Nadya5: другие произведения.

Рецепт апокалипсиса от Учиха. Часть вторая.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 7.42*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть фика, в которой описывается жизнь Саске среди Акацук. КОММЕНТАРИИ, пожалуйста, все сюда. И НЕ ставьте единицы, не расстраивайте автора! А то впаду в депрессию и писать перестану(((((
    ЗАКОНЧЕНО

  Свой среди чужих
  
  
  
  - Итачи!!!
  - Давно не виделись, - нукенин, наконец, соизволил повернуться в мою сторону, хотя присутствие почувствовал задолго до этого.
  - Нии-сан, - делаю брови домиком и побольше трагичности в голос, - почему тебя не было так долго?
  Глаза Итачи едва заметно округлились. Нижней половины лица не было видно из-за широкого стоячего воротника фирменного акацуковского плаща, но подозреваю, что рот тоже приоткрылся. Нукенин меньше всего ожидал, что я назову его братом.
  - Нии-сан, почему ты оставил меня одного? - с этими словами я побежал ему навстречу с явным намерением обнять.
  Я долго тренировал эту сцену на клонах под хенге, отрабатывая возможные варианты развития событий. Хреново будет, если Итачи сейчас мне просто врежет, одним ударом отправив в полет как в аниме. Но на этот случай у меня были приняты контрмеры - с помощью самогендзюцу заставил глаза блестеть от слез радости, и всем своим видом выражать неземное счастье. Нии-сан был в таком шоке, что даже не шевельнулся, когда я обхватил его за пояс, с восторгом глядя на снизу вверх. Наруто в это время, пользуясь всеобщим охреневанием отошел подальше от нукенинов, чтобы его, в случае чего, не задело.
  - Похож на тебя. Это, правда, твой брат? - Кисаме подал голос.
  
  
  - Да, - немного заторможено произнес Итачи.
  - Я слышал, что клан Учиха был полностью вырезан. Вырезан тобою.
  - Да.
  - Тогда почему...
  - Да ладно вам, все уже в прошлом. Нии-сан, я все понимаю. У тебя был переходный возраст, а они все на тебя слишком сильно давили. Требовали от тебя все больше и больше, хотя ты и так был лучшим. Вот ты и не выдержал, - произнес я с самым серьезным видом.
  Кисаме расхохотался:
  - Твой брат ненормальный.
  - Есть немного, - согласился я. - Цукиеми для детской психики бесследно не проходит.
  - Саске, ты должен был меня возненавидеть, - Итачи за воротник рубашки попытался отцепить меня от себя.
  Но я наклонил голову, прижавшись к его руке щекой, и как можно более проникновенно произнес:
  - Пожалуйста, нии-сан... не оставляй меня больше одного...
  Это был удар ниже пояса. Пальцы Итачи разжались. Он был полностью побежден и деморализован. Воспользовавшись его состоянием, я подпрыгнул, и теперь повис на нем, обняв за шею, вцепился, словно обезьяна в пальму.
  - Спасибо, - прошептал я ему на ухо.
  И поцеловал в щеку. В конце концов, обещания надо держать, даже если дал их самому себе. Итачи дернулся, словно от боли и посмотрел на меня почти с ужасом.
  - Почему?..
  - Счет в банке. Слишком заботливо для того, кто счел меня недостойным даже смерти. Извини, нии-сан, но твой гениальный план провалился. Впрочем, на мне он все равно бы не сработал.
  - Нет, нет, это невозможно... - провал плана, за который Итачи заплатил слишком высокую цену, явно стал для него тяжелым ударом.
  Я понял, что попал под его гендзюцу, только проваливаясь в черно-красно-белый мир Цукиеми, и поспешил полностью отключить все чувства. Я долго пытался придумать защиту от таких мощных иллюзий, но тренироваться было не с кем, поэтому все техники так и остались лишь теоретическими наработками. Я опять оказался в том трехцветном мире, который в первый раз принял за сон. Вновь стоял перед дверью, за которой лежали тела моих родителей. Только вот эта картина после стольких повторений в кошмарах больше не вызывала ничего кроме легкой скуки. Я сделал несколько шагов вперед, чтобы лунный свет, падающий в окно, полностью осветил мою фигуру. В чужой иллюзии я выглядел именно так, каким был в ментальном плане - семилетним мальчиком, покрытым сетью трещин и с черным провалом посередине лба.
  - Что это?! - похоже, Итачи был не готов к такому зрелищу.
  - Я же говорил, что твое Цукиеми не прошло для меня даром.
  Я протянул к нему руки, демонстрируя маленькие ладошки.
  - Я никогда не вырасту, навсегда останусь таким. Все эти годы мне приходилось самому на себя накладывать гендзюцу, чтобы чувствовать хоть что-то.
  - Нет... нет... все не должно было так случиться, - Итачи упал на колени, и я впервые в жизни увидел, как он плачет. - Нет... нет... нет...
  "Черт, он сейчас сам себя с ума сведет", - мелькнуло в моей голове, и я быстро преодолел разделявшее нас расстояние.
  Сильная пощечина заставила голову Итачи мотнуться в сторону. Он посмотрел на меня, но ничего не предпринял, даже когда я замахнулся второй раз. Я медленно опустил руку, поняв, что его внимание полностью сосредоточено на мне.
  - Нии-сан, помнишь, в тот день ты пообещал потренироваться со мной? Ты сказал позже, но не уточнил, что пройдет целых пять лет. А обещания нужно держать.
  - Почему ты... - он сглотнул, не в силах говорить, когда я стер слезы с его лица.
  - Потому что мы братья.
  "Все, он полностью мой", - все-таки в режиме отключенных эмоций я бываю в основном циничной сволочью. Ведь в том, что Саске исчез, виноват в основном я, пусть и невольно. А Итачи теперь винит себя и в том, что так ужасно искалечил младшего брата.
  Итачи буквально содрогался в рыданиях, а я поглаживал его по голове, ожидая, пока пройдет этот приступ слабости.
  - Развеивай гендзюцу, оно причиняет боль только тебе, - произнес я, когда нии-сан затих, уткнувшись мне лицом в живот.
  В реальном мире едва прошла секунда, и когда мы оба вернулись в сознание, Итачи начал падать, но я успел отцепиться от него и подхватить почти безвольное тело. Так образом мы оказались практически в той же позе, что и в иллюзии, только здесь я был ростом повыше.
  - Ты победил Итачи? Невозможно! - Кисаме, похоже, захотел вмешаться и замахнулся на меня своим гигантским мечом.
  Пришлось активизировать шаринган и наложить на нукенина связывающее гендзюцу. Долго не продержится, но мне и нужно всего несколько секунд. Сложив печать концентрации одной рукой, призвал гемоглобинового клона в конце коридора. Тот с яростным криком "Итачи!" создал чидори и побежал к нам, прочерчивая в стене полосу своей техникой. Плечи нии-сана напряглись, видимо он решил, что я все-таки собираюсь его убить, но так ничего и не предпринял.
  "Надо будет что-то сделать с его суицидальными наклонностями", - поставил я себе в уме заметку.
  - Наруто! Сейчас!
  - Ты уверен?
  - Действуй!!!
  Узумаки призвал теневых клонов и начал создавать разенган.
  - Ах ты, мелкий ублюдок! - Кисаме задергался в иллюзорных путах яростнее и почти вырвался.
  Но тут случилось то, чего оба нукенина ожидали меньше всего. Наруто с размаху впечатал разенган в ближайшую стену. А затем и мой клон последовал его примеру, создав неприличных размеров дыру. Кажется, от такого поворота в шоке была даже Самехада, даром что меч. А потом клоны Наруто с ним во главе накинулись на моего, и началось месилово. На это зрелище даже Итачи обернулся посмотреть. Наконец, мой клон намеренно пропустил удар, и отлетел в конец коридора, впечатавшись в стену. Наруто подбежал к нему, проверить в порядке ли он.
  - Мог бы и поаккуратнее, - клон сплюнул кровью. - Я язык прикусил.
  - Извини, - произнес Узумаки и точным ударом вырубил его.
  С громком хлопком клон, наконец, развеялся.
  - Что за херня тут творится? - явно озвучил общее мнение Кисаме, даже переставший вырываться.
  - Похищение, - любезно пояснил я. - Вы пытались забрать джинчуурики, но мы с Наруто оказали сопротивление и продержались до подхода Джирайи. Вы решили не связываться с легендарным санином и отступили. Но официально становиться нукенином мне не выгодно, поэтому все будут считать, что меня похитили.
  - Парень, да ты полный отморозок, - констатировал Кисаме, наконец, расправившись с иллюзией.
  - Да, бывает временами, - подтвердил я, и обратился уже к брату. - Вставай, нии-сан. А то сейчас и правда Джирайя явится, чтобы познакомить со своими питомцами.
  - Саске! - раздалось за моей спиной, когда я уже собрался выпрыгнуть в пролом в стене.
  - Я ведь обещал, что мы еще встретимся? Верь мне, Наруто! - махнув на прощание рукой, я отправился в новую жизнь.
  И пусть этот путь сейчас слегка смахивал на бегство, надеюсь, мне все-таки удастся предотвратить четвертую мировую войну шиноби. Или хотя бы сделать ее не такой разрушительной.
  
  
  
  
  Рука Орочимару
  
  
  - Итачи, напомни мне, почему мы тащим с собой эту мелочь?
  Мы втроем на огромной скорости неслись по ветвям деревьев в пока неизвестном мне направлении, и Кисаме, наконец, не выдержал.
  - Кисаме-семпай, я же только пять минут назад объяснял, что вы меня похитили, и теперь, по-видимому, тащите в логово Акацуки, - с вежливой улыбкой пояснил я вместо брата.
  - Заткнись, не к тебе обращаюсь! И с каких это пор я стал семпаем?
  - Ну, до сенсея вы еще не доросли.
  - Ты что о себе возомнил?
  - Да в общем, ничего особенного. Но победить вас смогу, даже не используя шаринган.
  - Ах ты ублюдок мелкий!
  - Мои родители состояли в законном браке. Кстати, если вы не забыли, то мы с Итачи - братья. Так что вы и его оскорбили.
  - Ну все, тебе конец,- Кисаме метнулся ко мне с явным намерением проучить за дерзость.
  Я отпрыгнул в сторону и демонстративно щелкнул пальцами, вызывая вокруг нукенина несколько простейших иллюзий. И теперь рядом с Кисаме неслись трое нянкетов, оставляя за собой яркий радужный след, вилась стайка гигантских бабочек с вращающимися спиралями на крыльях, крутились полосатые летающие змеи, скакали по воздуху переливающиеся разными цветами пони. Причем они были не объемными, а двухмерными и яркими, словно неоновые вывески. Выглядит техника по-детски, но в природе просто не существует таких ярких цветов, поэтому пришлось создать что-то вроде анимешных персонажей. Со стороны кажется совершенно неопасными, но спустя несколько секунд перегружает мозг и вызывает сильнейшее головокружение, тошноту и дезориентацию. Кто бы знал, сколько раз меня самого стошнило, пока довел технику до ума, ощущение после нее, будто очень быстро прокатился на американских горках, одновременно находясь внутри работающей стиральной машины. Полноценный припадок световой эпилепсии она может вызвать только у тех, кто к этому склонен, но к сожалению, среди шиноби таких нет.
  - Что это за дрянь? Думаешь, на меня могут подействовать такие детские фокусы? - нукенин бросил несколько кунаев и убедился, что те проходят сквозь мельтешащих насекомых. Те в ответ начали взрываться интенсивными красно-синими вспышками.
  - Это простейшие иллюзии, которые еще на первом курсе академии изучают, - я почти на предельной своей скорости перепрыгивал с ветки на ветку, стараясь держаться как можно дальше от раздраженного Кисаме. - И оно сработает спустя три секунды. Три, два, один!
  И в тот же миг нукенин, которому по веткам скакать было так же привычно, как ходить по земле, сорвался и упал вниз. Вестибулярный аппарат после этой техники так сбоит, что нельзя даже отличить, где верх и низ. В полете он пытался сгруппироваться, но только дергался, словно пьяный. Я уже успел удалиться от места его падения на сотню метров, но быстро вернулся назад и встал на ветку над ним. Сложил печать концентрации, набрал в грудь побольше воздуха и приложил пальцы к углу рта, словно собирался создать огненный шар. Однако вместо этого беззвучно закричал, усиливая связки чакрой и направляя получившуюся инфразвуковую волну на нукенина.
  - Я тебя прикончу! - Кисаме попытался прыгнуть ко мне, но вместо этого врезался в землю.
  А потом его накрыло моей волной. Я не пытался выдать полную мощность, ограничился той, что разбивает деревянные доски, так что у него только кровь из носа и жаберных щелей потекла.
  Если бы я действительно собирался убить этого нукенина, у меня бы получилось, но лишь потому, что тот изначально меня слишком недооценил. Однако Кисаме все-таки шиноби S-класса, и теперь он уже почти оправился.
  - Тебе конец! - с некоторым трудом он соединил ладони и мгновенно сложил печати, создав нескольких водяных клонов, которые тут же отпрыгнули в стороны. Впрочем, один оказался недостаточно шустрым и тут же лопнул, задетый краем волны.
  - Достаточно! - Итачи наконец-то вмешался.
  Я тут же прекратил обе техники и отпрыгнул поближе к брату, на случай, если Кисаме все-таки решит продолжить.
  - Да ладно тебе, нии-сан. Мы с Кисаме-семпаем просто знакомились, - и побольше безмятежности во взгляд, обращенный к нукенину. - Не так ли, семпай?
  - Я тебя уничтожу, - мрачно произнес оправившийся от встряски Кисаме, вспрыгивая на ветку напротив нас, но клонов убрал.
  - Ладно, будем считать, что вам тоже было приятно познакомиться. А вы крепкий орешек, вас даже ни разу не стошнило.
  - Итачи, тебе действительно нужен этот мелкий паршивец? Лучше будет избавиться от него прямо здесь.
  - Пф, - я снова встрял прежде, чем Итачи успел ответить. - Семпай, не прячьте свои истинные чувства. Я знаю, что я вам понравился.
  Кисаме молча перехватил рукоять Самехады поудобнее.
  - Уверен, что вам и Итачи поначалу прибить хотелось. Способность раздражать людей одним своим присутствием у Учих заложена в генах.
  - Мы опаздываем, - произнес нии-сан, давая понять, что разговор окончен.
  Остаток пути прошел скучно. Мы передвигались то по деревьям, то по рекам уже более десяти часов. Мне надоело следить за мышцами лица, и оно превратилось в такую же безэмоциональную маску, как и у Итачи.
  База Акацуки оказалась в Стране Рек, вход был скрыт в одной из скал. Я бы его не заметил без шарингана, зато сразу за входом находился коридор таких размеров, что можно стадо слонов провести. Да и залы были сделаны с таким размахом, что самого Десятихвостого демона пригласить не стыдно.
  "Дедушка Фрейд смотрит на местного архитектора с интересом".
  Тут было полно огромных пустующих помещений, в которых эхом отдавались наши шаги. Не понимаю, зачем строить с таким размахом для организации, в которую входит всего десяток человек. Чтобы добраться до более-менее обжитых помещений, пришлось потратить минут пять быстрым бегом, а со скоростью шиноби, это несколько километров.
  - Итачи, Кисаме... Вы не справились с заданием, - Пейн довольно убедительно играл роль лидера, сидя во главе массивного стола. Похоже, здесь и мебель тоже страдала гигантоманией - не столе можно было играть в футбол, а стулья немного смахивали на троны.
  - Джинчурики девятихвостого охраняет Джирайя.
  - Вижу, без трофея вы все же не вернулись. Но здесь не приют, посторонним вход запрещен.
  - Мне нужно вступить в Акацуки? - Спросил я прежде, чем Итачи успел ответить.
   Нии-сан резко повернулся ко мне:
  - Нет необходимости. Акацуки иногда пользуется услугами тех, кто не входит в организацию.
  - Ну ладно. Хотя я уже представлял, как мы все вечерами собираемся вместе и красим друг другу ногти фиолетовым лаком.
  Со стороны Конан, стоявшей сбоку от "трона" Пейна раздался тихий смешок. Остальные были слишком отмороженными, чтобы отреагировать на юмор. А Пейн - так и вовсе мертвым.
  
  
  - Чтобы вступить в Акацуки, тебе надо победить одного из ее членов.
  - Уже. Причем сразу двух.
  - Что?! Когда это ты победил меня, сопляк? - тут же отреагировал Кисаме, хватаясь за меч.
  - Ты подставился, - равнодушно подтвердил Итачи. - У Саске было больше двадцати секунд, чтобы прикончить тебя.
  - Вижу, ты так же талантлив, как и твой брат, Итачи стал одним из Акацуки в твоем возрасте. - Пейн одним взглядом заткнул настроившегося поспорить Кисаме. - Отныне, это твое.
  
  
  Он указал на стол, и я только сейчас понял, что на подставке прямо центру лежит не какая-то художественно скрюченная ветка, а высушенная рука с белым кольцом на пальце. Если честно, такого поворота я не ожидал. Чтобы мне вот так, прямо с порога предложили вступить в самую серьезную террористическую организацию... Нет, я предполагал, что однажды, мне возможно, придется стать Акацуки, но не так же быстро! И в то же время как бы отказываться нельзя. Но если я надену кольцо, мне придется выполнять задания, которые в основном заключаются в терроре и массовых убийствах - другие поручения нукенинам редко попадаются.
  К счастью, Итачи пришел на помощь.
  - Нет, - и положил мне руку на плечо. Пришлось срочно укреплять кости и мышцы чакрой, потому что братское пожатие было уж слишком крепким. - Он еще не готов.
  "А я что? Можно подумать, так уж хочу это кольцо нацепить. Хотя вот от руки Орочимару не отказался бы. Иронично получилось бы - он хотел забрать мое тело, но не смог получить. Зато я получил бы его, воскресив с помощью Эдо Тенсей. Остался один маленький нюанс - убить змеиного санина. И по идее, этим придется заняться именно мне. Ладно, канонный Саске справился, и я как-нибудь одолею".
  И тут я заметил, что все выжидающе смотрят на меня, а сам я вожделенно пялюсь на руку, и о ужас, улыбаюсь самой злодейской улыбкой. Система самогендзюцу сработала как надо, и выбрала из сотни всевозможных мимических реакций именно ту, которая подходила к моим мыслям. Наверное, зря я в свое время репетировал перед зеркалом образ классического киношного злодея. Тогда мне это казалось забавным, но сейчас, не дай Ками, еще рассмеюсь злодейским хохотом, обдумывая планы захвата мира.
  - Хм, думаю, нии-сан прав. Мне еще рановато.
  Хватка Итачи на моем плече разжалась.
  - Мы уходим, - с этими словами он развернулся и отправился к выходу из зала.
  "Шикарная организация", - подумал я, отправляясь следом. - "Не выполнил миссию, ну и ладно. Пришел, доложился и никаких тебе отчетов на двадцать листов. И после этого еще удивляются, почему шиноби становятся отступниками".
  
  
  Как стать богом.
  
  
  До комнат Итачи пришлось добираться чуть ли не десять минут. Не будь у меня шарингана, дороги я бы не запомнил, потому что эти коридоры явно строили в лоскуты пьяные кроты.
  - Можешь выбрать любую комнату.
  Итачи скрылся за одной из четырех дверей, находящихся по сторонам совершенно пустой квадратной комнаты, потолок которой терялся где-то в темноте. Пожав плечами, я принялся за разведку обстановки. Две комнаты были совершенно одинаковыми с самым минимумом обстановки, а за третьей дверью обнаружилась ванная комната. Интересно, и кто это строил? Если я еще могу представить, как при помощи земляных техник создавалось подземное убежище, то кто проводил тут водопровод, канализацию и освещение? Мысленно усмехнулся, представив, как Кисаме с помощью водных техник наполняет резервуары питьевой водой, а Итачи подогревает огненными шарами. Впрочем, не важно, как это все работает, главное, чтобы меня в случае чего не припрягли воду греть или, например, мусор сжигать. Приняв душ, вернулся в облюбованную комнату. Из вещей у меня только те, что в рюкзак поместились, ну не мог же я взять с собой пару баулов со шмотками, слишком подозрительно было бы. Зато весь свой арсенал в оружейных свитках прихватил.
  - Нии-сан, - я постучался в его дверь, и не дождавшись возражений, вошел. - У тебя тут так пусто, не против, если я кое-что изменю?
  - Делай, что хочешь, только не в моей комнате, - Итачи на минуту оторвался от чтения какой-то книги, и посмотрел на меня, видимо, недоумевая, откуда я возьму мебель для смены обстановки.
  - Договорились.
  Вернувшись в квадратную комнату, я провел рукой по стене. Камень был ровным и чуть шероховатым. Я огляделся, запоминая размеры и мысленно намечая, что где будет располагаться. Потом быстро сложил печати.
  - Чидори Нагаши! - и приложил ладонь, окутанную электричеством, к стене.
  Голубые молнии тут же зазмеились по камням, высекая узоры, имитирующие кирпичную кладку. На противоположной от меня стороне я создал в виде барельефа три высоких стрельчатых окна, наподобие тех, что бывают в готических соборах. Владей я стихией земли, не пришлось бы так извращаться, просто сотворил бы все, что нужно. А так пришлось собрать выбитые из стен осколки камня с помощью Чидори и сплавить воедино, создав в центре комнаты нечто вроде ажурного каменного дивана и низкого столика.
  Итачи вышел из своей комнаты посмотреть, что тут происходит, и замер, шокировано распахнув глаза. Еще бы, вряд ли хоть кому-то могло прийти в голову использовать высокоуровневую технику, требующую просто запредельного контроля, только для того, чтобы украсить помещение.
  В завершение я наложил иллюзию ночного звездного неба на окна, и уже рисуясь, щелчком пальцев зажег созданные из камня светильники в виде канделябров. Получилось внушительно. В этом мире не существует такого стиля в архитектуре, как готика, так что я, можно сказать, стал здесь его прародителем. Убедившись, что диван остыл, создал на нем несколько красных бархатных подушек, используя модифицированную технику теневого клонирования.
  - Как тебе?
  - Впечатляет. Никогда не видел, чтобы техники использовали так.
  Я устроился на подушках и похлопал рядом с собой.
  - Присоединяйся. Нам нужно поговорить.
  На стене перед диваном я специально оставил прямоугольный участок стены ровным, и теперь под действием иллюзии он превратился в огромный экран, на котором я прокручивал кадры моих любимых фильмов под динамичную музыку. Причем старался избегать всяческих сцен сражений, потому что у профессионального шиноби большинство киношных схваток вызовет в лучшем случае недоумение, в худшем - смех. Многие сцены наверняка были не понятны Итачи, но он все равно прикипел взглядом к экрану. Впрочем, есть вещи, которые не зависят ни от времени, ни от мира. Например, любовь. Первым фильмом о любви, который мне вспомнился, был Титаник. Так что вскоре мешанина кадров сменилась сценами из Титаника под песню Селин Дион.
  Наверно, покажется странным показывать наемному убийце такой фильм, но по сути это все было импровизацией, и ничего лучше придумать я просто не успел. Нужно было нечто, что можно понять без слов, и больше никаких идей у меня не было. Когда клип закончился, у Итачи были такие глаза... Он обычно старается не проявлять эмоции, но сейчас и его проняло. Или может, дело в том, что я почти машинально добавлял в музыку низкие частоты, из-за которых по спине бегали мурашки?
  - Что это было? - наконец, спросил нии-сан, когда экран потемнел вместе с последним кадром тонущего ДиКаприо.
  - Некоторое время назад я всерьез хотел заняться творчеством, - я пожал плечами. - Музыка, кино, литература... Я, наверное, смог бы провести тут культурную революцию. Но меня ведь не оставят в покое. Даже если бы я избавился от шарингана, все равно мои гены для некоторых будут представлять интерес.
  - Понятно, - Итачи перевел взгляд на экран, будто все еще мог видеть на нем фильм.
  При этом нии-сан выглядел так, словно решил для себя нечто важное. Что-то не понравился мне этот фанатичный огонек в его глазах, поэтому решил отвлечь брата разговором.
  - Правда, потом мне захотелось стать бессмертным. И кое-чего я даже вроде бы добился, но лишь время покажет, получилось у меня или нет. Только вот и бессмертие мне нужно в основном для того, чтобы проверить захочется ли мне лет через сто сдохнуть от скуки.
  Итачи резко повернулся ко мне, похоже, шокированный таким поворотом. Есть у меня подозрение, что он за последние пять лет эмоций испытал меньше, чем за несколько часов после встречи со мной.
  - А сейчас меня интересует вопрос, можно ли стать богом. Мы ведь потомки Рикудо сенина, а он почти перешагнул ту черту, что отделяет человека от бога.
  
  Я активировал шаринган и погрузил нас обоих в гендзюцу, чтобы никто не мог подслушать то, что я собираюсь сказать.
  - Итачи, ты не хочешь попробовать стать богом? Из всех четырех обладателей Мангеке Шарингана ты больше всех похож на Рикудо по характеру. Риненган на самом деле - эволюция шарингана. Насколько я понял, чтобы получить его, надо пересадить себе гены Сенджу. Вроде бы, даже не обязательно глаз с риненганом, достаточно просто ДНК.
  - Откуда... Откуда ты это знаешь?
  - Это написано на плите Рикудо.
  - Ты смог всю ее прочитать?!
  - В некотором роде. Там еще написано о победе над Десятихвостым, но я сейчас не об этом. Образцы ДНК Хаширамы Сенджу есть у Орочимару, капитана Ямато, Тоби и Нагато. Так же, Тсунаде - последняя из клана Сенджу.
  - Этого на плите быть не могло. Тогда откуда?.. - Итачи даже вцепился мне в руку, с болезненным вниманием вглядываясь в глаза.
  - Нии-сан, эти сведения обошлись мне слишком дорого, больше никогда не спрашивай меня о том, откуда я это знаю. - Мои губы скривились в горькой усмешке. За эту информацию пришлось заплатить две жизни. И я понятия не имею, что со мной сделает Итачи, если узнает, что я пусть и невольно, стал причиной смерти Саске и занял его место. - Некоторые вещи лучше не знать.
  - Почему ты рассказал мне о риненгане?
  - Я же говорил - ты больше всего похож на Рикудо. Если уж кому и доверить изменить мир, то только тебе. Хотя я в принципе не верю, что возможен мир во всем мире. Насилие и жестокость заложены в природе человека. Если каким-то образом избавить их от этого, они перестанут быть людьми. Или просто превратятся в стадо травоядных.
  - Саске... - Итачи закрыв лицо руками, обессилено откинулся на спинку дивана.
  Черт, кажется, я второй раз за день порушил все его идеалы. Надо было давать информацию маленькими дозами, а не вываливать сразу.
  - Нии-сан, - я потряс его за плечи. - Приди в себя! Я еще не сказал то, ради чего вообще начал этот разговор.
  - Есть еще что-то? - безжизненным голосом спросил Итачи.
  - Да, но не такое глобальное. Я должен рассказать, что у меня проблемы с мотивацией. То есть иногда на меня что-то находит, и я забываю, зачем все это. Теряю желание жить. Если однажды я откажусь вставать с постели и перестану реагировать на окружающее, сделай что-нибудь. Наруто обычно в такие моменты создавал клонов, и они прямо в пижаме тащили меня на полигон тренироваться. И по дороге обычно так растрясали, что во мне просыпалось желание их всех поубивать. Если честно, я не знаю, что будет, если меня не разбудить, возможно, через некоторое время я сам очнусь. Но проверять на практике слишком страшно.
  - Это все ведь из-за меня? Это мое гендзюцу так сильно тебе навредило?
  - Нет, - поспешил я его разуверить. - Это все из-за тех знаний. Кстати, если я вдруг начну рассуждать, что весь этот мир - лишь иллюзия, а все мы - выдуманные персонажи, не обращай внимания, ладно? Я в это сам не верю, впрочем, я вообще мало во что верю. И последнее - у меня в некотором роде расщепление личности.
  - Что это значит?
  - Ну, на данный момент во мне триста сорок две личности.
  Итачи, и так не отличавшийся здоровым цветом лица, побледнел еще сильнее.
  - Не волнуйся так. Они мне помогают, и создал я их сам и вполне осознанно. Мои самые сложные техники разработали именно они. Но у них те же проблемы с мотивацией, что и у меня, поэтому порулить телом они не рвутся. Если я вдруг буду вести себя странно, ну, то есть более странно, чем обычно, не обращай внимания. Мое помешательство вполне контролируемо, и за все это время в Конохе никто даже не заподозрил. На этом вроде бы все. Нии-сан, не делай такое лицо! Сейчас со мной все в порядке, я вполне доволен своей жизнью, поэтому не смей вести себя так, будто я при смерти!
  Я взял Итачи за щеки и растянул их в стороны, пытаясь изобразить на его лице улыбку.
  - Нии-сан, соберись, ты мне нужен!
  Кажется, немного помогло, по крайней мере, Итачи больше не выглядел таким подавленным.
  - Ты так и не спросил, почему я уничтожил наш клан. Как много тебе известно?
  - Немного о прошлом, но только об основных событиях, и еще будущее, примерно на четыре года вперед.
  - Почему только четыре года?
  - Я предполагаю, что тогда наступит конец света.
  "Точнее, конец манги".
  - Но это вряд ли, возможно это просто конец эпохи. Хотя наиболее вероятная причина - я просто не успел прочитать дальше.
  - Прочитать? - Итачи недоуменно посмотрел на меня.
  Я в ответ пожал плечами:
  - И досмотреть тоже не успел.
  Мы некоторое время сидели в молчании. Итачи - переваривая новости, а я просто давал ему время прийти в себя.
  - Я снимаю гендзюцу, - наконец, произнес я.
  Нии-сан кивнул и вернул лицу безразличное выражение.
  Когда мы вернулись в реальность, оба уже выглядели точно так же, как и до этого разговора.
  - Нии-сан, хочешь, я покажу тебе какую-нибудь историю? Правда, они довольно детские, ведь я их для Наруто создавал. Но зато веселые и с хорошим концом.
  - Не думаю, что смогу сосредоточиться на сюжете.
  - И все-таки, посмотри. Хуже все равно не будет.
  - Ладно.
  Я включил на экране Шрека. Помню, когда смотрел его в первый раз, смеялся так, что живот заболел. Итачи же сидел с каменным лицом. Я придвинулся к нему, чтобы наши плечи соприкасались, и начал транслировать ему свои ощущения. Система самогендзюцу работала нормально, в нужный момент посылая мне те или иные эмоции, а я проецировал их на него.
  - Смейся. Или плачь. Все хорошо. Этот вариант жизни нравится мне намного больше того, где ты умер. Думаешь, если бы я узнал всю правду в будущем, то не сошел бы с ума? Пусть не так явно, но я все равно не был бы нормальным.
  Я чуть усилил гендзюцу и заметил, как губы Итачи дрогнули в улыбке. Возможно, все еще будет в порядке.
  
  
  
  Вам кого?
  
  
  
  В каменной комнате даже едва слышный звук дыхания отдавался легким эхом. Полежав еще пять минут с закрытыми глазами, я понял, что заснуть решительно невозможно. За пять лет я настолько привык к сопению Наруто по ночам, что больше не мог спать в одиночестве. Конечно, можно было бы усыпить самого себя или создать для компании клона, но у меня есть одно нерушимое правило - никогда не пользоваться заменителями, если есть возможность получить оригинал. Поэтому я встал и отправился к комнате брата.
  - Нии-сан, можно к тебе?
  Итачи, не спал, он просто сидел на постели и пялился в пустоту. Кстати, я первый раз видел его с распущенными волосами.
  - Я разучился спать в одиночестве. Не против, если я посплю у тебя?
  Брат слегка заторможено кивнул, и я мгновенно юркнул к нему под одеяло, благо футоны здесь, похоже, были рассчитаны на людей с шириной плеч под два метра. Глаза Итачи пораженно расширились, все-таки, я даже когда совсем маленьким был, не просился к нему в постель.
  - Я тебя усыплю, - проинформировал я его. - А то будешь всю ночь думать о какой-нибудь ерунде.
  - Не...
  Но я уже коснулся точки над его переносицей и наложил усыпляющее гендзюцу. Итачи рухнул лицом в подушку. Перевернув его на спину, устроился рядом.
  Шииииикарно. Наруто все-таки мелкий и немного костлявый, как его ни корми. Да еще и брыкается во сне. А Итачи большой и теплый. И спать на нем чертовски приятно. Не то чтобы в комнатах было холодно, похоже тут какое-то специальное дзюцу, но голые каменные стены уюта определенно не добавляют.
  Утром я проснулся первым.
  - Ммм... - потянулся и сонно поморгал.
  Взгляд уперся в голый мужской торс, скользнул по разметавшимся по подушке черным шелковистым волосам, перебрался на расслабленное, умиротворенное во сне лицо. У Итачи такие длинные ресницы... Красивый, зараза.
  "Так, стоп! Дыши глубже, детка. Вдох-выдох, вдох-выдох. Ты парень. Парень! А это твой брат!!!"
  Вроде отпустило. Иногда та часть меня, что раньше была девушкой, неожиданно прорывается наружу. Представить страшно, шесть лет даже не целовалась, не говоря уже о большем. А у меня сейчас, между прочим, период полового созревания. Гормоны скоро из ушей польются, как ни контролируй эмоции. Надо что-то с этим делать. Хорошо, что шиноби прекрасно владеют всем своим телом, а то конфуз бы вышел. А так лежим дальше, нии-сан спит, а я любуюсь.
  "Интересно, что это все-таки за штуки такие? Помню, раньше они были совсем незаметными, а сейчас почти до середины щек пролегли".
  Я протянул руку потрогать эти странные складки на лице, и когда мой палец был в сантиметре от цели, кисть сжала стальная хватка Итачи.
  - Эмм... Доброе утро?
  Нии-сан несколько секунд рассматривал меня, потом отпустил мою руку.
  - Как спалось? Понравился сон? - поинтересовался я.
  - Так это ты сделал?..
  Итачи сел и потер лицо, кажется, ему не понравилось, что оно выглядит таким расслабленным. Ночью я использовал наведенное сновидение и показал ему участок моего мира, который называется Лагуна. Белый песок, пальмы и бирюзовая вода залива. Вдали можно было увидеть, как несколько подростков, парней и девушек, играют в пляжный волейбол, неподалеку группа детей строит песчаный замок.
  На себе я предпочитаю наведенные сновидения не использовать, но в этот раз ненадолго заглянул, проверить, чем он занят. Итачи лежал на шезлонге и то смотрел на море, то на играющих детей.
  - Нии-сан, попробуй, - я протянул ему Пина-Коладу в кокосе и батончик баунти, помня, что он любит сладкое.
  А сам побежал к воде, на ходу создавая серф и призывая волну.
  - Ах ты, зараза! - сильным прибоем смыло песчаный замок, и один из малышей, которые на самом деле были архитекторами ИВМ под хенге, вскочил на ноги и бросил мне вслед пластиковый совочек. - Ты мне за это ответишь! Дождешься пары ловушек в нужнике!
  В ответ я расхохотался и вернулся в собственный сон.
  - ...Ты говорил, что не веришь в отсутствие насилия, но тебе удалось создать прекрасный мир, - тихо произнес Итачи.
  - Пф. Ты видел только маленький уголок. Я же не показывал тебе Семь Кругов Ада или Корпорацию Амбрелла.
  Нии-сан нахмурился, и я поспешил продолжить.
  - Но если я не верю, что мир во всем мире возможен, то это не значит, что оно так и есть. Я знаю человека, чьей веры хватит на всех. Может, тебе стоит пообщаться с Узумаки? У него есть особая техника, о которой он сам не подозревает, я ее называю "Мозговынос от Наруто". Жаль только, у меня иммунитет, потому что я с ним с детства знаком.
  - Возможно когда-нибудь... - задумчиво пробормотал Итачи.
  Тут вдруг со стороны входной двери раздался стук, будто кто-то колотил в нее ногой, и неразборчивый из-за расстояния голос.
  - Тоби, - нахмурившись, произнес Итачи и встал.
  - Я открою, - у меня в голове моментально сложился план действий, и я выскочил из комнаты Итачи, на ходу складывая печати и на всякий случай активизируя Матрицу. Одновременно я изменил свою внешность, простым хенге обладателя шарингана не проведешь, поэтому пришлось использовать техники посерьезнее.
  К входной двери я уже подошел в виде пятилетней девочки с большущими голубыми глазами, золотистыми кудряшками и в розовом пышном платьице до колен. Я распахнул дверь и спросил у застывшего в изумлении Тоби:
  - Дяденька, вам кого?
  Тоби не ответил, продолжая ошарашено пялиться на меня. Тут в гостиную вошел Итачи, пафосный как обычно, уже в черном плаще с красными облаками, и сел на диван, словно на трон.
  - Братик, тут кто-то странный пришел. Пускать?
  http://naruto-brand.ucoz.ru/_fr/0/6942925.jpg
  http://s58.radikal.ru/i161/0905/58/aec6b1c79d95.jpg
  
  Итачи царственно дал свое согласие, едва заметно качнув головой. Я распахнул дверь пошире и вернулся к брату, а потом устроился у него на коленях. Нии-сан, умница, даже покерфейсом не дрогнул, кажется, уже привык к моим выкрутасам. Или это у него с непривычки мимические мышцы перенапряглись и слушаться перестали?
  Наконец, Тоби не выдержал, и даже сложив печать, вслух выкрикнул "Кай!", надеясь рассеять иллюзию. Когда у него не вышло, активизировал шаринган.
  - Ага! Красный глазик! - я указал на него пальцем, а потом повернулся к Итачи. - Братик, ты же говорил, что убил всех, чтобы я точно стала лучше всех. Можно я тогда этого прикончу? Можно, можно? Ну пожалуйстааааа!
  - Нет, - все с тем же непроницаемым выражением лица ответил нии-сан, и спросил уже у Тоби. - Ты что-то хотел?
  - Эээ... Нет! Я случайно зашел, да. Просто заблудился. Уже ухожу, - настоящий лидер Акацуки, захлопнув за собой дверь, экстренно ретировался, причем настолько быстро, что это было похоже на телепортацию, но вдали еще несколько секунд можно было различить звук очень быстрого бега.
  Почти полминуты я сидел неподвижно, а потом меня все-таки прорвало и я начал смеяться. Даже не так - я начал ржать. И кататься по дивану от хохота.
  - О, Ками! Хотел бы я увидеть его лицо без маски! - выдавил я, когда немного успокоился. И тут заметил, что Итачи улыбается. Краем губ, но все же.
  Отсмеявшись, я вернул себе нормальный облик.
  - Как насчет небольшой тренировки, нии-сан? - я на всякий случай так и не снимал Матрицу, опасаясь, как бы тренировка не началась прямо на месте.
  - ... Хорошо. Идем.
  Пять минут спустя мы уже были на огромном подземном полигоне. Похоже, действительно, намечается "легкая" разминка, потому что реши Итачи действовать в полную силу, разнес бы здесь все по камешкам. По негласному этикету шиноби перед схваткой полагалось принять пафосные позы и поговорить с соперником. Все равно о чем - о погоде, о смысле жизни, или о том, что ты всех врагов в гробу видал в белых тапочках. Но Итачи вообще не разговорчивый, поэтому ограничился одним лишь словом:
  - Саске.
  Я не увидел его движения даже активированным шаринганом. И увернуться от первого удара сумел только каким-то чудом. Двигаясь на пределе возможностей, когда кажется, что от напряжения вот-вот лопнут связки и мышцы, я продержался где-то секунд тридцать. А потом Итачи словно размазался в воздухе, ухватил меня за шкирку и отшвырнул в сторону. Меня несколько раз крутануло в воздухе, потом метров шесть протащило по полу.
  - Чидори Нагаши! - я хлопнул по полу, посылая молнию вдоль камня по направлению к брату.
  Итачи подпрыгнул, но вот в воздухе от атаки увернуться почти невозможно, и молния, ударившая вертикально вверх, стала для него сюрпризом. Мощный разряд пронзил его тело, и оно рассыпалось на стаю черных воронов. Впрочем, это не стало для меня неожиданностью. Куда хуже было то, что вся эта стая полетела на меня. Я начал метать в них сюрикены, и когда последняя лопнула, уже вздохнул с облегчением, как вдруг почувствовал движение воздуха перед лицом и смазанное прикосновение крыла.
  "Откуда?.."
  Я даже додумать не успел, как Итачи возник передо мной и мощным пинком в живот откинул к стене, да так сильно, что в камне осталась трещина. Или это у меня ребра треснули? Черт, и боль отключить нельзя - без нее эффективность тренировок падает почти втрое.
  - Кха, - я сплюнул на пол кровь и быстро создал несколько теневых клонов, чтобы они дали мне хоть десять секунд, отвлекая брата.
  За это время я успел поднялся на ноги и снова вспомнил, как дышать.
  - Катон! Хосенка но Дзюцу! - создав несколько огненных шаров, от которых Акацуки легко увернулся, я выхватил вакидзаси и бросился в атаку, напитав короткий меч чакрой.
  Глаза Итачи удивленно расширились, когда клинок с легкостью рассек кунай, которым он пытался меня блокировать. Ага, разглядел двойное лезвие, по одному из которых течет чакра стихии Молнии, а по другому - Огня. Хм, мне определенно нравится это выражение на его лице. Но радовался я не долго - мгновение спустя брат снова отправил меня в полет к стене, причем, выбивая клинок, сломал мне запястье. Не заорал я только потому, что успел блокировать ощущения в руке. Вот тут бы любая схватка и закончилась, потому что со сломанными костями печати не поскладываешь, но мне, к счастью, для любимых техник печати не нужны.
  - Нии-сан, я не понял, ты на меня злишься?
  - Нет. Это просто тренировка. Я разочарован тем, насколько ты слаб. Твое тайдзюцу просто отвратительно, а кендзюцу вообще на нуле.
  Итачи явно придерживался теории "То, что не убивает нас, делает сильнее", и жалеть меня не собирался. А еще кажется, пытался развести на слабо. О да, я так обижен его низкой оценкой моих способностей, что сейчас просто разрыдаюсь.
  - Для приличного уровня тайдзюцу я пока не дорос, мне всего тринадцать, а в Конохе просто не было ни одного нормального учителя кендзюцу, да и вакидзаси я начал пользоваться всего пару недель назад, - за разговором я активизировал на левой руке медицинскую чакру и начал лечить перелом. - И вообще, их я в бою против сильных противников использовать не буду. Я просто хотел показать тебе свой меч. Классный получился, да?
  Я встал на ноги и усмехнулся, а потом сложил печать концентрации левой рукой. Итачи чуть прищурился и отпрыгнул подальше. До этого он видел, как я создаю простейшие иллюзии и зажигаю огни щелчком пальцев, но печати одной рукой обычно используют только те, у кого есть особые Кеккей Генкай - врожденные способности. Я решил пока даже перед ним не светить, что печати мне вообще не нужны. Название техники я вслух тоже проговаривать не стал, пусть будет сюрприз.
  Между мной и братом на расстоянии трех метров друг от друга появились двое светловолосых близнецов, мальчик и девочка, примерно моего возраста. Я отключил слух и укрепил чакрой барабанные перепонки, чтобы не лопнули. Близнецы закричали, и Итачи пришлось уворачиваться от направленного звукового удара, оставлявшего в камнях приличные выбоины. Кроме того сами голоса у близнецов адски неприятные, так что нии-сан то и дело морщился при особенно мерзких нотах. За то время, пока они гоняли нии-сана, я успел долечить руку.
  Наконец Итачи создал двух клонов, и они всадили в спины близнецов кунаи, пока те были заняты тем, что "кричали" на оригинал.
  - Такой простой техникой меня не остановить, - прочитал я по губам Итачи.
  В ответ я ухмыльнулся и показал уже здоровую руку. Близнецы, в точности скопировав мою ухмылку, вытащили из себя кунаи, демонстрируя мгновенно затянувшиеся дыры, и вернули их обратно клонам Итачи вместе с парой десятков сюрикенов.
  - Техника призыва чудовищ! - я быстро сложил печати как при обычном призыве, и одной рукой задрав рубашку, приложил ладонь к солнечному сплетению.
  По коже побежала вязь иероглифов как при обычной технике призыва. Я почти секунду любовался шокированным выражением лица Итачи, а потом меня скрутило от боли, и я упал на колени. Изо рта выплеснулся сгусток крови, и я зажал губы ладонью. А потом кожа на животе разорвалась, и из моего тела начало вырываться нечто черное и огромное. Полсекунды спустя передо мной стояла трехметровая тварь, похожая на пришельцев из фильма "Чужой", и радостно скалилась. Точнее, это я знаю, что радостно, а кому угодно другому пасть, полная острейших клыков, покажется весьма угрожающей.
  Я упал на бок, прижимая к животу руки, светящиеся зеленой медицинской чакрой, и изображая смертельно раненого. Вообще-то, все это было одной первоклассной иллюзией, ну кроме крови и боли, без них так достоверно не сыграешь. Я мог бы создать Чужого точно так же, как клонов всего лишь щелчком пальцев, но психологический эффект был бы совсем не тот. Противник думает, что я использовал свой последний довод и нахожусь при смерти, а на самом деле я практически здоров. Подлечить кожу на животе - вообще дело нескольких секунд.
  Похоже, здоровенная тварь с внешностью как прямиком из кошмаров, порядком впечатлила Итачи. Три томое на его глазу слились в Мангеке Шаринган.
  http://farm1.static.flickr.com/22/32424265_4488b5aac7.jpg
  http://savepic.ru/1734814.jpg
  Однажды кто-то из умников в институте моего внутреннего мира предположил, что чакра может двигаться со скоростью света. Только как мы потом ни пытались, так и не смогли разогнать ее до такого уровня. Но Чужой, состоящий из чакры, все равно двигался очень быстро. Управляя им напрямую, я его только тормозил. Однако сейчас он контролировался из внутреннего мира, где время можно было во много раз ускорить. И пилот, управлявший им, мог бы в перерывах между атаками чай попивать, но это, видите ли, не круто. И поэтому рулил монстром теперь всего лишь при трехкратном замедлении реальности. Впрочем, на полигонах Семи Кругов Ада и Амбреллы, они вообще замедлением пользоваться не могли, и все равно двигались так, что шаринганом не отследишь.
  Итачи явно пришлось попотеть, уворачиваясь от атак Чужого, да и близнецы тоже без дела не скучали. Метательное оружие монстра даже поцарапать не могло, от огненных техник он успешно уходил, а иллюзии на него не вообще действовали. Последнее особенно поразило нии-сана, он-то не знал, что обычных органов чувств у твари просто нет. А я настолько плотно был укутан собственными гендзюцу, что чужие мог легко блокировать. Исключение составляло только Цукиеми, но использовать его на мне Итачи больше не решался.
  Наконец, Чужому удалось достать нии-сана, мощно приложив хвостом поперек груди. Брат отлетел в сторону и впечатался в стену. Я мстительно ухмыльнулся, но быстро подавил злорадство. Говоришь, у меня плохое тайдзюцу?
  Тем временем тварь ухитрилась плюнуть на Итачи, и кислота разъела рукав и оставила несколько ожогов на руке. Однако не зря он был шиноби S-класса, через мгновение выяснилось, что он не просто так подставился под удар, а заманивал противника в ловушку.
  - Аматерасу.
  Никто и понять не успел, что происходит, как близнецов и Чужого, ловко выстроенных Итачи в довольно компактную группу, накрыло черным пламенем. Тварь завизжала не хуже близнецов, похоже, пилот неслабо отхватил болезненных ощущений. Конечно, всю агонию сжигаемого заживо существа он не получил, но чесаться будет еще долго. А вообще, сам виноват, раз подставился.
  Но для Итачи схватка тоже прошла не бесследно, он зажал ладонью левый глаз, и тяжело дыша упал на колени. Слава богу, кровь из глаза не текла, но сосуды полопались. Насколько я могу судить, нии-сан потратил больше половины всей своей чакры. А у меня в теле вообще оставалось на донышке, только на пару экономных Чидори хватит.
  Однако брат быстро пришел в себя и встал на ноги со своим обычным равнодушным выражением лица. Я поспешил последовать его примеру и, сложив печати, активировал Чидори. Должно быть, видок у меня был тот еще - весь в крови, порванной одежде, пыли и каменной крошке.
  - Беру свои слова обратно, ты далеко не слаб. Но этого все еще недостаточно. Однако для сегодняшней тренировки хватит.
  Я улыбнулся и погасил Чидори, обессилено рухнув на пол. Итачи сделал несколько шагов ко мне, но замер, услышав за спиной:
  - Нии-сан.
  Я свернул Матрицу и оказался за спиной брата. Он резко повернулся и увидел меня, невредимого, в целой одежде и даже с полным объемом чакры.
  - Как?!.. - тут тело, с которым он сражался, эффектно рассыпалось золотыми искрами.
  - О, я определенно создал шедевр. Надо же было оправдать звание гения, сам понимаешь, положение обязывает. - Избавиться от самодовольной улыбки было совершенно невозможно. - Только для этой техники нужен просто запредельный контроль, поэтому мне и пришлось расщепить собственную личность.
  Окутав ладони медицинской чакрой, занялся исцелением его ожогов, пока нии-сан переваривал тот факт, что его младший братик смог не просто освоить технику S-ранга, а создать новую, причем настолько необычную, что он даже с Мангеке Шаринганом не сумел распознать подделку. Когда я потянулся к его глазу, чтобы вылечить полопавшиеся сосуды, Итачи было напрягся, но позволил продолжить.
  - Кстати, нии-сан, старайся поменьше напрягать глаза. Если мне все-таки удастся до конца пробудить свой шаринган, поменяемся глазами и оба получим Вечный Мангеке. Так что будь добр, не ослепни к тому моменту.
  - Постараюсь, - все с тем же каменно-спокойным выражением лица ответил брат.
  - Итачи, - я опустил ладонь, окутанную медицинской чакрой на его грудь, помня об ударе хвостом. - Мог бы и похвалить меня. Все-таки я создал нечто невероятное. И все эти годы, пока я трудился над техникой, меня просто распирало от желания обсудить ее с кем-нибудь или опробовать на настоящем противнике.
  Как я и предполагал, в ребрах Итачи оказались трещины, ничего опасного, но синяк был бы знатный, да и боль не слабая.
  - Ты молодец, Саске. Я горжусь тобой, - сказал нии-сан и улыбнулся.
  У меня даже сердце удар пропустило. Эта улыбка - убойнее любой техники. Если даже за мной девочки еще с самых младших классов академии бегали, то за Итачи с такой улыбкой куноичи всего мира войну бы развязали. Должно быть, я в лице переменился, и нии-сан вновь вернулся к обычному покерфейсу.
  - Еще раз! - попросил я.
  Итачи сначала немного приподнял бровь в удивлении, а потом чуть дрогнул уголком губ.
  - Я горжусь тобой, Саске.
  - Угх, - мне даже пришлось отвести взгляд от его лица. Кажется, Итачи этим откровенно забавлялся.
  "Не красней! Только не красней! Ты парень, не забывай! Надо все-таки что-то делать с гормонами, а то крыша совсем съедет, и поймать не успею".
  Тут ребра, наконец, долечились, и я запустил общую диагностику. И результат меня совершенно не порадовал. К брату я повернулся уже с активированным шаринганом и погрузил нас обоих в гендзюцу, чтобы никто не мог подслушать.
  - Итачи, ты в курсе, что Тоби уже давно тебя травит какой-то дрянью, и последствия стали необратимы?
  Лицо брата едва заметно дрогнуло.
  - Я подозревал.
  - Моя техника может не только создавать новые тела с собственными источниками чакры, но и многое другое. Для лечения настолько серьезных повреждений я ее ни разу не использовал, но хуже в любом случае не будет. Открой рот пошире.
  Я сложил несколько печатей, концентрируя медицинскую чакру внутри себя и формируя из нее частицы, которые должны были абсорбировать на себе яд и восстановить разрушенные клетки. Чуть светящийся зеленоватый поток полупрозрачным жгутом вырвался из моего рта и втянулся в рот Итачи. Да уж, выглядела техника не очень презентабельно, зато ее исключительность заключалась в том, что с током крови микроскопические частицы лечебной чакры разнесутся по всему телу, к каждой клетке. Такого обычным медицинским дзюцу никогда не добиться.
  - Сработало или нет, станет понятно через пару дней. Если результат будет отрицательным, попробую создать противоядие, но на это может уйти много времени.
  - Спасибо, - Итачи дотронулся до рта пальцами. - Ты не перестаешь меня удивлять.
  - Это еще только начало, - усмехнулся я, снимая гендзюцу.
  В нашей гостиной, как я начал именовать комнату в готическом стиле, я сразу разлегся на диване, все-таки утро выдалось довольно хлопотным, и включил на экране клип, нарезанный из схватки Итачи и Саске в каноне. Я специально не стал преображать героев в "человеческий" вид, так и оставил двумерными. Нии-сан, собиравшийся зайти в свою комнату, повернулся на звуки необычной для этого мира музыки. И так и замер, опознав героев.
  http://www.youtube.com/watch?v=XacO_X0mTaw&NR=1&feature=endscreen
  Он, кажется, даже не пошевелился ни разу за все время, пока экран не потемнел.
  - Красиво получилось, не так ли?
  - Да. Что это за форма с гигантской рукой вместо крыла?
  - Проклятая печать Орочимару, он поставил ее во время экзамена на чунина.
  Я не заметил, как нии-сан очутился рядом и дернул ворот моей рубашки в сторону, обнажая левое плечо.
  - Не волнуйся, не на этом теле. Я пытался извлечь из нее что-нибудь полезное, но исследования показали, что использование Принцессы куда эффективнее.
  - Принцессы?
  - Та черная тварь. Такие живут на Шестом Круге Ада. А на Седьмом, на самом дне, обитает Королева.
  - Разве это не призывные животные?!
  - Нет, - я самодовольно усмехнулся. - Это модифицированные тела. Кстати, идею их создания мне подало твое Сусаноо. Королева вообще задумана по его подобию, но сам понимаешь, в Конохе ее использовать я не мог, а чакры она потребовала бы столько, что меня жадность душит от одних только мыслей об этом.
  - Это... это невероятно. Я сначала оценил технику как S-ранг, но думаю, она даже превосходит S+. И ты добился всего этого без Мангеке Шарингана.
  - Тц, - недовольно скривился я. - Мне кажется, в моей технике полно дыр. Например, я не знаю, что случится, окажись я в эпицентре взрыва или под мощной чакропоглощающей атакой. Возможно, мое тело просто размажет тонким слоем от одного удара Самехады.
  - Я буду тебя тренировать, и ты сможешь довести свою невероятную технику до совершенства, - словно клятву, произнес нии-сан.
  - Ты выглядишь слишком уж довольным, - подозрительно сощурился я. - Обычно тебя приходилось долго уговаривать, а сейчас сам предложил. В чем подвох?
  Итачи в ответ едва заметно улыбнулся. Так многообещающе, что у меня мурашки по спине поползли. Что-то мне подсказывает, что для меня наступили темные времена.
  
  
  Сила искусства
  
  
  - Кха, - я сполз по стене, куда меня очередным мощным пинком откинул нии-сан, и попытался отдышаться. - Мне начинает казаться, что тебе просто нравится меня бить.
  - С чего ты взял? - с безмятежным видом спросил Итачи и начал медленно приближаться.
  С тех пор как он узнал, что я могу сделать себе новое тело, он совершенно перестал меня жалеть, и в прямом смысле слова начал вбивать в меня тайдзюцу. Хотя нии-сан не пользовался мечами, кендзюцу у него все равно было вполне на уровне, и периодически у меня появлялись не только переломы, но и лишние дырки. И плевать Итачи хотел, что боль-то я все равно чувствую.
  Сложив печать, я призвал кое-что новенькое. Принцесс бить Итачи уже наловчился и без Аматерасу. Впрочем, и они прогрессировали, и счет был примерно равным. Сейчас же между мной и нии-саном возникла Элис. В сражениях между обитателями Семи Кругов Ада и Корпорации Амбрелла побеждали обычно Принцессы, но и у Элис были свои преимущества.
  - Ооо, Итачи, в жизни ты еще симпатичнее. Пожалуй, ради возможности спать с тобой в одной постели и я бы не отказалась пожить в этом мире, - девушка многозначительно улыбнулась. И кстати, одежды на ней было еще меньше, чем обычно - майка, шорты, перевязи для оружия и армейские ботинки.
  "Ксо, надеюсь, нии-сан не догадается, что она, в общем-то, всего лишь озвучила мои мысли?"
  - Стерва, - прошипел я. - Ты его на тринадцать лет старше!
  - Мелкий засранец, - приторно-ласково произнесла она, и прежде, чем я успел отреагировать, выстрелила мне в лоб.
  Во внутреннем мире ее пистолеты стреляли разрывными пулями, но для реального их пришлось доработать, и теперь вместо снарядов была спрессованная до предела чакра стихии огня. Голову и часть стены за мной разорвало небольшим взрывом. Но это была именно моя чакра, поэтому она лишь на секунду дестабилизировала структуру моего тела, и та практически моментально восстановилась.
  - Это было даже не больно, - сказал я, переборов легкую дезориентацию, и показал язык.
  - Какая жалость, - с этими словами она неожиданно выстрелила уже в нии-сана, до этого со странным выражением лица наблюдавшего за разборками с одной из моих личностей.
  Итачи увернулся. Иногда я начинаю подозревать, что он какой-нибудь Марти Сью. Иначе как объяснить, что он настолько крут? Он легко уворачивается от пуль, пущенных почти впритык, он может прикончить чужого одним кунаем, он двигается на такой скорости, словно телепортируется на короткие расстояния, и все это лишь с помощью шарингана, без использования техник. А уж если все-таки включает Мангеке Шаринган, тот тут уж лучше самому по-тихому прикопаться и не отсвечивать.
  Некоторое время Элис удавалось с помощью выстрелов держать Итачи на расстоянии, но тот быстро сократил дистанцию. В тай Элис тоже смогла кое-что показать, но в основном лишь за счет того, что использовала ускорение личного времени относительно реальности. Она постоянно старалась разорвать дистанцию, чтобы использовать пистолеты и каким-то чудом ей все-таки удалось задеть Итачи. И только мы порадовались, что победили, как клон нии-сана развеялся, а второй возник за ее спиной и уничтожил в мгновение ока.
  - Ксо, - вздохнул я и достал вакидзаси, напитывая его чакрой, и предчувствуя появление во мне новых дырок.
  Вообще, мне самому так ни разу и не удалось по-настоящему задеть его, пара мелких царапин не в счет. Минуту спустя и мое тело было развеяно.
  - Тц, - досадливо фыркнул я, собираясь заново. - Мог бы хоть ради приличия разок мне поддаться. Ну или хотя бы сделать вид.
  - Однажды я непременно так и сделаю, маленький братец. Но точно не сегодня.
  Поначалу я думал, что он не обратил на слова Элис внимания, но вечером Итачи выдворил меня из своей постели. Не помогли ни брови домиком, ни надутые губы. Единственное послабление, которое я получил - это разрешение перенести свой футон в его комнату. Хотя он и так долго продержался, я-то думал, что он меня после первого же раза выставит. Все-таки здесь довольно трепетно относятся к личному пространству, а Итачи к тому же никогда не любил компании, и тут вдруг появился я и чуть ли не на голову ему сел.
  В тренировках прошло примерно две недели. Мое тайдзюцу улучшилось, кажется, даже скорость возросла, но нии-сана я так и не смог ни разу достать. И это с учетом того, что обиженные частыми поражениями пилоты каждый день выдавали все новые хитрые планы, как подловить Итачи и окончательно победить, а не свести счет в лучшем случае к ничьей.
  Вообще, обычно члены Акацуки не сидят безвылазно на базе, уж слишком тут уныло. Большинство из них или на заданиях или ищет развлечений от скуки. Я за все время и не видел никого, кроме Тоби, Кисаме, Пейна и Конан еще в первый день. Вот и нии-сану в одно далеко не прекрасное утро пришлось отправиться на задание. Меня он в детали не посвятил и с собой не взял, хотя я и не особенно просился.
  Первый день прошел до невозможности уныло. Как-то я слишком быстро привык к присутствию нии-сана, и без него тишина давила на уши до такой степени, что пришлось включить телевизор на полную громкость, а то я начинал слышать какие-то звуки и едва различимые голоса безо всякого гендзюцу. Уснуть одному в комнате было совершенно не возможно, и я вернулся в гостиную к работающему экрану и лег на диван, завернувшись в кокон из одеял и подушек. Так и провел ночь в полудреме между сном и явью, а телевизор отображал образы, возникающие в моем мозгу.
  Второй день оказался еще более скучным, если такое вообще возможно. Я даже на тренировку не пошел, без Итачи это все равно бессмысленно. Если подумать, я еще никогда так надолго не оставался в одиночестве в этой жизни. Сначала Наруто во мне нуждался и постоянно лип, а потом, когда у меня начали случаться приступы, он уже сам внимательно следил, чтобы я не проводил один слишком много времени.
  Сознание затянуло мутной пеленой. Я не мог с этим бороться, потому что каждый раз, когда это случалось, не осознавал себя. Это все равно, что случайно уснуть и видеть сон, и не знать об этом. Я соскользнул во внутренний мир, и настоящая реальность просто перестала для меня существовать.
  Сны сменяли один другой, но каждый раз после приступа я так и не мог вспомнить, что же в них было. Но вот вокруг стало происходить что-то странное, все тряслось и шло трещинами, а от низкого гула под ногами дрожала земля.
  - ... Саске! Саске! САСКЕ!!!
  Я резко распахнул глаза и судорожно вздохнул. Пришлось несколько раз моргнуть, прежде чем зрение сфокусировалось, и я увидел над собой лицо Итачи. Он и так никогда румянцем не отличался, а сейчас вообще был белым как мел.
  - Итачи? Что?.. - я хотел спросить, что происходит, но горло пересохло.
  Во время моих приступов тело само переходит в энергосберегающий режим и поддерживает только дыхание и сердцебиение. И каждый раз очнувшись, я несколько минут чувствую ужасную слабость. Я попытался сесть, но не смог, Итачи пришлось мне помочь.
  - Сколько времени прошло? - я постепенно чувствовал, что организм приходит в норму.
  - Меня не было неделю.
  Я почувствовал, как в изумлении расширяются глаза. Выходит, я провалялся без сознания целых пять дней? Такого еще не случалось, до этого мой максимум составлял часов десять.
  - Долго будил?
  - Двадцать три минуты, - безжизненным голосом ответил Итачи.
  Я сглотнул, представляя, каково ему пришлось.
  - Извини, - я передвинулся ближе к нему и уткнулся лицом в плечо. - Я не могу это контролировать.
  - Саске, - вокруг меня неожиданно сжалась стальная хватка Итачи, - Это все из-за меня. Клянусь, я больше никогда не оставлю тебя одного.
  - Нии-сан, - полузадушено просипел я, - раздавишь. А это мое настоящее тело.
  Итачи моментально ослабил объятия, но так и не отпустил, продолжая прижимать к себе. Его пальцы так сильно сжимали рубашку на моей спине, что та просто трещала по швам, но пока держалась.
  - Ты тут ни при чем, - нужно было срочно прекратить терзания нии-сана, а то еще немного, и он такого напридумывает. - Это уже я сам накосячил, пытался управлять собственными эмоциями во внутреннем мире и что-то сломал.
  Уж не знаю, удалось ли мне убедить нии-сана в непричастности к моим травмам, по его застывшему лицу ничего не было понятно.
  Но как говорится, нет худа без добра, это я к тому, что у приступа были и положительные моменты. Как выяснилось, в то время как мое тело валялось тут полутрупом, сознание обреталось во внутреннем мире, и не просто развлекалось, как обычно, а занималось делом. Сам я этого не помнил, но остальные личности рассказали, что я пытался изобрести летательный аппарат. А так как в своем мире я практически бог, то задача оказалась легковыполнимой. Ну не совсем уж легко, потрудиться пришлось всему научному отделу, зато и проектов выдали целых десять штук. Правда, виртуальные испытания прошел только один, а такие безумные идеи, как ковер-самолет и летучий корабль сошли с дистанции еще на старте.
  Так что теперь у меня появилась еще одна классная техника, осталось только проверить ее в реальности. Причем, даже странно, как я не придумал ее раньше, ведь моя огненная чакра идеально для нее подходит. В результате у меня получился глайдер, по очертаниям напоминающий летучую мышь с размахом крыльев в полтора метра. Двигался он на реактивной тяге, плюс какой-то умник из института додумался встроить в него оружие, стреляющее огненной или электрической чакрой, сжатой до размеров пули.
  После моего приступа нии-сан некоторое время пытался изображать курицу-наседку, наверное, заметь он хоть призрак слабости, с ложечки бы меня кормить начал, но к счастью, я быстро восстановился. Я хотел в тот же день опробовать глайдер на тренировке, но Итачи наотрез отказался. Пришлось ждать до завтра. На первой же тренировке выяснилось, что для нии-сана мое нахождение в воздухе, совершенно не создает препятствий. Он ухитрялся сбивать меня с любого расстояния. Впрочем, я еще сам толком не мог управлять собственной техникой и не знал всех ее свойств, так что попасть в меня сюрикенами было не трудно.
  А через несколько дней Итачи получил задание вместе с Кисаме и Сасори отправиться за Дейдарой. Меня прихватили в качестве бесплатного приложения. Итачи весьма серьезно отнесся к своему обещанию больше никогда меня не оставлять, и кажется, твердо вознамерился всюду таскать за собой.
  До нужного места добрались почти в полном молчании, спутники попались неразговорчивые, а нам с Итачи было достаточно обменяться взглядами, чтобы поговорить в гендзюцу. Хотя нии-сан вообще больше предпочитает молчать, так что "общался" в основном я.
  Итачи легко победил Дейдару с помощью гендзюцу. Если честно, я вообще не понимаю, на что тот рассчитывал, не имея даже простейшей защиты от иллюзий. Тут можно было и без шарингана справиться. И еще мне совсем не понравилось, каким взглядом он смотрел на нии-сана. Так восторженно на него пялиться имею право только я! Зато потом блондин разразился напыщенной пафосной речью о своем искусстве. Видел я эти его фигурные бомбочки. Если это и искусство, то явный авангардизм, который в этом мире не прижился.
  
  Всю обратную дорогу Дейдара не затыкался ни на минуту, продолжая вдохновенно рассказывать о своем своеобразном искусстве. Через двадцать минут непрекращающегося трепа мне захотелось собственными руками придушить этого блондинистого идиота. Не зря он так похож на Ино Яманаку, девчонкой ему надо было родиться, тогда содержание бы больше соответствовало внешности. А вообще внешне он ничего так, как раз во вкусе прошлой меня - голубоглазый блондин. Рот заткнуть, и будет вообще красота. Правда, сейчас ему всего лет шестнадцать. Тоже мне, серьезная террористическая организация - понабрали малолеток или фриков, и глаз положить не на кого. А еще хотят мир захватить!
  Я поспешил затолкать поглубже в подсознание мою не вовремя высунувшуюся женскую ипостась и постарался думать о чем-нибудь нейтральном. Десять минут спустя я уже мечтал о том, чтобы отключить себе слух, но при передвижении по условно вражеской территории это было не слишком разумно.
  Еще пять минут спустя не выдержал Сасори. Но вместо того, чтобы хоть что-нибудь сделать с блондинистой проблемой, которая скоро должна была стать его напарником, он начал рассказывать о своей точке зрения на искусство, которое должно быть вечно, как его марионетки. Дейдара принялся яростно спорить. Кажется, эти двое нашли друг друга. Полчаса спустя я уже был готов сразиться с обоими Акацуки, лишь бы они просто замолчали. Кисаме несколько раз попытался их заткнуть, но эти двое его просто проигнорировали. Итачи же все еще каким-то образом ухитрялся сохранять равнодушное выражение лица, думается, он наложил на себя гендзюцу, превращающее пафосный бред "художников" в журчание воды или, например, шелест листьев.
  - Аааргх! А ну заткнулись оба! Сейчас я сам покажу вам, что такое искусство!!! - у меня просто сдали нервы.
  До этого я всю дорогу вполне достоверно копировал покерфейс нии-сана, и сейчас такой взрыв эмоций слегка удивил плохо знакомых со мной Дейдару и Сасори. Я создал глайдер и поднялся на нем вверх и уже в воздухе призвал десять клонов. В тот момент мы как раз двигались по равнине, вдоль довольно невысокого скального хребта, и решение совместить "взрыв" и "произведение на века" пришло в голову само собой. Я устремился к одной, почти отвесной скале, а клоны рассредоточились вокруг меня. Одновременно сложив печати, мы начали быстро выплевывать сжатые до предела сгустки пламени, которые при ударе о камень взрывались. Шаринган, даже неактивированный, помогал идеально рассчитывать мощность огненных бомбочек и место, в которое они должны были врезаться. Закончив работу, я отозвал клонов и вернулся к застывшим внизу Акацукам. В это время пыль осела, и всем стал виден высеченный взрывами в скале двадцатиметровый портрет Итачи, сидящего на троноподобном кресле в своей любимой пафосной позе.
  
  И наконец, я добавил последний штрих - создал иллюзию горящего пламени в зрачках изображения, отразив гендзюцу от камня и направив ее на смотрящих. Создавалось полное ощущение, что глаза картины ожили и следят за присутствующими. Несколько минут стояла полнейшая тишина. Если честно, я и сам впечатлился, даже не ожидал, что получится так круто.
  - Это... это и есть истинная сила шарингана? - наконец произнес Дейдара.
  - Нет, это сила таланта, - ядовито ответил я, поворачиваясь к блондину и демонстрируя темную радужку. - Все это время шаринган не был активизирован.
  - А по-моему, это сила братского комплекса, - вставил Кисаме и расхохотался.
  - Тц. Кисаме-семпай, вам просто завидно. И вообще, не подозревал, что вы знаете такие умные слова. Неужели вы и читать умеете?
  - Ах ты, мелкий паршивец, - Самехада опустилась на то место, где я был мгновение назад.
  - Сколько экспрессии, семпай! - я поднялся на глайдере повыше, выходя за радиус атаки мечника. - Я всегда знал, что вы ко мне неравнодушны.
  - Однажды я тебя прикончу, - мрачно пообещал Кисаме.
  - Рука не поднимется, - ухмыльнулся я.
  - А ты спустись, и проверим.
  - Как говорит нии-сан, в следующий раз.
  Я решил, что сейчас самое время устроить глайдеру полевые испытания. До этого я проверял его только на подземном полигоне, а тот хоть и большой, но особенно размахнуться негде. Отлетев подальше, начал проверять максимальную скорость, до которой могу разогнаться, и максимальную высоту. Выяснилось, что глаза очень страдают от встречного ветра, поэтому пришлось создать очки вроде тех, что были у Обито, но черного цвета. На большой скорости встречный поток ветра пытался сорвать меня с глайдера, непрозрачно намекая, что аэродинамические свойства у моего тела явно отрицательные. Снизив скорость, я начал выделывать всякие трюки вроде штопоров и вращений, все, что только мог придумать. Это было настолько здорово, что оставалось лишь недоумевать, почему раньше не додумался до такого развлечения. Мои радостные вопли, наверное, разносились на километры вокруг. Через пару часов, налетавшись до посинения, я отправился вдогонку ушедшим вперед Акацуки, но по дороге сделал крюк, чтобы еще раз полюбоваться на портрет Итачи. Интересно, этому месту дадут какое-нибудь название? И что подумают в Конохе, узнав, что кто-то создал памятник нукенину, вырезавшему собственный клан?
  Акацуки я догнал почти у входа в убежище. С глайдера слезать не стал, так и летел невысоко над полом, пока все мы все шли в тот зал, где Итачи докладывал Пейну о провале миссии по поимке девятихвостого. Сегодня намечалось что-то вроде всеобщего собрания в честь принятия в организацию нового члена. Несколько мест за столом уже было занято, причем двух типов в черных плащах с облаками я не узнал, в аниме они так и не появились. Меня из зала никто не гнал, хотя я и не член Акацуки. Впрочем, Тоби тоже присутствовал, хотя официально он пока не входит в организацию. Зато у него уже был фирменный плащ. Может, себе тоже такой завести?
  Наконец, все собрались, и в зал в сопровождении Конан вошел Пейн. Расположившись на своем "троне" (у него, кстати, это получалось не так впечатляюще, как у Итачи) он начал проводить идеологическую обработку. Просветил Дейдару, ну и меня заодно, о целях организации - собрать денег, добиться военной монополии и как апофеоз, захватить власть над миром. Речь была ничего так, но без огонька, поэтому ближе к концу я заскучал и решил немного помочь лидеру в создании подходящей атмосферы.
  Над головой Пейна постепенно начали собираться иллюзорные тучи, изредка подсвечиваемые изнутри багровыми зарницами. Помещение было огромным, потолок терялся в темноте, так что мне было где развернуться. Сам лидер не мог увидеть, что творится прямо над ним, зато остальные заметили, но видимо, решили, что так и было задумано. И когда Пейн произнес: "Мы захватим мир", в пол за его спиной ударила иллюзорная молния, и зазвучало самое начало таккаты ре минор Баха, гармонично слившееся с раскатом грома. Акустика в помещении оказалась отличная, плюс я еще добавил низких частот, так что по спине побежали мурашки, а пол под ногами слегка задрожал.
  Вычислить виновника для лидера не составило труда. Здесь были только два человека, специализирующихся на гендзюцу, но Итачи никогда таких шуток не откалывал. Повисла тишина. Постепенно Акацуки сообразили, что произошло нечто незапланированное, и все взгляды сосредоточились на мне. Я некоторое время сидел с таким же покерфейсом, как и у Итачи, но заметил, как у него дрогнул уголок рта. Прошла минута, другая...
  - Кхм, ладно, извините, просто не удержался, - я обезоруживающе улыбнулся и свернул иллюзию. - Кстати, у меня есть вопрос. Служебные романы не запрещены?
  И в ответ тишина... Только теперь на меня уже таращатся с изумлением.
  - Молчание - знак согласия, - подвел я итог и применил хенге самого себя, но на семь лет старше. - Конан-сан, что вы делаете сегодня вечером? Как насчет свидания? Только вы и я, множество свечей, розовые лепестки и романтический ужин для двоих.
  Словно в подтверждение моих слов из ее кресла начали прорастать и распускаться всевозможные цветы - ирисы, гладиолусы, лилии, розы, нарциссы... Некоторым из них я и сам названия не знал. Минуту спустя Конан сидела будто в центре огромного букета. Теперь все уже пялились на нее, радуясь бесплатному развлечению. Она даже покраснела слегка от такого внимания, что меня особенно умилило. Насколько я помню, ей уже лет тридцать, хотя выглядит не старше двадцати. Я раньше не думал, что синие волосы могут кому-то идти, но ей они определенно к лицу. Да и вообще, она довольно красива, даже с учетом того, что чертов плащ скрывает очертания фигуры.
  - Эээ... Извини, Саске-кун, но я не могу, - наконец, произнесла она.
  Цветы тут же завяли, лепестки начали опадать и превращаться в пепел.
  - Тц, это печально. Если все же передумаете, дайте мне знать.
  Не то чтобы я действительно рассчитывал на ее согласие, но она могла бы решить мои проблемы. А то скоро меня совсем припрет, и я все-таки наберусь смелости спросить нии-сана, что он делает, когда нуждается в общении с противоположным полом.
  Пейн быстро свернул собрание и распустил всех. Что самое приятное, он мне даже ничего не сказал о моем поведении. Тоби обычно ведет себя гораздо неадекватнее, так что пенять мне на мелкие шутки просто грех. Правда, сегодня настоящий лидер Акацуки вел себя тише воды, ниже травы. Похоже, еще не отошел от прошлой встречи со мной. А теперь опять получил моральную травму от того, что кто-то другой привлек к себе все внимание. Думаю, после сегодняшнего представления они еще сто раз подумают, стоит ли брать меня в Акацуки, или одного буйного психа в их рядах и так уже достаточно.
  
  
  
  Начало коллекции и снова рука Орочимару
  
  
  Теперь, получая задания, Итачи всегда брал меня с собой. Обычно члены Акацуки действуют парами, но у нас с учетом Кисаме получилась тройка. В основном миссии состояли в убийстве самых сильных шиноби из тех, за чьи тела на черном рынке заплатят больше всего. Итачи и Кисаме обычно действовали по очереди - один сражался, другой просто наблюдал. Ну и я тоже, так сказать, набирался опыта.
  Несколько раз Итачи уступал свою жертву мне. Когда я состоял в седьмой команде, нам иногда тоже попадались противники, с которыми приходилось сражаться не на жизнь, а на смерть, но мы никогда никого не убивали. Другое дело, что Какаши-сенсею частенько приходилось делать это за нас. Я иногда задавался вопросом, куда подевались побежденные враги, но вслух его никогда не озвучивал, чтобы не расстраивать Сакуру и Наруто.
  Первым мне достался такой слабак, что я только недоумевал, почему за него дают десять миллионов. Я применил любимый трюк большинства шиноби, использующих иллюзии в бою - исказил его восприятие. Он, должно быть, повелся на мой тринадцатилетний возраст и не счел достойным противником. Считая, что обездвижил меня с помощью чакропроводящей проволоки, он активировал закрепленные на ней взрывные печати. Но на самом деле проволока обвила именно его, так что фактически, он уничтожил себя сам.
  Потеряв "невинность" в этом смысле, я старательно проанализировал свои ощущения после первого убийства. Даже усиленные с помощью самогендзюцу чувства можно было выразить коротким "И что это вообще такое было?" Я даже пальцем не пошевелил, всего лишь активировал шаринган. Я так и простоял некоторое время над порядком пострадавшим телом, испытывая разочарование и недоумение.
  - А у тебя есть потенциал, малец, - Кисаме оскалил треугольные зубы в ухмылке. - Только постарайся, чтобы в следующий раз тело не так пострадало, а то сам будешь эту мертвечину тащить.
  - Издеваетесь, семпай? - кисло спросил я. - Он просто взял и умер! Я его даже ударить ни разу не успел!
  В следующий раз во время схватки слишком беспечным был уже я. Уверился в собственной крутости и расслабился, но Матрицу все же применил, благодаря прогрессирующей паранойе. Впрочем, я и безо всяких сражений проводил в состоянии полуразвернутой Матрицы почти все время, на случай, если мне вдруг срочно понадобится что-то создать.
  У доставшегося мне противника явно был какой-то кеккей генкай, иначе откуда бы у него взялись зеленые волосы и радужка, занимающая почти всю склеру. Я считал, что мне удалось поймать его в гендзюцу, но похоже, он с самого начала понял, с кем связался. Когда я нанес смертельный удар, тело противника расползлось и рассыпалось комьями глины. Я попытался отпрыгнуть, но земля под ногами стала жидкой, и я мгновенно провалился по горло.
  - И это один из последних оставшихся в живых Учиха? - насмешливо спросил он. - Не удивительно, что вас вырезали, если все в твоем клане такие слабаки. Зато теперь глаза с шаринганом стали стоить еще дороже.
  Он некоторое время изгалялся, наслаждаясь победой. А мне впервые за долгое время стало стыдно, но не из-за его разглагольствований, а перед нии-саном за то, что попался в такую простую ловушку. Если бы шиноби не вздумал порассуждать о смысле жизни, а сразу прикончил, мне пришлось бы продемонстрировать возможности Матрицы, а я хотел, чтобы она как можно дольше оставалась моим тайным козырем. Снова поймать его в гендзюцу я смог бы только, если бы хоть на мгновение поймал взгляд. Пришлось выкручиваться по-другому - концентрировать чакру молнии и выпускать ее в почву, чтобы ослабить технику земли, удерживающую меня. Без складывания печатей управлять стихией трудно даже для меня, поэтому я и сам отхватил нехилый разряд. Шиноби успел мгновенно отпрыгнуть, когда я высвободил из-под земли руку и запустил в него небольшую молнию.
  - Решил потрепыхаться? Тебе все равно недолго осталось, - он начал складывать печати каменных шипов, но я уже вырвался из ловушки и, создав глайдер, взлетел в воздух.
  Уже оттуда я снова попытался достать его молнией, но тот увернулся и ушел под землю. Шаринган, конечно, классная штука, даже чакру видит, но в обнаружении противников с бьякуганом не сравнится. Да, этот момент у меня слабоват, сенсорные способности близки к нулю. Принцесса бы его смогла обнаружить и даже выковырять наружу, но это тоже секретное оружие, и чем меньше о нем знают посторонние, тем лучше. Если бы мне надо было просто уничтожить противника, я бы просто взорвал здесь все спрессованной чакрой огня, но необходимо оставить его тело хотя бы в виде крупных кусков, а не мясного фарша.
  Я создал клона и тот начал прыгать по земле, выкрикивая:
  - И кто тут из нас слабак? Выходи и дерись, как мужчина!
  К моему безмерному удивлению, вопли все же оказали свое действие, и шиноби действительно показался наружу, чтобы с помощью очередной техники создать провал под ногами клона и раздавить его в ловушке. Я ударил его молнией, но это оказалась очередная земляная копия. Ксо, чакры в теле осталось уже мало, к тому же все болит после собственной молнии. И этот урод меня просто взбесил своей неубиваемостью, я с ним уже почти пятнадцать минут ковыряюсь, хотя с Итачи все поединки максимум пять длились. А тут обычного шиноби никак прибить не могу.
  Наконец, я придумал, как можно его выкурить наружу и создал четырех клонов, потратив почти всю чакру. Копии расположились по углам квадрата, в пределах которого я видел чакру противника. Так как точнее я определить его местоположение просто не мог, придется бить по площадям.
  - Чидори Нагаши! - клоны сложили печати и хлопнули ладонями по земле.
  Во все стороны тут же расползлись молнии, создав замкнутую фигуру, а потом начали расширяться. Чтобы не поджариться, шиноби пришлось выскочить на поверхность, и уж тут-то я наконец его достал. У него у самого чакра уже к концу подходила, поэтому все шесть кунаев и пуля из электричества нашли свою цель.
  Тело упало на землю, клоны развеялись вместе с глайдером, а сам я сел на чудом уцелевший клочок травы, потому что сил стоять не осталось.
  - Ха, а я-то уже понадеялся, что тебя сейчас прикончат, - Кисаме возник рядом вместе с Итачи.
  - Семпай, вы как всегда добры, - мрачно ответил я.
  И стоило столько времени тренироваться с одним из самых сильных нукенинов в мире, чтобы во второй же схватке чуть не облажаться? По лицу Итачи ничего не понятно, но вот я собой точно не доволен. И что самое печальное, пока мне придется задержаться в этой побитой тушке с почти нулевым количеством чакры, которого хватит только чтобы подлечиться. Если я сейчас вернусь в собственное непострадавшее тело, Кисаме точно поймет, что это не иллюзия, потому что прекрасно чувствует чакру, да и после такого долгого партнерства с Итачи уже более менее научился распознавать гендзюцу.
  Я хмуро уставился на труп. После такой нервотрепки и мне надо с него что-то поиметь кроме истощения и боли во всем теле.
  - Семпай, нам ведь нужна только его голова?
  - Да. А что это ты задумал?
  Я молча окутал руку медицинской чакрой и подошел к трупу. Человеческое тело такое непрочное, его при желании можно разорвать даже голыми руками. Мне почти не пришлось прикладывать усилий, чтобы просунуть пальцы под грудину, нащупать сердце и достать его наружу. Скажи мне кто в прошлой жизни, что однажды я смогу засунуть руку в чей-то труп и поковыряться там, в жизни бы не поверила. Хотя... помнится, я когда-то давно готовила к новому году курицу по навороченному рецепту, так там надо было отделить мясо от костей, не повредив кожу. Вот уж где можно почувствовать себя маньяком, патологоанатомом и некрофилом в одном лице! После такого достать сердце - просто раз плюнуть. Да и про учебу на ирьенина не следует забывать, хотя полноценные операции я не проводил, но на трупы насмотрелся изрядно.
  Кажется, на мои губы сама собой наползла совершенно маньячная улыбка. Под действием медицинской чакры сердце начало сокращаться, словно живое. Кровь потекла по моей руке и закапала с локтя.
  - И зачем тебе сердце? - довольно-таки осторожно спросил Кисаме.
  Я обернулся к нему и смерил таким взглядом, будто тот сказал откровенную глупость.
  - Конечно же, чтобы съесть, - ответил я с видом, словно это самая очевидная в мире вещь. - Это прекрасно восстанавливает силы после боя.
  Ого, он кажется и правда поверил, вон как в лице переменился! Даже у Итачи взгляд стал какой-то странный.
  - Ой, да ладно вам, я же пошутил. Просто положу его в баночку, залью формалином и начну собирать коллекцию, - я радостно улыбнулся.
  Так, кажется, теперь они не могут определиться, какой вариант хуже. Пожалуй, правду о том, что сердце мне нужно для экспериментов над стихией земли, лучше не озвучивать. Моя чакра пропитала каждую клетку чужого сердца, и я смог убрать его в свой внутренний мир, где уже находилось мое настоящее тело. Похоже, Кисаме, заметивший исчезновение чужого внутреннего органа из моей руки, ради собственного душевного спокойствия решил не спрашивать, куда я его дел.
  На обратной дороге к базе Акацуки я дал задание институту внутреннего мира изучить новое сердце и его возможности, а затем ускорил время в нем. Так что, когда мы прибыли на место, все уже было готово. Умники из института разработали модель и провели исследования. Как я и предполагал, имея сердце шиноби, владевшего стихией земли, я смогу создать клона с такими же способностями. Был только один минус - клон не сможет пользоваться моими техниками молнии и огня. Но тут уже ничего не поделаешь.
  Кисаме и Итачи отправились на доклад к лидеру, а я сразу на полигон. За все это время мы с нии-саном здорово его преобразили, не оставив ни одного ровного участка стен и пола. Все вокруг было изрыто взрывами, оплавлено кислотой или пламенем. Впрочем, так даже лучше - тренировки тайдзюцу в таких условиях получаются просто экстремальные. Я только недавно узнал, что Итачи с самого начала наших совместных занятий прикрывал полигон своими иллюзиями, защищая от остальных Акацуки. Сначала он думал, что я на уровне генина и не хотел, чтобы остальные знали, насколько я слаб. Но после первой же встречи с Принцессой изменил свое мнение на противоположное.
  Пока Итачи не было, я материализовал клона и опробовал несколько техник земли. Было немного непривычно, огонь и молния ощущаются совсем по-другому. Да и техник Дотона я знал всего три - машинально скопировал их шаринганом еще у Какаши-сенсея. Я усмехнулся, предвкушая, что устрою Итачи сюрприз. Конечно, его такой простой ловушкой вроде земли, превратившейся в трясину, не поймаешь, но сам факт того, что мне теперь доступна чужая стихия, его удивит.
  Первая же тренировка показала, что собери я хоть все стихии разом, Итачи мне не победить, пока я не догоню его в тай. Но демонстрация новых способностей его впечатлила, и я рассказал, что идея собирать чужие сердца принадлежит не мне, а Какузу, и что тот их уже все пять типов собрал и содержит в собственном теле. Нии-сан с местным казначеем никогда не сражался, поэтому таких подробностей не знал, хотя с помощью шарингана мог видеть, что у того очень странная чакра.
  
  http://www.narutopedia.ru/w/images/thumb/4/4c/KakuzuHigh.jpg/150px-KakuzuHigh.jpg
  В остальном жизнь текла довольно размеренно, если так можно сказать о буднях наемных убийц. Постепенно я так обжился на базе Акацуки, что уже чуть ли не домом стал считать. Ну, насколько это возможно для подземелий, состоящих из множества запутанных коридоров. Я даже прикупил всяких мелочей для уюта - вроде настоящих подушек взамен теневых и каллиграфических свитков, которые тут используют вместо картин. Итачи, кажется, полностью смирился с тем, что теперь рядом с ним постоянно кто-то есть, так что в свою комнату я неделями даже не заглядывал, проводя все время у него. Во время отдыха нии-сан обычно читал книги и ел сладости. У него вообще было такое хобби - ходить по кондитерским. Перед каждой миссией, если поблизости оказывался какой-нибудь городок, мы обязательно шли туда покупать сладости. Я-то и сам их люблю еще с прошлой жизни, а Кисаме ворчал, что мы оба психи и перемещался подальше от нас в Шуншине.
  Вообще, мы с Итачи, наверное, были единственными, кто проводил столько времени на базе. Остальные заглядывали изредка на общие собрания или даже просто присылали свои проекции. Так что обычно весть этот огромный подземный комплекс был полностью в моем распоряжении, и я устраивал там с клонами гонки на глайдерах на выживание, если хотел развлечься. Потому что когда Итачи читает интересную книгу, его не стоит беспокоить, а еще лучше - вообще не шевелиться, не дышать, не шуршать, не отсвечивать... Будь проклят тот день, когда в мою глупую голову пришла идея создать теневую копию одной из книг моей внутренней библиотеки! Я, наивный, еще и с двигающимися картинками ее сделал. С тех пор нии-сан регулярно вытрясает из меня очередную новинку, у меня так скоро запас интересной литературы кончится, придется давать все подряд. Конечно, мои личности, живущие во внутреннем мире, совсем без дела не сидели, да и прошло для них уже больше десяти лет, так что некоторое количество новых книг в библиотеке появилось. Но они, гады, пишут в основном, любовные романы и фентези! Даже ни одного приличного детектива не выдали, не говоря уже о экшене.
  Однажды во время одного из таких "заездов" на глайдерах, я оказался неподалеку от главного зала и решил зайти полюбоваться на руку Орочимару. Если я отломлю на память большой палец, никто, надеюсь, не обидится? Лидеру ведь не жалко немного чужой ДНК на благое дело? И только я потянулся к руке, как сзади вдруг раздался громкий голос, едва не заставивший меня подпрыгнуть:
  - Что ты делаешь?
  - Тоби! - воскликнул я, оборачиваясь и прижимая ладонь к сердцу. - Не подкрадывайся так!
  - Так что ты тут делаешь?
  - Ну понимаешь... - я опустил глаза в смущении и заставил щеки покраснеть. - Тут такое дело... Мне просто очень нравятся оторванные руки. Я совершенно не могу устоять. А эта - просто прекрасна. Она даже мумифицировалась - само совершенство! Только кольцо сюда надо другое, золотое с бриллиантом.
  
  Я влюбленным взглядом уставился на руку, чуть опустив ресницы и покраснев еще сильнее. В тот момент я жалел только об одном - что не умею видеть сквозь маски, должно быть, у Тоби было довольно забавное лицо.
  - Эээ... - настоящий лидер Акацуки даже сделал пару шагов назад. - Если она тебе так сильно нравится, забирай.
  - Правда? Правда, можно? - на ощупь рука оказалась похожа на высушенную ветку. - Наша прелессссть... Иди к папочке.
  Я прижал руку к себе, словно ребенка и погладил.
  Наверное, для Тоби это стало неприятным открытием - то что последний из Учих настолько псих. Тут все малость того, но младший брат Итачи всех переплюнул. Тоби сам развлекался, изображая шута, но этот Саске сошел с ума на самом деле, его поведение не было актерской игрой, он и правда испытывал все те чувства, уж тут шаринган не обманешь. Итачи перестарался, пытаясь вырастить мстителя, и теперь возится с братом только из чувства вины, хотя лучше было бы его просто убить.
  Вернувшись в комнаты, я поместил руку Орочимару на стеллаж, который мне специально пришлось завести для поддержания легенды. Теперь в третьей спальне, которой никто не пользовался, у меня действительно хранилась коллекция сердец в баночках. Надо же было как-то объяснить, зачем я их каждый раз забираю у трупов. Правда, в коллекцию пошли только те, у кого не было стихийных свойств, остальное я хранил во внутреннем мире.
  Кстати, ногти на мумифицированной руке все еще были окрашены. Похоже, я тут один без маникюра и выбиваюсь из коллектива, значит, надо исправить. Хотя, например, я ни разу не видел, чтобы Итачи красил ногти. Должно быть, это какое-то дзюцу, которое идет в комплекте с кольцом. А может, и с плащом.
  Конечно, можно было бы просто заставить свои ногти потемнеть, но мы не ищем простых путей. Поэтому я призвал трех обитательниц Дворца Солнца. Вообще-то, постоянно в нем почти никто не живет, но личностей там каждый день бывает много. Жители внутреннего мира в зависимости от настроения выбирают, где им интереснее провести время.
  И вот сейчас рядом со мной возникли три девушки - блондинка, брюнетка и рыжая. Форма одежды во Дворце Солнца довольно строга - чем меньше ткани и чем она прозрачнее, тем лучше, а браслеты на руках и ногах являются обязательным аксессуаром. Полностью одетым может быть только тот, кто исполняет роль Повелителя.
  Блондинка начала делать мне маникюр и красить ногти черным лаком, рыжая - исполнять танец живота, а брюнетка - кормить виноградом, который тут мало где растет и потому считается деликатесом. Кстати, "Гарем но дзюцу" от Наруто и рядом не стоял с моими девочками. Каждая из них имеет свой собственный источник чакры, поэтому их даже бьякуганом от обычных людей не отличишь. Насчет боевых качеств не знаю, потому что им слишком лень тренироваться, ни одну заставить так и не удалось. Зато внешние качества на высоте - каждая сама себе выбирала образ, поэтому все невероятно эффектные и разные, на любой вкус, так сказать.
  По закону жанра каждый нормальный герой сёнена должен завести себе гарем. Я хоть и не самый главный герой, но возможностей у меня куда больше, чем у остальных. Например, как последний представитель клана, стоящего на грани вымирания, я официально могу завести нескольких жен. Даже в академии вокруг меня постоянно девчонки увивались, так что с этим проблем не будет. Только к моему глубокому сожалению, прямо сейчас ни одной из них нет в радиусе многих километров. А с собственными клонами мутить... Это уж слишком, к тому же нарушает мое правило пользоваться только настоящим. Единственная поблажка, которую я себе позволял - эстетическое удовольствие от созерцания такой красоты.
  И все было бы хорошо, если не вспоминать, что эти девушки - в некотором роде тоже я. Они так явно наслаждались тисканьем моей бишоненистой тушки, своей прекрасной внешностью и тем, как им идут их наряды и украшения, что это подрывало мою веру в собственную мужественность.
  Блондинка уже заканчивала красить мне ногти на ногах, когда дверь в спальню Итачи вдруг открылась, и он предстал на пороге собственной персоной. Возникла немая сцена. Ну, не совсем немая - рыжая продолжала танцевать под собственную музыку, и крошечные колокольчики на ее браслетах вызваниванивали завораживающий ритм. Только улыбка у нее стала откровенней, а движения еще более эротичными, если такое вообще возможно.
  "Прости, нии-сан. Согласно последнему опросу две трети моих внутренних личностей считают тебя абсолютно прекрасным. А оставшаяся треть тебя регулярно косплеит", - мысленно повинился я за то, что стоит появиться моему клону женского пола, как он моментально начинает строить Итачи глазки.
  Вообще-то, обычно нии-сан от чтения не отвлечется, пока книга не закончится, даже если я тут начну бомбы взрывать. А тут вдруг явился проверить, чем я занят. Или ему просто музыка понравилась? Пришел послушать, а тут чуть ли не "Тысяча и одна ночь" для взрослых.
  - Эээ... - прервал я затянувшуюся паузу. - Я тут ногти красил.
  Я демонстративно помахал рукой. Блондинка хихикнула и докрасила мне последний ноготь на ноге.
  - Я все сделала, господин. Вы желали бы что-то еще? - и спросила с таким видом, будто это "еще" имеет категорию 18+.
  Вот зараза! И что теперь обо мне нии-сан подумает?
  - Понятно, - произнес Итачи и скрылся за дверью.
  Вот что меня поражает в нии-сане, так это то, что он никогда меня ни о чем не спрашивает. Какой бы номер я ни отколол, он просто молча смотрит и все. То ли просто не считает себя вправе мне указывать, после того, как бросил на столько лет, то ли еще что... Понятия не имею, а если у него прямо спросить, то наверняка, не ответит.
  
  
  
  Юный падаван
  
  
  Однажды в один далеко не прекрасный день в нашу дверь кто-то постучал. Визит гостей на базе Акацуки дело настолько редкое, что это всего лишь второй случай во время моего тут пребывания. И если в прошлый раз Тоби долбил в дверь ногой, то сейчас неизвестный некто скорее робко поскребся, чем постучал. Открывать снова пошел я. И вот уж кого меньше всего ожидал там увидеть, так это слегка всклокоченного Дейдару. Что-то вид у него более безумный, чем обычно. И внутрь пускать не охота, и снаружи не оставишь, а то еще взорвет здесь все, а я уже привык к своей готичной гостиной, которая даже обзавелась несколькими гобеленами на средневековую тематику.
  - Ну заходи, раз уж пришел.
  Дейдара с решительным видом шагнул внутрь и замер на пороге, похоже, внутренняя обстановка произвела на него изрядное впечатление. После того, как я получил в свое расположение стихию земли, я еще немного поработал с комнатой, дополнив ее орнаментом и барельефами. В этом мире ничего похожего просто не существовало, и помешанный на искусстве шиноби малость завис. А потом на его лице появилось почти отчаянное выражение.
  Я напрягся, не зная, чего ожидать. Помнится, в аниме он возненавидел Итачи, когда тот его победил, а потом блондин несколько лет тренировал свой левый глаз, чтобы тот мог противостоять иллюзиям. Он и с канонным Саске сразился в основном потому, что хотел потягаться с шаринганом.
  - Прошу, стань моим сенсеем! - Дейдара неожиданно хлопнулся на колени в этой их излюбленной японской манере.
  Теперь подзавис уже я, удивленно таращась на блондина.
  - Чего? - совершенно неинтеллигентно, наконец, выдал я.
  - Ты показал мне силу настоящего искусства, и как бы я ни старался, так и не сумел превзойти его. Прошу, научи меня!
  - Эээ... - вот это неожиданный поворот. Похоже мой экспромт с портретом Итачи впечатлил его больше, чем я предполагал.
  Что-то лень мне кого-то учить, да и я слабо представляю, чему и как. С другой стороны, попробуй откажи этому взрывоманьяку, и придется заново обустраиваться в противоположной части базы, если от нее вообще что-нибудь останется. С другой стороны, мне не трудно прочитать ему пару лекций по культурологии и даже с иллюстрациями. А взамен можно стрясти с него несколько тренировок, надо же проверить, как сильно может повредить мою Матрицу объемный взрыв. Да и лестно немного - завести ученика.
  - Встань, мой юный падаван. Секреты искусства тебе открою я.
  Ну каюсь, не удержался. Надо будет показать Дейдаре Звездные Войны, чтобы тоже проникся.
  Лекцию я начал с того, что вообще люди понимают под искусством, и для чего оно нужно. Дейдара поначалу пытался влезть со своим "Искусство - это взрыв!", но я на него цыкнул. Как ни странно, сработало с первого раза, похоже, блондин всерьез начал считать меня сенсеем. А на меня тем временем снизошло вдохновение, и на его волнах занесло в такие дебри, что я малость подзабыл, зачем мы вообще собрались. Начал с наскальных рисунков и закончил модерном. Процесс сопровождался показом иллюзий, причем я старался охватить все области искусства, которые только мог вспомнить. Иллюзии картин сменялись скульптурами и зданиями, оперы - цирковыми представлениями. Призрачные пары закружились вокруг нас в венском вальсе, плавно превратившемся в балет, а затем и вовсе в современные танцы. Последнее, кажется, понравилось Дейдаре больше всего, ну оно и понятно, ему шестнадцать, а девушки там были полуголые по местным меркам. Напоследок рассказал об основных жанрах, дополнительно проиллюстрировав примерами, поведал о "божественных пропорциях" и как их применять, а то у Дейдары с этим туго, лепит своих зверушек, как в голову стукнет. И под конец затронул всякие необычные проявления искусства вроде перфомансов, карнавалов, боди-арта, театра рук, рисунков на полях, инсталляциях... Блондин, кажется, подзавис, потрясенный тем, сколько невероятных идей хранится в моей голове. Меня даже немного погрызла совесть за то, что я выдал мировой художественный опыт за собственное изобретение, но не признаваться же, что я на самом деле из параллельной вселенной.
  - Не важно, каким изобразительным средством ты пользуешься, твоя задача - выйти за рамки, поразить зрителя, открыв перед ним свой внутренний мир. Итак, Дейдара, твое первое задание - удивить меня. Время не ограничено, но постарайся не растягивать на несколько лет.
  - Я... Я понял! - Дейдара подорвался с места, и кажется, прямо сейчас собрался заняться созданием шедевра.
  Что-то мне не понравился фанатичный блеск его глаз, как бы он не решил устроить свой мега-взрыв. Пришлось цапнуть его за ворот акацуковского плаща и притормозить.
  - Дейдара, я уточню задание на всякий случай. Я сказал "удивить меня", а не взорвать к чертям вместе с собой и половиной мира. Умереть молодым, конечно, круто, но подумай, сколько шедевров не появится, если тебя не станет.
  Напутствовав таким образом своего первого и, наверное, единственного падавана, отправил его восвояси.
  - Поздравляю с появлением первого ученика, - вдруг раздался за спиной голос Итачи.
  - Нии-сан! - я в прыжке обернулся. - И давно ты тут?
  - С самого начала.
  - ... - я изобразил фейспалм.
  Уголки губ Итачи дрогнули, что в его исполнении означало гомерический хохот.
  - Саске, - его рука легла мне на плечо. - Если однажды ты все-таки решишь исполнить свою первую мечту, я сделаю все, чтобы поддержать тебя.
  - Спасибо, - я тоже улыбнулся. - Но боюсь, для этого тебе придется стоять у меня над душой и постоянно тыкать палкой, чтобы я не отвлекался и не отлынивал.
  - Если потребуется... - Итачи многозначительно промолчал, но взгляд у него был очень выразительный.
  - Хн. Пожалуй, пока побуду шиноби. А вот позже, возможно, на пенсии, подумаю и о творчестве.
  
  Прошел уже почти год, как я здесь. Завтра мне исполняется четырнадцать, и думается, это отличный повод наконец разобраться с собственными гормонами, которые меня в последнее окончательно достали. Постоянно ловлю себя на мысли, что Дейдара похож на девушку, а на безрыбье, как говорится, выбирать не приходится. А уж что с ним хочет сотворить моя женская ипостась, мне даже мысленно озвучивать стыдно... Беги, Дейдара, беги!
  - Нии-сан, ты помнишь, что у меня завтра день рожденья?
  - Конечно, - Итачи даже оторвался от чтения и посмотрел на меня. - Ты что-то хотел?
  - Ну как бы это сказать, - немного помялся. - Я теперь уже совсем взрослый...
  Я почувствовал, что неумолимо краснею, и выпалил:
  - Хочу в Юкаку на всю ночь и чтобы "все включено".
  https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AE%D0%BA%D0%B0%D0%BA%D1%83
  Ого! Кажется, мне удалось смутить Итачи. Кстати, пока я у него живу, ни разу не замечал, чтобы у него с кем-то хоть что-то было. Неужели, он тоже один, как я? Тогда может, вместе и сходим в веселый квартал? Последнее я предложил вслух, и мне даже показалось, что нии-сан едва заметно покраснел.
  Вообще, я смог бы заполучить любую девушку, какую захотел. "Или парня", - добавила моя женская ипостась, но я от нее привычно отмахнулся. Если не сработает моя внешность и природное обаяние, то у меня еще и шаринган имеется, который с легкостью подавляет чужую волю. Чисто теоретически, можно было бы завести подружку ("Или двух", - снова вставил внутренний голос) в ближайшем городе и наведываться к ней время от времени, но сначала я должен убедиться, что у меня все работает как надо. Обидно было бы облажаться в самый ответственный момент и порушить тщательно лелеемый образ крутого парня. Поэтому я и решил сперва потренироваться с профессионалами.
  Вечером мы с Итачи уже были на месте. Он оплатил мне ночь в самом элитном "доме наслаждений", и прежде, чем я успел поинтересоваться, чем тот сам собирается заняться, исчез, словно его и не было.
  - Молодой господин! - похоже, управляющая была рада мне как родному.
  Наверно, не часто к ним заходят такие красавчики, как я. Обычно, четырнадцатилетних в такие заведения не пускают, но для шиноби совсем другие законы, ведь многие из них до совершеннолетия не доживают. Вот и считают их полностью дееспособными, как только получат ранг чунина. Я пока только генин, но об этом ведь никто не знает.
  Управляющая предоставила мне богатый выбор. Девушки на любой вкус и цвет делали вид, что занимаются своим делом - наигрывают на музыкальных инструментах, проводят чайные церемонии, упражняются в каллиграфии - но ширмы, вроде бы создававшие ощущение уединенности, были расположены так, что каждую куртизанку можно было увидеть. Впрочем, это заведение взяло своим девизом изречение "любой каприз за ваши деньги", поэтому тут были и мужчины. Кажется, даже секьюрити на входе входили в "меню", иначе, зачем нанимать на эту должность обычных людей. Этот дом наслаждений мог позволить себе и шиноби для охраны.
  Некоторое время у меня разбегались глаза, но потом я все же определился с выбором.
  - Вот эту, и эту, и...
  Утром проснулся я в отличном настроении, хотя и спал всего пару часов. Сладко потянулся и обозрел "поле боя" из смятых простыней и трех бессознательных пока тел. Кстати, кровати здесь шикарные - не то что четверо, десяток человек поместится и не стеснят друг друга. Ну что я могу сказать? Без ложной скромности заявляю - я бог. Уж не помню, кто тут в местном пантеоне отвечает за плотские утехи, но я бы с легкостью мог его заменить. Вообще, выносливость шиноби - отличная штука и ей можно найти множество интересных применений.
  Одевшись, отправился на поиски нии-сана. О месте встречи мы не договаривались, но я точно знаю, где его искать. Всю дорогу до ближайшей кондитерской мне приходилось старательно давить широкую улыбку в стиле Наруто, которая так и норовила выползти на лицо. А золотистое сияние и призрачные распускающиеся бутоны в воздухе вокруг меня были всего лишь игрой чужого воображения. Я тут ни при чем. Совершенно ни при чем.
  Как я и предполагал, Итачи обнаружился за столиком кондитерской, вдумчиво дегустируя сладости. Все четыре официантки, не загруженные работой в такой ранний час, толпились за ширмой неподалеку от него и шепотом обсуждали "этого красавчика". Нии-сан их, конечно же, прекрасно слышал и видел, но с царственной невозмутимостью игнорировал.
  - Доброе утро, нии-сан! - я положил ему руку на плечо и, наклонившись, коснулся его щеки своей.
  Итачи слегка удивленно на меня посмотрел, обычно я к нему так не липну. Он вообще не любит, когда вторгаются в его личное пространство, и я стараюсь этим не злоупотреблять. Ну, за исключением тех случаев, когда мне снятся кошмары.
  - Ха, у нее реально потекла кровь из носа, - пробормотал я, покосившись в сторону официанток, пришедших в необычайное волнение.
  Из-за ширмы раздавались какие-то приглушенные писки, невнятные восклицания и даже звук упавшего тела. Не ожидал, что моя шутка окажет такое сильное действие.
  Я сел за столик напротив Итачи, и положив подбородок на сцепленные пальцы, позволил улыбке незамутненного счастья появиться на моем лице.
  - Спасибо, нии-сан. Это был лучший день рожденья в моей жизни.
  
  
  - Хорошо, - Итачи неопределенно повел плечом.
  - А ты чего такой хмурый был до моего прихода? И если не секрет, то чем ночью занимался?
  Ответить на этот вопрос нукенину не дали возникшие рядом официантки, сразу три. Четвертая, похоже, еще не пришла в себя.
  - Что желаете?
  - Хмм... Знаете, у меня сегодня день рожденья, и я хотел бы большой именинный торт с красивой девушкой в купальнике внутри, - ответил я с самой очаровательной улыбкой.
  Официантки на несколько секунд подзависли.
  - Эээ, извините, у нас такого нет.
  Стоило мне лишь изобразить намек на печаль, как они тут же затараторили:
  - Но специально для вас мы что-нибудь придумаем!
  "Интересно, если я попрошу, они в купальники переоденутся?"
  - Ну, хотя бы красивые девушки тут уже есть, - еще одна очаровательная улыбка.
  Кажется, еще немного, и их придется выносить точно так же, как четвертую. Но обошлось - меня обслужили по высшему разряду и оставили наедине с нии-саном. И опять Итачи ничего не сказал по поводу моего поведения, хотя оно, наверное, его порядком удивило, впрочем, как всегда. А так он идеальный брат - жизни не учит, с нотациями не лезет, сделает для меня что угодно, да и в средствах не ограничивает. С какой стороны ни посмотри - само совершенство. А то что он столько человек поубивал - так это жизнь такая.
  
  
  
  Кошмары и Нукенин Листа
  
  
  - Кто ты?
  Толстая, светящаяся веревка обвила меня, словно удав, и с каждой секундой все сильнее сжимала свои кольца. Мой рот открылся, и с языка сорвалось имя, от которого я когда-то отказалась. Даже сейчас я не могла услышать его, потому что давным-давно потеряла на него право.
  Лицо Итачи, стоящего передо мной исказилось, а Мангеке Шаринган превратился в кольца риненгана.
  - Что ты сделала с Саске?
  - Убила и заняла его место, - снова мой язык ответил без моего на то желания.
  И как бы я ни хотела добавить хоть что-то в свое оправдание, так не смогла произнести ни слова. Факты таковы, как я их только что озвучила. А то, что я не понимала, что происходит, и считала окружающее сном, не отменит моей вины. Я одним прикосновением уничтожила его любимого брата, и заодно, смысл его жизни.
  Я никогда раньше не видела Итачи таким - он был похож на демона. Пряди волос развевались сами собой, черты лица заострились, глаза светились, а жажда убийства, исходящая от него, ощущалась, словно обжигающее пламя.
  - Умри.
  Кольца веревки сжались сильнее, ломая мне кости одну за другой. Но от боли я могла отстраниться, куда сильнее терзало то, с какой ненавистью на меня смотрел Итачи. И хуже всего то, что я так и не смогла оправдаться. Теперь он считает, что я специально захватила тело его брата и втерлась в доверие.
  - Прости меня, прости! Я не хотела, чтобы так случилось! Я не знала, что происходит! - но как бы громко я ни кричала в мыслях, с моих губ так и не сорвалось ни звука.
  - Саске! САСКЕ! - кто-то потряс меня за плечи, и увидев над собой лицо Итачи, я в первый миг сжался от ужаса.
  А потом, наконец, сообразил, что все случившееся было просто кошмаром. Который однажды может стать явью.
  - Прости меня, прости, прости, - я вцепился в него и начал бормотать извинения, как в бреду. - Я не хотел. Не понимал, что происходит. Мне казалось, что я сплю. Я просто прикоснулся и все. Прости, прости...
  Я вдруг понял, что плачу. Восемь лет я был уверен, что разучился, а оказалось, что просто повода настоящего не было. Кто для меня Итачи? Любимый персонаж аниме? Человек, которым я восхищаюсь и которого хочу превзойти? Старший брат? Лучший друг? Якорь, который держит мое сознание в этом мире? Я не знаю ответа, но мысль о том, что я его потеряю, страшит меня больше всего на свете.
  - Саске, я не знаю, что тебе приснилось, но это был всего лишь кошмар, - Итачи немного неловко пытался утешить меня, видимо сильно шокированный моим странным поведением. - Ты ничего не сделал.
  - Сделал. Я сделал нечто ужасное, хотя и не хотел. Я надеюсь, что ты никогда об этом не узнаешь, но если это однажды случится, не убивай меня сам. Кто угодно, только не ты. Пожалуйста...
  - Саске, - потрясенно пробормотал Итачи. - Я бы никогда не смог. Что бы ты ни сотворил, я не смогу тебя возненавидеть.
  Мои губы скривились в печальной усмешке:
  - Запомни свои слова, Итачи. И не говори потом, что я тебя не предупреждал.
  Я закрыл глаза и глубоко вздохнул, пытаясь взять под контроль разбушевавшиеся чувства. Ужасно несправедливо, что настоящие, полноценные эмоции я могу почувствовать только в кошмарах, а в обычной жизни мне доступны лишь жалкие крохи, да и те приходится усиливать с помощью самогендзюцу. Наконец, тело начало расслабляться, пульс замедлился, а слезы остановились. Я смог разжать судорожно стиснутые пальцы и выпустить из хватки одежду Итачи.
  - Я пойду немного развеюсь, - пробормотал я, ощущая смутное желание куда-то идти и что-то делать. Хотя бы просто побродить по темным запутанным коридорам, пока не забудутся ощущения от кошмара, и я снова смогу стать собой.
  Я начал вставать, но нии-сан дернул меня назад, не давая подняться. К моему удивлению, он обнял меня и прижал к себе, хоть обычно от него таких эмоциональных жестов не дождешься.
  - Это мне нужно извиняться и выпрашивать прощение. Я до сих пор не понимаю, как ты смог простить меня. И не представляю, чтобы тебе удалось сделать нечто более ужасное, чем совершил я. Но даже если у тебя вдруг получится... Ты в своем праве.
  Итачи взъерошил мне волосы. Кажется, сначала он хотел коснуться моего лба пальцами, как раньше, но вспомнил про дыру на этом месте в моем ментальном теле, и передумал.
  - Помнишь, ты утешал меня и говорил, что все хорошо? Чтобы это сработало, ты и сам должен верить в свои слова.
  - Да верю я, верю, - пробормотал я.
  - А теперь спи. А то будешь всю ночь думать о какой-нибудь ерунде.
  Последнюю фразу нии-сан вообще с меня процитировал, и только я хотел возмутиться, как он коснулся моей переносицы, и мир померк, подменившись сном.
  А Итачи остался размышлять, не показалось ли ему, что зрачки Саске на долю мгновения стали красными и разошлись по радужке шестью треугольными лепестками. Или это была такая необычная начальная форма Мангеке Шарингана.
  На следующее утро я успешно делал вид, что ничего не было, а нии-сан мне подыгрывал. Но потом на тренировках я заметил, что он больше не наносит мне смертельных ударов, а лишь обозначает их, хотя и знает, что тело не настоящее.
  Сегодня у членов Акацуки очередное собрание, что случается довольно редко, поэтому в честь такого праздника почти все были в собственных телах, а не подменились проекциями. Кстати, один из неизвестных мне шиноби уже пропал, а я так и успел выяснить, как его зовут. По случаю торжества я тоже был в акацуковском плаще. Вообще-то, я сейчас впервые его одел, и потому чувствовал себя косплеером, но смотрелась одежка прикольно, да и удобная была. Хотя вместо широкого воротника лучше было бы приделать капюшон.
  Пейн толкнул небольшую вдохновительную речь, предварительно покосившись на меня. Намек я понял, поэтому с созданием подходящей атмосферы не встревал. Вместо этого строил глазки Конан, та смущалась и отводила взгляд. Интересно, она сожалеет, что отказала мне в тот раз? Я сейчас заметно вырос и стал еще красивее, хотя казалось бы, куда уж дальше. Да и вообще, в четырнадцать тут вполне женятся и уже детей вовсю клепают, так что мой возраст - не причина для отказа.
  Затем слово взял Какузу, рассказал, как продвигается накопление капитала, намекнул, что мы все ленивые свиньи и могли бы постараться и заработать больше. А под конец, он в качестве анекдота сообщил, что мое имя появилось в книге бинго, меня объявили нукенином и назначили цену за мою голову в пять миллионов.
  - Что?! - я вскочил и хлопнул ладонью по столу. - Всего пять миллионов? Вот жмоты. И это их хваленая Воля Огня? Бросили своего товарища на произвол судьбы, и вместо того, чтобы организовать спасательную экспедицию, объявили меня преступником. А я тут уже больше года в плену прозябаю!
  Несколько шиноби на меня покосились, но не стали возражать против слов про плен, произнесенных человеком, который даже форменный плащ нацепил и вообще творит, что вздумает, словно он у себя дома. Я слышал от Дейдары, какие слухи обо мне ходят. Все дружно сходятся во мнении, что я тут самый ненормальный, и со мной лучше не связываться, потому что я вконец отмороженный псих. А еще коллекционирую части тел убитых мною людей, и ко всему прочему, сексуально озабоченный маньяк, которому лучше не попадаться. И якобы, контролировать меня может только Итачи, и то с трудом, иначе я бы уже убил нескольких членов организации. А так пока только победил и лишь слегка надругался. Вот уж не знаю, кто придумал последнюю часть, но есть у меня подозрение, что это Тоби постарался.
  - Но самое ужасное то, что ОНИ КОНФИСКОВАЛИ ВСЕ МОИ ДЕНЬГИ И СОБСТВЕННОСТЬ. Аааргх, я так зол, что не могу решить, кого убью первым - Данзо или советников. Тсунаде пусть живет, у меня просто рука не поднимется на женщину с таким размером груди.
  - О, я вижу, ты знаешь толк в жизни, - мгновенно оживился Какузу, увидев единомышленника, разделяющего его страсть к деньгам. - Такие убытки прощать нельзя.
  - Деньги правят миром, - мрачно произнес я, - все войны, в конечном итоге, происходят из-за денег. И кажется, Коноха только что бросила мне вызов. А сейчас прошу извинить, мне срочно надо кого-нибудь убить или что-нибудь разрушить.
  Создав глайдер, я покинул общий зал. Нужно было обдумать свое новое положение. Не то чтобы я совсем не ожидал подобного поворота событий, но все равно было неприятно. Жаба душила не по-детски, стоило только вспомнить мои утерянные миллионы, и целый квартал, аренда которого и принесла все эти деньги. Хорошо хоть, пять лет назад я догадался перевести часть денег на анонимный счет в другом банке, а еще один открыл на имя Наруто. Но все равно это была лишь капля в море, я не рисковал переводить крупную сумму, потому что отец перед смертью тоже так сделал, и остальные могли усмотреть тут нехорошую тенденцию.
  Теперь у меня денег осталось - кот наплакал, то есть, обычному человеку хватило бы на несколько лет безбедной жизни, но я-то планировал прикупить себе парочку артефактов и заказать меч из чакропроводящего железа, а это весьма недешево. Хоть иди и грабь банк! Или... Я коснулся стеклянного кулона на шее, внутри которого была давным-давно собранная мной кровь моего отца. Надо все-таки раздобыть где-нибудь свиток с Эдо Тенсей, и спросить Фугако-доно, куда он дел мое наследство. Потому что чувствую, даже когда я вернусь в Коноху, все конфискованные деньги мне все равно не вернут, хорошо, если хоть часть удастся вытрясти.
  Полетав пару часов и хорошенько проветрившись, я наконец-то убил в себе жабу. В крайнем случае, начну охотиться на других нукенинов, одним словом, без денег не останусь. Пока я здесь, я словно в подвешенном состоянии. С одной стороны - не могу начать самостоятельно зарабатывать, потому что стану в некотором роде конкурентом Акацуки, а с другой - в организации я пока тоже не состою, и денег от нее не получаю, хотя и убиваю иногда шиноби из списка на уничтожение.
  Похоже, придется пока затянуть пояс, и обойтись без меча. Но те замечательные наручи, что я недавно видел в специализированном магазине для ниндзя, я все равно куплю!
  Вечером в гости пришел Дейдара, и предварительно осведомившись, в каком я настроении, позвал погулять. Я уж чего-то нехорошего о нем подумал, когда он предложил пойти с ним куда-то на ночь глядя. Но вскоре выяснилось, что я ошибался. Дейдара был, как всегда, в своем репертуаре и всю дорогу говорил об искусстве, и что он готов поразить меня, создав неповторимый шедевр.
  Уже луна взошла, когда мы наконец прибыли на место. Похоже, Дейдара основательно потрудился над этим местом - одна из скал превратилась в нечто непонятное, она будто проросла каменными лианами, они тянулись вверх, по спирали оборачиваясь друг вокруг друга, а на концах завивались, словно раковина улитки.
  Дейдара сложил печать.
  - Кац!
  Вся эта непонятная конструкция окуталась множеством мелких взрывов, которые с высоты были похожи на помигивающие золотые огоньки. И только я хотел сказать, что получилось довольно интересно, как начали взрываться завитки на концах лиан, на этот раз вспышки были красными. И когда я уже подумал, что на этом все закончится, началась третья серия взрывов. Прямо из-под земли будто бы вырастали огромные цветы, темно-красные внутри и оранжево-золотые по краям. Стебли каменных "лиан" расходились в стороны, словно лепестки, открывая все новые и новые огненные бутоны. Некоторые взрывы были такими яркими, что на пару минут стало светло как днем.
  Это было просто потрясающе. Невероятное по размаху зрелище, предназначенное только для меня. Я расширившимися глазами смотрел на удивительно красивое представление, а ослабленные расстоянием порывы горячего воздуха и взрывные волны трепали мою одежду и волосы.
  - Взрыв действительно может быть искусством, - наконец произнес я, когда огненное море внизу успокоилось и начало затихать. - Сегодня ты доказал это. И я в жизни не видел зрелища более впечатляющего.
  - Ха, - Дейдара вздернул голову и сделал вид, что моя похвала для него не так уж важна. - Я не сомневался в своем искусстве, да.
  - Но все равно, не смей зазнаваться, ты меня еще не победил. Теперь моя очередь создать нечто, что поразит тебя до глубины души.
  Я подлетел к нему и дернул за хвост. В ответ блондин попытался закидать меня своими бомбами, но я успешно уворачивался. Мы иногда устраивали спарринги, во время которых он пытался меня прикончить, но так и не смог. Зато я проверил устойчивость Матрицы к объемным взрывам. В самом эпицентре рассеянные частицы моей чакры уничтожались, но ближе к краям кое-что уцелеть могло. Но вариант с сосредоточением собственной чакры вокруг противника был куда более выгодным. Подрывники обычно сенсорами не бывают, да если бы и были - при взрывах энергии в пространство высвобождается довольно много, поэтому мою Матрицу среди нее почувствовать было затруднительно.
  Дейдара погонялся за мной с полчаса, но понял, что это бесполезно. Мой глайдер оказался куда быстрее его глиняных птиц, поэтому блондин сделал вид, что ему просто надоело летать.
  - Подавленным выглядишь ты, падаван мой юный, - я подлетел ближе, и теперь двигался параллельно его курсу.
  - Тц! - Дейдара терпеть не мог, когда я начинал так странно выражаться.
  "Эй, это же мое словечко!", - мысленно возмутился я.
  - Радует меня преданность такая, раз манеру речи у меня перенимаешь ты.
  -Ааа, захлопнись! - Дейдара заткнул уши и ушел в пике, лишь бы не слышать меня.
  Теперь за ним гонялся уже я, правда, на такой скорости особо не поговоришь, так что пришлось обходиться короткими воплями "Куда же ты, мой падаван?" и довольно-таки безумным смехом. Вообще-то Дейдара всерьез считает меня психом, но довольно безобидным, ведь я все-таки не убил его, хотя у меня была уйма возможностей для этого.
  
  
  
  Имя мне - легион
  
  
  Сегодня у меня очень важный день - я собираюсь опробовать в реальности Королеву. Итачи помог мне найти подходящее место для тренировки, чтобы никто, даже вездесущий Зецу, не смог подсмотреть за нами. Все-таки, битва Королевы против Сусаноо - такое зрелище, которое посторонним видеть не стоит.
  - Готов? - коротко спросил Итачи.
  - Вроде того, - я уже закончил насыщать воздух вокруг себя частицами своей чакры, чтобы ускорить материализацию.
  Все-таки, на Королеву чакры требуется почти в тридцать раз больше, чем на Принцессу, и мгновенно пропустить сквозь себя такой огромный объем я просто не могу.
  В ответ Итачи задействовал Мангеке Шаринган, и вокруг него вспыхнуло красное призрачное пламя, в котором начал формироваться скелет гигантского самурая. Вообще-то, с человеческим он имел весьма отдаленное сходство, и больше походил на остов для какого-нибудь робота. Вот кости начали покрываться жгутами мышц, затем кожей, и напоследок вокруг самурая образовались доспехи, похожие на Тенгу. Однако Сусаноо все еще оставалось полупрозрачным, и имело только верхнюю половину тела, но и этого хватило, чтобы у Итачи из глаз потекла кровь.
  Моя Королева формировалась медленней, но я уже почти закончил с мышцами и теперь создавал броню. Вдруг резкая боль пронзила мои глаза.
  - Угх, - я согнулся и закрыл лицо руками.
  По пальцам потекло что-то горячее и липкое. Отрешившись от боли, я отнял ладони от лица и взглянул на них.
  - Что за фигня?
  - Твой Мангеке действительно пробудился, - спокойно констатировал Итачи. - Значит, мне не показалось в прошлый раз.
  - И ты ничего мне не сказал? - возмутился я, но тут перед глазами все поплыло, а тело охватила жуткая слабость.
  Я немедленно деактивировал шаринган и упал на колени, пытаясь прийти в себя.
  - Не был полностью уверен, - нии-сан пожал плечами. - Зато теперь у тебя получилось что-то вроде Сусаноо.
  Я обернулся посмотреть на Королеву и замер с приоткрытым ртом. Броня гигантского монстра пылала призрачным фиолетовым огнем. В левой руке Королева держала круглый щит с концентрическими кругами, вроде того, что был у Сусаноо Итачи, а в правой - странную штуку, похожую на ожерелье Рикудо Сенина, только многократно увеличенную в размерах. Ясака-но-Магатама, вроде бы так оно называется. Насколько я помню, это странное оружие можно кидать, хотя форма у него уж слишком причудливая. Но как выяснилось, им можно и просто бить, причем нить, удерживающая отдельные элементы, по желанию владельца может удлиняться.
  Кажется, высшие силы в кои-то веки не поскупились и отсыпали мне ништячков. Я даже не ожидал такой щедрости - целых два легендарных артефакта. Хотя, надо признать, Королева с щитом и связкой магатама, похожих на томое с дырками, выглядит довольно причудливо. Уж на что Сусаноо не красавец, но мой вариант еще страшнее. Впрочем, для боевой машины это даже хорошо.
  Я с усилием встал на ноги и создал глайдер, чтобы парить над плечом Королевы для лучшего контроля. Впрочем, управляется эта махина все равно из внутреннего мира одним из лучших пилотов с Семи Кругов Ада, хотя я и могу вносить коррективы.
  Итачи атаковал первым, для начала обычным мечом, состоящим из чакры, а не тем артефактом, который может запечатывать все, что пронзит. Королева успела подставить щит, только вот из-за своих размеров она была довольно неповоротлива, и не могла достичь той почти запредельной скорости, что была у Принцесс. Похоже, в полупризрачной форме есть свои плюсы, ведь Сусаноо Итачи все же пошустрее будет. Я поднапрягся и перевел часть чакры, составлявшей монстра, в менее материальную форму. Благодаря частичным свойствам Сусаноо, прочность от этого не пострадала, зато скорость сразу выросла. Пилот, управлявший Королевой, и вдруг получивший возможность подраться по-настоящему, на радостях прокричал, что он меня любит. Слава Ками, не с помощью пасти Королевы, а по ментальной связи.
  Заметив перемену, Итачи решил, что можно не церемониться, и активировал запечатывающий артефакт - Тоцука но Цуруги, о котором всю жизнь мечтал Орочимару. Вот тут уже мне пришлось несладко, точнее, пилоту. Сам-то я просто наблюдал за битвой с безопасного расстояния. Если Сусаноо Итачи заденет монстра своим мечом, то может запечатать Королеву в иллюзии, а с ней и огромное количество моей чакры, чего мне никогда не простит внутренний хомяк.
  Вообще-то, у меня скоро тоже будет легендарный клинок - Кусанаги, которая может пронзить все, что угодно, и является в некотором роде противоположностью Тоцуки. Осталось только убить Орочимару и забрать у него артефакт. А пока придется работать с тем, что есть. Я сосредоточил в хвосте Королевы огромное количество чакры молнии, и придал ему форму клинка, благо он достаточно длинный и гибкий, чтобы служить дополнительной конечностью. Хорошо Итачи - у его Сусаноо три руки, а вот мне приходится выкручиваться всего с двумя. Впрочем, надо запрячь умников, пусть придумают мне четырехрукий вариант монстра.
  Сейчас уже я теснил Итачи. Оказалось, что такой импровизированный "меч" вполне может поранить Сусаноо, и теперь его броня уже была пробита в нескольких местах. Правда, удары пришлись вскользь и большого урона не нанесли. Королева, благодаря большей скорости и подвижности могла применять некоторые приемы кендзюцу, которым меня обучил Итачи. Его Сусаноо, который существовал только наполовину, ничего такого показать не мог, но благодаря щиту успешно держал оборону. Вот только одного нии-сан не учел. Чакра, послушная моей воле, во время очередного удара внезапно удлинилась и изогнулась, огибая щит, чтобы ударить под него. Клинок пронзил фигуру призрачного самурая насквозь, из него даже прозрачная кровь брызнула.
  И только я успел радоваться победе, как увидел, что изо рта Итачи хлынула кровь. Выругавшись сквозь зубы, я немедленно отослал Королеву подальше и спустился вниз, к нии-сану, зажимавшему губы рукой. Кажется, этот упертый шиноби хотел продолжать тренировку даже в таком плачевном состоянии. Мне поддержание Королевы ничего не стоит, и только ее создание напрягает глаза, зато Сусаноо Итачи постоянно тянет из него даже не чакру, а жизненные силы.
  Тоцуки опустилось прямо передо мной. Это нии-сан так непрозрачно намекнул, что сегодняшнее занятие еще не закончилось, и мне нужно продолжать атаковать его. В ответ я и с места не двинулся, скрестив на груди руки. Некоторое время мы играли в гляделки, однако Итачи, с лицом залитым кровью, смотрелся ну совсем не убедительно. Я развеял Королеву, давая понять, что продолжать больше не собираюсь.
  - Ты слишком быстро сдаешься, - недовольно произнес нии-сан, прекращая Сусаноо.
  - Зато ты слишком долго упираешься, даже когда в этом нет смысла.
  Я активировал технику мистической руки и одной ладонью накрыл глаза Итачи, а другой начал сканирование на предмет повреждений. Похоже, легкие серьезно пострадали, да и общий упадок сил налицо.
  - Это меня не убило бы.
  - Это не повод так напрягаться на обычной тренировке.
  - Мы должны были проверить все, на что способна твоя техника, - упрямо ответил нии-сан.
  - Мы уже проверили, - я ухмыльнулся и убрал ладонь с глаз Итачи, чтобы видеть выражение его лица. - Признай, что я тебя сделал.
  - Я не показал всего, на что способен, - высокомерно произнес нии-сан. - Ты не победил, ты просто сдался.
  - Ну конееечно, - насмешливо протянул я. - И поэтому ты сейчас весь в крови и еле стоишь, а я могу еще четырех Королев сотворить.
  - Не важно, сколько у тебя чакры, если в тебе нет воли к победе.
  - Вот для этого мне и нужен ты, чтобы пнуть в момент слабости и придать ускорение в нужном направлении.
  Губы нии-сана дрогнули в намеке на улыбку.
  - Так и знал, что тебе понравится эта идея, - укоризненно произнес я и начал стирать кровь с его лица. - Так что побереги глаза, они тебе еще пригодятся.
  - Ты хочешь забрать их сейчас? - Итачи едва заметно напрягся.
  Есть у меня нехорошие подозрения, что он до сих пор думает, будто я собираюсь забрать Мангеке Шаринган, а после убить его. Но если напрямую об этом спросить, наверняка начнет отпираться.
  - А разве еще не слишком рано? Не должны ли мои глаза прежде до конца пробудиться?
  - Не знаю. Возможно, даже на место обычного шарингана можно пересадить Мангеке.
  - Ладно, я не тороплюсь. И вообще, хорошо тебе - ты получишь новенькие, практически не использованные глаза, а мне достанутся твои почти ослепшие. Неужели у меня после пересадки будет плохое зрение? Это не справедливо! Я, между прочим, с семи лет каждый день специальные упражнения делал. Так что заботься о моих глазах хорошенько.
  - Обещаю, - почти торжественно произнес Итачи.
  Я создал два удобных кресла и упал в одно из них, наконец-то давая измученному телу отдых. Мой Мангеке был активен меньше минуты, и то ощущение, будто меня долго и старательно избивали. Представляю, что сейчас чувствует Итачи.
  - Что скажешь насчет Королевы?
  - Она даже лучше, чем я предполагал. Но мы ведь не успели проверить ее до конца. У каждой техники есть слабое место. Твоя, возможно, ограничена во времени или имеет уязвимые точки.
  - Это вряд ли, - с сомнением ответил я. - Может, слабые места у нее и есть, но явно не такие. Я сам в таком теле несколько часов провел на Седьмом Кругу Ада, и могу сказать только одно - убить ее очень трудно.
  - И все-таки недостатки у нее есть. Во-первых, активируется долго, а во-вторых, почти не защищает тебя, в то время как мое Сусаноо является, прежде всего, защитой, и уже потом - оружием.
  - Защита мне не очень-то нужна, я же не полезу в серьезную битву в настоящем теле. А время попытаюсь уменьшить, несколько идей у меня есть. Подождешь? Думаю, я быстро закончу.
  С этими словами я провалился в свою виртуальность и начал увеличивать ее население. Сначала я подумывал остановиться на шестистах шестидесяти шести личностях, но решил не рисковать и ограничился полутысячей. Заодно пришлось пристроить еще один район в Городе и Лагуне, чтобы новеньким было где разместиться.
  "Имя мне - Легион" это теперь как раз про меня. Наверное, еще ни у одного сумасшедшего не было такого расщепления личности. Но мы вроде бы неплохо уживаемся все вместе в моей голове. Они помогают мне и не лезут во внешний мир, а я делаю их жизнь еще приятнее и не мешаю творить, что хотят. Боюсь, что если бы они вдруг захотели изменить положение дел, и попытались прорваться к управлению телом, я был бы похож на одержимого бесом или что-то вроде того.
  Хотя, если посмотреть с другой стороны, тело Саске как раз и одержимо духом, причем этот дух из другого мира. С этой точки зрения я как раз и есть демон, причем не хвостатый, как представляют в этом мире, а самый натуральный, из тех, что обливают святой водой и изгоняют экзорцизмом.
  По дороге обратно я привычно заглянул полюбоваться на внутреннее море. Теперь это место действительно можно было назвать морем - за два года количество чакры увеличилось настолько, что дна не было видно даже шаринганом. Если раньше это унылое пустое серое пространство вызывало у меня скуку, то теперь здесь было на удивление спокойно. Мне нравилось приходить сюда, и сидя на поверхности "воды", любоваться лунными дорожками на безмятежной глади моря.
  - Долго меня не было? - первым делом спросил я, придя в себя.
  - Восемь минут.
  Я сложил печать концентрации и создал двух клонов, которые вместе со мной начали насыщать воздух частицами чакры. Кстати, теперь материализация копий не занимала и секунды, они мгновенно возникали в нужном мне месте. Это натолкнуло меня опробовать одну давнюю задумку.
  Я одновременно метнул три куная в разные стороны, а потом создавал и развеивал клонов, перемещая в них свое сознание так, чтобы поймать все три куная еще в воздухе. Мои копии развеиваются, беззвучно рассыпаясь на частицы чакры, поэтому со стороны выглядело так, будто я телепортируюсь на короткие расстояния.
  - Создать подобие легендарной техники "Летающего Бога Грома" всего за восемь минут... - странным тоном произнес Итачи. - Кажется, я только что в полной мере начал понимать, что такое зависть. Начинаю опасаться, что скоро ты начнешь звать меня глупым старшим братом.
  Я почти полминуты наслаждался чувством превосходства, а потом решил сознаться.
  - Ну, вообще-то не восемь минут. Во внутреннем мире прошло больше получаса. А сама идея пришла ко мне еще после экзамена на чунина. Хотя эта техника - скорее побочный эффект, на самом деле я просто пытался ускорить создание Королевы.
  - Побочный эффект? Не сказал бы, что такое объяснение меня утешило.
  - Зато Аматерасу и Цукиеми я пока создавать не могу, - недовольно произнес я.
  - Еще сможешь. Полагаю, они пробудятся в первом же серьезном бою.
  - И как я узнаю, что они появились?
  - Уж поверь, этого ты точно не пропустишь, - едва заметно усмехнулся нии-сан.
  - Судя по твоему лицу, ощущения будут не из приятных.
  Итачи в ответ только промолчал с таинственным видом. Ну и ладно, сам во всем разберусь.
  Я сел обратно в кресло, чтобы не падать после отката от Мангеке, и создал Королеву во второй раз. Из правого глаза скатилась кровавая слеза, и гигантская, пылающая призрачным фиолетовым огнем фигура "нарисовалась" всего за двадцать секунд.
  - Неплохо. Но у противника будет достаточно времени для того, чтобы атаковать и прервать твою технику.
  - Пф. Никто никогда так не делает. Меня раньше удивляло, почему все отходят подальше и не мешают, когда начинаешь творить что-то непонятное, но потом привык. Вот сам скажи, тебе хоть раз кто-нибудь пытался помешать завершить Сусаноо?
  - Нет, но это не повод... - я не дал Итачи договорить.
  - Очень даже повод. В крайнем случае, противников отвлекут мои клоны или Принцессы.
  Я сложил печать концентрации, и Королева "рассыпалась" на десяток монстров поменьше. К моему удивлению, вдоль хребта каждой Принцессы горела полоса фиолетового пламени. Похоже, теперь и они получили частицу Сусаноо в свое распоряжение.
  - Эй, что за выражение лица? - я навис над Итачи. - Неужели и, правда, завидуешь?
  - Не думал, что скажу это так скоро, но ты меня превзошел. Твои техники просто невероятны. И самое удивительное - ты не просто изучил уже придуманные кем-то дзюцу, а создал свои.
  - Ммм, продолжай, продолжай. Я тебя внимательно слушаю, - я присел на подлокотник его кресла и даже зажмурился от удовольствия. Не часто от нии-сана можно услышать похвалу.
  - Хватит с тебя, а то зазнаешься.
  И только я хотел ответить, как земля вдруг задрожала, словно при легком землетрясении. Я открыл глаза и пораженно замер, уставившись на представшее передо мной зрелище.
  - Нии-сан, скажи мне, ты тоже это видишь?
  - Хмм...Если ты о танцующих монстрах в розовых юбках, то да.
  Пилоты Принцесс, предоставленные сами себе всего на одну минуту, мгновенно нашли развлечение - выстроились в ряд и попытались изобразить что-то вроде танца маленьких лебедей. Но так как они о балете не имели почти никакого представления, то танец быстро превратился в канкан. Трехметровые, лихо отплясывающие чудовища - неслабое потрясение для психики.
  - О, Ками-сама, за что мне это? - я невольно изобразил фейспалм, но быстро взял себя в руки. - Хотя знаю, я все-таки не был хорошим мальчиком. Иногда забывал почистить зубы на ночь, а еще убивал людей. Но такое наказание - это все-таки слишком жестоко.
  Тут Принцессы разбились на пары и начали что-то вроде вальса. Я в танцах не силен, они, соответственно, тоже, поэтому зрелище вышло просто душераздирающее. Земля дрожала и шла трещинами от особо энергичных па. Мое чувство прекрасного умирало в корчах, зато Итачи улыбался уголком губ.
  - Тебе смешно? - недовольно пробурчал я. - А между прочим, эти типы однажды похитили мое настоящее тело и надругались. Украли мой первый поцелуй, а ведь мне всего двенадцать было! И ладно бы это был один человек, но меня ведь раз двести поцеловать успели, прежде чем я заметил пропажу.
  Я активировал Чидори и встал на ноги:
  - А вообще, надо бы проверить насколько возросла их прочность. Если хочешь - присоединяйся, - и переместился к ближайшему монстрику.
  Конечно, можно было бы просто развеять Принцесс, но такой способ был намного веселее для меня и больнее для них.
  
  
  
  
  Дары Смерти, Великий эксперимент и лабораторные мыши
  
  
  
  Прошло уже почти полгода с тех пор, как я последний раз откалывал что-нибудь этакое. Остальные Акацуки даже перестали на меня подозрительно коситься при встрече. Непорядок, надо исправлять. Я долго думал, что бы такое масштабное и достаточно безумное устроить, но как назло, в голову ничего дельного не приходило. Помучившись немного, я решил просто сделать то, чего еще не делал.
  Поэтому на очередное собрание Итачи пришел в сопровождении настоящей леди-вамп. Тут о классических вампирах и слыхом не слыхивали, так что я постарался предстать во всей красе. А пол пришлось сменить для большего поражающего эффекта, ведь большинство присутствующих все-таки мужчины, ну, в той или иной степени. Поначалу было непривычно вновь быть в женском теле, пришлось даже немного потренироваться, но я быстро освоился. И вообще, Наруто постоянно свое Секси но дзюцу применяет, я тоже хочу.
  Так что теперь на мое обычное место уселась высокая девушка в черном кожаном корсете, приподнимающем немаленькую грудь, в ложбинке которой поблескивал рубин в форме капли. Лицо я оставил почти без изменений, только черты сделал чуть более женственными, удлинил ресницы и губам придал ярко-алый цвет. Кроме этого заострил клыки и сделал "эльфийские" уши. Волосы у меня теперь были до талии и вились крупными кольцами. В целом, я сейчас выглядел, словно представитель другой расы, точнее, представительница. В этом мире высоких женщин почти не встречается, поэтому даже мои пропорции наверняка кажутся окружающим весьма непривычными.
  У Итачи, когда он впервые увидел меня в новом образе, было такое лицо, будто он хочет что-то спросить, но не решается. Я вопросительно приподнял бровь, но он только помотал головой и сказал:
  - Красивое платье.
  - Спасибо, - я улыбнулся, демонстрируя острые клычки.
  "Эх, похоже, нии-сан решил, что его младший братик - трансвестит. Но как всегда не стал лезть с нравоучениями", - подумал я.
  Хотя... На самом деле я и есть трансвестит, в некотором роде, раз уже почти девять лет успешно притворяюсь мальчиком. А впрочем, все это не важно. Здесь и сейчас я - Саске, в каком бы теле ни находился.
  Мое появление на собрании произвело небольшой фурор. На меня таращились вообще все, и похоже, никто не мог решить, действительно ли они хотят знать причину, по которой я так странно выгляжу.
  - Ано... сенсей, это вы? - наконец, решился спросить Дейдара.
  - Неужели меня так сложно узнать? Последние полгода были такими унылыми, что я решил немного сменить имидж.
  - Эээ... Понятно, - блондин не стал больше ничего спрашивать, видимо, боясь узнать что-то еще.
  Но тут лидер посчитал, что хватит с меня всеобщего внимания и начал свою обычную подбадривающую речь в стиле "захватим мир, дружба, жвачка". Я материализовал хрустальный бокал на длинной ножке, наполненный моей кровью, и начал потягивать ее через соломинку. Впрочем, я ее не глотал, а прямо изо рта отправлял обратно во внутренний мир. Зато все присутствующие, обладающие достаточно чувствительным носом, могли убедиться, что в моем стакане отнюдь не вишневый сок и даже не вино.
  - Сюююрп, - кровь в бокале кончилась, и хлюпающий звук раздался неожиданно громко, да еще как раз попал в тот момент, когда лидер сделал небольшую драматическую паузу.
  Все взгляды немедленно обратились ко мне.
  - Ой, извините, - я поболтал соломинкой в пустом бокале. - Знаете, у молодых девственников кровь самая вкусная, только вот их обычно днем с огнем не найдешь. Кстати, Дейдара, как насчет немного поделиться с любимым сенсеем?
  - Я не... Нет! - блондин даже покраснел слегка.
  - Что?! Ты не девственник? Когда успел? Да еще без моего благословления!
  Со всех сторон раздались смешки, а Дейдара явно начал подумывать о том, чтобы взорвать тут все к чертям и скрыть позор под обвалом.
  - О времена, о нравы! Куда вообще этот мир катится? Лидер-сан, давайте примем в организацию кого-нибудь молодого, симпатичного и съедобного? А то ведь глаз положить не на кого.
  И ведь на самом деле все так. Я начал переводить взгляд от одного к другому. Пейн - мертвый, Конан - бумажная, Сасори - деревянный, Какузу - состоит из черных нитей, Зецу - растение, этого хмыря я вообще не знаю, Кисаме...
  - Чего уставился, малец?
  - Да так...
  Кисаме - рыба, Тоби - наполовину как Зецу. Более-менее нормальные только Итачи и Дейдара, они хотя бы из плоти и крови, хотя за адекватность психики не поручусь.
  - Что я вообще тут делаю? - спросил я вслух и поменял облик на привычный.
  Иногда мне кажется, что я не просто играю психа, а на самом деле стал им. Все-таки, это наверное, не вполне нормально - стать женщиной только для того, чтобы шокировать окружающих. Моя женская ипостась, вырываясь наружу, всегда ведет себя странно, может надо почаще выпускать ее погулять? А то чувствую, однажды она натворит дел. Решено, в следующие выходные стану девушкой и пройдусь по магазинам, а потом на горячие источники и к массажисту. Мои губы сами растянулись в предвкушающей улыбке.
  - Да, договорились, - пообещал я и отключил эмоции, убрав всякое выражение с лица.
  Должно быть, со стороны мое поведение смотрелось еще более неадекватным, чем мне думалось. Раз уж даже Итачи бросил на меня обеспокоенный взгляд, на что я только равнодушно посмотрел на него и отвернулся.
  - Сенсей? - слегка обеспокоенно спросил Дейдара.
  - Я за него.
  - Вы в порядке?
  - Как всегда, - холодно ответил я, так и не взглянув на него.
  Тут все малость психи, но каждое мое выступление неизменно производит на них сильное впечатление. Наверное, такого раздвоения личности они еще не видели. Впрочем, у меня далеко не раздвоение, у меня теперь полтысячи личностей во внутреннем мире. И я уже не знаю, играю ли я в сумасшествие, или это они на меня так действуют.
  Месяц спустя в Акацуки вступил Хидан. Насколько я помню, он был последним, а значит, скоро начнутся события "Ураганных хроник". Ради принятия нового члена было созвано внеочередное собрание. Якобы для знакомства с новыми товарищами.
  - Хидан-сан, а вы в курсе, что символ, висящий у вас на шее, не полон? - не удержался я от небольшой шутки.
  - О чем ты? - слегка заинтересовался бессмертный последователь Дзясин-самы.
  - На самом деле, этот символ должен состоять из трех частей. Воскрешающего Камня, Савана и Жезла Смерти, - по мере рассказа я иллюстрировал свои слова, создавая простенькие иллюзии круга, треугольника и вертикальной черты, сложившихся в подобие амулета на шее Хидана.
  - Никогда не слышал о подобном, но чувствую в твоих словах зерно истины. Ты сможешь познать свет истинной веры! - и этот фанатик стал агитировать меня начать поклониться великому Дзясин-саме.
  - Нет, спасибо, у меня уже есть вера, называется "пофигизм", - последнее слово я произнес по-русски.
  - Нет иной истинной веры и бога кроме Дзясин-самы!
  - Хидан-сан, можно личный вопрос? - поспешил я отвлечь фанатика от любимой темы. - Вы действительно бессмертны?
  - Да. Дзясин-сама одарил меня своей милостью.
  - То есть, если оторвать вам, например, руку, то она будет шевелиться?
  - Да.
  - Восхитительно! - я захлопал в ладоши и посмотрел на него влюбленным взглядом. - А если оторвать голову, вы все равно сможете говорить? Или кому-то придется дуть вам в горло, выполняя функции воздуха, выходящего из легких и заставляющего голосовые связки вибрировать?
  Хидан со странным выражением лица посмотрел на меня и обратился к своему напарнику Какузе.
  - Он всегда себя так ведет?
  - Иногда бывает еще хуже.
  - Хидан-сан, так вы не будете против, если я заберу себе вашу голову, если вам ее вдруг отрежут? Или все-таки руку? Ах, никак не могу решить, что лучше.
  - Заткнись, или я сейчас сам заберу твою голову! - не выдержал бессмертный.
  - Попробуйте, - ухмыльнулся я. - Как насчет небольшого поединка?
  - Тебе конец, - Хидан вскочил на ноги и схватился за косу, с которой не расставался.
  - Прекратите! - Пейн вмешался и обломал мне всю малину.
  За время моего здесь пребывания Итачи успел здорово поднатаскать меня в тайдзюцу и использовании шарингана. Кроме того я множество раз сражался с теми шиноби, за чьи тела можно было получить деньги, и обычно это означало, что они далеко не слабаки. Пару раз мне удавалось настолько достать Кисаме, что он пытался меня прикончить, но я весьма успешно уворачивался, одновременно запоминая его манеру боя. Атаки Самехадой не нарушали Матрицу, потому что чакра, из которой состояло поддельное тело, была настолько структурирована, что становилась ближе к материи, чем к энергии.
  Так же я довольно часто спарринговал с Дейдарой, но это все-таки было ближе к тренировкам, чем к желанию действительно меня убить. Однажды блондин даже подговорил своего напарника Сасори сразиться со мной. Марионеточник не показал все, на что способен, но в конце поединка все же похвалил меня за живучесть. На самом деле он даже у одного моего тела не весь запас чакры исчерпал. Зато он оказался довольно неудобным для меня противником - гендзюцу на него не подействуешь, так как он по большей части кукла, только сердце человеческое осталось. Поэтому было довольно затруднительно представить, каким для него теперь выглядит окружающий мир, и подменить это представление иллюзорным.
  Еще мне удалось разок сразиться с Какузу, но этому жлобу даже пришлось заплатить. Все остальные Акацуки, стоило мне лишь с интересом посмотреть в их сторону, мгновенно испарялись. Зецу утекал прямо сквозь пол или стены, Конан и Пейн, похоже, использовали технику обратного призыва, а Тоби телепортировался. Кажется, я переборщил с созданием собственной репутации. И если для меня все происходящее было почти невинными шалостями, то у окружающих и правда создавалось впечатление, что я живу лишь ради пополнения своей жуткой коллекции и не прочь поживиться и их внутренними органами.
  Пока я предавался воспоминаниям, Пейн начал рассказывать Хидану о целях организации и способах их достижения. И закончил своим коронным: "Мы захватим власть над миром".
  Я поднял руку, словно мы на уроке, и у меня есть вопрос к учителю. Пейн решил, что игнорировать меня себе дороже и с обреченным видом спросил:
  - Ты что-то хотел, Саске?
  - Да, - я поднялся со своего места. - Я хотел уточнить, что вы понимаете под словом мир.
  Над столом возникла иллюзорная карта, на которой были отмечены пять сильнейших стран и их скрытые деревни.
  - По-вашему, мир - это та территория, которая показана на карте?
  - В целом, да, - ответил Пейн, ожидая подвоха. И правильно делал.
  Я чуть изменил масштаб, и на карте стало видно, что на самом деле великие страны расположены на одном большом острове, окруженном архипелагами более мелких.
  - Средний радиус нашей планеты составляет шесть тысяч триста семьдесят километров. И соответственно, весь известный нам мир - лишь небольшой островок в южном полушарии.
  Карта изменилась еще больше, превратившись в огромный бело-голубой шар, зависший над столом. И теперь крошечный островок, на котором мы все находились, с трудом можно было различить среди волн.
  - И что-то мне кажется сомнительным, что на всей планете больше нет суши и никто не живет. И даже если мы ничего не знаем об остальном мире, это вовсе не значит, что он не знает о нас.
  - Да что за бред ты несешь, мальчишка? - первым нарушил возникшую паузу Хидан. - Мы и так тебя уже достаточно слушали.
  - К моему безмерному сожалению, это как раз и не бред. Неужели никто из вас никогда не замечал, что наш так называемый мир создан искусственно? Взять хотя бы то же Кольцо Бурь, которое окружает главный остров и не дает разведывательным кораблям удалиться от берега дальше, чем на пятьдесят километров. Причем Кольцо не могут преодолеть даже с помощью шиноби, имеющих сродство со стихией воды.
  Я пробовал отправить на разведку собственных клонов на глайдерах, но при пересечении определенной черты их развеивает, будто за некой невидимой границей чакра просто перестает существовать.
  Да и сама система циркуляции чакры в наших телах имеет явно искусственное происхождение, как и большинство кеккей генкай, это любой генетик подтвердит.
  Даже язык, которым мы все пользуемся, явно составлен из двух совершенно разных частей. Вам никогда не казалось странным, что в алфавите есть звуки, которые мало кто может правильно произнести?
   "Хм, кажется, я их всех всерьез загрузил", - подумал я, заметив остановившиеся взгляды. Кажется, они и хотели бы мне возразить, но не знали, как опровергнуть мои доводы. Да Акацуки и сами наверняка замечали раньше какие-то нестыковки, но старались не заострять внимание.
  - У меня есть две теории, которые могли бы объяснить все эти странности. Первая - мы все находимся в одной большой иллюзии, причем ее создатель не особенно заморачивался вопросами мироустройства. Кстати, план вполне выполнимый, я даже примерно представляю, как именно. Любой владелец Мангеке Шарингана мог бы привести его в действие, только вот чакры потребуется не меньше, чем у нескольких биджу сразу.
  При этих моих словах Тоби заметно дернулся, а в прорези его маски загорелся шаринган. Ну, да, наверное, неприятно понимать, что он тут не один такой умный.
  - Вторая теория заключается в том, что некто довольно могущественный создал остров, окружил его барьером и населил существами с необычными способностями. И теперь мы все под колпаком, будто лабораторные крысы в клетке. За нами наблюдают и выбирают самых сильных. Это кстати объяснило бы постоянные войны, которые начинаются, стоит лишь подрасти новому поколению. Нас стравливают, словно пауков в банке, чтобы посмотреть, кто окажется более живучим. На самом деле все мы не более чем подопытные мыши.
  Я сменил изображение земного шара на двух белых мышек в фирменных черных плащах с красными облаками. Одна из них спросила:
  - Пейн, что мы собираемся делать завтра?
  - То, что мы делаем каждый день. Попытаемся захватить мир!
  
  
  Как всегда после моих шокирующих заявлений пару минут стояла тишина.
  - Да кто станет слушать бредни сумасшедшего? - опять не выдержал Хидан.
  - Как раз вы и слушали, - хмыкнул я. - И покажите мне хоть одного нормального человека из присутствующих.
  - Да что ты о себе возомнил? - Хидан был единственным, кто пока не знал, что спорить с психом себе дороже.
  - Достаточно, - Пейн опять вмешался. - На сегодня собрание закончено.
  Все присутствующие мгновенно рассосались, словно научились у Тоби телепортации, только новичок немного замешкался.
  - Хидан-сан, так как насчет того, чтобы отдать мне руку и сердце? - я немедленно оказался рядом. - Вы же бессмертный, так что уж сердце вам точно не нужно.
  У Хидана, конечно, инстинкт самосохранения напрочь отсутствовал, но заметив странное поведение остальных Акацуки, он почуял подвох.
  - Отвали от меня, псих мелкий, мне некогда с тобой возиться, - он попытался от меня отмахнуться.
  Но я был настойчив, и несколько минут спустя у Хидана возникло непреодолимое желание меня прикончить. Хорошо, что к этому моменту мы уже успели покинуть главный зал, а то лидер-сан точно бы обиделся, если бы мы разнесли его на кусочки.
  Минут десять я успешно уворачивался от его косы, благо скорость Хидана с Итачи не сравнить. И одновременно запоминал его манеру боя с помощью шарингана. Наконец, нам обоим надоел этот затянувшийся поединок. Бессмертному пока так и не удалось меня задеть, зато я всадил в него парочку сюрикенов, однако, не похоже, чтобы они ему сильно мешали. Ну ладно, пора закругляться.
  - Все, вот ты и попался! Готовься к смерти! - Хидан зацепил меня одним из лезвий.
  - Пф, это всего лишь царапина.
  Бессмертный злодейски рассмеялся и начал свой ритуал, мгновенно покрывшись странной черно-белой раскраской. Я не стал ему мешать, с интересом наблюдая за подготовкой.
  - Тебе конец! - он закончил молиться и вонзил себе в сердце острый железный кол. - Умри!
  Я изобразил предсмертные судороги и схватился за грудь, делая вид, что вот-вот упаду. Однако Хидан оказался на земле первым. Его тело сменило окрас на обычный для человека. Он слабо пошевелился и начал вытаскивать из себя острую железку, которой до этого самостоятельно пронзил себя насквозь.
  - Очень больно? - я участливо склонился над ним. - Итачи со мной иногда тоже так делает, садист чертов.
  - Что?! Почему ты еще жив?! - Хидан затрепыхался активнее. Он ведь сейчас довольно беззащитен, пока не оправится от действия ритуала.
  - Простенькое гендзюцу, - пояснил я. - Даже удивительно, как это ты попался.
  Я достал вакидзаси и напитал его чакрой молнии.
  - Эй, ты что задумал?!
  - Да ничего такого, - улыбнулся я. - Это будет даже не очень больно.
  Я знал, что за нами наблюдает вездесущий Зецу и решил разыграть представление до конца. Поэтому и отрубил Хидану голову.
  - Ублюдок! Ты мне за это ответишь! - тот сыпал угрозами даже будучи разделенным на две неравные части.
  - Ой, да ладно тебе капризничать, - я взял его голову за волосы и слегка встряхнул, а потом одарил матерящегося Хидана сияющей улыбкой. - Будешь себя плохо вести, вставлю тебе кляп. У меня целая коллекция есть. Знаешь, люди так раздражающе громко кричат, если им больно.
  - Саске, - Итачи явился проверить, где это я задержался. - Хватит уже играться.
  - Нии-сан, смотри какая прелесть! - я продемонстрировал ему голову. - Она действительно может разговаривать, правда, пока только ругается.
  - Не вздумай притащить эту гадость в мою комнату, - равнодушно ответил Итачи. - Мне и коллекции сердец хватает.
  - Но...
  - Я сказал нет.
  Я надулся.
  - Совсем-совсем нет? - но Итачи был непреклонен. - А руку можно?
  - У тебя уже есть одна, и этого достаточно.
  - Ну хотя бы сердце? Ему оно все равно не нужно.
  - Нет. Их уже ставить некуда.
  - Ксо... - я с разочарованием посмотрел на притихшую голову и материализовал в другой руке степлер. - Ладно, тогда сейчас приделаю ее на место.
  - Убери от меня руки, ненормальный! - истошно завопил Хидан, похоже, ему не понравился звук щелчков степлера. - Просто положи меня, где взял!
  - Ой да ладно вам, я знаю, что делаю, - я приставил голову к шее, немного криво, но сойдет, и придал лицу вдохновенное выражение, занося степлер.
  - Саске, оставь это Какузу, - Итачи положил мне руку на плечо. - Пойдем уже отсюда.
  - Ну ладно, - разочарованно протянул я. - До встречи, Хидан-сан. Может, в следующий раз мне удастся уговорить Итачи, и ваша голова все-таки будет жить с нами.
  Я помахал бессмертному на прощание рукой и отправился за Итачи. В последнее время тот стал так достоверно мне подыгрывать, что у меня временами закрадываются подозрения, не считает ли он меня на самом деле сумасшедшим. Ну, то есть, более сумасшедшим, чем обычно.
  Некоторое время спустя после того собрания я понял, что мое заявление о том, что мы все подопытные мыши, не оказало на Акацуки ровно никакого воздействия. Возможно, дело было в том, что речь была произнесена самым большим психом, какого они видели в жизни. Уж не знаю, как они с такой легкостью отмахнулись от фактов, но обсуждали в основном слухи обо мне и Хидане. Якобы я его сначала расчленил, а затем неправильно собрал, перепутав руки с ногами, а голову с пятой точкой. Дейдара так ржал, сообщая мне эти новости, что пришлось сказать ему, будто у него самые красивые руки во всей организации. Блондин моментально проникся и натянул рукава пониже, чтобы даже кончики пальцев не было видно.
  Когда я напрямую спросил у Дейдары, что он думает об искусственности нашего мира, выяснилось, что он вообще не помнит, чтобы я что-то такое рассказывал. И дело оказалось вовсе не в его пустоголовости, Итачи тоже ничего такого не помнил. Кто-то стер всем Акацуки память, и это был не Пейн или Тоби, потому что я тогда был бы первым кандидатом на "отформатирование". А это значит, что все-таки есть некие высшие силы, которые следят, чтобы я не запорол им весь канон.
  Вот так у меня наконец-то появилась цель в жизни. Теперь я очень хочу стать достаточно сильным, чтобы однажды добраться до местных богов, демиургов, сценаристов или кто у них там и спросить: "Что за херня тут творится?"
  
  
  
  Прощание
  
  
  Прошло уже почти три года, как я пришел к Акацуки. Меня, слава Ками, так и не пригласили в постоянные члены, но мелкие поручения я выполняю достаточно часто, моя коллекция сердец постоянно растет. Сейчас у меня во внутреннем мире хранится двадцать одна штука - по семь на каждую недостающую мне стихию. Да, я хомяк-параноик. Но я не виноват, это жизнь такая. А обычные сердца, не обладающие сродством к стихиям, я вообще не считаю.
  Скоро начнутся события "Ураганных хроник", а это значит, что мне пора уходить. За это время Итачи успел подтянуть меня в тайдзюцу до своего уровня, по крайней мере, большинство поединков я теперь сводил к ничьей, иногда даже побеждал. Артефактного меча у меня так и не появилось, тренировался на простых или удлинял вакидзаси с помощью стихии молнии. А кроме того, научился посылать через клинок мощную, как из огнемета, струю пламени. С Великим Огненным шаром, конечно, не сравнить, но зато печати складывать не надо. Так что иногда наши с Итачи тренировки со стороны были похожи на бои огненных магов из Аватара - сошлись, обменялись ударами, покидались огнем и разбежались.
  С Мангеке Шаринганом у меня все далеко не так радужно. Он пробудился, но похоже, такой же ленивый, как и его хозяин - толку от него почти нет. Со своей начальной формой я пока только Цукиеми смог овладеть, но у меня и без него были достаточно мощные иллюзии. Остальные высшие техники, вроде Аматерасу и полноценного Сусаноо, мне пока не доступны. Да и удерживать Мангеке я могу не очень долго, дальше голова начинает раскалываться, и сосуды в глазах лопаются. Одним словом, какой-то бракованный шаринган мне попался.
  Я знаю, что надо уходить, но я так привык к этому месту, прижился, словно у себя дома. Я даже к Акацукам притерпелся, мне понравилось их постоянно шокировать. В Конохе-то я не смогу так развлекаться, там место штатного психа уже занято Майто Гаем. Да и Итачи расстроится, что нам придется расстаться, хотя бы на некоторое время. Наш совместный братский комплекс стал только сильнее, хотя казалось бы, куда уж дальше. Я обожаю его, он гордится мной, и вместе мы ходим по кондитерским и иногда читаем книжки. Идиллия, одним словом.
  Даже не знаю, как ему сказать, что мне пора возвращаться. Совершенно не хочется огорчать Итачи, но все же придется. Впрочем, он и сам знал, что это не навсегда. Но надо все-таки постараться, и как-то помягче поведать о моем скором уходе. Впрочем, и ему самому в Акацуки задерживаться не стоит, а то еще решат отомстить ему за мое "предательство". Обычно я просто вываливаю на собеседника шокирующие новости, а потом жду, пока тот в себя придет после такого. Но сейчас решил использовать отвлекающий маневр.
  Извращенные личности в моем внутреннем мире давно уже разработали множество образцов тел под общим названием "неко-Саске". Как понятно из названия, это был я, но с кошачьими ушами и хвостом, причем в разных возрастах. И вот одним из этих тел я и воспользовался для проведения предстоящего разговора. Сотрудники Амбреллы, создавшие этот образец, смели утверждать, что это боевая модель - у нее повышены ловкость и скорость, а также выдвигаются прочные когти на руках и ногах. Но на мой взгляд, главной поражающей способностью этого тела является просто убийственная кавайность. Да я сам минут десять в ванной перед зеркалом торчал, играясь со своими новыми ушками и хвостом.
  - Нии-сан, - я сел рядом с Итачи на диван.
  Тот в своей привычной манере ничего не сказал по поводу моего внешнего вида, но явно заинтересовался, даже книгу отложил. Я помню, что Итачи любит кошек, хотя и скрывает это. Ту кошку, жившую у нас дома, он нашел на улице еще маленькой и потом сам выхаживал. Я лег головой к нему на колени и, применив секретное дзюцу "глазки-как-у-кота", повелел:
  - Гладь.
  Ммм... Какой кайф. Жалко, в это тело "мурлыкалку" не встроили, а то я бы сейчас тарахтел, как трактор. Я даже прижмурился от удовольствия.
  - Мряф! - я чуть не подпрыгнул, когда меня неожиданно дернули за хвост. - С ума сошел? С кошками так нельзя!
  - Я просто хотел проверить, настоящий ли он, - невозмутимо ответил нии-сан.
  - Злодей! - припечатал я, но лег обратно.
  Пострадавший хвост я обернул вокруг ноги, чтобы до него было труднее добраться, а сзади натянул пониже футболку.
  - Продолжай, - но теперь я не расслаблялся, то и дело следил за Итачи краем глаза.
  Но понемногу опять впал в нирвану. Похоже, Итачи тоже нравился процесс, и он больше ни на что не отвлекался. Я чуть не забыл, зачем вообще все это затеял.
  - Нии-сан, - я наконец-то начал неприятный разговор. - Я собираюсь вернуться в Коноху.
  Рука Итачи замерла, но потом вновь продолжила поглаживание.
  - Ты хотел бы тоже вернуться? - спросил я, не дождавшись никакой реакции.
  - Это невозможно, - нии-сан застыл без движения, глядя куда-то вдаль.
  - Если ты хочешь, мы могли бы попробовать, - я сел рядом. - Правда, через несколько месяцев Пейн снесет Коноху с лица земли.
  Упс, кажется, я опять это сделал. Хотел ведь сообщить помягче, а вышло как всегда.
  - Да ты не переживай, все живы останутся, пострадают только здания.
  Но кажется, я не особо утешил нии-сана, уж больно лицо у него странное было.
  - Знаешь, давай я тебе просто будущее покажу, - предложил я. - Рассказывать слишком уж долго.
   Я спроектировал на экран что-то вроде клипа, смонтированного из кусков самого начала второго сезона аниме. Но даже в таком урезанном виде показ занял больше двух часов. Закончился этот краткий обзор сценой, где Ямато видит котлован на месте Конохи и говорит: "Вот же пи****". По-моему, ничего так, эпичненько получилось.
  На Итачи клип явно произвел впечатление. Он некоторое время сидел неподвижно, пытаясь осознать увиденное.
  - И что самое плохое, или наоборот, хорошее, это с какой стороны посмотреть, время тут будто резиновое. Я думал, что любой мой шаг, отличный от знаний в моей голове, разрушит известное мне будущее, но этого не происходит. Ключевые события все равно случаются, пусть с небольшими изменениями. Мне позволены маленькие вольности, но не более того. Поэтому я сейчас здесь, а не у Орочимару. Впрочем, я собираюсь скоро к нему наведаться и все-таки прикончить. У него есть то, чего мне не хватает, да и вообще, не нравится мне этот хмырь.
  Итачи молча на меня посмотрел, но отговаривать не стал. Надеюсь, это означает, что он полностью уверен в моих силах.
  - Нии-сан, - я поймал прядь его волос и заставил наклониться к своему лицу. - Если ты вдруг посмеешь умереть, все равно как - столкнувшись с какой-нибудь божественной силой, или нелепо подавившись данго - я воскрешу тебя с помощью Эдо Тенсей и на веки вечные сделаю своим рабом. Ты мне каждое утро будешь завтраки готовить. В розовом переднике с оборками. Понял?
  - Ну, чтобы избежать такой ужасной участи, я постараюсь выжить, - Итачи даже улыбнулся уголком губ.
  - Не думай, что я шучу, - предупредил я его и едва подавил желание коснуться ожерелья на шее, где теперь были целых три стеклянных бусины, подписанные русскими буквами - Ф, О, И - чтобы не перепутать, где чья ДНК.
  Кроме того, я старательно запечатывал во внутреннем мире кровь Итачи, если на тренировках мне удавалось его ранить. Однажды я воссоздал копию нии-сана на основе его собственной крови. У клона даже был Мангеке Шаринган, но в мощности он значительно уступал оригиналу и самые сильные техники ему были недоступны. Решено было в бою его не использовать, но умники из внутреннего института вдохновились и наклепали тел Итачи опять же с кошачьими ушами. Будто ничего более оригинального придумать не могли. Вот, например, черные крылья, как у темного ангела, пошли бы ему еще больше.
  Кстати, умники все-таки смогли меня недавно порадовать. Иногда они создают такие очевидные и необходимые вещи, что я только удивляюсь, почему раньше сам до них не додумался. Например, мобильный телефон. В прошлой жизни сложно было без него жизнь представить, а тут почти десять лет потребовалось, чтобы сообразить про аналог. И ведь тут есть рации, я ими сам пользовался, но о создании собственной связи даже не задумался. Зато теперь я мог оставить Итачи вещь, с помощью которой он мог в любое время со мной связаться.
  Выглядел "телефон" в точности как мой из прошлой жизни, я даже брелок в виде мехового пушистика оставил. Мобильный полностью состоял из моей чакры, и постоянно подпитывался из моего внутреннего источника, поэтому, предположительно, срок годности у него такой же, как и у меня. Пока у меня есть энергия, эта штука будет работать, причем передавать может не только звук, но и изображение. Объяснив Итачи, как со мной связаться, и наказав звонить почаще, напоследок добавил:
  - Если я дам такой же телефон еще кому-то, его имя появится в списке, и с ним тоже можно будет связаться.
  - Понятно, - Итачи нажал на кнопку вызова.
  В моей голове немедленно раздался громогласный вопль "Итта-чи!!!" причем голосом Наруто. Такое ощущение, будто Узумаки подкрался со спины и гаркнул в ухо. Я вздрогнул, и нии-сан сразу же нажал на отбой.
  - Что такое?
  - Слишком громко, - я потряс головой и постучал по уху.
  "Совсем распоясались эти внутренние личности! Землетрясение им, что ли, устроить? Вообще страх потеряли, над своим творцом прикалываются!"
  - Вроде бы готово, - я закончил с настройкой, мысленно пообещав кары небесные всем ответственным за связь. - Давай еще раз.
  Итачи снова нажал на кнопку, и у меня в ушах прозвучало: "О, Всемогущий, соблаговолите ли Вы ответить на звонок?"
  - Уже лучше, - я дал разрешение на связь, и на экране телефона мгновенно появилось мое лицо.
  Я показал Итачи еще несколько функций устройства - через него можно было посмотреть досье на любого из Акацуки и еще нескольких сильных шиноби. А также с точностью до метра определить мое местоположение, впрочем, так же и я мог найти брата. Полезная штука получилась, не хуже глайдера. Теперь, если соскучусь по Итачи, всегда смогу с ним пообщаться. Точнее, болтать буду в основном я, нии-сан все так же оставался весьма неразговорчивым.
  Я не знаю точно, сколько времени осталось до того, как Дейдара и Сасори отправятся на поимку Гаары. Возможно, счет идет уже не на недели, а на дни. А значит, надо провести оставшееся время как можно более продуктивно. Вот поэтому я опять пристроил голову к нии-сану на колени, дабы потешить свой братский комплекс впрок. А Итачи пусть гладит меня и размышляет, что ему делать дальше с учетом всего узнанного.
Оценка: 7.42*27  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"