Муур Сайтович Сайти: другие произведения.

Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После поражения в Совнгарде, Довакин попадает в мир DxD, где буквально мгновенно находит неприятности на свою проблемную задницу. И, нарушив хрупкий баланс сил во вселенной, она не сможет остаться в стороне от противостояния: так или иначе придётся принять чью-то сторону.

  Примечание к части
  В тринадцатой главе старой версии фика пасхалкой был текст "I'll be back!". Несколько читателей разгадали просьбу найти её. Так вот. Автор вернулся. :3
  
  *этот драконй Крик придуман Автором.
  Глава 1. И да воздастся же за подвиги твои!
  Музыка, которая так или иначе повлияла на написанный текст:
  
  Mikolas Joseph - "Lie to Me"
  Eugent Bushpeppa - "Mall"
  Saara Alto - "Monster"
  RMaster - Tabi no Tochuu (Vocal Version)
  
  
  
   Извечно спокойные и тихие территории около Зала Доблести в Совнгарде испокон веков умиротворяли отбывающих здесь вечность нордов, которые умерли славной смертью и получили возможность провести оставшееся до скончания веков время во вселенском удовольствии в компании своих братьев по оружию и просто соратников. Владения Шора были предназначены для упокоения духов славных героев, но всё в этом мире изменчиво. Покой всегда приходит к тому, что он нарушается кем-либо или чем-либо. Это, пожалуй, единственная неизменяемая истина этого мира. То есть Нирна. Особенно, когда из небытия внезапно восстает былое зло, вернувшее прежние силы и всё так же страдающее навязчивой идеей поработить весь мир.
   Вот и сейчас настал подобный момент, когда Совнгард превратился из самого спокойного места во всём Нирне в крайне опасное обиталище чёрного дракона. Некогда красивый пейзаж на владения Шора заволокло молочно-белым непроходимым туманом, сквозь который блудные души погибших нордов ищут дорогу в свой незабвенный рай. Только вот в последнее время никто так и не смог преодолеть этот слой дымки, а сами блудные души переставали существовать после единственной встречи с чёрным драконом. Он был никем иным, как Алдуином, Пожирателем Мира, сыном сильнейшего Аэдра Акатоша. Он вернулся из своего многолетнего изгнания и теперь нарушает покой умерших в Совнгарде. Никто не мог ничего сделать. Кроме одного человека.
   А точнее одной нордки, которая сейчас осторожно переходила бездонный обрыв по мосту Китовой Кости. Облаченная в чёрные одеяния с золотой окантовкой, издалека для любого разумного Тамриэля она бы напоминала талморского посла, если бы тот не знал настоящей расовой принадлежности девицы. Из-под высокого воротника выглядывала блондинистая макушка с завязанными на ней в конский хвост волосами. Фигура медленно шла по мосту, с напускной уверенностью, но опытный взгляд сразу бы подметил, как трясутся у неё пальцы от напряжения. И ведь правда: ей предстояло сразиться с самым сильным существом этого мира (если не брать в учёт Принцев Даэдра и Аэдра), который стоял вне категории тех, с кем она сражалась доселе. И ещё от этого зависела судьба мира.
   Звали её Амалия Хоннинг, и являлась эта девица легендарным героем, о чьем пришествии пели ещё много веков тому назад. Довакина воспевали множество нордов, и хотя представители других рас относились к этим легендам с изрядным скептицизмом, называя их лишь легендами, практика совершенно недавно показала совсем иную картину - Довакин был, есть и будет. Драконорожденный, чьё призвание - убивать драконов и красть их силу, чтобы убивать драконов дальше и защищать Скайрим от нашествий летающих ящериц.
   Мысли о своем предназначении до сих пор тревожили Хоннинг, а в свете текущих событий они попросту не выходили из головы избранной, нагнетая её закалённую в боях душу ещё сильнее. Она прекрасно осознавала, что идёт на рандеву со смертью и теперь никуда не может убежать. Так же она давала себе отчёт о том, что скорее всего ей не удастся победить Алдуина, хотя искра надежды была. Она выступала лишь стеной, призванной отсрочить неизбежное, и функции свои, к большому её сожалению, выполняла безотказно. Аэдра и Даэдра крутили ею, как того хотели. Может быть она не хотела быть Довакином? Может быть она желала быть обычной крестьянкой, а не легендарным героем, единственной, кто может остановить позарившегося на Нирн Алдуина? Её наградили даром без её ведома и её желания, и теперь она должна соответствовать чьим-то требованиям, выдуманным буквально из воздуха. Если ты Довакин, герой, то защищай! Если ты Довакин, герой, то рискуй своей жизнью на благо простому народу, который не упустит шанса и попытается воспользоваться этим в свою выгоду! Если ты Довакин, то иди и, чёрт возьми, погибай во имя мира во всём мире, во имя незнакомых людей, которые даже не скажут тебе после этого "спасибо"!
   Девушка цокнула языком, осознавая своё положение и понимая, что ею пользовались, ею манипулировали, её силу направляли только в личных целях, а не ради всеобщего блага. Что такое вообще, это всеобщее благо? Крайне размытое понятие, которое можно трактовать, как угодно. Впрочем, этим и занимался Туллий, этим занимался Ульфрик, используя её в роли своего авангарда. И слава Шору, она поняла, что играла роль разменной монеты в этой войне, и поэтому просто ушла от всех проблем. Но её решили вынудить сражаться за Империю методом силового убеждения. Благо, противопоставить Довакину имперские солдаты не могли ничего. Архимаг Коллегии Винтерхолда, прекрасный мечник и просто славный искатель приключений в Амалии резонировали друг с другом, давая небывалое преимущество над обычными живыми существами.
   Чёрные сапоги с тонкой подошвой коснулись земли, обозначая, что мост был успешно пройден, и Хоннинг вынырнула из своих глубоких раздумий, осмотревшись по сторонам и отметив будущее место битвы. Языки бесшумно следовали за ней: никто не считал нужным говорить что-то в преддверии события мирового масштаба. Они просто горели идеей уничтожить вселенское зло и продолжить своё пребывание в Зале Доблести, выпивая мед и поедая сладкие рулеты.
   Пройдя мимо всё так же стоящего на одном месте Тсуна, Хоннинг даже кинула на него взгляд и получила кивок в ответ, после чего сосредоточилась на миссии. Девушка нутром чувствовала присутствие дракона где-то посреди этого тумана: она ощущала его взгляд, блуждающий по её фигуре, больше изучающий, чем агрессивный. Он не воспринимал её, как достойного противника, равного по силе, но и показываться не желал. Это всё было слишком... неоднозначно, чтобы делать какие-то далекоидущие выводы.
   Они вышли на поляну, покрытую густым туманом, и переглянулись. Амалия подала знак, что можно начинать действовать. Она глубоко выдохнула, успокаиваясь и убеждая себя преодолеть точку невозврата. Если она Крикнет, то пути назад уже не будет. Придётся драться. Депрессия в такие моменты - последнее, что хотелось бы ощущать, но выбирать не приходилось. Девушка набрала побольше воздуха в грудь и решила сделать шаг навстречу судьбе.
   - Lok... - она сделала секундную паузу, после чего произнесла с повышенной интонацией, фактически крича. - Vah Koor!
   Силовая волна пошла от неё, развеивая туман, а пришедшие на помощь Языки и вовсе помогли расчистить большую площадку от визуальной помехи. В ладонях Амалии тут же заплясали искры, готовясь поразить противника и испепелить его потоком магии. Духи нордов достали оружие и встали наизготовку.
   - Hі meyz (драк. "Ты пришла"), - спустя мгновение из тумана послышался громкий, заставляющий землю содрогаться голос, пропитанный кровожадностью и презрением к, по-видимому, самому Довакину и его братьям по оружию. Язык был непонятен Довакину даже несмотря на то, что та имела довольно обширные знания в нём. Видимо, каким-то неведомым образом дракон понял это и перешёл на нордский, что явно давалось ему с трудом - высокомерие всё же не позволяло говорить на языке, на котором разговаривали "низшие" по меркам Дова существа, но ситуация требовала. - Надеюсь, ты понимаешь, что сейчас тебе воздастся за то, что ты возомнила себя равной МНЕ.
   Стоило говорившему Дова закончить свою реплику, пространство, окутанное туманом по всему Совнгарду, тут же развеялось от всего одного взмаха огромных чёрных крыльев, открывая взору Амалии и нордских героев на массивного чёрного древнего дракона, стоящего изваянием и смотрящего на Драконорожденную своими алыми светящимися глазами. Девушка мысленно чертыхнулась, поражаясь величию этого древнего существа: независимо от того, сколько раз она уже встречалась с ним и сколь он является её природным врагом, не поразиться было сложно.
   Дракон сделал ещё несколько взмахов и взмыл в небо, начав кружить над собравшимися на поляне нордами, наверняка готовясь напасть, но почему-то не решаясь нанести удар первым. Он выжидал. Непонятно почему, ведь он мог атаковать и одержать победу за считанные секунды, но он не делал это. Либо просто тянул время. Опять же, непонятно, почему и зачем.
   - Громлейт, - не сводя взгляда с кружащего над ними дракона, девушка произнесла, - начинаем?
   Она прекрасно понимала, что сейчас решительно шагает в лапы смерти. Она прекрасно понимала, что ещё не поздно сбежать, хотя и шанс успешности такого предприятия стремительно канул в лету ещё тогда, когда она крикнула. Она прекрасно понимала, что пора начинать битву, не отводя неизбежное всё дальше: накатывающее отчаяние ещё больше тревожило её, отчего и без того мизерная возможность победить Алдуина становилась практически невидимой.
   Стоящий рядом норд весьма быстро отреагировал и подал сигнал другим героям, чтобы те приготовились крикнуть следом за Драконорожденной. Хоннинг лишь в который раз вынырнула из своих раздумий и оглянулась на своих спутников - в их глазах виднелась решительность в том, что они собираются сделать, что частично придало самой нордке некоторой уверенности. Будет не будет. Какая разница? Если она проиграет, то проблемы мирового масштаба уже перестанут её волновать. Если она победит, то проблем мирового масштаба больше не будет. Проведя простейшую логическую цепочку, из этого можно было сделать вывод, что она в выигрыше. Вне зависимости от того, как закончится эта битва, она больше не будет принимать участие в событиях, от которых зависит будущее Нирна. Казалось бы, всё очень просто, но какой производит эффект - Амалия тут же повеселела, осознав, что эта битва дарует ей только благо. Упокой в Совнгарде? Без проблем, ведь только там её не смогут найти мирские проблемы обычных смертных, решивших нажиться на альтруизме Драконорожденной. Не будет Совнгарда? Тогда и её не будет, как и всего мира. Она об этом не узнает и, следовательно, пожалеть не сможет.
   Дракон продолжал кружить над группой воинов по широкому радиусу, словно боясь чего-то. И правда: он прекрасно понимал, что если приблизится слишком близко, по нему пальнут Драконобоем, и тогда преимущество будет утеряно. Точнее, гарантия, что его хоть как-то смогут поцарапать во время боя, ведь он будет в воздухе. А так на земле. Но это не отменяет того, что Алдуин победит. С большой вероятностью.
   Довакин выставила руки вперёд, приготовив заклинание молнии, и несколько раз пальнула ею по дракону, тем самым пытаясь заставить того начать принимать ответные меры. Это не заставило себя долго ждать: один из четырёх попавших зарядов всё-таки впился в тело дракона острой иглой и заставил того громко завопить от боли, а после направиться прямиком на своих новообретённых врагов и, спикировав на них, попытаться поджарить их огнём.
   Это пламя запросто бы сожгло нордов, не оставив от них ни пылинки, но так как Амалия приняла атаку на магический оберег, а духи героев являлись духами (отчего физический урон не мог их задеть), огонь не смог принести существенного урона предполагаемым трупам, и дракону пришлось сделать второй заход, на этот раз нависнув над группой и атаковав их с помощью Крика "Морозное дыхание". Поначалу Алдуин ничего не понял, но когда он осознал, что его магические атаки не способны нанести каких-либо повреждений призракам, было уже поздно.
   - Joor Zah-Frul (ту"ум "Драконобой")! - подловив момент, прокричала Амалия в унисон с Языками, буквально срывая свой голос и переходя на визг.
   Стандартно, поток чистой энергии пронесся сквозь тело Алдуина и будто молотом прибивая его к земле. Привычная процедура для Довакина, которая таким способом убивала десятки драконов, не сумевших что-то противопоставить на земле.
   Земля около дракона дрогнула и чуть-чуть проломилась под весом многотонной туши существа, а Драконорожденная еле сохранила равновесие после приземления Пожирателя Миров, но всё же успела среагировать и отпрыгнуть с линии атаки Алдуина: тот послал ещё одну струю пламени в девушку и тут же переключился на процесс умертвления духов. Такой расклад Амалию более чем устраивал - Пожиратель Миров не был способен навредить духам из-за их природы, поэтому нордка могла преспокойно атаковать Алдуина, пока Языки отвлекали его на себя.
   Девушка уже готовилась закончить каст заклинания грозового шторма, как произошло то, чего, впрочем, можно было ждать от её противника: тот всё-таки придумал способ отразить нападки духов. К её большому сожалению, он на мгновение обратил внимание на девушку и пальнул в неё огнём, заставляя нордку прекратить уже почти завершенную конструкцию заклятия и отпрыгнуть в сторону, дабы не быть сожжённой. Огненный поток пронёсся в метрах от неё, но исходящий от сгустка огня жар заставил Довакина на секунду поморщиться от накативших неприятных ощущений. В этот момент Драконорожденная поблагодарила свою предусмотрительность, что решила отправиться в бой в обычной робе, а не в какой-нибудь даэдрической броне. И хотя уровень защиты был куда ниже, даже даэдрическая броня не была способна защитить от атак Пожирателя Миров, зато сильно ограничивала в мобильности. А ещё она прямо сейчас могла бы заживо спечься, будучи скованной внутри доспехов, когда огненный шар раскалил бы её защиту до высоких температур. Было бы как минимум обидно.
   Оценив её положение в этом бою, блондинка решила отказаться от использования заклинаний, которые пришлось бы долго готовить к использованию, и начала просто закидывать Алдуина точечными заклинаниями школы Разрушения, но не тут то было.
   Чёрный зверь взревел, стоило нескольким потокам молнии найти прекрасное препятствие в лице его массивной туши, и попытался взмыть в воздух, попутно покрывая противников огнём, дабы те не смогли вернуть его обратно на землю. К огромному его разочарованию, дракона снова прибили к земле Криком, отчего тот вконец разозлился.
   -Sil Dinok-Drem(драк. "Душа, Смерть, Спокойствие", "Упокой мертвой души")*! - из пасти существа вырвался доселе неизвестный Драконорожденной Крик, а огромный поток энергии, ударивший прямо в место сосредоточения нордских героев, просто-напросто смел их своей разрушительной мощью, развоплотив духов и отправив их на вечный упокой за границу Этериуса. Это заняло считанные секунды, и вот, спустя мгновения, Довакин уже стояла совершенно одна посреди поляны, ошарашенно смотря на развеивающиеся силуэты призраков. Пожиратель душ гордо выпрямился и навис над девушкой, а вокруг него царила аура тотального превосходства. И силы. Невиданной мощи, даже частичка которой превосходила всю силу Амалии на несколько порядков.
   - Tiid lost meyz, Dovahkin. Hi meyz fah dinok naal Dovah Thu"um. Dovah bah. Dovah dahmaan do daar grah, nuz nu hi dir (драк. "Время пришло, Довакин. Ты пришла, чтобы умереть от моего Ту"ума. Я разгневан. Я буду помнить об этой битве, но сейчас ты умрёшь")!
  Теперь уже нордка прекрасно осознала, что победить ей было не суждено. Алдуин не считал её ровней себе. Да и она, чего уж таить, не была ему ровней. Он игрался с ней, тянул время, дабы понаблюдать за её тщетными попытками победить. Пожиратель Миров и не предполагал варианта своего поражения. Он был абсолютно уверен в своей победе. Не без частички рационализма, разумеется, он это полагал. И сейчас, когда они остались тет-а-тет, её уже ничего не спасёт. Только чудо или что-то ещё.
   Девушка устало вздохнула и подняла взгляд в небо: там, наверху, бушевали ураганы чистой, концентрированной магии, гранича с Этериусом тонкой пеленой. Вспышки света, несколько созвездий, отличающиеся характерными для них цветами, завораживали и убеждали нордку, что всё-таки нет ничего прекраснее Совнгарда. Ей достался уникальный шанс побывать здесь живой, не после смерти. Блондинка мысленно хмыкнула, когда в её голове всплыла мысль о том, что скоро она здесь побывает. Только уже после смерти. Вошедшие в Совнгард не возвращаются обратно - и она, по-видимому, не являлась исключением из этого правила.
   Девушка опустила взгляд на дракона, который, видимо, понял, что та уже смирилась с судьбой, и поэтому дал ей несколько секунд, дабы попрощаться со своей жалкой жизнью и в последний раз ощутить запахи, прикосновения ветра и вообще весь спектр чувств, которые ощущает человек, но не ощущает призрак. Но всё же всему когда-нибудь приходит закономерный конец, вот и время подошло к своему логическому завершению. И время Драконорожденной тоже.
   - Можно последние слова? - нордка, видно, даже не пыталась что-нибудь предпринять, увидев разницу между их весовыми категориями.
   Дракон лишь заинтересованно наклонил морду, всматриваясь в девушку. Со стороны казалось, будто это разговор двух давних друзей, в котором нет ни капельки агрессии и напряжённости. И вправду - агрессии уже не было. Уже.
   Девушка выдохнула, собралась с мыслями, и произнесла...
   - Fus Ro-Dah! - внезапно выдала блондинка и при помощи Крика отбросила дракона на несколько десятков метров назад. Тот пусть и успел среагировать и сориентироваться в пространстве, начав махать своими огромными крыльями, дабы сохранить равновесие и воспарить в небо, но это ему не особо помогло - прилетевший вдогонку снежный ураган немного приморозил крылья, не позволяя тому подняться в воздух и вынуждая остаться на земле.
   - Думаешь, я так просто отдамся тебе, ящерка?! - воинственно заорала Хониннг, начав забрасывать Алдуина заклинаниями различной степени сложности и разрушительности. В дракона тут же врезалось несколько молний, заставляя того издать болезненный визг, а появившиеся из неоткуда грозовые атронахи поддержали эту атаку и начали палить по чёрному молниями. Стремительная и неожиданная атака выбила Пожирателя Миров из колеи на короткое время, но он не был бы Чёрным драконом, коле бы не умел сориентироваться за считанные секунды и произвести контратаку. К огромнейшему сожалению Хоннинг, она сумела вывести дракона из себя, и поэтому тот не особо думал над методом борьбы с назойливой нордкой: Крик "Огненное дыхание" за мгновения испарил призванных атронахов, а последующая атака в виде огненного потока для отвлечения внимания Довакина и наступающего за ним Смертным приговором, который, стоило ему пройти сквозь тело Драконорожденной, тут же заставил девушку прекратить своё нападение и остановиться на месте, словно в ступоре. Глаза девушки расширились от осознания факта, что теперь она больше не жилец, а ноги тут же стали ватными и подкосились. Нордка рухнула на травку, пытаясь сфокусировать взгляд на драконе, потерявшему к блондинке интерес и начавшему залечивать полученные раны с помощью магии. Во время этого он взмыл в воздух и начал кружить по Совнгарду, словно ожидая, пока его кровный враг умрёт окончательно, чтобы покинуть Совнгард без сомнений в своей окончательной и безоговорочной победе.
   Наконец-таки Драконорожденную покинули последние силы, дух покинул тело, искра жизни погасла, и взор её остекленел. На это по Совнгарду разнёсся рёв, полный превосходства, а чёрный дракон, кружащий над трупом девушки, создал червоточину в пространстве и покинул измерение умерших.
   Только вот не всё было совсем так, как показалось Алдуину на первый взгляд: погасшая искра жизни не погасла, а лишь стала настолько слабой, что её просто было невозможно увидеть даже существу такой силы, как Пожиратель Миров. Спустя несколько секунд эта искра разгорелась в бушующее пламя жизненной энергии, а тело Амалии, окутанное ярким ядовито-зелёным светом, обвили десятки выросших из неоткуда щупалец, утаскивая в созданный под девушкой портал.
  
  Адамантиновая башня. Через три минуты после дуэли в Совнгарде.
  
   Величественное помещение Адамантиновой башни являлось местом, где все Эт"Ада собирались и решали вопросы мировой важности. Создание Нирна, пленение Лорхана, а теперь и, возможно, грядущий конец всего сущего в этом мироздании. Опасность Алдуина была чрезвычайно высока, и игнорировать подобное было бы ошибкой. И поэтому произошёл созыв всех, абсолютно всех Аэдра и Принцев Даэдра, дабы совместно прийти к консенсусу и предотвратить нависшую над Нирном угрозу. Но пока в зале никого из приглашённых не наблюдалось.
   Лишь один седовласый старец, облачённый в светлые золотые одеяния, сидел на высоком величественном троне и листал книжку. На обложке виднелась надпись "Похотливая аргонианская дева, том 1", а по лицу старика было видно, что тот очень вдумчиво читал это произведение искусства, буквально по нескольку минут вникая в каждое написанное слово - настолько ему было интересно заниматься чтением книги.
   Луч, исходящий от искусственно сотворённого источника света где-то вдалеке, наверху невозможной высоты башни, освещал пространство вокруг старца, но вот осветить то, что находилось за границей симметричных колонн, расположенных по всему кругу помещения, они были не способны: абсолютная, кромешная тьма властвовала там. Лишь линия равноотдаленных друг от друга колонн становилась чёткой границей тьмы и света.
   Старик перелистнул страницу и продолжил сеанс чтения, но тут же нахмурился, стоило темноте за колоннами начать сгущаться, а чужая, не менее могущественная аура появилась в радиусе считанных метров. Книга тут же исчезла из рук старца, рассыпавшись на миллионы золотистых осколков, и разумный поднял свой взор в темноту. Оттуда прямо на него любопытно смотрело несколько десятков глаз разных размеров.
   - Херма, - скорее больше утвердительно, чем приветственно произнёс старец, вглядываясь в тьму и пытаясь определиться, в какой именно из десятков глаз ему смотреть.
   - Акатош, - из темноты прозвучал очень низкий и громкий загробный голос, а колонны по всему залу тут же начали обвивать длинные чёрные щупальца, наверняка производя очень большое впечатление на любого смертного. Но только не на сильнейшего Аэдра, коим и являлся мирно восседающий на троне мужчина.
   Завязалась неловкая пауза, во время которой Ауриэль просто рассматривал новоприбывшего Хермеуса Мору (а никем иным это существо быть не могло) и отказывался что-либо говорить. Как и, впрочем, сам бог Мудрости и Знаний. Во время этого молчания Акатош анализировал случившееся недавно в Совнгарде событие: это точно не было хорошо. Сильнейший Аэдра, разумеется, не надеялся, что Драконорожденная одержит победу и уничтожит его сына, но вероятность такого исхода событий всё-таки существовала. Маленькая, ужасно мизерная вероятность, но она была. И шанс того, что ему не придётся принимать крайние меры, существовал, но теперь, когда нордка безвозвратно канула в лету, остановить Алдуина всё-таки нужно будет своим непосредственным вторжением в дела Нирна. Он не хотел этого делать, но, по-видимому, придётся.
   К слову о нордке. Акатош задумчиво взглянул на Хермеуса, когда в его голове всплыла картина фигуры Драконорожденной, и в разуме раздался звонкий щелк. Он усмехнулся, когда сопоставил дважды-два и получил удовлетворительный результат. Проходит битва в Совнгарде, разумеется, фатально для Довакина, которая в процессе закономерно трагически погибает, будучи уничтоженной Пожирателем Миров. Он, Акатош, созывает совет в Адамантиновой башне, дабы решить дальнейшую судьбу Нирна коллективно. И тут приходит Мора, стоило заметить, на пятнадцать минут раньше назначенного времени (даже при том, что время для Эт"Ада - относительное понятие), после чего загадочно молчит, вперившись в Ауриэля взглядом. Части пазла сложились в единую картину, стоило богу вспомнить и тот забавный факт, что Хоннинг являлась Чемпионом Моры и приняла его покровительство, пренебрегая предложениями от других Эт"Ада.
   - Она жива? - задал закономерный вопрос старец, стоило догадке посетить его голову.
   Несколько секунд Акатош не мог удостоиться ответа, но всё же он последовал:
   - Я позволил себе вмешаться, - низкий голос не выдавал вообще никаких эмоций, будучи абсолютно индифферентным ко всему сейчас здесь происходящему.
   - Стоило предвидеть, что так просто ты не отдашь её в покровительство Лорхану, - понимающе кивнул старец, слегка усмехнувшись: он был очень даже не против такого исхода, потому что имел давний зуб на Шора и поэтому не особо горел желанием отдавать тому Драконорожденную. И даже если она по праву должна была попасть в Совнгард, он не хотел этого. Из личной неприязни к старому Принцу Даэдра.
   - Я пообещал ей ключ к бессмертию и величию, когда предлагал стать моей подданной, - проговорил Мора.
   - Ну и что ты намерен делать сейчас? Алдуин жив, она проиграла битву. И вскоре он почувствует, что что-то явно не так, и вернётся в Совнгард, чтобы проверить, насколько качественно умертвил единственную помеху на пути к абсолютной власти, - властный голос Ауриэля разнесся по огромному залу, когда тот начал фактически "читать" грядущее: он говорил абсолютно верно, и его слова не вызывали каких-либо сомнений в своей правдивости. - И тогда, когда он узнает, - а он узнает, ведь это лишь дело времени - моё чадо начнёт рыть землю в поисках девчонки. И рано или поздно его поиски выведут на тебя. И тогда тебе несдобровать.
   - У него не будет веских причин нападать на меня, - прозвучал лаконичный ответ, - ведь её он в Апокрифе не найдёт. При всём желании, даже я не смогу её найти в своём же Плане.
  На это Акатош лишь недоуменно вздернул бровь, но ничего не произнёс, как бы намекая, чтобы его коллега продолжал. Но тот упорно не желал ничего произносить и вынуждал верховного Аэдра задать наводящий вопрос.
   - Ну и что же ты придумал, Мора? Зная тебя, это опять нечто гениальное? Ведь это ты подарил двемерам знание создания долгосрочных механизмов, а после спрятал в некоторых из них свои артефакты, дабы искатели приключений натыкались на эти непроходимые двери и не могли их открыть, чтобы получить желаемую бесценную награду. А после приходил ты и предлагал свою помощь. И вынуждал этих людей становиться твоими рабами, тем самым распространяя своё влияние по всему Тамриэлю.
   Вместо лишних слов Принц Даэдра сделал то, чего Акатош не ожидал: одно из множества щупалец, уже обвившее почти весь зал, отделилось от всеобщей массы и вытянулось по направлению к самому верховному Аэдра. Спустя мгновение на кончике щупальца засиял небольшой источник света, а ещё через секунду после яркой вспышки над чёрной конечностью Хермы Моры появился массивный свиток. Выглядел он богато и величественно, а исходящая от него аура прямо-таки давала понимать, что этот артефакт древности поистине древний.
   - Свиток Солнца, - констатировал факт Ауриэль, стоило ему почувствовать характерную ауру этого предмета, - зачем он тебе? Спрашивать, откуда он у тебя, я не буду. Такое в твоём репертуаре.
   - Вот почему я так держусь за Драконорожденную, так это потому, что она приносит мне выгоду. Небывалую, - сказал Мора, и Свиток так же исчез во вспышке, как и появился. - Именно она принесла мне этот Свиток. Я хочу отблагодарить ей за всё, что она сделала для меня, и отправить в отпуск. Ты понимаешь, к чему я.
   - Разумеется. Хочешь повторить то, что с моим нерадивым сыном сделали Языки на Глотке Мира? - поинтересовался, впрочем, чисто для справки, Акатош.
   - Отправить её в будущее. Для нас, Эт"Ада, время очень относительное и незначительное понятие. Для нас вечность - это пустяк. Для неё же вечность, проведённая взаперти в Зале Доблести, будет подобно злому року, пытке. Она заслужила свободу от своих обязанностей избранной за всё содеянное. Она - мой чемпион, а мои чемпионы вознаграждаются за верную службу своему единственному божественному покровителю. Она - особенная. И я хочу помочь ей избавиться от всей тяжести происходящих в данный момент событий. Грядет что-то большое, Ауриэль, и я не хочу, чтобы она встречала закат мира, будучи запертой в Совнгарде. Довакин либо увидит свет будущего, либо даже не узнает о том, что будущего больше нет.
   После слов даэдрического принца старец задумался. Он пришёл к выводу, что во всём был прав бог Мудрости и Знания, по праву носящий это имя, и грядёт нечто серьёзное. Нечто, что способно пошатнуть текущий баланс сил в Нирне и разрушить тысячелетние труды самого Акатоша и его "коллег". Порождение больной фантазии Лорхана дошло до слишком далёкой стадии, чтобы брать и просто уничтожать его. И его нужно защитить. Во что бы то ни стало. А Довакин... Довакин заслужила отдых. Какой бы он ни был, этот отдых.
   - Я согласен, - сказал Акатош, - делай, что считаешь нужным, Мора. Я тебя не выдам, никто не узнает об этом.
   - Благодарю за понимание, Ауриэль. Засим я откланяюсь: одна наша общая знакомая уже очнулась и начала искать себе летальной встречи с луркером.
   Обвивавшие колонны щупальца начали стремительно таять, спустя несколько секунд уже полностью исчезнув, а после и исчезло ощущение присутствия могущественного существа в этом зале. Акатош задумчиво потёр подбородок и собрался уже вернуться к чтению книги, как вдруг заметил, что на полу, рядом с местом, откуда исходил голос Хермеуса, лежит книга. На её обложке было написанно "Похотливая аргонианская дева, том 2".
  
  Апокриф
  
   Сознание медленно возвращалось. Перед глазами то и всплывали картины прошлого: детство, начало серьёзной жизни, первая попытка убраться из Скайрима с последующим арестом и запланированной казнью. Спасение из экс-крепости Хелген благодаря чёрному дракону, по странному стечению обстоятельств оказавшемуся в нужном месте в нужное время. Путешествия, странствия. Седобородые, Партурнакс, Клинки, Коллегия, Гильдия Воров. Года приключений, но одна-лишь цель - остановить бич монархов, чья жадность бы весь мир пожрала. Кто же знал, что-то существо, которому девушка была благодарна за случайное спасение от неминуемой гибели, окажется её главным противником, а так же тем, кто станет этой самой гибелью? Хоннинг не могла и предположить, что пройденная дорога оборвётся на этой ноте. Она ведь... так молода. И хотя психологически ей мог бы позавидовать любой мудрый старец, погибать в таком юном возрасте двадцати семи лет - неправильно.
   Девушка отпустила свои воспоминания и приняла смерть, как данность. Она ничего не может изменить даже при всём желании. Такова судьба, и изменить её не представляется возможным.
   Но сейчас Амалия пребывала в каких-то смешанных чувствах: ощущения окружающего пространства были не те. Не так, как она себе это представляла. Чувствительность сохранилась на том же уровне, слух, запахи - всё было так же, как и до смерти. Слишком странно, если оглядываться на то, что рассказывали призраки нордских героев. Это всё не так, как должно быть. Как-то... неправильно.
   Но может это привилегия Довакина? Награда за её труды, страдания и всё, что она перенесла на этом тернистом пути битвы с Алдуином? Вполне возможно. И девушка склонялась к тому, что так именно и является. Но это не избавляло какой-то неправильности всего происходящего.
   Девушка попробовала шевельнуть пальцем. Получилось. Ощущения сохранились на том же уровне. Нордка глубоко вдохнула воздух и резко выдохнула его - он был сухим, безжизненным. Каким-то странным. Непривычным, но таким знакомым. Настолько знакомым, что догадки о её местоположении начали посещать мысли Амалии.
   Апокриф.
   Нордка резко открыла глаза и уперлась взглядом в туманно-зелёное небо. На нём не было видно ни единой звёздочки, ничего, что давало бы знать о том, что девушка находится в Скайриме или вообще в Тамриэле. Или хотя бы в Совнгарде, где, по-идее, и должна была находиться после своей смерти. Небо Совнгарда было слишком уникально, чтобы его можно было спутать с тем, что сейчас предстало перед глазами. Слишком знакомое небо. Через чур знакомое. И это явно не какая-то ошибка.
   - Либо это предсмертные бредни, либо после смерти Мора вымолил у Шора мою душу себе в вечное пользование... - как-то через чур скептически прошептала блондинка. Оба варианта имели место быть. Но убедиться в правильности одного из них было вполне возможно без особых усилий.
   Впрочем, доказательство реальности происходящего само дало о себе знать.
   - Ни то, ни другое, - над головой прозвучал такой же ужасно знакомый низкий голос, проникающий в сокровенное и заставляющий ежиться от табунами проходящих по коже мурашек. Настолько безразличный, настолько... изучающий. Она до сих пор не смогла привыкнуть к нему, хотя и тесно контактирует с этим существом.
   - Хермеус, - ещё более громко произнесла нордка, полуподнявшись и уперевшись на локти. - Это всё твоих щупалец дело? Почему я не в Зале Доблести?
   Огромное чёрное пятно с сотнями глаз и ещё большим количеством щупалец, материализовавшееся над Драконорожденной, начало постепенно уменьшаться в размерах и опускаться к девушке. Наверняка для пущего удобства взаимодействия - за долгое время их взаимовыгодного сотрудничества Мора понял, что просто использовать нордку он не сможет, и поэтому мирился с кротким нравом Хоннинг и начал проявлять знаки уважения. И вот такие мелочи, которые завуалированно говорили о равноправии этих двух существ, вполне благоговейно действовали на их взаимоотношения.
   - Я мог оставить тебя умирать в Совнгарде, - послышалось от амфорной массы щупалец и глаз. - Если так хочешь, я тебя верну. Только попроси.
   - Нет-нет-нет, - блондинка тут же отрицательно затрясла головой, в подтверждение своего нежелания примирительно подняв руки, как бы говоря "Спокойно, спокойно". Правда, она позабыла, что эти руки служили ей опорой, и поэтому девушка упала спиной на пол, раздражённо рыкнув. - Мне и тут хорошо. Я жива, здорова, сыта и у меня есть бездонная библиотека, за книгами из которой я могу провести целую вечность. Как тот придурок Мираак. Надеюсь, меня ты так же не прихлопнешь, как прихлопнул его?
   На последнее Принц Даэдра издал что-то далеко напоминающее хмыканье. Услышать такое от Хермеуса было в новинку для Драконорожденной.
   - Мираак был больше обузой, чем реальным источником выгоды, - произнёс Херма. - Он брал мои знания абсолютно безвозмездно. Но когда пришло время расплачиваться за предоставленное, он не смог окупить затраченные на него ресурсы. Я только зря потратил время на этот эксперимент, но зато приобрёл нового чемпиона. И ты принесла мне в разы больше пользы, чем принёс мне её Мираак. Куда больше, чем я в тебя вложил. И за это ты имеешь особый статус.
   Пока девушка слушала очень заинтересовывающий монолог даэдрического бога, она попутно осматривалась по-сторонам: всё тот же бездонный океан непонятной чёрной воды, из которого вырастали целые горы книг. Где-то вдалеке виднелись Искатели, рыщущие по Апокрифу в поисках новых запретных знаний, но рядом не было никого. Словно бы эта "секция" библиотеки Хермеуса Моры была закрыта для всеобщего пользования. Оно и ясно - Искатели невзлюбили Довакина ещё тогда, когда та впервые вступила закованной в латные сапоги ногой на поверхность этого даэдрического Плана и начала проводить массовую зачистку всех встречающихся ей на пути существ. А это были одни Искатели. Так что эти младшие даэдра с большой вероятностью добили бы несчастную Драконорожденную и завершили бы начатое в Совнгарде Алдуином. Сделав тому огромнейшую услугу, конечно.
   - Впрочем, - голос Хермы Моры вывел нордку из состояния задумчивости, - у нас мало времени на разговоры. Нужно действовать быстро и решительно, иначе все мои труды будут утрачены понапрасну.
   Слова о решительных действиях поселили в душе Амалии искру сомнения и подозрительности. Что, собственно, она и высказала.
   - Ну и что ты задумал, Мора? - подозрительно прищурилась блондинка, стараясь определиться, в какой именно глаз существа смотреть, дабы в полной мере передать весь спектр эмоций, ощущаемый ею. - Опять какие-то многоходовочки крутишь? И хочешь использовать в этом меня? Я конечно всё понимаю, ты мой спаситель, и я в вечном долгу перед тобой. И этот долг мне придётся отрабатывать, как я могу предположить. Но можно я хотя бы чуток отдохну после своей как бы смерти? Нечасто такое бывает, когда тебя убивают, а потом ты оказываешься в компании своего покровителя. Нежданно-негаданно.
   Долгие несколько секунд Принц смотрел всеми глазами на девушку, не произнося ни слова: казалось, само время остановилось - вот настолько это было впечатлительно для Довакина. Но он всё же ответил, пусть и очень коротко, но зато красноречиво.
   - Нет.
   - Ну... Я прямо совсем-совсем не могу отдохнуть хотя бы пару минуточек? - внутри неожидано взыграло чувство, присущее всем каджитам-торгашам, и нордка всё же попыталась выбить для себя более выгодные условия.
   - У нас нет времени, Довакин, - произнёс Хермеус, собирась уже привести свой план в исполнение, но решивший всё-таки объяснить девице, что да как. - Сейчас я отправлю тебя из текущего Нирна далеко в будущее.
   - Э-э-э. Зачем это?
   - Ты сама всё прекрасно понимаешь, - от бога Мудрости и Знаний начало исходить некоторое раздражение: уж что-что, а выбесить Хоннинг в редкие моменты могла без особых сложностей. - Ты - мой чемпион, и поэтому я дарую тебе обещанное вознаграждение. Я спасу тебя от неминуемой гибели в лице Пожирателя Миров.
   Такое пусть и короткое, но всё же объяснение, вполне устроило девушку: она никогда не задавала лишних вопросов, если нужда в них была не критической, и поэтому сейчас решила лишний раз не бесить одного из старейших и мудрейших богов. Она лишь прослушала Херму до конца и задумалась над тем, что такой расклад вещей вполне её устраивает - сбежать от верной смерти (в который раз) и забыть о своих текущих проблемах, спокойно живя в далёком будущем. Правда не факт, что это будущее будет очень спокойно и там на шею Амалии не навалится ещё больше проблем и "обязанностей", но это уже лучше, чем вечное пребывание взаперти в Зале Доблести.
   - Ты готова? - видимо, Мора прекрасно понял задумчивость блондинки и дал ей время принять взвешенное и сознательное решение, дабы потом к нему никаких претензий не было. Но даже если бы и было, он их всё равно проигнорирует. Но этого Довакину знать не стоило.
   На секунду девушка замолчала, начав сверлить Принца взглядом, но всё же дала свой ответ:
   - Да, - произнесла она со всей уверенностью.
   В тот же миг весь Апокриф задрожал: ранее недвижимые горы книг начали сваливаться в бездонный черный океан, земля затряслась, а виднеющиеся вдалеке Искатели использовали свою природную маскировку, превращаясь в облачка зелёной дымки в попытке спрятаться от неизвестной угрозы. В одно время под Хоннинг зажглась огромная ядовито-зелёная пентаграмма, из которой начали вываливаться щупальца, обвивая руки и ноги девушки и поднимая её в воздух, тем самым фиксируя её положение.
   Удивительно, но Амалия не предпринимала никаких попыток вырваться: она прекрасно понимала, что сейчас её жизнь находится в руках этого бога, а она является его чемпионом. И даже если ему вздумалось бы сделать с ней нечто плохое, она бы не смогла что-то противопоставить поползновениям сверхсущества. Поэтому-то нордка просто с любопытством рассматривала обвившее её руки и ноги тентакли, переводя взгляд с них на Мору и обратно. Но блондинка не решалась произнести что-либо - так она могла сорвать, например, ритуал, который может и начался, а может ещё нет. Она не знала и не горела желанием лесть на рожон.
   - По праву чемпионства, я, Хермеус Мора, бог Мудрости и Знаний, нарекаю тебя, Драконорожденная, своим первым последователем в будущем мире, - начал говорить он, параллельно активно жестикулируя своими тентаклями. - Так же я дарую тебе обещанное богатство, которое будет всегда при тебе, а вы будете являться неразлучными.
   Рядом с существом во вспышке зелёного света проявился стандартных размеров меч, только внешне он выглядел несколько странно: изогнутое лезвие, которое было почти полностью обвито очень знакомо выглядящими щупальцами Моры, а из гарды клинка на девушку любопытно смотрел глаз Принца. Меч, которым пользовался Мираак во время их битвы в Апокрифе. Меч, от которого Хоннинг отказалась, сочтя его проклятием первого Драконорожденного и не захотев носить с собой памятку о жизни Мираака. Она оставила его в Апокрифе и ушла, приняв покровительство Моры, но сейчас она попросту не могла отказаться от такого дара, ведь, как девушка могла предположить, никакого оружия, кроме мозгов, магии и этого клинка, у неё не будет в будущем. А от таких подарков не принято отказываться.
   - Я тесно завяжу этот меч на твою душу, и поэтому тебе нужно будет лишь захотеть взять его, чтобы он появился в руке. Тебе больше не придётся таскать его постоянно с собой, пугая окружающих его странным внешним видом - это мой подарок, Довакин.
   Спустя секунду меч сменил ориентацию в пространстве и медленно начал входить клинком в грудь нордки. Как оказалось, это была безболезненная процедура, либо Мора подумал наперёд и как-то сумел не дать девушке почувствовать боль. Светомузыка ритуала уже начала порядком надоедать девушке, потому что она ощущала, как её доселе скрытая эпилепсия начинает прогрессировать в больших масштабах, но сошлась с собой на том, что нужно дотерпеть. Скоро всё прекратится.
   - Засим я подтверждаю исполнение ритуала в действие и желаю тебе Нового Знания на твоём сложном жизненном пути в будущем, - сказал он, а вокруг зафиксированной блондинки появилось зелёное сияние, в котором можно было почувствовать концентрированную магию огромной мощи. - Что бы то ни было с Нирном, найди моё святилище и обратись за помощью, когда такового потребуешь. Я откликнусь на твой зов, Драконорожденная. А теперь прощай. В последний момент появившийся над головой Моры Древний Свиток ослепил нордку своим сиянием, и та вырубилась, провалившись в бездну безсознательности.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"