Мышлявцев Борис Александрович: другие произведения.

Александровск-на-Луне, 2015

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прошлогодняя трагедия в русской колонии на Луне: взгляд изнутри.

  АЛЕКСАНДРОВСК-НА-ЛУНЕ, 2015
  
  1.
  
  - Знаете, милейший Аркадий Иванович, ваши картины воображаемого прошлого и настоящего кажутся мне решительно неправдоподобными.
  
  Полковник Володарский удивленно взглянул на собеседника:
  - Почему же? Да и картины эти вовсе не мной придуманы. Уважаемый профессор Шелепин из Ново-Николаевского университета вполне резонно обосновывает свою точку зрения. Всё на основании документов. Особенно интересны в этой связи мемуары генерала Алексеева.
  
  - Того самого Алексеева? Героя первой германской? - заинтересованно поднял голову поручик Лихарев.
  
  - Да-да, его мемуары. Причем именно та их часть, которая была опубликована лишь недавно. Лет пять или шесть назад, если не ошибаюсь.
  
  Затемненные заслонки автоматично наползли на круглые оконца наблюдательного зала, и в эту же минуту покрытая кратерами равнина как бы вспыхнула местами, засияла словно раскаленное добела железо. Если бы не заслонки - глаза не выдержали бы этого сияния. Над горизонтом показался узкий край восходящего Солнца. Оба офицера прильнули к стеклу и некоторое время молчали.
  
  - Эх, поручик! Сколько раз наблюдаю эту картину - а все не могу привыкнуть, - сказал Володарский.
  
  - Поэтому и приходите сюда столь часто? Не боитесь лишней порции излучений?
  
  - Излучения здесь не столь уж сильны, как вам рассказывают бабы из кухонных работников, - с усмешкой глянул на поручика Володарский.
  
  - Помилуйте, какие еще бабы? Уж не автоматы ли вы бабами называете?
  
  - А как же Елена Александровна? Ох, простите, если вы к ней питаете душевную склонность... Я ни в коем случае не хотел...
  
  Поручик кивнул, но на лицо его легла небольшая тень.
  
  - Елена Александровна - товарищ инженера, - сказал он после небольшой паузы. - Никакая она вам не баба...
  
  - Еще раз прошу меня извинить, - полковник прикоснулся ладонью ко лбу, - В этой глуши как-то дичаешь постепенно. Я, наверное, глупость сказал. Простите.
  
  Лихарев отвернулся от иллюминатора, замолчал. Затем спросил:
  - Аркадий Иванович, так что насчет теории этого... как там его... из Ново-Николаевска?
  
  Володарский достал из кармана старую, прокуренную трубку, постучал ею о металлический столик, затем спрятал обратно.
  
  - Там, собственно, не теория. Господин Шелепин рассматривает переломные точки в историческом развитии России и всего мира. Рассматривает на основании тщательного исследования документов и статистики. Вот, вкратце, его выводы. Вместо Германской революции могла произойти революция российская. Такая же страшная и кровавая, а может и еще пострашнее. Важно было в тот момент одно - где революция произойдет раньше. В Германии или России? Шелепин убедительно показывает, что был большой заговор с участием множества стран. Участвовали и наши союзники, и Япония, и Северо-Американские Соединенные Штаты. Относительно нашей предполагаемой революции - участвовала и Германия. Поддерживала революционные кружки, террористические организации. Впрочем, интерес Германии здесь понятен и очевиден.
  
  Володарский достал опять трубку, замолчал. Лихарев воспользовался паузой:
  - Аркадий Петрович... Я не знал, что вы сегодня в наблюдательную башню придёте... Пригласил Елену Александровну. Она задерживается, но, наверное, сейчас будет. Мне от нее сигнал был. И вот слышали вы - вагонетку уже отозвали отсюда. Вагонетка туда и обратно - это минут пятнадцать.
  
  Он помахал в воздухе золотистым связным. Связной неярко моргал красным огоньком.
  
  - Ну что вы, что вы! Получается, напротив, что это я вторгся в ваши планы... Знаете, вот уже год я здесь, в Александровске-на-Луне... и стараюсь хотя раз в три-четыре дня, лунных дня, посмотреть на это великолепие. Что-то во мне романтическое здесь проснулось, на этой планете...
  
  Полковник встал и начал прохаживаться по помещению. Покрутил в пальцах трубку, спрятал. Затем продолжил:
  
  - Так вот, мы про заговоры начали... А главные заговоры были не за границей вовсе, а у нас. И в Государственной Думе, и среди князей, и среди промышленников. Генерал Алексеев пишет, что решили они заставить государя отречься от престола.
  
  Лихарев от удивления округлил глаза:
  
  - Они? Государя?
  
  - Представь себе. И, буквально под дулом пистолета, государь отречение подписал. Подписал и сказал пришедшим к нему: не хочу крови, не хочу братоубийственной войны. Но они... Они потом сами не выдержали. Кто-то испугался, кому-то стыдно стало. Порвали отречение и попросили сослать их в Сибирь. Некоторые заплакали даже - так Алексеев пишет.
  
  - А что государь?
  
  - Государь их простил. Сказал - не время сейчас вам снежных баб в Сибири лепить. Война идет. После войны поговорим. Созовем, говорит, учредительное собрание. Ну, потом уже ты знаешь. Учредительное государь разогнал - там одни террористы были. Кайзера свергли, Германия развалилась в одночасье, потом была оккупация Германии союзниками - а потом Хитлер как-то постепенно возник. Как-то просмотрели мы эту коммунистическую заразу. А вот если бы отречение состоялось... Все, что в Германии было - могло быть и у нас, только еще и хуже во многом. Брат на брата, Украина против России.
  
  - Как же это, Украина против России? Это уж совсем фантазии какие-то...
  
  Прогрохотала вагонетка. В зал вошла девушка в элегантном лунном костюме. Увидев Володарского остановилась и даже немного попятилась.
  
  - Я, наверное, не вовремя?
  
  - Что вы, что вы, проходите... Вы, наверное, тоже пришли полюбоваться лунным рассветом? - заулыбался Володарский. Лихарев протянул к девушке руку:
  
  - Присоединяйтесь к нам, дорогая Елена Александровна.
  
  Девушка кивнула, уселась в одно из кресел. Чуть-чуть повернула голову к затемненному окну.
  
  - Мы с полковником говорили о различных путях развития России, - сказал Лихарев. - Полковник утверждает, что сто лет назад в России вполне могла случиться катастрофа, подобная германской. Ну, то есть коммунисты, Хитлер, концентрационные лагеря. Буквально чудо спасло Россию от этой катастрофы.
  
  - В самом деле? - вежливо улыбнулась Елена Александровна.- Как же могла эта катастрофа случиться?
  
  - Катастрофа... - начал было поручик, но не успел ничего сказать. Мощный толчок сначала подбросил их вверх, затем, как в замедленной съемке, бросил всех их на пол. Завыла сирена, свет заморгал и погас, но через несколько секунд тьма исчезла: из окон заструился ярчайший свет. Защитная переборка с грохотом и лязгом рухнула, отрезая путь из зала к первому ярусу.
  
  - Костюмы! Быстрее надевайте защитные костюмы! - прохрипел Володарский, и лицо его в нестерпимо ярком свете казалось лицом какого-то древнего, ожившего внезапно мифологического существа.
  
  2.
  
  В момент удара Нина находилась на девятом ярусе. Она почувствовала сильное сотрясение пола и стен. Завыла сирена. Висевший в узком коридоре портрет Государя закачался, как маятник - но не упал. На миг у Нины закружилась голова. Шатаясь как пьяная, она бросилась вправо и столкнулась с каким-то человеком, больно ударившись головой об его локоть.
  
  - Цидо эда? Цидо плоисходида?
  
  Нина узнала Сянь Шэ, практиканта из Желтороссии. Сянь Шэ потирал локоть, вопрошающе смотрел на нее круглыми черными глазами.
  
  - Не знаю... Наверное - метеоритная атака, - ответила она первое, что пришло ей на ум. - Господин Шэ, пойдемте вверх... Пойдемте на первый ярус. Нет, постойте, пойдемте в диспетчерскую девятого яруса.
  
  "Метеоритные атаки заранее просчитываются счетными машинами, а потом крупные метеориты уничтожают ракетами еще на подлете к Луне" - вспомнила она спокойный голос преподавателя из Космошколы им. Сикорски.
  
  Она схватила манчжура за руку и потащила вперед по коридору. Чем дальше удалялись они от оранжерей, тем больше попадалось им людей. Все встревоженные, некоторые - просто в панике. Никто не знал, что случилось. И все, как стало ясно Нине, двигались к диспетчерской. Нина пробовала дозвониться до кого-нибудь по своему связному, но у нее ничего не получалось: связной голосом девушки-автомата повторял на трех языках, что "система сейчас не работает".
  
  "Бедная моя оранжерея" - подумала Нина, - "Только прижились ростки текураны - и вот...".
  
  Толпа возле диспетчерской образовалась такая, что трудно было не то что протиснуться внутрь, но даже и расслышать хоть что-либо - столь сильный гвалт стоял среди перепуганных людей. Постепенно она расслышала в этом гвалте два слова: "Бомба!" и "Война!".
  
  И тут надо всем этим галдежом из десятков репродукторов зазвучал немного искаженный, почти лишенный интонаций голос:
  
  - Говорит... Говорит генерал Клещинский, губернатор Александровска-на Луне. Сегодня Британия начала войну против Российской империи во всех ее владениях. Подвергнуты бомбардировкам крупные города нашего государства. Также атакованы лунные владения Империи. Такое сообщение было получено нашими связистами. В настоящее время связь с Землей прервалась. Верхние ярусы лунной колонии разрушены. Я нахожусь в зоне поражения. Если мне не удастся выбраться - командование передается полковнику Володарскому. Повторяю - полковнику Володарскому.
  
  "Верхние ярусы разрушены... а как же Алексей?". Если бы Нина была героиней романов девятнадцатого века, она обязательно упала бы в обморок. Но Нина прошла еще на Земле основные подготовительные курсы для звездожителей и в обморок могла бы упасть разве что от слишком больших перегрузок во время взлета космического аппарата.
  
  - Господин Шэ, где ваша супруга? - спросила она своего спутника. А в голове, почему-то, прозвучали слова Алексея: "Твои глаза такие же голубые, как два лунных аметиста". Совсем в другой жизни это было. Среди хайскреперов Юрьева. Ах, как она ненавидела эти хайскреперы! Они казались такими чуждыми, нечеловеческими... Если бы не университет - не стала бы она жить в Юрьеве, ни за что не стала бы... Или если бы не Алексей, тогда еще совсем молодой и бравый юнкер. Юрьев-юнкер, юрьев-юнкер, - заиграла у нее в голове бессмысленная ритмическая мелодия, вроде негритянской. Эти воспоминания проскользнули в ее сознании за пару секунд, а потом она вернулась в пахнущую бетоном и страхом реальность. Манчжур, здесь же мой знакомый манчжур.
  
  - Велхние ялусы, - потерянно пробормотал Сянь Шэ. Они с Ниной стали отходить от толпы.
  
  - Мне там... Там, на верхних ярусах очень нужно найти одного человека. Он мой большой друг. Если желаете, пойдемте со мной. Вашу жену попробуем найти. - Нина потянула манчжура за руку.
  
  - Умелла. Навелна умелла. - Сянь Шэ заплакал, как-то неловко, неумеючи. Офицер Манчжурской космической кавалерии Новых Драконов. Откуда им научиться плакать, после стародавней закалки в битвах с бывшей Японской Империей?
  
  - Как ее зовут?
  
  - Мэй. Зовуда Мэй.
  
  - Мэй не умерла, просто пойдемте. Нам нужно достать защитные костюмы. Я знаю, где они точно есть. Возле третьего шлюза. Пойдемте скорей туда.
  
  Сянь Шэ молча кивнул:
  
  - Извините за силёзы, госпожа Ни-на.
  И они помчались к третьему шлюзу.
  
  3.
  
  Елена Александровна наблюдала за манипуляциями мужчин. Они безуспешно пытались сделать хоть что-нибудь с этой чертовой переборкой. Но ничего у них не получалось.
  Володарский сел прямо на пол у стены. В защитном костюме он не был похож ни на Володарского, ни на полковника, ни даже просто на мужчину. Просто некое абстрактное существо. Елене Александровне вспомнилась вдруг ее детская кукла: маленький звездоплаватель с двуглавым орлом на шлеме. На спине звездоплавателя - андреевский флаг с четырехгранной звездой в верхнем правом углу, флаг Российского Императорского космофлота. "Вот из-за этой куклы и попала я на проклятую Луну... Это же надо было умудриться - кухаркой на Луне стать". Да, это было непросто - стать кухаркой на Луне. Долгие годы обучения в Инженерной Академии, затем в Академии космофлота. Как глупо все это! Как глупо!
  
  Алексей Лихарев тоже уселся на пол по примеру Володарского. Нажал несколько кнопок - и снял шлем.
  
  - Алексей! Что ты делаешь! Здесь ведь излучение! - крикнула Елена.
  
  Алексей ее не услышал - наушники остались внутри шлема. Володарский через минуту также скинул шлем, начал о чем-то говорить с поручиком. Елене слышно было только неясное бормотание, будто пчёлы гудели, сбившись на дереве в рой: микрофоны также были встроены в шлемы, и сейчас шлемы находились слишком далеко от губ говорящих.
  
  Гудение это напомнило Елене старый, двухсотлетний дом неподалеку от Твери. Медленная река, добрые коровы местного гроссбауэра, и пасеки с добрыми, гудящими, дающими мёд пчёлами.
  
  Елена тоже скинула шлем, расправила рукой волосы. Лихарев взглянул ей в лицо, задержал на ней свой ироничный взгляд чуть дольше, чем это было бы прилично:
  
  - Лена, Лена... вот уж тоже хороша.
  
  - О чем ты? - испуганно спросила Елена.
  
  Лихарев не ответил. Володарский же сказал:
  
  - Все мы грешны... И я особенно. Прости, Господи. - Он размашисто перекрестился. - Ладно, сейчас не до этого. Алексей, не надо, ведь я просил. Если что - так лучше уж со мной говори. Только зачем теперь?
  
  Елене стало страшно. Если уж не до этого - тогда что сейчас вообще происходит?
  
  - Мы, Леночка, оказались в западне. Выйти отсюда мы сейчас не можем, да и вряд ли сможем. А если даже и сможем - всё одно, один конец, - сухо пояснил Володарский.
  
  - Какой конец? О чем вы, Аркадий Иваныч? - испуганно спросила Елена.
  
  - На нас сбросили нуклеарную бомбу. Скинули как раз туда, где находятся основные помещения. Я думаю, что колония разрушена на несколько ярусов вниз. А мы с вами, дорогая моя, получили смертельную дозу излучения.
  
  Говоря это, Аркадий Иванович Володарский начал стягивать с себя защитный костюм. Стянул его, а затем пнул ногой шлем, который подлетел вверх нелепо-медленно, а потом также нелепо-медленно упал и покатился по полу наблюдательного зала. ("Как во сне... Всё это во сне" - подумалось Елене.)
  
  Лихарев спросил Володарского деловито:
  
  - Сколько нам осталось?
  
  Володарский задумчиво почесал за ухом.
  
  - Если через полчаса начнется рвота - значит не больше суток.
  
  Лихарев кивнул:
  
  - Понятно. А вы ведь в Сахеле были тогда, когда британцы нуклеарную бомбу применили?
  
  - Был. Только я далеко от Тимбукту находился. Гриб видел, где-то за горизонтом, но мы сразу оттуда убрались на аэропланах. Излучение нас не затронуло. Но приятель мой, де Ломьер - получил сполна. Хотя он от Тимбукту был верстах в десяти. Еще неделю прожил, мы с ним по связному успели даже поговорить. Славный был майор. Нечета нынешним французикам...
  
  Володарский в который уже раз достал курительную трубку.
  
  - Жаль, что на Луне курение табака находится под полным запретом, - сказал он печально. - А вот если бы...
  
  - Господин полковник... У меня имеется. - Поручик начал рыться в карманах, затем извлек оттуда свернутый плотно кулечек, протянул его Володарскому.
  
  - Нарушаем устав? И как же вы провезли? У вас в космическом порту большие друзья, как видно...
  
  Володарский торопливо набил трубку, затем оглянулся беспомощно.
  
  - А огоньку? - спросил он.
  
  Алексей отрицательно покивал головой.
  
  Елена почувствовала, что краснеет, а затем начала снимать защитный костюм. Сняла, и вытащила откуда-то из одежды маленькую электрозажигалку.
  
  - Лена, да ты оказывается тоже из нашего братства курильщиков? - усмехнулся Володарский, раскурил трубку.
  
  Некоторое время все они молчали, искоса наблюдая за всходящим жестоким Солнцем. Володарский курил. Затем он протянул трубку Алексею, тот затянулся пару раз и передал трубку Елене.
  
  - Лена, зачем было так глупо меня обманывать? - не выдержал молчания Лихарев.
  
  Елена Александровна спряталась за клубами дыма.
  
  - Поручик, полно вам. Скоро за все там ответим, - Володарский показал длинным узловатым пальцем вверх.
  
  - Если перед кем мне и стыдно, так это только перед вашей Ниной, - сказала Елена и отвернулась.
  
  - Меня тошнит. И голова болит, - сказал Алексей.
  
  - У меня, кажется, тоже начинается, - ответил Володарский.
  
  - Полковник, доскажите вашу историю. Ну, ту, что этот профессор придумал, про другой путь существования России.
  
  - Да что там рассказывать... Так, блажь все это, ерунда. История не терпит сослагательного наклонения.
  
  - Ну, а все-таки?
  
  Володарский вздохнул, принял у Елены трубку, попыхтел ею. Продолжил:
  
  - Дальше будто взяли власть в России социалисты. Отбросили Россию на двадцать лет назад. Все уровняли, все разорили. Образованных людей повыгнали. Но когда пришлось свое государство сохранять - начали действовать также, как Государь император действовал. Индустриализация, образование для темных масс. Жестокая диктатура, но с правами для граждан. Потом война или с Северо-Американскими Штатами, или с Германией - что-то из этого было неизбежно.
  
  - А почему со Штатами? - удивился Алексей.
  
  - Не помню. Но профессор там все ладно объясняет. Две страны, которые могут взять весь мир после заката Британии. И также у социалистов царь должен быть, но и Государственная Дума тоже. Ладно, пустое все это. Кстати, поручик, у вас табельное оружие при себе имеется?
  
  Алексей кивнул.
  
  - Голова так болит... Как сильно!.. Ужас просто, - пожаловалась Елена Александровна. - И тошнит сильно.
  
  - Ты перед Ниной не стыдись. У меня с ней ничего серьезного не было, - сказал Алексей и передал Володарскому свой вакуумный пистолет.
  
  4.
  
  Сянь Шэ нашел свою жену - разорванную пустотой, вскипевшую изнутри, изуродованную так, как никакой последователь маркиза де Сада не изуродует. Нина сидела рядом с манчжуром и плакала. Самым ужасным в этом плаче было то, что слезы нельзя было вытереть. Пальцы лишь ударялись в стекло шлема... А слезы текли по щекам и дальше, по шее, между грудей.
  
  Сянь Шэ опознал жену по двум признакам: по комнате, в которой она находилась (это была их комната) и по толстой цепочке с "узлом счастья".
  
  Мысли у Нины в голове метались, подобно обезумевшим, подожженным птицам: "Я не там искала... Где он может быть? Я знаю... Он, должно быть, в наблюдательном зале! Как же я могла сразу не догадаться! Ведь сегодня - восход Солнца, а он всегда так любил восходы."
  
  5.
  
  Газета "Свободное русское слово", Нью-Йорк, 20 июня 2015 года.
  
  "Снова царизм показал свою гнилую, капиталистическую сущность. Еще великий Хитлер указывал в своих работах, основанных на глубоком изучении заветов Карла Маркса и Муссолини: даже если царское правительство высадит свой глубоко реакционный отряд на Луну, даже если оно установит на Луне жесточайшую диктатуру - само же царское правительство и уничтожит собственную колонию, не в силах вытерпеть духа пролетарской свободы интеллектуалов, духа свободы, который с неизбежностью разовьется на Луне еще выше и сильнее, чем даже в угнетаемых антарктических колониях России. И мы видим, что Хитлер был абсолютно прав. Прошло два месяца с так называемой "лунной русской трагедии", и вот теперь можно взвешенно судить о ее причинах и движущих мотивах участников.
  
  Как передают наши информированные источники, среди части окружения так называемого "Государя" давно уже зрело недовольство безумными расходами на поддержание деятельности лунной колонии, так называемого Александровска. По их мнению, деньги на колонию проходили лишь через близких родственников "Государя". Кроме того, колония вызывала вполне понятное раздражение Британии, потерявшей в последнее время ряд своих территорий в Африке и Азии. Британский империализм и наиболее реакционные круги царской России вошли в соглашение. Один из русских военных саттелитов, так называемых космических спутников, якобы случайно нанес нуклеарный удар по российской лунной колонии. Официальная российская пресса заявляет об ошибке электрических счетных машин и браво рапортует, что большинство колонистов выжило, а сама колония будет в ближайшее время восстановлена в том же виде, как и была - но с усиленными мерами безопасности.
  Неизвестно, откуда столь бодрые заявления лживой царской прессы - ведь связь с колонией до сих пор так и не установлена. Корабль "Екатерина" так и не взлетел со своей взлетной площадки (как утверждают, г-н Лисович, управляющий взлетной космической площадкой, продал важные части ракеты британцам, также была продана и значительная часть дорогостоящего топлива).
  
  Некоторые эксперты утверждают, что Россия в указанный период произвела несколько запусков межпланетных ракет, а также несколько спускательных аппаратов приземлились где-то в Акмолинской губернии. Однако вряд ли эти данные заслуживают доверия.
  
  В тоже время известно, что некие господа Кехманс и Полуяров принимали непосредственное участие в подкупе видных российских сановников и во всей организации "ошибочного" нуклеарного удара. Между тем Кехманс, хоть и отстранен недавно от управления департаментом закупок министерства обороны, продолжает вести весьма прибыльные дела в Афганской провинции (в том числе - по добыче сырого газолина). А вот Полуяров, намеревавшийся открыть сообществу свободных наций правду, был обнаружен в Неве с признаками насильственной смерти. Как сообщает русская полиция, он был задушен толстой стальной цепочкой, с приделанным к цепочке китайским символом, так называемым "узлом счастья". По подозрению в убийстве был задержан российский подданный манчжурского происхождения некто Сянь Шэ, офицер космических войск. Однако позже господин Шэ был отпущен за неимением достаточных улик и мотивов для совершения преступления."
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"