Мушинский Олег: другие произведения.

Форточник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ был написан для мастер-класса С.Лукьяненко на Росконе-2017. Тема:"форточка в иной мир".


Форточник

  
   Ночью на пляже убили человека. Если судить по следам на песке, тут была драка. Если судить по виду покойного, на участника драки он не тянул. Никак не тянул. Покойный выглядел настолько худым и тщедушным, что, казалось, на него дунь - и он развалится! Тем не менее, на него не дунули, его зарезали. Теперь капитану Белову предстояло выяснить: кто это сделал и ради чего?
   - В карманах пусто, товарисч капитан, - доложил полицейский, закончив осмотр тела.
   Слово "товарищ" он произносил на английский манер, но без того полускрытого сарказма, который зачастую свойственен гражданам бывшего Альянса. Особенно в такой глубинке, каким был Иствилл, и вдвойне особенно по отношению к русским. Капитан Белов был русским.
   - Похоже на ограбление, - добавил полицейский.
   Он поднялся на ноги и отряхнул с форменных брюк налипшие песчинки. Взгляд капитана скользнул по одежде покойного: выцветшая на солнце рубашка, потертые джинсы, ботинки со стоптанной подошвой.
   - Думаешь, у него было что взять? - спросил Белов.
   - Вряд ли его убили просто так, - отозвался полицейский.
   Белов кивнул - вряд ли. Также как вряд ли покойный пришел ночью на городской пляж, чтобы позагорать или искупаться. На заливе еще с вечера бушевал шторм. Он стих только утром, а убийство, по словам доктора, произошло за час до рассвета.
   Белов обвел взглядом пляж. Широкая песчаная полоса была огорожена бетонным забором. Поверх забора вилась ржавая колючая проволока - наследие времен вторжения. Когда первая волна советских войск высадилась на берегах Великобритании, здесь они устроили склад. Вдоль линии прибоя валялся всякий мусор, который принесли волны. На самом краю пляжа ржавел остов советского десантного корабля. Местные ребятишки играли на его палубе в пиратов, с кормы отлично ловилась рыба, а в трюме на птичьих правах жил уборщик по прозвищу Сварливый Боб. Настоящего его имени никто не знал, да и всем по большому счету было наплевать. Боб прибирал пляж, получая в качестве платы всё, что сможет найти среди мусора, и всех это устраивало. Он-то и обнаружил труп.
   - Джим, - сказал Белов. - А где наш свидетель?
   - У себя, товарисч капитан, - отозвался полицейский, махнув рукой в сторону корабля. - Я его пока отпустил.
   - Это ты зря. Напьется ведь.
   - Не-а, - Джим уверенно мотнул головой. - Я ему запретил.
   - Совсем запретил? - спросил Белов.
   - Просто запретил, - сказал полицейский. - Значит, не должен.
   Белов криво усмехнулся. Джим всегда преподносил это как особую законопослушность англичан. У них, мол, если нельзя, то нельзя. Даже если очень хочется. Как будто тут до прихода советской армии не загнивающий капитализм был, а какая-то страна добрых фей. Причём Джим искренне в это верил. Как он с такой верой в людей служил в полиции, для Белова до сих пор оставалось загадкой.
   - Ладно, пойдем с ним пообщаемся, - сказал капитан. - Если он, конечно, еще в форме.
   В последнем Белов серьезно сомневался. Законченному алкоголику, каким он знал Боба, только дай повод "поправить нервы". С другой стороны, ничего полезного Белов от их общения и не ждал. Он махнул рукой двум санитарам, чтобы забирали тело, и оба сотрудника полиции направились к остову корабля.
   Сапоги вязли в мокром песке. С залива задувал резкий, не по-майски холодный ветер. Белов поднял воротник плаща. Джим был одет строго по форме и теперь ежился на ветру. Местные кадры носили форму советской милиции, хотя именовались как и прежде полицией. Как выяснилось, у них тут в Великобритании словом "милиция" обозначалось народное ополчение, а подобные ассоциации категорически не приветствовались.
   Аппарель десантного корабля была опущена. Вход в трюм преграждала стена из тонких бревен. Посередине была дверь: металлическая, ржавая, без ручки, но с круглым иллюминатором посередине. Джим постучал в нее кулаком. С той стороны донесся невнятный хрип. Джим аккуратно отставил дверь в сторону.
   Свет проникал в трюм через многочисленные щели между бревнами и открытый люк в потолке. Справа вдоль борта стоял длинный стеллаж. Белов, заходя внутрь, машинально скользнул по полкам взглядом, но ничего криминального не заметил. Обычный мусор, всё еще пригодный для перепродажи, плюс вырезанные из корней фигурки людей и животных. Слева под тонкой сеткой стоял топчан, накрытый толстым одеялом. Ближе ко входу располагалась небольшая кухонька: стол, стул и газовая плита с баллоном.
   Сварливый Боб сидел на табурете за столом. Это был крепкий и давно небритый мужичок в знававшим лучшие времена костюме. Правой рукой Боб крепко сжимал полупустую бутылку самогона. Джим нахмурился.
   - Да я капельку, - поспешил заявить Боб. - Только чтоб в тонусе быть.
   - Ну-ну, - сказал Белов. - Ладно, раз ты теперь в тонусе, давай рассказывай, как дело было.
   Боб на несколько секунд озадачился, соображая.
   - Так, мертвеца я нашел, - сказал, наконец, он. - Ночью штормило, а как стихло, я сразу вышел посмотреть, что море принесло. Иду, мусор собираю, а он мертвый лежит.
   - Вот прямо так и лежит? - с небрежно отмеренным недоверием бросил Белов.
   - Так прямо и лежит, - ответил Боб. - Я его не трогал, если вы о том.
   - Ты что ж, не проверил, жив ли он? - удивился Джим.
   - А что я, мертвецов раньше не видел? - отозвался Боб. - На войне-то насмотрелся.
   - Но он мог быть тяжело ранен, - сказал полицейский. - Впал в кому или еще что.
   - Если б он был настолько тяжело ранен, что его от трупа не отличишь, я б ему всё одно не помог, - возразил Боб. - В медицине я не смыслю. Так и так помощь вызывать, ну и чего тянуть?
   - Разумно, - сказал Белов. - Если, конечно, это не ты его приговорил.
   - Сдался он мне!
   - Кто знает, - сказал Белов. - Могло быть и так: вышел ты ночью, а он там на пляже что-то ценное нашел. Ты это увидел...
   - Увидел, - перебил его Боб. - Да вы бы, товарищ, хоть раз на пляж ночью вышли да посмотрели бы, что тут в безлунную ночь увидеть можно!
   У этого слово "товарищ" прозвучало совсем не по-товарищески. Джим очень строго глянул на уборщика, и тот малость стушевался.
   - Да не при чём я тут, - уже с меньшим задором пробурчал он. - Будь у меня что-то ценное, я бы тут сидел? Я бы уже в Лондоне был. А я здесь, содействие вашему следствию оказываю.
   - Вот за это спасибо, - сказал Белов.
   Боб едва слышно пробурчал, где он видел его "спасибо". Белов сделал вид, что ничего не слышал.
   - Хорошо, - сказал он. - Понадобишься - вызовем, а пока идет следствие, попрошу пределов города не покидать.
   - Вообще-то, я завтра тоже в Лондон собирался, - проворчал Боб. - Товар вон уже приготовил.
   Он указал бутылкой на полки стеллажа.
   - Продай здесь, - посоветовал Джим. - Чего четыре рубля на дорогу тратить?
   - Да кому тут продавать? Голодранцы одни!
   - Ничего, не испортится твой товар, - уже строже сказал Джим. - Раскроем дело, и можешь ехать.
   - Раскроют они, - проворчал Боб. - Да я помру раньше.
   - Если будешь пить эту дрянь - точно помрешь, - совсем строго сказал Джим.
   Боб тотчас спрятал бутылку под стол, словно испугался, будто ее сейчас отнимут. Белов с Джимом вышли на аппарель. Боб буркнул вслед что-то вроде "счастливого пути в жопу, товарищи".
   Товарищи пошли к воротам. Сразу за ними начинался город Иствилл. Труп уже унесли, и теперь только веревка с красными флажками, ограждающая квадрат песка, напоминала о ночной трагедии.
   - Товарисч капитан, - на ходу окликнул Джим Белова. - Вы ведь не подозреваете Боба? Он, конечно, не подарок, но на убийцу не похож. Совсем.
   - Я всех подозреваю, - отозвался Белов. - Работа у нас, Джим, такая. Ты прав, Боб не похож на убийцу, но не будем спешить с выводами.
   Джим кивнул. Створки ворот были распахнуты, причем так давно, что успели капитально врасти в землю. По левую руку, сразу за забором, вытянулось длиннющее кирпичное здание. Над входом лениво развивался красный флаг. Под флагом, но всё еще над входом, был растянут транспарант то ли с лозунгом, то ли с каким-то изречением генсека. Что именно там было написано - Белов давно забыл, а ткань выцвела до полной нечитаемости текста.
   В здании был склад. Ничего серьезного там отродясь не водилось - так, запас тушенки на всякий, что называется, пожарный - однако склад считался военным объектом и охранялся соответственно. У входа стоял часовой - плечистый парень в полевой форме с ядерной балалайкой на ремне. Он держал на поводке медведя. Зверь был стар и созерцал происходящее с невозмутимостью Будды. Когда полицейские приблизились, медведь предупреждающе зарычал.
   - Стой, кто идет? - по уставу окликнул их часовой, хотя прекрасно знал обоих полицейских в лицо.
   - Полиция, - ответил капитан, предъявляя удостоверение.
   Часовой нажал большую красную кнопку рядом с дверью. Не прошло и минуты, как дверь открылась и на пороге появился усатый сержант.
   - Извините, служба, - тихо сказал он, очень внимательно проверив у обоих полицейских документы.
   К службе тут относились более чем серьезно. С полгода назад на складе обнаружилась большая недостача. Дело, конечно, житейское, да только объект-то военный! В воздухе отчетливо запахло трибуналом. В итоге всё обошлось, потерю списали на повстанцев - ну а кто еще мог вынести с охраняемого склада пару тонн консервов, не оставив никаких следов? - но охрану здорово пропесочили на предмет бдительности. Теперь у них бы под носом и мышь бы не проскочила. Для нынешнего расследования это оказалось очень кстати, потому как ворота были единственным входом на пляж.
   - Чем обязаны? - спросил сержант. - Вы по поводу трупа?
   - Именно так, - ответил Белов.
   Медведь, убедившись, что полиция - не нарушители, утратил к ним всякий интерес. Лениво почесав лапой за ухом, он уставился куда-то вдаль, словно надеялся разглядеть за горизонтом родные леса.
   - Скажите, кто дежурил здесь сегодня ночью? - спросил Белов. - С начала шторма и до того момента, как обнаружили труп.
   Сержант указал на нынешнего часового и добавил, что до него на посту стояли еще двое. Их тотчас вызвали к воротам. Они доложили, что никаких происшествий не было и никого они не видели. Учитывая погоду, оно и не удивительно. А вот нынешний часовой видел двоих. Прошли они порознь, но почти что друг за другом. Было это примерно за час до рассвета. К складу ни один не приближался.
   - И вам не показалось странным, что люди ночью, в ненастье, идут на пляж? - спросил Белов.
   Сержант строго глянул на солдата. Медведь тихо рыкнул.
   - Да они сами странные, - начал оправдываться солдат. - Форточники чертовы. Они ж как наркоманы, совсем без головы. Ну нет, думал я их тормознуть, чтоб не угробились ненароком, так они оба сразу в ворота шасть, и где я их там в темноте ловить буду? Да и пост оставлять никак нельзя.
   - Это понятно, - Белов кивнул. - А как эти двое выглядели - описать сможешь?
   - Да как выглядели? - переспросил солдат. - Обыкновенно. Молодые все, унылые как черти, одеты бедно, ну так они все такие. Что вам еще рассказать?
   Белов попросил рассказать всё, что солдат только сможет вспомнить. Тот, поминутно оглядываясь на медведя, начал припоминать детали. Описание первого из тех двоих отлично подходило к покойнику, и Белов попросил солдата сосредоточиться на втором. На то, чтобы составить более-менее пригодный словесный портрет, у них ушло минут пятнадцать.
   - Значит, форточники, - сказал Белов. - Этого следовало ожидать. Кого бы еще на ночь глядя понесло бы на пляж? Что ж, похоже, у нас вырисовывается мотив для убийства.
   - Думаете, они что-то вытащили? - с интересом спросил солдат.
   Белов пожал плечами и сказал:
   - Надеюсь, что нет.
   Военных такой ответ разочаровал. Для многих форточки были просто аналогом бесплатной лотереи. Выигрывал в нее, правда, едва ли один из тысячи, даже если включать в число победителей тех, кто вовремя бросил охоту за форточками. Остальные постепенно деградировали, превращаясь в полубезумных бродяг. Впрочем, для тех, кто прошел мировую войну, полубезумные бродяги - такое же обычное дело, как дождь или ветер, а выигрыш в лотерею - всё-таки событие.
   - Хорошо, - сказал Белов. - Что было дальше?
   Дальше, уже перед самым рассветом один из тех двоих прошел обратно. Полчаса спустя из ворот как ошпаренный выскочил Боб и рванул прямиком на пост. Медведь его тогда чуть на месте лапой не отоварил. Часовой поначалу решил, что Боб тяпнул лишнего, но, как оказалось, тот спешил сообщить о преступлении. Часовой вызвал начальника караула, тот вызвал полицию и завертелось.
   - Хорошо, Джим, поехали, - сказал Белов. - Найдем этого форточника.
   Полицейский автомобиль стоял неподалеку на обочине. Джим сел за руль. Белов занял место рядом и проворчал:
   - Что-то он всё-таки вытащил.
   Суть "лотереи" была проста. Их мир оказался не единственным. Помимо него, существовал еще один - так называемый параллельный. Географически он был полной копией этого, а вот политически оказался полным его антиподом. В том мире войну выиграл Северо-Атлантический Альянс. Используя систему телепортации, Альянс разгромил СССР и оккупировал его территории, но злоупотребление перемещениями в пространстве даром не прошло. Граница между мирами пошла по швам, и в местах разрывов начали открываться проходы.
   Полноценные врата - такие, что мог пройти крейсер - появились всего один раз. Чаще открывались окна. В них едва мог пролезть человек. Держались они всего несколько часов и каждое открытие сопровождалось выбросом энергии. Вскоре оба мира покрылись сетью контрольных станций, которые могли предсказать окно за целые сутки.
   А вот форточки оказались проблемой. Эти мини-оконца в диаметре были не более двадцати сантиметров и открывались лишь на несколько секунд, зато и отследить их было практически невозможно. Они могли открыться где угодно и когда угодно. Если форточка открылась рядом с вами, а по ту сторону лежало что-то ценное и оно не приколочено - считайте, что вы сорвали джек-пот.
   Когда автомобиль проехал мимо автобусной станции, Белов взглянул на часы. Те показывали половину восьмого. Первый автобус отправлялся ровно в восемь, но у кассы уже стояла небольшая очередь. Местные выглядели немногим благополучнее Боба. У некоторых висела на плече холщовая сумка или рюкзак. Чуть особняком стояли двое солдат в советской форме. То ли из охраны склада, то ли с контрольной станции. Та располагалась дальше по дороге, уже за городом, но ее высокие шпили-антенны были видны уже от станции.
   Иствилл - городок маленький. Такой маленький, что проще было прокатиться по единственной главной улице, чем объявлять человека в розыск. По обе стороны улицы стояли трехэтажные дома из серого кирпича. Все они были одинаковы, различаясь лишь номерами да блеклыми плакатами, призывавшими горожан сотрудничать с новой властью. Плакаты были старые. В Иствилле вообще мало что изменилось со времен оккупации. Верховное командование опасалось, что в случае новой войны - уже с тем, параллельным, миром - местное население примкнёт к противнику и всё, созданное на здешней территории, окажется в руках врага.
   - Ага, а вот и форточник, - сказал Джим.
   Настоящего, законченного форточника узнать не составляло никакого труда. Уставший уже с утра - сказывалось постоянное напряжение - он едва переставлял ноги. Одежда была пыльная и мятая. Лицо застыло словно маска. Потухший взгляд через силу метался по сторонам. Люди обходили его, словно прокаженного, но каждый второй при этом рефлекторно оглядывался по сторонам, словно бы тоже надеялся увидеть форточку. Вот так эта зараза и распространялась.
   Конкретно этот форточник был еще молод, но уже мог служить наглядным примером того, во что превращался человек за несколько лет "лотереи". Щуплый, осунувшийся, потерянный и для общества и для самого себя. А еще он вполне подходил под описание того второго, что был ночью на пляже.
   - На ловца и зверь бежит, - усмехнулся Белов.
   Форточник тем временем увязался за местным зеленщиком с тележкой. Тот вначале отмахнулся от него, затем замахнулся кулаком. Форточник вздохнул и сошел с тротуара на проезжую часть. Рядом затормозил полицейский автомобиль. Форточник метнулся к нему.
   - Товарищи, выручайте, - взмолился он. - Одолжите пару рубликов. Поиздержался, сил нет.
   У него слово "товарищи" прозвучало как нечто среднее между "братцы" и "господа хорошие". Джим, оттолкнув его дверцей, вышел. Форточник воспринял это как приглашение к дальнейшему разговору.
   - Выручайте, товарищи, - снова начал он. - Всего-то пару рублей надо. Второй день голодаю.
   - Работать не пробовал? - проворчал Джим. - Тебя как звать-то?
   - Вильям, - с готовностью откликнулся форточник. - Вильям Кунц из Оттавы.
   - То-то и смотрю - не здешний, - проворчал Джим. - Руки на капот!
   Вильям послушно оперся на капот машины. Было видно, что обыски для него не в новинку. В карманах обнаружилось копеек на пятнадцать мелочи и кое-как отчищенный от ржавчины замок.
   - Где документы? - спросил Белов.
   - Потерял, - тотчас ответил Вильям, стрельнув глазами в его сторону.
   - А если арестуем тебя за бродяжничество?
   - Подходит, - легко согласился Вильям. - Камера большая?
   Для настоящего форточника не имело значения где высматривать свою цель. В камере даже лучше. Там кормили. Могли, конечно, и добычу отобрать, но во-первых, ее еще добыть надо, а во-вторых так далеко они обычно не заглядывали. Поэтому существовал негласный запрет на арест форточников без серьезных на то оснований.
   - Ты был сегодня на пляже, - сказал Белов таким тоном, каким обычно говорят "нам всё известно".
   - Ага, - согласился Вильям. - Полночи там проползал, да всё впустую.
   - Да ну? - сказал Белов. - А вот коллега твой кое-что вытащил.
   - Кто?! - вскинулся Вильям. - Я один был. А много взял?
   Сам он застыл, как манекен, а взгляд лихорадочно метался от Белова к Джиму и обратно.
   - Кое-что взял, - сказал Джим.
   - Ох ты, - простонал Вильям. - Значит, не обманул. А я-то пустой ушел. Совсем пустой. Как же я ее прошляпил?
   - Погоди-погоди, - остановил его причитания Белов. - Кто не обманул?
   Взгляд Вильяма снова метнулся к нему. За привычной бездумной цепкостью промелькнула хитринка.
   - Всё скажу, - пообещал Вильям. - Только вы бы ссудили мне пару рубликов. За информацию.
   - А как насчет содействия следствию? - строго спросил Белов.
   - А как насчет человек человеку друг, товарищ и брат? - ответил Вильям.
   Белов тихо хмыкнул. Выглядел Вильям как законченный форточник, но кое-что еще соображал, кроме как увидеть да ухватить. Может быть, еще остался шанс спасти человека. Хотя... На работу пришлого не устроишь. Местные заклюют. Им самим не хватает, многие каждый день в Лондон мотаются, а вместо друга, товарища и брата у них один волк в трех лицах. Плохо они пока перевоспитываются.
   Джим тем временем вынул из кошелька две рублевых купюры.
   - Вот, - сказал он. - Но вначале рассказывай.
   - Это я мигом, - пообещал Вильям, и тотчас сдал "благодетеля".
   Как оказалось, некий товарищ Михаил, техник с контрольной станции, мог предсказывать появление форточек. Не точно, лишь район и примерное время, но, как говорится, и то хлеб. Самому Михаилу гоняться за призраками было неинтересно, но он был не прочь продать информацию всем желающим. Вильям, понятное дело, желал ее купить.
   Михаил пообещал, что этой ночью форточка откроется на пляже. Вильям отправился туда и до рассвета вынюхивал ее, однако удача ему так и не улыбнулась. На вопрос, видел ли он еще кого-нибудь на пляже, Вильям уверенно ответил, что нет, но на всякий случай оговорился, что там было темно. Для поиска форточки свет не нужен - с другой стороны своя атмосфера и ее можно учуять по запаху - а вот с людьми сложнее. Впрочем, Вильяму до других людей дела не было.
   - И много ты заплатил за такую наводку? - спросил Белов.
   - Три рубля, - ответил Вильям. - Он просил пять, но у меня больше не было. Копейки я потом на станции настрелял.
   - И замок там же спёр, - строго добавил Джим.
   Вильям тотчас поклялся всем составом ЦК партии, что замок он не крал. Как он мог воровать там, где ему только что бросили горсть мелочи?! Прозвучало это по театральному патетично. Белов не поверил. Замок он, скорее всего, всё-таки спёр. Белов недавно видел похожий на запасном входе автовокзала. Другое дело, что убивать за такой трофей - это действительно вряд ли. Цена ему, если внутри механизм рабочий, копеек пятьдесят, да и не выглядел он как вещь с той стороны. Там же по ту сторону самая что ни на есть метрополия. Золотой миллиард!
   - Хорошо, где нам искать этого Михаила? - спросил Белов.
   Вильям с готовностью назвал кафе Адама и старательно описал самого техника. У форточников взгляд на мелкие детали отлично намётан. Белов подумал, что это бы умение да в мирное русло, и разрешил Джиму отдать деньги. Те мгновенно исчезли в кармане Вильяма.
   - Так я могу идти? - робко осведомился форточник.
   Джим вопросительно взглянул на Белова. Тот кивнул. Вильям, на ходу распихивая свое имущество по карманам, быстро зашагал прочь. Белов проводил его взглядом. Форточник направлялся к вокзалу. Там уже наверняка обнаружили пропажу замка и, при должном напоре и нахальстве, можно было продать им его обратно. Новый-то всяко дороже выйдет.
   - Давай-ка найдем этого Михаила, - сказал Белов.
   - Который наверняка окажется обычным жуликом, - ответил Джим.
   - Скорее всего, - согласился Белов. - Но проверить такой сигнал надо. Да и неплохо бы получить список тех, кого он отправил ночью на пляж.
   Кафе Адама располагалось в подвале дома через дорогу. Спустившись по бетонным ступенькам, полицейские оказались в помещении с узкими окнами. В воздухе плыл аромат жженого кофе. Слева от входа размещалась барная стойка, а остальное пространство занимали одинаковые круглые столики. За одним из них скучал молодой человек, вполне подходящий под описание Вильяма. Из-за стойки высунулся сам хозяин - Адам.
   - Что товарищи желают? - спросил он.
   У него "товарищи" звучало как "господа".
   - Товарищи желают съесть вот этого предателя с потрохами, - кровожадно бросил в ответ Белов.
   Молодой человек вскочил. Джим легко усадил его обратно на стул.
   - Руки прочь! - бросил ему молодой человек. - Да ты знаешь, кто я?!
   - Знаем, Михаил, всё знаем, - сказал Белов, подходя ближе. - И кто ты, и какими государственными секретами тут торгуешь.
   - Ка-акими секретами?!
   - Секретами о местонахождении и времени открытия окон в другой мир, - спокойно пояснил Белов. - Учитывая, что оный мир сейчас оккупирован нашим классовым врагом, всякое взаимодействие с ним является государственной изменой.
   Михаил побелел.
   - Погодите-погодите. Не знаю я никаких секретов.
   - И ты ничего не рассказывал местным форточникам? - спросил Белов и сам же отрицательно помотал головой. - Ой, врёшь. Адам, наберите мне, пожалуйста, комиссариат.
   На слове "комиссариат" Михаил только что в ноги не бухнулся, умоляя простить его. Клялся, что никаких секретов он не знал, и если форточка была - то совпадение просто.
   - Да наколол я их, - каялся Михаил. - Просто деньги очень нужны.
   - Наколол, - повторил Белов. - А может и заколол. Мы на пляже, знаешь ли, труп нашли.
   - Ка-ка-кой труп?
   - Форточника, - сказал Белов. - И что же у нас получается. Либо ты его грохнул, чтоб он не проболтался о твой коммерции...
   Михаил отчаянно затряс головой. Не виновен, мол.
   - Либо ты действительно навел его на форточку, - закончил Белов. - И тогда ты реально продал государственный секрет. Как ни крути, а расстрельная статья получается.
   - Это не я!
   - А кто?! - рявкнул на него Белов. - Кому ты еще свою байку продал?
   Покупателей оказалось всего двое. Михаил продал бы и одному, так безопаснее, но форточники - люди бедные. Если день-деньской бродить по улицам, высматривая, не приоткроется ли где окошко в другой мир, то разбогатеть сложно. Михаил сумел выудить у них всего семь рублей, оттого и завис в кафе. Искал, кому бы еще свой "секрет" втюхать.
   - Товарищ, - негромко окликнул Адам. - Комиссар на связи.
   Белов кивнул и взял трубку. Знакомый голос спросил, как дела. Белов сказал, что дела так себе, взял вот мошенника, которого надо бы проверить на предмет торговли государственными секретами. На этих словах Михаил упал в обморок и уже не услышал слова Белова о том, что измена - это вряд ли, но береженного бог бережет. Опять же, урок молодому человеку будет. Впредь десять раз подумает, прежде чем закон нарушать. Комиссар сказал, что это правильно и он сейчас кого-нибудь пришлёт. На том и попрощались.
   Джим вынес техника на плече, забросил на заднее сидение и пристегнул наручниками к ручке дверцы. Белов вышел следом, размышляя на ходу.
   - Куда теперь, товарисч капитан? - спросил Джим, когда тот сел рядом на сидение.
   - На автобусную станцию, - немного подумав, ответил Белов. - Как раз успеем к отправлению. И вот что, Джим, держи свой пистолет под рукой. Всё-таки убийцу брать будем.
   У него самого в багажнике лежала балалайка. Не ядерная, обычная боевая, но даже ее звуковая волна походя разрывала человека на куски. На автобусной станции, где в этот час всегда полно народа, таким оружием пользоваться нельзя.
   - А мы уже знаем кого брать? - удивился Джим, заводя мотор.
   Белов кивнул. Автомобиль аккуратно развернулся.
   - Хм... - произнес Джим, когда маневр был завершен. - Конечно, подозреваемых у нас немного. Там был Боб. На убийцу он не похож, но всё-таки старый солдат. Воевал, значит, убивал.
   - Да, факт не в его пользу, - сказал Белов.
   - Потом Вильям, - продолжал размышлять Джим, пока автомобиль катил по главной улице. - Форточник. Вряд ли там было больше одной форточки. Он с тем парнем нашел ее по запаху, а дальше они добычу не поделили. Только добычи мы у него не нашли.
   - Не нашли, - согласился Белов.
   - А еще, уж простите, товарисч капитан, убийцей мог оказаться советский солдат, - сказал Джим; судя по тону, эта версия его устраивала больше всего. - Где, как ни на складе, можно спрятать добычу?
   - Логично, - произнес Белов. - Мы всё-таки сделаем из тебя сыщика.
   - Было бы неплохо, - согласился Джим. - Но пока я не соображу: кто именно?
   Они уже подъезжали к станции. Автобус уже подали под посадку, но двери еще были закрыты. Белов указал пальцем чуть правее.
   - Вот он. Около кассы.
   - Вильям?!
   Белов кивнул. Джим бросил машину влево. Автомобиль отрезал форточника от автобуса. Тот дернулся было бежать, но куда там. Вильям успел сделать ровно два шага, когда неумолимое правосудие настигло его, развернуло и впечатало носом в капот. Белов за это время успел только дверцу открыть.
   - Погоди, Джим, - сказал Белов.
   Он жестом подозвал пару солдат из очереди и назначил их понятыми.
   - Теперь можно обыскать.
   - Да обыскивали уже, - пискнул Вильям. - Только что.
   - Думаю, с тех пор в твоих карманах появилось кое-что еще, - сказал Белов.
   - Ага, билет, - ответил Вильям.
   Билет действительно был. Кроме того пропал замок с ключами. В левом кармане брюк Вильяма Джим нашел на шестьдесят пять копеек мелочи, а в правом - золотое ожерелье с обрезанными застежками и дюжиной крупных бриллиантов. Один из солдат присвистнул. Очередь подалась поближе.
   - И не говори мне, что ты выменял ожерелье на замок, - сказал Белов. - Не поверю. Эту вещь твой приятель вытащил из форточки, а ты его за это убил.
   - Приятель?! Какой он мне приятель?! Это я ожерелье достал. Я! Оно мое!
   - Да ну? - Белов усмехнулся. - Ладно, излагай свою версию. Почему это оно твое?
   - Я его достал, - заявил Вильям. - Рукой рисковал, между прочим, а его там вообще не было. К форточке я один вышел. Почуял - здесь она! Подхожу, висит...
   Взгляд форточника стал мечтательным.
   - Висит, и дальше что? - подбодрил его Белов.
   - Дальше? Ясное дело, заглянул я в нее. А там девка стоит.
   - Какая девка?
   - А я откуда знаю?! Красивая. Пьяная. С бокалом. Еще так головку откинула, смотрите, какая я фифа, а у самой на шее ожерелье! Камушки так и сверкают. Ну я и схватил его. Еле успел! Форточка уже закрывалась. Вон даже кусок ожерелья отрубило. Секундой бы раньше, и у нее б там на шее моя рука болталась.
   - А секундой позже ей бы лицо отрезало! - строго сказал Джим. - Ты ж ее мог к форточке притянуть. Об этом ты подумал?!
   Вильяму эта мысль, скорее всего, даже в голову не пришла. Собственно, он и сейчас отобразил на лице "да мне похрен".
   - Ладно, дальше что было? - бросил Белов.
   - А вот дальше этот ваш и появился, - продолжил Вильям. - Сам форточку прошляпил, а на меня с ножом попёр. Отдавай ему ожерелье. Ага, щас. Послал я его... на другой материк. А он в драку полез. Что мне оставалось делать? Отбивался как мог. Как подрезал - не помню. А может, это вовсе и не я его. Может, он сам себя в запале полоснул. Он же ножом размахивал, как ненормальный.
   - И где этот нож?
   - В залив выбросил, - ответил Вильям. - Я ж про отпечатки пальцев знаю. Мало ли пока бились, я там отпечатался.
   - Потом покажешь, где именно, - сказал Белов. - А то пока что я тебе не очень-то верю. По твоим словам, тут чистой воды самооборона выходит.
   - Так оно и есть!
   - Ну так и сообщил бы сразу, - сказал Белов. - Мы бы так и оформили.
   - А это вы бы тоже оформили?
   Вильям взглядом указал на ожерелье. Белов секунду подумал и согласился:
   - Да, это бы тоже пришлось оформлять. Ну а так сядешь в тюрьму.
   - Форточки есть везде, - ответил Вильям.
   Белов вздохнул и махнул Джиму рукой. Мол, упаковывай. Тот пристроил Вильяма рядом с Михаилом. Люди на остановке и чайки на крыше автовокзала увлеченно обсуждали происходящее. Белов записал фамилии солдат, оказавшихся понятыми, и разрешил им быть свободными. Джим захлопнул дверцу автомобиля и вернулся.
   - Товарисч капитан, - тихо сказал он. - А как вы его вычислили-то?
   - Ну, по правде говоря, это Бобу надо спасибо сказать, - ответил Белов. - Он первый про автовокзал сообразил. У нас тут народ живет не богато, и такой трофей, за который убить можно, продать затруднительно. Надо ехать в Лондон. Боб, кстати, туда собирался, но он зарезал бы того доходягу без всякой драки, да и труп мог у себя в трюме спрятать. Кто его бы стал искать? Бродягой больше, бродягой меньше... Нет, Боб бы просто уехал, и с деньгами в кармане только б мы его и видели.
   - Это уж точно.
   - Часовой тоже мог польститься на ожерелье, - продолжил Белов. - Натравил бы на Вильяма медведя, а потом сказал, что тот, как наркоман, попёр на пост. Но тогда у нас труп был бы по частям и около склада. А вот Вильям... Он стрелял два рубля, и билет до Лондона стоит два рубля. Он собирался уехать. Стало быть, у него что-то было на продажу и он торопился это сбыть. Иначе бы пешком пошел, ему ж всё равно где форточки высматривать. Плюс Вильям единственный из наших подозреваемых такой же тщедушный как и убитый, то есть единственный, кому бы пришлось драться. Осталось выяснить, что именно он взял на пляже и прижать его. Это мы с тобой и сделали. Заодно признание получили.
   - Тогда нам придется принять его версию про самооборону, - заметил Джим.
   - Примем, - согласился Белов. - Она похоже на правду.
   - Но даже с этой версией полгода в колонии ему обеспечено.
   Джим так тяжело вздохнул, словно бы отправлял за решетку лучшего друга. Белов оглянулся. Вильям обшаривал взглядом салон автомобиля.
   - Форточки есть везде, - сказал Белов.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Зимовец "Чернолесье"(ЛитРПГ) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"