Минский Модест : другие произведения.

Соседи

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  
  
   Умер человек. Осталась пустота, оборванные в коридоре обои, зима за окном, тяжёлый запах и куча лекарств на табуретке у столика. Зинаида Петровна горевала, болел брат давно, ухаживала в конце одна. Пора домой. Последние дни в квартире пропахшей смертью. Теперь выкинуть банки, коробки, проветрить, прибрать. Потом задумалась, может кому и нужно - чистое, приличное, лекарства дорогие деньги тратились. Жалко.
   Позвонила в дверь, что сразу в тамбуре - рядом огромный ящик из-под картошки с вязким запахом земли. Там и до этого было тихо, когда выносила мусор или шла за мелочью в магазин, и сейчас никто не открыл. Живут же люди, как мышки. С кладбищем сравнение упорно отталкивала. Но мысль преследовала - атмосфера последних дней.
   Прошла на подъездную площадку - дальнюю сторону от лифта. Дверь открыла девочка - подросток. Она ничего не говорила, лишь уперлась ступней во вторую ногу, образовав треугольник, и смотрела безупречно голубыми глазами.
  - Здравствуй, девочка. Взрослые в доме есть? - спросила женщина.
  - Есть, мама, - сказала девочка.
  - Позови, пожалуйста.
  - Мама, - крикнула девочка. - Тебя.
   Вышла женщина средних лет в цветастом халате и огромным бюстом, словно кисель. Кисель явно пытался вырваться наружу. Лишь два пальца взятые прищепкой спасали от неожиданностей.
  - Здравствуйте, - сказала Зинаида Петровна. - Я из квартиры пятьдесят шесть. Где Слава умер.
  - Какое горе, сочувствую, - сказала хозяйка квартиры.
  - Да, не смог, - сказала сестра. - Боролся.
  - Сочувствую, - повторила женщина.
  - Болел крепко.
  - Мы знаем. Мы сдавали.
  - Понимаете, - Зинаида Петровна перешла к главному. - Остались лекарства, дорогие. Хотела выбросить, а потом подумала, может кому. Жалко, ведь. Время сейчас не простое.
  - Нам не надо, - ответила хозяйка неприятно быстро.
  Потом задумалась:
  - Попробуйте этажом ниже, под нами, квартира пятьдесят. Там пожилая пара, может им.
   Зинаида Петровна поблагодарила и отправилась по указанному адресу.
   Лампочка между этажами то гасла, то загоралась. Мерцала, издавала нехорошие звуки. Женщина побаивалась электричества. Кто-то рассказывал, что именно так лампочки взрываются, а там и до короткого замыкания недалеко.
   Дверь долго не открывали. Гудел невидимый телевизор. Звучали выстрелы и тревоженные голоса киногероев. Вскоре вмешались живые эмоции, и неохотные шаги нарушили атмосферу экранных событий: "Ишь, ты, опять трезвонят алкаши". И в ответ баритон: "Поцелуй меня в зад, старая ведьма".
   Зинаида Петровна отшатнулась и хотела уйти, но дверь отворилась.
  - Здравствуйте, - сказала хозяйка квартиры, с осторожностью рассматривая незнакомку.
   Гостья растерялась и не знала с чего начать.
  - Вы из почты? А то мы ждем бандероль? - женщина пыталась что-то найти в карманах.
  - Петя, где ручка, ты брал?
  - Не знаю.
  - Где расписаться, - напирала хозяйка, желая покончить с неурочным визитом.
  - Я из квартиры, где умер Слава, - прервала почтовую суету Зинаида Петровна. - Понимаете, остались хорошие лекарства, дорогие. Жалко выбрасывать. Срок годности не вышел. Может, кому надо?
   Лицо хозяйки зашевелилось, ожили умственные процессы. Углубились морщинки возле глаз, задвигались брови, язык издал звук проглоченной карамельки.
  - Лекарства? А какие?
  - Разные. Брат сильно болел.
  - Петя, - позвала женщина.
  - Ну, что еще?
  - Подойди.
   Мужчина долго шуршал, шаркал, бурчал. После явил взору клетчатую рубашку, растянутое трико, небритую физиономию и запах кислых щей.
  - Вот, лекарства предлагают, - вздохнула женщина.
  - На что они нам, я кушаю, - махнул рукой человек и раздраженно развернулся обратно.
  - А это бесплатно? - поинтересовалась женщина.
  - Да.
  - Петя, посмотри, - потянула того за рубашку. - Может нам чего?
  - Да, что я, разбираюсь? - дернулся мужчина. - Отстань. Решай сама.
  - Вот так, - сказала женщина. - Не посоветоваться, не обсудить. Все сама. Все тридцать пять лет. А какие лекарства?
  - Витамины.
   Зинаида Петровна протянула блестящие "пластинки".
  - Они все хорошие. Есть обезболивающие, противовоспалительные... Вот эти не знаю, пригодятся или нет? Здесь чуть начато. Но сроки годности не вышли, - говорила скороговоркой, будто опасалась, что предстоит куда-то еще идти, общаться с непонятными личностями.
   Хозяйка квартиры внимательно рассматривала упаковки.
  - Ах, давайте все, - сказала женщина. - Не пропадать же добру на самом деле.
   И добавила осторожно:
  - Точно бесплатно?
   Получив утвердительный ответ, засуетилась:
  - Пусть лежат. Может, пригодятся. А Славу мы помним. Хороший был, тихий такой, спокойный. Вы его сестра?
  - Сестра, - сказала Зинаида Петровна. - Там еще лекарства есть. Наверху. Пачки начатые, если что. Кружка Эсмарха, системы переливания внутривенные, грелка. Но это может, вам и не нужно. Так, на всякий случай. Шприцы.
   Хозяйка квартиры хотела сказать что-то особенное в знак благодарности, но не знала, какие слова уместны в таких случаях. Лишь качала головой, подперев ее рукой.
   Зинаида Петровна освободилась от груза и облегченно вздохнула. Лучше, чем добру пропадать. Да и Славу, может, хорошим словом помянут. Устало поднималась по ступенькам с чувством удовлетворения. Лишь лампочка зловеще звенела и норовила погаснуть в очередной раз.
   В комнате провалилась в кресло, снова пустота. Телевизор включать не время. Надо чем-то заняться, убрать, отогнать грустные мысли. По дороге на кухню поправила белую простынь, что закрывала трюмо. Квартира, конечно, перейдет сыну, что на Севере. Он не приехал. Что-то с погодными условиями. Нелетная погода, осенние туманы. Песня, которую помнила и любила. Писал ей, звонил, плакался. Переживал. Он хороший. Если не смог, значит, на самом деле нельзя было. Она не обижалась. Обстоятельства разные. Чего винить. Он любил отца.
  
  - Смотри, олух бессердечный, - говорила хозяйка квартиры с запахом щей. - Лекарства-то, какие. На цены смотри, старый остолоп. Махнул рукой и деру. Если мозгов нет, то и не купишь. Эээээх, проклятый...
   В последней фразе накопившееся за годы раздражение.
  - Каждая упаковка, как три твои бутылки, алкаш безродный. Убежал, смылся. Вечно должна все разгребать.
  - Отстань, - говорил без злобы Петр. - Дай досмотреть передачу.
  Хозяйка взвилась:
  - Вечно со своим телевизором, уперся зенками не отцепить. Выключай шарманку, - угрожающее двинулась к экрану.
  - Не тронь, - зашипел Петр. - Нарываешься?
   Отпрянула. Внешне спокойный, он не предвещал ничего хорошего. Уже проходили.
  - Поговори со мной, Петя. Давай обсудим, - изменилась в лице хозяйка. Для нее сложилась некая первооснова, что близка и понятна уставшим женщинам. Забытое соединение прежних ощущений. Одной справиться не сложно, но присутствие другого крайне необходимо.
   Мужчина давно все ненавидел, уже по привычке. Незаметно срослось безразличие с безденежьем, ненависть с терпением и старая секция с книгами, которые когда-то покупал с расчетом на будущее, нависала укором. "Все прочту", - как-то сказал он, - "От корки до корки". Она тогда по-доброму улыбнулась. И он пытался. Но после первых страниц грустил и быстро засыпал. Впрочем, пригодилось. Сейчас приноровился носить книги к гастроному продавать. Крохи на понятную жизнь. Потому что нет этого будущего. Обман. И в книжках обман, и в телевизоре. Ненавидел умеренно, если не кричала о судьбе - злодейке. Когда задерживалась с работы или от подруги, просыпались рефлексии молодости. Ведь было когда-то - он и она, стройные, с густыми волосами, чистыми лицами и масса планов. Смотрел в окно и думал, готов ли к некой трагедии, сможет ли. Сколько решимости осталось, и была ли она.
  - Витамины, от чего? - женщина уселась рядом на диван, стала неприятно близкой. Они не задерживались друг возле друга. Ходили по своим дугам, спиралями, думали разными мыслями, спали в разных комнатах, словно жильцы в общежитии. А здесь, вдруг, что-то живое, с запахом прошлого.
  - От чего? - мужчина сбросил несколько оборотов ненависти.
  - Плохо, что у нас интернета нет, так бы почитали.
  - Там вкладыши должны быть, - сказал примирительно Петр.
  - Видишь, какой ты у меня, - сказала женщина. - Точно.
   Она долго всматривалась в мелкие буквы. Он не мешал. Искоса следил за губами, как качается листок в неуверенных руках и слушал, то там, то здесь.
  - Очки бы, - сказала она.
  - Разбились.
  - Кто бы сомневался.
   Потом сказала:
  - Это хорошо, для меня. У меня как раз нехватка этих витаминов и микрочастиц - кальция и магния. Суставы болят... Эти витамины я буду. Поливитамины. А это от желудка. У тебя болит желудок? Болит, ты жаловался.
  - Да пей хоть все, задушись, только отстань, - Петр говорил без злобы по привычке.
  - Думаешь, после таких слов хочется заботиться о тебе?
  - Так не заботься.
   Женщина вздохнула.
   Он не перечил. Все равно.
  - Это от запоров и метеоспазм, - сказала она, закончив читать другую аннотацию.
  - Метеоспазм, что это, давление, погода? - нехотя подключился мужчина.
  - Это чтобы ты не портил воздух так громко, - сказала, улыбаясь, женщина. - И цена приличная, двадцать рублей. Может, самой пропить?
  - Да, пей сама, - согласился мужчина. - У тебя тоже "раскаты", дай бог в душу.
  - Нет, это пей ты, я что-то другое еще.
   Они делили лекарства. Кому, как и когда употреблять. С чего начать, что не забыть. Какие у кого симптомы. Что лучше сочетать вместе, а с чем повременить. По срокам, чтобы не получилось - пьешь одно, что могло потерпеть, а у другого время вышло. Вспомнил все болячки и недуги. Если что-то не совпадало, находили любые признаки или говорили - это на будущее, профилактика.
  - Вот, на несколько месяцев оздоровление расписали. Как в санаторий съездили, - улыбалась женщина.
   Аккуратно расставила на сервант лекарства. Те, что сразу пропить, отдельно.
  - В холодильник спрячь, - сказал мужчина.
  - Голова, - сказала женщина. - Умница. Если бы помылся, можно было с тобой этим заняться, ну, этим..., - коварно улыбнулась.
   Мужчина прыснул от смеха.
  - Пошутила я, Петечка, пошутила, не расстраивайся, - успокаивала женщина. - Куда уж нам. Там еще какой-то "эсмарх" остался. Что это, знаешь? И еще что-то. Может, забрать, пригодится?
  - Пригодится, - отмахнулся мужчина. - Я щи доем.
  - Ешь.
   Женщина вздохнула, накинула куртку и скрылась за дверью. Проходя мимо мигающей лампы, взяла палку, что стояла в углу, пошевелила цоколь и треск прекратился.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"