Мушинский Олег: другие произведения.

Дело о морковке

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Второй рассказ из сказочно-детективного цикла о деревне Гегемонино и ее обитателях...

Дело о морковке




    
    За новогодним столом в деревне Гегемонино только и было разговоров что о новом преступлении.
    Хотя считать ли его гегемонинским - тут мнения разделились. Обокрали фермера Топотенко, чьё хозяйство разместилось на другом берегу речки Смородинки. Раньше там был колхоз "Кривой путь", а тот завсегда считался тут своим, да и фермер, обосновавшись на его месте, вроде как органично влился в коллектив. С другой стороны, обитателям деревни Синькино он продавал молочную продукцию с точно такой же скидкой, что и своим гегемонинским соседям.
    Впрочем, политической слепотой Топотенко отличался всегда, и даже в тот самый момент, когда вся Украина отделялась от России, он, напротив, покупал землю в Ленинградской области. Зато, словно бы в противовес, хозяйственной зоркости фермера мог позавидовать любой орел.
    Пропажу пакета с морковкой он обнаружил, как говорится, по горячим следам. Вот пакет был, вот его нет, а вот и сам фермер выбежал с ружьем в руках. Последнему стал свидетелем кот Валентино. Он осваивал непростое искусство мышкования. Наука давалась тяжело, и Валентино ушел тренироваться за реку, чтобы не слышать ехидных комментариев деревенских кошек.
    Только что-то начало получаться, как из ворот неистовым медведем вылетел фермер и жахнул дуплетом прямо в небеса. Какая уж тут охота?! Вся округа притихла. Фермер, размахивая фонарем, пробежал до речки, где, видимо, потерял след и огласил на всю округу свое мнение об ушлом похитителе. Мнение было не лестным.
    За рекой никто не спал - до нового года буквально пара часов оставалась - и всё Гегемонино высыпало посмотреть - что за шум, но злодея никто не разглядел. След только в поле остался, да и тот - одна полоса. Похититель волок пакет по снегу за собой и им же свой след затер напрочь. На реке, где ветер сдул снег до самого льда, даже этой полосы не удалось разглядеть.
    Пришлось отложить расследование дела до утра. Не в полной мере, разумеется. За столом столько версий перебрали - со счета сбились. Лексеич, как водится, сходу вскрыл заговор мировой закулисы, но зачем той понадобилась пара килограмм мытой морковки - даже он придумать не смог.
    Дальше всех в расследовании продвинулся кот Валентино. Прикинув по повороту следа, в какую сторону убежал похититель, он двинулся следом. Пробежал по льду метров триста. Потом зоркий кошачий глаз уловил впереди движение.
    Двигалось что-то черное. Пропавший пакет тоже был черный. Точнее, из черного полиэтилена с белым узором. Смысл картинки был понятен разве что самому фермеру, поэтому узор был снизу подписан: "фермерское хоз-во Топотенко". Фермер в этом году задумал еще и огородником заделаться, но что-то у него там не срослось. Точнее, не выросло ничего. Одни заранее заказанные пакеты и остались. Фермер их под хозяйственные нужды использовал.
    Не успел Валентино как следует приглядеться, пакет там впереди полз или еще кто - всякой живности в окрестных лесах хватало - как вдруг ощутил легкое прикосновение к спине. Хотел обернуться, но вместо этого моментально уснул.
    Разбудило его встревоженное карканье. Пёс Прохор, обеспокоившись долгим отсутствием кота, отправил ворона Иосифа на разведку. Валентино, пошатываясь, медленно поднялся на четыре лапы. В ушах шумело и сквозь этот гул едва пробивалось ворчание Иосифа:
    - Вот таки капиталист проклятый. Сам там водку пьет, а тут кот из-за его морковки замерзает! Эксплуататор!
    Пока кот приходил в себя, фермеру изрядно досталось. Судя по ощущениям, был уже второй час ночи. Стало быть, кот провалялся тут в беспамятстве целых три часа. Мех, спасибо природе, толстый, не замерз, но от похитителя морковки, понятное дело, уже и след простыл. На таком морозе это дело быстрое.
    Пришлось поворачивать назад. Пёс встретил их у брода.
    - Вернулся! - обрадовано тявкнул он, и тотчас напустился. - Ты что творишь, Валентино?! Не котенок уже. Должен понимать: не безопасно одному преследовать преступника.
    - А сам? - вяло мяукнул в ответ Валентино. - Кто на той неделе рассказывал, как один гнался за разбойником?
    - То я, - фыркнул Прохор. - Профессионал. Знаю, как гнать и как кусать. Ладно, побрели к Аграфене. Там нам кое-что перепало.
    Ворон довольно каркнул, но на месте выяснилось, что конкретно ему, увы, не перепало ничего. А что перепало в общественное пользование, то уже расхватали. В большой семье клювом не щелкают.
    - Пустой желудок - вот цена служения обществу, - каркнул ворон и улетел на свой дуб.
    Валентино досталась миска сметаны от бабки Матрены, а для Прохора приберегли сахарную косточку. Пока они лакомились, кот рассказал подробнее о своем приключении. Прохор только ворчал через кость.
    - Значит, морковки там было кило два? - уточнил он.
    - Вроде того, - мяукнул в ответ Валентино. - Я слышал, как фермер про это говорил. Он обещал бабке Аграфене к столу столько намыть и принести. Вряд ли заготовил больше.
    - Сколько он принес, я видел, - фыркнул пёс. - Не так много. И это очень важно.
    - Чем? - осведомился Валентино, слизывая сметану с морды.
    - Сужает круг подозреваемых, - развил свою мысль Прохор. - Люди такой груз могут унести в руках.
    - Ну, не скажи. Вон, бабка Аграфена ведро воды без трех передыхов до дома донести не может, а от колодца ей всего два дома пройти.
    - Верно, - согласился Прохор. - И вот представь. Эта бабка тайком проникает на ферму. Перелезает через забор. Два раза - туда и обратно. Потом удирает по снегу от фермера. Потом от тебя - по льду.
    Тут Валентино не выдержал и фыркнул. Он представил.
    - Слушай, а давай вместе туда сгоняем?
    - Утром, - тявкнул в ответ Прохор. - Когда светло будет.
    Валентино малость поспорил, но потом махнул лапой. Праздник затянулся, со стола перепадало немало вкусного и охотничий азарт на сытое пузико куда-то улетучился. Настолько улетучился, что поутру разомлевшему на печке коту и вовсе не хотелось никуда выбираться, но любопытство победило.
    Компания подобралась серьезная. Люди тоже обсудили кражу и пришли к примерно тем же выводам, что и Прохор. Не похожа эта выходка на действия взрослого человека. Доходяга не ушел бы от фермера, а здоровый человек унес бы пакет в руках.
    Плюс понес он свой трофей не к дороге, а к речке. По льду бегать в темноте - та еще забава, а если не знать здешних мест, то и заплутать проще простого. Речек и ручьев тут тьма-тьмущая и они так перепутаны, черт ногу сломит, разбираясь. Петрович в итоге на ребятишек подумал.
    В Гегемонино их нет, а вот в Синькино хватало. Там деревня раз в пять больше, да и к Красновке ближе расположена. Весной и осенью ребятня туда в школу пешком бегала. Серьезных проблем с ними, правда, не было, но мальчишки есть мальчишки. Могли, как говорится, не корысти ради, а чтобы носы снеговикам делать.
    Однако всё ж таки не порядок, поэтому поутру Петрович с фермером отправились в поход до Синькино. С оперативно-розыскными мероприятиями, как умно пояснил Прохор, также включённый в состав экспедиции. Валентино лихо перемахнул через покосившийся забор и присоединился к компании.
    - Тоже с нами? - спросил фермер и взял кота на руки.
    Иосиф с вершины дуба возмущенно каркнул.
    - Таки основного свидетеля он на руках готов носить. Подхалим! А старый ворон таки всю ночь ради интересов следствия не спал, и даже спасибо не услышал.
    - Разведал что-нибудь? - пролаял Прохор.
    - Я вас умоляю. Где старому ворону в ночи разведкой заниматься? Сорока новости на хвосте принесла. Таки не все новые, но есть интересные.
    - Короче! - попросил Прохор.
    - Раскаркался, - практически одновременно проворчал фермер.
    Но Иосиф не раскаркался. Поговорить он, конечно, любил, но попусту, в отличие от той же сороки, языком не молол. Новости действительно были интересные, хотя большей частью для Прохора и не новые. Тем не менее, было о чём подумать по пути.
    Например, как правильно напомнил Иосиф, о зайцах, которые еще в позапрошлом году создали свой отряд самообороны. Их главный заводила Артемка прожил пару лет в лесу на востоке и научился там хитрым приемам. Волки поначалу смеялись и даже учинили соцсоревнование: кто больше сожрет этих нинзяйцев - так стали называть себя ученики Артемки - однако счет, насколько слышал Прохор, до сих пор был по нулям. Этих шустрых ребят со счетов сбрасывать не стоило.
    В путь следственная группа отправилась по замерзшей реке. Так на полверсты было длиннее, но, во-первых, след указывал на то, что тем же путем ушел похититель, а во-вторых, дорогу до Синькино напрочь замело. Опять же, по пути решили местного кузнеца проведать - деда Митрича. Тот жил на отшибе, верстой ниже по течению Смородинки.
    Иосиф согласился еще раз помочь следствию и незамедлительно вылетел в Синькино на разведку. Погода еще с вечера стояла ясная и безветренная, весь снег еще вчера выпал, так что ворон вполне мог обнаружить что-нибудь интересное с воздуха. Мог бы, но, увы, не обнаружил.
    Когда следственная группа уже подходила к жилищу кузнеца, с запада вихрем примчался старый ворон и доложил, что в Синькино материала на три уголовных дела хватит, но вот по морковкину делу таки полный глухарь.
    - А что у вас?
    - Пока ничего, - мяукнул в ответ Валентино.
    Они как раз сворачивали с реки. Во льду темнела прорубь, а от нее вверх по берегу была расчищена тропинка. Наверху располагалось обширное хозяйство кузнеца: дом, сарай, собственно кузня и длиннющий навес.
    Сам хозяин сидел на крыльце. Издалека дед Митрич в своей шубе походил на медведя: такой же здоровенный и косматый. Поговаривали, что из медведя шуба и была пошита. Забрел зимой шатун в гости и оторвал кузнеца от работы, за что прямо на месте и поплатился. Глядя на деда Митрича, в эту историю верилось сразу.
    Он не спеша выпрямился во весь рост и степенно приветствовал гостей.
    - Утро доброе, гости дорогие. С праздничком вас. Прошу к столу, самовар как раз закипел.
    - И тебя с праздником, Митрич, - кивнул Петрович. - Мы уж, извини, по делу. Но не без гостинцев.
    - Что по делу, я догадался, - кивнул кузнец. - А гостинцами меня с утра потчуют. Спасибо. Только чует мое сердце, что те утренние гостинцы по твоей части, участковый.
    - Это почему?
    В ответ дед Митрич пожал плечами - мол, просто мнение такое есть - и кивнул в сторону сарая. Дверь была приоткрыта. Внутри, на колоде, лежал черный полиэтиленовый пакет. На боку виднелась надпись "Топотенко". Изнутри торчала заиндевевшая на морозе морковь.
    - Дык это ж моё! - всплеснул руками фермер, чуть не уронив кота.
    Пришлось тому перебраться на плечо, а оттуда его Топотенко и вовсе на землю спихнул.
    - Ха! - каркнул Иосиф. - Вот таки нашлась пропажа, и не нужен свидетель больше. А где благодарность?
    В этот раз его проигнорировали все. Включая кота. Кузнец как раз приступил к самой интересной части своего повествования:
    - Выхожу, стало быть, утром. Дай, думаю, снежок для разминки откидаю с тропинки. Открываю сарай - хочу лопату взять - а вот тебе и гостинец. Прямо перед носом.
    - Так сарай был закрыт? - сразу профессионально уточнил Петрович.
    - Именно так.
    - И заперт?
    - Это нет. Чужие здесь не ходят. Да и скрипит, шельма, - тут кузнец кивнул на дверь. - Так скрипит, мертвого разбудит. Надо бы в город за маслом съездить, да всё недосуг.
    - Масла я тебе принес, - сказал Петрович. - Помню, ты еще по осени жаловался.
    - Вот за это благодарствую.
    Петрович еще потоптался на пороге, задумчиво поглядывая внутрь сарая.
    - Так. А следы какие-нибудь видел?
    - Человечьих нет, - отозвался кузнец. - Звериных полно. Так оно и понятно: у меня прорубь пробита, к водичке и ходят. Только звери - они морковку не моют и по пакетам не фасуют.
    - Дык, это я намыл, - встрял в беседу фермер. - И пакет мой. В нём и уперли.
    - Вот оно как, - кузнец покачал головой. - Нехорошо это. А мне, стало быть, подкинули. Зачем?
    - Может, ребятня озорует? - озвучил фермер первоначальную версию. - Следы звериные подделали...
    - Ну, мил человек, - перебил его кузнец. - Я уж как-нибудь отличу звериные от поддельных. Больше полувека в лесах с ружьишком хожу. Утром, как это дело заметил, я всё свое хозяйство обошел. Точно вам скажу, вы сегодня первые человеки, что ко мне пожаловали.
    Петрович задумчиво почесал подбородок.
    - М-да. Так сразу и не понять.
    - А я вас не тороплю, - усмехнулся кузнец. - Проходите в дом. Попьем чайку, обмозгуем. Главное, пропажа нашлась, а остальное как-нибудь сообразим. Ты, мил человек, - тут он повернулся к Топотенко. - Глянь, всё ли на месте?
    Фермер неуверенно пожал плечами, издали разглядывая потерю.
    - Дык, там только морковки пара кило и было.
    Кузнец шагнул внутрь и уверенно взвесил пакет в руке.
    - Примерно столько и будет. На вот, держи.
    Он вручил пропажу фермеру. Потом люди направились к дому. Из двери пахнуло теплом и пирогами. Все по очереди прямо на крыльце счистили веничком снег с валенок и скрылись в доме.
    Прохор еще немного покрутился у сарая, но даже ему с его нюхом ничего больше к словам кузнеца добавить не удалось. Зайцы были - след, ничуть не скрываясь, петлял вокруг всего сарая. Лось был, но он чуть в стороне прошел. Был и волк - его следы обнаружились уже за сараем.
    Валентино лихо влез по шершавой стене. Между крышей и стеной обнаружилась щель. Кот легко пролез в нее и спрыгнул уже по ту сторону. Ничего особенного, такая щель в каждом сарае была. Для вентиляции.
    - Думаешь, так преступник проник внутрь? - тявкнул Прохор, появляясь в дверях. - Впрочем, по-другому никак. Дверь открывается во двор. Тут еще снег откидать надо было. Так не откроешь. Краденый пакет там пролез бы?
    - Запросто, - мякнул Валентино. - Давай я попробую домового найти? Пораспрашиваю, что он видел. Хотя, конечно, прибыток в хозяйстве - не убыток, может сделать вид, что эта морковка всегда здесь росла.
    Прохор отрицательно помотал головой. Он за всё время жизни в деревне так и не увидел ни одного домового, а потому в сказку эту не верил.
    - Лучше с зайцами поговорим, - сказал он. - Есть вопросы. Эй, Иосиф! Знаешь, где зайцев искать?
    - Если Артемкину команду то таки да, - уверенно отозвался старый ворон.
    - Показывай дорогу.
    - Разве это дорога? - вздохнул Иосиф, плавно срываясь с ветки. - Я вас умоляю. Как моя жизнь, честное слово.
    Если жизнь старого ворона хоть немного напоминала их путь вдоль лесной опушки, то кот вообще не понимал, почему тот до сих пор жив. Он умаялся уже на полпути, а ведь путь по снегу прокладывал Прохор. Если бы не безмерное любопытство, точно бы отстал.
    Нинзяйцев они обнаружили за ручьем, едва углубившись в лес. Те тренировались на полянке. Шестеро зайцев яростно рубили ушами воздух и совершали в воздухе головокружительные пируэты. При этом те трое, что оказались ближе, приземлялись так мягко, что даже в снег не проваливались, а вот на второй половине полянки снег был утоптан основательно.
    Там спокойно прохаживался туда-сюда еще один заяц. Вот он дал команду, и все остальные тотчас построились, повернувшись мордочками к выходящему на поляну Прохору.
    - Привет честной компании, - пролаял пёс. - Если, конечно, можно вас так называть.
    - А отчего бы и не назвать, - откликнулся тот заяц, что прервал тренировку. - Если за нами грехов нет. Мы ведь не бандиты, мы только самообороны ради.
    Остальные дружно кивнули.
    - Про самооборону я слышал, Артемка, - спокойно сказал Прохор, и посторонился, давая коту выползти на полянку. - И слышал я, что от принципов своих ты не отступал.
    - Это верно, - сразу согласился тот, кого назвали Артемкой. - Мы, зайцы, мирный и законопослушный народ.
    - Насчет "мирный" - не спорю, - рыкнул Прохор. - А вот про "законопослушный" вопросы будут. Например, о хищении моркови у фермера.
    Зайцы переглянулись и тихонько заворчали. Артемка строго глянул, и его команда обратно притихла.
    - Спрашивай, - сказал главный нинзяец. - Нам скрывать нечего. Про кражу слышали, сорока новости принесла, но если ты с подозрениями, то не по адресу.
    - Хм... - фыркнул Прохор себе под нос. - Хорошо. Ты представь своих орлов. Тебя знаю, а их пока нет.
    - Можешь называть их по номерам, - сказал Артемка. - Этот первый, - он указал лапкой на самого левого. - Рядом второй, третий, четвертый, пятый и шестой. У нас тоже соцсоревнование, как у волков, - тут заяц недобро прищурился. - Только в мастерстве и заслугах. Каждый месяц мы подводим итоги и определяем, кто под каким номером проведет следующий месяц.
    - А за декабрь уже подвели?
    - Нет. Вот сейчас собирались, но пока отложим, чтобы не вносить путаницы в твои расспросы. Надеюсь, они не затянутся.
    - Как пойдет, - фыркнул Прохор. - Начнём с тебя, Артемка. Где ты был в десять часов вчера вечером?
    - Здесь, - сразу и уверенно ответил тот. - Готовился к сегодняшнему подведению итогов. Ребята молодцы, борьба за места нешуточная, тут каждый балл на счету. Опять же, задания на месяц распределить было надо.
    - И кто это может подтвердить?
    - Со мной был четвертый, - сказал Артемка, и четвертый заяц слева усиленно закивал, точно китайский болванчик. - Он полосу препятствий подновлял, - тут последовал жест в сторону засыпанной снегом канавы, где самой природой столько препятствий было создано, что рукотворные казались просто излишеством. - Вот он у меня всю ночь на виду был, а я, соответственно, у него. Понимаю, как алиби это не очень, но разве что еще птицы.
    Прохор задрал морду. Старый ворон сидел на ветке и грустно глядел вниз.
    - Иосиф, что сорока говорила?
    - Таки ничего конкретного, - вздохнул ворон. - Уточнить?
    Прохор утвердительно тявкнул. Ворон снова вздохнул и взмыл в небо.
    - Кстати, - мяукнул Валентино. - А четвертый полосу препятствий проходить не будет?
    - Почему?
    - Как-то не по-спортивному. Он же полосу готовил.
    Артемка вздохнул и пожал плечами. Четвертый встревожено подобрался.
    - Ну, надо же кому-то полосу готовить, а я занят. Вот мы и порешили, что полосой заведует лучший из младших учеников.
    - Младших? - фыркнул Прохор.
    - Первые трое у меня с самого возвращения, - пояснил Артемка. - Это старшие ученики. А еще трех я отобрал недавно. За каждым закреплен наставник: первый помогает четвертому, второй - пятому, третий - шестому. Так они парами у меня и идут. Старший за младшего отвечает.
    - Понятно, - сказал Прохор. - И где был первый?
    Тот по сигналу Артемки вышел вперед и сам отчитался:
    - Следил за волками. Они недавно перебрались поближе к нам. То есть, как оказалось не к нам. Они идут за лосями, а те - в нашу сторону.
    Прохор фыркнул. Лесная жизнь подчинялась своим законам, которая плохо коррелировала с более привычным ему уголовным кодексом, но закон есть закон. Какой бы он ни был. Поэтому явную уголовщину, которой непременно закончится совместная миграция лосей и волков, пришлось пока отложить в долгий ящик.
    - А тебя кто-нибудь видел? - спросил пёс.
    - Нет.
    - Плохо, - фыркнул Прохор.
    - Плохо - это если бы волки заметили, - в тон ему отозвался заяц. - Вон, пятый там наследил, так еле лапы унёс.
    Артемка строго посмотрел на зайца номер пять.
    - Так я еще не знал, что волки близко, - начал оправдываться тот. - Устроил марш-бросок для тренировки. Вы же, учитель, сами одобрили...
    - Марш-бросок одобрил, - согласился Артемка. - Но маршрут ты выбрал неудачно. Вот научишься не оставлять следов, тогда и дразни волков. А пока минус два балла за неосторожность.
    Пятый заяц поник, зато встрепенулся шестой. Второй недовольно покосился на первого. Подвел тот его ученика. Однако Артемка еще не закончил:
    - Но плюс четыре балла за усердие.
    Тут волна прошла в обратном порядке. Второй гордо расправил плечи, пятый приободрился, а шестой понурил мордочку.
    - Ладно, - фыркнул Прохор. - Давайте дальше. Теперь ты, номер два. Где был? Что делал?
    - Отрабатывал прыжки, - четко и уверенно оттарабанил заяц. - На том берегу, в ивняке. Всю ночь.
    - Нужное дело, - согласился Прохор. - А подтвердить это кто-нибудь может?
    - Я никого не видел. Возможно, и меня тоже.
    - Плохо, - фыркнул Прохор. - А что ты, третий, скажешь?
    - Про второго? Я ночью его не видел. Я был в другом месте.
    - В каком?
    - Я... я медитировал. Размышлял, как моего ученика подтянуть, а то третий месяц мы с ним крайние.
    - И что надумал? - мяукнул Валентино, которому этот разговор всё больше и больше казался напрасной тратой времени.
    - Кое-что надумал, - спокойно ответил третий, но карты раскрывать не спешил.
    - Насколько я наслышан про медитацию, - недовольно пролаял Прохор. - Ты тоже не видел тех, кто мог бы обеспечить твое алиби?
    - Увы, это так, - согласился третий.
    Прохор вздохнул.
    - Ладно. Твоя очередь - шестой. Чем ночью был занят?
    - Так это... Ничем. Бегал туда-сюда...
    - Ну и чего тут медитировать? - фыркнул Валентино. - Разгильдяй твой ученик.
    - Ничего, исправится, - вступился за своего питомца третий.
    Прилетел обратно Иосиф и опустился на ту же ветку. Прохор задрал морду. Ворон вздохнул. Мол, не обессудьте, братцы, но истина дороже. Однако ничего принципиально нового он не сообщил.
    Птицы увлеклись погоней, так что большая часть новостей сводилась к деталям бегства пятого от волков. Кто-то всё ж таки заметил первого, пока тот в снегу прятался, и заяц сразу схлопотал минус три балла. Одна сорока неуверенно показала, что видела третьего, размышляющего над замерзшей Смородинкой, но подтвердить свои слова под присягой категорически отказалась. Впрочем, для сорок-балаболок это нормально.
    - Ну что ж, - фыркнул пёс. - Ясно.
    - Таки мои показания помогли изобличить преступника? - осведомился ворон.
    - И они в том числе, - великодушно согласился Прохор.
    Зайцы встревожено переглянулись.
    - То есть, ты готов назвать преступника, и он среди нас? - уточнил Артемка.
    - Совершенно верно.
    Артемка окинул свою команду суровым взглядом. Мол, кто не удержался от соблазна применить благородное искусство для кражи? Зайцы дружно потупились, но каяться преступник не спешил. Быть может, до последнего надеялся, что уверенность Прохора окажется блефом. Однако старый милицейский пёс был спокоен и уверен, когда рявкнул:
    - Вор - шестой.
    Артемка вскинулся, и в единый миг навис над сжавшимся воришкой, точно белый вихрь карающего правосудия.
    - Это правда?!
     Третий хотел было вмешаться. Артемка крутанул ушами и третий отлетел назад, сбив заодно второго. Шестой, узрев учителя в гневе, не посмел соврать. Он мелко кивнул и вжался в снег, но Артемка только фыркнул и отступил.
    - Ну, шестой... Как же ты его вычислил?
    - Просто, - рыкнул Прохор. - Я с самого начала подозревал, что преступник - не человек. Похититель слишком слаб. Он не смог унести на себе всего два кило. Но он ушел с ними от погони. Как?
    - Как? - дружно повторили все слушатели.
    - От фермера - ускакал, - продолжил Прохор. - От тебя, Валентино, оторвался. Но тут ему помогли. Кто-то так прикоснулся к тебе, что ты сразу уснул.
    - Это называется акупунктура, - пояснил Артемка.
    - Пусть так! - тявкнул Прохор. - Простые зайцы этой науке вряд ли обучены. Так твоя команда, Артёмка, сразу под подозрение попала. Дальше. Ты, Валентино, видел, как пакет движется. Видел, когда к тебе применили эту... Акупунктуру.
    - Да, точно.
    - Значит, похитителя кто-то прикрыл, - развил свою мысль Прохор. - У тебя, Артемка, тут соревнование. Чужого ученика от кота спасли бы. Взаимовыручка у вас имеется, - тут зайцы согласно, но очень осторожно кивнули; - Но похитителя не стали бы покрывать перед учителем. Конкуренция у вас тут, смотрю, тоже есть. Похититель - младший ученик. Он наследил, а старшие, как я вижу, научились не оставлять следов.
    Артемка строго глянул на проштрафившегося ученика. Третий - он как раз поднимался, потирая лапкой ушибленный лоб - удостоился куда более строго взгляда.
    - Разбивка на пары помогла мне разобраться, - продолжил Прохор. - Кто из твоих пар не мог похвастаться алиби? Только третий с шестым. Четвертый был на виду у тебя. Пятый - у волков и сорок. Первого тоже они видели.
    Артемка сокрушенно покачал головой.
    - Зачем ты это сделал? - спросил он шестого. - Разве мы плохо питались всё это время?
    - Он не для себя, - спокойно пояснил Прохор, пока понурившийся зайчишка только-только набирался смелости открыть рот. - Всю морковь он оставил в сарае кузнеца. На видном месте. Стало быть, ему в подарок. Как раз праздник. За какие заслуги - не знаю. Могу предположить, что кузнец спас этого вашего шестого. Он по весне часто дедом Мазаем подрабатывал.
    Зайчишка согласно закивал, а потом всё-таки сумел раскрыть рот.
    - Он всю мою семью спас. Мы тогда чуть не утонули! А дед совсем один живет, вот и надумал его порадовать. Ну, не коры же ему тащить.
    - Эх, шестой, шестой, - снова покачал головой Артемка. - Сердце у тебя доброе, а вот мозги ленивые. Теперь ведь люди могут деда в краже заподозрить!
    - Не заподозрят, - возразил Прохор. - Петрович - человек умный. Да и кузнец сразу украденное выдал. Прятать не стал. Только всё равно нехорошо получилось. Мало ли, какой осадок останется.
    - Что же делать? - пропищал шестой.
    - Тебе - ничего, - строго рявкнул Прохор. - А вот к тебе, Артемка, предложение будет...
    Они быстро переговорили, и двинулись в обратный путь. Зайцы проводили их почти до самого домика, но приближаться не стали. Рано им было себя демонстрировать.
    Люди уже прощались с гостеприимным хозяином. Неспешно обсудив за чаем ситуацию, они разомлели в тепле и утратили интерес к дальнейшему путешествию по льду. Пропажа нашлась, а похитителя теперь, наверное, и не сыщешь.
    Обратно Топотенко шел с пакетом руках, а кот Валентино ехал на плече у Петровича. Прямо как пиратский попугай. Так и вернулись. Петрович пошел к себе - думать, а фермер к себе - работать. Забот у него хватало. Хозяйство было большое, а дети всё не спешили переезжать к отцу, так что фермер, забросив пакет с морковью в сарай, с головой погрузился в работу.
    Вечером, выйдя во двор, Топотенко вновь услышал тот же подозрительный шелест полиэтилена по стене, что и накануне. Но теперь он был у этому готов!
    Схватив ружье, фермер метнулся в сарай и успел заметить, как мешок уезжает вверх по стене. Ударом ствола Топотенко подцепил мешок и отшвырнул обратно. Тень метнулась наружу. Фермер - выскочил следом. Через двор прошмыгнул заяц. Грохнул выстрел. Дробь хлестнула по стенам, но ушастый воришка уже выскочил за ворота. Фермер, выпрыгнув следом, успел заметить только исчезающий за кустами хвост. Туда же улетел второй заряд дроби. Столь же безвредный, как и первый.
    Фермер сплюнул. Подоспевшим на выстрелы соседям он поведал удивительную историю о зайце-похитителе, на чём история практически закончилась. Топотенко спрятал морковку в подвал, а у дверей поставил на лесных воришек капкан. Сам же в него по весне и попался. Потом две недели прихрамывал.
    
    


(C) январь 2013 Мушинский Олег


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | Леший "Леший" (ЛитРПГ) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | А.Респов "Герои Небытия Ковен" (Боевое фэнтези) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"