Мухлынин Андрей Александрович: другие произведения.

Никто не меняется

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:

  Я отсчитал до трёх и снял турку с плиты. Едва закипевший кофе с мерным журчанием полился в чашку через металлическое ситечко, оставляя в нём чёрную гущу. Вытряхнув мусор из ситечка в раковину и оставив кофе остывать, я резким движением раздвинул занавески, впустив в кухню яркие солнечные лучи. Пробиваясь через листья, они длинными полосами ложились на пол, тянулись по мебели и стенам, подкрашивали собой кофе в чашке и выползали из кухни в коридор.
  Спустившись на первый этаж, я прямо в тапочках вышел на улицу. Утро встретило меня свежим ветерком, веющим с моря, щебетом птиц, шумом пробуждающегося города, стрекотом воды на газоне, далёкими сигналами машин, музыкой из чьего-то окна. и золотисто-персиковым утренним солнцем. Но меня это мало интересовало. Мне было скучно. Не спускаясь с крыльца, я перегнулся через перила узенькой веранды, чтобы достать из почтового ящика свежую прессу. Сосед, подстригавший живую изгородь вокруг своего дома, махнул мне рукой.
  - Здорово, Виктор! - крикнул он. - Мы с ребятами сегодня вечером играем, приходи послушать. Было, конечно, не обязательно, но я оставил тебе пригласительный. Порядок есть порядок.
  Я кивнул, отделив от общей массы газет, журналов и рекламных буклетов небольшой цветастый листок с надписью ""Реаниматоры" - мы вернём тебя с того света!".
  Жуткая хандра мучила меня уже второй день. Что ж, забойный панк-рок вполне мог поднять настроение, почему бы и нет? Свернув пригласительный, я засунул его в карман рубашки, а половину оставшейся бумажной массы, не глядя, бросил в мусор.
  В календаре сегодняшнее число было обведено красным маркером. Мне потребовалось некоторое время, чтобы вспомнить, почему. Вспомнив, я взял телефон и набрал нужный номер.
  - Слушаю, - коротко ответила диспетчер. Наверное, я был первым звонившим в этот день, и она не то ещё спала, не то тоже собиралась позавтракать.
  - И вам здрасьте, - пробормотал я. - Хотелось бы узнать насчёт заказа.
  - Имя?
  - Виктор Тесла.
  - Заказ общий или индивидуальный?
  - Индивидуальный.
  Я отхлебнул из чашки слегка остывший кофе и услышал, как женщина тяжело вздохнула. Наверное всё-таки я оторвал её от завтрака.
  - Да, - ответила диспетчер после некоторого молчания, сопровождавшегося цоканьем ногтей по экрану перед ней. - Сегодня наши специалисты проведут последнюю настройку и к вечеру заказ будет доставлен.
  Ногти цокнули еще несколько раз и она прочитала адрес для уточнения. Я подтвердил, и на этом мы распрощались.
  Промаявшись еще с час, я пошёл прогуляться. Выйдя из дома, прошёл по дорожке, с одной стороны усаженной высокими старыми пальмами, лениво шелестящими своими тонкими заострёнными листьями, и, поплутав немного, вышел к маяку. Работал он редко и, честно говоря, неизвестно зачем. Здесь не бывает ни густых туманов, ни непроглядных ночей, когда ни зги не видно. Но, так или иначе, как и бывает с любой достопримечательностью, площадка под маяком служила местом паломничества не только для сотен туристов, но и для практически всех местных, прогуливающихся по мощённому камнем пятачку с важным видом старожилов, назначающих встречи или собирающихся просто чтобы посудачить. Я постоял некоторое время, облокотившись на ограждение, наблюдая за тем, как волны, бурля и вспениваясь, накатывают одна за другой на скалу, служащую основанием маяка. Знаете, если долго смотреть на волны, начинает казаться, будто они и вправду потихоньку сдвигают берег, и никакие мысленные заверения, что это лишь иллюзия, не помогают. Но стоит отвернуться от воды и оглядеться по сторонам, как видишь, что всё по-прежнему на своих местах. По крайней мере, в обозримом будущем. Пока не станет ясно, насколько сильно вода сточила камень.
  От маяка я вышел на пляж, где брёл, загребая сандалиями уже успевший нагреться песок, пока не наткнулся на невзрачный, будто бы наскоро сколоченный из досок пляжный бар. Он располагался под одинокой пальмой, почти не дававшей никакой тени, но зато служившей основанием для прожектора.
  Завидев меня, бармен - мужчина средних лет с вечно скептическим выражением лица - достал бокал и поставил его на стойку.
  - Доброе сегодня утро, Тесла, - сказал он, продолжив поправлять бутылки с напитками. - Не находишь? Какой-то ты мрачный.
  - Привет, Мирон, - пробормотал я, усаживаясь на высокий стул. - Есть что-нибудь новое?
  Бармен замер на секунду, а затем, широко улыбаясь, повернулся ко мне. Я подвинул бокал в его сторону.
  - Удиви меня.
  - Есть тут пара новых рецептов, - проговорил он, доставая из-под стойки бутылку из тёмного стекла. Перед тем, как откупорить пробку, Мирон помедлил, будто бы сомневаясь, но затем всё же решился и налил немного в бокал.
  Прежде чем попробовать, я внимательно осмотрел жидкость со всех сторон. Она была ярко фиолетового цвета - цвета красителя, которым обычно подкрашивают всё, что должно было бы обладать свойствами винограда.
  Но в отличие от виноградного сока эта жидкость отливала на свету перламутром, и в ней плавали какие-то сверкающие частицы, превращая её из отравы обычной в гламурную. Хмыкнув, я залпом опрокинул в себя содержимое бокала.
  Сначала моё горло обожгло так, словно я выпил чистый спирт, доведённый до кипения. Что касается вкуса, мне показалось, что меня окунули в чан с помоями, в котором за неделю до этого утопили стадо свиней вместе с пастухом, да так и забыли их оттуда достать. Ещё в этом чане была гора тухлой рыбы и что-то невообразимо мерзкое. Вроде приторно-сладкой слизи, сделанной из сахарного сиропа, перекалённого растительного масла и скипидара. С добавлением содержимого мусорного ведра.
  Мирон молча наблюдал за тем, как я отплёвываюсь и вытираю язык. Затем он с надеждой спросил:
  - Ну как?
  - Знаешь, - прохрипел я, продолжая старательно вытирать язык, - понятия не имею, почему, но мне в голову вдруг пришли слова "блевотина жирафа".
  - Странно, - пробормотал бармен. - Мне тоже... - задумчивость на его лице вдруг сменилась радостной улыбкой. Со словами "маргиналам понравится" он убрал бутылку обратно под стойку.
  Наконец, проплевавшись, я поставил пустой бокал перед Мироном и сказал:
  - Давай-ка как обычно.
  Он налил мне коктейль с куда более привычным цветом. Тёмно-изумрудный, но сияющий как солнце. Были там и песок, и облака, и лазурное небо. Была там и ночь в ореоле неона, с запахом остывающего асфальта и пульсацией лёгкой музыки.
  Я не спеша потянул коктейль, чувствуя, как вкус каждого из этих цветов мягко разливается по нёбу.
  "Разве это цвета?!" - удивится кто-нибудь. - 'Разве у всего этого есть вкус?'
  "Да", - отвечу я.
  Тем временем к бару стала подтягиваться публика. Первым появился страдающий от лёгкого похмелья Квинт Курций - мускулистый здоровяк в дорогом костюме, один из завсегдатаев бара и хороший приятель, всегда готовый прийти на подмогу, если требуется дельный совет или помощь. Слегка покачиваясь, он 'проплыл' мимо меня и заказал капельку сосредоточенности с большой примесью трезвости. Выпив, он заметно повеселел, глубокие морщины у него на лбу разгладились. Потягиваясь, Квинт повернулся ко мне и пробормотал:
  - А, Виктор. Всё беззаботность глушишь?
  - Угу, - кивнул я.
  - Он у нас сегодня сама мрачность, - сказал Мирон, протирая бокалы.
  - Так налей ему чего повеселее, - посоветовал Квинт.
  Я содрогнулся, вспомнив предыдущий коктейль, и отчаянно замотал головой. Тот только пожал плечами и заказал еще порцию трезвости.
  Нет, вам не показалось - это не просто названия коктейлей. Мирон разливает по бокалам чувства, эмоции и ощущения. Бывает, конечно, он разбавляет напитки. А бывает, что смеха ради подливает ангелам влюблённости, и затем все потешаются над буйствующим посетителем, которому надлежит быть смиренным и благопристойным. Это, конечно, немного опасно, но забавно.
  Да, я что, не сказал?
  Я живу в Абсурдуме - самом, что ни на есть, адском курорте. Буквально.
  Если вы думаете, что я имею в виду цитадель зла, окружённую потоками лавы и залежами серы, и орды демонов, под кроваво-алым небом истязающих сотни тысяч стонущих грешников, то глубоко ошибаетесь. Вот уже более пяти веков сюда не попадают души свежеумерших подонков, на плодородной почве раскинулись цветущие сады, а города с бесчисленными гостиницами готовы принимать орды отдыхающих днём и ночью круглый год. Да, здесь вы обязательно встретите на улице демона, выглядящего как обтянутый кожей скелет или увлечённо чешущего хвостом за ухом. Однако это вовсе не значит, что он тут же попытается сожрать вашу душу и отправить её в чёрную отравленную бездну в море кипящей смолы, где она будет обречена на вечные страдания. Скорее всего, он просто спросит, который час.
  А грешники... Да всем плевать, куда они деваются!
  Здесь всё изменилось до неузнаваемости.
  - Вы, ребята, начинаете свой день точно по расписанию, верно? - услышал я и обернулся.
  Позади стояла худенькая девушка с золотыми волосами и кучей каких-то очередных отчётов в руках. У Авроры довольно необычная манера разговора: она говорит всегда тихо - так, что всем приходится невольно напрягать слух, а бесстрастный тон голоса наводит на мысль о том, что она либо находится в глубокой депрессии, либо плотно сидит на транквилизаторах. К тому же, никто ещё не видел Аврору без стопки бумаг, которые она перебирает, перекладывает и переписывает.
  Что поделать? Все ангелы - неисправимые бюрократы.
  - Чего это у него такая кислая морда? - кивнула на меня Аврора.
  - Мне ску-учно, - протянул я прежде чем Мирон успел съязвить. Я картинно ударил кулаком по барной стойке. - Хочу волшебства! И веселья!
  - Хочешь веселья? Так устройся на работу, Тесла, - посоветовал мне бармен.
  - Кем? Курьером в "Адский экспресс?" - скептически поинтересовался я. - Не, не привлекает.
  Мирон опёрся руками на стойку и, наклонившись ко мне, предложил:
  - Давай так: если ты устроишься на работу, то будешь первым клиентом, которому...
  Он так и не успел перечислить почётные привилегии, полагавшиеся мне в случае успешного трудоустройства. В тот момент, когда он набирал в лёгкие побольше воздуха, Квинт оторвался от бокала и проговорил, указывая пальцем куда-то вдаль.
  - Нет, ну что за придурок?
  Мы обернулись и увидели высоко в небе маленькую точку, стремительно растущую в размерах. Прошло всего несколько секунд, прежде чем отчаянно матерящийся человек шлёпнулся в море, подняв фонтан искрящихся брызг.
  - Экстремалы, - с укором продолжал Квинт. - Так, ведь, и расшибиться можно.
  Долго ждать развязки не пришлось: вскоре насквозь мокрый, трясущийся человек без посторонней помощи вышел на берег, хоть и сделал это на карачках.
  - Не похож он на экстремала, - тихо проговорила Аврора.
  Я прислушался. Выплывший матерился по-русски - это было довольно странно. Для полуэнергетических форм жизни (в смысле, ангелов, демонов, духов и прочих существ, имеющих слабое отношение к людям) такой штуки, как языковой барьер, просто не существует. Остальные здесь говорят на различных, не особо отличающихся друг от друга, диалектах демонического. Следовательно, человек, свалившийся с неба, был далеко не местным.
  Но когда он встал, демонстрируя всем мокрый спортивный костюм, и с чувством сплюнул, я едва не опрокинул бокал на себя и смог выговорить только:
  - Гопник. Он...
  Аврора насторожилась и, как мне показалось, принюхалась.
  - Он умер, - констатировала она.
  - Да ладно?! - я повернулся к бармену. - Повтори-ка! Сегодня праздник - гопник попал в Ад!
  - Мирон, веди его сюда, - Аврора достала из-под бумаг что-то вроде планшетника. - Наверное, произошёл какой-то сбой - так бывает, я проверю по базе... А вы займите его пока.
  - Эй! Хоть во мне и есть одна шестнадцатая от ангела, но я бармен, а не ваш рекрут, - возмутился было тот, но девушка так посмотрела на Мирона, что он вздрогнул и отвернулся.
  - Подманим его семечками, - сказал я, изображая ведущих программ о животных, - но будьте осторожны, особь дезориентирована, напугана и может вести себя агрессивно.
  Мирон что-то фыркнул в ответ и, свистнув, махнул "попаданцу" рукой.
  Пока тот соображал, что нам от него требуется, а затем не спеша "плыл" по направлению к бару, Аврора закончила рыться в планшетнике и сообщила:
  - Есть. Наш клиент. Имя - Анатолий Васильевич Серебренко, более известный приятелям как "Толян из шестого подъезда" или просто Толян. Занимался хулиганством, вандализмом, мелким разбоем. В семь часов двадцать восемь минут отобрал мобильный телефон у прохожего. Три секунды удивлялся лёгкой добыче. Две минуты спустя ответил на входящий звонок. Через полторы секунды был убит снайпером с чердака соседнего дома. Причина смерти - оказался втянут в игры спецслужб. Время смерти - семь часов тридцать минут и две секунды. Был переслан в Ад в форме воплощённого духа. Я отправила запрос нашим на перетранспортировку.
  - Есть справедливость в мире, - подытожил я.
  - Ты судишь слишком предвзято, - заметил Квинт.
  - Ни фига подобного! Он жил гоп-стопом, вот и получил по заслугам. И не надо спрашивать меня, могу ли я воскрешать мёртвых, достойных жить.
  - В каждом человеке есть что-то хорошее, Виктор, - сказала Аврора. - Не важно, каким он был, он может измениться.
  - Чудес не бывает, - отмахнулся я. - Никто не меняется.
  - То, что ты сидишь на пляже в Аду, споря с ангелом, барменом, разливающим эмоции, и воплощённым духом, а заодно трижды в неделю обучаешься владению магией, с точки зрения простого смертного уже само по себе - чудо, - до противного спокойно проговорила она. - Как бы то ни было, в академии у меня был высший балл по убеждению, поэтому я собираюсь...
  - Переубедить меня? - перебил я. - Вряд ли у тебя это получится.
  Аврора посмотрела на часы.
  - Согласно правилам, в случае особых обстоятельств я могу взять кого-нибудь себе в помощники на одни сутки. Через три, две, одну... Только что у меня начался официальный отпуск, и я считаю это особым обстоятельством. Ты, Виктор, на ближайшие двадцать четыре часа становишься моим заместителем.
  - Что?! - воскликнул я. - Нет! Я не согласен!
  - Поздно, - сухо сказала она. - Я уже отправила сообщение об этом.
  - Это нечестно!
  - Это большая честь, Тесла. Ты должен быть польщён.
  Бармен захохотал и стал приплясывать, хлопая в ладоши. Я выругался.
  - Итак, - продолжала Аврора, - в течение суток запрос будет обработан и Анатолия перетранспортируют. А до тех пор ты, Виктор, его нянька.
  Я обхватил голову руками, а "Анатолий" снова сплюнул и многозначительно спросил: "Чё?". Это, видимо, означало: "Не будете ли вы так добры объяснить мне, что тут вообще происходит?"
  - Всё, что я могу сделать, это немного облегчить твою задачу в плане общения, - Аврора взяла моего подопечного за плечо и сказала, ещё тише, чем обычно: - Данной мне властью, согласно общему уставу, правилу номер двести пятьдесят шесть, пункт два, наделяю тебя речью.
  В тот же миг гопник воздел руки к небу и возопил:
  - Братия... - он коротко огляделся по сторонам, - ...и сестры! Сие зело пречудно и удивлению достойно, ибо аз нем был, яко рыба в воде, а ныне язык обрете и...
  Аврора поморщилась и, пробормотав: "Не то время", ещё раз коснулась его.
  - ...нормально говорить научился, - закончил тот, явно удивившись неожиданной перемене в себе.
  - Пока, - бросила мне Аврора уже на ходу. - Присматривай за ним, Тесла.
  Я оглянулся на Квинта, но он лишь сочувствующе сказал:
  - Ничем пока не могу помочь, тебя припахал ангел. Советую смириться и переждать этот день. найди в этом плюс: в конце концов, тебе ведь было скучно, а теперь...
  - У меня другое предложение, - перебил его Мирон. - Давай заключим пари, Тесла? Если ты окажешься прав, и этот Толян - неисправим, то тебе больше не придётся платить в моем баре. В противном случае, ты устроишься на работу. Ну как, идёт?
  Он протянул мне руку ладонью вверх. Я сомневался секунду... но всего секунду, после чего решительно ударил своей ладонью по его и сказал:
  - Идёт! И, если проспорю, запишусь ещё на дополнительное занятие по артефактам!
  Мирон усмехнулся - предмет был зануден настолько же, насколько может быть занудна высшая математика, излагаемая в течение нескольких часов сонным преподавателем, обладающим каким-нибудь дефектом речи. В свою очередь бармен добавил бесплатные напитки для любого посетителя, который будет со мной. Квинт разбил, поставив на нас по сотне, несколько подошедших завсегдатаев добавили, ставки росли...
  И только тут мы заметили, что Толик куда-то смылся.
  А чтобы не проиграть, мне надо было держать его на виду.
  Не знаю, сколько нужно времени человеку, чтобы освоиться в совершенно незнакомом городе, но я потратил около двух часов на поиски какого-то гопника, постоянно ускользавшего отовсюду буквально за пять минут до моего появления, словно знал, что надо уходить. В итоге, некоторые прохожие начинали сочувственно качать головой (или головами, если голов было несколько), когда я расспрашивал их о парне в спортивном костюме уже во второй или третий раз и охотно делились советами о том, какое поисковое заклинание лучше использовать.
  Закончилось это тем, что, пробегав едва ли не половину города, я налетел на Толика, беззаботно выворачивавшего из-за угла, и, сбив его с ног, повалил на землю.
  - Пусти! Убью, тварь! - закричал он, отчаянно дёргаясь и пытаясь высвободиться из мёртвой хватки, которой я его скрутил.
  - Не дождёшься, - процедил я сквозь зубы. - Успокойся, и я всё тебе объясню.
  Он сопротивлялся ещё некоторое время, видимо, больше ради приличия, но вскоре затих.
  Я отпустил его и уселся рядом на обочине тротуара. Хоть он и не выглядел качком, но энтузиазма у этого парня было достаточно, чтобы попытка удержать его становилась выматывающей проблемой. К тому же, едва он поднялся с земли, как сразу же набросился на меня с кулаками.
  - Я же сказал, что урою тебя!.. - здесь Толик хотел добавить какое-то слово, но запнулся, обнаружив, что больше не может его произнести. По-видимому, то, чем наделила его Аврора, здорово изменило его словарный запас; он замешкался, дав мне возможность уклониться от удара. Я схватил Толика за вытянутую руку и с силой дёрнул, заставив его снова упасть.
  - Что... Что со мной? Я же ничего не курил... честно! Что это всё? - спросил он дрожащим голосом, сидя на дороге, и я понял, что всё это время парень держался, просто-напросто пытаясь не сойти с ума. Оказавшись в странном городе, среди жутких, с точки зрения не подготовленного человека, вещей и существ, он решил, что это всего лишь галлюцинация. Поэтому старался вести себя естественно - чтобы не привлекать лишнего внимания. Парень был уверен, что кроме него никто этого не видит, но сомнение уже начало закрадываться в его душу.
  - Нет, Толян, ты ничего не курил, - сказал я, стараясь сохранять ровный тон. - Просто... понимаешь, несколько часов назад тебя застрелили.
  Он ошарашено посмотрел на меня и с полной уверенностью заявил:
  - Нет.
  - Да. Только подумай об этом: ты уже не отберёшь последнюю модель телефона, не попьёшь пива у подъезда, не прокатишься по району, не послушаешь блатняк.
  Последнее, видимо, произвело на него особенно сильное впечатление. Толик встал на колени и умоляюще затянул:
  - Я исправлюсь, клянусь! Я стану другим!
  - Поздно, - сурово ответил я, получая от этого некоторое моральное удовлетворение. - Итак, ты в Аду, и мне просто интересно: а сделал ли ты хоть что-нибудь хорошее за свою жизнь? Что скажут о тебе приятели на похоронах? "Сегодня мы провожаем Толяна. Он был... он был. Просто был".
  На секунду мне показалось, что на глаза гопника навернулись слёзы.
  - Нет! - снова крикнул он. - Ты врёшь, это неправда, я не умер! Если бы я умер, то как бы здесь оказался Вовчик, а? Он-то жив! что, не можешь ответить?!
  Я нахмурился.
  - Какой ещё Вовчик?
  Кто-то ударил меня сзади, и я провалился в тяжёлую как свинец, непроглядную темноту.
  
  ***
  
  Я пришёл в себя от лёгких похлопываний по щекам - кто-то пытался привести меня в чувство. Темнота упорно не хотела отступать, обволакивая со всех сторон. Я начал медленно перебирать в памяти всё, что произошло со мной за сегодня, а когда дошёл до последнего, что мог вспомнить, усилием заставил себя разлепить веки.
  На меня с жалостью смотрела женщина с фиолетовой кожей и четырьмя глазами.
  - Вы в порядке? - обеспокоено спросила она.
  Я попытался кивнуть, мой взгляд скользнул ниже и наткнулся на грудь - не меньше четвёртого размера.
  - Ого, - вырвалось у меня.
  - Да, он в полном порядке, спасибо за помощь, - тут же сказал знакомый голос. Я повернул голову и увидел стоящего рядом Квинта.
  - Мужик, мне нужно срочно тебе позвонить, - пробормотал я заплетающимся языком.
  Он протянул мне руку и помог встать. Стоять было тяжело: голова гудела, ноги, ставшие вдруг ватными, подкашивались, улица вокруг плыла и кружилась. Вдобавок меня тошнило, а Квинтов почему-то было несколько.
  - Можешь не звонить, говори так, - сказал он. - Что у вас тут приключилось?
  Я тряхнул головой, пытаясь вернуть ясность мыслей. Когда мне это удалось, я осознал, что уже наступил вечер.
  - Сколько я был в отключке?
  Квинт пожал плечами.
  - Будь эта улица побезлюднее, и я бы тебя ещё долго искал.
  - Их двое.
  - Кого?
  - Гопников, кого ещё! Слушай, Квинт, перед тем, как меня вырубили, мой подопечный сказал мне, что здесь есть какой-то его знакомый, который, якобы, пока ещё жив.
  Он почесал затылок и задумчиво хмыкнул.
  - Хочешь сказать, что кто-то прикинулся его другом? Можешь описать его ауру?
  Я отрицательно покачал головой.
  - Как так можно, Виктор?!
  - Мужик, у меня глаза не на затылке, - возмутился я.
  Он на мгновение замер, на его виске зажглись сиреневые шестиугольники телефона-имплантата. Сообщив, что это Аврора, Квинт отвернулся и некоторое время о чём-то с ней говорил, периодически повышая голос. Затем он повернулся ко мне и проговорил:
  - Такое дело, Тесла... Аврора пыталась пробить твоего подопечного по базе и... в общем, многое о нём засекречено. Похоже, у ангелов на этого Толяна имеется какой-то Большой План. Что мне ей передать?
  Я жестами показывал ему, чтобы он отключался.
  - Знаешь, у нас тут небольшая проблема, - неуверенно начал Квинт, возвращаясь к разговору. - Он, понимаешь ли, сбежал. Но мы его обязательно найдём.
  Видимо, в ответ он услышал что-то неприятное, так как я впервые видел, чтобы такой верзила как Квинт Курций вжимал голову в плечи. Наконец он выключил телефон и сообщил мне:
  - Она обещала нас выпотрошить, если мы не найдём Анатолия.
  Я проглотил комок в горле и провёл руками по рубашке, зачем-то разглаживая её. Пригласительный из нагрудного кармана исчез.
  - Есть идеи, где искать этого парня? - спросил Квинт.
  На пригласительном было написано "мы вернём тебя с того света". Вроде, так. А чего ещё может желать человек, оказавшийся в месте, которое как раз и является для него "тем светом"?
  - Да, - кивнул я. - Кажется, я знаю, куда они отправились.
  Мне потребовалось немного времени, чтобы выстроить в уме план действий. Я мог бы попросить Квинта перенести нас прямо к клубу, но это будет билет в один конец, если мы не успеем, то окажемся лишены мобильности. Кроме того, телепортация сильно измотает его - в таком состоянии он, в лучшем случае, будет бесполезен. Значит, нам нужно было попасть прежде всего в одно место.
  - Перенеси меня домой. Я потом всё объясню.
  Квинт кивнул, положил мне руку на плечо и "прыгнул", утаскивая меня за собой.
  Не знаю, как можно к такому привыкнуть, но, если и можно, то на это наверняка потребуется немало лет. Представьте, что вас за одно мгновение разгоняют до огромной скорости, а потом так же быстро останавливают. В момент прибытия кажется, будто все внутренние органы вдруг перемешались, и теперь ведут себя подобно детям в театре, когда заканчивается антракт. То есть шумной оравой носятся по залу, крича и расталкивая друг друга в поисках своих мест, и всё равно усаживаются не туда, куда должны бы.
  В общем, я был благодарен Квинту за то, что он перенёс меня на кухню, и себе за то, что практически ничего сегодня не ел.
  Постояв немного над раковиной и справившись с рвотными позывами, я, не теряя ни минуты, бросился в спальню. Там я залез в платяной шкаф и достал из дальнего угла картонную коробку из-под обуви, где хранился дешёвенький пистолет. 'Фи! - опять скажет кто-нибудь. - Как это банально: оружие в коробке в шкафу!' В оправдание могу сказать только одно: зато у меня есть пистолет. А, как известно, люди в мире делятся на две категории...
  - Где ты достал эту дрянь? - спросил Квинт, критически осмотрев оружие.
  - Да, стреляет не очень, но уж какой есть, - ответил я, на всякий случай проверив предохранитель, прежде чем засунуть пистолет за пояс. - Боишься, что начну палить во все стороны?
  - Боюсь, что он может прострелить тебе задницу.
  Я не стал с ним спорить и вышел на улицу, где меня ожидал тот самый 'заказ', о котором шла речь утром - машина насыщенного жёлтого цвета, созданная по индивидуальному заказу для скоростной езды по городским улицам. Честно говоря, 'индивидуальный' чаще всего представляет собой фразу 'как на этой картинке', то есть ничем не отличается от заказа в, например, дизайнерское агентство. Вообще-то, я не то чтобы собирался участвовать в гонках, но, согласитесь, каждый мужчина хочет, чтобы у него в гараже стояла такая - это здорово повышает самооценку.
  Скинув с неё полотно, я сел в салон, с наслаждением вдыхая ни с чем не сравнимый запах новой машины, проверяя мягкость кресел и прощупывая каждый сантиметр руля. Процесс насыщения от мысли об обладании этой красотой был прерван Квинтом, напомнившим, что нам ещё предстоит искать сбежавшего гопника.
  Хорошо, что он не догадался спросить, умею ли я водить.
  Потому что я, вообще-то, не умел.
  Мы достигли искомого клуба примерно тогда же, когда я разобрался с основами управления автомобилем. Однако мы успели как раз к началу концерта, а значит, Толик был ещё где-то здесь.
  - Давно тебя не было видно, Тесла, - сказал охранник у дверей клуба - здоровенный чёрт в тёмных очках.
  Я кивнул и сразу перешёл к расспросам о парне в спортивном костюме. Охранник подтвердил, что они с приятелем прошли по пригласительному и в данный момент находятся внутри.
  Мы с Квинтом переглянулись.
  - Ауры видел? - спросил он.
  - Конечно, - спокойно ответил чёрт. - Тот, о котором вы спрашиваете - воплощённый дух. А вот у его приятеля аура странная, на радугу похожа.
  - Доппельгангер, - процедил Квинт.
  - У нас тут публика разная бывает, на такие вещи внимания не обращаем, - пояснил охранник.
  - "Полный Бестиарий ЛаМарше", второй том, раздел четвёртый: "Оборотни". Глава двенадцатая, - пробормотал я. - Доппельгангер использует облик жертвы или кого-нибудь близкого, чтобы питаться её энергией... Квинт, я, конечно, не совсем уверен, но мне начинает казаться, что кто-то пытается сорвать Большой Ангельский План относительно гопника.
  Охранник ни за что не пустил бы меня внутрь с оружием, поэтому я как можно скорее проскользнул мимо него и слился с толпой. На сцене уже ревели гитары и надрывался вокалист в галстуке дикого зелёного цвета и джинсах на пару размеров меньше, чем он мог влезть. Несколько раз я замечал в толпе Толика, но никак не мог к нему подойти. В конце концов он заметил меня и начал целенаправленно пробираться в противоположную сторону. Мне пришлось работать локтями, чтобы не отставать от Толика. Он снова появился и исчез возле колонок, а затем я увидел, как он выскакивает за дверь, ведущую к служебным помещениям.
  Проследовав за ним, я оказался в длинном коридоре со множеством дверей, большинство из которых были заперты. Одна из них, как мне показалось, была приоткрыта - я рванул туда.
  Когда до двери оставалось уже меньше метра, она вдруг резко распахнулась и оттуда выскочило что-то, что я не успел разглядеть. Оно сбило меня с ног, подхватило за шкирку и швырнуло дальше по коридору. Я сначала пролетел, а потом проехал по полу в общей сложности метров семь, оставив пистолет в самом начале этого пути. От удара об стену спиной и затылком у меня в глазах поплыли звёзды. Поднявшись с пола, я попытался разглядеть то, что на меня напало, но оно было слишком далеко, и от боли, кружившей голову, казалось вообще бесформенным. Пригнувшись, существо зарычало по-звериному и побежало на меня. От него можно было ожидать чего угодно, ведь согласно тому же "Полному Бестиарию..." - доппельгангеры не тупые животные, способные только жрать и размножаться, они обладают довольно высокими умственными способностями и могут вести осознанную жизнь. Просто им надо питаться, а питаться доппельгангер может только энергией, высасываемой у жертв, на чьём сознании он паразитирует.
  Я вытянул перед собой руку, широко расставив пальцы, и произнёс короткое слово, к которому у меня было привязано простое заклинание:
  - Effrego.
  Коридор дрогнул, половина ламп погасла, со всех сторон посыпалась штукатурка, нёсшегося на меня доппельгангера отбросило назад, и он полностью скрылся в густом облаке пыли.
  Когда пыль осела, я с ужасом увидел, что напротив меня стоят два Квинта, похожие друг на друга как две капли воды. Они одновременно указали друг на друга и хором заявили: "Оборотень - он!".
  В ответ на это мне в голову пришла хорошая, на первый взгляд, мысль:
  - Сейчас я задам вопрос, ответ на который знает только настоящий Квинт Курций... - начал было я.
  - Фигня, - оборвал меня правый Квинт. - Доппельгангер уже влез в твою голову, он запросто сможет ответить правильно.
  - Оборотень прав, - согласился левый.
  Тот довольно грубо ответил ему, и они начали спорить. Мне же оставалось только выругаться. Вдобавок неизвестно откуда выскочил Толик и, подхватив с пола выпавший пистолет, начал вертеться с ним, направляя оружие то на меня, то на сцепившихся Квинтов.
  - Руки! - заорал он. - Поднимите руки, так, чтобы я их видел! Все трое! Я не шучу!
  Он поднял пистолет вверх и нажал на курок. Пистолет выстрелил.
  - А я говорил, что он может выстрелить у тебя в штанах, - сказал правый Квинт.
  - Заткнись! - рявкнул на него окончательно разбушевавшийся Толик. - Щас всех на хрен порешу, гады!
  Левый Квинт начал потихоньку продвигаться к выходу. Губы правого задвигались, произнося какое-то заклинание.
  - Так значит, это ты, - прошептал я.
  Толик резко повернулся ко мне, собираясь выстрелить. В этот момент левый Квинт пропал из поля зрения, а правый побежал на взбесившегося парня. Кто-то схватил меня сзади за горло и начал тащить за собой.
  - Давай, Толян! - прокричал доппельгангер у меня над ухом. - Ты же нормальный пацан! Завали этих лохов, на!
  Не придумав ничего лучше, я просипел:
  - Ты... просто был...
  Толик зажмурился и взвыл по-звериному. Затем он вдруг исчез, прыгнувший на него Квинт нелепо схватил руками воздух и грохнулся на пол. Следом за этим у меня за спиной хлопнул выстрел.
  Давление на шею ослабло, бесформенное тело сползло на пол, истекая бледной кровью. Толика трясло, он согнулся пополам, упёрся руками в стену, и его вырвало.
  - Телепортация, - прокомментировал настоящий Квинт, - это тебе не фиг собачий.
  - Он что, неосознанно прыгнул? - спросил я, всё ещё пытаясь прийти в себя.
  - Всякое бывает... Скажи мне, Виктор, как ты понял, что доппельгангер не я, а тот?
  - Телепортация высосала из тебя все соки, ты не мог сотворить заклинание.
  Он закатил глаза и сжал кулаки.
  - А посмотреть на наши долбанные ауры трудно было догадался? Если бы не этот "гопник", как ты его называешь...
  Толик поднял голову, посмотрел на меня мутным взглядом и пробормотал:
  - Я не знаю, что это такое, но это не Вовчик. Может, я, и впрямь, умер и попал в Ад... - он слабо улыбнулся. - Но, по крайней мере, теперь и обо мне скажут что-то хорошее.
  Квинт забрал пистолет у еле стоявшего на ногах парня, а я подставил ему плечо, и мы, покачиваясь, медленно поплелись к выходу.
  - Можете оставить его, - произнёс чей-то звонкий голос.
  Я обернулся и увидел двух ангелов в строгих серых костюмах.
  - Теперь Анатолий Серебренко в нашей компетенции, - сказал один из них.
  - Хрен вам, - ответил я. - Аврора передала мне свои полномочия на сутки. А это значит, что у Толяна есть ещё масса времени, чтобы доказать, что он не изменился.
  Ангел собрался было сделать шаг в нашу сторону, но Квинт остановил его и покачал головой.
  - Не стоит с ним сейчас спорить. Подождите хотя бы пару часов... Кстати, на кого бы вы поставили, если бы они с одним барменом заключили пари?..
  
  ***
  
  В Аду темнеет быстро. Кажется, что солнце ещё только-только коснулось горизонта, как вот уже довольная луна неторопливо плывёт в чернильном небе, вырисовывая на чёрных волнах неровную сияющую дорогу.
  Яркий свет прожектора, висящего на куцей пальме, выхватывал из темноты часть пляжа вместе с баром и расставленными вокруг него белыми пластиковыми столиками; мотыльки окружили лампу большим копошащимся облаком, их тени плясали на остывающем после жаркого дня песке.
  Мирон широко раздул ноздри и старательно втянул в себя воздух.
  - Что ты делаешь? - недовольно спросил я.
  - А что, не видно? Вдыхаю сладкий запах победы, - он ухмыльнулся и потёр руки. - Ни одного проступка, даже наоборот! Похоже, ты, Тесла, оклеветал добропорядочного человека. Ну, уже решил, где будешь работать?
  Я раздосадовано фыркнул.
  - Нет ещё. Но он, между прочим, изначально вёл себя как гад!
  - Он мог бы убить вас и остаться прежним, но выбрал другой путь, - сказала Аврора. - Вот оно, истинное чудо: раскаяние и преображение.
  - Тоже мне, чудо.
  - Хочешь, возьму тебя вытирать бокалы? - не унимался Мирон.
  Я послал его в баню и отвернулся. По берегу одиноко бродил задумчивый Толик. Видно было, что ему не по себе. Ну... не каждый день приходится телепортироваться. Не каждый день приходится стрелять в неведомых тварей, которые просто хотели поесть, как бы это ни выглядело.
  Не каждый день узнаёшь, что ты умер и не заметил этого.
  Мне, конечно, было интересно, какой такой План может включать в себя хулигана, вандала и потенциального претендента на место "Особо опасен" в сводке криминальных новостей, но никто всё равно не рассказал бы этого.
  Два уже знакомых мне ангела, ничего не говоря, сели рядом и стали ждать, потягивая предложенные Мироном коктейли. Толик заметил их, подошёл к бару и в нерешительности остановился.
  Мельком взглянув на часы, я сказал ангелам:
  - Пари проиграно. Он ваш.
  Всё так же не сказав ни слова, они встали. Один протянул Толику руку, приглашая идти за ними. Тот кивнул, однако напоследок наклонился ко мне и тихо спросил:
  - Слышь, братишь, мне всё интересно: что это за штуки у них на лицах светятся?
  - Телефоны-имплантаты, - коротко ответил я.
  - А снять их чё, можно?
  - Ты! - прошипел я. - Мирон! пари не считается, он такой же гопник, как и был!
  - Ты уже признал поражение, - возразил бармен, приплясывая. - Мы же не станем отбирать выигрыш у тех, кто поставил на меня?
  Я потянулся через стойку, пытаясь достать его, но Мирон ловко уворачивался, продолжая дразнить и издеваться. Тогда я стал выуживать из бокала кусочки льда и обкидывать ими вредного бармена. Он потребовал у Авроры защиты от меня - та ответила, как всегда едва слышно и меланхолично, что у неё отпуск...
  Всё как обычно.
  День как день.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Хранитель дракона" (Попаданцы в другие миры) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Сердце бабочки" (Любовное фэнтези) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | Д.Рымарь "Диагноз: Срочно замуж" (Современный любовный роман) | | В.Колесникова "Влюбилась в демона? Беги! Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Мой первый принц" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"