Муленко Александр Иванович: другие произведения.

Возвращение Панды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ВОЗВРАЩЕНИЕ ПАНДЫ
  
  = ШНЯГА ПЕРВАЯ =
  ГОРОД НА КОСТЯХ
  
  'Здесь будет город заложён
  назло надменному соседу!'
  
  Пушкин А.С.
  
  Есть в каждом городе место, где был заложен первый камень, срублена первая клеть или сказаны исторические слова, упомянутые выше. И по сей день иной царь или президент нет-нет да и намажет на кирпич раствор, и останется в истории, если не зодчим, то миротворцем наверное. Рукоплещут современники; средства массовой информации наперебой отображают произошедшее. А через много-много лет потомки достают из архива потёртые снимки и оживают геройские лица наших пращуров.
  
  Но случается и обратное. Исторические места перекапывают, следы вчерашних деяний тщательно прячут, журналисты протирают очки - они близоруки, и шёпотом рассказывают очевидцы, стараясь не попадаться на глаза тем, кто думает иначе...
  
  Зима в наших краях суровая. Западный ветер пуржит, и горе тому, кто по злой воле или недоразумению решится в степи двигаться или жить. Уснёт уставший, и только весною найдут собаки оттаявший труп и поднимут вой.
  
  Шесть тысяч человек военных строителей, не годных к строевой службе в далёком уже 1942 году, разбили бивак в оренбургской степи. Дети солнечного Узбекистана не попали на фронт. С хроническими заболеваниями хромые и полузрячие калеки начинали строить металлургический комбинат: укладывали рельсы, срезали горы, готовили полигон для строительно-монтажных работ. Русский язык им был не знаком, тёплые вещи достались не многим, продовольствие не везли... Окрёстные села пустовали - война парализовала хозяйство. Завьюжило, и стройка встала...
  
  А весною Сталин поинтересовался, как идёт в степи строительство нового оборонного предприятия, легированные марганцем стали становятся вязкими к снарядам врага. И помчались его 'подмогалы' искать гарнизон, пропавший без вести в глубоком тылу. Шесть тысяч законопослушных граждан - солдат Отчизны были преданы 'отцами', они вымерли на посту в ту далёкую зиму.
  
  На костях он стоит - Новотроицк, а ночами, когда перекатываются снега и становиться особенно зябко, вы только прислушайтесь к ветру, как истошно рыдает природа - это души мёртвых поют. Они упрекают сильных мира сего в измене и немилосердии.
  
  Весенняя слякоть нарушила все планы производства работ. Не спали вербованные на строительство города, переселенцы. Неземные ужасы тупили их волю, и парализованные от страха люди ругались матерно и пили шадым... Чтобы их как-то отвлечь от ночных кошмаров, места захоронения усопших обнесли колючей проволокой - отныне военнопленные немцы поддержали многоголосый хор. Ветра дорывали мундиры невольников, озноб колотил и вколачивал их с головою в грунтовые воды России.
  - Это стонут враги, - утешали политики.
  И успокаивались строители... И гордились страной, победившей фашизм.
  
  Седой учитель в бурсе ведёт урок:
  - Война унесла миллионы жизней. С кем была война, осужденный Корзинкин?
  - С немцами? - неуверенно вопрошает ученик.
  - Да, с немцами! - утверждает историк. - А кто был главным у наших, у русских?..
  - Может быть, Жуков? - припоминает чела.
  - Есть такой военноначальник, - утверждает учитель, - А кто же в таком случае был Сталин?
  - Сталин? - задумывается ученик и отвечает ему: - Сталин был президентом России.
  - А Гитлер был президентом Германии? - весело смеётся гуру.
  - Не знаю, учитель.
  
  Пленные немцы вымирали дольше. Их били прикладами, травили собаками, кидали в них камни и хоронили на пустыре. Металлические прутья со свастикой долго ржавели под русским небом. Бурьян обволакивал могилы, и ни в радуницу, ни в троицу никто не поминал усопших. Только непослушная детвора изредка навещала это место, нефальсифицированная история страшила, и, покидая немецкие могилки, каждый взрослел и задумывался о войне и о расплате... О жизни в неволе...
  Спустя тридцать лет эту часть кладбища по решению городских властей перемололи тракторами. Беспокойные вороны кричали миру о страшной неправде. Чёрное облако распушилось над степью, и долго оседал птичий пух на репейники и на полынь... На расколотую зноем землю... Когда последний солдатский крест ушёл на переплавку, стоны мёртвых опять стали пугать население города и сеять сомнение в души живущих. К Админу Творцу долетали они, но прощал Господь Бог палачей и оставлял без движения жалобы павших...
  А за колючую проволоку, чтобы не было пусто, собрали душегубов, воров и мошенников. Всю тяжёлую и грязную работу отныне выполняли они. Собачий лай и крики командиров убили нервы памяти. Затянулись траншеи, поседели курганы, поросли ковылём. Канули в лету упрямые факты.
  
  Фашисты пытали скелет. Он прозрел и сознался во всех грехах, он оговорил друзей и близких. Но спустя много лет его всё-таки простили и клонировали. И живёт сегодня образцово-выращенная душа в цивилизованном мире, не зная мук.
  Но иное у нас - кричащие кости охрипли, сорвали голос. Мятеж захороненных масс был подавлен. Однако случается: 'вскипишится' зона, и летят под ноги палачам отрубленные пальцы, битое стекло со звоном рассыпается по асфальту, трещат металлические засовы. В конвульсиях сворачиваются больные, и кровью пенятся губы упавших. Внуки Железного Феликса бьют людей руками и ногами, да так размашисто, что папаха иной раз летит у них с головы и катится по плацу... Таковы традиции русской охранки, и нет слаще чувства, чем 'чувство выполненного долга' перед страной.
  = ШНЯГА ВТОРАЯ =
  ОТРИЦАЛОВО ВОЛК
  
  'Отрицалово - отрицательно настроенные осужденные, которые с точки зрения администрации ИУ мешают её работе, отрицательно влияют на других осужденных. В отрицалово попадают не только блатные, но и все неугодные администрации (например, те, кто обращается с жалобами на администрацию, отказывается выполнять 'левую' работу на сотрудников и т.п.)'
  
  Однажды ночью в город приехал зверинец. Запылённые вагончики расположились на самой его окраине с наветренной стороны от жилого массива, чтобы едкий запах кормов и экскрементов не тревожил обоняние горожан. Наглухо завинченные клетки стояли полукругом - загадочные для зрителей. На каждой из них были нарисованы питомцы, живущие внутри: полосатые зебры, жующие траву, олени и барсы. В этой незатейливой рекламе они выглядели сильными, а в действительности: списанные из большого зоопарка, звери влачили несчастное существование. Голод не тётка, выручка не ахти. Рассчитаться бы с рабочими, заправиться и дальше - в путь. Вот и весь доход бродячего артиста. Животные рычали и злились, метались из угла в угол - скрипели клетки.
  Солнце к полудню согрело землю. Кружились листья, и дул щекотливый ветерок. Осень стояла ласковая, как лето, она бескорыстно дарила людям последнее тепло, и вездесущие мальчишки, сующие свой нос в каждую щель, словно разведчики, искали брешь в этой Бастилии. Они сверлили гвоздями дырки в стенах зверинца, надеясь бесплатно увидеть животных, и, протирая на коленках штаны, словно разведчики, ползали за карданами, осторожно заглядывая из-под колёс в центр таинственного круга. Дежурные рабочие их ловили, журили немного и выпроваживали вон, пугая метёлками. Озорники же разбегались кто куда, дразнили взрослых и показывали издалека им носы и рожки; а, собравшись вместе, дети, захлёбываясь от восторга, рассказывали друг другу, кто что увидел и что услышал. Как тяжело плюхнулся в клетке медведь или фыркнула в загоне зебра, как пережёвывал траву огромный верблюд и клокотал орлан. Рабочие же возвращались назад: марафетили рисунки, смахивали дорожную пыль со стен и охорашивали лагерь.
  
  Маленькая Таня боялась подойти слишком близко: а вдруг выскочит серый волк и съест её. Она ещё верила в сказки. Да и мама категорически запретила девочке одной приближаться к зверинцу.
  - Вот получу деньги, - объяснил ей дедушка Вася, - и мы с тобою обязательно сходим посмотреть на диковинных зверей и птиц. А так, как это делают мальчишки - зайцем, так делать нельзя. Это не честно и опасно.
  Поэтому Таня не шалила и стояла послушная у входа в зверинец, заглядывая в глаза рабочим, суетившимся возле клеток.
  - Приходи, девочка, в субботу, - сказал ей парень-маляр, - для детей билеты недорогие, почти бесплатные.
  Вечером она рассказывала уставшим родителям байки из жизни животных и была паинькой. Правда ночью долго не могла уснуть, но делала вид, что спит, закрывая глазки, когда кто-нибудь из близких подходил послушать, почему она так неровно дышит.
  
  ***
  
  В субботу Таня проснулась сама. Она без напоминания умылась и на удивление всем стала молча кушать овсяную кашу. Девочка не любила её - невкусную, но сегодня она хитрила: часто облизывала ложку и даже попросила у мамы добавки:
  - Мама, а я хочу ещё! Пожалуйста?!
  А вдруг забудут взрослые отвести её в зверинец? И чуда не будет? И сказка уедет... Но молчит ребёнок, и так много успевают сделать родители. Всё отремонтируют и перестирают, перегладят и перештопают, прочитают нотацию о пользе общественного труда и попросят полить цветы на подоконнике. Таня работала безотказно: покормила рыбок в аквариуме, почистила коврик для игрушек и услышала, что она умница.
  - Дедушка, а я хочу в зоопарк.
  - Так вот, оно, почему ты такая послушная, непоседа. Устал я, однако...
  Он уснул и захрапел, а растерянная внучка присела на стульчик, чтобы было удобнее наряжать на улицу свою любимую куклу Надю. Но игра у неё не клеелась, потому что горбатый верблюд из зоопарка сегодня больше волновал её детский ум. Таня спросила у мамы, какой он: домашний или дикий, и услышала в ответ, что он плюётся.
  - А что едят верблюды? Сено или овёс?
  Но мама отрезала:
  - Отстань, - и дала ей большую книжку про собак.
  Девочка уже видела собак и захныкала. Очень хотелось увидеть верблюда и полосатую африканскую лошадку, которая была нарисована на афише.
  -Зебрёнок, - твердила Таня.
  Но мама не слушала дочку. Она осерчала и велела немедленно встать ей в угол или, наконец, замолчать, - и тихий детский плач неожиданно вырос, как буря из ветра. Так и мы отстаивали в детстве свои права на свободу и любознательность. Дедушка на диване пошевелился, вздрогнул и принял решение - идти!..
  
  ***
  
  - Рёва-корова! Плакса!
  Теперь уже мама готовила 'куклу' в дорогу: наряжала дочурку, шнуровала ей ботинки, проверяла застёжки на курточке, поучала сердито:
   - Не вертись, как юла! - и, натягивая на голову девочке вязанную шапочку, нравоучительно добавила: - Уши надует!
  - Не надует, - ответила Таня и поторопила её: - быстрее!
  - И вырастут у тебя на голове лопухи, как у Чебурашки! - одёрнула её мама.
  - Я не Чебурашка. - насупилась дочка. - Я - Красная шапочка.
  - Вот и съест тебя Серый Волк в зоопарке, если ты не станешь послушной!.. Беги! - назидательные речи окончились и обрадованная девчонка помчалась вприпрыжку по улице впереди взрослых, ежеминутно оглядываясь назад на деда и торопя его...
  
  ***
  
  Зрители облокотились на поручни ограждений. Нейтральная полоса между барьером и клетками предохраняла ротозеев от непредсказуемых выходок животных. Повсюду висели плакаты: 'Вход воспрещён!', 'Опасная зона!', 'Внимание, хищники!'. По окольцованной от посетителей территории зверинца передвигались только рабочие: они кормили зверей костями и мясом, тормошили их длинными палками, убирали за ними загоны и клетки, осторожно выгребая из самых дальних углов грязь и помёт. Выполняли и другие работы: шпаклевали отшелушившиеся места на информационном щите и расклеивали энциклопедические справки о жизни своих питомцев на воле. Каждый зверь имел род, отряд и семейство, географический паспорт и прописку в Красной книге.
  - А ты мне купишь такую, когда я научусь читать? А?.. Деда!?
  - Это книга для ученых, Таня. В ней собраны и описаны животные, находящиеся под угрозой полного вымирания. Вот эти медведи, например...
  Годовалые брат и сестра. Они жили в разных клетках.
  - Бурые медведи Миша и Маша, - прочитал дедушка, - Животные хорошо дрессируются и выступают в цирке.
  
  Косолапые артисты стояли на задних лапах в полный рост, и казалось, что тюрьма на колёсах была мала для них. Симпатичному брату, чёрного окраса с белым галстуком на шее, доставалось больше внимания от публики. Его нос был перепачкан шоколадом, а люди всё кидали и кидали ему сладости. Время от времени Миша танцевал - делал круги на задних лапах и раскланивался. Хитрый шельмец - он получал премиальные.
  Его рыжая сестрёнка Маша была менее артистичной. Неконкурентоспособной. Ей никак не удавалось сделать и полуоборота в танце, юная медведица спотыкалась на ровном месте и падала на все четыре лапы сразу, удручённо мотая головой. И никто ни разу так и не угостил её сладким. Наконец она отчаялась что-либо заработать на 'сцене' и просто просунула свой нос между прутьями в клетку брата и стала выпрашивать сласти. Скулить по-медвежьи. Но замечательный артист загордился - он не услышал сестрёнку. Миша отвернулся от неё в сторону, важно облизывая свои шоколадные лапы.
  
  - Дедушка, она плачет!
   Таня увидела на морде у зверя слёзы. Впечатлительная девочка уже полюбила эту косматую подружку, так неуклюже развлекающую публику.
  - Да, Таня, братец жадный попался, не делится, - нравоучительно заметил старик.
  Звери, как люди, горюют и злятся. Лучшие наши поступки и чувства блекнут в свете большого таланта. Мы завидуем белой завистью героям, подражаем им и грустим. Но купаются в розах кумиры и из вечности смеются они над нами - неудачниками. Дисгармония духа и одиночество гнетут, и мы вымираем, забытые всеми.
  - Ты обещал мне мороженое, деда.
  - У тебя ангина - бухикать будешь. Мама выгонит нас из дома лечиться к врачу.
  - Я не буду бухикать.
  Он заколебался, пересчитывая копейки, а девочка выжидала. Видя его нерешительность, она лукаво заметила:
  - Дедушка! Ты учил меня держать своё слово.
  - Хитрая ты, Танька.
  - А ты не обещай.
  Беспокойная егоза - она с мороженым в руках вернулась к медведям и ошарашила взрослых.
  - У меня больное горло, - и, расталкивая маленькими ручонками могучие бёдра соседей, девочка протиснулась к барьеру и, хитро оглядываясь вокруг, закончила свою неожиданную мысль: - а у неё - здоровое! - и решительно нырнула в запретную зону.
   - Я покормлю её и поглажу!
  Таня спешила навстречу обделённому зверю, протягивая ему эскимо и сердце. Перепуганный старик бросился за нею вслед, но девочка укусила его за руку, а воспрявшая духом медведица Маша стремительно перестроила нос в их сторону и, как дрессированная собака, запрыгала от нетерпения на задних лапах. Вагончик раскачивался.
  - Перевернётся, вернитесь, куда же вы?!
  - Она тоже хочет есть! Отпусти меня!.. Деда!..
  Внучка, пойманная за воротник, упиралась, как умела, вырывалась из рук и оправдывалась.
  - Это моё мороженное! Я кому хочу - тому его и отдам! - и она захныкала в бессилии: - Дедушка!.. - умоляла Таня. - Разреши мне, пожалуйста, угостить Машу!
  - Ремня захотела?
  Дежурный по парку был рядом.
  - Можно я? - улыбнулся он им, взял из рук у девочки поломанное мороженое и отнёс его Маше в клетку. От восторга медведица присела на хвостик и, держа обеими лапами гостинец, зачавкала, как маленький ребенок, вылизывая из бумажной упаковки талое молоко и шоколад. Её брат, съевший к этому времени все свои сладости, теперь уже не отводил глаз от сестрёнки - завидовал. Зрители ликовали. Они наперебой хвалили ребёнка и бодрили Танюшу, но растерянная проказница молчала - и, отшлёпанная дедушкой, она понуро рассматривала его ботинки.
  - Ну, что ты! Что ты! - растроганный старик уже отошёл от гнева: - Пойдём-ка, заинька, посмотрим волка. Только ты не подходи к злодею близко, он - 'отрицалово' и не работает в цирке. Да и лужа под ногами большая - смотри.
  
  ***
  
  Перед клеткой действительно было скользко. Угрюмые хищники жались друг к другу в дальнем углу, спасаясь от холода. Худая белесая волчица лежала на боку, все четыре лапы вытянув подушками в сторону зрителей. Её пушистый друг, серый и крупный, был рядом. Две морды, прижавшись одна к другой, глядели на людей, и казалось, что это был один зверь - большой и двухголовый.
  - Встань, падла! Покажись народу! - сердитый рабочий стучал по решетке берцовой костью. В левой руке у него была длинная палка. Ею он пытался огреть животных, желая разрушить их суровое единство.
  
  Серый волк не спешил. Он медленно оторвался от пола и зевнул, вытягивая далеко вперёд свои передние лапы. Встряхнулся. И только потом этот сутулый разбойник с достоинством подошёл к человеку и остановился рядом.
  - На! - приказал ему вельможа.
  Волк обнажил клыки и осторожно взял в зубы предложенную ему кость.
  - Гляди, Таня, какой он страшный! Вот этими самыми зубами он режет скотину наповал... Сверху и донизу... Позвонки на шее у жертвы перекусывает. А сильный - враг, овцу на спине несёт и не задыхается...
  
  Работник зоопарка рассмеялся не добрым смехом. Оттолкнувшись ногою от вагончика и отбросив назад своё грузное тело, он резким движением вырвал кость из пасти у зверя. Скрипнули хвалёные зубы, и ни с чем остался суровый хищник. Люди молчали. Поражённые этой нелепой выходкой рабочего, они, словно парализованные, ждали что же будет дальше. А 'хозяин' продолжал глумиться над зверем. Размахнувшись, он ударил костью по носу одураченного волка и снова протянул её ему в клетку.
  - На, падла! Ешь!
  Зверь поднял глаза и увидел обидчика. Взгляды их встретились. Волк и человек оценивали друг друга. Мерили души. Искали силы.
  Падали листья... Шуршали... Муха жужжала рядом...
  Тане вдруг стало по-настоящему страшно. Две капельки пота блеснули у неё на лбу и, холодные, они покатились по переносице, подгоняемые дрожью. Девочка не плакала, она спряталась за ногу деда и крепко вцепилась ему в штанину: инстинктивно, чуть дыша, наблюдая неравную борьбу человека и зверя.
  
  Повторно сомкнул серый волк свои челюсти. Мёртво... И сколько ни бился рабочий о клетку, как резко ни дрыгал он ногами и телом, ни единый мускул не дрогнул на морде у хищника. Только могучая шея ходила из стороны в сторону вслед истеричным движениям 'кормильца'. Тогда человек начал бить волка палкой по голове. Может быть, ему казалось, что он этим развлекает народ и выполняет свой долг перед публикой? Но истязаемый зверь терпел, и его глаза наливались кровью.
  - За что же он его так бьёт? - прошептала Таня.
  Дети с малых лет воспринимают битьё как должное за поступки, за не такой, как у всех образ жизни и мыслей. И бьют нас повсеместно все сильные мира сего, загоняя в рамки приличий и правил.
  - Он волк, - ответил ей дедушка.
  Это было неоспоримой истиной. В детском саду и по телевидению часто рассказывали о коварстве этого зверя. Но доброе сердце боролось с разумом.
  - Разве нельзя по-другому, ласково... Может быть волки тоже дрессируются как медведи, а?.. Деда!? Или как собаки? Просто никто ещё не научился этого делать?!
  - Нет, Таня, волки не дрессируются.
  - Но я не хочу, чтобы он его так бил! Я буду дрессировать его, когда вырасту!
  
  Волчица поставила точку в этой борьбе. Словно молния, вылетела она из дальнего угла клетки и клацнула зубами перед самым лицом дразнившего. Кто однажды слышал этот мужественный звук, тот уже никогда его не забудет и ни с чем не спутает. Так охотятся волки на воле, преследуя жертву, и так защищаются они, прижатые к стенке врагами. Перепуганный рабочий выпустил кость из рук и выронил палку. Он плюхнулся в лужу и заорал, тонким голосом:
  - Падла!.. Отравлю!.. Уморю тебя голодом!.. Серая гадина!
  Люди смеялись над незадачливым дрессировщиком. Только пораженная Таня всё ещё заглядывала в глаза дедушке. Она не могла понять, почему так весело...
  
  ***
  
  Чудо-укротитель поднялся на ноги и не солоно хлебавши направился к следующей клетке. Не высохла ещё на заднице грязь, а он уже тормошил вилами гиену. Немного безобразная на мордочку - все гиены такие, та оказалась флегматичная и сонная, забавная, как добрая собака. Местами её длинная шерсть покрылась грязью и свисала чёрными прядями до самого пола. Безобидно огрызаясь, животное поспешило в другой угол клетки, где вилы уже не могли его достать. Она повернулась хвостом к народу, горестно рыкнула на судьбину и снова упала спать.
  - Ленивые твари! - выругался 'труженик', но мучить животных он больше не стал и пошёл переодеваться в подсобный вагончик...
  
  ***
  
  Бородатый фотограф лукаво барышничал. Он звал всех желающих сняться на память, предлагая им сувениры и книги.
  - Большая Панда, бамбуковый медведь. Эмблема движения за спасение исчезающих видов... Примите участие в благотворительной акции. Порадуйте малышей...
  Огромная плюшевая панда раскачивалась в кресле, посередине зверинца и улыбалась посетителям. Она была выше Тани на голову.
  - Такая красивая, - девочка осторожно взяла за лапу эту игрушку.
  - Дорогая, однако? - достал из кармана очки старик.
  - Не продаётся! - торжественно ответил ему хозяин.
  Рядом на ниточке, толкаясь, висели зайчата, щенки и куклы. И Таня нашла в этом мире игрушек ещё одного медвежонка. Крохотного. В штанишках. Величиною с кулачок. Пуговицы-глаза на его чёрно-белой мордочке ликовали. Всеми четырмя пушистыми лапами маленький панда тянулся к Тане.
  - А эта?.. - пролепетала она, - Продаётся?
  Дедушка развел руками и сдался - его маленькой пенсии суждено было растаять.
  - Я назову его Мишей... И он у меня не будет жадным!..
  При свете фонарей в сумерках возвращались они домой. Счастливые и уставшие.
  - Я люблю тебя больше всех на свете, - пробормотала внучка и засыпая спросила: - Деда! А мы ещё раз пойдём в зверинец?
  Ей снились медведи, все в бантиках - нарядные и праздничные. И отрицалово-волк бегал наперегонки со своею подругой, клацая зубами и развлекая публику, а она - Таня, была дрессировщицей и украдкой смотрела на зрителей, среди которых сидели и хлопали в ладоши её мама и папа... И дедушка Вася...
  
  = ШНЯГА ТРЕТЬЯ =
  УДАЧНЫЙ СЫСК
  
  'Ватсон! А Вы не кушали ещё пельмешки из 'Ясеня'?
  ..........................................
   - Ясен пень, ясен пень!..'
  
  рекламная служба
  'Русского радио'
  
  На службу участковый инспектор Вислоухов приходил не в настроении. Стол о трех ножках, шаткий диван и четыре ободранных стула стояли у него в кабинете. Едва зажигал он свет, словно нарушители общественного порядка, разбегались по разным углам комнаты тараканы. Желчно посмаркиваясь, разбирал капитан нахлынувшие за неделю жалобы на беспорядки, произошедшие в его районе. Крутые пацаны скупили лучший кинотеатр города, все служебные помещения они переоборудовали в пивные - и гудели день и ночь непутёвые прихожане в роскошных стенах 'совкового храма'. Водочка и вино, игровые автоматы, женщины, наконец, заманивали уставшую публику оторваться от повседневных забот - 'оттопыриться'. Перепившая орава мочилась, где могла, и вырастали на глазах у граждан в самом центре города жёлтые наледи - цоколь вчерашнего дома культуры покрылся декоративной шубой органического происхождения. Не успевала она полностью растаять днем во время оттепели вместе с новым, выпадающим снегом - вот и воняло на весь квартал.
  
  Визжали сварливые дамы. Требовали денег на опохмел за оказанные любовью услуги. Их выбрасывали за волосы на мороз, швыряли им вслед одежду и рубли. Смеялись - как раскосмаченные и помятые ползали они на корячках по льду, торопливо собирая свое барахло, и, ругая 'спонсоров', удалялись, на ходу поправляя прически и пальто. По 'фене ботая', 'рамсила' молодежь. Прогуливая школу, взрослели отроки в дыму питейных заведений; а вечерами пожилые 'стахановцы', стараясь перекричать друг друга, зычно делились производственным опытом. Ночью же темной, когда уже заплетались их ноги и нечленораздельные речи превращались в членораздельный лай, случалось, что у пьяниц снимали шапки и отбирали деньги, добытые неимоверным трудом на металлургическом комбинате. Окровавленная жертва долго ещё в истерике билась на льду, как рыба - рыдала, пока врачи скорой помощи не увозили её в приёмную покоя городской травматологии.
  
  В подъезде соседнего дома какие-то мерзавцы 'оштукатурили' поносом дверь квартиры Мирзоевых. Супруга большого предпринимателя была женщиной деловой и сильной. Много лет уже своего нетрезвого мужа носила она, с виду хрупкая, на спине от места его презентаций и до кровати, не спала - щупала у него пульс и колола ему дибазол с папаверином. Возмущённая Светлана Михайловна пришла на приём к участковому. Она свирепо вращала глазами, чувствуя себя оскорблённой хулиганскими выходками сограждан.
  - Позвонили наглецы во втором часу ночи и попросили бумажку, чтобы вытереть... сами вы знаете что... Смотрят осоловелыми глазами, а срам-то наружу торчит... 'Дай, старуха, газетку',- и ржут, как лошади во время свадьбы.
  - Вы пишите как было, Светлана Михайловна. Приметы бесстыдников. Во что они одеты и обуты, - соблюдая технологию сыска, вел опрос капитан.
  - Пивную открыли, а туалет забыли сделать. Дерутся они и гадят под окнами. Отработанные презервативы по всему кварталу разбросаны.
  - Забудется, - Вислоухов зевнул в ладонь и подумал, - я приглашу оперативников, они, наезжая, нагонят шухер, а там у народа и деньги кончатся - какая ни на есть, а передышка... Слава богу, что мало платят и что не вовремя расчет.
  - А в прошлый раз валерьянки налили под дверь - кошки грызли бетон и орали на весь квартал - дрались. Собака в квартире все обои ободрала, охрипла, слюною прихожую вымазала, выла - не подступись и о стены в истерике билась - дрожали стены!..
   - А муж-то, Светлана Михайловна?.. Он-то чего?
  - Да ничего... А что ему? Не убирать под дверью... Ни свет ни заря свою задницу в 'Мерседес', и поминай его, как звали - работу искать. А мне его новых пьяниц расселять и прописывать, и ставить на учет в разные фонды... Холопы не мытые, сволочи...
  - Вы у Мирзоева прорабом?
  - Я жена ему... И прораб, и техснаб, и бухгалтер... Я начальник отдела кадров и секретарь-машинистка.
  - Но не много ли сразу? Ведь трудно. Взяли бы помощницу?
  - Что вы! Тунеядцев кормить? Зачем? Полстраны ничего не делает. Отбывают исправно часы за столами - никакой капитализм так не приживется!.. Да и не нужны нам все эти трудовые договора и охрана труда... Убытки и только.
  - А вдруг инспектор нагрянет и отберёт лицензию?
  - Не отберёт... Ему заплачено на два года вперёд.
  Кормили государственного чиновника всем городом, чтобы не высовывал свой нос из кабинета - и тасовал федеральный инспектор бумаги из папки в папку, с полки на полку, и провожал правдоискателей за дверь. Не женское дело вела Светлана Михайловна - трудное, требующее незаурядных сил и характера.
  - Мы украшаем город. Как пчёлки трудимся с утра и до ночи, а случается уснуть - хулиганы бесят.
  То что ей казалось диким и бесстыжим, в жизни у участкового было обыденным и скучным. Хотелось покоя и водки...
  - Нужно бы дверь вам железную всем подъездом поставить. Спокойнее будет, - посоветовал участковый.
  На том они и порешили - аудиенция прошла.
  
  Раньше капитан занимал неплохую должность, был начальником разрешительного отдела, но вот беда, однажды недоглядел, как в подшефном тире на одной из винтовок номер оказался перебитым, и всплыла утерянная винтовка по делу 'мокрому' в соседнем районе. Осерчавший крестьянин застрелил из неё своего участкового за то, что тот лишил его последней радости в жизни: мотоцикла, изъял права и машину. 'За вождение пьяное по степям оренбургским', - было написано в протоколе. Отрыл на чердаке горемыка заныканный ствол, и отдал богу душу гражданин начальник.
  Директора тира пожурили немного и уволили с работы, геройское афганское прошлое стало ему гарантом, в тюрьму он не попал, а капитана Вислоухова перевели в участковые '...как не оправдавшего доверия'.
  - Быть тебе в шкуре покойного, пока не протрезвеешь, - напутствовал его генерал, - и, задыхаясь от гнева, добавил, - падла!
  
  Гражданские заявления не регистрировались и терялись - такой опыт оперативной работы в Российской милиции. Изложившие душу люди просыпались здоровыми, но пропала любимая собака городничего, и головные боли Вислоухова стали патологическими. Осерчавший мэр сетовал на совещаниях, нервничал, журил сыскную службу, и было приказано - найти во что бы то ни стало.
  - Не даст денег на оргтехнику, Косматый, и будем скрипеть перьями да стучать на машинке, как Кирилл и Мефодий - в час по чайной ложке.
  Вот и остался крайним участковый инспектор и пошёл он по дворам разговаривать с народом, показывал снимки псины старикам, и дивились они, от пенсии усохшие, этим странностям сыщика, плевались ему во след и крутили у виска указательным пальцем.
  - Продали Расею, дармоеды... Дуркуют - собак разыскивают. А бандиты грабят народ - державу приватизируют.
  - Да и участок не мой, а Козлевича, - переживал участковый, - но Козлевич в Чечне совершает геройства - шманает беженцев на предмет борьбы с терроризмом, калымит, зарабатывая на жизнь; а я тут выполняй прихоти заевшейся власти.
  
  Приятель Вислоухова Копчёный гнал самогон. Нехитрое это занятие кормило его уже второй десяток лет. В далекой молодости подорвал он романтик на БАМе здоровье и, вернувшись домой, дал себе зарок на всю оставшуюся жизнь - не батрачить на страну, не поддаваться обману, каким бы красивым тот ни казался. И по сей день, твердо стоял человек на своих позициях. Получал пособие по инвалидности и помогал больным алкоголем очухиваться после доброй попойки. Осваивал рынок - недорогой его товар по качеству не уступал лицензионному. Но участкового Вован ценил и уважал. Ещё с горбачевских времён был 'мент' ему надежной крышей во всех его начинаниях.
  
  - Помнишь ли ты, брат Вислоухов, бухали мы год назад? - он внимательно выслушал его историю, - Верка-подельница облевалась тогда. Ревела с балкона, как сирена у скорой помощи, чуть было за борт не выпала. Все собаки города подвывали ей в унисон. А мы тащились как на концерте?!
  - Припоминаю, а как же... Ядрёная баба. Работает она где или колобродит, как и прежде?
  - У Мирзоева свинину вешает... Не жалуется. Имеет интерес.
  Копчёный открыл окно. В душное помещение со свистом ворвался свежий, морозный воздух.
  - А сейчас?
  Ночной город притих, и лишь изредка перезвон трамваев будоражил неспящую душу.
  - Ты к чему это клонишь, Вован?
  Присев на подоконник и глубоко вдохнув, завыл Копченый что было мочи. Три-четыре псины отозвались, но скоро смолкли.
  - Разницу чуешь, капитан?
  - Вымерли, поди?
  - Вот то-то и оно!
  - Да ты не мути, а докладывай.
  - Сожрали твою собаку, гражданин начальник, - рассмеялся ему в лицо корефан,
  - Прокрутили на пельмени в 'Ясене'.
  Выпив залпом горилки, Вислоухов задумался - в словах говорившего барыги был резон.
  - Ясен пень, но есть ли факты? 'ООО', говоришь, при этом?.. - навязчивая реклама отрыгнулась в мозгу.
  - Факты твои за забором лежат, не припорошенные пока. Захочешь помочиться - отыщишь, - загадочно протянул стукач, - да и в ночи постреливают, однако; но не ваши - из ружьишка бьют, и визг собачий слышен.
  Утром, спеша на службу, нашёл участковый инспектор пропажу, справил малую нужду и вызвал санитаров. Шкура была опознана, рапорт написан, а дело по розыску закрыто. О разговоре с Копчёным Вислоухов никому не рассказал - иные, пока ещё смутные, мысли тревожили его и морщинили лоб...
  = ШНЯГА ЧЕТВЁРТАЯ =
  ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ
  
  - Cдох твой верблюд, Таня. И волчица издохла, - дедушка читал новотроицкую газету 'Гвардеец труда' и поверх очков смотрел на реакцию внучки.
  Девочка учила большую куклу кормить медвежонка из ложки. За игрушечным столом сидели ещё пупсик и зайка. Растерянная Таня подошла и потребовала:
  - Покажи.
  В газете рисунка не было, но, важно поправив на носу очки, дедушка ткнул пальцем в лист и прочитал, что мясокомбинат на грани банкротства, он задолжал за свет, и энергетики решили отключить рубильники. Поставки костей в зверинец прекращены, и животных кормить сегодня нечем.
  
  - Вот, что творится в этой стране! Загубили массовый спорт, позакрывали заводы и фабрики, отключают свет и газ, безработных - пруд пруди. Звери в клетках мрут, страдают голодные.
  Таня была сильно огорчена. Она вернулась к игрушкам, докормила их и стала им рассказывать про тяжёлую жизнь в зверинце.
  - Волк остался один, деда?
  - Один, Таня.
  - Его теперь хозяин бьёт по голове, и некому заступиться?
  - Что ты, детка, зачем его бить? Ему и есть-то нынче нечего... Не сегодня-завтра сам околеет.
  
  Утром из кастрюли с борщом исчезла большая кость, и мама не сразу обнаружила пропажу. Она поинтересовалась у мужчин, как они её поделили.
  - Я не видел никакой кости, - ответил папа.
  И дедушка отрицательно замотал головой.
  - Ну не Таня же её сожрала. Кашу-то есть не заставишь, две чайных ложечки в день...
  - Да ты, наверное, сама её забыла туда положить, - дедушка начал догадываться, что произошло.
  - Ну, уж я совсем из ума выжила по-твоему и ничего не помню, - буркнула ему в ответ мама Тани, и загремела на кухне посудой, - куда же запропастилась эта несносная девчонка. Пошла гулять чуть свет, а сказала, что на пять минут... И целый час уже нет. Вторую неделю слякоть и снег, а она всё сопли морозит раздетая. Как дурочка носится по песочницам со всеми своими мишками да зайками... Хваста... Иди-ка, дедушка, ищи внучку. Когда заявитесь, накажу - запру её в кладовку и выключу свет... Меня хворостиной в детстве драли за такое своеволие.
  
  Над зверинцем не было видно неба. Столько много машин в одном месте Таня ещё не видела. Тягачи, пробуксовывая, вытягивали вагончики на дорогу. Удушливым облаком откатывались в сырую степь выхлопные газы цивилизации. Клетки уже были плотно закрыты ставнями. Исхлёстанные слякотью рекламные плакаты понемногу отклеивались от щитов и сиротливо дрожали на ветру, как последние листья осени. Суетились рабочие. Их, перепачканные с ног и до головы мазутом, комбенизоны уже не выглядели празднично.
  
  - Уезжаем мы, девочка, - узнал её маляр и улыбнулся, глотая ветер, - ты пришла попрощаться?
  - Нет, дядя - я к вам по делу... Вы уже никогда не вернётесь? - в голосе у неё задрожала надежда.
  - Что ты милая? Мы вернёмся. Наступит весна... Вот оклемаемся немного и вернёмся... Медведица уже спит, а её братец клюёт себе носом...
  - А волчица погибла?
  - Да, детка... Она издохла... Наверное, что-нибудь не то съела, - грустно улыбнулся рабочий, - ты очень огорчена?..
  - Вы, пожалуйста, больше не бейте волка... Дедушка прочитал вчера в газете, что ему было нечего есть. Это правда?
  - Это правда... Но я думаю, что мы скоро исправим положение с продовольствием.
  - Я принесла ему косточку, - и стесняясь, она добавила. - С мясом.
  Таня развернула пакет, в котором лежала большая кость. Смущённая и неловкая она из-под лобья искала участия во взгляде у парня.
  
  Серый Волк тосковал. В последнее время он выл по ночам, и руководство зверинца серьёзно обсуждало вопрос о его убийстве. Отпустить на свободу хищника было нельзя: волки, как правило, выживают на воле, но он был одинок, и порезал бы всю скотину в округе. В отличие от других животных волки моногамны и не находят покоя и счастья в жизни дважды.
  - Павел Петрович!
  Пожилой человек при галстуке остановился рядом с ними и вопросительно поглядел на говорившего.
  - Павел Петрович! Эта девочка принесла волку кость... Газета написала о наших бедах.
  Измотанные жизнью и длительными командировками люди смотрели на ребенка. Где-то далеко на родине их тоже ждали дети, их дети - беззащитные и добрые, отзывчивые на чужое горе...
  
  - Красная Шапочка принесла Серому Волку гостинец? И совсем не боится, что он её съест? - улыбнулся хозяин зверинца и распорядился: - Откройте Волка!
  
  Минуты две рабочие отворачивали тяжёлый навес. Ржавые болты скрипели и от этого ожидание чуда показалось тревожным. Могучий волк, как и в первый раз, когда Таня увидела его, лежал в самом дальнем углу на соломенной подстилке и не шевелился... Один... Девочка привстала на цыпочки и осторожно положила косточку за решётку - с краю клетки. Подтолкнула её палочкой поближе к волку и позвала:
  - Волченька, серенький, покушай, не умирай.
  Ей, наивной, всё ещё казалось, что дрессируются волки, и что услышав её, Танин голос, Серый Волк обязательно поднимется и как собака завиляет хвостом в ожидании дальнейших команд. Но лежал одинокий хищник, поверженный горем.
  - Волченька, - Таня в растерянности оглянулась на людей и заплакала от бессилия.
  
  Это были взрослые и сильные люди, они все понимали, но не могли ничем помочь ребенку, потому что знали - волк независим и ничто его не заставит сейчас встать на ноги, если он сам того не захочет. А девочка размазывала рукавом слёзы по щекам, её подвиг не был оценён по достоинству. Так плачут наши матери и жены, провожая нас в дорогу. А мы не понимаем этого. А мы не видим их слёз...
  Но всё же!.. Он поднялся и подошёл к этой маленькой для него косточке, осмотрел её и понюхал, и поглядел на девочку. И только потом этот огромный и благородный разбойник обнажил клыки и улыбнулся, и осторожно взял в зубы подарок...
  - Нам надо ехать, девочка.
  Люди отвели её, успокоившуюся, за дорогу. Она стояла на обочине и махала рукой, провожая в путь этот длинный звериный поезд. Каждый водитель, проезжая мимо, давил на клаксон.
  - До свиданья, Таня! - а на пустыре, исполосованном следами протекторов, осталось стоять всего ничего: одна забытая клетка. Без колес и дверей. Когда-то в ней лежал верблюд... Карданом она утонула в грязи и напоминала горожанам о вчерашнем празднике.
  
  Дома Тане не удалось остаться незамеченной. Родители уже ождали её, и воспитательный процесс начался немедленно. Уперев руки в бока, мама сурово осмотрела ребенка:
  - Явилась пропажа!
  - Явилась и не запылилась, - огрызнулась девочка.
  - И где же ты шлялась, хочу я тебя спросить? Я всю глотку сорвала... Звала тебя, искала. А на улице грязь и слякоть! И не настираешься за всеми... А это что такое?..
  Мама нашла пакет, в котором Таня носила волку гостинец, вывернула его наизнанку и увидела на стенках следы жира и мяса.
  - Ты украла мясо на трёх человек и ходила кормить животных? Знаешь, как это называется? - взбеленилась хозяйка. - Моя дочь - воровка, она оставила голодными папу и дедушку. Да не сопи ты, а отвечай, почему ты так сделала?..
  - От большого немножко не грабёж, а делёжка, - девочка всё ещё надеялась на прощение.
  - Уже наблатыкалась, засранка! Скоро ещё материться начнёшь... - замахала руками мама. - Всё!.. На улицу больше ни шагу... Встань в угол!..
  
  Таня надела тапки и понурая пошлёпала в кладовку. Она не плакала, она знала что виновата, но мама по доброй воле никогда бы не отдала ей мясо и даже не выпустила бы гулять на улицу. Тогда Серый Волк умер бы от голода. Девочка стояла в углу и молчала... А в это время вернулся дедушка.
  - Нашлась беглянка?
  - Нашлась!.. Скормила мясо зверям и вины своей не чует. Даже не ревёт, бесстыдница...
  - Ты почему так поступила? - дедушка тоже занялся педагогической деятельностью. - Ты скрысятничала и будешь сегодня делать по дому самую грязную и тяжёлую работу.
  - Не буду, - заупрямилась внучка.
  - Это почему же не будешь?
  - Потому что это не крысятничество - кость была общественная... А коллективное добро не крадут, а приватизируют... Ты же сам так рассказывал мне, когда разобрал на стадионе шведскую стенку...
  
  Это было действительно так. Летом на стадионе делали ремонт, и дедушка - тренер волейбольной команды города - решил, что внучке надёжнее будет заниматься гимнастикой дома под присмотром у взрослых. Папе он с мамой рассказал, откуда принёс снаряды, и при каких обстоятельствах они исчезли. Все тогда остались довольны самоотверженным поступком дедушки и очень долго его хвалили, смакуя все тонкости прошедшей приватизации. Девочка это запомнила и взяла на вооружение новую экономическую доктрину.
  - А знаешь ли ты, внучка, что у меня есть брат, твой двоюродный дедушка, который всю свою жизнь живет в тюрьме, потому что не может отличить истинную приватизацию от ложной? Поди-ка сюда, я его покажу.
  Он достал с верхней полки книжного шкафа старый семейный альбом с фотографиями и нашёл снимок совсем ещё юного брата. С интересом и с испугом вглядывалась девочка в размытое лицо далёкого ей, неизвестного мужчины и, затаив дыхание, переживала семейную драму.
  
  - В клетке, как волк, он провёл свою жизнь. Потому что не слушал взрослых - маму и папу, воровал, убивал и грабил. И закон покарал его... Ничего толкового не получилось из этого человека, у него нету детей и его дом - тюрьма. Чёрный хлеб и воду с солью носят ему военные, и бьют они его за каждое грубое слово по-настоящему - больно, и не хворостиною по попке, а резиновыми дубинками по хребтине...
  - Как волка, деда?
  - Нет... Хуже, Таня... Он горько плачет, хватается за сердце, на брюхе ползает, спасаясь... Просит у них прощения... Но тяжела десница правосудия. И нет ему пощады...
  
  Девочка раскаялась:
  - Я, деда, виновата. Это я взяла мясо в кастрюле без спроса у мамы. Я и борща хотела в баночку набрать, но крышечки не было... Я никогда не буду больше воровать.
  Старик в педагогике оказался сильнее мамы.
  - Но почему же ты это сделала, Таня?
  - Мне было жалко его одного и такого голодного...
  - Но кого же? - погладил он внучку по голове и обнял её за плечи...
  - Волка, дедушка... Ты вчера прочитал об этом.
  
  
  = ШНЯГА ПЯТАЯ =
  ФУНДАМЕНТ ЮСТИЦИИ
  
  За убийство супруги отмотал свой срок Тарантул. Третья судимость... И вымирать бы ему на 'особом', но в юности был он осужден в Казахстане за разбой, а повторно, по отбытии первого срока, год спустя в Ташкенте потерял над собою контроль: ткнул в спину подельника ножом за то, что обозвал его тот 'козлом', и скончался горемыка через трое суток в больнице - много крови потерял. Благо, что суд не признал умышленное убийство, найти двух свидетелей и убедить их дать необходимые показания нетрудно для сыска, но умерший был сирота, и никто не взывал ко отомщению... Да и в уголовном кодексе не жалуют бездомных ни как истцов, ни как ответчиков. Напротив, несемейного бродягу винят во всех тяжких и держат в клетке без УДО, до самого звонка. Трагически погиб, и слава богу: чего хорошего ждать от паразита.
  
  Срок ему дали минимальный. Показалось тогда Тарантулу, что пострадал он за чистоту блатного наречия, впитанного им с дымом первых сигарет: заточка в сердце расплата за базар. Смыть кровью позор и уничтожить обидчика - дело правое. Но молодой он был и горячий, не познал он ещё в жизни любви и счастья, и не дорожил ни работой, ни успехом, ни общественным положением... И боялся себе подобных... Видел, как ежедневно уничтожали они слабых и добрых. И принимал участие в этих истязаниях, чтобы не стать жертвой самому.
  
  Не много и не мало, а провел он в неволе двенадцать лет. Освободившись - женился. Остыл и очень многое понял. Поступил учиться в институт, занялся спортом, окреп. Отныне любовь и победы тешили его гордость. Вкусил он доброй славы и в полной мере осознал пагубный обман уличной идеологии. Предостерегал других от опрометчивых обид и поступков. Поучал...
  
  Но однажды победы окончились. От возраста не убежать: недоступными стали вершины и рекорды - все чаще он проигрывал и переживал по этому поводу. Газеты уже не писали о нем. Начал пить вице-чемпион: рюмка за рюмкой и вскоре уже мало чем отличался он от того бродяги, поверженного им в Ташкенте: заговаривался, скандалил, дерзил, и трудно поверить, что не бросила его жена... Или терпела - к старости шли года...
  
  Из-за чего же ещё, как не из-за водки можно убить женщину в пятьдесят с лишним лет. 'По пьяне', разгневанный муж, он ударил её кулаком по темени за то, что спрятала от него сердешная недопитую бутылку в комод, и, 'догнавшись', уснул счастливым. Соседка, случайно заглянувшая в приоткрытую дверь, ужаснулась и вызвала скорую... Тарантул не стал изворачиваться и лгать - сознался: '...что он ничего не помнит'.
  
  Одна из его жалоб пробила административную стену и дошла до Верховного, 'полосатый' режим заменили строгим и посмеялись судьи, ломая приговор - в России рецидивистом он не был. Новотроицкая колония стала ему домом на десять лет.
  
  Боже мой, как он любил свою жену сейчас в неволе, безвозвратно потерянную, придавленную тяжелым камнем на кладбище. Лучшие годы жизни подарила ему она. Вместе с ним она радовалась его победам, и он посвящал их ей - единственной и неповторимой. От первого и до последнего нарколога сопровождала его и нянчила, отпаивала травами и лекарствами, кормила с ложечки - неподъемного борова. Била бутылки, прятала деньги, рвала из лап зелёного змея не щадя себя. Он был единственным её чадом... И вот результат - трагическая смерть и на старости лет возвращение в мир блатной. И бился лбом старик по праздникам в тюремной церквушке - каялся.
  
  В 1998 году летом, в предкризисное время, родные брат и сестра посетили его в заключении.
  - И зачем это меня замполит вызывает? - удивился он, а на свидании радостно жал руки родным, жадно заглядывая им в глаза. - Простили таки...
  - Горбатого могила исправит, - так сказал на суде его родной брат, тренер волейбольной команды города, - пускай сидит...
  
  Давно это было...
  Человек дорожил своим местом, потому что катался по стране с детьми. Занимался любимым делом за счет государства... Где бюджет - там интриги... Чему же может научить детей человек, защищающий уголовника? Вот и дал понять его брат общественности, что осуждает криминал во всех его проявлениях. Даже, если на скамье подсудимых близкий ему человек... Горько это было осознавать осужденному, но за долгие годы жизни в неволе убедил себя Тарантул в том, что его брат иначе сказать не мог, потерял бы работу, о которой мечтают многие... Однако знать его он не хотел, и после памятного суда эта встреча была первой.
  
  Сестру он не видел долее. Она училась в университете, когда впервые ему надели наручники. Вспоминала ли она невольника, штурмуя вершины науки? Защита диссертаций, семья, уже, наверное, внуки в школу пошли? Слышал Тарантул по телевизору про её успехи, государственную премию пожаловал ей президент России. И стыдно ему было написать ей, поздравить, потому что наперекосяк пошла его собственная жизнь. Кому он нужен такой вот родственник?
  - А я не сразу вас узнал, - смутился старик. - Как вы меня нашли?.. Как изменились...
  - Годы, брат, не красят, - ответила сестра.
  Тридцать с лишним лет разлуки иссекли морщинами забытые лица. Он жадно заглатывал горячий чай, давно уже не носил ему никто передачки, хрустел карамелью и радовался как ребёнок поношенному, но теплому свитеру, в неволе холодно...
  
  - Как мама?
  Последний раз осужденный навещал её на свободе. Она уже не могла ходить и умоляла его не пить водки - знала характер заблудшего, предчувствовала беду.
  - Умерла как два месяца.
  Он поперхнулся снедью и поднял перепуганные глаза на брата. Сестра достала библию и заплакала.
  - Мы, брат, со всем сердцем к тебе с бумагами. После матушки дом остался бесхозный. Нужно его продать.
  - А я куда на старости лет? Квартира-то у жены покойной была.
  - Мы купим тебе полуторку... А пока сидишь - сдавать её будем, а тебе посылки посылать с этих денег. Да ещё на книжку откладывать. И жить на что тебе будет, когда освободишся...
  
  Задумался старик, загрустил. Не забота о нём привела сюда близких, стало обидно, что сразу не рассказали они ему о смерти матушки. Одиноко и сиротливо на душе после таких вот свиданий.
  - А ты не сомневайся, - догадалась сестра - За домом уход нужен, глаз да глаз, хозяйство вести и жить постоянно. Нам некогда заниматься этим, да и покупатель есть.
  Он решился на этот опрометчивый шаг и дал согласие. Заверили нотариально в присутствии адвоката, пачку чая и банку варенья принес он в отряд...
  - Лоханулся ты, кореш, - сосед по шконке смаковал чифир, - Юристы враги простому человеку. Мне сучка моя - защитница прямо сказала перед судом, перепиши на меня хату и получишь условно... Ан, нет, я не стал, - побоялся, а она на суде и рта не раскрыла. Бодался я сам - смеялись судьи... Халява и обман фундамент юстиции. Восемь лет вот сижу, пишу жалобы, а напрасно...
  
  Страшный это был год - девяносто восьмой. Цеха остановились. После обвала рубля нерентабельной стала зона. Невостребованная её продукция не находила сбыта, иностранный товар повсеместно оккупировал прилавки. Оборотные средства растаяли, ресурсы иссякли - инфляция...
  
  Голодали осужденные, пили сечку взахлёб - вылизывали миски. Крутились как умели. Кого не забыла воля, тот и выжил: чаёк да ландорик, а доходяги в лазарете жрали нифеля и загибались от боли в желудке. Ни слуху и ни духу от брата не было...
  
  Новое тысячелетие - новые мысли. На переломе веков задумался Тарантул о прожитой им жизни. Свет божий не грел заскорузлую душу. Криминальные хроники пугали, телевизор глумился над зэками. На смену ножу и топору пришли новые технологии - взрывы и автоматные очереди хлестали Россию. Сотнями погибали люди невинные даже по понятиям душегубов. Население вымирало, отравленное ядом законотворчества людей, приватизировавших Россию. Прибывающие из вне говорили о больших деньгах и о способах их отмывки, сетовали на бедность, и расценки на праведный суд не укладывались в головах у старожилов. На молодое поколение глядели они осоловевшыми от ужаса глазами и запотевали линзы их старых очков... Свободы стали бояться многие, и более те, кому жить было негде и не на что...
  - Вот буду на воле, убью брата и вернусь... - попрощался Тарантул с людьми и вышел на улицы города.
  = ШНЯГА ШЕСТАЯ =
  ВОЛЯ
  
  Освободится иной зэк: в неволе ни 'красный' и ни 'черный' - серобурмалиновый и неприметный, ан ждет его на улице у самых ворот 'Мерседес' или 'Форд' какой, кореша с блядьми из окна ликуют. Словно воинский долг Родине отдал или Олимпийские игры выиграл. 'Музон' и коньячок - все блага жизни. Но чаще бывает иначе...
  
  Мокрый снег залепил глаза. Злой и холодный. В лагере такого не было: до плаца пушистый не долетал - метелки шуршали быстрее ветра. На воле распутица - грязь и лужи, наледи по асфальту... Старые штиблеты раскисли, и в осеннюю слякоть с головой окунулся Тарантул... Благо, что братки подогнали к звонку из общака добротную овчину и шапку, а то бы слёг сердечный на первой пристани...
  
  Дверь отворила малява. Она молча глядела на странного гостя, протирающего очки. На голове у него лежал снег и вода ручейками бежала по помятому лицу и далее по одежде, невиданной ею ранее.
  - Василия, - хрипло откашлялся он, - хочу увидеть.
  - Вам нужен мой дедушка?
  В прихожую выглянула женщина.
  - Сноха, - догадался Тарантул.
  - А вы собственно кто ему будете?..
  - Я брат.
  
  Тревожно было на душе у обоих. Хозяйка накрыла на стол и почала бутылку водки. Старые люди поверх очков изучали друг друга: барабанили пальцами по столу, волновались.
  
  - Простили стало быть тебя, Олег?..
  - Откинулся, однако.
  - Да ты пей... И не стесняйся - закусывай... Колбасы, чай, давно уже не кушал?
  - Забыл... - водка согрела, и чуть занюхав выпитое хлебом, Тарантул налил себе второй стакан.
  - А мы, вот здесь впятером перебиваемся... Живём, стало быть, вместе... Две семьи - моя и сына...
  - А сестра?..
  - Она в Оренбурге - учёная, степень защитила...
  - Я знаю...
  - Дети её ухожены, женаты... Живут уже сами по себе - беды не чают...
  - Вы приезжали в девяносто восьмом.
  Настороженная женщина рядом с ними обомлела. Самый ответственный момент беседы настал....
  - Продали хату?
  - Да, брат...
  - А где моя доля?
  
  Тишина воцарилась в квартире. Где-то за стенкою у соседей шла по радио агитация, кто-то из кандидатов проводил кампанию - рисовал светлое будущее своим избирателям.
  - Вот, брат, в областное собрание мэра нашего выбирать будем, - господина Валиханова, молодой он да ранний - сорок лет ему ныне...
  - Где моя доля?.. - угрожающе повторил гость.
  - Нету, братишка, прости, - голос у Василия дрогнул.
  - Где моя доля? - бешено заревел Олег. - Где моя полуторка? Где сберкнижка? На что и где я буду жить?
  - А ты поезжай к сестре, она устроена... Приютит, стало быть, - оправдывался брат.
  - Я всю жизнь по лагерям и по тюрьмам, - посуда на столе подпрыгнула и зазвенела. - Я горбачу, не разгибаясь!.. А ты?.. Сука!.. Могила, говоришь, исправит меня - злодея?
  Пьяный Олег осерчал. Удары на брата сыпались один за другим, дрожала кухня. Перепуганная сноха кричала в телефонную трубку - звала на помощь милицию, соседей... Тарантул на ощупь беспорядочно искал на столе что-нибудь тяжёлое, чтобы добить брата.
  - Гнида! - хрипел он ему в лицо. - Умри, собака!..
  
  Резкий отчаянный детский голос, словно глоток ледяной воды, отрезвил дебошира и остановил эту драку.
  - Не убивай дедушку! За что?
  Рука с ножом поднялась и замерла над головой у поверженной жертвы. Завершающий удар не состоялся. Помутневшими от гнева глазами Тарантул увидел испуганного ребёнка, осторожно заглядывающего в кухонную дверь.
  - Не убивай дедушку, - молила она.
  В суровом мире, откуда он вернулся, драки бывали не часто, но если они случались, то зрители жаждали крови: кричали и хлопали в ладоши, советовали, как лучше уничтожить и размазать по казарме человека, и сломать ему жизнь навеки, на сроки... И ломали...
  
  - Я люблю дедушку.
  
  Нож выпал у него из рук. Ослепший, было, от ненависти человек растерялся и прозрел. Сработал ли вековой защитный рефлекс продолжения рода - из глубины веков, когда торжествующие враги при виде ещё не окрепшей жизни оттаивали в гневе своём и прекращали истязания и битвы... и дарили жизнь?.. Или господь бог проснулся, наконец, от детского крика и восстановил равновесие добра и зла в этом мире не судом, а профилактической мерой?.. Но так или иначе, но любовь одолела ненависть. Зло вылетело в открытую форточку в ночь и мир возвратился в квартиру...
  
  - Кризис был, брат, - заплакал Василий, - не в прок нам пошла продажа, ты прости нас - пропали деньги... В одночасье... Вчера вот они были, а нынче нет... Тысячи людей разорились и по свету пошли. Вас кормили и одевали, а нас?.. Кто накормит и кто оденет?.. Пиздобол из телевизора?.. Или наш президент?..
  
  Девочка обнимала его за ноги. Она настороженно глядела на гостя, словно могла при первой опасности взять в охапку дорогую ношу и убежать: спасти, унести в безопасное место дедушку, где его не найдёт никто и никто не обидит. Василий дрожал, вытирая одной рукой со своего разбитого лица кровь, другой он гладил внучку по голове и успокаивал:
  - Он больше не будет драться.
  - Он же хотел тебя убить?..
  - Это мой брат...
  - Неправда...
  - Ты прости меня, брат, за слова на суде... Молод я был и глуп, верил ещё я в светлое будущее и в судей... А сейчас, вот, не верю!.. У разбитого корыта дважды оставили меня вожди...
  
  Воздуха не хватало. Дрожали колени. Хрипы при каждом выдохе рвали лёгкие. Клокотало в груди.
  - А знаешь, как тяжело найти работу, брат?.. Чтобы не глумились над тобою и не гнали прочь?.. Чтобы хорошо платили и в срок?.. А отдавать по счетам долги: за газ, телефон, за услуги? Обивать пороги столоначальников и дарить подарки тому, кого не любишь? Кому до фени твоя душевная боль и мизерная пенсия...
  
  Тарантул поднял с пола поломанные очки, правое стекло треснуло, дужка сломалась. Старческие силы не долги. Он выдавил из бутылки остатки водки себе в стакан, выпил его залпом, влез в овчину и вышел вон.
  
  Счастья не было. Покойная жена не могла родить, резус крови у них был разный - боялись плохого исхода, матушка умерла, а сестра и брат жили правильно. Хмельное тепло иссякло, и того не понимая сам, ближе к ночи он давил на звонок колонии.
  
  - Тебе чего? - обомлели дежурные.
  - Жить негде, - крякнул посетитель. - Пустите переночевать...
  - Не положено...
  - Что случилось? - спросили соседи.
  - Тарантул вернулся... Пьяный...
  Офицеры рассмеялись.
  - В будку к Лорду пойдешь? - сострил караульный.
  - Смеёшься, начальник?
  - Тогда ступай на шлагбаум до сторожа. На выездные ворота, на базу... Может быть и приживёшься...
  
  Видано ли, чтобы вчерашний арестант в неволю просился? Удивлённый сторож в ночлеге не отказал и не вызвал милицию. Вот и уснул бродяга в его теплушке в поломанном старом кресле, свернувшись калачиком, как во чреве у матери...
  
  А по зоне слух прошёл о великой неправде. Били окна, ломали решётки, швыряли на плац кирпичи и носились по крышам, ломая шифер:
  - Пустите братишку домой! Права человеку!..
  
  
  
  
  
  
  
  
  = ШНЯГА СЕДЬМАЯ =
  СЕРДЦЕ АДМИНА
  
  А что же я вспомню? - Усмешку
  На гадком чиновьем лице,
  Мою неуклюжую спешку
  И жалкую ярость в конце
  
   А. Галич
  
  - Выметайся отсюда, - пнул его старший мастер.
  Спящих застали врасплох, и ночной сторож решил оправдаться:
  - Человек ведь он всё же - замерзает... Вот и пустил на часок-другой - погреться...
  Но 'беса гнал' начальник, истекал слюною, сморкался и ревел в предутренний город:
  - Здесь не ночлежка для бомжей, а зона строгого режима!
  На ходу уже, спотыкаясь, застёгивал Тарантул крючки и пуговицы тяжёлой одежды. Морозная свежесть развеяла последние его сны.
  - И чтобы духу твоего здесь не было! - ещё долго стоял в ушах у бродяги гневный окрик, проводившего его вон, человека.
  
  Ноги привели изгнанника в самый центр города. Около полусотни героев войны и труда равнодушно взирали с доски почёта на вчерашнего арестанта, не стяжавшего себе в жизни ничего на общественном поприще. Бывшие и настоящие столоначальники, заслуженные строители и металлурги, многодетные матери и отцы одиноко выцветали в резко континентальном климате отчизны. Льготы у них уже отобрали. Но ежегодно по праздникам, обычно в мае месяце, собирали вчерашних героев отобедать в центральной столовой города, где и тешили их самолюбие торжественными речами, подогревающими гордость: из года в год по очереди седые конферансье патетически повторяли одни и те же восторженные рассказы о трудовой и о воинской доблести каждого из своих подопечных. Специально приглашённые для этого артисты, кланялись в пояс и просили прощения за то, что нет такой благодарности, которой можно было бы оплатить их гражданский подвиг. Замечу, что сэкономленные при этом бюджетные средства уже делились в тайне, обходя столы виновников торжества. Право дело, сметы составлять и утверждать мы умеем. И отчёты тоже. Старый, каким-то чудом сохранившийся пригласительный билет на бал ветеранов ещё висел на информационном щите перед входом в здание администрации города. Он сиротливо дрожал на ветру, напоминая ротозеям о некогда прошедшем успешно благотворительном мероприятии.
  
  - Как и не худ бюджет, а холодильники наши полны, - любил пошутить городничий, поглаживая живот в интимной обстановке своего многоэтажного особняка, после проведения подобного обеда.
  
  На здании мэрии двое рабочих крепили герб города. Промышленные альпинисты неторопливо покачивались на верёвках под трёхцветным флагом Российской Федерации: сверлили стену, вживляли в неё болты, примеряли изделие и правили. Непосредственный их начальник - мастер дирижировал работой снизу и был недоволен.
  - Олухи небесные! - орал он надрываясь людям, складывая ладоши в рупор. - Слепые тетери!.. Вашу мать!.. Вот так!.. Правее... А то сорвётся...
  Его 'козлили' взаимно. С высот городской администрации.
  - Мокрая ты курица! Дармоед! Фраер тухлый!
  
  Один из рабочих в сердцах запустил в 'начальника' кусок отслоившейся штукатурки. Тот своевременно отпрыгнул в сторону и буркнул, обращаясь к прохожим:
  - Я закрою тебе наряды, мокрая курица! КТУ ноль-восемь поставлю. Посмотрю, как ты тогда запоёшь у меня в конце месяца...
  
  Удивлённый Тарантул глазел на невиданное доселе ремесло, слушал 'деловую' перебранку и, не зная как быть ему далее, решился-таки штурмовать оплот городничего. Не верил он, однако, что примет участие в его судьбе охмуренный делами админ, но, форсировав ограждённую висунами территорию, старик ворвался в вестибюль.
  - Чтобы не корить себя за бездеятельность, - неуверенность в завтрашнем дне продолжала тиранить душу бездомника.
  
  Мог ли он знать, что ремонтные мероприятия проводились строителями в приёмные для граждан дни - по средам, что специально в эти часы натягивалась верёвка безопасности, отпугивающая людей? Паломникам давали от ворот поворот, а утомлённый мэр получал передышку среди недели от повседневных забот. В мутной сени коридоров старик утонул.
  
  - Иди сюда! - зычный, командный голос стреножил беднягу.
  У входа на главный лестничный марш, в контрсвете выросла могучая фигура 'хищника'.
  - Бодибилдинг, - шарахнулся в сторону дед, и подвязанные на затылке очки соскочили на грудь. - Ан, нет, - отлегло у него от сердца, показавшаяся свирепой, физиономия была при мундире и в очередном звании.
  - Кто говорил, что я не буду майором, - сверкали глаза у фаворита.
  
  И правда, вчерашний диссидент только что пришил себе на плечи новые погоны - он был повышен в звании и в должности. Ох, как не хотел этого генерал - 'хозяин милиции', но городничий настоял: бескорыстие участкового и сыск его любимой собаки тронули душу мэра. Начальником кинологической службы стал Вислоухов - за неимением кормов и питомцев эта штатная единица оказалась не занятой. В здании мэрии для нового сотрудника освободили кабинет, дали ему компьютер, и глядел милиционер 'порнуху' между делами служебными, да играл в 'Квейк', похохатывая и матерясь.
  
  - Куда ты прёшься, овчина?
  - К господину Валиханову на приём, гражданин начальник.
  Смешно до боли, но не заподозрил мент ничего дурного. Мало ли чудаков в разбитых очках бадиками на ощупь ищут правду по коридорам? И проводил он его до самой двери, и даже в спину ткнул, иди, мол... Вот и не доглядела секретарша, как попал бродяга в кабинет вышестоящего руководства. Нижняя челюсть у мэра отвисла до самого живота, когда он прочитал челобитную, пахнущую сырой махоркой.
  
  - Да где же я тебе жильё-то возьму, мил-человек?.. Уже восемь лет, как ничего не строится... Экономика?.. - пожевал он губами воздух, выбирая слова. - Никакая! Общежития переполнены, пруд пруди... Ты поезжай к Чернышову в область, - к нашему губернатору... Там и помогут...
  
  Заволновался старик, осерчал, начал рассказывать про дом и про матушку, про брата родного: как провели они его - прохвосты, как 'кинули'. Но пожимал плечами админ и пообещал найти секретарше замену, после того как назойливый посетитель вышел вон...
  
  Альпинисты уже спустились на землю. Покашливая, jyb отстёгивали седушки, оправляли одежду. Мастера рядом с ними не было. Ушёл в бытовку - спать. Воспитывать рабочих лицом к лицу не имело смысла.
  - Воровское железо! - восхитился Тарантул, и не спрашивая на то разрешения у хозяина, отцепил у него от страховочной системы дюралевый карабин.
  - Гонишь, дед? - рассердился рабочий. - Мы спасатели, а не домушники! За падло, в натуре, у ближнего последнюю радость красть. Не твой!
   Он выдернул карабин из чужих рук и сварливо добавил, оправдываясь за грубость:
  - Денег стоит...
  - Курить я хочу, ребята, - извинился Тарантул, - посмотреть вот хотел я его и пощупать.
  - Ты прости нас, чувак, но мы не курим.
  Запах бродяги всё ещё никак не выветривался из кабинета, а его образ стоял в голове. Городничий распахнул окно, чтобы освежиться, о средам, вахте,. ри.ощадь. и зашевелилась на столе забытая непрошенным гостем 'малява'. Тёплый дым сигареты уравновесил потревоженного мэра и настроил его на философский лад.
  
  Сварливый старик был на площади, теребил документы, что-то искал в бездонных карманах одежды. Хорошо было видно, как он вздрогнул - часть его бумаг неожиданно выскользнула из рук и веером рассыпалась по асфальту. Налетевший ветер подбросил верхние из них в небо, и бросился человек вслед за ними, как покалеченный зверь, желающий настичь, обманувшую его, жертву...
  Споткнулся...
  Упал...
  Тяжело вздыхая, поднялся обратно на ноги, потирая ушибленное колено. Суетливо рассовал по карманам обратно всё своё барахло и задумался...
  И снова в поиске растерянно задрожали руки...
  Вот он что-то спросил у прохожего, ссутулился, и, повернувшись спиною под ветер, чиркнул спичкой. Червяк сострадания шевельнул ожиревшее сердце админа.
  
  - Вислоухов! - позвонил он менту. - Образину верни и накажи Мирзоеву пусть устроит его на первое время раствор 'футболистам' мешать... Купите ему курить, и борща горячего дайте...
  = ШНЯГА ВОСЬМАЯ =
  СТАДИОН
  
  'Рыдали черти и кричали: Да!
  Мы рай в родной построим Преисподней!
  Даешь производительность труда!
  Пять грешников на нос уже сегодня!'
  
  В. Высоцкий.
  
  Слукавил начальник, когда говорил, что никакое жильё восемь лет уже не строится. Предприниматель Мирзоев строил дома, ремонтировал квартиры и общественные здания. В счет налога на прибыль кооператива мылись витражи администрации, развешивались баннеры, подмазывались фасады. Таким образом, наличные деньги обходили бюджет и крутились внутри предприятия, где он, его жена и дочь были уставными членами, а остальные - наёмными работниками. Дешёвая рабочая сила стала основой успешного бизнеса. Вчерашних приятелей по двору футболистов-неудачников, которыми с детства верховодил, привлекал бизнесмен к работе на объектах родного края.
  - Я кормлю вас, одеваю и обуваю... - рычал он в лицо братве. - Я даю вам жилье, наконец...
  
  И правда, законченные пропойцы нашли приют в одном из общежитий города. Это было потрясающее жилище: выщербленные слякотью швы каменной кладки, немытые и липкие окна, дырявая шиферная кровля, подвал, в котором плавали модные полиэтиленовые бутылки из-под кока-колы и пива. Паутина, словно дымовая завеса, покачивалась под потолком в каждом углу этого дома, забытого санитарами и ответственными работниками. Стены на лестничном марше пестрели автографами хозяев, среди которых было немало поэтов; неприличные картинки громоздились одна на другую, и непосвящённому гостю казалось, что жильцы этого общежития участники конкурса на лучшую эмблему и девиз своего вертепа: 'Хил туда и хил обратно...'.
  В полуторке, где Тарантулу предстояло жить, были кухня и водопровод, действующий клозет и ванная. Шестеро жильцов сушили трусы и портянки в прихожей. Раскалённая докрасна, электрическая плита давала для этого дополнительное тепло, горячий воздух перекатывался под потолком и вытягивался из квартиры в подъезд через расщелины между главною дверью и её косяком. Обитатели этой гостеприимной квартиры почивали в гостиной. Кровати стояли так тесно, что невозможно было выйти из комнаты, не потревожив соседа. Прессованные, со стойким и ржавым орнаментом панцирной сетки, матрацы местами уже полопались так, что из каждой трещины наружу серыми клочьями выглядывала старая вата. Кофейного цвета простыни и наволочки, изорванные о небритые лица жильцов, давно уже использовались ими в качестве носовых платков - скомканные они поблёскивали под лучами последней лампочки, сиротливо свисающей из щербатой панели перекрытия этажа. Словно в курятнике, на полу и там, и тут покачивались перья.
  
  Это был рай для бомжей. Здесь пропивали случайные заработки, болели и выздоравливали, когда ресурсы к продолжению запоя иссякали совсем...
  
  Как-то один из жильцов достал отраву для тараканов, и несчастные насекомые стали жертвой террористического акта. Покинув вентиляционные каналы и стволы электропроводки, усатое племя носилось в панике по стенам и по потолку до полного изнеможения. Липкие твари осыпались за воротник, ночью они ежеминутно сбрасывались отдыхающими с лица, и все ругали благодетеля во сне нецензурной бранью. Два с половиной мешка сушёных насекомых и по сей день стоят в прихожей, и некому их вынести на помойку - недосуг...
  
  Мирзоев был сердит. Матрацы его подопечных безнадежно пожелтели. Резкий запах мочи благоухал по всему подъезду от первого и до пятого этажа. 'Стахановцы' гудели шестые сутки. День примирения и выходные, понедельник и вторник, среда и день милиции - остались в истории подъёма российской экономики критическими днями неудач. Предприниматель тряс раскисшие тела специалистов, но люди мычали ему в ответ, поднимаясь, они тут же спотыкались и падали на пол. Он их бил ногами и захлёбывался гневом - нормативная лексика давалась нелегко.
  
  - Жить будешь здесь - располагайся. Понравишься - дам люкс. Вот очухаются Бугор или Серега, - ткнул он ботинком в живот перепачканного желчью человека, - и введут тебя в курс дела.
  
  Панцирная сетка была на балконе. Дужек от неё не нашлось. Положив её одной стороною на деревянные ящики из-под водки, а другою на огнеупорные кирпичи, оказавшиеся тут невесть как, но ко времени и к месту, Тарантул вполне комфортабельно расположился в коридоре квартиры и через минуту уже адаптировался на новом месте.
  Ингаляции загипнотизировали горемыку. Храп старика очень скоро начал оказывать негативное давление на сторожилов. Кружилась побелка. Щемило глаза. Колени задрожали у бригадира, когда он увидел источник сотрясения воздуха. И всё же: от сильного удара в бок незваный жилец икнул и проснулся. Ощетинившиеся лица висели над ним и морщинились:
  - Эй... Бродяга?..
  - Чего тебе ещё надо? - разбуженный человек приподнялся на кровати, готовый выдержать испытание чужими муками.
  - Я - Серёга! А он - бугор! - Образина перед ним оскалилась и дружественно вложила в его открытую руку свои костлявые пальцы. - А тебя-то как звать, величать?
  - Я Олег...
  - А выпить-то есть што, Олег?!
  - Я не пью, - он солгал и откинулся назад на спину - досыпать, кое-как натягивая на уши потрёпанную подушку. Шумные лагеря научили его долготерпению и нехитрым приемам медитации.
  - Ох и тяжко мне, брат... - огорчился Серёга.
  Первое знакомство героев прошло в деловой и дружественной обстановке...
  
  Настало утро. Запах прелого одеколона и махорки тревожил ноздри. Жильцы чихали и кашляли. Шаркая тапочками, они слонялись из угла в угол без дела - болели. Протирали воспалённые глаза и тужились, по очереди выдавливая в унитаз запоры пищеварительной системы. Не единожды затёртая бумага давно уже с верхом перекрыла предназначенное для неё ведро... Окурки валялись повсюду...
  
  - Проект коллективного договора... - в сортире читали газету 'Металлург'. Дымовая завеса рекою вытекла из туалета в коридор.
  - Плохая газета... Имеют наш комбинат, как желанную шлюху. Во все щели и по очереди... За управляющим управляющий... Олигарх за олигархом. А рабочие - мандавошки. Восемь лет их травят и щелкают, и тасуют по квартирам и по дачам заводского руководства. А кому это не нравится, тот и пашет за двоих - за себя и за того податливого парня, умеющего угождать.
  - Твоя правда!.. - поддержали читателя на кухне его соседи. - Управляющий директор урезал зарплату... Малявы издали... Подпишите, мол, что согласны вы с переходом на новые условия труда. И слукавили: по закону, мол, так положено. Трудовой инспектор - козёл, научил их народ дурачить... Мы к профсоюзному воротиле за стол с челобитной: надо, мол, кривду одолеть, бесплатно работать обидно...
  - И что? - вдохнули за дверью.
  - Я ничем не могу вам помочь... Через два месяца вас уволят!.. - вот что ответил нам этот делаш и выпроводил за дверь...
  
  Треск разрываемых ягодиц перебил рассказчика, свежая кровь окропила фаянс и керамику санитарной кабины, но уже спустя мгновение в сортире с облегчением выдохнули и засмеялись:
  - Самое позорное в стране - это профсоюзы! Давно уже никем не выбираемые и назначаемые сверху, их деятели выполняют роль кордона, сдерживающего народное негодование с одной стороны и облегчающего руководство предприятием с другой. Купленные работодателями и жалованные окладами профорги запускают лапу и в общак, собираемый рабочими, катаются по стране на симпозиумы, понты всенародные колотят перед объективами телекамер. А сами ни одного спора в пользу рабочих не решили и ни одного суда не выиграли. Слов на них нет!.. Паразиты!.. Чирей на заднице у пролетариата: ни сесть, и ни встать, и ни разогнуться - вот что такое профсоюзы!
  
  - Однако к концу подходит запой, - разочаровался Тарантул, слушая монологи соседей. - Вопросы большой политики волнуют умы рабочих. Через день-другой оклемаются кореша и будут трудиться...
  Глядя в окошко, старик загрустил. Серая улица, лужи и слякоть. Ветер беснуется, стонут деревья, и гудят, покачиваясь, провода линии электропередачи. Реабилитационный период закончился.
  
  Не технологический перерыв - запой. За простои не платят. Глаза прояснялись медленно, но все же похмельный синдром отступал, и, однажды творчество наполнило вакуум опустошённого духа. Захрустели суставы, задвигались, нездоровый пот сошёл и ожила бригада... Очухалась...
  - Верёвку давай, - орал старшой, и закрывали форточки хозяйки, чтобы эхо производственной брани не тревожило уши домашних.
  Из недр карманов на свет появлялся развеерившийся шнур, спичечными коробками отмерялись искомые дюймы и консилиум с мордобоем изгонял из ленивого тела последнюю пьянь - художественная кладка на глазах поднималась в небо. Предприниматель Мирзоев строил детский стадион у подъезда дома, в котором жил...
  
  Тарантул помешивал раствор и сортировал кирпичи, клал узоры, но более понравилось ему расшивать каменную кладку, придавая законченный вид арочным пролетам. По десять раз на дню он натирал до черноты замерзающие швы, что хорошо контрастировало со светлым кирпичом, да и красный - пережжённый и местами потрескавшийся, смотрелся неплохо в таком обрамлении. Моральное удовлетворение от работы поднимало тонус обездоленного человека.
  
  - Что вы строите, Анатолий Геннадьевич? - молодая воспитательница хотела понравиться боссу.
  Строительный объект примыкал к детскому садику. Любознательные малыши гурьбою облепили старый бетонный забор и разглядывали из-за его решёток сказочные чудеса - творение человеческого духа и рук. С ног и до головы заштопанные волшебники, словно на сцене, играючи, перестукивали кельмами по кладке и эта живая музыка ворожила и радовала, как неожиданный спектакль... Самые непослушные из детей уже залезли наверх забора и хлопали в ладоши, их восторженные лица, выдыхая мороз, вопрошали звонко, но без тайного умысла, по-детски искренне то же самое:
  - Что вы строите, дяденьки?
  А кому не хватило места в первом ряду у забора, улыбались и прыгали сзади, размахивая над головою руками. И кричали наперебой:
  - Красиво!.. Дяденьки, а это нам?!
  
  Но хозяин кооператива ответил не сразу. Он внимательно оглядел женщину всю - с головы и до ног, оценивая таким вот образом её смелость и стать, перестал чихаться и кашлять, наскоро вытер носовым платком свою лиловую физиономию и чуть было не произнёс:
  - Хороша, зараза!
  - Вы посмотрите, как зачарованно смотрят дети, - продолжала кокетничать с ним новоявленная подруга.
  - Здесь будет спортивная площадка, - хрипло заговорил наш герой, - я зимою каток залью, а летом, - тут его голос стал торжественным и твёрдым, он почти закричал: - я натяну сетку посередине и в мяч поиграем!
  
  В прошлом Мирзоев был капитаном футбольной команды и очень гордился этим. Многие из его друзей, до старости плененные этой игрой, так и не нашли своего места в жизни - спились, и нет-нет привлекал их предприниматель поработать на себя и на светлое будущее. Вот и ковырялись герои вчерашних дней в грязи да на холоде, и жили от щедрот своего лидера, а он умело пользовался их доброй славой и талантом.
  - Подрастающее поколение должно окрепнуть и в честной борьбе научиться ковать успех.
  - Очень правильная парадигма! - беседа двух влюбленных продолжалась, - Значит мои малыши вырастут чемпионами, и мы ещё будем гордиться ими?..
  - Да-а-а... Детские турниры станут массовыми, - бизнесмен разгорячился и зарычал, - победителей жалую... Патефоны даю и игрушки... Родине хочу помочь подняться на ноги после семидесятилетнего коммунистического разбоя! - И на этой торжественной ноте Мирзоев важно поправил у себя на животе пальто.
  - Вот он какой - настоящий развитой капитализм! Дожили мы, наконец, до него и увидели... Вы - Савва Морозов!.. Вы - меценат!.. - историческая параллель сделала флирт неотразимым... И растаяло сердце героя.
  - Ну, что вы, что вы, - как юноша затушевался он.
  Комплименты достигли цели. Мирзоеву захотелось продолжить знакомство наедине: в интимной обстановке бара, и он всерьез начал пересчитывать наличные средства от выданной работникам под расписку подпольной водки - виновницы простоя.
  - На четыре с полтиною рубля накину на каждую бутылку должникам. Оштрафую за прогулы их по-полной: высчитаю за жилье и питание, и вырвемся мы на пару дней отдохнуть на горнолыжную базу за город. Искать работу - скажу домашним...
  
  Супруга Мирзоева подъехала внезапно и резко затормозила перед увлечёнными беседою людьми. Брызги серым ливнем легли на детские лица. Воспитательница отпрыгнула, а 'меценат' неожиданно оступился на ровном месте и выругался матом:
  - В рот тому менту кириешки!
  А между тем Светлана Михайловна перехватила инициативу.
  - Нигде и слышать не хотят ни про какую площадку. Им только налоги подавай и полные списки холопов в пенсионный фонд. Вот еще одна напасть на нашу голову - реформа, - и она сварливо распорядилась, обращаясь к рабочим. - Помойте машину!
  
  Приятная беседа окончилась. Озадаченные супруги пошли домой решать уставные вопросы, а вчерашние горе-футболисты неудачники, поругивая хозяев, начали вытирать капот автомобиля, поглядывая недобрыми глазами на Тарантула, который не спешил принять участия в этой процедуре.
  
  - Пора на ужин! - голос у воспитательницы стал металлическим. - Дети! Быстренько отряхнулись и почистились, и взялись за руки.
  Вожатая наводила порядок в строю. Она дергала малышей за рукава и за капюшоны, подталкивала рассеянных и брезгливо вытирала чумазых.
  - Какие они разные, - вздохнул Тарантул, - Без вины наказанные дети уже в раннем возрасте должны выживать, поедая друг друга в общественных формированиях.
  
  Передние были лучше одеты. Видно было, что родители у них имели достаток и могли разрешить малышам порезвиться в парадной одежде. Дорогие их, аккуратно подогнанные пуховички даже в пасмурную погоду смотрелись весело, и грязь на одежде была к лицу этим детям. Пёстрые и важные - они стояли в первых рядах колонны и получали больше внимания и ласки от взрослых, их звали ласково и по имени, и очень часто хвалили. В России патриархальный уклад жизни, и величие отцов почитается и в наследниках.
  Борьба же за лидерство тоже имела место. Более скромные в нарядах, но крепкие телом держались подалее. Но случалось им обогнать или забороть передних, и ликованию не было предела. Однако божественная рука педагога крышевала и восстанавливала прежнюю иерархию. Вот так и в жизни извечно враждуют вожди народные и наследственные, проверяют на прочность лидеров и бывают биты.
  Третьи же в этом детском коллективе были творцами и исследователями. Этим сорванцам и непоседам доставались и охи, и ахи, и подзатыльники. Они носили заштопанные на коленках штаны и застиранные до белизны старые куртки. Тумаки эти дети переносили как должное, и продолжали осваивать мир, а не бороться за первенство. Не то, чтобы их родители были невнимательны к ним, наоборот, зная повышенную активность любимых чад и их тягу к естествознанию, дорогие наряды берегли для праздников. Большинство населения России и по сей день живет от зарплаты к зарплате, пересчитывая копейки, и толкается ежедневно в очередях и в общественном транспорте в неброских одеждах.
  Самые последние в этом детском строю были бедными и слабыми. Они пугливо вжимали голову в плечи при каждом окрике воспитательницы, зажмуривались, когда кто-нибудь из более сильных мальчишек замахивался на них, и давали робкий отпор задирам. Старые цигейковые шубы топорщились на морозе, как иголки у дикобраза. Малыши их скребли ручонками, приглаживали - как умели, охорашивали торчащий клочками мех, очищая его ото льда и от грязи... А родители?.. Они все равно укоряли этих детей в неряшестве, отказывая им в покупке игрушек.
  
  Воспитательница дважды пересчитала по головам питомцев, две-три оплеухи дала ротозеям, и по команде:
  - Вперед! - весь этот парад двинулся в сторону двухэтажного особняка, обходя стороною большие лужи и грязь.
  - До свидания, дяденьки, - закричали малыши. И на прощание замахали ладошками.
  Только одна совсем уже хрупкая девчушка долее других зачарованно рассматривала арку, которую доделывал старик. Уходила она неохотно, часто оглядывалась и спотыкалась на ровном месте, но целеустремлённый напарник, тащил её за руку и хныкал, потому что боялся получить нагоняй от воспитательницы за отставание.
  - Тоскует, девчонка, - решил Тарантул, - Вот и я так же задыхался в неволе, когда рвал цепями руки в ожидании приговора. Когда носился из угла в угол по тесным и вонючим камерах тюрем. И далее - по клеткам лагерей. А ночью глядел я из-за колючей проволоки в окна городских домов - их свет был холоден, что звёзды на небе. И также далёк...
  - До свидания, дети! - голос у него сорвался, - Радости вам и праздников! Сказок и песен! - и растаял в ранних сумерках наступившей зимы.
  
  Строй растянулся, а ближе к двери ребята уже забыли о недавней экскурсии. Другие интересы волновали умы дошкольников. Как побыстрее раздеться и завладеть любимой игрушкой, и, толкая друг друга, наперегонки вся эта шебутная армия штурмовала крыльцо детского сада под суровые окрики старших. Только девочка всё ещё грустно поглядывала на стройку, и последней протиснулась в тяжёлую, окованную металлом, дверь... Он её вспомнил и вздрогнул... И сразу почувствовал себя одиноким и виноватым, потому что не признал её сразу. Смахнул рукавицею со шеки подвернувшиеся слёзы и отвернулся в сторону от людей, от бригады, таким вот образом скрывая от них свою слабость. Рабочий день подошёл к концу - штригеля очищали кельмы.
  = ШНЯГА ДЕВЯТАЯ =
  КРЫША
  
  - Выручай, Вислоухов! - Копчёный стоял на пороге, - Беда!
  - Что случилось? - майор с сожалением вынужден был прервать слайд-шоу крутой эротики, изъятой им в одном из ларьков по продаже софта под видом борьбы за чистоту нравов в любимом городе.
  
  Совместный рейд с председателем женсовета города и активистами из комитета солдатских матерей дал ему неплохой урожай. Дисков было так много, что приходилось вначале долго выбирать впечатляющий мужскую фантазию материал, но проницательный сыщик всё же собрал и систематизировал на винчестере хорошую базу данных по волнующей его тематике. Посмотрел, как оно сделано в интернете на сайтах, благо их много, и вот уже вторую неделю компьютер выплёвывал на экран монитора предупреждения о нехватке свободного места. Он отправил в корзину часть нормативных документов, инструкцию по дрессировке собак и некоторые громоздкие по объёму файлы, назначения которых не знал. Но желаемого эффекта не достиг. Информатику Вислоухов начал осваивать недавно методом тыка, ошибался и путался, а посоветоваться стеснялся. Всё же интимное это дело - компьютер, особенно для холостого мужчины в рассвете лет.
  
  - Кореец наехал. Стрелку набил.
  Действительно, слава у Корейца была дурная. Крупный криминальный авторитет контролировал в городе все частные продовольственные магазины, мясные рынки и цеха по лепке пельменей и производству подпольной водки. Работникам милиции удавалось порою выжать деньжат из его подельников - шнырей, собирающих дань, но сам Кореец был скользким, рук он публично не распускал и никогда не превышал скорость на трассе. Лучшие бухгалтера города держали в порядке весь его бизнес.
  
  Худо ли, бедно ли, но всякий мент богат подаяниями прохвостов и дорожит источником этих денег. Поэтому и рассердился Вислоухов визиту Копчёного. Ходили слухи, что за криминал отстёгивала 'корейская' братва самому 'генералу от юстиции', и целый милицейский квартал в пригородной зоне вырос в самое короткое время. Трехэтажные коттеджи были сложены чётко - без помарок. Цокали от зависти языками соседи, а мастера производственного обучения еженедельно водили своих воспитанников на экскурсию в этот богатый архитектурными изломами край.
  - Я же говорил тебе, что ты своей самогонкой врагов себе наживёшь, - холодно отчеканивал каждое своё слово майор, - честный бизнес, понимаете-ли, подрываешь, вонючим зельем травишь народ!
  - Ты же живой, - обиделся гость, - да и зелье моё из натуральных продуктов, не в пример акцизной синтетике. Тут другоё, послушай...
  
  Вислоухов поспешно, одно за другим, закрывал все распахнутые им во время дневной работы окна Windows, когда Копчёный фамильярно занял позицию за его спиной.
  - Вот это задница, товарищ майор! - гаркнул он на весь этаж городской администрации. Зазвенела в шкафу посуда, а в соседней комнате так же весело рассмеялись и ответили:
  - Любить не вредно!
  Изъятые диски давно уже гуляли по всем кабинетам управы.
  Произойди сейчас землетрясение или торнадо - столоначальник был бы испуган меньше. Посередине рабочего стола в роскошной позе - вся как есть, лежала женщина необыкновенной красоты, а черный американский полицейский расстегивал ширинку.
  - Новые буржуйские технологии на службе у российского сыска.
  
  Вислоухов не знал, как и быть. Пунцово-красный, он расширенными глазами глядел на это неожиданное чудо и чувствовал себя школьником, которого застали во время занятия онанизмом.
  - Вирус! - ответил он посетителю и выпил залпом полстакана воды - во рту у него пересохло.
  Бедняге было невдомек, что в процессе просмотра непотребного фото он нажал не на ту кнопку и сделал объектом рабочего стола компьютера высокохудожественный срам. Копчёный же, напротив, чмокал от удовольствия губами, да так смачно, что слюна теплой слякотью ложилась на милицейскую шею.
  - Разбогатею я, буду тля-я, куплю себе компьютер. Самое замечательное и дорогое на свете это информация! - процитировал он не единожды слышанные им слова.
  - Отнюдь, - важно парировал его смутившийся начальник, - Праведный суд в этом мире дороже любой информации. Живи по закону, если мало денег.
  Вислоухов закончил свою дневную работу с базами данных и потушил монитор. Конфуз у него прошёл, и свежеиспечённый майор приготовился выслушать переживания друга:
  - Говори.
  
  Верка-подельница с некоторых пор стала заведующей цеха по лепке пельменей у Мирзоева. Дотошный бизнесмен и его жена учитывали каждый грамм закупаемого мяса и требовали от неё пельменей по весу в полтора раза больше фарша. Стряпухи 'банчили' его хлебом, добавляли в него бумагу, ан нет, не хватало у них кило-другого, и высчитывал хозяин из зарплаты денежки, и пожаловаться было некому. Тогда-то и пришла Копчёному в голову идея заняться отстрелом собак, и скрыл он от своего друга Вислоухова истинного виновника этого промысла, в короткое время завоевавшего такой необыкновенный успех. Мирзоевская говядина перемешивалась с собачьим мясом, и вскоре лишние пельмени уже приносили прибыль и Копчёному, и Верке. Рабочие же перестали волноваться по поводу штрафных санкций со стороны работодателя, а хозяин почувствовал себя восходящей звездой российского менеджмента. Супруга его - Светлана Михайловна, что-то слышала, догадывалась, но молчала, потому что доход в кооператив поступал образцово и дела в нём шли как никогда лучше.
  
  Успех предпринимателей был замечен и другими производителями пельменей. Вот тут и разразилась настоящая война за право охоты на домашних животных. Сходняк был нешуточный. Слава Копчёного как ментовского прихвостня не позволила ему принять участие в разборках, а Верка-подельница, хоть и бойкая баба по жизни, а всё же сробела, увидев стволы наперевес у враждебных группировок - вот и разделили город на сферы охоты крутые пацаны из 'Ясеня' и из 'Тополя'. Но справедливости ради патент за нею оставили, признали пальму первенства и разрешили отстреливать кошек и голубей.
  - Ты посуди сам, командир, кошка - она не медведь и не собака, весу в себе не имеет, хоть овсом её корми, а вёрткая, как задница у той, что у тебя на мониторе. И ни в какие ловушки не попадается - в любую щель стрелой, и такова. Стрелять по ней картечью надобно, а где же я денег напасусь на боеприпасы? Нерентабельное это дело. Верка то она дура в охоте - баба есть баба.
  
  Дар речи от такого откровения потерял бы любой. Еще недавно пунцовый, Вислоухов ослаб и побледнел. С выпученными, как у окуня глазами, он курил за сигаретою сигарету и казалось ему, что не 'Донской табак' щекотал его горло, а косяк с анашою будоражил мозги - тошнило.
  - Чего ты хочешь от меня? - горько выдавил он.
  - Прими участие в бизнесе и стань его гарантом! Собак же на нашу душу хватит. Ты только дай знать санитарам, и нет у меня конкурентов.
  = ШНЯГА ДЕСЯТАЯ =
  ДЕТСКИЕ СЛЕЗЫ
  
  Пенсия показалась ему огромной...
  В лагере высчитывали за питание и за одежду и всего ничего выдавали на руки четыреста с небольшим рублей из почти двухтысячного довольствия. Но и это была большая сумма, потому что 'красные' - работники промзоны, старосты отрядов и дневальные получали за службу по пятьдесят рублей, на что можно было купить десяток конвертов и не более. Двадцать пачек самых дешёвых сигарет - месячная зарплата осужденного в России. И не сядешь на плац милостыню просить - слабых не жалуют, а бьют...
  
  Братва потребовала прописки, и Тарантул по-свойски финансировал внеплановый 'сабантуй'. Водки же, как известно, много не бывает, и стакан за стаканом таяла пенсия в его пиджаке.
  - Баста, - отрезал он вовремя и заныкал в трусы пятисотку, 'замазловал' её в кармашек в потай, где ещё в неволе тарил от соседей последние копейки. - Нет больше денег, и я полноправный член коллектива.
  - Да не журись ты, браток, - бригадир торопился 'догнаться', - К Новому году Мирзоев отдаст нам зарплату, вернем долги. Загудим и запляшем недели на две...
  - Надо сначала стадион построить, - поддержали Тарантула люди, - Ты же знаешь Мирзоева, он по миру пустит... В пельменной женщина работала, тридцать два года от роду всего, повесилась, когда он ее без денег полгода назад на улицу выгнал, а надо было жить - болела...
  - Да, одинокой бабе сегодня трудно. На работу нигде не берут, и горько.
  - Мироеды, а не люди пошли. Каждый пирожок пересчитают и взвешивают...
  
  Рос стадион. Мирзоев уладил дела с админами, заплатил налоги, самого мэра привозил на объект: рассказывал ему о футболе, о спорте... Хвастался какие 'плюхи' он закатывал соперникам в лучшие годы, и подтверждали это его друзья - футболисты, покачивая чубами. Показывал ему призы и сметы, прогнозировал будущее городского футбола...
  И смекнул городничий, что дело хорошее затеял хозяин и не увидел он ни в чём плутовства. Понаехали корреспонденты, опросили рабочих, отсняли героя. Волевое лицо предпринимателя появилось в газете на следующий день на передовице. Проницательные его глаза сверлили время - вот она живая легенда отечественного футбола! Предвосхищая историю, они внушали читателю уверенность в завтрашнем дне.
  
  Снег выпал, наконец, и устоялся. Дети в садике опустили шапочки. Они тузили друг друга, смеялись и бегали наперегонки, играя в салочки и в прятки. Не столь уже сердито и внимательно 'пасла' их воспитательница. Слякоть прошла, и наступила зима.
  
  В арочном цирке Тарантул поставил забор. Красивые металлические оградки были откованы в кузнице не простым ремесленником. Выкрученные детали ажурно сплетались между собою в сказочный орнамент, кованные лепестки и цветочки венчали верха его изделий. Декоративная решетка монтировалась в арочный проем. Она связывала между собою несущие столбы и придавала архитектурной композиции законченный вид. Уже не только дети, но и взрослые любили поротозейничать и побалагурить со строителями. Сколько Вам платит хозяин?.. А надо ли этому учиться и где?.. Не холодно ли, наконец, работать в сырых рукавицах?
  
  Старик был молодцом. Словно за всю свою бестолковую жизнь торопился он реабилитироваться перед людьми. Каждый сварной шов он самостоятельно зачищал, обрабатывая до блеска, проверял на прочность. Каждый выкрученный из металла рисунок протирал от случайно попавшего на него раствора и охорашивал отлупленные места на кладке. Помогал он рубить топором изо льда Снегурочку - жил полной жизнью свободного человека. Ибо только творческий труд, не стесненный никакими идеями, делает нас по-настоящему счастливыми. Дети и их улыбки стали наградой художнику.
  
  - Здравствуй, Танюшка!
  Девочка выглядывала из детского садика на стадион, где рабочие разбирали подмости и убирали последний строительный мусор, которого всегда так много на сдаточном объекте. Поливочная машина кружила по цирку, заливая каток. Дедушка Мороз и Снегурочка громоздились у парадного входа на виду у прохожих, а развешенные по периметру забора, электрические гирлянды бегло сверкали разноцветными огоньками.
  - Тебе не весело, Таня? Почему? Я уже давно тебя не видел. Ты где пропадала?
  - Болела.
  Она разглядывала сапожки - стеснялась...
  - Ты боишься меня? - догадался старик.
  - Я тебя не боюсь! Но мама запретила мне беседовать с тобой. Ты вор и бандит, и ничему хорошему не научишь.
  
  Это был приговор. Вся его нелепая жизнь прокручивалась в голове с бешеною скоростью старой, местами оборванной и снова подклеенной киноленты, с провалами в памяти, с дырявым сюжетом. Как далеки были в ней друг от друга благородные порывы, как несвязуемы. В далеком отрочестве, оказавшись в дурной компании, стал он - Тарантул пленником воровских понятий и поступков. Неокрепший юнец изучал премудрости блатной фени и боялся ударить в грязь лицом перед корешами. 'Рамсил' он и дрался. И готовил себя к жизни в неволе. И сел... А будучи осужденным в первый раз, не понял причины, приведшей его сюда, потому что не видел ещё он в жизни настоящих побед, изнуряющих душу и тело, но доставляющих радость... Все это было потом: и любовь, и спорт, и ослепительные награды. Но очень недолго. Водка тупила волю и привела его повторно, и в третий раз на скамью подсудимых. Последние десять лет только и думал Тарантул о том, каким же слабым оказался его разум. Какая неполная и ограничення была она - вся эта блатная жизнь, к которой с детства готовили себя и он, и его друзья. Как жаждали они свежего воздуха в тесных камерах изоляторов. Как ждали звонка, свободы. Бери её волю в охапку, вот она, но силы уже ни те, и дни лучшей жизни сочтены. А можно было покорять вершины или сплавляться по горным рекам, в полной мере кого-то любить и оставаться любимым. Фиаско. И боятся тебя родные, и предостерегают от тебя детей - а хочется тепла и ласки, может быть даже более, чем этому маленькому ребенку, стоящему за забором. Как слабы старики и дети. Как порою они равны и беспомощны.
  
  - А я хочу с тобою дружить. Ты Снегурочку сделал.
  По разные стороны забора две родственные души не желали расстаться. Старик в поношенной овчине и его внучка, двоюродная, но близкая - первый человек на воле, предложивший дружить.
  - Ты приходи на праздник, Таня! Господин Мирзоев будет подарки раздавать.
  - Мне не достанется... Потому что подарки зарабатывают себе сами. Их надо беречь. Так говорит мне мой папа. Ему никогда и никто ничего не дарил.
  - А я подарю тебе куклу, - тут он увидел её ожившие глаза и испугался. - Вот отдаст мне хозяин деньги на праздник и я подарю. А когда разбогатею, не скоро - но я куплю тебе весёлый пуховичок, чтобы не прятала ты в чёрную шубку своё лицо.
  - Панда! - позвали её. - Воспиталка зовёт.
  - Я сейчас прийду...
  - Ты Панда? - удивился старик.
  - Я - Панда, - девочка снова невесело смотрела мимо.
  - Кличка?! - он был поражён.
  - Погоняло, - вздохнула Таня.
  - Хорошее погоняло, но почему ты Панда?
  
  Она воспрянула духом, боялась, что начнёт стыдить её старик, прогонит, опозорит, смеяться будет над нею, как смеялась детвора, когда она плакала над любимой игрушкой. Мальчишки забрали у неё маленького черно-белого мишутку величиною в ладошку и стали играть в снежки - открыли сезон охоты - вот и случилась беда. Один из снежков подкинул его в воздух и бросил в лужу прямо под колеса автомобиля. Раздавила Светлана Михайловна панду, фыркнула что-то про хулиганские выходки и скрылась в подъезде. Ревела Танюшка горько и долго, прижимая порванного мишку к лицу. Её попытались утешить, игрушку забрали и похоронили в мусорном ящике - велели забыть. Рёву-корову отмыли от грязи и увели в помещение, дали ей в утешение самую лучшую куклу и конфет, но сбежала она тайком ото всех во время сонного часа. Оделась впопыхах и обулась, нырнула в мусорный ящик с головой и вытащила игрушку на свет, и спрятала медвежонка в кармашек. Злые озорники мальчишки в окошко увидели это - стали её дразнить и позорить, называть грязной Пандой-помоешницей.
  
  - Уже в раннем детстве добро воспринимается, как слабость и уничтожают всех святых и великодушных как в этом, так и в том мире, где прошла моя горькая жизнь. Так не должно быть! - возмутился Тарантул и тут же остыл. - Но так оно есть...
  Он держал медвежонка в руках и гладил.
  - Хорошая Панда. Маленькая. Я же сама отдала её им поиграть, - девочка раскаивалась.
  Она поглядела на деда. Понимает ли он это? Но старик не смеялся. Большие глаза за стёклами поломанных очков сопереживали.
  
  
  
  
  
  
  
  = ШНЯГА ОДИННАДЦАТАЯ =
  ЗВЕЗДА ВИСЛОУХОВА
  
  Зима была тёплой. Ниже двенадцати градусов мороза температура не опускалась. Отопительная система функционировала исправно. Духота в квартире мешала спать: Вислоухов ворочался с боку на бок, кряхтел, сбрасывал с себя одеяло, зевал поминутно, но сон не шёл. Ко всему ещё засвистела машина Мирзоева, брошенная хозяином под окнами его дома. Как соловей разбойник, на разные голоса заливался ревун - неизвестные нарушители пробовали на прочность защиту автомобиля... Остатки дремоты окончательно покинули майора милиции. Потный и утомлённый он долго искал свои тапочки, потом накинул на голое тело пижаму и вышел на балкон. Не спеша закурил, откашлялся, сырая махорка раскочегарилась не сразу. Вдохнув, наконец, полной грудью вожделенный дым, вперился начальник глазами в источник шума. В окрестных домах загорелись огни. Кто-то матерился, стараясь перекричать сигнализацию. Но хозяин машины спал пьяный, и только выкурив третью сигарету, Вислоухов облегчённо вздохнул:
  - Угнали-таки, наконец.
  
  В мир вернулись тишина и покой. Звёзды мерцали над городом. Над пивною висела луна, и далёкий спутник бороздил околоземное пространство.
  - У каждого человека есть своя путеводная звезда, - задумался майор, - где она моя Андромеда или Кассиопея?.. Жаба душу давит?... Да... Я завидую Козлевичу и генералу. Я завидую Копчёному и Верке, желаю зла Мирзоеву, бесцельно живу от зарплаты к зарплате... Не соблаговолил бы ко мне городничий, так и шнырял бы законопослушно по кварталам и по квартирам граждан, разбирая их жалобы и скандалы... А ведь и Копчёный, и Верка, и Козлевич - творцы своего счастья! Что мне мешало взять в руки жезл и, копейка за копейкой, ежедневно и скрупулёзно заколачивать капитал на автотрассе?.. Нет же - хотел прожить легко и беззаботно, не мозоля рук и совести. Мои ровесники построили хоромы и дворцы, их риск, помноженный на трудолюбие, оправдался, их дети смеются над нами - нищими и ездят отдыхать на море, а моя жена ушла от меня к мировому судье и живёт с моим сыном не на одну зарплату. И счастья бы им, но ребёнок при встрече уже называет меня лохом... Что такое народная власть? Это зомбирование и обман того же народа и нужно воспользоваться своим служебным положением и жить красиво.
  Первый трамвай застучал по рельсам, первые автобусы зачавкали по дороге. На небосклоне взошла звезда - новая и яркая. Это была звезда Вислоухова. И поражённый майор именно в это утро из шкафа достал свой парадный мундир и начал новую жизнь в новом мундире. Он вышел на службу прозревшим. Перепуганный дежурный не узнал его, вскочил и козырнул, подумал, что из области нагрянуло большое начальство с инспекцией. Женщины изумились - поминутно заглядывали они в его кабинет и, как сороки трещали между собою - спорили, в кого же влюбился служивый - хотели ему понравиться и пофлиртовать. Что и говорить, если сам городничий опустился к нему и инстинктивно подтянул живот - до того уверенно выглядел Вислоухов.
  - Иван Александрович! - строго сказал он мэру, - Есть стратегическая программа борьбы с воровской идеологией, охватывающая антисанитарные беспорядки в городе. Я хочу на внеочередном заседании сессии горсовета выступить с докладом на эту тему и выдвинуть принципиально новый профилактический проект укрепления правопорядка.
  
  Глава городской администрации струхнул не на шутку. Повышенная активность сотрудника милиции, его волевой настрой внушали самые серьёзные опасения по поводу незыблемости органов действительной власти. Он ответил ему туманно, поспешил уйти и до обеда обзванивал всю свою 'крышу' в Москве и в Оренбурге - уж не случилось ли переворота в Кремле, не пришли ли к власти военные, по-прежнему ли старая диктатура шманает олигархов и заколачивает себе административный капитал? Но беды, однако, не предвиделось, всё прошло хорошо, а молоденькая секретарша, обласкав его в обед, окончательно развеяла тревожные мысли.
  - Он мне шоколадки дарит и эротику целыми днями смотрит, в гости меня позвал на Новый год, - хихикала она.
  Любви все возрасты покорны.
  'Оттопырился' мэр, успокоился, расслабился. Ему вдруг стало понятным странное поведение Вислоухова. Он велел в срочном порядке собрать внеочередную сессию законотворцев и выслушать предложенный доклад.
  
  Смелое и напористое было выступление. Хищная и грязная кошка стала предметом уничтожающей критики. Ей инкриминировалось много бед. Она воровала сметану, боялась воды и никогда не мылась в бане. Чуждая моногамии, кошка не вела семейную жизнь, орала бесстыжие песни во время блуда, жрала валерьянку и являлась разносчиком инфекции. И, самое страшное, совсем не выполняла предназначенные ей природой и обществом обязанности - она не ловила мышей! В пользу этого говорило то, что свидетелей обратного в зале не нашлось, а в архивах же последнее письменное подтверждение факта охоты кошки на грызунов датировалось далеким 1961 годом.
  - Есть официальное заявление от гражданки Мирзоевой о безобразном поведении животных в подъезде жилого дома по улице Советской, где необузданные звери грызли бетон и возмущали спокойствие мирных жителей и собак, несущих караульную службу.
  
  Упоминание имени авторитетного предпринимателя не оставило никого равнодушными. Коммунисты предложили организовать приюты для несчастных животных, но сторонники мэра, более близкие к бюджету люди встретили их в штыки. Прения были жаркие. Вислоухов предвидел раскол среди слушателей. Денег на всех не хватало. Санэпидемнадзор настаивал на проведении карательной операции против хищников силами санитарной милиции, чего очень не хотел генерал от 'юстиции'. Комитет по защите прав и свобод человека категорически воспротивился зоологическому геноциду, мотивируя тем, что во многих семьях добровольно выращивают кошек, кормят их и купают, что воровать сметану сегодня не нужно - вискас вполне заменил природный корм, и по этой же причине отпала потребность в ловле мышей. Но проницательнее всех оказались налоговики, авангард Российской политики. Они предложили компромисс: домашних животных зарегистрировать и заплатить налог на их содержание.
  
  - В случае проведения карательной операции возможны ошибки, - перехватил инициативу Вислоухов, - и поэтому всех четвероногих питомцев в сжатые сроки до Нового года в обязательном порядке целесообразно застраховать. Городской же бюджет пополнится деньгами так необходимыми для успешного проведения операции под кодовым названием 'Ёшкин кот'.
  
  - Силён ты, брат, - обрадовался городничий. - Деньги на отмывку твоего проекта обещаю! В законодательное собрание области вместо меня баллотироваться будешь... Голова!..
  
  
  = ШНЯГА ДВЕНАДЦАТАЯ =
  ПАНДА
  
  'Муж учёный, который мудрее муллы
  Но бахвал и обманщик - достоин хулы.
  Муж, чьё слово прочнее гранитной скалы
  Выше мудрого - Выше любой похвалы'
  
  Омар Хайям
  
  Деньги на мирзоевские счета поступали вовремя. Смутные годы взаимозачётов остались в прошлом. Всё реже по стране слышались перестрелки - ситуация в экономике прояснялась. Каждый шестой киллер уже строчил прошение о помиловании. Разоблачал заказчиков и раскаивался в содеянном. На новотроицком кладбище, как и во многих уголках России, круглый год в зелёном убранстве стояли могилы вчерашних героев, не устоявших под пулями конкурентов. Но ужаснулись выжившие и победившие в этой войне, и почти перестали обманывать друг друга. Бизнес подвинулся в гору. Гремели салюты и обустраивались праздники.
  
  Однако наёмных рабочих это не касалось. Потому и возмутилась Светлана Михайловна благородному порыву супруга, когда распорядился он подготовить ведомости на выдачу заработной платы своим подопечным.
  - Старый козёл! - прошипела она.
  
  И взвыла со свистом:
  - Эти свиньи пропьют наши денежки. Сколько труда стоило мне наворачивать сметы, сколько нервов ушло на их утверждение. Да пусть они поищут - твари, себе хозяина в другом месте. Дармоеды неблагодарные. Не дам я им ни копейки, не отсудят, поганые! Ума не хватит...
  
  Мирзоев врал рабочим, что денег у него нет, предлагал им отоварку фаршем, лапшой и пельменями, и брали люди в три дорого накрученный товар под расписку, в счёт будущей зарплаты, потому что хотелось им кушать и жить.
  Тарантул был поражён. Три срока проведя за решеткой, он так и остался глупцом. Патетично рассказывая о государственных трудностях, убедил его хозяин в своей несостоятельности и божился, что как только, так и сразу, и в первую очередь, вернуть ему загорбаченные рубли.
  - Тля буду, - бил он себя в грудь. - Кризис виноват!
  Переизбыток проката в мире, дефолт российского металла в Америке, китайский прорыв на внутреннем рынке, падение цен на нефть - вот чем аргументировал Мирзоев задержку зарплаты и, как заботливая мать, предлагал к Новогоднему столу просроченное сливовое повидло, от которого пучило желудок.
  - Праздник должен быть сладким. Он должен запоминаться.
  
  Овчину и шапку с утра старик долго чистил. Достал он, заныканную от пьяниц, пятисотку, переложил её в кармашек рубашки и пошёл по магазинам искать внучке подарок. До Нового года оставались считанные часы. В отделе мягких игрушек в универмаге, словно на нарах, сидели на полочках смеющиеся звери, играла весёлая детская музыка из известных мультфильмов, и маленькие малыши таскали взрослых за рукава по всему магазину. Дыхание праздника уже вовсю будоражило головы горожанам.
  Продавщица достала с верхней полки большую панду и показала её старику. Чёрно-белая со смеющимися глазами игрушка сама напрашивалась в корзину покупателя.
  - Он у нас артист, Вы послушайте, - и после непродолжительного поиска девушка нашла на спине у медвежонка музыкальную кнопку. Панда запела.
  - Вот здорово! - восхитился старик, - А сколько она стоит?
  - Всего шестьсот двадцать рублей, - улыбнулась продавщица.
  - Так дорого? - удивился Тарантул, - а дешевле нет? Или поменьше?
  Она развела руками и виновато улыбнулась.
  - Или чтобы не пела? - попросил старик.
  - Увы... Не я устанавливаю цены и привожу товар.
  Он крякнул от досады и пошёл восвояси. Другие куклы не обрадовали его.
  - Может быть, куплю ещё где?..
  Но час проходил за часом, гудели уставшие ноги, а другой такой панды нигде не было.
  - Никогда я фуфлыжником не был, - рассердился старик. - Слово держал, обещания выполнял, долги я платил всегда сполна и вовремя, и не знал поблажек.
  
  Однажды, ещё в первую отсидку в молодости проиграл Тарантул за ночь в шахматы четыреста пачек сигарет, продал все свои новые вещи лагерному барыге, позычил у соседа по шконке - надёжного кореша какие-то копейки, но рассчитался в срок. Честь игрока была спасена. Впредь он уже играл более осмотрительно и вовремя выходил из игры. Ведь, когда уже нет ничего за душой, всякий человек находит утешение в своей честности.
  
  Он решился продать овчину и двинул на рынок. Сварливые торговки переминали её пальцами, спрашивали, сколько она стоит, и с сомнением покачивали головой. Боялись продешевить.
  - Не ворованная ли, да так и не одеваются нынче, догнаться поди хочешь дядя? - распрашивали его ротозеи.
  А он, заикаясь, рассказывал про внучку, про обещаный ей подарок, про детский стадион, который построил своими руками, но люди ему не верили и отворачивались досыта удовлетворив своё самолюбие. Наконец один мужик, торгующий мёдом, по виду такой же простофиля, как и Тарантул, отсчитал ему недостающие сто двадцать рублей и забрал овчину. На улице были сумерки, когда старик возвратился в магазин игрушек и принялся вертеть в руках поющую Панду, дотошно расспрашивая продавщицу, как она заводится и поёт. Его успокоили, купленную им игрушку положили в коробку и крест на крест обмотали праздничной лентой; и через полчаса, как есть, в поношенном свитере без верхней одежды, старый беспризорник заявился в гости, чтобы поздравить ребёнка.
  
  - С Новым годом тебя, Танюшка!
  Брата не было дома. На праздники он уехал к сестре в Оренбург, и Тарантула вместе с его подарком едва не выпроводили вон - сноха опознала гостя. Долго она совещалась на кухне с мужем, не зная как им быть: принять или выгнать обратно на улицу опасного родственника. Но настороженный племянник не испугался.
  - Заходите же, дядя Олег!
  - А я не один! - улыбнулся старик, достовая игрушку.
  Девочка вопросительно посмотрела на маму...
  - Возьми! - разрешила хозяйка.
  Панда запела.
  Уставший от неистовой беготни по городу старик присел на стул. Со времен последнего посещения им родственников очень многое изменилось в его мировоззрении. Стремительно удаляясь в ночь после драки с братом, он впервые почувствовал себя законченным сиротой, и еще более уверовал в этом, ночуя на сломанной койке немытой общаги: среди опустившейся и жадной братвы, грязной посуды, среди неутихающего ветра и надорвано дребезжащего в оконной раме стекла. Творчество ремесленника - его спортивная площадка, вырубленные изо льда персонажи народных сказок, металлические цветы на решётках, - оно было поругано и не оплачено, в забытье было брошено имя художника, а толстый буржуй дарил подарки и торжествовал, принимая, как должное, улыбки детей и славу...
  
  Водки ему не дали. Прошлый дебош ещё был свеж в памяти у близких. Тарантул начал рассказывать девочке про игрушки из хлеба, как их лепят в неволе и раскрашивают, как едят тараканы гуашь, но осёкся - он понял, что говорит не то и ни к месту, потому что родители девочки раздражённо смотрели в его сторону. Таня принесла альбом с рисунками. Ярко нарисованные цветными карандашами куклы, её подруги, вот мама с папой, и он - Тарантул, в синей фуфайке с расшивкой в руке. Огромная пёстрая радуга сияла над головою героя - это ребёнок увидел выложенную им из кирпича центральную арку. Дед Мороз и Снегурочка стояли рядом. Маленькая девочка с медвежонком и ряженная шарами ёлка были нарисованы на другом листе.
  - Это я! - улыбнулась она.
  - Я узнал, - согласился дед.
  Ей стало лестно... Другие гости невпопад хвалили её рисунки, и девочка огорчалась. Взрослые всегда очень серьёзны или невнимательны к фантазиям малышей. Они умны - их суждения амбициозны. Взрослые кушают мясо и слушают по телевизору новости, мешая смотреть мультфильмы, они говорят о повышении цен на рынке и о сроках выдачи заработной платы. И всегда правы, потому что живут для детей или, по крайней мере, оправдывают этим свою чёрствость и занятость. А переживают малыши одиночество не менее сильно, чем умирающие люди. Потому что такие-же слабые и беспомощные в этом суровом мире.
  
  - Нарисуй мне что-нибудь, а я отгадаю, - так играли у них в детском саду.
  Тарантул нарисовал собаку и щенков, мёртвого волка со вспоротым животом, лес и охотников.
  - Я знаю эту сказку, - обрадовалась внучка, - это про Красную шапочку, но где же она?
  - Нет, - ответил старик, - это была совсем другая история. Давным-давно, в старые и недобрые времена люди были брошены своим правительством на произвол судьбы и выживали, как умели, вдали от больших городов и посёлков. Они охотились и рыбачили, разводили ездовых собак, потому что другого транспорта у них не было. Это были бедные люди, высланные на север за непослушание. Но зима окружила лагерь непроходимыми снегами, свирепствовали морозы, и жители этого края стали вымирать. Запасы пищи у них окончились, была съедена последняя рыба и от злого холода в норы попрятались все лисицы и мыши. Казалось, что голодная смерть уже рядом, когда люди начали убивать собак и есть их...
  - Но собака друг? - перебила его девочка, - разве можно убивать и кушать друзей?
  - Они не знали этого, - соврал ей сказитель, - ты их прости, пожалуйста...
   Ему показалось, что зря он начал рассказывать эту страшную сказку, слишком тяжелую для детского восприятия. Но пытливые глаза ребёнка ждали её продолжения.
  - А что было дальше? Они съели всех собак?
  - Что ты, Таня... Нет, конечно. Одну большую лайку голодные люди оставили жить... Это была сильная собака, её хорошо кормили, староста барака сам делился с ней своей пайкой, потому что ждала она потомство, и однажды щенки появились на свет. Они скулили и жались к матери, а та брала их за шкирку зубами, вот так, и таскала с места на место, пряча от любопытных глаз, и бросалась на каждого, кто к ним приближался.
  - Их тоже хотели съесть, - испугалась девочка.
  - Нет, моя маленькая Панда... Наступила весна. И люди пошли на охоту. А щенки? - улыбнулся он внучке, - Щенки, моя Танюша, остались жить, чтобы род собачий не вымер, чтобы не переводились помощники у доброго человека.
  
  Он надолго задумался, но уже над другим, над близким по содержанию сказки:
  - Более сильные в трудную годину решают, кого съесть и кому жить долее. На жертвенный камень приносятся законопослушные рабы и солдаты. Войны уничтожают народы, и плавает земля в крови из века в век солёная и горькая. Когда же ненадолго истощаются силы и наступает пора перемирий и амнистий - жизнь возрождается под мудрым руководством таких же вождей до следующего кризиса... Как его избежать?.. Чтобы никогда не есть друзей, чтобы не предавать и не продавать их?.. Чтобы ребенок рос, не зная подлости и лжи человеческой? Чтобы не травили слабого сильные? И не заставляли его работать на себя?.. Бесплатно... Чтобы блажь снизошла на злодеев, как на меня сейчас - и навечно?
  
  - Но Серый Волк злой и страшный, - торопила его она. - Это он хотел их съесть?
  - Нет, моя внучка... Нет!.. Не так страшен волк, как его малюют художники. Когда все люди ушли на охоту, жадная росомаха вышла из леса, чтобы разорить собачье логово и убить щенков, и не справилась бы с нею ослабшая сука. Но серый волк охотился рядом. Он мышковал и принял бой. Росомаха убила волка, она сильнее, но и сама порезанная клыками ушла в лес умирать... Люди вскоре вернулись домой с охоты и были поражены увиденным. А щенки подросли и окрепли, и очень скоро стали ходить в упряжке.
  Он дорисовал на листе кровавый след росомахи.
  - Жадный зверь - барыга, - пояснил он уставшим от него слушателям, - убивает всегда больше, чем может съесть. А ему всё мало, как инспектору на дороге.
  - Глупая сказка, - подытожил отец. - Где же такое видано, чтобы волк ловил мышей и заступался за собак.
  Но не спорил рассказчик. Растерянный, он извинился перед родителями девочки за потерянное для них время и начал собираться домой.
  - Таня, а ты ничего не подарила дедушке? - напомнила мама.
  - Возьми, пожалуйста!
  Девочка протягивала гостю шоколадного зайца.
  - Ну, что ты, Таня!.. Я уже взрослый...
  На пороге он нерешительно замялся и попросил:
  - У тебя мишка старый цел? Отдай мне его, если не жалко... На память... Я не выброшу его на помойку, как те мальчишки, я его починю и заштопаю. И будет он со мною всегда - до конца моей жизни. До последнего вздоха. А когда я умру, - ты увидешь, он ещё возвратится к тебе невредимый и целый! И ты будешь вспоминать меня - старого скульптора, когда станет грустно...
  = ШНЯГА ТРИНАДЦАТАЯ =
  СМЕРТЬ НА ТЮРЕМНОМ ПЛАЦУ
  
  'Злодеи находят причину для милосердия, а гуманитарии - для злодеяний'
  
  Автор Вулкан Камагатага
  
   Кошка мчалась по длинному коридору в поисках щели, в которую можно было юркнуть и уйти от опасности. Дневальному удалось поддеть её ногой, и метров десять она кувыркалась в воздухе, группируясь перед падением. Распластавшись на полу и скребя когтями о бетон, заорала она от боли, и, перепуганная на смерть, заметалась от стены к стене. Брошенный вслед ботинок догнал её возле столярной мастерской и снова подкинул вверх... Но дверь оказалась открыта, и, затаившись среди опилок, кошка отчаянно переводила дух, выжидая обидчика, надеясь удрать обратно.
  
  - Тварь! Поганая серая тварь! Съела мой огурец. Шкуру спущу и сошью из тебя тапочки!
  Он поднял с пола солёный огрызок, измусоленный кошкой, и пошёл в умывальник его мыть. Четвёртый год в неволе узник недоедал, а впереди было ещё семь лет строгого режима. Завтрак осужденный пропустил - было много дел, и все утро чувствовал себя слабым и обманутым. Ради УДО без отдыха трудился человек - угождал администрации и боялся быть уволенным, а нагружали его работой всё больше и больше, потому что кто везёт - тому и ноша.
  - Если бы не котёнок, я тебя, гадину, размазал бы по стене. Лови себе мышей, падла, а не ешь с моего стола.
  
  Гнев вскоре прошёл, и душевное равновесие у человека восстановилось. Дневальный долго пережёвывал остатки салата и грыз чёрный хлеб, зачерствевший со вчерашнего вечера. Он сосредоточенно смотрел в пол, когда кошка бесшумно вернулась назад и в зубах потащила своё скулящее чадо на новое место за старый и облезлый шкаф, подальше от летающей обуви. Только одного котёнка оставили ей люди, и дрожащая мать поминутно выглядывала из своего убежища - не идет ли сердитый человек спускать с неё шкуру. Но беда нагрянула не оттуда. Злодеи находят причину для милосердия, а гуманитарии - для злодеяний...
  
  Хозяин учреждения был законопослушным предпринимателем. В отличие от Мирзоева он исправно платил налоги в фонд социального страхования, отчислял каждому работающему осужденному деньги на пенсионные счета, вел учёт отработанного рабочего времени, закупал продовольствие и сырьё для вымирающего производства. Законы множились, как тараканы, и уже за каждой запятой мерещилось банкротство и нищета. Естественно, что застраховать всех кошек, проживающих в неволе, он не мог, и, слава богу, что главный кинолог города разрешил не страховать служебных собак - этот вопрос был перенесён на следующую сессию городского совета. Но списки были оглашены, триста сорок шесть кошек подлежали немедленному отлову и истреблению.
  Добровольно своих любимцев осужденные выдавать отказались, подняли 'кипиш', и для подавления мятежа был приглашён спецназ. Фимиам курила восторженная пресса о предстоящей операции - герои ломали друг-другу кости на центральной странице, от восторга задыхались поклонницы, и дважды отработанный дым сквозь щели и запоры проникал в каждый отряд в виде воинов в пятнистой одежде со щитами и с дубинками в руках - облава на кошек началась.
  
  Новая экономическая доктрина правительства, как известно, направлена на обучение каждого гражданина России зарабатывать деньги. И час за часом в кулинарии теряют в весе пирожки, тортики на прилавках дорожают и становятся маленькими. Традиционно весовой товар сегодня продают поштучно - расфасовывают гвозди и шурупы в целлофановые пакеты и гордятся приобщением к великому миру капитала. Поучают бедных умению жить и торговать. Дети же глотают слюну, и чертыхаются старые русские, которым ничего не досталось от вчерашней приватизации.
  Телогрейки осужденных были тоньше обычного. Ваты в них не доложили, и в двадцатипятиградусный мороз они не грели. Выдавленные спецназом из помещений на улицу люди дрожали на плацу уже четвёртый час. Лаяли собаки, рвались из рук, слюна сталактитами нарастала на косматых мордах. Отремонтированная клетка из передвижного зоопарка, усиленная сеткой рябицей, стояла у выездных ворот, охраняемая двумя часовыми с автоматами наперевес.
  
  - Я загоню сюда танки и передавлю всю эту толпу, не способную на дальнейшее существование, - генерал задыхался от гнева и рвал у себя на шубе воротник, - Всех кошек найти и посадить в клетку - живых или мёртвых. Осужденных нерусской национальности построить отдельно, отвести в сортир и замочить. Чтобы до самого звонка кровью ссали, чтобы не разгибались от боли - 'звери'. А кому не нравится обращение и содержание, могут обжаловать мои действия в суде по правам человека. Никто из сотрудников УИН не уйдет сегодня домой, пока последняя кошка не будет ликвидирована.
  
  Дисциплинированные солдаты спецназа до темноты ползали раком из барака в барак. Прочёсывали чердаки и подвалы, заманивали: - Кис, кис, - окаянного зверя в ловушки, отстреливали резиновыми пулями, гнали псами на деревья. Когда спустя ещё четыре часа по периметру зоны вспыхнули прожектора, и наступила ночь, триста сорок пять кошек орали на все голоса в клетке, предчувствуя расправу. Не хватало всего одной и, трижды пересчитав 'пушнину', офицеры зоны недоумевали, куда она могла деться. К этому времени осужденные на плацу посинели и стучали ботинками 'чечётку'. Генерал между тем отлучился и обутылился. Окрепший, он тряс окоченевших зэков за грудки и раздавал им оплеухи налево и направо.
  - Мне легче вас всех заморозить и похоронить на кладбище, чем списать одну единственную простыню. Где кошка? - и каждого десятого осужденного вытаскивали из строя и вели пытать в изолятор.
  
  Дневальный оставил ей лазейку, не думая о предстоящей охоте. Просто, чтобы не мучилась она в помещении. Эта была чистоплотная кошка. Она всегда спешила на улицу справлять свои естественные нужды. Мяукала и страдала, если хозяин долго не приходил на её зов. Услышав лай, кошка насторожилась и подобралась, а дикие нарастающие крики её собратьев дали ей знать, что в лагере творится что-то страшное. Она взяла котёнка за шкирку и тихо выползла с ним на задний двор, где строители ещё недавно городили кирпичную стену. Среди разбросанного повсюду мусора, свернувшись кольцом, заботливая мать грела малыша, закрывая его собою от стужи и от шума. Но к вечеру мороз окреп, а ветер переменился. Собаки учуяли кошку и торжественно завыли. Они, как и осужденные, целый день ничего не ели и своим рабским нутром желали скорого отдыха: каши и сна. Спущенные с повадка животные помчались на запах кошки, неистово голося.
  - Эта тварь где-то здесь!.. - вторили им спецназовцы. - Дай света, генерал!
  
  И спустя мгновение все прожектора зоны сошлись в одной точке. Под десятиметровым забором учреждения в бессилии бились о стену псы. Судорожно хрипели их надорванные глотки, пар изморозью ложился на холодные камни. Лучи перехлестнулись и разбежались прочь - искали беглянку.
  
  - Уйдет, шалава, - зычно отрыгнул коньяком генерал.
  Он первым увидел зловещую тень на кладке.
  - Тащит что-то в зубах, скотина.
  
  Кошка карабкалась по заваленной внутрь стене с целеустремлённостью профессионального скалолаза. Но в отличие от последнего, никто не страховал её ни сверху, ни снизу: надломленными ещё утром когтями цеплялась она за рыхлые, плохо расшитые швы каменной кладки и с болью за дюймом дюйм поднималась наверх. Жадные хищники внизу оскаливали клыки, прыгали и захлёбывались пеной. Они узрели жертву.
  - Котёнок, - шепнул дневальный соседу. - Она несёт котёнка.
  И действительно: обвинённая во всех криминальных грехах и преследуемая людьми, исхлёстанная и ослеплённая огнями прожекторов, кошка несла дитя. Весь этот долгий день, ставший последним в её жизни, она спасала его от пинков, от собак и от исполнительной власти.
  
  - Стреляйте, - была дана команда спецназу, и не промахнулась хвалёная гвардия.
  Собаки разорвали котёнка, не дав ему долететь до земли. Люди на плацу заорали. В истерике упал дневальный. Сотрудники УИН поспешно отступили на вахту и, поджав хвосты, заскулили брошенные собаки. После небольшой заминки, растерянные и утомлённые солдаты спецназа собрались-таки вместе, поднатужились, сомкнули щиты и приступили к заключительной части операции 'Ёшкин Кот'
  Вопли пленённых животных и дикие крики осужденных, тяжёлые удары дубинок и рёв заклинивших динамиков слились в единое целое в последней части этого адского концерта. Люди давили друг друга в проходах, ругались и выплёвывали сломанные зубы. Собаки, воспрянувшие духом, наскакивали на убегающих зэков сзади, спускали с них штаны и рвали мясо с людских ягодиц.
  
  Утром команда невольников скребла окровавленные камни. Кумовья составляли списки бунтарей и проводили дознание. УДО уже не светило дневальному. Он был обвинён в содержании притона для незарегистрированных животных, в подготовке и организации побега кошки, в подстрекательстве к бунту осужденных - сказанные им на плацу слова стали известны оперативникам. Не приняли они во внимание его долгий, добросовестный труд и закрыли в штрафной изолятор. И каялся человек в содеянном за четыре года честной службы, как каемся все мы на смертном одре за рабски прожитую жизнь.
  = ШНЯГА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ =
  ТЕПЛО И СУРРОГАТ
  
  'Я встречал очень мало людей, превозносивших тяжёлый труд. И, странное дело, все они были те самые люди, на которых я работал всю жизнь...'
  
  Билл Голд
  
  После перестройки и приватизации от развитого социализма народу осталась одна утеха - среднее образование. И поныне на митингах учителя, требуя повышения зарплаты, гордятся тем, что в России самый высокий в мире уровень знаний среди бичей и оборванцев. В иных странах высокооплачиваемые рабочие читать и писать не умеют. А наш народ отмечен печатью высокой духовности - инвалиды на костылях такие 'па' отплясывают, что балерины на чай подают, каждая заплата на пиджаке у художника - произведение искусства. А как мы умеем петь, когда выпьем. Пузатые олигархи сопереживают, раскачивая в такт свои растопыренные пальцы. Депутаты вздыхают, слушая пролетарский шансон. Даже сам президент гордится своим народом. Поэзия так и льётся из фибр каждого мученика, и рифма для слова 'жуй' с рождения на губах у младенца.
  Есть люди, которым нигде не рады. У них нет семьи - их дети давно уже называют папой другого человека. От них закрываются на все запоры родители - боятся, что отберёт сынуля последние крохи или побьёт. Как правило, такие люди никогда не бреются до конца и покрыты щетиной. Волчий их походняк узнаваем издалека, круг охоты этих несчастных - магазин, пивная и парк, где можно 'нализавшись' отдохнуть. Никогда им никто не улыбается и не уступает место в трамвае. И даже более того - не садится рядом, если оно свободно.
  Тепловое отопление не функционировало. Стены комнаты промерзали насквозь, и в углу под потолком серебрился иней. Морозные узоры лежали на оконном стекле. Трое мирзоевских рабочих коротали новогодние ночи в холодной общаге. Иные члены бригады поразъехались кто куда и, слава богу, что где-то их приняли и угостили. Наши же герои отбивали зубами чечётку и ворсились гусиною кожей. Холод неплохое мочегонное средство. Бродяги-шабашники наперегонки атаковали туалет, и подолгу отогревались, не раздеваясь, подобрав к подбородку колени, укрываясь с головою, доставшимися им в наследство от соседей, одеялами и теми немногими занавесками, которые ранее спасали от света. Целыми днями приятели разговаривали о жизни и страдали...
  - Ох, и некуда бедному крестьянину податься! - Серега был воспитан на произведениях русской классики.
  В далеком детстве свирепая учительница привила ему народно-демократические идеи, и за сорок с лишним лет прозябания на земле русской не потускнели в его памяти знаменитые некрасовские строки о долюшке мужицкой, и даже более того, между запоями случалось просветление - он начинал понимать истины, привитые ему педагогом.
  - Потерянные мы люди, - сетовал горемыка, - Ни шлюх, ни детей, ни своего угла. Промослали всю свою жизнь по объектам отчизны, а синего моря не видели. Кому же я теперь нужен больной и косолапый, охмуренный смолоду высоким званием рабочего?.. И поныне в стране работы непочатый край... Для дураков... А у меня трусы одни и те на мне - затёртые и рваные. И постирать их некогда, и заштопать поздно, и другие мне купить не на что. А мы всё ещё ворочаем камни, колени бьём, скрипим и стонем. Гегемоны сраные, обложенные с головы до ног писюльками вышестоящего начальства.
  Бездарно летели дни. Пролязгали зубами наши герои, заглядывая в глотки более состоятельных пьяниц. Но в прошлом уже те времена, когда каждый второй был рад поделиться с тобою 'бухлом' - скрупулезно пересчитывали деньги в чулках сограждане. Сутки казались длинными, а Новый год стремительными шагами шёл по стране - вот уже и Рождество на носу. Дважды ходили к Мирзоеву на поклон, выпрашивали зарплату. Не дал. Отоварились повидлом и поставили брагу.
   - На родине аналитической химии, - 'философствовал' у плиты бригадир, - о перегонке жидкостей человек знает ещё до своего зачатия. Модель перегонного куба изначально заложена в голове разумного сперматозоида. Наличие змеевика в быту первично, вторичны мебель и костыли, а также - инвалидная коляска... Хвосты же человечество потеряло в процессе эволюции. Рубили друг другу во время неурожая.
  Сливовое повидло времен развитого социализма, выданное Мирзоевым рабочим к празднику от щедрот своих, действительно требовало термической обработки. Самогон получился неважный, хотя и загорался он сразу от одной только шальной искры зажигалки. Технология его приготовления была безукоризненно соблюдена, но подозрительный запах аммиака пробивал даже самый хронический насморк.
  - Это что ещё за навоз?
  Давно уже страдающие от трезвости горемыки вытирали лиловые носы полотенцем и часто принюхиваясь к замечательному продукту аналитической химии, не решались поднять стаканы ни за здравие, ни за упокой.
  - Будешь ли пить, Серёга? - пытал его бугор, но приятель отгородился от него газетой, где была опубликована интересная статистика о недавно прошедших выборах в областное законодательное собрание. Кандидат против всех депутатов оказался вторым.
  - Интересное дело получается. Всего только двадцать четыре голоса ему не хватило, чтобы творить добро... Законотворческий террор так и не остановлен...
  - Ты бросил пить или как?
  - Обижаешь, начальник.
  - Выдохнется, смотри! - его старшой не унимался, - А какой удивительный запах.
  - Сам ты чего её не пьешь, умник?
  - А ты как думаешь, дружище?
  - Отрава, в натуре - вот что я думаю.
  - Что-то не то мы с тобою выгнали. Вонь на весь подъезд, как из подвала, затопленного помоями. Ты жил, Серёга в таком подвале?
  - А где я не жил?! Нацеди полбаночки, угости соседей. Народ они ушлый, поймут, что и как. Да скажи, что нашел её в сугробе, что нету, мол, больше ни грамма, а то ещё колядовать придут.
  
  Вернулся бугор через час. Никто из соседей так не рискнул продегустировать, предложенную заразу. Жили неплохо, получше наших бродяг - водку они запивали томатным соком. Самогонка же по-прежнему оставалась не тронутой.
  
  - Ну и что? - с нетерпением поинтересовался его друг.
  - Можно пить, - говорят, - но, мол, запах какой-то не тот... Подозрительный запах...
  - Рискнем, однако?! - Серега сглотнул слюну, - если через сорок минут не издохнем, значит это не яд.
  - Боязно мне, подождём-ка Олега - он ушлый.
  Тарантул ходил на хоккей, но его не пустили на корт. Отличительной особенностью нашего времени стало неуважение к пожилому поколению. И не то, чтобы старик - злодей, в его возрасте лица у всех в гармошку. Но в каждом автобусе и в других местах общественного пользования на самом видном месте - там, где вчера ещё висели таблички о порядке обслуживания больных и инвалидов, сегодня наклеен листок А-4 формата, на котором тридцать шестым кеглем набито, что никакие льготные удостоверения не действительны, и что надо платить, чтобы не быть избитым. Вот и наматывают старики километры на больных ногах, экономя последние рубли от копеечной пенсии.
  - Слава богу, что шапку не продал, - радовался Тарантул, поднимаясь с мороза в ночлежку.
  
  В вертепе его ждали, как важного эксперта.
  - Выпьешь? - по-простецки спросили друзья, и он, не нюхая, замахнул в себя стакан ядовитого зелья, отфыркнулся, высмаркиваясь, и принялся стягивать с больной ноги тесный ботинок, упираясь его подпятником о порог. Споткнулся и упал. Его собутыльники переглянулись.
  - Ну как самогонка?
  - Хороша.
  - Ещё её будешь?
  - Конечно...
  Сидя на полу, он выпил второй стакан, и морщины на лице у старика стали менее рельефными. Ботинок всё ещё не расшнуровывался, через боль Тарантул потянулся к нему руками и застонал.
   - А, вы-то, чего не пьете?
  - Мы и так целый день дома задницу со стула на стул перекантовываем... Как сыграли?
  - Не знаю, - ответил он, освободившись от обуви.
  Человек, наконец, поднялся с пола на ноги, достал из кармана очки и, усевшись удобно на кровать, принялся изучать оставленную Сергеем газету.
  - Я был у этого чёрта, - ткнул он в портрет мэра города. - Это он меня Мирзоеву рекомендовал... Гляди-кось, в областное законодательное собрание попал, стало быть, умный...
  - Да нет... Ты не прав... Его покойный отец и наш нынешний губернатор старые и добрые кореша. Вместе росли и 'любили' одних и тех же женщин. По одному сценарию. Как в Интернете у Вислоухова... Ты порнуху видел?.. Вот и помогает Пал Палыч сыну друга рулить... Носил бы тебя он в детстве на руках - твои бы шныри писали законы. На два десятилетия вперед, рассчитаны маршруты политиков. Кому какой портфель и огород, слуги и бляди, какой выпивон и из чьего кармана.
  
  Бугор посмотрел на часы и наполнил стаканы. Долгое воздержание окончилось, и праздник, наконец, настал.
  - Ну будем здоровы, Серёга - сорок минут прошло!
  Он зажмурился, зажал себе двумя пальцами нос и выплеснул в лужёную глотку вонючую жидкость. Когда же они пили второй стакан, им стало весело, и недоумевали сотрапезники, как им могло показаться ядовитым такое замечательное зелье. Дурные запахи туалета и самогона, потной одежды и портянок слились воедино в один удивительный запах Отчизны. Его уже не чувствуют власть имущие после успешного назначения их на посты или на выборные должности. А колебались и волновались сердечные, принюхиваясь к жизни своего народа перед первым стаканом власти. Потянут ли, мол, оправдают ли доверие? Не отравятся ли желчью? И колотят успешно министерские понты фраера при галстуках, пока ещё что-то есть в бюджетах и в карманах, мзду несущих. Справедливости ради стоит заметить, что терпкая струя новой избирательной кампании всё же щекочет ноздри этим кандидатам, и случается пора отрезвления и осознания, что жить так дальше нельзя, но ненадолго.., и самые достойные вновь окунаются в благовоние кремлёвских коридоров.
  
  - Однажды на Новый год я напился до икоты, - Серега вспоминал счастливую юность, - очень уже хотелось мне догнаться до '...кондиции'. Двоюродная сестра мне нацедила пол-литра окрашенного самогона, и спешил я голодный домой по сугробам родимого города. Вдруг слышу: часы бьют, бутылки хлопают. Ёлки мерцают - дышит улица, а пустынно. И горько мне стало, что я одинок, достал я тогда из кармана банку с горилкой, откинул крышку и отхлебнул - комом в горле застряла зараза, отрыгнул я её с кровью и заикал. И с тех пор пошла вся моя жизнь наперекосяк, что не праздник, то икота. И рад бы проблеваться, да пусто в желудке...
  - А мне 'ласточку' сделали на Новый год перед самой свадьбой. В трезвяке мы с корешом песню пели, нецензурную, новогоднюю. Да и дёрнул меня чёрт мусорилу тогда козлом обозвать...
  - Они не любят этого. Когда им люди правду в глаза говорят. Били, поди?
  - Электрошоком. Два месяца голову чесал. А когда матушка с невестой выкупали меня утром, карты у меня были порнографические, хорошие карты, и сержант поганый разложил их перед женщинами на столе - вот он, мол, чем ваш жених занимается!
  Слушатели смеялись. На смену Змею Горынычу и Кощею Бессмертному в устном народном творчестве пришёл Козёл в милицейской фуражке, служебное вымогательство стало искусством, а гадости ментовские - притчей во языцех. Самые смачные слова адресованы солдатам правопорядка, и в каждой российской семье есть пострадавшие от милицейского произвола.
  
  - Олег, а ты никого не решил на Новый год. Не ухайдохал?! Поделись-ка с друзьями, покайся.
  - Я на Новый год хочу есть, - он умел рассказывать. - Однажды, я попал в стационар с подозрением на аппендицит. Три дня ничего не кушал - ждал хирурга. Резать человека на сытый желудок медицинская технология не позволяет. А хирург гудел уже целую неделю и, как всякий нормальный малый, не на работу не рвался...
  - Право, и мы такие. Пока не проспимся и не просрёмся - работать не желаем. Хирург - он тоже человек.
  - Вот и я про это. Не выдержал я на третьи сутки испытания голодом, взял на кухне ведро недоеденного больными молочного супа и от брюха наелся. А на следующий день выходные окончились и меня выписали из больницы за нарушение режима.
  - Везде режим - куда не ткни.
  
  Как ни крути, а получалось, что многочисленные праздники у этих людей вовсе и не были праздниками. Слушатели согласно мотают головами, когда заходит разговор о том, что в России все воруют и пьют. Это неправда. Большинство населения России и мира - законопослушные люди, а байки о всенародном воровстве придумают те, кто систематически ворует сам, используя своё служебное положение. Сеют смуту среди сограждан и наживаются на этом, а в действительности... Люди горбатят на огородах и в Первомай, и в День Победы, и в день независимости России. Пересчитают дрожащими руками денюшки на ремонт водопровода, переплачивают барыгам и вздыхают, смахивая с лица скупые слёзы. Сетуют на власть да вилами разбрасывают навоз на свои шесть соток.
  
  Над городом рассыпался салют - щедрость богатых не знала границ. В развороченной розетке холодного дома заискрили провода. Багровый тэн погас на мгновение и снова стал накаляться. В ночь перед Рождеством трое бездомных грелись у последнего очага.
  = ШНЯГА ПЯТНАДЦАТАЯ =
  ВИНО И ПОХМЕЛЬЕ
  
  'Каждый народ имеет такое правительство, какого заслуживает'
  
   Жозеф де Местр
  
  
  Выборы в законодательное собрание области прошли успешно. Не заметили наблюдатели подмены урны с бюллетенями и были приглашены на торжественный вечер, где новый избранник принёс клятву своему народу. Остатки годовых бюджетных средств расходовались смело и уверенно, столы ломились от яств, и водочка стояла настоящая.
  
  - С Новым годом Вас, дорогие мои избиратели!
  
  Сильные мира сего отмечали праздник на горнолыжной базе. Много лет уже не было здесь настоящих спортсменов, не по карману им стало дорогое удовольствие, некогда приносившее и радость, и счастье. Трассы поросли бурьяном, подъёмник сгнил, его разобрали на части барыги; а, списанные лыжи присвоил себе завхоз. И, славу богу, что бюджетники из администрации города да некоторые ещё уважаемые верхами бизнесмены не дали окончательно развалиться этой базе отдыха, наезжали периодически и устраивали оргии.
  
   - Ничего себе, пельмени. Хороши! - городничий очень любил поесть, - У тебя, брат-Мирзоев, я заметил мясо какое-то особенное, вкусное. Секрет, наверное, знаешь какой или как?
  - К человеку надо хорошо относиться, Иван Александрович! Вот он и работает честно... Иные жмут ему зарплату - рабочему-то, крутят его денежки по четыре месяца в банке - наживаются, а для меня люди это главное! Верите или нет, я ночами не сплю, пересчитывая копейки - кому я и сколько должен... Скупой я стал - это правда. Жалко мне нажитое, и горько у меня на душе... Холопу ему что, я думаю, попить да пожрать, срам прикрыть, ну, и гостинец соплячке купить - вот и все его интересы. А для меня деньги это инструмент для работы, и чем весомее он, тем и эффективнее. Я отказываю себе во многом, порою даже самом необходимом... Светка и та удивляется этому - старая скряга. Но душУ я в себе жида по капле - безжалостно и выдавливаю я его поганого напрочь... И иду я навстречу людям!
  - Ну, ты, Мирзоев-брат, даёшь! Тебе про пельмени, а ты за державу и за народ... У него Иван Александрович, стряпуха опытная, сибирских кровей - Верка-подельница. Цехами мясными командует. Вот и все его кулинарные тайны!.. Специи особенные из хвои таёжной замачивает она, травы там всякие - алтайские... Аромат живой природы в каждом грамме порубленной говядины преет. Огонь, а не женщина, - Вислоухов улыбался до ушей. Словно крылья могучей птицы, подрагивали на парадном мундире у милиционера новые позолоченные погоны. Взмахни он ими сейчас - оторвался бы от земли и поднялся бы в небо, как ангел.
  - Не жалуюсь. Когда я её на улице подобрал, так и дела у меня в гору пошли. Не каждый предприниматель сумеет увидеть талант в замухрыжке, пособить ему развиться и дать окрепнуть, и извлечь из этого пользу немалую, для бизнеса-то. Я рабочим своим говорю вот так: если нету своей головы, не гнушайтесь моею - вот она-то... А ежели чего и сделаете по-своему и лучше, то я не возражаю... А вы видели мой стадион?
  - Молодец, в натуре, чего и говорить, - городничий вилкою выковыривал из зубов непрожёванное мясо. - А чего за шмару ты привёл?- тут он налил себе полфужера вина и в два приёма его проглотил, предварительно ополоснув им ротовую полость: - Хороша собою, румяна! И не нашего круга?.. Воспитательница, говоришь?.. Парадигма, однако! - городской голова, покачиваясь, приподнялся со стула и до конца произнёс свою торжественную речь.
  - И то верно, товарищи! Вымирают настоящие металлурги и строители, всё более предприниматели да бандиты на части Россию рвут! Новое поколение важно вырастить послушным и дать ему в руки лопаты и лом... Сегодня мы захватываем землю и продаем её - гудим на эти деньги... А завтра?.. Выясняется вдруг, что всё мы уже пропили, что и торговать-то нечем и некому производить? Фиаско!.. Рабочий, товарищ майор, это навоз любой экономики. Вымер он: и не родит землица хлебушка, и не потечёт чугун из печеньки! Хорошего-то рабочего, братишка, - тут он потрогал милиционера двумя пальцами за ухо и чуть приподнял его со стула, - надо растить, как лошадь на ипподроме, с малых лет - терпеливо и бережно... Правильно мыслит Мирзоев!..
  - Давай-ка нашу, жиганскую! - щёлкнул пальцами генерал, и духовой оркестр заиграл любимую песню городской администрации:
  
  Гоп-стоп, Сэмэн, засунь ей под ребро,
  Гоп-стоп, смотри не обломай перо
  Об это каменное сердце суки подколодной,
  А ну-ка позовите Герца, старенького Герца
  Он прочтёт ей модный, самый популярный
  В нашей синагоге отходняк.
  
  - Помнишь ли ты, Иван Александрович, песни красные, революционные, о славе шахтёрской, о жизни крестьянской?.. Добрые такие песни... Душевные песни!
  - Так и власть-то была народная - рабочих и крестьян.
  - А ныне блатные да развратные всё более душу тешат... Веселят между службой...
  - Так она наша власть, генерал!.. Веселись!
  Исступлённо запрыгала на сцене молодёжь. Задрожали стены и потолки. Взорвались бутылки. Пена от шампанского разбрызгивалась вокруг: на скатерти, на селёдку, на дорогие маринады - хмель омолаживал. Кавалеры острили, щипали подруг, шлёпали их по заднице, ржали, как лошади во время свадьбы: клокотала кровь и стучали виски. Похотливые страсти искали выход наружу - в тёмном углу за ширмою заскрипели диваны. Послышались пьяные стоны возлюбленных, чмоканье их липких губ и хлюпанье их потных тел. Вакханалия удалась на славу...
  
  А утром...
  Глубоко оскорблённая, Светлана Михайловна обнаружила, что её муж, замечательный предприниматель Мирзоев, вернулся домой в женских трусах... Она сорвала их с него и стала неистово хлестать ими лежащего в бессилии на полу супруга по лицу.
  - Ой, горе мне, горе! Кобель окаянный!.. Зараза ты пьяная!.. Я дни и ночи отчёты пишу, я не сплю, понимаете-ли, обиваю пороги адвокатов и инспекций. Я подсчитываю убытки: чтобы лишнюю копеечку паразитам не отдать, чтобы не захлебнуться нам в море бизнеса, чтобы выжить нам и выплыть - а он их с блядьми пропивает.
  Рассерженная супруга в праведном гневе плевала в глаза загулявшему мужу. Она натянула ему эти мокрые трусы прямо на лицо и запричитала:
  - Нюхай, козлище! Нюхай, поганый!
  Мирзоев задыхался. Тело его не слушалось. Он хотел, было, подняться на ноги, чтобы успокоить супругу, чтобы разобраться с нею по существу, чтобы её наказать: - Кто в этом доме хозяин? - но споткнулся на ровном месте и рухнул обратно - на палас, широко раскинув в стороны могучие руки. Лицо у него горело, шелковая тряпка на голове парила и жгла. Машинально он сдвинул трусы себе на лоб и откашлялся :
  - Светка, сука, нагнись!
  - Это ещё зачем? - насторожилась она.
  - Я тебя, гадина, ёбну!
  Она ударила его ногою в живот.
  - Старый мудак. Импотент вонючий. Бизнес твой на грани краха. Сволочи без работы в общаге сидят пьяные - водку жрут и гадят. Санэпидемнадзор приходил, штраф принёс. Комендантша шумит, предоплату требует на полгода вперёд. Деньги на счетах быстрее снега тают. В суд на нас подают за обоссанные матрацы. Гони их к чёртовой матери и освобождай квартиру.
  - Весною я их не соберу. Мне работу дают на комбинате. Богатый подряд. Ты думаешь я просто так пью, без дела? Мы серьёзные вопросы решаем.
  - На лбу твои вопросы, кобель!
  - Не остри, Светка! Мне пельмени за последний месяц доходу принесли больше, чем строительство кооперативных гаражей за два года. А других таких рабочих мне не найти. Больно грамотные все стали, им трудовые договора подавай, охрану труда и пенсию. Купи им овса в счёт зарплаты, и пусть едят. Из общаги сейчас уйдёшь, её займут - не вернёшься. А с санитарами я улажу, у них третий год ремонт в конторе идёт. Дам ведра четыре краски - они благодарные будут. Ещё и продезинфицируют весь подъезд. Подельница за мясом Копчёного послала, выживем!
  - Нету больше мяса в городе - кошатину едят.
  - Какую кошатину?
  - Слепой дурак! Копчёный второй год тасует фарш собачьим мясом. Шпана ему кошек носит за пачку сигарет. До семисот кошек в день с твоей говядиной мешают. А ты думал, что и в самом деле такой замечательный предприниматель, каким тебя сортирная пресса рисует?
  
  Мирзоеву стало легче. Он всё-таки поднялся на ноги и, перебирая обеими руками по стене, двинулся к холодильнику. Его ещё сильно покачивало, когда вонючий рассол выплеснулся из банки мимо бокала на скатерть. Испугавшись, что хозяйка опять рассердится и продолжит его пилить, в спешке он снял с головы злополучные трусы и вытер ими загаженный стол, высморкался в них и выкинул уже не нужную эту тряпку в помойное ведро, прикрывая её от недоброго взгляда супруги брошенной поверху газетой. Потом он, стуча зубами, утолил жажду прямо из банки. Последний помидор оторвался со дна и ударил его по носу.
  - Мать твою!
  В ванной комнате Мирзоев снова пил и умывался. Помочился под кран и вдруг он увидел себя в зеркале - в одной только майке, едва прикрывающей живот. И осознал, что он голый.
  - Светка! Слышишь?! Дай мне во что одеться, - а сам накинул крючок на дверь и распорядился: - В щель просунь и не подглядывай!
  Она засмеялась. Ещё минуту назад её хозяин беспомощный ползал по ковру, шевеля волосатой задницей, а теперь: одна из самых сокровенных тайн природы - превращение из обезьяны в человека происходила у неё на глазах... Светлана Михайловна подала ему нижнее бельё и пижаму. Нарядный, Мирзоев оправился и помолодел. Он уже принял решение и 'Антиполицай'.
  - В сложной экономической ситуации оказалось наше предприятие. Кошек режут, говоришь? Не нужно брезговать ничем. В голодные дни ленинградской блокады ели даже собак и крыс, и выжили... Сегодня мы переживаем не менее горькие дни: отсутствие денег у населения, криминальные структуры контролируют рынок, страх перед будущим парализовал людей. Необходимо искать всё новые и новые формы выживания. Фарш и пельмени последний рубеж моего бизнеса. Каждую косточку на мельнице следует растолочь и перемешать с мясом, сухарей не жалеть. Добавлять в фарш всё, что пережёвывается. Если нужно - папье-маше! Попадается мышь в мясорубку?.. И её туда же!.. Товар должен быть пышным и большим... Штрафные санкции ужесточить, по безналу выдавать рабочим вместо зарплаты только макароны и по тройной цене. Внести существенные изменения в устав предприятия и навязать работникам новые условия труда.
  Мирзоев наводил порядки с одержимостью профессионального законотворца, за торосами терний мерещилось ему светлое будущее - так дума меняет законы, когда проедает бюджет.
  - Белая горячка хватила, - у Светланы Михайловны пересохло во рту.
  - Общежитие придётся оставить. Права ты, - и глядя на себя в зеркало, Мирзоев добавил, - надо бросать пить... Прибьёт инсульт - и нажитые деньги не в радость.
  В такие минуты он казался ей гениальным.
   - Может, и правду пишут газеты, а я старею и становлюсь сварливой? - а вечером инспектировала свои продовольственные ларьки и пробивала лишние чеки в кассовых аппаратах, чтобы обвинить продавцов в мошенничестве и не выдавать им зарплату совсем... Светлана Михайловна имела свой богатый опыт экономии денежных средств.
  
  = ШНЯГА ШЕСТНАДЦАТАЯ =
  МАМА
  
  'И переживала она, что где-то на далёком кладбище осела земля на его могиле, и покосился у изголовья некрашеный крест'
  
  Автор Вулкан Камагатага
  
  Праздники окончились. Рано утром строители собрались возле мирзоевской конторы, чтобы продолжить свою трудовую деятельность. Он впустил их в помещение, рассадил на полу в коридоре и сказал, что работы больше нет, и что все они уволены...
  
  - Подрядчики денег не перечисляют. Начало года, новая документация, новые головные боли. Светлана Михайловна сейчас у вас в общежитии... Ждёт... И расскажет подробно каждому, кто и сколько заработал на строительстве стадиона.
  
  Не солоно хлебавшие люди возвратились домой. Милиция уже похозяйничала в квартире. Вещи рабочих были расфасованы по мешкам и громоздились в приёмной у коменданта на первом этаже.
  - Вы здесь больше не живёте!
  Сварливая Светлана Михайловна очень боялась получить отпор. Она знала, что идти её вчерашним слугам некуда, и возможен бунт. Специально для этого прибывший из городской администрации майор Вислоухов обеспечивал правопорядок. Им же были приглашены понятые. Выселение людей на улицу окружили ореолом законности.
  
  - С сегодняшнего дня вы не работаете у нас, - повторила Мирзоева, - и платить за ваше проживание здесь я не намерена. За испорченные матрацы и простыни я высчитываю у вас из заработной платы, проживание в праздничные дни также будет погашено вашими деньгами. За содержание помещения в антисанитарных условиях - штраф, две с половиной тысячи рублей с каждого человека... Итого: вот здесь написано...
  Она показала им ведомость начисления заработной платы и безапелляционно добавила:
  - Сегодня вы ничего не получите.
  - Но мы же работали, Светлана Михайловна! Целых два месяца. Вы же с мужем нам обещали по девять шестьсот. А теперь вот гоните прочь без копейки денег?
  
  Комендантша общежития присутствовала при расчёте. Она потупила глаза и почувствовала себя соучастницей страшной неправды. Более беспокойных жильцов терпели стены её общежития. Кровь и слёзы текли по коридорам. И пили здесь, и дрались, но успокаивались и приживались. Ремонтировали сломанные двери и стеклили побитые окна. Были злостные неплательщики, а где их нет? Однажды её вертеп стал очагом венерических заболеваний - сорок человек одновременно заболели гонореей. За более чем двадцатилетнюю административную деятельность в общежитии случались и пожары, и наводнения. Уводили в наручниках. Увозили больных. В морг и на кладбище провожала она жильцов. Но чтобы на мороз и посередине зимы - этого никогда не было, и подумать об этом она не могла. Если бы кто-нибудь из этих несчастных сказал ей сейчас: 'Я заплачу через месяц, через год, когда, наконец, будут деньги' - она бы снизошла и ответила: - Живите! Но молчали изгнанники и не уверенные в завтрашнем дне перебирали они старые вещи в мешках, пересчитывали инструмент и рваные рубашки.
  
  - Убери из-под носа свои портянки, мразь! - Светлана Михайловна брезгливо кинула Тарантулу его паспорт. - За пенсией теперь сам ходить будешь, бомжара вонючий. И не обивай пороги конторы, от меня ты ни копейки не дождёшься, бандит...
  Майор Вислоухов заржал. Грустно подхихикивали ему понятые. Невольники чести - они впервые присутствовали при наведении правопорядка и тоже чувствовали себя явно не в своей тарелке. Протоколы были написаны и заверены, оставшиеся вещи - осмотрены, а двери - распахнуты настежь. Только одна фуфайка осталась на троих человек, остальные же хозяйка кооператива признала своими. Серёга и Бугор стали рвать её у друг друга из рук в проходе, раскачивая двери но ногами поторопил их бравый начальник на улицу - вытолкал вон, и поспешили приятели устраивать свою судьбу к Верке-подельнице - на хату... Тарантул отстал от них, опустил ушанку и 'покандыбобил' на стадион: хотел увидеть хозяина, поговорить ещё раз, погреться в подъезде жилого дома и попросить по-хорошему денег.
  - Баба у него злая, конечно, дура, но он-то мужик. Обещал отдать зарплату - значит отдаст.
  
  В городе, что ни дом, то броненосец. Железные двери и переплетённые стальною паутиною окна: решётки, цифровые замки и сигнализация защищают сегодняшних мещан от разбойников и от домушников, от горе-попрошаек и от правдоискателей. Раздетый старик притулился у дверей подъезда на лавке под самыми окнами у Мирзоева. Одну ногу поджал под себя, чтобы устойчивее сиделось, натянул на подбородок воротник свитера, опустил обшлага и просунул в рукава озябшие ладони, навстречу друг другу, взаимно обхватывая ими запястья рук... И уснул... Стоящее за спиною дерево раскачивалось на ветру и время от времени сбрасывало на него снег. Это щекотало лицо, и отфыркивался спящий, открывая на мгновение глаза.
  - Алкаш, - говорили прохожие, а дети кидали в него снежки, но не реагировал он на слова и на шалости, всё глубже и глубже погружаясь в грёзы.
  
  Сумерки зимою сгущаются рано. Вернулись уже домой и Светлана Михайловна, и Мирзоев. На цыпочках, словно и не баре вовсе, прошли они мимо спящего на улице человека. Стараясь не греметь ключами о металлическую дверь, они осторожно отпирали подъезд, поглядывая искоса на припорошенного деда - боялись потревожить его сон. Также тихо прижимали они тяжёлое стальное полотно, бесшумно отодвигая затвор засова, и плавно, не дыша, отпускали собачку замка. Так снайпер нажимает курок, чтобы убить свою жертву. В квартире хозяин и его жена, не сговариваясь, проверили шторы и выключили лишний свет, чтобы с улицы нельзя было догадаться о чьём-либо присутствии в помещении. В дальнем углу своего жилища слушали супруги-предприниматели пайцовую программу по телевидению с участием Петросяна и Задорнова, но не смеялись - остроты в этот вечер не доходили до их сознания. Периодически из-за шторы выглядывала Светлана Михайловна на улицу - на месте ли спящий, и, не выдержав долгого молчания мужа, спросила:
  - Не издох ли случайно? Может быть Вислоухову позвонить?
  - Живой. Видишь - пар изо рта валит... Воротник столбенеет. Завтра решим, как с ним быть... Отоварим горохом... Сожрёт он за милую душу.
  - В тюрьму его назад - пусть там кормится!
  - Не будь же такой жестокой, Светлана.
  
  ***
  
  Бурьян выворачивал наизнанку дорожное полотно. Холодные плиты вытягивали тепло из ослабшего тела. Тарантул полз в гору, с вершины которой его окликнули. Ему нужно было обязательно доползти, чтобы узнать что-то важное.
  - Может быть - амнистия? - подумал он, - вышли новые поправки к сто пятой статье и нужно будет поспешить собирать документы - характеристики и ходатайства?.. Потому что желающих освободиться будет много, и каким оно по счёту ляжет моё дело на стол судьи?
  
  Он двигался к своей цели, к той, единственной, которая всю его жизнь была путеводной. Освободиться досрочно, не упустить шанс, чтобы не корить себя потом, когда откажут судьи. Острые камни по ниткам дорывали его старый свитер.
  - Ничего, залатаю. Стоит мне только 'откинуться' на волю и у меня будут вязальные спицы... Я отдохну и отогреюсь, мои окоченевшие руки снова станут послушными, и я сам вдену нитку в иголку. Без посторонней помощи. Сегодня надо за всё платить, а нечем, - грудью он ощутил в кармане рубашки очки и уверенно подтвердил, - ну, конечно, сам... Но надо осторожнее ползти. Раздавлю я стекла... Пускай я буду вторым или третьим... Четвёртым наконец. Судья в день до пяти дел рассматривает... Кто же там впереди меня сейчас? Сколько уже человек?..
  Он приподнялся на руках и осмотрел гору. Смутные очертания какой-то огромной фигуры на горизонте удивило его, но разглядеть её более внимательнее он не сумел. Тысячи белых змеек мешали сосредоточиться, струились ему навстречу, разбиваясь о голову и со свистом летели дальше. Это кружила метель. Воспалённые глаза заклеивало снегом.
  - Всё-таки я его дорву - мой свитер. Откуда здесь столько камней, кромсающих мою грудь... Пилагра достала, заложен нос. Но нельзя возвращаться в отряд неудачником. Объявят фуфлыжником, и будут бить меня старого табуреткой по голове... А я хочу на волю.
  Тарантул не увидел впереди себя никого и немного успокоился.
  - Передохну, - но оглянувшись назад, старик вдруг обнаружил, что и сзади никого нет и что никто его не преследует. Он испугался тогда и подумал:
  - А туда ли я ползу?
  
  По обочинам стояли истуканы. Идолы, исполосованные зигзагами трещин - величиною в ладонь, а то и более... Израненные камни, казалось, рухнут сейчас поперёк дороги и раздавят ползущего.
  - Это кладбище, - догадался он. - Я вижу мемориальные таблички на постаментах. Боже ты мой, как их тут много... Значит пришёл и мой час предстать перед судом божьим... Без бумаг и без свидетелей... Но лучше в ад, чем обратно в лагерь.
  
  У него появились силы. Тарантул поднялся на ноги и двинулся дальше среди этих памятников и надгробных плит. Фемида ещё была далеко, а шаги его тяжелы, но всё же теперь он гораздо увереннее боролся с ветром: кашлял, задыхался, сплёвывал мокроту в ладонь и, вытирая покрывшимися наледью рукавами лицо, силился разглядеть во тьме какая она - его последняя судья? Сердитая или жадная, желчная или сонная? Что невозмутимых и независимых судей нет, он знал не понаслышке. Этой легендой обманывают наивных, чтобы не затягивали правосудие, судьи они ведь тоже люди и не любят перетруждаться. Чистосердечное признание и раскаяние - дурман от незнания процессуальных заморочек... Не возмутило его почему-то, что рядом с ним нет адвоката - сопли морозить не захотел, подлец! Да и к чему ему вся эта ложь в преисподней?.. Так думал Тарантул, влекомый загадочной силою в гору. Полярное сияние подожгло небо. Позёмка стихла, и ветер смолк. Родина-мать стояла над ним готовая обрушить меч на голову блудного сына. На Мамаевом кургане озябший и беспомощный он ждал возмездия.
  
  - Здравствуй, мама! Мне сказали, что ты умерла.
  Морщины иссекли монумент снизу доверху. Бетон местами выкрошился настолько, что видна была арматура, ржавые наледи коростой обволакивали каменное тело. Развалина времён развитого социализма, как и прежде, олицетворяла всех матерей России, только теперь уже старых и немощных... Правительство добавило пенсию на сто двадцать рублей, на полмешка ветонита - от щедрот своих; но по-прежнему оставались безработными и несчастными её дети и внуки. Не было денег лечить монумент - латать матушкины раны. Великий мемориал вымирал вместе с последними героями Отечественной войны.
  
  - Я не жалуюсь, мама. Ты пойми меня правильно. Они продали наш дом и не купили мне квартиру... Я буду умирать здесь, у твоих ног. Мне негде сегодня жить и я устал от жизни... Ты слышишь, мама?.. Я не оправдываюсь перед тобою, но моё прозябание на этой земле очень долго. Ударь же меня мечом так, как в детстве бивала хворостиной... За непослушание... Отчаянно бей, не жалея ничуть... Чтобы на старости лет я раскаялся не на бумаге, а в слезах. За предательство.
  
  ***
  
  Щёлкнул стальной замок. Тяжёлая металлическая дверь грюкнула по перегородке между подвалом и подъездом. Спящему ему показалось, что это тяжёлый меч правосудия опустился на грешную голову. Тарантул упал со скамейки на землю и первый раз в этот вечер ударился головою об лёд. О твердь. Монумент растворился в огне и исчез. Его сознание отсчитало удар и выключилось, но спустя мгновение он снова увидел вскинутую в небо руку и застонал:
  - Я бросил тебя больную умирать одну в этом мире - жестоком и страшном, я не облегчил твою старость... Я не защитил тебя от нищеты!.. Я, даже, не дарил тебе подарки и ни разу не возложил цветы к ногам твоим за подвиг твой. За выживание в этой стране - мироедов и политиканов. За продолжение рода человеческого в ней...
  
  Далёкое детство поплыло в его памяти. Однажды он испуганный проснулся и позвал её.
  - Мама! А почёму люди умирают?
  - Потому что они болеют, сынок.
  - И врачи не могут их вылечить?
  - Врачи, сынок, вылечивают не ото всех болезней.
  - Значит, и ты умрёшь? И я останусь один?
  - Да, сынок.
  - Но я не хочу, чтобы ты умирала. Я хочу, чтобы ты жила вечно... Со мною вместе...
  Она поняла, что ребёнок не уснёт, если его не успокоить - не обнадёжить в завтрашнем дне, и обманула его.
  - Врачи еще не придумали лекарство от старости. Но ты будешь хорошо учиться и станешь доктором. Ты сделаешь это лекарство, и люди будут жить вечно.
  Это была хорошая находка. Ему стало радостно и спокойно.
  - Я обязательно, мама, стану врачом и придумаю это лекарство.
  
  И вот теперь он просил прощения.
  - Мама! Я не стал врачом! Я стал бомжом и преступником! Но я по-прежнему хочу быть с тобою всегда и неразлучно.
  ***
  
  - Сынок, вставай, ты совсем замерз, - северное сияние потухло, и, скрипя ресницами, он возвратился на этот свет.
  Одинокая лампочка освещала площадку перед подъездом, на которой лежал Тарантул, околевая от январской стужи.
  - Ты живой, сынок? - шепелявила старуха.
  Два последних, порушенных зуба желтели у ней во рту.
  Трижды обмотанная серым пуховым платком голова прерывисто дышала упавшему человеку в лицо:
   - Я не подниму тебя, сынок... Ты тяжёлый...
  
  Десять лет она уже не выходила на улицу. Больными ногами передвигалась еле-еле из комнаты в комнату, и, случалось, подолгу глядела в окно на капризы погоды. Менялись времена года: майская зелень тревожила память и грела, летний зной выжигал перезревшую траву, тяжёлые осенние дожди обрывали последние листья, и снег, наконец, с головой накрывал и асфальт и застывшую грязь. Но не становилось ей легче, болезни обволакивали тело всё более и более. Сын её был бы ровесником Тарантулу. Уже восемь лет, как он умер на севере, куда с бригадой строителей уехал на заработки. Задержки зарплаты в городе в то время были полгода и более. На дорогу она отдала ему пятьсот рублей - большую долю своей месячной пенсии. Дала бы и ещё, но денег не было, да и пенсию по три месяца крутили на счетах предприимчивые банкиры. Умер сын на работе. Как рассказали ей потом: хрипел он страшно в последние дни своей жизни, глубоко вдохнул, поднимая тяжёлые носилки с бетоном, и медленно осел на глазах у стоящего позади рабочего. Уже мёртвый. В Сибири похоронили его товарищи, а деньги, заработанные им, поделили между собой. Ей же в полном объёме оставили горе и слёзы. И переживала она, что где-то на далёком кладбище осела земля на его могиле, и покосился у изголовья некрашеный крест.
  
  - Вставай, сынок, не спи.
   Тарантул запутался в рукавах, освобождая окоченевшие руки. Встал, наконец, на колени и с третьей попытки, хватаясь то за лавку, то за подол старухи поднялся на ноги и еле-еле вошел в подъезд - неуверенно, словно делал первые шаги в своей жизни. А может быть и действительно первые, но в новой?..
  Реанимация проходила на лестничной площадке. Чугунный радиатор излучал тепло. Человек прислонился к нему, стараясь каждой клеткой озябшего организма ожить, воспрянуть и в полной мере восстановить нарушенное кровообращение. Он тряс всеми членами тела, хватался за стены, дрожал. Тысячи иголок буравили пальцы и рук, и ног.
  - Спасибо, мать, - буркнул Тарантул.
  Возвращение на этот свет начиналось неласково.
  - Будь здоровым, сынок... Но почему ты раздетый, и кто ты?
  - Зэк я, мама... Вчерашний... Злодей. Освободился недавно, работал вот у Мирзоева, а денег нет...
  - За что сидел? - тихо спросила его она.
  - Сто вторая, мама, - и глубоко вздохнул.
  Старуха задумалась и ещё сильнее сгорбилась. При тусклом свете междуэтажной лампочки морщины на её лице показались Тарантулу ещё более глубокими, чем на монументе.
  - Хорошо, что не за душегубство, - выдохнула она наконец.
  - За душегубство, - отчаянно выкрикнул он.
  - Ты убил, сынок? Но кого?
  - Жену, мама.
  - Тяжкий грех! - запричитала она, - горько тебе, ох как горько...
  - Горько, мама, необратимо, - вторил ей шестидесятилетний детина. Он ожил окончательно. Силы понемногу возвращались к Тарантулу, но минута за минутой слабела женщина, поднявшая его с земли. Она всё ещё не решалась уйти и оставить его одного на лестничном марше.
  - Вот-вот упадет, - догадался Тарантул.
  - Ты иди, мама, домой. Я погреюсь вот тут до утра и исчезну. Я не потревожу вас и ваших соседей... Я ничего не украду...
  Он взял её под руку и проводил до дверей квартиры.
  - Спасибо, сынок. Внук у меня сердитый, прибьёт, а то бы зашёл, переночевал. Целыми днями пьёт заразу - пенсию, вот, отобрал.
  - Нет, мама, что ты... Ты и так меня отогрела, и с того света, почитай, достала. Второй раз народился. Отдыхай и не волнуйся - забудь.
  
  ***
  
  К полуночи двинулось время. Одно за другим погасли окна в соседних домах - уснули люди. Эту ночь Тарантул решил пережить стоя. Навалившись на радиатор. К счастью, что не было запоздавших жильцов, и никто не прогнал его обратно на улицу. Кому не приходилось стоя спать, тот не поверит, что это возможно. Но и все же именно так я часто отдыхал в трамваях и в очередях, а также во время ночного дежурства на службе и на работе.
  
  Рухнуло звёздное небо. Он опять ударился о твердь. О бетон. Задребезжали стёкла в оконном переплёте. Старая штукатурка вздрогнула и отслоилась. Из трещины, образовавшейся на стене высыпался песок. Искры мчались навстречу человеку из темноты, из бесконечности. Со стоном поднялся он на ноги и в этот раз, и снова упал. Бог любит троицу. Колени у него ныли и плохо гнулись. Послышался тихий скрип отворяемой двери и её мягкий хлопок: вдох и выдох. Только одна она в подъезде оставалась деревянной и не звонкой - тёплой, отзывчивой на человеческую боль. Из полутьмы возвратилась старуха-мать. Двумя руками держала она перед собою тяжёлый тулуп вековой давности.
  - Возьми, сынок, погрейся. От покойного мужа остался, нашла вот в кладовке.
  Не могла она уснуть этой ночью и долго перебирала забытые вещи. Раздетый человек в подъезде был похож на её покойного сына: такой же сутулый и мрачный, одинокий и неприкаянный. Израненный жизнью.
  - Выкидывать было жалко, а я всё думала сгодиться на что, и вот...
  Он утонул в бездонной одежде.
  - Сколько лет ему, мама?
  - Сколько живу - столько и лет.
  - А сколько вам?
  - Девяносто.
  Этот тулуп пережил все катаклизмы двадцатого века. Местами его потревожила моль, прогнившие швы расползались, но всё же он был ещё крепок и толст. Внимательно осматривая кожу, увидел Тарантул плотные бурые пятна на боку, должно быть носивший этот тулуп очень долго лежал в крови или с пробитой головою убегал от налётчиков. Историческая одежда пахла табаком и каптёркой, а в кармане её нашёлся кисет времен великих строек. 1939 год - было вышито на нём. Тарантул его вывернул наизнанку, вытряхнул на ладонь табачную пыльцу и с огорчением крякнул:
  - Курить хочу...
  
  Женщина исчезла во тьме подъезда также молча, как и появилась. Мягко вздохнула квартирная дверь и никто из соседей не проснулся от этого тихого стона. Тонкое, тёплое облако пара растаяло вслед и гробовая тишина воцарилась в подлунном мире.
  - Хорошая вещь - тулуп, особенно если им обернуться дважды...
  Благодарный бродяга расслабился и уснул на полу, вытягивая до отказа вперёд гудящие ноги, разгружая суставы... И захрапел... Эти короткие минуты сна были сладкими для окоченевшего в ночи человека.
  
  - Покушай, милый, - она вернулась к 'новорожденному' сыну - сердобольная мать. Горячая картошка парила под скупым светом последней лампочки, освещающей лестничный марш. Чёрные сухари и мятый солёный огурец - весь её нехитрый завтрак, больше ничего не было. Шла приватизация России. Бродяга взял одну картофелину пальцами и обжёгся, он перебросил её несколько раз из одной ладони в другую, подул на неё и съел. Вот и стало ему тепло и уютно.
  - Возьми, - протянула старуха бродяге литровую банку.
  Пока она её держала, в полумраке показалось человеку, что это чай или на худой конец вода. Но, увидев и оценив её содержимое, он был поражен - в банке лежали окурки.
  - Откуда это?..
  - Сын собирал... Перед отъездом на север у нас долгое время не было денег. Он хранил окурки... На чёрный день откладывал их в эту банку, уехал вот... и не вернулся, - умер несчастный...
  Теперь они знали друг о друге многое и молчали, сидя на лестничном марше. Тарантул курил и кашлял. Заглатывал мокроту и снова дербанил окурки... Где-то взорвался будильник. Потом второй, и спустя минуту ожил весь подъезд: загремела посуда; средства массовой информации наперебой заговорили о подъёме российской экономики... Настало утро...
  - Внука будить мне надо, - прошамкала ему старуха, - прощай...
  - Пойду я, мама, - он начал было снимать с себя тулуп, но старая женщина остановила его и перекрестила на дорогу:
  - С богом, сердечный! Не замерзай...
  
  
  = ШНЯГА СЕМНАДЦАТАЯ =
  ПАРАДОКС
  
  В жизни много парадоксов. Всеми правдами и неправдами строит всё сознательное человечество гаражи, чтобы упрятать в них свой автотранспорт от безлошадных и несознательных сограждан. Но время от времени злодеи отпирают засовы и угоняют машины.
  - А в чем же тут парадокс? - проницательный читатель недоумевает и весело улыбается. - Нормальное явление! Сознательная борьба барыги и вора.
  
  И поэтому, чтобы понять весь ужас нынешнего бытия, рассказывается следующая история, произошедшая в городе Новотроицке совсем недавно во время описываемых мною событий.
  
  Мирзоев купил себе новый 'Мерседес' после того как по пьяне у него угнали старый. Если кому-то покажется, что менять машины бизнесмену всё равно, что презервативы влюблённому, то этот скороспелый мыслитель глубоко ошибается. Предприниматель отнюдь не транжира, а напротив человек зарабатывающий деньги. Исчезновение автомобиля едва не свело в могилу его хозяина, две недели подряд он пил валидол, хватался за сердце и совсем не принимал в рот ничего спиртного. И до сих пор бы давился собственной желчью, если не праздники. Но таскать своё десятипудовое тело по площадям необъятного города стало действительно тяжёло и, скрипя сердцем, Мирзоев позволил себе дорогую покупку и попросил майора Вислоухова оказать ему маленькую услугу:
  - Помоги застраховать, майор, не обижу.
  - Надо обмыть машину, - согласился начальник, - пошли-ка, посмотрим...
  
  И весело болтая о мировой политике в целом: о ценах за барель нефти на международной торговой бирже да о курсе рубля по отношению к американскому доллару, наши приятели на понощенном исполкомовском рыдване поспешили к бронированному гаражу самого авторитетного в городе предпринимателя.
  - Вот напасть, - спохватился Мирзоев, - ключи-то я дома оставил. Возвратиться бы надо обратно и взять... А, майор?
  - Не надо.
  Вислоухов достал из багажника воровской инструмент - большую подборку различных ключей и отмычек, какую-то загадочную электронику и на глазах у изумленного Мирзоева двумя спицами отомкнул стальные засовы.
  - Сим-сим, откройся!
  - Вот тебе и на-а... - удивился хозяин, внимательно рассматривая замок, - не заел и даже не скрипнул? А я всякий раз минут по десять верчу ключами в скважине - очень боюсь их доломать - тяжко проворачиваются. Сварщики, они же собаки, до денег, что мухи на навоз, а у меня, веришь ли, ты майор, после этой самой покупки карманы дырявые насквозь.
  - Ой, и не говори, Анатолий Геннадьевич! Я почитай всю свою жизнь так живу - от зарплаты к зарплате... Достойного заработка не имею.
  
  Дважды они обошли машину снаружи, заглянули по очереди в салон автомобиля, потрогали её руль и тормоза. Поцокал губами главный кинолог города - понравилась ему 'тачка'. Запала в душу.
  - Я тебе вот что скажу, Геннадьевич, ты её здесь не держи. Застраховать её тебе, мы, конечно, застрахуем, но замки ненадёжны - ты же сам это видел, и страховки в нашей стране не выплачиваются в полном объёме.
  
  Мирзоева аж пот прошиб в тридцатиградусный мороз.
  - Как быть, майор?!
  - А ты её на нашей стоянке держи около милиции или отстегни бандитам десятину от полной её стоимости... Да не маши ты башкою, как овца на дороге! Это по-божески... Одну или две тысячи баксов отдай паразитам на растезнание, но зато потом хоть на помойке паркуй - ни одна живая душа не тронет. Разве что только дети протрут её рано утром рублей за пятнадцать...
  - Да где же я на всех этих гадов рублей напасусь?! - рассердился Мирзоев. - Я тебе что, фальшивомонетчик какой или глава Центробанка?!
  - Ты не кипятись, Анатолий, а подумай. Людям жить надо?.. Надо! - что ворам, что милиции. Вот и найден разумный компромисс... Ты же меня не трудоустроишь, когда нагонят как оборотня?
  - Да ты и делать-то ничего не умеешь?
  - Ну не скажи... Замок открыл...
  - Откры-ыл! - взорвался Мирзоев.
  - А с другой стороны ты и лохов своих - матёрых 'краснодеревщиков' по чистой бухгалтерии не пропускаешь. Колотишь понты у городничего, что бичей легализовал - обеспечил работой, а что у них в трудовой написано?
  
  Мирзоев стоял пристыженный и пунцовый, как мартеновская печь. После этого разговора он и дорогу забыл в гараж, а новый автомобиль стоял по ночам на стоянке возле милиции. Платить бандитам его хозяин не хотел принципиально, считая это ниже своего достоинства.
  
  Гаражом же отныне распоряжалась Верка-подельница и использовала его как базу для приёма от населения попутной для производства пельменей продукции. Именно здесь Копчёный разделывал многих кошек и собак, которых приносили ему оборванцы. Гараж использовался не по назначению - в этом и есть, собственно, весь парадокс нашего нынешнего бытия.
  
  - Я не дам вам замерзнуть, - сказала Верка-подельница Серёге, - вы будете сторожить мирзоевский гараж и помогать Копчёному в заготовке мяса. А в качестве гонорара за честную службу кормиться борщом и самогоном...
  - Только по выходным, - поправил её Копчёный. - И не более литра на рыло...
  
  Предложенная вакансия была не ахти, но когда за спиною мороз и одна телогрейка на двоих, отапливаемый электричеством гараж случается очень кстати. Обещая помалкивать обо всем увиденном и услышанном, вчерашние горе-строители вполне респектабельно расположились на металлических стеллажах заведения. Из полулегального мирзоевского бизнеса они перешли в теневой, обнадёживая себя тем, что тарелка борща и стакан самогона вовсе и неплохая плата зимой для потерпевших фиаско на жизненной стезе.
  
  
  
  
  = ШНЯГА ВОСЕМНАДЦАТАЯ =
  СУКА
  
  С утра, в состоянии глубокой апатии главный кинолог города 'килишевал' со стола на стол какие-то бумаги, сочинял инструкции по выращиванию щенков, утверждал диеты и сроки стрижки собак, разрабатывал санитарно-гигиенические мероприятия по ловле блох, сочинял реферат на тему: 'Роль собаки в воспитании правонарушителей'. Восстанавливал документацию, неосторожно удалённую им ранее. Готовился поступать в Милицейскую Академию, чтобы стать генералом на старости лет и с честью уйти на пенсию. Ведь, чего не говори, а генеральское довольствие - это надёжный рубль в кармане. Пельменный бизнес встал, потому что любое, даже самое доброе предприятие пробуксовывает время от времени. Копчёный конечно отстегивал Вислоухову какие-то копейки за 'крышевание', но стратегических программ больше не было и быстро разбогатеть представлялось проблематично. Разве что подвинуть бандитов на сельскохозяйственном рынке и начать лицензированный отстрел собак? Крупномасштабную охоту в пределах всего города и прилегающих к нему посёлков. Но не вязалось это как-то с почётным званием кинолога. Слишком большие люди уже названивали ему домой и интересовались, чем кормить и лечить питомцев, плакали в телефонную трубку, если любимое животное переставало вилять хвостом и кашляло, размазывая слюни по квартире. Большим авторитетом пользовался майор среди городской элиты - ни один ветеринарный спор в кабинетах учреждения не обходился без Вислоухова. Он был 'третейским судьей' и консультантом.
  
  После обеда, заложив руки за спину, словно конвоированный, почти вприпрыжку Вислоухов 'отплясывал гопака' по коридорам городской администрации. В животе у него бурлило и пучило. Парадные брюки стали тесными - шла активная химическая реакция по перевариванию недоброй и нездоровой пищи. Милиционер ослабил брючной ремень и расстегнул две верхние пуговицы ширинки.
  - Нужно разобраться, чем торгуют в буфете старые мымры завхоза. Может быть, не стой нас, добавляют в салат непотребную зелень или просроченную капусту?
  
  В исполкомовском туалете на подоконнике сидела огромная серая крыса и грызла кусок медного кабеля. Удивительно! По милицейским сводкам последняя проводка из этого материала исчезла в городе четыре года назад - ещё в прошлом веке, а крыса нашла где-то 'золотоносную жилу' и вытащила её на свет. Она сосредоточенно пережёвывала пожелтевшую от времени кабельную оплётку, и несварение желудка нисколько не пугало её.
  - Козлевич на этом деле машину поменял, и оно так и осталось незакрытым, - припомнил милиционер, - генерал захлёбывался желчью, рвал и метал, из органов нагнать обещал его. А свали тогда Козлевич всю вину на крыс, и очередное звание на плечах, и с генералом делится не надо.
  Он всё же не решился снять штаны и справить великую нужду - животное чувствовало себя слишком уверенно. Эта наглая крыса шевелила усами и смеялась, совсем как трудовой инспектор, только что получивший взятку.
  - Бог шельму метит. А вдруг подойдёт она ко мне и откусит яйца? - эта навязчивая идея преследовала майора весь оставшийся день.
  - Вот и настрелял тебе кошек! - матюгнулся он у аптечного киоска, высматривая левомицетин. - Чуть было в галифе не наложил... А то конец бы всей моей милицейской карьере.
  
  Вислоухов вспомнил, как в далекие годы он - курсант школы милиции, нахезал в фуражку Ваньки-взводного, уснувшего на посту во время дежурства. С позором последнего перевели в другую часть, и ликованию курсантов не было предела. Вислоухова носили на руках по казарме и подкидывали к потолку, как национального героя.
  Лекарство подействовало, и схватки в животе у майора прошли. Понос так и не состоялся. Честь его милицейского мундира была спасена, а ближе к вечеру, занедуживший было кинолог, оклемавшись от болей, поднялся на третий этаж к городничему, чтобы посетовать на погоду и на загруженность.
  - Непруха, Иван Александрович! Сель Российской экономики не даёт прогрессу двигаться вперёд, поглощает лучшие идеи - самые смелые проекты обречены на неуспех за неимением средств.
  
  У мэра были мутные глаза. Он тоже горевал.
  - Не говори, майор! Сел я сегодня за руль, не проспавшись, дёрнул же меня чёрт... Шофёра на заднее сиденье отодвинул, форсонуть я хотел, фраернуться. И сбил вот... мирзоевскую суку. Выскочила она из подъезда прямо на лёд, и под колёса ко мне...
  - Светку, что ли? - перебил его Вислоухов.
  - Типун тебе на язык - овчарку, только ты не говори им, что это был я - мне стыдно... Визжала сердечная, как сирена у скорой помощи. А я за угол, словно правонарушитель.
  - Я их собаку знаю, Иван Александрович, она выживет. Ты только не бери близко к сердцу случившееся и спи спокойно, никуда она не денется эта собака.
  
  ***
  
  Мирзоевы решали вопрос, как быть. Искалеченное животное лежало у дверей подъезда на том же самом месте, где ещё совсем недавно чуть было не отдал богу душу Тарантул. Сломанные задние конечности неестественно вывернулись в сторону, и верхняя из перебитых лап вздрагивала с каждым биением пульса. Собака уже не скулила. Она жадно заглатывала воздух и силилась приоткрыть слипающиеся от гноя веки, чтобы прочитать приговор в глазах у хозяев.
  - Не выживет, - Светлана Михайловна всхлипнула и достала из кармана носовой платок. - Хорошая была собака. От воров и от хулиганов спасала не раз.
  - Другую купим, - Мирзоев тоже был убит горем. - Вот только поднимемся на ноги, разбогатеем и заплатим налоги.
  - А с этой что делать-то будем?
  - Дам я денег грузчикам на бутылку, отволокут куда-нибудь подальше за теплотрассу и зароют в сугроб.
  На том они и порешили. Хозяева умчались решать дела, а ребята из соседнего магазина опохмелились на халяву и отнесли покалеченную собаку на помойку - пять мусорных ящиков стояли поодаль, огороженные сеткой рабицей, возле того самого детского сада, где однажды уже похоронили Танюшкину Панду. В один из них и выбросили люди собаку, здраво решив, что приедет ассенизатор и отвезет её куда надо. Деньги Мирзоева они отработали честно. Час спустя водитель санитарной машины действительно поочередно цеплял и опрокидывал ящики в кузов мусоросборника. У последнего он задумался и покачал головой. Человек не решился причинить лишнюю боль ещё живущему существу и уехал, сердечно вздыхая. Собака осталась умирать одна в железном лазарете.
  
  ***
  Теплотрасса рассекала город напополам. Сверху она напоминала кучевое облако, растянувшееся на многие километры. В безветренную погоду сказочные кольца дышали и извивались, и казалось, что одна большая змея ползёт по городу, ныряя под мосты и переваливаясь через дороги. Это была главная городская артерия. От неё в разные стороны убегали другие разветвления, в которые в свою очередь врезались новые и новые трубы. Горячая вода обогревала каждый дом - и жилой, и служебный. В подвалах стояли вентиля, ими пользовались во время аварии, когда гнилые трубы лопались и топило соседей. Как правило, внизу была комната, в которой стояли скамейки и стол, аварийная бригада раскладывала здесь свои инструменты и переводила дыхание, если работа затягивалась. Теплотрасса дарила городу жизнь.
  
  В старые добрые времена бездомные бродяги зимовали в подвалах вместе с кошками, с мышами и тараканами. Все вместе - они хорошо уживались в этом затхлом царстве сырости и слабого света. Запах стоял неприятный, но теплый, достаточный, чтобы не окоченела страдающая плоть. Но законопослушные сограждане, проживающие выше, стали тревожно прислушиваться к тому, что происходит внизу. Им стало мерещиться, что кто-то царапает двери их квартир и подглядывает в их окна, а ближе к зиме жалобы, словно осенние листья, ложились на столы домоуправлений, и однажды бомжи остались зимовать на улице перед железными дверьми бомбоубежищ. Многие из них умерли, а многие и по сей день прячутся в руинах старых бойлерных станций на центральной артерии города. Сугробы скрывают их последнее пристанище, да и любознательные следопыты проходят мимо, стыдливо осознавая, что ничего поделать с этим не могут, самим бы не остаться сегодня без жилья и работы.
  
  В одном из таких мест и выживал Тарантул в последнюю зиму жизни. Из нескольких досок он сколотил себе нехитрый топчан и жался спиною к трубе теплотрассы, когда становилось особенно холодно. Старухин тулуп оказался кстати. Он всё ещё надеялся получить от Мирзоева какие-то деньги за стадион и каждый божий день ошивался около подъезда его дома. Хозяева ему отказывали в приёме и просили его подождать ещё немного и ещё чуть-чуть... Человек терпеливо ждал и получал милостыню от случайных прохожих. Однажды ему подали картошки и лука, периодически кто-нибудь предлагал сигареты, да и пенсия как она не мала, а была подспорьем в его беспризорной жизни.
  - В следующий раз не получишь! - сурово наказала ему чиновница в отделе социального обеспечения. - Пока не отмоешся и не пропишешься... или не поселишься в доме для престарелых.
  
  ***
  
  Во второй половине дня, ближе к вечеру, старик подошел к стадиону и обратил внимание на группу малышей, облепивших мусорный ящик. Что-то стало объектом их пристального внимания - они щебетали, словно птицы, волновались и тянули не съеденные в обед конфеты и пряники на самое дно помойки. Красавица-воспитательница с потерянным видом стояла рядом и не знала, как ей быть. Административное её сердце разрывалось на части. С одной стороны оно было доброе - привитая детям любовь к животным была частью её труда, и стоило этим гордиться. А с другой стороны - умирающая собака дурно пахла, а ящик являлся очагом инфекций, и детей надо было срочно уводить. Но как это сделать и что им сказать, чтобы не поранить чуткую детскую душу?
  
  - Дедушка! Милый! Там собачка!- выручила Танюшка.
  
  С тех пор, как Тарантул стал бомжом, он не искал встречи с внучкой. От него, как и от мусорного ящика шёл нехороший запах. Насекомые с теплотрассы скакали по овчине, и недели две старик уже нигде не мылся, а только чухался по ночам, в кровь расцарапывая зудящее тело.
  
  Сука лежала в ящике чуть живая. Она не ела брошенные ей гостинцы, но благородное животное из последних сил в знак особой благодарности тянулось лизнуть эти детские руки - все, которые её ласкали и гладили. Старик аккуратно перевернул тяжёлый ящик на бок и осторожно вытащил измученное животное на свет божий. Он положил собаку на старый и покоробленный фанерный шит, валявшийся рядом. Точно так же, как она лежала в ящике, больными ногами на бок, одна на другую. Во время всей этой операции сука вцепилась зубами в его руку и сжала челюсти на рукаве, но скорее от боли, чем от злости. Тарантул встал перед нею на колени и погладил мученицу по голове. Горько проскулив, собака отпустила человека и лизнула его в нос горячим языком. Всего один только раз. Потом усталая её морда упала на щит, и снова судороги прокатились волной по искалеченному телу. Он же не побрезговал повторно заглянуть в мусорный ящик и подобрать все угощения, брошенные туда детьми. Малыши предлагали ещё и ещё, они поочерёдно наклонялись к собаке и пододвигали конфеты поближе к ней - к самому языку. Сука открывала глаза, липкие и влажные, она водила носом около сладостей, но ничего не ела, а только пыталась лизать снег, спрессованный ногами людей.
  
  - Она хочет пить, - объяснил старик, - она напьётся и выживет, а я заберу её к себе домой... Вы будете ещё с нею играть весной в догонялки...
  
  Человек вытянул из забора кусок стальной проволоки и приспособил его к фанере так, чтобы можно было волочь поклажу по снегу. Воспитательница с облегчением вздохнула, и нужно было увидеть счастливые детские лица, когда старик на этих незатейливых санках, согнувшись в три погибели, потащил вдоль дороги калеку к себе домой - на теплотрассу, чтобы поднять её на ноги и вылечить.
  = ШНЯГА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ =
  КОРОВА
  
  'Я сам себе кричу: "Трави!", - И напрягаю грудь. -
  " В твоей запёкшейся крови увязнет кто-нибудь!"
  Я мог, когда б не глаз да глаз, всю землю окровавить,
  Жаль, что успели медный таз не вовремя подставить'
  
   В.С. Высоцкий
  
  - А вас, господин майор, я попрошу остаться, - городничий не знал, как лучше начать с Вислоуховым разговор на очень серьезную тему.
  - Чем могу вам быть полезен, Иван Александрович? - милиционер внутренне собрался внимать голосу вышестоящего руководства.
  - Беда мне с этими бабами, брат! Тёща моя - стерва: на старости лет занялась животноводством. Завела себе корову, понимаешь ли. 'Молока, - говорит, - хочу испить досыта - своего, а не базарного. И вас напоить.' 'Чего тебе не спится, старая? - спрашиваю, - живи на дармовых харчах и смотри телевизор. Зачем тебе хвосты-то телячьи крутить?' 'Мы деревенские, - она в ответ, - испокон веков так жили, стремились к достатку и спокойствию - при деле, стало быть, и жизнь полна'. 'Да я же, ведьма, трехэтажный особняк на тебя переписал, ни у кого в Хабарном такого нет, а в гараж, если хочешь, зараза, машину с кефиром загоню. Не к лицу матери мэра за коровами навоз убирать. Смотри себе мыльные оперы, да чтиво позорное читай, на то они и классики, чтобы нас ублажать. А что пенсия твоя мала - я сам знаю. Но я же вам с дочерью от своих гонораров отстегиваю столько, что мадонну Рафаэлеву жаба задавит'
  - Что случилось, Иван Александрович?
  - Пропала, майор.
  - Тёща?! Не иначе чеченцы? Украли её и требуют выкупа?
  - Корова, мать твою!
  
  Он сделал паузу и налил водки в стаканы. Широким жестом расположил к себе слушателя. Вислоухов пододвинулся к столу и уселся поудобнее. Приготовился до конца выдержать пытку чужими бедами.
  - Зимою корова? Как это случилось?
  - Взяли огнетушитель, понимаете-ли, заморозили в сарае замок, ударили по нему молотком и погнали бурёнку в город на виду у всех, словно так и надо. Пешие по автотрассе среди бела-то дня. А потом их следы потерялись. И пропала моя коровушка без вести в самом-то центре города.
  - Ну и дела, - простонал Вислоухов.
  
  Он вспомнил теплотрассу и мирзоевский гараж. Именно там принимали и разделывали кошек Копчёный и Верка-подельница с тех самых пор, когда сам Мирзоев стал безвыходно находиться днём в цеху по изготовлению пельмений, а свой 'Мерседес' оставлять на автостоянке. Но представить себе Вована ковбоем милиционер не мог, пристрелить такой, пожалуй, может и пристрелит из-за угла, но не корову. Забодает она его прежде. Вислоухов уже понял, куда клонит городничий, и налил себе ещё один стакан акцизной водки. Нужно проверить гараж и квартиру.
  - Живодёры, майор! Усана их бена Ладен, живодёры! Тёща рыдает, орёт на меня: где моя частная собственность? Верни мне корову, и баста.
  - Она была застрахована?- перебил его Вислоухов, - Сарай-то охранялся?
  - Вот и я ей объясняю, что не в компетенции органов местного самоуправления решать проблемы с охраной сарая. ООО 'Капкан' - вот он виновник всех твоих бед! Подавай в суд, если не сработала сигнализация. И не реви, как сирена у скорой помощи. Хочешь я тебе, дура, полковника из тюрьмы для потребы телесной приведу? Или лейтенанта сопливого. Любить он будет - только дым отгоняй, а что ему ещё зелёному делать?.. России-то матушке служить забесплатно?.. А она на меня с кулаками и дерётся: 'Пускай он лучше мою корову отыщет, супостат ты окаянный!'.
  - Это работа уголовного розыска, - подтвердил Вислоухов.
  - А кто у нас в милиции сегодня работает, майор? Вчерашние бандиты и бакланы! Они только дубинками махать да признание из невиновных людей выколачивать - больше ничего не умеют. А сыск поднять на уровень искусства - кишка тонка. Полтонны мяса исчезло в мгновение ока на глазах у населения - и никто не видел. Одна надежда на тебя, майор!
  
  ***
  
  Этот месяц не принёс Копчёному много денег. Мирзоев ужесточил контроль за выпуском пельменей, нюхал чуть ли не каждую кость в цеху и сам часами простаивал у мясорубок. Покрикивал на стряпух и на подсобных рабочих. Покупка 'Мерседеса' и фиаско на строительном рынке поставили его предприятие на грань банкротства. Казалось что каждую кроху мяса он глазами сопровождал до прилавка, где проницательная Светлана Михайловна принимала эстафету и следила, чтобы товар доходил до стола потребителя, минуя по возможности товарные книги и кассовый аппарат. И всё же Верке-подельнице нет-нет и удавалось поразжиться на дармовых харчах, когда Копчёный подкидывал освежёванные тушки кошек.
  Мирзоевский гараж и в самом деле был забыт своими хозяевами. А между тем жизнь в нём шла полным ходом. Серёга и Бугор принесли из пельменного цеха огромную кастрюлю и ножи, и разделывали мясо мелких домашних животных. Вонь в округе стояла необыкновенная, и казалось, что за дверью этого гаража большой туалет или маленький мясокомбинат.
  - Где бомжи, там и срань, - говорили прохожие.
  Но соседние гаражи оставались вроде бы как под присмотром, потому что бродяги отпугивали случайных воров, а организованная преступность давно уже не занималась кражами со взломом. Поэтому никто и не настаивал на проверке законности проживания двух человек на территории гаражного кооператива и рода их занятий. Сами же обитатели ночлежки не замечали дурного запаха мяса, привыкли к нему и даже посмеивались по поводу своего существования:
  - Мы, рядовые строители капитализма, стоим у самых истоков светлого будущего.
  Да и не могли они шутить иначе, потому что их поколение удобрялось навозом национальной гордости, да вот пережгли только почву шовинисты, и выгорели в душах у людей посевы, обещавшие дать богатый урожай.
  Частые разговоры о банкротстве хозяев и долгие зимние ночи с разговорами на тему: 'Как пережить экономический кризис', - заканчивались выводом, что во всем виновата существующая власть, и, чтобы выжить сегодня, людям нужно воровать. Но воровство у ближнего и обездоленного мужика называлось 'крысятничеством' и порицалось всеми слоями общества. Иное же дело обокрасть барыгу или крупного собственника. Доверчивые жители России стали свидетелями страшной неправды со стороны власть имущих. Приватизация оставила в дураках законопослушное население. Добрые мысли уже давно не сверлили умы людей. А когда не спится ночью и нету хороших идей - в голову приходят плохие. И не мудрствуя лукаво, совершили наши герои набег на ранчо городничего и угнали оттуда корову.
  
  ***
  
  Верка-подельница любила блеснуть своей начитанностью на околоздоровые темы. Вот и сегодня, когда возник горячий спор между Копчёным и Бугром о пользе принятия животной крови для исцеления организма, она отыскала старинный рецепт приготовления гематогена: красно-жёлтого пламени самогон перемешивался с патокой и медленно наполнялся свежей кровью только что убиенной коровы до прекращения горения. Продозированная таким образом смесь после формовки и отвердевания по вкусу напоминала молочные ириски и обладала необыкновенными свойствами повышать тонус организма при малокровии и вымирании. Резать корову решили в конце рабочего дня, после захода солнца.
  - Я деревенский парень, - нетрезвеющий Бугор хорохорился, - Промеж рог её 'понедельником' и амба! Перережу глотку, Вера Сергеевна, полную кастрюлю крови вам обещаю. Вы только и про нашу душу нацедите самогона в сахарных амбарах вашего хозяйства.
  - Что вы, что вы - не обижу, - довольная Верка-подельница прокручивала в уме говядину в килограммы и рубли. По-деловому, наряженная в халат, она решила присутствовать на бойне и проверить на деле возможность приготовления панацеи от всех болезней. В случае успеха это упрочнило бы за ней славу народного целителя и принесло полторы - две тысячи рублей от реализации конфет. Копчёный же - её товарищ и сотрудник, тоже поспешил разделить успех своих подопечных. Будучи инвалидом второй группы, он свято верил в медицину и принес из дому литровую кружку и термос. Разочаровавшись в уринотерапии и отчаявшись поправить своё здоровье мочой, Вован опять воспрянул духом. Одна только мысль о горячей крови коровы заставляла его глотать слюну, и сладостно передёргивался его кадык, когда он представлял, что солёное тепло наполняет силою его поношенное тело. Лязгнули стальные замки, и гараж распахнулся навстречу вампирам. Серёга щёлкнул выключателем, вспыхнул яркий свет, и все зажмурились. Неуверенно мотая головой, корова от неожиданности шарахнулась в самый конец гаража и звонко ударила хвостом по пустым стеклянным банкам из-под маринадов, съеденных на недавней 'инаугурации' господина Валиханова.
  
  - Надо бы связать, - робко посоветовал кто-то из присутствующих людей.
  - Бугор своё дело знает! - и, уверенно взмахнув над головою кувалдой, бравый 'главшпан' шагнул навстречу победе. Зрители зажмурились, с ужасом ожидая треска разбитого черепа и свиста расплёскивающихся мозгов. Но кувалда неожиданно вырвалась из рук нетрезвого бойца и, перелетев через весь гараж, огрела корову сзади по крупу. Струя урины, словно брызги шампанского, ударила в погреб, а секунду спустя, раздался треск разрываемых ягодиц, и спусковая лестница в подземелье покрылась липкими экскрементами. Зрители в спешке позатыкали носы и уши, а несчастное животное замычало, как тепловоз - отчаянно и протяжно, и пошло на прорыв. Корова выбросила рогами горе-забойщика на снег и побежало по улице, голося, навстречу майору милиции. Вислоухов благоразумно уступил ей дорогу, констатировал факт покушения на чужую собственность, задержал нарушителей и позвонил городничему.
  
  - Молодец! - обрадовался мэр.
  - Только вот одна неувязка, Иван Александрович! В бегах-то корова и как её поймать я не знаю.
  - Высылаю казаков, майор! Они на этом деле собаку съели и все повадки животные знают. Составляйте протоколы задержания нарушителей и действуйте по закону.
  Спустя час ряженные в бурки гаеры - праправнуки атамана Дутова пробовали копытами коней свежие плюхи на улицах города. Горько вздыхал войсковой атаман:
  - Обосрали Рассею, враги, ох-х, как обосрали...
  - Хают правительство, власть нашу хают...
  - Так послужим Отчизне, друзья!
  И вторили ему станичники, отрабатывая бюджетные крохи:
  - Не отдадим супостату Рассею!
  
  Отважные следопыты нашли беглянку в подземном переходе, где она пряталась от ветра и от стужи. Благо, что немногие пешеходы в столь поздний час гуляли тут, второго такого приключения корова могла бы не пережить.
  При свете луны и звезд уже около полуночи по автотрассе в сторону пригородного села Хабарное медленно двигалась торжественная процессия. Впереди на милицейской машине, включив сирену и мигалку, ехали Вислоухов и Копчёный, следом бежала корова, подгоняемая ворами, а сзади четверо верховых казаков наезжали на них лошадьми и хлестали нагайками за то, что последние усомнились в законности вчерашней приватизации.
  = ШНЯГА ДВАДЦАТАЯ =
  ВОЙ ПРИ ЛУНЕ
  
  'Разбиты лапы, пёс, я знаю
  В недобрый час,
  Как рана мучает сквозная,
  Усталость нас'
  
  Борис Воробьёв
  
  Собака действительно скоро поправилась. Первую неделю она только пила и лизала снег. Благо, что под каждой теплотрассой есть оазисы, где круглый год журчат ручейки. Нечистые, с примесями щёлока и ржавчины. Но когда плоть больна, и такой источник панацея от лихорадки. Вредные примеси вторичны, и лакала собака воду, изгоняющую из тела жар. Тарантул купил сгущёнки, вскипятил чай. Больная сука стукнула хвостом по нехитрому настилу из тряпок и сделала первую попытку подняться на лапы, постояла полминуты, покачиваясь, и упала обратно на бок. Горько заскулила, поглядывая на человека.
  - Чтобы выжить - нужно есть, - сказал он нравоучительно, и начал кормить её молоком.
  
  Однажды утром, проснувшись, бродяга обнаружил, что собака грызёт его тулуп. Болезненный жар сошёл, и вместе с Тарантулом большая, но худенькая овчарка - одна кожа да кости, поднатужилась и вышла на промысел от помойки к помойке. Кое-как на трёх лапах несла она своё неокрепшее тело по нахоженным тропам зимнего города, стараясь как можно дальше держаться от шумной дороги. Когда же человек уходил на ту сторону трассы, собака падала на здоровый бок, вытягивая передние лапы вперёд, и терпеливо ожидала его - нового хозяина. Высунув потрескавшийся язык до самого снега, она отдыхала на обочине. Тарантул не гнал её за собою, потому что знал, как боится калека теперь шума автомобильных колёс и шального скрипа тормозов. Животные, как впрочем, и люди, не забывают источников боли и страдания. Но есть сила, которая побеждает страх. Это любовь и преданность. Что движет нами, когда мы возвращаемся на родное пепелище, туда, где нас уже никто не знает и не ждёт? Где наше место занято другими, более целеустремлёнными и сильными, и закреплено за ними по праву?
  
  Один осужденный посетовал как-то Тарантулу в лагере:
  - Прочитал я в деле, где родился. Был около года на воле - приезжал и смотрел на этот дом, если верить бумагам, оттуда меня отдали в приёмник. Мать и отца я не помню, но ведь жил же я здесь, около года жил... Когда освобожусь я, найму адвоката - а вдруг и до сих пор осталось за мною право собственности на этот клочок жилплощади?.. Может быть, и припомнит меня кто из соседей, и что со мною случилось? Ведь живут же люди иначе?.. Вне лагерей?..
  Так и собака нашла дорогу к подъезду, где жила раньше. Светлана Михайловна выгуливала нового щенка.
  - Что, Ронда? Очухалась, выжила?
  Сука вильнула хвостом, вправо и влево. Только влево до отказа, а вправо чуть-чуть по инерции. Больная лапа болталась в воздухе, как будто на привязи.
  - Нет, Ронда! Ты совсем обомжилась, завшивела. Гадишь, наверное, поминутно когда и где захочешь? А у нас, чтобы нести сторожевую службу, есть Полкан. Поищи себе другого хозяина.
  
  Осторожно принюхивался щенок к этой костлявой, но сильной псине. Что-то заставило его поджать хвост и отступить назад за спину хозяйки. Вины за ним перед этой хромой сукой не было и не могло быть... Может быть чувство несправедливости и социальной дисгармонии тоже знакомо собакам и воспринимается ими более остро, чем людьми и значит более человечнее? Маленький Полкан спрятался в подъезде, едва отворилась дверь. Ему не хотелось гулять в этот вечер. А Ронда пришла посмотреть на хозяев и ждала с надеждой от них помощи и ласки. Так все мы смотрим на своих вчерашних друзей, добившихся чего-то на жизненной стезе, но они не замечают нас, и мы недоумеваем: почему? Так правительство и президент проводят в отношении народа удивительно правильную политику, но, увы, только в средствах массовой информации. И глядела сука на знакомые окна квартиры, как смотрят в телевизор безнадежные больные перед смертью, и выла тонко по-сучьи, словно баба на поминках, пока кто-то не прогонял её зычным голосом.
  - Пошла вон, мать твою, мирзоевское мясо!
  Что-то тяжёлое падало рядом. И только тогда она поднимала покалеченный зад и спешила, припадая к земле, в свое логово. А там на передних лапах подползала виноватая к Тарантулу. Как могла, устраивала своё гудящее тело рядом с ним на подстилку из ветоши, клала человеку морду на грудь и глядела в его лицо по-собачьи преданно, и лизала его глаза, когда он просыпался и начинал говорить.
  
  ***
  
  Оклемалась и корова. Необычное приключение даром для неё не прошло. Полтора десятка километров на морозе прогалопировала она в сопровождении садистов. Гладкошёрстное животное простыло, мочилось кровью и совсем уже не давало молока. Тёща городничего поселилась в хлеве за печкой и плакала. День и ночь она выхаживала корову, совала ей в задницу огромный градусник, колола в круп антибиотики. Лучшие ветеринары области собрались на симпозиум в особняке у мэра в селе Хабарном. Лет тридцать, а то и более не проводились подобные мероприятия в регионе, а между тем обмен опытом в любой сфере очень важен и укрепляет дружественные связи между людьми. Открыл это торжественное мероприятие сам городничий. Он рассказал о проделанной майором Вислоуховым работе в области сыска животных, сделал акцент на важности санитарно-гигиенических и профилактических мероприятий в каждом хозяйстве и торжественно вручил герою старинное ружьё с инкрустированным прикладом. Это была семейная реликвия. В забытые уже совковые времена деду господина Валиханова - красному егерю Валихану Валиханову сам Никита Сергеевич Хрущёв пожаловал этот ствол за успешное освоение целинных и залежных земель. До глубины души тронутый таким вниманием со стороны исполнительной власти, майор Вислоухов выступил с ответной, благодарственной речью и поделился опытом работы в должности главного кинолога города, что оказалось кстати. Учёные мужи не дали корове упасть и окончательно загнуться, и похмелье, которое всегда сопровождает мероприятия подобного рода, исцеляли неделю спустя простоквашей из молока воспрянувшего животного.
  
  Вислоухов купался в лучах своей славы, газеты писали о нём... Даже его бывшая жена заинтересовалась им и дважды звонила ему, предлагая встретиться, чтобы далее вместе решать судьбу своего, отбивающегося от рук, сына. Очередное звание из Москвы не заставило долго ждать. Торжественный запой по этому поводу уже грозил обернуться большой катастрофой. По пять раз на дню Вислоухов ввинчивал и вывинчивал в погоны огромные звёзды, бросал их в посуду с отравой и, выпивая до дна вонючее зелье, доставал их, скрипя зубами. Примеривал он новую шинель и папаху, козырял перед зеркалами, вытягивая далеко вперёд сверкающий носок сапога, ходил по струнке, словно курсант перед знаменем части, пел гимн России и поминал слова присяги. Окружающие снисходительно относились к этой блажи героя, ну с кем не бывает, мол, - расслабляются время от времени большие люди, да и что это за мужик такой, который не пьёт? Но всё же от безделья чудил наш герой, и городничий решил его озадачить.
  - Там собака какая-то по ночам воет и мешает спать, - сказал он при встрече, - от жильцов твоего бывшего квартала в адрес администрации города поступила коллективная жалоба. Сотрудники детского сада тоже подтверждают контакты детей с нездоровою псиною. Сам я в детстве с дворовыми собаками якшался, но посуди ты, брат Вислоухов, эта собака - разносчик инфекции, по помойкам шастает, глисты там всякие и блохи при ней. Многие родители своих детей и в садик-то водить перестанут - шпана безнадзорная вырастет.
  
  А далее по инстанции. Чем и хороша служебная лестница, что отучает нас самостоятельно работать головой и успокаивает совесть. Но Копчёный 'упёрся рогами', когда услышал от друга просьбу найти зверюгу и убить.
  
  - Ты хочешь, чтобы из меня Ясеневская группировка по капле кровь выдавила за нарушение правил охоты на чужой территории! Меня уже дважды предупреждали, чтобы не трогал собак! А как мне отмазаться, если возьмут меня завтра за горло и ствол мне к спине приставят? Бабок у меня нет - не заработал. Инвалидность моя для них не льгота. Опустят, как пить дать, опустят! Дрова на голове ломать начнут. И генералы не помогут. Не путай ты меня, господин полковник, в это сомнительное мероприятие.
  
  Но убедительные слова наша милиция находит быстро.
   - Балда! По ту сторону теплотрассы город контролирует Кореец, а по эту сторону Ясень. А собака живёт на нейтральной территории, поэтому принятое на сходняке решение мы не нарушим, если уничтожим зверя в его логове - ночью. Я возьму ружьё, пожалованное мне мэром, а ты приготовь патроны, - распорядился милиционер, - но только не сегодня. Пить брошу, и не ранее...
  = ШНЯГА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ =
  ПОСЛЕДНИЙ ЭТАП
  
  'Всех ожидает одна и та же ночь...'
  Квинт Гораций Флакк
  
  Выйти из запоя непросто даже самому святому милиционеру. Вислоухов таким не являлся и поэтому испытывал воистину адские муки. Стоило ему зайти в буфет - ничего кроме пива он не видел. А где есть пиво, там и водка, болезни от неё и депрессия... Недолгой была его радость от славы. Тяжёлое бремя. Вот и споткнулся полковник милиции на самом ровном месте. В холодном поту сутками валялся он дома на кровати. Сплёвывал в тазик едкую желчь и всё, что сплёвывалось еще. Внутренние органы, казалось ему, поотрывались и повредились, и никак не выдавливались наружу вместе с блевотиной, закупоривая проходы во внутрь и вне пищеварительной системы. В брюхе давно уже не было нормальной еды, потому что как и всякий уважающий себя алкоголик Вислоухов не закусывал ни после первой, ни после второй рюмки, а после третьей - всегда вставала дилемма: есть или 'догнаться'? Голод, как правило, отступал на задний план, и снова были первая и вторая рюмки. Щетина вытягивала нитки из мокрого полотенца, когда больной вытирал им осунувшееся лицо.
  - Надо кИдать пить, - кодировал себя начальник, глядя безумными глазами на потолок.
  Собрав последние усилия воли, полковник милиции наручниками приковал себя к батарее, а ключи от них выкинул в самый дальний угол комнаты. Проблема любви и долга наконец-таки решилась в пользу долга. Эта была замечательная находка, если бы не одно но...
  
  Вислоухов исчез из жизни города. Словно сторожевая собака на цепи, он дёргался и влево, и вправо. Батарея скоро не выдержала динамических нагрузок. Она стала потеть и сморкаться водой. Жажда душила мученика, хотелось пить, а поди-ка дотронься языком до горячей трубы. В прихожей надрывался телефон - звонили сотрудники, но не мог замечательный кинолог дотянуться до трубки. На третьи сутки он, наконец, не выдержал добровольного заточения в квартире и начал что было силы стучать по металлу кандалами и орать сквозь стены соседям, чтобы вызвали спасателей.
  
  - Белка у мусора. По фазе сдвиг, - и проницательные жильцы пригласили санитаров из психиатрической больницы.
  Люди в белых халатах проникли в помещение через окно четвёртого этажа, сняли с больного наручники и отвезли Вислоухова в приёмную покоя городской наркологии. И вылечили бы его окончательно, если бы нашлась хоть одна свободная койка. Но именно в эту пору на металлургическом комбинате выдавали зарплату рабочим, и желающих отлежаться в стационаре было так много, что они приходили за больничными листами к врачам со своими раскладушками.
  
  Выйдя на следующий день на работу, оклемавшийся милиционер рассказывал окружающим, как мужественно он одолел Зелёного Змея. Женщины восхищались его силой воли и передавали из уст в уста подробности этой недюжинной борьбы, а дома на примере героя воспитывали мужей, да так, что последние, попадись им Вислоухов на узкой тропинке в горах, не разошлись бы с ним миром, отругали бы его отборной бранью и по-русски...
  
  ***
  
  Прочь уходило солнце. Последние потоки дневного света брызнули на покрытые холодом Губерлинские горы. Бордовою рекою закат растекался по горизонту словно кровь, сворачиваясь во мгле наступающей ночи. Чернели силуэты цехов и труб Орско-Халиловского металлургического комбината. Молочного окраса пар от котельной мягкою ватой обволакивал раненое небо, но верхние, самые беспокойные потоки воздуха обрывали врачующую пелену, вновь и вновь обнажая кровавое месиво...
  
  Ночь охоты настала. Весь предыдущий день было пасмурно. Вьюжило. Тяжёлыми хлопьями снег отплясывал над миром сатанинские танцы, присыпая дорожные наледи и коммуникации. Старые следы почти исчезли. Тропы сгладились, но, всё же внимательно глядя под ноги ещё можно было угадать их недавнее расположение и изгиб. Ничего не помешало Копчёному разведать, в логове ли собака. Дважды она покидала своё жилище и дважды она в него возвращалась. Свежая борозда на снегу подтверждала это.
  - Спит, - резюмировал он.
  
  Вислоухов загнал в стволы патроны и взвёл курки. Ветер немного стих, а снегопад окончился. Крепчал мороз. Затрещали заклёпки на металлической обшивке теплотрассы.
  - Может быть уйдем, полковник?! Оставим это дело на потом, на завтра?! Ты погляди на комбинат!? Сочится небо! Как на перевязке в травмотологии.
  - Это мартеновские трубы чадят.
  Страх парализовал Копчёного:
  - Быть беде, гражданин начальник!
  - А что нам может помешать? Похмельный синдром? Или нечистая сила?
  Вислоухову тоже передалось тревожное напряжение этой ночи, но он всё ещё храбрился. Где-то в глубине души засосало, закружилась голова, под кадык подкрались тошнота и слабость. Вот так мы чувствуем трагедию и судорожно перебираем в уме всевозможные её причины и последствия. Сколько раз в нашей жизни в последний момент мы отступали, уходили от опасности, но именно по пути домой что-то и случалось. Однако было и другое. В схватке с трудностями победа оставалась за нами, но такой ценой, что приходилось задумываться, а нужна ли была она?
  
  Полковник вспомнил, как в молодости впервые ему пришлось выколачивать признание из упрямого ПТУшника, который дерзил на допросе и не хотел сознаваться в краже водки из поселкового магазина. 'Западло', мол, товарищей выдавать, а начальство торопило с закрытием этого дела и наблюдало: мент или не мент Вислоухов. Обломает ли новый сотрудник этого сопляка или грош ему цена - окажется слюнтяем?.. Как он боялся тогда оплошать и опозориться, что никто из офицеров милиции не поздоровается больше с ним за руку, не выпьет с ним вина на досуге или хуже того, в свиту праведников 'от юстиции' зачислят его сотрудники... Это позор!.. Но с чего начать и как ударить наглого парня? Ничего не писали об этом в учебниках по сыску. А работа ждала...
  
  Он поймал себя тогда на мысли о том, что в школе его учили любить животных. А в подвале пацаны распинали за лапы крыс и мучили, подвешивая их под потолок на место лампочки: выкалывали им спицами глаза, протыкали уши, обливали бензином и жгли факелами плоть.
  - Делай с нами, делай как мы, делай лучше нас! Или жрать тебя заставим вонючую землю и будем мучить до смерти, как крысу!..
  Он зауважал коллектив и поверил в его могучую силу. Жёг и мучил, и чувствовал интуитивно, что на костях построена цивилизация, что топор палача всегда востребован для утверждения иерархии. Что это надёжный кусок хлеба.
  - Да отсохнут у вас руки, - возмущались немногие.
  Но над ними глумились, их гнали, свистели им в след. Их бойкотировали... На языке у праведников рос типун, а руки у палачей крепли и не отсыхали.
  
  Первый удар подростку он нанёс сзади, потом второй и третий, вошёл в раж, а при написании протокола допроса неожиданно растерялся, долго вспоминая: 'А в чём собственно сознался юнец?' Вот тут и пришли на помощь ему друзья по милицейскому цеху, посочувствовали, запереживали, довели до конца его первое дело. Вислоухов стал полноправным членом команды и не разу в жизни не усомнился в неправильности своих действий. А бил он добросовестно, технично, и боли в запястье не знал...
  
  Всё это вспомнилось почему-то ему в этот кровавый вечер. Какое ещё новое испытание приготовила судьба? Какие муки совести он ещё не преодолел на пути к успеху? Кошки? Он только что уничтожил всех кошек города... Собаки? Да разве без него не ели собак?.. Но, терзаемый памятью, оступился полковник и сошёл с запорошенного пути в сторону, и по пояс провалился в сугроб. А когда выкарабкивался обратно на твердь, опираясь на упавшее рядом ружьё, нажал милиционер курки. Непроизвольно... Заложило уши, и пальцы рук вдруг повело судорогой. Острая головная боль, как током пронзила всё его могучее тело от висков и до ногтей. Парализованный полковник замер истуканом между труб теплотрассы и сухими от ужаса губами прошептал своему корешу:
  - Посмотри, что там с ней?..
  Собака надрывалась от ярости. Она была жива и рвала на Копчёном дублёнку.
  - Дай ружьё, полковник! - матершинил он. - Эта зараза задушит меня!
  Вислоухов вышел из оцепенения и поковылял на крик, размахивая прикладом. И только тогда, хромая, и одинокая сука кинулась в сугробы и ушла в темноту звать на помощь. В эту ночь её звонкий лай был слышен всему городу. Она рассказывала миру о произошедшем так, как оно было на самом деле. Она не соглашалась с устройством этого мира... Самые смелые средства массовой информации исказили её голос, не дали впоследствии истинной картины произошедшего, тасовали факты так, как этого хотели их учредители. И написали неправду... Не приняли и на суде её свидетельские показания, обреченная на вымирание и душевнобольная, собака была для суда лицом недееспособным... Но не ради денежного довольствия, а по зову сердца до последнего дня его жизни служила она человеку, разделившему её участь.
  - Что случилось, Вован?
  - Ты убил человека...
  Картечь обезобразила лицо Тарантула. Были повреждены ключевые артерии, и кровь вытекала ручьями из рваного тела.
  - Я убил бомжа, - в бессилии простонал Вислоухов.
  
  Можно лишить жизни человека в бою или при попытке к бегству, исполняя служебный долг. Можно убить его чужими руками, и человечество имеет богатый опыт в плетении интриг. Злорадствуют короли, когда их родственники умирают на эшафоте и торжествуют президенты, когда кому-то из объявленных ими террористов сворачивают шею в камере уголовники. В назидание другим. Мочат в сортире, по капле выдавливая кровь за деньги или по понятиям. А сколько жизней проиграно в карты? И что греха таить - мы, законопослушные мещане, радуемся смерти каждого вельможи от зависти к нему или по злости... Да! Так оно и есть! Бог покарал, а наши руки чисты. Но долго ли в покое наша совесть? Другие тираны не лучше прежних...
  
  - Что будем делать, начальник?..
  - Членить и прятать по мусорным ящикам, чтобы собака металась.
  - Найдут, как пить дать найдут... А может быть его в мясорубку?
  Копчёный внимательно посмотрел на друга. Вислоухова колотил озноб. Стучали зубы. Судорожно сжимая их вместе, полковник скрипел от досады, собирался с мыслями, унимая в коленях дрожь... И дал понять ответным взглядом подельнику, что отступать уже некуда.
  На том и порешили.
  С полуслова...
  Слишком многое уже связывало их в этом мире. Огласка и ответственность за содеянные грехи перед Жизнью были совсем ни к чему...
  
  Труп они разделали на месте и быстро. Отрезали голову и ноги, сняли с туловища убитого одежду и шкуру, и в мешке, предназначенном для собаки, за два с половиной часа перенесли всё его мясо в цех по приготовлению пельменей. Остатки же человека, его кожу да кости засунули в ближайшем овраге в полынью под лёд и закидали снегом нехитрую прорубь.
  - За день затянется.
  
  Верка-подельница рано пришла на работу и была поражена увиденным. Копчёный неистово крутил мясорубку, а полковник милиции истекал потом с головы и до ног. В расстёгнутой рубашке - голый пуп наружу, мешал он свежий фарш со вчерашним. Темная говядина в кастрюле порозовела и смотрелась весело, чего нельзя было сказать о работниках - тошнило обоих. В мусорном баке виднелись остатки отрыганной пищи и стоял специфический запах пивной.
  
  - Опять нализались, - подумала она. - А мясо где взяли?
  - Бугор и Серёга достали...
  - А наблевали-то что?
  - Обмывали звёзды...
  
  Выглядело очень убедительно. Верка еще не видела Вислоухова в новых погонах. Быстренько она накинула на себя рабочий халат и достала из кармана одёжную щётку. Поднявши с пола упавшую шинель полковника, подельница принялась отскабливать с неё следы желчи и крови.
  
  - Корову убили, что ли?
  - Корову...
  - Ту самую или другую?
  - Ту самую, Вера! - сердито рыкнул на неё Копчёный.
  - Какая-то она не такая, а розовая...
  - Молчи, Вера! Возьми у него весло и килиши фарш, - он поднял глаза на милиционера.
  Тот был перепуган и бледен...
  - И прячь! Килиши и прячь, чтобы Мирзоев не видел, чтобы Светке-суке, не догляделось... И стряпухам об этом знать ничего не надо.
  - Это не говядина, - удивилась она, разглядывая мясо ближе. - Это свинина, опять украли?.. А крови мне на гематоген оставили?
  - Не пытай, Вера! - заорал Копчёный. - Здесь есть для этого мусор! Наш оплот! И наша 'крыша'!
  
  Втроём они успешно справились с работой и прибрались: вынесли все отходы на улицу, открыли окна, и скоро запах человеческой смерти выветрился из цеха прочь. Потом мужчины отмылись, очистились, осмотрелись по сторонам и, облегчённо переведя дух, опрокинули самогонки на сон грядущий (Благо, что та никогда не переводилась), да разошлись по домам - спать. Все было 'чики-чики'.
  
  = ШНЯГА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ =
  ГЕНЕРАЛ 'ОТ ЮСТИЦИИ'
  
  'Чтобы поступать справедливо, нужно знать очень немного, но чтобы с полным основанием творить несправедливость, нужно основательно изучить право'
  
  Георг Лихтенберг
  
  Это скандальное дело получило широкую огласку. Собака охрипла, но лаять не перестала. Кому первому пришло в голову поинтересоваться причиной её горя, сегодня не помнит никто. Может это был дежурный сантехник или случайный прохожий, неравнодушный к чужой беде, но этот человек позвонил в милицию и сообщил страшную новость. В районе теплотрассы найдена обезображенная человеческая голова. Звонивший не сообщил своего имени и отчества, он был сильно испуган и имел в прошлом неприятности с правоохранительными органами. Как правило, впоследствии такого человека таскают по кабинетам и опрашивают, проверяют у него алиби, и при отсутствии такового - он первый подозреваемый. И, слава богу, что этот добрый малый так и остался неизвестным. Потому что, как станет ясно из дальнейшего повествования, это оказалось мудрым решением с его стороны.
  
  Оперативники не придали вначале поступившему сигналу никакого значения. Они с нетерпением ждали результатов очередного тура чемпионата страны по хоккею, многие из них сделали ставки на предстоящие матчи. И кануло бы всё в небытие, звонок не был зарегистрирован, но людской телефон сильнее и надежнее. Весь город шумел уже через полчаса возле страшной находки. Все новые и новые ротозеи затаптывали последние следы преступления. Кто-то пнул голову ногой, и она улетела в сугроб. Потом её снова отрыли. Проницательные сыщики опознали убитого бомжа. Как Медузу-Горгону, брезгливо вертели они по очереди в руках страшную находку, осторожно стряхивая снег с почерневшего лица и держали её при этом за волосы так, чтобы не встретиться с нею взглядом. Словно стылая боль могла ожить и вспыхнуть, и испепелить их жестокие души. Но этого не произошло. Долго потом отмывали сыщики в снегу свои руки, тщательно вытирая их старыми тряпками, на которых ночевал убитый. Слишком активную деятельность вёл старик в последние дни своей жизни: наследил у городничего, построил детский стадион, был выселен из общежития за нарушение санитарных норм. Светлана Михайловна Мирзоева неоднократно обращалась в милицию с жалобами на преследования со стороны этого человека - маньяка, вымогателя денежных средств.
  Ручей в овраге был вскрыт и обследован, останки человеческих костей извлечены на свет и сфотографированы. Сыщики недоумевали, кому и зачем нужно было так уродовать тело бомжа - бесполезного человека, не имеющего за душою ни рубля, ни квартиры. Были проверены алиби у всех освободившихся недавно из неволи людей и внимательно изучены их секретные дела, любезно предоставленные спецчастью учреждения - врагов Тарантул не имел. Следствие зашло в тупик. И было бы забыто уже через неделю произошедшее, как по городу с катастрофической скоростью стал распространяться новый слух, что мирзоевская говядина сладкая на вкус и 'какая-то не такая...'. Провели экспертизу пельменей, слепленных в цеху известного предпринимателя и снова зашумел народ и забрехала пресса. Мясо убитого бомжа присутствовало в фарше.
  
  Вислоухов запил сразу же по возвращению домой утром того злополучного дня. Он бредил во сне, бормотал, он вскакивал с кровати ночью и кричал в окошко. Страстно беседовал с кем-то и спорил - оправдывался, более скороговоркой, извинялся за что-то и плакал. Совою ухали двери его балкона и дребезжали во фрамугах расколотые стёкла. Соседи в страхе просыпались и, затаив дыхание, прислушивались к тому, что творилось у них за стеной.
  - Мент поганый, напуган произошедшим...
  Да и сами они были шокированы убийством.
  
  Городничий поседел, 'творцы' в областном собрании в думе косились в его сторону, шептали что-то ему во след, в глазах у губернатора он видел упреки в свой адрес.
  - Я, мол, за тебя агитировать приезжал. Помогал деньгами и связями. Кражи твои очевидные не замечал... Проталкивал на место, обустраивал выборы, а ты не оправдал надежд, не устоял перед криминалом... Не едят же людей у нас в Оренбурге?.. Кто виноват?
  
  И комиссия за комиссией инспектировали город, проверяли документацию, принимали у себя паломников - ходоков за правдой. С болью, со слезами, с обидою на чиновников приходили люди, дрались в очередях, отчаиваясь попасть на приём к государственному инспектору. Виновных выискивали сразу, 'наказывали рублём' и выпроваживали на пенсию. Но федеральный ураган иссяк, и скоро в кабинеты городской администрации вернулись прежние покой и благополучие.
  
  - Вставай, Вислоухов! Вставай, брат, пора! - городничий весело тряс его за погоны. - Совсем иссопливел, расслабился... Лежишь, перепуганный насмерть и мокрый, как курица, да блюёшь, как семиклассник...
  Офицеры милиции стояли за спиною у мэра и подобострастно улыбались.
  - Пришли брать, - догадался Вислоухов.
  - Сколько можно пить, гражданин начальник?
  Запах терпкого, крепкого чая наполнил его жилище. На кухне уже хозяйничал кто-то из молодых.
  - Чифирнёшь, господин полковник? Труп этот проклятый нашли. Кругом кипиш, рамсы наводят... Знаешь, что ждёт тебя в ближайшем будущем? - городничий задвинул ногою тазик с блевотиной далеко под кровать и поставил на его место стул прямо напротив больного. Присел, наклонился и внимательно заглянул в глаза загулявшему другу.
  - Тюрьма! - прохрипел ему тот в ответ перегаром.
  Сотрудники милиции рассмеялись.
  - Генерала инсульт стукнул! - торжественно объявил мэр. - На ладан дышит парализованный! Всех это человеческое мясо достало, захожу в магазин, и кажется мне, что его запах закладывает нос, а возле самого прилавка, хоть тазик у тебя бери и ставь - тошнит. Погряз, вот, в самом, что ни на есть, последнем вегетарианстве, похудел на четыре с половиной килограмма - беда... А Мирзоев - мразь!.. Божится, что не при делах... В гараже у него гильотина, ножи, вонь и крысы... Бомжи живут! Его бомжи - сам я их видел на строительстве стадиона... Футболисты хреновы...
  
  Вислоухов клацал зубами о кружку с чаем и дрожал...
  - Чего же ты не радуешься, полковник?! Телефонограмма пришла из Москвы.
  - Какая телефонограмма?
  - Утвердить тебя в должности начальника милиции... Генеральские погоны уже не за горами!
  От неожиданности Вислоухов залпом проглотил весь оставшийся кипяток и протяжно завыл от ожога глотки.
  - Да не переживай ты так искренне, полковник, не прилично это - спи!.. И завтра выходи на службу трезвый, как стеклышко, да пора ставить точку на этом страшном деле.
  - Я разберусь, Иван Александрович! Я знаю право!.. Я найду кого посадить, за что посадить и как посадить...
  - Я и не сомневаюсь в этом, но закодироваться тебе всё-таки надо. Каждое твоё слово и каждый твой поступок отныне взвешивают сограждане, и ты должен стать для них примером и надеждой в борьбе за правопорядок.
  
  Серёга и Бугор были задержаны на следующий день. Прямо в гараже. Вначале они пробовали отказаться в совершении преступления, юлили и плакали, говорили, что не понимают о чём идёт речь. Но на вторые сутки дознания бродяги не выдержали милицейского пресса и раскаялись. Они сознались во всём 'содеянном', честно рассказав, как долго вынашивали мечту разбогатеть, убивали собак и кошек, и вот теперь ещё и человека, вчерашнего их приятеля... Оправдывались, что, мол, бес попутал, но не принял во внимание это суд и приговорил преступников к пожизненному заключению в зоне особого режима в городе Соль-Илецке. Громкое это дело вскоре заглохло. Растаял снег, и пришла весна...
  = ШНЯГА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ =
  ПОДАВЛЕНИЕ ДОБРОЙ ВОЛИ
  
  Мое завещание читателям:
  (Пусть высекут у меня на могиле)
  
  'Зверинец ещё не вернулся в город. Хочется верить, что задержался он немного, всего чуть-чуть, как заработная плата или новоселье'
  
  Автор Вулкан Камагатага
  
  Вчерашние веники позеленели и расправили ветки - городские карагачи потянулись в небо. Ночью, когда умолкала дорога, и потухали окна в домах, когда оседала на улицу последняя дневная пыль, и выхлопные газы цивилизации рассеивались во мгле, запоздавшие прохожие могли услышать хруст приподнимающейся земли. Это оживала трава. А рано утром яркие лужайки, словно улыбающиеся дети, вспыхивали и там, и тут. Жёлтые одуванчики мерцали в этом море зелени, как внучата огромного солнца, и радовались, неискушенные цветами, горожане такому бурному проявлению весны. Перепачканная свежими листьями детвора ликовала: девочки плели венки, а мальчишки носились повсюду наперегонки, играя в пятнашки. Детский садик перешёл на летнюю форму одежды.
  
  Мирзоев исчез из города. Нашкодившие повсюду супруги продали в спешке квартиру и гараж, и сегодня занимаются бизнесом где-то в Тюмени, там очень много денег и благоприятная конъюнктура рынка. Генерал Вислоухов всё ещё мечтает привлечь их к ответственности за пособничество в людоедстве, но более в отчетах и на словах, нежели на самом деле. Потому что вторичная огласка этого страшного дела не нужна ни ему, ни городской администрации.
  
  Останки бомжа похоронили на кладбище. Его голову обернули, спущенной с него же шкурой и засунули в полиэтиленовый мешок из-под сахара. Сверху накидали костей, запаяли, и...: 'царствие ему небесное'. Говорят, что поп отпевал его в часовне, но это факт не проверенный. Чтобы поп отпевал и не за деньги, такого не было со времён Рождества Христова, но и это тоже не следует принимать за чистую монету - богохульничание неудачника автора.
  
  Дедушку Васю уволили с работы. Он уже не тренирует волейбольную команду и живёт на одну пенсию. Как часто бывает в таких случаях, человек в одночасье расстроился и слег. Трагедия с братом не могла не отразиться на его здоровье. Родственники узнали об этом поздно, газеты умолчали, кто именно стал жертвой преступления. Да, слышали, что в городе съели человека, и не одного, но не догадывались кто он. Не знала и внучка о смерти Тарантула, семейное горе её обошло стороной. Дома на эту тему не говорили...
  
  Мусорные ящики от детского сада перевезли в соседний квартал. Случается, правда, что ленивые жильцы по привычке нет-нет, да и вытряхнут свои помойные вёдра на старое место - прямо на асфальт, но добросовестные дворники рано утром уберут за ними мусор и посетуют, что люди - свиньи. Очагами инфекции эти редкие отходы не становятся...
  
  Корова стала знатной стахановкой и начала давать рекордные надои, а собака, покалеченная колесами автомобиля, окрепла и повторно освоилась в этом мире. Теперь она бесплатно катается на автобусах и на трамваях. Вместе с первыми пассажирами зайдёт рано утром в дверь где-нибудь на самой дальней окраине города и едет в другой его конец к железнодорожному вокзалу, путаясь в ногах у суетливых людей. Там она выпрыгивает на улицу и начинает свой дневной поход через весь город мимо теплотрассы, заглядывая в каждый мусорный ящик. Но есть у неё на маршруте голодные места - промышленные, где поживиться нечем. Тогда она - мудрая вновь на остановке, занырнёт в трамвайку и выглядывает осторожно из-под лавки, тяжёло глотая воздух. Язык у неё при этом дрожит, и пеною на полы ложатся липкие слюни.
  
  Зверинец ещё не вернулся в город. Хочется верить, что задержался он немного, всего чуть-чуть, как заработная плата или новоселье.
  
  Но радует построенный Тарантулом стадион. Искусство зодчего пережило творца... Надолго ли? - Не знаю... Хранители искусства - потомки, и при всей деградации нынешнего общества почему-то вериться в лучшее. А вдруг художественный камень переживёт разруху и варварство, неграмотность, ну хотя бы, на двадцать лет?.. Нет, по доброй воле ни один из сильных мира сего не раскроет свою мошну для реставрации, но периодически рождаются люди бескорыстные и одержимые, способные поддержать чужую жизнь после смерти ещё двадцать лет, и ещё?.. И живы замечательные творения духа... Случается и совсем невероятное... Так не должно быть, но есть - злодеи очищаются в чистилище творчества, и однажды бригады российских бомжей и преступников построят правовое государство, как это сделали английские каторжники, вывезенные в Австралию в далёком восемнадцатом веке...
  - Так не бывает, - грохочете вы...
  Но не вся история - ложь и фальсификация...
  
  ***
  
  Соратники Мирзоева - 'новые русские' открыли весенний сезон гонками на детских автомашинах. Газеты напечатали положение, утвердили призы и сметы, и праздник состоялся. Два десятка участников пробега - малыши дошкольного возраста вышли на старт на своих игрушечных 'Мерседесах' и 'Лимузинах'. По выстрелу ракеты вся эта спортивная колонна стартовала и по резиновому полю наперегонки заколесила к финишу. Метров сто детворе предстояло крутить педали. Они надувались от напряжения, они обливались потом... Неожиданно на трассу выскочила долговязая девочка в ситцевом платье, догнала соискателей славы и стала, весело хохоча, подталкивать отстающие машины вперёд - то одну, то другую. На спине у неё был рюкзачок. Плюшевая панда выглядывала из него наружу и пела весёлую песню о сладком. Это была самая лучшая её игрушка и игра.
  -Уйди, девочка, не мешай! - рупор судьи заглушил эту песню. - Не помогай отстающим, не вмешивайся в распределение мест.
  Но она не услышала крика арбитра и продолжала толкать вперёд теперь уже две отстающие машины. Кто-то из родителей бросился на поле, чтобы увести её и отшлёпать, но она вовремя увидела бегущего к ней человека, быстренько обогнала всю эту торжественную колонну и финишировала первой.
  Проигравшие оправдывались. Как и водится в таких случаях, они всю вину свалили на Таньку, не помешала бы, мол, она - обязательно бы выиграли.
  - Судью на мыло!
  Болельщики были возмущены. Они настояли на повторном пробеге. И снова Танюшка с песнями вынырнула невесть откуда, и уже никому не мешая, мчалась впереди всех, веселя и зрителей, и судей. Распределение мест осталось прежним, но важные карапузы, покидая своё навороченное железо, были явно сконфужены, они недоумевали, как это босоногая девчонка их возраста так легко обогнала могучую технику и рассмешила взрослых.
  
  - Иди-ка, ты девочка отсюда, - золотозубый родитель нашёл её и выпроводил вон.
  - Это мой дедушка строил, - растерянно оправдывалась она.
  Барин согласился, похвалил её дедушку и купил ей мороженое.
  - Кушай девочка, не бойся! Хорошо он строил, спора нет, но ты больше не приходи сюда - не надо...
  Ворота стадиона закрылись перед ней. И стояла она на улице по ту сторону праздника с мороженным в руках, недоумевая, как ей быть. Так и мы в своей жизни по щедрости или по таланту добиваемся побед и успехов, но нас выпроваживают вон и не отмечают, стреноживают, чтобы не мешали мы двигаться другим, чтобы не затмили мы их славу и авторитет. Мы съедаем гостинцы и, униженные, становимся на место. Вот и побеждает в бегах не рысистая кровь, а та, в которую вложены деньги. Истинные же герои дня дисквалифицированы и забыты...
  
  ***
  
  - Ты трусливая, Танька! Ты ни за что не сумеешь прийти туда, где съели бомжа. Там до сих пор валяются его рваные тряпки, и видна человеческая кровь, - так ей сказал герой автопробега Артём, и ватага непослушных мальчишек поспешила за вожаком на теплотрассу искать это страшное место.
  Она шла за ними поодаль одна, растерянная и испуганная. Когда мальчишки исчезли в зарослях колючего бурьяна, Таня остановилась и хотела захныкать, но потом смирилась с тем, что она трусиха, присела на камень и стала ожидать когда герои вернуться. Дети, как впрочем, и многие взрослые очень бояться одиночества и стараются подражать друг другу во всём, жить в рамках традиций и правил. Сколько её не дразнили и не гнали, а тянулась Таня к ровесникам, к более сильным и смелым и уважала старших.
  
  Ребята вернулись домой возбуждённые. Таню они не замечали, кто она такая, а между тем, девочка слушала их и переживала.
  - А где у них была мясорубка, Артём? - спросил у него один из сорванцов.
  - В гараж таскали, там два мужика зимовали, им хозяин есть ничего не давал... Вот они выследили ночью бомжа и убили. Если бы их не поймали, им этого мяса хватило бы на год. Человеческое мясо сытное и очень долго не протухает.
  - А правда, что тот, кто однажды попробует человеческое мясо уже ничего другого в жизни не будет есть?
  - Это правда... Но еще вкуснее человеческая кровь, тёплая и свежая. Она исцеляет от многих болезней... Всего один стакан такой крови, и целый год никакая хворь не берёт.
  - Ну, тут ты врёшь! Я однажды ударился носом об стол и два часа подряд сглатывал кровь, а потом простудился и охрип... У меня воспалились миндалины.
  - А вот и не вру! - Артем был готов повторно разбить возразившему нос, чтобы доказать свою правоту. - Ты пил неокрепшую детскую кровь, а надо пить кровь взрослого человека. Для чего же тогда её сдают в скорую помощь?.. Кровь бомжа особенно целительна, потому что он живет в естественных условиях - на морозе... Ты понял, чушок?
  
  Сказано было убедительно, собеседник сник, а перепуганная Таня вечером пытала дедушку о жизни и о смерти.
  - Ты, дедушка, говорил мне, что нельзя есть человеческое мясо, а мальчишки сказали, что оно полезно, что кровь сдают в скорую помощь, чтобы давать её потом больным вместо лекарства. Только она солёная и невкусная кровь, и я, дедушка, её пить ни за что не стану.
  Дедушка Вася лежал в постели уже вторые сутки. В груди у него клокотало, тело горело огнём, температура не падала ни на градус - это был уже не тот человек, который мог, взмахнув рукою легко послать мяч над сеткой на поле соперника. Он пил нитроглицерин и с болью глядел на любимую внучку.
  - Ты не слушай их, Таня! Врут они. Кровь у человека берут, чтобы переливать её из вены в вену, а не пить... Случается, что потеряет много крови больной в аварии, например, вот ему и вводят сюда иголку, - дедушка достал из-под одеяла, исколотую шприцами, руку и показал девочке место на её сгибе. - И переливают кровь... Разве ты не слышала об этом по телевизору?
  Последний укол оказался для него неудачным - дедушка не вовремя выбросил ватку, закрывающую отверстие из-под иглы, и чёрный синяк на коже не заставил себя долго ждать. Трудно было ошибиться, демонстрируя это место.
  - Слышала, - успокоилась Таня.
  
  Но ненадолго. Детские разговоры на эту тему велись и множились. Искажались, теперь уже бомжа съели на месте и сырым, 'шлёмками' пили его кровь, словно минеральную воду в профилактории. Закусывали орехами и чесноком. Теория оздоровления организма находила всё новых и новых поклонников. Со всего города, как на экскурсию, спешили любознательные мальцы на теплотрассу. Маленький Артем стал у них вожаком и гидом. Даже второклассников водил он - дошкольник показывать это священное место и брал с них мзду конфетами и гематогеном. Новый подрастающий бизнесмен пошёл по пути Мирзоева.
  
  ***
  
  Тане платить было нечем. Однажды, рано утром, она решилась сама в одиночку найти дорогу туда, где съели человека. Тайно, чтобы не увидели её мальчишки, девочка зашла с другой стороны теплотрассы и пошла на их голоса, прячась от них и выслеживая. Артёму не надо было знать, что она нарушила границы его владений. Он был жестоким мальчиком. В детском саду любого малыша Артём мог оттолкнуть и ударить, воспитательницу называл он мымрой и требовал поделиться с ним гостинцами каждого ребёнка. Должников он всячески унижал и его приятели могли безнаказанно вымазать грязью слабого мальчишку или девочку... Таня боялась его.
  
  Огромные вентиля были выше её ростом. Из-под них на землю сочилась сырая ржавчина. Протискиваясь между железными прутьями ограждения этой бойлерной площадки, девочка испачкала платье и расстроилась: вокруг было грязно и скользко. Она нырнула далее под трубы в заросли крапивы и бурьяна. Ломая сандалиями лопухи, Таня, того не ведая, шла к месту гибели человека тропою Вислоухова. Именно отсюда зимою он и Копченый увидели красное небо, как предостережение свыше, именно здесь под ногами у девочки раскисала в ржавчине последняя потерянная ими совесть.
  
  Комары и мошки кусали лицо. Одна из них - ядовитая ударила в глаз. Девочка захлопала ресницами и стала пальчиками натирать его. Появился насморк. Таня зашмыгала носом, чихнула и торопливо закрыла ладошками рот. Мальчишки были где-то рядом, они могли услышать её и увидеть. Намокшие носочки давно уже скомкались под ногами и хлюпали. Было неловко идти. Девочка решила разуться, чтобы поправить их и отдохнуть. Она нашла освещённую солнцем лужайку около труб и присела спиною к бетонному столбику теплотрассы.
  До чего же всё-таки он удивительный этот мир: интересный, нарядный - так и хочется окунуться с головою в море душистых соцветий и трав. Рядом колючий чертополох. Можно погладить его ворсистые лепесточки или дотронуться до сочного стебля, чтобы нечаянно уколоться шипами листьев. Но пузатый шмель уже собирает нектар - это его делянка. Потревоженный Таней, он отрывается от цветка и кружится над нею - ворчит.
  Девочка знала, что если сидеть неподвижно, то сердитый шмель её не тронет, пожужжит немного и успокоится - улетит восвояси. Она подобрала коленки поближе к себе к подбородку и притаилась, закрывая руками лицо.
  - Улетай полосатый шмель, улетай же скорее мохнатый...
  
  Как в этот момент совершенно отчетливо раздались голоса мальчишек. По другую сторону опоры сидели Артём и его новый приятель долговязый школьник - надменный и гордый мальчишка, появившийся недавно у них во дворе. Таких больших пацанов Таня ещё не видела с Артёмом. Перепуганная девочка задрожала и зажмурилась и забыла про шмеля: не узнали бы они её, не обидели б.
  - Мой папа построит дачу, как у господина Валиханова, и будет разводить бомжей на мясо, - Артем разговаривал на равных со старшим, он чувствовал себя хозяином здешних мест.
  - Но они такие вонючие - бомжи, - возразил ему приятель.
  - А ты как думал? Свиньи они тоже вонючие, если за ними не убирать.
  - А кто за ними убирать будет? Ты?
  - Нет, конечно. Папа наймет холопов. Есть такие сволочи, которые за стакан водки от зари и до зари готовы горбатить.
  - Хорошо, когда много денег...
  - А кто тебе не даёт, зарабатывай...
  - Значит, врут взрослые что людей не едят?
  - Конечно.
  - И некому верить?
  - А ты и не верь... О бизнесе тебе никогда и никто не расскажет правду. Это правило... Лучше прибедняться и врать, как мой папа, и прятать доходы в чулок, пока не разбогатеешь настолько, чтобы купить самого президента.
  - И кошек едят и собак...
  Говоривший задумался.
  - Кушать-то хочется, - ответил ему Артём.
  - Только сначала их нужно убивать и разделывать, и перекручивать на пельмени...
  - Мой папа умеет. У него пистолет...
  - А мой папа мент... Генерал Вислоухов.
  - Значит, мы будем дружить, - обрадовался Артём, - потому что с ментами всегда надо жить дружно.
  - Правильно говоришь, и делиться с ними тоже надо.
  Артём достал из кармана гематоген и отломил половину приятелю.
  - Кушай, мой друг, моя крыша!.. У меня ещё двое должников есть. Они бесплатно гуляли здесь. Играли в прятки... Нужно с них конфеты за это вытрясти. Половина твоя... Осилишь?..
  - Нет проблем, - и 'деловые люди' отправились к ручью, в котором оперативники зимою нашли спущенную с бомжа шкуру и его кости.
  
  Шмель, наконец, успокоился. Он вернулся на репейник и сосредоточенно пил нектар - наслаждался, раскачивая, как качели, могучий стебель. Два мотылька, чуть касаясь травы, промчались мимо. Стрекотали кузнечики. Таня осторожно выглянула из своего убежища и увидела несколько старых ящиков и дощатый настил, нехитрую постель из лохмотьев, перепачканную чёрною краской. Это была запёкшаяся кровь Тарантула - её деда, которого она за короткий срок успела полюбить. Но девочка догадалась об этом позже, когда случайно задела головою мягкую металлическую обшивку теплотрассы. Оцинкованное железо дрогнуло, шаткие листы распахнулись и разошлись, и к её ногам упали знакомые дедушкины очки в роговой оправе. Она осторожно подняла их и провела горячими пальчиками по выпуклому стеклу. На холодной поверхности остался волнистый и влажный след. Растерянная девочка ещё больше отодвинула жесть и обнаружила тайник, в котором лежали кружка и ложка, старая записная книжка и несколько монет. Маленький Миша Панда - её новогодний подарок дедушке сидел одиноко, завёрнутый в полупрозрачный целлофановый мешочек, как в плащ-накидку...
  
  - У тебя мишка старый цел? - припомнила Таня, тот уже далёкий зимний вечер. - Отдай мне его, если не жалко... На память. Я не выброшу его на помойку, как мальчишки, я его починю и заштопаю... И будет он со мною всегда - до конца моей жизни. До последнего дыхания... А когда я умру - он ещё возвратится к тебе, вот увидишь! И ты будешь вспоминать меня - старого скульптора...
  
  Она собрала в охапку весь этот скарб и побежала с ним вон, скорее от этого гиблого места, но поскользнулась на склоне, опускаясь вниз, упала и ударилась о землю. И рассадила себе коленки. Дедушкины вещи вылетели у неё из рук и покатились в бурьян. Девочка растерялась, на мгновение она замерла и прислушиваясь к тому, что у неё шумело за спиной. Перепуганной ей показалось что это возвращаются Артём и его новый друг, что они поймают её - Таню и будут требовать с неё конфеты, толкать и бить... А потом отведут в милицию и отберут Мишу Панду, дедушкины очки и его записную книжку... Среди колючей травы, второпях, она искала упавшие вещи и прижимала их к груди - судорожно и тесно. Но что-нибудь всё равно вываливалось у неё из рук, и Таня нагибалась вновь и вновь, и плакала, оглядываясь в сторону приближающейся опасности.
  - А вдруг они меня съедят?
  Дома её не ругали - такой заплаканной и бледной девочка ещё никогда не возвращалась с прогулки. Таня рыдала навзрыд. Она целовала дедушкину руку и просила у него прощения за всё сразу, что произошло в её жизни за последние полгода: за украденную кость, за непослушание, что она огрызалась старшим и не слушалась их, и мешала им проводить соревнования на стадионе, ползала на четвереньках по свежей траве и, перепачканная зеленью, плела венки из одуванчиков, доставляя лишние хлопоты ближним.
  - Я совсем не жалела маму!
  
  Насилу ласками и поцелуями её успокоили - она уснула, но под утро во сне рассказывала в бреду, как Артём с милиционерами отбирают у неё конфеты и что они съедят её - Таню, как съели дедушку Олега...
  А днём?..
  А днём она молчит и уже не просится на улицу. Когда же, наконец, её выпроводят насилу за порог, девочка больше далеко не отходит от дома и едва увидит Артёма - прячется в подъезде и молча вытирает щёки возле маминой двери. И живёт она в страхе и неуверенности за своё будущее, за завтрашний день, потому что боится зла со стороны богатых и сильных, передающих сегодня по наследству и власть, и деньги, и рычаги подавления доброй воли...
  
  30.06.2004
  
  Повесть мною неоднократно переписывалась и правилась. Возможно и в дальнейшем я ещё буду тешить это своё первое детище...
  
  Автор: Александр Муленко
  Апрель 2006 года
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"