Мышь Летучая: другие произведения.

Тень. Королевский заказ

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.83*29  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тень - это не мое имя, это вся моя жизнь! Ничего другого я не знала и не видела. С детства приученная жить в тени и охранять тех, кто волею судьбы слабее меня, я привыкла оставаться незаметной и следить за всеми. Да, я Тень и ничего другого мне не надо!
    Авторский черновик!
    Проект начат: 28.01.2017г.

  Тень. Королевский заказ
  Тень - это не мое имя, это вся моя жизнь! Ничего другого я не знала и не видела. С детства приученная жить в тени и охранять тех, кто волею судьбы слабее меня, я привыкла оставаться незаметной и следить за всеми. Да, я Тень и ничего другого мне не надо!
  
  Языки пламени мерно плясали в зеве камина, разукрашивая пустую комнату отблесками света. Темная, кирпичная кладка от огненных бликов, танцующих по стенам, превращалась в почти обжитую комнату, если бы не отсутствие мебели, можно было бы считать это помещение моим домом. Хотя, зачем он мне? Сегодня я подписала новый контракт. Странно, но радости от этого я не испытывала, наоборот, тревога и неизведанное доселе чувство поселилось в груди. Что меня может настолько вывести из равновесия? Таких как я очень мало в этом мире, а равных мне по мастерству - единицы! Тогда, почему меня не радует 'королевский заказ'? Денег от его исполнения, мне хватит на безбедное существование до самой старости, даже можно будет задуматься об ученике, с которым я и так затянула. У моих ровесников уже второе поколение подрастает, а я все никак подходящую кандидатуру для первого не подберу.
  Сложив ноги в медитативной позе, я сидела на соломенном матраце перед камином и размышляла над превратностями судьбы. Удивительно, но меня давно эти вопросы не занимали, а тут нахлынула волна философских рассуждений, даже задумалась над тем, чтоб имя себе выбрать. Что-то только мое и никому больше не принадлежащее! Тени, к коим я отношусь, становясь учениками у мастеров отрекаются от своего собственного имени в первый же день учебы. У нас общая судьба. Мы все Тени и другого пути нет. Я действительно, как не пыталась, даже вспомнить не могла имени, данного мне при рождении. И родителей своих я не помнила, ни лиц, ни дома, ни прошлого, до того, как стала Тенью. Все, что было со мной до учебы, вытерлось из памяти, будто ненужная пыль. Только учитель в минуты меланхолии может обмолвиться парой слов о том, что знает обо мне, но это бывает очень-очень редко. Ничего конкретного, по понятным причинам не говорит, но вот факт, что я не из этого мира - мне давно известен. Да и малодушно было бы предполагать, что столь необычное создание могло появиться в этом мире. Я ни внешне, ни по проявлению своих возможностей не походила на здешних обитателей. Пожалуй, именно за это меня и выбрал учитель, подобрав с улицы в буквальном смысле этого слова. Если бы не он, меня бы уже и не было в живых, в этом даже сомнений не возникает. Тщедушное и бледное создание не привлекало внимания, бродя тенью по помойкам в поисках пропитания. Даже бездомные собаки не замечали меня - это-то и послужило причиной выбора. Что сказать, тень - это моя жизнь!
  Надо будет к учителю завтра заглянуть и денег ему оставить, а то ведь не известно, вернусь ли я. 'Королевский заказ' - не пустые слова! Если погибнет носитель имени, с ним погибну и я.
  Размяв конечности и шею, я улеглась на матрац, положив вдоль правой руки катану и хмуро уставилась в потолок.
  Что толку гадать и размышлять, если контракт уже подписан. Назад пути нет, а завтра покажет, кто мой носитель и кого я буду охранять. Лучше отдохнуть, предчувствие мне подсказывает, что завтра будет тяжелый день, а оно меня никогда не обманывало.
  
  Глава I
  Предчувствие меня и в этот раз не обмануло, вот стою я в королевской приемной и думаю: заказ-таки в прямом смысле оказался королевским и это без преувеличений. Охранять мне предстояло взбалмошную девчонку, по совместительству - принцессу, которая через полгода выйдет замуж и отправится жить под опеку новой семьи, но при одном условии! Если она доживет до этого знаменательного момента, правда, терзают меня смутные сомнения, что это будет ой как сложно. Зная, что творится в обществе, и какие слухи будоражат умы, я сейчас теряюсь в раздумьях: мне сразу прикончить себя, чтоб не мучиться или все же еще есть шанс?
  Никто не хочет союза с Таршийским царем, не зная их менталитета и обычаев. Простой люд считает их дикарями и варварами - пугаясь массивности тел и различию в укладе жизни. Те, кто 'стоит повыше' и имеет представление, что из себя представляют таршийцы - просто боится их, до нервного тика и заикания. Не понятно только, что короля сподвигло на такой отчаянный шаг, как выдать дочь за наследника Таршийского престола.
  - Вас ожидают! - открыв дверь, сухо отчитался дворецкий, или кто он тут у них, и приглашающим жестом попросил меня войти в кабинет. Еще одна разновидность тени, только мало изученная. Прислугу мало кто замечает и вообще обращает внимание, а зря. Недооценивают порой, а потом такие интересные детали всплывают.
  Кивнув в ответ, я бесшумно скользнула в обширное помещение и привычно окинула его взглядом, оценивая все возможные пути нападения - эта последовательность уже вбита на уровне рефлексов. Отметила уровень защиты и остановилась у стола на точке с лучшим углом обзора. Только после этого, я взглянула на мужчину средних лет, сидевшего за столом. Высокий лоб, пшеничного цвета волосы, собранные в затейливое плетение, четкие линии, широкие скулы, волевой подбородок и тонко сжатые губы - свидетельствовали о характере и сдержанности мужчины. Небесно-голубые глубокие глаза только довершали портрет и сразу давали понять оппоненту, что умственные способности собеседника находятся на должном уровне.
  Точно так же, как я изучала мужчину, он изучал меня. Хотя, мы прекрасно знали, кто есть, кто, но все же было очень интересно увидеть вживую: в моем случае - короля, а в его - легенду. Я, конечно, не знаю, что именно ему обо мне рассказали, но судя по заинтересованному взгляду - многое. Кто же нарушит молчание?
   Отрешенно, без тени эмоций смотрю на короля и думаю: вот неужели он решил, будто я заговорю первой? Хм, любопытно! Надеюсь, он понимает, что по роду деятельности я могу молчать очень долгое время и уже даже не испытываю потребности в разговорах. Напротив, они меня обременяют, поэтому я стараюсь говорить односложно и коротко, чтоб не тратить энергию попусту. Мой учитель только на старости лет пустился в пространственные рассуждения вслух, а во времена моей учебы мы могли молчать месяцами, наблюдая за всеми и время от времени перебрасываться жестами. Как в таких условиях может выжить ребенок? Не знаю, но то, что я вменяемая личность - еще не доказано. Мало ли какие психические отклонения могут развиться в подобной особи.
  О, Боги, я старею и превращаюсь в учителя!
  Легкая улыбка обозначилась на моем лице, что и послужило толчком к разговору.
  - Что вас так развеселило? - приятным, насыщенным баритоном спросил мужчина, не отводя взгляда от моего лица.
  - Размышления, - спокойно ответила я, не понимая, зачем вообще весь этот балаган. Показали бы покои принцессы, как обычно делают заказчики и все. Свою работу я и так знаю! Нет, конечно, я не хвастаюсь, но у меня нет ни одного заказа, который бы не был исполнен. Все мои носители оставались живы на момент расторжения заказа, тогда к чему весь этот пафос?
  - Интересно, в какую сторону они вас увели?
  - Они далеки от темы заказа, - спокойно ответила я. - Можно узнать причину, по которой меня к вам пригласили?
  - Да, я хотел обсудить некоторые делали заказа. Лично! Не хотелось бы, чтоб кто-то кроме нас, знал тонкости предстоящего дела.
  Вот, с этого и надо было начинать.
  - Я вас слушаю!
  - Присаживайтесь, - указал он взглядом на стул. - Я вижу, вы не испытываете ко мне должного почтения, хотя и не сужу строго, но все же, для меня такое обращение не привычно.
  Нахмурив брови, я оглядела мужчину и прокрутила в голове весь наш разговор.
  Не понимаю, чего он ожидал? Тени не являются подданными какого-либо из королевств или империй - это свободная каста, не чтущая регалий, кроме своих. Единственное исключение для меня - учитель. Его я почитаю и уважаю, а всем остальным надо заслужить должное к себе отношение. Данный ему при рождении титул он не заслужил, а получил, только по праву крови - это для меня не является показателем. Что же касается остального, я придерживаюсь основных правил и у меня ровное отношение ко всем, будь передо мной сторож, дворник или король. Это извечные каноны, только ему о них, видимо, ничего не известно.
  - Я вас чем-то оскорбила?
  - Нет-нет, что вы, - искренне ответил он. - Я высказал свои наблюдения.
  Кивнув в знак, что я поняла, о чем идет речь, выжидающе замерла. Интересно, на долго ли затянется аудиенция? Наскучил мне уже этот диалог, да и носитель без охраны, а действие контракта вступило в силу, как только я перешагнула порог заказчика.
  - Хорошо, я хотел обговорить детали, - снова начал мужчина. - Вас не должны видеть вообще. Даже о существовании вашем при дворе никто знать не должен. Есть возможность такое осуществить?
  - Да, - коротко ответила я.
  Странно, я только так и работаю, могли бы и не оговаривать эту часть. По-моему, в заказе это было четко указано. Хотя, у всех есть свои причуды и чем выше пост занимаем в обществе эти причуды становится вычурнее - это уже из личных наблюдений.
  - Сюзанна тоже не должна о вас знать. Пусть живет привычной жизнью и не оглядывается по сторонам. Так будет проще и вам и мне.
  - Это уже сложнее, но выполнимо!
  Носитель все равно будет меня ощущать, особенно в моменты тесного контакта. Но, в принципе, можно не приближаться слишком близко, а это потребует больше энергии!
  - Что вам необходимо для работы? Выполню любые капризы, если вы учтете мои просьбы, - серьезнее некуда проговорил мужчина, барабаня пальцами по столешнице.
  - Комната рядом с покоями принцессы и обильное питание для восполнения энергии.
  - Хорошо, вас проводит Кларс, он единственный будет знать о вашем существовании. Соответственно и связь будем держать через него.
  - Всего доброго! - кивнула я, и растворилась в пространстве.
  Встряхнувшись, размяла мышцы и свободно вздохнула. Ну наконец-то! Просто не представляю, как все остальные могут жить и постоянно находится на виду. Невероятно, насколько же это тягостно.
  Легка волна прошлась по телу, сигнализируя, что я принята этим домом и стенами.
  Так-то лучше!
  - Вы еще здесь? - опасливо поинтересовался король, шаря взглядом по кабинету.
  Странные они - эти люди! Что видят, что не видят - одинаково бояться меня и сторонятся. Поэтому я предпочитаю, чтоб они даже не подозревали о моем существовании.
  - Уже ухожу! - ответила я, направляясь к двери. - Прикажите Кларсу, пусть идете к принцессе.
  Все, формальности разъяснили, а дальше я и сама разберусь, что и как мне делать!
  
  Глава II
  В девятой по счету комнате, покоев, отведенных принцессе, я нашла своего носителя и, оглядев вычурное помещение, устроилась в дальнем углу. Теперь-то хоть видно, куда уходят деньги из государственной казны.
  Сюзанна оказалась на диво миловидной девушкой. Длинные, медные, волнистые волосы, струились по обнаженным плечам, глаза такого же оттенка, как и у отца, пухлые губы, и ямочки на щеках - вся в мать, и поведение, судя по всему в нее же. Народ янсаров славится своей распущенностью и любвеобильностью, а я, почему-то, даже не удивляюсь увиденному. Обнаженная принцесса заливисто хохотала в объятиях какого-то парня в звериной маске, играя с ним, как со шкодливым домашним питомцем.
   Да уж, а маска - это единственная одежда, которая была на них обоих. Вот уж ее будущий муж удивится, узнав, что она давно уже не девственница! Хотя, даже не знаю, донесли ли королю, что в храме Арши, самой почитаемой богини в Таршийском царстве союз будет недействителен. Да, его просто не заключат и плевать им на всякие договоренности и бумаги. Предупредить короля или не стоит? Хм, но мне-то это зачем, главное, чтоб заказ был исполнен, а дальше уже не мои проблемы.
   - Тигр-р-р-р-р, ты почему такой ручной? - ласкающим, зазывным голоском спросила Сюзанна, проводя длинными ноготками по груди парня, лежащего под ней.
   Девичье тело изгибалось и млело от незатейливых ласк, молочно-белая кожа раскраснелась от не слишком нежных прикосновений, но, судя по стонам, ей это нравилось.
   - Р-р-р-р! Госпожа, а каким мне надо быть? Только скажи, - промяукал парень в маске.
   Рука парня скользнула по спине Сюзанны и крепко сжала ее ягодицы. В ответ на его грубое движение девушка застонала, выгнулась волной, понукая к дальнейшим действиям, и уперлась двумя руками в изголовье кровати. Парень заурчал и, сдернув маску с лица, играючи укусил принцессу за ключицу.
   Установив контакт с носителем, я оценила ее самочувствие и поняла, что жизни Сюзанны ничего не угрожает, хотя меня напрягло действие незнакомца.
   Кто он? Ручная игрушка, придворный или кто-то из слуг. Хорошо, позже прослежу за ним, чтоб не сильно распространялся о личной жизни принцессы. Не известно еще, на кого он может работать. Хотя, на месте принцессы, надо бы быть избирательной в выборе посетителей подобного рода.
   Убедившись в том, что на данный момент угрозы жизни и здоровью принцессе нет, я пошла изучать покои. Надо еще определить место для ночлега, да и замок обойти по периметру с целью выявления укромных мест, пригодный для нападения. Не ясно почему, но тяготит меня этот заказ, хотя принцесса - не первое высокопоставленное лицо, которое мне довелось оберегать.
   Сегодня ночью надо будет посидеть и медитацией заняться, может, удастся перейти за грань и заглянуть в будущее. Правда, давно уже не практиковалась в этом, как-то надобности не возникало, но сейчас другая обстановка и выбора нет.
   Тщательно оглядев каждый закуток покоев, я выбрала комнату, примыкающую к спальне принцессы, а затем принялась изучать замок. Слуги, снующие по коридорам, не замечали моего присутствия, как и я их. Раннее время избавило меня от необходимости закрываться от магически-одаренных придворных. Да, есть тут и такие, но сейчас, судя по всему, они еще почивать изволят.
   Единственное, что меня удивило - это уровень защиты, установленной по периметру замка и на всех окнах. Не будь я настолько странной, она бы давно уже оповестила о присутствии посторонних того, кто ее установил.
   Отсекая от себя любые проявления магии этого мира, я становилась невидимой для магически-одаренных и могла спокойно бродить всюду. Даже самые хитроумные артефакты, попадающиеся мне, не могли повторить эту способность, хотя, тут и так все ясно. Я не из этого мира и магия, входящая практически в каждую молекулу его, не взаимодействует со мной. А усугубило все, учение теней, которым учитель щедро делился со мной, узнав об этой моей странной возможности. Вот так и выходит, я вроде, как и есть, но в тоже время меня нет. Даже сам мир меня не ощущает, когда я перехожу на этот уровень. Правда, за исключением носителя, с которым установлен контакт, но и это не проблема.
   Дойдя до кухни, здраво решила позавтракать, пока есть возможность. Связавшись с принцессой, я не без улыбки, поняла, что игры с 'котиком' еще не закончились.
   Скользнув в открытую дверь, я прошлась по просторной королевской кухне, где повсюду на очагах и плитах все кипело, тушилось, булькало и жарилось. Одурманивающий аромат щекотал нос, пробуждая звериное чувство голода. Только тут я поняла, насколько голодна и как давно не ела.
   - Али, баранину снимай с огня! - гаркнул рядом, судя по униформе, главный повар. - Том, переверни поросенка, шкуру сдеру, если у него бок подгорит!
   Фыркнув в голос, я ехидно улыбнулась, когда главный повар оглянулся по сторонам, на мгновение побледнев.
   Так-то, нечего орать мне на ухо!
   - Тамма, - шепотом позвал он массивную женщину, проворно лавирующую между столами и разделочными поверхностями, - ты это слышала?
   - Нет! - уверенно ответила та, уперев руки в боки.
   - А как ты поняла, о чем я?
   - Да хоть что, у нас завтрак через час! - напомнила она, сведя кустистые брови на переносице. - Я ничего не слышу и не вижу, будь это хоть потоп!!! Времени нет.
   - Хорошо, - прищурившись, повар почесал лоб и продолжил раздавать указания.
   Ладно, не буду привлекать к себе излишнее внимание и пойду есть в кладовую. Там всегда найдется, чем поживиться.
   Прошла сквозь дверь, хотя остальным теням необходимо ее открыть, именно это порой губит всю конспирацию, но для меня в этом необходимости нет. Да, учитель намекал, что из меня вышел бы превосходный вор и шпион, правда, я все же предпочитаю честный труд. Способности мне даны не для воровства, просто, я выше этого.
   Полакомившись остатками вчерашнего ужина, я запила все свежим молоком и вернулась обратно в кухню.
   - Гил, сервируй закуски! - встретил меня возглас все того же главного повар, который начал пробовать блюда.
   Отличная у него работа, жаль, у меня нет наития, переквалифицироваться в повара. А так, всегда в тепле, сыт и доволен жизнью - красота!
   - Том, заготовки на салат! Время...
   Эх, как бы мне не хотелось задержаться тут подольше, пора идти.
   Чуть ли, не насвистывая в голос, я возвращалась в покои принцессы, стараясь растянуть время, в надежде, что она приведет себя в порядок к завтраку.
   От пространственных размышлений меня отвлек настороженный взгляд блондина, остановившегося в конце коридора. Да, демон раздери, он смотрел на меня, но, судя по озадаченному лицу, не мог понять, что именно его насторожило.
   Волосы его были аккуратно зачесаны назад, острые черты лица придавали хищности и даже открытые зеленые глаза не вводили меня в заблуждение - маг! Черный строгий камзол, отполированные высокие сапоги и короткий меч на бедре - на службе. Придворный маг, скорее все, тот самый тип, который установил эту вычурную защиту.
   Склонив голову к плечу, я остановилась и внимательно пронаблюдала за его действиями. Поисковой маячок скользнул с его пальцев и полетел по направлению его взгляда. Да, он осторожный и бдительный - это даже плюс. Маг стремительно приобретал мое расположение, как к знающему свое дело мастеру. Редкость, но встречаются интуитивы, которые невольно замечают меня. Отсекла все связи и маячок пролетел сквозь меня, не причиняя никакого дискомфорта. Так, поток частиц, блик и не более. Странно, не владеть ни каплей и даже ни частичкой магии, но видеть все ее проявления. Забавная насмешка судьбы. Это, примерно, как видеть воду в источнике, но не иметь возможности напиться из него. Вода, проходит сквозь пальцы, не оставляя по себе и следа. Обидно, досадно, а жажда, мучающая тебя, все нарастает и нарастает, но изменить ты ничего не в силах.
   Маг нахмурился еще сильнее, когда все его чаяния не подтвердились, а маячок вернулся обратно. Прищурившись, блондин устремился ко мне, надеясь собственноручно выяснить, что его смутило.
   Эх, наивный и самоуверенный! Куда тебе со мной тягаться?
   - Что за чертовщина? - буркнул он, резко проводя рукой сквозь меня. - Да быть такого не может!
   Может, еще и как, только ты об этом не узнаешь, но за попытку - реверанс от меня.
   - Сан Виталлион, вы уже на ногах, - защебетала смазливая девушка, выпорхнув из-за двери. - Не ожидала вас увидеть в такую рань! Как вам это удается?
   - Что именно? - уточнил хмурый маг, продолжая изучать пустоту. Он явно не хотел продолжать беседу с этой особой в пышном оливково-серебристом платье, удачно подчеркивающем аппетитную фигуру.
   - Так свежо выглядеть по утрам, - пропела она в ответ. Совершенно не смущаясь подобному к себе отношению.
   - Я высыпаюсь... - осекся он в конце, хотя было видно, что у него на языке крутилась какая-то колкость. - И вам советую!
   - О-о-о, так это же надо рано отходить ко сну, а я никак не могу пропускать ночные развлечения. Там так интересно! Вот вчера мы... - пустилась в пространственные рассказы девушка, хотя, судя по раздраженному лицу мага, он меньше всего хотел слушать о ночных возлияниях придворных.
   - Извините, но я тороплюсь! - перебил он ее, не желая вникать в то, кто с кем повздорил и как теперь решать конфликт.
   - Да-да, я все понимаю, - грустно протянула девушка и томно вздохнула, показывая, как же глубоко ее ранили слова мага.
   На что она надеется? Да и зачем ей придворный маг? Если я не ошибаюсь - это дочь графа Лист-Эрта, желанная добыча обанкротившихся и обедневших, но знатных родов. Являясь богатейшей и единственной наследницей - "лакомый кусочек" для многих, ням-ням! А тут какой-то маг и она терпит все, и сама навязывается. Странно...
   Ох, эти придворные интриги, как я их не люблю. Змеиное сборище и чем тварь изворотливее, тем больше от нее проблем.
   Топнув ножкой, девушка поджала губы и тихо зашипела вслед уходящему магу:
   - Ты будешь моим! Чего бы мне это ни стоило!!!
   Дура! Вот прям, захотелось, просветить ее на этот счет. Хотя, меня почему-то не занимают их взаимоотношения, но мага стало жалко. Такие особы причиняют немало дискомфорта окружающим, руша их планы и привычное течение жизни.
   - Тамила, ты что?!! - взвилась она на свою компаньонку, мышкой замершую в стороне.
   А она ей, чем не угодила? Точно, дура - это уже вердикт и обжалованию не подлежит. Свое мнение об этой девушке я уже не изменю.
   - Что случилось, дами Лолита? - испуганно охнув, спросила женщина. Она была на порядок старше девушки и выглядела измятой старой ветошью на фоне роскошной красавицы.
   - Ты опять подслушиваешь, о чем я со знатными ириями общаюсь! - прищурившись, зашипела девушка, теряя вмиг все свое обаяние и напускную добродетель.
   Что, не поняла, а почему она мага ирием назвала? Странно, не думала, что кто-то из знати мог податься в придворные маги. Хотя, может... Нет! Не буду гадать, скоро все узнаю. Обычно, месяца довольно, чтоб мельчайшие подробности о жизни всех придворных, включая слуг и горничных стали для меня известны.
   Все, пора к носителю, чувствую, жизнь тут не будет скучной.
   - Милый, ты вечером ко мне вернешься? - рыжеволосая красавица лежала на кровати, ничуть не стесняясь своей наготы.
   - А как же, моя госпожа, - кивнул парень, надевая расшитый золотом камзол. - Я всегда к вашим услугам!
   - Позер! - шутливо выкрикнула принцесса, швыряя в парня маленькую подушечку.
   Н-да, подоспела к "батальной" сцене и нисколько бы не пожалела, если бы довелось ее пропустить.
   Сюзанна слетела с кровати, взметнув каскад огненных волос, заструившихся по телу, и подлетев к парню, повисла на нем, закинув ноги на талию.
   - Будешь за это наказан! - капризно проговорила она.
   - Сюз, нам надо идти! А если ты начнешь заново, я никогда не покину твою кровать, - пригрозил он.
   Черные, как воронье крыло, волосы парня, еще мгновение назад заплетенные в простую косу, принцесса растрепала сразу же и потянула на себя его голову, впиваясь в губы страстным поцелуем. Хорошо развитая мускулатура незнакомца совершенно не ощущала тяжесть девичьего тела.
   Червячок сожаления шевельнулся в душе, напоминая мне о том, что я никогда не смогу жить обычной, человеческой жизнью. Нет имени - нет семьи! Стало горько и тоскливо. Сколько бы я не гнала от себя простые, человеческие чувства, время от времени они напоминали о себе и заставляли ощущать себя ущербной и обделенной.
   Отвернувшись от парочки, я обняла себя руками и тихо вздохнула. Побочное явление контакта с носителем! Невольно тени начинают копировать чужую долю, предначертанные судьбой испытания, жизнь, привычки...
  Я бы не прочь отказаться от этой стороны медали, но по-другому никак - это уже проверено.
  Дабы отвлечься от ненужных размышлений, я начала более подробно изучать комнату принцессы. Светлая, просторная, в классическом стиле - видимо, как архитектор обустроил тут все, так Сюзанна и живет. Судя по всему, ей вообще плевать на интерьер, лишь бы было удобно, а может, привыкла уже с детства, как и я. Кто ее в праве судить?
  В комнате пахло цветами, розами, всюду по покоям были расставлены вазы с кремового цвета букетами. Просто, на посторонние запахи я старалась не обращать внимание, а розы тяжело не заметить, если еще учесть, что за стенами замка не весь снег растаял. В камине мерно горел огонь, поддерживаемый спящей саламандрой. Тяжелые портьеры, перевязанные вычурными бантами, украшали большие окна, выходившие в по-весеннему голый сад.
  От унылой картины за окном, меня отвлек диалог между принцессой и игривым котиком:
  - Сюзанна, нам пора идти! Если я задержусь, кто-то может заподозрить, где я был.
  - Милый, я еще хочу... - заныла принцесса, прижимаясь к парню еще плотнее.
  - Перестань вести себя, как дитя! И так уже слухи ходят, что у меня есть любовница, не хватало еще, чтоб узнали, кто она. Упаси Боги, если еще варвары прознают!
  - А мне плевать! - капризно выпалила принцесса, опуская ноги на ковер. - Плевать на все!!!
  - И на нашего ребенка? - прищурившись, спросил котенок, а меня аж жаром обдало.
  ВОТ! Вот, что меня так тревожило!!! Я сразу почувствовала, что-то не так, но находясь в неведении, просто упустила этот факт. Да и сканировала поверхностно, куда мне было заметить маленькую жизнь, зародившуюся в принцессе в момент ее игрищ с этим шелудивым кошаком.
  Ой, Тьма, как же захотелось разорвать на части эту тварь и принцессу отходить ремнем за доверчивость.
  Превозмогая невыносимую боли и причиняя Сюзанне немалый дискомфорт, я слилась с ее сознанием и пошла по воспоминаниям, выдергивая моменты общения с этим гадом. А то, что он гад, у меня не осталось никаких сомнений, после первых же фрагментов.
  Бал. Веселье. Он сторонится принцессы, опасаясь за свою жизнь, жмется по углам с другими девицами, и не только. Прикрывается игрой перед остальными, чтоб никто даже подумать не мог их связи. Вот, он с кем-то в тени колонны перешептывается. Темнота закрывает мне обзор, точнее, не мне, а принцессе, да она и не подозревает, что ею пользуются, поэтому, просто не вдается в такие мелочи. Пройдясь по некоторым воспоминания, я могу уверенно сказать, она избалованная девчонка, ничего в сущности не смыслящая в жизни за стенами этого замка.
  Он ее обольстил! Как? Письма и навязчивые ухаживания тайком. Она поддалась на льстивые речи и клятвы в вечной любви.
  Он у нее первый и единственный - вот то, что мне было важно знать.
  Жаль тебя, принцесса! Очень жаль...
  Покинув сознание носителя, я тяжело выдохнула и, покачнувшись, осела на пол. Сил больше не осталось, но мне было важно узнать все детали.
  - Сюзанна, что с тобой? - взволнованно спросил кошак, по-другому, я просто не могу его называть. - Очнись, любовь моя!
  Н-да, кажется, не только меня потрепало экстренное вторжение в память.
  - Сюзанна...
  - М-м-м-м, - простонала она приглушенно, постепенно приходя в чувства.
  - О, хвала Богам, ты очнулась! Я так испугался. Ты как себя чувствуешь?
  - М-м-м... - снова протянула принцесса, глядя на него невидящим взглядом.
  Тряхнув головой, я согнала остатки наваждения и, поднявшись на ноги, пошла в кабинет к королю. Пусть думает, как выходить из сложившейся ситуации. Порадую его новостью, если получится. Ну, а может, ему понравится факт приобретения нового статуса - дедушка.
  В давешнем помещении искомой персоны не обнаружилось - это нисколько не добавило оптимизма. Боги, где мне его теперь искать?
  Не найдя рационального решения вопроса, я принялась обследовать королевские покои, пока не забрела в странную комнату. В кресле с резными ножками и высокой спинкой, зябко кутаясь в кружевную шерстяную шаль, сидела женщина. Перед ней стоял кофейный столик, а на нем серебряный поднос с фарфоровым чайничком и тарелка с конфетами. Маленькая чашка до краев была наполнена ароматной жидкостью. Пар от горячего чая поднимался над янтарной поверхностью. Холод в комнате ощущался отчетливо, и я решительно не понимала, откуда такой перепад температур.
  - Слишком горячий, - немного утомленно произнесла женщина.
  Служанка, стоявшая чуть в отдалении, виновато склонилась в полупоклоне. Судорожно комкая кружевной передник, она не знала, куда себя деть от пристального взгляда хозяйки.
  - Иди, - отпустила ее женщина, и прислуга поспешила покинуть комнату.
  Да уж, с той скорость, с которой она выметалась, можно только от смерти убегать.
  Женщина откинулась в кресле, натянув шаль повыше, и отрешенно уставилась в окно. Голые ветви высоких деревьев покачивались на ветру. Снег: мокрый, тяжелый, повалил стеной, - снова возвращая природу к зимним краскам. Брусчатые дорожки, клумбы и лужайки уже побелели, только кое-где проглядывали черные проплешины. Женщина улыбнулась, от чего ее серо-голубые глаза перестали казаться осколками льда. Мертвенно-белая кожа на лице походила на фарфоровую маску, а искрящиеся белые волосы - на снежный покров. Не побывай я в храме Арши, никогда бы не узнала в этой женщине жрицу, а так...
  Словно на зов, в комнату вошел король. Тяжелые двери бесшумно закрылись за его спиной.
  - Как у тебя тут холодно, милая. Может, мне позвать саламандру? - бодро поинтересовался мужчина.
  - Вовсе не холодно, - с улыбкой отозвалась женщина, оборачиваясь к нему.
  Король ласково улыбнулся, склонился к ней и поцеловал в губы.
  Я чуть не ахнула в голос от удивления, понимая, что происходящее не вписывается в каноны Таршийцев. Жрица навеки принадлежит храму Арши, а...
  Быть этого не может! Он откупился принцессой. Теперь хоть что-то понятно стало. Только почему не в храм ее направляют, а в жены наследника. Тьма, сколького же я еще не знаю об этой семье и почему-то не хочу узнавать. Странно, почему бы это?..
  - Как тебе спалось? - с нежностью в голосе спросил мужчина. Взял с тарелочки конфетку и откусив кусочек, упал в кресло, напротив нее. Женщина проследила взглядом за мужчиной и неожиданно разрыдалась.
  - Что, случилось? - не понимая ее поведения, испугался король. Конфета выпала из его руки, когда он подскочил к ней.
  Женщина всхлипывала и говорила на своем языке, приводя короля в замешательство. Видимо, он не знал таршийского, без конца гладил ее по голове и целовал, но я-то понимала.
  - Как я буду тут жить?.. Мне плохо взаперти!.. Я не выживу... умру... - повторяла она из раза в раз с ногами взобравшись в кресло. Ее трясло, а миловидное лицо исказила гримаса невыносимой тоски. Мужчина попытался поднять женщину на руки, продолжая недоумевать, но она оттолкнула его.
  - Убери, убери, убери... - шептала она на таршийском языке.
  - Ну что ты, дорогая? Что случилось? Все, все, тише, дорогая.
  
  Много лет назад
  
  Комната была грязной, мрачной, словно оживший кошмар. В углу на куче старого тряпья валялся поломанный стул без сиденья и ножки. Второй стоял в другом конце чердачной каморки, но он был относительно целым, а из распоротой ткани торчали пружины и куски набивки. Грязное окно почти не пропускало свет, но дуло из него нещадно, будто в трухлявой деревянной раме и вовсе не было стекла. Огонь в переносной печке едва теплился. В помещении воняло давно немытыми телами, болезнью, а от ведра в углу несло так, что просто-таки выворачивало. Мухи не выбивали глаза только потому, что для них здесь было слишком холодно. Таршийское царство, крайний север, осколок цивилизации перед бескрайней белоснежной пустошью. Дальше только необитаемые снежные чертоги и живут там легендарные драконы, которых никто не видел, но знаю о них все.
  В углу комнаты прямо на голом полу сидела девушка. Драное пальто, изъеденное молью и воняющее мокрой псиной, заставляло меня морщиться, закрывая ладонью лицо. Тощая девчонка дрожала, спина ее то и дело вздрагивала от едва сдерживаемых рыданий, но она боялась пошевелиться. Белые волосы посерели от грязи, а искрящие, словно льдинки на солнце глаза - потухли и стали колючими. Еще ни один заказ не был таким сложным. Ее надо доставить в храм Арши, но как? По пятам идут гончие, а впереди пустошь. Только бы она не умерла, Богиня, сохрани свою жрицу.
  
  Время шло. За окном уже оживал город, стали слышны крики торговок, брань, шум проезжающих повозок, лай собак. Малышка поежилась, робко посмотрела на меня и шумно выдохнула:
  - Зачем ты меня спасаешь? Оставь... уходи.
   В желудке было пусто, и есть хотелось очень сильно, но еще сильнее хотелось встряхнуть эту пигалицу, чтоб и думать не смела о глупостях. Сдалась она! Слабачка. Только я пасовать не собиралась, да и больно тощая на меня была похожа, не внешне - судьбой.
  - Закрой рот и жди. Скоро будешь в тепле, сытой и довольной жизнью.
   Девочка неуверенно поднялась на ноги, оборванное платье волочилось за ней, словно за призраком. Подойдя ко мне, она робко обняла меня, а я еле сдержалась, чтоб не отстраниться.
  - Жди здесь. Я скоро вернусь.
  
  В животе у нее заурчало от голода, и девочка, осмелев, кивнула и снова забилась в угол. Не было меня около получаса, но гончие успели найти нашу каморку. Я успела как раз вовремя. Пара минут, мелодичное пение клинка, хруст ломающихся костей и запах крови. Тела безвольными куклами валяться на пол, в ворох тряпья полетел кинжал. Вот и все! Бояться больше нечего, но девчонка бьется в истерике.
   - Убери, убери, убери... - шепчет она на таршийском языке.
  - Ну что ты? Что случилось? Все, все, тише, милая. Все уже позади. Тебе больше нечего бояться!
  За окном заныла шарманка, не люблю эти заунывные трели, пора уходить. Твое время пришло, Арши услышала наши молитвы, а мне надо двигаться дальше. Надеюсь, твоя жизнь сложиться лучше моей.
  
  Королевский дворец
  
  Воспоминания нахлынули лавиной, воскрешая привкус горечи. Почему эта женщина там напомнила мне девчонку? Безысходностью? Странно...
  Всхлипывания становились все реже, и король поднял жрицу на руки, как ценнейшее сокровище. С такой любовью только матери пеленают своих младенцев. Нежность в каждом движении заставляет сжиматься сердце. Подобные чувства не дар - это проклятие Богов и неимоверное испытание для смертных.
  - Снежинка моя, что случилось? - усадив себе на колени и гладя по голове любимую, мужчина ласково улыбается, но в глазах читается паника. Он не знает, что ему делать.
  Страх - ужасное чувство, а страх потерять самое дорогое в жизни, заставляет делать ужасные вещи. Теперь я его почти понимаю, но мне необходимо знать детали, а ему факты!
   Этот день, станет одним из необычнейших в моей жизни. Когда я покинула королевские покои, дабы не мешать влюбленным, на пути снова попался маг. Он сидел в гостиной, отделанной в багряно-золотых тонах, пол устилал ковер, словно желтая листва, а на столе стоял графин, искрящийся зеленоватым светом и один бокал. Абсан - пойло бритоголовых степняков, настоянное на смеси трав, щекотало ноздри, но маг так к нему и не притронулся. Он словно затаился перед броском. Отрешенное лицо, закрытые глаза, тяжелое дыхание - глубокая медитация.
   Не сдержалась и подошла ближе, разглядывая заинтересовавшего меня ирия. Теперь даже сомнений не осталось, что это именно так. Волевой подбородок, широкие скулы, прямой нос - во всем чувствовалась порода. Жаль, нельзя понаблюдать за ним во время работы, но надеюсь, еще представиться возможность, а сейчас пора к носителю. Принцесса и так долго пробыла без охраны, да и дел много.
  
  
  Глава III
  
   Сюзанна наслаждалась приятной беседой за чаем и грелась в лучах лести. Вокруг нее собрались придворные веселой компанией и обсуждали последние новости дворца. Дами Миан рассказывала, как она умудрились запачкать платье, даже не покинув гардеробной, ирий Горсит долго искала виноватого в произошедшем вчера, совершенно забыв, что оппоненты сидят на соседнем диване. Веселье, казалось, было разлито в воздухе, а сценка, разыгранная дами Росинтой и Клер, заставляла улыбаться даже меня. Все хохотали без перерыва, пока в помещение не вплыла графиня Лолита Лист-Эрт. Неожиданно все замолчали, а я мысленно застонала, все еще ощущая вкус улыбки на губах. Как же приятно просто жить и чувствовать. Сюзанна оказалась хорошей девушкой, пусть и избалованной, но с легким, словно пушинка характером, добрым нравом и хорошим чувством юмора. Часть ее эмоций и восприятие мира перешло ко мне, как только она стала носителем и теперь я наслаждалась сочными красками жизни. Пока не появилась злобная девица, высокомерно вскинувшая подбородок.
  Сюзанна, будто почувствовала, что за её спиной никто иной, а Лоли. Когда-то давно они дружили, когда графиня Лист-Эрт была в свите королевы, а маленькая принцесса носилась по дворцу со сбитыми коленками и всегда растрепанной прической вместе с Лоли. Сколько лет прошло? Восемь, девять?
  Сюзанна сильно надеялась, что она ошибается, хотя почти чувствовала ее взгляд.
   Медленно развернувшись, она встретилась с насмешливо-ироничной улыбкой Лолиты и горестно покачала головой. Как же она была слепа, когда не слышала предупреждений остальных.
  Мне было интересно чувствовать принцессу, слышать ее мысли, видеть мир ее глазами.
  - Опять пришла портить настроение, - шепнула Миан, опустив голову и ссутулив плечи. Ей, пожалуй, больше всего доставалось от нападок Лолиты.
  Добрая и робкая девушка была младшей дочерью в небогатой семье, и ничего кроме титула и родословной в приданное получить не рассчитывал. У ее родителей было шестеро детей и не всегда финансов хватало на новые платья. Только поэтому ей приходилось перешивать наряды сестер и пусть она не блистала при дворе драгоценностями, но была настоящей красавицей. Длинный и густые пшеничного цвета волосы, небесно-голубе глаза, словно у ангела из гравюр, обведенные контуром черных, длинных ресниц, четко очерченные розовые губки, матовая и гладкая кожа молочно-белого оттенка - все это сводило с ума придворных ириев. Именно этот факт ужасно бесил Лолиту. Как подобная нищенка могла соперничать с ней в красоте?
   - Я все слышу! - улыбка у жгучей брюнетки стала хищной. Темно-карие глаза сверкнули, а изящная бровь изогнулась в немом предупреждении. Лолита отличалась от Миан, как ночь от дня. Если робкая девушка смущенно прятала взгляд, то Лоли открыто стреляла глазками и флиртовала с придворными. Угольно-черные тяжелые локоны всегда были уложены в высокие прически, тогда как у блондинки чаще всего можно было наблюдать простые косы, собранные шпильками. Брюнетка часто пользовалась косметикой, а вторая ее попросту игнорировала.
  - Ну, что опять не так, Лолита? Сейчас не то время, чтоб враждовать, - спокойно и величественно проговорила Сюзанна. - Неужели ты никогда не прекратишь придираться к Миан по любому поводу? Тебе же сам Виталлион сказал, что выпалил первое попавшееся имя и никогда не собирался брать в супруги придворную дами. Чего ты ее изводишь?
  - Защитница убогих, - растягивая светскую улыбку на губах, прошептала брюнетка. - Я прекрасно помню, что он еще сказал.
  - Что он лучше проживет всю оставшуюся жизнь с Миан, чем проведет хоть один день с тобой? - поддел Горсит злорадно, продолжая нейтрально улыбаться.
  Со стороны складывалось впечатление, что молодые люди ведут непринужденную беседу и только они сами знали, какие чувства бушуют под масками.
   Лолита вскинула бровь, словно изумившись его словам, затем усмехнулся:
   - Неужели я так сильно вам нравлюсь, ирий Шегейлир?
   - Разве вы не знали? - Горсит тут же принял правила игры, прекрасно понимая, что она опять затевает новый скандал, чтобы унизить остальных. - Стоит вам хоть где-то явить свой соблазнительны лик, как я тут же появляюсь на вашем пути. Вы разгоняете всех своими чарами и уничтожаете малейший намек на веселье!
  Шатен Горсит играл с огнем, но ему нравились такие забавы. Что может больше привлекать молодого парня, чем опасность? Зеленые глаза горели азартом и лукавством, а широкая улыбка на пухлых губах придавала ему вид шкодливого мальчишки.
   - Вам бы только веселиться, - защебетала Лоли, не забывая придать своему лицу оттенок ледяного презрения. - И даже на ум не приход, чем-то более полезным заняться.
   - Видите ли, дами Лист-Эрт, - оскорбленным тоном произнёс Горсит, - я открыл вам сердце, чтобы утолить душевный поры, а вы его растоптали. Не откажете мне в маленькой слабости напоследок. Больше я вас беспокоить не буду.
   Судя по взгляду Лоли, она согласилась бы только закопать его в парке под ближайшей елью. Шатен же улыбался и ему определённо нравилось играть с этой фурией. Горсит смерил Лоли задумчивым взглядом, поднялся и подошел ближе к брюнетке, словно прощался с ней. Он смотрел на нее, будто на чудесное произведение искусства художник, а потом резко обхватив ладонями ее лицо и припал к губам долгим поцелуем!
  Окружающие охнули в один голос, у Миан от неожиданности расширились глаза, а парни сидящие ближе всех подались вперед. Для дворца такое поведение было неслыханной дерзостью. Никто не смел вести себя подобным образом в присутствии сиятельной особы, но принцесса смотрела на инцидент сквозь пальцы. Главное, что старые матроны проспали сие знаменательное событие и раздувать скандал никто не собирался.
   Лолита тряхнула головой, и взглянула на шатена совсем по-другому. Словно у нее с глаз спала пелена. Что-то мне подсказывает, что отношение к парню у нее теперь измениться. Правда, и он не выглядел огорченным. Увидим, что из этого получится! Графиня Лест-Эрт вскинув подбородок молча опустилась в кресло, но выглядела она растерянной и слегка испуганной.
  Разговоры возобновились, никто не собирался подшучивать над Лоли или как-то продолжать щекотливую тему, понимая, что в первую очередь под удар попадет ирий Шегейлир. Он своей непосредственность и искренним отношением расположил к себе многих. Пусть парень и был шалопаем, но таким обаятельным.
   - Надеюсь, инцидент исчерпан, - улыбнулась Сюзанна и сославшись на усталость засобиралась в свои покои.
   Принцессу мутило, а тошнота то и дело подкатывала к горлу. Лишь неимоверным усилием воли, она смогла придать лицу скучающий вид и добрести до своих покоев с моей помощью. Почему ей так плохо, даже она хорошо понимала, но никогда не думала, что ее постигнет эта участь. Королева не страдала недомоганиями во время беременности и Сюзанна искренне верила, что и у нее будет так же.
   Голова у нее кружилась, а комната раскачивала, словно каюта на корабле во время шторма. Часть неописуемых ощущений досталась и мне, что не предавало оптимизма. Закралось подозрение, что очень уж ярко выражены все симптомы токсикоза. Мне как-то уже доводилось охранять беременную дами, правда, заказ был не 'королевским' и слияние не полным, но что-то не так!
   Надрезав шнуровку на корсете Сюзанны, я буквально содрала с нее платье. Она уже напоминала тряпичную куклу и даже не задумывалась над тем, кто, что и почему с ней делает. Подхватив кувшин, я просканировала его содержимое и убедившись, что там чистая вода, начала вливать ее рот принцессе. Девушка захлебывалась, кашляла, ее рвало, но я продолжала процедуру, пока обратно не пошла практически чистая вода. Вывод напрашивался очевидный: принцессу отравили. Только, как я могла пропустить этот момент? Все время я следила за ней и ничего постороннего в пище и питье не было. В этом я была уверенна.
   Оставив в покое несчастную, просканировала ее организм на предмет ядов и отравляющих веществ, но ничего не нашла. Аллергия! О Боги, у нее аллергия и сейчас в обостренной форме на фоне беременности. Бездна, что делать? Надо срочно идти к королю и все ему рассказывать, потому что девушке необходимо обследование лекаря, и я сильно сомневаюсь, что он слепоглухонемой. В противном случае, он сразу поймет, что не так и все расскажет.
  Молчать я больше не могу. Срываюсь с места и бегу, ориентируясь по запаху. Во второй раз я его хорошо запомнила: эрпфру, кардамон, розмарин, экваториальная тубероза, иланг-иланг, кедр - странное сочетание, но королю идет и найти его теперь легко. Ну, мне так вообще - запросто.
  
  Много лет назад
  
  Ночь. Поселение степняков. Ранняя весна. Сырость, грязь вокруг непролазная, снег только-только сошедший с земли и постоянные дожди сделали свое черное дело. Дороги превратились в трясины, промозглый ветер выдувал остатки тепла из прохудившейся за зиму куртки. Я голодная, замерзшая и выбившаяся из сил - чудом, не иначе, набрела на обитаемое поселение. Скрываюсь в тень, хоть это и запрещено по инструкциям, теневое пространство используется только для выполнения заданий, но сейчас крайний случай. Моя жизнь под угрозой.
  Обычное поселение встретило меня закрытыми воротами и острым частоколом. По периметру было установлено защитное и отворотное заклинание - неужели тут есть маг?
  Тратить остаток энергии на прохождение сквозь забор и защиту не стала. Разгон, прыжок и я стою на полуарке ворот. Два десятка низеньких домов, небольшая площадь в центре, по окраине стойбища для скота, сараи и одна конюшня, около которой стоят повозки. Охранные заклинания еще на одном доме - странно. Осторожно прошла по арке, оглядывая поселение и запоминая планировку. На глаз оценила самые зажиточные дома и мягко оттолкнувшись, приземлилась на наги.
   Местные псы срываются на вой, есть едва ощутимое присутствие пограничных созданий. Очень чистенько, на удивление, но слишком шумно. На грани осознания, чисто на инстинктах взбираюсь на самый высокий дом. Крыша надежная, не только меня выдержит. Из домов выбегают вооруженные чем попало люди. Ух, нервные какие. Сижу на верху и осматриваюсь. Факелы горят по всему поселению. Люди обшаривают каждый закуток, шаг за шагом, большими группами. Что-то уж они нервные, гости никак по ночам приходят? Пограничные они такие! Есть мелкие пакости, так, на один разок, но есть и огромные твари, величиной с дом.
   Кто же сюда повадился? Знать бы заранее - дальше бы побрела, а так...
   За оградой, примерно в ста шагах от частокола, нагло крался тиргил. Здоровый, тьма, в холке с человека ростом будет, причем северянина, не степняка. Откуда это отрыжка из-за грани? Тиргил шел уверенно, словно не впервой, неужели ошиблась по поводу мага? Хм, любопытно будет взглянуть, как они его отпугивать собрались. То, что убить степняки его не смогут - это даже к гадалке не ходи. Вилы против брони, что зубочистка против чугунной сковородки. Тирги их пополам перекуси, прежде чем они замахнуться успеют. Тут только маг нужен, ну, или я, но мне это зачем?
  Устраиваюсь удобнее на покатой крыше, подтягивая замерзшие ноги к дымоходу. Шутка ли, промокли сапоги насквозь, а барыга на рынке кричал, что это эльфийское производство и шил их лучший мастер. Ну, погоди, я доберусь до тебя и хорошенько расспрошу о национальности чудо мастера. Привычно абстрагируюсь от холода, складываю руки на груди и наблюдаю. Тварь крадется медленно, еще немного... Собаки снова заливаются лаем, люди бросаются к центральной площади.
  Обед готов и стол накрыт! Какие наивные, могли же хоть половину на убой отправить, а так их тиргил всех за раз порвет.
  Сверкающая багряными разрядами черная зверюга, чем-то напоминающая огромную кошку, прыгает через частокол, повторив мой подвиг и откровенно презрев защиту мага. Мягко опускается на все лапы. Рык твари завораживает, манит. Красив - агрессивной, потусторонней красотой. Подобное создание достойно восторга и поклонения.
  
   Странное, недоделанное, противоестественное заклинание полетело в тиргила? На площади между людьми толкалась маленькая, хрупкая, женская фигура. В свете факела отразилось грязное и заплаканное лицо. Посеребренный клинок упирался в ее горло, но она ничего не могла противопоставить тиргила. Уж я-то знаю! Лунная вампирша, огненными сгустками кидаться не может, а больше противопоставить нечего. Добегалась Тали-Сар-Хани? Я, грешным делом, думала, что задание провалено. Интересно, а степняки знаю, что в пленных у них дочь создателя клана Лунных?
   А, впрочем, какая мне разница? Смотрим представление дальше, может, и мое вмешательство не потребуется. Тягуче, с присущей лишь кошачьим грацией, тиргил двигается к людям, нацелившись на эту упыриху с растрепанными патлами. Красивый гад, жаль тебя! Людей - так себе.
  Хани шваркнула еще одним недозаклинанием в сторону ночного гостя, подпали шкурку на лапке, от чего по телу тиргила багряные сполохи стали интенсивнее и ярче.
  Зверь прыгнул. Сильный, стремительный, неудержимый гад. Хани сдалась - наигралась в сильную и могучую?! Теперь мое соло? Что ж, уступите место для представления.
  - 'Спи, младенец мой прекрасный,
  Баюшки-баю', - запела я печенку врезавшуюся в память, словно осколок чужой жизни.
   Зверь замер, услышав мой голос, и отступил на несколько шагов от пожеванного воинства с топорами и вилами, оставив в покое недобитую Хани.
   - 'Тихо смотрит месяц ясный
  В колыбель твою.
  Стану сказывать я сказки,
  Песенку спою', - катана запела вместе со мной и мы закружились в дикой схватке. Тиргил красив, грациозен, хищен, но я хуже. Меня учили убивать, долго учили и у него нет шансов. Твоя смерть будет напрасной и от этого горько на душе, но я не могу отдать тебе Хани, ведь она твоя цель. Да?
  Обманчивое движение лапы, и я чувствую, как кровь бежит по ноге. Мой удар и тиргил лишается глаза, оглашая окрестности диким воем. Пора, нечего затягивать его мучения, и я наношу последний удар.
  - 'Ты ж дремли, закрывши глазки.
  Баюшки-баю', - допела я, когда зверь перестал биться в агонии. - Прости, у меня не было выбора.
   - Кто ты? - изумленный вопрос вызвал лишь усмешку.
  Дурни сельские! Что с вас взять?
  - Тень... - шепчет бледная до белизны Хани и пытается упасть в банальный обморок. Судя по всему, меня она боится сильнее тиргила. Хоть в чем-то соображает.
   - Соберите нам поесть в дорогу, мы уходим, - скомандовала я. - И лошадок ей верните, вместе со всем, что украли. Я просить не буду...
  Степняки оказались не такими уж и дурнями. Собрали все, даже больше того, чтоб претензий не было. Видимо, слухи о Тенях и тут водились. Правильно, силу надо уважать!
  
  Королевский дворец
  
  К чему вспомнилось единственное задание, которое чуть не окончилось провалом, даже думать не хочу. Сюзанна сбегать не будет, да и не знает она о моем существовании, но все равно неспокойно на душе.
  - Надо поговорить! - вышла я из тени около кресла, в котором сидел король, устало склонив голову. - В свете открывшихся фактов, условия заказа необходимо пересмотреть.
  Чувства его я щадить не собиралась. Хотя, теперь мне стали заметны и тени залегшие под глазами, заострившиеся черты лица и углубившиеся на лбу морщины. При моем резком появлении он вздрогнул, но быстро взял себя в руки.
  - Какие еще факты? Я все подробно указал в договоре, и ты его подписала.
  - Хорошо. Ребенка в расчет я брать не буду. Выживет - его счастье. Вопросов нет, - философски пожав плечами, я уже собралась уходить, когда смысл сказанного наконец-то достучался до сознания короля.
   - Прости, какой еще ребенок? - в ужасе спрашивает он, хотя уже сам знает ответ. Да-да, ты станешь дедушкой!
  Улыбаюсь и опускаюсь на стул, я могла сказать все иначе, но тогда эффект был бы не тот.
   В глазах короля понимание и бездна ненависти. К кому? К себе? Соблазнившему его дочь? Мне?
  - Срок не большой, но бракосочетание в храме Арши она не пройдет, даже если вы от ребенка избавитесь. Да вы и сами это не хуже меня знаете. Кто отец ребенка, я знаю, но действовать надо осторожно. Сюзанна хорошая девочка и подобные испытания могут сломить ее.
  Мужчина молчал, и я замолчала, чего зря воздух сотрясать. Пусть делать, как посчитает нужным, а мне надо подумать.
  - Как это произошло?
  - Вас сам процесс интересует, - раздраженно спросила я.
  Не выполню заказ - умру, а выполню - в пятки целовать будут и ничего сделать не смогут.
  - Нет! - взревел король. - Что ты себе позволяешь?
  - Если бы я знала о такой маленькой детали, как беременность подзащитной, я бы никогда договор не подписала. Вы утаили важную информацию и разговаривать с вами я могу, как хочу. Не откажите в последнем желании перед смертью!
  Глаза его полыхали молниями, а ноздри раздувались в приступе едва сдерживаемого гнева. Монаршая особа изволила пребывать в бешенстве.
  - Я не знал! - прорычал он сквозь зубы.
  - Хорошее оправдание, - копируя его тон, возразила я. - Сюзанну соблазнили и использовали против государства. Вы прекрасно понимаете, чем обернется отказ Таршийцам.
  - Войной...
   Последнее слово упало, будто комья мокрой земли на крышку гроба. Скрывать беременность долго не поучиться. Шелудивого надо по-тихому притопить, чтоб язык не распускал. Да, я собственными руками его убить готова.
  - Что я наделал?.. - закрыв лицо широкими ладонями, мужчина едва уловимо шептал какую-то чушь о пророчестве и древнем предсказании страшной войны. Что весь его род давно проклят, а пророчество говорило о снятии этого бремени. Бред!
  - Вы дочь спасать собираетесь?
  Сумасшествие монаршей особы меня мало волновало, а вот собственная жизнь была под угрозой.
  - Да, ты права, - оживился мужчина, а лихорадочный взгляд заметался по моему лицу, выискивая какой-то известный только ему ответит. Словно я картина расписная.
   - Ее надо заменить, его убрать, скрыть все детали. Сюзи в монастырь спрятать.
   - Вижу, пища для размышления у вас есть, а мне пора. Кстати, на что у принцессы аллергия?
   - Пыльца акциании, но приступы были только в детстве, - механически ответил мужчина, и вскинулся на меня, словно только вынырнул из омута мыслей. - Что-то случилось?
   - Считайте, что принцесса впала в детство, - буркнула я недовольно. - У нее случился приступ после завтрака. Пришлите к ней надежного лекаря и прислугу. В покоях необходимо навести порядок и чтоб тихо все прошло, иначе...
   К принцессе я возвращалась в плохом настроении, но очень быстро. Слишком долго меня не было, неизвестно, что могло произойти. Почему-то предчувствие беды не давало расслабиться, постоянно поддерживая градус накала.
   Подойдя ближе к огромной кровати, на которой безмятежно спала Сюзанна, я убедилась, что с ней все в порядке и присела на стул у изголовья.
   Длинные медные локоны разметались по подушкам, словно языки пламени, а бледностью лица принцесса могла соперничать с белоснежной пристанью. Впервые, мне было настолько жаль свою подопечную. Разные случаи попадались, но еще никогда жизнь молодой, красивой, жизнерадостной девушки не была так близка к завершению. Будь она в Таршийском царстве, за нее никто бы и ломаной монет не дал. При условии, что она простая смертная крестьянка, а тут, невеста наследника. Это даже не беда - истребление всего рода, иначе как катастрофа не назовешь. Неужели король был настолько слеп? Возможно...
   В чем-то он безусловно прав, впереди только война. Как не переиграй ситуацию, в любом случае выходит или уклонение от обязательств, или прямое оскорбление. Самое паршивое, не поймешь, что из этого хуже.
   Горничная молчаливо устранила следы недомогания королевской особы, а меня больше заинтересовал пришедший лекарь. Это не маг, а на все руки мастер.
   Как только появился взъерошенный чародей, служанка испарилась, будто и не было. Судя по всему, она его боялась до дрожи в коленках.
   - Виталлион, что с ней? - в комнату из-за боковой панели выскользнул король, хотя комплекция его отнюдь не намекала на подобную грацию. Потайные ходы густой паутиной оплетали весь дворец и, судя по всему, подробная карта имелась только у венценосной особы. Так как механизмы отпирающие скрытые двери отчетливо скрипели, а внушительный слой паутины на лице и плечах явственно намекал на то, что там никто давно не ходил и не убирал. Это даже можно как-то использовать.
   - С ней все хорошо. Вы правильно сделали, что промыли ей желудок. Я прикажу поварам убрать все приправы и пряности. Вещество попало в организм с пищей. И...
   Замешательство на лице мага надо было только видеть. Такое выражение не подделаешь, но я отчетливо поняла, что логическая цепочка в голове ирия выстроилась такая же, как и у меня. Итого всему стал испуг. Да, зрачки его расширились, а сердцебиение участилось - он боялся того, что принесет за собой отказ от брака.
   - Что-то не так? - всполошился король.
   Выглядел он на диво довольным жизнью и даже улыбался, правда, слегка пришиблено. Будто он сам еще не верил своему счастью, но оно уже маячило перед носом.
   Вот и что мне подсказывает, что не рада я буду его счастью? Кто бы мне ответил?
   - С принцессой все хорошо, но она ждет ребенка, - уверенно, но как-то с опаской ответил маг.
   Браво! Уважаю, не многие отважились бы так резко выдать столько щекотливую новость. Большая часть просто промолчала бы. Да, кого я обманываю, девяносто процентов сделали бы вид, что ничего такого не случилось, а потом... Даже думать боюсь, где бы всплыли пикантные подробности интересного положения принцессы.
   - Надолго девчонка тут не задержится! Монастырь Святой Хильды готов принять ее, - небрежно кинул король, а маг чуть воздухом не подавился на этот финт.
   Мне стало интересно, что это за монастырь и где он находиться. От таршийцев не так легко спрятаться. Эти сумасшедшие вояки чтят свою честь, как самое святое и уж если их кто обидит - легче самому удавиться. Проще и безболезненней. Северяне те еще затейники, у них настолько изощренные пытки имеются в запасе. Любой здешний дознаватель позеленеет от зависти, если узнает хоть десятую часть всех веселостей.
  - Но как же...
   Видимо, Виталлион пытался призвать короля к разумным решениям, на что тот лишь перебил его величественным жестом - молчать.
   - Если сомнений в здоровье моей дочери нет - покиньте нас.
   - Да-да, как вам будет угодно! - отчитался маг и, отвесив поклон, вышел из комнаты.
   Маг не подал виду, что его что-то беспокоит, но судя по едва сдерживаемой силе, но пребывал в бешенстве. Зная нрав местных чародеев, даже жаль стало того, кто попадется ему сейчас под руку. Мало не покажется.
   - Ты здесь? - обратился король в пустоту, окинув взглядом всю комнату.
   - Да, - отозвалась я, но показываться не стала. Нет у меня желания с ним общаться и расшаркиваться. Натворил, а мне теперь думай, как выжить.
   - Сегодня ничего важного нет, пусть Сюзанна только к ужину спустится. Но через два дня будет прием таршийских послов, - сжав челюсти так, что на них заходили желваки, мужчина выдержал театральную паузу и продолжил: - Ей надо присутствовать на официальной части.
   - Что вы хотите от меня?
   - Они... поймут?
   - Сомневаюсь, - честно ответила я, хотя так и подмывало сказать ложь, чтоб понервничал. - Такие тонкости можно определить при обследовании и, если на принцессе не будит никаких амулетов.
   - Хорошо, - кивнул он своим мыслям и ушел.
  
   Около полугода назад
  
   Я узнала о поступлении на службу Виталлиона в день его назначении и представления двору в новой должности. Малочисленный, но древний род вел свои корни от единого с нами предка, и по праву носил свой графский титул. Только одно заставляло завидовать ему - сила. Он чародей, а я и толикой силы не владею. Меня, возмущенную фактом назначения ирия и графа на должность главного чародея, никто предпочел не слушать. Вся женская половина дворца, плененная настоящей мужской силой и грацией, млела в его присутствии, а мужская - уважала за склад ума и характер. Несмотря на все возражения, я так и не нашла ни единого нормативного правового акта, регламентирующего возраст, титул и происхождение чародея. Как бы мне не хотелось, но пришлось принять, как данность его нахождение при дворе. В присутствии мага я чувствовала себя неуютно, он неимоверно меня раздражал и в то же время будоражил. В общем, мы с отцом впервые разругались, после неприятного разговора и кабинет отца я покидала злая, как фурия.
   - Он тут надолго не задержится! Поверь мне, - шепнула я на прощание, не понимая, что творю от гнева.
   И вот он появилась на торжестве в честь моей помолвки. Сияющий бог, и я смотрела на чародея с аквамариновыми, как морская волна глазами и скучающим выражением лица, а сердце окутывало странное чувство. Какое ему дать определение?! Что это? Я помолвлена и этот холодный осколок льда не достоин моих чувств. Даже тени этого восхищения не достоин. Он лишь высмеет меня, если я ему хоть что-то скажу. Нет! Прочь... Это внушение, не иначе. Он же чародей. Виталлион презирает всех нас, а гордую Лоли, которая не побоялась настоять на своем, он опозорил перед всем двором.
  
   Королевский дворец
  
   Видение меня испугало. Я с точностью не смогла определить, те мысли и эмоции принадлежали Сюзанне или тени. Часть воспоминаний принцессы перешли ко мне во время вторжения в ее создание, но в них была какая-то направленность... Точно, в изначальных воспоминаниях девушки этого не было. За исключением ссоры с отцом, но и та не вызывала настолько сильных эмоций.
  Наложение полумедитативного состояния и части воспоминаний, перемешавшись, превратили видения будущего в часть прошлого. Я же даже половины упражнений сделать не успела. Предположить боюсь, что могло пригрезиться дальше.
  
  IV Глава
  
   Пока принцесса приводила себя в порядок, пере предстоящим ужином, я решила прогулять по комнатам, обитающих при дворе титулованных особо. Надо же знать, чем дышит знать и что обсуждает. Порой, будоражащие умы слухи бывают весьма полезны.
  
   - Ты уже готов, Родрик! - радостно воскликнула русоволосая женщина, заметив отражение своего спутника в большом зеркале.
  Ее надменный взгляд медленно скользнул по его высокой статной фигуре. Надув губки, она отвернулась в сторону и принялась рассматривать содержимое раскрытых перед ней шкатулок с драгоценностями. Хотя, они по объему больше напоминали прямоугольный саквояж. В такой при желании можно было зарыться с головой. От предвкушения у нее дрогнула рука, и довольная улыбка осветила лицо, когда она извлекла из недр своей шкатулки изумрудное колье и приложила к шее.
  - Помоги мне, дорогой, - пропела женщина и протянула находку спутнику, который до этого молча за ней наблюдал.
  Неспешно оглядев ее отражение, на лице мужчины появилось пренебрежительное выражение и кривая ухмылка. Бриллиантовое ожерелье уже красовавшееся на ее шее никак не сочеталось с изумрудным колье. Да и полную грудь красавицы не стоило так украшать, чересчур смелый вырез платья говорил сам за себя. Ей бы слегка нагнуться, и вся грудь обнажиться без посторонней помощи.
  - Дорогая, - насмешливо протянул мужчина, явно намекая на ее стоимость, а не на качество, - не думаю, что надо настолько вульгарно выглядеть женщине, которая собирается изображать из себя знатную дами?
  - Что ты в этом понимаешь? - презрительно выпалила эта самая дами. - Это платье шил мне самый модный портной столицы.
  - Да, неужели...
  Округлив глаза, она высокомерно вскинула подбородок и добавила:
  - Оно пришлось по вкусу маркизу Дариеншу. Когда он меня в нем увидел, то не мог отвести взгляд. И к тому же, специально просил меня прийти в нем на сегодняшний бал.
  - Ему, наверное, в отличии от меня, не доставит удовольствия возиться с маленькими застежками, когда он начнет его снимать. Погоди, так его и снимать не надо, лиф немного вниз стянуть и юбку задрать повыше. Тогда да, одобряю его выбор, - сарказм так и сочился в каждом слове мужчины.
   - Вот, и он так же решил. Он страстный и пылкий, в отличие от некоторых.
  - Только вот беда, нет ни серебряника за душой. Если бы не благосклонное отношение короля к этому паяцу, сидел бы он уже на паперти.
  - Зато он говорит, что я сама красивая при дворе, - усмехнулась женщина, и застегнула на шее облюбованное колье.
  - Лжет! - флегматично заметил мужчина и неторопливым взглядом прошелся по прелестному лицу женщины. Немного задержался на выразительных зеленых глазах и полных алых губах, затем опустил глаза на пышные, волнующе изгибы. - Ты бесспорно хороша, но настолько же аморальна, жадна и в тебе, как ни в ком, есть подтверждение словам: внешность обманчива. Если бы я не знал, что в тебе нет сил, первый бы сказал, что ты темная ведьма!
  Резко отвернувшись, он пошел к двери, но потом остановился. В его замораживающем тоне послышалась ледяная угроза:
  - Если ты, хоть взглядом сегодня подашь знак, хоть кому-нибудь - убью!
  - Родерик! - коброй зашипела женщина. - Только посмей ко мне прикоснуться...
  - Посмею, - предупредил мужчина. - Верну тебя в ту же дыру, из которой вытащил, как только ты родишь.
  Услышав угрозу, ярость красавицы удвоилась, а решимость довести мужа до бешенства окрепла.
  - Когда ты вернешься, меня уже здесь не будет! - выпалила она. - Я уйду от тебя.
  - Дай-то Боги, - искренне пожелал он.
  - Мерзавец! Подлец! Сволочь! Ты же меня не любишь и не хочешь, почему тогда запрещаешь развлекаться? - заорала она, растеряв весь лоск, едва подавляя истерику. - Я расскажу всем какой ты, а потом брошу. И никогда не вернусь к тебе... никогда!
  Взявшись за дверную ручку, Родерик обернулся, а его лицо застыло жесткой, холодной маской.
  - Ты позоришь меня и мой род. Да и не хочу потом сомневаться, мой ли ребенок у тебя под сердцем.
  - Ты его никогда не увидишь, а я не вернусь!
  - Куда ты денешься? - усмехнулся он. - Вернешься, как только останешься без медяка в кармане, и знай, из комнаты ты ничего вынести не сможешь.
  Дверь за мужчиной закрылась, и женщина коварно улыбнулась.
  - Это не твой ребенок, Родерик! - громко объявила она. - Ты никогда не узнаешь об этом, но обеспечишь меня всем!
  Дальше наблюдать за семейной сценой было бесполезно, главный раздражитель ушел, а женщина продолжила спокойно собираться на вечерние забавы дворца.
  
  - Добрый вечер, сиятельный ирий! - напряженным голосом произнес немолодой мужчина в дворцовой униформе. - Чего изволите?
  А вот и кошак блудливый. На диване вальяжно возлежал давешний парень, томно потягивающий янтарную жидкость из хрустального бокала. Черные, длинные волосы водопадом стекали с подлокотника, а широко раскрытые глаза мерцали опьяненным восторгом.
  - Сколько времени до ужина, Шортрон, - осведомился он, снова отпивая маленький глоточек. Янтарная капелька стекает по четко очерченным губам и прокладывает себе дорожку по небритой щеке.
   И что в нем нашла Сюзанна? Красив - это даже не обсуждается, породу видно сразу. Тут не один десяток знатных предков за плечами маячит, но смазливое лицо еще ничего не гарантирует. Душа у него черная и прогнившая насквозь.
  - Около часа, сиятельный, - отчитался мужчина.
  - Приготовь мне ванну! - приказал кошак, одни тягучим движением поднимаясь с дивана. Его внешность и повадки походили на грациозного хищника, готового растерзать каждого, кто станет у него на пути. Только вот мне хватило бы одного движения, чтоб лишить его жизни.
  - Что-то еще, сиятельный?
  - Свободен...
  О, сколько же я знаю способов умерщвления? Сходу так и не скажешь. Самые изощренные позволяют мучиться жертве на протяжение пяти суток, испытывая адские боли, но этот прием для особых случаев. С этого и несчастного случая хватит. Вот и пища для размышлений нашлась.
  
  - Какая же мерзкая погода на улице! - стряхивая снег с намокшего плаща и передавая его слуге, немолодой мужчина обращался к пустой комнате. - Из-за непогоды дорога заняла у меня две лишние недели. Что, нового при дворе, сын?
  Слуга застыл на месте, не зная, куда себя деть, чтоб не вызвать гнев мужчины.
  - Нейтон... ты где?
  - Его нет, - в дверном проеме гостиной, расположенной слева от входа, появилась крупная женщина средних лет с заплаканным лицом. Она жестом пригласила мужчину пройти в гостиную.
  - Что ты здесь делаешь, Джейнин? - спросил он, озадаченно наблюдая, как за ним аккуратно закрывается дверь.
  - Лакрийн, - скорбно протянула женщина, - Нейтон погиб. Как только ты уехал с послами в Таршийское царство, они вместе с Рейми отплыл на острова.
   Примерно с минуту она ждала реакции, но, когда ее не последовало, быстро выпалила:
   - Они попали в шторм возле рифов на юго-западной стороне...
  Глаза мужчины вспыхнули яростью, но спрашивать он ничего не стал. Он уже понял, что хочет сказать ему женщина.
  - Спастись никому не удалось. Маги прочесали все побережье - живых нет.
  - Тело? - прошептал убитым голосом осиротевший отец. - Тело нашли?
  - Нет...
  Онемевший от горя, мужчина медленно подошел к скрытому в стене шкафу, достал хрустальный стакан и большую бутылку с янтарной жидкость. Плеснув немного в стакан, он одним глотком выпил все, затем, глядя перед собой невидящим взором, снова налил, но теперь до краев.
  - Мы не могли связаться с тобой, чтобы сообщить о произошедшем, - сипло проговорила Джейнин, - я знаю, как ты любил сына. Прими мои соболезнования. Пусть Боги хранят его душу.
  Дальше наблюдать я не стала, и так много на один вечер. Пора возвращаться к принцессе. И как только удалось этой жизнерадостной девушке не растерять все хорошие качества в этом террариуме?
  
  К ужину Сюзанна чувствовала себя превосходно. Румянец на щеках, горящие задором глаза и затейливая прическа на голове, сложенная из косичек ажурная корона - должны произвести неизгладимое впечатление на придворных. То, что девушка в положении понять не смог бы даже самый искусный чародей, потому что, король перед ужином преподнес дочери незатейливый подарок. Маленькую, но очень красивую брошь в виде подснежника. Полураскрытый цветочек был выполнен из сплава драгоценных металлов и украшен россыпью камней. Не знающие и не понимающие ничего люди, подумали бы, что это простая безделушка, но я видела, как незримые простому смертному нити из броши окутала ауру принцессы защитным коконом. Да, отличный выбор и ценный артефакт. Небось, всю сокровищницу переворошил в поисках защиты для дочери.
  - Посиди со мной, Сюзи - без всяких эмоций попросил король, опускаясь в кресло около камина. - Почему ты избегаешь меня? Я ведь не бесчувственная глыба, как ты, должно быть решила и не слепой.
  После слов ее отца у Сюзанны заблестели глаза от едва сдерживаемых эмоций, и она быстро подошла к нему и обняла за плечи.
  - Я так не думаю, папа.
  Мужчина устало погладил дочь по спине и кивнул на кресло.
  - И не осуждаю тебя, - признался он, чуть запинаясь. - Почему ты ничего мне не сказала?
  Принцесса побледнела и попыталась придать лицу отрешенное выражение, но получалось плохо. Испугалась она не на шутку, я даже начала опасаться за ее здоровье.
  Король взглянул на онемевшую дочь и понял, что она сейчас не в состоянии отвечать.
   - Вы оба не виноваты, просто он не должен был посягать на твою честь. Помнишь нас с матерью? - почему-то сменил тему король, позволяя Сюзанне перевести дыхание.
  - Я и твоя мать... Пойми, мы оба были не виноваты. Просто она не любила меня, а я не мог перестать любить ее. Ты повторяешь мою ошибку. Сюзи, малышка моя, мне так больно понимать это и знать, что я виноват, точнее, наш дальний предок. Я не рассказывал тебе, но видимо, пришло время...
  Округлившимися глазами принцесса посмотрела на отца, чувствуя, что мир вокруг нее рушится, словно карточный домик. Девушка отрицательно замотала головой, пытаясь вытряхнуть из головы ужасные слов единственного родного человека и того, кому всегда безоговорочно доверяла.
  - Когда-то, очень давно. Твой пра-пра-пра... дед. Не хочу считать, сколько поколений и лет прошло. Смысла нет. Седрик был тогда еще принцем, до королевского трона было еще далеко, а кровь бурлила в жилах. Он был хорош собой, статен, обаятелен и от девушек не было отбоя. Каждый день пастель его согревала новая красотка, которой он неизменно и цинично разбивал сердце. Пока не попалась на его пути обворожительна чародейка. Седрик, буквально помешался на холодной красавице, которая раз за разом отвечала ему отказом. Ему, наследнику престола, великому и могучему, будущему правителю огромного королевства. Так не поступают с сильными мира сего. Принц совершил ужасный поступок. Он изнасиловал Мелиссу, и она его прокляла, а потом сбросилась со скалы, перед смертью пожелав испытывать муки ада всем его потомкам. Я в молодости посмеялся над этой историей, пока сам не испытал действие проклятия. 'Насильно мил не будешь...', - покачал головой король, констатируя ужасную правду. - Любовь не приходит к тому, кого любим мы. Любить кого-то, кто не любит тебя - это все равно что попасть заживо в преисподнюю! Чувства сжигают изнутри, испепеляя в итоге и душу. Никогда не позволяй убедить себя, что можно быть счастливой с тем, кто тебя не любит. И поверь мне, проклятие до сих пор не снято, - обреченно договорил мужчина и устало поднялся с кресла.
  - Но как... - прошептала Сюзанна, - тогда?
  - Родная, именно из-за проклятия я объявил помолвку с наследником Тона. Я был уверен, ты не сможешь его полюбить и снимешь проклятье, но видимо...
  
  - Как?
  - В любом, даже самом безнадежном случае, есть возможность свести к минимуму проявления, а впоследствии и убрать проклятие при определенных условиях. 'Сила и холод должны растопить лед и разжечь огонь', - предсказано нашим предкам, столкнувшимся с предсмертным пожеланием чародейки. Только так счастье вернется в наш род.
  - Н-н-но, - снова зашептала Сюзанна неразборчиво. - как же теперь? Ты знаешь, что я?..
  - Да, - кивнул отец на вопрос дочери.
  Не в силах сдерживать жалость и любовь к единственному родному и дорогому человеку, принцесса взглянула на отца сквозь мокрый туман слез и резко поднявшись доверчиво прижалась к нему.
  - Прости, папа, - всхлипнула она, - я верила ему. Он так убедительно говорил, но теперь я понимаю, что это была лишь игра.
  - Тебе придется уехать в монастырь Святой Хильды, другого выбора нет. Таршийцы перебьют всех, если узнают, что мы не можем выполнить условия договора.
  - Я всех подвела, - уже вовсю рыдая, протянула Сюзанна. - Они же нападут на нас. Я читала, что эти не прощают и истребляют всех. Что я наделала...
  Неужели, поняла, что натворила и как подвела отца. Я пыталась отстраниться от чувств подзащитной, но они лезли даже сквозь непроницаемые щиты. Стало горько и в то же время обидно, что у меня нет такого отца, как у принцессы. Не всем так везет с родителями, как девчонке. Наверное, именно поэтому она выросла такая добрая и доверчивая.
  - Не все так скверно. Теперь и у тебя будет то, ради чего ты будешь жить, несмотря ни на что!
  
  
  
  
  V Глава
   Весь оставшийся вечер принцесса была молчалива, король задумчив, а Виталлион чем-то озадачен. Все шло своим чередом, пока к Сюзанне не подошел блудливый кошак и не потянул девушку за руку, вынудив зайти с ним в скрытую нишу.
  - Сюзи, я так соскучился, почему ты не пришла ко мне сегодня! - возбужденно дыша на ушко принцессе, начал шептать смертник.
  Я убью его собственными руками. Вот прям голыми руками, без оружия. Подлая тварь. Интересно, с кем он еще спит при дворе и на кого работает?
  - Андриан, - нерешительно начала девушка, стараясь отстраниться от мужского тела, - ты не подумал о том, что нас могут увидеть?
  Ее буквально колотило от ярости и боли, которую она всеми силами сдерживала внутри. Этот человек, которого она любила всем сердцем и готова была идти за ним на край света, просто поиграл ею и ее чувствами. Теперь она отчетливо видела отпечаток губной помады на воротнике, чувствовала запах чужих духов, слегка припухшую губу, будто ее кто-то укусил. Да, он так любил подобные ласки, они его возбуждали и доводили до отупения - это она хорошо знала, как и то, что он только что был в этой же нише с Шантин. В этот раз она внимательно следила и заметила, насколько была растрепана прическа симпатичной вдовушки; как Шантин торопливо возвращала платье на место и заправляла внушительные груди в лиф тугого корсета.
  Да, детка, он тебя предал и не единожды. Жаль только, что подобная сволочь встретилась на твоем пути и что ты так поздно поняла, какая же тварь перед тобой!
  - А кто именно тебя интересует? Все заняты и никому нет дела до короткого исчезновения.
  - Тот человек, за которого я выйду замуж, - грубо ответила Сюзанна.
  Вот же дитя нетерпеливое! Будь она хоть немного постарше и чуть более искушенней в любви, ей бы не составило труда поиграть с Андрианом. Но нет же, надо все в лоб высказать. Молчи!
  - Тот человек, за которого ты выйдешь? Ты ничего не путаешь? Что с тобой?
  Полностью завладев сознанием принцессы, я вынудила ее отступить. Вот чем хорош этот контракт, полное слияние с носителем дает некоторые преимущества и мне.
  - Прости, я плохо себя чувствую.
  - Что-то с ребенком?
  - Нет... нет, все хорошо. Просто, видимо, беременность плохо на меня влияет. Постоянные перепады настроения.
  - А, да, я слышал о таком, - понятливо кивнул он, но на лице отразилось недоверие.
  Надо срочно уходить, без промедлений. Он может что-то заподозрить.
  Андриан бросил на Сюзанну острый вопрошающий взгляд, но руки убрал, освобождая проход.
  - Сегодня не приходи, я хочу выспаться, - шепнула на прощание принцесса под моим контролем и мышкой прошмыгнула мимо парня, который намеревался поцеловать девушку на прощание.
  - Ты уверенна?
  - Конечно! - усмехнулась девушка и направилась к веселящейся молодежи. - Завтра тяжелый день...
  Медленно отпуская контроль, я внушала Сюзанне мысль, что это было верное решение, податься порыву, как она думала. Нет ничего проще, чем навязать человеку, что умная мысль была его собственной. Девушка держалась превосходно, пусть внутри и кипел гнев, она мило улыбалась. Даже глаза светились привычной добротой и мягкостью.
  Вздернув маленький упрямый подбородок, она хмыкнул и задала вопрос Миан:
  - Как понять, что ты чувствуешь на самом деле?
  - Не знаю, - растерянно пожав плечами, девушка нахмурила брови. - Я вообще не могу разобраться, в своих чувствах. Что-то случилось?
  - Нет, - задумчиво ответила принцесса. - Просто, порой кажется, что ты знаешь что-то, а на деле...
  - С тобой все хорошо? Ты же научилась разбираться в чувствах, еще когда тебе было десять лет от роду.
  - Ты права, - согласилась Сюзанна, с веселой иронией. - Только, последнее время сомневаюсь, что жизнь так проста, как казалась нам в десять.
  - Миан, а тебе интересно знать, за кого ты выйдешь замуж?
  - Нет, - ответил она уверенно, глядя в другую сторону зала.
  - Почему же?
  - Потому что я уже знаю. Мне ма сегодня проговорилась, и я выспросила у нее все, что хотела услышать.
  - И ты молчишь! - пораженная таким ответом, принцесса подалась вперед и заговорщически шепнула Миан на ушко: - Пойдем в зимний сад, подышим перед сном.
  
  - Я изнываю от любопытства, - заявила Сюзанна, присаживаясь на краешек скамейки. - Итак, кто это?
  Скомкав белоснежный платочек в руке, Миан отвела взгляд в сторону и тихо прошептала имя, которое даже я не готова была услышать.
  - Андран?
  Пораженная в самое сердце, принцесса забыла, как дышать. А мне оставалось только порадоваться, что король так вовремя выбрал момент, чтоб поговорить с дочерью.
  - Не знаю, - серьезно начала Миан, - почему так случилось, что это именно он, но мне кажется, что мы сможем поладить. Андриан, по крайней мере, хотя бы молод и...
  - Ты его любишь? - душа в себе все эмоции, Сюзанна придала голосу оттенок равнодушия, но я чувствовала, чего ей это стоило.
  - О чем ты? Нет, я понимаю, что вы с ним более близки. Только вот со мной, он никогда даже не разговаривал.
  - Странно, не находишь?
   - Нахожу, - заверил она ее. - До сегодняшнего дня, я бы не поручилась, что он вообще знал, как меня зовут и того хуже, подозревал о моем существовании.
  - Кажется, он довольно симпатичный, - поджимая губы, с трудом вымолвила принцесса.
  Пора заканчивать эту беседу. Каждое слово для Сюзанны, будто пытка. Удивительно, но муки от этих непонятных эмоций - для меня хуже физической боли.
  - Я бы сказала, что он скорее прекрасен, чем довольно симпатичен. Вот именно это и пугает. Даже думать не хочу, что его заставило выбрать меня. Да и зная о его любовных похождениях...
  - Ну хорошо, тогда объясни мне, почему ты не откажешься от него раз и навсегда? - мрачно поинтересовалась Сюзанна, теряя над собой контроль.
  - Потому, - убито ответила Миан, - что у меня нет выбора. Понимаешь, отец хочет, чтобы я вышла замуж, Сюзанна...
  Огромные небесно-голубые глаза принцессы округлились, когда она поняла смысл сказанного. А ведь так и есть, у нее тоже не было выбора. Ненависть заволокла пеленой затуманенное болью сознание, и слегка пошатнувшись, Сюзанна поднялась и гордо вздернув подбородок направилась в свои покои.
  Месть - это то блюдо, которое необходимо тщательно готовить и четко соблюдать пропорции. Она будет мстить - в этом сомнений не возникало. Иди, дорогая, сейчас не время и не место, а мне надо к королю.
  Словно марионетку, я отвела принцессу и уложила спать, применив немного силы. Пара ключевых точек на теле и носитель спит беспробудным сном всю ночь, а я прогуляюсь.
  - Это я, - шепнула на ухо королю, вернувшись обратно в зал, - не дергайтесь.
  С момента нашего ухода ничего существенного не произошло. Король сидел, погруженный в размышления, искусно делая вид, что наблюдает за придворными. Установленный на возвышении трон по бокам охраняли угрюмые гвардейцы и около них топтался глава тайной службы.
  - У меня так и приступ может случиться, - едва шевеля губами, прошипел недовольный мужчина, а я отчетливо почувствовала взгляд на себе.
  Виталлион неотрывно следил за тем местом, где стояла я и его брови все сильнее хмурились, грозя вскоре сойтись на переносице.
  - Не преувеличивайте! Дело не терпит отлагательств. Андриан - ваш несостоявшийся зять, обидел Сюзанну и мне пришлось ее усыпить, прикажите поставить надежную охрану около ее покоев.
  - А как же вы? - глаза короля выхватили из толпы веселящегося блудливого котяру и испепелили на месте.
  - Его надо убирать, чтоб никто не смог подтвердить отцовство в случае чего! Вы же в курсе, что, если мать скрывает ребенка, маг может отыскать его по крови в любом конце страны и не только.
  - В вашем профессионализме сомнений нет, - тщательно сдерживая улыбку, прошептал мужчина. - Можешь Виталлиона взять с собой.
  - Зачем он мне?
  - А как убирать за собой будешь?
  - Молча. Он знает о моем существовании?
  - Да, это он посоветовав подписать контракт, именно с тобой.
  Так вот ты какой, северный олень! Даже ничуть не удивлена, только один вопрос: откуда он столько знает о тенях? Пожалуй, я воспользуюсь разрешением короля и познакомлюсь с этим чародеем поближе.
  Скользя тенями, по дворцу, я подготовила все необходимое к ночной встрече с Андрианом, и убедившись, что охрана около принцессы выполнит поставленную перед ними задачу, улеглась на диване в гостиной мага, дожидаясь его явления.
  Тревожное волнение поселилось где-то в районе груди, когда я начала строить предположения, как же он отреагирует на мое появление.
  Чтоб отвлечься и скоротать ожидание, взяла раскрытую книгу, лежащую на журнальном столике, но читать так и не начала. Почему-то вспомнилось, как учитель боролся с установленными веками порядками в общине, ибо еще никогда, ни один наставник не учил мелких беспризорников грамоте. По существу, до этого случая тени за редким исключение читать-то умели, а этот еще и платил за уроки для тщедушной девчонки, которая не факт, что и выжить смогла бы. Страшная, тощая, грязная, мелкая сирота вызывала брезгливость и немного жалости, я это прекрасно понимала. Только мой учитель всегда говорил, что всякое умение пригодиться в жизни, а уж грамотность никогда лишней не будет.
   Устав от ехидных насмешек, он уехал из общины, прихватив с собой немного вещей и меня. Никто возражать не стал и, судя по всему, они только порадовались, что лишние квадратные метры жилплощади освободились. Вот именно с того дня и началось настоящее обучение. За каждую возможность узнать что-то новое, я хваталась, как утопающий за соломинку. Заказы он старался брать в семьях, где были дети, чтоб я наблюдала за их поведением и по случаю училась чему-то полезному. Вот так и подвернулся первый мой личный заказ, для охраны молоденькой чародейки, только-только поступившей в школу для одаренных.
  Много лет назад
  На первый урок мы отправились вместе, она волновалась, а у меня аж сердце заходилось в груди от переживаний. Первое самостоятельное задание - будоражило и заставляло напряженно наблюдать за всеми.
  Моя подзащитная неуверенно отворила дверь в классную комнату и немного замешкалась на входе. Мы пришли последними, но она не отвела глаза, не испугалась, даже как-то собралась в последний момент. Для меня такое поведение стало в новинку. До этого люди у меня ничего кроме жалости не вызывали, а эта гордая и упрямая девчонка, заставила взглянуть на все под другим углом. Чародейка! Такая светлая и такая необычная. В широко раскрытых синих глазах был вызов. Малышка явно была младше всех, именно поэтому ей родители и наняли тень, но она привыкла подчинять и управлять людьми.
   - Вот как! Значит, все же, слухи оказались небеспочвенны, и в лучший класс зачислили сопливую девчонку! - вскинув бровь, громко проговорил, судя по всему, лидер класса.
   Высокий темноволосый парень поднялся, и я поняла, что за место под солнцем моей подзащитной придется повоевать.
   - Могу я узнать ваше имя? - Онисса попыталась улыбнуться.
   В ответ, он смерил ее столь презрительным взглядом, что появилось невольное желание достать мои парные кинжалы и хорошенько его нашинковать. Выдержав длинную паузу, иронично осведомился:
   - Синди, освободи первую парту? - в голосе темноволосого слышалось высокомерное превосходство. - Малышка не сможет следить за уроком с последнего ряда.
   - Я? - промямлил высокая девушка, невольно бледнея. - Это же мое место.
   Повисло молчание, в течение которой темноволосый ждал, когда его приказ будет исполнен. Кулачки Ониссы сжались, но поделать она ничего не могла.
   - Я могу сесть на свободное место.
   Парень перевел холодный взгляд на нее, и от замораживающих глаз захотелось спрятаться куда-то далеко и надолго даже мне.
  'Кто же ты такой, о чудище заморское?' - с удивлением подумалось мне.
   - На скамейках в парках полно свободных мест, - усиливая эффект от сказанного театральной паузой, он высокомерно продолжил: - что вы тогда здесь забыли?
   - Добрый день, одаренные! Займите места и... - вошедший учитель смерил девушку вопросительным взглядом, оглядел притихших учеников и тихо продолжил: - Рад представить вам Ониссу ас Длорнет, надеюсь, вы уже познакомились. С сегодняшнего дня она будет учиться в вашем классе. Меня, напомню, зовут магистр Имир, я преподаватель теории плетения базовых заклинаний и сложных структур. Присаживайтесь и начнем...
  Королевский дворец
  Вот так у маленькой Ониссы закончилось детство. Холодная ярость вскипала в ней каждый раз, когда она видела надменного, темноволосого типа. Она смотрела на него, а я чувствовала, как в ее душе растет ненависть, которая была ей не свойственна. Что послужило толчком к сумасшествию, я так и не поняла, но за годы, проведенные в школе чародеев, хорошо научилась понимать их натуру. Не все они такие благородные, какими хотят казаться окружающим.
   Отложив книгу в сторону, я прислушалась к приближающимся шагам. Вот и птичка...
   Молча наблюдаю, как взбешенный маг прошагал мимо меня, и направился к шкафу. Открыл дверцы и начала методично обшаривать полочки, попутно сталкивая и разбивая какие-то скляночки, флакончики и бутылочки. Для профессионального чародея - это выглядело несколько странно, так по-хамски относиться к своим тщательно лелеемым заготовкам.
   - Неужели что-то настолько страшное произошло, пока я вас тут дожидаюсь? - нарушила я нелогичный для себя ход событий. - Судя по вашему подведению, что-то сверхъестественное.
   Я даже договорить не успела, как в меня полетело какое-то заклинание. Маг недолго думал, что сотворить с тем, кто посмел вломиться в его покои без приглашения. Комичная ситуация, передать не могу насколько. Зато глаза его полыхнули бешенством, когда я играючи ушла от атаки и громко расхохоталась. Диван жалко, хороший был, только не смог перенести столкновения с заклинанием хозяина.
   - Виталлион, как можно быть таким негостеприимным? - шутливо спросила я. - А как же правила приличия?
   Увидев изумление на лице чародея при звуке его имени на моих устах, я снова расхохоталась. Только вот смех получился немножечко зловещим.
   Очередная атака уничтожила часть кресла и подпалила ковер. Странно, почему это он так не любит свои покои. Можно же просто поговорить, без членовредительства и порчи королевского имущества.
   - Не утомился? - ехидно осведомилась я. Мне понравилось играть с этим магом, он забавлял и интриговал.
   Не в силах более сдерживать рвущееся наружу веселье, я грациозно повернулась и, приподняв полы черного плаща с разрезами до середины бедра, попыталась сделать книксен.
   - Что...- взорвался маг и вскинул правую руку, объятую синим пламенем.
   - Видимо, ответ отрицательный? - ухмыльнувшись, спросила я и обиженно поджала губы, когда маг прицелился в меня. - Не так, в моем представлении, встречают молодых, незамужних девушек.
   Комок непонятного синего пламени сорвался с пальцев мага и полетел ко мне, а я почему-то задумалась, сможет ли он причинить мне вред. Если от заклинаний я могла и не уходить, потому что они не принесли бы мне никакого урона, то эта бяка не внушала доверия.
   Помедлив немного, я в последний момент ушла с линии атаки и один молниеносным движением, приставила к горлу мага кинжал. Тоненькая струйка крови скатилась по шее Виталлона и окрасила белоснежный ворот рубашки в алый цвет - завораживающая картина.
   - А теперь поговорим серьезно, - хрипло прошептала я, пытаясь отвести взгляд от пульсирующей вены, в которую упирался кончик кинжала. Стоит лишь немного усилить нажим, и алая кровь начнет толчками вытекать наружу.
   - Успокойтесь! - велел негостеприимный хозяин покоев. - Кто вы? Что вам надо?
   Глаза чародея сузились до размера щелок, а на лице заходили желваки. Его явно не вдохновляла сложившаяся расстановка сил.
   - Вот, вижу проблески догадки в ваших глазах. Могу еще дать одну подсказку.
   Напряженно разглядывая мое лицо, но даже не принял попытки, чтоб отвести мою руку от своей шеи. Видимо, решил, что ему не составит труда нейтрализовать меня каким-нибудь мощным заклинание. На счет его смиренности заблуждений не возникало, но понравилась его самоуверенность.
   - Если вас не затруднит... Вы немного не вовремя! Может, уберете свою зубочистку?
   - Великолепная мысль, - отстранилась я, и изобразила скучающую гримасу на лице. - И не надейтесь, что мне будет трудно вернуть все вспять.
   - Я искренне надеюсь, что это не так, - раздраженно прошипел мрачный маг, ощупывая шею, - что вас ко мне привело?
   - Любопытство, - подняв стул, я поставила его перед Виталлоном и уселась на него верхом, сложив руки на спинку. - Знаете ли, не часто можно встретить такие таланты.
   - Вы мне льстите. Поправьте, если я ошибусь, но вы, скорее всего - Тень.
   - Браво! - отсалютовала я ему кинжалом в знак одобрения. - Есть еще какие-нибудь мысли?
   Медленно вскинув бровь, он устремил на меня испепеляюще-злобный взгляд.
   - Как вы могли прозевать интрижку принцессы?
   - О, милый, я тут не причем, - пропела елейным голосом и улыбнулась. - Произошедшее - целиком и полностью на вашей совести. Сюзанну же, я только сегодня увидела. Как вы думаете, чем нам это грозит?
   - Ничем хорошим, - прошипел он в ответ, и как только до него дошел смысл моих слов, глаза его сверкнули азартом. - Вы ведь успели заключить договор!
   - В том-то и беда, - скучающе проговорила я. - Будь по-другому, вряд ли вы меня здесь увидели бы.
   Его брови сошлись на переносице, и он смерил меня таким взглядом. Ну, просто, бальзам на душу.
   - Откуда вы столько знаете о тенях? - задала я самый интригующий вопрос, когда пауза затянулась, а игра в гляделки окончательно наскучила.
   - С чего вы взяли, что я горю желанием вам что-то поведать?
   - Как хотите, - философски пожала я плечами. - Была рада знакомству...
   Мужчина резко подобрался, а я просто ушла в тень, не желая дальше продолжать этот балаган. Не горит желанием со мной сотрудничать - не надо. Сама разберусь, и быстро переходя их комнаты в комнату, я добралась до покоев Андриана.
   Настроение почему-то испортилось и жутко захотелось испортить его еще кому-нибудь. Хорошо хоть индульгенцию на сегодняшний вечер получила и могу делать с провинившимся котиком, все что угодно.
   Не повезло тебе, дружок...
  
   VI Глава
   Шикарная брюнетка с роскошными формами приподнялась на локте, прикрыла одеялом пышные груди и, томно потянулась. Блестящие темные локоны сильно контрастировали с молочно-белой кожей. Стройная ножка вынырнула из-под одеяла и пощекотала отстранено глядящего в потолок любовника. Не получив никакой реакции на свой маневр, брюнетка пристально всмотрелась в красивое смуглое лицо Андриана. Молодой человек небрежно скосил взгляд на женщину, судя по всему, девушкой она уже точно не была, и снова начал разглядывать веселившихся на потолке нимф.
   - Неужели там, ты нашел кого-то более привлекательного, чем я? - осведомилась брюнетка, демонстративно откидывая одеяло.
   Будущий смертник, казалось, даже не услышал ее, продолжая смотреть вверх. Что-то чрезвычайно важное владело его мыслями, и это отнюдь не брюнетка. Хотя, стоит отметить, что сложена она была превосходно, даже я залюбовалась.
   Неожиданно он напрягся и одним гибким движением поднялся с кровати. Собрал разбросанные по комнате женские вещи и бросил брюнетке.
   - Одевайся!
   - Видимо, дорогой, ты обзавелся новым увлечением, и я больше не выдерживаю конкуренции! - по-своему истолковав его поведение, зло выпалила брюнетка.
   - Неужели? - отозвался Андриан. - И ты даже знаешь, кто это?
   - Миан! Я случайно услышала их разговор с Сюзанной в зимнем саду.
   Андриан обернулся к женщине и впился яростным взглядом в ее глаза, словно пытаясь найти хоть какой-то признак лжи. Но, ничего не обнаружив, саркастично улыбнулся, и на его лице застыла ироническая маска.
   - Ты снова подслушивала чужие разговоры и именно этим фактом вызван внезапный, ничем не объяснимый интерес ко мне и моей постели, не так ли?
   Брюнетка, неловко поежилась и прикрыла нагое тело кружевными юбками. Женщину смутило не обвинение в подслушивании, а то, что ее уличили в тайном смысле интимной встречи. Да, она именно за подтверждением слухов сегодня навестила Андриана и теперь боялась, что отношение его к ней изменится.
   - Я подумала, - прошептала она тихо, - что это не правда...
   - Не забивай свою хорошенькую головку таким ненужным для тебя процессом, как мышление. Тебе это не к лицу!
   - Но если... если бы ты... как это сказать? Я так долго хотела стать для тебя чем-то значимым.
   - Чего ты юлишь?
   - Да, я хотела выйти за тебя замуж! - кокетливо улыбнувшись, наконец-то согласилась женщина. - Приданое за мной больше, да и род не уступает в знатности. Ты шокирован?
   - Нет, - последовал бесстрастный ответ. - Я уже давно осведомлен о твоих намерениях. Сомневаюсь, что ты отдаешь себе отчет в подобных желаниях, но это твое право. Говоря по правде, я несколько удивлен, что сегодня ты отважилась рассказать все, как есть и не устроила очередное представление, - высокомерно добил Андриан. - А теперь, будь добра, покинь мою спальню.
   - Почему? - в ужасе охнула женщина. - Как?
   Молодой мужчина лениво протянулся и накинул теплый халат на плечи.
   - Стройными ножками, милая. Надеюсь, выход ты и сама найдешь, - спокойно проговорил он и скрылся за неприметной дверью.
   Брюнетка сверкнула сузившимися глазами и зло бросила ему в спину:
   - Ты еще об этом пожалеешь!
  Так и захотелось сказать, что ей придется выстоять длинную очередь, чтоб наказать мерзавца, но я промолчала. Пусть лелеет планы мести. Порой, это хорошо помогает мозг тренировать, если он есть.
   Мысленно посочувствовав женщине, я последовала за Андрианом. Даже продажная девица не заслуживает такого к себе отношения. И почему только некоторые особы так целеустремленно портят себе жизнь? Она же, как никто знает истинную натуру этого блудливого котяры, судя из их откровенного разговора.
   Присев на край выложенной мрамором купальни, я бесстрастно окинула взглядом, красивого молодого мужчину и с сожалением поняла, что мне его нисколечко не жаль. Имея такие внешние данные, он был до безобразия уродлив внутренне. Не знаю, что именно его довело до подобной жизни, и думать не хочу. Сентиментальность - это не мое, хоть как бы не влияли на меня эмоции Сюзанны, сквозь толстую броню не пробиться.
   Чувственный рот Андриана дернулся в пренебрежительной усмешке, от чего на правой щеке появилась ямочка.
   'О чем ты думаешь?', - мысль защекотала сознание, но пока рано, я успею расспросить его обо всем.
   Первым, чему научил меня учитель, была техника молниеносного удара по болевым и ключевым точкам на теле человека. Их, обычно, изучают в боевом искусстве теней после второго года обучения, но учитель вообще не придерживался общих правил. Здраво рассудив, что в прямом столкновении с противником, я не выстою и пары минут, дал мне фору в виде знаний всех техник, которыми владел на тот момент и не прогадал. Это, конечно, являлось его личным философским решением, которое могло привести к фатальным последствиям, если бы он хоть немного ошибся в выборе ученика.
   Эх, ностальгия уже порядком достала, надо думать о будущем, которое очень туманно на данный момент.
   Дождавшись, пока Андриан вдоволь наплещется в теплой водичке, ну, не хотелось мне тащить такого увальня на плечах, я усыпила его в спальне и привязала к стулу. Нет, сначала думала к кровати пригвоздить, из-за того, что она была массивнее и крепче, но потом решила, что блудливый котяра может неправильно оценить мои намерения.
   - Бедный котенок, - сухо заметила я, слегка проводя по его щеке кончиками пальцев, когда он очнулся от блаженного сна.
   Надо заметить, что реальность пленника почему-то не порадовала.
   От столь странного обращения, глаза Андриана расширились вдове. Судя по всему, он просто опешил. Правда, быстро совладав с эмоциями, молодой человек задергался в путах, пробуя веревки на прочность.
   - Какая жалкая участь уготована впереди! С самого рождения у тебя было все, чего ты хотел. Ты ничего сам не добивался... ни положения, ни достатка, ни внимания противоположного пола. А теперь пришло время платить по счетам.
   - Ты кто? - осипшим голосом осведомился Андриан, пытаясь взять себя в руки.
   - Мужчины всегда воспринимают красивых девушек своими игрушками, украшением гостиных и никогда не считают их угрозой, вижу, ты думаешь по-другому.
   Окинув меня с ног до головы придирчивым взглядом, он оценил ситуацию с другой стороны и, вскинув подбородок, спросил:
   - Что вам надо?
   - Как несправедлива жизнь, не находишь? Казалось бы, все у твоих ног. Ты просчитал ход событий на миллион шагов вперед, и тут вмешался случай. Маленькая неприятность, не более!
   - Что, бездна раздери, тут происходит? - взревел Андриан, перебив меня, а я очень не люблю, когда так делают.
   - Неудивительно, что ты столь легкомысленно относишься к смертельной угрозе. Распущенность, аморальность не позволяют правильно расставить приоритеты...
   Связанный пленник поколебался немного, пораженно осмысливая мои словами, но, все еще не вполне осознавая, к чему я клоню.
   - Это какое-то издевательство!
   - Ты абсолютно прав, - с улыбкой призналась я. - После того, что ты сделал с Сюзанной - другого ты не достоин!
   Теперь он с нескрываемым ужасом в глаза уставился на меня, даже дергаться перестал. Словно загипнотизированный удавом кролик.
   - Тебе никогда не приходило в голову, что за все когда-то придется платить? Я, к примеру, постоянно задумываюсь над этим. Вывод, конечно же, меня не утешает, но такова жизнь. Кто тебя надоумил совращать невинную девушку?
   - Никто! - без тени сомнения призналась он.
   - Преклоняюсь перед твоей убежденностью, но что-то мне подсказывает, что это не правда.
   - Нет!
   - А если хорошо подумать, кто первый подкинул эту самоубийственную идею?
   Поигрывая кинжалом, я вплотную подошла к пленнику и провела кончиком острия по щеке, давая понять, что намерения мои очень серьезны. Отступать некуда, все равно его устранят, так чего беречь шкурку?
   - Никто... - уже не так убежденно протянул Андриан, серея на глаза. Что-то начало меняться в нем. Он действительно пытался вспомнить, кто его подтолкнул к тому, чтоб ухаживать за Сюзанной. И он, и я понимали, что, в сущности, девушка ему была не нужна. Что проку от обещанной чужому принцессы? Она же даже своей жизнью распоряжаться не может!
   - Ну, давай. Тяни за ниточку... - подбодрила я его усилия над собой. Судя по всему, над сознанием этого блудливого котяры кто-то хорошо поработал. - Еще чуточку!
   - Не могу! - закричал он, хватая ртом воздух. Я же следила за ним, не в силах ни на что повлиять.
   Непостижимо, но глядя в эти пустые глаза, я мгновенно почувствовала, что вокруг сгущается неведомая сила. В его взгляде проскользнуло нечто пугающее, потусторонне-темное, опасное, словно сама бездна взглянула на меня сквозь глаза Андриана и исчезла. Пропала, неожиданно, так же, как и появилась, унося с собой всю человечность из сознания молодого мужчины. Я действительно испугалась, возможно, впервые в жизни, мне довелось так близко подойти к чему-то столь опасному, чему нет, и не будет объяснения. Понимал ли Андриан, что произошло? Не знаю, но закрадывалось сомнение, что он теперь вообще что-либо понимает.
   - Андриан! - позвала я громко, но в ответ получила пустой взгляд горящих безумием глаз. - Ты меня слышишь?
   Восторженная улыбка растянула его губы, а вместо ответа последовало нечленораздельное мычание. Захотелось избить его, встряхнуть, выпустить пар, только вот, я понимала, что толку никакого не будет. Та сила, которая напугала меня, выжгла человеческое сознание начисто.
   Шипя, рыча и ругаясь на всех известных мне наречиях, я метнулась к Виталлиону, чтоб получить подтверждение тому, что в теле молодого искусителя теперь нет и зачатка разумности.
   - Вы идете со мной! - резко выходя из тени, я схватила мага за руку и потянула за собой, не заботясь о том, как он перенесет переход и сколько сил сожрет у меня подобный маневр. Теперь не могу, когда кто-то или что-то вмешивается в мои планы.
   Чародей был слегка неодет, а точнее, на нем были только свободные черные бриджи для тренировок, но меня этот факт нисколько не волновал. Растерянность Виталлиона очень быстро прошла, и он начала возражать, против подобного к нему отношения.
   - Некогда, - мягко отозвалась я, пусть помолчит, пока мы дойдем, иначе даже я не смогу вытянуть его из теневого пространства.
  
   Дженитан Сан Виталлион. Королевский дворец
   Само появление тени вывело меня из равновесия, а сцена устроенная ею ночью взбесила до предела. Как она посмела явиться в мои покои без приглашения? Как она преодолела защиту? Что, в бездну, вообще она творила с лучшими заклинаниями? Все законы теней твердили, что на обучение не принимаются существа, наделенные хоть толикой магии, но как тогда она видела угрозу и с такой легкостью избегала прямых атак. А что она говорила? В голове не укладывается!
   Ожесточенно избивая манекен для тренировок, я не мог выкинуть из головы образ тени, будто его кто-то впаял в мое сознание. Изящная, стройная фигура, более подходящая для придворной дами, нежели наемной убийце. В том, что она своими нежными ручками уничтожила не одного противника - даже сомнений не возникало, но как соблазнительно она улыбалась при этом. Четко очерченные губы нежного кораллового оттенка манили и искушали, смеющиеся глаза цвета горького шоколада искрились любопытством, а бархатистая даже на вид кожа, которую так хотелось ласкать - все в ней было настолько гармонично, что даже не верилось. В лице тени читалось нечто чуждое нашему миру...
   'Будто сошедшая с давних фресок богиня ожила передо мной!', - пришедшая для сравнения мысль вышибла воздух из легких, заставив сбиться с ритма отработанных ударов.
   - Вы идете со мной! - появившись из тени, виновница ночной тренировки схватила меня за руку цепкими пальчиками и потащила в стену.
   Тряхнув головой, отстраненно подумал, что мне не мешало бы приложиться головой о прочную кладку. Может, тогда этот бред наконец-то закончиться, но не успел даже мысль додумать, как поплыл в темном мареве, ведомый изящной спутнице. Пространство вокруг сжалось до невероятных размеров, сконцентрировавшись на хрупкой девушке, которая уверенно вела меня за собой.
   Попытка высвободить свою руку, не увенчалась успехом. Хотя, прикосновение тонких пальцев, словно прожигало кожу до кости.
   - Некогда, - мягко отозвалась она, слегка повернув голову, и сосредоточенно двинулась вперед.
   Ее слова четко слышались отовсюду, будто многократно усиленные эхом. Странно, больше всего на свете я когда-то хотел оказаться в теневом пространстве, а сейчас меня оно совсем не занимает. Мысли упорно сосредотачиваются вокруг невысокой фигуры в черном плаще. Сколько сил скрыто в этой девушке? Уму непостижимо! Мой охранник, не мог даже на мгновение увести меня в это пространство, хотя мы были связаны заказом. Она же спокойно идет, не испытывая никакого дискомфорта. Причем, быстро идет!
   Снова не успев додумать мысль, меня скрутило в узел, от резкого перехода. Словно лопнувший мыльный пузырь со звонким хлопком, реальность ворвалась в мое сознание и ударила наотмашь вернувшимися чувствами. Только сейчас я понял, что там, в тени, нет никаких чувств, эмоций, будто это и есть палата за проход.
   - Почему мы здесь? - потерянно озираясь по сторонам, я с запозданием понял, что мы оказались в другом крыле дворца!
   'Как это может быть? Мы что...', - вслух хоть что-то спросить я не смог. О подобных тенях, которые могут ходить через реальное пространство по теневому - слагают легенды. Мой охранник говорил, что это вообще невозможно и басни для того пишутся, чтоб пугать неискушенных идиотов. Но сейчас, передо мной стояло неопровержимое доказательство возможности этого.
   Снова хрупкая девушка заставила задуматься об уровне ее силы, потому что она не только прошла сама, эта тень протянула сквозь реальность и меня.
   - Я не мираж, и нечего смотреть на меня такими глазами! Мне нужна твоя помощь, - на последнем слове она скривилась, словно ее внезапно пронзила зубная боль.
   - Вы не... не скажете, в чем она выражается? - отогнав странное волнение, я попытался сконцентрироваться на ее просьбе.
   Чему-то нахмурившись, она окинула меня странным взглядом, будто усомнившись в моей компетентности, но все же ответила:
   - Андриан, - кивнула она на фигуру, привязанную к стулу и поджала губы. - Проверь, что стало причиной такого состояния. Если все так, как я думаю, нам надо оповестить короля о случившемся.
   - Феликса? - для чего-то уточнил я, упрочив ее уверенность в моем идиотизме.
   - Разве во дворце есть еще один король? - риторически спросила она, и покачала головой.
   Более не усугубляя сложившуюся ситуацию, я подошел к Андриану, и одного только взгляда хватило, чтоб понять, о чем идет речь.
  Никогда не подозревал, что встреча с душевнобольным может быть таким испытанием. Хотя, это скорее вид парня, раскачивающегося на стуле словно маятник, вгонял в странное оцепенение. Казалось бы, пару часов назад мы мирно беседовали о скачках и турнире, а сейчас Андриан ничего кроме мычания не воспроизводил.
  Лихорадочный блеск пустых глаз, блаженная улыбка на губах и слюни капающие из уголка рта - ужасающее сочетание. Поверхностный анализ состояния тела показал, что все жизненно важные органы в норме, кроме мозга. Отклик отсутствовал полностью, будто кто-то отключил лобную часть головного мозга и ее функции: речь, движение и сложное мышление.
  Впервые я столкнулся с таким явлением и хотелось изучить его, как можно скорее.
  - Что послужило причиной? Вы были тут в момент... эм, когда это произошло?
  - Да. Мы как раз беседовали о его поведении, - коротко ответила она, поморщилась и перевела взгляд на меня. Видимо, Андриан, впав в это состояние сильно нарушил ее планы. Иначе, чего ей так злиться? Нет, она и виду не подала, что недовольна чем-то, только быстро пульсирующая артерия на шее выдавала напряжение девушки.
   Выжидающе взглянув на меня, тень вскинула бровь в немом вопросе, ожидая вердикта. Только, с ответом, я не спешил. Что-то смутило меня в привкусе магии, которой воздействовали на Андриана. Я сразу определил остаточный след силы, только не мог понять, что именно он мне напоминание. Еле уловимый, сладковато-горький, гнилостный, приторный... навевающий мысли о смерти.
  Обитатели грани оставляют после себя нечто похожее, вызывающее рвотный рефлекс у магов и дикую панику у обычных людей. Только вот эти создания не могут воздействовать на расстоянии, а за то, что во дворце нет ни одной, даже пограничной твари - я могу поручиться головой. Тогда, что произошло с Андрианом?
  От концентрации у меня зазвенело в ушах, а по рукам прошла мелкая дрожь.
  - Что скажешь? - нарушила тишину девушка, мелодичным голосом вырывая меня из оцепенения.
  - Пока, ничего конкретного, - пожал я плечами. - Мне надо поработать тут. Провести исследования.
  - Хорошо, - медленно кивнула тень. - Ответь на один вопрос и большего мне не надо. Это состояние обратимо?
  - Утверждать не могу, но скорее всего... нет.
  - Как будешь уверен в этом - сообщи. Лишние свидетели ни к чему, а этот и подавно. Если он не сможет ответить на мои вопросы...
  Договаривать она не стала и от этого ее слова прозвучали еще более пугающе. Странно, как такое совершенство, может быть таким жестоким и циничным? Возможно, мне просто было тяжело воспринимать девушку безжалостным убийцей. Хотя, оправдание нашлось быстрее, чем я успел задуматься над этим: это ее работа.
  - Он же теперь не представляет угрозы! - возмутился я, недоверчиво косясь на Андриана, который начал к этому времени засыпать.
  - А если он попадет в руки заговорщикам? - едко спросила девушка и не дожидаясь ответа, продолжила: - Доложите о случившемся Феликсу, мне пока больше нечего ему рассказывать.
  Изобразив некое подобие улыбки, она нахмурила брови и исчезла, оставив после себя миллион вопросов. Поклясться могу, что я почти физически ощутил тот миг, когда она покинула комнату. Теперь у меня не осталось сомнений - впервые я ощутил ее присутствие только сегодня утром. В коридоре - это точно была она.
  
  Тень. Королевский дворец
  В работе Виталлион оказался тоже хорош, как я и предполагала. Каюсь, даже залюбовалась им. Его ярко-синие, слегка раскосые глаза по цвету напоминали сапфиры, а когда ауру заливали сполохи силы во время работы, они темнели до оттенка предрассветного неба.
  Ворочаясь на слишком мягкой перине, я никак не могла уснуть, терзаясь вопросом: зачем было звать мага? Как не пыталась отыскать оправдание - его не было. То, что Андриан спятил безвозвратно - ясно, как в солнечный день. Может, не хотелось объясняться с королем - не факт. Хотелось увидеть мага? Да, бездна раздери! Это иррациональное объяснение являлось правдой, но ничуть меня не успокаивало. Бред какой-то!
  Выдохнув, я одним плавным движением поднялась с кровати, прихватила с собой одеяло и отправилась в спальню к принцессе. Мерное дыхание носителя успокоит и позволит отдохнуть.
  Плевать хотела на весь этот дворец с его обитателями, лишь бы Сюзанна была жива и здорова, а вместе с ней и я!
  Расстелив одеяло на полу у камина, я подразнила скучающую в нем саламандру большим поленом, и довольная жизнью уснула в обнимку с катаной.
  
  VII Глава
  - Что-то рано ты сегодня поднялась, - голос Феликса казался жизнерадостным и бодрым, слегка улыбнувшись при виде сияющей здоровьем красавицы-дочери он подошел к окну и невидящим взглядом уставился вдаль. Золотистые волосы заискрились в лучах утреннего солнца, заставляя усомниться в том, где заканчивается корона и начинается вычурная прическа короля. Затейливое переплетение косичек и основанная масса волос, зачесанных назад, собирались в толстую косу, которая спускалась ниже лопаток. Темно-синий наряд прекрасно гармонировал оттенку волос, а белоснежная рубашка с кружевными манжетами, лишь дополняла элегантный образ.
   - Доброе утро, отец! Я чудесно выспалась. Знаешь, ты вчера говорил... Что-то случилось? - Сюзанна сразу заметал, как напряглась спина отца, когда она обмолвилась о вчерашнем разговоре, а мне захотелось послушать, как же он расскажет ей о случившемся. Ведь именно за этим он сюда и пришел.
   - Андриан, - властно начал он, но услышав судорожный вздох Сюзанны, изменил тактику. - Сегодня утром мне доложили о странной болезни, которая поразила нескольких придворных. Увеселительные мероприятия отменены до выяснения обстоятельств. Андриан среди заболевших, его изолировали. К тебе сегодня придет Виталлион, чтоб убедиться, что с тобой все в порядке.
   Феликс говорил ровным, мрачным голосом, без тени эмоций, но чувствовалось, что ему не хотелось огорчать дочь.
   - Зачем ты мне это говоришь? - вмиг потускневшим голосом спросила принцесса, опускаясь в кресло.
   - Я подумал, что тебе надо знать. И лучше, если обо всем расскажу тебе я.
   - Что с ним? - сдалась Сюзанна, роняя одинокую слезинку на кружева платья. - Что-то серьезное?
   - Сюзи, я его еще не видел, но Виталлион доложил, что состояние необратимое и связанно с нарушением работы головного мозга. Трудно сказать, насколько это серьезно, - ответил Феликс, слегка обернувшись к дочери.
   Все же, он в первую очередь был отцом, а уже потом королем и правителем - это редкое качество для столь властной особы. Аура силы окружала его и чувствовалась в каждом жесте и каждом слове. Этого человека хоть в тряпье обряди, все равно люди буду склонять перед ним головы.
   Позволяя дочери совладать с эмоциями и привести себя в порядок, Феликс вновь отвернулся к окну, бесстрастно обозревая элегантно одетых придворных. Весть о страшной болезни разлетелась по дворцу со скорость урагана и лишь немногие пожелали остаться при дворе на время разбирательств. С самого утра слуги сновали по коридорам, пакуя чемоданы и сундуки господ. Для любого постороннего человека это хаотичное движение могло показаться полным бардаком и неразберихой, но только не служащим дворца. Все четко складывалось в отведенные для этого экипажи и повозки, без путаницы и суеты.
   Хотелось бы мне знать, о чем думает в этот момент король, но надеюсь, так же, как и я, радуется сокращению поголовья сплетников и нахлебников. В другом свете придворных я не воспринимала. Мне дано уже не верится в искренность, доброту и участливость людей, впрочем, не делая исключения и для себя самой. Жизнь, как-то с детства лишила иллюзий и наградила цинизмом, запретив открывать душу живым существам. Каждое словно, даже сказанное невзначай, может сослужить плохую службу.
   Откинувшись в кресле, Сюзанна с маской отстраненности на лице, сжимала и разжимала кулаки в бессильной ярости. Лишь воспитание и гордость удерживали ее от банальной истерики, которая грозила вот-вот разразиться.
   - Можно мне побыть одной? - надломленным голосом спросила она, шумно сглотнув.
   - Да, конечно! Не буду мешать, - согласился Феликс. Судя по его быстрому ответу, он был очень рад именно такому повороту событий.
   Лишь когда за ее отцом закрылась дверь, девушка позволила себе разрыдаться. Причина, по которой она так горько плакала, была мне понятна лишь отчасти, но зачем так убиваться. Даже мне стало ее жалко, и захотелось утешить девушку. Присев рядом с ней на корточки, я попыталась приглушить ее эмоции по нашей связи и внушить, что случившееся с Андрианом не смертельно. Он жив, относительно здоров, а что не думает и реагирует на все, как новорожденное дитя - поправимо.
   Рыдания со временем перешли в редкие всхлипывания, а потом вовсе стихли. Заплаканные и покрасневшие голубые глаза светились тоской и растерянностью, но даже в таком состоянии принцесса была на удивление мила и соблазнительна. Необычайной красотой обладала каждая линия и каждая черточка лица девушки. Стало очевидно, что ее предки были наделены скорее экзотической и живой, нежели хрупкой и девственно-чистой красотой. Как было ясно и то, что ее маленький подбородок свидетельствует об упрямстве, а в ее блестящих глазах сейчас мелькает четкое осознание того, что жизнь отнюдь не праздник. Сюзанна взрослела на глазах и все свидетельствовало о том, что она будет властной и сильной женщиной, ничем не уступающей отцу. Мне импонировал ее характер и внутренний стержень, так редко встречающийся в выпестованных в праздной неге девушках, умы которых занимал лишь наряды и побрякушки с камнями подороже.
  Приняв для себе решение: 'Я сделаю все от меня зависящее, чтоб Сюзанна не сломалась в противостоянии интриганов!', - поняла, что тревога покинула душу, а связь между нами упрочнилась еще сильнее. Теперь не приходилось прикладывать усилий, чтоб видеть ее воспоминания, слышать мысли, читать эмоции.
  
  
  Принцесса Сюзанна. Несколько месяцев назад
  Витория наклонилась, смешно расправив юбки пышного платья, зачерпнула ладонью снег и слепила снежок. Выпрямившись, сдула со лба черный прядки волос, выбившихся из прически и запустила в меня снаряд, лукаво щуря карие глаза.
  Расхохотавшись, я попыталась убежать, но поскользнулась и начала падать, когда снежок попал мне в плечо.
  - Что случилось, ясноглазка? - прошептал обволакивающий баритон над головой, когда мое позорное падение прекратилось. - Вас ранили?
  В голосе слышались смешинки, но я растерялась от прикосновения мужских рук, от близости сильного тела, парфюм которого обладал невероятно легким ароматом, которым хотелось наслаждаться как можно дольше. Приподняв мое лицо за подбородок, обворожительный незнакомец вскинул бровь, ожидая ответа.
  - Нет.
  - Меня же ранили прямо в сердце ваши глаза, о очаровательнейшая! Как вас зовут, неземное видение?
  - Сюзанна, - робко прошептала я. Его руки, словно обжигали кожу, даже через ткань платья и меховую накидку. Как такое возможно? Почему у меня кружиться голова и подгибаются коленки от его близости? Кто этот незнакомец. - А как к вам обращаться?
  Задав вопроса, я сама испугалась своей дерзость. Это же был верх бестактности, вот так знакомиться с посторонним мужчиной. Подобные разговоры могу позволить себе лишь падшие женщины и продажные девки.
  Щеки от осознания двусмысленности моего поведения - запылали огнем, а руки инстинктивно уперлись в грудь незнакомца.
  - Андриан, - обожгло висок его дыхание и время остановилось, замерло все вокруг, даже снег, сыпавшийся крупными хлопьями, будто завис в воздухе.
  Это было как в сказке, словно порыв ветра заставил нас прижаться друг к другу! И если в первые секунды он удерживал меня, а я все так же продолжала упираться в его грудь, то через мгновение руки ослабли невольно опустились вниз. Ещё мгновение назад я пылала от стыда, а теперь... Дыхание мое стало прерывистым, сердце затрепетало в груди, а вдоль позвоночника разлилась горячая волна. Легкая улыбка на четко очерченных губах, его прикосновение, обжигающее дыхание - сердце пропустило удар и забилось снова, только теперь в другом ритме и совсем по-другому. Оно билось для него...
   - Очень приятно! - прошептал он.
   Его тихий голос вывел меня из состояния транса и волшебство распалось! Раскололось на тысячи отголосков жизни, словно дворец замороженный на мгновение, очнулся и все вокруг закипело.
   Я отпрянула от Андриана, испуганная, раскрасневшаяся, потерянная и не осознающая, что произошло. Теперь в его глазах было нечто ликующее, но в то же время манящее. Меня обуял ужас, затем - злость, и снова страх с примесью чего-то нового и доселе неизведанного мной.
  
  Тень. Королевский дворец
  Застонав от разочарования, Сюзанна сжала кулачки и поднялась с кресла. Ее воспоминание заставило пожалеть лишь об одном: 'Мне никогда не испытать подобных чувств!'. Пусть Андриан хорошо исполнил свою роль, но Сюзанна узнала, что такое любовь и когда придет ее время, она теперь сможет отличить подлинные чувства от ложных. Правда, меня покоробило понимание того, что при первой встрече принцессе внушили влечение именно к этому человеку. Только вот, полюбить его девушку никто заставить не мог - это целиком и полностью ее заслуга. Надо предупредить об этом открытии Феликса. Пусть учтет на будущее, что против него играет могущественный чародей с выдающимися способностями.
  - Миан... - прошептала девушка, с запозданием подумав о подруге. Как бы она не злилась на нее, Миан не виновата в том, что именно на ней остановил свой выбор Андриан. Может, это его решение было продиктовано странной болезнью, кто знает?
  Мысленно выругавшись от попытки Сюзанны оправдать всех вокруг, я покачала головой, но переубеждать ее не стала. Пусть успокаивает себя, как хочет. Мне же было интересно узнать, осталась ли Миан с семейством при дворе, поэтому я последовала за принцессой, радуясь тому, что она не стала запираться в четырех стенах и жалеть себя. Борьба закаляет характер и дух, а это в любом случае пригодиться в скором времени. Если беременность до поры удастся скрывать, то появление ребенка при дворе вызовет интерес.
  
  Комнаты, отведенные чете Миан были куда как скромнее, чем виденные мной до этого. Часть левого крыла дворца было выделена придворным для постоянного проживания и судя по всему, время постройки именно этой части датировалось прошлым тысячелетием. Узкие окошки больше походили на бойницы, потолки хоть и отремонтированы, но было видно, что делалось это давно. Лепнина облупилась и потеряла вид, про отделку вообще молчу; деревянные панели требовали реставрации, обивка мебели местами потерлась и выцвела. Хотя, во всем чувствовались былая элегантность и стиль.
  - Просто немыслимо, Миан! Как ты такое можешь говорить? Это же совершенно неприемлемо, - возмутилась Сюзанна, на возглас заплаканной девушки.
  По-моему, та рассказала о расторжении ее отцом прежней помолвки и объявлении новой с каким-то местным государственным служащим. В знак протеста, неискушенная девушка в ультимативной форме заявила, что уйдет в монастырь служить Богам. Ей абсолютно безразлично, какому из них, пусть даже Морбиусу, только бы подальше от бесчувственных родственников, которым безразличны все, кроме них самих.
  В целом, их разговор с принцессой я практически не слушала, меня больше занимало исследование интерьера и потайных ходов, которые здесь имелись в изобилии. Выходы были практически из каждой комнаты, даже из ванной. Странно, кто бы мог подумать, что эти покои так хорошо обустроены. Надо бы приглядеться к отцу этой девчонки, не зря же Андриан выделил ее из толпы. Что-то мне подсказывает, что не за красивые глазки она получила предложение.
  - Это неприлично, так скоро объявлять о помолвке, - заговорила Миан, исполненным негодования голосом. - Тем более, не ясно, что за болезнь поразила Андриана.
  - Дорогая, перестань! - положив тонкую ладонь на плечо девушки, принцесса успокаивающе погладила ее и продолжила: - Никто не знал о договоренности твоего отца с Андрианом. Хорошо, что это известие держалось в тайне. Новость воспримется, как должное и без предубеждения.
  - Что ты говоришь? - в ужасе воскликнула девушка. - Как я могу так поступить - это же предательство. Только узнали о болезни и шарахаются, как от прокаженного. Я не они и не собираюсь отступать перед трудностями.
  Девушку после выступления 'на бис' заперли в спальне и, если бы не тот факт, что Сюзанна была принцессой и лучшей подругой Миан, ее скорее всего даже на порог не пустили бы.
   Сидя на кровати, девушка перебирала бахрому теплого платка каким-то нервным, старушечьим жестом. Принцесса же, видя состояние подруги успокаивалась и старалась размышлять логически.
  - Ты же не давала никаких обещаний и в вечной любви не клялась? - на последнем слове Сюзанна запнулась и глаза ее потемнели.
  О да, ей-то блудливый клялся именно в этом и что с того?
  - Нет, - помотала головой Миан едва не плача. - Но отец...
  - Что отец? Ты договор видела? Может, все было сказано на словах, после доброй порции алкоголя? Ты уверенна, что их уговор трактуется именно так, как ты его видишь?
  - Нет, - снова простонала девушка и расплакалась. - Я не хочу выходить замуж за Сарэйя Зерфорда!
  - Почему? - изумилась принцесса, знавшая Сарэйя с самого детства, как доброго, умного и честного человека.
  Зерфорд с юности служил в королевском корпусе, потом Феликс пожаловал ему чин и звание, подарив плодородные земли и наследуемый титул. Все, что есть у этого человека - его заслуга. Принцесса знала о Сарэйе мало, но и этого хватало, чтоб сделать вывод, что в мужья Миан достался незаурядный государственный служащий, а достойный мужчина.
  - Я его боюсь...
  - Что? - не веря своим ушам переспросила Сюзанна. - Что ты сказала?
  - Не смотри на меня так. Да, я его боюсь! - вскочив, девушка метнулась к сундуку у стены и откинув крышку, зарылась в его недра. - Вот, читай!
  Тонкий пальчик указал на письмо, исписанное неровным, нервным почерком, будто писавший сильно торопился.
  - Здесь написано, - не выдержала девушка, - что дами Хиттон ждала ребенка от того, которого прочат мне в мужья, а он бросил ее без средств существования, не признав собственного ребенка. Она, порицаемая семьей и обществом, сбросилась с замковой башни, разбившись о камни мостовой. Этот человек заядлый игрок и пьяница. У него случаются приступы гнев, когда он впадает в ярость и избивает собственных слуг. Далее автор этого письма бесконечно расписывает всех девушек, которых этот человек осчастливил в постели. Мерзость! - воскликнула девушка, заламывая руки. - Как я могу выйти замуж за этого человека? Как?! В храме я не смогу произнести слова клятвы, зная, что за чудовище передо мной!
  У Сюзанны глаза увеличились вдвое. Отложив в сторону дочитанное письмо дрожащей рукой, она поправила ворот платья и шумно сглотнула.
  После смерти матери, случившейся, когда девочке было три года, Сюзанну начали ограждать от любых плохих новостей, но она часто слушала чужие разговоры и могла поклясться, что никакая дами Хиттон не жила при дворе и уж тем более не сбрасывалась с замковой башни. Если даже допустить, что это правда и такая дами действительно погибла, то Зерфорд не имеет к ней никакого отношения. Все равно сплетни так или иначе просочились бы в ее окружение или гуляли при дворе, но ничего такого и близко не было. Про игру и пьянство - это чистейшей воды бред! Отец никогда не потерпел был подобного у себя под носом. Так же, как и перечисление любовных похождений - сущая выдумка злопыхателей!
  Перечисляя все это Миан, Сюзанна горела негодованием и праведным гневом, а я чуть ли не кипела от злости. Видимо, брюнетка, посетившая Андриана вчера ночью, решали работать на упреждение и подкинула это письмо наивной девчонке, чтоб она отказалась от помолвки любыми способами, только немного просчиталась.
  - Кому надо порочить честного человека? - сверкнув глазами, спросила девушка, присаживаясь на край кровати.
  - Когда тебе принесли это письмо? - побледнев, тихо задала вопрос принцесса, абсолютно игнорируя подругу.
  Бездна раздери! Или Сюзанна умнее, чем я думала, или наша связь стала двусторонней, а это меня совсем не радует.
  - Рано утром... - сопоставив факты, Миан прикрыла ладошкой рот, сдерживая внутри себя крик ужаса.
  - А когда отец объявил о помолвке?
  - Около десяти часов. Только письмо я прочитала позже.
  - Не знаю, можно ли поверить, что людям присущи прорицательские способности, но из этого письма следует другое... Все описанное про Андриана и кому-то, все же, было известно о тайном уговоре.
  Девушки замолчали, а я облегченно выдохнула, понимая, что мои опасения были беспочвенны. Девушки замолчали, а я облегченно выдохнула, понимая, что мои опасения были беспочвенны. Видимо, после смерти матери Сюзанна больше времени уделяла урокам и образованию, нежели сплетням и девичьим грезам.
  
  Много лет назад
  Онисса с каждым проведенным рядом с ней месяцем становилась все красивее и безумнее. Странно, почему никто не замечает изменений в ней. Нет, не внешних - это-то сразу отметили все, даже некоторые преподаватели стали заглядываться на обворожительную девушку, которая пленяла своей красотой с первого взгляда. Интересно, преобразилась ли я за это время? Не скрою, тоже порой грезилось, что меня так же, как и Ониссу провожают восхищенными взглядами. Как и любой девушке мне хотелось внимания и обожания, но вбитые учителем правила и основы теней не позволяли этого, раздирая изнутри противоречивыми чувствами.
  Когда за окном сгустились сумерки, а в коридоре затихли шаги и беготня учеников, я вышла из теневого пространства и протянула руку к огромному зеркалу, занимавшему пространство всей стены от пола до потолка в бальном зале школы. Что я хотела увидеть в отражении? Восхищение, хотя бы в своих глазах, но этого не последовало и ожидания не оправдались. Коротко стриженные черные, прямые волосы обрамляли бледное до белизны лицо. Прямой нос ничем выдающимся не отличался, маленький упрямый подбородок, пухлые губы стали бы украшением, если бы на них была улыбка, но я не знала, как это делать. Мое лицо вообще не выражало никаких эмоций - фарфоровая карнавальная маска мученицы, не более. Фигура так и оставалась хрупкой и худощавой, даже с мальчишкой перепутать нельзя. Слишком тонкие запиться, шея, лодыжки, длинные пальцы и совсем изящная талия. Единственной, что заставило взгляд задержаться на себе - глаза, огромные, загадочно-темные, окаймленные густыми изогнутыми черными ресницами.
  Грохот упавшей лампы отвлек меня от мыслей о себе и своей внешности, молниеносно возвращая к реальности. Мгновенно скрывшись в теневом пространстве, метнулась к молодому магу, стоявшему в дверном проеме и немо разглядывающему то место, где миг назад была я. Что-то в его лице заставило остановиться и не убивать его, хотя все законы теней твердили об обратном. Выполнение заказа было под угрозой, а мое пребывание в стенах школы грозило исключением Ониссы, но я замешкалась. В карих глазах отразилось восхищение и еще нечто необъяснимое. Так некоторые люди смотрели на каменные изваяния в храмах. Что это?
   Вздрогнув всем телом, чародей поднял лампу с пола, снова зажег в ней магический огонь и поспешил по коридору, куда-то вглубь школы.
   Маленькая коморка под лестницей натолкнула на мысль, что это младший помощник или лаборант, только закончивший обучение. Что его привело в бальный зал среди ночи?
  Наблюдая за суетливыми движениями, я никак не могла понять, зачем он сюда так бежал. Вот из скрытой от посторонних глаз ниши, он извлек тонкие угольки для рисования и кожаную папку, в которой лежали аккуратно сложенные наброски разных пейзажей, натюрмортов и портретов. Отыскав чистый лист, маг начал отточенными движения делать набросок портрета. Четкие линии оживали под рукой мастера, приобретая объем и насыщенность. Уголек оставлял след на листе, а чародей сразу же придавал отпечатку нужный оттенок и цвет. Никогда еще мне не приходилось наблюдать за работой художника такого уровня. Портреты знаменитых личностей империи, висевшие на стенах в школе, не шли ни в какое сравнение с тем, что было в папке у этого мага.
  Все рисунки, словно ожившие картинки прошлого, навеки запечатленные на полотне. Я такого еще никогда не видела. Это и не магический слепок прошлого и не картина, нет. Что-то пограничное и в то же время, восхищающее мастерством.
  Вот, на листе проступили очертания бальной комнаты, а в центре появилась обнаженная фигура девушки с протянутой к зеркалу рукой. Лунные свет падая на незнакомку подсвечивает лишенное эмоций лицо и четко обрисовывает контуры фигуры. На рисунке мастера волосы у девушки доходят до лопаток, скрывая обнаженные плечи, а тонкая кисть руки замирает на гладкой поверхности зеркала. Не узнать себя я не могла, точно так же, как и понять, почему глаза мастера горят таким возбуждением и лихорадочным блеском.
  Дорисовав общий план, чародей принялся за лицо девушки, доводя каждую черточку до совершенства, но все это не шло ни в какое сравнение, пока на меня с полотна не взглянули мои же глаза. Именно в этот момент я поняла, что не смогу убить этого мага. Он безусловно должен жить и открыть свой талант миру. Это ни что иное - дар богов. Кто я такая, чтоб спорить с ними?
  Всю ночь я просидела рядом с ним, наблюдая за его работой, а когда первые лучи солнца проскользнули сквозь неплотно задернутые шторы, маг поднялся и размял затекшие мышцы.
  Отдернув тяжелые шторы, он открыл окно, впуская в сырую коморку прохладный, свежий воздух, напоенный запахами цветущих трав и запрокинув голову расхохотался.
  - Дорват, это ты? - из-за двери появился заспанный преподаватель теории сотворения мира и новейшей истории Берфилд. Его я хорошо знала, часто заслушиваясь историями путешествий по разным странам и континентам.
  - Утра доброго! - отстраненно кивнул маг, возвращаясь к портрету, но любознательный Берфилд уже просочился в кабинет.
   - Ты что, домой не ходил?
  - Как ты понял? - хмуро спросил мастер, пытаясь запихнуть свой рисунок под стол.
  - У тебя на кармане вчерашнее пятно от чернил, ботинки в меле и руки в угольной пыли. Из всего этого я делаю вывод: домой ты не ходил! Опять рисовал всю ночь? Что там у тебя?
  Рука с портретом дрогнула и помедлив минуту вернула рисунок на стол. Было занятно наблюдать за реакцией весельчака Берфилда. Сначала лицо его удлинилось и глаза расширились, но потом тряхнув голов, он взял себя в руки.
  - Впечатлен! Даже изъянов в этот раз искать не буду. Стой... - недоверчиво прищурился преподаватель, - ты же говори, что можешь рисовать только с натуры и воображение у тебя не развито. Друг мой, а вы лжец!..
  - Не стоит зря тратить время. Я видел ее, так же четко, как тебя! Только, - поспешно сказал он, когда Берфилд нагнулся над столом, - она исчезла так же быстро, как и появилась.
  - Как это?
  - Не знаю, - обхватывая голову ладонями, маг сжал виски и закрыв глаза, тихо продолжил, - вот я открываю дверь, чтоб проверить нет ли там моего плаща. Сам знаешь, какой я забывчивый. Когда я почти закрыл за собой дверь, внимание мое привлекло смазанное движение. Она появилась, будто из неоткуда, протянула руку вперед и замерла. Всего на миг отвлекся, и она исчезла, словно и не было, но я точно ее выдел.
  Внимательно оглядев мага, Берфилд снова вернул взгляд на рисунок:
  - На твоем месте, друг мой, я бы никому и никогда не рассказывал эту историю. Да и портрет лучше спрятать от посторонних глаз.
  - Так и собирался поступить, - пробурчал маг. - Как и остальные!
  - А вот это зря, - серьезно кивнул преподаватель, и развязав папку, начал перебирать готовые работы. - Эти прятать не стоит. Твой талант вечно ждать не будет. Если из тебя, друг мой, чародей так себе. Без обид! В общем, мой тебе совет: бросай все и рисуй!
  - Легко тебе говорить...
  
  Королевский дворец
  Улыбнувшись над мыслями из прошлого, я с удивлением поняла, что именно в тот момент решал, что самое главное то, как мы сами себя позиционируем. Да, меня моя внешность нисколько не впечатлила, а Дорват берег тот портрет как ценнейшую реликвию. По-моему, сейчас он стал известным художником, принеся с собой немало новшеств в технике магических портретов.
  'Может, стоит повеселить его повелением воплоти и заказать портрет?', - злорадная мысль заставила улыбнуться.
  - Надо подышать, - нарушила тишину принцесса. - Свежий воздух мне просто необходим.
  - Да-да. Очень полезно для здоровья, - как отрешенно протянула Миан, поднимаясь и следуя за Сюзанной. - Кроме того, мы через несколько часов уезжаем.
  - Куда?
  В голосе принцессы не было никаких эмоций, будто их в ней попросту отключили. Много открытий для столь юного создания и в основном - негативные.
  Девушка нерешительно опустила голову, но тут же вскинула ее и уверенно сказала:
  - Теперь я никуда не поеду.
  Робкая улыбка отразилась на ее губах, а глаза перестали казаться мертвыми озерами. Сейчас до сознания обеих девушек доходило понимание того, что безвыходных ситуаций не бывает. Необходимо только найти оптимальный вариант решения проблемы и пусть это потребует усилий, но сдаваться не стоит ни в коем случае.
  - Сюзанна! - неожиданно подхватив по руку принцессу, девушка заговорщически зашептала ей на ушко, так чтоб, никто кроме нее не смог ее услышать. - У тебя когда-нибудь бывало чувство, что вот-вот должно случиться нечто важное?
  - Конечно, - нехотя согласилась моя подзащитная, вызвав улыбку. - Последние несколько дней меня это чувство не покидает ни на минуту.
  - Это предчувствие... оно сбывается?
  - Да, - неуверенно кивнула Сюзанна. - Определенно! Я его уже бояться начинаю.
  Миан сдавленно охнула, но руки принцессы не опустила.
  - Ты чувствовала нечто вчера, не так ли? Я видела, что тебя расстроила известие о...
  - Да. И что теперь даже думать боюсь, что еще может произойти!
  - Ты о моей помолвке? - сглотнув, уточнила блондинка, широко раскрыв глаза от страха.
  - Нет, - отмахнулась Сюзанна. - Вот, на счет Зерфорда у меня нет никаких предубеждений и предчувствий. Поверь мне, это надежный человек и мне кажется, ты будешь счастлива рядом с ним.
  Звонкий музыкальный смех серебряным колокольчиком разорвал гнетущую тишину. Миан улыбнулась такой доверчивой и нежной улыбкой, какой я доселе не встречала. Надеюсь, эта девушка останется рядом с принцессой.
  - Это совсем другое, - покачала головой она и с некоторым смущением призналась:
  - У меня появилось это чувство после договора отца с таршийцами, но в последние дни оно меня не покидает и становится все сильнее. Мне кажется, что я стою на краю обрыва, ожидая чего-то. Знаю, надо сделать шаг, но боюсь и отойти не могу.
  - Не пугай меня, пожалуйста! - все веселье слетело с лица блондинки за мгновение.
  - Шучу, - улыбнулась принцесса, только я сразу поняла, она не шутила ни единым словом. Вот это тоже надо рассказать король, при случае.
  
   Дженитан Сан Виталлион. Королевский дворец
  Маркиз Хорнинтон медленно опустил руку и бесстрастно окинул взглядом скрюченную неподвижную фигуру Лакрийна, лежавшую на кушетке. Сейчас в дворцовом лазарете было трое потерпевших, поступивших за одну ночь. Ирий Лакрийн был первым, он практически сгорел у нас на глазах, когда пытался провести запрещенный ритуал поиска. Старый идиот буквально обезумел после известия о смерти сына и решил прибегнуть к древней магии крови. Забыв или отринув предостережение, что за все придется расплачиваться ею же.
  Ритуал был в самом разгаре, когда я почувствовал, что защитный контур звенит и трещит по швам. Пришлось экстренно перемещаться в самый эпицентр, пока весь дворец не разметало по сторонам вышедшей из-под контроля силой. Жаль, немного не успел. Мог бы спасти посла, хороший был мужик.
  До сих пор не могу забыть свое удивление, когда понял, что Лакрийн, все же, нашел родную кровь. Только немного не ту, которую искал.
  Снова окунувшись в события вчерашнего дня, я устало потер переносицу и констатировал:
  - Смерть наступила двенадцатого числа, второго месяца с начала обновления, тысяча пятисот пятого года со времени ухода Светлейших.
  Стандартная процедура регистрации в книге родов в этот раз заставила поморщиться.
  - Ты сделал все, что мог! Сам видел, как старик мучился, даже настой девясила и живокости не помог. Что мы еще могли сделать?
  - Предотвратить ритуал! - безапелляционно заявил я. - Ведь чувствовал какие-то изменения. Чего стоило пройтись перед ужином по периметру дворца?
  - Лион, за всеми не уследишь. Хорошо, что больше никто не пострадал. Милена еще без сознания, но благодаря тебе и она, и ее будущий ребенок уцелели!
  - Малое утешение, - буркнул я, выходя из лазаретной палаты. - Родерик не станет жить с ней после этого. Может, содержанием и не обидит, но с ней даже видеться не захочет. Я его знаю.
  - А ты бы как поступил?
  Вопрос Тони застал врасплох и что ему ответить я не сразу сообразил. Почему-то на ум пришла абсурдная картинка, где фигурировала тень с округлившимся животиком.
  - Что за вопросы? - вспылил я, отогнав сумасшедшее видение. Тени не имеют права на обычную в нашем понимании жизнь. Детей у нее не будет и замуж она не выйдет никогда. - Я бы уследил за своей женой. Да и надеюсь, она меня будет хотя бы уважать и не станет изменять с кем попало.
  - Лион, постой, - остановил меня звенящий яростью голос Родерика. - Объясни мне хоть ты, что произошло? Почему Милена здесь?
  Тони мгновенно испарился из поля зрения, решив, что если Роди обратился ко мне, то и объяснять все должен я.
  - Что за контур призыва? Как в нем оказалась моя жена?
  - Ты с ней говорил? - уточнил я, чтоб понимать, хотя бы с чего начинать беседу. - Пойдем ко мне в кабинет.
   - Пойдем, - сквозь зубы процедил Роди и все же ответил на первый вопрос. - Да...
   Он по-прежнему не сводил с меня прожигающего взгляда. Будто это со мной изменяла ему жена. Мысленно проклиная тот день, когда согласился здесь работать, я пошел по коридору, сожалея лишь о том, что не умею уходить так же, как тень.
   - Она утверждает, что ничего не помнит и не понимает! - взорвался он, когда за нашими спинами закрылась дверь. Я даже к рабочему столу дойти не успел. - Что произошло? Почему моя беременная жена стала жертвой запрещенного чародейства.
   Боги, какие же эти придворные дами лживые и лицемерные создания. Сложно представить более коварных тварей!
   - Я ей вчера все доходчиво объяснил! И меня не особо волнует, чьей она была любовницей, только тебе за нос водить я не намерен.
   - Любовницей?! - странным тоном воскликнул Роди. - Ты хочешь сказать... Это не мой ребенок?
   - Я вчера ей это сказала и от своих слов отказываться не собираюсь. Ритуал хоть и старый, и запрещенный, но точность у него неоспоримая. За это я могу поручиться, как за то, что сегодня вечером будет закат, а завтра восход!
   - Вздор! - возмутился мой друг. - Будь это так, она... Не посмела бы!
   - Как видишь, посмела! Латрийн, берегите его душу Боги, призывал родную кровь и нашел ее. Только не сына, а внука.
   Весь мир рушился в эту минуту в глаза Роди. Хотелось бы мне, чтоб новость об измене его жены объявлял ему не я, но так случилось, что больше некому было это сделать. Я четко ощутил изменение в нем и понял: нам не быть больше друзьями. Для него я всегда останусь живым свидетелем его позора. Никак иначе знатный ирий не отнесется к подобному инциденту.
   Черты лица его словно окаменели, а глаза стали темными провалами. Молча развернувшись на каблуках, он вышел из кабинета, даже не хлопнув дверью. Чувствую, вывод о том, что со своей женой он даже видеться не захочет, было как раз в точку. Родерик не тот человек, которого можно предать без последствий.
  
   Тень. Королевский дворец
   Виновник разговора Сюзанны и Миан, стоял, прислонившись к каменным перилам балкона и с нескрываемым интересом разглядывая гуляющих в по-весеннему голом саду девушек. Если я все верно поняла из воспоминаний принцессы, этот мужчина средних лет был Зерфордом.
   Сложив руки на груди, он неотрывно следил за Миан, и на губах его блуждала счастливая улыбка. Хоть и офицерская выправка, и прямая спина говорил о том, что он строгий и жесткий, почему-то казалось, что в нежных девичьих руках, мужчина будет таять, словно воск свечи. - Как ты думаешь, моя репутация окончательно погублена, Сюзанна? - смущенно спросила блондинка, а я чуть не рассмеялась над ней.
   - Что ты такое говоришь?
   - Ну, если кто-то знал о... то письмо, оно же было адресовано мне и если...
   Девушка нервничала и судорожно комкала манто, в котором полагалось греть руки, а не рвать его на части, напряженными пальцами.
   Странные у здешних дами приоритеты. Репутация наше все! Они могу убить, отравить, подставить, предать, но только тайком, чтоб репутация осталась незапятнанной, а что там с душой происходит - плевать!
   Будь у них хоть капля разума, они бы жили по-другому, но и осуждать их нельзя. Тут скорее окружение и общество делают свое черное дело.
   - Сомневаюсь! - искренне возразила принцесса, сжимая теплыми ладонями холодные руки подруги. - Тому, кто написал те гадости, нужна была не ты, а твой отказ. Теперь и смысла нет в раздувании скандалов. Послушай меня, если хочешь совета: удались от дворца, отдохни в загородное поместье и дождись венчания, а дальше будет видно. Твоей вины нет ни в чем! Вместе с Зерфордом ты дашь отпор всем сплетникам и завистникам, даже если они появятся, а шантажировать тебя нечем.
   - Ты, правда, в это веришь? - глаза девушки заблестели от скопившихся слез, а я снова посмотрела на мужчину, наблюдающего за девушками с балкона.
   Поведение Зерфорда говорило само за себя, он неотрывно следил за Миан, а когда заметил, что она нервничает и сам напрягся. Странно, но я почему-то сразу поверила Сюзанне. Этот человек не даст в обиду свою жену и защитит ее от всех невзгод. Да и от ее же собственной семьи оградит. Есть у меня смутные подозрения по отношению к ее отцу, но их сначала надо доказать.
   - Зерфорда не трогают досужие сплетни. Он умен и проницателен, поэтому не станет обращать внимание на такие мелочи, даже если кто-то что-то скажет, - в голосе принцессы звенела уверенность и Миан поверила ей.
   Снова улыбнувшись солнышку, она вздохнула полной грудью и обняла Сюзанну.
   - Ты замечательная - всегда помни об этом! Не перестаю удивляться твоим талантам и доброте, даже к тем, кто этого не заслуживает. Именно такой и должна быть истинная королева.
   Горло словно тисками перехватило. Не знаю почему, но я отчетливо уловила состояние принцессы. Все что она говорила, было правдой и ни в коем случае не хотелось ей получить благодарность. Только, вот от такой чистой и искренней похвалы хотелось рыдать, ведь Сюзанна знала свои грехи. Ей стало по-настоящему стыдно от того, какие последствия могу нести ее поступки. Это дворцовый скандал - государственная измена.
   - Я не заслуживаю этой благодарности, - сдавленно возразила принцесса. - Миан, даже не спорь. Ты не ведаешь...
   Совершить раковую ошибку не позволила Лолита. Быстро цокая каблучками по садовой плитке, она коршуном подлетела к девушкам и взволнованно выпалила:
   - Что происходит? Почему отец приказал мне немедля покинуть дворец? Отлучилась на один вечер, а по возвращении увидела катастрофу.
   - Доброго дня, Лоли! - Сюзанна с неимоверным облегчением перевела тему разговора. - Я сама ничего толком еще не знаю. Отец сказал, что какая-то болезнь, но если бы было что-то угрожающее моей жизни - я бы уехала первой. Из этого следует, что паника преждевременна и неуместна.
   - Прости меня, - намного тише и более размерено проговорила Лоли. - Я была так взволнованна, что плохо соображала, что делаю. Доброго дня, Сюзанна... Миан.
   Улыбнувшись уголками губ, она склонилась в почтительно приветствии, а когда подняла голову, и следа тревоги не осталось на ее лице.
   Блондинка онемела от такого приветствия и вообще, от поведения графини.
   - Значит, смысла уезжать нет? - уточнила брюнетка.
   - Мне кажется, здоровью твоему ничего не угрожает, - не выдержала Миан. - Можешь дальше развлекаться в свое удовольствие.
   - Давай, я как-нибудь сама разберусь, что и как мне делать! - мило проворковала Лоли в ответ на колкость блондинки. - Тебе не кажется, что совета я спрашивала у Сюзанны.
   - Девушки, а вы не забили, кто я?
   - Сюзанна... - начала учтиво Миан, но увидев предостерегающий жест, быстро замолчала.
  - Идите к себе, - отчеканила принцесса, и величественно вскинув голову, направилась в свои покои.
  
   VIII Глава
   Ужин встречал нас тишиной и опустевшим залом. Отсутствие разряженной толпы, по-видимому, радовало только меня. Сюзанна удрученно вздыхала, и вяло ковырялась в тарелке. Большинство оставшейся при дворе знати, вообще опасались, хоть что-то есть. Хмуро переглядываясь, лишь некоторые демонстрировали здоровый аппетит.
   - Король ест,- задорно прошептал ирий Горсит,- это о чем говорит?
   - И?.. - вскинув брови, удивился молодой брюнет.
   - Держитесь так, чтобы, если венценосная особа обратится к вам с вопросом, рот у вас не был занят едой. В противном случае, ваше поведение будет невежливым и выглядит это все некрасиво. Лучшим исходом для вас будет, если вы подавитесь едой и прямо за столом скончаетесь. В любом случае гнев монарший пережит - не каждому суждено, - назидательно прошептала Клер, тщательно сдерживая улыбку.
   - Серьезно? - Горсит чуть не подавился перепелкой, которую до этого тщательно пережевал. - А я и не знал!
   - Этикет поведения за столом надо читать, милейший!
   - Я вообще-то не об этом говорил! Секундочку... в этом вашем издании этикета поведения за столом, вот так, слово в слово и записано?
   - Не совсем, - уклончиво ответила Клер, едва сдерживая улыбку. - И все же, советую ознакомиться, очень занимательная книга.
   - Если все так серьезно, тогда лучше не ужинать вовсе,- притворно вздохнул шатенка. - Между тем, готова признаться, я голодна. Все пахнет так соблазнительно, что я опасаюсь не сдержаться и накинуться на еду, как оголодавший зверь.
   - Что же вы, милочка! - Горсит дожевал перепела и принялся за аппетитный кусок бараньего окорока под ягодным соусом. Это хорошо, что я успела поесть перед ужином, так бы уже слюной подавилась. Повара в честь отъезда большинства придворных расстарались на славу. Теперь им существенно убавилось работы, и они изощрялись не в количестве, а в качестве блюд.
   - Даже не думайте, дами Риена, не прикасаться к кушаньям,- улыбнулась Клер. - Вы оскорбите его величество еще больше. Пренебрежение кушаньями за столом выкажет в вас невоспитанную бездельницу. Народ говорит, что хорошо работает тот, кто хорошо ест, а король чтит народные мудрости и не любит, чтобы его гостеприимством пренебрегали. Да и в свете последних событий вы своим поведением покажете, что не доверяете его величеству и сомневаетесь в качестве еды. Потом как бы не случился казус - повара очень злопамятный народ и любят шутить над незадачливыми гостями. Поверите вы или нет, но самолюбие и гордость страдают от них невероятно.
   - От кого? - брови Лоли взлетели вверх, а вилка с салатом замерла на полпути ко рту.
   - От шуток поваров, - слегка пожав плечами, ответила Клер.
   - Не пугай неискушенных дами страшилками и байками! - шуточно пожурил Горсит, нарезая сочное мясо маленькими порциями.
   - Как же тогда совместить два совершенно противоречивых правила? Как можно сидеть с пустым ртом, когда ешь? - задал закономерный вопрос шатен, сидящий ко мне спиной.
   - Очень просто,- усмехнувшись, ответила Клер, - необходимо сразу глотать все, что есть во рту, когда его величество обратится к вам.
   - Превосходно, - блаженно щурясь, протянул Горсит, и не мне одной было непонятно, к чему именно относиться его восклицание. То ли он восхищается блюдом, то ли ответом дами Клер. - На досуге почитаю, если вы так настойчиво рекомендуете, - промокнув уголки губ белоснежной салфеткой, кивнул молодой ирий.
   Феликс время от времени посматривал на присутствующих и с видом знатока оценивал возможности оставшихся придворных. Я бы даже сказала, что он прикидывал, какие причины побудили того или иного остаться при дворе. Скользящий взгляд остановился на чародее, и на губах короля появилась сдержанная улыбка.
   - Сан Виталлион! - обратился он к нему, лениво растягивая слоги.
   Именно в этот момент маг был занят утиной грудкой под яблочными дольками и только-только положил в рот большой кусок мяса. Услыхав свое имя, он вскинулся и, сжав зубы, отправил все содержимое в желудок. Толком и не пожевав ничего, он глотнул сухое мясо. Честно сказать, утка так себе! Лучше бы паштет из гусиной печени попробовал, мне он очень понравился.
   - Слушаю, ваше величество! - пробормотал чародей приглушенным голосом, но довольно разборчиво.
   - Вот, сейчас вы наблюдали высшую степень мастерства! - прошептала Клер едва уловимо, но ее услышали многие и сразу последовали ожидаемые смешки.
   - Пусть Сан Виталлиону передадут заливное из осетра,- приказал слугам Феликс. - Вы же любите рыбу?
   - Ваше высочество, очень,- растянув губы в вежливой улыбке, ответил маг. Только вот взгляд его при этом заморозил всех, без исключения. - Благодарю!
   Одобрительно кивнув головой, Феликс постучал пальцем по столу и очень медленно написал слово: 'Тень'. Ясно, что знак предназначался мне, но и чародей понял намек. Не зря же его внимание так требовал король.
   Не торопясь, я окинула взглядом оживившихся придворных и направилась к королю.
   - Вы что-то хотели? - без приветствия спросила я, наклонившись к самому уху сиятельной особы.
   Король хоть и ожидал нечто подобное, но все равно вздрогнул, услышав мой голос.
   - Через час в моем кабинете! - коротко прошипел он, делая знак в сторону чародея. - И его предупреди.
   - Хорошо, - улыбнулась я, предвкушая, как же обрадуется маг столь экстравагантному приглашению.
   Медленно, растягивая неимоверное удовольствие, я подошла к окну, чтоб Виталлион немного расслабился и перестал казаться натянутой струной. Выждала пару минут, которые Феликс с нетерпением притопывал под столом ногой, и приблизилась к чародею.
   - Не дергайся! - предупредила едва слышно, положив ладони на его плечи. Странный и необязательный жест показался таким естественным и жизненно необходимым.
   Надо отдать должное выдержке мага, он лишь шумно втянул ноздрями воздух, но даже бровью не повел. Правда, мышцы под моими ладонями словно окаменели.
   - Король ждет нас через час в своем кабинете! Не опаздывай...
   Уходила я недовольная собой. Почему-то мне не понравилась реакция Виталлиона на мои слова. Чего это он так разозлился? Хоть и виду не подал, я четко знала он в бешенстве. Что происходит в этом проклятом дворце?
  Уходила я недовольная собой. Почему-то мне не понравилась реакция Виталлиона на мои слова. Чего это он так разозлился? Хоть и виду не подал, я четко знала он в бешенстве. Что происходит в этом проклятом дворце?
   - Но почему вы не попросили моей руки, перед тем как идти к моему отцу? - задыхаясь, спросила Миан. Говорящие были скрыты в тени большого изваяния, смутно напоминающего человеческую фигуру. Девушка, судя по всему, решила выяснить все волнующие ее вопросы лично у виновника, так бесцеремонно нарушившего ее покой.
   - Потому что, - грубо отрезал Зерфорд, - не хотел тебя тревожить.
   - Что?
   - Я не был уверен том, что твой отец одобрит мою кандидатуру. Год назад герцог отверг мое предложение, сославшись на большую разницу в возрасте. Но тогда и я желал обзавестись женой не больше, чем он увидеть меня в качестве родственника. Между нами, действительно, большая разница в возрасте, но сейчас она мне кажется не такой уж и существенной помехой. Миан, хоть ты этого и не знаешь... точнее, я никогда не подавал виду, что ты мне нравишься. И дело не только во внешности.
   - Правда? - как-то сдавленно спросила девушка. Сколько надежды было в ее голосе - слова и не передать. Сюзанна действительно не ошиблась насчет этого мужчины и его поведение свидетельствует о том, что он человек слова. Другой бы и объяснять ничего не стал, просто отбыл положенную церемонию в храме и воспользовался своими правами.
   Странно только, год спустя отец девушки, принял предложение Зерфорда, а причина первоначального отказа никуда не делась. Что повлияло на его решение? Болезнь Андриана? Полученное Миан письмо? Улучшение состояния Зерфорда и накопленное движимое и недвижимое имущество? Пожалуй, все и сразу.
   Бывает так, когда совершенно не знакомый человек заведомо вызывает отвращение. Хватает, раз беспристрастно оценить его поступками и стойкое чувство брезгливости приклеивается к его имени. Вот, отец Миан именно такой человек.
   Не задерживаясь, я последовала за Сюзанной, которая быстро шагала в свои покои. Ее утомил ужин и тревоги прошедшего дня. Усталость отчетливо ощущалась в движениях и походке, хотя она старалась держаться весело и непринужденно. Правда, может так даже лучше. Если принцесса сразу уснет, я смогу спокойно беседовать с королем и не опасаться, что моя подзащитная найдет себе приключения не по вкусу.
   Четыре года назад. Тень
   Порыв ветра ударил в лицо разжаренным воздухом и мелкими песчинками. Зной доводил меня до сумасшествия, и скрыться от палящего солнца было невозможно. В договоре заказчик четко прописал пункт, в котором теневое пространство на территории валайета было для меня закрыто. В этот раз, только и требовалось охранять молодого наследника наместника провинции Эрзрум Ильханско империи, до вступления его в законное право.
   Вышедший в отставку и возвращающийся в родные имения бей, по сути своей, был никому не нужен, но титул и наследство налагали определенные ограничения. Младший сын наместника не рассчитывал занять место отца, но так случилось, что к моменту кончины главы семейства в живых остался только он. Дабы принять на себя ответственность и обязанности, налагаемые титулом и происхождением, ему пришлось оставить службу и направиться в Эрзрум.
   Все бы ничего, но Синжак-бей в роли подзащитного оказался воистину невыносим, считая себя умнее, сильнее и выносливее многих. В отношении меня - тем более.
   Скрипнув песком на зубах, я окинула скучающим взглядом едущего рядом мужчину и призадумалась. Что могло заставить его покойного отца считать своего сына неспособным защитить собственную жизнь? Зачем наняли меня?
   Кожа Синжак-бея была бронзовой от загара, плечи и руки налиты силой, широкая спина, длинные ноги и даже свободная одежда не могла скрыть хорошо развитую мускулатуру. Манера поведения была резкой и властной, короткостриженая бородка очень импонировала его внешности, хотя мальчишеское обаяние все же проскальзывало в лениво-белозубой улыбке. Синжак-бея окружал ореол человека опасного, постоянно бросающего вызов окружающему миру и наслаждавшегося каждым моментом жизни.
   Сжав поводья, он заставил своего коня остановиться. Всхрапнув, норовистый жеребец мотнул головой, и вороная грива породистого скакуна заиграла на солнце, словно самоцветы.
   - Привал! - четко скомандовал он. - Скоро разразиться песчаная буря. Необходимо успеть разбить лагерь и укрыть лошадей.
   Сопровождающие нас быстро приняли приказ к исполнению, сноровисто устанавливая шатры и навесы для животных. Песчаные бури в этой местности были делом обыденным, а я же пребывала в некотором недоумении. За все время путешествий еще ни разу не застала меня эта разновидность непогоды в пустыне, поэтому, я не знала, к чему готовиться. Разминая ноги, я ходила мимо снующих людей, отстраненно наблюдая за их работой. Кто-то развьючивал лошадей и верблюдов, освобождая их от груза, кто-то разжигал из брикетов огонь, чтоб накормить оголодавших спутников, а Синжак-бей резко раздавала указания. Воистину, служба оставляет отпечаток на характере человека на всю оставшуюся жизнь. Команды сыпались четко, размеренно и по делу, пресекая панику и бесцельное шатание между людьми, занятыми в обустройстве лагеря. Наверное, именно эта его особенность влекла к нему женщин, которые буквально не могли оторвать от Синжак-бея восторженного взгляда.
   - Вам особое приглашение выслать? - обратился он ко мне.
   - Пожалуй, обойдусь, - улыбка, видимо вышла не очень дружелюбной, потому что глаза его полыхнули гневом. - Я четко знаю свои обязанности, и не стоит так хмуриться - это вредно для здоровья.
   Неожиданно наступила тишина, перестал дуть изматывающий ветер, а вместе с ним исчезли все шорохи и звуки издаваемые людьми и животными. Духота стала казаться непереносимой, будто меня заживо засунули в печь, а на подсознательном уровне проступила необъяснимая тревога.
   - Вы... - вскипел он, приближаясь ко мне. - Что вы себе позволяете?
   - Ничего, сверх того, что прописано в договоре.
   Теперь вокруг зависла убийственная тишина, люди даже дышать боялись. Судя по всему, сопровождающие нас впервые видели такое отношение женщины к бею. Обычаи этой империи для меня были дикими и неприемлемыми. Женщина тут была, чуть ли, не бесправной скотиной, которой целиком и полностью управлял муж, отец, хозяин. Рабство цвело буйным цветом и не собиралось уходить в небытие.
   Десятки глаз, исподтишка наблюдавшие за нашим разговором. Многие уже давно поглядывали в мою сторону с подозрением, но поинтересоваться или что-то узнать у меня лично никто не решился. Возможно, боялись хозяина, мало ли какие странные отношения связывают его со мной, а теперь у них попросту рвало шаблон.
   Лениво оглянувшись по сторонам, я практически на каждом лице увидела вопрос: кто эта смертница, посмевшая грубить хозяину?
   Кажется, прошла не одна минута с того момент, как я ответила бею, а он так и продолжал молчать, оценивающе глядя меня.
   - Значит ли это, что за вашу безопасность я не отвечаю? Договор, как понимаете, уважаемый отец мне не довел.
   - Абсолютно точно. Даже больше, за вашу безопасность отвечаю я, можете не беспокоиться.
   Моей ответ его удовлетворил и полностью успокоил, развернувшись на каблуках сапог, он зашагал прочь.
  
   Странные создания эти мужчины, почему-то подумав, что они сильнее женщин, постоянно норовят принимать решения за нас. Даже не подозревая, что у якобы слабого пола может быть диаметрально противоположное мнение по этому поводу. Правда, мужчины же мнят себя сильными и непогрешимыми, куда им до мелких женских проблем.
   Философски пожав плечами, я глубже надвинула капюшон на голову и вернулась к своей лошадке. Когда этим утром мы покидали небольшой городок Тийен, я приказала оседлать лучшего коня, а вместо него получила еле живую кобылу. Никакого уважения к теням от этих дикарей ждать не приходилось. Темные они и главный показатель - половая принадлежность. Странно только, как заказчик прописал в пункте договора условие обо мне. Сильно сомневаюсь, что он не знал, что я девушка. Поэтому было совершенно непонятно, почему он так поступил.
   - Ну, что же ты голову повесила? - погладив по пегой гриве уставшую кобылу, я расседлала ее и забрала свои сумки.
   Как бы не померла бедолага, до следующего городка за этот изматывающий переход. Где бы можно было сменить ее, на что-нибудь поприличнее.
   Общий шатер меня не прельщал, посему, я отвела лошадку к остальной живности и направилась к Синажек-бею.
   Погода стремительно ухудшалась и порывы ветра стали набирать скорость и уже бросали крупные песчинки, которые неприятно били по лицу и рукам. Поправив платок на шее так, чтоб он закрывал кожу аж до глаз, я перекинула лямку сумки через плечо и перехватила ее двумя руками. Что-то потемневший, рыже-бурый горизонт перестал казаться таким уж и безобидным. То, что на нас надвигалось было воистину устрашающим и смертоносным.
   Мимо меня пробежал мальчишка-раб Синжак-бея, направляясь к остальным в общий шатер, а я бесцеремонно откинула полог и шагнула в укрытие.
   Темный, плотный шатер бея надежно задерживал пыль и пока лишь слегка вздрагивал от порывов ветра. Прямо сверху на песок были разосланы ковры, а в центре основного шатра сердобольные служанки соорудили нечто напоминающее ложе.
   - Вы что-то забыли?
   - Нет, - коротко ответила я. - Мне, как и вам, не особо удобно в подобной компании, но на время придется мириться с некоторыми неудобствами. Вам всего лишь необходимо потерпеть мое общество, а мне этот адский климат.
   - Вы ничего не путаете? - устало спросил он, видимо смирившись с моей странностью.
   - Нет, - снова повторилась я, сбрасывая сумки в проходе, около входа. Личное пространство Синжак-бея я нарушать не стала, поэтому, молча опустилась на импровизированный пол, и начала медитировать. Редко тени пользуются умением заглядывать в будущее, но иногда это просто необходимо. Сейчас, именно такой момент, я в этом просто уверена.
   Несколько мгновений шум завывающего ветра нарушал концентрацию, но потом я почувствовала, как связь реальностей переплетается, впуская меня в свои владения. Это фантастическое ощущение, избавляющее от всех чувств, острое и мгновенное, словно оковы мира на время спадали с моей души. Реальность покачнулась и зазвенела. Я не могла контролировать ход событий, мне дозволялось только наблюдать.
  
   Взвесь пыли и песка не позволяла рассмотреть хоть что-то находящееся на расстоянии больше чем на пять метров. Гул разбушевавшейся стихии ревел раненым зверем, но по лагерю почему-то носились люди с искаженными от ужаса лицами.
   Удар, крик и около меня падает обезображенное и изломанное мужское тело. Песок быстро забирает дань, и лишь небольшое багровое пятно растекается около продырявленной насквозь груди. Дыры в теле были величиной с кулак, будто кто-то одним мощным ударом вырвал у случайной жертвы сердце и не только.
   Странный металлический срежет, перебил вой стихии, заставляя обернуться. Огромное матово-черное создание, издали напоминающее скорпиона, целило высоко задранным жалом в Синжак-бея. Мужчина, уже обессилев от схватки, опустил правую руку с зажатой в ней саблей вниз, а по второй струилась кровь из глубокой раны на плече.
   Стремительная атака чудовища и смертоносное жало ударяет в песок. Бей с трудом, но уходит с линии удара. Беготня вокруг затихает, бегать уже попросту некому. Лишь истерзанные тела поломанными куклами валяются на полу.
   Детский крик отвлекает Синжак-бея. Мальчишка-раб попался в клешни еще одному скорпиону и ...
   Бей пропустил выпад, ядовитое жало воткнулось в его бедро, тело мальчишки, разорванное напополам, пренебрежительным жестом вторая тварь бросает к ногам поверженного воина. Бой окончен!
   Нет, это еще не конец. Пыль начинает оседать и буря по мановению руки колдуна заканчивается, будто ничего и не было. Чуть в отдалении стоит мужская фигура в длинном темно-синем халате, лицо скрыто под широким шарфом, а на голове тюрбан, украшенный драгоценными камнями.
  
   Состояние медитативного сна закончилось также внезапно, как и началось, только с противоположным эффектом. Наверное, именно поэтому, настроение мое оставляло желать лучшего.
  
   Кто этот колдун? Смогу ли я ему противостоять? Судя по всему, он в своей работе применяет силу на подчинение проявлений природы и животных, а не в чистом виде. Ударь он по мне сгустком энергии я даже избегать его не стану, но если воздействовать на грунт или засыпать меня песком вряд ли выжить удастся даже тени. Зачем это странное условие в договоре, которое запрещает меня уходить в теневое пространство?
   Сорвавшись с места, я подбежала к отдыхающему Синжак-бею и, нависнув над ним, шипящим от гнева голосом спросила:
   - Кто ваш отец?
   - Наместник валайета ... бывший, - немного растерянно ответил бей, прогоняя с лица дремоту.
   - Чем он занимался или в чем замешан? На вас открыл охоту сильный колдун. Если не выясним некоторые детали, вряд ли нам удастся, пережить эту бурю и нападение тварей.
   После моих слов глаза Синжака сузились до размера щелок, а на скулах заиграли желваки. Он мигом подобрался, превращаясь в напряженное и смертоносное оружие.
   - Это дядя Джифал-хаш. Его изгнали из семьи и отреклись от родства из-за того, что он увлекся учениями Хаш-Халов.
   - Культ, который практикует жертвоприношение? - изумлению моему не было предела. Эти идиоты поклоняются демона Бездны и силу свою черпают из мучений и смерти невинных жертв.
   - Да, - сухо согласился бей. - Он принес в жертву собственного ребенка... девочку. После того случая я возненавидел его и поклялся убить.
   - Случай исполнить клятву самый подходящий, - мрачно констатировала я. - А теперь необходимо немного изменить условия договора, потому что, боюсь, в противном случае, даже проведение богов нам не поможет.
   - Но ведь не я...
   - Вы являетесь единственным наследником усопшего?
   - Да!
   - Тогда вы наследуете все его договора заключенные по правилам теней. Правда, то, что я буду делать - должно уйти вместе с вами в могилу. Ни одна живая душа не должна узнать.
   - Я все понимаю! - уверенно кивнул бей, сжимая кулак на эфесе сабли.
   Исключение не очень удобного мне пункта прошло быстро и без излишних хлопот, а когда на пергамент упала капля крови Синжак-бея и впиталась в печать скрепляющую договор, я удовлетворенно кивнула. Теперь и у нас есть кое-что, что можно противопоставить последователям Хаш-Халов.
   Почему бей повел себя именно так, я не знала, но спорить со мной или пытаться геройствовать он не стал. Вежливо уточнив, в чем может понадобиться его помощь, Синжак сурово хмуря брови, остался сидеть в шатре и ждать команды. Клятву его я уважала и поэтому без труда согласилась отступить и дать право сразиться с отступником-родственником.
   Теневое пространство встретило меня прохладой и тишиной. Смазанные силуэты, расплывчатые очертания, приглушенные тона, огоньки бьющейся жизни в районе солнечного сплетения людей - меня не трогало ничего, только лишь разрастающееся, словно чернильное пятно каракатицы, пульсирующее багровым цветом нечто.
   Рванув вперед, я понеслась к этому пятну, четко осознавая, что ритуал уже начался. Будто щупальца гигантского спрута, пульсирующие канаты охватывали все больше и больше территории. Много чего удалось повидать на своем веку, но такой мерзости касаться еще не приходилось. Жертвоприношение извращало природные процессы, извращало реальность и высасывало силы не только из тех, кого приносили в жертву, но и из самого мира. Подобных ход вещей был противоестествен всему живому, только последователи культа Хаш-Халов были лишь марионетками демонов. Живые куклы, а души они свои отдали в услужение Бездне.
   Стоило прикоснуться к контуру, как все пространство вокруг меня, словно вскипело, зашевелилось и начало сопротивляться. Нечто отчаянно сопротивлялось, чтоб оградить своих создателей от меня и не дать попасть мне внутрь. И когда эта тварь поверила, что мне ничего не остается, как оступиться - я нанесла удар.
   Оружие для тени - это ее жизнь. Потеряешь оружие и считай, что ты нежилец. Тени не зря так гордятся своим умение ходить в подпространстве. Это не напыщенность или бахвальство - это наш дом. Именно в нем и собственными руками мы делаем для себя необходимый арсенал. Насколько ты силен - настолько и клинок твой прочен. Не знаю, с чем именно это связанно, но завладеть чужим оружием мы не можем. Точнее, можем, но вероятность того, что сами себя им и зарежем, будет стремиться к ста процентам. Служить такое оружие будет лишь своему создателю. Мой клинок еще ни разу меня не подводил и в этот раз этого не произошло.
   Ворвавшись в контур, я сразу опознала фигуру в темно-синем халате, а вот двое его спутников уже стали моей целью. Они не видели меня, но почувствовали изменения.
   В центре всего этого действа корчились три девичьи фигуры, свернувшись клубками у вершин равнобедренного треугольника вычерченного на песке непонятной черной субстанцией. Жизнь еще пульсировала в их телах, но если не остановить этот ритуал прямо сейчас - за ними можно будет не возвращаться.
   Легко, едва касаясь лезвия катаны, я провела кончиками пальцев по всей длине клинка и нанесла первый удар противнику. Много усилий не потребовалось - без головы далеко не убежишь и сражаться трудновато. Только вот оставшиеся поняли, какая участь их ожидает, и бросили все силы ритуала на свою защиту.
   Склонив голову к плечу, я хмуро наблюдала, как вокруг их фигур формируются плотные коконы из тонких черно-багровых жгутиков. Адепты Хаш-Халов напряженно озирались по сторонам, но сделать ничего не могли. Слегка кольнув второго смертника, я попробовала на прочность кокон и удовлетворенно улыбнулась. Извращенная реальность не могла защитить их от созданного в подпространстве клинка и последние опасения развеялись. Дядюшку Синжаек-бея я трогать не буду, его еще настигнет возмездие, а вот со вторым извращенцем надо пообщаться. Только, чтоб не убежал до того момента, как я освобожусь и желательно не умер.
   Подсечка, взмах, пение катаны, и сухожилия под коленными чашечками надежно пересечены. Знаю, боль невыносимая, но что поделать, вашим жертвам было не менее больно. Ударив раненого по голове рукоятью катаны, я надежно оглушила его и медленно подошла к перепуганному насмерть родственничку бея.
   - Ты - скотина и умрешь, как последняя тварь! - зашипела я.
   Потеряв нити управления ритуалом, он ослабел, и защита его совсем истаяла. Только сейчас я заметила, что в центре треугольника стоит клетка с тремя мертвыми скорпионами, а песчаная буря уже утихла, оставив по себе лишь пыль и полузасыпанный песком лагерь.
   Громко свистнув, я отдала сигнал бею, что все в порядке и указала направление, куда именно ему необходимо идти. Пусть разберутся по-семейному, не буду им мешать. У меня есть интереснейший экземпляр, который необходимо допросить.
  Тень. Королевский дворец
   Очнувшись от медитации, я разжала ладони с удивлением поняла, что на коже остались маленькие ранки от ногтей. Не мудрено, с такой-то силой сжимать кулаки, только раздражение мое можно было разделить на всех обитателей дворца еще и лишка останется.
   Почему не получается заглянуть в будущее принцессы? Все попытки погрузиться в медитацию оканчиваться несвязным бредом или отрывками из прошлого. Я уже четко поняла, что мне просто не позволяют ничего увидеть. Другой исход совершенно не радовал - будущего у Сюзанны попросту нет. Из чего я делала вывод: моего тоже не существует.
   Стряхнув с рук остатки погружения, я рывком поднялась и села в кресло. Необходимо отбросить все предрассудки и мысли, чтоб прояснить сознание. Эмоции девушки слишком сильно на меня влияют и отсюда эта странная и несвойственная замутненность рассудка. Учитель ни единожды предупреждал, что для трезвости ума требуется пустое сердце и отсутствие привязанностей.
   Вздохнув полной грудью, я закрыла глаза и прислушалась к себе. Тревога, поселившаяся внутри, как только я подписала договор, укоренилась и пустила новую поросль, лишая способности отрешения от связей с этим миром. Слой за слоем я отсекала все в данный момент мешающее мне сосредоточиться.
   Дыхание, едва уловимое и размеренное - успокаивало, а мерное биение сердца вводило в состояние транса. Чувства постепенно, но уходили на задний план, позволяя задуматься над тем, что я видела во время медитации.
   Тени видят только то, что им позволено. Те события, на которые возможно влиять и от исхода которых зависит развитие всего мира. Бей был необходим - это я узнала намного позже. Он многое изменил в своей империи и к тому же, уничтожил всех последователей Хаш-Халов. Мир таким образом избавился от нагноения на своем теле, которое своими силами он убрать не мог. Из чего напрашивается закономерный ответ: все что я видела - важно! Виталлион понадобиться в будущем и судя по моим ощущения, он скорее поможет, чем усугубит ситуацию. На что еще меня подталкивают мои ведения?
   - Мало... слишком мало фактов, - шепнула я и быстро посмотрела на огромную кровать.
   Сюзанна тихонько вздохнула, но сон ее был глубоким и спокойным. Длинные локоны рассыпались по белоснежной подушке и играли огненными сполохами в свете горящего камина. Черты лица расслабились и со лба ушла хмурая складочка, а на губах виднелась едва заметная улыбка.
   Весь день она держалась величественно и спокойно, но на лицо ее, то и дело наползала тень переживаний и тревоги. Только сейчас принцесса расслабилась и видимо, ей снилось что-то замечательное. Маленькая и изящная ладошка покоилась на животе в защитном жесте. Даже во сне она оберегала своего ребенка, а без воздействия защитной безделушки я могла спокойно любоваться светом новой и такой невинной жизни.
   Взглянув на девушку, я улыбнулась, чисто и искренне. Пусть мне не испытать этих чувств, но я сделаю все, чтоб ребенок Сюзанны пришел в этот мир.
   Кто бы что не говорил, я была уверенна в том, что зарождение жизни - это величайшее чудо, дарованное нам создателями.
   Взглянув на большие напольные часы, я поднялась и сорвалась в бег. Мне было необходимо сбросить напряжение и немного размяться. Время еще есть...
  
   Мимо меня пролетели живые, вечно зеленые изгороди и каменный забор, позади осталась громадина дворца с его алчными и лицемерными в большинстве своем обитатели. Чистое небо сияло миллиардами звезд, а холодное голубовато-синее свечение Тенери радовало своим постоянством. Свежий прохладный воздух наполнил легкие, вытесняя тревогу, и заставлял чувствовать себя опьяненной и даже немного опасной. Я не охотилась и не собиралась никого видеть, просто бежала вперед, наслаждаясь одиночеством и тишиной, которая меня окружала.
   Я была зла на весь мир за то, что он так несправедлив и жесток. В сущности, я сама была злом, порожденным именно этим миром. Появись я здесь при других обстоятельствах - этого смертоносного существа, в которое меня превратили могло и не быть.
   Потрясенная этим открытием, я застыла на месте не в силах сделать следующий шаг. Надо было потратил столько времени, чтоб понять это. Довести до совершенства холодную беспристрастность ко всему, как раз подходящую для убийцы высшего уровня, чтоб осознать, как важна жизнь. Удивительно, но понадобилась только одна эмоциональная девчонка, чтобы пустить прахом учения теней и заставить думать самостоятельно. Или она тут совершенно ни при чем, просто пришло время для осознания этого.
   Ровный голос учителя зазвучал в голове совсем по-другому. Недавно, пытаясь образумить меня он сказала странные слова, но тогда я их не поняла.
   - "Несмотря на то, что в течение многих лет я учил тебя, мне очень горько смотреть на то, что из этого получилось. Ты легенда и пример для подражания, а я лишь вижу, чего тебя лишил. Знай, ты для меня, как дочь, которой у меня никогда не было, но, если бы я смог вернуть время вспять в тот момент, когда тебя увидел впервые... прошел бы мимо. Убежал бы прочь, даже не оглядываясь'.
   Тогда я решила, что учитель совсем плохи и нуждается в постоянном присмотре, а теперь понимаю, что он хотел сказать.
   Фыркнув в голос, спугнула стайку птиц, притаившихся на ветвях дерева. Развернула и медленно пошла обратно. Жаль нельзя столь же легко повернуть обратно собственную жизнь.
   Как легко представить себе уютное и простое счастье обыкновенной женщины. Маленький, тихий уголок незамутненного блаженства. Там, где непоседливые дети приносят с собой бездомного и голодного котенка. Где мать их бранит, но в ее глазах светится гордость за своих детей, которые не оставили в беде беззащитное создание. Где тепло и пахнет домашней стряпней. Там есть место мелким невзгодам, которые преодолеваются всей семьей. Мужчина, за которым не всегда, но хоть изредка можно спрятаться от бед. Я знаю, есть место пусть не сказке, но жизни, которую ты не наблюдаешь из-за угла, а которой живешь.
   Интересно, картинка, нарисованная подсознанием, была подсмотрена или это далекие воспоминания той, прошлой жизни из которой меня безжалостной рукой вырвала судьба.
   Увидев эту картину, словно наяву, я вздрогнула всем телом и только сейчас заметила, что стою посреди дороги, будто осиротевший ребенок, потерявшийся в огромном мире.
   Смехотворно, трогательно и растерянно, я обнимала себя руками за плечи и не могла поверить, что только сейчас пережила то, что должна была чувствовать в детстве.
   Ревность была мне совершенно чужда до сегодняшнего дня. Я не знала этого чувства и никогда не испытывала. Меня устраивала собственная жизнь, которая теперь стала казаться тесно и душной. Желая получить красивое оружие или перспективный договор, я никогда не страдал в тех редких случаях, когда мне отказывали в том, что мне нравилось. Я просто пожимала плечами и шла дальше, радуясь тому, что имею, но что-то во мне неуловимо изменилось именно сейчас.
   Да, именно сейчас я ревновала к детям, которые жили в теплых домах, которые были любимы родителями, у который, в конец концов, было детство. Много лет я не позволяла себе даже думать об это, запрещала, ставя непробиваемые блоки и заслоны перед мыслями о семье, но сил больше не осталось. Брешь, образовавшаяся от мыслей о Сюзанне, дала течь и теперь меня топили собственные 'демоны'. Давно и прочно обосновавшееся в подсознании: а была ли у меня семья?
   Внезапно я словно почувствовала, как ранят шипы роз, буйно разросшиеся в пестром от цветов саду. Я почти ощущала сильный и резкий запах незнакомого мне кустарника, и почти видел, как на крыльце под полуденным солнцем дремлет пятнистая кошка.
   Резка и острая боль в груди, где-то очень близко к сердцу заставила очнуться. Неприятным открытием стало то, что я отчего-то не могла вздохнуть. Боль душила и заставляла открывать рот в приступе нахлынувшего недомогания. В голове отчаянно стучал пульс, погребальным набатом отдаваясь в висках.
   Согнувшись пополам, я ловила ртом воздух в тщетной попытке вынырнуть, только если бы все было так просто.
   Что-то глубоко внутри вынуждало отпустить воспоминание. Это было именно оно, в это я теперь не сомневалась. Отпустить...
   Что может быть проще? Но не для меня, я отчаянно цеплялась за осколок прошлого, как за нечто важнейшее в моей жизни. Не отдам!
  Дженитан Сан Виталлион. Королевский дворец
  
  - Лакрийн делал только несколько остановок в попутных гостиницах, чтобы отдохнуть и поменять лошадь, и снова продолжал путь. Тем самым выиграв нам сутки на осмысление сложившейся ситуации. Я немного ошибся в подсчетах, дорога у таршийцев займет еще как минимум пять дней, а если подтвердиться донесение, то еще пара суток в запасе, - Феликс был собран, но усталость легко читалась на лице. Пожалуй, только злость не давала отложить дела и как следует выспаться.
  - Что-то Тень опаздывает. Никогда не думал, что она может быть настолько непунктуальной.
  Замечание я старался говорить ровно и без лишних эмоций, но раздражение то и дело проскальзывало в словах.
  - Поди найди ее! - не сдержался король и пальцами растер переносицу. - Видимо, у нее нашлись дела поважнее. Демоны!
  - Ваше...
  - Да брось ты эти расшаркивания! Бесполезная трата времени, а у нас его не так много. Ты выполнил мои поручения?
  - Какие именно? - уточнил я, зная, что это хоть немного остудит его пыл. Аура короля мерцала багрово-алыми сполохами, которые уже подобрались ко мне вплотную и ему просто необходимо было переключиться на другую тему. Тем более, результат даже меня шокировал.
  - Есть возможность замены Сюзанны. Хоть что-то, мне уже не важно, что именно придется делать?
   Рабочий кабинет Феликса был освещен лишь одним светильником из-за чего на лице короля повалялись причудливые тени, но глаза, как и у всех правящих представителей королевских династий, мерцали яркими голубыми огоньками. Особенно, когда он злился или пребывал в плохом настроении, переставая контролировать свою кровь. Отличительная черта всех правящих династий нашего мира. По сути, тут и странного ничего нет, только носитель крови может по-настоящему занять место на престоле и дать возможность процветания своему государству. Доподлинно неизвестно от кого берет начало эта черта, но в летописях встречались упоминания о частичке божественной силы. Никогда не верил этому утверждению, только практика доказывает обратное. За долгую историю существования нашего мира бывали случаи государственных переворотов, но оканчивались они все плачевно, если на трон восходил наследник, не несущий даже толики королевской крови.
  Из задумчивого состояния меня вывело нетерпеливое постукивание пальцев по деревянному подлокотнику кресла.
  - Такая возможность существует. Вы... ты был прав. Королевская кровь примет дитя, если признает его достойным дара, если оно будет нуждаться в этом. Если не возникнет препятствий в виде привязанностей к другим существам из этого мира.
  - Что-то много этих 'если'! Говори прямо, что необходимо для принятия.
  - Насколько я понял из тех скудных записей, найденных в хранилище, для проведения ритуала требуется соблюдение четких правил и дитя, которое нуждается в этом и желательно - круглая сирота, без друзей и знакомы, еще лучше, если она будет без дома.
  - О Боги, за что вы меня так ненавидите? - устало опустив голову, он закрыл ладонями лицо и невнятно выругался.
  - Ты понимаешь, что это означает? - скорбно спросил он, подняв на меня потухший взгляд. - Нам не отыскать в столько короткий срок девушку, которая будет отвечать всем этим и нашим требованиям. В придачу ко всему, которая добровольно согласиться заменить собой мою дочь.
  - Можно хотя бы попытаться, - возразил я, но даже для меня мои слова не казались убедительными или сколь-нибудь годными к рассмотрению.
  Задача оказалась нерешаема, когда в ней столько неизвестных. Я и сам это понимал. Осознание плачевности ситуации, в которую мы угодили, пришло, когда я нашел правила и описание ритуала. Ко всему прочему, у нас ведь тоже были четкие требования к кандидатуре: возраст, воспитание, манеры, преданность, девственность. Боги, вы действительно хотите войны?
  - Таршийцы свои требования не изменят? - с надеждой спросил я, тщетно пытаясь найти хоть какой-то выход из положения.
  - Нет, - сухо ответил Феликс. - Им необходима девушка, носитель королевской крови. Моей крови и никто другой. Знаешь, а ведь поначалу я думал, что их пленила красота Сюзи, ведь о ней легенды слагают. К тому же они хорошо знали, что других девочек у меня нет и не будет. Но потом я понял, что она тут совершенно ни при чем. Им просто необходима моя кровь в ее жилах и плевать они хотели на ее красоту и происхождения.
  - Поэтому ты решил ее подменить, зная о возможности ритуала?
  - Да. Смешно сказать, я почему-то решил, что это будет очень просто, - за время нашего разговора Феликс, будто постарел и осунулся.
  Перспектива войны с Таршийским царством никогда так близко не маячила на горизонте. Таршийцы - варвары, но вполне дружелюбные и воевать с ними нашему королевству не приходилось. Не беря в расчет мелкие набеги и кратковременные стычки, последствия которых, удавалось решить дипломатическим путем, иногда откупом, но не сейчас.
  - Тебе не удалось узнать зачем им понадобилась принцесса?
  - Нет, слишком мало времени. Сам знаешь, живут таршийци скрытно и замкнуто.
  - Время...
  Ненадолго замолчав, мы думали об одном и том же. Судя по всему, не только я задумался на тем, что его всегда не хватает, когда оно так необходимо.
  - Кто будет встречать послов? Лакрийн погиб, а они ни с кем больше не сотрудничали.
  - Ты! - коротко отрезал Феликс. Хотя нет, сейчас именно король. Жестки и решительный в своих действиях и сдаваться он был не намерен.
  - Что с Андрианом? Он может представлять угрозу?
  - Нет, - уверенно ответил я. - Состояние его ухудшается, и я не уверен, что он сможет дожить до приезда таршийцев.
  - Уберите его подальше, чтоб он тихо скончался где-нибудь на берегу моря. Сюзи нельзя волноваться в ее положении. Ей слишком тяжело переживать предательство и обман. Обставь все так, будто ему стало легче и Андриана решили отправить на отдых, чтоб восстановить здоровье, только без лишних свидетелей. Сам далеко не уезжай, но за пределы города вывези. У тебя есть надежные люди, в которых ты уверен так же, как в себе?
  - Есть. Правда не при дворе.
  - Это даже хорошо. Никому не стоит доверять! Именно по этой причине я поручаю все только тебе. При дворе у меня нет доверия ни к одному живому существу.
  - А как же Тень?
  Легкая улыбка проступила на лице Феликса, выдавая все его чувства.
  - Тень - это тень. Она не будет предавать или подчиняться, но и помогать не станет. Почему-то я пока не могу на нее положиться. Тень не моя верноподданная, в отличии от тебя.
  - Странно, Андриана ведь она раскусила и про Сюзанну рассказала. Если оценить ее вклад, то Тень сделала намного больше, чем все остальные. Даже мы с тобой - это если без предвзятости.
  - Возможно, - согласился король, но взгляд его потеплел. Феликсу впервые встретилась подобная девушка и только по этой причине, он не мог определиться с отношением к ней. Но он ее уважал за силу и характер - в этом не было сомнений.
  - Еще одни вопрос, - решил сменить я тему разговора. - Куда именно определить Андриана? В любую лечебницу или в домик на побережье с личной сиделкой и без афиширования, кто именно этот человек.
  - Про побережье - это была метафора. Можешь оставить его хоть посреди дороги, лишь бы ты был уверен, что он мертв. Я не настолько милосерден, как хочу казаться временами.
  Ясно, он тоже опасается, что чудовище, которое сотворило это с Андрианом может обратить процесс и тогда милосердие будет неоправданным поступком.
  - Что-нибудь удалось выяснить о его мотивах или то, кто стоит за этим сопляком?
   - Пока ничего конкретного, кроме моих умозаключений. Я вчера написал пару посланий, теперь жду ответа. Может хотя бы по состоянию Андриана удастся выяснить, что именно с ним сделали, а потом буду думать, кто на это способен.
  Молчание, воцарившееся в кабинете, нарушила Тень, тихо шагнувшая к нам. Сколько она здесь находилась мы знать не могли, но надеюсь момент разговора, где речь шла о ней, она не застала.
  - Простите, что опоздала, - заговорила она и посмотрела меня пустым, отрешенным взглядом.
  Внешне она была такой же, как и вчера, но внутри нее что-то неуловимо изменилось. Даже сдержанная улыбка на губах играла по-новому.
  Тень. Королевский дворец
  - Простите, что опоздала, - извинилась я, стараясь не дышать слишком часто. Пробежка после приступа оказалась тяжелой и изнурительной. Силы восстанавливались медленно, словно песчинки в песочных часах, протискивающиеся сквозь тонкую перемычку.
  Присев в предложенное кресло я, окинула изучающим взглядом кабинет Феликса и поразилась тому, как уютно здесь ночью, когда нет яркого освещения. Кресло мое заботливо поставили напротив короля и мага так, чтоб получился замкнуты круг, поверх которого чародей навел заклинание безмолвия. Тайное общество, не иначе заговор плести собрались.
  Между мужчинами стоял маленький столик, на котором покоились два хрустальных стакана с нетронутой янтарной жидкостью и графин наполненный ею же. Странно, даже в руках стакан никто не повертел. Четкая кайма на внутренней поверхности была ровно и неподвижной.
  Лица оппонентов выражали вселенскую скорбь и решительность - даже гадать нечего, выход не найден, а удавка затягивается все сильнее. Странно только, почему меня пригласили на это тайное совещание, будто мне мало тех проблем, которые они на меня уже навесили.
  - Что я пропустила? - решила я начать, потому-то мужчины задумчиво изучала меня и не спешили что-либо говорить. Особенно мне не понравился взгляд мага, которым он меня наградил.
  Феликс задумчиво размял кисти рук, словно решая, стоит ли мне доверять государственную тайну, но в итоге все же заговорил:
  - Таршийцы приедут через пять дней, плюс-минус пара суток. Кем заменить Сюзанну мы не знаем. Есть возможность, но нет подходящей кандидатуры.
  Лаконично, ничего не скажешь. Вроде и рассказал все, а толку от этих знаний никакого. Возможность есть, а какая? Что за кандидатура должна быть? Какие требования они ей выдвигают, если подходящую девушку невозможно найти в огромном королевстве?
  Виталлион нахмурился, над чем-то усиленно размышляя или вспоминая, а я молча ждала объяснений.
  - Чтоб рассказать тебе детали, - медленно начала король, сложив пальцы домиком, - мне необходима клятва неразглашения.
  - А мне это надо? - в упор спросила я, расслабленно и слегка лениво. - Чем мне может помочь знание ваших интриг?
  - Многим, - убежденно выпалил Виталлион. - В первую очередь от исполнения договора зависит твоя жизнь!
  От напоминания о промахе с подписанием 'королевского договора' я поморщилась, но сдаваться не собиралась.
  - Поверь мне, Сюзанна проживет те полгода, на которые заключен заказ. Я это могу гарантировать, а дальше делайте, что хотите. Меня ваши проблемы не волнуют.
  Да, я отчаянно блефовала, потому что мне не нравилось то, как они себя ведут и как ко мне относятся.
  Пауза, зависшая в воздухе, казалась угрозой и не только мне одной. Маг отчаянно искал рычаги давления на меня, но отступать я не собиралась.
  Смогу ли я выполнить обещание? Странно, только ответа на этот вопрос я не знала. Поможет ли мне знание их тайн? Возможно. Что-то же они нашли. Значит выход существует, только я пока о нем ничего не знаю.
  Где-то глубоко у меня внутри проходила извечная борьба добра со злом и что-то одно было не в силах победить.
  - Если нужна моя помощь - говорите, если нет...
  Мужчины, обменявшись быстрыми взглядами, пришли к какому-то решению, и Феликс одобрительно кивнул магу, после чего тот заговорил откровенно и не подбирая выражений.
   - Ты что-нибудь знаешь о свойствах королевской крови у правящих династий?
  - Да, - медленно кивнула я и улыбнулась, заметив удивление на лицах обоих.
  - Что именно? - не смог сдержаться король, а глаза его на мгновение вспыхнули голубоватым свечением.
  Чужие секреты - это единственное, что мне приносило удовольствие до недавних пор. Владение ими давало уверенность в том, что я живу, а не проживаю жизнь, но не теперь.
  - Своеобразная сила передаться по наследству, как только престол занимает королевская кровь. Именно это дает возможность процветания государства, своего рода защита или оберег. Как хотите, так и называйте. У каждой династии своя особенность. В Ильханско империи, например, император обеспечивает плодородие скудных земель и поиск источников воды, которая там на вес золота. Было время смуты, когда править там пытался самозванец - половина населения вымерла от голода и жажды. Потому что в одно мгновение пастбища превратились в безжизненную пустошь, землю стало невозможно обрабатывать, а те источники, которые многие года дарили жизнь стали ядом или пересохли. Мне продолжать?
  Взгляд Феликса после моих слов заметно потеплел, а губы украсила кривая улыбка.
  - И о Святилище знаешь?
  - Которое каждый из вас периодически поит своей кровью? - вопросом на вопрос ответила я.
  - И где мое, тоже знаешь? - уже без удивления продолжил он.
  - Нет, - пожала я плечами. - Для меня это не важно.
  - Даже так... - по-моему, мой ответ его разочаровал.
  Странно только, зачем вообще весь этот разговор и к чему ведут эти двое?
   - Пожалуй, мне нет надобности требовать с тебя какие-либо клятвы, - заключил скорее для себя Феликс. - Предлагаю начать из далека, чтоб были ясны причины и последствия. Может, ты что-то новое увидишь во всей этой истории. Примерно год назад, на границе с Таршийским царством стали происходить странные вещи. То стадо скота пропадет, то несколько путников, то целая деревня исчезнет, оставив по себе лишь разрушенные постройки. Долго в секрете эти явления держать не получилось, поползли слухи о набегах варваров. Я направил посла с требованием объяснить все в кратчайшие сроки, но в ответ получил столь же гневное письмо с теми же упреками. Зная крутой нрав наших соседей, я пригласил их с визитом, для скорейшего разрешения конфликта.
  Погрузившись в воспоминания, король начал прокручивать на безымянном пальце правой руки родовой перстень с большим кроваво-красным рубином. Вокруг пальца прокручивался он легко, будто был велик на несколько размеров, но снять его у короля не получалось, хотя пара попыток была предприняла. Судя по всему, этот жест у Феликса был машинальным и позволял собраться с мыслями.
  - Делегация прибыла без промедлений, но настроены они были решительно. Даже заготовленный заранее брачный договор привезли и залог, со своей стороны.
  - Что? - Виталлион был шокирован. Видимо этого факта он не знал и поэтому не смог сдержаться.
  - Снежинка? - немного прикрыв глаза, глядя из-под ресниц,тихо спросила я, а мужчина лишь утвердительно кивнул. Мы поняли друг друга, и мозаика постепенно начала собираться в один цельный рисунок.
  - Выслушав все доводы я попросил время на раздумье, - не обратив внимание на возглас мага, продолжил Феликс. - Видите ли, у них, оказывается, есть прорицатель, который знает будущее. В этот раз он четко увидел, что необходимо сделать, чтоб мир продолжил свое существование в таком виде, в котором сейчас есть. Проще будет раз прочитать, нежели слушать мои пространственные объяснения.
  Поднявшись с кресла, король подошел к монолитно стене, слева от рабочего стола и приложив ладонь к едва уловимому узору, что-то шепнул. Непробиваемая на вид стена, щелкнув, открыла небольшую нишу, словно перед нами до этого была иллюзия. Мастерская, но все равно, не настоящая. Повторив манипуляцию, мужчина закрыл тайник и вернулся к нам с зажатым в руке свитком, и протянул его сначала мне.
  С благодарностью я приняла его доверие. Да, этот жест для меня означал многое, он доверял мне тайну, о которой, возможно, не знал никто в этом королевстве.
  Чародей посматривал на меня с явным любопытством, а в глазах читался восторг поступком Феликса.
  'Сквера расползаясь по миру скроет под собой свет, дарованный нам Богами. Если это произойдет, то Земля погрязнет в хаосе и разрухе. Назад пути не будет, точно так же, как и развития веред. Время остановит свой бег, уничтожив все живое, а окрепшее зло вступит в бой с Богами'.
  Начав читать сивок, я поморщилась на первой же строчке. Не люблю эти пафосные пророчества с расплывчатой трактовкой, где каждый видит то, что ему хочется. Только дальше все было ясно, как солнечным днем.
  'Только дочь Огня в союзе с сыном Льда способны остановить скверу и восстановить равновесие. Их кровь омоет мир и даст новый виток развития'.
  Допустим, со льдом все ясно, но Феликс не может быть хранителем огня. Или может?
  С сомнением покосилась на короля и что-то мне подсказало, что это именно так - его кровь несет в себе огонь.
  Интересно, что означает последнее предложение? Потомков королевских кровей не могут принести в жертву, да и омыть мир два существа не в состоянии.
  'Союз, закрепленный во время видимого парада планет начнет отсчет времени неминуемого конца'.
  - К-хм... - прокашлялась я. - Что означает последнее утверждение?
  Передав свиток магу, я посмотрела на Феликса, который внимательно за мной наблюдал.
  - Может, лучше было оставить все, как есть? Зачем этот союз, который предвещает неминуемый конец?
  - Удивительно, я тоже задал именно этот вопрос таршийцам, на что получил хмурый взгляд и недоуменное: надо следовать пророчеству!
  - Когда этот парад?
  - В день, намеченный для заключения союза. Варвары в отличии от меня, четко и беспрекословно выполняют все условия.
  Еще один кусочек мозаики стал на место. Вот то, что его заставило заключить договор с Таршийским царем, ну и немаловажно - проклятие самого королевского рода, которое он хочет снять.
  Виталлион аккуратно свернул свиток и повертел его в руках.
  - Простая вещица, но какую угрозу она в себе таит! - странным тоном заключил маг. - Это даже хуже, чем война, которую и так не избежать.
  - Ладно, допустим, кто еще знал о пророчестве?
  - Не знаю, - как-то обреченно ответил Феликс, забрав свиток и суну его в тайник. - Из наших - никто, а о второй стороне договора я ничего сказать не могу.
  - Сюзанну целенаправленно соблазнили, - выдала я чужой секрет, но сейчас это было важно. - Я видела ее воспоминание. Там, скорее всего, было еще и воздействие, подкрепленное неизвестными мне чарами. Ощущение неправильности и неестественности присутствовало, но я не почувствовала момента применения заклинания. Да и насколько мне известно, кровь ее не позволила бы внушения - это единственное ваше преимущество. Вы не поддаетесь принуждению! Я права?
  - Да. Когда это произошло?
  - Точного времени я не знаю. Извините, но календарь в воспоминания не фигурировал. Встреча эта была, примерно, в начале зимы. То ли первый сне выпал, то ли праздник какой-то был. Девушки резвились во дворе, там еще была брюнетка с карими глазами. По-моему, ее звали Витория.
   - Около пяти месяцев назад. Именно тогда общественности объявили о помолвке и на праздник первого снега приехала ее подруга из пансиона.
  - Странное совпадение, не находите?
  - Ты о Витории? - уточнил маг, а Феликс надолго задумался.
  - Обо всем и о ней в частности! Как-то уж больно вовремя она приехала, да и в отрывке из воспоминания в поле зрения она не попадала, когда я чувствовала воздействие. Поэтому я не могу с уверенность сказать, что эта девушка ни к чему не причастна. Просто, больше никого рядом не было и надо сначала отметать самые очевидные факты, чтоб двигаться дальше.
  - Напиши этой Витории приглашение от имени Сюзанны. Пусть явиться ко двору завтра же. Сошлись на скуку и поредевшее количество придворных.
  - Вы уверенны, что Сюзанна ничего не узнает? - задала я в свою очередь слегка наивный вопрос. - А если эта девушка ни в чем не виновата? Как отреагирует ваша дочь на то, что вы пишете от ее имени? И как это все преподнесет сама Витория своей подруге, если ее сначала пригласит принцесса, вы допросите, а потом опустите?
  - Я не буду ее допрашивать!
  - Правильно, этим займутся ваши люди, - согласилась я, интонацией подчеркну необходимые слова.
  - Хорошо, - прошипел он сквозь зубы. - Напиши от моего имени и сошлись на беспокойство о дочери. Все остальное останется так, как есть. И мой разговор с ней перед встречей с Сюзи не будет казаться таким уж странным. И не дай Боги, она окажется хоть немного замешанной во все это...
  Довольная своей маленькой победой, я улыбнулась магу, брови которого сошлись на переносице, после спора с Феликсом. Что-что, а такого неприкрытого пренебрежения правилами придворного этикета он еще не встречал.
  - Теперь к самому главному на данный момент, - недовольно продолжил король. - Мы, со своей стороны не можем выполнить условия договора. Вторая сторона поставила конкретные требования, в части заключения союз между нами. Обряд должен быть проведен в храме Арши, а это уже невыполнимо. Так как Сюзанна беременна, да и я по понятным причинам не могу отдать им единственную дочь, зная, что с ней могут сделать. Виталлион, ты больше исследовал этот вопрос, расскажи подробнее.
  Кивнув магу, король устало откинулся в кресле и упер немигающий взгляд в потолок. Чародей смирно молчавший до этого момента, получил своеобразную отмашку и начал более детально описывать то, что знал сам.
  - Есть ритуал 'Дарения королевской крови' - это древний, очень сильный и плохо описанный обряд, во время которого правящий монарх может дать свою кровь не родному ребенку. Скорее всего, эту лазейку оставили на тот случай, если у носителя королевской крови по каким-то причинам не будет наследника ко времени смены его на пистоле. И мы вполне способные провести этот ритуал хоть завтра.
  - И что вас останавливает? - спросила я спокойным тоном, когда маг замолчал, потому что 'но' в последних его словах читалось крупными буквами.
  - Мы за такие короткие сроки не сможем найти девушку, которая в состоянии удовлетворить все требования.
  - Интересно, - перебила я его не совсем вежливо, - зачем такая спешка? Еще полгода до обряда есть. Оставьте пока все, как есть. Сюзанна блеснет на балу в честь приезда. Защита у нее хорошая, никто даже заподозрить ничего не сможет.
  - Они едут не просто так, - не меняя позу ответил король. Видимо этот вопрос ему уже оскомину набил и неимоверно раздражал. - Лакрий передал послание от Занара. В делегации едет наследник Ирван, который намерен заключить помолвку по обычаям таршийского народа. Это не простая дань вежливости, а соблюдение их обычаев и законов.
   Странное оцепенение сковало мое тело, а пальцы непроизвольно сжалиться на подлокотниках, царапая ногтями лакированное дерево. Почему я об этом нюансе узнала только сейчас?
  - В чем заключается обряд? - сухо спросила я. Хотя понимала - смысла придираться к мелочам нет. Что бы не происходило во время заключения помолвки, Сюзанне придется снять с себя все безделушки и защитные артефакты и тогда таршийцы все поймут. Они ведь тоже не глупцы. Да и одно дело договор на бумаге, который можно расторгнуть, а другое - помолвка, скрепленная обрядом. Обычаи варваров очень древние и несут в себе опыт веков, который не обмануть и не перехитрить.
  - Многого мне узнать не удалось. Я нашел лишь одно упоминание конца обряда, на котором когда-то давно присутствовал Ильмах III. Описание сухое и всего в пару строк: 'На рассвете жених с невестой обменялась странными браслетами, в которые были вплетены полые бусины, по паре в каждом. Одна больше, другая чуть меньше. Жрец, проколов указательные пальцы молодых людей, приложил их к бусинам. Большая предназначалась для парня, а меньшая для девушки. После того, как полости были заполнены кровью, браслеты немного померцали и края их сплавились в монолитный ободок из неизвестного мне материала'.
  Удивительный обряд, ничего не скажешь! Только все, что связанно с кровью не обманет ни одна, даже самая мощная безделушка.
  Шумно выдохнув, я словила себя на размышлении о том, куда вывозить Сюзанну и как прятать во время войны. Сколько мы сможем скрываться? Как объяснить принцессе, почему ей придется остаться без роскоши и жить, словно безродной крестьяне? Сможет ли она хоть когда-нибудь вернуться обратно? Отразиться ли ее переживание на ребенке?
  Лихорадочные мысли вертелись в голове, пока разум отказывался верить в действительность.
  - Неужели нет ни одной девушки, способной заменить Сюзанну? Да, варвары не лучший выбор, но они такие же как вы, если откинуть их странные обычаи, - не сдержалась я. - Что стало препятствием?
  Изумленные взгляды мужчин скрестились на мне. Видимо, им не понравилось сравнение с таршийцами, но ведь я сказала чистую правду.
  - Тень... - начал маг, но король его перебил властным жестом, гневно сверкнув глазами.
  - Не думай, что мы глупцы! И твое замечание очень далеко от истины, но это не единственная преграда. Девушка должна быть хорошо образована, быть старше Сюзанны больше чем на пять лет, чтоб я мог выдать ее за собственную дочь, только рожденную вне брака. Она должна быть девственницей, как ты верно знаешь, что храм Арши в этих вопросах не проведешь, да и помолвка это еще раз доказывает. Манеры ее должны быть на высоте. Она хоть и не признанная, но все же принцесса и происхождение свое обыкновенным людям может легко доказать прекрасным воспитанием. Это только наши требования к ней! Такую особу мы бы могли отыскать, хоть и с трудом, но есть еще правила ритуала, без соблюдения которых все наши силы пойдут насмарку.
  Получив отповедь короля у меня мысли немного прояснились. Теперь хоть очевидно, что не я одна ломаю голову над проблемами вокруг Сюзанны.
  Феликс снова откинулся в кресле и закрыл глаза. По-моему, ему уже порядком надоело обсуждение этой темы. Тем более, он прекрасно понимал, что от разговоров об абстрактной девушке никакого толку не будет.
  - Девушка должна добровольно занять место Сюзанны, - заговорил маг, решив, что у меня для размышлений еще маловато информации.
  - А вы хотели ее принудить?
  - Нет, но для прохождения ритуала, она должна всем сердцем этого желать, а не на словах дать согласие в тайне обливаясь горючими слезами.
  - Задача, просто-таки невыполнимая! - сардоническая улыбка растянула губы, выдавая мое отношение к возражению чародея. - Что же еще такого непреодолимого написано в этих правилах?
  В том, что проведение ритуала единственный наш выход я не сомневалась, но все надо было обдумать очень хорошо.
  - 'Дарение королевской крови' - это не простой звук. Если кровь не признает девушку достойной дара - ритуал не завершиться. Механизм признания не описан, как и то, что может произойти в случае, если 'дар' не примет дитя. Я представить боюсь, что произойдет с девушкой, когда высвободиться такое количество энергии. К тому же, как ты поняла, Феликс - хранитель огня в нашем мире. Не в прямом смысле этого слова, а в более глобальном.
  - Да говори ты уже нормальным языком! Наш род многие века хранит мир от землетрясений, извержений вулканов и прочих проявлений из-за тектонических смещений и разрывов в земной коре или верхней части мантии.
  Этого я и не подозревала, по сути, только что король открыл мне многогранность собственной силы всего одним предложением, без утайки.
  - Таршийцы, точнее царь, сдерживает лед на севере, контролируя температуру на остальных континентах. Отсюда и идет такое четкое разграничение всех государств? Это не прихоть, а необходимость.
  - Да, - кивнул мне Феликс, устало улыбнувшись. - Именно из-за этого я не знаю, как моя кровь повлияет на девушку, которую не признает достойной дара. Справится ли она? Сможет ли избежать искушения в случае успеха? Что девушка противопоставит той силе, которую получит? А она ее получит и будет первой наследницей, пока не пройдет обряд в храме Арши.
  - Не слабо! - размышления короля меня встряхнули, словно пыльный коврик, заставив смотреть на все немного по-иному. - И, судя по вашим лицам, это еще не конец?
  - Если бы!
  Феликс зло стукнул кулаком по подлокотнику кресла и схватил со столика, осушая его залпом. Скривился и шумно выдохнул, словно обычный мужик на застолье, совершенно не придерживаясь правил этикета.
  - Успех в нашей затее полностью зависит от привязанностей девушки. Для удачного проведения ритуала основополагающим фактором является полное ее одиночество. Она должна быть круглой сиротой, без друзей и любимых, а в идеале без дома. Чем меньше у нее будет 'якорей', закрепляющих ее в этом мире, тем шанс принятия ею дара выше.
  - Не поймите меня неправильно, но как-то много требований для простой смертной. И эти требования плохо сочетаются в реалиях нашего мира. Если я все верно поняла, то девушке должно быть не меньше двадцати пяти лет, она обязательно девственница, что в принципе в таком возрасте нереально. Многие женщины родили второго, а то и третьего ребенка. Ко всему прочему, она воспитана, у нее идеальные манеры и образование, что предполагает в этой девушке наличие длинной родословной. Другие у нас хорошее образование редко получают, не говоря о манерах. Ну, а теперь самое интересное: она настолько предана королю, что готова спокойно пройти непонятный ритуал и заменить собой принцессу, не претендуя на трон, в случае успеха. Потому что в ходе всех ваших манипуляции станет первой наследницей и носителем королевской крови. Ну допустим, вы нашли столько неординарную личность, только как быть с тем, что она априори не может быть круглой сиротой без привязанностей и дома. Столкнулись два взаимоисключающих понятия: беспризорники и образование. Есть шанс найти нечто похожее при храмах или монастырях, но и тут он очень мизерный. Обычно такие девушки очень привязаны к Богу и вряд ли пройдут ритуал. Их уже разочаровала жизнь мирская, ну а если вы начистоту признаетесь ей, кем она впоследствии станет - шанс становиться настолько эфемерным, что я его и разглядеть не могу.
  
   Дженитан Сан Виталлион. Королевский дворец
   От перечисленных Тенью перспектив найти то, что мы ищем, я скривился, словно кислота разъедала меня изнутри. Она казалась настолько убедительной, что даже я начал сомневаться в верности затеи. Лучше бы мы сразу разорвали договор и послали едущую к нам делегацию в бездну! Тогда бы хоть наш позор остался тайной, а сейчас скандал, нависший над королевской династией грозит затмить все предыдущие за многие века.
   Феликс выглядел ненамного лучше меня. Морщины сетью пробороздили хмурое лицо, а на лбу появилась глубокая складка. Пусть он и смотрел на Тень, но взгляд его был обращен на картины будущего, которые услужливо рисовало воображение. Я пока усилием воли отгонял страшные воспоминания войны, в которой мне уже удалось поучаствовать сразу же после Академии, но тогда она была в чужом государстве и в ней гибли чуждые мне существа. Пусть я тогда был молод и мне все же удавалось отрешиться от происходящего лишь в медитативном состоянии, но я очень тяжело переносил смерть и страдания. Даже думать не хочу, что будет...
   Много лет назад
   Толстый навес переплетенных между собой ветвей почти не пропускал солнечный свет и порождал множество причудливых теней. Марк изо всех сил старался приспособиться к этому первобытному полумраку, шарахаясь в стороны от малейшего шума. Зачем я взял его с собой? Этот вопрос волновал меня все больше, в зависимости от того, как мы с отрядом все глубже заходили в мрачный лес. Пожалел? Возможно, но мальчишку нельзя было оставлять в сожженной дотла деревне. Он был обычным человек в отличии от этих рептилоидных существ, которые населяли долину Шаррис-шан. Как Марк оказался в этих землях он не помнил, только на удивление пришелся ко двору местному старосте и не собирался покидать приютивших его рептилоидов, до недавних событий.
   Вспомнив то, что мы с отрядом успели застать, я вздрогнул всем телом и с трудом подавил подкатившую к горлу тошноту. Спаслись мы лишь за щитом, который сотворили усилием пяти магов. Откуда лезли эти порождения грани, я не знаю и знать не хочу. То, что происходило за пределами щита было обыкновенной бойней, в которой полегли все без исключения. Марк спасся чудом. Оказалось, что спрятался он в корзине, которая случайно попала в поле нашего щита.
   Как я ни старался сосредоточиться на продвижении вперед, все равно продолжал ловить боковым зрением странные и внезапные признаки какого-то потустороннего движения. Я оборачивался, и все странным образом затихало, словно погруженное в стазис. Пугающие силуэты подступали все ближе, а ветви над головой сгущались, будто хотели похоронить нас заживо.
   Неожиданно с узловатого и кривого куста с длинными колючками взлетела черная тень. Сначала я решил, что это была птица, но потом понял, что живые существа так летать не могу, да куда она испарилась, если над нашими голова сплетенные в сплошной покров кроны деревьев. Марк испуганно метнулась в сторону и едва не сбрил меня с ног.
   - Спокойно, - пробормотал я и попытался схватить его за плечи. - Все хорошо!
   Я провел последние десять лет за учебным столом и мало понимал, что необходимо делать, но уверенно смотрел в карие глаза безумца. Психика Марка пострадал бесповоротно, и лекарь нашего отряда ничего сделать не смог.
   - Оставил бы ты его! - отрешенно проговорил Тень. - Просто, иначе, этот мальчишка может погубить нас и весь отряд.
   Всегда уверенный и непробиваемый мой охранник был не на шутку встревожен. Быть такого не может, чтоб пустынный лес так сильно выводит его из равновесия.
   - Не надо было идти в это проклятое место! - быстро выпалил он, и пошел вперед.
   Я заставил дрожащего от страха мальчишку остановиться, изо всех сил пытаясь усмирить собственные панические мысли. Может нам все же удастся добраться до лагеря и выжить.
   Тень быстро осмотрел все вокруг, на время пропав из поля зрения, а когда вернулся, на губах его показалась легкая улыбка. Я поняла намек, и мы перешли на бодрый темп, когда он уверенно направил нас через древесный лабиринт.
   Вскоре мы заметили, что навес из ветвей над нашими головами становится тоньше. Солнечный свет начал пробиваться сквозь плотную листву, даря надежду в скорое прибитые в лагерь. А там ждала теплая еда, защитный контур и спокойный сон. Мы верили в это и не напрасно.
   Королевский дворец
   Именно в эту ночь, после пережитого Тень, поведал мне, что означает служить подпространству. Какую плату оно требует за право ходить тенями. Он тогда без явного сожаления отказался от услуг продажной женщины и рассказала одну из тайн ордена теней, почему их берут в ученики именно детьми. Девственность - залог, который остается на всю жизнь. Если ее лишается тень, она лишается и возможности ходить теневым пространством. Энергетические токи меняют русло и изменяется все биополе существа, после того, как оно активирует свадхистан чакру, отвечающую за половое влечение и сексуальность. По сути, тени - бесполые существа, именно так они себя позиционируют, ми так легче и проще.
   Этот факт я вспомнил только сегодня, когда Тень явилась в кабинет Феликса. Он пока еще не знал о таком маленьком нюансе, а я раздумывал, открывать ли ему тайну, которая была не моей, но очень много значила.
   Окинув изучающим взглядом задумчивую фигуру Тени, я попытался оценить, подходит ли она нам, для проведения ритуала. Над тем, согласиться ли она, я предпочитал не думать.
   Тень была очень красива и безусловно получила хорошее образование. Об это свидетельствует хотя бы то, что она читала свиток на таршийском, а мне пришлось разворачивать его дальше и искать передов. Я это сразу понял! Плюс ко всему, она владела множеством тайн, недоступным первым лицам других государства. Манеры меня ее конечно же смущали, только сейчас она была тенью и могла не придерживаться наши правил поведения, но я был практически уверен, что все тонкости этикета она знает почище старых матрон, преподающих эти самые правила в учебных комнатах пансионатов для благородных девиц. Обряд отречения она прошла еще в далеком детстве и привязанностей никаких в принципе не имела. Теневое пространство начисто лишало чувств и страстей. И дара крови они заслуживала в случае добровольного решения заменить Сюзанну. Тень, в отличие от остальных, многое знала о таршийцах и четко понимала, что ее ждет. Стала бы она претендовать на трон? Сомневаюсь. Опять-таки, Тень знает, что управлять государством тяжелый и ежедневный труд, который зачастую остается недооцененным.
   Итак, что мы имеем? Тень - идеальный вариант, но она не является верноподданной нашего короля, как хорошо заметил Феликс, и мы ей ничего не можем предложить за ее жертву.
   Спроси я ее сейчас в ответ получил бы отказ - без сомнений! Странно, как иногда бывает насмешлива судьба. Передо мной сидит решение всех проблем, но поделать я ничего не могу и повлиять не ее решение никак не в состоянии.
   Что вообще, мы можем пообещать существу, которое при желании само может завладеть всем, чем пожелает, только пока ей это не надо. Зная какие силы в себе таит это хрупкое создание, я прекрасно понимал, что только она способна выполнить условия договора и Сюзанна проживет те полгода, на которые заключено соглашение, а дальше что?
   Тяжело вдохнув, я был вынужден признаться, что Тень с чистой совестью и пустым сердцем получит деньги, полагающиеся ей за выполнение договора и пойдет дальше. Ее не будет заботить, что происходит в нашем королевстве. Все чувства заберет себе в уплату подпространство, не оставив грусти и мыслям места.
   Порой, чувство беспомощности убивает хуже холодного оружия. Настолько беспомощным, как сейчас, я себя еще не ощущал. Пожалуй, надо пойти и напиться! Желательно в одиночестве и до беспамятства, по-другому заснуть не выйдет, а вторую ночь на ногах перенести и здраво соображать на утро, даже я не смогу.
  
  Тень. Королевский дворец
   'Ты всегда будешь одна! Умрешь, как собака и оплакать тебя будет некому! Никто даже слезы не обронит по тебе и не вспомнит, словно и не было тебя вовсе! Тень - она и есть тень...', - я слышала этот голос так отчетливо, будто Хани, произносившая эти слова, сейчас стояла за спиной. Почему-то тогда, много лет назад, они меня совершенно не трогали, а сейчас вызывали дикую злость и обиду.
   Неужели она была права? Кому есть дело до моей жизни и вообще, кто-нибудь воспринимает меня как личность? Хотя, это было давным-давно и не хочется верить, что слова, сказанные Хани с горяча, могут стать пророческими.
   Ведь мне только двадцать пять, и в жизни моей было так мало радостей. Совсем мало. Если уж быть честной с самой собой, то их вообще не было. В конце-то концов, я знала, какая судьба меня ждет и не рассчитывала что-то менять. Я прекрасно осознавала, что никогда не смогу выйти замуж и родить ребенка. Тогда, почему сейчас так горько от осознания собственного будущего, где нет места никому кроме меня.
  
   - Пожалуй, - начала я, поднимаясь с кресла, - я могла бы посоветовать вам кандидатуру для ритуала, но мне необходимо все обдумать.
   Говорила я уверенно, только вот почему-то признание далось мне с трудом. Пусть я ничего и не пообещала, но подарила им надежду, а ее придется оправдать.
   Маг вскинулся на меня, не веря собственным ушам. Вот не дает мне покоя его поведение. Он знает намного больше о тенях, чем ему положено и остается только гадать, знает ли об этом и король. К тому же, стоит задуматься над тем, зачем на самом деле меня сегодня пригласили на это 'тайное' совещание?
   - Но как бы там ни было, нам всем надо отдохнуть и подумать, как действовать дальше.
   - Идите, - кивнул Феликс, погруженный в далеко не радужные размышления, судя по лицу. - У меня еще много дел. Завтра снова все обсудим, если будет что.
   Чародей раскланялся с королем, а я просто ушла в теневое пространство. На сегодня исчерпан лимит разговор и пребывания на виду у посторонних людей.
  
   До покоев принцессы я добралась очень быстро, легла на софу у окна и уставилась в потолок. Тоска, накатившая на меня в кабинете Феликса начала понемногу утихать, чувства притупились, и я уже пожалела о своих словах. Может, не надо было ничего говорить?
   На время, отложив размышления о ритуале и о всем этом демоновом королевстве, я переключилась на воспоминания, которые открылись так не вовремя. Неужели это отрывки из моего детства? Было ли оно радостным и беззаботным? Где мои родители? Живы ли они?
   Ответ пришел неожиданно и очень болезненно. Внутри все сжималось и горело, словно кто-то пытался выжечь раскаленным железом любое воспоминание. Только в этот раз мне некуда было спешить, а боль лишь подстегивала к дальнейшим действиям и позволяла сосредоточиться на цели.
   'Дом. Мой дом заволокло черным и едким дымом, отовсюду слышались рев пламени, и треск лопающегося стекла. Странная проектировка комнат, больше напоминающая лабиринт, не позволила мне добраться до выхода. Я знала, куда надо идти, но там уже вовсю орудовал пожар. Глаза жгло от жара и едкого, удушливого дыма. Дышать получалось с трудом, и даже рукав пижамы, прижатый к лицу, не спасал от запаха гари. Я уже не шла, я ползла вперед, зная, что там, за это дверью - комната родителей. Папа, он же такой сильный и смелый. Он обязательно спасет меня и Рыжика. Кот! Где он? Наверное, в комнате у мамы с папой.
   Такая привычная и безопасная круглая дверная ручка, обожгла пальцы. Испугавшись, я забилась в угол и, баюкая обожженную руку громко заплакала. Языки пламени уже пробивались из-под двери, и я растерялась. Зажмурилась, подтянула коленки к груди и спрятала голову, зажав ладошками уши, чтоб ничего не видеть и не слышать'.
   Судорожный вздох напугал меня невероятно. Вынырнув из воспоминаний, я поняла - у меня невыносимо першит горло, нос, будто сажей забит, слезы застилают глаза, и дрожь проходит по всему телу.
   Кое-как вытерев лицо, я уставилась на правую ладонь и только сейчас догадалась, откуда этот шрам, в котором легко угадывается ровный круг. Вот как закончилось мое беззаботное детство. Верить в то, что в этом пожаре погибли все мои родные - не хотелось. Пусть будет, как есть, ворошить прошлое больше не возникало желания. Пока...
   Рывком, поднявшись на ноги, я вышла на балкон, подставляя лицо холодному ветру. Свежий воздух очищал разум и прогонял прочь наваждение пережитого когда-то пожара.
   Почему именно сейчас я начала вспоминать все? К чему мне готовиться дальше?
   Подозреваю, что и все те видения были посланы не просто так. Скорее всего, это было проделано, чтоб изменить не только мое будущее, а и всего мира. Как я попала в самую гущу событий? Зачем Боги подвели меня к подобному решению? Сомневаюсь, что только ради того, чтоб я спасла принцессу. Хотя, может быть, это я так себя утешаю? Оправдания найти проще всего, а как потом жить? Смогу ли я что-то изменить? От подобных размышлений хотелось взвыть и кого-нибудь убить!
   Вернувшись в комнату Сюзанны, мой взгляд остановился на хрупкой фигуре девушки. Она почему-то не спала и выглядела очень озабоченной. Брови сошлись на переносице, а сонный взгляд блуждал по комнате.
   - Кто здесь? - принцесса явно была напугана, и голос ее звучал очень тихо.
   Со всей этой суматохой, я перестала контролировать себя и защита слетела. Сюзанна почувствовала меня, так же, как я ее и сумбур в моей голове сейчас далек от умиротворенности. Именно это заставило ее проснуться среди ночи и прислушиваться к тишине в поисках раздражителя.
   Вернув в рабочее состояние все блоки, я внушила Сюзанне, что это лишь дурной сон и побрела к облюбованной ранее софе.
  Надеюсь, утро принесет хоть какую-нибудь ясность, потому что пока, я не совсем понимаю, что со мной происходит и что мне делать дальше.
  
  Солнце поднялось в зенит и начало лениво спускаться к горизонту, пока мы добирались к пансионату для благородных девиц. Приглашение Феликса, высланное на имя дами Витории, осталось без ответа и это вызвало явно негодование венценосной особы. Прозрачно намекнув принцессе на то, что она давно не выходила за пределы дворца отец вынудил девушку поехать с визитом к подруге. Тем более, народу надо давать чувствовать, что о них не забывают. Руководство пансионата уже несколько раз приглашало Сюзанну, для того, что наглядным примером продемонстрировать ученицам каким должно быть воспитание и знание манер. В общем, таким образом Феликс решил убрать принцессу подальше, и я с ним была согласна, если бы не одно 'но'. Нам с чародеем необходимо было вернуться обратно, после того, как мы выясним намерения Витории. Сюзанну же останутся охранять доверенные гвардейцы и переодетые девицы из тайной канцелярии, что меня абсолютно не устраивало. Правда, сопротивление мое сломил Виталлион, выдав амулет мгновенного переноса, настроенный на принцессу. Дворец мы покидали в королевской карете, сопровождаемые любопытными взглядами и ликующим при виде нас простым людом. Даже думать не хочу, что буду говорить придворные, когда поймут, что и принцесса покинула их на неопределенный срок.
   Окружающий ландшафт начал потихоньку сменяться. Поредели домики, улочки оборвались по-весеннему голыми садами, а дорога из брусчатой превратилась в непролазное месиво. Кони вспенивали копытами размокшую после дождя жижу, забрасывая куски грязи всадникам чуть ли не на голову. Ох, как же я люблю путешествовать весной.
   Много лет назад
   У высоких ворот собрались люди, никак меня провожать вышли! Дождь льет как из ведра, а они даже бровью не ведут. Ха, наивные, будь моя воля, вы бы ничего и сделать не смогли, только против правил даже я не пойду. Учитель исчез и кормить лишний рот никто не станет. Если я сейчас сама не уйду, до утра дожить буде чудом. Зачем он меня здесь остановил? Сразу же было видно, что тут собрались отбросы нашего общества.
   Высокомерно прошагав мимо разношерстной толпы, я остановилась у огромного засова, на котором были видны сверкающие отворотные символы. Начертаны они для любого, кто вздумает самовольно покинуть обитель теней, но так как мне была видна любая ворожба - различить их было не сложно. Пока взламывала защиту под шокированными взглядами собравшихся, вспомнился презабавный момент из первой моей обители теней: 'Темный, сырой подвал, где мы с остальными учениками сидели на холодном каменном полу и яды всевозможных видов, которые нам домешивали в воду, для того чтобы выработать привыкание и сопротивляемость любому из них. Когда начинали нас в подвале было столько, что сидели тесно прижавшись друг к другу так, что даже камни нагревались. Постепенно надзиратели увеличивали дозу до предельной концентрации в крови, только выбора у нас не было. Вода с ядом - это единственное, что нам давали. В общем, из подвала вышла жалкая горстка, которая могла переваривать любой яд и даже получать от этого пользу'.
   Куда вам ветоши до тех затейников! Треть из стоящих не выжила бы.
   - Бывайте, убогие! - возвестила я, сломав последнюю печать на засове.
   - Шо она творит? - звон распавшегося контура сопровождался исполненным благоговения шепотом.
   Картинно раскланявшись, я подхватила свою сумку и направилась на все четыре стороны, куда и посылали.
   Весна только вступила в свои владения и тропинка по которой я так бодро шагала вскоре начала напитываться водой. Лужи, образовавшиеся на обледеневшей земле, быстро промочили ветхие сапоги, но это было только начало.
  
   Тень. Королевская карета
   Конечно же, вскоре ледяная корка, сковывающая землю, растаяла и дороги размокли настолько, что превратились в непролазное месиво. Благо учитель меня нашел быстрее, чем я сгинула в каком-нибудь болоте. Это блуждание навсегда останется для меня самым худшим воспоминанием из прошлого.
   Миновав одинокий перекресток, Сюзанна обратилась к Лоли, которая сама вызвалась сопровождать принцессу.
   - Как ты думаешь, мы успеем добраться до пансиона засветло? - принцесса сидела напротив брюнетки, до этого, не проронившей ни слова.
   Заметив растерянность в глазах Лоли, я чуть не фыркнула в голос. Правда, боюсь представить, что в таком случае произошло бы. Карета хоть и большая, но пространство внутри ее замкнутое.
   - Не знаю, я ни разу не была там. Если честно, я хотела с тобой поговорить и не знала, как...
   - Поэтому и согласилась на поездку?
   - Да, - неуверенно кивнула Лоли, поправляя и без того идеально лежащие локоны. - Только я не знаю, с чего начать.
   - Дай угадаю, - насмешливо улыбнулась Сюзанна, - ты услышала, что со мной едет Виталлион и...
   - Нет-нет, - возмутилась брюнетка, вызвав недоумение не только у меня. - Я не знала, да и не думала. Понимаешь, последнее время мысли мои занимает Горсит.
   - Надо же!..
   Это я сказала или Сюзанна?
   - Сюзи, только не смейся надо мной, я тебя прошу.
   Впервые надменная Лоли выглядела так искренне и трогательно в своей беспомощности. Маска отчужденности и высокомерия треснула, являя миру испуганную маленькую девчонку.
   - Если память мне не изменяет, раньше ты его совсем не замечала. Что изменилось?
   - Поцелуй, - грустно вздохнула девушка, - все изменил тот поцелуй.
   - Лоли, ты серьезно? - изумленно спросила Сюзанна, не в силах совладать с эмоциями.
   - Я не могу понять свои чувства... Какие-то признаки были и раньше, а я их успешно игнорировала... Но тогда... Ты же видела сама. Зачем?
   Девушка, сбивчиво и запасаясь, чуть ли, не на каждом слове пыталась описать свои переживания, но у нее никак не получалось сформулировать тему разговора.
   - Его губы, - она прикоснулся к ним пальцем, обводя по контуру, - их прикосновение было искренним. Его рук и глаза - это было так... Это любовь, Сюзи?
   Покраснев до корней волос, Лоли попыталась успокоить дыхание, но в то же время чувствовалось, как воспоминаний вернули ее к тому мгновению и дрожащий голос лишь подтвердил мои мысли.
   - Что тебя так пугает? Чувства, которые пробудил в тебе Горсит?
   Мягкий голос принцессы даже меня успокоил бы, но не брюнетку, которая находилась в состоянии не далеком от истерики.
   - Не знаю... - судорожно комкая край меховой накидки отороченной горностаем, ответила Лоли. - Что мне делать?
   Скрестив руки на груди, Сюзанна мрачно смотрела на брюнетку, которая почему-то отчаянно сопротивлялась даже мысли о том, что Горсита можно рассматривать в качестве достойной пары.
   - Что тебя не устраивает? Его происхождение? Состояние? Может, он недостаточно красив для тебя?
   - Сюзи... - шок, отразившийся в глазах девушки сидящей напротив, не поддавался описанию. - Он...
   - Я прекрасно знаю, что Горсит завидный жених и явно к тебе неравнодушен. Ты, по крайне мере знаешь, какой он и знаешь, что от него ожидать! Почему мысль о нем вгоняет тебя в такое отчаяние? Лоли, дай ему шанс, а Виталлиона оставь в покое.
   Сюзанна сама не поняла, почему так резко отреагировала на признание бывшей подруги, но ее задели слова брюнетки за живое. Та буря эмоций, которая ее взвинтила до небывалых высот, даже меня взбудоражила.
   - Шикаррррррно! - с яростью выпалила Лоли. - Я надеялась на совет, а вместо него получила отповедь!
   - Не знаю, на что ты рассчитывала, только утешений от меня ждать не стоит. В отличие от тебя, мне права выбора не предоставили. Лоли, у тебя есть шанс любить и быть любимой! Чего ты еще хочешь?
   Брюнетка замялась, не зная, как и что отвечать, но даже я заметила, что в ней сейчас происходит внутренняя борьба, которой она отчаянной сопротивляется.
  
   Как же мы медленно едем в этой шикарной катере и еще это гнетущее молчание, воцарившееся после перепалки юных красавиц. Они отличались друг от друга, как день и ночь, и точно так же видели все происходящее с противоположных сторон. Сюзанна отдала бы все на свете, лишь бы ей позволили жить тихой и размеренной жизнью с любимым человеком. Лолите же хотелось 'взлететь повыше' и такие тонкости как любовь, ее вообще не интересовали, до недавних событий.
   Под колесами захрустел гравий, и я тайком выглянула в окошко, чтоб убедиться, что впереди виднеется серая громадина пансиона для благородных девиц.
   О, да, только не впереди, а немного слева и не громадина, а аккуратный бело-голубой особняк с обширным парком.
   Как только карета немного притормозила, брюнетка снова оживилась, придав своему лицу беззаботности и жизнерадостности. Никогда не перестану изумляться поведению придворных. Лицемерие и умение играть разные роли, они, наверное, впитывают еще с молоком матери.
   Не успел лакей открыть дверцу, как на крыльцо особняка выкатилась невысокая дамочка средних лет с перекошенным от испуга лицом. Ее пышная грудь вздымалась, щеки раскраснелись, а в руках она комкала белый кружевной платочек. То и дело, озираясь на двустворчатую распахнутую дверь, она не решалась спуститься по ступенькам, для того, чтоб единолично встретить столь сиятельных гостей. Как только мы покинули карету, на крыльце появилась сухонькая и довольно пожилая дами, затянутая в строгое темно-синее платье. Ее седые волосы были подобраны вверх и слегка скрыты маленькой шляпкой. Подхватив юбки, женщина направилась к нам, держа осанку, словно палку проглотила. Даже мне не по себе стало, от того взгляда, которым она нас одарила. Сразу стало понятно - данная особа пресмыкаться не будет ни перед кем.
   - Принцесса Сюзанна, рада вас видеть! - слегка кивнув в знак приветствия, женщина перевела взгляд на присоединившегося к нам Виталлиона. - Лион, дорогой, а ты что здесь делаешь?
   Тон ее был далек от любезного, я прям сразу зауважала старушку, которая может вот так, запросто, осаживать зазнавшуюся элиту королевства.
   - Дорогая, Кларисса, - столь же любезно протянул маг, целуя руку в тонкой перчатке. - Ты, как обычно, неподражаема! Знаешь же, что я могу простить все любимой тете.
   - Лион, прекрати, - без тени кокетства отрезала женщина, нахмурив брови. - Ты так и не ответил на мой вопрос!
   Лоли пребывала в прострации от столь эксцентричного поведения Клариссы, хотя, у меня даже мысленно без запинки не получилось так назвать эту старушку. Здесь было бы уместнее на 'Вы' и шепотом, чтоб не дай бездна, она не вздумала обидеться. Сюзанна же улыбалась очень даже довольно, наблюдая за тем, как достается чародею.
   - Его Величество, поручил мне выполнить одно дельце. Как только я все выясню, - интонацией подчеркнув последнее слово, уже более спокойно продолжил маг, - сразу же покину твой курятник. Ой, прости, пансионат.
   - Хотелось бы верить! - сухо отчеканила женщина и снова переключилась на Сюзанну. - Как вы добрались? Распорядитесь передохнуть с дороги?
   - Нет-нет, что вы! - улыбнулась принцесса, растапливая своей жизнерадостностью лед отчуждения в глаза Клариссы. - Все замечательно и мне хотелось бы познакомиться с вашим замечательным учреждением и воспитанницами.
  
  Виталлион. Дорога к пансионату
   Выбрав окружную дорогу, я намеренно увеличил расстояние, чтоб миновать любопытные взгляды деревенских жителей. Если бы мы поехал через стоящую на отшибе деревеньку, после полудня в четверг уже сонную, нас бы точно заметили из далека и доложили дражайшей тетушке о приближении знати. Кроме того, я не хотел, чтобы кто-то из них опознал меня и помчался предупредить дами Клариссу. Она не ждала меня в ближайший лет так ...надцать и, если время, проведенное при дворе меня чему-то и научили его, так это тому, что нужно полностью использовать элемент неожиданности.
   Стюарт свернул лошадь с дороги и поскакал по едва видневшейся дороге, успевшей просохнуть после затяжных дождей и недавно сошедшего снега. Чтобы добраться до места назначения, нам было необходимо только пересечь хвойный лес, который окаймлял мои земли с запада.
   Да, бездна раздери того, кто посмеет сказать, что пожилые дами безобидные создания. Тетушка моя, судя по всему, прямой потомок жителей из-за грани, и чтоб пережить встречу с ней, мне необходимо призвать на помощь все свое самообладание.
   Приближаясь к старой роще, я невольно улыбнулся. Особняк, который уже виднелся из-за деревьев, когда-то давно принадлежал матери и в его стенах оживали самые счастливые воспоминания из детства. Ребенком мне казалось, что это огромный дом, в котором водится множество привидений, что он прибежище неприкаянных душ, застрявших во времени. Мать почти не разубеждала меня, очевидно, надеясь, что страх перед крутыми лестницами и лесом, начинающимся сразу около дома, не позволит мне сбежать и попасть в неприятности. Улыбка исчезла с губ, а скулы свело от напряжения, как только в памяти всплыли счастливые лица родителей перед последним путешествием. Они были так счастливы, что до сих пор сердце щемило от воспоминаний. Лес оказался не таким, каким помнился, и каким рисовало детское воображение. Стройные сосны и ели были слегка разбавлены низенькими кустарниками там, где им хватало солнечного света. Бурые иголки плотным слоем застилали землю, не позволяя расти густой траве, зато терпкий смолисто-хвойный запах приятно наполнял легкие.
   Кларисса всегда любила старый лес и после гибели родителей попросила эту часть земель с домом дать есть в пожизненную аренду. Мне было абсолютно безразлично, что она будет со всем этим делать, потому как я сюда возвращаться не собирался.
   Она любила эту землю больше всего на свете, да и по существу, любить ей больше было некого. Овдовев очень рано, она так и не смогла больше полюбить и заставить себя снова выйти замуж, а детей ей Боги послать не успели. И хотя она знала, какое впечатление производила в молодости на противоположный пол, держалась холодно и отчужденно. Может быть, потому что ей в ее размеренной жизни не доставало восхитительного ощущения быть кому-то необходимой настолько, что все вокруг теряло краски без нее, она и основала в старом особняке пансионат для благородных девиц. Хотя, мне кажется, что это неуемная тяга к власти над кем-то побудила ее к этому шагу.
   Как-то незаметно дорога подвела нас к крыльцу и мне ничего не оставалось, кроме как спешится. Принцесса и ее спутница уже вышли, а мои мысли переметнулась на Тень. Воображение нарисовало странную картину, где звонко смеющаяся красотка угрожала мне кинжалом, но только почему-то не во дворце, а около небольшого озерца за домом.
   Тряхнув головой, я озадачено оглянулся на входную дверь и кисло скривился. Дражайшая тетушка величественно спускалась по ступенькам, даже не взглянув в мою сторону.
   Будучи ребенком, я верил, что однажды она изменится, сможет забыть, простит, но это не тот человек, который хоть что-то забывает.
   Кларисса поприветствовала принцессу и кивнула ей в знак почтения - это даже больше чем я ожидал. Это высокомерное порождение бездны живет в своем мирке и защищает своих девиц, словно коршун. Не успел я приблизиться, как тетушка налетела на меня с вопросами, злая, как фурия. Аура ее полыхала злобой и ненавистью, четко давая понять, что я тут нежеланный гость.
   Оглянувшись на особняк, я лишь хотел переключить внимание с раздражающей меня особы, на что-то более приятное и только сейчас заметил, что из окон за нами наблюдают десятки любопытных глаз. Только этого мне не хватало!
   - Лион, мне кажется, что тебе не стоит слоняться по особняку в одиночку. Особенно после всех тех слухов, которые тебя окружают. Лорда проводит тебя в мой кабинет и как только я освобожусь - мы с тобой побеседуем.
   Проглотив ругательства, готовые сорваться с языка, я злобно зашипел, но с места не двинулся. Захотелось придушить эту гадину собственными руками. Боги, почему же она меня так бесит?
   Лолита отчетливо вздрогнула, когда тетушка переключила внимание на нее.
   - Я имела в виду, что у вас прекрасный особняк... - оправдывалась она, после как-то оплошности в речи, но их бесед меня не занимала, все внутри кипело от злости.
   Как посмела это исчадие бездны в людском обличии шипеть в мою сторону?
   - Я совсем не хочу показаться необразованной...
   - Детка, а где вы обучались? - перебила Кларисса багровую от смущения Лолиту, но принцесса решила прийти к ней на помощь.
   - При дворе! Отец приглашал самых известных учителей и профессоров.
   Любезная улыбка на губах тетушки была очень многообещающей. Феликс знал, куда посылает свою дочь и был уверен, что в этих стенах ей ничего не будет угрожать. Хотя, сейчас я в этом очень сомневаюсь - психическое здоровье тоже много значит.
   Развернувшись на каблуках, я быстро зашагал в лес, надеясь, хоть немного спустить пар, после столь жаркой встречи.
  Тень. Пансионат для благородных девиц
   Особняк Клариссы сверкал чистотой. Длинный коридор, начинавшийся за гостиной, по обеим сторонам был увешан большими портретами в золоченых рамах. И вообще, обстановка внутри особняка дышала богатством и роскошью. Каждая деталь интерьера, гармонично вписывалась в общую композицию, которую иначе как идеальной - обозвать не получалось. Бедные девушки, которым довелось тут обосноваться. Я им искренне сочувствую. В этих стенах даже дышать страшно, не говоря о том, чтоб жить. Ощущение скованности, поселившееся внутри, как только я перешагнула порог, давило на сознание. Даже во дворце было проще, там как-то не замечалось вычурности и подобной помпезности.
   Неспешно продвигаясь вперед по коридору, Кларисса увлеченно рассказывала принцессе историю своих предков и их достижения. Как оказалось, импровизированная картинная галерея воспевала славный род Виталлиона по материнской линии. Детально описав каждого человека, изображенного на картинах, Кларисса скользнула взглядом по последнему полотну, едва лишь упомянув имена очаровательной пары в подвенечных нарядах. Затеянная злоба, блеснувшая во взгляде женщины, когда она смотрела на молодого человека, как две капли воды похожего на Виталлиона, заставила отшатнуться даже меня.
   Дами в шикарном нежно-голубом подвенечном платье, влюбленно смотрела на блондина в темно-синем кафтане с золотым шитьем и камзоле золотисто-бежевого цвета. Но меня больше поразили не наряды, а те чувства, которые удалось передать мастеру в момент написания картины. Почему-то их взгляды тронули душу, а по коже пробежали мурашки, заставив меня передернуть плечами.
   Лолита зачаровано уставилась на полотно, не в силах отвести взгляд. И чтоб подольше задержаться, около картины, задала вопрос, который вертелся на языке не только у меня:
   - Это родители Сан Виталлиона?
   Мне показалось или в помещении и вправду похолодало.
   Кларисса, буквально приморозила взглядом девушку, посмевшую затронуть неприятную для нее тему.
   - Да! - чересчур резко ответила женщина, и, не желая продолжать разговор, поторопилась вперед по коридору, который заканчивался широкой лестницей устланной толстым ковром.
   - Что я такого спросила? - испугано спросила брюнетка, едва шепча на ухо Сюзанне.
   Принцесса тоже пребывала в некоем замешательстве, от того, как ведет себя Кларисса. Ко всему прочему, ей еще не передали документы от Феликса, в которых он давала директрисе полную власть над дочерью.
   - Не прошло и дня, а мне уже захотелось вернуться обратно во дворец! - пожаловалась Лоли, как только девушкам показали их комнаты и они наконец-то остались наедине.
   Улыбка скользнула по губам Сюзанны, и она с пониманием кивнула подруге по несчастью. Они думали, что поездка будет веселым развлечением, но жестоко ошиблись. Кларисса не давала спуску никому и даже не собиралась делать скидку на высокое происхождение девушек.
   - Зачем ты вообще со мной поехала? - вдруг спросила принцесса, удивив этим даже себя.
   В сущности, ей было безразлично знать мотив Лоли, потому как доверять бывшей подруге она не собиралась. Но жить с ней в одной комнате и общаться сквозь зубы, тоже не хотелось.
   - Сама не знаю, - жалобно протянула брюнетка и расплакалась. - Мне захотелось сбежать... понимаешь, там так тяжело.
   - Понимаю, - согласилась Сюзанна, присаживаясь на край кровати, рядом с Лоли. - Только, от себя сбежать не выйдет.
   - Ты думаешь?..
   - Утверждать не буду, но мне кажется, ты пытаешься сбежать сама от себя. Думаю, это приключение тебе точно пойдет на пользу, потому что время, проведенное здесь, позволит лучше понять свои чувства и принять правильное решение.
   Пройдя мимо девушке, я увидела дверь, ведущую на балкон, и не остановилась, вышла на свежий воздух. Странное чувство удушливой тяжести начало отпускать и только тут с изумлением, я поняла, что было причиной этого состояния. Защита на особняке была настолько мощной, что даже кожей чувствовалось напряжение, витавшее вокруг его стен. И привкус магии был мне знаком, только сомневаюсь, будто Виталлион по личной инициативе мог поставить подобную защиту. Особенно, если учесть тот факт, что тетя при встрече готова была разорвать его на части. Из чего напрашивается закономерное предположение, что Кларисса - маг.
   Живописный пейзаж радовал глаз сочной зеленью хвойного леса, а немного правее, в лучах закатного солнца блестела озерная гладь. Удивительный уголок первозданной природы сохранился в непосредственной близости к человеку - странно! Видимо, деспотизм Клариссы сыграл в этом не последнюю роль.
   Мое внимание привело движение, около озера, и улыбка мимо воли растянула губы. Взбешенный чародей резкими движениями снимал с себя одежду. Под ногами уже лежал кафтан и сапоги. Через мгновение к ним присоединился жилет, а за ним и рубашка.
   Широкая спина Виталлиона бугрилась мышцами, и вся поза выражала напряжение, которое бушевало внутри мага. Оставшись в одних штанах, чародей разбежался и прыгнул в воду, подняв вверх сноп искрящихся брызг. Проплыв под водой треть расстояния от берега, он резко вынырнул и начал загребать воду размашистыми гребками.
   Сильные, мощные толчки производили неизгладимое впечатление не только на меня. С соседнего балкона послышался отчетливый вздох восхищения и тихое перешептывание, которое становилось все громче.
   - Боги, какой он красивый!
   - О, да! Просто невероятный...
   - Никогда не видела ничего прекраснее!
   - А каково оказаться в его объятиях...
   Вздохи и ахи были такими красноречивыми, что мне стоило немалых усилий сдержаться и не отпустить язвительный комментарий. Почему-то меня раздражали их реплики и то, как нагло и бесстыдно они его разглядывали.
   - Ох, это же Сан Виталлион! - испугано пропищала какая-то девица.
   - Племянник Дракессы? - шокировано выдавила вторая.
   - Не может быть!
   - И все равно он великолепен, что бы она не говорила. Если честно, я ей не верю.
   - Какая разница... - зашипела какая-то девица, с отчетливым акцентом, - вы слышали о его репутации?
   Судя по всему, в ответ последовали кивки или молчаливое отрицание, потому что я ничего не услышала, а иностранца проложила с придыханием:
   - Он самый распутный мужчина из всех, о ком я слышала. Моя гувернантка когда-то проговорилась, что у него как-то разы было одновременно три любовницы!
   - О, Боги!.. Не может быть!.. Чушь!..
   - Одновременно - это в одной постели! - добила иностранка, а я чуть не расхохоталась от шокированных охов и ахов.
   Виталлион выбрал подходящий момент, чтоб выбраться из воды. Скульптурное тело поблескивало в лучах заходящего солнца от капелек воды. Длинные волосы прилипли к плечам и спине, словно экзотические змеи, а мокрые штаны четко обрисовали стройные бедра и длинные ноги.
   Псевдо благородные девицы задохнулись от восторга, и ни капли стыда не слышалось в их репликах.
   - Дракесса! - испуганно шепнул одна из них и послышался быстрый перестук каблучков.
   Кларисса, по-хозяйски сложив руки на груди, остановилась метрах в десяти от Виталлиона, и начала что-то говорить. Судя по выражению лица мага, говорила она очередные гадости и теперь без свидетелей не скупилась на откровения.
   Свесившись через перила, я заметила, что этажом ниже весь балкон увит диким виноградом. Образуя сплетенные канаты, лозы, тянулись вверх, только выше второго эпатажа не поднимались, словно зачарованные сплетаясь в толстый покров. Хотя, почему словно? Если мои выводы верны, то эти лозы на самом деле зачарованные.
   Почему-то, мне было необходимо услышать, о чем разговаривает Кларисса с чародеем. Будто кто-то толкал в спину.
   Легко перемахнув через массивные перила, я спрыгнула на нижний балкон и, цепляясь руками за виноград, спустилась вниз, не потревожив ни побеги, ни лозы.
   - Тетушка, мне очень жаль, что твоя жизнь сложилась именно так, но... - не скрывая сарказма начал маг, язвительно растягивая губы в кривой улыбке.
   - Что ты хочешь этим сказать? - надменно уточнила Кларисса, а я очень пожалела о том, что пропустила начало разговора.
   - О, не надо делать вид, что тебя устраивает одиночество в этом захолустье. Стареющая, одинокая женщина - это печальное зрелище.
   - Ублюдок, да как ты смеешь! - зашипела она, теряя напускное самообладание, а Виталлион наоборот, успокоился и смерил ее жалостливым взглядом.
   - Что мужчины?.. - Кларисса при этом скривилась так, будто перед ней образовалось что-то мерзкое и склизкое. - Бесполезные создания! Только и ждете, как бы запихнуть свой отросток в чью-нибудь дырку. И вам совершенно без разницы, в кого вы тычетесь, лишь бы удовольствие получить.
   - Спешу тебя огорчить, - приторно улыбнувшись, перебил ее маг. - Большинству мужчин не все равно, но тебе, видимо, сравнивать было не с чем. Твой мерзкий характер убил все чувства, оставив только похоть. Хотя... сомневаюсь, что и она была.
   - Ублюдок! - снова выплюнула Кларисса, обжигая племянника злобным взглядом.
   - Боюсь тебя огорчить, но отец признал меня сразу после рождения - это засвидетельствовано в родовой книге.
   - Этот похотливый осел был слепым идиотом!
   - Ты сомневаешься в своей сестре? - притворно изумился маг, стряхнув с волос холодную воду.
   Капельки воды стекали вниз тоненькими ручейками, а бархатистая и упругая кожа, покрывалась мурашками. Ясно было одно - ему надо переодеться в сухие вещи, но уйти с 'поля боя' не позволяет гордость.
   - Не строй из себя блаженного! Наследство должно быть моим, а тебя необходимо выбросить в сточную канаву, где и есть твое место. Я докажу всем, что ты самозванец и тогда посмотрим, где ты окажешься после этого.
   После этих слов, я думала, что он разорвет Клариссу на куски, но маг меня удивил. Запрокинув голову, он громко расхохотался, содрогаясь всем телом от безудержного веселья.
   Тугие мышцы напряглись, заиграли под кожей, четко обозначив фигуру человека тренированного, и не понаслышке знающего боевое искусство.
   Вдруг подумалось, что именно так должно быть выглядят божества, когда приходят в наш мир.
   - У тебя с психикой все в порядке? - отсмеявшись, спросил Виталлион. - Как тебе только люди детей своих доверяют? Будь моя воля, я бы и щенка бездомного тебе завести не позволил. Ты же больная!
   - Замолчи! Это все должно быть моим... и земли, и титул, и деньги!!! МОИМ! Даже сила меня признала, а ты о ней, можешь только мечтать.
   - Какая жалость, - скривив лицо в маску вечного мученика, маг изящно склонился, а губы Клариссы растянулись в ядовитой, победной улыбке. - Что силы рода выбрали себе столь бесталанного носителя. Можно было, куда достойней кандидатуру подобрать,- Виталлион подхватил неаккуратно сброшенные вещи, выпрямился и зашагал по направлению к особняку.
   - На себя намекаешь? - вскипела женщина, подобрав длинные юбки. - Только тебе и капли магии не досталось, потому что ты - ублюдок!
   - Если ты так считаешь - не собираюсь тебя разубеждать, - улыбнулся соблазнительный блондин, проходя мимо меня. Еще и подмигнул игриво, четко угадав место, где стояла я.
  
  
   Виталлион. Пансионат
   Только на этой неделе я узнал о существовании необычайной девушки, а сегодня, меня успокаивает одна мысль о том, что она за мной наблюдает. Тень появилась практически сразу, как Кларисса приползала снова выяснять отношения. Старая, меркантильная, тщеславная тварь! Как из всей моей семьи в живых умудрилась остаться только ядовитая гадюка, ума не приложу.
   - Пришли ко мне цербера в юбке, чтоб я ненароком твоих куриц не ощипал! - шутливо бросил я, шагнув через порог неприметной двери из внутреннего дворика.
   Тень шла немного сзади, не отставая и не останавливаясь. Интересно, что она поймет из этого разговора и какие выводы сделает?
   Ветер трепал деревья, зловеще темнеющие с заходом солнца и разочарованно вздыхал. Когда-то я даже помыслить не мог, что вернусь сюда, а вот как получилось. Вернулся и мир не рухнул, земля не раскололась, демоны из-за грани не ринулись на меня всем скопом. Все, как и прежде: ветер колышет лес, солнце скатывается за горизонт, и даже птицы поют точно также. Будто еще вчера я был маленьким мальчишкой и всхлипывал у мамы на руках из-за ушибленной коленки. Мама не утешала, знала, что я расстроюсь еще больше. Она сразу принялась рассказывать о далеких странах, где есть животные огромные и серые, у них большие уши, и длинные носы, которые называются - хоботы, а боятся эти великаны только мышей.
   'Как много ты мне не рассказала, мам...', - горечь утраты подкатила к горлу, даже во рту стал отчетливо ощущаться ее привкус.
   - Возможно, сора - это не лучший способ, чтоб выяснить информацию, интересующую нас, - догнал меня тихий голос Тени. - Но это было занимательно!
   Почудилось, что сейчас она прикусила нижнюю губу, чтоб не рассмеяться. Я уже наблюдал нечто подобное. Тогда, у меня в комнате, когда она угрожала мне кинжалом.
   - Я вообще не стал бы вас беспокоить по таким пустякам.
   - О, что вы... - возразила она из-за спины. - Какое же это беспокойство?
   - Ваши комнаты готовы! - отчиталась полная женщина с милой улыбкой. Это она была на пороге, вместе с тетушкой, когда мы прибыли и теперь, без Клариссы, застенчиво улыбалась, демонстрируя задорные ямочки на румяных щеках.
   - Благодарю. Ужин, будьте добры, подайте в кабинет тетушки. Не люблю есть в одиночестве.
   - А вот это была наглая ложь! - выдала Тень, появившись в кресле, как только дверь за мной закрылась.
   - Вы правы, - покаялся я без стеснения, - хочется испортить аппетит одной, не в меру самовлюбленной особе.
   - Странно, - как-то нерешительно протянула девушка, нахмурив темные брови, - часто задумывалась, какими были мои родные, а теперь даже не знаю... Может, и хорошо, что я сирота?
   - Кларисса - исключение, погрешность. Поверьте, она одна на миллион, а может и на миллиард.
   Почему-то, захотелось разгладить смешную морщинку на задумчивом личике и попросить ее улыбнуться. Тень сидела в своей форменной одежде не шевелясь, будто заглядывала в глубь веков, только рука, как у всех военных, покоилась на ремне, около кинжала.
   - Интересный выбор оружия, - кивнул я на катаны.
   Девушка очнулась и скупо улыбнулась, но отвечать мне не стала.
   - Сюзанну здесь оставлять не опасно? - деловито поинтересовалась она, быстро оценив обстановку.
   - Если вы не против, я бы хотел надеть сухие и чистые вещи, а потом мы обсудим все, что вас интересует.
   Тень скривилась, но промолчала и только в двери меня догнал ее недовольный голос:
   - Давай сэкономим твое и мое время - перестав расшаркиваться друг перед другом. Сколько бесполезных звуков, вместо того, чтоб сказать: я сейчас вернусь, подожди минутку. Я понимаю, этикет вбитый в тебя на уровне рефлексов дает о себе знать, но ты же можешь нормально общаться с Феликсом. Я слышала и видела...
   - Я понял, - выглянув из-за двери, коротко отчитался я, нисколько не смутив Тень своим появлением.
  
  
   Тень. Пансионат
   - Ты ведь себя решила предложить в качестве замены принцессы? Почему?..
   Я вздрогнула, когда из-за двери донесся голос мага и спрашивал он о самом сокровенном. Тогда еще все понял и теперь остается только гадать, насколько же хорошо он осведомлен об обычаях и тайнах Теней.
   - Жаль, что ты обо всем догадался. Феликс знает?
   - Нет, - быстро ответил он, - это должен быть только твой выбор. Ритуал... Король же будет всячески принуждать тебя сделать 'правильный' выбор, если только узнает, что подходящая замена ходит так близко. Ты же идеальный вариант!
   Не знаю, зачем он напоминал мне об этом, но стало смешно и я расхохоталась.
   - Я, что-то не то сказал? - лицо у мага было озадаченным и испуганным, когда он показался из-за двери в чистом, но слегка помятом костюме темно-серого цвета. Влажные волосы были забраны в высокий хвост, что делало его образ слегка развязным и щеголеватым.
   - Странно слышать нечто подобное от чародея, который хочет избежать войны. Или уже нет?
   - Я всегда буду стремится уладить конфликт миром.
   - Тогда, почему не сказал Феликсу все, что знаешь?
   - Он не спрашивал, и окончательное решение должно быть только твоим.
   Что-то мелькнуло во взгляде Виталлиона, нечто волнующее и важное, но я не успела понять, что это было. Маг отвернулся очень быстро и больше на меня не смотрел.
   - Теперь все ясно, - пропела я, театрально растягивая слоги, - именно по этой причине, ты вынудил меня покинуть дворец, а затем и Сюзанну. Убираешь точки соприкосновения, чтоб выбор был полностью лишен эмоций. Умно!
   Отвечать маг не спешил, лишь напряженные плечи свидетельствовали о том, что он вообще меня услышал. В целом, мне и не требовались от него никакие слова, его действия говорила сами за себя.
   Почудилось, будто он переживает о моей судьбе и не хочет, чтоб я стала заменой принцессы. Только это странное наваждение быстро исчезло, когда Виталлион заговорил:
   - Ритуал не потерпит фальши. Кровь лгать не умеет...
   Всего лишь условие. Жалкое условие и ничего более!
   Отчуждение и пустота вернулись на свое место. Так проще и привычнее.
   - Так, что на счет Сюзанны? Ей здесь ничего не будет угрожать?
   - Кларисса хоть и тварь, но хочет любой ценой выслужиться перед Феликсом. К тому же, она хороший маг, чего я искренне не хотел признавать, но защита на особняке превосходная. Стоит только намекнуть тетушке, что принцесса останется в королевстве и когда-нибудь займет место Феликса, как она начнет бегать вокруг Сюзанны и сдувать с нее пылинки в надежде поквитаться со мной.
   - Странное рассуждение, но рациональное зерно в этом есть. Только, ты не думал о том, что Кларисса может быть замешана в заговоре?
   - А это мы скоро узнаем, - жестко улыбнулся Виталлион и протянул мне маленький флакончик. - После бокала вина вот с этим настоем - лгать не сможет ни одно живое существо.
   - Лаурит? - брови мимо воли поползли на лоб. - Откуда?
   - О, если бы ты знала, сколько интересных вещей хранится в королевской сокровищнице, наверное, уже бы давно наведалась туда.
   - Думаешь, стоит? - пошутила я, и изумленно улыбнулась, когда поняла, что в зеленых глазах мага плещутся озорные смешинки.
   - Пойдем, будет интересно.
   - Не боишься, что я узнаю какие-нибудь семейные тайны?
   - Сомневаюсь, что тетя скажет что-то новое, а ты и так уже многого наслушалась у озера.
  Тень. Пансионат
  Пока мы шли к покоям директрисы, в душе зародилось весьма неприятное, приводящее в ужас ощущение того, что все скоро изменится. Хоть маг и говорил мне о выборе, но у меня его не было. Какие-то неведомые высшие силы толкали мне вперед, и хоть как бы мне ни хотелось остановиться, я этого сделать уже не могла. С того самого момента, как я подписала договор назад пути уже не осталось. Рухнули мостики, соединяющие до и после, а впереди тонкая тропка, которую окутывает туман. Влажный, тягучий, вязкий. В этот туман не хочется заходить. Кажется, там впереди я потеряю себя. Растворюсь. Какая-то девушка, увидев Виталлиона, немедленно поспешила скрыться за первой попавшейся дверью. Словно перед ней возник не маг, а воплощение греха. Она даже взглянуть на него побоялась.
   - Курятник, - брезгливо шепнул чародей, а я еле подавила смешок. - Они даже от собственной тени шарахаются.
   - Сомневаюсь, что эти девицы настолько перепуганные. Ты разве не видел, как они тебя с балкона разглядывали, и слюни роняли, пока Кларисса представление не прервала. А какие комментарии при этом отпускали...
   Однако Виталлион, совершенно безразлично к высказанной мной откровенности, пожал плечами и перевел взгляд на закрытую дверь.
   - Все, как всегда... - сухо бросил он как раз в тот момент, когда его тетушка появилась на пороге.
   Что он хотел этим сказать, я не поняла, но женщину это задело.
   - Лион! Почему я должна откладывать ужин только из-за того, что ты опаздываешь? Где тебя, демоны раздери, носит?
   - А кто, позволь спросить, установил без меня время ужина в моем собственном доме? - осведомился он. - Должен ли я напоминать, что все здесь оплачено из моего кармана? Доход от пансионата не покрывает даже твои нужды, но я благородно закрываю на это глаза!
   Кларисса побледнела, а глаза ее выпучились, как у жабы.
   - Я, верно, тебя расслышала?
   - Пойдем к столу, - сухо проговорил он, предлагая руку тете. - Нечего выносить на показ наши недопонимания. Пусть публика потешается чужими склоками.
   Видя, что Виталлион не собирается останавливаться, женщина с застывшим лицом взялась за предложенный локоть и молча направилась к сервированному на двоих столу.
   Батальная сцена в лучших традициях: два взбешенных мага, сидят друг напротив друга и сверлят оппонента тяжелым взглядом. К столовым приборам никто даже не притронулся и тишина могильная воцарилась. Мне стоило не малых усилий незаметно подлить содержимое флакона в бокал директрисы так, чтоб она не заметила колебаний рубиновой жидкости.
   - Собственно, зачем я приехал, - бархатным баритоном заговорил маг, он то знал, где я нахожусь и что делаю. - Есть основания полагать, что одна из твоих учениц замешана в государственной измене.
   Кларисса, расширенными от ужаса глазами слепо уставилась в зеркальную гладь бокала и, видимо, мучимая внезапно нахлынувшей жаждой, осушал его до дна.
   - Этого не может быть! - хрипло выдавила она, хватая ртом воздух. - Кто?
   - Некая Витория, бывшая подруга Сюзанны, - аппетит вернулся к магу, и он принялся за салат из свежих овощей и морепродуктов. - Феликс все четко изложил в письме, но я так торопился к тебе на ужин, что забыл взять его с собой.
   Директриса шумно выдохнула и натянуто улыбнулась. Явное облегчение после слов племянника читалось на ее лице крупными буквами. Старушка припасла козырь в рукаве и просто так сдавать его не собирается.
   - В какой измене замешана моя бывшая ученица?
   - Ах, бывшая... и давно?
   - Витория Фицрайлин не явилась к началу учебного года, за что и была отчислена незамедлительно, о чем дирекция пансионата уведомила ее родителей. Официальная переписка хранится в архиве. Если есть желание...
   - Нет-нет, что ты! Я тебе доверяю, - отмахнулся Виталлион, пробуя закуску из паштета.
   Наблюдая за тем, с каким здоровым аппетитом маг уплетает все, что есть на столе, у меня свело желудок. Меня, ужин если и ждал, то только на кухне и только в том случае, если там что-то останется после толпы оголодавших девиц.
   - Когда ты видела ее в последний раз?
   - В том году, примерно, в конце весны.
   - При каких обстоятельствах?
   - Вручила ей письмо от родителей.
   - Как можешь ее охарактеризовать?
   - Девушка талантливая, но очень авантюрная. Часть экзаменов за тот год не сдала, так как в письме значилась просьба: незамедлительно вернуться в родовое поместье. Против отцовской воли я идти не могла, и пришлось отпустить. В середине лета было доставлено еще одно послание от ее отца с благодарностью и сообщением, что Витория добралась домой без происшествий. Хотя этого и не требовалось. Всю дорогу ее сопровождала Стефания, так как мы не моги отправить девушку одну без компаньонки, но ее даже в дом не пригласили. Грубые, неотесанные чурбаны. Ума не приложу, как в подобной семье могла вырасти такая уточненная особа.
   - Что ты можешь сказать о Сюзанне?
   Виталлион задавал вопросы быстро, все так же продолжая поглощать ужин. Глядя со стороны, могло показаться, что передо мной мило беседующая семья, которая обменивается мнением по поводу различный вещей и людей, но я-то знала, как они друг к другу относятся.
   - Милая особа, правда, я мало с ней знакома, но надеюсь, она будет лучше матери. Вульгарна была женщина. Если удастся повлиять на нее хоть немножко...
   Кларисса захлопнула рот ладонь от осознания того, какую глупость только что сказала.
   - Продолжай!
   - Она может стать хорошим оружием! - выпалила женщина против воли и побагровела. - С ее помощью я тебя уничтожу! Да, так и знай. У принцессы до этого не было достойной наставницы, а теперь она у нее появилась.
   - Ну-ну, - ухмыльнулся маг, отодвигая пустую тарелку. - Андриан - тебе это имя о чем-то говорит?
   - Не припомню, - мучительно выдавила из себя Кларисса. - Был один знакомый мальчишка, но он сын конюха из соседней деревни.
  - Хорошо подумай, - откинувшись на спинку стула, он внимательно следил за каждым жестом тетушки. Поза его была расслабленной и непринужденной, но взгляд - сконцентрированным и цепким. Вообще, сложилось такое впечатление, что он уже ни единожды проводил подобные беседы.
   Женщина же была абсолютно спокойна и отвечала на вопросы, без каких либо эмоций. Будто заводная кукла, которая проигрывает заранее записанную речь. Глаза ее были пустыми провалами, словно искусственные, а взгляд блуждал по лицу мага и не мог зацепиться за детали. Интересно, она вообще сможет вспомнить хоть что-то из этого разговора?
   - Ты же сам знаешь, что я уже много лет не покидаю пределы этого имения, а гости - явление крайне редкое. Из знати с таким или похожим именем к нам никто не приезжал, поэтому я могу уверенно утверждать, что не помню никакого Андриана.
   - Замечательно, - довольно кивнул Виталлион. - Как ты относишься к таршийцам и к нашему с ними соглашению?
   - Я считаю, что Феликс выжил из ума, когда подписал договор с этими варварами!
   Кларисса вздрогнула всем телом, когда поняла, что и кому только что сказал.
   - Он уничтожит меня, не моргнув глазом! И не только... Лион!
   - Не паникуй, - криво улыбнувшись, утешил ее маг. - Мое отношение к тебе - только мое. Отвечай на вопрос?
   - Таршийское царство - край дикий и отсталый! - голос ее стал рваным и хриплым. - Какой толк нам от подобных соглашений, если мы отдадим им Сюзанну? Лион, не совершайте ошибку. Девочка должна остаться дома. Неужели ничего нельзя сделать?
   - Можно, но это не тема для подобного разговора. Конкретно ты, предпринимала какие-нибудь действия, чтоб помешать союзу с таршийцами?
   - Я не... - почему-то Кларисса зашлась кашлем, не в силах произнести больше ни слова. Показалось, будто она пытается сейчас лгать магу, но не может.
   Кашель рвался из нее наружу - жуткий, хриплый и надсадный. Нечто подобное я уже слышала в трущобах, среди больных, пораженных ведьминой чахоткой. Это особый вид макропаразитов, которые нашими средствами не лечились, потому что были пришельцами из-за грани. Наша магия их не убивала, она могла лишь усыпить тварей на время, но больной все равно рано или поздно умирал, а паразит мог последовать за хозяином, если вовремя не находил новую жертву. Только было это давно. Много лет уже никто даже не вспоминал о ведьминой чахотке. Паразиты прорвались в наш мир один раз, и больше к нам не попадали.
   Прикрыв белоснежной салфеткой рот, Кларисса кашляла и задыхалась, серея на глаза. Губы ее посинели, а глаза налились кровь, будто капилляры в них вот-вот лопнут, и залью белок багровым фоном.
   - Так и должно быть? - шепнула я магу на ухо, хотя скрываться и не требовалось. Кларисса мало что замечала в данный момент.
   - Нет...
   - Тебе не кажется, что ей надо помочь? Боюсь, она может не пережить этот разговор.
   Маг вскочил со стула и, подбежав к тете стремительно побледнел. Показалось, что он искренне взволнован самочувствием женщины.
   - Она больна! - выпалил Виталлион. - Почему ты молчала?
   Вопрос адресовался Клариссе, но ответить она не могла. Кашель перешел в хрип. Маг быстро сориентировался и начала проводить какие-то манипуляции. Я видела его силу. Мерцающую мощную волну, она окутала скрюченное тело, из которого уходила жизнь.
   - Сейчас будет легче, - сказал он тихо. - Спи...
   Подхватив на руки затихшую Клариссу, Виталлион уложил ее на софу около окна и опустился на пол у ее изголовья.
   - Защита, удерживающая болезнь рухнула, как только она выпила зелье и... - голос мага оборвался.
   - Не вини себя, - почему-то шепнула я и положила ладонь на его напряженное плечо. Мне хотелось хоть немного утешить его боль. Он, судя по всему, сейчас терзался чувством вины за случившееся.
   - Я не смогу больше ее допрашивать. Она умрет, если...
   - Понимаю.
   - Ты ей веришь?
   Глядя на меня снизу-вверх, Виталлион хмурил светлые брови и не мог принять окончательный вердикт. Только вот я не собиралась облегчать ему жизнь в этом вопросе. Пусть сам решает, как ему поступить. Что бы я сейчас не ответила, все равно попаду под удар в случае чего.
   - Мое мнение не играет никакой роли, - покачала я головой. Пусть он меня и не видит, но хорошо научился чувствовать.
   Тень. Пансионат
   Обхватив себя руками, девушка медленно мерила шагами алый ковер, борясь с неуместным страхом и вынуждая себя думать о чем угодно, кроме ребенка, который рос в ее чреве.
   'Итак, беременность долго скрывать не получится. Если я не выйду замуж, высший свет, вероятнее всего, посчитает меня падшей женщиной и ребенок никогда не сможет получить то, что ему положено по праву. Даже если кто-то признает его впоследствии, все равно будут слухи и косые взгляды, которые никуда не денутся. Что можно предпринять, чтоб избежать позора? Как же не вовремя заболел Андриан! Хотя нет, с этим человеком я бы не осталась'.
   Оставив Виталлиона улаживать дела, я вернулась в комнату принцессы, которую ей выделили для временного проживания, и искренне удивилась, застав Сюзанну в состоянии близком к панике.
   'Зачем Лоли рассказала мне об обычаях этих варваров? Теперь не остается сомнений в том, что они разорвут помолвку и выбросят меня на улицу. Ну конечно, это так и будет, особенно когда они обнаружат, что я далека от непорочности, как пустыня от ледяной пустоши. Если не...ребенок... Я не позволю!'.
   Сюзанна шумно сглотнула и погладила еще не округлившийся живот, который даже не выделялся через платье. Корсеты она не носила, потому что фигура у принцессы была идеальной, и тонкая талия не требовала никакой коррекции. Правда, я думаю, что она намного рассудительнее и взрослее своих сверстников, и таким образом девушка заботилась о здоровье будущего ребенка.
   'Надо бежать, но у меня ни гроша за душой и я не могу хвастаться аристократическим происхождением! Как мне уберечь тебя?'.
   Последние ее мысли повергли меня в ужас. Она была готова на все, лишь бы уберечь свое дитя. Ее не пугали никакие невзгоды, лишь бы сохранить жизнь, которую она носила под сердцем. Бездна! Где эта безмозглая курица - Лоли?
   Стараясь внушить Сюзанне мысль, что отец ее никогда не бросит в беде и придумает выход из положения, если только она расскажет ему все, как есть.
   Девушка метнулась к письменному столу и окрыленная идеей, сразу принялась излагать всю правду, которая очень долго хранилась в запасниках души, скрыта ото всех. Она усердно выводила ровненькие буквы, и постепенно напряжение стало ослабевать. После нескольких минут Сюзанна поняла, что, не позволит никому причинить вред ее ребенку, а отец поддержит ее во всем. А ведь дворец, как и все королевство, вечно гудит сплетнями, которые возникают и забываются с одинаковой легкостью! По крайней мере, так утверждает Миан.
   Теперь Сюзанна чувствовала себя гораздо лучше, хотя сердце как-то странно сжималось при воспоминании о том, как еще недавно воображение рисовало ей будущее вместе...
   Нет, об этом она думать не будет!
  Приняв, наконец, решение, Сюзанна собралась с духом и начала старательно изучать написанное. Уверенная и совсем взрослая женщина смирилась со своей судьбой, только пускать на самотек события она не собиралась. Упрямо приподняв подбородок, принцесса хладнокровно сложила бумагу и запечатала конверт.
   Молодец, девочка! По-другому нельзя жить в этом жестоком мире. Он перемелет жерновами так, что даже костей не останется. Проглотит и не подавится, даже воспоминания по слабости и бесхарактерности не будет. Сколько безликих перемолотил этот мир? Кому дал поблажку?
   Грациозно поднявшись со стула, Сюзанна стремительно прошагала по комнате, потянулась к ручке двери и замерла. Как раз в этот момент, из коридора послышались голоса:
   - Они из столицы, и не спорь, - заявила девушка.
   - Да, но с таким именем, как Сюзанна... нет-нет, эта такая же провинциалка, как мы, - напомнила вторая. - Кстати, если верить слухам, у племянника директрисы появилась молодая любовница. Тебе не кажется странным, что именно он оказался в сопровождении?
   - На что ты намекаешь? - возмущенно спросила первая, громко цокнув чашкой о блюдце.
   - Мысли вслух, - игриво ответила вторая. - Если у девчонки хватило ума вырвать у Виталлиона предложение или хотя бы добиться его расположения, можешь быть уверена, она не так проста, как хочет казаться. Инной причины сопровождать этих девиц я не вижу. Осталось понять, которая из них дорога сиятельному магу?
   Мысленно упрекнув себя в низости за то, что продолжает подслушивать, Сюзанна хотела уже открыть дверь, но остановилась при звуке быстрых шагов. Отпрянув на середину комнаты, она не слышала, как в беседу вмешалась третья особа. Только я не собиралась пропускать интересное представление и вышла в коридор, что воочию наблюдать все, что там происходит.
   - Они помолвлены, можете быть уверены в этом! - решительно заявила Лоли. - Я по дороге перекинулись парой слов с его светлостью, и абсолютно уверена, что за мимолетный косой взгляд в сторону Сюзанны он оторвет любому голову.
   - Вы... не может быть! - охнула бледная блондинка. - Что вы хотите этим сказать?
   - Держитесь от Сюзанны подальше! И не советую вам распространяться на эту тему. Лион очень злопамятен. Хуже Клариссы раз в сто, и вам не стоит говорить, что глупо заполучить подобного врага на ровном месте.
   Лоли, попыткой скрыть истинное происхождение принцессы и причину ее пребывания в пансионате, значительно выросла в моих глазах. Да и в целом, она заметно изменилась, а сейчас, оказавшись среди незнакомых девушек, сразу заняла защитную позицию, не пытаясь найти их благосклонность. Значит, все же, есть в ней благородство, правда, где-то глубоко внутри.
   - Это угроза?
   - Нет, - мило улыбнулась Лоли. - Предупреждение...
   - Две вещи раздражают меня больше всего, - зашипела брюнетка, захлопну за собой двери. - Пустоголовые девицы и болтливые сплетники. Что от первых, что от вторых - одни беды.
   Странно было слышать это от особы, которую я причисляла и к первым и ко вторым. Правда, исключать возможность того, что ей подобные особы принесли вред и самой Лолите - не было смысла.
   - Почему-то, мне казалось, что тебя абсолютно не волнует мнение окружающих и сплетни, качающие по дворцу, - скептически хмыкнула Сюзанна и рассмеялась, когда лицо Лоли приняло мученическое выражение.
   - Тогда просто вообразите, что я мысленно убивала каждого, кто говорил обо мне гадости.
   - Это больше похоже на правду, - смеясь, согласилась принцесса, пряча письмо в потайной кармашек. - Не знаешь где сейчас Виталлион?
   - В кабинете Клариссы, - буркнула Лоли и плюхнулась на свою кровать. - Ума не приложу, что мы будем тут делать ближайшую неделю.
   - Месяц, а может и больше, - тактично поправила ее Сюзанна на пороге.
   - Что? - прекрасное личико исказила гримаса ужаса. - Я этого не переживу!
   - Видели бы ты себя, - хихикнула Сюзанна, - когда это услышала. Поверь, время за учебой пролетит незаметно.
   Не в силах дольше слушать, как принцесса потешается на ее горем, Лоли схватила подушку и метнула ее в уже закрывшуюся дверь. Сначала, девушка растеряно смотрела в пространство невидящим взглядом, а потом таинственная улыбка коснулась ее губ.
   - Посмотрим, сдержит ли он обещание... - шепнула он, и мечтательно зажмурилась.
   Удивительно, как может повлиять на нашу жизнь именно тот человек, который властен над этим. Почему-то даже не возникло сомнений, что сейчас Лоли думала о Горсите, а Виталлион больше не занимает ее мысли. Странно, но от этого мне стало легче поверить в то, что эта девушка не такая уж и плохая спутница для Сюзанны.
  
   Маг стоял на том же месте, где я оставила его, но теперь уже окруженный персоналом пансионата. Он без труда заметил мое появление и даже улыбнулся. В голову пришла сумасшедшая мысль, что он рад моему возвращению, но я быстро ее прогнала.
   Сюзанна отвела Виталлиона в сторону и вручила ему письмо со словами: передай это отцу, пожалуйста.
   Судя по всему, он как раз пыталась решить, стоит ли ему выполнить просьбу принцессы или нет. В тот момент, когда девушка подошла к нему, он раздавал поручения служащим в особняке и никак не ожидал услышать нечто подобное от принцессы.
   - Разве вы не общались перед отъездом? - с любопытством осведомилась он. - Если это прошение о возвращении во дворец то, об этом и речи быть не может.
   Пока Сюзанна еще сдерживала свои эмоции в узде, я подошла к магу и положила ладонь на его сжатый кулак. Я была уверенна, что он поймет мой жест и перестанет доводить беременную женщину до крайностей. Неизвестно, что может вытворить принцесса, если хоть на минуту усомниться в том, что ее послание дойдет до адресата.
   - Простите! Я выполню вашу просьбу. Только, пообещайте мне, что ваше пребывание в пансионате останется инкогнито. С дами Лолитой я уже переговорил, не беспокойтесь, но это для вашей же безопасности.
   Она едва заметно кивнула и улыбнулась, а когда собралась уходить, маг остановил ее слишком поспешно:
   - Возьмите вот это и носите не снимая.
   - Что это? - нахмурилось принцесса, разглядывая крохотный камень на тонкой цепочке.
   - Защита, - коротко отчитался истинный чародей, гордящийся своей работой. - На этом настаивал ваш отец.
   Свидетели странной сцены прятали глаза, неверно истолковав только что увиденное. Судя по и лицам, они не слышали, о чем именно шла беседа.
   Только сейчас я поняла, что моя ладонь зажата длинными пальцами мага и это было настолько естественно, будто так и должно быть. Пришлось остаться с ним, даже когда Сюзанна покинула нас. Выдерживать атаки незнакомых ему людей, Виталлион раздал всем поручения по уходу за Клариссой, назначил временного управляющего из свиты, прибывшей вместе с нами и, увлекая меня за собой гордо удалился.
   Есть возражения против того, что мы выезжаем прямо сейчас?
   - Куда?
  Не думала, что во дворец придется возвращаться так скоро. Обстановка там нездоровая и угнетающая. Да и в целом, мне там не уютно.
  - Что-то произошло?
   - В поместье Фицрайлинов. Простой и ясный ответ я пока дать не смогу, но расскажу все, что удалось выяснить, - начал свой рассказ маг, как только мы дошли до его комнаты. - Ты ужинала?
   Вопрос показался неуместным, но эта странная забота вдруг выбила меня и колеи. Сердце сжалось от нахлынувшей смеси эмоций, а рука мгновенно замерзла, когда он убрал свою ладонь.
   - Нет, - коротко ответила я.
   - Можешь не опасаться, что тебя кто-то увидит. Я сразу поставил защиту на свои покои.
   О да, это он сейчас намекает на то, что можно не прятаться, но в теневом пространстве мне проще. Сейчас я даже себе доверять не могу. Если ему удалось пробить преграду теневого пространства и настолько взбудоражить меня, я даже думать боюсь, что будет, когда у меня не будет этого барьера. Стало страшно из-за происходящего со мной помешательства, и я лишь сильнее сжала подлокотники кресла.
   Впервые я начала понимать смысл выражения "каша в голове" - показалось, что я физически ощущала, как кто-то всесильный перемешал мысли, путая их и коверкая. Извращенная реальность давила на сознание и этот взгляд. Я буквально чувствовала кожей взгляд мага, который заставлял дыхание замирать.
   - Как ты меня видишь? - спросила я чародея, а тот словно очнулся, тряхнул головой, и улыбнулся мне тепло и искренне.
   - Что?! Не говорите глупостей! Я вас не вижу, чувствую... - наклонилась вперед, - словно жар солнца. Его не видишь, но всегда чувствуешь и тянешься, как растение к живительным лучам.
   - Что удалось узнать? - сдавленно спросила я, старясь увести тему разговора со скользкой тропы.
   - Я не знаю, что натворила дами Витория, но от нее почти год нет ни единой весточки! Хотя, она раньше была очень дружелюбна, и многие девушки писали ей письма. Только вот она, все их игнорировала. Из этого следует, что дами или утратила интерес к подругам, или кардинально изменилась.
   - Или погибла... - предположила я.
   - Не исключено. Поэтому нам следует, как можно раньше узнать, что стало причиной исчезновения.
   - А еще вы назначены любовником Сюзанны, - почему-то выпалила я и ужаснулась. Зачем я это сказала?
   - Феликс не только мой повелитель, он мой друг, - устало и как-то безнадежно проговорил Виталлион, - я не причинил бы ему вреда, но это единственный вариант, при котором принцесса останется здесь инкогнито. Если бы только меня не опознали, но видимо, не судьба.
   - А как же карета? - удивилась я.
   - Как только мы покинули дворцовую площадь, я сразу заменил реальность миражом, никто не знает, кто именно приехал в пансионат. Сейчас даже принцесса выглядит иначе. Вы разве этого не поняли?
   - Нет, - ответила я, и теперь начала понимать, почему девушки так просто отнеслись к прибытию принцессы. Они ее не узнали и лишь персона мага, вызвала живейший интерес. - И та подвеска?..
   - Это одновременно и защитный амулет и скрывающий внешность и ауру артефакт.
   - Честно, не имею ни малейшего представления, как это стало возможным! - изумилась я.
   - Не думаю, что это важно - хотя могу и ошибаться, - улыбнулся Виталлион, - магия крови не такая уж и бесполезная штука, когда в распоряжении есть королевская кровь. Феликс сам попросил сделать этот артефакт, когда узнал, что Сюзанна носит ребенка.
   - Ясно... Кларисса владеет той же силы и видит сквозь нее. Но как же она поняла, что не стоит афишировать, кто именно к ней приехал.
   - Она ничего не знала, только лишь врожденная скрытность позволила ей избежать ошибок. Тетушка настолько истерзана болезнью, что даже по дому ходит в непроницаемой защите. Это давит на окружающих, только ее это нисколько не трогает. Сначала я не придал этому значения, а лишь слегка поправил плетение и нас никто не слышал. Потом же ей передали письмо от Феликса и... Кларисса умная женщина.
   - Странно слышать это, после вашей беседы у озера.
   - Родных не выбирают, - мрачно ответил маг. - Теперь вы понимаете, что Сюзанне здесь ничего не угрожает.
   - Теперь, можно отправляться в дорогу!
   - Сбор через полчаса во дворе, - кивнул Виталлион. - Я возьму все, что может понадобиться и выезжаем.
  
   Виталлион. Пансионат
   Почему мне было так важно, чтоб Тень поехала со мной? Я должен думать лишь о безопасности государства, но она каким-то непостижимым образом заняла место, доселе пустующее в моей душе. Друг? Наверное, что-то в этой неповторимой девушке внушает необъяснимое доверие.
   Спасти друга, даже если это будет стоить мне жизни...
   В порыве защитить Сюзанну был некий эгоизм. Я старался оградить от опасности не только принцессу, но и Тень. Только одно остается без ответа: откуда это странное желание, чтоб она была рядом?
   Оставшись в одиночестве, я устало растер переносицу. Жизнь, казавшаяся налаженной и ясной, изменила русло и теперь вместо равнины вокруг скалистые пейзажи, то ускоряющие, то замедляющие течение. Теперь я окончательно перестал понимать, что мне необходимо от этой жизни. Ясно пока только одно, необходимо спасти дочь Феликса и Тень. Жаль лишь девушка оказалась такой притягательно, упрямой, умной, самостоятельно и совершенно неповторимо. Почему именно сейчас она появилась в моей жизни и при таких обстоятельствах?
   Подняв голову, я внимательно оглядел комнату и нахмурился, решительно не понимая, почему теряю драгоценное время. Впереди еще долгая дорога, а там нечем занять ум, кроме как размышлениями на пространственные темы.
  Я уже собирался спускаться во двор, как в мои покои ввалилась растрепанная черноволосая девица, весьма фривольного вида и смущенно потупившись, закрыла за собой дверь.
   - Сиятельный сан, подскажите пожалуйста, - закусив губу, она взглянула на меня глазами испуганной лани и замолчала, часто-часто дыша.
   Что-то мне это напоминает!
   - Если ваш вопрос не решает жизненно важную задачу, то я прошу - удалитесь к себе, а завтра утром управляющий решит все ваши проблемы. Нет необходимости врываться ко мне ночью и дышать, словно загнанная лошадь.
   Девиц с вытянутыми от удивления лицами, я уже перестал запоминать, но изощренная фантазия некоторых не знает границ. Попытки данной особы не идут ни в какое сравнение с Кирами, та умудрилась пробраться в мою спальню, и она поджидала меня там абсолютно голая. Одного я так и не понял, кто ее к кровати привязывал. Зрелище было великолепное, я мог и не устоять. Только не учла красавица, что я приду не один.
   - Я понимаю, что ситуация кажется немного странной...
   - Не то слово, - поддержал я растерянную девушку.
   Она что, решила, будто я наброшусь на нее, словно зверь какой-то и ей даже говорить не придется? Нет, золотко, доигрывай свою роль!
   Безнадежность мелькнула во взгляде, и она развязала ленты легкого пеньюара. Шелковая ткань соскользнула вниз, обнажая плечи, затем - полную грудь, а дальше мой взгляд скользнул по плоскому животу, треугольнику черных волос и стройным бедрам.
   Сжав кулаки, я вернул себе утраченное на мгновение самообладание и вскинув бровь, демонстративно посмотрел ей в глаза. Хотелось еще усмехнуться, но не получилось. Девчонка была хороша, а эта решимость во взгляде напомнила кого-то дорого моему сердцу.
   Не получив желанной реакции, девушка поколебалась пару секунд и бросилась вперед, повисая на моей шее, словно у нее отказали ноги.
   Прижавшись ко мне молочно-белыми упругими грудями, она закрыла глаза и вытянула сочные коралловые губы, требующие поцелуя.
   На мгновение почудилось, будто передо мной сейчас Тень. Податливая, теплая, манящая и такая пьянящая. Кровь в жилах забурлила, требуя удовлетворения желаний, но в мозгу зудила мысль, что это подделка. Ничтожная, жалкая копия. Одноразовая утеха, которая может лишить свободы на всю жизнь.
   - Вашему упорству могут позавидовать многие мужчины, - отстранив ее в сторону, я усадил остолбеневшую девушку в кресло.
   Еще к тридцати годам я понял, что развлечения с молодыми дами часто приводят к весьма неприятным осложнениям и вряд ли стоят полученного в постели наслаждения, а мгновение назад чуть не поддался искушению. Воображение сыграло со мной злую шутку, и теперь я как дурак, думал неизвестно о чем.
   - Что же мне делать? - стыдливо прикрываясь спросила девушка и сморгнула хрустальную слезинку.
   Не знай я этих актрис - обязательно подался бы порыву и стал утешать, но слабость, проявленная единожды, может сыграть против меня.
   - Оденься и иди в свою комнату, - нетерпеливо бросил я.
   Решительный блеск в глазах сменился разочарованием, и теперь она стала совершенно непохожа на Тень.
   - Мужчину надо заинтересовать, а не стелиться у его ног!
   Раздражение вылилось в кривой усмешке и было совсем не жаль растоптанных надежд этой девчонки. Пусть лучше надежды, чем ее сердце и вся ее жизнь. Ничего кроме денег и статуса я дать ей не смогу, а это ничтожно мало в сравнении с тем многообразием чувств, которых лишу и себя, и ее.
   В обычном состоянии я бы попросту выставил ее из комнаты и отослал домой, но в эту ночь хотелось быть мудрее и сделать этот мир, хоть чуточку добрее. Лишь по этой причине я объяснил ей, что есть что-то важнее денег и титулов. Не уверен, что она меня слышала, но хочется верить в лучшее.
   Направляясь к лошади, привязанной во дворе, я поднял глаза на полную луну и порадовался тому, что нам повезло с погодой. Небо было звездным, а серебристый свет, окрашивающий все вокруг во всевозможные оттенки серого цвета, хорошо освещал дорогу. Жаль не удалось поспать хоть несколько часов, прежде чем начинать долгий путь, но было одно утешение - Тень поедет со мной на одной лошади. Пусть и не долго, до первой станции, только это заставляло меня улыбаться после случившегося, а не кипеть от злости.
  
  Тень. Дорога
   Меня разбудил стук копыт и голоса. Некоторое время я еще сидела с закрытыми глазами, вспоминая момент, когда настолько утратила концентрацию и умудрилась уснуть. Маг обнимал меня за талию одной рукой, а второй сжимал поводья. Странное ощущение безопасности рядом с Виталлионом отключило чувство самосохранения. Осталось только удивляться, почему я так расслабилась, хотя, маги - это не те существа, которым можно довериться. Никогда я еще не засыпала в дороге, но этот факт не вызывал протеста в душе.
   Открыв глаза, я потянулась, разминая затекшие мышцы, и рука Виталлиона сильнее сжалась на талии.
   - Отдохнула? - немного охрипшим голосом спросил маг.
   - Да, - как ни странно, но усталости не чувствовалось совершенно.
   Виталлион, как оказалось, разговаривал с пожилым мужчиной, ехавшим рядом на гнедой кобыле, а за нашими спинами скрипела повозка.
   - Где мы? - с востока уже розовело небо и это означало, что я проспала практически всю ночь.
   - В четверти часа пути от Раэлия, пока доберемся, как раз откроются таверны, и мы сможем позавтракать. Как твое самочувствие? Можешь ехать дальше?
   - Хочешь сказать, что тебе отдых не требуется?!
   Я-то выспалась, чего не могу сказать о нем. Сомневаюсь, что Виталлиону удалось хоть ненадолго сомкнуть веки, не говоря уже о нормальном сне и отдыхе.
   - Просто не хочу задерживаться дольше необходимого, тем более, в небольшом городе. Честно говоря, я не хочу, чтоб меня кто-то опознал.
   - Думаю, тебе необходим отдых, - возразила я, но обосновать свои мысли мне не позволили. Нас привлекло легкое покашливание мужчины. Он, видимо, не хотел нас перебивать, но то, что он хотел сказать, было важным для него.
   - Не хочу быть невеждой в ваших глазах, только, - замялся он, не решаясь затрагивать какую-то щекотливую тему. - Господин, позвольте полюбопытствовать у вашей спутницы, откуда она к нам прибыла. Очень уж она непохожа на местных.
   Я скосила взгляд на Виталлиона и улыбнулась, явственно давая понять, что его требование было излишне самонадеянным. А ведь я его сразу предупредила, что возникнет куча вопросов по поводу моей внешности и одежды. Переодеваться в платье я категорически отказалась, да и нет его у меня, а деспот в лице мага запретил мне уходить в теневое пространство. Я даже обострила внимание на том, что мой странный наряд вызовет массу проблем даже среди демократично настроенных граждан королевства, но чародей настоял на своем.
   Виталлион улыбнулся и покачал головой, будто мысли мои прочитал.
   - Не похожа, - начала маг, но я его перебила: - Я в гости приехала. Вот, решила путешествие устроить по королевству, а господин согласился сопровождать меня, после долгих уговоров.
   - Все верно, дорогая.
   - Надо же, и совсем акцента нет, - хмыкнув, поделился с нами своими сомнениями мужчина, а я снова покосилась на мага, намекая на то, что его легенда не выдерживает никакой критики. Только вот, задумчивое выражение лица Виталлиона мне совсем не понравилось. Как бы он чего не придумал!
   Да и вообще сегодня настроение его переменилось к лучшему. Он улыбался открыто, перешучивался с совершенно незнакомым мужчиной и вел себя не как надменный тип, а как нормальный среднестатистический человек. Таким маг мне нравился значительно больше. Даже можно было забыть, кем он является на самом деле, и что нас ожидает впереди. На мгновение даже забылось о Сюзанне и ее проблемах и так спокойно стало на душе. Я уже почти забыла это чувство.
   Может, действительно стоит согласиться на ритуал и самой бороться со сложившимися обстоятельствами? Мне так будет проще, и волноваться за жизнь принцессы и ее еще не рожденного ребенка не придется. Я справлюсь со всеми проблемами.
   Последнее открытие было удивительным: я согласна на ритуал и даже смирилась с последствиями. Почему-то даже не пугала возможность того, что моя жизнь измениться кардинально и бесповоротно. Хотя, я так до конца и не могла представить, что больше не смогу быть Тенью. И у меня будет имя, только мое и никому больше не принадлежащее.
   Чувствуя спиной взгляд мага, я передернула плечами и отогнала подобные мысли подальше. Будет время еще все обдумать хорошо и взвесить. Окончательный вердикт Феликс услышит в крайней необходимости.
   - Беда в том, что мы в случае серьезной опасности лезем в самую гущу событий.
   - Я понимаю, это действительно может стать проблемой, когда нависнет угроза войны, но это же правильно. Мы отстаиваем свои интересы и боремся за права своих граждан. Хотя, если бы спросили мое мнение то, я предпочел бы не участвовать в подобного рода мероприятиях. Уже на своем веку повидал столько, что на несколько жизней хватит.
   Я отстраненно слушала разговор маг с мужчиной и пыталась представить Виталлиона обычным чародеем, без громких титулов, кучи денег и длинного списка заслуг, но никак не могла этого сделать. Безусловно, чародей был на своем месте, и хоть куда его не завела бы жизнь, он всегда будет таким же.
  Раздумывала над личными качествами Виталлиона, пропустила момент, когда разговор снова перешел на меня, точнее, на мой статус при маге.
   - Надеюсь, молодая жена господина не мечтает о раэльских кружевах? Лавки открываются позже и, если вы не планируете задерживаться в городе на день, тогда не сможете купить их, - мужчина говорил простодушно и без подтекста, но предположение, что я являюсь молодой женой - вывело меня из себя.
   Я уже хотела возмутиться и даже воздуха в грудь набрала, но Виталлион меня опередил:
   - Дорогая, если ты хочешь эти кружева, тогда мы вполне можем себе позволить немного выбиться из графика, - проговорил она ласково. И сильно сдавил рукой мою талию, тем самым давая понять, что ничего говорить не стоит.
   - Мечтает, - состроила я уморительную рожицу, а потом сурово сдвинула брови и продолжила, - только задерживаться не планирует!
   - Как же вам повезло с женой. Будь у моей возможность - скупила бы половину лавки. Раэльское кружево считается самым тонким и искусным. Нигде больше такого нет.
   - Да, повезло с женой, - подтвердил маг, а я чуть воздухом не подавилась, - она у меня особенная.
   - Ну, так может сказать каждый мужчина, который нашел ту единственную. Моя Наринэ готовит лучше всех, и хозяйство ведет превосходно.
   На лице мужчины появилось такое гордое выражение, будто он ее предлагал нам купить.
   Хотя, покосившись в его сторону, я сделала вывод, что он не отдаст свою Наринэ ни за какие деньги и блага цивилизации. Даже завидно немного стало. Без теневого пространства, которое лишало меня эмоций, становилось не по себе. В душе то и дело просыпались чувства, о которых я уже и позабыть успела, а это только начало.
   - Вы в Раэль на ярмарку едите? - перевела я тему разговора, чтоб маг перестал подтрунивать надо мной.
   - Да, с сыновьями еду, чтоб учились вести дела. Стар я уже, пришло время передавать опыт, мало ли, завтра со мной что-то случится и что они без меня делать-то будут?
   - Правильно думаешь! - подтвердил чародей. - Надо чтоб все знали и могли жить самостоятельно. Сколько сыновьям?
   - Старшему - четырнадцать, а младшие погодки - девять и восемь. Соколы мои!
   После этих слов все замолчали, каждый думая о своем. Правда, я подозреваю, что направление мыслей у всех было одинаковым.
  
   Виталлион. Дорога
   Странное чувство будоражило всю ночь, пока Тень мирно спала, облокотившись на меня. Она была полностью расслаблена и доверчиво прижималась ко мне без стеснения. Все же странная она и неповторимая. Кто бы мог подумать, что обнимать наемную, пусть и не всегда, но хорошо оплачиваемую убийцу, будет настолько приятно и уютно. Усталость я не чувствовал совершенно, будто всю ночь провел в постели. От последней мысли по венам пробежал жар, и явственно представилась картина, где фигурировала обнаженная Тень на смятых простынях, но я быстро прогнал это наваждение, хотя это сделать было не так и просто.
   Наблюдение Тома на счет Тени было интересным и закономерны. Не понимаю, почему она так разозлилась, когда он назвал ее молодой женой. Странно было бы предположить, что молодая девушка, путешествуя на одной лошади с мужчиной, может быть кем-то иным для него. Хотя... только этого не хватало. Если кто-то опознает меня, я даже допустить не могу, какие слухи ходить буду. Надо внешность хоть немного изменить, чтоб вопросов не возникало.
   - Если мы будем двигаться в таком же темпе, через три дня будем на месте, - шепнул я на ухо Тени, так чтоб только она могла меня услышать, - но я боюсь загнать лошадь. Наверное, в Раэлии возьмем еще одну.
   - Я так и думала. Стоп... - нахмурилась она, грозно сдвинув брови, - ты думал, что я и дальше буду ехать с тобой?
   Ее яростное негодование вызвало в душе разочарование. Почему-то хотелось, чтоб она с сожаление ответила, что так будет лучше, но не подобной отповеди.
   - Мы еще вчера договорились, что у меня будет собственная лошадь!
   - Хорошо, - улыбнулся я. - Только чтоб ты не возмущалась, я ее тебе куплю, но...
   После этого она напряглась и стала, словно натянутая струна.
   - Что-то мне уже не нравится твое 'но'!
   - Ты сменишь свой костюм на дорожное платье, а лучше на амазонку. Надеюсь, в здешних лавках найдется пара готовых платьев. Не спорь! - предупредил я, хотя видел, что злость просто-таки готова выплеснуть из нее наружу. - Будем меньше привлекать внимание и это нам только на руку.
   - Может, я просто уйду в теневое пространство и...
   - Нет! - безапелляционно отрезал я. - Если мы не найдем замену и, если ты согласишься на ритуал... ты должна знать на что идешь и к чему надо готовиться. Помни, во всех древних ритуалах есть свои требования и подвохи. Четкое понимание того, что будет потом, утвердит тебя в решении или окончательно отвернет от него. Неверный путь приведет в тупик, а Феликс будет питать ложные надежды вместо того, чтоб подыскивать приемлемый вариант.
   - Подожди, - встрепенулась она, а мне показалось, что моих слов ей будет достаточно, чтоб не перечить, - как мы успеем во дворец, если делегация ожидается так скоро? И когда ты дуешь проводить ритуал?
   - По моим скромным подсчетам, непогода задержит таршийцев дней на шесть, а гостеприимство северных провинций не зря славится на весь мир. Так что дней девять-десять у нас есть. Тем более, невесту в качестве выполнения договорных обязательств мы не будем отдавать с порога. Подождут! - почему-то Тень в качестве откупа меня не устраивала, и я всеми силами пытался отговорить ее от ритуала, хотя и пронимал, что ее согласие наш единственный шанс.
   Ее реакция позабавила меня. Она напряглась не из-за того, что ей придется отказаться от привычных вещей, а из-за того, что таршийцы приедут во дворец, а нас там не будет. Да, эта малышка оказалась упрямее меня и с намеченного пути ее так просто не свернешь. Пожалуй, это качество еще один плюс в ее копилку от меня.
   - Думаю, это будет самый приемлемый вариант. К тому моменту, когда приедет делегация, мы уже будем знать итоги проведения ритуала, а пока пройдет процесс адаптации, вы решите все проблемы. Хотелось бы побыстрее разобраться со всем, - ее голос стал тише и сложилось такое впечатление, что я только что подслушал чужие мысли.
   - У тебя есть на это свои причины? - вопрос сорвался с языка быстрее, чем я успел его обдумать. - Прости...
   - Ничего такого, - начала она неуверенно, - только я не хочу умереть как собака - одинокая и в какой-нибудь канаве забытая всеми.
   Что-то пугающее было в ее словах. Даже не так, не пугающее, а до дрожи страшное. Она действительно этого боялась, и ее страхи были не так далеки от правды, как хотелось бы. Зная правила и обычаи теней - это реальная перспектива.
   - А что, если я не смогу провести ритуал? - высказал я свои опасения.
   - Если - это не в твоих правилах, - спокойно ответила Тень. - Я просто не верю, что у тебя может что-то пойти не так, как ты запланировал!
   - А вот и Риэлия, - радостно оповестил Том. - Гляньте, башни городской ратуши уже видны. Сегодня добрались быстрее, чем обычно.
   - Да, - кивнул я ему, все еще думая о словах, сказанных Тенью. Почему-то на душе стало тепло и приятно о той уверенности в моих силах, которой она поделилась со мной.
   - Приятно было скоротать время за беседой. Вы езжайте, пока очереди на воротах нет, а я сыновей подожду.
   Махнув на прощание, мужчина остановился у обочины и выжидающе замер, а мы продолжил путь. Тень молчала, и мне не хотелось нарушать ее покой. Пусть так, бывает приятно просто помолчать в хорошей компании.
  
  
   Феликс. Королевский дворец
   - Нет, я на это не соглашусь никогда! - кардинал опешил от подобной реакции, а ведь он всего лишь предложил провести для Сюзанны обряд омовения перед обручением молодых наследников. Я бы тоже пребывал в недоумении, если бы не знал деталей происходящих событий.
   - Как можно перечить обычаям? Мы не вправе... это просто необходимо и свершиться он должен за одну луну перед обручением молодых. Если мы не можем соблюсти всех правил венчания из-за подписанного договора, то тут я не могу предоставить никаких уступок. Где Сюзанна?
   - Отдыхает, - сквозь зубы выдохнул я. Разговор на эту тему начал меня раздражать. Хотелось послать Лорина куда-нибудь далеко и надолго, но это не в моих силах.
   - Но, Ваше Величество... как можно? Она должна быть здесь!
   - Она никому ничего не должна и забудьте об этом!
   - Народ не поймет. Мы не можем, - багровея от злости начал задыхаться кардинал, - это открытое пренебрежение вековых традиций!
   Криво улыбнулась на его замечание, я встал с кресла и подошел к окну. Дикая усталость навалилась на плечи пудовыми гирями, и скрывать это не было никакого смысла. Держался я только в присутствии дочери, Тени, ну и Снежинки, а все остальные были мне безразличны. Только этим трем представительницам якобы слабого пола я не мог показать истинных чувств. Хуже всего увидеть в их глаза жалость или того хуже - осуждение слабости и мягкотелости, а может просто не хотелось их разочаровывать.
   - Народ все понимает лучше нас и жалеет Сюзанну, которую необходимо жертвовать, словно трофей в откуп не понятно за что! Не считайте их идиотами, и не думайте, будто толпа безлика и бесхарактерна. Если вы владеете информацией, это не значит, что ее больше никто кроме вас не знает.
   - Это вы к чему, Ваше Высочество?
   - Мысли вслух, - отмахнулся я, но кардинал понял намек и поспешил ретироваться. Да, пусть не считает себя всезнайкой. Хватит пустить пару слухов, которые являются чистой правдой, а люди сами найдут подтверждение и тогда дни Лорина на этой должности сочтены. Он ведь тоже не дурак и прекрасно понимает, что в случае чего я могу его поддержать. Но только в том случае, если он не будет идти в прямую конфронтацию.
   Оставшись в одиночестве, я смотрел на голый парк, серое небо, серые дорожки, серые стены дворца, мокрые от дождя и никак не мог отвернуться от этой серости и унылости, как никогда эта обстановка импонировала состоянию души.
   Словно на зов открылась потайная дверь и из-за нее в кабинет скользнула тонкая фигура в светло-голубом платье.
   - Ты грустишь?
   Грущу ли я?.. Нет! Скорее чувствую надвигающуюся черноту. Мир предупреждает нас - носителей королевской крови, что быть беде. Жаль только, мир безмолвный и не может рассказать, откуда ждать удар.
   - Нет, дорогая, - обернулся я к Снежинке. Боги, какая же она красивая и неземная. Порой мне было страшно к ней прикасаться, будто она могла растаять дымкой в любой момент. - Я не грущу! Мне страшно, и я не знаю, что делать.
   - Расскажи мне все, может, я могу помочь. Пусть не делом, но советом. Ты же знаешь, что я тебя не предам и не оставлю.
   Мягко положив хрупкую ладонь мне на щеку, она доверчиво заглянула в мои глаза и покраснела. Впервые Снежинка залилась румянцем в моем присутствии. На душе, будто ледяная корка треснула.
   - Ты хочешь сказать?..
   - Да, я смирилась и больше не буду плакать.
   - Снежинка моя, - улыбнулся я и, подхватив на руки, начал кружить невесомую девушку, которая безвозвратно похитила мое сердце.
  
   Тень. Раэлия
   - Тебя здесь испортили настроение? - Виталион покачал головой, но из лавки выходить не стал. - Совсем ничего не подошло? Может, я могу чем-то помочь?
   - Чем? - зашипела я, брезгливо глядя на пестрое облако разных тканей, сброшенных мною в общую кучу. - Я не буду ходить в этом, словно ванильное пирожное. Уму непостижимо, как остальные это выдерживают. Столько ткани, а толку?..
   - Ты вот это надевала? - выудив из кучи вещей, изумрудного цвета амазонку, он покрутил в руках пышную юбку и, перекинув ее через руку, расправил длинный жакет на вытянутых руках. Видимо, мысленно примерил его на меня, и пожал плечами. - По-моему, выглядит неплохо. Только светлой рубашки не хватает.
   - Вот как? - изумленно глядя на плотную и неэластичную ткань, я не могла представить себя в этом. - А, по-моему, это очень неудобно!
   - А ты примерь, и мы посмотрим, - подмигнув молоденькой девушке за прилавком, Виталлион вручил мне амазонку и ласково попросил: - Пожалуйста.
   Такому я просто не смогла противиться и прошла в соседнюю комнатку, чтоб примерить хоть что-то. По правде говоря, я не надела ни единого платья, отметая одно за другим то за цвет, то за ткань. Девушка за прилавком, после моих слов, смотрела на меня затравленным зверьком, но перечить не решалась.
   - Вот еще рубашка, - смущенно пролепетала она, протягивая кремовую воздушную ткань. - Вам помочь?
   - Если вас не затруднит, - попыталась улыбнуться я, но видимо, вышло не совсем дружелюбно, потому что девушка как-то испуганно сжалась.
   Да не трону я тебя и нечего на мое оружие коситься! Если бы я знала, как это все на себя надеть - не просила бы помощи, а так... ни у тебя, ни у меня нет выбора.
   - Вам очень к лицу этот цвет. Вот, посмотрите, да вы истинная дами в этом наряде! - немного осмелев после примерки и от той покладистости, которую я с трудом проявила, она порхала вокруг меня, поправляя складочки и кружева.
  - Как же вам хорошо! Я даже не ожидала ничего подобного. У вас такая тонкая талия, многие дами даже с корсетом не могут добиться подобного эффекта! - распевая соловьем, девушка никак не могла нарадоваться тому, что мне подошла амазонка.
   - Этот наряд заказала дами Магнолия, когда гостила у родственников в Раэлии, но так и не забрала. Многие примеряла его в надежде заполучить, но никому он не подошел. Посмотрите только - это же бархат, настоящий и цвет, просто изумительный. Дами сама привезла материал и выкройки, только забирать не захотела.
   Из всего сказанного ею я сделала вывод, что эта амазонка пылилась у них на полках неизвестно сколько лет, и пропылится еще столько же, если сейчас она мне ее не продаст. Судя по всему, девушка готова терпеть все что угодно, лишь бы уговорить меня купить хоть что-то. Видимо, дела именно в этой лавке идут из рук вон плохо.
   - Как же я могу купить чужое?
   - Нет-нет, что вы? Дами не рассчиталась за часть работ, и эта амазонка ушла в уплату долга.
   Замечательно! Я просто умиляюсь от восторга, когда слышу подобные речи.
   Не могу сказать, что мне совсем не понравилось то, как я выгляжу, но было непривычно видеть свое отражение и ощущать нежное прикосновение рубашки, льнущую к голым ногам ткань пышной юбки. Одним словом - некомфортно.
   С зеркальной глади на меня смотрела надменная особа с высоко вздернутым подбородком. Недовольное лицо, хмуры брови вразлет и капризно сжатые губы - это не я. Я просто не могу так выглядеть! Откуда это выражение лица? Почему так ярко горят глаза, и в них легко читается негодование? Когда я стала такой хрупко и изящной? Сейчас бы я ни за что не узнала в себе бывшую бродяжку. Нет, эта гордая осанка не может принадлежать безродной девчонке, подобным характером не могли наградить простую сиротку.
   - Если недостаточно объема в юбке, то можно примерить дополнительные...
   - Нет, - сразу перечеркнула я навязчивые мечты девушки сплавить мне весь неликвид. - И так достаточно!
   Во избежание очередного припадка с ее стороны, я поспешила к чинно ожидающему меня магу.
   - Невероятно... - выдохнул он и почему-то вскинул бровь. Мне даже показалось, что в его глазах читалось: я был прав! - Ты выглядишь великолепно.
   - Милочка, - обратился Виталлион к девушке, даже не глядя на нее. - Подыщите для дами еще несколько нарядов подобного качества, кроя и фасона.
   - Я думаю, что этого делать не стоит! - улыбнувшись лишь уголками губа, я предостерегла мага от поспешных решений, но судя по его реакции, ему было все равно. Он хотел видеть на мне эти наряды и помешать чародею не могли никакие силы.
   - Дорогая, я могу себе это позволить!
   Ах так, ну тогда не буду мешать.
   - Развлекайся, - пожала я плечами и поспешила обратно в примерочную комнатку. Только вот моим мечтам не суждено было сбыться.
   - Ты куда собралась?
   - Переодеваться.
   - В этом нет необходимости, - прищурил глаза чародей и покачал головой. - Твои вещи упакуют с новыми платьями. Ведь так?..
   - Да-да, все сделаем в лучшем виде. Только, - бледнея на глазах, девушка никак не могла решиться, надо ли озвучивать свои опасения, но страх пересилил, - там оружие осталось, и я не... простите. Что мне с ним делать?
   - Не волнуйтесь так, дами его никому не доверить и заберет сама.
   Изумлению моему не было предела, я стояла и не могла понять, с каких это пор я стала безмолвной куклой? Я вообще-то росла предоставленная сама себе и никогда меня никто не опекал. Хотя, с какой-то стороны было приятно понимать, что иногда можно побыть слабой и беззащитной девушкой. Хорошо, простим Виталлиона на первый раз, но дальше, я ничего подобного терпеть не намерена.
   - Лион, дорогой, не стоит шокировать бедную девушку. Сам же знаешь, что это подарок Феликсу и лишь поэтому он так дорог моему сердцу.
   - Правда?
   Игра в добропорядочных граждан королевства была занимательной и быстро вовлекала в свои сети. Мне нравилось подтрунивать над магом и вести диалоги понятные только нам, а всем окружающим они казались пустой болтовней. Даже в трактире все поначалу косились в нашу сторону, но услышав, как непринужденно мы болтаем - занялись своими делами.
   - А ты разве допускал другие мысли? Может, я и не самая лучшая помощница, но его я не предам. Обязательства, понимаешь ли, не терпят допущений.
   Девушка переводила взгляд с меня на мага и обратно, не в силах понять, что вообще происходит и что ей делать.
   - Пакуйте вещи, - подсказал маг, а я скривилась и пошла за оружием. Хоть что-то родное будет на мне и это не обсуждается.
  Сюзанна. Пансионат
   Три дня спустя
   Двое мужчин переглянулись и вышли, направляясь к покоям директрисы, а я откинулась на спинку кресла.
   - Дурочка, возомнила себя правительницей! Долго ли она продержится без поддержки сан Виталлиона?
   Обрывок разговора вызвал приступ изжоги и дикое желание сбежать отсюда куда-нибудь далеко и надолго. После отъезда мага стало тоскливо и одиноко, будто кусочек души забрали и увезли в неизвестном на направлении. От пустоты образовавшейся внутри хотелось выть и лезть на стенку. Только вот, связать отъезд мага с моим нынешним состоянием не получалось. Правда, и вдаваться в подробности - не было времени. До выздоровления Клариссы, я взялась руководить жизнью пансионата, потому что больше никто не изъявил желания, а оставленный Виталлионом распорядитель был далек от этого, как зима от лета.
   - Думаю, стоит подождать, и она где-то допустит ошибку. Вот тогда мы...
   Кто это там такой умный? Вот даже любопытно стало посмотреть на этих клуш.
   Выглянув в окно, я не смогла ничего рассмотреть, и пришлось перевеситься через подоконник, чтоб заглянуть на соседний балкон. Голоса доносились оттуда и слышались четко, будто девушки специально это делали, чтоб проверить, как я отреагирую.
   - Пожалуйста, продолжайте, - попросила я любезно и услышала испуганное оханье. Только прозвучало оно наиграно и фальшиво. - Что-то не так?
   Стук каблуков стал единственным ответом, и я вернулась в кресло.
   Совсем скоро мне придется скрывать свою беременность. Это пока ничего не видно, можно ходить в обычных платьях, а потом что делать? Надеюсь, отец ответит быстро и что-нибудь придумает. Хорошо бы, чтоб меня отправили к морю и забыли там, на неопределенный срок.
   Чувства, так терзавшие меня еще несколько дней назад, будто таяли рассыпаясь дымкой. Андриан вспоминался грустью и непониманием. Теперь мне было стыдно из-за своего поведения. Работа - лучший лекарь и она позволяет хоть на время забыться и это является еще одной причиной моего рвения к наведению порядка в пансионате. Весть о недуге Клариссы разлетелась молниеносно и привела к разброду и шатанию учениц, личный состав почему-то решил, что у них наступил внеплановый отпуск, а выпускницы вообще возомнили себя важными птахами и начали младшим девушкам диктовать свои условия. Сейчас!
   - Это можно как-то исправить? - в кабинет влетела запыхавшаяся Лоли, и ткнула пальцем на полотенце, туго обвязанное вокруг головы.
   - Что? - спокойно спросила я.
   - Вот это? - завизжала она, сдергивая полотенце, а я чуть с кресла не упала. Длинные черные волосы стали рыжими, словно морковка. Такого яркого оттенка даже у меня не было. Хотя, ей он удивительно подходил.
   - Как это произошло? - с трудом удерживая маску спокойствия на лице, спросила я. - Кстати, тебе очень идет этот цвет.
   - Что? - изменившись в лице, Лоли страдальчески закатила глаза и плюхнулась на диванчик у стены. - Эти твари меня выводят из равновесия. Знала бы ты, как мне хочется...
   Растопырив пальцы так, что они стали похожи на когти, Лоли мысленно вцепилась в чьи-то воображаемые волосы и, сжав кулаки начала ими мотать.
   - Ты меня пугаешь!
   - Я?.. Ладно еще эти курицы испортили мое любимое платье, но сейчас они позарились испортить самое ценное! Что мне делать?
   - Сделать вид, что так и должно быть, - пожала я плечами. - Пусть думают, что им ничего не удалось. Подними высоко голову и ходи, взирая на всех сверху-вниз.
   - Сюзи, но они же рыжие, - возмутилась она и, увидев мою улыбку, поспешила исправиться. - Не в обиду тебе, но... ОНИ РЫЖИЕ!
   Схватив за концы жгуче-морковные локоны, она вздернула их вверх на вытянутую руку, потрепала и отпустила. Каскад искрящихся в лучах солнечного цвета волос, рассыпался по плечам расплавленным металлом и до того обворожительно она выглядела, что даже я залюбовалась. Интересно, что они сделали и как добились подобного оттенка?
   - Тебе очень хорошо и ты так намного ярче выглядишь. Придворные ирии падут от твоих чар. Как думаешь, Горсит одобрит или нет? Не знаешь, ему нравятся рыженькие?
   - Не знаю, - буркнула Лоли и насупилась. - По-моему, он обмолвился Тарину, что твой оттенок волос его восхищает.
   Угрюмое выражение на лице изменилось, а затем на ее губах расплылась по-детски счастливая улыбка.
   - Вот теперь и проверим, насколько сильно я ему нужна. Нечего было говорить, что я ему нравлюсь в любом виде!
   Потирая ручки, она вскочила и забегала по комнате, протаптывая тропинку в толстом ковре.
   - Мы скоро вернемся? - спросила она, покусывая длинный ноготок на указательном пальце. - Хотя, можно не спешить. У меня еще целая бутылка этого чудо средства. И представляешь, они подлили его в наш шампунь для волос. Так... - спохватилась она, - ты не будешь им мыть голову. Не к чему, а мне надо!
   - Может, лучше спросить рецепт? - тихо посоветовала я, читая отчет о хранящихся на складе вещах и запасах провизии.
   - Ну-ну, - хихикнула она, - те выдры мне быстрее рецепт средства для депиляции подсунут. На ком я буду проверять действие?
   - А поговорить с ними не пробовала?
   - Еще чего! - закипела Лоли. - Ты не помнишь, как они нас в первый же день обсуждали и гадости говорили. Мне хотелось их сослать на рудники в северные провинции. Хотя, нет, я лучше придумала. Знаешь что, мы их к таршийцам в качестве свадебной свиты зашлем... ой!
   - Да ничего, - отмахнулась я, но на душе заскребли кошки. Скорее бы ответ от отца пришел.
   - Сюзи, я не хотела, - подбежав ближе, она обняла меня за плечи и тихо попросила прощения.
   - Не надо, я все понимаю.
   - А может тебя подменить на одну из этих куриц? Ведь на самом деле вовсе не обязательно, что это было сделано по королевской воле, - Лоли подалась вперед, и голос ее сделался вкрадчивым, - как думаешь, таршийцы поймут, что перед ними подделка?
   - А их жрецы? Нет, я этого не допущу, они и казнить кого-то могут! На моей совести не будет смертей.
   - Парой-тройкой всегда можно пожертвовать и вполне можно пережить.
   - Я же сказала, Лоли! Если это моя судьба, я ее буду принимать с достоинством и без выискивания лазеек.
   - Это качество в тебе меня одновременно и бесит, и восхищает.
   Пожав плечами, я продолжила читать отчеты, стараясь не падать духом. Знала бы Лоли, чего мне стоит вести себя беззаботно и улыбаться каждое утро, когда внутри масса противоречивых чувств раздирают меня на куски. Хуже всего разъедающая душу тревога, которая многократно возросла после отъезда Виталлион. Может, это чувство связанно с письмом, которое он увез с собой?
   'Нет, Сюзанна, постарайся об этом не думать!', - приказала я себе и погрузилась в работу.
  
   Тень. Имение Фицрайлинов
   Виталлион свернул лошадь с проселочной дороги и поскакал по едва видневшейся тропке. Мы держали курс на юг, и температура постоянно поднималась, пока не стала удушливо-жаркой в обед. В остальном, погода во время нашего путешествия стояла превосходная и мне даже удалось насладится дорогой и приятной компанией. Маг оказался прекрасным собеседником, которому удавалось поддерживать разговор на любую тему и насколько бы не был высок его статус, он всегда находил подход к любому существу. Будь то норовистая лошадь, которую нам подсунули на станции, когда мой конь подвернул ногу, или ушлый трактирщик, который хотел нажить на нас целое состояние, или разбойники, которые намеревались ограбить случайных путников в нашем лице. Он нашел такие аргументы, что даже я спорить бы не решилась, куда этим провинциалам против столичного мага переть.
   Улыбнувшись своим мыслям, я проводила спину Лиона задумчивым взглядом и прикусила губу. Чем больше мы находились рядом, тем сильнее мне хотелось нормальной жизни. Только вот от ритуала, в случае моего согласия я получала совсем другое. Неразрешимая дилемма, терзавшая меня уже второй день, снова вызвала приступ тоски о теневом пространстве. Как же хорошо, когда чувства притупляются настолько, что их перестаешь замечать? Ума не приложу, как остальные умудряются жить и мириться с ворохом совершенно ненужных переживаний.
   Я не могла объяснить даже себе, откуда берется эта навязчивая потребность находиться рядом с Лионом, прикасаться к нему, разговаривать и слышать его голос.
   Чтоб отвлечься от размышлений о чародее, я огляделась по сторонам. Лес неуловимо менялся по мере того, как мы приближались, по словам мага, к поместью Фицрайлинов. Деревья становились узловатыми и кривыми, будто их покорежило неведомой силой, но они вопреки всему продолжают бороться, цепляясь корявыми когтями веток за жизнь. Про животных я вообще молчу, даже духу их не наблюдалось, а птицы испуганно каркали и те одни вороны. Никогда еще не приходилось видеть настолько убогих пернатых.
   - Странно это все, - тихо проговорил маг, натягивая поводья. - Может, вернемся в село?
   - Оно мне тоже не очень понравилось, - покачала я головой. - Таких странных селян я еще не встречала. И уж поверь, я столько попутешествовала в свое время, что мне есть с чем сравнивать.
   - Я ничего не заметил... - задумчиво начал маг, а потом оглянулся на меня и остановил коня. - Рассказывай, что тебя насторожило.
   - Не то, чтоб насторожило, просто странные они. Понимаешь, обычно в меленьких селах все друг о друге осведомлены, и того хуже, половина родней приходиться. Сам знаешь, если праздник какой-то, гуляет все село. Они всегда при встрече здороваются и о делах справляются, а тут молчаливые и будто заторможенные, дети тихие, словно зачарованные и людей мало. Пока мы ехали я лишь девять душ насчитала, хотя уже за полдень перевалило и те женщины да дети.
   - Так сейчас самая горячая пора. Посев и все мужчины, скорее всего, на полях.
   - На каких? Нет, я тоже сначала так решила, но мы же потом проезжали мимо заросших бурьяном полей. Думаю, их уже второй год не обрабатывают, не меньше. Ты ничего подозрительного в магическом плане не почувствовал?
   - Немного фонило эманациями смерти, но такое бывает, когда кто-то недавно умер не своей смертью. Я подумал, что где-то произошло убийство и...
   - Странно, кладбище у них совершенно лишено каких-либо загрязнений и проявлений. Я бы увидела. Мы же проезжали мимо, но травой все там поросло ужасно. И знаешь, такое неприкрытое неуважение к усопшим в селах не приветствуется. Это же пример для подражания, и селяне понимают, что их дети будут к ним относиться точно также.
   - Надо было спешиться и поговорить с ними.
   - Надо было, но возвращаться я не хочу. Мы потеряем четыре часа и приедем в поместье к сумеркам.
   - Хорошо, - согласился маг, после короткого молчания. - Только, постарайся... действуй по обстоятельствам и можешь пользоваться всем, что у тебя есть в арсенале. В случае необходимости! Хорошо?
   - Ты что-то чувствуешь?
   - Не могу сказать почему, но мне очень не нравится это место и чем дальше, тем больше.
   - Ясно, - шепнула я и поправила кружева на вороте рубашки. - Мне бы переодеться, если...
   - А как я тебя в таком случае должен представить Фицрайлинам?
   - Никак, - буркнула я, - лучше если они меня вообще видеть не будут.
   - Мы уже несколько раз обсуждали эту тему, и я не буду меня свое решение. Тиана, мне показалось, мы все выяснили в прошлый раз.
   Закатив глаза, я мысленно досчитала до десяти и выдохнула. Так же меня бесило это обращение. Тиана - это производное от Тень, чтоб люди на улицах не косились. Только это не мое имя и мне оно не принадлежит. Уж лучше Тень!
   - Вот о чем я прошу тебя, Лион, хотя бы, когда мы одни не называй меня так. Это не мое имя, и я оказываюсь на него реагировать.
   - Прости, - покаянно проговорил маг и продолжил путь.
   У моей лошади путались ноги в высокой траве, от чего мы немного приотстали от коня, на котором ехал маг. Не понимаю, почему дорогая к ближайшей от поместья деревне настолько заросла бурьяном. Сказать бы, что в здешних местах принято держать собственное хозяйство, так нет же. Лето в этих краях жаркое и под палящим солнцем запахи скотного двора настолько едкие, что даже дышать трудно. Все, хоть сколь нормальные землевладельцы, строят скотные дворы в ближайших селах, чтоб не нюхать одурманивающие ароматы. И уже оттуда берут готовые продукты для кухни, но по этой дороге уже давно никто не ездил и это четко видно по старой колее, которая практически выровнялась и заросла бурьяном.
  - Я надеюсь, совершенно не нужно напоминать, что в случае необходимости мне не составит труда защитить себя? - напомнила я магу, чтоб не забывал, кем являюсь на самом деле. Странное дело, как только я перерастала демонстрировать самостоятельность он начала принимать меня за избалованную дами, которой необходимо обеспечить комфорт и защиту любой ценой.
   - Думаю, и мне не стоит напоминать, что сейчас тебе не обязательно выполнять условия договора. Просто, насладись поездкой и перестань искать предлоги, чтоб вернуться в свой прежний облик.
   Пожав плечами, я погрузилась в размышления на тему: пройду ли я ритуал или нет. Странно было только одно, я уже мысленно согласилась на его проведение, и даже грусти не возникало из-за того, что я могу потерять. В случае успеха нашего предприятия я получу гораздо больше, чем потеряю. За долгое время, проведенное в путешествиях и включая это, я успела понять, что значит тепло семейного уюта, потребность жить ради кого-то и радость от того, что рядом есть кто-то дорогой и любимый. Нет, я конечно не питаю иллюзий и не думаю, что мне судьба преподнесет подарок в качестве любимого и любящего мужа, нет. Только я знаю, что у меня обязательно будет ребенок, которого я обязательно буду любить, и он уж точно будет отвечать мне взаимность. Частично зная историю своего детства, я могу с уверенностью сказать, что родители меня любили, а за себя могу гарантировать, что я их боготворила даже тогда, когда осиротела.
   Удивительно, но только сейчас я поняла, что душа моя прекратила метаться и получила единственную верную цель.
   - Тень, - позвал меня Лион, привлекая внимание и указывая на большой особняк. Правда, вид у него был, честно скажем, не очень. Сад и клумбы поросли сорняками, подъездная тропинка завалена прошлогодней листвой, окна заплетены паутиной и такое чувство, что они даже солнечный свет внутрь дома не пропускают.
   - Может, они переехали в другой дом, а этот стоит в запустении? - предположила я тихо, хотя сама до конца в этом была не уверенна.
   - Возможно, - угрюмо буркнул маг и направился к главному зданию. Чуть позади, виднелись еще какие-то постройки, но нас они не интересовали. - Сейчас проверим. Только, что-то мне подсказывает, тут не все так просто. Остаточная магия есть, правда я не могу идентифицировать ее источник, и это очень настораживает.
   - Может, я уйду в теневое пространство и посмотрю, что там происходит? Явно уже, что хозяева нас встречать не будут, и объяснять никому не придется, откуда я взялась.
   - Хорошо, только без самодеятельности!
   - Слушаюсь и повинуюсь, - улыбнулась я, растворяясь в тени.
   - Догадываюсь, - протянул маг, - как тебе этого не хватало!
   - Не скажу, что мне было легко, но и не настолько сложно, как бы этого хотелось.
   Соскочив с лошади, я двинулась к порогу, оценивая пространство. Привкус ржавчины и тлена на губах навеял смутно-знакомые воспоминания. Я уже чувствовала присутствие этой извращенной силы, и даже магией остаточный след назвать было нельзя.
   Истлевшие, багрово-черные лохмотья извращенной энергии окутывали все здание. Меня будто молнией шарахнуло воспоминание из пустыни.
   - Хаш-Халы, - зашипела я, толкая незапертую дверь.
   Маг шел следом, четко ориентируясь по следу и отслеживая мои действия.
   - Ты в этом уверенна? - почему-то шепотом спросил он.
   - Да! Я уже видела нечто подобное и с уверенностью могу опознать.
   - Вот так новость! И все слуги словно сквозь землю провалились, - пробурчал Лион, а я почему-то была уверена, что мы их где-то найдем, как и хозяев особняка.
   Правда, своими подозрениями я делиться не стала. От мерзкого ощущения, будто мы вляпались во что-то очень дурнопахнущее хотелось отделаться побыстрее и снести этот дом до самого основания.
   Сомневаюсь, что здесь хоть кто-то сможет дальше жить.
   Мебель была припорошена пылью, на полу четко отпечатывалась следы от обуви мага, но вся обстановка в доме оставалась целой и казалось, что обитатели вот-вот вернутся из затяжной прогулки. Только это впечатление исчезло, когда мы вошли в столовую. Стол был сервирован на десять человек, а в тарелках мумифицировалась еда. Сгнили и высохли фрукты на подносах, в бокалах высохло и почернело вино, хуже всего выглядела индейка на большом блюде или точнее то, что от нее осталось. Даже черви расползшиеся и сдохшие на некогда белой скатерти не вызывали подобного омерзения.
   - Видимо, пообедать хозяева не успели, - заметил маг, а я брезгливо скривилась.
   За следующей дверью обнаружился большой музыкальный зал с пианино. Спертый воздух был пропитан запахом смерти и тлена. Окна были плотно задернуты шторами, и я не сразу поняла, что хрустит под ногами у Лиона, а потом, приглядевшись, сухо заметила:
   - Мухи.
   - Что?
   - Здесь полно мух.
   - Думаешь?..
   - Нет, я могу с уверенность сказать, что хозяева, как и слуги не покидали пределов имения.
   Шагнув через тень, я оказалась в потайной комнате размером пять на пять метров, не больше, но меня удивило не это. Помещение, в котором я оказалась, было в буквальном смысле завалено телами, точнее уже останками не первой свежести. Судя по всем признакам, обитатели этого особняка умерли примерно год назад. Осталось только понять, есть ли среди них Витория.
   - Думаю, не стоит говорить, что живых там нет! - появляясь из тени, проговорила я. - За стеной есть потайная комната.
   - Я так и думал, поэтому уже просканировал ее. Здесь нет потайных дверей или проходов. Если не трудной, найди мне дверь или проведи за собой.
   - О, да запросто, - воодушевилась я. Ну просто до дурноты не хотелось возвращаться в ту комнатку одной. Не то, чтоб я боялась покойников, просто, после проведения жертвоприношения Хаш-Халами не понятно, что там может быть и как это что-то может себя повести.
   Лион кивнул, ободряюще улыбнулся и взял меня за руку. От этого простого жеста почему-то сразу стало тепло, и ощущение мерзости отступило за задний план. Уверенность в том, что мне не придется в одиночку бороться со всеми последствиями проведения жертвоприношения - укоренилась в душе. Все будет хорошо!
  
   Виталлион. Имение Фицрайлинов
  
   Кони все утро шли ровной рысью, давая нам возможность смотреть по сторонам. Дорога, по которой мы ехали, была пустой и совершенно лишенной встречных всадников или попутчиков. Если честно, меня это радовало, а Тиана скучала, пока мы не въехали в деревню. И там лицо ее стало настороженным. Не знаю, что ее так удивило, только даже осанка изменилась. Она снова превратилась в воина, опасного и смертоносного наемника, но никак не дами. Боги, и когда только Тиана отвыкнет от этой своей привычки.
   Дальше дорога шла через лес и мне тоже передалась настороженность девушки. Что-то было не так с этим деревьями и вообще землей, структурой силы, потоками жизненной энергии. Остается только поражаться той чувствительности к миру, которая скрыта в этой хрупкой девушке. Она почувствовала что-то неладное, еще даже не приблизившись к зоне поражения. Не перестаю ею восхищаться.
   Тиана сбросила оковы теней, как только почувствовала опору в моем лице, и нравилась мне куда больше той холодной, рассудительной, собранной убийце которой была во дворцах. Внезапно я осознал: мне на самом деле хочется узнать ее именно такой, какой она предстала передо мной во время путешествия! Да, она не такая как те женщины и девушки, которые обычно привлекали мое внимание, но чем-то же она зацепила. Хотя нет, я знаю, что в ней меня привлекает. Она - умная, преданная, красивая, самостоятельная и отвергая все мои попытки привлечь ее внимание становится еще недоступнее и от того желаннее. В голову пришла забавная мысль: а что если ритуал не сработает, останется ли она рядом со мной? Сомневаюсь! Даже если я ее об этом попрошу.
   Почему-то вспомнилось сегодняшнее утро. Интересно, почему она так отреагировала, когда я ее спросил о ритуале. В том, что она согласится его пройти - нет сомнений.
   Размышления на приятные темы прервал пейзаж с основным мотивом: запустение. Особняк Фицрайлинов выглядел заброшенным и ... мертвым. Почему-то другого слова и подобрать не получалось. Дом был мертв!
   Внутри особняка дела обстояли еще хуже, а когда Тиана сказала, что тут замешаны Хаш-Халы, даже у меня похолодели руки. В случае опасности не знаю, смогу ли я им что-то противопоставить. Судя по размаху содеянного, даже предположить не берусь, какого уровня колдун тут орудовал, но сила у него просто колоссальная.
   - Сколько тут тел? - приглушенно спросила Тиана, проведя меня сквозь теневое пространство. - Как думаешь, колдун много сил получил после такого?
   - Думаю, очень много, - сухо заметил я. Почему-то не хотелось отвечать на первый вопрос, а расстраивать ее своими подозрениями, тем более. Если я все верно помню, Хаш-Халы забирают нерастраченную жизненную силу во время проведения ритуала у жертвы и чем она младше, тем энергии будет больше.
   - Да... - задумчиво протянула Тиана. - Когда-то в пустыне я видела последствия и возможности трех колдунов во время приношения в жертву трех девушек, но если он был один, а тут столько тел... беда!
   Не знаю как, но она все правильно истолковала и без моих подсказок.
   - Лион, а ты не можешь найти его по остаточному следу?
   - Нет. Могу попробовать опознать при случае и только, но найти никак. Это же не магия. Я даже не знаю, как работать с подобными эманациями.
   - Замечательно, - буркнул Тиана, и куда-то исчезла, оставив меня среди груды останков.
   Вот это действительно замечательно!
   Размяв пальцы, я отпустил шар поиска, благо у меня с собой было письмо, написанное рукой Витории и, проследив за коротким полетом заклинания, увидел, как одно из тел впитало поисковый маячок. Красивое некогда платье, утратившее краски и пропитанное бурой жидкостью, которая засохла на кружевах, позволило идентифицировать хотя бы пол жертвы. Правда, после заклинания мне подтверждений не требовалось. Предо мной было тело Витории, и погибла она вместе с остальными обитателями этого дома еще год назад. Теперь возникают закономерные вопросы: кто был при дворе вместо нее, и почему даже принцесса не догадалась о подмене?
   Склонив голову к плечу, я разглядывал останки целой семьи, несколько поколений перечеркнула чья-то безжалостная рука вместе со всеми слугами и, судя по количеству тел, родственниками. Сможем ли мы призвать к ответу убийцу? Страшно было даже подумать о том, что подобное преступление может остаться безнаказанным.
  
   Тень. Имение Фицрайлинов
   Оставив мага делать свою работу, я принялась исследовать дом. Если я все верно понимаю, тела свалили в той комнате, чтоб их не сразу нашли, а сам ритуал проводили в другом помещении. Я чувствую, что мне необходимо увидеть место, где погибло столько людей.
   Обыскав весь первый этаж, я остановилась в гостиной и огляделась по сторонам. Здесь что-то было не так. В общий интерьер не вписывались большой письменный стол, почему-то придвинутый к стене рабочей поверхностью, два лишних кресла, обивка которых была не того тона, да и исполнение более грубое, чем вся остальная мебель гостиной. Чутье мне подсказывает, что эта мебель была вынесена из потайной комнаты. Только, зачем это делать? Явно же не из-за того, чтоб разместить усопших в комфортных условиях. Может быть, их просто хотели забрать с собой те, кто совершили это убийство? Вот, и ажурная дверь, ведущая в другую комнату, как раз подходит под мою теорию. Судя по всему, вела она в зимний сад, который выходил во внутренний дворик. Стандартная планировка для здешних краев. Ну, если дом не слишком древний, а этот новый и достроили его не так давно.
   Отворив дверь, я пошатнулась и захлопнула ее обратно. Боги, как я сразу этого не заметила. Переход в теневое пространство дался легко, даже сказала бы, что я с радостью отдала все свои эмоции в откуп. Меня мутило, тошнило и хотелось разорвать мерзавца, который это сделал собственными руками. Первоначальные предположения оказались в корне не верны. Да и правда! Зачем колдуну, сотворившему нечто подобное прятать тела? Абсурд. Они ему просто мешали.
   Да, вот так просто! Он избавился от них, чтоб провести следующее жертвоприношение, только теперь не взрослых убивали, а детей.
   - Тень! - громко позвал Лион, отодвигая деревянную панель и выныривая из потайной дверцы. - Ты здесь?
   - Здесь, - хрипло ответила я, и в необъяснимом для себя порыве вышла из тени и обняла мага, прижимаясь к нему всем телом. Мне было совершенно безразлично, что он подумает и как на это отреагирует. Просто, мне было необходимо почувствовать тепло живого человека рядом. Согреть душу и почувствовать поддержку.
   - Эй, красотка, что случилось? - попытался подшутить он, но сразу понял, что произошло что-то из ряда вон выходящее.
   Ответить не было сил. Я просто стояла и молчала, жадно впитывая его тепло. Если закрыть глаза, на минуту можно представить, что это лишь дурной сон и сейчас я проснусь. Просто открою глаза и не будет всего того ужаса, который творился за стеной этой комнаты.
   Наверное, после подобных переживаний и черствеешь душей. Забываешь, что такое сострадание. Да и как можно сострадать после увиденного сегодня, тем более, если прекрасно понимаешь, насколько жесток этот мир.
   - Я нашел Виторию, - тихо проговорил маг. Ему, видимо, было не комфортно просто молчать. - Ее останки среди прочих в той комнате.
   - А кто же тогда был во дворце?
   - Хотел бы я знать ответ на этот вопрос.
   - И я тоже.
   - Нам, наверное, пора возвращаться во дворец. У меня есть еще одни кристалл переноса... если пожелаешь, мы можем...
   - Там за дверью есть еще кое-что, что тебе надо увидеть, - перебила я мага. Как бы мне не хотелось оказаться от этого места как можно дальше, я этого не сделаю, пока не разберусь во всех деталях.
   Отстранившись от Лиона, я указала на дверь, ведущую в зимний сад, и отошла в сторону.
   Хоть маг и ожидал подвоха, но реакция его была примерно такой же, как и у меня. Только дверь обратно он захлопывать не стал.
   - Сколько же там было крови, - осипшим голосом протянул он, и до того пугающе это прозвучало, что я не сдержалась и передернула плечами. - Даже деревца погибли... не выдержали. Как я раньше этого не заметил?
   - Я тоже задалась этим вопросом, - и только теперь заметила странные знаки, вырезанные внутри дверного проема. - Посмотри на это. Что?..
   - Странный алфавит, - задумчиво подметил Лион, переключившись на работу. - Я ничего подобного не видел, но тут точно что-то написано.
  - Думаешь?
   - Определенно. Понимаешь, если бы не эти письмена, каждый маг королевства почувствовал бы выброс подобной силы. А так... это своего рода защита от нас и это совсем плохо. Колдун, совершивший этот ритуал, хорошо все продумал, не будь периметр данного помещения надежно изолирован, сюда бы набежала куча стражи из Туманной башни еще до окончания первого жертвоприношения, не говоря уже о втором. Судя по всему, он и его сподручные, одному просто невозможно провести столь массовое убийство, еще какое-то время тут жили. Второй ритуал проводили позже первого на несколько недель, а то и месяц.
   - Но как? В доме все... посмотри, ничего же не тронуто, и стол накрыт явно для хозяев.
   - Не знаю. Возможно, они обитали в тех постройках, что за домом.
   Высказав свое предположение, маг прошелся по гостиной, задумчиво разглядывая стены, а потом остановился около деревянной панели, за которой была дверь, ведущая в потайную комнату. Отодвинул ее в сторону и начала изучать проем.
   - Видишь, - указал Лиона на символы подобные тем, которые мы видели. - Если бы я сканировал эту стену при помощи магии - ничего бы не нашел. Странно... там можно спокойно пользоваться магией и ничего, а отсюда... хм.
   - Я не понимаю. Что ты этим хочешь сказать?
   - Эти помещения изолированы от внешнего воздействия. Все что происходило там, там и осталось. Колдун сделал это намеренно, чтоб собрать всю силу и обезопасить себя. Вот как ему удалось не потерять концентрацию в момент выброса, он просто оградил контур и постепенно вбирал высвобожденную энергию. Надо только понять, как ему это удалось. Контур... все дело в нем. Необходим замкнутый контур! Кристаллы? Сомневаюсь. Куда их устанавливать и для... нет, не так! Что-то важное упускаю из виду.
   Далее мага прорвало, только речь стала не совсем связной. Он что-то тихо бурчал себе под нос, меряя гостиную шагами, а затем вообще, вынул из кармана потертую записную книжку в кожаном переплете и начала что-то записывать.
   Чтоб не мешать Лиону, я оставила его одного и вышла на улицу. Свежий воздух немного помог, и голова чуть прояснилась. Странное и страшное место. Ни пения птиц, ни стрекота кузнечиков, ни жужжания пчел - ничего не напоминало о некогда цветущем имении. А в том, что оно было цветущим - сомнений не возникает! Даже листья на ветру шелестят как-то испуганно, будто чего-то боятся. Опустившись на землю у корней огромного покрученного дуба, я подняла голову вверх в ожидании непонятно чего. Маг мог задержаться в доме на неопределенное время, мне же там делать было нечего.
   Взглянув на полосу великолепной синевы, проглядывавшую сквозь ветки возвышающегося надо мной дуба, я мысленно попросила у Богов прощения за все то зло, которое мы направляем друг против друга и против мира, но небеса казались такими же далекими, как и прощение.
   Возможно, прорицатели таршийцев были не так далеки от истины и чернота медленно, но уверенно окутывает наш мир. Откуда она взялась? Что нас ждет впереди? Как противостоять тому злу, которое может напасть в любой момент?
   Небеса остались безмолвными, а в медитативное состояние рядом с этим зданием погружаться не хотелось. В душе поднялась волна гнева направленна на тех, кто хотел осквернить ставший мне родным мир. С каким удовольствием я бы сделала с ними то же самое, что они с людьми, которые жили в этом доме. Ужас от осознания последней мысли вывел из оцепенения. Я не могу уподобляться им и не стану.
   Поднявшись на ноги, я отряхнула юбку от приставших к ней сухих листьев и прошлогодних травинок. Вероятно, я должна любыми силами предотвратить беду, нависшую над миром. Не будь этой острой потребности, я бы не оказалась в центре событий, да и видения, посланные мне, служили этому прямым подтверждением. Если выразиться более определенно, в конце концов, разве не случай привел меня во дворец, и подписание королевского контракта было лишь началом.
   Просвеченные солнцем тени, казалось, кивали в знак согласия со мной, но помочь они ничем не могли, как и не могли подсказать, что делать.
   Оглянувшись по сторонам, я потерла лоб, пытаясь сообразить, что делать дальше. Лошади настороженно прядали ушами, прислушиваясь к малейшим шорохам и последив за их поведением, я увидела некоторое сходство с поведением селян.
   - Можем возвращаться во дворец, - проговорил Лион, появляясь на ступенях. - Я пришлю сюда доверенных людей, чтоб провели тщательное расследование. Мне пока не все понятно.
   Выглядел он сейчас плохо. Под глазами залегли глубокие тени, взгляд потускнел, а черты лица обострились. Видимо, извращенное энергетическое поле пагубно влияет на магов и им следует держаться подальше от подобных мест.
   - Мне необходимо вернуться в то село, которое мы проезжали. Почему-то не дает покоя поведение тех крестьян. Они ничего не знали или просто не сказали, хотя живут совсем близко. Да и дети... - довершить мысль мне не позволил маг.
   - Я тоже об этом подумал. Слишком много детей было убито и почему-то мне кажется, что некоторые вполне могли быть украдены в селе. Почему они не искали их? Почему не приходили сюда? В полно дорогих веще, которые можно украсть и продать, чтоб покинуть эти края навсегда.
   Хотелось бы мне возразить, что крестьяне оказались умнее нас и просто побоялись лезть в этот страшный дом, но я не стала. Что-то в их поведении настораживало, и было знакомым, только вот не сильно вписывалось в картину мира.
  
   - Доброго дня, уважаемый ирий! Позвольте спросить, что привело вас к моему дому? - худощавая женщина с обветренным и загорелым лицом выглядела испуганно, хоть и пыталась держаться и не впадать в панику.
   На руках у нее посапывал годовалый ребенок, а за спиной крутилось еще двое трех и пяти лет, но все были настолько разными, что создавалось впечатление, будто это не ее дети, а соседские. Правда, нечто общее угадывалось в чертах лица и эти бесцветные серые глаза. Нет, они точно ее дети, только отцы, судя по всему у всех разные. Две девчонки и старший мальчишка.
   Впускать нас внутрь своего дома она не сбилась, продолжая стоять на пороге и рассмотреть убогую обстановку убралось лишь с краю.
   - Не ответите на несколько вопросов?.. - начал маг, но почему-то запнулся и более жестко продолжил. - Вы каторжанка! Но как здесь оказались?
   Теперь и я заметила знак на шее, который женщина тщетно пыталась закрыть косынкой.
   - Не надо... не... пожалуйста. Ради моих детей! Не говорите никому. Я вас умоляю... Богами заклинаю, не говорите никому. Мы тут... тихо... никто! Никто о нас не узнает!!!
   Разрыдавшись, женщина бухнулась на колени и начала целовать ботинки мага. Ребенок до этого мирно спящий на руках начала ворочаться и хныкать. Маленькая розовая ручка выпуталась из покрывала и схватила мать за старое, истертое платье на груди.
   Лион опешил от подобного, и лишь широко раскрыв глаза, смотрел на детей, которые так же, как и их мать, ударились в истерику. Малышня в точности подражала матери и им повод поплакать без надобности.
   - Молчать! - скомандовала я, и все заткнулись, как по мановению волшебной палочки. - Поднимись и успокой ребенка!
   Младшая девочка, выждав пару секунд, залился ревом и не сильно внимал моему рыку.
  
   Освободив проход, женщина прошла внутрь лачуги, в которой жила с детьми и, уложив ребенка в люльку, начала его качать, сдавленно напевая колыбельную.
   Маг, согнувшись, вошел следом, мне же пришлось наклонить голову, чтоб не удариться о дверной проем. Дом изнутри был еще меньше, даже чем выглядел снаружи и после того, как мы все оказались в одной маленькой комнатке - дышать стало тесно.
   - Присаживайтесь, пожалуйста, Ваша Светлость! - тихо проговорила она, а я лишь уголками губ улыбалась, проследив за магом. Интересно, как она так лихо определила его титул.
   - Нет, благодарю... - начала он, а я покачала головой и указала на засаленный табурет. Пусть хоть немного почувствует себя свободнее, а то ведь маг стоит как грех, нависая над душами, и давит своим авторитетом.
   Да и ему будет удобнее, все не потолок головой подпирать. Вот, даже выровняться не может.
   - А вы... - робко посмотрев на меня, она сжалась и замолчала.
   - Мне ничего не надо. Послушайте, если вы ответите на все наши вопросы, мы никому ничего не скажем. Поверьте, нам сейчас не до поиска беглых каторжан!
   Женщина бросила в мою сторону еще один робкий взгляд и уселась на лавку около печи. Натруженные пальцы перебирали край передника из пестрой, но дешевой ткани. Потемневшая от работы кожа на руках была сухой и потрескавшейся, под ногтями чернела грязь, а на запястьях виднелись застарелые следы от кандалов.
   - Нас тут таких двенадцать душ с детьми. Кто откуда сбежал, а кого и сами отпустили, чтоб не в поселении подыхали. Я не бежала, меня надзиратель пожалел, думал, я помру в пути. А нет, выжила и детей забрала у злобной выдры. Она их била и заставляла попрошайничать. Меня же судили за кражу драгоценностей у хозяйки, я служанкой была, но никакие драгоценности в руках не держала. Парис знал об этом и... Маланья от него. О ней он не знал. Я промолчала, чтоб деток увидеть.
   Исповедь лилась из нее поток, иногда не очень связным и понятным мне, но перебивать ее никто не спешил.
   - Я случайно услышала о покинутой деревне. Мы сюда в начале осени дошли. Пешком дошли, некоторые по дороге прибились и вот так, нас одиннадцать получилось. Потом еще Налия с Тарисом на руках пришла, перед первым снегом.
   Теперь хоть что-то ясно стало. У этих женщин не было выбора. Они шли сюда за подобием нормальной жизни, потому что в другом месте найти ее не могли.
   - А как вы выжили? Без еды, запасов... - шокированной спросил Лион, наконец-то придя в себя. - Зима в этом году была голодной и холодной.
   - С брошенных полей собрали неплохой урожай. Грибов полно в лесу еще было. Сушили и делили поровну. Фруктовый сад неподалеку есть, так там и поздние яблоки, и груши были, еще красные такие круглые фрукты на кустах и оранжевые. Виноград до морозов собрали. А Налия и Валла хорошими охотницами оказались. Всю зиму мясо было, а со шкур детям обуви нашили. Живем потихоньку. Не мешал бы никто. Мы зла не причиним и назад не хотим. Не рассказывайте никому. Нам здесь... хорошо.
   Неуверенность в последних словах заставила нахмурить брови.
   - Что-то происходит, ведь так?
   - Нет-нет, что вы? - попыталась улыбнуться она, но вышло неубедительно, и я покачала головой.
   - Мы за деток боимся. Прежние жители этого села бежали отсюда в страхе, даже вещи побросали. Никто не может сказать, что их так напугало. Молчат все, как рыбы. А сейчас детки болеть начали сильно. Боимся...
   - Не бойтесь! - что-то для себя решив, уверенно проговорил маг. - Вас никто не тронет, и дети скоро болеть перестанут. Только, в имение за тем лесом не ходите. Все зло от него. Хорошо?
   - Мы и не ходили. Знали, что там что-то есть, но Налия чары, словно яд чует, и запретила нам даже к лесу подходить. Она сказал, что там черным-черно все, а детки самые восприимчивые.
   - Она все верно вам сказала, - кивнула маг. - А где эта Налия живет?
   - Через два дома от меня. Пойдемте, я вас провожу.
   Подхватившись на ноги, женщина заспешила к двери в надежде поскорее от нас избавиться.
   - Я могу взглянуть на вашего ребенка? - спросил маг, пристально наблюдая за люлькой.
   - Нет!
   Подобной твердости от этой тощей женщины я не ожидала. Она словно тигрица кинулась наперерез Лиону, закрывая собой люльку.
   - Вы же прекрасно знаете, что она больна.
   - Не... я не знаю, - искаженным от боли лицом, она повернулась ко мне, ища поддержки, как у женщины. - Хуже не будет?
   - Не будет! - заверила я ее.
   Чисто по-человечески мне было жаль эту женщину, и я чувствовала, что она не врала, когда говорила о краже. Она ничего не брала, но никто не поверил простой служанке, и суд исковеркал жизнь не только ей, но и ее детям.
   Видимо, Лион пришел к тем же выводам и решил помочь малютке. Надеюсь, у него это получится. Крошка мирно посапывала в люльке и не знала, что ее хочет исцелить придворный маг, титулованный ирий, который приходится родственником королю. Вот уж небывалое событие, но, как показывает жизнь, есть место сказке и в нашем мире.
   Женщина отошла от ребенка и, ища поддержки, прижала к себе двух других крох, которые до этого молча жались друг к другу в углу. Эти дети напомнили мне меня, когда учитель впервые подобрал и привел с улицы в дом бродяжку. Только с одни исключением - я была одна.
   Чтоб не мешать магу, я вышла на улицу и вдохнула свежего воздуха. Хотелось помочь этим детям и, хотя бы накормить.
   У низенькой плетеной изгороди паслись наши лошади и недолго думая, я выбрала из сумок всю еду, что была у нас с собой и вернулась в дом.
   - Это вам! - сглотнув ком в горле, я сгрузила на стол сыровяленое мясо, твердый сыр, булочки, орехи в меду и прочие запасы, закупленные в дорогу. Тем более что нам они не понадобиться. Сегодня мы будем ужинать при дворе.
   Дети округлившимися глазами смотрели на меня и не решались подойти к столу. Боги, какие же они худенькие.
   - Не волнуйтесь, - улыбнулась я тепло, пытаясь не выказать тех чувств, которые будоражили меня, - все свежее!
   Трехлетняя малышка, правда, может быть ей больше, просто она недоедает и от этого медленно растет, робко улыбнулась мне. Женщина, проследив за ее лицом, ласково погладила девочку по голове и подтолкнула к столу.
   - Все, - выдохнул маг, завершая заклинание. - Теперь с ней будет все в порядке. У вашей дочери есть сила и поэтому сквера затронула ее даже здесь. Не знаю, какой уровень будет у нее, когда она вырастет, но уже явно выше среднего. Отдайте ее на обучение - это не просьба, а приказ. Вот, - с этими словами, он снял с шеи какой-то медальон с зеленым камнем, сверкнувшим даже в темноте лачуги и надел на малышку. - Это защитит ее до того момента, как она научится контролировать свою силу.
   Я шокировано переводила взгляд с мага на женщину и не могла понять, она сейчас упадет в обморок или снова рухнет на колени перед новоявленным божеством, коим теперь для нее является Лион.
   - Можем идти? - не выдержала я. - Нам надо спешить!
   - Погоди, мне необходимо переговорить с той женщиной, которая чувствует магию. Возможно...
   - Ваша Светлость, ее сейчас нет. Она на охоту ушла с самого утра и вернется только вечером. Простите, - смущенно проговорила женщина и потупила взор, словно на исповеди.
   - Кто она такая? У нас нет времени ее ждать!
   - Она знахарка... в травах и растениях разбирается, будто знает о них все-все и разговаривает с ними. Я сама слышала.
   - Знахарка, говоришь...
   - А она случайно не хасанка? - уточнила я, улыбаясь от того, как интенсивно закивала женщина, отвечая на мой вопрос.
   - Если так, теперь понятно, почему она сразу поняла и всех предупредила. Этот народ живет в гармонии с природой и очень хорошо ее понимает. Да и не надо быть провидцем, чтоб что-то говорить. Лес, животные, птицы - все разительно отличается от того, что с севера окружает село. Куда она на охоту ходит?
   - Только на север, к озеру. Туда все зверье на водопой идет. На юг ни-ни, нет ни одной живой души.
   Странно и необычно было видеть мага таким задумчивым и в тоже время добрым. Он просто так помог совершенно незнакомому ребенку, отдал свой амулет и даже слов благодарности слушать не стал. Отмахнувшись от клятвы долга, и что-то бурча себе под нос, он вышел на улицу, оставив меня наедине с восторженной им женщиной.
  
   Тень. Королевский дворец
   Тускло освещенный кабинет навевал воспоминания, а сидящие напротив меня Лион и Феликс были чем-то явно озадачены. Магу еще можно простить, тут все ясно, он так и не вышел из состояния глубокой задумчивости, но что с королем. Если бы я не была уверенна в том, что они до этого и парой слов не перекинулись, можно было бы списать на обстоятельства, а так не понятно. Феликс пока ничего не знает о том, что нам удалось выяснить. Как только Лион активировал кристалл переноса, мы оказались на заднем дворе городского дома чародея. Это я потом узнала, а так подумала, что это дворец и не просто какой-то там. Помпезное и претенциозное строение мозг напрочь отказывался называть домом. Дворец и только так! Я со священным трепетом несколько минут разглядывала представшие взору узкие окна, островерхие башенки и ажурные балконы.
   Лиона встречали как родного, хотя навстречу нам вышли только слуги. Видимо, они ему заменили семью, когда его родителей не стало. Удивительно, насколько кардинально изменилось мое о нем мнение, после столь короткого путешествия. Маг оказался не зазнавшимся снобом, который прожил свою жизнь за всем готовым, а добрым и сердечным человеком, готовым прийти на помощь любому, кто этого просит и заслуживает. Почему-то без восхищения я о нем думать не могла. Как маг он хороший специалист и душа у него не зачерствела даже после того, что он пережил. Другой бы озлобился на весь мир, но не Лион.
   Прихватив мой взгляд, он улыбнулся мне и подмигнул, будто мысли прочитал, а я смутилась. Боги, неужели у меня на щеках вспыхнул румянец.
   - Ну и... кто из вас начнет? - нарушил тишину король, которому надоели наши гляделки. - Тень, вам очень к лицу это платье.
   - Благодарю, но это все заслуга Лион.
   О, теперь понятно, почему он так озадачено смотрел на меня. Я же не стала переодеваться, чтоб не тратить время. Правда, кухарка Лион не отпустила нас просто так и накормила то ли поздним обедом, то ли ранним ужином, но все было очень вкусным.
   Во дворец мы добирались на лошади мага, и как только подъехали к воротам, я сразу ушла в теневое пространство, чему Лион не возражал. Да уж, я бы посмотрела, как он объясняет всем встречным мое странное появление при дворе.
   - Мы нашли Виторию, - начал маг, после того, как Феликс лукаво улыбнулся и перевел взгляд с меня на Лиона и обратно, - точнее, ее останки. Девушка умерла, примерно, год назад, а вот при каких обстоятельства - это самое интересное. Правда, лучше всего рассказывать все по порядку...
   От того, как он ровно и спокойно описывал Феликсу все события, произошедшие с нами, у меня в душе крепла гордость за мага. Хотя я не имела никакого права на это, и от последнего становилось грустно.
   - С кандидатурой на замену Сюзанны вы так и не определились? - выслушав и немного помолчав, спросил король. У него явно сдвигов в решении данного вопроса даже не намечалось.
   Лион бросил на меня пытливый взгляд и заломил бровь, безмолвно спрашивая, приняла ли я решение. Он до последнего момента оттягивал этот разговор, и я ценила то, что маг предоставил мне право озвучить свое решение.
   - Да, - выдохнула я. Почему-то именно в этот момент на мгновение стало страшно, будто я в омут с головой бросилась, но что-то менять уже было поздно. - Кандидатура перед вами.
   Феликс непонимающе моргнул и посмотрел на Лиона.
   - Не я, если вы на это намекаете.
   - Но... Тень, - какая-то мысль рождалась в голове короля в муках.
   - Что-то не так? Или может быть я не достойна подобной чести?
   Мне необходимо было услышать ответ, потому что реакция Феликса на мое согласие мне ну очень не понравилась.
   - Кто же тогда будет защищать Сюзанну и моего внука? Не поймите меня не правильно, но ее безопасность...
   Оборвав свою речь на полуслове, он устало закрыл глаза и замолчал.
   В принципе, меня его ответ устроил. Феликс не мог решить, что ему дороже: дочь и внук или мир в стране, а если учесть тот факт, что Хаш-Халы уже орудуют на территории королевства - страхи его не безосновательны. Кто даст гарантию, что завтра не приедет очередная подружка принцессы, которую убили полгода назад? Только вот мы даже догадываться об этом не будем, если маг что-то не придумает. Кто знает, смогу ли я отличить подделку от оригинала из воспоминаний. И опять-таки, если ритуал пройдет успешно - Сюзанна останется одна.
   - Можно нанять еще одну тень, - подсказал маг, почему-то бросившийся на мою защиту. Не поймешь его. Я до последнего была уверенна, что он не одобряет моего решения и всячески пытается отговорить от ритуала. Может, просто показалось?
   - Где? Ты же знаешь, что лучшая перед нами!
   - Ну, спасибо на добром слове, только есть и другие.
   - Нам необходима девушка, чтоб понимала Сюзанну. К тому же, она сейчас в очень деликатном положении!
   - Это усложняет задачу. Правда, можно приставить к ней... нет, так не подойдет.
   - Хорошо, этот вопрос можно обсудить позже. Делегация таршийцев на подходе, а ритуал требует время на подготовку и его проведение, - маг решил закончить наши рассуждения на вольную тему. - Тем более, даже Тень не сможет защитить Сюзанну от войны и Хаш-Халов, а угроза и от того, и от другого равносильная. Это оптимальный вариант! Феликс, очнись, невозможно усидеть на двух стульях одновременно. Пока ты мечешься в раздумьях, можно потерять все, что тебе дорого.
   Если честно, я от Лиона ничего подобного не ожидала. Столь жестка тирада, может стоить ему жизни. Феликс действительно очнулся и округлившимися глазами смотрел почему-то на меня.
   - Ты прав! - согласился с магом король, по-дружески хлопнув того по плечу. - Не думал я, что мы... а впрочем, какая теперь разница! Таршийцы в качестве союзников меня устраивают как никто, да и, - внезапно он улыбнулся совсем по-отечески, - Тень, я всегда мечтал о такой дочери, как ты. Если хочешь, можешь не верить, но твоя внутренняя сила, сдержанность, стойкость характера и ум не в последнюю очередь - меня восхищают. Даже если бы была другая девушка, столь же достойная королевской крови, я бы выбрал тебя. И чтобы ты не думала, что я не оценил твою жертву, можешь просить, все что угодно.
   Широко раскрытыми глазами я смотрела на Феликса и не могла понять, что меня больше радует. Нет, я была уверена, что другой кандидатуры у них нет, но его признание было искренним и хотелось верить в то, что я обрету настоящую семью.
   - Мне ничего не надо. Просто...
   В голове вертелись одни банальности, а хотелось сказать что-то такое, чтобы Феликс понял мои намерения. Мною руководили отнюдь не меркантильные намерения и последнее, чего я ожидала, так это награда. Да и зачем мне она? Все равно, так или иначе, мне предстоит уехать в Таршийское царство вслед за наследником.
   - Я благодарна вам, но мне ничего не надо сверх того, что я получу.
   - Вот, еще и за это я тобой восхищаюсь. В тебе совершенно нет корысти. Хорошо, можете идти, а у меня еще много работы. Виталлион, как подготовишь все для проведения ритуала - сообщи.
   - Послезавтра. Я уже все рассчитал - это оптимальное время, - поднимаясь, отчитался маг. - Есть еще поручения.
   - Нет ничего такого, с чем я не справлюсь и... я не хочу тебя отвлекать на мелочи, пока мы не решим самый важный вопрос.
  
   Виталлион. Королевский дворец
   Расходились мы все довольные собой, а я еще и Тианой был безмерно горд. Даже не ожила подобного исхода, но она удивила не только меня.
   - Вот даже, - сказала она, увидев улыбку на моих губах, - не знаю отчего, ты так на редкость весел. Только что чуть с жизнью не расстался и улыбаешься. Что на тебя нашло?
   - Пойдем, у меня поговорим. Боюсь, придворные не поймут того, что я сам с собой беседу веду. Начнут разбегаться...
   - И в углах гадить, - хихикнула она, растворяясь в тени.
   - Не исключено. А нам это надо?
   - Почему бы и нет.
   - Смею заметить, что ты тоже отчего-то очень весела.
   Разговор с Феликсом разительно отличался от тех, которые были у нас до отъезда. В его отношении ко мне появилось неоспоримое доверие, а с моей стороны изменилось лишь по той причине, что я стал понимать эмоции, побудившие короля действовать именно так, а не иначе. Когда кто-то приближается к твоей душе настолько, что ты начинаешь понимать и ставить его интересы превыше своих - жить становится труднее, но намного интереснее. Тиана безраздельно завладела моим вниманием и грусть в ее глазах заставляла гадать, что послужило тому причиной, а радость приводила к безудержному веселью из-за всяких пустяков.
   После аудиенции она будто камень сбросила с души, который до этого угнетал ее. Нет, я мог допустить, что она откажется в последний момент и поэтому промолчал, когда Феликс спросил напрямую, предоставив ей право окончательного решения.
   Я знал, почему она согласилась. Знал! Только до последнего на что-то надеялся, хотя и понимал - другого пути у теней нет. Ритуал отречения от прежней жизни очень сложный и требует безграничной концентрации. Не все ученики теней успешно его проходят, а после его проведения у воспитанника этой закрытой и изолированной касты лишь одна дорога и королевская кровь позволить Тиане вернуться к жизни. Я плохо осведомлен о методике проведения и о том, как именно функционирует ограничение теней, только даже представить боюсь, что последует за нарушение обязательств. Возможно, она мне потом расскажет, что именно собой представляет отречение, и как проходи сам ритуал, но мой Тень наотрез отказался говорить об этом.
  
   Тень. Королевский дворец
   Два молодых человека покосились на мага и явно удивленные его поведением пошли дальше. Возможно, я бы тоже так реагировала на странное веселье доселе угрюмого чародея, да еще и беседующего неизвестно с кем. В этой части коридора больше никого не было и складывалось однозначные впечатление, будто Лион спятил.
   На всех входах и выходах из дворца стояла удвоенная охрана, а по этажам прохаживались переодетые гвардейцы. Сначала это обстоятельство меня смутило, только спросить было не у кого: зачем подобные меры предосторожности? Лион, судя по всему, не осведомлен в этом вопросе, а к Феликсу возвращаться не хотелось.
   - Как ты думаешь, - шепнула я тихо, - зачем столько охраны?
   Маг пожал плечами, беззаботно улыбаясь встречному гвардейцу в парадном костюме. Правда одежда на нем сидела, как на козле седло и вызывала смех. Приученные к форме и снаряжению люди не могли элегантно ходить в узких панталонах, камзолах и накрахмаленных воротничках. Шаги их были стремительными и широкими, словно на плацу, а руки без конца тянулись к ножнам, которых не было.
   - Возможно, пока нас не было, что-то произошло?
   В душе шевельнулась тревога. Какое-то странное и необъяснимое чувство заставляло двигаться быстрее и искать причину беспокойства.
   - Тогда необходимо узнать, что именно? Почему-то эта мысль не дает мне покоя или...
   Я остановилась и прислушалась к себе. В мозгу свербела мысль, которая никак не могла сформироваться, пока из-за двери не показался Горсит.
   - Сюзанна, - выдохнула я, понимая, что над пансионатом нависла беда. - Лион, быстрее в твои покои. Мне необходимо увидеть принцессу.
   Я чуть ли не дергала мага за рукав, ускоряя шаг. Мое оружие осталось в его апартаментах, когда мы направлялись к королю, а без него я не могла пойти на выручку Сюзанне. Маг не стал ничего говорить или спрашивать. Он просто побежал, понимая, что я просто так не начну разводить панику.
   - Что ты чувствуешь? - захлопнув за нами дверь, Лион схватил меня за плечи и встряхнул.
   Надо было не появляться так быстро, а то от его неадекватного поведения могут пострадать невинные люди.
   - Тревогу. Понимаешь, пока еще ничего не случилось. Будь иначе - я бы уже умирала, но как видишь. Только предчувствие нависшей угрозы есть.
   - Мне идти с тобой?
   - Нет, - покачала я головой. - Извини, но я работаю одна, и пока мы вернемся со всей свитой, уйдет драгоценное время. Подготовь ритуал, от этого зависит не только моя жизнь.
   Тень. Много лет назад
   Над городом нависали свинцовые грозовые тучи, которые были готовы вот-вот политься холодным дождем. Разряды молний сверкали над шпилями ратуши, пугая часовых и дозорных. Грохот очередного удара прокатился по небу, заставив треснутое стекло в рассохшейся оконной раме содрогаться от силы разбушевавшейся стихии. Порыв ветра принес запах озона и свежести. Где-то на окраине города уже шел дождь, орошая растрескавшуюся после засушливого лета землю.
   - Предвестник осени, - задумчиво протянул учитель. - Скоро придут заморозки, и нам придется искать убежище.
   Да уж, чердак заброшенного и ветхого дома - это не очень подходящее место для зимовки.
   - Куда теперь направимся?
   - Еще не решил, только надо успеть до того, как дороги поплывут от излишка влаги, и превратятся в непролазное болото.
   - Так может мы?..
   - Я еще не выполнил условия договора.
   - Какого? Я помогу, если буду знать, что делать.
   - Чем? Ты хоть понимаешь, что градоначальник нанял меня для поимки убийцы и вора. Даже если ты его выследишь, как планируешь обезвредить? У тебя еще нет оружия. Ты - слабая девчонка, которая выигрывает ближний бой лишь благодаря хитрости. Но если тебе попадется более ловкий противник? Да и когда? Не для этого я школу оплачивал, чтоб ты занятия пропускала.
   Слова учителя вызвали в душе яростный протест. Хотелось спорить с ним и доказывать свою правоту.
   - Сигнал! - воскликнул он, потеряв ко мне интерес. - Стало быть, надо спешить? Мне сказали, что если произойдет очередное убийство - подадут сигнал. Что ж, тем лучше! Возможно, нам удастся покинуть этот город даже раньше, чем я думал.
   И в самом деле, я услышала зловещие удары колокола, которые оповещал об очередном убийстве. Вскоре грянул очередной раскат грома, заглушая эхо колокольного звона, и учитель растворился в пространстве.
   Именно в этот вечер я не собиралась сидеть в темноте, дожидаясь радостных вестей. Прихватив короткий кинжал, сунула его за голенище сапога и последовала примеру учителя.
   Улица встретила меня прохладой и свежестью, первые крупные капли дождя падали на мостовую серыми кляксами и разбивались в мелкие брызги. Легко ориентируясь на прозвучавший колокольный звон, я выбрала оптимальное направление и побежала сквозь серую мглу, которая слилась в сплошной тоннель во время бега. Эта моя особенность удивляла учителя, но для меня не составляло труда преодолевать стены, перекрытия, двери - в подобном состоянии просто не существовало препятствий.
   До места происшествия я добралась быстрее учителя и застала удивительную сцену.
   - Одну минуту, уважаемый! - заговорил хозяин трактира, где в одной из комнат был найден еще теплый труп мужчины. - Прежде чем отправиться в комнаты, мы должны обезопасить себя, как бишь это... там... Мой старший сын нашел этого и когда сообщил о случившемся, вернулся в комнату и больше из нее так и не появился. Я не хочу, чтобы зарезали еще мою жену и остальных детей, пока мы это...
   - Что вы говорите?! - воскликнул служивый, прибывший на место происшествия, отшатнувшись от пожилого мужчины. - Так почему же вы молчите?
   - Я вам сейчас же все рассказал это...
   - Как? Вы так спокойно об этом говорите!
   - До этого я звал его, но никто не ответил. Зайти не решился. Случись что со мной, кто позаботиться о моей семье?
   - Ну, ну! - произнес служивый, хмуря кустистые брови. - Веский аргумент. Нарзул, проверь, что в той комнате! Господин вас проводит.
   Дослушивать разговор явных трусов я не стала, и быстро взбежав по лестнице, начала заглядывать во все комнаты, в поисках той, о которой шел разговор.
   - Ну, ну, господа, поторапливайтесь! - прикрикнул служивый. Судя по всему, обращался он к постояльцам, решившим покинуть свои комнаты.
   Оказавшись в помещении, где стены были залиты кровью, я без труда нашла и убитого, и сына трактирщика, который к слову был жив и невредим. Почти что. Просто, скорее всего, его оглушили, и добивать не стали, чтоб не тратить время.
   Мебель в комнате была переломана и перевернута вверх дном. Будто тут сначала долго дрались, а потом устроили обыск. Явно что-то важное искали. Не тронутых вещей не было. Даже матрац вспороли, и выпотрошенная солома лежала клочками повсюду.
   - Бездна раздери! - воскликнул названный Нарзулом. - Это же градоначальник! Тут один живой. Дышит и стонет.
   Движимый благородным намерением хозяин трактира взбежал по лестнице вслед за служивым, быстро догнал его и, вжавшись в стеночку, протиснулся вперед.
   За окном прогремел очередной раскат, и на мгновение вспышка молнии осветила всю улицу. Я бы даже внимания не обратила, только отблеск стали притянул взгляд, будто загипнотизировал. От черепичной крыши отделилась темная фигура и скрылась за дымоходной трубой. Я бы могла подумать, что это учитель, но мелькнувшая фигура была выше и массивнее его.
   - Сын! - проворчал встревоженный отец. - Видать, он поскользнулся и упал.
   - Похоже на то, - подтвердил служивый, важно прохаживаясь по комнате и разнося кровь.
   Наблюдать за разворачивающимся балаганом я не стала и, прошмыгнув сквозь окно, прошла по узкому карнизу, до соседнего дома, крыша которого была ниже и покатой. Спустится на мостовую, удалось только через два дома, а подняться на крышу дома напротив трактира было легко до безобразия. Только бы наблюдатель никуда не ушел!
   Сегодня мне повезло, притаившаяся в тени фигура нашлась на прежнем месте. Мужчина жадно следил за действом, разворачивающимся в окне напротив, и даже не старался скрыть свое удовольствие. Улыбаясь хищной улыбкой, он вытерла тряпицей короткий меч и, судя по вальяжной позе, уходить не собирался.
   Только сейчас до моего сознания дошли слова учителя. Что я могу сделать этому верзиле своей зубочисткой? Даже ранить, как следует, не получится, а убивать мне еще не приходилось.
   Ладони вспотели, а кончики пальцев начали подрагивать. Вот он, тот убийца, но что я ему могу сделать? А если это не он? Как быть? Где же учитель? Возможно, будет лучше, если я за ним просто прослежу?
   Нерешительно наблюдая за неподвижной фигурой, я переминалась с ноги на ногу и ждала непонятно чего.
   Во дворе заржала лошадь, привязанная к крыльцу и начала гарцевать на месте. Лезвие сверкнуло в очередном сполохе молнии, и мужчина поднялся, чем-то заинтересованный. Крадучись подошел к краю крыши и свесился вниз. В этот момент мне ничего не стоил столкнуть его с мостовую, но что-то необъяснимое остановило меня. Нет, сейчас я еще не готова лишить человека жизни, только из-за того, что увидела его с мечом в руках.
   Тощая фигура в черном кожаном колете завладела не только моим вниманием. Это учитель! Боги, они друг друга увидели и явно были удивлены данному факту, потому что опознали сразу. Как такое может быть?
   Непонимание мое рассеялось, как только мужчина перешел в теневое пространство. Он был одним из нас, и это лишний раз доказывало, что тени занимаются не только охраной и защитой правопорядка, но и грязными делами, от которых отказываются остальные. Только платить при этом приходиться на порядок выше.
   - Дорогой, ты ли это? - с издевкой обратился он к моему учителю. - Давно надо было расквитаться с тобой, но никак случай не выпадал. Вижу, пришло самое время.
   Он не заметил меня, так как его внимание было приковано к ироничной улыбке учителя. Тот в свою очередь обнажил изогнутую саблю, любимое оружие моего наставника, и жестом подозвал к себе противника. Я понимала, что нечто большее, нежели обычный договор скрыто за этими улыбками. Они буквально насмехались друг над другом, а в глазах бушевала ненависть.
   - От чего же ты так высоко забрался? Иди ко мне, и мы наконец-то сможем разобраться во всем, раз и навсегда!
   В эту минуту какой-то человек, беседовавший с офицером охраны, выставленной, по периметру таврены, покосился на крышу, где находились мы. Что его заставило напрягать зрение и вглядываться в надвигавшуюся тьму, я так и не поняла. Дождь усилился и уже не отдельные капли падали на черепицу и мостовую, а ливень, грозивший перерасти в шквал.
   Зловещий грохот грома сотряс город, и одновременно с ним ударила молния, зигзагом расчертив почерневшее небо. Что-то пугающее было во всем этом. Не знаю почему, но мне почудилось, будто меня предупредили, что за учителем уже идет смерть.
   Незнакомый мне тень, уже спустился вниз и играючи проворачивал в руке свой меч, будто примерялся, куда именно вонзить его в тело противника. Нечто ужасающе-красивое творилось внизу, в данной ситуации только это сравнение применимо к поединку двух теней, стоящих в сражении нескольких десятков хорошо тренированных гвардейцев.
   Удары сыпались один за другим, и никто из соперников не собирался уступать в мастерстве и ловкости. Капли дождя очерчивали силуэты дерущихся мужчин, но они двигались с такой скоростью, что даже тренированный взгляд обывателя не мог этого уловить. Восторг пробирал тело, заставляя каждую клеточку реагировать на очередной выпад или удар.
   То ли случайность, то ли глупая оплошность, но нога учителя поехала по мокрому камню, и он пропустил атаку. Меч прошел сквозь грудь, пронзив и плотный колет с металлическими пластинами, и мышцы с сухожилиями. Острая сталь вышла наружу со спины и с нее тонкой струйкой закапала кровь, смешиваясь с дождевой водой. Животный страх поселился в душе. Я не смогу завершить обучение, если учитель умрет. Да и как мне жить потом? Снова одной? Я уже не смогу, он стал мне самым родным в этом жестоком мире!
   Инстинкт заставил двигаться на пределе возможностей. Я уже даже не осознавала, что происходит вокруг. У меня была цель, которая безраздельно завладела мной.
   - Хм, неужели все так просто? - улыбнулся тень, резко выдергивая меч. От этого движения учитель покачнулся, но на ногах устоял.
   Липкая, горячая кровь осталась на его пальцах, когда он прижал руку к колету. Он будто не верил в то, что его ранили, и отказывался это понимать.
   Диким зверем, я бросилась на тень, целясь в шею, но он будто ожидал этого и легко ушел с линии атаки, отшвырнул меня в сторону, словно нашкодившего котенка.
   - А это еще кто? Девчонка!!! - презрение в его словах было столько, что хватило бы на сотню человек. - Как же ты низко пал, учитель!
   Ярость и обида заставили меня вскочить на ноги, хотя весь правый бок болел от удара. Ладони на руках я свезла, но кинжал так и не выпустила. Вода заливала глаза, стекая с промокших волос, но я раз за разом бросалась на тень, позволяя учителю передохнуть.
   - Тебе еще не надоело? - едко спросил он, в очередной раз, отшвырнув меня на стену.
   Его, судя по всему, начало забавлять мое усердие.
   - Нет! - прохрипела я, закашлявшись. Вода попала в легкие, и очередной удар выбил воздух из груди.
   - Возможно, после того, как я убью твоего наставника, - начал он, изучая мою распростертую тушку у своих ног, - возьму к себе на обучение.
   - Даже не мечтай! - просипела я.
   Зловещая улыбка растянула его тонкие губы, а в глазах сверкало безумие. Он получал какое-то садистское удовольствие от моего сопротивления. Время уходило, и с этим временем уходила жизнь из тела учителя, с каждой каплей утекая из груди. На ногах он уже не стоял. Привалившись к стене спиной, он сполз на землю, и подняться больше не смог.
   Проследив за моим взглядом, тень расхохотался, будто находил в этом нечто забавное. И это стало последней каплей. Собрав последние силы в кулак, я перекатилась в бок и, вскочив на ноги, ударила его в открытую шею.
   Кровь, хлынувшая фонтаном, забрызгала меня с ног до головы и ее сладковато-соленый приторный металлический вкус, заставил меня судорожно выдохнуть. Хрип и бульканье на мгновенен, нарушили шум дождя, а потом все затихло. Тень пошатнулся, обхватив руками горло, и упал на колени, а потом повалился на бок.
   Кинжал остался торчать в его шее, а меня начал бить озноб, будто сама смерть прошла где-то рядом. Она проморозила меня до мозга костей, и слабость разлилась по телу.
   - В первый раз всегда тяжело, - надломленным и тихим голосом протянул учитель и закашлялся. - Помни только, своим поступком ты очистила мир и старайся не преступать эту тонкую грань - за ней бездна.
  
   Тень. Пансионат
   Слова учителя я запомнила очень хорошо, но лицо первого убитого мной человека навсегда запечатлелось в памяти, будто кто-то всесильный вытесал его образ в сознании и навеки установил ему монумент.
   Правда, как бы я не относилась к усопшим, все равно больно видеть чужие страдания и смерти. Сюзанна даже внимания не обратила на мое появление, хотя кристалл переноса сработал так, как и говорил Лион, и вышла я не из теневого пространства. Правда, на ее месте многие повели себя точно так же. Принцесса тихо напевала колыбельную, а по щекам ее струились слезы. Четко очерченные дорожки украшали лицо, и хрустальные капельки с подбородка капали на огненно-рыжие кудри.
   Словно маленького ребенка она укачивала на руках голову, как мне показалось, не знакомой девушки. Только это было короткое заблуждение. Я практически сразу опознала в фарфорово-белом лице знакомые черты - это была Лоли. Меня же изначально смутил ореол огненно-рыжих волос вокруг ее головы. Горящие огнем в свете светильников локоны удивительно изменили девушку и даже я не смогла ее узнать в первые мгновения.
   Шок понимая ударил наотмашь. Перейдя в теневое пространство, я поняла, что девушке уже не помочь. Она была мертва. Не знаю, что заставило Лолиту перекрасить волосы, но именно это спасло жизнь принцесс и мне. Не хочу делать поспешные выводы, но мне кажется, что покушение было организованно на Сюзанну.
   В воздухе буквально витал дух Хаш-Халов. Я уже ощущала это извращенное давление. Багрово-черные сполохи остаточной силы витали вокруг, оседая на стенах и мебели.
   Более тщательно осмотрев тело, я поняла, что магический удар пришелся на сердце девушки, потому что грудную клетку, словно спрут окутывало скопление уже знакомой силы. Это заклинание или проклятие буквально задушило девушку и продолжало сжимать ее, хотя она была мертва. От осознания опасности нависшей над Сюзанной стало не по себе. На что еще способен этот колдун?
   Оглядев комнату, пришла к выводу, что заклятие пролетело сквозь открытое окно и это наводило на мысль: он прятался в лесу. Значит, ему необходимо было видеть жертву. Конечно, можно было сразу броситься в погоню и обшарить близлежащий лес, но я не рискнула покинуть принцессу. Вряд ли колдун дожидался меня там, а вот Сюзанна в подобном состоянии била легкой добычей. Сейчас она подавленно раскачивалась из стороны в сторону и что-то тихо шептала Лоли, прижимая ее голову к груди. Охрана, приставленная Лионом к принцессе, неподвижно наблюдала за происходящим: двое у двери, еще двое у окна и трое за дверью, с обратной стороны. Они ничего не могли сделать и лишь пытались защитить объект, вверенный им под защиту, хоть ценой собственной жизни. Правда, я не знаю, что они могли противопоставить Хаш-Халам.
   - Прикажите паковать мои... наши вещи и заложите карету. Я возвращаюсь домой! - холодный и приказной тон принцессы, заставил вздрогнуть всех.
   В этот момент Сюзанна стала настоящей дочерью короля. Ни у кого не возникло бы сомнения в том, что она является носителем королевской крови. Я даже не успела внушить ей эту мысль, она сама так решила.
   - Что делать с... - взгляд охранника, стоявшего ближе всех к принцессе, устремился на распростертое тело Лоли, - с вашей подругой? Прикажете оставить ее здесь до выяснения.
   - Нет! Она поедет со мной.
   - Но...
   - Я не потерплю никаких возражений! Выполнять и немедленно!!!
   Сюзанна поднялась, и аккуратно уложив голову подруги на пол, расправила подол светло-зеленого платья из легкого муслина и подошла к туалетному столику. Движения ее были нервными и рваными, а отражавшиеся в зеркале глаза напуганными и растерянными. Как бы хорошо принцесса не научилась скрывать свои чувства, сейчас она этого сделать не могла.
   Упершись руками в столик, она медленно опустилась на пуфик и немигающим взгляд остановился на картине. Лезть в ее мысли не хотелось, но мне необходимо было узнать, о чем она сейчас думает.
  
  
Оценка: 8.83*29  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | К.Демина "Леди и некромант. Часть 2. Тени прошлого" (Приключенческое фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Волгина "Провинциалка для сноба. Меж двух огней (книга 2)" (Женский роман) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | А.Рай "Мишка для ведьмы, или Месть - не искупление" (Эротическая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"