Мушинский Олег: другие произведения.

Мокрое дело

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.24*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантастический детектив. Мой первый детектив. Сильно далёк от идеала...

МОКРОЕ ДЕЛО



Кончается четверг и дождик мелок,
И сквозь него едва-едва видны
Два косяка летающих тарелок
Над мокрой территорией страны.
"Кончается четверг" А. Иващенко.




В то утро ко мне зашел весьма занятный посетитель. Я сидел за письменным столом, играл сам с собой в шахматы и круто проигрывал, когда дверь отворилась и на пороге моего офиса появился невысокий, невероятно худой парнишка лет семнадцати с большой пластиковой коробкой серого цвета в руках. Поначалу я его принял за торговца всякой ерундой и вежливо заметил, что ничего не покупаю. А потому, дружок, аккуратно закрой дверь с той стороны. Но парнишка клятвенно заверил меня, что ничего не продает, и я позволил ему войти.
Он вошел, удивленно оглядываясь и прижимая к груди свою коробку.
- Здравствуйте... Извините... Вы это... частный детектив, да? Владимир Недельский? - паренек помялся. - Ну, который там на двери висит?
- Не висит, но да, - я усмехнулся, приветливо кивнул ему и указал на кресло для посетителей. - Садись.
Он послушно присел на краешек кресла. Я отставил шахматы в сторону и постарался вложить побольше тепла в свою улыбку.
- Ну, здравствуй, давай знакомиться.
- Что?... Ах, да... Я это... - замямлил гость. - Меня зовут Борис...
- Борис, - кивнул я. - А дальше?
- Что дальше? - не понял он.
- Фамилия у тебя есть?
Он неуверенно кивнул.
- Да, конечно. У меня есть фамилия.
Я вопросительно посмотрел на него. Он на меня. Я понял, что беседа может затянуться, и щелкнул выключателем электрочайника.
- Замечательно, Борис, - сказал я. - Это хорошо, что у тебя есть фамилия. И ты, конечно, не откажешься сообщить мне: какая именно?
- Родников, - неуверенно пробормотал Борис. - Моя фамилия Родников. Наша с братом...
- Отлично, - похвалил я его. - А где же брат?
Борис удрученно вздохнул и развел руками.
- Понимаете... В том-то и беда... Пропал брат.
Похищение? Это любопытно.
- Вот с этого места поподробнее, - сказал я и достал новый рабочий блокнот.
На первой странице я аккуратно надписал: "дело о пропавшем брате", и кивнул парнишке.
- Для начала, как зовут брата? Имя, фамилия, отчество.
- Иван... Иван Сергеич Родников.
- Фотография есть?
-Да. Вот. Слева - я, а справа - брат.
Он протянул мне цветную фотографию 10х15. Не ожидал от него такой предусмотрительности. Я взял фото и бросил на него внимательный взгляд: мой нынешний гость и лохматый молодой человек лет двадцати пяти. Белый пиджак поверх красной рубашки, криво повязанный трехцветный галстук, темно-синие джинсы и коричневые ботинки.
- Это мы на семинаре по астрологии, - пояснил Борис.
Я кивнул и аккуратно убрал фотографию в кармашек блокнота. Борис проводил ее взглядом побитого щенка.
- Не беспокойся, фотографию я тебе верну, - сказал я, неверно истолковав его взгляд.
- Я бы предпочел, чтобы вы вернули мне оригинал.
Надо же, у него есть чувство юмора. Парнишка начал мне нравиться. Я откинулся в кресле, подпер подбородок рукой и окинул Бориса задумчивым взглядом. Тот молчал. Не порядок. В пособии начинающим детективам четко сказано, что клиенту в тяжелой ситуации следует дать выговориться. Однако, если я хочу хоть что-то узнать об этом деле, придется поступить не стандартно и взять инициативу в свои руки.
- Хорошо. Когда и где ты последний раз видел брата?
- В аэропорту... Вчера утром. Мы с Иваном инопланетян встречали...
- В аэропорту?
- Ну да, в Пулково. Брат накануне как раз медитировал и голос Космоса сказал ему, что сегодня... то есть, уже вчера, прилетят инопланетяне. И мы поехали их встречать в аэропорт.
- В аэропорт? - повторил я.
Борис смутился.
- Ну, не на пристани же их встречать?
- Логично, - согласился я. - Хотя, я бы не удивился, если бы инопланетяне въехали в Питер на "Метеоре". Символично, знаешь ли.
- Точно! - обрадовался Борис. - Так вот почему мы их не встретили!
- Наверное, - не стал спорить я. - А что было в аэропорту?
- Мы ждали. Потом брат отошел в туалет... И не вернулся. Я подождал, потом пошел его искать. Не нашел. И домой он не вернулся. Я всю ночь медитировал, а утром пошел в милицию... Там сказали, что он уже совершеннолетний и расследование они начнут, если он не вернется через три дня. Но я боюсь, за три дня многое случиться может... - Борис помрачнел. - Я думаю, что его похитили.
- Не исключено, - согласился я. - Но это значит, что Иван еще жив. И мы найдем его.
Борис благодарно кивнул.
- Я слышал, частные детективы берут высокие гонорары...
Я криво усмехнулся. Высокие, говоришь?! За неполный месяц, прошедший с момента получения лицензии, я расследовал два дела. "Дело о неверной жене" - клиент-рогоносец, разгневанный тем, что я видел его жену голой, набросился на меня с кулаками, а получив сдачи - подал в суд. И "дело о пропавшем котенке" - пятилетняя дочка соседки попросила вернуть удравшего пушистого друга. Хвостатого путешественника я обнаружил во дворе на дереве, снял оттуда и вернул владелице, за что получил большую блестящую пуговицу. Пуговицу я хранил в сейфе, как талисман, а повестку в суд на шестое августа, следующую пятницу, - в папке с рабочими документами.
- Разумные гонорары, - поправил я Бориса. - Но частное расследование обычно обходится не дешево.
- Я понимаю, - смущенно кивнул парнишка. - Вот...
И он водрузил на стол свою коробку.
- Что это? - спокойно спросил я.
Парнишка почему-то огляделся по сторонам и шепотом сообщил:
- Там деньги.
Интересно. Я тоже огляделся и также шепотом спросил:
- Сколько?
- Много.
Я вздохнул и просто снял крышку. В коробке лежала внушительная пачка десятидолларовых купюр, перевязанная старыми коричневыми шнурками. Я машинально отметил, что у моего гостя ботинки черные и на молнии.
- Шнурки брата? - спросил я.
- Да, - неизвестно чему обрадовался парнишка. - А как вы догадались?
- Дедукция, - небрежно обронил я. - А деньги? Тоже его?
- Да... То есть, наши...
- Вот как? Давай-ка по деньгам пройдемся более детально.
На глаз зеленая пачка выглядела достаточно внушительно, чтобы экстрасенсами заинтересовалась вполне обыденная мафия.
- Хорошо... - согласился парнишка. - А что вас интересует?
- Во-первых, откуда деньги? Вы с братом мало похожи на преуспевающих бизнесменов.
Парнишка смущенно помялся.
- Ну... видите ли... Мы с Иваном в прошлое воскресенье организовали спиритический сеанс... Ну, знаете, призывание духов там, видений...
- Да, я слышал о таких вещах, но сам никогда не участвовал.
- Вам надо непременно побывать на наших сеансах! - воодушевился Борис.
- А что, вы кого-то вызвали? - заинтересованно осведомился я.
Борис поник.
- Вообще-то, нет... Это была суббота, а духи плохо слушаются по субботам...
- Наверное, у них выходной, - усмехнулся я. - Но деньги вы взяли вперед. Кстати, чья это была идея? Брата?
- Ага, - прошептал Борис. - Иван всех предупреждал, что духи капризны и своенравны, но...
Он глубоко вздохнул и широко развел руками.
- И зрители потребовали деньги назад, - закончил я за него.
Борис кивнул.
- Да. Но вначале они захотели выплеснуть на нас негативную энергию...
- Тоже мистическим путем? - уточнил я.
- Нет, подручными средствами... Но мы убежали... Брат едва успел схватить деньги и карты...
- Какие карты? - не понял я.
- Таро, - непонятно пояснил парнишка. - Мы использовали их как внешний атрибут... Иван как раз раскладывал их накануне, и голос Космоса сказал ему, что в этих картах истинный смысл жизни. Мы думали, если задействовать карты в ритуале, это обязательно привлечет внимание духов.
Забавные ребята. Интересно, чье внимание они привлекли на нашем скромном материальном уровне? Я заставил Бориса вспомнить все подробности того злополучного сеанса, записал его координаты и отправил домой, строго-настрого наказав носа на улицу не высовывать.
- Злоумышленники, кто бы они ни были, возможно, захотят вступить в переговоры. Обещай им все, что попросят, но ничего не делай. Немедленно звони мне, - напутствовал я своего нового клиента. - Я поставил не слишком сложную задачу?
Борис заверил меня, что он все понял и будет действовать строго по моим инструкциям. Коробку с долларами я поместил в сейф. Если наше дело обернется не с лучшей стороны, баксы пойдут на выкуп Ивана, при благоприятном же исходе деньги вернутся к братьям. За вычетом стоимости моих услуг, разумеется.


Когда Борис ушел, я заварил себе кофе, еще раз перечитал свои заметки и задумался. Итак, у меня на руках пять тысяч баксов и, как минимум, пять сотен подозреваемых в желании их незаконно присвоить. Причем о большей части побывавших на сеансе ничего не известно. Не самый удачный расклад. Но частный детектив не должен отчаиваться раньше времени. Позже, впрочем, тоже. Я набросал в блокноте примерный план действий, внимательно перечитал его и остался вполне доволен. Первым пунктом у меня значился самый очевидный путь - наведаться в аэропорт.
К счастью, в Пулково работал мой приятель и однокашник по институту Сергей Удальцов, и, что совсем замечательно, в тот день он оказался на работе. Я созвонился с ним, он сказал "Приезжай", и я приехал. Припарковал своего железного друга на стоянке и погрузился в тот упорядоченный хаос, что составляет неотъемлемую часть любого вокзала. А уж какие люди здесь встречаются...
Мой взгляд задержался на лысоватом дядьке с роскошными усами и чемоданом в пол-него. Дядька замер в изумлении перед табличкой WC и нервно теребил ручку чемодана, явно чем-то озадаченный. Любопытно. Я усмехнулся и остановился посмотреть, что будет дальше.
- Ну нет, это, блин, я понял, они "ме" вверх ногами нарисовали, - вслух размышлял дядька. - Но вот что такое "се"? Средний? Для этих, извращенцев, что ли, ох ты блин, прости, господи. А женщинам куда?
- Но вы же не женщина, - заметил я.
- Я-то да, а вот они как выкручиваются?
Я только пожал плечами. Дядька фыркнул и решительно направился в левую дверь. Откуда, впрочем, тотчас выскочил обратно, весь красный.
- Оказывается, перевернутый мужчина - это женщина, - доверительно поведал он мне. - А мужикам что, к извращенцам, что ли? Мой рейс-то задерживается, блин, не дотерплю до самолета. Ох ты блин, господи, спаси и сохрани.
- Как я вам сочувствую, - отозвался я и заговорщицким шепотом добавил: - Хотите, я посторожу ваше достоинство сзади, пока вы придерживаете его спереди?
Дядька как-то странно посмотрел на меня и бочком нырнул в правую дверь. Я рассмеялся и пошел дальше.
Сергея я нашел у касс, где он терпеливо объяснял какой-то сморщенной бабульке, что к внучке в Орел она не улетит. Даже не смотря на наличие "еропланов" и пенсионного удостоверения. Я занял позицию неподалеку на скамейке, так, чтобы Сергей меня заметил. Однако первым меня заметил дежурный сержант и твердым голосом спросил документы. Я предъявил паспорт и лицензию, и он сразу подобрел.
- По делу? - заинтересованно спросил он, присаживаясь рядом.
- Серегу жду.
- А... Бабуля божий бомбардировщик.
В ответ на мой недоуменный взгляд, сержант усмехнулся и пояснил:
- Она каждую неделю норовит куда-то улететь, к внукам. Пробили ее как-то по базе. Нет у нее никого, кроме склероза.
Мы помолчали. Наконец, Сергей спровадил бабушку и подошел к нам.
- Привет, Володя, привет, Леша, - кивнул он сержанту. - Как наши дела?
- Жизнь бьет ключом, и все по голове, - усмехнулся я, и достал фотографию братьев. - Вот эти двое здесь вчера были.
Сергей посмотрел, покачал головой и передал фотографию сержанту. Тот вначале внимательно посмотрел на меня, потом на фото. Смотрел он долго.
- Вот этот вот был, - сказал сержант, указывая пальцем на Ивана. - Точно, он.
Сержант снова внимательно посмотрел на меня.
- Примерно около двух он вышел из аэропорта. Я почему внимание обратил: он по сторонам озирался, как будто не здешний, да и щетина где-то двухдневная. И слегка пошатывался, может пьяный был, может еще что. А в руках - коробка. Ну, с этими террористами лучше перебдеть, чем недобдеть. Так я и проверил товарища - документы в порядке, в коробке у него йогурты, а не бомба, ну, я его и отпустил.
- В какой коробке? - не понял я.
- Серая такая, пластиковая. В ней три йогурта в баночках. Ну, не забирать же его за то, что он йогуртом закусывает, - сержант смущенно улыбнулся. - Да и держался он на ногах твердо.
Очень любопытно. Мне только кажется, или мой маленький клиент о чем-то умолчал?
- Большое спасибо, Алексей, - поблагодарил я. - А куда он направился потом своим твердым нетрезвым шагом?
Алексей усмехнулся.
- Наши люди на такси не ездят. На автобус пошел, куда же еще? Тут как раз тринадцатый подошел...
- И он уехал один, с серой коробкой? - уточнил я.
- Именно так, - подтвердил сержант. - А что, в ней все-таки что-то было?
- Пока не знаю, - честно сознался я. - Меня больше интересует сама коробка. И еще, что в это время делал второй?
- Ну, в принципе, в здании везде видеонаблюдение, - неуверенно начал Сергей.
- Спасибо, Серега, - хлопнул я его по плечу. - Я твой должник.
- Спасибо не булькнет. Ладно. Внутрь я тебя не проведу, уж извини, с безопасностью сейчас строго, а вот что делал твой гаврик - выяснить можно. Ты пока погуляй, а часикам к двум подгребай к кафешке "Придорожная ромашка", видел, наверное, когда подъезжал?
- Угу, - кивнул я. - Я смотаюсь по делам, а к двум подъеду. Если задержишься, звякни мне на мобильник.
- Володька, - проникновенно сказал Сергей. - Выброси ты это дьявольское устройство. Если я задержусь, ты просто посиди под зонтиком, попей пивка, расслабься, наконец, и откроется тебе истинный смысл жизни. Точно тебе говорю.
Мы посмеялись и я отправился с внеплановым визитом к своему забывчивому клиенту. Бабка божий бомбардировщик видимо уже повстречалась со своим склерозом и брела обратно к кассе.


Борис Родников, согласно собственным показаниям, жил на Дунайском проспекте, в типовой девятиэтажке. Терзаемый подозрениями, я легко взбежал на третий этаж и остановился перед приоткрытой дверью. Интересно. Я осторожно толкнул дверь, и моему взору предстал разгромленный, буквально перепаханный коридор. За приоткрытой дверью виднелась разгромленная комната. Быстрый осмотр входной двери не выявил никаких следов взлома. То ли у погромщиков были ключи, то ли Борис сам впустил их.
Тихий лязг, донесшийся из ванной, привлек мое внимание. Я медленно шагнул вперед, готовый отразить внезапное нападение. Однако, вопреки всем канонам жанра, никто не бросился на меня из темноты. Лишь в ванной деловито ковырялся какой-то здоровенный мужик в грязной черной спецовке. Видимо, водопроводчик. На мое появление он отреагировал хмурым взглядом через плечо.
- Что ищем? - небрежно осведомился я, прислоняясь к дверному косяку. - Смысл жизни?
Водопроводчик, наконец, повернулся ко мне и я заметил в его руке разводной ключ.
- Его, родимого, - глухим басом ответил водопроводчик. - Только мне почему-то кажется, что ты его уже нашел.
Первый шаг сделал он. Я поднырнул под удар и врезал ему кулаком в живот. Водопроводчик только хрюкнул. В следующую секунду я легко ускользнул от захвата и ударил ногой, но мой противник резким взмахом ключа отбил удар и я, завывая, запрыгал на одной ноге, потирая ушибленную кость.
- Посмотри на это с точки зрения Вечности, - как бы извиняясь, предложил водопроводчик. - И твоя смерть, как мельчайшая капля, затеряется в безбрежном океане тысячелетий.
Я не успел придумать достойный ответ. Водопроводчик, перехватив ключ поудобнее, обрушил на меня град ударов. Под этим шквалом я отлетел к стене, и медленно сполз по ней, лихорадочно нащупывая под мышкой свой последний аргумент - пистолет Макарова.
- Руки вверх, сволочь! - рявкнул я.
Водопроводчик швырнул в меня ключом. Я выстрелил дважды. Потом вращающийся ключ саданул меня по лбу, завершая нашу схватку боевой ничьей.
Я пришел в себя где-то через полчаса, и сразу пожалел об этом. Болело просто все. Скрипя зубами и тихо матерясь, я медленно поднялся на четвереньки. Мой оппонент неподвижно вытянулся в ванной, и под ним уже натекла приличная лужа крови. Я, как был на четвереньках, так и пополз к нему. Голова слегка кружилась, но мне удавалось удержаться на курсе. Пострадавшие в схватке руки и ноги противно ныли, напоминая о своих ранах при каждом неосторожном движении. Подползая, я поскользнулся в крови и приложился отбитым плечом о косяк. Злобно зашипев, я ударил дверь кулаком. Разбитые костяшки отозвались болью, но морально мне полегчало. Привалившись к водопроводчику, я немного перевел дух и приступил к делу.
Краткий осмотр тела выявил два момента. Во-первых, у меня на руках труп. Хотя доказать самооборону в моем состоянии будет не сложно, но труп - это только труп. Все свои тайны он забрал с собой в могилу. Во-вторых, в карманах водопроводчика ровным счетом ничего не было. Покопавшись в его ящике для инструментов, я тоже ничего интересного не обнаружил. Что бы водопроводчик тут не искал, он явно не преуспел. А, значит, я прибыл вовремя.
Мне понадобилось еще минут десять, чтобы оклематься и, пусть нетвердо, но передвигаться на двух ногах. Замок на входной двери был странным образом заблокирован. Возиться с ним мне не хотелось. Я просто подпер дверь изнутри стулом - не бог весть что, но на большее у меня не было сил, - и отправился взглянуть на квартиру. Как и ожидалось, кругом царил полнейший разгром. Тот, кто здесь порылся, перевернул вверх дном все, что можно, а что нельзя - поднапрягся и передвинул. На полу валялись какие-то бумаги, схемы, рваная одежда. Книгам досталось больше всего. Их буквально распотрошили по листику, да и листикам тоже досталось.
Однако, что бы погромщики ни искали, а искали они, скорее всего, деньги, лежащие сейчас в моем сейфе, успеха они не достигли. Это объясняло, почему они забрали Бориса. Но почему остался водопроводчик? Если обыск не закончен - то почему бы не взяться за дело всем вместе? А, если закончен - какого лешего он делал в ванной? Примусы починял? Одного взгляда на разгромленную квартиру достаточно, чтобы не поверить этому.
Задумчиво оглядывая учиненный в квартире погром, я так и не смог придумать случившемуся разумного объяснения. Полистал наугад несколько журналов - все они были посвящены астрологии, так что я ничего не понял. Поднял с пола колоду карт, но и та оказалась какая-то странная, с какими-то знаками, масти не стандартные, а часть картинок вообще без указания масти. Наверное, это и есть Таро. Я заглянул на кухню - та же картина. Все вверх дном, посуда на полу, вперемешку с битым стеклом, мебель разломана.
"Представляю, какой тарарам они тут подняли", - с усмешкой подумал я и вдруг остановился, пораженный внезапной мыслью. А ведь точно, они тут не церемонились, я полчаса назад вообще из Макарова палил, и никто из жильцов до сих пор не вызвал милицию. Ближайшее отделение находилось в двух шагах - через двор, и наряд милиции уже давно должен быть здесь.
Я, пошатываясь, вернулся к ванной комнате и замер на пороге. Там никого не было. Только разорванная в драке спецовка валялась на полу.
- Так, - мрачно изрек я, переваривая увиденное. - Настоящий водопроводчик уходит через слив тихо, по-английски.
В ванной его не было, на потолке никто, подобно человеку-пауку, не висел. Я заглянул под ванную, пошарил там на всякий случай палкой - безрезультатно. Это выглядело невероятно, но труп действительно сбежал. Или его кто-то стащил. Дело становилось совсем интересным.
Я с тревогой огляделся. Спрятаться в разгромленной квартире было негде. Стул по-прежнему подпирал входную дверь. Я осторожно отставил его в сторону и выглянул на лестничную площадку. Никого. Подгоняемый неясной тревогой, я аккуратно прикрыл за собой дверь и торопливо сбежал вниз по лестнице.


Не чувствуя себя в силах добраться до дома самостоятельно, я каким-то чудом поймал машину. Обычный среднестатистический водитель даже не притормозит, увидев на обочине оборванного и побитого человека, с залитым кровью лицом, но мне повезло. Водитель, ходячее воплощение добродетели, не только довез меня до дома, но и помог добраться до квартиры. Помню, я совал ему деньги, но он не взял. Укрепив нервную систему стопкой коньяка, я развалился в кресле и тяжело вздохнул. Ушибы болели, в голове все еще звенел удар ключом, часы показывали ровно пятнадцать ноль-ноль. Я поморщился. Кривой шрам на лбу отозвался тянущей болью.
Понимая, что бессовестно опоздал, я подтянул к себе телефон и позвонил Сергею. Он еще обедал. Оставив ему сообщение, я повесил трубку и, ругаясь сквозь зубы, занялся оказанием себе первой помощи. Кости, вроде, были целы. Особо жуткие ссадины я залепил пластырем, а ушибы старательно раскрасил йодом. В результате стал похож на индейца, вернувшегося с тропы войны. Пропавший водопроводчик не шел из головы. Точнее, не он сам - обычный костолом с третьим кулаком вместо головы, - а его загадочное исчезновение. И почему осталась спецовка? Что за причуда раздевать труп под носом у потенциального свидетеля?
Мысли в голову лезли одна другой фантастичнее, но я не настолько сильно получил по голове, чтобы поверить в маленьких зеленых человечков. Да и объявись на Земле пришельцы - за каким существительным им понадобилась бы моя скромная персона? А вот для своих соотечественников я обладал немалой ценностью, перевязанной коричневым шнурком и спрятанной в сейф. И, если я правильно понял ситуацию, Борис через некоторое время позвонит, откажется от моих услуг и попросит отдать деньги своему лучшему другу. Друг заглянет ко мне на огонек, и вот тут я должен не сплоховать. Хорошо бы заранее продумать план действий, но ушибленный котелок принципиально отказывался варить. Пришлось пойти на уступки.
Я еще раз, с тем же успехом, позвонил Сергею, набрал полную ванну и с наслаждением погрузился в горячую воду, приложив к голове ледяной компресс. Мой побитый организм так нуждался в релаксации...
Видимо, я задремал, потому что, когда я раскрыл глаза, вода уже остыла, а в дверях стояла обнаженная рыжеволосая красотка с моим пистолетом в правой руке. Я медленно приподнялся, чувствуя, как учащается пульс. Она была не высока ростом, но отлично сложена. Длинные ноги, высокая грудь, потрясающие зеленые глаза. Маленький носик насмешливо вздернут. Незнакомка с лукавой улыбкой наблюдала за мной, явно наслаждаясь произведенным эффектом.
- Привет, красавица, - сказал я.
Просто сказал. Наверное, надо было добавить что-то еще, но подходящих слов в голове не осталось. Мозг отказывался воспринимать ситуацию, я уж не говорю о том, чтобы проанализировать происходящее.
- Привет, - незнакомка попробовала воду рукой и мягко улыбнулась. - Я хочу откровенно поговорить с тобой.
- Куда уж откровенней, - недоуменно пробурчал я.
Она снова улыбнулась и шагнула в ванну.
- Знаешь, а ты тут неплохо устроился.
Она была реальная! Я ощутил ее нежное горячее тело!
- Да уж, - кивнул я, мысленно пытаясь обуздать взыгравшие гормоны. - Как ты попала сюда?
- Дверь была открыта, - ответила она, с таким интересом разглядывая меня, что я даже смутился.
- Я вроде бы запирал ее, - неуверенно возразил я.
Она осторожно погладила свежую ссадину на моем лбу.
- Как же ты пострадал, - с безграничным сочувствием произнесла незнакомка.
Она медленно прикоснулась губами к ссадине и словно выпила из него неприятную тянущую боль. Гормоны выиграли решающую битву с разумом и перешли в решительное наступление по всем фронтам. Я привлек девушку к себе. Она была такой нежной, такой мягкой...


Потом моя красавица устроилась у меня на груди и уткнулась носиком в шею. Я нежно гладил ее по мокрым волосам, а разум пытался вернуть утраченные позиции.
Где-то в процессе пистолет был небрежно брошен в раковину, но тогда мне было не до него. А вот сейчас в моей голове снова проснулась тысяча вопросов, на которые следовало немедленно получить ответ. Вот только быть грубым с таким нежным созданием я не мог в принципе.
Что ж, пистолет будет отличным компромиссом. Она испугается, а мне не придется прибегать к насилию. Осторожно, стараясь не потревожить таинственную незнакомку, я медленно поднял руку, тихонько подтянул к себе пистолет и сомкнул пальцы на рукоятке.
- Это тебе не понадобится, - улыбнулась незнакомка.
- Ты уверена? - переспросил я, поднимая пистолет.
- Абсолютно, - нежно шепнула она, ударом маленького кулачка отправляя меня в нокаут.


Очнулся я уже утром. Лучи восходящего солнца бесцеремонно шарились по моему офису. Как я сюда попал, я не представлял даже приблизительно. Голова гудела, как после недельного запоя. Застонав, я сел. Холодная игла боли пронзила мозг и я, взвыв, обхватил голову руками. Рукоятка пистолета, который я до сих пор сжимал в руках, пребольно треснула меня по затылку. Издав вопль, достойный раненого мамонта, я выронил пистолет и повалился на бок.
Несколько минут я лежал неподвижно. Боль медленно отступила и я рискнул осторожно разлепить слезящиеся глаза. Я лежал на рабочем столе, совершенно голый и все еще мокрый. Недоуменно озираясь, я снова сел. О, нет! Дверца сейфа была распахнута.
Полный самых мрачных предчувствий, я соскользнул со стола и бросился к сейфу. Как и следовало ожидать, он был пуст. Краем глаза я заметил на стуле серую коробку, тоже открытую и пустую.
- Ах ты...
Забористое ругательство замерло у меня в горле, когда я поднял глаза и увидел доллары. Пятьсот десятидолларовых купюр зелеными обоями красовались на дальней стене. Я медленно подошел, силясь осмыслить увиденное. Получалось, честно говоря, не очень. Пятьсот Гамильтонов задумчиво смотрели куда-то мимо меня.
Я пригляделся. Пятьсот купюр были аккуратно пришпилены к обоям четырьмя булавками каждая. Спасибо, не приклеены. Я окинул панораму взглядом. Вот так, на глаз, метров пять квадратных будет.
М-да... Но, надо признать, вкус у таинственной незнакомки присутствовал. Вот так баксы производили куда большее впечатление, чем в коробке, перевязанные старыми шнурками. Что-то в этом было, что-то волнующее, даже возбуждающее... Я несколько ошалело покосился на восставшее естество, и в этот момент, гремя ведрами, в офис ввалилась уборщица тетя Клава.
...
- Тфуй ты, Господи! - в сердцах воскликнула она. - Слышала я, что богатство развращает людей, но чтоб такое...
И тетя Клава вышла, громко хлопнув дверью. Ситуация... Хорошо хоть у меня в шкафу висел приличный костюм, на случай, если мне внезапно понадобится выглядеть солидней, чем я выгляжу обычно. Когда я натягивал брюки, снова звякнул колокольчик над дверью.
- Одну минутку, тетя Клава! - крикнул я. - Одну минутку!
- Я не спешу, милок, - ответил мне старческий голос.
Я удивленно выглянул из-за конторки. В центре офиса стояла, опираясь на клюку, бабка божий бомбардировщик, и задумчиво рассматривала долларовый натюрморт.
- Так вот в чем скрыт смысл жизни, - удивленно сказала она.
- Ну, для кого-то и десятка - смысл жизни, - неуверенно отозвался я, застегивая рубашку.
- Которая из них? - тотчас спросила бабка.
Я, совсем растерявшись, только пожал плечами.
- Ладно, разберемся, - отмахнулась бабка. - Как делиться будем?
Я даже опешил от такой наглости.
- Извини, бабуля, но нам с тобой тут делить нечего.
Бабка криво усмехнулась.
- Да, мне говорили, что ты крутое существо, но это еще не повод жадничать... Ладно, пусть будет по-твоему.
С тихим звоном из клюки выскочило полуметровое изогнутое лезвие и замерло под прямым углом к клюке. Бабка лихо взмахнула импровизированной косой и одним прыжком покрыла пару метров, приземлившись на мой стол. Мгновением позже только натренированные до автоматизма рефлексы спасли мою голову от отсечения. Сверкнувшее лезвие прошло в считанных сантиметрах от шеи, а я, отшатнувшись, плечом свалил конторку. Бабка что-то прорычала. Я подхватил с пола папку с документами и метнул ее бабке в голову. Та, пригнулась, а я рванулся к столу, надеясь добраться до лежавшего там пистолета. Но бабка была начеку и чуть не отхватила мне пальцы своей клюкой. Острое лезвие лишь распороло рукав.
- Какой шустрый, - усмехнулась бабка.
- Да уж какой есть, - огрызнулся я, швыряя в нее мусорную корзину и хватая швабру.
Бабка пинком отправила в мою сторону настольную лампу и перехватила клюку покрепче.
- Ну, держись, старая!
Длина швабры давала мне определенное преимущество, но бабка ловко уклонялась от ударов и лихо скакала по всему офису. Наконец, мне удалось хитрым приемом выбить оружие у нее из рук. Клюка улетела в угол, я по инерции отклонился назад, и бабка с диким воплем прыгнула.
Перевернувшись в воздухе, она ударила меня ногами в грудь. Удар был так силен, что я, выбив спиной раму, вывалился в окно. К счастью, я снимал офис на втором этаже, да и внизу находился вполне приемлемый для посадки газончик. Ударившись спиной, я захрипел от боли в плечах. В окне на миг мелькнула старушечья голова. Я медленно поднялся и, подгоняемый бешенством, широким шагом направился ко входу. Но и бабка времени зря не теряла. В окно вылетел кусок стены вместе с пришпиленными к ней баксами, а потом вниз сиганула и сама старушенция. Ловко приземлившись на ноги, она закинула кусок стены в кузов припаркованного рядом зеленого грузовичка и нырнула в кабину.
- Стоять! - заорал я.
Бабка показала мне язык и грузовичок, фыркнув, рванулся прямо на меня. Я едва успел отскочить в сторону. Грузовичок свернул бетонную клумбу и сдал назад, явно намереваясь размазать меня по стене. Я нырнул в дверь. Секундой позже грузовичок въехал задом в стену.
- Ну и пес с тобой! - крикнула бабка.
Грузовичок, лязгнув на прощание тормозами, рванул по дороге.
- А ну, вернись!
Я выскочил из своего убежища и помчался за грузовичком. Не представляю, на что я рассчитывал, но полквартала мне удавалось продержаться почти вровень. Потом я споткнулся о клумбу и основательно навернулся, врезавшись плечом в молодое деревце. Грузовик умчался прочь, а я остался лежать, обняв березку и размышляя о вечном.
Какой-то мужичок с собачкой помог мне подняться и доковылять до скамейки. Мне потребовалось немало времени, чтобы прийти в себя и переварить увиденное. Бабуля, надо отдать ей должное, сумела произвести на меня впечатление. Черт побери! Рассказать кому - не поверят: черный пояс был побит и вышвырнут в окно расшалившейся старушкой. Подавив нелепое желание расхохотаться во все горло, я попытался сконцентрироваться на проблеме, которую олицетворяла столь резвая бабка. Впервые наши пути пересеклись в аэропорту Пулково... Стоп!
С этими чудесами я совсем забыл про Серегу. Он, наверное, на меня уже все маты сложил. С другой стороны, не придется беспокоить его дважды - сразу спрошу и про бабку. Сержант что-то говорил, что они ее как-то пробили по базе. Голову готов прозакладывать, эта бабка может похвастаться не только склерозом. Чувствуя вполне понятное смущение, я доплелся до телефона на углу и набрал его домашний номер. Длинные гудки. Несколько удивившись, я позвонил в Пулково. Сергея, как всегда, не было на месте и трубку сняла Ирина, наша с Сергеем старая знакомая.
- Привет, Ириша, - прохрипел я. - Это Недельский. Помнишь такого?
- Володька?!
- Угу. Там Серега далеко?
Ирина как-то странно помолчала.
- Ты ведь вчера был здесь.
- Ну да, - удивленно подтвердил я. - Он там рядом?
- Нет... Ой, Володечка, - вдруг запричитала Ирина. - Так ты же не знаешь ничего...
- Чего я не знаю? - пытаясь сохранить спокойствие, спросил я. - Ирочка, у меня был очень тяжелый день, меня только что чуть не убили, так что будь добра, расскажи толком, что там у вас стряслось? А лучше, позови к телефону Серегу.
- Убили Сережку! - выпалила на одном дыхании Ира.
- Как убили?! - опешил я.
- Задушили шнурками, сволочи! И Лешку Кротова тоже!
- Где?!
- Кафе "Придорожная ромашка". Они вчера обедать поехали, а там...
Она разревелась в трубку. Я бормотал какие-то невнятные слова утешения, непонятно для нее или для себя самого, постепенно рыдания в трубке перешли в тихие всхлипы.
- Я найду этих гадов, - тихо сказал я. - Обещаю.
- Спасибо, Володя.
Я медленно повесил трубку. Бодрая старушка снова обошла меня на повороте. А я ей еще посочувствовал. Нашел кому сочувствовать! Гнусная поганка! Я брел наугад, ругаясь под нос и размахивая руками. Заметив, что прохожие как-то странно на меня оглядываются, я взял себя в руки.
- Спокойно, детектив, - сказал я сам себе. - Всему этому должно быть какое-то разумное объяснение. Надо только найти его.
Заприметив на углу кафешку под открытым небом, я завернул туда. Выбрал столик в уголке и плюхнулся на стул. Высокий парень в белом костюме и кепочке с эмблемой Макдональдса возник рядом как из ниоткуда.
- Что будете пить? - участливо осведомился он.
- Полста коньяка и черный кофе. Только пусть он будет по настоящему горячий.
- Кофе? - переспросил официант.
- Ну не коньяк же, - вяло огрызнулся я.
- Сейчас все будет, - спокойно ответил он.
И не обманул ведь. Обернулся мигом, поставил заказ передо мной и быстро направился к пожилой паре, располагающейся за соседним столиком. Я залпом проглотил коньяк, даже не почувствовав вкуса. В голове приятно зашумело. Расслабившись, я поудобнее устроился на стуле, придвинул к себе кофе и задумался.
Эти шнурки говорили мне о многом, но поверить в то, что тот парнишка с фотографии мог справиться с Серегой, да еще и с сержантом одновременно, я не мог даже гипотетически. Либо он был не один, либо кто-то выступил за него. Не исключено, что бабка. Хотя, низкорослая бабка не дотягивала и до метра пятидесяти, а Серега, как и я, - метр восемьдесят. Да и сержант был немногим меньше. Бабка, скорее уж, пустила бы в ход свою клюку. Значит, в этой истории есть кто-то еще...
Так что же у нас получается? Пока я мило беседую с водопроводчиком, кто-то, причем, скорее всего, не один, устраивает засаду в кафе. А еще кто-то должен караулить Родниковых, где бы они ни были. Итого, как минимум, трое.
Не слишком-то радужная картина. Я взял кофе и осторожно подул. Из отражения в кофе на меня брезгливо уставилась худая вытянутая морда со свернутым носом. Я с некоторым удивлением потрогал нос, который, однако свернут не был. Морда в кофе подмигнула мне. Я глубоко задумался.
- Так я не понял, - скрипучим голосом пробулькало кофе. - Будем пить или будем в гляделки играть?
Я дернулся буквально всем телом, расплескав кофе по полу и соседним столикам. Официант, обернувшись, посмотрел на меня, как на врага народа. Торопливо бормоча невнятные извинения, я бросил на столик несколько купюр и поспешно ретировался.


Интересно, что чувствует человек, проснувшийся поутру и обнаруживший рядом записку: "Уехала навсегда. Твоя крыша"? Хотелось бы сравнить ощущения. Это я схожу с ума или мир с катушек съезжает? Ну что сегодня за день?! Бабки меня бьют, кофе критику наводит, а лучшего друга душит какой-то доходяга. И нет этому никакого разумного объяснения!
Но, если я еще могу признать свое безумие, то свое поражение - никогда. Я должен найти эту старушенцию. И как можно скорее. Теперь, когда деньги у нее, Родниковы становятся просто нежелательными свидетелями и вполне могут разделить судьбу Сергея. Но бабка ловко обрубила все ниточки, что вели к ней. Придется подключать тяжелую артиллерию. А именно, капитана милиции Пашу Воробья, нашего с Серегой старого знакомого. Конечно, Паша потом повернет дело так, будто он один все распутал, но не до барышей сейчас. К тому же, рано или поздно, но милиция непременно установит связь моего дела с гибелью Сергея, и захочет пообщаться. Не стоит давать им лишний повод для подозрений.
Я остановился у первого попавшегося таксофона, набрал по памяти номер. Трубку сняли сразу.
- Смольный на линии.
Вот такое у него чувство юмора.
- Привет, Паша.
- Володька? Ты? - надо же, впервые в жизни Паша чем-то удивлен. - Ты где?
- Неподалеку. У меня проблемы...
- Ну, учитывая, как ты провел вчерашний день... Да и сегодняшний тоже. Тут вот говорят, что твой офис разгромили. Это еще что за история?
- Пустяки, Паша, - беспечно ответил я. - Просто меня ограбили и в окно выкинули, но не это главное. Тут дело посерьезнее будет.
- Куда уж серьезнее? - буркнул Паша. - Ирка уже рассказала тебе про Серегу? Она сказала, ты звонил недавно...
- Угу.
Мы помолчали.
- Так что же ты натворил вчера, Володька? - тихо спросил Паша.
- Ну, от меня сбежал клиент, потом меня били разводным ключом, а затем у меня украли труп...
- Какой труп? - сразу заинтересовался Паша.
Я кратко описал исчезнувшего водопроводчика.
- Нет, не подходит, - разочарованно, как мне показалось, сказал Паша.
Вот ведь ешкин кот! У него там что, кроссворд не сходится?!
- Паша, послушай, у меня серьезные проблемы...
- А то я не знаю, - снисходительно отозвался Паша, и аппетитно зачавкал прямо в трубку. - Но ты не переживай. Этот якобы украденный у тебя труп - твоя самая маленькая проблема.
Вот что Паша действительно умеет, так это утешить.
- Итак, по версии один, - продолжил Паша, продолжая чавкать, отчего мой бедный некормленый со вчера животик свело от голода. - Ты, паршивец этакий, вчера, примерно в два часа дня встретился в кафе "Придорожная ромашка" с Серегой Удальцовым и Лехой Павловым и задушил обоих прямо в кафе коричневыми шнурками метровой длины.
- Бред! - вырвалось у меня. - Послушай, Паша, я действительно должен был там встретиться с ними, но обстоятельства изменились и я не смог приехать на встречу.
- Да не волнуйся ты так, - успокоил меня Паша. - Я тоже в эту ботву ни секунды не поверил. Тем более, что по версии два у тебя железное алиби, поскольку именно в это время ты мочил братьев Родниковых, как говорится, прямо на дому.
Я тихо застонал и несколько раз ударился головой о телефонный аппарат. Как ни странно, мне полегчало.
- Полегчало? - участливо осведомился Паша. - Тогда слушай дальше. Пока что следствие решило придерживаться второй версии, но тут звонишь ты, и заявляешь, что не мочил Родниковых, потому что мочил "водопроводчика"! Володенька, дорогой мой, это уже пятый труп в этой истории, а еще нет и двенадцати!
- Что я тебе могу сказать? - вздохнул я. - У меня были все шансы стать шестым в этом твоем списке... Честное слово, Паша, я стрелял только в водопроводчика, но его труп исчез.
- Трупы братьев тоже. Я как раз гадал, куда ты их уволок.
- Так трупов братьев тоже нет?
- Не-а. Только следы взлома, борьбы и пятна крови на полу. Одна в коридоре, рядом с дверью в большую комнату. Вторая - в ванной комнате. Лидия Сергеевна обнаружила три комплекта пальчиков. Твоих там нет, Володя, но бабка у подъезда очень подробно тебя описала. Знаешь ведь, какие бабушки бывают глазастые... Так вот, самые многочисленные пальчики - это, видимо, братья. А третий, как я теперь понимаю, твой водопроводчик. Сейчас его пробивают по картотеке... М-да... Знаешь, Володька, это, в принципе, похоже на правду: твой водопроводчик за каким-то лешим замочил братьев, а ты, взбешенный убийством клиента, в состоянии аффекта, замочил водопроводчика. Но где трупы, Володенька?
- Ну, лично я надеюсь, что братья пока живы, хотя кто знает... Тут такая чертовщина, я совсем запутался. Собственно, тебе потому и позвонил, что не знаю, как быть дальше?
- Ну, - протянул он. - Когда наиграешься в Рембо, пристрели еще кого-нибудь и тащи в ближайшее отделение, а я тебе устрою явку с повинной.
- А серьезно?
- Серьезно? Пиши подробное покаянное письмо на мое имя, в три встречаемся в погребке.
- Лучше перед ним, - почему-то брякнул я.
- Как скажешь, - не стал спорить Паша. - Только не опаздывай, договорились?
- Договорились.


Первым делом надо было забрать машину, брошенную перед домом Родниковых. Двадцать пятый трамвайчик неспешно довез меня до Дунайского. Пассажиры опасливо косились на мой порванный костюм и свежепомятую физиономию, а суровая женщина кондуктор всю дорогу сверлила меня неприязненным взглядом и облегченно вздохнула, когда я сошел на остановке. Трамвайчик побежал дальше, а я неспешно побрел по тротуару, мысленно раскладывая по полочкам все элементы этой дикой истории. Все подряд рассказывать Паше представлялось не целесообразным.
Плавный ход моих мыслей прервал очередной неприятный сюрприз. Едва я шагнул во двор, как был остановлен плечистым парнем в милицейской форме с погонами сержанта.
- Сюда нельзя.
- Какие-то проблемы? - как можно спокойнее осведомился я, окидывая взглядом окрестности.
Двор был оцеплен, а вокруг моей машины собралось человек шесть в форме.
- Террористы, блин, - буркнул сержант. - Машину заминировали. Не знаете, чья она?
Я пожал плечами и сержант сразу потерял ко мне всякий интерес. Я медленно отошел в сторонку, где уже собралась кучка зевак. Итак, бабуля со товарищи ничего не оставляют на самотек. Хорошо еще, милиция успела раньше меня. Интересно, кстати, как они узнали про бомбу? Мне противостояла серьезная команда, которая вполне могла установить бомбу незаметно. Конечно, всегда есть какая-нибудь глазастая бабушка... Знаю одну такую.
Когда я покидал квартиру Родниковых, не было никакой бабушки у подъезда, вообще никого не было. Но зачем? Единственное разумное объяснение, которое пришло в мою ушибленную голову: чтобы помешать кому-либо попасть в квартиру. С бомбой провозятся достаточно долго. Я еще раз оглядел двор. Нет, просочиться незаметно мимо оцепления не представлялось возможным. Но я так просто не сдамся! Не хотите по-хорошему - поиграем в Рембо.
Метрах в ста от дома я заприметил открытый канализационный люк. Был он, как положено, огорожен красным заборчиком, а вот рабочих поблизости не наблюдалось. То ли еще не пришли, то ли уже ушли на обед, то ли пошли взглянуть на разминирование моей машины. Я как бы невзначай приблизился к люку и аккуратно огляделся. Редким прохожим не было до меня никакого дела. В следующий миг я уже нырнул вниз.
Где-то я слышал, что городская канализация напоминает настоящий лабиринт, со своими улицами и реками нечистот. Не знаю. Я пробирался по узким трубам, где едва можно было пройти, согнувшись, под ногами хлюпала какая-то жижа, а мой фонарик высвечивал подчас такое, что лучше бы ему сразу погаснуть. А уж воняло в этой канализации, хуже чем в канализации.
Я мысленно соотнес свое продвижение с поверхностью, пропустил пару коллекторов и свернул в третий. Если я не ошибся, он должен был пройти как раз под нужным мне домом. Я стал высматривать какой-нибудь выход наверх. Ботинок зацепился за что-то мягкое, отчего я чуть не навернулся лицом в грязь и злобно выругался. Потом посветил фонариком вниз. Прямо передо мной, перегораживая проход, лежал труп. Лежал он лицом вниз и был полностью раздет.
- Вот, блин, нудист сортирный.
Я с трудом вытянул тяжелое тело туда, где посуше, присел рядом на корточки и перевернул. И не слишком удивился, узрев своего знакомого водопроводчика, с двумя пулевыми ранениями и коричневым шнурком, затянутым вокруг шеи. Замечательно! Итак, я его все-таки не убил, но кто-то исправил мою ошибку. И кто бы это мог быть? Предположения выстраивались одно другого мрачнее, вспоминались жуткие истории о сошедших с ума сектантах и тому подобные кошмары, но выйти из игры я уже не мог. Да и не особо стремился, я еще не рассчитался за Серегу. Эх, не поверит мне Пашка...
Я похлопал покойника по лысине и встал.
- Не скучай тут.
Вытаскивать тяжеленный, основательно пованивающий труп у меня не было никакого желания, да и время поджимало. Я устроил его на какой-то тумбе, чтобы тело не унесло случайным потоком, и зашлепал дальше. Труба, ведущая, по моим расчетам, к нужному дому, оказалась слишком узкой и постоянно функционирующей. Я потоптался около нее, от души выругался, плюнул и побрел обратно.
Рабочие так и не появились. Я кое-как вытер руки и ботинки о траву, и побрел обратно к остановке, громко кляня все на свете. Когда дошла очередь до жаркого солнца, из-за которого непередаваемый аромат, шедший от моего безнадежно испорченного костюма, только усиливался, набежали тучки и через несколько минут хлынул дождь. Даже не дождь - ливень. Я промок до нитки в считанные секунды. Но зато какое это счастье - снова ощутить себя чистым! Хлещущие потоки воды смывали с меня грязь и усталость, а я, как мальчишка, смеялся и прыгал под дождем...


На встречу я опоздал. Паша стоял, облокотившись на свою "девятку", хмурился, курил и читал газету. Я внимательно осмотрелся, но нигде не обнаружил ни любителей почитать прессу на свежем воздухе, ни ремонтников, ни кого-либо еще. Не знаю почему, но мне от этого стало легче. Напустив на себя уверенный вид, я неспешной походкой зашагал по тротуару.
- Привет, Паша.
Он окинул меня внимательным взглядом поверх газеты и криво усмехнулся. Наверное, промокший насквозь, в своих хлюпающих на ходу ботинках, я выглядел презабавно. Смущенно улыбаясь, я протянул ему руку.
- Привет, террорист, - сказал Паша, складывая газету и крепко пожимая мою руку. - Ты опоздал. А сейчас не время терять время.
- Извини. Я хотел кое-что проверить и задержался немного. Думал, ты меня не дождешься.
- За кого ты меня принимаешь?
Я только развел руками. Мол, не серчай, ошибочка вышла. Впрочем, Паша, не смотря на кажущуюся толстокожесть, был человеком добрым и понимающим, а потому легко отмел мои невнятные извинения небрежным всепрощающим кивком.
- Ладно, рассказывай.
- Послушай, Паша, я только что нашел водопроводчика. Я его не убил, хотя и продырявил. Его задушил тот, кто убил Серегу. Труп в канализации, под домом Родниковых...
- Так ты все-таки нашел это тело? - переспросил Паша. - Впрочем, что я удивляюсь, ты же специалист...
Я смущенно улыбнулся.
- А этот придурок черный клялся, что спрятал все концы в воду. Правильно ты его уничтожил.
- Какой черный? - не понял я.
Паша открыл дверцу, забросил внутрь газету и окурок, и достал автомат.
- Видишь ли, Владимир, - пояснил он, передергивая затвор. - Ты глубоко влез не в свое дело.
Я попятился, не в силах заставить себя осознать происходящее. Он поднял автомат.
- Погоди, погоди, - отчаянно замотал головой я. - Я ведь ничего не знаю об этом вашем деле.
- Мы это уже поняли, - спокойно ответил Паша. - Это вынужденная мера, и я сожалею о ней. Прощай.
Искрящийся серебристый разряд ударил его в плечо и бросил на землю. Паша попытался подняться, но второй разряд, в грудь, заставил его распластаться по газону. Мимо, отчаянно виляя, пронесся зеленый грузовичок. Прямо на ходу открылась дверца, и из кабины наполовину высунулась бабка божий бомбардировщик. Ловко подцепив бесчувственного Пашу своей клюкой, бабка легко зашвырнула его в кузов и ударила по газам. Пара искрящихся разрядов ударили в борт грузовика, не причинив тому никакого видимого ущерба, и машина скрылась за поворотом.
Я медленно повернулся. Она стояла буквально в паре метров от меня. Высокая, стройная, неприступная блондинка во всем белом с чем-то крупнокалиберным в руках. Большие зеленые глаза сразу напомнили о моей ночной гостье. Слишком уж были они похожи друг на друга, разве что блондинка - на голову выше. Может, сестра?
Блондинка бросила оружие на заднее сиденье стоявшего рядом белоснежного "ягуара", и одним грациозным плавным движением скользнула за руль.
- Садись в машину, - спокойно сказала она.
- Думаешь, еще сможем их догнать? - поинтересовался я, прыгая на сиденье рядом со своей спасительницей. - Кстати, спасибо за своевременное вмешательство.
- Защищать жизнь - мой долг, - скромно отозвалась она. - Отвечая на твой вопрос: нам нет необходимости преследовать злоумышленников, они под наблюдением. А нам с тобой надо побеседовать.
- Согласен, - горячо поддержал я. - Я просто горю желанием прояснить ситуацию...
- Возможно, я смогу потушить твой пожар, - улыбнулась она. - Но сейчас нужно покинуть эту территорию, поскольку имевшее место столкновение привлекло к нам излишнее внимание.
Конечно, моя новая знакомая и сама по себе привлекала повышенное внимание, но в данном случае она была права. Из погребка уже выглядывали озадаченные физиономии. Блондинка положила руки на руль и "ягуар" тотчас послушно сорвался с места.


Когда мы выбрались из города на недостроенную кольцевую, я решил, что настала пора объясниться.
- Послушай, красавица, не пора ли нам с тобой откровенно поговорить? Кстати, меня зовут Владимир. А тебя?
Блондинка спокойно свернула с дороги на проселок и остановила машину.
- Мое имя - Торнтуит.
- Торнтуит? - удивленно переспросил я.
Она кивнула и начала спокойно расстегивать пуговички на блузке. Когда она дошла до нижней, ко мне вернулся дар речи.
- Э... э... э...
- Для откровенного разговора более всего подходит откровенный вид, не так ли?
Честное слово, хотел сказать ей, что раз на раз не приходится, но тут она сняла блузку и я понял, что иногда бывают моменты, когда лучше просто плыть по течению. Так что прекрасная девушка неспешно разделась, изгибаясь в процессе так, что я чуть слюной не подавился, и спокойно посмотрела на меня, явно ожидая, что я тотчас последую ее примеру. Что мне оставалось делать?
Интересное складывалось дело: стычки с таинственными преступниками перемежались встречами с прекрасными девушками. Я забросил одежду на заднее сидение и попытался привлечь к себе Торнтуит, но она неожиданно отстранилась. Деликатно, но твердо.
- Лично я предпочитаю вербальный способ передачи данных, - сказала она.
- А... у... э... - глубокомысленно изрек я.
- Вот именно, - подтвердила Торнтуит. - Наше время скоро истечет. А ты хотел поговорить.
Я неуверенно потер подбородок, собираясь с мыслями. Непростое это дело, доложу я вам - сконцентрироваться на списке первоочередных вопросов, когда рядом сидит прекрасная обнаженная девушка. Она небрежно откинулась на сиденье и заложила руки за голову, совершенно не интересуясь моей реакцией на отрывавшиеся мне виды.
- Знаешь, ты очень странная. Как будто не от мира сего. И оружие твое... - я кивнул на ее безразмерный ствол с тремя короткими ручками. - Не припомню такого чуда в оружейных каталогах... Вот смотрю я на тебя и думаю: ведь даже не удивлюсь, если окажется, что ты - инопланетянка.
Торнтуит недоуменно пожала плечами.
- А что тут может быть удивительного? Межзвездные полеты были открыты еще в позапрошлый оборот Галактики, а межпланетные полеты не освоил только ленивый.
Как ни странно, я воспринял эту информацию очень спокойно. Видимо, подсознательно эта мысль уже крутилась в моей голове. Что, впрочем, подводило меня к следующей мысли. Я немного помялся, но все же решился.
- Скажи, Торнтуит, такая красивая девушка, очень похожая на тебя, но чуть пониже... С рыжими волосами... У нее такие же странности...
Я представил себе таинственную незнакомку и хотел было уже набросать ее словесный портрет, но тут Торнтуит положила руку мне на плечо. В ее зрачках четко отразилась моя рыжеволосая красавица.
- Это Лантуит, - сказала она. - Моя напарница. Так это ты - тот полицейский, с которым она изучала межвидовые связи? - судя по тому, как она произнесла "изучала", Торнтуит явно не одобряла научных экспериментов своей напарницы. - Я вообще не понимаю, каким течением ее занесло в галактическую полицию?
- Галактическую полицию? - переспросил я.
- Да, мы полицейские. Разве Лантуит тебе не сказала? Как это на нее похоже. Увлеклась и забыла о главном, - она проникновенно заглянула мне в глаза. - У нас очень важное расследование. В ваших терминах, это похищение века. И мы должны вернуть пропажу как можно скорее.
- И что же вы ищите?
- Смысл жизни.
Я усмехнулся.
- А поконкретнее нельзя?
- Можно, - Торнтуит явно не поняла моего сарказма. - Примерно три года назад по вашему стилю великий мыслитель Хренвам создал новое учение и постиг смысл жизни.
- Серьезное достижение, - согласился я.
- Но смысл жизни украли! И теперь величайшее учение нашего народа - всего лишь вода!
- Это печально.
Честно говоря, я ничего не понял, но счел необходимым проявить сочувствие. Девушки это ценят. По крайней мере, земные девушки. Впрочем, я знаю одну инопланетянку, которая не слишком отличается от землянок.
- Послушай, Торнтуит, - начал я, собираясь с мыслями. - Не знаю всех этих ваших галактических тонкостей, но почему бы просто не проведать этого самого Хренвама и не спросить у него про смысл жизни?
- Это невозможно, - заявила Торнтуит. - Хренвам уже слился с Материнской рекой.
- А когда он разольется обратно?
- Если разольется, - поправила Торнтуит. - Этого нельзя предсказать. Возможно - завтра, возможно - через тысячу лет.
Я удивленно посмотрел на нее, и Торнтуит как-то странно усмехнулась.
- Лантуит не слишком много тебе сообщила, да?
Она снова откинулась на сиденье и я судорожно вздохнул.
- Позволь тогда мне прояснить для тебя ситуацию, - продолжила она. - Для начала, попробуй представить себе единую сеть рек и озер, наделенную разумом.
- Солярис, - кивнул я, вспоминая знаменитый роман Лема. - Разумный океан...
- Никогда не слышала о таком месте, - задумчиво произнесла Торнтуит. - Хотя Галактика слишком велика... Но у нас не океан, а реки и озера - все в движении. В результате этого движения, особенно на водопадах, капли отделяются от материнской воды и становятся самостоятельными мыслящими существами.
- Совершенно самостоятельными?
- Крупные капли, вроде меня или Лантуит, да. Мы мыслим, можем принять любую форму в рамках своего объема и способны воздействовать на неразумную воду.
- Так на самом деле Паша был совсем не Паша! - понял я.
Я пришел в такой восторг от этой мысли, что на секунду даже забыл о прелестях Торнтуит, но она быстро вернула меня на землю.
- Ты о том громиле с автоматическим оружием? Нет, это человек твоего вида.
Видимо у меня на лице отразилось такое разочарование в человечестве, что Торнтуит поспешила продолжить.
- Но это не означает, что он - твой враг. Видишь ли, меньшие капли, хоть и обладают разумом, но малоподвижны и инертны. Как правило, они просто сливаются с Материнской рекой, дожидаясь, пока не будут отлиты в достойном размере, или ведут пассивный образ жизни на берегу. Однако, выпитые неразумными животными и всосанные в кровь, они могут полностью захватить контроль над неосторожным существом, - Торнтуит смущенно пожала плечами. - В сущности, это всего лишь защитный механизм, чтобы заставить неразумное животное вернутся на берег и слить разумную каплю обратно...
Я понимающе кивнул. Забавный механизм. Любопытно, что чувствует разумное существо, отлитое за угол? Ладно, не до шуток сейчас.
- Но не все используют механизм по назначению? - полуутвердительно спросил я.
- Да. Подобный носитель обладает гораздо большими возможностями по сравнению с малой каплей и не все могут устоять перед соблазном.
Знала бы она, с каким соблазном приходится бороться мне. Особенно, когда Торнтуит так сладко потягивается...
- Конечно, мы отлавливаем подобных антисоциальных элементов, - заверила меня Торнтуит, устраиваясь поудобнее. - Но иногда попадаются весьма трудные экземпляры. И вот мы приплыли к нынешней ситуации... Это должна была быть большая капля, но она упала на камень и разбилась на пять мелких. Вернуться в реку они не захотели. Требовали места в обществе, достойного крупных капель. Им, естественно, отказали, но позволили остаться на берегу. Тогда как раз провожали Хренвама, и они весьма достойно уступили ему право первому войти в реку. Тогда же они, видимо, и узнали о его великом открытии: смысл жизни всех капель, больших и малых, зачем мы вообще существуем отдельно от единого разума?... Не представляю, как им это удалось, но во время церемонии четыре малые капли проникли в жилище Хренвама. Всю воду его многоуровневого труда, им, естественно, было не унести, но суть они выкрали...
Я попытался представить себе это, но не смог. Даже приблизительно.
- Но почему именно Земля?
Торнтуит только пожала плечами. Получилось это у нее, надо отметить, весьма грациозно.
- Наверное, чистая случайность. Пока вся галактическая полиция гонялась за этой четверкой, пятый член банды, видимо, должен был подыскать и подготовить безопасное убежище. Почему он выбрал Землю - не знаю. Видимо, здесь много дикой воды, в которой можно раствориться, пока шум не уляжется. Однако ваши океаны слишком соленые для нас, а реки - слишком грязные. Но полиция наступала четверым на пятки, выбирать было некогда, и они отправились на Камираллу, откуда их сущности были перенесены на Землю. Тамошние разумные кристаллы - большие мастера по части мгновенных перемещений. Мы с Лантуит выследили злоумышленников на Камиралле, а кристаллы согласились отправить нас по проложенному маршруту. И вот мы здесь.
- В обличии прекраснейших земных девушек, - не преминул вставить я.
Интересно, мне показалось или она действительно смутилась?
- Мы просто вошли в вашу информационную сеть и скопировали понравившиеся образы. Заодно познакомились с языком, традициями и правилами. Весьма поверхностно, конечно, но достаточно для маскировки.
Ну, если она думает, что может замаскироваться, превратившись в красивую обнаженную девушку на белом "ягуаре", то ознакомились более, чем поверхностно. Я, конечно, не возражал, но ради интересов дела приходится иногда идти на жертвы. И ведь никто этих жертв не оценит, вот что обидно! Придется уговорить ее одеться. Только сделать это надо было аккуратно, мало ли какие заморочки бывают у инопланетянок, а обижать Торнтуит мне не хотелось. Как никак, она спасла мне жизнь. И у нее такая потрясающая грудь...
- Видишь ли, - осторожно начал я. - Ты выглядишь просто потрясающе, но наши девушки, скажем так, обычно более одеты.
- Да, я заметила, что вне зданий девушки используют некоторый обязательный минимум, но в информационной сети я видела много образов полностью без одежды, также изображенных вне зданий.
- Ну... это в более южных широтах. Там теплее.
- Мне и здесь не холодно. И, прости, как может согреть такой большой организм такое малое количество одежды?
Она приблизилась ко мне и внимательно взглянула в глаза. Я с трудом удержался от того, чтобы практически пояснить ей, как можно согреть такой большой организм вообще без одежды. Титаническим усилием воли взяв себя в руки, я ляпнул первое, что пришло в голову.
- Э... э... морально. Традиция у нас такая.
- У вас традиции различаются в зависимости от широты? Вот забавно.
Наконец-то она улыбнулась. Но тотчас помрачнела и предостерегающе подняла ладонь.
- Что? - с тревогой спросил я, протягивая руку к пистолету.
- Пока ничего. Наше время истекло. Мы должны быстро переместиться к другому объекту.
Мотор "ягуара" тихонько зафырчал. Торнтуит положила руки на руль, и машина рванулась назад. Я едва успел натянуть брюки, когда мы выскочили на кольцевую.
- Ты бы тоже накинула что-нибудь, - еще раз предложил я. - А-то так ты привлекаешь ненужное внимание.
- Хорошо, держи руль, - согласилась она и встала на сиденье.
Обгонявший нас "мерседес" вылетел на обочину и встал в облаке пыли. Встречный кран чуть не врезался в нам в морду. Я успел среагировать и мы разошлись в опасной близости. Торнтуит, не обращая внимания на произведенный ею эффект, наклонилась за трусиками на заднем сиденье, и два встречных грузовика только чудом удержались на дороге. Я поспешил усадить Торнтуит на место.
- Вообще-то, стоя одеваться удобнее, - спокойно проинформировала меня Торнтуит.
- Прости, дорогуша, но так ты создаешь проблемы движению, да и нас демаскируешь.
Торнтуит нахмурилась.
- А я-то думала, это в нашем обществе много условностей... Мне кажется, мы доберемся до места раньше, чем я разберусь во всем этом. Ты не против, если я пока останусь в таком образе?
Я только кивнул.
- Не беспокойся, - сказала Торнтуит. - Мы поедем очень быстро и скоро будем на месте.
Нет, мы не быстро ехали, мы низко летели. Тихо шурша шинами, мы обходили попутные машины, как будто они стояли на месте. Встречные же, видимо, вообще не успевали понять, что это было. Следуя неслышным мне указаниям, Торнтуит привезла нас на окраину городской свалки. Здесь мы оставили машину и, крадучись, двинулись дальше пешком. Оружие она взяла с собой, а одежду оставила в машине.
- Мне скоро предстоит еще один откровенный разговор, - пояснила она. - Чего зря инвентарь трепать?
Минут двадцать мы, казалось, бесцельно кружили по свалке. Торнтуит двигалась первой. Всякий раз, когда она пригибалась, я едва не выпрыгивал из штанов. Да и думал я совсем не о деле. Пару раз я оступался и один раз пребольно ударился о какую-то железяку коленом, засмотревшись на уверенно ступающие стройные ножки. Да еще взыгравшие гормоны мешали шагать. Наверное, в интересах дела нам следовало поменяться местами, но она знала, куда идти, а я нет. И, если честно, я не хотел ничего менять.
Внезапно Торнтуит резко пригнулась и укрылась за бетонной плитой. Я на автопилоте последовал ее примеру.
- Малые капли? - хриплым шепотом спросил я.
- Да.
Я осторожно выглянул из-за нашего укрытия и посмотрел в указанную Торнтуит сторону. На окраине свалки притулился кривенький жилой вагончик, рядом с которым тускло поблескивал на солнце обитый жестью сарай. Перед сарайчиком красовался уже знакомый мне грузовичок.
Широкие, как у ангара, двери сарая были открыты. А перед дверью вниз головой висел Паша.
- Паша?!
- Тише! - шикнула Торнтуит.
Из-за сарая появились бабка божий бомбардировщик и Иван Родников собственный персоной. Под мышкой он легко нес крупную клетку, в которой сжался в комочек мой дрожащий клиент. Подойдя к грузовичку, Иван поставил клетку у стены и запрыгнул в кузов.
- Давай! - крикнула бабка.
Иван поднапрягся, поднял вырезанный кусок стены с пришпиленными баксами и сбросил его прямо на бабку. Та довольно легко приняла груз на вытянутые руки и прислонила к стене, рядом со входом.
- Медленно продвигаемся вперед, - шепнула мне Торнтуит.
Я согласно кивнул, заставляя себя смотреть под ноги и сконцентрироваться на предстоящем захвате. Следуя за Торнтуит, я скатился в небольшой овражек, и нос к носу столкнулся со своей рыжеволосой незнакомкой. Хвала всем богам, хоть эта была одета - в синюю курточку, синие же джинсы и белые полусапожки. Как ее там назвала Торнтуит? Лантуит?
- Привет, Лантуит.
- Здравствуй, Владимир. Я так рада, что ты с нами.
- Как ты могла сомневаться?
- Ну... Тогда ты так неожиданно потянулся за оружием.
Да, это было неосмотрительно с моей стороны.
Я просто хотел осмотреть пистолет, - соврал я. - Не люблю, когда мое оружие берут другие.
Лантуит охнула и закрыла рот тоненькими изящными ладошками.
- Ох... А я-то подумала...
- Лапочка, ты слишком импульсивна.
- Вот. Я тебе всегда это говорю, - тоном строгой учительницы ввернула Торнтуит.
В глазах Лантуит блеснули молнии. Она резко повернулась к напарнице, и я поспешил вклиниться между ними.
- Дамы, дамы. Вы не забыли, зачем мы здесь? Я что-то слышал.
Ничего я, конечно, не слышал, да и что можно услышать на дне оврага трехметровой глубины. Но конфликт я уладил. Мы осторожно выглянули, и как раз вовремя. Из вагончика вышел официант кафе, где я чуть не выпил кофе с сюрпризом. Бабка гордо ткнула клюкой в стену с баксами и что-то сказала. Официанту это явно не понравилось, но спорить он не стал. Небрежно осмотрев висящего Пашу, он подставил под него цинковое ведро и хмуро кивнул остальным.
- Парализован по максимуму, - донесся до нас его недовольный голос. - Надо менять.
Бабка небрежно кивнула на сжавшегося в клетке Бориса.
- Засвечен, - буркнул официант.
- В принципе, если делить на троих - каждому больше достанется, - сказал Иван.
Официант так и вскинулся.
- Ты предлагаешь его бросить?!
- Не закипай, - отмахнулся Иван. - Ты сам бросил черного...
- Ему было уже не помочь!
- Но ты и не пытался!
- Остыньте, оба! - злобно рявкнула бабка. - Какая разница, что он засвечен ЗДЕСЬ?! Груз у нас, извлекаем синего и сливаемся.
- Так черный вне игры? - прошептала Лантуит.
- Паша сказал, что черного я уничтожил. Он вроде как под кофе маскировался, а я его расплескал по всему кафе.
Она посмотрела на меня с уважением. Я судорожно вздохнул, на секунду забыв, зачем мы здесь.
- Итак, все в сборе, - подвела итог Торнтуит, ее слова вернули меня на землю. - Будем брать.
- Давно пора! - кивнула Лантуит, поднимаясь над оврагом. - Эй там, сдавайтесь живо, а то хуже будет!
- Да ну? - хрипло буркнула бабка, выхватывая из-под юбки короткоствольную пушку с двумя ручками.
Красный искрящийся разряд пролетел над головой Лантуит. Девушки выстрелили одновременно. Официант даже не успел достать оружие. Рука его только скользнула в карман, когда два разряда ударили его в грудь и отшвырнули назад. Нелепо взмахнув руками, официант впечатался спиной в стену сарая и рухнул лицом в грязь. Иван с бабкой метнулись в укрытие.
Началась перестрелка. Разноцветные искрящиеся разряды с шипением проносились в воздухе. Иван короткой перебежкой рванулся к грузовику, но я парой выстрелов по шинам пресек этот путь к отступлению. Красный заряд едва скользнул по плечу Торнтуит и она с тихим стоном сползла на дно оврага.
- Задело?! - крикнул я.
- Пустяки. Только рука парализована.
Я подхватил ее оружие и дал по врагам длиннющую очередь. Мой незабвенный учитель, Макар Иваныч, всегда говорил: "не умеешь стрелять, стреляй много". Один из зарядов, срикошетив от стены, угодил точно в лицо так кстати высунувшемуся Ивану. Трясущееся, как в лихорадке, тело отлетело метра на два. Встать Иван уже не пытался.
Яростно взревев, из-за своего укрытия выпрыгнула бабка. Яркий искрящийся разряд сбил ее в самой верхней точке траектории. Прокатившись по земле, бабка схватила стену с баксами и нырнула в приоткрытую дверь гаража.
- За ней! - крикнула Лантуит.
Мы не пробежали и полпути к гаражу, когда огромная синая капля пробила изнутри крышу гаража и умчалась в небо.
- Вот дрянь!
Лантуит, оглядевшись, нырнула в вагончик, а я быстро снял Пашу и ударом приклада сбил замок с клетки.
- Вылезай, Борис.
- Спасибо, - прохрипел он, на карачках выползая на свободу.
Стена вагончика с громким треском разлетелась на куски и перед нами предстала здоровенная желто-синяя капля, внутри которой плавно покачивалась Лантуит.
- Владимир, ныряй, мы ее догоним.
- Иду.
Я едва успел занырнуть в каплю, как мир под ногами перевернулся и стал быстро уменьшаться.
- Неужели летим? - не веря своим глазам, прохрипел я, кое-как устраиваясь в воздушном пузыре, что свободно плавал внутри капли. - Ешкин кот! Так у них в вагончике был резервный НЛО?
- Откуда? Синтезировала из подручных материалов. Примитивная конструкция, но для межпланетных полетов сойдет.
- Из чего синтезировала? - подозрительно переспросил я.
- По-моему, это хранилище влаги именуется уборная, - неуверенно пояснила Лантуит. - Держись там, выходим из атмосферы.
Меня передернуло. Так наш НЛО был синтезирован прямиком из сортира?! Даже предполагать не хочу, из чего были сделаны рычаги управления, в которые Лантуит вцепилась мертвой хваткой. И поручни, в которые вцеплялся я всякий раз, когда Лантуит закладывала очередной вираж.
Наша капля оказалась быстрее, бабкина - маневреннее. Мы довольно быстро догнали синюю каплю. Я даже видел бабку, сжавшуюся внутри нее. Но и бабка заметила погоню. Синяя капля неожиданно резко вильнула в сторону. Лантуит недовольно фыркнула, закладывая вираж и снова выходя на цель. Дальше был какой-то кошмар. Синяя капля перепробовала все фигуры высшего пилотажа, причем не по одному разу, но Лантуит с упорством бульдога продолжала висеть у нее на хвосте.
Наконец, нервы у бабки не выдержали, и, выполнив петлю, синяя капля пошла в атаку. Из нее вырвался длинный сгусток, мгновенно замерзший и превратившийся в длинную белоснежную торпеду. Лантуит легко увела нашу каплю из-под удара и сама выпустила пару ледяных торпед. Синяя капля резко ушла вниз, пропуская их над собой.
- Что это? - спросил я.
- Заморозка, - пояснила Лантуит, выравнивая нашу каплю. - Замороженная капля не управляема. У нас преимущество в скорости. Заморозим ее каплю, потом догоним и захватим. Вдвоем мы быстро ее скрутим.
- И переберемся на ее каплю, - тотчас предложил я.
- Конечно, - удивленно покосилась на меня Лантуит. - Эта слишком ненадежна, а та синяя явно синтезирована специалистом.
Ненадежна, говоришь? Провожая взглядом проплывающий мимо Марс, я подумал, что без транспорта обратно мы будем грести очень долго. С одного из спутников Марса - черт его знает, с какого, я их не различаю - плавно стартовала просто громадная белая капля и устремилась наперерез синей.
- Смотри, Лантуит. Подкрепление.
- Не ясно только, кому? - хмуро отозвалась Лантуит, увеличивая нашу и без того бешеную скорость.
Синяя капля выполнила замысловатую петлю, пытаясь стряхнуть нас с хвоста, и рванула прямиком к этому летающему озеру. Лантуит что-то монотонно забубнила.
- Прости, что ты сказала?
- Пыталась вызвать ту большую каплю. Делают вид, что не слышат.
В боку громадной капли плавно раскрылось небольшое отверстие. Я невольно напрягся, но из него так ничего и не появилось.
- Наверное, синяя капля не способна на межзвездный прыжок, - с удовлетворением констатировала Лантуит. - И ее собираются взять на борт. Но мы еще посмотрим, кто кого.
Словно в ответ на ее слова, с носа белой капли сорвалась пара ледяных торпед и устремилась к нам. Лантуит, злобно зашипев, увела наш НЛО в сторону и у бабки появился реальный шанс добраться до цели.
- Стреляй, Лантуит! - закричал я. - Уйдет же!
- Не уйдет!
Целая серия торпед рванулась за синей каплей, потом наша капля резко взмыла вверх и еще три торпеды ушли вперед. Изящным маневром синяя капля увернулась от первой партии, но вышла точно под удар второй. Я видел, как бабка отчаянно пыталась уйти в сторону, но было уже поздно. Лантуит самодовольно усмехнулась. Две торпеды попали точно в цель. Третья прошла мимо, но угодила в борт большой капле. Та резко дернулась, судорожно сжалась и вдруг исчезла.
- Переместилась к другой звезде, - пояснила Лантуит в ответ на мой недоуменный взгляд. - Струсили после первого же попадания!
Она скорректировала наш курс, и мы устремились за синей каплей. Та, покрытая плотной коркой сероватого льда, стремительно падала в пустоту. Я подался вперед. Лантуит сохраняла внешнее спокойствие, но я чувствовал, что она вся напряжена.
- Мне кажется, или она действительно ускоряется? - пробормотал я через несколько минут погони.
- Притяжение, будь оно пересушено, - буркнула Лантуит. - Она летит прямо на спутник, и его притяжение накладывается на ее скорость. Но не переживай, мы догоним ее гораздо раньше, чем она... О, нет!
Бывает же так! Летел себе метеорит по своим метеорским делам, сотни лет никому до него дела не было, и вот вдруг оказался в ненужном месте в ненужное время. Нас отделяло от синей капли не более пятидесяти метров, когда метеорит возник прямо по курсу. Синяя капля врезалась в него и беззвучно разлетелась на мириады осколков.


На Лантуит было больно смотреть. Лицо ее исказилось до неузнаваемости. Она злобно всадила в провинившийся метеорит серию ледяных торпед и рывком развернула нашу каплю. Желто-синие стенки на секунду съежились, заставив меня сильно поволноваться. К счастью, Лантуит вовремя заметила перегиб и скорректировала свой резкий маневр. Я сочувственно обнял ее за плечи и осторожно встряхнул.
- Эй, милая, не переживай так. Никто не выигрывает все время...
Она странно посмотрела на меня съехавшими с фокуса глазами и только хлюпнула расплывшимся носом.
- Возьми себя в руки, - строго сказал я. - Или что там у тебя... Смотри, как лицо расплылось. Ты же у меня галактическая полисменша, а не школьница. Ну же, хорошая моя.
Она снова хлюпнула. Лицо ее вдруг расплылось в единую белую массу, а потом на ней, как на холсте отрисовалось привычное уже личико с насмешливо вздернутым носиком. Последним штрихом Лантуит добавила лицу объем и криво улыбнулась.
- Ну как?
Я придирчиво оглядел лицо и остался доволен.
- Умница. Выглядишь просто потрясающе.
- Спасибо. Порули до Земли, ладно? Мне надо успокоить волнение.
Чего не сделаешь ради прекрасной женщины? Брезгливо поморщившись, я осторожно сжал рычаги управления. Управлять НЛО оказалось не сложнее, чем танком, только здесь было не два рычага, а четыре, но я быстро освоился. Сложнее было забыть о другом отличии: в моем Т-72 рычаги были железные...
Лантуит доверчиво прикорнула у меня на плече и тихонько всхлипывала. Я повернулся и увидел, что она плачет. Слезы беззвучно падали в подставленную лодочкой ладошку. У меня чуть сердце не оборвалось.
- Эй, лапочка, не принимай это так близко к сердцу.
- У меня нет сердца, - возразила Лантуит.
- Ну, это образное выражение. Оно означает, что не следует воспринимать все так тяжело.
- Ты не понимаешь...
- Разве? У бабки, между прочим, было пять тысяч моих долларов. Это - серьезная потеря, и еще не известно, что скажет мой клиент? Так что я вполне понимаю и, поверь, разделяю твое горе.
- Спасибо. Ты такой забавный.
Я так и не спросил, что же во мне показалось ей забавным. Она расстегнула молнию на курточке и достала прямо из груди небольшую синюю фляжку. Под курткой у нее ничего не было! Они что, сговорились на пару свести меня с ума?! Лантуит осторожно перелила свои слезы во фляжку и протянула мне.
- Возьми. Захочешь еще увидеть меня, перелей мою воду в более открытую емкость и позови.
- Непременно.
Я осторожно убрал флягу во внутренний карман, при этом рука моя наткнулась на что-то твердое. Это оказалась колода карт.
- Что это? - спросила Лантуит.
- Карты Таро Бориса. Надо будет не забыть отдать. Хоть что-то уцелело.
- Да, - Лантуит взяла управление на себя и мы погрузились в атмосферу Земли. - Кстати, Торнтуит говорит, что Борис слишком доволен своим спасением и не сожалеет об утраченных зеленых документах.
- Бери с него пример - видеть хорошее в любой ситуации.
- Я постараюсь.
По крайней мере, она больше не плакала.


Как только наша капля приземлилась, я с облегчением вынырнул наружу. Лантуит что-то там поколдовала, и капля осела на землю, превратившись в серую зловонную лужу. Торнтуит, видимо, уже закончила откровенную беседу, и была одета в роскошное красное платье. Надеюсь, оно было синтезировано из другого источника. Торнтуит повернулась нам навстречу. К счастью, у нее хватила такта не наводить критику. Девушки молча обнялись и замерли, вместе переживая свою неудачу.
Бывшие жертвы коварных инопланетян неподвижно сидели в кузове грузовичка и отрешенно смотрели прямо перед собой. Борис как раз закончил менять простреленные колеса и на секунду оторвался, чтобы помахать мне рукой.
- А где эти? - спросил я.
- Уже упаковали. Инопланетянка их посадила под замок.
Борис кивнул на знакомую мне серую пластиковую коробку.
- Твоя коробка?!
Борис кивнул, и убрал домкрат.
- У нас их много, на семинаре по эзотерике по случаю отвалились. Очень удобные. Хотите, подарю парочку?
Много? И как мне это не пришло в голову?
- Спасибо, у меня уже есть одна. К сожалению, пустая...
- Да, я знаю. Мы видели всю погоню в той луже, - он указал пальцем на грязный пожарный водоем. - Обидно, конечно, но вы сделали все, что могли...
- Надеюсь, что так.
Он сочувственно покивал, зашвырнул домкрат вглубь сарая и медленно побрел к грузовичку.
- Борис, - окликнул я его, доставая из внутреннего кармана колоду Таро. - Твои карты. Извини, но это все, что уцелело.
- Мы уцелели, - поправил меня Борис. - Вы спасли нас с братом от этих чудовищ. Спасибо вам большое. Надеюсь, с ними все будет в порядке?
Он кивнул на зомбиобразную компанию.
- Все будет хорошо, - сказала Торнтуит. - Мы отвезем их к вашему целителю. Он - крупный специалист, и к тому же обладает способностью общаться с нашими целителями. Они подскажут, если что.
- Интересно, как у него это получается? - удивился я.
Торнтуит только пожала плечами.
- Я не специалист по галактической связи. Возможно, в его учении достаточно много воды, или еще что...
- Что день грядущий нам готовит? - тихо спросил Борис, и наугад вытащил карту из колоды.
На его лице отразилось изумление.
- Что там еще? - недовольно поинтересовалась Лантуит, выглядывая из-за моего плеча.
Вместо ответа Борис выудил еще карту, озадаченно осмотрел ее со всех сторон, и развернул колоду веером.
- Это не они... не карты Таро...
- А что это за карты?
- Не знаю. Обложка та же, а вот карты... Никогда не видел таких символов.
- Но я нашел их в твоей квартире, - возразил я. - Они валялись на полу под каким-то астрологическим журналом.
- Позволь-ка, - Торнтуит отобрала у него карты и внимательно рассмотрела. - Нет, даже не представляю, что бы это могло значить.
Карты перекочевали к Лантуит, потом ко мне. Это были те самые карты, что я подобрал в разгромленной квартире. Особого смысла я в них не видел, но Борис вроде упоминал о Таро, когда рассказывал... Стоп!
- Борис, что там говорил твой голос Космоса про эти карты?
- Это не мой голос, мы с братом только...
- Детали потом, - быстро перебил я, зная склонность своего клиента к неспешным объяснениям.
- Ну, голос космоса сказал, что в картах отразился смысл жизни...
- Достаточно. Теперь ты, Торнтуит, что говорила о доставке этой мафии на Землю?
Торнтуит понимающе кивнула.
- Они не прилетели, а были перемещены. Но, судя по развернутым ими поискам, потеряли багаж.
- Который случайно перехватил медитирующий с картами Иван, - закончил я. - Тогда получается, вот эти вот символы и означают их багаж, включая спрятанный в нем смысл вашей жизни.
- Владимир, ты - гений! - радостно выкрикнула мне прямо в ухо Лантуит, и тотчас поцеловала.
У меня подскочило давление. Торнтуит была более сдержана, но и она не скупилась на слова благодарности. Пригласить бы их ко мне домой отметить такой удачный поворот событий...
- Это просто чудо, - ликовала Торнтуит. - Надо показать карты кристаллам с Камираллы. Борис, вы не возражаете, если мы вернем вам карты несколько позднее.
- Считайте, что они - ваши, - сделал Борис широкий жест. - Я вам так благодарен...
- Как и мы тебе, - кивнула довольная Торнтуит, и аккуратно погрузила карты в свою роскошную грудь.
Мы с Борисом дружно вздохнули. Хоть кто-то понимает мои страдания.
- Отлично. Лантуит, подготовь корабль и жди меня, - тоном, не терпящим возражений, приказала Торнтуит.
Я мысленно приготовился снова разнимать прекрасных дам, но Лантуит лишь согласно кивнула.
- Будет сделано. Счастливо оставаться, Владимир. Еще увидимся.
Она помахала мне на прощание рукой и куда-то умчалась. Торнтуит проводила ее подозрительным взглядом.
- Что-то не так? - спросил я.
- Как-то слишком легко она согласилась, - неуверенно произнесла Торнтуит. - Хотя, конечно, она любит возиться с техникой...
Торнтуит пожала плечами и залезла в кабину грузовичка. Любит возиться с техникой? Надо это запомнить. Мы с Борисом забрались в кабину с другой стороны и грузовичок выехал со свалки.
С учетом нашего груза пришлось ехать кружными путями, да и целитель этот жил у черта на куличиках. С самим целителем все прошло гладко. Голос Космоса уже отзвонился ему и предупредил о нашем визите, а Борис произвел на него столь хорошее впечатление, что целитель между делом пообещал обучить его настоящей астрологии. Предлагал и мне, но я сослался на чрезмерную занятость и отказался. Целитель, впрочем, не обиделся и мы расстались друзьями. Забавный, кстати, дед, надо будет при случае его проведать и поподробнее про Голос Космоса расспросить.
Добравшись на попутке до Питера, мы с Торнтуит поужинали в маленьком уютном кафе. Потом она исчезла. Просто вышла в стеклянную дверь и вдруг ее не стало. А я неспешно допил свой кофе и отправился домой самым прозаическим образом - на метро.


Первым делом - всю одежду в стирку, а затем... Затем я заметил, что дверь в комнату приоткрыта. А я имею привычку закрывать все двери.
С пистолетом наготове я шагнул в комнату и, пораженный, замер на пороге. Прямо передо мной высилась внушительная пирамида из золотых слитков. А на журнальном столике лежал скрученный в трубочку лист бумаги. Трясущимися руками я развернул его и прочел:

"Мой ласковый детектив.

Поскольку твои зеленые документы пришли в негодность по моей вине и не имея времени на их полноценное восстановление, я взяла на себя смелость переместить в твой дом равное количество слитков (пять тысяч) металла, именуемого "золото" и обеспечивающего ценность твоих документов. Во избежание возможных расхождений в стандартах, типовые слитки были взяты из золотого запаса твоего региона. На случай, если ты вновь захочешь обменять эти тяжелые слитки на более легкие и компактные документы, я оставила в хранилище твои координаты. Надеюсь, работники хранилища скоро свяжутся с тобой.

Не забывай меня.

Лантуит"

Записка выпала из моих вмиг ослабевших пальцев, но я даже не заметил этого. Где-то на улице завыла сирена, потом к ней присоединилась еще одна. Выйдя из ступора, я молнией метнулся на кухню и, перебив половину тарелок, добыл показавшееся мне надежным блюдце. Установив его на столе, я осторожно плеснул в него из флакона Лантуит. Вода как вода, но особого выбора у меня не было. Я нежно дунул и по водной глади пробежала едва заметная рябь, сменившаяся видом Галактики. Негромкая космическая музыка показалась мне божественной.
- Лантуит, - почему-то шепотом позвал я.
Космическая музыка смолкла и равнодушные звезды хором ответили мне:
- Вызываемый абонент временно недоступен.


(C) 2004 Мушинский Олег


Оценка: 5.24*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | А.Емельянов "Последняя петля" (ЛитРПГ) | | П.Працкевич "Код мира (2) - Между прошлым и новым" (Научная фантастика) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | М.Гудвин "Осужденный на игру или Марио Брос два" (ЛитРПГ) | | Н.Быкадорова "Главные слова" (Антиутопия) | | А.Огнев "Друг мой враг. Нереальный" (ЛитРПГ) | | M.O. "Мгновения до бури. Выбор Леди" (Любовное фэнтези) | | В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Траппер" (ЛитРПГ) | |

Хиты на ProdaMan.ru Аромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаСчастье по рецепту. Наталья ( Zzika)В объятиях змея. Адика ОлефирТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Титул не помеха. Сезон 1. Olie-Суккуб в квадрате. Чередий ГалинаСнежный тайфун. Александр МихайловскийВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеВедьма и ее мужчины. Лариса Чайка
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"