Муха Дмитрий Сергеевич: другие произведения.

Убить дракона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  УБИТЬ ДРАКОНА
  (примерно пятьдесят лет назад)
  
  Если ты крутой - то полный вперд,
  В руки флаг и в справку печать.
  Олег Медведев. "Корабельны кот".
  
  Дракон нагло лежал на вершине холма, положив морду на переднюю лапу. Второй лапой он лениво качал по земле бычий череп. Изредка дракон зевал, обнажая превосходный набор драконьих клыков, резцов и прочих зубов, за которые многие алхимики готовы были платить полновесной монетой.
  - Эй, подлый ящер! - донеслось до дракона от петлявшей у подножья холма тропки.
  Дракон нехотя скосил взгляд.
  У подножья холма стоял рыцарь.
  Все как положено. Наколенники, латы, шлем. В правой руке щит, в левой топор. Шлем показался дракону смутно знакомым, но, как уже упоминалось, дракон грелся на солнце и утруждать себя воспоминаниями не желал.
  Поскольку метательного оружия у рыцаря не обнаружилось, дракон зевнул и щелкнул по черепу. Череп отлетел на полшага.
  - Подлый ящер, я, паладин Виварий аль Гольдмейер, именем Господа нашего вызываю тебя на честный поединок!
  Дракон нахмурился:
  - Слушай, паладин, а ты не можешь завтра зайти?
  - Что?! - отшатнулся рыцарь.
  - Я тут только что пообедал, - дракон погладил свое горло, - и солнечные ванны принимаю. Они, говорят, для здоровья вообще, и пищеварения в частности, весьма даже полезны.
  От подобных речей паладин онемел. А дракон зажмурился и поковырял когтем в зубах.
  - Ты... Ты... Ты... Ты не имеешь права так со мной обращаться! Я - паладин, воин Святого Престола, защитник обиженных и униженных!
  Дракон открыл глаза:
  - Ну и что? А я дракон. И зовут меня Регул. Заметь, я не каждому встречному проходимцу представляюсь.
  - А я не проходимец! Я тот, кто пришел тебя убить!
  - Да иди ты... - беззлобно отмахнулся дракон и передвинул череп поближе.
  - Эй... Эй, дракон... Как там тебя, Регул? - прокричал снизу рыцарь.
  - У меня неприемный день. Прием по личным вопросам завтра до полудня у графского секретаря.
  - Ты надо мной издеваешься! - понял паладин. - Ты что, не понял? Я вызываю тебя на честный бой!
  - Ну и что? - не понял дракон.
  - Как что?! Значит, ты должен со мной сразиться!
  Дракон поднял глаза вверх, посмотрел в небо и пробормотал:
  - Ну почему в такой чудесный день мне попался этот упрямый осел?
  - Должен! - продолжал кричать паладин. - Ты понимаешь? Должен!
  - Прощаю, - зевнул дракон.
  - Что - прощаешь? - не понял аль Гольдмейер.
  - Долг прощаю, - объяснил дракон. - Как говорил Первопророк, долги следует прощать. Вот я тебе долг и прощаю. Теперь я тебе ничего не должен. Все, теперь иди домой, проспись, а завтра поговорим.
  - Я трезв! И я хочу с тобой сразиться! - крикнул паладин.
  - А я не хочу! - отрезал Регул. - На кой черт ты вообще ко мне привязался?
  - Потому, что ты - нечистый ящер!
  Дракон с шумом втянул в себя воздух:
  - Это кто тут нечистый? От самого потом прет так, что мне даже здесь глаза режет!
  - Это потому, что сейчас жарко, а я в доспехах, - объяснил паладин. - Но это к делу не относится.
  - Это почему не относится? - полюбопытствывал дракон. - Может, мне противно драться с немытым паладином? Это противоречит моим эстетическим концепциям, сути моего внутреннего Я и моему мировоззрению.
  - Трам-парам-парам-парам к темным магистрам! - ругнулся рыцарь. - Ты со мной драться будешь или нет?
  - Он мне надо? - не понял дракон. - С каждым паладином драться - так и на солнышке не погреешься. Мы, драконы, между прочим, существа частично холоднокровные. Почитай соответствующую литературу.
  - Зачем? - спросил рыцарь.
  - То есть как - зачем? - удивился дракон. - Для общего образования и лучшего исполнения своих рыцарских обязанностей. Паладины должны знать наиболее уязвимые места врагов своих. Если хочешь - могу рассказать. У дракона есть две с половиной кровеносных системы. Одна - обыкновенная, по ней течет кровь. Теплая. По вторым сосудам течет хемос - черная жидкость, перенасыщенная магией, называемая также кровью дракона. Третья система, вернее, вторая с половиной - переходная от крови к хемосу, в ней кровь холодная. Именно поэтому драконы в ваших краях зимой ослабевают, а еще севернее даже впадают в спячку. Учись, деревня!
  - Я не деревня! - обиделся паладин. - Гольдмейер - это замок у горняцких выработок!
  - А я в Драконьих Горах родился, - похвастался Регул. - Это в Треге, далеко отсюда.
  - Подлый ящер, я, паладин Виварий аль Гольдмейер, именем Господа нашего вызываю тебя на честный поединок! - захлопнул забрало рыцарь.
  - Повторяешься, - проворчал дракон. - Слушай, а у тебя допуск к драконоборчеству есть?
  - Какой еще допуск? - забрало открылось и паладин недоверчиво уставился на нехорошего дракона. - Я паладин, и моя задача - защищать страждущих, сирых и убогих!
  - Вот и защищай, - разозлился дракон. - Иди, ищ-щ-щ-щи и за-щ-щ-щ-щищ-щ-щ-щай!
  - Вот я и защищаю! - отрезал Виварий. - И, для защиты страждущих, я вызываю тебя, подлый ящер, на честный поединок до смерти одного из нас! Конкретно, тебя!
  Дракон сел.
  - Слушай, воитель, а ты не много на себя берешь?
  - Нет, конечно! Я же воин Святого Престола! Рыцарь Света Истинной Веры, защитник обиженных...
  - ...И униженных! - вздохнул дракон. - Особенно, на голову. Слушай, вояка, а как ты себе представляешь этот самый честный поединок?
  - Я подойду и смахну тебе голову моим хреном!
  - Чем?! - отшатнулся дракон. - Грязный извращенец! Как только таких в паладины берут?! Маньяк озабоченный!!!
  - Хрен - это мой топорик, - пояснил аль Гольдмейер, поглаживая свою секиру. Размером топорик скорее напоминал бердыш.
  - Тьфу ты! - плюнул огнем дракон. Бычья черепушка треснула от жара. - И какой хрен тебе твою хреновину Хреном обозвал?
  - Не обозвал, а назвал! Я сам! - гордо признался рыцарь.
  Дракон задумчиво почесал когтем затылок.
  - Ага. Сам. Конечно. И так, на чем мы остановились?
  - Я подойду и смахну тебе голову моим Хреном, - послушно повторил паладин.
  - И это все? Весь план? Вот так просто - подойдешь и смахнешь? - не поверил дракон.
  - Ага, - чистосердечно признался рыцарь. - Хреном.
  - Охренеть, - прошептал Регул. - А ничего, что я - дракон?
  - Грязный ящер, - подтвердил рыцарь аль Гольдмейер, опуская забрало.
  - Огнедышащий крылатый ящер с большими и очень острыми когтями и зубами, - уточнил дракон. - В очень крепкой броне, между прочим.
   - "Аз дракон есмь тварь погана, злобна и похабна, по небесам летавши, полымъямъ харька да коров жрамши"! - заявил рыцарь.
  - Чего? - протер глаза Регул.
  - "Аз дракон есмь..." Это из "Героических похождений Воинов Света ла Марка и аль Капонны и борьбе их с нечистью, дабы спасти Прекрасную Принцессу из ее несчастного Заточения"!
  - Чего? - очумело повторил дракон.
  - Книжка такая есть. Написал бард аль Дидас, обработав героические саги о похождениях паладинов, - пояснил аль Гольдмейер. - Я в детстве читал.
  - Ага. Беллетристика, - понял полухладнокровный ящер.
  - Подлый ящер, я, паладин Виварий аль Гольдмейер, именем Господа нашего вызываю тебя на честный поединок! - рыцарь в который раз захлопнул забрало.
  - Господи, ну за что мне такое наказание? - спросил дракон у небес. Небеса промолчали. Очевидно, они и сами не знали.
  - Оле! - рыцарь вновь распахнул забрало. - Правильно, что ты молитву читаешь! Благочестие, оно даже для дракона полезно.
  - Да драконы - любимые создания Божьи! - обиделся дракон.
  - Это еще почему? - удивился рыцарь.
  - Да потому, что они - перворожденные! - наставительно пояснил Регул.
  - Еще чего! Все знают, что перворожденные - это эльфы!
  - Да ну! Драконы раньше остроухих появились! Мне папа в детстве так перед сном рассказывал! - похвалился дракон.
  - Значит, драконы - это всего лишь пробная версия последующих творений Господа Нашего! - не сдался рыцарь.
  - Подожди, ты не путай Творца и Мастера! Творец чего хотел, то и творил, Ему образцов для подражания не надо, святоша хренов! В смысле, с Хреном в руке!
  - И этим самым Хреном я тебе сейчас голову снесу! - рыцарь захлопнул забрало, потом опять его открыл. - А если каждое творенье Божье самодостаточно, то нельзя сказать, какое из творений более любимое!
  - Э... - крыть дракону было не чем. В теологический спор он вступал очень редко. По известным причинам. Мало кто решится проповедовать твари поганой, злобной и похабной, по небесам летавши, полымъямъ харька да коров жрамши. Тем более, если дракон время от времени в церкви показывается и молиться не забывает. Для этого нужен или святой, или дурак. На худой конец - просто паладин.
  - Ну, враг мой, раз уж ты помолился, то я готов тебя охренить. В смысле, снести Хреном твою голову!
  - Ты до меня еще доберись! - ухмыльнулся дракон. - Мы, драконы, способны плеваться тридцатью видами огня! Если захочешь, могу расплавить твою броню. Или запечь тебя внутри. Ты что выбираешь, защитничек униженных?
  - Ха! У меня, между прочим, Шлем Халеба Драконоборца! Он огнеупорный и зачарован от драконьего огня.
  - Шлем. Точно. А я думаю, откуда я его знаю. У Элиз Найкс покупал?
  - А что? - подозрительно спросил рыцарь. - Продавщица сказала, что за последние пять лет его использовали против дракона восемь раз.
  - Использовали, - вздохнул Регул. - И все восемь раз - против меня.
  Рыцарь почесал древком своей алебарды макушку шлема:
  - Он что, не огнеупорный?
  - Нет, как раз он - огнеупорный. Драконоустойчивый. Как видишь, я его восемь раз огнем жег, а он как новенький. Мне остается только пепел из него вытрусить да продать Элиз.
  - Не верю!
  - Зря. Я тоже сперва не поверил. Первых три раза рыжая сама приходила за трофеем, плакалась, что я ее кормильца и поильца на тот свет отправил. Мужа, брата и еще кого-то. Я ей в первый раз даже компенсацию заплатил. А потом понял, в чем тут дело, и теперь горшок этот только за деньги возвращаю. Она тебе его за сколько продала?
  - Три аурея, - честно признался рыцарь.
  - Продешевил, - вздохнул дракон. - Я ей всего лишь за три золотых арга продаю. Надо будет не меньше пяти просить.
  - Ты его сначала назад получи, - разозлился паладин. - Он будет моим имуществом распоряжаться! Дерись со мной лучше!
  - Зачем? Ты мне ничего плохого не сделал.
  - Зато ты много горя принес людям!
  - Я? Это когда?
  - Коров воруешь...
  - Не было!
  - Девиц в кусты таскаешь...
  - Сами ко мне лезут, еле отбиваюсь!
  - Монастыри разрушаешь... - продолжил список драконьих преступлений рыцарь.
  - Что-то не помню такого...
  - Графа до икоты напугал!
  - Какого такого графа?
  - Местного! - уточнил рыцарь.
  - А давай мы к нему смотаемся и спросим, когда это я его напугал!
  - Запугать хочешь?! Не позволю, подлый ящер!
  - Запугаешь их. Да меня даже графский сын, старший, не боится! Он на мне дважды летал!
  - Похищение детей графских на тебе висит, - резюмировал рыцарь.
  - Совсем недолго, и над самой землей, - улыбнулся дракон
  - Вот тогда граф и испугался! - догадался рыцарь.
  - Да он сам меня попросил! Я, говорит, понимаю, что ты королевский служащий, но...
  - Несчастный граф! Ты его еще и молить тебя о пощаде заставлял? Подлый грязный жуткий ящер! Как только такие могут быть... Подожди, ты сказал, что ты - королевский служащий?
  Дракон тяжко вздохнул:
  - Королевский шериф графства Навидадез и Рол и третье боевое крыло королевской драконации Жевурза.
  Рыцарь задумался, потом выдавил с сомнением:
  - Врешь ты все!
  - Да иди ты... к графскому секретарю. Он тебе все документы покажет. Регул, дракон бронзового колера с бронзовыми же крыльями, черными рогами, гребнем и красными когтями, является королевским служащим. Иди, посмотри, а я здесь подожду. На солнышке полежу, погреюсь.
  - А ты не обманешь?
  - На кой... хрен мне тебя обманывать? - удивился дракон. - С тебя и правды вполне даже хватит.
  - Подожди, а как же кражи скота?
  - Какие кражи скота? Я ж на довольствии. Мне пару коров в неделю приводят. И платят по пять ауреев в месяц.
  - Пять ауреев? - задумался рыцарь. - Это сколько в сансталерах будет?
  - В которых? В святоземельских, южных или островных? - переспросил дракон.
  - В любых, - уточнил рыцарь. - Я же должен знать, сколько драконы получают.
  - Пять ауреев они получают, - отрезал Регул. - На кой тебе знать? Завидовать, что ты не дракон?
  - Знать, сколько золота пойдет на добрые дела, если государство потеряет одно крыло драконации, - съязвил рыцарь из замка у горняцких выработок. - Этого вполне хватит на небольшой приют при монастыре для убогих и страждущих.
  - Размечтался! - дракон улыбнулся всеми своими клыками, резцами и прочими алхимическими достопримечательностями. - Хрен твоему монастырю, а не пять ауреев! Эти деньги скорее казначей украдет, чем они на приют для нищих да убогих пойдут! Потому как от драконации государству только конкретная польза в виде защиты и обороны, а от убогих и нищих только преступления да растраты на наказания!
  - Глупости, - разозлился паладин. - От нищих и убогих государству только прибыль, ибо душа правителя, о людях заботящегося, в Рай попадет! А если правитель о подданных своих думает, то он пользу государству приносит, земля такая процветает и богатеет! Так что государство, сэкономив пять ауреев в месяц на драконьей силе оружной, приобретет втройне! Может, оно корабль построит со странами заморскими торговать!
  - А кто его защищать будет, пока он в торговлю ринется? - полюбопытствовал дракон.
  - Как это кто? - удивился воин Истины. - Мы, паладины!
  - Кто?! - от смеха драконьего, казалось, холм разрушится. - Ты, вон, пришел народ от подлого дракона защищать, а не спросил, сколько этот дракон нечисти за десять лет уничтожил!
  - Бывает, - миролюбиво согласился рыцарь, снимая с себя драконоустойчивый шлем. - Все ошибаются.
  - Бывает, - проворчал дракон. - Бывает со всеми, но не у всех проходит! С чего ты вообще взял, что я опасен для общества?
  - Ну... - рыцарь задумался. Смотреть на думающего рыцаря дракону было слегка непривычно. Ящер весьма скептически относился к способности сословия меча думать. Согласно его теории, для успешного функционирования рыцаря как боевой единицы вполне хватало трех рефлексов - хватательного, полового и мечемахательно-копьетыкательного. Ну, в данном случае, скорее, простите за пошлость, хренотыкательно-хреномахательного.
  Рыцарь с непривычки додумался довольно быстро.
  - А мне сказал королевский шериф.
  - Кто? - дракон очень удивился. - Какой еще шериф?
  - Королевский шериф графства Навидадез и Рол.
  - Это Я - КОРОЛЕВСКИЙ ШЕРИФ! - пыхнул огнем дракон. - Если каждый проходимец... Или пролетамец?
  - Кто? - не понял паладин.
  - Я надеюсь, он хоть в драконьей сущности тебе не показывался?
  - То есть здесь есть еще один дракон, - догадался рыцарь.
  - Вот и я хочу это знать! - Регул хлестал хвостом по несчастному холму. Травяной покров в радиусе его хвоста очень быстро исчез. - Все знают, что шериф - это дракон. Потому меня боятся и уважают. И, если какой-то дракон...
  - А я его в драконьем обличье не видел, - огрызнулся аль Гольдмейер. - Я ж не знал, что в вашей земле все такие чокнутые, что драконов шерифами делают. Обыкновенный орк, на пол-лица шрам от ножа, на левой руке мизинца не хватает... Эй, ты чего?
  Дракон в истерике катался по холму, хохоча во всю драконю глотку. Он так самозабвенно предавался смеху, что, будь у рыцаря желание заняться драконоборчеством, дракон не прожил бы и минуты. Он подставлял под удар секиры все свои уязвимые места.
  Разумеется, паладин очень даже обиделся.
  - Здесь нет ничего смешного!
  - Очень даже есть, га-га-га! Ты, башка огнеупорная, ты, хи-хи-хи, ты хоть знаешь, кто это, хо-хо-хо, кто это был?
  Рыцарь молчал. Он уже понял, что опять прокололся, и еще раз выставлять себя, Воина Господа, дурнем жутко не хотел.
  Дракон отсмеялся, уселся на то, что еще час назад было уютной зеленой вершиной холма, а сейчас напоминало изъезженную во всех направлениях дорогу.
  - А это господин Падл Котекс, дезертир, мародер и главарь разбойничьей шайки. Я за ним уже третий год гоняюсь. Достал хуже хрена! - дракон скосил взгляд на убоище в руках паладина.
  - У него на лбу не написано. Он подошел ко мне возле графского замка...
  - Ой, держите меня! Ха-ха-ха!
  Дракон опять свернулся пополам и затрясся в истерике.
  - Возле графского замка? Там же его портреты на каждом шагу висят! С огромной надписью: "Доставить живым или мертвым, лучше мертвым!"
  - А у меня обет такой, не читать афиши! Не читать афиши, не пить вина, ужинать тремя луковицами и тремя зубцами чеснока с водой! А еще - не пить сливок, не есть свинины и телятины, не торговать тканями и...
  Обетов у аль Гольдмейера оказалось, как у собаки блох. На все случаи жизни. Даже умереть по-человечески паладин не мог, только в бою с нечистой силой и подлыми еретиками. Дракон при всем своем желании не мог представить, как существо, связанное с подобным количеством ограничений, вообще способно существовать. Ладно, говорят, в Треге у темнокожих хумансов и гоблинов, их царьки имеют столько же запретов. Но на то они и правители пополам со жрецами, чтобы их рабы обслуживали. Но воин, которому нельзя обнажать меч против врагов своих... Хотя, меча-то у него как раз и нет. У него Хрен.
  В конце концов, Регул устал выслушивать перечень обетов:
  - Слушай, дорогой ты мой спаситель человечества, а почему бы тебе не помочь мне избавить графство от этого ворюги?
  - Не могу. Обет у меня. Выполнять договоры обязан. А по договору я должен или вернуться с победой над драконом или не вернуться вообще.
  - Всего-то? - улыбнулся дракон.
  - Я не собираюсь врать. У меня обет.
  - А зачем врать, если можно сказать правду? Просто победи меня.
  - Я не буду драться со слугами закона. У меня обет.
  - А кто тебя просит со мной драться? - удивился дракон.
  - А как же я иначе смогу тебя победить?
  - Побеждать можно по-разному... Ты на драконах летать не боишься? Или у тебя тоже есть обет?
  - Не боюсь. Я служил в "Особом Десантном Святом Полку Архангела Активиила".
  Дракон нахмурился. Он никогда о таком не слышал.
  - Десять боевых вайвернов, двадцать трехместных ковров-самолетов.
  Дракон с трудом представлял, как полные магии ковры-самолеты выдерживают пару святых, обвешанных артефактами и мощами как новогоднее дерево. Но паладин не врет, так как обет у него. Велики секреты Святого Престола.
  - А в логово ко мне слетать не боишься?
  - Зачем?
  - Затем. Силами померяться.
  - Да я рыцарь храма Господня! Да я ничего не боюсь! - расхрабрился паладин.
  Дракон плотоядно ухмыльнулся.
  - Тогда лезь на спину. Только хрен свой убери подальше... хреноносец, блин...
  Рыцарь кое-как взгромоздился на дракона. Какое-то представление о том, как сидеть на драконе, он имел. Подсмотрел, видно. Но сам на драконах или вайвернах не летал. А то бы знал, что садиться нужно немного дальше, и пригибаться чуть ниже. Аэродинамика, понимаешь ли. Ну да ладно, подумал дракон, что ж с него, корявого, взять? "Рыцарь есмь существо воинственное во имя сеньора и веры, преданное во имя воинственности и не рассуждающее во имя преданности и куртуазности". Это не беллетристика, это "Наставления Истинного Рыцаря Каким Он Быть Должен, составленные Девятым Гроссмейстером Ордена Купели Теодорихом Бранденбухеном". Еще тридцать лет назад эту книгу должен был прочитать любой уважающий себя оруженосец, если он ночами мечтал о посвящении в рыцари, а не о фрейлинах своего сеньора. Впрочем, о том, как правильно и весьма куртуазно обращаться с фрейлинами, там тоже говорилось. И весьма неплохо. Но паладины, как видно, только беллетристикой увлекались.
  Дракон тяжко вздохнул, пошевелил крыльями и взлетел. Прошелся над полем, поднялся повыше. Он, конечно, неуязвимый ящер, но от отравленной стрелы никто не застрахован. И уж тем более, королевский шериф, который со скуки решил повывести самых заядлых преступников графства. Так что летать надо повыше. Может, кто-то назовет это отсутствием гордости, но Регул считал это присутствием здравого смысла.
  Своим логовом дракон гордился. Это была пещера в практически отвесной скале. Снизу примерно на пятьдесят человеческих ростов гладкая скала. Гладкая, потому, что Регулу было не лень почти три месяца дышать на нее огнем, делая гладкой, как стекло. И раз в месяц он подправлял скалу, сглаживая то, что разрушили ветер, вода и растения. Сверху вход в пещеру прикрывал каменный козырек. Добраться на вершину скалы стараниями дракона мог только полноценный отряд нехилых героев (пара магов, лекарей, клирик, вор и несколько воинов) ценой гибели не меньше десяти человек. Но осторожность не помешает, и перед тем, как залететь, Регул сделал над скалой пару кругов. Ничего подозрительного, только орлица поглубже улеглась на кладку в огромном гнезде на единственном дереве. Дракон усмехнулся, так высоко живут только сильнейшие - орлы и драконы. Орлов он уважал. Это ж не паладины, у которых в голове мозгов как у курицы. Только чтоб под себя не гадили да обеты блюли.
  Дракон снизил скорость и сел на площадку под каменным козырьком. Дальше виднелся черный зов пещеры. Над пещерой краснела надпись. Подновить бы, подумал дракон.
  - Слезай, драконоборец, прилетели. Добро пожаловать в драконье логово.
  Аль Гольдмейер неуклюже слез с драконьей спины, проверил наличие щита и алебарды, почесал латы в районе поясницы и подошел к пещере. В его движениях угадывались настороженность и любопытство. Рыцарь тихонько обошел взлетную площадку и остановился перед входом, задрав шлем вверх.
  Дракон замер. Он привык классифицировать посетителей по реакции на надпись над входом.
  - "Добро пожаловать"?! - прочитал надпись рыцарь аль Гольдмейер. На дракона уставилась пара ошарашенных глаз.
  - А ты что ожидал увидеть? - усмехнулся Регул. - "Оставь надежду всяк сюда входящий"? Так сюда нельзя войти. Только влезть или допрыгнуть. А "Оставь надежду всяк сюда заползший" уже не звучит. Пошли внутрь. Или испугался?
  - Ну, ты ж не испугался меня сюда тащить? - ухмыльнулся успевший снять шлем рыцарь.
  - А чего мне бояться? - притворно удивился Регул. - Если ты меня убъешь, то сам умрешь голодной смертью. Отсюда без крыльев не спустишься.
  Дракон не уточнил, что умирать голодной смертью придется долго. В одном из тупичков пещеры дракон запас пару дюжин копченых воловьих туш, несколько бочек вина и пива, огромные головки сыра и мешки с крупами. Правда, принцесс не было. Ну да зачем храмовнику принцессы, у него ж обет, с женщинами никаких отношений, переходящих за грани дозволенного. Бедняга.
  - Я думал, что тут хоть живность какая шныряет, - подозрительно огляделся рыцарь.
  - Еще как шныряет, - успокоил его дракон. - У порога ласточки гнездо слепили. А в дальне пещере паук живет.
  - И все? - не поверил рыцарь.
  - А ты что ожидал увидеть? - удивился дракон.
  Рыцарь погладил лезвие Хрена:
  - Сторожевого тигра. Стаю гиен. Химеру на цепи у порога.
  - Их кормить надо, а меня днями дома нет. Впрочем, волки недалеко крутятся. Я их прикормил.
  - Костями тварей бессловесных? - спросил рыцарь.
  - Весьма даже словесных, - ухмыльнулся дракон.
  - А разве мычанье коровье является речью?
  - А кто о коровах говорит? - вздохнул дракон. - Я все-таки королевский шериф. Да еще и дракон, у которого, как известно, полная пещера золота и изумрудов. Ко мне все время всякие отморозки лезут. Пытаются. Так что волки у меня прикормленные.
  Рыцарь смотрел на драконью морду, пытаясь понять, правду ли сказал дракон. Так и не понял. Что с этих ящеров возьмешь, гадов чешуйчатых! "Грех говоришь, - шепнула недремлющая совесть, - у тритонов выражение морды жабьей еще непроницаемей! Не ропщи, Творец знал, какими драконов создавать! У врагов человеческих и тварей злобных и должна быть такая морда! Непроницаемая!"
  - Да ты заходи, милок, не бойся. Заодно и силами померяемся.
  Рыцарь храбро всей пятерней нарисовал у себя на груди святую звезду и под упокойную молитву шагнул вперед.
  - А как меряться будем?
  - Узнаешь.
  Паладин вздрогнул. Голос был другим. Не драконьим.
  Рыцарь медленно обернулся, выставив вперед топорик.
  Дракона не было.
  - Эй, я здесь. Эй! ЭЙ, чтоб тебе мара приснилась, Я ЗДЕСЬ!
  - А? Гм.
  Перед рыцарем стоял голый хуманс.
  - Ты кто?
  - Я? Я - дракон.
  - А где дракон?
  - Я - ДРАКОН! Ты меня понял? Он - это Я! Я - это ОН!
  - Проклятое матерью нашей Святой Церковью Ожидающей богомерзкое изменение тела! Пресвятой Эарандел Первопророк, не оставь меня в молитвах своих!
  Хуманс плюнул. Рыцарь снова раздражал. Да, драконы могут менять свое обличье. И только драконы способны на это до конца. А то, что люди называют "истинным оборотнем", всего лишь второсортная имитация драконьих способностей.
  - Заходи, святоша. Располагайся, чувствуй себя как дома. А я пока схожу оденусь.
  Когда дракон в человеческом обличье вернулся в зал, очаг уже горел. Возле очага сидел рыцарь, пристраивая на решетку свои сапоги.
  - Гм.
  Рыцарь обернулся и слегка смутился.
  - Я тут это... Сапоги сушу. Мне ж сказано - как дома.
  - Хвала Творцу! А то вдруг ты решил, что я тебя голодом морить собрался. Только я жареных сапог не ем. Уж больно они смрадны.
  - Не смрадны, ибо не могут быть смрадными рыцари Святой Церкви Ожидающей! Могут только пахнуть и благоухать.
  - А все, что не является благоуханием, есть запах, - вздохнул дракон. - Наставления Теодориха Бранденбухена, глава о гламуре и куртуазности во время войны.
  - Издание Халепской типографии от 2365 года, страница 280, - уточнил рыцарь.
  От удивления дракон чуть не прикусил язык. Это ж надо, паладин - и вдруг такую умную речь выдал.
  - Ладно, воитель, подсаживайся за стол, буду тебя угощать. Ты мой гость, а гостей надо... блин, сапоги снимай, сгорят нафиг!
  Рыцарь под сдавленное драконье хихиканье сорвал дымящиеся сапоги и принялся прыгать по ним. Попал босой пяткой на пряжку, взвыл, и, помянув предвечную тьму, второй ногой отправил сапог в огонь. Сапог описал красивую дугу и попал в цель. Рыцарь описал не менее красивую дугу. А чего ж он хотел, если одна нога поджата, а второй он в мяч играет? У людей ног всего две. Уж до двух-то храмовники должны уметь считать?
  Дракон не ржал только потому, что у него от смеха уже давно болел живот.
  - Садись, горе-воитель!
  - Мой сапог, предвечная тьма! Чтоб ему...
  - Да выделю я тебе сапоги. У меня там завалялись.
  - Спасибо. С трупов, небось, снял?
  - Ты меня уважаешь? - разозлился дракон. - Ты меня мародером считаешь, меня, королевского шерифа?
  - Не считаю, - согласился паладин.
  - Или драконы так низко пали в твоих глазах? - рычал Регул.
  - Не так.
  "Это хорошо", - подумал дракон. Ведь большинство сапог действительно были сняты с трупов. И еще некоторые подобраны в кучке пепла. Честно купленных там было... Не было. Единственные честно купленные были сейчас на Регуле. Впрочем, там еще сабо были, они тоже сравнительно честно достались. Регул их подобрал. Правда перед этим он в истинном своем обличье спросил у спешившего на рынок мужичка, каков нынче урожай...
  Главное, чтобы рыцарь не заметил, что дракон так и не ответил на вопрос...
  Рыцарь от души поматерился, потом столь же душевно помолился за спасение присутствующих в пещере душ. Грешных и рыцарских. После чего сел за стол.
  - Надеюсь, мы не будем соревноваться в том, кто больше съест или выпьет?
  Дракон чуть не подавился куском баранины.
  - А с чего ты взял, что мы не будем биться на палицах?
  - Да потому, что сражаться мы могли и на поляне.
  - А если я тебя сюда заманил, чтобы убить?
  Рыцарь пожал плечами:
  - Тогда просто сбросил бы меня над скалой. Волки у тебя прикормленные...
  Странный он какой-то, подумал дракон. То лопух лопухом, прямо не рыцарь, а паяц в шапито. То вдруг становится проницательным и умным. Интересно, все ли паладины такие?
  С паладинами за всю свою долгую жизнь дракон сталкивался впервые. Ну не попадались они ему. Объезжали эти места стороной.
  Дракон молча налил себе вина, отрезал кусок мяса и прожевал. Храмовник, отчаянно чавкая, ел кашу. И нахваливал. Ибо была она постной, что в пятницу весьма полезно для души. Так что дракон лет через сто может вполне даже стать нормальным человеком. И даже надеяться на райские кущи. Ведь, как известно, "твари поганой, злобной и похабной, по небесам летавши, полымъямъ харька да коров жрамши" уготован только ад со всеми его прелестями. С другой стороны, в аду не холодно, так что ад для драконов - дом родной.
  Дракон слушал эту ахинею и хвалил себя за то, что не положил в кашу масла. Не из жадности, нет. Не был дракон жадным. Просто гость должен хоть немного хозяина уважать. А то въехал на чужом горбу в чужой дом, а теперь адскими муками грозится. Пусть лопает сухую кашу, святоша!
  Когда паладин непонятно почему перескочил от мук, уготованных драконам на муки, уготованные блудницам, ящеру захотелось тишины.
  - Слушай, вояка...
  - Я не вояка, - полный рот каши делал речь рыцаря немного невнятной, но дракону на мгновение показалось, что для того, чтобы паладин не смог промолвить и слова, в его рот следует вывернуть сразу весь котелок. - Я рыцарь. К пехоте, набранной из простолюдинов, и подлым наемникам, за деньги ближнего своего жизни лишающего...
  - ТЫ СЮДА ДЛЯ ЧЕГО ПРИШЕЛ?!
  Рыцарь молча доел кашу, запил водой, помолился и вздохнул:
  - Я пришел сразиться с драконом.
  - Так сражайся!
  - Я еще не знаю условий, на которых я могу сразиться с драконом.
  Дракон почтительно улыбнулся:
  - Господин рыцарь знает, что такое Маджиксворд?
  - Дуаль или кубус? - уточнил паладин. И понесся, расхваливая свою информированность.
  Маджиксворд - настольная игра, пришедшая с востока. Играют на доске, расчерченной на сто сорок четыре клетки. У противников по тридцать шесть фигур нескольких видов. Пехота, конница, лучники, боевой маг и полководец. Есть несколько различных способов расстановки фигур и последующей игры, но самыми распространенными были дуаль и кубус. При игре в дуаль игроки по очереди делали по два хода разными фигурами. При игре в кубус количество ходов игрока зависело от того, какой значок выпал на игральных костях. Костей чаще всего было две. На одной были глазки, от одного до шести. На другой было четыре креста, круг и полукруг. Круг прибавлял один ход к выпавшему количеству, а полукруг один ход отнимал.
  - Кубус, - неожиданно для дракона выпалил паладин. Чем весьма его озадачил. Ну не ожидал он от храмовника, спутанного обетами и обязанностями, столь авантюрного выбора. Кубус - это для игроков, верящих в удачу и фарт. А удача - дама весьма своенравная. И не всегда подчиняется желаниям игроков. Даже если один из них дракон.
  - И не поддаваться и не жульничать! - потер ладони рыцарь.
  Ага. Как же, потер руки дракон. Чай, не в поддавки играем. На кону его, шерифа, работа и честь дракона! И не жульничать? Как же, держите кошель шире! Мечтать не вредно... эй, что ты делаешь?
  А подлый паладин достал из сумы какой-то артефакт, от которого святостью веет за сто шагов, и водрузил его рядом с собой.
  - Это лампадка, с которой святой Вегас удалился в пещеры Мольштейна, скрываясь от бесов, искушавших его игрой! В присутствии этой лампады любая магия, направленная на нечастную игру, разрушается, а использовавший ее получает зубную боль на три часа!
  - Оле, - сквозь зубы процедил дракон, расставляя фигуры. Азартный паладин опять мешал его планам. - Бросай кости, рыцарь.
  Рыцарь галантно отказался, сославшись на то, что он в гостях.
  - Ты со мной сражаться собираешься?! - взревел дракон.
  Первую игру дракон проиграл. Противник из рыцаря был достойный. На том Регул и успокоился, посчитав, что дело сделано.
  Как бы ни так.
  Удача - женщина своенравная. Улыбнувшись рыцарю, она начала усердно охмурять дракона. Регул, будучи драконом, неплохо разбирался в математике, даже с профессорами Рольского университета дискутировал. И о теории вероятности слышал. Но Госпожа Удача явно соблазнилась шерифом, посчитав, что странствующих рыцарей по миру шастает мало. А вот королевский шериф - редкость, а, значит, должен пополнить ее коллекцию. У рыцаря упорно выпадали двойки и тройки, а дракон трижды подряд выбросил шестерку. И дважды за игру семерку. Паладин, у которого за всю игру больше пяти не выпадало, только завистливо вздыхал.
  В другой раз дракон был бы счастлив, глядя на мучение в рыцарских глазах. Но не тогда, когда рыцарь ДОЛЖЕН выиграть! Должен, чтоб ему мара явилась! И артефакт этот черт... простите, святой! Он действительно разрушал магию, направленную на игру. И только на игру, хоть на этом спасибо, подумал дракон, снимая зубную боль.
  Третью игру дракон выиграл столь же позорно. Игра рыцарю упорно не шла. Пять раз подряд выбросить двойку - это ж как надо Удачу разозлить? А Регулу как назло даже тройка всего дважды за игру выскочила...
  К четвертой игре удача устала. Шансы игроков уровнялись. И под шумок дракон умудрился почти незаметно проиграть.
  Пятая игра решала все.
  Воздух звенел от азарта.
  Дракон почти победил. И это ему жутко не нравилось. Попытки податься натолкнулись на стену глухого непонимания. Рыцарь оказался настолько благородным, что указал дракону на откровенно глупый ход. И потребовал переходить. В противном случае угрожал объявить о своем постыдном поражении и удалиться в монастырь Лысого Дюка. Грехи замаливать и каяться. Дракон сквозь зубы процедил пару проклятий и походил копейщиком. Это не откровенная подстава, скорее, мелкий недосмотр. Ведь даже такие древние и мудрые существа, как драконы, могут ошибаться.
  Ошибаться могут и рыцари. Храмовник начал многоходовку на правом фланге, но выкинул тройку. А дракону выпала семерка, и паладин лишился копейщика и колесницы. Атака захлебнулась, переросла в грамотную оборону, разгром на левом фланге и новую атаку. На сей раз удачную. Но дела на левом фланге продолжали ухудшаться. И в один момент дракон понял, что шансы на победу и на поражение примерно равны. В центре паритет, а по флангам наступление. Кто первым окружит центральные фигуры, тот и победит. Паладин разменял мага на лучника. Дракон теряет колесницу. Темные магистры, так и победить можно! Для поражения паладину нужно выбросить не меньше пяти. Черт возьми, тройка! Теперь дракон должен выбросить не больше двойки.
  Регул покрутил кружку, ухмыльнулся и подбросил кости вверх.
  Единица.
  И полукруг.
  Переход хода.
  Обрадованный рыцарь сгреб кости в кружку и выбросил пятерку и полукруг.
  Четверка.
  Последние фигуры дракона в центре сметены с доски, генерал зажат и пленен.
  - Ура! Я победил дракона!
  Рыцарь вскочил и заплясал от радости.
  Как бы теперь незаметно подменить подложную кость на настоящую, да так, чтобы храмовник не заметил, что ЭТА кость чуть темнее, чем ТА, которая сейчас лежит у дракона в рукаве.
  Ловкость рук и никакого мошенничества.
  Математика, господа, математика. Тройка и меньше выпадает с той же вероятностью, что и четверка и выше. Три минус один как раз двойка. Но... Ведь иногда эта кость падала другой стороной, отметил дракон. Залитый свинец - еще не гарантия того, что она ОБЯЗАТЕЛЬНО упадет так, как надо. Вовсе нет. Так что шансов выиграть партию и проиграть бой было немного меньше, чем наоборот.
  Как интересно звучит - выиграть и проиграть.
  Пока храмовник отплясывал нечто весьма героическое, дракон проворно сгреб улики и фигуры в ящик.
  - Ну что, победитель драконов, готов послужить правому делу?
  Вечером возле весьма подозрительного заведения остановился конь. С него спустился паладин.
  Сидящий у дверей нищий подмигнул паре громадных парней:
  - Предупредите наших.
  - Господа, - драконоборец поправил торчащую за спиной рукоять топора, - я выполнил святую миссию, возложенную на меня людьми и Господом, и победил мерзкого дракона!
  Нищий озадаченно почесал лохматую голову:
  - Что, действительно победил?
  Рыцарь истово нарисовал звезду на груди:
  - Клянусь Господом и Первопророком, оле!
  - Я пришла, - прокаркал хриплый голос за спиной у рыцаря.
  Рыцарь зябко поежился. Голос был явно ведьмовский. Оглянувшись, он увидел за собой прекрасную девушку в вызывающе короткой юбке и столь же короткой блузе, едва закрывавшей огромные груди. И отвратительную старуху, такую гадкую, что хотелось плеваться.
  - Это еще кто? - проворчал громила.
  - Полудурок, это же Амалия! - отвесил ему подзатыльник второй. - Ты что, никогда не слышал? В постели просто дикая кошка!
  - А на кой хрен она сюда приперлась? - подозрительно сощурился первый.
  - На хрен, касатик, на хрен, - прокаркала старуха.
  - Атаман девок новых не просил. Ты же знаешь, у него с этим строго. Сама Ринабелла как закон установила, так и держится, - упорствовал громила.
  - Дурень, кого нам теперь бояться? Дракон мертв! Ведь мертв?
  По лбу паладина поползла предательская капля пота. Все-таки врать он не привык.
  - Героически побежден мной в неравной схватке!
  - Проходите, чего толпитесь, - прокашлял нищий. - Это малина, а не парадный двор графского замка!
  - Где малина?
  Рыцарь огляделся, но малины не нашел. Только лопухи и крапиву.
  - Герой, твою кавалерию конем, ты награду получать будешь? - разозлился нищий. - Проходи, итить твою в три погибели!
  Рыцарь и вошел. За ним, гордо раздвинув грудями стражей, вошла Амалия, следом просеменила карга.
  Внутри воровского притона горели факела, а три десятка мордоворотов пили вино, пиво и хмельные меда. Несколько женщин и девушек, не обремененных одеждой, разносили им выпивку, целовались с разбойниками и хихикали. На большом кресле сидел крупный орк с кривым ножом в руках. У порога крутилась рыжая кошка.
  Рыцарь храбро подошел к нему:
  - Достопочтенный, я исполнил вашу просьбу и победил дракона!
  Главарь нахмурился:
  - И что, дракон действительно мертв?
  - Сражен мной в неравной схватке! Я был на волосок от поражения!
  Слова давались рыцарю с трудом. Черт бы побрал этого дракона! Он уже должен быть тут!
  - А ты не врешь, рыцарь? - глаза атамана сузились как бойницы приморского форта.
  Разбойники привстали и невзначай поправили оружие.
  - А кто из вас, молодчики девку молодую заказывал? - прокаркала старуха.
  Падл вздрогнул:
  - Это еще кто?
  - Это - Амалия! - карга хлопнула клюкой на девушку пониже спины. Та эротично ойкнула. Разбойники ухмыльнулись, кто-то сказал:
  - Это Амалия, такая кобылка, меня за ночь так заездила...
  - Ыгы...
  Разбойники завистливо посмотрели на счастливчиков.
  - Кто ее привел? - разозлился Падл. - Рембо, разберись, - орк махнул ножом худому одноглазому троллю.
  Тролль подошел к женщинам.
  - На кой хрен приперлась, старуха?
  Старуха насупилась:
  - Да я эту кобылку за деньги сдаю! - и ткнула грязным пальцем в грудастую спутницу. - Один арг за ночь!
  - Сколько? - удивился тролль. - Да я за такие деньги себе десяток девок на ночь приведу!
  - Да это же Амалия! - завизжала старуха. - Она такие вещи вытворяет, что вы, кобели, за час полумертвыми падаете! А она еще хочет! Ее в детстве пираты южноземельские поймали, она у них всяким штукам научилась!
  Разбойники с любопытством посмотрели на девушку. Та подмигнула им с таким невинным видом, что бандиты довольно присвистнули, а кто-то даже предложил красотке выпить.
  Падл зарычал:
  - Идите ругаться в заднюю комнату!
  - Меньше чем за арг не согласная я! - визжала старуха.
  - Да тебя никто не спрашивает! Кому ты нужна даже за один суль! - кричали вдогонку разбойники.
  - Главное, чтобы Амалия была согласна!
  - А я не согласна, если она за меньше согласна!
  Атаман плюнул на пол и вновь переключился на паладина:
  - Рассказывай.
  - Нашел на поляне. Поговорили. Схлестнулись. То я побеждал, то он. А потом мне удача улыбнулась, и я победил.
  - Голова где?
  - Чья? - не понял храмовник.
  - Дракона, башка твоя в шлеме!
  - На туловище осталась.
  Глазки орка вновь сузились:
  - Так как же я тебе награду отдам, если ты мне доказательств не принес?
  - Клянусь честью аль Гольдмейеров! Я же рыцарь церкви, мне нельзя лгать! Ибо ложь - это грех, с которого начинаются все остальные грехи...
  - Как дрались?
  - Как?
  Рыцарь задумался. Ну не говорить же, что в кубус играли? Что же делать?
  Как там говорил в таких случаях могучий аль Капонна?
  - У него когтищи - во! А я как шлем захлопну! А он огнем дышать! А я ему: "У меня шлем огнеупорный"! А он огнем плевать, аж земля спеклась! А я топорик достал! А он меня в воздух поднял!
  - Так таки в воздух?
  "Заливает рыцаришка", читалось на лбу атамана. Остальные разбойники внимали героической оде с разной долей недоверия или восхищения.
  - Таки да, не будь я аль Гольдмейер! А потом мне повезло, и вот я здесь!
  Кто-то присвистнул:
  - Так у него в логове золото безхозное...
  - Может и так, - подумал рыцарь. Если дракон действительно спешит к нему на помощь, то золото действительно безхозное. - У него там много чего есть. Вот в пещере живности никакой нет...
  Одноглазый задумался.
  - Живности, говоришь? А как ты из его логова выбрался?
  Рыцарь замолчал.
  - Сдается мне, что ты нас дуришь, храмовник.
  Разбойники нехорошо улыбнулись, и опять потянулись за оружием.
  Рыцарь ослабил ремешки, удерживающие секиру.
  - Дракон мертв, рыцарь?
  - Мне сказали, что ты никакой не шериф, а подлый грабитель! - заявил паладин.
  - Угу.
  Разбойники медленно окружали рыцаря.
  - Ты мне лучше скажи, ты действительно победил дракона? - вкрадчиво спросил атаман.
  - Да! - упрямо ответил паладин. - А сейчас мой долг, как рыцаря матери нашей Церкви Ожидающей, очистить этот мир от скверны в вашем лице! Защищайтесь!
  И рыцарь достал свой топор.
  - Гы...
  Разбойники в ответ ощетинились своим арсеналом.
  - Защищайтесь!
  Разбойники ухмыльнулись:
  - Если ты не заметил, нас больше! - крикнул Падл Котекс.
  - Все равно, я буду победителем! Я искореню скверну!
  - Как? - атаман откровенно потешался.
  - Своим Хреном!
  - Чего? - разбойники застыли.
  - Я вас сейчас охреню!
  Кто-то плюнул себе под ноги.
  - Как дам Хреном по лбу, сразу ноги подкосятся!
  Теперь плевались почти все разбойники, а женщины с уважением смотрели на рыцаря.
  - Извращенец, ептыть, - пробормотал главарь.
  Мир едва ощутимо вздрогнул.
  А потом вздрогнуло все здание.
  Из дверей, откуда недавно доносились визги старухи, томные ахи Амалии и бас тролля, ударил столб огня.
  - ДРАКОН! Спасайтесь, здесь шериф!
  Потолок лопнул, следом посыпалась черепица. Дракон, заливая все огнем, вырвался наружу. Рыцарь и оставшиеся в живых бандиты бросились к выходу.
  - Всем бросать оружие! Лечь на землю, руки за голову!
  "Кого-то не хватает", - подумал храмовник. И понял - прекрасная дева Амалия осталась внутри! В этом пылающем рушащемся доме!
  - Куда! - рявкнул дракон, но было поздно. Рыцарь уже скрылся внутри.
  "Идиот", подумал Регул. И тихо помолился за упокой глупой рыцарской души.
  Здание затрещало. Из дыма вынырнул рыцарь, таща на руках отчаянно орущую кошку.
  - Ты за кошкой туда рванул? - удивился дракон. Воистину, больше глупости паладина только его святость.
  - За прекрасной девой, в огне горящей!
  Регул вздохнул. Амалии действительно было жалко. К сожалению, тролль успел полоснуть ее по горлу, несильно, но достаточно, чтобы глупая девица бросилась прямо под когти перевоплощающегося дракона.
  - Амалия... Амалии нет...
  - Оле, - перезвездился рыцарь. - А как ты здесь оказался?
  - С тобой вошел, - проворчал дракон. Эту ипостась, ипостась старой карги, он не любил. Но дракон ничего не мог с этим поделать. У любого дракона кроме истинного вида было еще три ипостаси. У Регула - мужчина-хуманс, старуха-хуманс и молодой кентавр.
  Аль Гольдмейер задумался.
  Дракон с ним не заходил.
  С ним заходила прекрасная дева с большими... (Господи, спаси грешную душу раба твоего от мыслей нечестивых! Но ведь большие... прости господи...)
  А дракона не было... Дракон. "Я - ДРАКОН!"
  Подлый ящер вновь применил подлое изменение тела!
  "Это Амалия, такая кобылка, меня за ночь так заездила...", "Амалия... Амалии нет..." - пронеслось в голове рыцаря.
  - Извращенец! - отшатнулся паладин. - Это ты - Амалия! Ты предавался греховному соитию с мужчинами!
  Дракон чуть пламенем не подавился. Его часто называли грешником, но в пассивном мужеложестве обвиняли впервые.
  - Идиот... Идиот, который ради кошки в огонь полез!
  - Ага, значит я прав! Это ты - Амалия!
  Разбойники плевались и звездились.
  - Хреноносец хренов! На себя посмотри!
  - А кошка - она тоже живая! - не сдавался рыцарь. - Тварь, Творцом сотворенная! Ей тоже жить хочется! Ты этого никогда не поймешь! Ты жестокое и бесчувственное существо! Вот у тебя никакой живности нет!
  - Действительно нет, - вздохнул дракон.
  А про себя подумал:
  "А может мне действительно стоит завести домашнего любимца?"
  И очень хитро посмотрел на рыцаря.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"