Мудрая Татьяна Алексеевна: другие произведения.

Стромата прекрасной эпохи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1-2 место по итогам постмодернистского конкурса "Лучшие из лучших", разделенное с рассказом С. Лысенко "Смертельный ужин".


СТРОМАТА ПРЕКРАСНОЙ ЭПОХИ

   Климент Александрийский прославился в веках обширной энциклопедией философских и религиозных учений своего времени, напрочь вытесненных с арены победной поступью христианства. Называлась она "Стромата", то есть "Отрывки мыслей", что ли. Зачастую эти обрывки, лоскутки, клочья высоких материй, из которых невозможно было сшить даже мало-мальски стоящее деревенское одеяло или, как ныне говорят, печворк, оказывались единственным источником, по которому можно было судить, скажем, о николаитах, идоложертвенниках, гнозисе (по крайней мере, до Наг-Хаммади). Не вопрос, достаточно ли объективны сведения об идеологии и жизненной практике, изложенные врагом, пусть даже и благородным. Но попытка утверждать, что описание того же предмета, сделанное яростным последователем, было бы несравнимо объективнее, - эта попытка настояна на алкоголе чистой лжи. Нет истины у врага, но нет ее и у друга.
  
   Истина бывает лишь у тебя в голове. Но очень редко.
  
   Мой старенький отец по большей части спит круглые сутки и видит сны невероятной красоты - обычно на тему того, что в свои цветущие годы не раз мне пересказывал.
   В донбасском городке под названием Алчевск семья моего деда Романа Мудрого через забор дружила с Ворошиловыми, и году этак в пятнадцатом неукладистая ворошиловская женка не раз бегала на соседнюю улицу одалживать у хозяйственной Татьяны Аристарховны, тогда еще просто Романовой женки Татьяны, то чугунную сковороду, то ухват. Незадолго до получки разговор бывал посерьезнее - о чем, понимаете сами. Всё это не забылось впоследствии.
   Сам дед, бывший донской казак, был в большой чести у мастера горячего цеха, где работал, и получал по тем временам немалые деньги. Это позволило ему жениться на украинке-бесприданнице, купить ей чистенький домик на окраине Алчевска и как следует его обставить.
   Первый хлопец от Романова семени появился в шестнадцатом. С ним связан такой семейный анекдот. Приходит юный папа домой, видит - стакан молока на окне. Выпил залпом, а потом и говорит:
   - Татьяна, чего это молоко такое жидкое?
  Она - ах:
   - Якый же ты. То ж мое цеженое, от Володькина кормления осталось!
   - Значит, вот ты какой жижей моего первенца поишь. Ну-ну...
   Второй их сын угодил в смутное время: бедняга Роман умер от воспаления легких - обычная напасть рабочих горячего цеха. Вышел на двор немного поостудиться - и конец...
   Татьяна, хорошо уже беременная вторым сыном, отправилась в банк за мужними деньгами. Ей выдали крошечный золотой слиток, который она, по обычаю того времени и не имея карманов, засунула в лифчик меж пышных грудей. Ну, что дальше - догадайтесь. Кто-то глазастый шибко порадовался золотцу вместо нее.
   Второго хлопца, то есть моего папочку, который угодил аккурат меж двух революций - февральской и октябрьской, - ей пришлось с первого же его дня поднимать своими силами.
   Модистка она, по счастью, была классная, как говорят теперь, а швейная машинка "Зингер", которой в свое время осчастливил ее покойник, была ж таки маркой, не то что похабные задери-подолочки позднейших времен. Клиентки и клиенты находились даже в самое тугое для жизни и мануфактуры время.
   Итак, движимое и недвижимое имущество юной вдовы к моменту свершения эпохального госпереворота составляли: белёная хата, в ней стол, на столе "Зингер" и тяжеленное зеркало из литого стекла толщиной в запястье, тульский самовар с медалями, безымянная корова молочной породы, пёс с украинским именем Рябко, типичный кот-москаль по кличке Василий и двое хлопцев-погодков.
   Самовар оказался гулякой: года через два его соблазнила на побег проходящая мимо цыганка. Пёс был дурень, но дурень шибко положительный. Кот - неимоверная шкода. Хлопчики - хм... затрудняюсь даже выдать им достойное определение.
   Именно они на пару кокнули то самое зеркало, резко схватив за край плюшевую скатерть с помпонами, достающую до пола. Именно они, отлично владея материнской швейной техникой, сшили Васеньке башмаки с длинными завязками, которые и нацепили на бешено сопротивляющееся животное. Василию понадобились два часа домашней эквилибристики, чтобы скинуть каверзную обновку со всех четырех лап. И кто, как не буйные погодки, приучил беднягу есть вишни, придерживая его за шею и силком раздвигая зубастую пасть?
   Строго говоря, кот и без того был не промах. Что он имел привычку совершать утреннее умовение прямо под носом Рябко, который из последних сил пытался растянуть гремучую железную цепь, - это, собственно, древняя кошачья традиция. Что он полюбил забираться на дерево и поедать вишни, особенно незрелые, - его личная проблема.
   Но он к тому же был мстителен и коварен.
   Татьяна Аристарховна, которая к тому времени почётно устроилась на электростанцию, продавала еще и свое молоко, которое после утренней дойки ставила на подоконник в бутылях, заткнутых обрывком тряпки.
   И вот как-то говорит она:
   - Хлопцы, признавайтесь, кто молоко продажное пьет? Как ни приду с работы, так ниже затычки стоит. Таитесь ещё зачем-то. Спросили бы у меня, поганцы этакие. Вот приду со службы - хоть в первый раз, но как есть обоих выдеру!
   Хлопцам, хотя имевшим рыльце в совсем другом пушку, стало больно и обидно. Решили вора выследить. И что оказалось? Чуть хозяйка за порог, Васька шасть на подоконник, аккуратно опрокинет бутылку на лапу и лижет в свое удовольствие. А потом так же осторожно ставит сосуд ровно по вертикали...
   Однажды Васенька притащился домой в плачевном состоянии - на трех лапах и весь из себя томный. Так что даже наши сыны громовы его пожалели - спрятали под кроватью, чтоб отлежался.
   Этак через полчаса является соседка:
   - Где ваш рыжий ирод?
   - Кто? - спрашивают детки.
   - Да кот. Он у меня в погребе фунт масла сожрал в один присест. Хотела скалкой пришибить - ушел, окаянный.
   Без комментариев, как говорится...
  
   Дальше жить стало лучше, жить стало веселей.
   На утреннем пути через город привычным стало обходить трупы беженцев от голодомора.
   Забравшись на высоченные терриконы, тёплая компания парней запекала яйца в отработанном коксе. С территории охраняемого завода хлопцы воровали винтовки, спрятав приклад под мышкой куртки, дуло - в сапоге. После небольшой работы напильником выходили отличные обрезы со сбитой мушкой. Когда в Алчевск пришла лампочка Ильича, один приятель Романовых погодков на спор ухватился рукой за провод высокого напряжения. К счастью, его отбросило в кювет, а папаня, которого вовремя предупредили, тут же примчал телегу (работал он городским золотарем) и увез сына в больничку. Треснутый череп кое-как заклепали - и порядок, можно снова работать голкипером.
   Повзрослев и посолиднев, мой будущий отец Алексей, в просторечии почему-то Леня, стал токарем, потом поступил в Мариупольский техникум. Чертежник из него вышел не хуже, чем из матери портниха, и оба эти ремесла в семье скрестились. Кальки в то время делали из батиста, настоящая ткань либо выдавалась по талонам, либо редко бывала в продаже. Сынок навострился увозить бракованные чертежи домой, мама кое-как отстирывала батист от карандаша и туши и кроила из него модные мужские рубашки с бледным "типографским" рисунком.
   Как говорится, вор - находка для шпиона.
   Думается, именно в этой знаковой рубахе молодой Алексей заменил на свидании с девушкой старшего на год Владимира, которому было назначено. Володьке оказалось некогда, а не пропадать же добру! Девушка заподозрила неладное только к концу свидания. Прямо сцена из романа Дюма "Три мушкетера", где ещё ночь, миледи и д`Артаньян...
   Вообще, женихались и невестились в стране угольных шахт даже в тридцатые годы часто по старинке: на вечерныцях. Собирались в большой хате, дивчины замешивали пресное тесто, а парубки тем временем ловили воробьев за стрехами. Потом дивчины "скубли" воробышков недрогнувшей рукой - по-простому, сдирали с них перышки - и лепили с цельными непотрошёными тушками вареники для своих ухажеров. А так как получалось офигительно вкусно (на том, прежнем, языке просто и не выразить), то один-два вареника непременно начиняли сухой мукой. Чтобы парубки не заглатывали целиком и не откусывали зараз по половине, а лопали деликатно.
   Дальше по порядку в отцовом бытии шел призыв тридцать девятого в армию, курсы политработников, Дальний Восток, война с Японией, рытье под руководством оборонительных траншей, один дневальный с голодухи съел два бачка макарон с мясом, которые остались от прошлой смены, неоперабельный заворот кишок и выговор политруку, офицерская кобыла Зорька еле удрала зимой от медведя, ночёвка в пургу в сугробе с поводом, намотанным на руку, свидания с хорошенькой учительской дочкой, эвакуированной в Николаевск-на-Амуре из Саратова (в конечном счете, погоняло по стране лагерную поповскую внучку), женитьба, роды, дитя женского пола.
  
   Я.
  
   После съема оккупации сынок Леня везет дочку показать Татьяне Аристарховне, счастливо нашедшейся в городе Ворошиловске. Это, наверное, Луганск, или нет - Луганск - это Ворошиловград, а наш родной Алчевск переименован в Ворошиловск, Климовск? Ага, Коммунарск.
  
   Ментальность дочки, моя ментальность - смешивается с отцовской. Построение иного мира. Роскошный петух, вспрыгнув на стол, глядит на яичницу с чувством смутной и невозвратимой потери. Котёнок прячется от меня в печке - я сую в него кочергой, хочу вытащить, чтобы как следует приласкать. Баба Таня брызжет на глинобитный пол из ведра поганой метлой: чтоб не пересыхал и не трескался. Я с восторгом перенимаю обычай - только веник окунаю в ведро с хорошей питьевой водой из дальнего родника.
   Меня ласково просят из дома и провожают на двор. По беленой стене хаты - вьюнки размером в мою ладошку. Я робко ее протягиваю - и слышу грозное коровье "Му-у!". Глас свыше - знак греха. Рука сама отдергивается...
   Знак прощения я получаю, когда баба Таня дарит нам с папой Леней пуховую перину роскошного малинового цвета с такими точно граммофончиками, что на бабиной хате. В поезде я на ней сплю, а дома, в Москве, из нее шьют аж два пышных одеяла: родителям и мне. Чтоб видеть тёплые сны на троих.
  
   Я отец. Володины племяши зовут меня дядей Леней, полностью Леонидом. Кончил пединститут физиком, хотели взять для разработки эйч-бамб, но чудом спасся от лучевой болезни тем, что открылся туберкулез, лечился в Риге ПАСКом, врач говорит, спасение, что не курил с армии, вся семья с того дает положительную реакцию Перке, но у меня одна проблема: как физику поступить в аспирантуру по политэкономии, железный нарком помнит обо мне, солидно помог, поступил и защитился по металлургии, мой железный конь под названием "Победа" вывозит семью на Кавказ, дочь Танька - зрение и слух от дальневосточной Хиросимы половинные, однако отличница, студентка, аспирантка, защитилась, родила мне девчулю от какого-то краткосрочного задохлика, уж эта Людмила, Людям Милая, здоровенькая, умница, свой парень.
   Жизнь полностью состоялась.
  
   Наше общее время делает откат, словно выстрелившее орудие, и пятится.
  
   Я дочь. Мы с мужем - деревянные буратины, нам не то что ребёнка - молоток нельзя доверить. Юрко прибивал к городской стене розетку - вышиб картонную стену в этом месте насквозь. Что у него зрение минус десять - отцу без разницы. Пеленает в два пополуночи ребенка снова Юрко, у меня молоко сгорит, а я работаю дойной коровой, потому что первая забота отца - молодого деда - Люсенька, все прочие вплоть до жены и дочки (тем более - дочкина приймака)- без порядкового номера. В проводники и почтари не берут, хотя полно таких вакансий. Иди, говорят ему, работать куда хочешь, но учти: высшее образование - это клеймо на всю оставшуюся жизнь. Мне тоже такое говорят. Свободный красный диплом. Поступила в родовой, родительский пединститут, больше никуда не брали из-за зрения, а тут врач знакомый посодействовал. На югах сидим безвылазно среди вонючей "дикой стоянки" все два родительских преподских и моих школьных отпускных месяца, в Сочи выбираемся раз в неделю за продуктами, зато на спидометре через десять лет пятьдесят тысяч. Я так рада видеть папу живым! Из Прибалтики папка привез мне красивую овальную лейку и книжку "Терем-теремок" на латышском. Я даже понимаю, о чем там, - есть по-русски, написал Маршак. В Салтыковке под Москвой за забором живет страшная свинья с поросятами, они хрюкают. Я не русская, я украинка, наверное. Прозвали в дальневосточном роддоме "Гилячка". Родилась одиннадцати акушерских месяцев, природа старалась подогнать желтое пятно под норму. Вес четыре двести, глазки узкие, заплывшие, волос чёрный и жёсткий, легко держу головку. На головке ни одного родничка. Прочная, как камушек.
  
   От избытка внутренних голосов наш с отцом череп лопается по шву, мозжечок крякает уткой, полужидкий бульон мозгового вещества разливается вдребезги, внутренние тряпочки летят по закоулочкам.
   Сшиваются в новое одеяло.
  
   Дядя Володя умер, ибо заболел лимфогранулематозом по причине наследственной работы с горячим металлом, а также того, что в войну он насильно переселял калмыков в их теперешнюю Элисту, где на бабушкином наследственном "Зингере" сшили национальный костюм белому шахматному президенту.
  
   Нарком верной шашкой скубёт воробья, не факт, что позже ему не всыплет раскалённой мукой в физиономию.
  
   Супружница будущего наркома заёмной чугунной сковородкой бьёт прямо по мудрой командармской голове.
  
   - Ваш Ирод усатый сожрал тринадцатифунтовый брусок масла! - орёт соседка.
   Лёня цепляет кота безменом за шлейку:
   - Так, тринадцать фунтов и в самом деле здесь. Но в таком случае где сам царь Ирод?
   А его и нет...
   Трубит по-бычьи шофар Страшного Суда.
  
   Татьяна без помех приносит золотой обол к себе в хату и тихо кладет новорожденному младенцу под язык.
  
   Прекрасная эпоха благополучно кончается.
  
Донбасс []
  
© Мудрая Татьяна Алексеевна

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Кариди "Бывшая любовница (старая версия)" (Современный любовный роман) | | О.Райская "Магическая штучка" (Городское фэнтези) | | М.Светлова "Следователь Угро для дракона. Отбор" (Юмористическое фэнтези) | | Е.Ночь "Я научу тебя летать" (Романтическая проза) | | Жасмин "Как я босса похитила" (Романтическая проза) | | Я.Логвин "Ботаники не сдаются!" (Современный любовный роман) | | А.Ганова "Тилья из Гронвиля" (Подростковая проза) | | К.Ши "Разрешите вас арендовать" (Короткий любовный роман) | | Э.Грант "Жена на выходные" (Современный любовный роман) | | С.Грей "Галстук для моли" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список