Мушинский Олег: другие произведения.

Поющий Идальго и бесценный фолиант

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще один вольно-исторический детектив из жизни средневековой Испании. Написан на конкурс РД-3, где занял 2-е место. Тема: Чисто женское убийство.

Поющий Идальго и бесценный фолиант






Великий праздник Рождества Христова в году 1582-м оказался на редкость беспокойным для дона Гарсиа де ла Вега, алькальда Толедо. Этот маленький человечек, которому природа щедро компенсировала в ширину все, что не додала в высоту, был, скажем прямо, слишком молод для такой ответственной должности, и особыми достоинствами, кроме высокого положения отца при дворе и отблесков славы своего знаменитого деда - поэта и воина Гарсиласо де ла Вега, не блистал. Впрочем, жители Толедо тоже не были изощренными злодеями, и, за исключением полного игнорирования королевского указа о запрете дуэлей (на что дон Гарсиа, как настоящий дворянин, по возможности закрывал глаза), пьяных драк и мелких краж (с чем вполне самостоятельно справлялась городская стража), в конфликт с законом не вступали. Но никакое счастье не длится вечно.
За неделю до Рождества на улице Сан-Маркоса сгорела книжная лавка дона Пареса. Сгорела вместе с тремя сотнями редких книг и самим доном Паресом в придачу. К счастью, пожар удалось потушить до того, как пламя перекинулось на соседние дома. В обугленном столе нашли полсотни дублонов, на пальце покойного - золотое кольцо с крупным сапфиром. В целом, все указывало на трагическую неосторожность дона Пареса, но весь вечер дона Гарсиа мучили дурные предчувствия.
А потом наступило Рождество, и новые заботы оттеснили пожар на второй план. После торжественной утренней мессы в церкви Санта-Марии ла Бланки, направляясь к чаше со святой водой, дон Гарсиа буквально столкнулся с капитаном Орландо. Высокий и худой словно жердь офицер был отличным служакой, но о такте явно слышал краем уха - причем тем, который ему отстрелили во время итальянского похода. Склонившись к начальству, капитан произнес трагическим шепотом.
- Беда случилась, дон Гарсиа. Мне доложили альгвасилы...
Дон Гарсиа твердо сказал себе, что он не верит в дурные предчувствия. "А вот напрасно", - ответили дурные предчувствия. Дон Гарсиа вздохнул и сделал капитану знак следовать за собой. Говорить о делах в церкви он считал кощунством.
- Что за манера, капитан, вносить работу в божий храм.
- Господь наш милостив, простит, - спокойно отозвался Орландо. - А вот задержка делу повредит.
Дон Гарсиа недовольно нахмурился. Он не проронил больше ни слова, пока они не вышли на площадь перед церковью, где алькальд, наконец, разрешил капитану сделать доклад. Тот немедля преступил к делу, и дон Гарсиа расстроился окончательно.
Пока все благочестивые католики возносили хвалу Господу и Святой Деве Марии, два антиобщественно настроенных дворянина, презрев королевский указ и забыв о гневе божьем, за мостом Сан-Мартина скрестили клинки на дуэли. Свидетелей (увы!) не было, а вот труп (второй раз увы!) в наличии имелся. Да еще какой! Маркиз Маркус де Аранея, богатейший человек и глава старейшей в Толедо дворянской фамилии, собственной свежезаколотой персоной. Надо ли говорить, что событие сие возымело серьезный общественный резонанс.
Маркиз де Аранея, не смотря на свои шестьдесят пять лет, принимал активное участие в жизни города, регулярно делал большие пожертвования на богоугодные дела, иногда дрался на дуэли и даже собирался жениться (в первый раз!). Помолвка была назначена как раз на Рождество. Донна Эвридика, единственная дочь графа де Бульони - старого друга маркиза де Аранея, едва отметила свое семнадцатилетие, и была столь же прекрасна, сколь богат был ныне покойный жених. Правда, злые языки поговаривали, что граф выдавал свою дочь не за маркиза, а за его состояние, но так на то они и злые языки. Граф де Бульони так искренне опечалился смертью друга, что слег в постель, где в тот же день и скончался, задушенный шелковым шнуром.
Тем же вечером в доме маркиза де Аранея было оглашено завещание. Собственных детей маркиз не имел, зато брат маркиза, Антуан де Аранея, постарался в свое время за двоих, оставив на попечение дона Маркуса двух племянников и двух племянниц. Старшему, дону Себастьяну, маркиз завещал все свое имущество и половину состояния, вторую половину почти поровну разделил между племянницами: донной Синтией и донной Лаурой. Младшему, дону Винсенту, с которым у покойного при жизни были очень натянутые отношения, маркиз оставил свое благословение. Кое-что по мелочи было отказано трем доверенным слугам.
По оглашении завещания дона Винсента хватил удар. После положенных охов, ахов и практической помощи со стороны донны Лауры, потрясенный идальго оправился достаточно, чтобы отправиться домой, где, примерно около полуночи, его и настиг второй удар. Кинжалом.
Когда капитан Орландо ранним утром следующего дня докладывал дону Гарсиа о новой трагедии, дурные предчувствия незаметно подкрались сзади и дружно гаркнули прямо в ухо: "А мы предупреждали!" Алькальд вздрогнул, опрокинул чернильницу на штаны капитана Орландо и от души грохнул кулаком по столу.
- Доколе можно убивать?! Пора б уже и меру знать! Загадку разгадать должны мы эту, чтобы виновников привлечь к ответу.
Верность долгу в такой непростой ситуации, разумеется, делает честь дону Гарсиа, но доподлинно не известно, как бы он справился, не пребывай в то время в Толедо величайший мастер Старого Света по расследованию нарушений королевских законов - дон Рамиро де Кантаре, больше известный как Поющий Идальго.

Дон Гарсиа де ла Вега прибыл в дом маркиза де Аранея ближе к полудню. Величественный старинный особняк, со всех сторон окруженный садом, серой скалой утопал в океане зелени. За домом лениво несла свои воды река Тахо. У ворот скучала четверка бородачей в черной одежде, шлемах и кирасах, с алебардами в руках - отряд городской стражи. Завидев начальство, они подтянулись и поспешили распахнуть ворота. Дон Гарсиа небрежно кивнул в ответ на приветствия и степенно, как и подобает алькальду, прошествовал по дорожке к дому. Дверь открыл молодцеватый слуга, он же с поклоном принял шляпу и шпагу гостя.
Дон Гарсиа поднялся по мраморной лестнице в просторную гостиную и поприветствовал собравшихся. Здесь были: дон Себастьян - изящный идальго в красном костюме, с золотой цепью на шее, донна Синтия - высокая и стройная брюнетка в жемчужно-голубом платье и донна Лаура - рыжеволосая красавица в зеленом. Дон Винсент отсутствовал по уважительной причине. Вместо него присутствовал высокий стройный идальго, одетый в щегольский черный бархатный костюм с золотым шитьем и белоснежными кружевами. На черных башмаках тускло поблескивали серебряные пряжки, на левой руке красовался массивный золотой перстень с рубином. Длинные темные волосы свободно спадали на плечи. Нос с горбинкой и прямой пронизывающий взгляд придавали его облику нечто орлиное. Когда дон Гарсиа входил, сей господин, аккомпанируя себе на гитаре, судя по издаваемым им звукам, пытался переложить "Аве, Мария!" для кошачьего хора. Две смазливые служанки разносили напитки. Еще один слуга - невысокий лысый коротышка в сером поношенном камзоле, таких же штанах и настолько стоптанных башмаках, что они вообще утратили всякое представление о цвете - что-то докладывал поющему господину.
Дон Себастьян, на правах старшего, представил гостей.
- Старинный друг мой - дон Рамиро де Кантаре. Его слуга - Клеменсо, весьма ученый малый... Пред вами, дон Рамиро, дон Гарсиа де ла Вега - он божьей милостью и волей короля алькальд Толедо.
Они раскланялись. Дон Гарсиа с достоинством, дон Рамиро - с придворным шиком. Алькальд, конечно, был наслышан о знаменитом земляке, но полагал, что тот в Мадриде. Применив так и оставшийся неизвестным ему метод дедукции, проницательный дон Гарсиа догадался, что дон Рамиро приехал проведать отца на Рождество. Впрочем, особой тайны тут как раз не было - старый дон Эстебан де Кантаре рассказывал о предстоящем визите своего прославленного сына всем и каждому.
- Немало слышали мы о заслугах ваших, дон Рамиро, - сказал дон Гарсиа.
- Да, слава обо мне уж облетела половину мира, - скромно признал Поющий Идальго. - Немало я разоблачил злодеев хитроумных и подобрал ключей к разгадкам тайн преступных. Дон Себастьян подробно о дуэли рассказал, где дону Маркусу смертельный нанесен удар. В убийстве этом, кажется, простом, глубокую интригу я подозреваю, но, с божьей помощью, клубок сей непременно размотаю. Мой метод гениальных озарений незаменим в раскрытии преступлений.
"Вот ни черта не сделает, а слава вся ему достанется", - прогундосили на ухо дурные предчувствия. "Это мы еще посмотрим!", - воинственно подумал дон Гарсиа. "Наше дело - предупредить", - обиженно отозвались дурные предчувствия, но никуда не ушли.
- С чего начнем? - поинтересовался дон Гарсиа.
- Подозреваемых сочтем, - ответил дон Рамиро. - Кто в выигрыше остался?
- Считайте, я попался, - усмехнулся дон Себастьян. - В наследство мне осталось больше всех других, хоть вместе всех сочти, хоть каждого отдельно. Теперь, спасибо дяде, воистину богат я беспредельно. Затем сестренки, дядя тут не поскупился. И трое слуг, кто больше прочих отличился. Пятьсот дублонов на троих он разделил.
- Да, щедро он их, право, наделил, - отметил дон Гарсиа. - Но, коли больше некого назвать, подозреваемых недолго сосчитать. Пока, дон Себастьян, конечно, вас ни в чем не обвинили...
И дон Гарсиа виновато развел руками.
- Скорее, ваша светлость, мы кого-то упустили, - вежливо возразил Клеменсо.
- Благодарю вас, добрый мой Клеменсо, - с чувством произнес дон Себастьян.
- Читал я завещание, - возразил дон Гарсиа. - Уверен: никого не пропустил.
- Все так, Клеменсо? - уточнил дон Рамиро, проводя рукой по струнам.
- Не совсем, сеньор. Еще там дон Винсент помянут был.
- Но брат убит! - воскликнула донна Лаура. - Мужчины, действуйте, иль вы горазды только языки чесать?!
- Мы лучше действуем, подумав, - спокойно возразил дон Себастьян. - А тут полезно бы порассуждать.
Донна Лаура нахмурилась и попыталась подумать, но это у нее получалось явно хуже, чем действовать. Впрочем, и остальные не блистали. Судили и рядили так и этак, а дон Рамиро тихонько бренчал на гитаре - настоящего гения такие мелочи не занимали, но, будучи человеком воспитанным, он позволял высказаться всем присутствующим. Впрочем, высказывался в основном один дон Гарсиа. Уцепившись в первую же версию, он не собирался отдавать ее без боя.
- Лишь месса началась, бродяга подошел к реке. Маркиза мертвого увидел он со шпагою в руке. Бродяга поднял крик, сбежалась стража, позже альгвасилы подоспели. Осмотр тела, места, времени учет мне позволяет сделать заключение о дуэли. Маркиз отменным фехтовальщиком тут слыл, так кто же шпагою его пронзил?
- В годах был дядя, - возразила донна Лаура. - И была ль его рука тверда?
- Согласен, - кивнул дон Гарсиа. - Но опыт заменяет силу иногда. Хотя, я полагаю, умысел тут был, и дон Рамиро, назвав дуэль убийством, это тоже подтвердил. Осталось выяснить, кто дона Маркуса мог шпагой поразить...
- Клеменсо, - небрежно повелел вальяжно развалившийся в кресле дон Рамиро. - Что нам удалось установить?
- Коль допустить, сеньор, что здесь под маскою дуэли убийство скрыто, - неспешно начал доклад лысый коротышка. - Должны принять в расчет мы, что убийца действовал открыто. А, значит, либо был в победе так уверен он, иль был за мост отчаянием приведен. Но, главное, на этом строю весь расчет - убийца знал: дон Маркус непременнейше придет.
- Так получается, убийцу знал маркиз?! - изумленно воскликнул дон Гарсиа.
- Конечно, знал, - подтвердил дон Рамиро. - Подумаешь, сюрприз.
Дон Себастьян задумчиво огладил подбородок, сестры встревожено переглянулись.
- Так неужели можете убийцу вы назвать? - озвучил возникший у всех вопрос дон Себастьян.
- Чуть позже, - самоуверенно отозвался дон Рамиро. - Надо в этом деле малость покопать.
Дон Гарсиа ненадолго задумался. Дело казалось ясным, но хотелось бы полной уверенности. Все-таки Аранея - фамилия известная, не дай Господь ошибиться. Потому алькальд избрал компромиссный вариант:
- Вот вы, дон Себастьян, слывете мастером клинка, еще в Италии вам довелось повоевать...
Дон Себастьян с достоинством кивнул.
- Тогда прошу до окончания дела не покидать Толедо, - добавил дон Гарсиа.
- Я слово вам даю, что город не покину, - ответил дон Себастьян.
- Благодарю, и прошу мне разрешить со всеми слугами поговорить.
Дон Себастьян хлопнул в ладоши. Вошел мажордом в черно-зеленой ливрее дома Аранеев.
- Санчес, будь любезен слуг созвать сюда. И поспеши, ждать не желаю я.
- Я предпочел бы говорить с каждым из них отдельно, - вмешался дон Гарсиа. - Пред столь блистательным собранием они смущаться будут непременно.
Донна Синтия презрительно фыркнула. Дон Себастьян невозмутимо пожал плечами.
- Есть кабинет у дяди в доме - в распоряжении полном вашем он. Слуг созовет немедля мажордом.
Едва дон Гарсиа вышел вслед за Санчесом, донна Лаура подскочила к брату.
- Беги немедля, Себастьян. Ужель не видишь, тучи над тобой сгустились?!
- Я слово дал, Лаура. Никто не скажет, что Аранеи до бесчестья опустились.
Сестра в ответ скорчила гримасу, красноречиво свидетельствующую о ее презрении к таким глупостям.
- Вот если я в бега подамся, обвинение неизбежно, - добавил дон Себастьян. - Убийцу подлинного тогда искать станут небрежно.
- Давно алькальда знаю я. Уверена, что разницы не будет. Раскроет дело он, лишь если голову убийцы подадут на блюде, - презрительно заметила донна Синтия.
Ее лицо при этом оставалось холодным и бесстрастным. Гримасы вызывают преждевременные морщины, а пока не произошло ничего столь значительного, чтобы пойти на такие жертвы.
- Надежда вся на вас, любезный дон Рамиро, - обратился дон Себастьян к другу. - В служебном рвении алькальд слывет неутомимым. Все обстоятельства сложились мне во вред, предъявлено быть может обвинение.
- Тогда настало время применить мое умение, - без тени смущения ответил дон Рамиро. - Клеменсо, список дел уже составлен?
- Всего один вопрос. Дон Маркус был ограблен?
- Не знаю, - пожал плечами дон Себастьян. - Исчез один лишь дядин кошелек, но кто его забрал? Быть может, срезали на площади, иль тот бродяга, обнаружив тело, не сразу крикнул стражу, а поначалу кошелек прибрал.
- Пожива вора велика?
- Лишь для того, кто счастлив с медяка. Горсть мараведи в кошельке была, для милостыни предназначена она. Любой бродяга, сумевший дяде услужить, мог кошелек в награду получить.
- Спасибо, - поблагодарил Клеменсо. - Теперь - дон Винсент. Был он не богат...
- Мой мертвый брат! - снова воскликнула донна Лаура.
- Увы, - согласился Клеменсо. - Вы знали брата, без сомнения, хорошо - враги имелись у него?
- Он сам - свой злейший враг, - не без злорадства заметила Синтия.
- Простите, донна, - удивленно переспросил Клеменсо. - Как же так?
Та криво усмехнулась и собралась было пройтись по братцу, но тут вмешалась донна Лаура.
- Да, расточителен он был.
- Играл, пил и любил, - с пониманием перечислил дон Рамиро.
- Если бы! - воскликнула донна Лаура. - На книги состояние спустил. Да если бы читал - хранил да пыль сдувал, и более ничто его не увлекало.
- Да, удивительно, пожалуй, - согласился дон Рамиро.
- А как дон Маркус относился к книгам? - спросил Клеменсо.
- Как подобает дворянину, он в руки их не брал, - с сарказмом заметила Синтия. - Лишь векселя на предъявителя мой дядя уважал. Он говорил: те хороши бумаги, что придают весомость кошелькам.
- Дон Винсент с дядей, полагаю, общих интересов вовсе не имели? - внес предположение Клеменсо.
- Ну почему же, - коварно заметила донна Синтия. - Был однажды повод для дуэли.
Все с интересом посмотрели на нее. Та, явно довольная произведенным эффектом, откинулась в кресле и пригубила вина.
- Наш Винсент не такой тихоня был, как ты, Лаура, рассказала. С чего же кошка черная меж ними пробежала? - произнесла она. - Примерно год назад питал надежды брат на донну Эвридику... Да-да, ту самую, что дядюшке согласие стать женой дала... Вот только граф от дома Винсенту немедля отказал. Такой финал ему я сразу предрекала.
- Солидный повод, - заметил Клеменсо. - Не будь дон Винсент мертв, серьезным бы подвергся подозрениям. Когда ваш дядя собирался объявить о свадьбе, в воскресение?
- Помолвка назначена была на Рождество, - пояснил дон Себастьян.
- Так дядя сэкономил торжество, - прокомментировала донна Синтия.
- Зато невесте он подарок приготовил дорогой, - вступилась за дядю донна Лаура. - Да не успел вручить, сраженный вражеской рукой.
- Такой подарочек на свадьбу вижу я впервые, - усмехнулся дон Рамиро. - Что думаешь, Клеменсо, нанесем визит графине?
- Я догадалась! - воскликнула донна Лаура. - Нет, я так и знала! Еще один есть воздыхатель, который конкурентов погубил, чтобы в любви не потерпеть провала.
- На подозрении кто-то есть, Лаура? - переспросил дон Себастьян. - Ты что-то знаешь?
- Я понимаю, - гордо ответила та. - А разбираться в мелочах я вам предоставляю.
Донна Синтия презрительно усмехнулась, демонстрируя свое отношение к тому, как сестра относится к делу.
- Ну что ж, тогда мы к следствию приступим, - решительно заявил дон Рамиро и отложил гитару. - Коль поспешим - убийце может быть на хвост наступим.
- Опять прошу прощения, - сказал Клеменсо. - Дом дона Винсента кому достался во владение?
- Опять же мне, - чуть смущенно признался дон Себастьян. - У брата было множество долгов, все заложил имущество свое. Я закладные откупил, на Рожество Винсенту полагал подарок сделать я. И тут такой удар... Хотите нанести туда визит?
- Коль это вас не слишком затруднит, - ответил Клеменсо. - И хорошо бы выяснить, на месте ль книги все?
- Немедленно пойду я и проверю, - пообещал дон Себастьян. - Там трое слуг, они помогут мне.
- И я с тобой, - заявила донна Лаура. - Хочу я следствию помочь.
- Ну что же, я не прочь, - согласился дон Себастьян.
Неожиданно интерес к книгам проявила и донна Синтия, заявив, что мужчины все равно не в состоянии найти что-либо, кроме шпаги и пистолетов, а ее сестра слишком легкомысленна для такого серьезного дела.
- Я легкомысленна?! - возмутилась та. - Тебе бы только сказать колкость!
- Сестренки, успокойтесь, - встрял между сестрами дон Себастьян.
Дон Рамиро отвесил поклон и удалился, но, увлеченное спором благородное семейство этого даже не заметило, чем знаменитый идальго был не мало уязвлен. В дверях дома к прославленному идальго подскочила пара слуг. Один подал черную шляпу с белоснежным страусиным пером, другой - шпагу с украшенным драгоценными камнями посеребренным эфесом. Дон Рамиро прицепил шпагу к поясу, нахлобучил шляпу и, кивком поблагодарив слуг, милостиво позволил им открыть двери.

Дом графа де Бульони располагался напротив замка Алькасар, и выглядел его ровесником. Клеменсо забарабанил в ворота, помнившие, наверное, еще мавров. Открыл столь ветхий старик, что вполне подошел бы на роль олицетворения этого дома, и, шамкая, осведомился, что нужно господам.
- Прошу вас, передайте донне Эвридике, что к ней с поклоном дон Рамиро де Кантаре, - обратился к нему Клеменсо.
- Да пошевеливайся ты, неряха старый, - дружелюбно пошутил дон Рамиро.
- Я вижу, гости к нам, - сказал кто-то. - И столь решительны, что могут двери снесть. Так что угодно вам?
Дон Рамиро повернул голову и окинул взглядом высокого господина в простом, но добротном коричневом костюме, и черных сапогах. На широком поясе висели шпага и кинжал.
- Минутку! С кем имею честь? - осведомился дон Рамиро.
- Прошу прощения, - незнакомец отвесил вежливый поклон. - Меня зовут Урпано. Капитан Урпано. Начальник личной стражи графа и, увы, свидетель этой драмы.
- Начальник стражи? - насмешливо переспросил дон Рамиро, смерив оком тщедушного старца в воротах. - Вот это нынче называется охраной? Скорее я б комедией назвал сие, чем драмой.
Капитан, ничуть не смутившись, развел руками.
- А что, сеньор, хотите вы за мизерную плату? Увы, Бульони нынче не богаты. Но что ж мы на пороге все стоим. Прошу вас в дом, и там поговорим.
Старик со скрипом отворил дверь пошире и впустил их в небольшой внутренний дворик с неработающим фонтаном. Дон Рамиро был уверен, что проскрипел именно старик. Клеменсо же придерживался версии скрипа дверного.
- Дела идут, однако, не блестяще, - заметил дон Рамиро.
- А вы не в курсе? - подивился капитан. - Дом де Бульони разорен по сути. Несчастье за несчастьем. За что Господь послал такое наказание?
Они поднялись по узкой лестнице в просторную комнату. Здесь, как и везде, царил дух запустения. Донна Эвридика сидела в кресле у камина, печально глядя на огонь.
- День добрый, донна Эвридика, - произнес капитан Урпано. - К нам гости. Даже в столь печальный час пожаловаться не можете вы на невнимание.
Донна повернула изящную головку, бросила взгляд на вошедших и грациозно поднялась с кресла. Стройная голубоглазая блондинка, она была очаровательна в черном бархате.
- Мое почтение, донна Эвридика, - дон Рамиро отвесил ей поклон, за который не пришлось бы краснеть и при дворе. - Как вижу, слава, что идет о вашей красоте молвою даже преуменьшена изрядно. Я дон Рамиро де Кантаре, ваш преданный слуга до гроба.
Донна едва заметно улыбнулась.
- Такое слышать мне отрадно.
- О горе вашем я наслышан, - добавил дон Рамиро, постаравшись придать своему лицу скорбное выражение. - В единый день отец и муж почти что ...
Донна Эвридика печально кивнула, прошла по комнате и остановилась у окна.
- Да, горе велико. Но что ко мне вас привело?
Дон Рамиро быстро перебрал в голове несколько вариантов, но в итоге остановился на правде.
- Коль прямо ставите вопрос, отвечу не тая, - ответил он. - Убийцу дона Маркуса разыскиваю я.
- Да, понимаю, - тихо сказала донна Эвридика.
- Я за двумя смертями злодея одного подозреваю.
Донна Эвридика прошлась по комнате.
- Вы полагаете, отца тот человек убил, что шпагой дона Маркуса сразил?
- Не сомневаюсь, - ответил дон Рамиро. - И потому лишь я себе позволю с покорной просьбой обратиться к вам.
- Какой, сеньор? - тотчас встрял капитан.
- Оставьте, капитан, - ласково, но твердо осадила его донна Эвридика. - Всем, чем смогу, вам разыскать убийцу помогу.
Дон Рамиро отвесил ей еще один изысканный поклон.
- Благодарю вас, донна, вашего согласия уже достаточно, чтоб испытал я счастье. Коль вы позволите, то мы с Клеменсо - это мой слуга - взглянули бы на место, где случилась эта страшная беда.
- Я считаю... - начал было капитан Урпано.
- Случилось в спальне это, - перебила его донна Эвридика. - Здесь никакого нет секрета. Но я должна предупредить, альгвасилы утром обыск учинили. Все перевернуто вверх дном, как будто враг ворвался в дом. Моя служанка пока еще не прибрала за ними. Прошу простить меня за беспорядок, надеюсь, этим вас не слишком огорчаю?
- Вы раните мне сердце. Дону Гарсиа я за это попеняю, - пообещал дон Рамиро.
Донна Эвридика громко хлопнула в ладоши. Дверь скрипнула, и в комнату заглянула высокая женщина в строгом сером платье.
- Звали, госпожа?
- Звала, Аманда. Как идет уборка?
- От стариков, увы, не много толку, - спокойно доложила та.
Донна Эвридика кивнула и разрешила слугам отдохнуть, пока благородный гость осмотрит спальню покойного графа. Следом за графиней гости проследовали через весь дом в просторную комнату. В центре на боку стояла кровать. В углу валялся опрокинутый столик, к которому был прислонен стул. Белье и чистые листы бумаги разбросаны по полу. Дон Рамиро поморщился. Клеменсо выглянул в зарешеченное окно.
- Окно во внутренний выходит двор, - пояснил капитан.
Клеменсо кивнул и подергал решетку.
- Прочная, - сообщил он. - Простите, кто покойного нашел?
- Я, - сообщила донна Эвридика. - Когда зашла спокойной ночи пожелать, он за столом сидел, как будто что-то пишет. Я подошла, гляжу: шнур обвивает шею, и он уже не дышит. Я закричала, слуги прибежали... Как раз тогда у дома стражи городской шагал отряд, они стараться рады, да не велик был результат. Чужих никто не видел, все было тихо, как в могиле.
Она содрогнулась.
- Простите, - пробормотал Клеменсо. - Бумаги вашего отца забрали альгвасилы?
Донна Эвридика пожала плечами.
- Не знаю. Не спросила. Они хозяйничали, как хотели - могли и взять.
- А чем же стража занималась?! - воскликнул дон Рамиро, наградив капитана испепеляющим взглядом. - Таких охранничков вам надо в шею гнать!
- Меня арестовали сразу, - возразил капитан. - К утру, конечно, отпустили. А молодцы мои давно решили, что жалования здесь им точно не видать. За обещания пустые, увы, никто не хочет дом сей охранять. Тут только трое старых слуг остались, что в пятом поколении дому служат. Солдат вы роту спрячьте здесь - они ее не обнаружат. Как правило, сидят себе при кухне... Признаю, на месте вся посуда.
Дон Рамиро недовольно поморщился.
- Ну как в таком бедламе что-нибудь найдешь? Клеменсо, видишь что-нибудь оттуда?
Клеменсо, прежде чем ответить, окинул комнату внимательным взглядом, и только тогда покачал головой.
- С доном Гарсиа надо нам поговорить.
- Всенепременно, - заявил дон Рамиро. - Придется ему это объяснить. Пусть он отмечен званием алькальда, но, тысяча чертей, он все еще идальго!
- О, рыцарь мой, - чарующе улыбнулась донна Эвридика. - Вы только не рискуйте головой.
Дон Рамиро тотчас осыпал даму изысканными комплиментами. Она приняла их благосклонно, но нашла момент тактично напомнить идальго о его высокой миссии. Отвесив по пути к двери не менее дюжины изысканных поклонов, дон Рамиро, наконец, покинул дом, унося образ хозяйки в своем сердце.

Дон Винсент явно котировался ниже маркиза, хоть и проходил с ним по одному делу: у дверей его дома - напротив ворот Пуэрта дэль Соль - дремал на часах один-единственный стражник. Внутри дома благородное семейство де Аранея и дон Гарсиа с четырьмя альгвасилами гоняли пару слуг по библиотеке, как тараканов по кухне. Внезапное появление дона Рамиро дало этим несчастным небольшую передышку.
- Уже раскрыли дело, дон Рамиро? - учтиво осведомился дон Гарсиа.
- Почти, - небрежно отозвался дон Рамиро. - В претензии я к вам, милейший дон Гарсиа. Что за погром вы в доме донны Эвридики учинили?!
- Погром? Помилуйте, любезный дон Рамиро...
- Отнюдь. Извольте объясниться, и учиненный хаос ликвидировать немедля.
Дон Гарсиа покраснел и рявкнул на полдома:
- Капитан Орландо!
Капитан неспешно приблизился.
- Да, ваша светлость?
- Что, капитан, вы в доме графа натворили?
Капитан Орландо задумчиво моргнул, одновременно пожимая плечами.
- Обычный обыск.
- Скорее, просто спальню разгромили, - уточнил дон Рамиро.
- Обычный обыск?! - взвился дон Гарсиа. - В благородном доме?! Сию секунду пред хозяйкой извиниться и навести порядок полный!
- Будет сделано, - невозмутимо ответствовал капитан, и повернулся, чтобы уйти.
- Прошу простить меня, почтенный капитан, - вмешался Клеменсо. - Но обыск результаты дал?
Капитан задумался, потом повернулся к Клеменсо и задумался еще раз. То ли вспоминал улов, то ли пытался соотнести слово почтенный со своей персоной.
- Нашли шнурок, которым графа удавили, - сообщил наконец он. - Еще в корзине для бумаг разорванный был найден список. Бумагу склеили. Хотите видеть - к делу список мной подшит.
- Шнурок мы видели, - сообщил дон Рамиро. - Он там, на месте преступления висит.
Дон Гарсиа наградил капитана испепеляющим взглядом, тот снова пожал плечами с одновременным морганием и отбыл выполнять поставленную задачу.
- На список бы взглянуть, почтенный дон Гарсиа, - напомнил Клеменсо.
Дон Гарсиа почесал затылок. Список он смотрел, даже два раза, но ничего криминального не обнаружил. "Опять что-то важное прошляпил", - прошипели дурные предчувствия. Дон Гарсиа отмахнулся от них и велел выдать документ. Стоявший неподалеку степенный альгвасил в черном костюме, с черной папкой подмышкой, шагнул к ним. Положил папку на стол, открыл, выбрал большой коричневый конверт, закрыл папку, открыл конверт, достал аккуратно склеенный лист бумаги, закрыл конверт... Дон Гарсиа не выдержал и выхватил у того список.
- Да, это он. Смотрите, коль хотите.
Дон Рамиро бросил взгляд на бумагу, и передал ее Клеменсо. Тот смотрел значительно дольше.
- Вот не пойму - что это? - сказал он. - Список должников?
- Скорее, им был должен граф, - усмехнулся дон Гарсиа. - Но все-таки не столько. Тут семеро богатых жителей Толедо. Все люди в списке графа знали, но дружбы он особой с ними не водил. Коль оценить их состояния в дублонах, примерно эти цифры будут - другого объяснения не вижу. Зачем сей список, честно говоря, не понял. Граф, полагаю, тоже, раз порвал и выбросил бумагу.
- Подсчитывал, кому завидовать и на какую сумму, - предположил дон Рамиро.
- Сеньор, могу я сделать копию? - спросил Клеменсо.
Дон Гарсиа великодушно позволил, и даже повелел господину с папкой подмышкой немедленно сделать копию для Клеменсо. Дон Рамиро тем временем прошелся по библиотеке, узнав между делом, что все книги, согласно каталогу, составленному самим доном Винсентом, на своих местах.
- О, дон Рамиро! - радостно, будто сто лет не виделись, воскликнула донна Лаура. - Я была права? Высок, красив, изящно сложен?
- Поспорить я готова, что дон Рамиро все внимание донне Эвридике посвятил, - съязвила донна Синтия. - А в изучении прочих был небрежен.
- Она прекрасна, - пояснил дон Рамиро. - Вот капитан Урпано даром служит, чтоб рядом быть с такой красой. Местами с ним готов я поменяться.
- О, не спешите так, сеньор, - тихо заметил Клеменсо. - Не так все просто с этим капитаном может статься.
- Увы, - сказал дон Гарсиа. - Он кандидат достойный, но точно установлено, что не виновен капитан. Когда душили графа де Бульони, у перекупщика был в лавке, что за мостом Алькантар.
- Не так и далеко, идти коль по прямой, - заметил дон Рамиро. - А что за лавочник, не жулик ли какой?
- Некий Юлиус, из новообращенных будет, - сообщил дон Гарсиа. - Не удивлюсь, узнав, что краденым торгует. Поверить на слово такому?! Но я проверил по-другому. Свидетелей сыскали альгвасилы, те это точно подтвердили - был в лавке капитан и рьяно торговался часа так два. Как доложили альгвасилы, готов был спорить хоть до Страшного Суда. Но капитан Орландо спор сей прекратил и под замок смутьяна поместил. Лишь утром капитана отпустили, по личной просьбе донны Эвридики.
- В какое время этого Урпано вы забрали? - спросил Клеменсо.
- Одиннадцать недавно прозвонили, - сказал дон Гарсиа. - Плюс два часа, как я сказал, провел он в лавке. Конечно, если есть сомнение...
- Мы доверяем вашему сужденью, - великодушно кивнул дон Рамиро.
"Это он зря", - ехидно прошептали дурные предчувствия. Дон Гарсиа велел им заткнуться, а одному из своих помощников - еще раз тщательно опросить всех семерых свидетелей.
- Простите, тело здесь нашли? - спросил Клеменсо у проходившего мимо слуги.
Тот покачал головой.
- Нет, в спальне. Коль разрешит хозяин, покажу, - и слуга вопросительно взглянул на дона Себастьяна.
Тот даже не успел кивнуть.
- Ты лучше здесь ищи, - отодвинула слугу в сторону донна Лаура. - Сама гостей я провожу.
Как оказалось, и самостоятельно найти было не трудно. Половину дома занимала громадная библиотека. На первом этаже второй половины была кухня и комната прислуги, на втором - маленькая столовая и спальня дона Винсента. Дон Рамиро остановился на пороге спальни, окинул комнату орлиным взором и задумчиво почесал подбородок.
- А там что? Шкаф? - спросил он, указывая на дверцу в дальней стене.
- Нет, как бы тайный ход, - усмехнулся дон Гарсиа. - За дверью - коридор, что к двери задней приведет. Как видите, дверь изнутри закрыта на засов, и никаких нет повреждения следов.
- Угу, - глубокомысленно отметил дон Рамиро.
- Позвольте, дон Гарсиа, - спросил Клеменсо. - Мне осмотреть сей ход?
- Извольте, но напрасный выйдет труд.
Дон Гарсиа пожал плечами. Клеменсо с трудом отодвинул засов и открыл дверь, за которой действительно обнаружился узкий ход без окон. Осторожно спустившись по каменным ступеням, Клеменсо толкнул заднюю дверь, и она легко распахнулась.
- Но внутренняя дверь была закрыта, - напомнила донна Лаура. - Что толку в том, что та открыта?
- Разберемся, - оптимистично заверил ее дон Рамиро. - Нашел там что-нибудь, Клеменсо?
- Не многое, - ответил тот, запирая заднюю дверь и поднимаясь по ступенькам обратно. - А где кинжал, которым был заколот дон Винсент?
По знаку дона Гарсиа подошел альгвасил с коробкой в руках. Слегка поклонившись начальству, он поставил коробку на стол и снял крышку. Внутри лежал длинный и узкий стилет.
- Его оружие, стилет слугой опознан. Как видите, он кровью весь измазан. Вон там, на стуле, мы нашли пустые ножны от кинжала.
- Премного благодарен, дон Гарсиа, - поблагодарил Клеменсо. - Я б только кое-что еще у слуг хотел разведать.
- Давай, но поскорее, - разрешил дон Рамиро. - Пора бы нам пойти и пообедать.
Клеменсо кивнул и поспешил в библиотеку. Дон Рамиро прошел в столовую и обнаружил там гитару - из новомодных, с пятью двойными струнами. Настроена она была, правда, так себе, но истинного гения мелочи не смущают.
- Аве, Мария! - бодро затянул дон Рамиро.
Дон Гарсиа тяжело вздохнул. Дурные предчувствия бессердечно заржали прямо в ухо.
- Прелестно, дон Рамиро, - воскликнула донна Лаура.
- Вы полагаете?
- О да, вы так поете... Ах, три часа, как время летит с вами... Скажите, дон Рамиро, вы ведь отобедаете с нами?
- Не откажусь.
- Так я пойду, распоряжусь.

Обедали в доме маркиза де Аранея, поскольку в доме дона Винсента не нашлось припасов, способных удовлетворить столь взыскательную публику. Дон Гарсиа под благовидным предлогом сбежал. За столом вели светскую беседу, в качестве достойных тем для каковой дон Рамиро почитал две: о себе и о своих подвигах, причем приукрашивал их похлеще уличной молвы. Дон Себастьян, хорошо знавший своего друга, только посмеивался в усы, но дамы таяли, как воск. Даже донна Синтия в конце признала, что иногда дону Рамиро удавалось сделать в своей жизни кое-что полезное.
После обеда дон Рамиро предложил было поиграть дамам на новомодной гитаре, которую он, с позволения дона Себастьяна, прихватил с собой, но донна Синтия внесла иное предложение:
- От любопытства я сгорю, вам это точно говорю, коли немедля не увижу в деле, как метод ваш изобличит злодея.
- Коль просит дама, - любезно согласился дон Рамиро. - Мне отказать неловко, право.
Приняв достойную позу и устремив проницательный взгляд в туманную даль, он на минуту задумался. Потом кивнул.
- Я все постиг, - порадовал дон Рамиро собравшихся. - Но есть одна загвоздка. Ее на месте должен я решить. Идем, Клеменсо, наш преступник ждет нас.
- Вот так всегда, - печально вздохнула донна Синтия.
- Я ухожу не навсегда, - поспешил утешить ее дон Рамиро. - Вернусь я скоро, чтоб вам разгадку рассказать, и музыкою вас очаровать.
Как ни странно, особого энтузиазма последнее предложение не вызвало, и дон Рамиро второй раз за день почувствовал себя уязвленным.
- Куда идем, Клеменсо? К Паресу? - спросил он на улице. - Вот только что там делать нам, ума не приложу.
- И я, сеньор. Пойдемте лучше в лавку. Не прост наш капитан, вам доложу.
- А как, подлец, глазел на донну Эвридику!
- Заметил я. Звучит догадка дико, но все ж подозреваю я, сеньор, что не простой нас ожидает разговор.

Перекупщик Юлиус тоже как чувствовал, что пора уже закрываться, когда могучий удар ногой в дверь снова вернул лавку в состояние: Открыто. Дон Рамиро прошествовал внутрь, огляделся и велел подать себе стул. Спорить с благородным идальго простолюдину вообще чревато, а уж новообращенному - тем более. Потому кресло для почетных гостей было придвинуто дону Рамиро чуть ли не раньше, чем он закончил распоряжаться. Слугу благородного господина Юлиус едва удостоил взглядом, и почтительно замер рядом с креслом.
- Товар отменный весь. Чего изволит добрый господин? Скажу по совести, такое вам в Толедо предложить могу лишь я один.
- К столичным чудесам привычен я давно. Ты лучше мне подай то самое, что торговал здесь капитан Урпано, - заявил дон Рамиро.
Юлиус, как мог, изобразил на лице непонимание.
- Тот человек, что торговался с вами два часа вчера. Потом его забрала городская стража, - пояснил Клеменсо.
- А, этот, - Юлиус облегченно вздохнул, но настороженная маска не спешила покидать его лицо. - Купить хотел он кое-что из моего товара, но не сошлись в цене, а торговать в убыток, согласитесь, не резон.
- Простите, уважаемый, - сказал Клеменсо. - Запамятовали, видно, вы. Не покупал, а продавал он.
- Ну, если господам известно лучше, то кто такой я, чтобы с ними спорить, - развел руками Юлиус.
- Ты - скупщик краденного, - бесцеремонно сообщил ему дон Рамиро. - И, судя по твоей мерзейшей роже, как раз сейчас имеет смысл кликнуть стражу.
Юлиус побледнел.
- Но я сегодня добрый, - утешил его дон Рамиро. - Мне нужно только то, что сбыл тебе Урпано.
- Клянусь вам, благородный дон, он ничего не продал мне. Да, был он здесь, но я клянусь, что ничего не покупал...
- А, знаете, - задумчиво промолвил Клеменсо. - Я тут подумал: может, правда? Вчера все ограничилось беседой.
- Святая правда! - поспешил уверить Юлиус.
- Вчера, - уточнил Клеменсо. - Но вот сегодня он вернулся. С книгой.
Юлиус побледнел.
- Ты, чернокнижник, предъяви товар! - рявкнул дон Рамиро.
Юлиус решил, что самое время пасть на колени.
- Не губите! Клянусь, что никогда бы в руки книгу запрещенную не взял...
- Ты можешь это доказать, - сообщил ему дон Рамиро.
- Увы. Святых в свидетели хочу призвать...
- Ты инквизиторам святыми будешь клясться, - поправил его дон Рамиро, чуть не доведя беднягу до обморока. - Беседы на такие темы очень им по нраву. А я хочу услышать просто, без затей, как капитан книготорговлю вел. Давай, выкладывай всю правду!
Юлиус колебался не долго. Если уж предстоит исповедаться в грехах, то лучше этому шумному господину, чем отцам-инквизиторам, слывшим большими любителями разводить костры на природе. Приглашенным на такие мероприятия грешникам костры не очень нравились, но отказаться от активного участия не представлялось возможным.
- Все расскажу немедля, ничего не утаю. Действительно, мне капитан всучить пытался книгу. Не черную, клянусь вам всем святым - "Католикон", что отпечатан лично Гуттенбергом. Из первого, заметьте, тиража. Эх, сразу не лежала к сделке той душа. Но бес, видать, попутал, попросил я книгу показать. Тут капитан сказал, что книги нет с собой, но цену сразу попросил назвать. Ну как могу я, не взглянув, товар купить? С трудом его смог в этом убедить. Внезапно входят альгвасилы, и забирают капитана. Я не скажу, что это уж такая драма...
Юлиус вздохнул.
- А сегодня он вернулся вдруг, - напомнил Клеменсо.
- Увы-увы, мой добрый друг, - подтвердил Юлиус. - Принес... Я чувствовал неладное! Ну, думаю, постой! Готовился смотреть с особым тщанием. На первой же странице открываю - там год издания 1406.
Юлиус развел руками. Мол, что еще тут говорить. Клеменсо понимающе кивнул. Дон Рамиро, который был более далек от таких мелочей, потребовал объяснить.
- "Католикон", сеньор, был отпечатан, в году так 1460-м, - пояснил Клеменсо. - А что касается 1406-го, так есть мнение, что это Гуттенберга год рождения. Не в колыбели же наладил он станок.
- Да, от учености твоей бывает прок, - признал дон Рамиро.
- Все так, - сказал Юлиус. - Я капитану указал на непорядок, он стал кричать и угрожать. Поверите иль нет, с трудом прочел он год, но заявил, что это ничего не значит. Мол, книга вот - пожалуйте расчет... С трудом спровадил я его. За книгу даже предлагал ему дублон. Убыток чистый, я клянусь вам головой. За тот дублон хотел купить себе покой. Ну, вдруг на шум бы заявился альгвасил...
- За книгу сколько капитан просил? - перебил его дон Рамиро.
- Пять тысяч. Поверьте, никто столько не дал бы и за оригинал.
- Верю, - милостиво согласился дон Рамиро. - Предвижу, дела приближается финал. Ты барахло свое припрячь, и не дрожи. Коль позовут, все альгвасилам честно расскажи. А инквизиторам, коль не соврал, ты с лавкою своей совсем не интересен.
- Благодарю вас, добрый господин.
Провожаемые благословениями лавочника, дон Рамиро и Клеменсо вышли на улицу и зашагали в сторону замка Алькасар.
- Откуда ты про книгу догадался? - поинтересовался дон Рамиро.
- Да камень кинул наугад, - усмехнулся Клеменсо. - Ведь был дон Винсент не богат, тут выбор не велик-то оказался. Дон Парес не ограблен был, у дона Винсента убийца вроде тоже ничего не прихватил. Вот и подумал я: что общего меж ними? Господь и надоумил: книги! И про сегодняшний визит догадка, хотя тут подозрительно все гладко. Был дон Винсент живой, и был без книги капитан. Сегодня к нам Урпано подошел от замка Алькантар. Я и подумал, что вполне из лавки идти мог капитан.
- Молодец, - похвалил его дон Рамиро. - А граф, небось, чего-то заподозрил, вот он его и придушил. Вот только как сюда маркиз вписался старый?
Клеменсо некоторое время шагал молча.
- Так сходу не скажу, сеньор, - сказал он. - Что нам известно о дуэли этой? Сражались сразу за мостом Сан-Мартин. Дуэль была во время мессы. Известно также, что был маркиз заядлым дуэлянтом. Но, как я помню, раз дуэль, должны быть секунданты.
- Не обязательно. Коль ссора вышла, честь сразу требует клинки скрестить, - ответил дон Рамиро. - По протоколу - да, должны быть секунданты. Иначе победителя вполне в убийстве могут обвинить.
- А, может, так и было? На дона Маркуса напали, он и защищался.
- Возможно, но, вообще, какого дьявола маркиз там шлялся?
- Да, интересно. Есть мыслишка, но, сеньор, простите, я бы ее проверил перед оглашением вам.
- Как хочешь, - пожал плечами дон Рамиро. - Но должен быть немедля арестован капитан.
- Согласен. Только, вы меня еще раз извините, я дона Гарсиа пригласил бы. И чтобы с ним была охрана, не менее десятка альгвасилов.
Дон Рамиро рассмеялся.
- Ты слишком осторожен, братец. Я справлюсь с ним, задумай он чудить. Но прав ты в том, что альгвасилов надо пригласить.

"Мог бы и сам сообразить", - буркнули в ухо дону Гарсиа дурные предчувствия, пока Клеменсо излагал свою точку зрения. Конечно, некоторые нестыковки в ней были, но и упомянутого было достаточно, чтобы брать капитана в серьезный оборот.
К опасениям Клеменсо дон Гарсиа отнесся с большим вниманием и к дому донны Эвридики выступили во главе отряда из двадцати стражников. Дон Рамиро посмеялся над таким эскортом, но у алькальда нашлось вполне достойное возражение, нашептанное, впрочем, дурными предчувствиями:
- А вдруг сражаться он не станет? Вдруг убежит? По улицам за ним кто побежит?
Дон Рамиро признал, что определенный резон в этих словах есть. Бегать по улицам за трусливым преступником было определенно ниже его достоинства.
Пока собрались да выступили, уже начало темнеть. Вошли без стука, один из стражников ловко перелез через стену и открыл ворота. Десяток стражников развернулся перед домом на улице, второй десяток следом за доном Гарсиа вошел во внутренний дворик. И тут в доме грохнул выстрел.
"Опоздали!" - гаркнули дурные предчувствия. Дюжий стражник высадил плечом дверь, и дон Рамиро с доном Гарсиа ринулись в дом. Следом дружно топали стражники. Последним, глубоко задумавшись, шел Клеменсо.
Донну Эвридику нашли в спальне. Она сидела на кровати, закутавшись в шаль и выставив на обозрение свои длинные стройные ноги. Дон Гарсия смущенно отвернулся, дон Рамиро восхищенно уставился. Рядом с донной Эвридикой, на одеяле, лежал пистолет. В углу покоился капитан - без штанов, но с большой дыркой в голове.
- Вы не пострадали, донна?! - воскликнул дон Рамиро.
- Нет, - скорее прошептала, чем произнесла она. - Я испугалась. Капитан... Хотел...
- Мы понимаем, донна Эвридика, - заверил ее дон Гарсиа. - Картина здесь ясна. Эй, стража, уберите капитана. Хотел на виселицу я его отправить, да видно не судьба.
- Так значит, это он все натворил? - тотчас спросила донна Эвридика.
- Изобличен преступник сей, - гордо ответил дон Гарсиа. - Мы шли уже арестовать его, когда на новое решился он злодейство. Но по заслугам получил.
- Как интересно, - сказала донна Эвридика. - Но, вы простите, я хочу переодеться. В таком наряде мне гостей встречать неловко.
- Конечно, донна.
Стражники выволокли во двор тело капитана. Дон Рамиро нашел в гостиной гитару, с огорчением отметил на ней только четыре двойных струны, и трагическим голосом затянул "Глорию". Дон Гарсиа тотчас вспомнил, что ему бы надо дать более точные указания своим головорезам, которые для разминки уже повязали престарелых слуг донны Эвридики и явно готовились разгромить эту обитель порока, в которой завывает сам нечистый.
"Самое интересное пропустишь", - предупредили дурные предчувствия. "Если она и дона Рамиро пристрелит, ничего не имею против", - гневно подумал в ответ дон Гарсиа. - "Исполнять церковный гимн таким голосом - это кощунство!".
Дон Рамиро, словно услышав его мысли, а, точнее, их предугадав, криво усмехнулся. Вошла донна Эвридика в темно-синем платье с золотой оторочкой. Дон Рамиро отложил гитару и поднялся.
- Вы, донна Эвридика, все прекрасней с каждой нашей встречей, - воскликнул он.
- Я польщена восторгом вашим, - скромно ответила она. - И благодарна за участие в судьбе моей. Так, значит, во всем виновен капитан?
- Ну что вы прямо все о деле? - улыбнулся дон Рамиро. - Спешить причин не вижу я.
- Я любопытна, - сообщила донна Эвридика. - Это недостаток многих дам.
Дон Рамиро трагически вздохнул.
- Что ж, тогда извольте. Клеменсо, доложи о результатах дела.
Тот откашлялся.
- Прошу прощения, сеньор, еще один момент. Тот пистолет, из коего был капитан убит.
- Я принести могла бы, - любезно предложила донна Эвридика.
- Тем самым вы меня обяжете весьма.
Донна Эвридика на минуту вышла и вернулась с большой шкатулкой из красного дерева. Внутри лежала пара пистолетов. Дон Рамиро сразу ухватился за оружие, как ребенок за новую игрушку. Осмотрел замок, довольно покивал своим мыслям.
- Мне помниться, сеньор, у вас имеется такая пара пистолетов.
- Попроще этого, - признал дон Рамиро. - Смотри, замок здесь колесцовый. Эта пара стоит дороже дюжины мушкетов.
- Но заряжать их надо столь же долго? - уточнил Клеменсо.
- Минуту, полагаю, если знаешь, что здесь и к чему.
- Позвольте, я вам объясню. Он был заряжен - да, действительно, возилась долго, - пояснила донна Эвридика. - Наш капитан сегодня сам не свой был, а в доме пара слуг - и к тем подкралась старость. А так спокойнее. Ну, согласитесь, что мне делать оставалось? Вы верите, мой рыцарь бравый?
- Как я могу себе позволить усомниться в словах прекрасной дамы? - возмущенно переспросил дон Рамиро.
- Благодарю, - сказала донна Эвридика, и тепло улыбнулась столь благородному идальго. - Еще, быть может, что-то нужно вам?
- Клеменсо, что по списку дальше там?
- Коли вас не затруднит, - сказал Клеменсо. - Еще бы книгу, что украдена из лавки дона Пареса. "Католикон", что отпечатан Гуттенбергом, из первого, как утверждают, тиража.
Вся краска разом сошла с лица донны Эвридики.
- Донна Эвридика, - проникновенно сказал дон Рамиро. - Вам лучше сесть, что пользы зря метаться?
Она послушно опустилась в кресло и упрямо поджала губы.
- Хотите вынудить меня вы в преступлении признаться? - прошептала она.
- Отнюдь, - возмущенно ответил дон Рамиро. - Неволить даму никогда себе бы не позволил. Клеменсо сделает признание за вас, а вы поправите, коли приврет он.
- Да, сеньор. Дон Себастьян просил раскрыть убийство дона Маркуса, с него я и начну рассказ. На Рождество отправился он в церковь, как добрый христианин. Но кто-то взял его и переубедил. Дон Маркус, позабыв про все, без слуг, за мост Сан-Мартина помчался вдруг. Что побудить его на этот шаг могло? Предположил я, что он получил письмо. Дон Маркус был богат, не авантюрен, а из страстей имел всего одну лишь. Вы, донна Эвридика, записку эту написали - уверен, альгвасилы выяснят, когда и где ее маркизу передали - дон Маркус поспешил на зов, а за мостом убийца был уже готов.
- Но фехтовать совсем я не умею, - тихо возразила донна Эвридика.
- Владеет капитан, - поправил Клеменсо. - Уже доказано участие злодея. Итак, жених примчался на указанное место, где вместо вас он встретился с Урпано. Каким был повод для их ссоры, я не знаю, но встреча поединком кончилась кровавым.
- Наверное, наш капитан маркизу предложил жениться вместо вас на нем, - с усмешкой предположил дон Рамиро.
Донна Эвридика едва заметно улыбнулась.
- Затем Урпано угодил в тюрьму, - продолжил Клеменсо. - Откуда, кстати, вы его изволили спасти, иначе и сейчас он мог бы в камере крыс с тараканами пасти. Но в тот момент остались вы вдвоем. Вы и второй сообщник ваш - дон Винсент...
Донна Эвридика вздрогнула.
- Капитан - вояка храбрый, но малограмотен, - пояснил дон Рамиро.
- Точнее, неграмотен, - уточнила донна Эвридика. - Чего скрывать? Вам это слуги подтвердят.
- Умел он цифры понимать, - внес свою поправку Клеменсо. - Но, соглашусь, не означает это умения читать. Для ограбления книжной лавки Урпано не годился. Тем более, что ни денег вор не взял из кассы, ни перстня дорогого с пальца. Дворянин воровством монет марать себя б не стал, а капитан и мелочью из кошелька маркиза не побрезговал. Нет, вор взял только то, за чем пришел. А кто был ради вас и книги готов пойти на все? Известно нам, что дон Винсент своей женою видеть вас мечтал. Но ваш отец, узнав о том, ему от дома отказал.
Донна Эвридика едва заметно кивнула.
- Отец лишь о богатстве думал, а Винсент беден был. Просила книги распродать, но это оказалось выше его сил.
- Узнав от дона Винсента о том, что дон Парес купил бесценный фолиант, - продолжил Клеменсо. - Решили вы, что вот он - шанс, что был так долго ждан. Продать чужую книгу, полагали вы, дон Винсент согласится без труда, тем более, что сам процесс продажи реализует капитан. Дон Винсент вам сказал, что книга стоит пять тысяч дублонов, - достаточно, чтоб пыль в глаза пустить отцу, и получить благословение на свадьбу, - а дальше брак, скрепленный церковью, не разорвут и сто отцов. Но не понятна мне жестокость ваша, донна Эвридика...
- Скажите, донна, ну зачем убили книжника? - с мягким упреком спросил дон Рамиро.
- Он не хотел! - вскинулась донна Эвридика. - Забрался ночью, а дон Парес в лавке спал. Поставил лампу на пол, а сам, как червь, на книгах, на столе лежал. Ну, подрались они... Дон Парес оступился и упал... И головой об угол... Пока дрались, разбили лампу - в лавке начался пожар... Винсент схватил "Католикон" и убежал...
- Сокровище, - усмехнулся дон Рамиро. - Да, лавочник, представьте, лишь дублон за книгу предлагал.
Донна Эвридика вскочила с кресла.
- Что вы сказали, дон Рамиро?!
- Торгаш за фолиант давал дублон, - медленно повторил дон Рамиро. - Один. И то, чтоб отвязаться. Подделка, сказал он. Откройте книгу, посмотрите год издания, поймете, чего стоят все старания.
Донна Эвридика долго изучала собеседников очень внимательным взглядом, потом прошла к секретеру в углу, вытащила нижний ящик и достала из него книгу. Открыла титульный лист, кивнула и бросила фолиант на стол.
- Как Винсент мог так ошибиться? - прошептала она. - Я не понимаю.
- Человек, двумя страстями сразу ослепленный, многого не замечает, - сочувственно заметил дон Рамиро.
- Мне интересно, кто вторая? - зло спросила донна Эвридика. - Уверена - не я. Меня на книгу променял. А для него на все была готова я.
- Убийство вашего отца включая, - добавил дон Рамиро.
- Хотя вот это вас во многом извиняет, - Клеменсо положил на стол копию списка графа де Бульони.
Донна Эвридика вздрогнула.
- Вы дьявол, - прошептала она. - Я разорвала список на клочки, я помню это точно.
- И бросили клочки в корзину, откуда их достали, склеили и переписали, бессовестно подделав подчерк, - пояснил Клеменсо. - Альгвасилы бывают на редкость пунктуальны. Как видите, все чудеса вполне материальны.
Донна Эвридика снова опустилась в кресло и несколько минут размышляла. Дон Рамиро и Клеменсо почтительно молчали.
- Вы поняли значение списка? - наконец, тихо спросила она.
- Все люди в списке не женаты, - сообщил Клеменсо. - Все без детей и все богаты. Догадки тут легки - любой из них мог вашей попросить руки.
- Да, как на рынке, - злобно прошипела донна Эвридика. - Кто больше даст?!
- Каков мерзавец! - воскликнул дон Рамиро.
- Не сознавала я, что делаю, - сообщила донна Эвридика. - Пока дышать не перестал отец. Тогда я поняла, что натворила. Признаться не посмела... Был бы то конец...
Она замолчала и рассказ продолжил Клеменсо.
- Понимаю. Лишь стихло все, помчались вы к дону Винсенту. Ввести в дом ночью через тайный ход он мог бы только вас, или сообщника по ограблению. Капитан вполне помочь мог с кражей, но в тот момент сидел под стражей.
Донна Эвридика кивнула.
- Как будто рядом были вы. Он книгу отказался продавать. Я говорила: оба мы в долгах, без денег нашей свадьбе не бывать. Я говорила: фолиант тот кровью был отмечен, избавиться нам надо от него. Его я на коленях умоляла, но Винсент словно бы не слышал ничего, - донна Эвридика горько усмехнулась. - Тогда я поняла. Та книга в его сердце место заняла, что мне принадлежало безраздельно. Ее оттуда вырезала я немедля.
Она замолчала.
- А почему вы не ушли из дома через тайный ход? - спросил Клеменсо. - Вот не пойму - оставив дверь прикрытой, ушли через парадный вход.
- Да, правда. Но тут как раз все просто, - улыбнулась донна Эвридика. - С засовом я не справилась, перепугалась сильно. Но не настолько, чтобы вылезти в окно.
- Действительно, все просто, - признал Клеменсо. - Тогда мы перейдем к Урпано. Его деньгами вы прельстили, которые за книгу получить хотели? Вот тут вы сильно рисковали, право.
- Не слишком. Капитан давно ко мне внимание проявлял. И голову ему вскружить смогла я без особого старания.
- Холодный душ в конце пути мог к действиям враждебным подвигнуть капитана, - заметил дон Рамиро.
- Я полагала, благороден он, поймет страдания попавшей в беду дамы. Как рыцарь истинный, придет на помощь, не требуя наград.
- Весьма оптимистичный взгляд, - сказал дон Рамиро.
- Увы, смогла понять я это слишком поздно, и требования его были невозможны. Четыре тысячи дублонов капитан хотел, иначе выдать альгвасилам обещал. Пугал тюрьмой и плахой, а к ночи в спальню он вошел... Сказал, что способ для меня другой расплаты он нашел... Вы понимаете?... Он предложил...
- Да, понимаю, и конец такой мерзавец заслужил!
Донна Эвридика благодарно кивнула.
- Но как же на такой решился он поступок неразумный? - вопросил дон Рамиро.
- Быть может, он от страсти обезумел?
- Вполне возможно. Но не в первый раз вас видел капитан. Быть должен повод, чтобы вспыхнул он. И повод этот дали вы ему, хотя Урпано виновен без сомнения. Пусть даже обнаженной вы предстали перед ним, долг офицера обязывал к почтению. А коли разум потерял и стал срывать с себя одежду, то заслужил, чтоб вышибли ему мозги свинцовой пулей. Да, полагаю, дело было так, и капитан купился, как дурак. Лишь он спустил штаны, как был нацелен пистолет. В такой позиции у капитана шансов просто нет.
Донна Эвридика печально кивнула.
- Всегда я говорил, любовь - есть гибельная страсть, - заметил дон Рамиро. - Он спустил штаны, а вы - курок. Всем сластолюбцам поучительный урок.
- Я думала, прошла беда, - вздохнула донна Эвридика. - Но впереди - позор, тюрьма.
- Об этом после мы решим, - ответил дон Рамиро. - И так куда-то все спешим. У вас есть деньги?
Донна Эвридика бросила на него подозрительный взгляд.
- Осталось от отца дублонов сотни две.
- Прекрасно. Наше правосудие любит тех, кого возможно без затей повесить иль тех, с кого возможно много снять - вы не понравитесь ему. А потому я с легким сердцем вас передаю суду.
- Тогда забудьте, кто из вас придумал нанести ночной визит, - добавил Клеменсо. - А в остальном, держитесь правды, и пусть вас Бог хранит.
- Благодарю, - чуть слышно прошептала донна Эвридика.
Дон Рамиро спустился во двор, где изволил сообщить дону Гарсиа, что раскаявшаяся преступница ждет его наверху, а он, блистательный дон Рамиро, свое дело сделал, и потому удаляется домой, ибо он еще не ужинал, а пропускать прием пищи вредно для гения за работой. "Ну и кто оказался прав?" - спросили дурные предчувствия. Дон Гарсиа от души послал всех к черту и затопал по лестнице.
- Надеюсь, что вы поступаете правильно, сеньор, - заметил Клеменсо.
- Как я могу хоть в чем-то ошибаться? - удивился дон Рамиро. - Любого из убитых, кроме дона Пареса, я сам бы на дуэли заколол - что этих старых пауков, что того идальго, что с женщиной влюбленной так обошелся. Ты лучше объясни, как с книгой промах вышел? Пусть Винсент был влюблен, а дон Парес куда смотрел?
- Тут при архиепископском дворце библиотека есть, - неопределенно ответил Клеменсо. - Я полагаю, там нам разъяснят. Хотя догадка есть, но мнение специалиста лучше будет.

Если дом графа де Бульони помнил еще мавров, то библиотекарь, наверное, помнил еще римлян. Внимательно изучив книгу, он заверил посетителей в ее подлинности. Дон Рамиро бесцеремонно ткнул в год издания.
- Ах, вы об этом, дон Рамиро, - расплылся в улыбке библиотекарь. - Наборщика ошибка. Ее заметили и сразу устранили. Бракованные книги рука не поднялась огню предать. Святые тексты все ж. Насколько знаю я, осталось экземпляров пять.
- И сколько этот брак на рынке стоит? - спросил дон Рамиро.
- Зависит от безумства книгочеев, - с еще более широкой улыбкой сообщил библиотекарь. - Я полагаю, тысячу просите смело. А дальше, как пойдет.

Спустя неделю дон Рамиро и Клеменсо покидали Толедо. Высокий суд, потрясенный горестной историей прекрасной донны и необъяснимой пропажей книги - единственного вещественного доказательства обвинения - приговорил донну Эвридику к уплате солидного штрафа, в обеспечение уплаты которого отобрал у кредиторов закладную на дом и долговые расписки графа де Бульони. К слову заметить, "Католикон" дон Рамиро в тот же вечер вернул вдове покойного дона Пареса, вместе с печальной правдой об этом деле. На второй день штраф неожиданно для всех уплатила донна Синтия. Это действительно было неожиданно, потому как только изумлением от такого поступка можно объяснить тот факт, что кредиторам так и не вернули ни одной изъятой у них бумаги. Святая Инквизиция в лице главного инквизитора Толедо позднее разъяснила, что стяжательство - это большой грех, а со Святой Инквизицией не больно-то поспоришь.

Вот так дон Рамиро де Кантаре раскрыл страшное преступление и вернулся в Мадрид в сиянии славы, верхом на белом коне и в сопровождении верного слуги.


(с) январь 2006 Мушинский Олег


Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовные романы) | | М.Кистяева "Кроша. Книга первая" (Современный любовный роман) | | А.Атаманов "Ярость Стихии" (ЛитРПГ) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"