Таксидермист-любитель: другие произведения.

Смерть старухи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ написан по теме, предложенной Координатором

  Классический детектив в трех частях
  
  Увертюра
  
  
  Чуть более полугода прошло, как Ирбисов стал пенсионером, а уже сформировалась у него устойчивая привычка начинать день с неспешного завтрака и чтения полосы криминальных новостей. Эмоции они у него вызывали редко, но эта заметка зацепила, заставив отложить газету и призадуматься. И солнце - надо же - точно учуяв перемену настроения, скрылось за тучи, и померкло сияние чайника, и кухня стала скучной.
  
  _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ __ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ __ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ __ _ _ _ _ _ _ _
  
  УБИЛ СТАРУШКУ ПОДУШКОЙ
  
  Если Родион Раскольников убил старуху-процентщицу, чтобы выяснить, тварь он дрожащая или право имеет, то у современных студентов вопрос только один: много ли удастся взять? 30 марта бывший студент Гуманитарного института Святослав К. взял ни много ни мало - этюд К.А. Коровина, картины которого на мировых аукционах продаются за 100 тысяч долларов США. Явившись в семь вечера к 80-летней Изабелле Афанасьевне Петровской, унаследовавшей шедевр после мужа, он удушил ее подушкой, снял со стены картину и принес к себе домой, где спрятал за трюмо. Там и обнаружил бесценное полотно старший следователь прокуратуры Н.В.Солодовников во время обыска. Убийца объявлен в розыск. Что ж, успехов в поисках нашим правоохранителям: ведь надеяться, что субъект, хладнокровно лишивший жизни умирающую старуху, явится, подобно герою Достоевского, с повинной, не приходится.
  
  Эдуард Пчеловодов
  
  _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ __ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ __ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ __ _ _ _ _ _ _ _
  Ирбисов знал обоих - и журналиста, и следователя. И если бойкий и одновременно корявый слог Пчеловодова остался неизменным, то в поведении Солодовникова появилось нечто новое: никогда прежде он не откровенничал с прессой о своих следственных действиях, да и называть кого-либо убийцей до приговора суда не стал бы.
  
  Пока Ирбисов раздумывал, не позвонить ли Солодовникову, тот позвонил ему сам. Ирбисов не слишком удивился - кто не сталкивался в жизни с такими совпадениями? После обмена приветствиями Ирбисов сообщил бывшему коллеге о заметке Пчеловодова, чем вызвал у Солодникова глубокий вздох:
  - Паша! Неужели ты подумал, что я с этим ... откровенничал?! Ты меня знаешь. Я его погнал нафиг, хоть он там что-то блеял про право на информацию. Но в одном он прав: дело простое.
  - Новый Раскольников?
  - Неформат... то есть неформал.... Ну знаешь, эти, с длинными патлами. Заказал у кузнеца меч, настоящий. Взял быстрый кредит на 10 тысяч. Знаешь эти гребаные конторы, на каждом столбе объявления?
  - Их давно прикрыть пора.
  - Это да, но ты подумай, какой дебил. Отдать кредит не смог, поставили его на счетчик, набежало уже 50 тысяч. Коллекторы ему обрывали телефон. Ну так скажи родным, нет? У него есть мать, отчим, сестра младшая... Она, кстати, и рассказала, где картина спрятана. А он вместо этого поперся к сводной сестре своей покойной бабки, этой самой Петровской, удушил ее и спер картину.
  - В самом деле за трюмо засунул?
  - Ага. Дома никого не было, кроме девчонки, она увидела.
  - А как вышли на него?
  - Просто. Труп обнаружила племянница Петровской, Агуреева. А ей сосед позвонил. Он видел, как из квартиры в четверть восьмого выбежал молодой мужчина характерной внешности, с длинными волосами, и заметил, что дверь в квартиру за ним никто не закрыл. Он позвонил в дверь - никто не отвечает. По телефону тоже. Петровская, знаешь, вовсе не умирала, наоборот, была бойкая бабулька, только ноги уже сдавали - артрит. Сосед зайти в открытую квартиру побоялся, сообщил Агуреевой, та приехала к восьми, вошла и нашла труп. Судмедэксперт установили, что смерть от асфиксии наступила около семи вечера. Агуреева вызвала полицию. Когда ей на допросе описали внешность молодого мужчины, она назвала фамилию подозреваемого. Он часто ходил к старухе.
  - Зачем?!
  - Черт его знает... Может, тырил чего по мелочи? Знаешь, я думал, он мне сам расскажет, но дудки - слинял. Я выписал ордер на обыск, прихожу по месту регистрации, а там у родителей глаза как шары: он там не живет, оказывается! Я все равно решил обыскать, для очистки совести, и тут малая говорит: зачем вам все перерывать, картина за зеркалом. И точно: она там стояла, свернутая в трубочку. Он ее, знаешь, под пальто вынес, у него пальто черное такое, длинное...
  - Как шинель, - подсказал Ирбисов и назвал фамилию подозреваемого.
  - Да, - изумился Солодовников, - а ты что, его знаешь?
  - Пересекся случайно один раз. И что он теперь - в розыске?
  - Ну да. Знаешь, мне кажется, он где-то у своих неформалов прячется, но у нас там информаторов нет. А, я чего тебе звоню, собственно: помнишь дело Крюденера? Коллекционера?
  - Как забыть.
  - Ты еще эксперта нахваливал, говорил, очень грамотный мужик, и заключение написал быстро? У тебя нет его телефона? Хочу Коровина на экспертизу отдать, чтоб не тянули.
  - Мушина? Должен быть. Не клади трубку, сейчас в записной книжке гляну.
   Ирбисов продиктовал номер и пожелал коллеге удачи.
  
   По дороге на станцию техобслуживания, куда он направился после завтрака, Ирбисов уже забыл об этом происшествии - своих забот хватало. Вернувшись домой, он услышал резкие немелодичные звуки: надрывался стационарный телефон, но пока Ирбисов добежал до него, звонить перестали.
   После обеда он сел за компьютер - поработать над фотографиями для микростока, увлекся и потерял счет времени. Когда его вернул к действительности новый телефонный звонок, за окнами уже стемнело. На этот раз Ирбисов успел снять трубку, но лишь затем, чтобы услышать щелчок - неведомый абонент нажал на "отбой", или их механически разъединили.
   Через минуту телефон зазвонил опять.
  - Слушаю вас! Говорите!
   В трубке раздались странные звуки, похожие не то на бульканье, не то на кваканье. Казалось, что с той стороны пытается общаться какое-то неведомое животное.
  - Кто это? - спросил Ирбисов.
   В трубке не то хрюкнули, не то всхлипнули, и тут же пошли долгие гудки.
   Положив трубку, Ирбисов с секунду постоял в тревожной задумчивости, потом махнул рукой и вернулся к работе. Он просидел за компьютером еще минут 40, потом выключил компьютер и пошел на кухню, где обнаружилось отсутствие сахара. Ирбисов решил пройтись до ближайшего продуктового, работавшего до 10 вечера - не так ради сахара, сколько для того, чтобы размяться.
   Надевая в прихожей куртку, он отметил краем сознания характерный скрежет раскрывшихся дверей лифта, донесшийся с лестничной площадки, но не придал ему никакого значения. Время было еще не позднее - пять минут десятого.
   Ирбисов застегнул "молнию" куртки, открыл входную дверь и замер.
   Перед ним стоял разыскиваемый по делу об убийстве И.А.Петровской неформал Святослав К. Стоял и смотрел мутными и светлыми одновременно, как тело медузы, большими глазами.
  
  
  
  Чистосердечное признание
  
  
  - Вы нужны мне, - сказал он хрипло и невнятно, и Ирбисов сразу понял, откуда брались звуки в телефонной трубке. - Мне нужна помощь. Я должен рассказать...
   "Вот оно что, - мелькнуло в уме Ирбисова, - с чистосердечным пришел".
   Выглядел Святослав так, как и полагается убийце, измученному угрызениями совести - ужасно. Осунувшееся лицо его было не бледным даже, а каким-то зеленоватым. Длинное черное пальто-шинель было перепачкано в многих местах свежей грязью. Но самое странное впечатление производили слипшиеся и свисавшие космами волосы. Присмотревшись, Ирбисов понял, что они мокрые.
  - Проходите, проходите, - осторожно, чтобы не спугнуть, приветствовал он неожиданного гостя и посторонился, впуская его в коридор. Тот вошел. Щелк - легким движением руки Ирбисов закрыл изнутри один замок; щелк - повернул ключ в другом. Теперь не вырвется.
   Неуклюжими, рваными движениями неформал стал снимать свою шинель, чуть не уронив ее на пол. Под шинелью оказались джинсы и черный свитер, также перепачканные грязью. Руки у Святослава сильно дрожали.
  - Вот сюда, на кухню, прошу-с, - мягко направил гостя Ирбисов, также снявший верхнюю одежду и разувшийся (да, сегодня он сахар уже не купит).
  - Садитесь сюда, под люстру, чтоб я хорошо вас видел... Может, чаю? Только предупреждаю - сахара нет.
   Святослав кивнул, и Ирбисов налил ему большую расписную чашку крепкого, ароматного чаю. Пусть подкрепится хоть чуть-чуть. Даже убийце... нет, не так. Именно убийце трудно начать рассказ. Пусть похлебает чаю, отбрасывая со лба мокрые пряди (вспотел он, что ли, пока шел сюда?), пусть отдышится и соберется с силами.
   Первую чашку неформал выпил молча и жадно, вторую чуть помедленнее. Зеленоватый оттенок сошел с его лица, движения стали чуть увереннее, дыхание ровнее, и Ирбисов решил: пора.
  - Ты правильно сделал, что ко мне пришел.
  - Да? - встрепенулся Святослав, и в глазах его засветилась надежда. - Вы мне поможете?
  - Помогу. Но сначала ты помоги себе сам: расскажи честно все, как было. С самого начала.
  - Я за этим пришел! Иначе я сойду с ума...
  - Понимаю, - кивнул Ирбисов. - Расскажешь все - станет легче.
  - Да, да... С чего начать? Сейчас... Я... С начала.
   ...Изабелла была необыкновенная! Я называл ее по имени, без отчества... Ей так нравилось. Я раньше только в книгах читал про людей, которые всегда юные... у нее не было возраста! Она меня понимала, она понимала мой мир, и Толкиена! Она ведь француженка по отцу, ее отец - Ксавье-Жозеф де Соммелвье - театральный художник, дружил с семьей Бенуа... И она была не Изабелла, а Изабель-Мари-Ортанс. И так никогда и не была во Франции.
   Я как-то предложил ей продать квартиру, купить однокомнатную и поехать на разницу во Францию! Она смеялась, а в последнюю нашу встречу... не тогда! Не в понедельник! За неделю перед тем... Она сказала, что я прав, что она продаст квартиру, и "фамильные брильянты" тоже... она так называла свои украшения... и поедет во Францию, а потом в круиз!
   Она интересовалась модой, хотела быть элегантной... Я в понедельник ее плащ из химчистки принес. "Идет весна, я должна быть свежей..."...
   По худому лицу потекли слезы, которые Святослав и не думал вытирать. Ирбисов смотрел на него пристально и неотрывно.
  
  - Все это хорошо, - не выдержал Ирбисов, - но давай про 30 марта. Ты принес ей из химчистки плащ?
  - Да... Еще поругался с приемщицей - они его куда-то задевали, и я ждал минут сорок, пока принесут... Потом ждал троллейбус... Я обещал, что буду в шесть, а приехал к семи... Но я перезвонил, Изабелла не любила непунктуальности...Вот этот звонок. 17.56.
  
   Святослав протянул мобильный Ирбисову, внимательно взглянувшему на дисплей.
  - А что, старуха пользовалась мобильным? У меня дядя таких лет только обычный телефон признает...
  - Она не была старухой. А мобильный у нее лет 10 уже... даже больше... Она сказала: "Когда приедешь - тогда приедешь"... И я приехал. Поднимаюсь по ступенькам - в доме нет лифта... смотрю - дверь в квартиру приоткрыта... Я подумал, что она меня ждет...
  - У нее раньше была такая привычка?
  - Нет... Но все когда-то бывает впервые... Вошел - а она... мертвая..
  - Что?! - чуть не подскочил Ирбисов. - Как мертвая?!
  - Вот и я так отреагировал! Я первый раз вблизи видел смерть... На похороны бабушки я не ходил... И я подумал, когда бежал по лестнице, что теперь я смогу видеть фестралов, как Луна Лавгуд... а когда выбежал на улицу, понял, что не смогу... она же не при мне...
   Ирбисов сжал кулаки.
  - А выбежал зачем? - почти грубо спросил он.
  - Я... Я не мог... Я не могу! Быть там... возле тела... Она была... страшная... лицо сине-красное...
   Я испугался.
   Святослав повесил голову и замолчал. С минуту посидели молча.
  - А картина? - нарушил молчание Ирбисов. - Ее взять испуг не помешал?
  - Картина? - поднял лицо юноша. - Картину подбросили.
  - Как так?
  - Не знаю...
  - Да ты что? А сестра твоя видела, как ты прятал Коровина за трюмо. Врет ребенок, получается?
  - Она видела, как я ее вытащил, а не прятал! Я пришел квартиру матери, на Бетонную, 13, в среду за "Мифологическим словарем"...Я обещал его одному человеку. Взял словарь, пошел в прихожую, надел куртку, а там язычок у "молнии" соскакивает, он соскочил и залетел за трюмо, я отодвинул, увидел свиток, развернул, узнал картину и все понял... меня осенило.
  - И что же вы поняли?
  - Что Изабеллу убили, а меня подставили.
  - А до этого ты что думал?
  - Что она умерла от инсульта.
  - Баста. - Ирбисов с такой силой ударил кулаком по столу, что в шкафах зазвенела посуда. - Хватит врать, ты уже изоврался весь. Убил - имей мужество признаться.
  - ...Я....я... не убивал, - затравленно прохрипел Святослав. - Неужели и вы... и вы этого не понимаете?
  - И кредит не брал?!! - рявкнул Ирбисов.
  - Брал.... Но этот вопрос решен. Я нашел деньги...
  - Где?
  - Мне их дал один человек...
  - Отлично. Имя, фамилия, отчество...
  - Нет... Не могу. Это девушка.
  - Думаешь, ловко выкручиваешься? Ни фига не ловко. Послушай меня, парень, я четвертак в органах отпахал, и знаю, что говорю. Я верю, что ты убил спонтанно, не имея заранее обдуманного намерения. Ты периодически брал у старухи деньги. Не ври мне, не говори, что этого не было!
  - Но я отдавал!
  - Даже если и так, ты привык, что она - твоя палочка-выручалочка, но на этот раз ты попросил слишком много, и она тебе отказала. Ты психанул и набросился на нее. Тебе выгодно гнуть эту линию: не хотел убивать, хотел напугать, сам не знаю, как вышло. При бойком адвокате получишь не больше семи лет за нанесение особо тяжких, приведших к смерти потерпевшей, с учетом чистосердечного раскаяния. Но для этого нужно прямо сейчас пойти и сознаться.
   Ирбисов прервал свой монолог: Святослав не плакал, а рыдал во весь голос, судорожно, заходясь.
  - Я к вам из реки пришел! - надрывался он. - Из реки... я уже решился... А когда ударился о воду, вдруг понял, что погублю не только жизнь, но и честь... и выплыл.
  - Ты только под невменяемого не коси... не прокатит.
  - Я повторяю: когда я понял, что мне никто не верит, даже друзья... я поехал к Новому мосту, когда стемнело, разделся на берегу, пошел на мост... и прыгнул.
  - А ты типа плавать не умеешь!
  - Умею... но плохо. Я бы утонул, если бы не захотел жить. Вода ледяная... ужасно... Все ужасно... Я кое-как доплыл до берега... Хорошо, одежду и мобильный не украли... и позвонил вам.
  - Опять врешь: ты первый раз звонил днем.
  - Да. Я колебался. Я чувствовал, что вы не поверите...
  - Дай сюда мобильный.
   Ирбисов взял телефон, открыл "Исходящие". В самом деле: в 15.57, 20.22 и 20.24 с этого телефона звонили на его домашний номер.
  - Что ж ты молчал и бросал трубку?
  - Горло свело, говорить не мог. Но главное, что вы были дома.
  - А кто тебе дал номер и адрес?
  - Я же знал ваши имя и фамилию, остальное пробил по базе адресов в Интернете... Но мобильных там нет, только адрес и домашний...
   "Врет насчет реки или нет? Мокрые волосы, грязь не только на пальто, но и на джинсах и свитере - вроде сходится... Но это артист. Мог и разыграть".
  - И на что ты рассчитывал?
  - Что вы разгадаете загадку. Кто и зачем...
  - Но ведь все очевидно, загадки нет. Молодой человек без определенных занятий...
  - Нет! Я копирайтер-фрилансер!
  - Не знаю, что это, но пусть. Молодой человек, перебивающийся случайными заработками, наделал долгов. Далее, испугавшись коллекторов, он пришел к престарелой свойственнице, свойственница отказала ему в займе, и тогда он удушил ее подушкой, рассчитывая продать украденный этюд Бенуа. Картину юноша спрятал не месту фактического проживания, а в квартире родителей, наивно рассчитывая, что там искать не станут. Но вышло наоборот. Без сомнения, мать сообщила ему о результатах обыска, и молодой человек понял, что спалился. Допустим, в отчаянии он попытался утопиться, но духу не хватило, и он решил разыграть комедию "Я не я, и хата не моя", то есть труп. И зря, повторяю, зря. Когда вы ушли из химчистки? Где она, кстати?
  - На улице Афанасия Никитина.
  - А старуха где жила?
  - На проспекте Мира, 101.
  - Это на троллейбусе ровно 20 минут, даже с пробками. Все сходится. В 17.56 ты звонишь, что выходишь из химчистки, садишься в троллейбус ?4, в 18.20, ну самое большее в половине седьмого ты уже входишь в квартиру. Минут 25 на разговор, 5 минут на убийство - все сходится, как в аптеке. У тебя были и время, и мотив, и возможность.
  - Но я ждал 25 минут троллейбус!
  - Это ты говоришь. Но все факты против тебя.
  - Нет. Есть одно обстоятельство.
  - Какое?
  - Этот этюд написал не Коровин, а наш местный художник-самоучка Стряпухин. Он подражал Коровину и безуспешно ухаживал за Изабеллой.
  - Сейчас выдумал? Или заранее сообразил?
  - Это не Ко-ро-вин. А за картину Стряпухина хорошо, если тысяч пять дадут. Зачем мне убивать из-за картины, стоящей 5 тысяч, если мне нужно 50?
  - Если ты знал, что это не Коровин, то да.
  - А я знал. Мне сама Изабелла открыла тайну года два тому. Она-то всем говорила, что это шедевр Коровина.
  - Зачем?!
  - Мистифицировать любила.
  - И Агуреева не знала?
  - Нет. Изабелла готовила ей посмертный сюрприз. Племянница давно на нее зубы точила.
  - Ну-ну. Сейчас посмотрим.
   Движимый неожиданным предчувствием удачи, Ирбисов набрал Солодовникова: половина одиннадцатого, еще не так поздно. И точно, бывший коллега тут же взял трубку.
  - Ну что, дозвонился до Мушина?
  - Знаешь, старик, хорошо, что ты позвонил! Есть что рассказать. Я как с тобой закончил, с ним связался, он говорит: хорошо, приезжайте. Я приехал с вещдоком, то есть с картиной в музей, а он только глянул и как брякнет: это не Коровин!
  - Что?!
  - Да! Подражание, говорит. Он еще свою экспертизу проводить будет, но, знаешь, на 99% уверен, что это не Коровин.
  - А Агуреевой ты сказал об этом?
  - Пока нет, жду официального заключения эксперта. Вот комедия, а?
  - Да, интересное кино. А завещание старуха оставила?
  - Да.
  - И кто?
  - Их двое. Агуреева и этот сопляк-убивец. Пополам.
  - Еще один вопрос: кроме картины, что-то украдено? Драгоценности, деньги?
  - По словам племянницы, все драгоценности на месте. Денег нашли 14 тысяч - то ли "гробовые", то ли сбережения.
   Поблагодарив и пожелав спокойной ночи, Ирбисов завершил разговор, встал, прошелся по кухне - туда-сюда, ровно два шага, снова сел и предложил:
  - А теперь начнем все сначала.
  
  Работа мысли
  
   Разговор продолжился после чашки крепко заваренного кофе. Все время, пока Ирбисов занимался приготовлением напитка, он молчал, что-то тщательно обдумывая. Молчал и гость. От кофе он отказался.
  - Вы знали о завещании? - начал Ирбисов, допив кофе и поставив чашку на стол.
  - Нет, - помотал головой Святослав.
  - А Агуреева?
  - Понятия не имею. Нет, наверное.
  - Где она работает, что из себя представляет? Квартира у нее есть?
  - Есть... Однокомнатная. Работает на почте. Есть какой-то "сожитель", как говорила Изабелла... Маленькая, тощая, с крысиным профилем... И характер такой же. Изабелла считала, что она лишена чувства прекрасного...
  - Муть отставить. Отвечать по сути. Что известно про сожителя?
  - Что он шофер. Больше ничего не знаю. Поверьте, этот человек мне совершенно не интересен, я и видел-то ее раза два или три, а сожителя вообще не видел.
  - Петровская легко впускала к себе посторонних?
  - Нет, что вы! Она, наоборот, никого не пускала.
  - Совсем никого? Семейный врач, слесарь из ЖЭКа, сосед по этажу - никто не переступал порог квартиры?
  - Это была одна из моих функций - быть при ней, когда кто-то приходил... слесарь там, или водопроводчик... Она не хотела оставаться одна, когда чужой в доме.
  - Имела основания опасаться?
  - Просто здравый смысл. Я ее понимал. Но случалось это редко. Чужие люди в квартире, в смысле.
  - А подруги у нее были?
  - Уже нет. Были две, но умерли.
  - То есть Петровская пускала к себе в квартиру только вас, племянницу и...?
  - Соседей пускала. Я сам видел.
  - Что вы знаете о соседях?
  - Там три квартиры на лестничной площадке, не считая ее. В одной живет большая семья, трое детей... Изабелла иногда жаловалась на их плач...
  - Чем занимаются родители?
  - Мать с детьми сидит, а отец... Вроде на авиационном заводе работает... Или это не он, а другой сосед... Пожилой... В другой квартире пожилая пара, лет шестьдесят им... Соседку звать Анфиса, я запомнил, редкое имя...
  - Она часто приходила к Изабелле?
  - Иногда пасьянс раскладывали вместе. Это их сближало. А с многодетной семьей она практически не общалась. Нет общих интересов...
  - Фамилии соседей знаете?
  - Нет, конечно.
  - Осталась еще одна квартира. Кто в ней?
  - Разведенный ювелир лет сорока. Изабелла говорила - вежливый, воспитанный...
  - Они часто общались?
  - Не знаю... Я его видел, кстати, в тот раз, когда брал у Изабеллы плащ для химчистки - он зашел одолжить утюг, его поломался, а ему нужно было срочно отутюжить белую рубашку. Изабелла дала ему утюг.
  - А где висела та самая картина?
   Святослав достал планшет, поводил по экрану пальцем.
  - Смотрите. Это последнее фото Изабеллы.
   Ирбисов всматривался в снимок с интересом. На нем седая старушка в чем-то длинном и пестром - не то платье, не халате - сидела на кушетке под небольшой пестрой картиной. Лицо у старушки было приятное, а глаза живые, сияющие почти также, как длинные серьги в ушах.
  - Когда сделан снимок?
  - Когда я брал плащ в химчистку.
  - А в день убийства картина висела на стене?
  - Не обратил внимания. Не знаю.
  - Тэк-с. Теперь поговорим о твоей квартире на Бетонной, 13. Меня интересует, сколько там замков на входной двери и есть ли такой промежуток в течение дня, когда никого гарантированно нет дома.
  - Конечно, есть. С утра до обеда, пока Дашка из школы не придет... это по будням. Замок один, обычный. Я спрашивал маму - она сказала, что никто посторонний не приходил ни в понедельник, ни во вторник. Так что вы правы - если подбросили, то только когда никого не было дома...
  - А где стоит трюмо?
  - В прихожей у двери.
  - То есть всю операцию можно провернуть за минуту? Открыл дверь, засунул холст за трюмо и закрыл? Отлично. Агуреева бывала в этой квартире?
  - Нет, откуда... Хотя погодите! Да. На юбилее мамы пять лет назад... Вместе с Изабеллой. Мама сочла невежливым ее не пригласить, хотя была уверена, что та откажется... Но она пришла. Мебель мы с тех пор не переставляли...
  - Отлично. Вернемся к потерпевшей. У нее были враги? Она кого-то опасалась, говорила об угрозах?
  - Нет, никогда.
  - Чем был вызван конфликт с Агуреевой?
  - Да не было никакого конфликта! Просто недолюбливали друг друга, и все.
  - Агуреева знала о планах продать квартиру и поехать в круиз?
  - Нет, я в этом уверен.
  - Почему?
  - Потому что Изабелла сказала, что мне она первому сообщила о своих планах.
  - Как часто племянница приходила в гости к тетке?
  - Раз в два, три месяца...
  - А ее сожитель?
  - Никогда, насколько мне известно.
  - Как вы думаете, Петровская пустила бы сожителя племянницы в квартиру без нее?
  - Нет. Вдвоем пустила бы...
  - Так, так... Теперь о вас. У вас есть враги?
  - Как вам сказать... Да, есть люди, с которыми у меня конфликты, но они ничего не знают про Петровскую. Я вообще о ней в тусовке никому не рассказывал.
  - Это не значит, что они о ней не знали.
  - Поверьте, я сам люблю драму, но наша вражда не того масштаба, чтобы душить невинную старушку только для того, чтобы отправить меня за решетку... Да и как бы они попали в квартиру? Я думал над этим... Нет, это не наши.
  - Что не "наши"? Убийство или попытка подставить вас? Потому что я вижу два деяния, и пока неясно, что первично: то ли картину подбросил убийца, чтобы отвести от себя подозрения, то ли картину подбросили, чтобы в убийстве обвинили именно вас.
  - А я уверен, что это одно и то же. Убийца хотела получить наследство и отвести от себя подозрения.
  - То есть вы подозреваете Агурееву?
  - А кого еще?
  - Согласен. Если принять версию, что вы - не убийца, она автоматически становится подозреваемой ?1. Если бы она еще была в курсе планов Петровской продать квартиру, версия выглядела бы почти безукоризненно. Племянница, давно ждущая наследства, узнает, что его можно и не дождаться, т. к. старуха намерена все продать и прогулять перед смертью, и решает действовать. Она приходит к Петровской, которая сообщает ей, что ждет вас - и план, сложившийся в голове убийцы, дополняется новым ходом. Она душит старуху, снимает картину и уходит, не закрыв дверь...
  - Вместе душат, - поправил Святослав. - Агуреева не справилась бы с Изабеллой.
  - Пусть вместе. Затем Агуреева или ее сожитель с отмычкой (второе вероятнее) направляются в вашу квартиру часов в 11-12, открывают дверь и подбрасывают картину.
  - Так и было, я уверен!
  - Да? - исподлобья взглянул Ирбисов. - А я нет. То есть я почти уверен насчет картины, но не думаю, что убийца Агуреева.
  - Не понимаю...
  - Что ж тут не понимать? Для той картины, которую мы нарисовали, Агуреева должна быть крайне рисковой и необычайно проницательной особой, почти ясновидящей. А если бы вы не зашли к старухе в тот вечер?
  - Она все равно бы подбросила картину и сказала, что это я!
  - О Господи, вы как ребенок. Она сказала, а у вас стопроцентное алиби - и что тогда? Тогда главная подозреваемая - она! Откуда ей было знать, что вы точно заявитесь к Петровской? Кстати, во время последнего разговора с вами старушка упоминала, что ждет кого-то, кроме вас, что ее планы изменились?
  - Нет.
  - Тогда откуда Агуреева могла знать, идя на убийство, что ей так ловко удастся вас подставить? Она могла узнать, что вы вот-вот появитесь, только войдя в квартиру! Стало быть, она шла на огромный риск, а такой риск должен иметь основания. Если бы она знала о продаже квартиры, еще куда ни шло, но при прежнем раскладе ей было выгодно подождать естественного развития событий. Ведь она считала себя единственной наследницей - зачем брать грех на душу? Куда спешить?
  - А может, у нее тоже кредит!
  - Возможно. Но не факт.
  - И картину псевдоКоровина она давно предлагала продать!
  - Зачем?
  - Ну, чтобы Изабелла пожила получше... у нее ведь пенсия маленькая была... а часть денег ей бы отдала.
  - Это ничего не доказывает. Повторяю: она не могла знать, что вы подвернетесь под руку без алиби, а без такой возможности убийство старухи - неоправданный риск. Потому что ее неминуемо должны были бы заподозрить первую. А поскольку круг подозреваемых узок...
  - Ну, не знаю... А если не она убила - зачем ей картину подбрасывать?
  - Завещание. Полагаю, узнав о нем, несчастная женщина испытала шок. Половину наследства какому-то хиппарю!
  - Я не хиппи!
  - Да плевать. Суть не в этом. Правда, хиппаря подозревают в убийстве, но вдруг он выкрутится? Надо привалить его такой уликой, чтоб не вывернулся. И тут ей кто-то подсказал или вычитала где-то... а скорее всего вспомнила "Место встречи". Помните, как Фокс Груздеву "баярд" подбросил?
  - Помню... Но даже если б меня осудили... я ведь мог бы и не сломаться. Пусть через 10 лет, но я б вышел и взял свою долю...
  - Не взяли бы. Потому что суд признал бы вас недостойным наследником. И все имущество Петровской ушло бы к племяннице.
  - А-а-а! Теперь понял!
  - Отлично. Перейдем ко второй части Марлезонского балета, или, если следовать хронологии - к первой. Если убил не ты и не Агуреева, остаются соседи. Но, поскольку они наследства не ждали, у них может быть один мотив - ограбление. Следователь говорит, что из известных Агуреевой драгоценностей ничего не пропало. Стало быть, есть что-то, что ей неизвестно.
  - Это вряд ли. У Изабеллы было не так много украшений, и я их все знал. Она сохранила только то, что было ей дорого по воспоминаниям: кольцо с маленьким изумрудом, золотые серьги с фианитом, золотой медальон - фамильный, от бабки, царского времени, золотые часы, нитку жемчуга... и все... да, все. Серьги и кольцо она носила не снимая.
  - Это те серьги, что на снимке? - Ирбисов взял в руки планшет.
  - Нет, вот эти - чешская бижутерия под бриллианты... Очень красивая. Они так сверкали на солнце, как... как не знаю что. Старая работа, сейчас так не делают.
  - Старуха часто носила эту бижутерию?
  - Нет. Я их видел пару раз, и первый раз подумал даже, что они настоящие...
  - А другую бижутерию она носила?
  - Нет. Изабелла считала, что после сорока у дамы должны быть только настоящие драгоценности...
  - Гм. Судя по фото, там серьги длиной в мизинец и с кучей камней.
  - Да.
  - И если бы это были бриллианты, они стоили бы немало. А ну-ка, что нам скажет Интернет... Да тут таких и нет. Но что-то более-менее похожее начинается от полумиллиона. Так, говорите, у старушки была склонность к мистификациям?
  - Э... Не полагаете же вы, что Изабелла называла бижутерией бриллианты?
  - Почему нет? И не только ради мистификации, но и в целях безопасности. И все верили, что это чудное чешское стекло, пока за утюгом не пришел ювелир. Профессионала не обманешь. Не исключено, что он заговорил о готовности их купить в тот же день, возвращая утюг.
  - Но... Ведь это предположение... Мы же не знаем, точно ли это бриллианты...
  - Уже поздно звонить Солодовникову, но завтра я выясню, нашли ли "чешскую бижутерию" среди вещей покойной. Если нет - вопрос решен. Кстати, именно он, судя по всему, сообщил полиции, что видел вас, выбегающим из квартиры. Наверно, и впрямь видел, и решил, что на роль главного подозреваемого вы подойдете больше, чем Агуреева. А так бы подозреваемой пошла она.
  - А может, они сговорились?
  - А что он мог предложить законной наследнице? В конце концов, если шла только о серьгах, Агуреева могла просто украсть их - не стала бы Изабелла заявлять на нее в полицию. Нет, полагаю, что ювелир действовал один. Завтра узнаем. А сейчас уже поздно, пора спать. Я вам постелю в гостиной, если вы не против.
  
  Эпилог
  
  На следующее утро Ирбисов обнаружил гостя в бессознательном состоянии и бреду - купание в холодной реке дало себя знать, и потому день начался с вызова врача. Лишь после обеда Ирбисов смог подъехать к Солодовникову и переговорить с ним, после чего оба следователя - действующий и отставной - отправились на квартиру Петровской. Среди временно изъятых украшений "чешской бижутерии" не было; в квартире - тоже.
   Остаток дня прошел в хлопотах: пока составили постановление на обыск, пока осматривали квартиру ювелира, пока нашли серьги, пока составляли протокол изъятия, пока Солодовников выписал ордер на арест - на город упала тьма. Ирбисов возвращался домой с тревожным чувством: как там нежданный гость, не помер ли ненароком? Но Святослав, наоборот, пришел в себя. Рассказ Ирбисова он выслушал безучастно, сказав, что уже знает, как все было.
  - Мне Изабелла во сне рассказала. Он пришел их купить, она отказывалась, они стали ругаться, она запустила в него книжкой и попала в голову, он рассвирепел, схватил ее - и в тот момент понял, что ее можно убить. Еще она сказала, что мы с вами встретились не случайно, мы будем как Холмс и Ватсон.
   ... А знаете, о чем она жалеет? Что не продала их раньше и не поехала в Париж, пока была в телесном облике. Теперь-то она полетит, но "круассаны с кофе, Славчик, я уже не попробую". Такая она была...
  Больной закрыл глаза и затих. Ирбисов вздохнул и пошел ставить чайник.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Мар "Когда я тебя найду" (Романтическая проза) | | Т.Блэк "Статус: в поиске" (Короткий любовный роман) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | С.Шавлюк "Я с тобой не останусь" (Романтическая проза) | | О.Гринберга "Огонь в твоей крови" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Дочь дракона" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Кофф "Зона риска" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Осень и Ветер" (Романтическая проза) | | В.Мальцева "Абсолют: Позволь тебя любить" (Современный любовный роман) | | Н.Новолодская "Грезы в его власти" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"