Мышлявцев Борис Александрович: другие произведения.

Осьминог. Глава 5-6

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Неонуар.

  ГЛАВА 5. "Продолжение банкета"
  Отключился он совсем ненадолго. Он услышал, как чей-то голос сказал резко:
  - Хватит! Это не кашалотовский, это мент походу.
  Нападавшие скрылись, а Роман поднялся, сплевывая кровь из разбитой губы. Побрел к ожидавшей его машине, на ходу пытаясь отряхнуть с одежды прилипшую к ней грязь.
  Сашка посмотрел на него с интересом:
  - Кто это тебе так вломил?
  Роман ничего не ответил, только поморщился от боли в сломанном ребре.
  - А теперь куда?
  - В седьмой микрорайон давай, - сказал Роман . - Есть платок какой-нибудь?
  Сашка протянул ему пачку бумажных салфеток.
  ***
  Лена открыла дверь - нарядная, в красивом платье с блестками, ярко накрашенная
  - Что это с тобой? - удивилась она, осматривая заляпанную грязью одежду Романа. Под его глазом начинал расплываться синяк, нижняя губа распухла.
  - Да вроде ничего страшного.
  - Иди-ка ты в душ.
  В гостиной был уже готов романтический стол. Лена принесла из холодильника бутылку шампанского и запотевшую бутылку водки. Выключила свет, зажгла свечи, включила диск с романтической музыкой - медленный сентиментальный джаз. Затем достала из шкафа футболку.
  - Башка болит.
  - Вот, надень. Она безразмерная, на тебя налезет.
  Лена протянула ему футболку и спросила:
  - Кто это тебя?
  - Да так. Ошибка вышла, - ответил Роман, натягивая футболку с рекламой какой-то вьетнамского напитка. - А что за музыка? У Билли Холидей вроде такая песня в репертуаре была...
  
  - Что за музыка? Даже и не знаю. Клиент в машине диск оставил, давно еще. А ошибки ... Ошибки могут дорого стоить.
  - Могут, - согласился Роман. - У шефа вот монетка есть, ее с ошибкой отчеканили - и из-за этого монетка теперь штуку баксов стоит. Хотя... Ничего она не стоит - подделка оказалась.
  - Не буду у тебя ничего про расследование спрашивать - а то опять меня ругать будешь, что не в свое дело лезу, - сказала Лена, усаживаясь за стол и наливая Роману водки. Он аккуратно, почти без звука открыл шампанское, налил в ленин бокал.
  - Вот. Правильное решение, - согласился он. - Не спрашивай. Хотя... Это ты все равно завтра из интеренета узнаешь. Николай Арнольдович умер. Несчастный случай, говорят. Поскользнулся, упал, головой стукнулся - и в бассейн с дельфинами. Там и утонул.
  - Ужас какой! - всплеснула руками Лена. - Это когда было?
  Саксофон медленно и задумчиво начал подбираться к соло. Барабаны шелестели где-то на заднем плане, подобно вздохам сожалеющих о чем-то призраков. Рояль механически, с постепенно нарастающей громкостью, обыгрывал последовательность ми-минор - септакорд от си, и высокая нота си непрерывно трепетала где-то в отдалении, как колеблющийся язычок пламени.
  - Вечером или ночью, - ответил Роман. - Он часто задерживается, говорят. И вчера все ушли, он остался, да в ночной смене один рабочий и охранник, дед старый. Никто ничего не видел. Камер у них там нет...
  - Жалко Николая Арнольдовича. По виду - хороший человек.
  Роман встал, подошел к стене, на которой в рамке висело фото улыбающегося мальчика, державшего на леске здоровенную рыбину.
  - Где он такую изловил? - спросил Роман, указывая на фото. В стекле отражались уютные огоньки свеч.
  - Это они с отцом его на Золотое Взморье в позапрошлом году ездили, - ответила Лена. - А ты рыбу ловить любишь?
  - С детства не ловил. Последний раз - мне лет десять было - в сторону Горячего Ключа с отцом ходили. Там в горах в речушках маленькая такая форель живет. Речка неглубокая, прозрачная. И форели в ней полно в ямках. Подведешь к ней крючок с червячком - и ждешь, когда рыба его заглотит. Если она отворачивается - ты ей снова крючок к носу. В конце концов рано или поздно - клюнет...
  - Общаетесь с отцом? - спросила Лена, наливая себе шампанского, ему - водки.
  
  - Не, - отрицательно покачал головою Роман. - Он как ушел - так и не виделись больше. Один раз написал откуда-то из Якутии. А потом и совсем исчез.
  - А он жив вообще?
  - Без понятия. Помер, скорее всего. Он бухал сильно. Не так как я, а с запоями, по-черному.
  В джазовый полумрак вторглась разухабистая русская попса: звонил ленин телефон.
  Лена взяла трубку и с лица ее быстро начало сползать мечтательно-романтическое выражение.
  - Нет, она не у меня. Нет. Да ты что? - встревоженно говорила она невидимому собеседнику на другом конце линии. - Давай мы к тебе подъедем. Да, Рома у меня сейчас.
  - Это кто? Случилось что-то? - спросил державший в руке рюмку Роман.
  - Это Инга. Ты прикинь... Даша с училища не пришла сегодня. И до сих пор дома нет. Телефон не отвечает. Песец...
  - С училища? Она что, тоже в мореходке? - немного удивился Роман.
  - Ну да. Ты не знал?
  - Нет... Ты не говорила.
  - Может ей в полицию сразу позвонить, что девчонка пропала? - спросила она.
  - Да без толку, - мрачно ответил он . - Срок совсем ни о чем, они реагировать и не будут даже. Им желательно трое суток, чтобы человека пропавшим признать.
  - К ней приедем, объяснишь - как лучше действовать.
  - Конечно, - согласился он. - Но скорее всего, у друзей задержалась где-нибудь. Не будет же убийца прицельно уничтожать девушек из мореходного училища. Уж очень это маловероятно.
  ***
  Встревоженная Инга недоуменно посмотрела на его лицо, где синяк, уже вполне оформившись, начал наливаться разными оттенками сиреневого и желтого.
  Они с Леной прошли в большую, со вкусом обставленную гостиницу. Скандинавский стиль, ничего лишнего.
   - Утром пойдешь, заявление напишешь, - сказал Роман Инге. - Так-то они не любят принимать заявления о пропаже человека раньше определенного срока. Но тут я им объяснил обстоятельства, они вроде прониклись. Примут у тебя заявление, ее фото по ОВД раскидают. Есть фото крупное? Я им по ватсапу скинул бы пока, а завтра подберешь, какое получше.
  Инга взяла со шкафчика фото в рамке, протянула Роману.
  - Вот, прошлогоднее есть.
  Роман внимательно посмотрел на улыбающееся фото симпатичной девушки в полосатой вязаной шапочке. Девушка улыбалась, но глаза ее показались Роману грустными. Он вытащил фото из рамки, положил на стол, снял на телефон. Отправил фото в дежурку и сказал Инге:
  - Ты запиши мой телефон и завтра звони - как там да что. У Лены номер есть. А пока вызовите мне такси какое-нибудь.
  - А ты куда? - удивленно спросила Лена.
  - Домой, - лаконично ответил Роман.
  Инга вызвала такси, он попрощался и вышел на улицу. В свете фонаря метались мелкие капельки дождя, от налетавших порывов ветра глухо ворочались в темноте влажные кусты и деревья. Мимо, грохоча музыкой, пролетела полная молодежи машина. А затем подъехал его водитель.
  ***
  У своего подъезда Роман постоял немного, глядя вверх.. Окно кухни в его квартире ярко светилось - единственные освещенное окно во всей погруженной в глубокий сон пятиэтажке. Он быстро поднялся по ступеням, открыл своим ключом дверь.
  - Что, ночное дежурство закончилось уже? - донесся из кухни голос Иры.
  Не отвечая, он прошел на кухню. По всему столу были разложены в какой-то сложной системе карты Таро. За столом сидела и Ира и незнакомый роману мужчина. Мужчина встал и, приветливо улыбаясь, протянул Роману руку:
  - Аркадий.
  Чуть помедлив, Роман ответил на рукопожатие:
  - Роман.
  - Ирина мне тут одну сложную ситуацию на Таро раскладывала, - вежливо пояснил мужчина. - Как раз вот закончили недавно...
  Он попрощался и вышел. Ирина закрыла дверь, насмешливо посмотрела на уже набравший полную силу синяк Романа и сказала:
  - Пойдем спать, ковбой.
  ГЛАВА 6. "Награда для героя"
  Утром Роман отыскал завалявшиеся с какого-то давнего отпуска темные очки. Он нацепил их на нос, с неудовольствием оглядел в зеркале получившийся результат, вызвал Сашку и отправился на работу.
  - Вас дожидается, - негромко сказал ему дежурный, указывая на стоявшего в предбаннике серьезного невысокого человека. Человек посмотрел на него, как бы стараясь узнать. Под глазом у него расплывался синяк - не такой большой как у Романа, но тоже вполне внушительный.
  - Это вы ко мне?
  Человек кивнул и Роман жестом пригласил его следовать за ним.
  - Присаживайтесь. Чем обязан?
  - Бомбихин я, - ответил человек, потирая скулу и улыбнулся. Глаза, впрочем, остались такими же холодными и настороженными, как были. Голос Бомбихина показался Роману смутно знакомым.
  - Бомбила, что ли? - Роман вспомнил, что мельком уже видел Бомбихина, который лет пять назад проходил свидетелем по какому-то пустяковому делу. Кто-то побил в "Одноклассниках" одного из немногочисленных местных хипстеров, а Бомбихин свидетельствовал, что хипстер "сам начал, он Витьку сказал - не обижайся, типа, я не хотел, то есть он Витька обиженным назвал, а это тоже что и опущенный, за такое вообще замочить могли бы, а Витек просто вежливо взял чепушилу за руку, а тот поскользнулся, там же официант коктейль молочный разлил, официант подтвердит, ну вот хипстер об стойку бара и ударился челюстью по касательной". Хипстер в итоге подтвердил, что все так и было - на том дело тогда и кончилось.
  - Не люблю, когда меня так называют, - серьезно ответил Бомбила, усаживаясь в предложенный Романом стул. - Если уж по прозвищу звать хотите - зовите меня Унабомбер.
  - Ишь ты, "Унабомбер" какой нашелся! - хмыкнул Роман. Он включил чайник, закрыл дверь на ключ.
  - Бить будете? - усмехнулся Бомбихин.
  - Нет, я курить буду, - ответил Роман, морщась от боли в сломанном ребре дернул распухшую оконную раму и закурил, глядя вниз, где у здания напротив парковку постепенно заполняли Лексусы горсоветовских депутатов . - Что хотел-то, Унабомбер?
  - Я неофициально. Заявление хочу сделать.
  - Ну так делай, - сказал Роман и бросил окурок вниз, целясь в урну - и как всегда не попал.
  - Насчет кашалотовской дочки. Мы тут не при чем. Самим интересно, кто такой борзый, порядок на нашем корабле нарушает. По наркоте - нашли мы одного чмыря, в Нахаловке торговал понемногу. Поговорили с ним, больше не будет.
  - Сдадите мне чмыря? - с интересом спросил Роман.
  - Не, не получится. Уехал чмырь.
  - Далеко уехал? - Роман снял темные очки, сунул их в карман куртки.
  - Очень далеко, - улыбаясь кивнул Бомбила. - В море уплыл. Че так холодно-то у вас?
  Он поежился, встал:
  - Мы по своим каналам сейчас тоже пробиваем, что к чему. А то куда годится - девушек убивать почем зря... В городе порядок должен быть, правильно?
  - А вы за порядком в городе следите? - иронично поинтересовался Роман.
  - Мы на своем месте, ты - на своем, а вместе делаем одно дело, - добродушно процитировал Бомбихин и своими неулыбчивыми волчьими глазами посмотрел на Романа. - До новых встреч в эфире.
  Он карикатурно отсалютовал, пародируя нацистское приветствие, и вышел в открытую Романом дверь.
  ***
  Геннадий Степанович вертел в руках причудливую курительную трубку: маленькая серебряная чашечка, тонкий длинный мундштук из эбонита.
  - Вы же вроде монетами да наградами занимаетесь? - спросил Роман.
  - А это и есть награда. Вот, почитай что на чашечке выбито.
  Геннадий Степанович протянул ему трубку и увеличительное стекло.
  - ГЕРОЮ ЧИМИТ-ДОРЖУ ОТ ТОВ. СТАЛИНА, - вслух прочитал Роман.
  - Таких трубок всего десять выпустили. Сразу после войны, для награждения снайперов из числа КМНС.
  - КМНС?
  - Коренные малочисленные народы Севера, - пояснил Геннадий Степанович. - Якутов, например, такими трубками не награждали - они малочисленными не считаются. А вот эвенков, нганасан, тофаларов каких-нибудь - пожалуйста.
  - Похоже, ей и не пользовались вовсе, - заметил Роман, разглядывая абсолютно чистую чашечку.
  - Правильно, не пользовались, - кивнул головой Геннадий Степанович. - Осенью сорок пятого, уже после японской кампании, трубку выслали в родной поселок героя - для награждения. Народ собрался со всех окрестностей. И вот, по официальной версии, шел наш герой к площади - в состоянии алкогольного опьянения - и начал переходить улицу на красный свет. А тут грузовик: не успел затормозить. Так герой и не получил свою трубку, досталась она местному музею. А в девяностые директор музея эту трубку списал, как не представляющую ценности и продал какому-то коллекционеру. Вот и пошла она гулять по миру. Долго, говорят, ее нельзя у себя держать. В ней, мол, спит дух погибшего героя. Когда трубка попадает к новому хозяину - герой просыпаться начинает, а с хозяином несчастья всякие происходят. Обижается герой, что кто-то хочет его наградой воспользоваться...
  - А вы не боитесь ее у себя держать? - спросил Роман, возвращая изящную вещицу Геннадию Степановичу.
  - А я и не собираюсь ее у себя держать. Сегодня из края товарищ приедет, моих Владимиров Ильичей заберет по хорошей цене - а заодно и трубку эту получит. Как бонус.
  - Это не тот ли товарищ, что вам монетку фальшивую впарил?
  - Так, ну-ка давай к делу вернемся, - строго сказал Геннадий Степанович, завернул трубку в покрытую причудливыми письменами тряпицу и спрятал ее в стол. - Хочу тебя от ненужных хлопот избавить.
  Геннадий Степанович взял со стола бумагу, пробежал по ней взглядом.
  - Вчера вечером заявление в полицию поступило, от матери некоего Фимусова. Приехали, дескать, бандиты какие-то - и ее сына увезли в неизвестном направлении. Фимусов - наркоман, пятерку уже отмотал, да скоро еще присел бы. Он в разработке у коллег наших был, фентанилом сучонок приторговывал. Так вот, Фимусов с неустановленного номера позвонил утром в дежурную часть и сказал, что все у него в порядке, что уехал он на Сахалин на буровую вышку где-то в окрестностях Охи. Встал на путь исправления и там теперь трудится. Ребята коллегам в Оху звякнули, те - на производство. Там факт трудоустройства Фимусова подтверждают.
  - Это как же он до Охи так быстро добрался? Там от Южного - почти тыща километров, а прямых рейсов в Оху уж лет тридцать как нет...
  - А мы не знаем, добрался он туда или нет. И нас это не волнует от слова совсем. Дело мы охинским ребятам передали, вот пусть они его и ищут. Так что ты это дело к своему расследованию не приплетай. Вот тебе и экономия усилий - как я и обещал.
  Геннадий Степанович помолчал и, постукивая ногтем по неработающей настольной лампе спросил:
  - Ты мне лучше скажи: кто, кроме наших, мог знать о том, что дельфинарий по этому делу оказался замазан? Ты в такие совпадения веришь? Поговорил ты с прохвессором - а он тут же - хоп! и к дельфинам родным в бассейн... Кто еще знал, по какому делу ты приходил?
  Роман помолчал, как бы собираясь с мыслями:
  - Так никто. Разве что сам он рассказал кому...
  Роман встал, чтобы уходить и, почти дойдя уже до двери спросил:
  - Вы сказали - по официальной версии. А есть еще неофициальная?
  - Ты о чем это? - удивился Геннадий Степанович.
  - Про героя, которого грузовик сбил.
  - А, вон ты про что. А по неофициальной - первый секретарь райкома партии на героя обиделся сильно. Как это - награда от самого товарища Сталина этому неграмотному охотнику? Приревновал, так сказать. А за рулем грузовика брат секретаря был. Или сват. И светофора никакого в том поселке отродясь не было, до ближайшего светофора верст пятьсот, а то и поболее. Там и грузовиков-то всего парочка была на весь райцентр.
  ***
  Славуцкая оказалась приятной короткостриженной девушко-бабушкой.
  - Ордер есть? - спросила она.
  - Нет, я не официально.
  - Тогда в дом не приглашаю.
  - Что ж мы, в подъезде беседовать будем? Пойдем-те ко мне в машину тогда.
  - Дождь перестал? - спросила Славуцкая.
  - Вроде перестал.
  - Тогда у подъезда подождите - прогуляемся и побеседуем.
  Через пару минут она вышла с вертлявой немецкой овчаркой на поводке и они двинулись в сторону пустыря, который местные собачники давно уже облюбовали для прогулок.
  - Вот как вам, ментам верить... Говорил, нет дождя. А это что? - Славуцкая помахала рукой вокруг.
  - Это разве дождь... Я хотел поговорить насчет вашей публикации. Есть все основания для ареста, публикация с угрозами совпадает по времени с убийством, но я сначала хотел бы прояснить... - начал было Роман, но Славуцкая перебила его:
  - Нет у вас никаких оснований, а то задержали бы. Никаких угроз никакая экспертиза там не найдет. Да, слишком резко я написала, не надо было так. И девку эту непутевую жалко. А написала я так, потому что... Ну война у нас с Терновских давняя. Еще с тех пор, когда он простым Кашалотом был. Но про Аиду - это же правда. Да я еще не все там и написала-то.
  - Не все?
  - То, что она наркоманка - это весь город знает. Все знают, кроме отца ее. Да и он знал, просто сам от себя правду скрывал. А про секту вы в курсе?
  - Какую секту?
  Славуцкая спустила свою овчарку с поводка, и та радостно бросилась к зарослям покрытых багрово-красными листьями кустов.
  - Несколько лет назад было такое дело - девушка пропала. Фигурировал некий Христенко, только вот доказать ничего не смогли, - сказала Славуцкая.
  - Было, - кивнул Роман.- И?
  - Вы сейчас скажете, что все это конспирология.
  - Да говорите уже.
  - Христенко раньше в Крае жил. И друзья у него были весьма влиятельные, из краевого начальства. Он у них ценился как медиум. Обряды разные проводил. Некоторые его сатанистом считают. Что по мне - так без разницы, поп или сатанист - один черт, дурят народ да деньги выкачивают. Накосячил этот Христенко в крае, сильно накосячил. Вот и съехал сюда, тут у него бабушка живет. Старая совсем, лет девяносто. Он и здесь накосячил, а его опять прикрыли сверху. Эти, краевые.
  - Пропавшая девушка вроде письмо написала: я, мол, в Сеуле работаю, все у меня хорошо, - сказал Роман, который сегодня уже успел заглянуть в то старое дело.
  - Границу-то она не пересекала.
  - Откуда знаете?
  - Есть свои источники среди погранцов.
  Роман вспомнил почему-то, как Геннадий Степанович рассказывает ему об экстренном отъезде наркоши Фимусова на Сахалин.
  - А дальше что? - спросил он.
  - А дальше этот Саурон немного притих - но свои дела продолжил. Часто в край выезжает, а здесь себе небольшую секточку собрал, чисто для души. Там девки с мореходки, да с торгового техникума.
  - И что же они там делают?
  - Да херню всякую. Ритуалы. То кошку замучают, то собачью кровь пьют с китайской солью. То шамана из Сибири пригласят - а он их плеткой сечет. Сатане молятся, опять же - как без этого?. И вот что я тебе скажу: за пять лет минимум еще две девки пропало, из тех что в секточке этой.
  - Как это? - удивился Роман. - Никаких заявлений ведь не было. Я бы знал. Да весь город на ушах стоял бы!
  - Не было, - согласилась Славуцкая. - Потому что заявления подавать некому было. Одна деваха интернатская, та что с торгового. А одна из мореходки - у нее только тетка в живых. Вот тетка-то и забеспокоилась, когда девчонка исчезла - и только сообщения в ватсапе шлет пару раз за месяц. Вроде шлет - значит все нормально. Да только не все нормально, не все. Ладно, так и быть... Пойдем-ка ко мне, я тебе покажу кое-что по этим пропажам.
  Они двинулись обратно по раскисшей от грязи тропинке. Славуцкая, увлекаемая собакой - впереди, а Роман немного отстал . Он достал телефон, набрал номер.
  - Геннадий Степанович, а откуда вы неофициальную версию узнали? Про героя этого, с наградой от товарища Сталина?
  - А я ее ниоткуда и не узнавал, - усмехнулся в трубку Геннадий Степанович. - Я её реконструировал по косвенным признакам. Дедуктивный метод - от общего к частному.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"