Мышлявцев Борис Александрович: другие произведения.

Добро и зло в тувинской культуре

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Научная статья об особенностях представлений о добре и зле в тувинской культуре.

  ДОБРО И ЗЛО В ТУВИНСКОЙ КУЛЬТУРЕ
  Борис Мышлявцев, к.и.н.
  
  (Работа выполнена в рамках исследовательских программ Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской Академии Наук).
  
   Многие информаторы-тувинцы считают, что за прошедшее со времени распада Советского Союза время отношения между людьми претерпели существенные изменения. Распространенным является утверждение, что "сейчас человек человеку волк". Всеми отмечается резкий рост преступности, особенно резко при этом выросло количество тяжких преступлений. Тува по этим показателям является абсолютным лидером не только в Российской Федерации, но и одним из мировых лидеров. Так, если в Москве на 100000 человек происходит в среднем 9 убийств в год, то в столице республики г. Кызыле этот показатель составляет 90, то есть в десять раз больше. (Данные за 2008 год, с сайтов МВД и Генеральной прокуратуры РФ).
  
  При этом, по свидетельствам практикующих в Кызыле юристов и сотрудников МВД, для Тувы характерны так называемые немотивированные преступления. Большинство убийств совершается не с корыстными целями, а на бытовой почве, в состоянии алкогольного опьянения.
  
  По мнению стариков, "молодежь не соблюдает обычаев, не уважает пожилых людей". Резко выросло, даже по сравнению с советским временем, потребление алкоголя.
  
  Все это позволяет сказать, что в тувинском обществе, в тувинской культуре происходят очень существенные изменения. Однако открытым остается вопрос - как же эти изменения оценивать? Надо подчеркнуть, что в данном случае речь не может идти о процессах ассимиляции. Как показывают наблюдения автора, тувинцы, даже хорошо знакомые с русской культурой, как правило не интериоризируют ее и сопутствующие ей ценности. Можно сказать, что на протяжении советского периода истории Тувы нормативная культура русских не оказывала на тувинцев прямого влияния (на уровне взаимодействия моделей поведения, социальных норм). Исключением, однако, является уголовная субкультура. В ней, несмотря на ярко выраженные местные особенности, четко прослеживается влияние соответствующих советских или российских образцов.
  
  Некоторые модели поведения, или, если воспользоваться термином датского этнолога Хойрупа [Хойруп, 38], модели жизни и их варианты, были оттеснены на второй план, некоторые, напротив, приобрели актуальность. В частности, благодаря отстранению от власти и прав на распоряжение ресурсами дореволюционной, так называемой феодальной элиты, господствовать стала "культура бедняков". Все исследователи дореволюционной Тувы указывают на то, что "богатые и бедные представляют как бы два разных народа". Об этом же говорят и многие мои информаторы. Впрочем, несмотря на различия между упомянутыми вариантами субкультур, можно утверждать, что тувинское общество представляло собой и представляет сейчас единый организм. Объединяет же его единая система ценностей, единое мировоззрение.
  
  Автор ставил целью не только изучить существующие сейчас в тувинской культуре представления о добре и зле, но и проследить, насколько успешно происходит сейчас их передача от поколения к поколению. Поэтому особый упор в работе делался на изучение соответствующих представлений тувинских детей.
  
   Для этого был использован метод неформализованного письменного опроса. Учащимся пятых классов средней школы N1 п. Тээли Бай-Тайгинского кожууна Республики Тыва было предложено написать сочинение на тему "Что такое добро и зло?". Сочинения писались на тувинском языке, всего было написано 100 сочинений. На тувинском языке тема формулировалась так: "Буянныг болгаш каржы чорук деп чул?".
  
  Ниже будут приведены данные по частотности затронутых в сочинениях тем и положительных и отрицательных качеств, свойственных человеку по мнению детей. Будет рассмотрено значение этих тем и качеств в контексте тувинской культуры.
  
  Нужно сразу оговориться, что частотность упоминания того или иного качества в настоящей работе не будет рассматриваться как однозначный критерий важности данного качества. Некоторые качества, упомянутые лишь немногими, являются, в тоже время, в контексте культуры очень значимыми. Другие же, обладающие большей частотностью, являются своего рода артефактами. Например, одним ребенком в качестве признака злого человека было указано отсутствие семьи и детей. Известно, что в прошлом, а отчасти и сейчас, холостые люди старше 30 лет были изгоями, в юрте их усаживали у порога, на самое непрестижное место.
  
  (Интересно, что подобные представления отмечены и для традиционной культуры русских Архангельской области: "Дети - благодать Божья. У кого детей нет, тот во грехе живет. Что бы Бог простил, приемыша берут" [Науменко, 13]) У якутов также бесплодие считалось несчастьем, "чуть ли не грехом, а плодовитость - добродетелью" [Серошевский, 499]
  
  Известно значение семьи для тувинского общества. Поэтому упоминание такого качества даже одним ребенком является в данном случае очень важным.
  
  В то же время, во многих сочинениях поднята тема помощи птицам, другим живым существам ("нужно строить птицам теплые гнезда", "нельзя убивать в лесу зверей"). Принимая во внимание традиционно большое значение охоты для хозяйства тувинцев, можно утверждать, что высокая частотность этой темы связана прежде всего с программой российской средней школы, а не с актуальностью этой темы для тувинской культуры.
  
  В некоторых случаях нужно признать условность разделения тех или иных тем и качеств. В качестве примера можно привести такие категории, как уважение, помощь, послушание, положительная оценка человека в соответствии с его статусом, вне зависимости от его личных качеств (или даже скорее приписывание положительной характеристики самой статусной позиции). Все эти темы могут быть сведены к центральной категории уважения.
  
  То же можно сказать и о таких понятиях, как щедрость и гостеприимство, которые тесно связаны с темой помощи другому человеку. При подсчете частотности отрицательные и положительные качества учитывались отдельно даже в тех случаях, когда упомянутое ребенком отрицательное качество являлось лишь отрицанием положительного. Например, часть детей пишут, что доброму человеку присуще такое качество, как уважительность. При этом они не указывают на отсутствие уважительности как на характерный признак злого человека. Другие же специально выделяют это качество: "Хороший человек знает, как уважать других людей, плохой человек никого не уважает".
  
   Рассмотрим сначала положительные качества, относящиеся к понятию добра и присущие доброму человеку. Наиболее частотной является категория помощи, которая упоминается в 50 % сочинений. Дети пишут о том, что добрый человек должен помогать своим друзьям, пожилым людям, и, главное, своим родственникам, особенно - матери.
  
  Категория помощи не связывается в большинстве сочинений с понятиями жалости и сострадания, скорее она связывается с понятием уважения или добросовестного выполнения семейных обязанностей. Дети чаще всего приводят примеры помощи пожилым людям или своим родителям, близким родственникам. Например, ученик 5 "Г" класса Суглай-оол Менгилек пишет: "Я помогаю отцу и матери. Дома я мою пол, посуду, сижу с младшими. Вместе с отцом чиню машину, он меня хвалит. Когда я в поселке Торгалыг помогал бабушке и дедушке пасти скот, они меня хвалили".
  
  Вообще уважение подразумевает под собой предсказуемое поведение в соответствии с предписанной статусом ролью. Понятие уважения является вторым по частотности и встречается в 21 % сочинений (имеются в виду сочинения, где наличие уважения прямо связывается с образом доброго человека). Надо отметить, что уважение может быть только взаимным и является своего рода обменом. Оказание помощи является в большинстве приведенных детьми примеров проявлением уважения к статусу пожилого человека или родственника.
  
  За помощь же, оказанную из сострадания, объект помощи "расплачивается" уважением: "Когда у нас кончается еда, Зоя, которая работает в садике, дает нам деньги на хлеб. Поэтому мы эту соседку всегда уважаем". Согласно наблюдениям автора, это происходит в случае, если статусы объекта и субъекта помощи примерно равны, или статус объекта ниже. Если же статус субъекта помощи выше, за оказанную помощь он может расплатиться каким-либо подарком. Тема подарка встречается в двух сочинениях, однако является, тем не менее, очень важной. Не случайно в тувинском языке есть даже прилагательное "ымзаныычал", которое переводится как "обидчивый в отношении подарка". От того же корня образован и глагол "ымзаныр", "обманываться, разочаровываться в надежде на получение подарка". [Тувинско-русский словарь] (Как поясняют информаторы, слово это употребляется в основном в отношении женщин).
  
  Подарок в тувинской культуре играет важнейшую роль. Подарок непременно должен соответствовать ситуации, в которой происходит акт дарения. Рекомендуемая традиционными нормами символическая ценность подарка напрямую связана со статусами акторов (объекта и субъекта взаимодействия). Согласно наблюдениям автора, несоответствие подарка статусным ожиданиям может действительно вызвать у человека серьезную обиду и быть расценено как проявление неуважения.
  
  Дарообмен, таким образом, выступает в тесной связи с категорией уважения. В двух сочинениях присутствует тема присвоения чужого подарка, как поступка очень жестокого. Приведем в качестве характерного примера текст, в котором в очень сжатой форме выступают все рассмотренные выше темы, такие как помощь, уважение, подарок и присвоение чужого подарка.
  
   "Мальчик и старик.
   На улице играл маленький мальчик. Мимо него шел старик. Старик упал. Мальчик подбежал и помог ему подняться. "Спасибо, сынок", сказал старик и дал мальчику 5 рублей. Мальчик очень обрадовался. Но тут подошел какой-то парень и отнял у него деньги". (Кошкулак Буян, 5 "В", Тээлинская средняя школа N1).
  
   Наиболее ценными для данного исследования представляются именно такие описания реально происходивших событий. Именно в них мы можем понять контекст, в котором функционируют социальные нормы, актуализируются свойственные тувинской культуре ценности.
  
  Щедрость и гостеприимство среди упомянутых в сочинениях положительных качеств человека занимают по частотности третье место (11%). Щедрость понимается преимущественно как отсутствие в человеке духа стяжательства, жадности, готовность оказать человеку материальную помощь, способность достойно встретить гостя.
  
   Гостеприимство, выполнение связанных с ним норм этикета является в представлении тувинцев, как взрослых, так и детей, одним из важнейших качеств "доброго" человека. Очень часто можно услышать, как житель одного района Тувы, противопоставляя свой район другим говорит: "У нас люди гостеприимные, а вот в таком-то районе - нет". Например, большинство опрошенных мной жителей Монгун-Тайгинского кожууна считают, что жителям их района присуще особо детальное соблюдение обычаев гостеприимства. В этом они противопоставляют себя хемчикским тувинцам, которые, по мнению монгун-тайгинцев, "очень негостеприимные", "незнакомому человеку даже чая не нальют". (Сами же хемчикские тувинцы с такими утверждениями не согласны).
  
  Отметим важность соблюдения обычая гостеприимства для тувинской культуры и перейдем к следующей теме. В 9% сочинений понятие доброты связывается не с личными качествами человека, а с его должностью, или присущими его статусу ролями.
  
  В качестве добрых людей указываются учителя (они передают знания), полицейские (они защищают от преступников), врачи (лечат людей), ламы и шаманы. Так же к этим девяти сочинениям можно прибавить еще несколько текстов, в которых говорится, что добрые люди - это родители, дедушки и бабушки (не конкретные, а вообще), потому что они выращивают детей.
  
  Мы видим, что представления о доброте, присущей носителям этих ролей, связаны с выполняемыми ими общественными функциями. Приведем примеры таких утверждений. "Я спросила у матери - какие люди самые лучшие на свете? - Самые лучшие люди на свете это учителя, ученые, матери, отцы, бабушки, вот так, дочка.- ответила она". "Добрые люди это учителя, родители и еще другие люди". "Добро защищают милиционеры. Летом, купаясь в Кызыл-Даге, я видел, как дерутся два человека. Один из них сбежал, когда соседка вызвала милицию. А одного милиционеры задержали и увели".
  
  С темой доброты, как надлежащего исполнения свойственных статусу человека ролей связано представление о том, что добрым является человек, хорошо исполняющий семейные обязанности. В 8% сочинений дети называют добрыми своих родственников, особенно мать, именно за это. Чаще всего встречаются высказывания вроде "моя мама добрая, потому что она меня кормит и одевает". "Моя мама добрая, потому что не смотря ни на что воспитывает нас. Тех, кто вырастил много детей, люди уважают". Еще в трех текстах дети просто пишут о своих родителях и других родственниках что они добрые, без пояснений.
  
  8% детей пишут о том, что добрый человек не думает о других плохо, не замышляет зла: "плохая мысль заражает голову". Если учитывать тексты, где говорится о том, что хороший человек должен быть "ак сеткилдиг" или "ак сагыштыг" (с белой душой, с белыми мыслями), процент указывающих на отсутствие зломыслия как на непременный признак доброго человека, будет еще выше.
  
  Словарное значение этих выражений - "добрый, хороший, честный". Информаторы же поясняли их значение еще и так: "Это говорят про человека, который на других зла не думает, им зла не желает". К указанным в словаре значениям можно добавить и такое как "кротость" в христианском смысле этого слова.
  
   6% сочинений указывают на жалость и сострадание. В стольких же говорится о том, что добрый человек не должен ругаться. В 5% указывается на скромность. Интересно, что понимание скромности в тувинской культуре поразительно сходно с таковым в русском православии. Согласно словарю, "скромный" по-тувински - "биче сеткилдиг", буквально - "с маленькой душой". В зависимости от контекста значение может быть и несколько иным - "смиренный, спокойный человек, который не считает, что он слишком много из себя представляет".
  
  Антонимом к этому выражению является "улуг сеткилдиг", "с большой душой", а также "туразы улуг" ("высоко себя ставит"), которое может быть переведено как нескромность, высокомерие, гордость. Вспомним библейское выражение "блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное". Протоиерей Г. Титов писал: "Быть нищим или бедным духом - значит иметь смиренное понятие о своих духовных качествах" [Титов, 226].
  
  Хотя основные словарные значения выражений "ак сеткилдиг" и "биче сеткилдиг" ("честный" и "скромный" соответственно) достаточно сильно различаются, во многих контекстах они выступают как синонимы, и приближаются по значению к русскому слову "кроткий" (согласно словарю Ожегова - "отличающийся незлобием, незлобиво-покорный, смирный"). Таким образом, эти качества, которые дети приписывают доброму человеку, могут быть сведены к понятию кротости.
  
  В 5% сочинений говорится о том, что добрый человек дарит подарки (пример приводился выше). 4% говорят о трудолюбии: "добрый человек - это тот, кто ищет работы, а злой - живет просто так, без дела слоняется".
  
   Столько же говорит о том, что нужно слушаться родителей и родственников: "Добрый человек слушает, что говорят его отец и мать, уважает младших и старших родственников. Злым считают того... кто не слушает, что говорят мать и отец". 3% выделяют в качестве признака доброго человека образованность, 2% - "разумное поведение". По 2% приходится на мнения, что "добрый человек не должен отделяться от других" и что у добрых людей в доме должен быть порядок, должно быть чисто. Одна девочка пишет, что добрые люди - это те, кто поклоняется Бургану (Богу).
  
   10 человек считают, что добрые и злые поступки "возвращаются к человеку", т.е. речь идет о прижизненном воздаянии за добрые дела и грехи. Салчак Айлана пишет: "Зло - самая плохая вещь. Если ты сделаешь что-то злое, Учитель Бурган тебе тоже плохое, злое сделает.(...) Если ты издеваешься над малышами, причиняешь им боль, все это к тебе же и вернется. За всем плохим, за злыми делами Учитель-Бурган всегда смотрит. Если ты совершаешь добрые дела, Бурган тебе воздаст добром. А если зло совершаешь, оно к тебе вернется. Делаешь ли ты добро или зло - все равно Бурган вернет это тебе".
  
  С этими же представлениями связано присутствующее в нескольких сочинениях мнение о том, что добрый человек живет хорошо, у него все получается. В одном сочинении было даже написано, что "добрые люди - это богатые люди". Впрочем, дальше утверждение смягчалось: "и среди бедных все равно есть добрые люди".
  
  Таким образом, Бурган или Бог оказывается также включен в систему взаимоотношений, основанную на взаимном уважении и дарообмене. Стремление человека к жизни в соответствии с идеальной нормой - показатель его уважения к Бургану. Бурган в ответ дает подарки. Злых же людей, тех, кто его не уважает, он наказывает.
  
  Среди опрошенных мной взрослых тувинцев широко распространено мнение, что часто Бурган наказывает за проступки не самого человека, а его детей. Мы видим, что для Бургана в представлении тувинцев не характерно такое качество, как милосердие, жалость. Это, скорее, бесстрастный судья, строго следящий за выполнением законов. Его функции можно сравнить с функциями безличного закона кармы в буддизме, с тем существенным отличием, что Бурган влияет на жизнь человека уже в этом рождении, а также и на жизнь близких этого человека.
  
   В нескольких сочинениях как признак доброго человека отмечено такое качество, как "чурумнуг". Словарное значение этого слова - "дисциплинированный". Думается, что в данном контексте его смысл может быть также передан словом "порядочный" (Ожегов - "честный, заслуживающий уважения, неспособный на низкие поступки, благородный"). "Чурумнуг кижи" ("кижи" - "человек") - это не просто дисциплинированный (например, на работе или в школе) человек. Это человек, соблюдающий порядок и в межличностных отношениях, т.е. порядочный: "Добрым человеком называют того, кто уважает другого человека, того, кто ведет себя порядочно (дисциплинированно).
  
   Интересно, что опрашиваемые автором в г.Туране ученики 4 класса приписали качество "чурумнуг" Буратино, которого дисциплинированным никак не назовешь.
  
  "Порядочный человек - всегда умеренный (бережливый). У непорядочного (недисциплинированного) человека, где бы он ни был, дела всегда не ладятся. Он только и думает - как бы что испортить (разрушить)"(5 "В", Хомушку Аяна). На этом закончим анализ положительных качеств и перейдем к отрицательным.
  
   Наиболее часто упоминаемым детьми злым, жестоким поступком является избиение людей, драка. Эта тема затрагивается в 25% сочинений. Дети приводят многочисленные примеры из своей жизни, из жизни своих родственников и знакомых. По наблюдениям автора и по данным опросов взрослых информаторов, тема эта является действительно очень актуальной для тувинского общества. Данные статистики по тяжким преступлениям приводились выше.
  
  Даже в тех поселках, которые самими жителями характеризуются как "спокойные", по их же словам "вечером по улице ходить нельзя, дураков много ходит, могут побить". Обращает внимание то, что жертвой избиения или убийства может стать любой человек, независимо от своего статуса, пола или возраста. Не редкость случаи, когда группа молодых людей избивает старика или пожилую женщину. В одном из поселков я был свидетелем того, как молодой человек избивал на улице свою пожилую мать. Взрослым может быть избит и незнакомый ребенок или подросток. Все это и нашло отражение в детских сочинениях: "есть такие люди, которые избивают своих родителей", "мою бабушку побили парни". "Я видел злых людей. На углу стадиона собралось много людей. Они позвали прохожего, который шел мимо, все с ним поздоровались, а затем начали бить".
  
  Все это свидетельствует о размывании представлений о половозрастных статусах, люди начинают восприниматься как равные друг другу, вне зависимости от пола и возраста. Биологически детерминированные статусные позиции перестают определять отношения людей, на первый план выходят личные качества человека.
  
  Так, например, молодой информатор говорит: "Стариков уважать надо, но мы смотрим - что за человек. Если старик пьет, матерится и скандалит - за что такого уважать?". Мы видим, в тоже время, что идеальная норма уважительного отношения к старикам продолжает осознаваться и детьми, и молодежью как важная. Однако ее действие не распространяется на стариков, ведущих себя вразрез с традиционными представлениями о желательном для них поведении.
  
  Можно предположить, что такая ситуация существовала и в прошлом. Даже у народов Кавказа, например у адыгов, возраст человека сам по себе еще не является достаточным основанием для уважения к нему. Уважение должно быть заслужено. [Бгажноков, 48]
  
   В 20% фигурирует воровство, грабеж: "злая душа у того, кто обворовывает и бьет людей", "плохие, злые люди - те, кто воруют, убивают и съедают скот и собак". Так же, как и в предыдущем случае, дети приводят многочисленные примеры из своей жизни: "Одни люди украли у нас холодильник и принесли его в дом своего друга. Его мать говорит: поставьте его в зале, рядом с нашим. Она забрала себе наш холодильник, а затем продала".
  
  Отметим, что по словам взрослых информаторов, случаи воровства резко участились с начала 1990-х годов. Жители Монгун-Тайгинского р-на говорили, что "раньше воровства у нас совсем не было", "не было замков на дверях, потому что никто не воровал". В настоящее время тема эта для Тувы очень актуальна. Можно утверждать, что именно эти два фактора - рост агрессивности и резкое учащение случаев воровства, сами по себе не связанные с межэтническим конфликтом в конце 1980-х - начале 1990-х, послужили одной из главных причин оттока русскоязычного населения из республики.
  
  По 12 % детей считают, что злые люди "мучают животных, убивают их зря", а также "замышляют зло, думают о людях плохо". Несмотря на то, что хозяйство тувинцев, как и большинства других народов мира, связано с убийством животных (домашних, диких), несмотря на то, что дети с раннего возраста присутствуют при забое скота, жестокое отношение к животным, причинение им напрасных мучений, а тем более - их убийство в целях развлечения, традиционной тувинской культуре свойственно не было.
  
  Напротив, нельзя было убивать живых существ без необходимости, по возможности нужно было им помогать. Так, в Монгун-Тайгинском районе до сих пор многие люди придерживаются следующего обычая. Если пустую бутылку от спиртного кладут на землю, в горлышко вставляется травинка, для того, что бы "если муравей зайдет, там выпьет, по этой травинке смог бы выйти, а то он может погибнуть".
  
  Что касается зломыслия, то и для детей, и для взрослых это качество является одним из важнейших признаков плохого, злого человека. Важны не только поступки человека, но и то, каким вообще человеком - "с белой душой" или "с черной" считают его окружающие. Если человек "с белой душой" сделает что-либо нехорошее, этому могут и не придать большого значения.
  
  Например, во время праздничной встречи, в которой участвовали люди как близко знакомые, так и малознакомые, один из присутствовавших решил убить другого. У него забрали нож, успокоили его и праздник продолжился: "На такого человека нельзя обижаться, потому что у него в душе зла нет, просто у него кровь горячая, он быстрый человек, искренний. Ему что-то не понравилось, он в себе этого таить не стал. Потом успокоился - и все нормально. Зачем на него обижаться?".
  
   Действительно, подобные случаи обычно не являются поводом для серьезной обиды. В то же время, к человеку, которого считают "кара сагыштыг, кара сеткилдиг" ("с черными мыслями, с черной душой") в подобной ситуации отнеслись бы намного хуже, его могли бы избить или выгнать.
  
  С этими качествами связаны, таким образом, понятия скрытности, а кроме этого - хитрости. Кстати, некоторые взрослые тувинцы как черты, свойственные русским, выделяют хитрость, неискренность. Чаще всего в разговорах это противопоставление выражается не прямо ("русские - хитрые, неискренние"), а через самохарактеристику: "Мы, тувинцы, такой народ - открытый, бесхитростный, в себе ничего не таим, свое отношение прямо выражаем, как чувствуем".
  
  10 % детей отметили, что злые люди "все портят, разрушают". Речь идет в основном о бессмысленной порче чужого имущества, построек и т.п. Об этой проблеме говорят и многие взрослые информаторы: "В наше время молодежь такая - все ломают, разрушают". "На чабанской зимовке в домике теперь нельзя в окнах оставлять стекла, печку тоже - летом молодежь на охоту пойдет, будут там ночевать - стекла разобьют, печку сломают".
  
  9 человек указывают на то, что злые люди унижают других людей, насмехаются над ними. Унижение, как непризнание другим твоего статуса, его насильственное снижение, является одним из наиболее тяжких оскорблений для тувинцев. В тоже время при этом главным являются статусные позиции участников взаимодействия. От человека с более высоким, чем у него статусом, другой человек может принять спокойно то, что счел бы унижением от человека, обладающего примерно равным статусом.
  
  8 детей говорят о том, что злые люди - жадные, алчные. Надо отметить, что противопоставление "жадные - нежадные" является одним из важнейших при оценке тувинцами качеств другого народа. Так, например, мои информаторы говорили мне, что "хакасы, буряты, монголы считаются жадными народами". Своеобразным "эталоном жадности" для тувинцев являются китайцы. "Кыдат ышкаш", "как китаец", говорят об очень жадном человеке.
  
  Свой народ в целом оценивается, как более щедрый по сравнению с окружающими народами. Относительно русских нет такого мнения, что они жадные в том смысле, что никому ничего своего не дадут. Скорее русским приписывается излишняя жажда приобретательства. Считается, например, что русские не соблюдают меры при заготовке ягод, грибов, ловле рыбы. Вообще склонность русских делать запасы многими сельскими тувинцами оценивается отрицательно. Такое качество, как запасливость, в тувинской культуре оценивается не слишком положительно: "Мама говорила - нельзя делать много запасов, это к голоду". "Не надо делать запасы, бог, природа и так тебе даст столько, сколько надо". Связано это, так же как и требования добывать зверя в умеренных количествах, (и вообще многие нормы природопользования), с представлением об общности дарованной всем людям доли. Человек, присваивающий себе чужую долю, нарушает, таким образом социальную и мировую гармонию и является для общества опасным.
  
  В 7% говорится о том, что злым людям свойственны неуважительность, лень, праздность, обман. Злые люди со всеми ругаются. 6 сочинений говорят о пьянстве, 5 - о курении. Так же по 5 раз упоминаются отсутствие стремления к знаниям, необразованность и непослушание родителям. Трое пишут, что злые люди отделяются от других, думают только о себе. Отметим, что распространенным является мнение, что "русские все сами по себе, друг другу не помогают, думают только о себе".
  1 ребенок пишет, что злой человек - это человек без семьи. Так же 1 указывает на неразумное поведение, 1 говорит, что "злыми были богачи и ханы в прошлом". О "злобности" богачей и ханов говорят многие взрослые информаторы. Некоторые считают их уничтожение как класса справедливым. Существование классового неравенства считается многими тувинскими информаторами одной из главных отрицательных
  черт досоветского прошлого Тувы.
  ВЫВОДЫ
  Из написанных пятиклассниками сочинений ясно, что в десятилетнем возрасте тувинские дети уже воспринимают характерный для их народа комплекс представлений о добре и зле. Можно утверждать, что в сочинениях отразилась так называемая "идеальная норма". Данные опросов взрослых информаторов, а также данные, зафиксированные исследователями 19 -20 веков, позволяют сказать, что по крайней мере на протяжении последних 100 лет представления об "идеальной норме" сохраняются практически в неизменном виде.
  
  Несмотря на процесс снижения авторитета стариков, механизм вертикальной трансмиссии продолжает функционировать. Анализ детских сочинений, данные включенного наблюдения и опросы взрослых информаторов позволяют сказать, что представления детей и взрослых о добре и зле практически идентичны. Итак, даже те дети, период инкультурации которых пришелся на время после распада СССР, в полном объеме восприняли комплекс представлений об "идеальной норме" и связанную с ним систему ценностей.
  
   Очень обобщенно можно сказать, что согласно этим представлениям добрым является человек, четко исполняющий свойственные его статусу роли, относящийся к другим людям в соответствии с их статусом, человек, поддерживающий с окружающим миром (социумом и природой) гармоничные отношения, основанные на обмене. Анализ детских сочинений выявил также одну интересную особенность в представлениях детей о добре и зле.
  
  Представления о добре являются идеализированными. Представления о зле - очень точно приближенными к реальности.
  
  
  СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  
   -- Бгажноков Б.Х. Адыгская этика. - Нальчик. - 1999. - 96 с.
   -- Бичии уругларга Библия (без выходных данных). - 193 с.
   -- Вайнштейн С. И. Мир кочевников Центра Азии. - М., - 1991. - 296 с.
   -- Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. - Т.I. - Спб., - 1914. - 569 с.
   -- Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. - Т.III, вып.I. - Л., - 1926. - 414 с.
   -- Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. - Т.III, вып.II. - Л., - 1930. - 859 с.
  -- Дьяконова В.П. Детство в традиционной культуре тувинцев и теленгитов. // Традиционное воспитание детей у народов Сибири: Сб. статей. - М., - 1986 - С. 152 - 186.
   -- Дьяконова В.П. Ламаизм и традиционная культура тувинцев (к проблеме воздействия на социокультуру). // Традиционное мировоззрение народов Сибири. / Ред. Таксами Ч.М. - М., - 1996. - С. 13 - 34.
  
   -- Каррутерс Д. Неведомая Монголия. Т.I. Урянхайский край. Петроград. - 1914 - 340 с.
  -- Курбатский Г.Н. Нравственный идеал тувинцев в пословицах и поговорках. // Пути совершенствования учебно-воспитательного процесса. Ч. II. Филологические науки. - Кызыл. - 1984. - С. 6 - 16.
   -- Мышлявцев Б.А. Буддизм и христианство как этнодифференцирующие факторы в Туве. // Материалы XL Международной научной студенческой конференции "Студент и научно-технический прогресс". Археология и этнография. - Новосибирск. - 2002. - С. 70 - 72.
   -- Мышлявцев Б.А. К проблеме соотношения традиционного и христианского в мировоззрении хакасов. // Материалы XXXV Международной научной студенческой конференции "Студент и научно-технический прогресс". История и политология. - Новосибирск. - 1997. - С. 38 - 40.
   -- Мышлявцев Б.А. Некоторые аспекты традиционного мировоззрения тувинцев в условиях современного общества. // Сибирь в панораме тысячелетий (Материалы международного симпозиума). Т.2. - Новосибирск. - 1998. - С. 335 - 342.
   -- Мышлявцев Б.А. Представления современных тувинских детей о добре и зле. // Сдано в печать в: Дети в зоне конфликта: Сб. статей. - Новосибирск. - 2002.
   -- Мышлявцев Б.А. Ситуативность соблюдения традиционных социальных норм тувинцами Монгун-Тайги. // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Т.VII. - Новосибирск. - 2001. - С. 548 - 553.
   -- Мышлявцев Б.А. Традиционная культура и идеология постмодернизма (на примере тувинского общества). // Человек: траектории понимания: Сб. статей. - Новосибирск. - 2002. - С.72-79.
   -- Мышлявцев Б.А. Трансформация этнического сознания тувинцев. // Гуманитарные науки в Сибири. - Новосибирск. - 2002. - N3 - С.32-35.
   -- Мышлявцев Б.А. Тува: родственные отношения в современном обществе. // История и культура коренных народов Южной Сибири с древнейших времен до 1917 г. Материалы Международной научной конференции 15 - 17 октября 2002 г. - Горно-Алтайск. - 2002. - С.173 - 177
   -- Мышлявцев Б.А., Голубцов Е.В. Тувинское общество: система стратификации и проблема девиантного поведения. //Сдано в печать в: Дети в зоне конфликта: Сб. статей. - Новосибирск. - 2002.
   -- Мышлявцев Б.А. Христианская община Эрзина (Республика Тыва). // Сдано в печать в: Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Т.VIII. - Новосибирск. - 2002.
  
   -- Парсонс Т. Новый аналитический подход к теории социальной стратификации. // Парсонс Т. О структуре социального действия. - М., - 2000. - С. 573 - 648.
   -- Потапов Л.П. Материалы по этнографии тувинцев районов Монгун-Тайги и Кара-Холя.// Труды Тувинской комплексной археолого-этнографической экспедиции 1957-1959 гг. Т.I. - М., - Л., - 1960. - С. 171 - 248.
   -- Радлов В.В. Из Сибири. Страницы дневника. - М., - 1989. - 749 с.
   -- Русско-тувинский словарь. Под редакцией Д.А. Монгуш. - М., - 1980 - 562 с.
   -- Сагалаев А.М., Октябрьская И.В. Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири. Знак и ритуал. - Новосибирск. - 1990. - 209 с.
   -- Серошевский В.Л. Якуты. - М., - 1993. - 713 с.
   -- Титов Г., протоиерей. Уроки по пространному христианскому катехизису Православной Кафолической Восточной Церкви. Изд.3, кн.II. - М., - 1904.
   -- Тувинско-русский словарь. Под редакцией Э.Р. Тенишева. - М., - 1968. - 648 с.
   -- Тувинские народные сказки. - Новосибирск. - 1994. - 460 с.
   -- Хойруп Т. Модели жизни. - Спб., - 1998. - 304 с.
   -- Яковлев Е.К. Этнографический обзор инородческого населения Южного Енисея и объяснительный каталог этнографического каталога Минусинского Музея. - Минусинск. - 1900. - 212 с.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"