Zang: другие произведения.

Наруто - Теневые нити

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
  • Аннотация:
    Обновление 24.01.2016. Эпилог, книга закончена.

  
  
  
  
  
  
  
  
  Пролог.
  
  Сарутоби Хирузен с наслаждением опустился в удобное мягкое кресло в гостиной кланового имения и позволил себе немного расслабиться, почти сразу потянувшись к спрятанной в кармане трубке и небольшому пакетику с травяным сбором из Кусагакуре. Прошедшие со времени прекращения войны пять месяцев оказались едва ли не более выматывающими, чем последний год непосредственных боевых действий. Набив трубку смесью, лидер Конохи поджег ее с кончика пальца небольшим выбросом катон чакры и глубоко затянулся, чувствуя, как постепенно успокаиваются нервы и отступает усталость. Пусть последние отчаянные нападения Ооноки и нанесли немало урона оставшимся в тылу немногочисленным силам, но Ивагакуре но Сато не один десяток лет будет восстанавливаться после поражения в войне, а огромные отступные позволят Конохе подняться на ноги намного быстрее. Вспомнив три месяца переговоров и что последовало за ними, Сарутоби поморщился и подавил желание сплюнуть - огромные-то огромные, а до непосредственно казны деревни мало что дошло.
  Очень жирный кусок пришлось отстегнуть в пользу кланов, сильно недовольных большими потерями прошедший войны и уже начавших посматривать на других кандидатов предводителя Конохи. Пока что на время этого хватит, но в ближайшем будущем следует подсократить имеющийся список соперников, тем или иным способом. Самый опасный уже выбыл благодаря Орочимару, а новый ухажер Тсунаде сумел убиться в Аме без всякой посторонней помощи, лишив Сенджу желающих надеть шляпу лидера. Саннины пока еще слишком молоды и не дотягивают по силе, не говоря уж о том, что против учителя ни один из троих не пойдет, а из остальных более-менее подходит только Сакумо Хатаке с которым обещал разобраться Данзо.
  Старый друг тоже получил вместе с советниками неплохую долю откупных, предназначенных в том числе и на восстановление Анбу "Не" до прежнего размера. Не то, чтобы Хирузен забыл про собственный клан, отхватив сумму с множеством нулей, несколько торговых договоров и привилегий, а так же права на небольшой железный рудник около сдвинутой заключенным договором границы, но обладай остальные кланы меньшим влиянием и силами, конечная сумма, попавшая в бюджет деревни оказалась бы куда значительней. Учитывая неизбежные траты на восстановление Анбу до прежнего значения в тысячу человек (преимущественно из не клановых, что увеличивает затраты на обучение раза в полтора) и другие столь же важные дела повышения порядком упавшего боевого потенциала, казна покажет дно раньше, чем начнется стабильный приток средств от выполненных миссий. Не говоря уж о необходимости выделить хоть что-то на госпиталь, поскольку одноглазый Хьюга на заседаниях совета не раз поднимал вопрос о катастрофической нехватке квалифицированных ирьёнинов даже для обслуживания шиноби, не говоря уж о простых жителях.
  Выпустив несколько дымных колец изо рта, Хирузен поморщился от этой мысли - часть совета деревни, как раз и состоящая из не шиноби, начала слишком наглеть, пытаясь получить больше власти и влезая в не касающиеся их дела. Учиха уже намекали, что за время боевых действий и отсутствия непосредственного руководства деревни, некоторые лавки и заведения не совсем честным образом поменяли своих хозяев, причем, это относилось и к доходным местам, чьи владельцы, погибли на войне. Отделу Пыток и Дознания найдется чем заняться в ближайшее время, но в то же время не стоит перегибать палку - некоторые из состоящих в совете торговцев имеют очень хорошие связи среди аристократов, в том числе - в чиновничьем аппарате страны Огня и даже вхожи во дворец Даймё, так что прежде чем принимать радикальные решения, следует все внимательно обдумать.
  Еще одной большой и очень деликатной проблемой стал сам Даймё, точнее, не он сам, а его недовольство возросшим уровнем преступности в стране за время войны и как результат - отказ выделения средств на послевоенное восстановление Конохагакуре но Сато в дополнение к обычной финансовой поддержке. Вот только это не дело одного или даже нескольких месяцев. Доступные во время войны команды генинов под предводительством чунинов или токубецу джонинов не способны достойно противостоять бандам, что часто имеют в своем составе сразу несколько нукенинов, пусть и низкого уровня силы. Сводки о потерях это ясно отображают - более ста убитых и столько же серьезно раненых только в этом году и полторы сотни убитых в прошлом. Учитывая, что выпуск из академии в лучшие времена не превышал двух сотен, а приток со стороны пока прекратился, придется проводить агитацию среди мирного населения и довольствоваться понижением уровня выпускников. Конечно, с возвращением основных сил с фронта, проблема преступности решится сама собой с увеличением заказов на зачистки, вот только на это требуется время, а деньги нужны уже сейчас. Значит, придется лично ехать в столицу и умасливать Даймё до тех пор, пока он не согласится поддержать Коноху дополнительными деньгами. Парочка смазливых и фигуристых куноичи в охрану на пару ночей могут помочь.
  Пыхнув трубкой, Сарутоби устало потер лоб и отвлекся от тяжелых мыслей на легчайшие шаги за спиной. Обычный человек, да и тренированный чунин не заметил бы их, но он не зря считается сильнейшим бойцом деревни, не говоря уж о том, что с обладательницей этих шагов Хирузен прожил не один десяток лет.
  - Что-то случилось? - повернулся он к Бивако.
  Обычно, жена давала ему возможность немного отдохнуть и спокойно выкурить пару трубок после тяжелого рабочего дня в одиночестве, прежде чем привлекать к семейным делам. Учитывая молодость старшего сына, приходилось совмещать должность Хокаге и главы клана, перекладывая львиную долю каждодневных забот именно на плечи жены.
  - Посыльный принес тебе документы, - сообщила Бивако, сочувствующе улыбнувшись обреченному выражению лица мужа.
  - О ками, я уже и дома не могу избавиться от этой писанины! - раздраженно воскликнул шиноби, тем не менее, принимая от нее свиток со штампом канцелярии.
  Сломав печать, Сарутоби быстро пробежал глазами текст и поморщился.
  - Что-то важное?
  - Уведомление о дате экзамена на чунина в Суне, - ответил хокаге, откладывая свиток в сторону, - как будто и так дел не хватает!
  - Хмм, понятно, - Бивако мудро не стала продолжать тему, - ужин будет через пол часа, так что не буду тебе мешать.
  - Спасибо, - кивнул Хирузен, провожая ее взглядом.
  Грядущий первый экзамен на чунина - та еще проблема. Пусть на недавнем собрании пяти Каге и было решено использовать такой заменитель военных действий между деревнями, но это легче сказать, чем сделать. Сейчас, когда зеленые команды еще не получили достаточно опыта, чтобы достойно представлять свою деревню перед потенциальными клиентами и соперниками, выбор из имеющегося списка сработавшихся генинов очень мал не только из-за многочисленных потерь, но и из-за того, что все достойные кандидаты в чунины получили повышение практически сразу после войны или во время нее, оставив в основном не полные команды, где один или два генина получили серьезные ранения или пополнили списки убитых. И как будто этого мало, достаточно ценных клановых детей тоже не отправить - никто не даст гарантий, что Суновцы решат играть честно, а не воспользуются шансом сократить подающих надежды генинов. Учитывая, что сейчас вообще в обороте около шести десятков генинов из двадцати трех команд, что имеют за плечами хотя бы год выполнения миссий, выбор очень мал. Вот только как одна из ведущих сил среди большой пятерки, Конохагакуре но Сато должна послать хотя бы пять команд, чтобы не ударить лицом в грязь перед остальными. И вот тут-то начинается настоящая головная боль для Хокаге - необходимо сберечь имеющих наибольший потенциал детей и в тоже время послать тех, кто достойно сможет представить свою деревню и пробиться хотя бы к финалу. В то же время, необходимо оглядываться на кланы и принимать во внимание их реакцию. Как все было бы проще и спокойнее, будь у Хокаге вся полнота власти...
  Тяжело вздохнув, Хирузен грустно взглянул на полностью прогоревшую трубку и выбив пепел в специальную подставку, принялся набивать ее по новой.
  Конечно, работу по выбору можно спихнуть на старейшин, ни чуть не меньше подкованных во внутренней политике деревни и потом просто поставить подпись, но оставался еще и выбор сопровождающих для генинов. Учитывая огромные потери убитыми и ранеными во время войны, а так же нехватку хороших ирьенинов для быстрого восстановления последних, не занятых заказами и патрулями шиноби очень мало. Отправлять сопровождающими фактически некого. А не будет достаточно сильных сопровождающих и группа вполне может "потеряться" в пути, ведь "сейчас развелось так много нукенинов"! Сунагакуре вполне может пойти на подобную подлость, если будет большая вероятность зачистить все хвосты и не потерять при этом много народу. Пустыня отлично справляется с сокрытим всех следов сама по себе.
  Покачав головой, шиноби затянулся трубкой, наслажаясь ароматным дымом от трав и выдохнул длинного белого дракона, что извиваясь поплыл по комнате, повинуясь желанию своего создателя. Немного чакры и хороший контроль - вот и весь трюк. Позади раздался восхищенный вздох и Хирузен довольно улыбнулся, оборачиваясь к своему младшему сыну.
  - Ты что-то хотел, Асума-кун?
  Маленький мальчик несколько мгновений с открытым ртом еще наблюдал за дымным зверем, что постепенно начал рассеиваться, но затем встряхнулся и перевел взгляд на добродушно улыбавшегося отца.
  - Ка-чан звала к столу, - отрапортавал он, явно пытаясь кого-то копировать, но любопытный взгляд, буквально прилипшей к дымящей трубке, смазывал все впечатление.
  - Отлично, тогда не будем ка-чан заставлять себя ждать, - кивнул Хокаге, выбивая тлеющий пепел на тарелочку и пряча любимый курительный инструмент в карман, - пошли.
  В конце концов, решить вопросы с экзаменом может и Хомура, а сейчас время законного отдыха.
  - То-сан, а я так тоже смогу? - спросил мальчик, хватая взрослого за руку и с энтузиазмом таща прочь из гостинной.
  - Конечно, только сперва тебе следует подрасти немного и не говорить об этом Бивако-чан, иначе не поздоровится нам обоим.
  - Почему?
  - Потому что она и так относится к моей привычке с недовольством, а уж если и ты станешь курить вслед за мной, то мне придется ночевать в башне.
  Припомнив день, когда Бивако обнаружила смолящего сигарету старшего сына, Хирузен едва сдержал дрожь - мало того, что целый месяц пришлось обходить дом стороной и еще два спать на диване, так разозлившаяся куноичи умудрилась настолько разойтись, что сломанную руку и пару ребер Хокаге пришлось залечивать ирьёнинам в госпитале. И ему вовсе не хотелось повторения не таких давних событий.
  
  Глава 1.
  
  Приветственно кивнув паре смутно знакомых шиноби, что с удобством расположились с другой стороны горячего источника, я переступил каменное заграждение и с довольным вздохом погрузился в горячую воду, чувствуя, как тепло проникает в каждую клеточку усталого тела. Небольшое намоченное полотенце заняло свое место на голове и я прикрыл глаза, не обращая внимание на несколько любопытных взглядов, что сейчас осматривали мое тело. В конце концов, в Конохагакуре но Сато не осталось мастеров фуиндзюцу, что способны наносить печати на тело десятками без каких-либо негативных последствий для носителя. А что в процессе моя грудь, спина, плечи, руки и ноги покрыты многочисленными рисунками и иероглифами? Так это издержки профессии и отсутствия необходимых ресурсов - становящиеся после нанесения невидимыми чернила, изготавливались только в Узушиогакуре. И естественно, неожиданность такого вида вызовет любопытство, особенно если учесть, что я не люблю появляться на публике в открытой одежде. Балахон с контролем температуры рулит! Радует только то, что сегодня на моем любимом горячем источнике мужской день, а не общий. Спасибо, но чувствовать себя сочным куском мяса за которым пристально следят голодные волки, мне очень не нравится! Двух раз такого посещения для меня хватило, чтобы избегать общих дней и выбирать исключительно время для шиноби.
  По крайней мере, в окружении мужиков можно было расслабиться, а не дергаться и подавлять рефлекс ответить на каждый слишком пристальный взгляд кунаем или сенбоном. Последствия войны, однако. А расслабиться мне требовалось срочно и как можно полнее в те редкие разы, когда появлялось несколько свободных часов. Ну и немножко раскинуть мозгами без постоянной нужды куда-то бежать и что-то делать. Ха, когда я думал, что по возвращении домой у меня действительно будет время отдохнуть и заняться вплотную не только нормальными тренировками, но и попытаться воплотить в жизнь множество роившихся в голове идей, что я не забывал переносить на бумагу, не говоря уж о разборе пленных, свитков трофейных техник, пусть и в малом количестве, а так же материальной добычи и мертвых тел для дальнейшего использования, я очень сильно ошибался! Буквально на следующий день в клановый квартал заявился старый одноглазый пердун и почти силком утащил меня в госпиталь оформляться на полную ставку ирьёнина, не слушая никаких возражений. Единственным плюсом из этого стало почти мгновннное повышение до второй степени ирьёнина - Мейдо-сан озаботился с пересылкой документаций отправить и бумаги полевого лазарета под моим руководством, потому белоглазых хрычь просто глянул на длинный список пациентов с кратким описанием травм и без вопросов оформил новое звание. Впрочем, это была только ложка меда в бочке дерьма! Более-менее втянувшись в работу на скорую руку восстановленного госпиталя, я долго и много ругался - если до моей отправки ситуация была буквально аховая, то теперь она стала еще хуже! Несмотря на полное сворачивание контингента фронта со стороны Суны и возвращение выживших ирьёнинов, что должно было уменьших нагрузку на основной персонал в главном корпусе и отделениях, последняя атака Ивы обошлась слишком дорого - многие врачи если не оказались убиты, то потеряли конечности или получили другие тяжелые ранения, препятствующие продолжению практики. Учитывая тот факт, что снабжение лишь немного улучшилось, а запасы тел на органы для замены давно закончились из-за нескончаемого потока пациентов во время войны, вполне очевидно, что за несколько месяцев не получилось вернуть в строй хотя бы треть образовавшихся инвалидов от медицины. Сократившийся на треть персонал госпиталя(именно квалифицированных ирьёнинов, а не сиделок и медбратьев) банально не справлялся со всеми калечными, что поступали из главных лагерей в больших обозах. Потому, совершенно неожиданно для себя, я оказался в числе десятка квалифицированных докторов второй и первой категории, по горло заваленных работой. Причем последних оказалось всего трое вместе со старым Хьюгой - в этой войне сообщество ирьёнинов понесло порядка шестидесяти процентов потерь своего состава со смертельным исходом и еще около семи процентов с надеждой восстановления. Для медика главное - руки для использования Шосен но Дзюцу, и даже если пришить чужую конечность на место оторванной, то требуется опыт по восстановлению и объединению чакросистемы и не менее нескольких месяцев работы, после чего пострадавший должен достаточно долгое время восстанавливать контроль для нормального применения медицинских техник. А для этого требуется квалификация второй степени и выше. Понятно, почему глава госпиталя лично примчался восстанавливать меня на службу в госпитале.
  Учитывая почти четырнадцатичасовой рабочий день(пусть и полностью оплачиваемый), на отдых остается не так много времени, как хотелось бы. Не говоря уж про то, что у меня имелось много других проблем, требовавших немедленного внимания. И первым в этом списке стоял пункт полного излечения Саи и восстановления ее прежнего внешнего вида. Пусть я и успел за короткий визит позаботиться об отрубленной руке и поврежденной ноге, но кейракукей и безобразным рубцом на лице и теле серьезно заняться не успел, как и общим восстановлением изрядно подорванного здоровья. А ведь имелась еще и Мито, Линли со своей малышкой и уже не такая маленькая Кушина-чан!
  При мысли о пухлой рыжеволосой малютке, которой совсем скоро должен исполниться годик, я огромным усилием воли сдержал счастливую улыбку, но это не помешало мне испытывать внутри огромное чувство нежности и любови к пока единственной дочке. Благодаря небольшой махинации старшей Узумаки, я теперь официальный врач куноичи Сенджу и ее дочки взамен нанимаемого ранее, что позволило мне на вполне законном основании посещать малютку и ее маму, не опасаясь вляпаться в кучу дерьма под названием политика, едва появится тень подозрения, что на данной ниве попасся именно я. Несмотря на общую расслабленность Нара в отношении интрижек на стороне и даже вне брачных детей (за явным отсутствием настоящего кеккей генкая), это не касается сильных шиноби вроде меня. К тому же, у нас из старейшин всего один мужчина и аж две женщины, что несколько пугает даже меня, если учитывать темперамент женщин клана. Эти шестидесятилетние гиперактивные экс-куноичи способны выесть мозг практически любому своими нотациями и указаниями даже по незначительным поводам, а уж если обнаружится ребенок в другом клане, то легче утопиться, чем продолжать жить в клановом квартале. Поэтому ма и не знает, что стала бабушкой в возрасте тридцати четырех лет. Хотя жаль - ее помощь очень даже пригодилась бы Линли и мне. Учитывая, что посещать квартал Сенджу больше трех-четырех раз в неделю было крайне не желательно, а уделять хотя бы один день в неделю для Мито-чан было совершенно необходимо не только ей, но и мне, а лучше и все два, то Линли приходилось обходиться моими короткими визитами и парочкой клонов, державшихся около суток и бравших на себя заботу о Кацуми. Учитывая, что для моей подруги это первый ребенок, опыт отцовства в прошлом мире и навыки ирьёнина пришлись как нельзя кстати. Ну и техника каге буншин как благословение для занятых родителей. И при такой куче дел, приходилось еще выделять время на возвращение прежней физической формы, изрядно подточенной отвратным питанием на фронте и чрезмерными нагрузками на резервы организма. Ну и как вершина айсберга - обеспечение стабильных поставок различных печатей во вновь на постоянной основе открывшуюся лавку фуиндзюцу, приносящую основной доход нашей семье. Пусть это требует огромного количества чакры, значительного даже по моим меркам, но пока есть возможность накапливать жировую прослойку в финансовом смысле - следует это делать даже под угрозой регулярного чакроистощения. В конце концов, запас в несколько десятков миллионов рё позволил продержаться на плаву не только самой Сае и подкармливаемым мной нескольким детским приютам во время войны, но и десятку знакомых ма, не принадлежавших к большим кланам или вовсе к кланам (занятые несколько десятков тысяч рё не такая крупная сумма для нас, но обычная семья может прожить не один месяц, если экономить). Впереди еще третья мировая война шиноби и необходимо это учитывать, пусть даже в ущерб всему остальному.
  А не так давно - месяца полтора назад, когда отвели войска из Аме - появилась и еще одна забота. Тоже кстати связанная с женщиной - за очень долгое время я впервые уловил знакомую мне чакру. Чакру Кейко! Пусть ее источник был не настолько сильным как я помнил по нашей последней встрече, но никаких сомнений не имелось - это именно она, живая! Вот только выкроить время посетить давнюю знакомую и бывшую любовницу у меня получилось только через полторы недели.
  
  ***
  
  Переместившись шуншином (учитывая рабочий цейнот, я пользовался этой техникой чаще, чем просто ходил ногами как белый человек) на крышу здания, где до сих пор квартировалась Кейко и зацепившись рукой за козырек, одним мягким движением спрыгнул перед дверью. Поскольку, никаких кеккаев или иных защитных техник на желище не наблюдалось, я ясно ощущал чакру куноичи в квартире, потому, глубоко вздохнув, сделал шаг и постучал в дверь. Потянулись томительные секунды ожидания... Вот только спустя минуту никто так и не открыл мне. Хммм...? Озадаченно наклонив голову, я прикинул расположение чакры куноичи со смутным планом типового жилища такого дома и убедился, что она находится на кухне, а не спит. Учитывая, что все чувства пользователей чакры раза в два лучше обычного человека, то не услышать меня было нельзя. Постучав более настойчиво, я скинул капюшон и стянув маску, снял очки, избавляясь от маскировки и своей сандартной защитной экипировки для головы. Почему-то мне кажется, что старая подруга больше обрадуется, увидив не закрытое лицо. Впрочем, подобные приготовления оказались не нужны - через пару минут ожидания мне так же никто не открыл дверь. Постучав в третий раз и уже собравшись перебежать на другую сторону здания, чтобы заглянуть в кухонное окно и разобраться в происходящем, как изнутри послышались звуки шаркающей походки и стука дерева по дереву, а источник чакры стал смещаться. Я нахмурился - что за фигня? Даже раненые и больные шиноби передвигаются почти неслышно!
  Но времени поразмышлять над данным фактом у меня не осталось, так как дверь открылась и на пороге квартиры показалась куноичи.
  - Кейко?
  Хоть ощущение знакомой чакры (пусть ослабевшей и немного изменившейся) меня не обманывало, но с первого взгляда я подругу даже не узнал. Очень худая, с ввалившимися щеками, блеклыми волосами, впавшими глазами и глубокими синяками под ними, уверенно указывавшими на сильный недостаток сна, куноичи мало походила на ту полную жизни женщину, что я запомнил при нашей последней встрече. С некоторым облегчением отметив присутствие всех предназначенных природой конечностей, я нахмурился, когда понял, что Кейко использует палку для того, чтобы поддерживать себя в вертикальном положении и чуть подрагивающие под, на самом деле небольшим, весом колени явно намекают на проблемы. Простое светло-серое платье с короткими рукавами так же не скрывало обширные шрамы на руках, оставшиеся от огня...? Нет, скорее от попавшего на кожу сильного яда или слабой кислоты. На некогда белой, а сейчас сероватого цвета коже были видны бледные полоски новых шрамов, особенно мне не понравился вздувшийся с левой стороны шеи багровый рубец, что еще не сошел, указывая на относительную недавность повреждения. В общем, я видал некоторых мертвецов, что выглядели лучше, но больше всего меня обеспокоили глаза - встретившись с ней взглядом я едва сдержался чтобы не вздрагнуть. За время войны мне довелось повидать много всего, но такой взгляд был только у тех, кто окончательно потерял волю к жизни и существует лишь по иннерции. Большинство из таких погибали очень быстро или совершали самоубийство. И сдается мне, что Кейко не далека от последнего толчка в пропасть.
  - Р-рью? - раздавшийся слабый шепот куноичи неожиданно глубоко отозвался в сердце.
  Нахмурившись, я тряхнул головой. Ну уж нет, только не люди, к которым мне довелось привязаться! Пусть даже мне понадобится сначала вышибить мозги, а потом вправить их обратно! Шагнув вперед, я осторожно притянул Кейко за талию и крепко обнял.
  - Я рад что ты жива, Кейко-чан, - прошептал ей на ухо.
  Некоторое время мы стояли неподвижно и не видя ее лица, я начал опасаться худшего, но спустя пару минут палка выпала из ослабевшего захвата, а руки медленно поднялись, смыкаясь у меня на поясе. Облегченно вздохнув, я покрепче обнял Кейко и шагнул в квартиру, закрывая за собой дверь тонкой нитью из чакры.
  - Я рядом и все будет хорошо, - успокаивающе прошептав, я добился в ответ только сдавленного всхлипа, после чего подхватив куноичи на руки, пошел к дивану жилой комнаты.
  Впереди были долгие часы тяжелой работы психотерапевтом для не безразличной мне убийцы. Одной из нескольких.
  
  Глава 2.
  
  Вспомнив, сколько времени мне понадобилось, чтобы Кейко смогла хотя бы заснуть без присутствия меня или клонов поблизости, я передернулся. Можно с уверенностью утверждать, что куноичи была в шаге от полного слетания катушек, не говоря уж о частичном, что присутствует в той или иной степени у всех ветеранов, прошедших полноценную войну. Несмотря на все свое могущество, необходимо помнить, что все пользователи чакры по-прежнему остаются людьми, значит - существами социальными и нуждающимися в поддержке и общении. Вот только в отличии от обычных людей, профессия убийц накладывает свои ограничения и шиноби обычно крепко привязываются только к членам семьи или тем, с кем буквально росли и работали рядом на протяжении всей жизни. Своеобразные столпы поддержки в трудные времена и возможность остаться относительно нормальным в отношении психики. Но стоит этих столпов лишиться и очень велика вероятность поехать крышей или попросту превратиться в машину для убийств, не способную испытывать чувства. Кейко своей поддержки - напарников и друзей - лишилась полностью, как и многих просто знакомых, так что моя поддержка пришлась очень кстати. Особенно учитывая крах карьеры после поражения части наших сил в Аме от рук Ханзо Саламандры и его людей. Вытянутая из куноичи история пробрала даже меня, несмотря на всю броню профессионального цинизма и общей осведомленности о неприглядных подробностях войны.
  Если коротко, то воспользовавшись наступившей паузой в сражении с силами Ивы, командующий (не Нара) контингентом наших сил в стране дождя, решил захватить более удобную позицию для второго лагеря, выделил силы в количестве сотни штук шиноби, из которых только четверть была джонинами. Разведка докладывала о наличии только двух десятках аме-нинов, потому в атакующую группу решили не включать лучших бойцов, так что когда шиноби Конохи добрались на место, они встретили обещанные два десятка вражеских джонинов И Ханзо Саламандру (который вообще должен был быть у противоположной границы страны) в придачу, то все планы полетели в задницу к биджу. Против одного из сильнейших каге с поддержкой и огромного босса саламандр, их просто уничтожили, даже не дав возможности сбежать. Из всех относительно уцелело только двое - Кейко и один Учиха, вовремя смотавший в начале боя. Моей подруге так не повезло. Выложившись по полной на защитные техники в самом начале, она заработала ожоги от яда призыва и пропустила удар по горлу от поддержки Ханзо в самом конце, перед этим узрев брутальную зачистку товарищей и друзей. Обычно, получив такие ранения и сильное чакроистощение, шиноби откидывает копыта практически моментально, но потерявшую сознания куноичи спасла моя печать, пусть и находившаяся на последнем издыхании, но все же сумевшая спустя некоторое время почти полностью затянуть опасную рану. Вот только на все остальное медицинской чакры уже не хватило.
  Тоже, то еще достижение - за несколько лет войны умудриться не разрядить далеко не бесконечный запас Ияку Фуин. Я и раньше знал, что подруга далеко не слабая куноичи, несмотря на то, что по чакре до клановых и сильнейших бойцов не дотягивает, но пройти множество сражений не получив по настоящему серьезных ранений очень сложно даже для лучших из лучших. Для этого необходима не только голая сила, но и солидный опыт с огромной удачей. Впрочем, и в Аме ей улыбнулась удача по сравнению с остальными, пусть последствия этого оставили отчетливый след.
  Учитывая отсутсвие клановых знаков на одежде и очевидные признаки отсутствия кеккей генкая, тело Кейко просто никого не заинтересовало, потому победители бросили ее вместе с остальными убитыми в одну кучу после мародерки и оставили в таком виде просто гнить, не потрудившись даже сжечь останки. После чего покинули место боя, не став дожидаться ответного хода сил Конохи. А полумертвая куноичи очнулась только через несколько часов, под грудой мертвых тел, без чакры, с большой потерей крови и отравлением весьма пакостным ядом. Учитывая огромную слабость, она просто не смогла выбраться из-под навалившегося веса трупов и дожидалась прибытия помощи почти сутки. Даже не буду пытаться представить всю глубину беспомощности и отчаяния, что пришлось ей познать, медленно умирая в такой ситуации. От такого точно можно слететь с катушек только так. Повезло, что прибывшие коноховцы не стали сразу избавляться от тел как положено поступать на вражеской территории при невозможности вернуть их домой, а сперва решили опознать погибших, что позволило куноичи подать голос и оказаться услышанной.
  Спасти-то Кейко спасли, вот только жизнь, но не карьеру - яд оказался скверно действующим не только на мышечные ткани и нервную систему, но и на кейракукей. В обычной ситуации ничего бы не произошло кроме небольших повреждений чакроканалов, вот только вместе с сильным истощением, результат оказался фатальным для карьеры куноичи. Даже по самым положительным прогнозам осматривавших ее ирьёнинов, понадобится только год работы над кейракукей, чтобы появилась возможность использовать слабые дзюцу без риска для организма. И работы не какого-нибудь идиота, а таланта на уровне Тсунаде или где-то рядом. Естественно, деревня таких денег тратить на простого джонина не готова и Кейко пару месяцев продержали в полевом лазарете, подлечив до способности самостоятельно передвигаться, после чего выпнули на улицу с мизерным пособием и небольшой суммой денег за участие в войне. Учитывая, что первого не хватало даже на оплату однокомнатной квартирки, она как раз подумывала вогнать кунай под подбородок, чем начинать собирать вещи.
  Вспомнив битву, которую мне пришлось пережить с Саей, чтобы получить возможность переселить Кейко на второй этаж домика с лавкой, я поежился - пришлось признаться, какого биджу я настолько заинтересован в благополучии еле знакомой куноичи, а потом не дать разъяренной ка-чан эту самую куноичи порубать на куски подвернувшимся под руку оружием. В итоге, решающим фактором стал довод о получении помощницы в лавку. Учитывая, что приходилось стоять за прилавком каждый день недели, возможность отдыхать показалась Сае более привлекательной, чем возможность прирезать не способную сопротивляться калеку, но от испепеляющих взглядов это мою подругу не спасло. Мне даже пришлось напомнить, что положительное влияние столь раннего знакомства с женским телом однозначно пошло на пользу, когда началась охота на меня клановых девушек. Да и не клановых тоже. Пусть Сая с такой логикой нехотя согласилась, поубавив враждебности, но мне пришлось задабривать ее походами по магазинам. Пусть мой кошелек опустел на почти сотню тысяч рё за раз и неколько часов из своей жизни я предпочел бы не вспоминать, но оно того стоило.
  Сняв с головы начавшее подсыхать полотенце, я погрузил его в воду, как следует намочив, а затем вернул обратно, с довольным вздохом вновь откинувшись на горячий камень и вернувшись к размышлениям.
  Слава всем богам, послевоенный ажиотаж постепенно начинает спадать и нагрузка на госпиталь со временем немного уменьшается вместе с количеством инвалидов и увеличением активных ирьёнинов, что возвращаются на службу восстановившись после ранений. Еще месяца три и можно будет перейти работать на пол ставки и наконец заняться не только клановыми калеками, что еще не успели пройти через просто гигантскую очередь госпиталя, но и заняться медицинскими исследованиями, благо, материала предостаточно - что живого, что мертвого. Правда, сто тел пришлось пожертвовать на нужды пациентов госпиталя, но у меня и так скопилось достаточно свитков со свежими телами. К счастью, их делать лишь немного сложнее, чем пищевые, в отличие от содержащих живых пленников и в лавке такие продаются, но популярностью не пользуются, в отличие от пищевых. Хотя, будь такой хотя бы у каждого десятого шиноби на фронте и госпиталь не испытывал бы недостатка в органах для пересадки, убрав необходимость клянчить из отдела Пыток и Дознания ненужных пленных. Но разве это кого-то колышит кроме персонала? Конечно нет! Хокаге и старейшинам напевать на калек и раненых, ведь всегда можно обучить новых! Не зря же среди простых жителей развернули пропаганду отправления детей в академию шиноби. А Мито мне рассказала, что сразу после войны, Сенджу принялись мягко и ненавязчиво отстранять от управления обучением будущих шиноби в пользу людей верхушки деревни. За последние пять лет клан основателей постепенно стал возвращать утраченные позиции как во влиянии, так и в живой силе, заключив несколько выгодных браков с сильными бойцами из потомственных семей шиноби, соблюдавших политический нейтралитет. Да и новое поколение уже подросло. Вот только никому не нужны слишком сильные Сенджу, так что, как Хокаге со своими дружками, так и другие главы кланов прикладывают довольно серьезные усилия, чтобы вернуть до военное положение политического равновесия, при котором клан первых хокаге не обладал слишком большим влиянием. Да, и Нара со свими союзниками тоже не остались в стороне. Пусть я и пытался поговорить с Шенесу на счет подозрений в намеренном саботировании медицины и распределении неугодных клановых бойцов на худшие участки фронта, но ничего из этого не вышло. Дядя признал некоторую вероятность существования такой теории, но очень солидные куски контрибуций Сунагакуре и Ивагакуре надежно заткнули рты недовольных кланов. Увы, даже шиноби являются людьми со всеми присущими им пороками вроде алчности, жадности и глупости. Данных пороков не избежали и самые умные, вроде тех же Нара. Вместе с не желанием идти против пока еще полного сил Хирузена, очень щедрой взяткой и разумным ожиданием потерь во время войны в любом случае, мои догадки спустили на тормозах. К другим кланам, даже союзным, я соваться не решился, поскольку ответ и так заранее известен.
  Вообще, до войны силы Конохи превышали двадцать тысяч шиноби и на семьдесят процентов состояли из клановых бойцов. После заключения мирных договоров с Ивой и Суной, у нас осталось чисто клановых бойцов уже половина. Если такая тенденция продолжится и после третьей мировой войны шиноби, то кланы будут играть в политике деревни уже далеко не главную роль, как было при создании деревни. Учитывая навязчивое желание Данзо поставить кланы под контроль и подозрительные движения Хирузена, целенаправленное увеличение потерь именно элитных сил с последующей заменой на более многочисленное, но легче управляемое мясо, это не выглядит чем-то нереальным. Та же Ивагакуре со своими тридцатью пятью тысячами именно подобную стратегию и использует (несколько кланов-основателей, занимающих важные посты, а остальные просто расходные силы). Пусть качество бойцов у них намного ниже, но использовать три сотни джонинов в суицидной миссии для Тцучикаге вполне приемлимо по сравнению с достигнутым результатом. Даже если Ооноки проиграл, у Ивагакуре все равно сейчас больше войск, чем у нас - девятнадцать тысяч против двенадцати, а значит, испытывать послевоенных проблем с исполнением заказов они не будут, в отличие от Конохи, растягивающей свои силы между добыванием денег и попытками полноценно прикрыть границы по наиболее опасным направлениям. Учитывая, что все остальные великие страны находятся вокруг нас, то это еще та по геморройности задача.
  К сожалению, после возвращения с войны, как старейшины Нара, так и старшая Узумаки, потихоньку стали натаскивать меня разбираться в политике как между кланами и различными фракциями деревни (вроде союза торговцев, чиновьичего аппарата и представителей Дайме), так и ближайшими странами. Учитывая мою принадлежность к правящей семье Нара, случись что с Шикаку и я унаследую место главы, так что разбираться во всей этой кухне мне совершенно необходимо. У Мито же более личные причины - как будущему хранителю Храма Масок и ближайшему кровному родственнику джинчурики на случай отсутствия самой Узумаки, мне стоит знать основных игроков на политической арене. А уж у нее опыта таких игр и лавирований между интересами различных сторон - вагон и маленькая тележка, правда, с позиции личной силы и родственных связей. Отсюда и моя осведомленность в некоторых аспектах жизни Конохи, которые обычному шиноби ниже ранга полноценного джонина и не известны.
  Бросив взгляд на начавшее потихоньку сползать с небосвода светило, я окунулся на мгновение под воду с головой и фыркнув из носа попавшие капли, поднялся на ноги и потопал к выходу из онсена, перекинув мокрое полотенце через плечо - время отдыха вышло, а сегодня мне необходимо еще пробежаться по магазинам для закупки бумаги и чернил для опять начавших истощатся запасов печатей в лавке. Ну и проверить здоровье только недавно начавшей полноценно двигаться Кейко, после чего поспешить на ужин домой и заняться уже шрамами Саи.
  
  Глава 3.
  
  Медленным шагом ползя по улице давно проложенным маршрутом "госпиталь - клановый квартал" просто потому, что сил на шуншин уже не оставалось, я широко зевнул и неожиданно зацепился взглядом за знакомое лицо в тоненьком ручейке спешащих мимо людей. Приглядевшись лучше, я узнал того самого шиноби, что постоянно брал для своей команды мою миссию по предоставлению бойцов для тренировки в тайдзюцу.
  - Эй, Шибатори-сан! - повысив голос, чтобы привлечь внимание, я перешел на другую сторону улицы, не обращая внимания на шустро начавших расползаться с дороги прохожих.
  Повернувшийся на оклик, шиноби позволил более полно себя осмотреть. И первое, на что я обратил внимание - белесый вертикальный шрам через левый глаз, явно нанесенный каким-то острым лезвийным оружием. Пустующая глазница, закрытая темно-серой повязкой, придавала ему немного пижонский вид. Вот только усталый вид смазывал впечатление, но это не мешало симпатичной девушке за прилавком булочной лавки, не далеко от которой остановился шиноби, кидать на него заинтересованные взгляды. А так, за исключением новенького джонинского жилета, Кей выглядел почти так же, как и три с лишним года назад, разве что немного более широким в плечах и плотным на вид. Впрочем, учитывая его специализацию - ничего удивительного. Я и сам за последние годы не только подрос в высоту, но и в ширину. Не настолько, чтобы меня можно было назвать очень мускулистым, но само строение тел большинства мужчин Узумаки тяготеет к силовому варианту развития и приходится прилагать изрядные усилия, чтобы скорость тоже постоянно была на уровне.
  - Нара-сан? - почти сразу опознал меня парень.
  Наверное потому, что в черте деревни я хоть и продолжал носить маску с очками, но надевать балахон спешил не всегда, тем более скрывать волосы под капюшоном.
  - Он самый! - кивнул в ответ, приветственно хлопая джонина по плечу. - Как жизнь? Вижу, шрамов у тебя прибавилось...
  - А у кого их не прибавилось? Но пока живой, как видишь, - усмехнулся он. - Сам-то как? От знакомых слышал, что тебя законопатили в самый глухой и мерзкий уголок в стране Травы почти на полтора года? Сочувствую.
  - А, да чего уж там! Дело даже не в увеличенном сроке службы, а в том, что на месте не оказалось ни одного самого зачуханного ирьёнина и контингент лагеря сменялся почти полностью чуть ли не за несколько месяцев в результате не только потерь убитыми в поле, но и от простой невозможности оказать первую помощь доставленным раненым! И это я еще не упоминаю совершенно отвратное обеспечение лекарствами! Дошло до того, что я должен был обменивать медикаменты в Кусагакуре на свои печати, чтобы не оказаться с голой жопой! И как будто этого мало, я еще должен был не только отвечать за полевой лазарет, но и обучать себе подручную и ходить на миссии со своей командой, пусть и не так часто, как другие!
  Глубоко вздохнув, я загнал поглубже раздражение, что неизменно начинало меня преследовать при мысли о саботаже работы медиков на фронте и покосился на знакомого.
  - Извини, для меня это больная тема, потому иногда хочется выплеснуть накипевшие чувства.
  - Ничего страшного, бывает, - сочувственно покивал Шибатори, - а уж о бедственном состоянии медицинского обеспечения я знаю не по наслышке.
  - Учитывая тот поток раненых и калек, что через меня прошел за последние пол года работы в госпитале, я скорее удивлюсь, если бы ты от этом не знал, - насмешливо фыркнул я. - По моему, вся деревня знает, но никто ничего не делает, а просто мизерное количество персонала должно обслуживать больше десяти тысяч шиноби и хренову тучу гражданских, выбиваясь из последних сил.
  - То-то ты не очень выглядишь, - отметил он, - и это заметно даже с маской и очками.
  - Четырнадцать часов работы и около трех-четырех часов на сон в сутки, - ответил я, безуспешно пытаясь подавить очередной зевок. - Вот думаю вообще уволиться к ёкаевой матери и наконец заняться своими делами, а то как с фронта вернулся - так и пашу как самый натуральный вол и на собственное развитие совсем времени не остается, не говоря уж о нормальном отдыхе!
  - Давно надо было так и сделать, а то себя посто угробишь, - похлопал меня по плечу Кей.
  Проводив взглядами парочку патрульных Учиха, что потащили напившегося в зюзю шиноби, мы отошли к краю дороги, чтобы не мешать прохожим и уже там продолжили разговор.
  - Ладно, что мы все о мне да о мне, как твои спиногрызы? - сменил я тему.
  - Которые из? - усмехнулся шиноби.
  - У тебя их уже несколько? И когда успел? - удивился я. - Нашу команду держали в генинах почти два года и выдали патенты на чунинов только перед самой отправкой на фронт.
  - Ну, мои примерно столько же просидели в генинах, а потом уже бегали всей командой на более сложные задания, - вздохнул джонин, - а недавно меня повысили и сразу впихнули воспитывать еще троицу малолеток, вот только на четвертом месяце нам не повезло налететь на нескольких нукенинов, организовавших банду разбойников.
  - И?
  - А, чего тут рассказывать - четверо чунинов против джонина с троицей сопливых выпускников академии, результат - сам понимаешь, - махнул рукой знакомый, скривившись и машинально проведя рукой по повязке, - тогда я и потерял не только одного паренька, но и глаз в придачу, оставшись с двумя тяжело ранеными на руках. До Конохи-то их дотащил, вот только полное лечение Хьюги оплатил клан, а девчонка же из простых оказалась с поврежденным позвоночником и после посещения госпиталя еле ходит с костылями. Дальнейшее лечение стоит слишком больших денег для бывшей воспитанницы приюта, да и для обычного джонина тоже.
  И такой безысходностью был наполнен его голос, что я даже скривился, невольно вспомнив похожую ситуацию с Саей. Передернувшить от одной только мысли об увеличении и так громадного количества работы, я обреченно вздохнул, но не стал молчать.
  - Знаешь что, Кей, завтра хватаешь в охапку свою малявку и в шесть часов утра как штык чтобы был у госпиталя - посмотрю на нее и попытаюсь подлечить, за одно и замену твоему уничтоженному глазу подберу, если хочешь.
  - Правда? - вскинувший голову, джонин с надеждой всмотрелся мне в лицо. - Но ни у нее, ни у меня нет денег на такие операции...
  - Какие деньги? По знакомству постараюсь помочь, так ты потом мне поможешь, если случай подвернется, - отмахнулся я от него, - как-нибудь сочтемся, в общем.
  - А у тебя не будет неприятностей на работе?
  - Пфф, и что мне этот одноглазый хрен сделает? Уволит? Да ради всего святого! А на чиновников из канцелярии мне вообще плевать!
  - Спасибо, Рью-сан, я этого не забуду, - воспрял духом парень.
  Мда, похоже он сильно на этот счет переживал, если судить по немного выпрямившейся спине и развернувшихся плечах, что словно сбросили огромный вес.
  - Я же говорю - сочтемся! Лучше скажи мне - ты сейчас что, с одним Хьюгой бегаешь?
  - Да не, мне перевели пацана Сенджу из почти полностью погибшей команды, так я с ними хожу на не слишком опасные задания и теперь, если ты поможешь, нас могут с полным составом и на экзамен отправить.
  - Экзамен? Что за экзамен? - не врубился я, в очередной раз зевая.
  День стремительно переходил в вечер, а я все больше хотел оказаться около своего футона и завалиться поспать часиков на пять.
  - Ты не знаешь? - удивленно на меня воззарился шиноби.
  - Знал бы - не спрашивал! - раздраженно ответил ему.
  - Хах, да об этом уже вся Коноха судачит больше месяца! На прошедшей недавно встрече каге большой пятерки, решили проводить экзамен на чунина как своеобразную замену войне, способу показать подрастающее поколение и продемонстрировать будущим клиентам возможности шиноби каждой скрытой деревни, - разъяснил Шибатори, - первый экзамен выпал на долю Суны, так что сейчас ищут более-менее целые и сработавшиеся команды, которые можно направить представлять Коноху.
  Оу, уже пришло время экзамена на чунина? Я уж и думать про этот фарс забыл, а тут вдруг кучка старых пердунов разразилась такой идеей сразу после войны, где каждую деревню хорошо потрепало. Нет, отличный маркетинговый ход, но уж слишком большие преимущества имеет принимающая сторона, а уничтожить молодую поросль противника до того, как она станет представлять значительную угрозу - так вообще сам бог велел! В общем, будет весело, но только не для вовлеченных.
  - И что, много нашли? - спросил я, чувствуя как квакнул пустой желудок.
  Покосившись на очень аппетино выглядевшие пирожки с ягодной начинкой за стеклянной витриной булочной, я вздохнул и сделал собеседнику жест подождать, а сам начал рыться в карманах в присках мелочи - едва ли в такой небольшой лавке найдется сдача с золотой пластинки в пять тысяч рё или хотя бы тысячи. К сожалению, мелочи не оказалось. Я смутно припомнил, как плетясь утром в сторону госпиталя, на ходу зажевал несколько порций такояки не разлипая глаз. Туда наверно вся мелочь и ушла. Блин. Ну и ладно.
  - Слушай, давай перебазируемся к той лавке и купим чего-нибудь пожрать, а то обедал я еще в два часа и для ужина надо дойти до дома, а живот уже подводит от голода, - предложил озадаченно наблюдавшему за мной шиноби.
  - Не возражаю, - понимающе усмехнулся он и мы сместились на десяток шагов вниз по улице и устроились за одним из пары крохотных столиков, находившихся перед лавкой для решивших быстро перекусить покупателей. Несмотря на свое название "булочная", лавка продавала не только хлеб и производные, но и большой ассортимент различных пирогов и пирожков. Учитывая, что многие шиноби даже ели на ходу в последнее время из-за огромной занятости, то подобного типа лавки пользовались популярностью и к концу дня оказывались с почти пустыми лотками. Нам повезло застать хоть что-то и я заказал у тут же подскочившей к нам девушки все остатки мясного, творожного и сладких пирогов.
  - И чайничек чаю, если можно, - добавил к заказу, кладя золотую пластинку на стол.
  Бумажными банковскими векселями я предпочитал не пользоваться, поскольку еще с прошлого мира испытывал отвращение к подобным заменителям туалетных подтиралок. Другое дело - золото! А учитывая наличие печатей, вес не такая уж большая проблема даже при большом количестве денег.
  - Ты уверен, что мы все это съедим? - с сомнением покосился Рей на собираемую продавщицей на поднос гору жратвы.
  - Легкий перекус перед ужином не повредит, - наставительно поднял палец я, провожая каждый накладываемый кусочек голодным взглядом, - при слабом истощении чакры необходимо кушать плотно и много, я же сейчас почти пустой.
  - Как хочешь, - пожал плечами парень, - на халяву пожрать я всегда готов.
  Пфф, покажите мне на того, кто откажется!
  Не успела еще девушка опустить поднос на столик, а я уже ухватил оказавшийся сверху мясной пирог, порезанный квадратиками и стянув маску, принялся набивать живот, на несколько минут оказавшись оторванным от мира.
  - Так что ты там говорил про команды? - продолжил я прерванный разговор, лениво прихлебывая довольно неплохой чай и наслаждаясь приятной тяжестью в желудке.
  - А, сейчас советники ищут подходящие команды для экзамена, но пока нашли только две подходящие - слишком много только недавно сформированных и еще не обкатанных команд, а те, что такой опыт имеют либо получили повышение сразу после окончания войны, либо как моя - потеряли кого-нибудь из генинов убитым или тяжело раненым, став не полными, - устало вздохнул шиноби, отрываясь от еды, - а не притершиеся команды посылать не имеет смысла, да что там говорить, если у многих наставников успел полностью смениться состав команды только за прошедший год.
  Понятливо покивав на слова собеседника, я отмахнулся от порывавшейся вернуть сдачу девушки и продолжил запихивать в себя еду, намеревая прикончить содержимое подноса до того, как Кей сможет освободить место под хотя бы еще один кусочек.
  - Ну ты и жрать! - восхитился парень, глядя как последние куски выпечки исчезают у меня во рту.
  - Это ты еще ничего не видел, - пробубнил я с набитым ртом, - я в обжираловках с Акамичи на равных держусь, так что этот легкий перекус даже за еду не считается!
  И я ничуть не бравировал! Когда весишь под девяносто пять килограмм (а в отъеденном состоянии за сто) и твой рост немного превышает сто девяносто сантиметров, то и питаться необходимо много и сытно, чтобы тело имело достаточно энергии для постоянного движения и использования чакры. Толстяки запасают питательные вещества в жировой прослойке, а я - в мышечных тканях. Пусть в первом случае результат достигается намного быстрее, зато мой способ позволяет получить не только большую отдачу, но и ускорения производства чакры без особых последствий. Ведь не зря же считают общую развитость тела отличным способом увеличения ян-компоненты производимой чакры.
  - Спасибо, присутствовал я как-то на одном таком событии - так потом кусок в горло не лез целый день, - скривился джонин.
  Ну да, несколько десятков толстяков, спешно пожирающих все вокруг себя - не очень эстетичное зрелище. Но только если ты в нем сам не участвуешь! Тогда обращать внимание на манеры окружающих как-то нет времени, больше приходится следить за тем, чтобы тебя самого не обожрали, пока отвлекаешься, смотря по сторонам. А Акамичи это могут, уж мне ли не знать за столько лет общения с троицей Ино-Шика-Чо.
  - Ладно, поболтать было приятно, но мне уже пора спешить домой, - вздохнул я, допивая остаток чая в чашке, - и не забудь, завтра с утра со своей калеченной чтобы был как штык!
  - Непременно, - кивнул Шибатори и тут же добавил до того, как я успел взлететь на крышу ближайшего здания и двинуться к клановому кварталу верхними путями, - если хочешь побывать в Суне на законных основаниях - можешь записаться в сопровождающие, уж медика твоего уровня точно возьмут, за одно и немного отдохнуть сможешь.
  - Буду иметь в виду, - кивнул ему, после чего запрыгнул на крышу и устремился в сторону дома.
  Суна, хах? В принципе, неплохой вариант, да и когда еще я смогу посмотреть на житье-бытье другой скрытой деревни без опасения за собственную шкуру? Значит, завтра после работы накатаю заявку и буду надеяться, ее удовлетворят. Хотя, чего я туплю - скину ее Шенесу и он пошлет меня от имени клана, если кто из наших будет участвовать на вполне законных основаниях, не оставляя решение на волю чиновников концелярии хокаге. А старого Хьюгу можно будет просто послать на неприличный орган - и так пашу за несколько человек! И пригрозить увольнением, если попробует не отпустить. Все равно от госпиталя кто-то будет вынужден отправиться - доверять чужим ирьёнинам жизни наших генинов не станет даже последний идиот.
  
  Глава 4.
  
  - Я дома! - откинув капюшон с головы и сняв балахон, я встряхнул его в сторону открытой двери на улицу, чтобы избавиться от лишней воды на одежде, после чего повесил на вешалку.
  Пусть в стране Огня (точнее, около Конохи, поскольку площадь страны довольно большая) сильный и продолжительный дождь является редким событием, но если уж начинает лить, то может зарядить на целую неделю, как это случись сейчас. Нет, я ничего не имею против дождя, особенно учитывая мою предрасположенность к суйтону, но защитная одежда и обувь шиноби не особо предназначена для удобства пользователя в случаях непогоды любого типа. Скорее, во главу ставится эффективность сражения в подобных условиях. Потому, при передвижении во время сильного ливня даже со скоростью генина, непромокаемость одежды не очень-то помогает, оставляя мокрым с головы до ног.
  Следом за балахоном пришла очередь маски и чунинского жакета с рубашкой и майкой, которые я хорошенько отжал на крыльце, стараясь не подставляться под задуваемые ветром капли воды. Потом их нужно будет кинуть в стирку, а пока могут и повисеть на вешалке в прихожей. Расправив второй отличительный знак каждого шиноби любой деревни после хитай-те, а так же заменитель бронежилета и разгрузки в одном лице, я недовольно поморщился - все еще жилет чунина, в то время, как Тсуме свой получила вместе со званием токубецу джонина практически сразу после возвращения в Коноху. Учитывая нашу разницу в силе, это выглядит почти насмешкой и саботированием карьеры со стороны Хокаге. В конце концов, сам факт получения награды за голову Горо "мясника" уже должен был обеспечить звание, поскольку этот лысый ублюдок числился в нашей книге розыска как А-ранговый шиноби с наградой в десять миллионов рё. Конечно, не самая большая награда из существующих подобного уровня, да и я его застал уже порядком выложившегося после начала штурма, но сразить в одиночку подобного бойца не каждый из наших джонинов сможет, не говоря уж про токубецу джонина или вообще чунина. И даже если этого мало, вторая степень ирьёнина и стаж успешного ведения боевых действий почти в полтора года должны обеспечить повышение! Которого все нет уже больше полугода... Учитывая некоторых ирьёнинов третей степени, не имеющих и десятой доли моих боевых возможностей, но с гордостью носящих жилет элитных шиноби, это выглядит хреново с какой стороны не посмотреть. Непонятна только причина - вроде с Хирузеном я не встречался ни разу и уж тем более, не переходил дорогу, так не должен был привлекать особого внимания...
  Хотя, если подумать, это не такая уж правда - разрекламированный дедом и дядей гений нового поколения клановых бойцов, один из лучших оставшихся пользователей фуиндзюцу (до Мито мне как до луны пешком, несмотря на все старание), да еще к тому же и держащий специализированную лавку печатей, личный ученик жены первого хокаге и близкий друг джинчурики, отличный ирьёнин и возможный глава Нара в случае непредвиденных обстоятельств, не говоря уж о потенциальном ранге эС лет через десять. Мда, как-то после взгляда под таким углом я уже не кажусь столь безобидным как считал себя ранее. По одиночке такие достижения смотрятся не особо выдающимися среди клановых талантов, но вот вместе...
  Покачав головой, я вытер ноги специальной тяпочкой и надев любимые тапки, направился к себе в комнату переодеваться и затем принимать душ. По здравому размышлению, подобный мне перспективный кадр, не находящийся под пятой правителя, опирающегося в основном на силу для удержания своего трона, должен изрядно обеспокоить. Всего в Конохе на данный момент пятеро сильнейших бойцов, способных занять кресло Хокаге - Сарутоби Хирузен, троица саннинов и Хатаке Сакумо, поскольку калечного Данзо можно даже не упоминать. Узумаки Мито со свистом пролетает, как не активная куноичи и принадлежащая всего лишь к условно "союзному" клану, а не родившаяся в Конохе, несмотря на свой брак с Хаширамой, вместе со слишком старой Сенджу. Учитывая предположительное схождение с дистанции Сакумо в результате какого-то темного инцидента, остаются только ученики Хокаге, что против своего учителя не попрут, поскольку отношение к Учителю (не просто наставник, что предоставляется каждой новенькой команде а именно человек, вкладывающих в учеников огромные объемы личных знаний) в этом мире почти как ко второму отцу. Из следующего за саннинами поколения никто не тянет на достаточно сильных шиноби, чтобы претендовать на трон. Главы кланов, как настоящие так и будущие, тянут на солидную А-шку, типа Икки, Фугаку, Хиаши, Шенесу и остальных, но не более того. В отличие от меня. Минато и Кушина еще не подросли, хотя первого скоро заберет под свое крыло извращенец, а джинчурики никто не допустит до управления деревней пока имеются другие варианты из-за обретения излишне большого влияния.
  - Привет, ка-чан, - махнул я рукой, краем глаза заметив Саю, пьющую чай в гостинной, - я мыться.
  И не дожидаясь ответа, потопал к себе в комнату за стопкой чистого белья, а потом в ванную, стараясь не сбиться с ухваченной за хвост мысли. Если Хирузен действительно устраняет конкурентов на свой пост (учитывая отсутствие прямых доказательств, за которые его давно бы сами кланы закопали и оперируя косвенными данными канона, полной уверенности нет и не будет), то я вполне могу попасть под определение угрозы вместе с главой Хатаке. Предположим, Сарутоби действительно занимается такой подчисткой и послужил причиной смерти Наваки Сенджу и даже Дана Като, как ставленников клана основателей, значит, Хокаге не гнушается устранять угрозу на опережение, но предпочитает действовать чужими руками или подстраивать наиболее неблагоприятные условия для выживания.
  Устало потерев лицо и стараясь не падать духом от подобных размышлений, я скинул оставшуюся одежду на пол ванной и, проведя рукой по паре печатей активации душа, стал под упругие струи горячей воды.
  Если следовать моим выводам, то отправка нашей команды на наиболее неблагоприятный участок фронта - первая попытка избавиться от меня, кроме давней попытки похищения. Конечно, шансы на это небольшие, если не подключать сюда здоровую паранойю, но они все же есть. Значит, блокирование моего повышения без видимой причины может быть из той же оперы. Сейчас, когда война закончилась, убрать меня на прямую и не вызвать подозрений будет значительно сложнее. Я вижу только три относительно надежных способа это сделать. Первый и самый надежный - кунай в спину при выполнении задания от напарника или просто отсутствие помощи в критический момент и очередная потеря подающего надежды таланта. Второй способ - устроить засаду на каком-нибудь одиночном задании и концы в воду. Ну и третий - просто подставить и обрушить репутацию. Попытаться отравить опытного ирьёнина не станет даже полный идиот, а убрать по тихому ирьёнина-Узумаки с запасом чакры больше чем у каге получится не лучше, чем носителя биджу. А наши стариканы в совете и Хокаге могут быть прямыми солдафонами, предпочитающими убирать возможные проблемы вместе с источником, страдать отсутствием глобального мышления и считать свои решения истиной в последней инстанции, но четверка стариков идиотами отнюдь не являются и знают больше способов убить человека, чем я прочитал книг в этой жизнях.
  Так что о конкретных способах можно только гадать, но я точно знаю, что воспользоваться первым и третьим способом намного проще, когда жертва является чунином. В отличие от джонинов, которые более вольны в выборе заданий, чем стоящие ниже в пищевой цепочке званий. По законам деревни, каждый джонин сам должен решать, когда он будет выполнять миссии, но за год должно набираться не меньше десятка С-шек или выше. Типа, чтобы на людей не давить, но и квалификацию не терять. Вот только это филькина грамота - если шиноби хочет хорошо и много кушать, вкусно пить и сладко спать, не забывая про другие развлечения, то вынужден много пахать и чуть ли не выхватывать из под носа у других самые удачные задания. А вот чунинов сколотить под началом джонина могут как нефиг делать и даже отказаться нельзя без веской причины. Конечно, занятого ирьёнина никто не будет дергать, иначе можно повстречаться с одноглазым Хьюгой и потом месяц питаться через трубочку и ходить в утку на больничной койке, но сама такая возможность изрядно напрягает. Что касается второго способа - попробуйте догнать обладателя большей, чем у вас выносливости, с огромными запасами чакры и возможностью почуять источник чужой чакры (не то, чтобы об этом кто-то знал кроме Саи) задолго до появления его носителя в зоне видимости и возможностью не задерживаться, прикрывая команду. Так что в ближайшие пару лет придется смотреть в оба глаза и искать подвох при любых непонятках. Если тебе кажется, что за тобой следят, то это не значит что у тебя разыгралась паранойя, возможно - за тобой действительно следят! Так сказать, профессиональная болезнь, без которой в среде наемных убийц выжить трудновато. Конечно, как один из вариантов - можно попробовать выйти в отставку и полностью посвятить себя делам клана, госпиталя и лавки, но учитывая грядущие события, проще сразу перерезать себе горло, чем дожидаться неминуемого песца в гости. Да и отпускают со службы раньше десяти лет стажа только калечных, да надорвавших кейракукей, как никак, доживший до двадцати пяти шиноби уже считается ветераном и почти стариком, как бы странно это не звучало. Если по возвращении из Суны я не получу свой законный жилет токубецу джонина, то придется подключать Шенесу и союзников, от которых уже так просто не отмахнешься.
  Вздохнув, я выключил воду, отжал тяжелую гриву волос и одним выбросом чакры из всех тенкецу, пустил пленку с поверхности всего тела, одновременно тренируя контроль, возможность в будущем использовать кайтен и разрабатывая все тенкецу, не говоря уж о мгновенной просушке. Чакра позволяет творить не только чудеса, но и значительно упрощает быт пытливого разумом пользователя. Как следует протерев полотенцем волосы, я надел чистое белье и накинув сверху халат, потопал в гостинную. За всеми тяжелыми размышлениями, я как-то даже сразу не заметил, что Сая не ответила ни на одну мою реплику, что было довольно странно.
  - Ка-чан, я голодный как волк! Что у нас на ужин? - спросил, входя в гостинную и тут же остановился в некотором замешательстве.
  Сая по-прежнему сидела на диване и цедила чай, не обращая на меня внимания с совершенно спокойным выражением лица. Но смотря на казалось бы довольно мирную картину, я буквально жопой почувствовал грядущие неприятности, а так же буквально кричащие об опасности инстинкты, и это без всякого там использования КИ. Мда, удивительная способность женщин заставить противоположный пол почувствовать себя очень неуютно без всякой чакры. Гены наверное. Вот только подобный фокус со мной не пройдет благодаря многолетнему общению с почившей женушкой, иногда превращавшейся в ту еще ведьму. Потому, вместо того, чтобы устроиться как можно дальше от неминуемого взрыва, я как ни в чем не бывало плюхнулся рядом и взяв свободную чашку, налил себе чаю, изрядно сбив ма с настрою.
  - Ну, и чего мы так насупились? - осведомился у нее, притягивая к себе за плечи и чмокая в макушку.
  Было забавно наблюдать, как по лицу Саи мелькает выражение удивления, недовольства, возмущения, злости и наконец обреченности. Даже при всем своем желании, она не может долго на меня злиться какой бы ни был повод. Главное, вовремя избежать точки кипения, что я невольно и сделал, показавшись и быстро прошмыгнув в ванную.
  - Рью, - начала куноичи, повернув голову ко мне и забавно нахмурившись, - недавно до меня начали доходить слухи...
  Только огромным усилием воли я не вздрогнул и не поменялся в лице. Неужели кто-то догадался о моем отцовстве малышки Сенджу? Ну мне дядя и старейшины устроят!!!
  - ...что тебя несколько раз видели вместе с какой-то куноичи Хьюга из побочной ветви клана, ты ничего не хочешь мне рассказать?
  Украдкой облегченно вздохнув, я лишь спокойно улыбнулся в ответ на грозный взгляд.
  - Ну, это не неизвестная куноичи, а Канаде-сенсей, про которую я тебе не раз рассказывал во время обучения, - сообщил ма, - она у меня что-то вроде официальной любовницы, подсунутой под меня по приказу главы ее клана.
  - Что? Ты об этом знаешь и все равно общаешься с этой шалавой?! - вскинулась ма.
  - Ну-ну, Канаде-чан вполне приличная девушка, у которой просто не оставалось другого выхода, - успокаивающе похлопал я по плечу Саю, - с проклятой печатью на лбу не особо поспоришь, знаешь ли. И поверь, даже самые грозные шиноби не выдерживают и пол часа работы подобной штуки, сходя с ума от боли и превращаясь в бешенных зверей, согласных на все, лишь бы пытка прекратилась. Не хочу такой судьбы и для нее.
  - Но ты же старался держаться подальше от клановых девушек! - возмутилась ма.
  Вздохнув, я прижал ее к себе по крепче и уткнулся лицом в темные шелковистые волосы.
  - Ты же знаешь, что я становлюсь слишком значимой фигурой, чтобы другие кланы оставили свои попытки иметь хоть какое-то влияние на меня, - тихо фыркнул я, - иметь возможность воспользоваться услугами лучшего работающего знатока печатей, среди оставшихся в Конохе бездарностей дорогого стоит.
  - Ты еще забыл по ирьёнина второй степени, - недовольно хмыкнула Сая.
  - Ну и это тоже, - согласился с ней, пожимая плечами, - к сожалению, союз Ино-Шика-Чо не настолько силен, чтобы просто послать лесом самый многочисленный клан деревни и рано или поздно, Хьюги или Учихи своего бы добились.
  - И все равно...
  - Посмотри на это с другой стороны - как только у меня завелась официальная любовница и об этом стало известно в деревне, другие охотницы здорово поубавили пылу, а я помог хорошей девушке и получил возможность использовать объект влияния в обратную сторону. По крайней мере, это намного лучше, чем не знать, через кого тобой пытаются манипулировать. Так как Канаде втянули во всю эту фигню насильно, мы просто договорились о чесности с обеих сторон и теперь она просто рассказывает, чего хочет глава Хьюга, а я уже решаю о целесообразности требуемой услуги.
  - Значит, никаких детей на стороне? - нахмурилась ма.
   - Это первое, о чем я завел разговор, - утвердительно кивнул ей и добавил, - ну и как бонус - убрались из лавки те личности, что опять стали появляться после восстановления твоей красоты до прежнего вида.
  - Л-личностей? - внезапно начала запинаться Сая, слегка покраснев.
  - То, что я на работе - вовсе не значит, что не в курсе о твоих делах, - ухмыльнулся я, - сколько там десятков ты уже отшила?
  - Рью! - медленно, но верно Сая начала наливаться краской, а я решил продолжить ее дразнить, раз имелась такая отличная возможнось.
  - Конечно, я могу понять желание почувствовать себя королевой в окружении большого количества мужчин, что жаждут твоего внимания, да и потребности тела никуда не делись, - на это Сая дернулась и неверяще повернулась ко мне, словно не веря своим ушам, - да-да, двери надо плотно закрывать и не оставлять на распашку, поскольку я вполне могу придти с работы на пару часов раньше, а звуковые кеккай существуют не просто так. Да и игрушки свои следует прятать куда надежней и не забывать в ванной комнате.
  Я вполне ясно намекал куноичи о позавчерашнем дне, когда получилось придти пораньше и застать Саю за очень интересным делом, а полность открытая дверь в спальню обеспечивала прекрасным видом во всех подробностях. Не будь она так занята, то наверняка почуяла бы случайного наблюдателя. А так, я смог немного насладиться зрелищем, тихо удалиться и вернуться домой в обычное время не подав виду о случившемся. Все же, несмотря на то, что я привычно зову Саю ка-чан или ма, но настоящая мама у меня была всего одна и ее могила осталась в другом мире. А эта покрасневшая как помидор молодая красивая женщина пусть дороже всех в новой жизни, даже можно сказать, я ее люблю и готов уничтожить любого, причинившего ей боль, вот только действительно считать своей матерью... не получается. Скорей уж я сам вырос с минимум посторонней помощи от тогда еще молоденькой девчушки.
  - Т-т-ты... ви-вид-д-дел!? - почти взвизгнула Сая, потрясенно смотря на меня огромными глазами.
  Ого, не думал что такие размеры бывают в обычной жизни. Впрочем, буквально пылающее лицо и уши куноичи доставляли мне не меньшее наслаждение. Можно сказать, это моя маленькая месть за скандал с Кейко, стоивший мне немало нервов. А тут такая прекрасная возможность отыграться и за одно отвлечь внимание от ситуации с Канаде.
  - Видел-видел, все и даже чуть больше - пару дней назад в спальне, чуть больше недели в ванной, еще две недели назад здесь на диване, примерно месяц назад на кухне и еще до этого не мало раз, - спокойно перечислял я, едва сдерживая вырывающийся из груди смешок от панического выражения на лице Саи, от кожи головы которой можно было практически прикуривать. - И за собой вообще-то следует убирать, а не ждать, пока я использую очищающие печати и проветрю воздух.
  Это стало последней каплей. Сая пару раз открывала и закрывала рот, но выдавить из себя ни звука так и не смогла, смотря на меня огромными глазами, после чего неожиданно вскинулась и с практически рычанием обрушила на меня град ударов своими кулачками! Со смехом отбиваясь от доведенной до точки кипения фурии, в которую превратилась Сая, мне только и оставалось порадоваться, что чакру она не использовала.
  Но все равно я отомщен - в конце концов, не все же ей выносить мне мозги, а так, счастливо избежал разборок на счет очередной любовницы. Да и не припомню уже, когда мне доводилось настолько вогнать девушку в краску. Разве что в далекой первой молодости, что уже и не вспомнить толком. Вскинув руки в универсальном жесте сдачи и ими же прикрываясь, я прекратил смеяться.
  - Все-все, пощады!
  - Рью-ку-у-ун, это было жестоко! - прекратила свою атаку куноичи и потешно надувшись, скрестила руки на груди.
  Краска смущения еще не до конца сошла с лица и такой она показалась мне в тот момент милой, красивой и по-домашнему теплой, что я еле сдержал возникшее желание затискать куноичи.
  - Зато весело! - ухмыльнулся я, но издавший рев желудок напомнил о самом главном. - Ладно, шутки в сторону - где моя еда?!
  - Не заслужил, - фыркнула ма, но все же отправилась на кухню.
  Провожая ее взглядом, я откинулся на спинку дивана и подумал, что очередной день моей жизни прошел не так уж плохо.
  
  Глава 5.
  
  Отведя в сторону молниеносный удар по горлу, я сделал быстрый выпад ногой, заставив Мито отпрянуть назад или оказаться с раздробленной коленной чашечкой. Такой долгожданный момент заминки, длившийся едва ли больше десятой доли секунды, позволил мне сделать свой ход - легчайшее качание к правому плечу куноичи длилось еще меньше, прервавшись пинком, способным дробить камни. Но, несмотря на резкую боль в груди, куда пришелся удар и подозрительно хрустнувшие ребра, я все же добился своего - стиль раншиншо позволил мне лишить противницу возможности использовать основную руку. Отлетев на несколько метров назад, и восстановив сцепление с землей, я приземлился уже складывая короткую серию ручных печатей.
  - Катон: Эндан!
  Выдохнув большой клуб огня, я тут же опустил левую руку на грудь, начав залечивать полученные повреждения, а правой выпустил слабую версию другой техники в догонку.
  - Футтон: Реппушо!
  Пусть ветер и огонь не мои стихии, но освоенные дзюцу работают ничуть не хуже, чем у обладающих к ним склонностью, если использовать в полтора или два раза больше чакры, а уж сила объединенных стихий заставит понервничать и большинство джонинов. Вот только для Мито Узумаки получившаяся огненная волна не проблема даже без возможности использовать одну руку. Так что это всего лишь небольшая тактика отвлечения внимания, что очень хорошо сработала в небольшом пространстве личного полигона, подарив мне несколько секунд передышки и возможность помочь печати в лечении наиболее неприятных ран, типа пробитой кунаем икры правой ноги или поврежденной печени, не говоря уж о многих более мелких ранениях. Ничего особо серьезного для нормального ирьёнина, но вместе, они здорово влияют на мою подвижность, а постоянная прессура со стороны Мито не позволяет отвлекаться, рискуя получить почти смертельный удар. Пусть это тренировка, но удары ни она, ни я не сдерживаем, за исключением наиболее разрушительных и смертоносных техник.
  - Ксо!
  Стена огня, на пару мгновений скрывшая от меня противницу, начала стягиваться в центр и медленно исчезать в одной точке на уровне моего пояса. Смотря на мерцающую в воздухе печать из чакры перед раскрытой ладонью левой руки куноичи, мне оставалось только раздраженно скрипеть зубами и концентрироваться на лечении.
  - Ара-ра, Рью-чан, ты мог бы уже и выучить, что такие дешевые трюки на меня не подействуют, а то расслабился на фронте с более хилыми противниками, - насмешливо улыбнулась Узумаки.
  Как будто я этого не знаю! Против достигшего мастерства пользователя фуиндзюцу, подавляющее большинство стихийных техник просто бесполезны, поскольку нет ничего проще, чем поставить защитный барьер или просто запечатать атаку. Постоянный источник раздражения для шиноби, активно использующего ниндзюцу, не говоря уж о том, что затраты чакры не сопоставимы по эффективности. И даже не это самое противное, а просто бесящая возможность...
  - Посмотрим, как тебе понравиться это, - усмехнулась Мито и повернула ладонь по часовой стрелке, мгновенно перестраивая не имеющую физического носителя фуин.
  ...повернуть технику против своего создателя! В то время, как мне до такого уровня еще шпарить и шпарить! Наблюдая, как небольшая яркая точка посередине печати начинает разрастаться и стена пламени несется уже в обратную сторону, я скривился, но отменил Шосен но Дзюцу, сложив печать концентрации одной рукой. Из четырех тенкецу на плечах буквально выстрелили золотистые цепи чакры и сформировали прозрачный кеккай вокруг меня, как раз и рассчитанный на защиту от пламени. Не успела возвращенная техника испробовать на прочность защиту, как я начал складывать другой рукой серию печатей - не думаю, что Мито-чан удовольствуется только этим. И оказался совершенно прав, так как едва волна огня прокатилась мимо, не сумев причинить какой-либо вред, барьер лопнул со звуком разбитого стекла от простого прикосновения, вдруг оказавшейся очень близко куноичи. Кто бы сомневался, что умея ставить подобные преграды, красноволосые мастера фуиндзюцу отлично знают и как их разрушать! Вот только и я подготовился.
  - Чидори сенбон!
  Несколько десятков образовавшихся в воздухе игл из молнии обрушились на Узумаки, но мгновенно возникший перед ней барьер остановил неожиданную атаку, как и несколько десятков золотых цепей, что волной ринулись следом. Теперь уже я разрушил кеккай, действуя на голой силе за неимением лучшего, но это оказался единственный достигнутый успех. Вполне знакомая с моей тактикой за множество проведенных боев, Мито просто заключила себя в золотистый кокон таких же цепей, запаковавшись в практически неуязвимую скорлупу. Пусть она и могла использовать всего десяток своих тенкецу для этого, в отличие от моих нескольких десятков, но опыта в оперировании цепями Узумаки имеет явно больше меня. Увы, война не лучшее место для тренировок и дальйшего оттачивания техник. Даже не став пытаться пробить кокон своими "тентаклями", я только устало вздохнул и опустился на землю, развеивая золотистые конструкты.
  - Охо-хо, уже сдаешься, Рью-кун? - насмешливо спросила Узумаки, так же убирая защиту.
  - Учитывая не первый раз возникновение подобной ситуации, мы оба знаем, что дальнейшее противостояние переходит в имеющийся объем чакры, - хмыкнул я, - и выиграть на данном поле у джинчурики девятихвостого, пусть и бывшей, способен только Хаширама или такие монстры, как древние Узумаки, но только не полукровки вроде меня.
  - Ну-ну, давай я тебя пожалею, дитятко, - усмехнулась красноволосая куноичи, подходя ближе и начиная гладить меня по голове.
  Послав ей раздраженный взгляд, я отвлекся на мелькнувшую в прорихе тренировочной одежды бархатную кожу куноичи и мгновенно переключился со своего поражения на совсем другие мысли.
  - Я знаю, как ты можешь меня пожалеть, - буквально промурлыкал Мито в ответ, пробежавшись руками по длинным и стройным ножкам, следом взяв в плен пару упругих ягодиц.
  - А то я этого не знаю, - насмешливо фыркнула куноичи, отвешивая мне символический подзатыльник, - вообще, кто-то жаловался, что он слишком устает на работе, чакры не хватает на полноценную тренировку и тому подобное!
  Но судя по стремившимся расползтись в улыбке уголкам губ, красноволосая красавица была вовсе не против провести некоторое время в постели вовсе не для сна. Широко улыбнувшись, я поднялся на ноги - Ияку Фуин как раз закончила свою работу - и, подхватив на руки куноичи, помчался к дому.
  - Но сначала мы наведаемся в ванную, - заявила Мито, слегка наморщив носик.
  Учитывая только что проведенную тренировку, от меня действительно немного попахивало - ирьёнин, не ирьёнин, а охлаждать разогревшееся тело приходится по старинке - и замечание справедливое.
  - Ну, в ванной тоже можно много чего придумать, - не растерялся я, движением ноги сдвигая входную дверь.
  Оставалось только порадоваться, что Куши-чан до вечера гостит у Микото и никто не помешает нам немного пошуметь.
  
  Спустя несколько часов, расслабленно в кровати и гладя шикарные волосы Мито, достававшие ей до попы, я старался не поддаться желанию уснуть - на обратном пути необходимо было забежать проверить дочурку и Линли, а так же смыться до того, как вернется Кушина.
  - Тебе следует заглядывать почаще, - едва слышно пробормотала Мито, уютно пристроив голову у меня на плече.
  - Я бы с радостью, Ми-чан, но между госпиталем, лавкой, маленькой Кацуми с Линли и заботой о Кейко с Саей, у меня не хватает времени даже на нормальные тренировки, не говоря уж про все остальное, - вздохнул я, покрепче прижимая к себе фигуристую куноичи, - я даже с Канаде вижусь хорошо, если раз в три недели и это несмотря на то, что она моя официальная любовница!
  Мито ничего не ответила, но краем глаза я заметил, как помрачнело ее лицо на краткое мгновение. Но переведя взгляд с потолка на Узумаки, увидел лишь так знакомое мне выражение спокойного довольства. Показалось? Решив не заморачиваться, я подавил зевок. Еще минут десять можно полежать, а потом стоит начать собираться. Приняв решение, я вернулся мыслями к словам обнимавшей меня куноичи. Вообще, с тех пор, как я вернулся с войны, Узумаки стала как будто немного более... привязчивой, что ли? Раньше она избегала столь открыто демонстрировать свое желание видеть меня рядом и меньше показывала свои настоящие чувства. Нет, мы вместе отлично проводили время, как в постели, так и вне ее, на тех же тренировках, но всегда оставалось ощущение, что мы лишь друзья с привилегиями и ничего больше. Сейчас же это небольшое, но всегда присутствовавшее расстояние между нами начало стремительно исчезать и у меня появилось ощущение, что Мито хваталась за меня, как утопающий за соломинку. Хотя, это немного не точное сравнение, скорее как умирающий за те немногие ниточки, что связывают его с жизнью... Черт, это чувство очень трудно выразить словами, но одно я понял точно - Узумаки Мито нуждается во мне как никогда раньше.
  Хмм, если подумать, то не такая давняя потеря Наваки должна была сильно по ней ударить - красноволосые мастера фуиндзюцу очень семейные существа и смерть не только всех детей, но и внука должна была сильно сказаться на куноичи. Да еще недавно пробежал слух, что Мито сильно рассорилась с Тсунаде и даже надрала ей задницу. Не знаю, в чем там дело, поскольку у нее не интересовался, но вроде бы призывательница слизней хотела свались из Конохи не считаясь с мнением главы Сенджу и заслуженно получила трепку от бабушки. Сомневаюсь, что это способствовало улучшению их отношений. Таким образом, из близкой родни по крови осталась только Кушина-чан да я. Не очень внушительное количество по сравнению с огромными семьями в несколько поколений на Узушио. Учитывая то, что Мито провела детство и молодость на острове, смена места жительства на Коноху должна была лечь тяжким грузом на плечи, не говоря уж про ношу джинчурики. Пусть Узумаки понимают неизбежность потерь в профессии наемных убийц, но смертность у них намного ниже просто за счет большей выживаемости, чем у других шиноби и ориентированности на поставку продукции фуиндзюцу как основного источника дохода, нежели выполнения миссий. И даже если кто из семьи и погибнет, как тот же Рюта, рядом всегда будут многочисленные родственники, что помогут справиться с горем. В Конохе же подобного нет с тех пор, как Узукаге отозвал всех членов клана, оставив Мито в относительном одиночестве. Да и отношения с внучкой у нее и так были не ахти с момента появления Кушины по очевидным причинам. Не удивительно отсюда и чувство одиночества. Конечно, я знаю, что Мито обменивается письмами с родней на регулярной основе через призыв, но это не заменит личного общения и возможности ощутить тепло близкого человека.
  Вздохнув, я бросил взгляд в начавшее темнеть окно и ласково погладил задремавшую куноичи по плечу.
  - Мито-чан, мне пора.
  - Что? Уже?
  - Увы, да, - грустно улыбнулся я и погладив по щеке, чмокнул ее в губы, - как бы не хотелось остаться, но дел на сегодня еще хватает.
  Отыскав разбросанные по полу вещи, я быстро начал одеваться, но на мгновение замер, бросив взгляд на чуть приоткрытую дверь - разве мы ее не закрыли? Порывшись в памяти, я не смог выудить конкретный ответ и выбросил мимолетное любопытство на этот счет из головы, продолжив натягивать одежду. Последними заняли свое место маска с очками, после чего я послал воздушный поцелуй зевающей красноволосой красавице и в темпе слинял из дома, не забыв плотно закрыть за собой двери.
  
  Глава 6.
  
  - Ну что, как мы себя вели? Слушались маму?
  - Удя!
  - Слушались? Какая молодец!
  - Гьяхахаха!
  Подкинув счастливо взвизгнувшую малышку в воздух, я расплылся в блаженной улыбке - пусть получается заглядывать к Кацуми и Линли не так часто, как хочется, но беря на руки долгожданную дочь или играя с ней, каждый раз буквально таю от умиления. Это стоило смерти и перерождения в другом мире!
  - Рью?
  - Да-да, - повернувшись к слегка улыбавшейся Сенджу, я передал ей малышку, - никаких отклонений от нормы я не обнаружил и кейракукей развивается без каких-либо аномалий, пусть и несколько быстрее обычных детей у использующих чакру родителей, но учитывая наши гены - ничего необычного.
  Вздохнув, Линли погладила немного успокоившуюся малявку по голове и хотела уже опустить в детский манежек, но у Касуми-чан имелось на это свое мнение, поскольку она начала тянуться своими коротенькими пухлыми ручками к груди мамы.
  - Кушать?
  - Дя!
  Пусть ей еще не исполнилось и двух, но доча уже начала пытаться говорить и даже запомнила несколько коротких слов, более-менее понимая простые предложения, заставляя меня законно раздуваться от гордости и давить желание хвастаться всем встречным о такой умнице. Пусть такая же красивая как мама, но умом пошла в папу! Хотя, уровень скорости развития детей шиноби поражает по сравнению с обычными карапузами, если не знать причину подобного феномена. Впрочем, вспоминая собственное детство, можно было бы и не удивляться, но наблюдая все это со стороны, а не на собственной шкуре, разница воспринимается более четко. Я уж не говорю о том, что более-менее нормально ходить без поддержки, Касуми научилась сразу после того, как ей стукнул годик. Готов поспорить, к двум она будет носиться как метеор к ужасу своих родителей. Уж я-то помню, какими неугомонными могут быть даже обычные дети - не каждый взрослый сможет за ними поспеть, несмотря на очевидные преимущества в скорости и росте. А уж если с чакрой... Содрогнувшись, и подавив побежавшие вдоль позвоночника мурашки, я порадовался наличию барьеров, которыми можно ограничить площадь перемещения излишне резвых отпрысков. Пусть Нара от подобного не страдают, но я точно знаю, что другие кланы огородили свои кварталы не только для защиты, но и чтобы не выпускать малолетние исчадия ада в деревню без нормального сопровождения. Не даром же только после семи-восьми лет можно увидеть клановых детей вне родного квартала одних. Простым семьям шиноби в данном отношении намного тяжелее - не даром же приюты принимают малявок на время за небольшую плату. Примерно к семи годам родители обычно вбивают в гиперактивных чад хоть немного ответственности и их уже можно отправлять гулять одних.
  - Дяй!
  - Шшш, подожди немного, сейчас будешь кушать, - принялась успокаивать малышку, начавшую мусолить ткань на груди, Линли.
  Куноичи уселась на диван и ни чуть не стесняясь моего присутствия, приспустила с плеча хакама, оголяя упругую грудь молочного цвета. Только и ждавшая этого, Касуми мигом присосалась к источнику живительной влаги и начала довольно активно чмокать. И никакого тебе сцеживания с остальными заморочками кормящих мам, до дрожи знакомые мне еще по прошлой жизни! Тут скорее будет проблема оторвать от еды, чем наоборот. Присев рядом, я погладил рыжую головенку и обнял Линли за талию, слегка прижав к себе. Монументальное чувство удовлетворения и довольства, возникающее в подобные моменты, стоили того, чтобы завести ребенка в моем небольшом возрасте и ответить согласием на предложение знакомой Сенджу. И огромная улыбка, растянувшаяся на моем лице тому свидетельство. Конечно, для полноты довольства, хотелось бы присосаться к другой полной груди, но боюсь, моя конкурентка на молочном фроне этого не оценит. И так пришлось для Линли составлять особую диету и увеличивать производительность молочных желез, поскольку маленькая Сенджу-Узумаки отличалась огромным аппетитом. Сейчас, когда ей стало можно кушать тертые овощи, кашки и другие вещи, что не повредят работе животика, только начавшего переходить с полностью жидкой пищи на что по тверже, еще ничего, а вот до года приходилось нанимать кормилицу, чтобы накормить досыта. Помнится, я тоже в детстве жрал как не в себя, хотя у Саи молока было все же больше, смотря на несколько менее пышные формы, чем у Сенджу.
  - Лин-чан?
  - М?
  Я вырвал куноичи из своеобразного транса, с которым она кормила дочь, так что пришлось немного подождать, прежде чем Линли очнулась и сосредоточила вопросительный взгляд на мне.
  - Как ты насчет выйти замуж годика через два-три?
  - Ва...?
  Хмыкнув, я улыбнулся открывшей рот рыжеволосой красавице и уточнил:
  - За меня, я имею в виду.
  - Но... разве тебе старейшины и глава клана не подбирают невесту? - растерялась она.
  - Подбирают, но пока еще ничего не решено, да и до восемнадцати никакой женитьбы не будет, - отмахнулся я, - к тому времени я почти наверняка получу ранг джонина и стану еще сильнее, так что проблемой будет только обзавестись согласием старейшин Сенджу на вывод тебя из клана, а уж наши точно не откажутся.
  - Это может быть проблемой, - пробормотала куноичи, покрепче прижимая малышку к себе.
  Ага, значит согласна! Я с трудом подавил желание подхватить ее на руки и закружить по комнате.
  - Не такая серьезная, как ты думаешь - в конце концов, можно подключить к данной проблеме Мито-чан, которая сама является старейшиной, а так же давней приятельницей Токи-сама, против двух других старейшин этого должно хватить, - успокоил я начавшую кусать губы Линли, - а способных возразить близких родственников у тебя нет, так что при должной подготовке у нас все может получиться.
  Высказав свои доводы, я дал куноичи время подумать.
  - А как же сама Мито-сама? Или твоя Кейко? И Хьюга, если слухи верны? - тихо спросила Линли. - С чего ты вообще завел разговор о женитьбе на мне?
  Полностью развернувшись ко мне, куноичи приподняла голову, требовательно и с какой-то непонятной надеждой посмотрев мне в глаза. Вздохнув, я нежно погладил ее по щеке, раздумывая как лучше всего ответить.
  - Понимаешь, если взять всех женщин с которыми на данный момент я встречаюсь, то получается довольно неприятная для меня ситуация. Мито-чан наверняка тебе говорила, что между нами отношения исключительно на уровне постели и общих интересов Узумаки. Хотя я и думаю, что она немного лукавит в этом отношении, но суть в том, что детей в ближайшем будущем она от меня не заведет, а даже если и заведет, то расти они будут в деревне Водоворота, учитывая несколько напряженные отношения с Хирузеном и его кодлой. Сама понимаешь, что такой вариант мне не слишком нравится, хотя и вполне возможен. Как и тот факт, что Мито слишком большая политическая фигура, чтобы имелась хотя бы мизерная возможность не использовать давление на нее через меня. Учитывая большие повреждения кейракукей у Кейко, не говоря уж о телесных, заводить детей хотя бы в ближайшие три-четыре года просто противопаказано для ее здоровья, не говоря уж о предполагаемом ребенке. Конечно, с введением в клан никаких проблем не будет по определению, даже если не в качестве законной жены, поскольку сильных бойцов привечают даже Нара, но учитывая ее возраст и отсутствие особенностей тела Сенджу и Узумаки, больше одной беременности не получится. Канаде вообще можно исключить из возможных кандидаток в матери моих детей, даже будь между нами что-то большее, нежели "рабочие" отношения - она принадлежит к побочной ветви Хьюга, а ставить своим детям проклятую печать на лоб и позволять каким-то придуркам их пытать при любом удобном случае я не дам. Вывести же ее из клана не реально, без того, чтобы белоглазые сами это захотели сделать - Хьюги никогда не отпустят на сторону даже такой дерьмовенький бьякуган как у нее, и это при очень низких шансах передать нормальное додзюцу потомству даже при браке с другим членом клана. Собственно, именно поэтому Канаде и решили подвести ко мне в качестве рычага влияния. Так что из всех имеющихся кандидаток на роль жены ты подходишь больше всего, да и малявке нужен нормальный отец, а не заглядывающий пару раз в неделю непонятный дядя.
  На последних словах я усмехнулся и погладил Касуми по голове.
  - К тому же, появление еще одной женщины означает, что мне придется еще меньше видеться с вами, уделяя лишнее время ей и неминуемым детям, так что лучше немного подождать сейчас и сделать своей женой тебя, а не кого-то еще, ну и..., - я сделал паузу, заставив внимательно меня слушавшую Линли податься вперед, - кто сказал, что я становлюсь на одной Касуми? Еще как минимум одна девочка или мальчик!
  И подтверждая свои слова, я тоже подался вперед и впился в податливые губы куноичи. Прервать поцелуй нас заставило только недовольное кваканье малявки, требовавшей продолжения банкета. Немного покрасневшая и запыхавшаяся рыжеволосая красавица освободила от ткани другую грудь, пересаживая маленькую обжору, а я облизнул мигом пересохшие губы и подумал, что дому придется еще подождать часик-полтора. Оставалось только порадоваться относительно невысоким постельным запросам будущей жены, поскольку иначе пришлось бы оставаться ночевать здесь.
  
  ***
  
  - Добрый день, Сасаки-сан на месте? - вежливо осведомился я у знакомой пожилой куноичи, открывшей мне дверь приюта.
  Поскольку заявился я во время обеденного перерыва в госпитале, когда маленьких обитателей ветхого здания так же сгоняют кушать, то мне получилось избежать излишнего внимания со стороны детей, при каждом посещении буквально норовивших погрести под настоящей кучей малой в попытке заставить поиграть. Учитывая загруженность рабочего дня, тратить чакру на пару клонов мне просто не хотесь. Да и зашел я не для того, чтобы поиграть с мелкими и пожертвовать деньги управляющей, как поступаю в начале каждого месяца, а по совсем другой причине.
  - Да Нара-сама, она у себя, - кивнула воспитательница, уважительно кланяясь и без дополнительных вопросов пропуская меня внутрь.
  - Просто Рью-сан, - обреченно вздохнул я.
  Женщина только улыбнулась в ответ, закрывая за мной дверь и возвращаясь к своим делам. Почему-то, вскоре после того, как я вернулся с фронта и продолжил лично заносить в приюты пожервования (несколько увеличившиеся, поскольку лавка вновь начала приносить солидный доход, а почасовая оплата в госпитале приносила довольно серьезные даже для элитного шиноби деньги), и раньше очень вежливый персонал, резко взял новую высоту в выказывании своего почтения. Впрочем, после того, как настоятельница одного из приютов показала смету финансового обеспечения за прошедшие два года, ситуация стала ясна - фактически, в конце войны и до момента получения контрибуции от Ивагакуре, я практически полностью содержал все шесть приютов (вовремя эвакуированные дети и персонал разрушенного распределились в не пострадавшие), поскольку у деревни не хватало денег в казне, а выполняющим миссии шиноби порой самим не хватало на что-нибудь еще, кроме резко подорожавшей еды. Сейчас ситуация немного выправилась, но я по-прежнему жертвовал около половины бюджета большинства приютов. Подумать только, ведь именно отсюда в большинстве случаев набирают начинающих шиноби в академию для обучения, выживать приюты должны на такие деньги, что и подумать смешно. Какого хрена думают Хирузен и Ко? Особенно с учетом поддержки безклановых? И ладно бы на это требовалась большая сумма, но выделить вместо жалких двадцати тысяч рё хотя бы шестьдесят? Для месячного налогового оборота Конохи это даже не сотые доли процента, а десятитысячные! И это не считая поступления с каждой выполненной миссии! Оставалось только качать головой на подобное отношение к будущему поколению бойцов. А ведь в зависимости от того, как питались в начале своей жизни дети, зависит их общий потенциал развития как физически, так и умственно. Впрочем, что в прошлом мире было полно мразей, идиотов и просто равнодушных к чаяниям зависящих от них людей во власти, гребущих все только под себя, так и в этом таких личностей хватает. Может чуть поменьше, ввиду огромного отсева при взбирании по вертикали власти, но суть от этого не меняется.
  Вздохнув, я выбросил тяжелые мысли из головы и постучал в дверь кабинета, до которого добрался практически незаметно для себя.
  - Войдите, - донеслось изнутри.
  Нажав на ручку, я вошел и увидел вполне обыденную картину - бывшая куноичи сидела за столом и с переменным успехом боролась с кипой бумаг, наваленных небольшими горками почти на всем свободном пространстве. По долгу службы вынужденный заполнять кучу бумажек и отчетов кроме медицинских архивов пациентов, я только мог посочувствовать ей.
  - Добрый день, Судзука-сан, - поздоровался я.
  - Добрый день, Рью-сан, - ответила удивленная начальница приюта, вовсе не ожидавшая увидеть меня в середине месяца, - чем я могу помочь?
  - Скорее, это я могу, - усмехнулся ей в ответ, - все готово и тебе осталось только явиться в госпиталь.
  Сначала бывшая Анбу только вопросительно приподняла бровь, но потом до нее дошло о чем я говорю и еще вполне симпатичное, но обычно хмурое лицо куноичи буквально засияло, питаемое надеждой. Что не говори, а для пользователя чакры стать калекой намного страшнее, чем для обычного человека.
  - Конечно, не стоит рассчитывать на использование чакры новой конечностью сразу же после операции, в отличие от глаза, - предупредил я, - но несколько сеансов лечения и будет как родная.
  - Как новая?
  - Ну, разве что придется заново привыкать к наличию руки после столь долгого срока и разрабатывать атрофировавшиеся мышцы некоторое время, вот только это единственный минус, - пожал я плечами и положил на стол извлеченный из кармана номерок с указанием даты и времени, - в регистратуре я уже выбил время на вторую половину среды, так что не опаздывай.
  - Спасибо, - Сузука столько чувства вложила в это простое слово, что я даже почувствовал себя немного неуютно.
  Печальная правда практически каждого практикующего ирьёнина, это отсутствие благодарности большинства пациентов - если твоей работой является лечение, то мало кто станет благодарить за то, что является само собой разумеющимся. А учитывая, что некоторые личности и вовсе стремяться смотаться как можно быстрее из-под опеки мед персонала не долеченными, так и вовсе приходится запугивать больных, чтобы не рыпались с коек до полного выздоровления.
  - Пожалуйста, - кивнул ей и бросив взгляд на часы, начал прощаться, - к сожалению, остаться поболтать не могу, поскольку сбежал из госпиталя только на обед и сейчас мне пора возвращаться. Всего хорошего и до встречи через два дня.
  Спустившись на первый этаж, я вышел на улицу и подавил норовивший вырваться обреченный стон - мелочь уже покушала и вывалила на улицу играть под присмотром воспитателей.
  - Рью-нии-сама!
  Вот один из сорванцов меня заметил и уже все три десятка малышей от двух до семи лет обоих полов облепили со всех сторон, повиснув на ткани одежды. Фыркнув на засмеявшихся над моим положением женщин, я со вздохом присел на корточки, даже так возвышаясь над окружающей малышней почти на две головы и потрепал ближайших по головам.
  - Здорово разбойники, надеюсь, вы слушаетесь воспитательниц?
  - Да!!!
  Немного потряся головой, чтобы избавиться от звона в ушах, образовавшегося после звонкого вопля окружающей ребятни, я вздохнул и распечатал небольшой кулек со сладостями (для меня небольшой, а для мелких и на три десятка найдется чего пожевать).
  - В таком случае, за ваше хорошое поведение я оставляю Нури-сан этот кулек со сладостями, которые вы получите к чаю на ужин, - передав подарок мгновенно оказавшейся рядом женщине под дружный разочарованный стон малышни, я поднялся, - к сожалению, у меня еще хватает дел, потому всем пока.
  Детишки огорченно затихли.
  - А поиграть? - пропищала какая-то светловолосая крохотулька с огромными глазищами непролитых слез. Решимость в этот раз не тратить напрасно чакры получила буквально физический удар от такого зрелища, а когда к ней присоединились остальные, строя глазки, взревел мгновенно проснувшийся родительский инстинкт и у меня не осталось иного выхода, кроме как сдаться.
  - Ладно, ладно, будет вам поиграть, - вздохнул я, собирая минимальное количество чакры, необходимое для создания техники.
  Рядом появился каге буншин, оставленный на растерзание детворы, а я помахав всем на прощание, поспешил покинуть игровую площадку перед приютом, пока и меня не загребли. Клон их на пару часов займет, а больше и не надо. Вот только планы планами, а подходя к закрытой калитке, я обнаружил, что рядом с ней на земле сидит крохотная фигурка и что-то грустно чертит прутиком по земле. Девочка, судя по внешнему виду, три или четыре годика, в опрятном, но потрепанном бежевом платьице с цветочками и легких сандаликах. Короткие темные волосы немного закрывают лицо, не позволяя его четко разглядеть, а коленки и локти покрыты царапинами и ссадинами, количество которых показывает активность ребенка. Остановившись рядом, я секунду боролся с собой, но все же решил вмешаться - минута-другая ничего не решают, а остаться безучастным как-то больше не получается. Присев, я потрепал девочку по колючей шевелюре.
  - И почему мы тут сидим одни, вместо того, чтобы идти играть с друзьями? - спросил я как можно более мягким тоном.
  - Папу жду, - печально пропищала кроха, по-прежнему не поднимая головы.
  - Ну, если бы ты его просто ждала, точно не с настолько печатьным видом, - пожурил я девочку.
  - Он задерживается, хотя должен был вернуться еще три дня назад.
  Черт, обычно, если шиноби задерживается на трое суток, то остается очень маленький шанс, что он вернется живым. В девяти случаях из десяти, отца этой девочки нет в живых. Конечно, есть еще вероятность его нахождения в госпитале, но в таком случае всем родным об этом сообщают, в том числе и детям, даже если они находятся в приюте.
  - А твоя ка-чан? - попробовал зайти с другой стороны.
  - Ка-чан сильно болеет и не может за мной следить, потому то-сан отводит меня на время миссии сюда, а затем забирает домой.
  Мда, ситуация - фигня.
  - Как тебя зовут-то, чудо? - со вздохом спросил, залечивая царапины и ссадины, вызвав восхищенный вздох ребенка.
  - Анко, - сообщила мелочь, поднимая на меня взгляд своих темных глазищ, а мое сердце поропустило удар.
  Ну ни х** себе! Немного отойдя от шока и удивления - разве она уже должна была родиться? - порадовался наличию маски и очков, далающих мою мимику лица трудно читаемой. По крайней мере, никто из окружающих не заметил моего охреневания и зеленое свечение шосен но дзюцу даже не дрогнуло. Но случайно наткнуться на одну из хорошо знакомых девушек из манги Наруто так внезапно, несколько выбило меня из колеи, как и возможность увидеть крутую куноичи в столь нежном возрасте. Конечно, на что-то подобное я и рассчитывал, начиная эту возьню с приютами, но если честно, результата не ожидал. Попробуй узнать взрослого нарисованного персонажа в совершенно обычном ребенке. С учетом мира, конечно. А уж какая Анко милота получилась! Так бы и затискал, если бы не опасался негативной реакции. Черт, сейчас совершенно нет времени разбираться с ней, а оставлять ее просто так в приюте не хочется - у бедняжки и так тяжелая судьба впереди, если не вмешаться.
  - Хмм, знаешь что, Анко-чан, давай я забегу сюда денька через три и если твой то-сан до тех пор не появится, то дам тебе возможность повидать маму, - предложил ей, - ты ведь помнишь дорогу домой?
  А там и посмотрим, чем она болеет.
  - Помню, - серьезно кивнула она, я почувствовал как буквально расплываюсь в умилении, глядя на эту серьезную мордашку.
  - Отлично! Раз мы договорились, то давай беги играть с остальными, - потрепал ее по голове, закончив с лечением.
  Энергично подскочив на ноги, малявка деловито отряхнула платье от земли и побежала к толпе ребятишек, что развлекал мой клон, показывая чудеса контроля чакры и сводя малышне мелкие ранки.
  - Спасибо, ни-сан! - прокричала Анко, на мгновение остановившись и помахав рукой.
  Помахав в ответ, я вздохнул и собирался уже уйти, как раздавшийся сбоку голос заставил меня вздрогнуть.
  - Вы будете прекрасным отцом, несмотря на свой юный возраст, Рью-сама, - сморщенное лицо пожилой женщины, неожиданно оказавшейся совсем рядом, хотя я готов был поклясться, что еще мгновение назад она находилась рядом со входом в здание приюта, расплылось в понимающей улыбке.
  Блин, проклятые ветераны и их способность подкрадываться, несмотря ни на какие сенсорные способности! И нечего мне тут намекать на двух любовниц! Проклятая сеть слухов Конохи распространяет свежие сплетни едва ли не быстрее скорости света!
  - Да уж стараюсь, - пробурчал я в ответ, не зная что на это сказать.
  - Акико хорошая девочка, которой сильно не повезло и сейчас ей необходима любая поддержка, какая только возможна, - вздохнула воспитательница, - в том числе и дочери.
  Я вопросительно приподнял бровь.
  - Похоронка на отца Анко, Шиори Ро, пришла вчера, - печально пояснила пожилая куноичи, - мы ее не показывали, чтобы излишне не расстраивать.
  Шиори Ро? Погоди-ка, а я про него слышал - чел довольно сильный шиноби и одногодка Хатаке Сакумо. Говорят, здорово зажигал против суновцев, а потом и против Ивагакуре, заработав на свою голову солидную нараду в десяток миллионов рё и А-ранг. Входил в сотню лучших джонинов деревни после окончания войны и его даже прочили на место в совет джонинов. По крайней мере, теперь понятно, откуда у Анко талант к стезе шиноби. Сейчас если еще и мать ее помрет, то Митараши в приюте пропишется на постоянное место жительства и история пойдет по накатанной колее. Лучше этого не допускать.
  - Спасибо за информацию, - кивнул я, - я ей воспользуюсь с толком.
  А теперь пора и честь знать - на работу уже опаздываю и одноглазый хрен точно выговор вкатает, если обнаружит задержку!
  - Шуншин!
  
  Глава 7.
  
  Раздавшийся стук в дверь отвлек меня от заполнения формуляров на прошлого посетителя, но ощущение знакомой чакры стоявшего перед моим кабинетом человека, позволило вернуться к документам. В конце концов, именно для этого пациента у меня все давно готово.
  - Открыто, - крикнул я, не отрываясь от работы.
  Дверь открылась и закрылась, пропуская в кабинет бывшую куноичи, а ныне управляющую небольшого приюта.
  - Рью-сан?
  - Да-да, я сейчас закончу и буду полностью в твоем распоряжении, - ответил ей, на секунду отрывая взгляд от бумаг.
  Момента мне хватило мельком осмотреть посетительницу и опустить взгляд обратно, но как только увиденное осозналось, я вновь невольно взглянул на Судзуку. А посмотреть было действительно на что - в отличие от своей обычной одежды, которую Анбу в отставке предпочитала носить на службе, из довольно мешковатой куртки и штанов, практически закрывавших все тело от взглядов и скрадывавших выпуклости фигуры, на этот раз Судзука одела простое светло-синее платье с длинными рукавами и белыми сандаликами на босу ногу. Плотно облегая фигуру, оно выгодно выделяло точеную фигурку женщины и подчеркивало довольно приличные достоинства, оказавшие вовсе не такими маленькими, как мне казалось раньше. Несмотря на свободно болтающуюся нижнюю часть правго рукава и то тут, то там показывавшиеся из-под ткани части шрамов на коже и закрытый повязкой глаз, выглядела она очень даже симпатично. Во всяком случае, я более чем уверен, что любая обычная женщина ее возраста плакала бы от зависти, не имея возможности выглядеть так же привлекательно. В этом мире. Прошлый, где подавляющее большинство не следит за своей формой, даже вспоминать не желаю. Мда, со сменой одежды и самой капелькой косметики (используемой в основном богатыми людьми по причине большой дороговизны), Судзука выглядела на тридцать с лишним, нежели на свой настоящий возраст. Впрочем, это характерно для большинства пользователей чакры, старевших несколько медленнее обычных жителей, если не вспоминать тех же Сенджу и Узумаки.
  Заметив, что я ее пристально осматриваю, задерживаясь на вполне приятных мужскому взгляду выпуклостях, экс куноичи довольно улыбнулась.
  - Отлично выглядишь, - совершенно искренне похвалил я.
  Несмотря на то, что платье не имело глубокого выреза, видимый краешек груди смотрелся очень соблазнительно, а довольно тонкая ткань не так много оставляла воображению. Со вздохом оторвав взгляд от зрелища, на которое можно было любоваться долго (кобелиную натуру не переделаешь, со сколькими женщинами не встречайся), я вернулся к работе, указав посетительнице на кушетку у стены, застеленную простыней.
  - Присаживайся пока - сейчас закончу с бумагами и можно будет заняться тобой.
  Собственно, оставалось не так много формуляров, потому, уже через пару минут я положил заполненные листы в толстенькую папку и убрал ее в шкаф к делам остальных моих пациентов. У каждого шиноби или куноичи имеются подобные личные дела с описанием полученных травм и способов лечения на случай возможных осложнений при операциях, причем у подавляющего большинства переживших хотя бы один десяток лет службы - очень толстые, не упоминая про монстров, типа добровольно вышедших в отставку по причине возраста. Что поделать, профессия боевиков и убийц весьма травмоопасна. Вообще, с возрастом у военных сил деревни настоящая чехарда - по общим понятиям, достигший четверти века боец считается чуть ли не стариком и вполне может выйти в отставку на законном основании. Между тем, достигший сорока или пятидесяти лет, шиноби может выглядеть на тридцать-тридцать пять (Хаширама, в свой полтинник тянувший едва ли на половину своего возраста, если судить по фоткам Мито, является наиболее ярким примером, не считая Узумаки), в зависимости от общего количества полученных за всю жизнь ран и степень их опасности. Среди кланов вообще не редки случаи, когда вышедшие в отставку бойцы не только заводили семьи в таком возрасте, но и успевали понянчить праправнуков, если хроники в клановой библиотеке не врут. И это без всяких плюшек к продолжительности жизни со стороны кеккей генкай или генома. Впрочем, дед погиб на войне в шестьдесят три года и по общему состоянию здоровья должен был протянуть как минимум еще полтинник, если не больше. А не будь войны и опасных миссий, картину четырех-пяти поколений одной семьи можно было бы наблюдать повсеместно, нежели только у законопатившихся на острове Узумаки.
  - Ну что, начнем? - спросил я, поворачиваясь к бывшей Анбу. - Закатывай рукав до предплечья, снимай повязку и ложись - буду тебя усыплять.
  - Усыплять? - удивилась Судзука, тем не менее, выполняя приказ.
  - Подсоединение нервов к новым частям тела - довольно болезненная процедура, - пояснил я и внезапно расплылся в ухмылке, подмигивая, - или боишься, что я не только займусь непосредственной задачей, но и дам волю рукам?
  - Для этого вовсе не обязательно меня усыплять, - насмешливо фыркнула бывшая куноичи, укладываясь на кушетку, - и в отличие от остальных пациентов, меня отвлекать вовсе не требуется, хотя внимание такого симпатичного молодого человека мне откровенно льстит.
   Досадливо цикнув языком, я кивнул.
  - Тогда спать, - положив окутавшуюся зеленой чакрой руку Сузуке на лоб, я погрузил ее в глубокий сон.
  А теперь, по всем законам жанра я должен воспользоваться оказавшейся в моей власти беспомощной женщиной и удовлетворить свои низменные инстинкты... Господи, что за чушь лезет в голову! Вздохнув, я достал из кармана свиток и распечатал емкость с глазом, плававшим в консервирующей жидкости. Заменить поврежденный на почти такой же целый не составило никакого труда и заняло всего пол минуты. Главное преимущество запланированной операции перед проводимой в полевых условиях - возможность подготовиться. Убрав дефективный орган в банку, я запечатал ее обратно (хорошая возможность на досуге попытаться его восстановить), я проверил общую работоспособность с помощью нескольких ложных импульсов и удовлетворившись результатом, переключился на руку. Как я говорил, все отличие в возможности подготовки - отторжение органов в большинстве случаев происходит из-за несовпадения типа крови и чакры в новом куске тела, вот только при наличии всего двух стандартных (для опытного фуин-пользователя) печатей, используемых в госпитале, их можно просто вытянуть и получившийся кусок плоти подсоеденить калеке, позволив чакре и крови нового тела циркулировать по нему.
  Потому, пережав кровеносные сосуды на ладонь выше обрубка, я аккуратно срезал полтора сантиметра плоти и кости от зажившего места, после чего распечатал конечность и принялся за работу. С моим опытом лечения различных травм и ранений, срастить мышцы, кости и кожу не составило никакого труда, как и сосудов. Восстановив кровоснабжение в руке и наблюдая, как тоненькая и почти прозрачная в своей белизне кисть постепенно восстанавливает свой природный объем и цвет, я принялся за нервы, проверяя основные очень слабыми импульсами райтона и по подрагиваниям пальцев отслеживая результат. Впрочем, это было не самым сложным и спустя пол часа убедившись в относительной работоспособности новой руки на сигналы новой нервной системы, я приступил к более сложной задаче - соединению обрывков кейракукей в одну гармоничную структуру. Учитывая чакроканалы на грани разрушения с одной стороны и давно не использовавшиеся с другой, приходилось быть очень осторожным, чтобы надежно их соединить и не разорвать к чертям собачьим одним неосторожным усилием. Кто пытался вытащить большим пинцетом видимую только в лупу занозу, меня поймет. Радовало только то, что эти чакроканалы не приходилось восстанавливать с нуля и было их не так много как в туловище. Убив полтора часа и все же добившись приемлимого результата, я снял наведенный сон с Сузуки и облегченно присел рядом. Утомился не физически, а скорее умственно, полностью сосредотачиваясь на деликатной задаче. Не представляю какой должен быть бешеный контроль чакры у Тсунаде, если она без проблем может не только быстро соединять порванные чакроканалы, но и восстанавливать их с нуля за сравнительно короткое время. Уж на что у меня хороший контроль, выстраданный многолетними потом и кровью, но для подобной легкости он требуется как бы не на порядок лучше, чего мне в ближайшие годы не добиться, если вообще какой-либо шанс имеется с моим огромным объемом чакры. Все же сенджу хоть и превосходят в данной категории многих, но даже до полукровок Узумаки не дотягивают.
  - Рью-сан?
  Повернув голову, я увидил как сонная Сузука удивленно рассматривает обоими глазами свою новую руку. Конечно, пигментация кожи кисти несколько более темная, чем остальная часть конечности и отчетливо видна граница, но и только.
  - Первое время желательно руку не напрягать и упаси боги - использовать чакру, но с постепенным восстановлением моторики и привыканием, должна слушаться как родная, - сообщил я женщине, улыбаясь. - Глаз же должен работать хорошо уже сейчас.
  Согнув и разогнув еще плохо слушавшиеся пальцы, Сузуме совершенно неожиданно шмыгнула носом, а глаза заблестели влагой.
  - Спасибо, даже не знаю, как смогу тебя отблагодарить, - улыбнулась она, бросив такой взгляд, что мне неожиданно стало жарко.
  - Не стоит благодарности, отмахнулся я.
  Все же, только ради таких вот взглядов стоило выбрать профессию ирьёнина. Я скромно не стал упоминать, что ее вписали в увеличенный обеденный перерыв со скандалом чиновников администрации и угрозами уволиться к демоновой матери с моей стороны. К сожалению, протащить управляющую приютом до начала рабочего дня не получилось, в отличие от Шибатори и его ученицы. Блядские бабы, сидящие в регистратуре и на кассе (отрыжки аппарата Хокаге, никогда не бывшие шиноби) не поленились дойти до одноглазого Хьюги с таким "безобразием", но были посланы и благополучно заткнулись. Будут эти шавки мне еще указывать, кого принимать в первую очередь, а кого отдвигать в конец или вообще не принимать за отсутствием денег. А что у бывшей Анбу их нет - это и спрашивать не надо. С таким ублюдочным отношением к собственным людям, я все чаще подумываю о создании своего небольшого медицинского учереждения на клановой основе. Толку явно будет больше, а цены меньше. Набрать молодняк из приюта, хорошенько подучить пару лет и потом постепенно повышать квалификацию во время практики на живом примере.
  Внезапный поцелуй, прервавший мои размышления, заставил обратить внимание на настоящее. Не сказать, что я оказался очень удивлен, но руки совершенно самостоятельно сошлись на талии сидящей рядом женщины, прижимая крепче.
  - Не то чтобы я жаловался, но это было вовсе не обязательно, - сообщил я, после того как со вздохом сожаления отстранился.
  - Я знаю, вот только оставить тебя даже без поцелуя в награду за полноценное возвращение к нормальной жизни, вместо постоянного ощущения себя калекой, стоит намного большего, уж можешь мне поверить, Рью-кун, - усмехнулась Сузуме.
  - Вообще-то, у меня уже две любовницы имеются, - сообщился я с сарказмом, намекающе бросая взгляд на ее руки, так и не выпустившие мою шею из объятий.
  - Знаю, потому и ни на что не претендую, все же наша разница в возрасте слишком велика для нормальных отношений, - пожала плечами бывшая куноичи, но вдруг оказалась очень близко и зашептала на ухо, - только покувыркаться пару раз в постели вовсе не возражаю, если появится такое желание.
  Чувствуя упругие выпуклости, я непрозвольно опустил взгляд в вырез платья и убедился в отсутсвии какого бы то ни было нижнего белья на посетительнице, а организм тут же сделал попытку отреагировать вполне понятным способом, но к счастью я успел пресечь конфуз и сохранить внешнее спокойствие. Вот только Сузуку оказалось не так просто обмануть, ее знающая улыбка ясно показала осведомленность моей реакции на столь прямую провокацию. Впрочем, комментировать она не стала, предпочтя удалиться, оставив последнее слово за собой. Уже через пару мгновений, когда я более-менее взял под контроль разгулявшиеся мысли и даже придумал достойный ответ, высказывать его оказалось некому. Мда.
  - Кто это был? - внезапно засунул голову в дверной проем Еши.
  - Хорошая знакомая, которой необходимо было помочь, - отстраненно ответил я и встрепенувшись, спросил, - ты что-то хотел?
  - Да так, посмотреть на ту, из-за которой поднялась недавно такая буча, - хмыкнул Куминари, - на еще одну любовницу не похожа.
  Подавив желание спрятать лицо в ладонях, я лишь еще раз вздохнул.
  - Всего лишь заведующая приюта, куда я часто жертвую деньги, к тому же старше меня на два с половиной десятка лет, так что твоя теория на счет любовницы не состоятельна. И вообще, хватит тут зря болтаться - лучше зови следующего пациента и сваливай к себе, - огрызнулся на знакомого.
  - Ва! Рью страшный, - изобразил испуг ирьёнин и быстро смылся, а в кабинет шагнул шиноби с замотанными руками.
  Наверняка очередной идиот, пострадавший во время тренировок катона. Че, не люблю ожоги - возни много, а хорошая противоожоговая мазь готовится достаточно долго и требуется ее много.
  
  Глава 8.
  
  - Привет, Анко-чан, - присел я возле малявки, так и сидевшей около калитки в то время, как все остальные дети бегали и весилились на площадке перед приютом.
  - Рью-сан, - подняла голову девочка.
  - Как и обещал, сегодня мы пойдем проведать твою ка-чан, - улыбнулся я.
  Ради большего успокоения ребенка, я даже не стал использовать свою обычную маскировку, стянув маску с лица на шею и запихнув очки в карман неизменного плаща.
  - Правда?! - вскочила на ноги кроха, смотря на меня полными надежды глазищами.
  - Правда-правда, - кивнул я, - надеюсь, ты помнишь дорогу до дома?
  - Да! То-сан часто отводил меня и наш дом не так далеко отсюда, - радостно закивала Анко.
  - Тогда пошли, - подхватив пискнувшую малышку на руки и усадив на плечо, я кивнул пожилой воспитательнице и вышел с территории приюта на улицу, - ну давай, командуй!
  - Сначала мы идем прямо, потом направо и еще раз на право, затем на лево и прямо до конца улицы, там поворачиваем налево и через несколько домов будет наш! - возбужденно затараторила девочка, едва немного освоилась и крепко обхватила мою голову для большей устойчивости.
  Впрочем, я и так придерживал ее ладонью просто на всякий случай. Память у мелочи действительно оказалась хорошей и спустя десяток минут петляния по улочкам и переулкам жилой части не самого бедного района Конохи, мы добрались до места... Не без жертв с моей стороны - я и забыл насколько болтливы маленькие дети в таком возрасте с дружелюбными взрослыми. Миллион и один вопрос "почему?", "как?", и "зачем?" натурально выели мне мозг и почти заставили оглохнуть на правое ухо. А еще Анко жутко понравились мои волосы и не сходя с места эта неугомонная егоза попыталась заплести мне косички, чуть не свалившись в процессе этого увлекательного занятия со своего насеста. С ужасом ожидаю того момента, когда подрастет моя доча и превратится в такой же жужащий моторчик. Ха, я даже удостоился сочувственного взгляда и кивка от патрульного чунина Учиха, мимо которого мы проходили - наверняка у парня свои такие же маленькие кошмарики есть.
  Впрочем, до маленького аккуратного двух этажного домика, несколько меньше моей лавки мы добрались и сняв Анко с плеча, я постучал по обычной деревянной двери, какую можно встретить и среди современных домов. Никакой старины, сдвижных дверей и панелей древне-японского стиля, что так популярен у подавляющего большинства кланов и наиболее состоятельных жителей Конохи.
  - Твоя ка-сан точно дома? - спросил я у девочки, когда никто нам не ответил и из дома не донеслось ни звука.
  Учитывая, что и мои чувства сенсора не смогли обнаружить человеческого присутствия внутри, а мать девочки точно куноичи, судя по тому, что я слышал, то это очень тревожный знак. Правда, что-то такое есть на границе чувствительности, но даже люди с полностью неразвитой системой чакры ощущаются лучше. Странно...
  - Да, ка-чан еле передвигалась по дому, так что не могла никуда уйти, - обеспокоенно сообщила малышка, начав шмыгать носом и в паре шагов от слез.
  - Хмм, тогда мы поступим как настоящие шиноби, - заговорщицки прищурился я, наблюдая как лицо Анко моментально просветлело и она чуть ли не завибрировала на месте от предвкушения.
  Эх, я уже и забыл как легко отвлечь детей чем-нибудь захватывающим. Не став обманывать ожидания малявки, я поднял вверх указательный палец правой руки и сформировал из него короткий столбик сияющей синей чакры чакры, вызвав восхищенный вздох.
  - А сейчас мы вставляем его в замочную скважину и..., - преобразовав чакру внутри замка, я повернул руку до щелчка и вынул почти точную реплику подходящего к нему ключа, - открываем дверь!
  Подергав ручку вроде бы открытой, но не желающей поддаваться двери, я вопросительно посмотрел на хихикающее дите.
  - Там еще крючок, - сообщила с огромной улыбкой малявка.
  Надменно хмыкнув к вящей радости маленькой спутницы, я сформировал тонкое лезвие и просунув его в едва заметную щель между косяком и торцом, провел с низу вверх до тех пор, пока не встретил небольшое сопротивление и на другой стороне не звякнул металл.
  - Вот так! Никакому крючку настоящего шиноби не остановить! - триумфально ухмыльнулся я, играя на публику.
  Анко счастливо запрыгала на месте, хлопая в ладоши и смеясь, а древний старичок, устроившийся на лавочке у противоположного дома неодобрительно покачал головой, хотя я заметил смешинки в его прищуреных глазах.
  - Ну что, добро пожаловать домой, - сказал я, распахивая дверь, - время проверить твою маму.
  Несмотря на это, первым вошел все же я.
  - Э-э-эй, есть кто дома? - позвал я в тишину, после чего повернулся к мелкой. - И где твоя ка-чан может быть?
  - Она в последнее время очень плохо себя чувствовала и почти не вставала с постели, - ответила моментально погрустневшая Анко, вцепляясь мне в штанину и таща за собой из прихожей глубже в дом.
  Я скинул сандали у порога и только после этого позволил себя увлечь, поскольку мысль о молявке едва ли больше пятнадцати килограмм весом тянувшей за собой сто килограммовую тушу способна вызвать только улыбку, но ни как не реальное положение дел. Протащив меня по небольшой уютной гостинной, малявка целеустремленно бросилась к одной из двух замеченных дверей, игнорируя ведущую на второй этаж лестницу и еще один коридор с другой стороны, а за ней пошел и я, явственно морщась от запаха болезни и немытого тела.
  - Ка-чан, я дома! - звонко провозгласила она, распахивая дверь в... спальню.
  - А-анко-чан? - донесшийся до меня от двуспальной кровати слабый сонный шепот подтвердил, что дом действительно обитаем.
  Вот только тот факт, что я ощущал меньше чакры, чем от самых небольших животных от лежащей на кровати женщи... присмотревшись получше, я едва сдержал рвущееся сквозь зубы ругательства - лежащую на кровати можно было назвать как угодно. Девочкой, подростком, с некоторой натяжкой девушкой, но никак не полностью сформировавшейся женщиной, хотя ее откровенно плачевное состояние буквально живого скелета, пока еще обтянутого кожей, все равно намекало на когда-то присутствовавшие внушительные достоинства слабого пола. Мать Анко оказалась очень молодой.
  - То-сан долго не приходил, а я все ждала и ждала, а он все не приходил, а ты тут и уйти мне не разрешали воспитательницы, но потом появился Рью-нии и пообещал сводить домой! Он такой классный! Я прокатилась на его плече! Так высоко! У него такие красивые и шелковистые волосы, но заплести косички не дал! И много знает! А еще он может доставать из пальца светящуюся штуковину и ей открывать замки и крючки! Именно так мы попал домой. Мы постучали, но ты не отвечала, так что как настоящие шиноби, мы проникли внутрь! Все в приюте говорят, что Рью-нии здоровский доктор, может он вылечит тебя? А то ка-чан все лежит и лежит, и не гуляет! А папа все не возвращается, а в приюте хоть и здорово, но я скучаю и хочу домой! - обрушила поток сознания на Акико мелкая, подскочив к кровати и ухватив за костлявую кисть.
  Видя, что это может продолжаться еще долго, пока девчушка не выплеснет все свои переживания, я подошел поближе и опустившись на колено, потрепал ее по голове. Учитывая внешнее состояние больной, едва ли она вообще понимает что-либо из слов своей дочери кроме самого факта ее присутствия рядом.
  - Анко-чан, прекрати болтать и дай мне спокойно осмотреть твою ка-сан, - обратился я к недоуменно замолчавшей малышке.
  Подхватив ближайший стул, я поставил его около кровати и присев, активировал шосен но дзюцу. И первые же результаты обследования заставили меня пожалеть, что вообще удалось наткнуться на Анко и вляпаться в это посещение. Пожалеть ровно до тех пор, как я краем глаза заметил полное надежды личико девчушки, по прежнему вцепившейся в руку своей полумертвой матери. А суровые факты заключались в том, что Акико была уже почти мертва. Источник вырабатывал такой мизер чакры, что даже в одной моей волосинке имелось больше, и практически был готов потухнуть. Кейракукей оказалась почти полностью уничтожена, а те немногочисленные остатки, что все же каким-то чудом смогли уцелеть, даже стыдно было называть чакроканалами. Тело было на последней стадии истощения и могло похвастаться критической потерей массы. Высокая в общем-то девушка на данный момент весила что-то около двух с лишним десятков килограмм и находилась на грани коллапса организма. Про присутствие каких-то мышц я вообще не заикаюсь. Кое-как еще работающие органы пока выполняли свои функции, но без нормальной подпитки, находились в шаге от отказа. В общем, мама мелкой вполне могла протянуть день, ну может два при большой удаче, но и только. И вот это мне предстояло лечить. Просто прекрасно! Самое страшное, что девушке действительно оказалась около восемнадцати лет, если судить по костям. Ну и как их тут бросить?
  - Вы...
  Слабый шепот отвлек меня от тяжелых размышлений, заставив обратить внимание на саму будущую головную боль.
  - Я Рью Нара и на данный и неопределимо долгий момент - ваш ирьёнин, - представился, мимолетно удивляясь тому, что жутко истощенная куноичи вообще способна шептать.
  - По... жалу... а... Анко...
  Вглядшись во впавшие глаза девушки, я вздохнул.
  - Сейчас твоя задача лежать и не отвлекать меня, молча, - веско произнес я, после чего обратился к встревоженно стаявшей рядом малявка, - Анко-чан, принеси мне какую-нибудь кружку для воды.
  - Сейчас! - получившая задания девчушка стремительно умчалась, а я порылся в карманах и достал несколько своих особых кровяных пилюль, всегда таскаемых с собой на всякий случай и пару пищевых производства Акамичи. Учитывая крайнее истощение и обезвоживание организма, сейчас лучше всего напоить ее, совместив с вводом питательных веществ.
  - Вот!
  Прибежавшая Анко вручила мне большую деревянную чашку, раскрашенную какими-то цветочками и точно не применявшуюся раньше по прямому назначению, если судить по тонкому слою пыли внутри. Протерев емкость платком, я активировал печать во рту и наполнил ее примерно на две трети, заслужив восхищенный вздох маленькой наблюдательницы, после чего раскрошил пять пилюль в воду. Немного подумав, я достал еще одну кровяную и отправил ее следом. В отличие от обычных кроветворных, имеющих весьма неприятный побочный эффект истощения ресурсов организма ради восстановления потерянной крови, мои подстегивают общее состояние и дают энергию на более результативное самолечение, не забирая ничего в замен. Самое то в данном случае с пищевыми пилюлями.
  Приподняв голову девушки, я заставил ее выпить всю жидкость, после чего приступил к более прямым методам восстановления.
  Первая и самая главная - отсутствие чакры, без которой тело просто не способно нормально существовать. Увы, таков закон этого мира. А учитывая состояние источника, на самостоятельное восстановление надежд мало. Вообще, весь вид энергетики и поврежденного источника буквально кричит об отсутствии должного ухода во время беременности - Анко скорее всего ее просто высосала почти досуха при своем развитии, а после рождения почему-то никто не озаботился смягчить последствия для девушки, разом переставшей быть куноичи. Скорее всего, рожала Акико либо дома, либо в обычной больнице для обычных людей. Самое отвратительное, что у девчонки был огромный потенциал - в ином случае она бы не протянула и года с таким плачевным состоянием кейракукей, а простое невежество молодой пары родителей почти стоило жизни матери. И сомневаюсь, что ей когда-либо удастся полностью восстановиться даже при моей помощи. Прямо хоть огромный плакат вешай на стене госпиталя у входа, чтобы уж точно никто не пропустил.
  Вздохнув, я одной рукой принялся закачивать чакру по капле прямо в источник, стимулируя его работу, а второй - накачивать органы медицинской чакрой. По большему счету, ничего другого пока и не требовалось делать, поскольку истощение всех видов просто нельзя воспринимать как ранения. Чтобы тело продолжило жить, необходимы ресурсы, постепенным восстановлением которых я и занимался. Пусть это не такая сложная задача, но и перебарщивать, особенно с моей плотной чакрой не стоило, иначе вместо помощи, я только быстрее угроблю девушку.
  Потратив около четырех часов, я убедился в том, что Акико в ближайшее время помирать не собирается и только после этого позволил себе немного расслабиться и обратить внимание на ни разу меня не побеспокоившую малявку. Анко обнаружилась на другой стороне кравати, мирно посапывая рядом с мамой. Умница какая! Сообразила, что мне лучше не мешать.
  Потянувшись и похрустев затекшими суставами, я отыскал чашку на полу и повторил создание энергетического напитка, после чего разбудил заснувшую почти сразу после начала процедур больную.
  - Пей.
  Выдув вторую чашку воды и заметно оживившись, куноичи даже попыталась приподняться, но я довольно чувствительно шлепнул по лбу, заставляя принять горизонтальное положение.
  - Лежа, - тихим, но не терпящим никакого возражения голосом, скомандовал я.
  - Кто... вы?
  - Рью Нара, ирьёнин, притащенный сюда Анко из приюта, - решил я сразу поставить все точки над "i", - благодаря чему вы все еще находитесь в мире живых.
  - Почему...? - прошептала больная.
  - Почему помогаю? Это довольно сложный вопрос, - задумчиво почесал я затылок, после чего широко улыбнулся, - наверное, просто не смог отвернуться, смотря в полные надежды глаза вот этой малявки.
  - Анко-чан?
  Девушка повернула голову туда, куда я указывал и слабо улыбнулась. На мгновение прикрыв глаза, она вновь посмотрела на меня.
  - Я не умру? - едва слышный шепот содержал в себе столько надежды, что мне стало даже как-то неудобно.
  - Мы все умрем, вот только разница в сроках, - мрачно пошутил я, но чтобы не пугать, тут же добавил, - после моих усилий тебе должно полегчать, так что в ближайшую неделю не умрешь, а если удастся собрать воедино ошметки от твоего кейракукей и провести от источника к органан, то даже до пожилого возраста при удаче дотянешь. Конечно, тем, что не занялась своим здоровьем сразу после беременности или даже во время нее, десяток лет с высшей планки ты однозначно себе скосила, как и на корню уничтожила всякий шанс вновь стать шиноби, но жить жизнью обычного человека ничего не должно помешать. Поэтому, сейчас лежи смирно и дай мне сделать свою работу.
  Акико устало прикрыла глаза, а я принялся за дело. Слава богам, работа источника девушки начала стабилизироваться вместе с осторожной накачкой и поступлением питательных веществ в тело, так что я приступил к более тонким манипуляциям. Небольшое количество основных чакроканалов вокруг очага еще сохранилось, как и те, что ведут к голове, так что постепенно стягивая ошметки с разных мест, я начал формировать грубое, очень грубое подобие кейракукей для подводки к органам и по одному каналу в каждую конечность. На фоне того, что делал у Кейко - небо и земля, но сейчас мне вовсе не требовалось восстанавливать в идеальном состоянии кейракукей, а всего лишь сделать так, чтобы чакра вообще могла распространяться по телу, без непосредственной возможности выхода наружу. В конце концов, тенкецу требуются для использования дзюцу, а не для нормальной жизни. Эх, но какую потенциальную куноичи просрал Ро - даже с учетом неразвитости, подорванный беременностью, долгой болезнью и истощенностью тела, ее источник уже начал восстанавливаться и оставался на уровне крепкого чунина. Подожди ее муж годика два-три и Акико смогла бы рожать детей даже от сильнейших шиноби без особых проблем. Все, что требовалось - время. Хотя, я в некотором роде понимаю Ро. Получи девушка возможность полноценно развиваться и через пару лет кланы бы ее заметили, став окучивать. Всего лишь потомственный шиноби против такого не потянет.
  Провозившись буквально до вечера с грубым подобием чакросистемы, я все же справился с задачей, хоть и работал на скорую руку. Наблюдая, как девушка начинает намного бодрее шевелиться и уже не кажется высохшим скелетом, я удовлетворенно кивнул и с наслаждением размял плечи, хрустя суставами. Ну, хоть и грубая замена, но и такая сойдет за место уничтоженной. Хотя... В голову закралась очень интересная мыслишка. Учитывая, что я уже достаточно натренировался на Кейко и месяца через три-четыре с ней закончу, то подвернувшаяся мне под руку девушка с практически уничтоженной кейракукей может прийтись очень кстати, только сперва следует сводить ее на осмотр в госпиталь для документирования текущего состояния. Можно даже к тому же Куминаро. Зато потом...
  Подумав о том, что через пару лет вполне вероятно получить высшую степень ирьёнина, я усмехнулся. В конце концов, на вторую требуется латание того, что есть, а вот на первую - уже полноценное выращивание чакроканалов и будущая подопытная у меня уже появилась. По крайней мере, это лучше, чем заниматься благотворительностью направо и налево при первой возможности. Так никакого здоровья не хватит. А что очередной больной оказался девушкой, так не мужиков же мне спасать бежать. Если мужчины, то сами должен выпутываться, а не сможешь, так другие найдутся. Чистка генофонда называется.
  - Так, чакры клону хватит примерно на полтора дня, - потребовалось не только отвлечь проснувшуюся Анко, но и накормить, пока я занимался делом, - и примерно тогда же тебе можно будет подниматься с кровати, так что как оклемаешься через недельку, то загляну и свожу тебя в госпиталь на обследование.
  - Спасибо, Рью-сама, - попыталась приподняться на локте и склонить голову Акико, но я легонько треснул ее по лбу парой пальцев, заставив остаться в лежачем положении.
  - Не стоит, я помогаю пусть и из сочувствия к Анко-чан, но и не забываю преследовать свои собственные цели, - покачал головой.
  Ага, отдавать такую светлую голову как у нее, не ценящему это Орочимару, вовсе не хочется. Если посмотреть, то Анко пусть и не на уровне гения Какаши или Итачи, но очень даже близко и не будь поганого клейма змеиного саннина со всеми сопутствующими последствиями, вроде отношения окружающих и потери нормального учителя, эта жизнерадостная девушка вполне могла бы пробиться в элиту джонинов как и ее отец. А может и до низшей планки эС-класса дотянула бы при должном обучении. Не-е-ет, такими кадрами никто, кроме политиков вроде Хирузена, не разбрасывается. К тому же, выползшие на высокий уровень ученики - это охренеть какой политический капитал среди шиноби. Достаточно посмотреть на того же обезьяна, власть которого в том числе держится и на поддержке трех сильнейших бойцов деревни к поддержке старейшин и клана с союзниками. Будь иначе и его попросили бы с трона сразу после окончания этой войны. А так переть против четырех бойцов из сильнейших нет желания ни у кого, не говоря уж про огромные отступные. Конечно, будь жив Дан и войди в силу Наваки - Сенджу бы могли попытаться сковырнуть Сарутоби с бездействием Тсунаде, поддержкой Мито и хотя бы Учих или Хьюг, но уж очень они своевременно скончались для Хирузена. Зуб даю, что без подставы здесь не обошлось.
  В конце концов, уже давно известно, что я являюсь учеником Мито и будь в этом необходимость, Сенджу поддержали бы не только Нара, но и Акамичи с Яманака. Добавим сюда дружбу джинчурики с Учиха (а нелюбовь к ним Хокаге и Ко вполне может подтолкнуть гордецов на союз), а так же ее учителя - Хатаке Сакумо, то получается очень даже мощная коалиция. Скорее всего, сюда же можно добавить и Инузук, если я попрошу об этом Тсуме, что готовится примерить на себя мантию лидера клана в ближайшем будущем от сильно сдавшей матери. Учитывая, что Тока Сенджу хоть и постарела, но по-прежнему остается одной из сильнейших куноичи Конохи, уступая только Мито-чан, то и по боевым показателям получается очень даже серьезно. И Хирузен с советниками могут быть недальновидными политиками, предпочитающими самые очевидные решиния (нет человека - нет проблемы), но никак не идиотами и должны были заметить, что я являюсь связующей нитью среди слишком многих сил деревни, чтобы оставить это просто так. Че, ненавижу политику, хоть уроки клановых старейшин и Узумаки все же приучают потихоньку смотреть на все с разных точек зрения и распознавать не очевидные с первого взгляда расклады.
  Попрощавшись с растерянной девушкой, так и не понявшей как реагировать на чудесное спасение, а так же Анко, я отправился домой. Оставалось только гадать, когда я успел так размякнуть, что начал переживать за, в сущности, посторонних мне людей, если еще недавно беспокоился по-настоящему только за одну Саю. Мда...
  
  - Рью-сама, - склонился в поклоне паренек-генин Нара, стоящий у ворот кланового квартала, стоило мне только приблизиться.
  Угу, после возвращения с фронта, моя репутация даже среди родного клана стремительно взлетела вверх, а уж после получения следующей степени ирьёнина, даже мужики старше меня раза в два стали относиться очень увожительно, пусть и не сгибаются подобно молодняку. Пошедшие слушки о смене кандидата в главы клана после дядиной отставки особенно раздражают, а Шикаку только погано ухмыляется и норовит спихнуть все на меня, ленивец ёкаев!
  - Да, Такаги-кун, в чем дело?
  - Шенесу-сама просил передать послание, как только вы вернетесь, - протянул генин свиток.
  - Спасибо.
  Взяв свиток, я тут же сломал печать канцелярии Хокаге и неспешно шагая по клановому кварталу в сторону дома и отвечая кивком на приветствие немногочисленных Нара по пути, принялся просматривать содержимое. Так, "Рью Нара, решением совета..." бла-бла-бла, ага, вот "принимаем вашу заявку на включение в состав сопровождения генинов на время проведения Экзамена на Чунина в Сунагакуре но Сато от клана Нара...". Отлично! Шенесу все же смог пропихнуть меня в сопровождающие! Пусть от нас идет только один человек, но это позволяет отправить наблюдателя. Экзамен начинается через две недели и выход за шесть дней, так что у меня еще пять дней на сборы (чтобы у кандидатов имелось хотя бы пара дней на отдых после прибытия) и завершения дел. Думаю, справлюсь. В конце концов, не на год покидаю деревню, а всего на пару недель, после чего перерыв в месяц перед началом третьего этапа, если мне память не изменяет. Понятия не имею, как это будет оформлено в Суне, но затем я и рвался на первый проводимый в этом мире экзамен - так сказать, историческое событие, при котором я буду присутствовать. Ну и возможность взглянуть на заочно знакомых личностей, что уже должны были родиться, не на поле боя.
  
  Глава 9.
  
  - Какого биджу! Что это такое, я тебя спрашиваю!? Сейчас, когда у нас только начала более-менее налаживаться работа, немногие восстановившиеся раненые смогли вновь выйти на работу и хоть чуток снизить нагрузку на остальных, я вдруг получаю вот ЭТО!
  Потряся смятым в кулаке свитком перед самым моим носом, одноглазый Хьюга с силой запустил его в мусорную корзину и продолжил орать.
  - Какая нахрен Суна! У тебя что, здесь дел не хватает?! Так я мигом обеспечу, чтобы прекратил маяться дурью! С сопляками можно было бы отправить любого практиканта, но отдавать ирьёнина твоего уровня, когда у нас и так не хватает квалифицированного персонала? Что за придурь!
  - Хиши-сан..., - устало вздохнул я, вынужденный выслуживать крики взбешенного старика уж около пятнадцати минут подряд с самого момента вызова в кабинет начальства.
  - Молчи! Все, что ты хочешь сказать я и так прекрасно слышал! Не глухой пока! - отмахнулся Хьюга.
  - Но...
  - Да-да, я прекрасно знаю, что работаешь за троих, а то и за четверых, вот только ты получаешь свой отпуск, а мне придется искать такое же количество ирьёнинов, чтобы заткнуть дыру в расписании, утвержденном на пару месяцев вперед! А нормально обученные медики на деревьях не растут, знаешь ли, как бы мне этого не хотелось! И денег на обучение в ближайшие годы Хокаге не даст, все самим приходится! А ты тут видете ли, прогуляться захотел, новые места посетить!
  Голос одноглазого старика буквально сочился сарказмом, а активированный в порыве чувств бьякуган, казалось, способен просверлить дырку своим взглядом.
  - Хиши-сан, не ожидаете ли вы, что я буду работать в госпитале все время? - в очередной раз вздохнул я, массируя переносицу. - У меня кроме работы ирьёнином на шее висит куча дел, включая и лавку с фуиндзюцу, которая вообще-то, доход приносит намного больший! Мало того, что сразу по возвращению с фронта я не имел возможности отдохнуть и неделю, восстановившись по вашей просьбе, но и работать приходится по четырнадцать-пятнадцать часов в день всего с одним выходным. Конечно, я понимаю, что и другие работают много и не щадя себя ради нужд шиноби Конохи, но всему должен быть предел! Мало того, что у меня не было времени как следует восстановить свою физическую форму, но в последние пару недель я заметил, что не набираю вес, а его теряю. Извините Хиши-сан, но жертвовать своими боевыми способностями ради других я не собираюсь! Мне за это слишком мало платят!
  Скрестив руки на груди, я выпрямился и ответил таким же интенсивным взглядом ветерану. Уступать я не собирался.
  - Хорошо, твои условия? - наконец сдался Хьюга после пяти минут напряженного молчания и попыток друг друга переглядеть.
  - Во-первых - я иду в Суну и до окончания финала экзамена считаюсь в отпуске за девять месяцев непрерывной работы, во-вторых - перехожу на рабочий день из восьми часов в сутки и не минутой больше, - начал я перечислять, - в третьих - два дня выходных в неделю и никаких сбрасываний на меня срочных случаев в любой момент времени! Почему я должен каждый раз заканчивать рабочий день почти без чакры? Уж у меня найдется, куда ее потратить и вне госпиталя, чем на "еще одного клона"! В конце концов, за работу каге буншинов мне никто не платит! А то чуть что, так Рью дай клона! Там не хватает, здесь не хватает! Надоело! Мне гораздо проще вообще уволиться к биджувой матери и опять ходить на миссии, чем так вкалывать, загоняя себя! Пусть я и наполовину Узумаки, но столько пахать и быки дохнут!
  Закончив ответную тираду, я глубоко вздохнул и постарался успокоиться, чувствуя, как около дверей кабинета собираются любопытствующие. Приперлись, сплетники! Ни я, ни Хьюга в громкости голоса себя не ограничивали, так что нас наверняка было слышно на всем этаже. Устало потерев лоб, старик отрубил свое додзюцу и проковыляв к столу, тяжело опустился в кресло.
  - А работать-то кто будет, Рью-кун? Обладающих твоей квалификацией можно пересчитать на пальцах и остальные еще большей нагрузки не выдержат. Ты же не хочешь, чтобы твои коллеги падали от чакроистощения прямо на рабочем месте?
  - А я, значит, должен выдерживать? - вскинул я бровь на попытку использовать чувство вины.
  - У тебя такая нагрузку потому, что можешь ее выдержать, - нахмурился старик.
  - Плевать! Либо я получаю меньшую нагрузку, либо вообще увольняюсь, - надоело мне спорить с одноглазым упрямцем.
  Еще немного посверлив меня взглядом, видимо в надежде на то, что передумаю, Хьюга махнул рукой.
  - Хорошо, будет тебе отпуск, будет, но если надеешься на прежнюю оплату, то лучше губу закатай - и так денег мало.
  - Денег у меня и так хватает, - хмыкнул я в ответ, - это все?
  - Почти, что там за дело с недавно притащенной тобой на обследование девчонки? Зачем тебе понадобилось официальные бумаги о ее состоянии
  - Девчонки? А, Митараши... Там не очень приятная история - у девушки был огромный потенциал, но из-за ранней беременности в четырнадцать лет и отсутствия должного в подобных случаях ухода, ребенок ее высосал досуха и практически уничтожил кейракукей...
  Старик ругнулся, вполне себе представляя последствия.
  - ... когда она попала мне в руки, то больше напоминала обтянутый кожей скелет, нежели человека, так что немного ее подлатав, я подумал - почему бы не использовать девочку в качестве моего экзамена на первую степень? В конце концов, если Акико протянула в таком состоянии три года, то заслужила шанс на нормальную жизнь, да и не хочется отправлять в приют еще одного ребенка.
  - Три года? - присвистнул Хиши и прищурился. - Так это из-за нее ты развешивал те плакаты?
  - Да, учитывая поголовное не желание наших бойцов обоего пола добровольно приближаться к госпиталю, кроме как в крайнем случае, лучше уж расклеить везде плакатики с предупреждением женщинам, чем потом вытаскивать их из могилы, - скривился я, - не думаю, что такие случаи редки.
  На самом деле я набросал текст, а уж рисовала иероглифы ма, так что мне только оставалось расклеить десяток плакатов около входа во все отделения госпиталя и обычные больницы. Буду надеяться, это хоть немного поможет.
  - Понятно, бумаги я посмотрю, так что готовься - буду лично принимать, если к тому времени еще буду на этом месте, - кивнул старик и пояснил на вопросительно приподнятую бровь, - давят на меня сильно уйти по возрасту, вот только на кого же вас, засранцев, оставить? Поставит Хокаге какого-нибудь идиота и все окончательно развалится.
  - Как будто осталось чего разваливать, - насмешливо фыркнул я и быстро пригнулся, уклоняясь от четверки сенбонов, просвистевших там, где еще мгновение назад была моя грудь.
  - Иди уже отсюда, прохвост, - махнул рукой Хьюга, - глаза б мои тебя не видели.
  - Хо? Вы себе вставили новый глаз, сенсей? А я и не заметил..., - спросил, ухмыльнувшись в ответ и предусмотрительно отступив к самой двери.
  Одноглазый ветеран дернул рукой, но я уже выскользнул из кабинета и успел уйти от проема, когда еще восемь сенбонов впились в противоположную сторону. Старик-то старик, а навыков не растерял!
  - Рью!
  - А? - не обращая внимание на застывший в коридоре персонал и пару посетителей, я рискнул заглянуть к главе госпиталя одной головой.
  - Не забудь, что для повышения необходимо работать с центральной нервной системой и головным мозгом, а не только уметь проращивать новые чакроканалы, - серьезно напомнил Хиши.
  - С помощью печати пойдет?
  - С печатью и осел сумеет, а ты попробуй все ручками делать, а не с помощью подручных средств, - покачал головой старик.
  И прежде чем я успел слинять, он взмахнул рукой и больше десятка нитей чакры выдернули воткнувшиеся в стены сенбоны и вернули их хозяину. Ха, выпендрежник! Я тоже так умею, пусть и не из одной тенкецу пока. Вот только сравнивать коптящего небо девятый десяток лет Хьюгу и мой пятнарик просто смешно. Доживу до его возраста - и не так буду уметь.
  
  Поскольку меня вполне официально отправили на отдых, я решил использовать появившееся время с толком и заглянуть к женщинам Узумаки, тем более, Кушина вроде должна была сегодня отдыхать и если я что-то знаю о характере Мито, то помидорку сейчас гоняют до седьмого пота. Каким бы не был грозным учителем Хатаке, но с бывшей джинчурики он не сравнится - я почувствовал это на собственной шкуре.
  Когда нет нужды экономить чакру, перемещаться по деревне получется очень быстро, так что уже через несколько минут я был на территории клана Сенджу и не особо торопясь, продвигался в сторону дома Узумаки, отвечая на приветствия знакомых. После стольких лет посещения клана основателей, я оказался хотя бы шапочно знаком как минимум с половиной населения. Не то, чтобы это оказалось сложно - изрядно подсократившийся за две войны, клан насчитывал около полутора сотен активных бойцов и примерно в половину от этого числа стариков, детей и обычных людей вместе с оставившими службу. Учитывая большие преимущества перед обычными шиноби, военную стезю выбирали почти все, с вполне очевидным результатом. Лишь в последние пару лет у женщин Сенджу стали более часто рождаться дети, начав перекрывать естественные потери. Впрочем, состояние Нара еще хуже - за время боевых действий потеряна треть бойцов и за последние пару лет родился только один ребенок. Может в мирное время ситуация будет получше, но повелители теней никогда не отличались многочисленностью, как и мозголомы, в отличие от тех же толстяков.
  Пройдя защитный кеккай, я выбросил тяжелые мысли из головы и улыбнулся, увидив несколько маленьких красноволосых фигурок, усиленно мутузящих друг друга в тайдзюцу и наблюдающую за этим Мито неподалеку. И судя по отсутствию дополнительной защиты перед домом, ниндзюцу они не тренируют.
  - Эй, привет Кушина-чан, Мито-ч...сан, - помахал я рукой, привлекая внимание и еле успел поправиться, словив предостерегающий взгляд от старшей красноволосой красавицы.
  - Здравствуй, Рью-кун, - кивнула Мито.
  Второго приветствия не последовало и я повернулся к Кушине... Кушинам, которые остановились и сейчас пристально на меня смотрели. Вопросительно приподняв бровь, я удостоился весьма занятного зрелища - встретившись со мной взглядом (поскольку очков я не надевал), оригинал начала медленно наливаться краской практически до уровня своих волос, после чего невнятно квакнула и смылась в дом.
  - Э?
  Несколько прифигевший, я вопросительно повернулся к Мито, но обнаружил ее почти в таком же состоянии.
  - И что это было?
  - Не знаю, но Куши-чан в последние дни была сама не своя, - недоуменно пожала плечами красавица.
  - Меньше надо было изображать кроликов без поднятых барьеров, - достаточно тихо, но отчетливо пробурчал один из клонов, отворачиваясь, - стоны слышно было на весь дом и босс естественно не удержалась полюбопытствовать - на свою голову, разглядев все подробности...
  Второй клон резким ударом развеял первого и, судя по виду, старательно желал провалиться сквозь землю от смущения, а я же почувствовал, как сам начинаю медленно краснеть, несмотря на все свое мастерство в ирьёдзюцу. Оставалось только порадоваться наличию маски. Впрочем, и старшая Узумаки не особо отличалась от меня, спрятав лицо в ладонях и тихо застонав, а я понял, почему взгляд Кушины все время с момента встречи норовил соскользнуть с лица в район пояса. Судорожно начав припоминать, чем же конкретно мы занимались в прошлый раз с Мито в постели, подавил желание тоже застонать - достаточно будет сказать, что одной классикой мы не ограничились и полностью поглощенные друг другом, чувств не сдерживали. По крайней мере, только по этой причине можно пропустить поблизости огромную батарейку чакры, которой является джинчурики девятихвостого. Черт, стыдно-то как! Старший брат, со всем жаром наяривающий наставницу в разные места - не то, что стоит демонстрировать впечатлительной девушке, только вступившей в пору полового созревания. Пусть в свои не так давно исполнившиеся двенадцать она выглядела немного старше и по росту перегнала большинство сверстников на пол головы, заметно округлившись в нужных местах, но все еще оставалась слишком юной для чего-то большего, чем только начавший просыпаться интерес к противоположному полу. Оставалось радоваться, что Кушина уже отучилась в академии и знала, что делают мальчики с девочками для получения детей, пусть пока и в теории, иначе эмоциональная травма была бы обеспечена. Предчувствую, что наши последующие встречи будут наполнены незабываемым ощущением неловкости с обеих сторон. Вздохнув, я посмотрел на старшую Узумаки, явно не знавшую что полагается говорить в подобном случае, несмотря на весь свой опыт. Похоже, огонь придется принимать на себя.
  - Извини, малявка, вовсе не так мы хотели, чтобы ты обнаружила наши отношения, - потрепал я смущенного клона по голове.
  - Я не малявка, - привычно вскинулась она, но встретившись с моим насмешливым взглядом, стушевалась и отвернула пылающее лицо, - ...отношения?
  - Ну, из-за достаточно напряженных отношений между Узушио и властями Конохи, а так же чтобы исключить влияние на тебя, Мито-чан очень ограничена в выборе возможных партнеров, - осторожно подбирая слова, как можно правдивее ответил я, - фактически, на мне список начинается и заканчивается.
  - То есть, вы... поженитесь? - нерешительно спросила копия.
  - Нет-нет, хоть между нами и имеется сильная симпатия, мы всего лишь помогаем друг другу сбросить напряжение, - нервно хмыкнул я, косясь на застывшую статуей Мито с немой просьбой о помощи.
  Вот только паршивка, уже немного восстановившая душевное равновесие, только еле заметно ухмылялась в ответ, наслаждаясь моими мучениями.
  - Заниматься любовью можно не только ради детей, - пояснил я на озадаченный взгляд девушки, - но и ради удовольствия, а так же для повышения самочувствия, чем мы собственно и занимались, когда подрастешь на несколько лет, то сама все поймешь.
  Закрыв таким образом, разговор на смущающую тему, я облегченно вздохнул и повернулся к Мито.
  - Вообще-то, я пришел по делу, а не просто вас проведать - через пару дней я покидаю деревню.
  - Куда? - несколько удивилась она, привыкнув к моей постоянной занятости в госпитале.
  - Я подал заявку на включение в сопровождение участников экзамена на чунина и Шенесу-сан пропихнул меня как представителя клана, - пояснил красноволосой красавице.
  - Осторожнее там - шиноби Суны наверняка попытаются вас задирать, несмотря на подписанный мирный договор - воспоминания о недавно проигранной войне будут еще слишком свежи в памяти, - предупредила Узумаки.
  Как будто я этого не понимаю! Меня об этом предупредила не только Сая, но и наши старейшины, дядя, Сетцура, большинство старших соклановцев и даже некоторые знакомые ветераны из союзников, как только об этом узнало больше народу. Скорость распространения слухов среди шиноби иногда просто поражают. Впрочем, при отсутствии возможности посмотреть новости по долбоящику или послушать по радио, слухи являются чуть ли не единственным способом быть в курсе произошедших событий.
  - По мелочи - не думаю, что Суна решится на что-то крупное, - понимающе кивнул в ответ.
  То, что гораздо большая опасность грозит не сопровождающим, а непосредственным участникам экзамена, мы дружно промолчали, помня о греющем ушки клоне.
  - Собственно, это лишь часть причины, - сменил я тему, - мне требуется от тебя небольшая услуга.
  - Какая? - вопросительно приподняла бровь Мито.
  На объяснение ситуации Акико Митараши с подробностями ушло около десятка минут, оставив слушательниц порядком ошарашенными.
  - А я не знала, - покачала головой старшая Узумаки, а клон Кушины передернулся, явно впечатлившись.
  - Ну так у Сенджу и Узумаки такой проблемы никогда не было, в отличие от остальных кланов, - пожал я плечами.
  - Хорошо, я поговорю на эту тему и думаю, Тока-чан мне не откажет, - кивнула она.
  Отлично, один-два урока в классе куноичи и может, у будущих поколений мам не будет такой хрени, как с Акико. И какого биджу, так не делалось с самого начала?
  
  Глава 10.
  
  Попрощавшись с Саей и пришедшей меня проводить Кейко, я выбрался из кланового квартала и вспрыгнув на крышу ближайшего дома, припустил к западным вратам, где собирались выбранные команды и их сопровождающие. Пусть у меня еще и имелось в запасе около десятка минут до семи утра, когда назначен выход группы, но следовало поторопиться - необходимо было еще поприветствовать командира, отметившись, а так же проверить на наличие среди сопровождающих знакомых лиц. По крайней мере, одно было как раз гарантировано - Шибатори сообщил мне, что после небольшой корректировки командной работы, его ребятишки прошли требуемые для экзамена критерии. Возможно, будет еще кто-то знакомый, но скорее поверхностно. В конце концов, через мои руки прошли многие шиноби, но только некоторых удалось немного узнать, просто за счет того, что данные раненые нуждались в более длительном уходе и восстановлении после операции, чем остальные.
  Спрыгнув через несколько минут недалеко от места сбора, я осмотрел собравшуюся у ворот делегацию Конохагакуре но Сато на первый в мире международный экзамен на чунина и недоуменно нахмурился. Что за фигная? Не беря во внимание силы потенциальных чунинов, сильнейшими из которых совершенно неожиданно оказались ребята моего знакомого, послать на экзамен всего четыре команды? Черт, я уже начинаю беспокоиться за Руи - пацана из моего клана, в напарниках у которого оказалась пара безклановых не шибко великих сил. И если парень по объему чакры еще вытягивал на очень слабенького чунина, то невзрачной худой девчушке в потрепанной одежде, в Суне делать явно было нечего, причем она сама это понимала, если судить по неуверенному выражению лица.
  - Эй, Рью!
  Выцепив взглядом машущего мне рукой приятеля, стоявшего в отдельной кучке джонинов, я неспеша приблизился к ним.
  - Здорово, Кей, - поздоровался с ним, вежливо кивнув остальным шиноби и куноичи, - как глаз?
  - Полный порядок, работает как родной! - расплылся в улыбке он.
  - Ну, если до сих пор никаких проблем не образовалось, то и дальше будет все нормально, - удовлетворенно покивал в ответ.
  - Я тоже так думаю, но довольно - давай тебя представлю, если кто еще не в курсе, - развернулся Шибатори к джонинам, - вот этот вот здоровяк - Рью Нара и наш штатный ирьёнин, сомневаюсь, чтобы кто-нибудь из присутствующих о нем не слышал.
  - Восходящая звезда медицины и вторая Тсунаде, только другого пола, если верить слухам, - усмехнулся низенький черноволосый крепыш с нашивкой Сарутоби на рукаве, явно предпочитающий тайдзюцу, - Нуи Сарутоби, будем знакомы.
  Пожав предложенную руку, я лишь мысленно хмыкнул - таким рукопожатием только камни дробить, но подав в конечность побольше чакры, я спокойно выдержал проверку, заслужив уважительный взгляд ветерана.
  - Кунимару Мейдо, - представился его сосед, молодой красивый парень, едва ли на пару лет старше меня и обладатель впечатляющего запаса чакры даже для кланового в таком возрасте, не считая основателей и красноволосых.
  - Шинджи Учиха, - кивнул легко узнаваемый обладатель додзюцу, довольно почтенного для шиноби возраста - под четвертый десяток.
  - Минами Окуно, - без особых эмоций в голосе назвала себя единственная женщина в компании.
  Последней из пятерки была бесклановая куноичи с весьма примечательным ростом, лишь на несколько сантиметров не дотягивавшая до моего (при моих-то ста девяносто с хвостиком!) и потрясающими голубыми глазами, вот только их пустота мне здорово не понравилась, поскольку не так давно на меня подобным образом смотрела и Кейко. Тц, еще одна жертва войны. Как будто я их мало навидался как на фронте, так и в госпитале. Не она первая, не она последняя. На всех, моих скромных сил не хватит. Кстати, едва ли не три четвертых таких вот случаев приходится на внеклановых бойцов. Все же правильно поставленное воспитание и обработка детей с раннего детства дает о себе знать.
  - Я так понял, почти все здесь имеют под началом команду? - поинтересовался я, едва с представлениями оказалось закончено.
  - Кроме меня, я представляю клан и сопровождаю нашего генина, - лениво махнул рукой обладатель додзюцу. - Пацан только недавно пробудил шаринган, так что старейшины решили подстраховаться.
  - Собственно, именно таким образом я и попал в сопровождающие, - поделился я с джонинами, кивая, - но учитывая огромную нагрузку на персонал госпиталя, вместо официально положенного ирьёнина, задним числом приписали меня.
  Лица окружающих дружно скривились - тема медицинской помощи к концу войны была болезненной практически для каждого третьего бойца.
  - Специалиста второй степени вместо возможного неумехи? - фыркнул Кей. - Дайте двух! По крайней мере, теперь я спокоен за детей в случае серьезных ран.
  - Кстати, насчет детей, - вспомнил я, - на следующем привале притащишь ко мне Наоки-чан и я посмотрю ее спину, а то так заработался в последнее время, что упустил этот момент из виду.
  - Как скажешь, ты у нас ирьёнин, хотя она как раз и не жаловалась ни на что, - согласно кивнул Шибатори и довольно пояснил остальным, проведя пальцем по вертикальному шраму на лице, - Рью-сан вставил мне новый глаз и подлечил покалеченную ученицу, как только узнал о моей встрече с нукенинами на миссии зачистки.
  То, что я при этом не взял ни рё денег, он не сказал, но весьма прямо намекнул, заслужив несколько завистливых взглядов. Конечно, кланы типа торгашей Сарутоби или богатых Учиха способны оплатить подобные, очень дорогостоящие операции для своих членов, но вот остальным это будет трудней, не говоря уж о безклановой куноичи, которой ничего не светит в принципе, кроме использования имеющихся личных накоплений.
  - Так, народ, начальство подтянулось, - оборвал общение Шинджи, смотря мне за спину.
  Впрочем, и без его подсказки я ощутил прибытие шуншином двух солидных источников чакры позади, так что развернувшись, смог рассмотреть тех, кто будет командовать парадом в ближайшее время. К моему удивлению, обоих мужчин я знал лично. Первого джонина, с бледно желтым цветом волос и знаменитым клинком, не узнать было невозможно, поскольку Хатаке Сакумо был известен как бы не больше саннинов, а под руководством второго джонина я уже ходил на миссию - все такой же стойкий оловянный солдатик с длинными темными волосами в белых одеждах своего клана, Хьюга Хизаши узнавался мгновенно. Удивленно хмыкнув, я двинулся им на встречу, отметив, что и остальные потянулись следом.
  - Не ожидал, что руководить сопровождением поставят именно вас двоих, - пакачал я головой, подойдя поближе.
  - Рью-сан? А ты что здесь делаешь? - удивленно вскинул бровь Белый Клык, после небольшой заминки.
  Учитывая, у кого он сенсей, для нас было бы странно не знать друг друга хотя бы на шапочном уровне.
  - Сопровождающий от клана и ваш медик на время экзамена, - ответил я, пожимая руки мужикам, - запарился с работой и решил использовать шанс посмотреть Сунагакуре не опасаясь получить кунай в спину. А вот вы как попали сюда, Сакумо-сан, тайчо?
   - Я отвечаю за разведку, а Хатаке-сан с нами как раз на случай возможных неприятностей по пути в деревню и из нее, - негромко пояснил Хьюга, вполне осведомленный о любопытных ушах генинов неподалеку.
  После того, как представились остальные, Сакумо пересчитал присутствующих по головам, сверяясь с имевшимся у него свитком, после чего дал команду на выдвижение, отметившись в бумагах у привратников. Будущие чунины и не очень двигались в центре группы, а семь джонинов по бокам и впереди на случай внезапного нападения, со мной замыкающим. Хотя Белый Клык знал, что меня не следует сравнивать с остальными держателями данного звания, но протокол для ирьёнинов и юнитов поддержки написан не зря и подтвержден морем крови, не зависимо от силы последних.
  Благодаря тому, что двигались мы хоть и со скоростью беременных улиток, точнее, обычных генинов, но по знакомой местности и напрямик, к границе пустыни получилось выйти уже к позднему вечеру, делая лишь короткие остановки перевести дыхание будущим участниками экзамена и перекусить пайками буквально на ходу. Пусть при остановке на ночлег они оказались почти полностью обессиленными (за исключением хорошо державшегося Сенджу), но перед входом в пустыню у нас появилось время на подготовку - передвигаться по песку, это тебе не по монументальным деревьям прыгать, мигом выдохнешься без должного подхода.
  Найдя подходящий пятачок земли, Хьюга сперва проверил окрестности бьякуганом и лишь после этого мы начали разворачивать лагерь. Сперва Хатаке хотел обойтись лишь футонами, но после того, как я предложил поставить защитный кеккай на время ночлега, разрешил использовать палатки. Учитывая, что война закончилась и едва ли кто из нукенинов решится приблизиться к настолько большой группе, случайного нападения можно было не опасаться, а намеренное достаточно задержится, чтобы успеть проснуться и подготовиться как следует. Тем более, зря я что ли тащил палатку, чтобы ночевать на голой земле?! Пусть сейчас и не зима, но так спать не очень удобно и летом. Справившись за несколько секунд (запечатывать палатку в собранном состоянии, когда это не влияет даже на количество затраченной чакры?), я с удовольствием наблюдал за мучениями полумертвых от усталости генинов, просто рухнуть и заснуть которым не давали сенсеи, отхлебывая из кружки горячий травяной отвар и буквально купаясь в завистливых взглядах молодежи - им-то еще и костер разводить для разогрева пищи! Не у всех есть возможность покупать волшебные свитки и тем более их делать.
  - Эй, Рью, сейчас будешь проверять? - отвлек меня Кей от небольшой тренировки контроля, таща за собой на ходу спящую маленькую куноичи.
  Я только в последние несколько дней ощутил все блаженство засыпания с не полностью вычерпанным источником, так что хоть и занимался поддержанием формы, но не фанатично, стремясь в первую очередь как следует отдохнуть и нагнать все те потерянные часы сна за последние месяцы.
  - Давай ее сюда, - усадив ребенка перед собой, я активировал шосен но дзюцу и прошелся вдоль ее позвоночника рукой, внимательно отслеживая любые сомнительные места там, где раньше была безобразная рана.
  Хоть это заняло не больше пары минут, Наоки успела заснуть, и сенсей придерживал ее за плечи, чтобы не завалилась на бок, помешав моей работе.
  - Вроде все нормально, но через пол года приведешь ее еще раз, - наконец выдал я вердикт, прерывая технику, - можешь забирать.
  - Отлично, спасибо, Рью, - кивнул джонин и легко подняв куноичи на руки, пошел к палатке своей команды.
  Размяв плечи и похрустев шеей, я тоже решил закругляться и отправляться спать, но довольно тихий спор неподалеку привлек мое внимание, заставив подать чакру к ушам.
  - ... Я Такеши, сенсей! - устало вздохнул низкий паренек с коричневой банданой на голове и носом картошкой.
  Судя по обреченным ноткам в его голосе, говорил он эту фразу не первый раз.
  - Тодороки-кун, ты решил сменить имя? С чего бы это? - почти безразлично удивилась Окуно, не отрывая взгляда от плящущих в костре языков пламени.
  Сидевшая рядом с ним куноичи, выглядевшая примерно на год старше своих напарников и на столько же младше меня, пихнула соседа локтем, заставив подавиться возражениями.
  - Просто захотелось, но вы меня можете звать Тодороки, сенсей, - проворчал генин под бешеным взглядом напарницы, - всем пока, я пошел спать.
  - Да, время отдыхать, - словно очнулась джонин, - долго не сидите, завтра рано всем вставать.
  После чего, удалилась в свою палатку вслед за учеником. Следом потянулась и девушка, оставив последнего члена команды сидеть в одиночестве. Пару секунд поборовшись с ленью, любопытство победило и я поднялся на ноги. Вздрогнувший при моем довольно шумном (исключительно ради его спокойствия) приближении, светловолосый паренек вздрогнул, подняв голову.
  - Сенсею паталогически не везет с заданиями, - ответил он на мой безмолвный кивок в сторону удалившейся куноичи и вопросительно приподнятую бровь, - мы с Такеши-куном у нее третья замена и от второй команды осталась в живых только одна Анзу-чан, так что не удивительно, что сенсей немного того...
  На такой ответ я только мрачно кивнул и ободряюще похлопал мальца по плечу. Ха, мальца, сам то всего на пару лет старше в этом мире! Но оказаться в ведении начавшей съезжать крышей куноичи... не повезло, что тут скажешь?
  - Крепись, парень, профессия шиноби не самая приятная как для нервов, так и для душевного здоровья - среди доживших до начала третьего десятка или участвовавших в войне, едва ли найдется кто-нибудь без своих тараканов в голове и это еще в лучшем случае.
  - Даже у вас? - понял мою метафору генин.
  - Я - один из немногих, кто не только осознал наличие собственных "тараканов" и смирился с этим, но и с переменным успехом пытается с ними бороться как у себя, так и у окружающих, - грустно поведал еще не видевшему жизни собеседнику, - специализация ирьёнина обязывает, вот только срабатывает подобное только со знакомыми, а остальные могут и попробовать покрошить на мелкие кусочки даже за попытку влезть в душу.
  С надеждой вскинувшийся за время моей речи, пацан разочарованной сдулся в конце.
  - Почему? - спросил он.
  - А здорово кто-то хочет пускать Яманака в свою голову? Вот и тут что-то вроде этого - требуется доверие, которое к совершенно чужому человеку ни у одного ветерана на пустом месте не возникнет. Да и не на пустом месте тоже - подозрительность у нас в крови, - пояснил собеседнику, присаживаясь рядом, - кстати, я Рью Нара.
  - Тога Макуми, очень приятно, - так же представился парень, - и в каком смысле, типа Яманак?
  - Ну, чтобы помочь человеку - пусть будет примером твой сенсей - без вскрытия черепной коробки, требуется понять как он думает и что заставляет звучать нотки его души, - пожал я плечами, - а это не такая простая задача, как может показаться даже для близких друзей. Тем более, все мы разные и подход должен различаться, тем более, то, что приминимо к женщинам, не подходит в большинстве случаев к мужчинам.
  - А? - обозрев недоуменную физиономию генина, я вздохнул.
  - Если на пальцах, то едва ли ты хочешь обнимать и утешать мужика, позволяя плакаться на своем плече или делить с ним постель, не говоря уж о чем-то более интимном, хоть это и очень даже действенное средство для потерявшего близких бойца.
  - О-о-о! - порозовел лицом Тога, уловив мысль.
  - Да, я говорю исходя из собственного опыта, - ухмыльнулся, буквально читая по его физиономии следующий вопрос, - вот только это малая часть и каждый человек едет крышей по разному и часто просто не способен осознать и принять предлагаемую помощь.
  И это еще мягко сказано - как вспомню, сколько в прошлом мире было ментальных болячек в придачу к физическим, так плохо становится. А здесь слетают с нарезок практически всегда по одной и той же причине, неизбежной в среде шиноби - избыток сметри вокруг. И если кто-то из генинов Окуно вновь погибнет, то не думаю, что ей удастся удержаться на краю пропасти.
  
  Глава 11.
  
  Генинов мы подняли еще до того момента, как взошло солнце и стало окончательно светло. После быстрого завтрака рационами и горячего чая с быстро смастеренного костерка, пришло время учебы - передвижение по песку. Даже столь выносливым существам как пользователи чакры, бегать по песку довольно сложно и утомительно, потому шиноби Сунагакуре но Сато для этой цели используют технику, на подобии хождения по воде. Конечно, сравнивать жидкость и песок несколько опрометчиво, но с практической точки зрения, песчинки только менее охотно расползаются под ногами, чем вода. Потому, уже давно знакомые с двумя видами данной техники, генины освоили новый способ передвижения примерно за пару часов. Впрочем, с моим хорошим контролем чакры, я с этим справился за десяток минут, а остальным спутникам и этого не пришлось делать - две трети из джонинов успело успешно повоевать против Сунагакуре но Сато в недавно закончившейся войне.
  Кстати, как показали осторожные расспросы Сакумо, он отметился на данном фронте лишь символически, а потом немного воевал с Ивой, защищал родную деревню и опекал Кушину и еще парочку спиногрызов. Так что ожидать настолько негативного отношения к главе Хатаке, какое было в каноне, не стоит. Собственно, его именно потому и приставили наседкой для нашей группы, что все остальные сильнейшие бойцы успели "примелькаться" выжившим в войне суновцам, включая не только Хокаге и его учеников, но даже и Данзо. Остается только надеяться, что такой рассчет себя оправдает и особо сильно нам пакостить не будут.
  Как только генины уже более-менее уверенно стали передвигаться по незнакомой местности, но проваливаясь на каждом третьем шаге, группа двинуласть вглубь страны Ветра, не особо быстро, но методично поглощая расстояние между нами и еще недавно враждебно настроенной деревней, где проводится первый совместный экзамен на звание чунина. Не то, чтобы меня интересовали махачи малолеток, но именно на этом экзамене будут присутствовать все пять Каге больших деревень, на которых хотелось бы взглянуть поближе. А то стыдно сказать, я собственного Каге еще ни разу не видел собственными глазами, в отличие от того же Данзо.
  В чем преимущество передвижения по пустыне с помощью чакры, так это тот факт, что песка в воздух практически не поднимается, позволяя путешествовать плотной группой даже на большой скорости. А попробуйте это сделать обычным способом - и столб мелкой взвеси в небеса обеспечен, что, в свою очередь, увеличивает возможность обнаружения. Учитывая не совсем дружелюбную обстановку данной страны по отношению к выходцам из Хо но Куни, лучше не давать лишней возможности желающим.
  Собственно, передвижение под палящим солнцем и представляло основной вид нашего занятия на протяжении этого и следующего дней. Обстановку на ночлег мы делали около небольшой группы скал, предварительно укрепив небольшую площадку дотоном и поставив мой защитный кеккай. К сожалению, генины лучше переносили жару, чем ночной холод, так что небольшим собранием было решено не двигаться в более темное время суток. Небольшие проблемы появились только ближе к концу третьего дня путешествия - следующий впереди группы и время от времени активирующий бъякуган, Хизаши засек шестерых обладателей чакры, что продвигались примерно в том же направлении, что и мы, и вполне могли пересечься, отклонись они на пару градусов в нужную сторону. Поскольку только один из непонятной (а то, что это были не шиноби Суны или такие же как и мы сопровождающие кандидатов из других деревень, было совершенно ясно из их числа) группы мог представлять опасность, скорее всего, являясь джонином, а остальные едва ли дотягивали и до чунинов, то Сакумо принял решение провести разведку боем, и при необходимости уничтожив мутных личностей до того, как они смогут добраться до наиболее уязвимых генинов. В ударную группу вошел сам Хатаке, как наиболее сильный боец, способный пачками уничтожать даже достаточно сильных врагов, Хизаши как способ их быстрого находжения, специалист по ниндзюцу Учиха и в качестве поддержки я. Остальные джонины должны были обеспечивать охрану и продолжить вести отряд прежним курсом. Учитывая, что выбранная четверка могла их нагнать буквально за считанные минуты и Хьюга продолжал мониторить окружающую обстановку на километры вокруг, очень взвешенное решение.
  Так что мы совершенно спокойно отделились от остальных и увеличив скорость бега раза в три от первоначальной, устремились наперерез неожиданным попутчикам. После нескольких минут движения, Хизаши неожиданно подал знак внимания и начал замедляться.
  - Они нас засекли, - сообщил обладатель бьякугана, предостерегающе подняв руку, после чего сразу же добавил, - и развернулись в противоположную сторону, увеличив скорость.
  - Похоже, их сенсор меня заметил, прошу прощения, - вздохнул я.
  Из нас четырех я действительно оказался наиболее заметным в плане сокрытия чакры. Самый лучший результат, которого мне получалось добиться даже с помощью плаща - уровень слабого джонина, в отличие от того же Хьюга, которого даже вблизи можно бы перепутать с очень слабым генином или просто обычным человеком, обладающим чуть большим источником, нежели другие. Да что там говорить, если и Сакумо свой резерв уровня каге скрывал намного лучше меня и только вблизи можно было определить его настоящий объем. И в два с лишним раза больше количество чакры, чем у нашего лидера оправданием не служило совершенно. Все же кровь Узумаки в жилах несла не только множество плюсов, но солидный такой минус гарантированного обнаружения при наличии в округе хотя бы одного паршивого сенсора. Без кучи очень неприятных печатий шпионом и бесшумным убийцей никому из мастеров фуиндзюцу не стать. Учитывая тот факт, что четверть всех типовых заданий относятся именно к стезе плаща и кинжала - минус довольно существенный.
  - Сейчас это не существенно - отпугнули и ладно, - хмыкнул Учиха, сверкнув включенным шаринганом с тремя томоэ.
  - Преследуем?
  - Нет, - покачал головой Хатаке на вопросительный взгляд разведчика, - нашей задачей является охрана команд генинов, а не погоня за непонятными шиноби на территории чужой страны, пусть суновцы сами с этими разбираются, а мы будем делать свою работу.
  Пожав плечами, Хизаши развернулся в сторону немного ушедшей дальше группы и стартанул, взяв неплохую скорость даже для джонина. Вот только слабаков среди нас не было, так что мгновенно нагнав его, мы уже через пять минут соединились с остальными, восстановив начальный походный ордер с наиболее слабыми внутри и сильнейшими снаружи. А дальше была опять скучная и утомительная дорога по морю песка. Смотря на обливающихся потом шиноби и куноичи, стойко переносящих тяготы шпарящего солнца, мне оставалось только радоваться собственному наряду - плащ с капюшоном хорошо держал температуру и защищал от прямых лучей, маска позволяла немного остужать раскаленный воздух, а очки не только позволяли защитить глаза от бросаемого ветром в лицо песка, но и не ослепнуть от избытка света. Регулирующие печати, предусмотрительно нанесенные мной на боковую поверхность очков, отлично работали светофильтрами. Остальным же... Остальным приходилось пользоваться чакрой, чтобы хоть немного сгладить особенности местной погоды. Ну и подручные средства шли в ход, вроде намотанных на голову полотенец или других подходящих тряпок у генинов. Наученные опытом, джонины о головных уборах позаботились заранее, щеголяя светлых цветов банданами - на нашей скорости движения шляпы было довольно сложно удержать на месте даже при помощи чакры.
  Оставалость только радоваться, что подобная пытка жарой закончится уже в конце следующего дня, когда мы наконец прибудем в место назначения. Хотя, не думаю, что в самой Суне окажется намного прохладнее, но там можно будет хотя бы отсидеться в тени зданий или огромных стен деревни, а не находиться под палящим солнцем, где тень способны дать лишь очень редко встречающиеся огрызки камня, торчащие из песка в совершенно случайных местах. То ли здесь когда-то были горы, позже превращенные в песок, то ли это остатки чьих-то дотон техник и во второе предположения я верю куда охотнее.
  Вот только планы планами, а жизнь часто подкидывает сюрпризы, в эти планы просто не укладывающиеся. Ближе к вечеру почти мгновенно поднявшийся ветер и очень быстро потемневшее со всех сторон небо заставили нас остановиться и я еле успел возвести пять на пять метров барьер вокруг всех, как нас накрыла бешеная песчаная буря. Буря и буря, буйством природы шиноби было не запугать, вот только что мне очень не понравилось, так это излишне быстро начавший проседать запас чакры в барьере. Намного быстрее, чем ему полагалось бы даже при сильнейших порывах ветра, несущего целые горы песчинок, способных стесать плоть с костей за считанные минуты. Очень странно... Своими опасениями я не поленился поделиться и с начальством. Но чего я не стал говорить, так это странного ощущения от так быстро налетевшей на нас буре.
  - Хизаши? - повернулся к так же меня внимательно слушавшему заместителю Белый Клык Конохи.
  Вены на висках шиноби уродливо вздулись, сигнализируя активацию додзюцу, после чего Хьюга неожиданно поморщился.
  - Эта буря блокирует мне взгляд уже через пару сотен метров, так что можно с уверенностью говорить о ее не слишком естественном возникновении, чем и обусловленно подобная нагрузка на барьер, - сообщил он, - вот только и на дело рук обычных шиноби это тоже не похоже.
  - Ну и что это может быть? - недоуменно спросил Учиха, так же рассматривая шаринганом сквозь барьер буйство стихии.
  - Учитывая непохожесть следов чакры в песке на человеческую и размах бури, то остается только один вариант - биджу или джинчурики, - пожал плечами Хизаши.
  - Своеобразный способ выразить свое отношение прибывающим представителям других деревень? - предположил, задумчиво скребя подбородок. -Убить такая буря способна только не обладающих дотоном, а вот подгадить таким образом можно здорово почти любому, ну и возможность вывести из игры хоть кого-нибудь из делегаций без всякой возможности их в этом обвинить.
  - Вполне возможно, - кивнул обладатель бьякугана, - содержание чужеродной чакры в песке настолько мало, что даже мне трудно определить ее наличие без сильной концентрации, и даже хорошие сенсоры способны это пропустить, если раньше не сталкивались с похожей чакрой биджу.
  Хо-о-о, значит тайчо довелось столкнуться с Шикаку или его носителем... Неожиданно, поскольку я вообще не слышал, чтобы Суна стремилась использовать Ичиби даже в войне, не говоря уж о таком способе применения. В конце концов, их Казекаге со своим железным песком заменял однохвостого в условиях пустыни на ура и без всяких побочных эффектов вроде сопутствующего безумия, а нормальных практикующих фуиндзюцу у Сунагакуре никогда не было и большинство знаний печатей относилось к тем, что применяют кукольники при создании своих кукол, то есть немного измененные запечатывающие как в свитках хранения и укрепления материала.
  - Раз дальнейшее продолжение пути невозможно, то останавливаемся на отдых до окончания самума, - скомандовал Хатаке.
  Правда, в квадрате пять на пять разместиться именно на отдых кучке шиноби оказалось несколько проблематично, не говоря уж про развертывание палаток, но растягивать и так жрущий чакру барьер еще на больший размер я не собирался, так что спутникам пришлось немного потесниться, устраиваясь сидя. Впрочем, шиноби к невзгодам не привыкать, так что никто не жаловался, сосредоточенно хрустя походными пайками, а я с сожалением подумал о футоне, что остался запечатан вместе с палаткой, вместо отдельного свитка и который теперь было не подложить под попу, как поступили многие генины. Впрочем, с таким заданием справился и сложенный в несколько раз плащ, так что напитав четыре бумажные печати барьера до предела, я погрыз паек, привалился к стенке и почти мгновенно заснул.
  
  Глава 12.
  
  Не сказать, чтобы ночь прошла спокойно - приходилось пару раз вставать и буквально по головам пробираться к печатям, чтобы подпитать постепенно теряющий чакру барьер до момента полного истощения - но я успел более-менее выспаться даже в таких условиях. К счастью, поднятый песчаный ураган через несколько часов после рассвета начал затихать и часам к двенадцати оставил после себя не такую жаркую, как в первый день пустыню и вновь начавшее жарить солнце. Полюбовавшись на окружающий нас песок, что намелся буквально под самый потолок кеккай и оставлял открытым только верх, я порадовался про себя, что уже достаточно владею фуин, чтобы без лишних хлопот открыть свободную сторону и позволить всем шиноби и куноичи выпрыгнуть наружу, не рискуя оказаться погребенными в песок по самые уши при снятии печатей. Правда, ими пришлось пожертвовать, поскольку копаться среди тонн рухнувшего на освободившееся место песка, у меня не имелось никакого желания. Не говоря уж про возможные повреждения бумаге. В отличие от влаги, в этих версиях защиты от физического урона было не предусмотрено.
  Более-менее приведя себя в порядок и как следует размявшись после долгого сидения в тесноте, Сакумо определил примерное направление Сунагакуре но Сато и мы возобновили движение. Поскольку, для не местных жителей и хоть немного знакомых с территорией путешественников найти саму деревню сразу (да и после нескольких дней блуждания тоже, как показала практика наших разведчиков) не представлялось возможным, нашей задачей было добраться до любого из патрулей, что должны были охранять дальние подходы, после чего уже суновские шинобы превращались в проводников для всех гостей из других деревень. Конечно, было бы намного проще, дежурь их силы на границе страны Ветра, как поступают все соседи, включая и нас, вот только охранять границы пустыни не имеет смысла, если проще и менее затратно использовать патрули. Особенно в свете недавнего проигрыша войны и потери большей части боеспособных сил.
  Несмотря на однообразие простирающейся вокруг картины и многочисленные неудобства, мы споро продвигались вперед, рассчитывая быть на месте уже через два дня или около того. Небольшой запас времени, изначально выделенный для всевозможных непредвиденных ситуаций, пришелся как раз кстати - мы не только не опоздаем из-за небольшой задержки, но и для генинов останется довольно времени для отдыха перед испытаниями. Джонины-то намного выносливей, а вот у нескольких кандидатов мне уже пришлось залечивать до крови натертые песком ноги. Все же, что не говори, а сандали не для подобной местности, здесь скорее подходят закрытые ботинки с высоким верхом, что я все же смог себе достать через странствующих торговцев. Конечно, дорого отдавать за две пары аж сорок тысяч рё, зато сейчас можно не маяться дурью с покрытим ног слоем чакры, одновременно с бегом, как поступают все из группы. Генины скорее пытаются с переменным успехом, поскольку, для этого требуется больший контроль, чем для беганья по стенам.
  К счастью, ни в этот день, ни на следующий, новых песчаных бурь не началось - видно, гонять джинчурики устраивать подобные приветствия несколько раз подряд не получается, а возможных встречь с предполагаемым противником удавалось обходить благодаря додзюцу Хьюги. Впрочем, таких случаев было всего два, когда Хизаши засек аж десяток шиноби в перечеркнутых протекторах, двигавшихся в противоположном направлении и когда вдалеке показалась банда разбойников под предводителем пары шиноби.
  Каждый раз Хатаке вел группу по широкой дуге вокруг и ставил заслон из трех джонинов между потенциальной угрозой и подопечными на случай внезапного рывка. Пестраховывался, конечно, но логика в таком решении была, ведь даже опытный чунин с легкостью перебъет группу генинов за пару секунд, так что уж говорить о джонинах? Площадная техника помощнее и никто даже смыться не успеет. Не зря же миссии по защите считаются намного сложнее, чем на устранение цели - убить любой дурак сможет, а вот защитить заказчика от всевозможных угроз, в том числе и от своих коллег по ремеслу не каждый сможет.
  Внезапно, следующий первым Хьюга показал знак внимания и начал замедляться.
  - Хозаши-сан? - подал голос командир.
  - Довольно большая группа шиноби справа от нас, - ответил отрядный разведчик.
  - Детали?
  - Они на границе моего бьякугана, так что пока не знаю, - пожал плечами он, - если продолжим двигаться с прежней скоростью, то смогу рассмотреть через пару минут.
  - Тогда мы сдвинемся немного вперед, а остальные чуть позади просто на всякий случай, - скомандовал Сакумо.
  Взяв с собой еще Учиху и Мейдо, четверка мгновенно ускорилась, оставляя остальных сопровождающих на охрану возбужденно загалдевших генинов, что услышали короткий разговор и мгновенно принялись спорить, кто же это нам попался. Впрочем, я и сам уже ощутил на границе чувствительности пару десятков источников разной силы, вот только, даже несмотря на большое расстояние, было понятно, что не все у них ладно - некоторые шиноби ощущали очень слабо, будто все силы тела уходили на борьбу с ранами. Уж здорового человека от больного я смогу разлечить всегда, практикой на фронте нажрался по самые уши. А вот кто и почему - лучше подождать отчета тайчо.
  Через несколько минут неспешного бега, мы нагнали четверку и их нахмуренные лица мне не понравились, а жопа почувствовала грядущие сложности.
  - Кумо, - ответил Хатаке и кивнул обладателю бьякугана.
  - Очевидно, это делегация на экзамен чунина, вот только состояние у них откровенно плачевное, - пожал плечами Хьюга, - очевидно, они тоже попали в самум и в отличие от нас, нормально защититься от него не смогли...
  - И что будем делать? - прервал я грозившее затянуться молчание.
  - Как тайчо решит, - пожал плечами Шинджи, бросая вопросительный взгляд на упомянутого.
  - Ну, между нами войны нет, так что считать их врагами будет направильно..., - хмыкнул Кунимару, - встречаем?
  - С политической точки зрения, помочь представителям нейтральной на данный момент деревни будет очень неплохим ходом, - кивнул Сарутоби, - но на практике, это плодить себе конкурентов на экзамене.
  - Едва ли их генины окажутся в состоянии проходить экзамен, если они действительно попали под песчаную бурю без нормальной защиты, а вот если мы предоставим помощь, то их Каге в долгу не останется в любом случае, - пожал плечами Кей, - тут уж дело престижа.
  Мысленно я с ним согласился - даже мизер демонической чакры слабейшего из биджу хорошенько напряг мой барьер, а уж что такой песок сделает с живым человеком без должной защиты... Пусть своя чакра должна защитить от наиболее неприятных результатов, но и стесанная кожа доставит немало неприятных моментов для тех, кто не способен ее укреплять до твердости брони. У джонинов это почти условный рефлекс в любое время суток, а вот менее опытные бойцы будут испытывать затруднения.
  - Так, мы им поможем, - решил командир, - тем более, если получилось столкнуться с делегацией Облака, то мы вполне могли и отклониться в сторону от Суны.
  - Зря конечно, - вздохнул Шинджи, - облачники здорово нам попили кровушки в первую войну, не говоря уж о смерти Тобирамы-сама...
  - Как и мы у них, сейчас не время вспоминать давние обиды, - нахмурился Сакумо, - Нара и... Мейдо, за мной, остальные следуйте следом через пару минут.
  Пожав плечами, я рванул вслед за Хатаке, сразу взявшего приличную скорость и через несколько минут мы затормозили метров за тридцать от ощетинившихся оружием облачников, своими телами прикрывавших подопечных.
  - Спокойно, мы здесь не для драки, - вышел немного вперед Сакумо, успокаивающе поднимая руки.
  Вот только, вместо того, чтобы успокоиться, шиноби Кумогакуре но Сато еще больше напряглись, очевидно, узнав в нашем командире знаменитого Белого Клыка Конохи. Но я почти не обратил на это внимание, прикипев взглядом к одному конкретному экземпляру - огромному смуглому качку с бледно-блондинистыми волосами, зачесанными назад. Неужели Эй? Райкаге отпустил своего сына в сопровождение или у него своя команда? Да и ощущения от него... у мужика один из самых больших резервов чакры, что я встречал вне Конохи и Узушио. Где-то на уровне Линли, а это очень приличная заявка на элиту из элит вооруженных сил. Сразу понятно, что из клановых.
  - И что же от нас нужно Белому Клыку? - подал голос один из джонинов, наименее потрепанный из их компании.
  Уже проявившиеся намеки морщин у него на лице ясно показывали возраст, а с ним и опыт говорившего.
  - Учитывая ваше состояние - мы предлагаем помощь, - развел руками командир.
  Я еле сдержал смешок - настолько забавные лица скорчили некоторые из восьми кумовских шиноби, когда услышали причину нашего появления. Полумертвые от усталости и полученных от самума ран, генины оказались не столь сдержаны, во все голос выражая недоверие... те, что были на это способны.
  - Коноха и предлагает помощь? Вот уж чего трудно ожидать! - фыркнул будущий Райкаге, пристально отслеживая каждое наше движение.
  Очевидный предводитель их делегации кинул на бугая пронзительный взгляд, заставив заткнуться, но сам промолчал, ожидая ответа.
  - Учитывая ваше состояние, помощь вам как раз пригодится, - успокаивающее проговорил Сакумо, - не говоря уж о том, что при желании на вас напасть, мы бы сейчас спокойно не разговаривали.
  А выглядели они действительно не важно - если более старшие шиноби Облака отделались в основном потрепанной одеждой и покрасневшей кожей, то у некоторых генинов позади них (придерживаемых товарищами) я заметил стесанную до мяса кожу на открытых участках тела. Заметно было, что их пытались как-то лечить, но результат был откровенно плачевный - кровь из ран не шла, но влияние местности и невозможность как следует отбработать пораженные места, вызвали воспаления. Даже такие живучие твари как пользователи чакры долго в подобном состоянии не протянут.
  - И как же ты сможешь помочь, Хатаке-сан? Едва ли у тебя под рукой окажется бригада ирьёнинов, - устало вздохнул джонин, убирая ладонь от рукояти меча, - а некоторым из наших генинов только бригада и поможет.
  Несмотря на некоторое недовольство среди его коллег, никто не стал возражать на столь откровенное признание.
  - Я думаю, одного ирьёнина второй степени будет достаточно, - пожал плечами командир.
  - Второй степени? Да кто бы его отпустил в чужую деревню хоть и в составе сопровождения команд, - подал голос другой джонин Кумо.
  На это я громко фыркнул, привлекая взгляды противоположной стороны.
  - Я думаю, Нара-сан с вами не согласится, - усмехнулся Сакумо, - так каково ваше решение?
  На лице ветерана отразилась секундная борьба гордости и ответственности за подчиненных, после чего он махнул рукой, приказывая остальным убрать оружие.
  - Я, Коши Хакуро, джонин Кумогакуре но сато и глава данной группы, принимаю твое предложение, Белый клык, - устало кивнул мужик, - и помощь вашего ирьёнина не помешала бы прямо сейчас.
  - Принимать помощь этих обезьянников! - пробурчал Эй, но заткнулся, когда получил от старших соседей кулаками под ребра.
  В их сопровождении он вообще оказался самым молодым на вид - остальные джонины были ветеранами под тридцать или больше. Потому видно и послали, как самых надежных.
  - В таком случае, предлагаю становиться на стоянку, поскольку заниматься ранеными на открытой местности все же не стоит, да и до вечера всего пара часов осталась, - предложил Хатаке. - Это Рью Нара, наш штатный ирьёнин на время проведения экзамена и высококлассный специалист, один из лучших в своем деле.
  - В таком случае, прошу позаботиться о наших раненых, Нара-сан, - склонил голову облачник, а за ним и остальные, джонины кроме смуглого блондина, скривившего брезгливую рожу.
  Кивнув в ответ, я распечатал свою палатку, не обращая внимание на несколько удивленные лица окружающих кумовцев и обернулся к предводителю:
  - Заносите самых тяжелых, а остальными я займусь немного позже.
  - Хорошо, Нара-сама, - Хакуро сделал знак и несколько джонинов тут же бросились к своим командам, подхватывая висевших на товарищах подростков на руки и таща в мою сторону. Создав пару клонов, я принял двух мальчишек и девочку и уже хотел занести вслед за своими копиями внутрь (учитывая размер палатки, разместиться в ней шестером не представляло особой проблемы), но упавшая мне на плечо тяжелая рука заставила развернуться.
  - Ты, теневик, я за тобой слежу, - практически прорычал мне в лицо будущий Райкаге, - и если с них хоть волос упадет, то я не посмотрю, что ты пока союзный ирьёнин и переломаю все кости или вообще башку оторву!
  Мельком отметив, что и не настолько оказался ниже, как считал сначала, я небольшим усилием создал еще одного клона, передал пациента. Под напряженными взглядами окружающих, я скинул плащ с плеч и всучив его несколько прибалдевшему, ближайшему облачнику, развернулся к Эйю и быком попер на него, выпятив почти не уступающую мускулатуру груди и выпрямившись во весь свой немаленький рост. Разница между нами в три-четыре сантиметра даже не очень бросалась в глаза.
  - Ты че, думаешь вымахал выше всех и накачал мышцу, так можно на любого наезжать, да?! Так ты тут не один такой! Если не захлопнешь пасть, так мигом отделаю физиономию так, что мама родная не узнает, несмотря на то, что ирьёнин!
  - Что?! - взревел не растерявшийся противник, сталкиваясь со мной лбом. - Подрасти сначала до моего уровня, сопля!
  - Это кто тут сопля?! - не менее громко взревел я в ответ, не уступая ни шагу. - Да через пару лет это ты будешь ниже, а в плечах я и так уже шире на пару пальцев, не говоря уж про рельефность, по сравнению с твоими жировыми складками!
  - Жировыми складками?! Я сейчас тебе покажу мои жировые складки!
  Сдвоенный шлепок заставил нас на мгновение отвлечься и посмотреть в сторону, откуда донесся звук - оба предводителя практически синхронно друг с другом заехали себе ладонью по лицу.
  - Ну ладно Рью - ему, в конце концов, пятнадцать лет, - со вздохом сказал Сакумо, опуская руку, - но твоему-то уже под двадцать!
  - Не спрашивай, просто не спрашивай, - точно таким же усталым голосом ответил Коши.
  - Эй!
  
  Глава 13.
  
  Дразнить смуглого блондина, пока созданные клоны работали, оказалось очень забавно - еще не набравшийся достаточно опыта (первую войну он пролетел, а во второй скорее, просто не успел поучаствовать, иначе был бы мертв), привыкший к своему превосходству в физической силе и размерах, вспыльчивый и ненавидящий издевки над собой, а так же наличие похожих по статям конкурентов, Эй производил впечатление молодого быка, у которого машут красной тряпкой перед глазами.
  Видя наше поведение, оба командира просто плюнули и не вмешивались, предпочитая не обращать внимание, тем более, что рамки приличия мы не переходили. Ну подумаешь, будущий райкаге пытался съездить мне кулаком по лицу или провести свой любимый Лариат! До скорости той же Мито-чан ему пока было далеко, так что я достаточно просто блокировал такие попытки, обладая даже большим запасом чакры, чем у него и немного выигрывая в укреплении тела. Если честно, блондин мне импонировал своим характером, который не должен был измениться и за пару десятков лет - предпочитающий все решать кулаками, а не разговорами, прямой как шпала в общении и столь же упрямый в отношении своих убеждений, с ним получалось неожиданно просто общаться... Ну, или дразнить. Главное, он сразу заявлял свое отношение к собеседнику и можно было не ожидать чего-то другого. И при этом он не был откровенно тупым - в шиноби Кумо можно было разглядеть довольно живой ум. Скорее, он просто не считал решение проблем, кроме как способом силы, достойными себя. Как и изворачиваться, хитрить, лгать, искать большую выгоду. Да резкий, да прямой и нарочито грубый, но такая простота подкупала и неожиданно располагала к себе. А еще, Эй категорически не переваривал умников, в число которых сразу зачислил и меня. Впрочем, это не мешало ему уважать мою силу и мастерство ирьёнина. Вот такой вот забавный человек даже в среде шиноби.
  Но это что касается личных впечатлений, на уровне работы же был тихий ужас - такое ощущение, что большинство генинов пропустили через наждачку, стесывая все, что не оказалось хоть немного прикрыто одеждой, у четверых оказались повреждены глаза, у двоих почти до кости сточены руки (очевидно, использовавшиеся для защиты наиболее уязвимых участков) и почти у всех слегка деформированы наружные чакроканалы из-за контакта пусть и с мизерным количеством, но чакры биджу. Это я еще не говорю про воспаления и тому подобную бяку открытых ран. В общем, работы хватало, а рядом еще наворачивали круги сенсеи генинов, попеременно интересуясь результатом. Что самое печальное для облачников, так это невосполнимые потери - в семи отправленных командах не хватало аж пятерых человек, что загнулись раньше нашей встречи. Не повезло детворе, что тут скажешь - подавляющее большинство генинов были года на два-три младше меня и в большинстве своем, выглядели сущими детьми. Умом-то я понимал, что и сам возрастом тела далеко не ушел, к тому же, достаточно скоро вот эти девочки и мальчики подрастут и вполне возможно, будут воевать против Конохи, вот только родительский инстинкт так просто было не заткнуть, особенно в отношении девочек. У самого малявка растет. Потому клоны не сачковали, выкладываясь на полную, убирая боль, чистя раны, сводя воспаления, наращивая кожу и пытаясь хоть немного поправить глаза. Конечно, проще было бы пересадить целые, но раскрывать такие вещи, как запас тел и не самые дешевые свитки фуиндзюцу точно не собирался, а свои и так не проболтаются.
  Закончив основную работу уже глубокой ночью и выбравшись из палатки, я с удовольствием потянулся, разминая порядком затекшие мышцы и хрустя суставами. Несмотря на позднее время ошивавшиеся рядом облачники тут же собрались вокруг, желая услышать вердикт. Было видно, что за своих подопечных они сильно переживают.
  - Жить будут все, пусть самые серьезные ранения не позволят некоторым вернуться на службу без длительного восстановления, но добиться лучших результатов смогла бы только Тсунаде Сенджу, до уровня которой мне еще далеко. Теперь что касается глаз - у девочки я смог полностью восстановить один и позволить хоть немного видеть другим, а вот у блондинистого паренька не все так благополучно - немного функционирует только один, а второй поврежден слишком сильно. Лучше всего, по возвращению в деревню вам провести замену органа на рабочий. У остальных случаи не столь серьезные и глаза приведены в порядок, так же я обработал раны и даже нарастил тонкий слой кожи для защиты от песка, но дальше восстанавливаться лучше естественным путем и под присмотром нормального ирьёнина. У двух генинов с поврежденными руками сухожилия и жилки целы, так что нарастить мышцы они смогут, вот только для того, чтобы появилась прежняя подвижность кистей, следует их очень хорошо разрабатывать сразу после восстановления, иначе о ниндзюцу придется забыть. Ну и в ближайшие несколько недель никому желательно не пользоваться большим количеством чакры, иначе возможна деформация поверхностного слоя кейракукей. С остальными мелочами разберутся уже ваши ирьёнины. На этом у меня все.
  Буквально впитывавшие мои слова, джонины практически синхронно кивнули.
  - Благодарю за вашу помощь, Нара-сан, - пожал мне руку ближайший облачник, - мы можем их забирать?
  - Конечно, только осторожней - новая кожа очень чувствительна в первые дни, - кивнул я.
  Остальные джонины так же пожали мне руку, а единственная женщина (смуглая, со светлыми волосами и третьим размером! Ням!) среди них даже обняла.
  Подождав, пока шиноби Кумо перетаскают из палатки всех усыпленных раненых генинов в расположенный шагах в ста от нашего лагерь, я кивнул стоявшим на часах Учиха и Мейдо и установил кеккай (доверяй, но проверяй!), после чего отправился спать, радуясь возможности свалить работу часового на остальных.
  А рано утром на нас наткнулась патрульная команда Сунагакуре и выяснилось, что мы проскочили мимо деревни и редкой сети патрулей еще пол дня назад, а делегация Кумогакуре вообще после попадания в песчаную бурю отклонилась далеко в сторону от нужного направления. Гребанная пустыня! Впрочем, на этот раз можно было быть уверенными, что нас приведут именно туда, куда нужно самым коротким путем не выписывая петли по округе.
  Быстро собравшись, объединенная делегация Кумо и Конохи двинулась за проводниками и уже через четыре часа можно было заметить далеко впереди дрожащую в раскаленном мареве сухого воздуха темную точку, постепенно начавшуюся разрастаться. В одно неуловимое мгновение, она внезапно разрослась в десятки раз и превратилась в кольцо гор даже выше, чем стены Конохи. Немного поскрипев мозгами, я понял, что это был не какой-нибудь феномен пустыни или мгновенного перемещения, а практически незаметная даже для сенсоров (я почувствовал ее только приблизившись) объемная иллюзия, наложенная и закрепленная на саму местность, а не на человека. По крайней мере, теперь стало понятно, как мы могли пробежать мимо, не заметив такую громадину даже с относительно небольшого расстояния. Странно, что ни о чем подобном не было упомянуть в оригинальной истории. Хотя, за два десятка лет все могло и измениться не один раз - не зря же Орочимару заходил в Коноху как к себе домой даже будучи нукенином, в то время, как еще недавно печати Узумаки даже и подумать о подобном не позволяли без использования очень специфических техник, типа моего перемещения через тени. Да и то не уверен, что подобное получится провернуть живьем не привлекая внимание команды барьерщиков. Ха, Мито содрала с Хирузена очень кругленькую сумму за нанесение печатей на восстановленном участке стены, что порушила внезапная атака Ивагакуре. К сожалению, работать на таком уровня я еще не умею.
  Не давая нам как следует рассмотреть возможную полосу защиты, проводники повели нас дугой, на солидном расстоянии от каменного пояса к единственному видимому входу в деревню, где уже появились команды встречающих аналогов Анбу. На виду стояли только четыре, но поблизости я ощущал раза в два больше, не считая обычной охраны. У предводителей делегации проверили бумаги и только после этого и пересчета голов по спискам, нас стали запускать тоненьким ручейком сквозь длинное ущелье в Суну.
  От количества одних только питаемых чакрой ловушек, у меня по коже побежали мурашки, несмотря на жару вокруг, и это если не вспоминать про десятки прикрытых иллюзиями бойниц, сквозь которые нас провожали вовсе не доброжелательные взгляды. Даже обычно не чувствительные к подобным вещам генины, до этого заинтересованно крутившие головами при виде другой скрытой деревни, испуганно притихли и скучковались поближе к старшим товарищам. Но через несколько минут опасный участок был преодолен и мы под конвоем оказались в самой деревне песка. Правда, долго глазеть по сторонам нам не дали, поведя к большому трехэтажному зданию, построенному буквально в ста шагах от начала ущелья, но даже то, что удалось рассмотреть, внушало небольшое чувство жалости к местным жителям - по сравнению с Конохой, Суна казалась пустынным и неприятным местом, с минимальным количеством зелени на улицах, уродливыми зданиями из спрессованного песка, в большинстве случаев покрашенных в белый или светлый цвет. Если сравнивать по духу, то Коноха видится мирной лесной поляной, а Суна - стойкой суровой скалой, что противостоит натиску ураганов и бурь. Ну и жители под стать.
  Собственно, и наши сопровождающие были эдакими стойкими оловянными солдатиками, не произносящими ни слова. От всех шести шедших с нами джонинов, несколько слов произнес только их главный, остальные же как в рот воды набрали. Впрочем, начинать разговор никого не тянуло - уж больно ненавидящие взгляды они кидали на нашу делегацию. А что еще ожидать от проигравших войну?
  Разглядывая предоставленные комнаты - в правой половине гостиницы для иностранных посетителей, где нам отвели часть второго этажа - я вздохнул и покачав головой, шлепнул на пол печать, призванную изгнать из помещения всевозможных паразитов, и начал распаковывать спальные принадлежности. Как заявил шиноби, ответственный за нашу охрану (или присмотр, если брать ближе к сути), осмотреть достопримечательности или даже просто прогуляться по улицам не получится - до начала экзамена на чунина всем обитателям гостиницы запрещенно выходить наружу. А даже если кто-то проскользнет мимо видимых охранников, всегда имеются еле ощутимые Анбу, заныкавшиеся на соседних домах.
  - Горячий прием? - хмыкнул Учиха, так же размещаясь в совершенно пустой комнате, лишенной даже какого либо намека на комфорт, если за таковой не считать каменный пол.
  Джонина поселили со мной, поскольку для каждого по отдельной комнате не оказалось, так что сенсеи расположились со своими командами, командир и заместитель в отдельной, а мы как клановые представители забрали последнюю. Не то, чтобы была какая-то разница между помещениями четыре на три метра и с одним небольшим окном.
  - И почему я ожидал, что только проигравшие нам войну, суновцы будут более дружелюбны? - саркастически поинтересовался я, падая на футон.
  - Эй, нам до сих пор не попытались сунуть кунай в спину, - хмыкнул в том же тоне Шинджи, - вот только генинам подобного отношения ожидать не стоит, как только начнутся испытания, будут трупы, и много.
  - Ну, для того я и нахожусь здесь, чтобы с нашей стороны их было меньше, - пожал я плечами.
  - Не думаю, что Казекаге решится на откровенный саботаж, но что команды других деревень попытаются не только поставить в невыгодное положение, но и уничтожить при случае, это и гадать не надо, - кивнул джонин, - так что твоя помощь точно понадобится.
  - Думаешь, сразу будет что-то серьезное? - вопросительно приподнял я бровь.
  - На первом этапе? Едва ли, а вот дальше - почти наверняка.
  В принципе, он прав, осталось только дождаться и увидеть все своими глазами. А это еще полтора дня безделья. Мда...
  
  Глава 14.
  
  - Что скажете по поводу наших неожиданных помощников?
  Отряд Кумо так же разместили в гостинице, но уже на третьем этаже, как самым многочисленным отдав целый этаж и сейчас, после быстрого распределения состава по комнатами, джонины собрались на небольшое совещание у командира. Как раз и задавшего вопрос.
  - Довольно неожиданно, что дуболомы решили помочь - спроси кто заранее, я бы поставил скорее на то, что они попытаются нас добить, а не предложат свои услуги, - хмыкнул один из ветеранов, - и ведь с подобным составом у них вполне могло бы получиться, пусть и не без потерь.
  - У нас на данный момент мир между деревнями и поступи они подобным образом, сама идея экзамена на чунина оказалась бы под угрозой, - покачал головой Харудо, - тут замешана политика и влезать в планы Каге не станет даже такая большая рыба в мире шиноби, как Хатаке Сакумо, а остальным уж и подавно не стоит рыпаться.
  - Кстати, кого вы узнали кроме Белого Клыка? - подала голос куноичи. - Например, тот белоглазый Хьюга точно один из детей главы клана - Хизаши или Хиаши, если я правильно помню книгу розыска.
  - Неплохая подобралась компания, - фыркнул сидевший в дальнем углу пожилой шиноби с повязкой через левый глаз и наполовину обрезанным правым ухом, - я вот узнал Учиху - это засранец Шинджи! Мы с ним пару раз сцеплялись еще в первой мировой и в одной из таких схваток я потерял половину уха и чуть не лишился головы, удрав только чудом. Пусть на вид он и не внушает, не говоря уж про не самый большой запас чакры, но любой кто его недооценивает, очень быстро отправляется к Шинигами. Очень опасный сукин сын!
  - Я понял тебя, Риши-сан, не заводись, - кивнул командир, - еще?
  - Остальные джонины Конохи еще слишком молоды, чтобы знать их в лицо, а имена услышать не довелось, - пожал плечами другой ветеран, расслабленно привалившись плечем к стене около двери, - а по клановым нашивкам еще Сарутоби, Мейдо и знакомый нашего Эя - Нара, хотя из него Нара как из меня биджу!
  - Да, у парня точно второй родитель Узумаки, если судить по красноволосой шевелюре и ощущаемому объему чакры, - поморщился Харудо, а за ним и остальные присутствующие.
  Несмотря на то, что позорный разгром армий Кумо и Кири против Узушиогакуре произошел едва ли не десятилетие назад, подавляющее большинство населения Кумогакуре но Сато по-прежнему скрипело зубами при одном упоминании о исчезнувших вместе со своим островом красноволосых мастеров фуиндзюцу. Редкий боец в армии облачников не потерял близкого человека среди уничтоженной почти под корень армии, но за отсутствием непосредственных виновников, Узумаки старались не упоминать, чтобы не бередить раны.
  - То-сан будет кипятком ссать, когда услышит доклад, - вздохнул Эй, эффективно развеивая сгустившееся напряжение.
  Присутствовавшие джонины встрепенулись и заулыбались, представляя реакцию Райкаге, вынужденного выбирать между собственной репутацией, требующей по достоинству оценить помощь и вполне естественным желанием послать полукровку ненавистных Узумаки куда подальше.
  - Ставлю на то, что одной доской и дверью дело не обойдется, - подала голос куноичи, заговорщицки прищуриваясь, - ваши ставки?
  - Ставлю на то, что как минимум три доски за первые пару дней Райкаге разнесет в щепки, - с готовностью поддержал инициативу одноглазый ветеран, протягивая вынутые из кармана деньги.
  - Да чего там мелочиться - ставлю на то, что стену точно придется ремонтировать!
  - Пол раздолбает по любому - принимай!
  Командир посмотрел на сразу оживившихся подчиненных, начавших гадать различные степени повреждения башни Райкаге и мудро решил промолчать - учитывая разрушительные тенденции правящего клана и как под копирку буйных выходцев из него, что становились правителями скрытой деревни, такая забава превратилась чуть ли не в национальный вид спорта среди пользователей чакры Кумогакуре но Сато. И вместо того, чтобы переживать провал совместно с начальством, куноичи и шиноби любого ранга и силы принимались биться об заклад на степень разрушения, учиненного Райкаге при известии об очередном косяке подчиненных.
  - Эй-кун, ты ставить будешь? - окликнула джонин спрятавшего лицо в ладонях парня.
  - Ставлю на то, что верхний этаж башни придется отстраивать заново, - обреченно отозвался он, убирая руки.
  И если для всей остальной деревни подобные ставки служили источником развлечения, то представители правящего клана (кроме Каге, конечно) молча терпели и всеми силам старались не допустить, чтобы знание об этой небольшой забаве дошло до виновника, потому что пытаться запретить просто не имело смысла - тогда пришлось бы подвергать взысканиям чуть ли не все наличные силы деревни.
  - Так, банк собран и наиболее близко предсказавший разрушения получает куш, - подвела итог куноичи, - судьей назначается тайчо как незаинтересованное в ставках лицо.
  - Если вы закончили, то продолжим, - покачал головой Харудо, но по предложению возражать не стал, - потенциал генинов мы увидим на экзамене, а вот к Нара следует присмотреться - в пятнадцать лет иметь уже вторую степень ирьёнина - это уже очень серьезная заявка.
  - Не говоря уж о способности блокировать удары Эй-куна, пусть и не в полную силу, - хмыкнул одноглазый ветеран, - если ничего не предпринять, то через десяток лет Коноха получит вторую Тсунаде, только с яйцами.
  Джонины согласно кивнули. Сражаться с высокоуровневым ирьёнином, способным не только почти мгновенно себя вылечить, но и с огромным боевым потенциалом - настоящий кошмар практически для любого, и это может подтвердить любой, кто сражался с Сенджу, а если противник при этом обладает запасами чакры Узумаки, то проще заказывать могилу заранее. И лучше устранить подобную проблему до того, как она станет настоящей угрозой, чем потом пожинать последствия.
  - Значит, пока просто наблюдаем, оцениваем возможности и высматриваем слабости, а уж что с этой информацией делать дальше - пусть решает Райкаге-сама, - заключил командир. - Больше я вас не задерживаю - можете идти отдыхать.
  
  ***
  
  - Что ты делаешь?
  - А? - отвлекся я от свитка.
  - Я спрашиваю, что ты делаешь? - повторил Учиха, с любопытством рассматривая почти нарисованную печать на раскатанном полуметровом свитке.
   - Кое-что, способное повысить шансы моего соклановца на выживание в грядущих испытаниях, - ответил я, возвращаясь к медленному и аккуратному рисованию на бумаге.
  - Хмм, очень похоже на свиток припасов, - потер подбородок Шинджи, - но чем он поможет сейчас?
  - Запечатывать можно разное, - едва слышно хмыкнул я, - можно оружие, еду, воду или даже технику, а можно и кое-что более полезное в данной ситуации.
  - Например?
  - Например клона, - ухмыльнулся я и с последним штрихом закончив печать, повернулся к соседу по комнате.
  - Клона? Ну и чем это поможет? - недоуменно приподнял бровь владелец шарингана.
  - Обычного стихийного? Практически ничем. Каге буншина с запасом уровня каге и большинством умений оригинала, пусть и несколько ослабленного физически? Всем!
  Глаза Учихи медленно, но верно поползли на лоб.
  - Как думаешь, будет пользоваться спросом подобный свиток "последнего шанса"? - усмехнувшись, спросил я.
  - Это же...гениально! - воскликнул он, но внезапно нахмурился. - Постой, но каге буншин всегда имеет лишь часть запаса чакры создателя, а не весь?
  - Для не очень знакомого с техникой шиноби, - поправил я его, - у меня же за плечами десяток лет опыта использования, так что закачать в одного клона девять десятых резерва не так уж сложно. Конечно, много их не сделаешь, но три-четыре в месяц тоже будет неплохо.
  - Да их с руками будут отрывать, - покачал головой Шинджи, - сколько раз на миссии у меня умирали товарищи из-за отсутствия поблизости ирьёнина.
  - Зато, теперь можно будет носить личного ирьёнина с собой на любую миссию не оглядываясь на его защиту, - хохотнул я, но через несколько секунд остановился и задумался.
  А что, если с собой можно будет носить не только один свиток? Допустим, поднакопил деньжат, купил несколько и вот у тебя уже команда из дальней поддержки наготове совершенно без затрат чакры. Как насчет своей бригады саннинов на самый крайний случай? Или какого-нибудь другого ниндзя высшего ранга? Да, пусть каге буншины развеиваются после хорошего удара, но ты попробуй сначала попади по немного ослабленной копии сильнейших бойцов деревни, способных применять практически все свои умения кроме основанных на инь и ян энергиях, так что ино-шика-чо пролетают мимо... Даже становится немного страшно представить последствия подобного применения повсеместно. И почему никто раньше такого не придумал? Ладно другие деревни, где нет как подобной техники, так и мастеров для создания специализированного свитка, но Узумаки-то чем думали? Это же прямо в их огород! Впрочем, я сам раньше запечатывал и оставлял Сае клонов на всякий случай, но подумал про боевое использование только сейчас, хотя такой способ использования буквально напрашивался с самого начала. И тем не менее, самые простые вещи часто - самые сложно обнаруживаемые. Вроде бы элементарно, но попробуй догадаться!
  - Далай второй, - отвлек меня от размышлений сосед.
  - Зачем? - удивленно вскинул брови я.
  - Куплю у тебя для своего подопечного, - предельно серьезно ответил Учиха, сверля меня взглядом.
  - Э? Хорошо, Шинджи-сан, но тогда с тебя несколько способов тренировки райтона и одна техника Б-ранга той же стихии, - почти сразу согласился я.
  У ветерана чакра ощущалась именно огнем с примесью молнии, так что можно было получить нормальные способы тренировать вторую стихию, а не практически самостоятельно придуманным Саей способом. Все же, суйтон у меня на довольно высоком уровне даже для токубецу джонина, а вот райтон в сравнении откровенно слабоват и те же дзюцу чидори получаются сильными в основном из-за количества вкладываемой чакры, нежели развития преобразования стихии. Что такое вообще это самое сродство со стихией - это возможность превращать свою чакру в стихийную без потери чакры и возможность использовать внешние элементы стихий с меньшими затратами. Ни больше, ни меньше. Конечно, контроль тоже играет немаловажную роль, иначе бы дзюцу других стихий мне давались намного затратнее, но это скорее второстепенный фактор, призванный облегчить и так затратный процесс.
  - По рукам, - не раздумывал долго сосед.
  Впрочем, я просил не так уж много, а для обладателя шарингана узнать новую технику вообще не составляет труда и ценится она не так сильно, как у других шиноби, не имеющих возможности копировать все приемы врага.
  - Только у твоего клона запас будет немного поменьше, поскольку полностью восстановиться я могу и не успеть, - сразу предупредил я ветерана, доставая еще один чистый свиток.
  - Пусть и так, но лишний шанс выжить все равно не помешает, так что делай, - отмахнулся он и спросил, - свиток использовать обычным образом?
  - Нет, я несколько модифицировал стандартную печать для транспортировки пленных, добавив несколько особенностей с небольшой защитой от копирования, - покачал я головой, - чтобы вынуть клона теперь не надо разворачивать бумагу, достаточно подать короткий импульс чакры в него и бросить на землю, после чего каге буншин появится, а свиток самоуничтожится.
  - И ты создал фактически новую печать, пусть и на основе старой, всего за несколько часов? - изумился Учиха.
  - Ну... да, а что тут такого? Вон, Мито-сама способна менять рисуемую печать прямо на ходу, подстраивая под текущие нужды, или вообще превращать готовую в нечто противоположное по действию буквально несколькими штрихами. Не то что я.
  - Так нашел с кем сравнивать, - насмешливо фыркнул Шинджи, - другим пользователям фуиндзюцу не из Узумаки и о твоих способностях остается только мечтать!
  - Можно сказать, разрыв в способностях между мной и ними примерно равен разнице между Мито-сама и мной, так что мне тоже есть чему завидовать и куда стремиться.
  Если вообще есть шанс достигнуть к концу жизни возможностей наставницы на данный момент. Все же, талант - это одно, а предрасположенность и много упорства - несколько другое и лучше их не сравнивать.
  
  Глава 15.
  
  Сидеть все время взаперти до самого начала первого этапа экзаменов на чунина было тоскливо и скучно, так что кроме двух свитков с каге буншин, я еще и нанес лечащую печать на соклановца просто на всякий случай - схватки даже генинов могут протекать очень быстро и парня способны убить раньше, чем он сумеет воспользоваться имеющимся шансом. Конечно, это не панацея, но и при критическом ранении есть большая вероятность остаться на пару минут в сознании, а уж как вытаскивать пациентов с порога Шинигами я знаю получше многих.
  Впрочем, занимался я не только этим, но еще и шлянием по гостинице, как в нашем секторе, так и в чужих - просто из любопытства посмотреть на представителей других деревень. Конечно, это было немного опасно ввиду не самых дружелюбных взглядов практически всех чужих шиноби за исключением Кумо (с их стороны были оценивающе-настороженные, как и с момента знакомства) и малых союзных Конохе деревень, но нарушать заключенное перемирие не решились даже подчиненные Ооноки, хотя и шибали при виде хитай-те с листом совершенно убийственным количеством КИ. Хотя, может сдерживающим фактором послужило и наличие пары десятков песчаного аналога Анбу-шников внутри и вокруг здания, следящих за каждым движением гостей. Но удовлетворяя собственное любопытство, я подметил и некоторые интересные факты - в то время, как все бойцы Ивагакуре но Сато выглядели в общем счете прилично даже с учетом путешествия по столь недружелюбной местности как пустыня, среди представителей Кири выбирались из своих комнат исключительно джонины, выглядящие довольно потрепанно - пусть было заметно, что одежда их была относительно новой и без следов путешествия, но некоторое измождение на физиономиях и вполне мне заметные признаки усталости так просто не замаскировать. Да и чувства сенсора подсказывали истощение практически у каждого второго, а те немногие присутствовавшие кандидаты в чунины вообще были не совсем здоровы, да и их количество (восемь штук) прямо указывало, что шиноби Тумана изрядно досталось в недавней песчаной буре и явно более крупно, нежели Облаку. Учитывая почти поголовную специализацию их бойцов на суйтоне и кендзюцу, защититься в таких погодных условиях могли немногие, пользователей Хьетона заметно не было, а уж тренирующих дотон вообще можно среди них не искать.
  Значит, основными конкурентами на экзамене для наших генинов будут именно Суна и Ива, что не есть хорошо - после окончания войны, я сомневаюсь, что даже сравнительные новички будут сдерживать удары, чтобы обойтись без убийств. Скорее, потерявшие родных и друзей во время боевых действий решат свести счеты и удовлетворить желание мести. Впрочем, они в этом будут не одиноки - те из наших генинов, кто под предводительством наставников все же решался выбраться из комнат, бросали очень пристальные взгляды на будущих соперников в поле зрения. Мда, потери и у нас не хилые, несмотря на победу, так что этого можно было ожидать. У того же Иши Нара жив только отец, а мать погибла на фронте, как и дед с дядей.
  Когда томительное ожидание наконец закончилось и всех гостей Суны собрали вместе и повели вглубь деревни, я вздохнул с облегчением, да и мои коллеги тоже - все же находиться в довольно замкнутом пространстве, под круглосуточным наблюдением и с соседством далеко не дружелюбных конкурентов, изрядно действует на нервы и заставляет расцветать профессиональную болезнь пышным цветом. Потому возможность оценить Сунагакуре но Сато несколько отвлекла и дала чуточку расслабиться, вот только и здесь отличие от Конохи буквально бросалось в глаза. Случись подобное шествие дома и вокруг было бы не протолкнуться от любопытствующего народа, пришедшего посмотреть на гостей, здесь же нас встречали пустынные улицы, прикрытые ставнями окна округлых домов и практически гнетущая тишина, хотя буквально в паре улиц в сторону слышалась обычная утенняя суета занятого города и скачущие по крышам бойцы в масках в дополнение к тем джонинам, что сопровождали нас по земле. Не очень приветливая встреча. Вот только другую так скоро после войны ожидать трудно. Не знаю на что рассчитывали Каге, но пытаться проводить нечто подобное с участием всех пяти больших деревень, а так же нескольких малых (насколько я понял, команды от Амегакуре но Сато, Такигакуре но Сато, Кусагакуре но Сато и другими, появились намного раньше основных игроков и потому успели проскочить песчаную бурю без последствий) так скоро после окончания боевых действий и не дав свежим ранам потерь хоть немного закрыться.
  Тоскливо оглядывая пустые улицы, явно недавно закрытые лавки и магазины, я лишь печально вздыхал - жизнь вражеской деревни таким образом посмотреть и не удастся. Облом. Конечно, я немного даже понимаю подобные предосторожности Казекаге по отношению к делегациям на экзамен чунина и сам бы на его месте так поступил, вот только ходить под конвоем от гостиницы до цели и быть постоянно под наблюдением даже во время сна - не самое завидное времяпрепровождение, не говоря уж о покупках сувениров для ожидающих меня дома.
  Конечный маршрут нашего шествия пришелся на большое круглое здание с куполообразной крышей светлого цвета. У входа провожатые разделили команды участников и всех остальных, после чего получившуюся кучку джонинов и редких чунинов повели в одну сторону, а участников в другую. Главный из шиноби Суны завел нас в большую комнату на втором этаже и предложил присаживаться. Небольшой кучкой, мы заняли дальний угол комнаты и приготовились внимать. Его помощники шустро пробежались по рядам заранее выставленных стульев и раздали всем листовки. Пробежав глазами редкие строчки текста, я убедился, что это действительно программка этапов экзамена и первый пунктом идет запугивание кандидатов с небольшим психологическим давлением. Проще говоря, проверяют на "слабо" и настраивают на намного более жесткий второй тур. Небольшая пометочка чуть ниже первого пункта так же указывала о подписании документа отказа претензий к организаторам в случае смерти. Неплохой такой дополнительный ход для первого этапа.
  - Уважаемые гости, первый этап экзамена на чунина начнется через пару минут, - тем временем подал голос джонин Суны, совершенно безразличным тоном выдавливая из себя слова, - продлится он всего час, после чего выбывшие команды удалятся со своими наставниками в гостиницу, а с остальными будет предоставлена возможность увидеться для последних наставлений перед вторым этапом. Результаты будут передаваться сюда, номер вашей команды можно посмотреть на выданной бумаге. На этом все.
  После заключительного слова, джонин просто молча покинул помещение почти со всеми своими подчиненными, совершенно не обращая внимание на оживившихся шиноби и куноичи.
  - Вот задница биджу, опять ждать! - простонал откинувшийся на стуле куса-нин через пару мест от меня на нашем ряду. - Как будто сидения в гостинице почти пять дней подряд было мало! Хоть бы развлечение какое подогнали...
  - Угу, ты еще скажи - жратву с выпивкой предоставить! - фыркнул я, так же принимая позу поудобней и настраиваясь на ожидание.
  - Мда, сейчас бы покурить, - мечтательно закатил глаза сосед, оправдывая славу своего клана как заядлых курильщиков.
  - Как будто ты свою комнату всю травами не продымил, - фыркнул так же сидевший рядом Учиха, - я уж не говорю про то, что твою команду теперь по одному только запаху можно будет найти.
  - Эй, эта смесь как раз травами и пахнет, а не табаком, - вскинулся джонин.
  - Ага, в пустыне, травами, - саркастически ввернул Шибатори, устроившийся позади нас.
  - Так, неверные, руки прочь от священного курева! - шутливо замахал на нас Нуи.
  - Учитывая где мы находимся - их раньше увидят, чем смогут унюхать, - покачал головой я, - а учитывая неумение нормально маскироваться в такой местности, слабый запах трав большой роли играть не будет.
  Сарутоби просветлел лицом, заслышав, что кто-то не хаит его обожаемую привычку, но что он хотел сказать так и осталось не ясным, поскольку в этот самый момент распахнулась дверь и на пороге возник чунин.
  - Команда номер восемь вылетела, - громко сообщил он и тут же исчез.
  - Надеюсь, это не наши, - тихо пробормотал Шинджи, - у вас какие номера?
  - Шесть.
  - Двадцать два.
  - Восемнадцать.
  - Тридцать четыре.
  - Два.
  К счастью, это оказалась не наша, так что мы на мгновение расслабились. Вообще странно, что кто-то так быстро слился с самого начала - всего минут пятнадцать прошло и уже поражение.
  - Интересно, что конкретно в первом испытании? - я задумчиво потер подбородок. - Общие слова насчет сути в этом листочке много не говорят.
  - Ну, способов надавить и заставить провалиться хватает, но чтобы без вредительства, то либо мастерски наложенные гендзюцу, воздействие КИ вместе с угрозой или заворачивание мозгов, а может и все вместе, - пожал плечами Учиха.
  - С чего ты взял, что без вредительства? - выгнула бровь куноичи, так же присоединяясь к нашему разговору.
  Небольшое время безделия и отдыха вместе с учениками явно пошло ей на пользу и она выглядела уже не такой измученной, хотя и продолжала рыскать глазами по окружающей обстановке каждую пару секунд.
  - Все очень просто - второй этап идет как выживание вместе с выполнением поставленной задачи, так что генины должны быть в форме, чтобы до финала дошел хоть кто-то, - пояснил Шинджи и я согласно кивнул, - а учитывая, что и их генины будут практически в равных условиях на первых порах, но потом будут иметь преимущество в знании местности, не имеет смысла делать первый этап очень сложным.
  - Скорее, в нем отсеют откровенных слабаков, чтобы на втором этапе отобрать лучших из прошедших и в финал выпустить действительно что-то умеющих кандидатов, - согласился Кей.
  - Вы забываете, что на финал приглашено большое количество потенциальных клиентов из знати, крупных землевладельцев, зажиточных купцов и тому подобной публики, говорят, прибудут даже некоторые Даймё, включая нашего и Казе но куни, - со скучающей миной напомнил нам до этого молчавший Сакумо, - это уже политика и от того, насколько хорошо продемонстрируют свои силы добравшиеся до финала генины, будет зависить куда именно пойдут со своими деньгами новые клиенты или к кому переберутся старые, к тому же, Суне в копилку упадет и тот факт, насколько хорошо они организовали все это представление.
  - И учитывая уже имеющееся преимущество у их кандидатов в чунины, Казекаге необходимо отсеять посредственностей и отобрать лучших из лучших для финала, чтобы его генины смогли показать класс против сильных противников, - подхватил обладатель шарингана, - вот только в отличие от нас и других деревень, не отправивших своих сильнейших клановых детей, подходящих по возрасту и званию, можно быть уверенным, что Суна действительно выставит элиту, выстоять против которых смогут только сильные клановые или действительно талантливые дети.
  - Чего про подавляющее большинство наших генинов сказать нельзя, - вздохнул Шибатори, да и остальные наставники синхронно поморщились, ясно осознавая способности своих учеников.
  Внезапно дверь распахнулась и головы всех присутствующих повернулись на звук.
  - Команды тринадцать, два, семь, десять, девятнадцать, пятнадцать, тридцать три, двадцать девять и четыре вылетели! Команды один, тридцать четыре, пять, двадцать девять, двадцать один, три, одинадцать, шесть и двадцать прошли! - объявил чунин.
  - Смотри-ка, а мои прошли! - удивился друг. - На самом деле не ожидал - на чунина по настоящему тянет только Хьюга, а остальные не настолько сильны и опытны, чтобы действовать в одиночку на миссиях.
  - Хироки действительно способный мальчик, пусть пока и не раскрывший весь свой потенциал, - подтверждающе кивнул Хизаши.
  - А вот я даже не знаю, переживать из-за их провала или радоваться, - вздохнула Окуно, но я заметил, что это был скорее вздох облегчения, чем расстройства.
  Впрочем, как она трясется над своей командой - лучше не рисковать, иначе деревня может потерять очередного джонина, а у нас их и так не очень много после войны осталось.
  После второго объявления сообщения о провалившихся и прошедших командах пошли сплошной чередой и я с некоторым удивлением узнал, что подопечные Мейдо провалились, несмотря на двух клановых в команде, а вот у Сарутоби прошли, изрядно обрадовав Учиху. После озвучивания остальных команд, мы еще немного подождали до того момента, как все тридцать шесть команд пройдут первый этап, после чего разделились на две части и одних увели переговорить со своими командами, а остальных повели к выходу, где дожидались наставников проигравшие команды.
  Пока нас вели обратно в гостиницу, все расспрашивали у генинов, что же было на первом этапе, после чего мне оставалось только качать головой на придумки Суновцев. Достаточно сказать, что они подошли даже к первому этапу с энтузиазмом и изрядной долей фантазии. Не знаю, кто послужил генератором идей и исполнителем, но снимаю перед ним шляпу - получилось очень интересно и довольно сложно для генинов.
  Первый этап экзамена оказался разделен на несколько частей, первая из которых требовала работы мозгов. Каждой команде предоставили помещение, выдали задачу-ребус и дали двадцать минут на ее решение, после истечения которых или раньше они должны предоставить ответ приставленному чунину. У одних это были паззлы, у других головоломки, в общем, задача на наблюдательность (подсказки имелись в комнате) и умение быстро думать. Вторая часть этапа уже была сложнее и заковыристей. Каждая команда за десяток минут должна была выбрать из своего состава одного человека, которого отправят на продолжение испытания, причем уже начинались запугивания и давление, что выбранный генин может и не вернуться обратно, хоть и купив своей команде право на продолжение экзамена. На лицо попытка заставить спаянные тройки внести разлад при выборе, а так же выделить самого бесполезного. И если кого-то все же выбирали, то перед отправлением на третью часть заставляли подписать отказ от претензий в случае превращения в калеку или смерти... Нехилая такая психологическая нагрузка для двенадцати-тринадцати леток. Но дальше еще интересней - всех выбранных разводили по отдельным комнатам и оставляли там мариноваться некоторое время в одиночестве, после чего по одному отводили на место следующего испытания, где больше похожий на маньяка, нежели шиноби мужик задавал очень простой вопрос - хочет ли кандидат войти в дверь, что находится за его спиной? Казалось бы, ответ очевиден для любого, вот только потеки крови из-под двери, приглушенные вопли с глухими ударами по плоти и хруст ломающихся костей уверенности как-то не внушали. Кто-то отказывался сразу, проваливаясь, кто-то более хладнокровный осведомлялся о происхождении звуков и получал вполне закономерный ответ - доламывают прошлого кандидата. Вполне естественно, что и так на нервах, генины предпочитали свалить куда подальше, нежели занять место следующего несчастного. И только те, кто распознавал очень качественно наложенную на комнату иллюзию, проходили дальше и выигрывали для своих команд переход на второй этап. В общем, по сравнению с первым этапом Конохи, что известен по оригинальной истории, впечатление производит даже на повидавших виды шиноби, особенно учитывая тот факт, что Суновцы даже не особо давили кандидатов КИ, предпочитая создать напряженную и откровенно пугающую атмосферу, в которой испытуемый сам делал за них всю работу. Уважаю. Это же надо было все настолько точно рассчитать и провести, чтобы суметь запугать уже нюхнувших пороху убийц, пусть и малолетних. Не удивительно, что из тридцати шести команд прошло только четырнадцать. Не у всех яйца из стали, особенно, если отправляли слабейшего. Дурацкий тест Морино на фоне такой организации выглядит просто жалко.
  Зато, после возвращения парочки в гостиницу, стало понятно каким образом прошли команды Кея и Сарутоби - в обоих самостоятельно вызвались идти обладатели додзюцу как негласные лидеры команд после сенсея и вполне ожидаемо, раскусили иллюзию мгновенно. По крайней мере, теперь ясно, почему слился Иши-кун у Мейдо - Нара хорошо шевелят мозгами в тиши кабинетов или в тылу фронта, составляя отличные планы, вот только помести их под давление, где придется рассчитывать только на себя и нельзя будет поставить кого-нибудь как защиту и основную ударную силу, и многие просто теряются, особенно не самые опытные члены клана.
  От вернувшихся мы узнали и о втором этапе экзаменов - как и было написано в бумажке, это было выживание с выполнением поставленной задачи. Всем прошедшим командам выдавалась половина цилиндра, а вторую половину необходимо было разыскать в пустыне за три полных дня начиная от момента отправки и при этом было запрещено возвращаться в гостиницу и собирать припасы. Необходимо было обойтись только тем, что имелось с собой. И в отличие от Коноховского экзамена, отобрать предмет поиска у другой команды не получится - цилиндры у каждой команды индивидуальны и приписаны к получившим их в руки. Видно, организаторы не думают, что пройдет хотя бы половина из имеющегося количества и я с ними склонен согласиться - найти на огромном выделенном расстоянии жалкий кусок цилиндра не больше двух ладоней в длинну чертовски трудно даже с полностью подготовленными припасами и без лимита времени. Едва ли кто вообще сможет этот этап пройти, если не будет каких-нибудь подсказок или саму половинку выданного цилиндра нельзя будет использовать для поиска второй части. К сожалению, чего-то более конкретного прошедшим командам до встречи с наставниками не сообщили, так что опять остается только ждать.
  
  Глава 16.
  
  Поскольку сопровождающим опять пришлось ожидать результата прохождения второго этапа в гостинице, я решил заняться полезным делом - тренировками. К счастью, для тренировки контроля чакры не требовалось много места или отдельный полигон, так что с успехом подошла и обычная комната. Несмотря на практически каждодневное создание двух каге буншинов именно на это дело, мой контроль чакры оставлял желать лучшего.
  Нет, по сравнению со средне статическим джонином я был более чем неплох, а уж если сравнивать с Узумаки того же возраста, то дело вообще обстояло отлично, вот только для ирьёнина второй степени мой контроль едва укладывался в допустимую минимальную планку. Я выигрывал в основном за счет огромного резерва, который можно было тратить не особо сдерживаясь, в отличие от вынужденных экономить каждую каплю коллег и за счет "многорукости" применения клонов тогда, когда в одиночку я просто не справлялся. Да, штопать и даже заново создавать кейракукей я мог практически без проблем, вот только вмешательство в головной и спинной мозг на одних только своих возможностях мне было недоступно. К сожалению, необходимая для этого тонкость манипуляций без вспомогательной печати, что я задействовал при лечении Саи, пока оставалась делом будущего.
  Оставалось завидовать Тсунаде, что при своих не маленьких резервах обладала практически идеальным контролем и могла за секунды исправить даже не очень серьезные повреждения мозга. Очень хорошим примером может послужить момент лечения Какаши и Саске, угодивших под Тсукуёми и валявшихся в госпитале до возвращения Сенджу, поскольку имевшиеся на тот момент ирьёнины ничего не могли сделать. То есть, Коноха тогда попросту не имела у себя ни одного ирьёнина первой степени, кроме давно свалившей из деревни саннина. Сильнейшая деревня моя задница, блин. Учитывая отношение верхушки деревни к медицине сейчас, даже удивляться не стоит. Но я буду не я, если хотя бы в ближайшие три года не заполучу себе повышение. Один год - все же несколько оптимистичный прогноз даже с учетом моей трудоспособности, упорства и скорости усвоения информации, вот только кто сказал, что я должен сдавать все пункты одновременно? Покажу одноглазому пердуну Кейко, как только закончу с ней, благо, ее медицинская карта до сих пор лежит у меня в шкафу вместе с сотнями других, потом придет черед и Акико, а работу с главными частями нервной системы можно будет продемонстрировать после того, как подтяну контроль на нужный уровень, поскольку теория и необходимые навыки уже имеются.
  Тренировки ирьёнинов весьма отличаются от тренировок контроля большей части шиноби, кроме, может быть, клана Хьюга. Прилипание листков (и различные вариации на тему), хождение по стенам и хождение по воде - вот три этапа упражнений, которые проходит каждый пользователь чакры, не зависимо от направленности своих способностей и специфик кеккей генкая. До уровня чунина или даже токубецу джонина этого вполне хватает практически всем как для применения дзюцу, так и для усиления тела чакрой в схватке. Те, кто сремится взобраться повыше в иерархии боевиков деревни, уже тренируют не чистый контроль, а преобразование чакры в стихийную, попутно получая улучшение владения своей чакрой.
  Ирьёнины идут несколько другим путем, как и обладатели бьякугана, у которых отличный контроль необходим для лучшего владения стилем тайдзюцу мягкой руки. Учитывая достаточно простой процесс преобразования нейтральной чакры в медицинскую, в отличие от стихийной, основной упор делается на внешнюю манипуляцию. Проще говоря, продемонстрированные старым одноглазым пердуном нити чакры - классический вариант. Учитывая, что у подавляющего большинства шиноби и куноичи чакра представляет собой нечто газообразное по плотности и столь же быстро улетучивающееся при выходе из тела в неизменном состоянии, то это более чем подходящее упражнение, вот только в силу особенностей Узумаки, плотность моей чакры раза в полтора больше и более смахивает на воду, нежели газ. Соответственно и результативность такой тренировки падает. Потому, я несколько увеличил себе сложность задачи и создавал не нити чакры вне тела с непосредственным контактом через тенкецу, а пытался манипулировать отделенным сгустком чакры в разные фигурки или изображения между ладоней с как можно более точными деталями. Учитывая отсутствие непосредственного контакта с кейракукей, оч-ч-чень непростая задача, но я уже научился расплывчато формировать простые геометрические объемные фигуры вроде куба или пирамиды практически без потерь в количестве чакры и уже недалек тот день, когда можно будет перейти на новый уровень сложности.
  А ведь мне еще тренировать не только это, но и использование ин-ян составляющих чакры для лучшего применения кланового хидзюцу и цепей чакры, вот только это уже нельзя переложить на клонов и приходится впрягаться самому. Как подумаю, сколько у меня впереди порядком заброшенных в последнее время задач, так на глаза наворачиваются слезы и даже использование десятков каге буншин нельзя считать за панацею. Это только то, что касается моего развития как шиноби и ирьёнина, а ведь есть же еще и исследования десятков интересных идей, планы по нескольким коммерческим проектам, способным значительно улучшить как мое собственное материальное благополучие, так и клана в целом. А создание совершенно необходимой разведывательной сети для отслеживания важных событий и интересных личностей в других деревнях?
  Я прекрасно понимаю, что всех спасти не реально, особенно в таком кровавом мире как этот, но почему бы не попытаться, когда имеется такая возможность? Если опираться на оригинальную историю, то имеется довольно много симпатичных лично мне товарищей, которые довольно рано ушли из жизни в результате сложившихся обстоятельств или банальной подставы со стороны тех, кому доверяли. За примерами далеко ходить не надо - в Сунагакуре сейчас должна жить обладательница любопытного кеккей генкая Пакура, которую просто отдали на растерзание шиноби Киригакуре по приказу Казекаге. Или массово уничтожаемые кланы Тумана после взятия Ягуры под контроль шарингана. Ладно, вырезание мужиков, но женщины и дети? Мне этого не понять, даже не смотря на то, что я живу в этом мире уже больше полутора десятков лет. Некоторые принципы остаются неизменными на протяжении всей жизни и я являюсь убежденным сторонником идеи, что мужчина должен сам решать свои проблемы, а вот даже обученные убивать, дети и женщины остаются детьми и женщинами, которым следует помогать и защищать. И я стараюсь следовать данному убеждению, не говоря уж о том, что куноичи гораздо приятнее на вид, нежели шиноби. Думаю, многие меня поймут. Собственно, это одна из причин, почему первых я предпочитаю не убивать, а захватывать в плен и хранить в свитке. Излишняя роскошь и риск по местным меркам, но уподобляться хладнокровным убийцам, что не моргнув глазом способны вырезать целые деревни очень не хочется, не говоря уж о том, что профессия ирьёнина требует в первую очередь спасать, а потом уж убивать.
  
  Внезапный поток воспоминаний выдернул меня из глубокого сосредоточения и заставил потерять контроль над медленно преобразовывавшемся в кольцо сгустком чакры. Вот только я почти не обратил на это внимания, слишком занятый усваиванием информации от развеявшегося каге буншина. И то, чему стал свидетелем клон, заставило меня выругаться, невольно пробудив от легкой дремы Учиху, предпочитавшего отслеживать в пол глаза окружающую обстановку даже на условно безопасной территории и с установленным защитным барьером в комнате.
  - Чего ругаемся? - лениво осведомился Шинджи, заразительно зевая.
  - Похоже, Казекаге решил играть грязно, выставив в кандидаты хотя бы одного бойца уровня токубецу джонина и нашим командам не повезло на него налететь, - поморщился я, вновь опускаясь на пол, с которого успел вскочить.
  - Потери? - мгновенно скинул сонное состояние джонин, принимая сидячее положение.
  - Обошлось, слава Ками, вот только состояние обеих команд оставляет желать лучшего, - поморщился я.
  - Команд? - сразу выделил ключевое слово сосед по комнате.
  - Им хватило ума объединиться и уже вместе продолжить выполнение задания второго этапа, благодаря чему и получилось выжить даже при обратной дороге, несмотря на несколько засад, - пояснил я, - собственно, последняя и оказалась самой серьезной, вынудив твоего подопечного использовать мой свиток.
  - И какой результат?
  - Слишком сильного "генина" и его команду каге буншин уничтожил, вот только и нашим порядком до этого момента досталось - из команды Кей-куна на ногах остался только Сенджу, а твой парень потерял руку от воздушной техники вместе со своим напарником, так же лишившемся ноги. Конечно, я их как следует подлатал и конечности прирастил, но сомневаюсь, что они смогут продолжать экзамен, если после второго этапа запланировано что-то еще, кроме большого турнира через месяц.
  - Далеко они от деревни? - спросил джонин.
  - Сам я не смог определить, но Сенджу сказал, что осталось около пары часов пути, вот только достоверность этого утверждения..., - я пожал плечами, - если это действительно так, то за нами могут придти, как только команды покажутся в поле зрения дозорных.
  Как оказалось немного времени спустя - я был прав.
  - Нара-сан, Учиха-сан, команды Конохи засекли недалеко от деревни и наше присутствие необходимо у финишной черты, - сообщил заглянувший в комнату Сакумо.
  Не став мешкать, мы присоединились к командиру и ощутимо нервничавшим наставникам, после чего джонин Суны повел нас ко входу в деревню. Прибыв на место, я первым делом порадовался тому факту, что у организаторов хватило ума сделать хоть какие-то прикрытия от палящего солнца, возведя с помощью дотона несколько дающих тень навесов и небольшое здание для работы ирьёнинов. Осмотревшись, я обнаружил, что на финише были не только мы, но и один из знакомых мне джонинов Облака, а так же шиноби Ивагакуре но Сато. Благоразумно усевшись подальше от последнего, мы принялись ждать. Похоже, во время этого дурацкого экзамена на чунина мне только и приходится это делать. Учитывая, что меня с полным на то правом можно назвать трудоголиком, такое бездарное использование времени очень действовало на нервы. Чтобы немного отвлечься, я даже рассказал про информацию, полученную от развеявшегося каге буншина тем, кто был не вкурсе, изрядно этим успокоив друга и Нуи.
  - Хах, "последний шанс", да? - заинтересованно наклонил голову Хатаке, усевшийся справа от меня, - собираешься продавать?
  - Скорее нет, чем да, - вздохнул я, - слишком способ их изготовления затратен по чакре.
  - Ну, я не очень хороший сенсор, да еще и этот твой плащ здорово мешает, - прищурился джонин, - но на мой взгляд, у тебя запасы чакры уже раза в полтора-два больше моих, так что два свитка за раз сделать вполне возможно.
  - Может быть, но это все равно не больше восьми-десяти экземпляров в месяц, а уж желающих будет намного больше, - пожал я плечами, вглядываясь в появившуюся на горизонте точку, - вот только брать за подобный уникальный товар деньги - слишком глупо, так что в лавку едва ли попадет больше пары свитков, а остальное будет расходиться по знакомым и друзьям.
  - Как Ияку Фуин? - хмыкнул Сакумо, так же приобретший в свое время лечащую печать после нашего знакомства.
  По сниженной цене благодаря просьбе Мито-чан, между прочим. Да и другими печатями не брезговал регулярно у меня закупаться, получая скидку в полтора десятка процентов как хороший знакомый и сенсей малявки Кушины.
  - Почти, все же наиболее обеспеченные шиноби изредка печать покупают, но по сравнению с продажами обычных печатей, это очень малая доля получается, - кивнул я.
  Учитывая, что клан Хатаке держал несколько кузниц и один оружейный магазин, на тему бизнеса и ведения дел мы разговаривали с ним не раз.
  - Идут, - прервал нас Учиха, светя активированным шаринганом.
  Я посмотрел на постепенно начавшуюся разрастаться точку и кивнул - хоть показавшиеся генины еще не вошли в границы моей чувствительности чакры, но различить количество приближающихся участников уже было можно. Мда, едва ли кто-то еще из другой деревни способен объединиться для выполнения поставленной задачи - скорее уж подставят конкурентов, нежели помогут, а шиноби Киригакуре даже прирезать союзника способны, если верить слухам, не говоря уж об остальных.
  Обе команды добежали (хотя, скорее доковыляли) до финиша примерно за десяток минут, буквально повалившись в песок как только наблюдатель Суны получил целые цилиндры и засчитал им прохождение, пусть последний рывок и выпил все силы. Точнее, некоторых из них - Сенджу тащил на закорках обоих бессознательных товарищей и на ногах держался исключительно за счет силы воли и сжигании остатков чакры. Учиха же щеголял перевязанной рукой с отрезанным рукавом, а так же бинтами поперек груди, что просвечивали сквозь порванную одежду, а его сокамандника тащила на себе девчушка, выглядевшая лишь немного чище остальных. В общем, они не сильно отличались от того, что видел мой клон перед развеиванием, а значит - дополнительной медицинской помощи не требовалось.
  - Ваши команды прошли в финал, который состоится через месяц, - сообщил джонин Песка, - как только ваши участники восстановятся - прошу покинуть деревню.
  - Ара, а как же жеребьевка на финальные бои? - не удержался я от вопроса, недоуменно вздернув брось.
  Не говоря уж о том, что мы так и не узнали не только о личности прошедших в финал, но и просто количество команд.
  - Жеребьевка будет проходить перед самым началом третьего этапа, - безразлично ответил шиноби и отошел от нашей группы.
  Проще говоря, нас стараются выпихнуть как можно быстрее.
  - Полагаю, до завтра мы отдыхаем, а потом уже готовимся в обратный путь, - вздохнул Сакумо, оглядывая лежащих генинов, что пытались перевести дух.
  - Не скажу, что я не доволен этим фактом, - покачал я головой, подхватывая двух генинов за шкирку и закидывая на спину, - быть наблюдателем оказалось очень скучно.
  
  Глава 17.
  
  На следующий день, генины более-менее оклемались с моей посильной помощью и делегация Конохи поспешила покинуть не гостеприимную деревню. В отличие от пути в Суну, обратный путь неожиданностями не баловал, как и неожиданными песчаными бурями с примесью чакры биджу. Учитывая, что наиболее целыми заявились как раз те, на кого эта атака была направлена (как недавних врагов), то Казекаге скорее всего решил не дергать енота за хвост лишний раз. Уж не знаю, в джинчурики он находится в данный момент или в камне.
  Из интересного можно было отметить разве что ненавязчивые подкаты друга к единственной женщине в небольшом коллективе наставников, а так же моя небольшая помощь в добыче информации о цели от знакомого генина. К сожалению, неплохую бесклановую куноичи прямо преследовал в последние годы злой рок - не только не везло с заданиями и генинами, но и в не такой давней атаке на Коноху женщина потеряла сразу и дом, и мужа с маленьким сыном, что находились буквально в ста метрах от пролома и оказались буквально сметены взрывом. Даже тел не нашли. Когда я это узнал, то даже преисполнился уважения к Окуно - многие, пережив подобное, вскрывали себе горло или слетали с катушек и погибали в первом же бою. Похоже, только ответственность за подопечных и была той ее последней ниточкой к реальности, так что немного подумав, я дал добро Кею на использование моей помощи - было заметно, что друг здорово запал на статную и высокую наставницу. А уж за три Ияку Фуин (лечащая печать) ее генинам будет должен, да и Минами реально требуется плечо, на которое можно опереться. Шибатори же не самый худший вариант из возможных. Конечно, и мне она приглянулась (среди довольно низкорослых жителей страны огня считанные единицы достигают метра девяносто и тем более, женщины), вот только здесь требуется не перепихон на одну ночь, а нечто более серьезное, мне и имеющихся связей хватает с лихвой. Боюсь, если Сая услышит про еще одну любовницу, мое мужское достоинство окажется под огромной угрозой.
  К огромному облегчению всех в делегации, из пустыни мы выбрались намного быстрее, чем потратили на движение по стране Ветра туда, а уж территорию страны Огня большинство джонинов знало как свои пять пальцев, потому на обратной дороге мы выиграли целый день и прибыли домой довольно быстро. Всем уже хотелось как следует помыться и избавиться от песка во всех мыслимых и немыслимых местах. Даже постоянно мной поддерживаемый слабый покров чакры по всему телу (отличная тренировка всех тенкецу и контроля) не спасал. Оставалось только пожалеть остальных, у которых и моей экипировочной защиты не имелось, не говоря уж о чакровой. Возле ворот распрощавшись с джонинами и согласовав время сбора для отправки на финал экзамена, я вспрыгнул на ближайшую крышу и поскакал в сторону квартала Нара, радуясь, что после этой миссии не требуется писать отчет. Конечно, представителю клана и зарплату не платят (мизерная ставка ирьёнина не в счет), но это дело десятое.
  Кивнув стоявшим на входе чунинам, я ускорился и коротко отвечая на приветствия немногих встреченных по пути соклановцев, буквально влетел в калитку, уже предвкушая возможность прыгнуть в заполненную до краев ванную, но меня отвлекли звуки схватки, что доносились с расположенного за домом полигона. Пару секунд желание поплескаться в воде боролось с любопытством, но особо громкий звук удара, от которого даже содрогнулся воздух, поставил точку в колебаниях и я свернул с дорожки к крыльцу и обогнув по саду дом, вышел к площадке с полигоном, где и проходила драка. И судя по отсутствию поднятого барьера - только в тайдзюцу. Впрочем, будь иначе и я накрутил бы обеим хвосты, поскольку сражавшие были мне хорошо знакомы. На очень хороших даже для джонина скоростях, передо мной махались конечностями Сая и Кейко, настолько сосредоточенные друг на друге, что даже проморгали мое появление.
  Впрочем, заставило поползти вверх мои брови вовсе не это, а то, с какой... э... ожесточенностью лупили друг друга обе женщины, включая и критические точки кроме головы (обязательная защитная одежда, созданная мной именно для этой цели, не закрывала только голову, равномерно распределяя получаемые удары по всей поверхности), попадания в которые способны покалечить или даже убить. И были обе куноичи практически равны. Если Сая была немного быстрее противницы, то Кейко чуток превосходила в силе и оказалась более опытной, зато ма использовала лучшую форму тайдзюцу, чем все наработки бесклановой куноичи. Именно поэтому они продолжали сражаться на равных и совершенно не сдерживали удары, стремясь завались соперницу и раньше набрать большее количество прошедших ударов. Воздух буквально дрожал от скорости и силы обрушиваемых на блоки ударов, невольно завораживая - все же что-то есть в драке красивых женщин, одетых в очень облегающую одежду. Обратив внимание на свирепую радость на лице обеих куноичи при выбивании дерьма из противницы, я удовлетворенно кивнул.
  Отлично! Просто великолепно! Как же я сам раньше до подобного не додумался!? Пусть в последнее время я был очень занят на работе, но даже присматривавшие за домом клоны тени замечали, что Сая постепенно начала терять свой задор и жизнерадостность, не имея возможности приложить все свои силы во что-то более важное и интересное, нежели лавка печатей. Сейчас же выражение ее лица было намного более живое, да и Кейко от нее не отставала. Вот что значит возможность набить морду не нравящемуся тебе человеку, а то что за моей спиной эти две цапаются (пусть до этого момента словестно) при любой возможности - тут и сомнений нет. Конечно, цепляется в основном Сая с высоты своей позиции хозяйки дома, а Кейко старается сдерживаться, особенно, если есть вероятность моего нахождения поблизости, но судя по всему, они договорились разрешить свои разногласия кулаками. Ну, чем бы дитя ни тешилось... Подождав еще пару минут, пока дерущиеся не отпрыгнут назад, заметно подустав и тяжело дыша, я невольно обратил внимание на бурно вздымающуюся под тонкой тканью грудь каждой, но усилием воли подавил полезшие в голову мысли и сделав пару шагов вперед, захлопал, привлекая к себе внимание.
  - Прекрасная схватка! Просто прекрасная! У меня имеется только один вопрос - почему вы не демонстрировали нечто подобное против меня?
  Обе куноичи вздрогнули и синхронно повернули головы в мою сторону, расцветая улыбками, хотя с подбитыми глазами, синяками и разбитыми от ударов губами, смотрелось это не очень.
  - Ты вернулся!
  - Рью-кун!
  Впрочем, как и ожидалось, мой вопрос просто проигнорировали, предпочтя резко сократить дистанцию.
  - Уфф!
  Сдавленный с двух сторон костедробильными для обычного человека объятьями, я лишь покачал головой на умудряющихся при этом посылать друг другу убийственные взгляды женщин и принялся лечить их симпатичные мордашки, сейчас способные только напугать. Впрочем, подобный вид для местных очень привычный и никто из шиноби на это не обращает внимание. Свести свежие и уже успевшие пожелтеть синяки заняло буквально пол минуты, как и затянуть мелкие ранки, так что скоро я любовался нормальными лицами, привычно пропуская мимо ушей трескотню и посыпавшийся град вопросов от обеих. Эх, что не говори, а дома всегда лучше.
  
  Пару дней после возвращения я просто отдыхал душой и телом, на полную катушку используя неожиданно полностью свободные дни, бездельничая и навещая немногих друзей и уделяя внимание женщинам. Но очень скоро такое проматывание времени надоело и я как следует взялся за усиленные тренировки в дополнение к обычным, повысив нагрузку на тело печатей, чтобы вернуть себе хотя бы прежнюю физическую форму, а так же возобновил работу с райтоном, стремясь добиться того же уровня сродства, что имелся у меня с суйтоном. Подогнанный Учихой свиток тренировок оказался как нельзя кстати. Конечно, с моими запасами чакры потери четверти (в сравнении) вкладываемого в технику объема не очень существенны, но это только для тех дзюцу, что ниже Б-ранга, а вот теми, что выше уже так просто не побросаешься подряд, не оглядываясь на затраты. Остававшееся свободным время, я посвятил исследованиям. Точнее, исследованию одной конкретной техники, найденной в завалах библиотеки госпиталя - Шикон но дзюцу (техника мертвой души). Еще когда я только заполучил ее в руку, у меня зародилась одна небольшая идея, как можно модифицировать и использовать эту технику. Пусть для нее годилось только недавно умершее тело, которое на время "оживлялось" ирьёнином и бралось под полный контроль для различных действий, но я не все запасы трупов потратил на госпиталь или разбор на запчастей, так что было с чем работать.
  Суть же Шикон но дзюцу заключалась в том, что ирьёнин стимулировал начавший затухать источник тела и с помощью собственной внедренной чакры, брал под контроль нервную систему, позволяя еще не остывшему телу вновь вернуться к подобию жизни, но уже под внешним управлением, независимо от состояния мозга. Такой способ можно даже сравнить с кугутсу но дзюцу (управление куклами) Сунагакуре, вот только кукловод обычно не способен смотреть глазами подконтрольного создания. Но эта техника оказалось неожиданно сложной для освоения - не говоря о требовании очень хорошего контроля, для одного только срабатывания, необходимо было отлично знать анатомию человеческого тела, чтобы движения марионетки получались плавные и размеренные, а не напоминали дерганья паралитика. И это я не упоминаю о необходимости контролировать одновременно двойной набор чувств. Очень дезориентирующее ощущение. По крайней мере, теперь понятна приписка в самом низу свитка, рекомендующая пользователю мимикрировать под труп или очень хорошо спрятаться, чтобы не отвлекаться на собственную безопасность и сосредоточиться на технике. Даже несмотря на постоянное использование каге буншинов, что-то отдаленно напоминавшее нормальный контроль у меня получилось использования после тридцатого - все же применять для движения чакру, стимулируя чужую нервную систему, очень сложно и явно не для обычного шиноби. Примерно за неделю я освоил Шикон но дзюцу на должном уровне и изучил способ работы, после чего начались эксперименты. И если я представлял себе конечный результат довольно четко - подконтрольное, условно живое тело, без внешнего управления, за место которого использовалась основа каге буншина, способная мыслить не хуже оригинала - то как к нему прийти, оставалось загадкой, которую необходимо было решить.
  А долговременные марионетки, не отличающиеся от обычных шиноби, производящие чакру и способные существовать годами в отрыве от меня, в тоже время предоставляя собираемую информацию, необходимы были как воздух - множество ключевых событий происходили и в других деревнях, а не только в Конохе или стране Огня и необходимо было иметь своих агентов влияния на эти самые события, поскольку лично присутствовать везде просто невозможно, а выбраться из деревни для первоклассного ирьёнина незамеченным просто не реально, не говоря уж о том, что есть риск стать нукенином при обнаружении. Да и просто информация о других странах пригодилась бы сильно, как и своя шпионская сеть. И хотя я сомневаюсь, что удастся создать много таких клонов, но даже парочка принесет огромную выгоду. Осталось только создать. И к сожалению, материал для исследования тратится слишком быстро - до трупного окоченения, а новых крупных поступлений тел не ожидается до следующей войны.
  
  Глава 18.
  
  Если кто-нибудь говорит, что создавать что-нибудь новое или хотя бы сильно модифицировать старое под конкретные задачи легко - можете смело плевать такому человеку в рожу, а потом еще и ногой добавить! Эту довольно простую истоину я осознал на собственном опыте, когда принялся переделывать уже готовую технику под необходимую задачу. И первый камешек на пути к успеху заключался в том, что я довольно пространно знал о том, как это делать. Просто потому, что в клане освещали этот вопрос довольно мало при обучении, в академии вообще такому не учат, а сам я больше по медицине штудировал трактаты после получения звания генина, чем разбирался, как именно стоит модифицировать цепочку ручных печатей, чтобы достигнутый результат не только не повредил кейракукей или убил , но и совпадал с задуманным результатом.
  Стоит ли говорить, что после того, как подопытных клонов (сам проверять я не рискнул, иначе как минимум раз пять остался бы гарантированным калекой и пару раз мертвым, даже со всей живучестью Узумаки) уничтожило раз двадцать, я полез в клановую библиотеку и с головой зарылся в теорию складываемых печатей, как список из стандартных, так и более узкоспециализированных, коих оказалось в два раза больше. И только более-менее разобравшись, я вновь вернулся к экспериментам, но теперь уже со знанием дела разбирал тридцать одну печать Шикон но дзюцу, подстраивая тринадцать из них, что обеспечивали пользователю связь с подконтрольным трупом, его управлением и возможность воспринимать сигналы чужой нервной системы одновременно со своей, но не накладывая ощущения друг на друга. Впрочем, банальное подставление печатей оказалось путем в тупик, следовало так подобрать их последовательность, чтобы матрица каге буншина брала управление на себя, ничем не проявляясь со стороны.
  К сожалению, я до этого простого факта дошел только через два дня упорного перебора различных вариантов. Самому себе можно было признаться, но постоянно слыша со стороны о собственной гениальности, а так же относительная легкость, с которой у меня получилось воссоздать "оригинальные" техники, невозможность добиться сразу хоть какого-то положительного результата, сильно сказалось на моей самооценке и прибавило уважения к тем, кто действительно создавал что-то новое в дзюцу, а не копировал чью-то работу, вроде меня. Конечно, у меня имелись и оригинальные задумки, но ничего сложного в них нет - нормальный мастер фуиндзюцу может подобные задачи, вроде модификации запечатывающего свитка или стабилизации клона, трескать как орешки, если об этом подумает, конечно.
  Определив после множества попыток, что наиболее вероятные цепочки печатей не подходят, я сообразил посмотреть на задачу с другой стороны - если переделка Шикон но дзюцу не подходит, то проблема может быть не только в ней, но и в Каге Буншин но дзюцу. Дойдя до этого простого факта с помощью подсказки клона, я испытал желание побиться башкой об стену! Ну конечно! Нафига воплощать чакру с копией сознания в теле, когда требуется эту чакру всего лишь закрепить на уже имеющемся трупе, а не создавать подобие! После небольшого озарения, дело явно пошло на лад, и вскоре я подобрал более-менее подходящую комбинацию из сорока шести ручных печатей (а так же жрущую запасы просто неимоверным образом) и подконтрольный труп мог не только резво передвигаться, но даже с некоторым трудом разговаривать под контролем искусственного сознания, вот только сразу выяснилась одна небольшая деталь и огромный минус. Замкнув все ощущения на сознание клона, я лишался какой-либо связи с работающей техникой, но это можно было бы пережить или обойти другими способами, если бы получившаяся техника действительно нормально работала, вот только уже через десяток минут оживленный труп возвращался в свое исходное состояние. Немного побившись над данной проблемой, я установил, что сознание на чакровой основе банально теряет весь вложенный запас по той простой причине, что находится не в своей кейракукей и нет медиума в лице шиноби, который и удерживает в рабочем состоянии технику. Купированный каге буншин просто не может удержать свою чакру без ограничителей в чужой системе и она развеивается в пространстве. Поломав над этим голову и ничего не добившись (а так же потратив просто неприличное количество тел на эксперименты), я решил зайти с другой стороны - если нельзя все это провернуть с помощью одного ниндзюцу, пусть и с частичным уклоном в ирьёдзюцу, то почему бы не воспользоваться другой, хорошо знакомой мне областью пути шиноби? Как следует подумав, я порылся с помощью клонов сначала в собственных библиотечных запасах, что достались от отца, а потом и в полученной от Мито-чан груде, буквально за пару часов забацав довольно замысловатую по сути, но не исполнению печать, способную играть роль якоря для вкладываемого сознания и моей чакры. Конечно, для этого сперва ее следовало нанести, а потом уж и использовать новую технику на подходящем трупе, но это едва ли большая цена за полностью автономную марионетку, способную действовать на любом расстоянии от создателя и при этом не имеющую слабостей всех клоновых техник. Вот только ранее требовавшее исключительно время сложения печатей для создания, новое дзюцу требовало достаточно большого времени на подготовку и инструментов на нанесение фуиндзюцу. Учитывая тот факт, что я постепенно начал с Мито изучать перенос некоторых простых печатей на ручную основу (первая ступень создания печатей простым касанием, подобное использовали два из троих саннинов при первой встрече с Наруто), этот недостаток можно было исправить, чем я с вновь вспыхнувшим энтузиазмом и занялся. Не скажу, что это было особо сложно, но кое-какая практика у меня уже имелась, потому преобразование замысловатого рисунка в еще одиннадцать ручных знаков прошло без особых проблем.
  Получив более-менее вменяемый результат в пятьдесят семь ручных печатей и без видимых на первый взгляд недочетов, я только облегченно выдохнул - за те полторы недели, что я почти полностью занимался разработкой и экспериментами (кроме тренировок, само собой), было потрачено столько нервов, чакры и материалов (а ведь клонам еще приходилось и разделкой не годных тел заниматься, чтобы минимизировать потери), что откровенно радоваться просто не получалось. Была удовлетворенность от окупившихся ресурсов и небольшая толика гордости за свою работу, но почти постоянно сопровождавшая меня головная боль от развеянных клонов, поглощавших информацию в огромных количествах даже по моим меркам, хотелось забыть обо всем и просто отдыхать. Что не говори, а без постоянного использования каге буншинов, сокращавших затраченное время в десятки раз, проделанная мной за одиннадцать дней работа могла бы занять месяцы, если не годы, учитывая обычно имеющееся у меня свободное время. Мда, и это только один достаточно небольшой проект среди множества других, требующих моего пристального внимания.
  Не думал, что когда-нибудь это скажу, но после прочувствованных на своей шкуре сложностей нормальных исследований силами одиночки и без должных знаний, на голом энтузиазме методом проб и ошибок, я начал лучше понимать Орочимару - мало того, что вечно не хватает как материальных ресурсов, так и просто банального времени на множество различных интересных идей, так еще и всякие идиоты стремятся оторвать от важной работы и отправить на какую-нибудь дурацкую миссию, с которой и несколько джонинов справится. А ведь змеиный саннин еще и клонов не использует, в отличие от меня, да и мир шиноби к таким ученым не очень дружелюбен - тут попробуй не сдохнуть, когда одна за одной следуют масштабные войны и в перерыве основные игроки устраивают небольшие междусобойчики на границах или территории малых стран, в которых даже жизни элитных шиноби что дрова для костра, а потом уже пробуй заниматься исследованиями, пока опять кто-нибудь не решил попробовать на зуб. Если посмотреть под таким уголом, то Орочимару хотел стать Хокаге вовсе не потому, что стремился властвовать над всеми, а потому, что несмотря на большой объем работы и очевидные минусы жирной мишени на спине в большой политике, данная позиция была способна обеспечить ему нормальные условия для занятий наукой, а так же достаточное количество подопытных, за которыми не придется бегать самому и не появится вполне очевидных проблем с законностью их добычи в родной деревне (иначе стал бы он создавать свою Отогакуре и тратить на нее драгоценное время). Последняя проблема кстати и меня очень даже касается - если эксперименты будут с такой скоростью пожирать имеющиеся запасы тел, то содержимого запасенных свитков надолго мне не хватит.
  После частичного успеха (потому что это только первая часть - даже дурак догадается, что реанимированный таким способом труп долго не пробегает, несмотря на количество затраченной чакры и мощь примененной техники), я посвятил пару дней общению с семьей, простому отдыху и переменному наблюдения за работой нового дзюцу. Потому, тот факт, что стимулируемые кое-как запущенным источником мышцы постепенно подвергаются отмиранию и становятся действительно мертвыми, для меня неожиданностью не стал. Всего такая марионетка продержалась чуть больше полутора суток, по мере разрушения тканей замедляясь и начиная потреблять все больше чакры. Конечно, вложись я при создании больше и срок полезного действия можно было бы увеличить раза в два, а если немного подлечить раны, то и в четыре, но факт остается фактом - в таком виде измененная Шикон но дзюцу имеет конечный срок действия, пусть и не настолько короткий, как у оригинала. Ну и при прекращении действия техники я не получаю памяти клона, как было без использования якоря, поскольку привязка к печати сохраняется постоянно и требуется ее разрушение, чтобы ин-составляющая чакры вернулась к хозяину. Небольшое неудобство, которое, вполне возможно, можно будет использовать на пользу, но об этом следует подумать потом.
  Поскольку первая часть эксперимента на мертвых телах себя исчерпала, пора было приступать к использованию живых пленных. Если я хотел, чтобы у меня появились действительно долговечные клоны, пусть и с другими телами, то это был единственный путь. Использование Шикон но дзюцу на мертвых конечно, но вот если использовать модифицированную версию на живом... Появившаяся у меня теория на самом деле проста и в какой-то мере очень цинична - если техника действует на трупах, то должна подействовать и на живых, вот только для этого у живого шиноби должна отсутствовать сама возможность сопротивляться подобному подселению. Добиться же этого проще простого даже не очень опытному ирьёнину - превратить любого человека в растение с нулем мозговых функций можно за пару десятков минут. Вызванная искусственно кома, из которой уже никогда не выйти просто потому что мозги сами по себе не восстанавливаются - вот и получится требуемая кондиция тела.
  Но по здравому размышлению, я решил воздержаться от немедленных экспериментов и проверке своей теории на практике - дата финала экзаменов на чунина стремительно приближалась и затевать что-то время затратное не имело смысла, к тому же, при неудаче, на подопытном можно будет отточить свои навыки по работе с головным мозгом и основной нервной системой, а это лучше делать не торопясь и без лимита времени. Все равно я добьюсь успеха рано или поздно, даже если мне придется привлечь к теме стороннего специалиста - это я имею в виду Мито-чан. По крайней мере, с ней я могу быть уверен в отсутствии каких-либо моральных вопросов использования пленных в экспериментах. Опытная Узумаки весьма практична в таких случаях - не наш? Твори что хочешь, при условии, что это честно взятый в плен или выкупленный у товарищей враг. Очень правильная жизненная позиция в мире убийц. Конечно, хотелось бы оставить подобный козырь в собственном кармане, чтобы ни единая душа не оказалась в курсе (в том числе и Сая), но это уже можно будет решить после возвращения в деревню, а пока стоит заняться вопросом, в чем-то более простом - обеспечение двусторонней связи между марионеткой и мной, с возможностью передачи чакры в обе стороны (небольшая подстраховка никому еще не повредила, как и некоторое количество чакры в запасе). И по-моему, что-то подходящее я видел в отделе пространственных печатей...
  
  Глава 19.
  
  В этот раз, в Сунагакуре но Сато встретили нашу делегацию немного дружелюбнее, чем в прошлый. Не было никакого "почетного" караула со всех сторон, едва сдерживаемого негатива от охранников и сверлящих со всех сторон подозрительных взглядов. Нет, ловушки, секреты и прочие гадости никуда из длинного прохода в толще камня не делись, но небыло того ощущения массовости, что я почувствовал в первый раз проходя сквозь защиту. Сейчас нам дали всего двух хмурых провожатых в ранге чунинов и походя мазнуло несколькими подозрительно-настороженными взглядами, но и только. Впрочем, причина такого несколько ослабленного отношения стала понятна только тогда, когда намного сократившаяся группа конохских шиноби, к которым относился и я, вышла в саму деревню. И если первый раз нас встретила тишина и аналоги Анбу на крышах зданий, то сейчас везде вокруг буквально кипела жизнь - пустынные улицы наполнились народом как местным, так и приезжим, несмотря на висящее в вышине солнце и привычку отдыхать в полдень внутри, а не показываясь снаружи зданий, стихийно образовавшиеся лоточки, навесы и прилавки по краям площади служили как сувенирные лавки для всех, кто решил посетить финал первого Экзамена на чунина. А на площади можно было увидеть одежды практически каждой страны континента, пусть и несколько адаптированные под местную погоду. Похоже, аристократы со всех уголков земли решили понаблюдать за боями начинающих убийц. Также как и купцы, землевладельцы и прочий богатый люд, что мог позволить себе путешествие в центр пустыни. А где богачи, там и их охрана, у кого состоящая из самураев, а у кого и из команд шиноби своей страны. И среди бурлящей толпы можно было выцепить нин-ов Суны буквально на каждом шагу. Создавалось впечатление, что Казекаге отозвал в деревню с заданий на эти несколько дней всех имевшихся бойцов! Учитывая, какое количество народу и охраны должно было приползти только с Даймё только пяти самых крупных стран, не говоря уж про всех остальных, это очень даже рациональное решение. А ведь заполненная людьми, животными и повозками площадь служит лишь как точка прибытия для большинства, а гостиницы для богачей и их свиты точно расположены куда ближе к сердцу деревни, чем у шиноби, то это лишь малая часть из гостей, оставленная возиться с транспортом и животными.
  - Да, не плохо развернулся их Каге, - присвистнул справа от меня Кей, останавливаясь на мгновение.
  - Думаю, в этот раз нас пустят погулять по деревне, - кивнул я, двинувшись дальше.
  - Хаа, ты по этому пеклу еще и гулять собрался? - вяло изобразил шок друг, утирая рукавом вспотевший под палящими лучами солнца лоб.
  - А ты опять предлагаешь сидеть в заперти все время пребывания в Суне? - вопросительно приподнял я бровь.
  - Ну почему все время, на финал-то мы завтра пойдем, - пожал плечами Шибатори.
  - Отпускать генинов гулять по деревне практически перед самыми схватками? - хмыкнул с другой стороны Сарутоби. - Да им достаточно сожрать что-нибудь не то, и завтрашняя победа может помахать ручкой, так что будут сидеть, никуда не денутся.
  Помалкивавшие во время разговора кандидаты в чунинов разочарованно переглянулись, услышав это, а я только насмешливо хмыкнул и предпочел согласиться.
  - Ладно бы еда, их же еще и конкуренты могут попробовать устранить до финального турнира, не говоря уж о участниках ставок, - покачал я головой.
  - Ставок? - недоуменно нахмурился джонин.
   Я только обреченно вздохнул - иногда простые бойцы, пусть и добравшиеся до высоких рангов, не видят под носом и очевидного.
  - Что ты видишь вокруг? - я широким жестом указал на образовавшийся стихийный рынок и народ вокруг нас.
  - Э... толпу?
  - Заколачивание денег! - насмешливо фыркнул Сарутоби, практически сразу понявший намек, но ничего другого от промышлявшего торговлей клана можно было и не ожидать. - Для Суны, после выплаты больших контрибуций, этот Экзамен является настоящим золотым дном под добыванию денег в изрядно истощившуюся казну и Казекаге будет настоящим простофилей, если не организует ставки на участников сражений среди гостей.
  - Вот именно, а ведь все прибывшие гости и их охрана где-то будут спать, что-то будут есть и пить, тратить деньги на различные развлечения, сувениры, уникальные для Сунагакуре товары и прочую дребедень, - подтверждающе кивнул я, - так что искушение повлиять на участников боев ради огромного куша появится у многих личностей как среди хозяев, так и среди гостей, даже несмотря на то, что это мероприятие проводится в деревне наемных убийц и угрожать даже владеющим чакрой малолеткам довольно опасно. Впрочем, гораздо надежнее отравить или еще как ослабить бойца, против которого ты поставил.
  - Никаких прогулок до турнира, - на мгновение обернулся к нам Сакумо, окинув насупившихся генинов строгим взглядом.
  - Вот закончатся бои, тогда и сможете осмотреть деревню, если на ногах еще будете держаться, - насмешливо хмыкнул друг.
  - Вот так вечно мимо всего пролетаем, - тихо проворчал пацан Сенджу, но получив локтем под ребро от сокомандницы, быстренько заткнулся
  Как и в прошлый раз, нам выделили часть уже знакомой гостиницы, вот только ввиду меньшей численности делегации, каждый взрослый шиноби получил по комнате в личное пользование, а мелких устроили в двух соседних таким образом, чтобы они не могли пробраться мимо нас незамеченными, впрочем, было верно и обратное - чтобы добраться до участников, следовало сперва пройти мимо комнат джонинов. Конечно, суновцы следят за всеми и чтобы не подмочить свою репутацию, им необходимо сделать все так, чтобы и комар носа не подточил, вот только рассредоточенные по деревне силы следят за всеми и какой-нибудь рисковый отморозок может попытаться решить исход боя еще до его начала. С пользователями чакры никогда нельзя в чем-то быть уверенным. Именно поэтому, я и поставил барьеры в комнатах генинов, чтобы уж точно исключить возможность чего-нибудь неприятного даже со стороны защищенных ставнями окон.
  Позаботившись о безопасности подопечных и позаботившись о небольших натертостях ног еще не привыкших передвигаться по песку детей, я занялся обживанием и своей комнаты, когда колыхнув занавеску входа, ко мне заглянул Кей.
  - Рью, Сакумо-тайчо с Сарутоби идут за списками участников, - сообщил друг, - отправишься с ними?
  - Нет, я отправлюсь гулять немного позже, чтобы не оставлять тебя одного с малышней, - отрицательно помотал головой, - тем более, лучше это делать ближе к вечеру, а не в самый солнцепек.
  - Отлично! - обрадовался джонин. - Пусть я и доверяю Хизаши-сану присмотреть, чтобы никто чужой не пробрался мимо, но еще один боец не помешает просто на всякий случай.
  Согласно кивнув, я махнул другу рукой падать на расстеленный футон рядом, поскольку никакой другой мебели в пустой комнате не имелось.
  - Кстати, в пути я у тебя не спрашивал, но как успехи на личном фронте? - поинтересовался у него.
  - За неделю до отъезда я наконец добился своего, пусть и с некоторыми жертвами в процессе, но такая женщина стоит и большего, - на лицо усевшегося рядом друга мгновенно наползла мечтательно-радостая улыбка, а сам он поднял взор к потолку.
  - Раз за тебя, - усмехнулся я, - вот только дружеский совет - не затягивай с детьми.
  - М?
  - Просто сейчас она наиболее уязвима эмоционально, так что несмотря на вновь появившуюся поддержку, может не выдержать смерть даже одного своего генина. Уж я на фронте таких успел навидаться. Потому, как только проявится беременность, следует твою подругу перевести в запас. Ты же сможешь содержать троих?
  - Даже с обучением спиногрызов я получаю достаточно, не говоря уж о не маленькой сумме на черный день, - отмахнулся Кей.
  - Вот и отлично, пусть перебирается к тебе, а так будущее материнство послужит достаточным якорем, чтобы ее психика стабилизировалась до приемлемого уровня, - сообщил ему, - в идеале, Окуно-сан вообще стоит забросить карьеру куноичи и поменьше волноваться, но это уж как получится. После такой череды неудач и несчастий, что на нее обрушились, вернуться к нормальной жизни будет довольно трудно, но тут уж все зависит от внешних факторов, так что будь предельно аккуратен, не затрагивай болезненные темы, и всячески демонтрируй свою поддержку и чувства.
  - Постараюсь, - кашлянул в кулак Шибатори, смущенно отворачиваясь.
  - Это не шутки, Кей, после таких потрясений крыша иногда едет даже у клановых бойцов, с детства прошедших очень неплохую подготовку в том числе и к таким событиям, а Минами пусть и относится к потомственным шиноби, но имеет за плечами лишь академию и никого из близких родственников, способного ее поддержать, - наставительно произнес я, - потому я и прошу тебя действовать очень осторожно и предусмотрительно, если действительно с Окуно-сан у тебя все серьезно.
  - Спасибо, Рью, я приму твой совет к сведению, - серьезно ответил он, - к сожалению, я не слишком разбираюсь в этих заморочках, так что если появятся вопросы, буду спрашивать у тебя, учитывая имеющийся упыт.
  - Обращайся.
  Довольно кивнув - я рассказывал ему про Кейко - я перевел немного неудобный разговор на тему учеников. Пусть принадлежность к кланам мальчишек говорила сама за себя, но кто лучше учителя знает их сильные и слабые стороны, а мне дополнительная информация из первых рук позволит сделать наиболее результативную ставку после того, как станут известны противники. Не то, чтобы мне нужен был выигрыш, учитывая доходы от продаж печатей, но появиться на первом Экзамене на чунина и не поставить на наших...? По меньшей мере - не спортивно. Да и Кей собирался воспользоваться тотализатором в надежде подзаработать немного деньжат для обустройства скорой семейной жизни.
  Хатаке вернулся только через пару часов, но принес с собой турнирную сетку боев. Из нее мы узнали и количество прошедших в финал команд - девять штук, четыре из которых принадлежат суновцам, по одной из Такигакуре, Ивагакуре и Кумогакуре, так что большинство наших генинов в первом своем бою выйдут против хозяев арены, лишь в паре случаев сражаясь против шиноби камня и молнии. Пробежавшись глазами по именам, я не узнал никого знакомого, пока не зацепился взглядом за одного генина Суны - Сасори. Неожиданно.
  - Не знаю на счет остальных, но один бой мы уже гарантированной проиграли, - немного разочарованно хмыкнул я.
  Гений кугутсу против бескланового генина? Исход ясен заранее.
  - О? И почему же это? - вздернул бровь Сакумо.
  Да и остальные джонины повернулись ко мне, ожидая ответа.
  - Если мне не изменяет память и верить слухам, то это внук старейшины Чиё, благодаря навыкам которой у нас образовалось столько потерь от яда в прошедшей войне, - задумчиво потер я подбородок через ткань, - если он будет использовать ее наработки в своих боях, то будет достаточно одной царапины, чтобы определить победителя. Собственно, больше мне ничего не известно, но до завтра можно успеть раздобыть о нем хоть какую-то информацию.
  - Не думаю, что это будет так просто, - покачал головой Сакумо, - но можешь попробовать.
  Именно это я и собираюсь сделать, но сперва небольшая подготовка. Кивнув джонинам, я вернулся в свою комнату и сосредоточился, разделяя в своем источнике чакру на составляющие и направляя большей частью инь-энергию на создание техники. Возникшая рядом парочка темных двойников тут же утонула в моей тени, став совершенно необнаружимыми для всех, кроме создателя, после чего я покинул гостиницу и устремился в сторону центра деревни. Самое время немного разведать обстановку, а за одно и поискать интересующих меня личностей, точнее, одну конкретную личность - Пакуру.
  
  Глава 20.
  
  Несмотря на то, что никто не стремился набиться мне в сопровождающие при прогулке по скрытой деревне Песка, я буквально кожей ощущал направленное внимание со стороны спрятанных на каждой улице шиноби и одного конкретного, что пытался незаметно следовать от самого выхода из гостиницы. Впрочем, это не мешало мне окунуться в атмосферу праздника и суеты, что царила на улицах с таком наплывом богатых и выжных гостей, их свиты и охраны. В отличие от шиноби, обычные жители Суны видели не угрозу, а отличный способ нажиться на чужаках. Должен признаться, я и сам не удержался от покупок - приобрел довольно большой набор специй, что поставляются из страны Ветра, несколько бутылок различных настоек и ликеров, поскольку все имевшиеся запасы сливовой настойки домашнего производства были давно выпиты, а участие в войне и огромная занятость после не давали заняться еще и этим делом. В любом случае, отличный подарок Сае, вынужденной опять переключиться на потребление сакэ. Так же я взял несколько литров популярного местного напитка, оказавшегося особым образом приготовленным соком кактуса, весьма необычного кисло-сладкого вкуса и отлично утолявшего жажду.
  Так же мое внимание привлекла лавка, занимавшаяся продажей стеклянной посуды отличного качества и очень красивой на вид. Цена в почти три десятка тысяч рё соответствовала, но торговец клялся и божился, что весь его товар сделан при помощи чакры и прослужит не одно десятилетие, отличаясь завидной стойкостью к повреждениям. Собственно, мужик тут же это продемонстрировал, жахнув воздушного вида чашечку об пол. Повертев в руках совершенно не пострадавшее изделие, я обнаружил на дне крохотную замаскированную печать укрепления в качестве части торгового клейма, но ничего не сказал - здесь подобные маленькие секреты считаются семейным наследием и передаются на протяжении поколений от родителей к детям. Так что отдав за набор посуды приличную сумму, я все же не промахнулся - такой будет стоить в Конохе не меньше ста тысяч.
  Так же мое внимание привлекли традиционные для Суны веера из чакропроводящего метала и особым образом обработанной бумаги, служащие прекрасным проводником для преобразованной стихийной чакры ветра. Сперва я здорово удивился тому факту, что уникальное оружие (по моему первоначальному мнению) может купить любой желающий, обладающий достаточной суммой рё, но немногословный пожилой мужик, что стоял за прилавком оружейного магазина, пояснил в чем дело - создавать настоящие ураганы бойцам Суны позволяет отнюдь не не такое уж уникальное оружие, которое способен сделать любой, достаточно опытный мастер, а уникальные методики тренировок в использовании стихийной чакры, повторить которые едва ли получится даже у имеющих подходящее сродство с футоном. Так что, пусть я и косился на здоровенный веер мне по пояс, но в качестве сувенира взял небольшой, длинной в полторы моих ладони. Для пробы сойдет, а тратить три сотни тысяч рё на совершенно не нужное оружие не имеет смысла.
  Там же я приобрел и две небольшие человекоподобные куклы отличного качества, используемые начинающими практикантами кугутсу для тренировок в контроле. Управлять такими у меня едва ли получется, но как подарок той же Кушине-чан точно сойдет. К тому же, меня заинтересовали использованные при создании кукол печати, которые я обнаружил, пропуская свою чакру через них, так что одну подарю, а вторую разберу на части при первой же возможности.
  Кроме траты кругленькой суммы, предусмотрительно взятой с собой именно для этих целей, я занимался и менее приятным, но несомненно нужным делом - сбором сведений и слухов в барах и забегаловках, куда заскакивал, спасаясь от жары и с целью пропустить стаканчик чего-нибудь прохладного. Конечно, в большинстве своем, разговоры шли о финале экзамена на чунина и разных кандидатах, на которых стоит ставить, чтобы сорвать куш, но и кое-что другое удалось уловить - из-за недавнего поражения в войне, положение Казекаге очень шаткое и старейшины, принадлежащие к другим кланам, стремительно набирают политический вес, особенно Сабаку, имеющего в своем составе наиболее подходящего кандидата на пост, владеющего золотым песком. Вот и будущий четвертый показался. А проводимый экзамен - отличная возможность для каге Суны укрепить свое положение на троне и поправить изрядно подорванный бюджет деревни. К сожалению, узнать что-нибудь о Пакуре и Сасори не удалось, поскольку местным хватило мозгов вообще не начинать подобные темы, но с легкостью подсаженные к другим людям клоны теней смогут узнать куда больше за счет одной только своей незаметности, так что и напрягаться излишне не стоило. Особенно учитывая постоянное наблюдение и так нервных суновцев. Не став искушать судьбу, я еще немного побродил по деревне, поставил на победу генина Сенджу из команды друга в первом туре, после чего, перекусив в одной из забегаловок, вернулся в гостиницу. Первоначальное любопытство я удовлетворил, а остальное подождет до возвращение клонов.
  
  Новая информация появилась только к самой ночи и принесла достаточно много противоречивой информации не только по самой Сунагакуре, но и порядком расходясь с имевшейся у меня информации от прошлой жизни. Пусть за столько лет мелкие подробности и детали успели размыться и забыться, но я точно был уверен, что гениальный кукольник Сасори являлся сиротой и из всех родственников у него должны были оставаться только бабка Чие и ее братец. Ага, как же! Десять раз! Пусть у мальца мать погибла в середине недавней войны, но сын старейшины чувствует себя очень даже неплохо, является одним из сильнейших пользователей кугутсу и года два назад женился второй раз, практически сразу заделав Сасори сестренку. Ах да, самому возможному будущему члену Акатсуки одиннадцать лет и он даже успел поучаствовать в войне (прославившись своими талантами не только в управлении парой лично собранных кукол, но и созданием заковыристых ядов лишь немного хуже бабкиных), пусть и всего пару месяцев, а генином стал уже в восемь и в будущем грозит стать большой занозой в заднице врагов Суны, если свои не прихлопнут. Хотя, при таком крутом папаше это маловероятно (как и отступничество, к слову), да и парочка старейший порвет на клочки любого за любимого внука.
  Раньше я думал, что в Суне или другой скрытой деревне не будет такого бардака и подсиживания среди приближенных к власти с целью сиюминутной выгоды, но доставленная клонами информация меня здорово покривила - люди везде остаются людьми, даже в другом мире стараясь урвать больше для себя или свалить свою вину на других, желательно с профитом. Пара разговоров чунинов, что скучали на крышах домов, наблюдая за толпами народу, дали очень даже много в плане информации, как и сплетни местных торговцев, что распространялись исключительно между собой и когда поблизости не имелось лишних ушей. Сейчас в Песке образовались три достаточно солидных фракции, что боролись за влияние и власть между собой, хотя до поражение таких было всего две и стоящие отдельно нейтралы. Вот только после проигрыша в войне, Казекаге "гениально" решил свалить всю вину за поражение на кукольников, действительно продувших обладателям Бъякугана большое количество схваток и лишивших войска привычного "мяса" из древесины и металла, обычно бравшего первый удар врага на себя. В другой реальности подобный ход мог бы и сработать из-за того, что занимались куклами в основном потомственные шиноби и обычные бойцы, но не кланы, вот только наличие достаточно харизматичного и сильного лидера, поддержки двух старейшин и сплотившихся мастеров кугутсу обернулось созданием третьего полюса силы и задумка Казекаге провалилась. Вот и грызлись между собой эти фракции, две из которых старались сместить каге и не дать противнику поставить своего. К своему несчастью, наиболее реальным кандидатом была только не так давно перевалившая за второй десяток обладательница Шакутона - Пакура, наиболее близко подобравшаяся к планке эС-ранга. Другие возможные варианты пока были слишком малы, вроде Сасори и чуть более старшего повелителя золотого песка, слишком стары, как Чиё с братом и еще несколько старейшин или погибли в недавшей мировой войне шиноби от руки Ивы или Конохи. По крайней мере, теперь понятна причина, по которой подающую большие надежды куноичи прихлопнули даже в ущерб сильно поредевшим силам деревни. Избавься Казекаге от такой проблемы и как минимум семь-восемь лет на укрепление своей власти у него будет - сажать на трон будет просто некого. Как это знакомо...
  К сожалению, найти саму куноичи у клонов не получилось толи потому, что в сенсорике они ограничены, толи потому, что ее нет в деревне, но это не такая срочная задача. Пусть мне и хочется заполучить в свои руки девушку, что не в таком уж отдаленном будущем сможет потягаться на равных с такими мастодонтами женского полу в мире шиноби как Сенджу Тсунаде или Мей Теруми, но вот как это провернуть? Ясно дело, что рыпаться до того, как ее сольют Кири не стоит, но этот момент отследить будет очень не просто даже несмотря на тот факт, что Туман уже восстановился и начинает многозначительно поглядывать на ослабевшего соседа, а значит, это будет в ближайший год-два. Конечно, у меня имеется возможность приставить к ней стабилизированного (печатями, что изрядно уменьшило отток чакры на простое существование) клона теней с огромным резервом и не сильно волноваться рисками обнаружения, поскольку додзюцу в Песке не водятся, но хватит ли этого? Впрочем, другого способа все равно не имеется, так что если повезет, то повезет, а нет - значит судьба. Да и риск получить по мозгам месяцами памяти изрядно уменьшается с расстоянием и количеством потраченной клоном чакры.
  Не став откладывать дело в долгий ящик, я предварительно установил еще один кеккай внутри уже имеющегося, но теперь направленного на подавление всплесков чакры от содержимого, после чего приступил к делу. Несмотря на постоянную практику в хидзюцу и хороший контроль, не так-то просто выделить в источнике только ин-составляющую и накапливать ее в огромных количествах для исполнения техники. До этого момента, я как-то не задумывался на сколько имеющийся у меня запас превышает средне статического джонина или даже такого монстра, как Хатаке Сакумо, но сам факт, что мне пришлось целых десять минут просидеть, "фильтруя" необходимое количество, здорово открыл глаза. Конечно, почти поголовно все Узумаки обладают сопоставимыми запасами чакры, а то и большими чем у меня, вот только это жнергия тела, но никак не разума. Пусть у Нара перекос именно в сторону последнего, но даже у сильнейших шиноби клана до подобного результата очень далеко, даже если сложить их резервы. Я же с легкостью использую такое количество на всего лишь шпионскую технику. Мда... Правда, осознание данного факта не помешало мне создать клона теней, нанести необходимые фуин и вручить ему свиток на пять пленных (просто на случай, если будет возможность поживиться не только Пакурой, но и кем-нибудь еще) и сняв барьеры, отправить на охоту, мимоходом отметив для себя галочку на необходимости проверить максимальную площадь применения теней по окружности от своей персоны. Интересно, сколько продержится шпион? Как-то раньше не доводилось проводить подобные замеры на экспериментальных техниках (двойник и длительное погружение), все возможности которой еще толком не изучены. Оставалось только пожалеть, что обработка подходящей двойной печати пространства для передачи сведений так и осталась в начальной стадии до путешествия в Суну. Но думаю, на пару-тройку месяцев рассчитывать можно, при большом везении - больше полугода, учитывая печати. В любом случае, как только чакры останется меньше одной сотой, клон постарается вернуться ко мне, а там можно будет отправить и следующего. И не одного, если эксперимент окажется успешным и без неучтенных последствий. А уж способ не заработать повреждения мозгов от количества передаваемой информации можно найти, в крайнем случае - запечатать и уничтожить свиток. Впрочем, это дело будущего.
  
  Глава 21.
  
  Наконец, наступил день третьего этапа экзамена на чунина и изрядно перенервничавшие кандидаты, под понуканием наставников, быстро собрались и были готовы покинуть гостиницу за пол часа до назначенного времени. Но прежде чем мы вышли под палящее пустынное солнце, я воспользовался шансом сказать напутственное слово двум командам.
  - Прежде всего, хочу сказать, что все молодцы, раз смогли дойти до третьего этапа при таком большом проценте отсева кандидатов, - обведя взглядом серьезные мордашки ребятишек, я продолжил, - и напомнить, что это не важная миссия, на которой надо сражаться до конца, а всего лишь турнир на потеху возможным клиентам и небольшой показатель силы деревни, соответственно, сражаться до смерти нет нужды и предпочтительнее ваша сдача в трудном положении, нежели смерть, тем более, каждый шиноби должен знать, когда стоит сделать ноги и когда стоять насмерть. Этот случай как раз относится к первым.
  - А вам приходилось так поступать? - спросил Сенджу.
  - Мне приходилось прятаться и драпать даже в составе сильной команды, тайчо не даст соврать, - повел я рукой в сторону прислушивавшегося Хьюги и получил от него кивок в ответ, - тем более, ирьёнины знают подобную истину лучше других по очевидным причинам и пусть мне доводилось делать это очень редко, но факт от этого не изменится - шиноби должен знать, когда следует отступить и вернуться позже или вызвать подкрепление. Вы и так показали себя очень хорошо, дойдя до финала и умные люди это оценят, так что если использовали все свои возможности и противник не побежден, возможно, стоит отступить.
  - Рью-сан говорит дело, - подтвердил Хатаке, - пусть экзамен позволит деревне получить новые заказы, но поле недавней войны у нас и так их хватает, а вот терять перспективных бойцов, на которых затрачено много ресурсов и времени для Конохи намного хуже, так что не слишком рискуйте.
  - Теперь, что касается противников по деревням вам наверняка рассказали уже наставники, так что я пройдусь только по наиболее опасному кандидату Суны - марионеточнику Сасори. Пусть вас не смущает его возраст - этот пацан очень рано получил титул генина и даже успел немного поучаствовать в недавней войне, так что боевого опыта у него больше, чем у вас шестерых вместе взятых.
  Все же, выживание в мясорубке войны стоит больше, чем все наставники и охота на бандитов и сопровождение караванов. Уж это я познал на собственном опыте.
  - Учитывая его отца - сильнейшего кукольника деревни и бабку Чиё, гениальную отравительницу, можете быть уверены, что любая полученная царапина окажется точкой в сражении. Что касается его боевых кукол - насколько мне удалось выяснить, их две и как в большинстве случаев, способные разбираться прямо посреди боя, превращаясь в отдельное оружие под контролем создателя. Так что готовьтесь к тому, что конечности и головы кукол смогут отделяться от тел в стремлении вас достать, в разные их части будут встроены метатели сенбонов и кунаев, возможны газовые атаки распыляемого яда, взрывные печати и тому подобное. Ни в коем случае не приближайтесь к большой кукле - если вас удастся в нее поймать, то смерть практически гарантирована, так что держите дальнюю дистанцию, атакуйте с помощью ниндзюцу кукол или сразу самого Сасори и если почувствуете действие яда даже от небольшой царапинки - сразу сдавайтесь, потому что чем меньше прошло времени с момента отравления, тем больше у меня шансов вас вылечить без серьезных последствий для здоровья. На этом у меня все.
  - Спасибо за информацию, сенсей, - генины дружно поклонились.
  - Вот что значит - правильно воспользоваться сбором информации по цели, - наставительно заметил Сакумо, - пусть вам это послужит уроком, а сейчас все на выход - у нас осталось два десятка минут до начала.
  - И как ты умудрился столько раскопать всего за один вечер? - хмыкнул Кей, шагая рядом.
  - Ты не поверишь, сколько можно почерпнуть из болтовни двух скучающих чунинов, вынужденных следить за толпой целый день, - ухмыльнулся я, - а уж на слух я никогда не жаловался.
  Конечно, возможности кукол я почерпнул вовсе не из одних разговоров, но эту информацию вполне можно приписать к упомянутому источнику, а генины получили лишний шанс победить или хотя бы выжить. Пусть я и забыл уже названия кукол, но некоторые их особенности вспомнить все же удалось. К сожалению, чем дальше, тем больше забываются всякие мелочи.
  - По крайней мере, я теперь чуточку менее буду волноваться за своих, - вздохнул друг, - и за это тебе огромное спасибо.
  - Пустяки, я всего лишь уменьшаю себе работу, - отмахнулся от благодарности, - будет не очень хорошо, если опять придется латать твою Наохо-чан по новой уже после сражения с Сасори-куном.
  - Не убедил, - усмехнулся и понизил голос Шибатори, - я прекрасно знаю о твоем отношении к смертям и ранениям куноичи.
  Досадливо цикнув языком, я не стал продолжать спор. Друг на то и друг, чтобы быть в курсе таких нюансов.
  Для проведения последнего этапа, суновцы отгрохали не плохой такой куполообразный стадиончик, пусть по размерам и уступающий нормальному футбольному полю, но не более, чем раза в два-три. По крайней мере, десятки тысяч зрителей поместились нормально и еще осталось немного места. Сама арена находилась метров на шесть ниже трибун и ничего на себе кроме утоптанного песка не содержала. Впрочем, а что еще там должно быть, если мы находимся посреди пустыни и нормальную зелень здесь можно увидеть очень редко, в отличие от страны Огня. Собственно, сам стадион, трибуны и стены с крышей были сделаны дотоном, лишь сектора для богачей отличались чуть большим уровнем удобства, чем каменные скамейки. Впрочем, народ не жаловался, а шумел в предвкушении кровавого зрелища и возможности заценить силы пусть и молодых, но шиноби. Что не говори, а для обычного человека все техники и тому подобное выглядят слухами и преувеличением - едва ли простой крестьянин или ремесленник за всю свою жизнь увидет больше десятка пользователей чакры в мирной обстановке, а уж конкретно сражение между ними - вовсе из области невероятного. Тем более, посторонние наблюдатели в большинстве случаев или ничего не успевают заметить как все закончится, или превращаются в труп как случайная жертва разборок. Потому и такой ажиотаж в Суне, что народ приперся даже в пустыню, чтобы полюбоваться на такое зрелище как сражение шиноби.
  На нескольких входах в круглое здание стояли чунины и распределяли посетителей по секторам, обычных зрителей отправляя в одни места, а всех шиноби в другие. Нас сразу же разделили, уведя кандидатов готовиться к началу турнира, а всех остальных кроме меня отправив в сектор шиноби. Собственно, меня тоже хотели, но Сакумо придавил излишне ретивого чунина взглядом и потребовал предоставить в мое распоряжение палату, где будут лечиться генины Конохи. Пацан едва ли старше меня сначала пытался возражать, но тут же появившийся рядом джонин разрулил ситуацию и привел меня по путанице коридоров к коллегам в небольшое помещение при довольно большой лазаретной палате с кучей мест для раненых. Сразу видно, что люди ожидают скорый наплыв клиентов в свою вотчину.
  Осмотрев присутствовавших в помещении людей, я слегка поклонился.
  - Рью Нара, ирьёнин второй степени, - представился всем.
  Всего в своеобразной комнате отдыха имелось четыре человека - три мужчины довольно приклонного для шиноби возраста за тридцать в точно такой же форме что и у нас в госпитале и одна крохотульная (полтора метра максимум) девушка, даже младше меня на вид, скорее всего стажерка или самой низшей степени. Собственно, из ответного приветствия, кроме имени последней (Такаями) я и не запомнил никого, поскольку лица у мужиков были не особо запоминающиеся, без всяких выделяющихся примет, а цвет волос скрывался одеждой. Впрочем, мне с ними не работать, тем более, первое впечатление оказалось верным - мелкая девица действительно только учится, а ирьёнины все дошли только до четвертой степени несмотря на возраст.
  - Очень приятно, - вежливо ответил суновцам, а затем поинтересавался, - какие койки я могу занять для своих подопечных и откуда можно посмотреть бои?
  - Бери все дальние от входа, а смотровая зона по коридору направо со спуском вниз к выходу на арену, - сообщил главный, после переглядывания с коллегами.
  - Благодарю, - кивнул и покинул комнату, отчетливо ощущая неприязнь ирьёнинов.
  Впрочем, мне с ними тут не чаи гонять, так что и обращать внимание не стоит. Следуя полученным указаниям, я действительно попал на крохотную обзорную галерею чуть ниже уровня трибун, прямо напротив которой находилась ложа каге. Я как раз успел к выходу всех участников и речи четверых (поскольку никто из Киригакуре не прошел, соответственно и Мизукаге не появился) каге. Пока они толкали речи, в основном пропускаемые мной мимо ушей, появилась возможность подробно рассмотреть каждого из могучей кучки, тем более, своего непосредственного начальника я видел только на фотках. Хирузен уже приближался к полтиннику и обзавелся немалым количеством седых волос в бороде (шевелюра у всех четверых скрывалась шляпами с надписью соответствующих стихий) и морщин на лице, но даже слепой не решился бы назвать его немощным - пыхал он чакрой в моих ощущениях сенсора не хуже соседей и даже добрая улыбочка не могла скрыть исходящего ощущения опасности даже в расслабленном состоянии шиноби. Сидевший справа от него Райкаге очень напоминал повзрослевшего Эя - такой же массивный смуглый блондин с бородой, мускулы которого не смогли скрыть даже довольно просторные одежды правителя скрытой деревни. Сидевший с другой стороны Ооноки на таком фоне казался еще меньше, чем был на самом деле. Вот только даже не смотря на несуразный вид, более чем почтенный для шиноби возраст и размеры резерва чакры не уступающие коллегам, заставляли его воспринимать очень серьезно. Учитывая способность летать и владение соединением трех стихий, он был среди четверых как бы не самым опасным. Соседствуя со столь неоднозначными личностями, Казекаге даже немного терялся, являясь самым слабым из четверки, несмотря на свой кеккей генкай магнетизма. Да и был моложе всех - если я не ошибаюсь, то ему должно было быть около тридцати с хвостиком и первую мировую войну шиноби он не застал, в отличие от остальных соседей.
  Проявляемое любопытство к лидерам не помешало мне отслеживать и выделять главное в словах выступающих сильнейших шиноби, именно потому я дошел до важной причины того, что Сарутоби по-прежнему сидел на своем троне даже после бешеных потерь в последней войне - он умел говорить с толпой! Вроде бы ничего такого не произнес (мир, дружба, табак и тому подобное), а положительное впечатление осталось даже у меня, имевшего огромный иммунитет к агитации политиков с экрана долбоящика. По крайней мере, теперь понятно, как он сумел отбрехаться от недовольных кланов, получить дополнительное финансирование от прижимистого даймё Хо но Куни и поучаствовать в продавливании проекта международного экзамена на чунина среди своих коллег и высших чинов других стран. Талант, блин! Был бы он еще чуть-чуть более дальновиден и не так последовательно пытался сосредоточить всю власть в деревне в своих руках, попутно избавляясь от конкурентов, то получился бы очень неплохой правитель.
  Последний из каге закончил свою речь и вновь поднявшийся на ноги Казекаге объявил, под восторженный гул толпы, начало третьего турнира. Порядком заскучавшие финалисты мигом очистили арену, оставив на ней только две фигуры.
  - Учиха Котоко, Конохагакуре но Сато против Руши, Сунагакуре но Сато, хаджиме! - рубанув рукой воздух между подобравшимися пацанами, судья отпрыгнул на стену и уже оттуда приготовился наблюдать за ходом драки. Ну-ну, посмотрим, что они продемонстрируют зрителям.
  
  Глава 22.
  
  Некоторое время держалась напряженная пауза, во время которой противники ожидали действий друг друга, пока практически одновременно не сорвались с места, выпуская из рук железо. Впрочем, на этом схожесть и закончилась - противник обладателя шарингана внезапно ринулся перед и принялся сражаться с невидимым противником, в то время, как Учиха просто обошел его по дуге и показав хорошую растяжку, с силой долбанул ногой по затылку. Генин из Суны потерял сознание еще в полете, а я подавил желание пойти побиться лицом об стену - и такой идиот прошел в третий этап? Да он и десяти секунд не продержался! Мне даже было стыдно смотреть на такое убожество! В конце концов, можно хоть как-нибудь догадаться, что Учиха обязательно будет применять гендзюцу и как следует приготовиться к этому, а в тот факт, что кандидаты Суны так же держались в неведении относительно своих первых сражения я просто не верю! Немного ошеломленное молчание, повисшее над стадионом ясно показало, что столь быстрой расправы не ожидал никто, а раздавшийся в тишине насмешливый ржачь откуда-то из серктора шиноби только усугубил ситуацию.
  - Победил Учиха Котоко! - объявил судья, убедившись, что второй генин подниматься не собирается.
  Мда, не знаю что и сказать. Буду надеяться, следующие схватки окажутся немного более зрелищными и менее быстрыми. Учиха конечно молодец, что так быстро разобрался, но простые зрители остались недовольны. Неудачника оперативно утащили с арены, а освободившееся место быстро заняла следующая пара - из Водопада и Молнии. Лениво проследив, как девчушка забрасывает своего противника грудой метательного оружия, а тот пытается подобраться поближе, поскольку явно специализируется на тайдзюцу, я прислонился к стене и протяжно зевнул. Господи, да у нас даже учащиеся на последнем курсе академии могут показать больше, чем так называемые кандидаты в чунины! Конечно, это в основном заслуга Сенджу, а не оригинальной системы обучения, но обучать такое откровенное мясо? Нет, понятно, что совсем недавно закончилась война и перед этим надо было как можно быстрее выпустить пополнение, но допускать таких на демонстрацию возможностей деревни? Конечно, другие деревни тоже сюда прислали далеко не лучших, но хозяева? Или у них просто других нет? Скорее всего.
  На следующем бою я немного оживился - суновец, вышедший против темнокожего генина из Кумо, показывал очень хорошее владением коротким танто против более длинного меча противника и даже умудрялся провести по лезвию чакру ветра и пару раз попасть в цель, не сильно, но ранив соперника. Вот только на этом его успехи и закончились - смуглый парнишка оказался не так прост - отпрыгнув назад, он хлопнул окрававленой ладонью по земле, призывая в клубах дыма какую-то тварюшку. Это оказалась куница размером примерно ему по колено и черно-белого окраса. Несмотря на не очень-то грозный вид, призыв показал себя довольно быстрым и с очень острыми коготками, так что суновец почти мгновенно оказался в неудобном положении под атакой сразу с двух сторон и получив несколько серьезных ран, выбросил белый флаг.
  В четвертом бою опять сражался наш - пацан Сенджу из команды Кея против куноичи Такигакуре. И он же первый с самого начала турнира начал сходу применять ниндзюцу, практически задавив владеющую суйтоном девушку голой мощью своего дотона. Когда большая часть песка вокруг тебя превращается в частокол острых кольев, а следом летит несколько огромных каменных глыб, обычный генин мало что может сделать в ограниченном пространстве. Поморщившись от короткого вопля и хруста ломающихся костей, я порадовался, что в отличие от остальных, нашим генинам пока медицинская помощь не требуется. Только вот сомневаюсь, что подобная ситуация продлится достаточно долго - через два боя на арену выйдет Сасори против нашей бесклановой шиноби. И пусть он сейчас еще ребенок, но с такой родней даже восьмилетка будет смертельно опасен, так что остается только пожелать Наохо-чан удачи и выложиться на все сто, иначе ее выживание окажется под большим вопросом, не говоря уж о победе.
  Пятый бой прошел достаточно скучно и быстро - блондинка из Кумо почти мгновенно уделала последнего генина Таки парочкой мощных ниндзюцу райтона, действующих на площадь, после чего на арену вышли с обеих сторон местные. Этот бой немного подзатянулся, поскольку и обладатель веера и кукольник предпочитали держать дальнюю дистанцию, а так же умели очень хорошо бегать и изворачиваться. Пусть марионеточник демонстрировал не очень впечатляющую координацию действий одновременно со своим много сегментным деревянным змеем - то, что он вообще сам мог двигаться одновременно с управлением куклы, демонстрировало явный талант - но в выносливости все же выиграл, не тратя чакру на затратные техники, так что вылетавшие из пасти змея сенбоны все же достали противника пару раз. Учитывая, что такое метательное оружие всегда смазывается ядом, нет ничего удивительного, что задетый генин свалился парализованный буквально через пол минуты. И настало время первого важного сражения.
  Рассматривая низенькую и тоненькую фигурку вполне нормального на вид ребенка, что спрыгнул на песок арены и сейчас распечатывал из свитка своих страшненьких кукол, я не мог себя заставить поверить в то, что столь милый малыш с серьезной и сосредоточенной мордахой может превратиться в монстра, что заменит практически все свое тело искусственными частями и все ради какого-то мнимого "совершенства". Поймав момент, когда генин чуть повернул голову и на мгновение блеснул счасливой улыбкой, я проследил за направлением его взгляда и заметил статного джонина, очень похожего лицом на Сасори, с одной стороны которого сидела еще не такая старая Чиё, а с другой красивая черноволосая женщина лет тридцати в полевой форме чунина. Все трое улыбались и подбадривающе махали руками. Сидящий за Чиё пожилой мужик упоенно корчил рожи, передразнивая ее, за что и получил затылком в нос от даже не оглянувшейся сестры.
  Хрюкнув, я закусил губу, чтобы не заржать над их кривляньями. Мда, веселые в Суне старейшины. По крайней мере, эти.
  - Хаджиме! - судья слинял на стену и напряженные генины взорвались действием.
  Наохо отпрыгнула как можно дальше назад, уходя от полетевших в нее из кукол кунаев и сложив несколько ручных печатей, выдохнула внушительный шар огня в красноволосого ребенка.
  - Катон: Гокакью но Дзюцу!
  Несмотря на то, что техника летела довольно быстро, восьмилетний генин показал класс - одновременно управляя своими марионетками, он довольно шустро убрался в сторону и подальше от девчонки, одновременно пытаясь зажать ее в клещи и свободной рукой кидая кунаи. Хо-о-о! Довольно неплохо для шмакодявки, одновременно управлять двумя юнитами и при этом свободно двигаться самому, так же атакуя - не все пользователи кугутсу способны на такое даже с одной куклой, не говоря уж про то, чтобы управляться с двумя одной рукой. Слишком много факторов, которые следует принимать во внимание, забывая о собственной безопасности.
  Атакуемая с трех сторон и мгновенно осознавшая всю опасность такого положения, куноичи не растерялась и ускорившись с кратковременным выбросом чакры, проскочила между кукол, намереваясь быстрее покончить с самим противником, нежели отвлекаться на его инструменты. Несмотря на то, что куклы двигались со скоростью опытного генина, почти чунина, сила выпускников Сенджу была на другом уровне и даже токубецу джонин мог испытывать некоторые трудности против хорошо обученного генина Конохи. И не в последнюю очередь благодаря концентрации на скорости бойцов Конохи - настоящую силу удара малолетки наберут после начала взросления, а вот развивать скорость не помешает даже не выросшее еще тело. Поэтому, Сасори немного растерялся, когда противница оказалась рядом быстрее ожидаемого, швыряя в него кунаи и намереваясь скорее не попасть, а просто сбить концентрацию на короткое время и отвлечь от возможности ударить ей в спину. Довольно неплохой план, учитывая традиционную слабость марионеточников в тайдзюцу.
  Вот только и у малолетнего гения имелись трюки в рукаве - едва куноичи оказалась в опасной близости с кунаем в руке, он окутался клубами дыма, а Наохо только чудом смогла не влететь в гостеприимно распахнутое тело бочкообразной куклы, стремящейся загрести ее в себя. Отчаянный прыжок вверх с переворотом унес ее от опасности, а довольно подходящая позиция вниз головой в воздухе позволила выплюнуть несколько маленьких огненных шаров без всяких ручных печатей. Озадаченно моргнув - не ожидал, что Кей настолько хорошо тренирует своих подопечных - я даже почувствовал уважение к этой девочке. Не каждый Учиха в ее возрасте способен на такой трюк. Техника, выполненная практически в упор, нашла свою цель и во все стороны полетели щепки от взорванной куклы, а с другой стороны арены раздался яростный вопль владельца.
  Вот только, несмотря на полученное преимущество, активная трата чакры на техники и ускорение своих движений, начали немного утомлять куноичи, заставив на мгновение замешкаться при приземлении, чем и воспользовался Сасори - от уничтоженного тела отделились конечности и выкинув из мест креплений лезвия, полетели в девушку, а взмывшая вверх голова куклы открыла рот и обрушила целый поток сенбонов на небольшую площадку, где она находилась. И если от первой атаки Наохо увернулась, то со второй получилось не столь гладко - почти вышедшая из зоны поражения могучим прыжком в сторону, она отбила несколько снарядов вовремя выхваченным кунаем, но судя по на миг проявившейся болезненной гримасе, какой-то из сенбонов пропустила.
  Поморщившись, я покачал головой - если она не закончит в ближайшую минуту, то яд на оружии не позволит сражаться дальше. Почти наверняка, Сасори использовал не самую смертельную, а самую быстродействующую в наличии отраву. Конечно, никто не даст зеленому генину наиболее опасные яды, каким бы гением он ни был, просто из опасения отравиться самому, но существует и множество других неприятных субстанций, способных доставить немало хлопот даже ирьёнину моего уровня.
  Очевидно, генин Кея тоже это поняла, поскольку пошла ва банк - быстро сложив кучу печатей, она глубоко вздохнула и выдохнула из себя настоящий поток огня, принявший форму дракона.
  - Катон: Горьюка но Дзюцу!
  Приличных размеров огненный дракон ринулся в сторону немного припухшего Сасори, а куноичи тяжело припала на одно колено, судорожно пытаясь восстановить дыхание. На последнюю технику она использовала практически всю свою остававшуюся чакру и сейчас была очень близка к серьезному истощению, а если еще учесть начавший действовать яд, остается только малявке посочувствовать. Впрочем, если Сасори ничего не предпримет, то победа останется за ней, пусть и без надежды выступить в следующем этапе турнира. Пока что малец пытался выскочить из зоны поражения, но это ему не удавалось - огненный дракон двигался за ним намного быстрее, чем мог отступать генин. В панике, он даже выпустил контроль над еще целой куклой. Было очевидно, что если суновец ничего не предпримет в ближайшую секунду, то превратится в обугленную головешку. И как ни странно, он предпринял - вытащив из кармана небольшой свиток, гений местного разлива развернул его (я заметил на обратной стороне символ водоворота) и припечатал к земле, активируя небольшим выбросом чакры. В тот же момент вокруг образовался кубический барьер золотистого цвета, в который дракон и впилился на полном ходу. Полыхнувшее вверх пламя заслонило обзор, но через пару секунд опало, дав увидеть совершенно целого генина, окруженного защитой несмотря на то, что окружающий песок почернел и даже кое-где сплавился. Это стало последней каплей и куноичи подняла руку.
  - Я сдаюсь!
  - Победитель - Сасори!
  А теперь мой выход - использовав шуншин, я появился рядом с начавшей заваливаться на бок Наохо и подхватил ее рукой, после чего кивнул судье и таким же способом покинул арену, спеша в лазарет.
  - Отличная работа, - похвалил я девушку, укладывая ее на дальнюю койку и не обращая внимания на суетсящихся неподалеку ирьёнинов Суны, что обрабатывали уже попавших сюда пациентов. - А сейчас отдыхай, а я займусь ядом.
  Одним прикосновением погрузив слабо улыбнувшуюся куноичи в сон, я взялся за работу, предварительно выдернув из ее плеча торчавшие сенбоны.
  
  Глава 23.
  
  Использованный яд оказался парализующим, органического происхождения. Для взрослого шиноби не такой опасный, но с маленькой массой куноичи мог привести к смертельному исходу, стоило ему добраться до сердца. Так что вызвав клона для увеличения скорости работы, я сначала замедлил кровоток в теле, а потом принялся за фильтрацию, скапливая яд в одном месте и затем вытягивая его через небольшие ранки в распечатанную заранее склянку. Пригодится для будущего изучения и проведения курса привыкания к новой отраве. В последнее время я как-то под забросил развитие иммунитета к наиболее распространенным ядам, так что самое время воспользоваться шансом, а уж время я на это дело найду.
  Выдавив последние капли крови с ядом, я закупорил емкость крышкой и убрал ее в карман, вытерев пару капель пота, выступивших на лбу. Все же, я больше привык заботиться о обычных ранах, оставшихся от оружия или техник дотона, нежели противостоять отраве - во время войны с Суной, отравленных просто не успевали доставить в деревню, из-за чего и получилось огромное количество до того момента, как дело в свои руки взяла Тсунаде, организовав нормальный полевой госпиталь на фронте, вместо того, чтобы отправлять большинство пострадавших в Коноху на нормальное лечение.
  Проверив состояние пострадавшей и убедившись, что все действительно в порядке, я хотел вернуться обратно на арену чтобы продолжить наблюдение за боями, но реальности внесла коррективы - в палату вбежали чунины с носилками, на которых лежало порядком подкопченное и потрепанное тело, в котором при более пристальном взгляде я узнал пацана Хьюгу из команды Кея! Замахав шиноби выгружать его на ближайшую койку, я провел беглый визуальный осмотр - такое ощущение, что он нарвался на пользователя катона или оказался в эпицентре использования нескольких взрывных печатей, причем последнее более вероятно, если судить по некоторым кровоточащим ранам.
  На пару с клоном разрезав чакра но месу одежду генина и кое-где даже срезав верхний слой кожи, сплавившейся с ней, я провел быстрое сканирование и непроизвольно поморщился - парень действительно попал под взрывы кибакуфуд, причем привязанных к кунаям, если судить по имеющимся кусками металла. Намотанные на рукоять куная, такие печати имеют поражающую способность не хуже осколочной гранаты. Первым делом вытянув металлические кусочки шрапнели в то время, как клон занимался поддержанием жизни изрядно покоцанного пациента, я принялся за обработку наиболее серьезных ран, оставив ожоги второй и третьей степени на потом - с выносливостью шиноби, даже такие повреждения были не слишком угрожающими в ближайшее время, а вот начавшее заполняться кровью легкое, поврежденная селезёнка, печень и почка требовали немедленного внимания. Но на подобных операциях я уже, что называется, собаку съел, так что пока каге буншин "держал" Хьюгу, я в ускоренном темпе его латал, прервавшись лишь единожды на создание еще пары двойников - притащили посеченную куноичи из команды Сарутоби, а за ней и последнего члена их команды с достаточно легкими ранениями и истощением.
  Внезапно навалившаяся работа заняла меня на долгие два часа, заставив пропустить не только окончание первого и второго раунда сражений турнира, но и поражение одного из двух наших генинов - встретившийся с Сасори в третьем раунде, Учиха продул, пусть и захватил с собой в лазарет краем попавшего под огненную технику противника. И мне опять пришлось возиться с довольно опасными ядами в нескольких экземплярах в тушке глазастика. Дело дополнительно осложнялось тем, что один из них крайне негативно воздействовал на внутренние органы, нарушая их работу и угрожая мгновенной смертью без своевременной помощи. В итоге, когда я более-менее стабилизировал состояние трех наиболее тяжелых пациентов и убедился, что никто из них не собирается на встречу с шинигами в ближайшее время, на арене дело близилось к полуфиналу (по крайней мере, так сообщили таскавшие раненых парни), а внушительный запас моей чакры сократился на четверть. Борьба с отравой и выведение ядов оказались неожиданно затратным делом по сравнению даже с обработкой глубоких ожегов и примерно такой же сложности. И я вовсе не уверен, что предоставленные Суной ирьёнины смогли бы справиться в данной ситуации лучше или хотя бы на моем уровне, так что не зря к нашей делегации приписан свой медик. Очень сомневаюсь, что при выборе спасаемого, местные работники руководствовались бы нашими интересами.
  Оставив подопечных на клонов, поскольку с имевшимся у большинства чакроистощением не рекомендовалось форсировать исцеление организма сверх необходимого для нормального выздоровления, пусть и через какое-то время (при лечении еще не сформировавшихся детей вообще следовало соблюдать большую осторожность чем у взрослых, чтобы не навредить дальнейшему развитию тела, кейракукей и общего потенциала шиноби), я поспешил на арену и успел посмотреть самый финал поединка Сенджу, вколотившего своего противника в землю, используя довольно знакомые мне приемы тайдзюцу. Учитывая разнообразие стилей, изучаемых в клане первых двух Хокаге, удивляться наличию некоторых элементов основного стиля союзников вовсе не стоило.
  Бросив быстрый взгляд на балкон кандидатов и осмотрев оставшихся генинов, два из которых принадлежали к Сунагакуре и один к Кумогакуре, я убедился, что до полуфинала дошли только самые крепкие и талантливые, в число которых Сасори не попал. Все же, восемь лет это восемь лет и выносливость с количеством имеющейся чакры даже у гениев в данном возрасте заставляет желать лучшего, особенно против четырнадцати и пятнадцатилетних. Жилет чунина-то ему точно дадут, вот только выйти в финал уже не светит и тем более - победить. А вот личность кумовца меня порядком удивила - это оказалась та блондинка, что с поразительной легкостью швырялась техниками райтона, я у нее еще лечил содранную кожу месяц назад. Учитывая тот факт, что запас чакры у женщин как правило меньше сильной половины человечества на четверть, то выход в полуфинал третьего этапа экзаменов на чунина - очень даже солидное достижение. Да и по оставшимся запасам она не уступает соперниками, несмотря на то, что специализируется в ниндзюцу и это после четырех поединков подряд.
  - Победитель Сенджу Такахаши!
  Бросив взгляд на турнирную таблицу с оставшимися четырьмя именами, я убедился в том, что следующий бой не нашего генина и утащил порядком потрепанного и уставшего парня в лазарет. Всё равно он уже видел все бои своих соперников и имеет представление против кого придется сражаться, а вот немного отдохнуть и подлечиться вовсе не помешает. Хоть Сенджу и заметно выносливей остальных кланов и тем более простых шиноби, но до уровня Узумаки все же не дотягивают. Что подтвердило и обследование - несмотря на внешнее впечатление относительной целости (синяки и гематомы на открытых участках тела даже за легкие раны не считаются), имелись и довольно серьезные проблемы. Сломанное с правой стороны ребро и еще парочка с другой стороны, отбитая левая почка, трещина лучевой кости правой руки, очень сильно потянутая мышца с той же стороны на ноге, небольшое сотрясение мозга, пока почти нивелированное чакрой и как вишенкой на торте внутреннее кровотечение в области живота - по отдельности ничего опасного даже для генина, но вот вместе уже довольно серьезное препятствие для сражения, не говоря уж про небольшие запасы чакры на пару техник С-ранга. Оторвав пару клонов от других генинов, я поставил их заниматься мелочами, а сам приступил к восполнению чакры, как гораздо более важной и опасной вещи.
  Из-за того, что у каждого пользователя чакры нет совсем одинаковой чакры (кроме близких родственников, разве что), как не бывает одинакового состояния тела или возможности разума, проще говоря, смешиваемых в чакру ин и ян энергий, так и возможность передавать не подходящую чакру без вреда для принимающего имеет определенный предел. И определить его способны только опытные ирьёнины, которые для этого к тому же используют определенную технику, так что сам процесс передачи требует отличного контроля и постоянной концентрации на процессе, тем более, если разница в уровнях отдающего и принимающего очень разные. Чуть увеличишь напор и каналы кейракукей просто не выдержат. Конечно, склонность Сенджу к ян составляющей чакры немного уменьшает риски, чем если бы проводилась подобная операция для Нара, но даже в этом случае я не рискнул превышать объем передачи более чем в два раза от того количества, что оставалась у генина.
  - Все, Такахаши-кун, к финалу ты готов, так что задай жару на зависть всем выбывшим! - похлопал я по плечу пацана, как только клоны сделали свое дело.
  - Спасибо, Нара-сенсей, уж теперь я точно попытаюсь выиграть третий этап экзамена! - широко улыбнулся генин, показывая провалы несколько выбитых зубов.
  - Удачи, Такахаши-кун, вмажь этим суновцам и за меня тоже, - подал голос Хьюга, единственный в сознании из попавших в лазарет генинов Конохи.
  - Положись на меня! Сенсей меня основательно подлатал, так что сдерживаться я не буду!
  - Так, хватит болтовни, а то ты на свой бой рискуешь опоздать, - хмыкнул я, - пожалуй, стоит поторопиться.
  Я опустил руку на плечо Сенджу и...
  - Шуншин!
  ... мы появились на балкончике как раз в тот самый момент, когда блондинка буквально располовинила искрящим молнией танто бедного суновца по горизонтали.
  - Уф! - от брутальности зрелища стоящего рядом генина немного перекосило, но лицо удержать он сумел, не говоря уж о более сильной реакции, как произошло с некоторыми начавшими зажимать рот зрителями.
  А куноичи отступила на пару шагов назад, дождалась вопля судьи о победе и устало откинув порядком растрепавшийся хвост волос с плеча за спину, спокойно пошла к балкончику кандидатов. Вот только довольно бледное лицо выдавало тот факт, что и ей пришлось не легко. Все же генины на то и генины, чтобы не успеть привыкнуть к подобному зрелищу раскинутых по песку внутренностей.
  - Заверши свой бой как можно быстрее, - посоветовал я парню прежде, чем его вызвали вниз, - если все получится, то в финале придется драться с не отдохнувшим противником и шансы на победу будут больше.
  - Постараюсь, - серьезно кивнул генин.
  - Полуфинал второй бой, - объявил рефери, - Такахаши Сенджу, Конохагакуре но Сато против Томо Такуги, Сунагакуре но Сато! Прошу участников на арену!
  Парень спрыгнул с балкона вниз и остановился на расстоянии двадцати шагов до противника, ожидая отмашки на начало. Со стороны его спокойную стойку можно было бы принять за признак расслабленности, но я отлично чувствовал как туго закручивается его чакра внутри тела, ускоряя свое движение и готовая к действию. Очевидно, Такахаши воспринял мой совет серьезно. Остается только надеяться, что это сработает - его противник явно предпочитает ниндзюцу, если судить по большому боевому вееру в руках, но к сожалению, в действии суновца повидать не удалось. Следовало бы отправить наблюдать клона, вот только в тот момент я был слишком занят ранеными, и было не до этого.
  - Хаджиме!
  Еще как только судья начал опускать руку и не договорил слово до конца, Сенджу напружинился и единым порывом прыгнул вперед, оставляя позади себя не хилую такую ямку от выброса чакры. К сожалению, несмотря на неожиданный старт, его соперник не растерялся и тоже начал действовать, пусть и на пару мгновений позже. Надежно удерживаемый в руках генина веер пошел назад для замаха, одновременно раскрываясь. Вот только Такахаши уже был близко и именно та пара мгновений сыграли свою роль - суновец просто не успел использовать свое оружие вплотную. Начавшийся подниматься ветер так и остался легким ветерком, не превратившись в сокрушающий и разрезающий все шквал. Сенджу коротким толчком ладони по торцу веера вырвал его из рук противника и второй рукой со всей дури, дарованной чакрой, врезал в солнечное сплетение просто не успевшего среагировать генина. Гулкий звук удара и едва заметное содрогание арены дали почувствовать его мощь, очень напомнив продемонстрированный мне один единственный случай конфронтации Тсунаде с Джирайей в госпитале. Пусть это только жалкая имитация техники, вот только и этого оказалось вполне достаточно - Сенджу даже не стал ничего другого делать. Просто убрал руку и отошел в сторону, а суновец постоял несколько мговений и повалился лицом вперед. Готов поспорить, все его внутренности превратились в кашу, а смерть была мгновенной.
  - Победитель - Сенджу Такахаши! - объявил даже не успевший убраться с арены судья под практически гробовое молчание зрителей.
  Ну что ж, время последнего боя.
  
  Глава 24.
  
  Как я и ожидал, никто устраивать дополнительный перерыв для участников перед финальным боем не стал - третий этап и так уже длился больше половины дня и еще больше задерживать важных гостей каге Суны не желал. Так что как только тело проигравшего унесли с арены, тут же вызвали куноичи. Учитывая, что оба финалиста выглядели потрепанными и довольно уставшими, рассчитывать на образцово-показательную схватку не стоит.
  - Финальный бой! Тсугуми Тайши, Кумогакуре но Сато, против Такахаши Сенджу, Конохагакуре но Сато! - объявил судья, по очереди поворачиваясь к каждой стороне трибуны.
  Опа, похоже, девчонка-то клановая - уж насколько я не интересовался другими поселениями наемных убийц, но и то слышал про один из главных кланов облачников. По крайней мере, теперь понятно, как она сумела добраться до финала и откуда взялся резерв, способный поспорить со стоящим напротив Сенджу. Правда, теперь, когда я увидел их рядом, стало понятно, что куноичи на год-два все же старше своего противника, а значит и более опытна. Во всяком случае, после прошлого боя Такахаши, она вытащила с собой вакидзаши, хотя раньше обходилась из оружия коротким танто да кунаями и сюрикенами. И правильно - после продемонстрированной силы, подпустит парня на короткое расстояние только идиот или самоубийца, ведь достаточно будет получить один удар и жизни можно будет помахать ручкой. Конечно, нормального чунина таким образом уже не убить, но переломы и внутренние повреждения будут обеспечены точно. Жаль, что шансы Сенджу выиграть бой не очень велики - учитывая его специализацию на тайдзюцу и склонность к дотону, вооруженный длинным мечом и имеющий стихию райтона противник самый неудобный, если только парень не имеет козырь-другой за пазухой.
  - Хаджиме!
  Едва успела прозвучать команда, как генины отпрыгнули друг от друга как можно дальше и дружно начали складывать ручные печати, решив начать с ниндзюцу. Здравое решение, особенно если каждый опасается подпускать соперника ближе. Вот только у куноичи явное преимущество в стихии и непонятно на что надеется Сенджу. Не планирует же он задавить более слабой стихией за счет большей насыщенности чакры у техник? Вот только генин и не думал применять дотон - выдохнув в сторону Тайши клубок огня, он перекатом ушел в сторону, спасаясь от потока молний из открытых ладоней соперницы. Правда и той пришлось уклоняться в сторону прервав технику, чтобы не покрыться хорошо прожаренной, хрустящей корочкой. И все это практически молча, не выкрикивая названия техник.
  Уважительно покачав головой, я немного позавидовал качеству обучения в действительно сильных кланах - мне-то пришлось самому пахать как проклятому, чтобы оказаться на нынешнем уровне и окажись я на уровне среднего Нара моего возраста и как минимум несколько раз мог сыграть в ящик, как и большинство окружающих союзников. Конечно, оба сражающихся не отказывались от возможности усилить техники проговором названий (самогипноз и условный рефлекс еще никто не отменял), но их наставники очевидно вбили в головы не обязательность орать во весь голос каждый раз что-то применяя - достаточно было прошептать себе под нос, если судить по двигающимся губам. А вот я до такой мелочи доходил своим умом.
  Метнув в сторону куноичи несколько кунаев (скорее ради отвлечения внимания, нежели с надеждой навредить) как только оказался на ногах после переката, Сенджу применил уже знакомую по прошлым боям технику каменных копий. Вот только на этот раз куноичи оказалась готова и взмыла в воздух одновременно складывая печати, едва только земля начала формировать заостренные кончики. Образовавшийся между ладоней девушки ослепительно-белоснежный шар полетел вниз и при ударе о поверхность, разошелся во все стороны кольцом молний, отлично разрушая небольшое поле копий и позволяя куноичи безопасно приземлиться.
  Блин, что это за дзюцу? Хочу себе такие же! И почему рядом нет Учиха с их шаринганом, когда очень нужна способность к копированию именно этого додзюцу!?
  - Гах!
  Немного растерявшийся от столь зрелищного ответа на вроде бы безотказную технику дотона, Такахаши не успел вовремя среагировать и попал под остаточный заряд начавшегося терять силу кольца. Особых повреждений не получил, но судя скривившемуся лицу, током его дернуло не слабо. Чуть не упав от судорожно дрогнувших ног, пацан сумел устоять и через пару мгновений взять под контроль взбунтовавшееся тело, после чего решил благоразумно переместиться еще дальше от противницы. Впрочем, и куноичи не слишком стремилась воспользоваться подвернувшимся шансом - приземлившись после прыжка, она пыталась восстановить дыхание и прийти в себя от использования большого количества чакры за раз.
  Учитывая тот факт, что у обоих генинов запасы не доходили и до половины резерва на начало боя, то потратились они прилично. Еще на пару подобных техник хватит, а потом придется либо глотать пилюли, либо разбираться в рукопашной.
  Секунд двадцать сражающиеся на арене генины отдыхали, пристально следя за движениями друг друга под рев довольной зрелищем толпы зрителей, после чего куноичи решила сделать ход первой - молниеносным движением вытянув обеими руками сюрикены из подсумков, она практически одновременно метнула восемь заискривших молниями звездочек, а затем еще восемь, стремясь покрыть как можно большую площадь вокруг Сенджу, но не во вред меткости. Последнему ничего другого не оставалось, как поднять перед собой для защиты Дотон: Дорью Хеки солидной толщины, поскольку выйти из зоны поражения снарядов он просто не успевал. Врезавшиеся в земляную стену снаряды вошли глубоко, но лишь заставили пойти ее трещинами, а не пробили насквозь, как можно было ожидать. Все же, даже уязвимость элемента часто компенсируется вложенным количеством чакры. Вот только Тсугуми и не рассчитывала на положительный результат - это был всего лишь маневр, призванный выиграть немного времени. В пару прыжков достигнув противоположной стороны арены, куноичи начала быстро складывать множество печатей, творя цепочку как минимум из трех десятков, на последней из которых выплюнула изо рта сгусток молний, преобразовавшихся в большую кошку, больше всего напомнившую своим видом миниатюрного Мататаби, только с одним хвостом.
  Сильный ход, даже несмотря на тот факт, что техникой необходимо управлять самостоятельно, если судить по удерживаемой печати концентрации Тайши, вот только наблюдая с высоты за сражающимися, я мог заметить и тактику парня, так же с толком воспользовавшегося исчезновением из поля зрения соперницы.
  Но он все равно порядком удивился, когда почти двухметровая в холке кошка протаранила возведенную защиту и вознамерилась откусить голову или хотя бы достать лапой. Сенджу только и смог, что отпрыгнуть назад, выпустив пару кунаев в ее сторону, после чего принялся делать ноги, ускоряя свои движения с помощью чакры - дзюцу оказалось очень быстрым и практически наступало на пятки, не давая время даже сосредоточиться для отпора или повернуть в сторону создательницы.
  Смотря на развившего вполне приличную даже для чунина скорость парня и наступающую ему на пятки молниеносную кошку, что с каждым мгновением теряла в размерах, но весьма ощутимо ускорялась, я удивленно поднял брови, когда из раскрытой пасти последней неожиданно ударил ослепительный луч, больше смахивавший на лазер, чем технику райтона.
  Получивший разряд в спину беглец только и смог, что завопить от боли, но и куноичи Кумо осознать свою победу не успела, поскольку, в этот самый момент, около ее ног из земли высунулись руки и сомкнулись на лодыжках. Вовсе не ожидавшая нападения, Тсугуми взвизгнула и потеряла концентрацию, но что-либо делать оказалось уже поздно - ее мгновенно утянуло под землю до самой шеи, а через пару секунд недалеко выбурился на поверхнось грязный, но совершенно целый Сенджу. Развеявшийся к этому моменту двойник ясно показал использование каге буншин.
  Весьма разумная тактика оставить приманку пока никто не видит, а затем с помощью Могурагакуре но Дзюцу и Шинджу Заншу но Дзюцу подловить в самый неожиданный момент, когда загнавший клона противник празднует победу. Одна из любимейших тактик Ивагакуре но Сато, взятая на вооружение и нашими, не такими многочисленными дотонщиками.
  Для окончательной победы Сенджу только и оставалось приставить к горлу уставшей куноичи кунай, как со стены спрыгнул судья.
  - Победитель финального боя - Такахажи Сенджу!
  Трибуны разразились восторженными аплодисментами, а виновник торжества только и мог, что слабо улыбаться и упрямо держаться на ногах, хотя было заметно, что он стоит прямо исключительно благодаря силе воли. Собственно, на этом и закончился экзамен. Награждать победителя, а так же всех остальных, впечатливших каге и избранных на роль оценщиков джонинов, будут в каждой деревне отдельно. Так что подождав, пока Сенджу слегка поклонится главам деревни и трибунам, я переместился к пока еще генинам, одним движением вытащил из земли девушку и потащил обоих в лазарет, не дожидаясь помощи от приставленных чунинов Суны. Сейчас их каге будут толкать перед народом речь, так что оставаться не имеет смысла.
  - Отличная драка, - похвалил я уставших подростков, что болтались у меня под боком каждый со своей стороны.
  Закидывать на закорки я их не стал ввиду того, что девушке такое положение могло бы не понравиться, так что просто перехватил поперек пояса в каждую руку, благо, рост позволял даже в таком положении не волочить свою ношу по полу.
  - Спасибо, сенсей, - вяло отозвался Такахаши.
   Куноичи лишь раздраженно отмахнулась рукой и фыркнула - попасться на такую простую уловку!
  - Ну, на такие простые уловки попадались и будут попадаться чунины и даже некоторые джонины, так что не стоит расстраиваться, ведь несмотря на ошибку, ты жива и вынесла полезный опыт из случившегося, - пожурил ее я, - в следующий раз будешь знать лучше, чем выпускать дотонщика из виду.
  - Полагаю, это действительно плюс, - вздохнула Тайши, не обращая внимание на бурчание парня, что в следующий раз он придумает что-нибудь другое.
  - Полезный совет, к которому не грех прислушаться.
  Посмотрев вперед на голос, я отметил прислонившегося к стенке у входа в лазарет предводителя делегации Кумо.
  - Учитывая тот факт, что почти все сегодня сражавшиеся и оставшиеся в относительно целом виде генины получат жилеты чунина, победа в экзамене на самом деле не имеет значения, а само участие служит всего лишь как тренировка в практически идеальных условиях, приближенных к боевым, - пожал я плечами, - за вашей куноичи?
  - Да, благодарю за доставку, - кивнул ветеран.
  - Мне не сложно, - передав ношу шиноби, я попрощался кивком и потащил Такахаши к свободной койке около остальных коноховцев под присмотром клонов.
  - Ну как? - вскинулся Хьюга, не обращая на шипение клонов, едва нас увидев.
  - Победа! В финал вышла Тайши, но я смог ее завалить! - расплылся в улыбке пацан.
  - Так, поболтать сможете и потом, а сейчас следует тебя подлатать, так что лежать смирно и не шевелиться, - нахмурился я.
  К счастью, ничего особо сложного лечить не пришлось, поскольку прямого попадания дзюцу райтона не было, а несколько пострадавших нервных окончаний и совсем слабый поверхностный ожег кожи проблем не доставили.
  Пока я занимался генином, а потом проверял остальных, подошли оставшиеся шиноби из нашей делегации.
  - Ну как они? - спросил за всех Сакумо.
  - По сравнению с другими пострадавшими - очень даже неплохо и даже самые тяжело раненые через месяц-другой смогут вернуться к выполнению миссий без всяких проблем.
  На такие новости Сарутоби и Кей дружно выдохнули. Ну, учитывая то, в каком состоянии я утаскивал их подопечных с арены, то ничего удивительного в таком волнении нет. Хатаке и Хизаши-тайчо лишь кивнули, больше остальных зная мои возможности ирьёнина.
  - Правда, своим ходом передвигаться даже Такахаши-кун сможет не раньше завтрашнего дня, а остальные и того позже...
  - Проблема, мне бы хотелось покинуть Суну побыстрее, - нахмурился Белый Клык.
  - С Хокаге?
  - Нет, Сарутоби-сан уже движется в сторону Конохи со своей свитой, - покачал головой джонин.
  - Тогда предлагаю переночевать, а завтра запечатать наших генинов в свиток и после на нормальной скорости вернуться домой, - пожал я плечами, - иначе мы рискуем задержаться здесь как минимум на неделю.
  Нет, я не таскал с собой подарок Мито, сейчас надежно запертый в подвальной лаборатории дома, а сделал себе похожий на десяток мест под пленников. Правда обошлось мне это в кругленькую... Нет, не так - в очень кругленькую сумму! Даже маленькие квадратики чакропроводящей бумаги для определения стихии стоят довольно серьезные деньги, не говоря уж о целом свитоке в полтора метра длинной и в ладонь шириной из нее... А ведь и чернила используются не менее дорогостоящие. Достаточно сказать, что успешный джонин зарабатывает примерно туже сумму с солидным количеством нулей, что ушли только на одни материалы, примерно за год. А не имейся у меня скидочки от клана Сенджу по родственным связям и хорошим знакомствам через Мито-чан и Линли-чан, то и еще дороже обошлось бы.
  - Тогда так и поступим, - кивнул Сакумо.
  Собственно, дальше ничего особенного не случилось - мы переночевали, я запечатал шестерых генинов и наша пятерка с радостью покинула условно враждебную территорию с нормальной скоростью, а не передвигаясь со скоростью черепах. Учитывая то, что война только недавно закончилась, мы были на стороже, но все равно уже немного расслабились, предвкушая возвращение домой и отдых от изрядно надоевшей жары, как периодически врубавший додзюцу, Хизаши засек неприятности.
  - Что там? - спросил Сакумо, когда мы немного притормозили.
  - Одиннадцать человек, все уровня джонина, движутся в нашем направлении, - ответил Хьюга, - судя по перечеркнутым хитай-те - отступники Ивагакуре.
  - И будь сейчас с нами генины..., - протянул Кей.
  Продолжать было не надо. Даже при всем старании защитить раненых генинов не удалось бы, да и самим бы отбиться от такого количества.
  - Проклятый Ооноки! Точно его затея! - ругнулся Хатаке. - Всем приготовиться к встрече и хотя бы пару взять живыми.
  - Хай! - дружно ответили мы.
  - У всех есть печати? Могу подкинуть немного, - обратился я к народу, проверив свой НЗ запас в несколько десяткой кибакуфуд. - Может и не пригодятся, но лучше иметь запас.
  - Давай всем - мы не готовились к серьезной драке, а сейчас люьая мелочь может решить дело, - ответил за всех Хизаши и получив пачку печатей, принялся их наматывать на рукоять своих кунаев.
  - Ну, выбраться нам из этой передряги живыми!
  
  Глава 25.
  
  Я, вместе с остальными принялся за легкую разминку, растяжку и тому подобные мелочи, что иногда очень даже способны повлиять на исход сражения даже среди высокоуровневых бойцов. Время разговоров прошло и мысли всех присутствующих, меня в том числе, сосредоточились на спешащих к нам врагах. А что это враги, не имелось никаких сомнений - стоило нам остановиться, как курс одиннадцати шиноби изменился, нацелившись прямо на нас, а не возможную точку пересечения. Правда, это все разглядел только Хизаши-тайчо, а в радиус моей чувствительности солидные сгустки чакры попали только спустя минуты полторы. Все же, мои почти девять километров не сравнятся с тринадцатью Хьюги. Конечно, чем дальше, тем больше у меня будет расти расстояние, в отличие от уже закончившего свое развитие додзюцу, но и такое преимущество позволяло мне прочувствовать будущих противников еще до встречи. И то, что я ощущал, очень мне не нравилось - источники чакры были мощные, явно от опытных джонинов, с достаточно ярко выраженными склонностями к дотону, чтобы это можно было заметить, а так же немного похожими между собой. На какую-то незаметную часть, но именно эта маленькая деталь позволяла утверждать, что как минимум половина из приближающихся шиноби достаточно долгое время провели вместе. Несколько лет, а то и десяток-другой. С каждым годом поднимающееся качество сенсорики давало возможность замечать столь тонкие нюансы, особенно если знаешь на что смотреть. И хорошо спаянная команда, это очень плохо в нашем случае - наверняка попробуют разделить и задавить командной работой. И сделать с этим практически ничего нельзя - в отличие от ивовцев, наша пятерка даже не сражалась вместе ни разу, не говоря уж о нормальной работе в команде. Способности друг друга более-менее представляют себе только я и Хизаши как вместе воевавшие. Остальные же... Сарутоби вообще темный лес, Кей неплох в рукопашке, а про Хатаке я ничего, кроме необычной чакры и как раз сейчас распечатанного клинка, не знаю. С такой командой даже совместных техник не забурить в первую очередь потому, что стихии напарников не известны, а Хьюга вообще их не развивают.
  Досадливо вздохнув, я как следует разогнал чакру по телу и напитал кожный покров, превращая кожу практически в броню от различного мелкого оружия, после чего повернулся в сторону прибытия нежданных гостей и застыл в ожидании, когда показавшаяся на горизонте точка разрастется в силуэты людей. Против ожидаемого, не все из нукенинов стремились к нам - последний из одинадцати начал отставать, а затем и вовсе остановился. Судя по отсутствию замешательства у остальных - по плану. Понятно, а это у нас наблюдатель, который соберет информацию и если станет жарко и его товарищи начнут проигрывать, смотает отсюда быстрее ветра, но с уже с полезным знанием о возможностях каждого из нашей группы и вскоре в книгах розыска Ивагакуре появятся новые подробности в личных листах, а у кого и первая награда за голову. Че, опять придется сдерживаться в применении личных техник, но и мелких сюрпризов у меня достаточно, чтобы завалить любого джонина.
  Перемещаясь по песку, шиноби его почти не тревожат, так что в отличие от обычных путешественников, передвигающихся по пустыне, мы не оставляем за собой поднятый песок даже на большой скорости. Из-за этого отслеживать перемещение даже довольно крупных групп среди дюн и барханов немного сложно, особенно когда воздух уже раскалился и начал искажать картинку вдалеке, визуально увеличивая расстояние. Поэтому показавшиеся буквально в ста метрах от нас джонины могли бы застать в расплох, не чувствуй я их положение и не отслеживай Хьюга каждый шаг, с точностью до метра указывая на них. Впрочем, наши враги не ожидали эффекта неожиданности, судя по всему, прекрасно осведомленные о наличии у нас сенсора, так что не атаковали сходу, а остановились в отдалении, позволив себе оценить нашу готовую к отпору группу.
  - Действительно, Широй Киба и остальные есть, а вот генинов нет, - нахмурился один из нукенинов, - и куда вы их дели?
  - Куда дели - там не достанете, - выдвинулся вперед Хатаке, держа в руке обнаженный меч и прикрываемый с боков Хизаши с Нуи.
  Нас с Кеем, как самую слабую и желанную цель, задвинули в тыл. И пока командир обменивался с предводителем десятки колкостями и взаимными оскорблениями, я получил возможность визуально оценить врагов. Вот только увиденное мне не сильно понравилось - все десять здоровых мужиков принадлежали к одному поколению, слегка за тридцать. Пусть такие считались уже начавшими клониться к закату своей карьеры убийц, но я отлично знал, что по своим физическим данным именно в таком возрасте большинство шиноби достигает пика возможностей тела. И имея при этом за плечами около полутора-двух десятков лет постоянных сражений, такие противники для меня наиболее опасны - могут задавить опытом, несмотря на разницу в силе, а тут таких по два на каждого.
  - У одного из них должен быть свиток, куда они могли запечатать генинов, - внезапно подал голос другой ивовец, пристально осматривая нас, - учитывая связь Конохи с Узушио, такие свитки для пленных должны были остаться.
  - Хо, какой приятный подарочек, - ухмыльнулся главный, - тогда покажем им, что с недавней победой этим любителям зелени просто повезло!
  - Хай!
  - Ну, двое против одного все показывать горазды, - саркастически фыркнул Хатаке.
  Вперед как один шагнула пятерка и с силой топнув ного, подбросила в воздух глыбы спрессованного и превращенного в камень песка. Уже зная что будет дальше, я быстро сложил печати и хлопнул ладонью по поверхности, вкладывая приличное количество чакры.
  - Дотон: Дороку Гаеши!
  Еще до того, как я успел прошептать полное название техники, из поверхности поднялась широкая и толстая стена, отлично защитившая от обрушившегося града камней, несмотря на пошедшую сеточку трещин, где в нее врезались наиболее массивные глыбы. Среди грохота сталкновения камней я еле уловил звон металла, но Сакумо отреагировал мгновенно.
  - Отходим!
  Мы поспешно сместились прыжками назад и буквально мгновением позже и так державшаяся на последнем дыхании, стена разлетелась шрапнелью от нескольких взрывов с той стороны. Стой мы на прежнем месте и мало бы не показалось. Но предаваться облегчению не было времени - перепрыгивая груду щебня, на нас неслись джонины, посылая на ходу кунаи и шурикены. Мы отвечали им тем же, а Сакумо сложил свободной рукой несколько печатей и полоснув вакидзаши, выпустил волну молний в сторону нападавших, но этого всего оказалось мало против десятерых опытных бойцов. На определенном уровне, джонинов вообще очень сложно достать метательным оружием, так что ничего удивительного, что никто с обеих сторон не получил и царапины. А приземлившиеся рядом кунаи, за рукояти к которым были привязаны кибакуфуды, заставили нас броситься в рассыпную, чтобы не попасть в зону поражения. Собственно, именно этого и добивались "нукенины", мгновенно разделившись на команды и последовав каждый за своей целью. Краем глаза я успел заметить, что к Сакумо кинулось трое джонинов, а к Сарутоби два, дальше же на вертение головой не осталось времени - ко мне, с умудрившимся отступить в ту же сторону Хизаши, уже приблизились четыре противника, два из которых начали покрываться каменной коркой, а немного отставшие принялись складывать печати, готовя дзюцу. Ха, и другие могу играть в эту игру!
  - Чидори Сенбон, - сложив печати, я приказал прикрывавшему меня Хьюге, - в сторону!
  Мгновенно сформировавшиеся в воздухе десятки игл из молний сейчас больше походившие на спицы из-за большого количества вложенной чакры, дождем обрушились на четырех шиноби прежде, чем оставшиеся на заднем плане смогли завершить свои техники. Вот только, несмотря на внезапность, близость к нам, обширную площадь поражения и бешеную даже для джонинов скорость снарядов вариации чидори, противники показали класс - стремившаяся зажать нас в тайдзюцу пара провалилась под землю быстрее, чем если бы они стояли на воде, один специалист ниндзюцу с места развил приличную скорость и вышел из зоны поражения и только его напарник заполучил одну единственную иглу в правую руку, хотя должно было накрыть всех, поскольку я не поскупился на мощь.
  - Гяяяя!
  Пронзительный вопль получающего разряды шиноби разорвал воздух на фоне слышащихся не так далеко взрывов, но добить немного занятого судорогами мужика не удалось - кинутые кунаи отбил его напарник, а затем нам пришлось срочно отступать, пока начавшие стремительно вырастать из песка колья нас не нанизали как бабочек на иголку. Это вылез один из рукопашников.
  - Внизу, - внезапно указал рукой Хьюга нам практически под ноги, но я и сам чувствовал источник чакры, что стремительно приближался с низу.
  Распечатать катану, нацелить ее туда, куда указывал тайчо и с силой вонзить в песок, одновременно активируя Чидори Эйсо было делом одного вздоха, за-то и увернуться у слишком умного дотонщика не получилось - копье из молнии безошибочно прошило его источник чакры на расстоянии двух метров от поверхности. Все. Об этом можно забыть.
  - Танака! Ублюдки, вы за это заплатите! - взревел ближайший джонин, очевидно, почувствовав стремительное затухание чакры напарника, и бросился к нам одним могучим прыжком.
  Хизаши встретил его на подлете ударом в сердце джукеном, но толстая корка стихийной брони не позволила нанести ощутимого ущерба, так что обладателю бьякугана пришлось немыслимым образом изворачиваться, чтобы уйти из зоны поражения более рослого противника. К сожалению, приземление джонина сопровождалось немалым выплеском чакры, сотрясшим пустыню вокруг и заставившим нас на мгновение потерять равновесие. Пауза была очень короткой, но и этого короткого времени хватило еще остававшемуся на ногах нукенину Ивагакуре обрушить на нас дождь булыжников без всякого беспокойства за союзника. Как самый дальний, я успел ускориться и уйти от площадной атаки, вражеский джонин просто закрыл голову руками и спокойно выдержал атаку, а вот Хьюга оказался в самом эпицентре и удрать уже не успевал.
  - Кайтен!
  Голубоватый купол чакры, возникший вокруг начавшего вертеться тайчо отбросил в сторону все ближайшие снаряды и защитил от остальных, вот только заставил меня еще дальше сместиться от союзника, чтобы не попасть под образовавшуюся шрапнель. И этим незамедлительно воспользовались враги - рукопашник насел на Хизаши как только защитная техника закончилась, а на меня нацелился пользователь ниндзюцу, забрасывая глыбами, поднимая колья из спрессованного песка и вообще всячески мешая соединиться с напарником. Конечно, от большинства я просто уворачивался, а остальное блокировал стенами, выдавая в ответ редкие Суйтон: Мизураппа и Суйтон: Тепподама, но окружающая обстановка была очень неподходящей для моего основного стихийного элемента, не говоря уж про слабость перед дотоном. А единственная дальнобойная техника райтона, продемонстрированная в начале боя оказалась бесполезной - сообразивший что к чему, дотонщик приловчился нырять в землю и тут же выскакивать обратно в стороне, пропуская волну сенбонов и тут же обрушиваясь со своими дзюцу на меня. Учитывая тот факт, что он выдавал их намного чаще, практически не пользуясь печатями, сложилась патовая ситуация, когда я не только не мог соединиться с Хьюгой, но и подобраться на достаточно близкое расстояние к гаду, чтобы захватить его тенью или приголубить взрывающимся разенганом. А бросать в него железо в любом количестве не имело смысла, как и посылать клонов, что развеивались от сильного удара даже камня размером с кулак.
  Ситуация внезапно изменилась к худшему, когда я почувствовал всплеск чакры с другой стороны и чуть не попал под огромную глыбу, что обрушилась на то место, где я еще недавно стоял. Бросив взгляд в сторону нового врага, я подавил желание застонать - получивший в руку чидори сенбон не только не окочурился, но еще и смог встать на ноги и начать пуляться техниками! Бля!
  
  Глава 26.
  
  Блокировав очередной камнепад Дотон: Дорью Хеки, я рванул к недобитку на ходу складывая печати, но вынужден был отскакивать и выпускать Чидори Сенбон по другому нукенину - раненый шиноби мгновенно ушел в песок, едва определил мое намерение избавиться от него. Бесит!
  И ведь я даже чувствую, где именно он пробирается, но сделать ничего не могу! Сенбоны из райтона глубже метра даже в таком материале как песок не проникают, а использовать катану с копьем из молнии можно только вблизи. И ведь даже подобраться не получается - ивовец тоже отлично это понимает и делает все, чтобы не перейти в ближний бой! Самое паскудное, что шуншином дистанцию не сократить, поскольку даже небольшой встречный камень на такой скорости может покалечить, если не убить, а каварими требует объект хотя бы примерного размера пользователя и на песок не работает. Прыжком и перекатом убравшись из-под града булыжников, я позволил своему раздражению повлиять на оценку ситуации и чуть не словил снарядом в голову - камень чиркнул по капюшону, сдирая его, но лишь чудом оставил меня невредимым. Выругавшись, я убрался шуншином метров на пятьдесят в противоположную от врагов сторону и попытался использовать короткую паузу для формулирования плана. Играть на выносливость с опытными джонинами не имеет смысла - пусть они и тратят чакру быстрее на непрерывные серии техник, но им и не надо побеждать. Время играет против меня и чувства сенсора ясно показывают, что кроме Сакумо, дела у союзников идут не очень хорошо и скорая помощь не помешает не только Сарутоби, но и Шибатори, уже растративших две трети резерва, а Хизаши-тайчо вообще ранен.
  Бросив быстрый взгляд по сторонам и на объединившихся специалистов по ниндзюцу, спешивших подойти на дистанцию своих дальнобойных техник, я начал действовать.
  - Дотон: Дороку Гаеши!
  Тоненькая, но широкая стена, поднявшаяся после моего удара руками в песок, отлично скрыла из виду. Мгновением позже рядом возникли четыре клона с запасом чакры токубецу джонина, двое из которых тут же рванули вправо, складывая печати, третий ушел под землю, пусть и не так плавно как враги, а последний вместе со мной бросился в другую сторону. Так что, когда прикрытие оказалось оказалось разбито на куски, против пары нукенинов оказались две двойки слаженно работающих бойцов, почти закончивших серии печатей.
  - Катон: Гокакью но Дзюцу!
  - Футон: Дайтоппа!
  С идеальной точностью исполнив объединение техник и пустив настоящий вал огня из раздутого ветром трехметрового огненного шара, клоны истратили всю чакру и развеялись. Но в отличие от прошлых попыток, эта атака заставила нукенинов потратиться на защиту - не похожая на точечное воздействие от райтона, стремительно надвигавшаяся стена огня спекала поверхностный слой пустыни и вполне могла достать парочку любителей прятаться в земле. Воспользовавшись паузой, я с клоном как раз успели сместиться немного в сторону от начальной позиции и атаковать с более выгодной позиции.
  - Чидори Сенбон!
  Несмотря на практически идеально выбранное время, когда джонины отвлеклись на возводение защиты, ублюдки все же сумели среагировать и уйти с траектории полета техники вниз, но я этого и добивался, поменявшись местами с довольно большим булыжником от использованной техники (сразу сократив треть расстояния) и по дуге рванув вперед как раз в то место, где должен был вылезти здоровый шиноби.
  - Чидори Сенбон!
  Раздавшийся за спиной возглас клона дал понять, что и второго врага ждет горячий прием. Настоящий дождь из восьми десятков ослепительно-белых игл обрушился на песок как раз в тот момент, когда нукенин показался на поверхности и был наиболее беззащитен. Несколько одновременных попаданий в туловище и голову не оставили никаких шансов, убив ивовца практически мгновенно. Один готов. Краем глаза отслеживая выполнение плана, я чуть не прозевал изменение ситуации - песок под ногами еле заметно вздрогнул, отвечая вспышке чакры от оставшегося нукенина и внезапно пришли воспоминания от развеявшегося клона (почти подобравшегося под землей к шиноби, но умершего из-за внезапного пресса среды со всех сторон), а потом пропитанный чужой чакрой участок начал прорастать кольями, не давая подобраться ближе. Вынужденно затормозив, чтобы в них не влететь, я начала удивился тому, что мое положение засекли, но потом чуть не треснул себя по лбу - совсем забыл, что применившие Дотон: Дочусенко чувствуют все колебания почвы на довольно большом расстоянии и в зависимости от предрасположенности к дотону, могут сказать, кто и где стоит, не говоря уж об отслеживании движущихся врагов.
  Решив не нарываться, я отступил к клону и стал ждать ответных действий джонина. Пока он внизу, инициатива принадлежит не мне. Вот только, эта небольшая пауза позволила мне обратить внимание на приближение чакры рукопашника Ивы с той стороны, где сражался тайчо. Еще один? Да вы издеваетесь! К огромному моему облегчению, источник Хизаши по-прежнему хорошо ощущался, но по какой-то причине следовал за нукенином очень медленно, даже не достигая скорости генина.
  Жестом отослав назад каге буншина для более полного контроля ситуации, я поднырнул под удар налетевшего нукенина и сместившись в сторону, ответил сокрушительным пинком по коленной чашечке ближайшей ноги. Джонин среагировал мгновенно и даже смог перевести его в скользящий смещением конечности из неудобного положения, а остальное поглотил слой брони, но это дало мне необходимое мгновение направить раскрытую ладонь прямо в глаз шиноби.
  - Вниз!
  Неожиданный вопль и нагревшаяся кожа на висках не позволили мне вовремя сместить руку и вылетевший из оружейной печати сенбон звонко ударился и отскочил от налобного хитай-те начавшего пригибаться нукенина, а метров за сто от нас внезапно вспыхнул до этого еле различимый источник наблюдателя.
  - Он Узумаки, разрывай дистанцию, - снова закричал так вовремя среагировавший спец по ниндзюцу, очевидно, успевший повоевать в первой Мировой Войне Шиноби и столкнуться с мастерами фуиндзюцу, вот только предупреждение немного запоздало.
  Своим рывком в сторону рукопашник оказался как раз на моей тени и я мгновенно воспользовался таким роскошным подарком - застывший мужик получил в глаза по сенбону и умер практически мгновенно. Но и я подставился под град булыжников и словил один в правое плечо, отозвавшееся тихим хрустом и резкой болью, а второй - по касательной в голову, прежде чем смог одной рукой подхватить и выставить еще не упавшее тело как щит. К счастью, врубившаяся печать почти мгновенно остановила кровь из рассеченного лба и начала гнать лечебную чакру к поврежденному участку, притупляя чувствительность. Но тут дотонщик неожиданно выдал нечто более серьезное, чем свои простенькие и дешевые, но действенные снаряды. И к счастью, уже знакомое мне:
  - Дотон: Сандо но Дзюцу!
  Образовавшаяся секундная передышка позволила достаточно прийти в себя, чтобы использовать замену на клона, своевременно избежав превращения в лепешку от техники, что с небольшой задержкой последовала следом за камнепадом. Плиты с грохотом схлопнулись, уничтожая труп и поднимая настоящую песчаную завесу, что блокировала обзор не только мне, но и нукенину. Скрипя зубами от боли, я использовал предоставленное время с пользой - залечив солидную трещину в кости и сведя просто шикарный ушиб, здорово мешавший двигать рукой.
  Внезапно потускнел и исчез очаг одного из джонинов, с которым сражался Сарутоби, а затем с моего внутреннего радара пропал и он сам. Проклятье, Нуи! Оставшийся шиноби секунду помедлил, но почти сразу определился и побежал в сторону Кея. Ну нет! Еще и его убить не позволю! Рванув на помощь, я почти сразу же засек краем глаза вынырнувшую из пылевого облака глыбу камня метра три размером.
  - Задолбал урод, не до тебя! Оодама Разенган!
  Разнеся технику в пыль и мимоходом порадовавшись наличию очков и маски, позволявших действовать и в столь неблагоприятной обстановке, я подавил желание сплюнуть. Стало совершенно ясно, что нукенин способен находить меня даже вне прямой видимости и отвязываться не собирается. Не разделавшись сперва с этим ублюдком, подоспеть на помощь другу просто не получится. Ну все, пустыня-не пустыня, насрать! Одним движением скинув только способный сейчас помешать балахон (все равно скрывать размеры имеющейся чакры скоро будет поздно), я отправил клона шугануть наблюдателя, чтобы не лез под руку со своими гендзюцу, а сам начал быстро складывать печати. Хочешь меня разозлить? Ты этого добился! А теперь попробуй пережить это!
  - Суйтон: Дайбаку Суихоша (великая разрывная волна воды)!!!
  
  Попав в организованную Ивой засаду, Кей Шибатори мог посчитать себя в некотором роде счастливчиком, поскольку после разделения, за ним следом увязался всего один нукенин Ивагакуре, в отличие от остальных. Причем, предпочитающий сойтись в тайдзюцу, нежели полагаться на ниндзюцу. Кей, так же специализировавшийся на данном виде искусства шиноби, потому возможно и не умер в первые же минуты, когда враг продемонстрировал превосходную выучку, опыт и сокрушительную силу ударов, подкрепленных владением Дотон: Кенген но Дзюцу и Дотон: Тсучи но Йорой. Неуязвимый для обычных ударов, пусть и усиленных чакрой, рукопашник поддавался только кунаю с покрытием катон чакры, проплавлявшей в камне заметные борозды. Полностью сосредоточившись на нукенине, поддержании оружия в нужной кондиции и многократном ускорении циркуляции чакры в мышцах для обеспечения солидного преимущества в скорости, джонин Конохи практически перестал отслеживать дела союзников. Впрочем, и увлекшийся неожиданно сложной схваткой нукенин грешил тем же. Именно поэтому внезапная вспышка чакры примерно в пяти километрах южнее застала обоих врасплох (при том, что ни один из них не являлся сенсором), заставив синхронно разорвать дистанцию и повернуть головы в ту сторону.
  - Суйтон: Дайбаку Суихоша!
  Слабо донесшийся крик с названием техники заставил джонинов рефлекторно поморщиться - использовать суйтон в пустыне и при такой жаре? Какой бы идиот это не затеял, но едва ли он получит в результате что-то большее, нежели небольшую лужицу воды. Правда, Кей имел стойкую уверенность насчет личности идиота и даже небольшое сомнение насчет провальности суйтона именно у этого создателя техники - все же Рью не зря считался гением и сильнейшим шиноби своего поколения, несмотря на так и оставшееся после войны звание чунина - но и он выпучил глаза на пару с соседом, когда вдалеке взметнулась вверх огромная волна воды метров пятнадцать высотой и под полторы сотни шириной. А донесшийся, кристально чистый, радостный смех от оседлавшей стихию маленькой фигурки с развевающейся гривой алых волос заставил пробежаться по позвоночнику волну мурашек, несмотря на пустынное пекло. Что-то было завораживающее и гипнотическое в открывшейся двум шиноби картине. Из своеобразного транса первым вышел бывший джонин Ивы и, бросив быстрый взгляд на Шибатори, внезапно сбросил с себя Тсучи но Йорой и вложив в прыжок солидное количество чакры, стартовал в сторону так поразившего зрелища цунами в пустыне. Совершенно неожиданно лишившись противника, Кей недоуменно моргнул, после чего до джонина дошел смысл стремительно удалявшейся спины нукенина. Ругнувшись, он бросился догонять получившего солидную фору врага, моля богов, чтобы Рью сообразил оглядеться и вовремя заметил новую опасность, а не расслабился, уничтожив своего противника. Потерять друга просто потому, что проворонил врага, застыв с открытым ртом, Кею вовсе не улыбалось.
  Дополнительную иронию его мыслям придавал тот факт, что сосредоточившись на погоне за удравшим вперед нукенином, он сам не заметил подбиравшегося всего в паре сотен метров сбоку шиноби, так же бросившегося к месту столь впечатляющего применения суйтона.
  
  Глава 27.
  
  - Кха-кха, ауч, мои ручки! И горло!
  Потряся упомянутыми конечностями, я поморщился от жжения в каналах кейракукей. Все же, такое напряжение не проходит даром даже для чакросистемы Узумаки. В следующий раз, когда мне придет в голову "гениальная" идея впихнуть в технику половину резерва того же Хирузена, а потом грохнуть парой А-шных атак, я лучше подумаю еще раз! Но, несмотря на не самое лучшее самочувствие, после такого развлечения, я не мог перестать широко улыбаться - не знаю, как такое смотрелось со стороны, но оседлать многометровую волну посреди постыни было неимоверно круто! Ну и результативно - по привычке решивший закопаться дотонщик просто не учел, что под ногами у него не твердая земля, а очень даже подвижный и рассыпчатый песок. Поднятое мной цунами просто смыло многометровый слой дюны вместе с этим ублюдком, а последовательно примененные Суйтон: Дайбакурью но Дзюцу, засосавшее глубоко под воду почти выплывшего на поверхность джонина и Суйтон: Гошокузаме, разорвавшее его на части в толще мутной воды, сделали свое дело. Впрочем, не у меня одного дела шли хорошо - буквально через несколько секунд после окончания техники Суйтон: Дайбаку Суихоша, я почувствовал смерть одного из джонинов, сражавшихся против Сакумо, а спустя всего десяток секунд, Хатаке одного за другим прикончил и двух других, в очередной раз подтвердив свое звание одного из сильнейших бойцов в Конохе. После чего двинулся в мою сторону, как и пара еще живых нукенинов, а за ними и остальные союзники. Ну, основную задачу - помочь Кею - я выполнил, так что можно подготовить небольшой сюрприз так спешащим на встречу своей смерти нукенинам. Приняв позу крайней усталости - руки уперты в колени, а голова свешена вниз и волосы закрывают лицо, как будто я пытаюсь отдышаться от огромной нагрузки - я пустил в сторону приближающихся врагов тоненькие, почти незаметные ниточки тени и начал корректировать их положение на мокром песке, отслеживая движение жертв по чакре. Поскольку находились джонины всего в паре километров, то успели преодолеть закрывавший мне обзор бархан уже очень быстро и, явно посчитав меня беззащитной жертвой, беззвучно ринулись вперед, буквально стелясь над песком. Показавшийся чуть позже их, запыхавшийся Шибатори только и смог отчаянно завопить, предупреждая.
  - Рью!
  Подыгрывая с ролью беззащитной жертвы, я вскинул голову будто в испуге, жалея, что маска скрывает выражение лица, после чего просто сложил руки в печать сосредоточения. Наблюдать оскаленные в торжестве лица врагов, что почти достали тебя, но на последнем шаге будто врезались в бетонную стену, застыв на месте, приносит ни с чем не сравнимое наслаждение. Нукенинам хватило одного взгляда под ноги, на внезапно проявившиеся дорожки теней, что постепенно заползали на их тела, чтобы все понять. Без малейшего труда опутав пленников по шею, я легко распрямился и откинул распутавшиеся из косы волосы от лица.
  - Неужели ты решил, что меня можно подловить так просто, - спросил шокированного друга, ухмыльнувшись так, что это стало заметно даже сквозь ткань.
   Сделав несколько шагов к неподвижным шиноби Ивы и игнорируя совершенно бешенные выражения лиц ветеранов, я шлепнул им по бумажной печати на источники под одежду, а следом и на лоб, заставив обмякнуть в обмороке.
  - Фу-у-у-ух, не пугай меня больше так, - вытер пот со лба Кей, подходя поближе, - я уж думал все - отбегался Рью.
  - Ха, если эти удоды не почувствовали, что оставшаяся у меня чакра превышает их запасы раза в четыре сложенных вместе, то это их проблемы, - пожал я плечами, отпуская тень и ловля каждой рукой начавшие падать тушки за шкирку.
  - Великолепное исполнение, - искренне похвалил Хатаке, не спеша подошедший к нам, - на мгновение и я поверил, что ты потратил все силы на ту гигантскую волну, сенсора таким не обманешь, но в пылу битвы обманутся запросто даже опытные враги, как произошло и сейчас.
  - Благодарю, - довольно кивнул Белому Клыку, но тут же взял более серьезный тон, - а где тайчо и Сарутоби? Они...
  Я провел характерным жестом под шеей. Учитывая тот факт, что сражавшийся с Хьюгой джонин оказался убит мной, без чувствительности к чакре можно предположить худшее, как и в присутствии противника Нуи.
  - Двое убитых? - пробормотал друг, заметно падая духом.
  - Ну, учитывая тот факт, что я убил трех джонинов, здесь у нас еще два, а против Кея был только один, то вполне логично предположить, что "лишние" шиноби со своими противниками справились и Хизаши с Нуи на данный момент мертвы, - пояснил я на вопросительный взгляд Сакумо.
  - А что с наблюдателем? Он сбежал? - вспомнил Шибатори одиннадцатого нукенина.
  - Я отправил за ним клона, чтобы со своими гендзюцу не мешался под ногами, но едва ли результат будет положительным, - развел руками, предварительно опустив тушки на мокрый песок.
  - Тогда необходимо найти хотя бы их тела, - устало вздохнул Хатаке и надкусив ладонь, сложил несколько печатей, - Кучиёсе но Дзюцу!
  Перед присевшим на колено Сакумо появился в клубах дыма молоденький мопс в жилетке и хитай-те с символом листа, повязанном на шее.
  - Паккун, ищи живых и все тела, что находятся поблизости, - скомандовал джонин, - потом приведешь нас к каждому.
  - Есть! - смешно отдав честь, пес повел носом в воздухе и умчался на пойманный запах.
  - Теперь немного подождем и будем подсчитывать потери после доклада, а не по предположениям.
  - Я только за, - кивнул ему и достав из подсумка футляр со свитком, запечатал пленников под одобрительные взгляды коллег.
  - Кстати, Хатаке-сан, как получилось, что вы появились здесь только сейчас? - спросил Шибатори. - Не поверю, что всего трое джонинов доставили вам много проблем.
  - Не скажу, что мои джонины оказались действительно сильными и представляли серьезную угрозу, но чего у них не отнять, так это практически идеальную командную работу и примерное знание моих возможностей - прикрывая друг друга, эти нукенины заставили меня весьма попотеть, прежде чем удалось вывести из строя хотя бы одного, но потом избавиться от остальных не составило труда, - Хатаке смущенно сощурился и почесал затылок, - честно говоря, за этот шанс следует поблагодарить Рью-куна, блестящая демонстрация ниндзюцу которого привлекла не только мое внимание, но и противников.
  - Я думаю, это огромная волна не осталась незамеченной никем из живых на тот момент, - хмыкнул Кей. - И сколько же ты в нее вбухал чакры для такого результата?
  - Если я правильно оценил Хатаке-сана, то примерно половину его запасов, - невинно ответил, заставив друга закашляться.
  Осталось только ножкой пошаркать и образ будет полным.
  - Я даже боюсь спрашивать, сколько у тебя чакры вообще, - покачал головой джонин, после того, как отдышался.
  - Ну-у... если измерять в персонах, то одна треть Мито Узумаки как обладательницы самого большого резерва в Конохе и два с половиной Сакумо Хатаке, - расплылся я в широкой ухмылке, наблюдая офигевшее выражение друга.
  - О ками, меня окружают монстры, - потрясенно пробормотал Кей, немного отойдя от потрясения, - куда уж тут приткнуться простому джонину, только недавно получившему повышение.
  На это я только рассмеялся, да и наш предводитель получал от разговора немалое удовольствие, несмотря на ситуацию.
  - В некоторых случаях, большое количество чакры - вовсе не такая хорошая вещь, как может показаться с первого взгляда, - сочувственно похлопал я парня по плечу, - чтобы иметь возможность и дальше оставаться на моем уровне ирьёдзюцу, приходится уделять контролю куда большее внимание, нежели чему-либо еще и то, возможность получения первой степени ирьёнина остается под большим вопросом и точно не в ближайшие годы, хотя способности имеются.
  - Как и полная бездарность использования даже самых простейших гендзюцу, а так же уязвимость к ним, - добавил Сакумо.
  Ну, у меня эта конкретная слабость исправлена родней, но у остальных обладателей больших резервов и относительно слабого контроля гендзюцу действительно проблема.
  - И про скрытное передвижение можно забыть, когда ты пылаешь гигантским костром чакры на многие километры вокруг даже для самых паршивеньких сенсоров, - покивал я.
  - Что-то не похоже было раньше, чтобы ты страдал от последнего, недоверчиво заметил парень, - да и сейчас не очень.
  - Это потому, что я уже привык постоянно подавлять чакру, обладаю действительно хорошим контролем даже по сравнению с большинством ирьёнинов, а мой плащ постоянно поглощает всю свободно выделяющуюся чакру и то не справляется полностью, - пояснил ему, - потому я и ощущаюсь обычно как слабый джони...
  Я прервался, поскольку именно в этот момент пришли воспоминания клона.
  - Поправка, наблюдатель смог удрать, Сарутоби действительно мертв, а тайчо жутко злой и серьезно раненый в ногу, ждет нас там, - доложил я Хатаке, тыкая пальцем в примерном направлении, и пояснил на его вопросительный взгляд, - именно он развеял моего клона, как только тот его подлатал немного.
  - Нам и так повезло, что генины целы и мне придется отчитываться перед Хокаге только за смерть Нуи, а не перед ним и главами кланов, - вздохнул наш предводитель, - ну и пленные точно пригодятся.
  - Учитывая, что против четырех джонинов и одного чунина выставили десять работающих в командах джонинов, осведомленных о своих целях, то мы еще дешево отделались и заслужили награду, ведь могли положить всю делегацию, - отмахнулся я от жалобы Хатаке.
  Тот только досадливо цыкнул, выражая всю глубину сомнения в подобном исходе и медленно поплелся в указанную мной сторону. Создав клона, я отправил его искать пусть порядком побитый и грязный, но все еще функциональный плащ, а сам двинул вслед за джонинами на поиски владельца бьякугана.
  Все же хорошо, что тайчо смог выжить в такой мясорубке и отделаться всего лишь одной серьезной раной. Тот же Кей выглядит как после мясорубки, весь оборванный и в крови, но судя по тому, что не просит подлечить, нанесенные раны поверхностные и его печать уже все затянула. Нуи вообще помер, а я отделался легким испугом, треснутой костью и шикарной гематомой. Очень даже неплохой результат, но я довольно остро осознал необходимость дальнобойных площадных техник другой стихии, нежели суйтон, поскольку бегать от талантливого и опытного нинзюшника мне очень не понравилось. Я ориентирован в основном на дистанции среднего и ближнего боя, где мало кто сможет защититься от имеющихся у меня многочисленных сюрпризов, нежели на дальнюю дистанцию. Ха, если уж я чувствую, что порой не хватает имеющихся возможностей, то что должны чувствовать Хьюги, у которых тайдзюцу и его варианты вообще единственный вариант из-за клановых традиций? Не удивительно, что Хизаши сейчас в бешенстве.
  Упомянутого шиноби мы нашли просто сидящим на песке и сверкающим своим включенным додзюцу. Его нога хоть и была почищена и более-менее подлечена, но все равно производила впечатление - кость не пострадала, но мясо на бедре оказалось буквально измочалено от мощного удара. Такие раны на скорую руку не лечат.
  - Ну что, тайчо, в свиток или на руках как принцессу? - ухмыльнулся я, поддразнивая хмурого джонина. - Ара, и не надо на меня так сверкать глазами, все равно сверлить дырки одним взглядом не умел и сам Рикудо Сеннин со своим Риннеган, куда уж вашим дальноглазкам.
  Кей хрюкнул, пытаясь сдержать смешок и поспешно отвернулся.
  - Да Хизаши, тебя обставил даже чунин, - фальшиво сочувствуя, похлопал Сакумо обладателя додзюцу по плечу.
  - Тц, пользуетесь тем, что я не могу встать и накостылять вам по первое число, - сморщился Хьюга, но спустя секунду расслабился, - давай запечатывай меня, Рью-кун, а то эта пустыня уже в печенках сидит, хочу домой.
  - Не у одного тебя, друг, не у одного тебя, - покачал головой Белый Клык, пока я доставал футляр.
  Сделав свое дело, я выпрямился и взял у подошедшего клона плащ. Солнце стало еще сильней припекать, чем с утра, так что он оказался весьма кстати.
  - Ну что, собираем тела и попытаемся добраться до ближайшего поста без приключений? - спросил я джонинов.
  - Тогда и меня запечатывай, а то ваш темп я точно не выдержу, - махнул рукой Шибатори.
  Пожав плечами - все равно оставалось еще ровно одно свободное место в свитке - я быстро собрал пополнения к коллекции трупов под предводительством пса и спустя десяток минут мы с Хатаке стартовали в сторону ближайшей границы Казе но Куни и Хо но Куни, сразу взяв темп, намного более быстрый, чем способен поддерживать обычный джонин.
  
  Глава 28.
  
  Отложив в сторону еще один заполненный формуляр, я хорошенько потянулся и с удовольствием откинулся на спинку своего рабочего кресла. Конечно, смена деятельности полезна и повидать чужие деревни немного интересно, особенно учитывая непременную опасность для жизни, но есть нечто притягательное в возвращении к привычной работе, когда все так знакомо и предсказуемо. Настоящий отдых от экстремального отдыха.
  Закончился наш поход ожидаемо скандалом, когда из пленных (я согласился предоставить их только во временное пользование и при условии возвращения в хорошем состоянии - клановые в этом отношении имеют намного больше привилегий) Яманака вытянули подноготную плана по уничтожению генинов и их сопровождающих. Вот только приказы джонинам передавались через десятые руки и вообще как бы не от Тсучикаге, а от кого-то в совете, так что старый сморчок отбрехался, показательно казнил выбранного виновного и на этом политический скандал заглох. Все все понимают, но формально придраться не получится.
  Всем из состава делегации Хирузен так же объявил благодарность перед советом деревни и вручил премию в размере оплаты миссии Б-ранга (жмот проклятый!) в добавок к положенным деньгам, но с его лица можно было прямо сцеживать кислоту. Не лучше физиономия выглядела и у главы клана Хьюга, зато троица союзных кланов прямо светились довольством. Ну как же, Сарутоби убили, Хьюгу серьезно ранили, а бесклановая шелупонь и какой-то чунин Нара оказались практически невредимы и на коне, результат одного из сильнейших шиноби не в счет. Конечно, все присутствовавшие в курсе, что я чунин только на бумаге, но сам факт! Каждому ведь не объяснишь, а клановая репутация уже получила солидный удар. Бедного Хизаши за такой прокол буквально через неделю объявили не подходящим на должность главы и поставили клеймо побочной ветви. Привет канон, блин. А благодаря не желанию выдавать мне патент токубецу джонина, Хирузен выглядел очень глупо на собрании, особенно когда Сакумо прилюдно выразил недоумение данным фактом и порекомендовал такую досадную ошибку исправить. Учитывая то, что ему изрядно досталось при личном докладе каге, очень изящная месть выставить последнего в неудобном свете. Формально приличия соблюдены, но подтекст уловил практически каждый. Вот только хокаге покивал, но даже устное подтверждение скорому повышению не дал. Козел! Немного неприятно, но вполне можно подключить главу. Долго новое звание зажимать у Хирузена все равно не получится. Значит, по простой логике, скоро будет предпринята попытка моего устранения чужими руками и, если я не хочу отдавать данный момент на откуп обезьяне, то следует самому предоставить возможность. Но это не горит. Так же, что мне еще не понравилось в данном мероприятии, это уж слишком широко скалившийся дядя и его переглядывания с остальными из троицы. С одной стороны - престиж клана и союза растет, вот и рад, а с другой - могли и что-нибудь задумать в моем отношении.
  К сожалению, во впутывании в серьезные передряги есть и обратная сторона - все мои женщины, подруги и друзья, товарищи, знакомые и просто приятели посчитали своим долгом поинтересоваться здоровьем, продемонстрировать переживание и тому подобные вещи, принятые по отношению к человеку, что с честью выбрался из серьезной заварушки, да еще и с прибытком для себя. Ведь как не посмотри, а пятерых джонинов вывел из строя именно я, причем пару сумел захватить живыми, в отличие от куда более скромного результата знаменитого Сакумо Хатаке. Такой результат изрядно поднял мой и так не самый низкий рейтинг в глазах популяции Конохи, так что в том случае, если меня узнавали на улице, даже некоторые незнакомые люди уважительно здоровались и кивали (и не шиноби в том числе), хотя раньше ничего подобного не наблюдалось. Хотя, со скоростью распространения слухов по Конохе, нечего было и удивляться.
  - Сенсей, можно? - в дверь постучал очередной пациент и время отдыха закончилось.
  - Да, входите.
  
  ***
  
  Всего восемь рабочих часов в день и два выходных в неделю не только позволили мне особо не напрягаться, экономя чакру, но и освободили достаточное количество времени, в том числе - на личные исследования. И конечно же, я вернулся к модификации Шикон но дзюцу. Пусть создаваемая техника отличалась от оригинала как небо и земля, но до Шотен но дзюцу, используемого Акацуки ей было, в некоторых аспектах, далеко. Перед тем, как отправиться в Суну, я как раз нашел подходящую парную пространственную печать для перекачки чакры в обе стороны и успешно интегрировал ее, увеличив количество печатей до шестидесяти восьми, но так и не успел испытать в деле. Ну и еще образовался небольшой минус - теперь техника стала требовать предварительного нанесения ключей на меня и используемое тело, прежде чем стоило пытаться ее создать. В конце концов, встроенная пространственная печать должна определить места соединения (на самом деле, становившиеся одной и той же точкой в пространстве, благодаря фуиндзюцу) при активации. Конечно, проверять я буду не на себе, а на клонах, имеющих пусть и фальшивый очаг чакры, но вполне подходящий для испытания.
  Распечатав труп, я призвал клона и вооружившись кистью, принялся наносить на них ключ, используя смешанные с кровью чакропроводящие чернила. К счастью, их можно было разместить прямо над источниками, не используя для этого одни из восьми врат или множества главных тенкецу. Мастерам фуиндзюцу вообще стоит избегать точек испускания чакры при нанесении печатей на тело, иначе при использовании ниндзюцу есть очень большой шанс на произвольную активацию или даже уничтожение фуин (в случае переполнения чакрой). Закончив с ключами, я глубоко вздохнул и стал складывать ручные печати по удерживаемой каге буншином бумаге. Слишком уж длинная цепочка для быстрого запоминания, тем более, скорость сейчас не имеет значения.
  Завершив печатью тигра, я приложил ослепительно засверкавшие чакрой кончики пальцев вокруг ключа и тут же отскочив назад и окутавшись защитным барьером, стал наблюдать за разрастанием небольшой завитушки и цепочки иероглифов вокруг нее в совершенно новую фуин. Подобный процесс можно было наблюдать и на каге буншине, вот только на нем ключ превратился всего лишь в активную пространственную печать. Неожиданно пришедшая в голову мысль заставила меня усмехнуться - именно такую, но немного модифицированную, использовал Минато, чтобы переправить Биджудаму девятихвостого подальше от Конохи. Мне же ничего столь эпического не требуется - достаточно простой передачи чакры в обе стороны.
  Как только формирование фуин на трупе закончилось, в ход вступила вторая часть техники и по коже побежали светящиеся линии чакры, постепенно уходившие в плоть. Спустя минуту ожидания, мертвое тело задергалось и село, с каждой секундой обретая все большую плавность и уверенность движений.
  - Кха-кха, ненавижу этот момент, - прокашлялся парень в окровавленной форме чунина Ивагакуре но Сато.
   - Отлично, техника работает, осталось только проверить перекачку, - пробормотал я и кивнул клону.
  Каге буншин приложил ладонь к солнечному сплетению под задранной майкой, а оживленный труп вздрогнул и расплылся в улыбке.
  - Работает! Все расчеты оказались верны и чакра действительно поступает!
  - Не зря же я почти сутки сидел, рассчитывая все факторы и стараясь без погрешностей перевести фуин в ручные печати! - расплылся я в улыбке. - Осталось только проверить пространственную часть - мне вовсе не хочется обнаружить, что додзюцу могут засечь связь между парными печатями.
  - Да и возможность передачи воспоминаний с чакрой проверить следует, - добавил подселенный клон.
  - Сходи наверх и сделай что-нибудь, а затем передай чакру, - приказал я каге буншину.
  - Будет исполнено, - отдал честь он.
  Вздохнув, я поднял в подвале барьер, блокирующий чакру и стал ждать.
  - Ум, босс, проверка пройдена, - доложил реанимированный ива-нин спустя пару минут и расплывшись в блаженной улыбке, неуверенно добавил, - но...
  - Ну что еще?
  - Он в данный момент тискает Саю.
  - Что!?
  Впечатав лицо в ладонь, я подавил желание застонать и сняв кеккай, бросился наверх, следуя ощущению чакры. Ворвавшись на кухню, я удостоился зрелища прибалдевшей ма, болтавшейся в объятьях моего двойника, что с совершенно удовлетворенным видом уткнулся лицом в ее гриву распущенных волос.
  - Когда я говорил 'пойди и сделай что-нибудь', я вовсе не имел ввиду это, - тяжело вздохнул я.
  Услышав мой голос, клон открыл зажмуренные глаза.
  - Если есть выбор, то не лучше ли сделать что-нибудь очень приятное? - пожал он плечами на мой усталый взгляд.
  Открыв рот, чтобы рефлекторно возразить, я остановился и задумался.
  - Это... неожиданно хорошая причина, - нехотя признал логику копии.
  - Видишь!
  - Р-рью? - подала голос чуть порозовевшая Сая, растерянно водившая взглядом между нами.
  - Но это не значит, что можно отвлекаться во время проведения важного эксперимента! - нахмурился я и ухватив двойника за шиворот майки, потащил на выход из кухни.
  Но уже сделав несколько шагов, я остановился и немного поколебавшись, вернулся и сгреб пискнувшую от неожиданности куноичи в объятья, зарывшись лицом в распущенную гриву волос и глубоко вдохнул, наслаждаясь таким знакомым, домашним и приятным запахом.
  - Действительно очень приятно, - совершенно серьезно сообщил я каге буншину, отпуская Саю.
  Но прорвавшийся смешок нарушил всю атмосферу.
  - Рью! - возмущенно воскликнула порядком смущенная Нара и потянувшись, отвесила мне подзатыльник.
  - Извини, ма, - широко улыбнулся я и извинясь чмокнув ее в щеку, свалил с кухни от греха подальше.
  
  - Итак, проведенная модификация подтвердила свою жизнеспособность, несмотря на довольно большую затратность и запредельную сложность исполнения для большинства шиноби, - подвел итог испытанию я, размеренно перемещаясь по подвалу, заложив руки за спину перед клоном и марионеткой.
   - Как будто последнее нас должно волновать, - фыркнул двойник и черноволосый чунин согласно кивнул. - Эта техника в любом случае уйдет с нами в могилу, не так ли?
  - Именно, как и Эдо Тенсей, даже такая не завершенная техника слишком опасна в чужих руках, - согласился я, - возможность клепать из трупов автономных, пусть и коротко живущих бойцов со всеми умениями создателя, слишком притягательна для типов, подобных Данзо. Потому, как только техника будет закончена, я встрою в нее возможность мгновенного самоуничтожения одним импульсом чакры, а все бумаги расчетов сожгу.
  - Вообще-то, мы еще не закончили это делать, - заметил каге буншин.
  - Ну, раз второй этап завершен, пора переходить к третьей и финальной части создания живого двойника - тестированию на живых подопытных, - драматично воздев руки, возвестил я.
  - Вообще-то, это всего лишь копия сознания в чужом живом теле, а не двойник, - вздохнул оживленный чунин.
  - Кого волнуют детали? Немного пластической хирургии или один хороший ирьёнин и родная мать не отличит! - отмахнулся я. - Главное, это уникальная для меня возможность быть в нескольких местах одновременно, в том числе и за пределами Конохи, но не опасаться быть объявленным нукенином в случае обнаружения!
  - Босс, заканчивай с драматичностью, со стороны зрителя это выглядит не настолько круто, - вздохнул каге буншин.
  - Так, отставить реплики от зрителей! Чем меня критиковать, лучше тащите свиток с пленниками - будем пробовать на самых бесполезных, - скомандовал я парочке.
  - Да-да, босс.
  Поймав защитный футляр, я достал свиток и раскатал его на пол метра, вчитываясь в пометки карандашом под каждой тюремной печатью. Пусть у меня чуть больше трех сотен возможных подопытных, но начинать стоит с самых менее ценных и слабых - генинов.
  
  Глава 29.
  
  Распечатав первого подопытного - обнаженного худого паренька лет четырнадцати с редкими для Ивы светлыми волосами - клон перетащил его на стол, а я, вспомнив, сколько усилий пришлось совсем недавно приложить, передернулся.
  Еще до того, как вновь возобновить работу над Шикон но Дзюцу, пришлось вплотную заняться обработкой пленников. Многие из них были запечатаны не в самом здоровом состоянии, а некоторые вообще при смерти, так что, вместе с бригадой каге буншинов, я доставал каждого пленника, лечил, если это было необходимо, избавлял от одежды и снаряжения, обследовал на предмет неприятных сюрпризов или отклонений от обычного человека, мыл и чистил до скрипа (в том числе и от отходов жизнедеятельности - чтобы во время какого-нибудь эксперимента вдруг не случился конфуз), налеплял подавляющую чакру и держащую в бессознательном состоянии фуин, а после, чистеньких и здоровых, запечатывал обратно и подписывал примерные характеристики. Грязная и тяжелая работа даже для привыкшего ко всякому ирьёнина и спасал только тот факт, что из трехсот с хвостиком "трофеев" две трети составляли куноичи, хотя бы радовавшие взор, ну и владение суйтоном. Да и вообще, среди обладавших чакрой людей на подавляющее большинство было приятно посмотреть, независимо от пола - ни у одного нет безобразного пуза, отличное сложение и практически нет уродливых. Настоящие носители лучших генов человечества.
  Кстати, именно обследуя пленных, я окончательно убедился, что здешние люди были выведены искусственно или хотя бы подверглись генетическим изменениям для улучшения породы с закреплением в геноме. Потому что не бывает поголовно настолько здоровых и практически под копирку пропорциональных представителей человечества. Конечно, можно было бы спихнуть все это на благотворное влияние чакры, но даже я знаю, что типы телосложений человека даже среди одной национальности у десятка взятых случаев будут различаться и довольно сильно. Нет, и в этом мире есть низкие, высокие, широкие, тонкие типы телосложения, но у них имеется одна общая деталь - пропорциональность фигуры. То есть, здесь не найти мужика, у которого будут длинные руки чуть ли не до колен, мощный торс и короткие кривые ноги. Если уж верхняя часть тела мощная, то и нижняя будет ей под стать. Даже у обычных людей имеется мощная иммунная система, в большинстве случаев перебарывающая любые болячки и вирусы без последствий для здоровья. А если подхваченная зараза слишком серьезна, то имеется большой шанс, что она окажется не смертельна. Собственно, один такой экземпляр известен всем - Гекко Хаяте. Я уверен примерно на восемьдесят процентов, что у него хроническая форма туберкулеза. Учитывая тот факт, что в этом мире подобную пакость не умеют лечить вообще, да и в прошлом не очень научились, тот факт, что Хаяте не только умудрился выучиться на шиноби, ведя активный образ жизни, но и дожил до довольно солидного возраста, заведя при этом девушку, говорит сам за себя. Сбои конечно случаются, но такие вообще отличаются худшим здоровьем и долго не живут, типа естественный отбор.
  Кстати, благодаря полноценному обследованию пленников, я не только определил потомственных пользователей чакры (в том числе по развитости кейракукей, различным неприятным сюрпризам для насильников, врожденным улучшениям организма и более ярко выраженным предрасположенностям к стихиям), но и смог обнаружить жемчужины коллекции - обладателей кеккей генкая лавы, наверняка принадлежащих каким-то кланам. Четыре куноичи разных возрастов и два четырнадцатилетних паренька. Пусть я и не сражался много против таких (мужика, доставившего мне не мало неприятностей при штурме лагеря Ивы я запомнил надолго), пулявшихся лавой противников, но в свитке не только мои проигравшие, но и те, кого просто не успевали добить союзники, так что наличию столь ценных пленных не очень и удивился. Имелись и другие пленные с отклонениями в геноме, но определить их возможный кеккей генкай я не мог по той простой причине, что не имел образцов для сравнения, в отличие от лавового. Что делать с такими, буквально драгоценными трофеями, я еще не думал. Нет, можно обвешать контролирующими фуин имеющихся женщин, использовать их по прямому назначению и надеяться, что получившиеся дети будут обладать не только всеми преимуществами Узумаки, но еще и получат кеккей генкай от матери, вот только Сая сожрет меня живьем при появлении кучи наложниц. А еще имеется не малый шанс, что наследство даже полукровки Узумаки окажется намного сильнее генов матери и результат селекции окажется провальным, вот только если от женщины в крайнем случае можно избавиться, то с дитем так уже не поступишь. У меня же нет планов утопать в орущих младенцах без посильной помощи матерей ради небольшого шанса получить новый кеккей генкай в клан. Так что придется наиболее ценным пленным пока побыть запечатанными.
  Создав еще одного клона, я оставил работу кистью на них, предварительно сняв фуин с солнечного сплетения подопытного, а сам занялся более важной частью - работой с головным мозгом. Всего пять минут аккуратного изменения и этот шиноби уже никогда не очнется, искусственно введенный в кому. Не такая сложная задача, если имеются знания. Можно было бы провести лоботомию, попросту превратив парня в пускающий пузыри овощ, не способный на мышление в принципе, но неизвестно как это повлияет на подчиняемое тело, потому такой вариант остался на следующие попытки. А что такие будут, не имелось никаких сомнений - это только в придуманных историях у героев получается устроить прорыв с первого раза и буквально на коленке. Настоящие результаты исследований появляются только после многочисленных попыток и подборов всевозможных вариантов. Ну и с кучами смертей, если исследования проводятся на живых существах.
  - Босс, все готово! - доложил каге буншин, демонстрируя свою работу.
  - Отлично, тогда я начинаю, - кивнул ему.
  Шестьдесят восемь ручных печатей спустя, на солнечном сплетении бессознательного парня начала разворачиваться печать, а я отошел под защиту барьера, наблюдая за процессом. Он почти не отличался от реанимации трупа, вот только контролирующие нити куда неохотнее и дольше погружались в живую плоть. На полную мощность работы экспериментальная техника вышла только через десяток минут.
  - Ух, босс, как-то мне не очень хорошо, - призналась марионетка после небольшой разминки и привыканию к новым размерам конечностей.
  - В смысле? В чем это выражается? Имеется препятствие для движения или что-то еще?
  - Нет, не физическое - тут все в порядке, за исключением изменившейся моторики - а именно на уровне чакры, - немного подумав, сообщил контролирующий тело клон, - как будто что-то распирает изнутри или выталкивает, есть такое ощущение, что долго печать не продержится.
  - Хмм, может это из-за того, что я использовал минимум чакры для первого раза? - предположил причину, задумчиво почесав затылок.
  - Нет, не думаю, скорее всего, большее количество только все испортит.
  - Тогда передай чакру, чтобы я тоже мог потом оценить возникшее ощущение и попробуй что-нибудь сделать из ниндзюцу, - приказал марионетке.
  - Понял, босс!
  Парень сперва прикоснулся к центру фуин, а затем соединил ладони и попытался растянуть между ними простейшие нити чакры. Смотря на результат, я только и мог, что качать головой - из пяти нитей на каждый палец, две были четкими и прочными как у меня обычно получается, темно-синего цвета, а вот три других долго не продержались и оказались почти голубого цвета.
  - Похоже, он одновременно использует и свою чакру, и чакру тела, но над последней имеет отвратительный контроль, - предположил самый первый, созданный мной каге буншин.
  - Учитывая живое тело, это логично, - пожал плечами мертвый ива-нин, - у меня-то почти вся чакра твоя, а та, что идет от запущенного источника поставляет только телесную энергию для работы мышц.
  - Да, но все равно контроль над чужой чакрой просто ужасный, несмотря на то, что мозгов сопротивляться-то уже нет, как и воли, - возразил ему условно живой подопытный.
  Телесная составляющая, хах...
  - Точно! Из-за большего количества ян-составляющей в кейракукей тебя распирает, а моя ин-составляющая чакры постоянно находится в конфликте с чужой и из-за этого возникает ощущение выталкивания, ведь она по определению будет интенсивнее у хозяина тела, несмотря на овощеобразное состояние! - озарило меня.
  - Тогда необходимо попробовать технику только с ин-составляющей, - врезал кулаком в ладонь реанимированный труп. - Это позволит уменьшить сопротивление и увеличить контроль над телом.
  - Значит, я развеиваюсь? Все равно, судя по ощущениям, до этого момента недолго осталось, - спросил генин.
  - Ага, давай, - согласно повел рукой я.
  Обнаженный парень дотронулся до центра печати и с тихим облачком, в которое она превратилась спустя мгновение, повалился на пол как марионетка с обрезанными нитями. За ней развеялся дымом и состоящий в связке клон, предоставив весь букет ощущений, испытанный подселенной в чужое тело копией сознания.
  - Так, а каге буншин почему развеялся? - недоуменно спросил второй двойник.
  Задумавшись, я перебрал полученные воспоминания и пришел к единственному возможному выводу:
  - Судя по всему, вся остававшаяся чакра не развеялась, а благодаря пространственной связи, перешла к клону, который от такого потока просто развеялся из-за дестабилизировавшейся нагрузки на внешний слой. Учитывая тот факт, что имевшийся в его распоряжении объем чакры был почти равен полученному, то ничего странного в этом нет.
  - Лопнул, как слишком сильно надутый шарик, - пртвел сравнение марионеточный ива-нин и перетащил бессознательное тело на стол.
  На этот раз, мне пришлось убить два с лишним часа на создание техники - концентрироваться на разделении энергий в источнике, одновременно воспроизведя длинную цепочку ручных печатей, было очень сложно. Я либо сбивался в цепочке, либо не мог удержать постоянное выделение ин-чакры и все приходилось начинать сначала. Но даже добившись успеха, результат оказался не настолько хорошим, как можно было ожидать - чакра подопытного все равно сопротивлялась попыткам своего управления.
  - По идее, если убрать эту самую составляющую, то с одной только ян-чакрой такая вариация техники встанет как мертвая и у нас действительно получится автономный клон на базе чужого тела, - пробормотал самый первый каге буншин, наблюдая за повторным падением тела подопытного после отмены модифицированной Шикон но дзюцу, - вот только как это сделать.
  Я хотел на этот комментарий только пожать плечами - разделить чакру в чужом источнике не способен и Рикудо Сеннин - но замер, пораженный пришедшей мыслью.
  - Вы думаете о том же, о чем и я? - спросил я замерших клонов.
  - Маска Шинагами!
  - Шики Фуджин!
  Практически одновременные ответы заставили меня утвердительно кивнуть - правильно, зачем заморачиваться с чакрой, если можно удалить саму причину вместе с ней и получить пустое, но еще какое-то время живое тело, на которое подселить суррогат (а каге буншины и есть такой суррогат, пусть и на основе чакры) души с уже моей ин-чакрой будет проще простого.
  - Так, народ, не будем торопиться - кроме того, что связываться с Шинигами просто стремно, несмотря на крутую артефактную маску в качестве защиты, которая вроде бы убирает необходимость жертвы, есть еще фактор Мито-чан и полного незнания принципов работы Шики Фуджин, - успокаивающе поднял я руки.
  - Насколько я помню, при включении в защиту подобного типа еще одного хранителя, проникновение его в охраняемую территорию не отслеживается в том числе и первым хранителем, - задумчиво сообщил двойник, дергая себя за кончик косы, перекинутой через плечо, - к тому же, может полезнее будет изучить Эдо Тенсей для того, чтобы выдрать душу из тела.
  - Возможно, это дзюцу тоже работает с душами и вполне возможно, получится преобразовать эффект призыва души на обратный, чтобы эту душу уже исторгнуть, - пробормотал я.
  - Или найти Нагато и выдрать у него Риннеган, - неожиданно ляпнул мертвый чунин.
  Посмотрев на него как на идиота вместе с каге буншином, я покрутил пальцем у виска.
  - И привлечь внимание пока не дохлого Мадары, Курозецу и еще ошивающегося в дожде Джирайи, что как раз обучает троицу будущих Акацуки? Проще уж тогда сразу вскрыть себе горло и не мучиться напрасно.
  - Допустим, не прямо сейчас, но после появления Тоби это будет намного менее рисковано, - пожал плечами труп.
  - Не думаю, что и тогда он останется без наблюдения со стороны Широзецу, нас все равно засекут и постараются устранить или отыграются на родных, - покачал я головой и начал мерить подвал шагами, заложив руки за спину, - и даже если подобный план окажется выполним, это нужно делать до того, как Нагато пробудит все силы Риннегана.
  - Помимо определения нужного времени для нанесения удара, придется еще разбираться с Яхико и Конан, - резонно заметил каге буншин, - и не факт, что к тому времени они не обзаведутся поддержкой.
  - Клоны теней, - просто произнес ива-нин, широко улыбаясь. - Мы ведь в Суне оставили парочку для слежки за Пакурой?
  - Результативность которых определить пока не удалось, - отмел я предложение.
  - А ведь подобным образом можно отследить и Курозецу, - повернулся ко мне двойник, - находясь в тенях, такие клоны почти не тратят чакру на свое существование, а если еще и укрепить их печатями, то срок жизни способен увеличиться еще больше.
  - И тогда их можно будет отправлять в свободное плавание намного дальше границ страны Огня, - подхватил идею чунин, - что, в свою очередь, избавит нас от необходимости завершать создание долгосрочного двойника и возиться с опасными экспериментами.
  - Но мне-то необходим именно свободно действующий шиноби, способный общаться с различными людьми, который будет набирать боевой опыт, позволяя не рисковать своей шкурой, а так же быть агентом влияния в других странах, - резонно возразил я, - теневики же способны только на работу асассинов и шпионов, но не боевиков.
  - Вот и пусть ищут Курозецу и его устраняют, - хмыкнул клон.
  - Угу, если забыть, что эта странная тварь не является по настоящему живой -Курозецу вполне может иметь способности отслеживать разделенные ин-ян энергии, - поморщился я, - к тому же, даже если взять подобный способ на вооружение, то как решить проблему немыслимой нагрузки на разум, когда целый год воспоминаний вернется ко мне?
  - Значит, пока приостановить работу в этом направлении и заняться другими делами - у нас что, их мало наберется?
  - В любом случае, сперва стоит подробно изучить принципы работы Шики Фуджин и Эдо Тенсей, прежде чем связываться с призывом Шинигами, - вздохнув и с силой потерев лицо, я остановился около раскиданных на рабочем столе многочисленных рассчетов и записей исследований. - А идее самостоятельных клонов пока придется подождать.
  - Тогда мы развеиваемся, босс? Компанию для мозгового штурма мы составили, а остальное и без нас можно сделать, - вопросительно приподнял бровь двойник.
  - Пожалуй да, може... хотя стой, - я повернулся к трупу чунина, - попробуй разделить в источнике чакру и использовать пути теней.
  - Давно надо было попробовать их влияние на живых, пусть и таких условных, - кивнул каге буншин и с интересом уставился на выбранного для эксперимента добровольца.
  Посмотрев на наши ожидающие лица, чунин пожал плечами и сложив печать концентрации, неподвижно постоял несколько мгновений, после чего беззвучно ушел в собственную тень как в воду и выскочил за двойником, порядком ошарашенный, но на вид живой.
  - Ну как, - подался я вперед.
  - Как будто в прорубь нырнул, но привыкнуть можно и вроде, никаких негативных последствий, кроме использования приличного количества ин-чакры, нет и даже можно дышать, - немного подумав, передал свои ощущения он. - В принципе, можно проверить и на пассажире, учитывая мою не совсем живую природу.
  - Давай!
  Схватив неподвижное тело на полу, ива-нин вновь упал в тень, но теперь с грузом и вынырнул позади меня.
  Не теряя времени, я развернулся и активировав Шосен но дзюцу, принялся проводить обследование подопытного. Но сколько бы раз я не проверял жизненно важные функции, все было в пределах нормы.
  - Невероятно! - прошептал я.
  - Теперь у нас есть возможность сбежать из самых паршивых ситуаций, - маниакально оскалился двойник, отражая и мои чувства.
  Ха-ха, теперь свалить из деревни стало намного проще, незаметнее и быстрее, чем запечатывая себя в свиток! А уж возможность взять с собой пассажиров... Осталось только проверить воздействие на людей в сознании и универсальная техника перемещения Нара плотно войдет в мой арсенал!
  
  Глава 30.
  
  Недоуменно повертя в руках свиток с незнакомой печатью и припиской с моим адресом и регистрационным номером шиноби, я обследовал его на предмет ловушек. И только убедившись в их отсутствии, создал клона, отдал ему послание и отгородился барьером на всякий случай. Вот только подобные предосторожности не понадобились - взлом печати прошел нормально и пробежав глазами по тексту, двойник протянул его мне. Убрав кеккай, я принял свиток и пробежал взглядом первую пару строчек, на которых и запнулся. Все потому, что адресатом обозначался "Райкаге. Кумогакуре но Сато". Ара, неужели это ответ на мою помощь их делегации?
  Дальнейший текст подтвердил данную догадку, поскольку в крайне скупых строчках, правитель Кумо благодарил меня за предоставленные его шиноби услуги ирьёнина и пересылал вместе с посланием небольшую благодарность. Под текстом в конце свитка действительно красовалась печать хранения. Пожав плечами, я приложил к ней пальцы и подал чакру, распечатывая содержимое. Едва ли и дальше можно ожидать ловушки - в официальных посланиях такого не делают, тем более от самого Райкаге. Внутри оказались пара свитков с техниками райтона (вообще-то бесполезные обычному ирьёнину, но этого следовало ожидать) и толстенькая книга розыска Кумогакуре с завернутой страницей. Развернув ее, я уставился на собственное изображение без плаща и основные характеристики, известные делегации из Молнии. Но больше всего привлекала самая нижняя строчка на странице: два миллиона рё за живого или мертвого. Назначенная цена за голову заставила меня присвистнуть - это было куда больше, нежели моя первая награда от Ивы и ближе к серьезным шиноби А-ранга, чем раньше. Ха, сомнительная по мнению Райкаге награда и розыскной лист в придачу. Как предсказуемо. Но даже такое признание означает, что я начинаю становиться известным среди больших шишек мира шиноби и в других странах, нежели только в Хо но Куни! Этим срочно надо похвастаться!
  - Ма, смотри, что мне прислали!
  
  ***
  
  - Рью...
  - М?
  - Глава дал мне первое задание.
  - Задание? - с трудом раскрыв глаза, начавшиеся слипаться после весьма жаркой ночки с Канаде, я повернул голову к устроившейся под боком девушке. - И что же от меня требуется?
  - Ияку Фуин по сниженной цене для членов клана, - сообщила Хьюга и изящно зевнула, прикрывая рот ладошкой.
  Колыхнувшаяся при этом грудь, в данный момент совершенно обнаженная, как и ее владелица, выглядела очень соблазнительно и скользнув по моему боку, заставила на мгновение потерять нить разговора.
  - На сколько он рассчитывает? - все же смог сосредоточиться я.
  - Самое меньшее - десять процентов, а так - на сколько мне удастся тебя "уговорить", - последнее слово девушка произнесла немного саркастически и с придыханием, явно показывая, что под этим подразумевается.
  - Ну, будем считать, что ты очень постаралась и "уговорила" меня аж на четырнадцать процентов скидки, - ухмыльнулся я и немного сместив левую руку с талии девушки, провел по внутренней стороне левой ножки и с удовольствием сжал упругую ягодицу, - тем более, это почти правда.
  Не сдержавшись, Хьюга насмешливо фыркнула, показывая свое отношение к данному факту. Пусть она и попала в мою постель под угрозой использования проклятой печати на лбу, но я сделал все, от меня зависящее, чтобы сенсей об этом не пожалела и сейчас отношения между нами как у хороших любовников, не обремененных лишними обязательствами. Ей и так пришлось выдержать от некоторых коллег и знакомых немало неприятных моментов. Знание о действии печати, накладываемой на членов побочной ветви Хьюга не слишком распространено даже среди вооруженных сил деревни, так что действия Канаде выглядят немного по другому для всех окружающих и даже тот факт, что она оказалась в моей постели уже после окончания обучения, ничего не меняет. Факт остается фактом - воспользовавшись положением наставника, Канаде захомутала лакомую для большинства кланов фигуру и теперь Хьюги имеют на меня некоторое влияние. А бегавшие за мной фанатки получили еще одну цель для ненависти, кроме Кейко. Так что нормально относиться к девушке - меньшее, что я могу делать. Да и тот факт, что обладательница бъякугана сейчас имеет самую большую грудь (еще год назад пальма первенства принадлежала Линли) и самую тонкую талию среди моих женщин тоже немало поспособствовал возникновению такого искреннего отношения.
  - Довольно странно, что подобная просьба последовала только сейчас, - заметил я.
  - Просто, я рассказала главе время твоего рабочего дня в госпитале и спросила, когда именно он предполагает разбираться с заказанными печатями, - сонно ответила девушка, крепче прижимаясь ко мне.
  - Вот уж действительно верно, - покивал я, - вот только даже со скидкой получается очень солидная сумма, если ваш клан решит оплатить даже одних джонинов, не говоря уж про тех, кто ниже званием.
  - Всех? Как бы не так! - в возмущении даже приподняла голову Хьюга, сбрасывая сонливость. - Оплатят нанесение Ияку Фуин только джонинам и чунинам главной ветви, а побочная обойдется!
  - Забота о всех членах клана так и прет, - язвительно заметил я, после чего предложил, - если кто из побочной ветви решится заплатить из своего кармана за установку печати, то могу скинуть четверть общей стоимости.
  - Не думаю, что это понравится Хозу-сама, - передернулась девушка.
  - Ну так я и не предлагаю ему это сообщать, - пожал я плечами, - а распространить слух по тихому и только среди надежных знакомых из побочной ветви, что не будут зря болтать. Или вообще просто настойчиво советовать посетить мою лавку без особых подробностей, вроде цены.
  Учитывая способность ниндзя хранить секреты, то глава Хьюга может никогда не узнать о небольшой разнице в скидке для главной и побочных ветвей, мне же это будет весьма выгодным вложением в репутацию среди одного из сильнейших кланов Конохи. Там ниточка, здесь ниточка и скоро появится настоящая паутина услуг и обязательств, которая со временем будет только расти, принося мне все больше веса в обществе шиноби.
  - Спасибо! - потянувшись, Канаде одарила меня поцелуем.
  А я, ощутив на себе соблазнительные формы куноичи, почувствовал готовность к продолжению банкета и сдерживаться не стал, дав волю рукам.
  
  ***
  
  - Добрый день, Шиндо-сан, - поздоровался я с наблюдавшим за детворой стариком, - как ваши воспитанники? Я надеюсь, не причиняли особых хлопот?
  - Добрый день, Нара-сама! - склонился один из настоятелей приюта. - У нас все хорошо, не волнуйтесь.
  - Хорошо, - удовлетворенно кивнул я, - моя профессиональная помощь требуется?
  - К счастью, в этот месяц ничего серьезного не произошло, а мелкие ссадины и царапины с лекостью залечила Ноно-чан, - улыбнулся бывший шиноби.
  - Ноно?
  - Она устроилась к нам воспитательницей не так давно, недели три назад и обладает кое-какими навыками лечения, - сообщил Шиндо и развернувшись в сторону здания приюта, крикнул, - Ноно-чан, иди сюда на минутку!
  На его зов выглянула и осмотревшись, поспешила к нам молодая женщина в круглых очках и закрытой одежде с капюшоном, больше подходившей монашке, чем наставнице в приюте. Широко раскрытые глаза смотрели через толстые стекла удивленно и чуть растеряно, но я не обманывался беззащитным видом - передо мной была бывшая оперативница "Не" и очень опытная шпионка, пусть и обладающая слишком мягким сердцем, по мнению Данзо. Так вот ты какая, Ноно.
  - Ноно-чан, познакомься, это наш благодетель Рью Нара-сама, благодаря поддержке которого приют смог пережить худшие свои годы.
  - Приятно познакомиться, Нара-сама, - тут же склонилась в глубоком поклоне женщина, - спасибо за вашу поддержку.
  - Не надо благодарностей, - отмахнулся я, - уже одна возможность позволить этим детям ложиться спать с полными животами является для меня достаточной наградой, а уж то, что о детворе теперь заботится куноичи, хоть немного знакомая с ремеслом ирьёнина - не может не радовать.
  Где-то в середине разговора, в карман смотрителя приюта незаметно перекочевала пачка денег. Для Ноно незаметно, но уголок рта старика еле заметно дрогнул в намеке на улыбку и я досадливо щелкнул языком - это у нас такая небольшая игра с Шиндо-саном, когда я стараюсь незаметно подложить деньги, а он меня поймать. Пока выигрывал только пару раз из множества - старый жук имеет за плечами около половины столетия практики как специалист по ловушками и диверсиям, где от внимательности зависит жизнь.
  - Ну, раз у вас все в порядке, то я, пожалуй, откланяюсь, - начал закруглять разговор я.
  - Спасибо за вашу заботу, - поклонился старик и вдруг хитро улыбнулся, указывая взглядом мне за спину, - но вы ничего не забыли?
  - Забыл?
  Развернувшись, я увидел скучковавшихся неподалеку детей, чьи лица буквально светились надеждой. Я обреченно вздохнул.
  - Ну да, как я мог забыть.
  Усилием воли и буквально въевшимся способом смешения чакры из тенкецу, рядом появился двойник и детвора довольно запищала. Наблюдая, как каге буншина окружила и утащила играть толпа детишек от двух до семи, я не смог удержать мягкой улыбки - может быть, такие посещения начинались с вполне определенной целью, но сейчас можно признаться себе, что именно в такие моменты я ощущаю себя человеком, а не циничным и хладнокровным убийцей. И может быть, чуточку ребенком, как и положено по возрасту этого тела.
  Еще немного посмотрев на умиротворяющую картину, кивнул работникам приюта и использовал шуншин - на очереди еще несколько посещений.
  
  - Нара-сан... хороший человек? - полувопросительно произнесла куноичи, смотря на играющего с детьми клона исчезнувшего в вихре листьев шиноби.
  - Один из лучших, - тепло улыбаясь, произнес ее сосед, - что несколько странно ожидать от элитного кланового шиноби по отношению к простому народу.
  - И часто он так посещает приют? - за три недели работы, Ноно порядком наслушалась о таинственном Нара от детей, но весь персонал приюта оказался неожиданно молчаливым на данную тему, несмотря на весь солидный опыт шпионки.
  - Примерно раз в месяц Рью-сама посещает не только нас, но и другие приюты Конохи, жертвуя не только солидные суммы на обеспечение, но и предоставляя свои услуги ирьёнина, - неожиданно ответил сосед, - причем, не только детям. Учитывая, что в приютах работают в основном калечные шиноби или ушедшие по здоровью со службы ветераны, не имеющие достаточно денег на лекарства и больницы хотя бы для уменьшения последствий ранений, не говоря уж о полноценном лечении, это очень много для нас значит.
  - Но так проводить время с детьми, пусть и в виде клона, едва ли будет солидный шиноби, - удивленно покачала головой женщина.
  - Может быть, это единственная возможность для Нара-сама почувствовать вкус детства, которого у него, совершенно очевидно, не было, - вздохнул Шиндо.
  - Детства?
  - Если ребенок с восьми-девяти лет работает в госпитале полноценным ирьёнином, то о каком детстве может идти речь?
  Ноно припомнила один из давних слухов на тему очередного гения Нара и понятливо кивнула.
  - Дети сильно любят Рью-сама, несмотря на редкость визитов, а весь персонал приютов очень его уважает, - между тем, продолжил старик, слегка прикрыв глаза, - и поэтому, если некоторая организация начнет доставлять Нара-сама неприятности с твоей подачи...
  Тяжелый и пронизывающий взгляд из под опущенных век, проморозил куноичи до самых костей и она нежиданно вспомнила, что несмотря на правдивые слова соседа, среди персонала приюта сейчас нет ни одного калеки или не способного хоть немного применять чакру, а сами весьма бодрые и активные пожилые люди имеют за плечами не один десяток лет службы. Многие, даже в Анбу. На фоне этого, прозвучавшая угроза-предупреждение выглядела совсем в другом свете.
  
  Глава 31.
  
  Первым признаком пробуждения послужила головная боль. Настолько сильная, что даже думать как следует сперва не получалось. Не знаю, сколько я лежал и страдал, но постепенно бьющие в голове молотки начали стихать и вдруг навалилось ощущение жажды и жуткой сухости во рту, до этого маячивших где-то на периферии сознания. Ксо, вот это похмелье! Еле шевеля распухшим языком, я коснулся печати на внутренней стороне щеки и получил так необходимую влагу. И начал пить, пить, пить. До тех пор, пока пересохшее горло не начало вновь работать как положено, а во рту исчезло ощущение насравших кошек. Прогнав после этого преобразованную в лечебную чакру по каналам в голову, я буквально восстал из мертвых и начал воспринимать сигналы остального тела, сообщивших, что мое положение очень даже удобно, голова покоится на чем-то мягком и теплом, а руки обнимают... женские формы нижних девяносто. Открыв глаза и как следует проморгавшись, я сначала не понял, что предстало моему взгляду, но обтянутые тканью внушительные холмики, в которые почти уткнулся носом, не оставляли простора для догадок. Угу, значит, в качестве подушки я использую чей-то животик. Можно было бы приподняться и посмотреть, но мне было слишком уютно в таком положении, потому я прикрыл глаза и принялся вспоминать, что же было вчера. Несмотря на проведенную профилактику похмелья, память еще работала не очень хорошо и приходилось прикладывать определенные усилия для вылавливания воспоминаний.
  Так, вчера у нас... отмечался мой день рождения (уже шестнадцать лет в этом мире, ужас)! Точно! Отмечали в узком семейном и дружеском кругу - я пригласил Кея, Мито с Кушиной, остальную мою команду, троицу Шикаку, Кейко и дядю с Сецурой. Линли просто побоялся, учитывая буквально пылающие взгляды в сторону Канаде от ма. Сая наготовила гору снеди с моей посильной помощью, на стол поставили пять литровых бутылей сливовой настойки, бочонок вина и очень хорошо посидели. Тогда откуда взялось настолько дикое похмелье, что даже хваленая выносливость Узумаки спасовала? Напрягая память, я выловил отдельные кусочки, которые постепенно сложились в цельную картину, и подавил желание застонать - после того, как основные гости ушли и осталась только тройка Ино-Шика-Чо, я достал из закрамов экспериментальную настойку чистого спирта на травах! Закадычные друзья наквасились в зюзю, но все же смогли выползти из дома, а не менее пьяный я, вернувшись с проводов последних гостей, обнаружил заснувшую на диване Саю. Точно помню, что хотел ее отнести в спальню и даже сумел поднять, но вот дальше... Методом дедукции, можно предположить, что до цели я добрался, поскольку снизу ощущался край постели, но и сам наверняка вырубился там же. Судя по тому, что мы оба одеты, больше ничего особого не произошло. Ну и ладно. Короткое открытие глаза позволило определить, что до утра еще далеко и вставать пока не требуется. Глубоко вздохнув, я уткнулся лицом в мягкую грудь и постепенно погрузился в сон.
  
  ***
  
  - Рью-сан!
  Прозвучавший из-за забора звонкий голос заставил меня приподняться из гамака, натянутого между деревьев в саду и посмотреть в ту сторону.
  - М?
  Торчавшая поверх заграждения темноволосая голова с задорными косичками принадлежала смутно знакомой девчушке лет семи. Маки-чан, кажется.
  - Яо-джи-сан опять потянул спину, теперь не может двигаться и только кряхтит от боли! Помогите пожалуйста! - завладев моим вниманием, смущенно пролепетала девочка.
  Вздохнув, я спрыгнул на землю. Похоже и в законный выходной работа меня не оставит, не в госпитале, так в клане.
  - Ма, я отлучусь на минуту, - прокричал я в сторону дома.
  - А что такое? - спросила Сая, выглядывая из открытого кухонного окна.
  - Яо-сан потянул спину и прислал за мной внучку, - пояснил ей и получив понимающий кивок, перепрыгнул забор и обратился к маленькой Нара. - Ну пошли смотреть твоего деда.
  Подхватив пискнувшую девочку на руки, я использовал шуншин и уже через мгновение стоял около крыльца опрятного одноэтажного домика, принадлежащего отставному ветерану и его единственной родственнице. Достаточно распространенная ситуация, когда из всей семьи остается только пара человек и то, разделенные несколькими поколениями. Яо на самом деле приходится Маки не дедом, а прадедом, все остальные близкие родственники погибли на службе.
  - Ну вот мы и здесь, - усмехнулся я, опуская девчушку на землю.
  Сосредоточенно поправив немного помявшееся платьице, она кинула на меня грозный взгляд, вызвавший только чувство умиления, после чего кинулась в дом.
  - Джи-сан, я привела помощь!
  - Маки-чан? Ты уже вернулась?
  Раздавшийся из глубины дома бодрый старческий голос только заставил меня вздохнуть. Этот старикан в своем репертуаре. Сбросив сандалии в прихожей, я прошел по коридору и войдя в гостиную, увидел сидящего на полу ветерана, выглядящего едва ли на шестьдесят лет, несмотря на полностью седую шевелюру волос и не менее седую бородку клинышком с шикарными усами. На первый взгляд и не скажешь, что ему недавно исполнилось девяносто два года.
  - Яо-джи, ну сколько можно? Это уже третий раз за последние два месяца, когда вы пытаетесь вести себя как в молодости, - в раздражении потер я переносицу, - да еще и без использования чакры.
  - Ау, прости, Рью-кун, - скривился древний Нара, - все никак не привыкну.
  Вздохнув, я активировал шосен но дзюцу и провел рукой по позвоночнику старика, задержавшись на пояснице. Несколько минут работы и Яо-сан с легкостью поднялся, потирая спину.
  - Спасибо, Рью-кун, уж и не знаю что бы без тебя делал, - сверкнул он ослепительно белыми зубами.
  - Джи-сан попытался перетащить шкаф в одиночку и потянул спину, - тут же наябедничала мне малявка, пытаясь строго глядеть на деда.
  Пока у нее не очень получалось, но попытка была засчитана.
  - Эту огромную бандуру? - окинув взглядом внушительный и массивный шкаф два на два из цельного дерева и весящий точно под сотню килограмм, я покачал головой. - Я все понимаю, но такой шкаф и здоровый мужик не всякий поднимет, так что уж поберегите свое вновь обретенное здоровье или в крайнем случае, используйте чакру для усиления.
  - Хорошо-хорошо, я постараюсь, - легкомысленно отмахнулся Нара.
  - Джи-сан все обещает, но уже третий раз приходиться звать Рью-сана! - нахмурилась Маки, грозно уперев кулачки в бока.
  - Ну Маки-чан, я ведь уже здоров, не надо сердиться, - потрепал ее по голове ветеран.
  Смотря на веселого старика, мне оставалось только развести руками и задаться вопросом - а действительно ли восстановленное здоровье старейших членов клана было необходимо? Всего восемь рабочих часов в день и два выходных в неделю позволили мне не только сократить количество записанных на прием в госпитале калечных бойцов Нара до нуля, но так же провести постепенную проверку всех остальных соклановцев на предмет старых болячек, недолеченных ран и тому подобных случаев, включая и выращивание новых зубов. Больше всего от этого выиграли старейшие члены клана, набравшие за свою карьеру довольно большое количество пакостей, но после проведенного восстановления вспомнившие молодые годы. Тот же Яо еще пару месяцев назад мог передвигаться исключительно с помощью палки и на небольшие дистанции из-за сильной отдышки, боли в спине от давней травмы у него практически не прекращались, а левая рука плохо сгибалась. Сейчас же он бегает не хуже молодых (как только немного восстановил физическую форму) и с новыми зубами способен есть не только жидкие кашки. Конечно, я не способен вернуть молодость, но качественно подлатать организм до приемлемого состояния и заменить, начавшие серьезно барахлить органы (как ни странно, у считанных единиц) вполне способен. Ха, с поддержкой чакры даже древние старики вроде Яо способны на очень многое, но только единицы из них имеют возможность запрячь на поддержание своего здоровья высококлассных ирьёнинов. Не даром же в свои семьдесят два года, Хирузен мог дать прикурить куда более молодому (в смысле тела) Орочимару, а так же двум его марионеточным хокаге одновременно. То же самое касается Данзо и Ооноки. Остальным старикам так не повезло. Зато, теперь можно быть уверенным, что большая часть наших ветеранов доживет лет до ста, если будут беречь здоровье. Во всех здешних людях заложен колоссальный запас здоровья, а если развивать свой источник чакры и не выбирать путь шиноби, то вполне реально прожить и больше ста лет. И это не голословные утверждения, а вполне реальные факты. Я говорю не про Узумаки и Сенджу, каковых просто нельзя считать нормальными представителями человечества, а имею ввиду монахов. Да-да, самых обычных монахов, живущих и тренирующихся в монастырях. Пусть в скрытых деревнях не любят упоминать идущих путем ниншу, тем более без каких-либо точек соприкосновения с ними, но попавшаяся мне недавно в руки книжка про один из таких монастырей утверждала, что многие монахи с легкостью доживали до ста десяти лет, а особенно одаренные и больше. Конечно, это могла быть простая пропаганда, вот только монастырем, расположенным недалеко от столицы Хо но Куни руководит ста двадцати восьмилетний настоятель. Это общеизвестный факт. Конечно, большинству шиноби такого результата не достичь, но смею надеяться, с моей помощью, срок жизни стариков Нара должен существенно увеличиться. Пусть тот же Яо уже не заведет другую семью, но те, что по моложе, вполне могут подцепить желающих лучшей жизни бесклановых куноичи и наделать ребятишек, увеличивая силу клана. Им радость, а мне поддержка довольных ветеранов позволит провернуть несколько далеко идущих планов в ближайшем будущем.
  
  ***
  
  - Хмм?
  Озадаченно наклонив голову, я наблюдал довольно редкую картину - обиженная Кушина.
  - Что это с ней? - поинтересовался я у Мито.
  - У Куши-чан траур, - лучшая подруга выходит замуж,- усмехнулась старшая Узумаки, просветив меня не понижая голоса, - вот только ее на этот праздник не пригласили.
   - Как она могла! - тут же вскинулась на подначку девочка, с хрустом стискивая кулаки.
  Казалось, еще немного и она выпрыгнет из кресла и начнет крушить все вокруг.
  - Лучшая подруга это Учиха Микото? - уточнил я, спокойно цедя чай из кружки.
  - Да! - зыркнула мелочь из под закрывавших лицо волос.
  - Тогда понятно, почему этого не произошло, - глубокомысленно покивал я, пряча улыбку.
  - Что? Ты знаешь, почему я не получила приглашение? - вскочила джинчурики на ноги.
  - Ара-ра, неужели Кушина-чан еще сама не догадалась? - усмехнулся я и предупредительно вскинул ладонь.
  Мгновением позже в нее впечаталась лицом куноичи, мгновенно оказавшаяся рядом. Опоздай на мгновение и мы столкнулись бы лбами. Вздохнув, я покачал головой - иногда эту мелкую так просто предсказать!
  - Скажи мне!
  Волосы Узумаки начали шевелиться и я предпочел не дергать за усы спящего дракона.
  - Микото является дочерью главы клана Учиха, значит, сама свадьба является не только замужеством для нее, но и обретением наследника, что сменит текущего лидера Учиха на посту главы, - поучающе поднял я палец, - потому свадьба - событие полностью церемониальное и посторонние допускаться не будут, не зависимо от желания невесты.
  - Все равно, это не честно! - надулась Кушина, отворачиваясь.
  - На такое мероприятие и Хокаге не пригласят, так что твоя подруга не виновата, - потрепал я девочку по голове, - тем более, не думаю, что Микото выходит замуж по любви - наследники такого счастья лишены, а наблюдать за несчастной подругой в такой момент будет не слишком приятно для вас обоих не так ли?
  - Так, - буркнула девочка, но как обычно от моей руки не отмахнулась.
  Мда, но Микото сейчас всего пятнадцать, что для свадьбы несколько рановато, хотя... Итачи должен появиться на свет через год-полтора, если мне не изменяет память, да и сама девушка уже обзавелась довольно соблазнительными формами, судя по нашей мимолетной встрече еще до первого путешествия в Суну. Я уж не говорю про маму Анко, выскочившую за Ро аж в четырнадцать лет.
  - Зато ты свободна в своем выборе супруга и возлюбленного, - напомнила Мито, стараясь подсластить горькую пилюлю, - и это не смотря на твой статус принцессы в Конохе.
  - Ах да, ты же у нас маленькая принце-е-есса, - протянул я и принялся щекотать засмущавшуюся Узумаки.
  - Ай, прекрати, а-ха-ха, хватит, ха-ха-ха!
  Взвизгнув, Кушина начала отбиваться, смеясь, а я добился своей цели - унылое выражение мордочки малявки сменила солнечная улыбка.
  - Ха-ха, сда-сдаюсь, аха-ха, - запросила она пощады через несколько минут, когда стало кристально ясно, что просто так вырваться из моей хватки не получится.
  - Только если не будешь больше расстраивать своим несчастным видом окружающих, - улыбнулся я, потыкав пока еще пухленькие щечки девочки.
  - Хорошо.
  
  Глава 32.
  
  - Рью!
  Распахнувшаяся дверь в кабинет и оглушительный вопль заставили меня вздрогнуть и порадоваться, что я уже успел вправить чунину выбитое плечо, иначе мог бы приключиться довольно болезненный конфуз. Раздраженно вздохнув и повернувшись, чтобы обругать настолько бесцеремонно ворвавшегося в кабинет козла, я подавился словами, увидев совершенно круглые глаза Иноичи, и не уступавших ему размерами органы зрения Шикаку и Чозы.
  - Эм, по какой причине паника? - опасливо спросил троицу.
  - Это сняли с убитого нукенина Ивагакуре, - предельно серьезно сообщил блондин и только тут я заметил в его руках небольшую книжку, - смотри и читай.
  Преодолев расстояние от двери до стола, он шлепнул книгу, в которой я признал книгу розыска упомянутой деревни, на столешницу раскрытой на определенной странице.
  Заинтересованно хмыкнув, я придвинул ее к себе и окинул взглядом. Мельком осмотрев, я убедился что первую страницу занимают данные какого-то шиноби Суны, но взгляд уже зацепился за изображение на второй, точь в точь повторявшей мой маскировочный вид.
  - Ну и? Я и так знаю, что Ивагакуре давным давно назначила за меня награду, этим меня не удивишь, - вопросительно вздернул я бровь, поднимая взгляд на Иноичи и Ко.
  - Прочитай, - практически приказал он.
  Пожав плечами, я вчитался в напечатанные иероглифы и замер, пораженный разницей ожидаемого с действительность - вместо регистрационного номера в книге розыска, гордо красовалась совершенно другая надпись "Мизу но Сейрей"(Водный Дух). Проглотив внезапно образовавшийся в горле ком (настолько звучные прозвища дают только шиноби в верхнем эшелоне и имеющим ранг не ниже А) я опустил взгляд ниже.
  Имя: Рью Нара
  Ну, трудно было ожидать, что вражеские шпионы не смогут его разузнать, если приспичит.
  Звание: Чунин (Анбу?)
  Без комментариев. Даже вражеские деревни сомневаются в действительности такого звания.
  Возраст: -
  Странно, что стоит прочерк - по-моему, в Конохе достаточно почти любую молоденькую куноичи спросить и на вас вывалят кучу информации не только о моем примерном возрасте, но и предпочтениях, месте работы, а так же значимых достижениях. К несчастью, сеть слухов в деревне работает на высоте.
  Верность: Коноха, клан Нара
  Угу, тут только тупой бы не догадался по имени.
  Ранг опасности: А
  А... Я почувствовал, как и мои глаза начинают округляться - еще совсем недавно здесь красовалась всего лишь С!
  Известные стихии: Суйтон, Райтон, Катон, Дотон, Фуутон.
  Пять стихий!? Какие, к сраке биджу, пять стихий!? То, что я могу использовать по паре дзюцу из каждой, еще не означает, что ими владею!
  Запасы чакры: каге
  Трудно было ожидать иного после устроенного в пустыне представления. Тут скорее стоит радоваться, что не поставили уровень, превышающий каге.
  Награда: 30 000 000 рё за живого или мертвого.
  - Тридцать миллионов рё? Да столько дают за каждого из саннинов! - потрясенно прошептал я, неверяще сверля взглядом нули на бумаге.
  Уж в чем я сравнялся с учениками Хирузена, так это в награде за голову!
  Примечания: Ирьёнин. Возможно, полукровка Узумаки. Ответственен за убийство Горо "Мясника". Категорически запрещается вступать в схватку при больших запасах воды поблизости - сильнейшая предрасположенность к суйтону. Получил прозвище, вызвав гигантскую волну (пятнадцать метров в высоту и сто в ширину) посреди пекла пустыни.
  Тц, не следовало отпускать того наблюдателя - он слишком много узнал, в том числе и то, что я предпочел бы оставить в тени. Конечно, здесь нет почти никакой конкретики, кроме сильного суйтона, что вовсе не облегчит работу охотникам за моей головой, но слишком рано вылезла эта награда.
  - Похоже, старый пердун Ооноки принял слишком близко к сердцу устроенный скандал и назначил меня виновным, - вздохнул я, откидываясь на спинку кресла и массируя переносицу.
  - Скорее, повесил на твою спину мишень, - гулко хмыкнул Чозаа, - видно, провал с уничтожением наших генинов и последующий ушат помоев, вылитый на Тсучикаге сыграл свою роль
  - Проблемная ситуация, - проворчал Шикаку сутулясь в углу, - если тебя убьют, то на кого я буду скидывать титул главы?
  - Лентяям слова не давали, сам тащи этот груз! На самом деле, награда - не такая уж большая проблема, поскольку я довольно редко покидаю деревню и большинство охотников за головами или оининов вражеских деревень сто раз подумает, прежде чем попытаться меня достать, - отмахнулся от их беспокойства.
  По крайней мере, теперь повышение у меня в кармане, основная задача до него дожить.
  - Так, надо показать это всем, - подскочил я на ноги после непродолжительного молчания, - выметаемся все, выметаемся!
  Выставив несколько прибалдевшую троицу Ино-Шика-Чо и гревшего уши чунина, я запер дверь на ключ и наклеил охранную печать.
  - На сегодня прием отменяется, - крикнув ожидавшим в коридоре, я ушел в шуншин.
  
  Перемахнув забор в клановом квартале (сегодня в лавке заправляла Кейко) и поморщившись от неприятных ощущений преодоления кеккай, я пересек пустое пространство тренировочного полигона и обогнув дом, вбежал в прихожую.
  - Ма, иди сюда!
  Обнаружив несколько источников чакры на кухне, я поспешил туда.
  - Рью-кун?
  - Смотри! - ухмыльнулся я, шлепнув на стол раскрытую книгу розыска перед оригиналом и парой клонов, занятых готовкой.
  - Что это? - нахмурившись, Сая подошла поближе и склонилась над ней, а копии с боков.
  Наблюдая, как сменяются выражения на лицах от удивления до ужаса, я только и успел подскочить поближе, когда стоящая слева ма схватилась за сердце и начала падать на подогнувшихся ногах. Похоже, настоящая эта. Удивленно осмотрев повисшую на руке Саю, констатировал обморок и небольшой сердечный приступ, тут же нивелировав последствия оного. Вздохнув, яотнес ее на диван в гостинной и вернулся за книгой.
  - Три-тридцать миллионов рё!!? - отмерли клоны, воскликнув практически одновременно.
  Похоже, и они бы упали в обморок, если бы каге буншин могли это сделать.
  - Ну тридцать и тридцать, как будто их кто-то сможет получить, - фыркнул я, забирая книгу розыска и засовывая в карман плаща.
  - Н-но это же настоящий приговор!
  Содрав очки и опустив маску, я укоризненно посмотрел на обеих Сай и вздохнул:
  - Ну ма, я в последнюю стычку убил троих не самых слабых джонинов и еще захватил двоих почти в одиночку, а ты тут переживаешь на счет какой-то дурацкой награды!
  - Ради тридцати миллионов рё не погнушаются начать охоту и многие из сильнейших, - всхлипнула одна копия, а вторая согласно кивнула.
  - Вообще-то я еще и сенсор не из последних, так что всегда смогу избежать схватки, если шансы окажутся не в мою пользу, - напомнил им.
  Притянув к себе копии, я обнял их и успокаивающе погладил по спине.
  - Пока что это мне приходилось больше волноваться от твоей безопасности, а я в добавок к живучести еще и ирьёнин второй степени, так что скорее Сарутоби смогут убить чем меня, так что приводите в сознание оригинал, а я побежал показывать книгу розыска остальным.
  Чмокнув клонов в макушки, я смотал из дома. На очереди женщины Узумаки.
  
  Обнаружить джинчурики не составило никакого труда, поскольку она пылала для моих чувств как буйный пожар на фоне тусклых костерков окружающих людей, так что уже через несколько минут я спрыгивал с крыши в торговом секторе деревни.
  - Кушина-чан! - неожиданно появившись позади, я подкинул взвизгнувшую от неожиданности девчушку в воздух и аккуратно поймал. - Ты сейчас ничем не занята?
  - Рью-бака! Не пугай меня так больше, датебане! - стукнула меня по груди кулачками Узумаки.
  - Ну так как? Я тебе покажу кое-что потрясающее! - нетерпеливо спросил я, продолжая удерживать ее за талию.
  - Ну, Сакумо-сенсей нас уже отпустил и я сейчас гуляю с друзьями, - неуверенно оглянулась Кушина, упираясь мне в плечи.
  Пересадив ее на плечо, я огляделся и обнаружил рядом красивую черноволосую девушку со знаками Учиха на одежде и одетого в форму генина блондина.
  - Мое почтение, Химе, - улыбнулся и подмигнул я зардевшейся Микото, а Минато удостоился лишь короткого кивка, - думаю, твои друзья переживут небольшую разлуку.
  - А им нельзя со мной? - поерзала, устраиваясь поудобнее Кушина.
  - Извини, но рангом не вышли, - пожал я плечами, вынуждая ее ухватиться за шею для лучшей устойчивости. - А даже если бы и можно, вам с Мито я покажу первыми.
  - Что?
  - Скоро узнаешь, - придерживая Узумаки за коленки, я вспрыгнул на ближайшую крышу и использовал шуншин до входа в квартал Сенджу.
  
  Проводив спину так неожиданно возникшего и исчезшего шиноби прищуренным взглядом, Минато нахмурился. Ему вовсе не понравился тот факт, что какой-то незнакомый парень походя завладел вниманием Кушины, а после нескольких фраз украл и ее саму, даже не приняв во внимание то, что красноволосая красавица проводила свое свободное время с ним и подругой. Ранее простой сирота, а ныне подающий большие надежды гений, он уже привык наслаждаться вниманием темпераментной Узумаки и неожиданно превратиться в незначительную деталь с появлением кого-то неизмеримо более важного в жизни подруги, оказалось довольно неприятно.
  - Раз Кушина-чан исчезла, то и мне пора, пока Намиказе, - вздохнула с каким-то непонятным чувством Учиха и махнув на прощание рукой, удалилась.
  Сжав кулаки и скрипнув зубами, генин подавил вспышку злобы и зависти, после чего развернулся и направился в сторону тренировочных полигонов. Этот красноволосый дылда жутко не понравился Минато, одним своим существованием пробуждая чувство соперничества и недовольства столь непринужденным общением с Кушиной-чан. Личность столь неприятного незнакомца требует тщательного сбора информации.
  
  - Вот, любуйтесь! - продемонстрировал я обоим Узумаки назначенную награду.
  - Ооо! Тридцать миллионов! Вот это да, датебане! - отвесила челюсть Кушина.
  - Мизу но Сейрей, хмм, очень неплохое прозвище, в отличие от многих других, - довольно кивнула Мито.
  - Хочу такое же звучное прозвище! - загорелась мелкая. - И такую же огромную награду!
  - А что, Акаи Чихиро Хабанеро уже не катит? - невинно поинтересовался я, стараясь сдержать улыбку.
  - Рью-нии-и-и! - тут же надулась младшая Узумаки, а я лишь весело рассмеялся.
  - Как отреагировала на такую новость Сая-чан? - спросила Мито.
  - Просто грохнулась в обморок как только прочитала, - вздохнул я, - хотя было бы из-за чего, а если награда еще больше повысится? Как будто я не смогу за себя постоять!
  - Просто она не знает всей твоей силы, в отличие от меня, - пожала плечами старшая Узумаки и посоветовала, - попробуй просто перестать сдерживаться, находясь рядом.
  - Думаешь поможет? - с сомнением покачал я головой.
  - Даже полный бездарь в сенсорике почуствует тот океан чакры, что находится в тебе, так что перестань маскироваться и Сая обязательно это заметит.
  Учитывая, что я стараюсь скрывать чакру даже во время сна, то очень даже дельный совет. Может хоть это убедит ма, что я далеко не так беспомощен, как она себе представляет.
  - Спасибо за совет, попробую так и поступить, а сейчас мне пора хвастаться наградой и остальным, -кивнул я женщинам Узумаки.
  На очереди Линли, Кейко, Кей и моя команда.
  
  Глава 33.
  
  Дзинь!
  - Добро пожаловать, - поднял я взгляд от рисования фуин на звук дверного колокольчика.
  - Добрый день, - поздоровался вошедший Хьюга лет двадцати, склонив голову в вежливом поклоне.
  - Что я могу для вас сделать?
  - Эм, я слышал, что вы занимаетесь нанесением фуин последнего шанса? - замялся шиноби.
  - Если вы имеете в виду Ияку Фуин, то да, - подтвердил ему. - А вы...?
  И бросил практически незаметный взгляд на закрытый хитай-те лоб посетителя. Нет, я прекрасно знал, что главная ветвь всегда ходит с открытым лбом и повязки носят на других местах, в отличие от побочной, но проверить никогда не помешает.
  На мгновение врубив додзюцу, парень убедился в невозможности подглядывания и на пару секунд приспустил хитай-те, демонстрируя проклятую печать на лбу. Кивнув, я оставил за прилавком клона, а сам повел клиента в другую часть дома, где хранились все принадлежности для работы с фуиндзюцу, включая и готовые чернила, куда оставалось только добавить кровь клиента.
  - Других фуин на теле нет? - задал я стандартный вопрос.
  В большинстве случаев, не одинаковые по направленности печати не вносят в работу друг друга никаких осложнений, при условии отсутствия контактов, но никогда не мешает проверить.
  - Кроме этой, никаких, - кивнул шиноби.
  - Тогда мне необходимо несколько капель крови для чернил и потом разоблачайся до пояса.
  Получив желаемое, я взял кисточку из чакропроводящего дерева и собственных волос, размешал порошок с добавлением воды и крови, после чего повернулся к парню. С точки зрения профессионала, мне намного больше нравится работать с мужчинами, передняя часть торса которых намного более подходит для рисования, нежели женщин. А учитывая тот факт, что среди чакропользователей редко встретишь по настоящему накачанных индивидов даже среди тайдзюшников, нанесение объемной печати занимает всего несколько минут. После сотен раз, все движения кисточкой выполняются буквально механически. У женщин же приходится изгаляться, чтобы учесть изгибы груди, тонкость талии, не дающей разгуляться кисточке и при этом сохранить требуемую гармонию в нанесении печати.
  Так же, по сравнению с первоначальным вариантом, я внес небольшую модификацию, позволяющую намного более быстрое наполнение медицинской чакрой, нежели раньше. То есть, теперь мне нет необходимости сидеть десятки минут для заполнения Ияку Фуин, достаточно секунд тридцать подержать руку с преобразованием как можно большего количества чакры через точки контакта.
  Достигнув своего предела, фуин перестала распространяться по телу и светиться зеленым, после чего за пару моментов сползлась к солнечному сплетению и образовала круг закорючек вокруг иероглифа.
  - Все готово, можешь одеваться, - кивнул я парню.
  - Надеюсь, фуин не препятствует использованию всех тенкецу тела, - спросил Хьюга, недоверчиво поскребя чернила на коже.
  - Никаких проблем - при нанесении я избегал блокирования всех точек выхода чакры из кейракукей, - успокоил его, - благодаря использованию чакры при рисовании, печать не боится воды и других жидкостей, фактически превратившись в татуировку до расхода всех имеющихся запасов. В случае повреждения кожи в месте нанесения, сохраняет частичную функциональность и постепенно восстанавливается до полной работоспособности вместе со стягиванием раны.
  Привычно отбарабанив давно заученный текст - Хьюги спрашивают одно и то же, независимо от ветви - я проводил успевшего одеться в клановые одежды шиноби обратно в помещение лавки и протянул ему две бумажки с цифрами на них.
  - Эту платим, а эту говорим, что заплатил, - проинструктировал шиноби.
  Парень изучил цены, нашел взглядом ценник Ияку Фуин на демонстрационном стенде и лихо вздернул бровь, но ничего не сказал, лишь вытащив свиток и распечатав требуемую сумму. Приняв деньги, я убрал их в кассовый ящик.
  - Спасибо, Нара-сан, - поклонился парень куда глубже, чем в начале и вышел из лавки.
  Я же вернулся к начертанию Кенсей Фуин (парализующая печать), попутно размышляя. Еще только задумывая предоставить более выгодные условия для побочной ветви Хьюга, я не ожидал особого успеха в данном начинании и первые пару недель действительно пришлось разрисовывать исключительно обладателей бьякугана с чистым лбом, за которых платил клан. Но однажды ко мне зашел довольно пожилой шиноби и помимо покупки стандартного набора печатей, решил приобрести Ияку Фуин. Разговор с ним практически не отличался от произошедшего несколько минут назад, но через пару дней ко мне в вечернее время (мое обычное время работы в лавке) потянулись по одному бойцы побочной ветви клана. С тех пор прошло три месяца и я обслужил около четырех сотен Хьюга, лишь пятая часть из которых приходилась на главную ветвь, да и продажи обычных печатей обладателям бьякугана порядком выросли. И судя по словам Канаде, данный факт не стал достоянием широкой общественности. Глазастые умеют держать язык за зубами. Что радует.
  
  ***
  
  - Привет, Анко-чан, - потрепал я по голове открывшую мне дверь девочку, - как дела у мамы?
  - Ка-чан уже почти нормально ходит и даже вчера водила меня в парк гулять, - расплылась в довольной улыбке малявка.
  - Рад за тебя, - улыбнулся в ответ.
  - Анко? Кто там? - послышался голос из глубины дома.
  - Рью-сенсей пришел! - нетерпелив подпрыгивая на одном месте прокричала девочка, пока я разувался в прихожей.
  - О Ками, я же не одета нормально! - послышалось восклицание на пределе слышимости и тут же еще одно: - Подождите немного, Нара-сама, я сейчас выйду!
  - Прихорашиваться побежала, - тут же сдала маму малявка, довольно ухмыляясь еще не всеми выросшими молочными зубами.
  Тихо рассмеявшись, я вручил ей маленький кулек леденцов, приобретенный специально для этой цели и прошел в гостинную.
  - Ну рассказывай, как твои дела? - попросил, усевшись на диван рядом с Анко.
  - Хорошо, я помогаю ка-чан с готовкой и уборкой, пару раз в неделю хожу в гости в приют, гуляю в парке, - деловито принялась перечислять на пальчиках кроха, на время отложив сласти в сторону, и неожиданно печально закончила, - а еще жду то-сан.
  Погладив ее по голове, только и мог, что вздохнуть - как объяснить такому маленькому ребенку смерть близкого человека, я просто не знал. Но малявка смогла меня удивить.
  - Но он ведь больше не придет? - внезапно спросила она, подняв на меня взгляд больших грустных глаз.
  Я только и мог, что утвердительно кивнуть, в глубине души молясь, чтобы следующий вопрос не поднимал тему нового папы. Но Анко лишь шмыгнула носом, опустив голову и на пару минут уткнулась мне в бок, обняв своими короткими ручками. Вот только стоило послышаться шагам матери со второго этажа, она мигом вытерла слезы рукавом и принялась дальше лопать леденцы. Мне только и оставалось, что покачать головой.
  - Простите за ожидание, сенсей, - склонилась в поклоне слегка запыхавшаяся Акико, войдя в гостинную.
  Красивое разноцветное кимоно и спадающие по плечам шелковистые волосы скрадывали болезненную худобу, а все еще имеющиеся под глазами синяки оказались припудрены до небольших теней. Но в общем, забота высококлассного ирьёнина пошла девушке на пользу и на нее уже можно было смотреть без содрогания. Сквозь изможденный вид начала вновь проглядывать красота, на которую польстился, даже не дав как следует распуститься, Шиори Ро. Пусть основное время формирования тела прошло, я уверен, что в течение полугода можно свести практически весь полученный за время болезни вред. При условии восстановления хоть грубого подобия кейракукей, конечно - чакра играет огромную роль в процессе. Мне потребуется все имеющееся мастерство и умение для воплощения в жизнь маленького чуда, но и возможная награда того стоит. И я имею ввиду не возможность получить высшую ступень ирьёнина, хотя это тоже неплохо, а шанс взять в ученицы Анко Митараши. Учитывая тот факт, что даже при относительно коротком обучении у Орочимару и поставленной Джуин Фуин, она являлась довольно сильным бойцом, то при правильном подходе и моей помощи в тренировках, Анко может стать сильнейшей куноичи своего поколения и достать до планки эС-ранга. Не уровня Сенджу Тсунаде или Теруми Мей, но близко. А это почет и уважение ее учителю. Стал бы я иначе тратить столько своего драгоценного времени на, может и перспективную, но уже не способную сравниться с лучшими клановыми представителями, девочку. Пусть и из жалости. А так, если преследуя свои цели, я смогу и кому-то помочь к взаимному довольству, то почему бы и нет?
  - Ничего страшного, - помахал я рукой, отметая извинения.
  - Может быть чашечку чаю? Я как раз испекла немного печенья, - предложила девушка.
  - Благодарю, но я сейчас из дома и уже пообедал как следует, - с видимым сожалением отказался и немного подумав, предложил немного расстроившейся Акико, - может быть немного позже.
  - Хорошо, сенсей.
  - В таком случае, давай перейдем к цели моего визита, - посерьезнел я, - комплекс упражнений выполняешь полностью?
  - Все в точности с вашими инструкциями, - кивнула девушка.
  - Отлично, тогда самое время заняться проблемами чакроканалов.
  Благодаря возможности больше времени уделять тренировкам, мой контроль немного вырос, что позволило гораздо легче и быстрее проращивать новый кейракукей, взамен того грубого подобия, что я накрутил в первый раз из остававшихся ошметков. На данный момент, Акико обладала системой циркуляции в туловище, лишь немного уступающей природным аналогам и я собирался надстраивать на этот каркас чакроканалы в конечности с парой тенкецу. Пусть организм потреблял на свое восстановление огромное количество чакры из только начавшего как следует работать источника, но излишнее давление в новых каналах может повредить еще неустойчивые стенки и добавить работы. Поэтому я предпочел медленно, но верно выстраивать систему циркуляции, чем излишне торопиться и начинать все сначала. Конечно, при условии, что подопытная это сможет пережить.
  
  ***
  
  Почувствовав на себе мимолетный внимательный взгляд, я не подал и вида, продолжая размеренно двигаться по улице и изредка останавливаясь у витрин различных магазинчиков и лавок торгового квартала. Появление ненавязчивых наблюдателей я заметил примерно неделю назад. Война быстро учит ощущать чужой взгляд, даже если его обладатель полностью скрыт от чувств сенсора, иначе так не долго и потерять голову в неожиданной атаке, а уж постоянное преследование навязчивых поклонниц позволяет отточить данное умение до бритвенной остроты, так что появление новых наблюдателей практически сразу привлекло мое внимание. В том числе и своей непохожестью на любопытство моего фан-клуба, стремящегося заполучить фотографии моего лица без маски и очков, и просто любопытствующего насчет повседневной жизни своего кумира. И уж спутать их взгляды с профессионально-холодным интересом просто невозможно. Учитывая тот факт, что имеющаяся пара наблюдателей демонстрировала весьма выдающиеся способности к сокрытию своего присутствия и слежке, возможных кандидатов всего два - Анбу и Корень. В конце концов, будет полным дебилизмом предположить, что упомянутые организации позволят шпионам следить за клановым шиноби на своей территории или вообще не смогут их обнаружить. Значит, кому-то из старперов надоело ждать, что и привело к появлению наблюдателей. Либо Данзо слишком не нравится моя близость к джинчурики, либо Хирузен слишком обозлился из-за последних событий. Из-за этих уродов мне даже пришлось сократить свои походы к Линли и Мито, чтобы не наводить на лишние мысли. Значит, следует предоставить им отличный шанс от меня избавиться, и чем скорее, тем лучше. На работе постепенно стих ажиотаж послевоенных дней и иногда даже появлялись свободные часы, так почему бы одному заскучавшему ирьёнину не взять простую миссию курьера, например, в страну Горячих Источников и немного развеяться?
  Конечно, у меня приходила в голову мыслишка захватить наблюдателей, тем более с новой тактикой, разработанной с учетом возможностей клонов теней, это вполне реальная задача, но едва ли они что-то знают, а подозрение навлечь можно. Пока меня считают только вырвавшимся в большую лигу юнцом, на этом можно сыграть и как следует пощипать силы противника (если это действительно Данзо). В любом случае, шанс упускать возможность обзавестись новыми подопытными или телами упускать не стоит, а удрать теперь я способен всегда. Обладая такой козырной картой, я понемногу начал понимать наглость и самоуверенность Тоби, с удовольствием валявшего дурака даже перед сильнейшими противниками.
  
  Глава 34.
  
  - Тсуме-чан хотела меня видеть, - сообщил я на вопросительный взгляд охранника у ворот в клановую территорию Инузука.
  - Тсуме-сама нас предупреждала, - легко поклонился не поведший и бровью чунин, - вас проводить?
  - Не стоит, я знаю дорогу, если дом главы не изменился, - отрицательно помахал я рукой.
  - Дом там же, проходите, Нара-сан, - кивнул парень, а его напарница распахнула ворота.
  Несмотря на первоначальное желание держаться от собачников подальше после не слишком удачного знакомства с будущей напарницей, бывать у Инузук мне все же приходилось - не очень вежливо игнорировать приглашение жены главы другого клана, да еще и матери члена команды, так что как пройти к нужному дому я хорошо знал. И даже приоделся по случаю в роскошное темно синее хаори с эмблемой клана на плече, избавившись от очков и маски. Стянутый на затылке хвост волос ма переплела серебряной нитью, а на кончике болтался стальной шарик. В общем, выглядел я на все сто, с достоинством принимая заинтересованные взгляды женщин и ревнивые мужчин по дороге сюда. Самое то посещать номинальную главу клана. Я не люблю пользоваться своей внешностью для привлечения внимания, но очень даже умею это делать при желании.
  Немного занятый воспоминаниями прошлых визитов, я на мгновение перестал следить за окружающей обстановкой, позволив ногам двигаться знакомой дорогой и чуть не поплатился за это, проморгав появившуюся на горизонте опасность.
  - Рафу, нет! Стой!
  Крик и глухой рык совсем рядом позволил мне увернуться от броска массивного пса в половину моего роста и габаритами с годовалого теленка. Промахнувшись, он пошел на новый заход, но посчитав возможность испачкать новенькую одежду слишком большой, а использование чакры на чужой территории моветоном, я придавил пса КИ, заставив мгновенно поджать хвост и попятиться задом.
  - Проблемы? - угрожающе спросил у него, пристально глядя в глаза.
  В отличие от обычного человека, я имел полное представление о умственном развитии гигантских собак и способности понимать нормальную речь, потому и не собирался воспринимать нападение как причуду животного.
  - Рафу, как тебе не стыдно!
  Мгновением спустя подоспела владелица пса и сразу же вцепилась в шерсть на загривке, не сразу сообразив, что ее напарник больше не собирается нападать.
  - Прошу простить Рафу, он очень настороженно относится к чужакам и заметив постороннего на своей территории, сразу же атаковал, - затараторила нескладная девчушка лет четырнадцати, панически отвешивая поклоны. - Извините, извините!
  После пятого раза мне надоело мелькание короткой косички перед глазами и я со вздохом протянул руки и поймал Инузуку за плечи, заслужив угрожающий рык со стороны пса. Впрочем, стоило только бросить в его сторону взгляд и сообразительный собак заткнулся, спрятавшись за худую фигуру хозяйки.
  - Извиняю и прекрати мелькать перед глазами, - кивнул ей, отпуская.
  А едва вошедшая в пору созревания девушка наконец получила возможность разглядеть меня и начала медленно, но верно краснеть.
  - И-извините.
  - Уже. Полагаю, раз мы разобрались с поведением твоего напарника, то я пойду, - кивнув, я повернулся и продолжил шагать к дому главы клана.
  - Ано... извините... но что вы делаете на территории нашего клана без сопровождающего? - раздалось со спины лишь через несколько секунд.
  - Естественно, я иду похищать вашу главу клана, - иронично отозвался я, чуть поворачивая голову и замедляя шаг.
  - Что?! Н-но..., - панически воскликнули позади и я почти против воли повернулся, высоко вздымая брови, когда узрел чуть ли не впавшую в истерику Инузуку.
  - Мех! - пораженчески фыркнул пес, вложив в этот звук все обуревавшие его чувства и бухнулся пузом на землю, закрывая морду лапами.
  Вся его поза буквально источала стыд за хозяйку.
  - На самом деле, это неправда, я всего лишь собираюсь пробраться в клановый дом и соблазнить его обитательниц, - сверкнул белозубой улыбкой, когда стало ясно, что другой реакции дождаться не получится.
  - Ва...! Со-соблазнить?! - лицо Инузуки мгновенно вспыхнуло до корней волос, а глаза увеличились в полтора раза, зверь же лишь тоненько заскулил, не в силах выдержать происходящее издевательство.
  Звонко встретившаяся со лбом ладонь отлично показала испытываемые мной чувства. О Ками, Ями, Шинигами! Где Инузуки откопали это чудо в перьях?! Вздохнув, я посмотрел на пса и, подойдя поближе, даже похлопал его по холке.
  - Нелегко же тебе приходится с такой хозяйкой, парень - отдуваться приходится сразу за двоих, - сочувственно покивал.
  Наполненный неизбывной тоской взгляд животного пробирал до самых печенок.
  - Ч-что? Рафу?
  Ни один из нас не обратил внимание на девушку, наконец начавшую понимать, что что-то тут не то.
  - Такую отдавать только проверенному и надежному парню, и то, исключительно после длительного испытательного срока, иначе страшно и думать, что может произойти с ее-то доверчивостью, - вздохнул я.
  Пес расстроено кивнул и точно так же вздохнул.
  - Ано... Рафу, гость-сан, что вы делаете?!
  - Рью-сан, хватит уже смущать Рури-чан, - решил подать голос именно в этот момент шиноби, около минуты назад оказавшийся на кроне дерева, рядом с которым мы остановились.
  - Приветствую, Такеши-сан, - задрал я голову к знакомому чунину. - Я тут вообще не причем.
  В свое время мне довелось подлечить его на фронте и в деревне временами встречались, чтобы быть шапочно знакомыми.
  - Ага, я верю, - саркастически отозвался мужик лет тридцати с клановыми знаками на лице, спрыгивая на землю, - все хорошо, Рури-чан, это гость.
  - Да, Тсуме-чан прислала мне приглашение, а без сопровождения потому, что не раз у вас бывал и дорогу до дома главы отлично знаю, - улыбнулся девчушке, - а ранее я просто шутил.
  - Тсуме... чан? - я буквально в живую увидел возникший знак вопроса над склонившей голову куноичи.
  - Рью Нара, напарник по команде молодой главы, - со вздохом представил меня чунин.
  - Р-рью Нара, т-тот самый?! - округлила ротик девушка, в порыве чувств прижимая сжатые кулачки к груди.
  Пес спрятал глаза лапой, а я жопой почувствовал надвигавшуюся бурю восторга очередной поклонницы и понял, что пришло время делать ноги, пока она не отошла от шока.
  - Ну Такеши-сан, разберись тут за меня, а то Тсуме наверняка уже заждалась, - хлопнул я чунина по плечу и не дожидаясь ответа, смотался, - Шуншин!
  Появившись перед домом главы Инузука, я перевел дух, оправил одежду и постучался в дверь. Из-за специализации клана, дома у подавляющего большинства шиноби сделаны из камня или дерева с обычными дверями, а не бумажными стенами и сдвижными панелями, что предпочитают те же Нара или Сенджу. Чуткий слух и отличный нюх иногда доставляют и неудобства.
  - Рью-кун? - открыла дверь напарница лично. - Проходи.
  - Привет, что такого случилось, что ты решила отправить Куромару с посланием? - спросил у Тсуме, входя в дом следом за ней.
  - Ка-чан что-то стало плохо, а в госпиталь идти она не хочет, - скривилась куноичи, - тем более, после смерти то-сан она сильно сдала, вот я и решила перестраховаться. Надеюсь, не оторвала от чего-нибудь важного?
  - Я как раз готовился к миссии на завтра, но это может подождать, - отмахнулся от явно заданного из вежливости вопроса.
  Судя по тому, что Тсуме даже не заметила моего безупречного вида, хотя раньше непременно оценила бы, волновалась она не слабо. Решив, что легче разобраться с делом, а потом уж попробовать нормально пообщаться, я перешел к делу.
  - Итак, где больная?
  - У себя в комнате, пошли, я тебя провожу, - еле дождавшись пока я сниму сандали, куноичи ухватила меня за рукав и буквально потащила за собой.
  - Э-эй, Тсуме, полегче! - воскликнул я, ощущая, как угрожающе затрещала дорогая ткань.
  - Мусуме? - послышался слабый голос из глубины комнаты, когда напарница с шумом распахнула дверь спальни на первом этажа и втащила меня следом.
  - Ка-чан, я привела Рью-куна, он тебя сейчас мгновенно поставит на ноги, - объявила девушка.
  - Тсуме-чан, я же говорила, что это простая слабость и скоро пройдет, - немного раздраженно вздохнула старшая Инузука.
  Вот только выглядела она действительно не очень хорошо - бледный вид, круги под глазами и порядком исхудавшее лицо сигнализировали о необходимости срочно показаться врачу, а не ждать, пока само пройдет, как любят делать многие шиноби.
  - А вот слабость или нет - решать мне, - решительно заявил болеющей женщине, присаживаясь рядом с постелью на колени и активируя шосен но дзюцу.
  Проведя руками вдоль тела, прикрытого тканью, я нахмурился. Так, понятно. Это будем лечить, это тоже, а остальное восстановится со временем само и лезть не стоит. Спустя пятнадцать минут работы я вырубил технику и расслабился.
  - Ну что? - нетерпеливо спросила Тсуме, едва сдерживаясь, чтобы не вытрясти вердикт.
  - Ну, поздравляю - вы беременны, - нейтрально произнес я, поглаживая подбородок.
  - Что?!
  Двойной вопль шокированной напарницы и даже подскочившей на кровати Цебами чуть меня не оглушил, но выражение лица удалось сохранить столь же безмятежным.
  - А, нет, это принято говорить в другом случае, извините.
  - Сейчас не время шутить, Рью! - прорычала Тсуме и отвесила мне подзатыльник, способный свалить с ног и быка, но знакомый со вспыльчивым характером девушки, я заранее подстраховался.
  Старшая Инузука лишь облегченно вздохнула и кинула в мою сторону испепеляющий взгляд, который очень быстро погас, стоило ей осознать свое улучшившееся самочувствие. Пользуясь, неудобным углом обзора Тсуме, не позволяющем видеть обе мои руки сразу, я быстро подал несколько знаков и чуть вопросительно вздернул левую бровь. Больная удивленно раскрыла глаза, реагируя на мое предложение, но после короткого колебания, почти незаметно кивнула, приподняв уголки губ.
  - Ну почему же, самое время, на мой взгляд, - пожал я плечами, игнорируя шипение девушки, отбившей руку о внезапно возникший покров чакры, - а что касается диагноза, то я определил истощение центральной нервной системы, повреждение печени от какого-то слабого растительного яда, попавшего в организм около года назад, - на мой вопросительный взгляд женщина кивнула, - начавшая работать с перебоями почка, не получившая должного лечения сразу и вновь ставшая проблемой сейчас. Скорее всего, виной сильнейший ушиб, полученный года два назад. Так же небольшая потеря мышечной массы на нервной почве. Да и остальные случаи проявились, скорее всего, от нервов, как только организм ослабел.
  - И что делать? - обеспокоенно спросила напарница.
  - Ничего.
  - Как это ничего? - несколько обалдела Тсуме.
  - А вот так - беспокойные органы я как следует уже подлечил, хотя проще было бы сразу обратиться к нормальному медику, массу набрать можно тренировками, а нервы ирьёнинами не лечатся, - пожал плечами, - так что я рекомендую нормально отдыхать, поменьше нервничать, сменить род деятельности на что-нибудь успокаивающее... и много-много внутреннего массажа, предпочтительно с моим участием, просто для закрепления эффекта.
  - Рью! Прекрати говорить пошлости! И пялиться на грудь моей ка-чан! - вскинулась девушка, услышав произнесенное шепотом окончание фразы и проследив за направлением моего взгляда.
  Из-за резкого перемещения пациентки в сидячее положение, одеяло свалилось и открывался просто прекрасный вид на грудь старшей Инузуки через полупрозрачную ночнушку. Если несколько минут я мужественно боролся с норовившим соскользнуть с лица взглядом, то дальше искушение стало слишком сильным, а язык последовал за появившимися мыслями. Точне, позволил себе такую слабость. Наконец "заметившая" собственный, слишком провокационный вид, Цебами чуть порозовела, но и не подумала прикрыться, лишь усевшись ровнее и чуть выгнув спину, что еще больше выделило форму главной женской гордости сквозь ткань.
  - О Ками, неужели прелести такой старой леди как я еще способны привлечь мужское внимание? - прикрыла рот ладошкой куноичи, стреляя глазками из-под затрепетавших ресниц.
  Хмм, переигрывает, но и так прикольно!
  - Мама, хватит с ним флиртовать! И прикройся! - завопила шокированная Тсуме.
  - Ваша грудь великолепна, Цебами-сан, - ослепительно улыбнулся я в ответ, - готов поспорить, и все остальное окажется не хуже.
  - Рью! Хватит клеиться к моей ка-чан! - Тсуме попыталась меня придушить.
  - Ох, как приятно слышать такие прямые и бесстыдные комплименты из уст красивого юноши, - полностью проигнорировала дочь старшая Инузука, соблазнительно улыбаясь. - Теперь главное, чтобы они оказались правдой.
  - Ну, проверить это достаточно просто, - намекнул я.
  Шокированная Тсуме ослабила хватку и отвесила челюсть, не в силах поверить в уровень происходящего бреда, но через пару секунд неожиданно прищурилась, переводя взгляд с меня на старшую Инузуку.
  - Вы ведь меня разыгрываете?! - уровень подозрительности в ее голосе был настолько высок что я не выдержал и расхохотался.
  - Ох мусуме, могла бы и раньше догадаться, - вздохнула Цебами, укоряюще улыбаясь, - особенно вместе с тем фактом, что Рью-кун все время держал одну из рук вне поля твоего зрения, так что мы спокойно могли договориться.
  - Арх! Делайте что хотите! - взвилась девушка, сравнявшись цветом лица со свеклой и развернувшись, выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью.
  - Мы перегнули палку?! - повернулся я к оставшейся в комнате Инузуке.
  - Не волнуйся, Тсуме-чан быстро отойдет, - помахала ладошкой она и склонила голову, - и спасибо за помощь, Рью-кун, я действительно чувствую себя намного лучше.
  - Не стоит, не мог же я отказать напарнице в небольшой просьбе, - ответил я, поднимаясь на ноги и кланяясь, - всего хорошего, Цебами-сан.
  - И тебе, - кивнула она.
  - Кстати, насчет комплиментов, - замерев на пороге комнаты, я чуть развернулся и кидая взгляд на женщину, - я не шутил.
  - Я знаю, - мягко улыбнулась куноичи, пару раз постучав пальцем по носу.
  
  Глава 35.
  
  Выбранная мной миссия была достаточно проста и заключалась в доставке из Конохи ценного, но не срочного груза для какого-то торговца в стране Горячих Источников. Это позволило мне не только взять пару дней на подготовку, но и дать достаточно времени всем заинтересованным лицам на составление планов. В том числе и на прямое устранение, к которому я однозначно готов. Учитывая снятую на следующий же день после взятия в башне хокаге курьерского задания слежку, это не очередной приступ паранойи. Правда, я несколько обеспокоился на счет такой прямолинейности предполагаемого недоброжелателя, но потом взглянул на ситуацию с посторонней точки зрения и несколько успокоился - едва ли пославший их человек мог предположить, что жертве удастся засечь наблюдение Анбу. Все же их натаскивают именно на скрытность и тихие убийства, а не убойность техник и размер источника. Не зная всех моих возможностей, такую ошибку совершить очень просто.
  Потому, отмечаясь ранним утром на воротах, я имел с собой солидный запас печатей на все случаи жизни, три тюремных свитка собственного производства на десять человек вместительности и свиток для трупов. В моей тени прятались предварительно созданные клоны, а в скрытом кармашке жилета покоился свиток "последнего шанса". Вполне хватит, чтобы отбиться от нескольких команд. Разогнавшись через полосу отчуждения вокруг Конохи, я проигнорировал дорогу и в несколько прыжков взлетев до крон огромных деревьев, двинулся верхними путями. Поскольку, наличие более слабой команды не замедляло, можно было поддерживать солидный темп движения, устремившись напрямик к нужному участку границы Хо но Куни и минуя различные поселения. Все равно, различные удобства цивилизации запечатаны и взяты с собой, гарантируя приятную ночевку в любой местности, а готовая еда дней на десять имеется в пищевом свитке, значит и охотиться с последующим приготовлением не имеет смысла.
  Монотонно перелетая прыжками с ветки на ветку, только ближе к полудню я оживился - на самой границе моих чувств сенсора появился едва заметный источник. Я бы мог его и не заметить, вот только для передвижения по веткам на высоте нескольких десятков метров от земли, даже самый выносливый и ловкий шиноби вынужден использовать чакру, которую скрыть невозможно. Убедившись в течение пары часов, что повисший "хвост" держится надежно на расстоянии семи-восьми километров позади и спадать вовсе не собирается, при приземлении на очередную ветку, я жестом показал команду "наблюдение" и "тут", после чего один из клонов скользнул из моей тени в тень листвы. Оставив наблюдателя, я прыгнул дальше. Вот теперь и посмотрим, что за кадр решил меня преследовать и один ли он в своем стремлении двигаться этим же маршрутом.
  Где-то около трех часов дня я остановился на обед около небольшого ручейка чистой воды и с удовлетворением отметил, что и неизвестный шиноби тоже замедлился и сделал остановку спустя несколько секунд. Значит, действительно за мной, да еще и сенсор, пусть и с меньшим радиусом, если предположить, что он держится на самой границе своей чувствительности. Перекусив тарелочкой супа и мясным жарким с картошкой, я запечатал котелок и кастрюльки с едой вместе с помытой посудой, после чего сосредоточился и создал каге буншина с минимальным запасом чакры, тут же его развеяв. Оставленный наблюдатель получил сообщение и через пару мгновений ко мне вернулись его воспоминания. Минута ушла на сортировку ощущений и воспоминаний клона, после чего я озадаченно нахмурился - полученная информация немного напрягала. Вовсе не этого я ожидал.
  За ближайшим хвостом следовал еще один шиноби примерно на таком же расстоянии, намекая что и этот ниндзюк тоже являлся сенсором, а уже за ним, на чуть большем отрезке, двигалась пара команд куда более заметных бойцов. То есть, один Анбу следит за мной, второй Анбу за ним и его прикрывает шестерка джонинов. Получается, для избавления от слежки не оставляя следов, необходимо вынести сразу три группы одновременно. И кто же это так перестраховался? Но больше всего меня беспокоит тот факт, что среди двух команд имеется Учиха, пусть и не углядевший своим додзюцу находящегося в тени клона, но кто знает, как шаринган отреагирует на движение ин-чакры рядом? К тому же, наличие кланового бойца означает, что здесь замешан не Данзо, бойцов которого можно уничтожить без всяких угрызений совести и возможных последствий, а сам Хирузен, вполне способный использовать подчиненных в темную, просто на прикрытии второго сенсора. Хотя, Шисуи же вроде служил в Корне и безликие маски у восьмерых как бы намекают... Но в тоже время, такие маски используются Конохой при миссиях, где принадлежность к деревне светить не стоит. Еще немного повертев в голове возникшую ситуацию так и сяк, я на время отложил решение этой проблемы - избавляться от цепочки стоит только тогда, когда мне будет угрожать хоть какая-то опасность, но не раньше и уж тем более, не на территории Страны Огня. Ясно, что с клановым в составе, джонины не являются командой зачистки, потому для меня, скорее всего, приготовлено что-то другое. Необходимо больше информации, но стоит ли ради этого рисковать? На данный момент - нет, значит и задерживаться не стоит. Уничтожив все следы небольшой остановки, я продолжил путь.
  Описывать монотонное движение следующих пары дней не имеет смысла - скучно, монотонно и неизбежно. Большая часть миссий проходит именно в пути, а уж сопровождения караванов или людей и того хуже. Становясь на ночевку, я всегда оставлял в карауле каге буншин и ставил двойной барьер просто на всякий случай. Утром быстро ел и продолжал скакать по деревьям, изредка сверяясь с имеющейся подробной картой Хо но Куни, когда подворачивались заметные ориентиры. Взятый темп позволял мне излишне не напрягаться, тратя на отдых минимальное количество времени, но в то же время был слишком интенсивным для шиноби, не обладающих повышенной выносливостью и резервами чакры Узумаки. Таким образом я постепенно ослаблял своих преследователей, чтобы к моменту достижения цели миссии, они не представляли особой угрозы. Ну и при таком темпе, едва ли Учиха будет слишком часто врубать своё додзюцу, сберегая чакру. Именно руководствуясь этим соображением, я и подослал на третей ночевке клонов теней к сенсорам и прикрытию. К счастью, находясь в чей-то тени, клоны почти не тратят чакру на свое поддержание, делая шансы на обнаружение почти нулевыми и двигаются вместе с тенью человека, не прилагая для этого никаких усилий и затрат, ведь такая тень есть почти всегда.
  
  На четвертый день пути я без всяких проблем пересек границу Хо но Куни и проник на территорию соседней страны. Местность вокруг пошла куда менее впечатляющая, чем гигантские деревья, по слухам, выращенные Хаширамой и местная флора уже не подходила для того, чтобы по ней прыгать со скоростью хорошего автомобиля. Правда, и по земле можно было бежать не хуже, но приходилось соблюдать определенную осторожность, чтобы не провалиться в скрытые травой ямы или не проделать просеку в густом кустарнике, нырнув в подвернувшийся овраг. То есть то, о чем шиноби Конохи особо не приходилось заботиться на своей территории. Выполняя задания только в Стране Огня и воюя в каменистой или равнинной местности на границе Травы и Камня, я сперва снизил скорость бега чуть ли не в два раза, но потом постепенно приноровился и через пару часов наверстал упущенное время.
  Что самое странное - несмотря на имеющуюся скрытую деревню в стране, местных ниндзюков я так ни одного и не почувствовал, хотя они должны были патрулировать хотя бы свои границы, не говоря уж о сторожевых постах немного вглубь территории. Честно признаться, о состоянии дел у мелких соседей и более дальних стран, кроме большой пятерки, я как-то не особо осведомлен, потому и не знаю чего ожидать.
  
  Небольшой городок, притулившийся у низкой горной гряды, не внушал не только на первый взгляд, но и на второй, являясь насквозь провинциальным, несмотря на около тридцати тысяч жителей, если верить пометкам на карте, что по местным меркам было очень даже внушительно. Сверившись с ориентирами задания и поспрашивав пару раз у местных, я быстро нашел нужный дом и сдал посылку тощему усатому мужику, получив роспись в сопроводительном документе.
  И тут-то меня поджидал первый признак надвигающихся проблем - за домом следил шиноби. Конечно, маскировался он хорошо, но немного хуже следивших за мной. Поскольку добрался до места я ближе к вечеру, то принял решение заночевать в городе, одновременно наблюдая за реакцией остальных участников подготовленного действия. Кстати, что примечательно - цепочка моих наблюдателей так и не вошла в город, остановившись на прежнем расстоянии.
  Отслеживая малейшие проблески чакры, я нашел гостиницу (не ближайшую) и снял в ней номер, основательно защитив комнату аж тремя барьерами. Просто чтобы отбить желание взять меня во время сна. Обедать в ресторанчике на первом этаже, как и делать заказ в номер я не собирался, чтобы исключить отравление, а больше меня достать и не получится. Разве что прямым нападением, но затевать бучу в городе едва ли кто решится. Следовавший за мной неизвестно чей шпион покараулил два часа на улице и словно убедившись в том, что я не собираюсь никуда сбегать, покинул точку наблюдения и поспешил куда-то, так и не заметив прибавление в своей тени. Отправив клона шпионить за шпионом, я создал и развеял каге буншин, отправляя приказ "спящим агентам" - пора было разобраться с наблюдателями, независимо от их принадлежности. Приготовив тюремный свиток и выпустив отрезок тени метр на метр, я застыл в напряжении - теперь дело за клонами и небольшим сюрпризом в их руках. Спустя десяток минут нервного ожидания, из подготовленной площадки стали появляться тела шиноби и куноичи Конохи. Спящие, а не мертвые, значит, врученный летучий яд сделал свое дело. Внезапно пришли воспоминания и я досадливо цыкнул - переместить всех последнему клону чакры не хватило и одна команда осталась на месте. Обследовав пять подвижных тел, я с облегчением обнаружил отсутствие на них татушки-фуин Анбу. Значит, все же "Не", хотя по привлечению посторонних шиноби, можно было бы предположить, что это дело рук Сарутоби. Просто ради интереса я обследовал их языки, но Зекка Конзетсу но Дзюцу (техника Проклятый язык Искоренение) пока отсутствовала. Саму проклятую печать я видел в библиотеке Мито, так что ее попадание в руки Данзо теперь под большим вопросом.
  Все восемь пленных оказались надежно запечатаны в свитке (разбираться с ними буду дома), а еще сохранившие чакру клоны заняли место рядом с двумя другими, когда пришла волна воспоминаний от шпиона и у меня глаза полезли на лоб - ублюдочный бабуин продал информацию о моей миссии Кумогакуре!
  
  Глава 36.
  
  Мама моя! Восемь команд по три чунина и под предводительством джонина каждая! Райкаге явно успел прочитать страницу с наградами Ивагакуре но Сато, задействовав такие силы ради меня одного! Как же я рад, что смог их обнаружить еще до того, как основной план пришел в действие! Пусть кумовцы в деталях ничего при клоне не обсуждали, но по некоторым обмолвкам и последним наставлениям можно было понять, что брать меня они собираются немного дальше от города, ориентируясь на чувства сенсора, руководящего всей операцией. Именно он наблюдал за домом купца в ожидании цели.
  На самой границе моей чувствительности постепенно стали проявляться источники чакры, как раз и соответствовавшие обнаруженным клоном командам. Двадцать пять относительно небольших (включая маскирующегося) и семь довольно внушительных, одним, выделяющимся даже на фоне остальных джонинов. Неужели Райкаге отправил элиту? На серую массу все же выбившихся в высший эшелон вооруженных сил деревни они не похожи. Скорее всего, некоторые из кумонинов клановые. Ксо! Если я не хочу крупно попасть, то следует начать сокращать количество охотников уже ночью. Насколько я понял, еще повезло, что их план - образовать полукруг заграждения со стороны Хо но Куни и пока наименее везучая команда жертвует собой, пытаясь меня задержать, остальные спешат на помощь, стягивая цепь и окружая со всех сторон. Такая тактика отлично сработает даже против очень сильных шиноби - никто не способен уберечься от ударов в спину, если со всех сторон враги.
  Дождавшись, пока кумовцы выйдут на позиции и немного потеряют бдительность - ведь я должен в это время отдыхать в гостинице и для сенсора из-под барьеров не появлялся - я создал еще трех клонов тени и отправил шестерку (последний остался держать "портал" для перемещения пленных) на охоту за предводителем, вручив три последних склянки с бесцветной жидкостью. Сжиженный сонный яд, не имеющий запаха и распространяющийся по воздуху очень быстро. Надеюсь, этого будет достаточно, чтобы вывести из строя хотя бы часть вражеских сил. И оставалось держать кулаки и плеваться через плечо, чтобы начавшие собираться вдали тучки оказались недостаточно быстрыми и все же позволили клонам воспользоваться большим количеством натуральных теней от света луны и звезд. Как только они исчезнут, окажется отрезанной и возможность перемещения на дальней дистанции, исключая обладающий собственным освещением город. Вот только без проблем удрать уже не получится - слишком уж эта способность привязана к хорошим погодным условиям. В отношении климата для меня идеальный вариант - пустыня, где туч не бывает, а песчаные бури мешают одинаково всем.
  Несколько минут все было спокойно и я уж уверился, что контр план пройдет как по нотам, но все полетело к чертям собачьим ровно в тот момент, когда клоны начали перемещать пленных (перестраховываясь, я запретил убивать и сперва обработать половину команд, только потом их перемещая). Едва первый источник чакры исчез, а посреди моей комнаты появился шиноби Кумогакуре, остальные команды засады засуетились и спустя десяток секунд (наверняка потраченных на попытки вызвать по рации руководителя и других пропавших джонинов) стали стягиваться к центру построения, откуда и начали действовать мои диверсанты. Вот задница биджу! У кумовцев оказался еще один сенсор!
  Быстро запечатывая появляющихся пленных (руку на свиток - подача чакры, руку на свиток - подача чакры) и не обращая внимание на воспоминания развеивающихся клонов, потративших все запасы, я краем глаза следил за знаками черного двойника, отсчитывавшего минуты до находа туч. Обладая моим талантом сенсора и возможностью прыгать в тень, он отлично ощущал исчезновение возможностей к перемещению на большом расстоянии. К сожалению, использовать тьму в отсутствии источников света как огромную тень от туч пока не научился еще ни один Нара, и я в том числе. Последнего пленного еще функционирующие клоны утащили буквально из-под носа остальных, а я поспешно скатал тюремные свитки, убирая их в карман жилета и сняв барьеры, выскочил на улицу через окно. Пора удирать. Прыгая по крышам города в противоположном от засады направлении, я наблюдал, как исчезает свет звезд и луны, а моя тень бледнеет и практически исчезает, оставляя лишь почти неразличимый контур, где и прячутся клоны.
  Естественно, столь поспешное отступление не осталось незамеченным и четыре команды единым порывом бросились в погоню. Не трудно догадаться, что они связали мистическое исчезновение товарищей и внезапное движение цели засады. Ну и правильно, следуйте за мной и если все пойдет согласно плану, то вернусь в свою деревню один я. Буквально за минуту выбравшись за пределы городка, я сосредоточился и вытолкнул из тенкецу ровно столько чакры, сколько должен был ощущать сенсор преследователей, создавая каге буншина. По собственному опыту знаю, что одинаковые источники чакры наслаиваются друг на друга, если находятся рядом, так что никто ничего не должен заподозрить. Пробежав еще около пяти километров по прямой и не давая сократить расстояние кумонинам, я кивнул двойнику и мы разошлись под прямым углом в разные стороны. Буквально через минуту разошлись и преследователи. В тот же самый момент я использовал каварими на ощущение своей чакры, оставляя двойника против трех команд, а сам продолжил удаляться с одной на хвосте почти без заминки. Использовать таким образом замену на несколько сотен метров стало получаться только недавно, но сенсор не должен заметить ничего подозрительного, кроме относительно небольшой вспышки чакры.
  Спустя десять минут бега, я начал постепенно замедляться, позволяя взбешенным преследователям, явно выкладывавшимся на все сто, начать сокращать разрыв. И словно почувствовав проявленную слабость, четыре источника чакры разгорелись еще ярче и прибавили скорость.
  - Да, расходуйте как можно больше, чтобы облегчить мне задачу! - оскалился я в кровожадной ухмылке.
  В итоге, когда и обычный шиноби уже заметил бы погоню, я остановился посреди довольно чистой равнины, покрытой травой насколько хватало взгляда во все стороны. Пожалуй, получится неплохое поле боя. Развернувшись к уже видимым во тьме позднего вечера бегущим фигурам, я создал двойника и приготовился к драке. Но вопреки ожиданию, команда под предводительством высокой темной женщины с белыми волосами (более мелкие детали было не различить) не атаковала с ходу, а остановилась метрах в двадцати. И если джонин выглядела не уставшей, то чунины дышали заметно тяжело, явно не привыкнув к подобным скоростным забегам. Добавив чакры к глазам, я присвистнул, различив лицо стоящей между двумя парнями блондинки.
  - Ну надо же, даже финалистку экзамена на чунина притащили на охоту за моей задницей! - насмешливо фыркнул я.
  - Ничего личного, сенсей, просто выполняю приказы, - пожала плечами куноичи, вытаскивая танто из ножен.
  - Это ты ответственен за пропажу наших команд? - решила подать голос джонин.
  - Может да, может нет, кто знает? - пожал я плечами.
  - Предлагаю тебе сдаться и добровольно пойти с нами, - скрипнула зубами женщина, игнорируя мою подначку.
  - Уже бегу оказаться в лапах Кумо, чтобы меня убили или использовали как бычка-производителя, чтобы улучшать породу ваших бойцов, - фыркнул в ответ, не принимая предложение всерьез.
  С самого начало было ясно, что она тянет время, чтобы дать восстановиться подчиненным и не более того.
  - Тогда я с удовольствием надеру вам задницу, клоны вы или нет, - сверкнула джонин оскалом белоснежных зубов в темноте и встряхнув руками, окуталась покровом молний.
  - Райтон но Йорой!
  Яйца биджу! Теперь понятно, какого хрена команда этой тетки оказалась в преследователях одна!
  - Возьми чунинов, - отрывисто приказал двойнику, лихорадочно ускоряя ток чакры в теле до предела и быстро складывая четыре печати, - Чидори Нагаши!
  Несмотря на то, что я ни на мгновение не отрывал взгляда от фигуры куноичи, да еще и подсвеченной райтоном, стремительный рывок вперед все равно почти застал врасплох. Нырнув под рукой, пронесшейся в том месте, где еще мгновение назад находилась моя голова, я откатился в сторону и ответил очередью шурикенов из печати на ладони, мимоходом отметив результативность собственного покрова - током от задевшей ауры Райтон но Йорой меня не долбануло.
  - Неплохо, - рыкнула джонин, тормозя и плавным движением разворачиваясь.
  А я с некоторым облегчением понял, что куноичи явно не до конца освоила использование этой убийственной техники, если при увеличении скорости и рефлексов, еще страдает от влияния инерции тела. Помнится, Эй таким недостатком во время четвертой ВВШ не страдал. Но даже так, продемонстрированная скорость лишь чуть-чуть не сравнялась с уровнем Мито-чан! Джонин снова бросилась вперед, но я успел за доли секунды до этого кинуть на землю бумажку, ставя кеккай.
  - Гах! - куноичи с хрустом сломанного носа впечаталась в возникшую стену барьера и проломив его, получила мощный удар в живот.
  Последующий выпад коленом в лицо она уже успела заблокировать, игнорируя боль и тут же ответила, задев плечо, несмотря на попытку уйти в сторону. От сильнейшего удара меня развернуло и прямой выпад обрушился на ребра прежде, чем удалось разорвать дистанцию. Заваливаясь в ту же сторону, чтобы смягчить вред и уходя перекатом вне досягаемости еще не разогнувшейся куноичи, я блокировал болевые сигналы и про себя порадовался укрепленным костям, до предела накачанным чакрой - более слабого шиноби уже переломало бы.
  - Кха, ублюдок! - выругалась джонин, со свистом втягивая воздух и сплевывая кровь. - Как мул копытом лягнул!
  Разгибание ей далось с явным трудом.
  - Уж кто бы говорил - чуть кости в труху не размолола, хренова копия Тсунаде Сенджу! - отозвался я, поднимаясь на ноги.
  Левая рука слушалась не очень и я быстро приложил окутавшуюся зеленым ладонь к поврежденному месту. Пары секунд передышки вполне хватило, чтобы восстановиться до приемлимой кондиции.
  - Ксо! Забыла про ирьёнина, - воскликнула беловолосая, - больше такой ошибки я не допущу!
  И верная собственному слову, насела на меня, обрушивая град ударов руками и ногами, но так стремительно уже не кидалась, закономерно опасаясь подлянки. Вот только я уже немного приноровился к скорости тайдзюшницы и прямолинейному стилю, с трудом, но уворачиваясь и отводя удары в сторону, предельно сосредоточившись на противнике. Конечно, получалось не всегда, но напитанные чакрой мышцы достойно выдерживали скользящие удары ценой гематом и ушибов. О чем-то большем, нежели редкие контратаки не могло быть и речи. Из-за этого я чуть не пропустил пришедшие воспоминания развеянного клона, но оскаленная пасть кошки из молнии в последние мгновения жизни каге буншина заставили осознать глубину жопы на подходе. Чудом не поплатившись за долю секунды отвлеченного внимания, я немыслимо изогнулся, пропуская сокрушительный пинок мимо уязвимого места любого мужчины. Хрустнув протестовавшим позвоночником и практически растяную шпагат, я лягнул противницу в грудь одновременно с мощным выбросом чакры из тенкецу ноги. Несмотря на поставленный блок скрещенных рук, ее приподняло и отбросило назад и вверх. Не теряя времени, я одной рукой уперся в землю, возвращая вертикальное положение, а другой рванул с пояса средний из пяти свитков. Его край так и остался зафиксированным шнуровкой, способствуя скорейшему разворачиванию внутренней стороной от меня. Чувствуя, как сбоку приближается ослепительный сгусток чакры, я развернулся и впечатал пальцы второй руки во внешнюю сторону свитка.
  - Фуиндзюцу: Фука Райин!
  Трехметровая копия биджу и мяукнуть не успела, как вспыхнувшие иероглифы засосали ее внутрь печати. Свиток начал сам сворачиваться, возвращаясь в исходное положение, но я уже создал нового каге буншина (добить выдохшихся чунинов) и повернулся в сторону отброшенной куноичи, готовый отражать новую атаку. Но этого не понадобилось - она как раз поднималась с земли, бережно придерживая явно сломанную левую руку. Я с облегчением отметил, что Райтон но Йорой с джонина слетел, впрочем, как и моя защитная техника райтона. Пришлось срочно этот промах исправлять.
  - Ксо! Да что ты за монстр такой! - оскалила белоснежные зубы противница.
  
  Глава 37.
  
  - Монстр? - недоуменно наклонил я голову.
  - Никто не может по голой силе и скорости соперничать с Райтон но Йорой! А уж вывернуться из безвыходной ситуации не получив и пореза - тем более! Невозможно настолько контролировать свое окружение с точностью до секунды во время такого интенсивного боя! - прошипела противница, окутываясь молниями.
  - Ну так, я же монстр, - только и пожал на это плечами, бросаясь в атаку.
  Несмотря на то, что преимущество по характеристиками по-прежнему было у куноичи, с одной сломанной рукой, ситуация поменялась кардинально и владел инициативой уже я. Пусть за пару минут сшибки не прошло ни одного прямого удара, но приобретаемые ссадины от скользящих заставляли противницу на мгновение замедляться, играя от обороны. И сразу же вылез крупный недостаток ее стиля - излишняя заточенность на непрерывную атаку. В защите он был ниже среднего. Вот только, я не мог не то что вырубить джонина, но и нанести смертельный удар! Эта женщина оказалась слишком выносливой и с огромным запасом чакры (не меньше двух третей Сакумо, что уже само по себе достижение для куноичи), чтобы победить нахрапом.
  - Две секунды, - произнес я, делая шаг назад и незаметно метая за спину-вбок печать.
  - Что? - недоуменно спросила получившая передышку джонин, но полыхнувшая вспышка затавила на мгновение ослепнуть.
  Она тут же напряглась, пытаясь двинуться, но проявившиеся тени позволили клонам спеленать противницу и удерживать очень короткое время. Только этого и ждавший, я вскинул руку из рукавов плаща вылетели десять золотых цепей и мгновенно спеленали дернувшуюся назад куноичи. Тень ведь можно и создать с помощью подручных средств, пусть и на короткое время. Воспоминания потративших всю чакру клонов заставили меня вздрогнуть, но не потерять концентрацию. Все же, пытаться удержать в хидзюцу настолько сильных врагов очень сложно и затратно. Тяжело дыша и не обращая внимание на ошеломленное лицо противницы, я ринулся вперед и мгновенно достав из поясного кармашка пару печатей, оголил живот женщины, шлепнув одну бумажку на солнечное сплетение, а затем и вторую на лоб. Куноичи обмякла, а я получил возможность осмотреться, сразу отметив затухание источников пары чунинов. Значит, с ними второй каге буншин разобраться все же смог. Повернувшись к еще живой девушке, я застал немного забавную и мелочно-мстительную ситуацию.
  - Ничего личного, ты просто следовала не тем приказам, - произнес мой двойник и с силой опустил кулак, вырубая основательно побитую и окровавленную в нескольких местах блондинку.
  - Хоть все сражение и длилось около пяти минут, но устал настолько, будто прошел целый час, - тяжедо вздохнул, подходя к нему.
  - Заломал? Я и не сомневался, - кивнул клон.
  Еще одна волна воспоминаний заставила нас дружно застонать - развеялся каге буншин, водивший за нос оставшиеся три команды. И что самое хреновое, так это почти нулевой результат - он заставил кумовцев здорово побегать и потратить немало чакры на буквально град техник, но ни одного человека прибить не смог. Их оказалось слишком много для одного, да еще и с запасом чакры не самого сильного джонина. Не спас положение даже вовремя начавшийся в той стороне дождь. Значит, скоро можно ожидать еще двенадцать бойцов на помощь платиновой блондинке. Просто прекрасно!
  - Притащи трупы, я пока упакую пленниц, - махнул я рукой двойнику.
  Развернуть свиток, приложить руки, пуф, свернуть и убрать обратно. И раз осталось немного времени, то стоит подготовиться просто для страховки.
  - Думаю, эти трупы нам еще пригодятся, - сообщил я, притащенных за шкирки чунинов.
  - Шикон но дзюцу? - предположил каге буншин.
  - Вариация без ключа, - уточнил я. - Учитывая, как далеко мы разбежались, то времени как раз хватит.
  - А мне что делать?
  - Держи, - сунул копии в руку четыре бумажки Фуиндзюцу: Сейчуу Ракоу Кангоку (тюремный барьер молний), - расположи в траве и как следует замаскируй - может удастся отрезать хоть часть от основной группы, если придется отступать.
  Использование пятидесяти семи ручных печатей запомненной, но не отработанной толком техники на двух телах, это на самом деле довольно приличное количество времени (особенно учитывая одну осечку), не говоря уж о солидных затратах чакры. Но я все равно удивился, когда отойдя от второго трупа, засек на границе чувствительности три источника, на очень приличной даже для сильных бойцов скорости приближавшихся к месту недавней битвы. Учитывая расстояние в несколько десятков километров, что должны были иметься между тем местом, где развеялся каге буншин и мной, то здесь они оказались как-то даже чересчур быстро.
  - Притворяетесь без сознания, - скомандовал я реанимированным трупам. - И ждете своего момента.
  - Есть босс!
  Чунины развалились на земле, а я отвесил им по паре несильных удоров ногой и до секунды рассчитав движения, достал кунай и приготовился нанести "добивающий" удар. Но, как и ожидалось, просвистевшая куча железа заставила меня отпрыгнуть несколько раз в сторону, а спустя мгновение перед "жертвами" приземлились трое джонинов. Два мужика встали в защитные стойки с мечами (танто и простой прямой меч) в руках, а еще одна блондинка в плаще сразу же кинулась к раненым, окутывая руки медицинской чакрой. Даже несмотря на темноту и расстояние в пару десятков метров, я отлично заметил бурное дыхание троицы. Как и изрядно потраченные запасы чакры, по сравнению с началом погони.
  - Как парни?
  Хрипло спросил один шиноби, кидая за спину быстрый взгляд.
  - Состояние критическое, но жить будут, если у меня будет время, - ответила неожиданно грубым голосом женщина, не отрываясь от работы.
  - Где Сая-сама? - быстро огляделся второй, не выпуская меня с клоном из поля зрения.
  - Кроме этих двоих я не чувствую никого живого вокруг, - отозвалась куноичи.
  - Поверить не могу! Сая-сама проиграла..., - едва слышно пробормотал первый шиноби, невысокий крепыш с кремового цвета кожей.
  - Этот парень на твой взгляд выглядит уставшим? - тихо спросил второй, сосредоточенно меня осматривая.
  - Да не похоже, - так же тихо хмыкнул его напарник.
  - 'Поможем Сае-сама, поможем Сае-сама', - передразнил более высокий мужик с танто, - а теперь уставшие и без большей части чакры, мы - покойники!
  Его сосед ничего не ответил, лишь покрепче сжав рукоять меча. Неожиданно появилась еще одна слабая засветка чакры, приближавшаяся довольно быстро. Кто-то из чунинов такой резвый?
  - О нет, только Юи здесь и не хватало! - неожиданно вскинула голову и простонала ирьёнин, тоже засекшая постороннего.
  - Ксо! - выругался джонин с танто.
  Чувствуя себя если не хозяином положения, то хотя бы выигрышной стороной, я решил подождать и посмотреть, что случится дальше - небольшая перепалка между кумовцами оказалась довольно забавной, да и тучки начало разгонять неожиданно поднявшимся ветром, не доведя дело до дождя. Я лишь переместился еще немного назад, чтобы иметь возможность наблюдать за всеми присутствующими. Приближавшаяся фигура вполне очевидно принадлежала девушке, а копна белых волос напомнила недавно побежденную женщину.
  - Ка-чан... хах-хах... где... ха... она? - подбежавшая смуглая куноичи остановилась чуть позади пары шиноби, но даже несмотря на очевидную усталость, легкое чакроистощение и сбитое дыхание, вертела головой по сторонам.
  - Юи-чан, - предостерегающе сместился в ее сторону крепыш.
  - Ты, - нашла меня взглядом девушка, - где моя ка-чан?
  - И кто же это может быть? - вопросительно приподнял я бровь, про себя радуясь только показавшейся луне и теням от нее.
  - Не придуривайся! Она лидер этой команды! - буквально прорычала чунин с искаженным яростью лицом.
  - О, та шоколадная милашка, которая чуть не надрала мне задницу? - слегка наклонил я голову в бок, словно задумавшись. - Она проиграла и на данный момент недоступна, но не волнуйся, скоро ты сможешь с ней встретиться.
  - Убью! - взревела девушка, окутываясь слабым подобием техники матери.
  - Юи, нет! - но джонин не успел поймать ринувшуюся вперед куноичи, опоздав буквально на мгновение.
  Бесстрашно глядя на преодолевшую три десятка метров дурочку, я вздохнул и поднял руку в универсальном жесте остановки. И в тот же момент она застыла, не добежав до цели всего пару метров.
  - Идиотка, он же Нара! - простонал крепыш, треснув себя по лбу.
  Угу, и она забежала прямо в мою тень. Сама. Без комментариев. Вздохнув, я сделал знак клону.
  - Джиго Джубаку но Ин (печать собственного проклятия)! - двойник оказался рядом с ней и прикоснулся к открытой шее пальцами.
  По коже во все стороны тут же побежали символы и парализованная смуглянка повалилась на землю, не способная пошевелиться. Каге буншин поднял ее за шиворот и отшвырнул в сторону.
  - Теперь, когда нам больше не мешают, и вы уже достаточно отдохнули..., - развернулся я к кумонинам, скидывая плащ на землю и прекращая маскировать чакру.
  Даже в неверном свете луны было заметно, как побледнели джонины.
  - Полагаю, мирно разойтись уже поздно? - сглотнув, спросил тот, что повыше из пары шиноби.
  - Боюсь что так - мне уже хватит награды в тридцать миллионов рё от Ивагакуре, - покачал я головой, - получить соразмерную еще и от Райкаге будет слишком напряжно, а так свидетелей нет и виновник непонятен, даже если подозрения имеются.
  - А я ведь говорил - не имеет смысла так торопиться, - сморщился крепыш и начал осторожно смещаться по кругу.
  - Норико-сан, оттащите этих двоих подальше, - приказал второй шиноби женщине, напружинившись и пустив молнии по мечу.
  Довольно усмехнувшись, я показательно поднял руку и пафосно щелкнул пальцами.
  - Фас.
  И в тот же момент внезапно "ожили" почти забытые чунины, взорвавшись движением. Тот, которого лечила куноичи, неожиданно перехватил ее руки, а второй коротким рывком с положения лежа оказался у нее за спиной и прикоснулся к затылку. Оборвав только начавший вырываться крик, женщина сложилась кучкой на землю как марионетка с обрезанными ниточками.
  - Что?
  Не ожидавшие нападения сзади и тем более от своих полумертвых коллег, джонины потеряли инициативу и немного растерялись, не зная кого атаковать. Только этого и ожидавший, я успел воспользоваться моментом. Может быть они и использовали болтовню как способ хоть немного отдохнуть и восстановиться, но и я не стоял без дела - выпустив пару тонких теней назад, я потихоньку делал ими большой круг, заключая кумонинов в ловушку. Мне оставалось только замкнуть круг за их спинами и как следует выложиться по чакре. Огороженное пространство мгновенно затопило тенью, парализуя двух джонинов. Правда, куклы чунинов успели обзавестись по паре кунаев в теле, вновь став мертвыми, но кого это волнует?
  - Что за хрень? - воскликнул крепыш. - Нара на такое не способны - я с ними не раз сражался!
  Я вздохнул - и почему все думают, что необходимо обязательно вытягивать свою тень до противника, чтобы его поймать?
  - Можете считать, что вам не повезло напороться на необычного Нара, - пожал я плечами, сужая тени до двух теневых дорожек ради уменьшения затрат и передавая клону четыре бумажки с печатями.
  После перевода джонинов в бессознательное состояние, я убрал еще больше подпорченные трупы в свиток и оставив караулить пленников клона, я стартовал в ту сторону, откуда все кумонины и появились. Пора было завершать эту фигню с засадой, разобравшись с остальными чунинами и наконец заняться лечением. Практически уверен, что за относительно короткую драку я успел обзавестись не одной трещиной в костях и уймой гематом и ушибов. Несмотря на целостность одежды, куноичи, использовавшая Райтон но Йорой здорово меня помяла.
  На этом фоне, пять шиноби и три куноичи совсем не впечатляли - я налетел, с помощью нескольких каге буншинов повырубал всех мощными ударами (и даже немного перестарался, проломив череп одному и сломав шею другому из-за того, что заморачиваться с медленными способами не хотелось). Спешащие чунины даже не успели нормально среагировать на мою скорость и тем более, применить какие-то техники, несмотря на свое количественное преимущество. Может быть в команде с сильным джонином они и стоят чего-то, но не сами по себе. Мой клон делает таких вот слабачков с гарантией. Только убедившись, что последние из тридцати двух кумонинов действительно здесь, и никто не успел удрать, унося с собой сведения о случившемся, я позволил себе немного расслабиться и замедлить ток чакры, снижая нагрузку на тело. Несмотря на вроде бы прошедший без больших погрешностей план, нервы за последний час потрепались достаточно и захотелось вернуться в снятую комнату, немного отдохнуть. Осталось только решить, как упаковать еще десятерых пленных, когда в тюремном свитке осталось только четыре места.
  
  Глава 38.
  
  Обратная дорога прошла почти так же спокойно, как и в страну Горячих Источников, за исключением разве что встречи с патрульной командой на нашей границе, но мы остановились, поболтали немного (после почти месяца дежурств, свежим новостям из дома всегда обрадуешься) и разошлись в разные стороны. Единственным моим переживанием была вероятность ёкнуться сделанного на коленке тюремного свитка одноразового действия. Все же, обычная бумага для фуин не предназначена для подобного использования и может выгореть из-за слишком большого количества чакры. Правда, я в них засунул самых слабых чунинов, но лучше было не рисковать и оказаться дома как можно быстрее.
  Отметив прибытие на воротах, я прямым курсом устремился по крышам в сторону башни Хокаге и сдав в канцелярии документ с отметкой о выполнении доставки, получил деньги в кассе. На столь простых миссиях С-ранга даже не требовалось писать отчет, потому, сразу же после этого, я направился домой, желая только избавиться от опасного свитка и как следует помыться. Немного выпить за выкручивание из опасной ситуации было бы неплохо, но все стратегические запасы спиртного были поглощены при праздновании дня рождения и до сих пор не восстановлены.
  
  ***
  
  - Хирузен, надо поговорить, - без стука вошел в кабинет Хокаге лидер Корня.
  - Поговорить? - выгнул бровь Сарутоби, но оценив еще более серьезное чем обычно лицо старого друга и товарища, жестом выгнал охранников Анбу и поднял барьер. - Что случилось?
  - Нара вернулся, - сообщил Данзо.
  - Нара? - на мгновение нахмурился Хирузен, вспоминая о ком речь. - Разве Кумо о нём не позаботились? Что случилось?
  - Последнее сообщение от моих наблюдателей было о трех с лишним десятках шиноби недалеко от городка, где остановилась цель, - покачал головой одноглазый шиноби, - после этого никаких сообщений не поступало, а около двух часов назад, Нара закрыл миссию и, получив деньги, удалился в клановый квартал.
  - То есть, ты хочешь сказать, один мальчишка разобрался с почти четырьмя десятками бойцов, не дав никому даже сбежать, и это при наличии сенсоров Корня с прикрытием, после чего вернулся, как ни в чем не бывало в деревню? - вскинул брови Хокаге.
  Даже много повидавший ветеран, прошедший две великие войны шиноби, отказывался верить в столь невероятное предположение.
  - Что конкретно там произошло - мне неизвестно, но мальчишка не выглядел побывавшим в бою, - на мгновение скривился Данзо, - я уже отправил своих людей разведать обстановку, но сомневаюсь, что удастся найти что-то конкретное о произошедшем спустя столько времени. Одна надежда на случайных свидетелей, но шансы... ты сам понимаешь, - он развел руками.
  - Будем надеяться, осмотр тел что-нибудь даст, - кивнул Хирузен, - жаль, кумовцы не справились с задачей и этот Нара до сих пор топчет землю.
  - Следовало раньше от него избавляться, - сверкнул глазом глава "Не", - а я ведь предлагал прямое устранение да и возможности подходящие имелись.
  - И привлечь излишнее внимание кланов, с ним связанных? - не удержался и фыркнул Сарутоби, откидываясь на спинку кресла и шаря по карманам в поисках трубки. - Тройной союз и эта проклятая Узумаки носом землю будут рыть в поисках виновных устранения их гениального мальчика, - забив табак в трубку, он поджег ее небольшим выбросом катон чакры из пальца и глубоко затянулся. - Нет, пока ничего предпринимать не будем, тем более, награда от Ивы за его голову очень приличная и многие захотят ее получить.
  - Предлагаешь торговать информацией желающим через верного человечка? - хмыкнул Шимура.
  - Да, но только самым перспективным и много позже - куча "случайных" встречь может заставить Нара начать копать самим в поисках предателя, - помахал рукой Хирузен, пыхая клубами ароматного дыма, - а так хоть прибыль будет, если уж от этой занозы не удалось избавиться сразу и без следов. Тем более, пока юнец не лезет в политику и не представляет особой угрозы, в отличие от Сакумо, - с намеком взглянул он на собеседника.
  - Я работаю над этим, - кивнул одноглазый шиноби и предложил, - тогда занять этого гения чем-нибудь, чтобы поменьше времени крутился около джинчурики и Узумаки. Или попробовать надавить и завербовать?
  - Пока нечем, а насчет занять - подпишу повышение до токубецу джонина и в ближайшем выпуске академии надо ему вручить самую худшую команду, - ухмыльнулся Хокаге, - желательно всех девочек, чтобы побольше трясся над ними и вытягивал бездарностей хотя бы до уровня чунина.
  - Хорошая идея.
  - Тогда можно будет исключить полукровку из наших раскладов года на три-четыре, да и потом возможны различные, очень интересные варианты...
  
  ***
  
  Я успел буквально к последним секундам - чернила уже начали потихоньку выжигать бумагу, так что в тот момент, когда я лихорадочно распечатывал пленных, свиток вспыхнул пламенем и уничтожился, выбросив из себя последнего чунина в перемолотом состоянии. Еще хорошо, вовремя сработала защита подвала-лаборатории-испытательного полигона, упаковав участок и все его содержимое в каменную табличку, вставленную в пазы пола. Пусть такие предохранители одноразовые и нуждаются в смене после каждого срабатывания, зато и уровень защиты надежный - запечатают даже взрыв десяток усиленных кибакуфуд, не дав распространиться взрыву. Правда, утилизация таких штук очень геморройная и опасная, но на что еще нужны техники клонов, как не для подобного рода работ? Оставив сортировку, обследование на предмет сюрпризов, шмон и обработку всех пленных на четырех каге буншинов с приличным запасом чакры, я направился к лестнице из подвала - следовало хотя бы сообщить Сае, что я вернулся и наконец, принять ванную.
  
  ***
  
  - Проходи Рью-кун, - поднял голову от бумаг Шенесу с выражением вселенской скуки на лице, когда я заглянул в его кабинет.
  - Ты хотел меня видеть, джи-сан? - спросил я, приземляясь в скрипнувшее под моим весом кресло для посетителей.
  - Да, есть несколько тем для разговора, - зевнул глава Нара, - и вот первая.
  Он достал из ящика стола характерного вида жакет и перевязанный лентой свиток с печатью Хокаге.
  Наверное, мой вид был слишком удивленный, поскольку дядя счел нужным пояснить:
  - Вчера передали из канцелярии Хокаге, но поскольку ты был занят вечером в лавке, я не стал спешить.
  Озадаченно кивнув - потому что не ожидал получить повышение так скоро и без особых трудностей, если вспомнить тягомотину до этого - я положил жакет на поручень рядом и сломав восковую печать, прочел содержимое. Действительно патент токубецу джонина на Рью Нара за выдающиеся заслуги на почве медицины. Вот ублюдок, а! Это же самый лажовый патент для ирьёнинов, которые ничем другим похвастаться не могут. Мне должны были вручить "за боевые заслуги" после той заварушки в пустыне или хотя бы полевой патент за участие в войне! Эта старая е***тая макака!
  - Что-то не так? - устало вздохнул Шенесу.
  Не говоря ни слова, я швырнул ему свиток. Прочитав использованную формулировку, он поморщился, но ничего не сказал. Формально, повода подкопаться нет, вот только подобное пренебрежение и вручение через третьи руки оставляет осадочек. Думаю, в этой реальности Ино-Шика-Чо не будут столь твердо поддерживать каждое решение Сарутоби.
  - Ладно, в жопу этот патент, который мне уже нафиг не сдался, - подавил желание сплюнуть, переключаясь на другую тему, - я хотел обсудить с тобой одно начинание, которое может принести клану выгоду в долгосрочной перспективе - сам не потяну, а вот если подключить наших, то весьма велика вероятность успеха.
  - Ты о чем?
  - Думаю, про ситуацию с недостатком ирьёнинов осведомлены все, - начал я издалека, - наши инвалиды по пол года ждали своей очереди на лечение и то, в итоге, заниматься частью пришлось мне в свободное время. Это отвратная ситуация, учитывая то, что даже большую часть лекарств поставляет наш союз кланов практически на добровольных началах, а не закупается с оплатой из бюджета деревни. Поэтому, я предлогаю организовать свой собственный небольшой госпиталь преимущественно для внутреннего пользования и немногих чужаков, способных и готовых заплатить. Тогда мы не будем зависеть от загруженности главного госпиталя, нуждающиеся всегда будут получать помощь вовремя, рожать женщинам опять же станет возможно дома, что очень хорошо скажется на безопасности детей, и главное - постоянная и качественная профилактика всех членов клана и союзников, - сложив руки на груди, я серьезно посмотрел на Шенесу, - результативность и необходимость которой можно наблюдать на примере наших ветеранов.
  - Ну а где мы возьмем этих самых ирьёнинов для госпиталя? - вздохнул дядя, но несмотря на его не очень заинтересованный вид, я понял, что подобная возможность заставила главу Нара начать шевелить мозгами, подсчитывая плюсы и минусы идеи, а так же возможные пути реализации. - На деревьях они не растут, а своих ирьёнинов сейчас имеется всего три штуки, включая и тебя, против одиннадцати до войны.
  - Конечно, ты прав, поэтому я думаю, надо их вырастить самим - это будет гораздо выгодней, надежней и проще, чем переманивать уже состоявшихся, пусть более дорого по исполнению и дольше, - предложил дяде, - в приютах полным полно талантливых детей, достаточно отобрать лучших и взять под протекцию клана. Из-за недавних потерь у нас достаточно свободных домов на клановой территории, потому перестроить один из них под жилье для ребятишек не составит труда, часть не профильного обучения смогут взять на себя наши ветераны, а остальным займусь я и другие наши ирьёнины, - рассказал я набросок плана внимательно слушавшему родственнику. - Пусть придется основательно вложиться и ждать первых результатов задумки несколько лет, но и имеется при этом множество плюсов. Приютские дети уже вдоволь хлебнули тяжелой жизни, потому способны по достоинству оценить такое предложение и все удобства принадлежности к клану, потому будут стараться не за страх, а за совесть, чтобы вдруг не отправили обратно. Благодаря тому, что мы возьмем таких малышей до того, как их запишут в академию шиноби, имеется возможность снять все сливки, пусть и только в первый раз - потом нам едва ли позволят это провернуть повторно тот же Хокаге и Данзо, - пояснил я вопросительно вздернувшему бровь Шенесу. - Соответственно, воспитывая сирот, можно привить им правила и взгляды клана намного легче, а в случае с девочками это будут еще и вероятные будущие жены, воспитанные в нужном ключе и выросшие на наших глазах. Но самое главное преимущество - они не будут шиноби и Хокаге просто не сможет послать на убой наших ирьёнинов, сведя всю многолетнюю проделанную работу к нулю. И между тем, клановый квартал обретет группу поддержки и последнюю линию защиты для не способных сражаться женщин, стариков и детей. Необходимо только заняться правовым вопросом, что тебе будет легче решить, набрать кандидатов - это уже на мне, и вложить деньги в недвижимость, - подвел я итог.
  - Это очень даже реалистичный план, пусть и нуждающийся в некоторой доработке, - озвучил свой вердикт дядя, после нескольких минут напряженных размышлений, - получаемые преимущества намного перевешивают недостатки.
  - Только необходимо держать все в строжайшей тайне даже от союзников до самого последнего момента, когда нам уже просто не смогут помешать, - предупредил я Шенесу.
  - Не доверяешь? - понимающе спросил он.
  - Учитывая тот факт, что среди Яманака и Акамичи имеются сторонники Данзо, не говоря уж про его давнего напарника Акамичи Тофу, то достаточно пары слов, чтобы весь план накрылся медным тазом - ведь именно из приютов идут дети, что отучившись в академии набираются в личную армию Шимуры и Анбу. Сомневаюсь, что старики потерпят, если кто решит залезть в их кормушку и заранее снять все сливки. А уж если и остальные кланы последуют нашему примеру...
  - Хорошо, я продумаю детали, аккуратно разузнаю правовые вопросы, а ты пока присмотри возможных кандидаток и кандидатов, отдавая преимущество первым, - решил Нара. - Деньги я найду и с ветеранами поговорю.
  - Отлично, со своей стороны я выделю десять миллионов рё на первое время и позабочусь о защите на дом, - кивнул ему и поднялся на ноги, - если на этом все, то не буду больше отнимать времени.
  - Подожди, Рью-кун, есть еще кое-что, - остановил меня глава.
  - Что именно, джи-сан? - опустился я обратно, вопросительно на него посмотрев.
  - Пусть данная тема слишком проблемна, но я обязан спросить - не желаешь ли поработать инструктором клана? - устало вздохнул Шенесу.
  - Инструктором?
  
  Глава 39.
  
  - Инструктором? - не понял я. - Подучить желающих основам ирьёдзюцу и первой помощи? Ну, в принципе, время можно найти...
  - Нет-нет, - замахал руками Шенесу, - не это!
  Он устало потер лицо и прямо взглянул на меня.
  - Ладно, скажу как есть - в ближайшее время мне необходимо найти подходящего постельного инструктора.
  - Что? - отвесил челюсть в изумлении. - Нафига? И при чем тут я?
  - Нафига? - передразнил меня дядя. - Затем нафига, что прошлый обзавелся семьей и детьми, а занимавшийся этим делом после него парень умер в конце войны. Еще повезло, что никто из куноичи не вошел в возраст в прошлом году, пока место было вакантным.
  - Нет, я не про то, зачем нам какой-то инструктор, когда тема отношений идет в программе кланового обучения? - нахмурился я.
  - К твоему сведению, соблазняют не только мужиков, но и женщин, и если мальчиков, только начавших замечать прелести противоположного пола, достаточно несколько раз сводить в элитный бордель, чтобы существенно уменьшить шансы подцепить на крючок, то что ты будешь делать с куноичи? - язвительно поинтересовался Шенесу.
  - Эмм, бордель? - неуверенно предположил я.
  - Доверить клановых женщин посторонним? - фыркнул глава Нара.
  - Подожди, но почему я ничего такого не помню? - недоуменно спросил у него.
  - Потому что кое-кто оказался слишком быстрым и сам подсуетился во время академии еще до поднятия такого вопроса, - насмешливо усмехнулся дядя, - да о наличии у тебя женщины на стороне, спустя пару дней, узнало пол клана, а остальные еще через день.
  - Че... кхем... через два дня? - аж закашлялся я от такой новости.
  - Делай моську попроще, когда возвращаешься после бурной ночки, - расплылся в лыбе Нара, - а то аж светился весь даже через свою маску.
  Огромным усилием воли удержав лицо в спокойном состоянии и спешно перекрыв ток крови к коже головы, я смущенно отвернулся. Деревня! Коноха - одна большая деревня!
  - И вы не попытались выяснить, кто это? - спросил после неловкой паузы.
  - Ну, на семейном совете было решено, что ты парень самостоятельный и ответственный, так что не совершишь глупостей, потому и не вмешивались, несмотря на желание имото-чан "найти потаскушку и разорвать на мелкие клочки", - пожал плечами Шенесу, - как видишь, это не было ошибкой.
  - Ну спасибо! - скривился я.
  Хотелось провалиться сквозь землю, вспоминая собственную непоколебимую уверенность, что удалось облапошить окружающих.
  - Кстати, хорошее решение с Хьюгой, - между тем продолжил дядя, - но надеюсь, про детей мне не надо напоминать? Ссориться с таким большим кланом нам все же не с руки.
  - А эти-то подробности вы откуда узнали? - не удержался я от фейспалма.
  Не думаю, что детали разболтала Сая - она вполне умеет держать язык за зубами.
  - Рью-кун, - с жалостью посмотрел на меня глава Нара, - может быть мужчины нашего клана славятся огромной ленью, но не официально, женщины считаются самыми большими сплетницами Конохи, так что выведать по обмолвкам знакомых и подружек из Хьюг полную картину не составило труда, а потом уже Сетцура-чан меня просветила.
  - Ну-ну, не надо запугивать Рью-куна, - раздавшийся от двери голос только что упомянутой куноичи заставил нас вздрогнуть и про себя помянуть слишком надежную защиту кабинета.
  - Запугивать? Я всего лишь по дружески просвещал племянника, - прикинулся валенком Нара, сутулясь в кресле.
  - А-на-та (дорогой), - угрожающе, почти пропела женщина, присаживаясь на подлокотник моего кресла, - давно со мной не тренировался в полный контакт? Хватит тут рассказывать небылицы.
  - Проблемно, - вздохнул Шенесу и тут же нырнул под стол от свистнувшего сенбона, впившегося в спинку кресла.
  - Что я говорила насчет твоей любимой фразы? - сощурила глаза куноичи.
  - Извини, Сецура-чан, вырвалось, - отозвался вернувшийся на место дядя, с печальным взглядом выдернув спицу.
  Присмотревшись, я заметил множество очень похожих дырочек рядом.
  - А еще мужчины Нара известны как жуткие подкаблучники, хотя это прямо зависит от количества лени в каждом из них, что тебе явно не грозит, - ухмыльнулась тетя, обнимая меня за плечи, - вот бы и остальные наши мужчины были хоть на треть столь же трудолюбивы.
  - Это физически невозможно, - пробормотал глава Нара и дальновидно вновь нырнул под стол.
  Досадливо цикнув, куноичи убрала мгновенно появившиеся между пальцев свободной руки иглы и потрепала меня по голове, с удовольствием перебирая густые и тяжелые пряди шелковистых волос. Обычно не обращая на это внимание, я неожиданно почувствовал себя от такого соседства немного неуютно.
  - Так о чем вы там говорили? Твоих интрижках? Про Кейко с Канаде и так известно всем желающим, а вот что насчет той Сенджу, что нанимала тебя для продолжительного наблюдения своей дочери? Между вами что-нибудь есть? Ведь иначе ты не продолжал бы бегать к ней так часто. Ты ведь утолишь мое любопытство, а Рью-кун?
  Нежно массирующие мне голову ручки немного напряглись, намекая на кару при попытках увильнуть от ответа. Ксо, попался!
  - Вообще-то, я собирался предложить Линли-чан в качестве главной кандидатки в списке возможных жен, - сразу раскололся я.
  Пусть сейчас не время, но скальп дороже, к тому же, когда-то эту тему все же пришлось бы поднимать.
  - А ее отдадут? - тут же вылез Шенесу.
  - Мито-сама обещала помочь, да и близких родственников у нее не осталось, - сообщил я и на всякий случай добавил, - за исключением дочери от неизвестного шиноби.
  - Очень интересный вариант, но ничего конкретного до совета со старейшинами сказать не могу, - пожал плечами оживившийся шиноби, - а что насчет ребенка?
  - Перейдет с ней, да и я не против - она уже настолько привыкла ко мне, что стала звать папой, - расплылся я в улыбке.
  Сецура наградила меня нечитаемым взглядом, а потом вдруг по девчачьи взвизгнула и впечатала мою голову в свою грудь.
  - Какой же ты лапочка! Как я завидую Сае-чан! И совсем не такой, как этот лентяй Шикаку, носа не показывающий домой, чтобы порадовать свою ка-чан! Весь в лентяя-папашу!
  Угу, если бы меня так строили и швыряли сенбоны по любому поводу, я бы тоже дома показывался редко. Хотя, в подавляющем большинстве случаев это вполне заслужено. Словив умоляющий взгляд Шенесу, я вздохнул, стараясь отстраниться от ощущения упругой груди, вжимавшейся в половину лица.
  - Сецура-об..., - слова застряли в горле, когда от тискавшей меня куноичи шибануло КИ и ноготки опасно впились в кожу, - Сецура-чан, - поспешно поправился я, - как насчет массажа, после того, как мы закончим с джи-саном разговор?
  - Того самого, от которого Сая-чан растекается лужицей? Шенесу со своим разговором подождет! - вскинулась тетя.
  - Знай я тебя немного хуже и подумал бы, что променяла на более молодого, - ворчливо пошутил шиноби, но под угрожающим взглядом тут же сменил тему, - если Сенджу согласны, то особых препятствий нет. Кстати, твоя четырежды прабабка была как раз из Сенджу - четырежды прадед ее соблазнил и увел из их главной крепости.
  - Учитывая нравы основателей до главенства Хаширамы, это было смертельно опасно - могли найти и порешить обоих самыми мучительными способами в назидание остальным, - хмыкнула Сецура, отстраняясь, - кстати, дед умыкнул мою бабку из Ивы как раз во время образования, а две пожилых близняшки, ты их видел, на самом деле из Мизу но Куни, и таких историй в каждом клане хватает. Как и своих уведенных куноичи, но об этом не принято говорить. Почитай семейные хроники, если интересно.
  Ну да, она же из потомственных Нара, а не со стороны пришла, потому и хорошо осведомлена о грязном бельишке клана.
  - Инструктора являются необходимостью, поскольку, лучше уж они влюбятся в кого-нибудь из Нара и перестрадают первую любовь без особых последствий, чем сбегут с первым проходимцем, что сможет вскружить голову и забраться в постель, - пожал плечами дядя.
  - А почему именно я? - все же спросил у него, подозрительно прищурившись - ну точно не просто так и у дяди имеется какой-то план, - нет других кандидатов?
   - Во-первых, это должен быть красивый мальчик, во-вторых - ирьёнин, по очевидным причинам, далее - уметь обращаться с женщинами в постели, быть чутким, терпеливым и предусмотрительным, - неожиданно начала перечислять и загибать пальцы куноичи, - ну и разница в возрасте не больше десяти лет.
  Понятливо покивав, я внезапно замер и подозрительно на нее посмотрел.
  - Остальное ладно, но вот с чего вы взяли, что я подхожу по третьим критериям?
  Опять ставший жалостливым взгляд родственника начал по-настоящему меня нервировать, а Сецура, без слов улыбнувшаяся и погладившая ладошкой по голове, вовсе не помогла развеять возникшие подозрения. Бл*, да есть ли хоть что-то известное двоим и неизвестное всему клану? Оставалось только порадоваться наличию на защите подвала проверки не только крови и чакры, но и аналога фуин-пароля, предусмотрительно мной прикрученного.
  - И даже если исключить второй пункт, из имеющихся кандидатов только ты, - устало вздохнул Шенесу, - еще трое погибли на войне, таким образом, из подходящих поколений для подросших тринадцати-четырнадцатилетних девушек никого и нет.
  - Подобная практика - обычное дело для кланов, через это прошла я, Сая-чан, другие наши куноичи, - похлопала меня по плечу тетя, - и для многих такие инструктора стали первой влюбленностью, пусть часто и безответной.
  Ее взгляд на мгновение затуманился, а на лицо наползла ностальгическая улыбка.
  - А как же тогда выкручиваются с бесклановыми? - после небольшого размышления, спросил я.
  - Обычно наставник водит парней в бордель, а с куноичи как повезет, - пояснил глава Нара, - но к таким, как правило, успевают забраться в штаны напарники да и на слабые цели почти не обращают внимание.
  - Кстати, это же еще одна из страховок, чтобы другие кланы деревни не переманили к себе перспективных бойцов, используя чувства к напарнику, - пояснила Сецура, - ко мне например, начал подбивать клинья напарник Учиха после того, как вчистую проиграл в тайдзюцу даже с активированным шаринганом, пусть и одного томое.
  Ну да, она же лучшая в клане и одна из лучших в деревне.
  - Учитывая, как за мной бегали в академии и буквально зажимали в углы в госпитале, не говоря уж про менее "активных" обычных поклонниц и просто ищущих выгодную пару, можешь этого мне не рассказывать, - передернулся я.
  Ощущать себя сочным куском мяса перед стаей голодных хищниц очень неприятно. Не хочу даже вспоминать худшие эпизоды. Со стороны это может показаться смешно, но вот жертве такой охоты отнюдь не весело!
  - Но по собственному опыту скажу, что есть две вещи, которые следует держать в голове инструкторам при выполнении своей работы, - предельно серьезно произнесла куноичи, внимательно смотря мне в глаза, - первое - что невинная девушка похожа на только распустившийся бутон, такая же хрупкая и ранимая, и вторая - предельно мягко и осмотрительно дать понять девушке, что ответных чувств не будет. Иначе можно вообще отвратить куноичи от всякой личной жизни или получить затаенную обиду, что при нашей профессии как бы не опаснее прямого нападения. Среди резкой и быстрой молодежи мало кто так может.
  - И много... эээ... нуждающихся? - если мне так старательно скармливают эту клановую должность, то должен быть подвох.
  - Две в следующем году, одна куноичи через два и еще трое через три года, - быстро ответил Шенесу.
  - Так мало? - удивился я.
  У нас же вроде побольше было детей одногодок противоположного пола при обучении, если мне не изменяет память.
  - Мальчиков вообще у нас рождается раза в два больше девочек, но и не все из последних выбирают профессию куноичи, - пояснил Нара, - кто-то ведь должен заниматься клановой специальностью и доходными делами, потому обычное обучение они проходят, но хидзюцу уже не обучаются, да и по силам не особо привлекательны для клановых шиноби.
  - Если честно, подумываю сказать нет на такое предложение, - и не в последнюю очередь потому, что предпочитаю сформировавшиеся прелести у партнерши, - но если вопрос с Линли будет решен положительно, то я стану инструктором, - предложил главе после некоторого размышления.
  В конце концов, возможность не скрываясь общаться с дочерью и называть ее своей, стоит намного больше, чем выделить несколько дней в году для неопытных девушек.
  
  Глава 40.
  
  Звякнул колокольчик открытой двери и я поднял голову, оторвавшись от упаковки печатей. Вообще-то, время было уже позднее и следовало закрывать лавку, но я немного задержался, желая добить намеченные дела до конца, чтобы завтра нормально отдохнуть, так что очень позднему покупателю повезло. Моргнув, я осмотрел вошедшего шиноби.
  - Сакумо-сан, - слегка поклонился наставнику Кушины, - слышал, вас можно поздравить? Получить генина в таком юном возрасте - не малое достижение.
  - Здравствуй и спасибо, Рью-сан, - кивнул Хатаке, - у Какаши действительно талант и я горд его достижениями.
  - Но не слишком ли рано? Ведь как не крути, а он еще ребенок, пусть и очень талантливый, - в сомнении покачал головой, - я мог закончить академию года на три раньше, но не стал именно из-за возможности не только наработать обширную базу, прежде чем выходить в поле, но и просто ради возможности вырасти физически.
  - Иногда я тоже об этом беспокоюсь, - вздохнул Сакумо, подходя поближе и облокачиваясь на стойку, - но и оставлять его одного дома тоже не выход.
  - Ну так с кем-нибудь из клана разве нельзя?
  - Учитывая какой у нас маленький клан? - печально усмехнулся джонин. - К сожалению, все взрослые заняты, а близких по возрасту детей нет, так что отправить Какаши в академию тогда показалось мне наилучшим выходом для повышения его круга общения, вот только столь стремительного выпуска даже я не ожидал.
  - Бывает, - пожал я плечами и сменил тему разговора, - ты зачем вообще зашел-то так поздно?
  - За тем, за чем к тебе обычно и заходят, - хмыкнул шиноби, - у меня образовалась срочная миссия и требуется пополнить запасы фуин.
  - Пополнить так пополнить, чего тебе?
  - Десяток стандартных комплектов, пять стояночных, несколько барьеров, по пять подавляющих чакру и парализующих, а так же один свиток последнего шанса, - перечислил Хатаке, заставляя подниматься мои брови все выше с каждым новым пунктом.
  - Ты на войну что ли собрался? - удивленно спросил ветерана, доставая с полок все названное.
  - В данном случае лучше как следует подготовиться, чем потом жалеть, - пожал он плечами.
  - Дело твое, мне же только выгодней побольше продать, - пожал я плечами, подсчитывая стоимость названного товара столбиком в блокноте, - в какую сторону собираешься?
  - Рью.
  Словив пристальный взгляд Сакумо я только пожал плечами.
  - Я ведь детали не прошу рассказывать, а интересуюсь общим направленим.
  - Мизу но Куни.
  - Тогда советую взять еще и это, - ткнул я пальцем в небольшой свиток, способный запечатать при должной сноровке даже сильнейшие техники суйтона.
  - Ну давай и таких еще пару, - скептически приподняв бровь, все же согласился он.
  Подведя черту, я вывел общую сумму, вычел скидку и развернул к шиноби. Присвистнув и покачав головой на количество нулей в получившемся ценнике, Хатаке распечатал из свитка деньги и оплатил покупку.
  - Ияку Фуин рабочая? - спросил, убирая стопки печатей в бумажный пакет и отдавая покупку джонину.
  - Практически полный запас, - благодарно кивнул он.
  - Тогда держи еще на всякий случай, - положил я на прилавок два свитка со знаками с внешней стороны.
  - Э?
  - В последнее время со стороны Кири приходят не самые радужные слухи, так что считай это небольшой предосторожностью с моей стороны, чтобы Куши-чан не пришлось менять наставника, - пояснил я на вопросительный взгляд Сакумо, - если не понадобится, то просто вернешь, но без владения суйтоном в той местности может прийтись туго даже тебе.
  - Что-то конкретное? - спросил шиноби, убирая свитки в пакет.
  - Говорят, что кланы наконец оправились от потерь в начале второй Великой Войны и собираются как следует пощипать границы Казе но Куни, в отличие от обычных набегов, а может даже и наши, - пересказал я редкие слухи, собранные клонами по злачным местам Конохи.
  Пусть я и не использовал их постоянно из-за риска засветиться перед владельцами додзюцу, но оставить где-нибудь в тени подслушивать такого шпиона буквально само напрашивалось.
  - Буду иметь ввиду, - кивнул шиноби и покинул лавку.
  Остается надеяться, что Хатаке не попадет в разборки чужих шиноби и благополучно вернется домой, а то сражаться против кирининов на их же территории очень проблематично, особенно с клановыми.
  
  ***
  
  Какая-то неправильность почувствовалась около защитного барьера вокруг дома и я прервал выполнение упражнений. Нахмурившись, попробовал сосредоточиться на ощущениях, но спустя мгновение этого не потребовась делать - из ближайшей тени показалось знакомая темная фигура, за ней вторая, и я расслабился. Блин, почти забыл про шпионов, оставленных в Суне, и судя по всем, запас их чакры подходит к концу.
  - В мою тень, - скомандовал им, а сам направился к дому.
  Пусть ма сейчас в лавке, а Кейко ей помогает, но лучше проявлять осторожность. Тем более, с тем мизером, что оставался у шпионов, необходимо срочно решать, что делать, иначе воспоминания многих месяцев слежки окажутся бесконтрольно втиснуты в мою голову и результат этого предсказать так просто не получится. Быстро смыв пот с тела, я спустился в подвал и поднял защиту.
  - Ну, давайте разбираться, - повернулся я к парочке шпионов, вновь показавшихся на свет, - кто из вас следил за ситуацией в Суне?
  Левый клон сделал шаг вперед и я понятливо кивнул.
  - Значит, тебя оставлю на потом и сперва разберусь со слежкой за Пакурой.
  Запечатав его в свиток, я вызвал обычного каге буншина и за несколько минут нанес на него стабилизирующие печати, чтобы излишний приток ин-чакры не нарушил баланс и не лишил меня медицинской помощи на случай худшего развития событий.
  - Я прослежу за твоим состоянием, босс, - отдал честь клон.
  - Тогда усыпляй, - кивнул ему и улегся на пол.
  Необходимо было проверить влияние такого массива информации, но находиться при этом в сознании или даже в медитации, как я обычно делал, было слишком рискованно, потому и оставался последний вариант, кроме запечатывания - сон.
  
  - ...ос, босс! Поднимайся! Босс!
  - Угх! Не так громко! - простонал я, с силой сжимая гудящую голову.
  Даже очнувшись, у меня не сразу получилось сообразить что случилось - мысли путались, отрывистые воспоминания всплывали совершенно неожиданно и казалось, что кто-то хорошенько огрел по башке кувалдой. Более-менее прийти в себя и упорядочить мысли получилось только спустя десяток минут и не без посильной помощи убиравшего боль клона.
  - Состояние?
  - Особых проблем нет, просто резко повысилась активнось мозга даже в спящем состоянии, увеличился приток крови, а вместе с этим и давление внутри черепа, отсюда и боль, - тут же доложил каге буншин, - один или два раза особых проблем не будет от такой перегрузки, благодаря длительному использованию каге буншинов и привычке воспринимать большое количество информации, но часто так издеваться над собой все же не стоит.
  - Да ну в жопу! Второго шпиона развею и больше на такие большие сроки теневиков не применяю! - поморщился я.
  Несмотря на прошедшую "загрузку" воспоминаний, пока получалось упорядочить и получить доступ только к отдельным частям "жизни" шпиона (очевидно, есть потери при передаче больших объемов). Еще хорошо, после пары недель он додумался практически не вылезать из медитации во время слежки и мне достались только данные от внешних событий, нежели еще и размышлений копии. Но даже по тем отрывкам, что хорошо вспоминались, было отлично понятно, что Пакура находится в немилости у Казекаге. Трудно ожидать иного к сопернику на титул правителя деревни. Да и стычки на границах с Кири постепенно набирают силу и бедная куноичи служит буквально в каждой дырке затычкой, очень хорошо себя показав против пользователей суйтона благодаря уникальному кеккей генкаю. Скорее всего, не за горами момент, когда ее просто сдадут. Нужно будет получить воспоминания еще и от второго шпиона, что следил за обстановкой в Суне и среди верхушки деревни, тогда возможное время предательства определить не составит труда. И тогда... у меня появится первый пленный не только с кеккай генкай, но и эС класса! Ну а то, что это будет куноичи - всего лишь приятный бонус.
  - Босс! Хватит так лыбиться, а то даже мне становится не по себе, - вернул меня в реальность каге буншин.
  - Ну да, - осторожно поднявшись и удостоверившись в том, что головная боль действительно прошла, я облегченно вздохнул.
  - Какие планы, босс?
  - Второго шпиона пожалуй оставлю на завтра или послезавтра, а потом уже можно будет решать, с какой целью отправлять теневиков в Суну, - покачал я головой.
  - В коллекцию или вербовать?
  - По первой встрече и посмотрим, - отмахнулся от клона, - главное - ее заполучить.
  
  ***
  
  - Готово, босс, можешь открывать, - разрешил двойник и я открыл глаза, как следует проморгавшись от выступивших слез в левом.
  Поморщившись от довольно приличного оттока чакры даже для Узумаки в пересаженный шаринган, я хмыкнул - по крайней мере, теперь понятно, почему Какаши больше походил на выжатую тряпку после каждого серьезного использования додзюцу. Но надо признать, даже активированное первое томое шарингана отличается от обычного глаза как небо и земля. Все намного четче, различается большее количество оттенков цветов, все мелкие детали становятся видны как на ладони и даже появляются намеки на движение чакры внутри клона. Ну и количество информации с улучшенного органа зрения впечатляющее. А что же будет на следующих уровнях? Не удивительно, что Учиха так гордятся своими глазами. Но чакру эта штука у не родного пользователя жрет нещадно. Попытавшись аккуратно ослабить ток по чакроканалам в глаз, я потерпел поражение. Ладно, попробуем немного по другому. Используя весь имеющийся контроль, я просто обрубил поток чакры в шаринган.
  - Гах!
  - Босс?!
  Согнувшись, я рефлекторно прижал к левому глазу руку - ощущение от прострелившей орган зрения боли были просто чудовищные. Даже пришлось отключить болевые сигналы, чтобы не потерять необходимую концентрацию. Додзюцу продолжало пытаться тянуть чакру на свою работу и весь до капли контроль уходил на блокирование этого дела.
  - Вот ведь гадость такая! - распрямившись, я вытер выступившие слезы.
  - Босс, а он все равно врублен, хоть и не вращается уже, - доложила копия.
  - Хоть ограничивай фуиндзюцу, - фыркнул я.
  По крайней мере, ясна причина ношения хитай-те на глазу помимо очевидного потребления чакры у Какаши - ему просто не хватало контроля, чтобы как-то повлиять на чужой орган зрения. Да что там говорить, если и с моим ирьёнинским контролем над чакрой это оказалось едва посильной задачей. Но как ни странно, с каждым моментом это получалось все легче. Такое ощущение, что шаринган подчиняется или тратит все доступные запасы. Я даже рискнул вернуть чувствительность, но лишь вздрогнул от болезненного укола и не больше.
  - Босс, теперь это обычный темно-коричневый глаз, - спустя десяток минут сказал каге буншин.
  Да я и сам это уже почувствовал - никакого беспокойства со стороны додзюцу больше не ощущалось. Подождав для верности еще пару минут, я восстановил обычный ток чакры и совершенно ничего не изменилось. Ни боли, ни бешенного оттока и изменения качества зрения.
  - Ничего, - сообщил клон на мой вопросительныЙ взгляд.
  Хмм...
  - А сейчас? - спросил, усиливая ток чакры к шарингану.
  - Изменился, - кивнул он, когда потребление чакры вышло на уровень половины прошлого.
   Убрав усиленный поток и отметив ухудшение зрения, мне только и оставалось констатировать удачу в этом небольшом эксперименте. И если делать предположения, то причиной укрощения додзюцу вполне могла послужить переработка всей остававшейся чакры прошлого владельца. Учитывая тот факт, что Обито мог видеть через глаз Какаши в некоторых случаях, то теория вполне даже вероятная.
  - Если и оставлять, то цвет следует заменить на родной, - заметил каге буншин, сравнивая оба глаза.
  - Пожалуй, такой козырь мне пригодится, так что можно и второй потом переставить, а цвет изменить не сложнее, чем пигментацию кожи, - кивнул ему, - главное, как от этого будет работать шаринган?
  - Тогда сейчас и проверить? - приподнял бровь двойник.
  - Пожалуй стоит, - кивнул я.
  Это дело заняло всего пару минут, после чего я врубил и вырубил додзюцу.
  - Разницы особой не заметно.
  Ха, еще один плюс к выживаемости. Не скажу, что шаринган мне так уж нужен, но возможность копировать и запоминать чужие техники очень вкусная. Пожалуй, информационная нагрузка все же слишком солидная для долгой активации, как и требования по чакре, но походить пока с одним таким глазом можно. Провести испытания, так сказать. Хоть тот факт, что учиха и команда оказались людьми Данзо и позволил мне обзавестись додзюцу, но члены кланов в "Не" внушают опасения.
  
  Глава 41.
  
  - Всего хорошего.
  Хлопнула дверь кабинета за посетителем и настоятельница вздохнула и поднявшись с кресла, подошла к окну, из которого была отлично видна территория приюта, где была устроена детская площадка для воспитанников. Вот только в данный момент дети всех возрастов не играли, а собравшись у входа в здание и дожидались своей цели. И едва Нара вышел на улицу, как оказался практически погребен под налетевшей со всех сторон мелкотой, что потянула его играть. Видя такую трогательную сцену, бывшая Анбу тепло улыбнулась и в очередной раз пожалела, что не на десять лет моложе - тогда можно было бы побороться за внимание молодого гения. Тем более, свою единственную ночь Судзуке все же удалось получить и Рью оказался еще лучше ожидаемого в постели. Учитывая тот факт, что куноичи одно время встречалась с опытным ирьёнином и прекрасно знала, чего можно было ожидать, это говорило само за себя. Да и парень представлял из себя очень заманчивую цель для многих девушек и женщин даже не принимая во внимание клановый статус и силу. Достаточно было посмотреть, как он возится даже с чужими детьми, чтобы убедиться в этом. Конечно, как и большинство шиноби, Нара имел свои недостатки и отклонения, но по сравнению с некоторыми бывшими коллегами, он выглядел образцом здравомыслия и разумности. Судзука вовсе не отказалась бы от такого партнера не только в постели, но и жизни, вот только возраст... Настоятельница приюта вполне осознавала, что несмотря на почти маниакальную заботу о собственной физической форме, годы все равно берут свое и по меркам шиноби, она уже старуха. Да и постепенно появляющиеся морщины на лице не позволяют указать обратное. Возможная схватка с более молодыми и активными куноичи заранее обречена на поражение. Оставалось только радоваться, что статус калеки уже в прошлом.
  Со вздохом отойдя от окна, Судзука, уселась за стол и перевела размышления несколько в другую область. Недавнее предложение Рью выбивало из колеи своей необычностью и - чего уж там! - нереальностью. Чтобы какой-то клан (пусть и ленивцев Нара) предложил взять на воспитание сирот не просто обещая материальную поддержку, но полноценное обучение и весьма вероятное принятие в свой состав?! Весь жизненный опыт Анбу говорил, что вероятность такого события стремится к нулю, даже несмотря на тот факт, что это предлагал один из кандидатов на пост следующего главы клана. Нет, куноичи не думала, что Рью врал или недоговаривал, но такое было впервые за всю историю Конохи. Обычно, сильных бойцов кланы с удовольствием принимали под свое крыло и даже привязывали посредством брака на своей куноичи, но чтобы сделать это же в отношении детей, пусть и наиболее перспективных? Едва ли. Но если подобное желание действительно подкрепится документами на опеку, то она с удовольствием отдаст подопечных детишек клану Нара. Им будет намного лучше даже под опекой ленивцев, чем в приюте.
  Конечно, существовала еще проблема деревни - финансирование приютов из казны Конохагакуре но Сато велось на условии пропаганды жизни шиноби среди воспитанников и последующем поступлении в Академию - но учитывая всего восьмую часть от общих пожертвований (где львиную долю вносил именно Рью), даже прекращение этого финансирования не сильно ударит по бюджету приюта. А с учетом уменьшения количества подопечных и вовсе может не почувствоваться.
  Вздохнув, бывшая Анбу достала из ящика стола несколько папок с личными делами сирот, разделенных по возрастам и начала их разбирать - необходимо было не только найти подходящих по требованиям детей, но так же и учитывать их желания выбрать стезю будущего ирьёнина, а не бойца. Впрочем, с огромным влиянием "Рью-ни" на приютских детей, следовало скорее опасаться огромного количества желающих.
  
  ***
  
  Кладбище. Ненавижу кладбище - если приходится здесь появляться, то это значит смерть кого-то из моего клана или клана союзников. Учитывая тот факт, что в отсутствие наследника Шенесу в деревне, представительские функции выполнял следующий на очереди, я успел за последние годы побывать на кладбище достаточное количество раз. Вот и в этот в землю зарывали тело соклановца. Това Нара. Молодой парень, только недавно отметивший начало третьего десятка лет своей жизни и буквально пару месяцев назад успевший жениться. Неожиданная встреча с нукенинами, удачный бросок куная и перспективный шиноби превращается в труп. Очередное напоминание о том, что смерть может настигнуть неожиданно и даже от руки вшивого генина. Самое печальное, что Това даже не успел оставить после себя детей - его жену я проверил в первую очередь. И ведь никого на стороне не настругал, пусть даже и в борделе, как это не редко встречается среди кланов, не имеющих ярко выраженного кеккей генкая. Учитывая высокую смертность молодых бойцов, не такая уж редкая ситуация. По неволе в голову начинают приходить неприятные мысли и вспоминается тот факт, что у самого имеется только малолетняя дочка, а за голову назначена приличная даже по меркам элиты награда.
  
  ***
  
  Сняв в который раз переделанные очки, я с чувством выругался. Ну почему вечно вылазит всякая фигня, вообще не учтенная в первоначальных планах? Имплантированный шаринган показал себя вполне пристойно в течение нескольких дней эксплуатации, вот только возникла одна маленькая проблема - он оказался несовместим с моими защитными очками, которые и были первоначально рассчитаны на приобретение додзюшных трофеев, пусть тогда я и думал больше о риннегане. Из-за того, что додзюцу Учих даже на первой стадии развития слабо видит использование чакры, возникла ситуация, когда постоянно активные печати на стекле очков (ночное зрение, защита от вспышек, возможность исполнять функции слабенького бинокля) мешали зрению. И даже перенеся их на самый край стекла, в лучшем случае получалось туннельное зрение сквозь голубоватую дымку. Не самые идеальные условия для использования. Тут либо убирай очки и рискуй засветиться с шаринганом, либо вовсе избавляйся от всех печатей и довольствуйся простым затемненным стеклом. Учитывая тот факт, что при использовании додзюцу приходится закрывать второй глаз, уменьшая поле зрения, чтобы не испытывать дезориентации из-за разницы в восприятии родного и пересаженного, то получаемые преимущества уже не кажутся столь полезными. Подозреваю, пересаживание других додзюцу будет иметь такой же эффект, если только не отбросить все усилия по сохранению добычи в секрете. Тот же бьякуган вполне способен засечь характерные изменения в глазу при активации, если постоянно работающие фуин на очках не будут создавать маскирующую завесу. Прямо хоть вставляй обратно свой собственный. Единственный положительный результат - одно томое шарингана действительно не видит моих спрятавшихся и движущихся теневиков, но как это будет на более высоких уровнях развития додзюцу... лучше не рисковать раскрытием такого козыря.
  
  ***
  
  Вздрогнув, я промахнулся мимо нарезаемого салата и полоснул ножом по большому пальцу.
  - Бл*!
  - Рью-чан?! - сразу же кинулась ко мне Сая и ее клон.
  - Все нормально, это всего лишь царапина, - отмахнулся я.
  Слизнув несколько выступивших капелек крови, я затянул поверхностную ранку (а не поверхностную и кунай при сильном ударе не с первого раза проделает) и вернулся к готовке. Оставалось только порадоваться, что воспоминания клонов пришли не во время операции или при ином важном деле. Впрочем, это цена, которую я согласен платить за бесценный опыт сражений, получаемый не выходя из дома и с пользой для кошелька. К тому же - я расплылся в широкой кровожадной улыбке - один тот факт, что ко мне вернулись воспоминания клонов, еще недавно здорово зажигавших где-то в Мизу но Куни, подтвердили несколько моих догадок в отношении каге буншин. И самая главная из них - чем больше остается у клона чакры, тем больше вероятность пересечь расстояние для ин-чакры при возвращении к создателю после прекращения действия техники. Оставалось только порадоваться, что догадался вручить Сакумо пару свитков с клонами - кроме проверки на расстояние, три бойца с запасами чакры на уровне каге и склонностью к суйтону оказались очень кстати. Несмотря на не задавшуюся с самого начала миссию, Хатаке не только смог достигнуть изначальной цели, но и не бросил попавших в плен напарников, пусть их и пришлось спасать уже мне с одной его копией. И почему данная ситуация кажется такой знакомой? Еще немного подумав, я со вздохом был вынужден признать поражение - вспомнить что-то важное на данную тему не удалось. К сожалению, не в первый раз. Прошлая жизнь начала в памяти тускнеть и выцветать под напором новых впечатлений, а мелкие детали и вовсе терялись в прожитых годах. Ладно, если не вспоминается, то наверняка ничего важного, так что и голову нечего ломать.
  - Все ма, я салат закончил! Что еще делать?
  - Помой фрукты и уложи их в вазу, - отозвалась она.
  - Понял!
  Чем ворошить прошлое, лучше сосредоточиться на настоящем - все же на каждый день отмечаешь тридцать пять лет женщины, что тебя родила и вырастила, хоть с последним я справлялся и сам. Впрочем, даже несмотря на такой солидный по местным меркам возраст, она всегда будет для меня молодой и красивой, тем более, некоторые перспективные исследования в данном направлении уже ведутся, используя наиболее старших пленниц как подопытных. Естественно, с кучей предосторожностей, чтобы допустить летального исхода и пока ни одного такого случая не произошло, но само направление исследований намного менее опасное, нежели те, для которых используются шиноби. В конце концов, основная задача не продлить жизнь на десятки лет (хотя и об этом можно бужет подумать позднее), а замедлить появление признаков старения и полностью убрать последствия активной боевой жизни. Какие бы профилактики я ни проводил, здоровье ветеранов всегда будет хуже чем у тех одногодок, кто не получал огромное количество ран в течение всей своей жизни.
  
  ***
  
  - Рью? - в открывшуюся дверь кабинета заглянула знакомая физиономия.
  - Таро? Что ты у меня забыл? - вздернул я бровь, опознав напарника.
  - Да вот, к тебе на осмотр, - смущенно почесал затылок парень.
  - Тебя что-то беспокоит? Тогда почему дожидался очереди в госпитале, а не сразу подошел домой? - озабоченно нахмурился я. - Неужели рука начала беспокоить? Вроде других серьезных ранений у тебя не имелось.
  - Нет-нет, со мной все в порядке, обследование не мне надо, - замахал руками Ротаро и поманил кого-то со стороны.
  - Не тебе? - вздернул я бровь и с растущим подозрением смотрел, как он затаскивает в кабинет прекрасно известную мне куноичи.
  - Так, дай я догадаюсь - ты хочешь проверить ее на беременность, верно? - вздохнул я.
  Блин, да они издеваются! Только неделю назад ко мне приходил Шибатори со своей зазнобой, а теперь еще и этот! Прям хоть сам поддавайся такой же моде и заводи еще одного ребенка!
  - Нет, Моми-чан уже проверялась две недели назад и результат оказался положительным, - помотал головой Иши, - а теперь мы пришли обследовать развитие плода, как написано в одном из плакатов около входа во все отделения госпиталя.
  - О, какие вы молодцы, - довольно кивнул я и выбравшись из-за стола, приглашающе кивнул куноичи на кушетку, - ложись Томоми-чан и сейчас все быстро проверим.
  - Хорошо, Нара-сама, - не стала сопротивляться сильно стеснявшаяся Фунзи.
  Активировав Шосен но Дзюцу, я приложил руку к еще не начавшемуся округляться животу и обследование началось. Долго это не заняло, так что уже через пару минут я удовлетворенно кивнул и повернулся к немного нервничавшему напарнику.
  - Срок - пять с половиной недель, развитие идет нормально, так что нет никаких причин для опасения, месяце на четвертом начнете ходить на постоянные обследования каждые две недели, - приказал парочке, - и где-то тут у меня была методичка для беременных куноичи, - порывшись в столе, я вынул маленький рукописный свиток и вручил счастливым родителям.
   Собственно, его написал я при активном содействии еще пары ирьёнинов из родильного отделения для в первый раз рожающих куноичи, чтобы улучшить условия развития будущего ребенка и снизить шансы чего-нибудь неприятного для матери. Учитывая тот факт, что некоторые дуры умудряются ходить на миссии чуть ли не до пятого месяца, то очень даже своевременная вещь, поскольку, после наступления мира, многие жители Конохи начали активно плодиться и размножаться, включая и пользователей чакры.
  - Выполнять все рекомендации "от и до", понятно?!
  - Да, Нара-сама, - поклонилась Томоми, а Ротаро просто кивнул.
  - Рью-сан, - со вздохом поправил я куноичи уже в который раз за все время нашего знакомства, - и если будешь продолжать упорствовать, пропишу литровую клизму каждую пару дней для общего очищения организма, - угрожающе усмехнулся широко раскрывшей глаза девушке.
  - Рью может, - задавил смешок напарник.
  - Х-хорошо, Рью-сан, - испуганно поклонилась Фунзи.
  - В таком случае кыш отсюда, - подтолкнул я парочку к двери, - у меня и кроме вас есть посетители.
  - Спасибо, Рью, - улыбнулся шиноби.
  - Не упоминай, - помахал я рукой и крикнул в коридор, - следующий!
  
  Глава 42.
  
  - Рью-кун, тебе послание из канцелярии хокаге, - прокричала из гостиной Кейко.
  - Чего там? - лениво перевернувшись на футоне и широко зевнув, отозвался я.
  Несмотря на то, что солнце уже поднялось, вставать решительно не хотелось - давно запланированный выходной я решил полностью посвятить отдыху и длительное валяние в кровати этому плану полностью соответствовало, в отличие от всяких посланий, пусть даже от старого бабуина.
  - Тебе надлежит прибыть через пару дней для принятия команды на обучение, - удивленно воскликнула куноичи.
  - Что? - мой шокированный возглас лишь немного запоздал после Саиного.
  Откинув в сторону покрывало, я вскочил на ноги и выскочив из спальни, быстро пересек коридор и влетел в гостинную.
  - Меня сделали наставником?
  - Сам посмотри! - повернула ко мне раскрытый свиток Кейко, забирая его у Саи.
  - Хрена! Действительно настоящее назначение наставником! - недоверчиво заключил я, быстро пробежав взглядом по иероглифам текста и печати хокаге в самом низу. - Но я ведь повышение получил не так давно, какая команда под моим началом?
  - Это большая честь - получить команду под начало в твоем возрасте и сразу после повышения, - покачала головой джонин и внезапно добавила, - или политическое решение.
  - Во время войны ставить токубецу джонинов в наставники было оправдано из-за недостатка сильных бойцов, занятых на фронте, - задумчиво кивнул я, пошкрябав затылок, - и если сейчас только недавно получившему повышение шиноби дают генинов, то едва ли можно рассчитывать на клановых представителей.
  Интересно, чья это идея и какие при этом преследовались цели? Потому что я совершенно уверен, что обычным способом мне пришлось бы ждать не один год, прежде чем появилась возможность взять кого-то в ученики.
  - Кстати, а разве для становления наставником и получения команды сперва не надо подавать заявку? - внезапно вспомнил я один из разговоров с Шибатори.
  - О-обычно да, но мне не довелось проверить это на практике, - неуверенно пробормотала Сая, отведя взгляд на вторую куноичи.
  - Пусть мне и не довелось никого получить под свое начало, но в свое время я изучала этот вопрос и даже подавала заявку, - задумчиво постучала пальцем по губам Кейко. - И если желающих учить набирается недостаточно, то Хокаге или его помощники могут назначить наставником для оставшихся команд любого, подходящего по званию, бойца.
  - Хм, понятно, - я задумчиво потер подбородок.
  Прежде чем делать какие-то выводы, следует сперва посмотреть, что за генинов мне хотят впихнуть, а потом уже искать виноватых. Но как же не кстати это назначение... У меня и так дел по горло не считая работы в госпитале, а тут еще и на шею дополнительную повесят обузу на два-четыре года. Подозрительно.
  - Кстати, Рью-кун...
  - Да? - обратил я внимание на Кейко.
  - Ты одеваться-то собираешься? Или так и будешь по дому щеголять гой задницей? - насмешливо хмыкнула она, но не смотря на это, щечки у куноичи все же порозовели.
  Опустив взгляд, я вынужден был признать ее правоту - как спал почти нагишом, в одних трусах, так из футона и выскочил, да еще и будучи активным молодым парнем, с соответствующей утренней реакцией мужского организма, четко выпирающей через тонкую ткань...
  - Э... Упс? - и не подумал я смущаться, лишь пожав плечами. - Как будто вы увидели для себя что-то новое.
  - Извращенец! - со вздохом припечатала джонин, а Сая подтверждающе кивнула и почти с гордостью окинула меня взглядом.
  - Не извращенец, а всего лишь здоровый шестнадцатилетний парень, у которого гормоны выплескиваются из ушей, - шутливо поправил я, улыбаясь, - и который бросается на все, что шевелится, ну и обладает грудью, соответственно.
  - Иди уже, кролик ты наш, - фыркнула Кейко, не заметив на мгновение помрачневшего взгляда от ма на слове "наш".
  - Да-да, - безразлично помахав рукой, я развернулся и поплелся обратно в спальню.
  До выпуска еще примерно месяц, так что может быть успею что-нибудь придумать насчет нежданной команды - в моих планах ученики не значились по крайней мере, до выпуска из академии шиноби Анко-чан, потому и наброски учебных планов имелись лишь в голове, да и то в зачаточном состоянии.
  
  ***
  
  - Опять провал, Данзо? - риторически спросил Сарутоби, безмятежно потягивая трубку и показательно повернув свое кресло к окну, сидя к позднему посетителю боком и смотря на лица правителей деревни на скале.
  Хатаке Сакумо с командой только вчера вечером вернулся с миссии и как командир предоставил отчет на следующее утро, но новости о его похождениях разнеслись по деревне буквально мгновенно, несмотря на принятые меры секретности. И Сарутоби в этом не беспричинно подозревал агентов влияния кланов, стремящихся еще больше повысить репутацию возможного кандидата в Хокаге. В конце концов, ему недавно пошел уже шестой десяток, что по меркам шиноби настоящая древность и среди сил Конохи начали появляться шепотки о замене лидера на более молодого и перспективного, изрядно нервируя текущего правителя.
  - Сначала провал с устранением Нара, причем, что там произошло ты так и не выяснил, - пыхнул дымом Хокаге, - затем оглушительный провал с Сакумо, благодаря которому его репутация взлетела на заоблачную высоту...
  - Если нет тел и практически отсутствуют следы сражений, то даже лучшие оинины не смогут разобраться, тем более, когда рядом рыскают многочисленные поисковые команды Кумо, - стойко ответил Шимура, - я и так потерял из-за них приличное количество хороших бойцов, не считая задействованных в слежке за Нара. Скорее всего, вмешалась четвертая сторона и тщательно отработанный план дал сбой, позволив цели выскользнуть из капкана без столкновения с враждебными силами.
  - Ну а что насчет Широи Киба? - нахмурившийся Сарутоби повернулся к давнему другу.
  - Операция провалилась по одной простой причине - критическая недооценка сил Хатаке, - поморщился одноглазый ветеран, - ожидать получившегося результата было безумием.
  И действительно, ожидать, что один шиноби эС класса сможет не только спасти захваченных напарников, разгромив далеко не маленький опорный лагерь Кири, и при этом одновременно продолжит выполнение основного задания по уничтожению военной базы Тумана, с которой совершаются набеги на территорию Казе но Куни, было бы уже слишком. Как и то, что каким-то немыслимым образом он не только останется в живых, но и преуспеет в уничтожении контингента базы под предводительством ДВУХ мечников Тумана. Ожидать такого результата от одного бойца, как бы силен он не был, может только безумец! Именно поэтому репутация Хатаке настолько взлетела, несмотря на потерю одного напарника уже при отходе с вражеской территории. Оба ветерана никак не могли предположить, что глава небольшого клана Хатаке окажется настолько силен. Подобные результаты в битве показывал лишь сам Хирузен в молодости, не считая таких монстров как Мадара и братья Сенджу.
  - Пусть тут мы ошиблись оба, но при планировании, кто мешал тебе подумать о небольшой подстраховке на непредвиденный случай? - вздохнул Хокаге, с сожалением смотря на закончившуюся сместь трав в трубке.
  Вытряхнув ее в пепельницу и убрав в ящик стола, Хирузен наклонился вперед и поставив локти на стол, бросив пронзительный взгляд поверх сцепленных рук на будто проглотившего палку главу Анбу "Не".
  - Мы ведь договаривались, что ты тайно занимаешься неприглядными, но необходимыми делами как внутри так и вне Конохи, а я беру на себя роль справедливого лидера и поддерживаю миролюбивую репутацию деревни на международной арене, - веско произнес Сарутоби, - и если ты не справляешься, то может быть пора подумать о приемнике?
  - Не волнуйся, Хирузен, я еще вполне способен составить тебе конкуренцию не только на поле битвы, - ровно ответил Шимура, ничем не показав охватившей его ярости - когда надо, одноглазый ветеран умел идеально держать себя в руках, - эти планы провалились из-за не предусмотренных факторов и надежды на выполнение работы чужими руками, так что я займусь разработкой прямого устранения обоих целей, с гарантией.
  - Нет, сейчас этого нельзя делать - слишком подозрительны будут смерти настолько популярных клановых фигур, так что в ближайшие несколько лет ничего предпринимать нельзя, - покачал головой Сарутоби, - тем более, Нара очень скоро будет чем заняться на довольно продолжительное время. Планы можешь готовить, но только с дальним прицелом, а пока устрани шпионов Кири, которым ушла информация - все равно им теперь не будет веры.
  - Хорошо, Хокаге-сан, - официально поклонился Данзо и неспешно покинул кабинет.
  Бросив взгляд на лежавший на столе, среди прочей документации, доклад Хатаке, пожилой шиноби вздохнул и вернулся к повседневной бумажной работе, неизбежной для любого главы скрытой деревни. Ни один из лидеров разных сторон деятельности Конохагакуре но Сато так и не осознал, что несмотря на почти полностью правдивый доклад, Сакумо не соизволил указать, что использованные во время выполнения задания Каге Буншины, сдерживавшие основные силы Кири до смерти мечников, как и помогавшие его копии зачищать лагерь, принадлежали вовсе не автору доклада, так и оставшись на бумаге просто безымянными клонами. И оставшийся в живых напарник уточнить этот момент не сможет - не имея доступа к сложным фуин блокировки чакры, другие деревни предпочитают использовать химические препараты для удержания пленников в бессознательном состоянии до перемещения в подходящие камеры. А причиной такой небольшой неточности, тем не менее, повлекшей за собой непредвиденно серьезные последствия, послужило не желание гения Нара слишком быстро пришедшей известности на мировой арене при отсутствии имеющегося у других ветеранов десятилетий опыта, в том числе и как объектов охоты за наградой. Просто пустяк для человека, который не только спас жизни всей команде несколько раз за миссию, но и позволил выполнить сложнейшее задание, не поступившись честью.
  
  Глава 43.
  
  - Привет, Цуми-чан, - подхватил я на руки и подкинул в воздух взвизгнувшую малышку.
  Поймав и устроив ее на плече, широко улыбнулся Линли, что остановилась на крыльце дома и довольно смотрела на нас.
  - Папа! Ты плишол! - обхватила меня ручками за шею дочь и чмокнула в щеку.
  Учитывая тот факт, что подходящих кандидатов не имелось, она практически сразу стала меня так звать, едва начала связно говорить, хорошо еще мать смогла отговорить так называть на публике, если вдруг встретимся вне квартала Сенджу, пусть вероятность этого мала.
  - Ну как же я мог не сдержать данного тебе слова? - притворно возмутился я, буквально тая внутри.
  Чем дальше, тем больше эта очаровашка, недавно начавшая болтать как пулемет, начинает прочно устраиваться в моем сердце, даже здорово потеснив Саю. Вспоминая прошлую жизнь, не могу сказать, что настолько же сильно любил своих сыновей.
  - Проходи Рью, я как раз заварила чай и испекла булочек, - вздохнула подруга, обреченно смотря на начавшую тарахтеть мне в ухо Мицуми.
  Так, под непрерывный поток слов, повествующих что произошло с моего последнего посещения в жизни малышки, мы и вошли в дом. Спустя несколько часов, за время активных игр которых Цуми умудрилась утомить обоих родителей и хорошо покушав, отправиться спать, я добрался до еще одной причины визита к Сенджу.
  - Шенесу-джи-сан обсудил мое предложение со старейшинам и дал предварительное согласие, - серьезно сообщил я Линли, - если Токи-сама ответит согласием на нашу свадьбу, то предварительное соглашение планируется заключить после нового года, а после исполнения мне семнадцати дать добро на переселение вас в клановый квартал Нара со всеми вытекающими.
  - Мито-сама обещала помочь, так что едва ли с этой стороны возникнут какие-то препятствия, - облегченно улыбнулась куноичи. - А что насчет кланового обучения?
  - Учитывая, возраст Цуми-чан, то не вижу никаких препятствий, - пожал я плечами, беря со стола свою чашку с чаем и расслабленно откидываясь на спинку дивана.
  - Я имею ввиду обучение клановым хидзюцу, раз уж и я и она меняем клановое имя на Нара, - уточнила подруга.
  - Думаю, вместе со всеми остальными нашими малышами, - ответил, после чего насмешливо хмыкнул, - бедные маленькие и ленивые Нара - этот неугомонный бешенный моторчик задаст им перца! Как будто ленивцам наших женщин не хватает.
  Сенджу неприлично фыркнула в чашку, очевидно, представив себе последствия. Ну, можно сказать, среди женской половины клана Мицуми впишется отлично.
  - Но Лин-чан, надеюсь, ты понимаешь, что несмотря на то, что ты мне сильно нравишься и я даже не буду против обзавестись еще совместным ребенком или даже двумя, остальных своих женщин я бросать не собираюсь, несмотря на свадьбу, - свернул я разговор на более серьезную тему, - не говоря уж о вполне вероятных детях на стороне.
  - Не волнуйся, Рью-кун, пусть я за прошедшее время и полюбила тебя по-настоящему, но с самого начала осознавала, что ты не принадлежишь одной только мне, - немного грустно улыбнулась куноичи, - а уж отбивать тебя у Мито-сама и других...
  - Было бы интересно поучаствовать, - расплылся я в не самой невинной улыбке.
  - Вот-вот, - насмешливо фыркнула подруга, - я свои постельные возможности прекрасно осознаю и предпочту разделить нагрузку твоего либидо с остальными.
  - Кстати, раз уж ты упоминала и Цуми-чан отправилась спать...
  - Кто бы сомневался! - тихо рассмеялась Сенджу и отставив в сторону чашку, поднялась из кресла.
  Я тут же оказался рядом и подхватив довольно взвизгнувшую рыжеволосую красавицу на руки, направился в сторону спальни.
  
  ***
  
  - Можно? - после стука в дверь в приоткрывшийся проем просунул голову очередной пациент.
  - Да, проходите, - кивнул я, на мгновение оторвавшись от бумаг, - я через несколько минут освобожусь.
  - Ничего страшного, сенсей, мы подождем, - отозвался шиноби.
  - Итак, что у вас?
  Закончив заполнять последний формуляр, я убрал листок в папку на краю стола и наконец обратил все свое внимание на мужчину в облегающем зеленом костюме на все тело под распахнутой жилеткой и похожего на него пацана с такой же прической "горшком", но в нормальных кофте и длинных шортах до колен темного цвета, тихо сидевших на стульях у стены.
  - Добрый день, меня зовут Майто Дай, а это мой сын Гай, - представился шиноби. - Видете ли сенсей, у меня с рождения дефективная система кейракукей и из-за неправильно сформировавшихся тенкецу, использование ниндзюцу и гендзюцу мне не доступно и похоже, у Гая точно такая же проблема, передавшаяся по наследству.
  Я с трудом смог удержать благожелательное выражение лица - это же мелкий Майто Гай, как его можно не узнать! - продолжая благополучно кивать на объяснения мужчины.
  - Учитывая, что тенкецу только начинают формироваться в таком возрасте, то...
  - Вы хотите, чтобы я проверил его и по возможности попытался исправить дефекты сейчас, чем дать возможность дальнейшего их неправильного развития? - подхватил я, понятливо кивая.
  - Именно так, сенсей, - закивал Дай.
  - В таком случае, Гай-кун, ложись на кушетку и я проведу обследование, - поднялся я на ноги и вышел из-за стола.
  Хм, это будет даже интересно - обследовать Майто Гая и может быть даже помочь, если в его проблеме нет ничего сложного. Активировав шосен но дзюцу, я начал водить над телом мальчика руками, исследуя его кейракукей. И как ни странно, кое-что нашел уже сейчас. Нахмурившись, я подозвал Дая и проверил несколько тенкецу уже у него. Ну да, проблема семьи Майто в том, что вместо того, чтобы нормально развиваться и позволять шиноби своими сокращениями регулировать потоки чакры наружу или вовсе их перекрывать, они берут и зарастают, практически не позволяя контролировать процесс выделения. Отсюда и неспособность использовать ниндзюцу и гендзюцу, но никаких проблем с кучиёсё но дзюцу, где требуется печать контракта, кровь и просто мощный выброс чакры. Но к счастью, хотя у Майто Дая процесс зашел уже достаточно далеко, чтобы обойтись без переработки всей кейракукей, полностью ориентированной на внутреннюю циркуляцию чакры, у его миниатюрного клона еще все поправимо. Это я и объяснил взволнованному отцу.
  - И вы можете это сделать, Нара-сама?
  - Не вижу этому препятствий, - кивнул я и бросил взгляд на настенные часы, - за оставшиеся у вас время приема я вполне смогу поправить основные используемые тенкецу в руках и ротовой полости, что используются при тех же техниках катон, а за следующие три-четыре приема можно исправить и остальные.
   Предлагать что-нибудь сверх того я не стал. Пусть это и Майто Гай, но откровенно говоря, с практической точки зрения смысла делать этого нет - данной семье шиноби просто нечего мне предложить за потраченное время, поскольку, как открыть врата, как и каждый прошедший обучение ирьёнин от третьей степени и выше, я вполне знаю, а практикуемый Даем стиль работает в основном за счет силы и скорости, но никак не техничности, менее мне подходя, чем главный стиль Узумаки. А уж когда придет время силовой его части лет в восемнадцать-девятнадцать, тогда я превращусь в настоящую машину смерти и смогу буквально крушить противников не хуже Тсунаде. Конечно, до ее силы не дотягивает даже Мито-чан, но сминать грудные клетки или ломать шеи одним ударом вражеским чунинам я могу уже и сейчас.
  - Прошу вас, сенсей, - согнулся в поклоне генин.
  - За этим вы и пришли, отвалив кучу денег за прием, - вздохнул я и приступил к работе.
  Как и говорил Даю, поправить только начавшие развиваться неправильно тенкецу оказалось достаточно легко по сравнению с их созданием с нуля и даже довольно быстро, так что к завершению обозначенного часа я полностью обработал руки и голову терпеливо ожидавшего завершения процедуры пацана.
  - В общем, теперь ручные печати со временем и усердием не будут представлять проблемы, необходимо только как следует развивать чакроканалы к ним ведущие и вырастешь в отличного шиноби, - похлопал я мальца по голове и обратился к отцу, - в следующий раз записываетесь тоже ко мне, поскольку работа достаточно тонкая и кто-нибудь другой ее может и запороть, если попадется менее квалифицированный ирьёнин.
  - Обязательно, сенсей, спасибо вам большое! - чуть ли не лбом стукнулся об пол старший Майто, сгибаясь в поклоне.
  - Это моя работа, - отмахнулся, - до следующего раза, Дай-сан, Гай-кун.
  - Обязательно! - сверкнул белоснежной улыбкой шиноби.
  - Спасибо, Нара-сенсей, - тоже поклонился мальчишка, наконец подав голос и очень похоже сверкнув улыбкой.
  Дверь за колоритной парочкой закрылась и я взял бланк для заполнения информации на Гая, как раздавшийся из коридора крик четь не заставил выронить ручку:
  - Ёш! Еще тысяча Д-ранговых заданий и ты будешь полностью здоров! Во имя Силы Юности! И если я не смогу выполнить их за сто дней, то я сделаю десять кругов вокруг Конохи на руках! А если и это не полу...
  - Дай-сан! Вы в госпитале! Потрудитель не кричать и не беспокоить больных и ирьёнинов! - раздался следом женский голос, громкостью пониже.
  Ух, а я уж решил, что это только фантазия мангаки и Сила Юности не передается в семье... А брови у них хоть и не квадратные, но такие же густые и ветвистые как у Брежнего. Мда, и не скажешь что хуже. Передернувшись, я вернулся к бумагам.
  
  ***
  
  Глубоко вздохнув, я в очередной раз резанул кунаем палец и сосредоточился на пропитке крови, капающей на небольшой четырехугольник бумаги, достаточным количеством чакры. Ранка почти сразу затянулась, но должное количество жидкости пролилось. Опустив палец в крохотную лужицу, я воздействовал на кровь, заставляя принимать на чакропроводящей бумаге вполне определенную форму. И только удовлетворившись полученным результатом, сделал достаточно сильный выброс чакры в получившуюся печать. Кровь поблекла и потемнела, больше приближаясь к цвету чернил и стремительно высыхая. Всего несколько секунд и вот передо мной идеально выполненная кибакуфуда. Облегченно выдохнув и сделав еще один выброс для ее заполнения, я убедился, что достаточно простая фуин действительно заряжена. Ну, время испытания - бросив взрывную печать на пол, я выпустил из правой руки светящиеся цепи чакры, создавая куб барьера вокруг нее и другой рукой сложил печать "змеи". Ослепительная вспышка срабатывания и пошедший трещинами, но устоявший барьер затавили меня радостно оскалиться - наконец-то тренировки с Мито дали положительный результат! Учитывая возможность создавать фуин таким способом практически в любых условиях и на любой поверхности, то полноценное применение боевых печатей в сражениях еще на пару шагов ближе. Пусть мне это будет даваться несколько сложней, чем Мито или Кушине, обладающих более насыщенной ян-составляющей чакры, но возможность одним касанием блокировать чакру противника или оставить на теле активированную кибакуфуду? Дайте две! Пусть я не так талантлив в фуиндзюцу и не могу на коленке забацать необходимую печать за пару часов, как может Кушина, не говоря уж про старшую Узумаки, пусть даже с имеющейся теоретической базой приходится копаться несколько дней для получения желаемого результата, но мой арсенал известных печатей раз в десять превышает заученный Кушиной и уж эти печати я могу нарисовать достаточно быстро, а с дальшейшим изучением фуиндзюцу буду только расширять доступный список. В конце концов, раз даже Минато, не имеющий и толики крови красноволосого клана, смог освоить данный метод, то и я смогу. И как только получится создавать из крови сложнейшие печати за пару секунд, то можно будет переходить на следующий уровень и использовать только чакру. Учитывая уровень и возможности вероятных противников, это будет отличным подспорьем тогда, когда собственной силы и других неожиданных сюрпризов не будет хватать. Одним касанием лишить Тоби возможность использовать пространственные техники? Ха, да тогда его можно будет спокойно завалить и не самым сильным шиноби вроде троицы Ино-Шика-Чо или Асумы с Какаши, не говоря уж про Майто Гая с его вратами.
  
  Глава 44.
  
  - Фух!
  Сделав очередной круг по тренировочной площадке позади дома, я остановился около скамейки и немного отдышавшись, снял блокировку с источника и уменьшил нагрузку печатей с двух сотен килограм на сотню. Вновь побежавшая по телу чакра принесла с собой волну бодрости и заставила передернуться от пробежавших по коже разгоряченного тела мурашек. Взяв полотенце, я вытер градом текший пот с лица и верхней части тела, после чего выдул из тут же стоявшего кувшина пол литра воды, восполняя потерю. Тренировочные шорты и нижнее белье под ними, что составляли всю мою одежду на данный момент, так же были мокрыми насквозь, но это подождет до конца запланированных упражнений и долгожданной ванны. Поставив обратно кувшин, я добавил к весу печатей еще пятьдесят кило и уже самостоятельно подавив источник чакры, приступил к выполнению основных движений ката используемого мной стиля Узумаки, постепенно увеличивая темп с очень медленного. Учитывая некоторую однобокость даже самых подходящих комплексов упражнений, практикуемых в Конохе, это лучший способ задействовать практически все группы мышц без потери времени на проработку чего-то отдельно, как при тех же отжиманиях.
  Обычно, даже при самой тяжелой тренировке я не теряю столько жидкости, регулируя реакции организма чакрой, но несколько недель назад я рассчитал и составил новый план улучшения своей физической формы для получения лучшего результата при напитке тела чакрой. В отличие от подавляющего большинства чакропользователей, привыкших рассчитывать именно на чакру в деле увеличения возможностей своего тела в битве, я решил пойти несколько другим путем. Пусть намного более трудным и долгим, но и результат обещал быть соответствующим. Когда шиноби питает свои мышцы чакрой и увеличивает номинальную скорость и силу в несколько раз, то имеется некий потолок выносливости, что способны выдержать эти самые мышцы. Превышение его возможно, но требует поистине больших затрат и не редко приводит к печальным последствиям для организма - такие пациенты не редко попадали в госпиталь с разрушением тканей под напором использованной чакры. Собственно, именно поэтому среди шиноби и куноичи очень мало бойцов с действительно великолепной мускулатурой и почти все бойцы поголовно довольно худые и жилистые, пожалуй, кроме Акамичи и редких мастеров тайдзюцу, типа Майто. Лично я не знаю ни одного человека, что занимался бы своей формой чисто физически, без использования чакры, как это начал делать я. Конечно, без специально подобранных печатей и способа блокировки чакры такой метод не особо результативен, но у меня есть возможности и желание для этого. Бонусы же... Если мои расчёты верны, то увеличение и укрепление мышечного каркаса подобным образом даст по настоящему взрывную реакцию при применении чакры, не говоря уж о том, что повысится выносливость и потолок безопасного усиления тела. Это значит, через пару недель тренировок я смогу сравниться по скорости с той смуглянкой-джонином даже при применении Райтон но Йорой, чего раньше делать не мог. Ну и небольшое увеличение объемов доступной чакры при этом тоже будет неплохо.
  К тому же, подобная подготовка здорово поможет при первой стадии серьезной модификации тела - поскольку я уже почти перестал расти в высоту и начал набирать в объеме и массе как взрослый и почти сформировавшийся мужчина, то настала пора задействовать навыки ирьенина для еще большего увеличения базовых физических возможностей. Конечно, это не даст мне набрать еще сантиметров пять до двадцати одного года, когда рост остановится, но при моих ста восьмидесяти восьми сантиметрах это будет уже лишним, а вот несколько стадий усиления и укрепления мышечного каркаса с последующей адаптацией до начала третьей мировой войны придется как раз кстати, поскольку даже по самым скромным подсчетам на это уйдет около трех лет. А ведь есть еще возможность увеличить работоспособность некоторых органов, укрепление костей и переработка основных суставов скелета для большей гибкости, более серьезные курсы повышения сопротивления ядам, модификация нервной системы для увеличения скорости реакции... Ирьенины придумали довольно много способов повысить собственную выживаемость в бою, жаль только, что для этого требуется хотя бы третья степень, до получения которой доживают не многие. Зато, если провести хотя бы часть... Достаточно взглянуть на Орочимару и Тсунаде, чтобы осознать всю прелесть модицикации собственного тела. Пусть змеиный саннин в большей степени исследователь, чем ирьенин и некоторая часть его улучшений получена от контракта со змеями, но просто так отмахиваться от чудовищных по силе ударов Сенджу без особого ущерба не может и Джирайя, несмотря на всю свою силу. Ха, если слухи не врут, то одноглазый Хьюга давал прикурить в тайдзюцу даже таким монстрам, как Хаширама и Мадара, во времена своей молодости являясь лучшим рукопашным бойцом в всей Но но Куни. Учитывая возраст Хиши, это уже сам по себе показатель для ирьенина и тайдзюцу мастера, смертность которых куда выше тех же спецов в ниндзюцу.
  
  ***
  
  - Рью-кун, к тебе гость! - отвлек меня голос Саи от пополнения ассортимента лавки.
  Вздохнув, я завершил рисунок и подав чакру в прямоугольник чакропроводимой бумаги, отложил готовую печать в стопку сделанных ранее, после чего поднялся из-за стола.
  - Сейчас выйду, - крикнув в ответ, я покинул кабинет и спустился на первый этаж, мимоходом приветственно кивнув устроившимся в гостиной двум смутно знакомым женщинам чуть старше Саи.
  Выйдя на крыльцо, перед которым ощущалась чакра посетителя, я удивленно приподнял бровь - одетый в официальные клановые одежды, что случалось на моей памяти очень редко, рядом с ма стоял Хатаке Сакумо собственной персоной.
  - Сакумо-сан? Довольно неожиданно увидеть вас здесь, особенно в таком виде, - хмыкнул я, приветственно поклонившись - знакомство знакомством, а когда случается визит при полном параде, следует придерживаться принятых правил вежливости, - но не думаю, что разговор стоит начинать здесь, какова бы не была причина.
  - Рью-сан, - так же приветственно поклонился Хатаке с совершенно серьезным выражением лица, прежде чем последовать за мной в дом.
   Поскольку гостиная была занята подругами Саи, я направился в кабинет, пусть немного захламленный за время работы, но куда более подходящий для приема гостей, чем кухня или спальни.
  - Прошу прощения за беспорядок, но я был несколько занят печатями, - извинился я перед гостем, убирая из пары кресел бумажные листы и свитки, чтобы можно было нормально сесть.
  Учитывая еще более заваленные диван и рабочий стол с парочкой стульев, трогать их я просто не решился.
  - Ничего страшного, - усмехнулся шиноби, с пониманием оглядывая творческий беспорядок в комнате.
  - Итак, в чем же причина вашего посещения, да еще и в столь официальном виде, Сакумо-сан? - не стал я мешкать, сразу перейдя к делу.
  Конечно, не слишком вежливо, поскольку сперва следовало поговорить о погоде или любой другой, ничего не значащей, теме, и только потом переходить к сути, как принято при посещении главы даже маленького клана, но учитывая довольно большой объем работы, запланированной на вечер, я решил не заморачиваться. Сакумо мужик нормальный и знает о моем неприятии пустопорожней болтовни, именуемой этикетом.
  - В этом весь ты, - усмехнулся ветеран, но спустя мгновение посерьезнел, - а пришел я выразить свою благодарность.
  - Благодарность? - недоуменно вздернул я бровь.
  Хатаке кивнул.
  - Твое своевременное предупреждение и помощь каге буншинов во время моей последней миссии не только позволили выжить, но и завершить поставленную задачу, несмотря на совершенно неожиданное появление двух мечников Тумана.
  А, он об этом...
  - И поскольку я знаю, что ты не хочешь еще больше привлекать к себе внимание в связи с недавними событиями после экзамена, - продолжил шиноби, - то считаю своим долгом отдать тебе их как небольшую компенсацию и материальное выражение моей признательности.
  Их?
  Хатаке вынул из кармана короткой накидки свиток и передал его мне. Хмм, старая работа Узумаки, предназначенная для хранения вещей, имеющих собственную чакру. Интересно... Я уже даже догадываюсь, что за содержимое может содержать этот свиток. Не став затягивать, я развернул его и приложив пальцы к единственной печати, отправил короткий импульс чакры. Появившиеся в небольшом клубе дыма парные клинки заставили меня хмыкнуть - по крайней мере, теперь понятно, как Сакумо умудрился завалить аж двух мечников за раз. Молния против него почти бесполезна, а вот мечом он владеет как бы не лучше Мито-чан, так что в мастерстве владения оружием с Хатаке могут сравниться не многие и туманники очевидно не смогли даже вдвоем.
  Пробежав пальцами по изогнутым клинкам и убедившись, что это действительно подлинное оружие, я запечатал их обратно и протянул свиток гостю.
  - Это слишком ценный дар за мою помощь, - учитывая, что такое артефактное оружие одного из семи мечников Кири считается еще и сокровищем деревни, цена их может достигать шестидесяти-восьмидесяти миллионов рё и даже больше, а это действительно огромная сумма.
  - Нет, твои клоны позволили мне одержать победу, потому подобный трофей заслужен, - покачал головой шиноби и неожиданно ухмыльнулся, - к тому же, можешь считать это мотивацией за как можно скорое выполнение моего заказа.
  - Заказа?
  - Киригакуре но сато не страдает прощением и наверняка очень скоро Мизукаге не только назначит за мою голову большую награду, но и отправит убийц, - вздохнул Хатаке, откидываясь на спинку кресла, - сам-то я к этому готов, а вот защита клановой земли слишком хлипкая для действительно опытного охотника за головами.
  - Значит, хочешь заказать нормальную защиту? - понимающе кивнул я, откладывая свиток с мечами в сторону.
  - Да, клан Хатаке и так небольшой по сравнению с остальными малыми кланами, а если еще и убийцы смогут добраться пусть не до меня, то до всех остальных..., - Сакумо печально покачал головой, - боюсь, история клана на мне и закончится.
  Мда, если подумать, то для Киригакуре и Мизукаге два знаменитых оружия из семи в чужих руках как мощный удар по яйцам - спускать такое с рук никто не станет. И пусть сейчас Туман ничего с этим поделать не сможет (кроме убийц), поскольку еще не восстановился для новой серьезной войны, но подгадить Ягура точно постарается при первом удобном случае... Вроде нападения во время третьей мировой войны или прессования сильно ослабленного Песка, что сейчас у Конохи в союзниках. По крайней мере, теперь понятно, почему Какаши остался один вскоре после смерти отца - Белый Клык обзавелся слишком большим количеством врагов, чтобы не воспользоваться ситуацией и не выбить остатки клана. Скорее всего, именно поэтому его и определили в команду к Минато несмотря на ранг чунина - чтобы не добили последнего Хатаке. В такой ситуации действительно стоит обзавестись всей возможной защитой. Впрочем, Сакумо должен был получить за головы мечников солидные суммы, так что деньги не должны быть проблемой. Пожав плечами, я открыл рот, но стук в дверь кабинета нас прервал.
  - Прошу прощения, - вошла Сая, держа в руке поднос с двумя чашками, чайничком и вазочкой с печением.
  Вздохнув, я снял со столика между креслами стопку книг, переместив их на пол и помог ей с подносом.
  - Спасибо, ма.
  - Благодарю, - так же кивнул Хатаке.
  - Пожалуйста, - улыбнулась Сая, - не буду вам мешать.
  Развернувшись, она направилась к двери и шиноби буквально прикипел взглядом к округлым ягодицам, соблазнительно двигавшимся под тонкой тканью, что плотно облегала тело.
  - Кхем!
  Мне даже пришлось намекающе кашлянуть, чтобы привлечь внимание гостя. Нет, я понимаю, что зрелище Саи в тонком кимоно на голое тело, практически не оставляет работы воображению и вообще восхитительно само по себе, но столь явно пялиться не стоит. К тому же - мое!
  Сакумо вздрогнул и смущенно отвернулся, а я подавил желание вздохнуть и покачать головой - прикрывая дверь, ма довольно улыбнулась и подмигнула мне. Мда, и ведь специально переоделась из домашней одежды, чтобы произвести впечатление! Мне его даже немного жаль - со слишком умным малолетним сыном даже девушку не заведешь, не говоря уж про поход в бордель.
  - В принципе, сейчас я смогу выделить время и на масштабный заказ, - решил я вернуть разговор в прежнее русло, разливая чай по чашкам, весь вопрос в качестве защиты и соответствующем накопителе под нее.
  - Есть такая большая разница? - вздернул брови гость, принимая чашку и наслаждаясь ароматом жасминового чая.
  - Ну, мощность бывает разная, а вот типы защит необходимо учитывать сразу, - пожал я плечами и тут же уточнил на вопросительный взгляд, - одна защита вообще никого не пропустит на охраняемую территорию без разрешения владельцев, другая только уведомит о проникновении и при преодолении второй границы сразу уничтожит нарушителя, третья будет уничтожать любого нарушителя, не имеющего ключа доступа и так далее. Подобрать можно практически любую конфигурацию, вплоть до защиты от прямого залпа биджу, но и расходы как материалов, так и чакры на такую защиту будут огромные. Всю зависит от имеющихся требований к защите. Ну и учитывать форму типаж защищаемой местности так же приходится, поскольку защита проходит и под землей, чтобы исключить возможность подкопа на защищаемую территорию.
  - Хмм, как много условностей, - покачал головой Сакумо, хрустя печенькой.
  - В принципе, через пару дней я могу подойти и посмотреть на условия, а вы за это время решите, что именно требуется от меня и тогда уже решим все на месте, - предложил ему свой варинат, - так же можно будет прикинуть и примерные границы цены за работу и необходимые материалы.
  - Со скидкой? - усмехнулся шиноби.
  - Естественно, - хмыкнул я.
  - Значит, так и поступим.
  Придя к согласию, мы на пару минут дружно наслаждались чаем и домашней выпечкой ма.
  - Кстати, я бы хотел еще заказать у тебя постановку Ияку Фуин на всех своих служащих соклановцев и браслеты с тренировочными печатями для Какаши, - прервал тишину Хатаке, допив чашку.
  - Приводи в лавку когда я стою за прилавком и все будет, - кивнул ему, - Ияку Фуин ставить не так долго, а комплект браслетов на руки и ноги у меня есть в запасе.
  Их я сделал сначала для ма и Кейко, а потом постепенно начал предлагать и на продажу. Правда, используется для этого чакропроводящий метал и даже один браслет стоит около тридцати пяти тысяч только за материал и конечная цена с работой доходит до шестидесяти тысяч каждый. Вот и получается, что даже один набор может позволить себе только богатый шиноби.
  - Договорились, - кивнул Хатаке, поднимаясь, - тогда жду тебя у нас через день.
  - Часов в пять вечера буду, - подтвердил ему, так же поднимаясь.
  Проводив гостя, я вернулся в кабинет и задумчиво поскреб затылок - где-то у отца были планы возведения клановой защиты Нара, а уж от общей схемы не так сложно отталкиваться при модификации. Всяко лучше, чем пытаться работать с нуля или переделывать схемы фуин-защиты отдельных строений.
  
  Глава 45.
  
  - Ну, осматривай свой новый дом, - улыбнулся я Кейко, открывая калитку и заходя на территорию небольшого участка, расположенного недалеко от центра деревни.
  - Рью-кун, не стоило этого делать, ведь работая в лавке, я и сама могла накопить квартиру, - вздохнула куноичи, шмыгнув носом.
  - Ну-ну, не начинай опять - пусть второй этаж лавки и комфортабелен для проживания, но и свой дом должен быть, так что считай это моим подарком, - отмахнулся от женщины.
  Когда я только сообщил Кейко, что купил для нее целый дом чуть в стороне от центра деревни и буквально в пяти минутах по крышам от лавки и кланового квартала Нара, то она самым натуральным образом разревелась, изрядно меня шокировав. Это уже потом я допер, что бывшей воспитаннице приюта и бесклановой куноичи даже обычные подарки на день рождения перепадали очень редко от самых близких друзей, а тут я с целым домом нарисовался. Учитывая тот факт, что у простых шиноби мечта заполучить собственный дом стоит на самом первом месте по популярности, то трудно ожидать иной реакции, хотя я мог бы сообразить и раньше, а не по факту.
  - Пусть домик одноэтажный, но по вместимости почти не уступает лавке, за исключением подвала, конечно, и благодаря остроконечной крыше есть второй этаж на пару комнат, - начал я рассказывать о покупке, заводя спутницу внутрь, - раньше питание электричества шло от районного узла, как и вода, но в течение небольшого ремонта, все было вереведено на фуин-основу, которую устанавливал уже сам.
  - Ты и это умеешь? - удивилась Кейко.
  - Разумеется, пусть предоставлять подобные услуги в лавке слишком хлопотно и данная ниша уже занята специалистами по фуин деревни, пусть и с худшим качеством работы за очень солидные деньги, - пожал я плечами, снимая сандали в начале прихожей и ступая на отполированный деревянный пол, - собственно, наверху две комнаты для гостей, небольшая ванная комната и кладовка, в то время как внизу располагаются все остальные помещения, как ты можешь заметить, прихожая ведет в гостинную, откуда уже можно пройти в другие части дома и по летнице на второй этаж.
  - А эти двери куда? - показала направо куноичи.
  - Справа большая кухня, прямо мимо лестницы коридор который ведет в главную спальную комнату, с одной его стороны туалетная комната и отдельно душ с ванной, на другой стороне - кабинет с защищенной библиотекой для свитков и книг.
  Демонстрируя Кейко все помещения, я все больше убеждался в правильности покупки дома - кроме очевидной радости женщины, имелись и другие причины это сделать. Примерно неделю назад Шенесу разговаривал с Токи Сенджу и достиг предварительной договоренности о выдаче Линли за меня по достижении семнадцати лет. Само собой, жить она будет в клановом доме, где уже имеется своя хозяйки в лице Саи и наличие поблизости, не только матери, но еще и любовницы будет уже слишком. Нет, я не боюсь, что они поубивают друг друга, но вот какая фишка - даже две находящиеся в контрах, но любящие меня женщины, умудряются во многих случаях объединяться и демонстрировать пресловутую половую солидарность. А уж если их будет трое (или даже четверо, считая дочку, которая уже сейчас вьет из меня веревки), то будет совсем хреново. Так что лучше всех женщин в моей жизни держать как можно дальше друг от друга, что вдруг не получилось объединения их единым фронтом против меня. Хватило случаев, когда приходилось самому идти с ними за покупками, несмотря на наличие клонов, заниматься косметическим ремонтом дома при отлично работающих сохранных печатях, терпеть бежево-розовую декорацию гостиной комнаты, потому что это выглядит МИЛО, и тому подобные, достаточно мелкие, но раздражающие случаи, где логика и разум женщин отключается. Так что лучше любить их каждую по отдельности, чем пытаться бороться против очередных "гениальных идей", которые приходят в эти прелестные головки при увеличении количества женщин в доме. Как говорится, "разделяй и властвуй", да и нервы будут целее. А три миллиона рё... Да и фиг с ними, еще заработаю, тем более, оплата халтурки от клана Хатаке будет побольше, когда закончу работу.
  
  ***
  
  Минато Намиказе раньше даже и не представлял себе, насколько может быть трудной добыча информации по клановым высокоуровневым шиноби для обычного, пусть и талантливого генина, вышедшего из приюта. Вроде бы из одной и той же деревни, вроде бы довольно заметная и известная личность даже в среде академии шиноби, а вот ничего кроме имени (Рью Нара) и основной профессии (ирьёнин) сразу разузнать не удалось. Во-первых, несмотря на склонность куноичи всех возрастов сплетничать, Минато оказался от этого источника информации практически отрезан - сосредоточившись на тренировках и шлифовках навыков, полученных в академии, он так и не завел никаких хороших знакомств среди куноичи кроме Кушины-чан и в намного меньшей мере Микото. То, что в его команде куноичи не имелось, тоже здорово повлияло на это. Можно было бы расспросить некоторых знакомых клановых одногодок, вот только выбившись в лидеры класса по успеваемости, кроме известности Намиказе обрел и немало недоброжелателей, которые информацию могли бы предоставить, вот только за это позже пришлось бы заплатить - уж это приютский сирота для себя давно уяснил. Ничего в жизни не бывает просто так, а быть кому-то должным там, где и сам мог справиться не очень-то и хотелось.
  Удача улыбнулась генину там, где не ждал - случайно услышав болтовню двух первокласников академии о жизни в приюте. Разговорив малышню парой трюков с чакрой, Минато узнал пусть и не так много, как хотел бы, но и этого было достаточно для начала. Кто бы мог подумать, что нахальный дылда, что стащил Кушину, не только помогает приютам деньгами, но и бесплатно предоставляет услуги по специальности. Вспомнив свои голодные годы до становления на путь шиноби, Минато даже пожалел, что не на несколько лет младше, а злость на здорового Нара немного поутихла. Так же новостью для него стало и наличие лавки по продажи фуин высокого качества, принадлежащей тому же красноволосому токубецу джонину. Намиказе даже не поленился сходить и посмотреть, завистливо провожая взглядом посетителей - генины попасть в лавку не могли. Вспомнив сколько стоит одна кибакуфуда среднего качества в магазинах снаряжения шиноби, в груди Минато еще сильнее вспыхнула зависть к сильному, клановому шиноби, как теперь выяснилось - еще и богатому. Имеющему все то, чего сирота оказался лишен.
  Следующим очевидным местом сбора информации по цели стал госпиталь и в этот раз Минато удалось, после нескольких попыток наткнуться на настоящий кладезь знаний в лице молоденькой санитарки на отдыхе. Смазливая внешность и пара солнечных улыбок достаточно расположили болтушку, чтобы на генина обрушился целый поток подробностей о жизни Рью Нара, известных слетницам госпиталя. Начиная от того, что в девять лет он по кусочкам собирал собственную мать, причем успешно и заканчивая наличием двух известных любовниц, целой кучи только предполагаемых (и любовников, по версии некоторых, буэ!), а так же толпы нелегитимных детишек от разных куноичи, что Рью запрятал по приютам. В итоге, через час покинув территорию госпиталя, Минато оказался обладателем практических всех ходящих слухов о восходящей звезде ирьёдзюцу и фуиндзюцу ценой серьезного повреждения мозга от количества розовых соплей, что вылила на него болтушка в отношении объекта своего поклонения. Учитывая тот факт, что как бы не половина слухов выглядели бредовыми даже на неискушенный взгляд тринадцатилетнего пацана, достоверность полученной информации выглядела откровенно сомнительной. В итоге, Минато оказался твердо уверенным только в одном факте - у Рью Нара шикарная задница.
  Только спустя несколько дней Минато смог достаточно придти в себя (прекращение кошмаров с участием высокого крепкого красноволосого парня в маске сыграли в этом немалую роль), чтобы заняться вычислением твердых фактов среди потоков выдумки и бреда по методике, преподававшейся в академии, хотя и сомневался, что в следующий раз сможет посмотреть в глаза красноволосому шиноби без содрогания, но по совсем другим причинам, нежели в отношении других сильных убийц на службе деревни.
  И только более-менее определившись с имеющейся информацией, Намиказе отправился к своему сенсею - пусть тридцатилетний бесклановый токубецу джонин звезд с неба не хватал, но своих учеников тренировал на совесть, в первую очередь уча думать, а не ждать, пока кто-нибудь вложит в рот необходимые знания. Собственно от него Минато и получил те немногие основы фуиндзюцу, что узнал не от Кушины. И именно поэтому идея спросить мужчину о конкуренте на внимание красноволосой красавицы была отодвинута в самый конец очереди, несмотря на то, что шиноби оказался удивительно осведомлен о многих аспектах жизни Конохи. Именно от него Минато смог узнать (предварительно выложив все, что удалось накопать на цель), что шестнадцатилетний Нара не только талантливый ирьенин аж второй степени и единственный доступный мастер фуиндзюцу в Конохе, но так же кандидат на пост главы в своем клане, если что случится с двоюродным братом и сильнейший боей Нара. Ну и предоставленная сенсеем книга розыска с его страницей так же оказалась шоком. В конце концов, разница между ними оказалась всего в три-четыре года, а вот достижения... Несмотря на звание гения, полученное в академии, парень порядком приуныл, обнаружив настоящую пропасть в силе и возможностях между собой и соперником. И даже сообщение, что его команда в скором времени перейдет под руку к недавно вернувшемуся в Коноху ученику Хокаге, не слишком подняла настроение. Нагнать кланового гения, имеющего в своем распоряжении намного более обширные ресурсы в знаниях и деньгах, будет очень непросто. Единственное, в чем Минато мог посоревноваться с ним на текущий момент, так это в отношении Кушины. И именно в этом он уступать не собирался не при каких обстоятельствах!
  
  ***
  
  - Рью! - донеслось с превого этажа.
  - Да, ма? - отозвался я, не отвлекаясь от гравировки десятисантиметрового кубика из чакропроводящего металла.
  - Заходила Чию-сан и спрашивала сможешь ли ты принять у ее дочери роды в ближайшие дни - срок уже подходит.
  - Э, а кто ее дочь? - на мгновение оторвался я от работы.
  - Малышка Шуни, она к нам в гости пару лет назад заходила, очень маленькая и с двумя хвостиками.
  Вздохнув, я отложил инструменты в сторону на верстак и раздраженно потер переносицу - работа над материалом для защитного барьера для Хатаке шла полным ходом и отвлекаться еще и на это жутко не хотелось. Вот когда пожалеешь, что проект воспитания домашних ирьёнинов еще только в стадии оформления документов. А ведь это не первый раз, когда Сая дергает меня по довольно простым, но хлопотным причинам, с которыми прекрасно справляется госпиталь.
  - Ма, ну я же говорил, что после Химавари ни у кого роды принимать не буду - потому что это вообще не моя специальность и родильное отделение вполне справляется со своей задачей, - отозвался я, обметая обработанную сторону куба жесткой щеткой от стружек.
   - Ну Рью! - лестница слегка заскрипела под шагами и на пороге появилась Сая.
  - Что Рью? У меня и так хватает работы, чтобы еще и отвлекаться на роды! - нахмурился я, поворачиваясь к двери. - Ты же знаешь, что я не люблю, когда меня постоянно дергают по любому поводу во время работы!
  - Пожалуйста, Рью-кун, я уже обещала Чию-сан, - обняв меня, Сая подняла голову, смотря на меня снизу умоляющим взглядом.
  - Нет, и не надо на меня так смотреть! - раздраженно отвернулся я.
  - Ну Рью-кун...
  - Что Рью-кун? Я уже шестнадцать лет Рью-кун, - фыркнул в ответ, но опустив голову и столкнувшись взглядом с чуть повлажневшими глазами Саи (ненавижу, когда она это делает!), мгновенно сломался, - хорошо-хорошо, сделаю, только не надо так на меня смотреть!
  Мгновенно разулыбавшись, куноичи подпрыгнула, повиснув у меня на шее и чмокнула в щеку.
  - Спасибо!
  Придержав ее за талию руками, я тоскливо вздохнул - сейчас-то не всегда получается отказать, а что будет, когда здесь появится Линли с малявкой?
  
  Глава 46.
  
  Подергав за колокольчик у двери резиденции главы клана, я привалился к опорной балке и широко зевнул. Вчера вечером чунин на воротах передал послание от дяди явиться рано утром к нему для обсуждения важного дела. И я даже догадываюсь какого - за пару недель все документы на клановую опеку уже должны были подготовить и операция по снятию сливок приютских талантов вот-вот должна начаться. Учитывая всестороннее обследование каждого малыша раз в полгода, в том числе и моими силами, Шенесу и старейшины получили от глав приютов достаточно подробную информацию, чтобы решить кто больше всего подходит Нара для создания собственного маленького кланового госпиталя и по совместительству, последнего резерва обороны квартала на случай большой жопы.
  Из дома послышались тихие шаги и я встрепенулся, подавив очередной зевок. Тонкая дверь с натянутой бумагой отошла в сторону и на пороге появился двоюродный брат, одетый в пижаму, еле продравший глаза и без своего привычного торчащего хвоста волос.
  - Рью-ни-сан? Вообще-то сейчас только семь утра выходного дня и для походов в гости несколько рановато, - заразительно зевнув, выдал Шикаку, как только достаточно продрал глаза, чтобы меня узнать, - не говоря уж о том, что нормальные Нара встанут только часа через четыре.
  Я ухмыльнулся - брательник настолько сонный, что даже забыл добавить свою коронную фразу.
  - Джи-сан всера прислал сообщение зайти к нему около семи утра, - отмахнулся я от недовольства парня и шагнул мимо посторонившегося шиноби. На сонном лице на мгновение мелькнул интерес и тут же пропал. Очевидно, лентяй решил, что утоление любопытства будет слишком проблемно по сравнению с продолжением сна. Кто бы сомневался.
  - Дорогу в кабинет зна-а-аешь, - зевнув, Шикаку закрыл входную дверь и поплелся в свою комнату.
  - Естественно, - отозвался я, скидывая сандалии и беря из небольшой тумбочки оставленные для меня тапки.
  Учитывая, сколько раз я здесь был, трудно ожидать иного, так что уже через пару минут я постучался в полностью деревенную дверь, укрепленную фуиндзюцу и получив разрешение, вошел внутрь.
  - Доброе утро, Рью, - поприветствовал меня глава клана, на мгновение подняв взгляд от бумаг на столе, - присаживайся.
  - Доброе утро, джи-сан, - ответил я легким кивком и умостился в кресле напротив.
  - Собственно, зачем я тебя позвал - мы отобрали наиболее подходящих кандидатов по предоставленным заведющими приютов анкетам, все документы готовы и осталось только вписать имена, заверив печатью приюта, от тебя требуется просмотреть наш выбор и указать, кого брать не желательно по каким-то причина, - вздохнул и подвинул небольшую стопочку листов Шенесу, - все же ты постоянно с приютской детворой общаешься, значит и последнее слово за тобой.
  - Сколько здесь? - потянувшись, я подхватил стопку бумаги и всмотрелся в небольшую фотографию первой анкеты.
  - Три десятка.
  - Не многовато? - вопросительно вздернул я бровь, не прерывая чтения.
  В госпиталь вполне хватит и полтора десятка с учетом того, что кто-то в течение времени отсеется - выбирали-то в основном по свойствам чакры и имеющемуся контролю без обучения, а не предрасположенности к профессии ирьёнина. Какая там предрасположенность в четыре-шесть лет?! Увы, но с семи обитатели приюта отправляются в академию шиноби почти поголовно и номинально опека отдается Конохе и академии как ее представителю, так же назначая выплату неплохого пособия на каждого кандидата в шиноби и предоставляя комнату в общежитии. То есть, такие ребятишки из зоны ответственности приютов уже выходят.
  - Примерно одна треть из них пойдет на укрепление боевого потенциала клана, - откинулся на спинку кресла дядя, - те, кого еще не поздно начинать учить хидзюцу, тоесть самые маленькие и легко поддающиеся воспитанию в ключе клана.
  - Да они там все такие, - фыркнул я, откладывая два листа на поручень, - что хочешь, то и лепи - рвения оправдать возложенные ожидания будет выше крыши, так что это даже обсуждать не имеет смысла. Кстати, кто за детьми будет следить?
  - Три нянечки из простых членов клана, пара ветеранов и одна воспитательница будут с ними жить постоянно, так что присмотром и лаской будут обеспечены, - на пару секунд задумавшись, ответил Шенесу.
  - Стоит дать ребятне пару недель на привыкание к новой обстановке, а потом уже постепенно начинать обучение основам чакры у которых наиболее сформировалась кейракукей, - заметил я, откладывая еще один лист в сторону.
  - Не волнуйся, Рью, - за прошедшее время мы не только выбирали наиболее подходящих кандидатов и готовили бумаги, но составляли план интеграции и воспитания будущих членов клана, - покровительственно ухмыльнулся глава, - через наших наставников и учителей прошло не одно поколение Нара, так что с этой стороны проблем не будет!
  Ну, учитывая необходимость бороться с ленью мужской половины учеников и излишне агрессивной и активной женской половиной, то обычные дети действительно не должны доставить слишком много проблем.
  - И то верно, - пожал я плечами, пробежав последнюю анкету по диагонали - большинство из выбранных детишек я знал достаточно, чтобы составить мнение о их личности и принять во внимание предоставленные данные.
  Положив на стол одобренные, я отдал Шенесу четыре листа с именами сирот, что брать было нежелательно.
  - Четыре? Почему именно эти? - спросил шиноби, просматривая анкеты.
  - Первый - ярко выраженный лидер, индивидуалист, любящий припрягать окружающих ради своей выгоды, знающий что по чем уже в нынешнем шестилетнем возрасте и имеющий четко поставленную цель, такого будет сложновато склонить к клановому менталитету, да еще и влияние на других будет осложнять задачу, и месте с тем, недостаточно начальных данных, чтобы оно того стоило, - пояснил я.
  - Девочку не берем потому что, несмотря на неплохие задатки, характер слишком шебутной, непоседливый и легкий, нормального ирьенина из такой не получится, а если и получится, то намного позже большинства отобранных.
  - Так, а последние две девочки? - посмотрел на оставшиеся анкеты дядя.
  - Одна выброшенная полукровка Учиха, что уже само по себе проблемно, а вторая хоть и обладает неплохим резервом, но соотношение составляющих ее чакры не позволит нормально пользоваться хидзюцу - слишком много энергии тела, что намекает на разбавленную где-то в третьем-четвертом поколении кровь Сенджу или Узумаки. Не самый лучший материал на обучение ирьёнина. Здесь уж выбор за тобой - можем взять, а можем и не взять.
  - Хмм, понятно, - Шенесу задумчиво потер переносицу, но спустя пару мгновений переложил последний лист в общую стопку.
  Ну, девчушке повезло.
  - На этом все? Или есть еще что-то? - спросил дядю, похрустев шеей.
  - План обучения готов?
  - Давно, но начинать стоит лет с семи, когда все научатся читать и писать, а так же хотя бы на начальном этапе управлять чакрой, - развел я руками, - я и сам в этом возрасте начинал, так что основная работа пока ложится на плечи клановых наставников.
  - Хорошо, спасибо Рью, больше тебя не задерживаю, - вздохнул глава Нара, - заскочишь проследить за заселением детей сегодня? Учитывая отношение к тебе, то это сильно облегчит работу остальным.
  Пфф, после тесноты и не самых подходящих условий содержания детей в приютах, несмотря на все усилия персонала, новый дом с небольшими, но своими комнатами покажется детворе раем.
  - Тогда пришли кого-нибудь за мной, когда закончите с оформлением, - согласился с ним, - тогда и с настройкой защиты на доме и прилегающем участке помогу разобраться.
  - Договорились.
  Встав, я кивнул Шенесу и покинул кабинет. Кроме очевидно важного завершения первого этапа долгосрочного плана по приобретению нормальных ирьёнинов для клана, у меня на сегодня запланировано еще несколько экспериментов, один из которых обещает очень даже интересные результаты. Все же долгожительство Узумаки слишком жирная плюшка для не обладающих подобным преимуществом, а мне хочется видеть своих женщин рядом как можно дольше и желательно, молодыми и красивыми по очевидным причинам.
  
  ***
  
   - Райтон: Бакенэко но дзюцу(техника демонического кота)!
  Зародившаяся передо мной искра мгновенно разрослась до размера лошади и сформировалась в состоящего из молнии кота, точно такого же, что не так давно использовали против меня, вот только теперь управлял им уже я. Держа печать концентрации, которым заканчивалась серия ручных печатей этого впечатляющего дзюцу, я немного привык к ощущению контроля и пустил кота бегать по кругу, отмечая постепенное увеличение скорости за счет уменьшающегося размера. Что примечательно, кроме непосредственного создания, данная техника подпитки не требовала, несмотря на очень даже приличное количество использованной чакры.
  Повинуясь моей воле, чакроконструкт открыл пасть и вылетевший из нее поток молний превратил выбранную мишень в остатки обугленных головешек, а размер кота уменьшился примерно на четверть. Хмм, значит, выстрела три будет да дестабилизации и прекращения работы. Что самое примечательное, так это трансформация техники в сторону увеличения скорости, но при этом размер не отражает идущий расход - преобразованная в стихийную, чакра в конструкте всего лишь уплотняется, а не уменьшается, как можно было бы подумать. В общем, очень даже занимательное дзюцу, единственным недостатком которой можно считать нужду прямого управления и в поле зрения создателя. А в остальном - выше всяких похвал для техники ранга В.
  Разведя руки и таким образом развеяв технику, я остался доволен первым использованием. Конечно, необходимо тренироваться в управлении и скорости выполнения, но это все дело техники, а так - очень полезное приобретение. Можно попробовать вторую. Активировав шаринган, я быстро сложил шесть ручных печатей и отправил образовавшуюся перед ртом шаровую молнию на дальний конец полигона.
  - Райтон: Хинотама(блуждающий огонек)!
  Несмотря на довольно поэтичное название, данная техника С ранга имеет свое применение, особенно как способ заставить противника покинуть землю и превратить его в отличную мишень. Даже полный идиот поймет необходимость убраться из зоны поражения расширяющегося кольца молний. А учитывая площадь воздействия и скорость шара, отличная техника против любящих зарываться в землю дотонщиков, которых достанет в процессе или уже на небольшом расстоянии от поверхности, поскольку какая-то часть заряда уходит и вниз, насколько видно шаринганом, а не по поверхности. Что не говори, а отличные приобретения в мой скудный список райтона.
  Причем, получить их получилось сравнительно просто. Когда блондинка из Кумо очнулась растянутая на цепях, без единого клочка одежды на теле и с блокированным доступом к чакре (техника безопасности - наше все! Не дадим врагу ни единого шанса!), то это отнюдь не способствовало повышению твердости духа. Поэтому стоило мне немного надавить на ее текущую ситуацию, поугрожать пытками и другими способами добывания информации, да немного распустить руки, как финалистка первых экзаменов на чунина согласилась поделиться интересующими меня техниками. Учитывая альтернативу и то, что секреты деревни мне нафиг не нужны, очень даже мудрое решение. Небольшая демонстрация на полигоне со всеми предосторожностями прошла на ура благодаря шарингану, несмотря на то, что я его немного модифицировал под обычные чакроканалы глаза (разве что, чуть с большей проводимостью), пусть и с практически гарантией блокирования дальнейшего развития и небольшого ослабления возможности наблюдать чакру . У меня еще один есть, так что не велика потеря, но зато, теперь Хьюги по кейракукей не смогут определить додзюцу, убирая риск обнаружения додзюцу в неактивном режиме.
  Жаль, подобным способом можно расколоть только получившую повышение на чунина куноичи, а не матерого джонина. А ведь так хочется запустить пальчики в коронную технику третьего и четвертого Райкаге, особенно когда своя сильнейшая стихия как раз райтон... Увы, но смуглая женщина с серебристыми волосами и одним с ма именем, оказалась сделана совсем из другого теста и факт своего заключения приняла очень спокойно, несмотря на более чем некомфортное положение. Тоже можно сказать и о попытках получить ее дзюцу использованными ранее способами. Несмотря на демонстративно разложенный недалеко набор инструментов, до физических пыток я не дошел - грязное это дело и просто не захотелось портить представшую передо мной красоту (не говоря о тренировке всех джонинов и клановых испытывать боль), поскольку смуглая куноичи в плане фигуры переплюнула даже Канаде.
  В Конохе вообще популяция несколько азиатского типа - худощавые и немного ниже среднего роста, а по настоящему высокие встречаются довольно редко. Тоже самое касается и Ивы с Суной, хотя и имеются различие в тоне кожи и цвете волос. А вот популяция Кумо отличается как раз европеидным строением тела со всеми вытекающими и высоким ростом как мужчин, так и женщин, что хорошо заметно по многим встреченным мной бойцам и особенно всем Райкаге.
  Конечно, можно было бы надавить на пленницу через так же попавшую в мои загребущие ручки дочь, но с этим можно и подождать - пара дзюцу от блондинки, еще два неплохих в награду за помощь делегации Кумо от отца Эя, так что есть над чем поработать.
  
  Глава 47.
  
  Завершив последние расчёты, я еще раз проверил полученный результат на ошибки и свернув свиток, отложил в сторону, с удовольствием потянувшись и размяв плечи и шею. Несмотря на то, время уже было за три часа ночи, можно было сказать, что сокращенное время сна в угоду работе не потрачено зря - после нескольких кропотливых месяцев разбора функции Эдо тенсей, мне удалось не только выделить часть, отвечающую за призыв души, но и переработать ее в нужную сторону! Это оказалось даже несколько проще основной задачи дзюцу Тобирамы, поскольку теперь объектом послужила не находящаяся непонятно где душа, до которой надо было дотянуться с помощью останков, а находящаяся здесь, в живом теле. Намного более легкая задача как по затратам, так и по исполнению. Конечно, жаль, что не удалось получить в руки ту технику Като Дана, где он душой покидал тело самостоятельно (если слухи не врут), что очень облегчило бы мне задачу, но и так неплохо. Все же, второй хокаге был очень умным мужиком и прилично разбирался даже в фуиндзюцу, пусть и не на уровне чистокровного Узумаки. То, что мне удалось расшифровать его технику, даже имея на руках более ранний вариант с записями автора на полях и конечную версию - очень большое достижение, поскольку, Сенджу куда опытнее меня в фуиндзюцу, если сравнивать общие достижения на этой ниве и примененные в данной технике элементы печатей. По крайней мере, пока. У меня все еще впереди.
  Подготовка к практическим испытаниям займет некоторое время, как и доработка, в случае необходимости Канпеки Нингё но дзюцу (техника идеальной куклы), как я решил назвать свою технику. В конце концов, что это как не кукла под управлением копии моего сознания. Живая, дышащая и двигающаяся кукла, неотличимая от человека, идеальная кукла. Жаль только, подготовку тела вписать в саму технику не получится - слишком уж сложная фуин получилась, чтобы с моим небольшим опытом в этой области перевести ее в ручные печати. В конце концов, над Шики Фуджин (прием печати мертвых демонов) работали настоящие мастера и гении, до чего мне далеко. Но даже так, возможность иметь глаза за пределами деревни имеет столько плюсов, что сложность подготовки можно просто не принимать во внимание.
  А теперь главный вопрос - идти отдыхать или заняться проверкой работоспособности модифицированной печати по вытаскиванию душ... Посмотрев на настенные часы, специально установленные в подвале, чтобы не потерять ощущение времени за работой, я вздохнул и достав из шкафа большой лист бумаги, свернутый в трубку, развернул его на полу и придавил по углам небольшими каменными кубиками специально для этой цели. В конце концов, спать осталось всего три часа, так что ложиться сейчас уже не имеет смысла, тем более, фиг я засну, когда настолько важный проект близится к своему логическому завершению. Все же, техника идеальной куклы позволит получить не только глаза за пределами деревни, но и даст возможность повлиять на те события, что раньше оставались за пределами моих возможностей. И если очень повезет, то куклы будут обладать всеми моими возможностями, здорово поднявшись на шкале полезности всех имеющихся техник клонов.
  Хах, можно будет половить рыбку в мутной водичке Кири как раз во время уничтожения кланов, отслеживать ситуацию в Аме, хотя едва ли у меня получится вмешаться, учитывая уровень задействованных в стране Дождя игроков, можно даже попытаться свистнуть самого плохо охраняемого джинчурики элементальных стран. Я имею ввиду семихвостого из деревни Водопадов, хотя найти ее будет болью в жопе даже с моими сенсорными возможностями, которые не факт что передадутся со слепком сознания в новое тело. Да мало ли вообще можно сделать, когда куклой можно пожертвовать без особых сожалений и опасений, что след приведет к создателю. С моими навыками ирьёниндзюцу, поменять черты лица не так уж и сложно, а ощущение чакры по любому изменится с выдиранием души из тела, в то время, как связь пространственных печатей не способен отследить даже бьякуган, не говоря уж о других додзюцу. Конечно, имеются некоторые сомнения насчет риннегана Нагато, но вроде он не демонстрировал способность к манипуляции пространством-временем. Кстати, а ведь достаточно сильный шиноби без привязки к деревне имеет шанс получить приглашение в Акацуки после окончания гражданской войны в Амегакуре! И тогда не придется искать этого долбанного черного Зетсу! То есть, у меня имеется около десяти лет, чтобы создать сильнейшую куклу и дать ей возможность получить известность на международной арене. Именно так получили свои приглашения известные нукенины вроде Сасори, Дейдары, Какузу и Орочимару... Хмм, нужно эту мысль тщательно обдумать и поискать способы мгновенно избавиться от черной дряни, пусть даже и ценой жизни куклы. На ум приходит только мгновенное запечатывание при касании и мгновенная же телепортация (или обратный призыв) с места преступления в подготовленное место. Конечно, рисковый шанс, но учитывая ставки, можно и попробовать, поскольку до фальшивого Зецу просто так не добраться и обычными методами не обнаружить, если судить по его обширной, но очень успешной шпионской деятельности.
  За размышлением и планированием будущего с учетом скорого изменения доступных мне возможностей, я завершил комплексный рисунок печати, сверяясь с записями, затратив на это чуть больше часа. Проверив на ошибки, я кивнул и взяв с полки футляр с тюремным свитком, извлек первого подопытного - если все пройдет хорошо, то больше и не понадобится. Расположив обнаженное тело темноволосого парня на бумаге с едва заметно светящимися чакрой чернилами комплексной фуин, я создал каге буншина с приличным количеством чакры и приглашающе кивнул, убравшись в дальний угол подвала под защиту мощного кеккая - я еще не совсем сошел с ума, чтобы испытывать настолько опасные штуки самостоятельно.
  Клон поморщился, бросив на меня недовольный взгляд, но опустился на колено и прикоснувшись к печати, вбросил чакру. Рисунки под телом полыхнули и мгновение ничего не происходило, но потом, словно пинком, из неподвижного парня выскочила призрачная копия и почти тут же исчезла, а печать завершила свою работу.
  - Обследование! - тут же приказал я двойнику.
  Впрочем, этого и не понадобилось - каге буншин уже обследовал предположительный труп шосен но дзюцу.
  - Активность мозга приостановилась как при впадении в кому и работа сердца постепенно замедляется, - доложил он, - родная чакра в теле имеется, но источник новую не производит и довольно быстро затухает, у нас минут семь на все, пока тело окончательно не перешло в состояние трупа!
  - Рисуй ключ! Я займусь техникой! - рыкнул на него, убирая кеккай и на ходу начиная складывать длинную цепочку ручных печатей.
  Несмотря на жесткий лимит времени, мы успели - клон как раз завершил на моем солнечном сплетении второй ключ для пространственной фуин, когда я завершил технику и приложил руки к телу, вкладывая огромное количество почти чистой ин составляющей чакры. Отступив на шаг, я принялся ждать, в то время, как двойник отслеживал состояние тела.
  - Наблюдается зачаточная активность мозга и пульс почти пришел в норму, - доложил он спустя томительные мгновения ожидания, - деградация источника остановилась и пошло небольшое производство чакры. Помочь организму?
  - Давай, - после небольшой паузы кивнул я.
  Как бы не хотелось наблюдать естественную работу новой техники по спаиванию псевдо души и оставшегося бесхозным тела, но лучше увеличить шансы на получение куклы нормального тела шиноби без последствий дальнейшего существования. И пока двойник занялся делом, я тщательно проверил развернувшуюся чуть выше живота небольшую печать, больше всего похожую на паутину символов. Дело было даже не в правильной работе, что было уже проверено не раз, а в отсутствии конфликтов с другими имевшимися у меня на теле печатями. И пусть расчёты показывали, что ничего не должно случиться при одновременной работе пересекающихся фуин, но лучше все же проверить до того, как возникнут проблемы. Ну и возможность использовать тенкецу на этом месте без случайной активации, что очень часто случается у неопытных пользователей фуиндзюцу, взявшихся за нанесение своих поделок на кожу живого человека.
  - Угх, - раздавшийся стон отвлек меня, заставив поднять голову.
  Содрогнувшийся парень, наконец, начал двигаться и судя по звукам, это ощущение не из приятных.
  - Ксо-о-о, босс, чувствую себя так, будто сдохну сейчас, - прохрипел он, сворачиваясь калачиком и сжимая голову руками.
  - Ну, по правде говоря, ты и умер, пусть и технически, но тело-то тоже самое, - пожал я плечами, подходя ближе и помогая каге буншину устранять последствия клинической смерти с изыманием души.
  - Все, мне уже лучше, - разогнулся подопытный спустя десяток минут, - помогите встать, а то конечности не очень слушаются.
  - Ну и какие отличия от прошлых попыток? - придерживая за локоть с одной стороны, поинтересовался у... двойника? Создания? Клона?
  Кем теперь считать чакровый слепок моего сознания в чужом теле, возможный срок жизни которого, вероятно, увеличился до среднего шиноби? А, клон он и есть клон, какой бы не имелся способ создания!
  - Несмотря на то, что сопротивления никакого нет, что подтверждает наши предположения про душу, какая-то слишком большая вялость тела, не говоря уж об обычной проблеме координации при смене размеров конечностей и общего размера, - задумавшись, сообщил он.
  - А что насчет чакры? - спросил с другой стороны каге буншин.
  Закинув одну руку мне на плечо для большей устойчивости, недавно лишившийся души шиноби освободил вторую и подняв пальцами вверх, выпустил пару нитей чакры светло-голубого цвета, почти тут же погасших.
  - Контроль ни к четру, хотя со временем это может и пройти, когда кейракукей устаканится, - доложил свои наблюдения парень, - а вот доступного количества мизер и восстанавливается она откровенно медленно, что при не таком уж большом объеме не очень радует.
  Да уж, я привык оперировать большим количеством чакры и всегда иметь солидный запас даже в конце рабочего дня, когда послевоенный цейнот спал и переходить на чунинский запас, когда следует экономить каждую каплю... отсто-о-ой! В пору порадоваться, что это не мои проблемы, пусть неприятные воспоминания и будут скоро доступны.
  - Могу предположить, что суррогат души с огромным количеством ин-чакры сейчас активно интегрируется с телом и большинство проблем должны решиться сами собой через некоторое время, - предположил я, - а контроль вообще должен взлететь на недосягаемую высоту исходя из общего запаса чакры.
  - Вот только когда это будет, - вздохнул клон, отстраняясь и пытаясь самостоятельно удержаться на дрожащих ногах, - может подкинешь немного чакры, а босс?
  - Хочешь заполучить повреждения кейракукей? - скептически хмыкнул я, готовый подхватить его, как только начнет заваливаться, - не каждый обладает достаточно крепкими чакроканалами, чтобы выдержать мою куда более мощную чакру, к тому же не факт, что еще сможешь ей управлять и это пойдет на пользу только начавшему работать источнику.
  - Ну тогда хоть парочку наших особых пилюль, - поморщился парень, разминая руки и привыкая к изменившемуся балансу тела.
  - А вот это не помешает, - согласно кивнул я, извлекая из печати на запястье коробочку и отсчитывая четыре штуки, - это точно поможет тебе быстрее восстановиться без дополнительной нагрузки.
  - Угу, спасибо, - кивнул клон, заглатывая пилюли.
  - Кстати, а ведь можно не только выпустить его в поле после того, как пройдет период адаптации, но еще и дополнительно модифицировать тело, - внезапно предложил каге буншин, расчетливо оглядывая подопытного, - заодно и потренируемся до того, как подвергать себя преобразованию, дополнительно улучшая его шансы на выживание.
  - Здравая мысль, - покивал я, - так же можно полностью заменить кровь на мою и небольшими порциями вбрасывать в кейракукей мою чакру, что положительно повлияет на тело.
  - После адаптации?
  - После адаптации.
  А действительно, почему бы не сделать машину для убийства хотя бы физически, если уж чакры не так много? Тем более, если не надо заботиться о последствиях. Задумчиво потерев подбородок, я решил составить список необходимых операций клону, добавив изменение лица - ведь не стоит давать зацепок бывшим знакомым этого тела, даже если шанс на узнавание мизерный.
  
  Эпилог.
  
  Сарутоби Хирузен хмурился, изучая содержимое недавно полученного свитка и нервно жевал во рту кончик любимой трубки, незаметно погасшей некоторое время назад. Не то, чтобы пост главы селения тысяч убийц был такой простой работой, но в этот раз причиной беспокойства послужил доклад, доставленный одним из подчиненных Шимуры. Вроде бы ничего такого - всего лишь клан Нара взял на попечение нескольких сирот из одного из приютов, но опытный шиноби прямо пятой точкой чувствовал подвох. А подвохи Хирузен очень не любил, даже если они исходили со стороны своих. Особенно, если они были от своих! Еще раз пробежав глазами по тексту, пожилой хокаге вздохнул и, отложив свиток в сторону, задумался.
  Сам факт, что довольно значимый клан решил взять под опеку несколько сирот, на первый взгляд, не внушал особого беспокойства. Но только на первый взгляд и если не знать политику кланов Конохи. Ни один клан просто так не возьмет на себя воспитание совершенно чужих детей, когда имеется достаточно нуждающихся из своего. В конце концов, прошедшая война изрядно потрепала наличные силы всех кланов, оставив большое количество детей без заботы родителей и при этом брать на попечение еще нескольких... Это говорит либо о совсем плачевном положении Нара, либо о каком-то плане главных умников деревни. И если в первое еще можно поверить, учитывая потери в войне, хотя данный факт должен ощутимо пошатнуть влияние как Нара, так и всего тройственного союза на политической арене Конохи, то во-втором случае так просто докопаться до истины не выйдет. Оба варианта внушали беспокойство и одинаково не нравились.
  Потерев висок и отложив в сторону трубку, Сарутоби принялся посчитывать последствия первого варианта.
  Уменьшение влияния одного из кланов и как следствие - всего союза. Вроде бы отличная новость и ослабление их влияния, но такое проявление слабости бросало очевидную тень и на правителя, доведшего Нара до подобного состояния во время ведения военных действий. Один клан довел, так почему не может сделать так с другими? Конечно, большинство шиноби до такого вывода не додумаются, но уж точно найдутся желающие просветить окружающих. Учитывая и так не очень большую популярность Хокаге после завершения второй Мировой Войны Шиноби, очередной камень на чашу весов смены правителя. С другой стороны, если бы не доклад отошедшего от дел бойца Не, как раз и работавшего в приюте, о данном факте он бы и не узнал. Слишком мало данных, чтобы сделать точные выводы. Стоит припрячь Данзо, имеющего надежные контакты в союзе и разузнать подробнее.
  Взяв чистый лист и небольшой стопки на столе, Сарутоби черканул несколько строк и свернув его, поставил печать с небольшим всплеском чакры.
  - Данзо, - приказал он, кидая в сторону вроде бы пустого места на стене.
  Безмолвно скинувший маскировку Анбу поймал послание и исчез в беззвучном шуншине, а Хирузен вернулся к работе - гора документов, требующих внимания Хокаге, сама по себе не исчезнет.
  
  ***
  
  - Объявляю очередное собрание глав трех кланов открытыми, - пробурчал Шенесу, растекшись по удобному креслу за круглым столом.
  Несмотря на немного претенциозное заявление лидера Нара, атмосфера в небольшой комнате, защищенной барьерами и печатями получше кабинета хокаге, больше соответствовала дружеской посиделки трех приятелей, нежели собранию не самых слабых шиноби и глав кланов для обсуждения серьезных тем. Не мало этому способствовало присутствие на столе алкоголя и различных закусок.
  - Чуть меньше серьезности, Шен, - фыркнул Акамичи, вгрызаясь в хрустящие бараньи ребрышки, - мы собрались здесь не только обсудить последние новости, но и отдохнуть от клановых и семейных забот.
  - Сецура все время попрекает меня нашими посиделками, так хоть видимость серьезного собрания следует сохранить, чтобы не пришлось врать, - лениво отмахнулся Нара, - как же это проблемно!
  - Тогда предлагаю выпить за жен и чтобы наши лучшие половинки меньше действовали на нервы и пилили по любому поводу, - озвучил тост блондин, разливая по плошкам саке.
  - Поддерживаю! - мгновенно отозвались остальные.
  Опрокинув в себя обжигающую жидкость, шиноби усиленно заработали челюстями, дружно решив отложить разговор до утоления первого голода.
  - Как продвигается ваш план? - наконец нарушил молчание Яманака, выковыривая из зубов кусочки мяса заостренной деревянной палочкой.
  - Пока неплохо - препятствий со стороны заведующих приютами не чинилось, благодаря Рью, так что получение опеки прошло как по маслу, - ответил Нара, - дети рады до слез и готовы учиться со всем рвением, лишь бы не вернуться обратно, так что пока все идет по плану.
  - Отлично, а то некоторые личности уже начали интересоваться, что же это происходит у Нара, - помрачнел Инода, - особенно настораживает, когда настойчиво интересуются те из моего клана, кого это вообще не должно касаться.
  - Ты знаешь, а ведь и у меня такие имеются, особенно один старейшина, ранее бывший в команде с неким одноглазым шиноби, - задумавшись, кивнул толстяк, на мгновение отвлекаясь от тарелки.
  - Данзо, - нахмурился Шенесу, - значит, хокаге и компания уже заинтересовались...
  - Как-то слишком быстро, особенно если учесть, что подготовка проводилась в тайне и мы не оповещали даже старейшин, не говоря уж о других членах клана, - задумчиво потер подбородок блондин.
  - Не важно, основная часть плана уже исполнена, так что против по всем правилам оформленной опеки Хокаге ничего сделать не сможет, даже если информация пойдет в массы, - отмахнулся Нара, - зато для вас имеется очень даже подходящая возможность взять на заметку всех соклановцев, что проявляют излишний интерес и выявить сочувствующих Шимуре, кроме и так известных. Есть у меня ощущение, что этот проблемный старик еще доставит проблем.
  - Как будто кто-то в этом сомневается! - фыркнул Чеджи. - Ничего нового не слышно о переполохе "Не"?
  - К сожалению, мои контакты выяснили только то, что Данзо потерял довольно большую группу в стране Горячих Источников, а другие поисковые группы столкнулись с что-то вынюхивающими кумовцами и тоже понесли потери, - пожал плечами Шенесу, - причины такого переполоха как у них, так и у нас не известны или очень старательно замалчиваются.
  - Странно, обычно Шимура более бережно относится к своим ресурсам, особенно не имея возможности быстро их пополнять, - пробормотал блондин, дергая себя за кончик свисающего через плечо хвоста волос.
  - Надежных источников в Корне у нас не имеется, а Анбу совместных дел с личной армией Данзо не имеют, так что узнать конкретные причины не удастся, - покачал головой Нара, - чего у старика не отнять, так это паранойи. Может со временем что и всплывет, но надежды на это мало.
  - Не в первый раз, - раздраженно фыркнул Яманака, - кстати, слышал, ты назначил инструктором Рью-куна? Да еще и при планировании заключения союза с Сенджу? Как-то не слишком на тебя похоже.
  - Да я и сам не ожидал, - смущенно поскреб затылок Шенесу, - собирался выбрать ему жену из наиболее подошедшей клановой девушки, совмещая два дела, а Рью меня ошарашил предложением кандидатуры Сенджу.
  - Это получается, у него не две любовницы, а три? Ну малец и бабник! - насмешливо фыркнул толстяк. - Впрочем, вспоминая мужиков Узумаки, трудно ожидать иного - никто из красноволосых не гнушался хорошо погулять!
  - Но ведь это не все твои причины, - прищурился Яманака, прекрасно зная друга.
  - Ну, если Рью еще и заделает клану несколько детишек, то я буду только рад, - вздохнул Шенесу, - после войны мы так и не восстановили свой боевой потенциал и в ближайшем будущем сложно ожидать улучшения ситуации, так что несколько высокоуровневых бойцов лет через пятнадцать клану точно не помешают.
  - Учитывая потенциал Рью, то и дети должны быть под стать, - кивнул Чеджи, - наследие Узумаки в нем сильно, так что и четверть их крови будет сильно влиять на потенциал шиноби, достаточно посмотреть на меня, а ведь мать у меня была не из самых сильных полукровок.
  - Насколько я знаю, у вас осталось немало вдов в детородном возрасте, так почему бы не подложить их под Рью? Это гораздо быстрее, чем ждать взросления куноичи и надеяться на удачу, - вздернул бровь Инода, - не думаю, что такой бабник как Рью откажется.
  - Издеваешься? Да меня Сая-чан загрызет за одно только предложение использовать ее сына подобным образом, а Сецура добавит, - передернулся Нара. - К тому же, настраивать против себя одного из сильнейших наших бойцов просто не имеет смысла, особенно учитывая преимущества, получаемые от него. Это слишком проблемно и недальновидно!
  - Ну-ну, не заводись, - успокаивающе поднял руки блондин, - я просто предложил.
  - К тому же, парню только семнадцатый год идет и не думаю, что он уже задумывается о потомстве, - прогудел толстяк, пододвигая к себе поближе блюдо с сыром.
  - А вот нашим отпрыскам об этом пора бы и задуматься, - покачал головой Яманака, медленно цедя саке.
  - Уже - Сецура срочно ищет Шикаку подходящую девушку, - вздохнул глава Нара.
  - Срочно?
  - Позавчера Шикаку притащил из одиночной миссии куноичи-нукенина, - помявшись, сообщил Шенесу.
  - Пфф... Кха-кха!
  Яманака оросил стол каплями саке, пошедшего не в то горло, а Акамичи отвесил челюсть, выронив изо рта кусок сыра.
  - Ш-шен, ты шутишь? - первым опомнился толстяк. - Шикаку же даже обычную девушку не заводил, потому что считал это слишком проблемным делом!
  Вместо ответа, Нара уронил голову на стол.
  - Кха... похоже, он не шутит, - выпучил глаза на друга Инода, отдышавшись.
  - Да-а-а, такого можно было ожидать от Рью, но никак не от Шикаку, - покачал головой Чоджи. - И что ты будешь делать?
  - Учитывая, что Шикаку на полном серьезе собирается оставить куноичи себе на правах добычи и даже слышать не хочет от получении награды, то придется регистрировать как добычу кланового бойца, - тяжело вздохнул лентяй, - естественно, после небольшого допроса, поможешь? - повернулся он к Яманака.
  - О чем речь?! - пожал плечами глава отдела Пыток и Дознания. - Постараюсь провернуть все тихо и по-быстрому.
  - Красивая хоть? - заинтересованно подался вперед Акамичи.
  - Очень! Способна сравниться с нашими первейшими красавицами, так что решение сына понимаю - сам бы не удержался, будь холостым, - приподнял голову Шенесу, ухмыляясь.
  - И откуда она?
  - Ишигакуре но сато.
  - Ну, от них проблем не будет, сколько дают?
  - Двести тысяч за живую и пятьдесят тысяч рё за мертвую, так что выкупить голову не проблема.
  - Ну, будет у парня кроме жены еще и любовница, - пожал плечами блондин, закрывая тему.
  - Кстати, слышали - в госпитале намечаются перестановки, - встрепенулся глава Акамичи, - пока не ясно какие, но Хиши-доно наверняка придется покинуть пост.
  - И будут у нас ирьёнины в еще более глубокой жопе чем раньше! - мрачно предрек Нара.
  - Все зависит от того, кто придет на место Хьюги, - пожал плечами Яманака, - но учитывая общую тенденцию, Рью очень вовремя предложил реализовать идею личного госпиталя с ирьёнинами, неподконтрольными Хокаге и чиновникам.
  - Давно надо было этим заняться, а то ситуация от года к году все хуже, а никто не чешется, - пробурчал толстяк, устраиваясь поудобнее в кресле и складывая руки на объемном животе, - вот только это же надо серьезные деньги и силы вкладывать, а делать это еще и ради других никто не хочет.
  - Отступные от Хирузена должны покрыть все основные затраты на содержание и обучение детей, да еще и сам Рью прилично вложился, - кивнул Нара, - так что через лет шесть-семь уже будут наглядные результаты.
  - А что будем делать на счет самого Сарутоби? Раньше откладывали этот вопрос из-за войны и послевоенной разрухи, сейчас же все немного успокоилось и самое время что-нибудь предпринять, - нахмурился блондин, - пусть больше всего пострадали ваши кланы, но и у Яманака потери за прошедшую войну довольно серьезные.
  - У Сарутоби пока слишком много влияния - за него большинство Анбу, половина совета джонинов, старейшины и Данзо со своей личной армией, не считая самого клана и двух малых под их покровительством, Абураме и Инузука так же поддерживают Хокаге, хотя последних можно и склонить на нашу сторону, если использовать дружбу Рью с наследницей, - сморщился Нара, перебирая политические расклады, - Хьюги как всегда нейтральны, но старейшины в руках у Хирузена, основатели против него, но никогда не объединятся, так что в лучшем случае нейтральны, остальные малые кланы можно не принимать во внимание, а наш союз скинуть старого бабуина не потянет, даже если заручиться поддержкой Сакумо, как самого вероятного кандидата на пост. Нужно смотреть расклад после свадьбы Рью и заключения союза с Сенджу, но сейчас лучше не дергаться.
  Оба главы кланов замерли, обдумывая информацию, выданную мозговым центром союза.
  - Значит ждем, - заключил толстяк, - и готовимся.
  - Ждем и готовимся, если не снять, то хотя бы подвинуть эту кодлу стариков с постамента власти, - кивнул Шенесу, - ну и делаем все от нас зависящее, чтобы количество кандидатов в Хокаге не уменьшилось.
  Не сказанной осталась мысль, что Рью так же входит в этот короткий список кандидатов.
  - К слову о Рью - ты еще не начал посвящать его во ВСЕ клановые дела? - заинтересованно спросил друга Инода.
  Кроме небольших доходных предприятий, содержания стада оленей в прилегающем к Конохе лесу и поставке лекарств, клан теневиков так же содержал довольно серьезную сеть осведомителей, отлично понимая значимость вовремя полученной информации.
  - Как только исполнится восемнадцать, но не раньше, - покачал головой глава Нара, - как раз закончу с Шикаку и можно будет скинуть часть нагрузки на него.
  - Хмм, Рью всегда был разумным парнем, так что не понимаю, чего ты тянешь? - пожал плечами Чоджи.
  - Если будет хоть малейший шанс скинуть пост брату, то Шикаку так и поступит, - со вздохом пояснил Шенесу друзьям, - и лучше его не искушать раньше времени.
  - Лень Нара - это кеккей генкай клана, передающийся по наследству вместе с мозгами, - фыркнул расплывшийся в улыбке мозголом.
  - Да-да, насмехайся над бедным мной, - с сарказмом ответил ленивец, закатывая глаза, - лучше давайте доедать и заканчивать посиделки, иначе опять придется слушать вопли Сецуры.
  - Ну так чего ты ждешь? - пробурчал с набитым ртом Акамичи, сметая с тарелок все в пределах досягаемости рук. - Налетай!
  
  ***
  
  - Итак, что ты накопал, Данзо?
  Два давних друга и соперника с удобством устроились в креслах первого этажа резиденции Хокаге и наслаждались отборным сортом чая, поставляемого кланом Сарутоби из страны Молний. Несмотря на ночь за окном, Хирузен не выказывал недовольства поздним визитом, понимая, что глава "Не" имел на это причины.
  - Клан Нара взял под опеку далеко не четырех детей, - поморщился одноглазый шиноби, доставая свиток и протягивая его Хокаге.
  - Хмм?
  Распечатав из переданного свитка папку, Сарутоби вопросительно приподнял бровь.
  - Анкеты на два с лишним десятка детей, что забрали умники из всех приютов, - нахмурившись, пояснил Шимура.
  - И?
  - Они взяли лучших, Хирузен! Тех, кто гарантированно дотянется до звания токубецу джонина или даже джонина, - гневно пояснил Данзо, - половина из которых пополнила бы ряды Корня, теперь в руках у Нара! Самые лучшие! Кандидаты в оба отделения Анбу!
  - Ну, два десятка - это не страшно, - пожал плечами Сарутоби, для чего бы это Нара не сделали, реального соотношения сил это не изменит, в отличие от политической ситуации. Очевидно, что недавние потери оказались слишком значительными и Нара таким образом решили восполнить потери.
  На самом деле, Хирузен даже испытал некоторое облегчение, определив мотивы главных стратегов Конохи и перестав гадать о причинах столь необычного поведения. А сироты... два десятка не так важны, вот сотня-другая... Поэтому он не слишком понимал излишнюю озабоченность данным фактом соратника.
  - Ты не понимаешь, Хирузен, сегодня один клан так поступит, завтра еще пара последуют их примеру и лучшие потенциальные шиноби будут усиливать не силы деревни, а конкретно кланов! Или мне напомнить тебе, что Джирайя как раз из приюта, как и Орочимару. Если подобные жемчужины попадут в руки кланов, то нам будет куда сложнее подточить их влияние.
  - Не сложнее чем раньше, - хмыкнул Хокаге и покачал головой, - подобный вариант возможен, но ты не принимаешь во внимание политических ходов подобного расклада, смотря только на внешнюю сторону. Все знают, что сильная сторона Нара - мозги, но не сила, так что подобным ходом они не слишком понизят себе репутацию, но другие кланы... Это будет равносильно признанию слабости своих бойцов и ни один из глав не пойдет на подобную потерю лица. Ведь, несмотря на соблазн, так поступили только Нара, а Яманака и Акамичи остались в стороне, не так ли?
  - Только Нара, - нехотя подтвердил Данзо.
  - Вот видишь, даже мозголомы не пошли на подобный шаг, значит и остальные кланы не станут перенимать подобную практику.
  - Хорошо, возможно ты и прав, - уступил одноглазый шиноби, - но что насчет пополнения моих рядов? Примерно треть приходит именно из приютов!
  - Но сперва они заканчивают академию, - спокойно уточнил Хирузен, набивая и закуривая трубку, - в стране Огня приютов много, почему бы тебе не набирать из них? Ты ведь давно хотел обучать своих бойцов с нуля, сетуя на мягкотелость нынешних шиноби и куноичи?
  - Пожалуй, мне придется так и поступить, если хочу восстановить прежнюю численность "Не" до следующего глобального конфликта, - после некоторого размышления, согласился Шимура.
  - В таком случае, я тебя не задерживаю, - поднялся Сарутоби.
  - Спокойной ночи, Хирузен, - кивнул одноглазый ветеран.
  Предложенный вариант устроил обоих - в Анбу будет отправляться больше бойцов, лояльных именно Хокаге, а Данзо получает возможность набирать и обучать своих бойцов не оглядываясь на реакцию кланов и давнего друга.
  
  ***
  
  Захлопнув дверь кабинета нового главы госпиталя так, что со стен посыпалась штукатурка, я направился к своему кабинету буквально пылая от злости и практически не обращая внимания на прижимавшихся к стенам людей, стремящихся уступить дорогу. Да как этот чиновничишка посмел приказывать мне, ирьёнину второй степени, отправляться прислуживать сраным аристократам Даймё? Как будто мне делать больше нечего, как выводить прыщи с задниц этих напыщенных ничтожеств! Ублюдки! Стоило только выдавить Хиши-сана с поста, как все покатилось по наклонной! В задницу такой госпиталь!
  Чуть не вырвав дверь своего кабинета с корнем и ворвавшись внутрь, я захлопнул ее и достав свиток, принялся собираться. Проклятье! Еще бы годик старый Хьюга протянул и первая степень была бы в кармане! Теперь же можно имевшимся планам помахать ручкой, учитывая, как я до усрачки напугал это ничтожество, умостившее свою задницу в начальственное кресло. Подавив желание сплюнуть и выругаться, я просмотрел папки на столе и после некоторого размышления, упаковал только две. Нечего оставлять всяким идиотам то, что намерен доделать сам. Следом отправились и различные заметки, черновики техник, записанные идеи и прочая интересная фигня, что приходила в голову во время работы и короткого отдыха. Опустошив рабочий стол, я перешел к шкафу, где хранилась документация на всех пациентов, что я принимал за все время работы в данном помещении. Рассортировать сотни папок заняло довольно много времени даже с помощью нескольких клонов, но в итоге, я отобрал два с лишним десятка дел и запечатал их в свиток. В другом шкафу висели лишь несколько комплектов униформы ирьёнина моего размера, несколько пар резиновых перчаток и пара аптечек первой помощи. Упаковав их, я огляделся, тщательно осматривая кабинет (все ли забрал) и наткнулся взглядом на стопку брошюрок, в свое время лично составленных. Пожав плечами - у соавтора есть свои экземпляры - прихватил и их, после чего вышел в коридор и содрал две бумажки печатей с косяка и двери вместе с небольшим импульсом чакры. Все равно никто фуиновый замок кроме меня использовать не сможет. Теперь действительно все.
  Короткие, но тщательные сборы позволили мне так же и успокоиться, перестав пугать находящихся рядом людей чудовищным прессом комбинации КИ и еле сдерживаемой чакры, готовой выплеснуться во вне в любой момент.
  - Рью-кун? Что случилось? Куда ты собрался в середине рабочего дня?
  Что, в свою очередь, позволило подойти ко мне без опаски за свое здоровье остальному персоналу госпиталя.
  - По порядку - я пообщался с тем убожеством, что занял место Хиши-сана, напугал его до полусмерти и взял уход по собственному желанию, вот собственно и все, что случилось, Юми-чан, - после глубокого вздоха, ответил я знакомой медсестричке, подошедшей первой.
  - Ты уволился? - удивилась симпатичная брюнетка, широко распахивая глаза. - Почему?
  - Мне предложили в приказном порядке обслуживать представителей даймё в посольстве, - коротко ответил ей и еще парочке подтянувшихся поближе ирьёнинов, - я же решил, что найду более полезное занятие, чем выводить прыщи с задниц высокомерных идиотов.
  - То есть, не прошло и недели, как по вине нового главного идиота мы потеряли одного из лучших ирьёнинов, - язвительно отметил Ёши, как всегда оказавшийся в центре событий, - такими темпами, госпиталь обречен!
  - Значит, надеяться на твое возвращение не стоит? - печально вздохнула Мачиру - красивая статная ирьёнин четвертой степени, старше меня почти в два раза, с которой единственной я зажимался несколько раз в самых разных уголках госпиталя, несмотря на попытки множества других женщин меня соблазнить.
  - С таким начальством? Не думаю! - насмешливо фыркнул я в ответ. - Кстати, если будет желание поменять работу, то знаешь где меня искать.
  - А как же твое желание получить первую степень? - спросил Ёши, знавший о моих планах.
  - В конце концов, это только бумажка, а имеющиеся навыки никуда не денутся, даже если ее не получить, - устало пожал я плечами, - практику забрасывать в любом случае не собираюсь, так что терпеть ради этого над собой пустышку не имеет смысла. С вами было приятно работать, но мне пора.
  Поклонившись собравшемся рядом знакомым и коллегам, я направился к выходу из госпиталя.
  
  ***
  
  - Кушина-чан! - замахал рукой Минато, едва заметил в начале улицы знакомую красноволосую шевелюру.
  - Привет, Минато-кун, - воскликнула девушка, подбежав поближе, - долго ждешь?
  - Нет, сам только недавно подошел, - соврал парень, ослепительно улыбаясь.
  - Отлично! А то меня Сакумо-сенсей задержал немного, потому и опоздала, - ответила очаровательной улыбкой девушка и Минато невольно залюбовался, на мгновение забыв про все свои планы и чаяния.
  Но только на мгновение.
  - Ну что, пошли? - спросил он, почти физически испытывая муки от желания задать очевидный вопрос, но огромным усилием воли сдерживаясь.
  - Тогда сперва в Ичираку! - вскинула кулак вверх Узумаки и генин почувствовал, что его кошелек сегодня ощутимо опустеет, но следующая фраза спутницы наполнила Намиказе чувством радости и предвкушения. - Да, я достала тебе учебники, но через несколько дней их надо будет вернуть Сае-оба-сан, потому что Рью-ни не любит, когда его вещи берут надолго и без спроса, я обещала, так что не подведи меня, датебане!
  - Хорошо, Кушина-чан, я постараюсь просмотреть их за пару дней и потом отдать обратно, - ответил парень, бережно принимая немного потрепанные книги и убирая из в подсумок на поясе, - а сейчас пошли.
  Следуя за энергичной и полной предвкушения девушкой, Намиказе позволил себе улыбку над иронией ситуации - его главный противник помогает, пусть и невольно, достичь новых вершин силы. Осталось только отнести одному хорошему знакомому полученные книги и на следующий день вместе с оригиналом будет получена точная копия, деньги, техники и обучение в любое подходящее время. И все это лишь за возможность скопировать любой учебник или свиток фуиндзюцу, что попадет в руки Минато. Отличная сделка для сироты, нуждающегося в любой помощи, чтобы не оказаться в роли смазки для куная на фоне клановых детей.
  
  ***
  
  За много километров от Конохи, под листвой гигантского дерева, в одно месте тени немного сгустились, и из них собралась человеческая фигура, вынувшая из себя свиток. Развернув его по земле, объемная тень распечатала трех шиноби и точно так же тихо и незаметно исчезла. Симпатичный черноволосый парень, Огромный лысый мужчина и неприметного вида юноша со светлыми волосами кивнули друг другу и растворились в лесу, отправившись в разные стороны.
  Однажды предначертанный, путь все дальше отклонялся в сторону от первоначального замысла и совсем скоро никто не сможет предсказать куда он приведет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  24.01.2016.
  
  
  
  
  
  
  
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" А.Демченко "Небесный бродяга" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"