Мельник Анатолий Антонович: другие произведения.

Тогда, в 41-м

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    То, что мы любим, мы любим даже тогда, когда умираем.


  
Погибшим одесситам-медикам,участникам
Великой Отечественной войны посвящается.
  
ТОГДА,  В   41-М 
(Киносценарий)
Анатолий МЕЛЬНИК
   ПРОЛОГ:
   30 лет назад автор написал сценарий, навеянный трагическими событиями обороны Одессы летом и осенью 1941 года. В основу сценария положены были реальные события и участники тех событий (имена и фамилии изменены). Сценарий был предложен Одесской киностудии, где, после ознакомления, он был отвергнут. В частной доверительной беседе автору сказали, что сегодня эта тема уже не актуальна, нужны сюжеты пикантные с клубничкой.
   Спустя тридцать лет автор случайно нашел эту рукопись среди бумаг. Перечитал, решил оцифровать, что и было сделано, и, внеся минимальные авторские правки, решился представить на суд читателей в "Самиздате". Кто-то когда-то однажды предложил этот сценарий переписать в виде повести. А стоит ли? Может быть, об этом надо подумать? А пока вспомнил одно выражение:
   США на Диком Западе во времена ковбоев в салунах можно было встретить объявление:" Господа, не стреляйте в пианиста, он играет, как может ".
  
  
 []
Сценарий для киностудии
   Действующие лица:
  
   - Колдоба Алексей Григорьевич
       Ассистент кафедры хирургии Одесского медицинского института, 30 лет.
  
   - Ирина Цанова
       Студентка университета, дочь болгарских коммунистов, погибших в 1928 году, 23 года.
  
   - Колдоба Нина Васильевна
       Мать Алексея
   - Андреев Николай Александрович
       Профессор, заведующий терапевтической клиникой 0десского медицинского института.
  
   - Лариса Огарь
       Студентка, подруга Ирины Цановой.
   - Виктор Степанович
     Начальник отдела кадров медицинского института.
   - Коллега Андреева Н.А. на учёном совете, профессор.
   - Соискатель учёной степени кандидата медицинских наук.
   - Знакомый преподаватель.
   - Заместитель военкома.
   - Зав.хирургическим отделением госпиталя.
   - Начальник медицинской службы военно-морской базы, майор.
   - Заерко Виктор
       Старший фельдшер крейсера.
   - 2-й фельдшер крейсера.
   - 3-й фельдшер крейсера.
   - Раненные лазарета.
   - Вахтенный матрос
   - Солдаты
   - Матросы
   - Жители Одессы
   - Иван Тихонович
       Командир крейсера, капитан 2-го ранга.
   - Старший офицер крейсера, капитан 2-го ранга.
   - Штурман крейсера
   - Стармех крейсера
   - Командир подводной лодки
   - Штурман подводной лодки
   - Сигнальщик подводной лодки
   - "Дядька Николо"
       Болгарский коммунист-подпольщик.
   - Начальник спецшколы
   - 1-й инструктор, радиодело
   - 2-й инструктор, огневая подготовка
   - 1-й курсант - болгарин
   - 2-й курсант - болгарин
   - "Общевойсковой офицер"
   - Начальник болгарской контрразведки
   - Адъютант начальника болгарской контрразведки
   - Заместитель начальника болгарской контрразведки
   - Экипаж немецкого бомбардировщика:
       - 1-й пилот
       - 2-й пилот
       - Штурман
  
  
      Одесса, 1965 год.  Середина мая. Тёплое, тихое весеннее утро, всё в зелени, в воздухе пьянящий запах цветущих акаций.
   Андреев Николай Александрович, 57 лет, седой, в строгом, тёмном костюме, на груди орденские планки: Орден Великой Отечественной Войны 2-й степени. Орден Трудового Красного Знамени, медаль "За отвагу", медаль "За оборону Одессы", "За Победу над Германией", юбилейная медаль "20-е Победы в В.О.В.". Идёт, прихрамывая, с тростью по направлению к медицинскому институту. Проходит по Приморскому бульвару мимо памятника А.С.Пушкину, трофейной английской пушки времён Крымской войны. По дороге, по мере приближения к институту, ему начинают встречаться студенты поодиночке, группами в 2-3 человека, обращаются к Андрееву:
   - " Здравствуйте, профессор. " Добрый день, профессор ".
   Отвечая на их приветствия, он проходит мимо памятника медикам, павшим в В.О.В.*, задерживается на мгновение; его внимание привлекает согбенная пожилая женщина, одета в тёмное, кладущей цветы к подножию памятника. В женщине Андреев узнаёт мать своего старого погибшего в начале войны друга-хирурга, с которым до войны работал в медицинском институте, а потом служили на крейсере в первые месяцы войны. Подходит, здоровается.
   Андреев, - Здравствуйте, Нина Васильевна.
   Колдоба Н.В. - Здравствуйте, уважаемый Николай Александрович. Вы сегодня такой торжественный. Прекрасно выглядите.
   Андреев, - несколько смущённо, - сегодня заседание учёного совета, - помолчав, вглядываясь в памятник, продолжает, - уже прошло почти 25 лет, а всё прошедшее перед глазами, как будто это было вчера. Ничего не забывается, оно в нас осталось навсегда.
   Коддоба Н.В., - Вытирает глаза уголком платка, - Вот пришла, чтобы помянуть детей своих, оставшихся в море, всхлипывает.
   Андреев, - прикасается к руке Нины Васильевны, - успокойтесь, Нина Васильевна, - помолчав, спрашивает, - Как вы живёте?
   Кодцоба Н.В. - Что у меня может быть нового? Живу.
   Андреев - Живёте там же?
   Колдоба Н.В. - Да, всё там же,
   Андреев - Хочу зайти к вам через пару дней!
   Кодцоба Н.В. - Я буду вам очень рада, Николай Александрович. Одиноко мне и тоскливо старой.
   Андреев - Обязательно зайду.
   Прощаются, Андреев идёт к институту. Колдоба остаётся у памятника.
  
  
 []
Памятник погибшим медикам на территории Одесского мединститута
  
   Андреев входит в здание главного корпуса мединститута. Здоровается с проходящими мимо студентами, сотрудниками, преподавателями. На переходе встречается со своим коллегой; обмениваются приветствиями, дальше идут вместе.
   Коллега, профессор, - обращается к Колдобе: Кто сегодня защищается?
   Андреев - Молодой человек, ассистент хирургической клиники из Донецкого мединститута.
   Коллега - Это не по нашей специальности, но надо присутствовать. Иногда, совершенно неожиданно, получаешь очень интересную информацию, идеи.
   Андреев - Конечно, сейчас сам за всем не уследишь.
   Входят в аудиторию, где собирается учёный совет. Занимают места рядом друг с другом. Начинается учёный совет.
   Учёный секретарь объявляет тему диссертационной работы, биографические сведения соискателя учёной степени кандидата медицинских наук. Молодой человек выходит на кафедру и начинает сжато излагать содержание диссертационной работы.
   Речь идёт о диагностике закрытых повреждений органов брюшной полости. Андреев внимательно слушает соискателя, и начинает вначале смутно, а затем всё отчётливее припоминать то, что сейчас предлагает соискатель, ему уже приходилось однажды слышать что-то подобное много лет назад. Постепенно наплывают воспоминания, профессор уже не следит за ходом выступления. Перед глазами всплывает картина далёкого прошлого, весны 1941 года...
  
  
(См. видеофайл песни о городе-герое Одессе)    "https://www.dropbox.com/s/v3xrzgycfzxx443/u-chernogo-morya-Kvatro.mp4?dl=0 "
   1941 год. Весна, май. Одесса.
     Хирургическая клиника мединститута. Операционная.
   Алексей Колдоба оперирует тяжёлого больного. Заканчивает операцию. Выходит с операционной, переодевается. Обменивается впечатлениями о только что проведенной операции с двумя коллегами, находящимися в предоперационной, всем им по 30-35 лет.
   1-й хирург, - Обращаясь к Алексею, - Задал тебе больной работёнку!
   2-й хирург, - Молодец, настоял на операции, завтра было бы поздно.
   1-й хирург, - А риск был большой, представляешь, открыл бы живот, а там ничего нет. Обычная забрюшинная гематома при переломе костей таза*.
   1-й хирург, - Был бы шум, представляю!
   Алексей, - Меня этот больной порядочно вымотал. Два часа до операции ходили вокруг да около. "Гадали", что это - перелом костей таза или ещё и повреждение кишечника?
   2-й хирург - Сочетанная травма, шок. Живот, как кот в мешке, пока не откроешь, не узнаешь! А если откроешь, а там ничего нет, то, каково?! Само по себе вмешательство может больного угробить.
   1-й хирург, - Алексею сегодня повезло. Хотя бы было что-то для надёжной диагностики.
   Алексей, - Есть у меня одна мысль. Оба хирурга с интересом смотрят на Алексея.
   1-й хирург, - Какая?
   Алексей, - Надо всё хорошо обдумать, сделать приспособление, проверить в эксперименте...
   1-й хирург - А в чём заключается идея? Не таи!
   Алексей, - Это только предположение, а вдруг ошибка. Вот всё хорошо обдумаю, посоветуюсь со "стариком", потом расскажу, скрывать ничего не стану. - Добавляет, - Да к тому же у меня сейчас, - смотрит на часы, - свидание.
   1-й хирург, - Какое?!
   Алексей, вытаскивая из кармана повестку в военкомат, - Да вот. - Показывает ее.
   Оба хирурга смотрят на повестку.
   1-й хирург, полушутливо, - наверное, хотят присвоить генеральское звание?
   2-й хирург, - Может быть, на сборы?
   Алексей, - Какая-нибудь формальность, перерегистрация. Вернусь, расскажу. Собирается, уходит.
  
   Знакомство с девушкой.
   Алексей выходит из клиники. Спускается по широким ступенькам старинного больничного здания, где работал в свое время еще Н.И. Пирогов. Проходит больничный двор. Идёт по улице по направлению к центру города, проходит скверик. Замечает сидящую там, на скамейке девушку. Что-то повлекло его свернуть на другую дорожку и подойти к ней ближе. Присмотрелся. Внешне она очень привлекательна, хорошо сложена, одета скромно, но со вкусом. Брюнетка, с короткой стрижкой, смуглая, женственна, без видимых следов косметики. По виду 22-23 лет. Алексею захотелось обратить на себя ее внимание. И он, набравшись смелости и, чуток наглости, поравнявшись с ней, просто, произносит: - " Девушка, а мы с вами раньше не встречались? ".
   Девушка отрывается от чтения книги, поворачивается и с красивой доброжелательной улыбкой, говорит: - " Здравствуйте, Алексей Григорьевич, вы меня не узнаете? ". Он удивлен ее ответом, и тогда она напоминает, что месяц назад он оперировал по поводу аппендицита ее подругу, студентку Лору.
   Алексей вспомнил, - Какая неожиданная приятная встреча. Как поживает ваша подруга?
   Лора, - отвечает девушка, - уже давно выписалась из клиники, у нее все хорошо, уже забыла об аппендиците. У вас лёгкая рука, "доктор", потом добавляет, - А вас она часто вспоминает.
   Алексей отмечает, что у девушки приятная доброжелательная располагающая улыбка. И он обращается к ней,- Спасибо. Вас звать Ирина? Вы тогда ухаживали за своей подругой.
   Девушка, - Да, и вы не забыли, хотя, сколько больных, родственников за этот месяц прошло, у вас хорошая память.
   Алексей, - Да нет, память обычная, просто, вы запомнились, у вас красивое имя, и оно подходит к вашей внешности.
   Ирина, - Спасибо за комплемент, - и добавляет, - мне уже пора идти. Она закрывает учебник, поднимается со скамейки. Улыбаясь, начинает прощаться, чувствуется, что встреча ей была приятна.
   Алексей, - А вам куда?
   Ирина, - На консультацию, в университет, - добавляет, - послезавтра экзамен.
   Алексей, - Тогда нам по пути.
   Некоторое время идут молча.
   Потом Алексей спрашивает, - Ирина, на каком курсе вы учитесь?
   Ирина, - Пятом, последнем.
   Алексей, - Вы учитесь вместе с Лорой?
   Ирина - Да, в одной группе. Сдадим экзамены, потом месяц отпуска и на работу.
   Алексей, - после некоторой паузы, - На каком факультете?
   Ирина, - На филфаке, немецкий язык.
   Алексей, - Будете преподавать в школе?
   Ирина, - Я ещё не решила. Предлагают аспирантуру. Но это трудно; университет, потом сразу аспирантура. Лучше поработать пару лет, набраться опыта, и материально будет легче.
   Алексей, - А что советуют родители?
   Ирина, - У меня нет родителей.
   Алексей, - Простите.
   Ирина, - Их уже давно нет, я привыкла все решать самостоятельно.
   Алексей, - Я это заметил, когда вы приходили в клинику к Ларисе. Вы к ней относились как старшая сестра, и она вас во всём слушала.
   Ирина, - Это моя самая близкая подруга.
   Алексей, - замедляя шаг, смотрит на здание военкомата, произносит, - Мне сюда. Чего-то вызвали в военкомат.
   Останавливаются, с интересом оценивая и присматриваясь, друг к другу.
   Ирина, - До свидания, "доктор", мне - напротив. - Показывает рукой на здание университета. Протягивает, прощаясь, руку Алексею.
   Алексей, - Мне было приятно с вами встретиться, - задерживает ладонь Ирины в своей руке, и потом, как будто решившись, произносит, - Ирина, что вы делаете сегодня вечером?
   Ирина, - Собираюсь пойти к подруге.
   Алексей, - Мне хотелось бы с вами увидеться еще раз. Может быть, сходим вечером в кино? Сегодня идёт новый фильм.
   Ирина, - Как-то неудобно. Я обещала зайти к подруге, она будет ждать.
   Алексей, - Придумайте что-нибудь, ну, зайдёте завтра.
   Ирина, - некоторое время молчит, потом произносит, - Хорошо.
   Алексей, - обрадовано, - Где мне вас ждать?
   Ирина, - В горсаду, у Дерибасовской, под Пушкинским тополем, в 6 вечера.
   Алексей и Ирина ещё раз прощаются. Ирина идёт по направлению к университету, Алексей - входит в здание военкомата.
  
   Помещение военкомата
   Много военнослужащих, гражданских лиц. Алексей входит в указанный в повестке кабинет. Здоровается с замвоенкома, протягивает повестку. Замвоенком берёт повестку, разыскивает "личное дело" Алексея. Что-то читает, затем обращается к Алексею. - Товарищ лейтенант запаса медицинской службы, придётся пойти послужить, - после небольшой паузы продолжает, - Сборы на два месяца, на кораблях. Пришёл новый крейсер, укомплектовывается командой. Начальник медицинской службы задерживается из-за болезни. Вы молодой опытный хирург, ассистент.
   Алексей, - Это так неожиданно. У меня столько неотложных дел в клинике, больные, операции, экзамены у студентов, и отпуск, наконец, через месяц.
   Зам.военкома, - Все понимаю, сочувствую, но служба есть служба. Надо помочь флоту. Призываетесь, в понедельник, в 6-м кабинете получите предписание, и более подробную информацию. Желаю успехов. Прощаются за руку. Побывав в 6-м кабинете, Алексей выходит из военкомата и направился к начальнику отдела кадров медицинского института. Входит в кабинет, здоровается с начальником отдела кадров:
   Виктор Степанович, - Здравствуйте, Колдоба. С чем пожаловали?
   Алексей, - Вот, - протягивает повестку - на сборы берут.
   Виктор Степанович, - берёт повестку, читает, потом произносит: - Ну что ж, надо идти служить. Да ты и не один. Утром был ваш друг - Андреев Николай, и с инфекционных болезней то же призывают. Идите, это ненадолго. Обычная летняя переподготовка.
   Начальник отдела кадров погрузился в бумаги, что-то записывает, перекладывает, потом возвращает повестку. Произносит: "Вот и всё". Алексей прячет повестку в карман, прощается, выходит.
   В вестибюле здания Алексей встречает знакомого преподавателя, здороваются.
   Знакомый преподаватель, - Алексей, привет. Как дела?
   Алексей, - махнув рукой, - А, с понедельника иду на сборы. Все планы полетели к верх тормашками.
   Знакомый преподаватель, - Да не расстраивайся, пару месяцев отдохнёшь от этой институтской круговерти, от дежурств, экзаменов, - с улыбкой, - и от студентов тоже, а там ещё и отпуск!
   Алексей, - Всё ничего, но это так неожиданно. Ну, бывай. До встречи.
   Знакомый преподаватель, - до встречи. Расходятся.
  
   Алесей идёт домой, входит в квартиру. Дома мать Алексея занимается кухней.
   Алексей подходит к матери, целует ее в щеку, - Ма., я так проголодался, покормишь?
   Мать, - Здравствуй, сынок, как на работе? Сейчас накрою стол.
   Алексей, - Все хорошо. Оперировал тяжёлого больного, как будто нормально, - затем добавляет, - с понедельника берут на военные сборы на два месяца, на корабли.
   Мать, - Ох, сынок, что-то здесь не так.
   Алексей, - Вечно, ты, мама, что-то сомневаешься, чего-то боишься. Просто, очередные сборы, они ведь каждую весну и летом проводятся.
   Мать, - Так-то оно так, Алёша, но что-то слишком рано в этом году. Да и многие твои знакомые уже призвались, а посмотри, что в мире творится!
   Мать накрывает на стол, садятся обедать.
   Алексей, с некоторой гордостью. - Назначили на новый крейсер, начальником медслужбы, хирургом, должен буду подготовить лазарет к работе.
   Мать. - Да, что, у них уже нет своих врачей?
   Алексей. - Корабль новый, назначенный врач не прибыл из-за болезни, вот мне и придётся какое-то время покомандовать.
   Заканчивают обед.
   Алексей. - Мама, ты потихонечку мне собери вещи.
   Мать. - Хорошо, сынок.
   Алексей смотрит на часы, затем обращается к матери, - Знаешь, мама, я совсем забыл, мне ещё надо зайти в клинику, посмотреть послеоперационного больного. Я не надолго.
   Алексей тщательно одевается, приводит себя в порядок. Мать подозрительно наблюдает за сыном, качает головой. Алексей выходит из квартиры.
  
   У Пушкинского тополя в горсад
   Алексей покупает букетик цветов. Ожидает Ирину. Она появляется, здоровается с Алексеем, он дарит ей цветы. Идут не спеша по направлению к Приморскому парку. Весна, зелень, цветёт акация. Из глубины парка доносится духовой оркестр.
   Ирина, - Алексей Григорьевич, вам привет от вашей бывшей больной Ларисы Огарь.
   Алексей - Спасибо, Ирина, но почему, - "Алексей Григорьевич"?
   Ирина, - Сегодня на консультации встретилась с Ларисой. Сказала, что видела вас. Она так вам благодарна. Мне, кажется, что она к вам была даже неравнодушна. Лариса рассказывала, что больные в ёё палате были влюблены в своего доктора, но и побаивались.
   Алексей, - За что же побаивались?
   Ирина, - А вы не помните?! как однажды отчитали в палате одну больную. Такую толстую-претолстую! За то, что она на второй день после операции целую миску вареников съела, - улыбается.
   Алексей, - Вспомнив, тот случай, улыбнулся, и говорит, - То был, действительно, уникальный случай. Метр кишечника удалил. После операции таким больным дней пять воды, и то почти не даёшь. А здесь - миску вареников! Ведь не всякий здоровый такое количество осилит, - добавляет, - Куда только вместилось?
   Ирина, - Поддерживая разговор, и в тон Алексею говорит, - А больная, чуть не плача, и так жалобно, - " Доктор, я голодная, что я могу поделать со своим аппетитом? ". Это-то с её комплекцией! Больные со смеха чуть не падали, и за животы держались. Это надо было видеть со стороны. И смех, и слёзы!
   Алексей, - Когда я это увидел, так самому чуть дурно не стало. Сейчас смешно, а тогда - четыре дня покоя не было.
   Ирина, - Я пока три дня за Ларисой ухаживала, такого насмотрелась, что потом недели две не могла от тех впечатлений избавиться. Как вы это только выдерживаете?!
   Алексей, - Поэтому вы в университете, а не в мединституте. Знаете, Ирина, мне тоже на третьем курсе, когда впервые попали в операционную, не по себе было, потом ничего, привык. Но есть вещи, к которым нельзя ривыкнуть - к чужой боли, крови, смерти. - Ирина удивлённо смотрит на Алексея, а он продолжает, - Да, Ирина, на кровь смотреть равнодушно нельзя, нельзя привыкнуть. Просто, одних она парализует, вводит в состояние паники, а другие - принимают её, как сигнал опасности, и начинают борьбу. Когда теряешь больного, жить не хочется. Если можно было бы, сам лёг вместо него. Для хирурга нет строже судьи, чем собственная совесть. Он так себя осудит, что никакие взыскания с этим не сравнятся. Не зря кто-то сказал: "Врач умирает с каждым своим больным" А вот когда, действительно, больного "с того света" буквально за уши вытащишь - это, как награда за всё пережитое, и нигде так остро это не чувствуется, как в хирургии.
   Ирина, - задумчиво - Я недавно читала у Юдина; вы знаете такого хирурга?
   Алексей, - Это очень известный хирург-виртуоз.
   Ирина, - продолжает - У него сказано: "Способность реагировать на чужую боль, как и чувства, вообще, нельзя заменить протезом".
   Алексей, - Хорошо сказано, ничего не добавишь.
   Ирина, - Мы идём с вами сейчас над морем, разговариваем. А у меня такое чувство, что вы тот, кем были в больнице, на своём рабочем месте, с огромной ответственностью, со всем вашим больничным миром, и кажетесь на много старше, строже, солиднее. Поэтому я и не могу никак обратиться к вам по имени.
   Алексей, - Вы во многом правы. Уходишь из клиники, а всё равно, то, что там было, как бы ещё продолжается в тебе.
   Ирина, - Улыбаясь, - Не только в себе. Больничные запахи (ксероформа, йодоформа) остаются наяву. Я уходила из отделения, а запах преследовал меня. Он такой стойкий и, буквально, пропитывает всё.
   Алексей, - Несколько смущённо, - Это не только в хирургии. А рыбаки, шахтёры, лесорубы?! Профессия накладывает свой отпечаток на человека и на внешность, и на характер, и на поведение, - потом добавляет.- Давайте друг к другу по имени обращаться,
   - Хорошо, я постараюсь, но к этому надо привыкнуть.
   Алексей, - Вы так незаметно перевели разговор на меня, медицину, и ничего не говорите о себе.
   Ирина, - Учёба осталась позади. Ещё два экзамена, а дальше - работа. Меня это тревожит. А вдруг не получится, не смогу работать.
   Алексей, - Вам нечего бояться. Учились хорошо. Самостоятельные. Почему у всех должно быть хорошо, а у вас - плохо? Это хорошо, что вы переживаете, значит, соберёте свою волю, знания, упорство, и преодолеете все трудности, и сомнения.
   Ирина, - Через два дня экзамен. Всё выучила. Я это знаю и чувствую. А иду на экзамен и немного трушу.
   Алексей, - А после экзаменов?
   Ирина, - Всегда радуюсь.
   Алексей, - На этот раз тоже не будет исключения, гарантирую.
   Ирина, - Алёша, вы - "прорицатель?"
   Алексей, - шутливо, - Конечно, это нам досталось в наследство от колдунов и шаманов.
   Смеются. Подходят к летнему кинотеатру. Толпится народ. Билетов в продаже нет. Слышны голоса: "Билетика лишнего нет?".
   Алексей, - Новый кинофильм. Говорят хороший.
   Ирина, - Билетов нет.
   Алексей, - Подождите минуту.
   Отходит. Через пару минут возвращается с двумя билетами. Доволен.
   Алексей, - Всё в порядке.
   Ирина, - Как вам это удалось, Алёша?
   Алексей, - Случайное везение. Администратор оказалась нашим бывшим пациентом.
   Алексей берёт Ирину под руку, входят в кинозал.
  
   Кинозал.
   Во время сеанса Алексей смотрит больше на Ирину, чем на экран. Осторожно, как бы невзначай, касается ее руки. Ирина делает вид, что не замечает. Осмелев, Алексей кладет свою ладонь на руку Ирины. Сеанс заканчивается. Выходят из кинотеатра. Алексей провожает Ирину домой.
   Алексей, - Фильм весёлый, поучительный.
   Ирина, - чуть лукаво, - Но вы его смотрели очень невнимательно.
   Алексей, - Ирина, мне, больше нравилось, что вы рядом. И всё остальное то же сегодня нравится.
   Подходят к дому Ирины. Останавливаются.
   Ирина, - Вот я и пришла.
   Алексей, - Так быстро, я и не заметил.
   Ирина, - Спасибо, Алёша, за вечер.
   Алексей, - Нет, Ира, это тебе спасибо.- Затем с некоторой тревогой добавляет, - Я хотел бы увидеться с тобой ещё раз. Завтра?!
   Ирина, - Алёша, у меня послезавтра экзамен.
   Алексей, - с надеждой, - А после экзамена?
   Ирина, - Хорошо, я постараюсь.
   Алексей, - Послезавтра, в шесть, там же?
   Ирина, - кивает головой, - Да!
   Алексей, - Я буду ждать. Берёт ладони Ирины в свои руки. Смотрит на неё. Некоторое время стоят молча.
   Ирина, - Алёша, мне пора. Осторожно освобождает свои руки, поворачивается и уходит. Поднимается по ступенькам, открывает дверь. Оглядывается, машет Алексею рукой, скрывается за дверью. Алексей в ответ поднимает руку, стоит некоторое время. Смотрит на дверь, за которой только что скрылась Ирина. Потом уходит.
  
   2-е свидание Ирины и Алексея.
   Алексей ожидает Ирину под Пушкинским тополем с небольшим букетом в руках. Замечает Ирину. Радостно спешит ей навстречу. Дарит цветы. Ирина одаривает его улыбкой.
   Алексей. - Здравствуй, Ира!
   Ирина. - Здравствуйте, Алёша.
   Алексей. - Как экзамен?
   Ирина. - Поднимает ладонь пятерней. - Отлично!
   Алексей. - Я очень рад. С утра вас вспоминал и ругал.
   Ирина. - чуть озадаченно, - А за что?
   Алексей. - За то, что могла бы не придти.
   Ирина. - Спасибо, Алёша. - Серьёзнее добавляет, - Хорошо осознавать, что кто-то о тебе думает, беспокоится.
   Алексей. - Это тебе спасибо, Ира, за то, что пришла. Я очень хотел тебя видеть. Эти два дня тянулись так медленно. А ещё сомнения, а вдруг не придешь.
   Ирина. - Берёт Алексея под руку, - Я же обещала, что приду.
   Алексей. - Всего один вечер, как по-настоящему познакомились, а чувство такое, словно мы уже давно встречаемся.
   Ирина. - У меня тоже такое ощущение. Я думала об этом. Это как продолжение того, что мы вместе тогда помогали Ларисе выкарабкиваться после операции. Сейчас мне кажется, что ещё в отделении у меня была уверенность, что мы встретимся. И подсознательно изучали друг друга и шли навстречу.
   Алексей. - Куда мы пойдём?
   Ирина. - Сегодня такой хороший вечер. Пойдём к морю.
   Идут аллеями парка, разговаривают.
   Алексей. - Ирина, я давно вас хотел спросить, да как-то неудобно было. У вас иногда в разговоре проскальзывает лёгкий акцент. Что это?
   Ирина. - Я - болгарка.
   Алексей. - Вы родом из Белградского района? Из-под Измаила?
   Ирина. - Нет, Алёша. Я из Болгарии. Родилась и выросла в Софии.
   Мои родители были коммунистами, они погибли во время антифашистского восстания в 1928 году. После гибели родителей в 1930 году друзья отца переправили меня в Советский Союз. Воспитывалась в детском доме, а потом поступила в Одесский университет. Сейчас у меня не осталось родственников, но приобрела много друзей.
   Алексей. - А ты не забыла за эти годы болгарский язык?
   Ирина. - Что вы, Алёша! Родной язык не забывается. Вы можете себе представить, что забыли русский язык?
   Алексей. - Нет.
   Ирина. - Вот так и я. Советский Союз стал моей второй Родиной, а русский язык - родным. Но Болгария для меня остаётся матерью. И я мечтаю когда-нибудь вернуться туда. Мне хочется, что бы там тоже народ стал хозяином своей судьбы. За это уже отдано столько прекрасных жизней. И я очень хочу, чтобы моя мечта осуществилась.
   Алексей. - В Одесской области очень много болгарских селений.
   Ирана. - Это потомки тех, кто сражался за свободу Болгарии вместе с русскими войсками. Россия ещё во времена Суворова воевала с Турцией. Было 8 войн. И только последняя вернула нам независимость. Когда русские войска отступали, вместе с ними уходили и повстанцы, спасаясь от турецкого преследования. Россия дала им здесь землю и защиту.
   Алексей. - Я этого не знал.
   Ирина. - После 4-го курса я была на практике в одном болгарском селе. Меня поразило то, что жители сохранили язык, национальные обычаи почти в неизменном виде. А ведь прошло почти два столетия. Язык сохранился в первозданном виде. В Болгарии язык ушёл в XX-й век, а здесь, как бы законсервировался. в XVIII веке. Я поделилась этой мыслью с профессором, он заинтересовался, предложил даже сделать это темой научных исследований. В языке любого народа есть много загадочного, необъяснимого, уходящего вглубь веков. А здесь есть возможность сравнить живой язык с архаичной разницей в два столетия.
   Алексей. - Гарантирую, ты будешь самой привлекательной аспиранткой в университете.
   Ирина. - А что интересует тебя, Алёша?
   Алексей. - Многое, например, как поставить точный диагноз при закрытом повреждении живота. Сама по себе травма вызывает тяжёлое состояние больного. А если ещё что-то повреждено в животе, больной погибает. Надо оперировать, риск огромный, но оправдан, если, действительно, в животе катастрофа. А если этого нет, то вмешательство усугубляет состояние больного, и может привести его к гибели.
   Ирина - И что же делать?
   Алексей. - Пару дней назад, перед тем как с тобой встретился, я и думал над. Этим.
   Ирина. - И что же?
   Алексей. - Надо ввести в живот трубку, если есть кровь или содержимое кишечника, то это должно обнаружиться, манипуляция не опасная, малотравматичная.
   Ирина. - Кажется, так просто.
   Алексей. - Может быть я и ошибаюсь. Надо хорошо посмотреть литературу, говорят же: "Всё новое является прочно забытым старым". К тому же нужно отработать технику этого приема, инструментарий, проверить всё в эксперименте.
   Находят свободную уединённую скамейку. Садятся. Закат над морем, кусты цветущей сирени. Продолжают разговор.
   Алексей. - Рассчитывал быстро всё проверить, теперь не удастся.
   Ирина. - Почему?
   Алексей - Меня призывают на военные сборы, на корабли, на целых два месяца. Все летние планы рушатся.
   Ирина. - С какого числа призывают?
   Алексей. - Понедельника.
   Ирина. - Не огорчайся, два месяца пройдут быстро.
   Алексей - Позавчера я тоже так думал, пока не встретил тебя. Даже был немного рад. А вот сейчас, - Алексей обнимает Ирину, привлекает её к себе, - мне очень хочется, чтобы эта встреча не была последней. Мне с тобой хорошо и интересно. Хочется делиться мыслями, советоваться. Всё окружающее стало даже ярче и добрее. А когда тебя нет рядом, всё тускнеет.
   Алесей целует Ирину, она отвечает взаимностью. Продолжение интимной сцены...
   Алексей и Ирина прощаются у дома Ирины. Алексей обнимает, целует Ирину. Ирина сдержана в проявлении своих чувств в присутствии посторонних.
   Алексей. - Мне будет тебя очень не хватать. Никогда мне не казались два месяца такими долгими как сейчас. Можно тебе написать?
   Ирина. - Прижавшись к Алексею, молча, кивает головой, с каким-то завораживающим придыхом, потом добавляет: "Мне тоже будет трудно без тебя" Только встретились и уже расставание".
   Алексей. - Ты мне ответишь?
   Ирина. - Если напишешь...
  
   Понедельник
   Алексей входит в кабинет начальника медицинской службы базы.
   Алексей. - Товарищ майор, лейтенант медицинской службы запаса Колдоба прибыл в ваше распоряжение для прохождения службы.
   Майор. - Здравствуйте, товарищ Колдоба.
   Алексей подходит к майору, здороваются за руку.
   Майор. - Я вас уже жду. Садитесь, - продолжает, - Пришёл новый крейсер, идёт активное освоение личным составом материальной части корабля. Нам же необходимо подготовить медицинское обеспечение. Времени мало. Средний медперсонал, за исключением старшего фельдшера, вчерашние выпускники училищ. Практического опыта маловато. Что касается оборудования, то всё новое, в укладках. Развёртывайте лазарет, операционную. Всё должно быть готово к работе в самое ближайшее время. У вас помощником будет терапевт, то же из запаса, - смотрит записи, - Андреев Николай Александрович, - добавляет, - с вашего мединститута. Обстоятельства так складываются, что приходится призывать из запаса.
   Алексей. - Андреева я хорошо знаю.
   Майор. - Что ж, это хорошо, быстрее сработаетесь. Зайдёте в 5-й кабинет, получите обмундирование, аттестаты и... на корабль, желаю успеха. Если будут затруднения, обращайтесь ко мне.
   Прощаются. Алексей выходит.
  
   Корабельный лазарет.
   Алексей в морской военной форме входит в помещение лазарета в сопровождении старшего офицера корабля, вахтенного матроса. В лазарете находится личный состав медицинской службы крейсера. Старший фельдшер, завидев входящих, отдаёт команду: - "Смирно!"
   Присутствующие замирают по стойке смирно. Старший фельдшер подходит к старшему офицеру, докладывает, - Товарищ капитан второго ранга, личный состав медицинской службы корабля занимается расконсервацией оборудования операционного блока. Никаких происшествий нет. Старший фельдшер Заерко".
   Старший офицер, - Вольно. Представляю вам временного начальника медицинской службы корабля лейтенанта медицинской службы товарища Колдобу Алексея Григорьевича.
   Алексей легким кивком головы приветствуеть присутствующих.
   Старший офицер,- Товарищ старший фельдшер, представьте товарищу Колдобе личный состав медицинской службы.
   Идёт представление. Затем старший офицер, обращаясь к старшему фельдшеру:
   Проводите товарища Колдобу в его каюту, - затем, обращаясь к Алексею, - Обживайтесь, товарищ лейтенант и за работу. Желаю удачи. - Добавляет, - Старший фельдшер у вас хороший, опытный. Если будут какие-то затруднения, подскажет, да и мы всегда рядом, поможем. Жмёт Алексею руку, уходит вместе с вахтенным матросом. Старший фельдшер берёт в руку чемоданчик Алексея, ведёт Алексея в его каюту. Некоторое время спустя выходят из каюты, начинают осмотр помещений. Пояснения даёт фельдшер.
   Закончив осмотр, Алексей, - Работа предстоит большая. Начнём с сортировочной и перевязочной.
   Ст.фельдшер, - Аптека, операционная, практически, подготовлены к работе.
   Алексей, - Надо будет провести имитацию приёма раненых и работу операционной.
   Ст.фельдшер, - Товарищ лейтенант, я уже проверял аптечки на боевых постах, транспортные носилки; они находятся в неудовлетворительном состоянии.
   Алексей, - Этим обязательно займёмся, но чуть позже. Придётся ещё выборочно проверить и индивидуальные аптечки. Личный состав владеет навыками оказания первой медицинской помощи при травмах?
   Ст. фельдшер, - Я ещё не проверял.
   Алексей, - Составлю план подготовки и контроля медицинского обеспечения, завтра же и начнём работу.
  
   Корабельный лазарет.
   Каюта Алексея. Алексей и Николай сидят на диванчике, разговаривают.
   Алексей, - смотрит на календарь, - Ну вот двадцать дней наших сборов уже прошли, осталось ещё сорок.
   Николай, - Столько работы. Спешно, срочно, сразу всё и быстро. Три недели не прошли, а пролетели. Времени даже на письма не оставалось.
   Алексей, - Зато мы свою работу сделали. Сейчас будет спокойнее. Начнём заниматься медицинской подготовкой личного состава.
   Николай, - Алексей, ты стал заправским военврачом
   Алексей, - Если делать работу, то надо по совести, от души, я так привык
   Николай, - Может быть, будет увольнение на берег? Второй день, как пришли в Одессу, и любуемся ею с рейда.
   Алексей, - Надо узнать у старшего офицера...
   Стук в дверь. Входит вахтенный матрос, отдаёт честь, обращается к Алексею, - Товарищ лейтенант, вас к старшему офицеру. Алексей выходит и следом, вахтенный матрос.
  
   Комната Ирины.
   Ирина сидит за столом, обложившись книгами, занимается. Стук в дверь. Ирина открывает дверь. Входит Алексей в военной форме с цветами.
   Ирина, - Алёшка! Как я рада! Я чувствовала, что ты сегодня придёшь. Обнимает Алексея, целует.
   Алексей, - Иришка, я так за тобой скучал. Все дни вспоминал наши встречи, постоянно думал о тебе. Ирина смотрит на Алексея, не произнося ни слова. В глазах её чуть заметная притягательная улыбка. Она осторожно приближается к Алексею, касается указательным пальцем правой руки его губ и очень осторожно, благодарно целует его в щеку.
   Ирина, - Мне тоже, Алёша, было без тебя одиноко. Мне кажется, что мы знакомы очень-очень давно и никогда не расставались. Это как в хорошей красивой сказке. Ирина отходит от Алексея.
   Ирина, - Алёша, ты проголодался, давай обедать. Я сейчас накрою.
   Алексей, - Спасибо, Ира, я успел пообедать на корабле.
   Ирина, - Всё равно, давай пообедаем. Мне хочется на тебя смотреть за столом.
   Ирина накрывает на стол.Садятся. Обедают.
   Алексей, - Я получил твоё письмо, так за него благодарен, каждый день его перечитывал.
   Ирина, - Я тоже по несколько раз на день заглядывала в почтовый ящик, ждала от тебя весточку.
   Алексей, - Хочу поздравить тебя с окончанием университета.- Полушутливо добавляет, - Теперь ты самостоятельный человек.
   Ирина, - Спасибо, Алёша.
   Алексей, - Ты уже определилась с работой? Что решила?
   Ирина, - Я хочу поступать в аспирантуру.
   Алексей, - Ты сделала правильный выбор. Я очень рад.
   Ирина, - Но надо пройти конкурсные экзамены. Видишь, сколько книг вокруг. Пока ты служишь, решила годготовитться. Работа отвлекает от грустных мыслей. И время идёт быстрее. Алёша, ты надолго?
   Алексей, - В 20.00 должен быть на корабле. Сегодня уходим. Сразу побежал к тебе. К матери уже не успею. Думал тебя познакомить с ней.
   Ирина, - Мне как-то неловко.
   Алексей, - Ты ей понравишься и она тебе. В следующий раз сразу пойдём к ней.
   Ирина, - Хорошо, Алёша.
  
   Суббота, вечер, 21 июня 1941 года.
   Кают-компания крейсера. Присутствуют: старший офицер, начальники служб. Ожидают начала совещания. Входит командир крейсера. Звучит команда: "Товарищи офицеры!". Командир крейсера подходит к столу, садится. Все присутствующие садятся следом.
   Командир крейсера, - Получен приказ командующего флотом, - Привести корабль в полную боевую готовность. В случае появления кораблей, самолётов неизвестной принадлежности - открывать огонь на поражение. Приказ довести до всех подразделений. Исполнение немедленное. Вопросы есть?
   Все молчат.
   Командир крейсера, - Тогда совещание закончено. Все свободны.
   У выхода Алексея окликает голос командира. - "Товарищ Колдоба, задержитесь".
   Алексей подходит к столу, за которым сидит командир крейсера.
   Командир крейсера, - Как медицинская служба, готова к работе?
   Алексей. - Лазарет к приёму раненных готов. Не успели закончить занятия с личным составом по вопросам оказания медицинской помощи при травмах.
   Командир крейсера, - К сожалению, мы многого не успели. Ну что ж, идите. Хочу надеяться, что эта тревога окажется учебной. Алексей отдаёт честь, уходит.
  
   Лазарет. Присутствует Алексей, Николай, старший фельдшер.
   Алексей, - получен приказ подготовиться к приёму раненых. - Обращается к старшему фельдшеру, - Подготовьте операционную, перевязочную к приему раненых. - К Николаю, - Приёмно-сортировочный кубрик в первую очередь. - Опять к старшему фельдшеру, - Как только закончите, всему личному составу лазарета в смежных помещениях заняться развёртыванием госпитального отделения. Выполняйте!
   Остаются наедине Алексей с Николаем. На немой вопрос Николая Алексей кивает головой: Да, кажется, это НАЧАЛО.
  
   Верхняя палуба крейсера.
   Видны боевые расчёты у зенитных установок, наблюдатели, сигнальщик. Раннее утро, чуть забрезжил рассвет, полный штиль.
   В полной тишине появляется какой-то чуть слышимый низкий гул, постепенно усиливающийся. Становится хорошо различим шум множества авиационных моторов. Затем в небе появляется едва различимая вереница самолётов. Самолёты идут со стороны моря, с Юго-запада. От строя отделяется три самолёта, разворачиваются для захода на крейсер.
   Голос по общей связи: С правого борта приближается три бомбардировщика неизвестной принадлежности. Приготовиться к отражению воздушной атаки! Огонь открывать по мере вхождения воздушных целей в зону поражения.
   Гул авиационных моторов достигает максимума. Всё на палубе затаилось и приготовилось к отражению атаки.
  
   Пилотская кабина "Юнкерса".
   Самодовольные лица двух пилотов. Штурман прильнул к бомбовому прицелу. Обмениваются радостными возгласами.
   2-й пилот, - Представляю, как они там, внизу, воспримут наш "подарочек"!
   1-й пилот, - Прямо с постели и в рай.
   Штурман, - Везёт же людям! Общий смех.
   В перекрестии прицела с большим упреждением появляется силуэт крейсера. Когда до точки сброса остаётся 5 делений, снизу; на крейсере вспыхивают яркие блики. К бомбардировщику потянулись трассирующие очереди. Впереди бомбардировщика на разных высотах по курсу беззвучно вспыхивают одно за другим несколько ярких разрывов-облачков. Бомбардировщик начинает швырять из стороны в сторону. Пилоты изменяются в лице, чертыхаются. Осколок снаряда бьёт остекление пилотской кабины. Штурман сбрасывает бомбы не выдержав прицеливания. Самолёт с резким креном и потерей высоты уходит из-под обстрела.
  
   Палуба крейсера.
   Стрельба из зенитных пулемётов, орудий. Огненные трассы потянулись к первому бомбардировщику, разрывы снарядов вокруг корабля вырастают фонтаны бомбовых взрывов. Голос по общей связи: Заградительный огонь перенести на бомбардировщик, заходящий со стороны кормы!
   На палубе появляется несколько раненных, убитый. Раненого перевязывает оказавшийся рядом с ним матрос. Накладывает повязку на руку. Другому раненому, на бедро накладывается жгут. Убитый, лежит ничком, в луже крови, с неестественно подвёрнутой ногой. Санитары-носильщики переносят пострадавшего в лазарет на носилке-люльке. Туда же направляется ещё несколько ходячих раненных.
  
   Лазарет.
   Алексей, Николай, фельдшера в медицинских хирургических халатах с засученными рукавами, в шапочках. У Алексея маска опущенная на шею.
   Производят перевязки. Крупным планом - открытый перелом бедра. Накладывают транспортные шины. Делают инъекции. Алексей осматривает только что доставленного матроса, раненного в живот. Матрос бледен, покрыт холодным потом, мечется, стонет; руками держится за живот. Ноги его поджаты к животу.
   Алексей, - осмотрев раненого, даёт команду, - В операционную, в первую очередь!
   Находящийся рядом фельдшер, записывает всё в блокнот, вырывает листок, прикалывает его к робе матроса.
  
   Операционная
   Показана операционная бригада вокруг стола. Масочный наркоз. Система для переливания крови (старая!).
   Крупным планом - один из этапов лапаротомии (ревизия кишечника). Затем лицо Алексея. Он в маске, шапочке. Лоб покрыт крупными каплями пота, шапочка в нижней части потемнела от впитавшегося пота.
   Алексей накладывает швы на кожу. Выходит с операционной. Весь мокрый халат потемнел на спине от пота широкими пятнами, забрызган кровью. Снимает и бросает на край рукомойника окровавленные перчатки, снимает маску.
   Подходит Николай. - Перевязки закончили, раненных разместили. Получен приказ подготовить тяжело раненых и средней тяжести к эвакуации на берег.
   Алексей устало кивает головой и произносит, - Хорошо.
   Николай, - Вот она, война! Ждали, готовились, знали, что будет, а всё равно казалось, что не начнётся, минует.
  
   Крейсер из Севастополя идёт в Одессу.
   Проходят Кинбурнскую косу. На палубе сидят солдаты переправляемого в Одессу пополнения. Отдыхают, курят, в кружке человек десять.
   Голос по общей связи: Проходим над местом гибели эсминца "Стерегущий" Общее построение! Приспустить флаг! Приспускается кормовой флаг. Раздаётся протяжный мощный гудок корабля. Матросы строятся вдоль борта. Солдаты, молча, поднимаются, отдавая дань уважения погибшим.
   Флаг поднимается. Гудок смолкает. Возобновляется движение членов экипажа. Солдаты опять усаживаются в кружок.
   Один из сидящих солдат говорит: Здесь на Кинбурнской косе столько ребят в бушлатах полегло. Прижали их к воде, все до единого и остались. А эсминцы им оказывали поддержку с моря, не смогли прорваться.
   Другой солдат, - Пассажирские то же гибнут. Как в 37-м году франкисты потопили "Комсомол", так и пошло. (+ Теплоход "Армения"!?)
   Первый солдат, - Матросы с "Комсомола" потом столько натерпелись по франкистким тюрьмам, на чужбине, пока на Родину вернулись. Перед войной у нас один из вернувшихся выступал на заводе, стихи свои читал о родине, запомнились.
   Один из сидящих, - Можешь прочитать?
   Первый солдат, - Попробую. - Читает:
  
       Я не слагал красивых песен,
       Не укрощал строптивых рек,
       Но я с тобой, Россия, вместе,
       Связал судьбу свою навек.
       Мне мало жизни на чужбине,
       Неона свет - холодный свет.
       В чужом краю не греет солнце,
       Там человек - не человек.
       И пусть не многое я сделал,
       В большом долгу перед тобой.
       Любой приказ готов исполнить,
       Что б было солнце над тобой.
  
   Один из сидящих, - душевные слова.
   Другой солдат. - А теперь и наш черёд настал.
   Небольшая пауза. У одного из молодых солдат рядом с вещмешком лежит гитара. Сидящий напротив солдат задерживает взгляд на гитаре, потом обращается к молодому солдату; "Твоя, друг? " - рукой указывает на гитару.
   Молодой солдат. - Моя.
   Сидящий напротив солдат, - Сыграй, что-нибудь. Сидящие вокруг возгласами поддерживают просьбу. Молодой солдат, взяв гитару, берёт несколько пробных аккордов, потом задумчиво поёт под аккомпанемент гитары:
  
      19 лет от роду,
      Жизнь как будто впереди.
      Что же ты меня бросаешь,
      И уходишь до зари.
          Жизнь, прошу тебя ещё раз,
          Подожди, не уходи,
          Дай восход увидеть снова,
          Солнце, небо и цветы.
      Мне ещё так много надо
      Увидать и рассказать,
      Обойти весь мир сначала,
      Что б любимую сыскать.
          И судьбу опять спрошу я,
          Где ты долюшка моя?
          Доживу ли до полудня?
          И судьба ответит - "Да".
      19 лет от роду.
      Жизнь как будто впереди.
      И меня ты не бросаешь,
      Не уходишь до зари.
  
   Некоторое время все молчат, думая каждый о своём. Один из солдат смотрит на море, затем произносит: Скоро Одесса. Как у них там? Другой солдат, - Держётся город, один, в окружении. Трудно им. Всего нехватка, но особенно тяжело с водой. Жажда. И всё равно одесситы не унывают, из любой ситуации находят выход. С артиллерией, сам знаешь как?!... Так они из канализационных труб делают миномёты, и бьют с них румын. Одобрительный смех.
   Другой солдат, с внешностью "бывалого":. - Придумали бутылки с зажигательной смесью. И этими бутылками уже на других фронтах жгут немецкие танки, - добавляет, - Воюют ребята!
   Голос по общей связи, - Слева по курсу три немецких бомбардировщика. Приготовиться к отражению атаки! Солдаты быстро поднимаются, уходят на нижние палубы, прячутся вдоль палубных надстроек.
  
   Крейсер входит в Одесский порт.
   Швартуется у причала. Начинается разгрузка техники, воинской части. Алексей сходит на берег. Идёт домой. Вид осадного города. Алексей проходит мимо баррикады, перегородившей улицу. У водопроводных колонок длинные очереди жителей за водой. Входит в подъезд своего дома. Достаёт ключ, открывает дверь квартиры. Входит. Застаёт мать. Та от неожиданности роняет из рук кофту, устремляется к сыну. Целует его.
   Мать. - Лёша, сынок, пришёл!
   Алексей обнимает, целует мать. - Здравствуй, мама. Ну что ты плачешь?
   Мать. - От радости, Алёша. - Разглядывая сына, - Как ты похудел! Так за тебя беспокоюсь.
   Алексей. - Тебе всегда кажется, что я похудел. У меня, всё нормально, я же не воюю. У нас над головой броня надёжнее, чем ваши крыши.
   Мать смотрит на Алексея с жадностью; не может на него насмотреться. Молчит, трогает его, гладит по кителю.
   Алексей. - Как ты, мама? - добавляет, - Работаешь?
   Мать. - Библиотеку закрыли. Сейчас работаю на заводе, в цехе. Делаем бутылки с зажигательной смесью.
   Алексей. - Об этих бутылках молва пошла уже на "Большую землю".
   Мать. - Сейчас их усовершенствовали. Спасибо профессору Лоппато, придумал самовоспломеняющийея запал. Но это еще не все, футлярчики для губноцй помады используют для гранатных запалов, в коробках из-под кинолент с киностудии делают противотанковые мины, с консервного завода банки для помидор, огурцов, кабачков обратились противопехотными минами. так и воюем.- Мать, разговаривая с Алексеем, хлопочет на кухне. Начинает накрывать на стол.
   Алексей. - Мама, я обедать не буду.
   Мать. - Сынок, я сейчас.
   Алексей. - Мама, мы ненадолго. У меня ещё дела по службе. - После паузы, - Я хочу познакомить тебя с одной девушкой.
   Мать. - Её звать Ирина?
   Алексей удивлённо. - Откуда ты знаешь?
   Мать. - Она заходила ко мне. Мы уже познакомились. Она мне понравилась. Ирина - красивая и умная девушка. Мне хотелось бы иметь такую невестку. Ты будешь счастлив с ней, Алёша.
   Алексей. - Спасибо, мама. Я рад, что она тебе понравилась. Ирина - самая прекрасная девушка.
   Мать. - Ты влюблён, Алёша! - гладит его по голове, как маленького мальчика в далёком детстве. - Продолжает, - Она не получала от тебя долго вестей, и вот решилась зайти ко мне, она сейчас живёт в "Сабанеевских казармах".
   Алексей. - Мама, я хочу пойти к Ирине.
   Мать. - Конечно, сынок, иди. - Спрашивает, - Ты ещё зайдёшь?
   Алексей, - Я постараюсь.
   Мать. - Алёша, сынок, будь осторожен, ты ведь у меня один. Береги себя! Мы ведь знаем, какой ценой даются рейсы в Одессу.
   Алексей прощается с матерью, целует её и говорит. - Не бойся, мама, со мной ничего не может случиться. У нас хорошая броня, орудия и я ведь не боевой офицер - врач.
   Алексей уходит.
  
   "Сабанеевекая казарма"
   Вход в здание. "КП". Дежурный.
   Алексей здоровается с дежурным, отдавая честь. - Здравствуйте, товарищ красноармеец.
   Дежурный. - Здравия желаю, товарищ лейтенант.
   Алексей, - Я хотел бы видеть Ирину Цанову. Мне передали, что она находится здесь.
   Дежурный, - Одну минутку, товарищ лейтенант. Сейчас узнаю. - Открывает дверь в дежурную комнату, что-то кому-то говорит. Разобрать о чём говорят - нельзя. Затем обращается к Алексею. - Подождите немного, товарищ лейтенант.
   Алексей на несколько шагов отходит от "КП". Ждёт. Мимо, громыхая на стыках, проходит трамвай с прицепленной платформой, на которой установлена малокалиберная орудие, снятое с тральщика. Трамвай скрывается за углом.
   Выбегает Ирина, очень взволнованная. На глазах у неё слёзы радости. На ней гимнастёрка, погоны рядового.
   Ирина застенчиво, смущаясь дежурного, по-девичьи робко прижимается к Алексею. Он обнимает её, целует в губы, глаза, щёки. Дежурный, отвернувшись, начинает сосредоточенно что-то "изучать" на стене. Алексей и Ирина отходят чуть в сторону.
   Ирина. - Лёшенька, дорогой, я так тебя ждала, переживала. Всё время мысли мои о тебе. Мне всё казалось - дверь откроется, войдёшь ты. Так оно и произошло наяву. Выхожу - а ты стоишь напротив. Просто не верится! Какое счастье! Ирина тянется к Алексею, целует его.
   Алексей. - Существо ты моё любимое, - обнимает ладонями голову Ирины, зарывается лицом в ёё волосы. Как я ждал встречи с тобой, перебирает рукой ее волосы, вдыхает их запах, шепчет: Твои волосы так приятно пахнут степью, полынью...
   Ирина. - Мы были сегодня на полевых занятиях, Алёша.
   Алексей. - Почему на тебе гимнастёрка? Что это за организация?
   Ирина, - чуть замявшись, - Лёша, я занимаюсь на курсах медсестёр. Я не могу быть сторонним наблюдателем происходящего. Кругом столько горя, боли. Страна, которая приняла нас - сирот, обогрела, приласкала, дала образование, делилась всем, что у неё было, сейчас в смертельной опасности и мы - болгары тоже обязаны её защищать.
   Алексей. - Но почему сестринские курсы? Ты же знаешь немецкий язык. Можешь работать переводчиком.
   Ирина. - Мы должны сейчас делать то, что более всего необходимо. Так надо, поверь, Алёша. Здесь учатся и некоторые мои друзья, я тебе о них рассказывала - Сергей Ермолин, Лариса Огарь...
   Алексей, - перебивая Ирину, - парень в медсестрах:?!
   Ирина. - А если его по состоянию здоровья в армию не берут.
   Алексей. - Милая Ирина, как это всё ужасно. Война, кровь, смерть. Я - врач, и мне особенно тяжело видеть, как самое бесценное, хрупкое - ЖИЗНЬ, обесценивается. Жизнь превращается в ничто. Молодые парни, здоровые, которым только жить и жить, минуту назад разговаривавшие с тобой, вдруг перестают существовать. Мы - врачи боремся со смертью, с таким трудом возвращаем мгновения жизни больным, а здесь - какая-то кровавая вакханалия, уничтожаются десятки тысяч здоровых молодых людей. И через это мы должны пройти.
   Ирина. - Война только начинается, Алёша, фашизм подмял всю Европу. И мы, Алёша, к сожалению, стали не сторонними наблюдателями, а участниками этих событий. Судьба народа - это наша с тобой судьба,
   Алексей. - Пришёл к тебе и даже без цветов. Прости меня. Я о них не забыл. Просто, не смог найти.
   Ирина. - Что, ты, Алёша, дорогой, главное, что ты пришёл.
   Алексей. - У нас был трудный переход, почти всё время пришлось оперировать. Оперировал одного молодого парня с ранением сонной артерии. Эти раненые редко остаются в живых. А здесь, как в драке, ввязался, без оглядки, и мне удалось справиться с кровотечением, наложить сосудистый шов. Самому не верится. Парень останется жив, и даже не будет инвалидом. Для него - это вторая жизнь.
   Это ты мне помогла сделать невозможное. Так пусть эта сохранённая жизнь будет тебе моим подарком, любимая.
   Ирина. - Спасибо, тебе Алёша, я благодарна тебе за всё. Я очень счастлива сегодня, потому что ты здесь, целый и невредимый, рядом со мной. И этот подарок, который не каждой девушке достанется в жизни.
   Алексей обнимает Ирину, целует ее в полузакрытые глаза.
   Они смотрят и любуются друг другом. Нежно трогают и прикасаются к друг другу.
   Ирина, - после небольшой паузы, - Когда вы уходите?
   Алексей, - Сегодня вечером, в 22.00.
   Ирина, - Лёша, мы скоро заканчиваем занятия, часа через полтора. Если хочешь, мы можем встретиться вечером.
   Алексей, - взяв её ладони и прижав к своим щекам, - Иришка, как ты можешь: "Если хочешь"...
   Ирина. - чуть лукаво, - А, может быть, ты не хочешь, Алёша?
   Алексей нежно привлекает её за плечи к себе и целует. Ирина отвечает ему взаимностью.
   Алексей. - Там же, где в первый раз? До войны? В 6 часов?
   Ирина кивает головой.
   Алексей. - Я буду ждать. Придёшь?
   Ирина. - улыбаясь, - Обязательно, Алёша, любимый.
   Алексей. - Я как раз успею устроить свои служебные дела.
   Целуются на прощание. Расходятся. Ирина возвращается через КП. Алексей уходит.
  
   В коридоре у окна, на 2-м этаже "казармы".
   Ирина застаёт свою подругу Лору. Она тоже в гимнастёрке.
   Лариса, обращаясь к Ирине, глядя в окно, - Приходил Алексей?
   Ирина. - Да, они пришли из Севастополя. Был тяжёлый рейс. Караваны пробиваются с большим трудом. Всё чаще транспорты не доходят до портов. Немцы бомбят, минные поля, атаки подводных лодок. Обстрелы портов, а они всё равно идут.
   Лариса. - Я видела вас через окно. Алексей очень изменился за это время, осунулся, - добавляет, - бедный мой доктор.
   Ирина. - Трудно ему. Он - один хирург на корабле. Из операционной почти не выходит. И это продолжается изо дня в день.
   Лариса. - Не все это выдерживают. Галка Баскакова, ты её знаешь, она училась на биофаке, рассказывала на днях, что у них в медсанбате, после Григорьевского десанта 22 сентября столько раненных поступило, что хирурги более двух суток не выходили из операционной. Засыпали стоя. Один хирург умер за операционным столом от сердечной недостаточности.
   Ирина. - Кладёт руку на плечо подруги, вздыхает, - фронт - везде и на передовой, и в тылу, и в море, и в операционной, везде гибнут люди.
   Некоторое время подруги молчат. Затем Лариса обращается к Ирине: "Ира, ты его любишь?
   Ирина, - после некоторого раздумья, - Да, Лора. И он мне дороже собственной жизни. Я знаю, что меня может ожидать, но не это страшит. Я боюсь за него. Я не могу представить, что с ним может что-то случиться, что его не станет. Когда он уходит в море, я буквально цепенею, как будто жизнь во мне останавливается. Никогда не думала, что любовь может быть одновременно огромным счастьем и болью, и страданием одновременно. Я не могу сейчас представить себе, что когда-то жила и ничего не знала о нём, что он мог тогда пройти в скверике мимо и не остановиться.
   Лариса. - Счастливая ты, Ирина, у тебя есть любовь. И мне очень хочется, подруга, что бы у вас все сложилось хорошо, - после паузы, - А Алексей, он любит тебя?
   Ирина. - Да, но мне кажется, важнее самой любить. Любить и всё, и больше ни о чём не думать.
   Алексей очень хороший человек. И это, тем более, подтверждается сейчас, когда всё наносное слетает с нас как шелуха, а остаётся главное то, что составляет наше внутренне содержание. Вот ты спросила: "Люблю ли я его?". А мне вспомнилась моя покойная бабушка. Я была ещё совсем малая. Моя тётка, уже взрослая девушка, спросила её: "А как девушка может узнать, любит она парня или нет?". Бабушка ответила очень коротко: "Если девушка хочет иметь ребёнка от своего возлюбленного, значит любит". Смысл её слов только сейчас мне стал понятен.
   Лора. - Твоя бабушка была мудрой женщиной. Но сейчас война.
   Ирина. - А что я могу с собой поделать, подружка дорогая. Чувства на замок не закроешь. Из комнаты, приоткрыв дверь, выглядывает офицер (1-й инструктор), обращается к подругам: " Девушки, отдохнули? Давайте продолжим тренировку".
   Подруги входят в комнату. На стенах развешаны схемы радиопередатчиков, таблицы "азбуки Морзе". На столах - портативные радиостанции. Несколько молодых людей - юношей, девушек в гимнастёрках, к ним присоединяется Лора и Ирина, садятся за передатчики, надевают наушники. Начинают работать "на ключе".
  
   Здание хирургической клиники
   хирургическая клиника, где до войны работал Алексей. Сейчас здесь размещается военный госпиталь. Алексей входит в помещение клиники,здоровается на ходу с сёстрами, нянечками. Стучится и входит в кабинет заведующего хирургическим отделением. Обмениваются приветствиями.
   Зав. отделением. - Давно тебя не видел, Алексей, - разглядывая Алексея, - Изменился, (сочувственно). Как там дела на флоте?
   Алексей, ирончно. - Плаваем. Работаем. Никто не завидует.
   Зав.отделением. - Нам тоже достаётся, и ни кто не завидует. Почти все врачи мобилизованы. Никого из старых не осталось. Раненых не успеваем принимать.
   Алексей. - Просьба к Вам.
   Зав.отделением. - Какая?
   Алексей. - Внутривенными растворами не поделитесь? Пока шли в Одессу, всё израсходовали, - поясняет, - Прихватили нас крепко в море.
   Зав. отделением. - Это можно. Подожди немного.
   Выходит, вскоре возвращается в сопровождении двух сестёр, они здороваются с Алексеем, в руках у них бутыли с прозрачной, бесцветной жидкостью. Сёстры оставляют бутыли, выходят из кабинета.
   Зав.отделением, - указывая рукой на бутыли, - Вот, мы пользуемся такими, бери. Алексей берёт один бутыль в руки, читает аптечную этикетку. Поднимает взгляд на заведующего, в глазах его недоумённый вопрос.
   Алексей. - Слушайте, что это за состав?
   Заведующий. - усмехнувшись, - "Черноморский".
   Алексей. - Да вы объясните толком, что это? Дело ведь не шуточное.
   Заведующий. - Я же сказал, - "Черноморский". Ты же был в городе, видел, что творится с водой? Город изнывает от ЖАЖДЫ. Вот кого-то и осенило использовать черноморскую воду для приготовления растворов для внутривенных вливаний, она по химическому составу близка к физиологии. - После паузы. Воду забирают в ночное время в некотором удалении от берега, фильтруют, потом ею занимается аптека. - И льём, её, родную, при шоке и кровопотере. Так-то, Алексей.
   Алексий, молча сочувственно качает головой.
   Алексей. - Ну, прощайте. Спасибо за помощь и совет.
   Зав.отделением. - До свидания, Алексей, приходите почаще в 0дессу, жмут друг другу руки. Алексей уходит из клиники.
  
   Алексей поднимается на борт крейсера.
   Идёт в лазарет. Фельдшера, собравшись в кружок, обсуждают одесские события. Алексей здоровается с присутствующими.
   Алексей. - Как дела?
   Старший фельдшер. - Всё нормально, готовились к отходу. Сейчас отдыхаем.
   Алексей. - Хорошо, - после паузы, В операционной все простерилизовали?
   Старший фельдшер. - Не беспокойтесь, товарищ лейтенант.
   К Алексею подходит Николай, здороваются.
   Николай. - Дома был?
   Алексей. - Видел мать. Сходил в клинику. Отделение переполнено ранеными.
   Николай. - Мать эвакуируется?
   Алексей. - Не хочет. Отказывается, работает сейчас на заводе. Город на осадном положении. Все от мала до велика могают передовой. Используют для обороны буквально всё, что только можно.
   Николай. - Я был на С.Р.3 (судоремонтном заводе) с командой матросов, сам видел почти готовый бронепоезд. Заводчане навешивают бронеплиты на паровоз, вагоны. Используют оставшиеся броневые листы с броненосца "Потёмкин".
   Алексей. - "Потёмкин" опять служит революции.
   Николай. - Они и назвали бронепоезд - "Потёмкинец", - замолчали, потом Николай обращается к Алексею, - ты уже знаешь, что отход задерживается до 4.00?
   Алексей. - Почему?
   Николай. - Не успевают устранить повреждения в рулевом механизме. Так что твоё увольнение, наверное, можно продлить, - добавляет, - обратись к командиру, я всё равно остаюсь на борту.
   Алексей. - Попробую. Выходит из лазарета.
  
   Горсадик.
   Алексей подходит к Пушкинскому тополю. Смотрит на часы. В руках держит скромный букетик первых осенних цветов. Прошло три месяца со дня их первого свидания. На тополе появились первые жёлтые листья. Изменился и облик самого города. Стёкла в окнах домов заклеены бумажными полосами. На улицах ного военных. Проходит строем колонна красноармейцев. Грузовики с прицепленными орудиями.
   Минуты через три появляется Ирина. Алексей радостно спешит ей навстречу, берёт её за руки, дарит цветы.
   Ирина. - Я опоздала, Алёша?
   Алексей. - Нет, ты очень точна.
   Ирина. - осматривая окружающее, - Так всё изменилось за эти три месяца. Я иногда здесь прохожу, так обязательно останавливаюсь под тополем. После этого у меня такое чувство, что я с тобой здесь побывала
   Алексей. - Теперь я хорошо понимаю чувства моряков, когда они уходят в море и знают, что дома их кто-то очень ждёт, тоскует, любит. Если тебя очень ждут на берегу, то обязательно вернёшься, что бы ни случилось.
   Ирина. - Лёша, я буду ждать тебя всегда, верь мне, - некоторое время идут молча, взявшись за руки.
   Алексей держит Ирину под руку.
   Алексей. - Выход задерживается. У нас есть целый вечер, представляешь! Ирина. - Сегодня так тихо, солнечно, тепло, как будто и нет войны.
   Чувствуется, что Ирина о чём-то задумалась, почти не замечая окружающего, потом, как будто решившись, продолжает, - Алексей, я живу сейчас в общежитии с Ларисой. Дома почти не бываю. Давай зайдём, посидим, отдохнём, у нас есть время.
   Идут улицами Одессы навстречу попадается грохочущее, медленно движущееся сооружение с пулеметной - гибрид трактора и броневика... Перехватив удивлённый взгляд Алексея, Ирина поясняет: это "январцы" (Завод им. "Январского Восстания") закрывают трактора стальными листами, ставят пулемёт и прямо с завода уходят на них на передовую. - Чуть помедлив, добавляет, - Это наши одесские танки "НИ-1", - расшифровывает, - "На испуг". А румыны панически боятся их, и, завидев, бегут из окопов.
   Алексей, оглядываясь, провожает взглядом "Н.А.И.". Входят во двор дома, где живёт Ирина. У мраморного колодца-бассейна собрались жители дома: старики, женщины, дети. Один пожилой мужчина, по виду, старый рабочий, и подросток черпают ведром с верёвкой воду из бассейна и разливают жильцам по полведра на человека.
  
   В квартире у Ирины.
   Входят в квартиру. Ирина оставляет Алексея в комнате, он садится у стола, сама, взяв в шкафу платье, уходит переодеться на кухню.
   Алексей рассматривает скромную, аккуратно прибранную комнату. Входит Ирина. Она переоделась. На ней простое, со вкусом сшитое платье, так гармонично вписывающееся в эту мирную домашнюю обстановку. Алексей, увидев Ирину, приятно удивлён произошедшей переменой.
   Алексей, - Ты такая красивая, Ирина. Каждый раз при новой встрече становишься ещё краше. У меня к тебе просьба.
   Ирина. - Какая?
   Алексей. - Оставайся всегда такой, какая есть. Не меняйся!
   Ирина. - Это будет зависеть от тебя, любимый.
   Алексей. - Я хочу, чтобы ты была счастлива, и готов делать для этого всё, что в моих силах.
   Ирина. - Пойду на кухню, что-нибудь приготовлю.
   Алексей, Останься здесь.
   Ирина. - Я быстро... Выходит.
   Алексей замечает на прикроватной тумбочке свою фотографию, с удивлением её разглядывает, потом окликает Ирину.
   Алексей. - Ира, что это за фотография у тебя на тумбочке? Откуда она у тебя?
   Ирина с кухни, с издёвкой, - Да вот встретила на дняхх одного молодого человека, и он подарил фотографию на память.
   Алексей. - Ну, а всё-таки, откуда она у тебя?
   Ирина. - Мама твоя тебе не говорила, что я заходила к вам?
   Алексей. - Говорила.
   Ирина. - От тебя не было никаких вестей, я очень переживала, места себе не находила. Вот и решилась зайти к вам. Встретила твою маму, соврала ей, что мы работали вместе, а вот сейчас случайно оказалась в этом районе и решила узнать, как дела у старого сослуживца. Мама выслушала мою ложь, пригласила в дом, предложила чай, разговорились и, в конце концов, я ей и призналась, почему пришла. Так мы и познакомились. У тебя очень хорошая, добрая умная мать, Алёша, - Ирина входит в комнату, - Она мне напомнила мою мать, хотя я её плохо помню. С твоей матерью мы проговорили целый вечер. Она с таким удовольствием рассказывала о тебе, о твоих приключениях, успехах, и мне было очень интересно её слушать.
   Алексей. - несколько смущённо, - значит, мама тебе всё рассказала, но есть эпизоды в жизни, которые не хочется вспоминать даже самому.
   Ирина. - Мать, Алёша, о своём сыне плохо не скажет. А ты к тому же был почти идеальным сыном.
   Ирина накрывает на стол скромный ужин военного времени. Пьют чай.
   Ирина. - Смотрела ваш семейный альбом. Ты там такой маленький, смешной, обиженный. Даже не верится, что это был ты. Там же была и эта фотография. Она мне очень понравилась. Мама это заметила и говорит: "Дочка, возьми эту фотографию себе. Я - мать Алексея и знаю, что он на меня за это не обидится". Я давно заметила, что Алексей влюблён, только он мне об этом не говорил. А вот сейчас я узнала, что это вы, и я рада за Алексея, что у него такая хорошая умная девушка".
   Некоторое время они молчат, потом Алексей говорит:" У меня в жизни есть два близких и самых любимых человека - ты и мама. Ради вас я готов совершить всё, чтобы только вы были счастливы. Я очень благодарен тебе, Ирина, за то, что ты есть, существуешь; благодарен твоим родителям - за их дочь. Я навсегда сохраню ту глубину чувств, которые испытываю к тебе. Они не могут увянуть, исчезнуть. Это может произойти только, если не станет меня самого.
   Твой голос, волосы, глаза, улыбка, даже запах полыни, уже стало частью меня самого. Я не могу представить себя сейчас без тебя, Ирина.
   Ирина встаёт из-за стола, на лице у неё лёгкая притягательная завораживающая улыбка. Подходит к Алексею. Алексей поднимается ей навстречу, ласково обнимает, целует, она всем телом льнет к нему и шепчет, - Алёша, Лёшенька, любимый...
   Взаимные нежные ласковые прикосновения, поцелуи, шепчут имена друг друга.
   Ирина, - прильнув к Алексею, шепчет, - любимый, я хочу, чтобы эта ночь была нашей, подари её мне. Я понимаю, что сейчас не время до личных чувств, прости меня, но всё равно, я хочу быть с тобой, а там - пусть всё будет, как будет. Мне всё равно не жить без тебя, жизнь моя...
   Происходит затенение экрана.
  
   Комната Ирины. Раннее утро.
   Звонок будильника. Ирина, одетая, хлопочет на кухне. Алексей, взглянув на будильник, быстро одевается. В комнату входит Ирина, подходит к Алексею. Алексей обнимает ее, благодарно целует.
   Ирина. - Позавтракаем?
   Алексей, - с тоской, болью, - Иришка, дорогая, времени уже нет. Несколько тоскливых, торопливых поцелуев. Слёзы на глазах Ирины. Она украдкой их смахивает.
   Ирина. - Я провожу тебя.
   Торопливо одеваются, выходят. Спешат в порт. Успевают. На пирсе их поджидает Николай. Завидев их, облегчённо вздыхает, подходит.
   Николай. - "Слава Богу!". Успел! Я уже не знал, что подумать. Через 15 минут снимаемся. Алексей подводит Ирину к Николаю.
   Алексей, - обращаясь к Николаю, - Николай, хочу познакомить тебя с Ириной, моей женой. Николай от неожиданности в первый момент теряется, потом, овладев с собой, жмёт им руки.
   Николай. - Лёша, я поздравляю тебя и вас, Ирина, - продолжает, - Алексей мой друг, большой и хороший, и мне хочется, что бы вы, Ирина, сделали его счастливым, он этого заслуживает.
   Алексей что-то хочет сказать, но Николай продолжает, - Не перебивай, Алексей. А то, что Алексей будет хорошим мужем, в этом можете не сомневаться. Я его хорошо знаю. И свадьбу мы вам сыграем, настоящую, флотскую. Николай дружески обнимает за плечи Алексея и Ирину. Алексей, и в особенности, Ирина смущены событиями последнего дня. С борта крейсера их окликают: "Доктора, прощайтесь, сейчас уходим".
   Николай отходит в сторону. Ирина бросается к Алексею, неистово его обнимает, целует. Слёзы застилают её глаза.
   Ирина, - шёпотом, - Алёша, Лёшенька, дорогой, любимый, возвращайся. Пусть моя любовь хранит тебя! Я буду ждать тебя, что бы ни случилось, любимый... Алексей, молча, обнимает, целует Ирину, несколько раз произносит её имя. Начинают поднимать трап. Стоящий в стороне Николай окликает Алексея, - Алексей, нам пора уходить,
   Алексей, - к Ирине, - До свидания, любимая.
   С большим трудом, преодолевая внутреннее сопротивление, слившееся воедино с неистовыми чувствами Ирины, Алексей почти жёстко размыкает ее объятия. В последний раз целует её, и поднимается на борт крейсера. Трап поднят. Крейсер медленно отваливает от причала.
   Полоска воды, разделяющая любящие сердца, медленно и неумолимо увеличивается. С потушенными огнями громада корабля медленно растворяется во мгле. Алексей в последний раз кричит из темноты: "До свидания, любимая, я вернусь, обязательно вернусь. Ты только жди!". Ирина поникшая, со слезами на глазах, остаётся на причале.
  
   "Сабанеевскаа казарма"
   Учебный класс. На стенах схемы личного стрелкового оружия. Наставления по подрывному делу. Курсанты, одетые в десантные комбинезоны, спускаются в подвальное помещение тира. Среди курсантов Ирина, ещё двое молодых крепких высоких парней с типичной внешностью южан - смуглые, тёмноволосые, с усами.
   В тире начинаются тренировки из личного оружия. Инструктор (2-й) изредка делает замечания, даёт указания курсантам. Один из курсантов стреляет из пистолета левой рукой. Инструктор это замечает и говорит: " Всем бы вам, ребята, неплохо бы уметь пользоваться и левой рукой. - Добавляет, - В жизни всё может пригодиться". Ирина стреляет по круглой мишени, по "силуэту". Инструктор удовлетворённо "хмыкая", добавляет - "Дивчина стреляет, как гвозди забивает!" Стреляет следующий курсант. Инструктор наблюдает за курсантом, потом произносит: "Не зацеливайся, и не выбирай особенно место, куда хотел бы попасть. Главное - стреляй первым, хладнокровно, и в живот, коль попадёшь, дальше будет легче.
   У одного их курсантов во время стрельбы произошла осечка. Инструктор это замечает, обращается к старшему группы: "Товарищ капитан, отнеситесь серьёзнее к патронам. Берите из нового ящика наугад сотню патронов и палите, если будет снова хоть одна осечка, берите ящик другой серии, и проверяйте по-новому, пока не найдёте абсолютно надёжных патронов. Помолчав, добавляет, - осечка слишком дорого может обойтись. Старший группы, - Хорошо, старшина, учту.
   Курсанты заканчивают стрельбу. Поднимаются наверх. В коридоре к ним подходит вестовой, обращается к Ирине и двум "южанам": "Вас к начальнику школы". В кабинете начальника школы находятся ещё двое мужчин. Один - пожилой, седой, с усами; другой - средних лет в форме общевойскового офицера.
   Стук в дверь. Входят курсанты, здороваются. Находящиеся в кабинете, отвечают на приветствия.
   Начальник школы предлагает курсантам сесть. Затем, обращаясь к общевойсковому офицеру, представляет курсантов, указывая рукой:, - Иван Стоянов, Григорий Петков, Ирина Цанова,
   - продолжает, - интенсивный куре спецподготовки закончили. Результаты проверки хорошие. Ирина, - показывает на неё рукой, - освоила работу радиста, работает на ключе. Владеет немецким языком, - добавляет, - способная курсантка, жаль расставаться.
   Общевойсковой офицер по-немецки обращается к Ирине с целью выяснения её уровня языковой подготовки. (диалог на немецком языке). Затем продолжает по-русски: "Вы хорошо говорите по-немецки". Студенты после университета владеют языком слабее.
   Ирина - Я воспитывалась в интернациональном детдоме. Там было много детей немецких антифашистов. До этого, не принимавший участия в разговоре пожилой в штатском, обращается к Ирине по-болгарски.
   Пожилой в штатском, - Давно, дочка, в Союзе? Ирина некоторое время молчит, лёгкое замешательство. Потом на лице у неё появляется улыбка, радость от того, что она услышала родную речь. Ирина с наслаждением отвечает "пожилому" по-болгарски.
   Ирина, - С 1930 года.
   Пожилой, - Ты не забыла Болгарию? Язык?
   Ирина, - Нет. Как можно! Я и сейчас часто вижу во сне свою Родину, родителей.
   Пожилой, - переходит на русский язык, - Родину нельзя забывать, тем более, в лихую годину. Идёт война с фашизмом. У нас общий враг: у русского народа - "Брата Ивана" и у нас - болгар. Настал час, когда надо браться за оружие. Оба "южанина" почти одновременно по-болгарски: "Для этого мы сюда и пришли".
   Пожилой, - продолжает, - Нам нужна группа для заброски в Болгарию. Нужно восстановить связь с подпольем. Нужны мстители. Кто из вас готов войти в состав группы?
   Ирина, а за ней и два курсанта: "Согласна", "Согласен", "Я готов".
   Пожилой, - обращаясь к курсантам, - Я рад, что мы не ошиблись в вас. Руководителем группы назначен я. Ко мне можете обращаться - "Дядька Николо".
   - Потом к Ирине, - Я знал твоих родителей, Ирина, они были моими товарищами по партии. Жаль, что они не смогли увидеть, какая выросла у них дочь. Будь достойна памяти своих родителей, - затем вновь обращается ко всем троим, - Сейчас вы свободны, "другари". Позднее мы ещё встретимся, и всё обсудим подробнее. Курсанты прощаются и выходят.
  
   Комната Ирины.
   Присутствуют Ирина, Лариса.
   Накануне ухода на задание. Всё уже подготовлено. Вечером группа уходит. Переброска будет осуществлена на подводной лодке к побережью Болгарии.
   Лариса знает, что Ирина уходит сегодня за линию фронта, так как работает в "Центре" на радиостанции. Знает и позывной Ирины. Всё понятно, осознано, пережито. Подруги не многословны,грустны. Ирина аккуратно складывает свои немногочисленные вещи,потом обращается к Ларисе.
   Ирина, - Мы сегодня уходим, насколько - не знаю, когда вернусь - то же. У меня к тебе просьба. Я так и не увидела Алексея. Где он, что с ним, не знаю. Знакомые ребята с эсминца "Гремящий" говорили, что "Коммунар" где-то под Новороссийском попал в большую переделку. А больше - никаких вестей.
   Лариса. - Ты ему говорила, где занимаешься, к чему готовишься?
   Ирина, - Нет. Этого говорить, ты же знаешь, я не имела права. Да даже если бы и могла, не сказала. Ему и так нелегко, пусть лучше думает, что я где-то в тылу, в госпитале. Ему так будет легче и спокойнее.
   Лариса, - Но ты же его обманываешь.
   Ирина. - Это святая ложь, во имя любимого. Я написала ему письмо. Если он придёт, будет меня разыскивать, а он обязательно вернётся, скажи ему, что у меня всё хорошо, что работаю, что его очень люблю, и буду любить всю жизнь.
   Ты, по всей вероятности, будешь знать в общих чертах, что с нами. Поэтому, как это ни печально, но я прошу тебя, Лора, вот о чём. Если со мной что-нибудь случится, ты знаешь, что я имею ввиду, передай ему от меня прощальный привет.
   Лора. - Ирина, я прошу, не надо об этом. Этого не может быть!
   Ирина. - Нет, Лора, мы взрослые люди и понимаем, что нас может ожидать. - Здесь, - берёт в руки пакет, - его фотография, письма, адрес его матери, и ещё одно моё письмо к нему. Передашь Алексею этот пакет, если я не вернусь.
   Лариса пытается что-то возразить, но Ирина продолжает, - Ты умница, Лора, меня хорошо понимаешь и не надо себя обманывать.
   Лариса берёт пакет из рук Ирины, смотрит на часы...
   Ирина, - Ну что ж, мне пора. Давай присядем на дорожку.
   Присев и помолчав минуту, девушки обнимаются, целуются, на глазах у Ларисы слёзы.
   Ирина, не оборачиваясь, выходит из квартиры. В сумерках слышен шум остановившейся машины,
   звук захлопнувшейся дверцы. Затем шум мотора удаляющейся автомашины.
   Лариса остаётся одна посредине комнаты.
  
   Отсек подводной лодки.
   Члены группы: Двое молодых курсантов - болгар, "Дядька - Николо", Ирина. Одеты в современную болгарскую одежду. Рюкзаки. У парней - автоматы с откидывающимися прикладами. Чуть поодаль сидит "общевойсковой офицер". Парни проверяют оружие, перекладывают боекомплекты. Офицер, молча, наблюдает за ними, затем произносит: " Знаете что, ребята, положите в левый нагрудный карман по патрону. Берегите его. И дай вам Бог, чтобы он вам не потребовался. Все молчат, ни кто не произносит ни слова,
  
   Боевая рубка подводной лодки.
   Лодка в подводном положении. Тесно, душно, влажно, полумрак.
   Командир подводной лодки прильнул к перископу. Обращается к штурману: " Штурман, координаты местоположения? "
   Штурман. - До берега в условной точке три мили, - потом добавляет, - Где-то здесь "M-I7" наткнулась на мину. Жаль ребят.
   Командир, - не отрываясь от перископа, - Час ночи, Ничего не видно. Надо всплывать, - командует, - "Всплытие!" Экипажу подготовить надувную лодку к спуску на воду. Членам группы подготовиться к выходу из лодки. Орудийный расчёт, к орудию. Сигнальщик, следить по горизонту, при обнаружении на берегу зелёного проблескового маячка - доложить!
   Команда начинает выполнять приказы командира. Лодка в надводном положении. Орудийный расчёт застыл у палубного орудия. Сигнальщик, командир, все напряжённо всматриваются и вслушиваются в темноту. Голос сигнальщика - Командир! Вижу проблесковый зелёный свет справа по курсу 10.
   Командир наклоняется к переговорной трубе, - 10 градусов право 13 руля. Малый вперёд. Лодка подходит на минимальное расстояние к береговой линии.
   Командир, - Стоп -машина! Спустить лодку на воду. Группе десантироваться.
   Надувная лодка спускается на воду. Члены экипажа помогают перенести груз в лодку, членам группы - занять места. Короткое, сдержанное прощание, пожелание удачи, "Общевойсковой" офицер жмёт по очереди руки членам группы.
   Надувная лодка исчезает в темноте. Все находящиеся на палубе напряжённо всматриваются и вслушиваются в берег.
   Наконец, трижды мигнул зелёный фонарь. Bсe облегчённо вздыхают. Нервное напряжение спадает. Голос командира, - Отходим. Срочное погружение! Подводная лодка медленно уходит во тьму моря.
   P.S. Лодка не вернулась на базу. Ее случайно найдут на морском дне спустя 30 лет.
  
   София, осень 1941 года.
   По улице идёт "Дядька Николо". Незаметно оглядывается. Входит в подъезд многоэтажного дома. Поднимается на 2-й этаж. Через витражи площадки наблюдает некоторое время за безлюдной улицей. Затем поднимается на 4-и этаж, Звонит в квартиру. Через некоторое время дверь открывает Ирина. Входит.
   Дядька Николо, - Здравствуй, дочка. Как живёшь?
   Ирина, - Всё нормально, дядя Николо, Здравствуйте. Есть новости?
   Дядька Николо достаёт из потайного кармана листок бумаги, передаёт Ирине, - Зашифруй срочно, и передавай в "Центр". Выход на связь через 30 минут. Ирина уходит в глубину комнаты, шифрует разведдонесение. Дядька Николо сидит в кресле.
   Ирина достаёт радиостанцию, готовит её к передаче. Обращается к Дядьке Николо, - Батареи почти "сели". Приходится работать от сети".
   Дядька Николо, - С батареями очень плохо. Ума не приложу, где их можно достать.
   Ирина смотрит на часы, включает радиостанцию, лампы прогрелись, настраивается на волну, даёт позывной. Получив подтверждение связи, начинает радиопередачу.
  
   Квартира Ирины Цановой на "Цветочной" улице.
   Звонок в дверь. Ирина кладёт пистолет в карман, подходит к двери. Смотрит в щель, прислушивается, затем открывает дверь. Входит Дядька Николо. Обмениваются приветствиями, затем он обращается к Ирине. - Работа потихоньку налаживается. Восстанавливаем старые связи. Есть важная информация от "Стратега". - Поясняет, - В правительстве, в высших армейских кругах обсуждается вопрос о вступлении Болгарии в войну против СССР. Однако большинство склоняется в пользу нейтралитета. Ирина, подготовь эти данные для передачи.
   Ирина готовится к радиосеансу.
  
   Кабинет начальника болгарской контрразведки.
   Телефонный звонок.
   Полковник берёт трубку, слушает.
   - Так, хорошо. Опять передатчик "X"? Отключайте дома!
   Ждёт.
   Повторный звонок. Слушает трубку.
   - Повторите, - записывает - на листе бумаги - "Цветочная, 6". Хорошо. Продолжайте наблюдение.
  
   Квартира Ирины.    Ирина вдёт передачу. Дядька Николо сидит в "своём". Ирина и Николо одеты иначе, чем в прошлый раз. Мигает, а затем гаснет на несколько мгновений свет. Ирина заканчивает передачу. Сжигает на пепельнице шифровку. Прячет радиостанцию.
   Ирина обращается к Дядьке Николо, - Во время последних передач каждый раз гаснет свет. Раньше такого никогда не было.
   Дядька Николо пристально смотрит на Ирину, - Ирина, больше в эфир не выходи, только в самом крайнем случае. Мне нужно обо всём доложить руководству. Ну, мне пора. До свидания, дочка.
   Ирина, - До свидания, Дядя Николо.
   Провожает его до двери, закрывает после его ухода дверь.
  
   Кабинет начальника контрразведки.
   Полковник сидит за письменным столом. Его заместитель напротив.
   Заместитель, - Господин полковник, как я вам уже докладывал, нами установлено наблюдение за домом N6. Вызывает подозрение квартира N12. Там проживает некая молодая особа - Милада Карапетрова. Даёт частные уроки немецкого языка детям из состоятельных семей. Живёт тихо, скромно, иногда к ней заходит пожилой мужчина. Личность установить, пока не удалось.
   Полковник, молча, слушает доклад, затем отдаёт распоряжение: - Усильте наблюдение за квартирой и всеми посетителями. В случае выхода передатчика в эфир, брать немедленно. Живьём. Я повторяю - живьём! Радист нам нужен только живой! - Идите!
   Заместитель, - Слушаюсь! - выходит.
  
   Квартира Ирины
   Ирина одета в платье светло-бежевого цвета, облегающее и подчёркивающее её фигуру. Звонок в дверь. Взяв в руку пистолет, Ирина подходит к двери, всматривается в щель, прислушивается, затем впускает "Дядьку Николо". Он явно возбуждён, озабочен.
   Ирина, - с тревогой, - Что случилось?
   Дядька Николо, - Чрезвычайно важное сообщение - подаёт ей листок бумаги, - немедленно шифруй и в эфир!
   Ирина, - читает листок, лицо у неё делается удивлённым - Вот это да!
   Дядька Николо, - Сразу после передачи уходим. Бери только передатчик. Я пойду на улицу, посмотрю, что там делается. Уходит.
   Ирина достаёт передатчик. Смотрит на часы. Начинает передачу. На столе лежит пистолет, на пепельнице - зажигалка, передача подходит к концу. В этот момент на лестничной площадке слышится пистолетный выстрел один, другой. Леденящая душу тишина. Затем начинается частая беспорядочная стрельба, Громкие удары в дверь.
   Крики за дверью, - "Открывай! Слышь! Открывай! - Площадная брань.
   Ирина в какой-то момент прерывает передачу. Испарина покрывает её лоб. Затем она берёт в левую руку пистолет и возобновляет прерванную передачу. Она посылает в эфир последние цифры шифровки, условный код провала и затем открытым текстом: " Прощайте, товарищи! Живи долго и счастливо, Алексей!" Стреляет из пистолета в дверь раз, другой. Слышатся стоны, крики, брань, шум падающего тела.
   Затем Ирина зажигает бумагу, бросает на пепельницу. Снова стреляет в дверь. Хватает передатчик и с размаха бросает его в окно. Звон битого стекла, передатчик исчезает в оконном проёме.
   Дверь трещит, и начинает разваливаться под глухими ударами. Ирина навскидку делает ещё несколько выстрелов. Смотрит на догорающую бумагу.
   Опять удары в дверь. Дверь, буквально, разваливается под ударами прикладов, Ирина вновь стреляет в дверь, ещё - щелчок! Затвор пистолета, выбросив последнюю гильзу, остаётся открытым.
   Ирина медленно, как автомат, тянется рукой к нагрудному карману, достаёт патрон, один - единственный! Загоняет его в ствол, закрывает затвор. Медленно поднимает пистолет, подносит к груди.
   В проёме двери возникает фигура агента охранки. За ним, на площадке виднеется тело другого убитого агента, ещё один агент начинает протискиваться в дверь.
   Ирина держит пистолет, приставив к груди, прижавшись спиной к стене.
   Лицо показано крупным планом, оно спокойное, зрачки расширены, на лбу - крупные капли пота.
   Звучит резкий, как удар, пистолетный выстрел. Тело Ирины вздрагивает, безвольно сползает по стене вниз на пол.
   Она лежит лицом вверх. Глаза широко открыты, зрачки расширены, лицо мертвенно бледное. Правая рука откинута, пальцы кисти мелко судорожно подёргиваются, рядом валяется пистолет. Жизнь уходит из тела.
   На груди в первый момент виднеется след пулевого отверстия с окружающим пороховым налётом, затем платье в области раны начинает быстро окрашиваться расползающимся кровавым пятном.
  
   Открытое море
   Караван судов приближается во тьме к Одессе. Крейсер находится в составе охранения. С палубы крейсера видны орудийные сполохи по окраинам города. У борта стоят Алексей и Николай.
   Николай. - Город обороняется, но уже идёт эвакуация полным ходом.
   Алексей. - Наверное, это наш последний приход в Одессу.
   Николай. - Судя по всему, да.
   Крейсер медленно входит в порт. Методично с небольшими интервалами в акватории порта то тут, то там, вздымаются столбы воды от разрывов снарядов.
   Алексей подходит к командиру корабля, обращается к нему. - Товарищ капитан второго ранга, разрешите обратиться?
   Командир. - Слушаю вас, "доктор".
   Алексей. - Товарищ капитан второго ранга, разрешите во время стоянки (разгрузки, загрузки) сойти на берег? У меня в городе мать, жена.
   Командир, - удивлённо, - Вы женаты?
   Алексей, - Да, но мы не успели зарегистрировать свой брак.
   Командир, - Хорошо, даю вам три часа; к моменту погрузки вы должны быть на месте. Уходим сразу после окончания погрузки. В город возьмите вахтенного матроса, - добавляет, - Я распоряжусь, - и далее, - В городе неспокойно.
   Алексей, - Благодарю вас, товарищ капитан второго ранга. Разрешите идти?
   Командир, - Идите.
   Алексей отдаёт честь. Уходит.
  
   Помещение лазарета
   Николай просматривает содержимое терапевтической укладки. Не прерывая занятия, спрашивает вошедшего Алексея: - "Разрешил?"
   Алексей, - Да. Приказал взять с собой вахтенного матроса.
   Николай, - Молодец командир, предусмотрительный, бережёт доктора, - добавляет, - Алексей, возьми что-нибудь из пайка для матери. У них сейчас не очень сытно.
   Алексей спешно собирает в вещмешок пачку сахара, спички, папиросы, несколько банок консервов, буханку хлеба, завязывает мешок.
   Алексей, - обращаясь к Николаю, - Я на три часа, присмотри за хозяйством.
   Николай, - Хорошо. Только о часах не забывай.
   Стук в дверь. Входит матрос в бушлате с карабином на плече. Обращается к Алексею, отдавая честь: "Товарищ военврач, прибыл в ваше распоряжение по приказу капитана второго ранга.
   Алексей, - Хорошо. Идёмте!
   Выходят из лазарета. Спускаются по трапу на причал. Весь вид Алексея говорит о том, что он очень взволнован, спешит.
  
   По улицам осажденой Одессы
   Алексей, - обращаясь к матросу, - Ну что ж, пошли. Времени мало, а идти далеко.
   Идут быстрым шагом, матрос еле поспевает за ним. Идут пустынными тёмными улицами. У Алексея в руке фонарь. На асфальте виднеются обрывки бумаги, сухие листья, битые стёкла, кирпич. Всё время слышна артиллерийская канонада. Проходят через баррикаду, перегородившую улицу. Поднимаются по спуску "Вакуленчука". Идут к "Сабанеевским казармам".
   Матрос жалобно просит, - Товарищ военврач, не так шибко, не успеваю за вами.
   Алексей, - Браток, мы можем не успеть.
   Идут дальше. Временами, перебрасывая с плеча на плечо Алексей - вещмешок, матрос - карабин.
   Подходят к "Сабанеевской казарме". Темень. Никаких признаков жизни. Двери К.П. распахнуты, ветер со скрипом их то открывает, то закрывает. Входят в здание. Алексей подсвечивает себе фонариком. Убеждаются, что здание покинуто. Выходят. Останавливаются. Алексеи разглядывает дом напротив. Затем решительно направляется к дому, стучит в окно, расположенное почти вровень с землёй, слышен тревожный женский голос: "Кто там? Что нужно?
   Алексей, - Военный патруль!
   Открывается форточка. Выгладывает полуодетая женщина, полная, пожилая.
   Алексей, - Куда девались ваши соседи? - показывает рукой на казарму.
   Женщина, - Позавчера выехали, всё загрузили в машины и уехали, - добавляет, - Все уходят. Оставляете нас?! - всхлипывает.
   Алексей, - матросу, - "Пошли".
   Быстро идут по направлению к дому матери Алексея.
  
   Квартира матери Алексея
   Алексей стучит в дверь. Кутаясь в платок, дверь открывает мать. Узнав сына, кидается ему на шею. Целует. Алексей обнимает и целует мать.
   Мать. Радостно-растеряно говорит ему - Алёша! Я уже не надеялась, что вы придёте. Город оставляют. Идёт эвакуация последних воинских частей? - плачет.
   Алексей, - Видишь, пришли, - после паузы, - Мама, Ирина не заходила?
   Мать, - Нет. Но позавчера забегала её подруга. Такая глазастая, светлая, зовут Лариса, сказала, что по просьбе Ирины оставляет тебе письмо. Ничего больше не сказала. Только добавила: "Там всё написано". И сразу ушла, она была такая расстроенная. Ещё сказала, что они уходят.
   Мать достаёт из буфета пакет, передаёт его сыну. Алексей берёт пакет в руки, читает надпись: "Алексею Колдобе, лично, Ирина Цанова".
   Мать в это время приглашает матроса в комнату, усаживает его на стул, чуть в стороне от стола.
   Алексей нетерпеливо разрывает конверт, сидит за столом, не раздеваясь. При свете керосиновой лампы извлекает несколько своих писем, фотографию и ещё один запечатанный конверт. Вскрывает конверт. Читает письмо.
   Голос Ирины с экрана. Строки письма постепенно замещаются изображением Ирины, она, как в тумане, Ирина смотрит на зрителей и произносит содержание письма.
   "Письмо Ирины".
   Любимый мой, дорой, Алёша! Пишу тебе это письмо сегодня, перед уходом на свою Родину. Я знаю, что меня может ожидать. Вернуться трудно. Но в глубине души я всё же надеюсь на лучшее, потому что больше жизни мне хочется увидеть тебя ещё раз, быть всегда рядом. Тебе, во время нашей последней встречи, той незабываемой первой и, наверное, последней прощальной ночи любви я не могла и не хотела говорить правду о том, к чему готовлюсь. Мне хотелось той ложью облегчить твои душевные и физические страдания ещё и за меня. Ты был бы спокоен, если бы думал, что я где-то в тылу, в госпитале, где нет светомаскировки, и не воют сирены. А так, собственно и произошло.
   Я просила Лору, если со мной что-нибудь случится, передать тебе это письмо, только в этом случае. И если ты его сейчас читаешь, то это значит, что меня уже нет в живых. Будь мужественным и стойким, и верь, дорогой, даже из небытия я буду любить тебя и хранить. Хочу, что бы судьба оказалась к тебе более благосклонной, чем ко мне. Мне хочется верить, что там, в небытии мы когда-нибудь встретимся навсегда, дорогой мой Алеша.
   Я благодарна судьбе за то, что она свела меня с тобой, что я узнала тебя. Пусть наша наша близость и счастье были короткими, всё равно, я была счастлива и благодарю тебя за это.
   Живи долго и будь счастлив, любимый, не вини себя ни в чём. Я шла на это осознанно, по велению своей совести и долга.
   Прощай, дорогой Алёша.
         Одесса,  15  августа  1941г.  Ирина  Цанова.
   По мере того как содержание письма доходит до сознания Алексея, он буквально меняется в лице. Звучат последние строки письма. Образ Ирины удаляется, исчезает. Письмо в руке Алексея дрожит. Он кладёт письмо на стол. Охватывает опущенную голову руками. Тягостная тишина. Встревоженная мать обращается к Алексею, - Алёша, что пишет Ирина? Что там, в письме?
   Алексей. - Мама, Ирины больше нет.
   Мать, а за ней и матрос устремляют на Алексея вопросительный взгляд. Ждут, что он скажет ещё.
   Алексей, - Она закончила спецкурсы и была заброшена в Болгарию. А это письмо она просила мне передать только в случае её гибели, - добавляет, - Больше ничего неизвестно. А я, действительно, думал, что она занимается на курсах медсестёр.
   Мать подходит к Алексею, кладет руки на его голову, гладит.
   Мать, - Сынок, Ирина была прекрасной девушкой, мне очень хотелось, что бы вы были вместе, но она погибла, также как гибнут тысячи и, тысячи её сверстников. Это - война, жестокая, неотвратимая и она только начинается.
   Алексей, - Ну почему она? Именно она?
   Мать, - Алёша, война не выбирает жертвы, и первыми всегда идут на смерть люди с обострённым чувством долга и любви к своему народу, родине. Всегда кто-то должен быть первым, как бы это ни было тяжело и больно.
   Если мы доживём до конца войны, ты ещё, может быть, встретишь девушку...
   Алексей, - перебивает мать, - Может быть, и будет другая девушка, жена, женщина, но не будет Ирины. Ты понимаешь, мама, она была единственной и неповторимой. Мне 30 лет, и я уже знаю, что такое жизнь. На глазах Алексея появляется слеза, он украдкой смахивает ее, отворачивается к стене, чтобы не было видно его лица матросу и матери.
   Мать кладёт руку на плечо Алексея и говорит: "Алёша, поплачь, сынок, мужчинам то же иногда можно плакать", - добавляет, - Ирина этого заслужила.
   Матрос, - Товарищ военврач, нам пора.
   Алексей, потускневший, осунувшийся, безразличный поднимается со стула, прячет в конверт письмо, некоторое время держит его в руках, как будто изучая, потом кладет его во внутренний нагрудный карман кителя. Берёт вещмешок, хочет забросить его на плечо, потом спохватывается, развязывает, выкладывает содержимое на стол.
   Алексей, - Мама, мы покидаем Одессу, но это ненадолго. Мы вернёмся. Разобьём фашистов и вернёмся. Товарищ Сталин сказал: "Враг будет разбит. Победа будет за нами!"
   Мать припадает к груди сына, тихо всхлипывает. - Возвращайтесь, обязательно. Возвращайтесь, с победой и поскорей. Мы вас будем ждать, родные.
   Алексей смотрит на матроса, тот уже стоит у двери, затем снимает руки матери со своих плеч, и ещё раз целует её.
   Алексей - До свидания, мама.
   Алексей и матрос уходит.
  
   Порт. Крейсер у пирса.
   Идёт погрузка личного состава, техники. Алексей с матросом направляются к трапу. Чуть поодаль одинокая девичья фигура в военном форме. Алексей смотрит на неё и узнаёт Ларису, та то же почти одновременно замечает Алексея, подходит к нему.
   Алексей, - Здравствуйте, Лариса. Давно вас не видел. Как себя чувствуете?
   Лариса, - Здравствуйте, Алексей Григорьевич. Спасибо, хорошо, - пауза, - Наша часть ожидает погрузку на соседнем ричале. И вдруг пришёл ваш крейсер. Мне необходимо вам сказать об Ирине. Она...
   Алексей, - перебивая Ларису, - Я уже всё знаю, был у вас в казарме, дома. Мама передала ваш пакет с письмом Ирины.
   Лариса, - Письмо было написано два месяца назад. У меня для вас телеграмма от Ирины.
   Алексей весь преображается, появилась надежда, что Ирина жива. Протягивает руку к Ларисе. - Алексей. - Где?
   Лариса достаёт из нагрудного кармана воинскую книжку, открывает её, из-под обложки достаёт полоску бумаги, протягивает её Алексею. Тот, схватив полоску, пытается читать, но там только тире - точки, и недоумённо поднимает глаза на Ларису.
   Лариса, - Это её последняя радиограмма, для вас, - берёт в руки полоску, читает: "Прощайте, товарищи! Живи долго и счастливо, Алексей..." - Едва вспыхнувшая надежда гаснет в душе Алексея. - Лора продолжает, - Её группа была переброшена в Болгарию. Она начала работать в Софии. Но явочная квартира была раскрыта. Её пытались захватить во время радиопередачи. Ирина отстреливалась, последний патрон оставила себе. Это произошло две недели назад.
   Вы не приходили, нас начали эвакуировать, вот я и оставила письмо вашей матери. А эту радиограмму с открытым текстом решила, если придётся свидеться, передать лично, при встрече. - Алексей молчит. - Лора продолжает, - Я до сих пор не могу поверить, что Ирины больше нет. Даже сейчас, когда стали известны обстоятельства её гибели. Она вас очень любила, Алексей Григорьевич. - После паузы. -
   Вот и всё. Мне пора к своим. Прощайте, мой дорогой доктор! - Обнимает Алексея.
   Алексей прощается с Ларисой. Поднимается на борт крейсера.
  
   Корабельный лазарет.
   В лазарете Алексеи застаёт Николая. Николай, - Ну что, успел повидать своих?
   Алексей. - С матерью попрощался.
   Николай. - А Ирину видел?
   Алексей. - Нет.
   Поворачивается, уходит в свою каюту. Николай идёт следом за ним. В каюте садятся. Молчат. Потом Алексей достаёт письмо, радиограмму. Николай, молча, ждёт.
   Алексей. - Ирина погибла две недели назад во время выполнения боевого задания.
   Николай. - О чём ты говоришь?!
   Алексей. - Она была заброшена после окончания курсов радистов в Софию. Во время очередного радиосеанса, при попытке ареста, оказала сопротивление, застрелилась.
   Николай. - Как это неожиданно и трагично. - Сочувственно кладёт руку на плечо Алексея.
   В дверь стучится фельдшер. - Товарищ лейтенант, - Вас вызывает старший офицер, Прибыли новые раненые, надо решить вопрос с их размещением. - Уходит.
   Алексей и Николай поднимаются, выходят следом. Текущие медицинские проблемы и заботы полностью завладели их мыслями.
  
   Крейсер в открытом море.
   На палубе нет, практически, свободного места. Эвакуируется воинская часть, здесь же орудия, автомашины. Люди, утомлённые непрерывными боями, ночной погрузкой, спят в самых неестественных позах. Между спящими изредка проходят матросы. У зенитных установок боевые расчёты, вглядывающиеся в безоблачную синеву неба, следят зa водной поверхностью. Море такое тихое, ласковое, мирное.
  
   Командирский мостик.
   Командир крейсера уточняет у штурмана местонахождение корабля.
   Командир, - Штурман, уточните наши координаты.
   Штурман - Прошли Севастополь, до Новороссийска 300 миль. При этом темпе - 17 часов хода.
   Радист, - Товарищ командир, - радиограмма, - командир, - Читайте.
   Радист, - Впереди идущий транспорт атакован подводной лодкой в квадрате 35-74.
   Командир, - Усильте наблюдение за водной поверхностью. Гидроакустикам быть особенно внимательными.
  
   Лазарет.
   Алексей осматривает тяжелораненого. Фельдшера производят перевязки, внутримышечные и внутривенные вливания.
   Алексей, - обращаясь к осматриваемому раненому, - потерпи, браток, ещё немного. Скоро Новороссийск, а там госпиталь, отремонтируют, будешь, как новый...
  
   Палуба крейсера.
   Сигнальщик, замечает быстро приближающиеся самолёты. Звучит сигнал воздушной тревоги.
   Голос по общей связи: Воздушная тревога! Приготовиться к отражению воздушной атаки! Находящимся на верхней палубе - немедленно спуститься вниз!
   Солдаты спешно прячутся в укрытия. Гнетущее ожидание бомбардировщиков. Нарастающий тревожно пугающий гул авиационных моторов. Самолёты один за другим заходят на корабль. Одновременно начинается отражение воздушной атаки. Стрельба из зенитных корабельных орудий, пулемётов. Вокруг корабля поднимаются фонтаны взрывов авиабомб. Пулемётная очередь, пущенная с бомбардировщика вспарывает деревянную обшивку палубы. Падают раненые, убитые; стоны, крики. Люди жмутся к палубным надстройкам, стараясь укрыться от осколков и пуль.
   Расчёт зенитного пулемёта. Матрос-наводчик. Лицо потное, в крови. Поймав в перекрестие прицела бомбардировщик, "ведёт" его длинной очередью трассирующих пуль. Самолёт начинает дымить, клюёт носом, стремительно несётся к воде, и через мгновение столб воды и дыма означает место его падения.
   Прямое попадание бомбы в носовую часть корабля. Взрыв. Корабль вздрагивает всем корпусом, начинается пожар. Отчаянная борьба оманды корабля с огнём. Дым застилает палубу. Ещё один взрыв рядом с бортом корабля.
   Боевая рубка корабля. Голос по общей связи, - Пробоина ниже ватерлинии. Вода поступает в угольные ямы.
   Командир крейсера, - Закрыть водонепроницаемые переборки в районе пробоины! Аварийной команде ликвидировать течь.
   Голое по общей связи, - Пожар в районе тиндвека ликвидируется.
  
   Верхняя палуба.
   Бомбардировщики, отбомбившись, исчезают так же внезапно, как и появились. Санитары подбирают раненых, накладывают шины,повязки. На носилках уносят раненных в лазарет. Несколько убитых лежат на палубе.
   Зенитный пулемёт, наводчик мёртв, залит кровью, повис на пулемёте. По безжизненно свисающей левой руке быстрыми каплями кровь стекает на палубу, там уже образовалась целая лужица. Заряжающий, 2-й номер расчёта, скорчившись, лежит у основания пулемёта, зажав руками живот. Сквозь пальцы сочится кровь. Третий номер расчёта - убит, лежит чуть поодаль, рядом с ним валяется неиспользованный зенитный боекомплект.
   Крейсер общим планом, вид со стороны. Корабль продолжает следовать прежним курсом. Над носовой частью корабля поднимаются клубы чёрного дыма, и шлейфом стелются за кораблём.
   Командир крейсера у машинного телеграфа. Рядом - рулевой и штурман.
   По переговорному устройству "ГОЛОС" докладывает командиру: - "поступление воды в трюмное отделение приостановлено. Заклинена носовая орудийная башня. Пожар ликвидирован. Залита водой угольная яма. Уголь приходится извлекать из воды. Давление в котлах падает. Скорость корабля снизилась до 11 узлов. Повреждено два зенитных пулемёта. Погибло 6 человек команды, раненых - 13.
   Командир, - Штурман, проложите куре на минимальном удалении от береговой линии, - добавляет, - Там меньше вероятность встречи с подводными лодками.
   Штурман, - Слушаюсь.
   Значительные разрушения. Корабль идёт вперёд, но скорость хода упала.
   Голос сигнальщика - Справа по курсу перископ подводной лодки! Начинается стрельба из зенитных пулемётов, орудий по перископу. Крейсер разворачивается прямо на перископ.
   Голос по общей связи: Справа по борту торпедная атака!
  
  Командирский мостик.
   Крупным планом - руки на машинном телеграфе. Резкое, быстрое переключение телеграфа. Рулевой отчаянно вращает штурвальное колесо вправо. Но поздно! - Пузырьковый след торпеды быстро и неотвратимо приближается к крейсеру. Секундная пауза тишины. Столб огня, воды, дыма взметнувшийся в носовой части корабля. Оглушительный взрыв. Сильнейший удар. Всё падает, валится, рушится. Перископ подводной лодки исчезает в воде.
   Командирский мостик. Минутное замешательство после взрыва.
   Командир, - Закрыть водонепроницаемые переборки 2-го отсека. Показан трюм корабля. Лавина воды неудержимым потоком устремляется в пробоину.
   Голос по общей связи: "Переборка отсека не герметична, вода поступает во второй отсек.
   Командир, - стармеху по переговорному устройству, - Запустить помпы!
   Стармех, - командиру по переговорному устройству, - Помпы запущены, поступление воды продолжается.
   Старший офицер, - командиру, - Переборки очень слабы, могут не выдержать встречного напора воды, надо стопорить машину,
   Стармех, - по переговорному устройству, - Командир, два котла остановлены. Из-за встречного напора поступление воды в трюм увеличивается.
   Командир, молча, слушает донесения. Весь его вид говорит об огромной эмоциональнр-психической нагрузке обусловленной критической ситуацией, ответственностью за жизнь людей, сохранность корабля. Он ищет решения выхода из сложившейся ситуации.
   Командир, - после непродолжительного размышления, - "Стоп машина!", затем, - Малый назад!
   Вид со стороны. Крейсер с севшей носовой частью стопорит ход. Затем даёт задний ход, разворачивается и начинает движение кормой вперёд.
   Командир, - Штурман, сколько до Новороссийска?
   Штурман - 5 часов хода, если ещё что-то не случится.
   Командир, - Радисту. - Радируйте на базу: "Атакован бомбардировщиками, торпедирован подводной лодкой. Разрушение носовой части корабля. Затоплен 1-й и 2-й отсеки. Поступление воды продолжается. Осталось два котла. Помпы с откачкой воды не справляются. Вынужден продолжать движение кормой вперёд. На борту 670 пассажиров. Нуждаюсь в помощи. Координаты: квадрат 36-73.
  
   Лазарет.
   Палуба заметно осела. Беспокойство среди раненных. Алексей пытается их успокоить.
   Алексей, - Поступление воды приостановлено, ребята, крейсер продолжает движение. Вызваны корабли поддержки. Всё будет нормально, мы доберемся до берега.
   Алексей отзывает в сторону старшего фельдшера, шепчет ему на ухо, - "Виктор, проверь спасательные пояса".
   Фельдшер кивает головой, уходит.
   В лазарет возвращается Николай. Отходят с Алексеем в сторону.
   Николай, - Шлюпок почти не осталось, повреждены. Надо проверить спасательные пояса.
   Алексей, - Я уже распорядился.
   Николай. - Дело плохо, поступление воды увеличивается. Можем продержаться часа полтора. Командир запросил помощь.
  
   Командирский мостик.
   Командир крейсера, старший офицер, штурман, рулевой, радист.
   Командир. - До Новороссийска не дотянем. Надо идти к берегу, может быть, удастся выброситься на отмель, - после паузы, - Радист! Радиограмму на базу, - Теряем плавучесть, продержимся на плаву не более часа. Принял решение выброситься на отмель.
  
   Верхняя палуба.
   На горизонте появляется гористое побережье. Находящиеся на палубе с надеждой всматриваются в берег, среди них нарастает большое беспокойство.
   Неожиданно над кораблём вновь появляются бомбардировщики. Начинается бомбардировка. Часть орудий, зенитных пулемётов уже повреждены, оставшиеся, пытаются оказывать отчаянное сопротивление пикирующим на корабль самолетам.
   Дым, взрывы, пожар, самолёты, отбомбившись, уходят за горизонт. Корабль неузнаваем. Всё в дыму, разрушения, убитые, раненные. Наклон палубы увеличился ещё больше, настолько, что гребные винты порой черпают лопастями воздух. Корабль, буквально, ползёт по направлению к берегу.
   Командирский мостик
   Командир крейсера тяжело ранен, находящиеся рядом офицеры, фельдшер оказывают ему медицинскую помощь. Фельдшер поддерживает его в полусидящем положении.
   Старший офицер, фельдшеру. - Командира немедленно в лазарет!
   Командир, превозмогая боль, собрав остатки сил. - "Оставить! Не время!"
   Старший офицер, - Иван Тихонович, вы ранены, надо в лазарет.
   Командир крейсера. - Официально, товарищ старший офицер! Я остаюсь командиром крейсера! Выполняйте мои приказания!
   Старший офицер. - Слушаюсь!
   Следует доклад стармеха командиру крейсера по переговорному устройству: "Машинное отделение затоплено. Машины остановлены.
   Тягостная, гнетущая тишина. В этот момент радист сообщает командиру. - Товарищ командир, радиограмма с базы, - читает, - "В ваш квадрат следуют корабли поддержки. Держитесь".
   Командир, - радисту, - Радируйте.
   Радист. - Товарищ командир, передатчик вышел из строя. Работаем только на приём.
   Старший офицер, - командиру, - Машины стали. Поступление воды продолжается. Крен - 13 градусов. Продержимся на плаву максимум 30 минут.
   Тягостное молчание.
   Командир как бы в забытьи, затем обращается к старшему офицеру. - "Объявите приказ. - Всем покинуть борт корабля!"
   Старший офицер берёт в руки микрофон, отдаёт команду, - " Внимание! Всем находящимся на борту корабля пассажирам и членам экипажа! Немедленно покинуть корабль,используя все доступные плавсредства. Повторяю! Всем находящимся на борту корабля! Немедленно покинуть корабль. Затопление произойдёт через 15 минут.
   Старший офицер наклоняется над командиром, фельдшер, поддерживавший командира, произносит: "Он умер". Находящиеся в этот момент на командирском мостике, снимают головные уборы.
  
   Лазарет.
   Алексей объявляет, - Внимание! Всем раненым, способным самостоятельно передвигаться; немедленно выходить на верхнюю палубу!
   Раненые, помогая друг другу, устремляются из лазарета.
   Старший фельдшер, - Алексею, - Поясов не хватает, остались в затопленной части корабля.
   Алексей отдаёт команду: " Личному составу лазарета - носилочных больных выносить на верхнюю палубу! Добавляет, - обращаясь к старшему фельдшеру, "Виктор, дорогой, давайте быстрее!"
   Старший фельдшер Алексею. - "Хорошо, Алексей Григорьевич".
   Начинается срочная эвакуация раненых на верхнюю палубу. Крен палубы усиливается.
   Откуда-то сверху доносится "ГОЛОС": "... Всем, немедленно! Повторяю, Немедленно! Покинуть борт корабля!"
   В лазарет вбегает Николай.
   Николай. - Алексей, ты слышал! Давай наверх! Приказ - всем немедленно покинуть корабль!
   Алексей с лихорадочной поспешностью надевает спасательный пояс, бежит к выходу следом за Николаем. В этот момент, когда он уже почти переступил порог лазарета, из глубины лазарета раздаётся несколько голосов:
   - "Доктор! Доктор?!" Алексей останавливается, как будто натолкнувшись на невидимую преграду, оглядывается. Там, в глубине лазарета, на койках находится ещё человек 12 тяжело раненных. Несколько из них, приподнявшись на локтях, умоляюще устремили на него взгляд. Один раненый протягивает к нему руки. Николай так же останавливается.
   Алексею мгновенно становится, ему понятен трагизм происходящего. Вынести раненых наверх они уже не успеют. Алексей снимает с себя спасательный пояс, выбрасывает его из лазарета в коридор. Николай также уже всё понял.
   Алексей подходит к Николаю, приказывает: "Иди!", - показывая рукой на выход, - Николай отрицательно качает головой.
   Алексей. - Все равно этих раненых нам не вынести ".
   Николай молчит, не двигается. Тогда Алексей неожиданно резким движением выталкивает Николая через комингс лазарета, тот не удержавшись, падает. Алексей в этот момент с силой захлопывает входную дверь лазарета, ставит её на фиксатор. Снаружи слышен стук в дверь, крик Николая, - " Алексей, открой! Слышишь, открой! ".
   Алексей спокойно отвечает Николаю, - Николай, всё уже решено. Я остаюсь с ранеными. Тебе здесь делать нечего, бери пояс и беги. Ты ещё можешь успеть. Наверху тоже раненные. Выполняй приказ! Прощай! ".
   Слышится голос Николая, - Прощай, Алексей.
   Тишина. Аварийное тусклое освещение. Вода начинает просачиваться в отсек. Алексей подходит к иллюминатору, поднимает бронекрышку. Через стекло иллюминатора, расположенного почти вровень с водой с большим креном виднеется море, низко стоящее солнце, кружащиеся чайки.
   Алексей по велению врачебного профессионального долга не смог оставить беспомощных обреченных раненых, и решил разделить их участь, своим присутствием, морально облегчив их последние страдания. Он достаёт фотографию Ирины, смотрит на неё, великое чувство любви остается последним с ним в это мгновение, о котором уже давно было сказано: "То, что мы любим, мы любим даже тогда, когда умираем". В этот момент он вспоминает строки письма Ирины о том, что они неприменно встретятся ТАМ, в безвременье. Вода за иллюминатором достигает уже стекла, бьёт в него волной раз, другой. Потом она полностью закрывает иллюминатор. Какое-то время через стекло еще видно светлое пятно уходящего мира, которое начинает быстро растворяться в темени. Аварийное освещение гаснет, почти полная темнота.
   Из темноты доносится слабый голос раненого, - "До-к-тор?!"
   Алексей, - отвечает, - "Иду, браток"...
   Экран чёрный. На нём возникают слова: " Люди, живите долго! Будьте счастливы! "...
  
"КОНЕЦ"
  
  
(См. видеофайл песни о городе-герое)    "https://www.dropbox.com/s/u2t46zhm4zf02v4/gorod-geroy-10.mp4?dl=0"
   * Памятник, действительно, находится на территории Одесского медицинского института. Два других оригинальных памятника находятся на территории 1-го Московского и Симферопольского мединститутов.
       P.S.    Стихи (А.Мельника)  
  
Одесса, 1987 год       23.06.2019 год Киев,    Анатолий Антонович МЕЛЬНИК
     P.S.  Если Вы прочитали сценарий, оставьте отзыв, или хотя бы, нажмите кнопку оценки.
   А еще, если не трудно, разместите ссылку у себя в блоге или отправьте ее друзьям.
       * Полная или частичная перепечатка текста - с уведомления автора и размещением авторской строки:
      Информационный и иллюстративный материал использован из ресурсов Интернета.
          E-mail:  a_melnik2005@mail.ru       http://zhurnal.lib.ru/m/poezija
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"