Мучник Анатолий Моисеевич: другие произведения.

Предтечи сионизма и Полтавщина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Христианский сионизм и евреи Украины в Палестине и становлении Государства Израиль

  
  Вместо предисловия
  
  Когда христианин слышит слово "Израиль", он обычно думает либо о народе Израиля ветхозаветных времен, либо о современном Государстве Израиль.
  Для многих христиан "Израиль" - синоним слова "евреи", то есть еврейский народ, исторический народ времен Иисуса. Имя "Израиль" с первоначальным значением "Бог борется" или "Бог силен" появляется в первый раз в paccказе о борьбе Иакова с Богом (Быт 32:29), позднее оно становится именем племени, священным именем. Колена Израиля ля были названы по именам двенадцати сыновей Иакова, и они очень сильно ощущали свой завет с Богом. В еврейских Писаниях встречаются такие синонимы понятия "народ Израиля": народ Яхве (Ис 1:3), Божий служитель (раб) (Ис 44:21), избранник Бога (Ис 45:4), Божья паства (Пс 96[95]:7 Божий виноградник (Ис 5:7), Божья жена (Ос 2:4). С возвышением Южного царства Иуды язычники стали называть евреев "иудеями", однако священным названием, использовавшимся в молитве, было имя "израильтянин". Оно стало центром пророчеств Иеремии о восстановлении Израиля (30:10; 31:2, 31 и т. д.).
  Во времена Иисуса Израиль отождествлялся с оккупированной еврейской нацией. Христиане видели в Иисусе Божий дар Израилю, славу Израиля (Лк 2:32), царя Израиля (Мф 27:42), Спасителя Израиля (Деян 13:23 ел.). Священное название еврейского народа - Израиль - сохранилось во многих местах Нового Завета (например, Рим 9:6 ел.), но вскоре христиане стали понимать пророчества Иеремии об обновленном Израиле, применяя их к себе, поскольку двенадцать апостолов были явной параллелью двенадцати сыновьям Иакова. Таким образом, сохранив название "Израиль" для обозначения еврейского народа до времен Иисуса, ранняя Церковь была склонна называть себя "Новым Израилем", новым священным народом. Такое обозначение имеет привкус христианского суперсессионализма [теории замещения] - теории, согласно которой христиане присваивают себе священное имя Израиля как "нового народа Божьего", "нового Израиля", истинного объекта Божьей любви и т. д.
  В современном обозначении еврейского народа как "Израиля" на первый план выходит связь между народом и землей. Для многих христиан остается загадкой, почему евреи так тесно связывают свою национальную идентичность с землей. Христианство считает себя универсальной религией, не сводимой к какой-либо конкретной географической области. Поэтому из-за столь тесных отношений между землей и народом Государство Израиль становится важнейшей областью диалога, в которой христиане могут понять связь традиции и земли у своих еврейских братьев и сестер.
  Христианам следует не только понять, почему евреи так привязаны к своей земле, но и узнать страницы собственной истории, разлучившей еврейский народ со своей родиной. Согласно некоторым христианским объяснениям, после смерти Иисуса изгнание из Палестины стало наказанием евреев за соучастие в Его казни. Христиане веками запрещали евреям возвращаться на родину, что служит необходимым историческим фоном для мифа о Вечном Жиде [скитающемся еврее]. Христиане не поддержали сионизм в конце XIX и начале XX веков. Например, в ответ на обращенную к Ватикану просьбу поддержать возвращение евреев в Израиль папа Пий X заметил, что поскольку еврейский народ не признал посещение Господа, Ватикан не может признать еврейский народ, а тем более его притязания на землю.
  Сегодня многие христиане поддерживают требования евреев на обладание землей Израиля. Хотя эти христиане часто называют ее "Святой землей" из-за того, что она была родиной Иисуса, они надеются, что евреи сохранят доступ к святым местам для паломничества и свободу вероисповедания христианам, живущим в Израиле. Последнее время Ватикан сохранял устойчивый нейтралитет по отношению к Государству Израиль. Однако в декабре 1993 и январе 1994 гг. папа Иоанн Павел II осуществил серию шагов, приведших к признанию Ватиканом Государства Израиль. Это признание Долго сохранялось в тайне из-за продолжающихся споров о границах, а также из-за опасения ответных мер по отношению к христианам со стороны арабов в случае, если Ватикан признает Израиль. Однако ситуация изменилась благодаря явному прогрессу в разрешении этих проблем в "Мирном процессе", в течение нескольких лет проходившем между Израилем, Иорданией, палестинцами и Организацией ocвобождения Палестины.
  В своем заявлении от 1982 г. Всемирный совет церквей отметил, что для евреев Государство Израиль "составляет часть долгих исканий и борьбы за выживание, которые, протяжении веков были важнейшей задачей иудаизма".
  Поддержка Израиля Соединенными Штатами имеет различные основания. Некоторые, особенно евангелики и фундаменталисты, видят в возвращении евреев в Израиль исполнение некоторых пророчеств о конце времен. Другие вид в возникновении Государства Израиль справедливый ответ мира на то, что произошло с евреями во время Холокоста. Есть и те, кто начинает понимать центральное значение израильской земли в жизни евреев, поддерживая их устремления как религиозную и политическую задачу своей веры Бога, который не отказывается от Своих обетовании.
  Национальная конференция католических епископов США в своем заявлении 1975 г. отметила: "Какие бы трудности ни приходилось испытывать христианам... они должны стараться понять эту связь между землей и народом, которую евреи выражали в своих писаниях и богослужении на протяжении тысячелетий как тоску по своей родине, святому Сиону. Внимание к этой связи не означает пристрастие к той или иной религиозной интерпретации этого единства. Так же это утверждение не должно привести к попранию законных прав других групп этого региона или занятию политической позиции в противостоянии на Ближнем Востоке, которое лежит в основе этого заявления".
  Таким образом, среди христиан можно увидеть смесь разнообразных богословских, политических, моральных и культурных оснований для поддержки Государства Израиль. Некоторые христиане отказываются от полной поддержки Израиля, поскольку считают, что это было бы равносильно поддержке той или иной израильской политики и/или гражданского правительства. Многих христиан (не обладающих достаточны" историческими познаниями) вводят в смущение палестинские притязания на эту же землю, особенно когда такие притязания выражены в терминах движения освобождения.
  Вряд ли можно преувеличить важность Израиля в иудейско-христианском диалоге. Здесь христиане, позволив евреям определиться в собственных терминах, смогут узнать нечто о связи между народом и принадлежащей ему землей. Земля тесно связана со стремлением евреев сохраниться как нации. Христиане, долго путешествовавшие по дорогам межрелигиозных диалогов, полагают, что восстановление богословия земли может стать наиболее важным результатом иудео-христианского диалога.
  Наконец, Израиль важен для иудео-христианского диалога тем, что может повлиять на решение проблемы антисемитизма. Взаимосвязь антисионизма и антисемитизма имеет сложный и неоднозначный характер: можно придерживаться первой из этих позиций, не придерживаясь второй. Однако подозрение антисионистов в антисемитизме очень велико. Его можно снять только в процессе диалога. Как сказал Эдвард Фланнери, "трудность заключается в бессознательном характере современного антисемитизма. Поскольку он бессознателен, его неизбежно отрицают даже антисионисты, которые обычно проявляют больше его характерных признаков, чем обыкновенные антисемиты".
  
  
  Майкл МакГэрри
  МакГерри (McGarry) Майкл, C.S.P., - священник в приходе Ньюмен-Холл/Святого Духа при Калифорнийском университете (Беркли). Семь лет был ректором Колледжа св. Павла при Паулинистской семинарии в Вашингтоне. Служит в Консультативном совете Секретариата по католическо-иудейским отношениям при Национальной конференции католических епископов США. Автор книги Christobgy After Auschwitz, а также многих статей по иудейско-христианским отношениям и христианской реакции на Холокост.
  
  Иудейско-христианский диалог. Под ред. Л.Кленицкого и Д. Вайгодера.- Библейско-богословский институт св. апостола Андрея М.: 1995г.
  
  
   Христианский сионизм. История и литература
  
  Согласно современному энциклопедическому определению, сионизм - это всемирное политическое движение, созданное Теодором Герцлем в 1897 году. Но с таким же успехом мы могли бы заявить, что социализм создан в 1848 году Карлом Марксом. Безусловно, трудно в двух словах должным образом описать истоки любого сколь-либо значительного движения. Еврейскому национальному возрождению, которое началось в XIX столетии и достигло своей кульминации в политическом сионизме, предшествовало множество важных событий и публикаций, бесчисленные проекты, декларации и собрания. На самом деле тысячи евреев переселились в Палестину задолго до того, как Герцлю пришла в голову мысль о создании еврейского государства. В различных странах и на разных уровнях происходила активная деятельность, подготовившая формирование сионизма. Ее очень трудно классифицировать и почти невозможно привести к общему знаменателю. Она включала в себя проекты британских и французских государственных деятелей по учреждению еврейского государства; манифесты, издававшиеся малоизвестными раввинами из Восточной Европы; публикации романтических новелл нееврейских писателей; общества, содействовавшие поселениям в Палестине и способствовавшие распространению еврейской культуры и возрождению национального самосознания. Термин "сионизм" появился только в 1890-х годах, но дело сионизма, идея Сиона, существовала на протяжении всей истории еврейского народа. "В будущем году в Иерусалиме!" - повторяли евреи из года в год и из века в век, садясь за пасхальную трапезу. Некоторые не удовлетворялись лишь повторением этого призыва. Поодиночке и группами евреи возвращались в Сион на протяжении всех долгих лет изгнания. Поэтому неудивительно, что пробуждение национально-освободительных движений в Европе XIX века затронуло также и евреев. [История еврейского национального движения 1870-1914 гг. Метод. пос. "Алия" 1993 Иерусалим - С. 13]
  Известный израильский ученый, бывший министр просвещения, Амон Рубинштейн писал в своем исследовании: "В процессе работы мне пришлось прочесть множество книг, документов и газетных материалов, связанных с историей сионизма и Государства Израиль. В последнее время число подобных публикаций значительно возросло, особенно увеличился объем исследований по спорным вопросам, таким, например, как позиция еврейского ишува в годы Катастрофы и борьба за репатриацию в Израиль тех, кому посчастливилось остаться в живых. Появился ряд подробных жизнеописаний руководителей ишува, а также работ по истории начального периода заселения страны - от Первой алии "героической" эпохи британского мандата до становления государства. Погружение в эту литературу доставляло подлинное наслаждение и мучения, вызванные в основном выспоренным академическим стилем, где за массой повергающих в оторопь иностранных выражений, таких как horribile dictu, кроется заурядно мелкая идеология, не более глубокая, чем пересохшая лужа". [Амон Рубинштейн. От Герцля до Рабина и дальше. Сто лет сионизму. Минск. "МЕТ" 2000.- С. 4]
  Итак, сионизм возник как движение за освобождение еврейского народа. Заметьте: освобождение народа Израиля, а не Страны Израиля. Ожидания и надежды на восстановление опустошенной земли неизменно сопровождали евреев в странах диаспоры, но никогда не являлись эффективным мотивом массовой общественной деятельности. Пока евреи могли жить "на задворках" традиционного мира, дававшего им возможность скудного существования ценой унижений и готовности мириться с ними, надежда на Избавление ограничивалась ожиданием и являлась столпом тогдашнего самоопределения евреев. Но с момента, когда этот традиционный мир рассыпался в прах и перед евреями встала проблема самоопределения и существования в мире современном, пребывание в диаспоре было поставлено под сомнение и начались поиски нового решения. Отсюда осознание значения Эрец-Исраэль. Хотя сионизм мотивируется необходимостью освобождения еврейского народа, а не Страны Израиля и волей к этому освобождению, все же ясно, что, когда речь идет о еврейском самоопределении и еврей стремится быть самим собой, а не собственной тенью, покорной велениям чуждых культур, его самоопределение оказывается связанным с исторической колыбелью еврейского бытия - Эрец-Исраэль. Как мы увидим в ходе обсуждения вопроса, ряд мыслителей-сионистов приходит к такому выводу лишь после долгих колебаний; но в направлении этом заключена внутренняя необходимость. Ибо становится ясным, что еврей не может быть свободным и считать себя свободным, покуда он лишен Эрец-Исраэль. Как сказать ему, что он будет свободным евреем повсюду: в Уганде, Аргентине, Биробиджане - и только в стране, с которой связаны его история, язык и география, ему запрещено пребывать и искать самоопределения в своих связях с ней? Сказать это еврею -
  значит, не просто лишить его пяди земли (при том, что она свята и исторически дорога ему); сказать ему это - значит, отрицать его свободу. Тот, кто отрицает эту связь между народом и Страной Израиля как составную часть комплекса еврейского самосознания, не признаёт за еврейским народом (и каждым евреем) права на свободу. Эрец-Исраэль занимает центральное место в сионизме, и еврейское самоопределение невозможно, если в центре его не стоит Страна Израиля; но основной, конечной целью сионизма было освобождение и самоопределение народа Израилева - евреев. Такова внутренняя диалектика сионизма: освобождение Эрец-Исраэль не было его целью; однако освобождение Эрец-Исраэль является средством - и средством необходимым - для освобождения Израиля как народа. Поэтому в конечном итоге сионизм без Сиона был бы обречен на неизбежную и полную историческую неудачу. [Шломо Авинери. Происхождение сионизма. Основные направления еврейской политической мысли. "Гешарим" Иерусалим "Мосты Культуры" М., 2004.- С. 26-27]
  Заметный вклад в создание идеологического фундамента сионизма внесли протестанты. Идеи национального возрождения еврейского народа в Эрец-Исраэль в разное время и в различной форме высказывали духовные руководители ряда протестантских организаций и находившиеся под влиянием милленаристских учений писатели, религиозные и общественные деятели, такие как Л. Олифант и ближайший сподвижник Т. Герцля У.Г.Хехлер, полковник британской армии Дж. Голер, основавший в 1852 Ассоциацию развития еврейского поселенчества в Палестине, английский археолог Ч. Уоррен, итальянский философ и политик Б. Мусолино, основатель Международного Красного Креста Ж.-А. Дюнан, английская писательница М.Э. Аванс (псевдоним Джордж Элиот; роман "Даниэль Деронда",1876), и мн. др.
  Так Т.Герцль встретился с Уильямом Хеклером, христианским сионистом и капелланом Британского посольства в Вене (Австрия) в 1896 году. Хеклер с самого начала и постоянно на протяжении пятидесяти лет поддерживал Герцля и других сионистских лидеров в убеждении, что их движение угодно Богу. Они встретились через год после выпуска книги Герцля "Еврейское государство". Хехлер пришёл к выводу, что 1897 год станет зарёй последнего возрождения Израиля на земле обетованной. Хеклер провозгласил это на весь мир, убеждал в этом принцев, государственных деятелей и сановников церкви, представляя им Герцля.
  В рамках протестантизма (преимущественно английского) сформулировалась и получила развитие идея христианского сионизма. Еще в 17 веке милленаристы проявили интерес к возвращению евреев в Эрец-Исраэль как к предпосылке второго пришествия Иисуса. Дж. Голанд предрекал, что возвращение евреев на истинную родину сделает их могущественной и благоденствующей нацией.
  Известный писатель и богослов Томас Фуллер написал в 1650 году пространный трактат о Палестине, о ее памятниках и исторических местах. Боясь обвинений в суеверии со стороны своих братьев-христиан, он снабдил книгу множеством оговорок и разъяснений, но не оставил никаких сомнений в своем живом интересе к памятным библейским местам. При описании Храма Соломона, он "впадает в благоговейный трепет перед Богом". Ни один эпизод библейской истории, ни один памятник на Святой земле не обойден его почтительным вниманием.
  Здесь мы имеем дело с так называемой смещенной христианской идеей. Сам по себе интерес к Земле обетованной, как тема христианской надежды и духовных устремлений, переместился из центра их теологической доктрины на ее периферию, но этот интерес по-прежнему присутствует в ней в форме различных полурелигиозных представлений. Некоторые христианские группы и отдельные верующие по сей день продолжают традицию паломничества на Святую землю, исследования ее памятников и в отдельных случаях даже прямой колонизации. Их нынешнее влечение к Святой земле не ограничивается библейскими границами, оно распространилось и на те места, где присутствует лишь ее священный дух и, так же как сама эта земля, по-библейски напряженно и неотразимо пробуждают в душе надежды на скорое избавление. Поэт Уильям Блейк мечтает о Иерусалиме, отстроенном "в зеленой и приятной земле Англии". Мормонская церковь считала своим Иерусалимом ряд живописных уголков на территории Соединенных Штатов. В самом деле, многие поселенцы и первопроходцы видели в гигантских просторах Северной Америки ту самую Святую землю, которая не раз являлась им в видениях. Они обратили к новому континенту мессианские надежды и мечты о Земле обетованной, которой прежде был для них Израиль. Например, Джордж Вашингтон в 1790 году обещал евреям города Ньюпорт, что в новой земле "каждый будет сидеть в безопасности под своей виноградной лозой и фиговым деревом и им некого будет бояться".
  И все же эти идеи не могли принести полного удовлетворения. Только Сион оставался истинной обителью святости. Он лишь на время уходил в тень, чтобы затем в полном блеске вернуться на свое законное место. Сионистская идея, мечта о восстановленном еврейском государстве на земле Израиля в значительной степени (гораздо более значительной, чем принято считать) является и христианской мечтой. Христиане остро нуждаются в этой земле как материальном воплощении их теории окончательного спасения. Они сами не могут принять участие в осуществлении Божественного замысла, ибо их теологическая доктрина, образно говоря, ушла из земной сферы. Но, по их представлению, кто-то другой должен свидетельствовать об особой миссии Святой земли. Эта задача уготована "Израилю во плоти". Томас Фуллер добавил к своему трактату любопытное приложение, названное им "Взгляд с вершины (на иврите - писга) на Палестину"; в нем обсуждается возможность возвращения еврейского народа в Святую землю, "когда другие народы достигнут расцвета". И хотя в конце он отвергает еврейскую мечту, порожденную "духом апатии", такую возможность, высказанную еще в трудах Менаше бен Исраэля, по его мнению, нельзя полностью игнорировать. Идея возвращения евреев в Палестину с поразительным упорством повторяется в произведениях христианских богословов разных направлений вплоть до нашего времени. Ее высказывали такие выдающиеся ученые-теологи, как Джозеф Пристли, Исаак Ньютон, Уильям Коупер, а в середине девятнадцатого века эта идея стала приобретать реальные очертания в международной политике графа Шефтсбери, известного английского политического деятеля лорда Эшли-Купера. Он открыл консульское представительство Англии в Иерусалиме, чтобы помочь евреям заселять Святую землю. Некоторые христианские "сионисты" намеревались потребовать от евреев перехода в христианскую веру в качестве условия возвращения в Палестину. Однако крещение так и не стало серьезной проблемой; во всяком случае, в анналах истории девятнадцатого века эта тема не упоминается.
  Концепция возвращения оставалась актуальной, даже когда другие христианские идеи переживали спад. Более того, по мере ослабления догматического христианства в девятнадцатом веке все громче заявляла о себе тема собирания в Сионе рассеянных сынов. Великий английский поэт Байрон верил в троицу, но с не меньшим восторгом относился и к идее восстановления Иерусалимского Храма. Для него, как и для других выдающихся мыслителей, было очень важно (хотя они не всегда отдавали себе в этом отчет), чтобы спасение человечества происходило на твердой материальной почве. И поскольку в эпоху промышленных революций христианство не смогло или не захотело заняться таким спасением, эта роль была доверена еврейскому народу, который, наоборот, упорно отказывался передать ее кому бы то ни было. Таким образом, евреи и неевреи в равной мере испытывают любовь к Сиону; еврей верен этой любви как невесте, с которой был обручен в юности, а христианин влюблен платонически: он, если можно так выразиться, радуется чужой радости, видя, как Израиль возвращается на свою землю. Он сам не претендует на невесту, но хочет быть уверенным, что к ней придёт настоящий жених. [Гарольд Фиш. Еврейская революция. "Амана" М., Иерусалим, 1993 - 5753.- С. 159-161]
  Под влиянием глубоко религиозного графа Шефтсбери влиятельный министр иностранных дел Великобритании лорд Хенри Пальмерстон, открывая в 1839 в Иерусалиме консульство, снабдил его специальным мандатом - покровительствовать палестинским евреям, лишенным консульской защиты других стран. Эта мера содействовала притоку евреев в страну. Идею протестантского сионизма поддержали люди, чьи имена навсегда вошли в историю еврейского заселения Эрец-Исраэль, такие как
  Л. Олифант и Ч.Уингейт. Приверженность этой идее некоторых членов английского кабинета сыграла определенную роль в принятии декларации Бальфура в 1917.
  На наш взгляд, настоящие предшественники сионизма появились в 80-х годах XIX века. До этого идея возвращения в Сион носила религиозный ("стремление к Сиону") или филантропический характер (как у Ротшильда и Кремье), либо была результатом осознания того, что евреи - нация, а не только конфессия, к чему пришли некоторые еврейские интеллектуалы в 60-х годах XIX века (Перец Смоленский, Йеуда Лейб Гордон, Авраам Maпy и др.). Все вышеперечисленные деятели заведомо не были, пользуясь выражением Й. Каца, инициаторами движения в "реальном историческом" смысле.
  Некоторые деятели в еврейской среде стремились к изменениям в сфере профессиональной занятости евреев, что нашло выражение в переходе к производительной деятельности. Однако первые попытки такого рода в пятидесятые и шестидесятые годы XIX века не имели прямой связи с возникновением еврейского национального движения. Гесс и раввины Калишер и Алкалай, которых Кац считает предвестниками сионизма, вне всякого сомнения, пытались создать движение (в "реальном историческом" понимании, что подпадает под определение Каца). Вместе с тем их деятельность не имела широкого отклика и к шестидесятым годам полностью прекратилась. Британские протестантские группы и немецкие тамплиеры, способствовавшие еврейскому заселению Иерусалима и других мест Палестины, равно как и Лоуренс Олифант, сделали не меньше, чем они. [Йосеф Гольштейн. История сионистского движения 1881 - 1914гг. Ч.2. Открытый университет Израиля 2004.- С. 220-221].(Тамплиеры - протестантский орден. Основан на юге Германии. Основатель ордена теолог Гюстав Гофман проповедовал в Палестине и, в частности, в Иерусалиме, откуда его доктрина распространилась по Европе. Тамплиеры призывали к изучению Ветхого Завета и подчеркивали связь евреев с Эрец-Йисраэль. Из-за разногласий с протестантской церковью Гофман со своими последователями решил переехать в Палестину (1868). Они вели особый образ жизни, который должен был служить примером для местных жителей. В 1873 г. тамплиеры основали немецкую колонию в окрестностях Иерусалима (ныне городской район Мошава германит), впоследствии возникли тамплиерские колонии в Хайфе и Яффо).
  С начала восемнадцатого века христиане заговорили о возвращении евреев на Святую Землю и о создании здесь независимого государства. Английский философ Джон Толанд считал, что после расселения "в Палестине, на месте своего происхождения", евреи будут "гораздо многочисленнее, богаче и сильнее любой существующей ныне нации благодаря своим замечательным законам (законам Моисея)".
  Датчанин Паули составил в восемнадцатом веке детально разработанный план создания еврейского государства и представил его для рассмотрения европейским правителям. Епископ Рочестерский объявил в Англии, что "восстановление Израиля произойдет около 1866 года", а "Британские острова снискают высокую честь", если помогут евреям вернуться на Святую Землю. В 1797 году француз Пьер де Лин предложил на обсуждение проект воссоздания царства Иегуды на земле Израиля ради интересов европейских стран и интересов еврейского народа. В 1799 году Наполеон пришел со своими войсками на эти земли; от его имени распространяли воззвание к евреям Азии и Африки - встать под знамена Франции для восстановления "древнего Иерусалима" и Иерусалимского Храма: "Законные наследники земли! Торопитесь! Наступил момент, который, быть может, не повторится еще тысячи лет; вы можете потребовать восстановления гражданских прав, которые были отняты у вас бесчестно...". В 1832 году правитель Египта Мухаммад Али, зависимый прежде от турецкого султана, завоевал эту землю и правил единолично восемь лет. Он провел реформы по образцу европейских стран, разрешил христианам миссионерскую деятельность, отменил ограничения на иммиграцию из Восточной Европы; новые веяния возродили новые надежды, и в Европе заговорили о том, чтобы создать еврейское государство, которое отделит Турцию от Египта. Тому способствовал расцвет евангелизма в Англии, а с ним и повышенный интерес к Святой Земле; способствовало тому и развитие мистических идей среди христиан, которые полагали: возрождение народа Израиля в Эрец Исраэль ускорит второе пришествие Иисуса Христа. В 1838 году английский лорд Шафтсбери предложил главам западных держав способствовать возвращению евреев. В декларации, составленной по этому поводу, было сказано: "Дело возвращения евреев в страну Израиля является возвышенным и благородным по сути своей... Подобное событие станет еще одной жемчужиной в английской короне". В 1840 году английский священник Э.Бикерсет писал в книге "Восстановление евреев в их собственной стране": "Любая помощь, которую наша нация сможет оказать их мирному возвращению.., будет угодна Богу Авраама, Ицхака и Иакова и станет источником благословения для страны, оказавшей такую помощь". А полковник британской армии Дж.Голер не ограничился словесными заявлениями, основав в 1852 году Ассоциацию развития еврейского поселенчества в Палестине. [Феликс Кандель. Земля под ногами. Из истории заселения и освоения Эрец-Исраэль. "Мидраша Ционит" Киев 2003, "Гешарим" Иерусалим 5763.- С. 46]
  Известный французский востоковед К.Вольней, посетивший Эрец-Исраэль в конце XVIII века, пишет: "Я ездил в города, знакомясь с обычаями и нравами их жителей. Я добирался до далеких деревень, где изучал положение земледельцев. Повсюду я видел лишь разбой и опустошение, тиранию и нищету. Каждый день я встречал на своем пути заброшенные поля, опустевшие деревни, города, лежащие в развалинах... Сравнение далекого прошлого с современным состоянием этой страны порождало высокие думы. Перед моим духовным взором оживала история прошедших времен... Я вспоминал царства Дамасское, и Иерусалимское, и Самарийское, в котором жили десять колен еврейского народа, вспоминал воинственное государство филистимлян и торговые города-республики Финикии. В Сирии, почти обезлюдевшей в нашу эпоху, были когда-то сотни богатых цветущих городов. По равнинам ее были разбросаны деревни и села... обработанные поля, людные дороги... Что стало с этой страной изобилия и бурной деятельности? Где пахари и возделанная ими земля, где стада, где все то, что составляло гордость и украшение этой страны? Увы! Я объехал всю эту пустыню, посетил места, где некогда пышно цвела жизнь, и не видел ничего, кроме запустения и безлюдья... Великий Б-же! Отчего произошли столь роковые перемены? По каким причинам так разительно изменилась судьба этой страны?.. В чем причина проклятья Небес, тяготеющего над нею?" [7, С. 106-107]
  Бенджамин Дизраэли - виконт Гугенден, лорд Биконсфидд, кавалер ордена Подвязки, почетный гражданин Лондона, премьер-министр Великобритании, крещеный потомок испанских евреев - в молодые годы совершил путешествие по Средиземноморью и Ближнему Востоку. С Кипра он приплыл в Яффу и в сопровождении вооруженных всадников поехал в Иерусалим. Вид на Святой город с Масличной горы поразил его: "Помимо Афин, - писал он, - ни разу не видел я ничего столь потрясающего. Афины и Иерусалим в дни былой славы являлись, несомненно, образцами красоты и величия". Дизраэли был очарован Иерусалимом - "живой памятью" о библейских временах; он вспоминал шум ветра, который шевелил ветви деревьев на Масличной горе: "Это пронизывающие голоса пророков, скорбящих о городе, который не сумели спасти". Результатом путешествия стала книга Дизраэли "Замечательный рассказ о Давиде Алрое", - о реальном руководителе мессианского движения двенадцатого века, который увлек за собой евреев Курдистана, Ирана и Азербайджана для восстановления независимого еврейского государства в Эрец Исраэль. В этой книге Давид Алрой говорит: "Царства и династии возвышаются и гибнут; гордая метрополия становится заброшенным поселением; царства, только что побеждавшие, становятся пустынями, но Израиль жив, потомки древнейших царей всё еще здравствуют среди царственных руин, и вечное солнце не может восходить, не золотя своими лучами башен и доныне существующего Иерусалима. Достаточно слова, подвига, одного дня, появления одного человека, и мы могли бы стать нацией". И он же утверждает в книге Дизраэли: "Желание есть отец действия... Мечта - это только предсказание грядущих событий". Дизраэли до конца жизни не забывал своего посещения Иерусалима, и в дневнике его сподвижника сохранилась запись за 1851 год: "Дизраэли говорил о возвращении евреев на их землю и утверждал наличие там неисчерпаемых природных ресурсов. Эта земля нуждается лишь в обработке и защите земледельца. Землю можно купить у Турции. Ротшильды и другие еврейские банкиры помогут, а турецкая империя за деньги сделает всё. Необходимо лишь создать поселения земледельцев и организовать оборону..." [ Ицхак Зильбер. Пламя не спалит тебя. "Шамир" Иерусалим 5750 (1989).- С. 47-48]
  К этому времени, в значительной степени благодаря британской поддержке, число евреев в Святой Земле медленно росло, достигнув в 1840-е годы 10-тысячной отметки. Археолог сэр Чарльз Уоррен, который одним из первых раскапывал стену Иерусалимского храма, в 1875 году опубликовал книгу "Земля обетованная, или Гарантия Турции" предложил, вполне в духе Дизраэли, создать британскую компанию с целью колонизации Палестины (взяв на себя взамен часть турецкого национального долга), "открыто заявляя о своем намерении постепенно заселить ее чистыми и простыми евреями, которые постепенно заняли бы страну и стали ею управлять". По мнению Уоррена, крупномасштабная финансовая и систематическая научная поддержка позволили бы впоследствии этой стране кормить 15 миллионов человек.
  Весной того же года к голосу Уоррена присоединился еще один, причем гораздо более влиятельный, когда в журнале "Блэквудз" стал печататься с продолжениями роман Джордж Элиот "Дэниэл Деронда". Эту книгу в наше время почти не читают, да и тогда ее считали неудачей с художественной точки зрения. Однако с позиции практического результата она была, пожалуй, наиболее влиятельным романом XIX столетия. Это был еще один важный фрагмент сионистской разрезной головоломки, уложенный на место. Джордж Элиот страстно интересовалась евреями с тех пор, как в возрасте 17 лет прочитала Иосифа Флавия. Она проштудировала большое количество библейских комментариев и критических материалов. Ей принадлежат переводы "Жизни Иисуса" Штрауса и Спинозы. Антисемитские шутки вызывали у нее возмущение. Она не могла решить, чего больше во враждебности христиан по отношению к евреям: "нечестивости или глупости"? В 1866 году она встретилась с образованным евреем, Эммануэлем Дойчем, библиотекарем Британского музея, который только что напечатал знаменитую статью в "Куотерли Ревью", представляя Талмуд читателям-христианам с целью навести мост между двумя религиями. Он давал ей уроки иврита. В 1869 году он посетил Палестину н стал пламенным сионистом. "Восток! - писал он из Иерусалима, - все мои дикие желания наконец исполнились!" Дойч умер от рака. Во время его болезни Джордж Элиот часто посещала его и была захвачена его энтузиазмом. В начале 1870-х годов она начала интенсивно штудировать литературу и посещать синагоги с тем, чтобы написать еврейский роман. Она писала, что чувствовала "нестерпимое желание относиться к евреям с такой симпатией и пониманием, какие только могут позволить мое существо и познания... Мы, люди Запада, взращенные в христианских традициях, находимся в особенном долгу перед евреями и, независимо от того, осознаем это или нет, связаны с ними неким товариществом, основанным на религиозных или моральных чувствах".
  Работа по написанию и изданию этой книги, завершенная в 1876 году, была для нее колоссальным эмоциональным испытанием. Она заканчивала книгу "со слезами на глазах". Носитель морали книги, идеолог сионизма Мордекан, умирающий богослов, списан с Дойча: этот "человек, погруженный в бедность и окруженный невежеством, ослабленный болезнью, на сознание которого падает тень приближающейся смерти, интенсивно живет в невидимом прошлом и будущем". В уста Дойча-Мордекая Джордж Элиот вкладывает выражение сионистских надежд: "То, что обретет Израиль, станет Приобретением для мира. Ибо там, на Востоке, возникнет сообщество, в душе которого будет сокрыта культура и симпатии великих народов; это будет земля, где не будет места для вражды, нейтральная страна на Востоке, подобная Бельгии на Западе". Этот знаменитый отрывок приобрел в дальнейшем оттенок трагической иронии для поколения 1914 года и в еще большей степени - для нашего. Но в то время он выражал надежды, широко распространенные в среде проеврейской интеллигенции, на то, что возрождение Сиона умиротворит и сделает цивилизованным этот варварский регион. Эти надежды требовали также мессианской фигуры, как в "Танкреде". Такой фигурой в романе становится ее герой Дэниэль Деронда, на которого падает выбор Мордекая. В конце книги Дэниэл женится на Мире и готовится к отъезду на Восток, чтобы "восстановить политическое существование моего народа, воссоздать его как нацию, дать ему национальный центр, какой имеют англичане, хотя и разбросаны тоже по всему земному шару".
  Книга Джордж Элиот пользовалась огромным успехом в мире. Интеллектуалы уважали её больше всех романистов XIX века, будь то на Континенте, в Северной Америке или в Британии. Для них всех, и в особенности для сотен тысяч ассимилированных евреев, эта история впервые рисовала возможность возвращения к Сиону. Среди тех немногих, кто не читал книгу, был Дизраэли. Когда его спросили, читал ли он ее, то услышали в ответ: "Если я хочу прочитать роман, я пишу его". Но все остальные читали. В Нью-Йорке он радостно возбудил юную Эмму Лазарус. В статье "Сионизм", написанной для знаменитого 11-го издания "Энциклопедии Британники" (1911), Люсьен Вульф говорил, что роман "явился для еврейского национального духа сильнейшим стимулом со времен появления Шабтаи Цви". Особенно широко книгу читали в среде политиков. [Пол Джонсон. История евреев. "ВЕЧЕ" М., 2000.- С. 432-433]
  Так в христианском обществе были еще мечтатели, которые считали возможным использовать тогдашний момент для устройства еврейского центра в Палестине. Английский консул в Сирии, полковник Черчилль, писал горячие письма к Моисею Монтефиоре и еврейскому "Комитету депутатов" в Лондоне, убеждая их организовать массовую колонизацию евреев в Палестине и вместе с тем открыть широкую агитацию под лозунгом: Палестина есть национальное общежитие еврейского народа (1841-1842). Холодно было принято еврейскими нотаблями это увещание христианина-идеалиста. Лондонский комитет ответил, что это не входит в его задачи. Монтефиоре интересовался скромной колонизацией евреев в Палестине как делом филантропическим, но не национальным. Только немногие восторженные натуры уловили эту носившуюся в воздухе идею еврейского национального возрождения. Они печатали свои воззвания анонимно, из опасения прослыть утопистами. Так появилась в 1840 г. в Берлине брошюра под названием "Новоиудея" ("Neujudaa"), где автор призывал евреев приобрести обширные пространства земли Северной Америки (Миссури, Мичиган, Арканзас и др.) и устроить там еврейские автономные государства. Переселение должно быть организовано по методам старых колонизационных обществ, "индийских компаний", которые производили бы массовые закупки земель для колонистов. Другой анонимный мечтатель опубликовал в лейпцигском еврейском еженедельнике "Orient" (июль 1840) пламенное воззвание к евреям создать национальный центр в Палестине, которая как "страна промежуточная" наиболее подходит для народа торгового. Христианский журнал "Моргенланд" в Базеле также сильно пропагандировал идею заселения Палестины евреями. Но виднейшие еврейские писатели в Германии (Л. Филиппсон, Иост и другие) высказались против всех этих проектов, исходя из принципа, что евреи не составляют нации и потому не нуждаются в национальном объединении. Ассимилированные вожди западного еврейства отрекались от той национальной идеи, которую считали естественною и законною юдофилы-христиане. [ С.М. Дубнов. Новейшая история еврейского народа. Т.2. "Гешарим" Иерусалим "Мосты Культуры", М., 2002.- С. 242-243]
  Итак первыми проповедниками идеи восстановления еврейского государства в Палестине были христиане.
  Все началось с того, что христиане стали задумываться о Божьем пророчестве о восстановлении Израиля. Хотя в Англии после 1290 года не оставалось ни одного еврея, перевод Библии на английский язык возвестил возобновление доверия к священному Писанию. Пришло и духовное пробуждение среди христианских ученых и мирян, включающее новое понимание Божьих целей для еврейского народа и его исторической родины.
  Францисканцы Дунс Скоутс и Уильям Окомский известны как предшественники христианских сионистов ещё в 13-м столетии. Усилия первого христианина, пытавшегося объяснить теорию восстановления Израиля, стоили ему жизни: в 1589 году был сожжен как еретик Френсис Кетт, член ученого совета колледжа Corpus Christi (Тела Христова) в Кембридже. Но "брожение умов" продолжалось. В 1609 году, Томас Брайтман, христианский теолог, известный как родоначальник "Британской доктрины возрождения евреев", писал в книге "И было видение там": Евреи войдут в Палестину и там восстановят царство. Нет ничего определённее этого, пророки везде утверждают это". В 1621 году была опубликована книга сэра Генри Финча "The Restoration of the Jews" (Восстановление евреев), которая описывала теократическую империю в восстановленной стране Израиля. Его предсказание - "все язычники принесут свою славу в твою империю", - вызвало немедленную резкую оппозицию как в церкви, так и в государстве. Иаков I воспринял эту книгу, как личное оскорбление и арестовал престарелого сэра Генри и его издателей. Они провели в заключении всего несколько недель.
  Итак, вопреки всем гонениям, сама идея пустила корни и продолжала расти среди пуритан и других христиан. Мечта христиан о восстановлении еврейского государства процветала в Англии между 1640 и 1666 годами. Люди верили, что, как ранее провозглашал Давид Реубени, это государство будет предшествовать мессианскому веку и Тысячелетнему Царству - Оливер Кромвель, Самуэль Пепис, Генри Ольденбург, Барух Спиноза и др. - все поддерживали идею о "реставрации".
  Книга "Nova Solyma" (Новый Иерусалим), описывала идеальный город, она была издана анонимно на латинском языке в 1648 году. Удивительным примером пророческой проницательности этой книги может служить утверждение:"В каждой настоящей республике, как наша, надлежит особое внимание уделять молодежи, и в этом провидение Божие не оставит наши усилия тщетными, ибо хорошо известно, что со времени нашей реставрации у нас вырастает более красивое и талантливое потомство".
  Эта картина, без изменений, вполне применима к современному Израилю. Автор другой книги, The Way of Light (путь Света) Иоанн Амос Комениус (Коменски) предвидел, что мессианская эра должна быть предварена реставрации евреев в их стране. Книга была написана в 1642 году и опубликована в 1667 году на латинском языке. Когда книга была переведена на английский и опубликована в 1938 году, стало очевидным, что автор мыслил на три столетия вперед.
  В 1649 году два английских пуританина (христиане) из Амстердама, Ионна и Эбнезер Картрайт, обратились к английскому правительству со следующей петицией: Народ Англии и жители Нидерландов будут первыми, которые горят желанием переправить сынов и дочерей Израиля на кораблях в страну предков, Авраама, Исаака и Иакова, отданную им в вечное владение. "Эта петиция состояла из двух частей. 1. Англия должна помочь возвращению народа Израиля в Палестину, и 2. Отмена запрета на проживание евреев в Англии, длившегося 350 лет".
  Один из парадоксов 17-18 веков состоял в том, что многие влиятельные евреи не верили, что они могут быть восстановлены на своей исторической родине, в то время как многие влиятельные христиане верили в это. В 1718 году ирландский богослов Джон Тотланд утверждал, что евреи могут и будут сохранять свои традиции, становясь последователями Иисуса. Из-за своих убеждений Тотланд был вовлечён в противостояние с общепринятой точкой зрения, и ему даже пришлось защищаться от обвинений в ереси.
  Оживленные дебаты вспыхнули в 1787 году, когда Джозеф Пристли, всемирно известный натуралист, философ и теолог предположил, что евреи признают Иисуса, как Мессию, придут к концу их страданий, и будут собраны на Святую землю.
  В 1800 году Джеймс Бичено в своей книге, The Restoration of the Jews - Crisis for All Nations (Восстановление евреев - кризис для всех народов) пришел к заключению, что восстановление не связано с условием обращения в христианство.
  Пестель, один из вождей декабристов, видит разрешение еврейского вопроса в восстановлении их независимости в Палестине (см. его труд: "Русская Правда"). Эрнст Лагаранн в 1840 г. обращается к евреям с призывом: "Вперед, евреи всех стран! Старая родина вас зовет". Швейцарский профессор
  А. Петавель несколько десятков лет неутомимо продолжал свою сионистскую проповедь. Но уже в первой половине 19го столетия раздаются голоса отдельных евреев в пользу сионизма.
  В это же время и отдельные выдающиеся христиане выступают в защиту сионистской идеи.
  В 1764 году французский философ, борец за права личности, за свободу мысли и терпимость, автор исторических трудов, поэт и драматург Вольтер (1694-1778), обращался к евреям: "Возвратитесь скорее в страну Иеуды. Не обвиняйте меня в том, что я не люблю вас: я люблю вас настолько, что хочу, чтобы вы были в Иерусалиме вместо турок, которые окончательно разорили вашу страну. Но в то же время они построили прекрасную мечеть на месте вашего Храма...Обрабатывайте эту убогую пустыню, как ее обрабатывали некогда, поднимайте землю на оголенные вершины ваших иссушенных гор. Награда за труд не будет щедрой, но у вас будет доброе вино, немного финиковых пальм, оливковых деревьев и стада. Хотя Палестину нельзя сравнить с Провансом, вы все же можете получить от вашей земли все, что получают от своей земли жители Прованса. Разумеется, лошадей там у вас не будет, потому что их там нет, а в окрестностях Иерусалима испокон веков водились только ослы. Часто вы будете испытывать недостаток в пшенице, но ее вы сможете добыть в Египте или в Сирии. Ваши товары вы сможете доставлять в Дамаск или в Сайд на ослах, а, быть может, даже на верблюдах, о чем вы не знали в дни ваших царей. И это будет вам большой помощью. Иначе говоря, упорный труд, для которого рожден человек, сделает плодородной землю, доведенную до запустения и упадка ее владельцами из Константинополя и Малой Азии... Итак, как можно скорее возвращайтесь в Иудею. Я попрошу у вас только две-три еврейские семьи для ведения мелкой торговли в том месте, где живу я, ибо... в отличие от нас вы весьма благоразумны в роли купцов и торговцев".
  В 1799 году Наполеон (1769-1821) вёл широкие военные кампании в Европе и на Ближнем Востоке, внося значительные изменения в жизнь народов и стран. Стремясь нанести удар Британии путем завоевания Египта, он овладел Александрией и Яффо (1798-1799) и, как сообщалось в официальной газете "Монитор" (май 1799), обратился к евреям с призывом оказать помощь французам. Ниже приведено обращение Бонапарта, главнокомандующего войсками Французской республики, к законным владельцам Страны Израиля.
  "Израиль, народ избранный! Жестокие захватчики лишили вас наследия ваших отцов, но им не удалось уничтожить вашу память и ваше национальное существование!.. Изгнанники, очнитесь и возрадуйтесь! Война, не имевшая равных себе в истории, оборонительная война нации, чьи враги замышляли росчерком пера в кабинетах захватить земли ее наследия в качестве трофеев, подлежащих разделу, воздает ныне за это оскорбление и за позор народов изгнанных, с давних пор томящихся под игом рабства, и за позор двух тысячелетий, лежащий на вас. Ныне, когда обстоятельства, казалось бы, не благоприятствуют возвращению вам ваших прав.., именно теперь... вам предлагают владеть землей отцов!.. Законные наследники земли! Великая нация, которая не станет торговать людьми и странами, подобно тем, кто продал отцов ваших, обращается к вам. Вам не придется завоевывать наследие отцов, вы получите землю, уже завоеванную ею (великой нацией). Благодаря гарантиям со стороны этой нации и при ее поддержке вы будете хозяевами на этой земле и будете владеть ею, одолевая всех поднимающихся против нее.
  Пробудитесь, очнитесь! Докажите, что сила угнетателей ваших лишь приглушила мужество потомков героев, заключение союза с которыми делало честь даже Спарте и Риму. Докажите, что отношение к вам на протяжении двух тысячелетий как к рабам не сумело сломить ваше мужество.
  Торопитесь! Наступает момент, который, кто знает, повторится ли в ближайшее тысячелетие, наступает час требовать возвращения гражданских прав, которые были отняты у вас бесчестно, права на государственное существование в качестве нации среди других наций и естественного неограниченного права служить Богу согласно заповедям вашего Учения на глазах у всего мира во веки веков".
  В 1830 году Карл Фридрих Густав Зайферт (Зигфрид Юстус Первый, пребывающий в Сионе), один из христианских предвестников сионизма и возрождения народа Израиля. Ниже приведен отрывок из его обращения к еврейскому народу.
  "Свободны все пути для возвращения Израиля... Пробудитесь, ибо близок избавитель, ибо Бог снял проклятие Свое с народа Своего, и наступает конец порабощению. Властелин небес избавляет народ Свой и придает новые силы колену Иеуды. Очнитесь, очнитесь, израильтяне, соберитесь к трону Давида, к трону Божьему, и всякий, провозглашающий имя народа, пусть прислушается к голосу Его, ибо свободны все пути для возвращения Израиля в его страну, на его родину....По велению Бога, Бога отцов его, и под сенью Его покровительства Израиль восстановит жилища свои и шатры свои в качестве свободных людей на своей земле и полноправного члена в семье народов".
  1840 год н. э. о лорде Шефтсбери говорили, что он самый бедный человек в Вестминстере. Возможно, он сделал для бедняков больше, чем какой-либо государственный деятель в истории. Чарльз Диккенс назвал его "Десятичасовой билль" самым прекрасным из всех до сих пор принятых в Англии законов. Шефтсбери и многие другие ратовали в "Великом Пробуждении" за восстановление Израиля, как и пуритане за двести лет до него.
  В 1840 году лондонский "Таймс" опубликовал план лорда Шефтсбери поселить евреев на земле их предков. Ему удалось учредить Англиканское Епископство в Иерусалиме и Англиканский Израиль на берегах Палестины, как об этом написала Барбара Тухман в книге "Библия и меч".
  В 1841 году Чарльз Генри Черчилль (1808, Индия- 1869, Ливан), полковник, служил в Сирии, автор книги о Ливане, в предисловии к которой он обсуждает проблемы Страны Израиля. Ниже приведена выдержка из его письма к Монтефиоре (14.6.1841), предназначенного для еврейской общественности и в частности для еврейства Британии. Комитет представителей еврейских общин Англии рассматривал предложения Черчилля и пришел к заключению, что осуществление этих предложений принесло бы большую пользу, но действия "должны исходить от всего еврейства Европы". Черчилль представил свою "сионистскую" программу в Дамаске (1.3.1841), но не получил ожидаемую им поддержку со стороны евреев.
  "...Я убежден в необходимости избавить эти страны от невежественных и фанатичных правителей. Я убежден в том, что цивилизация должна идти вперед и что различные элементы экономического расцвета должны развиваться. Нет необходимости напоминать, что это невозможно в условиях жестокой, беспорядочной и слабосильной власти турок или египтян. Короче говоря, необходимо, чтобы Сирия и Страна Израиля перешли под европейское покровительство и были управляемы в духе европейской администрации. Сколь велика была бы польза, и как это необходимо, чтобы, когда в конце концов начнут обсуждать проблему Востока в свете этой идеи, евреи были готовы сказать: "Мы ждем, и сердце наше горит желанием возвратиться в страну, которую вы желаете возродить, изменить ее облик. Мы уже чувствуем себя народом. Это чувство укоренилось в нашей среде и стало частью нашего бытия, ибо Страна Израиля требует от своих сыновей возвратиться к ней. Мы ждем только слова великих держав, от которых зависит судьба Востока, чтобы приступить к великому делу спасения нашей любимой земли от губительного влияния многовекового запустения, чтобы вновь увенчать ее долины и вершины ее гор красотою и свежестью и благословенным изобилием ее прежнего величия".
  "Я полагаю, что евреи должны быть готовы к такому дипломатическому повороту... Необходимо положить начало, необходимо принять решение, необходимо начать пропаганду. А там, где на чаше весов находятся "земля и родина", неужели найдется сердце, которое не встрепенется и не ответит с воодушевлением на глас зовущий?"
  В 1852 году Д-р Чарльз Франц Цимпель, немецкий инженер и философ, совершил паломничество в Иерусалим в 1852 году. После своего посещения написал статью о положении евреев в Иерусалиме, в которой он выдвинул ряд предложений, направленных на улучшение этого положения. Д-р Цимпель поддерживал идею репатриации евреев в Сион. В 1865 году он опубликовал "Воззвание ко всему христианскому миру и к евреям с целью освобождения Иерусалима". "Воззвание" было опубликовано десятитысячным тиражом на нескольких языках. Цимпель занимался топографией Иерусалима, интересовался проблемами транспорта в районе Средиземного моря, Мертвого моря, Иерусалима и до Дамаска.
  "Навеки жители Земли Обетованной.
  Не случайно, что несмотря на все преследования и притеснения, которые не испытал на себе ни один из народов, эта нация на протяжении восемнадцати с половиной столетий не утратила своего национального характера и способности владеть столь значительной частью своего национального достояния... А если бы все они собрались, чтобы устремиться в страну отцов, как предвещали их пророки, все эти страны (в которых теперь проживают евреи) понесли бы ущерб из-за разрушения условий и отношений, существующих в них. Задайте себе вопрос, разве не благодаря мудрому провидению Божьему они не связаны владением землей в различных странах, всегда оставались жителями Земли Обетованной, как повелел им Бог во веки веков. Для какой другой цели Бог дал им благословение золота и богатства? - Я верю, что Он дал им это благословение для осуществления Его намерений в Стране Израиля, ведь Бог всегда использует человека в качестве своего орудия. А если это покажется вам странным, то спросите у ваших раввинов, чтобы услышать от них об их воззрениях относительно сказанного пророками по этому поводу".
  В 1860 году Эрнест Лагеран, католик, французский писатель, личный секретарь Наполеона III, в 1860 году опубликовал брошюру о новой проблеме Востока.
  "Великий день в истории человечества.
  Мы кланяемся вам, отважные мужи! Вы были героями в дни вашей древней истории и были героями после иерусалимской драмы, вы были героями в средние века, когда безраздельно властвовали две черные силы: инквизиция и крест, пираты и полумесяц! Вам пришлось на протяжении восемнадцати столетий платить дорогою ценой за то, чтобы достичь этих дней. Но велика сила уцелевшей части народа, она способна восстановить врата Иерусалима. Это ваша задача... Вперед! Наши сердца с вами в деле вашего возрождения, мы протягиваем вам руку помощи!.. Вперед, евреи всех стран! Древняя родина зовет вас, и мы убеждены, что настало время восстановить вашу родину!.. Вперед! Ведь в вашей груди бьётся благородное сердце. День возвращения вашего племени в Землю Обетованную - великий день в истории человечества!" [Ицхак Сапир. Земля Израиля "Амана" Иерусалим, 1990.- С. 144-154]
  Лагеран, молодой чиновник французского правительства, сам евреем не был, но давал высокую оценку евреям и их исторической миссии: "Ваш дух могуч, вы были велики как в древности, так и в средние века. И за это вы заплатили высокую цену: восемнадцать веков гонения. Но те из вас, кто сохранил этот могучий дух, по-прежнему в силах заново воздвигнуть врата Иерусалима". Жозеф Сальвадор, философ еврейского происхождения по линии отца (принадлежавшего к известному сефардскому семейству на юге Франции), был увлечен скорее самой идеей иудаизма и ее устойчивыми элементами, чем трудностями, которые переживали евреи в его дни. Философия Сальвадора, изложенная в серии книг, начиная с "Закона Моисея и еврейского народа", сводила основные идеи иудаизма, с одной стороны, к единству рода человеческого, равенству и братству, а с другой - к новой, более высокой форме мессианства, призванной установить новый порядок на смену власти цезарей и пап. Для этой цели он призывал к учреждению нового государства "между Востоком и Западом", на побережье Галилеи и Ханаана. По мнению Сальвадора, в Малой Азии только два народа способны к цивилизации и прогрессу - греки и евреи; и несмотря на их значительную деградацию, евреи до сих пор способны вдохнуть новую жизнь в иудейские холмы. Сочинения Сальвадора, проникнутые глубокой верой в будущее еврейской нации, были написаны в характерной для середины XIX века традиции Умозрительной философии, темами которой были исторические судьбы европейских народов, России и Америки.
  Олифан Лоренс (1829, мыс Доброй Надежды, 1888, Туикенхэм, Англия), английский писатель и путешественник, христианин, религиозный мистик, деятельный сторонник возрождения еврейского народа в Эрец-Исраэль. Родился в знатной шотландской семье. В 1865-67 состоял членом британского парламента. Был убежден, что для обеспечения мира в Европе необходимо "оздоровление" Турции посредством подъема экономического, и культурного уровня ее азиатских провинций, причем начать осуществление этого проекта следует с еврейского заселения Эрец-Исраэль. В 1879, имея в руках рекомендательные письма лордов Биконсфилда (Б. Дизраэли) и Солсбери, Олифант отправился в Палестину, где ознакомился с ее природными условиями. Представленный им план поселения евреев в Тиладе был одобрен турецким правительством, но отклонен султаном, опасавшимся интриг со стороны англичан. После погромов 1881 в России Олифант, будучи распорядителем фонда Лондонского муниципалитета, оказывал денежную помощь евреям беженцам в Галиции, убеждал их в целесообразности переселения в Палестину, и предпринял неудачную попытку повлиять на представителей Альянса присоединиться к этой деятельности, а не направлять еврейскую эмиграцию в США. В том же году Олифан возобновил переговоры с турецкими властями. Министр иностранных дел Саид-Паша счел этот план практически осуществимым и выразил желание совместить его с проектом создания в Палестине железной дороги. Однако в связи с ухудшением англо-турецких отношений переговоры прекратились. В 1886 Олифант поселился в Хайфе. Несмотря на погруженность в религиозный мистицизм, он продолжал оказывать практическую поддержку первым еврейским поселенцам в Эрец-Исраэль. Его секретарем и переводчиком в эти годы был поэт Н.Х.Имбер. Среди работ, написанных Олифантом, - книги "Земля Гилад" (1880, англ.; пер. на иврит Н.Соколова "Эрецхемда" - "Страна желанная" вышел в 1886) и "Хайфа или Жизнь в современной Палестине" (1887, англ.).
  Алленби Эдмунд Генри Хайнман (1861, Бракенхерст, ок. Саутуэлла, 1936, Лондон), виконт, английский полководец. Командовал Египетским экспедиционным корпусом, который в 1917-18 нанес поражение туркам в Палестине. В состав корпуса входил Еврейский легион.
  Алленби считал, что политика английского правительства, направленная на создание еврейского национального очага, противоречит интересам Британской империи. В то же время в некоторых выступлениях (в частности, в речи по случаю открытия Еврейского университета в 1925) Алленби высказал понимание целей сионизма.
  Уингейт Чарлз Орд (1903, Индия, 1944, Бирма), британский офицер. Родители Уингейт были миссионерами; Уингейт был воспитан в духе глубокой религиозности и никогда не расставался с Библией. В 1936 был произведен в чин капитана и направлен на службу в подмандатную Палестину. Проникшись глубокой симпатией к сионизму, Уингейт установил тесные связи с руководством ишува и "Хаганой".
  Просионистская позиция, самостоятельность решений и пренебрежение к принятым в британской армии условностям привели к тому, что в 1939 Уингейт был откомандирован из Палестины, а в его паспорте была сделана отметка: "Владелец паспорта не имеет права на въезд в Палестину".
  У.Черчилль очень высоко ценил военный талант Уингейта. В 1943 Уингейт сопровождал Черчилля на встречу с Ф.Рузвельтом в Квебеке. Уингейт, в то время генерал-майор, погиб в авиакатастрофе в джунглях Бирмы и в 1944 и похоронен на Арлингтонском национальном кладбище в штаге Вирджиния (США).
  До самой смерти Уингейт сохранял преданность еврейскому народу и делу сионизма. Он мечтал возглавить армию будущего еврейского государства и в 1943 в письме к своему палестинскому другу цитировал на иврите строку из Псалмов (137:5) "Если я забуду тебя, Иерусалим...". Молодежный поселок на склоне г.Кармель назван Йемин-Орд, Институт физической культуры близ Нетании и роща на г.Гилбоа носят имя Уингейт, в его честь названа площадь в Иерусалиме.
  Жена Уингейта, Лорна, была главой молодежной алии в Англии. На этом поприще, в частности, о покровительстве еврейскому меньшинству, повествует направленный в британское министерство иностранных дел отчет Джеймса Финна, консула Британии в Палестине в 1846-1862 годах: "Все остальные (европейские державы) конкурируют друг с другом за право оказать покровительство как можно большему числу евреев. Даже консульство Испании, когда-то изгнавшей евреев из своих пределов, охотно взяло под свое крыло некоторое число местных евреев - как являющихся его официальными сотрудниками, так и считающихся потомками еврейских коммерсантов, когда-то торговавших в Кадисе и других испанских портах; османские власти предпочитают в это не вмешиваться. Иностранные консулы сыграли важную роль в развитии Палестины и в особенности - Иерусалима.
  Джеймс Финн - британский дипломат. Был известен как преданный друг евреев: его помощь выходила за рамки обязанностей, он неоднократно защищал их интересы перед османскими властями. Способствовал развитию сельского хозяйства и мелкого производства в Стране Израиля, иногда вкладывал в предприятия собственные сбережения. Занимался также миссионерской деятельностью.
  [Т. Парфит, "Французское консульство и еврейское население Палестины в ХІХ веке", "Катедра", Љ5,1976, с. 144 (на иврите)].
  Сунниты (от арабского сунна - обычай) - представители одной из двух основных ветвей ислама. Сунниты преобладают в большинстве исламских стран.
  Манн Томас (1875, Любек, 1955, Цюрих), немецкий писатель. Родился в богатой патрицианской семье. Своими духовными учителями Манн называл И.В.Гете и Ф.Ницше, подчеркивая в своем мировоззрении и творчестве противоречивое сочетание классических традиций и неоромантического иррационализма "конца века". Борьба этих двух начал проходила через все творчество Манна.
  В 1907 высказывал скептицизм по поводу сионизма, который он понимал как утопический призыв ко всеобщему исходу евреев из Европы и угрозу европейской культуре, которая нуждается в еврейском вкладе. В 1920-х гг. отношение Манна к сионизму стало меняться и он стал неоднократно высказываться в пользу сионистских чаяний.
  Работа Манна над эпопеей о библейском Иосифе, начатая еще в 1920-х гг.. способствовала укреплению его симпатий к сионизму. С целью изучения материалов к роману Манн совершил весной 1930 поездку в Эрец-Исраэль; посетил Тель-Авив, киббуц Кирьят-Анавим и Иерусалим, где встретился с И.Л.Магнесом и Ш.Х.Бергманом. Из-за болезни ему не удалось посетить места, которые он намеревался описать в романе: Шхем, Бет-Эль, Шеврон, Беэр-Шеву и др. Во время пребывания в Эрец-Исраэль и по возвращении в Европу Манн высказывал восхищение достижениями сионизма в заселении страны, идеализмом, трудолюбием и упорством халуцим. Особый интерес Манн проявлял к так называемому духовному сионизму и взглядам И.Л.Магнеса, но перспективы политического сионизма по-прежнему оценивал несколько скептически. В духовном сионизме Манн усматривал родство с романтическим движением в Германии. Он неоднократно подчеркивал сходство, существующее, по его мнению, между евреями и немцами. Оба народа представлялись ему политически незрелыми, импульсивными, склонными к романтике и материализму одновременно. В радиопередаче, обращенной к гражданам США (1932), Манн призывал американских евреев и всех американцев, ощущающих подобно ему, нееврею, духовную связь со Святой землей, всеми силами способствовать работе еврейского народа в Палестине.
  Под влиянием Катастрофы европейского еврейства Манн пересмотрел свое отношение к политическому сионизму. Этому способствовали и пережитый Манном опыт изгнания, и все большая солидаризация с еврейством как союзником в борьбе против нацистского варварства. В статье "Вечный народ" (1944), посвящённой Х.Вейцману, Манн писал, что идея сионизма больше не является спорной - она преодолеет любое сопротивление.
  Поддержка Манна предложения о разделе Палестины привела его к серьезным разногласиям с прежним единомышленником И.Л. Магнесом. В марте 1948 Манн выступил с протестом против намерения США отказаться от поддержки создания еврейского государства. Он резко осудил шантаж арабских нефтяных магнатов. По его мнению, конфликт, вызванный разделом Палестины и созданием еврейского государства в исключительно скромных границах, можно было бы свести к минимуму, если бы не интересы великих держав, борющихся за нефть и базы.
  Высказывания Т. Манна о еврействе (1936 - 48) были объединены в книге "Семь манифестов к еврейскому вопросу" (1966). [Краткая еврейская энциклопедия Т.5. М., 1996.- С. 86-90]
  В 1917 году Артур Джеймс Бальфур (1848-1930), британский политический деятель из партии консерваторов. Будучи министром иностранных дел, опубликовал 2.11.1917 года декларацию, согласно которой британское правительство доброжелательно относится к созданию национального дома в Стране Израиля. Декларация Бальфура вселила новые надежды в сердце евреев. Бальфур выступил с речью на открытии университета на горе Скопус (1925 г.).
  "Национальный дом для еврейского народа.
  Правительство Его величества сочувственно относится к основанию национального дома для еврейского народа в Стране Израиля, и оно сделает все возможное для того, чтобы облегчить достижение этой цели, при условии, что не будет совершено ничего, что могло бы нанести ущерб гражданским и религиозным правам нееврейского населения Страны Израиля, а также правам и политическому положению евреев в любой другой стране".В 1919 году Бальфур в предисловии к "Истории сионизма", Н.Соколов, Нью-Йорк, 1916 писал: "Не как эмигранты. Те, кто отправятся в Палестину, не будут походить на эмигрирующих сегодня в Лондон или Нью-Йорк. Их вдохновляет не только надежда возвратиться в благоприятных условиях к тому образу жизни, который они вели в странах Восточной Европы. Они репатриируются, чтобы создать общественный организм, отвечающий их историческим и религиозным чувствам, общество, преданное земле, на которой живет, и эта привязанность - нечто большее чем привычка; общество, члены которого не будут страдать от раздвоенной лояльности... Материальная польза будет значительной, но, несомненно, еще большим будет успех духовный".
  Рис Хауэлс, христианский сионист и активный общественный деятель, директор школы по изучению Библии в Уэльсе, заставлял своих учеников в течении долгого времени молиться за евреев, а в сентябре 1938 года получил особую миссию от самого Господа. Когда он услышал, что все евреи должны покинуть Италию в течении шести месяцев и что в Германии антисемитизм растёт с огромной скоростью, Хауэлс стал думать над тем, как помочь евреям вернуться на родину. Он со своими учениками регулярно часами молился за возрождение Израиля как еврейского государства, пока это не произошло десять лет спустя.
  Но все же неприязнь англичан к Израилю, проявившаяся вскоре после Бальфурской декларации, не заставила Бен-Гуриона забыть ту помощь, которую Британия оказывала евреям ранее. В статье 1936 года (до издания "Белой книги") -
   "Наши счеты с англичанами", Бен-Гурион подводит итог достижениям англичан в отношении помощи еврейской общине:"Англия впустила в страну 350000 евреев. В Хайфе англичанами был построен порт, и она стала городом еврейского большинства. Англичане строили дороги между еврейскими поселениями и поддерживали, хотя и недостаточно, еврейскую промышленность. Англичане - далеко не ангелы, и мне очень хорошо известно об ужасных вещах, которые они творили в Ирландии и других местах. Но англичане также сделали много хорошего для своих колоний. Они - великая нация с богатой культурой, а не просто грабители и эксплуататоры. А нам англичане сделали не слишком много плохого.
   Они - первыми - признали наше историческое право на эту страну, объявили наш язык ее официальным языком, позволили массовую иммиграцию. Если мы судим кого-то, то давайте будем делать это справедливо. [Мишнато шель. Давид бен-Гурион", Том II, перев. Шломо Авинери, Становление современного иудаизма].
  Некоторые российские христианские писатели, в частности, профессор-протоиерей Киевской духовной академии А. Глаголев, профессор Петербургской духовной академии И. Троицкий и др., с симпатией относились к политическому сионизму.
  К. М. Базили, русский дипломат на Ближнем Востоке, живший в XIX веке, отмечает в своих воспоминаниях ужасающую безнравственность обитателей Палестины, алчность сборщиков налогов, от которых люди прятались в горах, покинув свое жилье; он говорит о почти полном отсутствии в стране промышленности, об упадке сельского хозяйства, о коррупции турецких властей - "самой безнравственной администрации в мире".
  Мордовцев Даниил Лукич (1830, слобода Даниловка. Ростовская губ., ныне Волгоградская обл., 1905. Кисловодск, похоронен в Ростове-на-Дону), русский и украинский писатель, историк и публицист. Потомок запорожских казаков. В 1854 Мордовцев окончил историко-филологический факультет Петербургского университета. Более 30 лет служил чиновником в Саратове (действит. стат. советник). Публиковался с 1859, Автор популярных в 1860 - 80-х гг. художественных произведений (в осн. из рус. и украин. истории - Полное собрание исторических романов, повестей и рассказов, тт. 1-33. СПБ.. 1914), а также публицистические и исторические работы, посвященные народным движениям (напр. "Гайдамачина". 1870),С 1873 начал публиковать в журнале "Дело" под псевдонимом Берне из Бердичева статьи в защиту евреев, в которых опровергал распространение в русском обществе (в т.ч. и среди либералов) предрассудки. Особенно резко Мордовцев клеймил антисемитов-подстрекателей, выступавших в правонационалистической прессе. На погромы 1881 Мордовцев откликнулся "Письмами мистера Плумпуддинга" и "Письмом христианина по еврейскому вопросу" ("Рассвет". 1882) с призывом к евреям эмигрировать в Палестину и Америку, видя лишь в этом решение еврейского вопроса в России. После посещения в 1881 Палестины, где Мордовцев встретился с бежавшими от погромов евреями, он в ряде рассказов и путевых очерков ("Грустные воспоминания". "Наши пирамиды". "Поездка в Иерусалим Наброски дорожных впечатлений". 1895, 2-е изд.) обращался к народам мира с призывом вернуть Палестину евреям. Мордовцев последовательно поддерживал еврейское национальное движение, особенно после возникновения политического сионизма ("О сионизме"). [КЕЭ, Т.5. М., 1996.- С. 463-464]
  Черносотенная пресса откровенно писала: "Жидов надо поставить в такие условия, чтобы они постоянно вымирали". Но главной целью было возбудить "энергию евреев в собственное царство и обзаведения собственным хозяйством". В своих предвыборных программах черносотенцы обещали, что поднимут вопрос о создании еврейского государства и будут содействовать переселению туда евреев, "каких бы материальных жертв такое выселение не потребовало от русского народа".
  Как последовательные антисемиты, черносотенцы имели общие цели с сионистами. Вопрос о практическом сотрудничестве двух этих течений ставился неоднократно. Руководители черной сотни говорили, что сионистское движение "было бы весьма симпатичным, если бы оно преследовало только выселение евреев на отдельную территорию". Но при тотальном недоверии к евреям возобладало мнение, что "так называемый "сионизм", столь распространенный среди иудейской интеллигенции в России, имеет лишь внешним предлогом план переселения иудеев в Палестину, в сущности же является революционной организацией, сливающейся с иудейским "Бундом" [С.А. Степанов. Чорная сотня в России (1905-1914гг) "Росвузнаука" 1992.- С.10-24].
  Максим Горький напечатал в 1906 в издательстве "Правда" статью с сочувственным высказыванием о сионизме. Отношение Горького к сионизму противоречило позиции русской социал-демократии, к которой он был тогда близок.
  Неоднократно высказывавшиеся Горьким симпатии к сионизму обусловили его живой интерес к успехам еврейских поселенцев в Палестине в начале 30-х гг. В беседе с Б.Кацнельсоном на о. Капри Горький выразил сожаление, что невозможно рассказать об этих успехах в советской печати.
  Первая жена Горького Екатерина Павловна Пешкова была в течение многих лет после октябрьской революции 1917г. председателем т. наз. "Политического Красного Креста" -
  организации помощи политическим заключенным. В 1920-х, начале 30-х гг. она неоднократно оказывала разнообразную помощь политзаключенным евреям, в т.ч. сионистам, ряду которых она помогла получить разрешение на выезд в Палестину.
  С последней четверти 19 в. грузинская интеллигенция неоднократно выступала против антисемитизма грузинского простонародья и антиеврейской политики русского правительства. Сочувствие к евреям выражали в своих произведениях известные грузинские писатели (И. Чавчавадзе, И.Евдоншиди. А. Пурцелалзе. Н. Никодзе). Один из руководителей грузинских социал-демократов (меньшевиков), Евгений Гегечкори, был активным защитником евреев в государственной Думе. Стихотворения А. Церетели "Надежда иудеев" (1892), публикации на смерть Т. Герцля в еженедельнике "Цнобис пурцели" (1904), о сионизме в газетах Я. Цинцадзе "Самшобло" (1915) и др.. отражали симпатии этой национально настроенной грузинской интеллигенции к идеям палестинофильства и сионизма. В отличии от русских социал-демократов грузинские меньшевики также симпатизировали сионизму. Еще в 1902 их орган "Хвели" опубликовал большую статью, восхвалявшую сионизм.
  Элишева (настоящее имя Елизавета Ивановна Жиркова-Быховская; 1888, Спасск близ Рязани, 1949, близ Тверии, Израиль), поэтесса (на рус. яз. и на иврите), прозаик и критик (на иврите). Дочь русского православного священника и обрусевшей ирландки. Рано лишившись матери, она переехала к тетке в Москву, где окончила гимназию и посещала фребелевские педагогические курсы "Общества учительниц и воспитательниц детских садов" (до 1910). В 1907-1908 началось ее знакомство с евреями, которое стимулировало интерес к идишу, а затем к ивриту.
  В годы 1-й мировой войны работала в комитете помощи еврейским беженцам в окрестностях Рязани. По признанию Элишевы, на нее произвели "сильное впечатление еврейская национальная идея, а позднее сионизм".
  На небольшие и мелодичные стихотворения Элишевы часто писали музыку. В 1925 - 31 переводы стихов Элишевы с иврита на идиш, русский, английский, польский, итальянский, немецкий языки и переводы ее русских стихов на иврит выходили в еврейской периодической печати разных стран. (Новые переводы на русский язык, сделанные в Израиле, вошли в сб. "Я себя до конца рас сказала", Иер., изд-во "Библиотека-Алия", 1981, 1990.) Но уже к начала 1930-х гг. интерес к поэзии Элишевы ослабел. Ее третий и последний сборник "Ширим" (Стихи, 1946), в который вошли стихи 1922 - 28, не вызвал заметного резонанса.
  Элишева написала около 10 рассказов, которые публиковались в журналах, выходили отдельными книжками и сборниками (в т.ч. сб. "Сиппурим - "Рассказы", Т.-А., 1928). Они, как правило, автобиографичны, проникнуты печалью, сочувствием и благоговением перед еврейской традицией. Красота еврейских обычаев - "Нерот шабат" (Субботние свечи), 1922), сложность взаимоотношений евреев диаспоры с нееврейским окруженцем - "Малка лаиврим" (Еврейская царица, 1923), ожидание найти высокую мораль среди евреев - таковы мотивы ее прозы на еврейские темы. В рассказе "Ха-эмет" (Истина, 1924) провинциальная русская учительница с несложившейся судьбой заполняет реальную пустоту фантазиями. Неудовлетворенность мечтательной души свойственна и героине романа "Симтаот" (Переулки, Т.-А., 1928; переизд. в 1977; журнальный вариант "Бейн ха-зманим" (Безвременье), "Ха-олам", Љ 6 - 12, Лондон, 1927). Рисуя жизнь литературной богемы и увлеченного национальной идеей еврейства в послереволюционной Москве, Элишева использует события личной судьбы и Духовных исканий: героиня романа приходит к выводу о том, что место каждого, кто дорожит своим єврейством - в Эрец-Исраэль.
  Кроме влияния романтической литературы, немалую роль здесь играли милитаристские христианские группы, которые увязывали наступление новой христианской эры с "возвращением евреев" в обоих значениях: как их возвращение к "христианской истине", так и возвращение на историческую родину и даже государственное возрождение на ней. С обострением "восточной проблемы" усилилась борьба европейских держав за дележ наследства Оттоманской империи, возрос европейский интерес к Палестине, усилилась миссионерская деятельность, расширилось вмешательство иностранных консульств в палестинские дела в соответствии с "капитуляциями". Здесь преимущество было у Франции и России, которые соответственно считали себя покровителями католиков и православных и их учреждений в Палестине. Вероятно, это и явилось причиной того, что в протестантских державах, таких, как Англия и Пруссия, и политики, и миссионеры начали интересоваться евреями, брать их под свое покровительство, поощрять их планы по возрождению и заселению Палестины.
  Христианский сионизм имел религиозный характер, однако без миссионерского уклона (его представители никого не пытались обращать в свою веру) постепенно это движение привело к тому, что израильский народ снова загорелся идеей возрождения. В сионистское движение, которое уже начинало напоминать долину, усеянную мертвыми костями, вселились новый активный дух, сила, страсть и жизнь.
  Земля Израиля, на которой в 19-м веке сосредоточилась современная политическая активность вместе с изменяющимся на глазах традиционным отношением к ней, больше не terra sancta предыдущих веков. В европейской политической мысли Палестина приобретает новое значение на фоне политических изменений и формирования нового отношения европейских держав к территориям, находящимся под владычеством Оттоманской империи. С политическим обсуждением "восточной проблемы", вызванным захватом Сирии и Палестины Мухамедом Али, соединилось религиозное пробуждение, влияние которого заметно в английском обществе. Палестина наполнялась английскими, французскими, немецкими и американскими паломниками и исследователями. Они распространили подробные и разнообразные знания о ней по всей Европе, которые достигли и еврейского круга читателей, активно интересовавшихся происходящим в Западной и Центральной Европе. Произведения искусства романтического направления, исторические и археологические исследования придают всему этому материалу экзотическую окраску и способствуют восприятию определенных представлений о Земле Израиля, в которых прослеживается связь с народом, изгнанным с ныне опустошенной земли. Памятники замечательного прошлого подчеркивают горестное настоящее. Восточное еврейство представляется древними коленами, не испорченными в отличие от еврейства Польши и Германии европейским влиянием. Протестантские тенденции, в особенности милинаристские, в соединении с романтическими настроениями сформировали доброжелательное отношение к еврейскому прошлому Земли Израиля и к возможности ее нового еврейского заселения. Духовное брожение, тесно связанное с политическими событиями, воспринималось определенными слоями еврейского сообщества различным образом, как в порядке реакции на предложения христианских кругов заселить Землю Израиля, так и в качестве восприятия "европейского" облика Палестины, соединенного с национальными чаяниями на фоне национального пробуждения европейских народов. С конца тридцатых годов и до восьмидесятых в еврейском обществе придается особое внимание христианским предложениям касательно Палестины, что воспринимается не столько в теологическом контексте, сколько в оптимистическом духе, характерном для эпохи достижений европейского человека и еврейской эмансипации. Готовность выдающихся представителей просвещенных государств помочь возвращению народа Израиля на его землю выглядит как одно из выдающихся достижений еврейства 19-го века. И политическое положение Палестины рассматривается как с точки зрения еврейского самосознания, так и в европейском политическом и идеологическом аспекте. Существует совершенно особая параллель между милинаристским утверждением о том, что Земля Израиля превратилась в пустошь после изгнания из нее сынов Израиля, и традиционным еврейским утверждением, согласно которому "страна дает свои плоды только евреям". Оба утверждения диалектически переплетаются с представлениями европейской интеллигенции той эпохи, согласно которым восточные народы достигнут спасения, только если примут европейский путь развития. Просветительская и филантропическая деятельность английских, французских и немецких организаций в Палестине, создающая, начиная с сороковых годов, фундамент для модернизации городской жизни, воспринимается одновременно в качестве как образца и возможной поддержки будущему еврейскому заселению, так и конкурирующего фактора. И все же в те годы еврейские упоминания о Земле Израиля были преисполнены оптимизма в свете отношения государств Западной и Центральной Европы к возможности ее еврейского заселения. Это ощущение подкреплялось осведомленностью о политическом положении и о влиянии "капитуляций" на евреев-выходцев из европейских стран, проживавших в городах Палестины. Европейское подданство и поддержка иностранных консульств считалась гарантией существования еврейского поселения европейского происхождения, и все это было основой создания новых еврейских институтов и проектов.
  С 1980 христианский сионизм получил организационное оформление, открылось Христианское посольство в Иерусалиме, представляющее друзей Израиля - в основном приверженцев различных течений протестантизма (баптисты, англикане, методисты и др.), а также католиков и православных. По утверждению представителей посольства (данные на 1990), их поддерживают во всем мире 70 млн. сторонников. Посольство организовывает в Иерусалиме богословские конференции и симпозиумы, паломничество, а также митинги и уличные шествия в поддержку сионизма и Израиля; ежегодно в праздник Суккот устраиваются фестивали. Посольство занимается гуманитарной деятельностью в пользу новых репатриантов, в частности, финансирует чартерные рейсы самолетов в аэропорт Лод. В 1-й пол. 1980-х гг. посольство принимало активное участие в борьбе за право евреев СССР на репатриацию.
  В 1987 в Базеле (Швейцария) состоялся I Всемирный конгресс христиан-сионистов. На нем присутствовало 500 богословов, священников, руководителей церквей из США, Франции, ФРГ, Израиля, Англии, Австралии, Бразилии, Швейцарии и Нидерландов. Одна из резолюций конгресса призвала христиан оказать помощь Израилю в деле репатриации и абсорбции.
  В 1988 году, в сороковую годовщину возрождения Израиля, Христианское посольство постановило провести Второй христианский сионистский конгресс уже в Иерусалиме.
  Работа Христианского посольства и других христиан-сионистов явилась большим подспорьем для сионизма во всём мире. Особенно сейчас, когда все страны всё более враждебно относятся к Израилю, христиане говорят: "Израиль, ты не одинок!" [Том Хесс. Отпусти народ мой! Progressive Vision Washington D.C. 1992.- c.84].
  "Евреем можешь ты не быть, но сионистом быть обязан"! Именно так, перефразируя известные строки Некрасова, можно сформулировать кредо части христиан, убежденных в том, что возвращение еврейского народа в Эрец-Исраэль и возрождение еврейского государства является исполнением пророчеств Священного писания. Христианские сионисты считают: Б-г обещал эту землю Аврааму, Он благословит тех, кто благословит евреев, и проклянёт тех, кто проклинает их. Тем самым любовь Г-спода по отношению к кому-либо проходит через Его любовь к евреям.
   Недавно лидеры организации "Христиане за Израиль" из двадцати стран мира собрались на форум в Иерусалиме. Они встретились с израильскими политиками и общественными деятелями, чтобы обсудить тему иудейско-христианского диалога в период глобального кризиса.
   С основным докладом выступил главный ашкеназский раввин Израиля Йона Мецгер. Говоря о Холокосте, он не смог сдержаться - голос на мгновение сорвался, на глазах выступили слезы. Рав Мецгер призвал христиан к дружбе и взаимопониманию.
  На форуме говорилось о проектах, которые будут осуществляться в 2013 году. Среди основных направлений - способствовать алие из стран бывшего СССР при посредничестве организаций "Эвенэзер" и "Христиане за Израиль"; алие членов племени Бней-Менаше, проживающих на границе Индии с Бирмой и считающих себя потомками колена Менаше - под патронажем организации "Шавей Исраэль" и поддержке международного совета "Эбенэзера". В центре внимания остается организация благотворительных столовых для неимущих, образовательные программы и поддержка пострадавших от террора - при посредничестве организации "Гинени"; помощь пережившим Холокост - от организации "Амха"; установка памятников жертвам Катастрофы на Украине - от организации "Христиане за Израиль"; поддержка организацией "Христианские друзья израильских сообществ" (CFOIC) поселений в Иудее и Самарии. Члены CFOIC считают, что населенные пункты Иудеи и Самарии находятся в самом сердце Эрец-Исраэль, родины еврейского народа, и они должны быть частью Государства Израиль.
   В еврейском государстве придают большое значение христианскому движению в поддержку и защиту Израиля. Напомним, что в июле 2012 года в Кнессете состоялось торжественное мероприятие, посвященное деятельности христиан-евангелистов, помогающих людям, пережившим Катастрофу, на котором присутствовали представители более 40 христианских организаций со всего мира. Впервые в стенах Кнессета представители израильского руководства выразили им благодарность за поддержку Израиля, помощь, оказываемую пережившим Холокост. Было выражено твердое намерение укреплять отношения с христианскими организациями, поддерживающими Израиль.
   Ныне, когда говорят об организациях, поддерживающих Израиль в Европе и Америке, обычно начинают с еврейских. Но, вопреки логике, вовсе не 100 процентов из них на стороне Израиля, хотя большинство в той или иной степени его поддерживают. Понятно, что и не все христианские организации являются сторонниками Израиля (левые из них - определенно нет).
   Многовековая история взаимоотношений евреев и христиан полна с видетельств о преследованиях церковью еврейского народа. Страшным итогом этой политики стало то, что в период Холокоста большинство христианского духовенства Европы не противодействовало геноциду еврейского народа.
   Уроки Второй мировой, разгром нацистской Германии, Нюренбергский процесс, суд над Эйхманом и множество других разоблачений нацизма, четко выраженная послевоенная антинацистская политика Германии во многом изменили взаимоотношения христиан и евреев. Среди христиан крепнет движение людей, изменивших отношение к еврейскому народу, признавших уникальную мировую роль иудаизма.
   Осознав вину своих единоверцев, ныне, в условиях нарастания антисемитизма и антисионизма, они открыто встали на сторону Израиля и еврейского народа. На их взаимоотношения с нами влияет также террор исламских фанатиков и враждебное отношение как к христианам, так и к евреям в некоторых мусульманских государствах.
  У иудео-христианской цивилизации есть единственный выход: совместно противостоять этим угрозам. Сегодня поддержка, по крайней мере, значительной части христиан является одной из наиболее важных реалий после двух тысяч лет вражды к евреям, преследований и погромов. Самые последовательные сторонники и борцы за благополучие и безопасность Израиля - миллионы христиан- евангелистов, сионистов в полном смысле слова. Для этих христианских организаций не миссионерство, а политическая, моральная и экономическая поддержка Израиля является сутью деятельности. Они считают, что Израиль должен сохранить за собой полный контроль над Иерусалимом, они против ликвидации большинства израильских поселений на территориях и создания арабского палестинского государства в сердце Эрец Исраэль. Христиане-евангелисты не только осознают свои корни в иудейской вере, но и на практике способствуют возвращению евреев на историческую родину. С помощью пожертвований они поддерживают репатриацию евреев в Израиль, помогают еврейским общинам в Восточной Европе, финансируют работу бесплатных столовых в Украине и Беларуси, оказывают гуманитарную помощь, осуществляют социальные проекты в Израиле.
   Только в Германии около 25 миллионов христиан-евангелистов, немало их и в других странах - США, Швейцарии, Финляндии, Англии, государствах Азии. Моральная и материальная поддержка христианами-евангелистами Израиля и евреев весьма ощутима.
   В Голландии в 1979 году была создана организация "Христиане за Израиль", призванная через церковь вести разъяснительную работу среди христиан, содействовать еврейскому народу и Государству Израиль. Ныне организация стала международной, в нее входят христиане сорока стран Европы, Африки, Северной Америки, Юго-Восточной Азии и Австралии. Это мощное движение сплотило сотни тысяч христиан по всему миру.
   Особо важным является то, что эта организация объединяет христиан независимо от направления их веры, будь то католики, протестанты или православные. В нынешней международной обстановке, когда нарастают проявления антиизраилизма и антисемитизма, "Христиане за Израиль" призывает христиан мира покаяться за преследование иудеев церковью на протяжении многих столетий, к борьбе с антисемитизмом во всех его формах и проявлениях, к молитвам за мир для еврейского государства и всячески способствовать еврейскому народу во всех его деяниях. Члены этой международной организации признают, что союз Б-га с народом Израиля вечен и что возвращение еврейского народа на Землю Израиля является исполнением библейского пророчества.
  Учитывая все нарастающую враждебную пропаганду и попытки изоляции еврейского государства в международном сообществе, организация подчеркивает: евреи не одни!
  "Христиане за Израиль" является международной сетью христиан по всему миру", - говорит председатель организации Харольд Эккерт. - "Мы представляем сотни тысяч христиан в более чем сорока странах. Наши цели - загладить вину за ошибки прошлого, построить мосты между Израилем и христианским миром".
  Воссоздать картину начального периода сионизма нам помогла книга Pastor Charles Russel. American Cristian Zionist ("Пастор Чарлз Рассел. Христианский сионист Америки"). Ее автор - Давид Горовиц, американский еврей, уроженец Швеции, редактор нескольких периодических изданий, в том числе "Бюллетеня воссоединенного Израиля", член Еврейской Академии наук и искусств с 1982 г. и бывший руководитель пресс-бюро Израиля при ООН. Книга была издана в серии Philosophical Library в Нью-Йорке и благожелательно встречена рядом выдающихся деятелей.
  Биньямин Нетаниягу сказал: "Признание важной роли пастора Рассела как одного из первых христианских защитников сионизма пришло очень поздно. Господин Горовиц оказал неоценимую услугу, напомнив читателям историю этого выдающегося христианского сиониста".Джейн Киркпатрик, бывшая представительница США в ООН, высказалась о книге так: "Это - захватывающее описание человека, заслуги которого не были еще оценены должным образом, и раздела истории сионизма, также не получившего должной оценки".
  Д. Горовиц пишет в своей книге: "Покойный пастор ... опередил Теодора Герцля, призывая евреев всего мира, чтобы они восстановили свое древнее государство в Палестине ... предсказал возвращение еврейского народа в Палестину, упредив Герцля ... Уже в 1889 г., до того как мировое еврейство услышало о Герцле и сионизме, пастор Рассел издал книгу "Время пришло", где указал на пророчества, предвещающие важную перемену для Божьего народа - Израиля. В 1896 г. он впервые едет в Палестину и, возвратившись, публикует полную энтузиазма статью о Святой Земле, издает 3-й том своих лекций, в котором напечатана глава "Восстановление Израиля". В 1909 г. он опять посещает Палестину, завязывает дружбу с еврейскими лидерами, в том числе с д-ром Леви из сионистской организации".
  Выступления Рассела в Иерусалиме заинтересовали евреев. Вернувшись в США, он в журнале Overland Monthly опубликовал адресованные евреям 12 статей под общим названием "Избранный Божий народ". Статьи вызвали резонанс, и у Рассела появилась возможность прочитать ряд проповедей об иудаизме и сионизме. Одна из лекций об Иерусалиме состоялась 5 июня 1910 г. в бруклинской Академии музыки в присутствии 2 800 человек. Отчеты о ней широко публиковала еврейская печать.
  Вершиной деятельности Рассела было выступление на созванном серьезными сионистскими лидерами (главным образом по рекомендации д-ра Леви) специальном собрании евреев в самом большом в то время зале нью-йоркского ипподрома. Через некоторое время после выступления на ипподроме пастор отправляется в Европу. Он устраивает несколько встреч с английскими евреями. На одном из этих собраний в Роял-Альберт-Холл в Лондоне присутствовало около 4600 евреев, на другое - в еврейском квартале города в зале Шордич-таун-Холл - Рассела пришли послушать 800 евреев. На встрече в Манчестере было около 1200 человек, в Глазго -
  1400. После возвращения в США пастор Рассел организует новые встречи в Чикаго, Филадельфии, Сен-Луисе, Канзасе. В 1911 г. он произносит речь в штате Огайо, в Цинциннати, обращаясь к более чем 5000 слушателей. В то же время, с вводом в действие типографии Общества, увеличивается поток литературы, адресованной евреям. Пастор опубликовал свои проповеди почти в 3000 различных газетах США. Его проповеди по вопросам иудаизма и сионизма вышли тиражом 107 000 экземпляров в издательствах англоязычных газет и журналов и 650 000 экземпляров на языке идиш. Проповеди, опубликованные в периодике, имели 10 миллионов читателей. Со временем Рассел пришел к выводу, что ему следует начать издавать собственную газету на языке идиш. Ее он назвал Die Stimme (Голос). Газета была встречена с большим интересом в еврейских общинах Америки, Европы и России. В 1912 г. Рассел на основании пророчества Исайи (40, 1- 2) написал и издал брошюру под названием "Утешение для евреев". В ней пастор снова излагает свою идею о возвращении Божьего благоволения еврейскому народу и об окончании его судьбы тысячелетнего странника. С ростом читательского спроса из года в год увеличивались тиражи литературы, печатавшейся с 1909 г. в собственной типографии Рассела, расширяя таким образом знания о сионизме и о его роли в исполнении Божьих обетований. Вплоть до конца своей жизни пастор поддерживал дружеские отношения с руководителями евреев в Америке. В результате деятельности Рассела вновь ожило замирающее сионистское движение, имевшее до того главным образом политический характер. В течение нескольких лет в результате ссылок на пророчества и на обетование, данное Аврааму (Быт. 22, 16- 18), было снова зажжено пламя сионизма. [Юлиан Гжесик. Возвращение. История евреев в свете ветхо- и новозаветных пророчеств. "Теревинф" М., 2005г.- С. 80-86].
  Политолог Вера ГЕНИСАРЕТСКАЯ (Верджиния, США) в статье "Христианский сионизм и фундаменталізм" (2005) пишет: "За последние десятилетия большое политическое влияние в США приобрел Христианский Сионизм (Christian Zionism), несомый в массы различными евангелистами и телеевангелистами, самыми известными и могущественными из которых являются Пат Робертсон (Pat Robertson) и Джэрри Фалвелл (Jerry Falwell). Христианский Сионизм важен тем, что основные теологемы этого направления были в той или иной степени приняты многими течениями фундаментализма и евангелизма как его рупора и в настоящее время направляют их идеологию и действия.
  По определению известного специалиста по истории религий профессора Дона Вагнера (Donald Wagner), христианский сионизм "является движением внутри протестантского фундаментализма, который рассматривает современный Израиль как знак исполнения библейских пророчеств и, следовательно, как страны, заслуживающей политической, религиозной и финансовой поддержки. Центром распространения идей христианского сионизма является движение евангелистов".
  Отличительными чертами идеологии христианского сионизма, адаптированными многими христианскими фундаменталистами, являются следующие:
  Буквальная трактовка Ветхого Завета в том, что касается богоизбранности евреев и их "божественного права" на "дарованную Богом землю" от Нила до Тигра и Ефрата.
  Вольное толкование Откровения Иоанна Богослова (Апокалипсиса). Согласно этому толкованию, Конец Времен и Армагеддон "близ при дверях" - скоро настанет Второе Пришествие Иисуса. Он придет к евреям и они обратятся в христианство. Иисус установит Свое господство в созданном евреями государстве, из которого они будут осуществлять Его правление во всем мире. Помогающие евреям в строительстве этого государства спасутся, а не помогающие попадут в ад.
  Убежденность в том, что любые действия Израиля являются законными и оправданными его "божественной миссией".
  Вера в то, что Иерусалим является "вечной" и исключительно еврейской столицей: арабам в Святом Городе места нет.
  Вера в то, что евреи должны восстановить свой разрушенный храм. Восстановление этого храма является частью концепции "битвы за Иерусалим". В настоящее время на месте, где должен быть воздвигнут храм, находятся Мечеть Ал Акса (Al-Aqsa) и Каменный Купол (Dome of the Rock). Члены нескольких еврейских экстремистских организаций, включая "Институт Храма" (Temple Institute) и "Храм на Горе Веры" (Temple Mount Faithful) даже делали попытки разрушить эти мусульманские святыни. Христианские сионисты не осудили их за это, а по некоторым версиям даже поддержали. В 2000 году три христианских сиониста были депортированы из Израиля за попытку взорвать мечеть в Иерусалиме.
  Сопротивление любым действиям правительств и международных организаций, прежде всего ООН, направленным на то, чтобы убедить Израиль в соблюдении правовых норм в отношении палестинцев и 242-й Резолюции ООН, по которой Израиль должен оставить оккупированные территории. В октябре 2004 Пат Робертсон, на организованном им выездном ралли в Израиле произнес перед многотысячной аудиторией: "Только Бог решит, должен ли Израиль уступать земли, полученные им в результате войны 1967 года, включая Газу, Западный Берег и Восточный Иерусалим... Бог говорит: "Я буду судить тех, которые притязают на Западный Берег и Газу... Это Моя земля, руки прочь от нее!".
  Сильные антимусульманские и антиарабские сантименты. Вслед за радикальными еврейскими сионистами, христианские сионисты верят, что арабы произошли от "дикого человека" Ишмаэля (Ishmael) со всеми вытекающими отсюда последствиями. Христианские сионисты внесли значительный вклад в дегуманизацию арабов и в стремительно развивающуюся в США исламофобию.
  Мне придется разочаровать сторонников идеи "всемирного еврейского заговора": движение христианского сионизма не было организовано и идеологически обосновано евреями. Оно выросло из безликих глубин выхолощенного американского протестантизма с его непочитанием Божией Матери, ритуала и святых. Оно было взято на вооружение и задействовано циничными и бессовестными американскими религиозными лидерами, сколотившими на этом политические и финансовые капиталы. Наиболее горячими его восприемниками стали самые простые и часто одинокие люди. Эти люди жаждут обрести духовные стимулы и получить оправдание своего существования во вседенном и бессмысленном их бытии.(http://pravaya.ru/look/2021).
  ...Полагаю, что в общих чертах вопросы о природе христианского сионизма, направления его деятельности и объема его влияния на политику США читателю уже понятны, и я не хочу больше загружать его фактами, относящимися к этой теме. Любой, кто ею заинтересуется, может получить необходимую информацию в массе интернетовских публикаций как самих христианских сионистов, так и их сторонников и критиков. Основные современные первоисточники читатель может найти на официальном сайте христианских сионистов, а также на сайтах Пата Робертсона и Джерри Фалвелла. Читателю, не знающему английского, я могу порекомендовать статью апологета христианского сионизма, считающегося в Штатах самым компетентным специалистом по Ближнему Востоку, Даниэля Пайпса, опубликованную в "Нью-Йорк Пост" (New York Post). Между прочим, "Нью-Йорк Пост" (не путать с "Нью-Йорк Таймс") редактируется "крестным отцом неоконов" Ирвингом Кристоллом. Довольно подробная история христианского сионизма дана в серии статей профессора Доналда Вагнера".( http://www.pravaya.ru/look/2063).
  Утверждая, что еврейская национальная идея - это возрождение мессианской утопии, мы не хотим сказать, что одна лишь мысль о возвращении на древнюю родину породила национальное движение. Этот призыв звучал и в донационалистический период. Так как историческая связь евреев со своей древней родиной была важным элементом как еврейской, так и христианской традиции, то вывод о необходимости возвращения не требовал большой изобретательности. Идея возвращения в Сион пользовалась особой популярностью в Англии, после того как пуританская революция пробудила там интерес к Ветхому Завету и к самой истории еврейского народа. Правда, сторонники еврейского возвращения в Сион в большинстве своем надеялись, что евреи изменят веру, но были и те, что разделяли эти две идеи и рассматривали еврейское возвращение в землю предков как осуществление еврейских национальных стремлений. Лучшим примером предвосхищения современного сионизма, возникшего на ниве традиции Реставрации в Англии, является книга Джорджа Элиота "Даниэль Дэронде", написанная в 1874 г.
  Их (христианских сионистов) историческое значение заключается совсем в другом. Наличие христианских сторонников этих идей показывает нам, насколько глубокой представлялась связь между евреями и их страной даже в умах инородцев. Без этого успех сионизма, зависевшего от поддержки или хотя бы понимания со стороны неевреев, был бы немыслим.
  Корни появления еврейской национальной идеи лежат в европейских реалиях и в идейном мире европейцев, а Земля Израиля вплетается в них через внешние факторы и понятия, что в высокой степени было чуждо еврейскому традиционному миру. Можно также утверждать, что европейское еврейство, все более интегрирующееся в окружающем их мире, заново открыло для себя Землю Израиля в немалой степени благодаря росту ее значения в европейских умах, тогда как традиционная связь с Землей Израиля, все еще сохранявшаяся в широких еврейских кругах и частично проистекавшая из надежд на Избавление, отражала неприятие европейского мира.
  На первый взгляд нет прямой связи между событиями первой половины 19-го века и периодом Первой алии, но наличествует типологическая и идеологическая преемственность между идейным миром первых носителей национальной идеи тридцатых и сороковых годов и их отношением к Земле Израиля, с одной стороны, и отношением национальной идеи восьмидесятых годов к заселению Земли Израиля - с другой. В обоих случаях Земля Израиля приобретает значение элемента столь обязательного для национального самосознания европейцев - территории, где претворяется в жизнь особенность этнической группы, историческое существование предков. Более того, Земля Израиля становится идеальным полигоном для осуществления универсальной социальной мечты, основу которой составляют и идеи Просвещения, и его представления об идеальном традиционном обществе.
  
  Сионизм "Русского народа"
  
  Термин "черная сотня" не потерял актуальности и сегодня. Имея неофициальное одобрение правительства, "черная сотня" открыто и скрыто просуществовала 100 лет, к большому стыду, дожила до наших дней и переживает процесс реанимации в XXI веке.
  Возникает вопрос, сумело ли современное общество извлечь уроки из недавнего прошлого? Очевидно, что нет, история развивается не по спирали, а по замкнутому кругу. Об этом свидетельствуют события как в России, так и в Украине, а также изобилие черносотенной печатной продукции и призывы появляющиеся на стенах домов и автобусных остановках. Хотя в идеологии зрелого сталинского режима и возродились многие черносотенные понятия, сам термин "черносотенец" являлся в СССР своего рода политическим ругательством, сравнимым в этом отношении только с термином "фашист". После краха коммунистического режима ситуация решительно изменилась - в России появились политические организации, претендующие на преемственность с Союзом русского народа. По крайней мере, к частичной реабилитации черносотенства призывают в наши дни и люди, пользующиеся репутацией умеренных консерваторов. В частности, эту тему затронул московский писатель Сергей Кара-Мурза; одна из глав его книги "Манипуляция сознанием" (М., 2001) называется "Миф о черносотенцах и его активизация в конце XX в". Дурная репутация Союза русского народа является, по мнению этого автора, измышлением демократической прессы, которая, как в начале XX века, так и сегодня, использует "черносотенный миф" в своих политических целях.
   Итак, обратися к истории.Исключительное место в идеологии черносотенцев занимал антисемитизм. Они утверждали, что евреи избрали Россию в качестве объекта вторжения. "Русский характер, черты национального уклада русских людей, отменное историческое гостеприимство славян вообще, и в особенности русских, прекрасно взвешенны и учтенны евреями. Недаром Россия буквально осаджена евреями".Поэтому черносотенцы настаивали на дальнейшем ужесточении антисемитского законодательства. Они требовали лишить евреев права голоса, изгнать их из всех учебных заведений, где учатся христианские дети. Одновременно евреям запрещалось открывать собственные учебные заведения. Список закрытых для евреев профессий и промыслов охватывал почти все виды человеческой деятельности. Черносотенцы домогались, " чтобы все проживающие в России евреи были немедленно признаны иностранцами, но без каких бы то ни было прав и привилегий, предоставляемых всем прочим иностранцам".
   Черносотенная пресса откровенно писала: "Жидов надо поставить в такие условия, чтобы они постоянно вымирали". Но главной целью было возбудить "энергию евреев в собственное царство и обзаведения собственным хозяйством". В своих предвыборных программах черносотенцы обещали, что поднимут вопрос о создании еврейского государства и будут содействовать переселению туда евреев, "каких бы материальных жертв такое выселение не потребовало от русского народа. Как последовательные антисемиты, черносотенцы имели общие цели с сионистами. Вопрос о практическом сотрудничестве двух этих течений ставился неоднократно. Руководители черной сотни говорили, что сионистское движение "было бы весьма симпатичным, если бы оно преследовало только выселение евреев на отдельную территорию". Но при тотальном недоверии к евреям возобладало мнение, что "так называемый "сионизм", столь распространенный среди иудейской интеллигенции в России, имеет лишь внешним предлогом план переселения иудеев в Палестину, в сущности же является революционной организацией, сливающейся с иудейским "Бундом".Руководствуясь этим и веря в успешное осуществление данного проекта, идущего навстречу желанию самих евреев, "Союз Русского Народа" полагал, что поспешность осуществления этой задачи несомненно бы отразилась на нормальном выполнении евреями их гражданских обязанностей в странах, оказавших им гостеприимство, во вред народам, среди которых они живут.
  А потому "Союз Русского Народа" обязал своих представителей в Государственной Думе требовать, чтобы все проживающие в России евреи были немедленно признаны иностранцами, но без каких бы то ни было прав и привилегий, предоставляемых всем прочим иностранцам. Такая мера в связи с другими ограничительными мерами, несомненно, поддержала бы энергию евреев в деле скорейшего переселения в собственное государство и обзаведения собственным хозяйством.
   "Союз Русского Народа" настаивает на введении целого ряда ограничений для евреев. С трибуны Государственной Думы члены "Союза" требуютследующего:
  1. Чтобы евреи не могли быть допущены ни в армию, ни во флот, ни военнослужащими, ни по вольному найму, ни в интендантство. Чтобы евреи не могли быть военными врачами, фельдшерами и фармацевтами. (С другой стороны, справедливо и необходимо заменить для евреев отбывание воинской обязанности денежной; непрерывное же поступление этой денежной повинности возложить на еврейское население с круговой порукой).
  2. Немедленного восстановления строгой черты еврейской оседлости в прежних пределах, с предоставлением подлежащим обществам, входящим в черту оседлости, права делать постановления о недопущении евреев в свои пределы, а равно и о выселении из них.
   •Отмены всех законов, расширяющих черту оседлости евреев, дабы были восстановлены законы, действовавшие по ограничению евреев до 1903года.
   •Отмены привилегий для евреев по образованию, ремеслам, предоставляющих им право повсеместного жительства.
   •Воспрещения евреям проживать и пребывать в портовых городах.
   3. Недопущения евреев во все учебные заведения, где обучаются дети христиан, и лишения их права основывать учебные заведения высшие и средние.
   •Воспрещения евреям быть преподавателями и начальниками (директорами, инспекторами и т. п.) в казенных, общественных и частных учебных заведениях.
   •Воспрещения евреям быть домашними и сельскими учителями (воспрещение это распространяется и на евреек).
   4. Недопущения евреев на государственные и общественные службы.
   •Воспрещения евреям получать какие бы то ни было концессии и участвовать в каких бы то ни было общественных и казенних подрядах и поставках.
   •Воспрещения евреям быть судовладельцами и судоводителями и вообще службы в торговом флоте и на железных дорогах.
   •Воспрещения евреям принимать участие в выборах в общественные учреждения и самоуправление, а равно иметь в оных своих представителей по назначении административной власти.
   5. Недопущения евреев под каким бы то ни было видом в Государственный Совет и Государственную Думу, ни к выборам в оные.
   6. Воспрещения содержать аптеки и аптекарские магазины, быть провизорами, управлять и служить в оных. Воспрещения евреям производить торговлю медикаментами и медицинскими продуктами.
   7. У евреев, уличенных в участиях в революционных действиях, конфискации всякого имущества, каковое поступает в казну.
   8. Недопущения евреев ни в редакторы, ни в издатели периодических изданий. Воспрещения евреям иметь книжные магазины, типографии, литографии.
   9. Воспрещения евреям, иностранным подданным пребывать в России.
   "Союз Русского Народа" предлагал, чтобы ускорить процесс переселения евреев в Палестину, еврейским организациям оказать даже материальную поддержку. Представители "Союза" обращались к правительству с просьбой: войти в сношение с иностранными правительствами о всяческом содействииевреямвпереселение.
   Идеи "Союза Русского Народа" приобрели широкую популярность. В короткий срок "Союз" превратился в самую большую партию в России с собственной газетой "Русское Знамя" (выходила с ноября 1905). Делая упор на массовую просветительскую работу путем открытия школ, устройства чтения, собраний, бесед, распространения книг и брошюр, издания своих газет и журналов, "Союз" вместе с тем превратился в активную, наступательную политическую силу. Для борьбы с революционерами члены "Союза" объединяются в вооруженные дружины, участвуют в подготовке выборов в Государственную Думу и органы местного самоуправления. "Союз" участвует в строительстве церквей, открывает больницы и приюты, дома трудолюбия, учреждает кассы взаимопомощи и промышленно-сберегательные товарищества для материальной поддержки своих членов.
  К концу 1907 "Союз Русского Народа" насчитывал около 400 местных отделений, половина которых приходилась на сельскую местность. Число членов "Союза" доходило до 400 тыс. человек, но это был только патриотический актив. Общее число русских людей, связанных с деятельностью "Союза Русского Народа", составляло не менее 2 млн. человек.
   Особого внимания заслуживает позиция церкви. Сразу оговоримся, что официальные представители ее осудили разгул насилия. Синод разослал "Пастырское поучение народу православному", в котором призывал одуматься, пока еще есть возможность не запятнать свои руки кровью. Порицание погромщикам прозвучало в воззвании архиепископа Херсонского и Одесского Димиртия: "Жертвой населения оказались честные труженики и торговцы, большей частью бедняки, которых вы своим буйством и разорением их убогого имущества лишили крова и куска хлеба". Духовные власти опровергали слухи о том, что погромы благословлены церковью.
   Политические интересы заставляли черносотенцев проявлять веротерпимость. Они пользовались поддержкой некоторых старообрядческих общин, чем вызвали раздражение православного духовенства. Следует отметить терпимое отношение крайне правых к католикам и лютеранам. Черносотенцы заявляли, что "Союз русского народа" "из иноверцев выражает свое особое благорасположение содержащим Магометов закон". Одно время разрабатывался план создания дочерних организаций под своеобразным названием "Мусульманский союз русского народа из казанских татар". Проект устава, одобренной руководителями Союза русского народа, предусматривал оказание содействия в строительстве медресе и мечетей. Самое трудное здесь - память о еврейских погромах в России. Увы, так было. Написано по тому поводу горы всякой всячины, отмеченной с обеих сторон раздражением, злобой, истерией, но вот беда - ни одного спокойно-объективного исследования пока у нас не известно. Квинтэссенцией взаимного озлобления служит известная формула В. Розанова о погромах: "Спазмы животного, которого заели паразиты". Обратим внимание на оценки: с одной стороны -
  "животные", совершающие "спазмы", то есть не управляемые даже по-животному действия, но с другой стороны - "паразиты".
   Получается, что с обеих сторон - недостойные сочувствия твари. Выкладки в розановском духе не распутывали, а лиш крекче затягували тугой узел. По свидетельствам современников, в черносотенные дружины повсеместно набирались "особые люди из отбросов общества или хулиганов или, короче говоря, человек был на все способен: избивать, убить и т.п.", "люди неблагонадежные, прежде судимые за какое-нибудь грязное дело", "из самых головорезов и отчаянных людей", те, "кто громил и грабил магазины".
   Вот слова одного из лидеров ярославских черносотенцев в 1906 - 1908 гг. священника Алексия, который покинул организацию и заявил в интервью корреспонденту "Вестника Рыбинской биржи": "Я хотел подойти к ним с христианской душой, но, когда увидел, что в Союзе преобладают отщепенцы общества, поспешил остуда уйти". Особо хотелось бы указать на характеристику "союзниками" еврейской темы. Идеологи "Союза русского народа" верили в мировой еврейский заговор, они были убеждены в том, что евреи, составляя ничтожное меньшинство населения, главенствуют в демократическом и революционном движении. То обстоятельство, что эти фантазии не имели какого-либо подтверждения, "союзников" не смущало.
   Количество жертв черносотенных погромов вполне сопоставимо с начальным этапом нацистского движения в Германии, и есть все основания полагать, что черносотенцы двигались, в конечном итоге, к той же цели. Один из видных деятелей русского черносотенного движения Николай Марков, позднее активно сотрудничавший с германскими нацистами, выступал в Государственной думе с призывами к изгнанию или истреблению евреев. К этому можно добавить идеологическую преемственность черносотенцев с другими поклонниками "Протоколов", включая американских куклуксклановцев, южноамериканских праворадикалов, исламских фундаменталистов.
   Однако было бы ошибкой рассматривать черносотенное движение лишь как взрыв хамства и жестокости. Репутация "черной сотни" отпугивала от нее образованных людей, однако самые респектабельные деятели русской науки и культуры, включая Дмитрия Менделеева, Александра Блока, Николая Рериха, могли позволить себе отдельные высказывания вполне черносотенного характера. Писатель Василий Розанов в период дела Бейлиса даже выступал в печати с публикациями, поддерживавшими обвинения евреев в ритуальных жертвоприношениях, его мнение разделял тогда и выдающийся православный богослов Павел Флоренский. Еще более откровенно та же тенденция проявилась при становлении европейского фашизма, среди приверженцев которого были не только завсегдатаи пивных, но и утонченные интеллектуалы, включая одного из основателей философии экзистенционализма Мартина Хайдеггера.
   Хочется закончить наше сообщение предвидением (а может бать только надеждой) М.С.Дубнова: "Когда-нибудь ведь кончится эта вакханалия юдофобии, эта страшная эпидемия человеконенавистничества, свирепствовавшая в ряде стран в первой половине ХХ в. Народы одумаются, дикие страсти улягутся, и тогда какая картина откроется перед глазами? Еврейский народ, измученный от нанесенных ему бесчисленных ран, оплакивающий своих мучеников, но нравственно очищенный в горниле страданий, а мучившие его народы - с поколением развращенной молодежи, со всей этой массой погромщиков под именами "железногвардейцев", "штурмистов", "наровцев", "фалангистов", "гакенкрейцлеров", которые никогда не смоют невинную еврейскую кровь с своих рук. Это будет поколение с запятнанной совестью, с загрязненной душой, которое в новом европейском обществе будет нуждаться в исправительных домах для преступников, если только оно само не поймет весь ужас того, что оно натворило в юности под давлением бессовестных вождей. Только после того, как это поколение нравственной пустыни исправится или вымрет, возродится в Европе новое общество, основанное на человеколюбии, братстве и социальной справедливости".
  
  
  Всемирно-историческое событие еврейской нации.
  
  Всеобщий конгресс Сионизма и Теодор Герцль
   29 августа 1897 г.
  
  Теодор (Биньямин Зеев) Герцль родился в 1860 году в городе Будапеште в Венгрии. Он получил еврейское воспитание, типичное для ассимилированных семей в Западной Европе - немного еврейской "атмосферы" и много немецкой культуры. Окончив Венский университет, где он изучал право, Герцль не работал по профессии, а обратился к литературе. Он писал статьи, а некоторые из созданных им пьес были поставлены на сцене. В 1891 году популярная венская газета "Нойе фрайе прессе" направила Герцля как своего корреспондента в Париж. Известный в венских кругах журналист, он вскоре стал принят также и в салонах Парижа. Его еврейское происхождение не было тому помехой и не ощущалось им в общении с окружающими. Но несмотря на то, что Герцль был вполне ассимилированным евреем, нарастание антисемитизма в Австрии и Германии заставило его задуматься об участи и предназначении еврейского народа.
  Во время пребывания Герцля в Париже произошло событие, побудившее его действовать, - процесс Дрейфуса. Т.Герцль был, несомненно, центральной фигурой в ранний период сионистского движения, но нельзя допускать, чтобы мы усвоили лишь стереотипы: "провозвестник сионизма", "отец сионизма", "Мессия" и т.д. Да, это был человек, превративший сионизм в мощное политическое движение, имеющее международное значение. Организационная деятельность Герцля и его единомышленников привела к осуществлению сионистской идеи - созданию еврейского государства. Известно высказывания Герцля: "В Базеле я основал еврейское государство". Это утверждение не кажется сегодня таким фантастическим, как казалось в 1897 году? Так "далеко" не заходил никто из палестинофилов, и даже если бы кто-то из них высказался подобным образом, его слова вряд ли вошли бы в историю.
  В 1896 году Т. Герцль опубликовал брошюру "Еврейское государство - опыт современного решения еврейского вопроса". Исходя из убеждения, что все евреи мира связаны единой судьбой и что современный антисемитизм является не преходящим, а постоянным фактором, Герцль пришел к выводу, что евреи - нация, борющаяся за свое существование. Он считал, что "еврейский вопрос" является по сути своей национальным вопросом и может быть разрешен только посредством "восстановления еврейского государства". Постепенно для Герцля стало ясно, что страной, где евреи смогут создать свое государство, может быть лишь Эрец-Исраэль. Свое предвидение возвращения в Сион он отразил в романе "Альтнойланд" ("Старая новая земля"; в русском издании - "Страна возрождения"), вышедшем в свет в 1902 году. Он и его единомышленники, называвшие себя сионистами, стали издавать на немецком языке газету "Ди вельт" (Мир), где пропагандировали свою точку зрения.
  Вообще же идеи Герцля пробудили живой интерес в самых различных кругах мировой общественности, но самому ему не удалось дожить до начала осуществления этих идей. Он умер в 1904 году в возрасте сорока четырех лет, но его дело было продолжено его единоќмышленниками и ближайшими соратниками.
  Наиболее убежденными последователями Герцля оказались не австрийские, не немецкие и не французские евреи. Большинство тех, кто продолжил начатое им дело, были евреи из России, где по-прежнему свирепствовал антисемитизм, а евреи жили в чрезвычайно трудных условиях. Идеи Герцля вдохнули надежду в российскую еврейскую молодежь, мечтавшую о достойной и свободной жизни в Эрец-Исраэль
  Антисемитизм в Германии, Австро-Венгрии и Франции привел Герцля к выводу, сформулированному им в "Еврейском государстве". Во-первых, европейские националисты в своих нападках на евреев определяли их как нацию и именно в этом плане заставили заново осмысливать свою судьбу. Во-вторых, успехи национально-освободительных движений в Европе приучили евреев - вне всякой связи с антисемитизмом - думать о себе в национальных категориях.
  Большим достижением Т.Герцля было то, что ему удалось созвать такой представительный еврейский форум, участники которого прибыли из столь многих стран мира (для сравнения: на конгрессах антисемитских организаций, а такие конгрессы проводились, начиная с 1882 года, присутствовали лишь немногочисленные делегаты из немногих государств). Представительность сионистских конгрессов свидетельствовала как о связи евреев всего мира, так и о популярности сионистской идеи.
  И все же были страны, в основном это страны ислама, из которых делегаты не прибыли. Это можно объяснить как организационными трудностями, так и разницей в традициях и воспитании евреев Запада и Востока.
  К этому периоду относится плохое состояние здоровья Т.Герцля, вызванное частыми волнениями по поводу недоверия к его миссии спасения еврейского народа. Его депрессия усиливалась еще больше, когда выяснилось, что у него порок сердца. Несмотря на разногласия и нарушения здоровья, в январе 1897 года Герцль начинает готовить "Всеобщий конгресс Сиона".
  4 июня 1897 года вышел первый номер еженедельника "Мир", призванный говорить о прошлом, настоящем и будущем развитии сионистского движения и о подготовке к конгрессу. После тщательной подготовки 29 августа 1897 года состоялся первый Базельский "Конгресс сионистов". На портале дома издалека видна была надпись: "Конгресс сионистов". Рядом висел флаг, белый с голубым и звездой Давида посредине - древним иудейским символом.
  Герцль, встреченный приветственными выкриками, рукоплесканиями, начал свою речь словами: "Мы хотим заложить краеугольный камень в основание дома, который когда-нибудь даст приют еврейской нации. Сионизм станет инструментом для решения еврейского вопроса. Сионизм - это возвращение к еврейству еще до возвращения на родину". Сионизм стремится к созданию для еврейского народа обеспеченного правовыми гарантиями убежища в Палестине. После завершения дебатов был принят документ, вошедший в историю как "Базельская программа":
  1) поощрение колонизации Палестины евреями-землепашцами, ремесленниками и рабочими;
  2) сплочение всего еврейства с помощью местных и международных организаций, устроенных в соответствии с местными законами;
  3) укрепление и развитие еврейского национального чувства и национального самосознания;
  4) разработка мер для получения согласия правительства на осуществление целей сионизма
  Главным органом сионистского движения стал Конгресс. Опасения, что при возрождении Палестины будут нарушены религиозные предписания, особенно в отношении святости субботы, были рассеяны Герцлем, что сионизм не предусматривает ничего такого, "что могло бы оскорбить религиозные убеждения какого-либо направления в среде єврейства".
  "Как бы ни обстояло дело с перспективами этих планов", - писал "Бернский союз", подводя итоги Базельского конгресса, - это собрание выдающихся духовных представителей еврейства из всех стран было для стороннего взгляда в высшей степени интересным явлением, а для еврейской нации -
  событием, которое когда-нибудь будет отмечаться как момент всемирно-исторического значени".
  Несомненно, Герцлю удалось в Базеле сформировать из еврейского национального движения всемирную организацию, моральное значение которой заключалось в том, что она была политически признана государствами. В дискуссиях, развернувшихся в еврейской среде после базельского конгресса, все еще проявлялось сопротивление сионизму со стороны евреев - сторонников ассимиляции. В сионизме усматривали опасность для гражданского равноправия живущих в Европе евреев, которое было достигнуто именно за счет отказа от национальной надежды еврейства. Ассимиляция - это обретение почвы и чести в той или иной стране, но именно эти попытки ассимиляции вызвали к жизни современный антисемитизм, поскольку сторонники ассимиляции не понимают, чего хочет сионизм. Герцль в статье "Вечный жид" пишет: "Безземельный народ, который слишком многочисленен и достаточно силен, не может допустить бесконечных перемещений из одной страны в другую, не подвергаясь серьезному риску. Палестина - его единственное прибежище".
  Сегодня, когда государство Израиль стало реальностью, можно оценить прозорливость Т.Герцля, значение созданной им Сионистской организации, упорство и нравственную силу основателей сионистского движения.
  Создание Государства Израиль означало реализацию сионистских целей и достижение международного признания необходимости законного безопасного дома для еврейского народа на его исторической родине, где евреи будут свободны от преследований и смогут сохранять свою национальную идентификацию и развивать национальную жизнь.
  Начиная с 1948-го года сионизм видит свою задачу в поощрении дальнейшего процесса "собирания діаспор", который порой требует чрезвычайного напряжения всех сил для спасения еврейских общин, находящихся под угрозой физической или духовной ликвидации. Сионизм отстаивает идею сохранения единства еврейского народа и продолжение его самобытного существования, а также стремится превратить Государство Израиль в центр мирового еврейства.
  На протяжении веков стремление к воссоединению еврейского народа на Земле Израиля было нитью, связывающей еврейские общины всех стран. Евреи повсеместно восприняли идеи сионизма как непосредственное продолжение основополагающих постулатов иудаизма, поддерживали Государство Израиль как залог воплощения своих вековых устремлений и базу развития культурного, социального и духовного наследия Израиля - члена семьи народов и живого творческого воплощения еврейского духа.
  
  Противники Герцля: раввины полтавщины, Иегуда Лейб Цирельсон и Элиягу Аккива Рабинович.
  
  РАБИНОВИЧ Элиягу-Акива (1862, Шавли Ковенской губ. - 1917, Полтава), раввин, публицист. В 1880 сдал экзамен на звание раввина. В 1888-91 раввин в Пионтнице (Ломжинская губ.), в 1891-92 - в Книше (Гродненская губ.), с 1892 -в Полтаве. С кон. 1880-х публ. в ортодокс, одесском журн. "Кнесес Хохмей Исроэл". Одно время был сторонником сионизма, участвовал в работе первых сионист, конгр. Из-за несогласия с антирелигиозн. позицией лидеров сионизма вскоре стал противником этого движения и примкнул к религ. ортодоксам - антисионистам. Автор антисионист, брошюр. В 1902г принял участие в краковском съезде раввинов. Писал в осн. на иврите, с 1910 издавал еженед. "Га-Модиа" (до 1914 - на иврите, в 1914-15 - на идише).
  
  ЦИРЕЛЬСОН Лейб-Иегуда-Моше (Лейб Моисеевич) (1859, Козелец Черниговской губ. - 1941, Кишинев), раввин. Получил традиционное еврейское религиозное образование. В 1879 избран духовным раввином в Прилуках Полтавской губернии, с 1901 занимал там же должность казенного раввина. С 1909 раввин в Кишиневе, получил известность как оратор и публицист (печатался в газетах "Гамелиц", "Га-Цифира" и др., в 1902 выпустил сборник стихов на иврите). В 1910 - 17 передан Раввинской комиссии. Во время "дела Бейлиса" неоднократно выступал в русской газете против обвиненной евреев в ритуальных убийствах, автор текста письма-протеста 315 раввинов. В 1912 создал в Кишиневе отделение "Агудас Исроэль", которое объединило раввинов Бессарабии. В годы 1-й мировой войны организовал широкомасштабную помощь беженцам. С 1918 - главный раввин Бессарабии. В 1919 основал в Кишиневе еврейскую гимназию и семинарию "Маген Давид". В 1922 - 26 депутат румынского парламента, неоднократно выступал против распространения антисемитизма в стране. В 1926 избран сенатором, но вскоре подал в отставку в знак протеста против действий властей, потворствовавшим антисемитской пропаганде. В 1923 и 1929 председательствовал на конгрессе "Агудас Исраэль" в Вене. После присоединения Бессарабии к СССР (1940) Цирельсон подвергся травле в сов. газ. Погиб в июле 1941.
  Страх перед секуляризацией еврейского общества был главным фактором, вызвавшим как сопротивление антисионистски настроенных харедим, так и первые серьезные сомнения в кругах харедим-сионистов. Последние усомнились в намерениях движения и сочли, что сионизм может стать катализатором процесса секуляризации. Их опасения усилились после Второго сионистского конгресса (1898), на котором движение поставило своей задачей "завоевание общины" изнутри и положило начало культурной деятельности, предусматривавшей, среди прочего, создание "образцовых сионистских хедеров". В этих призывах можно было усмотреть угрозу идеологической и административной власти харедим.
  Первые признаки противодействия сионистов-харедим политике Герцля появились уже на первой сионистской конференции в России, проходившей в Варшаве в июле 1898 года, до Второго сионистского конгресса, и на самом конгрессе. Раввины Элияу Акива Рабинович, Йеуда Лейб Цирельсон и другие потребовали, что бы наряду с исполнительным комитетом сионисткой организации был создан "комитет раввинов". (Харедим (мн. от слова харед, ивр. трепещущий; слово "хареди" употребляется в значении "богобоязненный") - евреи, отличающиеся консервативным образом жизни, настаивающие на неукоснительном исполнении всех предписаний Галахи (Ис 66:5: "Выслушайте слово Господа, трепещущие перед словом Его"). До XIX в., когда подавляющее большинство евреев в той или иной степени исполняли заповеди еврейской религии, термин харедим практически не употреблялся. Это понятие получило распространение в период еврейского Просвещения (Гаскалы) в качестве антитезы маскилим. Оно относилось ко всем религиозным евреям, включая религиозных сионистов, стремившихся сохранить традиционный образ жизни и уберечь общину от "вредных" влияний модернизации. С 1930-х гг. к харедим относят группу ультраортодоксальных антисионистски (или несионистски) настроенных религиозных евреев).
  Главной задачей харедим было предотвратить распространение в сионистском движении культурных влияний, не совместимых с их взглядами. По мнению этих раввинов, действия, подобные основанию ивритской школы в Яффо, способствовали отходу от религии и привели бы к бунту против национальной идеологии. Одновременно они пытались усилить свое влияние в учреждениях сионистского движения и тем самым внедрить в него свою идеологию. На конференции в Варшаве раввин Элияу Акива Рабинович в речи перед руководителями сионистского движения заявил:
  "... Сердце нашего народа продолжает биться только благодаря Торе - Письменной и Устной, я могу привести тому множество свидетельств и доказательств. Достаточно окинуть взором великое прошлое нашего народа, чтобы понять - только религиозные заповеди и законы были естественной пищей, исцелявшей его и придававшей ему новые силы. Вера - это его опора, религия - кровь, струящаяся во всех его сосудах, дающая ему жизненную силу и смелость на протяжении тысячелетий!..
  Чем же новое движение может укрепить дух нашего народа? Абсолютно ничем. Культура, культура и еще раз культура! Погодите немножко, уважаемые господа, и вы увидите оборотную сторону сионизма, приводимого в движение не самой природой еврейского народа, а камфарой (Камфара -
  средство, стимулирующее сердечную деятельность. В Прошлом прописывали безнадежным больным.). Пусть он [сионизм] в бурном возбуждении гремит и шумит, может быть, даже громче обычного, однако в конце концов он безвременно скончается, скончается еще до того, как проникнет в сердце всего народа. Если в действительности вы хотите использовать еврейскую культуру во имя Сиона и только к ней вы стремитесь, привлеките раввинский совет для надзора над этой культурой, чтобы она никогда не вступала бы в противоречие с тем, что свято и незыблемо для нашей нации. И тогда, только тогда, партия харедим, уверенная в том, что ее духовным основам ничего не угрожает и они не подтачиваются ни сионизмом, ни "культурой", протянет руку нашему движению. Тогда объединятся сердца, и, да поможет нам Господь, избравший Сион, нас на этом пути будет ждать успех!.. (Э.А.Рабинович, "Суд над Сионом, или Раввинская точка зрения" (Варшава: типография Альтера, 1899), с. 30-31 [на иврите].)
  Свои представления о происходившем в сионистском движении раввин Цирельсон изложил в статье "Коц ше-ба-кец", опубликованной в газете "а-Мелиц" 15 мая 1898 года:
  Мы не хотим бросить тень на доктора Герцля и его сторонников. Ничто не может омрачить нашей радости по поводу того, что такие великаны духа, чьи имена прославят еврейский народ на века, вернулись в наши пределы. Даже те деяния, которые нам представляются нежелательными, они совершают согласно своим убеждениям, с верою и любовью к народу и стремлением к его благу. Из-за полного отсутствия религиозного воспитания эти люди видят в вере только остатки древних сухих и тягостных обычаев и не более того. Они далеки, как восток от запада, от понимания самой сущности понятия "кнесет Йисраэль" (общины Израиля) и ее материальных и духовных устремлений, ибо все их знание в этой области построено на слухах, неверных предположениях и неправильных примерах. Разумеется, эти люди не станут кривить душою и делать знаменем своего движения религиозно-национальную идею, потому что их второй натурой стала привычка презирать эту идею в самих ее основах и видеть в ней причину всех бед. Поэтому в неустанной заботе об исправлении "порабощенной дочери Израиля" руководителям столь важного движения, как сионизм, ничего не стоит с легким сердцем разрушить эту идею до основания. Если бы в наши дни сбылась мечта, описанная в "Еврейском государстве", [этим государством] руководили бы они, поскольку именно они приложили громадные усилия для ее осуществления и именно они, прошедшие дипломатическую и политическую подготовку, способны справиться с этой задачей. Совершенно очевидно, что их понимание чести и долга перед народом потребовали бы от них исправить религию в том либеральном духе, в котором они видят наиболее полное выражение потребности развития народа.
  Поэтому в шагах, предпринимаемых данным конгрессом и его Исполнительным комитетом, нет ни капли их вины. Все действия сионистских учреждений непосредственно и неминуемо вытекают из самой природы сионизма, а также обстоятельств и времени. ... Сионизм же в том виде, который придали ему руководители в настоящий момент, является не чем иным, как великим заблуждением.
  Однако по мере развития этого заблуждения будет расти и соблазн для настоящих знатоков сути еврейского вопроса, которые родились, воспитывались и живут среди своего народа. Ослепленные мощью и внешним блеском западного сионизма, они добровольно побредут в раскинутые им сети. Деяния таких людей способны ввергнуть душу народа в больший грех, чем она в силах вынести! Конечно, сионизм обладает для них притягательностью, но горькая правда обязана увести их твердою рукою от ошибки этой первой любви, ослепившей их и не позволяющей им видеть неприкрытое уродство этого движения!
  Пусть же сионизм изменит противоестественное направление своей деятельности или, иными словами, пусть Второй конгресс отменит все дипломатические лозунги и предложит другую программу, более соответствующую духу еврейского народа.
  Подготовить такую программу можно только при условии, что будет создана комиссия, состоящая из крупнейших раввинов. Тогда все разумные головы, честные и горячие сердца присоединятся к Сиону и Писанию и поведут за собою весь народ. Тогда все поймут, что по сравнению с могучим потоком вод, сливающимся из миллионов родников, усилия тех, кто трудится ныне во имя распространения сионистской иде, - не более чем капля в море; тогда наши друзья-западники увидят свое безумие и воскликнут от всего сердца: "Камень, отвергнутый строителями, стал краеугольным".
  А вы, раввины Трок и Березины, можете сколько вашей душе угодно вдохновляться сионистской идеей, но только не пускайте пыль в глаза народу, раздавая обещания Избавления (кец), ибо в них скрыта колючка (коц; на иврите - непереводимая игра слов), и пусть не скажут насмешники [из нашего] поколения: "Они рубят сук, на котором сидят" (Вавилонский Талмуд, трактат Санедрин 39 в.
  Йеуда Лейб Цирельсон, рав и наставник общины Прилук
  ("а-Мелиц",Љ97 (16.05.1898).
  Раввины Цирельсон и Элияу Акива Рабинович выступали против плюралистической концепции Герцля. Цирельсон хотел создать организацию харедим внутри сионистского движения. Хотя публично он и утверждал, что в его намерения входит создание влиятельного центра в Сионистской организации, но на деле он не верил в шансы харедим завоевать власть в движении изнутри, и поэтому он в конце концов предпочел вести борьбу вне рамок сионистского движения.
  На Варшавской конференции и на Втором сионистском конгрессе (1898) сторонники Ахад Гаама предложили принять программу культурной реформы их учителя и заняться в сионистском движении "работой в области национальной культуры", как они это называли. Часть их требований была удовлетворена. Требования же раввинов были отвергнуты большинством голосов. Раввины, разочарованные результатами конференции, попытались на Втором конгрессе убедить Герцдя в справедливости своих претензий. Сначала казалось, что это им удалось. Герцль согласился вынести на обсуждение конгресса предложение о создании комиссии из девяти раввинов, нечто вроде предлагавшегося харедим "комитета раввинов". Однако из политических и процедурных соображений это предложение вообще не было вынесено на обсуждение на пленуме конгресса. Напротив, было принято принципиальное решение, абсолютно противоречившее требованиям Элияу Акивы Рабиновича и его сторонников: "Сионизм стремится не только к государственному и экономическому возрождению еврейского народа, но и к его духовному возрождению, в этом вопросе он стоит на почве современной культуры и пользуется ее достижениями". На решение конгресса определенное влияние оказало распределение сил: позицию раввина Рабиновича разделяли немногие, тогда как концепция так называемого культурного возрождения пользовалась массовой поддержкой. Даже харедим в итоге поддержали позицию Герцля, удовлетворившись резолюцией конгресса, в которой провозглашалась верность сионистского движения еврейской религии.
  Раввины Цирельсон и Рабинович были чрезвычайно разочарованы решениями Второго сионистского конгресса и перешли к открытой борьбе. Особенно резкую линию проводил Рабинович. В своей книге "Цийон ба-мишпат" ("Суд над Сионом", пер. с иврита), вышедшей в начале 1898 года и сразу же вызвавшей большой интерес, он подверг культурную программу Сионистской организации острой критике. Из его книги, однако, видно, что харедим тогда еще не определили окончательно своего отношения к сионистскому движению и были готовы продолжать борьбу за свои взгляды, оставаясь внутри него. Истинные намерения автора, впрочем, не были правильно поняты, и противники сионизма часто цитировали его книгу в подтверждение собственной правоты.
  Первый орган воинствующей ортодоксальной прессы в Восточной Европе был создан раввином Э.Рабиновичем. Примерно через год после публикации книги "Ор ле-яшарим" рабби из Полтавы начал выпускать ежемесячник "Ха-пелес" (первый номер вышел в месяце тишрей 1900 года). Опытный полемист, острый на язык, саркастичный и образованный, Э.Рабинович стремился придать своему изданию современный облик. Наряду с публицистикой, в его газете печатались научные статьи, стихи и информация о событиях в мире ортодоксального еврейства. Ему удалось привлечь к сотрудничеству еврейских литераторов со всех концов не только Восточной, но и Западной Европы (газета печаталась в Берлине).
  "Ха-пелес" была призвана вернуть ортодоксии ощущение силы. Поскольку в еврейском обществе ортодоксии по-прежнему принадлежало большинство, она продолжала верить, что и в дальнейшем окажется в силах противостоять новым веяниям. Хотя в первом номере издатель и подчеркивал, что его газета стремится к миру и будет воздерживаться от нападок на "свободных", в течение пяти лет газета вела упорную борьбу с сионизмом, не останавливаясь перед публикацией дешевых клеќветнических пасквилей. Неудивительно, что рабби из Полтавы и Я.Липшиц стали объектами постоянных нападок сионистов. На видных раввинов и, цаддиков, стоявших за ними, нападать было опасно.
  С самого начала своего существования ежемесячник "Ха-пелес" посвятил себя борьбе за умы молодежи. Так, в его втором номере был опубликован список рекомендаций под названием "Махшавот бе-эца" (Размышления в совете), в котором фигурировало предложение основать по всей России общества "Махзикей ха-дат", а при этих обществах особые кружки для молодежи под названием "Тиферет бахурим" (Слава юношей). Два виднейших в Польше хасидских цадика - из Гура и из Сукачево - благословили это начинание. Организация "Махзикей ха-дат" существовала в Галиции с 1879 года. В начале 1900-х годов она распространила свое влияние на большинство ортодоксальных общин, объединившихся во имя войны с реформаторами. Э.Рабинович в своей газете постоянно упрекал ортодоксов в том, что они "спят глубоким сном и продолжают придерживаться старого правила "бездействие предпочтительно". Он призывал к созданию единой организации ортодоксов - митнагдим и хасидов, по образцу сионистской организации - со сбором шекелей, своим банком, своей системой публикации книг и периодических изданий и т.д. Рабби утверждал, что создание подобной организации будет угодно русскому правительству. И он знал, что говорил. Чем больше в среде еврейской молодежи усиливались радикальные настроения, тем больше царское правительство склонялось к поддержке консервативных элементов в еврейской среде, противостоящих как сионизму, так и социализму. Ортодоксальное руководство быстро почувствовало эту перемену в отношении властей к традиционной еврейской общине и стремилось использовать ее.
  Религиозные сионисты, составлявшие первое время явное меньшинство в ортодоксальной среде, объединились в основанном в 1902 году Движении Мизрахи. Эта группировка пошла по другому пути: пусть непоследовательно, пусть с колебаниями, но она открыла себя веяниям времени, включилась в национальное движение еврейского народа.
  
   Раввины Полтавщины в Израиле
  
  ГУТНИК Хаим (р. 1921, Золотоноша Полтавской губ.), раввин. Род. в семье любавичского хасида, получил традиционное евр. религ. образование. В 1923-28 - в Э.-И.; 1928-36 в Англии; 1937-40 учился в иешиве в Тельшах (Литва). С 1941г. - в Австралии. В 1946-57 был раввином синагоги "Мизрахи" в Сиднее. С 1961г. - военный раввин; в 1965-68гг - гл. раввин австралийской армии. С 1988г. - президент ассоциации раввинов Мельбурна.
  Сын - Иосеф-Ицхак (р. 1953, Сидней), предприниматель. Учился в любавичской иешиве в Мельбурне и Нью-Йорке. Владелец золотых приисков в Автралии. С сер. 1980-х гг. -
  один из крупнейших в мире евр. филантропов. Финансирует центр духовной абсорбции выходцев из России "Мерказ Гутник" в Иерусалиме. Один из основателей технологической компании "Сейтек", созданной для абсорбции ученых из России. По поручению Любавичского Реббе ММ. Шнеерсона неоднократно приезжал в Израиль с целью предотвращения территориальных уступок в ходе переговоров с арабами.
   ЛИПСКЕР Арье-Зеев (1905, Полтава - 1975, Лод, Израиль), раввин. В 1920 - 25 учился в подпольных любавичских иешивах в Полтаве и Харькове, в 1926-29 - духовный рук. любавичских иешив в Невеле и Витебске. В 1946г. покинул СССР, с 1949 - в Израиле.
  ПИНСКЕР Арье-Зеев (1905, Полтава - 1975, Луд), раввин. Брат М.Пинскера. В 1920-25 учился в подпольных любавичских иешивах Полтавы и Харькова; в 1926-29 духовный рук. любавичских иешив в Невеле и Витебске. В 1946 выехал из СССР, с 1949г. - в Израиле.
  СЕГАЛ Моше (1904, Полтава - 1985, Иерусалим), раввин, общественный деятель. Получил традиц. еврейское религ. образование. Учился в иешиве "Мир" и в подпольной любавичской иешиве "Томхей Тмимим". Учась в иешиве, примкнул к сионистскому движению. С 1925 - в Э.-И. В 1927 вступил в Гагану, затем в Бейтар. В 1930-48, несмотря на запрет англ. мандатных властей, ежегодно в Йом-Кипур трубил в шофар у Стены Плача. С 1931 чл. ЭЦЕЛа, с 1943 чл. ЛЕХИ, В 1953-58 пред. совета Кфар-Хабада. В 1956 основал жен. учительский ин-т "Бейт Ривка" в Кфар-Хабаде, возглавлял его до 1960. В 1968 С. - один из первых евреев, вернувшихся в Еврейский квартал Иерусалима. Один из лидеров движения за восхождение евреев на Храмовую гору. Поэтич. произв. С. вошли в кн. восп. "Дор вэ-дор" ("Поколения". Иерусалим, 1985).
  
  Кременчужане - создатели еврейского очага в Эрец-Исраэль.
  
  Пионерами Первой алии были члены союза "Билу" и движения "Ховевей Цион". Они репатриировались на родину предков - в Эрец Исраэль, чтобы основывать и развивать земледельческие поселения (мошавы), которые должны были стать первыми практическими шагами в деле укоренения еврейского народа на своей исторической родине.
  БИЛУ - организация еврейской молодёжи в России, название которой составлено из начальных букв слов библейского стиха "Дом Иакова! Вставайте и пойдем!" выступила с призывом к переселению в Эрец Исраэль и возникла в 1882 году как реакция на погромы 1881 года на Юге России. Членов БИЛУ насчитывалось до 500 человек, но лишь немногие из них были готовы выехать в Палестину, чтобы заняться там сельскохозяйственным трудом. Их целью было через устройство земледельческих и ремесленных колоний, обучение владению оружием возвратить евреям политическую самостоятельность, которой они были лишены две тысячи лет.
  Молодые, интеллигентные, отказавшиеся от карьеры, комфорта, обеспеченного положения, которые обрекли себя на тяжёлый непривычный труд на жаре, по много часов в день, скудную еду, совместную жизнь коммуной. В их уставе было записано: каждый билуец обязан передать в общую кассу все имеющиеся у него деньги; вещи билуйца - одежда, бельё, книги и прочее принадлежат всей группе; у билуйца нет права жениться в течение шести лет, так как первые три года он должен посвятить себя изучению сельскохозяйственных работ, а последующие три года - обучению новых поселенцев.
  Турецкие власти не разрешали строить дома. Жили в сарае 5 м. в длину и 5 в ширину, нары, плита, посредине стол, из щелей дул ветер и лилась дождевая вода, колодца не было, и при этом постоянные нападения арабов. В этом сарае на протяжении нескольких лет жили 14 человек.
  Всего на этой земле побывало 59 билуйцев. 27 из них жили и работали здесь до последнего своего дня, но значение билуйцев в истории заселения и освоения Эрец Исраэль важно не количеством людей, а их идеями и примером организованного переселения молодёжи. Из первой группы билуйцев, которая насчитывала 14 человек, выделялись студенты Израиль Белкинд, Моше Минц, Яков Берлиавский, Йосеф Барон, Иегуда Сандомирский и другие, лишь трое не уехали отсюда, в том числе полтавчанин Элиягу Свердлов. Так было заложено основание Гедеры.
  Союз "Билу", практически прекративший свое существование в 1884 году, способствовал развитию массового международного сионистского движения "Ховевей Цион".
  Еще в январе 1882 года З. Левонтин основал в Кременчуге общество по репатриации евреев в Эрец Исраэль. Примеру кременчугских евреев последовали еврейские общины Харькова, Симферополя, Одессы, Екатеринослава и ряда других городов Украины.
   К 1884 году членами палестинофильских организаций и союзов были: в Елизаветграде - 565 человек, в Киеве - 1400, в Симферополе - 500, в Бердичеве -500, в Полтаве - 3380, в Харькове - 3978, в Кременчуге - 1010, в Николаеве - 400, в Екатеринославе - 404. В 1883 году созрели условия для объединения различных организаций и союзов в единое движение "Ховевей Цион" с единым центром, программой и уставом. Движение "Ховевей Цион" сыграло важную роль в создании еврейского очага в Эрец Исраэль. Оно способствовало организации сельскохозяйственных поселений, развитию процесса репатриации евреев, распространению культуры и образования, подготовило почву для возникновения и развития всемирного сионистского движения.
  Процесс построения первых мошавов можно разделить на шесть этапов. На первом этапе (1882-1885 годы) организаторами репатриации и абсорбции были З.Д.Левонтин, бухгалтер одного из банков города Кременчуга, и Иосиф Файнберг из Симферополя.
   З.Д.Левонтин еще в Кременчуге составил и разослал "Воззвание к евреям", которое было распространено среди еврейского населения городов юга Украины. Он призывал евреев покупать земельные участки в Палестине для создания мошавов. Левонтин хотел, чтобы в первой репатриации участвовало не менее двухсот евреев Украины. Однако его мечта, к сожалению, не осуществилась. Удалось организовать отъезд лишь одиннадцати еврейских семейств из Кременчуга, к которым присоединилось несколько семей из Харькова, Симферополя, Одессы, Елизаветграда и Полтавы.
  Накануне отъезда Левонтин писал своему другу писателю Мордехаю бен Гиллелю Коэну: "Пришло время, чтобы евреи, которые в диаспоре подвергаются унижению и преследованиям, перешли от слов к делу путем репатриации и создания мошавов на своей исторической родине".
  По инициативе Левонтина в Эрец Исраэль был основан для инструктажа репатриантов в процессе адаптации институт под названием "Халуцей йесод ха-маале" (Пионеры-основатели подъема, т.е. алии). Устав института написал И.Пинес, но сам не вошел в состав руководства из-за разногласий с Левонтином. Пинес настаивал, чтобы институт находился в Иерусалиме, а Левонтин считал, что только в Яффе, ибо этот город был тогда первым пунктом приема репатриантов. Таким образом, первыми руководителями процесса репатриации стали И.Пинес, З.Левонтин и И. Файнберг.
  З.Д. Левонтин репатриировался в Эрец Исраэль в 1882 году. Совместно с Иосифом Файнбергом он купил участок земли в нескольких километрах южнее Яффы.
  Семья Файнберг состояла из энтузиастов алии на базе укрепления мошавов. Старейший представитель династии Иосиф Файнберг репатриировался в Эрец Исраэль в 1882 году, купил у арабов участок земли, где основал мошав Ришон ле-Цион. Но Файнберг не нашел общего языка с чиновниками. Ему не нравилось, что они пытались навязать еврейским поселенцам свои порядки. Жил в Хадере, потом переехал в Лод, чтобы основать там промышленные предприятия, но неудачно. Через несколько лет вернулся в Хадеру.
  Левонтин и Иосиф Файнберг возглавляли комитет "Халуцей йесод ха-маале", вели большую общественную работу, оказывая помощь репатриантам как советами, так и деньгами. Вскоре комитет столкнулся с большими трудностями. Султан не давал разрешения на покупку земли. К тому же не хватало денежных средств.
  Левонтин пытался преодолеть эти трудности. Он добился от своего родственника, богатого купца и промышленника Цви Левонтина из Николаева, займа на приобретение земли для репатриантов и подкуп местных турецких чиновников. В 1884 году комитет прекратил свою деятельность.
  Вместе с репатриантами из Кременчуга, Симферополя, Одессы, других городов Российской империи, а также местечек Польши и Румынии З.Д.Левонтин основал новое общество, которое он же и возглавил. Общество приобрело на средства Цви Левонтина участок земли площадью 3340 дунамов за 45 тысяч французских франков.
  Около половины участка Цви Левонтин оставил себе, а остальное передал на условиях ссуды поселенцам, которые обязались вернуть заем в течение пяти лет. 320 дунамов Цви Левонтин подарил неимущим репатриантам. А на деньги, возвращенные взявшими ссуду поселенцами, он решил построить синагогу и школу для мощавников.
  Учитывая, что турецкое правительство запрещало евреям России и Румынии приобретать земли в Эрец Исраэль, сделка была оформлена на имя Хаима Амзлага, британского консула в Яффе. Со своей стороны, Амзлаг дал всем членам мошава векселя на сумму стоимости земли.
  З.Д.Левонтин писал из Палестины писателю Мордехаю бен Гиллелю Коэну: "Настало время, чтобы еврейский народ репатриировался в страну предков. У всех наций и народов есть крестьяне, рабочие, торговцы, промышленники, мудрецы. У нашего народа хватает мудрецов, промышленников, купцов. Необходимо в Эрец Исраэль приучить олим к продуктивному труду, научить их сельскохозяйственным работам".
  Начали первую алию в 1882-1885 годах, как указывалось выше, молодые идеалисты, патриоты Эрец Исраэль. Это были, в основном, студенты и гимназисты. Несмотря на то, что их было мало, именно они были основателями халуцианского движения, которое в последующие годы стало массовым.
  Осенью 1891 года по заданию Одесского комитета в Эрец Исраэль прибыл Зеев Темкин, общественный деятель из Елизаветграда. Он был назначен председателем Яффского комитета. Благодаря своему энтузиазму убежденности, честности, энергии, он пользовался уважением не только у евреев, но и у турецких властей, консулов иностранных держав в Палестине, а также у арабов, которые его называли "главой всех евреев Палестины".
   Темкин ассигновал 42 тысяч франков на укрепление Гедеры, выделил денежную помощь репатриантам Петах-Тиквы, Нес-Ционы, Яффы и Иерусалима.
  Одним из заместителей Темкина по Яффскому комитету был Иешуа Хенкин из Кременчуга. Он репатриировался с отцом в 1882 году и поселился в Ришон ле-Ционе. В 1887 году он переехал в Хадеру. Хенкин овладел арабским языком, изучал традиции и быт арабских крестьян. Знание арабского языка и сельского хозяйства благоприятствовало успешным сделкам по покупке земли во всех частях Эрец Исраэль. В конце XIX века он являлся представителем колонизационного общества, а затем от имени "Керен ха-кайемет ле-Исраэль" занимался скупкой земли у арабов.
  Как активный сионистский деятель, был изгнан в 1905 году турецкими властями. После Первой мировой войны и установления британского мандатного правления вернулся в Эрец Исраэль.
  Иегуда Лейб Хенкин родился в Кременчуге. Успешно занимался сельским хозяйством. В 1882 году он и его жена Сарра приплыли на корабле в Яффу вместе со своими детьми - четырьмя сыновьями и тремя дочерьми Они были в числе первых трёх семей Ришон ле-Циона. Сам он руководил работами и обучением поселенцев, незнакомых с работой на земле. Хенкин - человек независимый, энергичный, преуспевающий - поставил в Ришон ле-Ционе самый первый дом, первым вышел в поле пахать. Он запряг в телегу верблюда (неслыханное новшество!) и возил в поселение бочки с водой.
   Чиновники Ротшильда распоряжались в поселении как плантаторы. Хенкин и его сын Иегошуа возглавили "восстание" жителей.
   Иегошуа всю свою жизнь посвятил цели - "спасению земли". Почти 50 лет подряд не было ему равных в выполнении поручений общественных организаций и частных лиц по приобретению земель в Эрец Исраэль.
  Необходимо было до тонкостей знать правила "игры" в поиске земель и ведению переговоров, знание арабского языка, турецких законов, обладание обаянием, чтобы перед ним раскрывались все двери.
   Исследователи категорически утверждают: "Приобретение земель для народа невозможно себе представить без деятельности Иегошуа Хенкина". Он купил земли прибрежной полосы от Хайфы до Акко, в Иорданской долине, в долине Хефер, в Негеве и Шароне, участки для новых кварталов Хайфы, Иерусалиме, Тель-Авиве.
  Иегошуа Ханкин и его отец Исраэль-Лейб в восьмидесятые годы позапрошлого века были едва ли не первыми в ишуве профессиональными земледельцами, имевшими крестьянский опыт, приобретенный в колонии на юге Украины. Сын же еще гимназистом приобщился к революционному народничеству, что не помешало ему вместе с отцом в 1882 году переехать в Палестину, где они крестьянствовали на купленном у арабов участке земли сначала в Ришон-ле-Ционе, а потом в Гедере вместе с билуйцами.
  30 тысяч дунамов, где расположена нынешняя Хадера, он покупал в 1891 году. Долго торговался с владельцем этой болотистой пустующей земли Салимом Хури, но в конце концов сговорились. И вскоре здесь поселилась группа молодых евреев из Прибалтики, основав поселок, название которого произошло от арабского слова "аль-хадра", что означает "зелень". То была зелень болот, зелень малярии, от которой в первое десятилетие вымерла половина поселенцев.
  Иегошуа был, судя по всему, человек разносторонне способный и контактный, так как вдобавок к своему земледельческому опыту он освоил арабский язык и местные обычаи, сумел установить дружеские отношения с турецкими чиновниками, что позволило ему стать ключевой фигурой в "геулат ха-карка". Размах его деятельности поражает воображение. На приобретенных им землях расположены такие города как Реховот, Хадера. Он вел многолетнюю борьбу за Изреельскую долину, большей частью которой владела христианская семья Сурсук, приобрел побережье Хайфского залива, выкупал земли в нижней Галилее.
  Во время Первой мировой войны его деятельность была признана противоречащей интересам Османской империи, и его выслали из Палестины. Но после войны он вернулся и действовал уже во времена мандата с удвоенной энергией.
  В 1926 году он разработал план приобретения в течение десяти лет четырех миллионов дунамов и создания на них поселений для 200 тысяч евреев.
  С 1932 года возглавлял общество по приобретению земли для расширения мошавов. Он прожил долгую и бурную жизнь и умер почти восьмидесяти лет отроду, не дожив три года до создания еврейского государства, в котором его именем названы улицы городов.
  Всего на его счету примерно 600 тысяч дунамов (напомним, дунам - десятая часть гектара), купленных для национального и колонизационного фондов, групп переселенцев и отдельных инвесторов, и ни одного для себя. Его именем назван мошав Кфар-Иегошуа в Израэльской долине, а в память его жены Ольги - поселение Гиват-Ольга.
  
   Полтавчане - создатели армии обороны Израиля
  
  (1-й командир отряда самообороны в Эрец-Исраэль родом из села Новая Михайловка Полтавской губернии)
  Как известно, процесс репатриации - "Шиват-Цион" -
  начался после разрушения Первого Храма и образования первой диаспоры. Однако до конца XIX века репатриация носила неорганизованный характер. В 1882 году наступил поворотный период в истории ишува - еврейских поселений Палестины. Репатриация стала целенаправленнее, началась организованная алия ("алия" - восхождение, возвышение, т.е. духовный подъем).
  До первой мировой войны прошли две волны массовой репатриации: Первая алия (1882-1904 годы) и Вторая алия (1904 -1914 годы).
  
  Вторая алия (1904-1914 годы) происходила после смерти Герцля. Это была алия халуцианского движения - движения пионеров коллективного труда на родине предков, алия молодежи, подготовленной физически и морально к жизни и работе в Эрец Исраэль. Она находилась под влиянием социалистических идей и мечтала основать в Палестине ишув социалистического труда.
  Многие репатрианты, приехавшие с Украины, сыграли важную роль в национально-освободительном движении еврейского народа, в укреплении и развитии государства Израиль. Они, в частности, составляли ядро организаций "Ха-Шомер (Страж), которая занималась не только охраной мошавов от нападений арабов и бедуинов, но и идейно-воспитательной работой "Ха-Шомер" был создан 29 сентября 1907 года на квартире Ицхака Бен-Цви в Яффе. Возглавил организацию Исраэль Шохат. Девизом "Ха-Шомер" было: "В огне и крови пала Иудея, кровью и огнем поднимем Иудею!" Центр "Ха-Шомер" был переведен в Нижнюю Галилею.
   Формально это был союз охранников, который обязался за определенную плату обеспечить целостность имущества и сохранность жизни евреев ишува. В уставе, принятом на учредительном собрании, указывалось, что главная цель - организовать еврейскую охрану в мошавах, основные задачи: обучение пользованию оружием, верховой езде, спортивным упражнениям; основание групп для борьбы за повышение заработной платы, улучшение условий труда; основание кассы для предоставления займов, ссуд охранникам для приобретения лошадей, оружия, инструментов и т.п. и кассы поручительства на суммы, необходимые для охраны мошавов.
  В последующие годы отрядом, объединившим бойцов еврейской самообороны в Эрец Исраэль, стал "Ха-Шомер" (Страж). Он действовал в 1909-1920гг. Инициатором его создания был Исраэль Шохат. Наряду с ним основателями "Ха-Шомер" стали Ицхак Бен-Цви, Александр Зайд, Исраэль Гильади.
  Шохат родился в 1886г. в местечке Лысково, Гродненской губернии (ныне Беларусь). Ещё в юности он присоединился к сионистскому движению, а в 1904г. репатриировался в Эрец Исраэль. В 1909г. Исраэль Шохат стал создателем и первым руководителем объединения профессиональных стражей "Ха-Шомер". Этот хорошо вооружённый отряд взял на себя охрану нескольких еврейских поселений, в числе которых были Хадера, Реховот и Ришон ле-Цион. "Ха-Шомер" стал заметным фактором в жизни еврейского ишува, и сыграл важную роль в создании новых поселений.
  Ицхак Бен-Цви (Шимшелевич) родился в 1884г. в Полтаве (Украина). В 1907г. он репатриировался в Эрец Исраэль. Он стал одним из основателей "Ха-Шомер". Когда началась Первая Мировая война, "Ха-Шомер" был вынужден уйти в подполье. Турецкие власти арестовали Бен-Цви, а затем выслали его из Палестины.
  Перед началом наступления британских войск на Палестину Бен-Цви принял участие в агитационной кампании по мобилизации в добровольческие еврейские батальоны в составе британской армии, и сам вступил туда среди первых волонтёров. В 1918г. Бен-Цви - солдат Еврейского легиона - возвратился в Эрец Исраэль, а в двадцатые годы он стал бойцом подпольной военной организации ишува - "Хагана" (Оборона).
  Как только началась Первая Мировая война, в сионистском движении образовалась влиятельная фракция, члены которой утверждали, что благоприятные условия для возрождения еврейского государства в Эрец Исраэль смогут возникнуть лишь вследствие решительного военного поражения Османской империи, входившей в Четверной союз вместе с Германией, Австро-Венгрией и Болгарией. Отсюда следовал вывод, что Всемирная Сионистская организация должна активно выступить в поддержку держав Антанты.
  Зеев Жаботинский в 1915 году содействовал созданию в Египте Сионского корпуса под командованием английского полковника Паттерсона - Отряда погонщиков мулов, а позднее - Еврейского легиона в составе британской армии. Инициаторами вступления в этот легион в США выстудили выходцы с Украины П.Рутенберг, И.Бен-Цви, а также Бен-Гурион, Нахман Сырки другие сионисты из России.
  Пинхас Рутенберг родился в 1879г. в местечке Ромны, Полтавской губернии (Украина). Уже в молодости он примкнул к российскому революционному движению. Рутенберг стал одним из видных деятелей партии социалистов-революционеров (эсеров) и принял активное участие в бурных событиях революции 1905г. После поражения этой революции он эмигрировал из России.
  Впоследствии в мировоззрении Рутенберга произошли коренные перемены. Он обратился к иудаизму, еврейским национальным проблемам и сионизму. Рутенберг познакомился с Зеэвом Жаботинским и стал его соратником.
  После Февральской революции Рутенберг прибыл в Россию и стал участником сотрясавших эту страну политических баталий. Но вскоре он увидел, что даже революционная среда заражена антисемитизмом, и навсегда покинул Россию. Рутенберг (в отличие от всяких троцких, свердловых, каменевых, зиновьевых и им подобных) осознал, что еврей должен бороться за интересы своего народа, а не за революционное переустройство чужой страны.
  В 1919г. Рутенберг репатриировался в Эрец Исраэль. Вместе с Зеэвом Жаботинским он организовал еврейскую самооборону в Иерусалиме во время вспышки арабского террора в 1920г.
  По существу, основным содержанием деятельности "Ха-Шомер" было воспитание репатриантов в духе мужества и готовности к самообороне.
  В 1920 году на базе "Ха-Шомер" была основана широкая военизированная организация "Хагана" - прообраз ЦАХАЛа (Армии Обороны Израиля).
  А в 1921г. Рутенберг стал руководителем "Хаганы" в Тель-Авиве. Пинхас Рутенберг внёс также весомый вклад в экономическое развитие Эрец Исраэль.
  И наконец‚ следует упомянуть Авраама Шапира‚ которого родители привезли в юном возрасте из украинского местечка. Двадцатилетний Авраам - ловкий наездник‚ отважный боец‚ знаток арабского языка - возглавил охрану Петах-Тиквы: в его команду входила молодежь поселения и окрестные бедуины.
   Ещё в конце ХIХ в. в Эрец-Исраэль возникли первые еврейские сельскохозяйственные поселения. Их строила так называемая первая алия (1882-1903). Создавать эти поселения и пользоваться плодами своих трудов было непросто: новоселам приходилось вступать в конфликты с соседями-арабами из-за границ земельных участков, из-за права на воду, на урожай и даже на собственное имущество. Они защищались группами и в одиночку. Типичным представителем этого поколения был выходец из полтавщины Авраам Шапира, прибывший на землю предков в 1881.
  У жителей возникали споры с окрестными арабами за право пользования колодцем; по звуку трубы мужчины и женщины Петах-Тиквы выходили с ружьями‚ дубинами и вилами на защиту колодца. К Аврааму обращались за помощью жители других поселений‚ ибо он обладал непревзойденным искусством обнаруживать по следам украденный скот; не однажды его команда вступала в бой с группами вооруженных грабителей и всегда побеждала.
  Только на своей Земле евреи получили возможность давать надлежащий отпор своим врагам. Одним из первых организаторов обороны еврейских поселений был Авраам Шапира. Он родился в 1870г. в Новой Михайловке, Полтавской губернии (ныне Украина), а в 1881г. его семья репатриировалась в Эрец Исраэль. Семья жила в Иерусалиме, затем переехала в Петах-Тикву (тогда - сельскохозяйственное поселение). В 1890г. возник конфликт с соседней арабской деревней за пользование колодцем и Шапира возглавил созданный в Петах-Тикве первый в ишуве отряд самообороны. Этот удалец, унаследовавший от еврейских крестьян Украины тяжелую мужественную стать, умел не только воевать, но и находить общий язык с арабами, наводить мосты для примирения.
  Храбрость и мужество Шапиры вызывали уважение соседей-арабов. В 1890 г. возглавил отряд охраны Петах-Тиквы (первый в стране), в который входили молодые поселенцы, а также (некоторое время) нанятые бедуины. Деятельность Шапиры как талантливого руководителя охраны описана в книге воспоминаний бывшего старосты поселения И. Рааба "hа-телем hа-ришон" (Первая борозда, 1956).
  В годы Первой мировой войны, когда турецкие власти раскрыли деятельность подпольной организации Нили и предприняли некоторые репрессивные меры против ишува, Шапира был арестован и предстал перед военным трибуналом в Дамаске, однако суд его оправдал. Шапира поступил на службу в турецкую армию, где прослужил недолго, так как война закончилась.
  В мае 1921 г. Шапира принял активное участие в отражении арабского нападения на Петах-Тикву (четыре жителя поселения были убиты). Он выступил инициатором принятия решения о примирении поселенцев Петах-Тиквы и окрестных арабов (была проведена специальная церемония).
  1 мая 1921 года, после отказа Британии прекратить способствовать созданию еврейского государства в Палестине, начались арабские погромы еврейских жителей в Яффо.
  Когда в Петах Тикве узнали о событиях в Яффо, было решено организовать оборону поселения под руководством Авраама Шапиро. Были намечены 3 рубежа обороны:
   - Внешний. Конный отряд должен был встретить арабов в полях
   - По периметру поселения. Защитникам был дан приказ "Ни шагу назад".
   - Внутренний. Женщины, старики и дети находились под охраной в центре города.
   3 мая прибыли посланцы из двух маленьких поселений к северу от Петах Тиквы - Кфар Сабы и Эйн Хай (позже Кфар Малаль). Они сообщили, что на собраниях в Калькилии, Тире и других арабских деревнях было решено идти на помощь погромщикам в Яффо и по пути уничтожить еврейские поселения. Посланцы требовали послать им помощь, но было принято решение не распылять силы. Жители Кфар Сабы и Эйн Хай перебрались в Петах Тикву, оставив свое имущество на разграбление. Увы, так и произошло.
  Были споры по поводу тактики внешней линии. Противники плана утверждали, что всадники станут удобной мишенью для пуль. К сожалению, так и случилось. После того как дозорные передали сообщение о приближающихся 400 арабов из хамулы Абу Кишк с севера, передовой отряд под командованием Авраама Шапиро выехал им навстречу, но очень быстро всадникам пришлось беспорядочно отступать под градом пуль. Во время отступления погиб Авшалом Гисин. Арабы воспряли духом, и была опасность, что их большой отряд зайдет с тыла.
   Судьба Петах Тиквы висела на волоске. В последний момент маленький отряд сумел пробраться через апельсиновые плантации к ж/д станции в Рош Аин и позвали на помошь отряд индийских солдат. Они успели прискакать в последний момент и обратили в бегство арабских погромщиков, убив 20 из них.
   В то же время английский самолет заметил другую группу арабов направляющихся к Петах-Тикве с юга, со стороны Яхудии (Ехуд). Британский мотоциклетный отряд, прибывший из Яффо также задержал арабских погромщиков.
  В честь 4-х погибших и 12 раненых защитников Петах- Тиквы были установлены две стелы: возле муниципалитета и в саду Сыновей.
   Шапира неоднократно выступал посредником в тяжбах между жителями различных еврейских поселений и охранниками, работавшими по найму. Он был избран почетным президентом Ассоциации еврейских охранников. Шапира пользовался симпатией и уважением в самых широких кругах ишува. Жизни Шапиры посвящена монография И. Эдельштейна "Аврахам Шапира" (иврит, 1939, тт. 1-2).
  Арабы уважали Авраама за храбрость и называли "шейх Ибрагим Миха"; у него были дружественные связи с арабскими шейхами‚ даже в Заиорданье; они обращались к нему за помощью‚ когда следовало разрешить споры между кланами‚ а он примирял враждующие стороны‚ зная в совершенстве арабские обычаи‚ нормы вежливости‚ почета и уважения. Житель Петах-Тиквы сообщал: "Когда я возвращался с работы мимо дома Авраама‚ часто видел в его дворе арабских шейхов‚ которые сидели на земле‚ поджав под себя ноги‚ а Шапира располагался посреди гостей с четками в руках‚ разбирая их сложные взаимоотношения".
   Шапира заслуженно пользовался симпатией и уважением в широких кругах репатриантов. Вот как охарактеризовал его первый президент Израиля Хаим Вейцман: "Он был простым человеком, и казался такой неотъемлемой частью пейзажа, что трудно было поверить, что он родился в России. Это был человек, который своей жизнью соединил, как мост, пропасть тысячелетий и, оказавшись в Палестине, раз и навсегда сбросил с себя всё галутное, как старое пальто".
   Авраам Шапира прожил долгую жизнь и умер в 1965 году‚ когда ему исполнилось девяносто пять лет. Ему довелось увидеть образование государства Израиль‚ ее армию‚ авиацию и флот - всех тех‚ кто пришел на смену прежним защитникам поселений. Он был почетным президентом ассоциации еврейских охранников, а его первый в стране отряд самообороны явился зародышем будущей Хаганы, которая превратилась потом в израильскую армию.
   Впрочем, до Хаганы было еще очень далеко. Пока приходилось охранять горстку измученных малярией, полуголодных поселенцев, пытавшихся выжать из этой трудной земли хоть что-нибудь себе на пропитание...
  БЕН-ЦВИ (Шимшилевич) Ицхак политический деятель,
  второй президент Израиля(1952-1963гг), депутат Кнессета 1-го и 2-го созывов, лидер движения Авода и исследователь в области истории.
  Ицхак Бен-Цви родился в Полтаве на Украине (1884, Полтава - 1963, Тель-Авив). Его отец Цви Шимшелевич был членом организации "Бней Моше", основанной Эхад ха-Ам (Ушер Гинсберг). В детстве Бен-Цви учился в хедере, занятия в котором давали как религиозное, так и светское современное образование. С 1901-1905гг учился в русской гимназии. В 1904-ом году впервые посетил Эрец Исраэль, где провёл около двух месяцев. В 1905-ом году Бен-Цви поступил в Киевский университет, но был вынужден прекратить учебу из-за всеобщей забастовки, охватившей всю Россию. В период погромов 1905-го года Ицхак Бен-Цви принял участие в защите евреев в Полтаве. В 1906-ом году участвовал в конференции "Поалей Цион" и работал над составлением программы партии.
  В 1906-ом году в ходе обыска, проведенного полицией на квартире родителей Бен-Цви, был обнаружен подпольный склад оружия, принадлежавший организации еврейской самообороны, которую возглавлял Бен-Цви. Его отец был осужден и приговорен к пожизненному заключению в Сибири, где провел около 16 лет. По окончании срока ему было разрешено покинуть СССР и поселиться в Эрец Исраэль.
  Ицхак Бен-Цви сбежал в Вильно, где участвовал в подпольной деятельности центрального комитета партии Поалей Цион. Из Вильно он направился в Германию, Австрию и Швейцарию, чтобы привлечь еврейских студентов к сионисткой деятельности. В Вене Бен-Цви организовал центр по поддержке связи с ячейками партии, действующими в других странах. В 1906-ом году Бен-Цви вернулся в Вильно, который после ареста Борохова стал центром деятельности партии.
  В начале 1907-го года Бен-Цви приехал в Израиль. Будучи представителем израильского отделения партии Поалей Сион, он участвовал в 8-ом сионистском конгрессе, прошедшем в Гааге. В том же году Бен-Цви и его товарищи основали тайное общество Бар-Гиора, целью которого являлась организация охраны еврейских поселений еврейскими охранниками. В 1909-ом году участвовал в создании "ха-Шомер" вместе с Рахель Янаит (своей будущей женой).
  В 1909-ом году после 2-ой турецкой революции Бен-Цви направился в Турцию. Он посетил Измир, Стамбул, Салоники, Бейрут и Дамаск. Во всех этих городах сумел наладить отношения с еврейскими общинами и их лидерами. В Салониках встретился с остатками общины Шабтая, которая позднее станет темой его научного исследования. В 1910-ом году вместе с Рахель Янаит, Зеэвом Ашуром и другими основал первую ивритскую социалистическую газету "Ахдут". 1-ая мировая война нарушила планы Бен-Цви, и он был вынужден прервать свое обучение в стамбульском университете, чтобы вернуться в Эрец Исраэль. В 1915-ом году турецкие власти закрыли газету "Ахдут". Бен-Цви и Бен-Гурион, подозреваемые турецкими властями в проведении сионистской деятельности, были изгнаны в Египет. После пребывания в Египте Бен-Гурион и Бен-Цви направились в Нью-Йорк и основали там движение "ха-Халуц", цель которого заключалась в призыве и профессиональной подготовке первой рабочей армии Эрец Исраэль. Уже спустя несколько месяцев Бен-Гурион, Бен-Цви и их товарищи принялись за мобилизацию добровольцев в еврейские батальоны, но когда те прибыли в Эрец Исраэль британская военная операция по его захвату была завершена. Во время погромов 1920, 1922 и 1929 годов Бен-Цви принимал участие в операциях Хаганы и представлял интересы еврейского поселения в переговорах с британским мандатом.
  На учредительном собрании партии "Ахдут ха-Авода" Бен-Цви был избран в центральный комитет этой партии. Летом 1920-го года принял участие во всемирной конференции сионистских трудящихся, прошедшей в Вене. Спорными оказались вопросы о присоединении сионистских трудящихся к социалистическому интернационалу, об отношении к социализму в СССР и об отношении к Всемирной Сионистской Организации. Возникшие разногласия привели к расколу движения. Бен-Цви вместе с Бен-Гурионом, Каценельсоном и Тебенкиным принадлежали к правому крылу расколовшегося движения и способствовали его реорганизации на твердой сионистской основе.
  В 1920-ом году Герберт Самуэль, первый верховный комиссар Эрец Исраэль, назначил Бен-Цви членом совета по делам Палестины, но после ограничения репатриации в результате погромов 1929-го года Бен-Цви уходит в отставку в знак протеста против принятой политики правительства мандата.
  В 1920-ом году был учрежден профсоюз трудящихся Эрец Исраэль и Бен-Цви был избран членом исполнительного комитета этой организации. Большую часть своей публичной деятельности Ицхак Бен-Цви посвящал Иерусалиму и еврейскому населению будущей столицы Израиля. В 1927-ом году он был впервые избран в городской совет Иерусалима, но после погромов 1929-го года ушел в отставку в знак протеста против позиции арабского руководства мэрии города. В сентябре 1934-го года Бен-Цви был заново избран в горсовет.
  В 1920-ом году Бен-Цви был избран в национальный комитет и спустя 11 лет стал его председателем. В 1945-ом году Бен-Цви был избран президентом этой организации. Будучи представителем еврейского поселения, Бен-Цви принял участие во всех сионистских конгрессах, прошедших в 20-ых годах прошлого столетия. В 1939-ом году участвовал в учрежденных британцами переговорах, целью которых являлось налаживание связей и сближение между евреями и арабами в Эрец Исраэль.
  После учреждения государства Израиль Ицхак Бен-Цви являлся депутатом от партии МАПАЙ в Кнессете 1-го и 2-го созывов. В 1952-ом году после кончины первого президента Израиля Хаима Вейцмана, Ицхак Бен-Цви был избран на пост главы государства. Бен-Цви переизбирался на пост президента в 1957-ом и 1962-ом годах. В 1963-ом году Ицхак Бен-Цви скончался при исполнении президентских обязанностей.
  Одним из величайших достижений Ицхака Бен-Цви являются его исторические исследования. Бен-Цви возглавлял институт по исследованию еврейских общин Ближнего Востока, основанный в 1948-ом году. В 1952-ом году институт был назван в его честь "Махон Бен-Цви". Большая часть его исследований посвящена еврейским общинам Азии и Африки, а также различным народностям - самаритянам, караимам и представителям общины Шабтая. Многие исследования посвящены географии, древним народам, населявшим Эрец Исраэль и его древностям.
  
  В июле 1962 года финансовый комитет Кнессета провел заседание, повестка дня которого могла бы современным израильтянам, да и жителям многих других стран, показаться невероятной: как повысить зарплату президенту против его воли.
   К 1962-му зарплата второго президента Израиля Ицхака Бен-Цви ни разу не увеличивалась с момента, как он стал главой государства десятью годами ранее. В результате президент зарабатывал на 40 процентов меньше, чем его водитель. Бен-Цви возражал против повышения ему зарплаты, но комитет тем не менее выступал за увеличение денежного довольствия главы государства.
   Недавно к 50-летию со дня смерти Бен-Цви Государственный архив Израиля опубликовал документы, связанные с этим казусом. "Данный случай весьма характерен, в том смысле, что прекрасно характеризует личность этого удивительного человека, подававшего всем гражданам пример личной скромности", - отмечается на сайте архива.
   В декабре 1962 года в послании главе финансового комитета Исраэлю Гури президент так объясняет свой отказ от повышения жалованья: "С момента вступления в должность президента я наблюдаю за явлением стремительного повышения стандартов потребления среди наших граждан. Эту тенденцию я считаю опасной и угрожающей экономической независимости нашей страны. С моей точки зрения, мы должны в первую очередь заботиться о двух вещах: о репатриации наших собратьев в Израиль и их абсорбции здесь и о повышении уровня нашей национальной безопасности - с учетом внешних угроз, с которыми сталкивается наша страна. Учитывая эти обстоятельства, мы не имеем морального права думать в первую очередь о повышении собственного благосостояния. Поэтому лично я выступаю против повышения мне зарплаты и надеюсь, что это послужит примером другим".
  
   Поскольку финансовый комитет проигнорировал желание президента и все же повысил ему зарплату, Бен-Цви жертвовал часть ее в фонд, занимавшийся изучением и публикацией оригинальных источников по истории Эрец Исраэль и еврейского народа. В частной жизни президент Бен-Цви отличался удивительной скромностью и непритязательностью, отвращением к мещанскому потребительству и к погоне за роскошью. Близкие вспоминали, что больших усилий стоило заставить его купить новый костюм или пару обуви, даже если этого требовал его публичный президентский статус. "У меня и так слишком много ненужной одежды", - говорил он, - "лучше я раздам ее бедным. Новые костюмы мне совершенно ни к чему. У меня есть две пары ботинок, но ношу я только одну, а вторая стоит просто так". Бен-Цви долго отвергал предложение переселиться в резиденцию, соответствующую статусу главы государства. В течение 26 лет он жил со своей семьей в деревянном домике в иерусалимском районе Рехавия. Он считал, что президенту негоже жить во дворце, когда десятки тысяч израильтян все еще ютятся в палатках и бараках в транзитних лагерях.
   Даже перед кончиной президент Бен-Цви не преминул подать всем урок личной скромности. Он наотрез отказался быть похороненным на почетном участке для "отцов нации" на кладбище на Горе Герцля в Иерусалиме и распорядился похоронить себя на кладбище для простых смертных на Хар а-менухот.
  РУТЕНБЕРГ Пинхус Моисеевич (1877, Ромны Полтавской губ. - 1942, Иерусалим), политический деятель. Получил традиц. еврейское религ. образование. Окончил Петербургский технологич. ин-т. Был нач. инструментальных мастерских Путиловского з-да. Чл. боевой организации партии эсеров (парт. пс. Мартын). Возглавлял воен. орг-цию, занимавшуюся приобр. оружия. Был арестован. В 1906 подготовил возвращение в Россию свящ. Г.А. Гапона; по заданию партии эсеров стал организатором и руководителем его убийства. В 1906 эмигрировал в Германию, в 1907-15 в Италии. Работал инж.-гидротехником, примкнул к сионист. движению. Опубликовал (1909) записки "Убийство Гапона". После Фев. рев. 1917 вернулся в Россию, участвовал в создании сионистских организаций. Одноврем. состоял в штабе ген. Л.Г. Корнилова. После подавления его вооруж. выступления (авг. 1917) Р. по рекомендации Б.В. Савникова принят на службу к Н.М. Кишкину, к-рому 25 окт. 1917 Врем. пр-во вручило диктаторские полномочия по наведению порядка в столице. При взятии Зимнего дворца был арестован. Около полугода провел в заключении. В кон. 1918 - нач. 1919 в Одессе руководил отделом снабжения в франц. воен. администрации. С 1919 - в Э.-И. В 1923 создал и возглавил Палестинскую электрическую компанию. В 1929-31 и 1939-40 предс. Ваад Леуми.
  В 1923 году была учреждена Палестинская электрическая корпорация (ПЭК), в 1961 году переименованная в Израильскую электрическую корпорацию (ИЭК) и в настоящее время представляющая собой некий израильский аналог чубайсовской РАО "ЕЭС России" - единственную в Израиле полностью интегрированную структуру, генерирующую, транспортирующую и распределяющую электроэнергию. ИЭК располагает семнадцатью электростанциями, в том числе пятью наиболее мощными ТЭС, и относится к числу крупнейших компаний страны. Ее "отцом" стал человек удивительного жизненного пути - Пинхас Рутенберг, появившийся на свет в 1879 году в городке Ромны на Полтавщине (в России его по большей части величали Петром Моисеевичем) в семье купца второй гильдии и его жены - дочери кременчугского раввина. В 1900 году, получив диплом инженера-гидротехника, Рутенберг с отличием заканчивает Петербургский технологический институт и женится на русской девушке, предварительно приняв крещение (лет пятнадцать спустя в синагоге Флоренции он искупил грех и вернулся к вере отцов, пройдя средневековый обряд покаяния с тридцатью девятью ударами бича). В 1905 году в "Кровавое воскресенье" он идет во главе процессии петербургских рабочих вместе с попом Г. Гапоном. Весной 1906 года, когда выяснилось, что тот провокатор, Рутенберг принял самое непосредственное, а по мнению многих, "собственноручное участие" в его убийстве. Позднее, будучи членом руководящего ядра эсеров, стал одним из организаторов революции 1905 года, а после ее поражения Рутенберга как революционера-политэмигранта тепло принимали в окружении Г. Плеханова, В. Ленина, П. Кропоткина. За границей он также сблизился с лидерами сионизма, в частности, с З. Жаботинским и И. Трумпельдором, вместе с которыми принял участие в формировании Еврейского легиона. Летом 1917 года вернувшись в Петербург и став зампредом городской думы, Рутенберг в октябрьские дни - помощник министра внутренних дел. В ночь ленинского переворота с небольшим отрядом оборонял Зимний дворец от большевиков и был арестован вместе с другими министрами Временного правительства. Переселившись в 1919 году в Палестину, стал одним из самых деятельных лидеров ишува, и уже в 1920 году вместе с Жаботинским приступил к формированию отрядов Хаганы. А в 1929 году, в пору очередного обострения еврейско-арабской конфронтации, Рутенберга назначают председателем Еврейского национального совета, по существу неофициального правительства ишува. Основанная им ПЭК за первые пять лет своего существования построила три дизельные электростанции - в Тель-Авиве, Хайфе и Тверии - общей мощностью 1 МВт. В 1927 году началось осуществление разработанного Рутенбергом грандиозного для Ближнего Востока тех времен проекта ГЭС - у острова Нахарайим (в переводе "Две реки") при слиянии Иордана с Ярмуком (самый полноводный приток). Этот принадлежащий Иордании (тогда Трансиордании) район, обладающий максимальным для Палестины гидроэнергетическим потенциалом, Рутенбергу удалось получить в концессию у короля Абдуллы I, использовав все свое дипломатическое искусство и содействие тузов мировой политики, многих из которых он знал лично. Грандиозная по тем временам "великая стройка сионизма", потребовавшая сооружения трех мощных плотин, мостов, искусственного озера и четырехсотметрового бетонированного канала, была начата в 1927 году. В 1932 году первую на Святой земле ГЭС торжественно открыл ее номинальный хозяин - король Абдулла I. Мощность четырех гидроагрегатов составляла 26 МВт и в 16-17 раз превышала суммарную мощность всех ранее введенных в действие электростанций ПЭК. В связи со скудостью гидроресурсов Палестины в обеспечении ее растущих потребностей все более значительное место занимали ТЭС, и когда в 1948 году, во время первой арабо-израильской войны, Нахарайимская ГЭС была разрушена, восстанавливать ее не стали. И все же Рутенберг, ушедший из жизни в 1942 году, остался в памяти израильтян как "Нахарайимский старик", принесший свет и энергию в Тель-Авив, Хайфу, Иерусалим. Пущенной в 2000 году в Ашкелоне второй по мощности (2,25 МВт) и первой по экологической чистоте ТЭС (на угле) было дано имя Рутенберга.
  
  
  
  
  
  Глеб Боклевский - полтавчанин, один из создателей морского и рыболовного флота Израиля.
  
  Одиночки приезжали в Палестину... В 1920 году в Палестине оказался русский моряк Глеб Алексеевич Боклевский, выходец из старинного дворянского рода, внук академика живописи П. М. Боклевского (1816-1897), известного иллюстратора произведений Гоголя и многих других русских писателей. О том, каким образом отпрыск аристократической православной фамилии попал в Святую землю и какие планы он с ней первоначально связывал, история умалчивает. Известно только, что в составе Добровольческой армии он воевал на Юге России и эвакуировался вместе с ней, разделив трагическую судьбу сотен тысяч россиян, ставших вольными или невольными изгнанниками. Правда, в отличие от основной массы, устремившейся на Запад - в Германию, Францию или Америку, осевших в Болгарии или Сербии, Италии или Англии, Боклевский избрал Палестину. Евреем он становиться не собирался, но имя и фамилию, согласно бытующему здесь обычаю, сменил и стал Арье Боевским. По-разному складывались на Земле Обетованной судьбы иммигрантов-одиночек, попавших в Палестину по религиозным, идейным мотивам или волею судьбы.
  Уроженец Полтавы, Глеб Боклевский, по окончании Коммерческого училища отправился в Петербург для завершения образования на экономическом факультете Политехнического института, считавшегося одним из серьезнейших учебных заведений России. Достаточно сказать, что там преподавали П.Б.Струве, будущий академик А.Н.Крылов, профессор Н.Д.Зелинский и многие другие выдающиеся ученые. По-видимому, экономическая наука не полностью захватила провинциального студента, потому что после третьего курса он покидает стены престижного учебного заведения. Причины такого поступка он попытался объяснить в записи от 24 марта 1914 года: "В Полтаве понял, что школа - тормоз в развитии, болото гнилое, машина, вытягивающая из человека его самое главное, его мысль. Здесь я пришел к более общему выводу. Всякая современная школа - обман и самообман... Важна не энциклопедия знания, а правильное восприятие". Не будем спорить с пылким юношей, в какой-то мере пытавшимся оправдать в собственных глазах решение прервать учебу. Перевернув эту незаконченную страницу своей биографии, Глеб Боклевский поступает в петроградскую школу военных моряков. В Петрограде Глеб знакомится с Верой Барановой, девушкой из ассимилированной еврейской семьи. В доме Веры и в кругу ее друзей витал дух социалистических, народовольческих идеалов, близких сердцу юноши и пробудивших в нем интерес, а затем и симпатию к еврейскому народу. Окружение Глеба становится в основном еврейским, в его дневнике сплошные еврейские имена. На этих же страницах записывает он свои размышления: "Да, теперь, когда я думаю об этом, становится мне ясным, насколько великая эта нация... Столько страдать и не озлобиться слепо на весь свет! Столько страдать и не отречься от идеи! Великая нация, святая в своем вечном страдании! А предатели и трусы малодушные есть и во всяком народе". По окончании курса в 1916 году он служит на минных ограждениях в Балтийском флоте, затем в контрразведке Черноморского флота. Именно в это время происходит переворот в его политических взглядах. Поборник либерализма, защитник мира "голодных и рабов", командир Красной армии, презирающий богатеев, контрразведчик Боклевский делает резкий крен и переходит на сторону Добровольческой армии. Знакомые с бабелевской "Конармией" наверняка найдут побудительные причины для такого шага. Вполне возможно, что решающую роль в смене идеологии сыграло решение советской власти уничтожить Черноморский флот. В соответствии с Брест-Литовским мирным договором корабли, после разоружения, передавались под контроль немецкого военного командования. Однако, опасаясь, что после перехода к немцам, орудия будут направлены против советской власти, Кремль приказал их затопить. Приказ был отдан будущим политическим эмигрантом Раскольниковым, по личному распоряжению Ленина. Боклевский был в числе тех, кто отказался участвовать в этой акции.
  Благополучно добравшись до Севастополя, гардемарин Глеб Боклевский получил в 1920 году от Корабельного корпуса белых офицеров звание подпоручика.
  В том же 20-м году начался его путь в эмиграцию, вначале в Стамбул, а затем и Тунис. "Впереди бесчисленные страны в ярких бликах солнечных огней" - так описал свои юношеские устремления в 1930 году Арье Боевский (Глеб Боклевский), проживший к этому времени в Палестине почти десять лет. Существует несколько версий того, что толкнуло Боклевского на отъезд в Палестину:
  - Знакомство с эсером Пинхасом Рутенбергом, участником убийства Гапона.
  - Посещение Эрец-Исраэль в 1920 году в составе делегации русских моряков, находившихся в Турции.
  - Отъезд в составе группы еврейской молодежи в Палестину после утверждения Декларации Бальфура, открывшей возможность создания "еврейского национального очага" на исторической родине. Боевский, с юности писавший стихи, в своей поэме "Ханаан" дает весьма трезвую, напрочь лишенную восторженности, оценку стране, в которой оказался.
  Это страна лихорадочных снов
  И до конца не понять ее.
  Кто-то ее бесконечно давно
  Предал проклятию...
  Там переулочки смрадных домов
  И старики над Коранами...
  Ну и страна, растуды ее мать,
  "Обетованная"!
   Тем не менее, Палестина чем-то "зацепила" Глеба Боклевского. И хотя официально иудеем он не стал и гиюр не проходил, взял себе еврейское имя и фамилию Арье Боевский. Земля эта оставалась его родным домом до конца дней, и проблемы ее он принимал как свои. Потрясенный резней, которую учинили арабы в Хевроне и Иерусалиме в 1929 году, разъяренный Боевский, размахивая бутылкой водки, как гранатой, ворвался в одну из мечетей во время молитвы, осыпая правоверных ненормативной российской лексикой. Сотни ошеломленных молящихся в страхе бросились вон, а "московский террорист", как его впоследствии называли, как арабы, так и англичане, предстал перед британским военным судом. Бутылку водки не признали предметом, годным для убийственных целей, и Арье был освобожден из-под стражи.
  Боевский шел обычной дорогой еврейских парней, оставивших университеты и научившихся обрабатывать землю. Поначалу работал каменотесом возле Иерусалима, вступил в "Гдуд ха-Авода" . Затем с несколькими молодыми людьми обосновался в поселке Мигдаль, уроженкой которого по преданию была Мария Магдалина. На утлом паруснике, имевшем пышное имя "Королева Киннерета", Боевский начал выходить в море на рыбную ловлю.
  Вскоре у Арье появилась семья - жена, Циля, репатриантка из России, и дочь. Но жена к этому времени уже рассталась со своими национальными устремлениями и решила вернуться в СССР. Многие в те годы не выдерживали - тяжелая физическая работа, малярия, арабские мародеры. В ходу была даже такая печальная шутка: "корабль - Яффа и обратно". Арье остался, а жена с ребенком уе-хала. Следы ее затерялись, как и следы многих "возвращенцев", в сталинских лагерях. Арье очень тосковал по девочке, ей он посвятил такие щемящие строки:
  Дочка, пичужка моя сероглазая!
  Издали пощебечи.
  Кто тебе будет сказки рассказывать,
  Песням будет учить?
  ...Время летит теперь лошадью шалою,
  Счета не ведая дням...
  - Доченька, дочка! Пичужка малая,
  Ты позабудешь меня!
  Еще до отъезда семьи, но уже в одиночестве, Арье переезжает в Тель-Авив, город на море, которого ему так недоставало. В 1926 году Боевский знакомится с Жаботинским, лидером сионистов-ревизиони-стов, и в стихах, которые он продолжал писать, проявляется национальный дух, пыл строителя страны.
  Я твои просторы пашнями покрою,
  Я твоих овец машинкой остригу,
  Горы перерою, городов настрою,
  Труп живой водою вспрысну-обожгу...
  Мысль о возрождении морского флота возникла незадолго до прибытия Боевского в Эрец-Исраэль. В этом деле были свои первопроходцы, которые начинали с создания рыболовецких артелей в Хайфе и на берегу Киннерета.
  Боевский присоединился к группе энтузиастов, по его инициативе в Тель-Авиве организуется рыболовецкая артель, а в 30-е годы - молодежный морской союз "Звулун". Арье полностью разделял мнение Жаботинского, что евреи, мореплаватели в древности, обязаны возродить морское дело. С 1926 года Боевский работает морским инструктором школы Бейтара - читает лекции по элементарной теории корабля и по навигации. У него появляется мечта - превратить небольшую речку Яркон в судоходную. В его архиве сохранилась запись подготовленной им темы "О приспособлении реки Яркон к нуждам судов малого тоннажа". Занимался он также организацией промышленного лова рыбы. При "Звулуне" существовала рыбно-биоло-гическая школа, и программу для специалистов-промысловиков готовил Арье Боевский. Много сил и энергии тратил он на подготовку строителей нового тель-авивского порта, заменившего старый, в Яффе.
  Парижская эмигрантская газета "Последние новости" в связи с первой годовщиной открытия нового порта поместила заметку А.Аркадина, по поводу этого события: "...Благодаря энергии многих людей строительство порта шло гигантскими шагами, но их работа оказалась плодотворной только потому, что была подготовлена пионерами морского дела, среди которых почетное место занимает православный русский человек капитан А.Боевский. Капитан Боевский приехал в Палестину более 15 лет тому назад, бежав от большевиков, приговоривших его к расстрелу. С тех пор ни одно начинание в морской области не обходится без прямого участия капитана Боевского... Капитан Боевский, не растративший на чужбине своих духовных сил, мог наглядно убедиться в целесообразности своих многолетних усилий. Отныне его имя вписано золотыми буквами в историю еврейского мореходства" . Руководитель палестинского Бейтара Гальперин в книге "Возрождение еврейского морского флота" так оценивает заслуги Арье Боевского: "Целый том был бы я обязан посвятить роли двух моих друзей в деле возрождения еврейского морского флота и оба они не евреи - первый Арье Боевский... а второй - итальянец "капитано" Никола Фуско".
  Несмотря на постоянную занятость, Боевский не оставляет литературную деятельность. Помимо стихов, пишет очерки, репортажи, которые назвал "Письма с голубого простора". Два таких очерка он отправил в те же "Последние новости".
  И.Гальперин так передает разговор, состоявшийся между редактором газеты П.Н.Милюковым и В.Е.Жаботинским:
  - Владимир Евгеньевич, знаком ли Вам человек по фамилии Боевский?
  - Капитан Боевский?
  - Я не знаю его морского звания. Из письма, приложенного к двум присланным им статьям, вытекает, что он занимает должность помощника капитана учебного корабля в еврейской морской школе... Просто фантастика: судно плавает под французским флагом, капитан - еврей из Палестины, помощник Боевский, по всей ви-димости, еврей из России... Так Вы его знаете?..
  - Нельзя ли полюбопытствовать, чем вызван ваш интерес к нему?
  - Статьи и письмо, которые прислал Боевский, отменно умны как со стороны содержания, так и с точки зрения стиля и наполнены живым, неистощимым юмором. У него дар владения интонациями - даже мельчайшими - русского языка, несмотря на то, что он офицер-иудей на еврейском морском судне.
  - Боевский не иудей, Павел Николаевич. Он русский, православный. Настоящая его фамилия Боклевский.
  - Как он у вас оказался? Не иначе как благодаря вашей умелой сионистской агитации. Вы опаснейший человек, Владимир Евгеньевич... Еще чуть-чуть и я тоже окажусь в вашей власти и начну печатать материалы в "Последних новостях" справа налево...
  Судно под французским флагом, которым заинтересовался Милюков, было учебным парусником, приобретенным бейтаровцами. Его построили в конце XIX в. как яхту для американского адмирала, затем оно стало итальянским прогулочным катером "Четыре ветра". Теперь оно "без прохождения гиюра" получило имя "Сара-Алеф" и стало бейтаровским учебным судном или, как написал поэт Довид Кнут, совершивший на нем морское путешествие в Палестину, "объевреилось". Корабль имел и свой флаг, названный "Флагом Янная" - бело-голубое полотнище с шестиконечной звездой посредине и якорем в углу.
  Однако сама еврейская учебная морская школа была открыта в Италии, в Чивитавеккии - бейтаровцы стремились создать в Европе Еврейскую морскую лигу для закупки судов и оснащения, обучения мореходному делу и спортивных тренировок будущих еврейских моряков. Отсюда "есть пошел" морской флот еврейского государства, зачинателем которого был русский морской офицер, литератор и автор множества популярных песен, халуц - капитан Арье Боевский.
  (По публикациям Владимира Хазана, Анны Мисюк, Рены Пархомовской).
  Евреи полтавщины и возрождение языка иврит
  
   С эпохи средневековья евреи все чаще стали говорить на языках тех стран, где они проживали. И все же письменный иврит продолжал быть важнейшей частью религиозной практики, это был основной язык еврейской литургии.
   Тем не менее иврит оставался литературным, а не разговорным языком. Он стал таковым с появлением и развитием сионизма. Элиэзэр Бен Иегуда (1858 - 1922), пионер лексикографии, не знавший равных в этой области, создал множество новых слов. Он стремился доказать, что на иврите можно сказать все, что этот язык может ответить на любые требования времени и стать национальным языком возрождающегося народа. Борьба была тяжелой: пришлось противостоять ожесточенной критике ортодоксов, возмущенные подобным кощунством, и активной конкуренцией сторонников идиша. Надо было также отвоевать поле деятельности в области образования (как начального, так и среднего, и высшего) и придать ивриту характер бытового языка. В 1916г. 40 % всего еврейского населения Палестины считали иврит своим первым языком, а с 1948 г. он вновь стал официальным языком независимого еврейского государства. Язык развивается и изучается при всемирной поддержке со стороны Комитета по языку иврит (создан в 1890г. и переименован в Академию языка иврит в 1953 г.). Софардское произношение сказалось на современном иврите. Была выработана весьма эффективная система преподавания (ульпан), которая позволяла провести постепенную "ивритизацию" широких слоев переселенцев. История иврита насчитывает не один век, и в нем появляется уже свой жаргон.
   ГРЕГУАР д'АРБЕЛЕ (Ицхак Амчиславский) родился в Полтаве в семье хасидов, изучал медицину в Петербурге, получил диплом врача в Париже, переехал затем в Италию, из Италии в Египет, а оттуда на остров Занзибар у восточного побережья Африки, где исполнял обязанности врача при местном правителе. Султан посылал его в Европу с дипломатическими поручениями, награждал знаками отличия, подарил даже остров, от названия которого появилась фамилия д'Арбеле. В Париже он встретился с бароном Э.Ротшильдом, и тот уговорил его поселиться в Палестине. С 1887 года был врачом в Ришон ле-Ционе. пользовался огромным уважением поселенцев; о нем говорили: "Это человек, полный милосердия, прекрасный врач, излечивающий душу и тело". Затем он заведовал иерусалимской больницей Ротшильда.
   Его дом стал центром общественной и культурной жизни Иерусалима. В газете писали об одном из вечеров в доме д'Арбеле: гости "ели, пили, увеселяли сердца звуками арфы и скрипки, пели песни Сиона до полуночи и оставили дом уважаемого господина д'Арбеле со многими благодарностями и веселым серцем".
   Грегуар д'Арбеле свободно изъяснялся на двенадцати языках (некоторые уверяли - на восемнадцати); совместно с Э.Бен-Иегудой он основал общество "Избранный язик" и стал его председателем, собирал деньги на нужды общества, давал премии ученикам, отличившимся в изучении иврита, составил карманный словарь (иврит-идиш-ладино).Общество "Избранный язик" существовало малое время, и взамен него был создан Комитет языка иврит/. В 1899 голу д'Арбеле снова отправился бродить по свету и поселился, наконец, в Тунисе; собирался вернуться в Палестину, но скоропостижно умер в 1910 году.
  Современная ивритская поэзия в широком смысле этого понятия ведет начало с последнего десятилетия XIX века, с произведений Хаима Нахмана Бялика и Шаула Черниховского. Бялик и Черниховский исходили из разных посылок и отличались друг от друга творческим темпераментом. Первый от "я" пришел к миру, а второй - от мира к лирическому "я". Бялик вел диалог преимущественно с еврейской культурой, а Черниховский обратился к культуре Запада. Бялик был, прежде всего, лириком, тогда как поэзия Черниховского наделена эпической степенностью (главное место в ней занимают идиллии написанные, как правило, гекзаметрами и живописующие сцены из еврейской народной жизни, где культурно-историческим фоном служит кризис традиционного уклада при столкновении с новыми веяниями).
   Эти противоположности двух ведущих поэтов ярко расцветили ивритскую поэзию, однако не создали двух раздельных независимых творческих территорий, чем избавили молодое поколение поэтов, которое испытало ощутимое влияние обоих отцов-основателей, от необходимости выбирать что-либо одно. И Бялик, и Черниховский создали единую поэтическую систему, опирающуюся на связи типа человек - природа, индивидуум - нация, содержание - форма. Интеллектуально-идейную направленность их поэзии отличают призывы к сионистскому строительству и витальности, к активному участию в историческом процессе и в космогонии. На этой общей территории, границы которой раздвигались и перекраивались, возникла реалия ивритского культурного "национального возрождения" (Ha-tekhiya ha-le'umit).
  ШЛИОНСКИЙ Аврагам (1900, Крюково Кременчугского у. Полтавской губ. - 1973, Тель-Авив), поэт, переводчик. В 1917-21 - в Польше. С 1921 - в Э.-И. Печататься начал в 1920. Основатель и соредактор лит. авангардного сб. "Ктувим" (1928-33). Автор десятков поэтических сб-ков.
  Пер. на иврит: "Евгений Онегин" А.С.Пушкина, "Тихий Дон" М. А,. Шолохова, "Ревизор" Н.В.Гоголя, "Лес" А.Н.Островского, "Цемент" Ф.В.Гладкова, "Французская революция" П.А.Кропоткина, "Гамлет" и "Король Лир" У. Шекспира, "Трехгрошовая опера" Б.Брехта, "Тартюф" Мольера и др. Чл. Акад. яз. иврит. Гос. пр. Израиля (1967).
   В созданной в 20-е годы поэзии А. Шлионского на экспрессионистскую эстетику наложилось сильное влияние русского имажинизма, особенно есенинского. Его стихи, будь они мрачными или жизнеутверждающими, поражают читателя торопливой чередой непредсказуемых, странных и впечатляющих метафорических образов. Здесь и стихийная энергия хаоса, и экстатический порыв сионистского энтузиаста. Язык Шлионского всегда литературен и при всем разнообразии стилей стилистически выверен. Дезорганизующее влияние оказывают неологизмы, прежде всего морфологические: вместо глаголов - однокоренные существительные, вместо существительных - прилагательные и наречия и т.п.. Во многих своих стихах Шлионский сохранил четкий метр и регулярную рифмовку и именно с их помощью выражал сумбурную экзальтацию души.
   Именно в то время возникла тоска по чистой поэзии, высвободившейся из пут историко-сионистского контекста. Ее появление совпало с годами творческого возмужания молодого поколения поэтов и преодолением мучительного перехода от прежнего "ашкеназского" иврита к палестинскому "сефардскому". Когда в период освоения новой фонетической системы иврита поэты, впервую очередь Авраам Шлионский, писали свободные нерифмованные стихи, эта форма служила им спасительным островком. Теперь, когда они почувствовали себя способными играть музыкальными эффектами в рифмованной силлабо-тонической поэзии, написанной на новом, "правильном" иврите, у них возникло желание попробовать себя в изысканных изощренных стихах. Эти обстоятельства, видимо, являются решающими для понимания причин архаичного обращения поэтов Палестины к эстетике символизма после того, как ивритская поэзия 20-х годов плодотворно реализовала себя в постсимволистской эстетике.
   Резкий поворот от Бялика к экспрессионизму создал условия для появления женской поэзии. Бяликовская норма исходила из того, что поэт получил традиционное еврейское образование, основательно знаком с древними источниками и может свободно и новаторски ими оперировать.
  Такая предпосылка совершенно исключала возможность появления женщины - ивритского поэта. Еврейская женщина, как правило, не получала религиозного образования, а потому была "безъязыкой", то есть не знала иврита и писала стихи лишь на идише и по-русски. Крах бяликовской нормы сделал допустимым в поэзии самый скудный иврит, лишь бы он верно и понятно отражал душевное состояние лирического "я". И в начале 20-х годов в ивритскую поэзию вошли женщины. Уроженка Петах-Тиквы Эстер Рааб (1894-1981) писала экспрессионистские бурливые и непокорные стихи, связывавшие образ современной женщины с дикой, колючей и опаленной солнцем природой ее отчизны Палестины. А выросшая в еврейском местечке Украины Йохевед Бат-Мирьям (Железняк; 1901-1979) вступила в ивритскую женскую поэзию как необузданная бунтарка, искательница метафизических истин. Были и еще подобные им поэтессы.
   Особую популярность приобрела Рахель Блувштейн (с 1900г.- по 1910 проживала в Полтаве). Она не пошла по пути экспрессионизма, а выбрала поэтику своеобразного неоклассицизма. Придя в ивритскую поэзию с весьма скромным языковым багажом, она не искала аффектированных средств для выражения женских страданий и ранимости. Ее "исторгнутый отчаянием крик" запечатлелся в тщательно отделанных стихах. Рахель Блувштейн была из тех поэтов, которые вернули ивритскому стихотворению продуманность композиции, выверенность метра и рифмы, концентрацию мысли и сдержанность. Она создала сложный, отнюдь не готовый к полной обнаженности мыслей и чувств, образ лирической героини, который в то же время являл пример женской стойкости в тяготах сельскохозяйственного труда еврейских колонистов. Эти скромность и сдержанная внутренняя сила как нельзя лучше отвечали идеологии Партии Труда. Благодаря этим качествам творчество Рахели заняло центральное место в женской поэзии на иврите, ее литературное влияние было самым ощутимым, и многие ивритские поэтессы в течение нескольких десятилетий следовали разработанным ею поэтическим канонам. Стихи Рахели были просты, понятны, подчеркивали специфически женскую чувствительность и душевную незащищенность наряду с героической стойкостью в физических испытаниях. Эти стихи легко ложились на музыку, и потому их пели буквально все, словно народные песни. Поэзия Рахели, таким образом, совпала с пропагандистской линией Партии Труда, которая все увереннее обретала власть в политической и культурной жизни сионистского ишува в Палестине. Более того, стихи Рахели оказались провозвестниками некоторых художественных тенденций, характерных для ивритской поэзии в целом.
   В последние пять лет жизни словно прорвалась некая плотина, сдерќживавшая творчество поэтессы. Ее стихи стали появляться в приложении к газете "Давар" и вскоре превратились в постоянную рубрику. Читатели полюбили их, ждали.
  Основа художественного дарования поэтессы камерная, задушевная лирика. Рахэль - автор нескольких совсем небольших сборников стихов, при жизни поэтессы вышли "Сафиах" (1927), "Напротив" ("Ми-негед", 1930) и "Нево" (1931). Творчество этого мастера лирики еще при ее жизни хвалил и высоко ценил Х.Н. Бялик. Рахэль переводила на иврит стихи Анны Ахматовой, Иннокентия Анненского, Владислава Ходасевича, Сергея Есеќнина, а также Мориса Меттерлинка и некоторых других поэтов. Она опубќликовала ряд коротких очерков, зарисовок и рецензий.
   Точно проанализировал феномен популярности и трагизма Рахэли, а также вообще ее места в культурно-общественной жизни ишува израильќский литературовед и переводчик В. Радуцкий: "Безвременная, мученичеќская и трагическая смерть великой ивритской поэтессы не породила особых угрызений совести у лидеров ишува; зато она еще больше послужила упќрочению "мифа Рахели" - принцессы-пастушки, бросившей богатый дом в России, чтобы весело распевать песни на берегах Кинерета и беспечно сочинять стихи на улицах Иерусалима, да разбивать сердца героических еврейских халуцим". Знаком поворота к символизму стала поэзия Шлионского начала 30-х годов, когда он оставил есенинский имажинизм и вернулся к поэтическим образцам Александра Блока. Неосимволистские стихотворения Шлионского составили книгу Камни хаоса (Avneibohu, 1934), которая положила начало новому литературному течению. В ней Шлионский словно постулировал правило, согласно, которому эстетическая упорядоченность призвана уравновесить и "справить" хаотическую экзистенцию современного человека. Поэзия не эксплицирует и не выражает эту экзистенцию, а, наоборот, ищет способы ее преобразования путем гармонизации между хаосом и порядком, уродством и красотой, нигилизмом и верой.
   Вместе со Шлионским обратились вспять, к символизму, многие другие поэты, для которых русский символизм "серебряного века" был любимым и хорошо знакомым образцом. Й. Бат-Мирьям отказалась от позы девушки-бунтарки и как бы спонтанной поэтической речи; ее опубликованные в 30-е годы стихотворения составлены из симметричных строф, а связанные по ассоциации красочные образы свидетельствуют о поиске сокровенного смысла вещей. Эта новая поэтика позволяла ей символически выразить сионистскую мечту о единении души с ускользающим от поедания метафизическим субстратом Земли Израилевой.
   ЯЛАН-ШТЕКЕЛИС Мирьям (фамилия Ялан по акрониму имени отца - Иехуда Лейб Нисан; урожденная Виленская, по мужу Штекелис; 1900, местечко Потоки близ Кременчуга, - 1984, Иерусалим), израильская детская писательница и поэтесса. Стихи Ялан-Штекелис всегда ритмичны и рифмованы, ритм на протяжении стихотворения, как правило, варьируется (как у К. Чуковского, который был для нее образцом).
  "Взрослые" стихи Ялан-Штекелис представляют собой либо небольшие стихотворения, где пейзаж рождает лирическую рефлексию, либо повествовательные стихи актуального содержания (по прочтении поэмы Е. Евтушенко "Бабий Яр" написала "Стихи русскому поэту", 1962) или фантастические (например, "Ма"асе ба-парохет" - "История о покрывале", Париж, 1952; издано художественно-каллиграфическим шрифтом; посвящено подвигу Ханны Сенеш). Литературные фантазии Ялан-Штекелис прихотливо сочетают мотивы еврейской аггады и европейского фольклора с авторским вымыслом. Проза Ялан-Штекелис всегда автобиографична, повествует о родственниках или знакомых, чья жизнь подается как подвижничество. Ялан-Штекелис подготовила к печати и выпустила книгу воспоминаний отца "Праким ми-хаяй ха-циббуриим" (Главы из моей общественной жизни, 1968).
   Ялан-Штекелис занималась переводами; с русского на немецкий перевела дневник и письма И. Трумпельдора (Берлин, 1925); на иврит: "Багаж" С. Маршака (1943), "Аленький цветочек" С. Аксакова (и несколько других русских сказок, 1951), "Имя" Ф. Сологуба (1951), стихи И. Эренбурга, Б. Окуджавы, "Собрание зверей" Э. Кестнера, "Мэри Поппинс" Памелы Треверс (1966), "Родился младенец" М. Левина и Джудит Зелигман (книга для среднего школьного возраста о рождении человека, 1975) и другие; на русский язык: стихи Н. Альтермана, Рахели, Иехуды ха-Леви, Х. Н. Бялика, а также собственные стихи и прозу, которые вместе с кратким автобиографическим очерком вошли в сборник "Ветви" (Т.-А., 1966; предисловие И. Орена /Наделя/). См. также ее переводы на русский язык в сборнике стихов израильских поэтесс "Я себя до конца рассказала" (Иер., издательство "Библиотека-Алия", 1981). В 1978 г. вышел сборник ее прозы, стихов, критических заметок и переводов "Хаим у-миллим" ("Жизнь и слова", Иер.). В 1956 г. литературное творчество Ялан-Штекелис было отмечено Государственной премией Израиля.
  Отметим еще наших земляков, плодотворно трудившихся в прошлом и трудящихся в настоящем, на литературной ниве Израиля.
  ГОРЕЛИК Шмарье (1877, Лохвица, Полтавской губ. - 1943), публицист, переводчик, историк лит-ры. В возрасте 13 лет вместе с отцом приехал в Вильну, где потом был служащим, бухгалтером. Лит. деятельность начал в кон. 90-х гг. как рус. журналист (под пс. Постоянный печатал в виленских рус. газ. "Северо-Западное Слово" и "Новая заря" корреспонденции, репортажи). В 1908 выпустил кн. на идише "Брив цу а фраинд" ("Письма к другу"). В том же году вместе с А.Вайтером и Ш.Нигером основал ж. "Литерарише монатшрифтн". В 1910 был ред. сб. "Дер идишер альманах" (Киев), в к-ром публиковались произв. Д. Бергельсона, Дер Нистера и др. тогда начинающих писателей. Г. сотрудничал и в др. евр. лит. сб. В годы 1-й мир. войны жил в Швейцарии, где сотрудничал в пацифистской газ., за что подвергся аресту на 6 мес. Позже поселился в Берлине. В 1923-24 совершил путешествие по Канаде и Америке и напечатал сер. путевых очерков в ньо-йорк. и варшав. евр. газ. С 1933 в Эрец -Исраэль, где до конца жизни сотрудничал в евр. периодич. изд. на иврите и идише. Автор кн.: "Ди либе провинц" ("Милая провинция"), 1913; "Литератур-билдер" ("Литературные картины"), 1912; "Ин вандер-лебн" ("В скитальческой жизни", 1918), "Гройсе нешомес" ("Великие души"), 1921; "Рассказы Рабиндраната Тагора" (1922) и др.
   ДИНУР (Динабург) Бен-Цион (1884, Хорол Полтавской губ. - 1973, Иерусалим), публицист, историк, общественный деятель. Учился в иешивах Кременчуга, Гомеля, Телза. В 1904 г. был одним из организаторов еврейской самообороны в России, участвовал в революционном движения. В 1904-1911 гг. был учителем в еврейских школах. В 1912-14 гг. учился в Берлине и Берне, в 1917-1918 гг. - учитель в еврейской школе в Петрограде и преподаватель в различных высших учебных заведениях. Писал статьи на историко-литературные темы, в 1918 г. издал "Программу по еврейской истории" (Петроград-Киев) с методическими указаниями и литературным комментарием для школ, учителей и самообразования. В 1919 г. вышла его хрестоматия на идише и иврите "Еврейская история" (ч.1). Систематически публиковал рецензии на книги по еврейской истории в журналах "Бихер-велт", "Шуи ун лебн" (1919-1920). В 1921 г. уехал в Эрец-Исраэль, работал в школах и в университете, активно участвовал в общественно-политической жизни, занимал руководящие должности в высших сионистских организациях. В 1932 г. основал библиотеку изданий "Кирьят сефер". Был членом Кнессета 1-го созыва от партий Мапаи, в 1951-55 гг. занимал пост министра просвещения и культуры, в 1953-1959 гг. был президентом мемориального института "Яд ва-Шем". В 50-60-х гг. в Израиле вышли несколько томов исторических исследований и мемуаров Динура. В 1958 г. он был удостоен Государственной премии Израиля в области иудаистики, а в 1973 г. - в области просвещения. Имя Динура присвоено основанному в 1974 г. Центру исследования еврейской истории при Еврейском университете.
  КОПШТЕЙН Броха (р. 1909, Прилуки Полтавской губ.), поэт. В 11 лет осталась сиротой, жила у деда в Кишиневе. С 1924 - в Канаде, в 1933 переехала в Нью-Йорк, работала, по вечерам училась. С 1949 - в Израиле. Дебютировала в 1935 стих, в варшавском еженед. "Литерарише блетер", затем печаталась в разл. периодич. изд., была представлена в антологии еврейской поэзии. Автор поэтич. сб-ков "Штарк бин их" (Сильна я), 1939; "Зинг, майн гарц" (Пой, мое сердце), 1943; "Дос фолк из до" (Народ есть), 1951; "Йомтев ун вох ин Исроэл" (Праздник и будни в Израиле), 1965 и др. Вместе с мужем Веньямином редактировала антологию еврейских колыбельных песен "Утер янкелес вигеле", 1976. Кн. стих. К. в пер. на иврит вышла в Тель-Авиве в 1959.
   ОРПАЗ Ицхак (псевдоним; настоящая фамилия Авербух; родился в 1923 г., Зеньков, Полтавской области)-2011-(Израиль). Израильский писатель. Лауреат Государственной премии Израиля (2005). Вырос в хасидской семье. В 1938 г. переехал в Эрец-Исраэль в рамках алии молодежной. Жил в киббуце Шамир. В 1948-62 гг. был офицером кадровой службы. В 1960-62 гг. изучал литературу и философию в Тель-Авивском университете. Первые рассказы, объединенные впоследствии в сборник "Эсев пере" ("Дикая трава", 1959; переработанное и расширенное издание, 1982), опубликовал в 1951 г. в газете "Ал ха-мишмар". В них, как и в последующем романе "Ор бе"ад ор" (Кожа за кожу, 1962) уже проявились характерные для его творчества элементы сюрреализма в трактовке и обрисовке политических, психологических и идеологических аспектов действительности. Его новеллы "Мот Лисанда" (Смерть Лисанды, 1966) и "Немалим" (Муравьи, 1968), сборник рассказов "Цед цвия" (Охота на лань, 1967) и романы "Масса Даниэль" (Путешествие Даниэля, 1970) и "Ир ше-эйн ба мистор" (Город, в котором не спрячешься, 1974) изображают хаотический мир, где нарушена причинно-следственная связь. Герои Орпаза в поисках спасения от собственных разрушительных страстей склонны приписывать глубокий смысл незначительным, на первый взгляд, явлениям. Сборник рассказов "Рехов ха-Томожена" (Таможенная улица, 1977), изображающих детство автора, прошедшее в маленьком еврейском местечке на Украине, ближе к реалистическому жанру и проникнут ностальгией по насыщенному духовностью быту и укладу жизни еврейского местечка.
   В некоторых последующих произведениях Орпаза появляется попытка переоценки ценностей в осмыслении сути еврейства Восточной Европы до Катастрофы. Художественная проза Орпаза в своей колоритности представляет эту попытку на различных уровнях и, таким образом, по самой своей сущности не позволяет читателю прийти к однозначным выводам. Однако симпатии автора весьма ярко выразились в том, что на всех его книгах, опубликованных после Войны Судного дня, рядом с псевдонимом появляется и его настоящая, "галутная" фамилия Авербух. Среди этих книг - романы "Баит ле-адам эхад" (Дом на одного, 1974), "Ха-гвира" (Барыня, 1983), "Ха-"элем" ("Отрок", 1984) и "Ха-калла ха-ницхит" (Вечная невеста, 1987), составляющие цикл "Аталия", а также эссе "Ха-цальян ха-хиллони" (Светский паломник, 1982), радиопьесы "Мот Лисанда" и "Ха-мишпат" (Процесс) и другие.
   Орпаз - лауреат ряда литературных премий, в том числе премий имени А. Бараша (1964) и Х. Н. Бялика (1985). Многие его произведения переведены на иностранные языки.
   РАБИНОВИЧ Александр Зискинд (аббр. Азар: 1854, Ляды, Белоруссия, 1945, Тель-Авив), писатель и публицист. Писал на нескольких языках, переводил на иврит. Родился в семье хасидов Хабада. но в юности увлекся идеями Хаскалы. Несколько лет прожил в Москве, где был связан с движением Хиббат-Цион и Бней-Цион. С 1888 работал школьным учителем в Полтаве.
  Свои ранние статьи и фельетоны Рабинович писал по-русски. В Полтаве начал писать рассказы на иврите (реже на идише). В первом рассказе "Ал ха-перек" (На повестке дня, 1888) Рабинович критикует свое прежнее увлечение идеями Хаскалы и восхваляет простоту жизни и моральные устои еврейских масс. В его мировоззрении явно проступает влияние Л.Толстого. Наиболее значительные сборники его рассказов "Бе-цел ха-кесеф" (Под сенью денег, 1894). "Хаттат Ха-циббур" (Вина общества, 1896). "Бат хе-'ашир" (Дочь богача, 1898). Рассказы социально заострены и в то же время отражают глубокое уважение автора к еврейским традициям. Рабинович писал также рассказы и книги для детей.
  Известен ряд монографий Рабиновича, в т.ч. о Ж.Руссо, Л.Толстом, И.Бреннере, А.Куке и др. Он перевел на иврит труды В.(Б.З.)Бахера (1850-1913) об Аггаде и истории грамматики языка иврит, а также воспоминания Г.А.Гершуни. Рабинович переводил сочинения Ф.Шиллера ("Орлеанская дева"), В. Короленко (с которым дружил в Полтаве) и др. В связи с 80-летием Рабиновича в Израиле вышло в свет собрание его сочинений в пяти томах (1934-36).
  РЕУВЕНИ Ахарон (Шимшелевич: 1886. Полтава. Украина. 1971. Иерусалим), израильский писатель, младший брат И.Бен-Цви... Писал рассказы, сначала на идише, а в 1923 перешел на иврит. На иврите Р. написал романы о жизни и бедствиях евреев Эрец-Исраэль "Берешит ха-мевуха" (В начале сумятицы. 1920. 2-е изд. 1933). "Ха-онийот ха-ахаронот" (Последние корабли. 1923). "Шаммот" (Среди опустения. 1925). к-рые составили трилогию, вышедшую впоследствии под названием "Ад Иерушалаим" (До Иерусалима. 1954. 2-е изд. 1987). Р. выпустил неск. книг стихов "Ал Ярден Иерехо" (У Иордана против Иерихона. 1927). "Милхемет Иерушалаим" (Война за Иерусалим. Каунас. 1931). "Хамишша у-шлошим" (Тридцать пять. 1949). "Лейлот Иерушалаим" (Ночи Иерусалима. 1956), "Ковец колел" (Собрание стихов. 1965). "Ширим мединиим ве-ца'ар ба'а-лей лашон" (Политические стихи... 1971), три сб-ка рассказов "Сиппурим" (Рассказы. 1928, 1951. 1954) о второй алие, а также романы "Иццавон" (Печаль, написан в 1915. издан с изменениями в 1930; о судьбах молодых сионистов в России и об их первых шагах в Эрец-Исраэль) и "Гилгул не шамот" (Переселение душ, 1966; полуфантастический роман о попытке симбиоза души безнадежного ракового больного и тела здорового человека).
   Р. много переводил на иврит, в т.ч. О.де Бальзака "Отец Горио". А.Франса "Остров пингвинов", романы Э.Синклера, братьев Гонкур. Р. известен и как автор изысканий по истории Бл. Востока "Шивтей арав ал гвул Эрец-Исраэль" (Арабские народы по соседству с Эрец-Исраэль. 1925). "Шем, Хам ве-Иефет" (Сим, Хам и Яфет. 1932, попытка идентификации ряда упомянутых в Библии народов). "Кадмут ха-'иврим" (Еврейские древности. 1962). "Давид ха-мелех" (Царь Давид,1965), "Аммей кедем" (Древние народы. 1969). Р. интересовался политикой и социологией, написал работы "Демократия ве-тоталитаризм" (Демократия и тоталитаризм. 1940). "Джавахарлал Неру" (1945) и др. Его литературно-критич. публикации "Сифрут ва-хавай" (Литература и действительность. 1940), "Мехол Пастернак" (Хоровод вокруг Пастернака.1959) и "Ийюн у-виккорет" (Критика. 1967) свидетельствуют о том, что Р. не принял "новую" поэзию, как русскую (Б.Пастернак), так и на иврите (А.Шлёнский), а единственным мерилом ценности в отношении к литературе считал психологическую верность жизни.
   Долгие годы его имя не было знакомо широкому читателю. Известность вновь пришла к Р. в 1960-х годах: о нем заговорила критика, в 1967 ему была присуждена пр. им. А.М.Усышкина. а в 1969 - пр. им. Х.Н.Бялика.
  МИНЦ Израиль Борисович (1901, по др. данным 1904, Ромны Полтавской губ. - 1989, Тель-Авив), общественный деятель. В нач. 1920-х гг. чл. сионист. молодежной орг-ции "Ге-Халуц". В 1922 арестован, вскоре освобожден. В 1923 вновь арестован и выслан из СССР. С 1923 - в Э.-И. Был рабочим на стройке; чл. раб. совета Тель-Авива. В кон. 1920-х гг. М. секр. профсоюза строителей; рук. спорт, об-вом "Га-Поэль". С 1931 - в Париже, учился на инж. курсах и работал на стр-ве метро. Вскоре вернулся в СССР, работал на стр-ве метро в Москве. В сер. 1930-х гг. арестован. После лагерей и ссылки в 1963 вернулся в Москву, активно участвовал в подпольном сионист. движении. М. переводил с иврита на рус. яз. для еврейского самиздата и преподавал иврит первым учителям иврита в Москве. С 1973 - в Израиле. Мн. публ. в израильских газ. на иврите и рус. яз. Занимался переводами. Автор мемуаров "Белая тюрьма" (Тель-Авив, 1982).
  РЖАВСКИЙ Иосиф Бенционович. Поэт. Родился 3 июня 1920 года в Кременчуге в семье рабочего с лесопилки. Окончил 8 классов. В 17 лет стал токарем на авторемонтном заводе, а в 19, втайне от родителей, по патриотическому побуждению, отправился на финский фронт в составе 316-го харьковского легколыжного добровольческого батальона. Потом, в Кременчуге посещал аэроклуб. В 1940-м призвали в армию. Попал в школу младших авиаспециалистов в Воронеже. Практически все авиашколяры погибли в первые дни войны. Кроме 12 отличников, откомандированных в распоряжение особого учебно-тренировочного полка военно-воздушной академии. Ржавский - участник обороны Москвы. Стрелок-радист бомбардировщика, служил в 354-м авиационном штурмовом полку.В воинском его билете такие даты: август 1941 - январь 1942, затем ранение, госпиталь, затем октябрь 1944-го, когда летал на штурмовике , самолет-разведчик попал под зенитный обстрел. Был сбит. При падении стрелок-радист получил перелом позвоночника. Однако добрался - через линию фронта - до своих. Опять уцелел.
  Ржавский уехал из Москвы в 1993 году. Живет в Израиле: Тель-Авив, Бейт-Авот (дом ветеранов). Лауреат премии им. В.П.Некрасова (2010) "За вклад в литературу о Второй мировой войне".
   ФИНКЕЛЬ Леонид Наумович, прозаик, публицист, драматург, автор четырнадцати книг прозы. Родился 24 июня 1936 года в городе Полтава (Украина). Дом стоял на улице Комсомольской, 81. Несколько раз в последующей жизни бывал возле этого дома.
  Прадед - Мендель Финкель был музыкантом, скрипачом, о котором рассказывали легенды. Сам слышал от великого артиста Ивана Семеновича Козловского. Дед и отец - дирижёры. В доме хранилась дирижерская палочка в черном бархатном футляре. В 1941 году, оставляя уже горящую Полтаву, оставили в доме и дирижерскую палочку.
  Отец надел военную форму и с фронта больше не вернулся. Мама получила извещение: "Пропал без вести". На Украине отцовский род повстречался с материнским. Фамилия у матери редкая "Хархурим", явно хазарского происхождения. "Хокурим" - слово из письма киевских евреев в Иерусалим, означает "Я прочитал" - просвещенные, значит, были... Жили в Золотоноше, Кременчуге, Перещепино (прадед Абрам Эпштейн имел скобяную лавку). Многих потеряли в Полтаве, Харькове, Бабьем Яру в Киеве. Благословенна будет их память!
  В 1941 благодаря энергии матери (Вера Израилевна Хархурим,18.03.1908,Полтава-2.02.1996,Ашкелон ), эвакуировались сначала в Башкирию, потом Чувашию. После освобождения Полтавы (1943) вернулись домой. А дома не было.В Полтаве жили на чердаке, у Березового садика. Там и дождались Победы. В 1944 году пошел в первый класс 4-ой школы.
  В 1947 году мама получила назначение в Черновцы (Украина), главным бухгалтером большой Перчаточной фабрики. В Черновцах я нашел вторую родину. В этот город вернулся после армии (1959-1961), возвратился и после того как получил образование, сначала в Электротехникуме связи, потом в Политехническом институте.
  Был инженером, стал художественным руководителем молодежного эстрадного театра, лектором-музыковедом, потом редактором газеты. В библиографии есть провал: с 1973 по 1986 год - у него не взяли ни одной статьи в газету или журнал. Дело в том, что Ужгородское издательство в рецензии на его книгу (дипломную работу в Литературном институте) написало: "Льет воду на мельницу сионизма".
  В 1979 году все же вышла первая книга "Зажги солнце", она почти десять лет пролежала в издательстве, да и то вышла случайно, кто-то из партийных деятелей вмешался, хотел восстановить справедливость. В Черновцах был первым председателем общества Еврейской культуры им. Элиезера Штайнберга. Первым редактором газеты (ее русской части, страницу на идише редактировал Иосиф Бург) "Черновицкие листки" и приложения "Мой Израиль". Участвовал в создании Пушкинского общества и был в числе его инициаторов, как и Всесоюзной писательской организации "Апрель".
   В Израиле с 1992 г.Живёт в Ашкелоне - был первым председателем общественной организации "Центр культуры", организатором и участников всех Пушкинских и других праздников, способствовал созданию памятного камня Михоэлсу. В Израиле работал сторожем, рабочим в археологической партии, журналистом в газете, организовал общественное объединение "Центр культуры Ашкелона" и стал первым его председателем, был одним из создателей и учредителей Комитета в защиту демократии и прав человека и в течение длительного времени исполнял обязанности его председателя, участвовал в протестных митингах и демонстрациях, вместе с народной артисткой Украины Евгенией Золотовой создали литературный театр исторического портрета (гастроли в Украине, Молдове, четырежды в Германии, в США) участвовал в муниципальных выборах и вошёл в муниципалитет в качестве советника мэра по культуре, с 1995 года - ответственный секретарь Союза русскоязычных писателей Израиля, член израильского ПЕН-клуба, член Союза писателей Москвы, Международного Союза писателей и журналистов (Лондон), президент израильского филиала Международной Академии наук, образования, промышленности и культуры, (Калифорния, США), академик Израильской Независимой Академии наук, профессор Пенсильванского университета Селиконовой Долины. Кавалер Георгиевской медали (Украина). Лауреат премии русскоязычных писателей Израиля им.Юрия Нагибина.
  Так что смело можно заявлять: полтавчане стояли не только у истоков возрождения языка иврит, а и внесли огромный вклад в становление и развитие израильской литературы.
  
   Поэтесса Рахель - полтавские корни
  
  Рахель (Рая) Блувштейн (Сэла) (подписывалась обычно одним первым именем Рахель; 20 сентября 1890, Саратов(Вятка?), Российская империя - 16 апреля 1931, Тель-Авив, Палестина) - еврейская поэтесса. Писала на иврите.
  Рахель родилась 20 сентября 1890 года в Саратове. Вскоре семья переехала в Полтаву - там прошли детство и юность. Перед смертью она будет вспоминать эту землю, окрестности Полтавы, речку с хрустально звучащим названием Ворскла. Из прожитых поэтессой сорока лет большая часть прошла на Украине, однако Рахели суждено было оставить бессмертные строки в ивритской поэзии. Сегодня, перешагнув рубеж столетий, мы вправе сказать это.
  Считаю уместным сообщить, что в 1995 году впервые на украинском языке опубликованы полная биография Рахели и подборка ее стихов (журнал "Всесвiт", Љ 12).
  Два слова вызывали одинаковый ужас у евреев: погром и кантонист. Кантонисты (kantonist - призванный на военную службу) - это еврейские мальчики, силой вырванные из родной среды и отданные в солдаты.
  В Российской империи позапрошлого века евреи жили в "черте оседлости", были освобождены от рекрутской повинности и вместо службы платили налог. Император Николай I в 1827 году подписал указ о рекрутской повинности евреев. По этому закону еврейских мальчиков c 12-летнего возраста забирали в армию на 25 лет. В случае "недостачи", брали мальчиков и моложе, начиная с 8 лет. Наёмные агенты кагала, "ловчие" разыскивали их повсюду и хватали, пока не пополнялась цифра набора. Стон стоял на улицах еврейских городов в осенние дни каждого года - дни "приёма" и отправки принятых на службу. Взятых на службу и ссылаемых в отдаленные места родные оплакивали, как мертвецов. Так, по замыслу царя, должна была проводиться христианизация евреев. Мальчиков, оторванных навсегда от родины, ссылали в отдаленные губернии - Пермскую, Вятскую, Казанскую, Симбирскую и далее, где не было еврейского населения, чтобы воспитывать их вне национальной среды. Детей-кантонистов сваливали как телят, партиями в телеги и увозили по этапу. "Путешествие" из родного дома на Украине до Урала и Сибири занимало не менее года. Туда добиралась в лучшем случае треть детей, остальные умирали в пути от лихорадки, простуды, вшей, чесотки и крайне плохой пищи. При крещении детям меняли имена на русские. А до этого детей содержали в особых школах кантонистов, где муштрой, непосильным трудом и всевозможными издевательствами понуждали к "добровольному" крещению. Школы кантонистов, в которых царили жестокость, суровые наказания и полная безнаказанность "дядек", прозвали в народе "живодернями". Принявшие христианство евреи получали 25 рублей ассигнациями и ряд льгот. Многие евреи-кантонисты стали героическими участниками Крымской войны и обороны Севастополя. В 1856 г. манифестом императора Александра II институт кантонистов был упразднен. А отставным солдатам-кантонистам было дано право повсеместного жительства в пределах всей Российской Империи вне "черты оседлости". Известные потомки кантонистов в России - Яков Свердлов, поэты И. Сельвинский и Леонид Мартынов, писатель Вениамин Каверин (В.Зильбер).
   Отец Рахели, Исер Лейб Блувштейн(1833, Полтава - 1923, Тель-Авив), сын богатого полтавского купца, восьми лет был выкраден из отцовского дома и отдан в кантонисты. Мальчик попал в маленькую деревушку под Вяткой, где воспитывался в строгой православной семье. Родители его не вынесли удара: отец умер от разрыва сердца, мать наложила на себя руки.
  Когда через четверть века, отслужив свой срок в царской армии, участник обороны Севастополя Исер Лейб Блувштейн получил право вернуться к семье, у него никого не было в целом мире... Но он обладал незаурядным характером: сумел начать жизнь сначала - создал свое дело, стал богатым человеком, обзавелся семьей.
   После службы в царской армии, он был один как перст. Но сумел создать свое дело в Вятке, разбогател, женился, стал отцом двенадцати детей. Иссер Иосифович Блувштейн с сыновьями Давидом, Самуилом, Яковом, Моисеем, Абрамом и внуком Александром Давидовичем указан в числе купцов города Вятки за 1890 и 1893 годы. Дети женского пола в списки купеческих семейств не вносились. Это и дает основание утверждать, что Рахель Блувштейн родилась в Вятке, где в эти годы находилась её семья, а не в Саратове. Его старший сын, Яаков Блувштейн родился в Вятке в 1880 году.
   Он не забыл заповеди еврейской религии и ревностно исполнял их. В Полтаве его, старосту синагоги, почитали как знатока Писания. После смерти первой жены Исер Лейб женился на Софье Мандельштам.
  Все "русские" Мандельштамы - ветви одного генеалогического древа. Это утверждение принадлежит вдове великого поэта Осипа Мандельштама - Надежде Яковлевне. Если это так, можно говорить о родственных связях двух поэтов - Рахели и Осипа Мандельштама.
  Само же "древо" уходит корнями в глубину веков. Доктор Эльтон из США, который тоже принадлежит к семейству Мандельштамов, проследил историю этого рода до ХI века и пришел к поразительному открытию: его родословная восходит к рабби Шломо бен-Ицхаки-Раши, гениальному комментатору Библии, который, по традиционным утверждениям, принадлежал к дому царя Давида...
  Что же касается предков самой Рахели, то ее прадед по материнской линии, Элизер Дилон, был советником царя Александра I во время Отечественной войны 1812 года. В российской истории остались и другие имена членов этой семьи. Упомянем, к примеру, скульптора Марию Дилон, получившую в 1905 году царскую награду за скульптуру "Сестра милосердия читает письмо раненому солдату". (Рахель в свое время подумывала о принятии фамилии Дилон, привлекавшей поэтессу своим ивритским звучанием.) Дед Рахели (со стороны матери) был главным раввином Риги, затем - Киева, а его брат в середине ХIХ века стал первым еврейским студентом в России. Брат матери Рахели - Макс, известный глазной врач, руководил работой Пятого Сионистского конгресса в Базеле (1902).
  Мать Рахели, Софья Мандельштам, женщина образованная, состояла в переписке с выдающимися деятелями русской культуры, в частности, со Львом Николаевичем Толстым. Чтобы составить себе некоторое представление о характере и взглядах этой незаурядной женщины, приведем лишь одно ее высказывание: "Только интеллектуальные революции и есть подлинные революции, только они и способны изменить ситуацию".
  "В нашем доме, - вспоминала сестра Рахели Шошана, - бывал великий писатель Владимир Галактионович Короленко, чья дочь училась с нашей сестрой Лизой (от первого брака отца) в одном классе полтавской гимназии. Благодаря В. Г. Короленко была спасена от погрома 1905 года еврейская община Полтавы... Среди друзей нашего дома была и семья Бороховых и Шимшелевичей".
  Став женой Исера, Софья Мандельштам приняла на себя заботу о его четырех детях от первого брака и родила ему еще восьмерых. Воспитанию и образованию детей она уделяла огромное внимание: они занимались музыкой, рисованием, поэзией, изучением языков, одним из которых был древнееврейский - иврит.
  Мать умерла, когда Рахели было шестнадцать. Умерла от туберкулеза, болезни, которая, впоследствии настигла и Рахель...
  Поэтесса Рахель - в семье ее звали Рая - окончила в Полтаве еврейскую школу с преподаванием на русском языке, а ее старшая сестра Лиза училась в русской гимназии в одном классе с дочерью В.В. Короленко. О духовной атмосфере дома, где росла Рахель, о ее ранней полтавской юности можно судить по воспоминаниям старшей сестры Шошаны (Розы) Блувштейн, многократно начатым ею в черновиках, но так и не оконченным и не изданным. У Шошаны (Розы) Блувштейн (1888, Саратов - 1974, Тель-Авив) не было семьи, она любила писать. В разные годы жизни - в детстве, в юности - вела дневники и возила их с собою. Она училась музыке в 1925-1927 годах в Берлине. Впоследствие она стала воспитательницей детского сада, учительницей музыки в Израиле.
   Зачитаем некоторые выдержки:
  "Десятки лет назад в небольшом красивом украинском городе мы были молоды. <...> Чем же жила наша душа? Книгами. Полными пригоршнями черпали мы из щедрой русской литературы. Каждая книга была Божьим даром. Образы писателей и их героев вошли в круг наших друзей. Они сопровождали нас повседневно. Пушкин, Лермонтов, Надсон. Героини Тургенева: скромница Лиза, Елена... И над всеми ними - великан русской литературы - Толстой. Мы не только романы его читали, но и статьи, они манили нас, будили наши юные мысли... Беллетристика, публицистика, но превыше всего - поэзия. Мы пропадали на дворе ее Царства. Она всегда была у нас на устах: читаем по книге, заучиваем наизусть... Мы и литературу других народов узнавали на языке государства.
   "О, великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!" - пел Тургенев в одном из своих "Стихотворений в прозе", так нами любимых. Мы декламировали эти слова - гимн писателя и поэта своему языку (не без легких угрызений совести, ведь мы были еврейками - и знали это). Это стихотворение было "слишком руським", но русский язык был для нас выходом на общечеловеческий простор, к общечеловеческим ценностям; на обдуваемое ветром поле, где юная мысль парила, упоенная медом слов..."
   Тем не менее дом, в котором выросла поэтесса Рахель, был традиционным еврейским домом, где соблюдали субботу, отмечали все праздники и в той или иной степени владели ивритом. (Мать требовала от девочек молиться исключительно на иврите, даже если далеко не всё в молитве было им понятно). В тринадцать лет Рахель и сестра ее Шошана под влиянием старшего брата Якова примкнули к сионистскому молодежному движению. Рахель и Шошана начали посещать в Полтаве кружки сионистски настроенной молодежи. ( Яков Блувштейн,1880, Вятка - 1935, Тель-Авив; впоследствии взял фамилию Села, старший брат Рахели, окончил гимназию в Баку и учился в университетах Лейпцига, Флоренции, Рима. В Риме получил диплом по философии и политической экономии и оттуда в 1913 году приехал в Палестину. Годы Первой мировой войны провел в России, затем занимался сионистской деятельностью в Италии, а с 1920-го - в Тель-Авиве, владел шестнадцатью иностранными языками настолько, что написал для некоторых из них учебники грамматики, переписывался с Роменом Ролланом и Максимом Горьким, один из активистов просвещения сионистских тружеников, инициатор создания так называемых "Народных домов" (первый был основан им в Тель-Авиве в 1925 году), клубов для публичных лекций и культурных мероприятий ). Однако эти увлечения длились недолго, так как власти поспешили прекратить подобные сходки. Рахель и ее любимая сестра Шошана уехали в Киев к старшей сестре Лизе. В Киеве Рахель начала учиться рисованию, так что спустя некоторое время сестры решают поехать в Италию изучать живопись и литературу, а по пути заехать в Палестину - по заветам отца и старшего брата Якова.
   Итак, в 1909 году Рахель уехала на Землю Обетованную (Эрец-Исраэль). С осени 1910 года она уже работала на сельскохозяйственных плантаиях у горы Кармел, а затем на озере Киннерет. Изучая иврит с искренним энтузиазмом, Рахль обнаруживает способности к языку и овладевает им за короткое время. Вскоре она начнет писать на иврите стихи, которым позднее суждено будет стать всенародно известными и любимыми.
   Сестры прибыли в страну вместе с волной Второй алии, когда с 1904 по 1914 год в Палестину переселились более 40 тысяч человек из России, из которых вскоре выдвинулся ряд выдающихся, блистательных личностей, создавших ту атмосферу, в которой родились пресса на иврите, театр, все то, что Кацнельсон характеризовал как "еврейская цивилизация".
   Уже через день после прибытия Шошана и Рахель оказались в Реховоте, где тогда поселились сотни халуцианцев, молодых российских евреев, окруживших сестер вполне понятным поклонением - ведь они молоды и красивы. На деньги, присланные отцом, снят дом, в одной из комнат стоит рояль.
   В Рахель и Шошану влюбляются множество молодых людей, а они влюбляются в Палестину и решив остаться здесь навсегда, начинают говорить только на иврите, отведя русскому языку всего лишь час в день. Рахель регулярно печаталась в изданиях на иврите, с 1927 по 1932 год вышли первые три сборника её стихов. Её произведения часто перекликаются с библией, сама поэтесса подписывалась только именем, ассоциируя себя с библейской Рахилью. Также Рахель переводила на иврит стихотворения Пушкина, Ахматовой, Есенина, французов Верлена, Жамма, Метерлинка.
   Известен случай, когда Пола Бен-Гурион при встрече в театре поинтересовалась её здоровьем, а Рахель сделала вид, что не слышит. Но когда Пола отошла в сторону, бросила: !жене еврейского лидера в общественном месте подобало бы говорить на иврите".
  Слава росла. В 1930-м году выходит второй поэтический сборник. В 1931 году, по настоянию Бейлинсона, она ложится в частный санаторий для легочных больных в Гедере, уже понимая, что дни ее сочтены. Через некоторое время ее решают перевезти в тель-авивскую больницу "Хадасса".
  Умерла Рахель в 1931 году в возрасте 41 года. Ее именем названы улицы в Иерусалиме, Петах-Тикве, Ашкелоне, Хайфе, Рамле, Тель-Авиве, а саму ее называют просто по имени, прибавляя - "поэтесса", чтобы отличить от праматери Рахиль. Судьба сплела два этих имени. Еще при жизни Рахель стала легендой для своего народа. Ее стихи вошли в израильскую жизнь наряду с ее переводами Пушкина, Ахматовой и Есенина, переводов с французского. Кроме французского языка, она знала немецкий и итальянский. Русскую литературу, она любила столь же глубоко, как и еврейскую. Свои первые стихи она написала на русском. Позже не раз выбирала эпиграфы из русских поэтов. Стихотворные сборники Рахели переведены на множество языков, в том числе на испанский, русский, украинский, идиш. А когда она умерла и, согласно завещанию, была похоронена в Тверии, рядом с любимым ею озером Кинерет, к ее могиле стали совершаться настоящие паломничества, как и к могиле праматери Рахили. На скамеечку, к которой кто-то цепью приковал томик ее стихов (чтобы больше не уносили!) садились люди и оставляли ей записки, как к Стене Плача...
  Она оставила нам стихи. Они и сегодня в числе самых любимых в Израиле и России, в них любовь и слезы всех матерей мира. На ее стихи написано множество песен, в свет регулярно выходят музыкальные сборники, а песню Шмулика Крауса на ее стихи "Услышь мой голос" - Рона Рамон, жена израильского космонавта Илана Рамона, отправила мужу на орбиту. Вот самые светлые строки в череде трагических, исповедальных стихов Рахели:
  Представь, что мы дети - совсем налегке -
  Без тяжести лет в неподъемном мешке,
  Что мы не вступили еще на маршрут,
  Где плачут и помнят, клянутся и лгут,
  Что мы - как родник ключевой чистоты,
  Что счастье срываем, как в поле цветы
  И даже в слезах быстротечных обид
  Смеется нам солнце, и радость кипит.
  Поэзия Рахэли издается в Израиле снова и снова. Литературовед Дан Мирон считает, что "мощное влияние Рахэли в ивритской словесности и литературном пространстве ощущается до настоящего дня", и что ей принадлежит "решающая роль в формировании норм женской поэзии на иврите".
  (По публикациям Зои Копельман, Виктора Радуцкого, Натальи Запорожцевой. Главный источник сведений о ее биографии - многочисленные публикации внучатого племянника Рахели, военного историка Ури Мильштейна).
  
  Иосиф Зарицкий - один из основоположников современного искусства Израиля.
  
   Иосиф Зарицкий - израильский художник, один из самых известных художников, сподвижников модернизма в Эрец-Исраэль, а затем в государстве Израиль. В 1948 году Зарицкий основал группу художников "Новые горизонты", создавших свои произведения на основе уникального израильского стиля абстрактного искусства. В 1959 году группа "Новые горизонты" стала лауреатом Премии Израиля в области живописи.
  Биография:
  Украина, 1891-1923 гг. Иосиф Зарицкий и его семья, 1923 год.
  Иосиф Зарицкий родился в 1891 году в городе Борисполь Полтавской губернии (ныне Киевская область в Украине), на юго-западе Российской империи, в еврейской многодетной семье, соблюдающей традиции. Его родители, Голда и Иосиф, занимались сельскохозяйственным трудом и были сторонниками национальных идей сионизма. Для изучения иврита в их доме были отведены две специальные комнаты. В возрасте 7- 8 лет Зарицкий был выслан (неизвестно, куда) родителями из дома. В 1910-1914 гг. Зарицкий учился живописи в Киевской академии художеств. Среди художников, оказавших заметное влияние на его творчество, был русский символист Михаил Врубель. В 1915 году, во время Первой мировой войны, Зарицкий был завербован в русскую армию и служил до 1917 года. Зарицкий рассказывал в одном из интервью, что в Первую мировую войну он был направлен на фронт в качестве офицера, но почти сразу вернулся домой, поскольку между Россией и Германией состоялось подписание мирного соглашения. В 1918 году он женился на Саре (Соне), выпускнице факультета стоматологии и дочери киевского раввина Исроэля Дова Зебина. В следующем году родилась их дочь, Этья.
  После волны погромов 1919 года семья бежала в местечко Калараш в Бессарабии, в результате чего все его художественные произведения остались "в прошлом". B Калараше Зарицкий жил в доме свата и там им были созданы относительно небольшие работы: акварели, из которых сохранились только пять: три портрета его жены и два сельских пейзажа. В этих работах, выполненных в технике нанесения тёмных пятен, отражено влияние русского модернизма.
  Иерусалим, 1923-1925 гг.
  В 1923 году Зарицкий приехал в подмандатную Палестину и поселился в Иерусалиме, а через год к нему присоединилась семья. Зарицкий писал много акварельных пейзажей Иерусалима, используя светлые тона. Постепенно его художественное творчество становилось более свободным.
  В 1924 году Зарицкий представил свою первую персональную выставку в клубе "Менора" в Иерусалиме. Другая персональная выставка была представлена в том же году в Технионе в Хайфе. В критических статьях и отзывах того периода была отмечена лиричная поэтика этих работ и тот факт, что "форма (картины) создана абстрактными брызгами краски, когда объект становится аллегорией цвета и света, а не приключенческой истории". Кроме того, Зарицкий и скульптор Авраам Мельников, который с 1927 года занимал пост председателя комитета художников и скульпторов Израиля, были инициаторами первой выставки художников Эрец-Исраэль в Башне Давида.
  Тель-Авив, 1925-1948 гг.
  С середины 20-х годов ХХ века Зарицкий жил в Тель-Авиве, где продолжал работу над серией пейзажей, начатой в Иерусалиме. Пейзажи и портреты, созданные в эти годы, свидетельствуют о попытке формирования соответствующего художественного языка для создания образов.
   В 1927 году Зарицкий оставил свою семью и уехал на несколько месяцев в Париж. Там он увлёкся западным модернистским искусством, которое процветало в Париже в начале ХХ века. Позднее Зарицкий делился своими впечатлениями о выставке в музее азиатского искусства Гиме.
   В 1929 году Зарицкий участвовал в групповой выставке кооператива "Эгед", состоявшейся в квартире в улице Алленби в Тель-Авиве, и представил художников, таких как Циона Тагир, Арье Любин, Пинхас Литвиновский и другие. Работы группы в эти годы отражали влияние поздней постимпрессионистской французской живописи (в основном "парижской школы"), которая была популярна среди художников Эрец-Исраэль. Работы Зарицкого, написанные с использованием техники свободного движения кисти, также отражали тенденцию создания обширных цветных поверхностей. В работе "Портрет жены художника", написанной масляными красками в 1929 году, Зарицкий использовал изображение букета цветов, расположенного перпендикулярно фигуре. Выразительные мазки размывают разницу между фронтальной плоскостью и фоном картины.
   Выставка в доме инвалидов школы "Бецалель", состоявшаяся в 1930 году, определила характер творчества Зарицкого как художника-модерниста. Критики писали в тот период, что в творчестве Зарицкого, представленном на выставке, отражены тенденции европейского искусства. Ури Цви Гринберг отмечал после посещения выставки, что творчество Зарицкого представляет собой особый вид живописи, а не "буквальную литературную художественную иллюстрацию экзотического образа Израиля, когда на холсте изображены арабы с рынка и ослиные уши". Гринберг писал, что атмосфера на выставке вызывала "молчание красок" и "остановку дыхания". "Даже красный занавес, - писал Гринберг, - секретарь абстрактной живописи Кандинского, даже он приглушил свой цвет, как рубин после захода зимнего солнца".
   В период 1932-1933 гг. Зарицкий открыл художественную "студию" в подвале дома, где он жил, на улице Мапу, 18. Среди художников, посещавших студию, были Йехиэль Криза, Арье Арох и другие. Тем не менее, студия просуществовала недолго, и Зарицкому пришлось зарабатывать на жизнь посредством продажи принадлежавшей ему недвижимости.
   В 1935 году Зарицкий переехал в новый дом, построенный на углу улиц Бен-Иегуда и Мапу. Большую серию работ 30-х и 40-х годов с пейзажами города Зарицкий создавал на крыше своего дома, однако, он не создавал пейзажей побережья, занимавших его современников, таких, как Нахум Гутман, Реувен Рубин и другие, а стремился показать новый современный город, распространившийся на восток и север. В ранних работах Зарицкого ощущение пространства создавала равнина. В некоторых картинах серии появлялся образ художника, работающего над созданием пейзажа. В поздних работах рисунок служит размытию и нарушению уровней поверхности. Это размытие воспринимается как воздух пейзажа, изображённого на картине. Искусствовед Йона Фишер отмечал, что в картинах, написанных с крыши, есть опыт интеграции и унификации светлого и тёмного пейзажа. Мордехай Омер, описывая использование света в картинах Зарицкого, утверждал, что в этих работах свет не воспринимается как проблема тональности[12]. "В самом деле, - писал Омер, - Зарицкий оставлял объекты в живописи, лишёнными нюансов".
   В 1941 году в честь 50-летия Зарицкого была представлена его персональная выставка в здании театра "Габима". В 1942 году Зарицкий стал лауреатом Премии Дизенгофа в области живописи.
  Новые горизонты 1948-1963 гг. Создание "Новых горизонтов"
  Непосредственным толчком к созданию альтернативной группы для Генеральной ассоциации послужило приглашение в 1948 году представить выставку израильских художников в итальянском павильоне на Венецианской биеннале. Зарицкий, который исполнял в то время обязанности председателя ассоциации, решил составить список участников по своему усмотрению, опасаясь, однако, возможной неправильности своих предпочтений. Это вызвало скандал на Генеральной ассамблее ассоциации, проходившей в доме Хаима Гликсберга. Участники совещания приняли решение об исключении Зарицкого из ассоциации. В ответ на обвинения несколько художников, в том числе Моше Кастель, Иезекииль Штрайхман и Йоханан Саймон, объявили о своём немедленном выходе из ассоциации и предложили Зарицкому создать независимую группу.
  Первоначально сформировалась группа из 15 художников, захвативших Генеральную выставку художников Эрец-Исраэль, открывшуюся в новом Доме Художника в Тель-Авиве. 2 июля 1948 года диссиденты выступили с заявлением в газете "Ха-Арец", в котором они утверждали, что Ассоциация должна выделять достижения еврейской живописи, а не погружаться в посредственность. 9 ноября 1948 года в Тель-Авиве была представлена выставка новой группы из 18 членов, под названием "Новые горизонты". В отличие от работ таких художников, как Марк Кастель или Марсель Янко, посвящённых сионистско-еврейской символике, Зарицкий выбрал для выставки абстрактные натюрморты художников, вдохновлённых кубизмом Жоржа Брака.
  В каталоге выставки Зарицкий подчеркнул важное значение формирования молодого искусства в традициях модернизма: "Мы требуем искусства, которое будет приковано к народу [...] и готовы объяснить зрителям пути и формы нового искусства, привить ему настоящие ценности, так чтобы он мог переваривать и двигаться вперёд вместе с нами. Так мы сможем развивать подлинное искусство в нашей молодой стране". Работы, представленные на выставке, не показали эстетического единства стилей, но сама выставка была воспринята как желание изменить природу локального искусства и привлечь тысячи людей, которые пришли, чтобы познакомиться с модернистским "сенсационным" искусством.
   Сразу же после формирования "Новые горизонты" были восприняты общественностью как группа с институциональным значением. Примером этому послужили комментарии к общей выставке ассоциации художников и скульпторов, состоявшейся в ноябре 1952 года в честь 20-летия Тель-Авивского музея; в этих комментариях указывалось, что груп-па "заняла" главный зал.
  От природы к абстракции
  В 1956 году Янко, Симон и Аарон Кахана решили отделиться от "Новых горизонтов". В письме, направленном в ассоциацию, они обвиняли демократическое руководство в отсутствии управления и содействии лишь собственным интересам. В дополнение, эти трое не могли работать в абстракционистской группе под руководством Зарицкого. Доказательства давления группы можно найти в комментарии Стеймацкого, где он описывает свой путь к абстрактной живописи: "Если вы спросите меня, почему я создаю абстрактные картины, я не знаю. Кроме того, Авраам Натун сказал мне, что если бы я не был бы абстракционистом, то не смог бы принимать участие в выставке. Мне было страшно и я создавал абстракцию".
  В конце 40-х годов ХХ века Зарицкий сформулировал модернистский стиль своей живописи как концепцию, напоминающую восприятие произведений Василия Кандинского: "Картина сосредотачивает внимание на цвете, линии и художественном образе. Не абстракция объектов, но музыкальная импрессия, поэтическая, свободная от оков реализма, привязанная к природе объектов". Кроме того, группа, возглавляемая Зарицким, была признана обладающей универсальным желанием, оторванным от израильской действительности.
   В 1949 году выставка Зарицкого была представлена в доме инвалидов школы "Бецалель".
   В период 1949-1951 годов он преподавал на семинарах, организованных Национальным союзом кибуцов в Йехиаме и Наане. Открытый пейзаж Йехиама и идеал молодого кибуца произвели сильное впечатление на Зарицкого, и он создал серию акварельных рисунков, в которых отражены встречи с природой, находящейся в промежуточном состоянии - когда часть её представляет собой целостную систему, в то время как другая часть остаётся незавершенной
  Работы Иосифа Зарицкого и Ицхака Данцигера. 9-я выставка "Новых горизонтов". Тель-Авивский музей изобразительных искусств, апрель 1959 года
  В ноябре 1951 года в Тель-Авивском музее искусств состоялась ретроспективная выставка работ Зарицкого, приуроченная к его шестидесятилетию. На выставке, была представлена серия абстрактных произведений, получивших положительную оценку критики. В 1953 году выставка была показана также в доме инвалидов школы "Бецалель" в Иерусалиме. Искусствовед Гила Балас утверждала в своём исследовании, посвящённом группе "Новые горизонты", что работы Зарицкого, созданные в эти годы, в дополнение к его доминирующей личности, составляют значительную часть силы группы, призывающей к абстракции.
   Весной 1954 года Израиль посетил Виллем Сандберг, директор Городского музея в Амстердаме. В ходе визита Сандберг встретился с Зарицким в доме одного из первых коллекционеров его работ - Авраама Равни. После встречи Сандберг приобрёл для коллекции своего музея семь акварелей и большую картину, написанную масляными красками на "цветочную" тему. Это событие способствовало укреплению авторитета Зарицкого, как основной фигуры в среде современных художников Израиля. Летом того же года, Зарицкий уехал в Европу и прожил там два года. После этого в газете "Едиот Ахронот" появился его рассказ под названием "Осиротевшие художники".
   Одним из мест, где жил Зарицкий в эти годы, был Париж. Он создал там яркие красочные картины, которые, в отличие от иллюзорно-образных, он называл двумерными. В 1955 году он провел время в Амстердаме, где в музее "Стедлийк" состоялась выставка его парижских работ. В 1956 году во "Двореце изящных искусств" в Брюсселе состоялась его следующая выставка.
  "Могущество"
  В Феврале 1957 года правительство Израиля организовало большую национальную выставку в честь десятилетия создания государства Израиль. Для демонстрации на "Выставке десятилетия", которая открылась 5 июня 1958 года в Биньяней-ха-Ума в Иерусалиме, было выбрано несколько произведений монументального искусства "Новых горизонтов". Это был один из первых случаев, когда абстрактные работы группы были представлены публике не в музее. Среди работ были большие металлические статуи Йехиэля Шеми, скульптура "Десятилетие" Ицхака Данцигера, фреска Якова Векслера и многие другие. Одной из заметных работ стала картина Зарицкого "Могущество", написанная по заказу Авраама Исского, дизайнера отдела "экономических достижений". Картина, написанная масляными красками, была создана Зарицким на основе непрерывного потока многих тем, сопровождавших его творчество начиная с "йехиамского периода".
   Вечером, накануне выставки Давид Бен-Гурион посетил павильоны и выставочные залы, где он ознакомился с представленными произведениями искусства, в том числе, и с картиной Зарицкого. Согласно одной из версий, после комментария Бен-Гуриона: "Ну, современное искусство... Можно с ним, а можно и без него...", картина была удалена со своего центрального места и размещена в экономическом отделе выставки. Принятие этого решения вызвало протест некоторых журналистов, а также широкой общественности против вмешательства государства в искусство.
  Йона Фишер написал в журнале "Пространство", что оскорбление, нанесённое известному художнику Зарицкому, показало, как мы понимаем слово "культура"[27], а также отметил, что, возможно, выбор для этой массовой выставки картины художникаабстракциониста Зарицкого, был ошибкой. После закрытия выставки, находясь в угнетённом состоянии, Зарицкий уничтожил картину.
  Последние годы
  2 января 1968 года Зарицкий стал первым лауреатом Премии Сандберга, вручённой ему Музеем Израиля из фонда пожертвований американского филантропа. Среди членов комитета по присуждению премии были Сандберг и Йона Фишер. Эта премия была присуждена за масштабное произведение "Картина", созданное в 1964 году, в котором была отображена одна из работ кисти художника Яна Вермеера. Во многих интервью, которые дал Зарицкий по случаю получения награды, он подчёркивал, что его восприятие окружающего мира является независимым. "Невозможно увидеть более того, что изображено на картине, - пояснял Зарицкий, - то, что видно, то и существует. Изображение - не мечта".
   С начала 70-х годов Зарицкий каждое лето работал в студии, отведённой ему в кибуце Цоба. В Цобе он писал акварели, в том числе абстрактные пейзажи с натуры. Летом 1983 года Зарицкий создал в студии серию работ, в тематике которых он вернулся к "мотиву окна", использованному в прошлом. Кроме того, в 80-е годы он создал серию картин, некоторые из которых были монументальных размеров, написанных по произведениям таких художников, как Гойя, Пикассо, Шагал и другие.
   В 1980 году на аукционе галереи Гордон была продана за 79 тысяч долларов акварель, написанная Зарицким в 1924 году. Кроме того, экономическому успеху Зарицкого, которого он был удостоен в последние годы, сопутствовали также различные общественные жесты. В 1979 году он участвовал в первом телевизионном интервью в программе Гидона Эфрата "Вкус и веяние". В 1981 году филателистическая служба выпустила почтовую марку с изображением его картины "Иерусалим, Яффские ворота" (1927). В 1981 году, по инициативе Марка Шепса, директора Тель-Авивского музея искусств, Зарицкому было присвоено звание Почётного жителя Тель-Авива; 26 мая 1982 года мэром Шломо Лахатом Зарицкому была присвоена учёная степень. В январе 1982 года в Тель-Авивском музее состоялся гала-показ документального фильма "Портрет художника, Иосиф Зарицкий" (1981, 32 минуты) режиссёра Яхина Хирша (производство Министерства образования и Службы кинематографии Израиля). В 1984-1985 гг. в Тель-Авивском музее искусств была представлена полная ретроспективная выставка из 340 работ Зарицкого.
   26 марта 1985 года умерла жена Зарицкого, Сара. Зарицкий пережил её на несколько месяцев и умер 30 ноября в больнице Асута. Ему было 96 лет. Гроб с его телом установили в холле Тель-Авивского музея, а затем доставили в Цобу, где Зарицкий был похоронен.
  Живопись Зарицкого
  В 20-х годах ХХ века Зарицкий реализовал современный подход в живописи, в отличие от стиля "Эрец-Исраэль" работ художников, представленных на выставках в Башне Давида. В отличие от их картин, в его работах отсутствовали локальные символы, такие как деятели страны, верблюды и ослы. Хотя его ранние работы были созданы под влиянием русского модернистского искусства, тем не менее, последующие произведения уже свидетельствовали об отдалении от этого влияния. Зарицкий разработал новый стиль живописи - "лирический абстракционизм". В пределах этого стиля он применял особую технику владения кистью и создавал в своих композициях красочные всплески, отдаляясь от реального оригинала и раскрывая душу художника посредством выразительного языка, который только совершенствовался со временем. Искусствовед Ран Шахори утверждал, что "лирический абстракционизм" Зарицкого является оригинальной версией французской неформальной живописи и американской живописи действия.
   Гидон Эфрат в своей статье "Новые горизонты: грехи" утверждал, что формулировка "лиричного рисунка" была введена Зарицким, чтобы выделить поверхность посредством поэтической линии и пятна. Эта тенденция была заимствована художниками, представителями стиля "скудости материала", применительно к минимализму в израильском концептуальном искусстве. Кроме того, Эфрат утверждал, что "массовое присутствие "Новых горизонтов" предотвратило развитие локальной впечатлительности" и, среди прочего, отсрочило влияние сюрреализм и символизма, начавших появляться в Израиле в те годы.
   Акварели Иосифа Зарицкого, представившие уникальную интерпретацию акварелей Сезанна и русской живописи символизма (Врубеля), завоевали признание ещё со времени иммиграции художника в Израиль в 1923 году. Активная позиция художника и крититическое отношение к искусству с самого начала способствовали его творческому росту в качестве художника-авангардиста. Противостояние между "универсальным" и "восточным" заметно уже в его ранних работах. Акварели Зарицкого, при всём уважении к ним, в своё время рассматривались как сионистские, и только в ретроспективном значении, поскольку он был лидером группы художников "Новые горизонты". Натюрморты и портреты Иосифа Зарицкого конца 1920- 1930 гг. отражают влияние французской интимной живописи, а иногда и влияние работ Матисса. В середине 1930-1940 гг. Зарицкий был сосредоточен на создании определённых городских пейзажей, написанных с крыши своего дома в Тель-Авиве или увиденных из окна своей студии. В процессе этой деятельности были созданы сотни акварелей, в которых присутствует противостояние художника фундаментальной проблеме живописи: отражению реальности природы в элементах картины. К концу этого периода творчества в работах Зарицкого появилась растущая тенденция к плоскостности и абстракции. Работа становилась самостоятельным объектом, реальные объекты придавали внутреннюю законность живописи и становились мотивами композиции. Эти произведения Зарицкого стали образцами в истории израильского искусства из-за очень высокого качества, так как они были важным шагом на пути художника к абстрактной живописи. В них заметно влияние французского искусства 30-х годов ХХ века. Они также являются модернистскими произведениями, показавшими современную архитектуру Тель-Авива. Уровень сложности и глубина практики являются аспектами выражения внутреннего мира художника. Эти картины представляют большую ценность с точки зрения интереса к израильской акварельной живописи тех лет (в том числе и по финансово-бюджетным причинам - и особенно потому, что эта среда даёт возможность показать прозрачность и обеспечивает световые эффекты). Пинкас Абрамович, Йехиэль Криза, Арье Арох и Шимшон Хольцман в те годы были учениками Зарицкого. Кроме них, он оказал большое влияние на творчество многих других художников.
   МАНЕ-КАЦ (наст. фам. Кац) Мане Лейзерович (1894, Кременчуг Полтавской губ. - 1962, Тель-Авив), живописец, скульптор. Учился в Виленской худ. школе и Киевском худ. уч-ще. В 1911-13 жил в Париже, где занимался в разных студиях, Школе изящных иск-в у Ф.Кормона. В 1914г. в Лемербурге, в мастерской М.В. Добужинского. В 1916 участвовал в выставке "Мир искусства". В 1918-19 преподавал в Харьковской академии изящных иск-в, входил в авангардистскую "Группу трех", сотрудничал с гр. "Лирень", "Союз семи", выпустил сб. альбом "Семь плюс Три" (1918), участвовал в 1-й выставке картин Союза искусств (1918), 2-й выставке Худ. цеха (1919). Выставлялся в Ростове-на-Дону и Тифлисе. В 1921 выехал в Берлин, в 1922 - в Париж. В 1920-30-х гг. путешествовал по Бл. Востоку, Европе, Америке, с 1940 жил в Нью-Йорке, в 1945 вернулся в Париж. Персональные выставки состоялись в парижской гал. Пертье (1923, 1928), Брюсселе (1926), в 1930-х гг. ежегодно в разных гал. Парижа, в 1938-54 - ежегодно в Нью-Йорке. С 1926 выставлялся в салонах: Осеннем, Тюильри, Независимых, в 1930-е гг. - в салоне Супернезависимых. В 1927-28 работы М.-К. экспонировались в ряде гор. Украины на Всеукр. юбилейной выставке, посв. 10-летию Октября. М.-К. писал портреты, жанровые сцены и пейзажи Франции, Италии, Америки, Бл. Востока. Значительное место в творчестве М.-К. занимает еврейская тематика: пейзажи Э.-И., еврейские типы, картины, навеянные еврейской историей: "4 чудотворца-раввина", "Старый еврей" (1931), "Пастораль" (1936), "Скрипач" (1945), "Молящийся еврей" (1947), "Процессия" (1951), "Оркестр" (1953) и др. Для работ М.-К. характерна экспрессивность цветового преувеличения с тяжеловесной нарочитостью. Произв. М.-К. находятся во мн. музеях мира, в т. ч. в Люксембургском в Париже, Метрополитен в Нью-Йорке, Музее Израиля в Иерусалиме. В Хайфе незадолго до смерти М.-К. был основан музей его имени, в к-рый М.-К. передал мн. свои работы.
  (По материалам Википедии)
  
  Арье Эль-Ханани - патриарх израильской архитектуры
  Эль-Ханани и еврейский театр
   "Театральная премьера архитектора Эль-Ханани" - под таким названием в Музее русского искусства им Марии и Михаила Цетлиных (Рамат-Ган) открылась художественная выставка, на которой впервые представлено раннее творчество всемирно известного архитектора Эль-Ханани, который в 1920-1930-х годах, живя в Израиле, проявил себя как блестящий сценограф и театральный художник.
  В области архитектуры Эль-Ханани был одним из пионеров интернационального стиля, но на протяжении всей творческой жизни характерными чертами его признанных за рубежом работ было отражение культурных истоков и особенностей Израиля.
  Представляя нашу страну, он в 1933 году проектировал павильон Палестины (Эрец-Исраэль) на Международной выставке в Париже, его знаменитый "Крылатый верблюд" стал символом стремительно развивающегося региона на первой международной Восточной ярмарке, проходившей в Тель-Авиве в 1934 году. В 1939 г. на Всемирной выставке в Нью-Йорке Эль-Ханани получил третью премию за свою работу - павильон еврейского ишува, на фоне которого он запечатлен на фото рядом с Альбертом Эйнштейном. Среди архитектурных работ Эль-Ханани в Израиле - здание Института Вейцмана в Реховоте, Зал Памяти в Музее "Яд ва-Шем" в Иерусалиме, корпус университета Бар-Илан в Рамат-Гане, торговый комплекс Ган ха-Ир в Тель-Авиве и другие известные сооружения, за которые автор был удостоен многих почетных наград и званий.
   Однако мало известно, что блестящий архитектор Эль-Ханани в 20-30-е годы прошлого столетия был одним из первых театральных дизайнеров и представителей художественного модернизма в Израиле. Экспозиция Музея русского искусства им. Цетлиных открывает эти творческие страницы художника, впервые представляя его театральные эскизы костюмов, декораций к спектаклям, некоторые его станковые произведения живописи, гуаши и акварели тех лет, также фотографии и документы, хранившиеся в семье, в театральном архиве имени Иуды Габая (библиотека Бейт-Ариэла, Тель-Авив), в Институте Лавон.
  Эту огромную поисковую научную работу проделала куратор выставки Леся Войскун со своими сподвижниками и сотрудниками музея, в результате чего большинство произведений представлено на выставке и публикуется в каталоге впервые.
  Арье Эль-Ханани (настоящее имя - Лев Сапожников) родился в 1898 году в Полтаве на Украине. Отец его был ювелиром и часовщиком, владельцем большого магазина, придерживался сионистских взглядов. В 1913-1918 годах Лев учился в Киевском художественном училище, где в те годы преподавание велось достаточно свободно от жестких академических рамок. Это была эпоха феерического расцвета авангардного искусства на Украине. Открывшийся в то время в Киеве Салон Владимира Издебского стал отправной точкой в изменении художественных взглядов и вкусов: там впервые были представлены сотни произведений современных французских художников, мюнхенцев - Кандинского и Явленского, москвичей - Гончаровой и Ларионова. В 1914 году художники-авангардисты Александра Экстер и Александр Богомазов провели модернистскую выставку "Кольцо", благодаря чему Киев стал восприниматься как "столица кубофутуризма". Свою лепту внесли скандально-бурные вечера футуристов В.Каменского, В. Маяковского и Д. Бурлюка, где "при помощи волшебного фонаря" демонстрировались картины Пикассо, Сезанна, Ван-Гога, Гогена, Матисса... Выступления были пронизаны эпатажной театральностью, авангардными сценическими решениями, которые отражали свободный дух наступившей эпохи, зарождавшийся в многочисленных артистических кабаре и театрах- балаганах...
  Эта заразительная театрально-художественная атмосфера запечатлелась в работах юного Льва Сапожникова, о чем свидетельствуют эскизы к костюмам и декорациям того периода, сохранившиеся в семейном архиве и представленные на выставке. В них прослеживается сходство с почерком Александры Экстер, которая перенесла приемы авангардной живописи на театральные костюмы и декорации. Жившая месяцами в Париже, она знакомила учеников своей киевской Школы-студии с последними веяниями европейского модернизма, теорией и практикой беспредметного искусства, театральными новшествами. Экстер учила конструктивно-объемному подходу к сценическому пространству, ассоциациям с архитектурной пластикой, с декоративными росписями. Из ее мастерской вышла элита мировой сценографии.
  В разгар гражданской войны в 1919 году Лев Сапожников перебрался в столичный тогда город Харьков, где с энтузиазмом работал в открывшихся "Окнах УкРоста" под руководством известного футуриста Василия Ермилова, рисуя плакаты и карикатуры, расписывая агитпоезда, делая декорации. В те же бурные годы он вошел в молодежное сионистское движение "Дрор" (Свобода), где его наставником был Ицхак Бен-Цви, будущий второй президент Израиля.
   Молодой художник женился на своей полтавской подруге Саре Рашковой, а в 1922 году вся семья уезжает в Палестину (Эрец-Исраэль). Теперь забавно читать, что, как рассказывал художник, выбраться из Украины им помог Семен Буденный, для которого он рисовал агитационные плакаты. Веселое было время!
  Дочь Эль-Ханани Михаль Голан вспоминала, что отец Землю Обетованную представлял как нечто чудесное, "с домами, увитыми виноградными листьями, и наверху на крыше лежат и едят виноград и поют песни". Такое романтическое видение страны как воплощение земного рая нашло отражение в работах художника того периода. Семья поселилась в Тель-Авиве, который стремительно становился центром культурной жизни, и художник брался за любую оформительскую работу.
  Первым значительным успехом Эль-Ханани стала его сценография в постановке "Вечера Переца" по рассказам классика еврейской литературы на идише И-Л. Переца в театре "Оэль", куда его пригласил режиссер Моше Галеви, бывший актер "Габимы" и ученик Вахтангова. В истории российского театрального искусства сложилось понятие "сценографическая режиссура" - художники оказывали существенное влияние на концепцию спектакля, на пластический рисунок актерских образов. Эль-Ханани фольклорные персонажи Переца облек в формы модернистского искусства, воплотив свое видение художника-постановщика в эскизах декораций и костюмов.
  20-е годы прошлого столетия были временем смелых экспериментов, страстных споров и открытий... Как вспоминал актер Иуда Габай, в палатке зарождающегося театра "Оэль" на берегу Средиземного моря можно было найти литераторов Авраама Шленского и Авигдора Хамеири, поэта Александра Пэна, композитора Йоэля Энгеля и танцовщицу Маргалит Оренштейн, художников Эль-Ханани и Реувена Рубина, тель-авивскую богему вместе с лидером профсоюзов Берлом Каценельсоном. "Время от времени к нам "прокрадывался" также Бялик. По субботам, бывало, приходил Бен-Гурион есть с нами фаршированную рыбу, которая готовилась на нашей кооперативной кухне".
  В середине двадцатых годов Эль-Ханани с семьей переехал в Иерусалим, три года жизни в этом древнем городе оставили в нем глубокий след. Для художника это было время открытия и слияния с подлинным Востоком "ослепляющего света, обжигающей жары и арабского быта", местом, где бедуины, арабы и восточные евреи из Йемена, сохранившие древние традиции, быт и тип одеяний, олицетворяли собой подлинных жителей этой земли... Здесь Эль-Ханани создает пейзажи древнего Иерусалима, жанровые уличные зарисовки, образы арабских женщин, хасидов с пейсами, бедуинов на верблюдах, и все это на фоне яркого природного колорита земли Эрец-Исраэль.
  В 1928 году Эль-Ханани с женой побывал во Франции, Германии, Голландии. "Они получили много впечатлений и были воодушевлены, особенно в области искусства, - вспоминает Михаль. - В Берлине встретили "Габиму", которая была на пути в Палестину". К счастью, ни те, ни другие там не остались, иначе их постигла бы печальная участь многих их друзей-художников, жизнь которых оборвалась в застенках гестапо и концлагерях...
   По прибытии в Эрец-Исраэль габимовцы для первой постановки пьесы Шолом-Алейхема "Клад" пригласили выдающегося московского режиссера Алексея Дикого, ученика Вахтангова, а сценографом - Эль-Ханани. Пьеса была поставлена в жанре трагифарса, в стиле балаганного площадного театра. Лаконичное оформление спектакля было решено Эль-Ханани в авангардной эстетике с полным набором художественных находок, выразительных и смешных атрибутов. "В этой еврейской симфонии достойная часть принадлежит разносторонне одаренному декоратору "Габимы" Эль-Ханани, -
  писал критик Хамеири. - В постановке "Габимы" в первый раз я видел парадокс: картины современной экспрессии, которые появляются, влияют на нас как классические картины, будто дошедшие до нас из периода Ренессанса!" Эта постановка была признана всеми очень успешной, ее называли "жемчужиной репертуара" в истории театра.
   В дальнейшем в своих работах театрального художника - постановщика в эти годы Эль-Ханани дал волю своей фантазии: он импровизировал в области построения сценического пространства, цвета и ритма, костюмов и декораций. Все это разнообразие воплотилось в исторической достоверности драмы "Иеремия", в экспрессивности постановки "Мессия, сын Иосифа", в восточной изысканности "Книги Эсфирь".
   Музейная экспозиция театрального наследия незаурядного художника и сценографа Арье Эль-Ханани - Льва Сапожникова (1898, Полтава, Украина - 1985, Тель-Авив, Израиль) представила неизвестные страницы его творческой биографии. Эскизы костюмов и декораций обладают ценностью самостоятельных художественных произведений, которые отмечены безусловным талантом Мастера и энергией новаторских идей расцвета русского авангарда.
   Можно надеяться, что эта уникальная выставка, действительно, "театральная премьера архитектора Эль-Ханани", привлечет к себе внимание многих любителей изобразительного и театрального искусства не только в Израиле, а также по-новому откроет его имя для Украины и других стран зарубежья.
  ( По публикациям Изабелы Слуцкой, Татьяны Климович, Якова Шауса, в статье использованы материалы, предоставленные куратором Музея русского искусства Марии и Михаила Цетлиных Лесей Войскун и его представителем по связям с прессой Рахелью Браун )
  
  Отметим других уроженцев полтавщины, сыгравших важную роль в национально-освободительном движении еврейского народа, в укреплении и развитии государства Израиль.
  АРЛОЗОРОВ Хаим (Виктор) (1899, Ромны Полтавской губ. - 1933, Тель-Авив), деятель сионист. рабочего движения. В 1905 (после погрома) с семьей переселился в Германию. В 1918 вступил в партию га-Поэль га-Цаир, после ее объединения с партией Гитагдут (1920) - один из лидеров новой партии. В 1924 окончил Берлинский ун-т, поселился в Э.-И. С 1930 один из лидеров Израильской партии труда (Мапай). С 1931 чл. правления сионист, орг-ции и Евр. агентства (рук. его полит, отд.). В кон. 1920-х - нач. 1930-х гг. начал сомневаться в надежности англ. поддержки идеи создания евр. гос-ва и в возможности добиться взаимопонимания с арабами. В конфиденц. письме Х. Вейцману ( июнь 1932, опубл. в 1949) обсуждал возможность переходного "рев." периода, в теч. к-рого евр. меньшинство должно создать в стране условия для приема как можно большего числа иммигрантов, в противном случае грядущая мир. война и араб. национализм сделают невозможным реализацию целей сионизма. В 1933 А. активно участвовал в орг-ции массовой иммиграции из нацистской Германии. В 1933 убит во время прогулки. В убийстве были обвинены сионисты-ревизионисты. Однако круги, не связанные с рабочим движением, утверждали, что процесс по делу об убийстве А. сфабрикован силами, враждебными ревизионистам. Именем А. назван ряд поселений в Израиле. Собр. соч. А. (т. 1-7) (иврит) опубл. в 1934-35.
  БОРОХОВ Бер (наст. имя Дов (1881, Золотоноша Полтавской губ. - 1917, Киев), обществ, деятель, лингвист, литературовед, публицист. Учился в частной рус.-евр. школе, затем в г-зии. В 1900 уехал в Екатеринослав, где создал в 1901 Сионист, социалистич. рабочий союз, к-рый принимал участие в орг-ции евр. самообороны и защищал интересы евреев-рабочих. В 1905 был в числе дел. 7-го Сионист. конгр. Б. был гл. идеологом и организатором движения Поалей Цион, одним из лидеров социалистич. сионизма. Неоднократно подвергался арестам за свою полит. деятельность. В 1907 покинул Россию и поселился в Бельгии, затем в Вене, где изучал идиш и евр. лит-ру. Для иссл. о старин. памятниках евр. лит-ры работал в б-ках Австрии, Швейцарии, Франции. В 1914 Б. отправился в США, где продолжал свою деятельность как представитель амер. Поалей Цион и Всемирного Амер. евр. конгр. В своих публицистич. работах (в осн. на рус. яз.) развивал идеи и формулировал цели Всемирного союза Поалей Цион в зап. и центр. Европе. Опубликовал также ряд иссл. по евр. филологии. После Февр. рев-ции вернулся в Россию. В сент. 1917 Б. сделал доклад на Съезде наций в Киеве о "России как содружестве народов". Разъезжал по евр. центрам России с речами и докладами. Во время одной из поездок заболел воспалением легких и умер. В 1963 останки Б. были перезахоронены в Израиле. В противоположность марксизму считал клас. борьбу и национализм не только совместимыми, но и социально закономерными. Евр. возрождение и социализм для Б. были неразрывно связаны. Автор работ: "Классовые интересы и нац. вопрос" (1906); "Регулирование евр. эмиграции" (1910), "Задачи евр. филологии" (1913), "Библиотека евр. филолога" и др. Перезахоронен в Израиле.
  БРЕСЛАВСКИЙ (Бреслави) Йосеф (1897, Ромны Полтавской губ. - 1972, Израиль), один из первых географов и краеведов Э.-И. С 1905 - в Э.-И. Выпускник г-зии "Герцлия". Получил высшее образование в ун-тах Вены и Берлина. Во время 1-й мир. войны был послан в офицерскую школу в Куште, позднее был переводчиком в турецкой армии. После войны был инструктором безопасности в Галилее, учителем. Много сил и времени уделял распространению знаний о природе страны, водил экскурсии по всей стране. Автор книг и исследований по географии и краеведению Э.-И.
  ДВОРЕЦКИЙ Арье, математик, родился: 3 мая 1916 в Хороле, Полтавской области, умер: 8 мая 2008 года в Иерусалиме, Израиль.
  Дворецкий закончил Еврейский университет в Иерусалиме и в 1951 года получил там место профессора. В 1955-56 годах занимал должность декана Факультета естественных наук, а в 1959-61 годах - должность вице-президента Университета. Будучи вице-президентом Университета, профессор Дворецкий инициировал открытие Математического центра в Университете, того самого центра, о создании которого еще в 1884 году мечтал автор идеи создания Еврейского университета в Эрец-Исраэль профессор Герман Шапиро. Так же, как и второй Президент Академии, профессор Дворецкий работал советником Армии Обороны Израиля по науке.
   Основные интересы профессора Арье Дворецкого - это статистика, теория вероятностей и, главное, функциональный анализ. Дело здесь обстоит следующим образом. Из теоремы Крейна-Мильмана о крайних точках, понятия нормальной структуры и теорем о неподвижной точке можно получить результаты, описывающие геометрию бесконечномерных выпуклых тел в банаховом пространстве. Именно это Дворецкий и сделал. Но, с другой стороны, на основе групп симметрий подпространств линейного пространства устанавливается линейная структура самого пространства. Этим занимался в прошлом ученик Дворецкого профессор Линденштраус. см. напр. Edwards R.E. Functional Analysis: Theory and Applications. - N-Y, etc.: Holt, Rinehart and Winston, 1965 (рус. пер. - М: Мир, 1969).
   В 1940 Дворецкий женился на Саре Шнеерсон (1915-1972), которая тоже родилась в Украине. Сара прибыла со своей семьей в Тель-Авив в 1924 году, изучала философию и классические языки в Еврейском университете в Иерусалиме получив степень магистра в 1938 году. Она стала хорошо известна как переводчик классических произведений на иврит. У Арье и Сары Дворецких было двое детей, дочь Джина и сын Гидеон, который погиб на египетском фронте в войне Судного дня 1973 года. Дворецкий получил много наград за свой вклад в мировую науку. В частности, мы отмечаем, что он был приглашенным докладчиком на Международном конгрессе математиков, состоявшейся в Ницце в 1970 году. Награжден Государственной премией Израиля для математике в 1973 году. Он был избран президентом Израильской академии естественных и гуманитарных наук в 1974 году, будучи членом-учредителем Академии, где и работал до 1980 года. Позже он стал восьмым президентом Института Вейцмана, с 1986 по 1989. В 1996 году он был удостоен звания почетного доктора из Тель-Авивского университета. В 2009 году Эйнштейновский Институт математики в Еврейском университете учредил ежегодную серию лекций в память о Дворецкого.
   ЗАРХИН Александр Моисеевич (1897, Золотоноша Полтавской губ. - 1988, Тель-Авив), инженер-технолог, изобретатель. Окончил в 1931 Ленингр. технол. ин-т по специальности электрохимия. Трудовую деятельность начал в 1918 (обслуживание паросиловой установки). С 1930 науч. сотр. Ленингр. технол. ин-та, в 1935-39 руководил лаб. асфальта. С 1947 в Э.-И. В 1950-52 работал в ин-те Вейцмана, в 1956-60 советник по технологии Мин-ва развития Израиля. В обл. науч. деятельности имеет патенты на процессы высушивания, испарения, дистилляции (1918-24), очищения соленой воды охлаждением (1930), извлечения масла из битумной массы, отделения кислорода из воздуха (1956, 1957, Израиль), опреснения воды (1958, США).
   ЗРУБАВЕЛ (наст. фам. Виткин) Яков (1886, Полтава - 1967, Тель-Авив),публицист,обществ.деятель.Работал столяром,токарем,рисовальщиком вывесок. В 1904 примкнул к поалей-сионист. движению, участвовал в создании орг-ции самообороны. В 1906 переехал в Вильну, основал изд-во "Дер гамер", печатался в поалей-сионист, изд. В 1907-09 неоднократно подвергался аресту за полит, деятельность. Выпускал в тюрьме рукописный ежемес. на идише "Дер тфисе-геданк". В петерб. евр. газ. "Дер фрайнд" публиковался цикл его эссе "Письма с того света". После освобождения в 1908 основал в Вильне газ. "Юнгт-штиме". В 1908 переехал в Галицию, ред. парт. орган "Дер идишер арбайтер" и вместе с Б.Бороховым - "Дос фрае ворт". Затем в Э.-И. Был секр. поалей-сионист. орг-ции в Иерусалиме. В 1912 3. посетил Америку, Англию и Францию, где выступал с рефератами про Э.-И. В 1915 бежал в США от преследований турецких властей. После рев-ции 1917 вернулся в Россию, жил одно время на Украине, где вел парт. и обществ. работу, был чл. Временного нац. собр., а также "Культур-Лиги". В 1918 поселился в Варшаве, где на протяжении 18 лет возглавлял партию левых поалей-сионистов, ред. ее изд., печатался во мн. газ. и ж. С 1935 в Э.-И., жил в Тель-Авиве, где основал еженед. на идише "Най-велт", заведовал архивом партии и выпускал его бюллетень, вел парт. работу, занимался журналистикой. Добивался провозглашения идиша одним из официальных яз. гос-ва Израиль. Из наиб. значит, кн. 3.: "Бер Борохов - его жизнь и творчество", Варшава, 1926; "Ин онгейб" ("В начале", Тель-Авив, 1938); "Барг-хурбн" ("Развалины горы", Буэнос-Айрес, 1946); "Блетер фун а лебн" ("Страницы жизни", Тель-Авив, 1956).
  КЛИБАНОВ Яаков (1887, Полтава - 1966 Хайфа), политический деятель, адвокат. Учился в ун-тах России, Германии, Швейцарии. В 1907-20 ред журн. "Рассвет", автор ряда ст. в "Еврейской энциклопедии" (т. 1-16. СПб., 1908-13). С. 1921 - в Э.-И., занимался частной адвокатской практикой, чл. правления Союза адвокатов Э.-И. Деп. Кнессета 2-го и 3-го созывов от партии "общих сионистов", зам. пред. Кнессета 2-го созыва.
  КРАВИЦКИЙ Йосеф (1869, Березовка Полтавской губ. - 1939, Хайфа), общественный деятель. Получил традиц. еврейское религ. образование. Учился в иешивах в местечках Мир и Воложин. В 1890-х гг. поселился в Чернигове, занимался торговлей, был одним из основателей гимназии с преподаванием на иврите. В 1917 избран пред. еврейской общины Чернигова, одноврем. возглавил местную сионист, орг-цию. Продолжал сионист, деятельность и после ее запрещения, неоднократно подвергался арестам. С 1925 - в Э.-И., возглавлял отд-ние движения Мизрахи в Хайфе.
  ПАСМАНИК Даниил Самойлович (1869-1930). Родился в Гадяче. Публицист и общественный деятель. После окончания гимназии в Полтаве, в 1887 г. поступил на медицинский факультет Цюрихского университета (окончил в 1892 г.). В 1892-1899 гг. работал врачом в Болгарии. В 1900 г. стал сионистом, одним из известных теоретиков и публицистов сионизма. Был сторонником так называемого синтетического сионизма. В 1906-1917 гг. был членом ЦК сионистской организации в России. После февральской революции вступил в партию кадетов. В 1917-1919 гг. редактор газеты "Ялтинский голос", в которой выступал против большевиков. В 1919 г. эмигрировал во Францию, где вместе с В.Бурцевым в 1920-1922 гг. редактировал газету "Общее дело". Среди его работ "Экономическое положение евреев в России" (1906), "Теория еврейского сейма" (1907), "Судьбы еврейского народа" (1917), "Русская революция и єврейство" (1923), автобиографический роман "История еврейского интеллигента" (1905-1906), мемуары "Революционные годы в Крыму" и др.
  РУБИНОВ Леон Моисеевич (1873, Беликовка Полтавской губ. - ?), писатель. Начал печататься в журн. "Восход" (1894-98), затем в журн. "Будущность" (1900-02), "Еврейская жизнь" (1904). Произв. Р. рисуют быт евреев юга России 70-х гг. 19 в., борьбу между сторонниками и противниками ассимиляции. Делегат мн. сионистких конгрессов. Автор рассказов "Книгоноша", "Бабушка", "Детские годы", "Субботние сумерки", "Маленькие радости", романа "Без почвы".
  СТУЧЕВСКИЙ Иоахим Калманович (Йехойахин, Иоахим Клементьевич) (1891, Ромны Полтавской губ. - 1982, Тель-Авив), виолончелист, композитор, музыковед. Брат И.К.Стучевского. В 1912 окончил Лейпцигскую конс. по кл. виолончели Ю.Кленгеля. Играл в Иенском струн, квартете (1912-14), концертировал и преподавал в Цюрихе (1914-24). В 1924-38 жил в Вене, был одним из организаторов Венского струн, комиш-квартета, играл в Венском трио и в Венском дуэте (с пианистом Ф.Вюрером). Основал в Вене Об-во развития еврейской музыки. С 1938 - в Э.-И., занимался изучением еврейского муз. фольклора, писал камерно-инструм. музыку, гл. обр. для виолончели, в ряде соч. использовал еврейские танц. мелодии, среди них - "Хасидская сюита" для виолончели с фп. (1946), "Израильские танцы" для флейты, виолончели и фп. (1953), 4 еврейских танца (1929) и "Хасидские танцы" (2 тетр., 1934, 1945) для фп., симф. сюита "Израиль" (1964; пр. Израильского филармонич. оркестра, 1973). Среди др. соч. - "Исчезнувшие звуки" для флейты, струн, квартета и ударных (1955; состав напоминает анс. клезмеров). С. - автор многочисл. транскрипций для виолончели фп. пьес нем. и рус. классиков, а также А.А..Крейна. Автор методич. пособий "Упражнения на основе новой техники игры на виолончели" (на нем. яз., Майнц, 1927; рус. пер., т. 1-3, Москва, 1938).
  ЧЕРИКОВЕР Элиэзер (1868, Полтава -1928, Иерусалим), общественный деятель. Получил традиц. еврейское религ. образование. Учился в Петерб. ун-те, участвовал в палестинофильском, затем в сионистском движении. В 1917 избран пред. Моск. сионистской орг-ции, возглавлял гл. бюро Керен-Каемет ле-Исраэль в России. В 1920 руководил работой нелег. Центр, сионистского бюро (Москва), координировавшего подпольное сионистское движение в России, подвергался арестам. В 1921 покинул Россию, с 1925 - в Э.-И.
  ЧЛЕНОВ Иехиэль (Ефим Владимирович) (1863, Кременчуг Полтавской губ. - 1918, Лондон), общественный деятель. Родился в хасидской семье. В 1888 окончил мед. ф-т Моск. ун-та. В студенч. годы состоял в палестинофильской гр. "Бней-Цион". С возникн. сионизма примкнул к движению. Пред. Всерос. сионистской конф. в Минске (1902). Противник "Плана Уганды". В 1908 возглавил сионистское движение в Москве. Поддерживал деятельность "Одесского комитета". С 1911 вице-през. Исполн. к-та Всемирн. сионистской орг-ции. В 1912 - один из основателей Техниона (Хайфа). В 1917 возглавил Всерос. сионистскую орг-цию. Деп. сионистских конгрессов. Автор кн. по теории и истории сионизма. Умер во время переговоров, предшествующих принятию Декларации Бальфура. Перезахоронен в Израиле.
  ШЛОНСКИ Вергина (р. 1913, Кременчуг Полтавской губ.), композитор, пианистка. Училась в Высш. муз" школе в Берлине, затем в Париже (в нач. 1930-х гг.). Соч. Ш. "Еврейская поэма" (1931) отмечено 1-й пр. на конкурсе женщин-композиторов (Франция). С 1967 преподавала в Академии Тель-Авива. Среди др. соч.: симфония (1935), симф. поэма "Иеремия" (1936), фп. концерт (1942), струн, квартет (1948, пр. им. Б.Бартока).
   АЗБЕЛЬ Марк Яковлевич (р. 1932, Полтава), физик-теоретик. Д-р физ.-матем. наук (1958). После окончания (1953) Харьковского ун-та работал в школе рабочей молодежи. В 1955-64 в Харьковском физ.-техн. ин-те АН УССР, одноврем. с 1958, проф. Харьковского ун-та. В 1964-70 проф. геологич. ф-та Моск. ун-та и зав. сектором в Ин-те теоретич. физики им. Л.Д.Ландау (1964-72). В 1972-77 проф. Моск. инж.-физ. ин-та. Активный правозащитник. С 1977 г. в Израиле, проф. Тель-Авивского ун-та (с 1973).
  Науч. иссл. по электронной теории металлов. Совм. с Э.А.Канером предсказал циклотронный резонанс в металлах (1955, резонанс Азбеля - Канера). Предсказал резкое изменение поведения электронов в металлах при исчезающе малом изменении магн. поля (1964, проблема Азбеля-Хофштадтера). Открыл (совм. с Э.А.Канером и В.Ф.Гантмахером) аномальное проникновение в металл высокочастотного электромагн. поля. Предсказал, что диамагнетизм Ландау приводит к возникновению пространств. сверхструктуры. В работах по сверхпроводимости предсказал существование квантовых осцилляции и резонансов (резонансы А). Автор ок. 200 науч. статей, ок. 150 публицистич. ст. и кн. "Отказник в сов. капкане" (пер. на мн. яз., лит. пр. им. Кристофера). В 1974 возглавил семинар ученых-отказников и ж. "Евреи в СССР". Чл. Амер. физ. общ.
  
   Послесловие
  
  1. Именно российские евреи добились того, что сионистский проект стал реализовываться в Палестине (Эрец-Исраэль, а не в Уганде или где бы то ни было еще. Именно семь членов Большого исполнительного комитета из России во главе с уроженцем Кременчуга Йехиэлем (Ефимом) Членовым (позднее - вице-президентом Всемирной сионистской организации) покинули в августе 1903 года зал заседаний Шестого Сионистского конгресса, в ходе которого Т. Герцль представил предложение проверить возможность создания еврейского государства в Восточной Африке.
  2. Реализация основной цели сионизма - (вос)создание еврейской государственности - была бы невозможной в принципе без массового участия евреев в переселенческом проекте, являвшемся непременным условием для формирования общества, которое могло бы претендовать на право на самоопределение. В критические для становления еврейской общины Палестины (Эрец-Исраэль) годы - с конца XIX века до середины 1920-х годов, когда, собственно, и произошло международное признание сионизма, - подавляющее большинство прибывавших в страну переселенцев были именно российскими евреями. Без этой иммиграционной волны из России сионизм остался бы еще одной утопической идеологией.
  3. Сыграв центральную роль в формировании сионистской идеологии и организации структур сионистского движения в стране, которая была выбрана этим движением как площадка для реализации национальных чаяний, российские евреи оказались в авангарде переселенческого проекта, который, собственно, и позволил сформировать так называемый "новый ишув".
  4. На территории Российской империи родились почти все лидеры "второго поколения" социал-демократического сионизма, прибывшие в Палестину (Эрец-Исраэль) в годы второй алии, а в 1920-1960-х годах сыгравшие ведущую роль в создании инфраструктуры независимого Государства Израиль
  5. Без деятельного участия российских евреев проект возрождения иврита был бы не более успешным, чем проект всеобщего перехода на эсперанто, за который примерно в то же время ратовал Людвиг (Лазарь) Заменгоф. Возрождение иврита в качестве разговорного языка заслуживает особого внимания, ибо это - едва ли не самое удивительное достижение сионистского движения, не имеющее прецедентов в истории мировой социолингвистики. И здесь ключевую роль сыграли именно российские евреи.
  И мы, полтавчане, гордимся тем, что в этом есть вклад и наших земляков - уроженцев полтавщины, евреев с украины.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Книги МУЧНИКА А.М.
  
  1. Национальная идентичность и сионизм, Киев, 2004.
  2. Самофинансирование... Прошлое! Будущее? Киев, 2004.
  3. Єврейська грошова кооперація: Історія, ідеологія, принципи та цінності. Київ, 2005.
  4. Соціально-психологічні та політичні аспекти вивчення кредитної кооперації. Посібник. Полтава, 2005.
  5. Євреї і Полтавщина. Історія. Імена. Долі. - Київ. - Полтава 2005.
  6. Нариси з єврейської історії Полтавщини: (Автор-укладник). - Полтава, 2006.
  7. Евреи, здоровье и медицина. Полтава, 2006.
  8. Приватне підприємництво та єврейська кредитна кооперація в роки НЕПу (1921 - 1928 рр.). Полтава, 2006.
  9. Єврейська благодійна кооперація в Україні. Минуле, сучасне та мрії. Полтава, 2006.
  10. Христианский сионизм. Киев 2006.
  11. Гендерні сподівання та шлюбний контракт. Полтава, 2007.
  12. Талмуд, цивільне право та суспільна мораль. Полтава, 2007.
  13. Єврейський мартиролог Полтавщини. Полтава, 2007.
  14. Нариси з єврейської історії Полтавщини: (Автор-укладник). К.2. - Полтава, 2009.
  15. Бизнес в Израиле. Киев, 2009.
  16. Хрустальная ночь - Холокост - Полтавщина - Нюрнберг. Полтава, 2010.
  17. Еврейско-славянский диалог. Полтава, 2010.
  18. Державне будівництво і місцеве самоврядування в Україні. Підручник (співавтор). Полтава, 2010.
  19. Симон Петлюра. Від контроверзи до взаємопорозуміння (співавтор). Полтава, 2010.
  20. В.Г. Короленко. Достоинство, свобода и права человека. (Автор-составитель) Полтава, 2011.
  21. Евреи Полтавщины и русско-еврейская литература. Полтава, 2011.
  22. Евреи Полтавщины и литература на языке идиш. Полтава, 2011.
  23. Евреи Полтавщины и возрождение языка иврит. Полтава, 2011.
  24. Бібліїстика для менеджерів. Навч.пос.,ч.1. Полтава, 2012
  25. Бібліїстика для менеджерів. Навч.пос.,ч.2. Полтава, 2012
  26. Бабин Яр. Метод.пос.з Голокосту на Полтавщині(співавтор).2012
  27. Очерки на околоеврейские темы. Израиль.2014
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) Eo-one "Команда"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Майнер "Целитель"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"