Мудрая Татьяна Алексеевна: другие произведения.

Сватовство к Ируйн

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Написано по мотивам сказочного ирландского эпоса. В честь 8 марта дарю Александре Викентьевне Ковалевской. Надеюсь, ей понравятся сильные духом ирландские женщины... и кошки.


СВАТОВСТВО К ИРУЙН

   В 697 году н.э. по настоянию аббата Адамнана в Ирландии был принят закон, освобождающий женщин от воинской повинности.
  До того и отчасти вследствие того ирландские женщины пользовались практически теми же гражданскими правами,что и мужчины, и участвовали во всех мужских делах.

Историческая справка

  
   Эту повесть мой славный дед по имени Бран рассказывал не иначе как взяв на колени самого крупного из наших дворцовых котов и поглаживая его по ушам и по пузу, а потом слегка приподнимая его с места за большие уши с кисточкой на конце, отчего тот начинал зло урчать без перерыва:
   - Мррр-миау-ау-ау-ау-а! Миау-у-рр!
   Похоже на боевой клич? Именно так, по словам деда, пели, разъярившись, прекрасная дама Ируйн и кавалер по имени Ирусан, славнейшие из славных. Те, от которых есть пошла вся вертдомская кошачья порода.
   И сразу же после этого, откашлявшись, дед начинал говорить.
  
Талиесин [Стюарт Литлджон]

  
   Был в одной из ирландских земель владыка по имени Эоган. Его любимую дочь Айфе воспитывали двенадцать женщин благородной крови, чтобы привить ей любовь к учености, чувство долга и хорошие манеры. Содержались все эти женщины вместе с Айфе в отдельном доме, красивом и хорошо укрепленном.
   Случилось так, что один могучий и знатный воин выступил в поход против земли Эогана. Имя воину было Дубтах, и с ним было трижды по девять людей. Напали они на большой и богатый дом, что одиноко стоял на пустоши, подожгли его и убили всех, кто там находился, кроме одной девушки, которая спрыгнула с крыши в самую гущу воинов Дубтаха и силой расчистила себе дорогу к лесу. Девушка эта была Айфе, а убитые - двенадцать ее воспитательниц и их служанки.
   Так и не узнали люди, кто учинил это смертное злодейство.
   Вот приходит Айфе к своему отцу и говорит:
   - Мести я требую.
   - Кому я смогу отомстить, дочь моя, если никто не может назвать мне имен? - сказал Эоган.
   Рассердилась девушка и отвечает:
   - Пробегая сквозь ряды этих трусов, видела я всех и каждого. Вожак их носит под бурым плащом темно-красную рубаху из тонкого полотна, заложенную на груди в пять складок, складки же скреплены красивой заколкой из светлой бронзы. Короткое пятизубое копье с пятью серебряными кольцами, скрепляющими древко, было у него в руке, а на широком поясе из бычьей кожи с серебряными заклепками висел тяжелый меч из железа, пять раз прокованного. Прямо и гордо стоял он в свете пожара, что сжёг моих учителей.
   Собрала она друзей и слуг своего отца и отправилась искать след Дубтаха - а он был широк. Долго шли ее воины по этому следу, нападая на врага ночью и днем, ранним утром и после заката солнца. Много людей они убили и много домов и заезжих дворов разграбили по пути. С тех пор стали люди почитать Айфе за редкостную учтивость и за ту доблесть, что выказала она в сражениях.
   Как-то отошла Айфе от своих людей, увидев не очень вдалеке прекрасный источник, что протекал посреди голой пустоши и был окружен глыбами. Решила она искупаться в источнике, положила оружие и одежду под прибрежный камень и вошла в воду.
   Случилось так, что и Дубтах был там. Встал он между Айфе и ее оружием и платьем, обнажив меч над ее головой.
   - Прошу от тебя пощады, - сказала девушка.
   - Обещай исполнить три моих желания, - ответил Дубтах. - Прекрати убивать моих людей. Упроси отца своего, Эогана: пусть настанет мир между твоим домом и моим. И ложись сейчас со мной, чтобы я мог сполна получить удовольствие от твоего тела.
   - Уж лучше всё это, чем быть убитой, - произнесла Айфе.
   И возлегли они тут же, на берегу. Люди Айфе стерегли их справа, а люди Дубтаха - слева, потому что взяли с них со всех клятву, что перестанут они отныне сражаться друг с другом.
   Когда отпустил Дубтах Айфе, говорит она ему:
   - Чувствую я, что рожу тебе ребенка. Дай мне украшение с твоей рубахи, чтобы ты его узнал, когда я пришлю его тебе в твою землю.
   А то было правдой лишь наполовину.
   На этом расстались они.
   Вернулась Айфе к своему отцу. Но так как сперва показалось ей, что не понесла она от Дубтаха, продолжала она жить, как привыкла в девичестве. И часто ездила на охоту со своим отцом и его воинами. А так как была она уже взрослой женщиной с сильным и крепким станом, то служила королю Эогану возницей.
   Вот однажды увидели они стаю прекрасных птиц и устремились за ними на своих колесницах, запряженных каждая двумя конями. И скакали так, пока не наступил вечер.
   Хотели они ночевать на земле, но Айфе отчего-то стало так скверно, как никогда не было.
   - Распряжем коней и поставим колесницы в круг, - сказал король, - а сами поищем ночлег. Ибо нужен он дочери моей больше, чем всем нам.
   Вскоре заметили они небольшой дом самого жалкого вида и вошли. Ни полатей для спанья и еды не было там, не видно было ни чем умыться, ни чем накрыться, ни чего поесть и выпить. Только бродила по полу небольшая белоснежная кошка с розовыми ушами и носом, а глаза у нее, как у всех подобных зверей, горели алым в свете плошек с горючим маслом, что были прикреплены к стенам.
   - Какая польза нам идти в этот дом? - сказал король. - Слишком мал он, чтобы приютить всех.
   - Тогда я одна останусь, - ответила на это Айфе.
   Она уже давно поняла, что с ней приключилось.
   Когда оставили ее одну, сказала она голым бревенчатым стенам, и обвисшему, как брюхо, потолку, и занозистому полу, и мерцающим огонькам:
   - Помощи прошу я, ибо по истечении девяти месяцев настало мое время.
   Тогда прыгнула кошка ей на грудь и облизала шею, лицо и глаза шершавым язычком.
   Когда же вновь подняла Айфе свои веки, всё в доме переменилось.
   Девять прекрасных лож стояло вдоль стен. Опирались они на серебряные основания, столбы их были из красной бронзы, и украшала всё остальное сверху донизу чудесная резьба по тису. Легкие и яркие одеяла были брошены на постель. В изголовье каждого ложа горел самоцвет, освещая огромную комнату подобно ясному дню. Потолки были дубовые и такие гладкие, что умножали этот свет многократно, а пол был сплошь устлан душистыми травами. Тут же стоял золотой кувшин с медовым питьем и золотое блюдо для еды, приличествующей роженицам и родильницам, а также серебряный кувшин и серебряная лохань для мытья. Ополоски можно было слить в большой сосуд из меди, а объедки - положить в большую бронзовую миску. Все эти вещи были сплошь покрыты узорами - письменами древнего алфавита, похожего на ветви и сучья.
   Поднялась Айфе, попила и поела досыта и обмыла свое тело. Затем взошла на самое красивое и широкое ложе и родила без грязи и мук сына с ясным лицом, крепким телом и зелеными глазами. Казался он не менее двух лет отроду и заговорил, как только отделила мать его от пуповины золотыми ножницами, что также были заранее приготовлены.
   И сказала Айфе белой кошке:
   - Благодарю тебя за помощь. Чем теперь отплачу я тебе?
   Тогда усмехнулась кошка, подошла к ребенку и взяла его ручку в пасть. Выросла она теперь вышиной по колено Айфе, а вместо очей у нее, казалось, были вставлены пылающие рубины.
   - Мать моя, - сказал мальчик, - она говорит мне, что зовут ее Ируйн и что хочет она взять меня себе в дом, чтобы воспитать вместе с другими своими приемышами. И просит она также, чтобы ты сколола мои пеленки брошью Дубтаха, моего отца.
   - Жаль мне бросать тебя, - ответила на то Айфе.
   - Не думаешь ли ты, что видеть меня будет в радость деду моему? - спросил мальчик. - И не принято ли в самых знатных домах Ирландии отдавать сыновей и дочерей своих друзьям, чтобы обучились они всевозможным искусствам и завязали узы дружбы со сверстниками?
   - Верно ты говоришь, - снова сказала Айфе. Нарекла она тогда сына Кондлой и оставила в доме, а утром присоединилась к своему отцу Эогану и стала жить, как и раньше. Рассказывают еще, что была она выдана за сильного и знатного мужа и жила с ним в ладу.
   А Белая Кошка привела в дом своих воспитанников, и были они все людьми. Начала она обучать Кондлу и прочих детей всем боевым приемам, которые знала: приему с яблоком, приему боевого грома, приему с клинком, приему с копьем, приему с веревкой, приему прыжка лосося, приему вихря смелого повелителя колесницы, приему косящей колесницы, приему удара рогатым копьем, приему сильного дыханья, а также геройскому кличу, геройскому удару, бегу по копью и стоянке на острие его. Показала она им всё хитроумие игр под названием финдхелл и брандуб, хотя не слишком Кондла в них преуспел. Одного не смогла кошка передать никому из своих названых сыновей: того приема, что называется "крик пламенеющего кота". Ибо не записано это было в человеческой природе. Кроме того, не однажды зазывала она в свой дом олламов и филидов, чтобы учили отроков понимать старинную мудрость и распутывать плетение древних сказаний.
   Так прошло семь лет: вырос Кондла и возмужал куда более прочих отроков. И решил он принять боевое оружие, а можно это было сделать лишь при дворе знатного человека.
   - Настало мне время возвратиться к матери моей Айфе и королю, отцу матери моей, - сказал он Белой Кошке.
   - Верно ты говоришь, - ответила она. - Только помни, что не самое короткое на свете - прямой путь и не самое легкое - предначертанный человеку жребий.
   - Как это? - спросил Кондла.
   -Так, - отвечала кошка, - что тело твоё обучено, а разум по-прежнему как у малолетнего дитяти и мало что разумеет.
   - А что должен он уразуметь?
   - Легко сказать, - отвечает Ируйн. - Нежеланен ты будешь отцу твоему, ибо мать твоя скуёт из тебя орудие мести.
   Однако решил Кондла всё же вернуться на землю своих родичей, ибо, как учили его, дело возницы - править конями, воина - встать на защиту, мудрого - дать совет, мужа - быть сильным, женщины - плакать.
   Тогда Ируйн сказала:
   - Иду и я с тобой: не было у меня ученика столь понятливого, и не хотела бы я потерять его так легко.
   А за эти семь лет выросла она с хорошего пса из тех, что помогают ирландцам пасти скот и сражаются вместе с ними на поле. Собаки эти могли раскидать в стороны зимнюю стаю волков, согнать в одну узкую лощину конский табун и положить передние лапы на плечи вражескому воину, чтобы откусить его голову. Причем сие касалось самых мелких из этой породы.
   Вот идут Кондла и Ируйн по холмам и пересекают ручьи и реки. Сначала поспевал юноша за зверем, но потом приустал, и тогда говорит ему кошка:
   - Садись на меня верхом, как на лошадь.
   Так он и сделал, и люди, которых становилось вокруг всё больше, дивились им и смеялись - не только потому, что дикий зверь служит человеку, но и из-за того, что мало было верховых в ту пору в Ирландии и скакунов запрягали в колесницы. И еще говорил кое-кто из встреченных ими:
  - Ликом похож этот всадник на Владельца Рогатого Копья, и застежку такую видели мы давно на его вороте.
   Вот после долгих расспросов подъезжают они ко двору Дубтаха.
   Надо сказать, что был Дубтах наделен могучим даром предвидения и лишь оттого ополчился он на Айфе и ее женщин. Ведомо было ему, что не сможет он никак устоять перед ее белым телом и что если появится у неё сын от желания его, смертью будет грозить это рождение одному из двоих. А еще был Дубтах обучен всем древним повестям - и главным, и предваряющим их - и знал, что хотя первым ополчается на отца сын, верх всегда одерживает отец. Но это происходит, если отец не узнает своё семя в неведомом пришельце. Оттого и дал он Айфе приметную вещь со своей одежды по первой же её просьбе.
   Сидел однажды Дубтах внутри дома на богатом ложе, и толстая доска из звонкой меди висела перед его лицом: когда ударял он в доску, означало это, что хочет он говорить со своими людьми.
  Вот ударяет он и спрашивает своих слуг:
   - Кто это подъезжает к моему дому на таком странном животном?
   В то время гостила у него сильная ведунья и заклинательница по имени Леборхам. И ответила она, хоть не осмеливался никто ее спрашивать:
   - Это юный и сильный муж. Никого не найти в целом свете прекраснее плотью, обличьем и видом, оружием и снаряжением, ростом, достоинством, отвагой и статью, чем он. Он враг всем. Он неудержимая сила. Он налетающая волна. Мерцание льда этот юноша. Ствол молодого ясеня, заостренный и обожженный на конце, но еще покрытый корой, держит он в правой руке. Его зеленый плащ с серебряной бахромой застегнут красивой бляхой. Левой рукой он держится за оголовье мягкой кожи, чтобы направлять своего зверя. Зверь же его - не подневольный скот, а могучий друг из обители, что прячется под зеленым холмом и выходит на волю лишь в ночь Самайна или когда человеку бывает в том великая нужда.
   - Назови клички обоих, - приказывает Дубтах.
   - Не таким голосом и не в таких словах следовало бы тебе просить меня, - отвечает ведунья. - Но так и быть, скажу. Имя юноши - Кондла Прекрасный. Имя его подруги, ибо это самка, - Ируйн Великанша. Говорят про нее, что она оборотень, однако в ином ее сила.
   Тут подъехал Кондла к воротам усадьбы, как есть верхом, и постучался в них. Дубтах выглянул наружу.
   - Приятна эта встреча и мило лицо должника, когда наступает время требовать уплаты долга, - сказал Кондла.
   - Что я тебе должен, мальчик? - спросил Дубтах. - Ибо не знаю я тебя и никогда в жизни не встречал.
   - Не ты, а я должник, - ответил ему Кондла. - Подарил ты моей матери эту серебряную бляху, что с давних пор ношу я не снимая, в день ее бесчестия. Своей жизнью я обязан тебе.
   - Поистине мало желал я этого, - отвечает Дубтах.
   - Тогда пойди забери бляху назад, если сможешь, - отвечает ему юноша.
   Вышел Дубтах за стены дома и ограды, и был на теле его роговой панцирь, а на ногах поножи из бычьей шкуры. На голову он надел бронзовый шлем с гребнем, украшенный сорока самоцветными камнями, в левую руку взял щит с краем, что был окован сверху темным железом и остро заточен, с шишкой из красной бронзы посередине его, а в правую руку принял свое знаменитое пятиконечное копье, которым было можно пронзать сверху и снизу одинаково. Лишь с мясом можно было извлечь его из тела, в которое оно вонзилось.
   На Кондле же было лишь то, в чем он прибыл: шлем и боевой пояс из семи слоев бычьей кожи, что достигал сверху подмышек, а снизу колен, и поверх него такое же боевое ожерелье, прикрывающее плечи и шею. Выделана эта кожа была так, как положено для больших лодок по имени карра или курраг; на них без страха пересекают ирландцы бескрайние морские воды. Когда сошел он на землю, один лишь легкий шест был у него в руке, и оттого воскликнул Дубтах:
   - Вижу, явился ты как трус, безоружным и беззащитным.
   В ответ на это в один миг пропустил Кондла ствол ясеня между пальцев ног и пальцев рук, и стал шест ровным и чистым, гладким и лощёным - столь гладким, что и муха не могла на него сесть.
   - Славно вооружился ты, - засмеялся Дубтах. - Воистину не пройдут наши удары мимо цели.
   - Воистину мимо цели пролетят они, - ответил на это Кондла, - если поразят кровного родича или названного им.
   - Вижу, много ты в этом понимаешь, коли уж говоришь так красно. Позаботься лучше о скотине, чтобы ей не вмешиваться в наш спор.
   - Слышал я тебя и сделал по твоему слову, - ответил Кондла. И в тот же миг ударил Дубтах копьем, но попало оно как раз в середину шеста и отскочило. А сам шест повернулся и острым обожженным концом звонко ударил в середину щита Дубтаха, так что он весь задрожал.
   - Прекрасное начало положено! - сказал Дубтах и снова ударил. Но еще раз отбил его сын страшное копье и снова прозвонил в щит. Тогда направил Дубтах своё оружие в грудь юноши, однако отскочило оно от семи скользких бычьих кож, продубленных и пропитанных жиром, не оставив и царапины. И так длилось, пока силы обоих противников не начали иссякать.
   Решил тогда Дубтах поразить сына копьем снизу, ибо знал он грозный и тайный удар ногой.
   Поняла это Белая Кошка и испустила свой боевой клич, тот самый, что не мог повторить ни один человек на земле по слабости горла своего. Раздулась она, как огромный шар из чистого серебра, и на каждом волоске ее шерсти повисли крошечные капли огня, а из алого горла ее раздался ужасающий вопль. Застыли на месте все, кто слышал этот крик в доме и в поле, а рыжие молнии отлетели от кошачьей шкуры, по пути диковинно сплетаясь между собой, и накрыли Дубтаха и его оружие мерцающей сетью. Упал он на спину и говорит как будто сквозь морок:
   - Не по правде людской поступил ты, сын.
   - Я поручился за скотину, а не за учителя моего и друга. Надо было тебе лучше слушать достойную Леборхам, - ответил Кондла и ушел с этого места.
   - Он что, теперь умрет? - спросил потом Кондла свою милую Ируйн.
   - Не знаю, право. Скорей всего, только проспится, будто с перепою. Хотя может и умереть без еды и воды. Так будет всяко лучше для него, чем если твоя грозная матушка до него доберется, - ответила кошка.
   - Благодарю тебя за это, - ответил Кондла. - Много сделала ты для меня за семь лет моей жизни, многим обязана тебе и мать моя Айфе. Не знаю, чем смогу расплатиться.
   - Нетрудно мне сказать, чем, - отозвалась кошка. - Знаешь ли ты, что родина моя - не здесь? В стране Винланд появилась я на свет, в Блаженной Земле виноградных лоз, где царит одна лишь правда, где нет ни старости, ни дряхлости, ни печали, ни горести, ни зависти, ни ревности, ни злобы, ни надменности. Весь огнистый род наш - как бы из светлого живого золота, только у детей бывают крапины на шкурке. Ни белизны, ни черноты не знаем мы. Но вот я родилась такой, как ты видишь, и такой же осталась. Малым ребенком взяли меня викинги на свой Корабль Дракона и перевезли через Море Мрака, ибо показалась я им не выродком, а непостижимым чудом. Узнала я позже, что много воевали они с ирландцами, однако был у них обычай - самый лучший изо всех обычаев: во время войны дарить противнику нечто для себя особо ценное. Так я попала в землю твоих отцов. Взяли меня в курган прекрасные существа и вырастили, и живу я теперь так, как мне желанно. Одна беда у меня: нет здесь мужа, чтобы во всем был мне подобен. Некому взять меня за себя и назвать милой супругой.
   - Ты хочешь вернуться?
   - Некуда мне возвращаться: закрылась настоящая страна Винланд для людского взора.
   - Тогда отправимся в другие дальние края и поищем вместе, - решил Кондла.
   Однако до того повидались они с Айфе и мужем ее Фергусом, и была всем им от того радость. Снарядили Фергус и Айфе добрый коракль и нагрузили всяким припасом, и в урочный день взошли на него Кондла и его Белая Кошка.
   Много дней носило их по волнам, но в конце концов прибило к берегу, что выступал в море, будто большая купа деревьев. Холодом веяло оттуда.
   - Это мой край - и не мой, - сказала Ируйн. - Хорошим делом будет начать с него.
   Позвала она - не тем голосом, что появлялся у нее в бою, но куда более нежным. Тотчас явился огромный прекрасный кот-самец и стал изгибаться всем телом в игре. Золотистая шкура его была вся, от носа до хвоста, покрыта узором из темных колец, в каждом из которых был такой же кружок, и всё это лилось перед глазами, как бегучая вода в реке.
   - Берешь ли ты его? - спросил Кондла.
   - Три цвета было у тех, кто родил меня: желтый - чепрака и наружной стороны лап, белый - живота и внутренней части лап, черный - глаз и губ. Лишь такого я смогу полюбить, - ответила ему кошка. - Красив этот муж, но очень уж пёстр и тем выхваляется. Подобает такое холодной змее, а не теплой крови.
   Оттолкнулись они от этого берега и поплыли дальше.
   Снова видят они землю, песчаную и пустынную. Вдали виднеются коренастые деревья посреди желтого поля, будто злаки полевые либо перезрели, либо давно высохли. Давит с неба жара, будто именно там живут огненные кошки, родня Ируйн.
   Тут вышел к ним на зов мощный зверь с гладкой шкурой цвета песка. Косматая грива его развевалась на жарком ветру, рык его был подобен грому, поступь - сотрясению земли.
   - Прекрасен этот зверь, - сказала Ируйн, - и жены его подобны мне почти во всём. Однако нет у каждой из них не только гривы, но и одного мужа, и сами они делят себя между многими самцами. Не годится мне это.
   - И уж больно тут жарко, - промолвил Кондла.
   Вновь плывут они много дней и ночей и, наконец, пристают к иному берегу, теплому и влажному: лес купает свои корни в соленой воде, нет в нем ни дорог, ни тропинок.
   Вышел навстречу им прекрасный зверь, как бы отлитый из червонного золота. Весь в следах от лесных теней был он, что навечно слились с его шкурой. Бил по бедрам его могучий хвост, как молот по наковальне, а от рыка его сотрясались самые могучие деревья.
   - Хорош, ничего тут не скажешь, - сказала Белая Кошка. - Только боюсь, что совместные дети наши будут больше похожи на флаг одной из будущих стран моей земли - одни звёзды и полосы, полосы и звёзды.
   Снова поплыли они и вскоре увидели большой остров, который почти весь представлял собой гигантскую гору со снежной вершиной.
   - Туда лежит наш путь, - говорит Ируйн. - Оставим на берегу коракль и двинемся, ничего не боясь, ибо вижу я конец дороги и достижение цели.
   Сколько ни шли они, сколько ни пробивались сквозь дремучую чащу - то по земле, то по стволам и ветвям, то по верхушкам деревьев, а достигли они подножья гор близ самого рассветного часа.
   Взобрались они по крутому склону и видят: обвился вокруг всей горной вершины диковинный зверь и спит, а от жаркого дыхания его тает снег и плавится лед. Из ярого золота его чепрак, из белого золота лапы его, и сияет он, как расплавленный слиток. Только едва различимые темные пятнышки просвечивают сквозь это сияние.
   - Вот кому хотела бы я стать милой супругой, мощной соратницей, верной подмогой во всех его делах! - воскликнула Ируйн.
   Пробудился Золотой Зверь и улыбнулся им обоим.
   - Хороши твои слова, о Пламенная Кошка Ируйн, - произнес он голосом, подобным летней буре. - И имя твое тоже сходно с моим, ибо зовут меня Огнедышащий Кот Ирусан. Жаль мне, что лишь невестой могу тебя я назвать: вечной и непорочной моей невестой.
   - Отчего так? - спросила она.
   Говоря это, встряхнулась кошка и оборотилась юной девушкой: белый плащ с красивой серебряной пряжкой облекал ее гибкий стан, серебряный обруч обрамлял ее светлые и как бы седые волосы, ниспадающие до колен, В розовых ушках сияли рубиновые серьги под цвет глаз, на розовых ногах были серебряные сандалии, а сквозь сорочку из тонкого шелка просвечивала белая плоть.
   В ответ и сам Ирусан стряхнул свою шкуру и оборотился прекраснейшего вида мужем: желтый плащ с большой узорной пряжкой облекал его мощный стан, широкий обруч красного золота охватывал крутые темные кудри, что достигали пояса. Золотые сандалии на высокой подошве делали его еще выше, а сквозь тонкую ткань длинной рубахи виднелась темная кожа, вся покрытая еле видными смуглыми крапинами.
   - Скажи сначала, не пугают ли тебя мои отметины? - спросил он. - Не кажется тебе, что они делают меня похожим на ребенка?
   - Это ведь знаки Солнца, - ответила Ируйн. - Так оно говорит всем, что нет совершенства без пятен и показывает, что само Солнце вдосталь их имеет.
   - Ты права. Ведь так же, как ты родилась белоснежной и сохранила свою белизну, точно так и я появился на свет в детских крапинах и сохранил их навсегда. А теперь назови меня.
   - Ты само Солнце.
   - Права ты, о Ируйн. Последние мгновения беседуем мы перед тем, как мне подняться на небо. А когда я проделаю весь свой путь, слишком устану я для чего-либо помимо сна. Но знаешь ли? Тогда настанет твоя пора, потому что темны и непроглядны все ночи на земле. И будешь ты плыть по небу, как серебряный диск или серебряная лодка, а люди будут говорить, что заимствуешь ты свет от меня. Неправы они будут, но лишь я да ты - мы двое будем понимать это. А когда совершишь ты урочный путь и вернешься на вершину горы, откуда он был начат, только одно и сможешь ты - спать. Имя же тебе будет - Луна.
   - Значит, никогда нам не встретиться? - в печали спросила девушка.
   - Нет, почему же? Един будет для нас обоюдный наш путь, и на нем будем мы чувствовать тепло шагов друг друга. Когда тень моя падет на твоё милое лицо или когда ты загородишь меня от земли, это будет встречей. И всякий раз, посылая на землю отражение своё в каплях воды, распыляясь многоцветными искрами в струе или мерцая сквозь туман, я буду дарить тебе еще одну радугу.
   - Да будет так! - улыбнулась Ируйн.
   Солнечный Кугуар взошел на небо по крутой дуге, а она осталась его ждать. Кондла же вернулся на свой коракль и отправился назад, в Ирландию, к матери своей Айфе и мужу ее Фергусу. Там принял он из рук Фергуса боевое оружие, и рассказывают, что среди этого оружия был меч по имени Лейтэ, что как радуга светился в воздухе, когда его поднимали, чтобы сразить неприятеля, оттого что сам был радугой, отлитой в светлом железе. А может статься, вовсе и не так это было. Также рассказывают, что, изредка появляясь на земле, становится Ирусан львом с ликом человека или медведем с золотистой шкурой - Ортос или Арктос называют этого медведя. А Ируйн на земле обращается в белую сову, и тогда кличут ее Финдабайр или Гуинивир.
   И еще говорят, что со временем появились пятна и на чистейшей Луне - и что это не кролик, похитивший траву бессмертия, и не враждующие братья, а просто маленькие лунные котята, что родятся после каждого затмения, солнечного или лунного. Иногда они спускаются по радуге сюда, к нам, и здесь вырастают в котов и кошек - совсем обыкновенных с виду, только что очень сметливых, своенравных и преданных тому человеку, который их от души полюбит.
  
  
Син, сида []
  
© Мудрая Татьяна Алексеевна

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней "(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Е.Решетов "Ноэлит-2. В поисках Ноя."(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список