Мышлявцев Борис Александрович: другие произведения.

Тува на коленях?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тува - один из самых удивительных субъектов РФ. Расположенный на стыке цивилизаций, находящийся в самом сердце Азии изолированный от всего света высокими горными хребтами... Размышления о прошлом и настоящем этой экзотической республики.

  Борис Мышлявцев
  
  ТЫВА ДИСКЕК КЫРЫНДА
  
  (ТУВА НА КОЛЕНЯХ)?
  
  
  Я читал интерпретации обычаев тех людей, среди которых мне довелось жить, и у меня есть уверенность, что авторы этих интерпретаций никогда не решились бы их предложить, когда бы им довелось самим наблюдать этих людей и их обычаи.
  
  А. Р. Рэдклифф-Браун, британский антрополог
  
  
  
  
  Оглавление
  
  Обращение к читателю.
  Часть 1. Взгляд в прошлое
  Глава 1. В центре мира, на краю ойкумены
  Глава 2. Черти и полынь.
  Глава 3. Пятая эпоха
  Часть 2. Страх и ненависть в Кызыле
  Глава 1. Цоци
  Глава 2. Технарь и Коробок.
  Глава 3. Люди желтой веры.
  Часть 3. Будущее не за горами
  Глава 1. Почему Тува не Япония.
  Глава 2. "Домой", в Китай?
  Глава 3. Почему стыдно жить в юрте?
  Заключение. Протрезветь и встать с колен.
  
  
  
  Обращение к читателю
  
  За годы научных исследований, практической деятельности в Республике Тыва у меня сложился ряд мнений по вопросам, которые волнуют многих жителей этой прекрасной земли. Был накоплен значительный материал для размышлений.
  Я надеюсь, что приведенные ниже наблюдения и выводы могут быть интересны и, возможно, полезны для уважаемых читателей. Ведь сейчас Тува переживает очень нелегкое, переломное время. Неясно, как относиться к прошлому, неясно, каким будет будущее...
  Хочу предупредить: книга эта - не научный трактат. Написана она не для высоколобых ученых или маститых политиков. Написана она для тех, кто в последние годы читал мои статьи в газете "Плюс Информ", спорил со мной... А также для всех, кто любит Туву, переживает за ее будущее. Для всех, чья судьба (салым-чол) неразрывно связана с этой удивительной страной в самом центре Азии.
  Я не претендую на стопроцентную объективность. Да и вообще, я считаю, что за претензией на такую "стопроцентность" скрывается, чаще всего, излишняя самоуверенность и недостаток реальных знаний о предмете повествования. Чем больше узнаешь о человеке, народе, стране, тем больше появляется вопросов, тем более сложными, неоднозначными и интересными становятся они для тебя...
  Если вам все-таки покажется, что я пишу "что-то не то", помните, что каждый человек воспринимает мир по своему. Фактически, каждый из нас живет в своей собственной вселенной, именно она кажется нам истинной, настоящей. Однако с точки зрения буддизма все это лишь иллюзия, сформировавшаяся благодаря нашему воспитанию, индивидуальному личному опыту, благодаря нашему неведенью (авидья). Как поет тувинская группа "Амыр-Санаа", каждый из нас находится в своем странном мире.
  Как я уже сказал, эта книга - не научный трактат, поэтому не буду утомлять читателя громоздкими ссылками на выходившие ранее публикации. Желающие узнать взгляд академической науки на традиционную культуру и быт тувинцев могут ознакомиться, например, с замечательными трудами советского этнографа Севьяна Израильевича Вайнштейна, других исследователей.
  Я понимаю, что во многом могу ошибаться. Ведь все, что написано здесь - всего лишь мое личное мнение, хотя и основанное на большом массиве переработанной, проанализированной информации.
  Если кого-то обидит написанное мной - заранее приношу извинения. Бурулуг болдум. Цели кого-то обижать у меня, конечно же, нет.
  Кстати, мне часто задавали вопрос: как ты, новосибирец, можешь писать о Туве? У нас тут своя специфика, чужому ее не понять... Наверняка, такой вопрос возник или возникнет и у кого-то из читателей этой книги. Вместо ответа на него приведу краткую автобиографическую справку.
  Родился в Новосибирске, в 1975 году. С полутора до семи лет жил у бабушки на Сахалине. Затем, до четырнадцати лет - на Алтае. После этого - в Кызыле, где и закончил школу ?5. Учился неважно, дважды стоял вопрос о моем отчислении.
  Впрочем, это не помешало поступить в 1993 году на Гуманитарный факультет Новосибирского Государственного Университета. В универе специализировался по этнографии, диплом писал по Туве (и каждый год сюда приезжал для сбора материалов, ну и просто - для общения с друзьями).
  Сразу после окончания НГУ был приглашен в аспирантуру новосибирского научно-исследовательского Института археологии и этнографии, успешно защитил кандидатскую по теме "Современная Тува: нормативная культура". В 2000-2001 году жил в Монгун-Тайге, собирал материал для диссертации, там и выучил тувинский язык (на бытовом уровне). Проводил этнографические и социологические исследования практически во всех кожуунах республики.
  После защиты диссертации до 2004 года работал в институте научным сотрудником, начальником Тувинского этнографического отряда. С 2003 года плотно занимаюсь политическими технологиями, маркетингом, рекламой, бизнес-тренингами. Сейчас проживаю в Кызыле.
  Ну вот, собственно, и все...
  
  При подготовке книги были использованы материалы автора, опубликованные в газете "Плюс Информ" в 2002 - 2007 гг.
  
  
  Часть 1. Взгляд в прошлое
  
  
  Тува, без всяких преувеличений, уникальный субъект Российской Федерации. Других таких нет. Недавний опыт суверенной государственности, резкое преобладание "коренного" населения над "пришлым", уникальное положение на стыке различных культурных миров и цивилизаций - Сибирь, Китай, Тибет, сохранившиеся до наших дней традиции шаманизма... Список можно продолжить. Это богатство, которым Россия должна научиться пользоваться. И которое сами тувинцы должны научиться использовать. В этой части мы сделаем попытку взглянуть на место Тувы в истории, на непростые, но наполненные огромным смыслом взаимоотношения русского и тувинского народов.
  
  
  Глава 1. В центре мира, на краю ойкумены
  
  Тува... Каждый, кто хоть раз побывал в этой самобытной горной стране, знает - здесь нарушаются законы привычного течения жизни, здесь все не так, как "за Саянами", в большом мире. Здесь даже время свое, "тувинское" J.
  С культурологической точки зрения Тува представляет собой остров, на котором сохранились и причудливо переплелись традиции ушедших веков и тысячелетий, великих древних цивилизаций - Индийской, Тибетской, Монгольской, Тюркской... Немало общего у тувинцев и с народами Севера Сибири - эвенками, нганасанами, ненцами... Большое влияние на культуру этой страны оказали также Китай и, в последнее столетие - Россия.
  Почему я назвал Туву островом? Тува изолирована от остального мира высокими горами. Алтай, Саяны, хребет Танну-Ола создают естественные границы, в рамках которых стало возможно формирование самобытной культуры тувинцев и русских жителей Тувы.
  Тува представляет собой уникальную "зону контакта". Здесь пролегает граница между культурными пространствами Запада и Востока, Сибири и Центральной Азии.
  Природа Тувы также соответствует "пограничному" статусу: типичные центрально-азиатские ландшафты соседствуют здесь с сибирской тайгой и высокогорной тундрой. Животный мир Тувы, представленный такими "несочетаемыми" животными, как верблюды и северные олени, яки и снежные барсы, бурые медведи и красные волки пустынь, тоже говорит о том, что земля эта вмещает в себя целый мир.
  Древние греки ойкуменой называли тогдашний "цивилизованный" мир, т.е. мир, проникнутый в той или иной степени греческим влиянием, хорошо знакомый грекам. С этой точки зрения Тува находится на краю российской (а может быть - "западной") ойкумены. Такой же окраинной территорией была Тува и для китайцев, завоевавших эту страну в восемнадцатом столетии. В тоже время это - самое сердце Азиатского материка, который еще несколько столетий назад и был для местных жителей единственным значимым для них "миром", а в каком-то смысле остается таковым и сейчас.
  Чем характерен этот мир? С антропологической точки зрения большинство проживающих здесь народов относятся к монголоидной расе. С культурной все они, так или иначе, испытали на себе влияние Индии и Китая, а северо-западная часть региона - влияние культуры древних скифов и, отчасти, иранцев. Эти влияния создают общий для всех рассматриваемых стран и народов культурный субстрат.
  На востоке - Япония и Корея, на юго-востоке - Таиланд, Камбоджа, Вьетнам, Бирма, Лаос. На западе - принявшие мусульманство тюрки Синьцзяня, а совсем недалеко от них - высокогорья загадочного Тибета. На севере - бескрайние просторы Сибири, где все эти культурные влияния присутствовали в сильно "разбавленном" виде, на фоне доминирования местных традиций, как испарения из наполненного разными культурами котла.
  Так вот и оказалась Тува одновременно и в центре мира и на краю ойкумены.
  
  Люди, живущие в больших городах, начинают забывать о том, что мир колы, нефтяных корпораций и пиара существует не так уж давно. О том что "всемирная цивилизация", не смотря на ее кажущуюся мощь, всего лишь один из многочисленных вариантов развития человеческой культуры. Одновременно рядом с ними существуют и другие миры. Так, всего в полутора тысячах километрах от главного сибирского мегаполиса, полуторомиллионного Новосибирска, за покрытыми дикой тайгой горами находится волшебная Тува.
  
  Глава 2. Черти и полынь
  
  Некоторые русские в обиходной речи называют тувинцев "чертями", некоторые тувинцы называют русских "чашпан", то есть - сорняк, полынь. Если копнуть поглубже и затронуть область этнической психологии, объяснение этим довольно-таки негативным этнонимам находится весьма простое. Культура, мировоззрение, обычаи двух народов весьма различны. На подсознательном уровне любые различия воспринимаются как проявления некультурности, даже антикультурности, дикости. Название "черти" отсылает нас в область потустороннего мира, где "все наоборот". Название чашпан-сорняк - противопоставляет культурные, полезные растения диким и вредным...Одна из задач многонационального народа Тувы - осознать, что нет "правильных" и "неправильных" культур и обычаев. Каждый народ видит мир по-своему, в этом нет ничего плохого или хорошего. Просто таков Закон.
  
  Тува и Россия
  
  Совершая небольшое насилие над покорной исторической наукой, советские ученые относили начало тесных связей Тувы и России к шестнадцатому-семнадцатому столетию, когда территория эта входила в монгольское государство Алтын-ханов, от которых к Белому царю однажды была направлена полномочная делегация. Не буду с ними спорить. Отмечу только, что до конца восемнадцатого столетия контакты эти заключались преимущественно в отражении русскими казаками набегов воинственных кочевников, отряды которых доходили до Кузнецка и Томска. Красноярск так и вовсе был однажды захвачен и разорен хемчикскими тувинцами из Западной Тувы, до сих пор славящимися своей бандитской удалью. Еще раньше тувинцы участвовали в завоеваниях Чингисхана.
  Субэдэй, правая рука строителя огромной империи, был выходцем из Тувы (в память о чем местный пивзавод выпускал водку с его именем на этикетке). Завоеватели оказали значительное влияние на культуру и политические отношения восточных славян. От тех времен сохранился обширный пласт лексики, общей для русского и тувинского языка. Например, правительство по-тувински - "чазак", что является фонетической вариацией ставшего русским слова "ясак" (налог, которым русские цари облагали покоренные сибирские народы). И действительно, зачем же еще нужна нам власть, кроме как для того, чтобы собирать с нас налоги?
  Еще несколько иллюстраций: барсук - морзук; алтын (монета) - алдын (золото); баран - бараан (товар); кабан - хаван; ярлык (ранее - разрешение занять должность, сейчас - этикетка) - чарлык (указ); карга - кырган (старый). Впрочем, о средневековых контактах русских с тюркским миром хорошо известно. Достаточно почитать работы Гумилева, чтобы понять, насколько эти контакты были интенсивны.
  Собственно Тува, как некая политико-этно-культурная общность начинает фигурировать в сфере российских интересов после разгрома китайцами монгольского Джунгарского ханства, сменившего на исторической арене государство Алтын-ханов. Территория эта стала известна под названием Урянхайского края, и в соответствии с российско-китайским договором отошла к Цинской империи. Небольшая часть тувинцев становится российскими подданными (проживающие ныне в горах Иркутской области тофалары, усинские тувинцы юга Красноярского края).
  Почти сразу же начинается проникновения на территорию Урянхая русского населения. Но связан этот процесс не с царским экспансионизмом, а со староверческим эскапизмом, бегством от "неправедной" власти. Последователи старой православной церкви, "сектанты", подвергались в Российской империи притеснениям, от которых они и скрывались на малоосвоенных землях соседнего государства.
  Плотность населения в тогдашней Туве была очень низка, и русские крестьяне начали селиться в местах, подходящих для земледелия. Вскоре появились и русские купцы, затем - золотопромышленники. Сосуществование русских с местным населением не было полностью бесконфликтным, однако и резким противостоянием назвать его нельзя. Наблюдалась, скорее, тенденция к взаимной самоизоляции и нейтралитету.
  Одновременно в Туве проходили процессы укрепления, централизации власти в руках этнических тувинцев, постепенно оттеснявших от управления монгольских князей и чиновников. (Китайская администрация находилась далеко, в монгольском городке Улясутае, и в местные дела не слишком вмешивалась). Фактически этот процесс был завершен усилиями нойона Хайдыпа примерно к началу двадцатого столетия.
  Огромные суммы были потрачены на взятки властям, огромная энергия - на хитроумные восточные интриги... Хайдып был, пожалуй, одной из наиболее ярких и сильных личностей в политической истории Тувы. Встречавшиеся с ним европейские и русские путешественники отмечали его высокую образованность, аристократизм, управленческий талант.
  Однако Хайдып, судя по всему, не совсем ясно представлял себе масштабы и силу северного соседа... После проигрыша России в русско-японской войне отношение нойона к русским поселенцам резко изменилось, фактически - началось их изгнание. Ситуация обострялась все больше и разрешилась пограничным конфликтом между вооруженными отрядами Хайдыпа и сибирскими казаками. Казаки победили, а Хайдып по приказу китайских властей покончил с собой (за разжигание международной напряженности). Впрочем, по другой версии, он удалился в Тибет, где в медитативном уединении и закончил свою земную жизнь в этом воплощении.
  Власть унаследовал молодой Буян-Бадыргы, приемный сын Хайдыпа. Выходец из нищей семьи, сирота, Буян-Бадыргы получил прекрасное по тем временам образование. Однако задачи, стоявшие перед молодым нойоном были чрезвычайно сложны. Могла ли тибетская образованность помочь в их решении?
  В 1911 году в результате Синхайской революции пала династия Цин, и Китайская империя начала стремительно разваливаться (при деятельном участии западных демократий и империй). В Монголии началась освободительная революция. Затронула она и Туву. Около 700 тувинских ополченцев совместно с монголами взяли приступом крепость Кобдо, где располагался основной китайский военный гарнизон этого региона. Тувинские власти обратились к России с просьбой о покровительстве. В 1914 году был объявлен российский протекторат, а в местечке Хем-Белдир (при слиянии рек Бий-Хем и Каа-Хем, дающих начало Енисею) начал расти Белоцарск (ныне - Кызыл, т.е. "Красный").
  Само название говорит за себя - "город Белого Царя" (так в тувинском делопроизводстве именовались русские императоры)... Кызыл был и остается прежде всего административным центром, а также "зоной влияния России" или, шире - Западной цивилизации. Как говорят, "Москва - не Россия, Кызыл - не Тува"...
  Интересны условия, на которых тувинские нойоны согласны были войти в сферу влияния России: оставить в неприкосновенности религию, обычаи и образ жизни народа, а также - знаки отличия на головных уборах (специальные цветные шарики, по которым сразу можно было определить статус человека). К сожалению, можно констатировать, что Россия не выполнила ни одно из этих условий. Но все это относится уже к другому времени. Царская администрация не предпринимала никаких усилий по "переводу кочевников на оседлость", обрезанию привычных местному населению косичек или уничтожению дорогих сердцу тувинского чиновника цветных шариков.
  Гражданская война между белыми и красными, наверное, вызвала у тувинских властей состояние, на дипломатическом языке называемое обычно "недоумением". Только что вошли в сферу интересов, и вот уже непонятно - в сферу интересов кого? Белые и красные устраивали на территории Тувы свои сражения, по мере возможностей пытаясь вовлечь в события местное население, как русское, так и тувинское. Русских в это время было уже около десяти тысяч, по большей части - староверы, купцы и бежавшие от призыва на Первую Мировую крестьяне-"пацифисты".
  Печальная участь постигла в эти смутные времена немногочисленное китайское население Тувы. Практически все китайцы были уничтожены или изгнаны в самые короткие сроки. Исключение было сделано лишь для некоторых из них, например тех, кто состоял в браке с русскими. Мой одноклассник:
  "Дед был еще маленьким, когда все это происходило. Китайцев перед расстрелом согнали в какое-то помещение, и он мог видеть все это сквозь дырку в стене. Прадед был китайцем, а жена у него была русской. И вот она пришла, и когда выяснилось, что он был женат на русской, его одного вывели оттуда и отпустили. Остальных отвели на поле, за дом, и расстреляли".
  Ненависть к китайцам во многом была связана с особенностями ведения этим народом бизнеса. И тувинская знать, и простые араты-кочевники подсаживались китайцами на кредитную иглу. Приобрел в долг котел да пару отрезов шелка - а через год за проценты приходится отдавать половину стада... Менталитет кочевника не мог принять идею прогрессирующих процентов... Насколько я знаю, сейчас Тува - один из лидеров по невозврату потребительских кредитов, и причины здесь все те же. Наверное, прежде чем кредитовать население, руководству действующих в республике западных и российских банков не мешало бы ознакомиться с особенностями местного мировоззренияJ. Впрочем, это их проблемы, и большого сочувствия эти проблемы у меня лично не вызывают.
  А в 1919-м на западе Тувы начали изгонять уже русских. Некоторые населенные пункты были уничтожены полностью.
  Когда власть слабеет, тех, кто пользовался ее покровительством, ждет в Туве незавидная участь. (Корейцы, никогда не ассоциировавшиеся ни с какими властями, благополучно переживали все политические потрясения. В первой половине двадцатого века они были третьим по численности народом Тувы. Их потомки живут в Туве до сих пор, в советское время к ним присоединились соплеменники из Казахстана и Средней Азии. Ни русские, ни тувинцы не испытывают в отношении корейцев каких-либо негативных чувств).
  В 1921 году с согласия Ленина Урянхайский край был провозглашен независимым государством. Так возникла Тувинская Народная Республика (ТНР), просуществовавшая около двух десятков лет, до 1944 года.
  В написании Конституции республики активное участие принимали русские поселенцы, в том числе - политический деятель и предприниматель Сафьянов. Независимость нового государства была признана лишь Монголией и Советским Союзом, что не помешало Туве объявить в сороковые годы войну фашисткой Германии. Мирный договор так и не был заключен и, согласно мнению некоторых юристов, Тува до 2002 года формально продолжала оставаться с этой страной в состоянии войны.
  Каким бы зависимым от СССР государством ни была в реальности ТНР, период "самостийности" составляет предмет гордости тувинцев. Именно тогда, впервые в своей истории, большая часть тувинского народа была объединена в рамках одного государственного образования. Анализируя исторические события последних трехсот лет, можно утверждать, что это была одна из главных задач, стоявших перед местными властями.
  Как уже говорилось, первая конституция республики составлялась при деятельном участии местной русской элиты. Был достигнут определенный компромисс между стремлениями к независимости и самобытности и направлением на ускоренную модернизацию, которую стремилась проводить Советская Россия. Стратегия Буян-Бадыргы заключалась в совмещении лояльности к снова набиравшему силу северному соседу с сохранением основ традиционной властной вертикали, духовной и политической культуры.
  Привнесенную извне форму тувинцы пытались наполнить местным содержанием. Так, была создана Народно-революционная партия, которую парадоксальным образом возглавили местные "феодалы" и чиновники. В учении Маркса искали и находили параллели с учением Будды. Тува объявлялась "народной республикой", было сформировано правительство, куда, кроме чиновников, вошли представители буддистского духовенства. Впрочем, это неудивительно. Образованность в Туве была неразрывно связана с буддисткой церковью. При этом тибетский язык, тибетская образованность имели отношение к духовной жизни общества, монгольское образование - к светской (на монгольском языке издавна велось местное делопроизводство).
  В 1920-е годы республика за счет местного бюджета и энтузиазма прихожан строит новые храмы, которые становятся своеобразными "точками роста" для молодого государства, образовательными, медицинскими, а отчасти - и экономическими центрами.
  Однако советские власти вовсе не устраивал такой ход развития ТНР, ориентация руководства "на Восток". Особенно опасался Союз возможных связей тувинских властей с набиравшими силу "японскими милитаристами". В двадцатые годы Советский Союз начинает активно распространять среди "народов Востока" свои идеи вместе с новым, европейским типом образования.
  Тувинские студенты наряду с другими выходцами из азиатских стран обучаются в Коммунистическом университете трудящихся Востока (КУТВ), где происходит их вербовка советскими спецслужбами. Судя по всему, их сознание подвергалось чрезвычайно мощной проработке...
  Один из наиболее успешных, подающих надежды студентов - Салчак Тока - по возвращении из Союза становится во главе "антифеодального переворота". О незаурядности Тока говорит уже тот факт, что его правление продлилось до семидесятых годов, более сорока лет! Помимо этого Тока получил известность как один из первых тувинскоязычных писателей, драматургов, поэтов.
  При Тока духовенство и бывшие чиновники оттесняются от власти, подвергаются репрессиям. Десятки храмов и монастырей, как старых, так и выстроенных совсем недавно, подвергаются полному разрушению.
  В стране происходит настоящая культурная революция, масштабы которой для Тувы были, пожалуй, еще более значительными, чем последствия сталинской индустриализации для Советской России. Молодые правители Тувы пытались полностью разрушить старый уклад жизни, разорвать преемственность поколений, создать "нового тувинского человека". Очевидцы событий рассказывают о "перегибах" тех лет: костры из философских и религиозных тибетских свитков, принудительное обрезание косичек у мужчин и женщин, расстрелы монахов без суда и следствия.
  Были даже попытки бороться с семьей, как с пережитком феодализма, попытки напоминающие действия Пол Пота в Кампучии семидесятых: десятки мужчин и женщин принудительно выстраивались в ряд друг напротив друга в произвольном порядке, а затем принуждались к сексуальной близости.
  Все это, а особенно - курс на сплошную коллективизацию и обобществление скота - вызвали значительную напряженность в тувинском обществе, а кое-где и вооруженное сопротивление "новшествам". Курс был смягчен, модернизация стала проводиться в более умеренных формах.
  В результате за период тридцатых годов при помощи Советского Союза была создана новая система образования, значительно сокращена неграмотность, появилась медицина европейского типа, собственная финансовая система, зачатки промышленности, значительно вырос уровень жизни, однако скот продолжал оставаться в личном пользовании аратов (скотоводов).
  В это время складываются основы своеобразной системы взаимоотношений русского и тувинского населения, системы которую вполне можно назвать тувинским вариантом апартеида, т.е. раздельного сосуществования двух народов на территории одного государственного образования (различия нашли отражение в соответствующих нормативных актах).
  Дело в том, что русские в большинстве своем получили гражданство СССР. Они, в отличие от тувинцев, обладали правами советских граждан, социальными гарантиями, в их отношении действовали нормы не местного, а советского законодательства.
  Все русскоязычное население, кроме части староверов, было объединено в Комитеты Советских Граждан. При этом, будучи формально гражданами другой страны, русские оказывали самое непосредственное влияние на политическую и экономическую ситуацию в ТНР. Это положение нашло отражение в этнониме, который тувинцами используется в отношении русских до сих пор: хамааты (буквальное значение - "гражданин").
  Кстати, тувинцам категорически запрещалось вслух говорить о каких-либо различиях в положении двух народов. Даже за простое употребление слова "орус" (русский) легко можно было схлопотать десятилетний срок.
  В 1944 году "по просьбе Малого Хурала" (парламента) ТНР была присоединена к Советскому Союзу в качестве автономной области в составе Красноярского края. Возможно, поспешное решение советского руководства было связано с реализацией программы по созданию ядерного оружия: на территории республики обнаружили значительные запасы урановых руд. Говорят, многие тувинцы узнали о присоединении лишь после того, как начался обмен местных денег (акша) на советские рубли...
  В пятидесятые годы модернизационные процессы снова ускоряются. Кочевников переводят на оседлость - принудительно переселяют в наскоро выстроенные неуютные поселки, вводятся советские нормы по количеству допустимого в личном подворье скота. Нормы эти, выработанные применительно к крестьянам европейской России, совершенно не соответствовали реальным потребностям кочевого хозяйства и, фактически, означали запрет на традиционный образ жизни. Тувинцев ускоренными темпами превращали, если воспользоваться англо-японским термином, в "салариманов", "людей на зарплате".
  Одновременно начинается массовый приток русскоязычного населения из Советского Союза. Республика преображается... К концу восьмидесятых внешне она начинает напоминать обычную для России национальную автономию.
  Когда Советский Союз распался, стало ясно, что "обычность" Тувы была действительно внешней. Что-то успело пустить глубокие корни, и оно осталось. Но большая часть "советскости" слетела в одночасье. Закрылись предприятия, развалились совхозы, и даже корпуса производственных зданий были разрушены до основания, словно война прокатилась по этой земле. Впрочем, по мнению многих, в начале девяностых действительно недалеко было до войны.
  У Тувы были все шансы превратиться в горячую точку... Но что-то вовремя остановило этот процесс, который обернулся бы горем для десятков тысяч людей разных национальностей.
  Уехали десятки тысяч русских, не желавших жить в "Республике Тыва", как официально стал именоваться "обновленный" субъект федерации. По новой конституции единственным государственным языком был объявлен тувинский, Тува получала право объявления войны другим государствам, право содержать собственную армию. "Жесткий" вариант конституции действовал до 2002 года. Затем наиболее "провокационные" статьи (а на самом деле, рассчитанные на самоутверждение, повышение чувства значимости народа) были из нее убраны.
  Однако Тува начала двадцать первого века - это совсем не та Тувинская АССР, по которой тоскуют многие "русские тувинцы" (а их сейчас в республике осталось всего около 15 процентов)...
  Что будет дальше с тувинской государственностью, покажет время. Но в любом случае, опыт Тувы двадцатого столетия чрезвычайно интересен с исторической, культурологической, политической точки зрения. Какой еще из субъектов РФ может похвастаться тем, что за сто лет успел побывать провинцией Китая, протекторатом Российской империи, предметом территориального спора между Советской Россией и Монголией, независимым государством, объявляющим войну Гитлеру, а затем, не дождавшись победы, становящимся частью Красноярского края?
  
  Буян-Бадыргы был совсем еще молодым человеком, когда на него свалилась огромная ответственность за судьбу родного народа, родной земли... Правильные ли решения он принимал? И был ли он свободен в принятии своих решений? Или просто мощные исторические вихри закружили его и загнали в рамки исторической неизбежности и необходимости? Я смотрю на его фотографию, и в душе моей рождается сочувствие...
  Уже много лет на обочине одной из кызылских улиц над землей возвышается камень с табличкой: "Здесь будет установлен памятник Буян-Бадыргы, основателю тувинского государства".
  Лишь в 2007 году новое правительство республики реабилитировало одного из самых заметных деятелей тувинской истории.
  
  Глава 3. Пятая эпоха
  
  Будущее Тувы: путь слепых или стратегия выжидания? В чем была суть прошедших за последние сто лет четырех исторических эпох, связанных с правлением того или иного правителя?
  
  Страусы и люди, стереотипы и табу
  
  Что происходит с Тувой в последние полтора десятилетия? Куда идет народ Тувы, к какому будущему? Иногда кажется, что путь этот похож на блуждания слепого по широкой степи...
  Такие риторические вопросы в прессе задаются часто. Часто они звучат и с политических трибун. Но есть ли у кого-нибудь ответы на них?
  Футурологические прогнозы - дело неблагодарное. Во-первых, они редко сбываются. История - слишком прихотливая госпожа, предсказать ее капризы практически невозможно. Во-вторых, будущее вытекает из настоящего, из прошлого. Без их анализа в прогнозах не обойтись. Ну а тут уже начинаются обиды действующих на исторических подмостках лиц и даже целых народов.
  Вообще, я заметил, что попытка высказать действительно свое личное мнение (не заказанное кем-то за бабло, а просто личное) вызывает у многих людей весьма странную реакцию. Не пытаясь даже вникнуть в логические построения автора, в его мировоззренческие установки, обсуждение переносят в плоскость эмоций. Особенно касается это "запретных тем" или устойчивых стереотипов. Тут уж какую тему не затронь - моментально станешь врагом.
  И это неудивительно. Такие табу и стереотипы служат для коллективного и личного сознания защитными механизмами. Если говорить о чем-то нельзя - значит, тема проблемная и больная. Да, такой способ решения проблем очень похож на мнимую привычку страуса прятать голову в песок. Но используется он людьми чаще, чем этими большими глупыми птицами.
  
  Стратегия развития: что это такое?
  
  Тысячелетия назад общества и государства развивались очень медленно. Медленно происходили перемены. Отцы спокойненько передавали свой опыт детям, те - своим... На протяжении жизни одного поколения никаких изменений человек мог и не заметить. Поэтому говорить о стратегии развития этих обществ не приходится.
  Стратегия - это общая направленность действий, это определенный результат в будущем, это система, с помощью которой такой результат будет достигнут. Стратегия может быть оформлена в письменном виде, в виде некой декларации. Может просто реализовываться "стихийно". В настоящее время письменно оформленная стратегия развития есть не только у любого государства, но и у каждой мало-мальски крупной фирмы. Другой вопрос - насколько "бумажная" стратегия совпадает с тем, что реализуется на практике?
  
  Тува: стратегии прошлых веков
  
   Какими были стратегии развития Тувы? Письменных стратегий до 20-го века, конечно же, не было. Однако мы можем говорить о существовании некой "генеральной линии", которую проводили местные властные элиты и в реализации которой участвовал волей-неволей весь народ.
  Кстати, настоящая стратегия тесно связана с так называемой национальной идеей, и поэтому реализуется как бы "сама собой", естественным путем. А оторванная от жизни чаще всего остается пустой болтовней.
  Когда китайцы разбили Джунгарское ханство и присоединили к империи территорию Тувы, в качестве управленческих кадров они использовали монголов. Объяснялось это неграмотностью местных правителей, их неспособностью вести делопроизводство. Однако такая ситуация сохранялась недолго. Довольно скоро местные элиты то ли получили достаточное образование, то ли "купили дипломы".
  Так или иначе, главами большинства кожуунов стали этнические тувинцы. Постепенно в рамках Китайской империи на территории Тувы происходила политическая централизация, этническая и культурная консолидация тувинских родо-племенных групп. Это, фактически, и было основной задачей, которую решало тувинское общество на тот момент.
  Одновременно в качестве "государственной" религии при поддержке нойонов распространялся ламаизм. Стратегия местной элиты - как можно большее участие в управлении внутренними делами территории.
  Этот процесс был завершен примерно к началу 20-го века, когда нойон Хайдып сосредоточил в своих руках фактическую власть над основными кожуунами. На это ушли долгие годы политических интриг, огромные суммы на взятки китайским властям.
  Хайдып был безусловно незаурядным человеком, образованным, мыслящим стратегически. В своей политике он использовал противоречия между Китаем и Россией, и, лавируя между их интересами, решал свои задачи. Такое лавирование было делом трудным и опасным, и после неудачного пограничного конфликта с русскими казаками Хайдып по приказу китайских властей принял яд.
  Как раз в это время и обозначилась новая стратегическая задача, которую нужно было решать тувинским властям. Эта задача - выбор пути развития: восточного, западного, или "своего". Буян-Бадыргы выбрал ориентацию на Россию и "свой" путь. Протекторат Российской империи не предполагал вмешательства во внутренние дела Тувы: культуру, обычаи, уклад жизни. Однако вмешалась геополитика: в России произошла революция, пришли к власти коммунисты. И именно коммунисты в итоге предложили (или навязали, кому как угодно) Туве новую стратегию.
  По существу, это был всего лишь один из вариантов ускоренного индустриального развития и культурной революции по советскому образцу. Старая элита была уничтожена, и собственная стратегия на время "потерялась". Новое руководство Тувы было искренне проникнуто коммунистическими идеями. Будущее виделось светлым, цели были расписаны: столько-то тонн угля на душу населения, столько-то гектаров полей... В СССР в это время народные успехи мерили в тоннах чугуна и километрах прорытых каналов. В итоге республика полностью лишилась собственного курса, оказалась под угрозой утраты самобытности.
  Можно сказать, что по большому счету народ Тувы принял участие в чужой игре, которая называлась "строительством коммунизма". В 1944 году формально независимое государство вошло в состав Союза на правах всего лишь... автономной области. Возникла задача повышения статуса, которая вскоре была решена.
  С семидесятых годов можно говорить о начале обособления тувинской и русской политической элиты в республике. Если раньше реальной властью обладала КПСС, то теперь на уровне республики партия как бы начала раздваиваться. Одна часть, "советская" - это отчеты в Москву, это продолжение индустриализации. Другая - это реальная политика по возрождению традиций, языка, обычаев, по перетягиванию власти, по выдавливанию "излишков" русских из республики. Подобные процессы в это же время происходили и в некоторых союзных республиках.
  Именно к этому времени местные элиты окончательно оформились после тотальной реорганизации тридцатых годов, оформились их интересы и национальное самосознание. "Русские" в это время продолжали оставаться в плену имперских идей, и в локальной борьбе элит начали сдавать позиции одну за другой.
  В 1990-е годы сполна разыгрывалась карта национализма, не без участия западных спецслужб. Во всей России наступил тогда период хаоса, не стала исключением и Тува. Отойдя от навязанной индустриальной модели, набрав суверенитета "сколько влезет" республика остановилась в задумчивости посреди развалин эпохи постсоциализма.
  Что дальше? Куда идти?
  Во многом это зависит от ситуации в России в целом. Какой путь выберет вся страна? Если мы собираемся быть "энергетической сверхдержавой", т.е. сырьевым придатком (пусть и с гонором, но - придатком), то и Туве не останется ничего иного, кроме как развивать добывающие отрасли и ориентироваться на индустриальный путь развития.
  Если начнется возрождение "самодостаточной" России, как страны, где развиты все мировые направления - наука, искусство, высокотехнологичное производство - тогда основные усилия вкладывать надо в образование. Остальное родится "само", а точнее - будет создано этим новым образованным поколением. Впрочем, при таком раскладе возможен и вариант бесконечной дотационности: богатой России может быть проще прокормить небольшое население Тувы, чем вкладывать средства в развитие непредсказуемого, специфического региона.
  Если победит линия Запада на развал России, Тува останется без дотаций (кто их будет давать?), без индустрии, с недостаточно развитым сельским хозяйством. Фактически, населению Тувы придется голодать.
  Это все условия внешние. Но что сейчас происходит внутри республики? Какова национальная идея, которая может объединить и зажечь собой весь народ республики? Какова цель и стратегия ее достижения? Как мне представляется, ни идеи такой, ни цели сейчас нет. Я не говорю о планах правительства по развитию республики или, тем более, о предвыборных программах кандидатов, которые ваяются на скорую руку ремесленниками от политтехнологий.
  Мне кажется, есть несколько вопросов, на которые должен ответить себе народ, а также - политическая элита Тувы для того, чтобы эта неопределенность закончилась. Ответить не привычным "страусиным" образом, а по-настоящему задумавшись над смыслом вопросов.
  - Что важнее - традиционный образ жизни и менталитет или материальные блага "цивилизации"?
  - Какие черты национальной психологии мешают построить в Туве процветающее общество? Какие качества могут этому помочь?
  - Достаточно ли внутренних сил у народа Тувы для того, чтобы конкурировать с "приезжими", которые обязательно появятся в республике в ходе реализации любого плана развития?
  - Кто такие русские для тувинцев и кто такие тувинцы для русских? Для чего судьба (или карма, или желание Бога) свела их вместе на этой земле?
  - Что такое "развитие республики" и какова его главная цель? Какими должны стать люди Тувы в результате этого развития?
  - И, наконец - какую цену может заплатить республика за это развитие?
  Мне кажется, пока на эти вопросы четких ответов нет. Вряд ли они появятся в ближайшие годы, так что о принципиальном изменении ситуации говорить не приходится.
  Впрочем, как знать... Сейчас в Туве начинается новая эпоха. Пятая, если считать от Буян-Бадыргы. Во власть пришли совсем другие люди, не связанные с советской управленческой традицией. Люди новой формации. Но насколько этой новой формации соответствует сам народ Тувы?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Часть 2. Страх и ненависть в Кызыле
  
  В конце восьмидесятых, в девяностые годы волна насилия захлестнула улицы тувинских городов и поселков. Убивать стали легко, непринужденно: за бутылку технаря, за старую поношенную шапку... Сейчас уже все это стало привычным фоном жизни. Просто все знают - вечером надо ездить на такси. И ездят, обеспечивая занятость целой армии тувинских таксистов. Но огромная преступность - лишь вершина айсберга, самая заметная и неприятная часть происходивших изменений. Начался активный распад традиционных нравственных норм. Росли поколения людей, привыкших быть безработными. Появились беспризорные дети, резко выросло число неполных семей. Волны дешевого ядовитого алкоголя затопили республику. Торговля наркотиками стала привычным способом получения дохода для многих сельских жителей. Что же случилось с народом Тувы?
  
  Глава 1. Цоци
  
  Недавно попался мне один очень сильный южноафриканский фильм. Называется он "Цоци", по имени главного героя. Цоци - молодой человек, главарь уличной банды, живущий во времянке в пригороде столичного города, вроде нашего дальнего Каа-Хема. На жизнь зарабатывает грабежами и убийствами... Он даже и не понимает, что в этом есть что-то плохое. Его морально-нравственная система полностью деформирована. С самого детства он не знал внимания ни со стороны родителей-алкоголиков, ни со стороны государства и общества, у него нет представлений о том, что такое нормальная семья. Если ему хочется есть - он идет на улицу и убивает первого попавшегося прохожего. Все это очень, очень сильно напоминает современную Туву. Сколько таких Цоци ходят по улицам Кызыла! Люди без прошлого, люди, лишенные будущего.
  
  Одна моя знакомая из-за Саян удивлялась: почему в Туве все газеты постоянно пишут про преступность, особенно - убийства? Читаешь все это - и жить становится страшно...
  Пишут все, но попыток серьезного анализа сложившейся ситуации и ее предпосылок почти не делается. Без каких-либо сомнений огромную преступность большинство журналистов связывает с двумя факторами: безработицей (бедностью населения) и плохой работой милиции. Некоторые обвиняют Правительство РТ в целом. При этом совершенно не учитываются другие факторы.
  Поясню свою мысль на примере. Нищета сама по себе не является причиной преступления. Достаточно сравнить нищего буддистского или христианского монаха и нищего грабителя. В абсолютном выражении их благосостояние может быть одинаковым, но монаху не приходит в голову ограбить прохожего. Почему?
  Да потому, что у людей этих - монаха и грабителя - совершенно разный внутренний мир, разные представления о добре и зле, о человеческом счастье. "Разруха - это не старуха с клюкой... Разруха у нас в голове" - говорил в булгаковском "Собачьем сердце" профессор Преображенский. Тоже самое можно сказать и о преступности.
  К тому же значительная часть преступлений - это ничем не мотивированные, жестокие убийства и избиения. И совершают эти преступления люди далеко не нищие.
  Путешественники 19 века характеризуют тувинское население, как очень миролюбивое, гостеприимное. Что же произошло с Тувой в 20-м веке? Какие факторы повлияли на изменение ситуации в худшую сторону?
  
  Система ценностей любого народа формируется на протяжении тысячелетий, обычно она идеально подходит к условиям, в которых этот народ исторически находится. Как только меняются условия - рядом появляется народ с иной системой ценностей, либо резко меняются условия жизни, традиционные ценности начинают меняться. Процесс этот небезболезненный. Стройная, гармоничная система нарушается, и могут пройти десятилетия, а то и века, прежде чем равновесие восстановится на новом уровне.
  Что произошло в случае с Тувой? Сначала - китайское влияние, которое, впрочем, значительным не было. Китайцы не стремились изменить образ жизни людей, их привычки, бытовые условия. Затем начинается модернизация по советскому образцу. Модернизация транслируется через русскую культуру. При этом сама Россия в этот момент находится в стадии слома традиционной культуры. Фактически, в России до сих пор еще длится начатое Петром Великим переустройство. Русский менталитет сам еще мечется между Западом и Востоком, при этом советское государство начинает активно учить другие народы и страны "как надо жить".
  В итоге на протяжении 20 века в России стойко росли два показателя - уровень потребления алкоголя и убийств на душу населения. Если сравнить статистику убийств по Москве нынешнюю и полуторовековой давности - станет страшно. С точки зрения жителя девятнадцатого столетия современные москвичи превратились в кровавых монстров. История Раскольникова в 21 веке кажется уже несколько смешной.
  Одновременно еще с 19 века в России падала посещаемость церквей, и своего апогея этот процесс достиг к 1910-м годам. Эти показатели - рост числа убийств и спад посещаемости церквей - очень тесно взаимосвязаны.
  На протяжении последних полутора десятилетий Правительством и общественностью Тувы предпринимается много усилий по возрождению традиционной культуры. Однако на этом фоне происходит и проникновение чуждых народам России "американских ценностей" - культ достигаемого любой ценой успеха, зацикленность на величине банковского счета, безгранично растущее потребление ненужных человеку товаров и услуг.
  
  Тува к началу 20 века была обществом достаточно развитым, если под развитостью понимать наличие зрелых общественных институтов. Байки об отсталости тогдашнего тувинского населения были придуманы в советское время для того, чтобы оправдать перекосы насильственной модернизации. Существовавшая общественная структура имела многовековую историю и была хорошо приспособлена к тогдашним условиям. В Туве существовали все необходимые для народа общественные институты - система власти, образования (тибето-монгольского) и религиозные организации, тесно связанные с государством.
  Религиозные институты выполняли несколько функций. Через религию на тувинскую землю пришла восточная система образования, тибетская медицина, а главное - религия давала человеку четкий нравственный ориентир, понятия о добре и зле. В 1930-е годы религия оказалась фактически под запретом, все функции религиозных организаций взяло на себя государство.
  Однако государство - не Бог. У государства нет и не может быть вечных ценностей. Временные ценности советского государства - построение коммунизма - объявлялись вечными и основными. На них человек и должен был строить свою идентичность, свои модели поведения. Религиозные ценности сохраняются тысячелетиями, обеспечивают обществу стабильность, ценности советского государства просуществовали всего несколько десятилетий, так же как и псевдорелигиозный культ Ленина. Борьба с религией в Туве была особенно ожесточенной. Если в России церкви сохранялись и продолжали работать, так же как и мечети в Средней Азии и дацаны в Бурятии.
  В Туве были разрушены все храмы, духовенство лишилось возможности работать с верующими. А российское государство в начале 1990-х сказало: извините, мы тут ошиблись. Коммунизм не надо было строить. Давайте лучше строить капитализм. Фактически это было сказано еще в конце 1980-х.
  И люди остались "без царя в голове". Стало неясно - что правильно, что нет? Бога нет, и на земле авторитетов тоже нет.
  Возрождение религии началось, однако ломать - не строить. Можно восстановить за пятнадцать лет все деревянные и каменные храмы, но тот храм, что находится в душе народа, выстраивается столетиями. Большинство жителей Тувы не знакомо даже с основами буддистской или христианской философии, не соблюдают даже элементарных религиозных заповедей. Ну, а культа светского закона, как в Европе, у нас не существовало никогда, и не будет существовать.
  Сейчас духовная элита Тувы находится в стадии формирования, и результаты станут заметны лишь через два-три десятка лет. При этом нельзя сказать, что буддистское и православное духовенство ведет активную работу с населением. Одно из следствий этого - широкое распространение на тувинской земле американских тоталитарных сект, щедро финансируемых из-за границы, в том числе - западными спецслужбами. Эти секты работают с населением очень активно и вовлекают в свои ряды именно тех людей, которые больше всего задумываются о "вечных ценностях", о смысле жизни. Большинство же остальных людей являются верующими только по названию. Для того, чтобы быть буддистом - мало положить камень на оваа. Для того, чтобы быть православным - мало поставить в церкви свечку.
  Если нет Бога, отличие между человеком и животным стирается. И тогда ценность человеческой жизни опускается до уровня ценности жизни барана или собаки.
  
  Традиционная система социальной стратификации в тувинском обществе на протяжении последних ста лет подверглась тотальному разрушению.
  Речь идет об упорядоченной системе взаимоотношений между людьми. В каждом обществе есть свои правила поведения, взаимодействия людей с разным социальным статусом. Как общаться с пожилым человеком, с человеком другого пола, с детьми, с начальством? На каждый случай есть свои негласные правила.
  В периоды ускоренной модернизации общества эта система с неизбежностью нарушается. В Туве эти процессы оказались еще более ярко выражены, чем в других регионах России. Произошла полная смена элит, новые элиты формировались из людей, находившихся ранее в самом низу общественной пирамиды. Этого требовали задачи построения принципиально нового коммунистического общества. В итоге культура элиты полностью сменилась. В 1930 годы это была культура бедняка, неожиданно получившего в свое распоряжение советское образование и власть.
  Важность сохранения традиционной системы стратификации интуитивно понимали и правители старой Тувы. Не случайно, одним из пожеланий нойонов Белому Царю, Николаю Второму, было сохранение специальных шариков на шапках в случае в случае перехода Тувы под покровительство империи. По этим шарикам можно было сразу же определить социальный статус человека, и выбрать соответствующую модель поведения. Некоторые сейчас над этими шариками смеются (говорят: "прямо как в фильме "Кин-дза-дза"!). Однако цветные шарики - символическое выражение упорядоченности общественной жизни.
  Старики в 20-м веке утратили свой авторитет. Им нечему было научить молодых, их культурное наследие было объявлено устаревшим и реакционным. Это им приходилось учиться у молодых - как жить в изменившемся мире?
  Если в 1950-е годы государство проводило сознательную политику по изменению стандартов взаимодействия людей, их моделей поведения, то сейчас такая "модернизация" происходит стихийно, под влиянием западной масс-культуры. При этом не секрет, что США на протяжении последних пятидесяти лет последовательно реализуют программу по изменению, дестабилизации системы ценностей россиян (да и не только россиян). Народ с разрушенной культурой, с хаотичными взаимоотношениями между людьми становится разобщенным и слабым, им легко управлять... Опять же, Тува в силу своей специфики представляет собой очень удобный полигон для таких экспериментов.
  В условиях такой социальной неопределенности человек может ощущать себя просто НИКЕМ. Ощущение пустоты, собственной никчемности рождает в человеке агрессию. Она может направляться внутрь - и человек начинает злоупотреблять алкоголем, становится склонен к самоубийству. Может направляться на внешний мир. Убийство - это способ на подсознательном уровне продемонстрировать другому свою абсолютную власть над ним. Ведь убийца забирает самое дорогое, что у того есть - его Жизнь. "Если у меня есть такая власть, значит я не такое уж пустое место".
  Пилат говорит Иисусу: твоя жизнь висит на волоске, и я могу его оборвать. "Уж не думаешь ли ты, что волосок этот ты подвесил?" - отвечает ему Иисус.
  Убийца на подсознательном уровне уподобляет себя Богу, властвующему над человеческими жизнями. Да, комплекс неполноценности очень часто связан с манией величия и агрессией...
  
  Пятьдесят лет назад материально люди в Туве жили не лучше, чем сейчас. По большинству показателей - гораздо хуже. От этого им не приходило в голову обязательно кого-то убить. И сейчас - уровень жизни в Туве растет, а преступность не уменьшается. "Людям нечем заняться, от безделья они напиваются и убивают друг друга".
  Почему они от безделья не читают книги и газеты? Сейчас сельское хозяйство республики начало развиваться, появились большие аратские хозяйства, в которых не хватает рабочих рук. Животноводам выдаются субсидии. Но не всем хочется заниматься тяжелым трудом. Не имея образования, специальности, человек хочет жить в городе, получать большую зарплату. Жить не по обычаям предков, а по увиденным в плохих фильмах образцам. Приведу свой диалог с молодым человеком в одном из западных кожуунов.
  - Чем занимаешься?
  - Ничем.
  - А почему у дяди в юрте не живешь, не помогаешь ему?
  - В юрте скучно жить. А в поселке дискотеки проходят. Весело!
  
  В древности почти каждый человек знал, почему и зачем он живет. Зачем Бог послал его в этот мир? Какие задачи он в этом мире решает, какую карму отрабатывает? Религия давала достаточно простые ответы на эти вопросы. Спросите сейчас человека - зачем ты живешь? Да что там другого, спросите у самого себя... Кто-то скажет - я живу для детей... Ну а дети - для своих детей... И так далее. Но это еще остаток традиционных представлений. Кто-то живет для удовольствия, этому учит современная массовая культура: чем больше ты потребляешь, тем лучше. Смысл - потребить как можно больше.
  Не чувствуя смысла собственной жизни, человек не видит смысла и в жизни другого. Нет смысла - нет и ценности. Поэтому вместо виртуального компьютерного монстра можно убить живого человека. Это ведь интересней!
  
  Итак, высокий уровень преступности в республике связан с целым рядом факторов. Журналисты привыкли в росте преступности обвинять Правительство РТ или МВД, сводить все к экономической ситуации. На мой взгляд, такая оценка не соответсвует действительности. Правительству республики досталась нелегкая задача - исправить последствия проводившихся над народом в 20-м веке экспериментов. Все эти последствия - оборотная сторона проводившейся в республике советской модернизации, слома традиционной системы ценностей.
  Я думаю, что главная битва происходит сейчас в душах людей.
  
  Глава 2. Технарь и Коробок
  
  В девяностые торговля техническим спиртом стала в республике обыденным видом бизнеса, также, как и торговля гашишем. Во время одной из избирательных кампаний, на встрече с жителями небольшого поселка пожилая женщина обращается к кандидату: "Добейтесь установления твердых закупочных цен на коробок! Перекупщики скупают у нас за бесценок, а в городе коробок уже стоит в два раза дороже!". "Разберемся!", - отвечает кандидат...
  
  Эта глава будет совсем короткой. Потому что и так ведь все понятно. Кто-то спаивает, травит односельчан, и односельчане спокойно терпят это. Позволяют кому-то делать деньги на собственном здоровье и счастье. Те, кто торгуют технарем, говорят - работы мол нет, детей надо кормить... И забирают деньги и счастье у чьих-то детей. Про заготовку гашиша, которая приобрела уже для республики значимость дальневосточной путины, во время которой заготавливают красную икру, и говорить нечего...
  Вовлеченность значительного количества простых людей в криминальный бизнес делает невозможной задачу построения в Туве основанного на соблюдении законов порядка. Делает невозможной борьбу с преступностью в целом.
  О настоящих масштабах этих явлений говорить во всеуслышанье не принято. Впрочем, в федеральных СМИ Тува частенько фигурирует под названием "российской Колумбии". Интересно, почему?
  
  Глава 3. Люди желтой веры?
  
  Большинство верующих тувинцев считает себя буддистами, так же, как и большинство верующих русских - православными. Однако религиозность эта, к сожалению, носит по большей части внешний, показной характер. Заповеди и философские доктрины не усваиваются на уровне души. Традиционные церкви недостаточно активно ведут работу с прихожанами. Уже сейчас можно говорить о том, что значительная часть так называемых активных верующих являются приверженцами совершенно чуждых для России и Тувы заморских культов. Свято место пусто не бывает. Если государство и традиционные церкви не будут вести себя активней, большинство жителей Тувы рано или поздно станут членами протестантских общин. Хорошо это или плохо?
  
  На религиозные темы писать опасно. Очень скользкая тема - оступишься и вместо пользы принесешь вред, обидишь людей... Опасность темы мешает обществу понять некоторые очень важные процессы. В России идут споры о введении в школах основ православной культуры, сторонники говорят: надо возрождать духовность, пока не поздно. Противники указывают на недемократичность таких мер: это, мол, навязывание религии, а у нас ведь свобода, каждый сам ищет своего бога или свою атеистическую пустоту.
  Но речь сейчас не об этих спорах.
  
  В девяностые годы в Туве бурным цветом расцвели американские и корейские (тоже американские, на самом деле) "христианские церкви". Причем деятельность проповедников изначальна была ориентирована преимущественно на тувинское население. Весьма значительные суммы были потрачены на перевод и издание религиозной и агитационной литературы на тувинском языке.
  Многие жители районов, не знакомые с конфессиональными тонкостями, воспринимали этот процесс, как "русификацию", попытку Православной церкви агрессивно распространить свое влияние в Туве.
  В то время я исследовал этот процесс в рамках программы Академии наук "Этнокультурное взаимодействие народов Евразии". Признаюсь, что начинал исследование с изначально негативной установкой в отношении "сектантов": считал, что в протестантских церквях происходит оболванивание, зомбирование доверчивого тувинского населения. Но действительность оказалась сложнее. Она о многом заставила задуматься.
  Большинство "сектантов" - люди, беспокоищееся о смысле жизни, о чем-то, кроме сиюминутных радостей или куска хлеба. Условно можно выделить две категории: образованные люди, ориентированные на духовную жизнь и люди, попавшие в тяжелые обстоятельства. Вторая категория особенно обширна. Среди них много людей, что называется, оступившихся: бывших преступников, наркоманов, алкоголиков. Много просто отчаявшихся найти работу или измученных семейными проблемами.
  Когда они приходили в секту, они оказывались окружены искренней заботой других прихожан, находили поддержку в решении своих проблем, а также ясный смысл жизни, не привязанный к "золотому тельцу", устремленный ввысь. Душевность в сочетании с весьма жестким контролем за поведением новообращенных приводит к тому, что они отказываются от своих пороков, многие находят работу.
  Бедняки из района получали за счет общины возможность посетить обучающие семинары в крупных городах России, посмотреть мир.
  Учитывая огромную безработицу и преступность, равнодушие власти к проблемам "простого человека" можно сказать, что секты эти стали решать вопросы социальной и духовной реабилитации населения. То есть те вопросы, которыми должны заниматься государство, всевозможные фонды по борьбе с наркоманией и алкоголизмом, и, наверное, буддистская и православная община.
  Итак, я увидел, что на уровне личной судьбы вступление в секту оказалось для многих людей фактором очень положительным.
  
  В тоже время, как ученый, я не мог не видеть весьма негативных последствий для общества в целом, а также для самобытной тувинской культуры.
  Очень часто вступление в секту приводит человека к разрыву прежних социальных связей, ссорам с родственниками и односельчанами. В некоторых районах распространение сектантства провоцирует столкновения между "буддистами" и "христианами". Фактически, происходит раскол единого народа на две части с совершенно разным мировоззрением.
  Можно утверждать, что активных верующих, то есть тех, кто участвует в жизни своей церковной общины, изучает священные тексты, среди "сектантов" в Туве чуть ли не больше, чем среди "буддистов". И раскол этот связан не с внешней атрибутикой, не с тем, в какое здание пойдет человек молиться. Приведу лишь один пример.
  Одной из центральных для тувинской культуры является тема тесной связи человека с родной землей. Это выражается в поклонении духам, хозяевам природы. Человек и природа составляют единое целое, и это целое, в конечном счете, и есть Бог (Оран). В секте же человека учат тому, что духи природы - это злые духи, слуги сатаны. Человек, таким образом, природе противопоставляется... Если народ разделяется по такому важному признаку, как отношение к родной земле, не является ли это тревожным фактом?
  Удивительного в таком отношении протестантов к природе ничего нет, если вспомнить их основные мировоззренческие установки, которые отличают их от других христиан - католиков и православных. Протестантизм возник как религиозное оправдание рыночного капиталистического общества. Согласно протестантизму, люди делятся на избранных и прочих. Избранность человека проявляется в его богатстве. И если Христос говорил, что "легче верблюду пройти сквозь угольное ушко, чем богатому попасть в рай", то протестанты, наоборот, считают богатого человека предназначенным для рая, бедного - для ада, вне зависимости от их поведения.
  Логическим выводом из протестантизма становится, фактически, поклонение доллару.
  Нет, прямо ничего такого не проповедуется, но конечный итог получается именно таким.
  Конечно же, тувинские протестанты об этом не знают, а если узнали бы, то удивились.
  Южная Корея была буддистской страной, но сейчас протестанты составляют в ней большинство. Выросло уже целое поколение, для которого протестантизм - родная религия, религия их родителей.
  Учитывая, что буддизм в Корее, как и во многих других странах, был тесно связан со всем комплексом традиционной культуры, то его разрушение ведет к утрате корейцами своей этнической и культурной идентичности, разрушение системы воспитания, утрату обычаев, потерю уважения к старшим. Процесс этот не мгновенный, но он идет достаточно быстрыми темпами.
  
  Итак, налицо очень сложная социальная проблема. С одной стороны, в Туве огромное количество людей нуждаются в поддержке государства, церкви, просто человеческом участии. Но современное тувинское общество ничего этим людям предложить не может. Да и не собирается, по-моему... И всеми этими нужными делами занимаются секты.
  Запрещать их, если они не наносят прямого вреда здоровью прихожан и не являются "тоталитарными" невозможно ни по закону, ни в реальности (люди могут и тайно собираться). Кроме того, как вы объясните человеку, что секта это плохо, если он чувствует улучшение своей жизни, а вне секты чувствует себя никому не нужным, лишним?
  С другой стороны, помогая отдельным людям, секты вредят обществу в целом, раскалывают его, способствуют разрушению традиционной культуры, превращают прихожан в недоделанных "американцев".
  Могут сказать: что поделать, это процесс естественный, люди сами разберутся, это личное дело каждого. Так-то оно так, но что, если одна сторона позволяет делу идти на самотек, а другая действует активно, целенаправленно, используя мощную финансовую поддержку? Ясно, как дважды два, кто победит. Когда в 1918 году Троцким была объявлена формула "ни войны, ни мира", немецкие войска в считанные дни подошли к Петрограду, заняли часть Украины.
  Кто же эта "та сторона", действующая так изощренно, добиваясь с помощью отдельных добрых дел вовсе недоброго результата?
  Не секрет, что протестантские секты по всему миру действуют при активном содействии со стороны американских спецслужб. Секты готовят религиозную почву для идеологического, культурного, а затем и экономического захвата стран и народов, включения их в американскую сферу влияния; способствуют расколу, разрушению традиционной культуры. Народы и страны становятся управляемыми, подобно Южной Корее.
  
  Рассмотренная здесь проблема не является главной головной болью тувинского общества. Однако само ее наличие указывает на глубокий социальный и культурный кризис, который это общество поразил. Не видно, чтобы кто-то уделял решению этой проблемы хоть какое-то внимание. А ведь из таких вот нерешенных проблем и складывается то будущее, в котором будет жить следующее поколение.
  Впрочем, думать о таком "далеком" будущем мы уже не умеем. При чем здесь какие-то американские сектанты и буддисты? Сила - в деньгах, брат.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Часть 3. Будущее не за горами
  
  У названия этой части - два смысла. Первый - будущее действительно ближе, чем нам это кажется. О нем надо думать уже сегодня. Второй - настоящее будущее Тувы, счастливое и гармоничное, находится не за Саянскими горами. Оно здесь, внутри республики. Нужно только его найти...
  
  Глава 1. Почему Тува не Япония
  
  Почему же именно скот всегда, на протяжении тысячелетий, являлся богатством кочевника? Не морковь, не асбест, не мясо дельфина и не морские звезды?
  Да потому что кочевое хозяйство не просто так возникло. Оно возникло как адаптация человека к определенным природным условиям, в которых ни морковь, ни асбест, ни морские звезды не являются чем-то значимым. Есть ландшафт, и есть скот, и благодаря этому скоту человек может жить, ни от кого не завися в своих основных потребностях. Свобода...
  
  Почему Россия не Америка?
  
  Несколько лет назад значительный резонанс среди российских политологов, да и просто среди слоев широкой общественности, вызвала книга бывшего офицера КГБ А.П. Паршева. Книга называлась просто: "Почему Россия не Америка?". Популярность книги была вызвана тем, что вопрос этот давно уже волновал многих россиян, даже тех, кто не мог ясно его сформулировать. В самом деле, почему? Ведь именно наивные надежды на быстрое "превращение в Америку" - по уровню жизни, "свобод" и технологий обусловили во многом популярность Ельцина в 1991 году, равнодушное принятие гражданами распада СССР, ту легкость, с которой сданы были все внешнеполитические позиции Союза.
  В этой книге автор весьма последовательно и убедительно излагает причины неконкурентоспособности отечественной экономики. Не буду излагать концепцию Паршева подробно, но основные ее положения необходимо озвучить.
  Почему в Антарктиде, несмотря на огромные залежи полезных ископаемых, до сих пор нет никаких производств? Ответ до смешного прост: в Антарктиде очень холодно. Расходы "на климат" составляют значительную часть любых производственных издержек. В Малайзии достаточно поставить тент - защиту от ветра, дождя и солнца, вот тебе и заводской корпус. У нас надо подготовить фундамент, возвести капитальное здание, а потом 9 месяцев в году его ОТАПЛИВАТЬ (а это добавляет огромные расходы энергоносителей).
  Малайскому рабочему нужна только летняя одежда и легкое дешевое жилище, поэтому 30 долларов в месяц для него будет достойной оплатой. Нашему рабочему нужна теплая зимняя одежда, нужно топить дом, да и дом нужен капитальный, основательный. Плюс - разный режим питания, нашему рабочему нужно потреблять намного больше белковой пищи, углеводов. Итак, наш рабочий просто не сможет поддерживать свое существование, получая малайскую зарплату. Он просто умрет от холода и голода. Поэтому продукция российского предприятия не может стоить дешевле аналогичной продукции малайского предприятия. А значит, в условиях мирового рынка российская продукция обречена быть неконкурентноспособной.
  Климат в обитаемой части Европы, даже на севере, намного мягче, чем в европейской России, а тем более - Сибири. В Лондоне зимние температуры - от нуля до плюс 10. В населенной части Швеции и Норвегии - лишь ненамного холоднее. Тоже относится и к Америке.
  Но сейчас роль Запада заключается не в производстве товаров, а в контроле за финансовыми потоками и ресурсами. Производится большая часть товаров в Азии (произошел вынос производства и пролетариата за пределы западных стран).
  Все это приводит к тому, что основой нашей экономики стала растрата невосполнимых ресурсов, разведанных еще в советское время. Фактически, просто проедается данное Богом, а также материализованный труд трех поколений советских людей. По мнению Паршева, России практически нечего предложить на экспорт в значительных объемах, а невосполнимые ресурсы тратить нельзя, они нам самим понадобятся.
  В двух словах вывод такой. Главное в мировой экономике - уровень издержек, реальная себестоимость продукции. Поэтому для того, чтобы иметь полноценную экономику, Россия должна быть надежно защищена таможенными барьерами, максимально изолирующими ее от мирового рынка, и туда сдавать только то, что самим не нужно, излишки. Иначе вся промышленность просто умрет, а вместе с ней вымрет и народ. Ну, и главная мысль: богатства страны создаются не ресурсами, а трудом народа.
  Ну, а как выглядят перспективы развития экономики Тувы в свете этой теории?
  
  Климат
  
   По мнению Паршева, по совокупности климатических условий наихудшими условиями в мире обладают Россия и Монголия. Главные параметры: минимальные температуры зимой, минимальные и максимальные температуры летом, наличие заморозков весной, дневные и ночные перепады температур, режим выпадения осадков. Легко понять, что Тува, зажатая между пустынной Монголией и холодной Сибирью, тоже не является климатическим раем. Издержки на строительство и отопление в Туве будут намного выше, чем даже в Абакане, не говоря уж про Малайзию.
  Зарплата рабочих в Туве должна быть выше, ведь объективно выше и цены на продукты первой необходимости, и многие другие расходы. Кстати, это подтверждают и местные предприниматели: даже лепка пельменей в Туве обходится дороже, чем в Шушенском... Добавьте расходы на перевозку продукции "за Саяны"... Итак, ясно, что если вся Россия из-за издержек на тепло и зарплату объективно не может конкурировать с той же Малайзией, что уж говорить о Туве?
  Как же Тува развивалась в советское время? Да очень просто - благодаря дотациям, инвестициям правительства. Дело было не в конкурентоспособности тувинского кобальта на мировом рынке. Кобальт был нужен советской оборонной промышленности, вот и все. И на "внутреннем советском рынке" тувинский кобальт становился условно конкурентоспособным. Тоже касается и сельского хозяйства.
  Как же Тува существовала в досоветский период? Здесь нужно выделить два отдельных временных промежутка. Не удаляясь слишком в глубь веков, возьмем период китайской оккупации и период ТНР. Китайские власти вытягивали из Тувы ресурсы, сначала с помощью налогов, затем - с помощью торговли и системы кредитования. Часть капитала через купцов утекало и в Россию. Тувинский народ считался одним из беднейших в Азии.
  А что же было главным капиталом тувинцев? Минеральные ресурсы? Конечно же, нет. Скот - вот главный капитал любого кочевника, от оленеводов Ямала до каких-нибудь буйволоводов нуэров в Африке. В нормальных условиях количество скота, количество населения и природные ресурсы (пастбища, водопои) составляют единую, достаточно равновесную систему. На этом равновесии и основываются ценности кочевой культуры (а вовсе не на прогрессе и непрерывном росте благосостояния, желательно - благодаря выигрышу в автоматах, как думают сейчас многие молодые люди). Больше у семьи скота - значит она богаче. Если к такой системе подключается какая-то мощная торговая система (например, Китай), то количество скота моментально уменьшается (а чем еще кочевник может платить за тряпки, чай, табак, украшения?).
  В период ТНР экономическая система частично замкнулась. По крайней мере, Советский Союз не выкачивал из страны массы скота, подобно Китаю. Напротив, оказывалась помощь по созданию собственных промышленных производств в небольших объемах, для удовлетворения местных нужд. Внедрение системы вакцинации, частичное устранение резкого социального неравенства привело к росту поголовья скота, возрос также и уровень жизни людей. Итак, республика стала богаче. При помощи СССР (но с опорой на внутренние ресурсы!) основного богатства - скота - стало больше.
  Во время мировой войны республика осуществляла большие безвозмездные поставки скота в Союз, богатство страны, таким образом, уменьшилось, однако и весь СССР был разорен страшной войной.
  Не будем вдаваться в детали экономического развития Тувы до 1990-х годов. В целом оно соответствовало общесоветским образцам с поправкой на некоторое запаздывание и ускоренность всех процессов.
  А вот что произошло в 1990-е?
  
  Мифические ресурсы
  
  Национальная интеллигенция в Туве начала рефлексировать на тему эксплуатации ресурсов Тувы "приезжими". Это было время, когда шахтеры Кузбасса наивно планировали обогатиться за счет продаж угля в Японию, ученые Академгородка - за счет продажи на Запад научных открытий и технологических разработок, сахалинцы - за счет нефти и т.п. Все вдруг решили, что живут незаслуженно плохо, а вот мировой рынок оценит их по достоинству. Рынок оценил. На "двоечку", если не на "единицу" оценил. Богаче стали директора шахт, институтов, нефтяные магнаты. Но с какой стати им делиться с исполнителями грошовой прибылью (вспомните про издержки!)?
  Некоторые боялись - хлынут инвесторы, скупят месторождения на корню. Не хлынули, не скупили. Забрали даром то, что и так хорошо работало, а нового, почему-то, строить не стали. Из-за нестабильности? Почему же тогда в Нигерии строят?
  Ресурсы, когда они лежат в земле, не могут приносить прибыль. Их надо разведать, добыть, обработать, доставить до потребителя. Все это - затраты энергии. Говорят, что она в России дешевая. Но это временно, только потому, что государство сохраняет дотации. Теперь представим такую наглядную модель рынка. Допустим, рядом находятся две маленькие страны. Главная ценность - вареное мясо. Скота и там и там много. Но чтобы сварить мясо, нужна еще вода и топливо. Это - ресурсы. В одной стране воды мало, в другой много, тоже и с топливом. Топливо реально стоит одинаково в обеих странах (рынок ведь!). Но вам государство дает на топливо дотацию - 500 руб. в месяц. И вам кажется, что у вас появилось дешевое топливо.
  Вы берете у соседей сырое мясо, и варите его на своей воде и своем "бесплатном" топливе, и за эту услугу берете 100 руб. Вот здорово, думаете вы, воды у меня много, а топливо бесплатное, вот хороший бизнес! Но, фактически, это никакой не бизнес. Ваше государство на вашем бизнесе потеряло 400 рублей. Жители одного государства начинают пользоваться дотациями, выделяемым на топливо жителям другого государства. Ясно, что "доброе" государство очень быстро обеднеет, снабжая своим топливом экономных соседей. А потом еще и замерзнет зимой...
  Примерно такая ситуация в России с алюминиевым бизнесом, где основные затраты связаны с энергией (сырье для этой промышленности общедоступно, одно время оно завозилось в Красноярский край из Африки, низкая цена на энергию позволяла покрыть транспортные издержки).
  Искусственная дешевизна энергии долго продолжаться не сможет, это ясно, об этом уже и Чубайс неоднократно говорил.
  Вопрос - неужели Тува находится в худших условиях, чем Норильск?
  Конечно! Там - месторождения газа, а продукция вывозится морем, это намного дешевле, чем даже железная дорога. В советское время, когда никто о мировом рынке не думал, в Норильск были вложены огромные деньги. В Туву таких денег за 15 лет никто не вложил. Никого не заинтересовал даже работоспособный в то время "Тувакобальт". Не вкладывались деньги и в российскую экономику (если не считать таковым строительство гипермаркетов и других машинок для выкачивания из страны нефтедолларов).
  Итак, Тува может эффективно развиваться только в замкнутом, советского типа контуре. Но ведь сейчас Россия всеми силами продолжает стремиться в открытый рынок. Что же будет с Тувой?
  
  Другая Тува: радужная картина
  
  Представим себе, что осуществлены все глобальные планы индустриализаторов. Но представим максимально реалистично. Пусть все будет радужно, насколько это возможно в условиях нахождения России в мировом рынке.
  Итак, проложена железная дорога (без нее ни о какой повторной индустриализации и речи нет!). Дорогу могут построить только для того, чтобы вывозить что-либо, правильно? Не только ведь для того, чтобы студентов на каникулах возить к маме... Сторонники индустриализации радостно потирают руки: будем вывозить уголь! Он у нас высококачественный.
  Да, только вы забыли, что крупнейшим экспортером угля является Китай, обладающий гигантскими запасами антрацита и развитой железнодорожной сетью для его вывоза, плюс - множество незамерзающих портов. Вы забыли, что шахтеры Кузбасса вовсе не начали купаться в шоколаде после выхода России на мировой рынок. А ведь Кузбасс - мощнейший промышленный комплекс, и маркетологи у них там сидят неслабые!
  Для добычи угля, кстати, тоже нужна энергия. Надо будет либо мощную ГРЭС строить (будет работать на том же угле), либо тянуть дополнительную линию от Саяно-Шушенской ГЭС. Но в условиях открытого мирового рынка энергия не сможет быть дешевой, также, как и уголь. Если товар будет намного дешевле мирового, глобальный мир мгновенно его высосет. Помните, что произошло в начале 1990-х с "дешевым" тувинским скотом? Большая часть поголовья за несколько месяцев превратилось в абаканскую тушенку, и уровень того поголовья до сих пор не достигнут. А ведь уголь не размножается, подобно скоту!
  Ну, допустим, построили ГРЭС. Построили комбинаты, жилье для рабочих (это уж совсем фантастика, строительство в Туве очень дорого, коммерчески не выгодно). Это, минимум, несколько десятков тысяч рабочих мест. Но кто будет на них работать? Уровень квалификации современной тувинской молодежи не слишком высок, мягко говоря... (Два соседних новосибирских вуза - Технический Университет и Торговый. Догадайтесь с трех раз, в котором из них практически нет тувинских студентов, и почему их там нет?).
  Ладно, допустим, что инвесторы всем местным жителям просто выплачивают ренту, как индейцам в Канаде (а это уже дополнительные издержки к цене продукции). Вывозим уголь, уран, ртуть, кобальт, лес (который в условиях лесостепи растет очень медленно). Прошло тридцать лет, все вывезли. Нет, что-то, наверное, останется. Но, учитывая высокие издержки, рентабельных предприятий, интересных для мирового рынка объектов не будет. Работники комбинатов соберутся и, как в 1990-м, уедут восвояси. Что же останется местным жителям?
  По меньшей мере, нельзя будет больше назвать Туву "эталоном экологической чистоты", как сейчас. А значит, даже туристов уже не заманишь. Скотоводство в Туве после строительства ж\д и вступления России в ВТО окончательно станет невыгодным - попробуй конкурировать против Аргентины, где говядина на наши деньги стоит всего несколько рублей за килограмм!
  А ведь население Тувы вырастет. Оно и так растет, а в случае "успешной" индустриализации повысится уровень жизни, может и смертность снизится, и будет в Туве жить... ну, к примеру, полмиллиона, всего на 200 тыс. больше, чем сейчас. Ну, и чем они заниматься будут? Что Тува сможет продавать? Фигурки из агальматолита (который тоже относится к исчерпаемым ресурсам)? По фигуркам Туве на мировом рынке конкуренции не выдержать - подобные (только деревянные) делаются в огромном количестве в странах Юго-Восточной Азии, и стоят они не 30 долларов, а не больше 3-х.
  Но это ведь был "радужный вариант", помните об этом? Уже и сейчас 300 тысяч тувинского населения прокормить себя не могут.
  
  Почему современная Тува ничего не производит?
  
   Не будем рассматривать производство, связанное с госструктурами, вроде "Урянхая". Там речь о рентабельности не идет. Посмотрим на независимых производителей. Одно время был местный майонез, а теперь, по-моему, его больше нет. Ну, даже если он есть, давайте на его примере взглянем на трудности тувинского производителя и поймем, почему какие-нибудь пельмени может быть выгодней привезти из Новосибирска или Петербурга, чем сделать на месте.
  Состав нормального майонеза: растительное масло, яичный порошок, уксус, горчица. Что из этих продуктов будет местным? Ничего. Ну, купили все это на "мировом рынке", ввезли в Туву. Итак, транспортные издержки. Плюс - насколько крупную партию вы купили?
  Новосибирск производит продукты для всей Сибири, и сырье закупается очень крупным оптом. Значит, у вас сырье будет дороже, если конечно, вы не мечтаете кызылский майонез в Москве продавать. Здесь вам надо помещение арендовать, отапливать. Впрочем, можно дальше и не продолжать цепочку. Вы уже проиграли: новосибирский производитель одновременно с вами уже привез свою более дешевую продукцию (помните, что у него сырье было дешевле, плюс объемы производства огромные?). Если вы очень хотите торговать майонезом, вы у него и купите, и перепродадите.
  Но ведь кое-что в Туве производится, по крайней мере, из продуктов питания!
  Мясные полуфабрикаты: дешевое монгольское мясо. Как говорится, "монгольская говядина, алтайская свинина, зато пельмени наши, "Угжок" посередине". Монгольское мясо через Туву везут за Саяны, и, вернувшись оттуда в виде котлет или колбасы, оно становится дороже местных аналогов (дорога туда-обратно). Поэтому из монгольского мяса можно для местной продажи сделать что-нибудь.
  Молочная продукция: более натуральная, что-то вроде эксклюзива получается. Издержки на ее производство невысоки.
  А вот "Бородинский" хлеб новосибирского производства? Все правильно, рожь в Туве не растет. Да и вообще, на элеватор можно бросить взгляд - и все ясно станет. Но, впрочем, хлеб все-таки в Туве пекут.
  Я думаю, общая схема понятна. Но самое главное в приведенных выше примерах: вся местная продукция предназначена для местного рынка. Никто даже не пытается возить тувинский хлеб в Новосиб. Невыгодно.
  При этом большая часть продукции производится либо из местного сырья, либо из сырья, которое в Туве существенно дешевле, чем "за Саянами" (монгольское мясо, конопля). Конкуренты везут свою продукцию в Туву на машинах и на этом теряют деньги. Трасса Абакан-Кызыл - это естественный "таможенный пункт", где автоматически берется "транспортный налог". Дорогая доставка защищает немногих тувинских производителей от разорения засаянскими конкурентами (и, одновременно, делает недоступным для местных внешний рынок).
  
  Плюсы Тувы
  
  Итак, в Туве в настоящее время развиваются некоторые производства, ориентированные на внутренний рынок. Географическая изоляция защищает местных производителей от разорения. Но для того, чтобы у республики был собственный доход, необходимо продавать что-то за Саяны (иначе откуда деньги возьмутся?). Мы выяснили, что тувинскими ресурсами торговать либо невозможно, либо недальновидно - продадим уголь, наши внуки будут замерзать солнечной тувинской зимой. Итак, продавать лучше что-то возобновимое. При этом - уникальное на мировом рынке, потому что из-за климата и связанных с ним издержек любое "обычное" производство в Туве будет по определению убыточным (вспомните про малайского рабочего в шортах, и про фабричные корпуса из брезента, и про наши затраты на отопление).
  Каковы же плюсы Тувы, каков ее эксклюзивный товар? Плюсов немного, иначе не был бы Урянхайский край одним из беднейших регионов Азии, несмотря даже на китайскую колонизацию.
  Экология, природа. Жаль, но по Туве не бродят, как по Африке, стада антилоп... Если говорить о ландшафтах, то подобных немало на Алтае, в Монголии, Китае, Восточном Казахстане. И все же - можно развивать туризм, но только не по дешевому алтайскому варианту, когда местный бюджет не получает фактически ничего от 250 (!!!) действующих на территории республики фирм. Туризм в Туву должен быть очень дорогим и эксклюзивным. Наиболее перспективно направление этнографического туризма (приехал иностранец, живет в тувинской семье и платит две-три тысячи долларов в месяц... может и от западных шпионов хоть какой-то доход будет). Правительство республики может инициировать что-то вроде платного культурного обмена. Здесь, конечно, нужен грамотный маркетинг по типу гималайских стран.
  Народные промыслы. Вряд ли они станут значительной статьей доходов, но развивать их надо. Несмотря на конкуренцию со стороны того же Алтая или Монголии - это эксклюзив. Опять же, нужен грамотный пиар.
  Музыка. Это, пожалуй, самая успешная статья тувинского экспорта (не считая наркотиков, которые ценятся в России лишь благодаря запретительным мерам правительства). Музыка - категория вечная, не смотря на тенденции моды. Музыку невозможно вывезти без остатка, это ресурс бесконечный. При этом музыка раскручивает тувинский географический брэнд, способствует созданию положительного имиджа республики. Вот на этом направлении не жалко никаких инвестиций. Все окупится, не сейчас, так через двадцать лет. (Впрочем, в республике большинство политических деятелей такими длительными сроками не оперируют. Может, собираются своих детей в Америку вывезти гораздо раньше?). Тувинская музыка - это реальное бабло, которое поступает не из России даже, а с Запада. Вот уж действительно супертовар!
  Маленькое лирическое отступление. Я лично знаю кучу самобытных, талантливых тувинских музыкантов, которые не обладают умением ПРОДАВАТЬ свою музыку. Кто бы им помог? Менеджмент, маркетинг, качественная запись - а все остальное уже есть!
  Шаманизм. Почти без комментариев. После кастанедовских книг интерес к шаманизму на Западе огромен. Это вторая после музыки категория современного тувинского экспорта.
  Рыба. При грамотном использовании - ресурс возобновимый. Отмечу: в Новосибирске можно купить почти любую экзотику, японский угорь, камчатский краб - пожалуйста. Но хариуса и тайменя не купишь. В Японии, думаю, тоже. Тувинская рыба должна быть очень дорогой, и формироваться цена должна под контролем местных властей.
  Есть еще мнимая экзотика - верблюды, олени... Этого добра навалом по всему миру: Монголия, Лапландия. Но для россиян это все-таки экзотика, и развивать эти направления животноводства надо.
  
  Хоокуй Тыва! (Бедная Тува)
  
   Есть такая очень интересная, грамотно сделанная и зрелищная книжка - "Хоозураан Тыва" ("Разоренная Тува"). Я думаю, многие из читателей с ней знакомы. В ней все правда, все, что касается разрушения экономики советской Тувы. Для пополнения фотоколлекции я мог бы пригласить Маадыр-оола Бартыштановича в Новосибирскую область. Далеко ехать не надо, можно даже из Новосибирска не выезжать. На окраине сибирской столицы не трудно заснять точно такой же постиндустриальный ужас (кому интересно - поселок Северный, Калининский р-н Новосибирска, около 10 км от центра, да и еще много других подобных мест).
  Но Новосибирск как-нибудь проживет, все-таки транспортная развязка, барахолка, столица Сибири... А что же Туве делать после советского эксперимента?
  Тут уже у каждого жителя Тувы надо спросить: а какой вы видите Туву через 50 лет (когда у России подойдут к концу ресурсы)? Что дальше? И что будет происходить с тувинским народом в течение этих пятидесяти лет?
  Вам кажется - полвека срок большой, я тут ни при чем? А ведь "ШДО" родился еще при "независимой" Туве, в 1942 году. Больше 60 лет назад. С тех пор Тува неузнаваемо изменилась. А люди, родившиеся в то время, до сих пор еще живы.
  И ваши дети, внуки через пятьдесят лет тоже будут жить. Только как они будут жить? И где? И что им останется?
  Хоокуй Тыва, короче...
  Стоп. Кое-что может остаться.
  
  Богатство Тувы
  
  Почему же именно скот всегда, на протяжении тысячелетий, являлся богатством кочевника? Не морковь, не асбест, не мясо дельфина и не морские звезды?
  Да потому что кочевое хозяйство не просто так возникло. Оно возникло как адаптация человека к определенным природным условиям, в которых ни морковь, ни асбест, ни морские звезды не являются чем-то значимым. Есть ландшафт, и есть скот, и благодаря этому скоту человек может жить, ни от кого не завися в своих основных потребностях. Свобода...
  Уже упоминались нуэры - африканский народ, который не отличается высоким уровнем жизни. Но, не смотря на все колонизации, войны с европейцами, вхождение в новые "демократические" государства, нуэры сохранили свои стада.
  Никто и никогда не мог сказать: я диктую нуэрам свою волю. Даже Британская империя с ними договаривалась, но никак не диктовала им свои условия. А живут нуэры в очень тяжелых климатических условиях (морозов нет, но зато и с водой проблемы - дождь раз в пять лет выпадает).
  Почему же нуэры такие сильные? Просто они живут, опираясь на свои силы. И кока-колу не пьют, предпочитают воду. И уважением у них пользуется не человек с крутым джипом, а человек с большим стадом.
  Основная мысль: в чем же главное богатство Тувы? То, что можно умножать? Всегда это был скот. И богатством он был не потому, что его продавали в больших объемах, а потому, что гарантировал выживание семьи. И сейчас - ни в коем случае не надо его продавать, нужно просто создавать стабилизационный запас для детей, для внуков. На то время, когда, не дай Бог, в России кончится нефть, газ, и ее растерзают западные друзья (как алкоголик из пустой бутылки выжимая из Хоокуй Россия последние жизненные соки).
  
  Почему не Япония?
  
  Нет в Туве морей по периметру границы (значит, нет дешевого транспорта и неисчерпаемого источника почти халявной белковой пищи - морепродуктов). Нет субтропического климата, холодно. Нет огромных американских вложений в экономику за лояльность, послушание (после мировой войны). И не будет всего этого, такова уж судьба, коллективная карма жителей Тувы.
  Единственное, что роднит Туву с Японией - это естественная географическая изоляция. Горы - не менее надежный защитник самобытности, чем море. Но - гораздо более мощный барьер на пути вывоза даже самой замечательной тувинской продукции. Впрочем, как и ввоза продукции конкурентов.
  И все же - не Япония, и не может ей быть... Вот и все.
  
  Глава 2. Промышленность в Туве. "Домой", в Китай?
  
  Около пяти лет назад, еще в бытность мою начальником Тувинского этнографического отряда Института археологии и этнографии СО РАН (Новосибирск) я получил от заместителя директора нашего института задание написать доклад о влиянии этнической специфики республики на экономическую и политическую ситуацию. Леонид Драчевский, бывший тогда полпредом Президента по СФО, инициировал проведение так называемого Сибирского Народного Собора. Одной из главных тем этого мероприятия были межэтнические отношения в Сибири. Участвовали в Соборе региональные чиновники, деятели культуры, ученые. Доклад был написан и сначала получил положительную оценку. Но затем я получил "сверху" указание - смягчить доклад. Мучительный для меня процесс смягчения проходил в несколько этапов, и в итоге получилось нечто обтекаемое и "ниочемное", очень похожее на доклады политкорректных чиновников. Видимо, никто не хотел расстраивать полпреда... Но на самой конференции я решил плюнуть на политкорректность и прочитал первоначальный вариант доклада. Зачем вообще нужен весь этот балаган, на котором 80 % выступающих просто жуют сопли? После этого директор выразил, говоря дипломатическим языком, "недоумение".
  На этом Соборе меня, кстати, поразило выступление знаменитой тувинской шаманки Ай-Чурек. Там я с ней и познакомился. Она одна из немногих говорила о чем-то конкретном: почему в русской церкви до сих пор нет новых колоколов? Неужели никто в Сибири не может помочь русской православной общине Тувы? И все это было сказано очень эмоционально, очень сильно. (По моему, очень интересный факт - шаманка заботится о духовных интересах православных!).
  Тенденции развития экономики России в целом и Тувы в частности неожиданно для меня воскресили в моей памяти тот мой неполиткорректный доклад. С тех пор возникли также и новые соображения на заявленную в заглавии тему. И я делюсь этими соображениями с вами, уважаемый читатель.
  
  Природа живая и мертвая. Два взгляда
  
  Прежде, чем перейти к собственно рассмотрению нашей темы, давайте бросим взгляд на наиболее важное принципиальное различие, касающееся вопроса о взаимодействии человека с окружающим его миром в рамках традиционной культуры и "цивилизации". Именно здесь кроется корень всех "проблем", связанных с промышленным развитием Тувы.
  Для так называемой современной цивилизации во всех ее вариантах - "американском" или "советском", индустриальном или постиндустриальном - характерен последовательный материализм. Даже если наличие Бога или других высших сил признается (как в Америке), природа мыслится как мертвое скопище атомов, химических соединений, неограниченный ресурс для непонятно для чего совершающегося "развития цивилизации". Бог дал землю человеку в неограниченное пользование. Вопрос о сохранении природы если и поднимается, то лишь с сугубо материалистической позиции: ресурсы могут кончиться, может ухудшиться среда обитания человека. Освоение природы, пользование ее ресурсами осмысляется лишь с позиции экономической выгоды. Посчитали издержки, прибыль, и выяснили - выгодно или не выгодно взорвать эту гору или перегородить реку. В конечном счете истинная цель любого "освоения ресурсов" - материальная выгода владельца (частного лица в рыночной системе, государства в нерыночной).
  Для большинства народов Азии, не принадлежащих по вероисповеданию к христианству или исламу, а особенно - для сибирских народов - характерны совершенно другие способы взаимодействия с миром. В соответствии с традиционным мировоззрением, человек является частью живой, одухотворенной природы и должен взаимодействовать с ней гармонично, на определенных "договорных" условиях. Традиционное мышление экологично, и человек мыслится частью единой системы.
  В соответствии с мировоззрением тувинцев весь мир - Оран - является живым, единым организмом. Фактически, совокупность всего существующего в мире - это и есть Бог. Как основа мировоззрения такие представления остаются характерными и для современных тувинцев (даже если они и не осознаются, они продолжают сохраняться на подсознательном уровне). Во время этнографических исследований среди чабанов Западной Тувы я предлагал им прокомментировать известное утверждение "человек - царь природы". Большинство было категорически не согласно с этим утверждением: "Какой же он царь? Он зависит от природы... Живет вместе с другими живыми существами, так же умирает".
  Для людей, живущих на определенной территории, Оран дает все необходимое для их жизни. Если люди умеренно потребляют выделенные им ресурсы, они могут жить безбедно и счастливо. Многочисленные духи, хозяева гор, земли, рек и озер являются своего рода посредниками между людьми, природой и высшими силами. Если люди не выполняют условия "договора", неуважительно относятся к природе, священным местам, добывают слишком много зверя, леса, ягод, если на данной территории появляется слишком много чужаков, равновесие системы нарушается и духи гневаются. Проявляется это в ухудшении климата, болезнях людей и скота, стихийных бедствиях. Например, по мнению жителей Монгун-Тайги любое восхождение "приезжих" на эту гору оскорбляет хозяйку горы, от этого портится погода...
  Итак, для традиционной культуры одной из главных ценностей является равновесие, стабильность, гармония. Для "современной цивилизации" - ничем не ограниченное развитие, все возрастающие возможности потребления. Для первой природа является живой, божественной. Для второй - мертвой материей, которая получает смысл существования лишь будучи переработанной человеком (не столь уж важно, во что именно переработанной).
  Какое же влияние оказывают эти мировоззренческие различия на развитие промышленности в Туве?
  
  Промышленность в Туве: краткая история вопроса
  
  Комбинат "ТУВААСБЕСТ" уже долгие годы находится в состоянии хронической клинической смерти. Созданный в советское время "флагман тувинской индустрии" имеет интересную предысторию. Еще в конце 19-го века местные жители предпринимали попытки добычи асбеста, который скупался потом русскими торговцами. Однако очень быстро деятельность "первых тувинских пролетариев" была прервана местными властями. Все участники амбициозного проекта были довольно сурово наказаны, и особенно сурово - участвовавшие в этом старики. Мотивировка местных властей была такой: добыча асбеста оскорбляет духов гор, от этого портится климат, распространяются болезни. Стариков наказали сильнее, чем молодежь, за "дурной пример".
  Конечно же, в советское время никто не учитывал подобной этнической специфики, ведь советские люди не должны верить в духов...
  Как выглядела деятельность комбината с точки зрения традиционного мировоззрения? Некие чужие люди (русские) приезжают, раскапывают священные горы. Оскорбляют духов, вывозят что-то в свою страну... Одновременно люди эти (специалисты) живут гораздо лучше местных (хотя обогащаются за счет предназначенных высшими силами для местных жителей ресурсов).
  В конце восьмидесятых - начале девяностых такие настроения начинают проявляться в газетных публикациях, "письмах читателей": почему на самых лучших, хорошо оплачиваемых должностях работают русские, а тувинцы - на грязной, вредной, низкооплачиваемой работе? Конечно же, традиционное мировоззрение не учитывает таких параметров, как уровень образования, квалификация работников. Для традиционного мировоззрения главным параметром здесь является оппозиция "местный - приезжий". При этом местный житель должен по определению обладать большими правами, чем приезжий. Ведь Бог каждому народу выделил землю, на которой тому предназначено жить.
  Одной из наиболее важных причин кризиса на комбинате (а чуть позже - и на местной ТЭЦ) стал именно массовый отъезд специалистов. Конечно, такие темы являются табуированными. Их не принято обсуждать. Но на мой взгляд, именно противоречия между традиционным мировоззрением и мировоззрением материалистическим привели комбинат к нынешнему бедственному положению. Этих противоречий никто не учитывал, их не хотели замечать (не смотря на то, что государство легко могло бы получить всю нужную информацию у проводивших в Туве исследования этнографов). Игнорирование проблемы никогда не приводит к ее решению...
  "ТУВАКОБАЛЬТ" в следствие подобных же противоречий и разницы в имущественном положении "местных" и "приезжих" полностью прекратил свое существование.
  Цементный завод, который должен был стать для Шагонара градообразующим предприятием, так и не был построен по тем же самым причинам: добыча сырья оскорбляла бы духа горы Хайыракан, а это в соответствии с традиционными воззрениями негативно сказалось бы на всех жителях Улуг-Хема. В итоге единственным крупным "предприятием" Шагонара остается зона, а город перестал расти.
  Кто здесь виноват - националистически настроенные политики, использовавшие традиционное мировоззрение? Темнота местных жителей? Или слепая самоуверенность советских властей, запланировавших строительство нового города и предприятия, не удосужившись провести этнографическую экспертизу территории (практика, давно уже принятая в США и Канаде, где властям надоело выплачивать коренным народам компенсации за нарушение их прав; теперь эти права стараются соблюдать). Этнографическая экспертиза обошлась бы всего в несколько десятков тысяч нынешних рублей. Небольшая сумма, не сравнимая даже с бесцельно потраченными на проектирование цементного завода средствами, не говоря уже о строительстве не имеющего будущего города.
  Жители Тоджи всегда были против добычи золота в их кожууне, несмотря на все возможные экономические выгоды от этого. Сохраняется негативное отношение к промышленности и сейчас. Впрочем, промышленное освоение Тоджи никогда не было слишком значительным. Но, как представляется, любые инвесторы могут столкнуться со значительными трудностями, если реализация крупных проектов начнется без тщательных исследований ситуации и выработки стратегии взаимодействия с местным населением с учетом его, местного населения особенностей.
  
  Не споткнуться бы о рельсы... Еще немного на скучную тему
  
  Еще одна тема, имеющая самая непосредственное отношение к рассматриваемому вопросу. Тема эксплуатировавшаяся в предвыборный период, а потому - "замыленная", наскучившая читателям. Между тем, если отвлечься от предвыборных эмоций, тема очень важная.
  Железная дорога, проложенная сто лет назад через Сибирь, полностью изменила жизнь этого обширного региона. Нет нужды доказывать, что и в Туве жизнь изменится самым коренным образом. Вот только в какую сторону? И откуда вообще мог появиться у потенциальных инвесторов интерес к реализации такого глобального проекта (на фоне полного отсутствия интереса к развитию других очень перспективных направлений, о чем будет сказано немного позже). Возможно, что проект этот чисто "пиарастический", и тогда и говорить тут не о чем. Но есть определенные тенденции экономического развития Сибири, которые заставляют взглянуть на проект более серьезно.
  Исследования показывают, что большинство жителей республики относится к идее ж\д негативно. Здесь и экологические последствия, и этнокультурные ("растворимся, утратим самобытность, как хакасы") и опасения не выдержать конкуренцию со стороны более образованных и квалифицированных "приезжих". Можно с большой долей уверенности утверждать, что все эти опасения имеют под собой вполне реальную почву.
  Вообще население любой "закрытой" территории, будь то режимный город-ящик (например, Зеленогорск или Железногорск в Красноярском крае), или остров, подобный Сахалину, или удаленная территория вроде Норильска, так вот, население этих изолятов всегда выступает против изменения своего "закрытого" статуса.
  На таких территориях всегда складывается своеобразный экономический, культурный, социальный уклад, достаточно стабильный и резко отличающийся от уклада "большой земли". Естественно, что население боится нарушения привычного течения жизни, несмотря на любые мнимые выгоды, которые могут принести перемены.
  Да, железная дорога изменит жизнь Тувы. Вот только для чего ее будут строить? Неужели для того, чтобы сделать жизнь местного населения лучше? Наверное, нет. Среди инвесторов альтруистов не бывает. Инвесторы хотят получать прибыль от вложенных средств. И это нормально. Но отнюдь не означает, что интересы инвесторов и местного населения обязательно будут совпадать. Так зачем же нужно строить дорогу в Туву? Для вывоза угля, цены на который на мировом рынке имеют давнюю и устойчивую тенденцию к снижению?
  
  Чье могущество прирастать будет Сибирью? Особенности сибирского экспорта
  
  Сибирь всегда была для остальной страны сырьевым придатком. Триста лет назад основным сырьем были меха. Сейчас это минеральные ресурсы. При Хрущеве была сделана единственная целенаправленная попытка развития человеческого потенциала региона, переноса акцента на высокотехнологичные производства. Был создан новосибирский Академгородок, научные центры в других городах, целый ряд "несырьевых" наукоемких производств.
  В Сибири государство всегда чувствовало себя временщиком. Даже Транссиб построили чудом, несмотря на противодействие многих министров, ввиду угрозы войны на Дальнем Востоке (без дороги невозможно было бы перебрасывать туда войска из европейской части страны). Сибирские города всегда строились либо "сами по себе", либо, если в этом участвовало государство, чисто функционально, как "склады для рабочих" (нужно же рабочих где-то хранить после смены). Есть ли основания предполагать, что политика государства в этой сфере претерпела какие-либо изменения? Если и претерпела, то не в лучшую для Сибири сторону.
  Для структуры сибирского экспорта характерно резкое преобладание ТЭК (нефтепродукты и уголь) и металла - около 75 % экспорта за 2005 год. Сырье... Неужели в Сибири не умеют производить из этого сырья продукцию с высокой добавленной стоимостью? Умеют. Однако иностранцы защищают свои рынки системой пошлин, а наше государство развитию уже существующих производств никак не способствует, так что конкурировать им приходится далеко не в равных условиях. Многие предприятия переходят на выпуск более простой и более рентабельной для них продукции.
  В двадцатку крупнейших экспортеров Сибири входит Институт ядерной физики, поставляющий на Запад сложное, уникальное, высокотехнологичное оборудование. Но существует производственная база института не благодаря политике государства, а вопреки ей. В интервью изданию "Эксперт-Сибирь" заместитель директора ИЯФ Евгений Левичев говорит, что не видит от государства какой-либо защиты интересов сибирского производителя. Даже фундаментальные исследования в области ядерной физики проводятся институтом за свой счет. И это в стратегически важной для страны сфере!
  Итак, в целом сибирский экспорт имеет тенденцию к росту (ведь растут экономики основных потребителей - Евросоюза, и, особенно - Китая). Однако экспорт становится все более примитивным, государство полностью ушло от поддержки даже самых перспективных высокотехнологичных направлений. Никто не собирается вкладывать средства в реальное развитие даже самых успешных, благоприятных для бизнеса территорий. Что уж говорить о Туве?
  Фактически, экстенсивное "развитие" Сибири будет происходить в основном за счет роста потребностей Китая в дешевом сырье. Вряд ли такой подход можно назвать стратегическим.
  
  Китайский капитал: Дальний Восток и Сибирь
  
  Итак, экспорт сырья будет расти, и главным потребителем этого экспорта в ближайшие десятилетия будет Китай. Что может быть выгодно китайским инвесторам "развивать" у нас? Конечно, не высокие технологии. То, что будет способствовать удешевлению сырья, облегчению его транспортировки, доступности новых месторождений. И это неизбежность.
  То проникновение китайского бизнеса в экономическое "тело" России, которое уже произошло на Дальнем Востоке - всего лишь естественное движение на "свято место" которое, как известно, пусто не бывает. Это еще не глобальный бизнес китайских государственных корпораций, а так, инициатива мелкого и среднего частника.
  В сибирских мегаполисах присутствие китайского капитала пока нельзя назвать значительным. Да и нужно ли этому капиталу активно внедряться на рынок куриных ножек или хлебо-булочных изделий, преодолевая негативное отношение местных властей и населения? Есть гораздо более важные задачи. И одна из них - это минеральные богатства Сибири.
  Государство у нас настолько стратегически обленилось, что на большие, долгосрочные проекты ни своего внимания, ни средств тратить уже не хочет, даже в области добычи минеральных ресурсов. И есть ощущение, что с Сибирью могут поступить как с Аляской, с поправкой, конечно, на исторический опыт (Аляску продали за копейки всю сразу, а Сибирь можно продавать подороже и в розницу). Мотивация продажи Аляски была такой: все равно там народу мало живет, и сил у нас на освоение края не хватает. Пусть хоть какую-то пользу принесет правительству. Огромная Сибирь, видимо, представляется сейчас подобной же головной болью, с которой хоть какой-то толк получить бы...
  И китайские государственные компании (иногда в открытую, иногда под видом малоизвестных "дочек") начинают скупать Сибирь в розницу. Впрочем, наиболее населенные области Сибири давно уже поделены между родными "олигархами". Остаются такие "ничейные" территории, как Тува.
  
  Тува: мятежная провинция Китайской империи
  
  Что представляет собой Тува с точки зрения китайцев? В первую очередь, это мятежная провинция империи, незаконно отторгнутая от нее в ходе неразберихи Синхайской революции 1911 года. Как учат китайцев в школе, с юга империю терзали европейские хищники, "варвары южных морей", с Севера откусывал кусок за куском "русский медведь". Конечно, такой взгляд на геополитическую ситуацию не озвучивается китайским руководством, и ситуацию эту не сравнить с периодически повторяющимися истериками Японии по поводу "северных территорий". Да и нет у Китая в ближайшей перспективе цели перекраивать политическую карту мира за счет России. Китаю довольно конфликта вокруг проамериканского Тайваня. Но факт остается фактом - в период ТНР ни одно из китайских правительств не признало республику на дипломатическом уровне. И экономического присоединения северной "мятежной провинции", наверное, будет вполне достаточно.
  
  Китайский бизнес в Туве: прошлое и будущее
  
  Именно так - прошлое и будущее, потому что в настоящее время тувинского капитала в республике фактически нет. До начала 20-го века китайское правительство препятствовало торговой деятельности своих предпринимателей на территории Урянхайского края. В Монголии торговая деятельность китайцев началась раньше. Гибкая политика кредитования привела к тому, что очень скоро большая часть скота перестала принадлежать наивным в плане бизнеса кочевникам, оказавшись сосредоточенной в руках китайцев. За несколько лет деятельности в Туве китайским купцам удалось вытеснить русских с лидирующих позиций в торговле. Еще немного, и Тува повторила бы участь Монголии. Но революционные события нарушили это течение событий.
  В 1911 монгольскими и тувинскими ополченцами была взята крепость Кобдо и владычеству китайцев пришел конец. Большинство китайцев было изгнано или уничтожено, долги местных жителей китайским торговцам аннулированы.
  В целом период китайского правления не оставил о себе доброй памяти в народе. Несмотря на то, что китайцев давно уже нет в Туве, до сих пор сохранилась поговорка "кыдат ышкаш" ("как китаец"), употребляемая в отношении "плохих", в особенности - жадных людей.
  Именно для защиты от Китая современная Монголия широко открыла двери западному и японскому бизнесу. Преимущественно это все та же добыча ископаемых. Отношение населения к деятельности корпораций явно неоднозначно, чему свидетельством являются регулярно проводимые в Улан-Баторе акции протеста против строительства добывающих комбинатов, наносящих значительный ущерб местной экологии, способствующих разрушению традиционного образа жизни.
  Хорошо это или плохо, но китайский капитал уже начал свое движение в Туву (вспомните выкупленное месторождение Кызыл-Даштыг в Тоджинском кожууне). Если будет что-то добываться, оно должно будет вывозиться. Это значит, что и транспортная инфраструктура Тувы претерпит изменения, вне зависимости от реализации железно-дорожных проектов МЕЖПРОМБАНКА. Но будут ли в ходе всего этого учитываться интересы жителей Тувы? Пока можно только констатировать практически полную закрытость новых хозяев Тоджи от местной общественности.
  Кто и что собирается там делать? Кто будет работать на новом предприятии? Что получат местные жители в ходе реализации проекта? Каков возможный экологический ущерб от проекта? На все эти вопросы пока нет внятных ответов. Впрочем, как ни странно, никто этих вопросов и не задает. Возможно, общественность Тувы еще не поняла всю серьезность происходящих сейчас событий.
  Если вопросы не задавать, на них никто и отвечать не будет. Если не говорить о своих интересах, то их никто не будет учитывать.
  Учитывая исторический опыт взаимоотношений маленькой Тувы и огромного Китая, можно прогнозировать достаточно сложную социальную ситуацию вокруг новых производств. Простейший пример: как отнесется безработное население Тувы к обеспеченной жизни приезжих специалистов-китайцев?
  Вспомните нашумевшее нападение хулиганов на выпускников одной из Тоджинской школ. По мнению некоторых журналистов, напавших раздражал высокий достаток людей, "проезжающих мимо на дорогих машинах". Если у людей действительно накопился такой негатив в отношении более преуспевающих соотечественников, то что можно сказать об отношении к "чужакам из Поднебесной"? Такие противоречия могут серьезно осложнить социальную обстановку в республике.
  Видимо, в итоге нужно будет либо сворачивать любой такой проект, либо привлекать к активному диалогу местных жителей, общественность, ученых и совместно находить пути, на которых промышленное развитие Тувы будет действительно приносить республике пользу.
  
  Итак, Тува, судя по всему, вступает в новый отрезок своей истории и становится объектом активного интереса как источник минеральных ресурсов. Фактически, республика остается одним из немногих в России "неподеленных" участков. И многим хочется ее поделить.
  Долгие годы этому мешал ряд барьеров: географическая изоляция, нестабильные межэтнические отношения, недостаток квалифицированных местных кадров. Видимо, сейчас даже эти барьеры перестали отпугивать потенциальных инвесторов. Что получит Тува в результате, какой она будет через двадцать-тридцать лет?
  Не в последнюю очередь это зависит от самих жителей Тувы, от того, смогут ли они заставить новых "хозяев земли" услышать свой голос.
  
  
  Глава 3. Почему стыдно жить в юрте?
  
  Современное рыночное общество активно способствует разрушению традиционной культуры всех народов. Если советская власть пыталась эти традиции трансформировать, изменить в соответствие с собственной идеологией, то "рынок" в идеале хочет видеть всех нас однородной массой потребителей, лишенных национальной самобытности. Так удобнее будет работать маркетологам, удобнее выстраивать мировую единую систему рыночных отношений. Однако пример Японии и Китая показывает, что традиции могут сохраняться и в рыночном обществе. Более того, сильная традиционная культура способна быть конкурентным преимуществом в рыночной борьбе. Предлагаю вниманию читателей свой взгляд на проблему сохранения традиционной культуры Тувы в связи с все более активным вхождением республики в "рыночное общество".
  
  Отличие "рыночных механизмов" от "рыночного общества"
  
  Рыночные механизмы существовали всегда. Люди обменивались товарами. Даже тысячи лет назад какие-нибудь стеклянные бусы могли совершить длинный путь из древнего Египта к американским эскимосам. Однако рыночное общество возникло недавно, всего около 200 лет назад. Возникло в Западной Европе и оттуда начало победное шествие по миру благодаря поддержке военных кораблей и прекрасно вооруженных солдат.
  Сущность рыночных механизмов - обмен. Мне нужно что-то, и тебе что-то нужно, мы меняемся. У нас могут быть разные традиции, обычаи и ценности, но это не важно... Рыночное общество - это вполне определенная идеология и образ жизни. Оно изначально нетерпимо к каким-либо традициям и заинтересовано в их уничтожении (объявляя традиции "отсталостью", "реакционностью" и т.п.).
  Рыночное общество нетерпимо к религии, являющейся важной частью любой традиции. Потому что у такого общества есть свой Бог - Деньги. Правильно живет человек, у которого больше денег, все остальное не так уж важно. Идеология рынка - это так называемое "либеральное мировоззрение". Процитирую известного политолога С. Кара-Мурзу:
  Центр либерального мироощущения - идея свободы. Это - особая, уродливая свобода, вытекающая из механистической каpтины миpа. Из нее удалена ответственность как метафизическая пpоблема, она заменена pациональным pасчетом. Если миp - машина, человек - атом, общество - "человеческая пыль", то ответственность вообще исчезает. Измеряемый мир и рыночное общество лишены всякой святости (как сказал философ, "не может быть ничего святого в том, что может иметь цену").
  
  "Идеология рынка" и традиция
  
  Европейская колонизация самым пагубным образом сказалась на состоянии культуры подчиненных народов, при том, что происходило, вроде бы, материальное развитие... Еще одна цитата из Кара-Мурзы:
  Леви-Стpосс писал о pазpушениях, котоpые пpоизвел евpопеец в попавших в зависимость культуpах, как о создании того пеpегноя, на котоpом взpосла сама совpеменная западная цивилизация. Для этого было необходимо искpеннее чувство безответственности. Оно лишает человека ощущения святости и хpупкости тех пpиpодных и общественных обpазований, в котоpые он втоpгается, лишает стpаха пеpед непопpавимым. И это - не злая воля, а наивное, почти детское ощущение, что ты ни в чем не виноват. Инфантилизм, ставший важной частью культуpы.
  Для традиционной культуры характерна ответственность перед будущими поколениями. Вспомним тувинские обычаи - нельзя без крайней надобности срубить дерево, нельзя добывать больше зверя, чем нужно для пропитания семьи... Это мировоззрение заботится о будущем, о сохранении условий жизни для последующих поколений. Одна из главных ценностей - умеренность. И уж совсем неприемлемо для традиционной культуры бессмысленное уничтожение природы. Степень разрушения этого мировоззрения легко можно оценить по состоянию берегов Енисея. Мусор, битое стекло, бутылки...
  В области человеческих отношений для рыночного общества характерна заповедь "человек человеку волк". Если традиционное общество представляет из себя что-то вроде семьи, то рыночное - базар, где каждый стремиться извлечь прибыль из других людей. Хорошо иллюстрирует эту мораль американская поговорка: "Из скота добывают сало, из людей - деньги".
  Мы не можем устраниться от рынка. Нам придется соответствовать его требованиям, быть эффективными и профессиональными, если мы хотим выжить. Но если мы хотим оставаться при этом людьми - мы должны беречь свои традиции, свое мировоззрение. Это касается и русских, и тувинцев. Иначе мы просто "съедим" друг друга, как те самые голодные волки.
  
  Буддизм, христианство и рынок
  
  Можно ли вписаться в рынок, сохраняя свои традиции, свою веру? Пример Японии показывает - да, можно. Основой японского мировоззрения является дзен-буддизм, понимание бренности, иллюзорности материального мира. Это не мешает Японии быть одним из лидеров мировой экономики. Иисус говорил: "Богу отдай богово, кесарю - кесарево". То есть ты можешь быть политиком, бизнесменом, налоговым инспектором, но помни при этом, что ты, прежде всего, человек и несешь ответственность перед Богом, перед своими предками и потомками.
  Традиции нужны нам, чтобы оставаться людьми.
  
  Традиции Тувы и рынок
  
  Если взглянуть на бизнес-элиту Тувы, на ее политиков, можно легко увидеть, что делится эта элита на два класса: чистые "рыночники", для которых деньги стали Богом и те, для кого бизнес и деньги - средство добиться каких-то высших целей. Первые уже не являются ни русскими, ни тувинцами. Они принадлежат к людям без роду и племени. Их цель - непрерывное обогащение за счет остальных. Вторые - люди, старающиеся сделать что-то положительное для республики, для ее народа. Эти люди поддерживают религиозные организации, культурные проекты, многое другое. Их пример показывает, что можно сочетать следование традициям и успешное "вхождение в рынок". Будущее за этими людьми. Хочется верить, что именно они будут в ближайшие годы определять экономический и политический климат республики. По-крайней мере сейчас такая тенденция обозначилась очень отчетливо.
  
  Однако есть еще очень важная проблема, которая, как чаще всего и бывает, опять-таки находится "в головах". Это - низкая престижность традиционного образа жизни. Богатый человек не будет жить в юрте, даже благоустроенной (такие есть в Монголии) носить тувинскую одежду... Все это - непрестижно, негламурно. На самом деле у большинства людей нет уже былого уважения к своим корням, образу жизни своих предков... Напротив, за показной гордостью шаманами и горловым пением зачастую скрывается комплекс неполноценности, неуверенность в праве своего народа на настоящую самобытность, низкопоклонство перед транслируемыми ТВ западными стандартами. Именно это и может в конце концов убить самобытную тувинскую культуру, а вместе с ней - и лишившийся корней народ сметет ветром истории, как степную траву перекати-поле.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Заключение. Протрезветь и встать с колен.
  
  Признаюсь, что название этой небольшой книги - "Тува на коленях" - намеренно было сделано мной столь провокационным. Ведь главная задача этой публикации, так же как и большинства моих публикаций в СМИ - заставить задуматься о происходящем в республике, о ее будущем всех тех, кто еще не очерствел сердцем, кто думает не только о "бабле". Понимаю, что со многими высказанными мыслями и наблюдениями читатель может не согласиться. И это замечательно. Ведь несогласие - это уже энергия, это повод лишний раз задуматься, высказать свое мнение... Может быть, энергия несогласия перейдет у кого-то в энергию действия. Это было бы вообще просто здорово!
  Перед кем же Тува "встала на колени"? Перед собственной неспособностью осмыслить свое место в новом глобальном мире. Перед пьянством и разрушением моральных устоев. Алкоголь, кстати, это ведь способ забыться, уйти от реальности в "дивный новый мир". Вот только с похмелья реальность кажется, да и становится, еще отвратительней и неприглядней...
  Протрезветь - значит научиться без страха смотреть на реальный мир. Встать с колен - значит вернуть себе самоуважение и достоинство.
  Не думаю, что у Тувы есть какие-то злонамеренные враги во внешнем мире. Враг - в нашем сознании. Это боязнь взглянуть на себя по-новому. Это нежелание что-то осмысленно менять. Это неверие в собственные силы.
  Враг внутри.
  
  С уважением,
  Борис Мышлявцев
  boris975@mail.ru
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Семин "Контакт. Новая эпоха"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"