Zang: другие произведения.

Наруто 5 - Тень дракона

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 9.31*126  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пятая книга про Рью Нара. По 34 главу. Обновление 11.05.2022

  Наруто - 5.
  
  Пролог.
  
  - Данзо-сама, доклад от агента из Каминари но Куни, - в рабочий кабинет руководителя Корня заглянул подчиненный.
  - Положи, позже ознакомлюсь, - отмахнулся стареющий шиноби, не отрываясь от чтения бумаг, уже лежавших на столе.
  Оперативник Анбу Не положил доклад на стол и быстро скрылся, не желая находиться поблизости от начальства дольше необходимого - последнее время, характер оного, итак не самый легкий, стал еще хуже, словно под давлением свалившихся на организацию испытаний и мигом мог найти для "мающегося бездельем" подчиненного занятие по силам, обычно, не особо приятное и безопасное.
  Вздохнув, Данзо отложил в сторону бумаги и с силой потер лицо, откинувшись в кресле. Кто бы что не говорил, а возраст давал о себе знать и даже хорошо тренированное тело шиноби порой не выдерживало нагрузок двадцатичасового рабочего дня. Вот только, даже этого времени порой не хватало, чтобы разобраться со всеми делами большой организации. Порой, ученик второго даже подумывал передать часть дел (не самых важных), подчиненным, но привычка все контролировать и быть в курсе событий, вместе со здоровым чувством паранойи, сделать этого не давали. Тем более, сейчас, когда Корень переживал не лучшие свои дни, требовалось держать руку на пульсе и то, не всегда получалось среагировать вовремя, как не такой давний провал в столице Страны Огня.
  Но, есть дела срочные, но способные подождать, как работа Орочимару, вместе с запросом на увеличение финансирования и закупки нового оборудования с несколькими подопытными, а есть дела, которые откладывать просто нельзя. К последним относились донесения шпионов и осведомителей из стана противников, что доставил подчиненный.
  Взяв в руку пухлый конверт, запечатанный с помощью фуин, Данзо сложил печать концентрации и быстро начертил определённый символ на его обратной стороне. На бумаге проявились и начали стягиваться в одну точку символы, образовав иероглиф, на мгновение вспыхнувший и тут же пропавший, после чего Шимура спокойно распечатал бумажный конверт, сломав восковую печать.
  Полученные знания по фуин позволили здорово усилить безопасность организации, начиная от передачи корреспонденции, сгорающей при вскрытии человеком, не осведомленном о небольшом сюрпризе и заканчивая лучшим сокрытием баз с коридорами ловушек, основанных на печатях. Пусть в процессе освоения новых знаний специалистов Корня и не обходились без несчастных случаев, но оно того, безусловно, стоило.
  Достав пять листов, плотно покрытых с обеих сторон мелким текстом иероглифов, Данзо погрузился в чтения, начиная хмуриться с каждой проходящей минутой. Наконец, отложив в сторону бумагу, он глубоко задумался - новости из Кумогакуре но Сато были с одной стороны немного приятными - в очередной раз вырвался биджу, гробя джинчурики - а с другой стороны, очень тревожащие.
  Несмотря на случающиеся происшествия, влекущие за собой довольно большие жертвы, кумовцы медленно, но верно оправлялись от удара, нанесенного им ушлыми Узумаки перед прошлой великой войной шиноби и медленно, но неуклонно наращивали военную мощь поселения, явно намереваясь взять реванш и потеснить Коноху на пьедестале сильнейшей из великих деревень.
  И ладно бы только они - шпионы докладывали о бурлении в Иве - с восстановлением мощи деревни, среди проклятых ивовцев все чаще стали раздаваться призывы о мести Конохе за прошлое поражение. Пока Ооноки удавалось держать ситуацию под контролем, но еще года два-три и оправившаяся Ивагакуре могла вновь начать войну. Киригакуре уже год как пощипывала территорию текущего союзника, одновременно крутя какие-то дела с Казекаге, но то, что они влезут в кровавую свалку общей войны, пусть еще и не оправившись от прошлой, можно было даже не гадать.
  Данзо сильно подозревал, что лидер Суны использовал кровожадных соседей для избавления от неугодных людей и просто соперников на свое место, но подтвердить этого не мог - завербовать находящего достаточно близко к власти человечка пока не удавалось, а рядовые шиноби мало что знали о происходящих подковерных разборках верхушки Суны.
  По самым примерным прикидкам, следующая Великая Война Шиноби должна была начаться через два-четыре года, когда все стороны полностью восстановятся и Конохе опять придется воевать на несколько фронтов. Конечно, если просто ждать у моря погоды. К сожалению, даже несмотря на точно такие же отчеты, попадающие на стол Хокаге, ожидать решительных действий от Хирузена не стоит - его больше заботит удержать свою задницу в кресле, что уже начало ощутимо шататься под усилиями кланов. Слишком многим давний соратник наступил на мозоли.
  А Лист... Лист не готов воевать против всех. Пусть еще сильны кланы, а количество бескланового мяса растет, но с Ивой им не сравниться, не успел восстановиться Корень и в этот раз уже не будет Узушио, на которое можно натравить врагов, чтобы потом добить остатки. Теперь войну придется вытягивать самим, а на Суну особой надежды нет - как бы в спину не ударили, воспользовавшись моментом.
  Необходимо было действовать сейчас, пока враги еще слабы и не на пике мощи, но благодаря политике Хирузена, у Конохагакуре но Сато слава миротворцев, не нападающих первыми, что открывает многие двери в политике, позволив брать заказы далеко за пределами Хо но Куни и привлечь на свою сторону немало малых скрытых деревень, использовав их как буфер между окружающими великими деревнями, что было очень полезно, это признавал даже Данзо. Но одновременно, это служило и сдерживающим фактором в тех случаях, когда необходимо было действовать первыми, пока преимущество в силе позволит выйти победителями даже при самых неблагоприятных условиях.
  Конечно, Шимура мог организовать провокацию уже в текущий момент, не говоря уж про постоянное ведение подрывной деятельности в стане противника, но Анбу Не тоже далеко до прежней мощи и необходимо время на восстановление. Сейчас, когда вновь появился стабильный источник дохода, превышавший урезанное финансирование из бюджета Конохи раза в три-четыре, появились в достаточном количестве новые рекруты, необходимо было только время, чтобы вновь вернуться в строй и быть готовым к войне. А через годик можно было потихоньку и подготавливать почву, выставив одну из великих деревень агрессором.
  Конечно, не только внешняя ситуация тревожила Данзо. Из-за ошибок старого соратника, кланы активизировались на политической арене Конохи, почувствовав отличную возможность уменьшить влияние Хирузена и сменить его на своего, более устраивающего, кандидата. Несмотря на недавние личные разногласия, глава Анбу Не по-прежнему выступал единым политическим блоком вместе со старейшинами и Сарутоби, продвигая давно определенный курс на незаметное ослабление кланов в пользу власти Хокаге и возможная смена соратника на кланового лидера была нежелательна. В тоже время, текущая ситуация полностью устраивала стареющего ветерана - Хирузен стал активно продвигать кандидатом на свой пост Орочимару, даже увеличив финансирование его исследований, очевидно, пытаясь таким образом увеличить свое влияние на ученика. Вот только, змеиный саннин уже давно и плодотворно сотрудничал с Корнем, получив не только отлично оборудованный лабораторный комплекс, подопытных и деньги, но и накопленные организацией знания. И был настроен куда более лояльно к Данзо, нежели к старому учителю. А сменить одного Хокаге на другого, куда более лояльно относящегося к нему лично и согласного на проведение куда более жесткой политики, Шимура вовсе не отказался бы. Тем более, он знал Орочимару очень хорошо и понимал, что исследования для змеиного призывателя значат куда больше власти как таковой - пост Хокаге ему нужен именно затем, чтобы получить свободу в этом отношении. А пока он днями занят в лаборатории, кто-то должен управлять деревней и решать повседневные проблемы. Одноглазый шиноби был уверен, что сможет перетянуть на свою сторону не только Кохару, но и Хомуру, приобретя куда больше власти, чем сейчас.
  Хирузен же... Хирузен останется всего лишь главой своего клана и не больше. Пусть он тешит себя напрасными надеждами изменить сложившийся расклад и работает на благо соратника, но когда придет время, пусть и не рассчитывает встать у кресла Хокаге в качестве советника.
  Вздохнув, глава Анбу Не выбросил долговременные планы из головы - всему свое время - и вернулся к работе, написав на запросе Орочимару "одобрено".
  
  Пролог 2.
  
  Шенесу Нара со вздохом откинулся в любимом кресле и позволил себе закурить трубочку ароматного табака, поставляемого кланом Сарутоби. Делал он это только в наиболее значимые моменты своей жизни, переняв данную привычку у отца. Собственно, повод был соответствующий - подготовка к смещению Хокаге с поста шла полным ходом и довольно успешно. Хирузен почти всем кланам был как кость в горле, а недавняя ошибка отвратила от него и большую часть бесклановых шиноби, что в последние годы набрали силу и уже могли ощутимо влиять на политику деревни. Нара проделал солидную подготовительную работу, чтобы Сарутоби не смог, как прежде, выбраться из той ямы, что сам себе и вырыл, а между тем, это позволило начать переговоры с остальными кланами, ранее занявшими выжидательную позицию, о смене текущего лидера на кандидатуру, всех устраивавшую - главу клана Хатаке. Помимо отличной репутации среди вооруженных сил, Сакумо имел достаточной личной силой, чтобы претендовать на звание Каге, обладал достойными личными качествами и имел желание побороться за пост. И что не менее важно - лояльно относился к Нара, благодаря дружбе с племянником.
  На данный момент, в ходе напряженных переговоров, Шенесу удалось перетянуть на сторону образовавшейся коалиции клан Инузука, и так бывших очень недовольными политикой Сарутоби, благодаря личным симпатиям новой главы и ряду финансовых махинаций, что вывели собачников из-под влияния Сарутоби. Так же удалось добиться дружественного нейтралитета со вторым кланом Основателей, пообещав Учиха сделать полицию Конохи обще клановым образованием под их началом, а освободившихся шиноби зачислить в основные вооруженные силы деревни, чему ранее препятствовал Хирузен и старейшины. Пока были под вопросом Абураме, почти всегда поддерживавшие Третьего Хокаге, и наиболее многочисленный клан деревни - Хьюга. К сожалению, последние доставляли больше всего хлопот - обладая сильным политическим влиянием и числом, клан обладателей додзюцу был полностью на стороне Хирузена, державшего их старейшин на коротком поводке и как это изменить, Шенесу не знал. Пока. Но даже так, получавшийся союз имел очень большие шансы сменить главу деревни и Сарутоби это отлично понимал, принявшись активно продвигать в претенденты на пост своего ученика Орочимару, имевшего большую поддержку среди бесклановых джонинов и даже среди некоторых клановых, хотя раньше удерживался от подобного шага, предпочитая видеть преемником Джирайю. Вполне ожидаемый ход со стороны противника и Шенесу уже подготовил пару контрмер, чтобы это компенсировать.
  Что вызывало недоумение и даже опаску у главы Нара, так это полное отстранение от подковерной борьбы Данзо, ранее всегда поддерживавшего соратника, несмотря на внутренние разногласия. Столь необычное бездействие заставляло напрягаться и рыть землю в поисках причины - слава у Шимуры вполне определенная, пусть и слегка раздутая слухами, но одноглазый шиноби способен на все, если считает, что это пойдет на пользу Конохе. Конечно, даже в его организации имелись ниточки, за которые можно было подергать в случае необходимости, но едва ли ими можно было воспользоваться больше одного раза, так что Шенесу предпочитал приберечь должников для действительно важных случаев. К тому же, в союзных кланах имелись личности, сочувствовавшие главе Анбу Не и отслеживание их активности и попыток повлиять на политику родных кланов по тем или иным вопросам, могло дать много информации, умеющему думать шиноби.
  Малые кланы можно было не принимать во внимание, поскольку, склонить чашу весов в ту или другую сторону они не могли, чего не скажешь о совете джонинов, но тут у Шенесу все было схвачено, несмотря на постоянные попытки Сарутоби укрепить свое положение за их счет. Не обладая корнями, большинство бесклановых джонинов сильно радели за Конохагакуре и достоинство деревни даже в глазах соперников и врагов, не говоря уж про союзников, вот только Хирузен в этом отношении здорово облажался, откровенно подставившись, чего не простили бы даже Первому Хокаге. Потому, при прощупывании почвы, подавляющее большинство членов совета были согласны поменять текущего лидера на более щепетильного в вопросах чести и собственных поступков, а остальные вовсе не прочь оказать услугу единственному практикующему ирьенину первой степени.
  Шиноби с удовольствием затянулся и выпустил несколько колечек дыма.
  Рью-кун очень вовремя вручил в руки Шенесу такой весомый политический козырь, а уж инициатива с частным клановым госпиталем вообще должна была вывести Нара в ряды наиболее влиятельных кланов Конохи, на ряду с теми же Хьюга. Но главный умник Нара уже сейчас начинал чувствовать давление, что приходит с подобным статусом - в среде шиноби влияние необходимо подкреплять силой, а в этом отношении пользователи тени, увы, подкачали, больше предпочитая шевелить мозгами, чем надрываться на тренировках, даже в прошлом не имея в своих рядах бойцов эС ранга.
  Собственно, наиболее близко к этому уровню подобрался Рью-кун, благодаря крови Узумаки, вот только он до сих пор был токубецу джонином и пока не предпринимал никаких движений в сторону повышения, предпочитая заниматься делами и не демонстрировать собственную силу широкой публике. До недавнего времени, глава Нара полностью поддерживал подобную позицию, предпочитая иметь в рукаве козырь-другой, чтобы вытащить в нужный момент, как было на собрании после второго этапа Экзамена на чунина, но сейчас клану нужен сильный боец, входящий в самую элиту сил Конохи. Пусть все знают, что ирьенин первой степени неминуемо дорастет в силе до упомянутой планки, рано или поздно, достаточно лишь взглянуть на Хиши Хьюга и Тсунаде Сенджу. Но никто не ожидает, что Рью-кун уже может встать почти на одном уровне с учениками Хокаге, пусть пока и не обладает должным опытом более старших коллег. Вот только, это не помешало ему дать отпор древнему нукенину, сражавшемуся еще с Хаширамой и ушедшему при этом живым.
  Учитывая почти гарантированное вмешательство Сарутоби в выбор противника для экзамена, Шенесу вполне обоснованно сомневался, что кто-то сможет заставить племянника раскрыть все свои возможности для уверенной победы. Наоборот, победа над сильным джонином еще больше увеличит репутацию молодого шиноби, обратив все усилия противника себе на пользу. Конечно, был маленький шанс, что Хирузен совсем потеряет остатки здравомыслия и выставит кого-либо из двух своих учеников, но даже в этом случае, он только глубже выкопает яму, в которой сидит, а повторно пройти экзамен можно и при новом Хокаге. А уж если Рью победит...
  Шенесу на мгновение зажмурился, позволив себе помечтать несколько мгновений, глубоко затянувшись табачком, но потом отогнал непрошенные мысли и сосредоточился на настоящем.
  План хорош, но прежде чем начинать его подготовку, следует пообщаться с племянником и обсудить все нюансы - пусть Рью-кун пока юн, но голова у него варит отлично, к тому же, Шенесу уже вышел из того возраста, когда считал, что все соклановцы должны повиноваться главе клана беспрекословно и надо прозондировать почву, чем в самый последний момент узнать, что главный винтик плана имеет совсем другое мнение относительно своей роли в этом самом плане. Портить отношения с племянником из-за простого отсутствия коммуникации вовсе не стоит, ведь на его личности и влиянии многое завязано и стоит Рью взбрыкнуть, как выстраиваемый главой Нара карточный домик планов мигом рассыплется. Допускать же этого нельзя - еще год-другой и будет новая мировая война, это опытный шиноби видел по донесениям шпионской сети вполне ясно. До этого времени, необходимо усадить на трон Хатаке, иначе, после окончания следующей Мировой Войны Шиноби, клан Нара вынужден будет прощаться с еще большим количеством своих членов, а Шенесу давно устал хоронить семью и близких, о благополучии которых обязан заботиться.
  - Шенесу, хватит просиживать задницу в кабинете без толку, - возникла в приоткрывшейся двери голова жены, - иди позови Шикаку и его вертихвостку, обед будет готов через пару минут.
  И дверь захлопнулась.
  - Хорошо, любимая, - вздохнул шиноби и вытряхнув скуренную трубку в пепельницу и убрав в ящик, себе под нос пробормотал, - проблемная женщина.
  Дверь распахнулась и на пороге снова показалась Сецура, угрожающе сжимая между пальцами правой руки сенбоны и приторно улыбаясь.
  - Ты что-то сказал, дорогой?
  - Я всего лишь сказал "будет исполнено", - не моргнув глазом ответил Шенесу и поспешил ретироваться сквозь открытое окно, - пойду, позову Шикаку-куна.
  Какие тут планы, коль лучшая половина изволит находиться в плохом настроении.
  
  Глава 1.
  
  - Все же возвращаешься? - вздохнул я, наблюдая, как Мито запечатывает последние вещи в свиток.
  - Ну-ну, Рью-кун, не грусти, - обернулась ко мне аловолосая красавица, слегка насмешливо улыбнувшись, - у тебя достаточно женской компании, чтобы долго не скучать по этой старой женщине, хо-хо-хо.
  - Как будто я это имею ввиду, - фыркнул, закатив глаза на ее слова, но затем продолжил уже серьезно, - из всех людей, что делились знаниями со мной, ты больше всех заслуживаешь звания Учителя, пусть никогда и не признавала этого, спасибо, - не поленился отвесить уважительный поклон.
  И я был полностью правдив в своем признании, ведь, несмотря на спасенную жизнь и очень дальнее родство, прекрасная Узумаки вполне могла отплатить куда меньшим, ведь клановые знания в этом мире ценятся намного больше, чем чья-то жизнь. Пусть она почти наверняка, многое из своих знаний удержала, учитывая прожитую жизнь и накопленный опыт, но даже сравнивая с тем объемом учебников по фуин, что достался от отца, разница будет в десяток с лишним раз, а ведь это не только чистые знания, но и обучение их применению на практике и детальное разъяснение всех нюансов фуиндзюцу, что не будут упомянуты на бумаге просто потому, что все Узумаки об этом и так знают с самого детства от наставников. Одно то, что с помощью Мито, удалось не раз спасти жизнь и здоровье дорогих мне людей, уже заслуживает глубокой благодарности. Ну и постоянные тренировки с противником ее силы и опыта, позволили мне подняться на текущий уровень силы куда быстрее, чем это получилось бы в ином случаю, несмотря на все прилагаемые усилия.
  - Ох, Рью, настоящий Учитель дал бы тебе куда больше, - вздохнула красавица, подойдя ко мне и нежно проведя рукой по щеке, - тем более, такой усердный и талантливый ученик как ты, окажет честь любому.
  На это я мог только хмыкнуть про себя - когда точно знаешь, что уже завтра на миссии тебя могут прирезать просто потому, что сегодня ты гонял балду, вместо того, чтобы выкладываться в тренировке на полную, мотивация появляется такая, что горы готов свернуть.
  - К тому же, - внезапно, усмехнулась Мито, - нечего тут наводить похоронные настроения, ведь здесь остаются мои клоны, - оставить без присмотра Кушину она не решилась, как и сообщать о своей отлучке, - и при большой необходимости, ты всегда сможешь использовать призыв для отправки сообщения, и я вернусь в Коноху, тем более, поучаствовать в смещении Хирузена желаю лично.
  Ну да, теперь, когда в Конохе имеется еще один контрактор пантер, перемещение с помощью призыва будет возможно из Узушио в любой момент времени, как и возвращение обратно.
  - Ты уверена, что не хочешь посвятить Кушину-чан в истинное положение дел? - вопросительно вздернул я бровь. - Рано или поздно она обнаружит подмену и предсказать реакцию нашей помидорки я не возьмусь, но то, что это будет громко, могу гарантировать.
  - Именно из-за ее импульсивности я и приняла такое решение, - отметающе помахала рукой Узумаки, возвращаясь к сборам, - готова поспорить, без скандала дело не обошлось бы и через пол часа вся деревня окажется в курсе моего возвращения домой.
  - Пожалуй, - вынужден был согласиться с ее словами.
  - Возможно, после смены Хокаге это стоит сделать, - все же согласилась с моей точкой зрения Мито, после небольшого молчания.
  - Только меня не стоит упоминать при этом, - попросил ее, - и так Кушина-чан сильно зла после всего произошедшего.
  И так пришел проводить старшую Узумаки только потому, что младшая отправилась выполнять курьерскую миссию с Сакумо и оставшимся генином вне деревни.
  - Возможно, не стоило изображать из себя поросенка, когда впервые увидел ее в таком виде? - иронично заметила аловолосая красавица, неодобрительно покосившись в мою сторону. - Это был огромный удар по ее гордости.
  А я с трудом сдержал смех при одном только воспоминании того лысого чуда, что появилось в гостиной, лупая глазами, когда я пришел проведать победительницу турнира через пару дней и предложить свою помощь в восстановлении бровей и шевелюры. Зрелище было настолько неожиданным, что я не только выплюнул чай, что в тот момент пил, но и не смог замаскировать вырвавшийся смешок под кашель. Естественно, после этого мне пришлось очень-очень быстро удирать от разъяренной джинчурики, чтобы не оказаться в состоянии мясной отбивной.
  - Иногда, я забываю, что ты такой же импульсивный ребенок, что и сама Кушина-чан, - вздохнула Мито, не разглядев на моем лице и следа раскаяния.
  - Эй, я намного лучше ее! К тому же, тут любой на моем месте не смог бы удержаться, - немного оскорбился на такое сравнение.
  Оказавшись в безопасном месте, я еще пол часа самым натуральным образом ржал при одном только воспоминании о лысой как коленка, сверкающей голове Кушины, прежде чем смог успокоиться.
  - О Ками! - закатила глаза Мито, но продолжать тему не стала.
  Сборы продлились еще десять минут, после чего, Узумаки создала каге буншина, потратив львиную долю своего объема чакры, после чего налепила на него печать стабилизации и вручила пачку подготовленных свитков.
  - Клонов примерно на полгода хватит, а там я новых пришлю, если будет надобность, - повернулась она ко мне, - держи меня в курсе событий, Рью-кун.
  - Обязательно, - кивнул ей и подойдя, крепко обнял, - передавай привет деду и родне, скажи, что у меня все хорошо и покажи фотографии с семьей.
  Вынув давно приготовленный конверт, я протянул его Узумаки.
  - Не волнуйся, все передам, тем более, мы с Рюджи-куном в любом случае встретимся, - предвкушающе оскалилась куноичи, принимая конверт.
  Блин, про альбом-то она и не забыла, несмотря на то, сколько лет прошло. Мне оставалось лишь помолиться за здоровье деда, когда принцесса Узумаки будет воздавать всем по заслугам.
  - Кучиесе но дзюцу, - сложив печать, куноичи прикусила большой палец и прижала руку к полу.
  В тот же момент, окруженная клубами дыма, возникла крупная, черно-серая полосатая киса.
  - Мито-сама, пора? - спросила она неожиданно тонким и звонким голосом, больше подошедшим бы юной девочке.
  - Да, Аошо-чан, - кивнула она, - полагаюсь на тебя.
  И в следующее мгновение они с громким хлопком исчезли одна за другой, оставив после себя только небольшой дымок.
  - Ладно, пока, Мито-чан, я буду иногда забегать, проведать, - кивнул я клону.
  Со стабилизирующей печатью и огромным резервом, каге буншин способен продержаться не один месяц, прежде чем надо будет распечатывать следующего и отсутствие Узумаки никто не сможет заметить, включая и Кушину.
  - Полагаю, это немного скрасит мое существование, - улыбнулась красавица, - и не забывай, что пока оригинал отсутствует, забота о храме масок ложится на твои плечи, сама я преодолеть защиту не смогу по очевидным причинам.
  - О, спасибо, что напомнила, - поблагодарил ее, - совсем вылетело из головы.
  Эх, еще и эта забота свалилась на меня, хотя Мито вполне могла бы переложить эту обязанность на Кушину, что постоянно здесь живет и уже вполне выросла для выполнения ответственных обязанностей, в отличие от времени, когда только появилась в Конохе.
  Покинув клан Сенджу, я забежал в лавку печатей, проверить беременную любовницу, как раз в этот день работавшую там, после чего поспешил домой - время приближалось к обеду и скоро должны были подойти ученицы со своими трофеями. Раньше мне в руки не попадались настоящие боевые куклы, пусть и уровня генина, так что было любопытно посмотреть на их строение и разобраться в принципах использования.
  Конечно, нечего и думать взять искусство кугутсу на вооружение - этому учатся с самого детства долгие годы и секреты создания и управления передаются через поколения в практикующих это семьях или от учителя к ученику, иначе, джонин кукольника из Суны уже давно требовал бы возвращения трофеев. Вот только, хоть сам я уже нифига не помню, кроме основных событий сюжета, но в записях о наиболее примечательных личностях мира шиноби, описываются совершенно крышесносящие вещи, что творили старейшина Чиё и ее внук Сасори, с помощью искусства кугутсу. Взять мертвый труп обладателя кеккей генкая и превратив его в боевую марионетку, использовать все доступные при жизни силы? Оставить от родного тела только сердце в покрытом печатями цилиндре и при этом оставаться живым и способным сражаться на уровне элитных шиноби? Использовать сотни марионеток одновременно как маленькую армию? Дать куклам возможность использовать натуральные силовые щиты? Воскресить недавно умершего, заплатив собственной жизню, да еще и без помощи Шинигами? Вещи, звучащие потрясающе даже для сильнейших шиноби, оказывается, вполне реальны для пользователей кугутсу высокого уровня мастерства. Сплав ирьёдзюцу и фуиндзюцу с уникальным уклоном, если я не ошибаюсь, сулит очень соблазнительные возможности. Положим, использовать пленных врагов я и сам научился с пользой, пользуясь знаниями из прежней жизни, а вот как остаться в живых с уничтожением почти всего тела, включая мозги, если ты не жрец Дзясина, я пока совершенно не могу представить.
  Конечно, сомневаюсь, что поделки генина способны меня удивить, но надо же с чего-то начинать? Ну и теперь уже чунины хоть чему-то научатся и может, даже возьмут на вооружение.
  
  - Добрый день, сенсей, - с небольшим поклоном поприветствовали меня девушки, преодолевая защиту участка по моему кивку.
  После формальной сдачи команды, я убрал их чакру из списка людей, что имели возможность беспрепятственно проходить на охраняемую территорию.
  - И вам привет, - кивнул им в ответ и махнул рукой идти следом.
  Мной уже был подготовлен рабочий стол и инструменты для разбирания-распиливания-разрубания марионеток, так что я не стал терять времени, проведя учениц в подвал, лишь задержавшись на пару мгновений, чтобы предупредить жену об этом и попросить позвать на ужин, когда будет готов - зная себя, мы можем копаться в новых игрушках до самого вечера без перерыва, а ученицы и словом не обмолвятся о необходимости перерыва. Было, это уже проходил и втык от женщин получал, теперь всегда их предупреждаю заранее.
  - Выкладывай свои трофеи, - похлопал я по массивному столу-верстаку из грубых досок, сколоченному на скорую руку и способному выдержать довольно солидный вес.
  Естественно, о безопасности я не забыл, нанеся по краю несколько барьерных печатей, призванных обеспечить сохранность исследователей даже при самых неблагоприятных ситуациях.
  - Какую распечатывать? - спросила Хоши, доставая пару свитков. - Обе они здесь не поместятся.
  - Давай ящера, а многоножку оставим на потом, - выбрал после секундного колебания.
  Деревянная туша в клубах дыма появилась на столе, и я сразу же обнаружил, что изначально ошибался в определении использованного материала - поделка генина оказалась лишь снаружи выполнена из дерева, но в немногих щелях между щитами проглядывал каркас из металла. Очевидно, дерево было просто дешевле в использовании. После предварительного осмотра, было ясно, что для креплений дерева между собой использовались обычные скобы там, где это было возможно без уменьшения подвижности марионетки, а к каркасу внешний слой надежно крепился болтами. Шарниры пяти массивных конечностей оказались - неожиданно! - из дерева и смазанные чем-то вроде масла или смазки. Полагаю, из-за большей простоты обработки с помощью чакры, что изрядно упрощала технологическую цепочку. Собственно, простым осмотром со всех сторон, больше ничего узнать не удалось - челюсти головы оказались заклинены намертво, а в хвосте было видно только плоское отверстие.
  Вооружившись инструментом и монтировкой, мы приступили к аккуратной разборке ящера, предварительно зарисовывая и отмечая положение отделяемой части, чтобы потом можно было все собрать обратно. И в первую несколько минут, я обнаружил довольно любопытную печать, что была нанесена как на внутренней стороне каркаса марионетки, так и ее лапах, хвосте и голове. Попытки ее активировать чакрой ничего не дали, но следуя логике, это что-то вроде управляющей печати, причем, защищенной от "взлома" чужой чакрой, что вполне разумная предосторожность от захвата своего оружия более опытными пользователями кугутсу. Как любопытно.
  
  Глава 2.
  
  - Рью-сенсей, смотрите, какая интересная штука, - Асани развернулась ко мне, демонстрируя отделенный от туловища хвост и находящийся в нем механизм, ранее скрытый деревянной броней.
  Взяв его в руки, я осмотрел довольно простую конструкцию из пары стопоров, двух пружин и короткого лезвия, причем последние были выполнены из чакропроводящего металла, пусть и откровенно фигового качества. Больше ничего, похожего на спусковой механизм, в нем не обнаружилось.
  - И как это работает? - спросила Хоши, доже заинтересованно подойдя поближе.
  - Если я не ошибаюсь, то на чакре, поступаемой из печати, - после небольшой заминки, ответил ей и тут же попытался проверить свое предположение на практике.
  Подав чакру на пружину под лезвием, я добился того, что оно с силой выскочило из хвоста, сжимая вторую пружину, что была расположена напротив, отличаясь меньшими размерами и активируя стопор. А при подаче чакры на вторую пружину, один стопор слетал, лезвие убиралось и защелкивался второй. Простая, но эффективная конструкция. Ну и свойства пружины интересные, поскольку, оружейная чакропроводящая сталь себя так не ведет, значит, в Суне кузнецы наловчились ее должным образом обрабатывать для нужд своих шиноби. Узнать любопытно, но практического интереса не несет - я такой механизм могу сделать чисто на одних печатях, если понадобится.
  Отложив в сторону хвост, я вернулся к полуразобранному каркасу туловища и не тронутой голове, где нас поджидал сюрприз - кроме небольшого метателя сенбонов, установленного в пасти, там же обнаружился самый настоящий огнемет, маслянистая вязкая жидкость к которому подавалась из бочка в туловище. Приводили в действие его печати. Очевидно, это было секретное оружие куклы, способное доставить неприятностей и джонину, при недостаточной бдительности. Сообразив, что могло ее ждать в случае прямого сражения с генином из Суны, Хоши немного спала с лица и надеюсь, извлекла из этого соответствующий урок.
  - А сенбоны покрыты ядом, - объявила Асани, после того, как отсоединила коробочку боеприпасов метателя и внимательно изучила стальные иголки с палец длинной.
  - Стандартная практика шиноби из Сунагакуре но Сато, - пожал я плечами на это, - во время войны с ними, именно применение различных отравляющих веществ причиняло больше всего вреда нашим силам, а не прямые столкновения. Кстати, на составлении противоядий к ним так здорово поднялась репутация Сенджу Тсунаде.
  Собственно, на этом сюрпризы марионетки закончились. Лапы были оснащены довольно острыми металлическими когтями, а на бочонке была закреплена взрывная печать, очевидно, для самоуничтожения рядом с противником, но и только. Хотя, чего еще я ожидал от поделки генина?
  - Рью-сенсей, а как этим всем управлять? С помощью печатей? Или нитями чакры? - закономерно озадачилась Асани, осмотрев всю внутреннюю начинку ящера.
  Основной принцип ученицам был известен, как и всем, читавшим учебники академии про элементальные страны с великими деревнями, но вот конкретная реализация не была известна и мне.
  - Полагаю, нити чакры крепятся к этим печатям, что облегчают управление марионеткой, но это должна быть именно чакра создателя, а не любого другого человека, - пожал я плечами, задумчиво поскребя нанесенную на металл фуин, - хотя, эту проблему можно постараться решить.
  Как и любая другая печать, эта использует для своей работы чакру создателя для работы и сверяет ее соответствие при предоставлении доступа. Для всех остальных мастеров фуиндзюцу это вполне действенная и надежная предосторожность против взлома своих печатей, вот только Узумаки, являясь лидером в этом направлении, научились обходить подобное условие в некоторых случаях.
  Взяв кисточку и чернила, я принялся аккуратно наносить сложную вязь иероглифов и символов вокруг чужой работы, про себя радуясь, что она находится не в активированном состоянии и соответственно, намного более уязвима для "взлома". К счастью, ученицы прекрасно знали необходимость соблюдать тишину и не отвлекать от работы, так что я закончил довольно быстро и положив пальцы на управляющий контур, начал закачивать чакру. Результат проявился незамедлительно - моя фуин налилась светом и начала наползать на чужие символы, постепенно сливаясь с ними. Весь процесс занял не больше тридцати секунд и отличался изрядной прожорливостью, но поставленной цели я добился - чужая чакра была полностью выдавлена и заменена моей собственной без повреждения исходной печати.
  - Получилось? - не выдержала Хоши, внимательно наблюдавшая за всем процессом.
  - Сейчас проверим, - я выпустил из пальца нить чакры и направил конвертированную фуин.
  В этот раз, она ожила и начала расползаться символами по всему каркасу хвоста ящера, удерживая связь, а я почувствовал, как начинаю смутно ощущать конечность марионетки и в некоторой степени могу ей управлять. Повинуясь моей воле, клинок выдвинулся и убрался, а сегменты начали изгибаться. Но меня больше заинтересовала не возможность управлять частью куклы, что получалось откровенно плохо, несмотря на весь контроль, а сама печать, эту возможность обеспечивавшая. В развернутом состоянии, я начал понимать некоторые ее элементы и даже примерно представлял, за что отвечают некоторые части. Несмотря на немного примитивное исполнение, довольно оригинальная задумка. Не уверен, что смогу точно повторить без детальной расшифровки и исследования нюансов, но вынужден признать, что мастера Суны кое-чего умеют. Заметен недостаток фундаментальных знаний, который компенсируют неожиданными решениями. Как будет свободное время, можно даже попытаться сделать свою вариацию печати контроля, но в сущности, без многолетних навыков контроля и управления, это все - баловство и человеку, не знакомому с фуиндзюцу, не пригодится. Так я ученицам и пояснил.
  - Все равно интересно, - покачала головой Асани, - да и где бы еще мы узнали принципы работы подобных кукол?
  - Правда, я пока не понял, как можно управлять шестью печатями при том, что на руке только пять пальцев, а у той же многоножки сегментов и ног куда больше, чем у ящера, - пробормотал я себе поднос, продолжая изучать покрытый символами хвост, - должен быть какой-то резонанс между ними, но я пока не вижу, какая часть печати ответственна за это, возможно, имеет место резонансный эффект всех печатей?
  - А что, если этот парень умел выпускать больше одной нити чакры из пальца? - внезапно предположила Хоши. - Тогда, управлять даже многоножкой будет вполне возможно.
  - Действительно, почему нет? - вздернул я бровь и почти не напрягаясь, выпустил еще одну нить из того же пальца, а следом еще одну и еще.
  На втором десятке мне уже стало не хватать контроля, но по крайней мере, одна загадка была решена. А еще стало понятно, почему пользователи кугутсу осваивают ирьёнинство - с подобным контролем грех не воспользоваться таким преимуществом перед остальными шиноби, а постоянное использование ядов прямо к этому подталкивает.
  - С этой марионеткой все понятно, будем разбирать вторую? - хмыкнул я, заканчивая эксперимент и разворачиваясь к ученицам.
  Но ответить мне они не успели - раздался стук, дверь распахнулась и к нам заглянула Линли.
  - Рью, девочки, ужин готов, так что оставьте свои дела и идите кушать.
  - О, уже столько времени прошло? - удивился я, после чего посмотрел на ручные часы, показывавшие начало восьмого.
  - Тебе дай волю, так будешь работать до глубокой ночи, забыв про все на свете, - слегка недовольно фыркнула Линли, - руки мыть и быстро за стол!
  - Уже идем, - шутливо поднял я руки в жесте сдачи, после помахал ученицам, - на выход, раз уж у нас такой грозный конвой.
  - Хорошо, Рью-сенсей, - кивнула Хоши и послушно последовала за мной вместе с напарницей.
  Собственно, в столовой все ждали только нас, а обе мелочи нарезали круги вокруг стола.
  - Как пахнет курочкой, очень вкусно пахнет, - бурчала Ньярла, шумно втягивая воздух, - ну когда уже будем кушать!? Как пахнет...
  - Как пахнет! Когда будем кушать? - вторила ей Цуми.
  И судя по всему, они так нарезали круги уже не один раз, поскольку Сая, сидевшая на диванчике неподалеку, лишь утомленно вздыхала, явно мысленно махнув на детвору рукой, хотя обычно пресекала подобные игры в доме.
  - Да, папа здесь, значит, можно кушать! - возликовала дочь, стоило мне показаться на пороге.
  - Где мои крылышки, жареные, хрустящие! - подпрыгнула из-за стола маленькая пантера.
  - Кацуми-чан, ты как себя ведёшь? - немного нахмурился я, исключительно в воспитательных целях. - У нас гости, а ты демонстрируешь свою невоспитанность.
  - Почему Ньярле можно, а мне нет, - нахмурилась дочь и внезапно выдала, царственно взмахнув рукой, - к тому же, это не гости, а всего лишь твои миньёны, так что ничего страшного, - а Линли резко закашлялась, отворачиваясь.
  Понятно, кто тут разлагающе действует на юный, не окрепший разум ребенка.
  - Потому что ты старше ее в два раза и должна показывать пример, а не повторять как обезьянка, - мягко пожурил дочь, бросив грозный взгляд на жену, с нулевым эффектом, правда, но фиг с ним, - тем более, Хоши-чан и Асани-чан мои ученицы, а не миньёны.
  - Ладно, давайте уже кушать, - вмешалась ма, - дети и так уже голодные, слюной тут истекают.
  Я только пожал плечами и принялся ухаживать за женщинами, а не первым уселся сам, как делают подавляющее большинство мужиков в семье. Что поделать, другие правила приличия, а мне не сложно и о сохранении достоинства среди своих я не забочусь.
  Ученицы сперва стеснялись, оказавшись в компании моих родных - раньше я водил их есть в ресторан Акамичи, а на домашние приемы еды не приглашал, так что они хоть и были знакомы со всеми, но больше на уровне здравствуйте-до свидания. Правда, это не помешало им уже через десяток минут включиться в обсуждение каких-то тряпок и тому подобных тем, что любят поднимать женщины, оживленно щебеча между собой. Я все это привычно пропускал мимо ушей - избирательный слух является необходимым навыком для любого мужика, живущего в доме с более чем одной женщиной, независимо от возраста - сосредоточившись на поглощении жареной курочки с овощным салатиком и солидной порцией риса. Как всегда, это было очень вкусно и понравилось не только мне - ученицы на пару с дочкой и призывом уплетали за обе щеки. Да, даже маленькая пантера, оказавшаяся не только плотоядной, как положено нормальному хищному животному. Полагаю, чакра позволяет переваривать даже то, что не очень подходит тебе от природы. За всю свою жизнь, у меня никогда не имелось проблем с желудком, даже тогда, когда еда была приправлена небольшим количеством яда, в процессе выработки иммунитета.
  - Спасибо, было очень вкусно, - не забыл я похвалить хозяек, полностью зачистив тарелку и довольно вздохнув.
  - Чаю? - тут же вскинулась Сая. - Я испекла печенье и есть вчерашние сладкие пироги...
  - Сперва доешь сама, а потом уже можно подумать и о чае, - привычно закатил глаза, поймав ее за рукав и усадив обратно за стол, - я подожду, не волнуйся.
  - Кстати, Рью, пока вы работали внизу, принесли почту на твое имя, - сообщила Линли, аккуратно протирая уголок губ салфеткой, - я не стала отвлекать и отнесла письмо в твой кабинет.
  - От кого это? - удивился, вроде никто не должен был мне писать.
  - Не знаю, было указано только имя получателя, - пожала плечами жена, - но на конверте был оттиск камона Хьюга.
  - Хьюга? Интересно, - удивленно вздернул я брови, - пойду посмотрю.
  Встав из-за стола, я отнес свою посуду на кухню и только после этого пошел в кабинет. Там действительно лежал конверт с оттиском. Вскрыв его, я вытащил единственный лист и пробежал взглядом по нескольким столбикам иероглифов, написанным внутри.
  - Б*я, - и не удержался от ругательства, осознав написанное.
  
  Глава 3.
  
  Ненавижу кладбища. Даже если погода отличная, на небе ни облачка и солнце пригревает, листва деревьев тихо шелестит, а птицы пытаются друг друга перепеть. Посещение Конохского общественного кладбища вечно навевает воспоминания о прошлых моих визитах сюда, а вместе с этим и о тех, кого положили в землю и проводили в последний путь.
  Тем не менее, не явиться я просто не мог, так что сейчас стоял в строгих клановых одеждах черного цвета и ждал окончания церемонии прощания с усопшим вместе с остальными шиноби и куноичи. Пусть Хиши Хьюга был стариком жестким и немного вредным, но здорово мне помогал и вообще отношения с ним у меня были хорошие, несмотря на случавшиеся споры и ругань при расхождении мнений.
  Много других ирьенинов из госпиталя пришли проститься с коллегой, под началом которого некоторые проработали почти всю свою жизнь, а вот соклановцев старого хрыча явилось всего ничего - чуть больше десятка во главе с главой клана. Ни одного старейшины я не увидел, что было более чем странно - хоронили шиноби из самой элиты клана и единственного ирьенина первой степени. Какие бы там ни были его отношения с верхушкой Хьюга, но при общем количестве обладателей бьякугана, десяток - это ни о чем. Недавно хоронили одного средненького шиноби и моего дальнего знакомого из главной ветви, так пришло больше двухсот человек из клана, не считая простых людей.
  На похоронах так же отсутствовал и Сарутоби, хотя, казалось бы, ему по должности положено присутствовать при подобного рода мероприятиях прощания с элитой деревни. Да, старик Хиши ему напоследок здорово подгадил, но как говорится, "смерть все спишет" и не стоит опускаться до подобной мелочности. Не знаю, что там за разногласия были у старика в клане, но он отдал главному госпиталю Конохи свои лучшие годы, выстраивая службу ирьенинов почти с самого образования деревни и спас жизнь прямо или косвенно, огромному количеству человек, не говоря уж о уважении к личной силе. Не проститься с такого рода шиноби лично, Хирузену очков в глазах собравшейся толпы точно не прибавит.
  И да, кроме Хьюга и почти сотни ирьенинов, на кладбище присутствовали члены ВСЕХ кланов Конохи и еще большее количество простых шиноби и куноичи, подбираясь почти к полутысяче человек.
  - Жаль старика, - вздохнул рядом Шенесу, - мог бы еще жить и жить, с его-то опытом.
  Едва услышав от меня о скорых похоронах старика Хиши Хьюга, он отложил все дела в назначенный день и отправился на кладбище вместе со мной и еще двумя десятками Нара. Союзные кланы тоже присутствовали, потому что, ну кто ни разу не попадал в госпиталь? И при всем культе силы, шиноби так же очень уважают подобных стариков, поскольку, дожить до преклонного возраста или умереть своей смертью от старости получается только у очень живучих, сильных и везучих личностей. Или ставших инвалидами, не пригодными к военной службе, но это явно не тот случай.
  - У Хиши-сана отобрали дело всей жизни, принудительно отправив в отставку с полного согласия клана, живой семьи нет, - пожал я плечами в ответ, - вот он так быстро и сгорел, хотя еще недавно мог задать трепку и Хирузену, несмотря на свой возраст, не говоря уж про остальных. Какого еще результата можно было ожидать?
  - Хирузен, со своими интригами! - процедил дядя и украдкой сплюнул. - Как же я не люблю всю эту политику, хоть и приходится во всем этом вариться!
  - Ничего, скоро у нас будет собственный госпиталь, с ирьенинами, полностью свободными от власти Хокаге, - тихо напомнил ему, простенькой печатью блокировав колебание воздуха вокруг нас, - и тогда клан не будет зависить от степени обеспечения главного госпиталя.
  - Ради этого все и затевалось, - покачал головой дядя.
  Пока мы разговаривали, глава Хьюга закончил свою речь и присутствовавшие потянулись отдать последнюю дань усопшему. Дождавшись своей очереди, я положил на могилу цветы и поставил бутылочку наливки, часть пролив на землю.
  - Выпей там с Шинигами, старик, и пусть земля тебе будет пухом, - пожелал ему и отошел в сторону, уступая место другим.
  Народ постепенно стал расходиться, а я махнул рукой соклановцам, чтобы не ждали меня и найдя взглядом знакомые лица бывших коллег из моего отделения главного госпиталя, включая Ёши, ранее замеченных в толпе, направился к ирьенинам.
  - Всем здравствовать, - улыбнулся компании.
  - Рью-сан.
  - Здорово, Рью, давно не виделись! - расплылся в улыбке друг.
  - Рью-сама
  - Рью-доно.
  Обменявшись формальными поклонами с более старшим поколением, составлявшим две трети группы, за исключением пары молоденьких куноичи, я распечатал из свитка несколько бутылочек элитного саке с тарой, приберегаемого специально для таких вот случаев.
  - Помянем Хиши-доно? - предложил кучке ирьенинов. - Пусть характер у старика был сложный, но человеком он был хорошим.
  Естественно, отказавшихся не оказалось.
  - Особенно, когда вы с ним собачились, - немного язвительно хмыкнул Куминаро и поднял крохотную пиалу с прозрачной жидкостью, - пусть Шинигами встретит Хиши-сана с выпивкой, а не с ножом и вилкой, - намекая на то, что особо "отличившиеся" при жизни личности варятся у него в желудке, вместо очищения и перерождения.
  - Пусть, - поддержали остальные и я вместе с ними, выпив за старого Хьюгу.
  - Эх, если бы не передача должности главного врача какому-то чинуше, - сокрушенно покачал головой Кобаяки Шинске, бывший в нашей компании десятка с лишним ирьенинов самым старшим по возрасту, разменяв уже шестой десяток, даже не помышлявший прекращать практику, - работая, Хиши-сан мог бы еще жить и жить, ведь госпиталь был его любимым детищем.
  - В Конохе и так очень мало специалистов подобного уровня, - вздохнул другой пожилой шиноби, погладив почти полностью седую бородку клинышком.
  - Ты хочешь сказать, теперь только Рью и остался, - насмешливо фыркнул Ёши, - а вторая ирьенин первой степени где-то бухает и проигрывает клановые рё в азартные игры.
  - Не упоминай это позорище при мне, - махнул рукой Шинске, с презрением скривившись, - как будто она одна теряла родных и близких.
  Слухи, чем занимается наследница Сенджу, давно дошли до деревни и как можно видеть, не нашли понимания среди коллег, тоже много кого терявших, порядком притушив славу легендарной неудачницы в среде ирьенинов.
  - Рью-кун, а ты собираешься возвращаться на работу в госпиталь? - смущенно кашлянув, спросила черноволосая Масаки, смотря на меня. - Сейчас в госпитале очень не хватает персонала, особенно такого уровня, тем более, что все ученицы из твоей команды уже сами по себе...
  - Не-не, мне и так хватает дел, это пройденный этап моей жизни, - отрицательно замахал рукой, отнекиваясь, - тем более, что сейчас практики мне и так хватает, - и тут же перевел тему в другое русло, - кстати, как там Суридзава-чан? - повернулся к другу.
  Собственно, именно под его крыло я направил ученицу проходить практику.
  - Знаешь, сперва я бы сказал, что ей не хватает мотивации, несмотря на более чем отличную базу знаний, - задумчиво почесал затылок Ёши, - но потом она познакомилась с нашими девочками и буквально воспылала энтузиазмом.
  - Женщины, - почти хором протянули присутствующие мужчины к вящему негодованию малочисленного слабого пола.
  Да и у меня сразу появились подозрения, что это из-за различных плюшек, получаемых опытным ирьенином в процессе - очень уж она страдала, когда Хоши и Арисава обогнали ее по всем внешним параметрам буквально за считанные месяцы. А тут такая возможность самостоятельно поправить себе фигуру в нужную сторону, независимо от одаренности природой или полученных от родителей генов.
  - О, очень рад это слышать, а то я уже почти махнул на нее рукой.
  - Если Суридзава-чан продолжит прогрессировать с той же скоростью, то через полгода вполне может попробовать сдать на следующую степень, - кивнул друг, отойдя со мной немного в сторону, чтобы не мешать общаться остальным коллегам.
  - Полгода, - удивленно вздернул я бровь, - по моим прикидкам, ей было год-два до повышения, даже с учетом проснувшегося рвения.
  - Эх, ты судишь по себе, сейчас же стандарты изменились и получить следующее звание стало проще, я ведь рассказывал, - вздохнул Куминаро, похлопав меня по плечу, - это тебе не при старике Хиши пытаться сдать экзамен, - он на мгновение замер, видно, вспоминая, а затем продолжил, - хорошие были времена, сейчас госпиталь уже не тот.
  - Как будто чинуша, не имеющий никакого отношения к ирьенинам и не осведомленный о всех нюансах нашей работы, сможет что-то наладить лучше, чем шиноби, занимавшийся этим делом дольше, чем мы оба живем на свете вместе взятые, - презрительно хмыкнул я, выражая свое отношение к идиоту, это придумавшему.
  Собственно, больше и сказать по этому поводу было нечего - друг и так знал мое мнение о махинациях Хокаге и Ко, полностью поддерживая, как и подавляющее число персонала госпиталя.
  - Кстати, поздравляю с отличным результатом учениц на турнире, - немного помолчав, оживился друг, переводя тему разговора в более нейтральное русло, - отлично себя показали практически в каждом бою, а финал был вообще потрясающим, несмотря на проигрыш Асани-чан! Даже не верится, что это недавние генины, занимавшие в академии последние места!
  - Знал бы ты, каких усилий мне и девочкам это стоило, - вздохнул я, покачав головой, но губы сами невольно расползлись в гордой улыбке.
  Слышать похвалу своей работе всегда чертовски приятно, особенно, когда это заслуженно. Собственно, Ёши не первый, от кого я это слышу - большое количество моих знакомых и друзей решили выразить свое восхищение поединками учениц в финальном этапе, а некоторая часть еще и заинтересовалась некоторыми печатями, что пока отсутствуют в свободной продаже в лавке, так что прошедший экзамен на чунина сыграл роль рекламы моих печатей.
  - Рью-сан, - привлек мое внимание голос позади.
  Развернувшись, я увидел Хьюгу Хизаши в строгих одеждах очень похожих на мои, но с другим камоном.
  - Хизаши-сан, - обменялся я с ним приветственными поклонами, - мои соболезнования.
  - Все было ожидаемо, - стойко ответил обладатель бьякугана.
  На это мне оставалось лишь кивнуть - любой, слышавший новости, мог понять, что старому ирьенину не долго осталось.
  - Так что вы хотели, Хизаши-сан? - не просто же так он подошел.
  - Мне необходима консультация ирьенина вашего уровня, - не стал ходить вокруг да около Хьюга, - естественно, должным образом оплаченная и в любое удобное время, - уточнил он.
  Так и хотелось спросить, почему он не воспользовался помощью старика Хиши, пока тот еще был жив, но я сдержался. Это их клановые проблемы, в которые мне лезть вовсе не стоит.
  - В четверг на следующей неделе я буду дежурить в лавке печатей, можете подходить с девяти до шести вечера, в любое удобное время, - немного подумав, обозначил удобный для меня день, чтобы не приглашать его домой, где работаю в последнее время.
  Нара и Хьюга не в тех отношениях, чтобы я просто так мог приглашать второго сына их главы в клановый квартал.
   - Благодарю, я буду в указанный срок, - склонил голову Хизаши, - не буду больше вас отвлекать, - кивнув Ёши, он удалился к поджидавшей его белоглазой куноичи и вместе они направились к выходу с кладбища.
  Проводив Хьюгу взглядом, я только и мог пожать плечами - если ему не подходят чуть менее способные ирьенины второй степени, несколько которых имеется у клана обладателей бьякугана и непременно требуется первой степени, то кто я такой, чтобы отказываться от предложения заработать приличную сумму денег?
  - Не знал, что ты на короткой ноге с братом наследника Хьюга, - удивленно хмыкнул Куминаро, смотря в след белоглазому шиноби.
  - Совместная миссия, после которой поддерживаем знакомство, - отмахнулся я, оборачиваясь к дожидавшимся нас коллегам, - народ, как насчет сменить обстановку на что-то более уютное, чем кладбище, например, ближайший бар.
  Чертовски давно не общался с коллегами, а сейчас и повод есть.
  
  Глава 4.
  
  Посидели мы компанией очень хорошо, пусть и далеко за полночь, несмотря на то, что почти всем завтра выходить на смену. Давно я не отдыхал так с людьми, что придерживались похожих взглядов на жизнь, пусть все мы разные, но выбранная профессия накладывает свой отпечаток гораздо глубже, чем это заметно со стороны. Естественно, не забывал я и о деле, не только поделившись свежими сплетнями относительно начинающегося противостояния кланов с Хокаге (выдав только заранее одобренное дядей), без конкретики гулявших по деревни с окончания экзамена на чунина, но и провентилировал настроения в госпитале, ведь несмотря на малочисленность ирьенинов по сравнению с общим числом вооруженных сил Конохи, большинство из них имеет обширный круг друзей и знакомых почти во всех слоях званий, включая Анбу, и вполне способны донести свою точку зрения по любому вопросу. Да и влияют на мнение, если уж на то пошло, жалуясь на фигню, творящуюся в главном госпитале и его отделениях.
  Пусть в среде шиноби и не очень любят бывать в госпитале, сваливая при первой возможности, но дураков, считающих нас бесполезными боевыми единицами, очень мало и большинство знает, кого следует благодарить за вытягивание из лап Шинигами при тяжелых и смертельных ранениях. Можно сказать, большая часть простых, не клановых бойцов, кровно заинтересована в улучшении медицинских услуг, в отличии от того, что творится сейчас. Воля Огня и все такое, но когда рядом умирает друг просто потому, что ирьенинов слишком мало, и следующим можешь оказаться ты, даже промытые мозги начинают задумываться о правильности выбранного верхушкой деревни курса. И через бывших коллег, данный рычаг можно эффективно использовать для подрыва репутации Сарутоби.
  Одно дело, когда ты знаешь о сложившемся положении из ходящих слухов (активно распространяемых через верных людей кланом Нара и союзниками), и совсем другое дело, когда тебе жалуется на жизнь, выкладывая всю подноготную ситуации, знакомый ирьенин.
  В общем, время было проведено с пользой и удовольствием, но возвращался я домой уже в четвертом часу. Родные все давно спали, так что не став беспокоить Линли и спавшую с ней малышку, я отправился в свой рабочий подвал, где тоже можно было хорошо поспать на запасном футоне. Но это позже, а на текущую ночь у меня было запланировано еще одно важное дело, о котором не стоит знать вообще никому, кроме меня. Пройдя из главного помещения на склад, я остановился возле небольшого закутка, скрытого стеллажами и нажал в определенном месте около стены с выбросом чакры. В тот же момент, две ближайшие каменные плиты пола приподнялись и отошли в стороны, открывая вид на комплекс печатей в квадрате размером полтора на полтора метра, опоясывавших пустое место в центре и мягко светившихся даже в пассивном состоянии. Без колебаний шагнув вперед, я послал импульс активации и в тот же момент, переждав короткое тянущее чувство, оказался в немного более просторном помещении.
  Помещении, находившемся на расстоянии тридцати километров от Конохи и на глубине семисот метров от поверхности земли. На стенах, потолке и полу мягко мерцали выгравированные в камне фуин, надежно скрывавшие от обнаружения всеми возможными способами, включая пространственные, а использование небольшого количества природной чакры в маскировочном комплексе, дарили убежденность, что и сеннины не смогут обнаружить мою секретную лабораторию. Ну и тот факт, что она находится в толще камня и попасть сюда можно исключительно с помощью телепортационного комплекса, разработанного мной лично, на основе механизма призыва, а выхода на поверхность вообще нет, давали дополнительную уверенность. Я же не Орочимару, устраивать свою подпольную лабораторию для нечеловеческих опытов всего в паре километров от Конохи и озаботиться нормальной маскировкой лишь для входа, а не всего комплекса помещений. Сюда не смогут попасть даже клоны теней, не говоря уж о других способах, из-за небольшого смещения в измерении на подобии закрытых мирков призывных животных, так что даже исключительно везучие шиноби, забравшиеся на такую глубину и оказавшиеся рядом, просто проплывут сквозь лабораторию, так и не поняв, что здесь есть что-либо еще, кроме сплошного камня. Огромное спасибо Мито-чан за предоставленные наработки из Узушио. Конечно, готовое решение она мне не дала, но основной принцип действия описала, как и печать, позволявшую тянуть из окружающей среды природную чакру. Благодарность клана, так сказать.
  Чтобы создать данный комплекс, у меня ушло больше двух лет работы в строжайшей секретности и только несколько месяцев назад все было закончено и окончательно отлажено, позволив перевести защиту и маскировку в рабочий режим. Конечно, почти всю работу выполняли стабилизированные клоны, что работали здесь на постоянной основе до тех пор, пока не была запущена циркуляция и регенерация воздуха, а я лишь проводил снабжение чакрой, иначе, окружающие могли начать задавать неудобные вопросы насчет частого отсутствия, но с установкой исследовательского и медицинского оборудования, приобретенных благодаря связям столичной марионетки, я стал появляться здесь намного чаще. Ночью.
  Сойдя с телепортационного постамента, располагавшегося в центре - одного введенного в эксплуатацию из трех запланированных, остальные будут перемещать в подготавливаемые убежища в других местах континента - я сформировал на указательном пальце символ ключа из чакры и опустил его на отмеченную кругом часть стены напротив. В тот же момент, от круга побежали засветившиеся цепочки символов, очерчивая контуры двери, которую я и открыл, выходя в короткий коридор. По бокам было несколько дверей, но я уверенно двинулся прямо и вышел в большой зал, заполненный лабораторными столами, приборами, парой компьютеров, большим количеством оборудования и несколькими массивными колбами, в двух из которых плавали в красноватой жидкости тела обнаженных куноичи с надетыми дыхательными масками. В общем, классическая лаборатория безумного ученого местного разлива с той лишь поправкой, что четверть всего имеющегося пространства была отведена на медицинские комплексы печатей, сделавшие бы честь даже главному госпиталю Конохи. Ну и четыре одинаковых сотрудника, что здесь работали, только добавляли колоритности царящей атмосфере. Впрочем, я давно привык.
  - Босс, - обернулись ко мне четыре клона в белых одеждах ирьенинов.
  Для простоты можно их называть первым, вторым, третьим и четвертым.
  - Как проходят запланированные исследования? - кивнул им и сразу перешел к делу.
  - Опыты один, два и пять окончились провалом, - вытянулся в струнку и начал докладывать номинальный руководитель лаборатории под номером один, - подопытных едва удалось откачать, обратив начавшиеся изменения, обновленный комплекс печатей отлично справился с этой задачей.
  - Хоть в этот раз обошлось без смертей, - обрадовался я.
  Несмотря на все меры предосторожности, проводимые эксперименты вмешивались в структуру ДНК подопытных куноичи, стремясь добиться схожести с эффектом кеккей генкай Узумаки и обеспечить не только обновление организма, но и привить долголетие, в идеале - передачу потомкам полученных преимуществ, что было очень опасно даже для пользователей чакры, несмотря на большую пластичность организма.
  - Эксперименты три и четыре продемонстрировали частичный успех - очень помогли записи Орочимару по исследованию клеток первого Хокаге, - продолжил каге буншин, жестом показав на содержащие куноичи колбы, - их тела помолодели лет на десять, но в каждом случае имеются солидные негативные последствия и для выправления ситуации требуются дальнейшие исследования и эксперименты.
  Нет, материал Хаширамы я не использовал, несмотря на высокую вероятность повышения результатов - слишком уж природная чакра опасна, так что для запуска процесса преобразования использовались мои клетки и двух куноичи Узумаки. Достать волос-другой у них дома никогда не было проблемой.
  - Но у нас заканчиваются запасы крови, медикаментов и накопитель лаборатории заполнен лишь на десять процентов, - подал голос другой двойник под номером два, - к тому же, уже использованные в экспериментах подопытные не могут в ближайшее время подвергаться повторным нагрузкам без полноценного курса восстановления.
  Что, без длительного нахождения вне тюремного свитка - невозможно.
  - Риск провала и последующей смерти слишком велик, а куноичи установленного возрастного отрезка почти закончились, - пожал плечами главный каге буншин, - разрешение на уменьшение возрастного порога используемых подопытных?
  - Так, давайте по порядку, - поднял я руку, останавливая вываливавших на меня образовавшиеся проблемы клонов, - в накопитель лаборатории я солью две трети резерва, этого должно хватить на ближайшую неделю, что по накопительной системе комплекса?
  - Накопители заполнены на двадцать три процента, этого хватит примерно на месяца полтора, - тут же ответил клон номер четыре.
  - Тогда терпит пока, далее по медикаментам - следующая партия будет не раньше, чем через четыре дня, поскольку, поставщики Хироши не успели доставить заказ, - закупался я так же через идеальную марионетку, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, - так что в ближайшее время придется сократить количество опытов и сосредоточиться на тех идеях, где наметился прогресс, развивая успех.
  - Нам бы еще записей Орочимару получить, - задумчиво почесал подбородок первый клон, - за прошедший год у него должны были накопиться результаты по многим направлениям, пусть некоторые из них вообще бесполезны.
  - Возможно, - согласился я с ним, - пошлю на разведку теней с фотоаппаратом и если подвернется момент, фото будут уже через несколько дней.
  Пусть змеиный саннин и любит пропадать в своих лабораториях днями и ночами, но с текущей компанией Сарутоби по поднятию популярности своего второго ученика, упомянутому приходится мелькать на людях и играть роль популярного лидера, что открывает большие возможности пошариться в его вотчине. К счастью, клоны не оставляют запаха, по которому можно понять о произошедшем вторжении. Собственно, именно таким образом я нашел и обследовал его личную лабораторию, когда заметил подозрительно частые отлучки из деревни в совсем не подобающей ученику Хокаге манере - скрываясь от патрульных Анбу и используя скрытые лазейки в защите Конохи.
  - А что насчет подопытных? - спросил третий номер.
  - Не трогать, используйте оставшихся, - покачал я головой, - результаты будут гораздо менее заметны, если брать куноичи, которые и так еще молоды и полны сил.
  Хах, вот еще вопрос, где найти много куноичи старше тридцати трех, для проведения исследований по возвращению молодости и пика формы... Нет, я почти уверен, что подавляющее большинство подходящих по параметрам женщин в Конохе добровольно явятся предложить свое участие, едва пройдет слух и станет известно пусть о частичном успехе, но у меня здесь секретная лаборатория и результат будет доступен только родне, а не любому желающему!
  - Как скажешь, босс, - клоны переглянулись и пожали плечами.
  - Так, с этим разобрались, накопителем займусь перед уходом, теперь же давайте посмотрим на записи успешных экспериментов и что можно улучшить для получения более стабильных и качественных результатов, - сам себе покивал, составив план на ближайшие пару часов.
  - Вот записи, босс, - сбегал за парой толстых папок второй номер, - вместе с отметками, что работало и было использовано из прошлых попыток этого направления.
  Заголовок верхней гласил "Стимуляция эволюции клеток чакрой разного типа Љ8", но прежде чем открыть и погрузиться в чтение, я поднял взгляд на каге буншинов.
  - У все достаточно чакры?
  Не хватало мне еще словить весь набор воспоминаний.
  - Все нормально босс, мы знаем процедуру, - успокоил меня первый номер.
  Учитывая, чем они здесь занимаются, я не рисковал поглощать воспоминания каждого клона, предпочитая ознакамливаться с результатами на бумаге и принимать участие в мозговых штурмах по полученным выводам. Нужда нуждой, а превращаться во второго Орочимару, что спокойно гробил даже своих, поехав крышей, мне не хочется.
  
  Глава 5.
  
  - А вот здесь не понял - как мое становление джонином может повлиять на благополучие клана? - вздернул я бровь, смотря на дядю.
  Нет, весь расклад текущей ситуации мне понятен, но мы клан. Клан с союзниками, хочу заметить и появление еще одного джонина тут никак не сможет повлиять на ситуацию, даже если этим джонином буду я.
  - Очень просто - опытного чунина от джонина отличает боевая мощь, - просто пояснил Шенесу, поживая плечами, - соискатель должен продержаться некоторое время против полноценного джонина или даже победить его, - он наклонился вперед, чуть улыбаясь, - сомневаюсь, что Сарутоби удержится от вмешательства в выбор тебе противника...
  - Это будет кто-то очень сильный, - понимающе кивнул я, - а уверенная победа над таким противником не только принесет мне звание, но и позволит продемонстрировать силу.
  - Именно! - довольно кивнул глава Нара. - Одним ходом можно утереть нос Сарутоби, немного поднять репутацию клана и показать всей деревне, что и у Нара имеется боец, не уступающий ученикам Хокаге уже сейчас, а не через какое-то время, как думают многие, - Шенесу вздохнул и посмотрел мне прямо в глаза, - в текущий момент слишком много всего закручивается и шиноби эС-ранга будет огромным преимуществом для нас, тем более, после запуска в работу госпиталя и начала практики.
  Это звучит так, как будто нам будут чинить препятствия.
  - Ожидаются проблемы? - удивился я.
  Уж чего-чего, а открыть частный бизнес для клана проблемы составить не должно, даже если этому захочет воспрепятствовать Хокаге.
  - Ха, всегда найдутся завистники, готовые толкнуть в спину и поставить подножку, даже если вчера вежливо здоровались, - не весело ухмыльнулся дядя, - пусть тебя не обманывает кажущаяся согласованность кланов в текущей ситуации - Хирузен отдавил слишком много ног.
  - А разве личные знакомства не позволяют, - начал, но замолчал, когда Шенесу помахал рукой.
  - Если того потребует ситуация, даже Сенджу будут блюсти интересы в первую очередь своего клана, несмотря на наш союз через Линли-чан, - вздохнул дядя, сложив руки на груди и устремив взгляд в потолок, - только сила заставляет считаться, выражается это в многочисленности клана или мощи отдельных бойцов - не важно. Посмотри на Хатаке, что насчитывает чуть больше двух десятков членов, но благодаря Сакумо, с ними приходится считаться даже Хокаге, в отличие от других малых кланов. Мы пока не можем похвастаться ни тем, ни другим.
  - Ладно, я не возражаю против прохождения экзамена, - взвесив все за и против, кивнул Шенесу.
  Рано или поздно, мне все равно пришлось бы вскрывать часть карт, а так, можно это сделать с наибольшей пользой для всех.
  - Отлично! - обрадовался дядя.
  - Но, у меня есть ряд условий, - поднял я руку, останавливая его.
  - Внимательно слушаю, - кивнул глава Нара.
  - Кейко-чан беременна, и я хочу переселить ее в клановый квартал, - к этому решению я пришел не сразу, но мне будет намного спокойней оставлять ее под защитой кланового квартала и иметь возможность проведать в любой момент.
  - Твоя любовница? - расплылся в довольной улыбке шиноби, прося рожей кирпича. - Не проблема! Может переезжать к тебе хоть завтра, но разбираться со своими женщинами будешь сам!
  - Упаси Ками, я не самоубийца, чтобы собирать жену и любовницу в одном доме, - отрицательно помахал рукой, представив совместную жизнь в таком варианте, меня же Сая живьем скушает, - лучше поселить ее в один из пустующих домов.
  - Не вопрос, выбирай любой, - согласно кивнул дядя, и не думая прекращать лыбиться.
  Я вздохнул и закатил глаза - ну да, его мечта получить в клан сильных бойцов хотя бы в следующем поколении, сбывается прямо сейчас.
  - Кстати, у нас имеется парочка вдов прямо в твоем вкусе, - понизив голос, заговорщицки наклонился вперед главный умник клана, подмигивая, - не желаешь их навестить как-нибудь вечерком?
  - Ма тебе башку открутит, даже если только услышит намек о подобном предложении, - вздохнул я, не то чтобы активно возражая.
  Особенно сейчас, когда Мито покинула деревню, Канаде счастливо вышла замуж, Кушина на меня чертовски зла и скорее попытается побить, а Кейко скоро будет не до постельных утех. Все же, я активный молодой парень со своими нуждами, пусть иногда и погружаюсь в работу с головой, забывая обо всем.
  - Как будто у нас молодые Узумаки не гуляли, на их фоне, ты еще выглядишь очень сдержанным, - насмешливо фыркнул Шенесу, откидываясь в кресле, - да будет тебе известно, твой отец был тем еще ходоком до встречи с Саей-чан, успевая за день побывать в нескольких постелях.
  Ого, какие подробности открываются! Ма мне об этом не рассказывала!
  - У меня что, еще и старшие братья с сестрами имеются? - удивленно вздернул брови.
  - Конечно - я знаю как минимум об одном шиноби чуть старше тебя у Сенджу, - уверенно кивнул он, - и четырех отпрысках среди простых жителей Конохи, хотя это число наверняка больше.
  - Эмм, - замялся я, даже не зная, как на это реагировать.
  - Не бери в голову, здесь охотничьи угодья намного больше, чем на их острове, вот парни и пускаются во все тяжкие перед возвращением в Узушио, - отмахнулся дядя, - а кланы только рады приливу сильной крови.
  Если вспомнить, на острове соотношение сильного и слабого пола действительно примерно равно, может быть, первых даже немного больше, насколько мне показалось, и особо не разгуляешься, в отличие от огромного выбора в Конохе, чье население превышает пару сотен тысяч.
  - Ладно, проехали, - вздохнул я.
  Столько лет уже прожил без налаженных связей, смысл лезть знакомиться сейчас, если они еще и не знают о нашем родстве...
  - Так как насчет моего предложения? - все же не отстал старый сводник.
  - Так, джи-сан, давай об этом потом, - устало потер лоб и вернул разговор к прежней теме, - я собираюсь взять личную ученицу.
  - Тебе оказалось мало троих? - усмехнулся шиноби. - Или это не ты стонал, что нет времени даже вздохнуть свободно последний год с лишним?
  - Вообще-то, я брал команду как раз с прицелом на это, - возмущенно фыркнул, сложив руки на груди, - иначе фиг бы согласился тащить такую ношу, пусть в итоге и получил отличный результат.
  - Ладно-ладно, не дуйся, - успокаивающе поднял руки дядя, тут же заинтересованно спросив, - что за девочка, раз ты решил пойти на такие жертвы, просто чтобы взять ее в личные ученицы?
  - Митараши Анко, шестой год идет, очень большой потенциал и при правильном подходе, она способна вырасти в сильную куноичи.
  - Митараши-Митараши, не припоминаю никого с такой фамилией, - задумчиво пробормотал Шенесу, потерев подбородок - она из простых?
  - Скорее, потомственная - мать у нее чунин, но не на службе со времени беременности, а отец джонин Шиори Ро, - пояснил ему расклад.
  - Подожди, знаю такого - был сильный джонин, но его убили на миссии года два назад, - покивал дядя.
  - Три года назад, - поправил его, - Анко-чан тогда совсем маленькая была, а Акико Митараши умирала в тот момент от запущенных осложнений со времени беременности, хотя при своевременной помощи, уже могла бы дорасти до джонина.
  - А, твоя работа по повышению степени, - понимающе покивал дядя, - но не важно, чего ты хочешь от меня?
  - Год назад я планировал отдать Анко-чан в академию, но оценив начальный уровень учениц, решил, что это простая трата времени, - пояснил собеседнику, - если с физической подготовкой у нее все в порядке, как и с контролем чакры, то вот с получением фундаментальных знаний пока никак, поэтому неплохо бы включить ее в группы кланового обучения на несколько лет, а потом отправить на последний год завести знакомства с одногодками, как было со мной.
  - Рью, ты же прекрасно знаешь, что мы не обучаем клановым знаниям посторонних, пусть они хоть десять раз личные ученицы, - нахмурился Шенесу, - и это правило неизменно.
  - Нет-нет, о хидзюцу или клановом комплексе развития и речи быть не может, - отрицательно замахал рукой, - я про те базовые знания, что преподаются в академии и более полно у нас, самому заниматься времени нет, на ее мать в этом отношении тоже лучше не рассчитывать, так что остаются только клановые наставники, - пожал плечами, как бы показывая, что другого выхода не нашел.
  - Это уже совсем другой разговор, - облегченно вздохнул глава Нара и пообещал, - я переговорю со старейшинами по этому вопросу, но особых препятствий не вижу.
  - Ну и переселить с матерью в квартал, - смущенно кашлянул в кулак.
  - Ты собрался сюда перетащить всех своих любовниц? - удивленно воззрился на меня дядя.
  - Эй, Акико не моя любовница! - закономерно возмутился на его подколку. - Просто, у Мицуми почти одинаковый возраст, и они будут равными партнерами в тренировочных поединках, раз уж клановые девчонки не могут составить конкуренции.
  - А, хочешь использовать соперницу для появления дополнительной мотивации в обучении у обоих?
  - Именно, а то что-то доча в последнее время расслабилась и немного возгордилась своими успехами, - развел я руками, - перестала слушаться папу, а Анко-чан быстро опустит ее на землю.
  Мне пришлось приложить много усилий, чтобы убедить Цуми в том, что три ученицы ее вовсе не должны заменить, а как обучаемая команда ушла на вольные хлеба, так маленькая паршивка и начала капризничать, чувствуя повышенное внимание. Немного конкуренции только пойдет ей на пользу и послужит дополнительным стимулом.
  - Ну да, это только ты был почти идеальным ребенком, а вот остальные дети не столь послушные, - коротко рассмеялся Шенесу и ностальгически вздохнул, - помнится, Шикаку тренировался в детстве исключительно из-под палки.
  - Ничего, скоро и он ощутит на своей шкуре все прелести отцовства, - злорадно оскалился я, получив в ответ такую же ухмылку.
  Вот что бывает, когда забываешь подновлять соответствующие печати на фоне повышенного "энтузиазма". Впрочем, с такой наложницей, я Шикаку отлично понимаю и что-то сомневаюсь, что поиски Сецуры подходящей сыну жены, дадут желаемый результат.
  - С нетерпением жду этого момента! - с тех пор, как он узнал от Саи, что дочь Линли действительно моя, Шенесу всячески намекал своему лентяю, что пора бы задуматься над данным вопросом и обеспечить его внуками, пока идет мирное время, к вящему ужасу двоюродного брата, отбивавшегося руками и ногами.
  - Ладно, поболтать конечно хорошо, но у меня еще дел полно, - взглянул я на наручные часы, показывавшие пол первого дня, - ты что-то еще хотел со мной обсудить?
  - Еще пара моментов - четырех дней тебе хватит на подготовку к экзамену? - посерьезнев, спросил дядя. - Все документы у меня уже оформлены, осталось только подать заявку.
  - Конечно хватит, - кивнул ему, - я в отличной форме и с небольшой подготовкой готов попробовать свои силы даже с Орочимару.
  - Сомневаюсь, что до такого дойдет, особенно сейчас, но на легкое сражение не рассчитывай, - предупредил Шенесу и пояснил, - это наверняка будет кто-нибудь из телохранителей Хирузена, как наиболее сильных Анбу.
  - Понял.
  - Ну и выдели день для приема пары калек из Яманака - Инода наконец решился воспользоваться твоими услугами, - язвительно улыбнулся глава Нара.
  - По соответствующим расценкам? - вздернул я бровь, состроив ехидное выражение лица.
  - По соответствующим расценкам, - подтвердил Шенесу.
  - Отлично, будет теперь знать, как пытаться на мне нажиться! Одним дзюцу ему жалко поделиться с союзником!
  Я не злопамятный, отомщу, забуду и еще раз отомщу.
  - Ты ему теперь всю жизнь это припоминать будешь? - усмехнулся он.
  - Ничего, некоторым это бывает полезно, - лениво помахал я рукой, - в следующий раз не будет таким жлобом со своими.
  - Ладно, иди уже, напоминальщик, - закатил глаза дядя, - время и место экзамена я тебе сообщу позже.
  - Хорошо, - кивнув на прощание родственнику, я встал и покинул кабинет главы клана.
  Пусть, в свете новой информации теперь придется изменять планы на ближайшие дни, но не критично.
  
  Глава 6.
  
  Место и время Шенесу сообщил на следующий день, когда заявка буквально пролетела всех чиновников и оказалась на столе у Хокаге, ее подписавшего и давшего указание подготовить новый стадион, вместо обычного тренировочного полигона, что использовали ранее. Естественно, для собственного успокоения, я оббежал знакомых соответствующего звания и собрал информацию в дополнение к той, что мне была доступна ранее. Нет, все было ожидаемо - необходимо продержаться пять минут, что на таком уровне очень много, или победить, но всплыли и некоторые нюансы. Противника-джонина обычно назначают в зависимости от сильных сторон кандидата или наоборот, слабых, причем, последнее случается тогда, когда стремятся завалить кандидата. Так же, в экзамене запрещается использование снаряжения, не входящего в базовый комплект шиноби, за исключением индивидуального оружия. Причина очень проста - джонины являются машинами для убийства и элитой деревни, потому, должны уметь постоять за себя даже тогда, когда на теле нет ни клочка одежды, не говоря уж о всем остальном. И я полностью согласен с такой аргументацией, даже если это сразу исключает подготовленные свитки и печати из моего арсенала. В конце концов, испытывают личную мощь, а не толщину кошелька, пусть мастера фуин сами себе печатные станки.
  Я почти уверен, что мне попытаются подсунуть самого неудобного противника, какого только возможно. Поскольку, подавляющее большинство джонинов не сосредотачиваются на чем-то одном, мне стоит готовиться к разносторонне развитому противнику. Единственное направление шиноби, которое является моей очевидной слабостью - это гендзюцу, как и у большинства обладателей большого объема чакры, типа Узумаки. Про печать-татуировку на скальпе и мой талант сенсора никто не знает, так что выбор Хирузена при подборе очевиден. То, что я специализируюсь на нин и не слабак в тай, известно многим и даже если рассуждать логически, какой дурак полезет с кулаками или холодным оружием на подготовленного Нара с большим резервом и отличным контролем, да ко всему прочему, являющегося ирьенином первой степени. Значит, джонин будет владеть еще и ниндзюцу, скорее всего, райтоном, как наиболее быстрым и смертоносным из элементов, что с легкостью одолеет суйтон, чтобы не получилось задавить с самого начала боя. По крайней мере, я бы поступил подобным образом. Как поступит Сарутоби - узнаю очень скоро.
  Так как три дня в тренировках погоды не сделают, я продолжал заниматься своими делами, лишь отказавшись от ночного бдения и отправляясь в кровать, как нормальный человек, и стараясь ограничивать затраты чакры. Да, резерв шиноби постоянно восстанавливается, но ресурсы на это идут из самого человека и постоянно его опустошая, не только происходит рост объемов, но и возникает солидная нагрузка на тело со всеми вытекающими. Благодаря выносливости Узумаки, я это замечаю намного меньше других, но засыпая с почти полным резервом, отдыхается намного лучше и утром просыпаешься бодрым, полным сил и меньше устаёшь в течение дня. Ради того, чтобы как следует отдохнуть, я даже отключил постоянно работавшую тренировочную печать, убив пару дней на привыкание и в результате, к назначенному числу, был на пике своей формы.
  
  Утром, одевшись в заранее почищенную форму, ранее пылившуюся за ненадобностью в шкафу и взяв с собой только положенный комплект кунаев, сюрикенов и сенбонов, поскольку, пользоваться выдаваемым ширпотребом не собирался, я вышел из дома и по крышам направился к центру деревни. Точнее, я, семья и родственники полным составом, а также все Нара, что оказались не заняты ничем важным. Шенесу воспользовался случаем и устроил из грядущего события настоящую рекламную компанию, да и друзья точно не молчали по поводу моего интереса, так что я без удивления обнаружил у здания стадиона довольно большое количество народу, втягивавшихся внутрь.
  - Рью-кун, сюда, - замахал мне упомянутый виновник, стоя у одного из боковых входов вместе с несколькими шиноби, в которых я без труда узнал членов совета джонинов, так же обязанных присутствовать при экзамене.
  Отвечая на приветствия и кивая знакомым лицам, я поспешил к нему.
  - Шенесу-джи-сан, - поздоровался с ним и обменялся приветственными поклонами с присутствовавшими, с любопытством на меня смотревшими.
  Раньше мне не доводилось сталкиваться с пятью джонинами лично, но впечатление они производили внушительное - беря эталон Сакумо, примерно две третьих. Сразу понятно, что занимают свои места заслуженно, а не как старейшины, давно утратившие форму прежнюю.
  - Рью Нара, - с гордостью представил меня глава клана, а затем по очереди каждого из пяти.
  - Да уж ясно, что знаменитость, - усмехнулся в густую растительность на лице стоявший ближе всех могучий мужик в форме выше меня ростом по имени Канзаки Сенри, - сейчас в каждом баре только и разговоров о восходящей звезде Нара
  - Надеюсь, сила соответствует славе, и мы сегодня увидим хороший бой, - серьезно кивнул его белобрысый сосед, едва достававший великану до плеча.
  - Постараюсь, - пожал я плечами на это и повернулся к дяде, - уже известно, кто будет экзаменатором?
  - Да, как я и предполагал - это Анбу с маской совы, - покачал головой глава Нара.
  - Прекрасно, - закатил я глава, - а кто под маской и чего хотя бы примерно ожидать в плане способностей, мы не знаем.
  - Увы, - развел руками родственник.
  - Все как в жизни, - кивнул здоровяк и взглянув на солнце, повернулся к нему, - назначенное время приближается, Шенесу-сан, не будем задерживать юношу.
  - И правда, время не ждет, - взглянув туда же, согласился Нара, - Хокаге уже должен был прибыть вместе с экзаменатором.
  Распрощавшись с джонинами, отправившимися ко входам, предназначенным для высоких гостей и ведущих в отдельные ложи, а не на трибуну, как большинство зрителей, глава Нара повел меня по знакомым коридорам стадиона, что совсем недавно проходили кандидаты в чунины. Выйдя на балкон и обведя взглядом уже приведенную в порядок арену, я удивленно вздернул брови, заметив знакомую фигуру, помимо бойца подразделения Анбу в маске совы.
  - А что здесь делает Сакумо-сан? - повернулся я к Шенесу, выглядевшему чрезвычайно довольным собой.
  - Мне удалось уговорить Хатаке-сана принять участие в качестве судьи на этом экзамене, - усмехнулся он, подбадривающе похлопав меня по плечу, - тем более, только кто-то его уровня сможет вмешаться, в случае необходимости.
  - Да как бы, и ему может достаться не хило, - пробормотал я, бросая оценивающий взгляд на противника.
  Не упоминая опыта шиноби в маске, даже его резерв лишь немного не доставал по объему до стоящего рядом Белого Клыка, как бы намекая о сложности грядущей схватки - одним количеством чакры тут на первых порах задавить уже не получится.
  - Проблемно, - немного нахмурился Шенесу, услышав мой комментарий, - но мы этого ожидали, так что иди, дай Сарутоби выступить перед толпой, можешь засветить пару козырей, если ситуация того потребует и получи жилет джонина.
  Он даже не сомневался в моей способности, если не одолеть анбушника за отведенное время, то точно пройти экзамен, что здорово так внушало уверенность и грело ЧСВ.
  Кивнув Шенесу, я перепрыгнул бортик балкона и приземлившись на песок арены, приблизился к стоявшим в центре двум шиноби.
  - Сакумо-сан, Сова-сан, - приветственно кивнул обоим.
  - Здравствуй, Рью-кун, - улыбнулся глава Хатаке, а сосед просто склонил голову.
  - Когда мы начинаем? - спросил его, взглянув на часы. - До назначенного срока осталось всего несколько минут.
  - Сарутоби-доно уже здесь, - оглянулся на ложу Хокаге Белый Клык, - и как только он произнесет речь перед собравшимися зрителями, можно будет начинать.
  - Как будто мы собрались здесь ради зрителей, а не хорошей драки, - пробурчал я себе под нос, вызвав одобрительный хмык масочника, но все же развернулся в ту же сторону вместе с парой старших шиноби.
  Видя, что внимание участников сосредоточено на нем, Сарутоби поднялся со своего трона и оглядел присутствующих из-под треугольной шляпы.
  - Жители и защитники Конохи, сегодня мы собрались здесь, чтобы..., - разнесся по стадиону его хорошо поставленный, усиленный чакрой голос.
  Я же уже на автомате начал пропускать его речь мимо ушей, лишь внешне показывая внимание к правителю деревни, сам же осматривая в это время трибуны и едва удерживаясь, чтобы удивленно не присвистнуть - пусть стадион выглядел почти пустым по сравнению с тем количеством народа, что присутствовал во время экзамена на чунина, но как минимум четыре тысячи зрителей явилось, чтобы посмотреть на битву джонинов, причем, было довольно много людей в клановых одеждах. Естественно, больше всего болельщиков пришло из тройственного союза - как бы не половина общей численности Нара, Яманака и Акамичи. Сидевшие среди них Сая и Линли с дочкой, активно махали мне руками. То тут, то там, виднелись знакомые лица друзей и знакомых. Кто бы мог подумать, что я столь популярен?
  - ...и начнется проверка Рью Нара на звание джонина, - закруглился Сарутоби, - в качестве судьи схватки согласился участвовать Сакумо Хатаке.
  - Я продолжу, Сарутоби-доно, - кивнул упомянутый шиноби Хирузену и повернулся преимущественно к мне, - правила знаешь?
  - Конечно, не применять расходники вроде свитков и печатей, использовать только стандартный набор шиноби, - похлопал я по подсумкам с метательными снарядами на бедре и поясе, - все остальное дозволено, кроме добивающих ударов.
  - Правильно, и ударов не сдерживай - тебе необходимо продержаться пять минут против Совы-сана или даже победить, - серьезно кивнул Сакумо, - в случае опасных ранений, на трибунах дежурят шесть ирьенинов, два из которых второй степени, так что живо откачают.
  - Да я как бы и сам справлюсь, - хмыкнул ему в ответ.
  - Тогда разошлись на сто шагов друг от друга и приготовились, - скомандовал он.
  Подождав, пока мы окажемся на указанной дистанции и поклонимся продемонстрировав знак уважения к противнику, Сакумо поднял руку.
  - Покажите достойный бой, - пожелал он и резко опустил руку, - хаджиме!
  Разделявшее нас расстояние почти любой джонин способен преодолеть за пару секунд, лишь чуток напрягшись, а моя тень, применяемая на одном только контроле, вытянулась раза в два быстрее - было бы расстояние побольше, я бы не рискнул закончить бой одним шагом. Точнее, даже не закончить, а прощупать противника, так как я сомневался, что опытный Анбу попадется на столь прямолинейную атаку, тем более, от меня ожидаемую.
  И я оказался прав - мгновенно чиркнув перед собой ногой, противник поднял в воздух настоящую завесу из песка, успешно блокировав продвижение тени, а потом, сквозь нее в меня полетели сенбоны, покрытые чакрой райтона, заставив уклоняться в сторону и прерывать хидзюцу. Когда песок опал обратно, на прежнем месте анбушника уже не оказалось - он отступил еще дальше и очень быстро начал складывать ручные печати. Как и ожидалось.
  - Каге буншин но дзюцу!
  Не став терять времени, я одним усилием воли создал чуть впереди от себя двух каге буншинов - с объемами чуть больше среднего чунина, ничего серьезного - и легкими шлепками по спинам отправил их вперед. Пусть я и предпочитаю использовать для создания печатей бумагу, но с текущем контролем чакры, наложить стабилизирующую печать могу и одним прикосновением.
  Внезапно, перед глазами картинка моргнула и печать на черепе ожила вместе с тем, как Сова закончил свое дзюцу, подтверждая мои предположения - пользователь гендзюцу. Поморщившись, я сам начал складывать печати, прикрываясь рванувшими вперед двойниками и стараясь не выпускать из виду противника. А он с одной печатью тоже создал клонов и отправил из вперед, лишь за мгновение замешкавшись, когда понял, что иллюзия на меня не подействовала, и я это использовал с лихвой.
  - Райтон: Гайн (Высвобождение молнии: Ложная тьма)!
  Клоны своевременно чуть вильнули в разные стороны и между ними ударил поток молний - тот случай, когда чакры можно не жалеть - и снес одного двойника, чуть-чуть не задев уклонившегося Анбу, будто заранее предчувствовавшего быструю атаку. А клоны преодолели расстояние и сцепились в рукопашной, причем, я с удивлением отметил, что мои не могут реализовать численное преимущество - шиноби очень юрко вертелся и отражал или уводил сыпавшиеся на него с двух сторон удары.
  Тут в прорезях маски оригинала сверкнуло красным и печать на черепе опять активировалась, снимая гендзюцу, а меня осенило - ссучий старикашка натравил на меня гребаного Учиху! Ну кто еще это мог быть!
  
  Глава 7.
  
  Сейчас в Анбу не считают зазорным служить и клановые бойцы, что позволяет этой организации обладать внушительной мощью, исполняя наиболее трудные и опасные задания, что Хокаге им поручает. Почему бы там не быть и Учиха, тем более, у Основателей после прошедших двух войн, хватает мощных бойцов, развивших додзюцу до естественного потолка мангёке шарингана, просто они не на слуху у населения, знающего красноглазых лишь как службу правопорядка.
  Но шаринган является проблемой, особенно тогда, когда им владеет мощный противник, умеющий использовать все получаемые преимущества. Спам гендзюцу без единой ручной печати и повышенная реакция, позволяющая увернуться даже от техник райтона, делает большую часть моего арсенала бесполезной тратой чакры. Но даже против таких неудобных противников имеется своя тактика с продуманным планом из десятка с лишним заготовок и пока руки Совы мелькали на бешеной скорости, я тоже складывал печати нового ниндзюцу. Через пару мгновений, он закончил первым и вся арена пошла рябью, будто стираемая, а потом вокруг меня внезапно появились джунгли, полностью закрывая обзор и даже имитируя звуки местности! Гендзюцу на местность, да еще такая огромная и детализированная, не меньше А-ранга точно! Сразу видно работу мастера.
  Вот только и я не стоял на месте без дела:
  - Нинпо: Киригакуре но дзюцу (Исскусто ниндзя: Техника сокрытия в тумане)!
  Пошедшая от меня буквально волна плотного тумана заволокла все вокруг и даже с улучшенным зрением, дальше расстояния руки стало ничего не увидеть, а большая концентрация чакры в частичках воды, с гарантией блокировала зрение обладателей додзюцу. План у нас с анбушником оказался одинаковым, но вот подходы были разные и его гендзюцу оказалась бесполезной, а моя техника позволяла чувствовать противника даже без дара сенсора. Не только мне, но и клонам, без подавляющего преимущества шарингана в тайдзюцу, быстро разобравшимся с двойником Совы. Оперативно свалив со своего места и очень удачно избежав дождя из молний, обрушенного туда анбушником, я перешел в атаку, пользуясь преимуществом местности, пока противник пытался разогнать туман не профильной для себя стихией ветра, явно недооценив использованный в ней обьем.
  - Суйтон: Суирьюдан но дзюцу (Высвобождение воды: Техника снаряда водяного дракона)!
  Отправив огромного дракона из воды занять Учиху вместе с каге буншинами хоть на несколько секунд, я переместился на противоположную от противника сторону арены и вместе с тутже созданным двойником, начал готовить комбоинированную атаку, так как было ясно, что с нахрапу оперативника Анбу взять не получится. И словно вторя моим мыслям, с той стороны полыхнуло чакрой, а после раздался очень громкий взрыв, лишь частично поглощенный туманом и пришли одно за другим воспоминания уничтоженных клонов, один из которых попал под огромный шар огня учиховской фирменной техники размером с двухэтажный дом, а второй оказался поглощен стремительно распространившейся волной огня, испарявшей на своем пути всю воду. Похоже, игры кончились и сейчас за меня возьмутся в серьез, но первым начну все же я.
  - Суйтон: Дайбаку Суихоша (Высвобождение воды: Большая разрывная волна воды)! - использовал одну из любимых ниндзюцу.
  - Суйтон: Кууфуку но Саме но Пакку (Высвобождение воды: Стая голодных акул)! - не отставала от меня копия, потратив весь запас чакры, но выпустив в поднимавшуюся волну больше трех десятков акул.
  Данную модификацию техники разработал я сам, когда мощь Суйтон: Гошокузаме (Высвобождение воды: Пять голодных акул) показалась недостаточной, хотя изначально, задача стояла выделить управляющий элемент техники, но пришедшее вдохновение и энтузиазм позволили получить в свой арсенал новое дзюцу А-ранга.
  Когда покатившаяся вперед волна, вбиравшая в себя туман, поднялась на высоту двадцати метров, я прекратил поток чакры и удерживаясь на выплывшей на вершину гребня акуле как на доске, создал еще три клона с солидным резервом, отправив их заходить с боков под землей. А сам продолжил складывать печати...
  - Райтон: Кангекиха (Высвобождение молнии: Волна сотрясения)!
  ...и пустил по воде электричество.
  Хоть комбинация получилась затратная даже по моим меркам, но пусть анбушник попробует увернуться от нее или отбиться! Очень быстро преодолев пару сотен метров, я заметил место, где слой тумана, не превышавший и четырех метров в высоту, здорово поредел, почти исчез, позволив разлучить силуэт экзаменатора. Вот только в следующее мгновение оттуда полыхнуло пламенем.
  - Катон: Гока Меккяку (Высвобождение огня: Мощный огонь, Великое уничтожение)! - донеслось до меня.
  - Вот дерьмо!
  Взметнувшаяся волна огня, по своим размерам почти не уступавшая моей, заставила срочно ретироваться назад, подальше от места буйства столкнувшихся стихий и вскипевшего пара, что ударился о активировавшийся вверху барьер арены и начал расползаться во все стороны, закрывая обзор и так мало чего видевшим зрителям. К сожалению, несмотря на большие объемы использованной чакры, надеяться на положительный результат противостояния не приходилось - уровень Сейшитсухенка Совы был ощутимо выше моего и несмотря на использование более сильной стихии в связке с разрушительной мощью райтона, было не похоже, что волна сможет преодолеть пламя. Максимум - загасить. Единственный плюс, что Сове пришлось здорово потратиться, в то время, как мой резерв не опустел и на половину. Я могу себе это позволить, превращая экзамен на джонина в противостояние ниндзюцу, а он не очень.
  Взаимно нейтрализовав друг друга, стихийное буйство начало сходить на нет, оставляя после себя только кипящую на земле воду и метнувшиеся вперед относительно слабые источники чакры, только что отделившиеся от большего, но я был к этому готов.
  - Райтон: Бакенэко но Дзюцу (Высвобождение молнии: Техника демонического кота)!
  Рядом из загоревшейся искры поднялся один ослепительно белый кот, затем второй и на третьем из начавшего редеть пара вынырнули огненные буншины анбушника, но совместные залпы потоков молний их быстро развеяли, а немного уменьшившиеся в размере, но прибавившие в скорости, конструкты рванули вперед, к Учиха. Я поспешил за ними, краем сознания отметив, что клоны оказались на необходимых для активации ловушки позициях и сейчас дело только за загоном Совы в нужное место. Ну и надеюсь, он не сенсор и под землей их не обнаружит.
  Трех молниевых котяр и меня встретил залп больших драконьх голов еще одной знаменитой техники обладателей шарингана с тем прицелом, чтобы накрыть всех четверых, видно, чтобы заставить самого уклоняться и перестать контролировать техники. Для джонина оказалось неприятным открытием то, что в то время, как я остановился и с помощью цепей чакры возвел перед собой барьер, успешно пережив атаку, мои котики не только смогли уклониться, но и самостоятельно на него набросились, работая в команде и прикрывая друг друга. Благодаря своей природе, против них не действовали гендзюцу и Сове пришлось отбиваться спешно выхваченным из ножен танто, покрытым чакрой катона. На короткое время они его связали боем и я не приминул этим воспользоваться, вытянув свою тень и попытавшись закончить бой одним махом, про себя радуясь надменности Учиха - он явно не потрудился подготовить метки каварими для замены заранее, а сама арена девственно пуста, иначе сейчас воспользовался бы возможностью выбраться из сложной ситуации.
  Несмотря на то, что я не ожидал успеха, Учиха смог меня удивить - одной рукой с танто успешно сдерживая двух котов, он второй выхватил кунай и сформировав на нем двухметровый пылающий меч, полоснул по третьему, заставляя его уйти с дороги и открыть путь для отступления. Стремительный рывок в противоположную от меня сторону и вот Анбу уходит от хидзюцу, заработав лишь несколько прорех в одежде и глубоких бородз от когтей в теперь ставшей видимой под тканью броне.
  Вот только, три потока райтона заставили Сову проявить чудеса ловкости, чтобы успешно увернуться, а потом еще больше ускорившиеся конструкты смогли его нагнать, не дав даже короткой передышки. Я же... Я остался на месте, ведь противник оказался именно там, где мне и надо было. В тот же момент из под земли вынырнули три моих клона и мы синхронно сложили три ручных печати - каждый в своей последовательности.
  - Райтон: Шичу Шибари (Высвобождение молнии: Западня четырех колонн)! - на четыре одинаковых голоса прозвучало на арене.
  После чего, из земли буквально выстрелили четыре больших столба, заключив сражавшихся в барьер и заискрив молниями. Естественно, Учиха все заметил своим шаринганом, вот только в этот раз отделаться от приставучих и очень быстрых котов не сумел, а даже если бы и сумел, он оказался в самом центре большого квадрата и просто бы не смог смыться в первые доли секунды ничем, кроме замены или другой пространственной техники до возведения барьера.
  Да, будь это ниндзюцу в оригинальном виде без кеккая, когда требуется больше печатей и скорость выполнения одним человеком намного медленнее, шанс бы имелся. Но я специально проработал вариант с четырьмя пользователями, что позволило ускорить выполнение до полутора секунд и с некоторой потерей эффективности, перенести на бумагу.
  Со столбов в центр хлынули потоки молний и я приготовился отменить технику, как только услышу крики анбушника, вот только, в следующий момент котов откинуло в разные стороны, а ветви разрядов наткнулись на возникшие вокруг Учиха ребра из темно-зеленой чакры.
  - Хех, я уже и позабыл, когда меня настолько сильно прессовали, за исключением прошлой войны, - показательно похрустел шеей анбушник, игнорируя бившиеся в защиту молнии, - да еще и какой-то юнец, не разменявший двадцати.
  Пока он говорил, скелет вокруг шиноби продолжал нарастать, образовывая позвоночник и плечи. Меня же прошиб холодный пот - мангекё шаринган! Это не только Сусаноо, но и Тсукуёми с Аматерасу! Ультимативные техники обладателей четвертой стадии развития шарингана! Чего-чего, а это я записал и потом заучил намного тщательней всей остальной важной информации, с учетом возможно еще живого Учиха Мадары! Ясно, что от их применения сейчас он воздержится, но как же не повезло получить такого экзаменатора! Ублюдок Сарутоби!
  - Рад за тебя, - хмыкнул я, поспешно отступая и одновременно начиная складывать длинную цепочку печатей.
  Время активировать необходимый козырь у меня должно быть - клоны и в троем удержат ловушку, пусть мощность атаки на четверть просела, но молнии не только пытались повредить еще формирующееся Сусаноо, но и подпитывали конструкты, увеличивая им размер и усиливая. Вот только, коты не спешили бросаться на явно неуязвимого врага, а поднявшись на лапы, собрались в одном месте, скаля клыки. Тройной залп чакры райтона показал тот же нулевой результат и переглянувшись, конструкты, выросшие на подпитке до размеров лошади, внезапно прыгнули друг на друга, но не столкнулись, а слились в четырехметровый кокон из молний. Спустя мгновение, из него вырвался сопоставимый по размерам демонический кот с тремя хвостами и рогами на лбу, издав оглушительный рык, больше похожий на раскат грома. Он широко раскрыл пасть и в тот же момент оттуда вырвался настоящий столб концентрированной чакры райтона, что уже и нельзя было назвать молниями.
  Учиха пришлось защищаться руками почти сформировавшегося скелета, чтобы выдержать обрушившийся удар, прочертив ногами по земле две глубокие борозды, все же устояв и получив лишь небольшую трещинку одного из правых ребер. А у кота испарился один из трех хвостов. Еще два залпа, от которых не получилось увернуться даже обладателю шарингана, выиграли мне три секунды времени и на завершающей печати, Сова несколькими тяжелыми ударами Сусаноо и техникой огненного шара, развеял конструкт, потерявший большую часть силы и явно нацелился на меня. Но это было уже не важно, ведь я успевал.
  - Конго Фуса: Гориате но Коучикубутсу (Адамантовые запечатывающие цепи: Конструкт голиафа)!
  
  Глава 8.
  
  В тот же момент, из большей части тенкецу тела вырвались золотистые цепи чакры и сплелись между собой, формируя вокруг меня похожую на самурая в доспехах фигуру, всего три с половиной метра в высоту и только верхнюю часть туловища. Доработанный бюджетный вариант личного хидзюцу, вполне пригодный для демонстрации на экзамене и короткого противостояния коронной технике мангекё шарингана, пусть и не показавшей свой истинный потенциал. Так и у меня голиаф выполнен едва ли на одну десятую своей истинной мощи.
  Должно быть, мы представляли из себя довольно интересное зрелище, если трибуны, постоянно гудевшие разговором, вдруг притихли. У противника сформировавшийся скелет оказался выше моего самурая, но на вид казался хлипче, чем сплошная золотая масса доспехов.
  - Неожиданно, - подал голос Учиха, - не наблюдай я процесс создания этой техники своими глазами, то подумал бы, что ты из наших.
  - Всего лишь попытка создать достойный ответ гигантским призывам, - ухмыльнулся я анбушнику, - но как видно, не одному мне пришла в голову идея о подобной технике.
  Лучше не открывать свою осведомленность о жестких требованиях для создания Сусаноо, одним из которых было наличие и развитие кланового додзюцу. В конце концов, я же додумался, значит, и кто-то другой мог это сделать.
  - Что-то вроде того, - несколько обескураженно отозвался Сова после небольшой паузы, но быстро пришел в себя, - осталось только проверить ее в бою против моей!
  И с этими словами, он рванул вперед, очевидно, больше не беспокоясь о хидзюцу Нара и моем статусе ирьенина первой степени. Правильно делал, в общем-то, с такой защитой, что управляется одной мыслью. С легостью пробив кеккай всего парой ударов и походя снеся один из столбов, чем прервал действие ловушки, он оказался рядом и обрушил конечности скелета на моего самурая, пользуясь большими размерами. Мгновенно сформировав из цепей в левой руке ростовый щит, я прикрепил конструкт к земле и уверенно блокировал, мечом в другой руке ударив анбушника. Два гулких грохота заставили меня поморщиться, но ни его атака, ни моя по ребрам скелета, видимого эффекта не принесли, кроме просевшей под нами земли.
  Шиноби быстро сложил пару печатей и пыхнул огнем сквозь Сусаноо, заставив меня рефлекторно отскочить назад, но голиаф с легкостью устоял перед накатившей волной огня, лишь самую чуточку уменьшившись в размерах, я же превратил меч в руке в дротик и метнул его в Учиху прямо сквозь начавшее опадать пламя. Раздался мощный взрыв, разворотивший арену на несколько метров вокруг и откинувший назад целого Сову. Вот только, несмотря на это, ребра скелета в месте попадания заметно потрескались. Как раз в том месте недавно нанес повреждения демонический кот и видно, запас прочности понизился и дальнейший урон позволит пробить защиту.
  Учиха это тоже понял. Практически мгновенно, скелет оброс плотью и доспехами, став довольно демонического вида воином с маской они, а в руках у него появились два меча. К сожалению, именно в этот момент позади него из-под земли выскочил последний клон (о их плане атаки я был осведомлен воспоминаниями двух развеявшихся ранее каге буншинов, передавших третьему почти всю свою чакру) и создав в руках огромный шар вращающейся чакры, впечатал в спину конструкта Учихи.
  - Оодама расенган!
  Раздался жуткий скрежет, как будто скребли по какому-то металлу, но следующая форма Сусаноо выдержала мощную атаку почти без последствий, а в следующее мгновение они развернулся и одним движением сверху вниз, располовинил как клона, так и его технику. А я начал судорожно прикидывать, хватит ли оставшегося резерва на перевод Гориате но Коучикубутсу в следующую форму или необходимо задействовать печать на лбу, осторожно отступая назад - Сова явно разозлился, шибая нехилым таким убийственным намерением в половину серьезной Мито-чан. И явно желал продемонстрировать, что случается с теми, кто смеет его злить, на конкретном примере.
  Вот только, в этот самый момент, неожиданно, сверху полыхнуло чакрой для моих чувств и между нами рухнула настоящая стена из белой энергии, заставив обоих отпрянуть назад. Она оставила после себя расщелину в земле арены на несколько десятков метров в глубину и почти в две сотни в ширину, а следом сверху приземлился Сакумо, убирая свой Белый Клык в ножны. Силен мужик!
  - Время! Экзамен пройден! - громогласно объявил он и повернувшись в мою сторону, уже тише добавил. - Поздравляю, Рью-сан, экзамен окончился успешно и после продемонстрированного только что боя, едва ли кто-то усомнится в твоей силе и праве на титул джонина.
  А? Уже прошло пять минут? По внутренним ощущениям показалось, что прошло как минимум пол часа с начала интенсивного сражения.
  Благодарно кивнув ему, я повернулся к противнику, развеивая технику и сложил руки в характерном жесте уважения.
  - Благодарю за познавательный бой, Учиха-сан.
  - Пфф, - удостоив меня раздраженного фырка, анбушник кивнул и поклонившись в сторону ложа Хокаге, исчез в вихре листьев.
  - Учиха? - вопросительно вздернул бровь Хатаке.
  - Шаринган как бы намекает, - пожал я плечами и развернулся в сторону балкона с главой Нара.
  Шенесу лыбился от уха до уха и показывал мне большие пальцы, похоже, я отработал на "отлично", продемонстрировав всего лишь несколько фокусов.
  - Поприветствуем нового джонина Конохагакуре но Сато, Рью Нара, - привлек к себе внимание Сарутоби, - наша элита вновь пополнилась талантливым шиноби, только в этот раз из нового поколения и мое сердце греет при мысли, что есть кому передать Волю Огня..., - вновь начал растекаться мыслью по древу стареющий шиноби, гоня явную пропаганду, а я удивленно прищурился.
  Когда это по бокам от него успели появиться Орочимару с Джирайей, застыв с постными мордами? И если первый был просто серьезен, наверняка осознавая, что в этот момент политическое положение его учителя еще больше осложнилось, то вот змеиный саннин... Очень мне не понравился его оценивающе-предвкушающий взгляд, а уж пробежавшийся по губам язык чуть не заставил передернуться. О Ками, насколько же он может быть криповым! И это человек, который довольно популярен среди большого числа шиноби, и серьёзный кандидат на пост четвертого Хокаге!
  Закончив свою речь, Хирузен шуншином переместился на арену вместе с учениками, появившись всего в паре метров от нас.
  - Рью Нара, поздравляю с повышением, - держа нейтральное выражение лица, кивнул Хокаге и достав из рукава свиток, кинул мне, - твой жилет и с завтрашнего дня, будут доступны все привилегии звания, все полагающиеся документы будут отправлены главе клана.
  - Благодарю, Хокаге-сан, - не поленился я поклониться, поймав свиток.
  - На этом все, прошу меня извинить, но дела не ждут, - кивнул нам Хирузен и удалился тем же способом, что и появился.
  - Поздравляю, Рью-кун, это большое достижение для твоего возраста, - усмехнулся жабий саннин, сразу став похожим на себя.
  - Если я не ошибаюсь, то ваша троица получила звания примерно в таком же возрасте, - прищурился я, усмехаясь в ответ, - так что не такое это большое достижение.
  - Это была война, Рью-кун, - просто пожал плечами беловолосый шиноби, хотя его слова были тяжелее камня, - повышение получают выжившие. Мы - выжили, многие - нет.
  - Я - тоже, - насмешливо хмыкнул в ответ на его слова - будет он мне тут нагнетать.
  Причем, годков мне было в тот момент куда как меньше, чем ученикам Хокаге, да и силушка была не та, что сейчас. Джирайя, судя по смущенной физиономии потянувшейся к затылку руке, об этом факте не знал или позабыл.
  - Не слушай этого болвана, Рью-кун, - мягко выдвинулся вперед Орочимару, выручая напарника из неловкой ситуации, - бой был действительно отличным, особенно необычные ниндзюцу, и не боялся ты демонстрировать их Учиха? Они ведь известные воры техник.
  Аааа, знаменитая страсть змеиного саннина к новым дзюцу. Понятно, чего он на меня зырил, как сладкоежка на торт - в мире шиноби вообще мало изобретателей, опасное это дело, все предпочитают тырить чужие изобретения, чем пытаться сделать что-то свое, а я тут продемонстрировал аж два новых ниндзюцу.
  - Ха-ха, пусть попробует применить, - злорадно заулыбался я, - это мои личные разработки и использованные ручные печати составляют едва ли треть необходимого для применения техник, тем более, это сокращенные версии полных цепочек ручных печатей.
  - Как предусмотрительно, ку-ку-ку, - слегка улыбнулся Орочимару, - слышал, ты произвел обмен личной техники с Джирайей несколькими годами ранее?
  - Было такое, - кивнул ему, не став скрывать, тем более, Расенган у Минато все уже видели на экзамене.
  Не трудно догадаться, откуда он его получил.
  - Я очень заинтересован в обмене хотя бы одной из продемонстрированных ниндзюцу, - сообщил саннин, насмешливо взглянув на беловолосого шиноби, - да и предложить могу куда больше, чем возможность выращивать волосы, превращаясь в дикобраза, - проигнорировав возмущенное пыхтение соседа.
  Э? Неожиданное предложение и я даже могу вспомнить несколько техник, о которых гуляли слухи с прошлой войны, что очень даже не прочь заполучить в свои руки, но лично поспособствовать усилению будущего врага? Ну, или не врага, но уж точно не друга? Как говорится - и хочется и колется.
  - Орочимару-сан, Джирайя-сан, - поздоровался с учениками Хирузена легким поклоном подошедший к нам глава Нара, явно поспешивший на помощь при общении со столь неоднозначными фигурами.
  - Нара-сан, - вернули поклон шиноби.
  - Отличный бой, - хлопнул Шенесу меня по плечу, - поздравляю, жилет джонина твой по праву! - и он хитро мне подмигнул. - Осталось это дело только отметить, я уже заранее зарезервировал большой зал в центральном ресторане Акамичи.
  Я закатил глаза - кто бы сомневался. В отличие от остальных присутствующих, дядя отлично осведомлен, что показанная планка - лишь часть моих возможностей, пусть и приличная.
  - Я подумаю насчет вашего предложения, Орочимару-сан, - повернулся я к терпеливо ожидавшему ответа змеиному саннину.
  - Это все, чего я прошу, Рью-кун, - улыбнулся он, прищурив глаза, - а сейчас прошу нас простить, но дела не ждут, как выразился сенсей.
  Схватив за шкирку своего высокого напарника, джонин применил шуншин и скрылся в ворохе листвы.
  - Что Орочимару хотел от тебя? - насторожился дядя, нахмурив брови.
  К упомянутому шиноби Нара относились с опаской, поскольку это был прямой конкурент на политическом олимпе и весьма сомнительных моральных качеств шиноби, что автоматом делало его подозрительным в глазах умников.
  - Ему понравились мои техники и предложил устроить обмен, - пожал я плечами.
  Шенесу хмыкнул, но тему продолжать не стал - любовь Орочимару к изучению техник в деревне отлично знали.
  - Сакумо-сан, присоединитесь к нам? - повернулся я к Хатаке, все это время молчаливо стоявшему рядом и предпочитавшему не вмешиваться в мое общение с учениками Хокаге. Отношения с которыми у шиноби ощутимо испортились с тех пор, как он стал претендовать на пост лидера Конохи.
  - Действительно, Хатаке-сан, - покивал дядя, - приглашаю вас отметить вместе становление Рью-куна джонином.
  - Я бы с радостью, - сожалеюще развел он руками, - но уже обещал Какаши-куну сегодня устроить персональную тренировку, а не привлекать кого-то из клана.
  - Это дело важное, - не стал настаивать Шенесу и добавил, немного скривившись, - а так же довольно болезненное, если будешь недооценивать тренируемого.
  Я на это лишь расплылся в улыбке, вспомнив первую с ним тренировку.
  - Скажем так, джи-сан меня здорово недооценил и поплатился за это, - пояснил на вопросительный взгляд Сакумо.
  Было время, да.
  
  Глава 9.
  
  Празднование моего повышения в рангах прошло чинно и культурно, исключительно в небольшом семейном кругу клана и союзников, когда было приглашено всего чуть больше трех десятков человек и Акамичи расстарались с блюдами для пира на славу. Это, так сказать, приятная часть. Вот только после этого наступила другая часть последствий - слухи об экзамене очень быстро распространились среди пользователей чакры Конохи от тех, кто на экзамене присутствовал и буквально каждый знакомый спешил меня поздравить при встрече, даже если до этого мы общались всего несколько раз. А число это было довольно большим - одних только пациентов, проходивших за годы через мои руки и еще живых, насчитывалось несколько тысяч. И по плану Шенесу-джи, вместо того, чтобы заканапатиться дома и просто переждать шумиху, я активно работал на благо и репутацию клана. Собственно, мной было недооценено значение получения первой степени ирьенина, единственного за прошедшие годы, а потом еще и получение звания джонина с демонстрацией силы шиноби эС-класса. Раньше я считал славу Тсунаде довольно сильно раздутой, просто за счет принадлежности к Основателям и статуса принцессы клана, то теперь вынужден был пересмотреть свое отношение - когда на тебя смотрят сверкающими глазами не только выпустившиеся из академии генины, но и вполне себе состоявшиеся чунины, а джонины старше на десяток-другой лет уважительно кивают и даже строят глазки (со стороны женщин), то поневоле начинаешь вспоминать о царящем среди наемных убийц культе силы, впитываемом с молоком матери. Если раньше я был лишь очень перспективным кандидатом, кторому можно уделить внимание, то теперь одним махом преодолел ступеньку на местный Олимп и действительно оказался в списке больших игроков Конохи. Собственно, одно недавнее предложение Орыча об обмене знаниями как бы намекает о том, что меня считают за равного, хотя еще месяцем ранее можно было и не пытаться сподвигнуть на подобное.
  В общем, как дядя и рассчитывал, Хирузен очень не хило пролетел, в попытках подгадить, поспособствовав моему возвышению, отсюда и не слишком радостное поведение оного после экзамена. Я даже понимал его надежду - выстоять против Сусаноо сильного Учихи сможет очень малое количество людей, особенно без доступа к призывам, и не задумайся я в этом направлении несколько лет назад, едва ли бы смог что-то сделать в прямом противостоянии, закономерно провалив экзамен. А знаменитая гордость обладателей шарингана не дала бы Анбу слить бой какому-то юнцу, пусть и гению. Сарутоби не учел лишь одну вещь в своих расчетах - мою силу, в остальном же план был хорош. Не его вина, что главный умник Нара оказался дальновидней и смог просчитать ситуацию. Поступи Хирузен хитрее и подсунь мне слабака, обеспечив легкую победу, можно было бы запустить слухи о подстроенном бое, немного навредив репутации и посеяв сомнения в тех, кто не был достаточно осведомлен, чтобы иметь собственную точку зрения.
  Но несмотря на довольно положительные тенденции для собираемой Нара коалиции, спустя несколько дней после получения мной жилета, активизировались Хьюги в борьбе за мнение бесклановых шиноби, до этого момента поддерживавшие текущую власть на уровне главы, не вмешивая рядовой состав. И возможность смещения Хирузена с трона, уже спланированная на начало следующего полугодия, отодвинулась на пока не определенный срок. Все же, мы собираемся вполне законно убрать не устраивающую кланы фигуру во власти, а не планируем вооруженный переворот и вынуждены играть по правилам, пытаясь перетянуть на свою сторону большинство. Конечно, это лишь задержка, но видно, Хирузен не успевал должным образом подготовить замену в лице Орочимару и почувствовав запах жареного под задницей, решил выиграть необходимое время или вообще потянуть до следующей войны, отложив вопрос следующего Каге до победы. Потому что, если клановая разведка считает о огромной возможности начала Третьей Мировой Войны Шиноби в ближайшие два-три года, то уж Хокаге об этом точно должно быть известно. А там или пан пропал или ишак сдох. Кланам же кровь из носу необходимо решить вопрос до начала военных действий, поскольку, лидера на войне меняют только в одном случае - смерти прошлого, как было с Первым и Вторым, иначе, потери в прошлой войне покажутся нам еще приемлемыми. Избавляться от соперников всегда было легче в хаосе резни и возможности спихнуть вину на врагов, в любом мире. Не даром же и здесь имеется выражение "война все спишет".
  Впрочем, пусть об этом болит голова у дяди, а я буду заниматься своими делами, наращивая личную мощь и зарабатывая еще больше денег, чтобы была возможность спонсировать все намеченные исследования для возможности первого.
  
  ***
  
  - Босс, к тебе посетитель, - заглянул в комнату клон, оствавленный внизу за прилавком, в то время, как я занимался пополнением изрядно истощившихся запасов печатей.
  Чувствуя скорые изменения в Конохе и немного нараставшую напряженность с Кумо и Ивой на границах, военный контингент деревни начал запасаться печатями заранее, изрядно увеличив ежедневные продажи со всеми вытекающими.
  - Опять? Я для всех занят, пусть с тобой обсуждают дела! - раздраженно отмахнулся, продолжая аккуратно выводить кисточкой символы на бумаге.
  Это был уже не первый посетитель, что желал заказать нательное фуин, несмотря на дороговизну и висящей внизу табличке о временном прекращении приема заказов.
  - Босс, это Хизаши-сан, которому ты сам назначил на четверг, - сообщил каге буншин, ощутимо закатив глаза.
  - Тогда пусть проходит и подождет, пока я закончу, - сменил гнев на милость, вспомнив о данном обещании.
  - Будет сделано, - и он исчез за дверью, а спустя пол нимуты, наверх поднялся упомянутых Хьюга.
  И - вот молодец - без единого звука сел в сторонке на стул, не мешая работе. Выкинув его из головы, я дорисовал сложную фуин, предназначенную для использования в постоянных лагерях и впечатав ладонь в самый центр большого листа, начал закачивать чакру, заставив чернила наливаться сиянием. Большой лист метр на два бумаги, расстеленый на столе, жрал чакру как не в себя, но спустя пять минут и три резерва среднего джонина, полыхнул светом и погас, без дополнительных спецэффектов разделившись на множество одинаковых печатей с ладонь размером, за исключением квадрата в центре. Теперь достаточно разместить первые на возведенных дотоном стенах и временный лагерь получит неплохую для походных условий защиту, одновременно с возможностью обнаружить пробравшегося на территорию врага и все это будет управляться из центральной печати. Это не стационарка по возможностям, но и цена намного меньше. Такие комплекты печатей пользуются популярностью у Анбу и сработавшихся команд шиноби. Коротким импульсом чакры проверив успешность создания, я собрал стопочку бумаги и упаковал в давно подготовленную коробочку по размеру и соответствующим обозначением, лишь после этого обратив внимание на гостя.
  - Прошу прощения за ожидание, Хизаши-сан, - слегка поклонился ему сидя.
  - Не стоит, Рью-сан, - ответил ответным поклоном обладатель додзюцу, не поленившись встать, в отличие от меня, - все же наблюдать за работой мастера печатей очень познавательно.
  - До настоящего мастера мне еще далеко, - покачал я головой, - но вы пришли сюда явно не для того, чтобы спорить на эту тему - я внимательно слушаю.
  - Рью-сан, известно ли вам что-нибудь про Хьюга Соке но Джуиндзюцу (Техника проклятой печати главной ветви клана Хьюга), - постучал он себя по закрытому хитай-те лбу.
  - Эта фуин является образцом так называемых проклятых печатей и призвана запечатать додзюцу клана после смерти Хьюга, чтобы не дать врагам возможности заполучить бьякуган, - ответил ему, пожимая плечами - данная информация известна всем клановым, - так же служит как способ контроля побочной ветви Хьюга и может быть активирована для причинения боли и уничтожения нервных клеток мозга у заклейменных, собственно, мне доводилось снимать последствия таких излишне долгих активаций у нескольких Хьюга во время работы в госпитале.
  - Отлично, все именно так и есть, - глубоко вздохнул, как перед прыжком в воду, Хизаши, - тогда я прошу провести подробное обследование моего мозга и оценить нанесенный ущерб, а так же, как это отразится в долгосрочной перспективе.
  - Без проблем, но мне несколько странно слышать подобную просьбу от члена клана, практикующего такую печать длительное время, - вопросительно вздернул я бровь, - тот же Хиши-сан вполне мог бы выполнить исследования не хуже меня.
  Если простые ирьенины не слишком лезут в столь деликатную область человеческого тела, то специалисты первой степени уже обладают должным контролем и опытом, чтобы случайно не навредить.
  - Такие исследования проводились нашими ирьёнинами, но клановое хранилище с соответствующей документацией доступно только старейшинам и главе клана, - нахмурился Хизаши, крепко сжав кулаки, - я обращался с подобной просьбой к Хиши-доно через некоторое время после нанесения печати, но получил отказ, - он с видимым усилием распрямил пальцы, сцепив их в замок и посмотрел мне прямо в глаза, - лишь незадолго перед смертью он посоветовал "навестить выскочку Нара", - явно процитировав упомянутого шиноби.
  - Да, это вполне в духе старика, - усмехнулся я, вспоминая наши перепалки по разным поводам.
  Сейчас, смотря с вершины собственного опыта и силы, я прекрасно понимаю, что для старого шиноби это была отдушина, забавная игра, в которой никто не воспоминал меня всерьез, просто потому, что наши весовые категории были несоизмеримы. Да и сейчас я бы не рискнул драться с древним шиноби, несмотря на только недавно проведенную проверку сил. Я так думаю, Хиши был на уровне Мито-чан, а ветераны, прошедшие клановые и две мировые войны могут задать перца даже Сарутоби, пусть их уже почти не осталось и силы далеко не те. Вот только ирьёнины даже в глубокой старости способны позаботиться о собственной физической форме намного лучше других пользователей чакры и сражаться получше молодых.
  - Но ладно, времени у меня не так много, так что предлогаю перейти к делу, - вынырнул я из воспоминаний, - тщательное обследование займет не больше десяти минут, - сообщил Хьюга, выбираясь из-за стола, - и необходимо снять ваш хитай-те.
  Подождав, пока шиноби безропотно снимет платок, на который крепилась пластина с символом Конохи, я возложил на его голову окутанные медицинской чакрой руки и приступил к работе. Вопреки ожиданию, мне понадобилось в два раза больше времени, поскольку, к тайчо явно недавно применялась упомянутая ранее вторая функция проклятой печати и пришлось убирать последствия.
  - Ну, не все так плохо, как могло бы быть, - заметил я, отступая от пациента и спрашивая, - как самочувствие?
  - Спасибо, намного лучше, - явно с облегчением вздохнул Хьюга, - а что насчет остального?
  - Ну, для уверенного утверждения необходимо обследовать хотя бы несколько носителей печати и при том, разного возраста, чтобы собрать статистику и сделать выводы, - вернулся я на свое место, - слишком уж работа мозга сложна и не раскрыта в современной медицине, но кое-что я могу с уверенностью сказать и сейчас, - пожал плечами.
  Ведь мне доводилось обследовать головы и обычных шиноби, для сравнения вполне хватит.
  - К сожалению, только я, - покачал головой Хьюга, - меня устроит и предварительное заключение от ирьёнина первой степени.
  - Ну что ж, начнем с данного случая - хоть некоторые повреждения имеются, но пока изменения довольно незначительны, чтобы нести в себе негативные последствия, вот только, со временем и новыми экзекуциями, это изменится, - сложив руки на столе и смотря на обладателя бьякугана и даже не пытаясь подобрать слова помягче, - в перспективе, подобная варварская пытка приведет к угнетению основных функций мозга - будет ухудшаться память, способность к обучению и скорость мышления, замедляться реакция, ухудшаться координация. Это, так сказать, поверхностное и то, что можно определить даже по косвенным признакам - в побочной ветви довольно мало стариков, ведь так?
  - Раньше не доводилось обращать внимание, но я знаю довольно мало пожилых шиноби из побочной ветви, - немного помедлив, кивнул шиноби.
  - Прямое влияние на выживаемость, - развел руками.
  Что еще тут сказать.
  - Рью-сан, есть ли возможность изменить функцию печати? - после продолжительного молчания, все же решился спросить Хизаши, предварительно врубив бьякуган и просветив комнату.
  Оп-па, вот мы и добрались до зыбкой почвы клановых особенностей и внутренней политики.
  
  Глава 10.
  
  - Это... сложный вопрос, даже если отставить в сторону политическую подоплеку, - ответил ему, аккуратно подбирая слова, - без полноценного описания структуры печати и процесса нанесения ее на носителя, ни один мастер фуиндзюцу не возьмется менять активированный джуин, потому что шанс ошибки очень велик, а так как Хьюга Соке но Джуиндзюцу тесно связана с головным мозгом, то эта ошибка вполне может сделать вас овощем.
  - Полагаю, я надеялся на слишком на многое, - вздохнул Хиаши, буквально оседая на стуле, - подоплеку мы обсудим позднее, а сейчас мне необходима ваша консультация как мастера печатей, иначе, дальнейший разговор не имеет смысла - есть возможность хоть как-то повлиять на печать в ее активированном состоянии без перечисленной информации.
  Блин, а кто сказал, что я хочу обсуждать интриги, касающиеся внутренней кухни других кланов! Это Шенесу должен политикой заниматься, а не я!
  - Прежде чем я отвечу, прошу уточнить, что именно в действии печати вы хотите изменить? - поднял я перед собой раскрытую ладонь в жесте "стоп".
  - В идеале - убрать функцию причинения боли или хотя бы ослабить, - просветлело лицо Хьюги и он даже как-то подобрался.
  - Проще говоря, воздействие на мозг и связанные с этим болевые ощущения, - задумчиво потер подбородок, прикидывая варианты, - убрать не получится по уже озвученным ранее причинам, а вот ослабить действие или... Каким способом проводится активация джуин? И что служит ключом?
  - Направленным импульсом чакры и это могут сделать только обладатели похожей чакры, поскольку, после обучения джукену, наша чакра становится почти однотипной и воспринимается как ключ при улавливании печатью, - тут же подробно ответил Хизаши, - никто другой провести активацию не сможет.
  - Значит, и представители побочной ветви способны ее активировать? - задал ему закономерный вопрос.
  - Могут, но первая печать, что сработает, будет их собственная, - хмыкнул собеседник.
  Так и сяк покрутив в голове известную информацию, я пришел к довольно простому выводу - если вмешиваться в печать очень опасно и результат не гарантирован, то почему бы не зайти с другой стороны?
  - Пожалуй, у меня есть вариант - не трогать саму печать, а просто нанести поверх нее другую фуин, которая просто заблокирует или изменит посылаемый импульс, не дав блоку распознавания принять ключ для активации, - сообщил обладателю бьякугана, - это будет намного проще и безопасней.
  - Это действительно возможно? - с надеждой спросил Хьюга.
  - Не вижу в этом ничего сложного, - пожал я плечами, - вот только стоит ли мне это делать? - пристально посмотрел на него, практически в открытую намекая, что вляпываться в кучу дерьма, именуемого внутренними делами Хьюга, может быть очень проблемно не только для меня, но и всего клана Нара.
  - Полагаю, раз уж мы дошли до этого момента, то стоит раскрыть все карты, - пробормотал шиноби скорее для себя, чем для меня и полез в карман, достав сложенный листок бумаги и протянув его мне, - прошу ознакомиться.
  Вопросительно вздернув бровь, я все же принял его и развернув, начал читать.
  "Шкет, ты мне должен", - было написано в довольно короткой записке до боли знакомым почерком, - "помоги Хизаши-куну и будем квиты, а в качестве награды получишь все мои записи. Хиши."
  Дочитав до конца, я словил синий экран, а потом в голове будто щелкнуло и пазл сложился, заставив меня вскинуться и пронзить взглядом спокойно ждавшего Хьюгу.
  - Старый хрен ведь не просто так помер именно сейчас?! - выпалил я, прифигев от открывшегося. - И приглашение на похороны мне пришло вовсе не потому, что клан Хьюга рассылал оповещения всем коллегам и друзьям покойного, так ведь?
  А уж слова сидящего передо мной шиноби тогда, на кладбище, приобретают совершенно иной смысл! Теперь понятно, почему Хьюга потеряли ирьенина первой степени очень вовремя для нас.
  - Хиши-сама подобрал наиболее удобный момент своего ухода из жизни для приведения плана в действие, - не стал отпираться Хизаши, - а приглашения стали очень удобным поводом встретиться, не привлекая внимание, как и посещение лавки - даже самый придирчивый наблюдатель не найдет в этом ничего странного, ведь сюда часто захаживают все бойцы клана как из побочной ветви, так и из главной.
  - Это не говоря о том, что противостояние союза Нара с Хирузеном Сарутоби достигло кульминации именно после экзамена на чунина и главным препятствием к его смещению является как раз сильнейший клан Конохи, - саркастично заметил я, закатив глаза, - какое своевременное совпадение, способное обеспечить согласие Нара влезть в чужие дела.
  Нет, но как старый засранец все продумал, а? Заинтересованного исполнителя нашел, время подобрал, мотивации для участников подобрал и даже собственную смерть использовал как катализатор для цепочки событий, способных привести к перевороту в родном клане.
  - Именно, - ничуть не смущаясь, кивнул собеседник, - разве что становление джонином немного подтолкнуло развитие событий, послужив должным отвлечением для главы и старейшин.
  - Будь моя воля, я уже занялся бы разработкой фуин, - просто потому, что от подобной награды не отказываются в принципе, - но принимать решения такой важности в одиночку я просто не имею права, и прежде, чем смогу ответить, мне необходимо обсудить этот вопрос с главой клана, - развел я руками, едва удерживая эмоции под контролем.
  Потому что дневники и исследования ирьёнина первой степени, дожившего до девяносто с лишним лет являются бесценным источником знаний и за один только намек, что Хизаши собирается отдать их на сторону, будет достаточно для объявления его предателем клана со всеми вытекающими.
  - Это ожидаемо, и я готов ждать, - вздохнул Хизаши, - также, чтобы минимизировать риски с вашей стороны, достаточно лишь передать способ создания блокирующей фуин, а уж изготовлением займусь самостоятельно, - вполне разумно предложил, - до перевода в побочную ветвь, я увлекался фуиндзюцу, так что это будет дополнительной страховкой в случае провала.
  - Думаю, это будет существенным плюсом при принятии решения главой, - согласился с обладателем додзюцу.
  - Я так же понимаю, что втягивая Нара в свой план, прошу очень многого, - продолжил Хьюга, - поэтому, со своей стороны готов обещать заключение полноценного союза и передачу вашему клану одной или двух куноичи с бьякуганом и методикой активации додзюцу.
  Я широко раскрыл глаза в удивлении - Хизаши очень много поставил на свой гамбит.
  - Вы выпустите бьякуган из клана?!
  - Без полноценного обучения джукену, додзюцу не сможет раскрыть своей истинной силы, - с каменным выражением лица, пояснил шиноби, - а без соответствующей селекции, с каждым поколением бьякуган будет слабеть в своих возможностях и не сможет составить нам конкуренцию, оставшись лишь отличным инструментом разведки.
  Если посмотреть с такой стороны, то минусов в долгосрочной перспективе не так много, мы не Кумогакуре и девушек на развод не пустим, к тому же, имеется большая вероятность того, что обладатели додзюцу из Нара захотят получить соответствующее обучение и перейдут в союзный клан. Зато, какой сильный ход в текущий момент - предложить свой кеккей генкай будущему союзнику! Естественно, только в том случае, если удастся взять власть, но это уже частности.
  -Хорошо, Хизаши-сан, я передам ваше предложение главе и в случае положительного ответа, сразу же приступлю к работе, - кивнул ему, - приходить сюда еще раз не надо - в случае согласия, завтра я буду работать в лавке как обычно, а если ответ отрицательный - кто-нибудь из женщин.
  Нижний этаж лавки не полностью экранирован от просмотра бьякуганом в отличие от верхнего этажа и уж обнаружить мой источник чакры не составит труда даже через барьеры.
  - Это будет удобно и не привлечет лишнего внимания, - одобрил собеседник, - а что насчет передачи готового результата?
  - Процесс разработки и тестирования займет не больше четырех-пяти дней и если я вновь за прилавком, то пора закупаться печатями, - прикинул я необходимое время и способ передачи, - даже не обязательно приходить самому - можно прислать какого-нибудь генина забрать заказанную пачку, а о истинном назначении фуин во вложенной инструкции никто не сможет узнать, только исходя из процесса создания - нужно будет знать, к чему ее применять.
  - У меня найдется, кого прислать купить стандартный набор фуин, - покивал Хизаши, сложив руки на груди.
  - Тогда последний нюанс - ваше додзюцу может определить наличие определенной печати на человеке и разницу между несколькими? Внесение изменений в печать? - перевел я тему на практический аспект - необходимо было узнать, придется ли добавлять маскировку в разрабатываемую фуин.
  - Наличие - да, так как в печатях имеется чакра, а вот различать их можно только по типу использованной чакры и приблизительному размеру, - недоуменно вздернул бровь Хьюга, но соизволил ответить, - для чего это?
  - Чтобы знать, от чего скрывать при активации, - пояснил ему, - будет намного удобнее, если само наличие печати можно будет определить только косвенно, по не сработавшему наказанию, а не при первом же взгляде бьякугана, не так ли?
  - Рью-доно, благодарю за помощь, для меня это очень много значит, - склонил голову брат-близнец наследника Хьюга, добавив, - независимо от ответа главы Нара.
  - Пока не за что, - отмахнулся от него, - к сожалению, решение принимаю не я.
  - Тогда не буду отнимать больше времени, - встал Хизаши, поклонившись на прощание.
  - Стоп, а нанести Ияку фуин? - я остановил его. - Мы тут довольно долго разговаривали и если не будет иметься веская причина для этого, то при наличии наблюдателей, это вызовет вопросы.
  - Разве это не потребует еще больше времени? - удивился гость.
  - Не в этом случае, - отозвался я, встав из-за стола и подойдя к шкафу с множеством коробочек.
  Найдя нужную, я вытащил листок и повернулся к Хизаши.
   - А теперь попрошу обнажить торс.
  Хьюга без вопросов скинул верхнюю часть одежд до пояса, и я шлепнул печать на кожу ровно над источником, активировав импульсом чакры. Чернила засветились и вспыхнули синим огнем, сжигая бумагу, но не исчезли, а начали расползаться по телу шиноби так, как если бы я рисовал их вручную, погаснув лишь по завершению. Дело осталось только за запиткой медицинской чакрой, с чем я управился за пару минут.
  - Так быстро? Мне говорили, что процесс нанесения занимает много больше времени, - удивился гость, наблюдавший за всем процессом.
  - Рисовать на теле дешевле, так - дороже, - пояснил ему, - вот теперь можно и попрощаться, еще увидимся, Хизаши-сан.
  А еще, это отличная возможность оценить верхние девяносто большого количества красавиц Хьюга.
  - Всего хорошего, - склонил он голову.
  Проследив взглядом за таким проблемным гостем до двери, я уселся обратно за стол и позволил себе задуматься над одним вопросом, что занимал меня в течение всего разговора с будущим революционером местечкового масштаба - а на самом ли деле умер Хиши Хьюга при его-то силе и знаниях, особенно если сам спланировал собственную смерть? Даже я могу сделать своего точного двойника при наличии подходящего тела и времени или изображать из себя натуральный труп около недели при помощи некоторых медикаментов и техник лишь с небольшими последствиями, что и для обычного ирьенина решаемы за пару часов, так кто мешал это сделать старику Хиши? Всего-то и надо, что пожертвовать бьякуганом, извлекаемым после смерти у членов главной ветви клана, а достать обычные глаза для пересадки не проблема. Готов поспорить, что у старого шиноби имеется запас разных органов не меньше моего.
  Сомневаюсь, что когда-нибудь узнаю правду, но сейчас необходимо продолжить работу, а Шенесу навещу вечером - бежать на доклад сразу после посещения Хизаши будет только полный идиот.
  
  Глава 11.
  
  - Так, у Хьюга зреет переворот, и мы можем влететь в эту кучу дерьма по самые уши, - потер пальцами виски Шенесу, на мгновение остановившись, а затем продолжив мерять шагами кабинет.
  Во время моего доклада о произошедшем днем, он не усидел в кресле и подскочив на ноги, начал вытаптывать дорожку в ковре, наверняка посчитывая в своих планах новую информацию.
  - Строго говоря, нам выгодно влезть в эту кучу дерьма, - пожал я плечами, следя за ним.
  - Я даже не могу ничего возразить на это, - вздохнул дядя и вернулся в свое кресло, - нам действительно выгодно вывести Хьюга из игры как можно раньше, вот только любая возможность несет за собой риски и в данном случае, риски приличные.
  - Поэтому я и здесь, а не работаю над печатью, - хмыкнул я.
  - Молодец, что сразу не дал ответ, - кивнул глава Нара, - но вот срок принятия решения до завтрашнего утра слишком короток.
  - Мы всегда можем отказаться, если на то пошло, и нельзя не учитывать шанс подставы, - высказал не дававшую покоя мысль, - уж слишком вовремя все произошло.
  - Да, шанс есть, но он минимальный - за столько лет я хорошо изучил стиль решения проблем Хирузена и его компании, - отрицательно помахал рукой Шенесу, - и они не будут действовать столь опосредственно, через третьи руки, без возможности держать руку на пульсе событий, а вот то, что это долгоиграющий план "покойного" Хьюга Хиши, решившего отомстить своим недоброжелателям в клане наиболее болезненным способом - практически гарантировано.
  - Мне не нравится то, что мы будет плясать под чужую дудку, - нахмурился Шикаку, до этого сидевший молча и лишь внимательно слушавший.
  Шенесу постепенно начал подключать его к решению различных клановых задач, передавая опыт, несмотря на активное сопротивление последнего и столь важный вопрос точно требовал присутствия наследника.
  - Пока наши цели и средства их достижения совпадают, почему бы и нет? - пожал я плечами.
  - Главное, уметь различать свою и чужую, вовремя свернув с проторенного другим пути, - наставительно заметил Шенесу и повернулся к сыну, - твое мнение?
  - Несмотря на риск, я считаю, что ввязываться в это стоит, - ответил после нескольких минут размышлений Шикаку, - Рью-нии подложил достаточно соломки, чтобы даже в случае провала, нам ничего не смогли предъявить, с подозрениями без прямых доказательств, это будет внутреннее дело Хьюга, которое они не станут выносить на обозрение при любом результате, - вздохнул лентяй, одаривая нас усталым взглядом, - а награда в случае успеха слишком велика, да и деревня в результате усилится, что в условиях грядущей войны будет только кстати.
  - Рью? - взглянул на меня старший шиноби.
  - Я считаю, необходимо соглашаться и этому есть несколько причин, - высказал свое мнение, - первая и самая главная - Хиши Хьюга был очень хитрым и предусмотрительным стариканом, так что Хизаши-сан точно действует не один, а с мощной поддержкой в побочной ветви и текущее время выбрано не зря.
  - С его связями это устроить не проблема, живой он там или мертвый, - согласно покивал Шенесу, - Хиши-сан имел очень много знакомств и должников во всех сферах Конохи и я готов побиться об заклад, что в случае потасовки в клановом квартале Хьюга, Анбу среагируют много позже, чем положено, появившись только чтобы зафиксировать результат.
  - Во-вторых, Нара не помешают свои сенсоры, тем более, настолько совершенные, - продолжил я перечислять, загибая пальцы, - не все Яманака обладают этим даром и наша стандартная тройка прекрасно работает на захвате или контроле противника, вот только с поиском имеются проблемы и наличие бьякугана эти проблемы решает, - я слегка покрутил рукой в воздухе, - но это так, мысли о будущем поколении.
  Родственники переглянулись и согласно кивнули - среди всех кланов Конохагакуре но Сато, именно Хьюга являются лучшими охотниками на нукенинов, благодаря возможности додзюцу найти цель на расстоянии десятка с лишним километров от себя и спрятаться от такой слежки намного труднее, чем от тех же собак Инузука.
  - Третья причина - возможность убрать Хирузена с поста уже в этом году или начале следующего, если мы выведем из уравнения клан белоглазых, что пытается активно ставить палки в колеса нашим приготовлениям, - загнул я еще один палец, - все же, влияние Хьюга велико, чтобы просто так сбрасывать со счетов.
  - К ним прислушиваются не только бесклановые шиноби, но и многие малые кланы, - покачал головой Шенесу, - пожалуй, даже больше, чем к Сенджу, несмотря на авторитет последних.
  - Потому что Сенджу здорово сдали за последние годы и после того, как у Сарутоби получилось отстранить их от Академии, - фыркнул Шикаку, развалившись в кресле и слегка прикрыв глаза, создавая иллюзию расслабленности и лени.
  Тем не менее, я был полностью уверен, что его мозги сейчас работали на полную, просчитывая ситуацию.
  - Насчет союза - аргументация та же, что и по второй причине, разве что в формате команд, а что именно подразумевает под собой полноценный союз с Хьюга в экономическом плане, я не слишком знаю, - развел руками, - тут уж вам карты в руки.
  - И было бы неплохо получить записи старого ирьенина первой степени, да Рью-кун? - хитро прищурился Шенесу.
  - Это тоже, - не стал отпираться я, усмехаясь в ответ, - у нас библиотеки госпиталя нет, хоть я постепенно и формирую раздел для ирьенинов в клановой в дополнение к тому, что там уже имеется, но знаний никогда не бывает много, особенно сейчас, когда у нас скоро будет собственная клиника с ирьенинами.
  - Проще говоря, нам предложили все то, что действительно интересует Нара, - подвел итог брат.
  - Ну так на то и был расчет, - покосился на него, - чтобы надежно вовлечь.
  - Я твои доводы услышал, Рью-кун, - кивнул старший шиноби, - и прежде чем принимать окончательное решение, хочу знать, насколько ты уверен в своей способности создать рабочую печать под имеющиеся требования?
  И в этот раз, это была не наша проверка, глава был предельно серьезен.
  - Полностью, - не менее серьезно ответил ему, - задача создать блокировку на самом деле элементарная и если задуматься, вполне по силам даже начинающему создателю фуин, не знаю, почему никто из побочной ветви Хьюга раньше до этого не додумался, - и принялся пояснять свою мысль для несведущих, - такой же способ активации применяется почти во всех печатях, что можно активировать удаленно, с той лишь разницей, что сперва импульсом чакры вносится ключ, а следующий направленный импульс печать уже активирует, - я достал для примера фуин кеккая и тут же продемонстрировал работу на практике, - в Хьюга Соке но Джуиндзюцу (Техника проклятой печати главной ветви клана Хьюга) же этот самый ключ уже внесен при установке и активировать может любой обладателью похожей чакры, так что тут можно применить искажающий чакру эффект, чтобы ничего не сработало или поставить блокировку на любой импульс, использовав элементы барьера, работоспособность чего проверяется элементарно.
  - Независимо от того, с какой стороны придет активирующий импульс? - уточнил Шикаку.
  - Ответственный за распознавание чакры элемент у всех печатей одинаков, будь это работа Узумаки или новичка в искусстве фуин, это азы, известные и используемые всеми, - развел я руками, - так что выделить его и создать помехи не составит труда, независимо от того, откуда придет импульс, главная задача - спрятать фуин от внешнего наблюдения и сделать применение как можно более простым.
  Собственно, как печати блокировки чакры или парализации, требующие простого шлепка бумажки на конкретные части тела врага.
  - В таком случае, завтра ты работаешь в лавке, - приказал глава Нара, - и через пять дней должна быть готова печать для Хьюга, я же постараюсь принять меры на случай неудачи Хизаши-сана с переворотом.
  - Будет сделано, - кивнул ему, поднимаясь из кресла и испытывая не слабое волнение - последствия принятого только что решения напрямую затронут не только клан, но и меня лично.
  - И еще - рот держите на замке, - предупредил меня с двоюродным братом, - никто не должен знать о нашем вмешательстве в дела Хьюга до развязки даже внутри клана.
  - Союзников будешь вмешивать? - спросил Шикаку, отлично зная о близкой дружбе глав тройственного союза.
  - Пока повременю, - покачал головой Шенесу и деактивировав изолирующий кеккай на кабинете, помахал на нас рукой, выгоняя в коридор.
  Дверь позади захлопнулась, и мы с двоюродным братом переглянулись.
  - Ну и заварил же ты кашу, Рью, - вздохнул он, потерев лицо рукой.
  - Как будто я к этому стремился, - беспомощно пожал плечами, - у меня и своих дел хватает, чтобы еще принимать участие в планах по свержению власти в отдельно взятом клане.
  - Точнее, освобождению рабов, если называть вещи своими именами, - тихо пробормотал он себе под нос, - проблемные клановые традиции!
  - У всех они есть, разве что не такие радикальные, - пожал я плечами, - у тех же Учиха не пробудивший шаринган считается отбросом, будь ребенок хоть каким гением.
  - Хорошо, что я родился именно Нара без всех этих проблемных заморочек, - вздохнул Шикаку, направившись в сторону гостиной, - еще бы не пришлось наследовать пост главы, может ты меня выручишь?
  - И не надейся, делать мне больше нечего, как целыми днями высиживать в кабинете, разбирая бумажки и выслушивать ворчания старейшин, - насмешливо фыркнул, двинувшись следом, - для этого всего у меня есть ты.
  - А как же семейная взаимовыручка? - обиженно покосился на меня двоюродный брат.
  - Мальчики? Вы уже закончили? - выглянула из кухни в коридор Сецура, заметив нас. - Ужин почти готов, Рью-кун, останешься?
  - Закончили, - пробурчал Шикаку и поспешил проскользнуть в гостиную.
  - Увы, но я обещал ма быть к ужину, - сожалеюще улыбнулся я тете и так же быстро проскользнул мимо.
  В последнее время, она донимала Шикаку кандидатами в жены - чтобы успеть до рождения ребенка от наложницы, вот только брательник отбивался всеми конечностями, вполне довольный "послушной" и не достающей его по пустякам бывшей куноичи из Кусагакуре но Сато. Ну и ее внешним видом, чего уж тут скрывать. Юкино Каджихара обладала просто шикарной фигурой с грудью почти четвертого размера, красивым лицом и роскошной шевелюрой белоснежных волос до пояса, давая фору по внешнему виду даже Линли. Я бы и сам от такой не отказался. После подобной красотки, предлагаемые Сецурой девушки просто не котировались.
  Собственно, вспоминаемая мной особа как раз сидела на диване в гостиной, одной рукой держа какую-то развлекательную книжку, а другую сложив на уже заметно начавшем выделяться животе.
  - Рью-доно, - приветственно склонила она голову, на что я кивнул и махнул рукой.
  Шикаку пристроился под бок к наложнице, заставив меня ехидно усмехнуться.
  - Да-да, издевайся надо мной, - заметив это, закатил он глаза, - проблемные родственники.
  - Как ощущения от будущего отцовства? - насмешку в моем голосе можно было черпать ложками.
  А что самое смешное, так это то, что и его закадычные друзья были вынуждены срочно работать над получением потомства, хотя раньше и не думали об этом, стреляя у меня печати соответствующего назначения. Все, ради получения команды наследников. Сецуру неимоверно раздражал тот факт, что первенец и потенциальный основной наследник сына будет от хитрой вертихвостки, а не от достойной девушки, что будет держать этого лентяя в ежовых рукавицах. Вот только я считал Юкино не сильно отличающейся от девушек Нара, просто стальные рукавицы прикрыты бархатными перчатками показного смирения и несомненной красоты, способной заставить мужчин добровольно исполнять ее пожелания. Слава Ками, брат данный момент отлично понимает, несмотря на бьющие фонтаном гормоны и его это устраивает.
  - Как будто ты сам не в таком же положении, - пробурчал лентяй, кидая на меня раздраженный взгляд.
  О беременности любовницы и ее скором переселении в клановый квартал был уже в курсе весь клан, прибавив мне не мало головной боли ехидными одноклановцами, преимущественно, женской части. Мужики лишь кидали сочувственные взгляды и советовали крепиться, раз уж втянулся.
  - Только там мой выбор был осознанным и запланированным, - оскалился я и полюбовавшись на кислую физиономию брата, попрощался и поспешил домой.
  Если опоздаю еще и на этот ужин без уважительной причины, то все три женщины в моем доме будут сильно недовольны и спать придется на диване в гостиной, чего хотелось бы избежать.
  
  Глава 12.
  
  Постучав в дверь, я дождался быстрых шагов с той стороны и через несколько мгновений мне открыла старшая Митараши. Она была, что называется, при полном параде - традиционное одеяние небесно-голубого цвета, замысловатая прическа на голове и легкий налет макияжа, лишь подчеркивавший природную красоту. Домашние тапочки немного выбивались из стиля, но не ходить же ей в босоножках до выхода?
  Причина для этого была довольно проста - несмотря на свою загруженность в последние несколько дней, я все же выбрал время для посещения, заранее отослав с клоном весточку для Акико во сколько буду, вместе с предметом разговора. И так тянул с этим делом слишком долго, оправдываясь перед собой занятостью и кучей других дел. Раз уж собрался переселять семью Митараши в клановый квартал, то стоит сперва узаконить наши отношения официально и после того, как новость разойдется, действовать. Собственно, это неплохая дымовая завеса перед большим шухером у Хьюга, на которую обратят внимание буквально все, как это было с Минато и Джирайей перед экзаменом на чунина и Шенесу со мной полностью согласен. Документы уже заполнены и ждут своего часа на подпись, вот только до заветного момента, должен быть серьезный разговор как с родителями, в данном случае, родителем, так и самой поступающей в обучение.
  - Рью-сама, добро пожаловать, - уважительно поклонилась бывшая куноичи и посторонилась, пропуская меня, - прошу.
  Кивнув, я вошел в дом и сняв сандалии шиноби, пересек прихожую, входя в гостиную, где меня уже ждала кандидатка в личные ученицы. Облаченная почти в такие же одежды, что и мама, но в алом цвете, явно чтобы угодить мне, с очень серьезным выражением на маленьком личике, что только вызывало умиление и желание потискать девочку, Анко вскочила с диванчика и глубоко мне поклонилась.
  - Рью-сама! - явно замотивированная старшей Митараши по самое не могу.
  Учитывая то, что я приобрел им обеим билеты на прошедший экзамен на чунина, чтобы продемонстрировать собственные возможности на ниве обучения наглядным примером, трудно было ожидать иного отношения, и я это полностью одобрял - гораздо лучше работать именно с ученицей, как следует замотивированной самостоятельно, чем придумывать способы эту мотивацию обеспечить, что отлично видно на примере трех моих бывших подопечных.
  - Здравствуй, Анко-чан, - кивнул ей и не удержавшись, потрепал по голове, разом нарушив всю атмосферу торжественности.
  Мгновенно это почувствовав, девочка вскочила и широко улыбаясь, устроила свои обычные обнимашки, вызвав обреченный вздох у матери, на что я лишь легкомысленно пожал плечами - никогда не приветствовал церемониал, хотя, как запасной наследник, был прекрасно обучен и при случае, мог не ударить в грязь лицом. Другое дело, что чем сильнее ты становишься, тем больше тебе становится пофиг на все эти заморочки и мнение окружающих людей, принимающих такое поведение как должное. Право сильного во всей красе.
  - Так, Анко-чан, сейчас у нас должен был бы состояться серьезный разговор об ответственности, усердии и тому подобных вещах, в результате которого я принял бы свое решение о взятии или не взятии личного ученика, - стартовал я с места в карьер, - но так как мы все понимаем, что по факту, это уже произошло, то эту часть пропустим, - у меня действительно мало времени, чтобы еще и на это тратить зря, - девочка ты умненькая, так что просто обсудим, что будет после подачи документов и закреплении за тобой статуса.
  - Хорошо, Рью-ни! - с огромной лыбой покивала головой упомянутая, отцепляясь от меня и усаживаясь на прежнее место, всем видом выражая готовность слушать, а позади раздался тихий шлепок.
  Обернувшись, застал картину рука-лицо в исполнении старшей Митараши, явно настроенной именно на торжественный церемониал с паданием на колени и отбиванием пола головой перед мудрым учителем всей семьи, которой сопровождается процедура. Там еще много всякой фигни, соблюдать которую я был не намерен.
  - Так вот, через некоторое время, я намереваюсь забрать тебя с мамой в клановый квартал на постоянное проживание, - вывалил я новость, опустился я в кресло напротив малявки, игнорируя прерывистый вздох девушки, - все же личная ученица должна находиться под рукой, а не где-то там, вдалеке, - помахал я рукой, - тем более, у тебя возраст как раз подходящий для начала обучения в академии шиноби, но без наставников Сенджу, качество меня откровенно не вдохновляет, а наши клановые учителя прекрасно справятся с подачей общей базы, - и кинув взгляд на замершую словно каменное изваяние Акико, добавил, - естественно, без обучения клановым хидзюцу и комплексу упражнений.
  Шенесу буквально вчера дал добро, посоветовавшись со старейшинами, которые оказались обеими руками за, едва только услышали о возможности вырастить в клане куноичи уровня Тсунаде. Старички вообще очень активно поддерживают мои начинания с тех пор, как поправил здоровье имевшихся ветеранов настолько, что мешки на всех возить можно, хотя и раньше особых проблем не наблюдалось.
  - Рью-сама, вы уверены, что это возможно сделать? - спросила выдохнувшая девушка, даже так понимая значимость упомянутого события и явно опасаясь негатива со стороны клана в сторону семьи и меня.
  Как хорошо, что мы не Хьюга или Учиха с их повернутостью на некоторых вещах.
  - Конечно, это одобрено не только главой клана, но и всеми старейшинами, - успокоил ее, - мы же не какие-нибудь белоглазые или красноглазые чудики, а ленивцы Нара, не придающие таким вещам большое значение, так что кроме слуха о появлении у меня очередной любовницы, ничего не будет.
  Акико смерила меня задумчивым взглядом, игнорируя вопросительное выражение лица дочери, почти ничего не понявшей из произнесенного и молча взывавшей помощь зала, после чего решительно кивнула, заставив меня закатить глаза.
  - Не обращай внимание, Анко-чан, это значит, что ты будешь обучаться в группе вместе с другими детьми своего или около того, возраста, - со вздохом пояснил девочке, - на первых порах я буду лишь отслеживать общее развитие и вносить корректировки, если это понадобится, все же возраст у тебя небольшой для серьезной нагрузки, но постепенно буду включаться в процесс.
  - Хорошо, - послушно кивнула младшая Митараши.
  - Это что касается основных моментов, теперь частности, - перешел к более важной части, - я тебе говорил, что у меня имеется дочь лишь немного младше тебя и твоей задачей будет стать ей достойной соперницей.
  - Соперницей? - удивилась она. - Не подругой?
  - К сожалению, Цуми-чан очень здорово не хватает мотивации в последнее время, - покачал я головой, - и появление личной ученицы может здорово с этим помочь, а так как девочка она весьма одаренная во всех отношениях, то всегда быть впереди тебе будет весьма сложно, но безусловно полезно - ничто так не стимулирует, как дышащий в затылок соперник.
  А там, с потенциалом Анко, могут получиться две куноичи весьма впечатляющего уровня, вместо одной.
  - Почему нельзя быть одновременно и подругами, и соперницами? - смешно свела глазки в кучку девочка.
  - Если у тебя получится, то дерзай, - улыбнулся я и тут же серьезно ее предупредил, - только если Кацуми-чан будет устраивать пакости и подзуживать других детей, обязательно говори мне, не надо скрывать и бояться - это важный момент взросления, когда прикладываемые усилия ребенка лучше пустить именно в русло соперничества, а не позволять подобное поведение.
  - Обещаю, - серьезно кивнула Анко и добавила, - но подружиться точно попытаюсь.
  - Отлично, тогда самое время закрепить ученичество документально, - взглянул я на часы и поднялся на ноги, - собираемся и выходим.
  - Мы готовы, Рью-сама, - тут же вскинулась Акико, следуя за мной к выходу из дома.
  Мы переобулись и на улице я положил им руки на плечо и шуншином мгновенно перенес к зданию Академии Шиноби. Конечно, можно было бы и к башне Хокаге, но зачем делать два дела, когда можно совместить? Войдя в главное здание, я уверенно прошел по знакомым лестницам на третий этаж, не обращая внимание на высыпавшую в коридоры мелюзгу, как раз закончившую уроки и найдя нужную дверь, вошел в приемную, где клевал носом дежурный чунин.
  - Нара-сама? - вскочил он, сразу опознав меня и бросая любопытные взгляды на спутниц. - Чем могу помочь?
  - Аои-сан у себя? - спросил у него.
  - Да, еще не уходил, - доложился молодой парень.
  - Тогда сообщи, что к нему по личному вопросу Рью Нара, - кивнул шиноби, решив соблюсти приличия, хотя мог и просто войти без предупреждения - статус позволял.
  - Конечно, Нара-сама, минутку, - он открыл дверь кабинета главы академии и проскользнул внутрь.
  Зазвучали приглушенные голоса и спустя мгновение, парень выскользнул наружу, широко улыбаясь.
  - Нара-сама, Ширануи-сан вас примет.
  Кто бы сомневался! Я кивнул чунину и распахнув дверь, прошел в просторный кабинет шиноби, ответственного за образование подрастающего поколения Конохи. Как можно заметить по результатам, не особо старающегося преуспеть в своей задаче, но справедливости ради, пожилой токубецу джонин пытался хоть что-то делать при явно неважном качестве учителей и очень средненьким финансированием.
  - Нара-доно, чем могу помочь? - встал из-за стола с бумагами и слегка приветственно поклонился мужчина чуть старше сорока.
  - Аои-сан, добрый день, у меня к вам имеется две просьбы, - кивнул ему.
  - Помогу, чем смогу, - опустился в кресло шиноби.
  - Первое, это записать Анко Митараши на обучение с последним курсом текущего набора учеников, - указал ему на скромно пристроившуюся сбоку и чуть позади девочку, во все глаза рассматривавшую спартанское убранство кабинета.
  Через три с копейками месяца должен начаться новый учебный год с новым набором потенциальные шиноби, в то время, как через пару недель закончится текущий.
  - Это легко сделать, Нара-доно, - кивнул он, кинув оценивающий взгляд сперва на потенциальную ученицу, а затем и на ее мать, - вы будете поручителем?
  - Естественно.
  - Шенеске-кун сейчас принесет форму, - кивнул гревшему уши у незакрытой двери парню, глава академии.
  - Один момент, - упомянутый метнулся к своему столу и спустя пару мгновений шебуршания по ящикам, вернулся с парой листков.
  - А вторая? - спросил пожилой шиноби, принимая бумагу и быстро ее заполняя.
  - Стать свидетелем принятия Анко Митараши личной ученицей с согласия ее родителя, - просто ответил ему и вытащил из кармана подготовленные документы, положив на рабочий стол, - насколько я помню, это так же входит в перечень ваших возможностей.
  Чунин, не успевший покинуть кабинет, шокировано втянул воздух, а его начальник на пару мгновений замер, прекратив писать.
  - Почту за честь, Нара-доно, - поднял он на меня взгляд, - а это?
  - Акико Митараши, мать ученицы, - представил девушку.
  - Акико Митараши, я обязан спросить, как представитель несовершеннолетней, вы согласны отдать Анко Митараши в Ученики Рью Нара? - обратился Аои к бывшей куноичи, явно поняв, что весь остальной церемониал уже проведен и осталась лишь формальность оформления для канцелярии Хокаге.
  - Да, согласна, - твердо ответила девушка под завистливым взглядом чунина.
  - В таком случае, прошу поставить ваши подписи, - кивнул токубецу джонин, сам быстро пролистав и расписавшись в нужным местах на бумаге.
  Подписи заняли свои места, один экземпляр остался у главы академии для последующей отправки чиновникам, а один остался у меня. Затем оставалось только подписаться в формах на обучения, причем для меня в новом статусе как поручителя и наши дела в академии были закончены.
  - Поздравляю, Анко-чан, - улыбнулся теперь уже официальной личной ученице, - твоя персональная дорога к куноичи эС ранга началась.
  
  Глава 13.
  
  - Кац!
  Бум! Взрыв разметал в щепки деревянного манекена, а я вычеркнул этот способ блокировки из списка в девять позиций, после чего махнул рукой помощнику.
  - Следующий!
  - Кац!
  Бум! Прикрепленная на манекене полигона бумажка мгновенно исчезла в клубах огня и дыма, а я покачал головой. Этот тоже в минус.
  - Следующий!
  - Кац!
  И тишина...
  - Отлично, еще один рабочий вариант есть, следующий, - скомандовал я клону.
  - Кац!
  Бум!
  - Следующий!
  - Кац!
  Тишина...
  - Уже третий есть, давай последний.
  - Кац! - каге буншин опять сложил печать, активируя кибакуфуду (взрывная печать).
  Тишина...
  - Просто прекрасно, четыре работающих способа блокировки импульсов из девяти испытываемых показали свою пригодность к дальнейшей модификации, - задумчиво постучал я карандашом по губам, оценивая не зачеркнутые строчки.
  После пары дней копания в имевшейся у меня библиотеке по фуин, я использовал целых девять черновых вариантов для проведения испытаний на простейшей печати, наглядно показавшей бы их состоятельность. Сработали сразу четыре, превысив мои ожидания, если честно. Но сперва...
  - Босс, устроим стресс тест оставшихся? - повернулся ко мне каге буншин.
  - Читаешь мои мысли, - кивнул ему, - давай-ка импульс помощнее на каждый, а потом разом широкий поток на все оставшиеся.
  Если уж главную ветвь прижмут, то я не думаю, что они будут разбираться с силой активации и шибанут на полную всех взбунтовавшихся родственников, несмотря на риск сделать овощами большую часть клана.
  - Окей, босс, - кивнул двойник и сложив руку в ручную печать концентрации, приступил к делу.
  - Кац!
  ...
  - Кац!
  Бум! Менекен разорвало и я вычеркнул еще один пункт.
  - Кац!
  ...
  - Кац!
  ...
  Сильного напора не выдержала всего одна печать, но ничего страшного, ведь это всего лишь прототипы, сделанные на скорую руку и если уж они выдержали стресс тесты, то при доведении до ума, будут работать с гарантией. Тем временем, клон направил руки раскрытыми ладонями вперед и из тенкецу хлынул вперед настоящий поток видимой чакры, почти сразу принявшись рассеиваться, но свою работу он выполнил.
  Бум!
  Не выдержала напора еще одна версия блокировки, заставив меня вычеркнуть пункт и в итоге, осталось всего две наиболее простые и надежные экспериментальные печати, названных мной условно "барьером" и "лабиринтом", чтобы не скатываться в банальную нумерацию, наиболее точно отражая свои принципы работы.
  "Барьер" изолировал в печати распознающий элемент, отсекая доступ любой чакры к нему, но требовал постоянной подпитки для своей работы и оказался еле заметен даже для первой степенью додзюцу Учиха, что практически гарантировало обнаружение даже самым худшим бьякуганом, если взять труд приглядеться, хотя и отличался изрядной простотой в создании и установке. "Лабиринт" же служил своеобразной дамбой, надстраиваясь на распознающий элемент, но ничего не меняя, а просто мягко принимая и незаметно отводя всю поступившую импульсом чакру в сторону, не пропуская через себя к распознающему элементу даже небольшой ручеек и убирая саму возможность активировать Хьюга Соке но Джуиндзюцу (Техника проклятой печати главной ветви клана Хьюга). Преимущества второго варианта были в пассивной работе и общей незаметности, в отличие от прямого как палка первого варианта. Пока не будет попытки активации проклятой печати, даже бьякуган ничего не сможет определить - ведь чакра-то на создание будет использована одна и та же, будет поступать туда, куда надо, вот только без желаемого результата. Но, как и у любого пассивного варианта, сложность применения на бумаге будет немного выше кеккайной вариации, что скажется на скорости производства и требованиям к опытности пользователя фуин. Были еще варианты с сейшитсухенка, но они не выдержали испытаний.
  Конечно, пока это черновые варианты печатей, которые будут дорабатываться, улучшаться и упрощаться до уровня качества, требуемого от любого Узумаки, вставшего на путь печатей, но даже возможность выбора между парой вариантов будет отличным подспорьем Хизаши при планировании своей маленькой революции, выбирая между скоростью и незаметностью. Тем более, подавляющее большинство Хьюга, живя в одном большом здании, пачками приобретали в лавке барьерные фуин, предназначенные обеспечить долговременную приватность комнат даже от бьякугана... Бьякугана в особенности, поскольку, жизнь в клане ходячих обладателей рентгена оставляет очень мало возможности сохранить тайну личной жизни даже в собственной комнате. Не удивительно, что некоторые Хьюга пытаются усвоить хоть основы фуиндзюцу, как Хизаши, чтобы обеспечить себе немного приватности.
  Это же позволит испытать печати и то, как они замечаются додзюцу перед тем, как использовать их на публике, не боясь быть замеченным, тем более, как снять обе версии, я так же добавлю в инструкции по созданию. Пусть это даст знающему человеку небольшую возможность подобрать ключик и к другим моим печатям - методы создания у каждого мастера фуин свои, кроме общего базиса и если знаешь примерный процесс нанесения и снятия, справиться с другими печатями будет на порядок легче - вот только на кон поставлено слишком многое, чтобы давать волю паранойе и уменьшить шансы переворота из-за раннего обнаружения. В конце концов, сомневаюсь, что у белоглазых найдется фуинщик моего уровня, ведь Узумаки Мито кого попало в обучение не берет.
  - Ладно, испытания прошли успешно, пора обратно в подвал, дорабатывать, - пробормотал я себе под нос, выныривая из размышлений, пока каге буншин приводил полигон в порядок, - осталась всего пара дней, чтобы завершить работу.
  - Пфф, ты работаешь над одной, я над другой и можем завершить уже к концу этого дня, может ночью, - уверенно фыркнул двойник, - и у нас останется еще день полноценного тестирования уже на живых подопытных, тем более, похожая по функции печать в арсенале Узумаки имеется, пусть и воздействует на нервные окончания, а не непосредственно мозговые клетки, где боль является побочным продуктом уничтожения.
  - И то верно, - согласился с ним, - времени хватит.
  А пока, следует провернуть одно дельце, не требующее моего прямого участия - хватит и теневого клона - но не менее важное, чем текущее.
  
  ***
  
  Здорово, Мейдо! - за столик к шиноби в возрасте, присел другой клановый шиноби, со стуком сгружая пару бутылочек саке и тару для распития принесенных напитков.
  Собственно, там уже стояло пара пустых и еще столько же полных, свидетельствуя о некоторой продолжительности расслабления своего хозяина в одном из многих баров Конохи.
  - Привет, Сарутоби, - махнул рукой тот.
  - Что-то давненько тебя не видел, Кинтаро, - хлопнул друга по плечу первый мужчина, - где пропадал?
  - На миссиях, Рин, где же еще? - пожал плечами и вздохнул черноволосый, с козлиной бородкой и тоненькими усами, выходец из клана Мейдо, - только позавчера вернулся с границы.
  - Ааа, патруль, - понимающе протянул джонин Сарутоби, - пусть платят хорошо, но торчать в заставе или нарезать круги по пограничной территории несколько месяцев слишком тоскливо, особенно в мирное время.
  - Меня дома никто не ждет, так что здесь или там время проводить - разница невелика, - пожал плечами второй джонин и немного оживился, - какие-нибудь новые события, пока меня не было в Конохе?
  - Нуууу..., - на мгновение задумался Рин, - недавно прошел слушок, что Рью Нара взял личную ученицу с отличным потенциалом, оформив ее на последний курс следующего набора в академию.
  - Опять Нара? - вздернул брови Мейдо, наливая в пиалу из бутылочки и медленно цедя прозрачный напиток, - в последнее время только и слышно, что про этого пацана Нара - то спор с Джирайей и Сакумо, то скандал на экзамене с его командой, то потрясающие выступления вышедших в финал учениц, на фоне которых даже победительница выглядит бледно, то он становится ирьенином первой степени, то уже джонином, сразившись по нулям с мощным Учиха, теперь вот ученица появилась, такое ощущение, что скоро мы узнаем о его избрании Хокаге, через годик другой, - было видно, что последнее предположение было высказано в шутку, но собеседник на это ощутимо поморщился.
  - Судя по тому, как писает кипятком наш глава только при одном упоминании данного кланового гения, - вздохнул Сарутоби, одним залпом осушая свою тару, - то твое предположение вполне может оказаться правдой, а насчет ученицы ты не прав., я тебе скажу.
  - Пфф, когда Джирайя брал в личные ученики этого Намиказе, вокруг этого тоже развели столько шума, - отмахнулся Кинтаро, подперев голову кулаком и лениво наблюдая кипящую в баре жизнь, - а в итоге оказалось, что он слился уже на втором матче девчонке младше и слабее себя.
  - Вот и большинство остальных так думают, - наклонился к собеседнику и понизил голос Рин, - вот только с этим не все так просто - Хирузен-сама как об этом услышал, так сразу поручил о малявке все подробно разузнать, явно не веря, что второй наследник Нара что-то сделает просто по велению сердца.
  - Ну и? - против воли заинтересовался второй джонин, - очередная приютская, что уже принимали в клан умники Нара?
  - Как бы не так! Этим делом занялась жена моего двоюродного брата, потом поделившись по секрету - эта Анко Митараши потомственная куноичи оказалалсь, а не приютская.
  - Митараши? Где-то я эту фамилию слышал, - задумчиво пробормотал Мейдо, напрягая немного затуманеную алкоголем память.
  - Была на слуху такая куноичи из потомственных лет шесть-семь назад, Акико Митараши, рано выпустилась с отличием из академии, уже в двенадцать получила чунина, - развеял затруднения собутыльника Сарутоби.
  - Точно, ей еще прочили жилет джонина до восемнадцать, настолько талантливая была, за ней еще клановые парни увивались, - треснул кулаком по ладони просветлевший джонин, - вот только потом она куда-то исчезла, толи на миссии погибла, то ли еще что произошло.
  - Замуж она выскочила и сразу забеременела, - фыркнул Рин, - за Шиори Ро, может слышал?
  - Не только слышал, но и вместе работать довелось, - покивал собеседник, - сильный был мужик, жаль, встретился с бандой нукенинов. Помянем за упокой.
  - Помянем, - оба шиноби осушили заново наполненные пиалы.
  - Ну так что там? - поторопил друга Кинтаро.
  - Так вот, он на Митараши и женился, и все бы ничего, да при беременности у молодой матери были осложнения, которые вовремя не вылечили, поставив крест на карьере куноичи, - вздохнул Сарутоби, - в итоге, когда Анко-чан подросла, Акико медленно умирала и тут, как на белом коне, подваливает наш Нара, лечит ее и берет дочь в личные ученицы.
  - Ну и что? Таких историй сотни, кроме разве что счастливого конца, - развел руками настроенный скептически собеседник, - и у талантливых родителей не всегда такие же дети.
  - Вот только в этом случае, девочка таланты родителей унаследовала в полной мере, а учитывая, какую конфетку слепил Рью Нара из откровенных бездарностей, - завистливо покачал головой Рин, - ты только представь, что он сможет вылепить из подобного материала? Прям завидно становится - я бы от такой ученицы тоже не отказался.
  - Допустим, годиков через десять-двенадцать Нара получат еще одного сильного шиноби, - безразлично пожал плечами собеседник, - до этого времени еще надо дожить - сколько мы видели гениев нашего поколения, как клановых, так и бесклановых, а сколько из них остались в живых?
  Было хорошо заметно горечь в словах кланового шиноби, за которой скрывался опыт личных потерь.
  - И то верно, оставшихся в живых можно пересчитать по пальцам одной руки, - согласился с ним Сарутоби, - вот только, лучше иметь этих гениев и потерять, чем не иметь вовсе - талантливые дети определяют будущую силу клана.
  - Давай выпьем, чтобы и в наших кланах рождались гении, - предложил тост джонин Мейдо.
  - И чтобы они всегда доживали до пика своей силы, - согласно кивнул второй шиноби, - на зло врагам.
  
  Глава 14.
  
  - Добрый день, - едва слышно скрипнула дверь и в лавку нерешительно зашла худенькая девочка лет тринадцати на вид, в короткой курточке и штанах в обтяжку, так любимых женской популяцией вооруженных сил Конохи, с повязкой хитай-те на лбу.
  - Генинам не продаем, - ответил я, машинально мазнув по ней взглядом и отметив резерв чакры выше установленного минимального порога кеккая.
  Не проходит и недели, чтобы кто-нибудь из свежеиспеченных личинок шиноби не попытался чего-нибудь купить, несмотря на большую табличку снаружи о продаже товаров только чунинам и выше, у некоторых даже получается преодолеть барьер, благодаря повышенным запасам чакры.
  - Эмм, мне надо забрать пакет печатей для Хьюга Хизаши, - вопреки ожиданиям, посетительница не сдвинулась с места.
  Подняв взгляд и убедившись в наличии бьякугана у куноичи, мне оставалось лишь покачать головой - общаясь со взрослыми Хьюга, предпочитавшими ходить по деревне в своих клановых белых одеждах, я слишком к ним привык, даже не подумав, что более молодые члены клана будут одеваться в другую одежду.
  - Пакет с заказом Хизаши-сана готов, - кивнул ей, принимая причину и порывшись под прилавком, достал сверток, положив на прилавок.
  Хьюга порылась в одном из кармашков своей курточки и вытащила тоненькую стопочку банкнот, передав их мне. Пересчитав деньги, я убедился в том, что Хизаши передал положенную сумму комплекта, полную стоимость на витрине, без скидки побочной ветви, после чего отсчитал четверть и вернул посетительнице вместе с заказом, собранным еще вчера вечером с необходимым дополнением.
  - Скидка, - ответил на вопросительный взгляд девочки и выметающе помахал ей ладонью, - шу-шу.
  - Спасибо, Рью-сама, - поклонилась она, пряча ценный груз за пазухой, а денежку убирая уже в другой кармашек и неожиданно быстро выскальзывая из лавки.
  Проводив ее взглядом, я вздохнул и мысленно пожелал удачи избавиться от ярма на шее шиноби и куноичи побочной ветви Хьюга. Пообщавшись с довольно большим количеством людей именно оттуда, я могу с уверенностью утверждать, что хоть они и не демонстрируют это на публику, всегда держа лицо, но жизнь с рабской печатью на лбу далеко не сахар, особенно, когда любой хмырь с завышенным самомнением может очень просто заставить тебя корчиться от боли на земле за косой взгляд или не понравившееся слово.
  И если Хизаши все-таки сумеет все провернуть тихо и без лишнего шума, Хирузену уже ничего не поможет удержаться на троне, а его подпевалам-напарникам-старейшинам - остаться у власти. Когда не надо будет беспокоиться о двух стариках, решивших любой ценой сосредоточить всю власть в руках Хокаге, можно будет более плотно заняться внешними угрозами, не оглядываясь постоянно за спину в ожидании удара, фигурально выражаясь, конечно. Сейчас осталось только ждать.
  
  ***
  
  Орочимару выбрался на поверхность своей секретной лаборатории и простейшим дзюцу дотона, вновь сдвинул огромный булыжник, закрывавший вход еще несколько секунд назад, на свое месте, не потревожив ни одной окружающей травинки. Из рукавов выскользнули призывные змеи, занимая свои боевые посты неподалеку, после чего, вспрыгнув на ближайшее дерево, ученик Хокаге двинулся в сторону Конохи. К сожалению, даже выполненная со всей возможной скоростью миссия, не позволяла задержаться на проведение экспериментов дольше четырех дней, а усилия Сенсея по поднятию его репутации требовали личного присутствия.
  Змеиный саннин быстро скрылся из виду, но ни он, ни его ползучие гады не обнаружили чуть более глубокую тень в нескольких сотнях метров от входа, что терпеливо дожидалась ухода хозяина лаборатории. Незаметно скользнув ближе, а затем и в глубину земли, где по-прежнему продолжал гореть в коридорах свет, тень прошмыгнула мимо еще большего количества змей, ловушек, как механических, так и фуин, нескольких тюремных залов, залов с лабораторным оборудованием и примитивными персональными компьютерами, пока не добралась до святая святых комплекса - личного кабинета саннина, с разбросанными по столу и вообще где угодно, кучей бумажных отчетов о проведенных экспериментах, рабочих записей с выдвигаемыми теориями и предварительными планами, личными дневниками по созданию техник. В общем, все то, что хранится как можно дальше от чужих взглядов каждым порядочным шиноби. И главное, в комнате не имелось ни одного призыва.
  Переместившись к столу, силуэт человека медленно поднялся из отбрасываемой им тени от лампы и запустив руку себе в грудь, извлек на свет немного громоздкий фотоаппарат. Сняв колпачок с объектива, шпион склонился над ближайшими бумагами и беглым взглядом оценив содержимое, начал стремительно делать фотографии заинтересовавших документов, переворачивая страницы, но стараясь не двигать их с места.
  Методичное и тщательное фотографирование всего и вся продолжалось более четырех часов, и израсходовало больше десятка пленок, извлеченных и убранных таким же образом - Орочимару оказался очень богатым на исследования, за год с лишним посещения клона теней одного хитрого Нара, занявшись множеством проектов, результаты которых теперь окажутся в чужих руках. Конечно, еще следует разобраться со всем спертым на предмет полезности, но этим займутся другие.
  Закончив со своей работой, клон убрал фотоаппарат и погрузился в тень, не оставив после своего пребывания ни единого следа, позволившего бы догадаться о произошедшем вторжении. Спустя десять минут перемещения по теням, он оказался уже совсем в другом помещении, пусть и принадлежащем комплексу похожей направленности. И здешние обитатели почти мгновенно засекли его прибытие в портальную комнату, где это было вообще возможно сделать. Дверь с грохотом распахнулась и на пороге показался юноша с алыми волосами, одетый в лабораторный халат.
  - Эй народ, шпион босса вернулся, - прокричал он назад, едва увидел темный силуэт.
  Спустя мгновение, к нему присоединились еще два таких же кадра, сверкая энтузиазмом и безуминкой во взгляде.
  - Давно пора! А то сколько времени назад мы просили босса заслать шпиона! - воскликнул один и очень быстро оказавшись рядом с теневым клоном, протянул руку, - пленки!
  Получив желаемое, он мигом умчался обратно, а его коллеги последовали за ним, хотя последний остановился, чтобы бросить пару фраз:
  - Передай Основе, чтобы месяц не беспокоил, - клон растянул губы в слишком широкой улыбке, - мы будем двигать науку, - и скрылся из виду.
  Пожав плечами, силуэт шиноби погрузился в тень и исчез из виду, он свою работу исполнил, а с остальным, включая аномалии долго живущих клонов, пусть разбирается создатель.
  
  ***
  
  После навалившихся в последние дни - да что там, месяцы! - неожиданно образовавшееся затишье было несколько непривычным. Я мог не спеша заниматься своими делами и никто меня не дергал сделать то или сделать это, больше обычного, я имею ввиду, так-то жизнь продолжалась и родные требовали внимания.
  Конечно, это было затишье перед бурей и Шенесу здорово нервничал, хотя и старался этого не показывать, но у меня не получалось хоть немного испытывать беспокойство за скорую революцию у Хьюга - уж чего я за годы работы в госпитале хорошо узнал, так это о последовательность и хитрости старика Хиши. Если уж он что-то затеял, то обязательно доведет до конца. Запустив маховик плана своей "смертью", он показал, что все возможное, кроме ключевого элемента - блокировки Хьюга Соке но Джуиндзюцу (Техника проклятой печати главной ветви клана Хьюга) - сделано и если Хизаши не справится даже с такой подготовкой, то затея переворота изначально обречена на провал и сделать с этим ничего нельзя, будь ты хоть сто раз Нара.
  Переезд в клановый квартал Кейко состоялся вполне себе буднично и просто, разве что генины у ворот немного по ухмылялись, да и то не слишком долго, ибо напряжно и отвлекает от партии в шоги. Вещей у нее оказалось всего на два свитка не самых больших объемов, что для имевшей свой дом куноичи, скажем так, маловато. Клановый дом я выбрал ей в глубине квартала, но недалеко от собственного, чтобы можно было быстро там оказаться с помощью одного шуншина, но нельзя было увидеть прямым взглядом - пусть Линли изначально знала о моих любовницах и очень даже за, особенно сейчас, когда основное внимание стал уделять ей одной, но сводить их вместе я по-прежнему считал очень плохой идеей. Да и ма к ней относилась откровенно холодно, лишь немного смягчившись с новостью о беременности. Зато, мне сразу стало намного спокойней, когда Кейко оказалась на охраняемой территории, куда посторонних не пускают и барьер способен засечь незаконное проникновение любого нарушителя. Защиту устанавливал еще батя и после я неоднократно модифицировал и улучшал, так что при полной активации даже несколько бомб биджу она сможет выдержать без проблем.
  Пустующий домик по соседству был зарезервирован для семьи Митараши, но я пока еще ждал удобного момента и представления ученицы старейшинам с главой клана, запланированных на следующей неделе, когда Анко выучит Хенге, дававшееся ей лучше двух остальных из начальной троицы, что для ее возраста было просто отличным результатом. Не мелкий Какаши, на которого Сакумо нахвалиться не может, но тоже очень показательно в отношении таланта. Последний, кстати, как только узнал, что появилось свободное время, заказал у меня полное обследование сына и составление наиболее подходящего комплекса упражнений для развития природных возможностей тела во время взросления до максимума. Обошлось это ему в очень круглую сумму рё, даже с учетом скидки другу, но и халтуры я не делал, подойдя к задаче со всем тщанием - опыт уже был наработан на двух девчонках, так что заняло это не так много времени, как раньше. Зато, теперь я уверен, что не случись чего со старшим Хатаке - мелкий вырастет в настоящего монстра, а не в тощую одноглазую доходягу, только и читающую порно-романы.
  На радостях, глава Хатаке даже позвал меня на совместную тренировку и как можно было ожидать, навалял по первое число, даже умудрившись пробить Голиафа своим мечом, хотя ему тоже изрядно досталось. По физическим данным я противнику не уступал, а в выносливости даже превосходил, спасибо наследию папани, вот только на этом мои преимущества заканчивались. Почти на каждую мою технику, каждый прием, у старшего шиноби находился соответствующий ответ и преимущество в количестве чакры тут не помогало - Сакумо просто тратил ее в разы меньше чем я, даже не пытаясь давить силой и действуя исключительно технично и экономно. Еще меньше можно сказать о попытке сойтись на мечах - на меня играла исключительно несокрушимость клинка, не поддающегося белой чакре. Конечно, многочисленные сюрпризы, которые я решил раскрыть или уже известные ранее, позволяли переходить в контратаку, но ни одного из них не оказалось достаточно, чтобы выиграть бой. Хатаке отлично дрался на всех дистанциях и сильнее меня давила только Мито-чан, когда становилась по настоящему серьезной.
  Что не говори, а разница в десятках лет опыта ощущается очень остро и первого своего противника эС-ранга я победил исключительно на неожиданности и пойдя ва-банк с самого начала, вопреки местной традиции раскачки. Будь Какузу хоть немного более подготовлен и удирать с поля боя пришлось бы мне, чтобы там не считал дядя. Боюсь и представить, на что сейчас способен Хирузен, еще не начавший сдавать и пока находившийся на пике своей формы.
  Несмотря на мое поражение, техническое, поскольку, все полученные повреждения я мог залечивать прямо во время боя, мы расстались очень довольные друг другом - не так-то просто найти достойного партнера на нашем уровне, еще и согласного на тренировочный бой, а подобные встречи на личном полигоне Хатаке стали регулярными, заставляя мелкого Какаши, притаскиваемого отцом набираться опыта, а также Цуми и Анко, иногда приводимых уже мной, стоять с открытыми ртами. Мотивации мелим это прибавляло тоннами.
  Конечно, я бы притащил посмотреть еще и учениц, но это было бы уже слишком нагло, да и они после экзамена на чунина не вылезали с миссий, внезапно оказавшись очень популярными среди коллег. Особенно в этом отношении отличался один молодой Учиха, выступавший на экзамене и заставивший хорошенько попотеть Минато. Мне даже пришлось с ним серьезно поговорить на правах старшего родственника о соблюдении приличий и отправлять клона теней девочек страховать, но парень оказался достойный, с мозгами и лишнего себе не позволял, хотя от Асани глаз не отрывал.
  Но это все так, мелочи жизни, а вот одно предложения я все же принял.
  
  - Я рад, что ответ все же оказался положительным, Рью-кун, ку-ку-ку.
  
  Глава 15.
  
  Змеиный саннин улыбнулся этой своей откровенно пугающей улыбочкой и аккуратно пригубил чашечку чая. Вместо бара - обычного места встреч шиноби и куноичи - Орочимару назначил местом встречи небольшое уютное кафе с отличными десертами и не менее отличным чаем. Полагаю, даже у безумных ученых имеются свои предпочтения.
  - Ваша слава как специалиста ниндзюцу, разрабатывающего собственные техники, хорошо известна всем в Конохе, Орочимару-сан, - пожал я плечами, с удовольствием пригубив свой напиток и зажевав небольшими шариками воздушного теста с фруктовой начинкой, - с моей стороны было бы не разумно отказаться от обмена опытом со старшим коллегой.
  - Удивительная разумность для шиноби твоего возраста, - покивал ученик Хокаге, явно не раз сталкивавшийся с просто параноидальной защитой пользователей чакры своих секретов.
  Я так понимаю, именно свидетельство моей готовности обмениваться знаниями и с подвигла Орочимару сделать подобное предложение. Учитывая, что некоторые мои знакомые даже собственных любимых и детей не учат всем личным техникам, то о чем здесь можно говорить? Собственно, почти фанатичная преданность Асани и Хоши ко мне тоже строится не только на факте заботы и качественного обучения, но и потому, что я обеих обучил своим личным техникам, пусть лишь малой части, но в мире шиноби это очень серьезная вещь, прямо демонстрирующая мое отношение к навязанным деревней ученицам. Примеров, когда наставник обучает лишь необходимому минимуму, чтобы не загнулись на первых самостоятельных миссиях, а потом на них забивает, даже не поддерживая связь, полным-полно, за примерами далеко ходить не надо - половина выпускного класса девочек такие.
  - Обмен знаниями, это основополагающий камень развития и роста над собой, - хмыкнул я, - даже если для этого придется поступиться некоторыми эксклюзивными разработками и после этого они станут менее эксклюзивными.
  Что самое забавное - я действительно искренне так считал, даже если иногда приходится прибегать к не совсем чистым методам получения этих знаний, и опытный джонин, внимательно вслушивавшийся в мои слова, это прекрасно уловил.
  - Ку-ку-ку, похоже, в этом отношении мы удивительно похожи, Рью-кун, - слегка улыбнулся гораздо более нормальной улыбкой Орочимару, подтвердив мои предположения, что он прекрасно знает о эффекте на людей своей обычной улыбки и отлично этим пользуется, - пусть информация в мире шиноби очень ценится, но слишком много умных и талантливых людей готовы забрать свои секреты с собой в могилу, вместо того, чтобы обучить кого-нибудь хоть части.
  - Когда знания являются залогом выживания, это естественная реакцию подавляющего числа шиноби, - вздохнул я, беря чайничек и наливая себе еще чаю, - вот только преодолев подобную косность мышления, можно серьезно увеличить эти самые шансы, чем вы и занимаетесь, не так ли, Орочимару-сан?
  - Похоже, ты понимаешь меня даже лучше, чем собственные напарники по команде, - изящно и немного насмешливо вздернул бровь упомянутый шиноби, а в глубине его глаз зажегся огонек интереса.
  Не трудно это сделать, когда имеется пример мира, где обмен информацией происходит куда более свободно и в поистине гигантских масштабах, нежели здесь. Но этого говорить я не стал, решив перейти к делу от вежливых реверансов и взаимных прощупываний.
  - Что конкретно в моих умениях вас заинтересовало, Орочимару-сан? - предпочел оставить его реплику без ответа, задав свой вопрос.
  - Хмм, сложнее ответить, что не заинтересовало, - задумчиво потер подбородок змеиный саннин, явно вспоминая бой с Учиха и то, что из него можно было увидеть со стороны, - эти три молниеносных кота были очень впечатляющие и вполне смогли бы упокоить даже опытных джонинов, - естественно, саннин не мог слышать название техники, сидя на трибунах, - а уж этот гигант из чакры, позволивший на равных сражаться с мощнейшей техникой Сусаноо клана Учиха -выше всяких похвал.
  - Райтон: Бакенэко но Дзюцу (Высвобождение молнии: Техника демонического кота) и Конго Фуса: Гориате но Коучикубутсу (Адамантовые запечатывающие цепи: Конструкт голиафа), - подсказал я названия техник собеседнику.
  - Говорящие названия, - кивнул Орочимару и продолжил, - меня так же впечатлила ловушка, подпитывавшая котов, это было задумано так с самого начала?
  - Скорее, техника демонического кота задумывалась способной впитывать стихию Райтона из других источников, а с ловушкой, это удачный тактический ход, - не счел нужным скрывать данный нюанс.
   Наблюдали за боем не сосунки малолетние, а опытные джонины и клановые бойцы, готов побиться об заклад, большая часть из них оказалась не менее наблюдательными, чем мой собеседник, не говоря уж про Учиха и Хьюга, способных видеть движение чакры.
  - Как интересно, ку-ку-ку! - буквально засветился энтузиазмом ученик Хокаге, явно сдерживаясь, чтобы не начать выпытывать из меня подробности. - Это касается и вражеских ниндзюцу?
  - В теории - да, - кивнул на его вопрос и сразу же пояснил, - но так как окончательно закончил финальную версию техники не так давно, провести испытания у меня пока не получилось.
  - Так чего же мы ждем, сейчас можно и проверить на ближайшем полигоне! - подорвался змеиный саннин.
  - Кхм, Орочимару-сан, вы ничего не забыли, - кашлянул я в кулак, привлекая его внимание и пояснил на вопросительный взгляд, - у нас равноценный обмен, так что неплохо бы увидеть предложение противоположной стороны, - повел я рукой в его направлении.
  - О, прошу прощения, иногда я становлюсь излишне... увлекающимся, - видимо обуздал свои чувства шиноби, вновь присаживаясь за столик и доставая из внутреннего кармана небольшой свиток, - вот известные мне ниндзюцу на обмен, с обведенными в рамку названиями - личные, обмен которых будет равным, а все остальные готов предложить по две за каждую твою.
  Угу, и данная черта характера завела тебя на кривую дорожку, не мог не подумать, но свиток принял и не стал тянуть, тут же его развернув и начав бегло просматривать плотные столбики иероглифов. И чем дальше разворачивал, тем больше у меня увеличивались в размерах глаза - Орочимару действительно оказался знатным знатоком техник и на бумаге было записано больше ста названий ниндзюцу, с обозначением ранга, значком стихии, если использовалась и кратким описанием их действия аккуратным, каллиграфическим почерком, отлично подходящим для рисовки печатей. Уж в этом я разбирался хорошо, затратив приличное количество сил для получения такого же.
  - Боюсь, здесь слишком много ниндзюцу, чтобы я мог выбрать сразу, какие меня интересуют больше, - покачал я головой, даже не став разворачивать свиток на всю длину, - но Орочимару-сан действительно соответствует своей репутации любителя техник, больше могут знать разве что Учиха или ваш учитель.
  - Боюсь, сравниться с Сарутоби-сенсеем мне удастся еще не скоро, - покачал головой саннин и вопросительно вздернул бровь, - содержимое свитка тебя полностью устраивает на обмен, Рью-кун?
  - Несомненно, хотя выбрать будет сложно, - кивнул ему, сворачивая список и убирая в карман своего любимого плаща.
  - Тогда, переместимся на полигон? - не оставил своего желания проверить работу ниндзюцу в деле.
  - Не возражаю, - только и оставалось пожать мне плечами.
  Мы оплатили счет в кафешке и направились к ближайшему тренировочному полигону, но теперь Орочимару соблюдал неторопливую степенность важного человека, выбрав идти по обычной улице Конохи, вместо верхних путей, как мы добирались до места при встрече. И естественно, шли мы вовсе не молча, а общаясь на вполне определенные темы - мои ниндзюцу.
  - Конго Фуса: Гориате но Коучикубутсу (Адамантовые запечатывающие цепи: Конструкт голиафа) заточена именно под мои особенности, так что в вашем исполнении она хоть и будет впечатляющей, но немного потеряет в мощи, - счел своим долгом предупредить джонина, чтобы потом не появилось претензий.
  - В чем причина падения мощности? - спросил ученик Хокаге, обаятельно(!) улыбнувшись узнавшему его чунину, проходившему мимо.
  - Изначальная плотность и большее количество янь-составляющей чакры, как и у всех Узумаки, - пояснил ему и перешел на детали, - техника производит компрессию чакры, искусственно добиваясь большей плотности и результат с моей или допустим, шиноби Сенджу, будет куда лучше, чем у любых других пользователей, не столь одаренных телесно.
  - Весьма и весьма любопытно, - прищурился саннин, явно что-то прикидывая, - тем не менее, я не отказываюсь от обмена.
  - Воля ваша, - не стал с ним спорить.
  Боялся ли я обменивать свои ниндзюцу с человеком, в будущем способным стать врагом? Нисколько! В моих руках они всегда будут мощнее, чем в его и зная все нюансы работы, я отлично понимал имеющиеся слабости. Тем более, как и Орочимару, я не собирался передавать весь процесс создания техник, лишь непосредственно полные цепочки ручных печатей, необходимых для применения. А в отношении Голиафа - он получит способ создания исключительно той начальной и ограниченной первой ступени, что была продемонстрирована во время экзамена на джонина. Главное преимущество Конго Фуса: Гориате но Коучикубутсу - моя чакра и возможность вкладывать объемы для развития и повышения мощи, которых у змеиного саннина просто нет и не будет. Никто не в курсе, что это была лишь начальная форма ниндзюцу, как и у Сусаноо Учиха, так что Орочимару обретет исключительно то, что хочет и ни капли больше.
  Да, можно попытаться переделать того же демонического кота на другую стихию, но не обладая знанием внутренних процессов, это будет титанический труд на годы, особенно тогда, когда огонь или вода имеют совсем другие свойства, и простая подмена преобразования тут не поможет - техника заточена исключительно под использование райтона и никакого другого элемента. И изначального создателя под рукой для выяснения всех нюансов у него не будет, в отличие от меня. В тоже время, я получаю возможность здорово усилить свой репертуар действительно мощных ниндзюцу А и эС ранга, чем мне сильно не хватало шарахнуть раньше, при схватке с тем же Какузу, а не отбиваться стихийными комбинациями низкоранговых, надеясь, что этого окажется достаточно.
  Как бы там не повернулись дела дальше, но хорошие отношения с шиноби уровня и мозгов Орочимару, тем более, когда Сарутоби Хирузен явно не санкционировал подобную инициативу, мне вовсе не повредят, даже если он спалится, свалит из деревни и станет нукенином. Будем надеяться, это не даст ему записать меня во враги и активно ставить палки в колеса, а если все окажется совсем плохо, то выйду на охоту лично, чтобы устранить потенциальную угрозу до того, как появятся жертвы среди моих родных или можно задействовать марионеток, чтобы устранить змеиного саннина перманентно и до того, как он начнет изобретать эти свои многочисленные способы выживания и бессмертия. Ради такого дела можно и Кучиёсе: Эдо Тенсей распечатать для получения гарантированного результата, только следует поднабрать немного материала для призыва уже почивших монстров мира шиноби.
  Перед тем как связаться с наиболее опасным и скользким учеником Хокаге, я тщательно продумал и просчитал все возможные варианты развития событий, подготовившись даже к тому, что он попробует похитить меня или Кацуми. Слишком уж неоднозначная личность, этот Орочимару, по канону бывший чуть ли не главным злодеем на протяжении всего сюжета, а ставший в конце почти спасителем мира шиноби.
  
  Глава 16.
  
  Свободный полигон мы нашли достаточно быстро и Орочимару сразу же устроил несколько тестов созданным мной демоническим котам, сперва испробовав пару самых простых техник Райтона, подтвердив поглощение элемента даже из вражеских атак и с помощью замеров размера до и после, вычислил процент поглощения, беря за эталон уже мои атаки такими же ниндзюцу, имевшие стопроцентную поглощаемость. После этого, змеиный саннин испытал результативность других стихий против первой стадии Райтон: Бакенэко но Дзюцу (Высвобождение молнии: Техника демонического кота), а затем и второй, оставшись полностью довольным и даже пообещав обмен один к трем за столь эффективную технику.
  В процессе, у нас с ним завязался разговор на тему применения ручных печатей в новых ниндзюцу и каким образом можно сократить изначально складываемые цепочки с помощью замены стандартных, на не входящие в "официальный" список, используемых подавляющим большинством шиноби. Хоть Орочимару и был в данной области намного опытней меня, благодаря возрасту и большему сроку проводимых экспериментов в данном направлении, мне нашлось, чем его удивить, особенно продемонстрировав пару ручных печатей, высчитанных из основных фуин символов еще в то время, когда Мито-чан только как следует взялась за мое обучение после войны.
  Общались мы с учеником Хокаге практически до самого вечера и лишь начавшее темнеть небо заставило вспомнить о времени и нехотя перенести продолжение беседы на пару дней вперед, когда я определюсь с желаемыми на обмен ниндзюцу. Тепло попрощавшись с джонином, я вскочил на ближайшую крышу и поскакал в сторону кланового квартала, гадая, будут ли ругаться женщины - обещал вернуться к обеду, а тут до ужина не далеко уже.
  Но так редко выпадает возможность пообщаться с умным и разделяющим мои интересы человеком, пусть даже этот человек - Орочимару. На самом деле, змеиный саннин очень приятный в этом отношении человек и за исключением смеха и редких "фирменных" улыбочек, на которые в процессе просто перестаешь обращать внимание, очень интересный собеседник, возможно, слишком увлекающийся иногда...
  Остановившись на очередной крыше, я еще раз прогнал в голове несколько последних мыслей, после чего почувствовал, как вдоль позвоночника пробежал холодок и на спине выступил холодный пот. Орочимару, который буквально через пару лет будет без всякого зазрения совести резать своих и пускать под нож детей ради сомнительных экспериментов, что совершенно неприемлемо даже для меня, а также без проблем скармливавший своим призывам сотни людей, ради улучшения отношений - приятный и умный собеседник? Да под ним будут организованы целые концентрационные лагеря, где людей будут пытать и убивать под видом экспериментов, не говоря уж про целую когорту не обремененных моралью ученых, занятых тем же самым, что и большой начальник! Передернувшись, я потер виски, усилием воли восстанавливая пошатнувшуюся картину мира. Похоже, личная харизма змеиного саннина оказалось куда сильнее, чем можно было предположить. По крайней мере, теперь понятно, почему у него имеется довольно солидная поддержка среди вооруженных сил Конохи и не маленький фан-клаб, несмотря на очевидную криповость, если наблюдать со стороны. Змеи в качестве призыва тоже не внушают доверия, вообще-то, но при близком общении все это очень быстро оказывается отодвинуто в сторону.
  Вынужден признать, что Орочимару умеет обаять, когда поставит себе такую задачу и даже я не оказался исключением, хотя знал о его грязных делишках, текущих и будущих, больше остальных и изначально был настроен относиться к нему с подозрением и осторожностью, естественно, без явной демонстрации. Попеняв себе за потерю бдительности, я возобновил движение, размышляя над сложившейся ситуацией. Продолжу ли я общение со змеиным саннином? Безусловно да! За один текущий день я получил больше ценной информации, чем за месяц кропотливых исследований и перерывания клановой библиотеки в поисках информации по ручным печатям, уже сейчас получив пару идей, что в перспективе позволят оптимизировать и улучшить несколько моих личных разработок в ниндзюцу. Просто пообщавшись с учеником Хокаге.
  Нельзя не признать, что голова у Орочимару варит очень хорошо и не зря его называют гением. Иметь такого человека среди знакомых очень заманчиво, даже если минусы весьма солидные и никогда не знаешь, что у него на уме. До тех пор, пока он не станет мне откровенным врагом, почему бы не воспользоваться ситуацией? Тем более, что сегодня нас вместе видело приличное количество человек за весьма оживленной беседой и мимо Хокаге это точно не пройдет. Так-то мы находимся по разные стороны политических баррикад и должны относиться к прямому конкуренту весьма настороженно. Интересно, как сильно будет пригорать у Хирузена, когда старый обезьян об этом узнает? А уж если подкинуть немного топлива на ветряную мельницу слухов...
  
  ***
  
  - Орочимару.
  - Сенсей? Весьма приятно вас видеть в моем логове отшельника, - положив на стол изучаемые записи, с отработанной улыбкой повернулся змеиный саннин к весьма хмурому Хокаге, решившему появиться в "личной" лаборатории ученика, - чем обязан?
  - Вчера тебя видели весьма оживленно общавшимся со вторым наследником Нара в течении почти всего дня, - тон старого шиноби был совершенно нейтрален, но Орочимару, знавший Хирузена почти с самого детства, явственно уловил нотку недовольства, - а сегодня по деревне пошли слухи, что ты решил переметнуться на сторону коалиции кланов. Как это понимать?
  - Пустые слухи, - раздраженно закатил глаза джонин, - какое нам дело до пересуд невежественных болванов, не способных даже получить джонина? С кем я общаюсь и на какую тему - мое личное дело, даже если это всего лишь обмен знаниями по ниндзюцу.
  Еще тогда, на арене, когда он делал предложение юному гению Нара, Орочимару отлично представлял последствия подобного шага, но уж слишком заманчиво выглядели показанные ниндзюцу, чтобы просто так отступиться от возможности их заполучить, ведь очень скоро такой возможности может не представиться, учитывая накалявшуюся политическую обстановку внутри Конохи.
  - Орочимару, сейчас сложилась слишком напряженная ситуация, чтобы ты мог позволить себе совершать подобные... необдуманные поступки, - было хорошо заметно, что Сарутоби желает выразиться намного более жестче, но усилием воли сдерживается, - на кону титул Хокаге, который зависит в том числе от поддержки сторонников и союзников, а эти самые люди уже начинают задавать вопросы, мне.
  "Забыл добавить про возможность сохранить хоть какие-то рычаги влияния в твоих руках, после смены власти под давлением кланов", - подумал упомянутый, но вслух высказываться не стал.
  - Не волнуйтесь, Сарутоби-сенсей, это был всего лишь обмен личными техниками и знаниями, ничего политического и близко не обсуждалось, - не удержался от насмешливого фырка змеиный саннин, - куда интереснее пообщаться со столь многообещающим юношей, чем улыбаться толпе дураков, не способных решить простое многоуровневое уравнение и воспринимающих науку, как нечто бесполезное.
  - Эти дураки будут тебя выбирать, так что потрудись не свести все мои усилия на нет, - мудро решил не поднимать избитую тему Хокаге.
  В спорах о необходимости создать полноценный лабораторный комплекс с постоянным персоналом, для развития научного подхода к применению чакры, было сломано не мало копий между учеником и учителем, и это была основная причина для размолвки и похолодания отношений между ними, кроме непосредственно вопроса финансирования исследований. И Орочимару изрядно забавлял тот факт, что пошедший на примирение Хирузен, сейчас старается вовсе не для себя, чтобы он там не думал по этому поводу, а для старого друга-соперника Данзо, весьма вовремя заручившегося лояльностью кандидата в четвертого Хокаге очень приличными суммами на оборудование нормальной лаборатории, весьма интересными материалами и регулярной доставкой подопытных, пусть ради этого и пришлось взять в работу несколько запросов.
  - Ох, сенсей, запустите ответные слухи противоположной направленности, и проблема отпадет сама собой, - вздохнул змеиный призыватель, мысленно сетуя на то, что приходится тратить свое время на такую ерунду, - уж люди для этого у вас есть, а еще лучше пойдет слух, что несмотря на соперничество, элита деревни способна отложить в сторону политические дрязги и просто обменяться опытом, во имя Воли Огня, конечно.
  В предложении Орочимару сквозила едва уловимая насмешка, но пожилой шиноби предпочел ее не заметить.
  - Всё уже в работе, но я надеюсь, ты проявишь благоразумие и не дашь новых поводов для пересуд, обеспечив мне еще больше забот? - нахмурился Хирузен, сверля ученика осуждающим взглядом, отработанным за долгие годы наставничества.
  - Хорошо, Сарутоби-сенсей, впредь я буду более аккуратен, - пообещал змеиный саннин, понимая, что лекции в подобного рода стиле могут продолжаться еще долго и проще выразить согласие, вернувшись к работе, чем терять еще больше времени.
   - Надеюсь на это, - кивнул Хокаге и развернувшись, направился к выходу из помещения.
  Посмотрев ему в след, Орочимару покачал головой.
  - Сдает сенсей, - пробормотал он себе под нос, - пусть пока физическая мощь остается на уровне, но теряется гибкость мышления - раньше подобная ситуация не вызвала бы у него ни малейшего затруднения.
  
  ***
  
  - Молодец, Рью-кун, - хлопнул меня по плечу Шенесу, приземляясь рядом на диван, - теперь только и разговоров, что о твоей встрече с Орочимару и почти все внимание любопытных сосредоточено на дальнейшем развитии событий на политическом фронте, никто и не думает смотреть в сторону Хьюга!
  - Со стороны у них что-нибудь заметно? - поинтересовался у дяди, сто процентов уверенный о наличии если не наблюдателей, то хотя бы людей, временами отслеживающих шебуршения в клане белоглазых.
  - Хьюга сейчас активно пытаются повлиять на общественное мнение в пику нашей коалиции, так что активность рядовых членов у них большая, - пожал плечами старший шиноби, - за таким занавесом можно спрятать что угодно даже от своих, особенно, если действовать с должной осторожностью, но по моим прикидками, все должно решиться недели через две.
  - Почему именно через этот срок? Хизаши ведь еще должен создать печатей как бы не на всех членов побочной ветви, - вздернул я бровь в удивлении, - а это даже у меня займет около недели, а у начинающего создателя фуин - как минимум месяц.
  - У него совершенно определенно имеются близкие сторонники, получившие доступ к способам создания - так и распространение пройдет намного незаметней, - пояснил глава клана, - а уж если имеется кто-то из главной ветви...
  - Судя по старику Хиши, вполне вероятный вариант, - пришлось мне согласиться с его выводами.
  Хех, но какова ирония - операцию освобождения побочной ветви по сути подготовил и организовал шиноби из главной ветви, что своих родственников и заковали в кандалы в виде печати.
  - Ладно, оставим пучеглазов, - позволил себе шуточку дядя и внезапно, сделался очень серьезным, подавшись впереди и сверля меня тяжелым взглядом, - лучше скажи, когда ты на представление приведешь ко мне свою ученицу?!
  Очевидно, эта тема занимала его куда больше, чем скорый переворот в крупнейшем клане Конохи. Настолько, что он даже не поленился заглянуть в гости.
  - Завтра, завтра приведу, - подался я назад, успокаивающе поднимая руки в жесте сдачи.
  Малышка Анко буквально схватывала на лету использование чакры и вполне на уровне освоила не только два из трех начальных ниндзюцу, а физически и по объему резерва уже могла дать фору клановым детям старше себя на год, при том, что заниматься стала позже них, благодаря моему комплексу и собственным усилиям, так что можно и демонстрировать.
  - Отлично, тогда жду тебя с ученицей завтра утром и позову старейшин, - довольно кивнул дядя.
  
  Глава 17.
  
  На следующий день встав пораньше, я приготовил себе завтрак и покушав, пока родные спали, побежал в деревню за личной ученицей. Вчера я старшую Митараши предупредил, отправив клона, так что меня ждут и Анко должна быть накормлена, напоена и готова к важному моменту. Конечно, хотелось бы мне немного оттянуть момент ее представления главе и старейшинам клана, чтобы нормально отработать все три начальные техники, но раз уж дядя закусил удила, решив не ждать лишние несколько дней...
  Стоило мне только появиться на пороге дома, как дверь раскрылась и показалась Акико, облаченная в строгие традиционные одежды темно-синего цвета, а за ней выглядывала и младшая Митараши, чьи свободные штанишки и крепкая курточка на майку как нельзя лучше подходили для физической активности. Мать хотела ее одеть в похожую на свою одежду, чтобы произвести хорошее впечатление, но я это дело вовремя пресек - Шенесу со старейшинами будут оценивать вовсе не умение одеваться и внешний вид, а потенциал и возможности моей личной ученицы, что означает наличие физической активности и малявка будет выглядеть просто смешно, пытаясь просеменить в таком виде полосу препятствий, не говоря уж о результате.
  - Готовы? - спросил я их.
  Естественно, с планом поселения в клановом квартале, привести я решил не только Анко, но и ее мать, тем более, немного поддержки вовсе не помешает.
  - Мы готовы, Рью-сама, - за обоих твердо ответил старшая Митараши.
  Кивнув, я уж хотел положить руки им на плечи и перенести шуншином к клановому кварталу, но приглядевшись к девчушке, едва удержался, чтобы не скривиться, бросив недовольный взгляд на бывшую куноичи - зная ее, наверняка Акико постаралась, застращав ребенка нотациями и требованиями до нервной дрожи и готовых хлынуть слез, ведь я не придавал этому особого значения и стремился добиться такого же отношения и у ученицы. Я понимаю, что встреча подобного уровня для бескланового шиноби очень редка и значительна, особенно тогда, когда от этого зависит благополучие твоей семьи, но в данном случае, это совершенно неуместно и грозит нервным срывом ребенка, чакра там или не чакра. Иногда, местные традиции и воспитание меня порядком выбешивают, благо, хоть сам не нахватался, а появившееся во взгляде Акико за последнее время благоговение и даже преклонение, начинают откровенно мешать, как в этом случае и с этим необходимо что-то делать, дабы она не наломала дров от излишнего усердия. Порой, я забываю, что ей даже двадцати еще нет, сама недавно была соплюшкой, а в последние годы бывшая куноичи сильно болела, довольно редко выбираясь из дома и это сказывается даже в таких вот моментах, когда Акико могла бы и сама сообразить о неуместности совершаемых действий.
  Вздохнув, я присел перед ученицей на колени, оказавшись на одном уровне глаз и взял ее холодные, потные лапки в свои.
  - Анко-чан, забудь все, что там тебе наговорила мама, она хоть и умная, но в некоторых вопросах такая дурочка, потому что сама еще очень молода, - не стал смягчать слов, заставив упомянутую личность вздрогнуть и отвести взгляд, а малявку широко распахнуть глаза, - ты уже моя личная ученица и даже глава клана со старейшинами с этим ничего не смогут сделать, да и не будут, так что не переживай зря.
  - Правда? - шмыгнула носиком девочка.
  - Правда-правда, - уверенно подтвердил ей и продолжил, - просто я неоднократно рассказывал им про такую талантливую и усердную ученицу, в отличие от клановых лентяев, вот они и хотят посмотреть на маленькую Анко-чан в живую, а для меня это шанс похвастаться перед ними, ты ведь дашь мне возможность утереть нос излишне недоверчивым старикам?
  - Анко усердная и много трудится! - зажегся огонек решимости в глазах девочки и она потрясла сжатым кулачком в небо, очевидно, грозя упомянутым старикам.
  - Отлично, тогда сейчас быстренько сбегай умыться и помыть носик, а то, что это такое - настолько грозная куноичи, но шмыгает носом, - улыбнулся ученице, про себя облегченно вздохнув, что маленькая провокация удалась.
  Кивнув и потерев уголки глаз, где еще недавно грозили сорваться капельки слез, младшая Митараши согласно кивнула и умчалась в дом, а я повернулся к ее матери, стерев улыбку с лица и грозно нахмурившись.
  - Акико-чан, немедленно прекрати мне портить ребенка, - тихо потребовал от девушки и тут же пригрозил, - иначе не посмотрю на возраст и выдеру так, что мало не покажется! Ее отношение к разным событиям формирую только я и никто больше! - довольно резко высказался, но по местным меркам я был полностью в своем праве.
  - Х-хорошо, Рью-сама, - пробормотала бывшая куноичи, сперва широко распахнув глаза, а затем внезапно густо покраснев и потупившись.
  Несколько мгновений я просто недоуменно на нее смотрел, гадая, откуда такая реакцию, но потом прокрутил в голове сказанное и закатил глаза, едва удержав потянувшуюся к лицу руку.
  - Ремнем по попе, Акико-чан, а не то, о чем ты подумала, - вздохнул я.
  Походу, гормоны гуляют не у меня одного. Но тему развить не дала примчавшаяся Анко, с мокрой челкой, но выглядевшая ощутимо веселее.
  - Я готова! - объявила она, широко улыбаясь и уперев кулачки в бока.
  Чудо, а не ребенок, вот бы еще и моя маленькая капризуля такой была, а то взяла привычку мотать папе нервы, устраивая истерики, чуть что не по ней.
  - Давно пора, - кивнул ей и одной рукой с небольшим применением чакры, забросил на плечи взвизгнувшую от неожиданности девочку, сразу же уцепившуюся за волосы, схватил старшую Митараши за плечо и применил шуншин, оказавшись спустя мгновение около ворот в клановый квартал. Не обращая внимание на заранее предупрежденных дежурных, я сделал пару шагов, преодолев вместе с гостями почти не ощутимый защитный барьер и со вторым шуншином оказался рядом с домом главы Нара. Мазнув рукой по ограде вместе с импульсом чакры, я доложил о своем прибытии через защиту, не пропустившую бы не зарегистрированных личностей дальше пары метров и через пару мгновений из дома выглянула Сецура, дав разрешение на проход.
  - Проходите, - помахала рукой тетя, кинув несколько любопытных взглядов на посетительниц, на мгновение задержавшись на верхних достоинствах старшей, после чего понимающе посмотрев на меня, - Шенесу со старейшинами уже вас ждет на тренировочном полигоне.
  - Знаю, - закатил глаза на ее безмолвный намек, но объяснять ничего не стал, направившись в обход дома, так и не снимая ученицу с плеч.
  На заднем дворе действительно стоял Шенесу, что-то обсуждая с двумя пожилыми соклановцами, но заметив наше появление из-за угла дома, все трое тут же переключили внимание, удостоив Акико лишь беглого осмотра и сосредоточившись на маленькой наезднице. Чуть сильнее сжавшиеся ручки на волосах показали, что Анко все же волнуется. Успокаивающе похлопав ее по ножке, я снял ученицу с плеч и опустив на землю, за ручку чинно подвел к троице.
  - Шенесу-джи, Ииро-сан, Нарису-сан, позвольте представить вам мою личную ученицу Анко Митараши и ее мать, Акико Митараши, - представил гостий, одновременно складывая свободной рукой вне поля зрения малявки несколько знаков.
  Девочка волнуется помогайте.
  - Какое красивое имя, - тут же защебетала Нарису Нара, присаживаясь перед оробевшей Анко, стремившейся спрятаться за мою штанину и по-доброму ей улыбаясь.
  - В самый раз для такой красивой девочки, - согласно кивнул Ииро, поглаживая почти полностью белоснежную бороду и тоже добродушно улыбаясь, - пусть у меня не такое красивое имя, но Ииро мне тоже нравится, как думаешь?
  Полностью завладев вниманием Анко, они без всяких проблем вытянули ее на разговор, презентовали словно по волшебству появившиеся кулек сладостей и даже маленькую куклу, за пару минут заставив забыть все страхи и широко улыбаться. Я вздохнул с облегчением и даже некоторой завистью - сразу видно обширный опыт в воспитании, ведь оба престарелых Нара не только занимают пост старейшин в клане, но и заведуют обучением подрастающего поколения, не гнушаясь проводить занятия лично. Не даром же из пяти старейшин, совет этих самых старейшин отправил именно их оценить потенциал ученицы. А еще, эта парочка буквально за семь минут вытянула из девочки всю подноготную так, что последняя этого даже не заметила, показав настоящий высший класс. В живую наблюдая за процессом с дядей и скромно пристроившейся чуть позади Акико, я даже немного усомнился, что сам устою перед такой профессиональной обработкой, несмотря на все соответствующее обучение, если не буду о подобной попытке знать заранее. Куда уж тут устоять ребенку.
  - Как насчет показать нам свои умения на практике? - вклинился в разговор Шенесу, едва в нем возникла небольшая пауза, очевидно, услышав все, что хотел.
  - Эм, а где? - недоуменно огляделась девочка, привыкшая проходить небольшую полосу препятствий дома, постоянно мной модифицируемую.
  Ее отец Шиори оборудовал за домом небольшую площадку как раз для этих целей, но не успел толком завершить, попавшись нукенинам.
  - Сейчас покажу кое-что интересное, - самодовольно хмыкнул старик и сложив несколько печатей, впечатал ладонь в землю.
  Спустя мгновение, на полигоне земля начала вздыматься и опадать, формируя стены, рвы, столбы, ямы и прочие вещи, являющиеся необходимыми атрибутами полосы препятствий.
  - Ого, удобно, - вежливо захлопала в ладоши ученица, но без явного энтузиазма.
  Ииро кинул недоуменный взгляд на меня - данный трюк всегда срабатывал на только начавших обучение детях.
  - Я ее водил на наши с Сакумо Хатаке тренировки, - пояснил ему с некоторой гордостью, заставив покачать головой.
  - Боюсь, после такого, Анко-чан едва ли кому удастся впечатлить ниндзюцу, - хмыкнула престарелая куноичи и без всяких печатей плюнула в сторону сформированной полосы струей воды, очень быстро наполнив все необходимые объемы.
  - Сенсей также изменяет препятствия для каждого занятия, - "успокоила" старика девочка.
  Собственно, во времена обучения я хоть и реагировал куда спокойнее сверстников, но тоже впечатлился, позже взяв на вооружение и вытягивая манипуляции дотона в основном на контроле и объемах чакры, чем тренировке сродства.
  - Давай, Анко-чан, покажи результаты наших тренировок, - погладил я девочку по голове.
  - Да, Рью-ни, - уверенно кивнула она и побежала к началу полосы, ожидающе на меня посмотрев.
  - Давай, - махнул ей рукой, засекая время на часах.
  На приличной скорости сорвавшись вперед, она как маленький паук вскарабкалась на шестиметровую стену, ловко перебирая всеми конечностями по гладкой поверхности, перемахнула через нее и приземлившись с приличной высоты без всяких проблем, рванула далее, перебежав яму с тупыми кольями по тонкому прутику в палец толщиной, даже раскачивавшемуся под ее весом.
  - Она укрепила его чакрой, - пробормотал себе под нос Шенесу, внимательно следя за перемещением маленькой фигурки, - иначе прут сломался бы посередине даже под столь малым весом.
  - Не только - она еще и чакрой к нему прилепилась, иначе бы подпрыгивала при каждом шаге, - отозвалась сбоку престарелая куноичи, наблюдая не менее внимательно.
  Анко, тем временем, преодолела очередное препятствие и не сбавляя хода, вспрыгнула на высокие столбы и принялась перепрыгивать с одного на другой, несмотря на более чем приличное расстояние между ними - четыре метра - позволяя себе немного покрасоваться оборотом в воздухе и приземлением на руки, с последующим прыжком уже из такого положения.
  - Отличное усиление тела для ее возраста, - покивал Ииро, теребя кончик своей бороды.
  Девочка с легкостью приземлилась с последнего столба и сохраняя набранную скорость, промчалась по заполненной водой яме, как по твердой земле, даже не оставляя кругов на воде, заставив Шенесу довольно крякнуть от демонстрации контроля на уровне чунина. Остаток полосы, она пролетела с такой же легкостью и преодолела финишную арку всего через полторы минуты после старта.
  - Молодец, Анко-чан, я тобой горжусь, - похлопал я показательному выступлению.
  Не всякий клановый восьмилетка пройдет такую полосу, не говоря уж о скорости, так что похвала более чем заслужена.
  - Действительно впечатляет, - покачал головой дядя, присоединившись ко мне с аплодисментами вместе с остальными. Получив такую поддержку, девочка буквально светилась от радости, растянув рот в улыбке до ушей.
  - А теперь давай покажем нашу особую тренировку, - предложил ей.
  - Да, сенсей!
  
  Глава 18.
  
  Одним притопом ноги, я воздвиг на расстоянии примерно сорока метров десяток широких столбов с отчетливо выделенными кругами мишеней на них, после чего, под заинтересованными взглядами окружающих, распечатал из свитка кучу кунаев.
  - Готова? - спросил ее.
  - Да, - подавив лыбу, Анко видимо сосредоточилась и кивнула мне.
  Я подбросил один кунай в воздух и в тот же момент, девочка подняла руку и из пальца вырвалась тонкая нить чакры, впившись в рукоять оружия. Взмах и кунай со свистом разрезаемого воздуха отправляется точно в центр круга, с грохотом уйдя в камень почти по самое кольцо и явно намного сильнее, чем может кинуть рука генина. Я подкинул два куная, затем три. Их постигла та же участь, что и первого, с каждой новой волной все увеличивавшегося количества отправляемых в воздух снарядов, зрители были все больше впечатлены. На шести, Анко подключила вторую руку, а некоторые столбы уже начали крошиться и разваливаться, не выдержав постоянной бомбардировки острым металлом. Успешно отправив в цели девять кунаев, на следующей и последней волне, ученица промахнулась нитью чакры мимо десятого, но не растерялась и отправив девять в полет, подхватила и отправила последний следом за остальными, не дав упасть на землю. Пусть, с семи кунаев меткость у Анко начала падать, но даже с такими недочетами, это было потрясающее зрелище от такой малявки. С подобным навыком, обычные генины ей не противники. Открытый рот Акико, до сего момента не знавшей об этой нашей тренировке, был тому свидетельством. Конечно, троих ветеранов подобными трюками поразить было труднее, но учитывая возраст исполнительницы, своей цели я добился.
  - Вот теперь я верю в твои прогнозы, Рью-кун, - изумленно покачал головой Шенесу.
  Старшая Митараши облегченно вздохнула, ободряюще улыбнувшись уставшей дочери, для которой показанная концентрация стоила солидных усилий. Пока. Годика через два она сможет управляться с нитями даже во сне.
  - Кроме этого, Анко-чан освоила две из трех основных техник, - с гордостью похвастался ему, уточнив, - всего за полторы недели ежедневных часовых занятий, - и кивнул немного переведшей дух девочке.
  Она создала точное хенге своей мамы и затем продемонстрировала иллюзорных клонов уровня выпускников академии в этом хенге. Пусть это смотрелось не столь впечатляюще, как недавнее представление, но больше не меньше.
  - Полностью одобряю твой выбор личной ученицы, - хлопнул меня по плечу дядя, - а также переезд в клановый квартал.
  - Поддерживаем, - присоединились к нему куда более сдержанные в выражениях старейшины, - отличное физическое развитие и лучший контроль чакры для ее возраста, не дать такому таланту соответствующего обучения будет преступной ошибкой для клана.
  - Контроль я начал развивать первым делом, вместе с физической формой, - счел нужным пояснить соклановцам, - а вот всему остальному нужно будет обучать.
  То, что ученица пойдет по моим стопам в ирьенины, помимо других направлений искусства шиноби, когда достаточно для этого подрастет, даже не обсуждалось.
  - Не волнуйся, Рью-кун, мы этим займемся и определим наиболее подходящие группы для обучения Анко-чан всему, что полагается знать успешной куноичи.
  - Не сомневаюсь, Нариса-сан, - повернулся я к пожилой куноичи.
  - А комплекс упражнений для нее ты разрабатывал лично? - спросил Ииро, скорее стремясь подтвердить собственные выводы, чем действительно задавая вопрос.
  - От начала и до конца, с учетом строения тела и свойств чакры, - подтверждающе кивнул, - конечно, с возрастными изменениями его придется корректировать, но с этим справится и ирьенин третьей степени, имеющий соответствующий опыт, поскольку, база останется неизменной.
  Старейшины переглянулись и едва заметно друг другу кивнули.
  - Тогда, у нас вопросов больше нет, - объявил Ииро, - можешь вести Анко-чан отдыхать, а когда закончат с переездом, я сам загляну оценить объем необходимых занятий.
  Ну да, к самым маленьким ее не запихнешь.
  Хмыкнув - и так было ясно, что они хотят поболтать без свидетелей - я взял за руку устало улыбавшуюся девочку и повел на выход с территории дома главы, махнув следовать за мной Акико.
  - Ну что, все оказалось не так уж страшно? - с мягкой улыбкой спросил ученицу.
  - Да, Ииро-сан и Нариса-сан очень добрые, - покивала Анко, после чего продолжила, почти заставив меня споткнуться на ровном месте, - и глава клана оказался намного меньше и вовсе не уродливым.
  - Ладно рост, но почему он должен быть уродливым? - изумленно спросил я, косясь на вероятную виновницу такого мнения малышки.
  - А как иначе он должен быть страшным, чтобы все его боялись? - недоуменно подняла пальчик ученица.
  Какого биджу Акико ей наговорила?! Прочистив горло и послав убийственный взгляд старшей Митараши, что не могла внятно объяснить ребенку положение вещей, заставив прийти к подобным выводам, я попытался исправить положение:
  - Видишь ли, Анко-чан, главы кланов не должны быть огромными и страшными, чтобы все их боялись и уважали, - подбирая слова, объяснил девочке, - достаточно того, что по их слову могут напасть на обидчика десятки и даже сотни сильнейших шиноби деревни, в зависимости от величины клана.
  - То есть, они могут позвать на помощь кучу сильных дядь, вроде дяди Сакумо, потому их боятся и уважают? - после непродолжительных размышлений, интерпретировала мой ответ Анко.
  - Именно, - пожав плечами, согласился я - суть она уловила верно, а остальное сейчас не важно, - с той лишь разницей, что я являюсь одним из этих сильных дядей, а когда ты подрастешь, то станешь не менее сильной тетей.
  - Я согласна стать прямо сейчас! - с энтузиазмом помотала головой ученица.
  - Прямо сейчас ты будешь отдыхать, а твоя мама - собирать вещи для переезда, - притушил я энтузиазм малявки и обернулся к упомянутой личности, - клановый дом готов, так что я отправлю с вами клона, и он обо всем позаботится, - сообщил ей, выходя за пределы защиты дома главы.
  - Хорошо, Рью-сама, - склонила голову старшая Митараши.
  Переместив шуншином гостей к воротам, я создал каге буншина и отправил с ними, после чего поспешил домой - доче обещал устроить утром тренировку вместе с призывом и если опоздаю, то опять будет крику и истерик, а Ньярла будет только подзуживать, мелкая вредительница. Вот соберусь с духом и устрою порку обеим, чтобы не повадно было и никакие грустные глазки им не помогут.
  
  ***
  
  Проводив взглядом юношу и его спутниц, трое Нара переглянулись.
  - Третья? - вопросительно вздернул бровь старик, поглаживая бороду.
  -Судя по объему груди - очень может быть, как раз в его вкусе, - многозначительно ухмыльнулся Шенесу, давно успевший подметить предпочтения племянника.
  Но не успели присутствовавшие мужчины развить столь интересную тему, как схлопотали от сухонькой старушки молниеносные подзатыльники каждый.
  - Хватит болтать не по делу, - закатила она глаза, не обращая внимания на возмущение бурчание мужчин, - юная Анко-чан продемонстрировала несомненный талант уже в таком возрасте, что редкость и в более крупных кланах, не говоря уж про наш и большая удача, что Рью смог ее найти и разглядеть потенциал.
  - Вечно ты все веселье портишь, как будто сама не будешь обсуждать поднятую тему со своими подружками и знакомыми, как только появится такая возможность, - тихо фыркнул Ииро, но уловив опасный блеск в глазах коллеги, предпочел не рисковать и поддержать более безопасную тему, - если Рью-кун продолжит тренировать девочку столь же результативно хотя бы в ближайшие пять-шесть лет, то на выпуске из академии, ей и большая часть клановых чунинов не будет годиться в подметки, - он покачал головой и повернулся к главе, - и когда задумка твоего племянника с соперничеством сработает, клан получит в новом поколении действительно сильных куноичи.
  - Кацуми не менее талантлива, просто ей не хватает мотивации, - хмыкнул Шенесу и расплылся в широкой улыбке, - а ведь на подходе еще один ребенок и если тенденция сохранится, то Нара впервые окажутся действительно грозной силой в ближайшие пятнадцать-двадцать лет и я буду спокоен за будущие поколения.
  Трое ветеранов отлично понимали всю ценность талантливых детей, ведь даже один гений упрочил положение клана как лидера в тройственном союзе, увеличил значимость на политической арене Конохи, а также лично поспособствовал увеличению защищенности клана, выживаемости его членов и просто общему благосостоянию одними только отчислениями в казну от продаж печатей. А если таких гениев будет несколько...
  - Нам очень повезло, что у Рью-куна имеется несомненный талант учителя, ведь собственная огромная сила далеко не всегда означает способность подтянуть всех учеников до своего уровня, - покачала головой Нариса, - пока это удалось только Хирузену Сарутоби, а вот Джирайя оказался на этом поприще куда менее успешным.
  - Кто мог знать, что решение разрешить брак Саи-чан с тем ловеласом Узумаки окажется настолько удачным решением? - ехидно усмехнулся Шенесу старый шиноби.
  Глава Нара только закатил глаза, но дальновидно не стал отвечать на шпильку - в отличие от отца, он был полностью против подобного союза, поскольку, Рюта Узумаки успел здорово погулять по Конохе и прославиться своим ветреным нравом и способностью менять любовниц чуть ли не каждый день. Едва ли отличная партия для любимой младшей сестры и запасной наследницы клана, несмотря на очевидные плюсы усиления крови главной семьи. Оставалось только радоваться, что Рью хоть и перенял некоторые черты отца, но оказался удивительно основателен и последователен в своем выборе партнерш, руководствуясь принципом "все в клан", вместо того, чтобы разбрасываться своим семенем где попало, как поступает большинство шиноби кланов, не обладающих ярко выраженным кеккей генкаем, вроде додзюцу.
  - Шенесу-кун, ты поднимал вопрос посещения Рью нескольких наших вдов? - спросила престарелая куноичи, бросив раздраженный взгляд на коллегу.
  Она уже не раз поднимала эту тему с главой клана, как старейшина, весьма беспокоящаяся о сокращении численности членов клан в результате естественной убыли, так и в результате потерь в боевых действиях, независимо миссия это или мировые войны. Увы, но шиноби Нара вовсе не стремились к восстановлению прежней численности естественным путем в необходимых масштабах, редко когда заводя больше двух детей, а то и вовсе довольствуясь одним, как сам Шенесу и его сестра, вот и приходилось заботиться этим вопросом совету старейшин, выбирая перспективных шиноби для оплодотворения потерявших мужей бездетных вдов, тем более, сейчас клан мог позволить себе и не такие траты, несмотря на общее сокращение выполняющих миссии членов, а уж если в данном случае, дети унаследуют таланты отца хотя бы наполовину или четверть, то будет просто прекрасно.
  Не держи кто-нибудь из совета руку на пульсе в отношении популяции и Нара через поколение-другое рисковали оказаться на уровне Хатаке или Шимура, не насчитывавших больше пары десятков членов.
  - Конечно упоминал, но прямого ответа не получил, да и едва ли получу, пока не даст добро Сая и Линли, - развел руками Шенесу, - но тут действуй сама, а мне моя жизнь еще дорога, чтобы рискнуть и пытаться требовать разрешения племяннику пуститься во все тяжкие.
  И как на зло, жена стала на сторону сестры в этом вопросе, реагируя соответствующим образом и не желая понимать нужды клана и необходимость долгосрочного вложения в человеческий ресурс.
  - Мужчины, ни в чем на вас положиться нельзя, - вздохнула куноичи, насмешливо хмыкнув, - ладно, займусь этим сама.
  - Отлично, о результате расскажешь мне, - заметно обрадовался скидыванию ответственности шиноби, закрывая тему и возвращаясь к причине собрания, - что касается Анко-чан, как только Митараши переедут, составите для нее индивидуальный план занятий и если это будет возможно, сделайте хотя бы одно занятие с Кацуми.
  - Не учи ученых, - почти синхронно фыркнули старейшины, - сделаем все в лучшем виде и будем внимательно следить за обеими.
  - Тогда, я больше не буду вас задерживать, - кивнул им Шенесу.
  Ииро и Нариса слегка поклонились и поспешили удалиться - как и в любой день, дел у них было много и необходимо было успеть все запланированное.
  
  Глава 19.
  
  Новую встречу змеиный саннин назначил у себя в лаборатории, официальной, естественно, по "политическим причинам", как он сообщил посланному клону, что должен был об этом договориться и передать Орочимару небольшой список выбранных техник для подготовки. Сам я давно уже написал свиток из трех запрошенных ниндзюцу и просто прихватил его с собой, когда отправился к рабочей вотчине джонина с визитом в назначенное время.
  Это бы небольшое двухэтажное здание на отшибе деревни, почти у самой стены, недалеко от ворот, ведущих в Лес Смерти, откуда Орочимару приходится добывать себе подопытные образцы для экспериментов. По крайней мере, так считает вся деревня с подачи двух стремных стариков, но главы кланов отлично знают, что настоящие подопытные, использующие чакру, доставляются ученому из тюремных застенков и ничуть этому не возражают, учитывая контингент, там оказывающийся. Это либо выловленные шпионы и предатели, либо местные шиноби, совершившие серьезное преступление - Учиха баклуши не бьют, а работают очень даже эффективно, вылавливая личностей, позорящих самую мирную и безопасную деревню в мире. Несмотря на чакру и супер силы, шиноби остаются людьми, со всеми возможными внутри социума конфликтами, помноженными на не самую здоровую психику. Как не трудно догадаться, профессия накладывает свой отпечаток и трупы в спорах двух наемных убийц вовсе не редки, даже если это союзники или даже друзья.
  Дверь в здание оказалась открыта и после небольшого замешательства, я вошел внутрь, попав в сумрак после яркого солнечного дня снаружи. Небольшое применение чакры в глазах позволило быстрее адаптироваться к слабому освещению и осмотреться. Змеиный саннин не стал делать на первом этаже рабочую зону, вместо этого предпочтя оставить короткую прихожую и гостинную с парой диванов, столом и одиноким креслом, очевидно, предназначенным для хозяина. Две двери вели в другие комнаты, а в дальнем от меня углу была двойная винтовая лестница, ведущая на второй этаж и в подвальный. Помещение производило впечатление пустого и явно не обжитого, уж я-то знал, что самый умный ученик Хокаге даже ночевать предпочитал в кабинетах своих лабораторий, а не принадлежавшей ему крохотной квартирке в трехэтажном доме для одиноких шиноби. Казалось бы, человек с его доходами давно должен был прикупить себе домик, как это сделал Джирайя, даже еще не начавший зарабатывать на своих, начавших набирать популярность, книжках.
  - Орочимару-сан, - громко позвал я, чтобы оповестить о своем присутствии, не став спускаться вниз по лестнице, где ясно ощущалась его чакра.
  Спустя мгновение, рядом с ним возник источник поменьше, начавший подниматься вверх, змеиный саннин поднялся в гостинную, точнее, его каге буншин, если судить по отсутствию стихийного окраса чакры.
  - О, Рью-кун, ты уже пришел, - улыбнулся он, найдя меня взглядом и отвешивая небольшой приветственный поклон.
  - Как и договаривались, Орочимару-сан, - отзеркалил я его действие.
  - Прошу прощения, но оригинал немного не рассчитал с временем проводимого эксперимента, - вздохнул клон, разведя руками, - так что придется немного подождать.
  Собственно, заляпанный чем-то темным белый лабораторный халат, накинутый поверх обычного облачения джонина, в котором предпочитал ходить Орочимару даже в повседневной жизни, в отличие от своих напарников, как бы намекал, чем может в данный момент заниматься хозяин дома.
  - Знакомая ситуация, - фыркнул я, слегка улыбаясь - сам так же зависал, если родные не отрывали от работы, напоминая о времени и необходимости трехразового приема пищи.
  Вот только у данного шиноби напоминать некому, кроме сокомандников, и становится понятно происхождение помтоянных темных кругов под глазами. При хроническом недосыпе, даже у меня такие появлялись.
  - Ку-ку-ку, тогда вы меня понимаете, - усмехнулся клон и предложил, - как насчет чашечки чая?
  - Если можно, - кивнул ему.
  Клон удалился в одну из боковых дверей, за которой оказалась кухня, к моему удивлению, заполненная упаковками из под обедов из разных забегаловок конохи и даже не открытыми упаковками лапши, за несколько минут заварив вполне сносный зеленый чай, подогрев воду простым огненным ниндзюцу, не требующим даже печати.
  К чашке ароматного напитка, я распечатал из свитка неприкосновенного запаса, всегда таскаемого с собой, мешочек сладких печенюшек. Пусть клон не стремился составить мне компанию в перекусе, но развлек разговором, продолжив тему ниндзюцу, что была затронута на прошлой встрече и к концу третьей чашки с наполовину съеденным кульком печенья, когда из нижних помещений поднялся настоящий Орочимару, я успел узнать довольно много нового по чередованию разных ручных печатей не стандартного вида.
  - Рью-кун, прошу прощения за ожидание, но прерваться возможности не имелось, - усмехнулся змеиный саннин, одним взглядом заставив каге буншина развеяться и устало опустившись на его место в кресло.
  От лабораторного халата он уже успел избавиться и даже где-то освежиться, если судить по слегка влажным волосам. Налив себе чаю в подготовленную чашку, он с удовольствием захрустел угощением, запивая мелкими глоточками, но несмотря на кажущуюся неторопливость и плавность в движениях, очень быстро умял все, что оставалось на столе, заставив меня заподозрить, что упомянутый эксперимент или научный угар начался еще со вчерашнего дня и хозяин дома не только давно не ел, но еще и не спал прошедшей ночью, работая до утра, когда заявился я.
  - Надеюсь, эксперимент увенчался успехом? - вежливо осведомился у первого ученого Конохи.
  - Не совсем, хотя результаты были, - задумчиво потер подбородок Орочимару и тихо пробормотал, скорее всего, для себя, - так и не разобрался, почему одни приживаются нормально, а другие отторгаются.
  - Практикуете пересадку органов? - не составило для меня труда догадаться, о чем это он. - Не знал, что вы интересуетесь еще и ирьенинством, Орочимару-сан.
  Готов поспорить, что в попытке пересадить кеккай-генкай, путем пересадки органов им обладающего подопытного в простого шиноби.
  - С Тсунаде-химе или тобой, Рью-кун, меня сравнивать сложно, но кое-чего успел за свою жизнь нахвататься, - пожал плечами саннин и поднял на меня заинтересованный взгляд, - судя по всему, ты сам успел столкнуться с похожей ситуацией?
  - Рано или поздно, с такой ситуацией сталкивается любой опытный ирьенин от третьей степени и выше, - потому что это минимальное требование для проведения такой сложной операции, - и либо работает перебором, находя орган, что не отторгается организмом пациента, либо разбирается в причинах происходящего и у него получется все с первого раза, - просветил я джонина, немного горделиво улыбаясь.
  Как правило, для подавляющего большинства ирьенинов это первый вариант, а до второго доходят только хорошие сенсоры, вроде меня, или действительно гениальные люди.
  - О, судя по этим словам, причины отторжения тебе выяснить удалось? - заинтересованно подался вперед Орочимару. - Не поделишься опытом?
  - Почему бы и нет? - пожал я плечами. - Факторов, влияющих на удачность пересадки органа от одного человека или животного к другому, несколько - общий тип крови, хотя бы частичная стихийная предрасположенность и отсутствие враждебных стихий у донора с пациентом, все остальные проблемы решаются ирьениндзюцу.
  Что самое странное, несмотря на все имеющиеся инструменты и техники для исследования, местные ирьенины просто не дошли до разделения крови на несколько групп. Полагаю, наличие чакры, которой при большом желании и умении достаточно, чтобы заставить работать неработающее, сыграло решающую роль.
  - Тип крови? - недоуменно нахмурился змеиный саннин.
  - Кровь большей части людей различается, но даже в таком разнообразии можно выделить четыре группы, похожих между собой, - пояснил ему, - и в каждой группе, кровь такого человека можно переливать другому с минимальными последствиями, в то время, как человеку из другой группы такая кровь уже не подходит и может вызвать негативные реакции организма.
  Это заранее зная о такой информации, вовсе не сложно обнаружить закономерности, а вот самому дойти да такого едва ли получится без обследования десятков тысяч людей и продолжительных экспериментов.
  - Ты сам вычислил подобную закономерность, Рью-кун? - вскинул брови Орочимару, во взгляде которого появилось нечто, похожее на уважение.
  - Через мои руки прошли тысячи шиноби и куноичи, - фыркнул я, - была возможность сравнить.
  - Как интересно, я о подобных нюансах и не задумывался, - облизнулся змеиный саннин и продолжил расспросы, - а как ты определяешь предрасположенность чакры у безсознательных пациентов?
  - Обычная бумага для определения предрасположенности, - я порылся по карманам и вытащил искомое, протянув собеседнику, - добавить небольшую печать пассивного вытягивания чакры и вопрос решен.
  Приняв квадратик бумаги, Орочимару шлепнул ее себе на руку с импульсом чакры и с интересом наблюдал, как она покрошилась и сгорела, демонстрируя огонь и землю.
  - Просто и полезно, - покачал головой ученый и поднял на меня предвкущающий взгляд, мгновенно заставив вспомнить, перед кем метаю бисер, - Рью-кун, у меня как раз имеется внизу пара еще целых смертников, только недавно доставленных из тюрьмы Конохи, тебя не затруднит продемонстрировать на практике свои находки?
  - Кхм, Орочимару-сан, мы сегодня встретились для обмена ниндзюцу, - намекающе прочистил горло.
  Змеиный саннин недоуменно моргнул, выходя из исследовательского ража.
  - Прошу прощения, иногда на меня находит, - кивнул он и вытащил из кармашка жилета свиток, - вот запрошенные тобой ниндзюцу.
  - Благодарю, - принял я свиток и вручил Орочимару свой, - а это запрошенные вами.
  Орочимару взял его и мы почти синхронно развернули бумагу, быстро пробежав глазами, после чего свернул и удовлетворенно кивнули друг другу. Естественно, проверять их будем на полигоне и не лично - здоровая паранойя даже с союзниками продлевает жизнь, потому что с некоторыми и врагов не надо. Нара и Узумаки выучили это на собственном опыте.
  - А сейчас..., - многозначительно протянул Орыч, кивая в сторону лестницы в подвал.
  Согласно кивнув, я допил остававшийся в чашке чай и встал, хрустнув шеей. Ну что, пора продемонстрировать класс Орочимару? Последовав за хозяином вниз по каменной лестнице, наверняка сделанной техникой, если судить по общей грубости я оказался в просторном зале, освещаемом всего несколькими лампами, но и этого света было достаточно, чтобы разглядеть столы с наваленными кипами бумаг, двумя персональными компьютерами, сейчас стоявшими выключенными, выстроенными вдоль стен громадами аппаратов, перемигивавшихся лампочками, из которых я узнал только рентгенный аппарат. А в дальнем конце под мощными направленными лампами были зафиксированы четыре тела мужчин от двадцати до тридцати лет, буквально прикованных к операционным столам, а рядом с каждым стояли аппараты жизнеобеспечения и диагностики. То, что шиноби в основном пользуются чакрой для лечения, вовсе не означает, что нужно отказываться от техники, производимой всего в нескольких городах элементальных стран, где промышленный уровень ощутимо выше развит. У меня в лаборатории стоят похожие из страны Снега, только немного более навороченные. Видно змеиного саннина финансами не сильно балуют старые пердуны.
  
  Глава 20.
  
  Подойдя поближе, я осмотрел четырех обнаженных подопытных, один из которых уже отдал концы - судя по виду грубых рубцов на боках, послужив первым экспериментом по пересадке. Впрочем, мне до жизни и смерти преступника не было особого дела - было жалко потраченный ресурс, ведь этого шиноби вполне можно было спасти и использовать в дальнейшем еще как-нибудь, всего лишь при небольшой подготовке. А с таким расточительным отношением к ценным ресурсам, не удивительно, что Орочимару не хватает подопытных для своих исследований. Заканчивайся у меня каждый опыт смертью и пленные в свитке кончились бы уже через пол года после войны.
  - Этому я пересаживал печень, - вышел вперед змеиный саннин, указывая на труп, - но несмотря на идеально проведенную операцию, орган не принялся и это послужило причиной смерти, хотя никаких отклонений, послуживших бы причиной подобного, мне обнаружить не удалось.
  - А орган у кого извекли? - уточнил я, шлепая на только начавшее остывать тело копию продемонстрированной ранее печати.
  - Законсервированный орган из более ранних поставок, - пояснил хозяин лаборатории и на мою вздернутую бровь, пожал плечами, - я целые органы отработанного материала извлекаю и сдаю в госпиталь.
  Я на это понимающе кивнул и парой движений вскрыв труп, тут же машинально пережал поврежденные сосуды, чтобы не запачкаться кровью, поле чего извлек печень на свет. Вторая бумажка опустилась на орган и едва заметно затлела, демонстрируя остаточные следы чакры катона.
  - Что и требовалось доказать, - продемонстрировал результат коллеге, - да еще и группа крови не подходит, так что не удивительна кончина.
  Обычный шиноби еще мог бы некоторое время пожить, но все пленники имели на себе подавляющие печати, моего производства, между прочим, и находились в бессознательном состоянии, что здорово ускорило кончину после пересадки.
  - Как интер-р-ресно, - практически проурчал саннин и перевел взгляд на меня, - но полагаю, это решаемый вопрос?
  - Не с печенью, так как она в том числе служит для воспроизводства крови и тут конфликт неизбежен, - покачал я головой, использовав на органе консервирующую технику и откладывая на один из подносов рядом, очевидно, как раз для этого и предназначенных, - а вот для других органов не все так печально - достаточно заменить кровь на питательный раствор, что сможет сделать и достаточно опытный ирьенин, после чего избавиться от чакры в нем, путем накачки медицинской, что так же поспособствует скорейшему приживлению и бесперебойной работе у нового владельца.
  Не став затягивать с демонстрацией, я определил тип чакры - вода - и крови, которая совпала, ближайшего преступника, после чего, создав клона, отправил его извлекать почку у подопытного, а сам занялся тем же самым с трупом, проведя подготовку органа. Буквально минута времени и преступник обзавелся новой почкой, благодаря медицинской чакре, сразу заработавшей не хуже старой, а я повернулся к Орочимару, внимательно наблюдавшему буквально пылавшим энтузиазмом взглядом за моими действиями.
  - Как-то так.
  - А как ты определил похожесть крови? - спросил коллега, подойдя к живому и здоровому шиноби, на теле которого не осталось даже шрама, проведя быстрое обследование Мистической Рукой и удивленно покачал головой.
  - Точно так же, - указал я на пылающие зеленой чакрой руки Орочимару, - если можно обследовать рабоу организма, то почему нельзя сделать тоже самое в отношении крови? Требуется лишь хороший контроль и достаточное для сравнения количество образцов.
  Змеиный саннин хмыкнул и после первого, проверил остальные тела, очевидно, пытаясь найти различия в их крови. Необходимый контроль у него был.
  А вообще, очень удивительно, как всего одна единственная техника позволяет заменить собой не только огромное количесво аппаратуры, но и не менее огромное количество способов влияния на тело, включая прямые, изобретенных людьми, что не могут использовать чакру. Универсальный инструмент, что позволяет ирьенинам как проводить диагностику больного, так и лечить его не отходя от кассы. Собственно, именно благодаря ей, я смог проверить очень многие разрозненные медицинские знания другого мира, что еще оставались в памяти до применения техники Яманака, а так же дальновидно перенесенные на бумагу. Солидная часть моего быстрого прогресса в ирьенинстве достигнута именно благодаря этим знаниям, даже если обычный человек не сравнится по образованию с профессиональным доктором, но за целую жизнь нахвататься можно всякого.
  - Вроде какое-то различие имеется, но слишком незначительное, чтобы точно определить, - нахмурился Орочимару, убирая руки от последнего бессознательного шиноби и отменяя технику.
  - Тут дело опыта, - развел я руками.
  Собственно, время прибывания в гостях у ученика хокаге подходило к концу, так как сегодня мы должны были только обменяться техниками и разойтись, довольные друг другом, а вовсе не зависать в лаборатории, проводя операции по пересадке органов. Но в тоже время, это был отличный шанс очень многое поменять для этого гения, с обоюдной пользой, конечно, и представиться ли такой еще в будущем при текущей политической ситуации? Хирузен ведь не будет терпеть сближение своего ставленника с ярыми политическими противниками, в отличие от Орочимару, которому на политику насрать с высокой колокольни, лишь бы давали возможность познавать неизведанное и двигать науку вперед с одной, вполне конкретной, целью. Встает только вопрос, что конкретно можно доверить этому бешеному энтузиасту от науки и насколько это будет выгодно мне? И потенциальные риски, конечно.
  - Ку-ку-ку, Рью-кун, я настолько неотразимый, что ты не можешь оторвать взгляда, - ворвался в мои размышления голос саннина, а я поймал себя на том, что очень пристально изучаю Орочимару.
  И несмотря на фирменную усмешку на лице последнего, его поза стала куда менее расслабленной, чем некоторое время назад, будто ученик Хокаге готовился отражать нападение.
  - Скажите, Орочимару-сан, а какая у в степень ирьенина? - огорошил я хозяина лаборатории вопросом, вместо того, чтобы отвечать на шутливое обращение.
  - Я сдавал на третью, но если потратить несколько месяцев на практику и подтягивание необходимых знаний, то вполне могу сдать и на вторую, - немного помедлив, все же ответил шиноби.
  - Полагаю, квалификации хватает, - пробормотал я, задумчиво потерев подбородок, после чего обратился к нему, - Орочимару-сан, за все время практики ирьенина, вам не приходил в голову вопрос, каким образом у человека можно вырастить отрубленный палец, при должном умении, естественно, когда естественной такой возможности не предусмотрено? И при этом, ирьенин, по факту, только стимулирует запуск, дает силы и подталкивает, немного направляя сам процесс, но основную работу выполняет как раз излечиваемое тело.
  - Это... сложный вопрос, который приходил мне на ум, - осторожно ответил ученый, облизывая губы, а взгляд, направленный на меня, сделался каким-то странным, словно он составил на меня определенный шаблон, а я его вдруг неожиданно начал ломать, - пусть доказательств мне получить не удалось, но полагаю, тело само помнит, каким оно должно быть.
  - Вернее, это заложено в каждом живом существе еще при зачатии, от родителей, иначе как бы человек вырастал в человека или собака в собаку? - кивнул я, продолжая гнуть свою линию и просвещать змеиного саннина о основах биологии. - Если взять очень мощный микроскоп и посмотреть на кровь любого человека, то можно увидеть, что она состоит из множества частиц, так почему нельзя предположить, что и сам человек состоит из чего-то подобного? Чего-то, что "помнит" заложенную форму и пусть не имеет возможности восстановить утерянное самостоятельно, но с внешней помощью, преодолевает природный барьер.
  Саннин уже отбросил в сторону свою настороженность и жадно слушал меня, явно понимая, про что я вел речь.
  - Ради эксперимента, я даже взял небольшой кусочек печени, есдинственного органа человека, что восстанавливается самостоятельно, поместил его в питательный раствор и обеспечил все условия для регенерации, пусть и пришлось повозиться для создания наиболее благоприятных условий вместе со способами непрерывного стимулирования, в итоге, - я сделал драматическую паузу, заставив саннина предвкушающе податься вперед, - через две недели у меня имелась вторая печень, не отличимая от оригинала!
  Тут я не врал - более двух десятков неудачных попыток, титанический круглосуточный труд клонов, позднее замененный на разработанную печать, дал именно такой результат, хотя, вырезать печень у врага намного быстрее и проще, чем выращивать ее таким трудоемким и заморочным способом. Но сама возможность... Змеиный саннин почти капал слюной на перспективы, это открывающие.
  - Это потрясающее открытие, - восхищенно выдохнул он.
  - К сожалению, технология пока не обкатана и замахиваться на что-то большее не стоит, но если получилось с органом, то почему не попытаться вырастить полноценное тело из семени, для этого природой и предназначенного?
  А еще, это страховка на случай моей смерти - соответствующая печать, что в теории перенесет мою душу в новое тело в черновом варианте уже готова, спасибо Второму и его Эдо Тенсей, но пока нет способа, как обеспечить закрепление, не говоря уж про выращенное тело.
  - Даже так, это настоящий прорыв, - облизнулся Орочимару, а его глаза буквально горели жаждой знаний.
  Хех, как и задумывалось, но я даже немного испугался его вида, но быстро поборол возникшее чувство, ведь необходимо довести партию до конца. А теперь добивающий.
  - Если Орочимару-сан желает, то я могу предоставить свои записи с выкладками и даже использованный для этого комплекс печатей, - предложил ему, уже зная ответ.
  - Конечно хочу!!!
  Вот только после первого инстинктивного порыва, Орочимару доказал, что является элитой мира шиноби - он почти мгновенно обуздал свою манию и смерил меня настороженным взглядом.
  - Все в этом мире имеет свою стоимость, Рью-сан, - нахмурился ученый, перейдя на более уважительное обращение и из его тона исчезли все покровительственные нотки, неизменно присутствовашие ранее, теперь он говорил с равным без скидок на возраст, - и более всего на свете ценится знание, тем более, настолько важное - я никогда не поверю, что вы так просто поделитесь своим открытием с конкурентом и представителем противоположного политического лагеря.
  - Естественно, Орочимару-сан, и я запрошу свою цену, - утвердительно кивнул ему.
  - Отказаться от кресла Хокаге? - предположил джонин почти безразлично.
  Было отлично заметно, что такое условие едва ли вызовет много возражений.
  - Ну что вы, Орочимару-сан, это цена могла бы быть моего клана, я же здесь от своего лица, передаю личные знания, которые, откровенно говоря, едва ли кто-то кроме вас сможет по достоинству оценить и использовать, - отрицательно помахал рукой.
  - Пожалуй, это действительно так, - вынужден был согласиться он, - Тсунаде-химе не в деревне, а остальным проще для получения органов использовать обитателей тюрьмы.
  Что поделать, обычно, из всех доступных путей, шиноби выбирают не тот, что наиболее им выгоден, а тот, что быстро приведет к цели, выражаясь метафорически. Короткая жизнь наемника-убийцы не способствует развитию терпения и способности к долгосрочному планированию, пережить бы следующую миссию.
  - К сожалению, положение второго наследника клана и семейного человека вместе с необходимостью собственного развития, не оставляют мне достаточно времени для исследований, - устало вздохнул я, - мне необходим партнер, союзник, столь же увлеченный исследователь, что не только поймет перспективность моих идей, но и сможет продолжить их развитие, возможно, в несколько другом направлении.
  - Проще говоря, Рью-сан, вы предлагаете мне место союзника и коллеги, - удивленно вскинул брови Орочимару.
  - Да, - кивнул ему, - а также, в честь создания нашего союза исследователей и ученых, я готов вложить пятьдесят миллионов рё, как расходный фонд.
  Если раньше это были для меня очень солидные деньги, то теперь, с владением столичным казино и несколькими другими доходными предприятиями, отжатыми у Данзо, я мог себе позволить и не такие траты.
  - Ку-ку-ку, как интересно, - расплылся в улыбке саннин, - это очень щедрое предложение и я не должен за него предоставить вполне определенные результаты?
  - Я похож на Сарутоби? - насмешливо фыркнул, намекая на торгашескую натуру этого клана. - Просто ознакомиться содом исследований и полученными результатами будет достаточно, естественно, со своей стороны я обещаю то же самое.
  - Похоже, это будет намного более приятное сотрудничество, чем можно было предположить, - теперь улыбка Орочимару была более искренней, - за поиск знаний и новые открытия.
  - За поиск знаний и новые открытия, - согласился с ним, крепко пожимая протянутую руку.
  
  Глава 21.
  
  Конечно, после этого я не отправился домой - необходимо было обсудить с Орочимару множество нюансов нашего союза. И первое, на чем мы оба пришли к твердому согласию, это сокрытие самого факта его заключения не только от Хокаге и компании старейшин, включая одноглазого старика, но и от коалиции кланов, против них выступающих, иначе, это будет поперек горла множеству людей и можно будет ставить крест на совместной работе. Поэтому, способ связи было решено держать через призыв змеиного саннина, благо, для транспортных змей было достаточно куска мяса в качестве оплаты, чтобы оплатить доставку довольно большого объема груза, не говоря уж о запечатывающем свитке. Орочимару нанес мне на бицепс небольшую татуировку, предназначенную для призыва одной конкретной змейки, что с легкостью и незаметно сможет найти его в любом месте. А если послание будет со стороны саннина, то татуировка будет нагреваться, сигнализируя о необходимости призыва. На месте мы и проверили работоспособность. С такой системой, засечь нас будет очень трудно, практически невозможно, исключая лишний риск.
  Так же, я предложил Орочимару изготовить стационарный комплекс, один в один как в госпитале, повысивший бы выживание его подопытных в большинстве случаев и еще несколько подобных фуин, сильно облегчающих мою работу в лаборатории, вроде диагностической, ведь через Шосен Дзюцу можно наблюдать только определенный участок тела, но никак не весь организм обследуемого разом, что иногда просто необходимо для своевременной реакции. Про подавляющие и парализующие, приобретаемые саннином на свои кровные, можно даже не говорить.
  Способ получения денег он выбрал наличными - обладая обширными связями среди поставщиков медицинского и исследовательского оборудования, Орочимару был способен закупиться самостоятельно всем необходимым, не привлекая излишнего внимания вдруг выправившимся финансовым положением. Почитав прейскуранты, я не колеблясь припахал джонина приобрести кое-что и мне - через идеальных марионеток можно было достать лишь самое основное, а уж различные медикаменты и тяжелые стимуляторы, распространение которых контролировалось в Конохе и стране Огня в основном кланами и аппаратом Дайме, можно было и не мечтать достать скрытно, не вызывая вопросов, что здорово меня ограничивало, вынуждая искать замену в печатях, что отнимало большое количество времени.
  Обговорив основные моменты, я поспешил откланяться и вернуться домой шуншином, чтобы не привлекать излишнего внимания. Изготовление всего, что пообещал ученому, точно займет меня на пару дней, но необходимая наличка у меня уже есть.
  А ведь на сегодня я еще запланировал посещение приютов, которое теперь придется перенести на более позднее время.
  
  ***
  
  Со всем приличием проводив дорогого гостя до порога, Орочимару вернулся в лабораторию и распихал живых и мертвого преступников по свиткам, между прочем, производства присутствовавшего недавно Нара. Свою роль теста они выполнили - после первого знакомства, это был вполне приемлимый способ, чтобы определить формат дальнейшего сотрудничества со свежеиспеченным джонином. Вот только результат превзошел все самые смелые ожидания змеиного саннина.
  - Ку-ку-ку, кто бы мог подумать, что простое желание заполучить очень интересные ниндзюцу приведет к столь крутому повороту?! - расплылся в улыбке гений, едва сдерживаясь, чтобы не расхохотаться во весь голос.
  Увидь его в этот момент наставник с напарниками и их хватил бы удар - искренне радующийся Орочимару, да кто в это поверит?
  Конечно, сперва джонин решил, что второй наследник Нара хочет его купить новыми знаниями и деньгами, как это произошло в свое время с главой Анбу Не, умело сыгравшего на противоречиях учителя и ученика, но несколько мгновений спустя, отбросил возникшие подозрения, пусть и продолжал умело играть сомнение. Ни один здравомыслящий шиноби даже во сне не проболтается о подобном успехе, не говоря уж о намерении с кем-то поделиться результатами, ведь это прямая дорога к такой желанной цели всех исследований Орочимару - добиться бессмертия. А последующий разговор только укрепил его в этой мысли, заставив воспринять предложение Рью-куна со всей серьезностью. Знания, огромные деньги, эксклюзивные печати и никаких требований, никаких условий, лишь заниматься любимым делом вместе с талантливым шиноби, почти столь же сильно помешанном на науке? Нара купил верность змеиного саннина с потрохами, пусть и не узнал об этом.
  Жалкие три и пять миллионов рё в год от жадных стариков, ради которых приходилось горбатиться на пахнущих душком не оплачиваемых миссиях, писать отчеты о любых тратах и терпеть их требования наглядных результатов исследований, выглядели на этом фоне настоящей насмешкой. Орочимару ни секунды не колебался, принимая столь щедрое предложение Нара, даже не пожалев одного из личных призывов, тем более, что обещанные деньги должны были отправиться с ним уже сегодня.
  Тихое шипение заставило джонина отвлечься от размышлений и взглянуть вниз. Заметив, что внимание шиноби обращено на нее, небольшая пятнистая черно-зеленая змейка с локоть длинной очень широко распахнула пасть, после чего выплюнула на пол свиток раза в два больше себя размером и тут же исчезла к клубах белого дыма. Усмехнувшись и покачав головой - Сииша всегда была деловитой и не терпела зря потраченного времени - саннин поднял свиток и расстелил его на столе. Небольшой импульс чакры к печати и Орочимару ослепил отраженый свет ламп от настоящей горы золотых слитков, пластин и палочек с клеймом центрального банка Хо но Куни, появившихся в клубах дыма на бумаге. Глядя на все это богатство, можно было не сомневаться, что здесь будет пятьдесят миллионов рё. Позволив себе немного полюбовавшись деньгами, Орочимару поспешно запечатал золото и для надежности проглотил свиток. Другого доказательства истинности заключенного с Рью Нара союза, можно было не ждать.
  - Ку-ку-ку, похоже, впереди меня ждут интересные времена, - рассмеялся джонин.
  И вопреки имевшимся ранее планам, не отказал себе в удовольствии отложить имевшиеся дела на потом и прогуляться до любимой кафешки, где подавали просто восхитительные пирожные с отменными сортами зеленого чая. Столь удачный день стоило отметить.
  
  ***
  
  Несмотря на образовавшиеся заботы, я нашел время заняться младшей Митараши после переезда, приведя к себе тогда, когда все были в доме.
  - Познакомьтесь, это Анко Митараши, моя личная ученица и с этого дня, она проживает в клановом квартале, - представил девочку своим дамам, - пусть пока она в основном будет заниматься с клановыми наставниками, но раз или два в неделю будет приходить сюда для тренировок со мной, - при этом я внимательно отслеживал реакцию самой маленькой жительницы дома, впрочем, не забыв представить и их, - а это моя мама Сая, жена Линли и дочка Кацуми.
  Аккуратно погладив Анко по голове и игнорируя выпученные в возмущении глаза Цуми, я чуть подтолкнул ее вперед, намекая, что необходимо проявить вежливость. Малявка отцепилась ручками от моей штанины и заметно нервничая, сделала шаг вперед, отвесив приветственный поклон.
  - Приятно познакомиться, я Анко, - она распрямилась и робко улыбнулась всем, - прошу позаботиться обо мне.
  - Привет, Анко-чан, - подошла к ней и присела на корточки жена, - можешь обращаться ко мне Линли-нее-сан или просто нее-сан, - улыбнулась она, - церемонии ни к чему, если Рью посчитал тебя достойной взять в ученицы.
  - Спасибо, красивая нее-сан, - кивнула малявка, широко улыбаясь и строя глазки, как я научил.
  Сенджу один момент крепилась, но долго не выдержала, сграбастав ее в объятья и вжав в свою объемную грудь.
  - Какая милашка! Рью, ты поступил правильно! - повернулась она ко мне, продемонстрировав большой палец в одобрении.
  Насмотревшись на мальчишек Нара, ленивых и норовивших прилечь при каждом удобном моменте, она окончательно уверилась, что дочки намного лучше сыновей.
  - Здравствуй, Анко-чан, - подошла и ма, приветливо улыбаясь, как только Линли выпустила свою покрасневшую и смутившуюся жертву, - можешь обращаться ко мне точно так же и добро пожаловать.
  - Хорошо, нее-сан, спасибо, - оправилась от неожиданности Анко и опять поклонилась.
  - Аааааа, - наконец нашла голос Цуми, ранее открывшая рот на такое откровенно приветливое отношение к появившейся конкурентке со стороны главных столпов поддержки в семье, - личная ученица?! Папа! А как же я!!? - с искреннем возмущением повернулась ко мне дочь, почти дыша огнем.
  - А что ты, Кацуми-чан? - пожал я плечами. - Тебя и так обучаю, хоть ты меня почти не слушаешь, капризничаешь и скандалишь, в отличие от Анко-чан, намного более прилежной и исполнительной. Зачем мне столь проблемная личная ученица?
  - Мама! Папа не хочет меня брать в личные ученицы, опять приведя какую-то девчонку со стороны! Я лучше! - мгновенно начала шмыгать носом и показательно пускать слезу Кацуми, поворачиваясь к Линли.
  - Что поделать, дорогая, - поднялась жена с колен и показательно развела руками, - превосходя клановых девочек, ты разленилась и возгордилась, вот только всегда будет кто-то лучше, как Анко-чан.
  - Уааа, это мой папа! Прекратите к нему липнуть, - заревев, дочь подбежала ко мне и вцепилась в штаны, заслоняя собой от ученицы, - сперва эти две мымры, теперь ты!
  Закатив глаза, я привычно ее отцепил и поставил в сторону.
  - Цуми-чан, веди себя вежливо.
  - Ха, может быть ты и дочь Рью-сенсея, но на этом все, детей может быть много, - состроила высокомерную мордашку Анко, точно как на репетиции, и упирая руки в бока, - я же личная ученица - это намного круче и я вырасту такой же сильной, как сенсей!
  - Ба, - повернулась к последней надежде, Кацуми.
  - Извини, золотце, но это решение Рью и повлиять на него я никак не могу, - пожала плечами Сая, демонстрируя беспомощность в этом вопросе.
  Всхлипнув, доча развернулась и умчалась в дом, заставив нас встревоженно переглянуться - неужели наставники ошиблись с ее характером и только что сыгранная сценка не принесла желаемого результата. Но через пару секунд раздался топот маленьких ножек, и я почувствовал, как начинает дергаться веко - за вернувшейся Цуми бежала Ньярла, уже немного подросшая и окрепшая на обильных харчах и моей чакре. Эта паршивка привела с собой подмогу!
  - Я вызываю тебя на бой! - встав в вызывающую позу и скривив личико в попытке выглядеть грозной, причем, никаких следов слез уже не наблюдалось, несмотря на недавнюю демонстрацию, она ткнула пальцем в сторону Анко. - И когда проиграешь, личной ученицей буду я!
  Я облегченно вздохнул и украдкой подмигнул ученице так, чтобы рыжеволосая воинственная кроха не заметила этого. Все же, клановые наставники верно рассчитали реакцию Кацуми и если сейчас она проиграет, то не успокоится, втянувшись с младшей Митараши в соперничество.
  - В любое время, - пренебрежительно фыркнула упомянутая, еще больше зля соперницу.
  - Ну ты сейчас получишь! - рванула вперед дочь, весьма неплохо усиливая себя чакрой.
  Вот только, даже не приблизившись на расстояние удара, взмыла ввоздух, подцепленная чакронитями Анко.
  - Что?! - побарахтавшись в попытках вывернуться, Цуми не смогла освободиться, а в следующее мгновение оказалась спеленута в небольшой кокон, из которого торчала только голова. Учитывая, что таким образом ученица поднимает и кидает тридцати килограммовые камни, пока недалеко, правда, но она даже не напряглась.
  - Ня, помогай! - извернулась дочь в сторону подруги.
  И сделала в общем-то верный выбор - уже умея усиливать когти, она нити с легкостью порвет, но тут уже в дело вступил я, спеленав призыв цепями.
  - Нет, Цуми-чан, вызов бросала ты и драться тоже должна только ты, а не звать на помощь, - покачал я головой.
  - Слабачка, - фыркнула Анко, освобождая поникшую проигравшую, - бросай вызов тогда, когда будешь из себя что-нибудь представлять, - молодец, Анко, это было великолепно! - Рью-сенсей, у нас будет занятие? - повернулась она ко мне.
  - Конечно, - кивнул ей, и взял за руку, поведя в сторону полигона.
  - Я это так просто не оставлю! - злобно пыхтя, погрозила ей кулачком Кацуми. - Вот увидишь! Ты очень скоро проиграешь и личной ученицей стану я!
  Анко лишь пренебрежительно помахала ручкой, даже не соизволив обернуться.
  Занавес. Все прошло как по нотам и цель достигнута.
  
  Глава 22.
  
  Посмотрев на дом женщин Узумаки, я вздохнул и решительно шагнул вперед. С момента окончания экзамена на чунина прошло достаточно времени, чтобы гнев Кушины успел остыть, наверное, и можно было разобраться в наших отношениях, оставшись, пусть не как любовники, если помидорка будет продолжать упрямиться и выказывать характер, но хотя бы как друзья.
  После возвращения Мито в Узушиогакуре но Сато, у младшей Узумаки почти не имелось здесь друзей, за исключением Микото-чан, сейчас больше занятой семьей и сыном. Оставшегося в живых напарника из команды я не считаю, потому что оба ее скорее опасались, чем испытывали какие-то дружеские чувства, учитывая статус джинчурики и ощущения от чакры девятихвостого. Оставить ее вариться в собственном соку переживаний - только лишний шанс для Минато вновь втереться в доверие. Клон Мито мне уже сообщал, что блондин вновь начал крутиться неподалеку, несмотря на то, что Джирайя его упахивает на тренировках до полусмерти, после столь фееричного проигрыша в финале. Поэтому, необходимо было срочно принимать меры, пока аловолосая красавица не уплыла из рук.
  - Прошу прощения за вторжение, - возвестил я о своем прибытии с порога, скидывая обувь и проходя в гостиную.
  Через пару мгновений раздались звуки быстрых шагов и из кухни в комнату влетела Кушина, одетая в домашнее светлое платье, оставлявшее плечи открытыми и накинутый сверху кухонный фартук - очевидно, она готовила себе еду. Голову она больше не прятала - волосы уже отросли на полтора сантиметра и куноичи щеголяла милым ёжиком, вот только брови пока отсутствовали, делая ее вид несколько странным.
  - Ты! - набычилась подруга.
  - Привет, Куши-чан, - помахал я ей, улыбаясь, а в следующий момент был вынужден уклоняться от удара в лицо, - ну вот, не успели поздороваться, как сразу драться, - прокомментировал ее нападки, уходя от следующего удара и легким отскоком разрывая дистанцию.
  - Заслужил! - возмущенно фыркнула девушка и показательно влепив кулак в ладонь, бросилась за мной.
  Но я чувствовал, что Куши-чан уже почти остыла и демонстрировала враждебность скорее из своего знаменитого упрямства, чем гнева - чакру для усиления тела она не применяла и двигалась куда медленнее, чем могла бы.
  - Ох молодежь, идите флиртовать в свою комнату и нечего здесь прыгать по гостиной, - раздался голос незаметно для куноичи подкравшегося клона Мито, заставив подпрыгнуть от неожиданности и развернуться к говорившей.
  - Ба-чан, мы не флиртуем, датебане! - негодующе воскликнула младшая Узумаки, всплескивая руками.
  - Тогда, полигон для тренировок находится за домом, нечего громить комнату, - хладнокровно отшила девушку каге буншин, но потом добавила, заставив подопечную залиться краской, - я за Хаши-куном тоже так гонялась и в итоге, все заканчивалось в постели взаимным примирением, - после чего кивнула мне, - здравствуй Рью-кун.
  - Привет, Мито-чан, - приветливо улыбнулся ей, - не возражаешь, если украду Куши-чан на некоторое время?
  -Забирай, - отмахнулась старшая Узумаки, - все лучше, чем надувшись, будет сидеть дома.
  - Эй, я не согласилась, - возмущенно воскликнула молодая куноичи и ткнула пальцем в сторону кухни, - к тому же, у меня там обед готовится!
  - Я прослежу, а вы наконец разберитесь между собой, - хмыкнула старшая Узумаки и царственно удалилась из гостиной, оставив после себя неловкое молчание.
  Впрочем, я долго не раздумывал и применив шуншин, оказался позади куноичи, сграбастал удивленно пискнувшую девушку в объятья и применил технику еще раз, мимоходом порадовавшись, что предусмотрительно оставил дверь для отступления открытой. Спустя мгновение, я появился в глубине одного из клановых парков Сенджу, самом безлюдном, естественно, и присел на стоявшую рядом скамейку, боком усадив Кушину к себе на колени и рукой обняв за талию. За это я заработал ощутимый удар локтем под дых, но к счастью, на этом все и ограничилось - вырываться она не спешила.
  - Что бы ты там себе не думал, я на тебя сердита, датебане! - недовольно пробурчала красавица, складывая руки на груди и старательно отворачиваясь.
  - Да-да, я это прекрасно ощутил вот только что, - вздохнул на ее заявление, - и готов отрабатывать прощение.
  Активировав Шосен Дзюцу одной рукой, я другой мягко повернул голову девушки ко мне и провел по гладкой коже над глазами, после чего, создал тонкий слой воды перед лицом девушки.
  - Так лучше? - улыбаясь, спросил у нее.
  Немного порозовев, Кушина внимательно осмотрела вновь выросшие, пусть совсем немного, брови и проведя по ним пальчиком, кивнула, бросив на меня взгляд, но тут же опустив его вниз.
  - Спасибо.
  - Не за что, - улыбнулся я, вновь возвращая руку на талию аловолосой красавицы.
  Жутко хотелось спросить, стоило ли столько времени страдать, когда весь вопрос решался десятью минутами работы хорошего ирьенина, чтобы вернуть прежний вид, но я благоразумно промолчал, потому что - женщины. Из-за сломанного ногтя могут устроить часовую истерику, и пусть, особенности профессии с соответствующим воспитанием прививают способность мыслить прагматично, но кто из мужиков может с уверенностью поведать о творящемся в их головах?
  Повисшее неловкое молчание можно было нарезать кусками, а я в очередной раз вспомнил, почему предпочитаю, кроме собственных вкусов на сформировавшиеся фигуры, выбирать в партнерши уже повидавших жизнь куноичи, точно знающих, чего они хотят в отношениях и даже готовых закрывать глаза на недостатки партнера, а не действуя только на эмоциях, как поступают девчонки вроде Кушины. Я уже и забыл, как поступал в таких случаях тот, проживший свою молодость в другом мире, а мне приобрести подобный опыт не довелось.
  - Куши-чан, - вздохнул, когда понял, что такое молчание может растянуться надолго, - я прошу прощение, с моей стороны было бестактно подобное поведение.
  В конце концов, от меня не убудет извиниться, чтобы сохранить с помидоркой хорошие отношения - не чужая, чай, сколько лет друг друга знаем и разрывать отношение из-за совершенно детских обид не хочется, хотя, сам я считаю, что пару раз, что дал красноволосой куноичи себя поколотить, вопрос со справедливым возмездием полностью исчерпали.
  - Как будто одного извинения будет достаточно, - надув губки, пробурчала Кушина, - я тебя еще не простила.
  - Готов искупить вину любым способом, - улыбнулся юной куноичи, коснувшись губами бархатного плечика и заставив пробежать мурашки по коже красавицы.
  - Знаю я твой любой способ, бабник, - зарделась она, бросив на меня искосый взгляд и слегка ущипнув за руку, что машинально поглаживала талию.
  - Эй, я приличный молодой шиноби, всегда берущий на себя ответственность, - состроил оскорбленное выражение лица, - а если сравнивать с приключениями посещавших Коноху Узумаки, то вообще отличаюсь изрядной скромностью и постоянностью.
  - Пфф, яблочко от яблони не далеко падает, - явно намекая на похождения папаши, чтоб ему икалось.
  Кушина закатила глаза и поерзала, устраиваясь поудобнее, после чего заявила:
  - Вырастишь мне новую гриву волос до попы, чтобы была пышнее старой.
  - Не вопрос, все знакомые куноичи будут завидовать, - усмехнулся я и притянув ее к себе поближе, спросил, - больше не будешь драться?
  - Не буду, - уткнулась Узумаки головой мне в грудь, - но знаешь, каким обидным был твой смех? И сенсей тоже усмехался, когда меня поздравлял с победой, а ба-чан насмехалась, что это мне наказание за излишнюю гордость и самомнение, вместо того, чтобы поддержать, датебане!
  - В чем-то она даже права, - погладил я девушку по голове, - принимай ты соперницу более серьезно и такого финала можно было бы избежать.
  - Сама Асани никогда не смогла бы выдать подобной силы ниндзюцу, - фыркнула Кушина, - это все твои свитки виноваты!
  - Ну так у мечников Тумана тоже есть уникальные мечи, что дают им большие преимущества, ты же не будешь жаловаться, что обладание ими нечестно? - вопросительно вскинул я бровь. - Мы не самураи с их честью и использует в битве любую возможность победить.
  - Да знаю я, просто обидно очень получить такую победу, - вскинулась красавица, - еще и команда распалась, Сакумо-сенсей вернулся к выполнению миссий, а Мито-ба-чан перестала меня обучать, а потом вообще вернулась в Узушио, оставив клона, Микото-чан занята ребенком, а ты... и я оказалась одна.
  - Погоди, Мито отказалась тебя обучать? - выловил я в потоке жалоб.
  - Ну, она сказала, что я уже взрослая девочка и должна приучаться к самостоятельности, - шмыгнула носом Кушина.
  Осмыслив сказанное, я сперва замер, а потом глубоко вздохнул и потер рукой лоб.
  - Что? - недоуменно посмотрела на меня она.
  - Куши-чан, скажи пожалуйста, кто такой чунин? - спросил куноичи, посмотрев ей прямо в глаза.
  - Эмм, лидер? - неуверенно предположила девушка.
  Было бы удивительно, если бы она это не знала - в течение всего экзамена об этом твердили как экзаменаторы, так и Хокаге.
  - Правильно, лидер, самостоятельная боевая единица, способная вести за собой других, - кивнул ей, - так почему ты хочешь, чтобы к тебе окружающие продолжали относиться как к генину, водя за ручку? Почему ты не хочешь включать голову и думать? - легонько постучал я кончиками пальцев Кушине по нахмурившемуся лбу. - Дальнейшее развитие - только твоих рук дело, так что идешь в библиотеку, изучаешь свитки и книги, если что-то непонятно, то спрашиваешь у Мито-чан, как это делал я. Самостоятельно ищешь партнеров для тренировок или занимаешься в одиночку. Не стоит ждать, что кто-то будет указывать делать то или это, продолжая возиться с тобой как с ребенком. С момента становления чунином, твоя жизнь в твоих руках и только ты решаешь, как ей распорядиться.
  После моей речи, Кушина сильно загрузилась, очевидно, примиряя к текущей ситуации мою точку зрения и результат ей явно не нравился, если судить по недовольному выражению лица. Эх, нужно было Мито отдать ее в руки клановых учителей и наставников Сенджу обучая самостоятельно только печатям, а не самой взяться воспитывать - тогда бы не вылезали подобные косяки, когда приходится элементарные вещи разжевывать, что клановые бойцы знают уже с раннего детства.
  - А ты тоже после становления чунином так поступал, - отмерла юная Узумаки, что-то для себя решив.
  - Куши-чан, после получения звания, моя команда отправилась на войну, где спокойная учеба и тренировка - роскошь, и приходилось знания схватывать на лету, - покачал я головой, на мгновение вспомнив то опасное время и как повезло выжить всей команде, ведь двух третей того выпуска академии уже нет, - те, кто не смог перестроиться - давно кормят червей, а до этого я таким образом жил с малых лет, или забыла, во сколько получил звание ирьенина низшей степени?
  - Да-да, гений Нара и все такое, - пробурчала девушка, отводя взгляд, - как я могла забыть?
  - Если хочешь, то я могу помочь тебе со спаррингами, - предложил ей, так как со своим покровом, она уже почти на моем базовом уровне оказалась, если судить по финалу экзамена на чунина, - или можешь поговорить на этот счет с Сакумо-саном, думаю, он не откажет, а тебе пойдет на пользу сражение против сильных противников, что нельзя задавить с наскока.
  Пусть Асани уже сбила спесь с помидорки, но джинчурики по любому будет махаться с себе подобными или эС-ранговыми врагами во время будущей войны, так что чем раньше Кушина оценит свои силы против кого-то подобного уровня, тем больше будет мотивация к учебе.
  - Ты правда готов мне помочь? - посмотрела мне в глаза девушка. - Ну, после всего...
  О, в Куши-чан проснулась совесть?
  - Тебе достаточно просто попросить, - пожал я плечами и ухмыльнувшись, опустил руку с талии чуть пониже на приятную округлость, - вот только про награду забывать тоже не стоит.
  - Кто бы сомневался, что ты своего не упустишь, бабник, - хмыкнула куноичи, не сильно ткнув меня пальчиком в грудь, но и не подумав слезать с коленей, лишь провокационно поерзав и добившись естественной ответной реакции.
  Похоже, кто-то тоже соскучился.
  
  Глава 23.
  
  Обещанные Орочимару комплексы печатей я закончил делать только через полторы недели, несмотря на то, что изначально рассчитывал на меньший срок - пришлось повозиться с выбором способа нанесения, так как доступа в секретную лабораторию, чтобы выбрать подходящее место для начертания, мне саннин не даст, несмотря на заключенный союз. Необходимо было сделать комплексы мобильными или около того, так что я предпочел использовать несколько гранитных плит, что можно сложить вместе и пролить чернилами по продолбленным канавкам, активировав печати. При необходимости плиты разъединяются и переносятся в другое место, где процедура повторяется вновь. Пусть такой способ несколько неудобен, по сравнению с использованием большого полотна бумаги, который можно просто свернуть, но зато намного более долговечен. Более-менее отработав процедуру, я сделал еще два комплекса, которые передал клану с расчетом на использование в будущем юными личинками ирьенинов, и их сразу же разместили в подготавливаемой клинике. У клана и кроме меня имеются ирьенины, пусть не так много, как хотелось бы, но для них это будет ощутимым подспорьем на тот случай, если я буду на миссии или войне, а квалифицированная медицинская помощь понадобится вот прямо сейчас. Впереди маячила необходимость создания защиты еще и на эту собственность клана, но только после того, как здание будет подготовлено и завершено оборудование. Так же, у меня наконец дошли руки для создания неброского, но достойного обмундирования идеальным марионеткам, сразу всем трем, чтобы потом к этому не возвращаться.
  После чего, я послал все заботы подальше и позволил себе выходной, установив небольшую жаровню в саду, где Линли приготовила просто обалденные шашлыки, предварительно вымоченные в маринаде. Пригласили семью дяди и женщины наготовили на стол кучу всего, начиная с холодных закусок и заканчивая традиционными горячими блюдами. Я достал пару заныканных бутылочек ягодной наливки, Сецура притащила небольшой бочонок отличного вина и пока Кацуми с Ньярлой уплетали свои порции с прицелом на десерт в виде мороженного, мы дополняли вкус жареного мяса капелькой спиртного.
  - Раньше надо было устроить такие посиделки, - довольно вздохнул развалившийся в плетеном кресле Шенесу, потягивая вино из бокала маленькими глоточками и видимо наслаждаясь вкусом, - а то последнее время только сплошное напряжение и нервотрепка с этой коалицией кланов.
  Я его отлично понимал - несмотря на общую цель свержения Сарутоби, каждый клан желал добиться чего-то еще, тянув "одеяло" в свою сторону и часто, интересы пересекались, служа причинами разногласий, а глава Нара был вынужден все это разруливать и находить решение, устроившее бы всех, но не забывая и свой клан. Полный геморрой - это еще мягко сказано.
  - И не говори, - согласился я с дядей, держа стопочку домашней наливки и пропуская мимо ушей щебет собравшихся женщин, нашедших свои темы для обсуждения, - надо будет так почаще собираться и отдыхать.
  - Поддерживаю, - поднял свой бокал Шикаку и произнес короткий тост, - за то, чтобы у нас всегда было время на отдых.
  - Вам бы только отдыхать, - закатила глаза тетя, но присоединилась к тосту вместе с остальными.
  Осушив стопочку и ощутив, как огненный комок прокатился по пищеводу и ухнул вниз, я выдохнул, быстренько зажевав салатик и жаренный с ягодами рис.
  - Еще? - вопросительно посмотрел на мужиков.
  - Гулять так гулять, - махнул рукой дядя, вызвав у меня улыбку - чтобы по-настоящему набраться, одному джонину не хватит и всех тар, имевшихся на столе, не говоря уж про шесть человек, не считая одного, поскольку, наложница Шикаку пила сок из-за своего положения.
  Наполнив бокалы родни, и о себя не забыв, я поднял чарку с желанием высказать тост, когда вдалеке раздался громкий звук, заставивший меня прерваться.
  Донн!
  - Что это? - первой вскинулась Сецура, когда все замолчали.
  Раздавшийся следом звук взрыва, пусть и приглушенный расстоянием, но явно произошедший где-то в клановой части Конохи, заставил всех подскочить на ноги, забыв о расслаблении.
  - Нападение? - озвучил общую мысль Шикаку, после чего сорвался с места в сторону выхода с участка.
  - Женщины охраняют детей! - рявкнул глава Нара дернувшихся было куноичи и сорвался следом.
  Я не отставал от них, выскочив на дорогу и одним шуншином оказавшись около ворот кланового квартала. Махнув стоявшим на посту встревоженным охранникам, одним прыжком миновал их и оказавшись за пределами активировавшегося защитного барьера, весьма мешавшего восприятию сенсора, сориентировался, где начался бой, после чего, не обращая внимания на испуганные возгласы прохожих, рванул на полной скорости в ту сторону. Шуншин использовать побоялся - так и в применяемую технику влететь можно. Прыгая по крышам, я краем глаза отметил, что и другие шиноби очень быстро отреагировали на звуки сражения, на полной скорости мчась туда же, пусть и ощутимо отставая от меня. Как я начал понимать, по начавшемуся подниматься в небо дыму и огню, это происходило совсем недалеко от территории клана Хатаке.
  Со времени первого взрыва прошло всего около двадцати секунд, но количество примененных техник, ощущаемых мной вспышками, перевалило за десяток, а количество сражавшихся определить с ходу не удалось - слишком много было рассеяно в пространстве чакры, а запущенная на полную мощность клановая защита только все ухудшала, забивая остальные источники рядом. Ускоряясь чакрой, я перелетал несколько домов рядом, не беспокоясь о сохранности крыш и уже видел мелькавшие в дали фигурки, сталкивавшиеся и посылавшие друг в друга потоки огня и воды, стремительно приближавшиеся, но внезапно, откуда-то снизу повалили волнами клубы густого тумана, скрывая дерущихся и поврежденные дома вокруг.
  Когда я приблизился на расстояние, достаточное для атаки неизвестных шиноби, сражавшихся с Анбу и просто оказавшимися рядом джонинами, все вокруг уже заволок туман и мне пришлось затормозить и быстро складывать несколько печатей.
  - Футон: Дайтоппа (Высвобождение воздуха: Великий прорыв)!
  Огромное количество чакры, вложенное в ниндзюцу, позволило очистить местность вокруг, но в следующее мгновение мне пришлось рвануть в сторону - шиноби в темной одежде, с голыми до предплечья руками и закрытым маской лицом, очень быстро оказался рядом и полоснул сверху вниз когтистой рукой, умудрившись зацепить меня и прочертить четыре кровавых полосы наискосок по груди, разрывая майку. Среагируй я чуть медленней, и он бы меня выпотрошил как кок рыбу.
  Одного только взгляда на костяные лезвия, торчавшие из пальцев нападавшего, было достаточно, чтобы опознать вражеского шиноби - Кагуя! Как эти ублюдки смогли пробраться мимо окружающего деревню барьера!? И зачем? Но времени на удивление и вопросы у меня не было - не достигнув своей цели, Кагуя направил на меня свои пальцы и выстрелил костяными лезвиями.
  К несчастью для него, сообразив, с кем пришлось столкнуться, я не зевал и одним усилием воли сформировал на левой руке щит из золотистой чакры, которым успешно отбил почти все снаряды, царапина на правой ноге не в счет.
  - Стой смирно! - взревел он, прыгая ко мне, а на кончиках пальцев начали вырастать новые кости.
  Он был очень быстр, сумев с легкостью держаться на равных со мной и не позволяя разорвать дистанцию, а отличное тайдзюцу и вылезавшие в самых неожиданных местах кости, заставили меня попотеть, чтобы отделываться только незначительными повреждениями, остро жалея об отсутствии экипировки, смягчавшей бы удары. И как будто этого было мало, откуда-то сбоку прилетел раскаленный сгусток лавы с треть моего размера, под который я еле успел подставить щит, одновременно выплюнув извлеченную из печати воду прямо в грудь Кагуе. Вражеский джонин отлетел назад на пару шагов, но остался относительно цел - порвавшаяся одежда с жилетом открыли вид на костяной панцирь под ошметками окровавленной кожи в месте удара, а в следующее мгновение меня просто снесло с места, скидывая с крыши дома в воздух и суставы в левой руке болезненно хрустнули, но благодаря укреплению чакрой, этим все и обошлось. Бросив быстрый взгляд в сторону атаки, я заметил еще одну фигуру в темной одежде и маске, спешившую на помощь шиноби.
  Вот только, это же подарило мне драгоценные мгновения передышки, когда я с трудом отклонив атаку в бок, приземлился на стену дома и в этот же момент достал из печати на запястье меч.
  - Чидори Эйсо!
  Ударивший с оружия широкий луч молний, нанизал прыгнувшего следом за мной Кагуя как бабочку на булавку и благодаря инерции тела, рассек от середины груди до левого плеча, перерубая легкие и позвоночник, но даже так, смертельно раненый шиноби успел выстрелить в мою сторону несколько костяных лезвий, два из которых вонзились в бок и левую ногу, пройдя мимо самого края подставленного щита.
  Сдавленно зашипев от боли, я быстро выдернул костяные снаряды и преобразовал чакру вокруг пострадавших мест в медицинскую, останавливая кровотечение, после чего спрыгнул вниз на улицу, уворачиваясь от еще одного сгустка лавы, что расплескался по каменной стене и обдал меня брызгами, прожигая одежду и оставляя на коже ожоги, под запашок обгорелого мяса. Мне же было уже не до этого - успев отключить рецепторы боли мгновением раньше, я убрал меч и сложил печать концентрации.
  Выскочивший на обладателя кеккей генкая чунин, впрочем, тут же улетевший обратно в поджаренном виде, вопя от боли, подарил мне необходимые пару мгновений. Рядом возник каге буншин, мигом поднявший защитную стену и одним касанием укрепивший ее, а я выпустил из тенкецу несколько десятков золотых цепей с копейными наконечниками на концах и отправил их на врага.
  Спрыгнувший вниз пользователь кеккей генкая из Теруми - а кто еще из Тумана это мог быть? - успел превратить брусчатку перед собой в лаву и одним мановением руки поднять волну и посылая ее вперед на меня, показав отличный контроль и загораживаясь от атаки, но почти половина цепей просто пробили ее насквозь, пусть и с некоторым трудом, достав до кири-нина. Короткий вскрик и заколебавшееся ощущения вражеского источника принесли мне удовлетворение, а врезавшаяся в стену лава только вызвала сеть трещин, но оказалась бессильна преодолеть защиту, хлынув по сторонам. Заглянув за нее, я удостоверился, что обладатель кеккей генкая был превращен в подушечку для иголок, пусть пока и не умер, после чего достал из неприкосновенного запаса набедренного подсумка, надеваемого вообще всегда, свиток для пленных и кинул клону, а сам прыгнул на крышу ближайшего двухэтажного дома, что постепенно начал дымиться от попаданий техник и кинулся в сторону ближайших сражавшихся, одновременно подлечивая себя.
  Пока я разбирался с двумя представителями кланов Тумана, диверсантов постепенно задавливали все прибывающие шиноби Конохи, хотя валявшиеся повсюду тела показывали, что это давалось не малой ценой. К еще живым и тем, в ком пока ощущалась чакра, отправлялись каге буншины, штампуемые буквально по несколько штук в секунду, в надежде спасти раненых и реанимировать недавно умерших, благо, опыт имелся.
  Так же, к битве подтянулись местные тяжеловесы - я заметил чакру Джирайи и Сакумо, а вдалеке очень быстро приближалась сигнатура Хокаге, раскочегаренная на полную мощность. Впрочем, и я не сдерживался, больше похожий на пылающий факел золотой чакры, из которого во все стороны вытягивались цепи, пронзая оказавшихся поблизости врагов и спасая попадавших под удар союзников. Один из более сильных вторженцев, разобравшись со своим противником с помощью массивного меча, рванул в мою сторону, явно желая разобраться до того, как я выпилю большую часть орудующих оружием ближнего боя нападавших, но длинное черное древко, удлинившееся почти незаметно для глаз, снесло его в сторону, а следом мелькнула на немыслимой скорости размытая фигура Сарутоби Хирузена и одним взмахом вновь укоротившегося эбонитового посоха, снесла скалившему треугольные зубы шиноби голову с плеч.
  
  Глава 24.
  
  Бросив на меня косой взгляд, Хокаге коротко кивнул и бросился дальше, почти тут же скрывшись из виду. Оглядевшись, я прикончил еще двух кири-нинов и обнаружил, что это были последние в округе враги, а недобитые остатки вдалеке успешно истреблялись шиноби эС-ранга, которые без моей немедленной помощи вполне обойдутся, так что я цепи развеял и сосредоточил свои усилия на помощи пострадавшим от сражения гражданским и ниндзя, которых оказалось не мало. Отпор врагу стремились дать все, независимо от звания, так что пусть основные пострадавшие были чунинами, бывшим шиноби Тумана на один удар, но и тела генинов попадались, рассеченные почти пополам, с превращенными в фарш внутренностями или просто обезглавленные. У них не имелось ни единого шанса, кроме одной девочки Хьюга, обгоревшей половиной тела явно от рук обладателя кеккей генкая лавы, но чудом державшейся на этом свете. Судя по обугленным головешкам неподалеку, ее напарникам принявшим основной удар, повезло меньше. Только на улицах в прямой видимости от меня, я насчитал чуть больше сотни тел гражданских, что в этот выходной день выбрались прогуляться, а сколько еще погибших окажется в пострадавших или полностью разрушенных домах вокруг?
  Внезапно, полыхнуло чакрой со стороны еще сражавшихся шиноби и метрах в двухстах от меня вверх поднялась волна воды метров двадцати высотой, грозя погрести под собой довольно низенькие домики Конохи и смыть живых. Передав раненого тут же созданному клону, я рванул в сторону техники, выпуская цепи и готовясь создать на ее пути соразмерный барьер - не хватало только, чтобы все мои усилия по спасению пошли прахом из-за какого-то недобитого кири-нина, которого упустили наши топы. Я отлично чувствовал, как Джирайя успел к выплеснувшему всю чакру шиноби первым, мгновенно скрутив его, но ничего более сделать не смог.
  Волна нашла на ближайший дом, и я достаточно растянул цепи, чтобы охватить всю ширину атаки и почти поставил барьер, вот только в следующий момент, огромный черный столб расплескал толщу воды, буквально превращая ее в безобидную водяную взвесь и проливая дождем, куда менее опасным для жителей и защитников Конохи, а мне открылся вид на Сарутоби, что стоял на одной из крыш дальше места сотворения ниндзюцу и держал стремительно уменьшавшийся в размерах посох, выглядя на фоне оружия крохотным. Я, конечно, знал, что босс обезьян умеет произвольно менять свой размер при превращении, но чтобы до таких гигантских размеров? Воистину, призывы намного увеличивают боевую мощь призывателя и добавляют вариативности. Жду не дождусь, когда смогу призывать не только маленькую пушистую обжору, а мощных боевых котов.
  Проследив, что остатки воды от ниндзюцу не смогут навредить, я вернулся к спасению раненых, посчитав, что Хирузен и остальные сами разберутся с пленными врагами, а для еще живых людей каждая минута на счету, когда стоит вопрос между жизнью и смертью. Впрочем, этим делом занимался не я один - из госпиталя подоспели несколько бригад ирьенинов и сразу включились в работу с уже найденными мной и успевшими только к финалу разборки пользователями чакры, а часть подключилась к разбору завалов и вытаскиванию из-под них тел. Некоторые еще дышали.
  - Рью, ты цел? - обеспокоенно спросил только сейчас подоспевший глава Нара с другими присоединившимися одноклановцами.
  - Жить буду, - отмахнулся от него, занятый латанием рассечённого бока куноичи, - все повреждения уже залечил.
  Видок у меня действительно был тот еще - в порванной, окровавленной и прожжённой одежде, когда штаны держались на честном слове, а в майке было больше дыр, чем ткани, да еще часть шевелюры оказалась сожжённой. Настоящий погорелец, ни дать ни взять. Закончив с раненой, я содрал лохмотья с торса и достав из свитка неприкосновенного запаса рубашку, одел ее.
  - Хорошо, - облегченно вздохнул дядя и оглядевшись по сторонам на складываемых клонами на брусчатку дороги раненых и отдельно умерших, которых не удалось реанимировать, спросил, - что здесь произошло?
  - Кири-нины пробрались в деревню и судя по всему, хотели поквитаться с Хатаке за двух убитых мечников тумана и свистнутые Великие Мечи, но судя по активированной клановой защите, - я махнул рукой на видневшийся из-за крыш барьер, по-прежнему продолжавший работать, - пробраться тихо и устроить резню у них не получилось.
  И ведь время гады подобрали такое, что все должны быть дома, включая и Сакумо, а патрули Анбу, усиливавшиеся в ночное время, не стали бы препятствием по причине малочисленности. Да и глава клана не смог бы драться в полную силу, оказавшись вынужденным не только сдерживать серьезный отряд джонинов и защищать соклановцев, но и самому не навредить последним. Если бы не моя защита, то столь рисковая операция могла бы и окупиться. Тем более, почти все из джонинов не стремились бежать во время боя и наверняка были смертниками, выбранными обеспечить отход одного или двух человек с реликвиями Кири. По крайней мере, это было бы вполне в духе Кровавого Тумана.
  - Проблемные кровожадные идиоты, - покачал головой Шенесу, просчитавший ситуацию не хуже меня и пришедший к одинаковым выводам, - провалив план и оказавшись обнаруженными, они просто начали крушить все вокруг, чтобы перед смертью причинить как можно больший урон Конохе, вместо того чтобы попытаться сбежать.
  - Ну, справедливости ради, стоит заметить, что шансы на побег у кири-нинов были минимальные в любом случае, - пожал я плечами и создал еще десяток клонов, отправив их к новым раненым, что притащили опоздавшие к разборкам шиноби в устроенный импровизированный лазарет.
  - Но должны же они были организовать какой-то способ отхода на случай, если мечи вернуть все же удастся, - резонно возразил дядя.
  - Купленный обычный человек, что вывезет их из Конохи обычным способом, благо, досмотра поклажи на выход нет, в отличие от входа, - сразу же предложил ему напрашивавшийся вариант и повернулся в сторону быстро приближавшейся сигнатуры чакры главы Хатаке.
  - Рью-кун, Шенесу-сан, - кивнул нам спрыгнувший с крыши дома рядом Сакумо, только после быстрого осмотра окрестности, убирая свой знаменитый меч в ножны, - благодарю за столь быстрое реагирование и помощь.
  - Хех, и Рью-кун здесь, Нара-сан, мое почтение, - немного отстал от него Джирайя, выглядя куда потрёпанной коллеги, - похоже, здесь скоро соберутся все тяжеловесы Конохи, вот только Орочи что-то не видно, - он огляделся, - опять небось в своей лаборатории все прозевал.
  - От окраины деревни ему просто добираться сюда дальше, чем от общественных бань, - шутливо хмыкнул я, прекрасно ощущая чакру упомянутого шиноби, быстро двигавшуюся к месту сражения.
  - Кхм, ну, я вижу, у тебя тут все организовано, пойду помогу в разборе завалов, - быстро закруглился жабий саннин и слинял.
  Что, правда, что ли у бань был?!
  Посмотрев вслед Джирайе, мы дружно покачали головой и решили не обращать внимание - у каждого сильного шиноби имеются свои пунктики.
  - Эти диверсанты пытались пробраться на территорию клана, - сообщил нам Сакумо, крепко сжимая рукоять меча, - но защита среагировала своевременно, спасибо, Рью-кун.
  - Ее делал я, - просто сказал джонину, немного горделиво выпрямившись.
  Теперь, когда результативность моей работы подтвердилась практикой, другие кланы наверняка хорошо подумают, а не улучшить ли им и свою защиту? Базовая, созданная еще Узумаки, имеется у всех, вот только активировать ее необходимо в ручную, моя же это делает автоматически, едва сработают датчики фуин на чужую чакру или пересечение охраняемой границы достаточно крупным телом, пусть и без чакры. На клановую территорию посторонние люди не залезают и животным это сделать довольно затруднительно тоже. Как можно понять, такой подход себя оправдал на сто процентов.
  - Осталось только понять, как такая большая группа враждебных джонинов попала в Коноху без единого тревожного сигнала до самого момента атаки, - многозначительно заметил Шенесу, - хотя барьер над деревней, созданный Мито Узумаки, а также несколько команд сенсоров, дежурящих круглосуточно на посту, как раз и призваны такого развития событий не допустить. И как удивительно вовремя...
  Светловолосый шиноби помрачнел лицом, а его мысли я буквально мог прочитать - предательство! Честно сказать, и у меня подобные мысли мелькали, но в тоже время, не стоит считать врагов полными идиотами, ведь проведенное нападение могло разрабатываться несколько месяцев, ища уязвимые места через шпионов, в отсутствие которых я просто не поверю, и только после просчитывания шансов, операции был дан ход. Сомневаюсь, что Хирузен настолько отчаялся удержать кресло под своей пятой точкой, что будет устраивать бой посреди деревни, ради небольшого шанса убить соперника чужими руками. Он больше привык действовать намного менее прямыми способами, а за этот провал в системе обороны Конохи, Хокаге и так придется здорово попотеть. Конечно, есть еще и Данзо, безумно любящий радикально устранять проблемы, но он тоже не идиот и выберет время нападения на миссии, где можно намного качественнее подчистить хвосты.
  - Давайте не будем торопиться с выводами, - остудил я горячие головы, - это слишком громкое дело, чтобы затереть под ковер, так что Анбу будет проводить тщательное расследование и выводы будут доведены до глав кланов и Хокаге.
  - Ты прав, хоть мотив и имеется, но делать поспешные выводы не стоит, - сразу согласился дядя, а я понял, что он специально поднял тему, чтобы навести собеседника на нужные мысли и увеличить подозрительность по отношению к политическому оппоненту, а сам не очень веря озвученному варианту.
  Очередная небольшая подстраховочка, чтобы наш кандидат в четвертого Хокаге и дальше продолжал следовать выбранным Нара курсом, не думая переметнуться на сторону конкурента. Шанс на это мал, учитывая характер Белого Клыка Конохи, но в жизни все бывает.
  - Разумные слова, тем более, сейчас для разборок не время и не место, - обвел взглядом поврежденные дома и раненых Хатаке.
  Дальше, шиноби разбежались помогать, а я вернулся к организации раненых, совместно с остальными ирьенинами стабилизируя самых тяжелых или срочно запечатывая тех, кого еще можно было вернуть к жизни. Первые отправлялись силами добровольцев в госпиталь, а последние шуншином доставлялись в почти полностью оборудованное здание будущей частной клиники клана, где группа клонов сразу принималась за работу, воскрешая умерших шиноби, имевших не поврежденный головной мозг, остальное вполне можно было заменить или восстановить на скорую руку и вновь запустить работу организма.
  Еще лет пять назад это был недостижимый для меня уровень, сейчас же я был способен на маленькое чудо и самостоятельно, без комплекса печатей, вопрос был только в скорости. Ну и знание, что мозг человека получает необратимые повреждения от кислородного голодания спустя несколько минут с момента прекращения работы сердца и пока источник чакры не начал разрушаться, все еще можно поправить. Разница только в том, что пользователи чакры куда более живучи, чем обычные люди, с которыми я даже не заморачивался, оставив заботам остальных ирьенинов.
  Средний шиноби может заменить собой целый штат строительной техники, а уж когда их несколько тысяч, слаженно работающих вместе возьмутся за дело, то любая задача будет выполнена в рекордные сроки. Буквально через десять минут, благодаря подоспевшим на помощь Хьюгам, были найдены все еще живые раненые, еще через пол часа - извлечены тела убитых, а к концу дня небольшие повреждения домов были исправлены, образовавшиеся развалины убраны и даже развороченная земля приведена дотонщиками в приличный вид. К вечеру, кроме небольших пустырей, ничего не напоминало о произошедшем событии, и даже большая часть пострадавших была выписана из госпиталя, за исключением тяжелых пациентов, которым было необходимо время и присмотр ирьенинов. Мои возвращенные с того света так же отправились под присмотр и наблюдение - в клинике просто не имелось условий для их содержания.
  Физические свидетельства сражения в центре Конохи были убраны. Осталось только дождаться политических последствий как для своих, так и для чужих, а в том, что такие будут - ни у кого не имелось ни малейших сомнений.
  
  Глава 25.
  
  Вот только это были заботы тех, кто сидел на вершине власти в Конохе, у меня же на руках были два представителя кланов Киригакуре, один полудохлый, а другой дохлый, но потенциально восстанавливаемый. И это было потрясно! В прошлую войну у меня не получилось толком получить обладателей уникальных геномов в первую очередь потому, что Камень весьма беден на подобные и имеет только элементальные, вроде той же лавы, завязанной скорее на свойства и предрасположенность чакры, чем исключительно на тело, как дело обстоит с Кагуя.
  Отдав живого, немного подлеченного пленного, оказавшегося на самом деле девкой, только худой и плоской, главе клана, предупредил родных о образовавшемся срочном деле и заперся в подвале, для надежности и безопасности активировав защиту. Конечно, полностью восстанавливать шиноби Кагуя я вовсе не собирался, но предусмотрительность прежде всего.
  Три каге буншина заняли места по углам медицинского комплекса печатей, я стал во главе, а еще один клон распечатал тело Кагуя и сразу же шлепнул на него парализующую печать. Но я уже не обращал на это внимание, активировав комплекс и принялся за работу. Пусть, нанесенная райтоном рана не кровоточила и была очень тонкой, лишь в пару миллиметров шириной, но несла с собой массу негативных последствий для окружающей плоти, вроде обугливания от высокой температуры, разве что, момент контакта и был слишком быстр для более обширного поражения. Войдя в легкое, лезвие Чидори Эйсо его вспороло наискосок, перерубив ребра, позвоночник и пищевод, задев верхушку второго легкого и выйдя через плечо, лишь чудом не задев сердце, что несколько упростило мне задачу, но даже так, передо мной стояла непростая задача восстановить все поврежденные ткани и кости, запустить работу поврежденных органов, пока клоны брали на себя реанимацию и поддержание работоспособности организма с помощью комплекса, причем, делать это было необходимо не тяп-ляп, как это делал ранее днем, лишь бы успеть побыстрее и вернувшийся с того света пациент сразу же не окочурился повторно, а намного более качественно, до восстановления хотя бы частичной работоспособности тела - иначе как можно будет исследовать применение кеккей генкая, если носитель окажется инвалидом, не способным толком использовать чакру и полноценно двигаться?
  Собственно, настроившись на долгую и кропотливую работу, я был очень удивлен, когда позвоночный столб вновь запущенного тела Кагуя начал очень активно впитывать медицинскую чакру и восстанавливаться прямо на глазах, включая и спинной мозг. И словно это запустило цепную реакцию, организм джонина начал самостоятельно восстанавливаться, нуждаясь лишь в небольшой помощи и направлении с моей стороны, пусть для мягких тканей этот процесс был значительно медленней, чем для костей. Восстанавливался даже костяной подкожный сегментный панцирь торса и защитная оболочка вокруг органов, хотя это все было явно прямой работой шиноби со своим кеккей генкаем, а не предусмотренной природой эволюцией тела. Мне даже не пришлось применять Чикатсу Сайсей но Дзюцу (Лечебная регенерация жизненной силы), совершенно необходимой для любого другого человека, получившего подобные смертельные раны.
  Наблюдая за процессом регенерации, я только и мог качать головой - ее наличие было очевидно, ведь при выращивании костей из любой части тела, мягкие ткани в любом случае будут повреждаться и должна имется возможность самостоятельно их восстанавливать, а не только у костной ткани. Конечно, особая структура мышц, приспособленных к выталкиванию отросших костей из тела, сопутствующий ущерб здорово уменьшают, но кожа и сосуды в ней все равно протыкаются, а я не наблюдал на Кагуя долговременных последствий от самостоятельно нанесенных ран на руках, да и кожный покров восстанавливался довольно быстро, стоило только кости вытолкнуться или вернуться в исходное состояние.
  Конечно, как показала практика, даже такого регенератора можно убить, нанеся довольно обширные повреждения, но если свойства такого тела соединить с возможностями ирьенина первой степени, то получится буквально не убиваемый монстр, способный восстанавливать даже смертельные повреждения, пока имеется чакра. У меня прямо слюнки текли только от одних мыслей о возможной перспективе перенять хоть часть продемонстрированных свойств.
  Ведь, как показал тот же Кагуя, я пока силен без подготовки только на средней и дальней дистанции, а если обладатель подобного кеккей генкая подберется на расстояние ближнего боя в пределах деревни, когда я без своей экипировки и способности сенсора не помогут, то мне придется весьма туго - ирьенин, не ирьенин, а до противника еще дотянуться надо, чтобы превратить его в инвалида парой касаний Чакра но Месу (Скальпель чакры).
  Спустя пару часов, уже ничего не напоминало о страшной обугленной ране, рассекавшей торс джонина почти пополам, а сам он начал подавать первые признаки возвращения в сознание, демонстрируя потрясающую живучесть, так что мне пришлось накачать его снотворным и добавить еще пару печатей, чтобы гарантировать безопасность для дальнейшего исследования. Интересно, а восстановить утраченную конечность он сможет так же быстро или только скелетную часть? С медицинской точки зрения, это совершенно потрясающий кеккей генкай, при соответствующем исследовании которого, можно создать множество техник, что будут способны выращивать утраченные конечности калекам и подстегивать общую регенерацию пациентам. Та же Чикатсу Сайсей но Дзюцу, по сути, является способом поставить эдакую заплатку в организм раненого, восстанавливая то, что уже есть в наличии, даже если повреждено, но этой ирьениндзюцу нельзя из клеток волос вырастить полноценную ногу или руку. Здесь же Шикотсумьяку (Мертвенный костяной пульс) восстанавливает носителя до здорового состояния, не забывай только огромное количество медицинской чакры подавать, плюс, уникальная структура скелета, возможность защитить все внутренние органы от физических повреждений и создать настоящий подкожный слой костяной брони, а не жалкую имитацию этого Кагуя, явно с ирьенинством знакомого лишь понаслышке. Правильный ирьенин такую конфетку на его бы месте сделал, что даже чакропроводящее оружие оказалось бессильно, если я правильно представляю себе возможности этого кеккей генкая. Но наверное, не все так радужно, если весь клан поголовно не подался в медицину, а считается кровожадными маньяками даже на фоне других кланов Киригакуре, вовсе не страдавших наличием жалости и милосердия не только к врагам, но и собственным членам. Или это просто воспитание и нездоровая среда, а не какие-то врожденные, может быть гормональные, отклонения в психике?
  - Собственно, а кто мне мешает проверить? - пробормотал я себе под нос и обернулся к ближайшему каге буншину. - Неси свиток для создания Канпеки Нингё (Идеальная марионетка).
  Собственно, вместо того, чтобы каждый раз возиться с вырисовыванием печатей для вышибания души из тела, я сделал многоразовый вариант на чакропроводящей бумаге, пусть это и влетело в копеечку, который осталось только запитать чакрой и у тебя имеется готовое к вселению, чистое тело. Тем более, еще одну идеальную марионетку я сейчас потяну с легкостью.
  - Готово, босс, - раскатал на полу рулон бумаги клон.
  - Перекладывай и активируй, - приказал ему.
  Каге буншин переложил пленника Кагуя в центр сложнейшей печати, после чего, не дожидаясь команды, влил в нее почти весь свой объем чакры. Как будто пинком, душу шиноби выбило из тела, после чего она очень быстро исчезла, а начавшиеся светиться письмена и рисунки на бумаге погасли. Я же не терял времени даром и сложив необходимую серию ручных печатей, приложил к пустой оболочке руки, вливая инь составляющую чакры и ощущая, как образовывается новая связь с четвертой марионеткой.
  Рисовать новый ключ не имелось нужды - уже имевшиеся три я преобразовал в единую управляющую печать без названия, где в этот момент добавилась еще одна томое, символизируя количество созданных связей. Максимум ее возможности - девять марионеток, но к такому количеству я подберусь еще очень нескоро, если вообще подберусь. Впрочем, это все будет не скоро, так что пора заняться бывшим Кагуя.
  Вколов антидот к введенному ранее препарату, я снял все ограничивающие печати с тела и начал проводить реанимационный комплекс мер по устранению последствий клинической смерти, больше всего помогавший при подобном вселении клона в тело.
  - Очень странные ощущения, - заявил Канпеки Нингё, едва только достаточно освоился для того, чтобы самостоятельно двигаться и говорить.
  - В чем странные? - заинтересовался я, спаивая ему пилюли собственного производства вместе с парой пищевых.
  - Кроме обычной общей хреновости самочувствия, очень явно ощущаются кости во всем теле, - неуверенно покачал головой клон, убирая с глаз черную как ночь прядь длинных волос и медленно подбирая слова для описания испытываемых ощущений, - словно в каждой маленькой косточке имеется не меньше рецепторов, чем на коже или языке обычного человека.
  - Возможно, так проявляется Шикотсумьяку? - предположил я. - Иначе как бы Кагуя могли выбирать и выращивать одну конкретную кость в нужную форму из того множества, что имеются в человеке, если бы не имели представления о строении своего скелета и о местонахождении каждой конкретной косточки на уровне инстинктов, не являясь отличными ирьенинами?
  - Возможно, но экспериментировать с кеккей генкаем я буду только после того, как самочувствие придет в норму и закончится процесс адаптации к телу, - покачал головой клон и попробовал встать с пола самостоятельно.
  Его повело в сторону и если бы не поддержка предусмотрительно вставшего рядом одного из каге буншинов, точно загремел бы костями по полу.
  - Ну, прошлым идеальным марионеткам понадобилось что-то около трех дней простого отдыха, - пожал я плечами и спросил, - переправить тебя в лабораторию? А то немного палевно тебя здесь держать, особенно с увеличившимся количеством жителей дома.
  - Давай, только свиток со жратвой не забудь прихватить, - проворчал, но утвердительно кивнул обновленный Кагуя, - каге буншинам-то питаться не надо.
  - Не забуду, - согласился я с ним и порывшись на полках, вытащил пару свитков - один с рационами, а второй просто с готовой пищей для миссий, - тебе сейчас следует усиленно питаться, чтобы организм восстановил потраченные на исцеление запасы и не вылезло никаких побочных явлений.
  - Это точно, но одно можно утверждать с уверенностью уже сейчас - Шикотсумьяку является полностью телесным кеккей генкаем, - хмыкнул клон, опираясь на соседа и явно чувствуя себя более уверенно, - и не зависит от смены качества и плотности чакры, что во мне явно изменилась...
  - И это дает шанс воспроизвести хотя бы некоторые его свойства с помощью ирьениндзюцу уже себя, - продолжил я его мысль, - пусть и в урезанном формате.
  О полноценном привитии пока речи вообще не шло - помимо отсутствия отработанной технологии, кто может сказать, что случится с моим долголетием и уникальной чакрой от генов Узумаки, если эксперимент пойдет не так, как ожидалось? Пока что, вмешательство в гены шиноби начал изучать только Орочимару и то, не продвинулся в данном направлении достаточно далеко. Жаль, над исследованием Кагуя с ним уже не поработать до добычи нового образца, хотя, такая мысль в голове мелькала, но от новой идеальной марионетки пользы будет больше, особенно, если вызвать Эдо Тенсей выпнутую душу и заставить обучать основам работы с кеккей генкай.
  - Ладно, пора в лабораторию, скоро еще на собрание идти, - убрав свитки в карман, я крепко ухватил Кагуя за плечо и после небольшого сосредоточения, погрузил обоих в ближайшую тень от лампочки с потолка.
  Благо, на улице уже взошла луна и можно было без проблем перемещаться на приличные расстояния между тенями в лесу. Тратить чакру на активацию печати переноса показалось мне слишком расточительным, учитывая затраты этого дня.
  
  Глава 26.
  
  А в то время, пока Рью Нара спокойно делал свои дела, в башне Хокаге бушевала буря эмоций.
  - Хирузен, как такое могло произойти? - нервно меряла шагами кабинет давнего друга и соратника старейшина Утатане. - В мирное время, когда наши силы, можно сказать, на пике, проворонить такую большую группу вражеских джонинов! Двадцать человек так просто не спрячешь, тем более, барьерная команда должна была их засечь уже при пересечении стены, не говоря уж об обнаружении внутри! Ладно кланы, что нас с грязью смешают за подобную промашку Анбу, но какой посыл это даст другим великим деревням? Коноха ослабла! Это практически прямое приглашение к войне и повод для союзников задуматься!
  - Я знаю не больше тебя, Кохару! - раздраженно отозвался Сарутоби, дымя уже третьей трубкой табака в попытке успокоиться с того момента, как вернулся в кабинет после ликвидации последствий боя и ожидал предварительное заключение о допросе взятых пленных шиноби Киригакуре.
  Естественно, у каждого из них был обнаружен перечеркнутый хитай-те родной деревни, что свидетельствовало о статусе нукенинов, что наверняка подтвердит и Мизукаге, вот только троица шиноби отлично понимала подоплеку произошедшего - это была попытка мести за успешно проведенную Сакумо Хатаке миссию и двух убитых великих мечников Тумана вместе с похищением сокровищ деревни, пусть и несколько отложенная по времени. Сейчас же необходимо было срочно выяснить, какой лазейкой в защите кири-нины воспользовались, чтобы совершить нападении, до последнего момента оставаясь незамеченными и ее срочно требовалось прикрыть.
  Конечно, Хирузен отлично понимал, что это был предпоследний гвоздь в крышку гроба его титула Третьего Хокаге, потому что кланы своего не упустят, но с этим он уже смирился и радел только за благополучие Конохи - следующее нападение вполне могло произойти рядом с кланом Сарутоби, а не Хатаке, и это тоже следовало учитывать.
  - Несмотря на явную негативность произошедшего, это отличный повод объявить подготовку к войне с Киригакуре, - хладнокровно заметил старейшина Митокадо, бликнув очками, - если ты решишься на подобный шаг, конечно.
  - Кланы не дадут, - отмахнулся от предложения Хокаге, явно размышлявший над данным вопросом еще до нападения кири-нинов, - поддержав выступление против Тумана сейчас, они окажутся в крайне невыгодном положении политически и на подобный шаг не пойдут.
  Все трое ветеранов отлично понимали, что в этот раз полностью свалить вину на Данзо не удастся и на орехи получат все причастные к провалу защиты селения.
  - Хокаге-сама, - возник в помещении боец Анбу в маске собаки, опустившись на колено перед лидером, - первые данные из отдела пыток и дознания.
  - Докладывай, собака, - напряженно кивнул Хирузен.
  - Отряд нуке-нинов Киригакуре, в количестве двадцати одного человека, использовал для проникновения в деревню время финала Экзамена на чунина, как одни из гостей, - сообщил шиноби.
  - Как они смогли избежать обнаружения наблюдателей Анбу и сенсоров, дежуривших у ворот? - спросил Митокадо, многозначительно переглядываясь с другой старейшиной.
  Возможность полностью переложить вину на Данзо, вполне привычного к данному положению вещей, только что накрылась медным тазом.
  - Пока неизвестно, специалисты Яманака работают, - пожал плечами боец, - приказ был сообщать о любой появившейся информации.
  - Благодарю, свободен, - махнул рукой Сарутоби, отпуская подчиненного.
  После столь же быстрого исчезновения Анбу, в кабинете установилась гнетущая тишина.
  - Хирузен, это прямое нарушение соглашения пяти Каге по поводу использования перемирия Экзамена на Чунина в качестве возможности для нападения, - нахмурилась Кохару, поворачиваясь к товарищу.
  - Не пойдет, - тут же отрицательно покачал головой Митокадо, - кири-нины еще пару с лишним месяцев прятались в деревне и если мы за это время не смогли их обнаружить, то это только наши проблемы и попытка предъявить претензии Мизукаге будет выглядеть просто поводом для насмешек со стороны остальных великих деревень, не говоря уж о том, что это якобы - нуке-нины.
  - Хомура прав, подобные претензии воспримут лишь как признак слабости как свои, так и чужие, - вздохнул Сарутоби, затягиваясь почти дотлевшей трубкой и выпуская из ноздрей струйки ароматного дыма, - сейчас все, что мы можем сделать, это проглотить оскорбление и готовить ответный удар, послав небольшую помощь Суне, у которой постоянные пограничные стычки с шиноби Киригакуре, - устало потерев лицо, Хирузен продолжил. - Сейчас нам остается только готовиться к собранию совета и достойно держать удар.
  Собственно, другого выхода у пока еще лидера деревни и его советников не имелось.
  
  ***
  
  Несмотря на позднее время, когда было назначено экстренное собрание совета деревни, все места вокруг стола были заняты главами кланов, двумя сопровождающими позади каждого стула и шиноби из совета джонинов, тихо общавшихся между собой в ожидании появления Третьего Хокаге и старейшин. В отличие от обычных заседаний, гражданские в этот вечер в зале полностью отсутствовали, а их места занимали два из трех учеников Хокаге, чиновник из госпиталя и Рью Нара, приглашенные отдельно. Все остальные тяжеловесы деревни и так присутствовали - среди охраны из бойцов Анбу или вокруг стола, за небольшим исключением.
  Наконец, дверь в зал распахнулась и появился Сарутоби Хирузен в сопровождении трех старейшин и неизменной четверки охраны, быстро рассосавшейся среди коллег. Ответив на приветствия, он занял своё место и обвел присутствующих немного усталым взглядом.
  - Собрание Совета объявляю открытым и первым делом, давайте выслушаем отчет о потерях дневного нападения и следом перейдем к результатам проведенного по горячим следам расследования, - предложил Хокаге и не дождавшись возражений, повернулся к старейшине Митокадо.
  - В результате дневного боя было уничтожено восемнадцать джонинов противника и три взято в плен, - деловито поправив очки, пожилой шиноби поднял бумагу с цифрами и ровным без эмоциональным голосом принялся озвучивать статистику, - со стороны Конохи безвозвратно потеряно тридцать девять человек, из которых только два имели звание джонина, шестеро токубецу-джонинов, пятеро генинов из неудачно оказавшихся рядом двух команд и все остальные погибшие - чунины, - Хомура поднял взгляд и обведя взглядом хмурые лица верхушки деревни, добавил, - столь малые потери против семи сильных и сработавшихся команд из Кири, стали возможны только благодаря своевременной помощи Рью Нара, очень быстро оказавшегося на поле боя и усилиям ирьенинов госпиталя.
  Шиноби и куноичи покивали, бросая уважительные взгляды на буквально светившегося от гордости Шенесу Нара и стоявшего за его спиной племянника, вполне осведомленные об этом нюансе от непосредственных участников или подоспевших к концу боя соклановцев. Эффективность предотвращения безвозвратных потерь при наличии даже одного ирьенина первой степени после завершения боя, ни у кого не вызывала сомнений, напомнив многим о Тсунаде Сенджу во время сражений против Сунагакуре но Сато. Даже Хокаге и Ко не решились принижать заслуги полукровки Нара-Узумаки. Да им бы и не дали.
  - Ранеными до потери боеспособности оказались почти полторы сотни пользователей чакры, среди которых шестьдесят четыре тяжелых, - продолжил отчет старейшина, - гражданские потери насчитывают двести тридцать два умерших и сто тридцать одного раненого, в ходе боя были повреждены тридцать девять жилых домов, двенадцать из которых пришлось разобрать ввиду невозможности восстановления.
  - Такеши-сан, что у нас по раненым? - спросил начальника госпиталя Сарутоби.
  - Всем пострадавшим уже оказана немедленная медицинская помощь и способные передвигаться самостоятельно - распущены по домам и после продолжительного отдыха с восстановлением, будут готовы вернуться к службе, Хокаге-сама, - немного нервно доложил чиновник, не имевший никакого отношения к шиноби, - семьдесят четыре человека сейчас находятся под наблюдением и хотя их жизни ничего не угрожает, но дальнейшая карьера стоит под вопросом, ввиду серьезности повреждений, особенно ... эээ, реанимированных Нара-сама и необходимы дополнительные курсы лечения и восстановления для полного нивелирования последствий.
  - Деревня возьмет на себя расходы по лечению раненых, - сделал широкий жест Хирузен, заслужив одобрительные взгляды от бесклановых джонинов.
  - Хорошо, Хокаге-сама, - склонил голову чиновник.
  - Все это хорошо, но каким образом этим "нукенинам" удалось проникнуть в деревню? - не выдержав, влез глава клана Курама, недовольно поджав губы. - Или барьер с постами сенсоров у нас просто для вида и не могут обнаружить кучу джонинов у себя под носом?
  - Мы как раз переходим к этому вопросу, Курама-сан, - осадила шиноби, не моргнув и глазом на грубость, старейшина, - Анбу провели тщательное расследование и Командующий готов озвучить полученные результаты.
  Присутствующие немного оживились, когда со своего места за столом поднялся Анбушник в маске Совы. Большинство из них лично знали человека за маской и доверяли профессионализму данного шиноби, даже если были вынуждены по протоколу делать вид, что незнакомы.
  - Двадцать один шиноби Киригакуре проникли на территорию Конохи во время финала Чунин Сенбатсу Шикен, - начал он доклад, но поднявшаяся волна возгласов среди присутствовавших, ожидавших вовсе не такого ответа, заставила прерваться.
  - Что?
  - Как такое может быть?
  - Куда смотрели Анбу?
  - И не оказались обнаружены больше двух месяцев?
  - Это прямое нарушение совета пяти Каге!
  - Как им это удалось?
  Иногда, могущественные убийцы не сильно отличались своей реакцией от толпы обычных людей, особенно на неожиданные новости.
  - Коллеги, может быть, сперва дадим командующему закончить? - Хокаге даже пришлось громко постучать по столешнице и повысить голос, призывая Совет к порядку.
  - Благодарю, Хокаге-сама, - слегка склонил голову Сова, подождав, пока в зале вновь будет тишина, и продолжил, - для этого были использованы старые медицинские печати Узумаки, запечатывавшие источник и ограничивавшие ток чакры до уровня простых людей, что и послужило их невидимости для сенсоров и барьера, предназначенных как раз для поиска больших объемов. Учитывая несколько десятков тысяч гостей во время экзамена, делегации других деревень и свиту Дайме, им не составило труда затеряться в толпе и избежать внимания бойцов Анбу, на входе в деревню. Большая часть джонинов Кири как раз специализировалась на незаметном проникновении и тихом убийстве, не сверкая своими лицами на станицах Книги Розыска и за исключением пары человек, полностью нам неизвестны.
  Даже если предположить, что численность джонинов Кигиракуре примерно равна Конохагакуре, лишь очень малая часть из них известна на мировом уровне, что весьма затрудняет опознание, если шиноби не имеет ярко выраженных черт принадлежности к какому-либо клану, вроде Хошигаки или Хьюга.
  - Благодаря заранее внедренным шпионам, снимавшим квартиры и дома как обычные граждане, команды заселились в разных местах и оставшееся время до начала операции "Месть" - направленную на уничтожение всего клана Хатаке и возвращение двух похищенных великих мечей Киригакуре но Сато - производили разведку, не привлекая лишнего внимания и поддерживая контакты исключительно через обычных людей. Благодаря такой незаметности, им удалось выяснить не только личности всех членов упомянутого клана, но и маршруты патрулей Анбу, дождавшись момента, когда все члены клана оказались дома, вместе с Сакумо-саном и риск скорого вмешательства со стороны патрулей был минимален, после чего, попытались проникнуть на территорию Хатаке с целью устранения всех членов клана.
  - И им бы удалось это сделать, если бы не недавно обновленная клановая защита, мгновенно обнаружившая нарушителей и вышедшая на полную мощность кеккая, а также пославшая сигнал мне, - прояснил упомянутый шиноби причину провала очень толково спланированной и выполненной операции.
  
  Глава 27.
  
  - После такой неудачи, "нукенины" сорвали ограничивавшие печати и попытались пробиться силой с тем же результатом, в результате чего, проявившиеся источники чакры засекли сенсоры и был подан сигнал тревоги Анбу, а на них наткнулась компания проходивших неподалеку чунинов, - завершил доклад командующий, - дальнейшие события вам известны, добавлю лишь то, что всех шпионов мы успели задержать, пусть часть из них и успела покинуть пределы селения.
  - Прекрасно! И теперь любой, имеющий подобную печать, способен избежать обнаружения барьера и шататься по Конохе без всяких проблем, прямо под носом у ничего не подозревающих, наших доблестных Анбу! - не сдержалась от язвительного комментария Тсуме Инузука, вполне в духе свего характера.
  - Интересно, как это Хьюга, хвалящиеся своим всевидящим бьякуганом, не заметили целых двадцать с лишним человек под печатями? - насмешливо фыркнул со своего места глава Юрин, заставив главу Хьюга и стоявшего за ним старейшину с наследником дружно скривиться.
  - Не члены вашего ли клана уделяли столь много времени вопросу активации нашего додзюцу в пределах деревни "ради сохранения неприкосновенности частной жизни других кланов", тем более, среди сотен тысяч населения искать целенаправленно эти двадцать человек можно месяцами, как песчинку в море песка, - отбрил оппонента Хозу Хьюга и тут же поспешил перевести стрелки, - а безопасностью у нас занимаются Учиха.
  - Полиция Учиха занимается именно безопасностью улиц и расследованием совершенных преступлений, а не их предотвращением и поиском шпионов с диверсантами, - спокойно парировал обладатель шарингана, - а разведкой и контрразведкой у нас занимаются подразделения Анбу, которые не только прошляпили подготовку к операции, но и приведение ее в исполнение.
  Во все стороны полетели обвинения и начался поиск правых и виноватых с припоминанием грешков соперников, хотя, все отлично понимали, что одного конкретного виноватого просто нет, а есть блестяще спланированная и проведенная операция сопернической Великой деревни, не достигшая своей цели лишь благодаря стечению обстоятельств и предусмотрительности главы Хатаке. Но как и всегда, после просвистевшего у горла лезвия, людям нужен виноватый, на которого можно свалить все грехи.
  Сарутоби Хирузен с силой потер лицо, получив очередное напоминание о причине, толкнувшей его на путь ослабления влияния кланов и усиления власти Хокаге.
  - Уважаемые, сейчас следует не обвинять всех и каждого в грехах, а принять меры, чтобы использованный кири-нинами способ больше не сработал! - внезапно прозвучал в зале чей-то усиленный чакрой голос, перекрывая все остальные.
  Хокаге удивленно взглянул на обычно предпочитавшего не вмешиваться в подобные свары Шенесу Нара, выглядевшего в данный момент очень раздраженным. И по мере осознания личности шиноби, призвавшего к порядку, остальные удивленно замолкали.
  - Благодарю, Нара-сан, - кашлянул Сарутоби и вытащив из кармана любимую трубку, прикурил, - возвращаясь к упомянутой теме, у нас на повестке стоит два вопроса - принятие мер, что предотвратят в будущем повторение подобной диверсии и выбор соразмерного ответа Киригакуре.
  - Наиболее простой способ - поставить в караул у ворот обладателя бьякугана, способного засечь наличие на человеке подобной печати, а шаринган по моторике движений лучше кого-либо другого способен определить, является ли гость шиноби, - внес предложение Сова.
  - Вполне рациональное предложение, - кивнул Сарутоби.
  - Помнится, лет пятнадцать назад мой отец выступал с подобным предложением в Совете, но идею благополучно отклонили большинством голосов, в том числе Хокаге и старейшин, как нерациональный расход людских ресурсов, - ехидно подметил глава Нара, - я рад, что голос разума будет услышан, спустя столько лет.
  - Не волнуйся, Шенесу-кун, до некоторых мудрые слова доходят только тогда, когда кунай уже воткнулся в попу, - тихо рассмеялась Узумаки Мито, насмешливо поглядывая на окружающих - она откровенно наслаждалась превращением глав кланов, обычно преисполненных собственной значимости и держащих лицо, в толпу базарных торговок.
  Узумаки и Сенджу тогда голосовали за принятие дополнительных мер безопасности.
  - Интересно, как печати Узумаки попали в Кири, если Узушио не торгует с прошлой войны? - сварливо спросила Утатане, с возрастом немного растерявшая страх перед грозной женой Первого Хокаге, в отличие от остальных, находившихся в зале.
  - Так же, как и все остальные - просто купили, - безразлично пожала плечами Мито, закрывая вопрос, - только они сообразили использовать их подобным образом, а вы - нет.
  - Возвращаясь к предложению Совы, - бросил предостерегающий взгляд на соратницу Сарутоби, - давайте выведем его на голосование.
  Как и можно было ожидать, собравшиеся члены Совета проголосовали единогласно за.
  - Отлично, соответствующие миссии будут направлены кланам Учиха и Хьюга, оплата будет идти из бюджета деревни, - подвел итог Хирузен.
  - В дни праздников или событий вроде Экзамена на чунина, необходима тройная смена, потому что держать додзюцу активированным все время не выйдет из-за накапливающегося напряжения, - поспешил уточнить обладатель бьякугана.
  - Непременно, Хозу-сан, условия и оплата будут обговорены с вами двумя отдельно, - успокоил его Хокаге, пока не начался новый раунд споров.
  - Можно еще добавить членов клана Инузука, - неожиданно внес предложение Рью Нара, заслужив благодарный взгляд напарницы, и пояснил причину, - животные намного более чувствительны к запахам, так что, если человек пахнет кровью и металлом, это может быть мясник, но с куда большей вероятностью, окажется шиноби.
  - Как будто никто не догадается помыться, - фыркнул Данзо.
  - А так же полностью сменить одежду на новую, соскрести верхний слой кожи и обработать волосы химикатами или вовсе их сбрить, да? - не остался в долгу гений Нара. - Помыться сработает только против нашего нюха, да и то, не всегда, а уж учитывая кровожадную натуру шиноби Киригакуре, от запаха не всегда можно избавиться и такими способами.
  Многие шиноби закивали на подобную аргументацию.
  - Поправка принимается, - не стал спорить Сарутоби, чтобы еще больше не затягивать собрание - и так дело шло к глубокой ночи. - Осталось решить последний вопрос - ответ Киригакуре.
  В зале повисла напряженная тишина, никто не желал произносить витавшую в воздухе мысль.
  - В отличие от миссии Хатаке-сана, Мизукаге нанес удар в самое наше сердце и достойным ответом может быть только война, - презрительно хмыкнул Шимура, разорвав установившуюся тишину, - пусть сейчас мы и не на пике своей мощи, но вполне восстановились, в отличие от Киригакуре.
  - Как и Камень с Облаком, Данзо-кун, - не преминула напомнить старейшине Тока Сенджу, - вот только в этот раз не будет Узушио, что примет на себя первый удар двух Великих Деревень и Конохе придется справляться самостоятельно с тремя из пяти, пусть и с помощью союзника.
  - В Суне сейчас сложилась довольно сложная внутренняя политическая обстановка и отправка войск на их территорию может превратить союзника во врага, - поддержал ее главный стратег деревни, - тем более, сейчас Туману необходимо сперва разобраться с песчанниками, имеющими огромное преимущество на своей территории и только потом они смогут на нас напасть, а так, нам рано или поздно придется столкнуться с силами сразу трех великих деревень и вовсе не факт, что Сунагакуре нас поддержит.
  - Нара-сан верно говорит - размен сил был произведен сильно в нашу пользу, несмотря на имеющиеся потери и еще больше ослабил Туман, - веско проронил Сакумо, оглядывая собравшихся, - и несмотря на мою жажду мести, я считаю вполне адекватным ответом устроить охоту на их Великих Мечников, например, или разгромить несколько опорных баз в качестве союзнической помощи Песку силами небольшого отряда, но никак не объявление сейчас нам не нужной и даже опасной стратегически войны.
  - Лучше их задавить сейчас, пока на это есть время, чем потом увязнуть в войне с Ивой и Кумо, пропустив удар в спину в самый неожиданный момент, - не сдавался старейшина, севший на любимого конька.
  Хирузен был даже рад, что старый соратник решил принять весь огонь на себя, вовсе не собираясь одергивать Данзо - то, что ему не ставят в вину произошедшее, вовсе не значит, что кланы забудут столь большой промах подчиненных ему Анбу и лучше, если кто-нибудь примет на себя часть жара.
  - Ты бы с подобным пылом выведывал планы противника, как и положено Анбу Не, Данзо-кун, - ядовито улыбнулась Узумаки, - у кого какие силы, когда планируют начать стягивать войска, какими маршрутами идти, где лучше всего встретить, чтобы получить преимущество? Почему Совет до сих пор не получил ничего, кроме самой общей информации, до которой способен додуматься самостоятельно и генин? Почему-то, твоих людей замечают в самых разных частях страны, отжимающих бизнес у криминальных группировок и изымающих из приютов страны Огня перспективных детей, а вот своими прямыми обязанностями, видно, заняться не досуг.
  Сбросив на Совет натуральную информационную бомбу и заставив екнуть сердца двух стареющих шиноби, пусть и по совершенно разным причинам, Мито удовлетворенно откинулась на спинку стула и приготовилась наблюдать за представлением. Союз с главным умником деревни неожиданно оказался не только полезным, но еще и удивительно освежающим - она давно хотела, как следует повозить двух обнаглевших юнцов мордами в грязи, метафорически, а тут подвернулся такой удобный случай.
  - Данзо? - удивленно повернулся к соратнику Сарутоби, вовсе не ожидая такого поворота событий.
  - Мои люди? Чушь! - не повел и бровью на обвинения упомянутый шиноби. - Откуда такая информация?
  - Данзо-Данзо, неужели ты думаешь, что молодцы из Анбу Не отличаются особой способностью к скрытности или их тактику действия никто не распознает? Или, может быть, только у тебя могут быть осведомители? - начала неприкрыто насмехаться Узумаки. - Или может быть, у нас в стране имеется другая организация, способная задействовать десятки шиноби на передел сфер теневого влияния? Тогда то, что ты пропустил такую буквально под носом, лишь говорит о крайней степени некомпетентности! Мне достаточно было связаться с несколькими старыми знакомыми из двора Дайме, чтобы узнать последние новости и сложить два плюс два, - сверля одноглазого шиноби тяжелым взглядом и чувствуя внутри глубокое удовлетворение от свершенной мести, нанесла добивающий удар аловолосая куноичи, - я всегда знала, что у Сару не хватит духу удержать тебя и твои амбиции на коротком поводке.
  Собравшиеся куноичи и шиноби, до этого момента находившиеся в некотором ошеломлении, подобрались и некоторые даже начали излучать небольшое количество убийственного намерения, переварив откровения Узумаки. И дело даже не в том, что последняя пользовалась достаточно большим уважением среди старшего поколения Конохи и ее словам большинство доверяло, а в том, что каждый из присутствовавших глав кланов, вполне себе мог поверить в подобные действия Шимуры, даже в обход Хокаге, тем более, не только Нара были осведомлены о урезании финансирования Корня. Многие из них и бровью не повели бы на поиск нового источника денег, но вместе с поиском обладающих талантом к манипуляции чакры детей, это было очень похоже на создание личной армии, не подчиненной Хокаге. Многих клановых бойцов, еще состоявших в данной организации, по приходе домой ждали очень серьезные вопросы!
  
  Глава 28.
  
  - До меня тоже доходили подобные сведения, - кивнул еще более серьезный глава Учиха, судя по виду, готовый сорваться в бой при первом же не верном движении главы Анбу Не, - а в Отафуку были вырезаны почти все организации, державшие в своих руках игорный бизнес и покрывавшие их чиновники либо пропадали, либо оказывались замешаны в различных неприятных ситуациях, приводивших к отстранению с постов. Но ни один из них не попросил помощи у Конохи, несмотря на очевидную угрозу от новичков или же, эти запросы просто не дошли.
  Учитывая отношение Данзо к обладателям шарингана, то я удивился бы, не решись Тодороки-сан по полной воспользоваться появившимся шансом убрать давнего противника в текущей ситуации.
  - Действительно, мне не так давно осведомители докладывали о подозрительных перестановках среди криминальных организаций страны Огня, - нахмурившись и сверля подозрительным взглядом Шимуру, сообщил глава Нара, - вот только о личностях новых игроков выяснить ничего не удалось, тем более, что из столицы их смогли выбить местные, нанявшие наемников, и началось все это как раз после сокращения финансирования Анбу Не.
  Не знай я, что дядя заранее подготовил возникшую ситуацию для надежного устранения одноглазого шиноби с политической арены, просто предупредив меня перед собранием ничему не удивляться, то вполне поверил бы в его искреннее подозрение. Но про знание ситуации в столице он меня немного удивил - ребята Шимуры подчищали концы вполне качественно и даже та информация, что была доступна мне по каналам клана, не содержала конкретики.
  Остальные главы благородных кланов Конохи, также имевшие своих осведомителей, утвердительно покивали, демонстрируя, что это не просто голословные обвинения и информация о происходящем в стране до них доходила, в том или ином виде. Хокаге, почти не спускавший с давнего товарища взгляда, мрачнел лицом буквально с каждым мгновением. Удивительно, как Шимура ожидал, что сможет сохранить все действия подчиненных ему сил в тайне от целой деревни шиноби.
  - Командующий! - внезапно подал голос Сарутоби, громом прогремев по залу.
  - Да, Хокаге-сама? - оказался возле него на одном колене Анбушник.
  - Что известно Анбу по данному поводу?
  - Ничего, Хокаге-сама, - ни секунды не колебался мужчина, - об изменениях в теневой части страны сведений не поступало, как и запросов о помощи - ежемесячные отчеты сообщают о стабильности обстановки на протяжении нескольких месяцев.
  - Значит, кроме того, что ты пошел на столь значительные меры без моего на то оповещения и согласия, - почти заскрипел зубами Профессор, - еще и посмел пере вербовать бойцов Анбу, целенаправленно блокировавших распространение информации! Всему есть предел, Данзо, и моему терпению в том числе!
  Сейчас перед собранием находился не усталый ветеран, долгое время тянувший на себе лямку большой власти и ответственности, а один из самых опасных бойцов элементальных стран за последние несколько десятков лет. КИ разгневанного Хокаге обрушилась на присутствовавших подобно лавине, хотя и была в основном сосредоточена на виновнике подобных чувств, но даже так, выбила сознание единственного гражданского и заставила более слабых бойцов обильно потеть. Пара Анбу не удержали маскировку и позорно соскользнули со стен, но никто не обратил на это внимание. Естественно, на меня это не произвело впечатления - Мито-чан выдавала убийственное намерение как бы не раза в два круче. Наблюдая за развитием событий, я с большим трудом удерживался от желания расплыться в мстительной улыбке, держа физиономию кирпичом. Наконец-то он получит свое, за попытку моего устранения! Пусть у меня и были некоторые планы ликвидации одноглазого ублюдка, но вот уверенности в их результативности вовсе не имелось, а так получилось даже лучше, чем можно было ожидать. Дядя в очередной раз доказал, что при умелом подходе, врагов можно убирать чужими руками так, что никто и не заподозрит за случившимся его вмешательство. Точнее, заподозрить-то может, все тут параноики еще те, вот только, когда все участники подготовленной постановки действуют совершенно самостоятельно, пусть и в соответствии с ожиданиями режиссера, доказать это будет сложно. И главное, никакого прямого устранения, несущего очень большие риски. Прям даже завидно становится, мне до такого уровня еще очень далеко, если вообще дорасту.
  - Все, что я делал, было направлено лишь на усиление Конохи, - медленно и с достоинством произнес шиноби в центре внимания.
  Он потерял часть своей невозмутимости, благоразумно не совершая никаких резких движений, что могли бы спровоцировать окружающую его толпу убийц, а на лбу выступило несколько капель пота.
  - Ага, как же, так мы и поверили, - саркастично хмыкнул сидевший рядом Джирайя, - особенно когда решил обзавестись личной армией.
  Орочимару же выглядел ничуть не опечаленным свалившимся на его покровителя и поставщика, неприятностям, лишь расчетливо прищурившись, словно уже прикидывал, как разделывать будущий труп обезглавленной организации и раньше всех остальных утащить кусочки повкуснее. Очень верное направление мысли, которому последую и я, как только собрание закончится - думаю, моей идеальной марионетке не повредит получить под свою руку еще немного доходного бизнеса для увеличенного финансирования проводимых экспериментов, поддержания заключенного союза со змеиным саннином и откладывания золота в кубышку на непредвиденные расходы.
  - Моим решением, Шимура Данзо отстраняется от командования подразделением Анбу Не и заключается под стражу для дальнейшего выяснения тяжести вины, - совладав с яростью, объявил Сарутоби, закаменев лицом, - бойцы подразделения в деревне переподчиняются командующему Анбу до выбора наиболее подходящей кандидатуры на замену, всех, находящихся на миссиях, надлежит отозвать и заменить на отряды Анбу, если это будет возможно, либо приказать следовать обратно, если это будет невозможно, в случае неподчинения приказу, считать таких нукенинами и поступать соответствующе.
  - Будет исполнено, Хокаге-сама!
  Рядом с бывшим главой Корня мигом возникли шиноби в масках и налепили печати парализации и блокировки чакры, а я получил очередное напоминание о том, что это далеко не тот беззубый, не способный на необходимые решения и уставший от ответственности старикан, что описан в характеристике основных личностей, задававших путь Конохе в выдуманной истории из картинок. На данный момент он на пятнадцать с лишним лет моложе, прошедший две мировых войны ветеран, что не будет колебаться даже в отношении давнего соратника, если вдруг обнаружит оборванный поводок последнего.
  - Один момент, если позволите, Хокаге-сан, - кашлянул Шенесу со своего места, когда арестованного старейшину унесли из зала.
  Никто не стал недооценивать одноглазого шиноби и его сопровождали две тройки бойцов и половина личных охранников главы деревни.
  - Да, Нара-сан, я вас слушаю? - повернулся к нему Сарутоби, ощутимо постаревший на вид - было заметно, что предательство соратника по нему сильно ударило.
  - Члены тройственного союза также служат в Анбу Не и благодаря этому, мне стало известно, что под руководством Данзо была не так давно создана еще одна база, официально не числящаяся на балансе организации, - сообщил дядя, не давая оправиться Хирузену от прошлого удара, - полагаю, будет правильным установить контроль силами верных бойцов и над ней тоже?
  Смотря, как вытягивается лицо Хокаге, у меня даже появилась к нему капелька жалости, но столь же быстро пропала, стоило мне только вспомнить о многочисленных могилах Нара на местном кладбище, среди других клановых бойцов, павших там, где могли бы выжить, стой во главе Конохи иной человек. Впрочем, стоит отдать ему должное - Сарутоби быстро взял себя в руки и отрывисто кивнул дяде.
  - Вы правы, Нара-сан, прошу поделиться этой информацией с командующим, который сразу после собрания займется данной задачей.
  - Будет исполнено, Хокаге-сама, - отсалютовал упомянутый и тут же, парой жестов отправил из зала ближайшего подчиненного.
  - И я прошу кланы Хьюга, Нара и Абураме выделить бойцов для поддержки и уменьшения возможных потерь, - попросил Хирузен, поочередно посмотрев на перечисленных глав, - пусть я и надеюсь на мирную сдачу персонала Анбу Не, но если будет оказано сопротивление, разрешаю бить на поражение.
  Я понимающе кивнул - с таким составом, штурм даже очень защищенной базы пройдет куда легче и меньшими жертвами, чем просто одними анбушниками, процент клановых у которых весьма низок после второй мировой, а соответственно и сила среднего члена.
  - Мы выделим людей, - кивнул глава Абураме, предпочитавший за весь вечер отмалчиваться и наблюдать за другими.
  Следом за ним выразил согласие и Хозу Хьюга с дядей.
  - Сенсей, прошу включить в ударный отряд и меня, - поднял руку Джирайя, привлекая внимание, - кроме командующего, может пригодиться кто-то моего уровня.
  - Хорошо, Джирайя, твоя сила будет не лишней, - не стал спорить Хокаге, устало вздохнув, - а теперь, стоит вернуться к вопросу вариантов ответа Киригакуре за нападение в центре Конохи и все же завершить текущее собрание до наступления утра.
  - Уничтожение живой силы Тумана будет лучшим ответом, тем более, когда у нас имеется беспрепятственный проход через территорию Суны, - внесла предложение хмурая старейшина Утатане, - с учетом их постоянного присутствия на смежных территориях, это не станет проблемой.
  - Учитывая ожидание нашего ответного хода Мизукаге, предлагаю с этим не спешить, а сперва задействовать разведку, чтобы определить, где получится нанести наиболее болезненный удар для Киригакуре, - обведя собравшихся взглядом, веско произнесла Тока Сенджу, - если сейчас начать действовать без должной подготовки, то можно понести большие потери, попав в расставленную ловушку, - она покачала головой. - Пусть мы и привыкли считать Туман сборищем кровожадных идиотов, предпочитающих устроить бойню, нежели шевелить мозгами, но как можно заметить, у них имеются личности, способные грамотно продумать и выполнить операции в стане врага, - с этим заявлением, собравшиеся шиноби и куноичи вынуждены были согласиться. - К тому же, несмотря на досадное событие, Коноха оказалась в большом плюсе, лишив противника семи сработавшихся команд джонинов и заплатив за это очень небольшую цену.
  - И если один из их знаменитых мечников окажется вне территории родной страны, можно будет устроить на него охоту, - дополнил предложение Сакумо, мрачно усмехнувшись, - в которой я готов поучаствовать.
  - Но не скажется ли столь пассивная позиция на престиже Конохи? - обеспокоилась Тсуме-чан.
  - Это если мы поведем себя суетливо и облажаемся, - пожал плечами Шенесу, - а так, скорой войны все равно не избежать, учитывая настроения в Ивагакуре, да и Кумогакуре желает поспорить о позиции сильнейшей деревни, так что начнется она раньше на несколько месяцев или позже, для нас принципиального значения не имеет.
  - Тогда голосуем за то, чтобы подождать и как следует подготовиться с ответом Киригакуре, - подвел черту Сарутоби.
  Большинством голосов совета, решение было принято и на этой ноте, собрание было завершено.
  - Хьюга-сан, Нара-сан, Абураме-сан, в соответствии с приказом Хокаге, начало операции по приведению базы Корня под контроль, начнется через пол часа, - подошел к не ставшим уходить главам кланов, командующий Анбу, - прошу подготовить бойцов к этому времени у главных ворот.
  Естественно, с ними остался и я с Джирайей.
  - И я пришлю вам гонца с картой расположения базы, как только вернусь, - согласно кивнул дядя, - к сожалению, разведать ее планировку не имелось возможности.
  - Хьюга с этим помогут, - надменно заявил Хозу-сан.
  Глава Абураме лишь молчаливо кивнул, подтверждая согласие.
  - Джирайя-сан?
  - Да-да, я все слышал, - хмыкнул беловолосый шиноби.
  На этом, мы распрощались и поспешили по домам.
  
  Глава 29.
  
  - Дядя, включи меня в отряд, - перепрыгивая с крыши на крышу за старшим родственником, попросил я, - как можно заметить, присутствие ирьенина первой степени весьма серьезно сказывается на количестве потерь.
  - Ты достаточно для этого восстановился? - нахмурившись, спросил глава Нара, останавливаясь.
  - Не до полного резерва, но один Сакумо будет, - пожал я плечами.
  Оставалось только радоваться, что три марионетки могут передавать чакру обратно и у меня имеется возможность быстро восстановиться, пусть плотность чакры и будет ниже привычного уровня. Он закатил глаза, а уловивший последнюю фразу Шикаку, нас догнавший вместе со старейшиной, насмешливо хмыкнул.
  - Хорошо, но пойдешь исключительно как боец поддержки, а не в первых рядах, - под слабым светом полумесяца луны, родственник выглядел крайне недовольным моим решением, но отговаривать мудро не стал, - пусть Анбу займутся делом, если базу молодцы Данзо не сдадут без сопротивления.
  - Едва ли - учитывая ее секретность, то внутри должны быть исключительно проверенные и верные люди, которым можно доверить воспитание и тренировку нового поколения в верности самому Данзо, а не Конохе, - покачал я головой и встрепенувшись, кивнул Нара, - ладно, я побежал собираться и после этого к воротам буду.
  - Давай, - махнул рукой дядя и я ускорился и поскакал по крышам, почти сразу оторвавшись от них.
  Дома уже все спали и лишь комочек меха на диване в гостиной на мгновение встрепенулся, подняв торчком ушки, но узнав почти беззвучные, знакомые шаги и запах, успокоился и продолжил сопеть. Осторожно прокравшись в сторону лестницы в подвал, я перехватил по пути пару бутербродов из кухни, что предусмотрительно оставил кто-то из женщин и быстро спустился вниз, облачившись в один из запасных комплектов полевой формы, хранившихся там как раз для таких вот случаев, когда в комнату, где висит основной комплект, лучше не идти. Прихватив пару стандартных наборов печатей просто на всякий случай и повесив ножны с оружием за спину, чтобы можно было быстро выхватить в случае чего, а не доставать из печати, поспешил к месту сбора ночного рейда, но только после того, как создал одного теневого клона, сразу ускользнувшего.
  По пути, виднелись и другие клановые бойцы, стягивавшиеся к выходу из деревни от своих кварталов, среди которых выделялись Хьюга, как всегда, в своих клановых белоснежных одеждах, словно боялись того, что их не заметят, хотя на обычных миссиях представители клана вполне использовали нормальную униформу ниндзя, выделяясь только цветом глаз. Нара как всегда не торопились, и я оказался самым первым от лентяев, встав немного в стороне, лишь кивнув уже оказавшемуся на месте ученику Хокаге и командующему.
  Впрочем, клановые бойцы были всего лишь малой частью сил Конохи - Хирузен не поскупился на операцию и выделил около полутора сотен оперативников Анбу, причем подавляющее большинство из них были средними по резерву чакры джонинам, как бы не являясь всеми ветеранами организации, что присутствовали на данный момент в деревне. Вместе с Хьюга, Абураме и Нара, цифра участвующих перевалила за две сотни, а уж присутствие трех шиноби эС-ранга, даже если я буду отсиживаться сзади, и вовсе излишни для взятия базы, где может находиться не больше сотни оперативников Корня вместе с новыми рекрутами, едва ли что-то способными противопоставить генинам, не говоря уж о присутствующих, что значит - старый обезьян в бешенстве. Не каждый день обнаруживаешь, что ситуация вышла из-под контроля, и старый соратник собирает себе личную армию у тебя под носом.
  Но вспоминая про события в зале совета, меня пробивало на кровожадную улыбку и изнутри перло восхищение изяществом и ловкостью провернутого Шенесу плана. Он очень точно выбрал главное действующее лицо и рассчитал реакцию коллег, буквально вынудив недавних соратников оказаться по разные стороны баррикад, потом еще и подлив масла в зажженный огонь и практически ничем при этом не рисковав. А всего-то и стоило сообщить дяде о наличии секретной базы Данзо за пределами стен Конохи. Не дай Шенесу мне небольшого намека и мог бы принять все за счастливое или несчастливое для одного одноглазого шиноби, стечение обстоятельств. Поскорее бы спихнуть Сарутоби с трона, а там и вовсе, кланы с гарантией отстранят его клику от власти, не дав проводить вредительскую политику по отношению к себе.
  - Рью-доно, мы поступаем в ваше распоряжение, - уважительно прозвучавшие слова вырвали меня из размышлений.
  Повернувшись, я обнаружил два десятка соклановцев под предводительством знакомого джонина.
  - Фусей-сан, по приказу главы, я здесь исключительно в роли ирьенина и небольшой подстраховки на случай непредвиденных обстоятельств, - отрицательно помахал я руками ветерану, - так что командование бойцами ложится на ваши плечи.
  - Как вам будет угодно, Рью-доно, - не стал спорить он и пошел доложить о прибытии командующему Анбу.
  Так как Нара оказались самыми последними и заявились почти к назначенному сроку, более чем двести с лишним бойцов выдвинулись уже через пару минут, обогнув стены Конохи и направившись в том направлении, где находилась база. Данзо предусмотрительно выбрал место, находившееся не только на солидном расстоянии от деревни, но и основных дорожных артерий страны Огня, здорово сократив шансы обнаружения обладателями додзюцу. Если вокруг многие сотни километров леса без дорог, поселений и городов, то команды наверняка выберут вариант следования более удобным маршрутом. К тому же, даже зная точное местоположение замаскированного входа, Хьюга смогли обнаружить аномалию чакры только за километр от цели - основные помещения находились куда ниже уровня земли, на расстоянии пяти сотен метров вниз. Благодаря додзюцу Хьюга и уже использовавшихся в качестве ловушек печатей на стенах туннелей, ведущих от поверхности, можно было определить примерную карту лабиринта и командующий, после небольшого совета с несколькими подчиненными, решил не пробиваться через них, а создать свой вход. У Анбу оказалось достаточно пользователей дотона, чтобы очень быстро раздвинуть и укрепить землю, создав широкий наклонный туннель, ведущий в противоположную часть базы от уже имевшихся. И самое главное, там не оказалось постоянных часовых, дежуривших даже ночью.
  Докопаться до обитаемых помещений получилось всего за десяток минут и подойдя почти вплотную к коридору между комнатами, пользователи дотона проделали в простой, ничем не укрепленной стене, незаметное отверстие под самым потолком, после чего пропустили вперед членов клана Абураме. Из-под плащей хлынули настоящие полчища жучков и следуя указаниям Хьюга, через отверстие попали внутрь базы, заструившись к нескольким комнатам, где были замечены скопления пользователей чакры.
  И только после этого, был проделан достаточный проход, чтобы внутрь могли проникнуть шиноби. Командующий несколькими жестами переговорил с клановыми командирами и разделил атакующих ниндзя на две части, после чего, мы хлынули в разные стороны коридора. Я оказался включен в часть, отправленную на зачистку большей части базы и бараков полноценных оперативников Анбу Не, там находившихся. Проносясь по различным комнатам и организованно разделяясь при появлении ответвлений, бойцы в масках и Хьюга почти на ходу обезвреживали попадавшихся по пути врагов, и так ставших жертвой высасывавших чакру жуков, а Нара фиксировали наиболее шустрых, успевавших реагировать на вторжение.
  Через пару минут, прозвучала оглушительная сирена, означавшая окончание преимущество внезапности и в тот же момент, по базе начали разноситься выкрики команд паникующих корневиков. К сожалению, пусть мы и успевали к баракам, где спал основной состав, но они успели проснуться и первую тройку Анбу, ворвавшуюся в помещение прямо сквозь проломленную дзюцу стену, встретил шквал металла и простых элементальных техник. К счастью, пользователи дотона оказались весьма опытными и подстраховали коллег, возведя защитную стену и позволив им отступить назад лишь с небольшими повреждениями. Защиту снесли, но дальше атак не последовало, две толпы ниндзя застыли с двух сторон порушенной стены - полуодетые Анбу Не и обычные Анбу с вкраплениями клановых бойцов.
  - Бойцы Корня, приказом Хокаге, эта база берется под прямой контроль Конохи, Шимура Данзо признан Советом как превысивший свои полномочия и отстранен от командования Анбу Не, - прогремел усиленный чакрой голос, разносясь далеко по базе и вперед вышел Джирайя, де факто, ставший лидером нашей группы, - приказываю сложить оружие и не оказывать сопротивление, до назначения нового главы, ваше подразделение переведено в ведение Командующего Анбу, не подчинившиеся будут объявлены нуке-нинами и нейтрализованы на месте. У вас есть минута на размышление.
  Ошеломленные лица полуголых мужчин и женщин, услышавших подобные новости и начавших переглядываться между собой, были бы смешными, не держи они в руках обнаженные клинки и кунаи, шибая по округе и в нашу сторону КИ.
  - Что будет с нами после сдачи? - наконец, спросил один из шиноби.
  Джирайя повернулся к одному из помощников Командующего Анбу.
  - Вы будете задержаны до выяснения личности, пройдете собеседование с Яманака на предмет верности Конохагакуре и будете зачислены в ряды Анбу, если еще не числитесь в списках, после чего, вернетесь на службу, - быстро ответил на заданный вопрос шиноби с маской сокола, - в Анбу, Анбу Не или обычные силы - это уже будет ваш личный выбор.
  - Вы слышали его, - повернулся к противникам ученик Хокаге, - со своей стороны, гарантирую исполнение прозвучавших условий - никто не будет судить обычных бойцов за решения командира, конечно, если вы не предавали деревню, выполняя приказы Данзо, то бояться нечего.
  - Что будет с нашими воспитанниками? - после напряженного молчания, спросила молодая девушка, нервно сжимая кунай в руке и обшаривая взглядом не закрытые масками лица.
  Немедленного ответа не прозвучало - беловолосый шиноби с анбушником вопросительно переглянулись, но похоже, ни один не был проинструктирован Хокаге или Командующим на этот счет. Упущение, блин, и лучше бы мне этот момент осветить, потому что повисшее молчание заставило корневиков напрячься.
  - Так как рекруты не числятся в вооруженных силах Конохагакуре но Сато, отношение к ним будет как к гражданским, - раздвигая толпу, шагнул я вперед, откидывая капюшон и стягивая маску с лица, поскольку, быть узнанным сейчас мне просто необходимо, - и в зависимости от возраста детей, они будут распределены либо в приюты, либо в Академию Шиноби с соответствующей стипендией, все финансовые вопросы возьмет на себя клан Нара, если этого не сделает Хокаге.
  Судя по некоторым побледневшим лицам и пронесшемуся шепотку среди Анбу Не, меня узнали и осознали, что их шансы против двух шиноби эС-ранга с поддержкой, минимальны.
  - Тогда, я сдаюсь, - изучив мое лицо, решительно кивнула куноичи и бросила кунай на пол.
  И она словно запустила цепную волну - корневики начали выпускать из рук оружие и садиться на пол с заложенными за голову руками. Ну хоть на что-то сгодилась моя репутация. Хлынувшие вперед масочники, начали аккуратно вязать пленников, налепляя печати парализации и блокировки чакры, после чего, выводили их к туннелю с базы. Дальше, судя по докладам Хьюга, имелось только пара постов и один патруль, в сумме составлявших всего шесть бойцов, не представлявших для нас опасности, а другую часть уже взял под контроль Командующий Анбу, так что, по сути, задача была выполнена и удивительно бескровно, учитывая количество вовлеченных с двух сторон сил.
  - Спасибо, - кивнул мне Джирайя, сверкнув белозубой улыбкой, - на мгновение, я подумал, что корешки решат биться до последнего.
  - Среди пяти с лишним десятков, у них имелось едва ли пара джонинов, остальные чунины, - я пожал плечами, - против нас и двукратного количества Анбу - сомнительное решение.
  - Точно сказано, тем более, они свои, пусть и подчинялись Данзо, - вздохнул ученик Хокаге, покачав головой, - а убивать своих, только из-за различия в точках зрения на бытие шиноби, толкнувшего вступить их в Анбу Не, а не обычное...
  Ощущалось, что Джирайя испытывал по этому поводу конфликтные чувства.
  - По крайней мере, все закончилось благополучно и можно, наконец, закончить этот длинный день, - я смачно похрустел шеей и прикрыл рукой прорвавшийся зевок, - лично я хочу вернуться в кровать до того, как взойдет солнце.
  
  Глава 30.
  
  В то время, пока силы Конохи только собирали рейд, незаметная тень проскользнула в секретную базу Анбу Не, передвигаясь невидимо и беззвучно для постовых и патрульных шиноби. Клон, обладая сенсорной способностью оригинала, с легкостью находил участки тени, где его никто не увидит и быстро нашел местоположение кабинета Данзо, закрытого и с множеством активированных ловушек, которые оказались бесполезны против ночного визитера.
  Горящий в нем свет, оставленный хозяином, очевидно, рассчитывавшим скоро вернуться, только облегчил проникновение. Темная фигура поднялась из тени и не теряя времени, бросилась к шкафам с документами, предварительно проверив ловушки. К счастью, несмотря на паранойю Шимуры, старик не стал минировать еще и собственный кабинет на секретной базе, дополнительно игравший роль архива левых делишек Анбу Не, позволив копии Рью сэкономить немного времени. Целых четыре высоких и широких шкафа были битком забиты папками с бумажными листами, книгами и свитками без какой-либо видимой системы, из-за чего, клон потратил около десяти минут, чтобы разобраться, где что лежит, случайно вытаскивая документы с полок и быстро их просматривая. Некоторые сразу изымались, а большинство возвращались на место, не представляя практического интереса.
  Наткнувшись на финансовую отчетность, клон теней быстро перебрал несколько папок, пока не нашел цель - права владения отжатым у преступников бизнесом. Силовая сторона силовой стороной, а документы должны быть у собственника, пусть даже это будет подставное лицо. Анбу Не хорошо потрудились, обеспечив себе стабильный приток большого количества денег из разных городов Хо но Куни, более чем покрывавший затраты организации, несмотря на некоторую неудачу в столице и Рью как раз нацеливался на наиболее вкусные кусочки - деревне тоже надо было что-то оставить, иначе факт кражи будет очевиден.
  Вытащив и свернув несколько гербовых бумаг, тень шиноби погрузила их себе в грудь, потянувшись за следующими, но на секунду замерла, повернув голову в сторону входа. Быстро вытащив еще несколько листов не глядя и спрятав, незваный гость водрузил папку на место и резким рывком нырнул в тень от стола, почти мгновенно исчезнув из виду.
  Буквально секундой позже, сквозь стену около двери пробурилась крохотная светлая змейка и широко раскрыв пасть, выплюнула из себя знакомого очень многим шиноби. Орочимару изящным движением поднялся и не теряя времени, кинулся к полкам, точно так же, как и вор до него, с той лишь разницей, что после использования ручной печати, по обе стороны от него возникли два каге буншина. В пять пар рук, змеиный саннин очень быстро прошерстил четыре шкафа, изъял все материалы, что касались его исследований и получаемого финансирования, забрал часть документов на доходные заведения и запихал добычу в терпеливо ожидавший его призыв. После чего, все пятеро саннинов растворились в клубах белого дыма, не оставив после себя никаких следов, кроме разве что чуть поредевших полок в шкафах. Следом, точно так же исчезла и змейка. Архив Корня был дважды ограблен незаметно для обитателей базы, а силы Конохи, подоспевшие спустя пол часа, обезвредили ловушки, взломали дверь и упаковали все документы по свиткам, окончательно уничтожив все следы. Единственный человек, способный указать на недостачу, был надежно упрятан в тюрьму под утроенной охраной сильных джонинов и сделать этого не мог.
  
  ***
  
  Зачистить всю территорию базы Корня, у совместных сил Анбу и кланов получилось всего за час, и то, большая часть этого времени была потрачена на снятие ловушек со склада, арсенала и личного кабинета Донзо. Сдавшиеся в плен оперативники вели себя на удивление смирно, безропотно дав себя обыскать и запечатать чакру, после чего, их отправили с солидным эскортом в сторону деревни. Большую проблему представляли дети, которых здесь обучали, в возрасте от трех до семи лет, перепугавшиеся бойцов в масках, ворвавшихся в общую спальню посреди ночи и среагировав соответственно - старшие начали метать кунаи, а более младшие убегать и прятаться. Все это сопровождалось таким шумом и гамом, что оказалось слышно на противоположном конце базы.
  Вполне ожидаемо, что некоторые из почти пяти десятков детей, изъятых из приютов и даже купленных у родителей, пострадали в панике и мне пришлось ими заниматься, как и еще несколькими невезучими шиноби, что получили ранения при штурме. Когда удалось наконец поймать и успокоить всех малолетних рекрутов Корня, собрать всю добычу и обшарить каждый миллиметр базы, наверху уже начало светать.
  Командующий выразил благодарность клановым бойцам за содействие и нагрузив некоторых анбушиков мелкотней, приказал выдвигаться в сторону Конохи, а остававшиеся пользователи дотона, начали планомерно зарывать базу землей - использовать ее на таком расстоянии от деревни не имело смысла, а оставлять пустые помещения для бандитов или кого-то еще, просто не имело смысла. В случае нужды, всегда можно было сделать такую же за пару дней, в любом другом месте.
  Вернувшись домой совсем ранним утром, я с сожалением отложил сон на следующую ночь - в подвале меня ждал посланный клон теней. Он вернулся с солидной добычей, пусть и не настолько большой, как я ожидал - кто мог подумать, что Орочимару тоже решит действовать не отходя от кассы и спугнет тень, не позволив разворовать документацию Корня еще больше? Но даже так, различные доходные заведения, расположенные в трех больших городах Хо но Куни, будут приносить мне солидный доход, в придачу к тем, что находятся под контролем идеальной марионетки в столице. Собственно, к нему документы и отправятся, так как самому реализовать их из Конохи мне не получится - слишком много вопросов образуется у окружающих, попытайся я это сделать - в отличии от Хироши, очень удачно затесавшегося среди аристократов и двора Даймё Огня.
  Но это было даже не главной частью из добытого архива Анбу Не - во все времена и везде, точная и своевременная информация ценилась куда дороже денег. Теперь, у меня имеются выходы на часть важных информаторов, что Корень завербовал не только в некоторых странах, но и в двух Великих Деревнях - Кумогакуре и Киригакуре. К сожалению, добраться до папок с имеющимися осведомителями из Ивагакуре и окружающих Коноху мелких деревнях, посланный клон просто не успел, иначе, я перехватил бы часть шпионской сети Анбу Не и на их территории.
  Вся сеть мне не нужна - оставить Анбу совсем без информации тоже нельзя, но один-два человека среди чиновников, жадных до денежек и сливающих важные сведения о происходящем вокруг, мне вполне пригодятся, чтобы ориентироваться в происходящем не только с помощью клонов, что вообще-то не очень удобный способ шпионажа, пусть и скрытный. К сожалению, клановая сеть хорошо развита только на территории Хо но Куни, в соседних странах уже гораздо хуже, а про сведения от прямых конкурентов на политической арене можно только мечтать - не тот у клана бюджет, в отличие от деревни, и приходится довольствоваться только слухами и домыслами.
  За разбором документации я просидел почти до самого завтрака и поев с семьей, занялся самыми срочными делами, что имелись на новый день, держа ушки на макушке о происходящем в деревне. Собственно, рядовые шиноби и куноичи уже знали, об аресте старейшины Шимуры Данзо вчера, кроме нападения нукенинов из Киригакуре с попыткой вырезания клана Хатаке, подтверждая молниеносную скорость распространения слухов, и вся Коноха буквально гудела, переваривая произошедшее и рождая предположения одно безумнее другого.
  В любом другом случае, Хокаге давно бы выступил и сделал официальное заявление всем вооруженным силам, но у него были дела поважнее - разбираемая документация Анбу Не преподносила один сюрприз за другим, вскрывая скелеты в шкафу организации и проливая свет на очень многие инциденты, что происходили в элементальных странах. И далеко не все операции Корня шли на пользу Листу, скорее даже, наоборот, добавляли врагов и мстителей. Конечно, изъятый архив являлся секретной информацией, к которой Сарутоби пытался не допустить кланы, как и к расследованию вины давнего соратника, вот только у него уже не имелось прежней власти и влияния, чтобы надавить и заставить кланы не лезть куда не надо. Сформированная комиссия кланов, присоединившаяся к Анбу, не позволяла утаить ни крупинки информации. А общая картина складывалась довольно неприглядная, как рассказывал мне Шенесу, напрямую принимавший во всем этом участие - примерно треть миссий, проводившихся оперативниками Корня, были не санкционированы Хирузеном, вообще не попадая к нему на стол, устранялись перспективные бойцы не только врагов, но и союзников, нарушались основополагающие договоренности с правителем Хо но Куни не брать заказы на свою аристократию и много чего еще. Разве что про зачистку своих ничего не обнаружилось, но держать отчеты о подобных миссиях будут только идиоты, независимо от секретности места.
  В общем, Хокаге было не до того, чтобы еще что-то разъяснять толпе - самому бы отмазаться от деяний давнего соратника, тем более, когда даже нейтральные кланы и союзники начали на него косо поглядывать. Естественно, в такой ситуации, доставленные с секретной базы дети, размещенные в одном из общежитий под наблюдением нескольких чунинов, оказались практически забыты не только высшим руководством, но и чиновниками, вроде бы обязанными этим заниматься, не говоря уж про выделение денег.
  По крайней мере, пока мне не пришлось заняться этим делом, как и обещал той куноичи из Корня. Слава Ками, Ями, Шинигами, серьезное обучение детворы началось относительно недавно даже для самых старших и вбивание в голову идеологии Данзо про ниндзя как оружие и подавление чувств, еще было в самом зачатке. Это позволило мне не париться и зарегистрировать детей как сирот, распределив их по приютам, одновременно занеся довольно кругленькие суммы в каждый на содержание подопечных старых и новых. Лишь четверым из почти полусотни - три пацана и одна девчонка - я оформил поступление в академию шиноби со следующего года, потому что корешки умудрились раскопать настоящие самородки, не уступавшие по объему чакры клановым детям Сенджу одного возраста. Почти наверняка, это были нагулянные на стороне отпрыски шиноби. Естественно, занимался я этим не один, взяв в помощь несколько клановых инструкторов, не только имевших огромный опыт общения с детьми, но и наметанный глаз, позволявший точно определить потенциал ребенка всего парой задачек - почему бы клану не заполучить верность талантливых ребят, когда это будет стоить всего несколько десятков тысяч рё?
  Уже сейчас, постоянная поддержка приютов деньгами, позволила клану Нара приобрести отличную репутацию среди приличного количества генинов и чунинов, лично знакомых со мной и понимающих, кому они обязаны сытым, здоровым детством. Чем больше времени проходит, тем лучше будет результат. Довольно странно, что другие кланы и верхушка власти деревни этого не понимают - финансирование из бюджета приютов составляет настоящие крохи по сравнению с тем, что выделяю на них я. Пройдет еще года два-три и именно у меня будет поддержка части бесклановых ниндзя, выросших в полной уверенности, что только клан Нара заботится о подрастающем поколении. Впрочем, это дело далекого будущего.
  Закончив с рекрутами Анбу Не, я вздохнул с облегчением и отправился отдыхать. А на следующее утро, словно двух бешеных дней подряд было мало, глянул гром, которого мы с Шенесу так долго ждали - над кланом Хьюга поднялся защитный барьер!
  
  Глава 31.
  
  Хизаши поднырнул под удар и впечатал противнику ладонь прямо напротив сердца, мощный выброс чакры буквально пробил насквозь члена главной ветви клана, нанося смертельную рану.
  - Ка-как ты посме..., - успел прохрипеть шиноби, но ни на что большее у него сил больше не осталось.
  Откинув со свирепым оскалом в сторону начавшее заваливаться на него тело - этот говнюк не раз на нем испытывал действие Хьюга Соке но Джуиндзюцу (Техника проклятой печати главной ветви клана Хьюга) - Хьюга напитал тело чакрой и бросился к ближайшему соклановцу с чистым лбом, как раз выскочившему на улицу из дома.
  - Умрите, предатели! - завопил он, с перекошенным ненавистью лицом и сложил печать активации боли.
  Вот только, вопреки ожиданию, никто из находившихся поблизости членов побочной ветви даже не поморщился, а Хизаши даже не стал использовать джукен, просто подскочив вплотную и одним резким ударом вбив сопляку кадык, усмехнувшись выражению крайнего удивления и помчавшись дальше в дом. Выскочившая на него девчушка лет одиннадцать, попыталась нанести удар, но он с легкостью от него уклонился.
  - Шотей (Нижняя ладонь)!
  Получив удар парализующей техники, она медленно осела на пол, а Хизаши одним прыжком пролетел по длинному коридору и пробив Телом бумажную стену, оказался в просторной комнате, посередине которой его ждал пожилой шиноби.
  - Кто бы мог подумать, что у тебя хватит духу такое устроить, Хизаши, - презрительно искривив губы, процедил хозяин дома, приняв стойку тайдзюцу Хьюга. - Ты поплатишься за свое предательство!
  Вот только, несмотря на угрожающий вид, на лбу ветерана выступил пот, едва заметно, мелко дрожали руки, а бьякуган ясно показывал трудности управления чакрой, что превращало грозного врага в легкую добычу.
  - Громкие слова для того, кто не проживет и пары минут, Такеда-сан, - хмыкнул молодой Хьюга, задавливая волну ненависти внутри.
  Счет к этому старейшине и его семье накопился немалый у многих представителей побочной ветви и пришло время его взыскать, тем более, сейчас во многие дома верхушки клана точно так же врывались другие шиноби и убивали или парализовывали не способных оказать достойного сопротивления обитателей.
  - Попробуй, сопляк! - гаркнул старейшина и бросился в отчаянную атаку, скорее стремясь подороже продать свою жизнь, чем надеясь в текущем состоянии выиграть. - Хакке Рокуджуйон (Восемь триграмм шестьдесят четыре ладони)!
  - Хаккешо Кайтен (Восемь триграмм ладонь Небесное вращение), - произнес Хизаши, закручиваясь и выбрасывая из всех тенкецу чакры, превратившуюся во вращающийся купол, отразивший все атаки и отбросивший нападавшего назад.
  - Генины и те лучше делают эту технику, - презрительно фыркнул молодой джонин. - Может быть, показать, как ее надо делать?
  Конечно, он лукавил - яд в теле старейшины ухудшал контроль на пару порядков, так что выбросы чакры у Такеды Хьюга выходили рассеянные и в случае попадания, способные разве что оставить небольшой синяк, а не заблокировать тенкецу, нарушая циркуляцию в кейракукей.
  - Ты думаешь, что переворот сойдет тебе с рук? - пошатнувшись, поднялся с пола старейшина. - Сарутоби этого так просто не оставит!
  - У Хокаге сейчас имеются другие заботы, чем лезть в клановые дела, тем более, что не долго ему носить свою шапку, - презрительно искривил губы Хизаши, - так что не волнуйся, старик, наш клан будет еще сильнее после избавления от пережитков прошлого вместе с такими, как ты! - не став больше тратить времени на разговор, он рванул вперед. - Хакке Хьякку Ниджухачи Шо (Восемь триграмм сто двадцать восемь ладоней)!
  Враг просто не успел среагировать на обрушившийся на него град атак, не только повреждавший основные тенкецу, но и бивший по жизненно важным органам - джонин не сдерживал силы, вкладывая всю свою ненависть от активируемой рабской печати в удары и почти пробивая другого Хьюгу насквозь.
  После окончания техники, старейшина кулем рухнул на пол, а изо рта у него потекла кровь, но на лице проступило выражение крайнего удивления, несмотря на полученные повреждения.
  - О-откуда?! - выдавил из себя пожилой Хьюга, смотря на своего убийцу.
  Пусть базовый набор техник джукена был доступен всем членам клана, независимо от ветви, но доступ к более мощным версиям был у очень ограниченного количества лиц, в число которых после получения фуин на лоб, Хизаши Хьюга точно не входил, это старейшина отлично знал, ведь именно он был хранителем архива.
  - Тебе привет от Хиши-сама, ублюдок, - расплылся в кровожадной улыбке Хизаши, наблюдая, как расширяются глаза старейшины на произнесенное имя, - или ты думал, он забыл и простил замученного печатью до смерти внука, последнего из его потомков, остававшегося в живых? Каково это - осознавать, что именно твои действия привели к вот этому всему? - он драматично развел руками.
  Старый ирьенин не только подготовил почву для восстания побочной ветви, но и многие годы делился с талантливыми джонинами недоступными другим способом знаниями, поспособствовав повышению выживаемости целых поколений Хьюга.
  - Так это все древний ублюдок затеял! - пораженно прошептал Такеда и зашелся в кровавом кашле.
  - Отстранение Хиши-сама от руководства главным госпиталем Конохи с молчаливого согласия главы клана и старейшин, стало последней каплей, позволившей ему забыть о родственной крови, текущей в ваших жилах, - пожал плечами джонин, смотря на валявшегося на полу старика с презрением, - во всех своих проблемах виноваты вы сами.
  Ответом ему был лишь хрип старейшины, находящегося на последнем дыхании.
  Сейчас, проводившаяся в строжайшей тайне, подготовка к восстанию смотрелась смешно - погрязшие в собственной гордыне и превосходстве, члены главной ветви клана до самого последнего момента даже не заподозрили о том, что вокруг происходит нечто подозрительное, несмотря на всю силу своего додзюцу. Столетия покорности усыпили бдительность, а наиболее упрямые из... рабов, убивались в юности или ломались болью, становясь послушными и не помышлявшими о сопротивлении. В итоге, это и привело к падению хозяев жизни - прислуге оказалось очень просто отравить еду долго действующим ядом, бесцветным и совершенно не обнаружимым на вкус. А на следующее утро, "лучшие" бойцы клана оказались не сильнее зеленых генинов против готовых к бою джонинов из побочной ветви клана. То, что их оказалось в два с лишним раза больше, чем вообще всех Хьюга с чистым лбом, а привычный метод контроля вдруг не сработал, только усугубило положение.
  - Что... будет с... остальными? - тихо прошептал старейшина Такеда, еле цепляясь за жизнь и судя по всему, смирившийся со своей участью.
  - Все, использовавшие печать умрут, но ты этого уже не увидишь, - покачал головой Хизаши и резким движением опустил ногу на шею старейшины, ломая ее и прерывая мучения.
  Посмотрев на замершее тело, молодой джонин встряхнул головой и переступив через него, двинулся дальше в дом. Его цель, ради которой пришлось пожертвовать личной конфронтацией с отцом и братом, состояла не только в уничтожении самого одиозного из старейшин. Не обращая внимания на женщину с маленькой девочкой, прятавшихся в одной из комнат дома и следившей за происходящим с помощью бьякугана, Хизаши спустился по лестнице в подвальные помещения и немного поискав, подошел к той, что блокировала взор додзюцу. Положив руку на нее, Хьюга отправил несколько импульсов в определенной последовательности, бесследно впитавшихся, после чего поверхность потекла, обнажая огромную дверь из чакрометалла с узкой щелью посередине. Достав из внутреннего кармана тонкую пластинку, испещренную символами, джонин вставил ее в щель и напитал чакрой. Минуту ничего не происходило, но затем, дверь дрогнула и начала медленно раскрываться, позволяя увидеть большое помещение, заставленное шкафами и стеллажами, на которых лежали свитки. Архив Хьюга.
  - Хиши-сама оказался прав, - расплылся в счастливой улыбке шиноби, - все знания главной ветви, теперь будут доступны каждому обладателю бьякугана, независимо от его таланта, силы додзюцу и чистоты крови.
  Вздохнув, Хизаши запер архив и поспешил наверх - с этим можно разобраться потом, а пока еще оставалось слишком много неоконченных дел. Оставшихся в живых уже вытащили наружу, так что пройдя через пустой дом, джонин вышел на веранду и оказавшись вне барьера, блокирующего взгляд, быстро осмотрел бьякуганов всю территорию клана, убедившись, что сражения затихли везде, и бойцы побочной ветви сейчас собирали остатки главной ветви на площади внутри кланового дома. Туда же подтягивались и не участвовавшие в перевороте члены клана.
  - Куро, докладывай, - кивнул Хизаши подскочившему молодому Хьюга в жилете чунина.
  - Всякое сопротивление подавлено и обозначенные цели уничтожены, - отрапортовал, вытянувшись в струнку, шиноби, - наследник и глава клана сдаться не пожелали, отбиваясь до последнего.
  В груди кольнуло чувством потери, но Хизаши быстро подавил всколыхнувшиеся чувства. Погоревать он может и потом.
  - Деревня?
  - Возле защитного барьера начали собираться Анбу, но пока попыток его вскрыть не предпринято, Хокаге или кого-то из топа бойцов, наблюдатели пока не заметили, - покачал чунин головой и добавил, - джонины ждут вас с пленными, Хизаши-сама.
  - Тогда не будем заставлять их ждать, - кивнул лидер восстания и напитав ноги чакрой, сорвался с места, очень быстро оказавшись около длинного здания, служившего побочной ветви домом, прыгнул на крышу и после быстрой перебежки, спрыгнул по другую сторону.
  А на большой площадке и в саду вокруг, уже собрались почти все Хьюга, не взирая на возраст. И сейчас они расступались перед будущим главой.
  - Хизаши-сан.
  - Хизаши-сама!
  - Хизаши-кун!
  - Хизаши-сама.
  - Хизаши...
  - ...
  Отвечая на приветствия и улыбаясь соклановцам, смотря в их лица, полные надежды на светлое будущее, молодой джонин почувствовал себя намного лучше и пролитая по его приказу сегодня кровь уже не казалась столь страшной ценой, заплаченной за свободу и равенство.
  Подойдя к кучке членов главной ветви - в основном женщин и детей - связанных, поставленных на колени и охраняемых намного большим количеством шиноби, Хизаши кивнул двум мужчинам, что принимали непосредственное участие в подготовке восстания.
  - Кизато, Таро, какие у нас потери?
  - Всего двое, во время сражения с главой и наследником, - поморщился первый из названных джонинов.
  - Терпимо, мы ожидали большего, - вздохнул молодой джонин.
  - Главная ветвь потеряла двадцать четыре бойца, - добавил второй.
  Судя по тому, что видел Хизаши, всех, использовавших Хьюга Соке но Джуиндзюцу (Техника проклятой печати главной ветви клана Хьюга) для "воспитания" нерадивых рабов, просто сразу били насмерть, вместо того, чтобы возиться с захватом.
  - Ну, они слишком уверились в собственном превосходстве, за что и поплатились, - хмыкнул Куро, без всякого сочувствия осматривая заплаканные лица пленников.
  Ближайшие Хьюга, слышавшие его слова, согласно закивали, с презрением поглядывая на коленопреклоненных.
  - Хизаши-сан, время, - напомнил Таро, поглядывая на солнце.
  - Да, я знаю, речь, - обреченно вздохнул упомянутый.
  Будущий глава клана прошел чуть вперед и повернувшись к собравшимся Хьюгам, вскинул руки. Гул голосов постепенно затихал и множество белых глаз сосредотачивались на джонине. Когда установилась полная тишина, за исключением детского хныканья за спиной, Хизаши прочистил горло.
  - Сегодня знаменательный день для клана Хьюга, - начал он усиленным чакрой голосом, - многовековое разделение на главную и побочную ветви, слуг и господ, хозяев и рабов - окончено! С этого момента, мы все равны и едины! Вы больше не будете никому прислуживать, боясь очередного урода, решившего болью наказать недостаточную расторопность! Никакой выдачи наших девушек за богатых толстосумов, отныне, вы сами вольны выбирать себе пару! - рубанул перед собой ладонью молодой джонин, смотря в сияющие лица соклановцев, некоторые из которых откровенно плакали от счастья. - Никакого нанесения Хьюга Соке но Джуиндзюцу (Техника проклятой печати главной ветви клана Хьюга), защитить наше додзюцу можно и другим способом, тем более, в деревне есть свой мастер печатей, что сделал возможным этот день и не раз помогал нам! И отныне, я обещаю, что каждому будут доступны все знания в архиве клана и Хьюга докажут, что мы - сильнейший из благородных кланов Конохи!
  
  Глава 32.
  
  Закончив импровизированную речь под аплодисменты и радостные выкрики толпы, Хизаши украдкой выдохнул и вновь поднял руки.
  - Осталось решить последний вопрос - избрание нового главы клана, - произнес он, когда все много успокоились, - и решать это будете вы.
  - Думаю, все и так прекрасно знают ответ, - хмыкнул Таро.
  И словно вторя ему, собравшиеся Хьюга начали скандировать имя Хизаши.
  - Поздравляю, глава, - похлопал его по плечу Кизато, немного насмешливо ухмыляясь, - ты взвалил на свои плечи гору проблем.
  - А то я не знаю, - поник молодой джонин, - но у меня была маленькая надежда, что выберут кого-то другого.
  - Только в твоих мечтах! - заржал как конь Таро.
  - А что будет с нами? - окликнула новоизбранного главу одна из пленниц.
  Народ вокруг притих, желая услышать вердикт.
  - Все бывшие члены главной ветви, старше шести лет получат на лоб проклятую печать, - вынес вердикт Хизаши, - после чего она будет активирована на пару секунд - просто чтобы вы на себе почувствовали то, на что была обречена побочная ветвь - затем будет наложена блокировка и вы ничем не станете отличаться от остальных соклановцев.
  Лица некоторых пленных просветлели - хотя отдельные личности буквально источали ненависть и таких джонин мысленно взял на заметку для пристального наблюдения и последующего устранения, если вдруг что - да и Хьюги вокруг одобрительно загудели. Наиболее ненавистных представителей главной ветви уже убили и дальше продолжать бойню, под корень вырезав всю главную ветвь, никто не хотел. Какая-никакия, а семья.
  Внезапно, из толпы вышли три джонина и повернувшись лицом к Хизаши, уселись на землю рядом с пленниками. Лбы у них так же были свободны от хитай-те и чисты.
  - Ииро-сан, что вы делаете? - обратился к старшему из мужчин недоумевающий глава.
  - Мы тоже из главной ветви, Хизаши-кун, и раз в клане все теперь равны, то я считаю, что мы трое должны разделить их судьбу, пусть всего раз в жизни активировали проклятую печать при обучении, - просто ответил за всех шиноби.
  - Но все знают, что вы всегда заступались и помогали нам, - возмущенно влез Куро, - не говоря уж про обучение, зачем это надо делать?
  - Потому что главная ветвь заковала вас в кандалы, значит, всем нам и отвечать без исключения, - пожал могучими плечами его сосед, даже сидя, возвышаясь над всеми на пол головы.
  - Хизаши-сама, около барьера появился Хокаге и по виду, они намереваются пробиваться силой, - прорвался сквозь толпу один из чунинов, поставленных следить за внешним миром во время смены власти.
  - Так, об этом поговорим потом, сейчас имеются задачи поважней, - с силой потер лицо новый глава Хьюга, - Ииро-сан, на вас пленники до прохождения процедуры нанесения печати и посветите их во все нюансы произошедшего.
  - Будет исполнено, - кивнул шиноби.
  Временно отложив щекотливую проблему, Хизаши повернулся к окружающим бойцам.
  - Все джонины - за мной, пора встретиться с Хокаге и пояснить ему, что настали новые времена и больше нет старейшин, плясавших под его дудку, - махнул он рукой, двинувшись сквозь расступившуюся толпу по направлению к воротам. Желтый защитный барьер, накрывавший всю территорию клана, позволял обладателям бьякугана без проблем отлеживать происходящее снаружи, но не позволял заглянуть тем, кто был с той стороны, так что можно было быть уверенным, что все последние события на территории клана полностью неизвестны в деревне. И новый глава пока не собирался никого просвещать касаемо переворота, независимо от статуса спрашивающего. Эту новость, как и отмену внутреннего разделения клана по ветвям, лучше озвучить уже на собрании, в окружении других глав, когда у Хокаге будет минимум возможностей вмешаться во внутренние дела Хьюга и как-то повлиять на сложившуюся ситуацию. Поэтому, общение с Хирузеном он собирался сократить до обходимого минимума.
  Подойдя к воротам, Хизаши жестом велел их открыть и кивнул шиноби, ответственному за активацию барьера. Защита пропала и собравшиеся перед ними десятки бойцов Анбу с Хирузеном Сарутоби во главе, увидели перед собой почти всех сильнейших Хьюга побочной ветви.
  - Хокаге-сан, добрый день, - вежливо поклонился Хизаши, - какое дело привело вас сюда?
  - Хмм, Хизаши-кун? - вскинул бровь облаченный в боевую форму Сарутоби, явно удивленный личностью встречающего. - Внезапно активировался ваш защитный барьер и учитывая недавнее нападение, это здорово всех встревожило.
  Действительно, кроме подчиненных старого шиноби, Хьюга отметил присутствие бойцов и из других кланов.
  - Не волнуйтесь, Хокаге-сан, это была всего лишь проверочная активация защиты и никто на нас не нападал, - успокоил его молодой шиноби и обведя взглядом несколько десятков бойцов в масках, что были рядом с высоким гостем, а так же на ближайших крышах, добавил, - и помощь Анбу нам не требуется.
  - О таких вещах следует предупреждать заранее, - покачал головой Сарутоби, подозрительно прищурившись на толпу клановых джонинов, стоявших за Хизаши и изображавших простое любопытство, а не то, что они являются силовой поддержкой выступившего вперед молодого мужчины. - Могу я поговорить с вашим главой?
  - Вы с ним уже говорите, Хокаге-сан, - хмыкнул Хизаши.
  - Что? У вас же глава - Хозу-сан!? - чуть шире раскрыл глаза Профессор, стискивая рукой посох. - Как это произошло?!
  - Хозу-сан и старейшины были отстранены от власти решением подавляющего большинства членов клана Хьюга, после этого, главой единогласно был выбран я, - все так же спокойно, поставил в известность лидера деревни Хьюга, - все остальное является внутренним делом клана.
  - Но Хизаши-кун, насколько я помню, наследником был твой брат, - недоуменно нахмурился Хокаге, - а главой клана не может стать представитель побочной ветви Хьюга.
  Не сказанным, но читавшимся между строк, оставалось то, что за одно только высказывание идеи попрания вековых традиций, любого наглеца очень быстро сведут в могилу, независимо от личной силы и важности семьи.
  - Изменения во внутренней политике клана касаются только Хьюга и никого больше, - слегка поклонился Хизаши, ставя точку в теме.
  - И все же, Хизаши-кун, я хотел бы пообщаться с твоим отцом или кем-то из старейшин, - мягко попросил лидер деревни, доставая курительную трубку и неторопливо набивая ее травяной смесью.
  - Боюсь, что это невозможно, Хокаге-сан, Хьюга не принимают посетителей в ближайшее время, даже если это вы, - покачал головой молодой джонин, - и если это все, то я откланяюсь.
  После чего, не дожидаясь ответа собеседника, слегка поклонился и развернувшись, ушел, лопатками чувствуя тяжелый взгляд лидера деревни до тех пор, пока ворота не закрылись.
  - Таро-сан, - тихо выдохнув и подавив дрожь в руках, спустя несколько секунд позвал он соратника.
  - Да, глава?
  - Скажи ирьенинам извлечь додзюцу у всех погибших из главной ветви и поместить в хранилище, - приказал Хизаши, - а тела пусть подготовят к похоронам и запечатают.
  Позже, эти глаза и те, что уже там находились, будут отданы тем талантливым шиноби и куноичи, что от рождения обладают слабым или дефективным бьякуганом, либо потеряли додзюцу в результате боевых ранений. Раньше, подобную помощь могли получить исключительно семьи главы клана или старейшин.
  - Будет сделано!
  Проводив взглядом подчиненного, он повернулся к другому своему близкому соратнику.
  - Кизато, направь людей собирать документы старейшин - все их накопления будут перечислены в казну клана, за исключением десятой части, если остались живые родственники, - отдал приказ Хизаши, - а я займусь бумагами прошлого главы и делами, требующими срочного решения.
  Благодаря одновременной зачистке всей верхушки власти, клан неминуемо потеряет в связях и миссиях, державшихся только на личных знакомствах, но Хьюга за годы накопили немало богатств, предприятий и земель, являясь благородным кланом со связями при дворе Даймё и части из них молодой глава был представлен еще до нанесения фуин, так что негативные последствия не будут такими уж чувствительными.
  - Сейчас распоряжусь, - кивнул джонин и отловив парочку находившихся поблизости чунинов, принялся раздавать указания.
  А Хизаши направился к небольшому двухэтажному особнячку главы, что когда-то был и его домом тоже, до нанесения проклятой печати и отселения в общий дом побочной ветви. Переступив порог, джонин с грустью осмотрел следы драки внутри, снесенные бумажные стены, поломанный деревянный пол и следы крови. Еще хорошо, что тела уже убрали, как убитых нападавших, так и хозяев, иначе, горечь потери могла бы захлестнуть его. Сейчас же было не время давать волю чувствам, необходимо было наладить жизнь клана, ввести обещанные изменения, провести ревизию финансов и разработать стратегию поведения на ближайшем собрании деревни. Погоревать о смерти брата и отца он сможет и потом.
  Не следовало забывать и о обещанной Нара награде - полноценном союзе кланов, благо, казначей клана, Ииро Хьюга, был полностью посвящен в план Хиши-сама и поддерживал переворот, благодаря чему уцелел и мог эту часть взять на себя, как намного лучше разбирающийся в финансовых вопросах. Что касается пары куноичи, обещанных лентяям, то у Хизаши в уме уже было несколько подходящих кандидаток, оставалось лишь поговорить с ними, объяснить необходимость подобной жертвы и получить согласие до того, как все клановые техники окажутся в свободном доступе. Союзники союзниками, а плодить конкурентов клану новый глава не собирался.
  Не менее важной задачей было изучить архивы и найти способ снятия Хьюга Соке но Джуиндзюцу (Техника проклятой печати главной ветви клана Хьюга) - Хизаши отказывался верить, что метода не существовало и возможность снятия не была заложена при разработке печати. Как и многие члены побочной ветви, он мечтал однажды избавиться от позорного рисунка на лбу и больше не скрывать его хитай-те но окружающих.
  
  ***
  
  - Хокаге-сама, что нам делать? - смотря на закрывшиеся ворота в квартал Хьюга, спросил ближайший капитан Анбу у нахмуренного Сарутоби.
  - Ничего, Кот, - покачал головой лидер Конохи, - пусть у Хьюга произошло что-то очень значительное, но выяснить, что именно без вторжения на территорию, мы не можем. Отменяй тревогу и уводи людей.
  - Да, Хокаге-сама.
  Пока бойцы Анбу снимали оцепление кланового квартала, пожилой шиноби поджег огоньком с пальца набитую трубку и закурил, глубоко вдохнув и выдохнув ароматный дым несколькими кольцами. Любимая привычка успокаивала, расслабляя натянутые нервы.
  - Среди вышедших к нам Хьюга, не имелось ни одного с открытым лбом, Хокаге-сама, - обратился к Сарутоби один из личных телохранителей, оставшихся на месте.
  - Я заметил, Ястреб, - кивнул пожилой шиноби, - и это внушает беспокойство.
  Чутье настойчиво подсказывало, что на поддержку Хьюга можно больше не рассчитывать, а большей части главной ветви уже нет в живых, если не всех. В конце концов, Хирузен прекрасно понимал, что любому терпению приходит конец и стоит появиться хоть малейшему шансу на успех, тренированные убийцы не станут играть в милосердие и с удовольствие взят нож в спину тех, кто относился к ним как к рабам, родственники они там или нет.
  Со всеми внезапно навалившимися проблемами, предательством Данзо, паникующими старейшинами, Хирузен чувствовал себя старым и очень усталым, а объединение всей деревни под твердой рукой лидера, сейчас было как никогда далеко. Скорее, можно было говорить об объединении против. Единственной утешительной новостью за последние дни было то, что на Орочимару теперь не мог влиять никто, кроме него и был шанс сохранить некоторые рычаги власти, когда саннина изберут четвертым Хокаге.
  
  Глава 33.
  
  Слухи о новом главе белоглазых начали циркулировать в среде шиноби уже через пару часов после возведения и снятия их клановой защиты, очень быстро добравшись до всех заинтересованных лиц, позволив мне вздохнуть спокойней, что риск себя оправдал и по мою голову не придут чрезвычайно злые шиноби из главной ветви Хьюга. Не знаю, как там Хизаши разобрался с ними - всех перерезал или только самую паршивую часть, но то, что Хирузен больше не сможет дергать за ниточки старейшин, это точно. А с потерей поддержки самого многочисленного благородного клана Конохи - Абураме заняли выжидательную позицию - не долго старой обезьяне занимать свой пост, как бы он не изворачивался. И в связи с этим у меня образовалось срочное дело.
  Быстро накатав короткое послание и свернув лист трубочкой, я убрал его в специально для этого предназначенный цилиндр и пошел искать одну пушистую ленивую задницу. Маленькая пантера нашлась в гостиной на диване, развалившись к верху пузом во всю свою подросшую длину и сладко спав.
  - Эй, лентяйка, хватит спать, - слегка потыкал ее пальцем в кругленький бок, - дело есть.
  - Няу, я сплю, не мешай, - тихо пробурчала призыв, отворачиваясь от меня и даже не соизволив раскрыть глаза.
  - Ты и так все время спишь, если не ешь или играешь с Кацуми-чан, - хмыкнул я, не отставая от кошечки.
  Вот только в этот раз, меня не удостоили даже ответа, лишь показательно громче засопев. Ну что же, придется прибегнуть к запрещенному приему, раз кое-кто решил меня игнорировать.
  - О, рыбка!
  - Моя!!! Где!!? - еще секунду назад притворявшаяся спящей, Ньярла внезапно подпрыгнула из положения лежа и оказавшись на лапах, начала озираться по сторонам.
  - В речке, наверное, - задумчиво потер я подбородок, с трудом сдерживая улыбку.
  Каждый раз работает как часы.
  - Рью-ня, ты меня обманул! - грозно повернулась ко мне призыв, топорща спинку.
  Я же опустил руку ей на холку и за шкирку поднял мгновенно притихшую кошечку на уровень глаз.
  - Знаешь, похоже, кого-то пора сажать на диету, а то еще немного и отросший живот будет доставать до пола, даже когда ты стоишь на лапках, - потыкал я в пухленький животик этого бочонка на ножках.
  - Я - молодой растущий организм! Меня нельзя морить голодом! - возмутилась пантерочка. - А это не жир, а... а... запас сил на крайний случай! Вот!
  - Кацуми-чан на тебя плохо влияет, - вздохнул я, покачав головой, но перешел к делу, опустив кошечку на пол, - надо вручить это письмо Аошо, чтобы она передала его своей партнерше.
  - Знаю такую, - фыркнула Ньярла, отворачиваясь, - только домой не хочу, здесь кормят лучше.
  - Ну-ну, не переживай, завтра тебя призову опять, - погладил ее по голове и почесал за ушком.
  - Ну ладно, если обещаешь, - тяжело вздохнула пантера, с удовольствием принимая ласку, - давай сюда свой свиток.
  Я надел ей на грудь перевязь с цилиндром и в тот же момент, Ньярла исчезла в клубах дыма, отправившись в мир призыва. Теперь Мито не пропустит смещение третьего Хокаге, получив возможность поучаствовав в процессе лично, а не только каге буншином. По моим прикидкам, он будет инициирован через месяц или два, когда все участники коалиции кланов окончательно разберутся между собой, кто что получит после избрания нового, Четвертого Хокаге.
  Но это дело Шенесу, меня касающееся лишь краем, а вот что действительно вызывало волновало, так это подходящий срок у Кейко. Нет, разумом я отлично понимал, что все у подруги пройдет без осложнений, благо, сам этому поспособствовал, проводя осмотр каждые пару дней лично и держа в ее доме одного каге буншина просто на всякий случай, хотя джонин была далеко не беспомощна даже с огромным животом. В отличие от проблем обычных женщин, тренированное тело и наличие чакры у куноичи все намного упрощает, включая сам процесс - уж в госпитале я принял достаточно родов у тех и у других, чтобы в этом разбираться - вот только легкий мандраж от этого никуда не делся. Все же, это первый мой ребенок, которого буду принимать лично, тоже девочка, кстати. С Кацуми все было совсем по другому - я еще воевал на фронте и даже не присутствовал рядом в качестве поддержки, узнав о свершившемся факте уже после родов и познакомился лично много позже. Конечно, сперва там и смотреть не на что - громко орущее существо, опухшее, сморщенное и страшненькое, в следующие год-полтора признающее только маму, а для тебя находящееся на уровне чуть выше домашнего животного, но вот потом, когда начинает ползать и тебя узнавать...
  - Папа, где Ня? - вырвал меня из воспоминаний звонкий голосок.
  - Поспала уже? - спросил я, разворачиваясь и подхватывая на руки дочь, после чего пояснил отсутствие ее подруги, до полуденного сна еще бывшей тут, - она выполняет для меня одно поручение и будет только завтра.
  - Да, и хотела поиграть с Ньярлой до обеда, - кивнула и недовольно надула губки Цуми.
  - О? А как же наши тренировки? - показательно вздернул я брови.
  - Не хочу, - отвернулась эта мелочь, - хочу играть!
  - Ну, раз ты так решила, - показательно вздохнул я, опуская ее на пол и задумчиво потерев подбородок, шлепнул кулаком в ладонь, будто додумался до дельной мысли, - тогда пойду потренирую Анко-чан, она всегда пылает энтузиазмом и скорее приходится уговаривать отдохнуть от тренировок, чем заставлять - о лучшей личной ученице и мечтать сложно, - из кухни на звук разговора выглянули женщины и дружно закатили глаза на мои совсем не изящные подначивания дочери. - Полагаю, с таким усердием, она всегда будет первой в вашем противостоянии, а ты станешь такой же пухленькой, как и Ньярла, если будешь лениться.
  Краем глаза наблюдая, как на личике Кацуми сменяются выражения удивления, негодования и затем решимости с очень знакомым прищуром глаз, я едва сдерживал улыбку.
  - Я передумала! - вцепилась в штанину Цуми и попыталась потащить меня в сторону двери. - Меня, меня тренируй, а не эту Анко-бака!
  Когда это не сработало, она оббежала меня и смешно пыхтя от натуги, принялась толкать в спину, усиливая тело чакрой.
  - Иду-иду, - поддался ей, делая шаг вперед, - вот только сперва не хочешь переодеться? Твое красивое платьице не очень подходит для упражнений на полигоне.
  - Я сейчас, никуда не уходи! - обдумав мои слова, деловито кивнула доча и умчалась в свою комнату.
  - Ты ведь знаешь, что такой способ будет срабатывать не всегда? - покачала Линли головой, смотря ей вслед.
  - К тому времени, она сама привыкнет тренироваться и в подобной стимуляции уже не будет нужды или настоящее соперничество пустит свои корни, - пожал я плечами, - а ты сама знаешь, насколько Цуми-чан упряма, если что-то вбила себе в голову.
  - Прямо как кое-кто другой, - насмешливо хмыкнула Сай.
  - И в кого же я такой получился-то? - с намеком посмотрел я на старшую Нара, выразительно вздернув бровь и сложив руки на груди.
  Ма встретила мой взгляд своим и упрямо уперла руки в бока.
  - Яблоко от яблони, - посмотрев на нас закатила глаза Сенджу.
  - Ладно, оставим это, - первый отвел я взгляд, игнорируя довольную усмешку Саи и обращаясь к женщинам, - Шенесу-джи-сан просил всех нас подойти вечером к нему, так что ничего не планируйте и как только уложим Кацуми, будьте готовы.
  Вестником сей новости послужил Шикаку, заскочивший к нам буквально час назад и готов поспорить, речь пойдет о заварушке у белоглазых, вот только зачем там еще и Линли с Саей нужны?
  - Хорошо, Рью-кун, мы не забудем, - за обоих кивнула жена.
  Из глубины дома раздался перестук маленьких ножек и в гостиную ворвалась переодевшаяся в тренировочный костюм Кацуми.
  - Я готова, идем! - ухватив за руку, она потянула меня к выходу, не дав куноичи уточнить ситуацию.
  - Уже иду, золотце, - вздохнул я и помахав женщинам, пошел за ней.
  
  ***
  
  - Итак, все в сборе, можем начинать, - кивнул Шенесу, едва я со спутницами заняли свои места в гостиной.
  Остальные представители главной семьи Нара, в лице двоюродного брата и тети, уже были здесь, а наложницу временно отправили погулять в сад.
  - И зачем вдруг потребовалось всех собирать, да еще и разводить секретность? - нахмурилась Сецура, сложив руки на груди и сверля мужа тяжелым взглядом.
  - Секунду, - поднял ладонь глава Нара и повернулся ко мне, - Рью?
  - Сейчас, - вытащив из подсумка соответствующие бумажки, я метнул их на стены и сложил печать активации, отрезая помещение от внешнего мира прозрачным барьером, не пропускавшим звуки, - готово.
  Конечно, можно было бы воспользоваться кабинетом на втором этаже, вот только в шестером, там можно только на головах друг у друга сидеть.
  - Спасибо, - кивнул Шенесу, - теперь можно говорить.
  - И? - выразительно вздернула бровь тетя.
  - Кхем, о событии у Хьюга уже все слышали? - прочистив горло, спросил он, обведя взглядом непричастных.
  - Давай уже к сути, нии-сан, - вздохнула Сая, - о произошедшем утром не знает только глухой и слепой.
  - У Хьюга сменился глава клана на члена побочной ветви и почти наверняка, вся верхушка власти с большей частью главной ветви, вырезана, - добавила Линли.
  - Верно, и возможно это стало исключительно потому, что Хизаши-кун заказал создание фуин, блокирующей возможность наказания побочной ветви, - серьезно произнес старший шиноби.
  - Что?! - почти синхронно воскликнули женщины, округляя глаза.
  - Шенесу-ахо, ты пошел на подобный риск?! - первой пришла в себя тетя, подскакивая на ноги.
  - Это был шанс окончательно подкосить поддержку Хирузена, - хладнокровно ответил глава Нара, не дрогнув встречая ее разъяренный взгляд, - а ты не хуже меня знаешь, что времени для смены Хокаге у нас почти не осталось. Риск того стоил.
  Покатав желваками, Сецура несколько раз глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться, и села обратно - возразить ей на это было нечего, так как о приближающейся войне не знали только низко ранговые бесклановые шиноби, да и то не все, если судить по той скорости, что сметали печати у меня в лавке даже обычные чунины, не говоря уж про джонинов и клановых.
  - Но я собрал вас не за тем, чтобы это обсуждать, - покачал головой шиноби, - кроме значительной политической выгоды, приобретаемой при смене власти у белоглазых, Хизаши-кун пообещал нам за помощь весьма достойную награду и совсем недавно со мной связался Ииро-сан и подтвердил исполнение договоренностей, - посмотрев на наши недоуменные лица, пояснил, - Ииро-сан - казначей Хьюга из главной ветви, а не наш старейшина.
  - И что же эта награда в себя включает? - заинтересованно подалась вперед Сая. - Едва ли ты соблазнился бы какой-нибудь мелочью, вроде денег или техник, тем более, это не тот клан обладателей додзюцу для последнего.
  - Полноценный союз кланов, - медленно и четко произнес Шенесу, довольно ухмыляясь, - свобода стоит довольно дорого.
  - Полноценный союз с самым многочисленным благородным кланом Конохи, - впечатленно прошептала Линли, - это же огромное количество связей с аристократией в Хо но Куни и окрестных странах, обширная сеть осведомителей, новые рынки сбыта для наших лекарств и возможность достать через них эксклюзивные товары, которые без нужных связей и просто за деньги купить нельзя!
  Пусть жена не занималась клановым бизнесом, но многочисленные подруги среди женской части Нара, ввели ее в общий курс дела, не говоря уж о ма, как запасной наследницы, достойно разбиравшейся в делах управления клана, в том числе и финансовой части. Меня это пока не коснулось, к счастью - и так хватает забот. Сенджу когда-то были не менее влиятельны и сильны, но годы падения сделали свое дело, пусть клан и стал постепенно восстанавливаться, пытаясь вернуть утраченные позиции.
  - Кроме того, нам был обещан бьякуган, - продолжил раскрывать карты старший шиноби, - в виде двух молодых куноичи из побочной ветви, в данный момент, Хизаши-кун подыскивает согласных на смену клана.
  - Они отдадут бьякуган Нара?! - с крайним выражением изумления на лице, воскликнула ма.
  Линли и Сецура выпучили глаза, только и способные разевать рот. Я с Шикаку, ждавшие этого момента, резко закашлялись, пытаясь скрыть смех.
  - Бьякуган, но не джукен, - покачал головой Шенесу, слегка улыбаясь, - и я решил, что додзюцу останется исключительно в главной семье, так что мальчики, готовьтесь к свадьбам.
  - Стоп! Я уже женат!
  - Минутку, мы так не договаривались! - одновременно со мной, воскликнул брат.
  
  Глава 34.
  
  Но наши возмущенные голоса были не единственные.
  - Ты опять за свое?! - вскочила на ноги Сая, шибая неслабым таким КИ, сделавшим бы честь и среднему джонину. - Шенесу-нии, мы с тобой уже разговаривали на данную тему! Хочешь повторения? - она показательно похрустела костяшками.
  - Ну-ну, Сая-чан, не надо горячиться, - успокаивающе поднял руки дядя, вжимаясь в кресло, - я все объясню.
  - О, будет очень интересно послушать, - заинтересованно протянула Сецура, чистя ногти неизвестно откуда появившимся сенбоном, при том, что куноичи была в домашней одежде без единого подсумка на виду, - то ты отмахиваешься от моих стараний найти сыну нормальную жену, а тут вдруг он должен жениться не пойми на ком!
  - Э-этому есть разумные причины, дорогая, - нервно улыбнулся глава клана, столкнувшийся с прессингом от двух агрессивных женщин.
  Мы же с братом постарались сжаться и сделаться как можно незаметней, чтобы не попасть под горячую руку матерей, явно оказавшихся против подобного решения.
  - Неужели?
  Наступила небольшая пауза и именно поэтому, тихое бурчание Линли услышали все:
  - Давно пора, теперь хоть будет кому меня подменить в постели, - мигом поменяв атмосферу в комнате.
  На Сенджу скрестилось четыре пары взглядов, заставив порозоветь, а я прикрыл глаза рукой. Иногда привычка жены прямо говорить в кругу семьи то, что она на самом деле думает, может быть очень проблемной, особенно тогда, когда целью стоит немного надо мной по подтрунивать.
  - Я уже не молоденькая и энтузиазма Рью бывает слишком много, - показательно смущенно пожала она плечами, лукаво кося в мою сторону.
  Услышав это, Сецура кинула на меня одобрительный взгляд.
  - Потом поделишься опытом с Шенесу, а то его усилия оставляют желать лучшего, - кивнула она, усмехнувшись уголком рта и заставив мужа закашляться.
  - Ма-а-ама! Личная жизнь родителей, это не то, о чем я хотел бы узнать! - позеленел лицом двоюродный брат.
  Я тоже почувствовал себя очень неуютно, но судя по прищуренным глазам тети, она именно этого и добивалась. Это точно месть за вываленные ранее новости!
  - Вы можете это обсудить потом, - вмешалась Сая, к вящему облегчению мужской части Нара, - а сейчас я хотела бы послушать несомненно важные причины женитьбы мальчиков на каких-то Хьюга.
  Скрестив руки на груди, другая старшая куноичи кивнула на ее слова. Слава Ками, накал страстей спал и женщины уже не угрожали Шенесу физической расправой, полностью подтверждая репутацию лучшей половины клана.
  - Теперь, когда разделение на ветви у обладателей бьякугана пропало и представители побочной ветви больше не являются людьми второго сорта, что можно отдать и за обычного богача, эти девушки будут полноценными представителями Хьюга, как недавно упоминала Линли-чан, сильнейшего из благородных кланов Конохи, население квартала которого превышает весь Тройственный Союз вместе взятый и еще место останется с солидным запасом, - устало вздохнул дядя, потерев лоб и окинув присутствующих серьезным взглядом, - мы не можем позволить себе сделать передаваемых куноичи простыми наложницами для парней, особенно при заключении полноценного союза между кланами, где Нара выигрывают намного больше, чем Хьюга.
  - Это будет серьезным оскорблением для гордецов, - скривилась Сецура, соглашаясь с озвученными доводами мужа и бросая извиняющийся взгляд на ма.
  - Собственно, Ииро-сан при нашем разговоре тонко намекнул, что новый глава может огорчиться, если куноичи, добровольно согласившиеся сменить клан, окажутся в неподобающем представителей великого клана положении, - развел руками Шенесу, - вплоть до отказа от заключения союза со всеми вытекающими последствиями.
  Услышав последнюю часть, я удивленно вскинул брови - не знал, что Хизаши окажется столь щепетильным, не только став выискивать добровольцев для уплаты взятых обязательств, вместо того, чтобы просто приказать, как произошло бы с прошлым главой, но и решит позаботиться об их благополучии на новом месте, отдав замуж, а не в наложницы. Несмотря на создаваемые лично мне от подобного решения проблемы, это не может не внушать уважение.
  - К тому же, обладание возможностью лично наблюдать поле боя на много километров вокруг, даст следующему поколению нашей семьи огромное преимущество в тактическом плане, не говоря уж о ценности подобного сенсора, - веско добавил глава Нара, - я просто не имею права упускать такой шанс усилить будущего приемника, будет это сын Шикаку или Рью. Если другая семья получит бьякуган, то через тридцать-сорок лет, это может создать напряженность в клане и вполне возможно, смену власти при слабом главе.
  - Ладно, хватит мне все разжевывать, - раздраженно отмахнулась ма, постепенно остывая, - я получила достойное образование, и сама могу просчитать все плюсы и минусы получения такого додзюцу.
  - Вот видишь, другого варианта нет, - облегченно вздохнул хозяин кабинета.
  - Разве у нас существует многоженство? - хмыкнул я, привлекая внимание семьи и задавая так и вертевшийся на языке вопрос.
  - Если вопрос касается обычных людей, то религиозные верования относятся к многоженству негативно, - пожал плечами старший Нара, - но шиноби это не касается - я могу обвенчать вас своей властью, как глава клана и канцелярия Хокаге зарегистрирует брак без всяких проблем.
  - Отличная возможность для Шикаку жениться на обеих Хьюга, - предприняла новую попытку перекинуть стрелки ма.
  - Сая-оба-сан, за что?! - аж вскинулся от подобной перспективы брат.
  - Подожди-ка, Сая-чан, если у него и будет вторая жена, то только нормальная девочка из клана, - нахмурилась Сецура, вставая и поворачиваясь к ней, - точно так же и Рью-кун может взять к себе обеих.
  - Сецура-чан, я не больше тебя хочу привечать в доме незнакомую девушку, тем более - двух..., - начала высказывать подруге Сая, но оказалась неожиданно прервана.
  - Хватит! - неожиданно рыкнул Шенесу, долбанув кулаком по столу и не терпящим возражения тоном, сказал: - Мы собрались здесь, чтобы обсудить будущее семьи и клана, а не выслушивать ваши свары! Я принял решение, и вы ему последуете!
  Мда, и мужика Нара можно довести - я даже не припомню, когда дядя так выходил из себя. Судя по ошарашенным лицам женщин, они подобного тоже не ожидали. Ну, кроме Линли, не так хорошо знавшей его, чтобы понять редкость момента. Она вообще старалась не встревать в обсуждение, не являясь урожденной Нара.
  - Так вот, дети Рью будут страховкой на тот случай, если срочно потребуется замена наследника, - немного успокоившись, продолжил старший шиноби.
  То, что живем мы в опасном мире и профессия ниндзя далеко не мирная, а смерть может настигнуть любого, он не сказал, но все присутствовавшие это прекрасно понимали. Даже с объединением в деревни, риски полного уничтожения клана никуда не делись - только пару дней назад, Хатаке могли оказаться полностью вырезаны пробравшимися кири-нинами.
  - Линли-чан, как жену Рью, мое решение заденет больше всех и мне хотелось бы услышать твое мнение, - обратился дядя к бывшей Сенджу, проигнорировав возмущенное сопение ма и многообещающий взгляд жены.
  - Все зависит от человека, - пожала плечами она, - если это окажется не какая-нибудь стерва, то мой ответ скорее да, чем нет. Я прекрасно понимаю ответственность правящей семьи перед кланом, в отличие от некоторых личностей.
  Я усмехнулся небольшой подколке в сторону принцессы Сенджу, живущей в свое удовольствие. А вообще жаль, что Канаде уже вышла замуж и выпала из списка возможных кандидатов - налаживать отношения с новым человеком будет сложнее. А уж реакцию моей маленькой ревнивицы на появление рядом еще одной женщины я и представлять не хочу - тут не знаешь, как упомянуть наличие любовницы, а также скорое рождение ее сестренки, не то, что появление второй жены. Радует только то, что Линли всегда относилась к моим походам с пониманием и поможет сгладить последствия.
  - Отлично, - вздохнул Шенесу, удовлетворенно откидываясь в кресле, - тогда, как только кандидатуры будут утверждены, я вас представлю, и кто на ком женится, сможете определить сами, - кивнул он мне с Шикаку, подводя итог собранию.
  Но судя по лицам женщин Нара, это ему еще припомнят.
  
  ***
  
  - Кохару? - удивился старейшина Митокадо, открыв дверь своего дома на стук поздним вечером и обнаружив на пороге коллегу. - Что ты тут делаешь?
  Коллегу, что подозрительно отслеживала окружающее пространство - уж за столько лет знакомства и совместных боевых действий, шиноби изучил все мелкие привычки и знаки подруги, чтобы утверждать это наверняка.
  - Необходимо поговорить, Хомура, - повернулась к нему пожилая куноичи, - ты один?
  - Один, - кивнул упомянутый и посторонился, пропуская позднюю гостью в дом, - ты же знаешь, что дети давно перебрались в свои дома и меня навещают редко.
  Избавившись от обуви и уверенно пройдя по знакомому маршруту в кабинет хозяина, старейшина Утатане опустилась в кресло для посетителей и только тогда позволила себе немного расслабиться, прекрасно представляя, как хорошо защищено данное помещение от слежки и прослушивания любыми способами. Старый товарищ в свое время отвалил немалую сумму мастеру Узумаки за установку комплекса печатей.
  - Итак, в чем дело? - прошедший вслед за ней, шиноби занял место за столом и машинально поправив очки, что всегда помогало ему сосредоточиться, вопросительно посмотрел на Кохару.
  - Шимуре конец, - не стала ходить вокруг да около посетительница, - я узнала через своих осведомителей, что комиссия уже накопала в документах Анбу Не на две смертных казни, а ведь это только верхушка айсберга и они еще не добрались до его связи с Орочимару! - было видно, что это выбивало из равновесия женщину, привыкшую чувствовать себя неуязвимой за спиной Сарутоби.
  Слишком легко было провести параллели между тремя старейшинами.
  - Это его проблемы, - хладнокровно ответил Хомура, бликнув очками, - мы всегда были очень осторожны, в отличие от Орочимару-куна, участвуя в некоторых делах Данзо и в документации Корня не должно быть никаких зацепок, ведущих к нам.
  Как и большинство люди, очень долго находившихся у власти и привыкших пользоваться высоким положением, у всех старейшин имелись свои секреты, иногда неприглядные, вытаскивание которых на свет могло негативно повлиять не только на репутацию и благосостояние, но и обеспечить заключение в камеру по соседству с текущим обитателем отдела пыток и дознания.
  - Я это знаю, вот только приговор Данзо не только приведет к гарантированному смещению Сару, но и отбросит тень на нас! - нервно воскликнула Кохару. - Необходимо срочно заровнять все шероховатости и зачистить концы, пока это еще возможно!
  Некоторые дела были провернуты при молчаливом игнорировании Хокаге, некоторые - за его спиной, но никто из парочки старейшин не желал оказаться в центре пристального внимания интересующихся кланов, когда рухнет прежде монолитная стена власти Хирузена, прикрывавшего соратников одним фактом своего существования. Пусть они не занимались откровенной грязью, как глава Корня, но даже из-за части всплывших секретов, под удар могли попасть родные и близкие старейшин.
  - Я отдам распоряжение своим людям, - кивнул Хомура, потерев лоб, - а дальше, стоит принять меры - с учетом произошедшего, на Джирайю и Орочимару, как кандидатов в четвертые Хокаге, надежды мало, нужен новый претендент.
  - А то я этого не понимаю! - закатила глаза гостья. - Но кто может посоперничать с Сакумо по популярности?
  - Есть еще один саннин, кроме упомянутых, - многозначительно хмыкнул Хомура, - народ пойдет за принцессой основателей и внучкой Первого и Второго Хокаге, а уж если она оспорит позицию главы у Токи Сенджу, это внесет разлад в коалицию кланов и вполне возможно, послужит причиной раскола.
  - Да, вот только эта алкоголичка и игроманка едва ли желает взваливать на свои плечи двойную ношу, просто ради твоего хотения, - ядовито заметила пожилая куноичи, - к тому же, ее уже пытались не раз вернуть как Хирузен, так и родной клан.
  - Не попробуешь - не узнаешь, - прищурился Хомура, - к тому же, у меня найдется, что ей предложить.
  
  
Оценка: 9.31*126  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"