Мышковская Анна: другие произведения.

Мегабайты любви: мечты и реальность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.60*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...ОН увидел Мадонну. Её большие, кроткие глаза с любовью смотрели на него, на ребёнка, на весь этот мир в целом. НА НЕГО ТОЖЕ НИКТО НИКОГДА ТАК НЕ СМОТРЕЛ! Он понял, что искал это почти полжизни и уже никогда никуда не уйдёт от этих глаз и от этого младенца. Маленький же Андрюша вёл себя как ни в чём не бывало и не понимал всей Важности Момента. Над ним нависло что-то большое, мягкое и тёплое, а он урчал и пыхтел, пытаясь добыть свою нехитрую еду. Это были Его Мадонна и Его Младенец. А Он осознал наконец-то простую истину: Они нуждались в Нём, а Он - в Них. И тогда Он сказал то, что не решался сказать долгое время: - Я пришёл к вам... Насовсем... Пустишь?..

  
   О любви: фантазии и не только
  
   I. Мечты, то есть фантазии.
  
   1. Самый первый рассказ.
  
   Она идёт по набережной. Рядом с ней крупный мужчина, которого Анна давно и тайно любит. Искренне и Нежно. Бескорыстно, Ни за Что и Просто Так. Он молодой и красивый, только почему-то совсем-совсем седой. Назовём его LS.
  Анна и LS просто идут и никуда не торопятся. День тёплый и солнечный, воздух пронизан свободой, а на ней ажурное платье кораллового цвета. Она хорошо выглядит и знает об этом.
  Анна догадывается, что при всём своём имидже "Человека-Горы" у LS беззащитная, нежная и ранимая душа, которую он вынужден скрывать. Она хочет ему об этом сказать, и чтобы LS ответил: "Да. А как ты об этом догадалась?"
   Она мысленно называет его "Sineglazka", мечтает подарить Небо в Алмазах и прошептать еле слышно в его трогательное круглое ушко простые, но вечные слова: "Я люблю Вас...Бесконечно..." И каждый раз, когда Анна его видит, её глаза почти что кричат об этом. И каждый раз она никак не может понять, слышит ли LS их безмолвный крик.
  Но, разумеется, она боится... Как любой нормальный человек, ОНА БОИТСЯ БЫТЬ ОТВЕРГНУТОЙ. И потом, ведь Она - Женщина, а Он -Мужчина.
  Анна робко касается его тёплой руки, и их пальцы переплетаются. Она смотрит на него и спрашивает:
  - Скажите, а в моих глазах можно утонуть?
  - Можно... Я уже утонул...
  - Серьёзно?
  - Да...
  - А когда?
  - Ну ты террорист...Сложно сказать..., - LS задумался. По всей видимости, он пытается это вспомнить.
  Между тем Анна хочет сесть на перила набережной, но они слишком высокие. Тогда LS помогает ей это сделать: берёт её за талию, а она доверчиво кладёт руки ему на плечи.
  Анна сидит на этих перилах, а он на неё смотрит. Повинуясь порыву души, она нежно касается того самого милого ушка и медленно-медленно проводит по его розовой коже. LS закрыл глаза, и Анна с удивлением замечает, какие у него длинные ресницы - она никогда не видела его так близко. Ресницы трепещут на ветру (всё-таки берег реки Невы), а сердце Анны переполнено щемящей нежностью.
  Они снова встречаются глазами. И ЭТОТ ВЗГЛЯД КАК МОСТ ЛЮБВИ. ОН ВЕЧЕН КАК МИР, И НАД НИМ НЕ ВЛАСТНЫ НИ ВРЕМЯ, НИ ПРОСТРАНСТВО, НИ МИРОВЫЕ КАТАКЛИЗМЫ...
  
   01-02 июня 2005 г.
  
  
  
  
  2. Розы.
  
  Случилось так, что уволили Директора - хорошего человека. Анна решила написать ему письмо со множеством добрых слов, чтобы Директору было не так грустно. Судя по всему он поделился этим с LS. И когда вошла Анна, LS как бы в никуда сказал:
  - А мне вот никто таких писем не пишет...
  - Ну почему же... Я могу Вам сказать ещё больше и лучше.
  - Только совсем другое. У меня уже есть заготовка. Вот только после таких писем ничего по-прежнему остаться не может: либо отношения входят в новую фазу существования, либо автор исчезнет из Вашей жизни.. Вы к этому готовы?
  - Ты так загадочно говоришь... Ты меня заинтриговала.
  - Так нести?
  - Неси.
  - В-общем, если Вы согласны с тем, что там написано, то Вы мне подарите красную розу. А если "Нет", то - жёлтую. Устроит? Тогда я сейчас приду. - Через несколько минут Анна возвращается с листком и протягивает его LS:
  - Это аллегория, такого на самом деле не было, но всё предельно ясно. Я буду ждать Вас на пятом.
  Возвратившись к себе в офис, она сидит и дрожит. Ей страшно.
  Анна боится увидеть жёлтую розу. Потому что тогда ей придётся сдержать своё слово, исчезнуть и больше никогда не увидеть LS. Помимо всего прочего ей будет мучительно стыдно, грустно и одиноко.
   Скрипнула дверь, слышны шаги. На пороге появляется LS с огромным букетом ... нежно-розовых роз.
   Она непонимающе смотрит на него. В её глазах бездна ужаса.
  - Понимаешь, не было столько красных роз, сколько я хочу тебе подарить. А идти с одной к тебе после прочитанного как-то неудобно. Пришлось купить такие. Они ведь тоже красивые? Правда? - LS улыбается той милой улыбкой, от которой у Анны замирает сердце.
  - Т-то есть эт-то к-как бы к-красные р-розы, а нее жёлтые? - Анна даже немного заикается, видимо от волнения.
  - Да, это как бы красные розы, - подтверждает LS. - А что у тебя с голосом?
  - Да как бы Вам сказать... Это от нервов.
  - Какие нервы! Всё же хорошо! Пойдём.
  - Куда?
  - Куда ты захочешь.
  - А цветы? Цветы я оставлю здесь, а то они завянут. Ну а всё-таки...
  - Что всё-таки?
  - Ну... Про рассказ.
  - Просто супер. У тебя явно выраженное творческое начало. Красиво и
   небанально. А если серьёзно, я не представлял, что могу стать "героем романа" и вызывать у кого-то такие сильные чувства. Я очень тронут. Но ведь у тебя есть муж. И я всегда помнил об этом. Мне казалось, у вас всё хорошо. У меня и мысли не было что-то как-то...
  - Ну... муж... Муж - это муж. Он мне как второй ребёнок. А Вы - это Вы. А если не муж?
  - Ты мне тоже более чем небезразлична. Просто мои чувства к тебе скрывались в недрах моего подсознания и не были столь явно выражены. Иногда ты мне снишься.
  - И Вы мне тоже. На самом деле я засыпаю с мыслью увидеть Вас во сне.
  - Потрясающе. Так мы идём? Или как?
  - Идём!
  - Тогда давай, собирайся.
  - Уже в пути, - её голос уже не в пример бодрее, чем несколько минут назад.
  - Так куда мы всё-таки пойдём?
  - А в "Музыку крыш" можно?
  - Ну, конечно.
  - Я столько слышала об этой "Музыке крыш", но ни разу там не была.
  - Да, в-общем, обычное, уютное кафе.
  - Между тем они закрыли офис, спустились на лифте и сели в его серебристую машину.
  - Вы за рулём. Значит, Вам нельзя пить. Очень интересно: трезвый мужчина и пьяная женщина...Это в корне неверно.
  - Если нельзя, но очень хочется, то можно. А машина и на стоянке побудет.
  - А-а... Тогда ладно. Включите, пожалуйста, какую-нибудь музыку.
  - А что ты любишь?
  - На самом деле личность я многогранная: могу слушать всё: от группы "Ленинград" до концерта в Большом зале Филармонии.
  - Тогда пусть это, - LS включил мелодию в стиле "soul".
  - Наконец, приехали на Невский. Анна и LS медленно идут к Суворовскому.
   Ведь теперь всё только начинается...
  
   03-06 июня 2005 г.
  
  
  
  Поскольку рассказы 3-6 это некие разрозненные фантазии, то автор поместил их после логического завершения повествования.
  
  
  
  II. Реальность, или чистейшая правда, художественно оформленная.
  
  7. Письмо, шашлыки и вся её жизнь.
  
  Письмо, которое Анна хотела отдать LS, было следующего содержания:
  
  "Теперь, когда нас больше не связывают производственные отношения и вряд ли наши Пути когда-либо пересекутся, я могу рассказать об истинной причине своего ухода. Не знаю, догадывались Вы или нет, но теперь, в сущности, это уже не важно. Я ... Люблю Вас. Я не могу сейчас уже точно сказать, когда это началось, и я вдруг посмотрела на Вас другими глазами, но, по-моему, в мае-июне 2004 года. Чем дольше я с Вами общалась, тем мои чувства к Вам становились всё более трепетными и нежными.
  Десять тысяч раз я хотела подойти к Вам, взять за руку и оказаться Там, где Небо в Алмазах. Но только в мире цветов и бабочек всё просто и естественно, тогда как мир людей полон нелепых предрассудков.
  Я даже честно пыталась уничтожить в себе эти никому ненужные чувства и поэтому общалась с небезызвестным Вам господином. Но, не смотря на все его грязные инсинуации, у меня не получалось ему верить. И я время от времени доказывала Ваше благородство.
  Я практически всё время представляю Вас рядом со мной, даже когда я ... с мужем. Я понимаю, что это нечестно по отношению к нему. Но что толку рассуждать "честно - нечестно", если я не могу по-другому.
  Меня захлестнула буря, лавина, ураган чувств, и мне самой уже отсюда не выбраться. В моей душе что-то умерло. Такого человека "Я" больше нет. Осталась лишь бледная тень той меня, которую Вы знали. Хотя, в сущности, кто я для Вас? Назойливая мошка, ничтожество, которое хочет быть оригинальным. Мне ужасно неудобно за все эти идиотские sms-ки и нелепые электронные письма. И Чёрт меня дернул послать Вам эту ерунду. Вы не представляете, как мне мучительно стыдно. Я слишком Вас люблю и не буду больше мешать Вам жить. А если я что-то пообещала, значит оно, действительно, так. Я ухожу в Никуда. Разумеется, на физическом плане со мной всё будет в порядке и ничего такого не случится. Буду как-нибудь существовать.
  Что же Вы раньше не сказали... Не могли сказать - послали бы ту же sms-ку: мол, не пиши мне больше. Всё тут же прекратилось бы. А Вам не пришлось бы содержать меня всё лето в Монолитстрое и заплатить в общей сложности 14000 рублей (почти 500 $).
  Оставляю Вам на память свои рассказы. Не откажите в любезности последний раз. Прочитайте хотя бы первый. Он - короткий, всего одна страница, культурный и приличный. Остальные такие же, только сюжеты другие и страниц побольше.
  Я не буду утверждать, что Вас никто так не любил. Я не знаю. Но одно могу сказать точно: я никому никогда не писала подобных писем.
  
  Р.S. Это не пьяный бред. Я всё это написала несколько дней назад, днём, будучи в здравом уме и доброй памяти. Как будто чувствовала, что пригодится."
  
  "Вот и всё. Всё закончилось. Больше я никогда Его не увижу." - подумала Анна, закрыв за собой дверь офиса на пятом этаже. Она шла по длинному коридору к лифту. Лифт открылся, поглотил её в свое металлическое нутро и доставил на первый этаж. Где-то в глубине её души шевелилась микроскопическая надежда: вот LS вспоминает свои слова, понимает, как она ему нужна и бежит на улицу Седова, судорожно спрашивая у прохожих, не проходила ли тут девушка в красном платье. Анна даже оглянулась - а вдруг, и правда, ищет. Но нет, никто её не искал. И никому она была не нужна. Точно так же светило августовское солнце, пели птицы и урчали бесконечные машины. Как и вчера. Как и неделю назад.
   Содержимое письма было правдой. Анна любила LS, представляла LS вместо мужа. И в её душе, действительно, что-то умерло.
   Так уже было, лет десять назад во времена её бурной институтской юности. И она надеялась, что её больше не постигнет несчастная, безответная любовь.
  А вот ведь как получилось. Умом Анна понимала, что такого человека LS на самом деле не существует. Существует другой LS, которого она совсем не знает и, возможно, настоящий LS ей совсем бы не понравился. Но она придумала этот образ и полюбила его. Как Пигмалион. А LS, получается, оказался её Галатеей.
   Она почему-то верила в то, что он именно такой как в её мыслях. Ей хотелось в это верить. Даже, несмотря на то, что о его жадности ходили легенды и анекдоты. Анна и сама иногда с этим сталкивалась как, например, в случае со шкафом, когда LS пытался продать ей б/у-шный шкаф в полтора раза дороже, чем такой же новый в мебельном магазине. Кстати, спустя три месяца LS предлагал тот самый шкаф гораздо дешевле, чем магазине. И что было сразу не пойти ей навстречу? И в такие моменты ей становилось невыносимо грустно и мучительно за него неловко. "Он же умный человек и добрый! Неужели он не понимает, как сам же порождает все эти нелепые сплетни?" - недоумевала она. И услужливое воображение подсовывало ей целую историю о том, как бедный LS вынужден содержать две семьи, многочисленных пожилых родственников, и в связи с этим несколько машин, квартир и дач... А в нашем жестоком и злом мире, когда вокруг только и могут, что требовать, требовать, требовать...Давай! Давай! Давай! Он - один, а всех много. И, пойди объясни, что ты не железный, устал, не юн и хочешь просто остановиться и отдохнуть. Но разве кого-то сейчас это волнует? Вот и получается, что никак нельзя вести себя по-другому. Хотя, может быть, LS как раз таки всё понимает и ему самому всё это неприятно. К своему стыду Анна и сама принимала участие в этих сплетнях, но скорее как наблюдатель и "вольнослушатель". Что-либо доказывать коллегам казалось бессмысленным, разве что Небезызвестному Господину из письма. Тем более Анна была достаточно трусливой, и выглядеть "белой вороной" ей совсем не хотелось. Она любила его БЕЗМОЛВНО, ИСКРЕННЕ и БЕСКОРЫСТНО.
  Ведь подарил же он ей на Новый Год две с лишним тысячи рублей. Что-то же дрогнуло в его душе: он знал что муж Анны остался без работы и они живут на одну её зар. плату, которую он сам же ей и выдаёт. Правда, когда она рассказала об этом одному товарищу (тому самому Небезызвестному Господину), доказывая благородство LS, то услышала в ответ:
  - Ну, ты прямо наивная! Ты что не знаешь: LS никогда ничего просто такне делает. Имеет какие-то виды на тебя, не иначе.
  - Но он же ничего ТАКОГО не предлагал!
  - Подожди. Ещё предложит. А, может, передумал. Зачем ему у себя в конторе всю эту кашу заваривать. С его-то деньжищами он может себе позволить любую красотку.
  "Логично", - решила тогда Анна, и эта тема с Господином больше никогда не обсуждалась. А когда она рассказала историю про "две тысячи" одной милой даме, то услышала и вовсе странное:
  - Возможно, всем остальным на Новый Год LS подарил более ощутимые суммы. Так как не додал он им гораздо больше. И это его очередной тактический ход.
  Это в смысле, менеджерам, секретарю, складским...
  Слышать и сознавать подобное, было также не очень-то приятно.
  Подтверждений его скупости было действительно много. Но Анна почему-то упорно верила в его бескорыстие. Причём, даже более того: ей вообще были не нужны все эти его дачи-яхты-квартиры-машины. На своей шкуре она пережила перестройку и кризис, испытала нужду, и даже нищету. И уже привыкла жить скромно: из "ничего" могла сварить обед, обновить свой гардероб, отремонтировать квартиру... Тем более у Анны всё уже было: и дача в элитном пригороде Питера (мамина), постройка, правда 1973-го года. И трёхкомнатная квартира в доме 137-ой серии в хорошем районе рядом с озёрами (бабушкина). Машины, правда, не было. Да, по большому счёту, она была и не нужна. Анна всё равно не умела водить, и большого желания это делать у неё не возникало: маршруток, готовых быстро доставить в любую точку города, сейчас развелось великое множество, а пробки на дорогах и так для всех одинаковы. Исходя из всего вышеизложенного: Анне, действительно, нужен был именно сам LS, его явно выраженное мужское начало и нежная, как она думала, душа, а не материальные блага в качестве "бесплатного приложения". Хотя, конечно, что уж тут лукавить, они никогда не бывают лишними.
  И ведь нельзя сказать, что Анна не любила мужа. Они встретились четыре года назад, когда оба чувствовали себя одинокими и несчастными и мечтали о тёплых семейных отношениях, видимо, приняв желаемое за действительное. Она его любила, по-своему. Но не как мужчину, а как ребёнка. Большого ребёнка. Причём её собственную семилетнюю дочку Маришу, рождённую вне брака, Анна считала гораздо умнее и понятливее.
  С каждым годом Анна всё больше понимала, что муж - не тот мужчина, с которым она хотела бы прожить всю жизнь, и как бесконечно оказалась права её мама, когда была против их серьёзных отношений. Четыре года назад Анна вроде бы встрепенулась, ожила и подумала: вот Он - Единственный! Но жизнь показала, что это далеко не так. И Анна снова впала в свою бесконечную спячку. Чем-либо занималась скорее по инерции. Потому, что так надо. Смирилась. Лучше пусть так, чем вообще никак. У неё ещё остро стояли в памяти годы нелепых поисков, надежд, никчемных "любовей" и постоянного унижения. Хотя, как известно, с нами происходит именно то, что мы заслуживаем. А признаться в этом хотя бы самому себе бывает более чем непросто.
  Муж оказался общительным и многословным, часто говорил ей о своей любви. Она прозвала его Мышонком, и ему это даже нравилось. Но за годы совместной жизни Анна стала постепенно понимать, что всё это не более, чем слова, за которыми ничего не стоит. Судя по всему, Мышонку было с ней просто удобно. Анна не напрягала его с домашними мелочами (только по самой большой необходимости), потому как убедилась: легче всё сделать самой и не просить. Не лезла в его дела: можно было встречаться с друзьями и подружками (!) - только в первый год совместной жизни она высказывала своё недовольство. Не ругалась, когда он приходил под градусом в отличие от его мамы, для которой запах алкоголя был как для быка красная тряпка. Анна и сама любила выпить бутылку-другую пива после работы. Особенно летом. Да что и говорить, квартира, в которой они жили практически одни, возможно, оказала решающее значение. Изредка приезжала бабушка Анны, а её мама и вовсе круглый год жила на даче. Надо заметить, до знакомства с Анной Мышонок ютился со своей мамой в однокомнатной "хрущёвке", и они постоянно ругались.
  Анна часто задумывалась: что для Мышонка привлекательнее - она сама со всем своим сложным внутренним миром или её квартира, где ему практически никто не мешал? В принципе, и ей было с ним удобно. Мышонок тоже не лез в её дела. Анна могла сказать, что поехала к подружке или к маме на дачу. И этого было достаточно - он не пытался узнать, где она на самом деле. Правда, все эти четыре года так и было. Физически она ему не изменяла, только в мыслях. Первые годы у Анны на это не было никаких сил - она всё время хотела спать. А он не оказался Тем Самым Прекрасным Принцем, от Поцелуя коего может проснуться Спящая Красавица. Более того, рядом с Мышонком, похожим на девушку, Анна постепенно становилась мужчиной. Конечно, никаких лишних частей тела у неё не выросло. Но ей стало комфортно носить короткие стрижки, надевать штаны и рубахи, а самое ужасное: стали расти усы и борода. Небольшие такие светленькие усики и бородёнка из трёх довольно толстых волосин, которые приходилось отрезать или выщипывать. Она махнула на себя рукой, хотя в тридцать лет это совершенно непростительно! Судя по всему, в её организме начали происходить существенные гормональные изменения. И наверно, предотвратить это безобразие могло только присутствие рядом, Того Самого, Настоящего Мужчины. Эта мысль засела в её подсознании и не давала покоя. А поскольку мысли материальны, рано или поздно это должно было случиться.
  А самое странное: Анна захотела родить ещё ребёнка. Но не просто ребёнка, а исключительно от LS. Она сама себе удивлялась - ведь она считала свой материнский инстинкт давно удовлетворённым с рождением Мариши. Тем более Анна никогда не хотела иметь большую семью с кучей весёлых ребятишек, так как слишком ценила к покой, тишину и хорошую, умную книгу. Она не была из тех матерей, которые любят и умеют возиться с детьми, играть с ними и прочее, прочее. А что делать с детьми подружек и знакомых, Анна и вовсе не знала.
  Разумеется, она бы перегрызла горло тому, кто посмел бы обидеть её Обезьёна, и делала всё зависящее, чтобы дочка росла и развивалась. Но Анне достаточно было знать, что ребёнок весел, здоров и чем-то занят. Она совершенно не обижалась в отличие от бабушки, если Мариша убегала куда-то надолго к подружкам. Откровенно говоря, Анне было даже скучно читать дочке детские книжки и играть с ней в игрушки... А искусственный, натужный интерес к этим занятиям проявлять как-то не хотелось - фальшивить Анна не могла. Тем более ребёнку. Общеизвестный факт: дети сразу чувствуют фальшь. Самое интересное, Мариша всё понимала и по возможности не донимала свою маму, вечно витающую в облаках. Сама находила занятия, сама могла что-то скушать, сама научилась ходить, читать и включать телевизор... По счастью, бабушка Анны любила возиться с детьми и посвящала Марише всё своё свободное время, когда приезжала из Новосибирска.
  Возможно, Анна оказалась и не очень хорошей матерью в обычном понимании этого слова, но близкие принимали её такой и не навязывали своего мнения.
  Мысль о втором ребёнке пришла не сразу, хотя Мышонок хотел совместных с Анной детей и периодически её уговаривал на этот шаг. Она же всячески сопротивлялась и приводила массу доводов против подобной затеи. Как-то Анна прочитала в одной книге: "Если мужчина любит женщину, то он хочет, чтобы она родила ему ребёнка. Если женщина любит мужчину, то она хочет родить от него ребёнка." Это утверждение она посчитала справедливым и очень жизненным. Ведь, действительно, красивые и умные дети рождаются исключительно, если в самый такой момент родители ИМЕННО ЛЮБИЛИ друг друга. Даже если они потом расстались по каким-то причинам.
  Нельзя сказать, что Анна пользовалась каким-то успехом у "монолитстройских" мужчин, а если быть совсем честным, то его не было вообще. Но проработав всего несколько месяцев, Анна снова постепенно начала ощущать себя женщиной: макияж, платья, причёски и туфли на каблуках...А в один прекрасный день она подумала про LS: "Надо же, как повезло его жене. Наверно, с ним, как за каменной стеной. И такому мужчине, пожалуй, можно рожать детей." Вот с этого-то всё и началось. Сначала эта мысль не носила какого-либо личностного характера, но со временем Анна всё чаще и чаще стала примеривать роль любимой женщины LS на себя. Поначалу это были несмелые мечты, вроде того, как LS подвозит её до дома на своём шикарном фиолетовом Landrover*е как раз под цвет её любимых босоножек.
  Проходили месяцы, и Анна всё чаще и чаще ловила себя на мысли, что почти постоянно думает о нём, и думы эти отнюдь не платонические. Он даже начал ей сниться. И сны эти были такие добрые, обнадёживающие... Вот, LS учит её водить машину. Или сидит в бабушкиной комнате и рассказывает анекдоты. Или же просто подходит и целует нежно-нежно. Да так, что улетаешь куда-то в другие измерения...
  И вот, наконец, дошло до того, что Анна поняла: LS - единственный мужчина, от которого Анна хочет ребёнка. Надо заметить, Анна прекрасно отдавала себе отчёт, что, по всей вероятности, ей придётся растить этого ребёнка одной. Она бы не стала врать мужу о происхождении чада. Зачем заставлять человека воспитывать двоих чужих детей? Тем более путём обмана. А сам бы Мышонок вряд ли бы в таком случае остался с Анной.
  У неё уже так было с Маришей. Анна знала, как это происходит, и что это вовсе не так страшно. Хотя кто угодно бы сказал: "Ты - сумасшедшая." Анна верила: "Всё что ни делается - всё к лучшему." И в любом случае всё сложится наилучшим для неё образом. Надо заметить, Мариша очень хотела сестрёнку, но Анне каждый раз приходилось отшучиваться. Но как-то раз она всё-таки поговорила с дочкой как со взрослой:
  - Мариша, ты хочешь сестрёнку? Но ты же понимаешь, что растить маленького ребёнка сейчас нелегко?
  - Ну и что, мама, я буду помогать тебе.
  - Но понимаешь, я не хочу ребёнка от Мышонка. Ты же видишь - он не надёжный и какой-то болезненный. Понимаешь, самое ужасное для женщины видеть, как болеет твой ребёнок. И вообще, тогда я буду "матерью - одиночкой с тремя детьми". Но существует один человек, от которого я хотела бы родить тебе сестрёнку. Тебе ведь всё равно, кто будет её отцом?
  - Конечно, мамочка! Главное, чтобы у меня с ней была одна общая мама.
  - Она же будет мне родная. А кто он?
  - Да так, один человек с работы. Я люблю его.
  - А он тебя тоже?
  - Не знаю. Но ты наколдуй что-нибудь. Я же знаю: ты умеешь.
  - А вдруг у меня не получится.
  - Что значит не получится. Ты хочешь сестрёнку? Тогда вперёд!
  - А можно я сама её назову?
  - Да подожди ты называть. Он даже не знает о моих "коварных" планах. У нас ничего ещё не было. Ты же большая и знаешь, откуда дети берутся.
  - Знаю. Оттуда.
  - Вот-вот. А мы полтора года только разговариваем, да и то редко и по работе.
  Мариша, радостная, убежала с какими-то безумными, в хорошем смысле этого слова, идеями. Анна же получила в её лице мощного союзника.
   И вот, вспоминая свои "монолитстройские" полтора года жизни, Анна медленно брела по проспекту Обуховской Обороны. В трамвай садиться не хотелось, не хотелось никого видеть и общаться, пусть даже номинально. Было одно желание: сесть на берегу Невы и заплакать. Но почему-то даже этого не получалось сделать. В горле стоял ком, он мешал выплеснуться эмоциям, и его было никуда не убрать. Анна сидела на земле и смотрела на пробегающие мимо небольшие волны. Незаметно поток её грустных мыслей иссяк, и она осознала свою безмерную усталость. Все эти дни бесконечных нервов, суеты и ожиданий: история с Кассой, увольнение из Фертиса, переход в ЕвразЖелезо не по своей воле... Шашлыки опять же, на которые Анна возлагала столько надежд, так ничем, в смысле романтики, и не закончившиеся...
  ...В Монолитстрое, а до этого в ЗАО "Монолит Северо-Запад" существовала традиция: каждый год в тёплое время года все сотрудники выезжали на природу, на, так называемые, "шашлыки". В прошлом году Анна, честно сказать, совсем не хотела ехать. Она никого не знала, к тому же ей казалось, что старожилы на неё как-то косо смотрят. До этого на её месте работала бухгалтер Света - душа компании, "главный по буху". Но по какой-то причине Олигархи, а именно, LS и VH, создали для неё сложные, а, может быть, даже и невыносимые условия, и Света уволилась. Анна считала, что занимает её место, хотя никаких усилий к этому не прилагала. Так получилось само собой. Место она получила совершенно случайно. Но, как ни странно, "шашлыки" Анне понравились. Хорошая погода, много вина и вкусное мясо сделали своё благое дело. Анна впервые почувствовала себя комфортно в новом коллективе и даже поехала домой с этой Светой, мило разговаривая о том, о сём...
  Но в этом году с "шашлыками" как-то не складывалось. То всю контору по уши завалили работой, то у Олигархов назрели семейные проблемы, а куда ж без Олигархов, а потом пресловутый Фертис и вовсе развалился, а Монолитстрой еле-еле поддерживал своё существование. Анна периодически напоминала LS и VH про шашлыки. Олигархи кормили её обещаниями типа: "Вот-вот, через недельку-другую." И вот, когда Анна, наконец, смирилась, Олигархи быстро всё организовали. LS всех обзвонил и позвал, а VH занялся "хозяйственной" частью.
  Поехали все. И старые, и новые, и даже "крыша"... Кто-то раньше, кто-то позже... На пару часов привезли даже Московского Гостя, которому угораздило в тот день приехать с очередной "ревизией". Приехал и LS. Он привез с собой бухгалтерию, Наташу и бывшего Директора Фертиса. Не было только Небезызвестного Господина: видеть его LS не хотел.
  Формально "соблюлись" все традиции, или традиционно - все формальности: хорошая погода, шашлыки и море вина. Но чего-то явно не хватало. Выпила Анна в тот день много. Но вот радостной эйфории почему-то не наступало. И чем больше она пила, тем трезвее и мрачнее становилась: LS, ради которого Анна надела свой самый красивый купальник, стоял и весь день удил эту дурацкую рыбу, практически ни на что не отвлекаясь. И ладно бы рыба, а то так... Коту стыдно предложить. И когда Анна, подгоняемая Наташкой, мол, что "ты как лох время зря теряешь, иди - пока он один", подошла к LS и спросила что-то вроде:
  - А Вы не могли бы меня научить ловить рыбу?
  - Бери удочку и забрасывай, - ответил он и отвернулся, продолжая своё
  нелепое, с точки зрения Анны, занятие. А потом и вовсе ушёл. Анна постояла-постояла для приличия, как будто её, действительно, интересовало выуживание рыбы, а не собственно сам LS да и побрела понуро обратно к костру. То ли она как-то не так спросила, то ли LS, в принципе, не хотел с ней разговаривать, но настроение было испорчено окончательно. И ведь чувствовала: не надо делать ничего такого, если в горле ком и нет куражу. А вот зачем-то послушалась Наташу и всё испортила. А какие были мечты!
  
   * * *
  
  ...Вот, LS что-то рассказывает о перспективах продажи арматуры, проволоки и катанки, а также изопласта и б/у-шной мебели. Они куда-то идут по тропинке. LS говорит, говорит... А Анна слушает, слушает... И совсем ей неважно, что он говорит, лишь бы вот так идти с ним в сумерках, держать за руку и слушать его красивый, бархатный голос. А потом бы они наткнулись на озеро и LS предложил бы ей искупаться... А чтобы не идти обратно в мокром, пришлось бы с себя всё снять... Плыть вдвоём по дорожке света, создаваемой всевидящей Луной...Оказавшись на берегу, пришлось бы обсохнуть и согреться, и LS не смог бы устоять перед красивым, молодым телом Анны, серебристом и мерцающем в лунном свете...
  
   * * *
  
   В десять вечера LS засобирался: мол, надо ехать домой, пока светло. Поехали Света, Наташа и Директор. Оставалось ещё одно место.
  - У Вас в машине место ещё одно есть. Можно к Вам "на хвост упасть"?
  - Завтра четверг, и мне надо на работу.
  - Да. Садись.
  Сначала отвезли Свету: ей было ближе всех.
  Ехали они около часа. Стемнело. Наташа заснула у Анны на плече на заднем сидении. Директор сидел рядом с LS впереди. А всё это время, Анна, не отрываясь, смотрела на красивые, загорелые, мужественные руки LS - она, как раз, сидела наискосок. Подъезжая к Володарскому мосту, LS спросил:
  - Тебя где лучше высадить: у метро "Ломоносовская" или на Невском? Я потом туда поеду.
  От такой наглости Анна опешила и ничего не ответила. Как??? Высадить молодую нетрезвую сотрудницу в темноте у метро??? Причём, проехать на машине от метро до её дома без "пробок" составляло всего десять минут, тогда как транспорт в двенадцатом часу ходил довольно плохо. Тем более, в это время на улице столько всякой шушеры шляется...
  - Так тебя где высадить? У метро или на Невском? - повторил LS свой вопрос.
  И тут Анна не выдержала:
  - Вы всех до парадной везёте, а меня, как самый отстой, до метро?!!
  
  /...Позже, правда, Анна сообразила: ведь на следующий день она бы не смогла принести какую-либо пользу Монолитстрою и Фертису - на тот момент она работала в ЕвразЖелезе. Тогда как год назад, в Монолитстрое, после очередного дня рождения, Анна должна была с утра делать платежи, и поэтому её не только довезли до дома, но и лично сам LS довёл её до квартиры в целости и сохранности...Тем более не он же предложил её подвезти - Анна сама навязалась.../
  
  LS промолчал, и они поехали прямо. У казино "Слава" LS свернул на Бухарестскую, к её дому. Резко проснулась Наташа и зачем-то выбежала из машины. Директор за ней. Они стояли у ларька и что-то выясняли. Потом стали обниматься, по крайней мере, Анне так показалось издалека. И это было неудивительно: их роман длился несколько месяцев.
  - Что это с ними? - удивился LS.
  - Что ж тут непонятного. Не будем людям мешать.
  - В смысле, мешать?
  - Любовь у них! Можно подумать, Вы не знаете.
  - А мне неинтересно. Какое мне дело. - резко ответил LS.
  "Неинтересно так неинтересно. Можно подумать, я собираюсь что-то рассказывать." - разозлилась Анна.
  - А давно это у них? - спросил LS, чуть попозже.
  - Вам же неинтересно. А, потом, какая, в сущности, разница. - поддела его Анна. - Большое спасибо, что довезли. Я уж тут как-нибудь добегу две остановки.
  - Да ладно. Мне всё равно там разворачиваться надо. Так что поехали. -
  Видимо, у LS проснулись остатки совести.
  Около дома, собираясь выходить из машины, Анна решилась:
  - Раз уж МЫ ОСТАЛИСЬ ОДНИ. Я всё-таки спрошу про Монолитстрой. А то мне уже надоело тратить деньги Вам на sms-ки. Мне там что-нибудь светит или мне начинать искать другое место? В ЕвразЖелезе я, по любому, работать не буду!
  
  Он что-то путано ей объяснял. Мол, пока нужен только менеджер, нужно у любого звонящего человека узнавать, зачем он звонит, предлагать товар и т.д. и т.п. А, бухгалтер, мол, пока не нужен. Нет деятельности. И всё тут! Возможно, LS был и прав со своей директорской точки зрения. К тому же он являлся основным хозяином Монолитстроя, так как вложил большую часть капитала. Большую, чем VH. Анна пыталась объяснить, что она бухгалтер, у неё с бумажками хорошо получается, а с людьми не очень. Она только всё испортит.
  Кто-то позвонил. По всей видимости, кто-то из домашних.
  - Я тебе через двадцать минут перезвоню.
  "Понятно. На меня отведено двадцать минут."
  Похоже, Анна вывела LS из себя и он впервые повысил на неё голос:
  - Я хочу тебя ЗАСТАВИТЬ работать менеджером!
  - Зачем Вы на меня кричите? Я сейчас заплачу и уйду.
  Помолчав немного, Анна добавила:
  - Я понимаю, я Вас разочаровала. Я не должна так говорить. Мне надо со всем соглашаться.
  - Нет, не разочаровала. Я просто хотел тебе объяснить.
  - Наверно, я изначально неправильно Вас поняла. До свидания. Спасибо, что довезли. Спасибо за шашлыки.
  - Пока. Мужу привет. - LS знал его. Мышонок работал в Фертисе компьютерщиком по совместительству.
  
   * * *
  
  И тут Анне безумно захотелось сказать:
  - Вы знаете, я не смогу передать ему привет.
  - Почему? - удивился бы LS.
  - Потому что мы живём теперь в разных местах.
  - Как это?
  - Мы разошлись. Как культурные, интеллигентные люди.
  LS бы верно оценил ситуацию, поставил машину на стоянку рядом с домом и выключил свой телефон. Они бы пришли в её пустую квартиру, чтобы не выходить оттуда, как минимум, трое суток. А вышли бы совсем в другом качестве: LS - король, а Анна - королева Монолитстроя. И души LS.
  
   * * *
  
  Но получилось совсем банально.
  - Хорошо. Я передам ему привет, - сказала Анна и вышла из машины, еле сдерживаясь, чтобы не заплакать.
  Мышонок, по счастью, спал. Хотя было всего двенадцать ночи. Обычно в такое время он читал книжку, лёжа в кровати.
  Анна села в кухне на диван и наконец-то дала волю своим слезам. В этих слезах была тоска по надёжным, мужественным рукам LS, никогда не обнимавшим её сильно и нежно. По несбывшимся надеждам. По тому, как LS хотел бросить её, как самый отстой, у метро, и удил весь день рыбу. По тому, как не помог красивый купальник и прозрачное парео... Слёзы залили всё лицо и капали на пол, образовывая небольшую лужицу. А в голове вертелись слова известной песни: "Поплачь о нём пока он живо-о-й. Люби его таким, какой он есть." Прошло больше часа. Обессиленная, Анна помылась, пришла в супружескую кровать (Мышонок, по счастью, так и не проснулся), завернулась в одеяло и довольно легко заснула.
  
   Август 2005 г.
  8. SMS.
  
  На следующий день надо было с утра идти на работу в столь ненавистный ею Евраз. Анна чувствовала, что деградирует со страшной силой. Говорить по пятьсот раз на дню: "ЕвразЖелезо, здравствуйте" и переключать телефон было её единственным занятием. Изредка она печатала письма для г-на З-ва (того самого, Небезызвестного). Это он переманил Анну из Монолитстроя, а Олигархи (LS и VH) совершенно не препятствовали: "Иди-иди, Анна, поработай в ЕвразЖелезе. Тебе же пообещали приличную сумму, и, скорее всего, её заплатят. Мы, всё равно, не можем тебя сейчас содержать. Видишь сама - работы нет, телефоны молчат. Ты разузнай что-нибудь интересное, про каких-нибудь новых клиентов... А мы тут пока раскрутимся, наладим деятельность и сразу же позовём тебя обратно."
  Единственной радостью было присутствие Лены, работавшей ещё в Фертисе, и наличие ЖК-монитора. С ним, по крайней мере, не дёргался глаз: можно было ползать по Интернету и печатать свои рассказы сколь угодно долго. Но зар.плату заплатили не всю, обманули на две тысячи. Г-н З-в, оказывается, в ЕвразЖелезе ничего не решал, хотя много хвастал о своей глобальной роли в этой организации. На следующий день ущерб так и не возместили, и Анна со спокойной совестью решила больше в Евраз не приходить. Она впервые была даже рада такому обману в зар. плате. Это был мощный повод вернуться в Монолитстрой, или по крайней мере, не работать с г-ном З-вым.
  Короче, через неделю после "шашлыков" Анна сидела на своём любимом месте в конторе на пятом этаже на улице Седова. Она, реально, парила как будто на крыльях и послала LS sms-ку: "Я самый счастливый человек на свете, мне больше не надо идти в Евраз", хотя и не собиралась этого делать. Она даже не пыталась попадаться LS на глаза: ей было достаточно осознавать его близкое присутствие этажом ниже. И даже не выдумывала ему sms-ки. Рассказы полностью поглотили её время. Она практически постоянно обдумывала ходы сюжетных линий и диалоги персонажей: как бы сделать их более читабельными и адаптировать реальность к литературе.
  Но как-то раз, через три недели, когда Анна приехала к маме на дачу и выпила малинового домашнего вина. И тут её снова пробило на sms. Началось довольно невинно: "Не могу придумать Вам sms-ку, хотя раньше они плодились как из рога изобилия. Это ужасно! Не правда ли?"
  Поужинав, Анна взяла с собой бутылку того самого вина, три яблока и решила пройтись по посёлку. Настроение было отличное. На лесной тропинке за пределами посёлка Анна наткнулась на подростков, сидевших у костра. Она хотела пройти мимо, но один из них спросил:
  - Почему Вы на нас так недобро смотрите?
  - Почему недобро? Просто я не хочу вам мешать.
  - Да Вы не мешаете. Садитесь к костру, если хотите.
  "А почему бы и нет? - решила Анна и опустилась на траву. Подростки ходили по лесу, искали сухие ветки и ей не мешали. Она сидела и смотрела на огонь. Это зрелище волшебным образом завораживало, и ей ЗАЧЕМ-ТО захотелось ПОДЕЛИТЬСЯ C LS СВОИМ НАСТРОЕНИЕМ. Вторая sms-ка имела такое содержание: "Я очень люблю смотреть на огонь и на воду." Посидев у костра ещё с полчаса, в голову Анны пришла уже совсем дурацкая мысль и третье сообщение отправилось на сотовый телефон LS: "А ещё я люблю сауну, классический массаж и пиво после бани." В тот момент она считала всё происходящее очень весёлым, и возникла четвертая sms-ка: "Это забавно. Не правда ли?" Весь оставшийся вечер Анна радовалась своей нелепой выходке как ребёнок.
  Наутро же ей стало мучительно стыдно за содеянное накануне, и она весь день ходила и думала, как бы ей реабилитироваться перед LS. Ещё одно послание вечером улетело в электронное пространство: "Ангел моей души приносит 100000 извинений за то, что делает Чёрт." Только тогда Анна более-менее успокоилась.
  На работе она делала всё возможное, чтобы не попадаться на глаза LS. Так, на всякий случай. Хотя до выходных Анна и рассчитывала обсудить с ним в понедельник график своей работы за столь небольшой оклад.
  Утром во вторник Анна заметила у своего подъезда серебристый Ford, совсем как у LS. Такой машины она тут раньше не видела. Обычно, у парадной стоял маленький синий пикап со смешной надписью: "Мал клоп да вонюч." "Похоже, это какой-то знак, связанный с LS" - решила Анна.
  Во вторник же у одного из старейшего сотрудника Монолитстроя и девушки Ольги из соседнего офиса намечались дни рождения. Позвали и Анну. Народу было немного: человек шесть-семь, в том числе и LS. Поначалу Анна старалась не встречаться с ним глазами, помня о своей нелепой выходке. По мере же того, как выпито становилось всё больше, комплексов, соответственно, всё меньше. Анна в открытую смотрела LS в глаза, а он почему-то, в свою очередь, сел недалеко от неё. Между Анной и LS стояла тарелка с виноградом, и они уже совсем по-домашнему "клевали" его из этой тарелки.
  - Зачем Вы стряхиваете пепел в тарелку? Ведь у Вас же есть кулёчек с мусором.
  - Извини. Я не подумал.
  По мере съедения старого винограда, она подходила к общему столу и пополняла "их тарелку" новым, так как находилась к тому столу поближе. Беседа, в основном, касалась "рыбалки". Анна млела оттого, что он находится так близко, всего в полуметре от неё. И было совершенно неважно, что он говорит. Она могла слушать его бесконечно.
  Стали произносить тосты.
  - Николаич, вот мы с тобой знакомы лет восемь... - произнёс LS после очередного тоста.
  - А я думала, лет пятнадцать, - вдруг встряла в разговор Анна, до этого сидевшая тихо как мышь. То, что она услышала, потрясло её до глубины души:
  - А ты вообще не встревай в наши разговоры, - оборвал её LS довольно грубо. Хотя всегда был с ней предельно вежлив.
  - А что я такого сказала? - попыталась возмутиться Анна.
  - Молчи.
  - Я всего лишь думала, что вы знакомы пятнадцать лет, а не восемь! Что в этом такого?!! - Голос Анны звенел от возмущения.
  В воздухе повисла зловещая тишина.
  И тут свершилось нечто странное, чего Анна никак не могла предположить. LS поднялся со своего кресла, подошёл к ней, встал за её стулом и СТАЛ ГЛАДИТЬ ЕЙ ГОЛОВУ. Это продолжалось довольно долго, минут десять, и ей было безумно приятно. /Сбылось начало рассказа 4./ Анна даже обернулась и посмотрела назад: уж не сон ли это. Но нет. LS, действительно, стоял вплотную к её стулу и гладил ей голову. Люди вокруг вели себя так, как будто не происходило ничего особенного, как будто совершенно естественно, что генеральный директор гладит голову бухгалтеру в присутствии нескольких человек. Анна сидела и мечтала о том, чтобы это блаженство продолжалось вечно. Вернее, это она осознала потом. А на тот момент она находилась в полной прострации, если не сказать в шоке. Народ же вокруг снова загалдел, стал наливать, пить и веселиться.
  - Оля, давай выпьем за твои красивые карие глаза. В ТАКИХ ГЛАЗАХ МОЖНО УТОНУТЬ И НЕ ПОДНЯТЬСЯ, - произнёс LS следующий тост. Фраза оказалась совсем как из самого первого рассказа Анны. Понятно, что она услышала всего лишь комплимент в адрес именинницы: Оля и вправду была очень симпатичной девушкой. Умом Анна это понимала, но почему-то эти слова больно задели её: "А в зелёных, значит, утонуть нельзя..." ...
  Снова стали обсуждать "рыбалку". Анна с Олей выяснили, что им это совсем неинтересно. И тут Анна решила высказаться:
  - Есть очень хороший анекдот на тему "рыбалки". Только вот я не помню его начала...
  - Зато ты помнишь его КОНЕЦ! - хором произнесли мужчины.
  - Я помню, как он заканчивается, - поправила их Анна. - Так вот. Заканчивается он так: какая к чёрту рыбалка, когда рядом такая задница.
  Мужчины, а особенно, рыболовы, стали дружно возмущаться: мол, какую-то там задницу всегда можно найти. Вот рыбу удить куда интереснее. Но Анна поняла, что попала в точку, иначе бы они не стали так бурно реагировать. А потом LS ни с того ни с сего произнёс в приказном тоне, глядя на Анну, следующее:
  - А ты с завтрашнего дня находишься на четвёртом этаже.
  - А как же пятый? - удивилась Анна.
  - И там, и там. Надо везде успеть.
  - Но я отпросилась на первое сентября.
  - У кого это ты отпросилась?
  - У GG.
  - Кто такой GG?
  - Как кто? Генеральный директор Монолитстроя.
  - Меня это не интересует. Ты у меня теперь будешь отпрашиваться!
  - Но я даже с главным бухгалтером уже договорилась.
  - Меня не интересует, о чём ты с ней договариваешься!
  - Но давайте, я сегодня у Вас отпрошусь.
  - Уже рабочий день закончился, после шести я не являюсь генеральным директором. Завтра придёшь и отпросишься.
  - Но что за бюрократизм. Это же неправильно...
  Всё, что было сказано выше, произносилось LS довольно грубым, не терпящим возражений тоном. И Анну это покоробило. Честно говоря, она не ожидала от него такого. Все эти полтора года LS производил впечатление интеллигентного и вежливого человека. На этом тема иссякла.
  Настала пора расходиться. Пока Анна ходила на пятый этаж за сумкой плащом, мужчины решили навести порядок. Оля затронула тему матриархата: мол, сейчас наступает время, когда всем будут править женщины.
  - Так ты, женщина, чего сидишь. Бери тряпку и вытирай со стола, - обратился к Анне Хвостик, один из бывших сотрудников.
  - А откуда вы знаете, что я - женщина? - Возразила в шутку Анна.
  - А кто же ты?
  - Да так. Инопланетянин с антеннками.
  - И в каком же месте у тебя антеннки? - заметно оживились мужчины, в том числе и LS. Он даже повернулся на сто восемьдесят градусов и в упор уставился на Анну.
  - Это не важно. В каком надо.
  - А давай проверим: кто ты. - Вдруг сказал LS.
  - Ну что вы все ко мне пристали. Я просто со стола не хочу убирать.
  - Ты, Анна, так с нами не шути. А то мы все уже нервничать стали.
  Подошел Хвостик. LS и Хвостик стали обсуждать свой квартирный бизнес: Фертис и Монолитстрой занимались ещё и продажей квартир. Вдруг Анна услышала, как LS сказал ему:
  - ...Если бы я хотел тебя обидеть, я бы тебя обидел. Я вообще могу обидеть кого угодно. Вот, хоть Анну, например.
  - А меня-то за что? - она сидела довольно радостная, думая, что её-то уж обидеть не за что. И тут LS сказал следующую фразу, тем самым УБИВ её МЕЧТУ!!! НЕОЖИДАННО и НАПОВАЛ.
  - А ты мне sms больше не пиши. У меня их ребёнок читает.
  
  Как будто ПУЛЯ ПРОБИЛА ЛОБ АННЫ, ПРОШЛА СКВОЗЬ ЕЁ ЧЕРЕП, УДАРИЛАСЬ О СТЕНУ, РИКОШЕТОМ ПОПАЛА ОБРАТНО В ГОЛОВУ И РАЗЛЕТЕЛАСЬ ТЫСЯЧЕЙ ОСКОЛКОВ В ЕЁ МОЗГУ.
  
  Он сказал это мимоходом, но довольно зло. И почему в тот момент, когда Анна решила, что случай с sms-кой уже позади, и он на неё не сердится? Главное, возразить ей было абсолютно нечего. Когда-нибудь это, всё равно, случилось бы. (Хотя она уже три месяца посылала ему sms-ки довольно странного толка. И три месяца LS, как будто, не возражал против них.) Разве что слова эти он мог сказать ей лично, без свидетелей. Или на крайний случай послать ту же sms: мол, не пиши больше. В душе у Анны всё похолодело, руки-ноги стали ватными. LS же продолжил обсуждать с Хвостиком "квартирный вопрос". Хвостик, похоже, тему с sms не просёк. А, главное, как обидно - она, как раз, придумала ещё одно замечательное сообщение: "Когда я Вас вижу, то плавлюсь от нежности" и собиралась послать его при удобном случае.
  Анна посидела-посидела несколько минут, нашла в себе силы встать, со всеми попрощаться и уйти. Но ушла она на пятый этаж (праздновали на четвёртом). Как в рассказе 3 она открыла огромное евроокно, залезла на подоконник и стала смотреть вниз. Но только в рассказе её манила пустота внизу. В действительности же, стоять почти что на улице оказалось довольно холодно. Ветер пронизывал насквозь, а надето на ней было одно лёгкое платье. Она слезла с подоконника и уселась. Сидеть было гораздо теплее. Анна поджала под себя ноги и смотрела куда-то вдаль, на облака, быстро несущиеся по тёмному небу. Вдруг открылась дверь. Анна решила, что это LS и обрадовалась. Но нет. Это оказались всего лишь две перепуганные вахтёрши. Они видели, как она стояла в проёме окна во весь рост и прибежали её спасать. Анне стало дико неудобно, она рассыпалась в извинениях, заверив, что ничего такого не случится, и вахтёрши ушли. И тут она села и написала заявление об уходе.
  Рассуждения по этому поводу выстроились примерно такие: "...Раз он так отреагировал по поводу sms-ок, а скорее всего, по поводу той, где про "баню, массаж и пиво", то, понятное дело, я ему не нужна. Наверно, я его достала. А без LS мне в этом Монолитстрое и делать нечего. Зар. плата всё равно маленькая. Сначала я ему отдам заявление. Со мной, вряд ли, кто-то будет возиться: мол, хочет уйти - скатертью дорожка. Никто и уговаривать не собирается. А когда я уже получу все документы и трудовую книжку, то отдам ему молча прощальное письмо про свою любовь, все эти рассказы и уйду в Никуда. LS - любопытный. Наверняка, будет читать. Я же давно хотела это сделать. А тут, как раз, и случай представился. Я всё равно не смогу работать, зная, что он всё знает. Тем более, если он не отреагирует так, как я мечтала." С такими мыслями Анна спустилась вниз и со словами: "Вы хотели меня обидеть - Вы меня обидели!" отдала LS заявление. Повернулась и ушла. Никто её не окликнул. А вечером никто не поинтересовался, как она добралась до дома. Позже, правда, она узнала: по мере прочтения LS становился всё трезвее и трезвее и некоторое время пребывал в некоторой прострации.
  Всю ночь она не спала, ворочалась, думала. Сочинила следующее:
  "Моя беспардонная наглость перешла все границы разумного и переполнила чашу Вашего терпения. Даже учитывая то, что я - добросовестный сотрудник. Вы и так слишком долго (всё лето) держали меня в Монолитстрое, не иначе как в целях благотворительности, возможно помня мои прежние заслуги. Я сама во всём виновата. Наверно, настала пора мне отсюда уйти. Не так ли? Я Вас пра-вильно поняла?"
  Анна готовилась к самому худшему. А именно: ей, действительно, из-за LS придётся покинуть это место и снова искать работу.
  В контору Анна пришла даже раньше девяти часов. Сосредоточиться ни на чём не могла. Появилась Наташа. Анна поведала ей про вчерашнее. Ей ведь надо было выговориться и с кем-то поделиться. Ну не с мужем же. Чем дольше она слушала, тем глаза её становились всё круглее и круглее:
  - Ну LS! Ну старый лис! Не ожидала от него такого! Голову он наглаживал! По-моему, он хочет тебя и боится. И от этого агрессия. А ты можешь повернуть ситуацию в свою пользу. Веди себя с ним так, будто он для тебя совершенно посторонний человек. Даёт задания - пускай, ты делай. Но без лишних слов, не глядя на него, мол: "Да, конечно. Сейчас освобожусь и сделаю." А про заяв-ление забудь, как будто его и не было. И никаких прощальных писем со всеми подробностями своей любви. Мол, дорогой, я, конечно, тебя люблю, но и себя уважаю.
  Сказанное Наташей Анна посчитала логичным и решила так себя и вести, тем более это соответствовало её настроению. Она всё равно не смогла бы смотреть LS в глаза и нормально, как прежде, с ним общаться. И даже не потому, что она на него обижалась. Нет. Всё стало гораздо серьёзнее: в ней просто что-то сломалось.
  
   26 августа - 02 сентября 2005 г.
  9.Шаткий мир.
  
  Ушла Наташа. Она встречалась со своим Директором. Анна осталась одна, а в воздухе повисла странная тишина. Как будто что-то должно было случится. Хорошее или плохое - Анна не знала. Интуиция на эту тему молчала.
  - Первым позвонил GG:
  - Ты чего это не на работе?
  - Почему не на работе? На работе. Я просто кружки ходила мыть.
  - Так ты разве не дома.
  - Нет. На работе. Ещё с девяти часов.
  - А что у вас вчера случилось? Заявление какое-то...
  - Ну... Это мы с LS неправильно поняли друг друга. Я подумала, он не хочет больше видеть меня в этой конторе.
  - Мало ли что он там не хочет. Пока что я генеральный директор, я решаю - кого взять, кого - уволить. А ты, получается, через голову прыгаешь.
  - Извините, пожалуйста.
  - Ну ладно. Работай дальше спокойно. Никого не слушай.
  Только Анна повесила трубку, как позвонил VH. Как ни странно, он вёл себя менее официально:
  - Что случилось? Кто тебя обижает? Расскажи мне. Я даже из-за этого лечебную физкультуру пропустил.
  - Извините, пожалуйста. - Анна смутилась. Уже второй директор принимал участие в её судьбе, в хорошем смысле этого слова, и даже пропустил лечебную физкультуру. - Да вот... Вы понимаете... - заблеяла снова Анна, но тут её взгляд упал на заготовленную для LS бумагу. - "Моя беспардонная наглость перешла все границы разумного и переполнила чашу терпения LS. Я сама виновата..." - начала было Анна цитировать саму себя, но VH прервал её. И даже совсем не грубо:
  - Не философствуй. Я и так ничего не пойму. Фирма у нас маленькая. Надо не держать камень за пазухой, а высказывать друг другу, что наболело. А про LS не бери в голову. Он сейчас Монолитстроем вообще не занимается и даже не в курсе, что тут происходит. Не переживай. Работай спокойно. Никто тебя не обидит.
  Надо сказать, это порадовало Анну. Откуда, интересно, они с утра уже всё знают? Да ещё и утешают. Не иначе, как LS успел им рассказать. Только почему он сам не хочет с ней поговорить?
  Прошло около часа. Скрипнула дверь, и на пороге появился LS. Анна только успела опустить глаза, чтобы не встретиться с ним взглядом.
  - Возьми это и забудь, - сказал он, протягивая ей вчерашнее заявление. - Так что у тебя случилось?
  - Это не у меня случилось, а у Вас. Вы же сказали, что можете обидеть кого угодно, хоть меня, например. - Анна протянула LS бумагу, ту самую, про "беспардонную наглость".
  Он прочитал, но ничего не ответил. Стал спрашивать, что было. Анна рассказала про разговор с Хвостиком, но про sms умолчала. Язык не поворачивался, хотя Наташа и советовала спросить прямо, тем самым расставив все точки над "ё". Но он ведь и так должен был понять, что она хотела сказать своей бумагой. Разговор давался с трудом. Анна смотрела на листок на столе и выводила на нём странные узоры. Вошла Главбух и села на своё место. Возникла неловкая пауза - при ней обсуждать происшедшее было уж совсем неудобно.
  - Так мы разобрались? - Задал вопрос LS.
  - Разобрались, - еле слышно ответила Анна.
  - Ну, я пошёл. Если что, я на четвёртом.
  - Что у Вас случилось? - Спросила Главбух. В который раз за это утро Анне задавали подобный вопрос.- У LS сейчас был вид как у нашалившего школьника. Как будто не он - директор, а Вы.
  Пришлось Анне снова поведать вчерашнюю историю. Разумеется, она умолчала и про "голову", и про свои последние sms-ки. Рассказала только про то, как LS возражал против того, что она отпросилась и как он при этом с ней разговаривал. Конечно же, Главбух возмутилась и посоветовала вообще поменьше с ним общаться, а тем более не участвовать в подобных питейных мероприятиях.
  - Но ведь раньше всё же проходило спокойно, весело. Кто бы мог подумать, - расстроилась Анна.
  - Ну вот. Теперь знайте и будьте осторожнее.
  Позвонил LS и попросил прийти на четвёртый этаж. Мол, надо принять дела у Инны: Фертис закрывался, и всех потихоньку сокращали. Дошло до того, что остались только один LS и менеджер по продажам квартир. Анне же предлагалось работать и на вторую фирму за небольшое вознаграждение. Раз уж она всё равно тут находится.
  - А обед доесть можно? - спросила Анна голосом оскорблённой добродетели.
  - Конечно, можно.
  Через полчаса Анна спустилась на четвёртый, приняла у Инны дела. Когда,
   та ушла, Анна решила всё-таки задать LS несколько вопросов. Тем более, в офисе больше никого не было. Да он и сам, похоже, хотел у неё выяснить, что же он наговорил ей такого накануне. В результате LS пытался ей доказать, что это у него такие шутки, что он выпил лишнего и что при общении с Хвостиком он не мог быстро переключаться, так как был на него зол.
  На это Анна возражала: "Шутки - это, когда смешно. А когда не смешно - это не шутки. И с Хвостиком Вы, как раз, разговаривали нормально, а со мной - нет. А насчёт "выпил лишнего", так мы все пили одинаково. И ничего. Все же нормально себя вели."
  - Да нормально я с тобой разговаривал. Ты всё не так поняла. - пытался он как-то убедить Анну.
  - Нет, Вы со мной разговаривали недружелюбно.
  - Что значит недружелюбно?
  - Вот так. Недружелюбно. Хотя кто я такая, чтобы рассчитывать на Ваше дружелюбие? Я бы даже сказала: Вы со мной беседовали в грубой форме. - Анна хотела ещё добавить слово "хамство", но вовремя одумалась. Это было бы уже лишним.
  - Пожалуйста, если ты считаешь, что я тебя обидел - прими мои извинения.
  - Ну ладно, - тихо промолвила Анна. Надо заметить, ещё ни один
  Директор не приносил ей своих извинений и не выслушивал столько упрёков в свой адрес. Поэтому, на всякий случай, она решила больше не возмущаться. Только добавила, глядя на него:
  - Каждый может обидеть маленького, беззащитного человека с большими, печальными глазами. КАЖДЫЙ! - "И Вы, оказывается, тоже. Хотя, я наивно полагала, что именно у Вас могу искать защиты, а не у GG или VH." - подумала она с грустью. Каждая клеточка её организма жаждала донести до LS между строк: ОН, ИМЕННО ОН(!), БОЛЬШОЙ и СИЛЬНЫЙ, ДОЛЖЕН ЗАЩИЩАТЬ МАЛЕНЬКОГО, БЕЗЗАЩИТНОГО ЧЕЛОВЕКА. Понял это LS или нет - осталось неясным. Он открыл окно и молча стал курить.
  - А почему ты вообще решила, что я могу устанавливать твой распорядок дня? Ты же в Монолитстрое работаешь, а не в Фертисе, - поинтересовался LS.
  - Как почему? Вы же учредитель, - удивилась Анна.
  - Ну и что. Учредитель не вмешивается в такие вопросы. Этим занимается генеральный директор.
  - Хорошо. Я скажу по-другому: Вы - хозяин всего этого заведения.
  - Твой непосредственный начальник - GG. Очень уважаемый мною человек. Рабочий распорядок всех сотрудников устанавливает он. А если ты куда-нибудь отпрашиваешься - ставь меня, пожалуйста, в известность. Тогда, если что, я или сам всё сделаю, или оставлю до твоего прихода. Смотря по обстоятельствам.
  - Наташу, к примеру, есть кому защитить, а меня, вот, некому. - Анна последний раз клюнула его в мозг: она была известным Мозгоклюем в этой конторе.
  Они долго-долго смотрели друг другу в глаза. Наверно, дольше чем когда-либо. Ни он, ни она не отводили взора. И в тот момент Анна вспомнила слова, когда-то придуманные ею самой: "...Этот взгляд как мост любви. Он вечен как мир, и над ним не властны ни время, ни пространство, ни мировые катаклизмы..."
  На следующий день Анна с удивлением узнала, что Наташу уволили. Видит Бог, Анна ни в коей мере не желала этого - они ведь, действительно, дружили. Но то ли наши Олигархи не договорились с бывшим Директором Фертиса, то ли Наташа сделала что-то не так. А, может, LS или Олигархи, в целом, таким образом хотели что-то показать Анне. Но, так или иначе, она осталась единственной молодой и красивой женщиной в системе "Монолитстрой - Фертис". Главбух не в счёт: это была очень набожная дама, растила двух дочерей, занималась огородом, и никакие мужчины кроме собственного мужа её не интересовали.
  
   05-07 сентября 2005 года.
  
  
  10. События бывают хорошими.
  
  
  Если прочитать предыдущие рассказы, а именно, 7-9, то со стороны может показаться, что Анна практически ничего не значила для LS. Но Анна почему-то так не думала. Кроме "плохих" событий были и "хорошие". Например, такое.
  Прошлой осенью, когда Главбух перешла на другую работу, в Монолитстрое стала работать её хорошая знакомая OV. Анна, как человек интеллигентный, тоже нашла с ней общий язык. Эта дама оказалась слишком для неё разговорчивой и поэтому несколько утомляла Анну. Но тем не менее Анна понимала, что OV одинока, ухаживает за престарелой мачехой и на работе у неё единственная возможность с кем-либо пообщаться. Общались они на разные темы. OV всю жизнь любила одного мужчину, но почему-то у них не сложилось, и OV до сих пор расстраивалась по этому поводу. Также OV часто жаловалась Анне на свою мачеху, рассказывая сколько крови та попортила её семье. Но как-то раз OV заметила:
  - А Вы знаете, Анечка, ведь LS Вас любит.
  - В каком смысле? - Не поняла сначала Анна.
  - В самом прямом. Он когда сюда приходит и видит Вас - прямо весь светится.
  - Да ладно, - не поверила Анна. Она считала, что такой солидный мужчина не способен обратить на неё своего внимания, такую... Как бы это сказать, самую обычную, что ли. Тем более, она знала о существовании семьи у LS.
  - Правда-правда, - стала уверять её OV.
  "Надо же. А я этого не замечала. LS, конечно, улыбается, когда входит в
  контору, но он улыбается всем. Я думала, имидж у него такой." - удивилась Анна. - "Да, нет. Наверно, он просто ко мне хорошо относится как к добросовестному сотруднику." - продолжала думать Анна.
  Опять же случай с уже упомянутыми двумя тысячами, подаренными Анне на Новый Год. Ей, как раз, они оказались очень кстати. Муж на тот момент искал работу, и денег катастрофически не хватало. Причём, когда Анна, как человек честный, попыталась отдать ему сдачу, LS сделал такой жест: мол, не надо-не надо. Бери, пока дают и никто не видит. Если бы это была официальная премия за хорошую работу, как-то нелогично так поступать. Логично, как раз, премию выдать открыто, поздравить, пожелать успехов в нелёгком труде бухгалтера.
  А как-то после Нового Года, когда прошла бесконечная череда праздников, LS поручил Анне сверять склад с бухгалтерией за несколько месяцев. И даже сам вызвался помочь. Надо заметить, в душе Анны уже тогда зарождались первые ростки любви к LS. А Новогоднее желание, которое загадывается под бой курантов, было связано именно с ним. И вот он сел рядом с ней со складскими распечатками, стал ставить какие-то "галочки". Вдруг Анна почувствовала, как что-то большое и тёплое коснулось её ноги. И это явно была не ножка стула. Она как будто оцепенела, перестала что-либо соображать. Но надо было работать, сверять, думать, и она усилием воли как бы невзначай повернулась к принтеру, тем самым отодвинув свою конечность от "живой и тёплой ножки стула". Наверно, примерно с полчаса она потом чувствовала огонь в том самом месте прикосновения. Даже когда закончилась сверка. А потом она долго задавала сама себе вопрос: "А может, мне всё это привиделось?"
  А ещё праздновали Восьмое Марта. Вроде бы ничего особенного. LS не пил, так как был за рулём. Но когда он стал прощаться со всеми, то подошёл к каждой из трёх оставшихся женщин и поцеловал в щёку. Анна же сидела дальше всех, у окна. И её тоже поцеловал. А когда LS наклонился, то она почувствовала, как он еле заметно провёл рукой по её волосам. И опять она потом долго спрашивала саму себя: "А не привиделось ли мне это всё?"
  Спустя ровно три недели секретарь Фертиса ММ отмечала свой День - Рождения. И надо же такому случиться, Олигархи решили остаться и выпить с "народом". Хотя это бывало крайне редко. Так вот, когда все в очередной раз вышли покурить, LS посмотрел на Анну и сказал нечто странное:
  - Анна, я вот тебя приглашал на лыжах покататься, а ты почему-то отказалась.
  В тот момент, она просто потеряла дар речи. Но через пять секунд справилась с собой, собралась с мыслями и ответила:
  - Вы никуда меня не приглашали кататься. Я бы ПОЕХАЛА. И уж, по крайней мере, запомнила бы.
  Но тут загалдел народ, всё перевели в шутку и стали пить дальше.
  ММ ушла праздновать в кафе со своими подружками. Из женщин остались Анна и Ольга из соседнего офиса, уже упоминавшаяся выше. Анна заметила, как LS надел пиджак - он ещё в то, "фертисовское" время ходил в костюме. И тут она сказала, явно нарушая всякую субординацию:
  - Что, LS, любовь-то не греет?
  - Почему не греет? Греет... - но это было сказано им так обречёно, что
  Анна подумала: "Точно, не греет."
  LS стал рассказывать, мол, они с женой уже десять лет вместе и т.д. и т.п. А что ещё он мог рассказать, когда вокруг находилось столько народу и многие знали его жену.
  Да и вообще, в конторе на пятом этаже столы Анны и LS стояли друг напротив друга. Когда, Анна думала, что LS её не видит, она долго-долго на него смотрела. И он, похоже, тоже. Она же не могла этого не чувствовать и иногда поднимала свой взор и спрашивала: "Что-то случилось?" или "Что-то не так?" На это LS неизменно отвечал: "Нет-нет, ничего." Анна же, как настоящая пуганая ворона, считала: начальство обращает внимание исключительно на какие-то недочёты и чуть что начинает ругаться. Но LS ни разу не отчитал Анну за всё время в Монолитстрое, а, наоборот, всегда выслушивал и даже позволял шутки в свой адрес. Вроде "Жираф большой - ему видней", когда он как-то пытался нагрузить вечно занятую Анну лишней и ненужной работой. Правда, к тому моменту она отработала почти год в структуре "Монолитстрой - Фертис" и зарекомендовала себя как весьма положительный сотрудник и, может быть, могла себе это позволить.
  Как-то раз, уже после того, как Анна съездила в Москву на "стажировку" и узнала про необходимость ведения Кассы, LS и Директор Фертиса подозвали её и сообщили:
  - Ну что, Анна. Придётся тебе ещё раз съездить в Москву. На слёт Молодых Бойцов. Будет интересно: всякие конкурсы и прочее-прочее. А вечером банкет или пикник.
  - А почему именно я? - испугалась Анна. Предыдущая поездка ей совсем не понравилась.
  - А больше-то некого.
  - Я не поеду. Не хочу. А потом, у нас теперь есть Наташа: молодая,инициативная, перспективная.
  - Ты не одна поедешь. Не бойся. А Наташу можно взять как группу поддержки. Пусть болеет за нас, флажками помашет.
  - А с кем тогда я поеду?
  - Директор поедет. И я. - пояснил LS.
  - А, может, вместо меня отправить VH. Вам втроём, как раз, будет не скучно, - разумеется, Анна бы поехала с LS куда угодно. Но надо же было немного поспорить. Тем более, она хотела убедиться, что её не пошлют в эту Москву одну-одинёшеньку.
  - Видишь ли, московское начальство дало установку: от каждого филиала едет одна женщина и два мужчины. А ты хотела, чтобы поехал VH? Но понимаешь, это самое начальство хочет там видеть именно меня. - Он как будто извинялся и при этом вид у LS сделался очень несчастным, как будто она ранила его своими словами. И Анне стало жутко неудобно, что он так её воспринял: "Неужели он, и правда, подумал, что я хочу поехать с VH? Как же мне теперь разубедить его в этом?"
  К сожалению, повода разубедить LS так и не представилось. Зато мечтам Анны была дана благодатная почва для размножения:
  
  
   * * *
  
  
  ...как они вместе попрыгают в мешках, побегают наперегонки на этих самых конкурсах, посидят вместе на банкете. А потом, Анна скажет LS: "Пойдёмте подышим свежим воздухом", возьмёт его под руку, и они будут долго-долго идти по лесной дорожке, разговаривая обо всём на свете... А когда они поедут обратно домой, и, разумеется, их места окажутся рядом, Анна, как бы невзначай, положит свою голову ему на плечо, как будто уснула. И LS будет сидеть тихо-тихо, не шевелясь, боясь спугнуть её чуткий сон... А ещё он, как галантный кавалер, пригласит её пообедать в вагон-ресторан. А когда Анна спросит: "Я Вам что-нибудь должна?" он, конечно же, ответит: "Нет, ну что ты. Я же тебя пригласил." А приехав в Питер, поймает такси, довезёт Анну до дома и поможет донести тяжёлую сумку до квартиры. И перед дверью квартиры они будут долго-долго прощаться. Вечер незаметно перейдёт в ночь, а ночь - в утро. Утром они на чёрной лестнице переждут, когда её муж уйдёт на работу и отведёт ребёнка в садик, прокрадутся в её пустую квартиру и будут близки как никогда...
  
  
   * * *
  
  
  
  Но Анну к тому времени уже уволили из Фертиса, вместо неё поехала другая девушка, тоже Анна, по прозвищу Карпатия (но это уже отдельная история). Самое интересное, LS не поехал в Москву с Карпатией, сказал: мол, тёща болеет - весьма сомнительный аргумент. Анна же очень обрадовалась, послала sms-ку: "Ужасно рада, что Вы не поехали в Москву - опасно там." В Москве в то время, как раз, случился энергетический кризис, и треть города оказалась без электричества. Так что sms-ка была очень даже по теме, хотя, наверно, LS понял: Анна имела ввиду Карпатию, а никакое не электричество.
  Опять же случай с Кассой. Довольно долго, месяца полтора, всякими правдами и неправдами Анну убеждали вести эту самую Кассу, причём даже без обещания повысить зар.плату. Нет, никто из начальства не ругался, так как вроде бы они и сами не хотели это делать. Но периодически, видимо под давлением московских боссов, с Анной проводилась работа: мол, это не страшно, если что, мы тебя защитим и, разумеется, ты не пострадаешь. Но Анна всячески отказывалась и говорила: "Не думайте, что я о Вас плохого мнения. Но коснись что, кто обо мне вспомнит. Ведь у Вас тоже есть дети, семьи." Она не осуждала их, она понимала: ведь они тоже - жертвы обстоятельств, на них также давит начальство, большое, московское. Возможно из-за неё наших Олигархов тоже трясут как грушу. Но вот, в один прекрасный день, вопрос встал ребром: надо было ввести в программу первую цифру. Совсем небольшую - рублей на триста. И тут Анна "упёрлась рогом", она понимала: если она введёт маленькую цифру, то потом придётся завести и большую. Ей скажут: "Ты ввела одну цифру. Ничего же не случилось. Введи и другую." Ведь известный факт - "Спасение утопающих дело рук самих утопающих!"
  - Свяжись с Москвой. Пусть они скажут, что надо делать, - дал ей LS указания по телефону.
  Сначала ей стало страшно. Задёргался глаз, задрожали руки. Но потом волнение сменилось странной уверенностью: Анна спокойно доделала Банк, собрала свои вещи, попрощалась с аудитором, оделась и ушла. Навстречу попался товарищ З-в - тот самый Небезызвестный Господин. Тогда они ещё дружили. Их "дружба" состояла из совместных походов в столовую и ржание на лестнице при неизменном участии Наташи. Анна поведала ему продолжение истории о Кассе и о своём решении уйти с работы, как будто стало плохо с сердцем. Честно сказать, ничего у неё не болело, но слабость чувствовалась, и Анна не была уверена, что сможет досидеть до конца рабочего дня в такой напряжённой обстановке. Так вот, светило апрельское солнце, Анна купила бутылку пива, чтобы успокоить свои нервы и просто пошла куда глаза глядят. Шла она, надо сказать, весьма плохо соображая куда идёт, и её даже пару раз чуть не сбила машина. Вскоре Анна вышла на проспект Обуховской Обороны к берегу Невы. Села на камушек и решила подумать о смысле жизни. Свой сотовый телефон она отключила, и никто в тот момент не мог ей помешать. Самое удивительное, когда есть время и желание, чтобы подумать о смысле жизни, почему-то ни одна мысль не хочет посетить твою голову. В голове было пусто как в чёрной дыре. Видимо, сказывалось напряжение последних дней. Анна просто сидела и смотрела на воду. Лёд к тому времени уже сошёл, только последние льдинки плыли где-то посередине Невы. Наверно, времени прошло достаточно много, так как солнце повернулось на девяносто градусов, а Анна вдруг осознала, что замёрзла и проголодалась.
  Уже около дома, Анна шла, озираясь и высматривая серебристую машину LS. Вдруг все Олигархи уже ждут её около парадной, чтобы провести более конкретную и жёсткую беседу. Но, по счастью, никого не было. Анна пришла домой, приготовила нехитрый ужин для себя и Мышонка, а потом разделась и легла спать. Но заснуть ей не удалось: пришёл Мышонок и у него тут же зазвонил сотовый телефон. Это был LS. Анна выбежала в прихожую, знаками показывая, мол, нет её. Мышонок ответил, что ещё не дома, и что случилось с женой - не в курсе. Анна просветила его на эту тему и попросила, чтобы в другой раз, он ответил LS следующее: мол, пришёл домой, а она лежит, плачет, ничего ответить не может, а потом и вовсе заснула. Собственно, так и получилось, только честный Мышонок не стал так сильно сгущать краски, а просто сказал, мол, спит она. А когда закончил второй разговор с LS, то добавил, глядя на Анну:
  - Что-то слишком твой начальник беспокоится из-за тебя. Начальство обычно если и беспокоится, то совсем не так.
  - А как?
  - У него в голосе чувствовалась явная неподдельная тревога. И LS так подробно спрашивал о твоём здоровье. А я ему толком ничего умного сказать и не смог. Сказал только, мол, ты завтра в поликлинику к врачу собираешься.
  Это был первый случай, когда Анна обманула LS. Но видит Бог, она не хотела этого делать. Она никогда раньше не манкировала своим здоровьем, так как считала это плохой приметой. Но в данном случае Анна не видела иной возможности выразить свой протест против ведения Кассы. Если завтра она не выйдет на работу, а никто, кроме неё документы выписать не сможет, то Олигархи увидят всю нужность и важность её работы и без Кассы, найдут на это дело другого человека... И проблема успешно будет решена.
  На следующий день на работу она не пошла, все телефоны выключила и просто спала весь день. Оказывается, в тот день весь Фертис искал её по всем телефонам. Версию Анна придумала такую: весь день простояла в очереди к терапевту и в результате не попала, так как все пенсионеры ринулись выписывать рецепты на бесплатные лекарства в связи с новым Указом Президента. А трубу в поликлинике положено отключать, чтобы радиоволны не мешали показаниям медицинских приборов.
  Всю субботу Анна наоборот не выключала трубу и весь день носила её с собой. Она уже оправилась от случившегося и приготовилась вести какие-либо переговоры. Но никто, как назло не звонил.
  Зато вечером в воскресенье позвонил LS и невинно поинтересовался, что же всё-таки случилось.
  - А как Вы думаете?
  - Ну-у-у... Не знаю... Неужели от поставленных мною задач?
  - Конечно. Вы - Мой Мучитель. У меня тряслись руки, есть не могла, глаз дёргался... - отчасти это было правдой.
  - Извини. Я не хотел. Правда, не хотел...Так ты придёшь завтра на работу?
  - Не знаю. Как буду себя чувствовать, - Анна уже и сама собиралась выйти на следующий день на работу, но надо же было поломаться.
  - Конечно-конечно. Если плохо со здоровьем - не ходи.
  - Помнится, когда-то говорилось: два дня пропустить можно и без справки от врача.
  - Разумеется, без проблем.
  "Интересно," - думала Анна, - "LS, действительно, беспокоится обо мне и моём здоровье? Или они все просто напугались, что я пойду и сообщу куда надо про эту Кассу? Ведь чувствуют, что достали человека." Но во всяком случае, как бы там ни было, LS интересовался её персоной. И, может быть, другое начальство не стало бы с ней так возиться.
  Наутро, Анна сидела, как ни в чём не бывало, на своём месте. Как Герой Дня и Борец за Справедливость. З-в и LS пришли одновременно.
  - Смотрите, LS. Анна пришла. Вы рады? - ехидно заметил З-в.
  - БЕЗМЕРНО! - ответил LS, тоже довольно едко.
  - А где в таком случае цветы, конфеты, шампанское? - опять съехидничал З-в.
  LS сделал вид, что не расслышал.
  - И коньяк на четвёртый этаж, - уже от себя добавила Анна. На четвёртом в то время сидели все менеджеры, и в том числе товарищ З-в. Это замечание LS также пропустил мимо ушей.
  А потом приехал Большой Московский Гость, пообщался с нашими Олигархами в "аквариуме". Вышел LS и сказал Анне:
  - Зайди. Там с тобой поговорить хотят.
  Анна и Гость имели довольно продолжительную беседу, после чего ей
  Стало понятно, работать в Фертисе осталось ей считанные недели, если не дни. Чтобы предупредить своё увольнение - ведь самой уходить куда приятнее - Анна в конце апреля написала заявление по собственному желанию.
  
  И НАЧАЛАСЬ ЭРА SMS-ОК.
  
  По истечении срока отработки, когда по мнению Анны, ей должны были выдать трудовую книжку, она послала LS следующее сообщение: "Вы помните, что 10 мая наступает время Х". 10 мая, а это был вторник, LS подошёл к ней с утра и спросил:
  - Что значит это твоё сообщение? Насчёт зар. платы, что ли?
  - Как что? Вы забыли, что сегодня последний день моей работы? Я же заявление писала.
  - Анна, на кого ж ты нас покидаешь? Что мы будем делать без тебя? - LS посмотрел на неё тем своим взглядом, от которого у неё защемило сердце.
  - Какое такое заявление? - всполошился Директор. - Будем считать, я не видел никакого заявления. Я тебя не отпускаю. Работай дальше. Мы уже ищем человека по Твоей Проблеме. Нет никакой необходимости уходить.
  Анна поверила и не ушла, но через две недели подошёл Директор и сказал:
  - Пойдём, поговорим. Разговор будет неприятный.
  - Анна, честно говоря, подумала, что Директор сделает ей замечание, мол, она с новыми менеджерами разговаривает не слишком любезно. Но услышала совершенно неожиданное:
  - Помнишь, ты заявление писала?
  - Помню. А что.
  - Так вот. Я хочу дать ему задний ход.
  - Это требование Москвы?
  - Да. Я пытался убедить ИХ оставить тебя на должности координатора по продажам, но не получилось.
  - Не расстраивайтесь. Всё, что ни делается - всё к лучшему. - Анна пыталась как будто утешить Директора, хотя, казалось бы, утешать надо было её саму. - Я ведь всё равно собиралась к лету уйти, отдохнуть.
  - Ох, Анна, Анна. Мне бы твою уверенность.
  На этом их разговор завершился. Войдя в офис, она заметила, что все на неё как-то странно смотрят. Воцарилась подозрительная тишина. Анна театрально взмахнула руками, а она в шутку называла себя несостоявшейся комедийной актрисой, и громко произнесла:
  - Поздравьте! Меня уволили!
  - Как? За что? Почему? - Посыпались со всех сторон вопросы. Наташа сидела вся в слезах. А LS подошёл к двери и сказал:
  - Раз ты уходишь - надо правильно попрощаться с коллективом. То есть проставиться. Давайте организуем пикник.
  - Но откуда же у безработной столько денег, чтобы вас всех напоить и накормить.
  - Что ты! О деньгах не думай. Я поговорю с VH. Это он всегда организовывает подобные мероприятия.
  - А ещё Вы мне обещали какие-то лыжи, лодки...
  - Ну-у... Лодки очень далеко. Очень далеко.
  Анна честно просидела до конца рабочего дня. Даже попыталась что-то доделать по работе. Чем нимало удивила Наташу, как, впрочем, и всех остальных. Люди подходили, сочувствовали: "Как ты ещё тут сидишь. Я бы давно встала и ушла."
  Вечером того же дня в телефон LS попало следующее сообщение: "Самое печальное для меня в этой истории то, что я редко буду Вас видеть и буду без Вас скучать."
  А потом у Анны появилось то самое шикарное, ажурное "коралловое" платье. Оно стоило бешеных денег (большую часть зар. платы), и Анне пришлось залезть в долги. Но это было платье её мечты, и она не могла поступить по другому. И как-то раз она пришла в нём на работу. Её уже "пригрели" в Монолитстрое. Но LS в тот день она не видела. Зато выяснила, что его назначили директором Фертиса вместо того самого первого, Директора, которого почему-то уволили.
  Вечером того же дня Анна закидала LS sms-ками. Тут было и "Король умер, да здравствует король", и "Я надеюсь, король не обидит своих верных подданных" и даже "На мне сегодня совершенно шикарное платье, а вот Вы не видели".
  Но однажды, как раз, в последний день перед отпуском LS всё-таки увидел то самое платье. Он, как раз, пришёл рано утром на пятый этаж отдать ей печать. И Анна со словами: "Это Вам, я ведь Вас ещё не поздравила" протянула LS огромную бордовую розу. Самую шикарную из всех, какие она увидела в магазине. Анна тогда работала над рассказом ? 2 про Розы, и эта тема была для неё крайне актуальна.
  Глаза у LS округлились. Он в недоумении спросил:
  - С чем не поздравила?
  - Как с чем? Ведь Вы теперь генеральный директор солидного московского филиала.
  - Можно я тут её оставлю. Я потом заберу.
  - Да, конечно.
  К розе прилагался конверт с надписью "только хорошее" и открыткой.
  Открытка содержала в себе следующее: "Ваша харизма неуклонно ведёт Вас к неизменному успеху. Скоро Вы станете Мегамагнатом, а там и до Президента РФ недалеко. Я за Вас проголосую."
   И вот когда Анна пришла в конце рабочего дня за зар. платой на четвёртый этаж в том самом платье, LS просто не сводил с неё взгляда. Она прошла от двери к окну, а небесные глаза LS неотступно следовали по траектории её движения. На неё НИКОГДА НИКТО ТАК НЕ СМОТРЕЛ! Анна даже спросила у Наташки:
  - Слышь. Ты видела это? Видела???
  - Видела-видела. Я сама обалдела.
  А когда Анна с полученными деньгами уходила, последний её многозначительный взгляд, разумеется, был направлен на LS, сидящего в углу за компьютером. И, разумеется, их глаза снова застыли на несколько секунд в безмолвном поединке, который бывает только между Мужчиной и Женщиной.
  Этим же вечером утренняя открытка была дополнена ещё одним электрон-ным сообщением: "К слову "харизма" я забыла добавить "мощный интеллект".
  Позже, когда Анна уже пришла из отпуска, Главбух восхитилась её ажурным платьем. Анна же рассказала ей про LS. Не всё, конечно, а только, как она вошла в офис на четвёртом:
  - Я даже не ожидала, что он заметит моё платье и будет так смотреть.
  - Вы знаете, Анна, он, наверно, понял каких бешеных денег стоит Ваш наряд. Всё-таки, ручная работа. И подумал, откуда же у Вас может быть такая крупная сумма. Он же прекрасно знает, какая у Вас, мягко скажем, небольшая зар. плата.
  Перед уходом в ЕвразЖелезо, Анна спросила у LS:
  - Скажите, а Ваша труба прослушивается Москвой?
  - Да.
  - И просматривается???
  - Да, - улыбнулся LS своей очаровательной улыбкой. Он понял, что Анна имеет ввиду.
  - А что? Они всё читают?
  - Я думаю, что ИХ волнует только то, что касается подрыва деятельности Фертиса. А всё остальное, вряд ли, им интересно.
  Таким образом, Анна восприняла ответ LS как негласное разрешение, мол, он не против - пиши дальше. В противном случае логично услышать нечто другое: жёсткое и безразличное.
  Через три недели работы в ЕвразЖелезе у Анны жутко разболелась нога. Пришлось даже идти к хирургу. Надо было предупредить товарища З-ва, своего непосредственного начальника на тот момент. Это был повод позвонить LS. Анна честно считала, что узнает телефон З-ва и на этом разговор закончится. Но получилось гораздо лучше. Они разговаривали ДВА(!) часа, с пол-одиннадцатого до полпервого ночи. Так, обо всём на свете. И про работу, и про З-ва, и про ногу. А, главное, LS дотошно стал выспрашивать, зачем ей к врачу и что с ногой.
  На следующий вечер после операции Анна послала ему sms-ку: "Жутко болит нога. Наверно, у меня гангрена. Хотелось бы Вашего сочувствия." Она была уверена, что её послание останется без ответа. Но, как ни странно, минут через десять Анна увидела на экране: "Держись!!!" "Вы очень лаконичны. Но от таких слов пройдёт любая нога!" - полетело в ответ LS.
  В ЕвразЖелезе Анна, реально, без него скучала. И решила подарить ему Слоника. Анна серьёзно интересовалась Фэн-Шуй, этой древней китайской наукой. Так вот, Анна купила бронзового Слоника на каменной подставке и написала письмо:
  "Добрый день. Я в какой-то мере чувствую себя виноватой в том, что случилось с Фертисом, а, соответственно, с Вами и Директором (из-за Жабы). Поэтому хочу подарить Вам этого Слоника. Это очень полезный Слоник. Он привлечёт в Вашу жизнь нужных именно Вам людей. Главное, поставить его так, чтобы он "лицом", то есть хоботом смотрел на дверь. Вид у него вполне безобидный, никакой символики. Каждый человек создан для счастья. БУДЬТЕ СЧАСТЛИВЫ!"
  И подпись: А.В.
  Кстати, Наташкин Директор просветил Наташу, а та, соответственно, Анну по этому поводу:
  Если бы Анна не нравилась LS, то он бы Слоника не взял. Нормальный мужчина не будет брать подарки от женщины, если та ему безразлична. Он просто скажет: "Не делай так больше" и отдаст обратно.
  И о Жабе. В своё время, Анна поставила на свой рабочий стол огромную бронзовую Жабу - символ богатства. Жаба сделала своё дело: контора богатела, а Анна же при этом - нет. Она обиделась, унесла Жабу домой и поставила в своей комнате. Через две недели ей подняли зар. плату, а контора начала медленно, но верно стала разваливаться. Сначала Анну это веселило - вот, мол, пожалуйста. А мне ещё никто не верил: я же говорила, Жаба работает! Но проходило время, и Анна чувствовала себя всё более виноватой: народ сокращали, Директора уволили, а LS остался в Фертисе почти совсем один разбираться с долгами конторы.
  Слоника Анна положила в красную картонную коробочку, коробочку - в красный бумажный пакет, а пакет - в чёрный полиэтиленовый мешок, чтобы ник-то ничего не понял. Вручить подарок она поручила Наташе: ведь теперь Анна была так далека от него в этом ужасном ЕвразЖелезе на площади Победы. Совсем в другом конце города. Она ждала какой-то реакции от LS, хотя бы элементарное "Спасибо". Но прошло недели полторы, а реакции не было. В очередной раз выпив пива, Анна приняла для себя очень важное решение: сейчас она пошлёт последнюю sms-ку: "Вы меня ЖУТКО расстроили, где хотя бы элементарное СПАСИБО за содержимое чёрного мешка (красного пакета). АВ". И если ответа не последует, она "поставит на нём крест" и вычеркнет из своей жизни мечту под названием LS. Будет общаться с ним как полтора года назад, когда пришла на работу: "Да, конечно", "Сейчас сделаю", "Здрасьте - до свидания", "Удачных выходных" и т.д. и т.п.
  В который раз электронные слова разрезали электронное пространство. Минут через двадцать на мониторе своей трубы Анна увидела надпись: "Новое сообщение. Прочитать?" "Конечно, прочитать!!!" - судорожно забилось её сердце, а пальцы едва попадали по клавишам.
  Сообщение прислал LS. И не одно, а целых два.
  Первое гласило: "С П А С И Б О ! ! ! !", а второе - "Он смотрит на вход".
  Второе сообщение можно было понять несколько двояко. И одна шаловливая мыслишка заплясала в голове у Анны. Ответ Анны был таков: "Он "смотрит на вход" в каком месте?" Она надеялась увидеть на своём экране: "В том самом", "В каком надо" или что-нибудь в этом роде. Но LS ответил честно и простодушно: "На моём столе". То ли он не понял намёка-прикола, а, может, наоборот, понял. Но благоразумно решил не развивать эту скользкую тему. Это, вряд ли, мы когда-нибудь узнаем. Но, так или иначе, LS почувствовал, что может лишиться в своей жизни чего-то необычного. И раз он ответил, видимо, всё-таки зачем-то это было ему нужно. Может быть, он не хотел, чтобы из жизни Анны ушла мечта под названием LS.
  А по иронии судьбы, вся эта весьма странная переписка происходила в одном рок-н-ролльном клубе под названием "Money is honey". Анна и Мышонок отмечали в тот день семейный юбилей - годовщину свадьбы: Анна называла это событие не иначе как мероприятие. Ровно три года назад они поженились. И именно, этот клуб три года назад был ими выбран как наиболее достойный для столь серьёзного празднества.
   09 - 14 сентября 2005 года.
  
  
  
  
  11. Знаки судьбы.
  
  Кроме "хороших" событий имеют место быть ещё и знаки. Как их называет автор "Знаки Судьбы", говорящие, и можно даже сказать, кричащие о том, что несомненно LS сыграет в жизни Анны какую-то глобальную роль. Не просто так этот человек появился в её судьбе. И даже появился в нужный момент, когда Анна стала к этому готова.
  Начнём издалека. Когда Анна познакомилась со своим Мышонком, а позже стали жить вместе, они часто обсуждали, что на их кармическую встречу указывали разные факты. Тогда, конечно, они не придавали этим фактам значения, да и откуда они могли знать о существовании каких-то знаков. Время то было совершенно другое, только-только появился Кастанеда и прочая эзотерика, малодоступная тогда.
  Начнём с Анны. Когда она училась в восьмилетней школе, у них в классе был мальчик с её будущей фамилией. Нельзя сказать, что этот мальчик ей как-то нравился, но почему-то Анна любила на разный лад повторять его фамилию.
  Когда Анна стала учиться в Политехе, там она познакомилась с девушкой Олей и её молодым человеком, довольно малосимпатичным типом. Его звали Даня Гришкович. Они родились и выросли в Гатчине, что находится в сорока километрах от Питера. Так вот, Мышонок тоже был родом из Гатчины и прекрасно знал этого Даню Гришковича и даже его бабушку, преподававшую в этой же школе английский язык. В школе Даня был совсем непопулярен, так же как и в Политехе. Но вот, таким образом Анне указывалось на то, что своё "счастье" надо искать именно в Гатчине. Знак, надо заметить, не очень хороший. Что и подтвердилось впоследствии. С Олей, надо заметить, Анна даже несколько лет дружила, пока Оля не бросила этого Даню и благополучно не вышла замуж за своего "одногруппника", очень приятного молодого человека.
  Опять же Анну всегда привлекали высокие, худые, длинноволосые брюнеты, собственно каковым и являлся её муж. Анна считала, раз у неё в организме много "блондинистого" вещества, значит, ей надо побольше "брюнетистого". Опять же у них нашлось много общих интересов, а именно, пиво, музыка, клубы и рок-н-ролл.
  Мышонкина мама родилась в один день с Маришиным биологическим отцом Антоном, только с разницей в двадцать шесть лет.
  Мышонок тоже столкнулся с разнообразными знаками. Во-первых, ему всегда нравился район Купчино. Одно время он ездил на работу по проспекту Славы, откуда можно было увидеть многоэтажку 137-ой серии на улице Димитрова, где, собственно, и жила Анна. А 1997-м году Анна и Мышонок работали в соседних зданиях на углу улиц Софийской и Белы Куна, только немного не пересеклись по времени, буквально на один месяц.
  А как-то раз, Мышонок ехал из гостей на электричке из далёкого-далёкого Кузнечного, что находится в Приозерском направлении, если ехать с Финбана. Так вот, эта электричка, по какой-то причине простояла три часа в Токсово. Что есть Токсово? Там и по сей день находится единственная дача, можно даже сказать, родовое гнездо Анны. Ещё в 1932 году там жила её бабушка со своими родителями, а потом мама, сама Анна и её семилетняя дочь Мариша.
  Анной также зовут Мышонкину бабушку. И вообще, ему нравится это имя.
  Долгое время Мышонок встречался с одной девушкой, даже любил её. Так вот, день рождения Анны и той девушки отличаются всего на четыре дня. Мышонок часто шутил по этому поводу: "Чуть-чуть не попал."
  Таким образом, у Анны и Мышонка в наличии всего по три-четыре знака, говорящих о том, что их встреча имела кармическое значение.
  Так вот, чем дольше Анна работала в Монолитстрое и чем больше инфор-мации она узнавала про LS, тем больше она убеждалась в какой-то незримой связи между ними. Знаков было МОРЕ! Они выстроились в шеренгу и не давали спокойно жить.
  Во-первых, сам факт, что он каким-то образом затронул невидимые струны её души. Ведь, Анна всегда старалась держаться от начальства подальше, мол, что можно ждать от него хорошего. Все эти начальники - избалованные жизнью создания, у которых нет ничего святого, и кроме богатства и власти их ничего не интересует. А во-вторых, ей всегда нравились мужчины, совершенно противоположной внешности: худые, длинноволосые брюнеты, одного с нею возраста, каким, собственно, и являлся её муж. В этих коренных отличиях Анна и углядела некий глобальный смысл.
  Будучи в июне в отпуске и отдыхая на даче у папы Андрюши, Анна вдруг поняла, как похожи её отец и LS. И внешне, и внутренне. Как будто они были из одной яйцекладки. Этакие хозяева жизни с похожими интересами: баня, комфортная жизнь, наверно, женщины, только папа Андрюша собирал грибы, а LS удил рыбу и катался на моторной лодке по реке Нарове.
  И опять же, эта её китайская наука говорила о том, что у Анны и LS - практически идеальная совместимость.
  Несколько лет Анна и LS жили в соседних микрорайонах и могли, наверно, даже встретить друг друга на улице или в магазине. И даже само существование Мышонка указывало на LS. Давным-давно, Мышонок познакомился по объявлению с одной девушкой и пришёл к ней в гости в Купчино, на Моравский переулок. На Моравском переулке и жил несколько лет LS! Может, Мышонок пришёл тогда даже в его дом. А там их всего один или два.
  LS закончил Университет, как и бабушка Анны.
  А самое интересное, сам LS родился тогда же, когда и одна очень хорошая подруга Анны Наталья Д., только на десять лет раньше, ровно день в день. А она, по мнению Анны, сыграла в её жизни очень большую роль. Наталья познакомила Анну с этой китайской наукой, благодаря которой жизнь Анны заметно улучшилась. А ещё на день рождения LS приходился день памяти Прасковьи-Пятницы, которую Анна в своё время часто молила о своём женском счастье.
  Родители Анны родились в один год, но потом развелись. Мама вышла замуж за Владимира Николаевича, он её на двенадцать лет старше, а папа Андрюша женился на Тамаре, на двенадцать лет его младше. Анна и Мышонок тоже родились в один год, а LS старше Анны на двенадцать лет... Мышонкины подружки только-только позаканчивали свои институты...
  Анна живёт в квартире 89, а LS в доме 89.
  А мама Анны работает на улице Счастливой. Это рядом с домом, где зарегистрирован, то есть прописан, LS. Также там живет питерская подружка Мышонка.
  Несколько лет назад Анна работала бухгалтером на заводе "Пластмассы". Там она познакомилась с одной девушкой Женей её возраста с фамилией как у LS, только русского варианта, без окончания "-ич". Женя впоследствии стала начальницей отдела кадров, правда весь отдел состоял только из неё одной. В Монолитстрое Анна тоже занималась кадрами.
  У Анны есть дедушка. Он неродной, но гораздо ближе, чем два её родных. Так вот, этого дедушку зовут так же как отца LS. А отчество у LS достаточно редкое. Это не Александр, и не Сергей...
  В августе 2002 года LS получил новый российский паспорт, номер которого заканчивался на "347". Ровно через год(!), практически день в день, Анна приехала впервые в Монолитстрой на 347-ей маршрутке и стала там работать.
  Надо заметить, все эти знаки - хорошие. На LS Анне указывают близкие ей люди. Не то, что с Мышонком, на которого указывал несимпатичный Даня Гришкович. Или же, что хорошего, простоять зимой три часа в электричке в каком-то там Токсово?
  И можно ли после этого считать все вышеперечисленные факты простыми совпадениями?
  А в последнее время ей на глаза слишком часто стал попадаться серебристый Ford, такой как у LS. Анна пристально всматривалась во все проезжающие серебристые машины и пыталась разглядеть марку. Тогда как, к примеру, BMV подобного цвета, как у г-на З-ва ей не встретился ни разу.
  Да и в маршрутке 347, которая каждый день возила Анну на работу и обратно, её преследовала реклама Автомобильной Компании Ford с надписью "Собери свой "ФОКУС". Нарисованная машина была серебристого цвета. Рекламу с "ФОКУСОМ" кидали в почтовый ящик, предлагали выиграть с какими-то товарами. И по радио периодически выводили рулады о выставке Ford*ов.
  
  
  
  
   16 - 19 сентября 2005 года.
  
  
  III. МЕЧТЫ СТАНОВЯТСЯ РЕАЛЬНОСТЬЮ.
  
  12.Листок, ВОПРОС и Дача.
  
  Однажды... Через неделю после написания рассказа 9 "Шаткий Мир" Анна приводила в порядок кадры аж за 2003-2004 годы. Требовалось собрать со всех копии документов, подписи сотрудников на разных бланках и на каждом документе поиметь резолюцию LS: принять там, уволить, разрешить... Ведь в указанное время именно он являлся генеральным директором Монолитстроя, а кадрами никто толком никогда не занимался, и, надо сказать, там много чего не хватало.
  И случайно или нет, но в этот ворох бумаг попал Один Листок. Последний листок из 9-го рассказа "Шаткий Мир". Это там, где про МАЛЕНЬКОГО, БЕЗЗАЩИТНОГО ЧЕЛОВЕКА с БОЛЬШИМИ ПЕЧАЛЬНЫМИ ГЛАЗАМИ. Когда Анна это обнаружила, ей стало жутко не по себе, но в то же время в сердце поселилась та самая волнующая надежда, от которой становится интересно жить.
  Когда Анна поняла, что LS начнёт сейчас просматривать и подписывать кадры, она мгновенно отпросилась у Главбуха и молниеносно убежала. Анна знала, что LS обязательно прочитает. Не такой он человек, чтобы пропустить любую информацию, нужную или не нужную. И она на 99,99 % была уверена, что LS вспомнит слова из рассказа, которые он говорил ей тогда и поймёт, соответственно, кто такие Анна, LS, GG и VH. Не понять мог только дурак, а LS таковым не являлся.
  Она шла по улице Седова, купив для храбрости пива на случай, если LS вдруг позвонит и спросит, что, мол, это такое ко мне попало. Анна почему-то надеялась получить от LS sms-ку: "LS никогда не обидит МАЛЕНЬКОГО, БЕЗЗАЩИТНОГО ЧЕЛОВЕКА с БОЛЬШИМИ ПЕЧАЛЬНЫМИ ГЛАЗАМИ!"
  Но LS молчал как партизан. На следующее утро Анна с замиранием сердца переступила порог офиса на пятом этаже. LS практически сразу же позвонил:
  - Меня сегодня в конторе не будет. Дела. Все бумаги я подписал: они находятся в черном лотке на моём столе.
  - Это срочно? - она подумала, что он на четвёртом этаже и уже уходит.
  - Да нет, не срочно.
  Позже Анна узнала, что он, якобы, заболел, хотя вчера выглядел вполне здоровым и дееспособным. И тогда она поняла: LS ждёт от неё какой-то реакции - вопросов, sms-ок и не хочет попадаться ей на глаза. А вдруг она опять что-нибудь этакое спросит? А вдруг при всех? Мало ли чего можно от неё ожидать. Эта странная и взбалмошная особа, и при всём, при том, грамотный бухгалтер и добросовестный сотрудник. Но она не стала ничего предпринимать: на этот раз был его ход "лошадью", и LS сделал его своим отсутствием. Анна стала даже думать: "Бедный-бедный LS. А вдруг он меня уже боится. Совсем я человека запугала своими сентенциями."
  Но как-то раз случилось очередное питейное мероприятие, комплексы ушли в никуда и LS задал Анне вопрос, интересовавший, по всей видимости, его уже давно:
  - Скажи мне, а что это ты пишешь на работе?
  - Анна смутилась, так как подумала, что это камень в её огород: мол, на работе занимается чёрт-знает-чем, а не работой и еле слышно ответила:
  - Рассказы...
  - Рассказы? А о чём?
  И тут Анна набралась смелости и ответила как есть:
  
  - Это история о МАЛЕНЬКОМ, БЕЗЗАЩИТНОМ ЧЕЛОВЕКЕ с БОЛЬШИМИ ПЕЧАЛЬНЫМИ ГЛАЗАМИ (Человек), у которого убили МЕЧТУ. Он жил себе тихо, никого не трогал и МЕЧТАЛ. А потом МЕЧТУ убили. И теперь Человек не живёт, а только существует. Это очень грустная история. Она способна выудить слезу даже у самой железной арматуры и самого каменного булыжника. Убийство произошло благодаря всего одной фразе. Могу процитировать. Как там, это: "Как будто ПУЛЯ ПРОБИЛА ЛОБ АННЫ, ПРОШЛА СКВОЗЬ ЕЁ ЧЕРЕП, УДАРИЛАСЬ О СТЕНУ, РИКОШЕТОМ ПОПАЛА ОБРАТНО В ГОЛОВУ И РАЗЛЕТЕЛАСЬ ТЫСЯЧЕЙ ОСКОЛКОВ В ЕЁ МОЗГУ."
  И этот Человек каждый день после работы берёт бутылку 0,5 л дешёвого пива, едет к метро "Купчино" на маршрутке 347. Покупает там гелиевый шар за тридцать рублей, пишет на нём своё желание и отправляет этот шар в небо, прямо к Богу. Шар летит в небо, на него пальцами показывают дети. А Человек провожает этот шар глазами до тех пор, пока тот не становится крошечной точкой и не исчезает в облаках. Ну не правда ли, трогательная история? По-моему, она способна разжалобить кого угодно, даже самого отпетого негодяя. Не так ли?
  А LS к тому моменту уже знал, что Анна и есть тот самый Человек. И, возможно, догадывался, кто убил МЕЧТУ, а именно, он сам. Только, вероятно, не знал каким образом. Но, на всякий случай решил спросить:
  - И вправду, грустная история. Скажи мне, а кто же убил МЕЧТУ? А, главное, зачем и почему?
  - Как бы Вам ответить. Это такой вымышленный персонаж, наделённый некоторыми чертами реального человека. Его зовут LS. На самом деле он совсем не злой, а скорее, даже добрый. Возможно он, по-своему, несчастен. Потому, что не верит, что его могут любить. Любить БЕСКОРЫСТНО, ни за что и просто так. Только потому, что он есть. И вот, Человек любит LS, но уже почти ни на что не надеется. А почему LS убил МЕЧТУ? Наверно, потому, что боится новой безумной любви да и вообще чего-то нового. Неизвестное всегда страшно. Старое-то оно привычней. Только он сам не понимает, чего себя лишает. Вот если бы я прочитала подобную историю и узнала в ней себя, что меня так любят, то всё бросила и пошла бы за автором на тот самый "край света". Потому что такое бывает раз в жизни.
  LS молчал довольно долго, а потом сказал:
  - Я надеюсь, герои твоего рассказа поймут друг друга и будут счастливы.
  - Я тоже. Потому что Человек реально существует.
  LS хотел ещё что-то добавить, но тут подошли нетрезвые сотрудники и стали звать на улицу за очередной порцией спиртного, мол, пошли - нечего тут разговоры разговаривать. А было уже достаточно поздно, и Анне надо было идти домой и укладывать Маришу. Она тепло со всеми распрощалась и села в маршрутку, по дороге думая о последнем разговоре с LS. Как оно всё-таки, однако, повернулось. А она-то и не предполагала, что Тот Самый Один Листок западёт в его душу.
  И на следующий день, когда Анна более-менее успокоилась после последнего разговора с LS и поняла, что её МЕЧТА всё-таки не совсем убита, она решила задать ему давно мучивший её ВОПРОС. Тем более LS позвал её на четвёртый этаж сделать какой-то очередной документ. Документ она сделала и, уходя, отдала LS бумагу с ВОПРОСОМ и словами:
  - Я опять пришла Вас мучить.
  
  БУМАГА с ВОПРОСОМ:
  
  "Однажды... 23 апреля 2005 г. в День Рождения Незабвенной НН (это в тот день, когда у Вас с Наглым произошёл инцидент в каком-то боулинг-клубе), когда в очередной раз все вышли покурить, Вы вдруг сказали мне ни с того ни с сего: "Анна, я вот приглашал тебя на лыжах покататься, а ты не поехала." Этому Вашему заявлению была масса свидетелей (правда, разговор ушёл потом в другое русло), а именно: собственно сама НН, Директор, З-в, Наташа и ещё кто-то (не помню кто, может быть, Хвостик).
  
  Я БЕЗМЕРНО удивилась и, можно сказать, потеряла дар речи, ТАК КАК:
  
  я помню на тему "лыж" только один мой невинный вопрос (как сотрудника нового в ООО "Монолитстрой") в День Рождения Михаила Николаевича, который отмечался в кафе около "Станционных Бань" или Речного вокзала (как Вам больше нравится) 30 августа 2004 года:
  "Какие Традиции существуют в ООО "Монолитстрой"?
  
  На это Вы мне ответили, что все сотрудники ООО "Монолитстрой" каждый сезон выезжают на шашлыки (я так поняла, это - весна, лето, осень (если КАЖДЫЙ СЕЗОН)), а зимой едут кататься на лыжах, финских санках или "ватрушках" (кто на чём любит и умеет).
  На это я сказала: "Надо же, как здорово!" и тема "Традиций" была исчерпана.
  
  ТАК ВОТ, ВОПРОС в следующем:
  а) Вы таким образом тонко подшутили (см. 4-ю строчку сверху) надо мной (за все мои "шутки"),
  
  ИЛИ:
  б) Вы, действительно, приглашали меня кататься на лыжах, а я отказалась.
  
  Если ответ "б", то я была бы Вам очень признательна, если Вы мне проясните, при каких обстоятельствах Вы меня приглашали кататься на лыжах и какова была причина моего отказа.
  Вопрос совершенно не праздный и, опять же, никакого ехидства, как это может показаться на первый взгляд. Я уже полгода ломаю над этим голову (почти сломала). Неужели в моём ещё не совсем старом возрасте у меня начались чудовищные провалы в памяти? Я этого совершенно не помню, а я, всё-таки, думаю, что уж такое бы точно запомнила.
  Это слишком серьёзное заявление, чтобы оставить его без ответа.
  
  Опять же, спрашиваю сейчас, спустя полгода, т.к.
  1. Сначала мне было неудобно,
  2. Потом меня и вовсе уволили из Фертиса,
  3. Параллельно практически всё Ваше время и пространство занимала Карпатия,
  4. А потом я целый месяц мучилась в ЕвразЖелезе.
  
  Заранее благодарна за ответ. Надеюсь, Вы не скажете: я, мол, этого не помню, так как выпито всеми нами к тому моменту было совсем немного, а на улице было светло и достаточно рано. А то придется позвать на помощь Наташу, Директора, З-ва и прочих. Мне бы этого очень не хотелось. Шутка.
  
  Анна."
  
  Она ждала, что вскоре ответит односложно, мол, "а" или "не помню", потому что "б" предполагал развёрнутый рассказ. Прошло несколько часов, а LS не отвечал. Тогда, уже в четвёртом часу, Анна набрала фертисовский номер телефона, её соединили с LS.
  - Извините, я не сильно Вас отвлекаю.
  - Говори.
  - А у нас есть такие специальные, мокрые бумажки протирать монитор.
  - Нет.
  - Ведь были когда-то.
  - Да вроде были. Но теперь нет.
  - А теперь вопрос 2: на мою БУМАГУ ответ какой будет - "а" или "б"?
  - Я ещё не читал. На досуге почитаю.
  - Конечно, на досуге! Ну ладно, не буду Вас отвлекать. До свидания. - Анна даже как будто обрадовалась, ведь осталась надежда на массу интересных вариантов. А, может, он, как раз, и прочитал, только теперь думает, как бы ответить.
  На ВОПРОС LS не отвечал несколько дней. Тогда Анна, набравшись наглости, а наглость, как известно, второе счастье, подошла и довольно весело спросила:
  - Ну что? Так и не прочитали? Вы же знаете: если мне что-то нужно, я ведь пристану как банный лист к известному месту. Вот сейчас поднимусь к себе, распечатаю, приду снова и буду стоять над душой, пока Вы не ответите.
  - Я, как раз, прочитал, и сам хотел ответить на все твои вопросы. Я зайду,только попозже. Когда Главбух уйдёт. Договорились?
  - Договорились.
  LS пришёл уже в шестом часу, когда Анна решила, что, как всегда, пролетела как "фанера над Парижем". Выглядел он вполне дружелюбно и сам начал разговор:
  - Ты знаешь, ответ "б".
  - Но разве Вы меня приглашали, а я Вам отказала? - удивилась Анна.
  - Не совсем так. Я всё собирался тебя пригласить, даже речь репетировал, но мне всё как-то было не подойти. То люди мешали, то дела.
  - Но ведь существует такая вещь как "телефон".
  - Ты знаешь, в принципе, да, но только я как-то об этом не подумал.
  - Мы же зимой с тобой совсем не общались: ни по телефону, ни sms-ками. Только в конторе. А потом, мне домой тебе было звонить как-то неудобно: муж там, семья и всё такое... И, честно говоря, я не думал, что ты согласишься. А что, ты бы поехала?
  - Да, поехала.
  - А что бы ты сказала дома.
  - Сказала бы, что поехала к маме на дачу. Так, может, съездим? Правда сейчас какие лыжи - осень на дворе. С другой стороны, можно и на лодке покататься. Вы, помнится, что-то и про лодки говорили.
  - Ты, правда, серьёзно хочешь поехать?
  - Да правда! Правда! Может, в ближайшие выходные?
  - Давай!
  Они договорились, что в эту пятницу после работы сразу и поедут. Анна волновалась, как девчонка перед первым свиданием в жизни. Мышонку она сказала, что маме на дачу надо отвезти чистое бельё, а LS наплёл что, мол, надо поехать проверить дом, лодку, укрыть на зиму георгины и обвязать яблони от зайцев.
  С работы они ушли в четыре часа - всё-таки короткий день. Тем более, до дачи LS надо было ехать километров двести пятьдесят. А это часа три, не меньше.
  Поначалу они молчали. Каждый из них понимал, зачем в сущности они едут на эту дачу, и поэтому возникла какая-то неловкость. Тем более LS вёл машину и пить не мог, а Анна не хотела пить в одиночку, чтобы потом не наделать глупостей. Да и вообще, трезвый мужчина и пьяная женщина. Как говорится: "Не пей вина Гертруда, пьянство не красит дам..."
  Через некоторое время разговор завязался сам собой, и время пролетело довольно быстро. По пути они накупили всяких вкусностей: салатов, зелени, красного вина и даже пиццу.
  Когда они приехали, пошёл дождь. И затею с лодкой пришлось оставить на завтра. Тем более время настало позднее, и к тому же они проголодались.
  Анна разложила салаты, порезала хлеб, зелень, а LS открыл вино и подогрел в микроволновке пиццу. У него на даче была даже микроволновка! Они сидели, поглощали вкусности, обменивались долгими, многозначительными взглядами. Вино оказалось очень приятным и, казалось бы, ничего не предвещало тучи на горизонте. Но тут глаз LS зацепился за футбол. По телевизору передавали очередной матч. А Анна ничего не понимала в этих футбольных тонкостях. Спорт её никогда не интересовал, ни по телевизору, ни в живую. Разве, только постельный.
  LS же сидел, уставившись в этот дурацкий ящик с этим дурацким футболом, как будто рядом не существовало молодой красивой женщины с сумасшедшими зелёными глазами. Прошёл час, другой. И, как назло, там даже не было рекламы: матч транслировался в прямом эфире. Уже всё было выпито и съето. Анна убрала со стола и помыла посуду. Чтобы чем-то занять себя, Анна попыталась найти книжку. Но у LS валялись только автомобильные журналы и толстые прайсы по строительству. А с собой, она книжку, к несчастью, не взяла. Думала, и без книжки будет чем заняться.
  Наконец, ей это надоело, она подошла к LS и сказала довольно обиженно:
  - Зачем же Вы меня привезли, если всё время смотрите футбол? Я думала, мы будем общаться.
  - Ну подожди. Он скоро закончится, - сказал он с некоторой долей раздражения
  - Ну ладно. Не буду Вам мешать, - её голос неуловимо изменился, и до LS наконец дошло, что он всё-таки её обидел. Он взял Анну за руку и притянул к себе. Она не сопротивлялась.
  - Скажи, что я должен сделать? А то я смотрю: ты вот-вот заплачешь. Не надо.
  - Для начала Вы должны выключить эту штуковину, - Анна вынула пульт из его рук и нажала на "STOP". - А теперь посмотрите на молодую красивую женщину с сумасшедшими зелёными глазами, которая находится рядом с Вами. Встаньте с кресла, возьмите её на руки и отнесите туда, где стоит самая большая кровать в этом доме. Вы же можете это сделать? Не правда ли?
  - Могу. - Тихо ответил LS.
  
  ...ОНИ ВМЕСТЕ ОКУНУЛИСЬ В МОРЕ СТРАСТИ, ОКЕАН ЛЮБВИ И ЛАВИНУ ВОСТОРГОВ...
  
  Позже, когда всё уже произошло, она лежала, уткнувшись в его шею и плакала, но уже от избытка чувств и счастья:
  - Я ведь жить теперь без Вас не смогу, - всхлипывала она сквозь слёзы.
  LS молча гладил её по голове и думал про себя: "Ты знаешь, похоже, я - тоже..." А потом добавил:
  - Зови меня на "ТЫ". Я - твой Друг, а не директор.
  
  
   20 сентября 2005 года.
  
  
  13.ТЫ.
  
  Так они и встречались. Ездили через выходные на дачу к LS. Потому как каждые выходные - это было бы слишком борзо. Всё-таки, семьи, дети... Анна врала, что едет на дачу к маме или на базу с Иркой, а LS, как будто, проверял дом, лодку и яблони... Хотя, отчасти, это и было правдой. Анну же это вполне устраивало: в оставшиеся выходные она отсыпалась и пыталась привести в порядок свою квартиру. Ведь, как известно, любовь требует достаточно много энергетических затрат. Тем более, на неделе, когда все уходили из офиса, они тоже посвящали друг другу некоторое время. Для известных мероприятий. LS звонил ей на пятый и говорил несколько смущенно:
  - Может, зайдёшь?..
  - Да, сейчас.
  Анна приходила, садилась на стул с низкой спинкой. LS вставал за этим стулом и начинал гладить ей голову: Анне это безумно нравилось. Ведь до него никто не догадался уделить этой части её тела столько времени и внимания, о чём она однажды написала LS в своём очередном опусе, когда пришла на четвёртый этаж делать какое-то срочное задание:
  "Может быть, Вы снова погладите мне голову. У Вас это так замечательно получилось 30 августа 2005 (на днях рождениях Оли и Михаила Николаевича). Я верю, Вы это помните. По крайней мере, я не забыла. До сих пор никто кроме Вас не догадался уделить моей голове столько внимания и времени. Я это оценила, и мне очень понравилось. Разумеется, не прямо сейчас. А после работы, когда Вы перестанете быть генеральным директором, а я - бухгалтером, и мы превратимся в Просто Знакомых."
  Анна всё ещё не могла называть LS на "ты", хотя он и попросил её однажды об этом в Один Жизнеутверждающий Момент. Он обижался и говорил:
  - Я понимаю, на людях, в конторе... Это, действительно, выглядит подозрительно. (А они тщательно скрывали от всех свои близкие отношения, и никто об этом не догадывался. На людях они вели себя как прежде: Анна приходила, говорила "Здравствуйте", молча садилась за компьютер, делала задание, ползала в Интернете, иногда давала LS какую-нибудь бумагу, иногда отпускала свои обычные шутки...) Но, когда мы одни, ты же можешь это сделать. Ты мне не доверяешь? Я повторяю: я - Твой Друг, а не директор. - LS выглядел при этом таким несчастным, что Анне становилось жутко неудобно. Она понимала, что причиняет ему боль, но почему-то язык у неё не поворачивался сказать то, что он хочет. Также она не могла называть его просто по имени, а только по имени-отчеству, как она привыкла за столько времени работы. И это тоже являлось камнем преткновения.
  - Мне надо привыкнуть. Мои комплексы мешают мне это сделать. Но я борюсь с ними. Только не так быстро, как этого хотелось бы.
  - Поэтому ей приходилось так хитро строить свои фразы, чтобы в них не звучало нигде не "ты", не "Вы". Вроде: "Может, пойдём домой" или "Посидим ещё".
  Так вот, вечером каждого дня Анна спускалась на четвёртый этаж за очередной порцией ласк от LS. Они оба ждали этого, начиная с утра и даже с предыдущего вечера. Она садилась на стул, закрывала глаза и погружалась в Нирвану. Руки LS перебирали её волосы, которые Анна специально начала для него отращивать. Потом они касались её лица, шеи, плеч... Она не выдерживала, вставала со стула... Они пили друг друга и никак не могли утолить эту жажду. Когда уже становилось темно, они понимали, что прошло слишком много времени и пора расходиться. ...Семьи, дети...
  Иногда Анна и LS менялись местами: Она ласкала его седую голову, а он погружался в Нирвану. Хотя сложно сказать, кто в данном случае получал больше радости: дающий или принимающий. Финал всегда заканчивался одинаково: с каждым вечером жажда обладания друг другом становилась всё более и более невыносимой. Утолить её можно было только в выходной день, да и то не каждый. Конечно, физически любить друг друга можно было и в кабинете. Но эту мысль они оба категорически отметали и считали слишком пошлой для столь сильных обоюдных чувств. А то, как будто, и вправду, босс и ублажающая его секретарша.
  - Они очень мало разговаривали, только по необходимости. Да это было им и не надо. Всё уже было сказано. Тут ведь всё понятно без слов: им было жаль столь драгоценного времени на пустое сотрясание воздуха. Да и вообще, Анна оказалась из того редкого вида женщин, которые любят молчать и слушать. Таких надо заносить в Красную Книгу.
  А ещё Анна и LS могли бесконечно смотреть друг на друга, погружаясь в небесный или, соответственно, изумрудный коридор радужных оболочек.
  - И после этого Вы скажете, будто утонуть и не подняться можно только в карих глазах? - Она, как всегда, немного ехидничала. Он на неё не обижался, понимал, натура такая...
  - Конечно же, нет. В зелёных ещё больше. Просто у меня никогда никого не было с зелёными глазами. Это вообще большая редкость.
  - Вы знаете, и в небесно-голубых тоже... Вы же понимаете, о чём я.
  Он понимал... Понимал, как никто другой... LS улыбался своей трогательной улыбкой, и они продолжали любить друг друга дальше.
  Но так не могло продолжаться до бесконечности, и он уже начал подумывать о том, чтобы снять какую-нибудь маленькую квартирку. Или, пусть даже комнатку. По сути, кроме кровати и "удобств" им было ничего не нужно. Главное, чтобы тихо и рядом с конторой. Чтобы приходить туда часов в пять и уходить где-нибудь в девять: переговоры с партнёрами по бизнесу вполне могут проходить и вечером. Новые проекты требуют слишком много времени.
  Своих мужей-жён Анна и LS не обсуждали, а могли только догадываться. Анне было неудобно спрашивать такое у LS, а он не говорил. Анна считала: захочет - сам расскажет. Про своего Мышонка она говорила разными намёками. Как-то днём она пришла на четвёртый этаж по какой-то его служебной просьбе и спросила:
  - А Вы не знаете, Наташа будет?
  - Не знаю.
  - Но она же сюда почти каждый день приходит?
  - Я этот процесс не контролирую...
  - А разве Вы не хозяин в этом кабинете?
  - Да пусть кто угодно приходит. Мы всем рады. Вот, диванчик можно поставить...
  - О! Отлично! Если меня выгонят из дома, я смогу сюда прийти переночевать?
  - Конечно. А что, тебя из дома выгоняют?
  - Нет. Но мало ли. Всегда приятно знать, что есть такое место, куда можно прийти. Не на вокзале же ночевать.
  По таким словам можно было догадаться, что у Анны с мужем не всё в порядке. На самом деле она хотела ему рассказать про свои неурядицы, но почему-то стеснялась. Анна не любила навязывать свои проблемы и вообще не была уверена, что LS интересует подобная тема. Вот, если бы он сам спросил! Может быть, она для порядка немного замешкалась бы, но потом рассказала всё как есть, и даже про их с Мышонком интимные проблемы. Про то, как будучи одинокой и несчастной, её общение с мужчинами было гораздо более активным и плодотворным. И удовольствия она получала гораздо больше. Но Анна не могла ни в чём обвинять Мышонка. Он обладал такой структурой. Это всё равно, что обижаться на слепого, что тот не видит мира вокруг, и на глухого, что не слышит песни.
  Разумеется, ни один мужчина не шёл ни в какое сравнение с LS. Анна, в принципе, не любила никого ни с кем сравнивать. Но прошлого уже не изменить: что было, то было. Она же живой человек, со всеми естественными человеческими потребностями. Кстати, на днях она перестала носить своё массивное обручальное кольцо, которым прежде так гордилась. Теперь она считала это украшение бессмысленным и ненужным.
  Как-то раз, когда Анна пришла после рабочего дня за ежевечерней порцией любви, LS стоял у же в куртке. Она удивилась:
  - Вы уходите? А мы разве не...
  - Иди наверх, собирайся. Пойдем!
  - Куда?
  - Увидишь. Это сюрприз.
  - Через три минуты Анна уже стояла одетая у лифта и ждала, пока LS закроет кабинет на ключ. Они сели в его серебристый Ford, проехали буквально метров пятьсот и остановились у какой-то "хрущёвки". Вышли, поднялись на третий этаж и остановились перед массивной дубовой дверью. LS достал ключ, открыл эту дверь, и они оказались в незнакомой квартире. Она выглядела достаточно свежей и чистой, и вроде бы никаких людей не наблюдалось. Комнат было две. LS подошёл к одной из них и открыл её вторым ключом.
  - Заходи. Тебе нравится? - спросил LS.
  - Да.
  - Я старался.
  - Спасибо. А это чьё?
  - Пока наше. А там видно будет.
  - Комната и, вправду, ей понравилась. Тихо. Чисто. Стильно. Мебели мало.
  - Опять же, немаловажный фактор - большая кровать. И телевизора - этого врага любви, по счастью, нигде не было видно. И, наконец, случилось то, чего LS так долго ждал: она поверила. Поверила и сказала:
  - Спасибо ТЕБЕ, LS...
  
   22-23 сентября 2005 года.
  
  
  14. Мадонна.
  
  
  Теперь Анна и LS встречались в этой комнате. Они полюбили её и называли не иначе как Наше Пространство Счастья. Теперь они могли общаться, не боясь, что им кто-нибудь помешает. Они даже могли встречаться каждый выходной, и необходимость в даче LS отпала. Ведь всегда можно отъехать куда-нибудь на полдня и сказать, что по делам.
  И в Один Прекрасный День случилось То, Что Должно Было Когда-Нибудь Случиться. Анна поняла, что теперь её организм принадлежит не только ей одной. Там поселилось маленькое, рыбообразное существо, которое через положенный срок превратится в полноценного человека. С ручками, ножками и даже настоящими ноготками и ресницами. Анна очень обрадовалась, но говорить никому не стала. Ни родителям, ни подругам, ни даже LS. Она не хотела рушить своё мерцающее, хрупкое Равновесие.
  Но Мышонку всё-таки пришлось сказать. Она не хотела его обманывать: ему незачем было растить двоих чужих детей. Да и, по правде говоря, у Анны не было большого желания делить с ним супружеское ложе.
  - Ты знаешь, я жду ребёнка. Как ты понимаешь, не от тебя.
  - Ты можешь избавится от него.
  - Ни за что. Считай меня сволочью, но я никогда этого не сделаю.
  - Кто он?
  - Какая разница. Я люблю его.
  - Как ты будешь одна воспитывать двоих детей? Ты, точно, ненормальная.
  - Я знаю.
  Конечно, Анна не рассчитывала на какое-то понимание с его стороны: наставила рогов, беременна от другого, а, самое ужасное, хочет лишить его комфортной жизни в хорошей квартире, и ему придётся снова ютиться с мамой в тесной "хрущёвке". Но она всё-таки надеялась мирно решить эту проблему. Мышонок же оказался ещё более мелочным крохобором, чем она могла предположить. Эта черта вылезла во всей её красе. Он попытался отобрать всё их нехитрое совместно нажитое имущество: компьютер со столом, люстру, холодильник, плиту, магнитолу... И даже стиральную машину, купленную напополам с бабушкой Анны. Мотивировал тем, что ей достанется ремонт, сделанный в квартире за годы совместной жизни. Но он же жил в ней всё это время, и платили они сущие копейки благодаря бабушкиной льготе. Разразилась некрасивая сцена. Он долго и нудно говорил, кричал и даже стучал кулаком по столу, мол, не хочешь имуществом - отдавай тогда деньгами. Пусть тебя теперь твой... содержит. Анна молчала. Она всё давно для себя решила и старалась пропускать мимо ушей его слова. В конце концов она никогда не сидела на его шее.
  Холодильник, плита и стиральная машина, по счастью, остались в квартире. Всё остальное, по большому счёту, не представляло для неё какой-либо ценности.
  Мышонок уехал, и Анна вздохнула свободнее. И даже стала лучше спать. LS же об этом она ничего не сказала.
  Прошло ещё три месяца. Анна и LS по-прежнему встречались в Их Комнате. И LS ни о чём не догадывался. Ведь употреблять спиртное для избавления от смущения и комплексов им давно было не надо. А курить при ней он давно уже перестал.
  Но однажды Анна поняла, что не будет больше с ним близка, по крайней мере некоторое время. Это могло повредить рыбообразному существу в её организме. LS, как всегда, попытался её обнять. Но Анна отстранилась:
  - Не надо.
  - Я тебя чем-то обидел?
  - Нет.
  - Тогда почему?
  - Теперь мне это вредно.
  - Что за ерунда. Любовь не может быть вредной. Что случилось, Малыш?
  - Через полгода я стану матерью, а ты - отцом... - тихо произнесла Анна.
  LS несколько минут молчал, а потом закурил, хотя в последнее время при ней этого не делал. Из-за дыма ей стало плохо.
  - Извини, я не подумал, - сказал LS, открыл окно и вышел.
  Он появился минут через десять, Анна ждала его, сидя на кровати и нервно перебирая пальцами покрывало.
  - Какой срок?
  - Девять-десять недель.
  - Ещё не поздно.
  - Для чего?
  - Я положу тебя в хорошую клинику. У меня там знакомства.
  - Зачем?
  - А зачем тебе лишние проблемы. И потом, ты же знаешь, у меня семья...
  LS не читал рассказ 7 и поэтому не знал об одной из её МЕЧТ, если так можно выразиться.
  - Знаю. Я, по-моему, ничего не прошу и не требую. Ты меня спросил, а я ответила, - произнесла Анна. На её глаза навернулись слёзы, и от этого они стали казаться ещё больше.
  - А как же ты будешь жить?
  - Как-нибудь, с Божьей помощью... Я, пожалуй, пойду. Мне надо побыть одной, - она накинула куртку и вышла.
  Прошла неделя. Анна всё так же ходила на работу, добросовестно выполняя все поручения. По счастью, никто не догадывался об её состоянии. LS она не видела. На работе он не появлялся. И даже в контору не звонил. Но как-то утром, когда Анна перечисляла платежи в Сбербанк, он пришел и встал напротив её стола:
  - Привет.
  - Доброе утро.
  - Я вот тут подумал: может, тебе не стоит работать в твоём положении...
  - Тебе надо больше гулять, бывать на свежем воздухе...
  - Вы настолько не хотите меня видеть? Я тут как немой укор. Да?
  - Зачем ты так, - LS понял, что она хотела сказать этим "Вы", и это больно ранило его. Он вовсе не имел ввиду ничего такого. Он, действительно, проникся её решимостью и бесстрашием и искренне хотел ей помочь. Но это её "Вы" возвело теперь между ними довольно плотную стену. - Ты можешь не работать и получать свою зар. плату. Тебе же надо на что-то жить.
  - Ну ладно. Спасибо. - Анна явно не ожидала такого поворота событий.
  - Значит, она всё-таки не ошиблась в его благородстве. А ведь она собиралась, как и в случае с Маришей, работать до последнего и копить деньги, во всём себе отказывая.
  Хотя она была и гордой, но не настолько глупой, чтобы отклонить такое предложение. Теперь Анна приходила в контору два раза в неделю на три-четыре часа: зар.плату сделать, Главбуху помочь.
   Беременность протекала нормально, не вызывая никаких неприятных ощущений, только спать всё время хотелось. И Анна, как всегда, не спешила бежать к врачам в женскую консультацию. Поэтому она очень удивилась, когда LS как-то подошёл к ней и спросил:
  - А ты к врачу вообще-то ходила?
  - Нет. А что?
  - Как что? Ну мало ли, а вдруг там что-нибудь не так... Пора уже. Тебе всё-таки за тридцать. Хотя, на вид, конечно, гораздо меньше.
  - Да всё у меня в порядке. Не хочу в очередях сидеть.
  - Хочешь, я позвоню, куда нужно. Тебя там примут без очереди и с комфортом.
  - Да нет, не надо. Я сама справлюсь, - она не хотела обременять LS своими проблемами. Анна чувствовала себя неловко. Она считала, он, мол, и так для неё много сделал. Рожать - это ведь было чисто её решение.
  - Ну смотри, как хочешь.
  "Значит, он всё-таки обо мне беспокоится", - эта мысль грела ей душу.
  Свою зар.плату Анна получала исправно в конце каждого месяца. Видимо, LS и GG о чём-то договорились между собой.
  В конторе так ни о чём и не догадывались. Живот вырос несильно, и Анна умело скрывала его под свитерами. Родители тоже ничего не знали: на дачу Анна к ним не ездила, а по телефону не говорила. Мало ли как они отреагируют, второй ребёнок - и без мужа. Карма, наверно, такая.
  Мариша, правда, знала мамину тайну. Шила, как говорится, в мешке не утаишь. Но Анна попросила её никому-никому не говорить: примета, мол, такая есть. Мариша с нетерпением ждала сестрёнку и придумывала ей разные несусветные имена: Жанна, Кристина, Алиса...
  Но, всё-таки, этот час "Х" наступил. Анна позвонила родителям и попросила присмотреть за Маришей, так как скоро ей придётся ехать в роддом. Никакой радости новость эта не вызвала, но и плохого они опять же ей ничего не сказали. Восприняли как должное. На работе весьма удивились и пожелали здоровья, счастья и всего самого хорошего в нелёгком материнском труде. От коллектива подарили чайник, красивый конверт для новорожденного, с вышивкой. И три тысячи рублей, видимо, от руководства.
  Роды прошли спокойно, быстрее, чем в первый раз. Родился довольно крупный мальчик. Анна не видела детских фотографий LS, но похоже, новорожденный был весь в отца. По крайней мере, с маленькой Анной у него не было ничего общего. Весил он 3,8 кг и ростом был 53 см. Волосы русые. Анна сразу придумала ему имя - Андрюша. Так звали её отца, и ей всегда нравилось это имя. Опять же: Андрей Первозванный, Апостол Андрей, Князь Андрей Болконский... И теперь она могла исполнить давнюю папину мечту: он всегда мечтал об Андрее Андреевиче, а мать-одиночка, каковой она теперь стала во второй раз, может дать своему ребёнку любое отчество.
  На деньги, подаренные руководством Анна оплатила себе отдельную палату. Она ещё живо припоминала, как девять лет назад в бесплатной палате лежало четыре мамаши с четырьмя младенцами. И обязательно кто-то из них плакал. Анна тогда не спала практически всю неделю, что находилась в роддоме на самом краю города. В Купчино... А из окна её палаты был виден Моравский переулок...
  Мобильный телефон Анна, на всякий случай, взяла с собой в больницу. Когда она более-менее пришла в себя, она послала LS sms-ку: "Вдруг Вам будет интересно: у меня родился мальчик. 3800. Здоровый."
  Вторые роды пошли Анне на пользу. В свои тридцать четыре она выглядела совсем юной.
  Через неделю, как и положено, её выписали из роддома. Андрюша был завёрнут в новый конверт, подаренный сотрудниками ООО "Монолитстрой". На конверте красовался огромный голубой бант. Встречать её пришли родители, бабушка и Мариша. И вдруг Анна увидела Нечто очень знакомое. То был серебристый Ford. А в нём сидел LS. Как он узнал, осталось для неё загадкой. Она ведь не посылала ему больше никаких сообщений.
  На следующий день LS позвонил Анне домой:
  - Привет.
  - Добрый день, - она всегда так приветствовала его в конторе.
  - Ну как ты?
  - Нормально. А это я Вас вчера видела?
  - Да. Это был я. Но при твоих родных я не стал подходить. Ты уже как-нибудь его назвала?
  - Да. Андрюшей. Как папу. Хорошее русское имя. А что?
  - А я надеялся, вдруг он ещё не назван.
  - А что тогда?
  - Я хотел назвать в честь моего отца.
  - Это ведь немецкое имя, а не русское...
  - Ну да... Пожалуй, ты права... А жаль... А посмотреть можно? Если ты не против.
  - Можно.
  - А когда тебе удобно?
  - Лучше днём. Когда никого нет дома.
  - Хорошо. Тогда я скоро приеду.
  LS приехал через час. С цветами и игрушками. Он подошёл на цыпочках к спящему ребёнку:
  - Надо же. Какой милый... На меня маленького похож.
  - Тише. А то разбудишь. Я тоже так думаю. Моего совсем ничего, - как-то само собой Анна снова перешла на "ты". LS заметил это и очень обрадовался. Стена холода между ними начала рушиться. Медленно, но верно...
  LS расспрашивал, как прошли роды, как она себя чувствует, чем кормит ребёнка. Анна честно отвечала на вопросы, но сама же ничего не рассказывала. Прошло больше часа. Позвонили на трубу.
  - Да, я скоро буду, - ответил он кому-то. - Ну, ладно. Я пойду. Контора зовёт, - сказал LS и грустно посмотрел на Анну. - А, вот. Чуть не забыл. Пригодится, - и он вынул из кармана белый конверт.
  - Что это?
  - Возьми. Тебе нужно. Не спорь со мной.
  - Хорошо. Спасибо.
  LS теперь довольно часто навещал Анну и ребёнка. Он приезжал днём на пару часов, когда Андрюша спал и поэтому толком его так и не рассмотрел. Он приносил деньги, еду и прочие нужные вещи. Анна испытывала к LS чувство благодарности. Она помнила, как девять лет назад, гуляя с Маришей, сама волокла на себе все эти огромные мешки с продуктами. Перед приездом LS всегда звонил и спрашивал, что привезти. Сначала Анна отказывалась, говорила: не надо, мол, ничего - всё есть. Но потом осмелела, привыкла и даже стала делать заказы: сегодня картошку, хлеб и яблоки, а потом стиральный порошок, а то коробка заканчивается.
  Когда Андрюше исполнилось два месяца, LS приобрёл квартиру в Пушкине. Записал на Анну. Так она стала владелицей шикарной трёхкомнатной квартиры на улице Малиновской, мало веря в происходящее. Как выяснилось позже, LS и сам давно хотел жить в Пушкине.
  Место, как раз, очень подходило для молодой матери. Тихо. Чисто. Свежий лесной воздух: дом находился рядом с парком. К их приезду LS сделал внутри ремонт, купил мебель, необходимую технику.
  Он по-своему любил Анну: всё-таки она не побоялась и родила ему ребёнка, и таким образом хотел облегчить ей жизнь. LS догадывался о её неладах с родителями, хотя прямо она никогда ничего не говорила. А может, привык чувствовать себя хозяином и хотел приходить, когда ему удобно, а не тогда, когда отсутствуют чьи-то родители. Но скорее всего, как человек практичный и дальновидный, LS вкладывал капитал в своё БУДУЩЕЕ, своего РЕБЁНКА. Ведь Андрюша был его первым и единственным сыном. Его кровью. Наследником. А для мужчины в зрелом возрасте новорожденный, единственный сын, вероятно, имеет большое значение.
  Мариша тоже переехала с мамой в новую квартиру. И от неё, кстати, была реальная помощь. Она могла помыть посуду, занять малыша, погулять во дворе с коляской. Она очень полюбила братика и совсем забыла о том, что хотела сестрёнку. Да и у LS с Маришей сложились хорошие, тёплые отношения, куда лучше, чем с Мышонком. Заочно она знала LS достаточно давно. Это когда Анна показывала его фотографию и просила что-нибудь наколдовать. Мариша искренне радовалась за маму.
  Андрюше LS дал своё отчество и фамилию. Поэтому мечта Анниного папы так и не сбылась: не получилось Андрея Андреевича. Зато получился Андрей LS-ович. А Анна не стала второй раз матерью-одиночкой.
  
  ...Они, как обычно, разговаривали. Вдруг в соседней комнате запищал ребёнок. Он проснулся и, видимо, захотел есть.
  - Подожди, я скоро приду, - сказала Анна и вышла.
  LS посидел-посидел, ему стало скучно и он пошёл за Анной. То, что он увидел, потрясло его настолько, что он остановился да так и остался стоять. Конечно, ничего такого уж удивительного не было в этой картине. Это простое материнское действие тоже "вечно как мир. И над ним не властно ни время, ни пространство, ни мировые катаклизмы..." Из века в век матери кормили грудью своих младенцев, не взирая на погоду, время суток и международное положение.
  
  
  
  
  ...LS увидел Мадонну. Её большие, кроткие глаза с любовью смотрели на него, на ребёнка, на весь этот мир в целом.
  
  
  НА НЕГО ТОЖЕ НИКТО НИКОГДА ТАК НЕ СМОТРЕЛ!
  
  Он понял, что искал это почти полжизни и уже никогда никуда не уйдёт от этих глаз и от этого младенца. Маленький же Андрюша вёл себя как ни в чём не бывало и не понимал всей Важности Момента. Над ним нависло что-то большое, мягкое и тёплое, а он урчал и пыхтел, пытаясь добыть свою нехитрую еду.
  Это были Его Мадонна и Его Младенец. А LS осознал наконец-то простую истину: Они нуждались в Нём, а Он - в Них. И тогда LS сказал то, что не решался сказать долгое время:
  - Я пришёл к вам... Насовсем... Пустишь?..
  
  
  
  
  26-28 сентября 2005 года.
  
  
  15. Кэтти.
  
  Вот оно как всё хорошо получилось у Анны и LS. Они обрели друг друга и жили счастливо. И, возможно, кто-нибудь спросит: "А что же стало с другими персонажами? Например, с женой LS. Назовём её Кэтти.
  Так вот. Кэтти, оказывается, ничуть не расстраивалась, как это можно было предположить.
  ... Однажды...А это был тёплый майский денёк 2005 года. И, она, как это бывает с жёнами обеспеченных людей, не работала в обычном понимании этого слова. Самая большая её забота была присматривать за своей дочкой: водить в элитную школу на весь день и иногда готовить еду, когда у домработницы случался выходной. Хотя, как правило, в такие дни она обедала и ужинала в хорошем кафе. А также Кэтти много времени посвящала салонам красоты, парикмахерским и фитнесс-центрам. Как настоящая Львица, она любила себя, баловала, холила и лелеяла. И поэтому в свои сорок два выглядела лет на восемь-десять моложе. Кэтти отвезла дочку в школу на том самом фиолетовом Landrover*е, который LS когда-то купил для себя. Времени у неё оставалось много, и она решила прокатиться куда-нибудь к морю, на Финский залив.
  Подышав свежим морским воздухом, позагорав на весеннем солнышке, Кэтти завела машину и поехала домой по Зеленогорскому шоссе. Ехала она, ехала. И вдруг почувствовала, что-то не то с колесом. К сожалению, оно прокололось. Ближайший автосервис находился довольно далеко, и проезжавшие мимо машины не останавливались. В будний день по шоссе ездили пенсионеры на свои огороды и, завидя такой шикарный автомобиль, спешили побыстрее проехать мимо. От греха подальше. Труба LS, как назло, не отвечала. Кэтти вылезла из машины, постелила куртку и уселась на неё, подставив лицо солнцу. Видимо, она задремала, так как очнулась от незнакомого голоса:
  - Девушка, я могу Вам чем-нибудь помочь.
  - Кэтти не сразу сообразила, что это обращаются именно к ней. Девушкой её не называли довольно давно. Она открыла глаза. Перед ней стоял симпатичный брюнет на вид лет 30-35. Надеты на нём были чёрные джинсы и серая вельветовая рубашка. А около фиолетового Landrover*а теперь красовался чёрный джип.
  - Девушка, я могу Вам чем-нибудь помочь? У Вас что-то с машиной? - Повторил он свой вопрос.
  - Да. Я была бы Вам очень признательна.
  - Кстати, меня Майкл зовут. Если по-русски - Михаил. А Вас?
  - Кэтти.
  - Очень приятно.
  - Мне тоже.
  Майкл благополучно поставил новое колесо и сказал:
  - Вот, пожалуйста, можете спокойно ехать. И, ещё. Вас можно куда-нибудь пригласить? Например в ресторан.
  - Почему бы и нет, - ответила Кэтти. Она не стала сообщать этому симпатичному молодому человеку, что замужем и воспитывает дочь. А кольцо не носила Кэтти уже очень давно.
  Они договорились встретиться завтра в час дня в одном ресторане на углу Невского и Литейного. Кэтти была весьма взволнована таким поворотом событий и мужу ничего не сказала. Тем более, на тот момент у него были крупные неприятности на работе с этим "Фертисом". За долгие годы совместной жизни у них сложились хорошие спокойные отношения. И они оба ценили их. Но, как это обычно бывает, "любовь прошла, завяли помидоры".
   Кэтти не могла предположить, к чему приведет новое знакомство. Молодой человек ей, и вправду, понравился. Приятный такой, вежливый. Но встретиться с ним она решила скорее из любопытства.
  Кэтти отвезла дочку в школу, посетила салон красоты, сделала причёску и к часу появилась в том самом ресторане. Майкл уже заказал столик и ждал. На столе красовался небольшой, но изысканный букет цветов:
  - Это Вам, Кэтти.
  - Спасибо. А Вы знаете, здесь мило. Мне нравится.
  - Я старался.
  Они говорили о том, о сём. О моде, о погоде, о звёздах на небе и на сцене...
  Майкл оказался продюсером и имел некоторый вес в кругах шоу-бизнеса. Разумеется, он был в курсе всех последних сплетен. И очень остроумно пародировал различных персонажей российской эстрады.
  Три-четыре часа, отведённые Кэтти на общение с этим милым Майклом, пролетели совершенно незаметно. Настала пора прощаться и ехать за ребёнком. Они расстались и договорились созвониться.
  Майкла же Кэтти совершенно очаровала. Она явно выделялась из всех женщин, что окружали его. В основном Майкл общался с молодыми длинноногими девицами. Они пачками вешались на него, едва заслышав слова "продюсер" и "шоу-бизнес". Но это не приносило ему какого-либо удовольствия. Он понимал, в данном случае нужны его деньги и связи. А в тридцать лет нормальному мужчине хочется чего-то большего, чем то, что предлагали эти юные особы.
  Они встретились через день. Потом ещё через день. Постепенно это общение вошло в привычку. И они получали истинное удовольствие друг от друга. В семье никто ни о чём не догадывался. Кэтти всегда вовремя приезжала за дочкой, а выходные проводила с LS, вечно уставшим и с вечно больной от "фертисовских" забот головой. Поэтому когда LS стал часто задерживаться на работе, она не придала этому особого значения. Кэтти была даже рада, когда муж объяснял своё отсутствие разными новыми проектами.
  Но у LS был всего один проект. И звали его "Анна".
  В сущности Кэтти не догадывалась о таком повороте событий. Но даже если бы и догадалась, то вряд ли бы расстроилась. Майкл закружил её в таком водовороте любви и страсти, о каком она не могла даже и помыслить. Он мог себе позволить любить такую интересную и эффектную во всех отношениях женщину. Духовно, физически и материально. Потому что Кэтти была не из тех женщин, для которых "с милым и рай в шалаше".
  Кэтти родилась Королевой. И поэтому вела себя соответственно.
  И когда LS подошёл к ней с виноватым видом и сказал: "Нам надо поговорить." Кэтти очень удивилась:
  - Давай поговорим.
  - Ты понимаешь, Кэтти... Я тебя очень люблю, ценю и уважаю. Ты всегда много значила для меня, но...- LS задумался, мучительно подбирая слова.
  - Что "но"? Говори же...
  LS наконец решился и быстро сказал:
  - Ты ни в чём не будешь нуждаться. Но я должен уйти от тебя. Я люблю другую. Она мне сына родила.
  - LS! Я очень рада за тебя. Поздравляю! - Кэтти очень удивилась, но, действительно, обрадовалась.
  - В каком смысле рада? Я понимаю, тебе тяжело такое слушать. Мы столько лет вместе.- LS подумал, что она над ним издевается и приготовился безропотно выдержать любые нападки с её стороны.
  Но тут произошло совершенно неожиданное. Кэтти стала смеяться. Потом её смех превратился в гомерический хохот. LS испугался. Он решил, что у неё истерика:
  - Успокойся. Успокойся, пожалуйста. Я понимаю, тебе тяжело. И ты думаешь, что я самая последняя сволочь. Ну хочешь, скажи мне это. Отвесь оплеуху, в конце концов. Сделай что угодно. Только не смейся так.
  - Да мне, правда, смешно. Давно я так не хохотала. Прямо, анекдот какой-то. Представляешь, я столько раз хотела сказать тебе то же самое.
  - В каком смысле?
  - В самом прямом. У меня есть друг. И он давно предлагает мне переехать к нему. А я всё твержу: "Ну как я уйду от мужа. Он же почахнет без меня."
  - А как же наша дочь?
  - Она со мной поедет. Кстати, они знакомы и прекрасно ладят.
  - Правда? - хотя у LS будто камень с плеч упал, но сам факт, что его дочь общается с каким-то посторонним мужиком неприятно кольнул его.
  Правда-правда. Видишь как всё удачно складывается. А можно поинтересоваться, кто Она.
  - Она?... Это наш бухгалтер. После Светы... Может помнишь, она ещё на шашлыки на Финский залив с нами ездила. Правда, давно. Года два-три назад.
  - Нет, не помню... Она хоть симпатичная?
  - Да. Хотя это уже не имеет значения. У меня ведь сын теперь есть. Андрюшей зовут. Ты же знаешь, я всегда мечтал о мальчике. А ты не хотела больше детей.
  Кэтти задумалась.
  - Если ты счастлив, я, правда, за тебя рада. За меня не беспокойся - финансов моего друга более, чем достаточно. Он из шоу-бизнеса. И дочке я сама всё скажу. Подготовлю морально. Хотя я не думаю, что она сильно расстроится. Она у нас уже взрослая. Скоро четырнадцать лет. У неё своя жизнь, уже молодой человек есть... Звонит каждый день. Так что ей эти родители со своими проблемами...
  - Ну ладно. Я тогда пойду. Как-нибудь за вещами заеду.
  - Ну пока.
  С одной стороны LS был рад такому повороту событий. Разумеется, он рассчитывал на худшее. На всякие разборки, слёзы, упрёки... Но и особого счастья LS почему-то не испытывал. Надо же, столько времени он, оказывается, ничего не замечал. А он всегда считал себя внимательным человеком. Ишь ты - поди ж ты, друг из шоу-бизнеса... Кто он, откуда взялся... Его вдруг кольнула запоздалая ревность.
  Но когда LS пришёл в квартиру на Малиновской и увидел Свою Мадонну, невесёлые эти мысли вмиг исчезли из головы. Анна, как раз, варила грибной суп и накрывала на стол. Проснулся маленький Андрюша. Увидел LS. И первый раз в жизни улыбнулся.
   30 сентября - 04 октября 2005 года.
  
  
  16. Мышонок.
  
  С Анной, LS и Кэтти всё более-менее понятно. Остался ещё муж Анны - Мышонок. Конечно, он довольно долго переживал и расстраивался. Злился на Анну. Тем более что знал LS лично.
  Мышонку пришлось переехать обратно к маме в Гатчину. Но, по счастью, это длилось недолго. Питерская подружка Оля, как выяснилось, давно любила Мышонка, но по своей порядочности не смела об этом даже заикнуться. Он ведь был женат. И на свою жену никогда не жаловался: мол, такая - сякая, не дает, не понимает...
  Мышонок не обманывал Анну, когда говорил, что у них чисто дружеские отношения. Они с Олей, и вправду, только вместе пили пиво да шлялись по рок-магазинам в поисках каких-то редких дисков. Один раз сходили вместе на концерт в "Юбилейный". Да и то, потому что Анна не пошла.
  Так вот, когда они в очередной раз встретились на "Маяковской" и пошли по Невскому, взяв по бутылке пива, Мышонок заявил:
  - Оля, представляешь, я снова холостой.
  - Как это! Не может быть!
  - К сожалению, может...
  - Но почему???
  - Она ушла к другому. К своему боссу.
  - Это ужасно. И как ты?
  - И не спрашивай. Плохо. Сама понимаешь, женщины, в большинстве своей массы, корыстны. Вот и Анна оказалась такой же. Я ведь её, действительно, любил. Думал, нашёл родственную душу...
  - Ну, может, ещё всё наладится.
  - Нет. У них уже ребёнок появился. И они живут вместе в новой квартире.
  - А мне вот она... Не захотела родить. А я сколько раз просил... У него были бы большие зелёные глаза, как у нас с ней...
  - Всё пройдёт. На ней свет клином не сошёлся. В мире миллиарды женщин. И с зелёными глазами тоже.
  - Умом-то я понимаю... Но мне так плохо! - Мышонок так неожиданно громко это сказал, что Оля даже вздрогнула. Она давно его любила и искренне сочувствовала. Все эти годы она изредка встречалась с ним, ни на что не надеясь. И вот, похоже, Небеса услышали её молитвы и дали шанс.
  Оля пару раз видела Анну. Один раз в больнице, куда Мышонка отвезли по "скорой" с панкреатитом. Оля тогда ещё подумала про Анну: "И что Алекс в ней нашёл. Ничего особенного." Мышонок только для Анны откликался на Мышонка. Для всех остальных он был Алексом.
  А потом она приходила на собеседование в "Фертис". Если бы её взяли, то Анна стала бы её начальницей. Но "Фертис" к тому времени уже начал разваливаться. Да и Олигархам она показалась несколько странной особой: в бандане, чёрном кожаном плаще и с чёрным же лаком на ногтях. Не слишком подходящий человек для ведения Кассы.
  - Спасибо тебе. Мне сейчас так нужна чья-нибудь поддержка, - на прощание сказал ей Мышонок. И Оля восприняла эти слова как знак свыше.
  Разумеется, они стали встречаться. Раз в неделю в выходной, как правило в субботу, шли куда-нибудь в кафе или рок-клуб. Оля, как и Мышонок, слушала рок-музыку, особенно ей нравился стиль "готика". Сидели, болтали, пили пиво. Мышонок провожал Олю до дома на Наличной улице и ехал в свою Гатчину. К маме.
  Рядом с ней Мышонок постепенно оттаивал, начинал верить, что всё не настолько безнадёжно. А как-то раз, когда выяснилось, что в Гатчину уже никак не успеть, Оля решилась и сказала: "Алекс, хочешь - оставайся. Места много."
  И он остался. Оля зажгла свечи, достала припасённую на всякий случай бутылку хорошего вина, включила баллады "Scorpions", столь любимые Алексом...
  ...Мышонок давно не чувствовал себя таким счастливым. За столько месяцев одиночества он позабыл, как это бывает. Был благодарен Оле, как когда-то, несколько лет назад, была благодарна ему Анна.
  И всё повторилось сначала. Мышонок переехал к Оле в шикарную трёхкомнатную квартиру лучше прежнего. Познакомил Олю с мамой и всеми своими многочисленными родственниками. А из окна их спальни открывался прекрасный вид на Финский залив.
  И через какое-то время стал забывать Анну. И уже довольно смутно мог припомнить её лицо, голос, жесты...
  
   А БЫЛА ЛИ ВООБЩЕ ЭТА СТРАННАЯ ЖЕНЩИНА С БОЛЬШИМИ ЗЕЛЁНЫМИ ГЛАЗАМИ?..
  
  
   05-06 октября 2005 года.
  
  
  17. Сериал и деньги.
  
  Как-то раз, когда Анна ушла гулять с Андрюшей, а Мариша - в школу, LS позвонили из "Монолитстроя" и попросили найти Некие Документы. Он перерыл всё. Их нигде не было. И тут он наткнулся на какую-то странную папку под названием "Мои рассказы". Разумеется, как любой нормальный человек, LS решил посмотреть: а что это за рассказы. Листки были отпечатаны на компьютере и аккуратно сложены.
  
  //...Она идёт по набережной. Рядом с ней крупный мужчина, которого Анна давно и тайно любит. Бескорыстно, Ни за Что и Просто Так. Он молодой и красивый, но почему-то совсем-совсем седой. Назовём его LS.
  Анна и LS просто идут и никуда не торопятся. День тёплый и солнечный, воздух пронизан свободой, а на ней ажурное платье кораллового цвета. Она хорошо выглядит и знает об этом.
  Анна догадывается, что при всём своём имидже "Человека-Горы" у LS нежная и ранимая душа, которую он вынужден скрывать. Она хочет ему об этом сказать, и чтобы LS ответил: "Да. А как ты об этом догадалась?"...//
  
  С каждой новой строчкой LS узнавал в этих рассказах себя...И Анну...И других... И все события происходили именно в таком порядке. Только вот подписано всё было почему-то 2005-м годом. А на дворе стоял 2008-ой. И тут он догадался: это написала Анна!
  НО ОТКУДА ОНА ВСЁ ЭТО ЗНАЛА???
  А, главное, как, оказывается, она его любит! Надо же написать такое. Конечно, LS чувствовал её любовь. Но не настолько же!
  LS был настолько потрясен, что даже забыл про свои Документы. Так и сидел в полной прострации, пока с прогулки не пришли Анна с Андрюшей.
  - LS! Ты дома? - услышал он её голос.
  - Дома... Мне надо у тебя кое-что выяснить.
  - Хорошо. Говори.
  - Что это? - спросил LS, протягивая Анне папку с рассказами.
  - Где ты это нашёл??? - Анна заметно помрачнела. Она считала, что,надёжно спрятала свои опусы. Это была её маленькая женская тайна.
  - В шкафу. Я Документы искал. Пришлось всё перерыть. И вот наткнулся.
  - А что?..
  - Да нет, ничего...
  - Так это ты написала?
  - Да, я...
  - Послушай, я потрясён. Неужели ты меня так любишь?
  - Да. А разве незаметно?
  - Заметно. Но ты не перестаёшь меня удивлять. Я думал, что уже всё про тебя знаю.
  - А это плохо?
  - Разве я сказал, что плохо? Наоборот. Теперь я ещё больше счастлив. Осознавать, что про тебя написали целый роман... Немногие могут этим похвастаться. Я вот, например, на такое не способен. Я, когда читал, вообще не мог оторваться - настолько интересно написано. Проглотил минут за сорок. Пока вы гуляли. Слушай, а ты, действительно, написала это в 2005-м году?
  - Да.
  - Но откуда ты знала, что именно так всё и получится?
  - Я не знала. Я всё придумала.
  - Придумала???
  - Придумала.
  - Ну ты даёшь!!! Получается, ты - провидица! Как Ванга, например.
  - Ну не знаю. Провидица - не провидица. Просто я очень сильно хотела, чтобы так было. Видимо, сила моего желания воплотила всё это в реальном мире. Я всегда верила: мысли материальны. Поэтому и спрятала, чтобы не сглазить. А ты нашёл... У меня такое чувство как в сказке про Царевну-Лягушку: пришёл Иван-Царевич и сжёг лягушечью кожу... И теперь ему на время придётся расстаться со своим счастьем, долго искать свою Лягушку, сражаться с Кощеем. А потом найти и не отпускать... Никуда и Никогда...
  - Малыш... Ну что ты всё рисуешь в таких мрачных красках... Я же тебя нашёл. И теперь не отпущу. Никуда и Никогда.
  - Это ещё вопрос: Кто Кого нашёл. И Кто Кого и Куда не отпустит.
  - Ну ладно. Мы вместе нашли друг друга. Вытянули счастливый билет на двоих.
  - На самом деле, я сидела тогда на пятом этаже и МЕЧТАЛА. Мечтала о тебе. Не знаю, догадывался ты или нет. А поскольку в реальной жизни у моей любви не было никакого выхода, то я и выплёскивала все свои чувства в компьютер. Байты букв и запятых превращались в килобайты предложений, которые в свою очередь стали мегабайтами страниц. Поэтому и называется: "Мегабайты любви". Может, простой человек пошёл бы и напился от безысходности. Хотя такое тоже бывало. А люди с высокой духовной организацией пишут романы, симфонии, рисуют картины... Вот и я написала... - Анна замолчала, уставившись в пол. Она отчетливо вспомнила своё тогдашнее состояние. Ей стало грустно и одиноко, хотя LS стоял рядом и никуда уходить не собирался.
  - Малыш, что с тобой? Ты плачешь? Почему?
  - Потому что мне грустно...
  - НЕ ГРУСТИ. Помнишь, как ты мне про Оленя написала: "Волшебное существо наклонилось к самому моему уху и прошептало: "Не грусти..."
  - Помню. Это было давно и неправда.
  - Почему неправда. Я всё очень хорошо помню. Как сейчас. Там ещё была вложена большая шоколадка.
  - Ну да. В обмен на фильтр. Как сейчас вижу: вхожу в офис, сидит одинокий, грустный, Богом забытый директор. А тут входит некая Мадам и заявляет: мол, я у Вас теперь фильтр заберу и магнитофон. Мне так жалко тебя стало. А ты, по-моему, на меня тогда обиделся.
  - Нет, ну что ты. Но мне тогда, правда, было очень грустно. Крокодил не ловился и не рос кокос...А ты, оказывается, всё замечала?
  - Ну, конечно. Любящее сердце всегда всё видит. А вообще у меня были две глобальные МЕЧТЫ: первая - ТЫ. И она осуществилась. Поэтому во второй мечте необходимость отпала.
  - А вторая какая? Если не секрет.
  - Теперь уже не секрет. МЕЧТА такая: я ведь жила с мыслью написать ЭТО. Издать, заработать кучу денег и появиться в "Монолитстрое" при полном параде и, как говорится, "на коне". Я тогда на "Вы" к тебе обращалась...
  
   * * *
  
  ...Анна хотела прийти и разговаривать с LS на равных, а не как маленькая незаметная серая мышка. Она бы появилась в конторе со своим бежевым рюкзачком, набитым пачками стодолларовых купюр. Вошла и сказала бы, как она обычно это делала:
  - Добрый день, LS.
  - О, Анна! Привет! Сколько лет - сколько зим. Какими судьбами! Давай, рассказывай, как дела.
  - Очень хорошо. Вот, хочу у Вас квартирку прикупить.
  - Квартиру купить??? - глаза LS стали круглыми от удивления. Откуда у этой нищей бухгалтерши столько денег? Шутит, наверно. Известная шутница. Ну не украла же?
  - Да, трёхкомнатную квартиру на Малиновской. Они ещё есть у Вас? Или
  - Вы сомневаетесь в моей платежеспособности? Я их заработала. Честным, непосильным трудом. Я надеюсь, Вы организуете мне какую-нибудь скидку. По старой дружбе и доброй памяти.
  - Конечно. О чём разговор!
  - Я готова расплатиться сразу, - сказала Анна, вытряхивая из рюкзачка пачки "зелёных бумажек".- Только можно попросить об одном маленьком одолжении? Ведь желания клиента - закон для продавца. Не так ли? - глаза LS от удивления округлились ещё больше.
  - Думаю, да. Говори, - робко произнёс он.
  - Избавьте меня, пожалуйста, от общения с этим Чудаком на букву "М".
  - Вы поняли о ком я?
  - А-а-а... Ты об этом. Не вопрос. Он у нас давно не работает. Он какой-то душный и туповатый. Да и с людьми вести себя не умеет. Мы снова Хвостика взяли. Он хоть и разгниздяй, но человек толковый.
  - Просто супер! С ним, я думаю, поладим. Но это был первый вопрос, который мы благополучно разрешили.
  - А что есть второй?
  - Ну, конечно. Если Вы помните, я периодически задавала Вам странны вопросы. Так вот. Послушайте, LS, ВЕДЬ ВЫ ЖЕ ЛЮБИТЕ ДЕНЬГИ?
  - Ну да. А кто ж их не любит. Деньги всем нужны: и большие, и маленькие, - он явно не понимал, к чему она клонит.
  - Скажите, а тысяча долларов для Вас большая сумма?
  - В общем, да.
  - Тогда держите. Here is twenty thousand dollars. Устроит?
  - Мне???
  - Вам. Именно Вам. Да не смотрите на меня такими круглыми глазами.
  - Если бы не Вы, я бы не написала мою книгу. Так что десять процентов по праву Ваши. Это на первое время. Потом сериал собираются запускать... Сами понимаете...
  - Анна, ты что! Это слишком крупная сумма. Я не возьму.
  - Берите-берите. Это же деньги. Вам, что, деньги не нужны? В конце концов, я Вам не кусок дерьма предлагаю, - и Анна решительным жестом пододвинула к LS две увесистые кучки. - Если Вы не возьмёте, то, во-первых, я нарочно куплю квартиру у Ваших конкурентов. А во-вторых, у меня не будет удачи в моём бизнесе. Если уж Вы так не хотите их брать, то ведь можно потратить на благотворительность. Помочь нищим, больным и бездомным...
  - Ну ладно, если всё так серьёзно - уговорила, - и LS спрятал деньги в сейф.-
  - Кстати, а что за книга-то?
  - О любви, разумеется. О чём ещё может написать молодая, красивая женщина? Вот, могу подарить, с автографом автора. Почитаете на ДОСУГЕ. - Анна поставила на титульном листе книги свою витиеватую подпись, дату и вручила LS. - А возникнут вопросы - задавайте. Отвечу с удовольствием. Телефон-то мой ещё остался?
  - Ну, конечно. Обижаешь!
  - Про себя же LS отметил, что книга выглядела очень прилично. Даже стильно. Подарочное издание. Толстый переплёт. Мелованная бумага. А рисунок на обложке напоминал узоры её ажурного кораллового платья. По-крайней мере, держать в руках эту книгу было приятно. И называлось сие творение "Мегабайты любви"...
  
   * * *
  
  - И ТОГДА БЫ ТЫ ВСЁ УЗНАЛ...Эта мысль грела мне душу довольно долго. Кстати, а что бы ты сделал?
  - Сначала бы обалдел. А потом пришёл в себя и позвонил.
  - Кому?
  - Как кому? Тебе, конечно. Это же инструкция по применению: как себя с тобой вести. Для несведущих.
  - Но видишь, мне, по счастью, не пришлось тебе ничего доказывать и разбрасываться пачками "зелёных". Само всё получилось. И даже квартира на Малиновской.
  - Слушай! А ведь это идея! Давай с Майклом поговорим. Может, он чего подскажет. Он же вращается в этих околокультурных кругах. И тогда исполнятся ВСЕ ТВОИ МЕЧТЫ.
  - Да ну-у-у... Неудобно кого-то напрягать. И потом разве ты его настолько хорошо знаешь?
  - Не настолько. Но пару раз пересекался по делу. Нормальный человек. Кэтти умеет выбирать людей.
  - Да, согласна. У неё хороший вкус.
  
  LS поговорил с Майклом. Майкл тоже загорелся этой идеей. Позвонил нужным людям. Где надо, подсуетился. В результате всех этих телодвижений получились и книга, и фильм! Точнее сериал.
  Книга выглядела именно так, как когда-то представляла себе Анна. Подарочное издание. Толстый переплёт. Мелованная бумага. А рисунок на обложке напоминал узоры её ажурного кораллового платья. Книга явно выделялась на фоне всех этих дешёвых детективов и дамских романов. Её довольно хорошо раскупали. А доходы Анны и LS стали расти как на дрожжах.
  Тем временем, запустилась вся эта байда с фильмом.
  Разумеется, Анне и LS предложили главные роли. Проще простого: сыграть самих себя. И теперь вся команда "Монолитстроя" - "Фертиса" снималась в кино. Делать вид, что ты продаёшь металл под прицелом кинокамер, оказалось занятием куда более интересным и прибыльным, чем продавать его на самом деле. На съёмочной площадке царило веселье, как когда-то в офисе на четвёртом этаже. Да, собственно, и офисы были сняты те же самые. Чтобы в точности воссоздать всю картину. А платили, надо сказать, очень хорошо. На продаже металла и квартир никто бы столько не заработал. В этот сериал были вбуханы громадные деньги. И он довольно мощно раскручивался на ТВ.
  Единственное неудобство состояло в том, что Анна и LS много работали и не могли часто брать с собой Андрюшу. И поэтому очень по нему скучали.
  Такого в истории ещё не бывало! Были сняты совершенно реальные факты. А сыграли это не профессиональные актёры, а именно те люди, которые непосредственно участвовали во всех этих событиях: Наташа со своим Директором, Хвостик, З-в, GG и VH... И справились с этой задачей совсем не плохо. Короче, СТОП! СНЯТО!
  Между прочим, благодаря сериалу образовалась ещё одна счастливая семья. Сериал снимал один известный Режиссер. Мужчина приятный во всех отношениях. Несколько лет назад он стал вдовцом. Страшно горевал. Но прошло время, которое, как известно, лечит. И он понял, что всё-таки рано ставить на себе крест. Надо жить, а не существовать.
  По ходу съёмок Режиссёру приглянулась одна милая женщина - художник - декоратор. Звали её Татьяна. Это была очень хорошая знакомая Анны - главной героини. Сначала они случайно встретились в кафе на первом этаже, а съёмки так и проходили в том самом бизнес-центре на улице Седова. Выпили по чашечке кофе с пирожным. Потом Режиссёр пригласил Татьяну пообедать. А поскольку сериал снимался почти полгода, то их совместные походы в кафе стали традицией. К концу съёмок они уже общались как старые добрые друзья. И когда подошло время расставаться, поскольку Режиссёр жил в другом городе, они поняли, что не будут этого делать.
  Сериал полюбился практически всей стране. С восьми до девяти вечера пять дней в неделю пустели улицы. Восемь-десять лет назад такое было, когда показывали "Ментов". Российский народ с интересом следил за сложными отношениями Анны и LS. А успех сериала объяснялся очень просто: людям надоели всё эти ужасы, извращения и кровопролития. Народ СОСКУЧИЛСЯ по простым, добрым и понятным человеческим чувствам...
  
   07 - 08 октября 2005 года.
  
  18.Эпилог.
  
  Закончилась эпопея с фильмом. Надо сказать, весь коллектив заметно подустал. Шутка ли, полгода напряжённых съёмок, почти каждый день. Больше всего на свете Анна и LS хотели снова попасть в свой маленький, уютный мирок на улице Малиновской. И как раньше зажить своей небольшой семьёй: Он, Она, Андрюша и Мариша.
  Но не тут-то было. Анна и LS стали настолько узнаваемы, что спокойно жить в своём районе не получалось. Подходили незнакомые люди, задавали вопросы, просили автографы... Поэтому пришлось какое-то время пожить за границей. Но и там не всегда удавалось обрести покой: сериал перевели на несколько языков и показывали в разных странах..
  Когда страсти заметно улеглись, они вернулись в Россию. В свой тихий, уютный мирок... Жили на проценты. У них теперь оказалось целых три статьи дохода: дивиденды от Монолитстроя, книга и сериал.
  LS отошёл от "монолитстройского" бизнеса - передал всё этим двум братьям GG И VH, оставаясь при этом учредителем. Своё свободное время проводил с семьёй. Это был самый лучший в мире отец! Анна даже и не думала, что такие бывают в природе. Андрюша стал Делом его жизни.
  Как-либо регистрировать свои отношения Анна и LS не стали - ведь, как известно, хорошее дело браком не назовёшь. А у каждого из них за плечами было по одному, а то и по два подобных мероприятия. Им и так достаточно было того, что они вместе и любят друг друга..
  Благодаря накоплениям на съёмках, GG и VH настолько удачно раскрутились, что Монолитстрой из простого перекупщика превратился в крупнейшего металлоторговца в Северо-Западном регионе. Путём разных хитрых и сложных махинаций Монолитстрой подмял под себя ЕвразЖелезо. Убрали оттуда всё начальство, только г-на З-ва пожалели. По старой памяти. Хоть и вредный, а всё-таки свой, родной... А эту наглую особу, финансового директора, вытурили без выходного пособия. Она и так слишком много наворовала.
  Наташа со своим Директором что-то не поделили с нашими Олигархами, организовали свою строительную фирму. Наташа стала Генеральным, а Директор - Учредителем. И у них тоже получилось неплохо. Через несколько лет их контора имела по городу достаточно хорошую репутацию.
  
  
  ...Жили Анна и LS долго и счастливо и, как пишут в сказках, умерли в один день... Заснули и не проснулись...
  На дворе стоял март 2064 года. С момента их знакомства, когда Анна пришла в первый раз на собеседование в Монолитстрой, прошло ровно шестьдесят лет. Вырастили детей, внуков, дожили за правнуков... Господь подарил им счастливую жизнь и лёгкую смерть... LS как раз недавно исполнился сто один год.
  Как-то раз, незадолго до ... , они вдвоём сидели на своей даче. В глубине камина мерцал огонь, а за окном мартовский ветер теребил пустые ещё ветки деревьев. В руках Анна держала вязание. Наконец-то ей удалось исполнить свою давнюю мечту - создавать такие же шикарные ажурные платья. LS чистил ружье - в последние годы он пристрастился к охоте. Вдруг LS обернулся к Анне. До сих пор в этой ссохшейся старушке он видел ту молодую красивую женщину, зелёные глаза которой когда-то покорили его сердце:
  - Слушай, я давно хочу тебя спросить и всё забываю: а почему всё-таки "LS"?
  Анна подняла глаза от крючка и ниток и сказала с удивлением:
  - А разве ты не знаешь? Ты же такой умный... И не догадался. Смотри, это очень просто: S - первая буква твоего имени, а L - от английского слова LOVE.
   Они снова встретились глазами. В такие моменты у Анны до сих пор каждый раз всё трепетало внутри. Как в далёком июне 2005 года...
  
  ...И ЭТОТ ВЗГЛЯД КАК МОСТ ЛЮБВИ. ОН ВЕЧЕН КАК МИР. И НАД НИМ НЕ ВЛАСТНЫ НИ ВРЕМЯ, НИ ПРОСТРАНСТВО, НИ МИРОВЫЕ КАТАКЛИЗМЫ...
  
  
   10-12 октября 2005 года.
  
  Разрозненные фантазии.
  
  3. Окно.
  
  - Вы сказали позвонить мне днём, но раз уж Вы пришли сами, то позвольте поинтересоваться о зарплате.
  - А я ещё ничего ни у кого не спрашивал.
  - Но как же так. Вы же обещали!
  - Давай потом.
  - Когда потом? Ведь уже среда! Тогда дайте мне денег в долг. До зарплаты.
  - А у меня нет. Хочешь карманы покажу?
  - Да, конечно. В карманах нет. А где-нибудь в барсетке, дипломате, на счёте во "Промстройбанке" есть.
  - Ну, честно, у меня сейчас ничего нет. Попроси в долг у Монолитстроя. - LS, похоже, над ней издевается.
  - Зачем Вы так. Это жестоко. Вы же прекрасно знаете, Монолитстрой нищий, - Анна уже готова заплакать и достаёт свой последний козырь. - Я Вас ещё ни разу ни о чём ни просила. Прошу первый раз в жизни, - говорит она тихим, убитым голосом. И это правда.
  Похоже, это подействовало, так как LS говорит:
  - Ну ладно, ладно. Не сгущай краски. Сейчас приду и спрошу.
  - А мне что делать?
  - Позвони попозже.
  "Ну вот, как обычно. Опять отмазки. Опять будет кормить обещаниями. А я буду вынуждена его доставать и навязываться, - с горечью размышляет Анна. - И дело даже не только в деньгах, а в самом отношении и уважении ко мне. Я ведь права и, действительно, его никогда ни о чём не просила и ни разу не подвела. Ну почему? Почему? Я совсем ничего для него не значу? Он даже меня элементарно не уважает. А я уже тут размечталась. Хотел бы выручить - выручил. И, собственно, что я прошу - выплатить мне в срок честно заработанные деньги."
  Она - гордая и звонить ему больше не собирается. Сколько можно унижаться. От этих мыслей погано в душе и на глаза наворачиваются слёзы. Жить дала трещину. Но, как известно, истина в вине. И Анна собирается банально напиться водки в одиночестве. А там видно будет.
  Летний день. Офис на пятом. Открыто огромное евроокно. Половина бутылки водки уже выпита. Анна в слезах сидит за директорским столом в директорском кресле GG.
   Она подходит к окну. Смотрит вниз. Там, внизу, что-то манит и притягивает её. Навязчивая мысль, как она будет лететь с пятого этажа, не даёт ей покоя. Она представляет те секунды, когда будет похожа на огромную, красную, тропическую птицу. Говорят, что за эти секунды человек проживает снова всю свою жизнь. Что там? Пустота? И что будет делать LS, когда узнает? Расстроится? Или ему будет досадно за причинённые неудобства? Ведь начнётся следствие, допросы...
  Глупо, конечно, что-то доказывать таким путём. Но жизнь без LS в данную минуту не представляет для неё смысла. И Анна почти что решилась. Она влезает на подоконник и стоит, раскинув руки как в "Титанике". Пока она ничего не делает, но манящая пустота совсем близко в её сознании.
  
  Вдруг открывается дверь и она слышит истошный крик LS:
  
  - АННА!!! СТО-О-ОЙ!!! ПОДОЖДИ-И-И!!!
  
  От неожиданности она вздрогнула. Нога предательски соскользнула, и Анна уже висит по ту сторону окна. Мгновенно сошёл весь хмель. Мучительно хочется жить. Какая же она идиотка! Он ведь почувствовал и пришёл. ОН ЛЮБИТ ЕЁ!!! Как же она не замечала этого?
  Жизнь прошлая и будущая проносится в её голове. Как много счастья ей было уготовано. Это ведь были временные трудности. Пустяки по сравнению с "мировой революцией".
  А пальцы судорожно цепляются за подоконник, силы на исходе. Ещё какая-то пара-тройка секунд, и всё будет кончено. Если не случится чуда. Но чудо случается. В виде горячих, крепких рук и перекошенного от ужаса лица LS:
  - Потерпи, я сейчас тебя вытащу!
  Он держит её за запястья и волоком тащит внутрь. Руки Анны ободраны в кровь, но она не чувствует боли.
   LS положил её, обессилевшую, на диван в "аквариуме". От пережитого шока она с трудом соображает, что происходит. Сработал защитный механизм инстинкта самосохранения. LS пытается узнать её пульс, но он еле прощупывается.
   Неизвестно, сколько времени прошло. LS всё так же держит руку Анны в своей. Между тем она приходит в себя и непонимающим взглядом обводит окружающее пространство.
  - Мне приснился жуткий сон, - говорит она еле слышным голосом.
  - Это был не сон. Я еле тебя спас. Ещё бы чуть-чуть, и я бы не успел. Зачем ты хотела это сделать?
  - Я просто стояла и смотрела вниз. Я не говорю, что хотела это сделать. Я представляла, что было бы, если...
  - Но зачем?!! Если бы я уже не был седой, я бы поседел за эти три секунды.
  - Что случилось?!!
  - Это... Из-за Вас.
  - Из-за меня?!! В каком смысле?
  - Я...люблю Вас. И, судя по всему, не взаимно.
  - Глупая. Ты ошибаешься. Я же как раз за деньгами для тебя ездил. С человеком договорился - на счёт, как назло, ничего сегодня не пришло. Но на полпути я почему-то решил вернуться в офис. И, как видишь, не зря.
  - Какая же я дура.
  - Нет, не говори так. Я, действительно, должен был тебе всё объяснить. Но
  сейчас столько проблем с этим назначением. Я просто не подумал - голова забита совсем другим. Так нельзя. Я был не прав. Прости. А денег у меня, и правда, сейчас нет. Я никогда тебя не обманываю. Представляю, что ты подумала.
  - Да ладно. Что уж теперь. А насчёт чего я ошибаюсь? - Анна заметно повеселела.
  - Ошибаешься в том, что всё не взаимно.
  - Не может быть?
  - Может. Ещё как может. Ты нужна мне.
  - А почему я узнаю об этом в критических ситуациях?
  - Ты будешь смеяться, но я просто смущался. Как мальчишка. Со мной давно такого не было. Лет двадцать...
  - Почему я должна смеяться? Как раз ничего смешного.
  - Ну... Ты бываешь такой ехидной. Мне кажется, ты всё и всех видишь насквозь. Я думал, ты давно догадалась - только тебе это не нужно. Разве ты не видела, как я на тебя смотрел?
  - На самом деле, моё ехидство тоже от смущения и комплексов.
  - Разве у такой симпатичной и умной девушки могут быть комплексы.
  - Вы мне льстите.
  - Ничуть. Я уже тебе говорил, что никогда тебя не обманываю.
  - Представляете, масса комплексов. Например, комплекс неполноценности.Меня часто обманывали. Мужчины.
  - Обещаю, со мной такого не будет. Ой, а что это за листки?
  - Это мои рассказы..., - LS застал её врасплох своим вопросом.
  - Рассказы? Ты пишешь рассказы?
  - Да. Рассказы о любви. Понятно кого и к кому. Таким образом мне становится легче.
  - А дай почитать.
  - А Вы разве такое читаете? Как скажет моя мама - сопли с сахаром.
  - Не говори ерунды. А потом, если там про меня - я должен об этом знать.
  - А если Вам не понравится.
  - Не думаю...
  - Ну, ладно, читайте. Вы - спаситель моей души. Только никому не показывайте.
  - Само собой разумеется. Я похож на идиота?
  - Нет. Не похожи.
  Незаметно наступает вечер. Анна и LS всё так же сидят и разговаривают обо всём на свете. Они не замечают времени. Наконец-то они обрели друг друга, а всё остальное неважно.
  
  
  
   09-10 июня 2005 г.
  
  
  
  
  4. Скамейка.
  
  - Что-то мне нехорошо, - сказала Анна. LS еле успел её подхватить, иначе она упала бы прямо на асфальт. Очнулась она, лёжа на скамейке. Её голова покоилась на сложенной куртке LS. Сам он сидел рядом и медленно перебирал пальцами её волосы. Увидев, что она открыла глаза, LS резко отдёрнул руку, видимо, испугавшись, что его могут неправильно понять.
  "Неужели он боится? Надо с этим что-то делать", - решила Анна и вслух произнесла:
  - Спасибо Вам.
  - За что?
  - За то, что Вы рядом.
  - Что с тобой случилось?
  - Не знаю. Первый раз в жизни. Слабость. Мушки белые вокруг.
  - Тогда надо срочно к врачу. Давай я тебя отвезу.
  - Не надо. Мне уже лучше. Посидите со мной. От Вас пользы больше чем от любого врача. Кстати, почему Вы перестали гладить мои волосы? Это такое блаженство. Я даже глаза не хотела открывать.
  - Ну-у... Не знаю, - LS явно смутился.
  - Зато я знаю, - сказала Анна, садясь к нему на колени. Такого поворота он явно не ожидал. - Держите меня, а то я упаду. Анна взяла руку LS в свою и приложила к своей груди. Она была в своём "коралловом" платье и поэтому его рука коснулась её белой кожи.
  - Что ты со мной делаешь, Анна?
  - Общаюсь на "молекулярном" уровне. Да Вы не бойтесь, возьмите её. Она не кусается, а мне приятно будет. Я же живой человек. И Вам, кстати, тоже. Я ведь не слепая.
  Он ещё ничего не сделал, только дотронулся её груди. Но Анну уже захлестнула волна восторга, и каждая клеточка её организма жаждет любви.
  - Я так ждал тебя, Анна. Тебя и твоей любви. Но мы же не можем прямо здесь, на улице.
  - Логично. - Эта мысль немного отрезвила её. - Но поцеловать-то меня Вы можете?
  - Я боюсь, что не смогу себя контролировать. И тогда случится печальное: подойдут менты и заберут нас в "обезьянник" за нарушение общественного порядка.
  - Я как-то об этом не подумала. А помните розу?
  - Конечно, помню. Как я могу такое забыть. Мне лично ещё никогда красивые девушки не дарили красивых цветов. Я просто был в шоке. В хорошем смысле этого слова. - добавил LS, заметив испуг в её глазах. - Кстати, а как она оказалась на моём столе?
  - Это были "специально обученные люди". А почему Вы её не забрали? Я, признаться, на Вас обиделась.
  - Ведь ты уже ушла с Наташей, пока я зар. плату выдавал. А у меня нет ключей от пятого этажа.
  - А куда Вы дели розу? Выбросили, наверно. Она ведь уже завяла.
  - Нет! Что ты! Я отнёс её в машину и положил в укромный уголок. И когда я на неё смотрю, то вижу тебя, как будто ты рядом. Вот как сейчас, например.
  Они всё ещё сидели на скамейке: LS обнимал её за талию, а Анна гладила его по голове. Вокруг кипела жизнь, но они видели только друг друга.
  - Но почему мы потеряли зря столько времени и только сейчас всё выяснили?
  - Наверно, зря ничего не бывает. Я ведь не знал наверняка о твоих ко мне чувствах. Я боялся, что ты меня отвергнешь. Ты такая красивая и замужем. Мне оставалось только смотреть на тебя и мечтать о том, что ты сделаешь первый шаг.
  - Вы знаете, у меня были ведь точно такие мысли. Сколько раз я хотела подойти к Вам, взять за руку и куда-нибудь увести. Надо быть естественнее и доверять своим чувствам, а в нашем мире людей столько ненужных предрассудков. Я видела, КАК ВЫ НА МЕНЯ СМОТРЕЛИ. На меня НИКТО НИКОГДА ТАК НЕ СМОТРЕЛ. Даже мой муж. Но я же женщина, а женщине вроде как не положено начинать первой. А вдруг бы Вы неправильно поняли? Решили бы, что я - какая-нибудь там ... Тем более, Вы такой солидный бизнесмен и производите впечатление уверенного в себе человека.
  - Бизнес - это бизнес: там всё просто и ясно. А любимая женщина - это целый неведомый мир, где ты чувствуешь себя инопланетянином, не знаешь, как себя вести и боишься сделать что-то не так.
  - А ведь я хотела пригласить Вас к себе на дачу. Только постеснялась. Вы не ответили на мою sms-ку. Ту, где "Я скучаю без Вас. БЕЗМЕРНО. Даже на отдыхе." Я ждала ответа. И мне было грустно и одиноко.
  - Извини. Я трубу тогда на работе забыл. А потом подумал, что отвечать уже слишком поздно.
  - Совершенно напрасно.
  - А ещё у меня была мысль, что ты смеёшься.
  - Моё ехидство - это маска, под которой скрывается ранимая душа и смятение чувств.
  - А насчёт дачи ты серьёзно?
  - Более чем. Я тогда была совсем-совсем одна. Муж уехал в город. Правда, дача далековато, ж/д. ст. Горьковская. Это в сторону Выборга.
  - Хорошие места. Я бы приехал, - заметил LS мечтательно.
  - Боюсь, другого такого случая не представится. Это дача отца. А я в тот день кошку караулила - она у них как ребёнок. В-принципе, можно и к моей маме поехать, в Токсово.
  - Да ты "богатая невеста".
  - Можно и так сказать. Но там куча народу, суета, бардак и спальное место оставляет желать лучшего. Можно сказать, оно - прямо-таки убогое. Такого солидного мужчину мне туда привести как-то неудобно.
  - А что мама скажет? У тебя ведь муж есть. - удивился LS.
  - Мама, как раз, человек лояльный. Она поймёт. Тем более, что мой муж ей не очень-то и нравится. Она считает, что мне нужен совсем другой мужчина. Например, такой, как Вы. В этом смысле проблем не будет.
  - Вот это да! Какая у тебя продвинутая мама.
  - Да, мне повезло.
  - Но я всё-таки, считаю: не стоит никого затруднять и подобные мероприятия должен организовывать мужчина. Не беспокойся, я понял тебя, и всё будет в лучшем виде. А сейчас..., - LS смутился, и его глаза сделались несчастными. - Сейчас... Мне очень жаль...
  - А что случилось?
  - Я так не хочу с тобой расставаться. Я не думал, что мы с тобой так надолго зависнем. Мне ещё надо по делу съездить. Я уже договорился. Контора не даёт мне покоя. Всё-таки, как ты говоришь, я - солидный бизнесмен.
  - Ну надо, так надо, - Анна заметно помрачнела, но старалась не подавать вида.
  - Ты не расстраивайся. Я все дела сегодня сделаю и завтра-послезавтра мы с тобой уедем, где нам никто на помешает. У меня теперь есть стимул в жизни. Кстати, а как ты уедешь? Что ты скажешь мужу?
  - Это - ерунда. Ребёнок на даче, а я могу сказать, что поехала к подружке. Да и вообще, я и спрашивать никого не собираюсь. Я могу поехать куда угодно, когда угодно и с кем захочу. То есть с Вами.
  - Отлично. Сейчас мы поймаем машину, и ты спокойно доедешь до дома. Не грусти. Мы скоро встретимся.
  - Конечно. Я не сомневаюсь.
  - И когда приедешь - обязательно позвони.
  
  
   25 июня 2005 г.
  
  
  
  5. Шары.
  
  - Анна, поехали, - сказал LS с порога, войдя в контору тоном, не терпящим возражений.
  - Куда? - она в недоумении посмотрела на него, держа в руках кипу документов. Рабочий день был в самом разгаре.
  - Увидишь, - загадочно произнёс LS. - Спускайся вниз и садись в мою машину.
  - А как же платежи до 12.00?
  - А, потом, - махнул он рукой.
  Анна быстро собралась и спустилась вниз. В её голове роились разные мысли. От самого ужасного до приятного предвкушения какого-то приключения.
  - Куда мы всё-таки едем? - попыталась Анна узнать ещё раз.
  - Подожди, со временем всё прояснится. - LS явно не был настроен на беседу. Чувствовалось, что он нервничал.
  Анна замолчала и просто стала наслаждаться поездкой. Наконец они остановились около одного из современных новостроек "новорусского" типа.
  Поднялись на лифте и вошли в квартиру, судя по всему принадлежащую LS.
  - Заходи. Сюда-сюда, - он пропустил её в одну из комнат, - Смотри! Что ты мне на это скажешь?
  Анна увидела в углу два больших надувных шара в виде сердец, привязанных к торшеру.
  - Шары... А что?
  - Ты подойди и посмотри повнимательнее, - в его голосе почувствовалась доля ехидства.
  А к Анне закралась мысль, от которой у неё всё похолодело внутри. Она УЗНАЛА эти шары. Это были её Посланники Любви.
  "Неужели они попали к нему?!! Но это НЕВЕРОЯТНО!!! Случай один на миллион!" Шары был исписаны одной фразой - её самым сокровенным желанием и были отпущены на свободу две недели назад. Как говорится, лети с приветом - вернись с ответом. И надо же такому случится - прямо по адресу.
  "Что же мне теперь делать? Как я буду теперь выкручиваться? Что я ему скажу? - тысяча вопросов мгновенно пронеслись в голове. Хорошо, что в комнате царил полумрак из-за тяжёлых штор, иначе бы LS заметил её от смущения розово-красные щёки. Она подошла поближе и стала якобы читать написанное. Разумеется, это были те самые шары.
  - Ой! Ну надо же. А я-то тут причём? Судя по всему, кто-то любит некоего LS. А как это к Вам попало?
  - Зацепилось за балкон.
  - Просто фантастика! Это ведь мощный знак. Вас, действительно, кто-то очень любит. Радуйтесь! - по счастью, Анна справилась со своим смущением и говорила довольно уверенно. - Но зачем Вы меня сюда привезли?
  - А разве не ты...
  - Ну-у-у... если Вы хотите думать, что это сделала я - думайте. Я же не могу Вам этого запретить. А это для Вас так важно?
  - Да!
  - Ну, а если я, то - что?
  - Как что?! Я хотя бы буду знать - что делать.
  - Хорошо... пусть буду я.
  - Это, действительно, ты?! Невероятно!
  - Да... - сказала она чуть слышно.
  LS подошёл к ней, но она резко отшатнулась.
  - Что с тобой? Не бойся. Я всё воспринял правильно! Ты не поверишь. Но я сам мечтал об этом. Только ты оказалась смелее и решительнее меня. Я восхищаюсь тобой.
  Она всё ещё стояла с испуганным лицом и дрожала как нашаливший ребёнок на месте преступления.
  - Мне, правда, так неудобно...За всё это, за все мои идиотские sms-ки и электронные письма.
  - Что ты ерунду говоришь! Наоборот, я был рад получать от тебя что-нибудь. Скажу больше: я ждал. А когда твоих посланий долго не было, я начинал нервничать: куда ты пропала?
  - Но почему Вы так редко отвечали мне?
  - Я мучился догадками: ты смеёшься надо мной или это искренне.
  - Искренне...
  - А почему Вы про шары у меня спросили? Как Вы догадались?
  - Если честно - я не знал. Это был блеф.
  - А я купилась как последняя...
  - Не говори так. Повторяю: я мечтал об этом. Правда. Иди ко мне.
  Анна смотрела на LS, и её глаза наполнились слезами. Она толком не могла объяснить почему - ведь сбылось желание последних полутора лет её жизни. Наконец она не выдержала, села на краешек дивана и горько-горько заплакала. Она всё плакала и плакала и не могла остановиться. А LS стоял посреди комнаты, растерянный, и не знал, что делать. Он не ожидал такого поворота событий и чувствовал себя явно не в своей тарелке. Наконец он подошёл к Анне, сел рядом с ней и сказал:
  - Почему ты плачешь, Малыш?
  - Не знаю.
  - Я обидел тебя? Я не хотел, честно.
  - Нет, не обидели. Мне мучительно стыдно и оттого грустно.
  - Глупая. Тут нет ничего такого. А ты, правда, меня любишь?
  - Да.
  - Я тоже... тебя люблю. Ты мне сразу понравилась, когда пришла на собеседование. И чем больше я с тобой общался, тем больше понимал, как ты мне нужна. А говорю я сейчас об этом только сейчас, когда узнал, что мои чувства к тебе взаимны. Мужчины, надо сказать, довольно боязливые создания. Как дети.
  LS гладил её по волосам, как ребёнка, а она молчала, только иногда тихо-тихо всхлипывала. Наконец, Анна повернула к нему лицо и посмотрела взглядом раненого зверька. У него всё перевернулось внутри. LS наклонился к ней и поцеловал. Это было долго, нежно и удивительно.
  А потом свершилось самое Великое Таинство Любви, когда наступает Бесконечность и жизнь одновременно теряет и приобретает Смысл.
  
  
   29 июля - 04 августа 2005 г.
  
  
  6. Глаз.
  
  Анна, как всегда, сидела над каким-то очередным суперважным отчётом, зарывшись в бумаги и не замечая ничего вокруг. Она даже не сразу поняла, что её кто-то зовёт. Звал её LS:
  - Анна, подойди, пожалуйста.
  - Это очень срочно? У меня тут куча дел. Сами же мне отчёт поручили сделать как можно быстрее.
  - Да-да, срочно!
  - Ну срочно, так срочно. - Анна нехотя встала. Ей в голову, как раз, пришла одна умная мысль по поводу отчёта, и она боялась спугнуть эту самую мысль. - Так что же у Вас случилось? - спросила Анна с долей ехидства и тут же замолчала, так как ей стало очень стыдно. Правый глаз у LS покраснел и из него сочился ручеёк слёз. - Что случилось??? - повторила Анна свой вопрос, но совсем уже другим тоном.
  - Да вот, что-то в глаз попало. Очень болит, а я не могу вытащить. Ты не посмотришь?
  - Ну давайте посмотрю. Только будет ли от этого толк...Что-то я ничего не вижу, - произнесла она, оттягивая его верхнее веко.
  - Посмотри получше: там явно что-то мешает.
  - Да вроде ничего... Хотя... Ага-а! Вот оно! Какая-то маленькая прозрачная штуковина. Её сразу-то и не заметишь.
  - Ну, вот видишь - нашла. Молодец. Теперь надо её вытащить.
  - А как? Как же я в Ваш стерильный глаз полезу своими корявыми руками. Ещё какую-нибудь заразу туда занесу. Для коллекции.
  - Не занесёшь - не бойся.
  - Вы знаете, я придумала один способ. Только не знаю, насколько он Вам понравится. Но во всяком случае, именно так я бы помогла своему ребёнку в подобных обстоятельствах.
  - Так что же это за способ?
  Анна смутилась, и LS это заметил:
  - Ну-ну. Говори, не стесняйся.
  - Своему ребенку я бы вытащила эту бяку своим языком. Это не больно и эффективно. В данном случае язык равен глазу по своей чувствительности.
  - Давай, попробуй. Не сомневаюсь - у тебя получится.
  Еле-еле преодолев смущение, Анна нагнулась к его лицу, но в ту же минуту отшатнулась.
  - Что случилось?
  - Да понимаете, я подумала, что если сейчас кто-нибудь зайдёт и увидит,
  то нас могут неправильно понять. Я, пожалуй, закрою дверь на ключ. Так как-то спокойнее.
  - Ты права. Закрой.
  Анна подошла к двери и закрыла её, а ключ не вынимать не стала.
  - Ну что ж. Приступим к лечению глаза. Это так теперь называется.
  Она во второй раз склонилась над лицом LS, обнимая руками его седую голову, и приникла ртом к его глазу. Почти как в поцелуе. Вскоре её язык нашёл эту соринку, и глаз LS был благополучно спасён.
  - Вот и всё. Операция прошла успешно. Жить будете. И Ваш глаз тоже.
  - Спасибо. Гораздо лучше. Я почти ничего не чувствую. Так - остаточные явления.
  - Наверно, это скоро пройдёт.
  - Будем надеяться. А ты не могла бы... - тут уже LS выглядел явно смущённым.
  - Могла бы что?.. Повторить? - догадалась Анна.
  - Да. Если ты не против. Это так необычно. Я никогда не испытывал подобных ощущений.
  - Хорошо. If you want. Мне и самой понравилось.
  И всё повторилось снова. Только уже в другом , не медицинском
  контексте. Она ласкала один его глаз, потом другой. Потом снова первый.
  Анна испытывала странное счастье и чувство чего-то родного и близкого. Ведь она, действительно, так делала только дочке, когда той в ванной попадало мыло в глаза.
  Неизвестно, сколько прошло времени, когда до Анны дошло,что стучат в дверь. Стучали, видимо, давно и поэтому очень сильно, нетерпеливо дергая ручку.
  - Стучат ведь. Надо открыть. Всё хорошее когда-нибудь заканчивается. - с сожалением заметила Анна.
  - Откроешь?..
  - Открою...А что делать. Есть такое слово "НАДО".
  Это был VH, которому вдруг пришла очередная странная Идея по поводу возрождения конторы и восхождения конторы на новый уровень развития. Разумеется, это надо было сделать именно сейчас. Не раньше, не позже.
  - Что это Вы тут делаете. Я стучусь, наверно, минут десять. И дверь мне не открыть.
  Хорошо, что довольно громко играла музыка и из открытого окна доносился шум с улицы
  - Да мы не слышали! - в один голос честно ответили они.
  - А почему у вас дверь не открывалась?
  - Ключ проверял и забыл вытащить, - решил спасти ситуацию LS.
  Неизвестно, поверил ли VH в эту версию, но вопросов больше не последовало. LS и VH стали обсуждать свои проблемы Вселенской важности, а Анна вернулась к отчёту. Разумеется, её мысли были совсем не вокруг бумажек и цифр. Она смотрела в монитор, а в памяти вертелось происшедшее и не давало покоя. Она не могла больше думать ни о чём другом.
   Опять же, неизвестно, сколько времени Анна просидела в прострации, когда снова услышала знакомый голос:
  - Ты чего глаза закрыла? Что с тобой?
  - Нет. Ничего. Всё в порядке. - встрепенулась Анна и увидела LS,
  стоявшего напротив её стола. Она в замешательстве отвела взгляд, всё ещё находясь под впечатлением последних событий.
  - Девушка, а что Вы делаете сегодня вечером?
  - Ничего особенного. Домой, наверно, пойду. А что, у Вас есть какие-то заманчивые предложения?
  - Может быть, мы куда-нибудь сегодня сходим? Ты не против?
  - Нет... Не против... - ответила Анна, с трудом скрывая улыбку Моны Лизы. На самом деле она давно мечтала услышать от LS нечто подобное, и вот случай с глазом расставил всё по местам.
  - Ты когда сделаешь все свои дела, спускайся на четвертый этаж.
  - Рабочий день закончится через два часа. Я, как раз, успею доделать этот отчёт и приду.
  - Если сделаешь раньше - всё равно спускайся.
  - Хорошо...Как скажете...Я приду. - Её душа пела от счастья, хотя внешне она выглядела несколько заторможенной.
  - Я буду ждать тебя, Анна. - сказал LS и вышел из комнаты.
  
  "Он будет ждать меня... Он будет ждать меня. Он будет ждать меня!
  
  Он будет ЖДАТЬ МЕНЯ! ОН БУДЕТ ЖДАТЬ МЕНЯ!!!
  
  
  ОН УЖЕ ЖДЁТ МЕНЯ!!! СЕЙЧАС!!! В ЭТУ САМУЮ МИНУТУ!!!" - наконец-то дошло до её сознания.
   Вот так робкие ростки её мыслей превратились в мощные мыслеформы и через какое-то время принесли долгожданные плоды.
  
   18 августа 2005 г.
Оценка: 4.60*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"