Мусникова Наталья Алексеевна: другие произведения.

Эр Лер. Телохранитель для принцессы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Принцесса Элея была уверена, что знает о телохранителях всё. Это грубые люди, склонные любую проблему решать с помощью кулаков и не умеющие слышать других. Оборотень-полукровка Эр Лер был уверен, что его подопечная, принцесса Элея, девица взбалмошная, избалованная и упрямая. Сбой магического ритуала поменял телохранителя и принцессу телами. Элея стала собственным телохранителем, а Эр Лер попал в тело принцессы. Смогут ли они снять заклятие до того, как начнётся обязательный смотр женихов для принцессы?

  Лабиринты любви
  Книга третья
  Эр Лер. Телохранитель для принцессы
  Пролог В королевстве Андроден наступал новый день. Розовые лучи солнца, ещё только-только показавшегося на горизонте, словно отважные ратники рассекали ночную темноту, и она медленно уходила, а следом за ней и её верные служители спешили завершить мрачные дела и спрятаться в свои логова. Птицы покидали гнёзда и садились на ветки, чтобы приветствовать приход солнца утренними песнями, цветы доверчиво раскрывали свои душистые венчики навстречу теплу и свету, наполняя воздух нежными ароматами. Королевский замок в розовом свете зари выглядел особенно воздушным и умиротворённым, пока из одного его узкого стрельчатого окна взрывом не вышибло стёкла. Стоящий на карауле стражник испуганно подпрыгнул и бросился было узнать, что произошло, но его грузный морщинистый напарник повелительно поднял ладонь: - Погодь, не спеши. Небось, опять маги чего не то намагичили. Стой, я сейчас живо узнаю, чего там сделалось. Поправив защищающий от тёмной магии амулет, который традиционно выдавался всем стоящим на карауле стражникам, мужчина медленно направился к окну, чуть приволакивая левую ногу. Из окошка медленно и величественно, словно королевская семья на прогулку, выплывали клубы сине-зелёного дыма. 'Ну, точно, маги, - стражник неодобрительно покачал головой, - им дай волю, всю столицу своими энтеми, как их, спериментами по воздуху развеют. Хорошо хоть, на королевскую семью магия не действует'. Подойдя к окну, мужчина разогнал клубы дыма и, брезгливо поморщившись, заглянул внутрь: - Эй, маги-чародеи, чаво там у вас опять? Из окошка выглянул тощий растрёпанный старик, чья борода была хаотично окрашена в синий цвет и дымилась. - Опыты у нас, - недовольно ответил маг, вставая так, чтобы стражнику не было видно, что происходит в комнате. - Магические эксперименты. - И не надоело вам? - заворчал стражник. - Кажин дён чё-нить взрываете, вам дай волю, вы весь замок по камешку разнесёте. Маг что-то буркнул не шибко приветливое и поспешно юркнул обратно в комнату. Стражник от души плюнул на землю, помянул тихим словом всех магов и их чародейства и, подволакивая ногу, вернулся обратно. - Ну, чего там? - спросил оставшийся в карауле молодой стражник, с жадным любопытством поглядывая в сторону теперь уже поредевших и посветлевших клубов дыма, поспешно вылетающих из окошка. Его напарник устало махнул рукой: - Ай, всё то же. Маги енти, чтоб им с тёмными оборотнями в глухом переулке встретиться, да простят меня светлые силы. Ты лучше, Арон, наших сменщиков не прозевай, чем на енти клубы таращиться. - А чего ты так магов не любишь, Серен? - удивился Арон, возбуждённо переступая с ноги на ногу, словно застоявшийся в конюшне конь. - А чаво мне их любить? - искренне удивился Серен. - Чай, не девки красные. Арон помотал головой, усмехнулся: - Девки среди них тоже есть. И даже красивые. - Заколдованные, - убеждённо отрубил Серен. - Колдуны с помощью магии себе какое хошь лицо сделают, вот девки-магички и красивые. А сбрось с них начарованный облик, так такое страшилище под ним окажется, тёмный оборотень и тот жрать не захочет, побрезгует. Арон опять переступил с ноги на ногу, стянул с головы шлем, вытер вспотевшее лицо, крякнул, а потом не утерпел, спросил со смешком: - Дядька Серен, а правду говорят, что ты давеча медвянки перебрал, да магичку сначала по заду шлёпнул, а потом и вовсе под юбку полез, за что она тебя так молнией шарахнула, что ты охромел и все волосья на груди потерял? - Да кабы только на груди, - недовольно проворчал стражник, поглубже надвигая на голову шлем. - Ты мне верь парень, от ентих магов сплошные беды, так-то. Арон не утерпел, заливисто расхохотался, но услышав шаги за спиной, поспешно выпрямился и старательно насупился, стараясь казаться солиднее. - По какому поводу веселье? - добродушно поинтересовался король Алонсо Эвер, подходя к стражникам. Те старательно вытянулись, Серен втянул намечающийся животик, а Арон покраснел так отчаянно, что даже шея запылала. - Мы... это... - более опытный стражник замялся, а потом решительно махнул рукой и коротко пересказал правителю недавний разговор. Алонсо Эвер расхохотался так, что у него даже слёзы на глазах выступили. Стражники приободрились, расправили плечи, Серен даже стянул с головы шлем, демонстрируя своему другу и правителю абсолютно лысую, лишённую даже бровей и ресниц голову, чем вызвал новый взрыв хохота. Отсмеявшись и вытерев выступившие на глаза слёзы, правитель кашлянул, вспоминая цель своего визита к стражникам, а потом беззаботно, всё ещё посмеиваясь, спросил: - Да, чуть не забыл, что тут за грохот был? - А-а-а, - Серен пренебрежительно махнул рукой, - маги енти опять чародействовали в башне, да видать, чавой-то не то намагичили, вот и рвануло. Алонсо Эвер насторожился, нахмурился озабоченно: - В какой башне? Чётко уловив смену настроения правителя Андродена, стражники поспешно вытянулись, покрепче взялись за оружие, а Арон с поклоном указал на скалящееся осколками стёкол узкое окно: - Вот тут, Ваше Величество. Король неодобрительно крякнул, нахмурился и широким шагом направился в сторону пострадавших от магических экспериментов покоев. Провожатый ему был не нужен, король прекрасно знал, что находится за выгнувшейся дугой от магического взрыва дверью. И из-за кого произошёл взрыв, тоже догадывался. После требовательного стука по дверному косяку (стучать по самой двери король не рискнул, красочно представив себя погребённым под её обломками), в комнате раздалась какая-то торопливая возня, зазвучали непонятные слова, сопровождающиеся всё усиливающимся запахом корицы, а потом дверь волшебным образом распрямилась и приглашающе распахнулась. На пороге стоял Верховный маг Андродена, фрей Унок, и в волнении щипал свою пятнисто-синюю бороду. Увидев короля, маг окончательно смутился и поспешно поклонился, стараясь скрыть новый окрас своей бороды. - Здравствуй, Унок, - Алонсо Эвер окинул старика внимательным взглядом, хмыкнул, - что это ты на старости лет решил волосы красить? Или дочка моя опять что-то не то намагичила? - У принцессы Элеи ярко выраженные способности к созидательной магии, - уклончиво отозвался старик, старательно отводя взгляд. - Унаследованная от матушки, - продолжил король слова своего давнего друга, которые слышал уже не первый год, - а ещё у неё унаследованная от меня устойчивость к магии, что существенно усложняет процесс изучения... - Воплощения, - мягко поправил фрей Унок, теребя свою многострадальную бороду, - воплощения даже самых простых заклинаний. Теорию принцесса знает превосходно, а вот практика, увы, ей даётся слабо. - Да и мрак с ней, с этой практикой, - махнул рукой Алонсо Эвер и повысил голос. - Слышишь, дочь, тебе говорю, заканчивай баловаться магией, ты уже немаленькая, в пору вошла, пора о своей семье задумываться да женихов выбирать. - Но папа, - принцесса Элея, растрепанная и в разодранном линялом платье, выскочила из комнаты, сердито сверкая большими фиалковыми глазами, - я не хочу замуж! Я хочу заниматься магией! У короля затрепетали ноздри, что всегда было верным признаком сильного гнева: - А я не позволю своей единственной дочери рисковать жизнью, проводя эти бессмысленные магические эксперименты! Эр Лер! Комары тебя заешь, Элея, куда ты своего телохранителя дела?! Из комнаты, яростно шипя и сыпля искрами, выполз рыжий змей с широкой пепельной полосой на спине. Фрей Унок виновато сжался и с такой силой дёрнул за свою многострадальную бороду, что выдрал из неё внушительный клок, принцесса же, наоборот, уткнула кулачки в бока и воинственно вздёрнула подбородок: - А он сам виноват, нечего было под руку лезть! - Значит так, - оглушительно рыкнул Алонсо Эвер и даже ногой притопнул, - слушай меня внимательно, повторять не буду: ты немедленно расколдуешь своего телохранителя и больше никогда, слышишь, никогда не будешь заниматься магией! Я запрещаю тебе и как отец, и как король! Всё ясно?! У принцессы задрожали губки, а на глазах заблестели слёзы. - Папа, - пролепетала девушка, но король не стал её слушать: - Я спросил: всё ясно?!! - Да, Ваше величество, - фрей Унок низко поклонился, шлёпнув принцессу по спине, чтобы она не упрямилась и тоже склонилась в поклоне. - Как пожелаете. - Тогда выполняйте, - Алонсо Эвер непреклонно сложил руки на груди. - Я жду, когда вы вернёте Эр Леру его человеческий облик, после чего запрёте эту всеми силами проклятую комнату и отдадите мне ключ. Элея жалобно всхлипнула, но даже это проверенное средство не помогло, король был зол не на шутку. - Да, Ваше Величество, - синебородый маг ещё раз низко поклонился, вынул из широкого рукава какой-то флакон и вылил его содержимое на змея. Раздавшееся в этот момент шипение даже самый благовоспитанный оптимист не смог бы принять за благодарность. Сверкнула золотистая молния, в разные стороны брызнули разноцветные обжигающие искры, а змей стал стремительно увеличиваться в размерах, превращаясь в злющего, как дюжина тёмных магов, Эр Лера. Телохранитель благоразумно молчал, но в его взгляд, устремлённый на принцессу, не сулил девушке ничего хорошего. Элея гордо выпятила подбородок и словно бы случайно шагнула поближе к отцу. Так, на всякий случай. Фрей Унок, воспользовавшись тем, что Элея отвлеклась на своего телохранителя, звучно щёлкнул пальцами, а потом поспешно выхватил из широкого рукава мятой драной длиннополой мантии тяжёлый ключ и поспешно закрыл дверь в магическую лабораторию. Принцесса сдавленно застонала, но поймав суровый взгляд отца, поджала губы и насупилась. - Отлично, - король скупо улыбнулся дочери, - искренне надеюсь, что новообретённое благоразумие больше тебя не покинет. - Да, Ваше Величество, - Элея присела в церемонном придворном реверансе. - Как Вам будет угодно. - Мне угодно, чтобы моя красавица дочь сопроводила меня на завтрак, - Алонсо Эвер положил руку дочери себе на локоток, - и подарила мне свою лучезарную улыбку. Принцесса с готовностью улыбнулась, взмахнула длинными, завивающимися кверху ресницами и прощебетала: - Охотно, мой дражайший отец. Но раз я нахожусь рядом с Вами, может, опустим моего телохранителя? Я чувствую себя такой виноватой перед ним за то, что он стал жертвой моих магических экспериментов. Король внимательно посмотрел на дочь, перевёз взгляд на насупленного Эр Лера и медленно кивнул: - Пожалуй, ты действительно права. Эр Лер, сегодня можешь быть свободен. Отдохни немного от моей дочери и не держи на неё зла. Элея ещё сущий ребёнок, хоть и выглядит, как взрослая девушка. Элея досадливо наморщила точёный носик, но стоило отцу посмотреть на неё, как девушка поспешно растянула губы в беззаботной улыбке. Ещё больше сердить отца и настраивать его против себя в планы принцессы не входило. Эр Лер дождался, пока король с дочуркой скроются за поворотом и резко выдохнул, словно разом сбросил с плеч тяжёлую, гнетущую его к земле, ношу. С каждым днём подопечная бесила его всё больше и больше, раздражая сущность оборотня и дразня магию огня. 'Так, мне срочно нужно развеяться, - подумал Эр Лер, с неудовольствием гася ладонью пляшущие на макушке язычки пламени, - пока я кого-нибудь не развеял'. Словно бы прочитав мысли телохранителя, в коридоре появился младший сын правителя Андродена, Клеон Эвер, светский бездельник и широко известный даже вне пределов столицы женолюбец. - О, Лер, - лиловые глаза Клеона восторженно засияли, - как здорово, что я тебя встретил! К лади Юмане, что держит трактирчик на перекрёстке, приехали племянницы. Я думаю, девушкам первое время не обойтись без опытных проводников по столице, а кто лучше, чем мы с тобой знаем наш славный город! Эр Лер задумчиво потеребил короткую щёгольскую бородку, которую особенно полюбил после того, как принцесса Элея во всеуслышание заявила, что терпеть не может бородатых мужчин. - Ле-е-ер, - заканючил Клеон, который абсолютно не умел ждать и даже не помышлял учиться терпению, - ну пошли-и-и. Телохранитель принцессы, будучи наполовину магом огня, а на вторую половину оборотнем прекрасно знал лади Юману и её многочисленных, привозимых со всех сторон света 'племянниц'. Лер частенько навещал гостеприимную женщину и её красоток, но в отличие от принца Клеона, подобные визиты не афишировал и на весь дворец о них не кричал. Всё-таки не обычный страж, а телохранитель принцессы, нужно быть если и не безупречным, то хотя бы вполне достойным подобного звания. - Ладно, пошли, - махнул рукой Лер, понимая, что иначе принц от него просто не отстанет, - спущу пар, а то даже искрить начал. - Сестричка моя довела? - хихикнул Клеон, - она может. Такая зануда и моралистка, меня от неё вечно в сон клонит. Лер кашлянул. Лично ему с принцессой Элеей было не до скуки. *** Весь день принцесса Элея была просто воплощением благоразумия и послушания. После завтрака девушка три часа посвятила портнихе, которой было приказано пошить принцессе новые платья к визиту женихов, затем Элея со своим старшим братом присутствовали на открытии новой Академии целителей, потом пила чай с матушкой и обсуждала кандидатуры возможных претендентов на руку и сердце. Перед обедом Элея старательно вышивала, вечером ездила верхом с отцом, а едва лишь часы на дворцовой площади пробили девять, как девушка пожелала всем доброй ночи, нежно обняла маму, поцеловала отца и отправилась к себе в покои. Только выпроводив всех служанок и тщательно закрыв дверь в спальню, Элея облегчённо вздохнула. Теперь, наконец-то, можно было заняться тем, что по-настоящему интересно: магическими экспериментами. Конечно, принцесса помнила, что наставник запер лабораторию на ключ, но никто в замке, даже фрей Унок не знал, что у девушки есть своя собственная лаборатория. Совсем крошечная, но в том ритуале, что хотела провести Элея, размер комнаты роли не играл. Принцесса задумала провести обряд переселения души, который так ловко провёл ещё совсем мальчишкой фрей Алессандриэль, когда впитал в себя душу своего друга принца Гейбла. Разумеется, девушка не собиралась впитывать в себя чью-то душу, она просто хотела поменять местами души огненной бабочки и крылатой искрянки, которые уже неделю обитали в потайной лаборатории, дожидаясь своего часа. Элея нажала на завитки орнамента, украшавшего массивное зеркало, и открыла вход в лабораторию. Раньше, при прежних правителях, тут была оборудована комната для свиданий, но принцессе была важнее наука, чем романтические страсти, а потому пожелтевшие от времени кружева и ставший рыхлым бархат решительно заменили практичные огнеупорные ткани, которыми принцесса лично застелила пол и завесила стены. Затем комната разжилась массивным старым столом, благодаря специально созданному раствору, который был способен уменьшать всё, что угодно, пронесённому в кармашке юбки. Любимый стул девушка перетащила из своей комнаты, заявив родителям, что тот пришёл в негодность, и она его приказала выбросить. Конечно, было бы неплохо принести в лабораторию котелок, набор колб разных форм и размера, но Элея прекрасно понимала, что такие вещи просто так заполучить не получится. Девушка уже решила, что она их попросит у фрея Унока в подарок на День рождения и теперь буквально дни считала до того момента, когда уместно будет озвучить подобную просьбу. Ждать оставалось совсем чуть-чуть, всего каких-то пару месяцев. Принцесса азартно потёрла руки и уже шагнула было в лабораторию, как вдруг сдавленно охнула и метнулась в спальню. Там, в ящике кокетливого столика, выполненного эльфийскими мастерами, хранилось подаренное какой-то неизвестной принцессе старушкой заклинание. - Растяпа, - прошептала Элея, досадливо покачав головой, - самое главное, заклинание, чуть не оставила! Принцесса быстро выхватила резко зашуршавший свиток, спрятала его на груди и прислушалась. В замке царила тишина. Элея осторожно выдохнула и быстрее ветра метнулась в свою лабораторию, хлопнула в ладоши, активируя там магический светильник, и тщательно закрыла дверь. Всё, теперь точно никто не помешает, можно начинать эксперимент. Девушка несколько нервно хихикнула, быстро заплела волосы в косу и спрятала под капюшон рабочего балахона, чтобы, упасите светлые силы, не перекрасить или не опалить светлые локоны во время магического ритуала. А то матушка, которая гордится волосами дочери, пожалуй, даже больше, чем собственными, придёт в ярость. Вспомнив о матушке, принцесса не сдержала виноватого вздоха: обманывать родителей не хотелось, но и отказываться от любимых экспериментов тоже не хотелось. - Ладно, я проведу этот ритуал, а потом целый месяц не буду заниматься магией, - прошептала Элея и, успокоив себя подобным обещанием, дрожащими руками развернула свиток и чуть нахмурившись принялась разбирать полустёртые от времени буквы. *** Эр Лер резко открыл глаза и уставился в низкий, с небрежно намалёванной яркой картинкой потолок, не понимая, что его разбудило. Может, лежащая под боком красотка, как её там, Аннель или Лизель, излишне резко шевельнулась или вообще захрапела во сне? Лер повернулся к девушке, доверчиво прижавшейся к его боку. Нет, спит тихо, лади Юмана прекрасно знает предпочтения своих постоянных клиентов и безошибочно подбирает им красоток. Тогда в чём же дело, почему внутренний зверь всё сильнее нервничает и порывается куда-то бежать?! Эр Лер досадливо тряхнул головой, приподнялся на локте и прикрыл глаза, чтобы лучше видеть огненные нити, связывающие его с теми, кого он считал своими родными и близкими. Бледно-розовую блёклую ниточку, ведущую к матери, оборотень-полукровка даже просматривать не стал, как и ещё одну, пепельно-голубую. Оборотня, с помощью которого Лер появился на свет, телохранитель принцессы своим отцом не считал и охотно порвал бы возникшую после их первой (и как надеялся Эр Лер единственной) встречи нить, но сам отец считал иначе и не терял надежды наладить отношения с сыном. Что поделать, упрямство присуще всем оборотням, это такой же характерный признак их, как и пепельный цвет волос. Как всегда при мысли о родителях, Эр Лер раздражённо фыркнул, выпустив рой искр и сердитым привычным жестом попытавшись спрятать широкую пепельную прядь среди копны ярко-рыжих, огненного цвета волос. Как обычно, упрямая прядь прятаться не пожелала, и маг огня решил её просто не замечать, сосредоточившись на поиске источника тревоги. К огромному облегчению Эр Лера, в семье его лучшего друга Алекса всё было благополучно. Все три нити: Алекса, его супруги фрейа Лены и их рождённого месяц назад малыша сияли ярко и ровно, словно факелы в безветренной ночи. Лер быстро просмотрел остальные нити и озадаченно потёр лоб. Всё было хорошо, но проклятая тревога никак не хотела отпускать, наоборот, с каждой секундой становилась всё сильнее. Неужели Элея, воспользовавшись его отсутствием, решила чего-нибудь учудить? Несносная избалованная девчонка, уж поскорей бы отец пристроил её замуж, желательно, в другое государство! Причём враждебное, ни к чему портить отношения с союзниками, да и нейтральные государства ничем не заслужили такой принцессы. Лер сдавленно прошипел ругательство, которое привело бы в восторг самого Кривого Ягона, разбойника, известного не столько своими преступлениями, сколько умением виртуозно ругаться. Уходить от тёплой, готовой на всё красотки не хотелось, но проклятый волк никак не унимался, от его беспокойства даже магия огня стала выходить из-под контроля. Эр Лер прошипел ещё одно заковыристое ругательство и одним прыжком выскочил из постели. С завистью посмотрел на девицу, вольготно раскинувшуюся на ложе, а потом натянул повыше покрывало. Пусть спит в тепле, Лер уже давно заметил, что те, кто лишён магии огня, мёрзнут от любого сквознячка. - Котик, ты куда? - хриплым со сна голосом протянула девица, когда Лер уже выходил из комнаты. - Я не котик, - рыкнул Эр Лер, который хоть и не гордился своим папашей, но терпеть не мог, когда его, наполовину морского волка, называли котом. - Пёсик, - с готовностью исправилась девица, приподнимаясь на ложе так, чтобы покрывало медленно скользило по телу, - мой игривый щеночек. Лер выразительно сверкнул жёлтыми глазами, намекая, что девица переходит границы, и вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. Не успел телохранитель принцессы сделать и десяти шагов по коридору, как к нему из комнаты выплыла встревоженная лади Юмана, чей пёстрый халатик больше подчёркивал хозяйкины прелести нежели скрывал их. - Фрей Эр Лер, - женщина чуть нахмурила изящные бровки, что всегда обозначало большое беспокойство, - почему Вы уходите так рано? Аннель была недостаточно хороша с Вами? Я могу привести другую девушку. - Не стоит, - Лер отрицательно покачал головой хоть и не сдержал тоскливого вздоха, - мне пора. Лади Юмана шагнула ближе и кокетливо провела пальчиком по груди оборотня: - Неужели наш самый любимый гость завёл себе постоянную любовницу? Мои девочки будут безутешны! - Меня зовёт служба, - Эр Лер не стал сопротивляться соблазну и крепко прижал к себе пискнувшую от неожиданности женщину, - дела служебные. - В таком случае, возвращайтесь, как можно скорее, - жарко прошептала лади Юмана, прижимаясь всем телом к Леру, - мы будем Вас ждать. Безошибочное чутьё оборотня подсказывало Леру, что женщина лукавит, играет роль, но то, как она это делала, невольно заставляло поверить в искренность её слов. - Разберусь с делами и вернусь, - Лер крепко поцеловал лади Юману, а потом решительно направился к выходу. - Я буду рада видеть Вас своим гостем, - крикнула женщина, когда Лер покидал её гостеприимные владения. Оказавшись на улице, Эр Лер с наслаждением вдохнул бодрящий прохладный воздух и, посмотрев на звёзды, недовольно поморщился. Наступала самая мерзопакостная пора, когда почтенные жители столицы уже спят, а весь сброд, наоборот, выползает на улицы, в поисках лёгкой добычи. Оборотень досадливо сплюнул на землю, а потом сдернул с шеи амулет быстрого перемещения, разбил его о камни и решительно шагнул в появившуюся золотистую воронку. Миг, равный одному удару сердца, и вот уже телохранитель принцессы оказывается у дверей своей подопечной. После короткого разговора со стражником, стоящим на карауле у входа в покои Элеи, Лер присел на корточки, настраиваясь на поиск несносной девчонки. То, что принцесса заперлась в покоях, заявив, что собирается лечь спать, телохранителя не успокоило. Сказать можно что угодно, да и собираться и сделать - вещи разные. Эр Лер внимательно прислушался к своему зверю и недовольно покачал головой. - Ну, что там? - боязливым шёпотом спросил стражник. - Всё в порядке, спит, - рыкнул Лер, вовремя вспомнив, что причуды принцессы плохо сказываются на отношении ко всей королевской семье. Стражник облегчённо улыбнулся и переступил с ноги на ногу, а телохранитель спокойным шагом никуда не спешащего человека дошёл до поворота, за которым быстро разбил ещё один амулет для перемещений и вскоре очутился в потайной лаборатории Элеи. Увидев появившегося словно из воздуха телохранителя, принцесса взвизгнула и уронила в стоящий на треноге котёл какую-то колбу, наполненную чем-то ярко-зелёным. - Насколько я помню, король запретил Вам заниматься Вашими дурацкими экспериментами, - прорычал Лер, подходя к девушке и решительно хватая её за руку. - Насколько я помню, это не вашего ума дело, - огрызнулась Элея, тщетно пытаясь вырваться. - Моего, я твой телохранитель! - рявкнул Лер, выпустив рой обжигающих искорок. - Да на кой мрак ты мне сдался?! - не осталась в долгу Элея. - Глаза бы мои тебя никогда не видели, полукровка несчастный! Благополучно забытый во время этой перепалки котелок угрожающе забулькал, варево в нём сменило цвет с серо-голубого на тёмно малиновый и горячим фонтаном рвануло вверх. - Ой, - испуганно пискнув, Элея прижалась к груди того самого телохранителя, с кем так яростно ругалась, - мамочки, что это?! Лера же меньше всего волновал вопрос, во что в очередной раз влипла несносная девчонка, его больше беспокоило, как из этого выбраться живым и, желательно, не сильно увечным. - Ложись, - крикнул Эр Лер, швыряя принцессу на пол и накрывая её собой, - котелок вот-вот взорв... Договорить он не успел, мощный взрыв потряс не только лабораторию, но и казалось, весь замок, едкий дым заволок всё вокруг, выжигая воздух из лёгких. Лер сдавленно зарычал, ещё крепче прижал к себе Элею и потерял сознание. Глава 1 Прогремевший в потайной лаборатории взрыв был таким сильным, что услышали его все обитатели замка без исключения, и каждый отреагировал на него по-своему, в зависимости от характера. Королева Розамунда Лилиана моментально вскочила с ложа и бросилась на шум, но её супруг, не терпящим возражений тоном, приказал жене остаться в спальне, а сам накинул на плечи плащ и уверенно направился в покои дочери. Старший сын королевской четы мрачно уставился в потолок, вопрошая небеса о том, когда уже, наконец, Элея выйдет замуж и переедет к супругу, желательно на другой край земли, а ещё лучше, в другой мир. Фрей Унок, толком не проснувшись, скатился с постели, запутался в мантии, свернул стул, врезался в косяк двери, от боли завернул что-то магически-мудрёное, отчего в комнате разразилась самая настоящая гроза и выбежал в коридор, где врезался в стражника. - Ив-ва-ша, - рыкнул воин, но увидев, кто перед ним, моментально покрылся испариной и испуганно хлопнул себя по губам. - Что случилось? - выдохнул фрей Унок, благоразумно пропустив слова стражника мимо ушей. - Где рвануло? Я же запер лабораторию! - Не могу знать, господин маг, - воин вытянулся в струнку. - Я совсем недавно сменился, только собрался обход делать и тут ка-ак рванёт! Я думал, енто Вы свои сперименты ставите. Фрей Унок обхватил голову руками и застонал: - Элея, да что же ты... Да как же... - Его Величество срочно требует фрея Унока в покои принцессы Элеи, - спокойно, словно объявлял о прибытии гостей на бал или выходе королевской семьи на прогулку, провозгласил личный камердинер короля с невозмутимым видом появляясь в коридоре. - Принцесса жива? - выдохнул маг, от волнения комкая длинную седую бороду. Камердинер коротко кивнул и, не тратя больше времени на пустые, с его точки зрения, разговоры, повернулся и направился к своему господину, которому был предан душой и телом. Фрей Унок, путаясь в мантии и поминутно спотыкаясь и прихрамывая, бросился следом за ним. Комната принцессы Элеи утопала в едком дыму. Фрей Унок поспешно щёлкнул пальцами, создавая воздушный кокон и бесстрашно бросился в разрушенные взрывом покои. Алонсо Эвер рванулся следом, но путь ему решительно перекрыли сразу несколько стражников. - Пропустите! - рыкнул король, заставив воинов дрогнуть и испуганно оглянуться на невозмутимого камердинера, стоящего в задымлённом коридоре с таким же невозмутимым видом, как и у дверей бальной залы. - Пропустите, это приказ! - Прошу простить мою невольную дерзость, Ваше Величество, - камердинер отвесил низкий поклон, - Вам лучше остаться здесь. - Тебя забыл спросить, что мне лучше, - огрызнулся Алонсо Эвер, напряжённо всматриваясь в то, что осталось от входа в комнату дочери, - а как фрей Унок будет принцессу из комнаты выносить, ты не подумал?! - С помощью магии, - слуга почтительно поклонился, помялся, а потом решительно закончил, - если же магия не поможет, то на руках вынесет. Осмелюсь заметить, принцесса Элея изящна, её лег... Король властно взмахнул рукой, обрывая излишне осмелевшего камердинера, и заметив какое-то движение в клубах дыма, решительно оттолкнул стражников и бросился к комнате дочери. - Всё в порядке, Ваше Величество, - фрей Унок устало улыбнулся королю и передал ему с рук на руки безвольное тело принцессы, - они оба живы. Король прижал к груди Элею, с нежностью всматриваясь в бледное перепачканное лицо девушки и только услышав слабое дыхание дочери, запоздало удивился: - А почему ты сказал они? Кто-то ещё был в комнате Элеи? Маг звучно хлопнул в ладоши и из клубов дыма медленно выплыл окутанный желтовато-оранжевым коконом Эр Лер. Телохранитель принцессы тоже был без сознания, кожа на его левом виске была рассечена, волосы слиплись от крови. - Как он оказался в покоях принцессы? - король продолжая держать дочь на руках шагнул к Эр Леру. - Я же лично отпустил его до утра. Маг молча развёл руками. - Ладно, это всё неважно, - Алонсо Эвер решительно тряхнул головой. - Позовите целителя в розовые покои, я дочь туда отнесу. Эр Лера доставьте к нему в комнату и тоже целителя позовите. А сюда зовите слуг, нужно сделать уборку и проветрить. Не дожидаясь, когда его приказ начнут исполнять, Алонсо Эвер круто повернулся на каблуках и широким шагом направился к розовым покоям. Стражники низко поклонились правителю, а затем скрылись так поспешно, словно испарились подобно капелькам росы под лучами солнца. Фрей Унок устало потёр лоб, звучно хлопнул в ладоши, и Эр Лер исчез в россыпи золотистых искр. *** Эр Лер. В сознание я приходил медленно, рывками, словно поднимался к поверхности со дна мутного вонючего водоёма. Страшно, до тошноты и красных кругов перед глазами болела голова, видимо именно поэтому я чувствовал себя оглохшим и потерявшим нюх. Я попытался пошевелиться, отчего в спину словно с размаху вогнали десяток ржавых зазубренных кинжалов. Пришлось прикусить губу, чтобы удержаться от крика, но стон, унизительно слабый и беспомощный, всё равно вырвался. - Как ты, дитя моё? - услышал я над собой чей-то смутно знакомый мягкий, полный сострадания голос. Я с трудом разлепил пересохшие губы и прошелестел: - Паршиво. Мой собственный голос показался мне чужим, каким-то излишне слабым и тонким, словно писк придушенного птенца. Как у девчонки, честное слово! Моих сухих губ коснулось что-то твёрдое и прохладное, я далеко не сразу сообразил, что мне к губам поднесли бокал. - Попей, золотце, - прожурчал всё тот же голос, и я с жадностью стал глотать упоительно прохладную, чуть отдающую травами, приятно остужающую пересохшее, разъеденное дымом горло, воду. Голос же всё не умолкал, звенел ручейком, обещающим отдых усталому путнику: - Хвала светлым силам, сохранившим тебя в этом взрыве! Мы с отцом чуть не поседели, когда увидели тебя на руках фрея Унока. Фрей Унок вынес меня на руках?! Век бы не подумал, что в этом почтенном седобородом старце прячется недюжинная сила!!! Как это часто бывает, удивление придало мне сил, и я смог разлепить опухшие от проклятого дыма веки. Перед глазами плавали какие-то багровые круги, но прищурившись, я сумел разглядеть склонившуюся над моей кроватью женщину. Мама? Да нет, быть такого не может, она ведь далеко, да и после памятной встречи с папашей я совсем перестал с ней общаться, ссылаясь на занятость по службе. А если честно, то и не до меня ей теперь, ведь папаша, которого до прошлого года я считал героически погибшим, таки сделал её своей признанной парой. Я сердито рыкнул и попытался приподняться на кровати, но первое же неосторожное движение пронзило меня такой резкой болью, что я сдавленно застонал и как подкошенный рухнул обратно. Женщина испуганно всплеснула руками и метнулась ко мне, причитая: - Да разве можно тебе сейчас вставать?! И думать об этом забудь! Целитель сказал, до завтра точно полежать придётся. Я не стал скрывать своего возмущения, ведь всем известно, этим целителям волю дай, они и здорового залечат, во цвете лет в могилу сведут: - Целые сутки бревном поваленным лежать?! Да принцесса Элея за это время камня на камне от замка не оставит! Тьфу, мрак, да что у меня с голосом-то? Пищу как девчонка, даже самому слушать противно. Вон, и женщина как-то странно смотрит на меня, тоже, видимо, не в восторге от моего мышиного визга. Надо бы, кстати, как следует разглядеть мою спасительницу, чтобы знать, кого за исцеление благодарить. - Что с тобой, дитя моё? - дама подошла вплотную к кровати, положила прохладную ладонь мне на лоб. - Ты меня пугаешь. Я откашлялся, крепко протёр глаза, чтобы прогнать проклятые круги перед глазами и вернуть себе не только нормальный голос, но и зрение. Ненавижу чувствовать себя беспомощным щенком, не способным за себя постоять! - Тебе плохо? - не унималась женщина, и я отчётливо услышал слёзы в её нежном голосе. - Позвать целителя? Я открыл глаза, и вымученная вежливая улыбка намертво примёрзла к губам. Передо мной стояла сама королева! Бледная от волнения, дрожащая, с мокрыми от слёз щеками. Силы света, неужели я не смог спасти эти противную девчонку? Неужели принцесса Элея погибла?! - Ваше Величество, - пролепетал я, широко распахнутыми глазами глядя на женщину, - что Вы тут делаете? Розамунда Лилиана растянула дрожащие губы в улыбке: - А где же мне быть, как не у постели своему неугомонной дочурки? Э-э-э, кто-нибудь что-нибудь понимает? Лично я нет. - Ваше Величество, я Вас не понимаю. Знаю, мой ответ прозвучал не очень вежливо, но мне сейчас не до дипломатических расшаркиваний. Голова кругом идёт, причём как в прямом, так и в переносном смысле слова и нет ни малейшего желания разгадывать королевские загадки. Розамунда Лилиана отчаянно побледнела и наклонилась надо мной, пристально всматриваясь мне в глаза: - Девочка моя, что с тобой? Ты не узнаёшь меня? Я нахмурился, пытаясь понять, почему королева называет меня своей девочкой. Насколько я помню, ничего женственного во мне не было: широкие плечи, густые рыжие с широкой пепельной прядью волосы, коротко обрезанные, чтобы не мешали в драке. Жёлтые хищные глаза, волевой подбородок, украшенный щёгольской бородкой, сильные руки, покрытые короткими жёсткими волосками. Нет даже намёка на мягкость и женственность, я весь как жилистый ремень, каким держат на привязи озверевших хищников, и они не могут сорваться. Так почему королева упорно называет меня девочкой? Может, её тоже во время взрыва контузило? - Ваше Величество, - я тщательно подбирал слова, чтобы, сохраните светлые силы, не обидеть королеву, - я не понимаю, почему Вы называете меня девочкой. Розамунда Лилиана звонко рассмеялась и нежно погладила меня по щеке: - А как же мне тебя называть? Нравится это тебе или нет, Элея, но ты моя девочка. Моё золотце, мой непослушный солнечный цветочек. Так, одно из двух: или королева сошла с ума, что неудивительно, учитывая, что её дочурка кого угодно разума лишит, или... У меня кровь застыла в жилах, а сердце замерло, готовясь к экстренной эвакуации в левую пятку. Я глубоко вздохнул, до крови прикусил губу, прогоняя накатывающую, подобно морской волне, панику и негромко прошептал, холодея от каждого слова: - Или я стал принцессой Элеей. - Что? - королева с мягкой улыбкой наклонилась надо мной. - Что ты сказала? Да я скорее сдохну, чем повторю! Невероятным усилием воли я растянул губы в подобии улыбки и пролепетал: - Всё в порядке Ва... э-э-э... матушка. Я только немного устал...а и хотела бы отдохнуть, если Вы не возражаете. - Отдыхай, моя радость, - Розамунда Лилиана нежно поцеловала меня в лоб, опять погладила по щеке. - Я буду в соседней комнате. Если тебе что-то понадобится, сразу зови меня. Сладких снов, моё золотце. Даже когда королева вышла из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь, я смог обуздать себя и сначала досчитал до тридцати, а лишь потом поднялся и подошёл к большому, от пола до потолка зеркалу. Хотя, если быть честным, то моя выдержка объяснялась вовсе не хладнокровием, а страхом. Да-да, мне было мучительно страшно, я отчаянно страшился отражения в зеркале и как только мог оттягивал момент истины. - Мрак тебя заешь, Лер, - прошептал я, чтобы хоть немного подбодрить себя, - хватить трястись, словно овечий хвост! Я чуть ли не за шиворот выволок себя из кровати, дошёл до зеркала и отважно взглянул в его таинственно поблёскивающую глубину. Ну вот, как говорит Алекс, что и требовалось доказать. В зеркале отражалась стройная хрупкая девушка, чьи растрёпанные насыщенного золотистого цвета волосы спускались ниже бёдер. Широко распахнутые большие фиолетовые глаза девицы смотрели тревожно и чуть испуганно. Я досадливо поморщился, зазеркальная красотка в точно повторила мою гримаску. Тогда я медленно, с унаследованным от папаши-оборотня упрямством продолжая надеяться на чудо, коснулся подола кружевной до безобразия ночной рубашки, скрывавшей моё тело, и резким движением сорвал и отшвырнул её прочь. Отражавшаяся в зеркале девица в точности повторила мои действия, не промешкав ни мига. Я резко втянул воздух через плотно стиснутые зубы, удерживаясь от крика или рычания. Последняя робкая надежда погибла под рухнувшими на неё неопровержимыми доказательствами того, что девица из зеркала - это я сам. В результате всеми силами света проклятого эксперимента я превратился в принцессу Элею. Я запустил пальцы в густую до отвращения шелковистую шевелюру и глухо застонал. Для оборотня нет большего позора, чем оказаться в чужой шкуре, даже к полукровкам, детям от смешанных браков, в кланах относились как к калекам: со снисходительным презрением и при первой же возможности старались очистить свои владения от порочащего его выродка. Я же оказался не просто в чужой шкуре, но ещё и стал женщиной, самкой, пусть и королевского рода! Такого позора ни один уважающий себя оборотень мне точно не простит, от меня даже полукровки отвернутся. Я снова глухо застонал и резко дёрнул ненавистные длинные локоны, проклиная тот миг, когда прибежал во дворец, чтобы спасти проклятую принцессу от очередной неприятности, в которую она, по свойственной ей дурости, залезла. - Элея, милая, у тебя всё в порядке? - раздался за дверью встревоженный голос королевы. - Мне показалось, ты стонала. Я ещё раз дёрнул локоны, негромко откашлялся и, стараясь, чтобы мой голос звучал сонно и приветливо, прощебетал: - Всё в порядке, матушка, я уже засыпаю. - Сладких снов, моя девочка. Я буду в соседней комнате. Спасибо, что предупредили, Ваше Величество. Постараюсь быть более сдержанным в проявлении чувств. Я ещё раз тоскливо посмотрел на девицу в зеркале. Хм, а фигурка-то у нашей принцессы очень даже ничего! Хищно усмехнувшись, я приподнял и сжал в руках высокую грудь, погладил тонкую талию, повертелся перед зеркалом, оценивая бёдра. Нет, всё-таки попка маловата, у девушек лади Юманы вид сзади позаманчивей будет. Ну ничего, помню, кто-то из девчонок жаловался, что всё съеденное на фигуре откладывается? Отлично, будем доводить тело принцессы до соответствующих моему вкусу параметров. А заодно искать способ возвращения своего привычного облика, который мне за все эти годы стал так дорог. Кстати, надо бы поинтересоваться так, между прочим, что с моим телом... то есть телохранителем. Я зевнул, привычно прикрыв рот кулаком. Глаза слипались так, что приходилось прикладывать немало сил, чтобы держать их открытыми. Завтра, всё завтра, вдруг утром окажется, что это всё дурной сон, и я проснусь опять Эр Лером. Нет, знаю, что надеяться на такой благоприятный исход глупо, но вдруг? В конце концов, мы же живём в мире, пропитанном магией, здесь всё возможно! Ещё раз бросив оценивающий взгляд на отражающуюся в зеркале девицу, я подобрал с пола кружевное безобразие, брезгливо повертел в руке, но потом всё-таки надел. Не хотелось бы начинать утро с объяснений, почему принцесса спит голой. Чем меньше я буду привлекать к себе внимание, тем лучше. *** Элея. Мне было плохо. Нет, не так. Мне было очень плохо. У меня болели даже те части тела, о существовании которых я до этого момента даже не догадывалась. Я попробовала повернуться на правый бок, в надежде, что в привычной позе мне станет легче, но первое же движение причинило такую боль, что я громко застонала. - Лер? - услышала я сквозь шум в ушах чей-то голос, показавшийся мне смутно знакомым. - Ты очнулся? Попей. К моему лицу вплотную поднесли что-то твёрдое и шероховатое. Я кое-как разлепила пересохшие губы и, пусть и не без труда, но смогла сделать пару глотков прохладной, отдающей травами, влаги. Утолив жажду я почувствовала себя несколько бодрее, в голову тут же роем растревоженных пчёл ворвались всевозможные почему: почему рядом со мной какой-то мужчина, а не мама? Почему мой спаситель, скорее всего, целитель, вместо того, чтобы целиком и полностью сосредоточиться на мне, болтает с моим телохранителем? Почему в моих покоях так жарко и пахнет псиной? Не очень сильно, но всё-таки вполне ощутимо? - Ну как ты, друг? - голос целителя прозвучал совсем рядом со мной. - Ну и напугал ты нас, а Лене, в её положении, это не очень-то полезно. Лене? При чём здесь фрейа Лена, супруга фрея Алессандриэля, лучшего друга моего телохранителя (хотя я до сих пор понять не могу, что общего может быть у грубого оборотня-полукровки и потомственного аристократа с душой принца)? Решив получить ответ хоть на один из вопросов, я с большим усилием открыла глаза. Уф-ф-ф, раньше такое простое действие не отнимало у меня столько сил, что же со мной произошло? Сквозь плавающий перед глазами густой туман, который иногда разрывали отвратительного вида багровые пятна, я с трудом разглядела угрожающе нависший надо мной потолок, лишённый каких бы то ни было украшений. Бр-р-р, мерзость какая! Я поспешно перевела взгляд на стоящих у громоздкого, словно раздувшаяся болотная жаба, камина парня и девушку, в которых с трудом, но всё-таки узнала фрея Алессандриэля и его супругу. Странно, а где же мама с папой? - А где мама? - прошептала я и брезгливо поморщилась, до того грубым показался мне мой голос. Как у солдафона какого-то, честное слово! Алессандриэль, которого все друзья называли Алексом, удивлённо посмотрел на свою супругу, продолжая разминать в руках какую-то беловатую массу. Фрейа Лена воодушевлённо всплеснула руками и легкокрылой птичкой вспорхнула ко мне: - Ты хочешь увидеть маму? Как здорово! Я пожала плечами и скривилась от боли, пронзившей всё тело: - А что такого странного в моём желании? Мы с мамой очень близки. - Значит, ты её простил? - Алекс подошёл ко мне и решительно потянулся к укутывающему меня покрывалу. - Что Вы делаете?! - взвизгнула я, изо всех сил вцепляясь в покрывало и пытаясь отползти как можно дальше. - Я же не одета! Лена сдавленно кашлянула, а Алекс насмешливо фыркнул: - Можно подумать, я что-то у тебя не видел. Ошеломлённая такой откровенной грубостью я потеряла дар речи, покраснев так отчаянно, что даже шея и уши запылали. Моё смущение не укрылось от фрея и его супруги, они опять тревожно переглянулись. - Лер, ты чего? - Алекс нахмурившись положил руку мне на плечо. - Ведёшь себя как девчонка, честное слово! - Эй, ты слова-то выбирай, - обиделась фрейа Лена. Окончательно перестав что-либо понимать в происходящем, растерянная и униженная, терзаемая болью я разрыдалась, закрыв лицо руками. - Ле-е-ер, - ошеломлённо выдохнул Алекс, и в следующую минуту я почувствовала, как меня прижали к прохладной чуть шероховатой ткани рубашки, которую я с удвоенной силой стала поливать слезами. - Похоже, целители ошиблись, у Лера серьёзное сотрясение головного мозга, - озабоченно заметила Лена, ласково гладя меня по голове. - Целитель сказал, у Лера всего лишь сильные ушибы, ничего серьёзного, - тревога, звучащая в голосе Алекса одновременно и успокаивала, и раздражала меня. В самом деле, почему они обращаются со мной как с мужчиной?! Они что, не видят кто перед ними?! - Почему вы постоянно говорите об Эр Лере? - чтобы задать этот простой вопрос мне пришлось чуть отодвинуться и сердито насупиться: - Между прочим, это неприлично, игнорировать даму! - Даму?! - изумлённо воскликнули Алекс и Лена глядя на меня, как на сорвавшегося с цепи пса, во всеуслышание заявившего, что на самом деле он безобидный мотылёк. - Ты что, считаешь себя дамой?! Теперь пришёл мой черёд сомневаться в благоразумности фрея и его супруги. Видимо, так переволновались, что элементарные вещи перестали замечать. - Ну разумеется, - я пожала плечами и гордо вскинула голову. - Вы что, не узнаёте меня? Я принцесса Элея! - Ир-ра-ка-ша, - прошептал Алекс, а Лена коротко и звучно добавила: - Звездец. Полный. Я совсем неблагородно хлюпнула носом и умоляюще посмотрела на Алекса и Лену: - Может быть, вы мне объясните, что вообще происходит? Я вас очень прошу. Я даже робкую улыбку вымучила и ресничками затрепетала, чтобы просьба точно без ответа не осталась. Алекс тяжело вздохнул, взлохматил волосы, превратив лёгкую растрёпанность в воронье гнездо, и повернулся к Лене: - У тебя зеркальце есть? - Откуда?! - фрейа так искренне изумилась, словно у неё сильнейший яд спросили, а не обычную вещь, без которой ни одна уважающая себя девушка на улицу не выйдет. - Я его только на приёмы с собой беру, а ночью-то мне оно зачем? Алекс досадливо прицокнул языком и обвёл комнату внимательным ищущим взглядом. Я тоже огляделась и брезгливо сморщила носик. Да уж, одного взгляда достаточно, чтобы понять, что дамы в этой комнатёнке если и бывают, то крайне редко и совсем не для уборки. Голые стены, какого-то совершенного нежилого цвета и вида, не украшал даже маломальский рисуночек, на уродливом камине, кое-как протёртом от пыли, громоздились всевозможные баночки и пакетики, остро пахнущие целебными травами. Даже мебель в комнате вся была какая-то громоздкая и неуклюжая: что кособокий стол, задвинутый в тёмный угол, что сердито ощетинившийся занозами стул, стоящий у окна. Силы света, неужели отец так сильно рассердился на меня, что отправил в тюрьму?! Приличные люди в таком безобразии точно жить не могут. - Где я? - испуганно пролепетала я, машинально натягивая на себя покрывало. - У себя в комнате, - ответил Алекс, сосредоточенно хлопая себя по карманам. Что?! Да не может такого быть! Эта конура даже по запаху на мою любимую светлую и просторную комнатку не похожа. - В комнате, которую по приказу принцессы отвели Леру, - мягко пояснила Лена, заметив моё замешательство. Я виновато прикусила губу. Ну да, было дело. В первый же день службы Эр Лер страшно разозлил меня, и я приказала слуге поселить телохранителя как можно дальше от меня. А шёпотом добавила что-то, сейчас уже толком не помню, что именно, про конуру. Ну я же не думала, что мои слова воспримут буквально! Теперь я понимаю, почему мой телохранитель на меня всегда зверем смотрит, такие покои к милосердию и дружелюбию точно не располагают. - Нашёл! - радостно воскликнул Алекс, вытягивая что-то длинное и блестящее. - Это, конечно, не зеркальце, но тоже подойдёт. Я вытянув шею с любопытством смотрела на кусок эльфийской стали, которую Алекс почему-то таскал у себя в кармане. - Держи, - фрей протянул полосу мне, - она ровная гладкая и отражает ничуть не хуже зеркала. Я взяла металл в руки, всмотрелась в блестящую глубину и отчаянно закричала: из таинственно поблёскивающей глубины на меня смотрел Эр Лер! - Лер, ты чего? - Алекс поспешно зажал мне рот рукой, а Леня тяжело вздохнула и прошептала мужу на ухо: - Знаешь, по-моему, это не Лер. - А кто? - изумился фрей. - Его лицо, его голос, даже глаза и запах его. Фрейа развела руками: - И тем не менее, это не он. Ты же сам сказал, что он ведёт себя как девчонка! Алекс нахмурился, медленно убрал руку и требовательно глядя мне в глаза спросил: - Кто Вы? Всхлипывая и размазывая слёзы по щекам, я кое-как пробормотала: - Я принцесса Элея... Я... у меня... - Вот, выпей, - Лена протянула мне пузырёк остро пахнущий мятой, - тебе нужно успокоиться, ты слишком взбудоражен...а. Я благодарно кивнула и осторожно отпила из флакончика, прекрасно помня, что во все снадобья целители помимо трав добавляют ещё и магический компонент, передозировка которого может привести к самым неожиданным последствиям. Не хватало ещё крылья отрастить или заквакать для полного счастья! Успокоившись и вытерев слёзы, я с благодарной улыбкой передала Лене пузырёк и, прекрасно понимая, что общими фразами отделаться не получится, принялась рассказывать: - Я проводила эксперимент... - Вопреки воле отца? - ехидно заметил Алекс, заставив меня досадливо поджать губы. Тоже мне, законопослушный фрей, сам мальчишкой душу друга в себя впитал! - Алекс, не перебивай, - укоризненно шикнула на мужа Лена. - Прошу прощения, дамы, - Алессандриэль отвесил церемонный поклон, - я никого не хотел обидеть. В голосе фрея мне отчётливо послышалась насмешка, но я благоразумно решила не обижаться на, возможно, единственного человека, способного мне помочь и, откашлявшись, повторила: - Так вот, я проводила у своей лаборатории один магический эксперимент... Говорить, какой именно эксперимент я проводила, мне очень не хотелось, но сейчас как на приёме у целителя: чем больше расскажешь, тем больше шансов на благополучное разрешение ситуации. - Я хотела поменять местами души огненной бабочки и крылатой искрянки. - С ума сошла?! - рыкнул Алекс начисто позабыв не только о своём обещании не перебивать, но даже о том, что разговаривает не с грубым полукровкой, а принцессой. - Разве фрей Унок тебе не говорил, что нельзя проводить эксперименты с душами, это смертельно опасно! Я обиделась. Ох уж эти мужские двойные стандарты, запрещающие что-то женщинам только потому, что они не родились мужчинами! - Ты ещё мальчишкой впитал в себя душу принца Гейбла, - напомнила я, недовольно насупившись и скрещивая руки на груди. - Во-первых, я спасал друга, а во-вторых, я чуть не умер во время этого проклятого обряда, - не унимался Алекс. - Брейк, - Лена решительно встала между нами, повелительно вскинув ладони, - сейчас не время выяснять отношения. Значит, Вы решили провести ритуал переселения душ, я правильно понимаю? - Да, - я согласно кивнула и скривилась от боли, - но что-то пошло не так, хотя я всё делала согласно записям в свитке. Зелье очень сильно закипело, в лабораторию вломился Лер, оттащил меня от котелка и накрыл собой... - И в этот момент раздался взрыв, - Алекс надул щёки и с шумом выдохнул. - Вы ошибаетесь, принцесса, заклинание сработало просто изумительно, поменяв вас с Лером телами. Я ахнула и зажала рот рукой, неприятно оцарапав ладошку о колючую щетину. Светлые силы и все их хранители, теперь у меня щетина на лице! - И что теперь делать? - Лена смотрела на мужа как на вещего оракула, истину в последней инстанции. Алекс задумчиво взлохматил волосы, превратив воронье гнездо в логово карликового дракона: - Звать падре Антонио, он один может нам помочь. - Падре Антонио покинул Андроден, - простонала я, вспомнив, как сама лично подслушала разговор мага с отцом. Алекс присвистнул и опустился на кровать, небрежно подвинув мои ноги. - А можно как-то вызвать мага сюда? - Лена покосилась на щетинистый стул и осторожно присела ко мне на кровать рядом с мужем. Алекс задумчиво притянул жену к себе, поцеловал в висок, потом вообще на колени к себе усадил и стал укачивать, словно маленького ребёнка. Я молчала, с лёгкой завистью наблюдая за фреем и его парой. Тоже так хочу, чтобы на ручках носили, на коленках качали, целовали и обнимали. И любили не потому, что принцесса, а просто потому, что я - это я. Я мечтательно вздохнула, а потом вспомнила, что нахожусь в теле своего телохранителя и жалобно всхлипнула. - Вот что, дамы, - Алекс решительно хлопнул ладонью по кровати, - как говорится, утро вечера мудренее. Сейчас предлагаю лечь спать, а завтра утром, сразу после завтрака, соберёмся все вместе и обдумаем, как нам вызвать падре Антонио и что делать, до его возвращения. - И телохранителя позовём? - я недовольно поморщилась. Опять начнёт рычать на меня, глазищами жёлтыми сверкать и гадости говорить, мол, уважающей себя принцессе пристало рукоделием заниматься, а не в лабораториях возиться. Тоже мне, проповедник нашёлся, сам вместе с моим непутёвым братцем только и делает, что бродит к девицам с сомнительной репутацией! - Лера позовём обязательно, - фрей Алессандриэль озабоченно нахмурился, - надеюсь, что мои предположения верны, и он переместился в тело принцессы, а не сгинул или развеялся в результате взрыва. - Ой, да что с ним может быть! - сердито отмахнулась я. Терпеть не могу этого рыжего громилу, годного лишь на то, чтобы кулаками гвозди в стену вгонять! И почему фрей Алессандриэль так привязан к этому полукровке? - Лер в полном порядке, я в этом не сомневаюсь, - Лена прижалась к мужу, щедро делясь с ним своим теплом и надеждой. А-а-а-а, я тоже так хочу! Нужно как можно быстрее вернуть меня обратно, чтобы я могла начать поиски супруга, благо, через две недели как раз женихи приедут. Мамочка милая, через две недели женихи приедут, а я в теле мужчины! Причём страшного: рыжего и волосатого!!! Светлые силы, смилуйтесь надо мной, пусть утром всё это окажется просто страшным сном! Я поспешно упала на кровать, натянула до самого носа шершавое покрывало и скороговоркой выпалила: - Доброй ночи, сладких снов, благодарю за заботу, до завтра! - Доброй ночи, - у лёгким смешком ответил Алекс, и я сквозь плотно сомкнутые веки различила вспышку открывшегося портала. Фрей Алессандриэль с супругой вернулись домой, к своему малышу. Я привычно повернулась на бок, пинками выгнала из головы назойливые мысли, выровняла дыхание и, пусть и не сразу, но всё-таки заснула. Светлые силы, молю Вас, пусть утром всё окажется лишь страшным сном. Глава 2 Проснулся Лер по привычке рано, вместе с первыми лучами солнца. Магия огня, унаследованная им от матери, особенно сильна была ранним утром, пламя бушевало в крови, требуя выхода, а потому в рассветные часы Эр Лер был особенно активен и полон сил. Как обычно, ещё до того как открыть глаза, оборотень потянулся и прислушался к песне огня в своей крови, но ничего не услышал. Лер нахмурился, распахнул глаза и озадаченно уставился в высокий, украшенный причудливым позолоченным орнаментом потолок. Такого в его комнате точно никогда не было. Озадаченно рыкнув, Эр Лер перевёл взгляд с потолка на стены и недовольно сморщился: комната была розовая! Всё, от обивки стен до мебели и кучи мелких безделушек, украшающих практически все ровные поверхности, было всевозможных оттенков розового. - Какого... - начал оборотень и осёкся, до боли прикусив губу. Воспоминания рухнули на него подобно пресловутому пыльному мешку из-за угла. Лер решительно отбросил в сторону одеяло и приглушённо застонал, воззрившись на гордо торчащую из многочисленных кружевных волн девичью грудь. - Мур-ру-ха-за, это был не сон. Я действительно стал принцессой Элеей! Обессиленный этим унизительным открытием, Лер рухнул на подушку и широко распахнутыми глазами уставился в потолок, пытаясь понять, что ему теперь делать. Жизнь оборотня-полукровки никогда не была усыпана цветами: мать отказалась от него под давление супруга, которому не хотелось воспитывать чужого ребёнка, а отец вообще не подавал о себе никаких вестей и долгое время считался погибшим. Маленький Лер попал к бродячим циркачам, которые относились к нему как к уродцу, ошибке природы, не достойной ни любви, ни заботы, ни уважения. Только после знакомства с Алексом светлые силы обратили внимание на полукровку и стали одаривать его своими улыбками. У мальчика появился верный друг, тёплый дом, крепкая одежда и обувь, которую Лер долгое время считал совершенно излишней, предпочитая и в холода, и в зной бегать босиком. Когда мать Эр Лера овдовела, она сразу же забрала сына к себе, всеми силами стараясь дать мальчику то, чего он так долго был лишён: семью. В мальчугане пробудилась магия огня, и мама часами обучала сына управлению этой грозной и непредсказуемой силой. Часто случалось, что во время занятий обращались в пепел неосторожно оставленные без присмотра свитки, появлялись уродливые ожоги на обивке мебели, а комнату заполнял удушливый сизый дым. В такие минуты Лер огорчалась едва ли не до слёз, а мама крепко обнимала его и говорила, что огонь не терпит слёз. Он подчиняется лишь тому, чей жар души сильнее пламени. - Огонь подчиняется лишь тому, чей жар души сильнее пламени, - прошептал Лер и одним мощным прыжком вскочил с кровати. - Хватит киснуть и хуже бывало! Печальный треск сообщил, что кружевное безобразие, которое оборотень напялил перед сном, чтобы избежать ненужных вопросов и совершенно излишнего, на данный момент, внимания со стороны слуг, было не предусмотрено для резких движений. Досадливо рыкнув, Эр Лер посмотрел на уныло отвисший клок пеньюара. Да, пожалуй, такое даже магией не исправишь, остаётся надеяться, что это не единственный пеньюар принцессы Элеи. Или хотя бы не самый любимый. Содрав с себя кружевные лохмотья и затолкав их под кровать, мысленно сделав пометку при первом же удобном случае отправить лоскуты в мусор, Лер подошёл к зеркалу и изучающе воззрился в его блестящие глубины. - Итак, подведём итоги, - констатировал оборотень после пятиминутного созерцания собственного отражения. - Я попал в тело принцессы Элеи. Это плюс. Было бы гораздо хуже, стань я бессловесной зверюшкой или вообще какой-нибудь колбой. Принцесса, в силу своего происхождения, постоянно на виду, она каждый день общается с мраковой прорвой народа. Это минус, потому что притворяться я не умею. А придётся. Так, какие ещё есть плюсы в моём теперешнем положении? Молодое здоровое и красивое тело, богатство и власть... Хм, не так и плохо, если подумать. Пожалуй, я справлюсь с ролью принцессы, мне и делать-то по большому счёту ничего не придётся, закатывай себе глазки по сто раз на дню да пищи противно: 'Потому что такова моя воля'. Может, мне не торопиться становиться собой, пусть принцесса, где бы они ни была и кем бы ни стала, побудет в чужой шкуре? Глядишь, и свою жизнь, когда я верну её обратно, больше ценить начнёт... Эр Лер довольно рыкнул, озорно подмигнул зазеркальной красотке и провёл ладонями по фигуре, чисто по-мужски наслаждаясь нежностью и мягкостью кожи, упругостью груди и стройностью талии. - А попку я пошире сделаю, - Лер похлопал себя по ягодицам, - чтобы сидеть мягче было и смотрелось аппетитней. Белозубо оскалившись, оборотень отошёл от зеркала и направился к платяному шкафу, так щедро изукрашенному резьбой и позолотой, что даже сложно было определить, из какого дерева его сделали. *** Эр Лер. Мы, оборотни, даже полукровки, в быту неприхотливы. В самую лютую стужу можем спать на полу или голой земле, питаться один раз в сутки, а то и голодать несколько дней подряд. В одежде же для нас главное, чтобы она прикрывала то, что является гордостью для нас и отчаянно смущает представителей всех остальных рас. Всё остальное: цвет, фасон, ткань, для нас значения не имеет. И вообще, глупо скрывать то, чем наградили тебя светлые боги, особенно, если ты не можешь выбрать себе пару по запаху или магическим потокам. Дружба с Алексом немного изменила моё отношение к жизни, я научился наслаждаться вкусной едой, мягкой постелью, тёплой одеждой, которая спасает от ледяного ветра, замораживающего кровь в жилах. Но я по-прежнему не понимаю, почему нельзя носить голубую рубашку с жёлтыми брюками и красной шляпой? Почему к лёгкому костюму, сшитому из такой тонкой ткани, что она едва ли не просвечивает, нельзя взять прочные кожаные перчатки и плащ из шкуры горного дракона? И зачем брать с собой шпагу, если ты идёшь на бал и совершенно точно не собираешься там ни с кем драться? И вообще, почему мужчине благородного происхождения обязательно нужно носить шпагу, хотя тот же Алекс в битвах предпочтение отдаёт паре серебряных зачарованных кинжалов? Примерно таким вот размышлениям я и предался, когда распахнул шкаф и увидел огромное количество платьев, от пёстрой яркости которых у меня моментально зарябило в глазах. Бр-р-р, теперь я понимаю, почему Элея по сто раз на дню переодевается, и каждый раз тратит на одевание не меньше часа. Пока выберешь из этого вороха что-то одно, уже полдня пройдёт. А нужно же ещё и нацепить наряд на себя, подобрать к нему украшения, сделать причёску... Я тоскливо вздохнул, усилием воли заглушая пробуждающееся глухое недовольство. Гнев плохой советчик, особенно для огненного мага, в чьих жилах течёт кровь Морского волка. И пусть сейчас я в теле девчонки, но я был, есть и буду огненным магом. А значит, нужно двигаться вперёд всем преградам вопреки. Я зажмурился и решительно засунул руку в шкаф, предоставив провидению выбор моего утреннего наряда. Как только мои пальцы стиснули что-то приятно бархатистое, я открыл глаза и одобрительно хмыкнул. А что, очень даже неплохо. Платье глубокого тёмно-коричневого цвета с длинными рукавами и нежное на ощупь. На свету ткань наверняка будет загадочно мерцать, привлекая внимание к наряду, а не к его обладательнице. То, что мне и нужно. Пыхтя и сопя, я выдрал платье из шкафа, пинками затолкал обратно свалившиеся с вешалок наряды и, закрыв дверцу, облегчённо выдохнул. Итак, одежду я выбрал, осталось только нацепить её на себя. Первая попытка надеть платье закончилась печально: я запутался в юбках и чуть не задохнулся. Во время второй попытки я как-то умудрился просунуть обе руки в один рукав и еле выдрал их обратно. Гр-р-р, теперь я понимаю, почему Элея всегда с помощью прислуги одевается, в одиночку изнеженной принцессе с этими тряпками точно не совладать! Может, и мне горничную позвать? Я бросил взгляд на стоящие на каминной полке часы. Нет, ещё слишком рано для пробуждения принцессы, Элея-то раньше десяти не вставала. Хотя, учитывая, что у этой паршивки была секретная лаборатория, вполне возможно, принцессочка ложилась на рассвете, а потому и вставала позже, чем все нормальные люди. Хм, а не изменить ли мне привычный режим принцессы? Я посмотрел на валяющееся на полу платье презрительно оскалившееся на меня петлями шнуровки и решительно взялся за крошечный золотой колокольчик, стоящий на причудливом прикроватном столике. Ну надо же, королевский дворец, а прислугу колокольчиком вызывают! Я думал, тут уже давно всё маговестниками оборудовано... На звонок в комнату поспешно вбежала хорошенькая горничная, торопливо присела, чинно опустив глазки вниз. Я взглядом знатока окинул взглядом фигурку служанки, её упругие кудряшки, упрямо выбивающиеся из-под белоснежного чепчика, чуть вздёрнутый вверх носик и румяные щёчки. Эх, хороша, проказница, с такой ночка за час бы пролетела! Может, стоит пригласить её на прогулку? - Что принцесса прикажет? - прощебетала девушка, по-прежнему не поднимая глаз. Я досадливо шлёпнул себя ладонью по лбу: мрак, как я мог забыть, я же девица! И приглашать эту милашку на прогулку мне нет никакого резона. - Помоги мне с платьем. Я честно попытался воспроизвести капризно-повелительный тон Элеи, но не уверен, что у меня получилось. Говорил же, не умею притворяться. - Какое платье госпожа желает надеть сегодня утром? - прощебетала служанка, быстро вскинув на меня блестящие глазки и снова присела, явив моим глазам два симпатичных нежно-розовых холмика, выглядывающих из квадратного декольте форменного платья. Эх, малышка, за что же ты так со мной... - Вот это, - я поднял наряд с пола и взмахнул им, как флагом, пытаясь хоть немного стряхнуть напряжение. - Я решил...а надеть вот это. Тёмные миндалевидной формы глазки служанки изумлённо округлились, густые приятной округлой формы брови дрогнули и чуть сошлись к переносице. Не понял, я что-то не то сказал? Или сделал? - Осмелюсь заметить, госпожа, сегодня утром очень тепло, - горничная каким-то чудом ухитрилась выделить голосом сразу несколько слов: утром и очень тепло. Та-а-ак, как любит говорить Алекс, проявим чудеса догадливости. Если я не совсем идиот, а я всё-таки надеюсь, что не совсем уж бестолковое создание, милашка вежливо намекает мне, что выбранное платье не подходит для утра. Мрак и все его приспешники, как эти девицы любят всё усложнять! Я старательно натянул на лицо гримаску капризной скуки, которую регулярно замечал у принцессы Элеи, и протянул: - Тогда подбери мне платье сама, сегодня утром я не хочу об этом думать. Горничная как-то странно посмотрела на меня, но прекрасное воспитание и жизнь во дворце отучили девушку задавать лишние вопросы и обсуждать слова и поступки господ, а потому милашка лишь в очередной раз низко присела: - Да, госпожа. Красотка легкокрылой бабочкой порхнула к шкафу, решительно распахнула его, и на неё обрушилась растревоженная мной лавина платьев. Отпрыгнуть в сторону девушка не успела, моментально оказавшись погребённой под ворохом юбок, шлейфов и прочей разноцветной ерунды, которой так любят украшать себя девицы. Тёмные оборотни, как неловко-то! Я бросился к девушке и стал торопливо выпутывать её из вороха тряпок. Во время раскопок я пару раз чисто случайно (да-да, чисто случайно, можете мне поверить) коснулся груди милашки и с трудом сдержался, чтобы не погладить приятную выпуклость. Я совсем не против подставить принцессу Элею, но повышенное внимание ко мне со стороны членов королевской фамилии и придворных целителей мне точно ни к чему. Как говорится, чем меньше знают мои псевдо родители, тем целее у меня нервы и крепче сидит голова на плечах. - Прошу прощения, госпожа, - пропыхтела горничная, неловко выбираясь из-под вороха одежды и заправляя кудряшки по чепчик, - я всё уберу! - Да ладно, расслабься, - отмахнулся я, и по тому, как девушка недоверчиво застыла, понял, что ляпнул что-то не то. - Э-э-э, я хотел...а сказать, что ты ни в чём не виновата. Я сам...а устроила этот кавар... э-э-э, беспорядок, когда доставала платье. Уф-ф-ф, честное слово, я даже взмок, стараясь говорить как благовоспитанная принцесса. Вот интересно, Элея каждый вечер все эти изысканные фразы составляет, а потом всю ночь заучивает? Хотя нет, вряд ли, она ведь всё свободное время своим магическим экспериментам, будь они неладны, посвящает. Выходит, наша принцесса не так и глупа, раз может с лёгкостью переходить от образа благовоспитанной фрейа к ученице мага и обратно. И ведь ни разу не попалась, что интересно, хотя частенько бывало, что её прямо из лаборатории на какой-нибудь бал или приём выдёргивали! Я хмыкнул, привычным собачьим жестом поскрёб шею и поймал ошарашенный взгляд горничной. Мрак непобедимый, я опять прокололся! - Г... госпожа, наверное, плохо себя чувствует? - пролепетала девушка, делая крошечный шажок подальше от меня. Давай, Лер, соберись, а то могут потом и не собрать! Я страдальчески сморщился и приложил пальцы к вискам, виновато улыбаясь: - Да, голова болит и... - я замялся, лихорадочно соображая, на что ещё может пожаловаться благородная фрейа, - слабость во всём теле. Горничная всплеснула руками и метнулась ко мне: - Госпожа так зачем же вам трудить себя? Позвольте, я провожу вас до кровати. Эх, милашка, будь я мужчиной, я бы и в кровать тебя пригласил, а так одно расстройство от твоих слов. Да и если я опять лягу, то кто мне платье-то наденет? Второй раз пытки с нарядами я точно не перенесу, лучше за один раз отмучиться. Я ласково улыбнулся девушке, с удовольствием погладил её по упругой бархатистой щёчке и проворковал, чувствуя себя просто образцом кротости и милосердия: - Не беспокойся милая, мне уже лучше. Уверена, что стоит мне только прогуляться по саду, как я полностью выздоровею. Горничная опять низко присела: - Как пожелаете, принцесса. Я бесшумно перевёл дыхание и одарил девушку ещё одной сладкой улыбкой: - А сейчас, будь добра, помоги мне с утренним нарядом. О, как я завернул, даже самому понравилось! И у горничной последние сомнения-подозрения рассеялись, вон, как резво к одежде метнулась. - Вот, госпожа, это платье идеально подойдёт для сегодняшнего утра, - девушка протянула мне розовое кружевное безобразие, за которым тянулся по полу алый кушак. Я невольно содрогнулся, но к счастью, девушка приняла мою дрожь за холод и засуетилась, словно русалки перед королевской рыбалкой: - Замёрзли? Не волнуйтесь, принцесса, я сейчас, мигом. Горничная метнулась ко мне, за руку отвела к спинке кровати, нацепила мне на ноги какие-то нелепые оббитые мехом серебристой эльфийской белки тапочки с помпончиками. Я даже пикнуть не успел, как на меня натянули сначала длинную в пол прозрачную рубашку, потом белую полотняную юбку, потом ещё одну юбку, тоже белую, но уже расшитую кружевами, затем третью юбку, жёсткую, словно доспехи стражника, и угрожающе шуршащую. Предок-оборотень, да когда уже эти юбки закончатся?! Я негромко выдохнул через плотно стиснутые зубы, ещё не хватало выпустить из-под контроля огненную магию и испепелить тут всё вокруг! - Госпожа? - горничная замерла с какой-то расшитой бледно-розовым кружевом причудливой рубашкой. - Вам плохо? Ещё как плохо, милая, только помочь мне ты ничем не можешь, а значит, и сообщать тебе о моём паршивом состоянии нет никакого смысла. И вообще, не люблю жаловаться, в любой грязной луже можно найти золотую монету. - Всё хорошо, милая, - я улыбнулся девушке и не удержался-таки, озорно подмигнул, - у меня всё прекрасно. От моей улыбки девчушка расцвела, словно полевой цветок под лучами солнца и ещё быстрее запорхала вокруг меня. Я полностью доверился хорошенькой горничной, перестав контролировать процесс одевания и составляя план дальнейших действий. Итак, что я должен сделать? Во-первых, найти опытного мага, способного вернуть меня обратно в моё родное тело. Хотя, нет, это, пожалуй, во-вторых. Во-первых, стоит узнать, что же произошло с моим телом. - А скажи-ка мне, милая, - прощебетал я с максимально беззаботным видом, вцепившись руками в спинку кровати, - где мой телохранитель? Горничная оставила в покое корсет, которым с видом абсолютной невинности пыталась меня удавить (а как ещё объяснить это пыточное стягивание моей ни в чём не повинной талии?) и всплеснула руками: - Ваш отважный телохранитель, принцесса, жив! Жив! У меня словно бы сорвался со спины обломок скалы, даже дышать стало легче несмотря на тугой корсет. Я улыбнулся, кашлянул, чтобы голос не дрожал от волнения и небрежно, словно бы только для поддержания разговора, уточнил: - Значит, Эр Лер жив. Отлично, я этому искренне рада... А где он? Горничная сначала усадила меня на стул перед грациозным столиком с большим овальным зеркалом, вооружилась тремя разномастными расчёсками и устрашающим количеством шпилек и лишь потом ответила: - Так у себя он. К нему фрей Алессандриэль с супругой приходили вчера. - Да ладно?! - от изумления я в очередной раз забыл об образе благовоспитанной принцессы, в котором нахожусь. - У них же совсем недавно сынишка родился, как они его одного оставили?! К счастью для меня, горничная буквально пузырилась от собранных в коридорах дворца новостей и моей реакции не заметила. - Да-да, - важно подтвердила девушка и несколько раз внушительно кивнула кудрявой головкой, - я сама видела вчера поздно вечером фрея Алессандриэля и его супругу во дворце! У меня в горле запершило, и глаза зачесались от щемящей нежности. Алекс, мой верный друг, спасибо тебе, что ты всегда рядом. Я тряхнул головой, прогоняя излишнюю сентиментальность, и тут же услышал встревоженный голос горничной: - Ой, госпожа, осторожнее, я ещё не закончила причёску. Я послушно замер на месте, ходить лохматым пугалом мне не хотелось, только уголком губ процедил: - Как закончишь с причёской, будь добра, пригласи ко мне фрея Алессандриэля. Горничная вежливо кивнула, поглощённая составлением причёски и невинно уточнила, скорее даже факт констатировала: - Вашего телохранителя я тоже позову. Я не удержался от мстительной усмешки. Голову готов дать на отсечение, что я знаю, кто именно обитает в моём теле! *** Элея. Вопреки моим надеждам, утро ничего не изменило: я проснулась всё в той же мрачной и унылой комнате, которой изумительно подходило определение конура. Печально вздохнув, я откинула одеяло и решительно села на кровати. Моя отвага объяснялась довольно просто: ложе, на котором я провела ночь, было страшно жёстким и узким, словно гроб, у меня от него всё тело затекло! Поэтому я без сожалений покинула постель и опустила ноги вниз, в надежде, что мои изнеженные ступни сразу же попадут в домашние тапочки, желательно тёплые и мягкие. Увы, мой телохранитель, похоже, считал обувь дома совершенно излишней, мои ножки коснулись холодного и шершавого пола. Бр-р-р, гадость какая! Брезгливо морщась, я вскочила на ноги и стала озираться вокруг в поисках хоть какого-нибудь, пусть самого крошечного и безобразного зеркальца. В конце концов должна же я представлять, в какое страшилище превратилась! Разумеется, я знала, как выглядит мой телохранитель, но... Поймите меня правильно, я никогда не видела мужчину не только полностью обнажённым, но даже без рубашки, а потому испытывала вполне резонное любопытство. К моему искреннему восторгу и облегчению зеркальце я нашла. Небольшое овальное в простой потемневшей раме зеркало кривовато висело на стене и выглядело таким же неуклюжим и старым, как и всё вокруг. Светлые маги, проведшие первый магический эксперимент, помоги мне выжить в этой зловонной дыре! Содрогнувшись от смеси отвращения и холода, который источали камни пола, я подошла к зеркалу, со смесью любопытства и обречённости вглядываясь в его мутную глубину. Картинка, открывшаяся моему взору, честно говоря, не радовала. Из мутного в царапинах и каких-то странных потёках стекла на меня мрачно смотрел стройный (хоть это радует!) широкоплечий парень. Я тяжело вздохнула, уныло переводя взгляд с лохматых рыжих волос, которые ещё больше уродовала широкая пепельная прядь на жёлтые звериные глаза, а потом на заросшие рыжей щетиной щёки и вычурную бородку клинышком. Да уж, личико у меня теперь откровенно разбойничье, хорошо хоть никаких шрамов на нём нет. И нос прямой, не перебитый, что не может не радовать. С лица мой взгляд плавно опустился ниже и уткнулся в грубую мятую рубаху, скрывавшую тело. Я сердито фыркнула и поспешно сорвала с себя грязную то ли по виду, то ли действительно испачканную тряпку, которую язык не поворачивался назвать одеждой. Итак, как любит говорить мой непутёвый братик Клеон: 'посмотрим, полюбопытствуем'. Бросив первый мимолётный взор на отрывшееся мне мужское тело, я поняла, почему любопытство очень опасно, а чрезмерное любопытство даже считается преступлением. Мамочка милая, защити меня, твоя ненаглядная дочурка стала волосатым чудовищем! На неприлично мускулистой и плоской грудь (а-а-а, где вы теперь, два моих милых холмика, которые я так любила!!!) торчали жёсткие даже на вид рыжеватые волоски. Причём не один-два на всю площадь, это было бы ещё не так страшно, а ровная поросль, словно трава на газоне у дворца. Меня буквально передёрнуло от отвращения, я поклялась найти средство избавиться от этой растительности, чего бы мне это ни стоило. С груди мохнатая дорожка ручейком спускалась ниже, к моему искреннему восторгу абсолютно исчезнув на животе, а в самом низу живота опять растеклась лужей, под которой скрывалось... Я зажала рот рукой и зажмурилась, всеми силами стараясь забыть увиденное. Мама милая, неужели у всех мужчин ТАК? Какой ужас и, самое главное, почему оно такое большое? Я тоненько заскулила от отчаяния, на глазах выступили слёзы. Сердито шмыгнув носом, я нечаянно посмотрела на руки и застыла: пальцы у меня оказались крепкими длинными, но абсолютно неухоженными! Ногти коротко обрезаны, на левой ладони тонкая полоска шрама, а кожа на руках покрыта рыжеватыми волосками! Как показало дальнейшее обследование, ноги тоже оставляли желать лучшего. Да, длинные и стройные, но опять-таки неприлично мускулистые, со следами старых шрамов и проклятыми волосами! Светлые силы, до сегодняшнего утра я и не предполагала, что мой телохранитель такой мохнатый! Хотя, чему я удивляюсь, он же оборотень, пусть и наполовину, звериная кровь даёт о себе знать. Теперь нужно решить, чем бы прикрыть эту красоту неописуемую. Я тяжело вздохнула и отошла от зеркала. Шкафа для одежды, пусть даже самого маленького, я так и не нашла. Представляете, мой телохранитель хранит свои вещи на двух полках, прикрытых шторой, всего двух, подумать только! Да у меня ленты и шляпки занимают больше места, чем весь гардероб Эр Лера! С презрительной гримаской я потянулась к нижней полке и вытащила оттуда тёмно-коричневую рубашку, прочную и лёгкую одновременно. Хм, неплохо, совсем неплохо. Я повертела рубаху в руках, помяла, порастягивала, потом скрутила жгутом, ткань выдержала все испытания, даже не помявшись. Ух ты, прелесть какая, вот бы и мне такую! Я закинула рубашку на плечо и стала ворошить одежду на полке в поисках штанов. Мне попадались рубашки, жилеты, в самом низу вообще зачарованный кожаный панцирь лежал, но штанов не было. Я твёрдо помнила, что телохранитель мой всегда ходил в брюках, а потому привычно приподнявшись на носочки, продолжила поиски на верхней полке. Как оказалось, мой рост вполне позволял не подниматься на цыпочки, я легко доставала до полки и так, не напрягаясь. Ну вот, первый плюс в моём теперешнем облике найден, отлично! Весело улыбнувшись, я закопошилась в одежде, отыскивая штаны к полюбившейся мне рубашке. Я надеялась, что Эр Лер, как и моя горничная, кладёт вещи парами, но мой телохранитель, похоже, вообще не склонен отягощать свою жизнь какими бы то ни было условностями. Подходящие брюки я нашла в самом низу, под тёмно-бордовым корсетом, которому, насколько я могу судить, на этой полке делать было вообще нечего. И не только на этой полке, а и в самой комнате, здесь же мужчина живёт. Задумчиво повертев в руках корсет и приложив его к груди (ого, ну и бюст у его хозяйки, не знала, что такие бывают, наверняка с помощью магии увеличивала!), я запихала его под ворох штанов, чья цветовая гамма варьировала от чёрных до тёмно-коричневых. Мда, ну и вкус у моего телохранителя, что в одежде, что в женщинах... С презрительной гримаской которую я не могла, да и не хотела скрывать, я отошла от полок с одеждой, тщательно задёрнув шторки. Свои трофеи я аккуратно разложила на кровати, чтобы ещё раз внимательно их рассмотреть. Ну что ж, эта одежда, по крайней мере, чистая, целая и мягкая, не издерёт в кровь кожу, хотя лично мне кажется, что дублёная шкура моего телохранителя способна даже магическое пламя выдержать. Не удержавшись от тоскливого вздоха при воспоминании о собственной нежной и бархатистой коже, я машинально поискала глазами колокольчик, чтобы вызвать горничную. Ах, да, я же теперь Эр Лер, а у него слуг нет... Ну что ж, как любит говорить папа, никогда не поздно научиться чему-то новому. Попробую одеться самостоятельно. Как показал мой полезный, хоть и весьма печальный опыт, на одних добрых намерениях далеко не уедешь. С третьей попытки я смогла натянуть рубашку. Да, именно с третьей! И это не потому, что я такая тупая, просто рубашка у моего телохранителя оказалась такой же, как и он сам, с кучей шнуровок, складок и совершенно непонятных отверстий, в которых сам тёмный маг не разберётся. Со штанами оказалось чуть проще, их я смогла одеть уже со второй попытки. После первой я со сдавленными, абсолютно не приличествующими благовоспитанной принцессе проклятиями стянула штаны и вывернула их на лицевую стороны. Закончив одевание, я устало смахнула выступивший на лбу пот и стала озираться в поисках гребешка. Всё-таки хорошо, что теперь у меня короткие волосы. Конечно, с точки зрения этикета это абсолютно неприлично, но возни с жёсткими непослушными волосами я бы точно не пережила. А так гребешком поскребла голову, и можно считать туалет завершённым. Только где у моего телохранителя хотя бы самая крошечная расчёска? Или он вообще не причёсывается? Внимательно обследовав всю комнатёнку, я всё-таки нашла гребешок. Он лежал, вот ни за что ни догадаетесь, как закладка в большой книге с жёлтыми от времени страницами. Хм, не знала, что Эр Лер не только умеет, но ещё и любит читать. Приятная неожиданность. Я хотела погрузиться в изучение объёмного фолианта, когда в дверь коротко стукнули и, не дожидаясь приглашения вошли. Эй, это кто такой наглый?! В комнату легкокрылой бабочкой впорхнула горничная Алисия кокетливо поправила чепчик и защебетала со скоростью магического самописца: - Лер, доброе утро, принцесса Элея требует тебя к себе. Что?! Это какая такая зараза мало того, что прикрывается моим именем, так ещё и смеет что-то требовать?! Видимо, у меня как-то особо сверкнули глаза, или вообще всё лицо перекосило, потому что Алисия шагнула ближе и заворковала, ласково поглаживая меня по руке: - Лер, я понимаю, что после вчерашней катастрофы тебе даже видеть принцессу не хочется, но ты её телохранитель. И поверь, Элея не такая плохая, она просто маленькая ещё. И, как и все дети, не умеет правильно оценивать последствия собственных поступков, а потому часто делает глупости. Я застыла, широко распахнутыми глазами глядя на горничную. Уж кто бы говорил про глупости и неумение правильно оценивать собственные поступки! А кто чуть не вылил в помойное ведро оборотное зелье, что у меня на столе стояло? Ну да, оно было тошнотворного зелёного цвета, и налила я его в свою чайную чашку, но это же не повод хватать его со словами: 'Принцесса, Ваш чай совсем испортился, надо его вылить'! А кто отправил в стирку мои воротнички, на которых я записала ход придуманного ночью эксперимента? А кто отнёс обратно в библиотеку все книги по магии и алхимии, что я специально держала под кроватью, чтобы была возможность обращаться к ним в любое время дня и даже ночи? Так что, милочка, попрошу без инсинуаций в мой адрес! - Идём, Лер, - Алисия потянула меня за руку, - идём, ты же знаешь, принцесса не любит ждать. Это верно, ждать я страшно не люблю. Я в матушку такая нетерпеливая, она, говорят, даже предложение папе сама сделала, не дожидаясь, пока он закончит с ухаживаниями и перейдёт к главному. - А как самочувствие принцессы? - я вздрогнула от собственного излишне громкого басовитого голоса. - Надеюсь, с ней всё в порядке? Ну-ка, милочка, поведай мне, как самочувствие самозванки, дерзнувшей назваться моим именем?! Я жажду знать всё, до мельчайших подробностей! - Хвала светлым силам принцесса жива и невредима, - Алисия молитвенно сложила ручки и благодарно посмотрела на оставшийся абсолютно равнодушным к её чарам потолок, - только немного рассеянная. Полагаю, это последствия взрыва. - Рассеянная? - я привычным жестом вопросительно приподняла брови. - И в чём же это выражается? Алисия прикусила пухленькую губку, разрываясь между желанием посплетничать о госпоже и преданностью ей. К моей тихой радости и лёгкой досаде, преданность принцессе оказалась сильнее. Умничка всё-таки у меня горничная, нужно будет обязательно наградить её, как только я вернусь обратно в своё любимое тельце. - Ой, Лер, ты брови приподнял точь-в-точь как принцесса! - всплеснула руками Алисия, ловко уходя от неприятного вопроса. - Я раньше и не замечала, что вы так похожи! Ой, прости, я не хотела тебя обидеть. Кхм. Конечно, лестного в том, что меня назвали похожей на телохранителя мало, но я думаю, что сумею это пережить. Да что там, я в этом полностью уверена! Я улыбнулась Алисии и потрепала её по щеке: - Не дрожи, нормально всё, я не в обиде. Ну что, пошли к принцессе? - П-пошли, - кивнула горничная глядя на меня широко распахнутыми изумлёнными глазами и следуя за мной, словно зачарованная. Что-то мне подсказывает, что с мужественностью я переборщила. В другой раз нужно быть менее... как это называла фрейа Лена? А, вспомнила, брутальной, вот! Мы уже повернули в коридор, ведущий в гостевые комнаты, когда горничная шлёпнула себя ладошкой по лбу: - Ой, я же забыла, Элея приказала фрея Алессандриэля к ней пригласить! Ты иди, принцесса тебя в розовых покоях ждёт. Я чуть в ладоши не захлопала от восторга: после моей комнаты, это самые любимые покои. Алисия приветливо улыбнулась и убежала, а я привычным чинным шагом благовоспитанной принцессы направилась в розовые покои. По дороге на меня буквально налетел встрёпанный и неприятно пахнущий, словно в конюшне ночевал, Клеон, облапил грязными потными ручищами и восторженно завопил мне в самое ухо: - Лер, закусай тебя ночные крылы, как я рад тебя видеть! А чего идёшь так, словно кол проглотил?! Спина болит что ли? Слышал, сестрица моя тебя чуть не угробила своими экспериментами! Кстати, не знаешь, как она, сильно по комнате разгромленной убивается? Эй, ты чего молчишь-то, приятель, неужели язык отнялся? Клеон с неожиданной и даже, чего скрывать, лестной тревогой уставился мне в глаза. Интересно, что он там пытается разглядеть? На всякий случай я растянула губы в улыбке и попыталась вежливо отодвинуться подальше. - Ты чего, Лер? - братец нахмурился, не спеша выпускать меня из своих тяжеленных лапищ. - Чопорный, прямо как сестрица моя! Смертельные проклятия тёмных колдунов, вот уж никак не ожидала, что Клеон такой наблюдательный! Не-е-ет, милый мой, тебе я правды точно не скажу, ты молчать не умеешь. Я беззаботно улыбнулась, хлопнула братца по плечу и пробасила: - Друг, как я рад тебя видеть! Судя по округлившимся глазам Клеона, я с чем-то переборщила: или с улыбкой, или с энтузиазмом. - Э-э-э, Лер, а к тебе целитель приходил? Точно переборщила, знать бы ещё, с чем именно. Я кашлянула и залихватски махнула рукой, лихорадочно вспоминая, как мой телохранитель разговаривал со своими друзьями. Светлые силы и все их сторонники, да я даже не предполагала, что у Эр Лера есть друзья! Ну, кроме фрея Алессандриэля, разумеется. - Не переживай, нормально у меня всё. Клеон недоверчиво хмыкнул, посопел, буравя меня пристальным взглядом и подозрительно уточнил: - Точно? Я отважно кивнула. И ведь не обманула, что интересно. Я жива, здорова, а то, что в теле своего телохранителя, так это, я надеюсь, поправимо. Братец ещё раз хлопнул меня по плечу и бодро уточнил: - Завтра к лади Юмане пойдём? Куда?! Я уставилась на Клеона, как уличный воришка, которого поймали за руку и вместо того, чтобы обругать и отпустить, приговорили к десяти плетям, клеймению и принудительной работе на рудниках. - Лер, может, мне целителя к тебе пригласить? - братец осторожно, бочком отодвигался от меня, и я по глазам видела, что он никак не может решить: убегать ему от обезумевшего друга или попытаться вернуть его на путь истинный. - Нормально всё, - буркнула я, чувствуя, как кровь у меня начинает буквально закипать. Ой, мамочки, что это со мной? Клеон успокоился, потрепал меня по плечу и вразвалочку отправился по коридору в сторону покоев, отведённых для фрейлин. Хм, что, интересно, ему там понадобилось, там же девушки одни живут. Погружённая в раздумья я даже не заметила, как добралась до розовых покоев. Стоящий у дверей стражник приветствовал меня широкой улыбкой и дружеским взмахом руки: - Привет, дружище, рад тебя видеть! Я вежливо улыбнулась, скороговоркой выпалив: - Прости, друг, меня принцесса ждёт. - Понимаю, - протянул стражник, поспешно распахивая передо мной дверь. - Принцесса наша ждать не любит. Удачи, друг. Глава 3 Решительно переступив порог, Элея застыла, внимательно глядя на стоящую перед ней девушкой в пышном розовом платье. - Принцесса Элея, я полагаю? - прощебетала девушка, присаживаясь на подлокотник невысокого раскорячившегося в уголке креслица. Я гордо выпрямилась, вскинула голову и презрительно сузила глаза: - Совершенно верно. Вынуждена признать, Эр Лер, перемещение в моё тело сделало вас очень проницательным. Девушка пренебрежительно наморщила нос. Эй, нельзя так делать, от этого морщинки появляются! Озвучить своё возмущение я не успела, золотистой искоркой вспыхнул портал, стремительно развернулся воронкой, из которой вышли фрей Алессандриэль с супругой. - Алекс, у тебя глаза зелёные! - воскликнул Лер, соскакивая с подлокотника и цепляясь пышным подолом за декоративную завитушку. - И волосы порыжели! - Всё правильно, - Алекс спокойно пожал плечами, - ни одно заклинание не может длиться вечно. - Душа Гейбла покину тебя? - ахнула Элея, испуганно прижимая руки к груди. - Принц умер?! - Принц уже несколько лет как умер, жива только его душа, - хмыкнул Лер, критически глядя на друга и пытаясь привыкнуть к его изменившейся внешности. - Знаешь, Алекс, а мне так даже больше нравится. Мужественнее. - Спасибо, друг, - Алекс отвесил вежливый поклон, - а вас, принцесса, могу утешить тем, что душа принца не исчезла, а возродилась в новом теле. Только и всего. - Надеюсь, в этот раз ему повезёт больше, - проворчал Лер и замер, осенённый неожиданной догадкой. - Алекс, а ты давно зеленоглазым стал? Фрей нахмурился и вопросительно посмотрел на жену. - Как Миша родился, - с улыбкой подсказала Лена. Лер прицокнул языком и замолчал, с загадочной улыбкой каменного истукана глядя на друга. Оборотню страшно хотелось рассказать другу о своей догадке, но ещё больше хотелось разжечь любопытство Алекса, чтобы новость оказала эффект разорвавшегося котелка с зельем. - Итак, предлагаю завершить обсуждение моей внешности и перейти к более важным вопросам, - Алекс сел на мягкий диванчик, и Лена опустилась рядом, прижавшись к мужу. - Я правильно понимаю, что в результате магического эксперимента вы с принцессой Элеей поменялись телами? - Можно просто Элеей, - устало махнула рукой принцесса, - нам сейчас не до реверансов и чинопочитаний. Фрей кивнул, принимая сказанное к сведению и вопросительно глядя на хозяйку покоев. Девушка нахмурилась, нервно побарабанила пальчиками по губам и проворчала: - Так и есть. На миг в комнате повисла тишина, каждый из присутствующих пытался понять, что же теперь делать. - Ко мне скоро женихи приедут, - всхлипнула принцесса, даже не пытаясь скрыть дрожь в голосе. - Перестань хныкать, - вскипел Лер, - ты меня позоришь! - Алекс, а если они сейчас убьют друг друга, их души вернутся в родные тела? - прошептала Лена на ухо мужу. - Или отправятся на новый виток воплощений, - также шёпотом ответил фрей. - Да не дождётесь, - рыкнула принцесса, к которой вместе с внешностью Лера перешёл и его по-звериному тонкий слух. - Я замуж хочу! - Ещё не хватало, - возмутился Лер, в очередной раз раздражённо отпихивая путающиеся в ногах юбки. - Всю жизнь только о твоих слащавых женишках с их дурными завываниями под окнами мечтал! Нет уж, сначала расколдуй нас, а потом и о замужестве мечтай! - Грубиян, - раскатисто рыкнула принцесса, - да если бы ты не влез, всё бы у меня нормально прошло! Это ты всё испортил!!! - Думаю, мы поторопились с совместной встречей, - прошептала Лена, чувствуя себя жителем Помпей, который почему-то не покинул город до извержения Везувия. - Принцесса, Лер, - предлагаю успокоиться, - Алекс решительно поднялся, властно вскинув ладонь, - успокойтесь. Взаимными обвинениями ничего не исправить. Предлагаю разбиться по парам. - Девочки направо, мальчики налево? - улыбнулась Лена. - Именно. К подписанию мирного договора стороны явно не готовы. - У Лены нахватался? - буркнул Лер. - От мамы, она часто так говорит, - ответил Алекс, распахнул дверь в соседнюю комнату и приглашающе замер на пороге. Лер сердито посопел, а потом махнул рукой и лучезарно улыбнулся: - Ладно, всё равно ведь не отстанешь, пока своего не добьёшься. Пошли. Мужчины вышли в гостиную, плотно прикрыв за собой дверь, а Лена и принцесса остались в спальне. *** Эр Лер. Никогда не любил и не умел вести переговоров, мне больше нравится действовать, а не часами выплетать словесные кружева, которые очень часто не несут в себе никакого смысла. Да и на разговор меня приглашают чаще всего для того, чтобы ткнуть носом в какую-нибудь ошибку, как щенка-сеголетку в разгрызенную обувь. Вот и предложение Алекса поговорить наедине от дам мне ни капли не понравилось, сразу ведь понятно, что ничего хорошего не скажет. Поэтому в гостиной я сразу плюхнулся в мягкое креслице отвратительного розового цвета и воинственно сверкнул глазами: - Ну, и о чём ты хотел поговорить? Друг привычным жестом взлохматил волосы, сел на подоконник, обхватив колено руками, и задумчиво посмотрел в окно. Ой-ёй, судя по всему, меня ждут не просто плохие, а очень плохие новости. - Алекс, не тяни, - рыкнул я и недовольно поморщился, так противно и пискляво прозвучал мой голос. - Лучше рви сразу, не щипли шерсть по волосинке. - Вполне возможно, пройдёт несколько десятков лет, прежде чем развеются чары, - устало вздохнул рыжик, продолжая с таким упорством смотреть в окно, словно там были открыты все судьбы мира. Мне в уши будто с размаху забили затычки, руки стали липкими от пота, а ноги, наоборот, замёрзли и потеряли чувствительность. - Что? - пролепетал я пересохшими губами. - Что ты сказал? - Это самый худший вариант, - Алекс наконец-то посмотрел мне в глаза. - В самом худшем случае пройдёт несколько лет, прежде чем вы расколдуетесь. Во второй раз сообщение показалось уже не таким безнадёжным, или это привычка сработала? Мы, оборотни, быстро ко всему привыкаем, потому и живы до сих пор. - А какие ещё есть варианты? - я откинулся на спинку кресла, положив руки на подлокотники. - Надеюсь, этот не единственный? - Нет, конечно, - приятель спрыгнул с подоконника, подошёл ко мне и, сбросив мою руку, плюхнулся на подлокотник. - В лучшем случае через пару дней приедет падре Антонио и вернёт вас обратно в ваши тела. Хм, пожалуй, это слишком замечательно, чтобы быть правдой. Удача дама капризная и баловать не любит. - А ещё? - я потормошил Алекса за бедро. - Не молчи, выкладывай всё как есть. Друг как-то странно кашлянул и сбросил мою руку: - Лер, ручки у тебя, спору нет, хорошенькие, но держи их всё-таки при себе. Я непонимающе уставился на фрея. С чего вдруг он таким щепетильным стал, неужели кровь голубая взыграла? Алекс негромко рассмеялся: - Забыл? Ты теперь принцесса Элея. Мрак! Мрак и все его приспешники! Я сдавленно зарычал и закрыл лицо руками. Как правильно заметил мой друг, весьма хорошенькими и нежными, но мне они были гаже склизких перепончатых лапок болотных прыжек. - Да не переживай ты так, - Алекс обнял меня за плечи, дружески дёрнул кокетливо выпущенную прядку, - нормально всё будет. Посоветуемся с падре Антонио, если он ничем не сможет помочь, тогда перешерстим магический архив, ну а если и там ничего не найдём, тогда спросим ту ведьму, что снабдила Элею заклинанием. А если и тут потерпим поражение, тогда будем терпеливо ждать, когда чары развеются сами по себе. - Ненавижу ждать, - простонал я, с силой ударяя кулаком по подлокотнику. - Самая бездарная трата времени - это ожидание! А самая бесполезная - ждать чуда! Алекс поднялся и пару раз молча прошёлся по спальне. Я рассеянно следил за ним, полулёжа в кресле, поскольку проклятый корсет давил всё сильнее, блокируя каждое порывистое движение. - Понимаешь, Лер, - друг присел передо мной на корточки снизу-вверх глядя блестящими зелёными глазами, - до возвращения падре Антонио вам с Элеей нужно вести себя максимально естественно, чтобы никто ни о чём не догадался. Что?! Мне показалось, или аристократ в бесконечном поколении предлагает мне (мне!!!) вести себя как девица?! - Хочешь, чтобы я стал принцессой Элеей?! - прошипел я, резко вскакивая на ноги, словно атакующая степная кобра. - Да я лучше сдохну! - Такое тоже вполне возможно, - Алекс тоже вскочил на ноги, схватил меня за плечи, с силой тряхнул. - Я не назвал ещё одного способа снятия заклятия: обмен душами на грани смерти. Только в этом обряде всегда выживает лишь один, понимаешь, один! И как ты думаешь, кого станут спасать все придворные маги и целители?! Я устало опустился обратно в кресло. Всё правильно, телохранителя можно легко и просто найти и другого, а принцесса - одна. Вот поэтому мерзкая девица так себя и ведёт, что чувствует себя центром мира! А получила бы один раз как следует за все свои художества, глядишь, в следующий раз хорошенько бы подумала, прежде чем запрещённые магические эксперименты проводить. - Нам нужно продержаться хотя бы до приезда падре Антонио, - Алекс опять присел на колени, взял мои безвольно упавшие на колени руки и крепко сжал их своими горячими ладонями. - Понимаешь, нужно! Хочешь, мы с Леной пригласим вас к себе? Вам не придётся соблюдать все придворные церемонии, да и людей у нас в поместье меньше, а слуги прекрасно умеют молчать. Я задумчиво кусал нижнюю губу. В принципе, предложение Алекса было очень удачным, но нужно было сразу обсудить ряд деталей, не дающих мне покоя. - А Лена возражать не будет? Друг решительно помотал головой: - Не переживай, мы с ней всё уже обсудили, она согласна. Даже объяснение придумала: она выпала из жизни в столице за время беременности и родов и хотела бы начать выходы в свет с приглашения в гости принцессы. Ну а без телохранителя Элею, естественно, никуда не отпустят. Я усмехнулся, уважительно покрутил головой. Ловко всё придумали, не придерёшься, даже если специально захочешь! - А если Элея ехать не захочет? Алекс расплылся в широкой озорной улыбке: - А куда она денется? Во-первых, её никто и спрашивать не станет, а во-вторых, Лена прекрасно умеет убеждать. Я задумчиво почесал кончик носа. Мда, принцессе придётся волей-неволей поумерить свою спесь, в теле телохранителя нос не больно-то позадираешь! - Ну так как, согласен побыть принцессой? - отвлёк меня от мстительной радости голос Алекса. - Хватит терпения? Я хлопнул друга по плечу и расплылся в широкой улыбке: - Хватит! Ещё как хватит! Я буду самой настоящей принцессой Элеей. - И в гости к нам поедешь? Я решительно кивнул, отчего на пол вывалилось несколько украшенных драгоценными камнями шпилек, и мне на лицо упала прядь волос. Я раздражённо откинул волосы назад, терпеть не могу, когда они в лицо лезут, именно поэтому и стригусь коротко. - Я согласен. Обещаю до тех пор, пока не снимут проклятие, быть самой примерной принцессой на свете, - я широким взмахом протянул руку другу. - Самой примерной не надо, - рассмеялся Алекс, - а то тебя родные не признают. Будь принцессой Элеей, этого более, чем достаточно. *** Элея. Мужчины скрылись в спальне, а мы с фрейа Леной остались в гостиной. Это было нарушение этикета, в спальню дамы могли заходить лишь её отец или супруг, даже братьям и сыновьям запрещалось проходить дальше гостиной. Я вздохнула и тряхнула головой, прогоняя глупые мысли. В самом деле, мне сейчас нужно не правилами этикета голову забивать, а думать, как выпутаться из этой весьма неприятной ситуации. Я опять вздохнула и вопросительно посмотрела на фрейа Лену, с безмятежным видом сидящую на диванчике и даже легкомысленно покачивая ногой. - И что мы будем делать? - пробасила я, и у меня даже волоски на руках дыбом встали от того, какой у меня жуткий грубый голос. Лена пожала плечами, словно я спросила, в какой шляпке она поедет на осеннюю охоту и будет или нет прикреплять к платью шлейф: - До тех пор, пока не вернётся падре Антонио, вы погостите у нас. Я критически скривила губы. Замечательная перспектива: мало того, что я теперь в теле страшного волосатого оборотня-полукровки, так ещё и буду лишена всех развлечений! Что может быть хуже, чем оказаться в двойном заточении: тела и поместья на окраине города! - Эль, - Лена присела передо мной на корточки, сжала своими нежными ладошками мои грубые лапищи, - ты же прекрасно понимаешь, что оставаться во дворце вам небезопасно, ты же не хочешь, чтобы пошли разговоры о безумии принцессы! - Они и так пойдут, - пробурчала я, капризно надув губы, - этот косматый оборотень ничего не знает о правилах хорошего тона! Лена вздохнула: - Ты не справедлива к Леру. У меня по рукам побежали язычки пламени, а кровь буквально закипела в жилах. - Да неужели?! - прошипела я, и языки пламени с треском и шипением рванули вверх. - Я несправедлива к этому грубому, недалёкому, самонадеянному твердолобому охраннику, не способному ни на что другое, кроме как убивать?! - Да! - в голосе фрейа Лены звякнула сталь. - Да, ты к нему несправедлива. Я сердито фыркнула, скрестила руки на груди и отвернулась к стене. Как же, злая принцесса обижает бедного несчастного мальчика! Ай-яй-яй, какая негодяйка!!! - Эль, - Лена мягко обняла меня за плечи, заговорила негромко, словно мать, баюкающая малыша, - я знаю, Эр Лер неидеален. Идеальных людей вообще не существует ни мужчин, ни женщин. Ага, как же. У моей мамы, я это точно знаю, недостатков нет. И папа у меня тоже идеальный... почти. - Я раньше тоже думала, что уважать можно лишь героев прошлого. Они такие бесстрашные и безукоризненные, - Лена с усмешкой покачала головой, - а все мужчины, что рядом со мной, это не мужи, а так, дырка от бублика. Я понимающе кивнула. Знакомая история, только вместо героев прошлого я восхищаюсь своим отцом и старшим братом. Вот кто настоящие рыцари, идеальные мужчины, Эр Лер даже и на тень их не похож! - Алекса я тоже сначала в штыки восприняла, - продолжала ностальгировать фрейа, - он мне и высокомерным казался, и к жизни абсолютно неприспособленным, и вообще... Ну, по сравнению с Лером, фрей Алессандриэль очень даже неплох. Благовоспитанный мужчина, с которым не стыдно показаться на балу или приёме и на лицо пригожий, не то что этот рыжий мохнатый кошмар, который даже в самом тёмном углу своей шевелюрой полыхает. - Я знаешь, когда первый раз по-настоящему Алекса ценить начала? - Лена повернулась ко мне, её глаза замерцали, как у провидицы в момент пророчества. - Хм? - я вопросительно приподняла брови. - Когда на нас чудовища напали. А-а-а, помню, мне Алессандриэль уже рассказывал. Их переместили из того мира, где жила Лена в Андроден, и едва лишь закрылся портал, как произошло нападение. Жуть, помню, мне после этих рассказов три ночи кошмары снились, даже пришлось у целителя сонное зелье просить. - Фрей Алессандриэль тебя защищал, и ты его полюбила, - я опять кивнула. Знакомая история, в книгах, что с удовольствием читают матушка, фрейлины и мои подружки, такие очень популярны. Я даже сама как-то пару подобных книжек прочитала, весьма увлекательно. Мне особенно понравилась история про бедную сиротку, которую злая мачеха выгнала из дома без денег, и бедняжка, какой ужас, должна была забыть о титуле фрейа и устроиться на работу, как какая-нибудь леди! Зато потом её полюбил благородный фрей и сделал своей женой, а мачеха обезумела от зависти и выкинулась из окна высокой башни. Я мечтательно вздохнула и нетерпеливо посмотрела на Лену, ожидая романтической истории их с Алессандриэлем любви. - Я не сразу Алекса полюбила, - огорошила меня фрейа. То есть, как это, не сразу? Он же один из самых завидных женихов Андродена был! - Сначала он меня страшно злил, потом я считала его одним из многих, таким же... - Лена замялась, - как и все вокруг за исключением папы. А на той поляне, когда на нас со всех сторон нападали эти жуткие монстры, я поняла, что за всеми этими кружевами и аристократическим лоском скрывается настоящий мужчина. Воин, способный, если нужно, защищать тех, кто ему дорог, с оружием в руках. - А потом? - я придвинулась ближе, ловя не только каждое слово, но даже каждый вздох своей подружки. - Когда ты поняла, что любишь его? Лена улыбнулась, на её щеках выступил нежный румянец, а глаза засияли мягким светом, какой я часто замечала у мамы, когда она на папу смотрит: - Поняла-то я быстро, приняла не сразу. Понимаешь, после того, как от нас ушла мама, папа очень сильно переживал. Не сломался, не раскис, но я каждой клеточкой ощущала его боль и тоску, скрытую глубоко внутри. И вот тогда-то я и поняла, что любовь делает человека слабым, уязвимым. И я пообещала, что сама никогда слабой не буду, поэтому и увлекалась лишь героями прошлого или книг, которые точно обидеть и предасть не смогут. А реальных парней принижала всячески, чтобы, боже упаси, не влюбиться в кого-нибудь. Ого, а у подружки-то у моей тоже далеко не всё сладко и гладко было, а я и не знала! Мы раньше так вот задушевно не разговаривали, может, моя корона дружескому общению мешала? А я сейчас я это немножечко не я, а потому рассказать мне можно гораздо больше, чем принцессе Элее. - И что, ты смогла довериться Алексу? - я так увлеклась рассказом Лены, что и сама не заметила, как сократила имя её мужа, что является недопустимой вольностью по правилам этикета. И вообще, до правил ли тут, когда мне самое сокровенное открывают! - Не сразу, - Лена вздохнула и взлохматила волосы точь-в-точь, как это делает её муж. - Когда я поняла, что люблю, то ещё сильнее колючки выпустила. А Алекс окружил меня нежностью и заботой, каждым словом, жестом, прикосновением согревал и поддерживал. - И ты открылась, - я не спрашивала, утверждала. Моя подружка опять осияла меня ласковым взглядом и смущённо порозовела: - Да, открылась. И знаешь, Эль, я только сейчас по-настоящему поняла сокровенный смысл лова замужем. Это значит за мужем, понимаешь? Я пожала плечами. Чего же тут непонятного? Твой мужчина оберегает и защищает тебя, а ты создаёшь настоящее семейное гнездо и хранишь тепло домашнего очага. Всё просто и понятно. У моих родителей так, и у меня тоже так будет. Я познакомлюсь с достойным юношей, полюблю его и стану супругой. Подумав о женихах, я моментально вспомнила, что в моём теперешнем облике на меня только развратная девица польстится и помрачнела. - Тебе хорошо, - сварливо заметила я, обиженно надувая губки, - у тебя супруг разумный, с ним договориться можно. - С Эр Лером тоже. От такого заявления я чуть на пол не упала. Да парковую каменную статую проще в чём-то убедить, чем моего телохранителя! - Эль, - Лена опять села на диванчик, чопорно сложив руки на коленях, - ты можешь считать перемещение в тело Лера проклятием, переживать, даже заливаться слезами и стремиться как можно быстрее развеять чары. А я считаю, что у тебя появился уникальный шанс побывать на месте своего телохранителя, понимаешь? Не просто попытаться его понять, а, пусть и недолго, пожить его жизнью. Я задумчиво прикусила губу. Подруга права, при желании, то что с нами произошло можно расценивать и как благо, и как проклятие. Разумеется, я не собираюсь обливаться слезами и оплакивать свою несчастную долю. Значит, стоит извлечь из создавшегося положения максимум выгоды. - Пожалуй, ты права, - я медленно качнула головой, признавая разумность Лениных доводов. - Тем более, что как минимум пару дней мне придётся побыть Эр Лером... - Неприятно тебе говорить, но падре Антонио сможет вернуться дней через десять, не раньше, - Лена деликатно помолчала, а потом предложила, - до возвращения падре вы с Лером можете погостить у нас с Алексом. Я с трудом вымучила улыбку. Светлые силы, целых десять дней я должна быть в облике этого волосатого мужлана! Десять дней мне придётся отворачиваться от зеркал, десять дней я не смогу надеть любимые платья и украшения, больше недели я не буду заниматься с фреем Уноком, гулять с маменькой и посещать балы! Честное слово, я готова была разрыдаться от отчаяния! - Эля, не огорчайся, - Лена поняла, что я готова завыть от отчаяния, подскочила ко мне и обняла, прижав к своей груди и баюкая, как маленькую, - падре Антонио вернётся и снимет чары. - А если нет? - всхлипнула я, даже не пытаясь вытереть выступившие на глазах слёзы. - А если он не сможет нас расколдовать? Или вообще не вернётся? - Вернётся. И расколдует, - терпеливо повторила подруга. - И всё произошедшее ты будешь вспоминать с улыбкой... Кстати, отличный костюм, не знала, что у Лера есть такой! Он тёмные предпочитает, говорит, на них грязь меньше заметна. Как верно подметила одна очень мудрая женщина, для девушек разговор о нарядах и поклонниках всегда кстати, а потому я охотно переключилась на новую, приятную и безболезненную тему. - Ой, так трудно было выбрать приличный наряд, - я всплеснула руками. - Представляешь, у него под одежду всего две небольшие полки отведено! - Неужели? - округлила глаза Лена. - Да-да, - я придвинулась к подружке и зашептала, - на одной рубахи и камзолы лежат, а на другой штаны. А под штанами, ты не поверишь, я нашла бордовый корсет какой-то девицы с вот такими, - я руками показала размер, - прелестями. Лена захихикала, прикрыв рот ладошкой и озорно поблёскивая глазами. Глядя на подружку я тоже не сдержала широкой улыбки и даже подумала, что не так уж всё и плохо. В самом деле, о чём печалиться? Эксперимент удался, пусть и не так, как я ожидала, но всё равно блестяще, фрейа Лена и её супруг от меня не отвернулись, у меня появилась прекрасная возможность пожить в теле моего телохранителя, а значит, узнать его как можно лучше и найти способ влиять на него. Правда, всё это время Эр Лер будет в моём теле, но и это неплохо: пусть-ка узнает, как это непросто быть принцессой! А то он твёрдо убеждён, что я всегда всё получаю на золотом блюдечке с голубой каёмочкой из королевских корон! Нет, конечно, мне грех жаловаться, родители меня любят и ни в чём не отказывают, но помимо прав у меня же целое море обязанностей! Я обязана быть ласковой доброй приветливой и красивой, причём всегда и везде. А согласитесь, довольно трудно быть красивой, слетев с седла на охоте. Или оставаться ласковой, когда на тебя смотрят, как на диковинную зверушку и только что пальцем не показывают. А как трудно быть доброй с кавалером, который за один тур вальса пять раз наступил тебе на ногу, потому что ни разу не смог поднять взгляд выше зоны декольте! А ещё я должна регулярно организовывать и посещать всевозможные светские мероприятия, причём, если мама может пропустить какой-то совсем уж скучный раут, сославшись на занятость, недомогание или ещё что-то, я обязана быть, потому что принцесса всегда найдёт время для бала или приёма. Всегда, так гласит Кодекс принцесс, спорить с которым также бесполезно, как и с моим телохранителем. - Эль, ты чего захандрила? - Лена ласково потрепала меня по плечу. Я пожала плечами: - Да так, вспомнила о том, что на этой неделе мне обязательно нужно навестить фрейа Людвигу, посетить в театре очередную нравоучительную постановку фрейа Авольда и... - Стоп-стоп-стоп, - подружка со смехом замахала на меня руками, - ты забыла, сейчас это уже не твои заботы. И вообще, мы же договорились, что вы с Лером погостите до приезда падре Антонио у нас. Я прикусила губу: - А если папа не согласится меня отпустить? Лена озорно блеснула глазами: - Даже и не сомневаюсь, что ты сможешь его уговорить. Я хихикнула, и тут меня посетила чудесная мысль. Я подпрыгнула, отчего мебель дрогнула, а в окнах зазвенели стёкла, и захлопала в ладоши: - Я придумала! Я такое придумала! - Что, что ты придумала? - затормошила меня Лена, всегда готовая поучаствовать в какой-нибудь проказе или розыгрыше. Я притянула подружку к себе и жарко зашептала ей в ухо: - Мы обязательно приедем к вам, но сначала Лер сходит на премьеру, она сегодня, и завтра посетит фрейа Людвигу. А послезавтра мы отправимся к вам, как план? Лена звонко расхохоталась: - Прекрасно! Так и сделаем. Я опять захлопала в ладоши: - Лена, ты прелесть, я тебя обожаю! Нашу девчачью идиллию прервал короткий стук в дверь и насмешливый голос фрея Алессандриэля: - Осмелюсь заметить, принцесса, в Вашем теперешнем облике Ваше признание звучит весьма скандально. Я отчаянно покраснела, и по коже у меня заплясали крошечные язычки пламени. Мамочка милая, что это со мной?! Я испуганно взвизгнула и попыталась загасить пламя, неловко хлопая рукой по огонькам. - Какого мрака Вы творите?! - рыкнул Лер, совершенно испортив мой нежный серебристый голосок своими грубыми словами. Я недовольно поджала губы и молча сунула ему нос, впрочем, осторожно, чтобы не обжечь лицо, свою горящую руку. Эр Лер мрачно посмотрел на ставшие бледнее язычки пламени и выразительно приподнял бровь: - И что? Для Вас новость, что я владею магией огня? Ой, я и забыла, как неловко... От смущения огонь вспыхнул сильнее, у меня даже глаза запекло. Выставила себя глупышкой, да ещё и в присутствии наших друзей. - Если не хотите испортить одежду, успокойтесь, - даже позируя для портрета в Королевскую фамильную галерею, я не выглядела столь невозмутимой как Эр Лер, спокойно созерцающий пляшущее у него перед лицом пламя. Стоит признать, мой телохранитель отлично вжился в роль принцессы. Если он ещё и говорить станет более изысканно, то, пожалуй, даже мои родители и братья не заметят подмены. Пожалуй, мне стоит позаниматься с Эр Лером изящной словесностью... Ой, а танцы, как я могла о них забыть! - Вы умеете танцевать? - я требовательно посмотрела в глаза своему телохранителю и невольно залюбовалась длинными пушистыми ресницами, завивающимися вверх. Какие красивые у меня глаза, неудивительно, что их так часто восхваляют в стихах и балладах придворные поэты! - Танцевать? - Эр Лер так удивился, словно я спросила у него что-то весьма и весьма неприличное. - Неужели Вас ничего, кроме танцев не интересует? Я уже всерьёз собиралась обидеться и резко высказаться по поводу грубости своего телохранителя, когда в дверь решительно постучали. - Войдите, - машинально откликнулась я, и чуть по губам себя не шлёпнула. С моим басом мне теперь только в подворотне: 'Стой, кто идёт?!' кричать. - Чего застыла, - прошипел Лер, толкая меня в бок, - открывай давай. Ты телохранитель, тебе первой любой удар принимать. Я от души показала противному оборотню язык, подошла к двери и распахнула её так, что она мало с петель не слетела. На пороге стоял мой любимый отец, король Алонсо Эвер собственной венценосной персоной. - Чего буянишь, Лер? - улыбнулся папа. - Неужели дочурка моя опять с утра пораньше вредничает? Я?! Да я сама кротость и послушание, со мной вообще никаких проблем! Почти... Пока я думала, что бы такое остроумное и вежливое ответить, отец вошёл в комнату и увидел фрея Алессандриэля с супругой. - О, у нас гости! - король искренне обрадовался, я это точно знала, хотя лица его не видела. Неужели легендарное сверхтонкое чутьё оборотней, передающее по наследству даже полукровкам, не миф? - Как поживает ваш сынишка? - Благодарю Вас, Ваше Величество, Миша здоров, - Алекс склонился в галантном поклоне, прижав правую руку к груди. Лена, которая только после свадьбы окунулась в светскую жизнь, а до этого только в книгах об аристократах читала, вежливо, пусть и не очень грациозно присела. Надо будет, пока мы гостим в замке Алекса, помочь его супруге разобраться в тонкостях светской жизни. И начнём мы с реверансов: обыденного, каким встречают старших родственников, придворного, коим приветствуют членов королевской семьи и благородного, каким отмечают знакомство с фреем или фрейа. - Ну что, дамы и господа, - отец обвёл нашу компанию весёлым взглядом, - приглашаю всех на завтрак! - Ваше Величество, - Алекс сделал небольшой шаг к королю, совсем крошечный, в половину ступни, что означало просьбу личного характера, - мы с супругой были бы счастливы видеть Вашу дочь и её телохранителя гостями в нашем доме. Отец подмигнул чуть покрасневшей от смущения фрейа Лене: - Да-да, твоей супруге пора уже начинать выходить в свет. А то ты словно дракон, заточил прекрасную деву в своём замке и никуда её не выпускаешь. Алекс молча склонил голову, признавая разумность королевского замечания. Совершенно напрасно, к слову сказать, признавая, уж я-то точно знала, что фрейа Лена сама старалась много не выезжать, чувствуя себя, по её словам 'крашеной вороной среди пышнохвостых павлинов'. - Эти два дня целители ещё понаблюдают за здоровьем принцессы и её телохранителя, а послезавтра они обязательно приедут к Вам, - отец широко улыбнулся. - А теперь прошу к столу. Фрейа Лена, Вы позволите мне Вас сопровождать? - Почту за честь, Ваше Величество, - вежливо ответила Лена, осторожно кладя свою руку поверх руки короля. Лер по привычке собрался было пристроиться за моим правым плечом, но Алекс ловко цапнул его за руку и вывел вперёд. - Не забывай, душа моя, ты принцесса, - услышала я выразительный шёпот. Я тяжело вздохнула и пристроилась за спиной рыжего оборотня. Раз Эр Лер стал принцессой, то мне волей-неволей придётся исполнять обязанности его телохранителя. Поймав выразительную гримаску Алекса, я торопливо шагнула к другому плечу своего подопечного. Вечно право и лево путаю! Глава 4 По пути в малую столовую, где традиционно проходили семейные завтраки правителей Андродена, Алекс завёл непринуждённый разговор с королём Алонсо Эвером. Лена, Элея и даже Лер, который всегда гордился своей способностью быстро привыкать к любой, даже самой непредсказуемой, ситуации, были искренне благодарны фрею за то, что он, как говорила супруга, 'вызвал огонь на себя'. Лишь у самых дверей в столовую, предупредительно распахнутых слугами, Алонсо Эвер повернулся к дочери и с лёгкой усмешкой заметил: - Сегодня утром ты тише осеннего тумана или ранних сумерек, дочка. Надеюсь, ты хорошо себя чувствуешь? - Д... - Элея прикусила губу, вспомнив, что телохранителя, каковым она пока является, никто не спрашивал. - Дочка? - король вопросительно посмотрел на принцессу, чуть приподняв брови. Алекс чуть сжал лежащую у себя на локте руку друга, намекая, что на вопрос короля отвечать нужно именно ему. - Благодарю Вас, Ваш... - Лер ощутил толчок в бок и поспешно исправился, - всё в порядке, отец. Алонсо Эвер окинул дочь ещё одним внимательным, словно до самых глубин сердца проникающим взглядом, покачал головой и чуть слышно пробормотал: - Сразу после завтрака позову целителей. Лена, которая шла рядом, разумеется, слышала шёпот и, решив отвлечь правителя, восторженно всплеснула руками: - Какие чудесные цветы. - Вам нравится? - Розамунда Лилиана, которая в сопровождении своего старшего сына также направлялась в столовую, широко улыбнулась, остановилась и защебетала. - Это серебристые горные снежники. Очень редкий сорт, прожилки на их лепестках подобны морозным узорам, нет ни одного повторяющегося. - Вот как? - Лена с проснувшимся интересом посмотрела на бледно-голубые, чуть мерцающие серебристым светом цветы, стоящие под заснеженными куполами по обеим сторонам двери. - Дамы, дамы, - король со смехом поднял ладонь, - предлагаю продолжить столь занимательный разговор в столовой. - Как скажешь, дорогой, - королева поклонилась мужу и величаво вплыла в столовую под руку с сыном. Лер попытался привычно повернуть в небольшую залу справа от столовой, где традиционно завтракали личные телохранители королевской семьи, но Алекс бдительно притормозил друга, прошипев ему на ухо: - Ты куда?! Оборотень удивлённо округлил глаза и тут же досадливо сморщился, поняв свою ошибку. Да уж, появление принцессы за столом телохранителей испортило бы аппетит доблестным стражам как минимум часа на три. Элея насмешливо фыркнула, привычно дёрнула плечиком и попыталась обойти Алекса, но тот ловко перекрыл ей путь, прошипев одним уголком губ: - Телохранители впереди господ в замке не ходят. И вообще тебе направо. - Я знаю, - огрызнулась Элея, гордо расправляя плечи и выпячивая подбородок. - И держись проще, ты не на светском рауте, - добавил Алекс и низко поклонился своей спутнице, приглашая её в столовую: - Прошу, принцесса. - Алекс, я опозорюсь, - прошипел Лер, стараясь справиться с накатывающей при виде белоснежной скатерти, галереи бокалов и батареи блестящих столовых приборов паники. - Я же ни алана вонючего в этом не понимаю! Оборотень был прав: отец Алекса не жаловал излишней чопорности за столом, матушка тоже была сторонницей изящной простоты, а потому столовые приборы просто обновляли с каждой подачей блюд, а не выкладывали все сразу. - Расслабься и повторяй за мной, - выдавил Алекс, старательно сохраняя у себя на лице вежливую улыбку. - И помни, что ты принцесса. - Я помню, - огрызнулся Лер, неловким, излишне резким движением поправляя юбку. - Разве в этих тряпках о таком забудешь?! - Доброе утро, сестрёнка, - наследник престола Андродена, мечта всех девиц королевства в возрасте от пятнадцати до восьмидесяти пяти, лучезарно улыбнулся Леру. - Как самочувствие? Надеюсь, сегодня ты ничего взрывать не собираешься? - Элеон, - королева укоризненно покачала головой, - некрасиво дразнить сестру. Лер растянул губы в улыбке и прощебетал, честно стараясь подражать принцессе: - Доброе утро, братец, я рада тебя видеть. Принц, король и королева посмотрели на Лера как-то странно. На миг в столовой повисла пауза, во время которой оборотень с нарастающим ужасом вспомнил, что Элея никогда не называет принца Элеона братцем, только по имени, демонстрируя ему тем самым своё уважение. - Пора завтракать, - Алонсо Эвер решительно подошёл к столу и сам, не дожидаясь слуг, отодвинул стул для своей супруги. - А после трапезы я приглашу к Элее целителей. И не спорь, дочка, прежде чем я отпущу тебя к фрею Алессандриэлю и его очаровательной супруге, я должен убедиться, что ты полностью оправилась после взрыва. Лер героическим усилием воли сохранил на лице улыбку, хотя больше всего на свете оборотню хотелось взвыть, залезть под стол и не высовываться оттуда до тех пор, пока не вернётся родной облик. *** Эр Лер. Первая искра пламени, с которой зародилась жизнь, помоги мне продержаться до отъезда к Алексу! Я был твёрдо убеждён, что нет ничего проще, чем быть принцессой, а став ей раз за разом допускаю ошибки. Привычки, чтоб их аланы на части разодрали, вылезают в самый неподходящий момент, привлекая ко мне абсолютно ненужное внимание. Ещё и завтрак не успел начаться, а король уже пообещал вызвать ко мне целителей. Что же будет, когда я сяду за стол? Я бросил тоскливый взгляд на прозрачные, словно изо льда сделанные, тарелки и длинную галерею столовых приборов рядом с ними. Мрак первородный, и почему в королевской семье так любят всё усложнять?! - Что-то не так дочка? - королева с лёгким беспокойством посмотрела на меня. - Почему ты не садишься за стол? Да хотя бы потому, что я понятия не имею, какое из свободных мест за столом отведено для принцессы. Мысленно махнув рукой и на всякий случай простившись с жизнью, я отодвинул стул и сел напротив Алекса. Компания за столом превратилась в собрание магических соляных статуй. Я бросил быстрый взгляд на друга, чтобы понять, в чём именно допустил промашку, и фрей выразительно указал глазами куда-то налево от моего стула. Уже понимая, что ничего хорошего там не увижу, я обречённо скосил глаза в сторону и едва сдержался, чтобы не выругаться вслух: за моим стулом каменной статуей стоял слуга, изумление которого выражалось лишь в неуловимо округлившихся глазах. Тёмный оборотень его пожри, ну почему слуги во дворце такие незаметные?! - На площади Первого утреннего луча раскинули шатры торговцы изящным товаром из Оунелена, - беззаботно, словно ничего не произошло, произнёс Алекс, чуть откидываясь на спинку стула, чтобы слуга мог постелить ему на колени салфетку. Я благодарно моргнул и тут же отзеркалил движение друга, хоть проклятый корсет и сдавил мне при этом рёбра так, что я явственно услышал их треск. - Вот как? - королева заметно оживилась, повернулась к супругу. - Дорогой, ты же не будешь возражать, если мы с Элеей прогуляемся после завтрака на площадь? Мрак! Мрак и все его приспешники, мне только прогулки с королевой для полного счастья не хватало!!! - Конечно, нет, дорогая, - Алонсо Эвер нежно поцеловал руку жене, - можете выбрать всё, что захотите. Алекс толкнул меня под столом ногой, намекая, что на столь щедрое предложение короля обязательно нужно отреагировать. - Благодарю, Ва... - я ощутил очередной толчок, - отец, я очень рад...а. Король с довольной улыбкой кивнул, королева озорно подмигнула и приступила к завтраку, ковыряя тонкой почти прозрачной вилкой что-то бело-розовое и воздушное. Уф-ф-ф, можно выдохнуть и подкрепиться, чует моё сердце, силы мне понадобятся. Тайком поглядывая на Алекса, я подхватил крошечную серебристую ложку и не без содрогания опустил её в нечто насыщенно-янтарного цвета, судя по консистенции, бульон. Вот интересно, королевской семье специально такие ложки выдают, чтобы много не съели? Теперь я понимаю, почему принцесса такая стройная, руками есть нельзя, а приборами много не ухватишь, волей-неволей недоедать приходится. Тщетно попытавшись зачерпнуть варева больше, чем с дождевую капельку, я плюнул и отправил в рот ложку как есть, почти пустой. Хм, а довольно неплохо, смею заметить. Конечно, я бы предпочёл на завтрак хорошо прожаренный кусок рыбы, в крайнем случае мяса, но, как говорится, на войне и у целителей привередничать не приходится. Я выхлебал весь бульон, в самый последний миг удержался от облизывания ложки и церемонно положил её на белоснежную подставку, опять-таки скопировав действия Алекса. Спасибо, друг, без тебя я бы точно не справился. - Принцесса желает дежа с имбирём или воздушное чудо? - прошелестел рядом со мной почтительный голос слуги. Какого ежа? Я отчётливо представил утыканную иголками тушку, скорбно лежащую на тарелке, и едва сдержался, чтобы не передёрнуть брезгливо плечами. Да, было время, мне и ежей, и крыс есть доводилось, до сих пор их мерзопакостный вкус забыть не могу. Слуга терпеливо ждал моего ответа, застыв в почтительном поклоне в паре шагов от моего стула. Ну что ж, рискнём... - Воздушное чудо, пожалуйста. Я даже улыбнулся и ресничками хлопнул, как делала принцесса, когда хотела показать себя благовоспитанной особой, только мой ответ всё равно заставил короля удивлённо приподнять брови, а королеву неодобрительно покачать головой. Ах да, слуг не просят, им приказывают. Тёмный оборотень, опять промашка! Я досадливо прикусил губу и тут же услышал замечание королевы: - Милая моя, не надо кусать губки, это плохо сказывается на их цвете и форме. Мне захотелось зарычать. Да что это такое в самом деле, они что, даже дышат в соответствии с этим проклятым этикетом?! Не думал, что скажу когда-нибудь такое, но теперь я понимаю, почему принцесса Элея с таким интересом занималась магическими экспериментами. Она девчонка активная, любознательная, а живёт в окружении сплошных 'должна', 'нельзя' и 'неприлично'. Так и с ума можно сойти, честное слово! Передо мной поставили неглубокую вазочку с чем-то омерзительно розовым и воздушным. Гр-р-р, терпеть не могу розовый цвет, прямо зверею от него! - Прошу, принцесса, - прошелестел слуга, отвешивая мне почтительный поклон. Я в который уже раз покосился на Алекса, но перед ним лежало нечто гораздо больше похожее на еду, нежели то, чем пичкали меня, а потому и столовые приборы были знакомые: нож и вилка. Алхимический камень вам всем под хвост, как же есть эту воздушную дрянь?! Нахмурившись, я обвёл глазами стол и увидел перед фрейа Леной похожую розовую гадость. Та-а-ак, и чем же её едят? Я впился взглядом в ручки Лены с пылом ждущего помилования преступника и увидел тонкую, еле заметную двузубую вилку. Отлично, теперь дело за малым: найти похожее безобразие у меня. Я с азартом принялся изучать лежащие рядом со мной столовые приборы и благополучно пропустил мимо ушей очередное замечание королевы. Кажется, она говорила, что нельзя хмуриться, от этого появляются морщинки. Машинально кивнув, я подхватил двузубое убожество, которое язык не поворачивался назвать вилкой и попытался зацепить ей воздушную дрянь из тарелки. Первый кусочек звучно плюхнулся обратно, заставив короля пробормотать что-то про целителей, принца поперхнуться, а королеву выразительно приподнять брови. Алекс бросил в мою сторону очень красноречивый взгляд и спросил у Алонсо Эвера, когда планируется визит во дворец женихов для принцессы. Завязалась оживлённая беседа, под мерный гул которой я подцепил воздушное безобразие на вилку и поспешно засунул в рот. Первые несколько секунд, пока вкусовые рецепторы были наглухо забиты густыми сливками, было ещё вполне съедобно, но потом я отчётливо ощутил вкус клубники! Ненавижу клубнику, у меня на неё страшная аллергия, до пятен по всему телу и таких отёков, что воздух почти не попадает в распухшее горло. Магия и то бессильна против этой напасти, я даже запаха этих ягод не переношу. К счастью, у тела принцессы аллергии не было, но мой разум бился в глубокой истерике и требовал немедленно выплюнуть мерзопакость. Я подхватил салфетку с колен, выплюнул в неё тошнотворную гадость и, скомкав белое, с вышитым гербом, полотно, поспешно отодвинул от себя клубничный десерт, надеясь, что вместо него мне предложат что-нибудь другое. Угу, как бы не так. - Уже позавтракала, моя милая? - Розамунда Лилиана мягко потрепала меня по щеке. - Не терпится отправиться на прогулку? Я потупился и усилием воли растянул губы в улыбке, скрывая разочарование. Вот интересно, принцессу специально голодом морят, чтобы, так сказать, товарный вид не теряла? Одно радует: через пару дней я приеду к Алексу, там отлично кормят, а пока придётся поголодать. Ладно, не впервой, справлюсь. Пролепетав благодарность за завтрак, которого практически не было, я поднялся из-за стола и бросил быстрый взгляд на Алекса. Тот чуть заметно кивнул в сторону короля. Ясно, просто так не уйти, нужно сначала подойти к батюшке и... И что? Поклониться, присесть в реверансе, поцеловать руку? Ладно, на месте разберусь. Я шагнул к королю и изобразил что-то среднее между реверансом и поклоном. Алонсо Эвер обнял меня за плечи и отечески поцеловал в лоб, с улыбкой сказав: - Отправляйся к себе в комнату, дочка, я немедленно отправлю к тебе целителя. Лучше бы блюдо фруктов прислали! Или тарелку мяса жареного, можно даже полусырого, с кровью. - Я прекрасно себя чувствую, батюшка, - я попытался отвертеться от нежелательного визита, но моего мнения никто не спрашивал. Король строго погрозил мне пальцем: - Не спорь, котёнок. Папа лучше знает. Котёнок?! Меня, потомственного оборотня, пусть и полукровку, назвали котёнком?! Моя волчья суть, унаследованная от папаши, взвыла в голос и взъерошила шерсть на загривке, выразительно оскалив белоснежные клыки. Всё-таки хорошо, что я не могу трансформироваться, даже частично, а то визгу бы было, загорись жёлтыми огнями глаза принцессы, или раздайся из нежного девичьего горлышка утробный звериный рык. - Как пожелаете, батюшка, - с трудом выдавил я и, отвесив ещё один реверанс, поспешно покинул столовую, с тоской думая о том, что до отъезда ещё целых два дня. Предок Огонь, от чьей живительной искры зародилось всё вокруг, помоги мне! Так часто взывая к покровителям, чует моё сердце, я в скором времени вполне смогу претендовать на звание храмовника. А что, они защитникам веры, способным держать в руке не только артефакты, но и меч, всегда рады. Я усмехнулся, помотал головой и только сейчас озадачился вопросом: а где, собственно, принц Клеон? Почему его никто не хватился за завтраком? Выходит, младший принц не хвастался, когда говорил, что ему многое позволяется и ещё больше прощается. Эх, и почему я не переместился в его тело?! И кормили бы лучше, и не так бы пришлось переживать из-за этого дурацкого этикета. Да и женихов бы привечать точно не надо было, в крайнем случае, невест, а поглазеть на хорошеньких девчонок я всегда рад. Вспомнив пару милашек лади Юманы, я расплылся в широкой улыбке, вызвавшей сдержанное удивление у встретившихся мне на пути слуг. И чему, спрашивается, удивляются? Или принцессе даже улыбаться неприлично?! То-то я вспоминаю, что Элея лишь вежливо уголки губ приподнимала... *** Элея. В отличие от своего непутёвого младшего братца я обожала рано вставать и пышным приёмам с кучей гостей предпочитала тихие семейные завтраки, когда не так был властен Его Величество Этикет. И даже то, что сегодня я буду завтракать с телохранителями, меня ни капельки не пугало. Волновало чуть-чуть, не более. В самом деле, ведь даже Эр Лер наверняка умеет пользоваться ножом и вилкой и не вытирает руки о скатерть! По крайней мере, я очень на это надеюсь, хотя обольщаться по поводу уровня воспитанности моего персонального рыжего кошмара, пожалуй, всё-таки не стоит. Речь у него точно далека от совершенства, да и уровень растительности на теле явно зашкаливает, но это же не говорит о том, что он не умеет себя вести! Судя по тому, как тепло ко мне в обличье Эр Лера отнеслась моя горничная, мой телохранитель явно пользуется популярностью у леди. А как-то на приёме у фрея Одрига я видела, как с Эр Лером кокетничала Констанс, супруга хозяина дома, причём ещё как, чуть из платья не выскакивала! Помнится, потом под каким-то незначительным предлогом мой телохранитель покинул залу, а следом за ним выскользнула и фрейа Констанс. Отсутствовали они около получаса, вернулись также поодиночке, причём фрейа выглядела неприлично довольной и томно потягивалась. Это я всё к чему, собственно? Эр Лер способен нравиться не только леди, но и знатным фрейа, а значит, пусть и слабо, но с правилами приличия знаком. Успокоив себя подобными размышлениями, я привычно подняла голову, расправила плечи, чтобы даже самые проницательные наблюдатели вместо моего волнения заметили лишь радующий глаз бюст (ах, да, в этом теле у меня грудь плоская, ну ничего, пусть на ширину плеч полюбуются), и решительно направилась туда, где завтракали телохранители. Надеюсь, это местечко будет привлекательнее той конуры, где я вынуждена обитать. Кстати, нужно будет поговорить с Лером, чтобы он переселил меня в покои поуютнее. А если начнёт спорить, скажу, что развеяв заклинание выселять его не стану, тогда он точно согласится. Довольная собственной дипломатичностью я широко улыбнулась. Пожалуй, в том, что я сейчас телохранитель, есть свои плюсы: можно делать всё, что заблагорассудится, без оглядки на этикет. - Чтой-то ты, Лер, сегодня сам на себя не похож, - неожиданно прозвучал за моей спиной хриплый, грубый бас, каким только закоренелые безжалостные душегубы в спектаклях разговаривают. Я испуганно взвизгнула, подпрыгнув на месте так, что чуть не врезалась головой в потолок и, резко повернувшись, увидела стоящего рядом со мной личного папиного телохранителя, лорда Шера Лесса. Отец лорда был королевским оружейником, а мать происходила из лесных духов. Как-то весной, когда природа просыпается от зимней спячки и празднует возвращение тепла и любви, озорная лесная дева полонила сердце молодого оружейника, и приходил он в лес по ночам до тех пор, пока не родила она от него дочь. После этого отец вернулся назад к людям, воспитывать троих сыновей, а мать с дочерью остались в лесу. Лесс унаследовал от отца невысокую кряжистую фигуру, длинные цепкие руки, какими легко можно пополам не только подкову согнуть, но и того, кто говорит, что это невозможно, и грубый бас. От матушки же ему достались лишь густые зеленоватые волосы, не поддающиеся никаким гребням, бритвам и ножницам, да болотные огоньки в маленьких, глубоко посаженных глазах. - И визжишь, словно девица, - укоризненно покачал косматой головой Шер Лесс, после чего прислушался и добавил, - а шелест твоего дыхания вовсе другим стал. Ой, как же я могла забыть, что лесные духи, как оборотни, феи и русалки, полагаются не только на зрение, но и на свои врождённые магические способности. Феи узнают людей по отпечатку ауры, русалки по току жидкости в жилах, для оборотней нет ничего важнее запаха, а духи леса предпочитают доверять не глазам, а шелесту дыхания. - Что с тобой, Лер? - Шер Лесс положил свою тяжёлую лапищу мне на плечо. - Тебя заколдовали? Или прокляли? Может, стоит обратиться к целителю? Вот только целителя мне для полного счастья и не хватает! Я решительно сбросила руку папиного телохранителя с плеча и отрицательно покачала головой: - Не переживай, нормально всё. К моему искреннему облегчению Шер был одиночкой: терпеть не мог, когда к нему в душу лезли, и сам чтил границы других существ, а потому лишь покачал косматой головой, вздохнул негромко и пошёл на завтрак. Я отправилась следом за ним, разумно предположив, что уж папин-то телохранитель точно знает, куда идти. В небольшой уютной комнате, из которой легко просматривался коридор и вход в столовую, где завтракала королевская семья, уже сидели за столом Делль Амир и лорд Норд, телохранители моих братьев. В небольшом уютном бассейне, который с помощью магии, не иначе, поместился в этой комнатке, плескалась Ак Марива, мамина подруга и охранительница. Делль Амир был седьмым сыном фей, из поколения в поколение изготавливавших украшения для всех знатных семей Андродена. Амиру, если можно так сказать, повезло, число семь считалось у фей несчастливым, и седьмых детей отправляли на вольные хлеба, предоставляя полную свободу действий. Правда, если какой-то безумец рисковал обидеть седьмого делля, на его защиту поднимались все феи, не зависимо от того, относились они к семье обиженного или нет. Стоит ли говорить, что с теми, в чьих жилах текла хотя бы капля крови фей, старались не связываться. Себе дороже. Лорд Норд был профессиональным телохранителем. Злые языки поговаривали, что происходил лорд из клана наёмных убийц, но молчаливый парень, красивое лицо которого выражало всё, что хотел хозяин, и ничего из того, что он чувствовал, легко укорачивал самые длинные языки. Если было необходимо, то и завязывая их бантиком вокруг шеи владельцев. Ак Марива, единственная женщина-телохранитель, сначала вызывала в мужской компании смешки, но её виртуозное владение оружием, острый язык и способность к водной магии, унаследованная от матушки-русалки, быстро сделали её первой среди равных. Отец Маривы был красавцем-капитаном, и помимо жены-русалки были у него супруги на берегу. Причём точного количества своих жён капитан и сам не помнил, безоговорочно признавая всех детей и охотно обучая их нелёгкому морскому делу. Матушка телохранительницы тоже не отличалась постоянством, а потому у Ак Маривы была очень, очень-очень, большая и, что удивительно, дружная семья. Я нахмурилась и даже споткнулась на ровном месте, только сейчас поняв один простой и печальный факт: у каждого телохранителя за спиной стояло многочисленное семейство, готовое в случае необходимости прийти на помощь своему родичу. И только Эр Лер был один. Своего отца он признавать не желал, мама с головой ушла в строительство нового семейного гнезда (или правильнее будет обустройство волчьего логова?) и почти забыла о своём сыне, оборотни полукровок не признавали, а других родственников у моего телохранителя не было. Конечно, был ещё фрей Алессандриэль с супругой, но мне всё равно было до слёз жаль Эр Лера. Ему и так досталось, а тут ещё я со своими капризами и придирками! Расчувствовавшись, я звучно хлюпнула носом, отчего у собравшихся в комнате глаза буквально на лоб полезли. - Простыл, Лер? - Шер Лесс без труда накрыл мне лоб широкой ладонью, озабоченно хмурясь. - Сейчас я тебе отвар семи целебных трав сделаю, они всю хворь разом снимут. - Нет, лучше ноги в солёной воде попарить, - Ак Марива хлопнула в ладоши, прямо из воды создав тазик с тёмно-зелёной, ярко пахнущей хвоёй жидкостью. - Вот, держи. Прямо за завтраком и пропарь ноги как следует. Делль Амир поспешно вытащил спрятанный на груди мешочек с величайшей ценностью: эльфийской пыльцой, способной воскрешать даже мёртвых, если они остыть не успели и протянул его мне. Целиком, себе даже пылинки не оставил! А лорд Норд молча протянул мне белоснежный причудливо вышитый платок. Очень своевременно, потому что своего платка у меня не было, а хлюпать носом очень неприлично. От такого всеобъемлющего внимания и заботы я чуть не разрыдалась, даже слёзы на глазах выступили. Какие же они все милые, внимательные, как они Лера любят! - Лер, ты чего?! - услышала я встревоженные голоса телохранителей и поняла, что удержать слёзы не смогла, они потекли-таки по щекам. Так, нужно срочно брать себя в руки, испорченную репутацию отважного и несокрушимого героя Лер мне точно не простит. Торопливо вытерев слезы платочком и, махнув рукой на манеры, звучно шмыгнув носом, я постаралась как можно спокойнее и беззаботнее ответить: - Не обращайте внимания, это у меня последствия вчерашней травмы. - Знатно вас там, видать, приложило, - прогудел Шер Лесс. - Принцесса, говорят, тоже странная. - Ой, да она всю жизнь странная, - отмахнулась Ак Марива, - тесно лесному ручейку в городском фонтане, вот брызги в разные стороны и летят. Лорд Норд заинтересованно склонил к плечу голову, отчего тёмные волнистые волосы красиво заструились по плечам: - А если на человеческий перевести? Ак Марива стрельнула бирюзовыми глазками в сторону охранника моего младшего братца, серебристо рассмеялась, поправляя пышную прядь волос и томно, явно подражая какой-то фрейлине, ответила: - А по-человечески это значит, что принцесса слишком живая и активная и в жёстких рамках этикета ей тесно. Ей бы мужа хорошего, чтобы слилась она с ним, как ручеёк маленький с рекой великой и вместе покатили свои волны навстречу к солнцу. - Я слышал, что скоро женихи приеду, - пожал плечами Делль Амир, не сводя с меня мерцающих золотистым светом глаз. - Так что, скоро принцесса наша замужней станет. Марива капризно надула пухлые губки: - Нет, это не то. Совсем не то. Любовь с неба дождём не падает, её не только найти, но и удержать надо. -Точно, настоящей любви без испытаний не бывает, - Шер Лесс, как единственный семейный в этой компании считался признанным специалистом в любви. - Я свою Ромашку от аланов отбил, да потом три месяца на поклон к её родне ходил, чтобы позволили в жёны взять. Ну ничего себе, какие подробности семейной жизни, а я и не знала! - Целых три месяца?! - ахнула я, восторженно прижимая руки к груди. На меня посмотрели странно. Очень странно. Ак Марива вообще отплыла подальше от меня и поближе к сложенному рядом с бассейном оружию. - Лер, ты чего, с дуба рухнул? - лорд Норд ненавязчиво положил руку на рукоять кинжала, с которым никогда не расставался. - Ты же сам сватом был, целый месяц вместе с Лессом ходил. Потом огнём полыхнул и друга своего притащил, точнее, матушку его. А с фрейа Аулиссой даже маги тёмные спорить не рискнут. Ого, а я об этом не знала. Эр Лер мне ничего не рассказывал, да я его, положа руку на сердце, и не спрашивала. И что мне теперь делать, как выкручиваться? Я смущённо прикусила губу, украдкой посматривая на насторожившихся телохранителей. Мамочка милая, не пришибли бы меня эти доблестные защитники! - Ты не Эр Лер, - отчеканил, словно смертный приговор зачитывал, Делль Амир. - Аура не та и ведёшь себя странно. - И ток жидкостей в теле иной, - авторитетно заявила Марива. - Девичий. Лорд Норд незаметно подошёл ко мне и ненавязчиво облокотился на стену рядом. Спросил задушевным тоном, проникновенно глядя мне прямо в глаза: - Значит, ток жидкостей девичий? Очень интересно. Итак, поведайте нам, милое дитя, кто же Вы? И чего ради приняли облик нашего друга? Моя интуиция икнула и скромно попросилась в тёмный укромный уголок, потому что до уборной уже совершенно точно не успевала. Разум заметался в панике, тщетно разыскивая выход из пропахшего тленом склепа с красноречивой надписью 'тупик', а смелость пролепетала, что зайдёт как-нибудь на недельке и поспешно скрылась в неизвестном направлении. Рубашка на моей спине промокла от пота, колени превратились в студень, а во рту пересохло так, словно там образовалась магическая пустыня. Я честно попыталась хотя бы просто открыть рот, но губы спеклись намертво. - Мы ждём, - Норд ласково провёл рукой по моей шее, и от этого простого и даже нежного прикосновения у меня по спине в панике пробежал табун мурашек, а волосы действительно встали дыбом, причём не только на голове, но и на руках, и на груди. - Я принцесса Элея, - прокаркала я, сама не понимая, каким чудом смогла открыть рот и ответить. - Что же не сама Амиранда Благочестивая? - фыркнул Шер Лесс, буквально прибивая меня к полу своим тяжёлым взглядом. - А ведь девочка, похоже, не врёт... Делль Амир лениво выпустил крылья, подлетел ко мне, задумчиво осмотрел, чуть касаясь кончиками пальцев моей кожи. - Ты хочешь сказать, что это принцесса?! - изумлённо хлопнула ладошками по воде Ак Марива.- Бедная девочка, да как же это тебя угораздило?! Слёзы фонтаном хлынули у меня из глаз, заставив мужчин отшатнуться, словно я на них каким ядовитым зельем плеснула. Икая, всхлипывая и даже подвывая, я поведала телохранителям об эксперименте и его последствиях. - Мра-ка-ха, - выдохнул Норд и тут же сконфуженно посмотрел на меня и Мариву, - прошу прощения, дамы. Вот так история! - Да уж, за такую историю и головы лишиться можно, - прогудел Шер Лесс, почёсывая косматую голову. - И что теперь делать, ума не приложу, - махнул крыльями Амир. Ак Марива тяжело вздохнула, выразительно закатывая глаза к потолку: - Мужчины! В первую очередь принцессе нужно умыться, потом покушать, потом накормить Эр Лера... - Он с моей семьёй завтракает, - прохлюпала я. - Накормить Эр Лера, потому что той порцией, что съедает за завтраком принцесса, не накормишь и креветку, не говоря уж о взрослом половозрелом оборотне-полукровке, - невозмутимо продолжила Марива. - А потом, на сытый желудок, стоит подумать о том, что же делать дальше. - Нас фрей Алессандриэль к себе пригласил, - я вытерла слёзы истерзанным платком, который отказался бы взять в качестве подаяния распоследний нищий, - нам только два дня до отъезда продержаться. Телохранители замолчали, что-то обдумывая и привычно краем глаза наблюдая за входом в малую столовую, где завтракали их подопечные. Светлые силы, я раньше даже и не замечала телохранителей, считала их неприятной помехой, возникающей на пути всякий раз, как мне хочется чего-нибудь приятно волнующего кровь! Например, оседлать необъезженного жеребца или прогуляться по лесу, несмотря на то, что у оборотней брачный период. Каждый раз меня мягко останавливали, терпеливо выслушивая изящно замаскированные насмешки и даже откровенное нытьё, позволяя себе лишь нахмуриться и мрачно сверкнуть глазами, да и то чаще всего за моей спиной. Я была свято убеждена, что телохранители так опекают нас лишь потому, что мы им платим, они наёмники, причём начисто лишённые чувств и, пожалуй, разума. Только сейчас я поняла, что забота телохранителей основана не на корысти, а на уважении и отеческой любви к нам. Я готова была броситься к Леру и просить у него прощения. Потом представила, как мой телохранитель щупает мой лоб, подозрительно смотрит в глаза и ворчливо уточняет: - Заболела или издеваешься? Забывшись, я хохотнула, отчего телохранители удивлённо покосились на меня, а Делль Амир пробормотал, ни к кому не обращаясь: - Похоже, истерика. Ак Марива пожала соблазнительным плечиком, словно бы вырезанным из кости белоснежного единорога: - Неудивительно, учитывая, сколько бедной девочке пришлось пережить. - Нам сейчас надо не кости бедной девочке перемывать, а решить, что им дальше делать, - недовольно прогудел Шер Лесс. Норд тряхнул головой, хозяйственно складывая в вытащенный из-за пояса вместительный походный мешок еду со стола: - Так ведь решили уже всё. Мы их прикрываем, пока они не уедут к фрею Алессандриэлю. А если надо будет, то и до тех пор, пока не спадёт заклятие. Делль азартно потёр ладони: - Пожалуй, я приглашу принца Элеона к нам в гости. Он давно намекал, что хотел бы побывать в поселении фей. Я опять растроганно хлюпнула носом: феи жили очень замкнуто, и без личного приглашения к ним попасть было нельзя. - А мне что, моего подопечного к лади Юмане сопровождать? - хмыкнул Норд. - В принципе, я не против, но... Договорить телохранитель не успел. Мощная струя воды сбила его с ног и надёжно пригвоздила к полу. От потока отделилась тоненький ручеёк, который принялся методично, нет, не хлестать по щекам, а щекотать Норда, заставляя его извиваться всем телом в тщетной попытке вырваться. Я замерла, широко распахнутыми глазами глядя на наказание. Шер Лесс заметил моё смятение и повелительно поднял руку: - Всё, хватил принцессу смущать, она ещё даже не завтракала. Маривка, я кому сказал, хватит! - А чего он?! - надула пухлые губки русалочка, и тут же стена рядом с ней пустила зелёную веточку и звучно шлёпнула капризницу. Ак Марива взвизгнула, отпрянула в сторону от наглой ветки, водный столб брызнул в разные стороны, щедро залив всё вокруг. - Как дети малые, честное слово, - прогудел Шер, укоризненно качая головой. - Вы уж, принцесса, не сердитесь на них. Охранники они неплохие, а то, что дурачатся, так это и понятно: молодость любит озоровать. Идёмте, я Вас к столу провожу, Вы хоть позавтракаете, а то эти обормоты Вам даже стакана воды не предложили. По правилам этикета, мне следовало чуть приподнять уголки губ в улыбке и вежливо сказать, что я совсем не голодна, но напуганный возможной голодовкой живот разразился громкой немузыкальной трелью. Я охнула, поспешно согнулась, стараясь заглушить незапланированную симфонию и сконфуженно глядя на телохранителей. Я точно знала, что слышали все, но Норд и Марива самозабвенно шипели друг на друга, выясняя отношения, Делль Амир проворно сервировал стол, придвигая к заранее отодвинутому для меня стулу чистую тарелку, чашку и все остальные, с его точки зрения, необходимые принцессе за завтраком вещи. Лесс же с таким отстранённым видом смотрел на стену, словно душа его покинула бренное тело и отправилась путешествовать по миру. Я виновато улыбнулась, расправила плечи и привычно вскинула голову, невольно вспоминая убийственно-тяжёлый свод правил придворного этикета, который мне ложили на голову для формирования идеальной осанки. Шер моментально вышел из своей задумчивости, отвесил мне неловкий поклон и протянул широкую шершавую ладонь: - Идёмте, принцесса, я Вас провожу. Я привычно присела в коротком реверансе, запоздало вспомнив, что нахожусь в теле телохранителя, а значит, реверансы надо заменить поклонами: - Благодарю Вас, Шер Лесс. В почтительной тишине я прошествовала к столу и чинно села на отведённое мне место. Делль Амир быстро положил мне на тарелку кусок сочащегося жиром мяса, источающего густой запах, от которого во мне пробудилась незнакомая звериная мощь. Я готова была схватить мясо и рвать его зубами, чтобы сок и жир брызгали в разные стороны и стекали до локтей. Первый цветок, порождённый светлыми магами, что со мной?! Я испуганно схватила нож и вилку и вцепилась в них как утопающий в соломинку. Правила хорошего тона мне опять помогли, вернули утраченное спокойствие и хладнокровие, я выпрямилась на стуле и медленно отрезала крошечный кусочек мяса. Ак Марива мелодично хохотнула, Делль Амир кашлянул и, почтительно поклонившись, произнёс, скромно потупившись: - Прошу простить мою невольную дерзость, Ваше Высочество, через двадцать пять минут королевская семья закончит завтрак. Я вопросительно приподняла брови, положив на край тарелки столовые приборы, Делль замялся и отступил. - Если будете так жеманиться, то не успеете позавтракать, - грубовато заметил лорд Норд, подавая Мариве полотенце. От такой грубости я даже поперхнулась и раскашлялась до слёз. Мне показалось или меня торопят?! Да как он смеет! - Норд прав, принцесса, - Шер Лесс деловито убирал в вытащенную из-за пояса холщовую сумку еду со стола. - Но Вы не переживайте, я вам с Лером провиант собрал. Моё терпение помахало рукой и скрылось за дверью, звучно хлопнув дверью, гордость вскипела, подобно вареву в магическом котле. - Да как Вы смеете?! - я раздражённо положила столовые приборы, у меня даже вилка звякнула. - Я не стану таскать с собой еду, это неприлично! - Предпочитаете голодать? - Ак Марива собрала волосы в низкий пушистый пучок и деловито спрятала под пышные волны юбки пару кинжалов. Подумала, задумчиво покусывая пухлую губку, и добавила к кинжалам миниатюрный самострел. Я молча открывала и закрывала рот, словно выброшенная на берег рыба. Итак, мне предстоит или голодать, соблюдая правила хорошего тона, или, о, ужас, вынести из столовой еду! Честное слово, я готова была разрыдаться или упасть в обморок. - Держите, Ваше Высочество, - Шер Лесс пихнул мне в руки тяжёлую даже на вид холщовую сумку. - Через плечо перебросьте, так легче нести будет. Марива окинула своё отражение в воде придирчивым взглядом, удовлетворённо кивнула и повернулась ко мне: - Ваше Высочество, если не хотите ходить с сумкой весь день, лучше прямо сейчас к Эр Леру идите. Как раз успеете подкрепиться, прежде чем королева позовёт на прогулку. Я поджала губы, недовольная тем, что мамина охранительница смеет мне указывать, но не стала тратить время на споры. Во-первых, неприлично, а во-вторых, совет, пусть и непрошенный, но разумный, грех не воспользоваться. Решив на время забыть о правилах приличия, запрещающих благодарить слуг, я благосклонно кивнула Шер Лессу и приняла сумку. Ой, мамочки до чего же она тяжёлая! Я чуть не упала, Делль Амир ловко подхватил меня под локоток и ненавязчиво выпроводил из комнаты. Мда, что-то мне подсказывает, что я теперь постоянно буду завтракать в компании Эр Лера. Глава 5 Если бы король и королева Андродена могли видеть сквозь стены, то они бы узрели картину, погрузившую их в состояние глубокого шока. В уютной, выдержанной во всех оттенках розового, гостиной прямо на пушистом ковре сидела принцесса Элея и уплетала жареное мясо, разрывая его тонкими изящными пальчиками. Сок и жир стекали до локтей, но всегда такая аккуратная и благовоспитанная девушка ничего не замечала, с приглушённым звериным порыкиванием поглощая еду. Телохранитель Элеи, наоборот, церемонно постелил на колени салфетку и деликатно разделял на крошечные кусочки лежащий на тарелке кекс. - Да съешь ты уже этот несчастный кекс, сколько можно его мучить?! - не выдержала принцесса, глядя на то, как Эр Лер раз за разом подносит ко рту вилку, на которой только очень наблюдательный человек мог увидеть еду. - В отличие от некоторых, - процедил телохранитель, чьи жеманные манеры резко контрастировали с грубоватым голосом и мощной фигурой, - я помню о правилах поведения за столом. Принцесса с наслаждением облизала пальцы, похлопала себя по животу, проверяя, влезет ли туда ещё что-нибудь, с сожалением поняла, что дивный кусочек янтарной рыбки придётся пока отложить и насмешливо фыркнула: - Если ты не заметила, стола тут нет. Так что можешь перестать выпендриваться и поесть по-нормальному, а то ноги протянешь. - Я бы попросила обращаться ко мне в мужском роде, - пробасил Эр Лер, капризно надувая губы, - чтобы не вызывать ненужных вопросов со стороны невольных свидетелей нашей беседы. Элея с интересом посмотрела на телохранителя, кокетливо наклонив к плечику голову и задумчиво наматывая пушистый локон на пальчик: - Разумное замечание, не ожидал. По рукам телохранителя заплясали язычки пламени: - Хочешь сказать, что я глупая?! Да как ты смеешь?! Меня, к твоему сведению, сам фрей Унок назвал своей лучшей ученицей! Принцесса серебристо рассмеялась, поднимая вверх испачканные жиром ладони: - Ладно, ладно, прости. В этот раз точно был неправ. Пламя погасло, но теперь глаза Эр Лера стремительно наполнялись слезами. - Всё, всегда считают меня красивой глупышкой, - горестно всхлипнул телохранитель, резко смахивая заструившиеся по щекам слёзы. - Никто не воспринимает всерьёз, можно подумать, я виновата, что принцессой родилась! Элея широко распахнутыми глазами смотрела на рыдающего мужчину, а потом тяжело вздохнула, придвинулась ближе и крепко обняла его, уютно пристроив взлохмаченную рыжую голову у себя на груди. - Тише, тише, маленькая, не плачь, - заворковала девушка, баюкая мужчину, крупнее её раза в два. - Прости, дурака, я не хотел тебя обидеть. Эр Лер хлюпал носом, невольно ловя себя на том, что лёгкий цветочный аромат принцессы пускает огненные искорки в крови. Хотелось покрепче обнять нежное девичье тело, уткнуться носом во впадинку между двумя розовато-округлыми полушариями, выглядывающими из скромного выреза платья. - Эй, ты чего меня лапаешь?! - возмутилась Элея, отскакивая в сторону и одёргивая юбку с такой силой, что ткань печально трещала, предвидя свой скорый конец. - Ни фига себе, благовоспитанная принцесса, а сразу под юбку полезла! Телохранитель вскинул на девушку жёлтые перепуганные глаза, в которых медленно затухали искры страсти: - Я нечаянно! Не знаю, что на меня нашло. Принцесса усмехнулась, по-мужски широким шагом подошла к окну и негромко, но от всей души выматерив корсет и пышные юбки, всё-таки залезла на широкий подоконник, небрежно одёрнув подол. От столь вопиющего нарушения правил приличия, слёзы у Эр Лера моментально высохли. - Ты что делаешь?! - от возмущения голос мужчины упал до низкого звериного рыка. - Немедленно слезь, это неприлично! - Зато ты плакать перестала, - Элея, явно поддразнивая своего телохранителя, закинула ногу на ногу и стала теребить вылезший из причёски пушистый локон. - Лер, - от оглушительного рёва разъярённого оборотня задрожали стёкла, и испуганно покачнулось зеркало, - слезай немедленно, это приказ!!! Принцесса вытянула губы трубочкой, с трудом сдерживаясь, чтобы не расхохотаться в голос. Взбешённый телохранитель подлетел к девушке и, не задумываясь о последствиях, схватил её за руку и резко рванул на себя. В последний момент Элея попыталась ухватиться за витую ручку окна, но не успела и буквально упала на грудь Леру. Тело сработало прежде, чем разум успел осознать случившееся. Мужчина инстинктивно прижал к себе подопечную, опять попав во власть её чарующего аромата. Звериные инстинкты, не столько разбавленные, сколько обострённые магией огня, унаследованной от матери, мощным пинком вышибли из головы остатки разума, глаза Эр Лера запылали жёлтым огнём, а из горла вырвался глухой рык хищника, настигшего жертву. - Ты что творишь?! - возмутилась Элея, стараясь увернуться от обжигающих, в прямом и переносном смысле слова, поцелуев. - Успокойся, угомонись, тебе говорят! Достучаться до озверевшего оборотня было невозможно, это девушка точно знала, а потому, когда первое смятение схлынуло, высвободила правую руку, размахнулась и отвесила мужчине звучную оплеуху. Будь Эр Лер самим собой, он бы даже распалённый успел увернуться, но обитающая в теле охранника принцесса быстрой реакцией похвастаться не могла. - Ты... меня... ударил? - пролепетал телохранитель, отползая в сторону и прижимая ладонь к пульсирующей от боли щеке. - А что мне ещё оставалось?! - огрызнулась Элея, нервно одёргивая платье. - Ждать, пока ты проведёшь ритуал слияния? - Какой ритуал? - Эр Лер с таким испуганным видом смотрел на свою подопечную, словно она превратилась в тёмного мага и вызвала одним взмахом руки полчища голодных аланов. - Тот самый, каким брачные договоры скрепляют, - принцесса порвала-таки многострадальный наряд и теперь зло смотрела на зажатый в руке лоскут. - Прости, если разочарую, но я пока не готов обзаводиться парой! Жёлтые глаза телохранителя опять заволокло слезами. Отчаянно всхлипывая и поскуливая, словно щенок, которого бессердечные хозяева вышвырнули ночью на мороз, мужчина плюхнулся на пол и обхватил руками голову. - Ну началось, - простонала принцесса, обречённо закатывая глаза. - Слушай, принцесса, хорош голосить, тебе сейчас все собаки подвывать начнут. - Это ужасно... Это так ужасно, - прорыдал Эр Лер, щедро поливая ковёр слезами. - Это нормально, - принцесса беззаботно пожала плечами, благоразумно стараясь держаться как можно дальше от своего телохранителя. - Я же оборотень, хоть и полукровка, для меня запах - самый сильный стимулятор. А магия огня, которую я унаследовал от матери ещё сильнее обостряет страсти. - И что мне теперь делать? - хлюпнул телохранитель, размазывая слёзы по щекам. Принцесса почесала затылок, не обращая внимания на то, что на пол сыплются украшенные драгоценными камнями шпильки: - Ну... если бы я был самим собой, то сходил бы к фрау Юмане. - Куда?! Элея скривилась: - У мужа потом спросишь. А тебе лучше на тренировке пар спустить. Эр Лер кулаками вытер слёзы со щёк и ворчливо заметил: - А что я на твоей тренировке делать буду? Меня драться не учили, принцессе это без надобности. - Ага, лучше в случае нападения мёртвым грузом болтаться на шее телохранителя, - негромко проворчала принцесса. - Тебе не надо драться, главное, чтобы тело пар спустило, а ты можешь в это время спокойно размышлять о цветочках, веерах или прочей ерунде. - А разве можно что-то делать, думая о чём-то другом? - удивился телохранитель, аккуратно счищая налипшие на штаны пылинки. - В нашем с тобой случае, необходимо именно так и поступать, - усмехнулась принцесса, пытаясь по привычке засунуть большие пальцы за ремень. - Иначе нас раскусят не только друзья, но и вообще все вокруг. Эр Лер задумчиво покусал губу, а потом непривычно мягким и неуверенным голосом произнёс: - Послушай. Надеюсь, мои слова не покажутся грубостью... - Слушай, хорош вокруг да около ходить, - вспылила принцесса, - говори прямо, чего надо! Я тебе не эльфийское посольство, которое неправильным цветом носового платка оскорбить можно, передо мной расшаркиваться не стоит. - Вот об этом я и хотела поговорить, - вздохнул телохранитель. - Давай я научу тебя хорошим манерам? Не сочти меня грубой, но ты ведёшь себя как бандит с большой дороги, а должен быть принцессой. Элея задумчиво взлохматила волосы, превратив остатки причёски в жильё для молодой вороньей пары, и решительно кивнула: - Годится. А я научу тебя кодексу телохранителей, чтобы мне, после того, как нас расколдуют, не пришлось менять место службы и устраивать кровавые Поединки силы. *** Эр Лер. Сожги меня волшебное пламя, принцесса, похоже, решила заключить со мной перемирие! Знать бы ещё, постоянное или временное. Я решил не вредничать и дать девчонке шанс, тем более что ей сейчас куда горше моего, я-то принцесса, вокруг меня все на задних лапках скачут, даже если я чего и не то ляпну, сделают вид, что ничего не видели и не слышали. А Элее ошибаться ну никак нельзя, обезумевшего телохранителя рядом с принцессой никто держать точно не станет. Если же её выгонят из дворца, то тогда мне до конца моих дней придётся оставаться девчонкой. Бр-р-р, жуть какая! Я передёрнул плечами, торопливо начертив в воздухе огненный знак, отгоняющий тёмные силы. - С чего начнём? - я азартно потёр руки, глядя на Элею, точнее, на самого себя, горящими глазами. Принцессочка задумчиво нахмурилась, что учитывая общую мужественность её внешнего облика, выглядело довольно угрожающе. Пожалуй, стоит признать, что злые языки, утверждавшие, что у меня откровенно разбойничий вид, не так уж сильно и злословили. Я тряхнул головой, прогоняя ненужные и обидные размышления, и опять посмотрел на свою, волей неудачного эксперимента, напарницу. Элея задумчиво пощипывала бородку, что было для меня равносильно пощипыванию другой части тела, которой я заслуженно гордился хоть и скрывал от посторонних глаз. - Прекрати, - мои тонкие пальцы не смогли полностью обхватить мужское запястье, да я и не пытался. Главное, чтобы меня услышали и поняли. - Перестань теребить бородку, для любого оборотня это страшное унижение. - Правда? - Элея уставилась на меня с таким удивлением, словно неграмотный крестьянин, которому сказали, что в его хибаре остановится сам правитель Андродена. - А почему? Для оборотней борода имеет какой-то тайный смысл? Ещё какой. Я вспомнил, как ко мне относились другие оборотни, пока у меня щёки не покрылись первым пушком и невольно передёрнул плечами. - Для любого оборотня борода - это признак мужественности, - быть наставником в столь деликатных вопросах мне не хотелось, но я уже достаточно узнал свою подопечную и был твёрдо уверен, что она не отвяжется, пока не получит ответы на все свои вопросы. Даже самые интимные и сокровенные: - Так вот, для любого оборотня борода является символом его мужественности. Кроме признанной пары никто не имеет права прикасаться к ней, за подобное оскорбление могут растерзать на месте, и никто не станет оплакивать убитого. Принцесса испуганно отдёрнула руки от подбородка и поспешно спрятала их за спину. У-ф-ф-ф, у меня словно с груди сползла тяжёлая когтистая киса. - А ещё оборотни никому, даже своей паре, не покажут собственной слабости, - я решил полностью озвучить Кодекс оборотней, чтобы Элея по незнанию или невнимательности не угробила моё тело и мою репутацию. Жёлтые глаза виновато сверкнули, моя подопечная опустила голову и зашаркала ногой по полу. Неукротимое пламя, что эта ходячая катастрофа натворить успела?! - Принцесса, - мой голос напоминал шелест разъярённой горной змеи, встречи с которой избегали даже тёмные оборотни, - принцесса, что Вы успели натворить? - Ничего. Вот никогда бы не подумал, что мой голос может звучать так жалко! Я стиснул зубы так, что у меня даже скулы заныли. - Прости, - пролепетала Элея, глядя на меня широко распахнутыми глазами и медленно отступая к стеночке. - Прости, я не знала... Я не хотела... Ну вот что мне с ней делать, а? Не лупить же в самом деле! Во-первых, девчонок не бьют, они страшные ябеды, во-вторых, я же не идиот, самому себе по физиономии стучать. И вообще, ей мои удары сейчас как мозолистой гномьей ладони уколы иголкой. Не дождавшись грома, молнии и прочих проявлений ярости, подопечная моя осмелела и, тихонечко подкравшись ко мне, робко прикоснулась кончиками пальцев к моей руке. Испуганно отдёрнула руку, виновато глядя на меня блестящими жёлтыми глазами и проныла: - Прости, пожалуйста. Я резко выдохнул и растянул губы в улыбке. Элея перепуганно шарахнулась в сторону. Мда, не вышла у меня улыбка, не вышла... Я фыркнул и приятельски хлопнул подопечную по плечу: - Да не бойся ты, не трону. Перед кем хоть опозорила-то? На глазах Элеи опять, в который уже раз, заблестели слёзы. Да что же это такое-то, в самом деле, у меня скоро плесень от сырости вырастет! Я раньше и не замечал, что принцесса такая плакса. И что мне теперь с ней делать? Нет, это понятно, что успокаивать, вопрос только, как? Я нахмурился, пытаясь вспомнить, доводилось ли мне хоть раз видеть, как утешают плачущих девушек. Ага, вспомнил. Я ласково погладил Элею по плечу и мягко прошептал: - Успокойся, милая, не плач. Судя по тому, как дрогнула в попытке отвиснуть челюсть моей подопечной, я явно перестарался с утешениями. Зато плакать перестала. Я решил закрепить успех и выдал тем же приторно-медовым голосом: - Так перед кем ты расплакалась? Элея хлюпнула носом: - Перед телохранителями. Они знают, что мы... телами поменялись. Угу. Итак, насмешник Амир в курсе того, что я теперь в девчачьем теле, а Марива, чует моё сердце, теперь до конца моих дней будет приставать ко мне с узорами для вышивки и прочими девчачьими глупостями. Я будто наяву услышал голос охранительницы: 'нам, девочкам, нужно держаться друг друга. Правда, Лер?' - Прости, - в который уже раз простонала моя подопечная, глядя на меня такими умоляющими глазами, что дрогнуло бы даже сердце безумного тёмного оборотня. Да что я, зверь что ли лютый?! Ну, будет зубоскалить крылатый Делль, станет пошучивать красавица русалка, переживу. И хуже бывало, справился, а с этим-то и подавно совладаю. - Да ладно, чего там, - я беззаботно отмахнулся, излучая уверенность, какой, если честно, не ощущал, - нормально всё будет. А чтобы не терзать себя угрызениями совести, расскажи, как мне себя вести, чтобы ко мне каждый час целителя не приглашали. Элея хохотнула, прикрывая рот ладошкой, жёлтые глаза засияли лукавыми огоньками. Неугасимый огонёк, я и не замечал раньше, что меня так красит улыбка! Так, стоп, Лер, угомонись, ещё не хватало, чтобы ты в самого себя влюбился. - И часто целителя вызывали? Я поморщился: - Уже раза три обещали. А ещё меня матушка твоя на прогулку пригласила, сразу после завтрака. Представляешь, что будет, если я перед торговцами опозорюсь?! Судя по тому, как отчаянно побелела моя подопечная, размах катастрофы она представила, пожалуй, даже слишком красочно. Алан недобитый, лишь бы в обморок не упала, у меня же времени в обрез, вот-вот королева придёт. - Ты это... - я нервно сглотнул, взъерошил шевелюру, превратив её в логово горного дракона, славящегося своей неаккуратностью, - не вздумай паниковать. Мне твои советы нужны, а не истерика. Элея гулко сглотнула, откашлялась и хрипло произнесла: - Ну... на самом деле, всё не так и трудно... Нужно просто точно следовать правилам Королевскому своду правил поведения для настоящих принцесс... Перед моим мысленным взором мелькнул толстенный талмуд, который, было дело, рухнул вниз, проломив две книжных полки. Я, помню, тогда еле успел ногу отдёрнуть, а то бы точно все кости в порошок перемололо. Драконий огонь, прожигающий всё, с чем соприкасается, надеюсь, тот книжный кошмар был по магии. Я помотал головой, пытаясь прогнать назойливо маячащую перед глазами причудливую надпись: Королевский свод правил. Чтобы не терзать себя сомнениями, я хрипло проблеял: - Надеюсь, это не та гробина, сломавшая две полки? Моя подопечная опустила голову и виновато зашаркала ногой по полу. Ой, что-то мне нехорошо. Желудок поспешно обнялся с сердцем, препятствуя его позорному бегству в пятку. Алекс, друг, надеюсь, ты принесёшь мне на могилу ранние огнецветы... Умереть сразу прямо на месте не получилось, я с трудом перевёл дыхание и просипел: - Элька, да я тот проклятый талмуд до конца своих дней не прочитаю. Давай своими словами, а то время поджимает, скоро королева придёт. Я был так взбудоражен, что нарушил собственное правило никогда не фамильярничать с теми, кого охраняю. К счастью, принцессе тоже было не до того, чтобы придираться к мелочам. Давно бы так, а то вечно цеплялась ко всякой ерунде. - Хорошо, я постараюсь тебе всё рассказать... - Желательно кратко и доступно, - перебил я, - с детства не терплю нотаций. Жёлтые глаза Элеи сверкнули таким огнём, что я поблагодарил всех светлых богов разом за то, что подопечная ещё не успела овладеть моей магией. А то бы догорали сейчас мои бренные останки жалкой кучкой пепла на полу. - Итак, - моя подопечная церемонным шагом прошествовала, иначе не скажешь, до кресла и встала рядом с ним, церемонно положив одну ладошку на другую. Я с трудом подавил смешок, уж больно смешно смотрелась подобная вычурность в комплекте с массивной фигурой, лохматой шевелюрой и щегольской бородкой. - Итак, - пробасила Элея, недовольно поджав губы, - урок первый, походка. Настоящая принцесса идёт гордо вскинув голову, расправив плечи, втянув живот и ставя пяточку одной ноги перед носочком другой. Я честно попытался изобразить подобный кульбит, но запутался или в проклятых юбках, или, позорище какое, вообще в ногах и рухнул на пол, больно ударившись обо что-то локтем. - Лер, не смей ставить синяки на моём теле! - возмущённо прогудела противная девчонка вместо того, чтобы помочь мне подняться. - Не забывай, у меня очень тонкая и нежная кожа! Я выплюнул изо рта попавший туда подол, с трудом поднялся на ноги, чувствуя, как в локте тупо пульсирует боль. Ох, чует моё сердце, мне и правда целитель потребуется! - Попробуй ещё раз, - Элея, видимо, приняла выражение тихого озверения на моём лице за задумчивую сосредоточенность. - А хочешь, я тебе книгу принесу, чтобы осанку было проще держать? Я, когда училась, так и делала. Мне фрейа Олима сначала пять книжек на голову водружала, а потом каждую неделю по одной убирала. Последнюю неделю перед первым балом я на голове пёрышко серебристокрылой цапли носила, чтобы научиться двигаться плавно и грациозно. Я представил у себя на голове королевскую библиотеку и гадливо передёрнул плечами. Не хватало ещё оказаться заживо погребённым под книжными развалинами! Только вот, хочешь не хочешь, а учиться надо, а потому я честно попробовал ещё раз пройтись по комнате так, как мне объясняла моя наставница. Пол с радушием пылкого любовника распахнул для меня свои жёсткие объятия. Вот интересно, это я такой тупой, или мне, в который уже раз, с учительницей не повезло? - Лер, да что ж ты такой неуклюжий-то?! - противотуманной сиреной вскрикнула Элея, тут же опомнилась, шлёпнула себя по губам и уже тише добавила. - А мне казалось, что оборотни, пусть и полукровки, очень ловкие и грациозные. Я выразительно зарычал, красочно представляя, как смыкаю свои тонкие ухоженные пальчики на одной толстой шее. - К твоему сведению, принцесса, - процедил я, зло одёргивая проклятые юбки, - ни один уважающий себя оборотень подобное безобразие на себя не напялит! И ноги у меня, к твоему сведению, так не заплетаются, даже если я вдрызг пьян! Элея посмотрела на меня как служительница культа Чистейшей, которой предложили на пару неделек подменить всех девочек лади Юманы. - Я не требую от тебя ничего невозможного, - процедило это воплощение оскорблённой невинности. - Только то, чему с детства учат любую фрейа! Подчёркиваю, любую фрейа, а не только принцессу! В голове у меня неожиданно всплыло воспоминание о семейных посиделках в доме Алекса. Лена что-то с азартом рассказывала, а потом шагнула к стене и зашлёпала по ней ладошкой. В ответ на наши удивлённые взгляды, фрейа рассмеялась и сказала, что она по привычке хотела включить свет, забыла, что тут магическое освещение. Мне отчётливо вспомнилась брошенная Леной фраза: 'память тела', помню, мы тогда целый диспут по этому поводу устроили. Мол, что считать памятью тела, насколько она крепка и сохранится ли, если тело одно, а душа другая. Или, как у Алекса было, если две души обитаю в одном теле, возможна ли тогда память тела и если да, то от чьей души. - Память тела, - прошептал я, машинально пытаясь засунуть большие пальцы за ремень, - память тела... - Что?! - Элея повернулась ко мне, удивлённо и чуточку встревоженно глядя в моё застывшее лицо. - Лер, ты чего? - Память тела, - отчётливо повторил я, а потом пояснил, вспомнив, что принцессы на нашем диспуте не было. - Понимаешь, любое тело сохраняет определённый набор двигательных навыков, которые чаще всего использовались, а потому... - Мне целителя вызвать? - пролепетала моя подопечная глядя на меня со смесью ужаса и благоговения. - Ты, по-моему, заговариваться начал. - Да ну тебя, - я решил не обижаться на принцессу на всю голову и продолжил. - Если коротко и просто, то твоё тело должно помнить, как правильно держаться и ходить. Понимаешь? Я сам этого не знаю, потому что меня этому, слава всем светлым силам, никто не учил, но твоё тело помнит. И если я смогу отключить голову... - Можно подумать, ты ей хоть раз в жизни пользовался, - фыркнула Элея. И опять шпилька пролетела мимо цели, потому что я прекрасно видел, как засияли интересом и азартом жёлтые глаза. Ха-ха, девочка, ты можешь сколько угодно притворяться и делать вид, что тебе неинтересно то, о чём я говорю, но я слишком хорошо знаю, что означают эти огоньки в глубине глаз, и эти огненные узоры, мерцающие на руках. Тебя буквально раздирает любопытство. Я решительно поднялся на ноги, расправил подол и выпалил, глядя Элее в глаза: - Спорим, я дойду до двери как самая настоящая принцесса, ни разу не споткнувшись? Учитывая мой прошлый плачевный опыт, сомнение в глазах подопечной было вполне ожидаемым, хоть и неприятным. - Н-ну, попробуй, - пробасила Элея, на всякий случай забираясь в кресло с ногами. - А на что спорить будем? О, я ждал этого вопроса! И ответ у меня уже готов, давно готов. - На желание, - томно проворковал я, трепеща длинными ресницами, словно бабочка крыльями. - Проигравший выполняет желание победителя. Понятия не имею, о чём подумала эта якобы благовоспитанная девица, но она прямо запылала вся от смущения! - Эй, ты поаккуратнее, а то одежду сожжёшь, - проворчал я, глядя на бушующее пламя. - Так как, ты согласна? С трудом совладав с огнём, но так и не сумев прогнать краску стыда со щёк, Элея сухо кивнула. Отлично. Ну что ж, приступим! Я закрыл глаза, пинками вышвырнув все мысли из головы и постаравшись полностью отключиться от происходящего. Давай же, давай, ты сможешь, ну! Долетевший до меня восхищённый вздох лучше всяких слов доказал, что у меня всё получилось. Я открыл глаза, с улыбкой победителя посмотрел на Элею и тут же запутался в юбках и рухнул на колени, чуть не расквасив нос о ручку двери. - Ты не ушибся? - искренняя тревога, прозвучавшая в голосе моей подопечной, целебным бальзамом пролилась на мою истерзанную проклятыми юбками и неуклюжестью самооценку. - Н-нет, - прокряхтел я, выпутываясь из юбок и пытаясь понять, сломана у меня нога или просто отшиблена. - Нормально всё. - Точно? - жёлтые глаза смотрели на меня с таким беспокойством, что мне, честное слово, даже неловко стало. Не привык я, чтобы со мной так нянчились. - Да нормально всё, сказал же, - я решительно смахнул когда-то родные, а теперь, увы и ах, чужие руки со своих плеч и осторожно, по стеночке, поднялся. Уф-ф-ф, ноги всё-таки служат, значит, кости целы. Мрак непроглядный, до чего же я сейчас изнеженный, прямо плюнуть хочется! Элея обиженно поджала губы и отвернулась. Ну вот, готово дело, обиделась. - Эй, не сердись, - я дохромал до своей подопечной, потрепал её по плечу. - Меня угробить вообще сложно, я живучий. По губам Элеи скользнула неуверенная улыбка. Девушка помялась, посопела, теребя пуговицы, а потом прошептала, старательно отводя взгляд: - А что ты за желание загадаешь? - Да мрак его знает, - я беззаботно пожал плечами, отчего грудь чуть не выскочила из довольно скромного декольте. - Не придумал пока. Слушай, кроме осанки ещё чего-нибудь надо для прогулки? - Конечно, надо! - жёлтые глаза моей подопечной запылали огнём просветлённого, к которому на чашечку чая заглянули все светлые божества разом. - Настоящую принцессу можно узнать не только по осанке, но ещё и манерам, речи... У-у-у, пожалуй, я погорячился, утверждая, что легко смогу стать принцессой. Если манерам я ещё худо-бедно обучен, то речь... Я твёрдо убеждён, что все эти дипломатические расшаркивания, бесконечные 'позвольте-простите-как пожелаете-будьте так любезны' придуманы лишь для того, чтобы скрывать истинные чувства и мысли. А врать я не люблю. Мне проще прямо сказать человеку, что и почему я о нём думаю, чем полтора часа ходить вокруг да около, намекая, почему я не желаю с ним разговаривать. Или у меня на лице отчётливо проступила гримаска брезгливости, или Элея в моём теле стала очень наблюдательной. Мне на плечо опять легла тяжёлая ладонь, а над ухом прогудел успокаивающий голос: - Не переживай, это не так сложно, как может показаться. На прогулке с мамой старайся говорить как можно меньше, а после спектакля... - Какого спектакля?! - я шарахнулся в сторону с такой скоростью, словно мне сказали о посещении племени тёмных оборотней, а не театра. - Мне ещё и в театр сегодня надо?! Не пойду, скажу, плохо себя чувствую! Мне показалось, или в глубине глаз моей подопечной сверкнуло торжество? К счастью, ей хватило такта или лицемерия изобразить сочувствие и даже выдавить скорбный вздох: - Не получится. Принцесса должна посещать театр, особенно премьеры. Если принцесса проигнорировала какую-то постановку, значит, её навсегда снимут с репертуара. А того, кто сочинял и ставил этот спектакль, уволят из театра. Я сглотнул. Ничего себе, порядочки! Хоть умирай, а ползи на премьеру, чтобы, сохрани живительное пламя, спектакль не сняли со сцены. - Тебе достаточно просто появиться в театре, - Элея успокаивающе погладила меня по руке, - не обязательно сидеть до конца спектакля, ты можешь уйти в любое время. Главное, чтобы твой уход не был демонстративным. Я рыкнул, представляя, как с безумным хохотом швыряя в пламя талмуд по этикету, а потом отплясываю бешеный танец на его пепелище. Ладно, мрак с ними со всеми, посплю я на спектакле, в первый раз что ли? - Так что там после спектакля надо будет сделать? - проворчал я, сморщив нос. - Не морщись, это неприлично и могут остаться морщинки, - одёрнула меня обнаглевшая недоволшебница и, поймав мой выразительный взгляд, поспешила исправиться. - Прости, я не хотела тебя обидеть. Так вот, после спектакля тебе нужно будет обязательно похвалить постановщика и подарить цветы актрисе, исполняющей главную роль. А тому, кто исполнял роль главного героя, позволить поцеловать руку и проводить до кареты. - А если мне не понравится спектакль? - мрачно осведомился я, понимая, что мои шансы сбежать в самом начале лицедейства, стремительно тают. - Тогда поручи слугам передать цветы и карточку с поздравлениями и извинениями, но ни в коем случае не критикуй постановку, это неприлично! Я фыркнул и скрестил руки на груди: - А меня учили, что врать некрасиво. Элея буквально задохнулась от возмущения, словно я её в тёмной подворотне лапать начал или наоборот, заглянул в декольте, брезгливо скривился и поспешно отошёл подальше, старательно вытирая руки: - Правила приличия - не ложь! Мы просто стараемся быть вежливыми и обходительными, как подобает королевской семье! Мда? А по-моему, это называется лицемерие. - И вообще, чем критиковать веками проверенные правила поведения, лучше бы потренировался, - Элея воинственно уткнула руки в бока, - а то мне из-за тебя краснеть и на расспросы отвечать не хочется! - И не придётся, - огрызнулся я, нарочно широким шагом добираясь до подоконника и демонстративно усаживаясь на него спиной к обнаглевшей девице, - потому что я и шага из этой комнаты до отъезда к Алексу не сделаю! В комнате повисла напряжённая тишина. - То есть как это? - недоверчиво прогудела Элея. - А вот так, - я передёрнул плечами и мерзко пропищал, - чтобы тебе за меня краснеть не пришлось. И на расспросы отвечать, хотя я, если честно, не знаю, кому придёт в голову расспрашивать охранника о здоровье принцессы. Это же неприлично, говорить со слугами! Опять повисла тишина, только не напряжённая, как в прошлый раз, а виноватая. - Прости меня, Лер, - чуть слышно прошептала Элея, - я невыносима. Твоё счастье, девочка, что я не умею долго таить обиду. Вспыхну быстро, нагрублю или ударю, а потом так же быстро успокоюсь. Маг огня, одним словом. - Как говорит фрейа Лена, не бывает невыносимых людей, бывают слишком узкие двери, - проворчал я, спрыгивая с подоконника и протягивая своей подопечной руку. - Будем считать, что ты мне ничего не говорила. Я думал, что мне ответят на рукопожатие, но Элея поклонилась и поднесла мои пальцы к губам. - Спятила?! - рявкнул я, выдёргивая руку и вытирая её о подол. - Ты чего творишь?! - Стараюсь вжиться в образ телохранителя, - пробурчала Элея. - Между прочим, ты мне должен был руку целовать. При встрече и на прощание. Серьёзно? Хм, а я и не знал. Я откашлялся, стараясь скрыть смущение. Вот же лишай магический, я-то привык думать, что был прямо-таки безупречным телохранителем, а оказывается, элементарных вещей не знал! И Элька тоже хороша, могла бы сказать про поцелуи-то. Хотя, положа руку на сердце, когда мы с ней нормально общались-то? Только сейчас и начали, да и то лишь потому, что припёрло дальше некуда, как тогда в замке у деда Алекса, когда бежать уже некуда, со всех сторон тёмные обложили. Я невольно потёр оставшийся у меня после той памятной битвы шрам. Ах, да, я же в теле принцессы, у неё кожа нежная и чистая, словно шёлк эльфийский... Удачно вспомнив о своей подопечной, я деловито произнёс: - Ладно, правила поведения принцессы я в общих чертах усвоил. Если что не так делать начну, ты меня легонько пальцем в бок ткни... Хотя нет, лучше за рукав дёрни, а то мало ли, как я на толчок отреагирую, могу и локтем в ответ со всей силы заехать. - А может, я просто кашляну? - робко предложила Элея, которую ожидаемо не порадовала возможная перспектива близкого знакомства с собственным локотком. Я красочно представил разражающегося через каждый десяток шагов натужным кашлем телохранителя. Да уж, та ещё перспективка. - Нет, лучше за рукав тяни, - я сердито отбросил с лица разлохматившиеся локоны, которые ещё утром были причудливой причёской. - Мрак, и как ты с этой копной справляешься? Уже давно бы обрезала, чтобы не мешали! - Я тебе обрежу! - взвилась Элея так, словно я на её невинность посягал, не меньше. - Я тогда... Я тебе... Я тебе тогда бороду сбрею, вот! Я взвился словно сорвавшая с лука тетива: - Только попробуй!!! Я уже готов был броситься на противную девчонку, не только забравшую моё тело, но и посягающую на бороду, когда в дверь деликатно постучали. Мне страшно хотелось отправить визитёра по всем странам и королевством, но прозвучавший за дверью голос королевы заставил с шипением выдохнуть и так стиснуть кулаки, что ногти впились в кожу, словно голодные аланы. - Дорогая? - голос Розамунды Лилианы был изысканно-мелодичным, с лёгкой, чуть уловимой, ноткой нетерпения. - Дитя моё, можно войти? Элея махнула рукой в сторону двери, намекая, что отвечать придётся мне. Я тихонько откашлялся и постарался как можно беззаботнее прощебетать: - Да, мамочка, заходи. - Матушка, - одними губами прошептала моя подопечная, делая большие глаза. - Я говорю матушка, а не мамочка. Я скривился, словно разом проглотил ведро клубничного десерта. Мрак, мрак и все его приспешники, не могла сразу сказать! Высказать несносной девчонке свои претензии я не успел, дверь распахнулась, и в комнату вплыла, по-другому не скажешь, королева. Элея поспешно склонилась в поклоне, а я замешкался, лихорадочно соображая, что мне делать. С одной стороны, мы с королевой уже виделись, с другой, а вдруг у них принято каждый раз в реверансах приседать? Розамунда Лилиана окинула меня внимательным взглядом и чуть укоризненно поджала пухлые губки: - Ты ещё не готова, дитя моё? Алисия, быстро иди сюда! Лер, оставьте нас, принцессе нужно переодеться для прогулки! Я привычно дёрнулся в сторону двери, но тут же застыл на месте, вспомнив, что принцесса - это я сам. Огонь небесный, да когда уже падре Антонио нас расколдует! Отвесив королеве ещё один поклон, а мне сделав 'страшные' глаза, Элея вышла из комнаты, оставив меня на растерзание горничной, готовившей мою бренную тушку к прогулке под чутким руководством королевы. *** Элея. Впервые в жизни меня выставили за дверь. Довольно вежливо и по понятным причинам, но легче мне от этого не становилось. Вот интересно, Лер тоже огорчался, когда я приказывала его покинуть комнату или уйти в самый дальний и тёмный угол? Клянусь своей магической силой, унаследованной от матушки, никогда больше не стану унижать и оскорблять своего телохранителя! Разумеется, если он сам первым нарываться на грубости не станет. А Эр Лер станет обязательно, образцом кротости и послушания он не будет, даже если останется последним мужчиной на свете. Я вздохнула, тряхнула головой, прогоняя грустные мысли и шагнула к зеркалу, чтобы, если в этом будет необходимость, быстро поправить свой наряд. Ой, пятно посадила на камзоле... а вот тут, у рукава зацепилась за что-то, вон, ниточка торчит. Мания жизни и превращений, а растрёпанная-то я какая! Я поспешно стала приглаживать непослушные рыжие пряди, негромко сетуя, что не взяла с собой расчёску. Хоть бы самый маленький гребешок догадалась за пояс сунуть! - Лер, ты чего?! - бодро топавший куда-то по коридору Клеон даже на ровном месте споткнулся и чуть пропахал носом пол. Безобразие, ещё только утро, а моего братца уже ноги не держат! Я сердито нахмурилась, демонстративно не поворачиваясь и укоризненно глядя на непутёвого братишку, отражающегося в блестящем зеркале. Я не теряла надежды пробудить в Клеоне если не совесть, то что-то хоть немного её напоминающее, но всё было бесполезно. Выражаясь языком эльфов, братец был сорняком в нашем цветущем саду. И становится розаном категорически не желал. - Лер, ты чего, спятил? - на меня пахнуло чем-то резким и явно перебродившим. - У зеркала стал вертеться, как девчонка! Моё терпение лопнуло с гулом и свистом струны анолы в руках неумелого музыканта. Я резко повернулась к грубияну и уже открыла рот, чтобы высказать всё, что я думаю по поводу некоторых несносных мальчишек, как вдруг Клеон расхохотался и хлопнул меня по плечу: - О, а теперь и вовсе на сестрицу мою стал похож. Это у неё вечно кисла мина, словно ей все книжные полки библиотеки на голову упали, а самым последним свод правил по этикету рухнул. Так вот какой меня видит мой младший брат? Вечно недовольной церемонной занудой?! Мои глаза стремительно наполнились слезами, губы задрожали от незаслуженной обиды. Да как же... Да за что же... - Эй, Лер, - Клеон обхватил меня за плечи, затряс, с искренней тревогой заглядывая в лицо. - Эй, ты чего? Болит что-то? Может, целителя позвать? Ты только скажи, я мигом! Пойдём, я тебя до дивана доведу. И воды принесу или вина. Розового, фейского. Искренняя забота тёплой волной омыла мою душу, пробудив на губах лёгкую улыбку. Надо же, а я и не знала, что мой братец может быть таким. - Да нормально всё, - прогудела я, понимая, что просто так от меня не отстанут и нужно срочно придумать убедительное оправдание собственной слезливости. - Простыл немного, только и всего. Судя по отвисшей челюсти и вылезшим едва ли не на лоб глазам Клеона, оправдание я придумала глупое. - Чё ты сделал? - недоверчиво переспросил братец, буравя меня неожиданно проницательным взглядом. Ой, мама-мамочка, что же делать?! Я в панике забегала глазами по сторонам, пытаясь придумать хоть что-нибудь... - А пошли сегодня к лади Юмане? - выпалила я прежде, чем успела до конца понять, что именно я сказала. Клеон моментально забыл обо всех странностях, из глаз пропала настороженность, а пухлые губы раздвинулись в ленивой сальной усмешке: - Что, опять моя сестрица зверя разбудила? Ох, доиграется она однажды! Кто бы говорил! Я прикусила губу, изо всех сил сдерживая колющиеся на кончике языка сердитые слова. К моему искреннему облегчению, в этот самый миг распахнулась дверь, и из комнаты чинно выплыла мамочка, небрежно поигрывая висящим на руке веером. Мамочка! Я порывисто шагнула к ней, готовая броситься на шею, но меня моментально привели в чувства чуть ироничные слова: - Заждался, Лер? Ничего, Элея уже готова, сейчас выйдет, только веер подберёт. Клеон, а почему ты не пришёл на завтрак? Братец промямлил что-то невразумительное и попытался улизнуть, но мамочка цепко ухватила его за рукав: - За то, что ты пропустил наш тихий семейный завтрак, я беру тебя с нами на прогулку. И не спорь, это не только просьба матери, но ещё и приказ королевы! - Да, Ваше Величество, - Клеон уныло опустил голову, покорно беря матушку под руку. - Как прикажете. Мамочка досадливо дёрнула уголком губ: - Сынок, у тебя такой вид, словно я тебя на плаху веду! Держись с достоинством, ты же принц. По тому, как ты себя держишь, судят обо всей семье. Да-да, так и есть. Я согласно кивнула, полностью поддерживая мамочку. - Эр Лер, я готова к прогулке! - долетел до меня знакомый, неприятно капризный голосок. - Эр Лер! Не сразу я поняла, что обращаются ко мне. Более того, зовут как какую-то комнатную собачонку, у которой нет других забот, кроме как служить обожаемой госпоже до последнего вздоха. С трудом укрощая закипевшее в крови пламя, я послушно встала за правым плечом Лера и прошипела: - К твоему сведению, ты ведёшь себя просто безобразно. Зовёшь меня, как безмозглую собачонку! Я надеялась, что телохранитель смутится и пообещает быть более внимательным, но вместо этого услышала сдавленный серебристый смешок и беззаботное: - Никто ничего не заметил, а знаешь, почему? Потому что ты всегда так меня звала. Я всего лишь повторил то, что ты изо дня в день говорила мне. Я покраснела так отчаянно, что даже вены на руках заполыхали готовым прорваться пламенем. Да нет, быть такого не может, не могла я с взрослым мужчиной обращаться, словно с глупым щенком! Но ни Клеон, ни матушка ничего не заметили. И если невнимательность братца меня ни капельки не удивляет, то матушка очень наблюдательна. Неужели Лер прав? - Пошли уже, принцесса, - услышала я серебристый шёпот Эр Лера, - хватит терзать себя запоздалым раскаянием. Я готова была сквозь землю провалиться со стыда. - Не стой столбом, - телохранитель шлёпнул меня веером по руке, - пошли уже. - Что-то не так, моя милая? - мамочка чуть приподняла брови, вопросительно глядя на нас. Точнее, на Лера, меня, телохранителя, она словно бы не замечала. - Всё в порядке, мамочка, - прощебетал Эр Лер, беззаботно пожимая плечиком. - У меня веер упал. Матушка с улыбкой погрозила пальчиком, без слов напоминая о правилах приличия, и поплыла по коридору, прекрасная и невозмутимая, словно дивное видение, которое приходит перед пробуждением. Клеон рядом с ней совершенно терялся, зато Лер был выше всяких похвал. Ух не знаю как, но у него получилось идти легко и грациозно, словно он всю жизнь прожил в девичьем теле, носил пышные платья и высокие каблуки. Я тихонько вздохнула, с завистью глядя на лёгкое блестящее платье и пошла следом, старательно отводя взгляд от встречающихся нам зеркал, чтобы лишний раз себя не расстраивать. И так настроение не очень радужное, по-прежнему стыдно телохранителю в глаза смотреть. Хорошо хоть иду за его спиной, на расстоянии трёх шагов от правого плеча. Я моментально вспомнила, как в первый же день приказала Леру не пыхтеть у меня над ухом и уйти как можно дальше, чтобы не позорить меня своим видом. Телохранитель послушно отошёл на три шага и замер истуканом, пропуская мимо ушей все мои насмешки и колкие замечания. В тот день я сама себе казалась остроумной и изысканной, а сейчас едва сдерживалась, чтобы не сплюнуть горечь отвращения. Даже ночная тьма не скроет краски стыда на моих щеках! Поджидавшая нас у выхода из дворца Ак Марива почтительно приветствовала мамочку и Клеона, окинула Лера горящим любопытством взглядом, повернулась ко мне и нахмурилась, легко подстраиваясь к нашей процессии. - Что случилось? - прошептала телохранительница мне на ухо. - Он тебя обидел? Я замотала головой, чувствуя, что говорить не могу, разрыдаюсь. Ак Марива грациозно скользнула к Эр Леру и будто бы случайно толкнула его в спину, а когда он повернулся, выразительно мотнула головой в мою сторону. Лер отчётливо скрипнул губами и, отстав от матушки под предлогом того, что нужно поправить туфельку, дождался меня и прошипел: - Какого...- осёкся, вспомнив, что говорит не с рядовым стражником или своим другом, и поправился. - Почему опять глаза на мокром месте? Я хлюпнула носом и, потупившись, прошептала: - Мне тебя жалко. Пару мгновений Лер буравил меня тяжёлым фиалковым взглядом, а потом рыкнул, будто клеймо припечатал: - Дура! От незаслуженного оскорбления у меня моментально высохли слёзы, а в крови опять вспыхнуло пламя. На этот раз гнева и жажды мести. Сказать что-нибудь убийственно колкое своему хаму-телохранителю я не успела. Матушка отвлеклась от разговора с Клеоном и, по-прежнему глядя лишь на Лера, позвала: - Дорогая? Что-то случилось? - Иду, матушка, - прощебетал Лер, несколько порывисто распрямляясь и излишне поспешно подбегая к королеве. - Я туфельку поправлял...а. Королева нежно погладила ту, которую считала своей дочерью по голове и с лёгкой укоризной заметила: - Не спеши, дитя моё. Принцесса не бегает, это неприлично. Своим чутьём оборотня, доставшимся мне вместе с магией огня, я отчётливо уловила исходящее от Лера раздражение и досаду, но ответ прозвучал беззаботно: - Да, матушка. Ак Марива толкнула меня в бок, шепнула: - Приготовься, выходим на улицу. К чему готовиться? И, главное, зачем? Все подданные нашего королевства нас любят, никто зла не желает. Мы и телохранителей-то, по большому счёту, держим лишь потому, что так положено по правилам хорошего тона. Однако, спорить с Ак Маривой я не стала, постаравшись принять наиболее грозный и сосредоточенный вид. Перестаралась, скорее всего, потому что не вовремя обернувшийся братец при взгляде на меня даже споткнулся и негромко пробормотал что-то, подозреваю, не очень приличное. Лер, пользуясь пышностью своих юбок, показал мне маленький крепкий кулачок, при этом ухитрившись продолжить лёгкую беседу с матушкой. Я обиженно нахохлилась. Вот чего они, а? Я ведь правда стараюсь! - Расслабься, - шепнула мне Ак Марива, с ленцой поглядывая по сторонам, - чем больше напрягаешься, тем глупее выглядишь. - А разве телохранитель не должен всем внушать страх и ужас? - я решила, раз уж нет возможности насладиться прогулкой и беседой с мамочкой, скоротать время в разговоре с охранительницей. Марива беспечно пожала плечами, кокетливо поправив серебристый пушистый завиток у виска: - На самом деле, нет. Чем проще и безобидней ты будешь выглядеть, тем больше у тебя шансов спасти подопечного. Хм, а вот это уже интересно. - А разве на нас нападал хоть кто-нибудь? - я попыталась поймать взгляд бирюзовых глаз, но охранительницу внезапно заинтересовала вывеска кондитерской: огромный, посыпанный блестящим порошком крендель, с угрожающим скрипом покачивающийся на проржавевших цепях. - Я думаю, мы сначала сходим к торговцам изящным товаром из Оунелена, а потом попьём горячего шоколада с твоим любимым клубничным мороженым, - мамочка ласково улыбнулась Леру и моему разом поскучневшему от таких планов братишке. - А чтобы Клеон с нами не заскучал, сходим в гномьи ряды и полюбуемся выставленным на продажу оружием. Глаза братца вспыхнули, словно два самоцвета. - Может, начнём с гномьих рядов? Королева серебристо рассмеялась, чуть заметно покачав головой: - Нет, мой дорогой. Сначала мы полюбуемся изящными товарами, торговцы уже предупреждены и ждут нас. А, как тебе хорошо известно, заставлять себя ждать неприлично. Тем более, членам королевской семьи. Клеон кашлянул, но спорить не стал, прекрасно понимая, что это бесполезно. Глава 6 Розамунда Лилиана искренне наслаждалась прогулкой, чувствуя себя самой счастливой женщиной королевства, да что там, всего мира. Ненаглядной дочурке стало лучше, она перестала вести себя так, словно её подменили, а на лёгкие шероховатости поведения, появившиеся после ужасного взрыва, матушка с готовностью закрывала глаза. И младший сын, так часто огорчавший чуть ли не до слёз грубым и несколько демонстративным пренебрежением к правилам приличия, сегодня был пусть и не образцом элегантности и благовоспитанности, но вполне милым мальчиком. Конечно, до старшего брата Клеону всё равно далеко, но ведь он младший в семье, ещё маленький, а с малыша и спрос меньше. Женщина даже не догадывалась, что её младший сын из кожи вон лез, чтобы доказать, что он уже взрослый парень. Для мамы он оставался малышом, и видеть в нём взрослого королева не желала. - Приветствую прекрасную королеву, да будут милостивы к ней боги света и сберегут они её от всех бед и печалей надлунного и подземного мира, - тощий торговец изящным товаром, присел и с таким пылом развёл колени, что чуть не порвал штаны. - Доброе утро, Энь Лим, - Розамунда Лилиана приветливо улыбнулась и милостиво протянула торговцу руку. - Я рада видеть тебя в наших землях. Надеюсь, ты привёз какую-нибудь диковинку, которая нас позабавит. Торговец почтительно коснулся лбом кончиков королевских пальцев, опять присел, широко разведя колени, и важно, как и подобает солидному торговцу, произнёс: - Я привёз солнечные камни для магов... - Солнечные камни?! - восторженно ахнул Эр Лер, по-девчачьи восторженно прижимая руки к груди. Королева удивлённо покосилась в сторону телохранителя, но ничего говорить не стала, а вот Ак Марива оказалась менее сдержанной, толкнула Лера в бок и прошипела: - Держи себя в руках, если хочешь сохранить голову на плечах. Это была любимая присказка русалочки, но видит свет, никогда прежде она не была так актуальна! - А что-нибудь из украшений у Вас есть? - принцесса сделала крохотный, в половину обычного, шажок к торговцу, тем самым показывая свой интерес к беседе. Энь Лим побледнел от удовольствия и горделиво расправил плечи, плавным взмахом широкого, словно птичье крыло рукава указывая на выложенные на широкий прилавок из бледно-жёлтого песчаника блестящие вещицы: - Я буду счастлив, если прекрасная принцесса, чья красота способна затмить блеск звёзд, посмотрит на мои товары. Не сразу, но Элея вспомнила, что прежде чем броситься к прилавку, нужно получить разрешение королевы. Девушка вопросительно посмотрела на мать, та с лёгкой улыбкой чуть заметно кивнула. Розамунда Лилиана была готова к тому, что дочка потянется ко всевозможным магическим артефактам, и даже согласна была, после нескольких минут уговоров, подарить принцессе что-нибудь не слишком опасное. Конечно, Алонсо Эверу это не понравится, но должен же он понять, что магию, унаследованную от матери, в теле не запрёшь. Девочку будет тянуть к магическим предметам и всевозможным экспериментам, и даже счастливое (а как же иначе?) супружество ничего не изменит. Что поделать, есть вещи, которые не в силах изменить даже королевская власть, какой бы безграничной она не считалась! Элея не знала, да и не хотела знать, о чём думает матушка. Её, по большому счёту, не интересовал даже выложенный на прилавок товар, но роль благовоспитанной принцессы диктовала свои правила игры. А потому девушка шагнула к прилавку, старательно изображая интерес, который от неё ждали все присутствующие, за исключением двух телохранителей. Всё притворство словно порывом морского ветра сдуло, когда Элея увидела ЕГО: небольшой кинжал с выложенной перламутром рукоятью и остро отточенным лезвием. Человека, не разбирающегося в оружии, кинжал бы не заинтересовал, уж слишком он был прост и невзрачен, но принцесса моментально оценила крепость его лезвия и удобную форму рукояти. Таким оружием пользовались моряки, а делали его исключительно морские волки. Такой кинжал сам выбирал себе хозяина и делал его непобедимым воином. А ещё защищал от тёмной магии, помогал управлять водой и, как гласили предания, дарил истинную любовь. Элея протянула руку и зачарованно коснулась перламутровой рукояти, отчётливо слыша зов оружия. - Ты что-то выбрала, дорогая? - раздался прямо над ухом голос королевы, разрушивший зарождающуюся связь. Принцесса, не сводя глаз с кинжала, поспешно ткнула в лежащие рядом серьги, даже толком их не разглядев. Розамунда Лилиана помолчала, разглядывая украшение, а потом чуть заметно кивнула, вежливо улыбнувшись: - Отличный выбор, дочка. Мы берём их Энь Лим. Бледный от восторга торговец низко присел, широко разведя колени и воздел вверх тощие руки: - Свет милостив ко мне! Прими эти серьги в дар, милостивая королева для своей очаровательной дочери, да будут милостивы к неё все силы света! - Благодарю, - королева взяла серый замшевый мешочек, куда юркий слуга торговца положил серьги, и выложила на прилавок семь золотых монет. - Это мой дар тебе, чтобы силы торговли были к тебе благосклонны, а тьма обходила стороной. - Я сохраню твой дар неприкосновенным, великая, - торговец коснулся лбом монет на прилавке, звучно чмокнув губами в знак заключения сделки. - Идём, дорогая, - королева мягко улыбнулась принцессе, - я хочу посмотреть ткани. По слухам, нам привезли шёлк из Туманной долины. Подавив тяжёлый вздох, Элея направилась следом за матерью, бросив тоскливый взгляд на оставшийся на прилавке кинжал. Ничего, рано или поздно, её оставят в покое, и тогда она обязательно вернётся и купит оружие. Эр Лер заметил, каким взглядом принцесса смотрела на невзрачный ножик, каким только страницы книг разрезать, и, воспользовавшись тем, что не него никто не обращает внимания, шагнул к прилавку. - Сколько стоит это? - Лер не смог подобрать подходящее название и просто ткнул пальцем в кинжал. Торговец пытливо посмотрел на мужчину, похлопал ушами и задрал нос так, что он стал похож на перо в руки сочинителя: - Я отдам его тебе, воин даром, если ты захочешь принять его. - А не проторгуешься, даром товар раздавая? - усмехнулся Лер, вспоминая, что деньги с собой не брал. Да и мрак его знает, где они лежат! Энь Лин вскинул руки вверх: - Мой отец говорил, что нужно делать добро и отпускать его в воду. А он был почтенным человеком и к нему за советом не гнушались обращаться самые достойные люди нашего государства. Возьми кинжал, воин, не унижай его деньгами. Лер принял оружие, чуть поморщившись от его совершенно несолидной лёгкости: - Благодарю тебя, почтенный торговец. Я не забуду твою доброту. Едва Эр Лер скрылся из вида, как Энь Лим звучно хлопнул ушами, подзывая слугу. Стоило только проворному быстроногому мальчишке присесть напротив торговца, как тот склонился к нему и прошептал: - Передай морскому волку: сын принял его кинжал. Слуга низко присел, широко разводя колени, выхватил из-за ворота пузырёк с бледно-голубой жидкостью, вытащил плотно притёртую пробку и моментально исчез в солёных брызгах, остро пахнущих морем. *** Эр Лер. Никогда прежде, даже когда я был в бродячем цирке, мне не было так тоскливо. Моё сердце рвалось к кинжалу, я обливался холодным потом при мысли, что кто-нибудь другой его заберёт, а королева, словно нарочно, всё продолжала и продолжала изощрённую пытку, таская меня по торговым рядам. Клеону тоже было глубоко безразлично кружево, около прилавка с которым мы застряли минут на сорок, не меньше, но принц никуда и не спешил, с интересом поглядывая на хорошеньких девушек, снующих вокруг. Пока Розамунда Лилиана выбирала, какое кружево больше подойдёт для наряда, которое она собирается пошить к визиту женихов, принц подарил целый моток (или в чём там оно измеряется?) кружев хорошенькой рыжеволосой девице, что-то прошептав ей на ушко. Везёт же некоторым, мне сейчас даже с милашками не пококетничать. Я тяжело вздохнул, размышляя о нелёгкой участи принцессы. В самом деле, это же не жизнь, а существование в золотой клетке: бегать нельзя, громко смеяться неприлично, драться некрасиво, даже по городу в одиночестве не погулять, не положено! Неудивительно, что Элея меня терпеть не могла, она же видела во мне стражника, а не телохранителя! Конечно, капризы и грубость это не оправдывает, но хотя бы объясняет. А как говорит Алекс, если ты знаешь причину, можно исправить последствия. Я решил наладить отношения со своей подопечной и с новым интересом осмотрел прилавок, перед которым мы остановились. Так, и что у нас тут? Всевозможные притирания и бальзамы? Эх, жаль, нет у меня чутья оборотня, с ним бы я быстро выбрал всё, что могло бы понравиться принцессе. Может, подождать другого прилавка, мы же ещё не весь рынок обошли? Но судя по долетающему запаху, дальше идут фруктовые, а потом мясные и рыбные ряды, туда мы точно не пойдём. Попросить королеву вернуться к какому-нибудь торговцу, тому же Энь Лиму? Заманчиво, но королева Розамунда Лилиана точно не согласится, ведь членам королевской семьи подобает быть ровными и приветливыми со всеми, не выделяя, тем более вот так вот публично, кого-то одного. Тёмная хворь, от которой у оборотней вылезает шерсть, у меня скоро колики начнутся от этого бесконечного: члены королевской семьи должны! Такое впечатление, словно король и его семейство всем и всегда по гроб жизни обязаны лишь потому, что носят на голове корону! Я опять посмотрел на прилавок, пытаясь понять, что из всего этого могло бы понравиться Элее. Может, вот эта маска, придающая волосам сияние и золотистый блеск? Ха, учитывая, что принцесса сейчас огненно-рыжая, её шевелюра и так видна издалека. Взять мыло, придающее коже мягкость и бархатистость? Я задумчиво покусал губу. В принципе, вариант неплохой. Конечно, моей шкуре больше подойдёт вон тот скраб, которым с одинаковой лёгкостью можно вычёсывать оборотня, чистить лошадей и выводить плесень со стен, но Элька такого подарка точно не оценит. А что, если подарить принцессе духи? При мысли о том, что от меня начнёт нести приторными девчачьими духами, меня передёрнуло от отвращения. Так, задача усложняется: подарок нужно выбрать такой, чтобы он понравился девчонке и при этом подошёл мужчине, в теле которого сия девица обитает. Мой взгляд невольно остановился на плетёной веревочке, непонятно с какой целью лежащей рядом с куском мыла. - Принцессе понравился о-не-соль? - низенький кряжистый торговец, которому стоять бы не за прилавком, а в тёмной подворотне с дубиной, поспешно взял в руки верёвочку. - Смею заметить, отличный выбор. Он сплетён с соблюдением всех ритуалов, бережно передаваемых из поколения в поколение в нашей семье. Кхм, кто-нибудь может мне объяснить, что это за ерундовина и зачем она нужна? - Ты уверена, что тебе именно это нужно? - королева чуть-чуть, чтобы, сохраните светлые силы, не появилось морщинок, приподняла брови. - О-не-соль очень мощный амулет, но он гораздо эффективнее, если его дарят. Амулет? Отлично, именно то, что мне и нужно! И не важно, для чего служит эта верёвочка, Элея обожает магию, а значит, придёт в полный восторг от подарка. Да и не позволила бы королева сделать мне подобное приобретение, если бы оно было опасным. - Да, матушка, - я вежливо улыбнулся, - я уверен...а, что он мне необходим. Розамунда Лилиана одарила меня такой лучезарной сияющей улыбкой, что у меня едва глаза не заболели от подобного великолепия. - Прекрасно, моя милая девочка, - прощебетала королева, ласково поглаживая меня по плечу. - Я очень рада за тебя. Хм? Я вопросительно посмотрел на Клеона, надеясь, по его реакции догадаться, о чём вообще идёт речь, но тот уже вовсю шептался о чём-то с пышной блондинкой, причём рука принца лежала гораздо ниже талии девицы. И телохранители, как назло, были далековато. Нет, с одной стороны, это здорово, что Элея не видит, как я ей подарок выбираю, но с другой и с Ак Маривой по поводу этой верёвки не пошептаться. А, ладно, где наша не пропадала! В конце концов, я же не для себя беру этот о-не-соль. Нужно будет потом у Алекса уточнить, что это за амулет такой. Довольный тем, что выбор подарка остался позади, да и прогулка подходит к концу, я по привычке стал насвистывать под нос какую-то незамысловатую, условно приличную песенку, какие в ходу у воинов. - Дорогая, - королева предостерегающе сжала мой локоть, - прекрати немедленно, свистеть неприлично! Моё радужное настроение потускнело, словно догорающий костёр. Ну вот, опять запреты, как же они меня бесят! - Прошу прощения, матушка, - пролепетал я, не поднимая глаз, чтобы не выдать себя сердитым блеском, - я забылась. - Когда придём во дворец, ты мне прочитаешь главу про правила поведения принцессы во время прогулки в городе, - Розамунда Лилиана потрепала меня по щеке. - Хотя нет, поступим по-другому. Фрейлина нам почитает, а мы с тобой займёмся рукоделием. Я хочу закончить вышивку к визиту женихов. Ваше Величество, Вы можете заканчивать что угодно, от войны до вышивки, я-то тут при чём?! Я умею зашивать раны и прорехи в одежде, этим мой опыт общения с иглой и нитями и ограничивается. Я стрельнул глазами в сторону Элеи, безмолвно моля о помощи, но эта паразитка сделала вид, что ничего не видит и не слышит. Телохранитель, мрак её пожри, из беды меня вытащить не хочет, всё приходится самому делать, как всегда! - Прошу прощения, матушка, - я присел, скромно потупив очи долу, - но прогулка несколько утомила меня. Если Вы не возражаете, я бы... - я замолчал, лихорадочно придумывая что-нибудь, что избавит меня от вышивания, - я бы лучше порисовала. Королева мягко улыбнулась мне: - Как скажешь, милая. Но перед ужином я обязательно спрошу у тебя правила поведения принцессы на прогулке, а потом мы поедем в театр. С трудом растянув губы в улыбке, я промямлил: - Да матушка. Мрак и все его приспешники, да когда же уже мы уедем к Алексу! Во дворец я вернулся в сумрачном настроении, ожидающая меня пытка этикетом, да ещё и поездка в театр висели над головой грозовыми тучами, мешая искренне радоваться хоть чему-нибудь. Я тряхнул головой, прогоняя хандру, машинально ответил: 'Да, матушка' на очередное наставление королевы и поспешно направился к себе в комнату, привычно пытаясь заложить большие пальцы за ремень. Мрак, ну почему для принцессы даже такой простой жесть считается неприличным?! И пояса у меня нормального нет, пришлось подарок для Элеи в замаскированный в складках платья кармашек положить, а он такой маленький, из него даже блоха выпадет. Я торопливо полез в карман, проверяя, на месте ли подарок. Уф, слава огню, дающему путь кораблям во мраке ночи, верёвочка лежала в кармашке. Я оглянулся через плечо, проверяя, далеко ли Элея. К счастью, моя подопечная о чём-то заболталась с Ак Маривой и отстала. Я вытащил подарок из кармашка, остановился у большого, от пола до потолка окна и принялся разглядывать амулет, покупка которого обрадовала королеву мало не до слёз. В ярком солнечном свете верёвочка выглядела до примитивного просто и безобидно. Тонкая, вроде шнурка, каким воины повязывают волосы на тренировках, чтобы в глаза не лезли, светло-песочного цвета и простого плетения. Я повертел амулет в руках, пытаясь понять, для чего он нужен. В огненной магии, какой учила меня мама, такими точно не пользуются. Хм, а может, это шнурок, коим при покойном Шёлковом Шакале, чтоб его дух никогда не вышел из тьмы на свет и не смог возродиться, в Оунелене давили приближённых к трону? Я покрутил верёвку в руках, порастягивал, проверяя на прочность. Крепкая, такой не только шею, но и руки можно стягивать, крепче железа держать будет. Я хмыкнул, красочно представив, как Элея высунув кончик языка от напряжения, душит меня этим шнурком. Кхм, может, не дразнить мрак и не делать девчонке столь провокационного подарка? А с другой стороны, чего мне бояться? И королева обрадовалась моему приобретению, а значит, амулет безобиден. И с принцессой у нас, пусть и временное, но перемирие. Я так задумался, что не услышал шагов своей подопечной и еле успел спрятать подарок в кармашек, причём проклятая верёвка всё время норовила выскользнуть из рук и упасть на пол. - Ты чего застыл, Лер? - прошептала Элея, быстро оглядевшись по сторонам и убедившись, что наш разговор никто не слышит. - Тебя жду, - проворчал я, торопливо расправляя складки платья так, чтобы кармашек был не виден. Принцесса одарила меня широкой хитрой улыбкой и потянула в сторону комнаты: - Пошли скорее, у меня для тебя подарок есть. Подарок? Перед моим внутренним взором пронеслись кипящие котелки с зельями, необратимые заклинания, страстная ночь любви и разная приятная дребедень вроде букета цветов и конфет. От моей подопечной всего можно ждать, она девица непредсказуемая. У лади Юманы бешеной популярностью бы пользовалась, а что, красивая, весёлая, не дура и на любую авантюру согласна. Идеальная любовница. Я даже споткнулся от подобных мыслей и головой покрутил. Нет, ну надо же, какой бред мне в голову лезет! Элея моя подопечная, что-то среднее между маленьким несмышлёным дитятей и избалованным щенком, который ничего не боится, потому что никогда не получал по голове, лапам и прочим частям тела, на которые усиленно ищет неприятности. Хотя, стоит отметить, девчонка она красивая, да. Я сердито фыркнул, рванул ворот платья, ставшего мне почему-то тесным, и размашистым шагом направился к комнате. Видимо, мне голову на прогулке напекло, и уши от рассуждений о тряпках в трубочку свернулись, вот глупости всякие в голову и лезут! От души бабахнув дверью, я, наплевав на все приличия, задрал подол выше колен и залез на широкий подоконник, незряче уставившись в окно. Я мысленно успел сосчитать до десяти, когда дверь распахнулась, явив покрасневшую и запыхавшуюся Элею. - Ты что творишь? - прошипела принцесса, плотно закрывая дверь, чтобы нас никто не смог подслушать. - Понёсся вперёд, словно на стаю тёмных оборотней нарвался! Я равнодушно пожал плечами, меланхолично заметив: - Ты тоже никогда ко мне не подстраивалась. - Потому что дура была, - вздохнула Элея, виновато опустив голову и понурившись. Какое интересное начало беседы! Я моментально забыл обо всех своих терзаниях, спрыгнул с подоконника и шагнул к принцессе. Заботливо потрогал лоб, а то мало ли, вдруг заболела. Нет, температура нормальная. Я задумчиво почесал кончик носа, вопросительно глядя на подопечную и пытаясь понять, какая именно муха её с утра пораньше укусила и, самое главное, каковы будут последствия такого покаяния. Элее мой целительский настрой не понравился, она нахмурилась и отошла подальше, сердито насупившись и скрестив руки на груди: - Лер, ты меня вообще слушаешь?! - Конечно, - я с готовность кивнул, - ты сказала, что ты дура. Принцесса покраснела так, что даже волосы воспламенились, и явно хотела сказать что-то привычное уничижительно-колкое, но быстро сникла и опустила голову, яав,вгно собираясь устроить локальный потоп. Так, нужно срочно что-то делать, пока меня не затопило слезами девичьими горючими. Я поспешно вытащил из кармашка плетёную верёвку, которую приобрёл для Элеи. Мда, не самый удачный момент для подарка, ну да ладно, зато потоп предотвращу. - Вот, это тебе подарок, - я неловко (ну не умею я подарки дарить, не у-ме-ю!) сунул подопечной в руки верёвку. - Названия не помню, амулет какой-то. Выступившие на глазах у Элеи слёзы высохли, так и не успев пролиться. Девчонка с таким благоговением смотрела на подарок, словно я ей корону подарил, вместе с бессмертием и вечной красотой. - Это же о-не-соль, - прошептала принцесса, чуть поглаживая верёвку кончиками пальцев. - И ты мне его даришь? Я пожал плечами: - Ну да, а что в этом такого? Жёлтые глаза Элеи вспыхнули звериными недоверчивыми огоньками: - Ты что, не знаешь, что это за амулет? - Понятия не имею, - я беззаботно тряхнул головой. - Я не великий волшебник, в огненной магии такие верёвки не используются. - Сам ты верёвка, - вспыхнула Элея, судорожно сжимая амулет в руке. - Да будет тебе известно, это мощный амулет любовной магии! Он способствует обретению истинной любви и защищает от соблазнов! Ах, вот оно что, а я-то думал... Теперь понятно, почему королева так обрадовалась, когда я решил купить эту верёвку. - И он гораздо эффективнее, когда его дарят, - вспомнил я слова торговца. - Да, - принцесса одарила меня ослепительной улыбкой и, высунув кончик языка от напряжения, попыталась завязать амулет на запястье левой руки. Верёвка скользила, её кончики категорически не желали встречаться, едва ли не отпихивая друг друга. После пятой попытки, когда раскрасневшаяся и искрящаяся Элея опять подняла амулет с пола, моё терпение выразительно грохнуло дверью, сказав на прощание нечто такое, чего не принято говорить в присутствии женщин, детей и комнатных собачек. - Давай помогу, - рыкнул я, резко хватая Элею за руку и притягивая к себе. - Стой спокойно, не вертись. Я взял амулет и крепко стянул его на запястье принцессы узелком оборотней, который даже разрубить получается далеко не с первого раза. Хм, неплохо смотрится, главное, чтобы в схватках не мешался. Хотя, о чём это я? Элея драться точно не станет, потому как не умеет, а если мне эта верёвочка мешать станет, я её сниму. - Красиво, - прошептала принцесса, нежно поглаживая амулет кончиками пальцев. Внезапно тот замерцал и исчез, превратившись в затейливый узор на коже. Отлично, так даже лучше, мешать не станет, да и скрыть рисунок проще простого: повязкой кожаной закрыл - и всё. Элея повертела рукой, любуясь узором, а потом встревоженно посмотрела на меня: - Ой, Лер, а ты не против? Вдруг, у оборотней не принято узоры на тело наносить? - Да не переживай ты, - я беспечно махнул рукой, - никто мне ничего не скажет. Не так уж часто я с оборотнями и общаюсь. Я же полукровка. Принцесса виновато примолкла, я тоже замолчал, не зная, что сказать. Жаловаться на горькую судьбинушку я не люблю и не умею, говорить гадости не хочется, и повода нет, а нормально общаться с принцессой я как-то не привык. - Ой, подожди, у меня же для тебя тоже подарок есть! - всплеснула руками Элея и с хитрым видом вытащила из-за пояса кинжал. Я ослеп и оглох, недоверчиво глядя на оружие. Да как же это... Да откуда? - Вот, это тебе, - принцесса взяла мою безвольно повисшую руку и ткнула в неё кинжал. - Держи, я на рынке увидела, как ты на него смотришь и решила тебе подарить. Я облизал губы, ощутив привкус морской соли на губах, ласково поглаживая прохладную перламутровую рукоять и отчётливо слыша лёгкий шелест волн. Лезвие серебристо сверкало, словно солнечные блики плясали на воде. - Ну как, нравится? - Элея вся изогнулась, пытаясь заглянуть мне в глаза. - Очень, - благоговейно прошептал я, всё ещё не отводя взгляда от кинжала. - Ар-ра-та со Эр Лер меррес... - Чего? - принцесса опасливо отодвинулась. - Лер, с тобой всё в порядке? - Это слова приручения, - я чуть уколол палец, не замечая протестующего писка своей подопечной. - Чтобы кинжал морского волка признал хозяина, нужно произнести заклинание и угостить оружие каплей своей крови. Элея гулко сглотнула со смесью страха и любопытства глядя, как на клинок падает капля крови. Всего одна, иначе можно пробудить в кинжале ненасытную жажду крови, и он вырежет всех моих врагов, недоброжелателей и даже просто тех, кто меня хоть раз в жизни огорчал. А устраивать массовую резню в мои планы не входило. - Лер, - шёпотом позвала меня Элея, настороженно поглядывая на оружие, - а кто такие морские волки? Наставники мне о них никогда ничего не рассказывали. Я откинул волосы с лица: - Неудивительно. Морские волки мало чем отличаются от обычных оборотней и их редко выделяют в отдельную группу. - Но всё-таки отличия есть? - в голосе принцессы отчётливо послышалось любопытство. - И какие? Я вздохнул, понимая, что отмолчаться не получится. - В отличие от обычных оборотней, которые предпочитают обустраивать поселения в лесах, морские волки всегда селятся у воды. В идеале, на побережье, но в самых крайних случаях могут основать поселение не берегу озера или реки. - А почему? - жёлтые глаза Элеи горели звериными огоньками, даже под кожей проступили огненные узоры. - Согласно древней легенде, однажды в лесу, где обитали первые оборотни, произошло страшное наводнение. Мутная волна подхватила волчонка и потащила его, безжалостно колотя обо все камни и коряги на своём пути. Детёныш был обречён и обязательно погиб, если бы его не пожалела маленькая русалочка. Она принесла бездыханного волчонка на остров и выхаживала, пока он не исцелился. Шли годы, волчонок стал молодым и сильным волком, но не забыл свою спасительницу, выросшую в очень красивую русалку. Красота девушки привлекла внимание тёмного колдуна, который решил жениться на русалке, а получив отказ, наслал на её родных страшное чудовище, истреблявшее всё и всех. Молодой оборотень, чтобы спасти любимую и её родичей, бросил вызов монстру. Битва была страшная: земля покрывалась трещинами и провалами, вода потемнела от крови и вышла из берегов. Чудовище было повержено, тёмный колдун, вдохнувший в него свою душу, погиб, а истерзанный волк даже не смог выползти на берег, так и качался на воде, поддерживаемый своей возлюбленной. Из глаз Элеи выкатились и медленно потекли по щекам две крупные слезы. Мрак бесконечный, ну нельзя же быть настолько ранимой и впечатлительной! - Он погиб? - горестно прохлюпала принцесса, словно была не человеком, а болотным духом. - Несчастный волк погиб? Кто бы ему дал, русалочий народ даже мёртвых воскрешать умеет, хоть и не хвастается подобным талантом. - Его спасли. Его спасли, и он женился на своей возлюбленной русалке, - я откашлялся, чувствуя себя придворным менестрелем, от которого потребовали очень трогательную и романтичную балладу, но при этом обязательно со счастливым финалом. - А поскольку волк потерял очень много крови, то его жилы наполнили морской водой и все стали называть его морским волком. Элея мечтательно прижала руки к груди, прошептала хриплым от слёз голосом: - Как романтично... Я пожал плечами. Особой романтики в этой истории, с моей точки зрения, не было: волк поступил как обычный самец, только и всего. Любой другой уважающий себя мужчина, будь это человек, эльф, гном или феид поступил бы точно также. Восторженность принцессы, к слову сказать, тоже довольно быстро сменилась деловым интересом, Элея вообще девушка весьма практичная: - Лер, а какие-нибудь магические способности у морских волков есть? Ну, например, они могут водой управлять или замораживать... - Нет, управлять водой морские волки не умеют, - я отрицательно покачал головой, - такое под силу только русалкам или водным магам. - Да-а-а? - разочарованно протянула принцесса, и её лицо вытянулось от огорчения. - Значит, никаких особых талантов у них нет? Вот теперь я даже обиделся за своих родичей. Скажет тоже, талантов нет! - Любой признанный морской волк умеет превращать солёную жидкость, не только воду, в какой угодно предмет. А ещё, они самые лучшие мореходы, способные укротить любой шторм и усмирить волну, какой бы высокой она ни была. Некоторые даже сами в волны превращаться умеют. - И ты умеешь? - Элея восторженно захлопала в ладоши. - Ой, а покажи-покажи! Меня будто с размаху ударили в живот. Дыхание оборвалось, во рту пересохло, а перед глазами заплясали чёрные точки. Эх, девочка, за что же ты так со мной... - Я не умею, - буркнул я, отворачиваясь и, предвидя следующий вопрос, добавил. - Я же сказал, признанный. А я... - Я махнул рукой и замолчал, кусая губу. В комнате повисла испуганная тишина. - Ну... зато ты маг огня очень сильный, - выпалила принцесса. - Мне Лена рассказывала, как ты их с Алексом во время нападения порождений тьмы защищал, прямо, ух! Элея потрясла крепко стиснутым кулаком. Будь она девчонкой, жест был бы уморительным, а так очень внушительно смотрелось, я оценил. - Да ладно, нормально всё, - я пинками и затрещинами загнал неприятные воспоминания обратно в лабиринт памяти. - Не я первый, не я последний, кто без отца рос. Было бы из-за чего трагедию устраивать. - Тем более, теперь у тебя есть кинжал морского волка, - с готовностью поддержала меня Элея. А ведь действительно... Я повертел оружие в руках, прислушиваясь к его негромкой рокочущей песне. Кинжал признал меня, но я точно знал, что приручить его может лишь признанный морской волк. Неужели? Судорожно вздохнув, я резко сжал рукоять, в воздухе отчётливо запахло солью, истошно завопили чайки, переругиваясь с ворчливо шумящим морем. Брызги пены хлопьями осели на одежде, и из этих брызг, подобно самому первому морскому волку появился мужчина. - Ой, - испуганно прошелестела Элея, бочком отодвигаясь мне за спину. Мужчина приближался, становясь всё чётче, словно волшебная картинка или шпионские чернила, проявляющиеся в воде. Ну, надо же, какая встреча! Папаша встал прямо напротив меня, заглянул в глаза, ничуть не удивляясь тому, что я в облике принцессы и негромко сказал: - Здравствуй, сын. Я неохотно разлепил губы, буркнул: - Привет. - Ты вырос, - сделал 'невероятное открытие' морской волк. Да ладно?! А я-то думал, что до сих пор в детское цирковое трико влезаю! - И стал совсем взрослым, - продолжил совершать удивительные открытия в мире науки и техники папаша. Я фыркнул и скрестил руки на груди: - Ты чего пришёл-то? - Пришёл сказать, что ты мой сын, - отец сохранял полную невозмутимость, продолжая буравить меня пристальным взглядом. - Ты мой сын перед светом и тьмой. Оп-па, официальное признание! Знать бы ещё, с чего вдруг такие милости на мою голову. Уж не помирает ли? Я моментально с ног до головы покрылся холодным липким потом и торопливо проверил связывающую меня с папашей нить, на всякий случай, два раза подряд. Нет, хвала свету, здоров. - Не запоздал с признанием-то? - хмуро, обозлившись на собственную слабость, уточнил я. - У меня уж скоро свои дети пойдут. - Лучше поздно, чем никогда, - голос отца предательски дрогнул. - Приезжай, мама тебя ждёт. И я тоже. *** Элея. За эти несколько дней, что прошло в теле Лера, я узнала гораздо больше, чем за все прошлые годы. Мне никто и никогда не рассказывал про морских волков, а уж хотя бы мельком увидеть одного из них я даже не мечтала. Сейчас я широко распахнутыми глазами смотрела на отца своего телохранителя и старалась держать себя в руках, чтобы не испортить трогательный момент воссоединения семьи громким сопением. Не знаю, замечал ли Эр Лер или старательно игнорировал, но он был очень похож на морского волка. Чутьё оборотня, пусть и полукровки, гораздо тоньше, чем у человека, а потому я легко улавливала исходящую от отца и сына одинаковую несокрушимую силу и мощь. У морского волка это была безмятежность океана, нежащегося под лучами солнца, но при этом готового в любой момент превратиться в бушующую яростными волнами бездна. Эр Лер же больше походил на легко танцующий в камине огонь. Притягивающий взгляд, вроде бы безобидный и смертельно опасный. Я без труда видела, как аура Лера переливается жёлто-алыми сполохами и не могла оторваться от их причудливой игры. Я чувствовала себя мотыльком, притягиваемым танцем света в лампе и не способным, более того, не желающим, сопротивляться зову огня. И мне было глубоко безразлично, что жар опалял лицо и грозил полностью уничтожить. Мне хотелось слиться со стихией, негромко шипящей мне какие-то удивительные истории. Мощный поток воды, выплеснутой мне прямо в лицо, едва не сбил с ног, разрушив видение и заставив испуганно вскрикнуть. - Ты чего творишь? - прошипел Лер, так стискивая в руке вазу, что она покрывалась паутиной трещин. - Жить надоело? Я с трудом перевела дыхание, брезгливо вытирая лицо и удивляясь, почему вода такая горячая. Эр Лер с ума сошёл что ли, обварить меня решил? - Идиотка, - продолжал бушевать мой телохранитель, ничуть не заботясь тем, что нас могут услышать. - Дура венценосная, ты же сгореть могла! Вот честное слово, если бы не последнее замечание, я бы обиделась и замолчала, а так не стерпела и спросила: - Почему? - Ты погрузилась в сердце огня, - Лер отшвырнул вазу, и та с готовностью разлетелась на мелкие осколки. - Запылала вся и ни на что не реагировала. Я испуганно прижала руку ко рту. Ой, мамочки, да что же это... Да как же... - А почему? - прошептала я, лихорадочно вспоминая, далеко ли до ближайшего бассейна и успею ли я туда добежать, если опять заполыхаю. Телохранитель с вопиюще безразличным видом пожал плечами и буркнул: - Понятия не имею. Скорее всего, засмотрелась на ауры. У меня такое тоже было, когда я только-только к Алексу перебрался. Расслабился после циркачей, перестал думать лишь о том, как бы выжить, и магический дар раскрылся в полную силу. Целую гостиную тогда спалил, а фрейа Аулиссаэль сказала, что самое главное, все живы и здоровы, а комнату она давно уже переделать хотела. - А я теперь всегда гореть буду? - прошептала я, рукой нашаривая стул, потому что падать плашмя на пол в глубоком обмороке мне не хотелось. Нет, Лер меня, без всякого сомнения, поймает, только вот удержать совершенно точно не сможет. Слишком у нас с ним разные, как говорит фрейа Лена, весовые категории. - Нет, если напряжение сбросишь, - мой телохранитель беззаботно тряхнул головой, разметав локоны по плечам. Очень красиво разметав, хоть и совершенно неприлично с точки зрения этикета, ведь такая причёска наводит на мысль о том, что её обладательница совсем недавно поднялась с постели, где была, м-м-м, скажем так, не одна. Я откашлялась, пытаясь прогнать воспоминание об обнажённом мужском теле, которое дерзнула наблюдать в зеркале, в самый первый день нашего с Лером обмена телами. Щёки запылдали, сначала метафорически, а потом и вполне реально. - Элька, перестань немедленно! - крикнул Эр Лер, но я была не в силах совладать с самой собой. Пламя требовало выхода, а управлять им я не могла, меня же этому никто и никогда не учил! - Ладно, мрак с тобой, только не жалуйся, - прошипел телохранитель. Я хотела ответить что-нибудь привычно-колкое, но не успела, этот грубиян в теле принцессы решительно обнял меня за шею, отчего я испуганно дёрнулась, решив, что он хочет меня придушить. - Тише, малышка, не паникуй, - лесным ручейком прожурчал Лер, чуть касаясь пальчиками моих губ. - Я тебя не обижу. Сама не знаю, что на меня нашло, но я игриво поймала губами один пальчик, а потом ещё и легонько прикусила его, глядя прямо в фиалковые глаза Эр Лера. Пухлые губки принцессы раздвинулись в знакомой мне чуть насмешливой улыбке, серебристый голосок укоризненно прощебетал: - Хулиганка. Вот честное слово, если бы я была самой собой, то обязательно бы смутилась, но сейчас лишь плотнее прижала к себе стоящую рядом девушку, жадно вдыхая исходящий от неё цветочный аромат с лёгкой ноткой ночного костра. Я была твёрдо уверена, что выдержки Лера вполне хватит нам обоим, но то ли мой телохранитель тоже решил расслабиться, то ли пожирающее меня изнутри пламя ещё не угасло, но отстраняться Лер не спешил. Наоборот, лёгким поворотом головы превратил невинный поцелуй в щёчку, на который я осмелилась, в настоящий. Да-да, тот самый, который так часто описывают в романах, и после которого в некоторых книга жена сообщает супругу о том, что у них будет наследник. При мысли о наследнике моя спина моментально покрылась холодным потом, по которой дружными колоннами двинулись куда-то в сторону поясницы мурашки. Я резко оттолкнула Лера, старательно вытирая рот рукой. Судя по тому, как потемнели глаза телохранителя, он на меня обиделся, но мне сейчас было не до того, чтобы утешать. Меня бы кто-нибудь успокоил! - И что это было? - проворчал Лер, поправляя платье, которое почему-то так сильно смялось, что грудь едва не вываливалась наружу. - То первая с поцелуями набрасываешься, то шарахаешься как от айсала. - Мы же целовались, - выдохнула я, на всякий случай, яростно протирая всё лицо. - Ты не поверишь, я в курсе, - хмыкнул Эр Лер, к которому вернулась его привычная насмешливость. - И что, тебе не понравилось? - Да при чём тут это, - я отчаянно всплеснула руками. - А вдруг я... А вдруг у меня... от поцелуя... Договорить я не смогла, смущение сковало язык, но Леру ничего объяснять и не понадобилось. По комнате разлетелся звонкий девичий смех. Мой телохранитель даже пополам согнулся, хлопая себя по коленям и буквально задыхаясь от хохота. Я смотрела на ржущего, по-другому не скажешь, Эр Лера и буквально закипать начинала от возмущения. Это же надо, а?! Ну никакого чувства такта у человека! Вот сразу видно, что никто и никогда всерьёз не занимался воспитанием этого чурбана бесчувственного! Ладно, мой хороший, попомнится тебе смех твой идиотский. А вот возьму и правда пойду с Клеоном к этой, как её, лади Юмане. И всему-всему у неё научусь, самой настоящей жрицей любви стану, которая одним взмахом ресниц может мужчину на колени поставить, и тогда... Додумать я не успела, в дверь коротко постучали и тоненький голосок горничной пропищал: - Ваше Высочество, к Вам Её Величество Розамунда Лилиана идёт. Лер откашлялся, быстро смахнул выступившие от смеха на глаза слёзы и крикнул: - Проси! Я мстительно постучала кулачком себе по лбу. Идиот, это же надо, такое ответить на сообщение о визите матушки! Она же не нищая просительница, надоевшая всем хуже пророчеств о конце света, а королева. К счастью, Алисия была прекрасно воспитана, чтобы позволить себе даже в мыслях обсуждать (и осуждать) действия кого-либо из королевского семейства и послушно прошелестела: - Как прикажете, Ваше Высочество. Я постаралась успокоиться и придать себе максимально, насколько это вообще возможно в данном теле, приличный вид. Одно радует, пристально разглядывать меня матушка не станет, это неприлично... Я замерла, в очередной раз осознав очень неприятный факт, над которым никогда прежде, будучи принцессой, не задумывалась: телохранители воспринимались чем-то средним между домашними питомцами и элементами интерьера. С ними болтали, как с пушистыми любимцами, забавлялись, но никогда не воспринимали равными себе и своей семье. - Но это же несправедливо, - прошептала я, не в силах сдержаться. - И неправильно! Лер удивлённо покосился в мою сторону, но спросить ничего не успел, двери широко распахнулись, в комнату вплыла матушка. Замерла на пороге, критически глядя по сторонам и выразительно поджимая пухлые губки, затем чуть повернула голову к замершей позади Алисии: - Мне неприятно это говорить, но вы не справляетесь со своими обязанностями, милочка. В комнате не убрано, принцесса выглядит неподобающим образом. Я вами недовольна. Пожалуй, даже очень недовольна. Я замерла, понимая, что мою горничную могут в один момент лишить места, а я даже заступиться за неё не смогу. К счастью, Лер сделал крохотный шажок вперёд и, скромно потупив очи долу, прощебетал: - Прошу меня простить, матушка. Я сама приказала Алисии не беспокоить меня. Мне... хотелось как следует подготовиться к вечернему посещению театра. Розамунда Лилиана ласково улыбнулась и мягко потрепала Лера по щеке: - Ты растрепалась, моя дорогая. Для принцессы это непозволительно ни-ког-да. - Я знаю, матушка, - Эр Лер словно ласковый котёнок потёрся о руку королевы, - и прошу простить меня. Это всё моя дурная привычка теребить локон во время чтения! И враки это всё, я никогда так не делаю! Ладно, делаю, но не так и часто... По крайней мере, причёску в драконье гнездо уж точно не превращаю! Изящные брови королевы дрогнули и чуть сдвинулись к переносице: - Дитя моё, я же приказывала твоей горничной следить, чтобы ты не теребила локоны! Неужели она дерзнула... И опять Лер пришёл на помощь испуганно замершей в уголке девушке. - Ну что Вы, матушка! Просто я приказала Алисии не докучать мне во время чтения, а потом вообще выгнала её из комнаты. - Говорить 'вообще' неприлично, - заметила королева, поигрывая веером. - Полагаю, мы во всём с тобой разобрались. Пора обедать, а потом мы займёмся подготовкой к походу в театр. Клеон с нами не пойдёт, он изъявил желание прогуляться по городу. Я стараюсь не думать о том, куда его могут завести его прогулки! Королева несколько раз томно взмахнула веером, а во мне неожиданно проснулось раздражение. Ну почему моя любимая мамочка ведёт себя так... так безобразно?! - Кстати, своего телохранителя можешь не брать, мы с отцом позаботимся о том, чтобы нашу маленькую принцессу никто не обидел, - Розамунда Лилиана ласково потрепала Лера по щеке. Эр Лер бросил в мою сторону быстрый вопросительный взгляд, я в ответ чуть заметно кивнула. В театре я уже тысячу раз была и ещё столько же буду, а для того, что я задумала, мне нужна полная свобода действий. - Да, матушка, - прощебетал Лер и, повернувшись ко мне и пытливо глядя мне в глаза, произнёс, капризно наморщив нос: - Эр Лер, вы свободны. До завтрашнего утра я не желаю вас видеть. Что меня особенно задело, ни мама, ни Алисия не удивились подобной грубости, а значит, она была привычной. Светлые силы, неужели я была настолько мерзкой?! Но я же ничего плохого не хотела, лишь следовала правилам хорошего тона... - Ты меня слышал? - надменно повторил Лер, и я поняла, что мне следовало бы отреагировать на слова принцессы. Они же ко мне обращены. - Да, Ваше Высочество, - я попыталась скопировать небрежный кивок своего телохранителя, но не уверена, что у меня получилось. Лер передёрнул точёными плечиками и отвернулся, выразительно взмахнув ручкой. Я так понимаю, мне разрешили уйти. Ну что ж, будем во всём искать плюсы: я же как раз хотела освободить вечер для посещения лади Юманы. Не успела я выйти в коридор, как на меня буквально налетел Клеон. Вид у братца был так себе: одежда мятая и местами порванная, волосы лохматые, а потом пахнет так, словно на нём все лошади с королевской конюшни по очереди катались. - Лер, а ты чего на тренировке не был? - Клеон приобнял меня за плечи, то ли от радости, то ли чтобы банально удержаться на ногах, налетел-то он на меня довольно сильно. - Что, сестрица моя сама не пустила, а довести её, чтобы она тебя, как обычно, до утра за дверь выгнала, не получилось? Так вот почему Эр Лер был иногда совершенно невыносимым! Он таким образом от службы сбегал! Ладно, милый друг, припомню я тебе ещё твои многочисленные издёвки, ничего, не вечно мне в твоём теле обитать! - Лер, ты чего? Видимо, выражение мстительного озверения слишком явно проступило у меня на лице, заставив Клеона опасливо отодвинуться. Так, нужно срочно успокоиться, без союзника мне до лади Юманы не добраться, я же даже представления не имею, где эта женщина обитает. - Ничего, нормально всё, - я тряхнула головой и устало потёрла лицо, точно скопировав виденный пару раз у Лера жест. - Устал просто. По правилам хорошего тона после этих слов следовало сказать что-нибудь нейтрально-приветливое и удалиться, но братец мой с этикетом дружбу не водил и даже не собирался начинать. Клеон шваркнул меня ладонью по плечу и выпалил: - Пошли пообедаем, а то у меня от голода уже живот подвело, а на этих церемонных семейных трапезах больше проговоришь, чем слопаешь. Да и в этих ложках-вилках я вечно путаюсь. То ли дело большие приёмы, там людей много, на тебя никто не смотрит, можно делать всё, что захочешь. Так вот почему братец старательно игнорирует семейные завтраки и обеды! Ему, видите ли, не нравится, что с ним разговаривают! И столовые приборы кто-то до сих пор не удосужился выучить, бездарь! Разобиженная, я уже собиралась гордо отказаться от приглашения, но мой живот, напуганный возможной голодовкой, разразился громкой немузыкальной трелью. Да что же это такое, уже второй раз подряд за один день! Безобразие какое, почему меня не покидает чувство голода, я же утром целый кусок кекса съела и даже мяса чуть-чуть отведала. Видимо, это тело нуждается в более основательной трапезе. Ужас какой, а как же фигура? Я же растолстею, если буду много есть... А с другой стороны, мне не всё ли равно по большому счёту? Тело не моё, а Лер такой большой, что даже десять лишних килограмм не заметит. - Хорошо, убедил, - я хлопнула братца по плечу. - Пошли обедать. Клеон расплылся в широкой улыбке: - Другое дело. А то как сестрица моя разнюнился. Ах, разнюнился? Ну, погоди, братец, я тебе всё припомню, придёт время! Я так погрузилась в планирование изощрённой мести для Клеона, что совершенно не следила за тем, куда он меня ведёт, а потому оказавшись в небольшой уютно обставленной комнатушке замерла на пороге, хлопая глазами и недоверчиво осматриваясь. Интересно, где это мы? - Лер, ты чего? - братец опять хлопнул меня по плечу, намереваясь выбить его из сустава, не иначе. - Родные пенаты не узнал? - У меня же другая комната, - машинально пролепетала я, продолжая изучать обстановку. Пробудившийся непонятно с чего бы вдруг инстинкт телохранителя сделал всё тело напряжённым подобно струне. Клеон посмотрел на меня так, словно у меня на лбу выросли развесистые оленьи рога, а всё тело покрылось чешуёй: - С каких это пор ты ту конуру своей комнатой стал считать? Ещё скажи, пометил её как свои владения! Я с трудом смогла разомкнуть пересохшие губы: - Что сделал? Взгляд брата стал испытующе-тяжёлым, как у фрея Унока, когда он наблюдал за изменением цвета кипящего в котелке эликсира. - Та-а-ак, - Клеон помолчал, буравя меня тяжёлым взглядом, но потом к моему искреннему облегчению встряхнулся и уже прежним беззаботным тоном закончил: - Похоже, у кого-то от голода ум за разум заходит. Давай обедать, а потом к лади Юмане отправимся. Я затравленно посмотрела в окно, ясный день за которым и не думал сменяться вечерними прохладными сумерками: - Так ведь день ещё! Братец пожал плечами, насмешливо приподнимая брови: - И что? К твоему сведению, желанным гостям лади всегда рада. А мы гости очень желанные и дорогие. Во всех смыслах этого слова. За обедом я пару раз ловила на себе задумчивые взгляды Клеона, но уже давно успокоившись по поводу фигуры (не моё не жалко!) ела всё подряд, махнув рукой на правила приличия, тем более что и братец не особенно церемонился. Жареное мясо исчезло с такой скоростью, словно его никогда и не было, от золотисто зажаренной рыбы остался лишь скелетик, жалко торчащий на вылизанной до блеска тарелке, а яблоки оказались такими сочными и сладкими, что были съедены вместе с кожурой. Впервые в жизни я не просто поела, но самым безобразным образом объелась, чувствуя себя насосавшейся до отвала пиявкой. - А сейчас десерт, - голосом опытного соблазнителя проворковал Клеон и жестом фокусника вытащил откуда-то блюдо с клубникой. При виде крупных тёмно-красных ягод, испещрённых чёрными точками семян, мой рот моментально наполнился слюной. Я потянулась к самой крупной ягодке, и тут же получила весомый шлепок по руке от братца. - Спятил? - рыкнула я, стискивая кулаки и приподнимаясь. - Сама спятила! - огрызнулся Клеон. - У Лера, да будет тебе известно, жуткая аллергия на клубнику, он даже запаха не переносит! Смотри, по руке пятна пошли. Я испуганно уставилась на покрывшуюся мелкими красными пятнами кисть. Мамочка милая, что со мной?! - Я так понимаю, ты моя сестричка, - взгляд Клеона опять стал пронзительно-тяжёлым, да и голос звучал непривычно жёстко. - Если бы дело не касалось моего друга, поздравил бы тебя с первым получившимся экспериментом. Я виновато посмотрела на брата, которого, чего греха таить, привыкла считать недалёким и безалаберным шалопаем. - Чего молчишь-то? - уголком рта усмехнулся Клеон, став точной копией отца. - Думала, у меня ума не хватит догадаться? Да я, к твоему сведению, сразу понял, что что-то у вас неладно, только надеялся, что просто контузило обоих при взрыве. А дело оказалось гораздо серьёзнее. - Я не виновата, - впервые в жизни мы с Клеоном поменялись местами, и я лепетала оправдания, чувствуя на себе пылающий праведной укоризной взгляд. - Я же не хотела... я не думала... - Ключевое слово: не думала, - брат вздохнул, накрывая клубнику крышкой и убирая как можно дальше. - Надеюсь, заклинание обратимо? Я пожала плечами, виновато понурившись: - Я не знаю. Мы ждём возвращения падре Антонио... - Спятили?! - рявкнул Клеон так, что меня чуть звуковой волной со стула не сдуло. - Чем больше времени вы проведёте друг в друге, тем крепче души привяжутся к новому телу, и тем сложнее будет их выковырять и вернуть на место! Ого, а я и не знала, что мой брат так хорошо разбирается в магии! - Чего глазами хлопаешь?! - продолжал лютовать принц. - Я, к твоему сведению, все книги по тёмной магии и магии душ, что во дворце есть, прочитал. И только попробуй удивиться, что я читать умею! Мне под нос сунули кулак. Может и не столь внушительный, как мои, но гораздо более решительный. Да и в драках мой брат явно более опытный, чем я. - Я и не собиралась удивляться тому, что ты грамотный, - пробормотала я, опасливо отстраняясь. - Мне просто непонятно, зачем тебе нужны такие знания. Они же, - я округлила глаза и перешла на трагический шёпот, - запрещённые! - Вот поэтому и нужны, - проворчал Клеон успокаиваясь. - У нас же всё чётко поделено: Элеон старший сын и наследник престола, надёжа и опора трона, и вообще идеальный принц. Ты - красавица дочка, балующаяся магией, единственная, кому матушкин дар по наследству перешёл, любимая куколка родителей. И я - младший сын, которому, как ни пыжься, не стать таким же замечательным, как старший брат. Я пытался, честно, лет десять. А потом понял, что всё напрасно, в соревновании с братом я всё равно проиграю. Вот и избрал стезю, в которой буду единственным и неповторимым. - Шалопая и лоботряса, - фыркнула я, - да уж, завидная роль, ничего не скажешь. - Искателя приключений и единственного нормального человека в нашем семействе, - отрезал Клеон. - Это ко мне приходят в случае беды, меня просят о помощи, если что-то случается, мне первому сообщают о радостях и тревогах! Я ошеломлённо захлопала глазами, а брата уже несло, как спущенную с горы телегу. - Ты хоть раз задавалась вопросом, кто показывал телохранителям тайные ходы в замке, знакомил их с распорядком дня, кто назначает стражу?! Нет, потому что тебе это нафиг не надо, ты же их даже за людей не считаешь. А ты никогда не интересовалась, почему твоя любимая горничная три месяца назад такая бледная и опечаленная была? Или ты со своими дурацкими экспериментами этого даже не заметила? Я смутно помнила, что вроде что-то такое было, да. Алисия действительно была какая-то подавленная, я даже хотела спросить, что случилось, но именно в тот момент фрей Унок разрешил мне попробовать один интересный опыт, захвативший меня полностью. А когда через неделю я завершила опыт, точнее, с треском провалила его, горничная уже была весёлой и румяной, как всегда. - И что же случилось? - прошелестела я, чувствуя, как от смущения по лицу и руками побежали огненные ручейки. - Её домогался один козёл, - фыркнул брат, - грозил, что если она не будет приветлива с ним, то он уничтожит всю её семью. Натравит на них тёмных оборотней. Я всплеснула руками, подскочила на месте: - Ужас какой! Нужно немедленно сообщить отцу! Клеон с жёсткой усмешкой отмахнулся: - Да не надо уже. Мы с Лером сами справились. Наглядно показали ему, как опасно связываться с оборотнями. Понятливый мужик оказался, как только с постели встал, тут же к гномам перебрался. Зря, потому что его там под обвалом похоронили за то, что он гномиху по заду шлёпнул. Короче, сестрёнка, я начальник полиции, слежу за порядком в столице и королевстве в целом. Потому и дома редко бываю, из дворца, знаешь ли, много не увидишь. Да и в депешах, даже магических, всего не напишешь. Я без сил опустилась на стул, во все глаза глядя на брата. Это как же... Это почему же... Это Клеон, выходит, отвечает за безопасность? Бесшабашный младший братишка, который путается в столовых приборах и не знает, чем светло-зелёный гномий отличается от бледно-зелёного эльфийского цвета? - А папа знает? - выдала я первое, что пришло в голову. Брат посмотрел на меня, ну, правильно, как на дуру. - Естественно, он же назначение и подписывал. Моё изумление начинало сменяться обидой. - А почему нам ничего не сказал? Ни маме, ни мне, ни Элеону?! - Брат в курсе, он же правая рука отца во всех делах. Ты никогда ничем кроме экспериментов да роли настоящей принцессы не интересовалась, а мама тоже знает. Не одобряет, конечно, это же противоречит правилам хорошего тона, но и не вмешивается. Мол, раз муж и король так решил, быть посему. И да, считать меня младшим сыном, шалопаем и лоботрясом, моя служба маме не мешает. У меня голова гудела от новостей, волосы превратились в самый настоящий факел, вены налились ярко-алым пульсирующим светом. Клеон потрепал меня по плечу: - Да расслабься ты. Ничего невероятного я тебе не сказал, все, кому надо, уже давно в курсе. Лучше скажи, ты действительно со мной к лади Юмане хочешь пойти? В курсе вообще, чем сия женщина и её девочки занимаются? - Да уж не такая я дура, кое-что понимаю, - фыркнула я, сбрасывая лежащую на плече руку. - И да, я пойду с тобой! Клеон задумчиво почесал подбородок, глядя на меня так, словно гроб делать собрался и прикидывал размеры. - В принципе, рано или поздно, у тебя муж будет, - пробормотал он, - какие-никакие теоретические сведения пригодятся. Я расправила плечи, бережно отряхивая и возвращая на место изрядно помятое чувство превосходства над младшим братом. Ура, у меня получилось настоять на своём! Знать бы ещё, добром или бедой обернётся эта победа... Глава 7 Дневной зной постепенно сменялся вечерней прохладой. Солнце уже подёрнулось лёгкой поволокой, словно утомлённая всеобщим почитанием и поклонением красавица набросила на лицо прозрачную вуаль. Птицы запели громче, приветствуя прохладу и сумерки, как музыканты, настраивающие инструменты к весёлому балу. В садах томно вздыхали цветы, всеми силами пытаясь удержать хлопотливых пчёл и легкокрылых бабочек, которые стремились успеть прихватить ещё хоть капельку душистого нектара, пока не стемнело. Седой садовник, что-то негромко ворча себе под нос, тоже торопился закончить дневные хлопоты, чтобы потом со спокойной душой растянуться у камина в комнате для слуг, попыхивая трубочкой и вспоминая, как хорошо было в давние времена. Ему и дела не было до двух фигур, лёгкими тенями выскользнувших из замка, плотно закутанных в плащи (это по такой-то жаре!) и поспешно нырнувших в отбрасываемую башней тень. Старик отметил лишь так, между делом, что один из покинувших замок был принц Клеон, а второй вроде как похож на телохранителя принцессы Эр Лера, только странно вихляющего бёдрами. Может, повредился, защищая свою подопечную? Помнится, поварёнок шептал посудомойке, что во время очередного магического эксперимента, который затеяла гораздая на проказы королевская дочка, грохнуло так, что вся комната подчистую обвалилась. Садовник сплюнул на землю, неодобрительно качая седой всклокоченной головой. Вот ведь, девчонка малая, всё бы ей играться, от его, старика, внуки лишь тем и отличается, что внученька с куклами возится, а принцессе котелки да склянки подавай. Замуж ей надо, тело молодое кровь горячит, голову дурит, а с мужем-то разом лишняя блажь выветрится. Хотя, опять же от мужа зависит. От иного пуще прежнего ворожить начнёшь, лишь бы меньше видеть постылого. Садовник с кряхтением разогнулся, помассировал больную спину, посмотрел прищурившись на сгущающиеся сумерки и успокаивающе кивнул цветам: - Ничё, король, чай, за кого попало свою дочку не отдаст. Добрый муж будет у принцессы. Тока бы поскорейча, а то засидится в девках, потом тока из-за приданого и брать станут. Ей и так, бедолаге, на большую любовь рассчитывать нечего. - Ты чего скрипишь, пень трухлявый? - румяная помощница повара вытерла красные от постоянного плескания в воде руки краем передника. - Лучше букетик небольшой для королевы и принцессы собери. Они в театр едут. Старик поджал губы, неодобрительно покачал головой. Вот ведь, мода дурная. Им забава на час, добро если три, а цветам гибель и саду урон. - Какого цвета наряды-то? - садовник потряс мизинцем в ухе, уже который год надеясь так улучшить слух. - Цветы-то, чай, в тон платьям подобрать надо. - Э-э-эх, платья, - передразнила старика женщина, - тыщу раз тебе, пню старому, говорила, даже на обрывке листа записывала... - А мне всё одно, всё едино, их не носить, - оборвал собеседницу старик. - И вообще у нас яйца курицу не учат. Помощница повара звонко расхохоталась: - Так ты и не курица. Ты, дед, уже даже не петух, так, чучелко облезлое! - Тогда тем более меня учить не след, - садовник опять с кряхтением потёр спину. - Ох ты ж, лышенько, видать, дождь будет. Так какие цветы надобны? Женщина беззаботно махнула пухлой рукой: - Да дай ты енти, как их, а, вспомнила, гномьи подснежники. Принцесса их страсть как любит. И цвет они менять умеют, к любому наряду подойдут. Старик неодобрительно пожевал бесцветными губами, мелко негодующе тряся головой, но потом направился-таки к грядке, где нежились в наступающей вечерней прохладе изящные цветы, по форме напоминающие крошечные золотые колокольчики. Тяжко охая и вздыхая, садовник вынул из-за пояса ножницы и ловко срезал два букетика цветов. Обвязал их двумя узкими лентами, вытащенными из пришитого на боку кармана и, чуть подволакивая левую ногу, направился к воротам дворца, где уже стояла золочёная карета и нетерпеливо перебирали копытами четыре чёрных как смоль скакуна с серебряными волнистыми гривами. - Прошу, Ваше Величество, - старый садовник с низким почтительным поклоном протянул один букетик королеве, а второй принцессе. - Ваше Высочество. Розамунда Лилиана лишь чуть заметно кивнула, не столько поблагодарив, сколько просто отметив исполнение приказа, а вот Элея улыбнулась старику и с наслаждением зарылась носом в букет: - Спасибо, Рауль. Мои любимые. - Мы опаздываем, дочка, - отчеканила королева, подхватывая дочь под руку. - И, если ты помнишь, прилюдно общаться со слугами неприлично! - Да, мама, - послушно пролепетала принцесса, усаживаясь в карету и неловко прикрепляя букет к корсажу платья. Дверца экипажа захлопнулась, кучер взмахнул кнутом, застоявшиеся кони рванули с места бешеным галопом. Старый садовник остался стоять на месте, задумчиво почёсывая клокастую бородёнку. - Ты чего застыл, дед? - окликнула его пробегавшая по двору румяная служанка, отвечавшая за чистоту дворцовых лестниц. - Спину что ли прихватило? Рауль медленно пожал плечами: - Видать, совсем я из ума выжил. На меня от принцессы морем повеяло. - С чего бы вдруг? - хмыкнула девушка. - Принцесса у нас цветочные ароматы любит, резкие запахи не жалует. Старик развёл руками: - Вот и я думаю, с чего бы? А ишшо я к ней как приблизился, меня ровно огнём опахнуло. Чудно! Служанка махнула рукой: - Выдумываешь, дед. Али блазнит на старости лет. Смотри, тёмные силы, не к ночи будь помянуты, совсем голову заморочат, уйдёшь туда, откуда нет возврата. - Да я ишшо твоим детям свадебные венки плести буду, - обиделся садовник. - Ежели захочу, конечно. Занятые разговором слуги не видели стоящего в темноте наследного принца, а сам Элеон Эвер не спешил себя обнаруживать. В отличие от матери он не гнушался простыми людьми и твёрдо знал: слуги просто так языком болтать не станут. Целители, конечно, уверяют, что никаких хворей у принцессы и её телохранителя не обнаружено, но чем тогда объяснить эти изменения в поступках и речах? Небольшие, конечно, но любящему сердцу брата и друга всё равно заметные. Принц нахмурился, вспоминая, какой последний эксперимент был у сестры. Кажется, переселение душ? А что если... Элеон Эвер почувствовал, как у него похолодели руки, а сердце словно бы сжала когтистая лапа. - Коня! - приказал принц, решительно выходя на свет. - Быстрее, я опаздываю в театр! Родители с сестрой уже уехали. Нужно срочно найти отца. В идеале ещё и Клеона с Алексом, как-никак один официально отвечает за порядок в стране, а другой занимается частными расследованиями и кроме всего прочего друг Эр Лера, но принц прекрасно понимал, что общий сбор лучше устраивать утром. А сейчас достаточно просто предупредить отца, что эксперимент сестрёнки, похоже, всё-таки удался. Вот ведь паршивка мелкая! *** Эр Лер. Я никогда не любил театр, чутьём оборотня безошибочно чувствуя фальшь всего происходящего на сцене. В теле принцессы сверхтонкого чутья у меня не было, отчего я ощущал себя полуослепшим и оглохшим и, сами понимаете, симпатий к лицедейству это не добавило. В карете я усиленно изображал благовоспитанную девицу, со скучающим видом следя за мелькающими за окном домами, садами, тенистыми аллейками и одинокими прохожими, чуть ли не с суеверным ужасом отскакивающими от ночной стражи. Я вспомнил, что стражников, как правило, набирают из оборотней или наёмников (а то и наёмных убийц, по каким-либо причинам сменившим ремесло), и понял, что шутка 'Добро и должно быть страшным, чтобы зло боялось' - основный критерий отбора для блюстителей порядка. - О чём задумалась, дорогая? - королева коснулась моей руки затянутыми в нежное кружево пальцами. Я неопределённо повёл плечами, лихорадочно придумывая убедительный и приличный повод для раздумий принцессы: - Да так, ни о чём особенном... Мне бы на этом и остановиться, но унаследованная с магией огня порывистость дала о себе знать, я не сдержался и выпалил: - Матушка, а почему ты так к слугам относишься? Брови королевы взлетели так высоко, что почти затерялись в вуалетке, спущенной на лоб и кокетливо прикрывающей левую половину лица: - Как так? Я от души проклял собственную болтливость, но отступать было уже поздно. Как любит говорить Алекс, если уж положил стрелу на тетиву, то и выстрелить должен. - Ты их не замечаешь. - А должна? По невозмутимому лицу Розамунды Лилианы было непонятно, сердится она или же, наоборот, забавляется. Мрак, я ведь тысячу раз зарекался открывать рот без веской причины! И каждый раз забывал о клятве, поддавшись огненной стихии. - Ну хотя бы поблагодарить за помощь-то можно, - промямлил я, отчаянно комкая в руках кружевной платок, который печально потрескивал, но пока не сдавался. Королева укоризненно покачала головой: - Милая моя, твоя речь непростительна для принцессы. Мне кажется, ты слишком много времени проводишь в неподобающем для принцессы обществе. Простите? Я чуть на пол не рухнул от подобного обвинения. Да принцесса, насколько я помню, общалась лишь с братьями, родителями, фреем Уноком да ещё иногда с Алексом и его супругой. И кого из этих людей королева назвала неподобающим обществом? Себя я специально не называл, потому что наши бесконечные препирательства общением не назвать. - Вы о чём, матушка? - мне даже притворяться удивлённым не пришлось. Розамунда Лилиана недовольно дёрнула точёным плечиком: - Ты слишком много времени проводишь с Эр Лером. Это не только бесполезно, потому что ничему хорошему этот полукровка научить не может, но и неприлично, ведь он всё-таки мужчина. Всё-таки?! Я сцепил пальцы так, что у меня побелели костяшки, пытаясь удержать себя в руках в прямом смысле слова, зная, что удержаться не смогу и сорвусь, высказав всё, что думаю. К моему искреннему облегчению карета плавно остановилась, дверца распахнулась, впустив внутрь насыщенный вечерней прохладой воздух. - Приехали, милые дамы, - Алонсо Эвер одарил нас лучезарной улыбкой, протягивая супруге руку. - Выходим. На нежных щеках Розамунды Лилианы заиграл лёгкий румянец, по губам скользнула кокетливая улыбка. Королева мягко положила затянутую кружевной перчаткой ладошку на руку супругу и выпорхнула из кареты, подобно диковинной легкокрылой бабочке. Я удержал в себе недостойное мужчины и тем более оборотня желание подопнуть королеву, старательно выравнивая дыхание и, как скульптор, создавая маску благовоспитанной принцессы. Неукротимое пламя, как же мне надоела эта маска! Бедная Элька, она всю жизнь должна смирять свою порывистость, неудивительно, что иногда её пробивает, как горный поток, перегороженный гнилой плотиной. Я медленно выдохнул, благодаря всех богов разом за то, что кипящее в крови раздражение не может прорваться наружу языками пламени. - Уснула, сестричка? - принц Элеон нырнул в карету, опалив меня подозрительно-сердитым взглядом, и негромко добавил: - Или не сестричка? Ого, похоже, количество посвящённых в нашу маленькую тайну стремительно растёт. Я бросил на принца внимательный взгляд. Нет, это пока подозрение, а не уверенность. Элеон Эвер явно надеется по моей реакции подтвердить или опровергнуть свои догадки. Ха-ха, я не волчонок лопоухий, меня голыми руками не возьмёшь! Я хлопнул ресницами, точь-в-точь как это делала принцесса, и прощебетал: - Ты о чём, братец? Принц неопределённо хмыкнул, продолжая изучать меня внимательными карими глазами. И чего он, интересно, хочет увидеть, истинный облик? Я невозмутимо изучал собственную руку, любовался бликами света в гранях крупного синего камня в обрамлении светлых камушков перстня на правой руке. Принц тряхнул головой, словно бы отгоняя навязчивое насекомое, и решительно протянул мне руку: - Ладно, пошли. Давно бы так. Я, скопировав жест королевы, элегантно вложил свою ручку в ладонь Элеона Эвера и прощебетал: - Вы так любезны, милый брат. Милый брат чуть носом землю не пропахал от неожиданности. Хм, мне кажется, или раньше наследный принц таким нервным не был? Не успели мы подойти к входу в залитый светом театр, как на нас со всех сторон градом посыпались разной степени искренности приветы. Принц с вежливой улыбкой помахал рукой, ни к кому конкретно не обращаясь, я, немного подумав, повторил его жест. Страшно хотелось послать публике воздушный поцелуй, как это делали девочки лади Юманы, но я сдержался. Ни к чему шокировать приличное общество и укреплять подозрения принца. По голове нас с Элеей за наш невольный маскарад точно не погладят. Причём если принцессу в самом худшем случае поспешно выдадут замуж, то меня и казнить могут. И даже заступничество Алекса и его семьи может не помочь. В роскошном холле театра к нам подскочил тощий вертлявый мужчина в таком пёстром наряде, что ему позавидовали бы все диковинные птицы разом. - Ваше Высочество, - мужчина немыслимо изогнулся перед Элеоном Эвером, а потом ловко, почти не разгибаясь, повернулся ко мне. - Принцесса. Э-э-э, кто-нибудь в курсе кто это? Как мне его приветствовать: реверансом, кивком, а может, руку протянуть для поцелуя? Чёртовы правила приличия, какой айсал их только придумал?! И почему у Эльки в библиотеке нет какого-нибудь полного собрания известных людей столицы, с портретами и краткой биографией? У Алекса, точно помню, такая книга была. Меня выручил наследник престола, он приветливо кивнул мужчине, одарив его блестящей улыбкой: - Фрей Аунт, рад Вас видеть. Так-так-так, ага, фрей Аунт. А-а-а, вспомнил, хозяин театра! Очень почтенный человек, один из самых богатых людей столицы. Вдовец, двое детей, старший сын на десять лет моложе принцессы. Я с трудом сглотнул, понимая, что богатство и отсутствие супруги делают этого вертлявого мужчину возможным кандидатом на руку, сердце и прочие прелести Элеи. При мысли о том, что вот эти мокрые губы, растягивающиеся в сладкой угодливой улыбке, могут коснуться нежной кожи принцессы, меня затошнило. Пламень первородный, надеюсь, королевская семья достаточно богата, чтобы не продавать дочь! По крайней мере до тех пор, пока мы с Элеей не вернёмся в родные тела. - Позвольте мне проводить Вас в зал, принцесса, - выдохнул фрей Аунт, честно стараясь смотреть мне в глаза, но при этом исподволь косясь на декольте. Мамочка милая, он ещё и косит! Я не смог сдержать лёгкой дрожи отвращения при мысли о том, что мне придётся пойти куда-то с этим типом. К счастью, мне на помощь опять пришёл принц, решивший стать моим героем-спасителем, не иначе: - Мы с сестрой хотели подойти поприветствовать наших знакомых. Мокрые губы театрала разочарованно дрогнули, на обширном лбу, плавно переходящем в лысину, обильно выступил пот. - Да-да, конечно, - пролепетал мужчина, изгибаясь в очередном немыслимом поклоне. - Как пожелаете, Ваше Высочество. - Ходят слухи, что он уморил жену голодом, - прошептал Элеон Эвер, когда мы отошли уже достаточно далеко от хозяина театра. - Не самый подходящий вариант для супруга принцессы, верно? Да уж, точнее не скажешь. Я молча кивнул. - Знаешь, я вообще считаю, что для принцессы больше подойдёт военный, - продолжал откровенничать наследник престола и не без ехидства добавил. - А ты-то что скажешь, сестричка? Подойдёт ли Элее военный? Я задумался, мысленно пытаясь представить принцессу рядом с затянутым в мундир крепкого телосложения (других в армию просто не брали) мужчиной. В принципе, неплохо. Муж будет обеспечивать защиту своей непоседливой супруге, а та в свою очередь не позволит ему окончательно одеревенеть. Элеон Эвер терпеливо ждал моего ответа, а потому, ещё раз быстро взвесив все за и против, я кротко кивнул: - Да, Элеон. Пожалуй, ты прав. Принц неопределённо хмыкнул, быстро огляделся по сторонам и решительно потащил меня к группе военных, смотревшихся в холле театра так же нелепо, как и боевое оружие в спальне записной кокетки. Естественно, наше приближение не осталось незамеченным, вызвав лёгкий переполох в армейской братии. - Ваше Высочество, - молодой румяный мужчина, чьи густые бакенбарды и общая приземистость фигуры с головой выдавали гномью родословную начинавшуюся с момента зарождения жизни на земле, звучно щёлкнул каблуками. - Фрей Горл, - принц лучезарно улыбнулся мужчине и даже дружески протянул ему руку, - не знал, что Вы вернулись в столицу. А кто это с Вами? Гном пошевелил бакенбардами, что означало приветливую улыбку, и лаконично представил своих спутников. У самых привлекательных военных на запястьях красовались брачные браслеты, а те, кто мог считаться кандидатами на руку и сердце принцессы, лично мне категорически не нравились. Взять вот, например, того жгучего брюнета, который смотрел на меня столь пылким взором, что я физически чувствовал, как догорают на полу мои юбки, оставив меня голым. Да с таким мужем уже через месяц Элея обзаведётся развесистыми рогами, а количество незаконных, прижитых на стороне детей, с лёгкостью переплюнет число официальных наследников. Или вон тот, с лёгкой примесью эльфийской крови. С первого взгляда видно, что красавчик привык трястись над своей внешностью, ему не жена нужна, а прислуга, которая возьмёт на себя все хлопоты, будет покорно исполнять любой приказ мужа и неумолчно восхищаться его красотой и прочими добродетелями. А рыжий с блёклыми голубыми глазами навыкате мужлан, толстый настолько, что мундир трещит по всем швам? Да целой королевской казны не хватит, чтобы его прокормить! Кроме того, прожилки на носу и набрякшие под глазами мешки говорят, что супружеской спальне данный господин явно предпочитает кабаки и прочие злачные места города. Я с трудом подавил тоскливый вздох и растянул губы в вежливой улыбке в ответ на какую-то банальную любезность, вымученную плешивым шатеном, свет в глазах которого говорил лишь о том, что в затылок ему сияет люстра. Пламя неукротимое, ну неужели во всём театре нет ни одного нормального холостого мужчины?! Я покосился на стоящего рядом принца и поправился: не состоящего в родстве с принцессой. Чувствуя, как у меня предательски заныли виски, я наклонился к Элеону Эверу и шепнул ему на ухо: - Пошли отсюда. Принц спорить не стал, чуть заметно кивнул и непринуждённо заметил: - Прошу нас простить, господа, мы хотели до начала представления ещё подойти к фрейа Любиве. У неё сегодня дебют. Брюнет на прощание обслюнявил мне руку, пылко заверив в своей преданности. Я деликатно сделал вид, что поверил. - Что, опять промах? - Элеон Эвер бросил на меня быстрый взгляд, целеустремлённо двигаясь куда-то в сторону ловко спрятанной в стене лестницы. - Что-то ты раскапризничалась, сестрёнка. - Не хочу носить рога и быть прислугой, - я передёрнул плечами. - И вообще, семью создавать надо по любви. В крайнем случае, по тонкому и гарантированному расчёту. - С таким подходом, сестричка, ты вообще замуж не выйдешь, - хохотнул принц, бодро топая по ступенькам. - А я и не тороплюсь, - я беззаботно пожал плечами. - А может, уже есть избранник? Я чуть носом в ступеньку не ткнулся, похолодев от неожиданной догадки: а что, если у принцессы, действительно, есть любимый? Да ну, бред, уж я-то об этом первый узнал. С милым и повидаться хочется, и словом перемолвиться и помиловаться... Нет, нет у неё никого, глупости это всё. И вообще, мне-то какое дело? Моя главная печаль - вернуть себе родное тело, а принцесса потом пусть что хочет, то и делает. И нет у неё никого, в этом я уверен! *** Элея. Я готова была визжать и хлопать в ладоши от восторга: у нас получилось покинуть дворец! Нас никто не видел, а если даже и видел, то не остановил!!! - Ты чего сопишь, простыла что ли? - фыркнул Клеон, без труда ориентируясь на стремительно темнеющих улицах. Я бы сама в этих закоулках уже давно заплутала бы так, что меня и магией бы искали неделю как минимум. Пытаясь догнать длинноногого братца, я подвернула ногу и громко вскрикнула от боли. - Тихо, не голоси, - прошипел Клеон, поспешно зажимая мне рот рукой, - не стоит привлекать к себе внимание. - Что же ты, начальник полиции, порядок не наведёшь в столице? - насмешливо прошептала я, скрывая страх. Брат не обиделся, сердито мотнул головой, словно навязчивое насекомое прогонял, и устало ответил: - Иных проще убить, чем перевоспитать. А публичные казни отец отменил. - И правильно сделал. Мы же не звери, над людьми издеваться! В конце концов, это неприлично и жестоко. Клеон насмешливо фыркнул, но спорить дальше не стал. А жаль, не так часто мы с ним общались вот так, по-простому, на равных. Чаще всего я его отчитывала за неподобающее поведение, или он подшучивал над моей церемонностью. - Пришли, - прошептал брат, уверенно подводя меня к небольшому домику, щедро освещённому красным светом висящего над входом фонаря. Ни дверного молотка, ни привратника у входа не было, странно. Я в растерянности стала оглядываться по сторонам, пытаясь понять, как нам сообщить о своём визите. - Чего встала, передумала что ли? - хохотнул Клеон, привычным жестом берясь за ручку двери. Мамочка милая, он что же, сам дверь откроет? Да как же это, разве можно без предупреждения и приглашения в чужой дом входить? Это же неприлично! - Если передумала, так и скажи, - брат с отвратительным равнодушием пожал плечами, - я тебя телепортом домой отправлю. - Да как бы не так, - я воинственно уткнула кулачки в бока, стараясь на вспоминать, что веду себя неподобающе, - пошли уже! Клеон хмыкнул, легко распахнул дверь и склонился в шутовском поклоне: - Прошу! Шут из погорелого цирка! Я фыркнула и первой вошла в домик, споткнувшись о высокий порожек и чуть не упав лицом вниз. - Какие гости почтили своим визитом наше скромное жилище, - ко мне навстречу выплыла пышногрудая блондинка в платье, скрывающем то, что обычно выставляют напоказ и щедро обнажающем всё вокруг. - Девочки, у нас гости! Блондинка звучно хлопнула в ладоши, и тут же в коридор выпорхнули стайкой разноцветных бабочек несколько девиц, также почти полуголых и вульгарно накрашенных. Клеон обнял одну из красоток, шлёпнул другую, задорно подмигнул третьей, а потом шагнул к блондинке, томно проворковав: - Лади Юмана, могу я просить Вас о беседе наедине? Женщина обольстительно усмехнулась, ладонью приподняла корсаж платья так, что грудь едва не выскочила наружу и томно протянула: - Только о беседе? Клеон гулко сглотнул, не отрывая взгляд от розоватых полушарий, торчащих едва не перед самым его носом, и с трудом смог выдавить: - Д-да. Блондинка повернулась так резко, что взметнувшаяся юбка обнажила ноги до колен (светлые силы, бесстыдство-то какое) и сохраняя прежний тягучий тон пригласила: - Тогда прошу ко мне. Какие бы тёмные страсти не владели сейчас братом, обо мне он не забыл. - Лер пойдёт со мной. Женщина лукаво стрельнула в нашу сторону блестящими голубыми глазами: - О, планируется весьма занимательная беседа! Прошу, господа. Девочки, оставайтесь здесь, после разговора гости вернутся к вам. Приунывшие девицы защебетали, словно стайка птиц и разлетелись по сторонам, пытаясь принять максимально привлекательные позы. При виде этих полуголых развратных красоток у меня как-то странно заныл низ живота, и ткань на штанах натянулась. От жары усела что ли? Блондинка, которую мой брат назвал лади Юмана, открыла неприметную дверь и кокетливо поманила нас пальчиком: - Прошу, господа. Я счастлива принять вас у себя. Что-то упорно подсказывало мне, что говорит женщина неискренне, старательно маскирует кокетством беспокойство. Ах да, я же теперь оборотень, пусть и полукровка, чутьё у меня гораздо тоньше, чем у обычного человека. Следом за братом я шагнула в комнату, обставленную вульгарно, но с претензией на изящество и застыла у стенки, ведь присесть меня никто не приглашал. Лади Юмана опустилась на лёгкий персикового цвета пуфик, Клеон плюхнулся в кресло и покровительственно махнул рукой: - Присаживайся, в ногах правды нет. Тонкие в ниточку брови блондинки удивлённо приподнялись, но спрашивать дама ничего не стала, сделав вид, что всё в порядке. Клеон смущённо почесал затылок, кашлянул, отвёл взгляд, придирчиво изучая приткнувшееся в угол пианино: - Кхм, лади Юмана, то, что я вам сейчас скажу, не должно никогда покидать пределов этой комнаты. Женщина кивнула, мигом отбросив выражение фальшивой слащавой кокетливости и чопорно выпрямившись: - Осмелюсь заметить, Ваше Высочество, я умею хранить тайны. - Я знаю, - брат подёргал себя за ухо, а потом выпалил, словно с головой в холодный омут нырнул. - Лади Юмана, это моя сестра. Блондинка чуть повернула голову в мою сторону, прищурившись, пристально изучила меня холодными голубыми глазами: - Вот как? И чего ради Вы привели сюда невинную девицу? Вы желаете моей гибели? Если Ваши почтенные родители узнают о подобном, нарушающем все правила приличия, визите, они сожгут меня в доме вместе с моими девочками. И если я уже пожила, многое повидала и смерти не боюсь, то у девочек всё ещё может измениться к лучшему. - Лади Юмана, я обещаю, что никто ничего не узнает. Я даже вздрогнула, таким незнакомо-серьёзным стал голос Клеона. Не знала, что мой брат может быть таким, я привыкла видеть его беззаботным сорванцом. Блондинка, очевидно, была к строгому тону брата привычна, передёрнула точёными плечиками, насмешливо вздёрнула брови: - Вот как? И Вы готовы гарантировать мне и моим девочкам полную безопасность? - Разумеется, - Клеон коротко кивнул. Мне всё сильнее казалось, что я на дипломатическом приёме и даже начала невольно искать балкончик с музыкантами и букеты цветов, которыми традиционно украшали приёмную залу. Лади Юмана решительно поднялась с пуфика, подошла к окну, завлекательно покачивая крутыми бёдрами, и кокетливо облокотилась на подоконник: - Хорошо, я Вам верю. Итак, чем же я могу Вам помочь? Клеон опять принялся ворошить шевелюру, превращая её в драконье гнездо. В голубых глазах лади заплясали лукавые золотистые огоньки, нежная изящной формы ручка кокетливо прижалась к груди: - Ваше Высочество, Вы меня пугаете! - А Вас можно напугать? - хмыкнул мой брат, с интересом золотоискателя изучая пол под ногами. - Ещё как можно. Ничего не боятся только покойники, им терять нечего. Да ещё айсалы, у них разума нет, одно слепое подчинение. Я поймала себя на том, что мне нравится эта женщина. Да, род её занятий противоречит правилам хорошего тона, мама бы в ужас пришла, узнай она, что я была в подобном месте, но лади Юмана определённо хороша. Пожалуй, она действительно сможет мне помочь, если захочет, разумеется. - Лади Юмана, я... - я замялась, не зная, что и как говорить. - Хотите, чтобы я научила Вас искусству любви? - женщина покачала головой. - Скоро свадьба, а Вы даже обнажённого мужчину ни разу не видели. - Видела, - прошелестела я, вспомнив, как разглядывала себя в зеркале, попав в тело своего телохранителя. Блондинка выразительно вскинула брови, а потом шлёпнула себя ладошкой по лбу и мелодично, пусть и немного вульгарно рассмеялась: - Ах да, конечно, Вы же в теле мужчины. Естественно, первое, что Вы сделали - это разделись и во всех деталях это тело изучили. Я в прямом смысле слова запылала от смущения: - Я не изучала... Я просто посмотрела... А потом Лер меня поцеловал, и я испугалась... В книгах всегда после поцелуев дети рождаются... Брат согнулся в приступе гомерического кашля, а лади Юмана на миг страдальчески подняла глаза к потолку, а потом философски пожала плечами: - С другой стороны, чего ожидать от благородной фрейа. Насколько я поняла Вас, Ваше Высочество, Вы хотите, чтобы... - женщина осеклась, повернулась к Клеону и, сладко улыбнувшись, проворковала. - Ваше Высочество, пожалуй, в моём доме Вы сможете провести время с большим удовольствием, чем просто присутствуя при девичьих разговорах. Мои девочки ждут Вас. Брат послушно кивнул: - Всё, ухожу. Сестрёнка, можешь довериться лади Юмане во всём. Дамы, если что, кричите, я рядом. Я растянула дрожащие губы в улыбке, понимая, что отступать уже слишком поздно. Моя репутация испорчена, и мне остаётся лишь попытаться получить хоть капельку пользы от авантюры, в которую я ввязалась. - Итак, если я правильно поняла, Вы хотите соблазнить Эр Лера? - лади Юмана повернула в двери ключ, а потом ещё и задвижкой щёлкнула. Что?! Да у меня и в мыслях ничего подобного не было! - Нет, что Вы, - я заполошно всплеснула руками. Женщину мои уверения ничуть не убедили: - Да ладно, можно подумать, Вы никогда не представляли... а впрочем, как хотите. Я не целитель душ, чтобы требовать Вашей исповеди. Позвольте только уточнить, чего ради благовоспитанная принцесса пришла ко мне? Вот он, тот самый вопрос, на который требуется дать честный и прямой ответ. Знать бы ещё, какой именно, ведь я даже самой себе не могу толком объяснить, зачем мне всё это надо. Чего я хочу? Я глубоко вдохнула, как перед прыжком в воду, и выпалила: - Я хочу, чтобы Лер не смеялся над моей наивностью. Лади Юмана пожала плечами: - Так выгоните его. Вы не будете встречаться, у него пропадёт повод для насмешек. Выгнать Эр Лера? Где-то в глубине сердца при мысли о том, что я никогда больше не увижу своего телохранителя, у меня появилась маленькая острая колючка. - Но это невозможно! - выпалила я, стараясь найти хотя бы одну причину, почему не могу выгнать полукровку (а ведь в первые дни его службы я только об этом и мечтала). - Я... Он... Его назначил моим телохранителем мой отец, а потому и отстранять от службы Эр Лера может только он. - Угу, а попросить отца Вы, конечно же, не можете, - пробормотала лади Юмана и дерзко посмотрела на меня блестящими голубыми глазами. - Девочка, мне всё равно, что у тебя в душе, но позволь дать тебе один совет. Я тоже была когда-то наивной дурочкой из благородного семейства и тоже лукавила себе самой, стараясь следовать правилам приличия. К чему это привело, ты видишь. Мне в уши словно бы с размаху загнали затычки, я широко распахнутыми глазами смотрела на стоящую передо мной лади. - Вы были фрейа? - я с трудом могла шевелить губами от изумления. Женщина горько усмехнулась: - Да, была. И тоже любила своего телохранителя. Он был наполовину лесной дух, красивый и сильный, щелком пальцев создавал изумительные букеты. Я влюбилась в него со всем пылом наивной девчонки, но помня о своём благородном происхождении, не смела даже себе самой признаться в чувствах. Всё тянула, ждала чего-то и дождалась. Лади Юмана подошла к небольшому стеклянному столику, на котором красовался графин с вином, и до краёв наполнила бокал: - Тебе не предлагаю, маленькая ещё. Я кивнула, в кои-то веки раз не обидевшись на маленькую, к вину я действительно было непривычна. Да и не до того сейчас. - И что же было потом? Вы объяснились? Женщина покачала головой: - Объяснились... Я дотянула до того, что о моей любви узнал отец. Представляешь, я сама себе признаться боялась, не говоря уж про Патрика, а отец всё узнал! Впервые в жизни он не поскупился и нанял опытного наёмного убийцу. Патрик погиб, - голос лади Юманы задрожал, она поспешно глотнула из бокала. - Патрик погиб, а меня отец продал соседу. Он давно мечтал поправить пошатнувшиеся финансовые дела, а соседу нужно было попасть в приличное общество. Мне даже проститься с Патриком не дали, поспешно окрутили и отправили в замок к мужу. Я звучно шмыгнула носом, кулаками растирая струящиеся по щекам слёзы. Да как же так, ведь у нас самое справедливое королевство! - Полгода я жила с постылым навязанным мне супругом, ощущая физическое отвращение от его прикосновений. Мужу это, естественно, не нравилось, но пока был жив мой отец, он терпел. А потом, когда отца не стало, пустился во все тяжкие. Стал приводить в дом девиц, кутил с дружками, а однажды... - лади Юмана опять наполнила бокал, - однажды он предложил меня своему приятелю в уплату карточного долга. И я пошла по рукам. - Но почему Вы не обратились за помощью, почему не сбежали?! - я вскочила, полыхая от гнева. - Кого я могла просить о помощи? - женщина устало покачала головой. - Замок стоял в лесной глуши, где обитали разбойники и прочая кровожадная нечисть. Конечно, меня это не останавливало, я три раза пыталась уйти, но меня находили, избивали и возвращали. К счастью, супруг решил поправить за мой счёт изрядно пошатнувшиеся финансовые дела и продал меня сюда. К лади Августе, тогда она здесь всем управляла. Пока не зажили синяки, я была служанкой, потом училась у опытных девочек и обслуживала клиентов, а теперь, - лади Юмана взмахнула рукой, - сама стала хозяйкой. Я с трудом выровняла дыхание, понимая, что тоже не отказалась бы от бокала вина. Или даже той прозрачной жидкости с противным запахом, вызывающим чихание и слёзы, которая горит синим пламенем. Женщина со стуком поставила бокал на столик, резко повернулась ко мне, взметнув юбки и сверкнув глазами: - Я это тебе всё к чему рассказала-то. Не для того, чтобы ты меня пожалела, мне не так уж плохо и пришлось, у некоторых девочек истории и побаще будут. Я это к тому, чтобы ты хотя бы самой себе не врала. Знаешь, лучше признаться и получить отказ, чем всю оставшуюся жизнь терзать себя бесконечными: а что, если. И если ты любишь, то смело плюй на все правила приличия, они тёмными ночами не спасут от кошмаров и холодную постель не согреют, так-то. Я молча кивнула. Конечно, меня никто продавать не станет и в обиду не даст, но лади определённо права. Лучше сделать и раскаяться, чем жалеть, что так и не попробовала. Эр Лер, держись, я решила тебя обаять! - А если я ему не нравлюсь? - я испуганно посмотрела на лади Юману, та в ответ лишь пожала плечами: - Найдёшь другого. Мужчины в нашем мире не такая уж и большая редкость. Продолжение истории вы сможете прочитать здесь: https://noa-lit.ru/er_ler_telohranitel_dlya_princessy.html
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"