Муравьев Константин Николаевич: другие произведения.

Перешагнуть пропасть (Ознакомительный фрагмент).

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.54*273  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перешагнуть пропасть.
    100RUR
    К чему приводит страсть к изучению всего нового и неизвестного, Дмитрий узнал, попав на неизвестную планету в неизвестной вселенной. Главное здесь - выжить и вписаться в местное общество. Но для этого придется пройти долгий и тернистый путь, встречая врагов и обретая друзей, переживая опасные и смертельные приключения. Однако это только первый шаг на пути из захудалого мира в высокотехнологичную цивилизацию будущего. Хватит ли у него решительности сделать второй шаг? В связи с переговорами с издательством и их требованием оставлен только ознакомительный фрагмент.
    На текущий момент в издательство переданы две первые книги цикла "Перешагнуть пропасть" и "Один день решает все". Предварительный срок издания первой книги - июнь 2014 г. Пишется третья.
    Первая книга серии вышла в тираж - "Перешагнуть пропасть" (Издательский дом "Ленинград").


Цейтнот. Перешагнуть пропасть.

   Часть 1. Шаг первый. Странный северянин.
  
   Глава 1. Солнечная система. Земля. Северный Урал. Город древних.
  
   ****
   Вот вы спросите, что может делать обычный молодой человек, двадцати лет от роду посреди дикого леса, неизвестно где и неизвестно когда?
   То, что это неизвестно где и неизвестно когда, вопрос уже решенный, но все так же оставшийся открытым.
   Еще три дня назад я и сам смог бы вам ответить на этот вопрос.
   Ни-че-го. Так бы и сказал. Ни-че-го. Выделяя каждый слог и каждую букву.
   Но то было тогда, а не сейчас.
   Однако давайте я начну свою историю по порядку.
   ****
   Я никогда особе не увлекался экстремальными видами спорта, туризмом, альпинизмом или другими видами путешествий с бесплатной возможностью откуда-нибудь упасть или что-нибудь себе сломать. Не был ни археологом, ни черным копателем, ни спелеологом или диггером. Не стремился заработать больших денег (хотя об этом я пока сильно и не задумывался, но и пользы денег в разных начинаниях никогда не отрицал, просто пока мне хватало и того, что у меня было). В общем, был я простым и обычным студентом математического факультета нашего государственного университета, который шёл своим путем и старался никому на своем пути особо не мешать.
   Правда при всем при этом было у меня одно странное и необычное увлечение или можно сказать привычка, так как въелась в подкорку моего мозга она всерьез и видимо уже надолго.
   Я исследователь. Вот есть у меня такой небольшой пунктик.
   Мне не интересен "маршрут", по которому я пойду, но мне интересно, а что же там на другом его конце. Мне интересен сам путь, я всегда стремлюсь заглянуть за угол, за поворот дороги, уйти куда-то в сторону, и, достигнув какого-то предела, практически мгновенно начинаю искать новую цель или объект исследования.
   И именно это мое любопытство загнало меня в мое текущее положение.
   В детстве это проявлялось в том, что я облазил, исследовал все подвалы и чердаки нашего городка, знал все парки и окрестные леса. Изучил все небольшие горки и те крохотные пещерки, что были в округе. Но делал я все это не потому, что туда лазили все, а мне просто было интересно заглянуть туда, узнать, а что же там происходит и что там находиться. Заглянуть за ту небольшую завесу тайны, что в моей голове рисовала моя же буйная фантазия. И я был счастлив этим.
   Друзья знали о моей такой странной тяге к необычным местам в городе и его окрестностях, а поэтому все городские байки о таинственных и необычных местах стекались ко мне в руки.
   До сего момента все мои приключения, кроме одного, практически не были связаны даже с небольшой долей риска, при этом как то так получалось, что они не выходили далеко за пределы нашего района тем более моей родной области. Тем не менее, я со своими знакомыми и друзьями облазил все более или менее известные и интересные места ближнего Урала. Но душа хотела чего-то большего, мне всегда не хватало какой-то тайны, чего-то, что будет интересно посетить, обследовать и изучить. Чего-то, путь до чего сам по себе станет большим приключением.
   И такое приключение у меня вырисовывалось.
   В ближайших планах, на которые я копил уже второй год, было путешествие по территории Китая и Тянь-Шаньских гор. Была у меня возможность присоседиться к одной из направляющихся туда следующим летом компаний.
   Но судьба распорядилась несколько по-другому.
   Три недели назад один из моих знакомых, аспирант-геолог, рассказал мне о странном и непонятном месте, обнаруженном геологической партией, в которой он работал, во время последней экспедиции.
   Они нашли непонятный и очень древний пещерный город в вековых горах Уральского хребта. Город находился на северном Урале практически на берегу Северного Ледовитого океана.
   Вокруг небольших гор, где лежали эти пещеры, простиралась территория холодной и необъятной тундры.
   Вот об этой своей находке и сообщил мне товарищ и кроме того предложил место в новой экспедиции, правда уже организованной каким то археологическим университетом из столицы, направляющейся непосредственно на исследование этого необычного города.
   На что я с превеликим удовольствием согласился. Как только услышал о древнем городе, в моей голове так и загорелось слово "тайна". Моего терпения едва хватало, чтобы не ринуться туда самому, а дождаться отправления основной группы.
   И вот мы на месте. Не сказать, чтобы нас сразу же ждали великие открытия, но, по крайней мере, город о котором все время пока мы сюда добирались, шли непрекращающиеся споры, оказался на месте. И, как это ни странно, он не был бредом упившихся вусмерть геологов. На что почему-то надеялись некоторые скептически настроенные участники экспедиции.
   В первый день мы занялись обустройством лагеря. Я знал, что с моими знаниями и "превеликими" умениями не смогу претендовать на что-то более-менее значимое в экспедиции, и поэтому был рад выданной мне должности простого младшего научного сотрудника, ну а если это перевести на обычный русский язык, то был неким мальчиком на побегушках, что-то типа принеси-подай. Тем более за эту работу мне даже платили хоть и небольшие, но деньги. По крайней мере, так было первое время.
   Обязанности меня особенно не обременяли, и поэтому у меня было много времени, чтобы заниматься своим любимым делом. Я мог хоть до ряби в глазах лазить по устланным вековым слоем пыли коридорам неизвестного и древнего города. И меня это полностью устраивало.
   Через несколько дней мое рвение заметили именно в этом направлении работ, почему-то среди большого состава экспедиции нашлось немного людей, которым нравилось бродить по мрачным и темным пещерам. Руководитель экспедиции, некто академик Стерпеков Владимир Николаевич, обратил на это свое внимание и повысил меня до картографа, выдал GPS-навигатор и направил мое рвение в более конструктивное русло, теперь моя работа заключалась в обследовании близлежащих окрестностей города и составлении его карты. В мои обязанности кроме составления карты города входил еще и поиск необычных мест, буде такие сыщутся.
   И первое из них я смог обнаружить уже через один день.
   Буквально под носом у всех, недалеко от входа в город, пройдя через совершенно незаметное ответвление, мною был обнаружен странный памятник на небольшой площади. Хорошо рассмотреть его я не смог, так как у меня как раз в этот момент потух фонарик, и возвращаться пришлось практически в полной темноте. Но несколько попозже, когда мы вернулись туда уже более подготовленными, нашим глазам предстала странная скульптура.
   Во-первых, она располагалась в центре абсолютно круглой и гладкой площади. И во-вторых, скульптура изображала некое существо, явно относящееся к человеческому, хоть и не совсем понятному, виду. По крайней мере, у меня, то, что это кто-то гуманоидный, сомнений не вызывало. Найденная скульптура была выполнена с такой тщательной проработкой и из такого крепкого материала, что наш штатный геолог сходу не смог определить ни возраста памятника, ни материала, из которого он изготовлен.
   По периметру площади был изготовлен явно уже более грубый и простой невысокий заборчик, некогда украшенный глиняными барельефами. Большая их часть обвалилась, но в некоторых местах еще сохранились фрагменты.
   И вот именно на эту небольшую площадь перебралась основная часть экспедиции, для изучения найденного артефакта.
   Весь младший персонал направили на восстановление из кусочков барельефа целостной картины. Эта участь не миновала и меня. Но после первого же чуть не разрушенного в прах фрагмента, с пожеланиями дальнейших "успехов" в жизни и особенно личной, меня вернули к прежней работе.
   Старшие же вплотную занялись найденным памятником.
   Выдвигалось множество гипотез, что же это за изваяние находиться по центру помещения, но никто так и не пришёл ни к какому определенному выводу. Формой оно походило на человека, но никакой персонализированной информации не несло. Создавалось впечатление, что у изображенного на памятнике существа нет лица в принципе. К такому выводу многие и пришли, но меня при любом взгляде на это изваяние не оставляла какая-то его странность и законченность. В голове вертелась какая-то мысль, но у меня не получалось ухватить ее за хвост.
   К концу второго дня исследования артефакта так и не смогли получить точных результатов по химическому составу материала изготовления памятника и его точному возрасту, но удалось определить возраст окаменевшей на памятнике пыли, после того как его аккуратно очистили от нее. И датировался он тринадцатью тысячами лет.
   И этого быть не могло, на земле даже сейчас не было технологии по обработке такого плотного материала, как сказал мой друг, который состоял в группе геологов, не то, что в те давние времена. А по логике вещей, найденная скульптура была еще старше.
   Что тут началось. В лагерь срочно съехались какие-то непонятные люди. Место раскопок взяло в кольцо охранения какое-то неизвестное мне военное подразделение.
   Но что самое странное, нас всех не отстранили от работы, а только значительно ограничили перемещения вне лагеря, да изъяли все средства мобильной и прочей связи, пообещав их вернуть по окончанию экспедиции.
   Единственным нововведением, влияющим на наш повседневный график стали ежедневные утренние планерки, где мы должны были отчитаться по проделанной за вчерашний день работе и уведомить нового помощника академика из вновь прибывших о запланированных на день работах.
   Да и еще, мне дали напарника, вернее напарницу. С новой группой прибывших людей в лагерь приехала и эта девушка. Звали ее Елена. Больше о ней я сказать ничего не могу, кроме того, что в каждом ее шаге чувствовалась грация опаснейшей хищницы. Но мне почему-то это нравилось, хотя все остальные ее явно сторонились, включая и самого академика. Так же исключение составлял его непонятный помощник, он тоже относился к этой девушке достаточно дружелюбно или даже больше. И меня это несколько смущало, девушка начинала мне нравиться. А видя эти странные отношения с новым помощником, я не мог определиться в своем отношении к ней.
   После появления странных людей в составе экспедиции и витавшего в воздухе аромата тайны и секрета, по лагерю поползли различные слухи и разговоры.
   И как закономерный результат все чаще в этих разговорах сотрудников стала проскальзывать фраза о внеземном происхождении Артефакта. Именно так, с большой буквы. Артефакта.
   Еще больше эту теорию усугубило моя случайно проскользнувшая во время очередной планерки фраза. Я ведь уловил ту странность, что бросалась мне в глаза при взгляде на найденную скульптуру. Она была похожа на скафандр, футуристический, необычный, но скафандр.
   И именно это я и сказал своей напарнице, как одну из идей, рожденных в порядке бреда. Но вот академик, как оказалось, обладал очень хорошим слухом, услышал и ухватился за мои слова.
   И они уже не казались таким бредом, после того, как скульптуру начали изучать еще и с этого направления. А на третий день исследований мои слова подтвердились на все сто процентов, так как Стерпехов в этот вечеров каким-то непостижимым образом смог открыть его.
   Да именно так, это был не памятник. На площади в окружении барельефов стоял настоящий скафандр, оказавшийся в этом месте более тринадцати тысяч лет назад.
   Что было дальше с найденным памятником-скафандром не понятно, так как в этот же день его изъяли из помещения и куда-то увезли.
   Но для меня все это было лишь проходным событием, мой ежедневный график работ нисколько не претерпел изменений, добавив лишь пункт о том, что теперь меня в моих путешествиях сопровождала еще и довольно симпатичная молодая девушка лет двадцати четырех, с великолепной фигуркой. В чем я случайно смог убедиться, наткнувшись на нее в душе, правда Лена об этом не знает, а то думаю, лишился бы я столь полезного кулинарного органа как голова. Есть нечем станет, оторвут ее.
   Девушка была не просто красива, она притягивала любой взгляд, который просто обращался в ее направлении, и удерживала его все оставшееся время. Как только она входила в помещение, все внимание обращалось на нее. Но одновременно в ней ощущалась какая-то затаившаяся опасность, которая и отпугивала от нее большинство поклонников, пытавшихся завладеть ее вниманием, уже после нескольких минут знакомства. Я чувствовал это, но почему-то сам абсолютно спокойно относился к этому. Видимо это и послужило одной из тех причин, почему ее назначили моей напарницей. Я не начинал нервничать в ее присутствии. Тем более с каждым днем это наше сотрудничество нравилось мне все больше и больше. Не только в профессиональном плане, но что более важно, в личном. Во время наших совместных походов я любовался ею. Меня поражало, что такая красавица делает в этих темных пещерах. Общение с нею мне дало понять, что интересен ей я не больше как приятель, но это меня особо не огорчило. Я был поглощён тайной города. И видимо эта моя холодность к ней, и некая отстраненность, в конце концов, заинтересовала ее. Наши совместные походы перешли из разряда только деловых разговоров. Мы могли или молчать днями напролет, или наоборот, болтали ни о чем, не переставая. Вернее говорила Лена, я все больше слушал. Никогда особо не был заводилой и душой компании, но если хотел проявить себя или просто поддержать беседу или разговор мог и сам говорить практически на любую тему, правда, сутками напролет болтать я не мог совершенно, хватало меня обычно максимум минут на сорок. А вот Лена, как оказалось, любила порассуждать о жизни, о том что мы здесь делаем, да вообще, была она достаточно начитанной и эрудированной девушкой, стыдно признаться, но по многим вопросам, о которых я не то что не задумывался, но и не знал, что они существуют, у нее было свое собственное мнение. Но странным во всем этом было то, что Лена никогда не касалось личных тем или вопросов своего прошлого. Что меня несколько удивляло, но помня о ее появлении здесь, я не думал, что это является какой-то особенной странностью, скорее это было спецификой ее работы. Временами на Лену нападала какая-то меланхолия, и она становилась не очень разговорчивой девушкой, правда я и сам не слишком часто старался завести беседу, особенно в такие моменты, но и наше взаимное молчание меня совершенно не напрягало.
   Как-то так незаметно получилось, что мы стали посещать полевую кухню вместе, вечерами после окончания работ и сдачи оборудования на склад, стали проводить наше небольшое свободное время вместе. Что самое странное, в такие моменты обратно в город меня не тянуло. Мне было приятно и интересно находиться с этой немного загадочной и удивительной девушкой. Но ее прошлая жизнь так и оставалась для меня темной и непознанной тайной.
   Я понимал, что ничего серьезного из наших отношений не выйдет, а поэтому не старался каким либо способом форсировать события, боясь как-то обидеть или оскорбить Лену. А ее, похоже, наши такие отношения и взятый темп их развития вполне устраивали. Было заметно, что она старается решить для себя какой-то вопрос и немного разобраться во мне.
   И это наше сближение видимо почувствовали каким-то образом в лагере.
   ****
   Как-то вечером я услышал (подслушал, после того как немного разобрался в теме) разговор в палатке геологов, который меня заинтересовал двумя фактами, которые в нем обсуждались.
   - Слышь, Мих. А твой приятель, похоже, закрутил со Снежной королевой.
   - Не могу сказать, он мне не докладывается.
   - Да брось ты, все видят, что Шатун и она везде и всегда постоянно вместе появляются в последнее время.
   "А Шатун это видимо я", - пришла запоздалая мысль в мою голову, - "а Снежная королева, похоже, Лена".
   - Может быть. От него еще и не того можно ожидать.
   - В смысле? - явно удивился говоривший.
   - Ну, помню как то в детстве, к нам приезжал зоопарк.
   - И что? - не поняли в палатке.
   - Не перебивайте и все узнаете, - ответил Михаил и продолжил, - так вот приехал к нам перевозной зоопарк, и в один из дней там сломалась клетка с тигром. И он сбежал. Несколько дней весь город был на ушах, как оказалось, тигр был дикий и в зоопарк попал какими-то левыми путями. Но тигра так и не нашли, подумали, что он сбежал в леса, а там его искать, что иголку в огромном стоге снега. Охотники и егеря прочесали близлежащие территории, но так и не нашли никаких его следов. А через полгода про эту истории уже и забыли, только ни какие зоопарки к нам больше не приезжали.
   - Ну? - с нетерпением поторопили Миху, так как он почему-то примолк.
   Через пару мгновений он продолжил.
   - Забыли про эту историю и мы, но как то вечером приходит ко мне Димыч.
   - Кто? - уточнили у него.
   - Ну, Шатун.
   - А ну так бы и сказал.
   - Это для вас он Шатун, а для меня Дмитрий Пономарев. Ну, так вот, где то через полгода приходит он вечером ко мне и говорит, что ему нужен грузовичок моего отца на пару дней. И желательно, чтобы об этом никто не знал. Мы были пацанами, я на пару лет постарше него, и поэтому авантюрная жилка в нас была еще очень сильна, хотя в нем она и сейчас такая. Я даже не попытался узнать, зачем ему грузовик, Димон такой человек, даже в детстве таким был, если о чем-то просил, значит, это действительно для него было важно. Нам повезло, мы договорились на ближайшие выходные, так как отцу зачем-то понадобилось в деревню к родне. Я уже умел к тому моменту водить, тем более учился как раз на нашем грузовике, и поэтому подогнать его к условленному месту было не сложно, благо оно было на окраине города у одного заброшенного дома. Я видел, что в кузов под тент он загрузил нечто очень тяжелое, но тогда не придал этому особого значения. Через минут десять он подошёл ко мне и сказал, что нужно ехать на север к дальнему заповеднику, сам же забрался обратно в кузов под тент. Не буду рассказывать, чего нам стоило добраться туда не замеченными и в объезд постов, но мы прибыли на место. И вот каково же было мое удивление, когда вместо Димки из кузова выпрыгнул тигр. И сначала помчался в лес, но недалеко от машины остановился и обернулся, как раз в тот момент, когда вслед за ним из кузова выпрыгнул Димыч. Постоял пару мгновений и подошёл к Димке, так они и простояли друг напротив друга несколько минут, а потом Димыч потрепал тигра по холке и тот, развернувшись, не оглядываясь, убежал в лес. А Димка еще постоял какое-то время, смотря ему в след, пока полосатая шкура тигра не перестала мелькать среди деревьев. Затем он молча сел в кабину грузовика, и мы поехали обратно. По дороге он мне конечно рассказал, что наткнулся на тигра примерно на второй день после того как тот сбежал из зоопарка, но подробностей из него я так вытрясти и не смог. Такая вот у нас случилась когда-то история, и таких странных эпизодов из его жизни я знаю множество, а о скольких еще никому не известно.
   - Действительно необычный случай, - согласились с Мишкой в палатке.
   И кто-то другой уже продолжил.
   - Теперь понятно, почему он сошёлся с этой хищницей. Если уж в детстве смог приручить одного хищника, то и сейчас вполне смог договориться с другим.
   - Что верно то, верно, - продолжили разговор.
   ****
   На этом месте столь интересный разговор остался так и не дослушанным.
   Так как тут кто-то направился, судя по шагам, в сторону выхода и я, чтобы не сильно светиться, отправился в свою палатку.
   По дороге вспоминая детали той истории, Мишка в основном все рассказал верно. Не знал он только подробностей нашей встречи с Шерханом, так я назвал про себя встреченного хищника, как-то даже не задумавшись над тем как к нему обращаться.
   Мне тогда рассказали о странном старом домике, в котором якобы жило приведение, и я не смог устоять и упустить такой заманчивой истории. Поэтому уже на следующий вечер направился туда. И не прогадал, правда, встретил я совсем не приведение или духа.
   Когда я залез в дом, и обшарил первые два этажа этой полуразвалившейся постройки то ничего интересного не нашёл и собирался уже уходить, но как раз в этот момент у меня из-за спины раздался непонятный шорох. Помню, как с замершим на ударе сердцем оборачиваюсь на него и вместо ожидаемого привидения вижу оскаленную в лицо пасть.
   Тут-то мне и заорать бы как бешенному, но видимо мое нестандартное поведение и спасло мне жизнь, и сейчас я могу об этом вспомнить. Вместо того, чтобы броситься наутек, я протянул руку и потрепал его по холке, совсем так как при прощании о котором говорил Мишка. И тигр меня почему-то не тронул. Так и началось наше полугодовое знакомство.
   Я старался, как мог ухаживать за тигром, кормить его. Таскал ему мясо, но у нас его было немного. Мяса этот троглодит поглощал за раз больше, чем я съедал за месяц. Не напастись его было, уже и дома начали подозревать что-то неладное, но мне повезло, я случайно наткнулся на одну лазейку, с помощью которой можно было хоть и с некоторыми трудностями, но таскать с местного колбасного цеха кости, жилы и прочие потроха, а иногда и цельные куски туши.
   И продолжалось это уже больше шести месяцев, когда я заметил, что тигр стал вести себя с каждым днем все более безжизненно и вяло. Как-то вечером присев возле него, я понял, ему нужна свобода, не та, которая была у него сейчас, а настоящая. Лес, жизнь и возможность насладиться этой свободой не в четырех стенах, а на воле. Тут у меня и родился в голове этот простой план, который мы и реализовали в ближайшие выходные с Мишкой.
   "Вот такая вот история. Только я так и не понял, почему Лену он как то сопоставил с Шерханом. В ней я хоть и чувствовал опасность, но ничего хищного в ней не было. А вот Шерхан действительно был хищником, правда, и опасности в нем для себя я никогда не видел. Может поэтому?" - пролетела у меня последняя мысль.
   На этом я и оставил эти навеянные разговором мысли, и улегся спать, давно добравшись до своего спального места в палатке.
   А между тем время шло, и начатые нами работы продвигались вперед. Постепенно мы все дальше углублялись в подземный город, но так и не находили ничего даже отдаленно похожего на мою первую находку.
   Мне было интересно. Любопытство постоянно жгло меня изнутри и гнало вперед. А еще через неделю мы закончили с приблизительным построением карты города, не закрытой осталась небольшая его часть, обследование которой было отложено на сегодняшний вечер.
   Да, кстати, кроме моего бумажного варианта карты, которую я составлял, бродя по местным темным пещерам, Лена, на привезённом с собою оборудовании, строила трехмерную модель города. И ее работа тоже в скором времени должна была завершиться. Нам осталось проверить еще одно из направлений и, вернувшись назад, разместить там пару датчиков. Тогда замкнется цепь разбросанных нами по городу маячков и оборудование девушки сможет самостоятельно построить трехмерную схему пустот в пещерах, которую нужно будет совместить с составленною мною картой, чтобы получить полноценную модель города.
   - Ну что, пойдем, проверим этот последний участок? - предложил я своей напарнице.
   - Хорошо, - согласилась она, а потом неожиданно спросила, - Дима, а ты знаешь, что в лагере тебя называют - Шатун.
   - Да, знаю. Вернее совсем недавно услышал, и понял, что говорят обо мне. К тому же узнал, что одну девушку по имени Лена у нас прозвали Снежной королевой.
   - Правда, странно. Смотрю тут угадали мое первое прозвище в учебке, только не спрашивай в какой.
   - Да я и не собирался, просто ты сказала - "первое", то есть было и второе.
   - Да было, только уже не прозвище, а позывной, который мне дали на последнем курсе.
   - Можно узнать какой? Или тоже нельзя? Хотя у меня почему-то на языке крутиться только одно прозвище, которое как мне кажется, тебе подходит, - задумчиво посмотрев на нее, произнес я.
   Лена остановилась, повернулась ко мне и сказала.
   - Ну и какое? Хотя нет, даже не так, - и чему-то, улыбнувшись, добавила, - если угадаешь, я тебя поцелую. Хорошая награда?
   - Неплохая, но я об этом не просил, - удивленно посмотрев на нее, ответил я.
   - Ты странный, тебе что-то не нравиться. И вообще, может это мое желание такое. Но ты сильно не обольщайся.
   - Нет наоборот. Но это как-то все просто и несколько необычно.
   - Ты что, никогда не играл на желание? Считай, что желание ты уже загадал, - поддела она меня, - Но ты еще ничего и не угадал, думаешь это все просто?
   - Не знаю, но я попробую.
   - Ну, так давай, пробуй. Ты все еще молчишь и ничего не сказал.
   - Лен, да у меня и вариантов немного. Первоначально мне показалось, что это должно быть что-то хищное, но одновременно опасное и грациозное. Что-то кошачье, хитрое, плавное и одновременно свободное в тебе проскальзывает.
   На этом моменте Лена удивленно остановилась и посмотрела на меня. А я понял, что ткнул пальцем в небо и попал куда-то достаточно близко от истины.
   Первоначально я хотел сказать, что она своей грацией похожа на пантеру, опасную и прекрасную, своей хищной красотой. Но не знаю, почему у меня сорвалось несколько не то, что я хотел сказать, глядя на нее, я произнес совершенно другое.
   - Ну, так что, Багира, я угадал.
   Вот здесь девушка совершенно оторопело посмотрела на меня.
   - Знаешь, я хотела наградить тебя и после первой твоей версии, так близко ты угадал. Но ты удивил меня еще больше, последними своими словами. Знаешь, ведь именно его я получила при выпуске.
   И после этих слов, я не успел ничего ответить, как почувствовал на губах такой мягкий и нежный поцелуй.
   Так мы и простояли минуты две. Я бы прижимал к себе Лену и дальше, но она сама отстранилась, с озорным огоньком в глазах взглянула на меня и сказала.
   - Ты не забыл о наших планах, у нас еще незаконченная работа осталась.
   - Ах, да, - с огорчением произнес я и выпустил ее из объятий.
   Заметив мое такое состояние, она улыбнулась, наклонилась ко мне и прошептала.
   - Это ведь не последний день, вернее в нашем с тобой распоряжении еще много вечеров и возможно ночей, - и поцеловала меня еще раз.
   А я так и остался стоять, с обалдением смотря ей вслед.
   "Похоже, я что-то упустил", - подумал я.
   - Дима, так ты идешь?
   - Да, да, - сказал я ей вслед, - уже бегу.
   А сам думал в этот момент.
   "Похоже, у нас что-то получается. Но как? Я же не делал никаких шагов вперед? А может, ей это и нужно было? Она сама хотела решить, когда все начнется. Не понимаю. Но обязательно спрошу чуть попозже".
   Но спросить я уже ничего не успел, да и планам нашим не суждено было сбыться, видно так легла наша карты, судьба распорядилась или что там двигает шестеренки человеческих жизней.
   Пока мы продвигались по очередному коридору, над нами раздался какой-то скрежет. Я поднял голову и ничего не смог разглядеть, но ощущался явный скрежет, поэтому мне пришлось поспешить к Лене, чтобы спросить у нее, не слышала ли она чего либо.
   Я приотстал от нее на десяток шагов, и поэтому когда заметил странный звук, она уже скрылась за поворотом небольшого коридорчика. Знакомый такой коридорчик, совершенно неприметный. Что-то он мне напоминал. Я кинулся за нею вперед, оглядываясь кругом.
   "Точно, он похож на тот, который вел к площади со скафандром, такой же неприметный. Если бы я не запнулся о тот злосчастный камень минут пять назад, мы бы этого коридорчика и не заметили".
   Как только я подумал об этом, то дурные предчувствия заскребли у меня на душе. И я ускорился еще быстрее, нужно было понять, что же я услышал и что там впереди происходит. И почему на оклик не откликнулась Лена.
   Завернув за угол, я увидел продолжение коридора и входящую в какое-то, видневшееся впереди, помещение девушку.
   Приближаясь к ней, я понял, что вряд ли она что-то слышала, так как шла в наушниках, подключенных к ее оборудованию, и ничего не могла услышать. Сам надевал их пару раз, абсолютная тишина в ушах и только потрескивание сигналов издаваемых сканером.
   Поэтому я постарался нагнать ее еще на входе, но явно не успевал. Когда я вбежал в помещение, Лена уже подходила к какому-то постаменту, но никакого сходства между ним и найденным скафандром не было. Это изваяние или даже скульптура больше походило на некий куб, стоящий на одном из углов, и Лена как раз остановилась перед ним и что-то увлеченно рассматривала.
   Шума, слышимого в коридоре, здесь не было и поэтому я, успокоившись, неторопливо пошёл к Лене, рассматривая все кругом. Площадь, была аналогична найденной мной у входа, только никакого заборчика с барельефами вокруг нее не было. Уже сделав пару шагов, мой взгляд остановился на упавшем с потолка камешке. Почему-то никакого звука падения я не услышал. Это меня насторожило, и я посмотрел на потолок. И заметил, как с него так же тихо летел второй, но гораздо большего размера. Ожидая ощутимого звука от падения такого булыжника, я не услышал ни шороха, при его касании поверхности площади.
   "Все непонятнее и непонятнее", - подумал я.
   Лена все так же стояла перед постаментом, и ничего не слышала. Но это и не удивительно, я то и сам ничего не слышал. Я поспешил к ней, чтобы предупредить о замеченных странностях, на которые она не обратила внимания.
   Но на следующем шаге, я, как в замедленной сьемке, увидел, что над тем местом, где стояла девушка, в потолке пошла огромная трещина. Посыпалась мелкая крошка. А затем огромнейшая глыба начала вываливаться из потолка.
   Лена, видимо что-то почувствовав, или заметив посыпавшуюся на нее пыль, подняла голову вверх и замерла на несколько секунд. Но с ее места не была видна вся картина, и она не могла видеть, что на нее выпадает из потолка огромная каменная плита.
   С криком.
   - Лена, берегись.
   Я кинулся к ней.
   Ощутив какое-то движение за спиной, и обернувшись, Лена удивленно посмотрела на меня.
   А я понимал, что не успеваю вытолкнуть ее из под падающего камня, но продолжал тянуться к ней из-за всех сил.
   Двигался я в ее направлении все в том же состоянии замедлившегося как патока времени. Протягивая к ней руки, делаю несколько последних шагов и понимаю, что все еще не успеваю. Уже на уровне инстинктов ощущая, как уходят последние мгновения до того, как нас раздавит многотонная глыба, я делаю последней отчаянный рывок.
   Связки и жилы рвуться, но, не замечая ничего вокруг, я дотягиваюсь до нее, и на пределе сил, отчаянным рывком ухватываю ее за лямки рюкзака.
   Не знаю, что произошло именно в этот момент, и почему мне вздумалось поступить именно так, но раскрутив девушку вокруг своей оси, с немыслимой силой, я отшвырнул ее в направлении выхода.
   Даже умудрился улыбнуться одними губами, когда ее лицо было в нескольких сантиметрах от меня. Правда, не знаю, как это выглядело на искаженном неимоверным напряжением лице, но надеюсь не сильно отталкивающе.
   Бросок, выбил меня из равновесия и я спиной полетел в сторону постамента. Последнее, за что зацепился мой взгляд, это были расширенные от ужаса глаза девушки и надвигающаяся на меня темная глыба. А дальше из меня выбил дыхание удар спиной о грань куба, и жуткая боль поглотила меня. Через мгновение, показавшееся вечностью, наступила благословенная тьма.
   "Ну, вот и все", - проплыло в моем сознании.
   ****
   Лена была в шоке. Она не замечала ничего вокруг, не чувствовала слез, которые катились по ее щекам. Горечь потери человека, который мог стать кем-то большим, чем просто друг, душила ее.
   Она бежала по коридору к лагерю, но все мысли ее были об одном.
   "Как? Что произошло?" - она все еще не понимала, что случилось.
   Нереальная надежда не покидала ее сердце, хоть разум и говорил, это невозможно, она ясно видела, что всю комнату засыпало булыжниками, после того как в ее центр упала огромная глыба.
   "Он может быть все еще жив", - стучало набатом в ее голове.
   И поэтому она постаралась бежать еще быстрее. Но мысли ее все еще возвращались к случившемуся.
   Что сделал Дима? Как он успел? Она помнила, что до выхода из помещения было не меньше пяти метров. Как он смог? Она понимала, что не успела бы сама выскочить из зала. А он одним броском ее зашвырнул туда, да так, что оторвал рюкзак, который был у нее за плечами. Но из-за этого сам остался под падающими камнями.
   На этой мысли слезы снова выступили из ее глаз. И она с утроенной силой поспешила к уже виднеющемуся подходу в их лагерь.
   ****
   Академик Стерпехов разговаривал со своим помощником. Вернее, так думали все остальные, но на самом деле это был его непосредственный куратор из одного не слишком афишируемого управления ФСБ, который по совместительству являлся его другом, ну и еще их связывала такая мелочь, как общие родители. Полковник Александр Николаевич Стерпехов был его младшим братом.
   Как только стало известно о найденном скафандре, академик сразу же сообщил о нем Александру в ГлавУправление, и уже через четыре часа на месте раскопок была организована зона отцепления и сюда прибыли подчиненные его брата.
   И вот сейчас они совещались о дальнейших планах. В общем-то, с точки зрения ФСБ этот объект раскопок уже не представлял никакого интереса. Все самое ценное, а именно скафандр отсюда вывезли, и теперь эта архитектурная находка представляла строго археологически-исторический интерес.
   Братья разговаривали как раз на тему, дожидаться ли результатов сканирования пустот и разломов на территории города, или оставить на месте раскопок только археологическую партию. Но так как большую часть городка, за исключением совершенно незначительного участка уже обследовали и ничего похожего на найденный артефакт не обнаружили, и тем более начальство от полковника требовало проведения продолжения работ, но уже другого профиля касающихся доставленного в Центр скафандра, то вывод напрашивался очевидный.
   - Ну что, мы, я думаю, уже завтра отбудем домой, - озвучил Александр своему брату, окончательно принятое решение.
   - Хорошо, я так и думал.
   - Но ты не расслабляйся и в случае чего, знаешь, куда подать весточку.
   - Не глупее тебя, понимаю, что найденное уже идет по совершенно другому уровню секретности, - сказал Владимир.
   И помолчав, предложил.
   - Ну ладно о работе все, с ней уже более менее определились. Давай вечерком посидим в тесном семейном кругу. Пообщаемся.
   - Да я, в общем-то, не против, - ответил ему брат.
   - Хорошо, Лену не забудь прихватить, а то я не видел твою дочь с тех пор, как ты ее в вашу учебку отослал. И как еще додумался сюда с собою взять.
   - Да я бы с удовольствием, но как это ни удивительно, у нее тут, похоже, личная жизнь началась. Как мне доложили, она с одним из твоих картографов сдружилась. Не знаю насколько это у нее серьезно, но все последние вечера они вместе проводят.
   - Неужели, вот, стоило девочку в люди вывести и сразу все у нее закрутилось, а ты говорил, что ее парни как огня бояться и ни с кем сойтись не может. Так одна в девках и останется.
   - Это и удивительно. От нее действительно все шарахались, не знаю уж чего там и как, но ни с кем дольше часа не общалась. Бояться они ее, и ощутимо. Сам тому несколько раз свидетелем был. И ладно бы вы гражданские, так нет же, и служаки так же к ней относятся. Я поначалу думал во мне дело, но нет. Навел справки. Сначала на нее, как на огонь мотыльки слетаются, знаешь же, что она вся в мать, красавица, вот и притягивает своей внешностью, но как только с ней поближе знакомятся, практически мгновенно отдаляются от нее. Стена что ли между ней и людьми образуется, не понимаю. По сути, это одна из причин, почему я взял ее с собой. Хочу, чтобы она побольше с людьми общалась в тесном кругу, лагерь небольшой тут хочешь, не хочешь, а придется с окружающими сталкиваться, вот пусть, думаю, постарается в себе эту непонятно откуда взявшуюся хищницу приручить или попридержать.
   - Да странно все это, а я и не знал, - покачал головой академик.
   - Так и не было ничего такого раньше, - согласился с ним полковник, и посмотрел куда-то в сторону, - Даже из учебки сообщили, что она там была вполне обычным курсантом, ну за вычетом специфики заведения. По крайней мере, первые несколько лет. А тут на тебе, как подменили человека, и что произошло мне не понятно. Но такой она стала где-то на последнем курсе, мне кажется, и главное ведь сама же ничего не рассказывает.
   Так они и постояли немного. А, потом, как будто встряхнувшись, полковник продолжил.
   - И за парнем этим твоим я понаблюдал. Он не менее странный, чем моя дочь.
   - А о ком ты говоришь? - заинтересовался профессор.
   - Ну, ваши его Шатун кличут.
   - Все, дальше можешь не продолжать, я понял, о ком ты говоришь. И правда, очень странный парень. Ведь картами заниматься он не сразу стал. Сначала его в нашу экспедицию притянул один из моих аспирантов, как разноробочего. Но я ведь тебе докладывал о той атмосфере подавленности, отчуждённости и страха, которую чувствуешь в этих пещерах.
   - Да, помню.
   - Так вот. Никто не мог тут от лагеря дальше, чем на пару сотен метров уйти, сразу чувствовал себя не в своей тарелке. И профессиональные спелеологи, бывалые геологи, все чувствовали одно и то же. А народу у нас не так и много было. Приходилось по четыре-пять человек отправлять, и не из-за того, что в этом была какая-то необходимость, а просто люди ни как не могли приспособиться к местной атмосфере забвения, что ли. Поэтому составление карты местности и продвигалось очень медленно. А тут в один из вечеров я вижу, что какой-то непонятный парень чуть ли не по несколько часов по этим пугающим всех коридорам в одиночку бродит. И хоть бы что ему. Ну и привлек его я к этому делу.
   - Понятно, разумно вполне, - согласился полковник.
   - Точно, с учетом того, что уже через пару дней он этот скафандр и обнаружил, и тропку к нему нашел, там, где многие уже не одну сотню раз прошли. Кстати, ведь именно про него я тебе говорил, о том, чтобы ты подумал о возможности привлечь его к себе в контору. Вы там разных странных личностей у себя собираете, может и он бы вас заинтересовал. Уж очень необычный молодой человек. Вон и к Лене как то подступиться смог.
   Академик хотел сказать еще что-то, но в этот момент раздался сильный грохот, шедший откуда-то из глубины пещер.
   - Это что? - удивился полковник.
   - Обвал, - ответил ему брат и выскочил из палатки.
   Следом за ним оттуда вышел полковник и заметил, как Владимир понесся куда-то в сторону столпившихся геологов, смотрящих куда-то вглубь прохода и что-то обсуждающих, а через минуту бежал уже обратно к нему, с явно встревоженным лицом.
   - В лагерь еще не вернулась последняя разведывательная партия, Лена и этот Шатун, - сходу сказал он.
   - Где они находятся, известно? - уточнил полковник.
   По нему не было заметно, что он как-то встревожен, но брат видел ту бурю чувств, что скрывалась сейчас за маской спокойствия. Лена была его единственной дочерью, и хоть он этого не показывал, но Владимир знал, что брат в ней души не чает, но при этом старался не баловать и держал чуть ли не в ежовых рукавицах.
   - Только примерный квадрат, который они должны были обследовать. По звуку не понятно, в какой части города произошёл обвал, и поэтому я сказал подготовить спасательную партию, для проверки и их поиска. Через пять минут все будет готово.
   - Хорошо, я пойду с ними, - ответил полковник.
   - Я не против, так то я и сам собирался пойти, - не стал возражать Владимир.
   Через восемь минут они уже стояли у входа в первый коридор и дожидались последних назначенных в спасательную группу.
   Тут полковник, стоящий ближе всего к туннелю стал к чему то прислушиваться.
   И вдруг гаркнул так, что все мгновенно примолкли.
   - Тихо.
   Люди с удивлением обернулись к нему, но он не обратил на это внимания. Из коридора в момент тишины ясно послышались чьи-то быстрые шаги. Даже не так, кто-то явно бежал в сторону лагеря.
   Предчувствуя беду, полковник как-то по-особенному подобрался, и стоящие рядом люди, смогли понять, что не так прост этот мнимый помощник руководителя экспедиции.
   Он сделал несколько шагов к коридору, но именно в этот момент из него выскочил взъерошенный вихрь и помчался мимо. Александр еле успел схватить в охапку свою дочь, и за это чуть не поплатился, так как Лена извернувшись, уже хотела оттолкнуть его и кинуться дальше, но все-таки разглядев, кто находиться перед ней, всхлипнула и сказала.
   - Папа, там Дима. Его завалило. Быстрее я покажу, он может быть еще жив.
   - Спокойнее, где там? Далеко? Нужно с собой взять что-то для разбора завала? - постарался успокоить ее полковник и выяснить у дочери больше подробностей. Он слышал, какой там был грохот, и понимал, для того чтобы издать при падении такой звук, упасть должно было что-то действительно огромное. А в этом случае простой ручной силы будет недостаточно, и нужно что-то более специализированное.
   - Нет. Он должен быть где-то с краю завала, - постаралась уверить его Лена, - он выпихнул меня в коридор, а сам остался под камнями.
   - Понятно, тогда пошли, - согласился полковник. И стал распоряжаться спасателями. Как-то так незаметно все управление спасателями перешло в его руки.
   На всякий случай они захватили то возможное ручное оборудование для разбора завалов и создания штреков, что было в лагере, и двинулись. Дочь все время порывалась вперед, а полковник не мог понять, как она смогла преодолеть это расстояние за те восемь или десять минут, что прошли с начала завала, да еще и в таком состоянии, если они шли этот же путь уже практически сорок минут.
   Вот, наконец, они оказались у вполне неприметного коридорчика.
   "Уверен, и этот закуток наверняка нашел парнишка", - подумал полковник, и, сделав несколько шагов, завернул за поворот.
   А там уже стояла застывшая статуя девушки. Она печальными глазами смотрела на ту глыбу, что выкатилась в коридор из некогда небольшого проема, сейчас превратившегося в сплошную стену.
   "Там точно никто не выжил", - понял полковник, и тихонько подойдя сзади, обнял свою дочку за плечи.
   Так они и простояли пока у них за спиной не собрались все остальные члены спасательной группы.
   - Папа, он мне жизнь спас, - наконец очнувшись и повернувшись к нему лицом, сказала Лена, а по щекам у нее бежали слезы.
   - Он был очень хорошим парнем, если смог так быстро занять место в твоем сердце, дочка, - ответил он ей, а сам почувствовал какой-то непонятный укол в области сердца.
   Что-то в его фразе было не так.
   И дочь, почувствовав это, сказала ему.
   - Папа, он не был, он есть.
   ****
   Вечером, немного успокоившись, Лена, обстоятельно рассказала отцу и своему дяде о том, что с ней произошло, об еще одном странном зале с необычным кубом в центре, где и произошёл обвал.
   Еще через неделю, подогнав на место раскопок специализированное шахтерское оборудование, смогли произвести очистку найденного зала от завала камней.
   В центре зала, были найдены осколки упомянутого Леной куба.
   Создан был он из большого кристалла, предположительно бриллианта. Но где был взят камень такого большого размера? Если даже многие его осколки были больше всех существующих на текущий момент в мире драгоценных камней.
   Была выдвинута идея об его искусственном происхождении, но не подтвердить, ни однозначно опровергнуть ее не получалось.
   Было высказано еще множество различных гипотез относительно происхождения этого странного городка и артефактов найденных тут. Но не было прямого подтверждения ни одной из них. На многие годы найденный геологами город был отнесен к особо секретным объектам, и его продолжали шерстить вдоль и поперек.
   Но ничего интересного найдено больше не было.
   И самое главное. Под завалом так и не было обнаружено тело младшего научного сотрудника Дмитрия Борисовича Пономарева.
   ****
   Экстренная ситуация.
   Инструкция 0. Угроза жизни мыслящего существа.
   Ускоренная активация Телепортационного Узла N 45874-36-89.
   Анализ системы искусственного интеллекта.
   Функционирование 100%.
   Анализ системы энергосбережения.
   Наличие энергии 0,001%
   Полнофункциональная активация системы телепортации невозможна.
   Возможна активация системы слепого прыжка до первого ближайшего действующего маяка.
   Вероятность успешного выполнения неизвестна.
   Вероятность успешного выполнения больше 0%.
   Принять к исполнению.
   Активация биометрического сканера.
   Создание информационно-энергетического слепка объекта переноса.
   Опасность. Матрица объекта не соответствует эталонному слепку.
   Вероятность положительного переноса 0%.
   Отмена прыжка.
   Вероятность угрозы жизни 100%.
   Адаптация текущей матрицы объекта к эталонному экземпляру.
   Восстановление, развитие и замещение критичных участков аналогами, взятыми из эталонного слепка.
   Вероятность угрозы жизни неизвестна. Меньше 100%.
   Выполнить адаптацию.
   Активация системы слепого прыжка.
   Вероятность положительного результата больше 0%.
   Выполнить слепой прыжок.
   Затраты энергии 100% существующего запаса.
   Осуществить.
   ****
   Лена не заметила, но за несколько мгновений до того как глыба коснулась верхнего угла куба, цвет его мигнул, и на миллисекунду он стал сначала серебристым, и только затем приобрел совершенную чистоту и прозрачность.
  
   Глава 2. Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Планета Суккуб. Город древних.
  
   ****
   - Как же ломит все тело и болит голова. Что произошло? Где я? Помню, как на меня надвигается огромная каменная плита, жуткая боль и все.
   - И темнота кругом.
   - Я умер.
   - Да нет, не может быть, сижу на какой-то твердой поверхности, спина тоже упирается в непонятный острый угол.
   - Неужели так и выглядит тот свет. Что-то не очень похоже. Где же радостные черти встречающие меня? В раю, думаю, должно быть чуточку несколько светлее и гостеприимнее.
   Немного посидев, упершись в не очень удобный угол, который уже продавил все мои ребра и, отдохнув, а вернее дождавшись, когда спадет общая слабость, постарался руками ощупать себя и окружающее пространство.
   В руке лямки, и, похоже, какая-то сумка.
   - Верно, ведь когда я отбрасывал Лену, схватился за ремни ее рюкзака. Видимо это он у меня в руках.
   Ощупав себя, понял, что и на мне видимо та же одежда, в которой, я бродил по коридорам пещерного города, мой рюкзак как обычно висел у меня за плечами. Правда с головы исчезла строительная каска , с прикрепленным на нее шахтерским фонариком.
   - Так, значит, быстро свет получить не удастся, - огорчённо подумал я, но потом обрадованно пробормотал, - это же хорошо, что рюкзак со мной, у меня же в нем есть другой фонарик, да и спички с зажигалкой в рюкзаке имеются, как я помню. А главное там есть еда и вода. И это называется, повезло. Ведь не хотел же брать с собой столько вещей сегодня, на легке думал пройтись, но ведь что-то удержало меня от этого шага.
   И я отполз от того угла, к которому сидел прислонившись, немного вперед, еще пошарил перед собой рукою, но так ничего больше и не нашёл.
   Сплошной камень кругом.
   Сев по турецки на пол, я положил второй рюкзак себе на ноги, чтобы не искать его в потемках. Стянув из-за спины свой, я положил его сверху.
   "Как же тебя, оказывается, неудобно раскрывать в полной темноте", - подумал я и наконец, распустил тесемки на его горлышке.
   Рюкзак у меня старый, видавший многое, достался по наследству еще от отца. Все собирался каждый год купить себе какой-нибудь новый, но так и не доходили руки, так как этот был все еще крепок и ни разваливаться, ни рваться не собирался.
   Засунув руку внутрь, я постарался нащупать продолговатую форму своего фонарика. Вещь очень полезная. Всегда его с собою ношу. И батарейки в нем поменял совсем недавно. Покупал его через интернет. Несколько режимов освещения, что самое главное для меня сейчас, при минимальной яркости обещали до четырехсот часов работы.
   Через минуту рысканья, фонарик все-таки был найден, по закону всемирного тяготения или подлости, он оказался на дне рюкзака.
   Вытащив его, включил, и сразу же выключил, так резанул свет по глазам.
   Подкрутив колечко регулирующее яркость, до минимума, я, сощурив глаза, включил его вновь. Сейчас было гораздо комфортнее.
   После этого я осмотрел место, где оказался.
   Кругом был камень, прямо передо мной был выход из помещения, в котором я сейчас находился. Обернувшись назад, мой взгляд уткнулся в стоящий на своем углу, на небольшом постаменте, куб, к грани которого я похоже и прислонялся спиной.
   "Вроде и тот, который мы нашли, а вроде и не тот", - подумалось мне, но посмотрев себе под ноги, я так и не увидел никаких следов ведущих от куба к выходу из комнаты.
   "Нет, это другое помещение. Да и завалено, то должно быть. А в этом ни камушка нет", - решил я.
   После этого встал, захватил оба рюкзака, и обошёл комнату по периметру. Ничего нового обнаружить не удалось, кроме куба в помещении больше ничего не было.
   "Ну ладно, значит, или я куда-то провалился или..." - это "или" я оставил как вариант на какое-то невероятное событие, которое вполне могло произойти, если уж мне попался тринадцати тысячелетний скафандр, то почему бы еще чему-нибудь не случиться.
   Поэтому, решив, что случившегося не воротишь, а рефлексировать у меня что-то не сильно получается, я прагматично уселся напротив куба и стал просматривать наличные у меня вещи.
   Сначала досмотру подверглась моя одежда. Скрупулезно прошарив все карманы, мною было найдено всего несколько предметов и всякий бесполезный мусор, оставленный на растопку, бумага все-таки.
   Первое - это небольшой перочинный нож-мультитул. Не слишком надежный, так как куплен он был у какого-то мальчишки на вокзале. Второе - это небольшой блокнот, с парой исписанных листов, получить его успел я только вчера. И два простых карандаша к нему, один заточенный, а другой новый. Третье - это куча каких-то билетов, о которых я даже не знал, что это такое и откуда они у меня взялись.
   Обшаривая одежду, я как то забыл, что на моей руке надеты часы, так я с ними свыкся, и только зацепившись за край куртки, вспомнил о них.
   Это было наследство моего деда, трофейные механические швейцарские часы. Добыл он их еще во время Великой Отечественной, и никогда не снимал. Сколько я их не клянчил, дед мне их не давал, но однажды, когда я его видиимо окончательно достал своим нытьем, сказал, что если я его удивлю, то на следующий день рождения он мне их и подарит. Что я только не делал, как не пытался произвести на него впечатление, но все было для него не то и не так. "Пустоцвет", - как говорил он. И вот когда я уже совершенно забыл о нашем уговоре, а просто ранней весной, когда еще не сошёл лед, гулял мимо нашего пруда, увидел, как кто-то барахтается и, не раздумывая кинулся его спасать. Но как оказалось, это был не человек, а просто крупная овчарка, непонятно как попавшая на пруд, но я ее все-таки вытащил. Дома я не хотел рассказывать о случившемся, а просушившись и отогревшись в одном знакомом заброшенном лесном домике, пошёл домой. Но как оказалось то, что произошло, видела наша соседка и уже к моему приходу все были в курсе. Выволочку мне тогда устроили, будь здоров. Зато с тех пор у нас жил Анчар. И преданнее него животного мне не встречалось. А через три месяца на тринадцатилетние мне достались часы. И с тех пор я с ними не расстаюсь.
   Разложив найденные в одежде предметы перед собой, я приступил к потрошению своего рюкзака. Здесь добыча оказалась более ощутимой.
   Сверху лежали планшет, с картой, которую я заполнял и навигатор. Как только мой взгляд наткнулся на это чудо техники, руки сразу потянулись к нему.
   Включив навигатор, я постарался определить свои координаты, но он не мог авторизоваться ни на одном спутнике, хоть и зафиксировал наличие нескольких в пределах видимости.
   "Странно, спутники есть, но не отвечают. Непонятно это. А ведь их кто-то на орбиту доставил, если они там есть", - и я задумался над полученной информацией.
   "Спутники и те, кто их туда отправил".
   Кроме того встроенный в навигатор компас показал, что север находиться где-то за моей спиной. Правда мне это не было особо нужно, так как я всегда знал направления сторон света и мог их определить не хуже любого прибора. И мое чувство направления сейчас не соглашалось с показаниями навигатора. Ощущения говорили мне, что север находиться несколько правее, указанного компасом направления.
   Решив пока ориентироваться на свои ощущения, так как раньше они меня ни разу не подводили, я не стал отбрасывать и направление указанное компасом, ведь оно примерно совпадало с тем, что чувствовалось и мной самим.
   Определившись с расположением сторон света, я продолжил разбирать свой рюкзак.
   А вот дальше уже пошли предметы, которые я брал с собою не по острой необходимости, а только ради собственного спокойствия, так на всякий случай.
   Во-первых, это были пять непочатых банок тушонки, две консерв, восемь пачек печенья, три шоколадки и одна вакуумная упаковка обезвоженного мяса, мой НЗ, который я всегда носил с собой, так на всякий случай.
   "Похоже, и случай наступил", - даже не с грустью, а как некую констатацию факта, подумал я.
   Второе, пластиковая фляжка воды на полтора литра, была у меня еще и военная алюминиевая, напоясная, но я ее где-то потерял, а новую так и не успел купить до отъезда.
   Третье, ложка, вилка. Ну и главное мое достояние, это охотничий нож, со встроенной в ручку открывалкой для бутылок и железных банок. Рядом с ними лежала железная кружка, в которую была уложена завернутая в ткань солонка. Кружка была удобна еще и тем, что в ней я часто разогревал чай, воду или бульон прямо на огне, поэтому она была несколько потасканной и закопченной. Кружка была уложена в глубокую алюминиевую тарелку, а та в свою очередь в небольшой казанок, им я правда давно уже не пользовался, но носил всегда с собой. Рядом с казанком лежала походная аптечка и в отдельной упаковке дополнительные бинты и зеленка, царапины и порезы дело обычное, а запускать их нельзя, поэтому перевязочные материалы всегда востребованы. Правда в лагере был свой медик, и поэтому мне не приходилось пользоваться своими запасами.
   Дальше перетряхнув рюкзак еще раз, я нашёл коробок спичек и зажигалку в одном из боковых карманов. Сам я не курю, но огонь в любом путешествии необходим. И рядом с ними лежала небольшая коробочка с сухим топливом.
   Заметив ее, я подумал.
   "Надо же какой я оказывается запасливый", - и продолжил перетряхивать рюкзак дальше.
   На дне рюкзака лежал моток прочного шпагата на двадцать пять метров, тоже нужная в походе вещь.
   И уже на самом дне лежали рыбацкие принадлежности и клубок тонкой лески. Ну и несколько старых газет да какая-то тетрадка, которые я планировал использовать для растопки на природе. Просто с прошлого раза так их и не вытащил, когда ездил на рыбалку.
   Ни телефона, ни кошелька, ни документов у меня с собой не было, все это было оставлено под расписку на хранение в лагере.
   Закончив со своим рюкзаком, я отложил его в сторону и притянул сумку Лены. Ее рюкзак был покомпактнее моего, но весил тоже достаточно прилично.
   Открыв сумку, я увидел, что сверху лежал один из ее непонятных приборов. Отдаленно он походил на ноутбук, только с меньшим количеством клавиш, металлический и с небольшим экраном, как раз тот, к которому у девушки были подключены наушники. Под ним находилась свернутая теплая кофта. Вытащив ее, и расширив горловину, я понял, что девушка тоже не была лишена доли хомячества. Так как под кофтой у нее лежало пять армейских сухих рационов и две банки каши. Сбоку стояла как раз армейская фляжка, о которой мне мечталось, открыв ее, я понял, что в ней находиться какой-то компот.
   Не став рисковать и пить его, так как непонятно что это, я решил вылить этот морс, когда выберусь и в ближайшем же источнике наполнить фляжку водой.
   Под запасами снеди лежала складная пластиковая кружка и закрытая коробочка, вскрыв ее, я увидел, что там лежит флакончик с порошком, который оказался солью, коробок спичек и небольшая аптечка, только все лекарства оказались не подписаны, и поэтому узнанной мною была только йод, бинт и спирт, да и то по запаху.
   Вытащив этот небольшой ящичек, я обнаружил под ним достаточно большой перочинный нож, с двумя лезвиями, одно для резки и второе открывалка. Рассмотрев ножик, я еще раз поднял рюкзак девушки, чтобы изучить его получше и удивился несоответствию его веса и пустого содержимого. Не поняв, я стал просматривать все более тщательно и на самом дне рюкзака нашёл скрытый клапан. Оттянув его, и взглянув туда, понял, что в рюкзаке есть еще пара интересных вещей.
   Сверху лежал компактный фотоаппарат, правда, я ни разу не видел, чтобы Лена им пользовалась. Вытащив его, и включив, выяснилось, что у него разряжен аккумулятор. Поэтому, не решив пока, что с ним делать дальше, я отложил фотоаппарат в сторону. А вот под ним нашлось что-то еще более интересное.
   На самом дне рюкзака лежал пистолет в кобуре. Не сказать, чтобы я был особым специалистом в оружии, но "Макаров" узнал сразу. Не могу сказать чьего он производства, но думается мне российского.
   Вытащив пистолет и кобуру, я понял, что кобура поясная и, не раздумывая примерил ее к себе.
   "Хорошо сидит", - подумал я, - "спасибо тебе Лена, это очень хороший подарок".
   Было у меня предчувствие, что оружие может мне понадобиться.
   Вытащив пистолет и посмотрев на него, проверил, что он сейчас стоит на предохранителе, я поместил его обратно в кобуру.
   После этого повторно заглянул в рюкзак. Под кобурой лежало еще две снаряженные обоймы и три коробки патронов.
   "Она что на войну собиралась?" - посчитав количество боеприпасов, удивлённо подумал я и, в конце концов, с благодарностью подумав о такой запасливой девушке, решил - "все это мне только на руку. Спасибо тебе Лена еще раз", - и с некоторой грустью и печалью, о том, что могло быть, и чего я лишился, добавил,- "надеюсь, у тебя все там будет хорошо".
   Уже подспудно я понимал, что то место где я оказался, было явно не там, где мы расстались с девушкой.
   Продолжая так размышлять над тем, что еще могло бы быть и с задумчивым видом, предаваясь воспоминаниям, еще немного посидев над разложенными вещами, я решил.
   "Пора", - и начал собираться в дорогу.
   Разобравшись с наличным у меня имуществом, я постарался аккуратно упаковать его в свой рюкзак. Все непонятное оборудование Лены, вернул в ее сумку так же в потайной карман которой, упаковал все патроны, кроме двух запасных обойм. Одну из них я разместил в кармашке кобуры, а ворую, положил во внутренний карман куртки.
   После этого я аккуратно свернул рюкзак девушки и поместил его на самое дно своего. Сверху положил ее кофту, мне она была мала, но на всякий случай я ее оставил, придумаю что-нибудь при случае. Дальше пошли запасы и различные другие предметы. Сбоку я положил ее и свои столовые приборы. На самый верх улегся планшет с картой и навигатор.
   Свой охотничий нож я повесил на пояс по другую сторону от пистолета. Маленький мультитул опять оказался в кармане куртки, правда я так и не понял, зачем он мне может понадобиться, но оставил его на месте. Рядом оказался складной нож девушки, так как повседневно и для еды решил пользоваться именно им, он больше подходил для этих целей, чем мой.
   Поднявшись и осмотревшись кругом, понял, что ничего не забыл, встал и по народному поверью бывалых разведчиков немного попрыгав, двинулся в путь.
   Ну, вообще то мне известно, что попрыгать нужно для проверки того, звенит и бренчит ли на мне что-либо или нет. Так вот ничего не бренчало.
   Не зная куда, в общем-то, идти, и не имея никакой конкретной цели относительно конечной точки маршрута, можно было предположить, что план города, возможно, будет схож с тем, который мы исследовали, я двинулся в обратном направлении нашему с Леной движению.
   Первоначально действительно темные коридоры совпадали с теми, что нами проходились ранее. И я уже стал надеяться на то, что возможно если это и не тот же самый город, то его планировка будет похожа. Но в этот самый момент уперся лбом в стену, которой тут ну никак не могло быть, и вместо одного прямого коридора, передо мной образовалась развилка, идущая с запада на восток.
   "Ну и куда теперь идти?" - но тут вспомнил один совет профессионального диггера. Он говорил, если я когда-нибудь заблужусь в пещерах, или городской канализации, то нужно идти против течения, и не важно чего, найденного ли ручейка или даже просто потока воздуха. Но рано или поздно это движение против течения выведет меня куда-нибудь на поверхность.
   Вот и сейчас я решил воспользоваться данным советом, достав коробок спичек из рюкзака, зажег одну из них. Огонек пламени явно развернулся в сторону восточного коридора, значит, по теории мне необходимо было двигаться в западном направлении. Этот коридор мною и был выбран.
   Дальше я так и шёл, ориентируясь по общему направлению сквозняка, гулявшего по этим заброшенным коридорам подземного города. В некоторых местах сквозняк дул ощутимо сильнее, и создавалось такое впечатление, что туда должно выходить по нескольку коридоров, но ничего подобного не было. Максимально было мной обнаружено четыре ответвления из одного перекрестка, и то пройдя по каждому из них я смог определить тот, тяга воздуха в котором ощущалась значительно сильнее.
   Так и продолжалось мое путешествие по этому подземному городу. Примерно через три часа я стал ощущать постоянный дувший встречный ветер и понял, что выход на поверхность где-то близко.
   Так и оказалось, уже через двадцать шагов, завернув за угол, моему взору предстал выход из пещерного города. Слово "выход", к той небольшой щели, что я увидел, подходило только условно.
   Но за неимением другого реального способа выбраться на поверхность, я решил повнимательнее осмотреть ту дыру в стене которую обнаружил.
   Было видно, что за стеной, коридор еще не заканчивается, но оттуда явно тянуло свежим воздухом. Осмотрев стену внимательнее, до меня дошло, что это завал и вероятно, раньше тут был простой и прямой проход, выход наружу.
   Достав ножик, я стал аккуратно выцарапывать камни вокруг найденного отверстия. Это оказалось несложным занятием, так как крупных камней не было, и вся трудность моей затеи состояла лишь в том, чтобы расширить дыру до достаточного размера.
   Этим я и прозанимался ближайшие пару часов, пока не расширил дыру до необходимого размера, чтобы пропихнуть в нее рюкзак и пролезть самому.
   И вот здесь чистая случайность спасла меня. Когда я пропихивал в расширенное отверстие рюкзак, то не до конца вытащенный камень зацепился за сумку и выпал наружу. Я бы не обратил на это внимания, но как раз в этот момент сам хотел его протолкнуть туда дальше за стену. Ожидая звука от падения камня, я удивленно уставился куда-то в заднюю стенку рюкзака, не понимая того, почему же я ничего не услышал.
   Поэтому затянув рюкзак обратно, я нашёл камень покрупнее, и прихватив его с собой, а так же поудобнее перехватив фонарик, полез в проделанное отверстие. Добравшись до его края, я подполз к выступу, за которым начиналась темнота соседнего помещения.
   Первым делом я осмотрелся, и удивленно посмотрел сначала вверх, а потом и вниз. Потолок помещения был буквально в пере метров надо мной, а вот пол помещения не просматривался. Я не стал увеличивать мощность фонарика, чтобы увидеть, что же там происходит внизу. Вместо этого я уронил туда камень, стараясь примерно оценить расстояние от того места выхода из коридора до пола в помещении.
   На второй секунде, я услышал звук удара, значит, глубина не превышала двадцати метров.
   "Веревки хватит, но жаль, что ее придется тут оставить, могла бы и в будущем пригодиться. Хотя если найду что-то из чего смогу сделать стопор на дыру в стене, то потом получиться вытянуть веревку обратно", - на этой мысли я полез обратно и стал поспешно осматриваться кругом.
   Но ничего подходящего мне найти так и не удалось, поэтому веревку пришлось закрепить на одном из уступов. И в таком случае сдернуть ее у меня не получалось, но зато она была надежно зафиксирована и не слетела бы в любом случае.
   Привязав к другому ее концу рюкзак, я спустил его вниз. Рюкзак уже лег на какую-то поверхность, а у меня на руках осталось еще порядка четырех метров веревки.
   "Ну чтож, мое предположение оказалось верным и тут действительно порядка двадцати метров", - решил я и начал спускаться вниз.
   Спуск не занял много времени и уже через пять минут я осматривал зал, в котором оказался.
   Видимо раньше вверх вела лестница, каменные обломки которой сейчас находились передо мной, в остальном и этот зал был абсолютно пуст. Они лежали как раз под стеной.
   Единственным его отличием было то, что в одной из стен четко просматривался более светлый силуэт прохода, и из него слышалось какое-то щебетание и шум леса. Именно к нему я направился.
   Но не успела моя нога завершить и второго шага, как со стороны этого выхода наружу послышался сначала какой-то невнятный рык, а потом и быстрые шаги, явно приближающиеся ко мне существа.
   Резко переложив фонарик во вторую руку, я правой расстегнул кобуру и вытащил пистолет.
   Потом снял его с предохранителя и взвел курок, хотя, наверное, можно было и не взводить, это ведь Макаров, но я этого не помню.
   Затем посветил фонариком в направлении приближающихся шагов. И чуть не выронил оружие и фонарик на пол, так ка прямо на меня несся огромнейший волк, ну или кто-то отдаленно похожий на него.
   Оглянувшись назад, я понял, что не успею не то что взобраться по веревке вверх, но и даже добежать до нее, а поэтому вскинул оружие одной рукой и фонарик другой, направив и то и другое в морду приближающемуся существу.
   Не знаю, что произошло дальше, но в сознании у меня как будто щелкнуло, и я опять провалился в то странное состояние замедления времени, которое сопровождала меня в момент обвала.
   В голове у меня наступила небывалая ясность мысли, я четко представлял что, как и когда мне нужно сделать, видел каждое даже малейшее движение, производимое несущимся на меня существом.
   Но что самое странное, мне точно было известно, куда нужно поразить это странное существо, и я точно знал, куда попадет выпущенная из удерживаемого мной пистолета пуля. И это было необычно, знание и одновременное понимание происходящего. Даже больше, некое предвидение, так как я видел, даже то куда это существо двинется в следующее мгновение, что сделает, или даже точно мог сказать то, что это не просто попытка меня напугать, а реальное нападение с целью меня убить.
   И поэтому не мгновения не сомневался в своих дальнейших действиях.
   Крутнув на максимум кольцо регулировки мощности освещения фонарика пальцем удерживающей его руки, направил его прямо в лицо этому непонятному волку. И когда он на мгновение замер, я навел оружие прямо в его расширившиеся глаза и выстрелил. Потом перевел руку на второй глаз и сделал следующий выстрел. Но видимо оба выстрела не достигли цели, или волк не собирался погибать так быстро, как бы мне хотелось. Но он продолжал нестись в мою сторону, правда, уже не так резво, как до этого.
   Я отступил на шаг назад, покрепче обхватил рукоять пистолета, и уже потом сделал еще два выстрела в чем-то приглянувшуюся мне точку в области шеи волка. И видимо один из этих двух последних выстрелов был добивающим, он, похоже, перебил шею напавшему на меня хищнику и тот безвольно свалился на пол.
   После того как волк свалился, он еще несколько минут бился в конвульсиях, но это не помогло ему сдвинуться ни на миллиметр. Подождав еще немного, я отошёл назад и присел на лежащий у стены огромный булыжник, и только сев на камень, заметил что как-то незаметно для себя выпал из того странного состояния замедленного времени и необычайной ясности рассудка.
   "Ну, вот и первые приключения на новой земле", - подумалось мне. Я хотел подняться, и пойти искать свой рюкзак, но как только встал, понял, что ноги меня совершенно не держат, а в руках все еще зажаты пистолет и фонарик.
   Постаравшись разжать руки, я не смог этого сделать. У меня получилось положить фонарь рядом, только после того как мысленно мне удалось заставил самого себя сделать это.
   После этого, как-то достаточно быстро успокоившись, я переложил пистолет в другую руку и, вытащив отстрелянную обойму, заменил ее той, что была у меня в кармане, а старую положил на ее место.
   "Заправлю чуть позже", - решил я, - "нужно осмотреть этот труп и проверить, нет ли тут еще кого-то похожего".
   Сами собой родились в моей голове необходимые шаги для дальнейших действий.
   Встав и подобрав брошенный тут же рядом рюкзак, на случай если придется делать ноги, я для успокоения собственной души еще немного подождал, сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, и решил, что на этом процесс восстановления душевного и психического спокойствия пройден.
   Поэтому я поднялся, на всякий случай, вытащив запасную обойму из кобуры и взяв ее в руку с фонариком, двинулся вперед.
   Подойдя к лежащему на земле волку, я несколько раз подтолкнул его ногой, чтобы убедиться в его смерти, и наклонился к нему поближе, пытаясь рассмотреть повнимательнее.
   Он действительно был похож на огромного волка, примерно раза в три больше нашего земного, правда голова при этом у него была несколько приплюснута, да клыки чуть больше как мне кажется, даже если учитывать все видимые пропорции. Ну и шерсть несколько длиннее, но здесь я могу ошибаться.
   Ну и что самое странное, у него был раздвоенный хвост, его я, правда, заметил случайно, в тот момент, когда за него запнулся.
   И это окончательно подтверждало то, что вероятнее всего я нахожусь не у нас на Земле, а где-то в другом, пока непонятном мне месте, что-то сходу не приходят мне в голову никакие сообщения или заметки о великанских волках с раздвоенными хвостами.
   Поэтому не став двигаться дальше, я нашел ближайший удобный камень, и, разложив свои вещи, перезарядил отстрелянную не до конца обойму пистолета. И только после этого двинулся в сторону выхода.
   Уже подходя к нему, я нащупал у себя под ногами какие-то ветки и услышал странный хруст снизу, а посветив туда, заметил разбросанные по полу кости различных животных.
   "Понятно, тут было логово этого монстрика", - запоздало догадался я, а потом задумался.
   "Странно, почему нет никакого запаха? И главное, он жил один или тут их целое семейство обитать должно?"
   Но прислушавшись, не заметил никаких посторонних звуков со стороны выхода на поверхность.
   Только обычное щебетание и шум ночного и такого знакомого земного леса.
   Поэтому не став долго рассуждать, я осторожно подошёл к левой стене и выглянул за угол, в проход, что вел наружу.
   А за пределами пещеры растянулся ночной лес. И похож он был на нашу тайгу, по крайней мере, сейчас.
   Но в том-то и дело, что никакой тайги здесь быть не должно, там, где я заходил в пещерный городок, расстилалась низкорослая тундра, и раскинуться это пещерное царство могло только на север.
   Моим глазам представлялось все больше подтверждений того, что это не Земля, по крайней мере, наша Земля.
   Желания идти куда-то сейчас у меня не было. Тем более продвигаться ночью особенно по не знакомому лесу было бы большой глупостью.
   Поэтому я попытался оттащить волка подальше к выходу, но у меня ничего не вышло. Очень уж тяжелой была его туша.
   Понадеявшись на то, что первое время страх перед старым обитателем не допустит сюда других хищников, хоть запах его крови и будет привлекать их.
   Но что странно, лично я пока ничего не ощущал, и меня это настораживало.
   Осмотревшись кругом, я решил, что и это должно быть неплохим местом отдыха, но чтобы обезопасить себя окончательно, залез на парапет, который заметил, когда спускался из верхнего коридора. Он был достаточно широким, чтобы на нем можно было спокойно отдохнуть, и располагался достаточно высоко, чтобы на него не сразу смогла залезть аналогичная убитому волку зверюга.
   Устроившись поудобнее и перекусив парой печенюшек, есть мне почему-то совершенно не хотелось, я запил этот нехитрый ужин несколькими глотками воды из фляги и улегся спать. Отрубился мгновенно и проспал до утра крепким, здоровым сном счастливого младенца, совершенно без сновидений. По-моему, даже не шелохнувшись ночью.
   Пробуждение же мое было необычным. Выспался я замечательно, чего раньше со мной практически никогда не бывало. Хронический недосып давал о себе знать, и поэтому я всегда с трудом вставал и то только по будильнику.
   На улице все еще было темно и это меня начало беспокоить, так как проспал я чуть больше шести часов.
   "Улегся спать, была ночь, проснулся, все еще ночь, при этом спал шесть часов. Или здесь зима, и ночи сейчас гораздо длиннее дня, или тут продолжительность цикла дня и ночи сама по себе длиннее. Но разобраться с этим смогу только когда рассветет и будет какой-то ориентир для отсчета времени".
   Обдумав свои мысли и с той, и с этой точки зрения, я принял решение устраивающее меня полностью.
   "Утро вечера мудренее. Ведь именно так гласит народная мудрость, проверенная веками. А пока можно позавтракать", - ведь не в пример вчерашнему дню (или вечеру) есть сейчас я хотел гораздо сильнее.
   Поэтому достав из рюкзака одну из банок тушёнки, я решил разогреть ее на огне. Быстренько освободив немного места, из попавшихся под руку камней соорудил небольшой очаг, в центр которого поместил таблетку сухого горючего. Вскрыл банку и поставил ее разогреваться. Через несколько минут ароматный запах разогревшегося мясного бульона разнёсся по пещере. И только сейчас до меня дошло, насколько же я проголодался.
   Мне не доставило никакого труда в мгновение ока разделаться с банкой тушёнки, даже не уверен, что почувствовал вкус потребляемой пищи. После этого я довольный и счастливый откинулся спиной на стену.
   "Что еще человеку надо", - и сразу понял, - "чаю бы с удовольствием попил".
   Но его, конечно, у меня не было, кто же в серьез надеется попасть неизвестно куда, а так неплохо было бы заварить крепкого чайку и пошвыркать его для бодрости.
   И я за неимением лучшего напился воды из фляги. Ленин компот опять у меня вызвал некоторое подозрение, хотя никаких видимых причин для этого не было, но во избежание, ее фляжка осталась нетронутой.
   Завтрак не занял у меня много времени и уже через двадцать минут я был полностью готов продолжить свой путь. Даже не до конца прогоревшее топливо затушил и, положив его в банку из под консервы упаковал обратно в рюкзак.
   Рассвет все еще не наступал. Оставалось только ждать.
   Улегшись поудобнее, чтобы в спину не упирались различные мелкие камешки, я постарался уснуть, но сон ко мне не шёл, и поэтому бездумно уставившись в потолок и изредка поглядывая в направлении выхода из пещер, я постарался расслабиться.
   Решив занять себя хотя бы на часть времени, я подошёл к телу волка и осмотрел его на предмет возможных трофеев. Охотник из меня, если честно был никакой, да и особого опыта свежевания добычи у меня не было. Поэтому я повнимательнее присмотрелся к распростертому телу животного, на предмет того, а что было бы интересно именно мне?
   И решил, что интерес вызывает вся его шкура в целом, но как ее снять и что дальше с ней делать я не знал. Но и оставлять свой первый трофей у меня не было никакого желания, а поэтому я пошёл самым простым путем. Отрезал (отрубил) хвост волка. Насколько я знаю, эта часть тела животного не нуждается в особой выделке и на земле достаточно долго был обычай прикреплять к шапкам охотников именно хвост хищника, лисицы, куницы там или волка. А умение охотиться ценилось всегда и везде.
   Так что без зазрения совести, захватив хвост этого крупного хищника как подтверждение принадлежности к выбранному роду деятельности, я прошёл поближе к выходу из пещеры, и присел на пол, ожидая рассвета.
   Так ничего особо не делая, только наблюдая за изменениями в лежащем передо мной пейзаже, я и просидел два следующих часа, до восхода солнца.
   По времени выходило что-то порядка девяти часов и то не факт, что это время отсчитывалось мной с момента наступления ночи.
   Последний раз, оглянувшись кругом и еще немного посидев у входа, впитывая тот удивительный запах нового для меня вида мира и открывшейся картины безбрежной тайги, в том месте, где ее не могло быть, я сделал глубокий вдох, встал и как в холодную воду сделал длинный шаг за пределы пещеры.
   "Как в пропасть", - пронеслась мысль в моей голове.
  
   (Конец ознакомительного фрагмента).

Оценка: 5.54*273  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"