грустью посмотрел на тело, носившее лицо и имя его погибшего друга.
   -- Тут многое нужно объяснить. Тебе есть, куда пойти? Если нужно, у меня есть безопасный дом.
   -- И какова будет арендная плата за этот "безопасный дом"?
   -- Обещание, что если я когда-нибудь попытаюсь воспользоваться тобой или другой моей гостьей, ты меня убьёшь.
   -- Думаю, я смогу сдержать такое обещание. Здесь, -- она бросила ему сумку, -- ценности из дома. Печально известному "Жнецу" стоило бы собирать богатство своих жертв. Чистокровных ублюдков это будет пугать даже больше, чем ты их просто убьёшь.
   -- А мне и в голову не приходила мысль их грабить. Спасибо за подсказку. -- Он собрал свои вещи, вернул воспоминания и прихватил Омут Памяти. Затем предложил женщине свободную руку. -- Пойдём?
   Она с настороженностью взялась за его руку и они аппарировали, оставив за спиной два трупа, горящий дом и призрачного жнеца, плавающего в небе.


* * *

   Кингсли Шеклболт жизнью не наслаждался.
   Дом Уизли оказался уже пятой точкой, атакованной и уничтоженной этим "Жнецом", но на этот раз были отличия. Во-первых, нападение произошло средь бела дня. Во-вторых, тело снаружи, теперь помеченное как Рональд Б. Уизли, имело все признаки того, что его физически избили, прежде чем убить. Должно быть, это было сделано по личным причинам, но никто из круга друзей или врагов Уизли не имел достаточного уровня силы, чтобы провернуть некоторые штучки. Этот жнец в небе был работой волшебника по меньшей мере шестого класса, а кроме Тёмного Лорда магов такого уровня не существовало.
   Более того, Тёмный Лорд требовал ежедневных отчётов по данному делу. А если Тёмный Лорд проявляет к вашей работе личную заинтересованность, это всегда плохо.
   Нет, Шеклболт определённо жизнью не наслаждался.
   ------------------------
   [1] "Да" по-французски. (Прим. пер.)
   [2] Отрывки из книги "Гарри Поттер и Философский Камень". (Прим. пер.)
   [3] Отрывки из книги "Гарри Поттер и Тайная Комната". (Прим. пер.)

Глава 15. Коттедж

   Вскоре после того, как авроры сообщили об убийстве Уизли, на место происшествия прибыл Том Риддл. В то время как авроры простирались у его ног, он исследовал имеющиеся улики. Почему-то в этот раз всё было по-другому.
   Он посмотрел на старшего аврора.
   -- Встаньте, Шеклболт. Докладывайте.
   -- Пока есть только предварительное заключение, милорд. -- Кингсли вспотел от предстоящего доклада. -- Предполагается, что это работа того же террориста или группы террористов. Человек внутри -- это Уильям Уизли, двадцати семи лет, работал в Директорате взломщиком защит. Прежде чем его убили, руки и ноги были вывернуты из суставов какой-то мощной магией. Убийство не похоже на предыдущие случаи, оно как будто производилось медленно и грязно, чтобы продлить агонию, и жертва при этом оставалась жива и чувствовала всю боль.
   -- Вторая жертва -- Рональд Уизли, семнадцати лет, староста Хогвартса этого года, до произошедшей там трагедии. Его убийство ещё более необычное, чем его брата. Похоже, что они с нападавшим дрались на кулаках, как магглы. Его исполнили "Редукто" в голову только после того, как здорово избили. Разрушительная атака, но при очень малых затратах силы этого нападавшего, в сочетании со способом убийства брата, заставляет меня предположить, что к так называемому "Жнецу" присоединился кто-то другой.
   -- Как и при убийстве Малфоев, в доме находился раб с магией. В данном случае -- это вейла с полными способностями, классифицированная по пятому магическому уровню очарования вейл, что соответствует и человеческой классификации. В обоих случаях нападений пропали рабы, но в отличие от Малфоев, из этого дома не исчез ни один эльф.
   Уизли был явным дураком. Как взломщик защит, он имел пятый класс, но держать раба с более-менее эквивалентным твоей уровнем силы -- несомненный путь к катастрофе. Если бы не плавающий над головой жнец, он мог бы держать пари, что рабыня освободилась и отомстила своим "владельцам".
   -- Малфой держал рабыню с магией? -- Как же такой лакомый кусочек информации не достиг его ушей раньше?
   -- Да, милорд. -- Шеклболт сверился со своими записями. -- Необученная пленная грязнокровка восемнадцати лет, присвоен номер LC-1994203. Захвачена после случайного магического выброса. Люциусом Малфоем ранее было заявлено её уничтожение.
   -- Эта рабыня скрывалась от обнаружения до четырнадцати лет? Первый класс, полагаю?
   -- Нет, милорд, в записях указано, что оценка её индекса достигала верхней границы четвёртого класса.
   -- Четвёртый класс? Малфой позволил грязнокровке-рабыне с четвёртым классом силы дожить до возраста взрослых? Ему повезло, что умер, иначе я бы сам его убил за такое вопиющее нарушение моей политики. Независимо от того, насколько она была привлекательной. Как думаешь, Шеклболт, могла всё это сделать отщепенка с четвёртым классом силы?
   -- Не могу знать, милорд, расследование пока продолжается.
   -- Меня интересует гипотеза, аврор, а не факты. Я не наказываю людей за ошибочные предположения, если только они не начинают лгать мне в лицо.
   -- Приношу свои извинения, милорд. Рискну выдвинуть предположение, что женщина мертва, или скоро умрёт. Террорист, без сомнений, прихватил её, чтобы согревала ему постель. А двенадцать часов спустя он забирает вейлу -- наверняка по той же причине. Вейлы не терпят конкуренток, милорд.

* * *

   Гарри с Флёр на буксире аппарировал к коттеджу. Ему придётся снять Фиделиус и наложить его заново, чтобы женщины имели возможность приходить и уходить, когда захотят. Но это он сделает в другой раз. Сейчас он был выжат досуха.
   -- С возвращением, великий волшебник.
   Он опустился на колени, чтобы смотреть эльфу в глаза.
   -- Добби, я же говорил тебе: меня зовут Гарри. Я не такой уж великий волшебник, я просто Гарри.
   По лицу эльфа скользнуло кратковременное отражение внутреннего конфликта.
   -- Добби попытается, господин Гарри.
   -- Спасибо, Добби. Когда-нибудь мы и над титулом "господин" поработаем. Мисс Делакур понадобится место для отдыха. Не мог бы ты подготовить для неё комнату?
   -- Для друзей господина Гарри подготовлены все комнаты, господин Гарри.
   -- Ещё раз спасибо, Добби. -- Он обнаружил, что так и держит мешок с золотом, что Флёр выгребла из дома Уизли. -- Добби, для леди понадобится кое-какая одежда. Ты не мог бы узнать их размеры и купить всё, что нужно? -- Он протянул эльфу деньги, но потом остановился, спросив: -- Домашним эльфам ведь разрешено делать такие вещи?
   -- О, да, господин Гарри. Добби постоянно покупал вещи для хозяйки и молодого хозяина.
   -- Хорошо. Узнай, что им нужно и купи это. Не только одежду, но и всё, в чём они нуждаются.
   -- Конечно, господин Гарри.
   -- И снова спасибо, Добби. Дом выглядит замечательно, спасибо от меня за уборку.
   Он встал, увидев изумлённо смотрящую на него Флёр.
   -- Так ты на самом деле загадочный Воин.
   -- Нет, я просто Гарри. Я постоянно делаю странные вещи.
   -- Ты намереваешься кормить и одевать меня, не требуя ничего взамен?
   -- Я намереваюсь заботиться о тех, кто живёт в моём доме, пока они не решат уйти в другое место. Ты ли это, другая девушка наверху, кто угодно. -- Он пожал плечами. -- Я делаю то, что хочу. Я ожидаю, что и другие будут делать то, что хотят. В тех странных случаях, когда двое или больше людей хотят делать одно и то же одновременно... Что ж, это всего лишь часть магии. А сейчас я опустошён. После Уизли сегодня я никуда не собирался, мне нужно немного поспать.
   Она странно на него взглянула.
   -- Не желаешь компанию?
   Гарри улыбнулся. Её поразило, как он одновременно мог улыбаться и по-прежнему оставаться таким грустным.
   -- Нет, спасибо.
   Флёр Делакур выпала в осадок. Ни один мужчина никогда не отвергал её с тех пор, как она достигла половой зрелости. Что же он за человек такой?

* * *

   -- Спасибо, маленький друг.
   -- Господин Гарри просил Добби сделать покупки для мисс Флёр, и Добби сделал это.
   -- Но как ты узнал мои размеры?
   -- Домовой эльф знает, как делать покупки для семьи, это часть магии эльфов.
   -- А скажи, Добби, что ты знаешь о господине Гарри?
   -- Добби хороший эльф. Добби никогда не говорит о делах господина.
   -- Добби не очень много знает о Гарри Поттере кроме того, что тот вынудил вчера Люциуса Малфоя освободить его, а потом спас меня от этого ублюдка.
   Флёр повернулась к молодой женщине, спускающейся по лестнице в халате.
   -- Я -- Флёр Делакур. А ты?
   -- Меня зовут Гермиона Грейнджер. Неужели Гарри Поттер коллекционирует женщин?
   -- Я не думаю, что он ожидал меня найти. Меня держал в рабстве старший Уизли. Кажется, у нас с тобой есть кое-что общее: недавно меня отдали Люциусу Малфою. Теперь я с нетерпением жду, чтобы его убить.
   -- Ты опоздала, Поттер уже сделал это вчера. А Рон Уизли в последние три года регулярно пользовался мной. Кажется, у нас довольно много общего.
   -- Мисс? Господин Гарри поручил Добби сделать покупки для мисс. -- Эльф протянул ей сверток в коричневой бумаге.
   -- Одежда? У меня три года не было одежды... -- прошептала молодая ведьма.
   -- Кажется, мы разделили счастье быть избавленными от рабства хорошим мужчиной.
   -- Единственным хорошим мужчиной, которого я знала, был мой отец. А этот чего-то хочет, вот подожди и увидишь.
   -- Ну, не знаю. Вчера вечером я сама предложила ему себя. -- Увидев выражение лица молодой ведьмы, она продолжила: -- Я вейла, у нас разные потребности. Частью наших способностей является очарование вейл. Мы можем очаровывать мужчин. Я хотела узнать, буду ли я здесь в безопасности, поэтому применила на нём своё очарование и спросила, не хочет ли он переспать со мной.
   -- И?
   -- Он мне отказал. Если я включаю своё очарование, даже женщина пойдёт со мной. Об этом я в школе случайно узнала. До прошлой ночи ни один мужчина никогда не отказывался от меня. -- На её лице промелькнуло беспокойство. -- Я считаю, что это как-то успокаивает.
   Молодая женщина посмотрела на неё так, словно та была безумной.

* * *

   Гарри спустился вниз как раз к обеду. Он сел как можно дальше от двух женщин, пробормотав "добрутро", когда проходил мимо. Пока он ел, то, казалось, что-то вспомнил, вытащил из заднего кармана палочку и толкнул её через стол к Гермионе.
   -- Чья она?
   -- Уизли. Думал, тебе будет приятно. А мне она больше не нужна. -- Он нахмурился. -- Если бы я знал, что они сделали, я бы и у Малфоя с Забини прихватил.
   -- Ты его убил?
   -- Нет, это Флёр. Я не смог.
   -- Я хотела сама его убить.
   -- Знаю. Но твоя душа чиста, тебе не нужно пачкать её убийством. -- Он потянул к себе чашку с кофе.
   -- А моя душа, значит, грязная?
   -- Флёр, ваши жизни сильно различались. Гермиона была воспитана церковью английской морали. Не так ли?
   -- Откуда ты всё это знаешь? -- Она с испугом смотрела на него. -- Откуда ты так много знаешь о моей жизни до наступления плохих времён? И не пытайся втирать мне, что ты из "другого измерения", дерьмо!
   -- Ладно. -- Он встал и вышел из комнаты, вернувшись с Омутом Памяти. Подняв палочку и прикоснувшись ей к виску, он вытащил серебристую нить воспоминания, поместив её в чашу.
   -- Просто опустите туда свои лица. -- Он смутился. -- Вы увидите мои воспоминания.


* * *

   Гермиона и Флёр приземлились на месте событий и от неожиданности бросились бежать.
   Они увидели, как портключ перенёс нескольких людей, в том числе они обе узнали Уизли и Гарри Поттера, в неподвижности застывших на травянистой лужайке.
   -- Это дом моих родителей, -- произнесла Флёр, поражённая увиденным.
   Они смотрели, как Гарри вырвало на ботинки.
   -- Ну ты даёшь, Гарри, -- сказала другая Гермиона, размахивая палочкой и очищая его. -- Ты должен научиться использовать портключ без подобных последствий.
   -- Я работаю над этим.
   Пара проследовала к большой группе людей.
   -- Добро пожаловать на нашу свадьбу, Гарри! -- поприветствовал его сияющий Билл Уизли. -- Спасибо, что пришли.
   -- Рад, что у меня получилось, Билл. А что это за место?
   -- Флёр родом из очень старой и важной семьи. Я до сих пор не могу поверить, что она меня выбрала, -- вздохнул Билл. -- Она спрашивала меня, придёшь ли ты повидаться с ней перед церемонией... Только эй, не убегай с моей невестой!
   Флёр была в шоке.
   -- Мы женимся? Я выхожу замуж за этого монстра?
   -- Прости, Уизли, но я убедил её, что низкий тощий очкарик лучше рыжеволосого бога ростом шесть футов два дюйма[1]. Ты неудачник, старик!
   Билл рассмеялся и отправил его на встречу со своей невестой.
   По пути в комнату, где Флёр готовилась к свадьбе, он увидел в углу Рона и Гермиону, слившихся в поцелуе. Прежде, чем они заметили его, он поспешил ретироваться.
   -- Я и Уизли? Не может быть. Проклятье, этого не может быть!
   Наконец, он добрался до комнаты Флёр. Та схватила его в объятья: "'Арри".
   -- Привет, Флёр.
   -- О, 'Арри, я так рада, что ты смог придти. Я так хотела "чемпионский момент" с тобой. И я хотела попробовать хоть разок, прежде чем стану замужней матроной, поддашься ли ты моему очарованию...
   -- Не дразнись, Флёр, а то Билл меня убьёт.
   -- А где же 'Ермиона?
   -- Она с Роном. Она счастлива. И Рон счастлив. Только это и важно.
   -- И тебя это не волнует, 'Арри?
   -- Не так сильно, как могло бы. Пусть всё так и остаётся, Флёр.
   -- Хорошо, 'Арри. Но ты должен знать, что теряешь.
   -- Ладно, я пойду, если хочу занять хорошее местечко.
   -- Увидимся на церемонии, 'Арри.
   Церемония была очень красивой, обе девушки поражались подробностям воспоминания, пока Билл не сказал "Я разберусь" и не начался хаос. Прямо на свадьбу аппарировали Пожиратели Смерти и вокруг полетели заклинания. Билл и Флёр упали после первого же залпа, а за ними последовала и остальная свадьба. Они видели, как в спину Гарри летит смертельное проклятие, и как Гермиона из воспоминания замечает это и отталкивает его в сторону, а сама падает на землю, поражённая этим проклятием. Они видели, как его глаза расширяются от боли и как из его горла доносится крик раненого животного, а затем магия вырывается на свободу и начинает крушить жизни одного Пожирателя за другим.
   Они молча смотрели, как он убивал Волдеморта и его ближайшее окружение. Они наблюдали, как он использовал свою магию, чтобы похоронить мёртвых, и обе плакали, когда он поднял тело Гермионы, завернул его в простыню и вернул родителям.
   Воспоминание закончилось.

* * *

   -- Ну, теперь вы знаете. Теперь знаете, что я -- монстр.
   -- Ты просто защищался, доведённый до безумия.
   -- Я убил сотни, Флёр. -- Он перевёл взгляд на Гермиону. -- Так что никогда не проси меня позволить тебе стать таким же, как я. Ты слишком для меня важна.
   ----------------
   [1] 6 футов 2 дюйма примерно равно 1,9 метра. (Прим. пер)

Глава 16. Доверие

   -- Что думаешь?
   Флёр оторвала взгляд от Омута Памяти. Гарри оставил им ещё одну коллекцию воспоминаний, но ни у одной не хватало мужества снова подсматривать за жизнью, которая могла бы быть их.
   -- Я верю, что он показывает нам свои воспоминания. Интересно, можно ли как-то отличить воспоминания от бреда сумасшедшего? Тем не менее, он показал мне дом моих родителей. Откуда бы мог сумасшедший об этом узнать?
   -- Когда он принёс меня... Её домой, то это был дом, где я жила, прежде чем они пришли за нами. -- Она вздрогнула. -- Это были моя мама, мой папа.
   -- Но моя свадьба с этим чудовищем Уизли, это было полное безумие.
   -- Не более чем мои занятия любовью с другим монстром Уизли. -- В её карих глазах зажглась холодная ярость. -- Должно быть, они слишком разные люди.
   -- Он не смог убить твоего насильника. Пытался, но не смог. Пришлось мне это сделать. А он был почти в слезах. В его воспоминаниях, где он теряет твоего аналога, молодой Рональд его хороший друг, так что они вполне могли быть счастливы. Он без проблем смог бы убить старшего, но позволил сделать это мне, так как увидел, как сильно мне это было нужно.
   -- Тем не менее, он не привёл ко мне "моего".
   -- И он объяснил тебе, почему. Глупый шовинист, конечно, но по крайней мере, у него есть причины. -- Она улыбнулась. -- По крайней мере, он пытается защитить нас, а не попользоваться нами.
   -- А он может? Я имею в виду, попользоваться?
   -- Я видела его мощь, когда он напал на Билла Уизли. Едва прикоснувшись, он швырнул его через всю комнату. Уизли манипулировал моим очарованием вейлы с помощью заколдованных браслетов и ошейника. Сила же Поттера такова, что он сможет манипулировать моими способностями так, что мы обе станем умолять его взять нас, как ему хочется, вложив в наши мозги, что это была наша идея. Представь, какой надо иметь самоконтроль, чтобы не делать то, что даётся очень просто.
   На некоторое время повисло молчание.
   -- Интересно, каков секс, когда ты его хочешь? С тем, с кем этого хочешь?
   -- Это самое прекрасное чувство. Учитывая то, что ты пережила, вполне понятно, что ты задалась этим вопросом. Секс был частью моей жизни с момента полового созревания; это благословение и проклятие вейл. Пока Шармбатон не захватили, у меня не было ни одного партнёра, которого бы я не хотела. -- На её лице появился задумчивый взгляд. -- Если ты решила поэкспериментировать, не играй с Гарри Поттером. Если хочешь знать, он очень хрупкий. У тебя лицо, голос и ум женщины, которую он потерял навсегда. Случайный роман между вами будет иметь для него разрушительные последствия.
   Эта мысль, казалось, заставила более молодую женщину задуматься.
   -- И хватит об этом. -- Ведьма-француженка показала на Омут Памяти. -- Пойдём?


* * *

   -- С возвращением, Гарри.
   -- Профессор Флитвик. Я надеялся проконсультироваться с мадам Помфри о Гермионе Грейнджер.
   -- А, магглорождённая, которую ты спас. Да, у нас были дискуссии на эту тему. Пожалуйста, встреться с Луной и Амелией.
   Это был нехороший знак. Ни тебе "конечно, приводи её", ни "нам всегда пригодится ещё одна палочка". Дьявол.
   -- С возвращением, Гарри.
   -- Подозреваю, что я не вернусь, мадам Боунс. Что вы решили по поводу моей магглорождённой подруги?
   -- Существует распространённое мнение, что за зверства Волдеморта несут ответственность магглорождённые.
   -- Мадам Боунс, Вы же знаете, что это куча дерьма. Почему вы позволяете фанатикам диктовать политику?
   -- Я думаю, что все должны сосредоточиться на основной цели -- ликвидации Пожирателей Смерти.
   -- Луна, если такова позиция ваших людей, то я ухожу и не вернусь.
   -- Гарри, мы должны служить людям, которых ведём за собой.
   -- Профессор МакГонагалл, если Вы это называете "служение людям", то возможно, их стоит перевести обратно в палатки, ведь в конце концов, Фиделиус предоставил вам сын грязнокровки. -- В Гарри поднимался гнев, и магия начала волнами распространяться от него. -- Если я узнаю, что кто-нибудь из ваших нападает на магглов или магглорождённых, я буду относиться к ним как к любому другому Пожирателю Смерти. -- Он одарил всех убийственным взглядом. -- А потом я приду за их лидерами. Благодарю вас за предоставленную мне помощь, когда я только что появился. Полагаю, магия, которой я с вами поделился, послужила оплатой за эту помощь. В полном объёме. Мы друг с другом в расчёте.
   Он повернулся на каблуках и ушёл, игнорируя их дальнейшие призывы к нему. Сьюзен бросилась к нему с узлом в руках.
   -- Я пойду с тобой.
   -- Сьюзен, я сюда не вернусь.
   -- Знаю. Я говорила им, что они идиоты, если занимают эту безумную позицию. Я сказала им, куда это их приведёт. Я сказала тёте Амелии, что если ты уйдёшь, я пойду с тобой. Она мне ответила, чтобы я прекратила эти глупости.
   -- Сьюзен, но я не хочу становиться между тобой и тётей.
   -- Ты и не встанешь, Гарри. Я видела, что у них имелась возможность продемонстрировать разницу между собой и Пожирателями Смерти. Как на мой вкус, так они решили быть слишком похожими.
   -- Сьюзен...
   -- Прекрати спорить, Гарри. Я ухожу с тобой.
   -- Сьюзен, со мной в доме живут две женщины. Их держали в качестве сексуальных рабынь, и они с трудом меня переносят. Я не знаю, как они на тебя отреагируют. В том смысле, что...
   -- Что они терпеть не могут чистокровных? Чем тогда они отличаются от ЭТИХ идиотов?
   Гарри вздохнул. Он попался в ловушку и знал это. Разве ему когда-нибудь удавалось выиграть спор с любой женщиной?
   -- По-моему, у нас закончились спальни.
   -- Нет проблем. Думаю, я смогу найти себе место, где поспать...
   Он снова вздохнул и притянул её в объятья. Они исчезли.


* * *

   -- Сьюзен, это Гермиона и Флёр. Они живут здесь, со мной. Леди, это Сьюзен.
   -- От чего он спас тебя? -- Ведьма-француженка оценивающе разглядывала новенькую.
   -- От моего собственного молчания и некоторых чистокровных психов в сопротивлении.
   -- Ты чистокровная?
   -- Да, Гермиона, а ты -- магглорождённая. Флёр на четверть вейла, а я -- полукровка. Теперь будем делить командирскую куртку? Слушайте, у всех нас была отвратная жизнь, и во многом из-за того, кто наши родители.
   -- Мне всё равно, я не буду жить с чистокровкой.
   -- Никто тебя не заставляет, Гермиона. Где выход, ты знаешь.
   -- Ты просто меня выгоняешь?
   -- Не передёргивай. Ты сама заявила, что не будешь жить со Сьюзен. Она пробудет здесь столько, сколько ей захочется, как и вы. Если ты приняла решение не оставаться, это твоё право. Мой дом открыт для каждого, кто хочет остаться, но ни один не будет говорить другому, что тот здесь нежеланный гость.
   -- Я думала, что что-то значу для тебя.
   -- Все вы трое напоминаете мне о том, что я потерял, и, надеюсь, станете друзьями. Все трое из вас хорошие люди, несмотря ни на какие ваши внутренние демоны. Я надеюсь, Гермиона, что ты останешься и узнаешь Сьюзен получше.


* * *

   После ужина Гарри умчался на следующую миссию Жнеца. Три женщины сидели в гостиной коттеджа, делая вид, что читают, но украдкой посматривали друг на друга.
   -- Что ж, это приятно, конечно, -- сказала Флёр, нарушив тишину, -- но не пора ли поставить все точки над "i"? Мы с Гермионой беженцы из Директората, поэтому здесь и прячемся. А ты, Сьюзен?
   -- Я была в бегах от Директората с тех пор, как мне исполнилось шесть, когда Пожиратели Смерти убили моих родителей, а меня изнасиловали.
   -- Но сейчас ты здесь не для того, чтобы прятаться от Директората, не так ли?
   -- Нет, я здесь, чтобы быть с Гарри. Он единственный мужчина, с кем я когда-либо хотела быть.
   -- Можешь забирать его.
   -- Ну спасибо, Гермиона, так мило, что ты делаешь мне подарок. Но я подозреваю, что если кто и "даст" мне Гарри, то только сам Гарри.
   -- А если я его захочу? Ты веришь в то, что можешь выиграть у моего очарования вейлы? -- поинтересовалась Флёр.
   -- Если бы ты могла очаровать его, то уже бы сделала это. Если бы ты его хотела, то была бы более заинтересована, чем сейчас. Я не рассматриваю это как конкуренцию, я просто вижу, что вы двое его не желаете, в то время как я -- да.
   -- Может, мы могли бы его поделить? Я чувствую, что ещё неделя или около того, и моя тяга станет слишком интенсивной, чтобы её игнорировать... "Общеизвестность" того, что вейлы не делятся мужчинами -- нонсенс. Когда я войду в свой активный цикл, освободившиеся феромоны повлияют на всех вас. И если поблизости не окажется других доступных мужчин, кто знает, что произойдёт? Может быть, мы все разделим его...


* * *

   Гарри аппарировал к периметру поместья Ноттов. Что ж, Жнец наконец-то привлёк внимание бонз. Территорию патрулировала дюжина охранников. Он сгрёб их всех в одну корчащуюся кучу тел и отправил на высокую каменную стену. Затем он аппарировал к массе чёрных меток, обнаруженных в поместье, одним движением мысли проломив защиту.
   Он появился прямо посреди званного ужина.
   -- Добрый вечер. Я -- Жнец. Я приношу смерть тем, кто несёт на себе знак сумасшедшего полукровки Тома Риддла. Надеюсь, вам понравилась ваша последняя трапеза.
   В его щит врезались десятки заклинаний, после которых пришла очередь зелёных вспышек смертельных проклятий. Гарри выбросил гибридные чары, с которыми в последнее время экспериментировал, использующие импульс смертельного проклятия для его же отклонения. Он широко окинул взглядом потрясающее зрелище, поскольку все гости попадали со своих мест на пол.
   -- Привет, Том.
   -- Кто ты такой?
   -- Томми, ты задеваешь меня за живое. Неужели ты на самом деле не знаешь, кто я?
   -- Скажи мне!
   -- Томми, я твой злой близнец из другой вселенной. Ты конечно злобный сукин сын, но для меня -- так вполне милый парень. -- Гарри рассмеялся. Это всегда бесило Риддла. Становясь злее, он совершал больше ошибок, чем обычно. -- Я здесь, чтобы убить тебя, Томми.
   Риддл послал в него ещё одно смертельное проклятие, Гарри же бросил невербальное заклинание дубинки, которое ударило в стену за спиной Тёмного Лорда.
   -- Ах, ах, ах. Но пока ещё не время, Томми. В первую очередь мне нужно убить ещё множество твоих последователей. Хочешь узнать мой план? Я хочу показать твоим Пожирателям Смерти, что ты не можешь их защитить. В попытках защитить себя от меня они будут рвать друг друга на куски. Твои мальчики не знают, что такое работать в команде. Спокойной ночи, Томми! -- И Гарри обрушил на него стену.
   К тому времени, как Риддл выбрался наружу из-под завала, все отмеченные чёрной меткой на званном ужине были мертвы.


* * *

   Майор Ливеллин и сержант Эванс следили за переправой. Автомобили следовали один за другим. Здесь можно было организовать отличную засаду. Вломить и смыться, как это происходило на протяжении шестнадцати лет. Завтра Директорат недосчитается кое-кого из своих людей.


* * *

   Гарри вернулся в коттедж весёлым. Сегодня он противостоял Тому и победил, пусть только и в одном бою.
   -- Привет, Добби.
   -- Добрый вечер, господин Гарри.
   -- Как тут у вас прошёл вечер?
   -- Мисс, мисс Сьюзен и мисс Флёр боролись.
   -- Боролись? Почему?
   -- За господина Гарри, сэр.
   -- Зачем им бороться за меня?
   -- Господин Гарри привёл в дом вейлу вместе с двумя другими женщинами. Неужели господин Гарри не знает, как вейла влияет на чувство спаривания других женщин?
   -- Нет.
   -- Господину Гарри нужно изучить это. Господину придётся в ближайшее время спариться с тремя женщинами.

Глава 17. Несчастье

   Том Риддл, Лорд Волдеморт и Владыка мира недоверчиво разглядывал себя в зеркале. Что этот болван Жнец с ним сделал?
   Он бросил ещё одно диагностическое заклинание, не показавшее ничего, как и все остальные. Целители в недоумении разводили руками.
   Все двенадцать членов его внутреннего круга умерли всего за несколько секунд, молча. Самые лучшие защитные чары в мире пронизаны, казалось, безо всяких усилий. Впервые со времён Дамблдора противник послал в него заклинание. В НЕГО. Пока Риддл выкапывался из-под обломков стены, обрушенной на него Жнецом, хозяева поместья и их гости были убиты. Вот уже не в первый раз он обнаружил, что задаёт себе один и тот же вопрос: откуда взялся этот "Жнец"?
   Он наложил на лицо чары гламура и в гневе наблюдал, как они, так же как и прочие девятнадцать, самопроизвольно растворяются. Больше не было способа скрыть эту проклятую штуку.
   Он бушевал по всем своим апартаментам, уничтожая бесценный антиквариат, сжигая существующие в единственном экземпляре предметы искусства, испаряя мебель. Почти сразу же он пожалел о своих действиях. Не подобает такое правителю мира. Он вёл себя как разъярённый шестнадцатилетка, как тогда, когда создал свой первый крестраж. Теперь придётся извиняться перед домовыми эльфами. Он слегка потушил свой гнев и успокоил магию.
   Если он хочет добиться успехов в борьбе с этим "Жнецом", он должен успокоиться. Их столкновение доказало ему, что они примерно равны по силе. Риддл (он по-прежнему ассоциировал себя с этой проклятой фамилией, даже после всех прошедших лет), однако, начал почивать на лаврах. После Дамблдора он не дрался на дуэли вот уже почти десять лет, этот же новичок, очевидно, не слишком умелый дуэлянт. Судя по его скорости и набору заклинаний, это человек гораздо моложе его. Кроме того, ему было прекрасно известно, на какие кнопки давить, чтобы привести Риддла в ярость. Семидесятитрёхлетний Риддл находился в среднем возрасте, но этот Жнец передвигался как двадцатилетний.
   Большинство боялись его ярости, Жнец же воспользовался ей, чтобы посадить его в лужу. И насмехался над ним. Риддл снова повернулся к зеркалу и внимательно изучил то, что целители назвали дефектом. Начинаясь над правым глазом и заканчиваясь на щеке, его "украшало" родимое пятно винного цвета в виде стилизованной молнии.
   Этот проклятый Жнец пометил ЕГО.


* * *

   -- Доброе утро, Флёр.
   -- Доброе утро, Гарри. -- "Если он просидел здесь всё это время, он вообще хоть спал?" -- Что-то не так?
   -- Когда я вчера ночью вернулся, Добби сказал мне, что я должен побольше узнать о твоём очаровании вейл. Я перерыл всю библиотеку Хогвартса и практически вообще ничего не нашёл на эту тему. -- Он выглядел смущённым. -- Добби предположил, что мне возможно придётся... спариться с вами троими, потому что твоё очарование... Это имеет смысл, или я просто слишком много читаю, что начинаю так думать?
   -- Если у вейлы отсутствует регулярный секс, она не слишком хорошо себя чувствует. Если мы не удовлетворяем желание более двадцати дней или около того, наши тела плохо реагируют. В результате наше очарование лавинообразно усиливается, наши тела начинают выбрасывать в воздух феромоны, чтобы привлечь потенциальных партнёров, и это приводит вейлу в неистовство спаривания. На пике этих циклов, в тесной компании, выброс феромонов будет влиять и на других женщин, тоже склоняя их к спариванию. Мой первый раз произошёл после полового созревания, когда я ещё не знала, в чём дело; в нашей спальне произошла тогда неслабая оргия. А так как ты мне отказываешь, я подозреваю, что в течение пяти дней или около того Гермиона, Сьюзен и я просто набросимся на тебя.
   -- Значит, если у тебя будет секс, на Сьюзен и Гермиону это не повлияет?
   Она улыбнулась.
   -- Да.
   -- Даже если я тебя не люблю?
   В кухню вошла Гермиона.
   -- Если жидко обделался, Поттер, нужно убирать за собой.
   -- Во многих отношениях Гарри идеальный мужчина, Гермиона. Чтобы ты не страдала от воздействия моих феромонов, он рассматривает вариант пожертвовать своей добродетелью.
   -- Это какое-то безумие. Мне семнадцать, красивая женщина говорит мне, что хочет секса, а я пытаюсь найти выход из ситуации.
   -- Ты, должно быть, очень любил её, Гарри. -- Флёр стрельнула в Гермиону многозначительным взглядом. -- Пойдём со мной, займёмся любовью.
   -- Хорошо, хорошо. -- Она взяла его за руку и повела прочь.
   Он остановился.
   -- Подожди. -- Он подошёл к своему плащу и вытащил небольшой пакет. -- Я чуть не забыл, -- передал он пакет Гермионе. -- С Днём Рождения.
   Флёр повела его наверх. Гермиона немного подождала, а затем развязала бечёвку и сняла коричневую бумагу. Внутри оказалась копия "Гордости и Предубеждения"[1]. С её губ сорвался вздох, и она прижала книгу к груди.
   Сьюзен, войдя, увидела выражение её лица.
   -- Что случилось?
   -- Гарри подарил мне книгу. Я и забыла, что сегодня мой день рождения, а он помнит.
   -- Твой двойник была важной частью его жизни. Он знал и Флёр, и меня тоже, но сильно сомневаюсь, что знает, когда наши дни рождения.
   -- Наверное, ты права. -- Она улыбнулась. -- Я люблю эту книгу.
   -- Флёр всё-таки добилась своего?
   -- Да, она рассказала ему о своём цикле и убедила, что удовлетворив её, он убережёт нас.
   -- А я бы не хотела "уберегаться".
   -- Он будет нужен ей один или два раза в месяц. Подозреваю, что на всё остальное время ты его заполучишь.

* * *

   Майор Ливеллин опустил бинокль. Конвой с едой из Эдинбурга проследует в ближайшие полчаса. Его должны сопровождать дюжина магов и десяток коллаборационистов. Сержант Эванс уже занял позицию и был готов взорвать их самопальные клейморы[2]. Свои позиции заняли также четыре стрелка на случай появления магов на мётлах. Эти глупцы до сих пор не поняли, что какой бы щит они ни ставили в полёте, он не сможет остановить пулю.
   -- Сегодня вечером палочкомахатели поголодают, майор.
   -- Несомненно, сэр.


* * *

   -- Что мы сделали, Поппи?
   -- Допустили ошибку. А я тебя предупреждала. Ты недооценила Поттера И свою племянницу, Амелия.
   Двое сидели на кухне и пили чай.
   -- Я никогда не думала, что она на самом деле сможет уйти.
   -- Конечно, нет, Амелия. Кто бы мог подумать, что она не последует за мальчиком, вытащившим её из возведённого вокруг себя кокона, заставившего её снова говорить, и не ляжет с ним в постель? -- Она улыбнулась старой подруге. -- Ой, подождите. Я думала.
   -- Никому не нравятся умные задницы, Поппи.
   -- Пока ты не причиняешь боль, ты мне очень нравишься. -- Поппи улыбнулась её кружке. -- Она хорошая девочка, Амелия, которая принимала тебя за символ всего правильного. А затем ты принимаешь неправильное решение по поводу мужчины, которого она полюбила. Чему ты вообще удивляешься?


* * *

   Двое рыжих вместе вышли из "Дырявого котла". Сегодня был долгий день. Розничная торговля приносила мало радости, но пока они не смогут скопить деньги для магазина, который планировали купить вместе, имелось не так много вариантов.
   -- Добрый вечер, джентльмены.
   Они наткнулись на взгляд худощавого темноволосого паренька, который вдруг вклинился между ними.
   -- Я ищу всемирно известных близнецов Уизли.
   -- Тогда тебе не повезло.
   -- Здесь нет Уизли.
   -- Только Прюитты.
   -- Он -- Фабиан.
   -- А он -- Гидеон.
   -- Прюитты, не Уизли.
   -- Жаль. У меня есть кое-какие вещи, которые очень плохо взрываются. Вещи, которые я хотел бы, чтобы взрывались очень хорошо. Мне сказали, что близнецы Уизли одни из самых лучших в деле взрывания вещей.
   -- Мы Прюитты, а не Уизли. Не у каждого рыжеволосого близнеца фамилия Уизли.
   -- Никогда не слышал, чтобы Прюитты взрывали вещи, близнецы или кто-то ещё.
   -- Это потому, что близнецы Прюитты...
   -- ...Никогда не взрывают вещи...
   -- ...И не привлекают к себе внимание...
   -- ...Потому что мы совершенно...
   -- ...Скучные...
   -- ...Нормальные во всех отношениях.
   -- Очень жаль.
   -- Почему?
   -- Разве это слишком плохо?
   -- У девушки, которую я знаю, по имени Флёр, для близнецов есть вещь, которую нужно взорвать.
   -- Флёр?
   -- Делакур?
   -- Она жила с парнем по имени Билл.
   -- Мы знаем Билла.
   -- С её Биллом произошёл несчастный случай. Она попросила меня разыскать близнецов Уизли, и передавала им что-то вроде благодарности за попытку.
   -- Благодарности...
   -- Им?
   -- Самое личное спасибо.
   -- Личное?
   -- Я не очень прислушивался, но она что-то сказала о желании "baisez vos cerveaux dehors"[3].
   -- Мы -- близнецы Уизли.
   -- Он -- Фред. А я -- Джордж.
   -- Я знаю.
   ----------------
   [1] "Гордость и Предубеждение" -- роман Джейн Остин. (Прим. пер.)
   [2] M18A1 "Клеймор" -- противопехотная осколочная направленного поражения управляемая мина. (Прим. пер.)
   [3] Буквально "ебать мозги", франц. (Прим. пер.)

Глава 18. Общность

   Тремя днями ранее:
   -- Ух ты. Это же... Вау.
   -- Мерси, -- благодарно посмотрела она на него; её тело блестело от пота. Комнату наполнил её запах. -- Три раза, Гарри? Люблю молодых мужчин за их быструю способность восстанавливаться.
   -- Я не чувствую ног. Ничего себе. -- Он тяжело дышал. -- Я, конечно, не жалуюсь, но думаю, ты меня убиваешь.
   Она улыбнулась.
   -- Есть и худшие способы умереть, не так ли?
   Он притянул её к себе для поцелуя, а потом повалился на бок, увлекая за собой. Она повернулась так, чтобы он оставался внутри неё, и начала целовать в шею, одновременно двигая бёдрами. От воздействия её феромонов его дыхание участилось.
   -- Флёр, дух жаждет, но плоть увяла и требует покоя[1]. Мы можем, я не знаю, некоторое время просто поговорить?
   -- Хочешь послушать грустную историю моей жизни?
   -- Не совсем, Флёр. Я рассказал вам о себе всё, вы видели мои воспоминания. -- Он сделал паузу и вздохнул. -- У меня не так уж много опыта, Флёр, лишь одна другая женщина, но я ещё никогда не чувствовал ничего подобного. -- Он снова вздрогнул. -- Пожалуйста, не делай этого, или я буду не в состоянии говорить.
   -- А может я не хочу говорить. -- Она засмеялась, когда его глаза вылезли из орбит. -- В конце концов, ты ничего не знал о моём двойнике кроме того, что она была красива и считала тебя маленьким мальчиком, а потом вышла замуж за старшего брата твоего друга.
   -- Да, я не... ох... жил с ней, и она никогда не приглашала меня в свою постель. Пожалуйста, прекрати это. Я хочу узнать тебя. И немного исцелить.
   -- Хорошо. Я родилась и выросла в имении отца близ Ниццы. Когда мне было одиннадцать, я пошла учиться в Шармбатон. В отличие от твоего мира, здесь не было Турнира Трёх Волшебников из-за прихода к власти Волдеморта. На моём седьмом курсе Шармбатон и вся Франция пали перед армией Волдеморта, и меня взяли в качестве приза. Меня подарили Биллу Уизли за то, что тот вскрыл нашу защиту. -- Её лицо потемнело. -- Мою сестру Габриэль убили в числе других нежелательных лиц Шармбатона. Уизли забрал меня и торговал моим телом для продвижения по службе. Он сам пользовался мной и позволял это своим братьям Чарли, Перси и Рону каждый раз, когда они хотели. Его сестра использовала меня, чтобы развлекать своих бойфрендов, а в некоторых случаях заставляя меня доставлять удовольствие и ей. Ты меня спас, позволил убить Уизли, для тебя я убила его младшего брата, ты привёл меня сюда, а я привела тебя в свою постель. -- Она слегка сжала свои внутренние мышцы и снова улыбнулась, когда он отреагировал. -- Ещё вопросы?
   -- А я-то думал, это моя жизнь была тяжёлой. Я и понятия не имел, что Уизли настолько отвратительны. Но ты не упомянула близнецов.
   -- Фред и Джордж совершенно другие. Билл посылал меня к ним, чтобы "сделать их мужчинами". Они разместили меня в одной из своих кроватей и большую часть недели защищали от других. Они ни разу не прикоснулись ко мне, ни разу, даже когда я просила. Потом они попытались помочь мне сбежать, но нас поймали. В качестве наказания Билл подверг их Круциатусу. В тот день они заявили, что уходят и не могут быть частью семьи, которая так относится к человеку. Они считали меня человеком. Фред плакал, когда пробрался в спальню Билла, чтобы попрощаться. Я не видела Джорджа, так как нас застукали.
   -- Кажется, они много для тебя значили.
   -- Больше, чем любой из мужчин, которых я когда-либо знала. Они ничего от меня не хотели, только помочь мне. -- Она улыбнулась и прижалась ближе, её горячее дыхание щекотало ему шею. -- Ты напоминаешь мне о них.
   -- Хочешь убить моё желание?
   Она глубоко заглянула в его глаза.
   -- Ни в коем случае, Гарри Поттер. Ты уже отдохнул? Хмм. -- Она улеглась на него. Кое-кому это кажется интересным. В этот раз медленно?
   -- Ооооох! -- ответил он.
   -- Четвёртый раз за одно очарование. -- Она засмеялась, когда почувствовала, что её тело выпустило ещё волну феромонов и его реакцию. Его глаза остекленели, все сознательные мысли вылетели из головы и верх взяли инстинкты древнее человека.
   Флёр почувствовала, что её собственный контроль ускользает, а её часть, ответственная за такие вещи, удивляется. Прежде такого никогда не случалось. Их тела были покрыты потом, её феромоны заставляли отвечать его тело, а его -- её. Их магия начала взаимодействовать. Они отдалённо отметили, что уже не лежат на кровати, а левитируют в пяти футах[2] над ней, и животные части их умов ещё сильнее толкнули их друг к другу.
   Флёр постепенно подходила к пику оргазма и некоторая часть её знала, что и он тоже. Её руки нашли его голову и она притянула его лицо к своему. Как только языки соприкоснулись, её оргазм вырвался на волю. Она сильно прикусила его язык. Это подтолкнуло его оргазм, и его спина выгнулась.
   Общность
   Всё, что у неё было, изливалось в него. Всё, что у него было, изливалось в неё.
   Крошечная часть её ума, не захваченная вожделением, в изумлении смотрела на целиком погружающегося в неё Гарри Поттера. Среди вейл общность была почти мифом, полное разделение себя с другим считалось возможным только у пар, развивающих свои узы десятилетиями, а она знала Гарри Поттера меньше месяца и только сегодня легла с ним.
   Как такое возможно?

* * *

   -- Мерлиновы костыли! -- споткнулся Гарри в гостиной тремя часами позже и рухнул на диван.
   Гермиона подняла глаза от книги.
   -- Возвращение героя из завоеваний. Как прошла война?
   -- В следующий раз я просто сбегу в горы, и пусть она превращает вас со Сьюзен в хищных сексуальных маньячек.
   -- Превращает? Ты имеешь в виду, что мы ещё не такие? Разве мы не следующие в твоём списке завоеваний?
   -- Это немного несправедливо, Гермиона. -- Он привёл себя в сидячее положение.
   -- Почему? Ты разве не Великий Герой, коллекционирующий женщин направо и налево? Ты держишь нашу жизнь в своих руках. Сколько пройдёт времени, прежде чем ты позволишь мне отработать в кровати то, что задолжала? -- Она посмотрела на него с отвращением. -- А этот твой "подарок на день рождения", внимание, которое ты мне уделяешь, это разве не часть твоего плана покорения?
   -- В моей жизни у меня был секс с двумя женщинами, обе из которых сами ко мне пришли. Я никогда не приду к тебе. Я никогда не приближусь к тебе. Я никогда не прикоснусь к тебе без твоего разрешения.
   -- Это лишь твои слова, в которые могут верить Флёр и Сьюзен, но я-то лучше знаю. Я знаю, что ты делаешь. Иногда Драко тоже был хорош. Так что давай, взыскивай то, что тебе задолжали; я никогда не поддамся на твою игру.
   Его лицо помрачнело.
   -- Очень жаль, что ты так думаешь, Гермиона. -- Он встал и вышел из комнаты.
   Гермиона вновь перевела свой взгляд на книгу.


* * *

   Сьюзен нашла его после того, как он пропустил обед. Он сидел во дворе перед коттеджем, прислонившись к дереву и глядя куда-то вдаль, а по его щекам текли слёзы.
   -- Что случилось, Гарри? -- Она села рядом с ним.
   -- Ничего, Сьюзен. Просто, кажется, я себя немного жалею.
   Она взяла его руку и поцеловала.
   -- Можешь поделиться своим горем со мной.
   -- Ты же знаешь, что я никогда не причиню тебе вреда, верно? Что я никогда бы... не сделал ничего, что ты не хочешь, верно?
   -- Конечно, я это знаю.
   -- А ты уверена? Ты мне доверяешь? -- Ответ, казалось, был для него жизненно важен.
   -- Конечно, я доверяю тебе, Гарри. Почему у тебя даже вопрос такой возник?
   -- Гермиона мне не доверяет. Она думает, что я собираюсь её изнасиловать.
   -- Она так тебе сказала?
   -- Да.
   -- Почему ты позволяешь ей так сильно тебя донимать?
   -- Гермиона самый умный человек, которого я знаю. Почти каждый раз, когда она говорила мне что-то, это оказывалось правдой. -- Он посмотрел на неё полными слёз глазами. -- Что, если она права. Что, если я животное, как она говорит? Перед тем как попасть сюда, я ведь убивал людей, чем я отличаюсь от Волдеморта?
   Сьюзен притянула его в объятья.
   -- Не слушай эту глупую девчонку. Она ничего о тебе не знает. Ты хороший человек, Гарри Поттер.
   -- Да? -- Он смотрел на неё со страхом в глазах. -- Откуда ты знаешь?


* * *

   Сьюзен ворвалась в гостиную. Выхватив из рук Гермионы книгу, она швырнула её через всю комнату, а затем тыльной стороной ладони съездила девушку по лицу.
   -- Ты, тупая сука. Как ты могла с ним так поступить?
   -- Я ничего с ним не делала. Мы разговаривали и я высказала своё мнение.
   -- Что ты ему сказала, Гермиона? -- ровно спросила Флёр.
   -- Я предположила, что так как он взял тебя, то мы со Сьюзен станем следующими.
   -- Гарри не "брал" меня. Он подарил мне себя. Если кого-то и использовали, так это я его.
   -- Или он хотел, чтобы ты так думала. Я видела подобных манипуляторов. Как только начнёшь ему доверять, он с двоими друзьями начинают трахать тебя одновременно.
   -- Ладно, -- произнесла Сьюзен сквозь стиснутые зубы. -- Он прибыл из другой вселенной, спас меня от Пожирателей Смерти, спроектировал и создал личину Жнеца, нападал на Хогвартс и другие центры Пожирателей, освободил тебя от Малфоев, Флёр -- от Уизли, меня -- от чистокровных фанатиков сопротивления и привёл на всех сюда, в безопасность. Он отказался от компании и защиты Сопротивления, потому что они не принимали тебя. И это всё для того, чтобы залезть к тебе в трусы? Ты это имеешь в виду?
   -- Ты же понимаешь, как это глупо звучит, не так ли, Гермиона? -- Флёр посмотрела на молодую ведьму. -- Мы с Гарри испытали неожиданную общность, и я всё ещё перевариваю этот опыт, но он всегда был хорошим уважительным мужчиной.
   -- Это не то, что я сказала, Флёр. Я сказала, что...
   Сьюзен снова её ударила.
   -- Я не дам затянуть себя в болото того, что ты думала, что сказала, глупая девка. Хороший человек во дворе плачет, потому что считает тебя самой умной женщиной, которую он знал и не может поверить в то, что ты можешь оказаться другой. Тащи свою задницу туда и исправь то, что натворила, или тебе больше не придётся беспокоиться о Гарри, а нужно будет беспокоиться обо мне!
   -- И обо мне тоже. Гарри по отношению к нам не показывал ничего, кроме доброты. Он не выдвигал тебе никаких требований, кроме уважительного отношения к другим его гостям, а ты что ему наговорила? Ты же видела его воспоминания; ты знаешь его отношение к твоему близнецу. Как ты могла это сделать?


* * *

   К тому времени, как Гермиона проглотила свою гордость и отправилась на поиски Гарри, начался дождь. Он по-прежнему сидел под деревом, промокший до нитки, и его слёзы не останавливались. Как я мог вторгнуться в разум Флёр таким образом? Что я за зверь такой?
   -- Гарри?
   Он не ответил. Может быть, она уйдёт.
   Но она не уходила.
   -- Прости меня, Гарри.
   -- За что? Ты сказала правду.
   -- Гарри, за исключением моего папы, остальные мужчины у меня ассоциируются с Малфоями. Прости за то, что сравнила тебя с ними. Я знаю, ты не такой.
   -- Нет, Гермиона, я такой. Я постоянно думаю о сексе с тобой. Когда сегодня я был с Флёр, то представлял тебя. Мне было интересно, такая же ты на вкус, как она, целуешься ли так же, как она, пахнешь ли так же, как она. Раньше в моих мечтах была та, другая Гермиона. А теперь это только ты, твоя причёска, шрам на левой груди, даже выжженные инициалы на бедре. -- Его плечи сотрясались от рыданий. -- Я мечтаю о тебе. Я знаю, что ты меня не хочешь. Клянусь, я никогда на самом деле не прикоснусь к тебе, но я именно тот монстр, которого ты боишься.
   -- Ты думаешь, что мечты о сексе со мной делают из тебя монстра? Ну ты даёшь, Гарри. -- Она увидела, как его тело дёрнулось, но не пыталась провести параллель со своим близнецом. -- Мечты о сексе просто означают, что ты нормальный мужчина. Секс по обоюдному согласию с Флёр, Сьюзен или мной не превращает тебя в монстра. В монстра тебя превращает изнасилование женщины, но я не верю, что ты когда-нибудь сделаешь такое. Я не верю, что ты на это способен. -- Она опустилась рядом с ним на колени. -- В твоих мечтах и фантазиях ты причиняешь мне боль? Заставляешь меня что-то делать?
   -- Нет.
   -- Вот видишь. Обычные мужские мысли. Вы, дурачки, постоянно думаете о сексе. Если в фантазиях ты не причиняешь мне боли, значит, фантазируешь о том, чтобы доставить мне удовольствие. Я не знаю, захочу ли когда-нибудь таких отношений, но с моей стороны было неправильно выплёскивать на тебя моё плохое настроение.
   Тогда как насчёт того, что я проник в разум Флёр?
   Она потянулась, чтобы взять его за руку.
   -- Давай отведём тебя внутрь и высушим. Ты не сможешь спасти мир, если будешь валяться в постели с простудой.
   ----------------
   [1] Высказывание Зеппа Браннигана -- персонажа мультсериала "Футурама". (Прим.пер.)
   [2] 5 футов примерно равно 1,5 метра (Прим.пер.)

Глава 19. Альянс

   Риддл расхаживал по комнате совещаний, за столом которой нервно ожидала его следующего вопроса элита Пожирателей Смерти. В дальнем конце комнаты разместился аврор Шеклболт, череда очень плохих дней которого всё продолжалась.
   -- Расскажи мне ещё раз, что мы знаем об этом "Жнеце".
   -- Да, милорд. Мы полагаем, что террорист -- мужчина, но пока не получили подтверждений этого. В данный момент он ответственен за девятнадцать отдельных нападений. Он могущественный волшебник, уровень магической силы которого приближается к верхней границе шестого класса, и возможно даже, пожалуйста, простите мне такое предположение, милорд, вторая запись показывает седьмой класс.
   -- Он нападает только на тех, кто носит Вашу Метку. Других он тоже убивал, но только после того, как те сами на него нападали. В одиннадцати из девятнадцати случаев нападений он освобождал рабов. Мы всех их выследили, кроме двоих. Проведённые допросы показали, что они ничего не знают. Он их просто исцелял и возвращал в свои дома. Те двое, которых мы не нашли: одна -- магглорождённая, украденная им у Малфоев, а вторая -- вейла, у которой не осталось живых родственников, я предполагаю, что они остались со Жнецом. Когда он забрал вейлу, милорд, Вы просили меня высказать гипотезу о текущем статусе магглорождённой. В то время я предположил, что она, вероятно, мертва. Но учитывая, что он продолжает освобождать рабов, я, со всем почтением, отказываюсь от своего предположения. Я считаю, что они обе по-прежнему остаются с террористом. Вероятно, добровольно.
   -- Почему добровольно?
   -- По донесениям, и Уизли, и Малфои относились к своим рабам особенно жестоко.
   -- Какова по вашим прогнозам его следующая цель?
   -- Трудно сказать, милорд. Единственная общность, которую мы обнаружили в этих девятнадцати нападениях -- это убийство носящих Вашу метку. Он сам Вам заявил о своей цели вызвать столько смертей и разрушений, чтобы продемонстрировать абсурдно ложное впечатление, что Вы не можете защитить своих людей. В нескольких вероятных целях я разместил своих авроров, но пока ни на одну из этих целей он не нападал.
   -- Очень хорошо, аврор Шеклболт. Поторопите своих людей в расследовании.
   -- Спасибо, милорд. Мы живём, чтобы служить Вам.
   -- Именно так.

* * *

   -- Ну, вот такое это место.
   -- Мерлин!
   -- Это коттедж?
   -- Как я и говорил, -- ответил Гарри.
   Сьюзен, Флёр и Гермиона вышли на крыльцо.
   -- О, как мило, три мальчика и три девочки, чем займёмся?
   Сьюзен стрельнула в Гермиону предупреждающим взглядом.
   -- Ты привёл нам очередных изгоев, Гарри?
   -- Нет, верите вы тому или нет, эти двое -- чистокровные с хорошей репутацией, которые хотят повидаться с нашей мисс Делакур.
   Флёр подбежала к близнецам и, не говоря ни слова, сгребла их в объятья. Трое вцепились друг в дружку, что-то при этом вполголоса бормоча.
   Гарри повёл двух других ведьм внутрь коттеджа.
   -- Нам лучше оставить их в покое. У них есть своя история и им нужно заново познакомиться.
   Как только дверь закрылась, Гермиона наехала на него:
   -- Они выглядят как Уизли.
   -- Главным образом потому, что они и есть Уизли. Уизли, которые подвергались пыткам со стороны своих братьев, когда попытались устроить для Флёр побег. -- Гарри улыбнулся. -- Они много значат для Флёр, и они влюблены в неё.
   -- Что, оба?
   -- Очевидно. Но если для неё это нормально, остальное -- не моё дело.
   Сьюзен задумалась.
   -- Я надеюсь, они смогут найти немножко счастья.
   -- Я тоже. Слушайте, я знаю, что вы двое проводите много времени в библиотеке. Я надеялся, вы могли бы кое-что поискать для меня: другую мою собственность. Нам нужно больше места, а я пока не разобрался, как снять с этого дома Фиделиус, чтобы поставить другой. Такой, чтобы люди могли приходить и уходить самостоятельно, без моей помощи.
   -- Я видела там какие-то папки, Гарри, должно быть в них что-то и отыщем.
   -- Спасибо, Сьюзен, Гермиона.


* * *

   Ужин прошёл очень приятно. Гарри ещё по своему первому миру запомнил близнецов как натуральных клоунов, в какой-то момент рассмеялась даже Гермиона. Вечер они провели за разговорами и рассказами историй. Хитом, конечно, были рассказы Гарри о его первом мире, особенно когда он стал уклоняться от озвучивания некоторых имён, что оказалось даже сложнее, чем если бы говорил прямым текстом.
   Близнецам особенно нравилось слушать рассказы об Артуре и Молли, на втором месте стояли рассказы о "подвигах" их двойников. Девушки же наслаждались историями о Турнире Трёх Волшебников, хотя Флёр стало немного грустно при упоминании Габриэль на втором задании и она была более чем оскорблена предположением, что на третьем задании её двойника, возможно, выбил из турнира обычный игрок в квиддич. Наступила почти полночь, когда группа начала расходиться. Гермиона ушла в свою комнату, а несколько секунд спустя, извинившись, за ней последовала и Сьюзен. В час ночи Флёр повела наверх Фреда и Джорджа. Гарри пошёл на кухню посмотреть, нужна ли Добби какая-нибудь помощь. Кухня блистала чистотой, а Добби был оскорблён (самым что ни на есть раболепным способом) предположением, что ему понадобилась бы помощь в уборке после всего лишь шести человек.
   Убедившись, что защита установлена, Гарри поднялся по лестнице. Он разделся и долго стоял под горячим душем, после чего вытерся полотенцем, натянул боксеры и вошёл в свою спальню.
   На кровати лежала Сьюзен.
   -- Привет.
   -- Сьюзен, я...
   -- Просто заткнись. Я хочу того же, что ты сделал для Флёр. Ей ты просто нужен, а я тебя хочу. Не такая уж большая разница, не так ли?
   -- Сьюзен, я не хочу причинять тебе боль.
   -- Тогда тащи свою задницу в постель и помоги мне почувствовать себя лучше. Ты причинишь мне боль, прогнав меня. Мы живём в дрянном мире, Гарри. Завтра любой из нас может умереть, почему бы не побыть счастливыми сейчас? -- Она села, обнажив грудь. -- Люби меня, Гарри. Обнимай меня сегодня.
   Гарри погасил свет и лёг в кровать.
   -- Снимай боксеры, Поттер, -- проворчала она.
   Занятие любовью со Сьюзен очень отличалось от его предыдущего опыта. Луна была голодна и любила верховодить, Флёр -- спортивна и целенаправленна. Сьюзен же, при всей её мнимой агрессии -- колеблющаяся и ласковая. Как он ни старался, не смог довести её до оргазма, но она казалась счастливой, сливаясь с ним, пока оба не заснули.
   Гарри проснулся с восходом солнца, обнаружив, что симпатичная блондинка по-прежнему в его руках. Он выскользнул из постели, помылся, поскрёб бритвой по лицу и почистил зубы. Затем вернулся в постель, тесно прижавшись к Сьюзен, и наслаждался запахом её волос, пока девушка не начала просыпаться.
   Сьюзен с удивлением почувствовала рядом с собой тёплое тело в те первые несколько секунд, когда память ещё не проснулась. Она посмотрела на его лицо и поцелуем пригласила к пробуждению.
   -- Ещё? -- спросила она с надеждой.
   -- Да, пожалуйста. -- Она снова его поцеловала. -- Практика -- это путь к совершенству...
   -- Безусловно, нам нужно больше практиковаться.


* * *

   Они провели утро вместе, не обращая внимания на враждебные взгляды Гермионы. Флёр и близнецы даже не показались, проведя весь день в спальне Флёр, только часто заказывали у Добби еду.
   Три часа после обеда Гарри провёл за тренировкой Гермионы и Сьюзен в заклинаниях. Ни у одной из них не было формального образования, лишь Гермиона как-то умудрилась научиться чему-то по учебникам Драко. Тем не менее, обе были сильными ведьмами, с бСльшим запасом магии, чем они пытались использовать сами. Они быстро освоили движения палочкой и поняли концепцию намерения, стоящую за магией. Урок проходил успешно, и они прервались только за час до ужина, чтобы отдохнуть.
   Добби на кухне творил своё обычное чудо, и близнецы с Флёр буквально выползли на запах еды. Тогда-то Гарри и познакомил близнецов со Жнецом.
   Впервые он наблюдал (у любой версии близнецов) безмолвное шоковое состояние. Примерно на семнадцать секунд.
   -- Так это был ты?
   -- В Норе?
   -- С Биллом?
   -- И Роном?
   -- Да, это был я. Простите. -- Он не собирался рассказывать им, что фактически убийства в тот день совершила Флёр. Он просто не мог этого сделать.
   -- За всё то, что они сделали...
   -- ...Они должны были умереть.
   -- Нам было шесть лет, когда эти ублюдки забрали маму и папу.
   -- И тогда Билл забыл о них.
   -- И стал хуже Пожирателей Смерти.
   -- Чарли и Перси всё ещё поблизости.
   -- Пожалуйста, не трогай их, Гарри.
   -- Они -- наше дело.
   -- Фамилия Уизли снова будет что-то значить.
   -- Что-то хорошее.

* * *

   Жнец аппарировал перед воротами особняка Паркинсон, располагавшегося в маггловском Лондоне. Гарри вспомнил, что раньше это строение называлось "Кенсингтонский дворец" и смутно ассоциировалось у него с принцессой Дианой. Само здание было едва защищено. Он потянулся своими чувствами и обнаружил внутри шесть Чёрных Меток.
   Гарри поднял щит и небрежно прошёл через парадные ворота. Как только он "переступил порог", то был тут же атакован десятком проклятий. Щит поглотил всё. Его магия потянулась и раздавила человека слева, а потом бросила безжизненное тело в аврора справа, который после этого свалился на землю без сознания. Оставшиеся четверо запаниковали и бросились бежать. Гарри запечатал дверь, а потом изгоняющим заклинанием швырнул мужчину в стену. Тот рухнул на землю мёртвым, остальные же сильно пострадали.
   Гарри поднялся по лестнице на второй этаж. Присутствие незаклеймённых авроров -- это было чем-то новеньким. Видимо, он заставил этих ублюдков что-то поменять. Шесть чёрных меток по-прежнему находились в одной комнате... Странно, что они не отреагировали на бойню внизу... быстрый взгляд на стены его успокоил: это здание обладало очень хорошей звукоизоляцией, что всё объясняло. Когда он подошёл к комнате, то столкнулся с очередной странностью -- незапертой дверью. Проверив, что щит на месте, он толкнул дверь и увидел шестерых мужчин различной степени обнажённости, столпившихся вокруг единственной маленькой женщины, и так сконцентрированных на ней, что не замечали вокруг ничего. Очередные насильники? У помеченных что, это своего рода требование "приёма на работу"? Он не собирался драться с ними; он просто протянул руки и магией разорвал их гортани, позволив затем упасть. Войдя в комнату, он смог, наконец, разглядеть девушку.
   Вот дерьмо. Мне что, должны быть знакомы все жертвы изнасилований в мире? Мэри? Марти? Нет, Мэнди, Мэнди Броклехёрст, она магглорождённая, рейвенкловка, училась в Хогвартсе на два или три курса младше меня. Значит, сейчас ей лет четырнадцать или пятнадцать. В нём неожиданно поднялась ярость, что не заставил ублюдков страдать подольше.
   Он протянул руку, чтобы помочь ей подняться.
   -- Не бейте меня, пожалуйста!
   -- Всё будет в порядке, Мэнди, я отведу тебя домой.
   Девушка смотрела на него в панике.
   -- Домой? В прошлом году они убили мамочку. Папочка умер ещё до моего рождения. Куда Вы меня отведёте? Пожалуйста, не делайте мне больно. -- Она теребила перёд мантии. -- Я сделаю Вам приятно. Только пожалуйста, не бейте меня, господин. Я буду с Вами хорошей!
   Проклятье. Гарри потянулся магией и коснулся центра сна в её мозгу, после чего она упала. Он произвёл быстрый обыск в комнате и обнаружил тайник с деньгами. Достав наличные, он подумал, что финансирование революции дорого, так почему бы не позволить оплатить её угнетателям.
   Он поднял девушку с пола и прижал к себе. Неподалёку послышался топот приближавшихся ног. Пора уходить.
   И они исчезли.

Начало формы


Оценка: 5.30*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"