Муха Дмитрий Сергеевич: другие произведения.

Угол для ведьмы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


УГОЛ ДЛЯ ВЕДЬМЫ

  
   А мне не нужно слово "если",
   Мне нельзя сидеть на месте.
   "Пропаганда". "Мелом".
  
   Магистр Темного Пива приехал в обед, когда Лия уже вернулась из церкви. Был он смурен и неразговорчив. Приехал он вместе с шерифом, тот еще раз ввел Лию в краску, не просто сняв перед ней берет, но и поцеловав ей руку. Дальше они заперлись в спальне мага, Эрхарт тихо что-то доказывал, а шериф громко отправлял врагов к чьей-то матери, темным магистрам и призывал мару на их голову.
   В дверь тихо поскреблись. Лия открыла. На пороге стоял мрачный старик:
   - Воду привез. С вас три монеты.
   И задумчиво уставился на ведьму.
   Лия послушно отсыпала ему мелочи. Старик спрятал ее в кошель, занес ведра в дом и молча вышел.
   "На обед сварю кашу", - подумала девушка, но тут в дверь опять постучали.
   - День добрый, добрый, ой какой добрый денек сейчас!
   Дородная тетка в костюме горничной зажиточного купца ртутным шариком проскользнула внутрь.
   - А где господин Эрхарт? Я так его ждала, так ждала, он мне лекарство обещал привезти.
   - Мне он ничего не говорил, - Лия с трудом вставила своих пару слов в теткин водопад.
   - А ты кто? - толстуха словно впервые увидела, что тут кроме нее еще кто-то есть.
   - Лия.
   - Ага. Ну конечно. А я думаю, что магистра Эрхарта нет, а кто-то ему есть варит...
   - Вон.
   Толстуха замерла с открытым ртом.
   В дверях стоял Эрхарт, за его спиной слегка проглядывался шериф.
   - Что?
   - Я сказал - пошла вон.
   - Да как вы смеете! - тетка надулась, как жаба. - Да я по делу пришла! Да чтоб вы знали, у моего господина барона арг Тобольда сына ранили! Барон требует Вас к себе!
   - Передашь барону, что я сейчас слишком занят. А раны его сына могут осмотреть и цирюльники в тюрьме. Или палачи.
   Толстуха жалобно зашипела, как меха, из которых тихонько выдавливали воздух.
   - Но господин барон арг Тобольд...
   - Я что, неясно сказал? - разозлился маг. - Еще одно слово, и я за себя не отвечаю! Я Эрхарт Висельник!
   На кончиках пальцев Эрхарта заклубились сполохи цветного спрея. Толстуха замерла на полуслове и задом попятилась к двери. Лия тоже попятилась. Таким лекаря она еще не видела. Сейчас он был страшен, как ведьмак, заставший чернокнижников за призванием демонов. Ведь действительно - висельник. Шкуру спустит и не заметит.
   - Я... - уже в двери горничная решилась попробовать еще раз.
   Поток спрея опалил косяк рядом с ее головой.
   Дверь резво захлопнулась. Из-за нее донесся жалобный вопль:
   - Я в Багряную Палату пожалуюсь!
   - Да хоть самому королю! - прорычал Эрхарт. Коротко ругнулся и уставился на зажатую в руке кружку пива.
   - Зря ты так, - выдохнул шериф.
   - Темные магистры, да я и сам знаю, что зря! Я лекарь, понимаешь, лекарь! И я должен лечить всех! Даже этого... арг Тобольда! Черт побери!
   Эрхарт буквально влил в себя кружку пива. Ему бы с этим номером в бродячем цирке выступать, подумала Лия.
   - Она действительно пожалуется в Багряную Палату.
   - И что они мне сделают? Я ничего противозаконного не сделал. Пока.
   - И магию не использовал.
   - Цветной спрей? Заклинание недоучек? - зло улыбнулся магистр Темного Пива. - Балаганный фокус, который даже Лия не считает боевым заклинанием?
   - Ты знаешь, о чем я говорю.
   - Знаю. И знаю, что имею полное право выставить за порог дома любого человека, которого я не хочу видеть. Особенно, если я его не приглашал.
   - Стражников, например, - миролюбиво поддакнул шериф.
   Эрхарт скрипнул зубами:
   - Ты прекрасно понял, о чем я говорю!
   - Понял. Просто я напоминаю, что кое-кто из магистратских тебя не любит. И ко мне тоже особого почтения не питают.
   - Это я уже заметил. Сегодня ночью, - проворчал магистр. - И после этого они просто так заваливают ко мне в гости? С меня хватит уже того, что он объявился.
   Что у них там ночью приключилось, подумала Лия. Просто драка? Так ведь они как раз на драку и настраивались. Или они проиграли, и Бетуль сожгли?
   - А ты за него в ответе.
   - Конечно. Любой маг отвечает за своего ученика.
   - Ага. Всегда и везде.
   - Гррр! Формио! Ты прекрасно меня понимаешь!
   - Понимаю.
   - Тогда не придуривайся! Есть учителя и есть ученики...
   - Учителя старше, опытнее...
   - Тьфу ты... Да, ты его не любишь.
   - Я его терплю.
   - Вот и терпи! - Эрхарт зашел в комнату и вернулся с еще одной кружкой пива. - Темные магистры, ну почему именно сейчас? Мне опять кошки мерещиться начались!
   - А при чем тут кошки? - удивился шериф.
   - Предвечная тьма их знает, - маг опять влил в себя кружку "Звездной ночи". - Только кошки всегда рядом.
   Шериф посмотрел на Лию и помахал ладонью над ухом, намекая, что у Эрхарта от старости и переживаний дверь с петель сорвало. И унесло в предвечную тьму.
   Лия, которая совсем ничего не понимала, молча согласилась с шерифом. А что тут еще скажешь?
   - Кошки ему мерещатся... Ты еще артефакты империи собирать начни. Как Капка.
   - Уже собираю, - горько вздохнул Эрхарт. - Я ж сталкер, мне положено.
   Формио еще раз помахал ладонью.
   - Ага, - покорно согласился лекарь. - И в подтверждение я сейчас совершу еще одно безумие.
   - Какое? - удивился шериф. - Пойдешь добивать арг Тобольда?
   - Пойду его лечить. Я же лекарь. Темные магистры, как все запущено...
   - Тьфу ты... - шериф в третий раз покачал ладонью. - Я во дворец. Если будут проблемы... Блин, у тебя вечно проблемы!
   - Если у меня будут проблемы, я просто сведу их вместе и посмотрю, как они решат друг друга.
   - Предвечная тьма! - шериф заученно покачал ладонью и посмотрел на Лию. - Хоть ты ему скажи!
   - Ага, - кивнула девушка. А что тут скажешь? Она до сих пор толком магистра не знает. И вдруг ей предлагают посоветовать что-то о том, о чем она даже не подозревает. Кошки, барон, ученики, он, тюрьма и ночная прогулка в Бетуль. Все, что Лия поняла - у магистра проблемы (как всегда) и стража его не любит (тоже знакомо).
   - Вот видишь! - победоносно воскликнули маг и шериф, услышав ответ ведьмочки. Очумело поглядели сперва друг на друга, потом на Лию, потом опять друг на друга. И расхохотались.
   - Ладно, - смилостивился шериф. - Иди... к своему больному. Смотри, не начуди там.
   - Ты тоже. Мы сегодня и так хорошо влипли.
   Шериф сердечно распрощался с Лией. Эрхарт, ворча под нос малопонятные комментарии, собрал в сумку лекарства и дал Лие наставления относительно пациентов, которые должны были прийти сегодня.
   Вернулся маг уже вечером, злой, встрепанный и пахнущий пивом. Поставив сумку в угол, он достал из нее инструменты, и поинтересовался у Лии, что нового произошло в его отсутствие.
   И тут в дверь постучали.
   - Как всегда, - проворчал Эрхарт. - Поесть не дадут. Ну почему больные не могут болеть тогда, когда удобно врачу?
   За дверью стоял стражник. С плюмажем на шлеме, закутанный в плащ по самые уши.
   - Господин магистр, - хохотнул стражник. - Извините, но я не к вам.
   - А к кому? - поднял бровь маг.
   - К ведьме.
   - И что от нее надо городской страже?
   - О, поверьте, ничего. Нам ничего не надо. К ней есть дело у вот этого господина, - и стражник, широким жестом распахнув плащ на груди, махнул в сторону сморщенного противного гоблина.
   Гоблин вприпрыжку заскочил в дом и подозрительно принюхался.
   Эрхарт отшатнулся.
   - Она? - прищурившись, спросил у стражника гоблин.
   - Она, - ухмыльнулся страж закона.
   Гоблин выудил из-за рубахи медную бляху:
   - Дознаватель Шкара Марте, Багряная Палата. Госпожа Лия с Липовой Горки, будучи ведьмой, занималась ведьмовским промыслом в пределах свободного города. Данное деяние является противозаконным с точки зрения действующего законодательства. Посему, данной мне властью и именем короля я должен предупредить госпожу Лию с Липовой Горки, что ее ждет наказание в виде штрафа. Кроме того, госпожа Лия с Липовой Горки, будучи ведьмой, не имеет права проживать на территории свободного города. К утру она должна покинуть пределы города и под страхом наказания не преступать городской черты после заката солнца. Госпоже ведьме, как и всем ведьмам, разрешен доступ в город в светлое время суток без права практиковать ведьмовские промыслы.
   - Тьфу ты... - выдохнул лекарь. - А я уже думал, что и правда что-то случилось.
   - А разве нет? - разозлился стражник. - Твоей девке приказано...
   - Господин дознаватель соблаговолит меня выслушать? - Эрхарт незаметно показал гоблину серебрушку.
   - Выслушивать, защищать и карать - задача Багряной Палаты, - ухмыльнулся гоблин и молниеносно перехватил монету.
   - Госпожа Лия в настоящий момент не может покинуть пределы города.
   - Почему?
   - Сейчас соврет, что она у него лечится! - завизжал плюмажный. - В тюрьму обоих! На костер!
   - Вам не кажется, господин дознаватель, что магистратская стража пытается навязать свою волю королевскому правосудию? - маг достал еще пару монет.
   - Что? Да я!
   Гоблин щелкнул пальцами. За спиной стражника появилась черная фигура. Ведьмак, похолодела Лия.
   - Да я пойду, наверное... - прошептал стражник.
   - А потом пойдут слухи, что Багряную Палату можно купить? - строго сказал гоблин, пряча монеты в кошель. - Что только стражи у нас честные? Мне нужен свидетель, что решение принято без нарушения закона!
   Стражник поежился. Ругаться с Багряной Палатой - себе дороже. Об умении Толстого Пепе шить дела ходили легенды. О комплектации пыточной комнаты и компетенции палачей - тоже. И еще все знали, что Толстый Пепе терпеть не может разговоров о собственной нечестности. И нарушивший это маленькое правило рисковал познакомиться с Багряной Палатой намного ближе, чем обычно хотелось нормальному человеку.
   - И так, господин Эрхарт из Сида, - обратился к лекарю гоблин, - вы утверждаете, что госпожа Лия с Липовой Горки в настоящий момент не может покинуть пределы города? Почему?
   - Потому, что господин архиепископ наложил на нее епитимию. Она должна ежедневно посещать церковь святого Канакона и молиться в ней.
   Дознаватель задумался:
   - Архиепископ, говорите...
   - Можете проверить, - надулся Эрхарт.
   - Я проверю, - пригрозил гоблин.
   - Эй, - запротестовал стражник, гневно потрясая плюмажем. - Что происходит? Вы должны ее выгнать из города! Я вам зап... Зап...
   Гоблин Шкара, нехорощо улыбаясь, следил за стражником.
   - Запамятовал об этом сказать... - выкрутился тот. - Но ведь это же не причина, по которой ведьма должна осквернять город своим присутствием?
   - Задача Багряной Палаты - следить за соблюдением законов Божьих именем короля нашего. И, если церковь наша Обновленная не нарушает законов, то мы должны становиться на ее сторону. Именем короля, госпожа Лия с Липовой Горки должна покинуть пределы города, как только исполнит наложенную на нее епитимию. До этого времени ей под страхом наказания запрещается заниматься ведьмовским ремеслом в пределах города. В остальном приговор остается в силе. Слава королю!
   - Навеки слава.
   Гоблин серой тенью выскользнул из дома.
   - Спокойной ночи, господин магистр, - ухмыльнулся стражник.
   - И вам ко мне лечиться не попадать, - мило улыбнулся Эрхарт.
   На этой дружеской ноте дверь захлопнулась, и Эрхарт повалился на табурет.
   - Предвечная тьма, что же происходит?
   Лия молча моргала.
   - Ты не знала господина Шкару? - спросил маг.
   - Нет. К нам приходили другие...
   - Понятно... Ослы. Как они промахнулись. Дважды за день. Что еще раз доказывает простую истину. Жадный платит дважды. Ясно ведь, что платили страже, а те уже подключили Багряную Палату. Платили бы Пепе, гоблин бы сюда сам пришел. Ну, не совсем сам, с парой ведьмаков. А раз так, то заплатив господину Шкаре, я получил то, что хотел.
   Ведьма не думала о простых истинах. Она думала том, что все опять возвращается на круги своя. Она думала, что нашла друзей, дом, работу. Свой угол, в котором она проживет всю жизнь. Что она, наконец, сможет помочь всем людям. А теперь она опять должна прятаться по щелям. Потому, что она ведьма.
   На глаза Лии навернулись слезы. Девушка сердито засопела. Она ведьма, она не должна показывать, как ей обидно! Лия отвернулась, и, гордо подняв голову, пошла в свою комнату.
   - Ты куда? - удивился Эрхарт.
   - Вещи собирать, - моргая, объяснила Лия.
   - Зачем?
   - Уезжать, - темные магистры, он или пьян или чертовски устал. Или он не понимает, что ей больно?
   - Куда?
   - Я найду себе жилье! - гордо вскинула голову Лия. - Я же ведьма! Вернусь в свой дом на Липовой Горке!
   - Это там, где мельник Багряной Палате на вас кляузничал?
   - Ничего он не кляузничал! Там многие меня любили! Я...
   - Ты так хочешь уехать?
   Он опять издевается, решила Лия.
   - Мне надо уехать. Я должна это сделать.
   - Кому должна?
   Кому? Всем. Пьяному магу, Его Преосвященству, шерифу, подругам, старенькому священнику, клиентам. Всем хорошим людям, с которыми она познакомилась за эти несколько дней.
   - А ты сама этого хочешь?
   - А я могу здесь остаться? - вопросом на вопрос ответила Лия.
   - Хороший вопрос... Если захочешь.
   В душе Лии затрепетал маленький огонек надежды. Это же Эрхарт из Сида! Он может все! Он...
   Он не любил легких путей. Его лекарства горьки. Его решения непредсказуемы, во всяком случае для нее.
   - Вы можете что-то предложить?
   - Могу.
   Лия насторожилась еще больше:
   - Что?
   - Стань моей ученицей.
   - Я думала, Вы серьезно!
   - А я серьезно, - вздохнул Эрхарт. - Ученица волшебника или волшебницы не являются ведьмой. По закону.
   - Вы издеваетесь! - возмутилась Лия.
   - Делать мне больше нечего, - отмахнулся Эрхарт. - И вообще, ты мне это на днях уже говорила. Что я издеваюсь.
   - Это не одно и то же! - запротестовала девушка.
   - Почему?
   - Потому! Тогда я сама пришла к Вам за помощью!
   - И я тебе не помог.
   Темные магистры, ну как с ним можно говорить? Он же любые слова перекручивает так, как ему удобно! И после этого он называет себя врачом?
   - Что тебе мешает стать моей ученицей? Ты сомневаешься во мне, как в лекаре?
   - Нет.
   - Я плохой волшебник?
   - Нет.
   - У меня сейчас есть ученик?
   - Нет. Наверное, - на всякий случай добавила Лия.
   - Значит, я могу взять в ученицы любого магически одаренного человека.
   - Но после этого мне придется поступить в университет!
   - Поступишь. Хотя многие волшебники низкого уровня всю жизнь ходят в учениках, а университеты или Багряная Палата им просто бумаги подмахивает. А еще можно учиться несколько курсов заочно. Это тоже практикуется среди магов уровнем до адепта.
   У него на все готовы ответы. Такое впечатление, что он заранее все это придумал.
   - Не было такого никогда! - привела последний довод Лия.
   - Чего не было? - устало спросил Эрхарт.
   - Того, чтобы ведьмы у магов учились!
   Эрхарт зевнул:
   - Значит, будет. И вообще, откуда ты знаешь, было или не было?
   - Знаю! Есть ведьмы и есть маги! Ведьмы передают свои знания по наследству, а маги учатся в академиях!
   - И что?
   Ведьмочка даже задохнулась от этих слов.
   - Как вы можете! Это же ТРАДИЦИЯ! Это святой закон!
   - Традиция - шмандиция... Пиво в доме есть?
   Лия опять захлопала ртом:
   - Пиво?! ПИВО?!?! Как вы можете в ТАКОЙ момент думать о каком-то пиве?
   - Не каком-то, а о темном! - озорно улыбнулся лекарь. - О "Звездной ночи", разумеется! У меня еще кувшинчик оставался!
   - Нет никакого кувшинчика, - махнула рукой Лия.
   - Как так нет? - помрачнел Эрхарт.
   - Так - нет!
   - Подожди, - нахмурился маг. - Я заказывал на этой неделе два бочонка по шесть кувшинов каждый. Сначала я выпил кувшин...
   - И аптекарь кружку, а потом стражник зашел, еще кружку!
   - А утром я похмелился...
   - Только ночью Вас к больному вызывали, Вы себя протрезвили, а под утро, когда вернулись, еще кружку выпили!
   - Неужели я так много пью? - обиделся Эрхарт.
   - Вы пьете как лошадь! - отрезала юная ведьма. - Лекарь не может столько пить! Какой пример он подает своим пациентам?
   - Хороший! Я показываю, что... Э....
   - Вот именно!
   - Дожился! - возмутился лекарь. - Я должен выслушивать претензии от даже не ученицы!
   - Я лекарь, и меня надо слушать! - Лия взмахнула волосами и, задрав носик, пошла к себе.
   - А ведьмы у магов учились, - вдогонку кинул Эрхарт.
   - Ага. Хоть одну вспомните? - ведьма повернулась в дверях и подозрительно прищурилась.
   - Одну? - Эрхарт улыбнулся, немного хитро, немного грустно. - Я скажу даже больше. Амберт Ловец, ученик Земляничной Майи.
   - Амберт Ловец... - прошептала Лия. Странно, но она где-то слышала это имя. - Подождите, ведьмы берут только учениц. Это же древняя традиция.
   - А Земляничная Майя всю свою жизнь плевала на традиции. За своих триста эльфийских лет она столько их переплевала, что... Что даже сами ведьмы не всегда могут доказать, какая традиция была до наплевательства, а какая появилась после. Земляничная Майя была настоящей ведьмой. И делала то, что хотела. Захотела - приняла в ученики парнишку. Захотела - послала его учиться в Роллу. Захотела - явилась к Бешеной Собаке ре Шанкру. Даже умерла в тот день, который сама себе выбрала... Но разговор не о ней. Ты просила меня назвать имя. Я назвал.
  
   - Не было такого никогда, - донесся до Эрхарта возмущенный шепот. - Есть маги и есть ведьмы! Это традиция!
   Амберт, снисходительно оглядев присутствующих, вошел в аудиторию.
   - Вы опоздали, юноша, - профессор Жюлиэн Бебер, принимавший экзамен по манипуляциям с костями и суставами, неодобрительно поднял одну бровь.
   - Задержался слегка, - дерзко ответил Амберт. - К тому же экзамен еще не начался.
   - Ошибаетесь. Экзамен начался полчаса назад. Еще немного, и я бы записал вам неявку.
   - Экзамен всегда начинается в полдень, - набычился Амберт.
   - Экзамен обычно начинается в полдень. Но сегодня вечером я должен уехать. Поэтому, по моей просьбе, экзамен сместили на утро. Все студенты это знали.
   В аудитории раздались злорадные смешки. Амберту никто ничего не говорил. Так ему и надо, Амберту Ловцу.
   Ведьмуну.
   Ученику Земляничной Берты.
   Земляничную Берту считали очень сильной волшебницей и прекрасным лекарем. Одни говорили, что ей помогают демоны, а другие утверждали, что это были ангелы и сам Всевышний. Но все соглашались, что она была весьма своенравной, даже на фоне остальных ведьм.
   Однажды в деревеньке вблизи Бетуля попался ей на глаза мальчишка, возившийся со щенком. У щенка была переломана лапа, а у мальчишки был восторг в глазах. Он с увлечением перематывал зверю поврежденный орган.
   Ведьма сделала свои ведьмовские дела и пришла к родителям мальчика. С необычным предложением. Сделать паренька своим учеником.
   Предложение не лезло ни в какие ворота. Во-первых, мальчишка. А, как известно, ведьмы берут только учениц. Во-вторых, у мальчишки были лишь крохи Силы. Их хватало лишь на то, чтобы понять, что рядом творится волшба. И это его предел. Ведьма, которая не может передать свою магию - бред еще больший, чем мальчишка - ученик ведьмы. В третьих, у Земляничной Берты уже была ученица. Девушка, сильная магичка, Тейя Огненный Цветок. Но ведьма невесть как смогла всех убедить в том, что именно так и надо. Да так, что родители даже инквизиторам не заявляли о том, что сынок их на кривую ведьмовскую дорожку стал.
   Мальчишка прожил с ведьмой десять лет. И, когда ему стукнуло семнадцать, ведьма в очередной раз показала миру свое прогрессивное виденье жизни. Она похлопала парня по плечу, дала ему денег на дорогу и со словами: "Я больше ничего не могу тебе дать", отправила его в Роллу. В университет.
   Ученик ведьмы в университете - это, как вы понимаете, перебор. Даже для свободомыслящего Ролльского университета. Так что приняли новичка в штыки. Но он умудрился поступить и даже учиться. И это раздражало.
   Нет, дело было даже не в том, что он был ученик ведьмы. Все было гораздо хуже.
   Амберт Ловец оказался слишком уж учеником ведьмы.
   То есть, знаменитое ведьмовское ПРЕЗРЕНИЕ из него хлестало так, что фонтан в Навидаде терялся на его фоне.
   И этим он отогнал от себя всех, кто хотел стать его другом. Таких на первых порах тоже хватало. Кто напускал на себя браваду, кто демонстрировал приверженность к темной стороне Силы, кто хотел узнать что-то новое... Все они наталкивались на ледяную стену превосходства. Он НЕ ТАКОЙ, как они все. Он ЛУЧШИЙ. Он БОЛЬШЕ ЗНАЕТ. Он ОПЫТНЫЙ. Одним словом, он УЧЕНИК ВЕДЬМЫ.
   Ведьмун, тьма его побери.
   И знания свои он подавал так, чтобы окружающие почувствовали себя глупцами, лезущими со свиными рылами к торговцам заморскими товарами.
   Однажды он рассказывал, как к ним зимой прибился раненный лось. И они с наставницей выходили несчастное животное. И в глазах его светилось плохо скрытое торжество. Кто из студиозусов мог похвастаться таким пациентом? Кто лучше его знал травы? Кто лучше его мог вправлять суставы и собирать кости?
   Кто-кто. Да хоть бы и я, думал Эрхарт. И таких, как я, на курсе десятка три. Из них пятеро прирожденные лекари. Куда там до них Амберту с его самовосхвалением!
   И, даже если я в чем-то хуже, разве это повод для гордыни? Или он думает, что, показывая, какой он знающий, унижая всю традиционную университетскую медицину, Амберт заведет здесь множество друзей? Как же. Большинство студиозусов носы воротят от одного вида этого выскочки.
   - К сожалению, времени на подготовку осталось не так много. Тяните билет.
   - Я могу рассказать билет без подготовки, - надменно задрал нос Амберт.
   Вторая бровь профессора поднялась к первой. Это была высшая степень неодобрения. Обычно для проблем хватало даже первой стадии. Вторая, она же последняя, означала явную пересдачу.
   - Тогда прошу к столу.
   Профессор ловко выудил из общей кучи три билета и подвинул их поближе к наглецу.
   Амберт не глядя взял один из них.
   - Сравнение черепов гоблинов и гноллов. Кисти эльфов, хумансов и орков.
   - Прекрасно. Отвечайте.
   - Череп есть кости, которые находятся в голове человека. Они...
   - Позвольте, юноша, а разве у рыбы черепа нет? - удивился профессор.
   - Есть, но я рассматриваю только человеческие черепа.
   - Ну, юноша, во-первых, вы не рассматриваете, а рассуждаете. А, во-вторых, вы сами рассказывали, как лося лечили...
   - ...Вот вы, юноша, утверждаете, что песьеголовый череп гнолла резко отличается от округлого черепа гоблина. Но ведь у женщин-гноллов головы скорее котячьи...
   - ...Между прочим, в челюсти у них есть зубы. Что вы говорите? Зубами цирюльники занимаются? Но ведь вы же у ведьмы учились. Ваша наставница не могла не лечить зубную боль...
   - ...Пожалуйста, вот вам череп гнолла. Покажите его коренные зубы. То есть как нет? У него нет зубов? Юноша, зубы есть у всех. Если у данного экземпляра зубы палач повыдергивал, это еще не значит, что их не было. Покажите, где они были...
   Какой, к черту, экзамен?! Мы сидели тихими мышками и слушали препирательства Амберта и профессора. С каждым новым ответом ведьмун все глубже погружался в яму, которую своими вопросами рыл ему господин Бебер. Остальные преподаватели тоже подключились к допросу, задавая вопросы кто по фармакологии, кто по вредоносным чарам, кто по лекарственным растениям. Амберт за трибуной огрызался, как мог.
   - Если это все, тогда приступим к практике.
   И господин Жюлиэн Бебер достал из-под стола холщевый мешок. В мешке, как знали все студиозусы, был кувшин.
   Амберт храбро вышел к столу.
   - Готовы? - ухмыльнулся профессор Бебер.
   - Готов! - глядя из-под лба процедил Амберт. Он хвастался, что наставница не единожды заставляла его упражняться таким образом. И что он ВСЕГДА справлялся.
   - Оле, - кивнул профессор и уронил мешок на пол.
   Кувшин разбился.
   - Собирайте, а мы пока послушаем следующего экзаменуемого. Кто там следующий? Господин Орто? Прошу за трибуну... Прекрасно. Чудесно. Замечательно. Попробуйте собрать кувшин. Господин Амберт, вы уже справились?
   Амберт стоял пунцовый, потный, и руки у него тряслись.
   - У вас какие-то затруднения?
   - Нет у меня затруднений! - процедил ведьмун.
   - Тогда почему вы до сих пор не справились с этим заданием?
   Амберт помотал головой, словно отгоняя наваждение.
   - Ну же, собирайте! Посмотрите, эти господа начали позже вас, и уже справились с заданием. Я понимаю, что это весьма трудная работа, далеко не каждый медикус может с ней справится.
   - Я справлюсь. Я... Я... Я не знаю...
   - Ну что ж. Плохо. Так в дипломе и запишем...
   Две брови. Для двух бровей это потрясающий результат. Обычно студиозус после такого отправляется на пересдачу. А потом еще на одну. А тут всего лишь запись в дипломе: "Знание костоправства плохое". Да, с такой записью вряд ли устроишься лекарем в стражу или войско, но для обычной практики или лекаря при богатом купце вполне хватит.
   Вечером по древней традиции медикусы отмечали день экзамена. Кто радовался успеху, кто заливал горе, но вино, пиво и наливка лились ручьями, хлеб, мясо и сыры поглощались корзинами, а о кашах и похлебках вообще умолчим. Кто-то уже дошел до стадии, когда душа желает спеть, кто-то целовался в углу с магичками.
   - Ой, посмотрите, кто крадется!
   И правда, Амберт крался. Мышью серой он старался прошмыгнуть мимо всех пятидесяти будущих лекарей (это не считая приглашенных).
   - Гы-гы-гы... Ха-ха-ха. Фи-фи.
   - А как хвастался! "Да я эти кувшины три раза на день складывал! Да из вас хотя бы пятеро такое смогли!" А сам?
   Амберт сгорбился и под улулюканье бросился к двери.
   - А я знаю, почему ведьмун наш кувшин не сложил!
   - Да ну? И почему же?
   - Потому, что он дурак!
   Студиозусы расхохотались.
   Амберт сжался еще больше и попытался незаметно проскользнуть в дверь.
   - Неудачник! Что ж вы хотели - ведьмун! Это ему не лосей на болоте лечить! Да каких лосей! Вы верите его байкам? Лося он за зиму выходил! Знаем мы, чем ведьмы по ночам занимаются! Ток что он старуху... того... Ой, мамочка! Фу! Маньяк! Извращенец! Жаба болотная!
   Амберт испуганной мышью царапался в дверь. Сейчас он был вовсе не гордым учеником ведьмы, при каждом удобном случае демонстрировавшем ПРЕЗРЕНИЕ ВЕДЬМ. Он был просто смешон. Наконец под свист и улюлюканье студиозусов он все-таки выскользнул в открывшийся проем.
   - Ведьмовский выкормыш... - процедили сквозь зубы в углу.
   - Эй, люди, не будьте так несправедливы к ведьмам.
   - Но эти...
   - Да ладно вам! Говорят, что его наставница жутко недовольна его поведением.
   - То есть? - удивились студиозусы. - Она откуда знает?
   - Это же Земляничная Берта! Она по уровню на мэтра тянет! И в наших краях болтают, что она бы давно приехала выпороть своего ведьмуна, да только руки не доходят.
   - Не, она сказала что-то типа: "Он теперь ваш, сами с ним и мучайтесь!"
   - Ага! А вы думаете, она его от хорошей жизни нам спровадила?! Достал, наверное, хуже инквизиторов!
   - Он явно еще и ее поучал, как колдовать надо!
   - Я бы его в жабу превратила на ее месте!
   - А я действительно знаю, почему он кувшин не сложил! - потер руки бородатый орк.
   - И почему?
   - Потому, что профессор взял битый кувшин без одного черепка, а в него три лишних положил! А этот олух не додумался! - засмеялся бородатый.
   Все замолчали.
   - Вы мне что, не верите? - возмутился орк. - Да я лично ему осколки приносил!
   - Так это же не честно, - задумчиво заметил кто-то в наступившей тишине.
   - Да я и сам понимаю, - поежился бородатый. - Да ладно, ребят, вы чего? Это же ведьмун! Так ему, лосепасу, и надо!
   - Тьфу ты, - плюнул авторитетный Орто. - То есть, я у него не выиграл? Значит, я не доказал, что я лучше него?
   - Конечно, лучший! - закричали девушки. - Ты самый-самый лучший!
   Пива было мало. Душа требовала развлечений. И компания лекарей рванула в Роллу. Там они разделились, и Эрхарт с другом пошли по набережной в один из кортовых трактирчиков, почти воровской притон, но с дешевой выпивкой и улыбчивыми красотками.
   - Помогите!
   - Слышишь?
   - Темные магистры, да помогите же!
   - В реке, - определил Эрхарт. - У моста!
   Сбрасывая на бегу обувь и одежду друзья прыгнули в воду. И выудили из реки полного студиозуса в рясе теологов и... Амберта с веревкой на шее.
   - Спасибо, - поблагодарил их теолог. - Если бы не вы, утонули бы.
   - На кой демон было в воду лезть?
   - Это вы у него спросите. Я по набережной шел, смотрю, этот дурик камень себе на шею привязал и солдатиком с моста сигает. Я за ним. У меня, слава Создателю, еще с молодых времен нож в сапоге. Я нож в зубы и за ним. Веревку перерезал, его за шкирки и вверх. Он сперва мне помогал, а потом отдышался немного, и топить начал. Пришлось ему между глаз заехать. Только я запыхался, а он, сволочь, тяжелый. Еще немного, потонули бы оба. Ну ладно, он самоубийцей стать решил, так я же еще помирать не собираюсь... - проворчал святоша. - Спасибо вам, парни.
   - Ага, - проворчал Эрхарт, пытаясь привести утопленника в сознание.
   Теолог немного подумал и представился:
   - Меня Томазо зовут.
   - Ага. Эрхарт.
   - Макс. А нож тебе зачем? - удивился второй студиозус, на секунду прервав искусственное дыхание.
   - Пробки из бутылок выковыривать! - отрезал теолог. - Я в Ролле учусь или где?
   - А...
   - На кой черт вы меня вытащили? - прохрипел Амберт и открыл глаза.
   - Будет жить, - вздохнул Макс.
   - Зачем? Зачем мне теперь жить?
   - Темные магистры, не морочь нам голову, - разозлился Томазо. - В ближайший час мы тебе все равно умереть не дадим.
   - Это еще почему?
   - Потому, что мы тебя спасли, и за спасение хотим получить от тебя выпивку.
   - И после этого вы от меня отцепитесь?
   - Если будет на то воля Божья, оле...
   - Темные магистры! Провалитесь вы...
   - Вот напоишь нас, а там и провалимся.
   В очаге горел веселый огонь. На столе стояло вино и миски с похлебкой. Поскольку у утопленника денег с собой не оказалось, заплатил Томазо. Уточнив, что топиться без денег - плохой тон. Амберт залпом осушил свой кубок, потом неожиданно с волчьим аппетитом съел горячую луковую похлебку.
   - Зачем вы меня спасли?
   - Вот нахал, - возмутился Томазо. - Не мог раньше этого сказать. А то поел на халяву и претензии предъявляет.
   - А я не просил кормить меня! И спасать не просил! - крикнул Амберт.
   - А я не просил толкать мою душу в ад! - кулак Томазо треснул по столу так, что подпрыгнули миски.
   - Какую душу?! Че ты мелешь?!
   - Мою, башка твоя дубовая!
   - И как же я ее в ад толкал?
   - Тем, что ты при мне топиться вздумал! То есть я как бы тоже становлюсь виноватым в твоей смерти!
   - Не фиг шляться по ночам где попало!
   - А может мне выпить приспичило?
   - И это пастырь!
   - И это лекарь!
   Амберт застыл.
   - Я. Больше. Не могу. Быть. Лекарем.
   - Это еще почему?
   - Потому, что я провалил экзамен. Я, Амберт Ловец, провалил экзамен. Кто я после этого? Никто. Лечить - это все, что я умею. Это то, ради чего я живу.
   - И что?
   - И то, что я должен быть лучшим! Лучшим! По крайней мере, равным! В меня не должны тыкать пальцем, называя недоучкой! - со злостью выкрикнул Амберт.
   - И что? - пожал плечами святоша. - Что тебе мешает быть лучшим?
   - То, что я при всех не смог сделать того, чем гордился. То, что я опозорился перед всеми.
   Томазо опять пожал плечами, а Амберт прокричал ему в лицо:
   - Понятно? Теперь понятно, почему хотел умереть?
   - Нет. Не понятно.
   Амберт набрал полные легкие воздуха и медленно, с расстановкой, процедил сквозь зубы.
   - Я больше не могу быть лекарем.
   - Тогда стань кем-нибудь другим, - удивился Томазо.
   - Кем? Магом боевым? - невесело улыбнулся Амберт.
   - Почему сразу магом?
   - А кем еще? Только у меня всей Силы капли... Я выше ученика никогда не поднимусь... - горько вздохнул Амберт.
   - А если воином? Воину нужны медицинские знания.
   - Ты что, сдурел, святоша? Я хочу быть лекарем! Я хочу сохранять жизнь, а не отнимать ее!
   - Тогда иди к нам.
   - К кому это, к вам?
   - К теологам.
   - К теологом, говоришь... - Амберт задумчиво посмотрел в потолок.
   И засмеялся.
   Вернее, заржал.
   Такой истерики у человека я никогда не видел. Амберт ржал как целая конюшня. По щекам его текли слезы.
   - Не вижу ничего смешного, - святоша был вежлив, как старая монашка, которая по недомыслию попыталась войти в мужскую баню.
   - Как так - ничего смешного? Ой, умираю! И это вы меня из реки вытаскивали? Чтоб я со смеху помер? Ой, не могу! Я - к теологам! Ой, рассмешил!
   Томазо вежливо улыбался
   - А почему нет?
   Отсмеявшийся Амберт очумело уставился на Томазо:
   - У тебя совсем двери сорвало? Я маг.
   - Среди святых хватало магов.
   - Я ученик ведьмы.
   - Среди святых была ведьма Нимета.
   - Я - ученик ведьмы. Ты слышишь - ученик. Не ученица.
   - Среди святых хватало извращенцев, и даже огр и пара монстров затесались.
   - Я... Блин, при чем тут святые? Я же не святой!
   - Тем более. Значит, должен следовать по пути, намеченном святыми, дабы достичь рая.
   - Ты что? Дверь сорвало от выпивки? - Амберт помотал ладонью у виска. - Какой в предвечную тьму путь святых? Я ученик ведьмы!
   - И что?
   - Как - что? Какая к темным магистрам теология, если я десять лет у ведьмы прожил?
   - Ты там демонов призывал?
   - Нафиг мне демоны! Меня она учила лечить! Лечить!
   - Тогда тебе не в чем каяться. Хватит обычной исповеди.
   Амберт подозрительно посмотрел на Томазо:
   - Ты так говоришь, вроде все уже за меня решил.
   - Вот еще, - обиделся Томазо. - Сам решай. Я всего лишь предлагаю один из путей, по которому ты можешь пойти.
   - Да не могу я по нему пойти!
   - Почему?
   - Я лекарь. И я хочу быть лекарем.
   Томазо пожал плечами:
   - Тогда иди в полковые священники. Там умение лечить ценится ничуть не меньше, чем умение утешать.
   - У меня двойка по костоправству!
   - Для священника весьма ценное обстоятельство.
   - Да меня полковые лекари заклюют!
   - Если ты позволишь. Вот только большинство из них хирургию на поле боя изучали, а не в университетах. И читать по большей части не умеют. Да и после боя любой, умеющий тела лечить, вес имеет. А уж полковой священник, который еще и раны штопает, идет на вес золота. Такой и тело вылечит, и отпоет, если что.
   - Спасибо! У меня еще никто не умирал! Я всех лечить могу!
   - Так лечи! Лекарские умения всем нужны. Морякам, военным, монахам бродячим. У нас многие монастыри травы выращивают для аптек. Лучший лекарь среди монахов - это звучит.
   - Блин горелый! Заладил как скворец ученый: монахи, монахи, монахи!
   - Я теолог, вот и говорю о том, что лучше всех знаю. Или ты в Первопророка не веришь?
   - Я сейчас в глаз дам! - разозлился Амберт.
   - Это хорошо.
   - Что - хорошо?
   - Что злишься. Это значит, что ты уже не хочешь умирать.
  
   Ага. Так и было, подумал магистр. А то он уже грешным делом начал подозревать в себе великого оратора. Убедил девушку. В предвечную тьму такие подозрения. Размечтался. Вот где ты умных слов нахватался. Сорок с... с лишним, в общем, лет назад, у юнца, который хлестал вино так, как ты сейчас пиво. Офигеть. И после этого Томазо злится, когда о его святости заикаются? Ага, ага. Как же.
   А с другой стороны, какой из него святой? Мертвых не воскрешал... почти. Демонов высшего уровня не изгонял. Тоже почти. Суккубы его не соблазняли. Во всяком случае, ему, Эрхарту, об этом ничего не известно. Хищных зверей не увещевал, змеям зубы не заговаривал, огров не усмирял. Так что имеет полное право отмахиваться от подобных заявлений, посылая почитателей в такие места, о которых святые даже помыслить не могут. Плотское из него выпирает... временами. Взять того же Амберта.
  
   - Помнишь Амберта?
   - Помню, - вздохнул я.
   - А ведь тогда я поступил не совсем честно...
   - То есть?
   - То есть... То есть, я не только помогал ему, но и себе. Я тогда со старшекурсниками поспорил, что за неделю смогу переманить на наш факультет хотя бы одного студиозуса...
   - Ваше преосвященство!
   - Ага.
   - Томазо, ты подлец!
   - Трижды. Потому что...
   - Что?!
   - Что Амберт был третьим. Я еще двоих проповедями убедил, что их место за кафедрой проповедника.
   - Тьфу ты...
   - Вот именно.
   Я глотнул пива:
   - На что хоть спорили?
   - На "Молитвослов".
   - Редкостный, рукописный, который святая Хельга под подушку прятала?
   - На то, что проигравший вызубрит лишнюю сотню молитв.
   Мы снова выпили.
   - А ведь он тогда со всей яростью неофита ринулся в теологию.
   - Он не мог быть последним, - согласился Томазо. - Это же Амберт. Если он решил стать монахом-лекарем, он должен был стать лучшим. Впрочем, за те годы, что он у нас учился, он систематизировал множество монастырских знаний о лекарственных растениях и о приемах хирургии...
  
   Эрхарт внимательно посмотрел на Лию.
   - Ты просто так сдашься? Даже крысеныш, загнанный в угол, сопротивляется до последнего. А ты ведьма. Ведьма.
   - Вот именно! Я ведьма! Наконец Вы это заметили!
   - Ага. Я помню. Традиции ведьм. Расскажи о них тем, кто слышал о Земляничной Берте. Традиции... Точнее, даже не так. Земляничная Берта всю жизнь соблюдала главную традицию ведьм. Она творила то, что хотела. Вот так.
   Эрхарт еще раз вздохнул и посмотрел на пустой кувшин.
   - Лия, я знаю, что это крайне невежливо, но могу я тебя попросить сбегать за пивом? На худой конец мальчишку какого пошли соседского...
   - Конечно, господин Эрхарт...
   Делать то, что хочешь. Что хочешь. А чего ты хочешь?
   - Господин Эрхарт... Я не могу. Вот так, сразу - не могу. Я росла ведьмой. Я училась. Я помогала матушке Элиит.
   Дом. Люди, за эти несколько дней ставшие неожиданно близкими, своими. И честь ведьм. Честь ведьм, ради которой матушка Элиит шла на костер.
   Честь ведьм. Возможность творить то, чего хочешь.
   - Хорошо, - неожиданно легко согласился маг. - Я не предлагаю тебе решать сейчас. У нас еще есть время. Давай проведаем могилку Элиит. Там и решишь, как быть...
   - Могилку? Когда? - удивилась Лия.
   - Ну, не прямо сейчас. Нам надо выспаться. Это раз. Нам надо купить продуктов, чтобы не останавливаться в придорожных тавернах. Нам надо решить все свои дела. На мне висят пациенты, а ты еще не закончила дела в церкви святого Канакона.
   И, пожалуйста, сходи за пивом, а?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"