Nadya5: другие произведения.

Рецепт апокалипсиса от Учиха. Часть третья.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 7.02*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    События "Шиппудена" . . . ЗАКОНЧЕНО

  Второе пришествие
  Я готовился к этому дню несколько лет. Да я даже свои реплики продумал и выражения лица. И вот, наконец, долгожданный момент наступил.
  Вокруг, насколько ни посмотри, простирается бесплодная пустыня (между прочим, довольно трудно было найти такое место, тут полно всяких скал и даже оазисов, но ради пущей эпичности встречи пришлось постараться). Я стоял, чуть наклонив голову, чтобы поля соломенной конической шляпы и высокий ворот акацуковского плаща полностью скрывали мое лицо. Команда Какаши где-то застряла, а между прочим, жарко на солнцепеке торчать в пафосной позе. Наконец, шиноби Конохи и Чиё показались на горизонте и остановились, заметив меня. Поняв, что встречи не избежать, они все-таки приблизились, не сводя с моей фигуры напряженного взгляда.
  - Кто это? - напряженно спросила Сакура.
  Я чуть приподнял голову, чтобы стал виден горящий красным шаринган. Вообще-то, я очень похож на Итачи, мы даже одного роста теперь. А ведь в каноне Саске был ниже, причем заметно. Вот что творит правильное сбалансированное питание в детском возрасте! Наруто, кстати, тоже мне в росте не сильно уступал, хотя в аниме его часто называли коротышкой. Значит, не зря я его овощи есть заставлял.
  - Не ожидал, - тихо произнес Какаши.
  "Интересно, он правда понял, кто я, или просто спутал с Итачи?"
  И только у Наруто было такое лицо, будто его раздирают сразу несколько сильных эмоций, и он пока не знает, какая одержит верх. По его виску скатилась капля пота. А я все еще выдерживал драматическую паузу. Впрочем, стопроцентной уверенности, что воссоединение коноховцев с блудным шиноби пройдет успешно, у меня не было, вот я и медлил.
  Порыв ветра колыхнул поля моего плаща и бумажные ленты на шляпе, звякнул колокольчиком...
  - Наруто, - коротко обронил я, а в следующее мгновение глаза Узумаки расширились в узнавании, и он бросился ко мне.
  - Саске!
  - Стой, бака! Мы ведь не знаем, не враг ли он! - Сакура попыталась остановить его, но куда там.
  В следующее мгновение меня словно сбил грузовик - это Наруто с разбегу кинулся на меня с объятиями. Хорошо, что я заранее укрепил тело чакрой, а одну ногу чуть отставил назад, а то валяться бы нам обоим на земле. Шляпа от встряски слетела с моей головы и покатилась по песку, позвякивая колокольчиком.
  - Я ведь обещал, что мы еще встретимся?
  - Саске! - от избытка чувств Наруто даже говорить не мог и только смотрел на меня сияющими глазами.
  - Не вздумай заплакать, всю торжественность встречи испортишь, - предупредил я его, но было уже поздно. - А ладно, не сдерживайся, чего уж там, плащ не промокаемый.
  Я взъерошил непослушные светлые волосы, и перевел взгляд на Сакуру.
  - Давно не виделись.
  Лицо девушки дрогнуло, и в миг спустя в меня врезался уже целый локомотив.
  - Угх... Сакура, ты стала еще сильнее.
  Девушка тоже была рада видеть меня настолько, что не могла сказать ничего членораздельного, и теперь наравне с Наруто орошала слезами мое плечо.
  - Какаши-сенсей, - обратился я к своему бывшему учителю. - В честь такого праздника вы тоже можете меня обнять. Но не дольше полминуты - я все еще помню о вашей любви к извращенским книжкам Джирайи.
  - Мма... мма... Ты сильно изменился, Саске-кун.
  - Три года в преступной организации кого угодно изменят.
  - Но теперь ты решил вернуться?
  - Да. Моя миссия закончена.
  - Миссия? Что за миссия? Я не слышал ни о чем подобном.
  - Шпионаж. За это время я собрал всю информацию о каждом из Акацук - доступные техники и способности, характер, предпочтения, привычки, биография.
  - Но, насколько мне известно, никто тебя на такую миссию не отправлял. И тебя на самом деле объявили нукенином.
  - Вот об этом я и хочу поговорить с хокаге. Меня похитили, а в Конохе никто даже пальцем не пошевелил, чтобы меня спасти. Да еще и объявили меня преступником, а ведь я всего лишь пытался выжить, - я раздраженно сощурился, снова вспомнив о конфискованных у меня деньгах и недвижимости.
  Какаши ощутимо напрягся.
  - Спокойнее, Какаши-сенсей. Думаю, Тсунаде-химе будет рада моему визиту.
  - Хмм...
  - Кстати, вы ни о чем не забыли? Вы вроде как собирались спасать Гаару?
  Сакура с Наруто тут же прекратили слезоразлив, и напоследок стиснув меня покрепче, отпустили. Пару минут спустя мы уже впятером следовали дальше.
  События, не смотря на мое присутствие, строго следовали канону, поэтому я в них не вмешивался, ну кроме минимально необходимого. Когда Дейдара и Сасори увидели меня в компании команды спасения, они не могли не отреагировать.
  - Ты! Так и знал, что тебе нельзя доверять, - высказался кукловод.
  - Сенсей... Почему?.. - а вот Дейдара, кажется был удивлен.
  - Меня так и не взяли в Акацуки, - ухмыльнулся я. - Мне просто надоело это терпеть.
  - Извините, данна, возможно, вас это расстроит, но я возьму джинчуурики на себя, - с этими словами блондин слепил одну из своих гигантских птиц, которая подхватила тело Казекаге, и вылетел из пещеры.
  - Верни Гаару! - немедленно отреагировал Наруто и помчался следом.
  - Тц, - я создал глайдер и отправился в погоню.
  Какаши несколько секунд решал, кому помощь нужна больше, но тоже рванул вслед за нами. Похоже, мне он не доверяет, впрочем, наивно было бы такого ожидать.
  Я создал несколько клонов, и мы легко догнали и окружили Дейдару.
  - Просто отдай мне тело Гаары. Мне не хотелось бы с тобой драться.
  - Ха! С чего бы мне это делать?
  - Ты так ни разу не смог победить меня на тренировках.
  - Но это не значит, что мне не одолеть тебя в реальном бою!
  - Значит, - отрезал я. - Ты стал мне дорог, и если мне придется тебя прикончить, я весьма расстроюсь.
  - И чем тебе так важен этот джинчуурики? - раздосадовано спросил Дейдара, поняв, что я не шучу.
  - Скажем так, я считаю его своим братом. А ты знаешь, как я отношусь к своим братьям.
  - И все равно, я не могу сдаться! - он сунул руку в сумку, где хранил взрывающуюся глину, но прежде, чем он успел что-то сделать, я напитал вакидзаси чакрой молнии, и удлинив лезвие, отсек птице крыло.
  Тушу птицы с Гаарой в клюве у самой земли подхватили множественные клоны Наруто, а самого Дейдару за воротник плаща поймал я. Но тот все-таки слепил очередную птицу, и вывернувшись из одежды, прыгнул ей на спину.
  - Тебя ведь силой заставили вступить в Акацуки. Так почему ты до сих пор сражаешься за них? Может, тебе тоже стоит поискать для себя что-то другое?
  - Я сам решу, что мне делать!
  - Как знаешь. Но сейчас тебе действительно лучше уйти, все равно куда.
  Дейдара недовольно зыркнул на меня, но птицу развернул и улетел куда-то в сторону. Я спустился вниз, где Наруто почти выковорял тело Гаары из глины и вот-вот должен был от отчаяния начать выпускать чакру Кьюби.
  Я хотел проверить, получится ли у меня взять под контроль девятихвостого. Канонный Саске умел, скорее всего, и я смогу, но убедиться не помешает. У Наруто появилось уже два хвоста, когда я спрыгнул на землю недалеко от него. Обезумевший джинчуурики кинулся на меня, но я успел поймать его взгляд. Хм, это оказалось даже проще, чем я думал. Мне было достаточно лишь пожелать, и глаза Узумаки, до этого имевшие вертикальный зрачок, приняли вид, подобный шарингану. Оранжевая чакра втянулась в его тело, глаза снова стали голубыми, и Наруто, покачнувшись, чуть не упал.
  Какаши-сенсей, готовый было, применить подавляющую печать, убрал ее обратно. Тут подоспели Сакура с Чиё, и неожиданно для меня - Дейдара, решивший-таки напоследок закидать нас бомбочками. Я нейтрализовал их электрическими иглами, и подрывник начал готовить что-то покрупнее. Но Какаши активировал свой Мангеке Шаринган и с помощью пространственной техники оторвал Дейдаре вторую руку. Канон, как всегда, восторжествовал. Следом явилась команда Гая, и блондин, наконец, сообразил, что пора сваливать. Я незаметно создал клона и отправил его найти оторванную руку, чтобы повесить на видном месте с запиской "Дейдара, ты был плохим мальчиком. Встречу еще раз - отшлепаю".
  Далее события пошли своим чередом. Наруто произнес отчаянную речь, плача над телом Гаары, и похоже, каким-то образом активировал свой "мозговынос от Узумаки". Даже я почувствовал слабые волны, касающиеся моего сознания, но сильного влияния они на меня оказать не могли. Зато Чиё решилась на самоубийственную технику, и воскресила Гаару, обменяв свою жизнь на его. Я внимательно следил за ней шаринганом, надеясь скопировать и усовершенствовать это потрясающее дзюцу, но это оказалось совсем не просто, однако основной принцип я уловил. Надо будет загрузить умников из ИВМ.
  Наруто докричался до Гаары, впрочем, у Узумаки богатый опыт в поднятии полумертвых, не зря он на мне столько тренировался. А дальше не было ничего особенно интересного для меня. Откуда-то вдруг понабежала куча народа, едва ли не половина деревни. Я прикрылся иллюзиями, чтобы суновцы не нервничали при виде акацуковского плаща, и терпеливо переждал трогательную сцену воссоединения Казекаге и его подданных. Впрочем, даже Наруто от Гаары оттеснили многочисленные поклонницы, горящие пламенным желанием "защищать этого лапочку даже ценой собственной жизни". А потом Казекаге чуть ли не на руках потащили в Деревню Песка, а команда спасения из Конохи скромно пристроилась в хвосте. Решено было остаться до похорон Чиё-самы.
  Провожать нас в обратный путь отправился сам Казекаге, уже оправившийся от недолгой смерти, а с ним Темари и Канкуро. По такому поводу я даже снял с себя скрывающее гендзюцу. Суновцы, не замечавшие меня до этого момента, тут же напряженно на меня уставились.
  - Не смотрите на меня так, - я приветственно всем улыбнулся. - Этот плащ я ношу только потому, что мне нравится дизайн.
  Троица песчаников была со мной достаточно хорошо знакома, чтобы поверить в правдивость моей реплики.
  - Спасибо. Те твои слова о солнце во тьме... Я понял, о чем ты говорил, - Гаара и мне протянул руку, так что я не заметил ответить на рукопожатие.
  Казекаге вернулся в селение, а мы наперегонки отправились домой. Соревноваться предложил Гай, и все дружно ломанулись в сторону Конохи. Я создал глайдер и с относительным комфортом долетел самым первым, но в деревню без остальных соваться не стал, а то еще тревогу поднимут, потом придется объяснять, что я не враг.
  Кстати, акацуковский плащ пришлось убрать, нечего панику сеять раньше времени. А жаль, он мне так нравился, да и удобный очень. И самое важное - черный с красным мне определенно к лицу. Под плащом я теперь носил футболку из чакропроводящей сетки, наручи, закрывающие руки от костяшек пальцев до локтя, черную удлиненную безрукавку и бриджи. Ногти на руках и ногах у меня все так же оставались черными, просто по привычке. Немного мрачноватый образ разбавлялся только клановым знаком на спине и блестящими металлическими накладками на наручах, ну и кулоном с тремя стеклянными бусинами.
  Остальную команду мне пришлось ждать чуть ли не час, Но я не жаловался, расположившись с комфортом - создал себе кресло и теневую копию книги из внутренней библиотеки. Лицо Гая, когда он понял, что прибежал не первым, надо было видеть. Впрочем, он быстро справился с разочарованием и даже похвалил меня за скорость.
  - Саске! - Наруто спрыгнул с дерева с таким видом, будто боялся, что я снова ушел и оставил его. Мне даже стало немного стыдно.
  - Эй, я никуда не денусь, не бойся, - произнес я.
  - Саске-кун, - похоже, Сакура ко мне еще не привыкла. - Если ты теперь вернулся в деревню, то тебе нужно носить протектор.
  - Хм, точно.
  Я про него и забыл. Как только началось мое житье-бытье на базе Акацуки, я перестал носить повязку, и теперь она так и осталась валяться где-то в моей бывшей комнате в подземном убежище. Сложив печать концентрации, я материализовал на правом рукаве футболки металлическую пластинку с символом листа.
  - Отлично! А теперь нам надо на доклад к хокаге! - Гай встряхнулся, и бессознательный Какаши-сенсей за его спиной издал какой-то невнятный звук.
  Вообще, хорошо, что шиноби такие живучие. Обычный человек помер бы просто от прогулки на Гае, а Хатаке после такого, да еще и сильнейшего чакроистощения все еще дышит. Сакура напомнила разошедшемуся "зеленому зверю Конохи" о несчастном сенсее, и мы дружно двинули в госпиталь, а оттуда всей компанией завалились к хокаге. Но она быстро разогнала всех отдыхать, оставив в кабинете только меня и свою помощницу Шизуне.
  Если честно, то сейчас я находился в теле клона на случай, если что-то пойдет не так. В самом крайнем случае, если мне не простят мой "побег", придется удрать еще раз, но уже по-настоящему. Хотя, официально ко мне претензий нет - ведь это Итачи меня "похитил", а потом заставлял делать всякие ужасные вещи. Но, судя по тому, что меня еще не попытались заковать в наручники и посадить в тюрьму, у последнего Учихи есть неплохие шансы на благополучное возвращение домой.
  http://www.narutoclan.ru/_ph/560/2/904588410.jpg
  
  - Итак, Учиха Саске, ты наверняка знаешь, что тебя объявили нукенином, когда до нас дошли сведения, что ты выполняешь задания для Акацуки. Так почему же ты здесь? Неужели не понимаешь, чем это может тебе грозить?
  - Потому что моя миссия завершилась. Я собрал все сведения о членах Акацуки и вернулся.
  Я сложил печать концентрации, и перед Тсунаде на столе возникли семь толстых папок.
  - Здесь собрано все - начиная от техник и заканчивая предпочтениями в еде.
  - Просто невероятно, - хокаге начала быстро пролистывать одну из папок. - Столько информации наши лучшие шпионы не смогли бы и за десять лет собрать.
  - Это еще не все, - я снова сложил знак концентрации, и рядом со мной возник клон Хидана. - Благодаря моей технике, я могу создать копии, в точности повторяющие стиль боя некоторых членов Акацуки, но из-за разности в способностях, мощность копий составляет от пятидесяти до восьмидесяти пяти процентов.
  - Чего уставилась, девка? - развязно произнес Хидан, обратившись к Шизуне.
  - Как видите, характер они тоже копируют, - я развеял клона.
  - И что же ты хочешь за это? - хокаге сразу перешла к сути дела.
  - Во-первых, мне нужно восстановление в качестве шиноби Листа и ранг джонина. Во-вторых, мне должны вернуть все мои деньги и собственность...
  - Что?! Ты хоть понимаешь, что это невозможно? - возмутилась Тсунаде, - деньги вошли в бюджет Конохи, а часть домов получила новых хозяев.
  - А это уже не мои проблемы. В конце концов, это именно вы, как хокаге, виноваты в том, что имя честного шиноби было опорочено, а все деньги, которые я заработал собственными усилиями, были несправедливо отобраны. Да Коноха фактически, ограбила меня, и заметьте, я все еще готов вести конструктивный диалог, а не грожусь сравнять эту деревню с лицом земли. И это я еще не вспоминаю о том, что когда меня похитили, никто даже пальцем не пошевелил, чтобы спасти. Мне просто пришлось приспособиться к новой обстановке, чтобы выжить.
  - Ты смеешь мне угрожать, мальчишка? - хокаге вскочила на ноги и ударила кулаком по столу.
  - Тсунаде-химе, вам никогда не говорили, что в гневе вы совершенно обворожительны? - я улыбнулся как можно более очаровательно.
  Вообще-то, я давно заметил, что действую на всех женщин без исключения словно валерьянка на кошек. Мне даже говорить ничего не надо, достаточно моего присутствия и пары взглядов. Но у большинства представительниц слабого пола все-таки хватает силы воли, чтобы не пищать восторженное "Саске-кун!". Вот и сейчас Тсунаде на миг застыла в изумлении от такого неожиданного поворота разговора, а потом на ее щеках появился едва заметный румянец. Похоже, ее нечасто комплиментами балуют.
  - Не уходи от темы!
  - Как скажете, - я был само послушание. - Я не угрожаю, лишь констатирую факты. Я лично мог бы разрушить большую часть деревни двумя разными способами. Но уничтожение Конохи и так стоит первым пунктом в списке лидера Акацуки, поэтому я просто не вижу смысла напрягаться. Да и Наруто расстроится, он ведь с детства мечтать стать здесь Хокаге.
  Тсунаде села на место, и теперь внимательно меня изучала.
  - В конце концов, информация, которую я принес, стоит намного дороже. Причем, в ином случае, вам бы пришлось платить за нее не только деньгами, но и жизнями важных для вас людей.
  "Так, похоже, этот довод ее пронял", - подумал я и поспешил развить успех.
  - В третьих, я хочу, чтобы мы с Наруто были в одной команде...
  - Если ты получишь ранг джонина, вы не сможете быть в одной команде, потому что Наруто еще генин, а для того, чтобы стать капитаном отряда, у тебя пока не достаточно опыта. Единственный вариант - на время приставить к вам опытного наставника.
  Если она ожидала, что я откажусь, то пришлось ее разочаровать. Тем более что я уже знаю, кто будет этим наставником.
  - Не возражаю. И четвертое...
  - Не слишком ли у тебя много требований? - перебила меня хокаге.
  - Наоборот, на мой взгляд, слишком мало, - я одарил ее еще одной улыбкой. - Итак, в-четвертых, необходимо восстановить Итачи как шиноби Конохи.
  - Что?! Как ты можешь это говорить? Ведь он уничтожил ТВОЙ клан.
  - Неужели вам так и не сказали правду о тех событиях? Итачи просто выполнял приказ Данзо и старейшин, при попустительстве Третьего Хокаге. Вообще-то, Коноха ему памятник должна поставить за самоотверженность. Все-таки убить собственных родителей ради блага деревни - это многого стоит. Кроме того, реабилитация Итачи и вам выгодна - положение Данзо и советников резко пошатнется, когда остальные кланы узнают, что Учихи были вырезаны по их приказу.
  - Это... Мне необходимо обдумать эту информацию.
  - Хорошо. И последнее... Тсунаде-химе, я впервые в жизни испытывал такое волнение при разговоре с женщиной. Как насчет того, чтобы продолжить наше общение в менее формальной обстановке? Например, за ужином в ресторане?
  - Что?! - хокаге покраснела заметнее, чем в первый раз. - Ты хоть знаешь, сколько мне лет?
  - Конечно, я в курсе, - решив, что вести такой личный разговор через стол не очень-то удобно, я незаметным для глаза движением оказался рядом с ней. - Но возраст не имеет значения, ведь истинная красота вечна.
  И ведь я ни словом не соврал. Тсунаде выглядит лет на двадцать пять максимум, у нее длинные светлые волосы, золотые глаза, красивое лицо и грудь пятого размера, что в этом мире большая редкость. Одним словом, мечта любого подростка, и не стоит забывать, что моему телу всего шестнадцать. Да и не стану скрывать, если мне удастся соблазнить первую женщину-хокаге, это не хило польстит моему мужскому самолюбию.
  - Нет, я не... не могу, - похоже, она все еще в ступоре от моего неожиданного предложения и отвергла скорее машинально, чем осмысленно.
  - Не отказывайте мне так сразу, - я взял ее руку и, склонившись, поцеловал пальцы. Здесь это совершенно не распространенный жест, но на девушек действует безотказно. - Обещайте хотя бы подумать над этим.
  Тут уж Тсунаде покраснела совершенно явственно, а у Шизуне так вообще чуть ли пар из ушей повалил. Нда... Кажется, я переборщил, и теперь они обе в неадеквате. Я откланялся и свернул иллюзию против подслушивания, они, кажется, и не заметили.
  Наруто ждал меня у выхода, и заметив, радостно помахал рукой. Так как наш особняк пока мне не принадлежал, мы отправились к Узумаки. Та комнатка в общежитии все еще была закреплена за ним. Ну что я могу сказать... Избаловал я себя, да. Привык к комфорту и излишествам, и теперь в крохотной комнатке на меня будто стены давят. Да и кровать тут всего одна, и та узкая. Вдруг моя женская ипостась утром проснется раньше меня и решит потискать Наруто? Не стоит так рисковать его психикой.
  Поэтому я сагитировал Узумаки и потащил его в сторону самой дорогой гостиницы. Деньги у меня были, и некоторое время, пока не будет утрясен вопрос с особняком, вполне можно пожить там. Вечером мы отъедались местными деликатесами и рассказывали друг другу, как провели эти три года. То есть рассказывал в основном, Наруто, я решил не шокировать его историями о том, что у Акацуки вел себя как больной на всю голову отморозок. Утром меня вызвали на ковер к хокаге, где она рассказала о создании новой команды, капитаном которой номинально буду я, но на деле один из АНБУ - Ямато. И было ожидаемо, что в команду к джинчуурики Данзо пропихнул-таки своего шпиона из Корня. Правда, меня немного напрягало то, что настоящим заданием шпиона было убить меня. Но думаю, в открытую он этого делать не решится, подождет подходящего момента, а до этого Наруто своим "мозговыносом" сделает из него более-менее адекватного человека. Да и я в стороне не останусь, чем смогу - помогу. А до этого придется походить в режиме активированной Матрицы. Не люблю я это дело, потому что мое настоящее тело в такие моменты обычно запечатано во внутреннем мире, а искусственное остается искусственным, как бы хорошо оно ни было изготовлено. Но чего только не сделаешь ради безопасности.
  Наруто снова ждал меня у выхода, и первым делом, увидев его, я похвастался рангом джонина. От зеленого форменного жилета я отказался, он совершенно мне не шел, и оставив копию Хидана на растерзание коноховцам, и пообещав назавтра предоставить Какузу, я отправился оповестить остальных членов команды о таких радостных новостях. Узумаки возмутился несправедливостью, ведь он из всего нашего потока остался единственным генином, на что я только показал ему язык.
  - Кстати, Наруто, а сколько техник за это время выучил ты?
  - Эээ... Ну... хе-хе-хе, - Узумаки с дурацкой улыбкой почесал в затылке, - ну, некоторое количество.
  - Например? Какой-нибудь мега-разенган? Разен-сюрикен? - начал выспрашивать я, почуяв подвох.
  - Эээ... вроде того...
  - На-ру-то, - раздельно произнес я. - Ты за эти три года ничего нового не выучил?
  - Конечно, выучил! Несколько прикольных техник! И еще фуин, я научился барьеры всякие ставить, да, - и вся эта оправдательная речь сопровождалась дурашливым смехом, делавшим ее совершенно неубедительной.
  Я демонстративно сжал кулак.
  - Чем ты занимался все это время? Подглядывал вместе с этим старым извращенцем за купающимися девушками? Или тренировал на нем свое "Гарем но дзюцу"?! - я изобразил нервное подергивание глаза.
  - Эээ... Саске... не злись так.
  - Беги. Потому что если я тебя догоню, то сам убью, чтобы ты потом не мучился три дня, когда Акацуки тебя поймают и начнут вытаскивать Кьюби. БЕГИ!!!
  Последнее слово я произнес уже на нашем секретном языке, а это означало, что Узумаки и правда следует сделать ноги.
  - Саскееее, - последний звук Наруто вопил уже на ходу, увернувшись от моего кулака.
  - Прибью, - мрачно пообещал я, бросаясь в погоню. - Не бойся, я сделаю это почти не больно!
  - Не нааааадо, - Узумаки на ходу ухитрялся уворачиваться от небольших брошенных мной бомбочек из спрессованной чакры огня.
  На самом деле, я, конечно, не злился по-настоящему, и хотя перед расставанием напутствовал Наруто вытрясти из Джирайи все доступные ему техники, канон все-таки возобладал, и Узумаки остался таким же неучем. Хотя нет, вбитые еще мной знания у него не выветрились. Да и Какаши-сенсей все-таки научил его кое-чему.
  Некоторое время мы с Наруто гонялись по всей деревне, сопровождаемые криками ("Саске, прости меня!" и "Прикончу, добе!"), взрывами, небольшими вспышками молний и грохотом. Впрочем, в Конохе жили люди, привычные к подобному, и почти не обращали на нас внимания. Нарезая второй круг по деревне, мы натолкнулись на знакомых персонажей.
  - Шикамару, Чоджи! Спасите меня!!! - Узумаки сиганул к ним с крыши и попытался спрятаться за их спинами.
  - Наруто? Что случилось?
  - Привет, ребята, - я приземлился перед ними. - Давно не виделись.
  - Саске? Но как? Тебя ведь объявили нукенином...
  - Мы с хокаге-сама уже разрешили этот вопрос, - я постучал по протектору на плече. - Теперь я уже в ранге джонина.
  - Ого, поздравляю!
  - Да, кстати, надо это отметить. Сообщите всем, кого встретите из нашего потока, что сегодня в восемь собираемся в ресторанчике у рыночной площади. Я угощаю.
  - Отлично! - мгновенно отреагировал Чоджи, - повеселимся!
  - Наруто, - обратился к блондину Шикамару, - так от чего тебя надо было спасти?
  - Эээ, - Узумаки покосился на меня. - Уже ни от чего.
  - Ладно, Наруто, считай, зачет на скорость ты сдал. И интуиция у тебя на отличном уровне.
  - Эхехе, - блондин взъерошил волосы на затылке и улыбнулся своей фирменной широкой улыбкой. - Я же говорил, что тренировался!
  - Зато все остальное осталось почти на том же уровне, что три года назад, - припечатал я.
  Тут Чоджи открыл пачку чипсов и начал хрустеть ими, Наруто мгновенно воспользовался поводом сменить тему разговора.
  - Чоджи, а ты все так же набиваешь рот. И ты, кажется, стал еще жир...
  Я мгновенно заткнул ему рот, и дернул в сторону.
  Огромный рисованный зверь прыгнул на нас сверху, но Чоджи успел увеличить руку и сжал его в кулаке. Зверь взорвался брызгами чернил. Сразу за первым нас попытался атаковать второй, но его постигла та же участь.
  - Вот он! - Шикамару заметил врага.
  - Первый раз его вижу, но на повязке у него эмблема листа, - произнес Наруто.
  - Спер повязку. Не знаю, что ему нужно, но необходимо его схватить.
  - Нет, он действительно из Конохи, - произнес я. - Точнее, из Корня АНБУ. Поэтому мы его раньше не видели, хоть он наш ровесник.
  - Привет. Довольно интересный способ знакомиться с новой командой, - произнес мой клон, материализовавшийся рядом с Саем.
  - О, вижу ты не настолько плох, как я подумал сначала, - произнес тот со своей странной улыбочкой.
  - Представь себе, - я тоже улыбнулся, но куда более натурально.
  - Зато остальные, похоже, совсем слабаки.
  - Пф, - только и сказал я.
  - Это кого ты назвал слабаком? - тут же возник подбежавший Наруто.
  - Тебя, конечно же. Ты, похоже, совсем девчонка, раз остальные тебя прикрывали.
  - Ах ты!... - Узумаки выхватил кунай и хотел броситься на продолжавшего странно улыбаться шиноби.
  - Наруто, я тебе сто раз говорил не вестись на каждое обидное слово!
  - Но... - Узумаки сначала хотел возразить, а потом досадливо фыркнул и убрал оружие.
  - Как я и говорил, яиц у тебя вообще нет, - Сай все никак не унимался.
  - Ублюдок! - моментально снова вспыхнул блондин.
  - Хватит! - мне пришлось поймать обоих в обездвиживающее гендзюцу, чтобы они не накинулись друг на друга. - Сай, ты выбрал интересный способ знакомства, но не самый удачный. Прекрати провоцировать Наруто. А ты...
  Я посмотрел на Узумаки, уже наполовину вырвавшегося из моей иллюзии, и изо всех сил пытающегося добраться до противника.
  - А ты в качестве наказания прочтешь и перескажешь книгу правил хорошего тона, причем до восьми часов, иначе праздновать будем без тебя.
  - Чего?! - Наруто моментально забыл о противнике и с возмущением уставился на меня. - Это нечестно! Это он начал всех оскорблять!
  - Но он-то делает это специально, а ты иногда людей обижаешь просто потому, что балбес.
  - Сам такой! - надулся Узумаки.
  - Не переживай, в этом часть твоего обаяния, - усмехнулся я и снял с обоих гендзюцу.
  - Еще увидимся, - Сай эффектно исчез в чернильном вихре.
  - Катись, катись, - пробурчал Наруто.
  Вот так и состоялась первая встреча с Саем, которому вскоре предстояло стать частью моей команды. Но ничего, скоро мы его перевоспитаем, от "мозговыноса Узумаки" еще никто прежним не уходил!
  Кстати, я все-таки заставил Наруто прочитать книгу в компании с десятью клонами, чтобы лучше запомнилась. Но добился только того, что Узумаки потом некоторое время кривился от отвращения при виде любых печатных изданий.
  
  
  
  ***
  
  
  На место сбора я, Сакура и Наруто прибыли первыми. Я еще вчера рассказал им про нашу миссию, так что все вещи у нас уже были собраны.
  - Даже не верится, что теперь ты будешь нашим капитаном, - произнесла Сакура.
  - Ну, поначалу мне будет помогать Ямато-сан, так как опыта в командовании у меня нет. До этого я работал только как одиночка.
  - Ты, должно быть, стал очень сильным.
  - Пожалуй, да. Только высшая форма Мангеке Шарингана мне все еще не подвластна. Но ты выросла в уровне силы намного больше меня. Уничтожить Сасори, пусть даже с помощью Чиё - это действительно впечатляет. Да и созданное тобой противоядие тоже нечто невероятное.
  Сакура покраснела от комплимента, а Наруто влез в разговор, тоже желая напроситься на похвалу.
  - А я? А я?
  - А вот ты три года ерундой страдал и снова остался позади.
  - Чего?! Да я тренировался каждый день!
  - Я-то думал, что ты за это время научишься входить в режим отшельника, как Джирайя.
  - Я не виноват, что эро-санин отказывался меня этому обучать! - возмущенно завопил Наруто.
  - Ладно, ладно, не кипятись. Думаю, уже к концу этой миссии ты научишься чему-нибудь новому.
  Я по старой привычке взъерошил его волосы. Надо же, почти три года прошло, а я все еще помню это ощущение.
  - Хай! - рядом прямо из воздуха нарисовался Сай со своей раздражающей улыбочкой.
  - Ты! - Будь у Наруто шерсть, она бы сейчас вся стояла дыбом.
  - Наруто, ты его знаешь? - спросила Сакура.
  - Прошу прощения за тот случай. Просто хотел узнать силу товарища, - улыбаясь так, что глаза превратились в щелочки, заявил Сай. - Узнал... Слабачок, да еще кое-что важное отсутствует.
  - Что ты сказал?! - Наруто хотел броситься на новичка, но Сакура его удержала.
  - Эй, он наш товарищ! Остынь! - Узумаки безуспешно пытался вырваться из ее хватки, и она обратилась уже к Саю. - И ты тоже, полегче на поворотах.
  - Ахахаха, зачем? А ты, сразу видно, стерва еще та.
  - Убью!
  Сакура хотела кинуться выполнять угрозу, но я ее удержал.
  - Эй, вспомни, что сама только что Наруто советовала, - девушка быстро остыла и начала млеть, оказавшись фактически в моих объятиях. Я поспешил ее отпустить.
  - Ну и конечно же, наш новый командир, довольно известный как "Безумный коллек...", - конец фразы я не дал Саю договорить, поймав его в простенькое гендзюцу.
  - Ты лучше всех остальных должен понимать, что некоторые вещи не стоит произносить вслух, - я сегодня был добрый, и гендзюцу всего лишь создало у Сая впечатление, будто его рот набит вязким ирисом, а ведь можно было и более мерзкий вкус выбрать. - И если ты до сих пор не в курсе, Коноха вычеркнула мое имя из книги бинго.
  - Безумный кто? - с удивлением спросила Сакура.
  - Не важно, - я улыбнулся ей, и девушка моментально забыла о своем вопросе.
  "Безумный коллекционер" - это прозвище, которое я получил, забирая сердца побежденных шиноби. Причем по трупам сразу можно было сказать, что вырывали сердце голой рукой. Моя дурная репутация, благодаря которой меня так и не взяли в Акацуки, все же стала известна по всему миру, пусть и не очень широко. В основном среди АНБУ разных стран и охотников за головами. И кстати, теперь за меня давали сорок миллионов, вместо начальных пяти, что даже было немного лестно.
  - Доброе утро, команда Какаши! Меня зовут Ямато. Я - ваш временный командир, пока Саске не освоиться с новой должностью. Ну что же... Мы отправляемся на задание...
  Обычно Наруто больше всех радовался новым миссиям, но сейчас стоял с кислым лицом, да и Сакура тоже недовольно косилась на новичка. И только Сай сиял своей фальшивой улыбкой.
  - Нет, вы только посмотрите на них... Ну, мирить вас у меня все равно времени нет.
  - Не волнуйтесь, Ямато-семпай, к концу миссии мы все станем лучшими друзьями. В этом я на сто процентов уверен.
  - Да? Ну ладно, посмотрим, а для начала хотя бы представьтесь.
  - Узумаки Наруто.
  - Харуно Сакура.
  - Учиха Саске.
  - ...!
  - Ой, извини, забыл убрать, - я снял с Сая гендзюцу. - Но можно было просто прожевать, и оно само бы спало.
  - Меня зовут Сай, - парень довольно недружелюбно на меня глянул, но потом опять улыбнулся. - Твои извинения приняты.
  - Познакомились и отлично. Теперь о деле. Наша цель - мост Тэнти, там мы должны перехватить шпиона, внедренного Акацуки в селение Орочимару. Это отличной шанс узнать побольше о змеином санине и разработать план его устранения, - начал объяснения Ямато.
  - Шпионом является Якуши Кабуто, - я решил, что пора просветить сокомандников и взял слово.
  - Это тот очкарик с экзамена на чунина? - удивился Наруто.
  - Да. Сасори еще в детстве подчинил его сознание с помощью своей техники, и тот невольно стал шпионом. Но теперь дзюцу спало, и Кабуто наверняка решил завязать с карьерой шпиона, поэтому Орочимару, скорее всего, уже в курсе событий, и тоже будет ждать нас на мосту.
  - Поэтому не расслабляемся, ребята! - Ямато подвел черту под разговором. - После проверки снаряжения через час встречаемся у главных ворот и выступаем!
  Сай и Ямато отправились за снаряжением, а у нас троих уже все было собрано, так как я еще вчера в общих чертах рассказал друзьям о будущей миссии.
  - Нет, как же меня этот Сай бесит! - воскликнул Наруто, как только мы остались одни.
  - Не будь к нему так строг. Он из Корня АНБУ, а это значит, ему пришлось пройти через крайне жестокие тренировки. Как и в Кровавом Тумане, ему нужно было убить своего лучшего друга, чтобы уничтожить в себе все эмоции. У бойцов Корня нет имен, нет чувств. Нет прошлого и будущего, есть только долг.
  Наруто и Сакура выглядели потрясенными моими словами. Они даже не предполагали, что в Конохе могут существовать такие жестокие обычаи.
  - Но это же ужасно! Как хокаге мог допустить подобное?
  - Хокаге никогда этого и не одобрял, но у Данзо - главы Корня - было слишком много власти, к тому же старейшины поддерживали его политику. Корень АНБУ доказал свою эффективность, выполняя самые грязные поручения, которые должны были храниться в полной секретности, так как могли уничтожить репутацию Конохи.
  - И все равно это... это слишком! - возмущенно воскликнул Наруто.
  - Это политика. Она не бывает чистой. Когда ты станешь хокаге, тебе самому придется с этим столкнуться.
  - Я такого точно не допущу!
  - Тебе придется немало над этим поработать, - я взъерошил волосы Узумаки. - Гаара стал отличным лидером, и я думаю, из тебя выйдет Каге не хуже.
  Час спустя мы выдвинулись. Только вот атмосфера в команде была далеко не дружественной. Сакура и Наруто то и дело косились на Сая, наверное, пытались свыкнуться с мыслью, что они теперь в одной команде с этим странным парнем. А еще, наверное, заметили, что он немного похож на меня - симпатичный брюнет среднего телосложения. Нет, я конечно, красивее, но он в целом ничего так. У него даже голос немного на мой похож.
  - Чего уставился? - терпение у Сая оказалось не резиновое, и он не долго терпел пристальное разглядывание от Узумаки. - Ударю ведь.
  - Черт подери, ты все равно жутко меня бесишь!
  - Я ничего против тебя не имею.
  - Врешь ведь!
  - Не вру. Просто притворяюсь, - пояснил Сай со своей фирменной улыбочкой.
  Слово за слово, и Наруто уже готов был наброситься на новенького, позабыв о моей просьбе, но тут вмешалась Сакура.
  - Наруто просто погорячился. Я прошу за него прощения. Извини его, - и сделала такое искренне выражение лица, что без активированного шарингана лжи и не распознаешь.
  - Извинения приняты.
  - Ага, это хорошо, - Сакура улыбнулась и хотела врезать Саю, но на пути ее кулака оказалась моя ладонь.
  Удары у девушки невероятно мощные - у меня пара костей в кисти треснула и мизинец вывихнуло. И все равно кулак удалось остановить лишь в сантиметре от лица Сая.
  - Саске! - испуганно воскликнула куноичи.
  - Сакура, я ведь просил тебя не бить своих товарищей, еще когда мы только стали командой номер семь, - я заранее отключил чувствительность в руке и теперь с равнодушным видом вправлял на место палец и залечивал трещины.
  - Прости меня, позволь я помогу, - Сакура потянулась к моей пострадавшей руке.
  - Ерунда, - я уже закончил лечение и пошевелил пальцами. Все равно это не настоящее тело, его не жалко. - Было время, когда Итачи каждый день ломал мне что-нибудь. Зато я быстро научился уворачиваться.
  Кажется, улыбаться, делая такое шокирующее заявление, явно не стоило. Наруто с Сакурой были просто в ужасе, даже Ямато и Сай были удивлены.
  - Тогда почему ты все равно ушел к нему? - воскликнул Узумаки. - Ты ведь говорил, что знаешь, что делаешь.
  - Все было не так страшно, как прозвучало. Это были всего лишь тренировки. То, что не убивает нас, делает сильнее. - И добавил специально для Наруто, создав небольшую иллюзию, чтобы слышать мог только он. - Я, кажется, даже начал понемногу выздоравливать. За три года у меня было всего два приступа. И Итачи каждый раз меня вытаскивал. Он меня действительно любит, хотя методы обучения у него по-настоящему ужасные.
  - Ладно, - я свернул иллюзию и произнес уже для всех. - Вижу, сами вы товарищеский дух не выработаете, поэтому я вынужден принять меры на время выполнения миссии. Сай, теперь каждый раз, когда скажешь кому-нибудь гадость, испытаешь те же эмоции, что и твой собеседник. Наруто, будешь задираться, заставлю еще одну книгу прочесть - "Тайны чайной церемонии" или "Правила сервировки стола" на твой выбор, и поверь мне, это самое нудное чтиво, что я в своей жизни видел. А ты Сакура, попытаешься еще раз кого-нибудь стукнуть - попадешь, скорее всего, по мне.
  - Отличный план, Саске. И со своей стороны, чтобы укрепить вашу дружбу, предлагаю переночевать сегодня на горячих источниках, - произнес Ямато, подозреваю, что ему просто отдохнуть захотелось.
  Вечером мы уже были на месте. Я уже и припомнить не могу, когда посещал горячие источники в мужской компании. С прискорбием вынужден признать, что я избалованный мажор - мне не просто джакузи подавай, но еще и с девочками. Кстати, давно уже с женским полом не общался, соскучился даже. А в Конохе ни с кем роман завести нельзя, потому что тут же активируется клуб фанаток Саске и житья не даст бедной девушке.
  У меня было несколько, скажем так, подруг, в разных городах. И даже не из-за моей озабоченности, а просто потому, что я опасался мести со стороны Акацуки. А так они увидят, что девушек у меня полно, и я не испытываю к ним особенных чувств. Хотя, были среди них те, к кому я был привязан сильнее, чем к остальным. Близняшки Мэй и Рэй, содержали собственную небольшую гостиницу, и к ним я наведывался чаще, чем к кому-либо.
  - Мы, парни, такой народ... Вместе в баню сходим, и уже лучшие друзья! - отвлек меня Ямато от приятных воспоминаний.
  - Несомненно! - поддержал его я, Сай и Наруто промолчали.
  - Ты согласен? - Ямато решил-таки добиться ответа от Узумаки.
  Не знаю, как он это делает, но выражение его лица становится действительно жутким, когда ему это нужно.
  - Д-да! Безусловно! - Наруто даже подскочил.
  - Ну и ну... Так он у тебя есть, оказывается, - выдал Сай со своей неестественной улыбочкой, взглянув на Узумаки ниже пояса.
  - Чего уставился? Чего тебя на этой теме переклинило? - завопил Наруто, и со стороны женской купальни, находившейся за тонкой стенкой, тут же донесся смех.
  Но я слов на ветер не бросал, и навел на Сая гендзюцу, заставившее его почувствовать смущение, злость, возмущение, которые только что испытал Наруто.
  - Это странно, - Сай коснулся покрасневшей щеки. На его белой коже румянец вообще был очень заметен. - Неужели какие-то слова могут так сильно подействовать?
  - Это еще был ослабленный вариант, потому что Наруто слишком сильно на все реагирует. И мой тебе совет - не вздумай сказать и Сакуре что-нибудь насчет ее внешности.
  - Я не понимаю, почему ты не дал ей ударить меня.
  - Потому что мы одна команда. Впрочем, Сакура и Наруто часто била, еще до того, как мы стали командой. И сейчас, если она отвешивает ему подзатыльники, то в некотором роде, проявляет свою привязанность. Правда, это работает только с Узумаки. Всех остальных она бьет, только когда по-настоящему злится.
  - Ясно, - ответил парень со своей странной улыбочкой.
  - И попробуй перед зеркалом потренироваться улыбаться. То, что у тебя сейчас на лице, скорее раздражение вызывает, чем что-то еще. Губы так сильно не растягивай и глаза не щурь. Обрати внимание на то, как улыбаются остальные люди, в большинстве случаев они задействуют не только мышцы лица, но иногда и все тело целиком - меняют позу, наклоняют голову или делают какие-нибудь жесты. К тому же, в разных ситуациях и улыбки должны быть разные, никто не использует постоянно одну и ту же.
  - Ты много об этом знаешь.
  - В семь лет у меня была та же проблема, что и у тебя. Я даже улыбнуться не мог, не говоря уже о большем. Ты, наверное, слышал, что тогда Итачи вырезал весь клан Учиха. Он оставил в живых только меня, но погрузил в Цукиеми, где раз за разом показывал, как убивает наших родителей, надеясь, что ненависть к нему поможет мне стать сильнее. Но что-то пошло не так, и я целых две недели провел в этом аду. Когда я очнулся, я был не более чем живым трупом, я разваливался на куски, и никому не было до меня ровным счетом никакого дела. Прозвучит пафосно, но Наруто стал тем, кто осветил мой путь во тьме. У него есть особый дар, о котором он сам не знает - он способен исцелять души. Он тот, за кем хочется следовать. И он единственный человек, который так часто улыбается, как бы тяжело ему ни было.
  Мы вдвоем посмотрели на Наруто, который как раз с дурацкой улыбкой на лице подбирался к стене, разделявшей мужские и женские купальни. Но Ямато-семпай поведал ему историю о том, как Джирайя впервые оказался на пороге смерти, избитый Тсунаде за подглядывания в бане. Узумаки застыл истуканом, трясясь от ужаса.
  - А если бы он был еще и умным, то стал бы настолько идеальным, что остальным осталось бы только утопиться от чувства собственного несовершенства, - с улыбкой добавил я.
  - Эй, Наруто! - тот не отреагировал, и я кинул в него полотенцем, чтобы привлечь внимание. - Не тормози, ужин ждет!
  Узумаки моментально оживился, позабыв о пережитом ужасе, и побежал одеваться.
  - Почему ты рассказал мне все это?
  - Ну, мы же собираемся стать друзьями, а значит, должны многое знать друг о друге.
  - Хоть ты так и говоришь, думаю, Сакура и Наруто думают иначе.
  - Они просто слишком мало о тебе знают, - я улыбнулся, а потом стер с лица всякое выражение. - На самом деле, это со мной подружиться практически невозможно. На всем свете есть только три человека, которые мне действительно дороги. Это у Наруто столько друзей, что и сосчитать нельзя.
  Я встал, собираясь уйти из купальни.
  - Но я в тебя верю, Сай. Если ты постараешься, то у тебя все получится.
  Не знаю, насколько мои слова подействовали на Сая, но это не так уж важно. Думаю, все в любом случае пройдет по канону, и Наруто задействует свой "мозговынос".
  Утром Сай поднялся самым первый и вышел наружу. Я всю ночь наполовину спал, наполовину бодрствовал, все-таки, у нового члена команды основное задание - убить меня, не стоит искушать его больше необходимого. Я встал следом за Саем и десять минут спустя нашел его на берегу пруда.
  - Не против, если я присоединюсь?
  - Мне все равно, - пожал плечами Сай.
  Я сел рядом и взглянул на его рисунок.
  - Можно посмотреть твой альбом?
  Сай несколько секунд помедлил, а потом все же протянул его мне. Манера рисования у него была довольно своеобразная, но весьма живая. Парень словно бы специально избегал реалистичности в изображениях, в альбоме были либо цветные абстракции, либо стилизованные портреты, впрочем, узнать изображенных было не сложно. Там было даже мое лицо, и как мне показалось, срисованное из книги бинго, где имелась моя фотография в тринадцатилетнем возрасте.
  Я вернул альбом обратно.
  - У тебя весьма интересный стиль. В качестве ответной услуги могу продемонстрировать кое-что из своих картин, правда, я не пользуюсь кисточками и красками, у меня другие изобразительные средства.
  Сай, кажется, заинтересовался и повернулся ко мне. Я подул на ладонь, и с нее полетела золотистая пыльца, складываясь в причудливые узоры. Постепенно прозрачное золотистое облако окутало весь пруд и нас с Саем. Шелест листьев, журчание воды и щебет птиц постепенно слились в одну мелодию, которая медленно набирала громкость и силу. Для создания музыки мне не нужны были музыкальные инструменты, и я понемногу вплетал в мелодию звуки фортепиано и скрипки. Центральная часть облака сложилась в стайку сверкающих бабочек. Я протянул руку, и самая крупная села мне на палец. Я пересадил ее на плечо Саю, и для него окружающий мир мгновенно изменился. Лучи солнца стали хрустально прозрачными и почти осязаемыми, каждый глоток воздуха казался необычайно сладким и доставлял небывалое удовольствие, а музыка мягкими волнами расходилась по всему телу, и звучала будто бы в каждой клеточке.
  Глаза Сая пораженно расширились. Он сидел неподвижно, пока не отзвучали последние ноты, и золотой туман окончательно не рассеялся.
  Кажется, парень хотел что-то сказать, но тут раздались чьи-то шаги.
  - Привет, Саске, Сай. О, ты рисуешь? - Сакура подошла ближе и заглянула в альбом парня.
  - А что?
  - Хам ты, конечно, но и у тебя есть хорошие стороны. Не ожидала...
  - У тебя на лице опять фальшивая улыбка. Снова хочешь меня ударить? - кажется, Сай все-таки выполнил домашнее задание и потренировался перед зеркалом. По крайней мере, сейчас его улыбка выглядела не так неестественно, хотя до идеала еще было далеко.
  - Есть немного. Ладно, шучу. Я просто хотела посмотреть рисунок.
  Сакура начала выяснять название, но Сай ответил, что так и не смог назвать ни одну из тысяч нарисованных им картин, потому что не испытывает никаких чувств.
  - Теперь понятно, почему ты такой... - Наруто, наконец, проснулся и присоединился к нам. - Капитан Ямато просил привести вас. Мы отправляемся.
  Узумаки тоже заглянул в альбом Сая и высказал, что в картине ничего особенного.
  - Да, можно и так сказать, как и про тебя, - с улыбочкой высказался новичок.
  Наруто моментально вскипел, и ответил, что если Сай хочет с ним подраться, то пусть перестанет лыбиться и скажет об этом прямо.
  - Нет, ничего такого, ты для меня ничего не значишь. Просто пустое место, - выдал Сай.
  Я едва не изобразил фейспалм. Похоже, я все это время зря перед ним распинался, и мои слова отскакивают от него, как об стенку горох. Или он всерьез не понимает, как его реплики звучат для окружающих? Я с помощью гендзюцу передал ему чувства Наруто - шок, недоверие, боль. Все-таки для Узумаки быть пустым местом - самый главный страх детства. Он все свои шалости устраивал только для того, чтобы его заметили.
  Сай с недоумением потер грудь, почувствовав укол боли.
  - Это из-за моих слов? Не знал, что ими можно причинить боль.
  - Словами можно вообще убить, а раны, нанесенные ими, труднее всего излечить. Ты как Наруто - вообще не думаешь, что говоришь.
  - Я запомню на будущее. Ладно, идите без меня, я вас догоню, как только соберусь.
  - Я помогу, - Сакура подняла нарисованную Саем книгу. - Это ты сам сделал? Покажешь по дороге?
  - Это моего брата. Я ее никому не показываю, потому что она не закончена, - парень моментально забрал у Сакуры дорогой для него альбом.
  В этот раз Ямато повел нас не по дороге, а завел в какую-то непроходимую чащу. Хорошо хоть, вечером он с помощью дзюцу создал целый дом, чтобы можно было переночевать. Перед сном он рассказал нам о будущем плане действий. Стратегия была проста - сначала Ямато попытается захватить шпиона, а если начнется бой, мы по его знаку должны будем присоединиться.
  Я тоже решил внести свой вклад в общее дело и раздал всем по телефону. Правда, функции у этой модели были попроще, чем у той, которая была у Итачи, с нее можно было только звонить. Я объяснил, как ими пользоваться, и Сакура немедленно мне позвонила, чтобы увидеть мое лицо на экране.
  Я посоветовал им не особенно злоупотреблять с вызовами, а то заряд быстро кончится. На самом деле, эти телефоны подпитывались от моей чакры и развеяться могли, только если я захочу прервать технику.
  Перед сном я вышел в коридор и сам позвонил Итачи, рассказать, что за новые номера появились в его списке. Вообще-то, с тех пор, как мы расстались, нии-сан каждое утро звонил мне, проверить, проснулся ли я. Он иногда даже не говорил ни слова, и я начал подозревать, что ему просто нравится видеть мое заспанное лицо.
  Решив немного порадовать брата, я модифицировал телефон, и теперь при разговоре со мной его мобильник трансформировался в маленькую, размером с ладонь, копию Саске с кошачьими ушами. Можно было создать клона и в полный размер, но это уже было бы не то. У Итачи тааакое лицо было, когда он в первый раз увидел новую форму телефона... Я уж подумал, затискает до смерти, но обошлось.
  Вот и сейчас я устроился на перилах лестницы и отправил вызов Итачи. Он ответил уже через несколько секунд, и я посадил его уменьшенную копию себе на колено. Мою копию нии-сан обычно держал на ладони или на плече, если руки были заняты.
  - Саске, мы уже ложимся спать, - позвал меня Наруто, высунувшись из дверей комнаты. - Что это ты делаешь?
  Он подошел ближе и заметил у меня на колене крохотного Итачи.
  - С братом разговариваю.
  - Эээ?! - Узумаки некультурно показал пальцем на нии-сана и подозрительно прищурился. - Чего он у тебя такой мелкий?!
  - Это просто маленькая копия, сам он сейчас далеко. Но с собеседником намного приятнее разговаривать, когда видишь его. Кстати, ты сам бы мог таких маленьких клонов создавать, они могут пригодиться для разведки.
  Я сложил печать концентрации, и втором моем колене появилась такая же маленькая копия меня.
  - Отлично! - Наруто попробовал повторить, но клон у него получился вполне обычный.
  Узумаки пробовал еще и еще, но техника ему так и не далась. Но он не сдавался, кажется, неудача его только больше раззадорила. Клонов столпилась уже целая куча, они не помещались в комнате, и часть из них вышла на улицу.
  - Он именно такой, как ты и рассказывал, - усмехнулся Итачи, про которого Наруто моментально забыл, как только появились новые тренировки.
  - Он никогда не сдается, таков его путь ниндзя.
  - Вы же на миссии, а он так всю чакру растратит еще до задания.
  - Не думаю. В свое время теневых клонов он выучил быстрее меня, уж с маленькими копиями он за несколько часов справится.
  И я оказался прав. На следующий день меня разбудили радостно прыгающие по мне мелкие Узумаки. Не знаю, пригодится ли когда-нибудь Наруто эта техника, но выглядит забавно, да и самому блондину нравится. Надеюсь только, он не додумается использовать ее для подглядывания за девушками.
  
  ***
  
  Утром капитан предложил провести тренировки, чтобы понять, как мы сможем взаимодействовать в группе. Нашу команду разделили на две части - я, Сакура и Ямато в одной, Сай и Наруто в другой, причем оба были от этого не в восторге.
  - Саске, я видел копию Хидана в действии, так что о твоем уровне я имею представление. А Какузу - это вообще что-то запредельное, потребовалось десять человек, чтобы его уничтожить. Поэтому ты в тренировке не участвуешь, иначе она закончится уже через пару секунд, - предупредил меня Ямато.
  - Ну ладно. Хотя я уже поймал вас в гендзюцу, жаль, не пригодилось, - я развеял иллюзию.
  - Но как? Я ведь не смотрел тебе в глаза. Да и шаринган у тебя неактивен.
  - Гендзюцу я могу создавать одним своим присутствием, - пояснил я и отошел подальше, чтобы не мешать тренировке. Наруто и Сай действовали по канону, и брюнет связал древесного клона вместе с Узумаки своей рисованной змеей и так и оставил.
  Сакура освободила Наруто, и тот начал обвинять Сая, что тот вообще не знает, что значит "товарищ". Тот в ответ написал несколько символов на свитке и продемонстрировал, как правильно пишется это слово. Наруто разозлился еще больше и начал объяснять настоящее значение. Я даже почувствовал легкое ментальное воздействие на разум от задействованного "мозговыноса от Узумаки". На меня он не действует, но все равно воодушевляет неплохо. Кажется, даже Ямато зацепило, ну, ему не повредит.
  Ранним утром следующего дня мы были на месте. Капитан Ямато с помощью своей древесной техники создал копию марионетки Сасори и дождался Кабуто, а за ним и Орочимару. Нам из укрытия было не слышно, о чем они говорят, но вот марионетка была разрушена, а Ямато подал нам знак выходить из укрытия.
  - Давно не виделись, - поприветствовал я змеиного санина.
  - Поверить не могу, ты наконец-то ко мне пришел, - Орочимару даже облизался своим длинным языком. Похоже, у него от одного взгляда на меня слюни течь начинают.
  - Ты мне задолжал кое-что с прошлой встречи, а я не люблю оставлять счета неоплаченными.
  - Что? Неужели тебе не понравилась сила, которую я тебе дал? Я слышал, ты стал весьма сильным.
  - Я сразу же избавился от твоей метки, - я отвел в сторону воротник, демонстрируя чистую шею. - Уже в тринадцать лет я был сильнее тебя.
  Наконец, Орочимару надоело обмениваться любезностями, и он попытался атаковать меня с помощью теневых рук-змей. Я отсек их с помощью вакидзаси, и напитав его с помощью чакры молнии, удлинил лезвие, стараясь достать нукенина, но тот увернулся. Я попытался обездвижить его с помощью иллюзий, но тот почти мгновенно вырвался.
  - Неплохо, неплохо. Но неужели ты думаешь, что я не принял мер против гендзюцу?
  - Не то чтобы меня радовала твоя похвала, но я доволен тем, как быстро ты сумел вырваться, - я изобразил безумную улыбку. - Убивать врагов собственными руками куда интереснее, чем с помощью техник!
  Я мгновенно материализовал клона рядом с Орочимару, и отсек ему голову. Но тело санина рассыпалось змеями и собралось заново уже в другом месте. Однако я предвидел это, и противника пронзил заряд молнии. Орочимару пришлось сбросить старое тело, словно змеиную кожу. Кстати, в реальности этот процесс выглядел еще более мерзко, чем в аниме.
  - А ты вырос. Эта скорость... настоящая сила шарингана! И я хочу ее заполучить!
  - А знаешь, чего хочу я? Ты ведь слышал обо мне, да? И в моей коллекции уже есть твоя рука. А теперь я хочу еще и твои сердце и голову, - хорошо, что мы достаточно далеко и остальные члены команды не слышат мои слова.
  Качественно прикидываться полнейшим психом я научился, еще пока работал на Акацуки. А сообщать кому-то, что хочешь его сердце, безумно сверкая глазами и, предварительно проткнув этого кого-то мечом... Одним словом, Орочимару проникся. Он сам полнейший отморозок, но у него хотя бы есть высшая цель, которая, по его мнению, оправдывает любые средства, а я просто убивал сильнейших шиноби лишь ради пополнения коллекции.
  Кажется, санин решил отнестись к нашей битве со всей серьезностью, и больше не разменивался на комментарии. Моя Матрица по скорости теперь была схожа со знаменитым "Богом Грома" Четвертого Хокаге, и Орочимару был пока жив только за счет того, что постоянно менял смертельно раненые тела на новые. Мы с ним не слабо разошлись, даже мост начал рушиться, хотя я практически не использовал ниндзюцу, обходясь лишь лезвием молний и иногда плюясь сжатой чакрой огня.
  - Мне нравится, что ты такой живучий, - я радостно ему улыбнулся. - С тобой можно играть очень долго.
  - Не будь так самонадеян! - с этими словами Орочимару выплюнул мгновенно удлинившийся клинок.
  Меч Кусанаги нельзя отразить, впрочем, я и не пытался. Клинок вошел мне в плечо, и тело сразу начало неметь. Похоже, Орочимару смазал его каким-то ядом.
  - Попался! - уж не знаю как, но санин ухитрялся говорить, несмотря на клинок, торчащий изо рта.
  - Твой меч мне тоже нравится. Пожалуй, я хочу заполучить его больше, чем все остальное, - я отключил ощущения у тела и до предела укрепил ладони, а потом схватился за лезвие.
  - Саске! - сзади разнесся испуганный крик Сакуры. Как медик, она не участвовала в схватке, поэтому остальные пытались отловить уворотливого Кабуто без нее.
  Она бросилась мне на помощь, но ситуация была у меня под контролем.
  Мой клон возник за спиной Орочимару и вновь отсек ему голову. Кажется, она уже в полете приняла удивленное выражение, ведь нукенин думал, что я ранен и обездвижен и не смогу пользоваться техниками. Но к сожалению, Кусанаги тоже рассеялся, как только санин в очередной раз сменил тело. Похоже, у него почти не осталось запасных тушек, и теперь он ушел в глухую оборону, даже не пытаясь атаковать.
  - Кабуто! - Орочимару удалось разорвать дистанцию.
  Ямато к этому времени уже успел спеленать шпиона с помощью своих древесных техник, но Кабуто каким-то образом удалось освободиться, и они вместе со змеиным санином превратились в облака сиреневого дыма и рассеялись, уж не знаю, что это за техника, по крайней мере для шарингана она выглядела необычно.
  - Тц, - я вернул вакидзаси в ножны. - Он смылся.
  - Саске! - Сакура подбежала ко мне, хорошо хоть, до этого не стала в бой вмешиваться. - Ты в порядке?
  - В полном, у меня ни царапины, - я улыбнулся ей. - Лучше посмотри, как Наруто, Сай и Ямато.
  Кабуто против троих шиноби сразу мало что мог сделать, поэтому он только уворачивался, но по несколько ударов каждому все-таки нанес. Сакура справилась с последствиями буквально за минуту.
  - Это не честно! Почему нам достался какой-то Кабуто, а ты в одиночку дрался с Орочимару? - возмутился Наруто.
  - Ну ладно, ладно, не кипятись. Сейчас догоним беглецов и ты лично Орочимару запинаешь, - я привычно взъерошил Наруто волосы. - Ямато-семпай, думаю, база Орочимару где-то неподалеку. Вы не могли бы проверить с помощью древесных клонов? Потому что сверху я ее вряд ли замечу.
  - Я уже этим занимаюсь, - кивнул капитан.
  - Оказывается, я даже не представлял, насколько ты силен, - Сай не отправился за Орочимару для мнимого предательства, ведь я - основная его цель - остался тут. - Ты дрался с одним из легендарных санинов и даже не получил ни одного ранения.
  - Пф, Орочимару последний раз менял тело почти три года назад, и поэтому сейчас слабее, чем обычно. Думаю, теперь он с кем угодно из нас столкновения не выдержит.
  Через полчаса Ямато нашел следы беглецов, и мы отправились в погоню. Некоторое время спустя мы уже добрались до базы, но встречать нас никто не спешил. Сай использовал для разведки рисованных мышей, а Наруто создал сотню мини-клонов. Они быстро обследовали все помещения, и выяснилось, что база пуста. Похоже, Орочимару решил не испытывать судьбу в моем лице и предпочел скрыться.
  Я не мог оставить все как есть, поэтому лично обследовал его кабинет и лабораторию. Все важные документы и образцы санин успел забрать, но на его столе демонстративно располагалась подставка с мечом, который был у канонного Саске. Похоже, Орочимару решил дать мне что-то вроде взятки, надеясь, что это отвлечет меня от охоты за частями его тела. А может, это была ловушка. Но тело у меня было ненастоящее, поэтому я смело протянул руку и схватился за рукоять. Кажется, Кусанаги не понравилось такое обращение, и меня болезненно ударило током. Усмехнувшись, я напитал руку чакрой молнии. Я в любом случае сильнее, чем какой-то меч, пусть даже полуразумный. Кусанаги это разозлило, и сопротивление стало сильнее, лезвие слегка вибрировало, будто хотело зарычать. Но я уже понял кое-что важное о мече. Как бы странно ни прозвучало, но Кусанаги была женского пола. Теперь оставалось только проверить, подействует ли мое обаяние, способное сразить любую девушку наповал, на полуразумное оружие.
  Я медленно провел пальцами вдоль плоской стороны лезвия по всей длине.
  - Если ты будешь верно служить мне, я больше не возьму в руки ни один другой меч.
  Странно было ощущать эмоции оружия, но Кусанаги определенно заинтересовалась, и я продолжил соблазнение.
  - Ты само совершенство, и такой красивый меч, как ты, не должен прозябать тут. Ты согласна пойти со мной?
  Хорошо быть бишоненом, вон даже клинок был сражен наповал. Думаю, если бы Кусанаги могла, она бы даже покраснела. Я еще раз погладил ее и закрепил ножны за спиной. Все, можно уходить.
  Я сложил нужные печати и запустил огненный шар в опустевший кабинет. Орочимару не мог забрать вообще все, и мне не хотелось, чтобы кто-то проник сюда и воспользовался теми крупицами знаний, что тут еще оставались. Лабораторию я уничтожил еще более тщательно, внимательно проследив, чтобы там не осталось ни одной целой пробирки. Когда все покинули бывшую базу Орочимару, я призвал двух клонов со стихией земли, и они обрушили все подземные помещения, чтобы этим местом никто не мог воспользоваться.
  На обратном пути мы снова наведались на горячие источники, на этот раз за мой счет, отметить завершение первой совместной миссии. И пусть задание - захватить шпиона - мы так и не выполнили, но в целом, я был вполне доволен таким исходом. К тому же, у меня все-таки появился отличный меч, а такой клинок в магазине не купишь, сколько бы денег у тебя ни было. Я уже успел немного потренироваться с Кусанаги, и выяснил, что у нее есть множество интересных свойств. Ее не только невозможно отразить, но она еще может удлиняться почти на три метра, а лезвие способно изгибаться, словно змея. И теперь мы оба были в восторге друг от друга. Кусанаги млела от комплиментов, которые я ей говорил, пока чистил, а я был действительно восхищен ее боевыми качествами.
  В этот раз Наруто не смотрел с подозрением на Сая, ведь они вместе сражались с врагом, а это обычно здорово сближает. Впрочем, и Сай тоже старался не говорить того, что могло бы разозлить собеседников. Хотя у него не всегда получалось, так как он просто не понимал, что некоторые его слова звучат ужасно бестактно. А следующим утром, незадолго до ухода из гостиницы, он все-таки дорисовал свою книгу и показал ее нам со словами, что вспомнил чувства, которые испытывал раньше.
  Я бы должен был этому обрадоваться, но вместо этого почему-то вдруг ощутил скуку. Все-таки это довольно утомительно, наперед знать, что скажет твой собеседник. Но я быстро подавил это неуместное чувство.
  На следующий день после того, как мы вернулись в Коноху, всей компанией отправились навестить Какаши. По дороге Сай сказал, что вычитал в книге о прозвищах, которые дают друзьям, и незамедлительно назвал Сакуру стервочкой. Она его чуть не убила, да и Наруто досталось, когда он попытался остановить ее. Я благоразумно не стал вмешиваться, зато потом поздравил Сая, что куноичи признала его частью команды и теперь бьет любя, без желания переломать все кости, а также посоветовал не усердствовать с прозвищами.
  Какаши-сенсей встретил нас в своем репертуаре - он одновременно читал очередную книжку Джирайи и разговаривал с нами. Я почти все время молчал, наперед зная, что скажут мои сокомандники. Это было как непрекращающееся чувство déjà vu. У меня даже появилось ощущение, будто время зациклилось, и я переживаю этот самый момент уже бессчетное количество раз. Впервые в жизни я почувствовал, как приближается очередной приступ, но не стал ничего делать в надежде, что хоть это вырвет меня из замкнутого круга. Глаза заволокло белой пеленой, а уши будто заложило ватой.
  - Саске! - Наруто встряхнул меня за плечи, с тревогой заглядывая в лицо.
   Я опомнился. Да уж, впасть в кому у всех на глазах было явно не самой лучшей идеей. Мое тело уже перешло в режим энергосбережения, и от слабости я даже сидеть не мог, хорошо хоть Наруто продолжал меня держать. Он уже не раз с этим сталкивался, и прекрасно знал, что делать. Остальные с беспокойством глядели на нас и что-то спрашивали, но я их не слышал, полностью сосредоточившись на Наруто. Мы смотрели друг другу в глаза, и я заново вспоминал, почему до сих пор живу.
  Почти минуту спустя я наконец-то смог слабо улыбнуться и произнести:
  - Спасибо.
  - Больше не пугай меня так, бака!
  - Извини.
  - Да что тут происходит? Саске, ты все-таки был ранен? - взволнованно спросила Сакура.
  - Нет, просто не выспался, - успел я сказать прежде, чем Наруто открыл рот.
  Нет, он твердо знает, что нельзя никому говорить о моей болезни, но врать совершенно не умеет, и если бы начал оправдываться, все поняли бы, что он что-то скрывает. Хотя и моя версия была тоже не очень убедительна, никто больше не стал ничего выспрашивать, понимая, что я не отвечу.
  Этот случай наглядно показал мне, что я не смогу жить в Конохе. За почти три года у Акацуки я слишком привык творить все, что вздумается. А здесь приходится следовать канону. А если я пытаюсь хоть немного что-то изменить, меня будто не слышат и не видят. Уверен, подтолкни я события чуть сильнее или начни "пророчествовать", окружающим просто сотрут память, как тогда всем Акацуки. А может, и правда, засунут меня в один и тот же повторяющийся цикл, пока я не сделаю то, что следует.
  Хотя не так уж я тут в Конохе кому-то нужен. Я вернулся только потому, что обещал Наруто, да и мне самому слишком сильно хотелось его увидеть столько лет спустя. События пойдут своим чередом и без моего присутствия, а пока можно расслабиться и вернуться к Итачи. Он-то, слава Ками, в каноне почти не прописан, и поэтому я хотя бы не знаю, что он скажет в следующий момент.
  Осталось только утрясти все проблемы с собственностью и попросить хокаге отправить меня на миссию по уничтожению Орочимару. И убить его я хочу не только из-за канона, но еще из-за того, что он был единственным, кому удалось от меня улизнуть. Надо бы исправить это недоразумение, практически, пятно на моей репутации.
  Тсунаде все-таки вернула мне мои деньги, правда, без той суммы, которая набежала за аренду квартала за эти три года, но тут уже пришлось довольствоваться тем, что есть. Помня о скором уничтожении Конохи, все средства я тут же перевел на счета в иногородних банках. Недвижимость мне тоже вернули, а за уже проданные дома заплатили компенсацию, благо их было не так уж много. Мой внутренний хомяк был доволен, что теперь не придется ограничивать себя в приобретении всяких занятных и весьма дорогих артефактов. Теперь-то, как шиноби Листа я не могу зарабатывать охотой за головами, и без этих денег получение средств к комфортному существованию было бы весьма затруднено.
  
  
  
  ***
  
  Хокаге недрогнувшей рукой подписала миссию на уничтожение Орочимару, но я заметил, что для нее это было не так уж легко. Сколько лет уже прошло, а ей до сих пор тяжело принять тот факт, что ее товарищ по команде стал преступником.
  Труднее всего оказалось объяснить Наруто, почему мне надо уходить почти сразу после того, как я вернулся.
  - Ты же ведь постоянно на тренировках будешь, нам и увидеться будет некогда, - я привычно взъерошил светлые волосы. - К тому же я не надолго ухожу, закончу миссию и вернусь. А еще ты можешь в любой момент со мной поговорить, главное, телефон не потеряй.
  - Но...
  - И я хочу, чтобы ты кое-что для меня сделал. Мне вернули наш особняк, но там почти три года никто не жил. Там теперь нужно ремонт провести и уборку. Присмотришь за этим? Я открыл на твое имя еще один счет, так что о расходах можешь не беспокоиться. Мне бы очень хотелось в следующий раз вернуться именно домой, а не в гостиничный номер.
  - Хорошо, - Наруто шмыгнул носом. - Но я все равно не хочу, чтобы ты уходил.
   - Да ты и не заметишь моего отсутствия, у тебя теперь столько дел будет, что вздохнуть некогда, - попытался я его подбодрить.
  Ответом мне стало секретное дзюцу "глазки-как-у-кота-из-Шрека", Наруто все-таки научился ему у меня. Я не удержался, и притянув к себе, устроил обнимашки, благо мы сейчас были одни, и никто нас не видел. В детстве я его постоянно тискал, но сейчас-то нам уже по шестнадцать, и посторонние могут не так понять. Поэтому приходилось сдерживаться и довольствоваться лишь взъерошиванием его волос. Наруто пытался вырваться, но как-то не всерьез, видно, ему тоже нравилось, однако он думал, что в его возрасте это уже несолидно. Зато я отвел душу впервые за три года, Итачи-то особо не потискаешь, он сразу начинает смотреть на меня с жалостью и выражением лица типа "бедный Саске, у него опять очередное обострение сумасшествия".
  Но вот у Наруто начались тренировки по контролю над чакрой ветра. Выпускать он ее уже умел, теперь осталось только научиться придавать ей атакующую форму. А я отправился в путь. Миссия во времени меня не ограничивала, ведь предполагалось, что мне сначала надо еще найти месторасположение секретной базы Орочимару. Провожали меня Сакура с Саем. Куноичи, кажется, хотела заплакать, но сдерживалась из последних сил, и даже Сай вроде бы выглядел расстроенным.
  - До встречи, - я помахал им рукой. - И звонить не забывайте.
  С этими словами я создал глайдер и отправился навстречу новому приключению. Ну, по крайней мере, это остальным так должно было показаться, а на самом деле я просто собрался в гости к Итачи. Нии-сан после того, как ушел из Акацуки, инкогнито поселился в Стране Горячих источников, и я полностью одобрил его выбор. Эта страна по большей части представляет собой один большой курорт. Цены здесь, конечно, кусаются, но нукенин S-ранга вполне может позволить себе такое удовольствие.
  - Нии-сан! - я повис на нем прямо с порога, как только он открыл дверь.
  Я буквально всем телом чувствовал, как отступает угроза очередного приступа. В каноне не было ничего про наши теплые отношения с братом, и это меня здорово успокаивало.
  - Это было невыносимо, - пробормотал я, уткнувшись в его плечо. - Я заранее знал все, что они скажут, и это сводило меня с ума. Мне хотелось кричать и творить что-то странное, лишь бы они прекратили вести себя так, будто играют роли в театре.
  Итачи сочувствующе погладил меня по голове, а с его скупостью проявления эмоций, это была едва ли не наивысшая форма отзывчивости. Я чуть отстранился и заглянул ему в лицо.
  - Скажи мне что-нибудь странное, - попросил я.
  Лицо нии-сана на миг приняло удивленное выражение, а потом он слегка усмехнулся.
  - Ты полный идиот, Саске.
  Я вытаращился на него в изумлении.
  "Ты же сам меня всегда хвалил за ум!" - хотел я воскликнуть, а затем сообразил, что он имел в виду.
  - А ты высокомерная, заносчивая задница, - радостно ответил я и снова его обнял. - Но я все равно тебя люблю.
  - Твои слова... Ты правда так думаешь? - странным тоном спросил брат.
  - Ну... часть про задницу можно опустить. А в остальном... Ты ведь и сам постоянно за собой это замечал. Но не переживай, тебе даже идет таким быть. Главное, не забывай, что излишняя самоуверенность ни к чему хорошему не приводит.
  - Я запомню, - задумчиво пообещал нии-сан.
  Несколько дней я провел в блаженном ничего не деланье. Мы даже тренировки почти не проводили, потому как негде. Вместо этого, изменив внешность, одну за другой обходили все местные кондитерские и горячие источники. Не чтобы мы особенно опасались нападения кого-то из Акацуки, никто из них не стал бы связываться с Итачи, да и со мной тоже, правда, немного по другой причине. Но не хотелось, чтобы нам испортили отдых. Кстати, нии-сана еще не вычеркнули из книги бинго, но Тсунаде уже предприняла какие-то шаги в этом направлении, усиленно копая под Данзо. Уж не знаю, удастся ли ей свалить этого мамонта, или мне все же придется как в каноне самолично его убить.
  Четыре дня спустя я наконец-то решил заняться своей миссией. Местоположение базы Орочимару я представлял себе довольно смутно, но думается, если я даже буду ходить по тому лесу с закрытыми глазами, все равно наткнусь на вход в его убежище. В целом так оно и вышло, должен признать, иногда предопределенность - не такая уж плохая штука. Барьер, окружавший базу, я заметил вовремя и не потревожил его. Моя Матрица в развернутом виде спокойно прошла сквозь него, и я материализовал новое тело уже за пределами сигнальной границы. Создав пару десятков миниатюрных клонов-шпионов, я разослал их на поиски Орочимару. Они быстро обнаружили личные покои змеиного санина и развеялись, передав информацию мне. Больше в убежище не было никого, кроме Кабуто, выполнявшего роль сиделки. Похоже, Орочимару не хотел никому демонстрировать свою слабость.
  - Как ты сюда проник? - потрясенно спросил он, когда вместо Кабуто, удалившегося за лекарствами, в его комнату вошел я.
  - Ты еще спроси, зачем, - усмехнулся я, доставая клинок из ножен. - Кстати, спасибо за меч. Мы с Кусанаги оказались просто созданы друг для друга.
  Лезвие мгновенно удлинилось, пронзив санина насквозь. Тот был настолько ослаблен, что даже уклониться не мог.
  - И тут я бы должен был выдать пафосную речь о том, что все твои дзюцу ничто перед силой шарингана, но мне как-то влом. К тому же, ты все равно сейчас умрешь, и я не вижу смысла напрягаться.
  Я дернул меч вверх, но тут изо рта Орочимару вырвалась какая-то тень и метнулась в сторону, мгновенно увеличиваясь. Миг спустя она превратилась в гигантского белого монстра, сложенного из множества змеиных тел и уродливо преобразившейся головы Орочимару.
  - Паршиво выглядишь, Оро-чан. Ты разве никогда не слышал, что по-настоящему смертоносные вещи должны быть красивы? Пытаясь достичь совершенства, ты на самом деле все больше и больше от него отдалялся.
  - Я заберу твое тело, Саске!
  - И зачем я вообще с тобой разговариваю? - риторически спросил я, молниеносно разрубая одну за другой метнувшихся ко мне змей.
  С моей скоростью отбивать атаки не составляло особого труда, да и форма змея в исполнении Орочимару представляла опасность скорее для чувства прекрасного, чем для чего-то еще. Кусанаги прекрасно порубила его на куски и недовольно завибрировала - вкус змеиной плоти не пришелся ей по вкусу. Я стряхнул с клинка густую, почти черную кровь.
  - В следующий раз порубим кого-нибудь повкуснее, - пообещал я ей.
  - Яд белой змеи испаряется на воздухе и действует как паралитическое средство, - змеи пришли в движение, заново сложившись в Орочимару-монстра, правда в этот раз он был намного меньше размером, так как часть разрубленных пресмыкающихся осталась лежать на полу.
  - Я в курсе, - ответил я. - А ты, если бы был чуть внимательнее, заметил, что я не дышу.
  Змей бросился в последнюю отчаянную атаку, но я с легкостью отсек ему голову, а вонзил клинок, напитанной чакрой молнии, в глазницу, чтобы мозг наверняка оказался уничтожен. С этими бессмертными никогда не знаешь, чего ожидать, лучше уж перестраховаться.
  Закончив с Орочимару, я отправился на поиски Кабуто. Далеко идти не пришлось - я столкнулся с ним уже в коридоре. Сначала я хотел его просто убить, никогда он мне как персонаж не нравился. Но потом решил попробовать кое-что другое. Все-таки Кабуто был когда-то милым ребенком, пожертвовавшим собой ради спасения приюта, в котором вырос. И еще остались люди, которые до сих пор ждут его возвращения. Я не знал, сработает ли мой план, но шансы на успех были, причем значительные.
  - Учиха Саске?!
  Я молча активировал Мангеке Шаринган и поймал его в Цукиеми. Сознание Кабуто затянуло в мой виртуальный мир, а его безвольное теперь тело стояло передо мной. Я напитал Кусанаги медицинской чакрой и вонзил в стоящего передо мной человека, постаравшись не задеть важные внутренние органы. Все-таки, он мне живым нужен. Запечатать материальный предмет в своей виртуальности я могу, только напитав его собственной чакрой. А человеческое тело этому сопротивляется, поэтому и приходится действовать столь грубыми методами.
  Наконец, тело Кабуто было надежно упрятано в специальном отделе ИВМ, где до этого изучали свойства сердец шиноби, обладавших той или иной стихией. Пусть полежит до поры до времени, если мой план с перевоспитанием сработает, выпущу пленника как раз после окончания четвертой мировой войны. Все-таки ирьенинами подобного уровня не стоит разбрасываться. К тому же мне нужна информация о том, что и где находится на базах Орочимару, да и свитками с Эдо Тенсей неплохо бы разжиться, хотя бы для того, чтобы другим не достались. И получить все эти сведения можно было через виртуальность, выкачав их из головы пленника.
  В своем внутреннем мире я фактически бог, и стоило мне лишь пожелать, как Кабуто немедленно вылечился бы, став психически нормальным и позабыв о своем безумном желании познать себя, ставя безумные эксперименты на людях. Но это было бы слишком просто и быстро, к тому же неизвестно, сохранится ли эффект, когда Кабуто покинет виртуальность. А так у моих внутренних личностей появилось новое интересное занятие.
  
  
  ... - Якуши Кабуто? - раздался рядом приятный женский голос.
  Кабуто мгновенно обернулся, готовясь к нападению, но поблизости оказалась только симпатичная девушка в халате медсестры. Шиноби помнил, что попался в Цукиеми, и ожидал совсем другого. По книгам он знал, что Учиха использовали это дзюцу для пыток и убийств, затягивая своих жертв в миры, которые можно было назвать адом. А тут было слишком красиво для пыточной - золотистый паркет на полу, узорные ширмы и огромные, широко распахнутые окна, ведущие в буйно цветущий сад.
  - Что здесь происходит? - растерянно спросил Кабуто, не ощущая никакой опасности.
  - Вы сейчас находитесь во внутреннем мире, созданном Учихой Саске, - с милой улыбкой ответила медсестра. - Он решил, что вас еще можно спасти, поэтому попросил нас позаботиться об этом. Прошу пройти за мной.
  Сначала Кабуто хотел попытаться сбежать, но быстро вспомнил, что он внутри Цукиеми и выхода просто не существует, поэтому решил пока делать то, что от него ожидают.
  - Пока вы находитесь в этом мире, чакрой пользоваться не сможете. Кроме того, вам закрыт доступ во все локации кроме Города, Замка и Лагуны. В остальном вы полностью свободны в перемещениях и можете выбрать себе в качестве жилья любое пустующее помещение. Деньги у нас не в ходу, поэтому все необходимое можете просто выбрать в магазинах или попросить у местных жителей, - на ходу поясняла девушка. - В этом мире действует всего один закон: "Живи сам и дай жить другим", и я очень надеюсь, что вы его не нарушите.
  Медсестра провела недоумевающего Кабуто по длинному коридору и остановилась перед дверью с золотой табличкой с непонятной надписью "психоаналитик".
  - У вас здесь только одна обязанность - каждый день посещать это место до тех пор, пока Доктор не сочтет результат положительным. А в остальном - наслаждайтесь отдыхом.
  - Наслаждайтесь?! Я ведь пленник тут!
  - Знаете, Кабуто, я совершенно уверена, что вскоре вам не захочется покидать это место. А все наложенные на вас ограничения - лишь разумная мера предосторожности, ведь Саске все же пустил вас в собственный внутренний мир. До встречи, - девушка развернулась и ушла, оставив Якуши в полнейшей растерянности.
  Некоторое время Кабуто топтался на месте, не зная, что и делать, а потом решительно толкнул дверь и вошел внутрь.
  - Добрый день, - поприветствовал его мужчина, весь облик которого вызывал какое-то подсознательное доверие. - Меня зовут Доктор. Располагайтесь, пожалуйста.
  Кабуто почти машинально сел на кушетку, рассматривая обстановку кабинета. Особенно его заинтересовали книжные полки, полностью покрывавшие две стены от потолка до пола.
  - Я вообще не понимаю, что происходит, - наконец произнес он.
  Доктор улыбнулся:
  - Хотите поговорить об этом?..
  
  
  
  ***
  
  Благодаря воспоминаниям, полученным из головы Кабуто, я прекрасно знал, что где находится в этом убежище. Поэтому найти свитки с техниками было несложно. Я взял себе несколько особенно интересных. Все-таки, Орочимару считался бы гением, если бы не помешался на своей идее вечной жизни. Им было уже создано несколько невероятных медицинских дзюцу, которые могли бы спасти жизни многим людям, но вместо того, чтобы стать одним из самых выдающихся ирьенинов в мире, он предпочел ставить жестокие опыты на людях и животных, надеясь таким странным образом докопаться до сути бытия.
  Мой внутренний хомяк ликовал, когда я один за другим запечатывал в себе свитки с исследованиями и лабораторные журналы. Умники в ИВМ тоже едва ли не джигу отплясывали, видя целую кучу новых знаний. Все-таки, я медицинскими дзюцу не особенно увлекался, довольствуясь техникой мистической руки и "заплатками" из Матрицы. Да на самом деле, они мне не так уж и нужны - даже если мое настоящее тело полностью уничтожат, я все равно буду жить, правда, довольствоваться придется исключительно искусственными тушками. Но умникам до практики и дела нет, для них теория куда важнее, поэтому они с радостью вцепились в эти бесполезные для меня бумажки.
  Так же я разжился образцами ДНК Хаширамы Сенджу. У Орочимару даже целые органы, выращенные из его тканей, имелись. Тут чуть ли не каждый уважающий себя злодей считает своим долгом "породниться" с этим легендарным шиноби. Я начинаю подозревать, что тело Первого Хокаге после смерти просто растащили на сувениры.
  Кроме этого я прихватил еще несколько интересных образцов, у змеиного санина была огромная коллекция всяких диковин, в том числе и оружия. Три меча из семерки легендарных так же хранились тут в оружейных свитках. Видимо, это Орочимару первому пришло в голову собрать семерку великих мечников, а вовсе не Кабуто. Все остальное я уничтожил самым тщательным образом, внимательно проследив, чтобы ни одной целой склянки не осталось. Сверху все это полил драконьим огнем, чтобы даже образцы ДНК невозможно было извлечь.
  Эту базу, как и прошлую, я полностью уничтожил, с помощью стихии земли обрушив коридоры. Теперь посмотрим, сможет ли кто-нибудь использовать Эдо Тенсей в грядущей мировой войне. Раньше я хотел применить ее сам, чтобы узнать у Фугако-доно, куда он перевел все деньги, принадлежавшие клану Учиха. Но эта техника все-таки слишком жестокая, и мне не хочется жертвовать ей живого человека, чье тело впоследствии станет сосудом для призванной из загробного мира души. К тому же существует вероятность, что настоящий Саске все-таки мертв и давно уже на том свете, а воскрешенный мной человек сможет меня разоблачить. Так что пусть все остается пока как есть.
  Если Кабуто не ошибается, то на данный момент эта техника есть только у меня, потому что память о ней я у Якуши стер. Впрочем, война начнется и без этого - ведь стотысячная армия клонов белого Зецу уже готова. Неплохо было бы попытаться ее уничтожить, но тут уж и думать не надо - высшие силы, или кто там за этим миром приглядывает, так широко развернуться мне не дадут. Я даже насчет Эдо Тенсей не до конца уверен, вдруг из небытия всплывет какой-нибудь гений и начнет воскрешать сильных шиноби налево и направо. Или на меня самого затмение найдет, и я самостоятельно их оживлю. Хотя последний вариант довольно сомнителен, все-таки пока на меня никто не воздействовал, какие бы номера я ни откалывал, надеюсь, так и дальше пойдет.
  Теперь мне надо найти Суйгецу Хозуки, Карин Узумаки и Джуго, хотя ума не приложу, зачем они мне сдались. Может, перевоспитать их и в Коноху сдать? Там скоро каждый сильный шиноби на счету будет.
  Ближе всего было добираться до Суйгецу. У Орочимару имелась огромная сеть всевозможных убежищ и тюрем, где он держал подопытных, и теперь карта с их месторасположением, выуженная из памяти Кабуто, была и у меня.
  Похоже, увидев меня, Хозуки решил пока не выдавать своего присутствия. Среди множества стеклянных контейнеров, заполненных водой, сложно было бы отыскать нужный, но мои глаза могли увидеть чакру в одном из них.
  - Суйгецу, я собираюсь выпустить тебя отсюда, - я разбил толстое стекло, и вода хлынула на пол.
  - Наконец-то свобода. - Хозуки принял человеческую форму и встал. - Не знаю, кто ты, но спасибо. Раз ты пришел сюда один, значит, тебе удалось убить Орочимару.
  - Меня зовут Учиха Саске. Ты, должно быть, слышал обо мне.
  - Учиха? Не тот ли, чье тело так мечтал заполучить Орочимару? Хотя уже не важно. Зачем я тебе понадобился?
  - Я собираю самых сильных бойцов здесь. Ты пока первый.
  - Первый? Кто еще будет?
  - Карин и Джуго.
  - Они мне не нравятся, вряд ли мы поладим.
  - Поладите. Вы у меня скоро вообще лучшими друзьями станете.
  - Ха-ха, что-то не верится, - Суйгецу мгновенно переместился мне за спину и прижал палец к виску. - Давай сразу кое-что проясним. То, что ты одолел Орочимару, не делает тебя сильнее меня. Тебе просто повезло. Но сейчас преимущество у меня.
  Я вздохнул. Так и знал, что без этого не обойдется.
  - Суйгецу, посмотри на себя.
  Хозуки в этот момент вдруг обнаружил, что прижимает палец к собственному виску, а я стою в нескольких метрах от него.
  - Что?! Гендзюцу? Это и есть та сила, ради которой Орочимару так хотел тебя заполучить?
  - Не только. Ты себе и представить не можешь, на что способны эти глаза.
  - Ладно, я пойду с тобой, но сначала...
  - Сначала оденься, - перебил его я. А то моя женская ипостась уже начала думать, что этот парень довольно симпатичен, да еще и блондин с сиреневыми глазами. Да и эти его клычки весьма интересно смотрятся... - Идем уже отсюда.
  Я отвернулся и направился к выходу. Через пару минут ко мне присоединился Суйгецу, к счастью, уже одетый. Чувствую, пора выгулять мою женскую ипостась, а то еще накинусь на кого, и вряд ли это будет Карин.
  - Я слышал, это ваша команда одолела моего семпая Забузу Момоти?
  - Он жив. Я забрал его меч в обмен на жизнь. Возможно, вы даже встретитесь в скором времени.
  - Что?!
  Я молча материализовал перед ним Обезглавливатель. Мой внутренний хомяк до глубины души возмутился таким расточительством, но поделать ничего не мог.
  - Откуда ты узнал?..
  - Ты же из клана Хозуки, твой старший брат был одним из семи легендарных мечников Тумана. Ты ведь тоже тренировался владеть Великими Мечами.
  Я решил пока промолчать, что у меня было целых четыре меча, боюсь, хомяк не простит мне такого предательства. Он-то для нового пополнения коллекции оружия уже и место присмотрел во внутреннем музее.
  До южного убежища, где заправляла Карин, добираться пришлось несколько часов. Девушка встретила нас почти у самого входа, заранее почувствовав приближение.
  - Учиха Саске... Это и вправду ты. Раз ты здесь, значит, Орочимару мертв.
  Тут в разговор влез Суйгецу, впрочем, я и не возражал, мне же меньше напрягаться. Карин вначале отказывалась присоединиться к нам, но когда я отправил Хозуки выпустить пленников, она моментально заперла дверь и попыталась меня соблазнить. Не то чтобы это было сложно, но с сокомандниками лучше не заводить настолько близких отношений.
  - Карин, вообще-то мне от тебя кое-что нужно.
  - Для тебя что угодно, Саске-кун, - девушка прижалась к моему плечу, влюблено заглядывая в лицо. - Чего же ты хочешь?
  - Два литра твоей крови.
  От ответа глаза Карин удивленно расширились. Ну да, довольно странная просьба. Но на основе ее крови я рассчитываю создать клонов, обладающих ее сенсорными способностями, так как мои собственные возможности в этом плане совершенно не впечатляют.
  - Не волнуйся, они мне нужны не сразу, можно постепенно давать понемногу. Или я сам мог бы тебя кусать, - я коснулся ладонью ее щеки, и скользнул пальцами вниз, огладив шею.
  - Я... - Карин сглотнула, словно у нее пересохло в горле. - Да, я согласна.
  Она потянула вниз молнию на кофте, обнажая плечо и шею, сплошь покрытые следами укусов.
  - Вот же варвары, испортили такую красивую кожу. Я обещаю быть намного нежнее.
  Карин задрожала и покраснела еще сильнее, ощутив мои губы на своей шее. Я чуть изменил собственные клыки, сделав их острее, чтобы кусать было легче, и приступил к действу.
  Судя по аниме, Карин ловила кайф, когда ее кусали, ну по крайней мере, когда это делал Саске, а теперь я еще с помощью гендзюцу усилил приятные ощущения. Девушка была просто в экстазе, и весь остальной мир ее сейчас мало интересовал. Поэтому она даже не заметила, когда дверь развалилась на несколько кусков, и в комнату ввалился Суйгецу.
  - Что это вы делаете? - он замер на пороге, увидев необычную сцену.
  Я сделал еще пару глотков и только тогда оторвался. Карин к этому моменту уже успела потерять сознание, но явно не от потери крови - на ее щеках все еще горел румянец, а на губах сияла блаженная улыбка. В качестве вампира я пробовал себя впервые, но у меня определенно талант. Заживив две круглых ранки и застегнув молнию на ее кофте, я обратил все внимание на второго члена команды.
  - Короче, Карин идет с нами. Кстати, Суйгецу, у тебя вообще кровь есть? Или только вода? Если есть, то выдели немного на благо науки.
  Парень схватился за шею и сделал несколько шагов назад.
  - Зачем тебе?
  - Не нервничай так. Если не хочешь делиться, то не надо. Я не настаиваю, мне и Карин хватит, - успокоил я его.
  - Ты питаешься кровью? - с легким любопытством спросил Хозуки.
  - Нет, мне просто вкус нравится, - усмехнулся я в ответ.
  - Эээ... понятно...
  - Да шучу я. Кровь мне для техники нужна. Хотя обычно я использую сердца, но не убивать же вас ради этого?
  Я похлопал по щекам Карин, приводя ее в чувство, и спросил, не осталось ли на базе кого живого. Девушке потребовалось несколько минут, чтобы сосредоточиться, но она смогла определить, что кроме нас тут никого больше нет.
  Мы поднялись на поверхность, и я призвал сразу четырех клонов со стихией земли. Здесь работы было больше, чем в прежних убежищах. Нужно было не только сравнять с землей все постройки, но еще и проследить, чтобы никто не мог добраться до содержимого могил, во множестве разбросанных по территории. Мне совсем не хотелось, чтобы какой-нибудь безумный последователь Орочимару получил доступ к измененному генетическому материалу бывших подопытных. Конечно, оставались еще отпущенные заключенные, на которых тоже ставили опыты, но убить их всех только для того, чтобы не допустить утечки информации, мне совесть не позволила.
  Закончив с этим, я возвел пятиметровый черный обелиск как память жертвам экспериментов Орочимару. У многих из них даже имени не было, лишь порядковые номера, поэтому на передней грани обелиска шел длинный, на несколько сотен перечень цифр.
  У подножия памятника я положил прихваченную в лаборатории шкурку белой змеи, которая была талисманом Орочимару.
  - Впечатляет. Столько стараний ради каких-то неудачников.
  - Суйгецу, ты же не хотел бы, чтобы после смерти вообще не осталось памяти о тебе, пусть даже в виде надгробия? - я пожал плечом. - Хотя бы такую малость я могу для них сделать.
  Мы втроем отправились в северное убежище. С Джуго я особенно церемониться не стал, как только открылась дверь в его камеру, сразу же обездвижил с помощью гендзюцу и подавил действие проклятой печати. Придя в себя, Джуго немедленно потребовал, чтобы его опять заперли в камере и вообще оставили в покое.
  - Сидя здесь, свое безумие ты контролировать не научишься. Тебе необходимо пройти тренировки режима отшельника, чтобы суметь удерживать в балансе природную чакру с духовной и телесной составляющими. Возможно, обитатели горы Мьебоку смогут тебе с этим помочь. А пока я сам буду тебя сдерживать.
  Джуго немного подумал и вышел наружу. Из воспоминаний Кабуто я знал, что Кимимару, который был его единственным другом, умер от отторжения проклятой печати ненамного позже, чем в каноне. Так что парня тут ничто не держало, а идея научиться контролировать собственную жажду крови показалась ему очень соблазнительной. Из всей этой компании Джуго бы мне больше всех понравился - спокойный, тихий, зверушек любит - если бы не превращался периодически в психа, одержимого жаждой крови. Но делать нечего, придется их за собой тащить, правда, я пока не решил, куда именно. Сразу в Коноху возвращаться не стоит, мало ли что эти буйные там натворят, пусть сначала привыкнут жить в обществе нормальных людей.
  - Так для чего ты нас всех собрал? - спросил Суйгецу, когда мы покинули очередную базу Орочимару.
  Я посмотрел в небо, надеясь, что на меня снизойдет вдохновение. Не снизошло. Пришлось импровизировать самому.
  - Скоро начнется четвертая мировая война шиноби, и я собираюсь в ней не просто поучаствовать, но и оставить заметный след. Однако в одиночку это будет довольно проблематично, поэтому мне нужна команда.
  - Я не хочу участвовать в войне! У меня вообще другие планы! - возмутился Суйгецу, остальные просто удивились.
  - Придется, - усмехнулся я. - Война все-таки мировая, спрятаться не получится. Да и не думаю, что захочется. Вы все, наверное, уже слышали про Акацуки. Их лидер хочет собрать всех биджу и воссоздать десятихвостого, а потом с помощью его силы погрузить мир в грандиозное гендзюцу. И может так случиться, что в этом новом мире вы будете вообще не нужны, и вас просто сотрет. Или поменяет личность на противоположную. Ты, например, начнешь бояться воды и ненавидеть оружие, Карин станет заучкой и не будет интересоваться ничем, кроме книг, а Джуго превратится в... даже не знаю, у него и так уже раздвоение личности, не представляю, в какую сторону его качнет. Может, станет дознавателем в пыточной, или начнет цветы выращивать.
  - Откуда ты столько знаешь о планах Акацуки?
  - Я почти три года на них работал.
  - Точно! Вспомнил, в Акацуки вроде бы и правда какой-то Учиха был. Но его, кажется, звали по-другому.
  - Итачи Учиха, мой старший брат.
  - Итачи Учиха? - переспросила Карин. - Разве это не он уничтожил свой клан и стал нукенином?
  - Он. Благодаря его стараниям, во всем мире осталось в живых только три представителя нашего клана.
  - Но... тогда получается, он убил твоих родителей и всех родственников. Разве ты его не ненавидишь? - осторожно спросила девушка.
  - Это было давно. К тому же у него были веские причины. Да и уничтожил он только половину клана. Остальных добил ученик легендарного Мадары Учиха. А если даже один из основателей хотел уничтожить свое детище, то значит, действительно есть за что. И давайте закроем тему, это далеко не самые приятные воспоминания моего детства.
  Некоторое время мы шли молча, а потом Суйгецу снова не выдержал неизвестности:
  - Куда мы сейчас идем?
  - В ближайший город. Нужно закупить все необходимое и заодно немного отдохнуть.
  Удачно, что как раз в этом городе живут Мэй и Рэй. А может, это перст судьбы или что-то вроде того. В любом случае пора немного отдохнуть и выпустить на прогулку женскую ипостась. А эти двое уже знакомы со всеми моими "заскоками".
  По дороге Карин и Суйгецу постоянно переругивались, иногда девушка не выдерживала и пускала в ход кулаки, а силой ее, похоже, творец не обидел. Голова Суйгецу после такого разлеталась брызгами воды и быстро собиралась обратно, впрочем, не заметно, чтобы это его вообще беспокоило. Он все так же продолжал ее дразнить и огребал раз за разом.
  - Вы прямо как супружеская пара после двадцати лет брака, - поддел их я. - Так азартно ссоритесь, заслушаться можно.
  - Что?! - хором закричали они. - Никогда!
  - Да чтобы я с этим уродом!.. - возмутилась Карин.
  - Да чтобы я с этой дурой!.. - вторил ей Суйгецу.
  - Вы уже говорить начали хором, - ухмыльнулся я. - Карин, ты так часто его бьешь, что это больше похоже на подсознательное желание прикоснуться.
  - Так это ты на меня запала? - засмеялся Суйгецу и тут же схлопотал мощный удар в солнечное сплетение от покрасневшей девушки.
  - А ты, Суйгецу, постоянно ее провоцируешь и от ударов даже не уклоняешься. Такое ощущение, будто тебе это нравится.
  - Нет! Да ни за что! - парень даже отпрыгнул подальше от Карин. - Я ее терпеть не могу!
  Эти двое с неприязнью взглянули друг на друга и отвернулись в разные стороны.
  - Да что вы как в детском саду. Это там было нормально дразнить понравившуюся девочку и дергать ее за косичку. Но сейчас-то мы больше не дети. И кстати, пары садист-мазохист самые крепкие.
  - Нет!!! - снова хором воскликнули Карин и Суйгецу.
  - Опять одновременно ответили, - хмыкнул я. - И что-то уж слишком яростно вы все отрицаете. Как говорится, от любви до ненависти один шаг, причем в обратную сторону это правило тоже работает. Мы ведь шиноби, а значит, смерть может прийти за нами в любой момент. И лучше честно говорить о своих желаниях, чем потом умереть, сожалея о неслучившемся.
  - Саске-кун, а какие девушки тебе нравятся? - Карин моментально нашла повод сменить разговор.
  - Мне нравятся милые, тихие и скромные. Которые никогда не повышают голос и не устраивают скандалов. Одним словом те, что могут стать идеальными женами. Но при этом они должны быть еще и сильными, если не физически, то духовно. Еще мне нравятся совершенно безумные девушки, с которыми никогда не знаешь, что получишь в следующий момент - поцелуй или мышьяк в чай.
  - Ха-ха-ха, Карин, ты точно в пролете, - рассмеялся Суйгецу, за что моментально получил ногой с разворота.
  - Захлопнись, придурок! - сердито рявкнула обиженная девушка.
  - Ладно-ладно, что-то ты совсем разошлась, - парень примиряюще поднял руку.
  На подходе к городу, я еще раз напомнил всем о правилах поведения в обществе:
  - Никого не убивать, драк не затевать, даже если вас пытаются спровоцировать. Вести себя тихо и смирно, мебель не ломать и двери не вышибать. Кто будет плохим мальчиком - останется ночевать на улице, а всех остальных приглашаю на горячие источники.
  - Горячие источники? - моментально заинтересовалась Карин и слегка покраснела, уж не знаю, чего она там навоображала.
  - Хозяева гостиницы - мои друзья, так что постарайтесь вести себя прилично хотя бы ради меня.
  Как всегда, Мэй и Рэй устроили мне бурную встречу.
  - Саске! - Мэй добралась до меня первой и с разбегу повисла на шее, целуя в губы.
  - Что? Это еще кто такая? - до глубины души возмутилась Карин, увидев подобное непотребство.
  Но ответить было некогда, потому что до меня добралась и Рэй, которая поприветствовала точно таким же способом.
  Мэй и Рэй - близняшки, на два года меня старше. В тринадцать лет они потеряли родителей, но молодцы, не сдались, и сумели унаследованную гостиницу не только сохранить, но и улучшить. Я с ними познакомился совершенно случайно, когда в перерыве между двумя заданиями Акацуки хотел поразвлечься. А в следующий раз, снова оказавшись в этом городе, нашел их уже целенаправленно. Мэй и Рэй похожи друг на друга настолько, что их только шаринганом можно различить, да еще и носят одинаковую одежду, чтобы вводить окружающих в заблуждение. Друг друга они понимают с полувзгляда, и иногда даже заканчивают фразы по очереди. Мэй и Рэй веселые и абсолютно безбашенные, с ними не соскучишься. Скорее, это после общения с ними приходится некоторое время в себя приходить в тишине и спокойствии.
  - Тебя так долго не было, - надула губки Мэй.
  - Совсем о нас позабыл, - вторила ей Рэй.
  - Я попробую исправиться, - произнес я, но каждый из нас прекрасно понимал, что все останется по-прежнему.
  - Позвольте представить вам мою команду, - я, наконец, вспомнил об остальных и отцепил от себя близняшек, уже пытавшихся стянуть с меня безрукавку. - Суйгецу, Карин и Джуго. И мы все устали и проголодались с дороги.
  Нас быстро разместили по комнатам и дали время привести себя в порядок, пока готовится праздничный обед.
  Я как раз вышел из душа, когда в мою комнату проскользнула Карин в одном полотенце.
  - Саске-кун, я просто хотела спросить, кто тебе эти девушки, - куноичи изобразила смущение, но от желания услышать ответ у нее чуть ли не уши шевелились.
  - Мои любовницы, - я решил не ходить вокруг да около. Возможно, Карин это отпугнет, и она забудет о своей влюбленности в меня. - А всего их у меня одиннадцать, по одной в каждом городе, где я раньше часто бывал.
  "Так, похоже, Карин в шоке", - подумал я увидев остановившийся взгляд девушки.
  - Ах ты, коварный изменник! - на пороге возникла Мэй, разыгрывая праведный гнев. - Обманывал бедных несчастных нас, а сам крутил на стороне? Сейчас возьму и тоже тебе рога наставлю, хотя бы с тем симпатичным парнем с огромным мечом. Впрочем, рыженький тоже ничего.
  - С рыженьким поосторожнее, он иногда ни с того ни с сего превращается в монстра, одержимого жаждой убийства. Так что изменять придется под моим присмотром.
  - Ой, бедненький, - Мэй сочувствующе вздохнула. - Я собственно, зачем зашла. Обед будет готов через пять минут, поторопитесь.
  С этими словами девушка вышла, оставив Карин еще более удивленной.
  - Я думала... - куноичи замолкла на полуслове.
  - Что? Ожидала увидеть скандал? На самом деле, они прекрасно понимают, что от меня ничего не стоит ждать - ни чувств, ни верности. А сейчас я собираюсь переодеться, - непрозрачно намекнул я.
  Карин сообразила, что я имел в виду, только когда я потянулся к полотенцу на бедрах, и покраснев еще сильнее, выскочила за дверь.
  Сегодня повар превзошел сам себя, ну или я просто был настолько голоден, что вся пища казалась мне необычайно вкусной. Рэй рассадила нас всех за одним большим столом, ломившемся от деликатесов. Похоже, моя новая команда не ожидала такой роскоши, да и большинство блюд они видели в первый раз. Да уж, Орочимару своих подопытных не баловал, не умерли от голода - и ладно.
  - Ого, ничего себе, - Суйгецу окинул взглядом стол.
  - Ну, иногда от того, что ты последний в роду, тоже бывает польза, - я криво усмехнулся. - Все наследство досталось мне, правда, счет в банке я так и не заполучил.
  - Давайте хорошенько отпразднуем то, что вы стали одной командой, - хлопнула в ладоши Мэй и попыталась разлить всем по чашкам саке.
  - Вообще-то никому из нас еще нет двадцати, так что никакого спиртного! - остановил я ее.
  - Эээ? Раньше тебя такие мелочи не волновали.
  - Это было раньше, а сейчас я лидер и должен подавать положительный пример.
  - Понятно, - слегка удивленно произнесла Рэй и даже отставила собственную чашку. - Кажется, ты все-таки повзрослел и стал более ответственным.
  Мэй и Рэй свое дело знали отлично и развлекали гостей разговорами и шутками. Даже Карин, с первого взгляда невзлюбившая близняшек, постепенно оттаяла и начала смеяться.
  
  
  
  ***
  
  
  - Неплохо ты устроился, - с отчетливо слышной завистью произнес Суйгецу, когда следующим утром наша команда собралась за завтраком. - Карин тут болтала, что у тебя одиннадцать любовниц... Эй!
  Покрасневшая от возмущения девушка в этот момент с такой силой пнула его под столом, что наш завтрак чуть не оказался на полу.
  - Заткнись, идиот!
  - Правда. Но на самом деле, это просто защитный механизм в генах срабатывает. Я ведь последний в роду, поэтому инстинкты настойчиво требуют от меня размножаться. И если я их игнорирую, то становлюсь немного неадекватным. - Я мило улыбнулся своим сокомандникам. - Сегодня мне, по крайней мере, не хочется сделать ни с кем из вас ничего... странного.
  - В смысле? - Суйгецу даже отодвинулся подальше.
  Джуго внешне никак не отреагировал на это заявление, а вот Карин, кажется, заинтересовалась.
  - Расслабься, - хмыкнул я. - У меня все под контролем.
  - И все-таки, что ты имеешь в виду под "странным"? - продолжил выспрашивать Хозуки.
  Я сделал глоток чая, задумчиво его рассматривая. Сказать или не сказать? Вот в чем вопрос. С одной стороны - мы все должны узнать друг друга получше, а с другой - как бы они не разбежались с воплями ужаса, когда я им о себе поведаю. Хотя... рядом с Джуго сидят и вроде бы ничего.
  - Ладно, расскажу. Вы слышали о "Безумном коллекционере"?
  - Это не тот, который своим противникам сердца вырывал голыми руками? - спросила Карин. Похоже, она сама не была уверена, что действительно хочет знать ответ на этот вопрос. - Он вроде бы еще на Акацуки работал.
  - Точно. Ну, в общем-то, это я и был. Так что под "странным" я подразумевал именно это.
  Некоторое время стояла полная тишина. Похоже, сокомандники пытались соотнести меня с образом кровавого маньяка, которым прослыл Коллекционер.
  - И это ТЫ запрещал мне убивать противников? - возмутился Суйгецу.
   - Я против бессмысленных смертей. Убивать людей можно, если только это принесет выгоду. Например, все, кто умер от моей руки, не просто стоили много денег, но и помогли мне улучшить мои навыки. А кроме того, я еще и коллекцию пополнил. Как видишь, тройная выгода. Поэтому я и был против убийств тех несчастных, которым всего лишь не повезло оказаться на твоем пути.
  - Хочешь сказать, никогда не убивал тех, кто тебя раздражает? - недоверчиво спросил Хозуки.
  - Хмм... Нет. Даже Орочимару, с которым у меня были давние счеты, я не просто так убил, а выполняя миссию Конохи. Жаль, нельзя было еще и его тело на черном рынке сбыть, потому что ничего не осталось.
  - Разве ты не нукенин? - удивилась Карин.
  - Нет. И вскоре я собираюсь вернуться обратно. Думаю, Хокаге-сама не будет против, если к Конохе присоединятся еще три сильных шиноби.
  - У меня в планах не было присоединения к какой-то деревне! - возмутился Хозуки.
  - Ну конечно, у тебя в планах - выполнение безумной идеи о создании отряда из семи мечников Тумана. И ты собираешься всю жизнь скитаться по миру, пытаясь осуществить свою глупую детскую мечту. А потом сдохнуть во время очередной стычки, и не оставить после себя не то что памяти, но даже тела.
  - Откуда ты знаешь?! В смысле, тебе-то какое дело!
  - Я, как капитан, в некотором роде, чувствую за вас ответственность, так что собираюсь позаботиться о вашем будущем. К тому же, если у человека есть место, куда он может вернуться, он становится сильнее. Конечно, у принадлежности к какой-то деревне есть свои минусы, вроде военной обязанности и выполнения всяких скучных миссий, но плюсов все-таки больше. К тому же можно будет завести собственный дом, друзей, семью...
  В этот момент я создал трех клонов под хенге, чтобы проиллюстрировать свои слова. К Суйгецу подошла маленькая девочка лет пяти, с такими же светло-голубыми волосами и сиреневыми глазами, как у него. Не ней было розовое платьице, а на голове - два хвостика с заколками в виде клубничек.
  - Папочка, - и протянула к нему руки.
  - Что за хрень?! - Хозуки шарахнулся от нее, будто она была заразной.
  - Салочки! - радостно воскликнул ребенок и со смехом начал гоняться за ним.
  Как ни странно, некоторое время Суйгецу действительно от нее убегал, даже не думая атаковать. Потом опомнился, поймал за шиворот, и держа на вытянутой руке заливающуюся смехом девочку, вернулся к столу.
  - Убери это! - потребовал он, демонстративно встряхнув ребенка.
  - Еще! Еще! - хлопая в ладоши, попросила девочка.
  - Да у тебя талант с детьми обращаться, - похвалил я. - Похоже, она от тебя в восторге.
  Карин к этому времени тоже успела найти общий язык со вторым ребенком. Ей достался хорошенький мальчик с длинными красными волосами, характерными для большинства Узумаки; с острыми треугольными зубками, как у Суйгецу, и в матросском костюмчике. Картину дополняли очки на цепочке.
  Ребенок был очень симпатичным, к тому же он состоял из моей чакры, которая так нравилась Карин, поэтому она не смогла устоять и чуть не затискала малыша.
  - Кстати, вероятность того, что ваш ребенок будет выглядеть именно так, составляет семьдесят процентов, - намекнул я.
  Карин покосилась в сторону Суйгецу, как раз пытавшегося отцепить от себя разыгравшуюся девочку, и кажется, что-то для себя решила.
  
  
  В это время третий мальчик с рыжими волосами как раз поделился с Джуго леденцом на палочке и начал рассказывать, что родители не разрешают ему завести собачку. О том, что "собачка" обитает на Третьем Круге Ада, и вообще-то является двухметровым цербером, клон благоразумно промолчал.
  - Итак, что скажете?
  - Я согласна, - моментально ответила Карин, прижав к себе ребенка.
  - Я тоже, - произнес Джуго. - Но только если меня действительно научат контролировать жажду крови.
  - Да что с вами? - воскликнул Суйгецу, стараясь оторвать от себя разыгравшуюся малышку. - Кому это вообще нужно?
  - Ты просто боишься ответственности! - припечатала Карин. - Как только нужно взять на себя обязательства, ты сразу прячешься в кусты!
  Вот смотрю на них и умиляюсь. Они просто созданы друг для друга, даже ругаются так, будто давно знакомы, а не виделись всего пару раз во время экспериментов.
  - Да что это за ересь про детей? Кого это вообще волнует! - Хозуки, наконец, отцепил от своей одежды девочку. - И заберите уже кто-нибудь это от меня!
  - Дети - это очень важно, - наставительно произнес я. - Я вот уже придумал, как первенца назову. Да и список остальных имен у меня уже готов. Только вот с количеством жен никак не могу определиться - остановиться на трех, или все-таки четырех завести?.. Ладно-ладно, не смотрите на меня так, я пошутил.
  Я развеял клонов, и Хозуки с облегчением вздохнул, а Карин расстроилась, лишившись такой няшки для тисканья. Похоже, у нее только-только материнский инстинкт проснулся, как я всю малину обломал.
  - На сегодня у нас план действий такой - сейчас идем закупать снаряжение, а вечером отправимся на миссию, я уже подобрал нам подходящую.
  - И когда только успел, - недовольно пробормотал Суйгецу.
  - А я просто спать еще не ложился, - хмыкнул я. - Миссия простая - вернуть коллекцию старинных монет, похищенную бандой разбойников. Среди воров шиноби нет, но главарь банды умеет пользоваться чакрой. Единственная сложность в том, что грабители наверняка успели добычу не только разделить, но и припрятать. Наша задача отловить всех и собрать все монеты до последней. Поэтому убивать никого нельзя - во-первых, не хотелось бы, чтобы они унесли информацию в могилу, а во-вторых, это отличная возможность для вас потренироваться быть шиноби Листа, которые стараются избегать ненужных жертв.
  - Если убить одного - остальные станут послушнее, - внес контрпредложение Хозуки, но думается, ему просто хотелось сорвать на ком-то недовольство.
  - Давайте-ка, я расскажу вам одну историю, из которой явно следует, что убивать невинных людей - плохо. Итак... - я жестом волшебника взмахнул рукой, и на стене начали появляться картинки, иллюстрирующие мое повествование. - Однажды в Стране Дождя жил-был мальчик. Жил он не очень хорошо, так как шла третья мировая, и его родина стала ареной военных действий для великих стран. Поэтому кругом царила разруха и голод. Однако все было не так уж плохо - ведь у мальчика были дом и любимые родители. Но вот в одну ужасную ненастную ночь в их дом проникли двое шиноби из Конохи. На самом деле, эти ниндзя считали, что здание, как и соседние, заброшено, и просто искали провизию и ночлег. В темноте они приняли хозяев за врагов и убили их. Родители мальчика были обычными людьми и ничего не могли противопоставить шиноби. Ошибка быстро выяснилась, и коноховцы даже попытались извиниться перед ребенком, хотя в такой ситуации ничего глупее и придумать нельзя. Однако было уже поздно - смерть родителей пробудила у мальчика одно из трех великих додзюцу - риненган. Он убил шиноби, хотя потом даже не мог вспомнить, как это сделал... Вот так и началась история Пейна, которого сейчас считают лидером Акацуки, и который ближе всех живущих подобрался к божественной силе. Пейн одержим идеей заставить весь мир познать настоящую боль, и у него имеются прекрасные шансы исполнить эту свою мечту... И эту длинную историю я рассказал к тому, что если бы те двое шиноби не облажались, то вполне возможно, история сложилась бы совсем по-другому, и нам всем не грозила бы четвертая мировая.
  Иллюзия с громким хлопком исчезла, и внимательно смотревшие "мультик" шиноби перевели взгляды на меня.
  - Чтобы такое не повторялось, можно было просто убить всех родственников и друзей, да и вообще, свидетелей, - выдал Хозуки.
  Я изобразил фейспалм.
  - Сразу видно, что тебя Орочимару воспитывал, он, кстати, тоже предлагал убить сиротку, но его остановили. Суйгецу, вот скажи мне, ты чего такой кровожадный? Нет, я понимаю, что у тебя был трудный период в жизни, но это не повод на людей бросаться. Кисаме-семпай говорил, что ты в детстве был таким милым ребенком и вечно улыбался.
  - Ты знаком с Кисаме-семпаем? - перебил меня Хозуки.
  - Ну конечно, он же был напарником Итачи, а я постоянно рядом крутился. Ладно, сейчас важно другое. Просто запомните - никого не убивать.
  - Дурацкие правила, - пробурчал Суйгецу.
  - Привыкай, - посоветовал я. - И последнее, что вы должны знать. Я смертельно болен, и отойти в мир иной могу в любой момент.
  Я произнес это с милой улыбкой и сделал драматическую паузу. Мои сокомандники даже не сразу сообразили, о чем я, уж больно разительный был контраст между словами и выражением лица.
  - Что?! - первой отмерла Карин. - Это шутка? Я не чувствую в твоей чакре никаких изъянов, а при серьезной болезни они непременно бы появились.
  - Это не физическая болезнь, скорее психологическая, я с ней уже девять лет живу. Иногда я ни с того, ни с сего впадаю в кому. Впрочем, последний приступ был не так давно, поэтому в ближайшие полгода все должно быть нормально. Но если я все-таки вдруг отключусь, доставьте мое тело в Коноху. Наруто знает, что надо делать.
  - И ты доверил нам такую важную информацию о себе? - удивился Суйгецу. - Не боишься, что мы можем использовать ее против тебя?
  - Я доверил вам не просто информацию, а свою жизнь. А вообще привыкайте и к этому. Раз уж мы теперь одна команда, то в любом случае доверяем свои жизни друг другу.
  Похоже, всем троим эта мысль не понравилась и они недовольно переглянулись. Но в любом случае, выбора у них не было.
  Поход в специальный магазин для шиноби не занял много времени. Единственную сложность вызвал подбор одежды для Джуго, все-таки он необычайно высокий для этого мира, хотя среди шиноби кого только не встретишь. Миссия по поимке бандитов была сама по себе несложной, особенно со способностями Карин. Ее дар сенсора смог с легкостью найти скопление людей даже в самом густом лесу, так что обнаружить банду удалось быстро. Куда большие сложности вызвала поимка разбойников живьем, у каждого из троицы были с этим проблемы. И если Карин в этот раз не использовала свои атакующие техники, сосредоточившись только на отслеживании беглецов, то вот Суйгецу и Джуго пришлось непросто. Хозуки со своим огромным мечом только каким-то чудом не прибил насмерть ни одного человека, а Джуго, стаскивавший вырубленных противников к Карин, вдруг ни с того ни с сего впал в ярость, и я еле успел усмирить его прежде, чем он превратил кого-нибудь в кровавое месиво.
  Отловленных разбойников связали и растрясли на предмет украденных монет. Те сперва пытались отмалчиваться, но Суйгецу так убедительно пообещал вырвать и сожрать их сердца, что бандиты начали колоться один за другим. Похоже, Хозуки проникся новостью, что я тот самый "Коллекционер", раз уж она его на такой удачный экспромт вдохновила.
  Банду в полном составе сдали властям, и несчастные разбойники, всю дорогу выслушивавшие рассуждения Суйгецу на тему: "Что я сделал бы с такими бесполезными кусками мяса", обрадовались местным полицейским как родным. Миссия была завершена в тот же день, и вечером мы уже вернулись в гостиницу. После ужина я решил подвести итоги:
  - Итак, если бы не мое вмешательство, вы втроем завалили бы даже такую простую миссию, - заявил я и полюбовался на вытянувшиеся лица сокомандников.
  Они-то считали, что раз я ничего не сказал сразу, то все в порядке. Но прежде, чем они начали возражать, я продолжил речь.
  - Но так как все кончилось благополучно, я не стану в этот раз придираться. Поэтому поздравляю с первой совместной миссией.
  Я раздал им сегодняшний гонорар, разделенный на три части.
  - Ого! Я думал, будет меньше, - Суйгецу заценил размеры своего первого официального заработка.
  - Ну, я ведь только наблюдал, - я пожал плечами. - И если честно, увиденное меня совершенно не обрадовало. Прежде чем переходить к более серьезным противникам, придется потренироваться на чем-нибудь простом и отработать командное взаимодействие. И в будущем я не буду так мягок, а за каждую ошибку последует наказание.
  Троица хмуро переглянулась, и Суйгецу, как самый любопытный, осторожно поинтересовался:
  - И что это будет за наказание?
  - Накосячишь - и узнаешь, - улыбнулся я. - Скажу только, что мне будет очень весело.
  Все трое синхронно отодвинулись от меня подальше. Хм, кажется, навык командной работы у них все-таки начал появляться.
  - Да ладно вам, это будет не так уж страшно. Я не одобряю физические методы воспитания. Только психологические, в конце концов, я же специализируюсь на гендзюцу. Так что больно не будет. Ну, почти не будет.
  Похоже, эти слова никого не убедили в моей "пушистости", и сокомандники не спешили вернуться на свои места. Я не стал настаивать. Раз уж страх передо мной может их сплотить, то пусть боятся дальше.
  
  
  
  ***
  
  
  На следующий день мы выполнили еще одну простенькую миссию, через день - следующую, и на этом задания для шиноби в городке закончились. Но команда не сработалась до конца, дальше использования способностей Карин для обнаружения противника они так и не продвинулись. Впрочем, немного времени на "сработку" у нас еще было. Ведь я хотел привести к Хокаге "на смотрины" не трех шиноби с сомнительным прошлым, а сильную слаженную команду. Конечно, в Коноху кого попало не принимают, но вскоре намечается нападение Акацуки, и если троица сможет завалить хоть одного Пейна, это зачтется им жирным плюсом.
  Поэтому мы отправились в ближайший крупный город, до которого было несколько часов на привычной для шиноби скорости. Но на полпути я притормозил их, и попросив Карин убедиться, что вокруг нет посторонних, объявил тренировку. Место нам попалось удачное - небольшая поляна, окруженная деревьями, а неподалеку - река.
  - Итак, объясняю правила. Сражаться можете так, будто хотите убить нападающего, главное, друг друга не заденьте. Карин, это и тебя касается. В обычных боях ты не участвуешь, но я знаю, что у тебя есть довольно мощные атакующие техники, и сейчас хочу посмотреть на них.
  Я создал клона на основе крови Карин, которую она исправно давала мне каждый вечер, и отправил его следить за местностью, чтобы нежданные гости не могли нам помешать. Конечно, до сенсорных способностей девушки ему было далеко, но предупредить вовремя он сможет. Однако, умники из ИВМ не оставляли надежды прокачать его умения до более высокого уровня.
  - Этого клона не трогать, он следит за обстановкой. Сражаться вы будете против моего призыва, - я сложил печати и создал видимость выполнения техники, материализовав Принцессу.
  Монстр решил продемонстрировать себя во всей красе - наклонив голову и почти припав на передние конечности, широко распахнул пасть и выдал волну ультразвука, действующую наподобие ки. Мою команду моментально словно сдуло ветром, но клон сообщил, что они в пределах прямой видимости. Я погладил Принцессу по вытянутому черепу, на что она в ответ приветственно помахала хвостом.
  - Итак, ваша задача - убить эту милую зверушку, - вслух сообщил я сокомандникам.
  "Зверушка" в ответ зашипела и попыталась меня тяпнуть, но я увернулся.
  - Форы вам даю пять минут. И в качестве бонуса сообщаю, что она может пользоваться техниками, правда, с ее скоростью они ей не особенно нужны. Начали!
  Как только прозвучало последнее слово, сокомандники рванули от меня еще дальше. Надеюсь только, не сбегут совсем. Впрочем, клон сообщил, что они собрались вместе и что-то обсуждают. Принцесса нетерпеливо приплясывала на месте, желая броситься вдогонку, но я ее удерживал, честно давая троице время на подготовку.
  - Смотри, не помни их слишком сильно. Они мне целыми нужны.
  - Вылечишшшшь ессссли чшшшто, - прошипела-просвистела Принцесса.
  - Хотя бы кислотой не плюй прицельно.
  - Пфшшш... Время вышшшло!
  Монстр ломанулся прямо сквозь кусты, и я закричал ему вслед:
  - Деревья не ломай! Гринписа на тебя нет!
  Создав глайдер, я взлетел повыше и отправился следить за боем. Суйгецу, молодец, быстро сообразил, что вода даст ему преимущество, и теперь команда поджидала монстра на берегу реки. Они даже несколько ловушек поставить успели, но Принцессе взрывная печать - как слону дробинка. Похоже, слажено работать в команде троица могла только перед лицом смертельной опасности, а я как-то запамятовал им сказать, что Принцесса их не убьет. Зато и результаты тренировки мгновенно подскочили вверх, теперь шиноби начали понимать друг друга чуть ли не с полувзгляда.
  Суйгецу погрузился в реку, создав вокруг себя мощную оболочку из воды, а Карин и Джуго старались держаться поблизости, атакуя монстра своими техниками. Причем Хозуки страховал их, создавая защитные стены из воды или заставляя ноги Принцессы "увязнуть" в поверхности реки. Кроме того, он мог придать сокомандникам дополнительное ускорение для удара, подтолкнув их водой в нужном направлении. В таких условиях троица вполне успешно могла противостоять стремительным атакам монстра, а приноровившись друг к другу, даже сумела обездвижить его и убить. Карин использовала свое дзюцу, создававшее длинные гибкие жгуты из чакры, и скрутила ими Принцессу. Джуго частично трансформировался, изменив собственное тело в нечто невообразимое, но благодаря этому он смог удерживать хвост чужого. А Суйгецу отсек голову монстра и недовольно выругался, когда заметил, как оплавилось лезвие Обезглавливателя.
  - Молодцы, - я завис над полем боя и зааплодировал.
  Ответом мне стали совершенно недружелюбные взгляды, поэтому спускаться вниз я не спешил.
  - У вас наконец-то получилось работать, как одна команда, поэтому вы и смогли победить. В одиночку ни один из вас Принцессу одолеть бы не смог.
  Что-то мои слова их совершенно не порадовали, поэтому взгляды стали еще более мрачными.
  - Да ладно вам, чего такие хмурые? У вас, наконец, начало что-то получаться, так что побольше энтузиазма.
  - Да твоя тварь нас чуть не убила! - воскликнул Хозуки. - Чему тут радоваться.
  - Ну так не убила же. - Я радостно улыбнулся. - Неужели вы, правда, думаете, что я стал бы столько времени возиться с вами, чтобы потом позволить прикончить вас на первой же тренировке?
  - Если ты так уж хочешь добиться командной работы, то почему сам с нами не тренируешься?
  - Вот поэтому, - я активировал шаринган и моментально поймал всех троих в обездвиживающее гендзюцу. - Или поэтому.
  Мои клоны мгновенно возникли за спинами шиноби и приставили копию Кусанаги им к горлу. Никто даже дернуться не успел.
  - Нескромно с моей стороны говорить такое, но всерьез мне противостоять может только кто-то уровня Каге, - я развеял клонов.
  - Тогда мы-то тебе зачем сдались? - недовольно пробормотал Суйгецу, непроизвольно потирая шею.
  - Ну не могу же я разорваться и быть во всех местах одновременно?
  "На самом деле могу, клонов-то никто не отменял, но вслух этого лучше не говорить".
  - Так, сегодня все хорошо поработали. Осталось только закрепить пройденный материал на практике. Выполним еще парочку легких миссий и будем считать, что вы готовы ко встрече с серьезным противником.
  - Это с кем?
  - С сильнейшими шиноби этого мира. Жаль, что между ними турниры не проводят, интересно было бы посмотреть. И первым будет Пейн - якобы лидер Акацуки. Чего это вы так побледнели? Не волнуйтесь, наша задача - всего лишь проверить свои силы. Скорее, придется стараться НЕ убить его, чем наоборот.
  - Да ты чертов псих, - еле слышно пробормотал Суйгецу, недоверчиво глядя на меня.
  - Неужели ты только что это заметил? - ухмыльнулся я. - Ладно, перерыв окончен. Доберемся до города, и там нормально отдохнете.
  - Но мы еще не восстановились после боя! - тут возмутилась уже Карин, которая выглядела мокрой и немного потрепанной.
  Джуго ничего не сказал, но сегодня он впервые смог более-менее сохранить разум при трансформации, ну по крайней мере, не пытался напасть на сокомандников и атаковал только Принцессу. Однако, похоже, это нелегко ему далось.
  - Ладно, - я вздохнул и создал три глайдера. - Забирайтесь, можно ехать сидя, только не забудьте чакрой приклеиться.
  - Ого, - Суйгецу первым оценил комфортность такого передвижения. - И почему мы не всегда так путешествуем?
  - Может, тебя еще и на ручках понести? - насмешливо приподняв бровь спросил я.
  - Н-нет! - Хозуки так от меня шарахнулся, что чуть с глайдера не свалился.
  - Да ты не стесняйся, обращайся, если вдруг ножки устанут, - продолжил настаивать я.
  - Я понял! Все, вопрос закрыт! - Суйгецу даже подергал крылья в тщетной попытке отлететь подальше от добродушно улыбающегося меня, но глайдер-то управлялся моей волей.
  На подлете к городу я поинтересовался у сокомандников:
  - Вы как хотите отпраздновать первую удачную тренировку? В ресторан пойдем или сразу в гостиницу и уже там отметим?
  - В гостиницу! - моментально ответила Карин, до этого безуспешно пытавшаяся пригладить растрепанные ветром волосы.
  Похоже, троица не ожидала, что я снова начну баловать их деликатесами, но кажется, теперь суровая тренировка была мне окончательно прощена. В этом городе у меня "друзей" не было, так что всю ночь я просто спал, зато ранним утром отправился в местную администрацию и подобрал команде очередную миссию.
  Да уж, после первой удачной тренировки шиноби расслабились слишком сильно, и накосячили в простейшем поручении. Нам было нужно выловить мелкую банду, промышлявшую на дороге к городу, и сдать ее в руки закона, но Суйгецу не рассчитал силу и прикончил двоих. Под моим внимательным взглядом он начал было говорить, что они сами виноваты, но быстро замолк. Не зря я итачин тяжелый взгляд в свое время шаринганом скопировал, да и немного ки не лишними оказались.
  За всю дорогу до гостиницы я так и не произнес ни слова, так что занервничали даже Карин с Джуго, и начали посматривать на Суйгецу как на покойника.
  - Да не виноват я! - наконец не выдержал напряжения и завопил Хозуки, когда мы уже подходили к нашим комнатам. - Они сами под меч полезли!
  - Я, знаешь ли, тоже там был и все видел, - мрачно произнес я. - Карин, Джуго, вы могли не допустить этого, но ничего не предприняли.
  - Но... - попыталась что-то сказать девушка, однако я жестом прервал ее.
  - Мне, в общем-то, плевать на жизни тех двух неудачников, да и не в них дело. Дело в том, что вы не выполнили задание так, как нужно. Следовало бы наказать всех троих, но на первый раз ограничусь только Суйгецу.
  Я активировал шаринган и погрузил Хозуки в одно очень сложное гендзюцу. Оно не только действовало на жертву, заставляя ее видеть и ощущать то, что я хочу, но еще и создавало вокруг нее что-то вроде хенге, чтобы и окружающие видели то же самое.
  - Я не... - Суйгецу хотел предпринять последнюю попытку оправдаться, но я уже отключил додзюцу и весело ему улыбнулся.
  - Готово.
  - Что?! Но... - и только тут Хозуки заметил, что с его голосом что-то не так. - Что происходит?!
  Карин и Джуго в шоке вытаращились на сокомандника, и выражения их лиц Суйгецу совершенно не понравилось.
  - Чего уставились? На что вы смотрите?
  Рядом зеркал не было, но Хозуки мог рассмотреть собственные руки - маленькие ладошки, тонкие пальчики с перламутрово-розовыми ногтями. Затем в панике ощупал собственное лицо, волосы, сейчас повязанные двумя шелковыми ленточками, и вцепился в подол пышного, в оборочках и бантах, платья.
  - Что ты со мной сделал?! - завопил он.
  - Превратил в девочку-волшебницу, - хмыкнул я, с удовольствием разглядывая новый облик мечника.
  Все-таки, это гендзюцу - настоящий шедевр. Далеко не каждый мастер-иллюзионист сможет повторить подобный трюк - убедить здорового семнадцатилетнего парня, что он десятилетняя девочка. Большинство гендзюцу разрушается, как только жертва заподозрит подвох, а мое продолжает действовать, причем не только на Суйгецу, но и на всех, кто его увидит. И кстати, иллюзия обманывает не только зрение, но и все остальные органы чувств, так что даже на ощупь не удастся опознать Хозуки, как мальчика. Кажется, он тоже об этом подумал, и схватился за причинное место, проверяя, на месте ли один из самых важных для мужчины органов.
  - ААААА!!! - громкий вопль ужаса разнесся по всей гостинице. - Верни его, верни!!!
  Я и не ожидал, что эта потеря заставит Суйгецу настолько утратить самообладание. Он даже бросился на меня, но сил в нем сейчас было не больше, чем в обычном ребенке, поэтому я просто положил ладонь ему на голову, не давая приблизиться.
  - Ты чего разорался, придурок? Сам знаешь, что это всего лишь гендзюцу.
  Мои слова не сразу дошли до Хозуки, но минуту спустя он, наконец, замер, бросив свои безуспешные попытки добраться до меня.
  - Гендзюцу? - недоверчиво переспросил он, сейчас и в самом деле похожий на ребенка.
  - Нет, блин, я Мерлин, и действительно за секунду сменил тебе пол и возраст!
  - А кто такой Мерлин?
  - Ты с ним не знаком, - вздохнул я и достал из кармана шоколадку, между прочим, мой нз на черный день. - Вот держи.
  Суйгецу взял сладость, развернул ее и почти откусил кусок, как до него дошла вся неестественность такого поведения.
  - Вот ***! - он отбросил шоколадку, словно та должна была вот-вот взорваться. - Да что со мной происходит?!
  - Может быть, в роль вживаешься? - насмешливо спросил я.
  - Прекрати это! - Хозуки даже ногой притопнул.
  - Я же обещал тебе наказание. Терпи и думай над своим поведением. Это точно будет самый долгий ужин в твоей жизни. И нет, в комнате отсидеться нельзя.
  Карин вдруг хихикнула.
  - Что смешного? - тут же завопил Суйгецу, повернувшись к ней.
  В ответ девушка расхохоталась в полный голос, на что Хозуки мог только бессильно беситься. Даже Джуго улыбнулся - все-таки, кипящая от злости малявка действительно выглядела довольно забавно.
  - Вы бы не смеялись так громко, - посоветовал я, - На его месте мог оказаться любой из вас, и гендзюцу было бы совсем другим.
  Карин попыталась стать серьезной, но так и не смогла, у Джуго получалось куда лучше. Весь вечер девушка то и дело прыскала при взгляде на "девочку", а под конец совсем освоилась и попыталась ее потискать. Суйгецу сопротивлялся отчаянно, но силы были неравны. Впрочем, не думаю, что он действительно испытал такое отвращение, как пытался нам показать. Надеюсь, эти трое все-таки смогли стать друг другу хоть немного ближе и понятнее.
  
  
  
  ***
  
  
  Я решил, что команда достаточно сработалась и пора ей предстать пред светлые очи Тсунаде-химе. Осталось только подготовить Хокаге к такому неожиданному "сюрпризу". Я позвонил Наруто и попросил его ненадолго отдать телефон Пятой. Узумаки хотел подслушать разговор, но Тсунаде выставила его за дверь.
  - Почему ты не явился в Коноху сразу же после выполнения миссии? Слухи об убийстве Орочимару разошлись уже по всему миру! - гневно спросила она, глядя на экран телефона.
  - Я был занят уничтожением его лабораторий и тюрем, но подопытных трогать не стал. Большинство из них не представляют из себя особой опасности, однако у троих из них огромный потенциал. И они мои ровесники, а к Орочимару попали еще детьми. К тому же все трое - сироты, за них даже не кому было заступиться. И я не хочу, чтобы они стали нукенинами и погибли только потому, что всем было на них наплевать. Если дать им место, которое они смогут назвать своим домом, уверен, они станут намного сильнее.
  - И ты думаешь, я поверю, что тебя это действительно волнует? - скептически хмыкнула Хокаге.
  - Почему бы и нет, - теперь помрачнел уже я. - Я тоже рос без родителей и знаю, каково это. Я даже собираюсь вскоре открыть детский дом. Вы не хуже меня знаете, что дело идет к войне, и сирот будет много. Я не хочу, чтобы им пришлось выживать в одиночку, как мне в свое время.
  Теперь Тсунаде разглядывала меня уже с некоторым удивлением.
  - Только не говорите, что считали меня бессердечным ублюдком, не интересующимся ничем, кроме собственной выгоды, - я сделал вид, что обиделся.
  - Конечно нет, Саске-кун, - слишком поспешно, на мой взгляд, ответила Пятая.
  Впрочем, я и так знал, что она мне ни на грош не доверяет, и приняла обратно в деревню только из-за пользы, которую я мог принести. К тому же, кто будет разбрасываться настолько сильными шиноби, как я?
  - Так что насчет этих троих? Я их немного потренировал, а со временем из них выйдет отличная и очень сильная команда.
  - Я подумаю над этим. Но окончательного решения не дам, пока сама их не увижу.
  - Чудесно, - улыбнулся я. - Правда, они немного дикие, хотя и не удивительно после того, что им пришлось пережить. Джуго постоянно держали в запертой клетке, а Суйгецу - в резервуаре с водой. Но думаю, они быстро привыкнут к нормальной жизни.
  - Погоди-ка... - Тсунаде хотела что-то возразить, но я спешно попрощался, пообещал скорую встречу и отключил связь.
  Мои сокомандники определенно не были в восторге, когда я сказал им, что Хокаге хочет их видеть. Суйгецу повозмущался, что все это ему даром не надо, но быстро сдулся. Даже Карин с Джуго выглядели неуверенными, и пришлось их подбодрить и пообещать, что все будет хорошо.
  Я сообщил Наруто, что возвращаюсь, и у ворот Конохи нас уже ждала моя бывшая команда.
  - Саске! - Наруто радостно бросился ко мне и чуть не сбил с ног.
  - Эй, - я засмеялся. - Мы же не виделись всего пару недель.
  Сакура тоже решила ловить момент и потискать меня, пока есть возможность. Сай также присутствовал, но во всеобщих обнимашках участия не принимал, хотя ему, кажется, и хотелось.
  - Привет, Сай! - я хлопнул его по плечу, когда Наруто и Сакура меня отпустили.
  - Привет, - парень даже смог почти естественно улыбнуться в ответ, похоже, и правда, много перед зеркалом тренировался.
  - Знакомьтесь, - я по очереди представил их всех друг другу.
  - Карин Узумаки? - Удивился Наруто, услышав фамилию девушки. - Здорово! Я тоже Узумаки! И я очень рад, что встретился с родственницей!
  Карин слегка заторможено ответила на его приветствие, занятая тем, что пробовала его чакру "на вкус". Есть у нее такая странная способность - чувствовать вкус и запах чакры, и благодаря ее крови, у меня она тоже появилась, правда, в урезанном варианте. И ощущения от Наруто ей, судя по всему, понравились.
  В воротах нас остановили дежурные шиноби и принялись расспрашивать незнакомцев кто такие и откуда. Хорошо, что Тсунаде все-таки дала им знать о приходе гостей, и выяснив имена, нас пропустили.
  Все трое моих подопечных явно нервничали, хотя и пытались скрыть это. Наруто постарался разрядить обстановку болтовней, Сакура ему помогала, и даже Сай внес посильную лепту - пересказал пару советов о знакомствах из книг по психологии. Седьмая команда решила оказать новичкам моральную поддержку, поэтому в кабинет Хокаге мы ввалились все вместе.
  - Здорово, бабуля Тсунаде! - радостно поздоровался Наруто, за что моментально схлопотал от меня подзатыльник. - За что?!
  - Не смей называть молодых прекрасных женщин бабулями! Иначе до двадцати точно не доживешь, - пояснил я и обратился уже к Пятой. - Добрый день, Хокаге-сама.
  В целом встреча прошла даже удачнее, чем я рассчитывал. Тсунаде посверлила новичков взглядом, кратко расспросила, пролистывая папки с их досье, которые я материализовал перед ней, и пообещала принять решение через пару дней. К счастью, мои подопечные вели себя на удивление прилично, даже Суйгецу не ляпнул ничего лишнего. Хокаге разрешила новичкам находиться в Конохе под мою ответственность и распустила.
  Сакура вызвалась провести для нас небольшую экскурсию, в конце концов, я тоже в Конохе три года не был, а в прошлый визит почти ничего не видел. Краткий обзор закончился совместным обедом в кафе. Социализация троицы новичков шла полным ходом. Карин и Джуго даже не скрывали, что им нравится Коноха, а Суйгецу еще продолжал что-то ворчать.
  Расселил новых сокомандников я в собственном особняке, где как раз недавно закончился ремонт. За все три года, что меня не было, за остальными домами, не сдававшимися в аренду, никто не следил, и жить в них было бы, мягко говоря, некомфортно. Однако главный особняк был очень большим, и всем хватило места. Наруто жил в моей комнате, пока меня не было, что и к лучшему. Я так и не привык спать в одиночестве, и все случаи, когда мне все-таки приходилось это делать, можно было по пальцам сосчитать.
  На следующее утро АНБУ в маске неизвестного животного сообщил, что меня ждет Хокаге и исчез. Я даже не ожидал, что Тсунаде так быстро решит вопрос с новичками, хотя там и думать было не о чем, все-таки хорошие команды на дороге не валяются, и приходится потратить много сил и средств, чтобы вырастить их. А тут я притащил готовую на блюдечке с голубой каемкой.
  В целом, Хокаге высказала свое согласие, только проблему с жаждой крови Джуго надо было как-то решать, ведь не могу же я находиться при нем неотрывно. В ответ я предложил отдать его на воспитание жабам с горы Мьебоку, которые смогут научить парня нормально использовать природную чакру. А заодно и Наруто туда отправить, чтобы овладел режимом отшельника. Пришлось долго приводить аргументы в пользу такого решения, но в конце концов я понял, что Пятая в общем одобряет это предложение. Поэтому свернул агитацию и перевел разговор на другое.
  - Тсунаде-химе, так что вы ответите на мой вопрос?
  - Какой вопрос?
  - Насчет совместного ужина, - сейчас нас разделял только ее стол, и я наклонился ближе, чтобы еще больше сократить расстояние между нами.
  - Ты сам понимаешь, что это невозможно, - раздраженно ответил Хокаге. - Прекращай уже свои дурацкие шутки!
  - Почему невозможно? Если вы стесняетесь, я согласен на ужин под хенге.
  - Стесняюсь? - возмущенно переспросила Пятая.
  - Или боитесь возможных слухов обо мне и вас, - пояснил я. - Но это действительно будет всего лишь ужин. Я не хочу от вас любви, не собираюсь позвать замуж, я намереваюсь всего лишь поговорить. Я восхищаюсь вами, вы воистину необыкновенная женщина, и если вы уделите мне немного своего времени, то не пожалеете об этом.
  - Хватит! - Тсунаде хлопнула кулаком по столу, но я заметил, что за раздражением она пытается скрыть смущение.
  - Как скажете, - я решил пока отступить и сменил тему. - Тогда поговорим о менее приятных вещах. Акацуки уже собрали семь биджу, и на свободе остались только Хачиби и Кьюби. Скоро и за Наруто придут, и вероятнее всего это будет сам Пейн.
  - И ты молчал?! - возмутилась Хокаге. - Ты должен был доложить об этом немедленно!
  - Я еще в прошлый раз говорил, что это возможно. Сейчас ничего не изменилось, только счет пошел уже на недели, а может и на дни.
  - Неужели Пейн действительно решится напасть на Коноху? - с сомнением спросила Тсунаде.
  - Не просто решится, а сделает это с удовольствием. Вы же читали его досье, у него достаточно сил, чтобы снести деревню с лица земли.
  - Хмм... - Хокаге задумчиво посмотрела на меня поверх сцепленных пальцев. - Вижу, у тебя есть какой-то план.
  - Не то чтобы план. Но для начала, Карин может дать нам десяток дополнительных минут на эвакуацию жителей, она очень сильный сенсор и сможет засечь такой мощный источник чакры километров за двадцать-двадцать пять. А втроем они вполне могут прикончить одно из тел Пейна. Ну и я наверняка завалю два-три.
  - Не бери на себя слишком много, мальчишка! - раздраженно произнесла Хокаге. - В Конохе достаточно сильных шиноби, чтобы тебе не пришлось выполнять всю работу в одиночку.
  - Так вы все-таки обо мне волнуетесь? - я радостно улыбнулся, но под суровым взглядом Тсунаде вернулся к деловому тону. - Только вот, Пейну достаточно нашпиговать металлом чей-то труп, чтобы получить себе новое вместилище. Но у нас тоже есть, что ему противопоставить...
  - Наруто... - мгновенно поняла меня Тсунаде. - И ты действительно веришь, что Наруто сможет победить кого-то уровня Пейна?
  - Не просто верю, я это знаю. Как только научится использовать режим отшельника, сможет сразиться с любым врагом.
  - Он же еще совсем ребенок...
  - Он справится.
  - Ты так в него веришь?
  - А вы разве нет?
  Хокаге некоторое время молчала, задумчиво глядя вдаль, а потом отпустила меня. Зато вопрос с обучением Наруто был решен почти мгновенно, уже этим вечером его и Джуго собирались отправить на гору Мьебоку. Проводить их в дорогу собрались обе команды.
  - Держите, - я протянул парням по увесистому свертку, пришлось экстренно пробежаться по магазинам, чтобы собрать их.
  - Что это? - спросил любопытный Наруто и попытался засунуть свой нос в пакет, но тот был надежно запечатан.
  - Сухпаек.
  - А нас там кормить не будут? - ужаснулся Узумаки.
  - Будут, конечно же, - я успокаивающе ему улыбнулся. - Но только тем, что едят жабы.
  - Тогда ладно, - с облегчением выдохнул Наруто, но тут сообразил, что я имел в виду. - Но жабы ведь едят насекомых!!!
  - Ага. Говорят, что прожаренные до хруста личинки с молоком на вкус почти как хлопья, а подсушенных цикад можно щелкать как семечки. Но вкуснее всего пауки, запеченные в бамбуке.
  - Буэ, - впечатлительный Наруто даже позеленел слегка.
  - Не бойся, скоро привыкнешь, - "подбодрил" я его. - И вообще, бери пример с Джуго. Видишь, он даже не поморщился.
  - Ладно, - обреченно вздохнул Наруто, но почти мгновенно оживился. - Зато это еще одна причина, по которой мне надо закончить обучение как можно быстрее!
  Наруто и Джуго исчезли в технике призыва, а мы разошлись по своим делам.
  Все шиноби готовились к нападению, но мирным жителям решили пока не сообщать об опасности, чтобы не сеять панику. Я уговорил Тсунаде, что лично буду встречать Пейна у ворот, мотивировав это тем, что мне нужно много места для техник, и поэтому опасаюсь случайно задеть союзников. Хокаге долго не соглашалась, но когда я продемонстрировал ей маленькую модель Королевы и пояснил, что в моих силах призывать ее любого размера, признала, что такой монстр действительно может затоптать всех, кто будет путаться под ногами. Чтобы моих созданий не спутали с чужими призывными животными, я пообещал на каждой нарисовать символ Конохи.
  С каждым днем шиноби становились все более нервными и напряженными. Все-таки нет ничего хуже, чем ждать, пока на тебя обрушится беда, почти такая же неотвратимая, как стихийное бедствие. Я не знал точного времени нападения, и ориентироваться мог только по косвенным признакам. Поэтому каждый день на подступах к деревне дежурили мои клоны и Карин, задачей которой было обнаружение врага, а копий - мгновенное оповещение меня.
  Меньше чем через неделю с горы Мьебоку вернулся Джуго, завершивший обучение. Так быстро он справился только потому, что уже умел использовать природную чакру, ему нужно было только научиться контролировать себя в режиме отшельника и не терять рассудок. Наруто пока остался у жаб, хотя тоже быстрыми темпами шел к поставленной цели, все-таки не зря мы с ним в детстве на неустойчивых досках медитировали. На то, чтобы достичь такого же уровня, Джирайе вообще несколько лет потребовалось.
  И вот однажды в чудесный, солнечный день, когда один взгляд на чистое безоблачное небо поднимал настроение, и случилось нападение. Карин, уже почти неделю проводившая время в лесу на "пикниках" с моим клоном, выронила из ослабевших пальцев чашку с чаем, когда почувствовала, насколько мощная чакра к ним приближается. Даже в Наруто, джинчуурики Девятихвостого ее было меньше. Клон, по ее испуганному лицу понявший, что началось вторжение, мгновенно сообщил мне, и я переместился к девушке.
  - Можешь показать, в какой стороне он появится?
  - Если не свернет, то здесь, - Карин взяла себя в руки и указала на карте нужное место.
  - Понятно.
  Недавно я раздал телефоны с упрощенным наборам функций всем главным действующим лицам, чтобы быть в курсе их перемещений и иметь возможность связаться с ними в любой момент. Поэтому сейчас позвонил Тсунаде и сообщил, что вторжение началось. К моему удивлению, Пятая пожелала мне удачи и даже попросила беречь себя. Из чего я сделал вывод, что она почему-то считает меня смертником.
  Мы с Карин поспешили к месту, где должен был появиться Пейн и встретились там с Джуго и Суйгецу, которых привел мой клон.
  - Готовы? - с предвкушающей улыбкой спросил я.
  Ответом мне стали скептические взгляды. Нет, никто не отказывался от боя, но Коноха пока никому из них не была дорога настолько, чтобы самоотверженно принять на себя первый удар.
  - Сегодня единственный день, когда я могу пообещать вам, что все будет хорошо. Я слов на ветер не бросаю, так что сегодня можете вообще ничего не бояться, даже смерти.
  - С чего это вдруг? - недоверчиво спросил Суйгецу.
  - Просто поверь мне, - усмехнулся я. - Тем более, только в схватке с по-настоящему серьезным противником можно стать намного сильнее, так что покажите все, на что способны.
  - Без тебя знаю, - тихо пробурчал Хозуки, отстегивая со спины меч.
  - Через полминуты он будет здесь, - напряженно произнесла Карин.
  - По местам, - скомандовал я, и шиноби заняли заранее обговоренные позиции.
  Впрочем, для Пейна наши приготовления не были секретом. Своим риненганом он уже наверняка все рассмотрел.
  
  
  - Добрый день, Лидер-сан, - насмешливо поприветствовал я его, как только шиноби возник на полянке, которой скоро предстояло стать местом эпичной битвы.
  - Ты... - Пейн совершенно не удивился, впрочем, он же труп, так что эмоций ему наверняка доступно еще меньше, чем мне. - Ты расскажешь мне, где Наруто Узумаки.
  - Мы так долго не виделись, а вы даже не спросили, как мне жилось, сразу перешли к делу. Ладно, зовите остальных и начнем.
  - Ты действительно думаешь, что сможешь остановить нас? - спросила Конан, появляясь в компании остальных пяти тел.
  - Не знаю. Но было бы забавно, если бы я всех вас победил.
  Я сложил печать концентрации и призвал двух гемоглобиновых клонов, а потом мы дружно выполнили псевдотехнику призыва и рядом с нами возникли три Принцессы.
  - Рассчитываешь победить нас какими-то клонами? Глупец, - мне даже показалось, что Конан произнесла это с оттенком жалости.
  Вместо ответа я переместился к Миру Ада, решив вывести его из игры первым, чтобы он не мог постоянно воскрешать тела Пейна. Пронзив его Кусанаги, я послал мощный разряд молнии, так что Мир Ада даже слегка обуглился. Гадость получилась преизрядная, но все равно пришлось прибрать ее во внутренний мир, в одну из пещер Семи Кругов Ада. Я не думал, что Пейн может влезть в мой внутренний мир за одной из своих тушек, но все равно решил подстраховаться, велев зверушкам сторожить подгоревший трофей.
  Клоны и Принцессы атаковали одновременно со мной, однако их скорость пусть не на много, но все же уступала моей, так что повезло лишь одному, сумевшему удачно "поджарить" Мир людей, его я тоже прибрал во внутренний мир к первому в моей коллекции Пейну. Теперь Нагато не сможет читать мысли и вытягивать из людей души, что тоже плюс.
  Мои сокомандники тоже времени даром не теряли и сейчас успешно теснили Мир Духов. Остальные сражения шли с переменным успехом, все-таки Пейн - один из сильнейших шиноби в мире, и я даже не рассчитывал победить его с наскока. Поляна была слишком тесной, чтобы тут могли развернуться сразу столько человек, так что Лидер решил проблему кардинально - использовал свою отталкивающую технику, очистив окружающее пространство не только от шиноби, но даже от верхнего слоя почвы.
  К счастью, и я, и сокомандники успели уйти из-под атаки и не пострадали.
  - Разберись с ними.
  И все враги кроме Мира Животных прыгнули в сторону стен Конохи. Последовать за ним нам помешали мгновенно призванные звери. Я впервые видел, чтобы кто-то выполнял эту технику так быстро. В считанные секунды дорогу нам преградили гигантские сороконожки, а по бокам возникли трехголовая псина и странная перекрученная птица. Сам Мир Животных залез в рот призванному огромному хамелеону и стал невидим. Только вот таким простым трюком Принцесс не обманешь - они его прекрасно чуяли.
  - Ты вроде бы говорил, что все будет хорошо, - не преминул поддеть меня Суйгецу, все-таки успевший разрубить пополам Мир Духов почти в самую последнюю секунду. - Что-то эти твари не очень похожи на "хорошо".
  - Сейчас поправлю, - с этими словами я активировал Мангеке Шаринган и начал материализовать Королеву, благо времени насытить воздух чакрой у меня было предостаточно.
  По щекам потекли кровавые слезы, а Принцессы и клоны как раз в этот момент кинулись в атаку на сороконожек и хамелеона.
  - Что это? - почти испуганно спросила Карин, увидев быстро возникающий в воздухе гигантский скелет, полыхающий фиолетовым призрачным огнем.
  Я не ответил, занятый отражением атаки трехголовой псины, не ставшей дожидаться, пока закончится стабилизация Королевы. Впрочем, это не особенно мне помешало, ведь мое пока еще незавершенно Сусаноо было достаточно мощным, чтобы откинуть призванную тварь в сторону.
  Наконец, Королева предстала во всей своей красе, или ужасности, кому как. От прошлой она отличалась только огромным, пылающим символом Конохи на голове. Точно такие же, но поменьше, вспыхнули и на Принцессах, как и полоса фиолетового огня вдоль хребта. Кстати, к этому времени мои клоны уже разобрались с сороконожками, а Принцессы догрызали хамелеона. Так что Мир Животных был вынужден выйти наружу. К сожалению, от атак он увернулся и снова начал складывать печати призыва. Взамен уничтоженных животных на поле боя возникли огромный носорог и краб. И собака уже очухалась и теперь трясла головами, окончательно приходя в себя.
  - Как-то я вдруг начал чувствовать себя тут лишним. Это же вообще не наш уровень! - воскликнул Суйгецу, разглядев новых гигантских монстров.
  - Разберитесь с птицей, - я создал всем глайдеры и теперь парил над плечом Королевы, а сокомандников отправил гоняться за птицей.
  Мир Животных запрыгнул на голову носорога и попытался протаранить Королеву, но та была слишком подвижной, чтобы ее можно было достать так легко. К моему удивлению, носорог тоже оказался поразительно маневренным - он увернулся от броска Ясака-но-Магатама, правда при этом порушив стену, окружавшую Коноху. Несколько близлежащих домов разнесло на куски, и я выругался. Мой квартал находился совсем рядом, и не хотелось бы, чтобы и его задело. Я все-таки лелеял надежду, что Пейна остановят раньше, чем он разнесет всю деревню. Обидно было бы восстанавливать особняк, в котором только что провели ремонт.
  Псина окончательно пришла в себя и кинулась в атаку, я отвлекся на нее, а носорог воспользовался моментом и ломанулся в Коноху, снося здания с такой легкостью, будто те были из одной бумаги. То ли Мир Животных заметил мою реакцию, то ли просто знал, что тот квартал принадлежит Учиха, но похоже, собирался его уничтожить полностью.
  Королева рубанула собаку клинком на хвосте, надеясь хоть ненадолго от нее отделаться и остановить Пейна, топчущегося по моей собственности, но тварь оказалась слишком живучей. Даже разрубленная почти пополам, она просто разделилась на две псины, и теперь стала мешаться под ногами еще больше.
  Мир Животных уже половину квартала порушил и все ближе подбирался к главному особняку. Во мне вскипела злость, когда я представил, как дом, в котором я вырос, будет превращен в кучу мусора. Мне уже и так пришлось расстаться со своей готичной гостиной, заброшенной где-то в подземельях акацуковской базы, и я не собирался отдавать еще и это место.
  Где-то в голове будто засел осколок льда, и голову от затылка до левого глаза прострелило острой болью. По щеке скатилась еще одна кровавая слеза, а шаринган словно обложили льдом и одновременно поливали кипятком. Но я понял, что это значит, в голове точно сами собой появились знания, как пользоваться новым умением.
  - Аматерасу.
  Фигура Пейна, казавшаяся крошечной на фоне огромного носорога, вспыхнула черным пламенем. Мир Животных даже не закричал, сгорая заживо, он только молча задергался, взмахнув руками, когда верхняя часть его тела оказалась объята огнем. Техника призыва прервалась, и все призванные существа развеялись. Две уцелевшие Принцессы раздраженно зашипели. Они только-только начали запасаться деликатесным крабьим мясом, как их столь грубо прервали.
  Потушить черное пламя оказалось даже сложнее, чем зажечь, но я справился. Однако теперь у меня не только глаза болели, а все тело. И как Итачи это выдерживает, да еще так подолгу?
  Я деактивировал Мангеке и подлетел к тому, что осталось от тела Пейна. Убирая и эту головешку во внутренний мир, я позлорадствовал насчет того, как удивится Лидер, когда попытается призвать тела обратно, и ничего не получит.
  Во всем теле была ужасная боль и слабость, и я ненадолго присел на ближайший каменный обломок и привалился спиной к тому, что раньше было стеной дома.
  - Саске? Ты в порядке? - взволнованно спросила подбежавшая Карин.
  - Все чудесно, - произнес я таким тоном, будто сообщал, что через пять минут мы все умрем.
  - Эээ... Точно? Может, дать тебе немного крови? - девушка даже начала расстегивать ворот куртки.
  - Я не ранен, - ответил я и сел ровнее.
  - Ты живой там? - это уже спросил подошедший Суйгецу, старательно делая вид, что его не очень-то волнует ответ.
  Я уже хотел поддеть его, сказав, что тронут его заботой, но передумал и просто ответил:
  - Я в норме. Просто использование Мангеке Шарингана сжигает жизненные силы.
  Почему-то никак не получалось отключить болевые ощущения, будто болело вовсе не тело. И как эти шиноби ухитряются сражаться, даже когда находятся уже за гранью человеческих возможностей? Хотя... многие техники очень сильно зависят от эмоционального состояния, но мне такой фокус не под силу. Даже недавняя вспышка злости меня порядком удивила, ведь я не создавал ее с помощью гендзюцу, возможно это эмоции Саске на миг пробудились, он-то как раз очень любил свой дом. Впрочем, и я тоже расстроился бы, успей Мир Животных разнести особняк.
  Где-то вдалеке раздались взрывы, и клон, оставшийся на страже, сообщил, что это последние Пейны развлекаются. Впрочем, это уже не мои заботы, я и так с командой четырех завалил, а с оставшимися как-нибудь коноховцы разберутся, не зря же я всю информацию о них Хокаге слил. Главное, чтобы основного Пейна не прикончили, с ним должен сразиться Наруто лично. Тогда он сможет поговорить с отцом, убедить Нагато оживить всех убитых и стать героем, спасшим Коноху.
  Кстати, ненадолго оставленные без присмотра Принцессы развлекались тем, что заливали тушку Мира Духов кислотой, просто на всякий случай, а потом затаскивали во внутренний мир. Посмотрев на них, я понял, что хватит отдыхать, пора и дело делать.
  - Саске-кун, - раздался откуда-то снизу мелодичный голос.
  - Фу, что за гадость? - одновременно с этим завопила Карин, отпрыгивая подальше, когда ее ноги коснулось что-то липкое и прохладное.
  - Здравствуйте, Кацую-сама, - поприветствовал я бело-синего слизня, вползшего мне на плечо.
  - Ой, извините, - Карин сообразила, что не стоит орать на чье-то призывное животное.
  - Ничего, я уже привыкла. Тсунаде-сама приказала мне прикрепиться к каждому в деревне, - с этими словами она заползла мне на голову и начала лечение.
  Не самое приятное ощущение, но к моему удивлению боль сразу отступила, даже всему телу стало легче. Вот что значит гениальный ирьенин! Мое выполнение техники мистической руки и рядом не лежало.
  - Спасибо, - произнес я, когда процедура была закончена. - Что там в деревне происходит?
  - Акимичи и Какаши-сан сражались с двумя Пейнами, одного удалось уничтожить, но второй ушел. Однако Какаши-сан и Чоза-сан сильно ранены.
  - Понятно, - я встал на ноги и уже хотел сказать что-то еще, как вдруг заметил высоко в небе темную точку - Пейна, все-таки начавшего свою "Божественную кару".
  Я выругался, причем от неожиданности завернул такое, чего сам от себя не ожидал. Мангеке включился словно сам собой, и теперь я мог рассмотреть Пейна в мельчайших деталях. Я едва успел остановить Аматерасу и с болезненным шипением накрыл ладонью истекающий кровью глаз. Не знаю, смог бы я поджарить Лидера на таком расстоянии, но даже если бы смог, то все равно нельзя. Иначе все погибшие во время нападения, пусть их и было меньше, чем в каноне, так и останутся мертвы. Лучше уж пожертвовать зданиями, чем людьми, тем более я все равно хотел изменить кое-что в планировке Конохи.
  Королева, до этого задумчиво выковыривавшая что-то из-под обломков на порушенной половине квартала, моментально оказалась рядом и подняла шит. Я вложил в него столько чакры, что тот растянулся, став почти в два раза больше и смог прикрыть не только главный особняк, но и большинство близлежащих домов. С неба полилось белоснежное ослепляющее сияние, и Королева воткнула нижний край щита в землю, упершись хвостом для большей устойчивости.
  Звуки заглохли, краски смазались, залитые нестерпимым белым светом, и на нас обрушилась "Божья кара". Раздался низкий гул, а потом земля не просто задрожала, она почти запрыгала под ногами. Я еще успел почувствовать, как Кацую-сама увеличивается в размерах, накрывая меня своим телом, чтобы защитить от взрыва, и тут раздался оглушительный грохот.
  
  ***
  
  Когда все закончилось, Кацую-сама выпустила меня из своих липких "объятий". Все вокруг заволокли клубы пыли, и я некоторое время пытался откашляться и проморгаться. А когда мне это, наконец, удалось, я подумал, что хочу пожать руку тому недоброжелателю, который в свое время выселил всех Учих к окраинам. Но так как это сделал, скорее всего, Данзо, то лучше поблагодарю его посмертно.
  Центр Конохи превратился в один сплошной котлован, зато окраины почти уцелели, их всего лишь завалило землей и обломками зданий. Щит Королевы закрыл нас и остатки квартала Учих от взрывной волны и мусора, который она с собой несла. И почти все дома уцелели, только запылились слегка. По сравнению с тем, что творилось в остальной Конохе, это место теперь выглядело образцом покоя и уюта. Особенно, если не обращать внимания на горы земли и руин, стеной выстроившихся по бокам защищенного пространства. Похоже, мне не стоит торопиться и развеивать Королеву, пусть прежде немного поработает бульдозером.
  - Давайте переберемся поближе, - произнес я и создал всем глайдеры, предусмотрительно развеяв клона и Принцесс, пока они чего-нибудь не натворили.
  Когда мы поднялись в воздух, почти в центре котлована вспухло большое белое облако техники призыва, и когда оно развеялось, стали видны три огромные жабы и крошечный на их фоне Наруто, стоящий на голове жабьего босса. Уж не знаю, кто из них придумывал сценарий появления, но получилось эффектно.
  Я не смог отказать себе в удовольствии напоследок немного подразнить Лидера, и полетел к центру событий, а сокомандников отправил в "зрительские ряды", откуда наблюдали все выжившие. Отсюда слова мне слышно не было, но когда перед Пейном встала сама Хокаге, отдавшая всю чакру Кацуе-сама для защиты жителей деревни, я почувствовал что-то вроде благоговения. Вот же невероятная женщина! Все, решено, если я когда-нибудь и женюсь, то лишь на ней! Осталось только Тсунаде об этом сообщить, и как-нибудь помягче, чтобы она меня не убила первым же ударом.
  Пейн заметил меня первым и отвлекся от Тсунаде. Я не мог, да и не хотел, сдерживать издевательскую усмешку.
  - Как ощущения, Лидер-сама? Наверное, чувствуете себя ослепшим на пять пар глаз? - насмешливо спросил я.
  - Вижу, боль еще не сломила тебя, хоть я и уничтожил твою деревню.
  - Коноха - это нечто большее, чем несколько зданий, и тебе ее никогда не уничтожить. А о боли я побольше тебя знаю, так что не строй из себя страдальца. Есть люди, которые пережили куда более ужасные вещи и не сломались, в отличие от тебя.
  Вместо ответа Пейн поднял руку и попытался притянуть меня к себе, но я был готов и развеял это тело, собрав его в другом месте.
  - Вы не имеете для меня значения. Мне нужен только...
  - Только я! - Наруто эффектно прыгнул сверху вниз на Пейна, держа в руке огромный разенган, но Акацуки вполне ожидаемо уклонился.
  - Бабуля, Саске, можете отдыхать пока. Я сам здесь справлюсь, а вы идите попейте чаю.
  Позер хренов. Впрочем, я не собирался возражать, и подхватив теряющую сознание Тсунаде, переместился в "зрительские ряды".
  Прямо у меня на руках тело Пятой начало усыхать, а кожа сереть и покрываться морщинами. Через несколько секунд она выглядела даже не на свои пятьдесят, а на все восемьдесят, лишь волосы остались такими же пышными и блестящими. Только вот если она как и в каноне впадет в кому, к власти придет Данзо и первым же делом объявит открытие сезона охоты на меня. Пока он не действовал в открытую только потому, что официальных претензий ко мне не было, а сам я не подавал виду, будто знаю о его участии в уничтожении клана Учиха. Значит, придется принять контрмеры.
  Я осторожно устроил отключившуюся Тсунаде в полусидячем положении и начал складывать печати медицинского дзюцу, собираясь применить ту же технику, что вылечила Итачи. Конечно, это не совсем то, что сейчас нужно Пятой, но другого способа поделиться чакрой я не знал. Надавив пальцем на подбородок, приоткрыл ее рот и наклонился к самому лицу, что со спины, наверное, выглядело как поцелуй. Чакры я в Тсунаде влил столько, что на Принцессу хватило бы, а она все никак не возвращалась к своему привычному виду.
  - Саске! - раздался позади удивленный вскрик. - Что ты делаешь?!
  Это Сакура явилась непонятно откуда и теперь смотрела на меня квадратными глазами.
  - Исцеляющее дзюцу "Поцелуй от принца", - с абсолютно серьезным лицом ответил я и повернулся обратно к Тсунаде, которая, к моему облегчению, наконец начала молодеть. - Уже действует.
  Хокаге менялась прямо на глазах, хотя и не так быстро как в обратную сторону. Но через несколько минут стала похожа на себя прежнюю, только болезненно худую. Пятая открыла глаза и первым делом нахмурилась, а потом попыталась встать. Пришлось мягко пресечь эти попытки.
  - Тсунаде-химе, Наруто попросил нас не мешать ему. Он и сам прекрасно справится. А нам пока и в самом деле не помешало бы попить чаю.
  Хокаге пыталась возразить, но была слишком слаба для этого. Подозреваю, что сейчас во всей Конохе нормальная еда и целый чайный набор остались только у меня дома, поэтому я создал клона, с приказом быстро слетать и принести чего-нибудь поесть. Когда началось нападение, время как раз приближалось к обеду, и Мито-сан, вновь начавшая работать у меня домохозяйкой, еще до эвакуации успела приготовить огромное блюдо онигири, рассчитанное на четыре "растущих организма". И теперь клон вернулся, с трудом балансируя большим подносом и чайным сервизом.
  - А подогреть забыл? - возмутился я.
  Клон в ответ на меня так зыркнул, что у меня чуть совесть не проснулась.
  - Ладно, я сам.
  Блюдо я ненавязчиво пододвинул поближе к Хокаге, потом сам вскипятил воду с помощью слабенькой огненной техники и разлил чай по трем чашкам. Вот это я понимаю - безумное чаепитие! Сидим на руинах того, что несколько минут назад было одной из крупнейших скрытых деревень, попиваем чай, а буквально в ста метрах от нас сражаются два чуть ли не самых сильных шиноби в этом мире. Земля то и дело подрагивает от разенганов Наруто или от дзюцу Пейна, вот например, во все стороны разлетелись гигантские лягушки... Сакура, сначала смотревшая на меня круглыми глазами, теперь сидит, вцепившись в чашку, как в спасательный круг и почти в трансе. Хокаге после истощения спешно пополняет истраченные силы, и я едва успеваю подливать ей чай. Клон пристроился в уголке и с умильным видом любуется на женщину с таким хорошим аппетитом.
  Вот только блюдо опустело катастрофически быстро, и Тсунаде вопросительно посмотрела на меня. Я в свою очередь, перевел взгляд на клона.
  - Все остальное засыпало пылью, только сухпайки остались, - клон развел руками.
  - Давай сюда, - приказала Хокаге.
   Пятая буквально за пару минут уничтожила четыре полных дневных рациона, но потом процесс поглощения питательных веществ пошел медленнее. Пока мы тут подкреплялись и отвлеклись от боя, Наруто успел потратить первую порцию сенчакры и одного клона, запасавшего энергию для режима отшельника. Пейн же оказался еще более неубиваемым, чем я ожидал. Хоть сейчас у него и не было дополнительных тел, он сражался с Узумаки сам, и при этом у него даже плащик не порвался. Вот он убил Фугасака-саму, и схватив шокированного этим Наруто за горло, впечатал его в землю а потом воткнул ему в ладони свою чакропередающую "арматурину". От этого зрелища я захлебнулся чаем, хоть и ожидал увидеть нечто подобное.
  Одно дело смотреть аниме, где главного героя по законам жанра избивают до потери сознания, а потом он все-таки находит в себе силы на ответный удар. И совсем другое - когда это делают с твоим другом, почти братом, или даже едва ли не сыном, это ведь я его растил, учил, воспитывал. И самое ужасное - я знал, что мне нельзя вмешиваться, иначе все может пойти наперекосяк.
  А Пейн, кажется, не нашел лучшего момента, чтобы толкнуть речь о всеобщей ненависти и о боли, которую он хочет показать всему миру, и параллельно втыкал в Наруто железные штыри один за другим.
  - Тише, тише, - клон закрыл мне глаза ладонью, а другой рукой начал разжимать судорожно сжатые пальцы и вытаскивать осколки чашки. - Все будет хорошо.
  Я опомнился, поняв, что непроизвольно активировал Мангеке Шаринган, и неизвестно, чего мог натворить от злости.
  - Я хочу его убить, - прошипел я.
  - Предоставь это Наруто. Осталось недолго.
  Наконец, Хината не выдержала и кинулась на помощь Наруто, и я смог расслабиться. К сожалению, никакого вреда Пейну она нанести не могла, зато призналась Узумаки в любви. И героически погибла у него на глазах.
  - Началось, - клон, все еще закрывавший мне глаза ладонью, раздвинул пальцы, чтобы я мог полюбоваться зрелищем взбешенного джинчуурики.
  В многострадальной Конохе появился еще один котлован, совсем скромный, по сравнению с предыдущим, всего метров тридцать в диаметре. А в небо ударил столб красно-черной чакры, пропитанной таким количеством ненависти, что всех "зрителей" словно взрывной волной качнуло.
  Наруто почти мгновенно трансформировался и выпустил четыре хвоста. А потом начало происходить что-то невозможное - битва двух невероятно сильных существ мгновенно заставила меня почувствовать собственную убогость. Я-то наивно полагал, что вырос весьма сильным шиноби, но сейчас мне стало почти стыдно. Все, что я видел до этого, да и сам делал, было лишь возней в песочнице, когда один карапуз бьет совочком другого. Просто у меня совочек был большим и светящимся, вот я и возомнил о себе бог весть что.
  Земля шла трещинами и огромными плитами поднималась в воздух. Джинчуурики создал из чакры гигантские руки и кидал эти пласты в Пейна со скоростью снарядов, но тот каким-то неведомым образом уклонялся или отбивал их. Наруто выпустил уже шесть хвостов и вокруг него начал формироваться скелет лиса. От невероятного количества чакры, испускаемой в окружающую среду, даже погода начала портиться, и чистое прежде небо заволокло грозовыми тучами.
  - Ты ненавидишь меня? - задал самый глупый сейчас вопрос Пейн, словно это и так не было очевидно. - Однако моя боль в сотни раз превосходит твою!
  С этими словами он применил какую-то технику Суитона, создав огромное количество воды и разом превратив котлован на месте Конохи в маленькое море.
  - В бой! - и бросился в атаку с такой скоростью, что я даже с помощью шарингана едва успевал за ним уследить.
  Джинчуурики оказался ничуть не медленней, и земля, огонь, воздух и вода, подвластные воле сражающихся, смешались в безумном вихре. Даже небо потемнело, а вспышки взрывов затмили дневной свет. Пейн обрушил на Наруто пласт земли размером с половину футбольного поля, но джинчуурики без проблем пробил ее насквозь. И тут кристалл в ожерелье Первого хокаге, висящий на шее Узумаки, активизировался и выпустил длинный жгут светло-зеленой светящейся чакры. Печать, заключенная в кристалле, попыталась связать почти вырвавшегося на волю Девятихвостого, но тот с легкостью ее сломал, просто раскрошив в кулаке. Однако это, кажется, разозлило демона еще сильней, если такое вообще возможно. Он кинулся в атаку с новой силой и с такой скоростью, что вода вскипела волной, словно цунами. И все снова завертелось - огонь и взрывы превращали воду в пар, столбами поднимающийся к небу, воздушные смерчи подхватывали каменные плиты, словно те были не тяжелее перышка.
  Я смотрел на эту фантасмагорическую картину с настоящим благоговением. Мне стало почти стыдно за свои слова о том, что было бы забавно, победи я Пейна в одиночку. Против Нагато у меня шансов не было, и если честно, окажись я на месте Наруто, на себя бы в тотализаторе точно не поставил.
  Тем временем Пейн снова применил свою "божью кару", словно Моисей, заставив воду расступиться. Но на джинчуурики эта техника не действовала, и Пейн схлопотал такой мощный хук с правой, что пролетел метров триста и вписался головой в скалу. И даже после этого смог вылезти из-под груды обрушившихся на него скальных обломков и сразу же применить мощную технику. Кьюби как раз в этот момент начал собирать светло-голубые и черно-бордовые капли чакры в бомбу биджу, но прежде, чем он успел закончить, на него упал выломанный Пейном кусок стены котлована имени Конохи. Незавершенная бомба взорвалась, и не будь Деревня Скрытого Листа уже разрушена, ее снесло бы второй раз. Впрочем, справедливости ради стоит признать, этот взрыв был слабее предыдущего. Большая часть воды испарилась, и всю бывшую Коноху заволокло огромным облаком пара.
  Хочу себе такие глаза! Оказывается, я раньше просто не представлял себе все возможности риненгана, но сейчас, увидев их во всей красе, наконец-то смог оценить по достоинству. Это додзюцу просто невероятно. До бога, в моем представлении, все-таки не дотягивает, но максимально к нему приближено. И что самое прекрасное - исследования в ИВМ насчет пересадки мне генов Сенджу шли полным ходом, и по сути проблема была лишь в неэстетичности конечного результата. Ну вот не хотелось мне, чтобы у меня откуда-нибудь торчало лицо Первого Хокаге! Он, конечно, был красивым мужчиной и вдобавок крутым шиноби, но это уже явный перебор. Впрочем, умники давали обнадеживающие прогнозы и обещали справиться с этой проблемой в ближайшее время.
  - Деревня разрушена, а Девятихвостый сломал печать и вышел из-под контроля... Я не вижу ни одной причины для столь радостной улыбки, - мрачно произнесла Тсунаде.
  Я только сейчас понял, что стою, довольно улыбаясь и мечтательно глядя на облака пара, стелящиеся по земле. Быстрый взгляд в сторону клона подтвердил, что у него выражение лица было точно таким же, кажется, он тоже был бы не прочь примерить на себя божественную силу.
  - Эээ... Просто Наруто уже почти победил, Пейн явно выдыхается, и теперь спешно покидает поле боя. Да и с Девятихвостым потом будет разобраться не так уж сложно. Как только он закончит с Пейном, я смогу взять его под контроль. Впрочем, не думаю, что это понадобится - Наруто и сам справится, я в него верю. А насчет Конохи... Хокаге-сама, раз уж мы пока ничем не заняты, позвольте продемонстрировать вам новый план застройки.
  Я материализовал перед Тсунаде макет обновленной деревни, который во внутреннем мире победил в конкурсе среди десятка других, предложенных внутренними личностями.
  - Ты знал, что Коноха будет разрушена, - Хокаге как-то нехорошо на меня посмотрела.
  - Только предполагал, - поспешил откреститься я. - Пейн был едва ли не одержим идеей снести с лица земли город-другой в назидание остальным. А проект я придумал только что, и детали доработал во внутреннем мире, где могу ускорять время по своему желанию.
  - Хм... - Тсунаде несколько минут посверлила меня тяжелым взглядом, а потом обратила все внимание на макет. - Ладно.
  Должен признать, внутренние личности расстарались, как никогда. Коноха на макете выглядела как сказочный городок, и при этом радовала глаз идеальной выверенностью линий.
  - А это еще что? - Пятая ткнула пальцем в светлое здание, похожее на стилизованный средневековый замок с тремя круглыми зубчатыми башнями.
  - Резиденция хокаге, - тут же ответил я.
  На самом деле внутренние личности называли это место "замок принцессы", но Тсунаде такого точно не оценит.
  - Неплохо, неплохо... А это?
  - Я предлагаю сделать парк-мемориал в память о сегодняшнем событии.
  - Интересная идея... В целом на удивление недурно.
  - Обижаете, Хокаге-сама. Уверен, это лучший план застройки из тех, что могут вам предложить.
  - Маленький наглец, - тихо пробурчала Тсунаде, а я сделал вид, что не слышал.
  - Так, а это что такое? - ноготок, окрашенный красным лаком, указал на довольно необычную группу зданий.
  - Я же говорил, что собираюсь открыть сиротский приют. Это общежития для детей, - я указал на постройки, похожие на царские хоромы из русских сказок, - тут будет начальная школа, тут игровые площадки и спортивные, тут теплица...
  Изначально я думал, что придется докупать земли для размещения комплекса зданий, но после взрыва у меня свободного места оказалось даже слишком много, и в первоначальный проект были внесены изменения.
  - Ты не перестаешь меня удивлять. Нукенин, шпион, шиноби S-ранга, архитектор, меценат... Какие еще таланты в тебе скрыты?
  - Еще я сочиняю музыку, пишу картины и книги. Но мой самый выдающийся талант... - я понизил голос и чуть наклонился вперед, отчего Пятая непроизвольно тоже подалась ко мне, - о нем можно узнать только при намного более тесном общении.
   - Отставить эти разговоры! - Тсунаде возмущенно хлопнула ладонью по импровизированному столу из куска бетонной плиты.
  - Как скажете, - я был просто само послушание.
  Тут со всех сторон раздались испуганные и удивленные восклицания. Оказывается, мы с Хокаге так увлеклись разговором, что пропустили появление "Звезды смерти" в небе в стороне от Конохи. Тучи еще не до конца рассеялись, но все равно было хорошо видно, как на расстоянии пары километров над землей завис огромный каменный шар, окруженный кольцом пыли и пара, словно Сатурн. Впрочем, вскоре часть его поверхности вспухла огненным облаком, и Кьюби уже с восемью хвостами и почти полностью материальный, вырвался наружу, образовав в шаре круглую выбоину.
  С такого расстояния только мой шаринган мог рассмотреть, что Кьюби сейчас больше похож на разъяренного огнедышащего дракона, чем на лиса. Осколки камня, оплавленные дыханием демона, падали вниз, словно метеоритный дождь. Это было даже красиво, особенно если забыть, какие силы вызвали этот "звездопад".
  - Кажется, мне пора, - констатировал я, увидев, что Наруто принял свою человеческую форму.
  Но вместо того, чтобы полететь к месту событий самому, я поменял местами наши с клоном сознания, и всем остальным показалось, что я отправил туда копию, словно это было не важнее блюда онигири. Клон остался обсуждать с Тсунаде подробности проекта по восстановлению Конохи, а я, используя сенсорные способности, полученные от Карин, отправился на поиски Наруто.
  Явился я как раз к концу побоища и успел увидеть, как наш Узумаки уделал иностранного обычным разенганом.
  - Ты как? - спросил я, приземляясь рядом.
  - В порядке, - отдышавшись, ответил Наруто. - Но это не конец. Остался еще тот, кто управлял всеми этими телами.
  - Я видел, где он скрывается, пока летел сюда. - Я материализовал еще один глайдер. - Садись, довезу. А ты можешь пока помедитировать.
  - Ты не должен вмешиваться в это, я сам во всем разберусь, - упрямо заявил Наруто.
  - Как хочешь. Я просто собираюсь поговорить с Конан, когда вы закончите.
  - Тогда ладно.
  Он сел на глайдер, но как только мы взлетели, обратил внимание, что Коноха осталась далеко позади.
  - Эй, мы разве только что не в деревне были? Как я тут оказался?
  - Ты едва не выпустил Кьюби. Девятый хвост почти появился, и биджу чуть не завладел тобой, поэтому ты ничего не помнишь. Я тебе потом покажу, что было. И знаешь, это была самая крутая битва, что я видел!
  - Э? Правда? - удивился Наруто. - Кстати, Четвертый просил передать тебе благодарность, за то что присматривал за мной.
  - Да без проблем, ты ведь тоже за мной присматривал. Без тебя я бы точно не выжил.
  - А ты!.. ты мне родителей заменил и всегда защищал, когда ко мне плохо относились!
  - Ты тоже заменил мне семью и всегда будил меня во время кошмаров или приступов.
  Наруто, кажется, хотел сказать еще что-то хвалебное в мою честь, но я максимально сблизил наши глайдеры и протянул ему руку в "символе гармонии", давая понять, что соревнование "Кто кого перехвалит" закончено. Узумаки радостно улыбнулся и сжал мои пальцы в ответном жесте.
  До нужного места мы добирались недолго, но Наруто хватило времени войти в режим отшельника.
  - Дальше я сам. Жди здесь, - заявил он и спрыгнул с глайдера прямо на лету.
  Я остановил глайдер и сел в позу для медитаций. Похоже, Наруто там надолго застрял. Пока они поговорят, пока поделятся историями из жизни и выяснят, кто страдал больше... Одним словом, полчаса у меня есть.
  Наруто управился за двадцать минут. Огромное дерево, составленное из отдельных листков бумаги, начало рассыпаться на части, а ветер уносил обесцветившиеся листы прочь. Конан запечатала тела Нагато и Яхико в бумажные коконы, и хоть момент был совершенно неподходящим, мне пришлось вмешаться.
  - Я не могу позволить вам забрать тело Нагато.
  - Ты!.. - Вокруг Конан тут же взвились в воздух сотни бумажных листков, готовые обрушиться на меня в любую минуту.
  - Саске! Но это ведь ее друг! - возмутился Наруто.
  - Вот именно. Конан-сан, неужели вы никогда не слышали об Эдо Тенсей? Достаточно получить небольшой образец ДНК, и кто угодно сможет заставить Нагато и после смерти выполнять чужие приказы. Неужели вы хотите для него такой участи? А кроме того, Тоби непременно придет забрать риненган, потому что считает его своей собственностью. Но и это еще не все. Найдется немало людей, желающих заполучить себе такой уникальный генетический материал, и они не побрезгуют даже осквернением могил. Например, место захоронения Первого Хокаге разграбляли несколько раз, а его тело буквально растащили по кусочкам.
  Конан даже побледнела, хотя и до этого не отличалась здоровым цветом лица.
  - Поэтому я предлагаю кремировать Нагато, и развеять пепел над морем. Стать одним целым со всем миром - не такой уж плохой конец. А его риненган лучше отдать Наруто. Нагато ведь завещал ему дело всей своей жизни, так пусть и свою силу завещает.
  - Но это неправильно! - Наруто, кажется, вовсе не горел желанием пересадить себе часть чьего-то тела, пусть это и дало бы ему огромные возможности.
  - Разве ты не хочешь показать Нагато будущее? Не хочешь, чтобы он своими глазами увидел мир, который ты построишь?
  Такие доводы подействовали на Наруто куда сильнее, чем все сказанное мной до этого. Теперь ему возразить просто совесть не позволит.
  - Конан-сан, вы не против?.. - я указал взглядом на кокон, в котором покоилось тело Нагато.
  - Я понимаю, что ты прав, но... - она на миг закрыла лицо руками, - это слишком тяжело.
  - Тогда позвольте мне, - я склонился над коконом и положил ладонь на то место, где должна была находиться голова.
  За несколько секунд моя чакра пропитала бумагу и мертвую плоть, и я смог запечатать глаза Нагато во внутреннем мире, а выпрямившись, материализовал их копию в прозрачном контейнере. Не то чтобы я собирался украсть оригинал, просто умники из ИВМ мне никогда в жизни не простят, если я не дам им поизучать такую невероятную редкость. А заменить подделку оригиналом я могу в любой момент.
  - Так быстро! - совершенно не к месту воскликнул Наруто.
  - Умение быстро извлекать чужие глаза у Учих едва ли не в генетической памяти заложено, - я скривился. - Наш клан называли проклятым потому, что ради пробуждения додзюцу, Учихи убивали лучших друзей и воровали глаза ближайших родственников, если их собственные шаринганы были повреждены.
  - Конан-сан, - я повернулся к куноичи, выглядящей сейчас так, будто лишилась смысла жизни. Впрочем, в некотором роде так оно и было. - Я долго думал над тем, как создать мир, в котором не будет войны. Я построил несколько виртуальных моделей страны Дождя, учитывающих самые разнообразные факторы, и ускорил в них время, промотав его на пятьдесят лет вперед. Если вам интересно, то тут я подробно описал прогнозы развития, необходимые реформы и усовершенствования.
  Я материализовал толстенную стопку папок, содержащих всю информацию, и передал их Конан, с лица которой от удивления пропало потерянное выражение. Она, знакомая с "Безумным Коллекционером" не понаслышке, меньше всего ожидала от меня подобного миролюбия. Хотя для меня проводить это исследование оказалось даже интересно, правда, со сбором информации о закрытой Стране Дождя пришлось помучиться, но так вышло даже веселее. По сути, работа, которую проделали умники в ИВМ, больше была похожа на компьютерную игру, где требовалось привести свою страну к процветанию, причем этому пытались помешать не только всяческие природные катаклизмы, но и прочие игроки, отвечающие за соседние страны. Кроме того, большинство сведений, на основе которых была построена игра - вроде численности населения, природных ресурсов и прочего - была полностью достоверна, так как я брал ее из памяти, считанной с убитых мной нукенинов, еще в бытность мою "помощником" Акацуки.
  - Я, конечно, далеко не политик и не советник правителя, но я уже несколько лет работаю над этим проектом. Так что, смею надеяться, он весьма неплох.
  Конан только растерянно на меня посмотрела, все-таки приняв толстенную стопку из моих рук. Она, конечно, давно знала, что у меня расщепление личности, но среди тех ролей, которые она видела в моем исполнении, ни одной адекватной и разумной не было.
  - И последнее. Тоби наверняка придет за глазами Нагато и заодно попытается убить вас за "предательство". Он никогда не считал вас серьезным противником и не принимал в расчет, поэтому у вас есть неплохие шансы выжить. Об основных его техниках вы и так знаете, но есть кое-что еще - козырь, который Учихи стараются беречь до последнего. Особая техника Изанаги, стирающая грань между иллюзией и реальностью. С ее помощью можно отменить даже собственную смерть, но за такую силу приходится платить - шаринган, применивший такое дзюцу, навсегда закрывается.
  - Почему ты говоришь мне все это? Раскрываешь секрет техники клана?
  - Потому что я пацифист и мечтаю, чтобы эти войны когда-нибудь закончились, и собираюсь сделать для этого все, что в моих силах. А еще я очень хочу, чтобы вы выжили, - я чарующе улыбнулся. - Конан-сан, скажите, вы когда-нибудь хоть на миг пожалели, что тогда отвергли мое предложение?
  Куноичи даже растерялась слегка от такого резкого перехода.
  - Н-нет.
  Я притворно надулся.
  - Обидно. Но, пожалуй, у нас все равно ничего бы не вышло. Удачи вам, Конан-сан.
  Куноичи рассыпалась белыми листками бумаги и переместилась в шуншине, прихватив с собой тела Нагато и Яхико.
  - Так, а теперь разберемся с тобой, - я повернулся к Наруто и достал из-под воротника маленького слизня, все это время прятавшегося там. - Кацую-сама, поможете мне подлечить его?
  - Конечно, Саске-кун, - второй слизень, прятавшийся под курткой Наруто, тоже вылез наружу, и они вместе начали светиться светло-зеленой медицинской чакрой, исцеляя многочисленные раны Узумаки.
  Сам я тоже в стороне не остался и достал несколько "солдатских пилюль" от Сакуры, прекрасно восстанавливающих силы, да к тому же, ускоряющих регенерацию и восполнение объема чакры. Отличное средство, особенно, если умеешь отключать вкусовые рецепторы. Наруто увидел у меня в руках это снадобье и попытался удрать, но так как он едва на ногах стоял от усталости, у него ничего не вышло.
  - НЕЕЕЕТ!!! Только не эту гадость! - он ловко уворачивался от пилюли, которую я пытался впихнуть ему в рот. - Я в порядке! Я совершенно здоров!
  - Будь мужчиной и достойно прими свою участь!
  - Не надо, Саске! - Наруто даже применил секретное дзюцу "глазки-как-у-кота-из-Шрека", но я был слишком каваеустойчив и все-таки заставил его проглотить лекарство.
  Благодаря кеккей генкай Узумаки, Наруто и так быстро восстанавливался, а после приема таблеток, даже я мог заметить, как в его истощенных битвой кейракукей мгновенно появился объем чакры, достаточный для пары разенганов. Только вот, подозреваю, что дело не в целебных свойствах пилюль, а в их мерзком вкусе. Чуть увеличить концентрацию - и они даже мертвых смогут поднимать.
  - Ну вот, а ты боялся, - я радостно улыбнулся Наруто, у которого от "бодрости" даже волосы на голове дыбом встали. Впрочем, они у него и так всегда взъерошены, разницы почти не заметно.
  Я создал нам глайдеры, и мы отправились обратно к Конохе. На полпути я поменялся телами с клоном, который до этого обсуждал с Тсунаде планы застройки деревни. Хокаге полностью дала добро, и даже почти не нашла, к чему придраться.
  - Отлично, - подвел я итог под разговором. - Тогда приступлю прямо сейчас.
  Я сложил печать концентрации и материализовал шесть клонов с сердцами, имеющими сродство со стихией земли. Они резво поскакали вниз, к центру котлована, где еще оставалось воды на небольшое озеро, и громоздились камни, вырванные из земли во время битвы Пейна и Наруто.
  - Что это ты задумал? - подозрительно спросила Хокаге.
  - Сейчас увидите.
   Клоны заняли позиции и быстро сложили печати, запуская одну из техник Дотона и заставляя землю более-менее выровняться, а в самом центре образовать идеально круглую впадину, куда собралась вся вода. Как раз в это время, жители Конохи, вернувшиеся из убежищ, и толпившиеся перед стенами деревни, заметили в небе возвращающегося Наруто и радостно зашумели, приветствуя героя. Так что на мои действия внимания почти никто не обращал. Вот и хорошо, а то мои техники не так зрелищны, как то светопреставление, что устроили предыдущие выступающие.
  Наруто облепили новоявленные фанаты и начали осыпать поздравлениями и комплиментами, почти как Гаару после возвращения от Акацуки. Только девушек было меньше, но их, наверное, Сакура отпугнула, сначала едва не выбившая из блондина дух, а потом крепко обнявшая. Наруто начали качать на руках и подкидывать в воздух, а мои клоны перешли к завершающей стадии проекта. Из середины круглого озера поднялся небольшой остров, соединившийся с берегом небольшими изогнутыми мостами. В центре островка вырос каменный пьедестал, а уже из него вверх начала выдвигаться статуя. Я решил не поддаваться в этот раз гигантомании, и ограничился всего пятью метрами в высоту. Камень, направляемый сразу шестью клонами, послушно изменял форму, подвластный моей воле, словно глина - рукам гончара. Пожалуй, никто в мире, кроме меня, не сможет создать такое детализированное изображение человека, используя только техники Дотона.
  Лицо статуи было очень похоже на лицо Наруто в те нечастые моменты, когда он был серьезен, и выражало непреклонную решимость. А вот прическу и телосложение я полностью "слизал" с Итачи, но думаю, об этом мало кто догадается, слишком долго его тут не видели. Правая рука памятника была вытянута вверх и вперед, словно протягивала к небу стилизованно изображенный огонь, по форме очень похожий на мемориал, стоявший в конохском кладбище. На пьедестале прорезались иероглифы и сложились в название памятника: "Безымянный шиноби, несущий Волю Огня". А вот название уже было в некотором роде данью памяти Шисуе и его идее о том, что настоящий ниндзя должен оставаться безымянным и защищать мир из тени.
  Думаю, Итачи памятник понравится, и он не будет особенно возражать, что этот мемориал и в его честь тоже. Уж ему-то хватит и взгляда, чтобы опознать собственную фигуру. В последнее время я сама скромность - всех важных для меня людей увековечил, а про себя вообще забыл. Даже за компанию с Узумаки подбрасывают не меня, а моего клона, и тот уже всерьез подумывает развеяться, потому что здорово укачивает, да и особо ушлые жители пытаются полапать последнего Учиху за уязвимые места. Но ничего, думаю, я еще успею сотворить что-нибудь такое, за что мне поставят памятник даже больше, чем Мадаре в Долине Завершения.
  Наруто, которого в очередной раз высоко подкинули, увидел появившуюся статую и привлек к ней внимание остальных. Люди начали оборачиваться в ту сторону, рассматривая памятник. Клон воспользовался моментом и незаметно исчез, а шестерка как раз заканчивала наводить последние штрихи в мемориальном парке - техниками Дотона прочертили бордюры вокруг будущих клумб и создали красиво расходящиеся во все стороны дорожки. Осталось только нормальный грунт завезти и рассадить траву, цветы и деревья. Народ рассмотрел новинку, оценил и радостно загомонил, потянувшись в сторону памятника, потому как больше в деревне достопримечательностей не осталось, ну, кроме лиц хокаге.
  Мои клоны дружно изобразили сильнейшее истощение и развеялись, да и сам я аккуратно сполз по стеночке, прикрыв на секунду глаза. А то как-то слишком задумчиво на меня Тсунаде посматривает, вдруг еще решит припахать к восстановлению Конохи, а у меня запас чакры не резиновый. Я и так трех Пейнов убил и хокаге от истощения спас, можно сказать, перевыполнил план. Пусть уж лучше Ямато отдувается, у него ловко выходит симпатичные деревянные домики создавать Мокутоном.
  Ближе к вечеру Коноха начала выглядеть как лагерь беженцев - все свободное пространство покрылось палатками. Ночевать под нормальной крышей повезло только тем немногим счастливчикам, кто жил в квартале Учих неподалеку от главного особняка. Я широким жестом предложил остальным жителям, чьи дома потоптал гигантский носорог, занять неиспользуемые ранее здания. Заодно и пыль там протрут, все польза.
  Карин, Джуго и Суйгецу тоже достался кусочек славы - ну как же, они ведь первыми встретили удар и дали остальным жителям время спрятаться в убежищах. И теперь троица шумно делилась впечатлениями с не менее взбудораженным Наруто. Кажется, зря я их всех восстанавливающими пилюлями накормил, сейчас бы тихо-мирно отсыпались, а теперь никого по постелям не разгонишь. Мито-сан на радостях, что ее дом уцелел, закатила "защитникам Конохи" пир на весь мир, благо в кладовке продукты не пострадали.
  Пока ребята веселились, радостно пересказывая друг другу события и с каждым разом все сильнее их приукрашивая, я мрачно размышлял о будущем. По канону, мне скоро надо быть совсем в другом месте и отлавливать Восьмихвостого. Но, думаю, это подождет пару дней, не развалится. Хоть и не хочется, но придется выполнять свою роль, а то неизвестно, что случится. К тому же, Райкаге, как самый буйный из пятерки Каге куда легче пойдет на контакт, если его брату - джинчуурики восьмихвостого будет грозить опасность реальная, а не гипотетическая. Но вообще, надо бы мой очередной безумный план с Пятой обсудить, я ведь теперь шиноби Листа, а не кружок самодеятельности. На сто процентов уверен, что мое предложение она не одобрит, придется долго-долго уговаривать. Вопрос только в том, с утра ее начать проблемами грузить или прямо сейчас.
  Ладно, начну ее обрабатывать сейчас, как говорится, буду ковать железо, пока горячо. Тем более что я сегодня вел себя просто примерно - и Пейнов побил, и риненган добыл, и деревню защищал, и хокаге из комы вытащил, и даже памятник собственными силами отгрохал. За такие заслуги Тсунаде должна меня хотя бы выслушать и не прибить в первую же минуту. С такими мыслями я создал клона и отправил его на растерзание Пятой.
  
  
  ***
  
  - Наруто, спишь уже? - тихо спросил я, поняв, что никак не могу уснуть.
  Узумаки, уже почти отключившийся, завозился и повернулся ко мне. Даже в темноте нашей комнаты я мог рассмотреть забавное выражение его сонного лица.
  - Мннэ? - пробормотал блондин, широко зевнув.
  - Я хотел спросить, что ты ответить Хинате. Не хорошо заставлять девушку ждать.
  - Чего ждать? - непонятливо переспросил Наруто.
  - Она же тебе в любви призналась, прямо перед всей деревней. Вот я и интересуюсь, когда ты ей ответишь.
  - Чего?! - подскочил Узумаки, удивленно на меня таращась. - Хината призналась мне в любви?
  Я невольно изобразил фейспалм. Надо бы Хинате объяснить, что Наруто - балбес, и ему нужно не говорить, а на наглядных примерах показывать. Пусть возьмет инициативу в свои руки и загонит его в угол, а там, глядишь, и до смены фамилии на Узумаки останется недалеко.
  - А что, по-твоему, значили ее слова "Наруто, я люблю тебя"?
  - Ну... я думал... как друга...
  - Красивая милая девушка признается тебе в любви, рискует жизнью ради твоего спасения, а ты думаешь, что вы всего лишь друзья? Да Хината в тебя с семи лет влюблена по уши, причем все это знают, а ты даже не удосужился заметить! Да если бы не это, я бы уже ей предложение сделал!
  - Эээ? - Наруто нервно взъерошил волосы и стал ходить по комнате туда-сюда. - Но тебя же Сакура-чан любит.
  - Сакура любит не меня, а некий образ, который сама же и придумала. Обо мне настоящем она вообще ничего не знает.
  - Но...
  - И вообще, не уходи от темы. Мы говорили о том, что ты собираешься ответить Хинате.
  - Я не знаю, - растеряно пробормотал Наруто. - А что я должен сказать?
  - Раз не знаешь, так сочини. Но ты учти, что все Хокаге женаты были. Ну кроме Тсунаде-химе, но ей только попробуй о замужестве заикнуться, сразу схлопочешь... Не то чтобы я тебе вот прям сейчас жениться советовал, однако ты об этом все-таки подумай. Другой такой замечательной девушки, как Хината, во всей Конохе не найдешь.
  - Угу, - пробормотал Узумаки, застыв столбом и уставившись куда-то в пустоту, кажется, я опять его загрузил.
  - Наруто, - позвал я его, но не добился реакции. - НАРУТО!
  - А? - блондин отмер и уставился на меня.
  - Спать ложись, утро вечера мудренее.
  - Уснешь тут, - недовольно пробормотал Узумаки, ворочаясь в своей постели.
  - И я еще хотел кое о чем тебя попросить. Я завтра на миссию отправлюсь, и пока меня не будет, не произноси моего имени. И Сакуре с Саем тоже передай мою просьбу. И не звоните мне, ладно? Не хочу, чтобы меня в самый ответственный момент отвлек входящий вызов.
  - Что? А почему нельзя имя произносить? И почему тебя сразу же на миссию отправляют?
  - Насчет имени - это вроде приметы. Если надо будет обо мне поговорить, называйте "Сами-Знаете-Кто", - я не удержался от небольшой шутки, жаль, кроме меня ее никто больше не поймет.
  Я совершенно не хотел, чтобы бешенная куноичи из Облака из мести за учителя превратила Наруто в отбивную, когда все начнут считать, будто я убил Восьмихвостого. А так есть шанс, что эти двое не пересекутся. Вот уж чего мне хочется меньше всего на свете, так это чтобы Узумаки защищал мою честь перед иностранными шиноби. Рассказать о миссии я никому не смогу, только Тсунаде знает подробности моего безумного плана. Она, конечно, была категорически против, но клон явно превзошел сам себя, и после нескольких часов споров и демонстрации в гендзюцу возможного развития событий он все-таки сумел получить разрешение. Напоследок Пятая мрачно напророчествовала, что с моей дурной репутацией второй раз обелиться будет почти невозможно. И если что-то пойдет не так, она не станет заступаться за нукенина мирового класса, которым я окажусь.
  - Так что за миссия? - это уже Наруто отвлек меня от размышлений. - И почему так срочно?
  - Это связано с Акацуки, но извини, большего я рассказать не смогу.
  - С Акацуки?! Тогда я тоже пойду с тобой! - мгновенно заявил блондин.
  - Тебе завтра глаза пересаживать, не забыл? - мгновенно охладил я его пыл. - Тсунаде-химе сказала, чтобы ты к полудню подходил, она сама проведет операцию.
  Настоящий риненган клон еще во время "уговоров" отдал Хокаге, чтобы хоть немного задобрить. Предварительно я во много раз замедлил время во внутреннем мире, так что все желающие успели их вдоволь поизучать. Я даже скопировал их и создал на пробу пару клонов с новыми глазами, а потом и с оригинальным риненганом, но никаких особенных "плюшек" от свежего девайса не заметил. Похоже, для нормальной работы их надо пересаживать в настоящее тело, взамен собственных глаз.
  - А миссия несложная, просто надо кое-что разведать, и лучше меня с этим никто не справится. Я даже не переживаю на этот счет, поэтому и ты можешь не волноваться. Меня сейчас намного больше другое занимает... Где бы мне найти противника настолько сильного, чтобы тоже пробудить риненган? Помнишь, когда нам было по семь лет, я сказал, что мы, как потомки Рикудо Сенина можем стать такими же великими шиноби? У тебя завтра будет риненган, и я тоже себе такой хочу.
  - Но я же не сам его пробудил, мне он от Нагато достанется, - возразил Наруто.
  - Не важно. Ты ведь получил его благодаря своим навыкам и силе. К тому же во всем мире и пяти человек не наберется, кто мог бы его использовать.
  -И все равно...
  - Ладно, давай лучше спать. И ты все-таки подумай, что Хинате скажешь, - я коварно переключил мысли Наруто на другой объект, чтобы он больше не спорил.
  Узумаки снова завис, терзаемой необычной для него дилеммой - что ответить на признание в любви, а я наконец-то смог заснуть.
  Рано утром я, Карин, Суйгецу и Джуго отправились на миссию. Нас никто не провожал, потому что в деревне было много дел, и все оказались заняты.
  - И куда мы идем на этот раз? - недовольный ранней побудкой, спросил Суйгецу.
  - Вот отойдем подальше и скажу. Сейчас вокруг слишком много лишних ушей.
  Когда Карин подтвердила, что мы достаточно удалились от деревни, и рядом никого нет, я создал всем глайдеры и поднял в воздух. И только после этого рассказал, что мы идем охотиться на Восьмихвостого.
  - Я так и знал! Опять у тебя очередной безумный план! Ты еще Рикудо сенина оживи и потащи нас с ним сражаться!
  -Не нервничай так, Суйгецу. Нам же не убить его надо, а всего лишь инсценировать похищение. К тому же он и сам только и мечтает, как бы свалить из родной деревни.
  - Ну да, это здорово облегчит нашу участь, - съязвил Хозуки.
  - Ты чего такой привередливый с утра? Не выспался? Так впредь ложись пораньше. Если хочешь, я первое время могу проследить, чтобы ты каждый вечер в девять часов уже в постель отправлялся, - щедро предложил я.
  Суйгецу счел за лучшее заткнуться, потому что с меня могло статься выполнить свою идею.
  Я рассказал сокомандникам об особенностях и способностях джинчуурики, и предложил самим придумать, как победить такого противника. И пока они бурно обсуждали услышанное и предлагали варианты, передал управление глайдерами "автопилоту", а сам решил немного помедитировать, все равно заняться пока было нечем. Привычно погрузившись во внутренний мир, ступил на поверхность моря. И тут меня ждал сюрприз - выяснилось, что количество чакры заметно увеличилось. И что самое странное - вырос не объем, который могло выработать мое тело, а море напрямую. К тому же, мне показалось, что вода стала темнее, или она просто из-за увеличения глубины начала так выглядеть.
  Если честно, я не ожидал подобного подарка, ведь я даже не особенно напрягался в бою с Пейном, единственное, что изменилось - я научился пользоваться Аматерасу. Но Итачи не говорил, что из-за этого объем чакры вырастет, да еще и так заметно. Впрочем, мне в любом случае жаловаться не на что.
  Еще раз полюбовавшись морем, серебрящимся в свете луны, я отправился проведать, как там поживают мои внутренние личности. В виртуальности, оказывается, появилось новое шоу - "Философские диспуты" и шло в прямом эфире для всех желающих. Кабуто после нескольких бесед по душам с Доктором, освоился, перестал подозревать подвох и, кажется, задался целью вынести мозг собеседнику. Причем постепенно споры стали такими интересными, что их начали транслировать по всему миру. Только вот убедить существо, не имеющее имени и меняющее внешность по настроению, в важности вопроса "Кто я?" у Якуши не было ни единого шанса.
  А вообще, Кабуто прижился в виртуальности, словно у себя дома. Окончательно убедившись, что пытать или убивать его не будут, он вообще страх потерял. Даже уговорил кого-то из внутренних личностей сводить его на экскурсию во Дворец Солнца. Он пытался еще и на Семь Кругов Ада и полигоны Амбрелла пробраться, но это все-таки стратегические объекты, так что его не пустили. Но больше всего меня возмутило не это, а то, что ушлый Якуши начал активно клеиться к одной из моих внутренних личностей. И ведь знает же, что она создана по моему "образу и подобию", но его этот факт вообще не смущает.
  Я хотел было вмешаться, а потом передумал. Пусть та личность, что заварила эту кашу, сама с последствиями и разбирается. Скорей бы уже война началась, тогда я наконец-то смогу выставить вон Кабуто, постепенно все больше проникающегося идеями всеобщей анархии.
  Помимо этого я восстановил доставшиеся мне в качестве трофеев тела Пейна и переместил их в специальный отдел ИВМ. Пока они для меня бесполезны, но в будущем, если я все-таки заполучу себе риненган, лишними точно не будут. Закончив с делами, я вернулся в реальность и как раз вовремя. До Громового Ущелья оставалось минут десять лёта, и сокомандники как раз успели поведать мне сочиненный совместными усилиями план. В целом я его одобрил, единственное что попросил - это не убиться при его исполнении.
  Когда мы приземлились, Киллер Би как раз закончил тренировку.
  - Добрый день, джинчуурики-сама, - я решил поначалу быть вежливым.
  - Вы кто еще такие, йоу?
  - Мы пришли проверить ваши силы. Акацуки собирают всех биджу, впрочем, вы и так в курсе, ведь уже потеряли Нии Югито. Теперь в мире осталось всего два джинчуурики, и я хочу убедиться, что вы сможете противостоять тем, кто придет за вашим биджу.
  - Отвалите, придурки, отстаньте, козлы. Или сейчас получите звезды, - попытался срифмовать Киллер Би, на что я только поморщился.
  - Я три года работал на Акацуки, и знаю стиль боя каждого. Я - единственный, кто мог бы оценить ваши шансы выжить, - прекрасно понимая, что мне его не убедить, все равно продолжал уговаривать. Впрочем, это было всего лишь частью плана, дававшего мне небольшой шанс на реабилитацию в будущем.
  - Впервые вас вижу, но таких уродов уже ненавижу.
  - Я так надеялся, что не придется к этому прибегать, но вы не оставляете мне выбора, - я достал из внутреннего мира акацуковский плащ и надел. А потом обреченно вздохнул и произнес: - Реп - параша, победа будет наша!
  Ничего лучше я просто не придумал, ну не силен я в рифмовке, однако, к моему удивлению хватило и этой малости. Би спокойно пропускал мимо ушей всю критику своего репа, но стоило сказать пару более-менее складных строк, как он словно взбесился и попытался меня уничтожить. Причем не было никакого предварительного кривляния или самовосхваления. Он просто выхватил мечи и встал в свою безумную стойку сразу с восемью клинками. Смотрелась она до крайности нелепо, но ее смертоносности это отнюдь не умаляло.
  Хорошо, что у меня шаринган был заранее активирован, а то меня позорно нашпиговали бы мечами в первую же секунду. Скорость Би была даже выше, чем у Итачи, и я едва-едва успевал уворачиваться. Но неглубокие царапины появлялись на мне одна за другой, правда, больше всего пострадал мой любимый черно-красный плащ.
  Джинчуурики слегка расслабился и начал похваляться, что я не смогу его даже ранить. За что немедленно поплатился - Кусанаги, молниеносно удлинившись и изогнувшись, вспорола бок противника. К сожалению, тот в последний момент смог увернуться, и его задело только вскользь. Кусанаги возбужденно зашипела от удовольствия, вкус крови Би явно пришелся ей по вкусу. Мы с ней уже так хорошо понимали друг друга, что выработали что-то вроде секретного языка, и словарный запас меча составлял уже несколько сотен слов. Впрочем, большинство из них она использовала только для того, чтобы указать мне, где именно ее погладить или тщательней отполировать.
  Похоже, на Киллера Би эта рана произвела серьезное впечатление, и он даже вроде как похвалил меня, выразившись в том смысле, что я не такой неудачник, как ему показалось вначале. И что теперь он будет сражаться всерьез. После этого скорость джинчуурики еще больше увеличилась, настолько, что даже для шарингана он превратился в размытый вихрь, и было совершенно невозможно не только предугадать его движения, но даже различить их толком. Миг спустя сразу четыре меча пронзили мое тело. Я разорвал дистанцию и тут же отключил болевые ощущения. Каждая из ран была смертельной, и не надо было быть медиком, чтобы понять это.
  - Саске! - закричала Карин и бросилась ко мне, ее крик был настолько громким, что заглушил восклицания Суйгецу и Джуго.
  Оказывается, они тоже за меня переживают, даже не смотря на то, что считают неадекватным психом.
  - Назад! - я вскинул руку, привлекая их внимание. - Отойдите подальше и следите, чтобы вас не задело.
  Тем временем я напитал мечи Би чакрой и запечатал во внутреннем мире, а вот нечего оружием раскидываться. И пока все внимание было приковано к моей истекающей кровью тушке, создал нового клона и переместился в него, нанося удар по зазевавшемуся джинчуурики. Однако тот сумел увернуться, все-таки скорость реакции у него просто потрясающая.
  На этот раз я совершенно изменил манеру боя, и теперь для каждого следующего удара создавал нового клона в совершенно непредсказуемых местах. Причем делал это так быстро, что практически был одновременно в двух-трех местах. И теперь уже я превратился в размазанный в пространстве вихрь, и от серьезных ран джинчуурики спасала только броня из чакры молний. Кроме того, первый клон, управление которым принял на себя один из жителей внутреннего мира, перестал делать вид, что истекает кровью, и начал с помощью сгустков спрессованной чакры огня направлять джинчуурики в нужное мне положение. Причем, иногда попадал в меня, зараза такая! Хотя особого вреда собственная чакра причинить мне не могла, зато Би она вполне доставала.
  В этот раз дистанцию разорвал уже Киллер Би. Устроив небольшой взрыв и подняв облако пыли, он метнулся в сторону, чтобы дать себе время на трансформацию. Я в азарте боя чуть не начал его преследовать, но быстро опомнился. А то еще и правда укокошу джинчуурики Восьмихвостого, и некому будет учить Наруто пользоваться силами биджу. Ну, если только самому учителем стать, но я-то лишь теорию знаю, и то из аниме.
  - Саске! - Карин воспользовалась моментом и подбежала ко мне. - Ты в порядке?
  - У меня ни царапины.
  - Но как? Мы же видели, что он тебя ранил!
  - Я как бы слегка бессмертный, так что на мои раны можно не обращать внимания, - огорошил я сокомандников.
  Тут Би завершил трансформацию и превратился в Восьмихвостого. Впрочем, я тоже времени даром не терял, и моя Королева уже почти полностью материализовалась. Можно было бы как в аниме использовать Аматерасу, но мне хотелось проверить в деле модифицированную Королеву - я учел прежние недостатки, и сейчас у нее было четыре руки. Теперь кроме щита и Ясака-но-Магатама, у нее имелись еще и две гигантских копии Кусанаги. Кажется, Би малость прифигел, когда увидел монстра размером с самого себя, да еще и вооруженного до зубов. И эта заминка стоила ему пары щупалец.
  Все-таки быко-осьминог, привыкший побеждать в основном за счет размера и грубой силы, был откровенно слабым противником против моего Сусаноо. К тому же ему явно не хватало маневренности, на щупальцах по земле особенно не побегаешь. А протекавшая поблизости река была для биджу мелковата и преимуществ практически не давала. Однако джинчуурики все-таки удалось, пусть и ценой еще пары щупалец, увеличить дистанцию и начать формировать бомбу биджу. Я не дал ему закончить, кинув Ясака-но-Магатама и спрятавшись за щитом. Громыхнуло знатно, даже Королеву слегка задело, несмотря на броню Сусаноо. Хорошо хоть, мои сокомандники, уже видевшие бомбу биджу в деле, успели укрыться.
  Когда пар и дым рассеялись, на поверхности реки плавало слегка потрепанное тело джинчуурики и несколько кусков осьминожьей плоти. Я развеял Королеву и спустился ниже, чтобы втащить тушку Би на глайдер. В конце концов, не на руках же мне его нести - слишком много чести.
  - Ты убил Восьмихвостого! - ошарашено произнес Суйгецу, выйдя из укрытия и обозрев поле боя.
  - Да жив он, не переживай. Карин, проверь, пожалуйста, нет ли рядом источников чакры.
  - Э... да, сейчас, - девушка, тоже весьма впечатленная боем, наконец, сосредоточилась на сканировании местности. - Чувствую двух шиноби в том направлении! И еще на дне реки чакру Восьмихвостого!
  - Чудесно. А то я уже начал думать, как бы нам подостоверней потерять тело джинчуурики, на случай, если он не подстраховался от смерти. А теперь валим отсюда, пока Райкаге не явился собственной персоной.
  Я создал всем глайдеры и мы покинули это негостеприимное местечко, после нашего визита превратившееся в нагромождение камней.
  - Вот и нахрена мы старались, план придумывали, если ты взял и сам завалил Восьмихвостого? - недовольно проворчал Суйгетсу.
  - Ну если ты так хочешь с ним сразиться, я сейчас вернусь, подлечу его и приведу в сознание, чтобы ты смог подраться, - я вздохнул и сделал вид, будто разворачиваю глайдер.
  - НЕТ!!! - хором заорали все.
  - Да вам не угодишь, - притворно посетовал я. - То не будем сражаться с Восьмихвостым, то подай его сюда, то опять не будем... Ладно, у меня для вас другая тренировка есть - на скрытность. Нам сейчас надо разделиться, и вашей задачей станет на несколько дней залечь на дно. Когда можно будет вернуться в Коноху, я сам с вами свяжусь. За старшего оставляю Джуго.
  - Чего?! - хором перебили меня Карин и Суйгецу, зло переглянулись, а потом так же хором произнесли: - Почему он?
  Я не удержался от смешка, уж слишком забавно у них получается синхронно говорить.
  - Потому что из вас троих он самый серьезный. А вы двое всегда так страстно выясняете отношения, что ничего вокруг не замечаете.
  - Мы не!.. - они опять начали говорить хором, но тут же замолчали, недовольно уставившись друг на друга.
  - Заткнись, придурок!
  - Сама дура!
  - Вот об этом я и говорил. Джуго, будь другом, присмотри за ними.
  - Хорошо, - рыжеволосый парень серьезно кивнул.
  Похоже, из всей нашей разношерстой компании он самый нормальный, особенно после того, как научился подавлять жажду крови.
  Если честно, я немного переживал за свою команду, слегка боязно было оставить их предоставленными самим себе, пусть даже на несколько дней. Карин, конечно, сможет отследить приближение любого шиноби, но она слишком часто отвлекается на перепалки с Суйгецу. Впрочем, Джуго может попросить животных присматривать за окрестностями, так что, надеюсь, за три-четыре дня с этой троицей ничего не случится.
  - Ладно, расходимся здесь, - я снизил глайдеры и спрыгнул на землю. - На тот маловероятный случай, если вас все же поймают, валите все на меня. Всем рассказывайте, какой я злодей - подчиняю чужую волю своим шаринганом, пытаю людей гендзюцу, на завтрак ем младенцев, а на обед - пирожки с котятами...
  - Саске! - Карин прервала мою вдохновенную речь и повисла на шее. - Обещай мне, что с тобой все будет в порядке!
  Что-то в последнее время у меня складывается впечатление, будто окружающие считают меня камикадзе-смертником. Сначала Тсунаде меня отговаривала, теперь вот Карин прощается, будто в последний раз видимся... После сегодняшнего я становлюсь нукенином международного уровня, но почему-то окружающие переживают по этому поводу куда больше меня. Хм, может, я что-то упускаю из виду?
  - Да все нормально будет, - уверенно произнес я. Вот только не стал уточнять, что у каждого из нас свое понятие нормы. - Увидимся через несколько дней.
  Помахав им на прощание рукой, я взлетел и вскоре скрылся из вида. Напитав Кусанаги чакрой, проткнул "тело" джинчуурики и запечатал его. Во внутреннем мире оно тут же приняло свою истинную форму - превратилось в кусок щупальца. Что-то в последнее время я просто избаловал умников из ИВМ всякими диковинками - то лаборатории Орочимару грабану, то риненган им подкину, а то и вовсе кусок биджу. Не будь я и так их богом, они бы меня точно канонизировали.
  
  ***
  
  Закончив с основной частью плана, я направился обратно к Конохе. Теперь счет времени пошел на часы, Райкаге - мужик шустрый, и до того, как в Скрытый Лист явится делегация из Облака, осталось совсем недолго. И за это время мне надо вернуться и легализоваться, но уже под другим именем и обликом. Я даже Тсунаде не рассказал, как буду выглядеть, пообещал только, что она меня не узнает. Вот уж будет ей сюрприз.
  С такими мыслями я сменил тело на копию Элис, благо, ее кроме Итачи никто не видел, и продолжил перемещение уже по земле. Мой глайдер - техника слишком приметная, и в будущем я собирался ее видоизменить, чтобы Элис нельзя было явно связать с Учихой Саске. Да и прибыть в Коноху лучше на своих двоих, тем более что не так уж далеко осталось. Заодно и привыкну к новому телу. Я несколько раз уже испытывал его на полигонах внутреннего мира и остался доволен, а сейчас оно еще было дополнено сенсорными способностями благодаря крови Карин.
  Вообще, у меня есть возможность создать клона в любом месте, где имеется моя чакра, но пользоваться ей вслепую весьма небезопасно. Я не могу точно задать точку выхода, то есть тело создастся в непосредственной близости от "якоря", в данном случае, телефона. А так как их обычно носят в карманах... Я на минуту вдруг очень ярко представил, как материализую клона в кармане Тсунаде, одежда на ней рвется, и жить мне остается не дольше нескольких минут. Потому что Хокаге - женщина упертая, и жизнь положит, но прикончит меня. И что-то мне подсказывает, что у нее вполне хватит сил исчерпать все мои немаленькие запасы чакры и добраться до настоящего тела.
  Кроме этого есть и другая проблема - перемещения на большие дистанции крайне энергозатратны. Причем настолько, что мой внутренний хомяк меня прикончит, если я попробую путешествовать таким способом. Вообще-то, чакра тратится и на перемещениях в пределах прямой видимости, но незначительно, зато с увеличением расстояния потери растут по экспоненте.
  Тем временем впереди показались ворота Конохи - одна из немногих уцелевших частей деревни. Время уже было позднее, да и после "визита" Пейна посетителей пускали неохотно, однако у меня имелся пропуск, выданный Хокаге. Двое чунинов, стоявших на воротах, еще долго таращились мне вслед, впрочем, их можно понять - внешность у Элис весьма примечательная. Рыжие волосы, белая облегающая майка, короткие шорты, высокие армейские сапоги и все это дополняется многочисленными ремнями перевязей, на которых крепится оружие и слегка видоизмененные сумки для всяких необходимых каждому шиноби мелочей.
  Пока меня не было, деревня успела немного преобразиться - палаточные "кварталы" стали более упорядоченными, а кое-где появились небольшие группы новеньких деревянных домов - похоже, капитан Ямато уже вернулся и успел поучаствовать в восстановлении Конохи. Мне пришлось дважды спросить у проходивших мимо шиноби, где найти Хокаге, прежде чем я добрался до ее палатки. Потом потребовалось еще несколько раз предъявить пропуск, прежде чем меня пропустили к ней.
  - Тсунаде-химе, я вернулась! - я помахал персональным пропуском, чтобы Пятая меня наверняка узнала. - Миссия выполнена успешно!
  Брови Хокаге удивленно поползли вверх, когда она хорошенько меня рассмотрела.
  - Кхм, отличная маскировка, - наконец, произнесла она. - Даже твоя чакра ощущается совсем по-другому.
  - Благодарю, - я как-то ожидал более бурной реакции, но похоже, хокаге слишком устала, чтобы сильно удивляться.
  Тсунаде устало потерла виски и недовольно покосилась на горы бумаг. Похоже, она уже вторые сутки на ногах, и наверное, даже жалеет, что сейчас не лежит себе спокойненько в коме.
  - Обратись к Шизуне, она займется твоим размещением, - Хокаге вновь вернулась к бумагам, давая понять, что аудиенция окончена. Впрочем, палатка - действительно неподходящее место для обсуждения деталей незаконной миссии.
  Помощница Тсунаде выглядела не менее усталой, похоже, у нее тоже выдались крайне неспокойные дни. Но тем не менее, она быстро разобралась с моей проблемой и несколько минут спустя я стоял перед выделенной мне палаткой. Рассудив, что утро вечера мудренее, и еще раз мысленно посочувствовав Хокаге, я завалился спать. Но прежде, чем уснуть, ненадолго заглянул во внутренний мир. Оказалось, что море снова увеличилось, причем без особых усилий с моей стороны. Если так и дальше пойдет, то скоро я смогу переименовать его в океан. Вода стала еще чуть темнее, а в остальном все казалось прежним. Увеличение чакры - это, конечно, прекрасно, только вот слишком уж подозрительно. Не часто судьба меня баловала такими приятными сюрпризами, обычно приходилось постараться, чтобы получить очередной левел ап. А тут вдруг как-то само собой образовалось приличное количество энергии, уж слишком похожее на бесплатный сыр. Или это у меня просто обострение паранойи? Уж во внутреннем-то мире я царь и бог, и если бы тут попытался похозяйничать посторонний, я бы сразу заметил. Впрочем, сделать в этой ситуации я мог только одну разумную вещь - лечь спать. Возможно, с утра все эти подозрения покажутся мне совершенно беспочвенными. Но предварительно все-таки стоит напрячь умников решением этого вопроса.
  На следующий день шиноби Облака - ученики Киллера Би - уже были в Конохе и требовали моего уничтожения. Я присутствовал при бурной встрече иностранных шиноби и Хокаге, потому что Тсунаде решила и меня припрячь к общему делу, и сделала кем-то вроде второго помощника, чтобы хоть немного разгрузить Шизуне.
  
  
  После ухода посланцев Пятая даже дала мне прочитать довольно длинное и весьма эмоциональное письмо от Райкаге, где он едва ли не ультиматум Конохе ставил.
  - Доволен? - мрачно спросила она. - Твой нынешний статус государственного преступника ставит тебя на один уровень с Орочимару. Ты всерьез собираешься выкрутиться из этой ситуации без потерь? В прошлый раз все обошлось лишь благодаря моему милосердию, но сейчас ты так легко не отделаешься.
  - Не будьте так пессимистичны, Тсунаде-химе, - радостно улыбнулся я. - Вполне возможно, что я погибну в предстоящей войне, и статус преступника станет вообще неактуален.
  - Не смей так беспечно относиться к собственной жизни! - хокаге неожиданно стукнула кулаком по столу.
  - О, так вы все-таки переживаете обо мне? Я тронут, - проникновенно произнес я и наклонился ближе к Тсунаде, и попытался накрыть ее ладонь своей. - Для меня это действительно важно.
  - В твоем нынешнем виде эти заигрывания смотрятся, как минимум, нелепо, - резко произнесла Тсунаде и отдернула руку.
  - Нелепо? - я притворно надулся. - Я просто подумал, а вдруг вам больше нравятся девочки... В прошлый раз вы мне даже в совместном ужине отказали, может, теперь станете благосклоннее.
  Я заправил за ухо рыжую прядь и состроил Пятой глазки.
  - Теперь понятно, у кого Наруто научился этой своей извращенной Секси но дзюцу.
  - Что? Нет! Это он меня научил, - возмутился я.
  Тут в палатку ввалились Сакура, Наруто, Сай и даже Какаши, ради такого случая убравший книжку в карман. Наруто начал орать, что произошла какая-то ошибка, и Сами-Знаете-Кто не мог такого сотворить. Тсунаде не стала долго это выслушивать и так шандарахнула кулаком по столу, что тот разлетелся в щепки.
  - А ну молчать!
  От этого окрика я чуть не подпрыгнул, а Узумаки даже вспомнил о субординации.
  - Наруто, неужели ты думаешь, что я оставлю эту ситуацию без своего контроля? Саске все-таки до недавнего времени был шиноби Конохи, и если он действительно стал преступником, значит, в этом есть доля и моей вины. Но если произошло какое-то недоразумение, и обвинения необоснованны, уж будь уверен, я этого так не оставлю.
  - Но...
  - Ты во мне сомневаешься? - грозно перебила его Пятая.
  - Нет-нет, бабуля Тсунаде! - тут же пошел на попятную Наруто.
  Я недовольно посмотрел на него, покоробленный обращением "бабуля", и Узумаки соизволил обратить на меня внимание.
  - А ты еще кто? - удивился он, рассмотрев протектор Конохи у меня на поясе. - Я тебя никогда в деревне не видел.
  - Это моя вторая помощница, - представила меня Тсунаде. - Шизуне сейчас слишком загружена, поэтому пришлось подключить и Элис.
  Я приветливо им улыбнулся, и пользуясь своим статусом "помощницы", выставил всех из палатки.
  - Что с его глазами? Я думал, они будут выглядеть, как и у Пейна, - я наконец смог задать вопрос, терзавший меня с тех пор, как вошел Наруто.
  Ему всего несколько часов назад сняли с лица повязки, которые нужно было носить в течение суток после трансплантации, и к моему удивлению, его глаза остались почти прежними. Радужка все так же была голубой, только чуть потемнела, да на склере появились тонкие, едва заметные концентрические круги.
  - Операция пошла не так? - недоумевающе произнес я, сам не веря в собственные слова, ведь трансплантацию проводила лично Тсунаде.
  - Пересадка прошла удачно, но когда Наруто снял повязки, его глаза были уже такими. Возможно, это означает, что для начала риненган нужно пробудить, а потом уже пользоваться его возможностями. Но вероятен и другой вариант - глаза Наруто всегда были подвержены изменениям, в зависимости от состояния меняли не только цвет, но конфигурацию зрачка. Риненган просто мог стать еще одной формой, которая начнет работать только в определенных условиях.
  - Понятно, - задумчиво произнес я.
  Если такие глаза действительно сначала необходимо пробудить, то это объясняет, почему в моих клонах они не работали.
   Пятая устало помассировала виски, не знаю, удалось ли ей хоть пару часов сегодня поспать. Пытаясь немного помочь ей, я то и дело заваривал зеленый чай с травами, и даже послал клона "умыкнуть" из собственного поместья какой-нибудь выпечки, ставшей в Конохе редчайшим дефицитом. Кроме того, сортировал документы на срочные и не очень, принимал жалобы от жителей, решал мелкие организационные вопросы... Пришлось даже создать несколько своих копий, чтобы все успевать. Наверное, в любой другой ситуации Шизуне бы взревновала, что я занимаю ее место, но сейчас она даже рада была помощи, ведь кроме обычных обязанностей, многократно возросших из-за разрушения деревни, она еще была ответственна за раненых. Зато я оказался действительно полезен, и с моей помощью Тсунаде даже удалось разгрести завалы бумаг вокруг новенького, принесенного мной стола.
  В своей заботе о здоровье Хокаге я дошел до того, что чуть не начал разминать ей плечи, но Пятая не вовремя вспомнила, кто кроется под личиной ее новой помощницы, и выставила меня из палатки с напутствием пойти и развлечь экскурсией наших гостей из Облака, чтобы они ничего не натворили. Я был уверен, что иностранные шиноби с Наруто не пересекутся, ведь тот держал данное мне слово и моего имени не упоминал, но пожалуй, стоит лично в этом убедиться.
  Чужестранцев я нашел у библиотеки, уцелевшей только потому, что она находилась на скале, и взрывная волна до нее не докатилась. Неугомонная красноволосая Каруи как раз допрашивала сопровождавших их коноховцев на предмет дополнительной информации о последнем из клана Учиха. Хотя команда из Облака до этого несколько часов в архиве проторчала, переписывая более-менее общедоступную информацию обо мне. Впрочем, меня это не особенно интересовало - сведения порядком устарели, к тому же о самой главной моей технике там не было ни слова. Коноховцы с трудом сдерживали напор красноволосой, отговариваясь, что почти ничего обо мне не знают.
  - Эээй, всем привет! - я преувеличенно радостно поздоровался со всеми, потому что при первой встрече капитан команды - Самуи, отдававшая письмо, на меня внимания обратила не больше, чем на предмет мебели, а Каруи и Омои и вовсе в палатку не входили. - Хокаге-сама попросила меня проверить, все ли у вас в порядке. Если хотите, я могу рассказать вам о Саске...
  Не успел я договорить, как Каруи вцепилась мне в руку и затрясла:
  - Говори все, что о нем знаешь!
  - Да я и собиралась, только отпусти меня.
  - Каруи, держи себя в руках! - прикрикнул на нее капитан команды.
  Красноволосая меня все-таки отпустила, но глаз не сводила, будто это не я сам к ним пришел, а они меня поймали.
  - Ну, хорошо, тогда я начну рассказ. Родился Саске в этой деревне, примерно за полгода до того, как на Коноху напал Девятихвостый биджу. В детстве Саске был очень милым, и поэтому все так и норовили потрепать его за щечки или погладить по голове...
  - Да что за бред ты несешь? - снова перебила меня Каруи.
  - Но ты же сама сказала рассказывать ВСЕ. Вот я и стараюсь, - я обиженно надулся, старательно отыгрывая "блондинку".
  - Да плевать нам на его детство! Рассказывай о его техниках!
  - Ооо, техники у него совершенно потрясающие. Особенно техника поцелуев - от одного прикосновения губ колени подгибаться начинают. Остальные его способности тоже впечатляют, но об этом я рассказывать стесняюсь, - я порозовел и якобы смущенно отвел взгляд. Нехорошо себя нахваливать, но у окружающих были такие забавные лица, что я просто не в силах остановиться. - Могу только сказать, что до встречи с ним я считала множественные оргазмы мифом.
  Какие они тут все неиспорченные, парой слов можно напрочь шокировать. Вот у Омои даже леденец изо рта выпал, в куноичи покраснели не хуже помидоров.
  - Дура! Я у тебя про дзюцу спрашивала, а не про извращения! - завопила опомнившаяся Каруи.
  - Ты... ты такая злая! - мои губы задрожали, а глаза наполнились слезами. - Я рассказывала тебе о самом дорогом для меня - о моих чувствах к Саске, а ты надо мной издеваешься!
  Я всхлипнул и постарался выжать из себя полноценную слезу. Самое сложное при этом было - не заржать, а то они точно попытаются меня прибить.
  - Каруи, нельзя быть такой резкой, - укоризненно произнес Омои и достал из кармана два новых леденца на палочке, один из которых протянул мне. - Извини ее. Просто Учиха Саске убил нашего учителя, поэтому мы все на взводе.
  - Ладно, - я напоследок всхлипнул и сунул в рот предложенную конфету. - Но тут явно произошла какая-то ошибка. Саске бы никогда не стал убивать джинчуурики, потому что его лучший друг - тоже джинчуурики. И вообще Саске очень добрый, однажды он принес домой маленького котенка, который замерзал под дождем, а потом сам отпаивал его теплым молоком из пипетки. А еще он собирается на собственные средства основать школу-интернат для сирот, и уже выделил часть своего квартала для строительства. Неужели вы думаете, что такой человек убил бы вашего учителя?
  - Не дави на жалость! Мы знаем, что этот Учиха, как и его брат, работали на Акацуки и убивали людей для них.
  - Саске убивал только преступников, - я наставительно воздел к небу вытащенный изо рта леденец. - Можете сами проверить списки его жертв - они полностью совпадают с книгами бинго АНБУ разных стран. Можно сказать, он просто выполнял за них работу. Да и то, ему приходилось это делать только ради миссии. На самом деле он шпионил за Акацуки ради Конохи.
  - Да плевать мне на это! Рассказывай о его дзюцу, - снова вспылила красноволосая куноичи. Начинаю подозревать, что такой цвет волос - всего лишь признак дурного характера.
  - Каруи, угомонись, - капитан решительно отодвинула девушку в сторону и взяла нить переговоров в свои руки. - Расскажи нам, пожалуйста, о его дзюцу.
  - Хорошо, - я радостно улыбнулся им. - Саске - самый крутой шиноби из всех, кого я знаю. Он таааакой сильный...
  Я замолчал, изображая мечтательность, а на лицах собеседников начало проступать все более отчетливое желание чем-нибудь меня стукнуть. Только Омои все еще оставался более-менее дружелюбным.
  - И? Поподробнее, - прервала мои "мечты" капитан.
  - Нуу... вот, например, этот памятник в честь Наруто он сделал с помощью техник Дотона, - я указал на монумент в центре деревни.
  - В досье не было указано, что он владеет стихией земли! - возмутилась Каруи.
  - Так он же никому об этом не говорил раньше, а впервые показал только два дня назад, просто не успели еще в досье внести. А вообще Саске всеми пятью стихиями владеет, - я пожал плечами, словно это было в порядке вещей.
  - Это невозможно!
  - Я лично знакома с тремя шиноби, которым подвластны все стихии.
  - Если мне придется столкнуться с Учихой лично, а у меня только стихия молний, и он использует против меня ветер, и мне придется сражаться только с помощью меча... А у меня кисть отсохла после писанины в библиотеке, и мое кендзюцу будет плохим, и я погибну от рук последнего Учихи... - начал "пессимистить" в своей странной манере Омои.
  - Ну что ты, - я утешающе похлопал его по плечу. - Саске ни за что не станет с тобой драться, потому что ты хороший. И леденцы у тебя вкусные. Кстати, яблочного нет? Я их больше всего люблю.
  - Ты так думаешь? - парень даже слегка порозовел от оказанного ему знака внимания и отдал мне яблочную конфету, кстати, последнюю в его запасах.
  - Конечно. Я при встрече обязательно ему о тебе расскажу, пусть он тоже знает, какой ты добрый, - я одарил парня широкой улыбкой.
  Каруи пробурчала что-то нелицеприятное о блаженных идиотах, но так как она не орала это вслух, я сделал вид, будто не услышал. Хотя, вполне может оказаться, что она и Омои имела в виду. Мне вдруг ужасно захотелось увидеть, какие у них были бы лица, узнай они, что я и есть тот самый Саске Учиха. Самые впечатлительные такого потрясения могли бы и не пережить.
  По доброте душевной я предложил проводить гостей до выхода и не дал им возможности отказаться. Похоже, от моей жизнерадостной болтовни в стиле "А вот тут было мое любимое кафе! Или не тут, а вон там?" не тошнило только Омои. Куноичи же шли с отрешенными лицами, старательно пропуская мимо ушей тонны бесполезной информации любимом цвете или о сладостях, которые ел Саске в свой день рожденья.
  У ворот я предложил еще и рассказать о тяжелом детстве последнего из Учих, но гости скрылись из виду прямо-таки с неприличной скоростью, даже не попрощавшись. Только Омои на ходу обернулся сказать мне "до свидания".
  У меня, как и всегда после надругательства над чужой психикой, даже настроение поднялось. И на обратном пути до палатки Тсунаде я радостно приветствовал всех встречных и одаривал улыбками. На месте Хокаге указала мне на новые стопки бумаг, которые выросли вокруг стола за то недолгое время, что я отсутствовал, и мы снова погрузились в работу. Необходимо было покончить с ними сегодня же, ведь завтра с утра Пятой нужно отправляться на Совет Каге. Я предупредил ее о возможном появлении там Тоби или кого-нибудь из Акацуки, и меня тут же назначили одним из двух телохранителей, которые должны сопровождать Хокаге.
  Похоже, Тсунаде убедилась в моей исключительной полезности и теперь собиралась эксплуатировать на полную катушку. И что самое обидное - у меня не было ни одного уважительного предлога, под которым можно было бы увильнуть от взваленных на меня обязанностей. Поэтому пришлось до глубокой ночи перекладывать ненавистные бумажки, помогая Пятой разгрести все это. И почему Наруто так хочет стать Хокаге? Он бы и самую тоненькую пачку документов несколько дней осиливал, а их тут просто горы.
  
  
  ***
  
  
  Хокаге прибыла в Страну Железа со всем комфортом, какой только был возможен в срочном путешествии. Большую часть пути мы добирались на моих внешне модифицированных глайдерах - я подвез ее и второго телохранителя, парня явно из клана Яманака. К сожалению, в Тетсу но Куни климат не располагает к полетам - в такой снегопад вообще ничего не видно, да и холодно адски, если не двигаться. Помнится, в аниме меня постоянно удивляло, как эти шиноби не окоченели там до смерти в одних только плащах поверх летней одежды, но оказалось, что чакрой вполне можно согреться.
  Тело вида "Элис", в котором я сейчас находился, было дополнительно модифицировано под кровь Карин, так что теперь в моем распоряжении были и сенсорные способности. Все-таки довольно удачно, что члены АНБУ прячут свои лица под масками, поэтому ни у кого не возникло вопросов, откуда взялась новенькая, все были уверены, что я из какого-то секретного подразделения.
  Благодаря глайдерам, мы прибыли самыми первыми и успели отдохнуть с дороги, пока дожидались остальных Каге.
  Поначалу собрание было больше похоже на встречу нескольких опасных противников. Согласно неписаному этикету, сильнейшие шиноби в мире начали обмениваться любезностями и завуалированными, или не очень, оскорблениями. Это могло продолжаться до бесконечности, но Райкаге, как самый нетерпеливый, решил внести разнообразие:
  - Хватит пустой болтовни! - и ударил кулаком по столу, отчего специальная особо прочная древесина столешницы превратилась в щепки.
  Все телохранители, по два у каждого Каге, до этого смирно сидевшие за шторками, мгновенно оказались перед своими главами, готовые атаковать. Только я остался сидеть на месте, подпиливая ногти.
  - Ох Ками, какие все нервные! Райкаге-сама просто стукнул кулаком по столу. Господа, вы все должны больше доверять друг другу! - я взмахнул пилочкой, словно подтверждая свои слова.
  Каге распустили телохранителей, и Яманака, сев рядом со мной, одарил меня неодобрительным взглядом. Кстати, он довольно симпатичный и даже длинноволосый блондин, как большинство представителей его клана. Я ему подмигнула и послала воздушный поцелуйчик. Он даже покраснел слегка и отвернулся. Эх, жаль у нас времени не было толком пообщаться, я про него только кодовое имя знаю и основные техники.
  Тем временем Каге продолжили переругиваться, и куда более агрессивно, чем в начале. Наконец, Мифуне, как представитель нейтральной стороны, взял слово и выдвинул идею о создании союза пяти стран. А на пост главы предложил назначить Хокаге, как главу единственного селения, где остался свой джинчуурики. Райкаге немного повозмущался, но больше для порядка, с Тсунаде он был неплохо знаком и уважал ее за силу. Остальные тоже ничего существенного против ее кандидатуры не имели. Но только Мифуне хотел объявить ее главой, как посреди залы возник радостно ухмыляющийся Зецу, точнее его белая половина.
  - Привееет!
  Телохранители тут же оказались рядом со своими Каге, но я и тут выделился. Вместо того чтобы защищать Хокаге, я проткнул Зецу Кусанаги, напитанной чакрой молнии, чтобы обездвижить его. Удрать-то он в любом случае вряд ли успеет, но чересчур резвый Райкаге его и прибить может при любом неловком движении, а я хотел запечатать этого клона Зецу живым, чтобы во внутреннем мире вытащить из его головы всю информацию. Знание аниме это, конечно, хорошо, но дополнительные сведения не помешают.
  - Привет, Зецу!
  - Что это еще за ...?! - высказался Райкаге.
  - Позвольте представить - Широ Зецу, один из трех все еще оставшихся в живых членов Акацуки.
  - Акацуки?! - Райкаге мгновенно возник рядом и схватил Зецу за горло. - Отвечай, где Саске Учиха!
  Уж не знаю, как Широ ухитряется говорить с пережатым горлом, но тем не менее, это ему удалось.
  - Я понятия не имею, где этот безумный Учиха. Он никогда не был членом Акацуки, хотя некоторое время и выполнял наши поручения. Но он оказался предателем, и каким-то образом шпионил за нами, а потом еще и заставил своего брата уйти из организации.
  "Зецу, радость ты моя! Расцеловала бы, если бы ты не был таким страшным. Оправдал меня почти по всем статьям!"
  - Ложь! - Райкаге встряхнул пленника, чуть не сломав его шею. - Учиха, одетый в черно-красный плащ, похитил моего брата, джинчуурики восьмихвостого!
  - Эмм, Райкаге-сама, у меня есть некоторая информация о вашем брате.
  - Говори, - Каге отпустил Зецу и повернулся ко мне.
  - Киллер Би жив - здоров, и сейчас занимается изучением энка. Он инсценировал собственную смерть и воспользовался этим, чтобы покинуть деревню и навестить учителя.
  - Неблагодарный засранец! Сбежал из деревни и теперь где-то развлекается?! Непростительно! Он у меня еще получит!
  - И насчет Саске... Изначально Саске-кун предложил Киллеру Би тренировочный поединок, потому что он хорошо знает стиль боя всех Акацуки и мог бы оценить шансы восьмихвостого на выживание. Но Би отказался. Саске предложил еще раз, однако репер отказался в еще более грубой форме. Тогда Саске-куну пришлось надеть плащ как у Акацуки, чтобы его восприняли всерьез, и сказать, что реп Би - полный отстой. От этого джинчуурики словно взбесился и напал первым. Поэтому несправедливо считать Саске преступником, у него есть трое свидетелей, которые могут подтвердить его невиновность.
  - Хм... - недовольно скривился самый вспыльчивый Каге.
  - Так что вы скажете, Райкаге-сама? Со своей стороны Саске-кун, чтобы сгладить этот инцидент, готов предоставить союзу всю известную ему информацию об Акацуки.
  - Тсунаде! - воскликнул Райкаге, повернувшись к Хокаге. - Чувствую, ты ко всему этому тоже руку приложила. Если этот Учиха действительно не нукенин, значит, он действовал по твоей указке!
  Тсунаде мрачно посмотрела на него поверх сцепленных пальцев.
  - После того, как один из Акацуки стер Коноху с лица земли, я была обязана принять меры и остановить это! Акацуки угрожают не только деревням или джинчуурики, но всему миру в целом. Или ты, Эй, предпочел бы дождаться, когда твоего брата действительно убьют?
  - Проклятье! - Райкаге выместил свою злость, ударив кулаком по столу и доломав его окончательно. - Ни одному Хокаге нельзя верить!
  - Эмм... Извините, что прерываю, но я хотела бы уточнить, ни у кого из присутствующих нет претензий к Учиха Саске? - вмешался я.
  - ...Нет, - наконец произнес Райкаге.
  - Чудесно, - я быстро сложил печати, и хлопнул ладонью по полу, создавая иллюзию выполнения техники призыва. - Потому что он очень хотел поприсутствовать.
  Все-таки приятно вернуться в свое собственное тело. Хотя телохранители могли бы так не полошиться, их же только что предупредили о моем прибытии. Я активировал шаринган, не обращая внимания на действия охранников.
  - Зецу успел задействовать одну из своих техник, и теперь в воздухе полно его спор, каждая из которых может стать клоном, высосав чакру того, на ком осядет, - произнес я, увидев своими чудо-глазами мельчайшие рассеянные частицы.
  Я взялся за рукоять Кусанаги, усилив поток чакры сквозь нее, и телу Зецу исчезло в яркой вспышке. Для остальных это выглядело так, словно я его испепелил, но на самом деле клон уже был в моем внутреннем мире. Я считал с него всю информацию и стер сознание, а тело отправил в ИВМ на радость умникам. Они уже давно мечтали провести на нем пару опытов, но Зецу постоянно от меня утекал.
  Новости о рассеянных в воздухе спорах явно пришлись шиноби не по вкусу.
  - Споры можно просто стряхнуть с себя, а с теми, что еще рассеяны в воздухе, помогла бы какая-нибудь техника ветра.
  Темари взмахнула своим огромным веером, устроив в помещении нечто вроде небольшого урагана, который чуть людей отсюда не вынес, не то что споры.
  Похоже, Зецу, узнавший о смерти клона, успел доложиться Тоби, и тот не замедлил явиться. Все присутствующие моментально напряглись, когда в искажениях пространства нарисовался силуэт в черно-красном плаще и оранжевой маске.
  - Это еще кто? - вслух озвучил всеобщий вопрос Райкаге.
  - Я - Мадара Учиха, - представился Тоби.
  - Привет, Тоби. Сто лет не виделись, родственничек, - немедленно влез я и испортил ему всю эпичность момента.
  - Что ТЫ здесь делаешь?
  - Ну не мог же я пропустить такое событие? К тому же, я знал, что ты непременно сюда явишься. А так мы, можно сказать, устроили семейную встречу. Для полного комплекта Учих надо было бы еще Итачи позвать, он любит такие мероприятия. Правда, после него можно родственников не досчитаться.
  - Не думай, что сможешь помешать моим планам.
  - Вообще-то, я уже очень активно мешаю, - ухмыльнулся я. - От всей твоей нежно лелеемой организации осталось всего три члена. Ты же не думал, что это простая случайность?
  Вместо ответа Тоби активировал свой Мангеке Шаринган и попытался втянуть меня в свое подпространство. Я был готов к этому и немедленно сменил тело, а прежнюю оболочку насытил сжатой чакрой огня. Используя свою пространственную технику, Тоби становится материален, поэтому я подождал, когда он наполовину втянет в себя мое бывшее тело, и взорвал его. Кроме того, Элис тоже не теряла времени даром и успела всадить в него несколько разрывных пуль.
  Но, конечно же, так легко Тоби было не убить. Он исчез и появился уже в другом месте. Правда, вид у него был потрепанный - маска треснула, плащ в нескольких местах порвался и окрасился кровью.
  - Хреново выглядишь, Тоби, - посочувствовал я.
  - Ты смог застать меня врасплох, мальчишка. Но не думай, что это удастся тебе во второй раз.
  - Да уж, это было бы слишком легко, я бы даже расстроился. Но, думаю, сил убить тебя у меня вполне хватит. Интересно, что случится тогда с твоим планом по захвату мира? Кстати, не хочешь его озвучить для всех? А то боюсь, у меня так вдохновенно не получится.
  - Да что ты можешь знать...
  - Знать о твоем плане "Глаз Луны"? - перебил его я. - Не так уж мало. Более того, я даже знаю, как осуществить его без использования биджу. Правда, мне на это потребовалось бы несколько десятков лет. Но все же не сотня, как некоторым.
  - Даже если ты знаешь, это уже не важно. Меня уже не остановить! Мой план входит в завершающую стадию.
  - У меня нет ни малейшего желания слушать безумные планы Акацуки! - Райкаге исчерпал свой крохотный запас терпения и попытался атаковать Тоби. Но его удар прошел сквозь противника и пробил в стене огромную дыру.
  - Бесполезно, - прокомментировал я. - Пока Тоби не атакует или не использует дзюцу, он нематериален. Но и он сам в таком состоянии только по ушам и может ездить. Так что давайте послушаем историю, которую любой психоаналитик счел бы весьма занятной.
  - История длинная, так что я присяду, - Тоби решил не выяснять, кто из нас больший псих, и с комфортом устроился на выступе стены.
  Лидер Акацуки начал рассказывать, что он Учиха Мадара, выживший после битвы с Хаширамой, но потерявший силу. И что биджу он собирает, чтобы вернуть былое могущество, а потом привести в исполнение свой план "Глаз Луны" и погрузить весь мир в гендзюцу.
  - Чтобы все стало со мной единым целым. Контролируя человечество своим гендзюцу, я стану един с миром! - произнес он, наставительно подняв палец.
  Элис хихикнула, и все тут же уставились на нее, уж больно неподходящий момент был для смеха.
  - Ну извините, не удержалась. Просто это так двусмысленно прозвучало. Он ведь только что пообещал поиметь нас всех в мозг. Извини, Тоби, но ты совершенно не в моем вкусе.
  Каге и даже большинство телохранителей высказались в том смысле, что Тоби с его непристойным предложением они в гробу видали.
  - Прекрасно... Тогда я объявляю четвертую мировую войну шиноби.
  На этой пафосной ноте Тоби попытался красиво уйти, эффектно исказив пространство, но я снова ему все испортил. Элис успела выстрелить несколько раз в воронку искривляющегося пространства, и судя по каплям крови, оставшимся на том месте, где раньше стоял лидер Акацуки, она попала. Представляю, как Тоби сейчас бесится, в этот раз я его достал капитально.
  Каге начали возмущенно обсуждать произошедшее и думать, что теперь делать. Решено было любой ценой защищать двух оставшихся джинчуурики, не допуская их на поле боя. На стороне Лжемадары было целых семь биджу - уже сама по себе сила, способная разрушить половину мира, и это они еще не знают об армии белых Зецу. Кто-то высказал сомнения, что удастся одолеть такую силу, но Мифуне поспешил всех успокоить - ведь сила союза пяти стран тоже врагу неизвестна.
  - Мадара сильно рискует, используя силу биджу подобным образом. Если бы риск не был столь велик, он бы не пришел для переговоров. Похоже, что положение не целиком в его пользу.
  - Это был не Мадара, это его ученик - Обито Учиха, - я наконец, решил раскрыть настоящее имя Тоби. - Но положения дел это не меняет, по плану Обито должен был в нужный момент воскресить Мадару с помощью риненгана Нагато. План провалился, но есть еще и другие способы. Впрочем, даже если Тоби не удастся вернуть учителя, он сам в состоянии завершить "Глаз Луны". Но на этом плохие новости не заканчиваются. Кроме семи биджу у Обито есть стотысячная армия клонов белого Зецу, созданных из тела Десятихвостого и ДНК Хоширамы Сенджу. Сам по себе Зецу боец не очень сильный, но он может высасывать чужую чакру и принимать форму противника. Кроме того, владеет стихиями земли, воды и, частично, дерева. И как бонус, он еще и каннибал, так что у Акацуки работал не только шпионом, но еще и чистильщиком.
  Присутствующие снова зашумели, обсуждая услышанное. Впрочем, сойтись во мнении - облегчила ли смерть Мадары наше положение или нет - они так и не смогли.
  - А ты откуда все это знаешь? - с подозрением спросил Райкаге. - Некоторые вещи, о которых ты рассказываешь, просто невозможно узнать с помощью шпионажа.
  - Для шарингана почти нет ничего невозможного. Я вижу изменения пульса и частоты дыхания у собеседника, ускорение тока чакры, замечаю сокращения зрачка и мельчайших мышц. Немного тренировки - и по этим признакам можно распознать самую искусную ложь. Кроме того, по характеру мимических морщин и языку тела можно судить о характере человека. А все эти детали позволяют мне едва ли не читать мысли. Но и кроме этого есть множество мелочей, на которые никто никогда не обращает внимания, но которые могут рассказать о человеке почти все. Вот возьмем, к примеру, вас. - Томое моего шарингана закрутились вокруг зрачка, считывая мельчайшие детали. - Вы ненавидите двери, и только за сегодня снесли, как минимум, три стены и разбили одно окно. На завтрак вы предпочитаете омлет и чай. Ваша любовница - длинноволосая блондинка с большой грудью, и ростом вам чуть ниже плеча. А еще она любит, когда...
  - Хватит! Я понял! - поспешно перебил меня Райкаге. - С этим ясно. А что насчет моих мыслей?
  - О, с этим еще проще. Конкретно сейчас я вас ужасно раздражаю, и вы думаете, как бы меня убить. Но в то же время я смог вас заинтересовать, и от этого вам еще сильнее захотелось меня прикончить.
  Тут Мифуне снова высказал здравую мысль, что пора бы союзникам разделить обязанности между собой и заняться мобилизацией в своих селениях. Каге снова принялись шумно спорить, а телохранители вернулись на свои позиции за шторкой. Но так как посадочных мест было всего два, Элис пристроилась ко мне на колени. Поначалу все было нормально, но потом девушка заскучала и начала развлекаться тем, что прижимала мою голову к своей груди.
  - Задушишь ведь, - оценил я самую настойчивую попытку.
  - Саске, ты такой зануда. Мог бы хоть покраснеть.
  - С чего бы?
  - Вот вредина. А в детстве был таким милашкой, ммм, - она потрепала меня за щеку. И почему все мои клоны так непочтительны?
  - Это случаем не ты украла мой первый поцелуй? - с подозрением спросил я.
  - Ну что ты, - хихикнула Элис. - До меня тебя уже раз сто успели чмокнуть.
  У Яманаки, наблюдавшего за нами, глаза стали совершенно круглыми. Бедняга, такие откровения услышал.
  - Элис, не пора ли тебе домой? - прозрачно намекнул я, пытаясь спихнуть ее с колен.
  - Ну уж нет. Я ведь охраняю Хокаге-сама! К тому же не так часто я наружу выбираюсь, и теперь хочу поразвлечься.
  - Тсунаде-химе не расстроится, если ты наконец-то свалишь. Она, скорее, наоборот удивлена, что ты еще тут. - Эй-эй! Не вздумай!.. - Элис не успела договорить, потому что я с хлопком ее развеял, создав видимость выполнения обратной техники призыва.
  
  
  ***
  
  Наконец, Каге закончили переговоры, точнее перекрикивания, и начали расходиться. Здесь я никаких подвохов не ожидал, поэтому позволил себе чуть расслабиться и довольно дружелюбно попрощался с Песчаниками. Зато вот по дороге обратно в Коноху я был предельно собран и внимательно следил за обстановкой, помня, что по канону в это время должен был сразиться с Данзо. Да, "старичка-инвалида" вроде как подвергли "импичменту", то есть Хокаге сразу после нападения Пейна выдвинула на совете джонинов официальные обвинения против него, и старейшины ее поддержали. Данзо был официально отстранен от должности и получил запрет покидать Коноху до вынесения окончательного решения, но к сожалению, арестовать его, или тем более, казнить, пока было нельзя.
  Однако я не особенно полагался на это. Все-таки Данзо - глава мощнейшей организации и чихать он хотел на приказы какой-то девчонки, да еще и внучки Первого. Если старичок захочет, он вполне может улизнуть от надсмотрщиков и попытаться разобраться с Хокаге, пока у нее всего два телохранителя. Впрочем, неважно, какие у него там в голове мысли, если канону так будет нужно, Данзо все равно придется со мной встретиться.
  Предчувствия меня не подвели. "Старичок-инвалид" в компании небольшого отряда из Корня поджидал нас почти на границе Страны Железа, похоже, успел просчитать, что дальше мы просто полетим на глайдерах.
  - Данзо!
  Я прямо поражаюсь, как Тсунаде может вкладывать в одно-единственное слово столько эмоций - гнев, возмущение, удивление, недовольство.
  - Я изначально был против твоего назначения, однако Старейшины настояли. Но я был прав - глупой девчонке вроде тебя нечего делать у власти.
  Тсунаде, которую уже лет тридцать никто не рисковал называть девчонкой, на пару секунд просто потеряла дар речи от возмущения, поэтому я успел вклиниться в разговор.
  - Ну конечно, ты считал, что Хокаге должны были назначить труса вроде тебя. Ты всегда находишься в тени - при нападении Кьюби, Орочимару или Пейна, оправдывая себя благом деревни, но на самом деле ты просто боишься. Как тогда, когда Тобирама Сенджу назначил своим приемником Хирузена, а не тебя.
  Я надеялся немного потянуть время, чтобы успеть сильнее насытить Матрицу чакрой, потому что не рассчитывал на такое большое количество противников. Но Данзо на провокацию не поддался, или просто был не в настроении со мной спорить.
  - Мне нужно немного времени на распечатывание руки, - бросил он своим подчиненным, и те кинулись в атаку.
  Но я успел первым. Мои клоны возникли на пути каждого из шести нападающих и проткнули их копиями Кусанаги, напитанными парализующей чакрой молнии. Шиноби из Корня, конечно, знали о моей технике перемещения, сравнимой по скорости с Летающим Богом Грома, но не подозревали, что я могу атаковать столько человек одновременно. К тому же, оригинал остался стоять на месте, и это тоже сбило их с толку. Увернуться от первого удара смог только один, но с шаринганом ему было не тягаться, и уже следующий взмах меча рассек его почти пополам. А за спиной Данзо материализовалась Элис и выпустила несколько разрывных пуль ему в голову. На таком расстоянии увернуться не смог бы никто, и вот так бесславно закончилась жизнь человека, санкционировавшего уничтожение клана Учиха. Я неожиданно для себя ощутил странное удовлетворение, глядя на его обезглавленное тело. Не думал, что смогу найти такое неаппетитное зрелище притягательным, но почему-то я все никак не мог отвести от него взгляд, а с самых глубин души начало подниматься какое-то темное тяжелое чувство.
  Элис материализовала копию Кусанаги и воткнула в правую руку трупа, выжигая концентрированной чакрой молнии все имплантированные шаринганы, чтобы больше никто никогда не смог ими воспользоваться. Едва она закончила, пересаженные ткани Первого Хокаге вышли из-под контроля, и мокутон вырвался наружу, превратившись в огромное дерево, проросшее прямо сквозь снег и широко раскинувшее ветви с зеленой листвой.
  Все действо заняло лишь пару секунд, в течение которых двигались в основном мои клоны и Элис, а все остальные неподвижно замерли.
  - Что?.. - выдохнула Хокаге.
  - В его руку было имплантировано девять шаринганов, в том числе и глаза моего отца, я узнал чакру. А в глазнице находился шаринган Учиха Шисуе, моего двоюродного брата. Кроме того, Орочимару пересадил ему ткани вашего деда, позволявшие контролировать чужое додзюцу, - мой голос прозвучал слишком безжизненно, а внутри что-то болезненно всколыхнулось, однако я постарался не обращать внимания.
  - Но... - Тсунаде хотела что-то сказать, однако тут активировалась печать на груди Данзо, и во все стороны начали разбрызгиваться чернила.
  - Сейчас рванет, - с этими словами я подхватил Тсунаде и отпрыгнул в сторону, решив воспользоваться моментом, ибо когда еще представится такая отличная возможность поносить на руках настоящую принцессу.
  - Поставь меня, - разъяренно прошипела слегка раскрасневшаяся Хокаге, кажется, даже не обратив внимания на взрыв на месте трупа Данзо.
  - Как скажете, - я выполнил требование и невозмутимо добавил. - Это моя обязанность - оберегать вас от опасностей и, если надо, закрывать собственным телом.
  Каюсь, последняя фраза прозвучала слишком двусмысленно, но судя по тому, что Тсунаде мне так и не врезала, шансы соблазнить первую женщину - хокаге у меня все-таки есть. Не дав ей окончательно прийти в себя и вспомнить о своей "тсундеристости", я спросил:
  - Что делать с ними? - указывая на пятерых все еще парализованных шиноби.
  - Надо доставить их в Коноху и судить, - брови Тсунаде сошлись к переносице, ее совершенно не радовала мысль о наличии в деревне целой группировки возможных оппозиционеров прямо накануне мировой войны.
  - Хорошо, - я кивнул и запечатал тела шиноби в самый недоступный уголок внутреннего мира, чтобы любопытные внутренние личности до них не дотянулись.
  Я считал память одного из шиноби, хоть мне и не хотелось этого делать. Как я и ожидал, в его воспоминаниях было много боли, крови и насилия, творимого во имя благополучия Конохи. И среди всей этой грязи затесались лишь крохи полезной информации.
  - Она убила Данзо! - второй телохранитель из клана Яманака, наконец, обрел дар речи.
  Впрочем, не удивительно. Не часто у него на глазах уничтожают одного из самых сильных шиноби Конохи, да к тому же претендовавшего на пост Хокаге.
  - Да кто такая эта Элис?
  - Элис? Элис?! Кто такая Элис? - я ответил словами из песни и закашлялся, скрывая смех. - Кхм, извините, это нервное. Нам надо отправляться дальше. Кстати, Элис тоже пора уходить.
  - Вот так всегда. Как выполнять какую грязную работу, так сразу меня зовешь. А как развлекаться, так отсылаешь куда подальше, - недовольно пробурчала девушка и развеялась.
  Остаток пути прошел без приключений, чему я был крайне рад. Впрочем, врагам, если таковые и имелись, было бы затруднительно устроить засаду прямо в воздухе. Поэтому я позволил себе расслабиться и передал управление глайдерами "автопилоту", а сам попытался проанализировать свои чувства. Убийство Данзо всколыхнуло чувства настоящего Саске, которые я старательно подавлял долгие годы. Моя и так израненная ментальная оболочка трещала по швам под напором эмоций, и мне приходилось прилагать немалые усилия, чтобы не дать им вырваться наружу. Даже моя система самогендзюцу не могла справиться с ними, да и "отключиться" никак не получалось. Приходилась обходиться самым примитивным, но вполне эффективным способом - медитировать, считать до ста и глубоко дышать.
  К счастью, Хокаге поняла, что меня сейчас лучше не трогать, и ничего не спрашивала, хотя и заметила мое странное поведение. Поэтому к концу пути мне, наконец, удалось достичь равновесия, пусть хрупкого и ненадежного, но хоть так. Постепенно эмоции сами сойдут на нет. Конечно, намного проще было бы просто дать им волю, но это еще сильнее повредило бы мою ментальную оболочку. Поэтому сейчас я "наслаждался" выдержанным букетом из тоски по давно утраченным родным, боли потери и мести, которая вовсе не была удовлетворена смертью одного лишь Данзо. Хорошо хоть, от ненависти меня избавил Гаара еще на экзамене на чунина, и теперь дыра во лбу всего лишь тягуче пульсировала, почти не доставляя неудобств.
  Только вот за всеми этими переживаниями я совсем забыл о тех, кто с нетерпением ждал моего появления в Конохе. Возвращение Хокаге заметили еще издалека, и у ее палатки нас уже поджидала целая делегация. Наруто, Сакура, Сай, Какаши и половина нашего выпуска из Академии. Да и кроме того вокруг было полно любопытствующих, которые якобы проходили мимо, но остановились поприветствовать Пятую. Все они знали, что Райкаге требовал моей смерти, а тут вдруг я возвращаюсь, и не под конвоем, а как один из сопровождающих Хокаге.
  - Саске! Ты вернулся! - радостно воскликнул Наруто.
  - Я же говорила, что во всем разберусь, - Тсунаде переключила всеобщее внимание на себя, мгновенно поняв, что я сейчас не в настроении делать публичные заявления. - Возникшие недоразумения были улажены, и Саске снова восстановлен как шиноби Конохи.
  - Да! Я так и знал! - торжествующе крикнул Наруто и вскинул кулак вверх.
  К счастью его отличная интуиция вовремя сработала и подсказала, что сейчас на меня не стоит бросаться с объятиями. Зато у Сакуры это полезное качество отсутствовало напрочь.
  - Саске, как ты мог заставить нас так волноваться! - заорала она и врезала мне в своей привычной манере.
  Занятый сдерживанием чувств и совершенно не ожидавший нападения, я не успел уклониться и даже толком укрепить тело чакрой не сумел. Кулак Сакуры впечатался мне в скулу, и меня отшвырнуло на несколько метров, хорошо хоть на ногах смог устоять. Кажется, куноичи сама была в шоке от того, что сделала, но мне уже было все равно. Так долго выстраиваемое спокойствие рухнуло в один миг, и тщательно сдерживаемые чувства, подкрепленные еще и гневом, вырвались наружу. Я не стал переживать их в одиночку и спроецировал на окружающих наподобие ки. И оно вышло таким мощным, что вокруг меня появилось едва заметное фиолетовое свечение. Люди в испуге отшатнулись, повисла напряженная тишина.
  Я почувствовал, как саднят разбитые губы, и течет кровь из носа. С тех пор, как я научился запечатывать свое тело во внутреннем мире, меня ни разу не ранили. За три года я даже успел позабыть, что такое настоящая боль. Нет, находясь в клонах, я ее тоже чувствовал, но немного по-другому. К тому же, от неприятных ощущений можно было легко отключиться, ведь настоящих повреждений на мне не оставалось.
  "Вот, сука! Она посмела поранить мое прекрасное лицо!" - эта мысль пульсировала у меня в мозгу, вызывая настоящее бешенство.
  Если бы Сакура мне еще и зубы выбила, честное слово, не знаю, что я бы с ней сделал. А так, заставив кровь остановиться, я произнес ледяным тоном:
  - Чудесное приветствие, Сакура. Извини, что не могу ответить тем же - устал с дороги.
  С этими словами я создал глайдер и взлетел, собираясь найти какое-нибудь тихое и безлюдное место, пока не пройдет приступ мизантропии. Улетая, я успел услышать, как Тсунаде уговаривает Наруто не бросаться следом и дать мне время побыть в одиночестве. Все-таки, она чудесная женщина, и всего за пару проведенных вместе дней научилась понимать мое настроение лучше, чем кто-либо другой.
  Взлетев повыше, я понял, что терзавшие меня эмоции, наконец, пропали, и после них осталось только бессильное опустошение. Но после недавней бури это оказалось даже приятно. Забравшись подальше в лес, я присмотрел небольшую полянку и приземлился на ней. Тщательно залечив следы приветствия от Сакуры и смыв кровь, я понял, что, пожалуй, даже смогу ее простить. Когда-нибудь. Нет, злость уже пропала, но глубочайшее возмущение осталось. Я несколько раз говорил куноичи не колотить товарищей по команде, но никогда даже подумать не мог, что это может относиться и ко мне. Похоже, Сакура меня окончательно разлюбила и записала в разряд друзей, которых она почему-то считала нормальным избивать.
  Решив поднять себе настроение, да и о ходе событий пора бы отчитаться, я достал телефон и послал вызов Итачи. Нии-сан ответил почти мгновенно, и прежде, чем я успел поздороваться, спросил:
  - Что с твоим лицом?
  - Это Сакура меня так поприветствовала. Можно подумать, мы с ней женаты, а я пришел под утро, да еще в компании куноичи с шестым размером груди. Нет, ты представляешь? Она. Меня. Ударила. Да еще и по лицу!!!
  - Я удивлен, что это первый раз, когда тебя бьет женщина. С твоим-то количеством подружек... - по лицу Итачи трудно что-либо понять, но я за три года настолько натренировался, что научился чувствовать его настроение. И сейчас, поняв, что я ранен не в бою, нии-сан явно расслабился.
  - Просто я никогда не связываюсь с агрессивными истеричками! А Сакуре я сто раз говорил не бить никого только потому, что у нее кулаки чешутся, но эта стерва... - я еще пару минут изливал свое недовольство, прежде чем заметил, что Итачи улыбается уголками губ. - Ты надо мной смеешься!
  - Неужели? - с наигранным удивлением произнес нии-сан. Кажется, я на него дурно влияю.
  - Точно, смеешься, - я надулся, но на Итачи невозможно обижаться. - Ой, чуть не забыл, что хотел сказать. Я тут Данзо убил.
  Нии-сан переменился в лице. Но прежде, чем успел задать вопросы, я продолжил.
  - Ты не подумай, все официально. И мне за его убийство даже награда положена - я ведь Хокаге защищал. Этот старпер вообще двинулся - напал на Тсунаде, когда мы возвращались с Совета Каге.
  - Саске... - кажется, у Итачи на языке вертелось много неприличных слов, но он, как всегда, остался безупречно вежлив. - До меня дошли слухи, что ты опять стал нукенином, и я хотел выяснить подробности. Но похоже, это уже не важно.
  - Ага. Новости о награде за мою голову немного устарели. Мы с Райкаге уже утрясли это недоразумение. Кстати, Тоби все-таки объявил четвертую мировую войну, так что завтра жди меня в гости.
  - Понятно, - нии-сан кивнул и отключился.
  Есть у него такая раздражающая привычка - неожиданно бросать трубку, а я-то хотел еще поболтать с ним несколько минут. Ну, максимум - пару часиков.
  Впрочем, и мне пора возвращаться. Сакура наверняка себе места не находит после случившегося, а Наруто с ней за компанию переживает. Надо вернуться, успокоить их, сказать, что я не сержусь, просто день напряженный был. А еще обязательно нужно сходить на кладбище и рассказать могилам моих биологических родителей, что я отомстил за их смерть. Мертвые меня, конечно, не услышат, но надеюсь, это хоть немного успокоит жажду мести настоящего Саске, которая сейчас заперта глубоко внутри меня.
  
  
  ***
  
  
  Я отпросился у Хокаге на три дня "по семейным обстоятельствам". Конечно, любого другого шиноби вряд ли бы отпустили из деревни накануне войны, но у меня действительно была уважительная причина - надо было поменяться с Итачи глазами, потому что предстоящие бои могли необратимо повредить любой Мангеке Шаринган. Да и пора уже, ведь мои глаза полностью пробудились, если я буду напрягать их и дальше, зрение начнет ухудшаться.
  Проводить меня собралась целая толпа - Сакура, все еще чувствовавшая себя виноватой, хотя извинилась уже раз сто, Наруто, Сай и команда Така, прибывшая только вчера поздно вечером. Помахав им на прощание рукой, я отправился к Итачи, который сейчас перебрался в небольшой курортный городок недалеко от границы со страной Молний, чтобы быть поближе к будущему центру военных действий.
  До нии-сана я добрался только во второй половине дня. Операцию по пересадке шаринганов я назначил на вечер, чтобы потом можно было сразу лечь спать - все время быстрее пройдет. Чем занять целые сутки вынужденной слепоты я понятия не имел, впрочем, у меня есть мои усовершенствованные клоны. Вот Итачи придется куда тяжелее, хотя он вроде бы может видеть через своих воронов. Но лучше обойтись даже без этого, не стоит напрягать глаза лишний раз.
  - Готов? - спросил я у Итачи, когда наступил назначенный час.
  В ответ тот только кивнул и лег на подготовленный мной операционный стол. Нии-сан, кстати, так забавно смотрится в больничной "пижамке". На соседнем столе уже лежало мое настоящее тело, тоже переодетое в похожий костюмчик. Мое сознание сейчас было в теле клона. Причем, глаза копии на всякий случай были позаимствованы из моей коллекции внутренних органов. Я в свою бытность внештатным сотрудником Акацуки предусмотрительно запасся почти полным комплектом.
  - Я еще никогда глаза живым людям не пересаживал, но с моим контролем чакры в этом нет ничего сложного. Я уверен, что у меня все получится, - попытался я подбодрить нии-сана, а то у него такой вид, будто он на жертвенный алтарь лег.
  - Я знаю, - ровно ответил он и зарыл глаза.
  Выражение лица равнодушное как всегда, но от него исходит такая безнадежность, что она почти физически ощутима. Черт, Итачи сейчас совершенно уверен, что после операции уже не проснется. И явно не оттого, что я напортачу, а потому как считает, будто станет мне не нужен, и я от него избавлюсь.
  - Нии-сан, - я провел ладонью по его щеке. Брат чуть заметно вздрогнул, но глаз не открыл. - Знаешь, единственное, что меня в тебе бесит - это твой комплекс жертвы.
  Моя рука сжала его шею, перекрывая доступ кислорода. Глаза Итачи удивленно распахнулись, но их выражение быстро сменилось на прежнюю равнодушную обреченность. Он даже не попытался сопротивляться, безоговорочно признавая мое право забрать его жизнь. Я разжал пальцы.
  - И это ты говорил, что я слишком быстро сдаюсь? Но куда больше меня печалит другое. Все это время, что мы провели вместе... Неужели, я был настолько плохим братом, что ты постоянно думал, будто я собираюсь тебя убить?
  Итачи не ответил, только взгляд отвел.
  - Знаешь, мне плевать, что ты вырезал клан Учиха. Мне все равно, что ты убил наших родителей. Я не испытываю по этому поводу никаких эмоций, ну, может быть, кроме жалости к тебе.
  Нии-сан резко повернулся, шокировано глядя на меня.
  - На всем свете ты единственный, кто винит тебя за тот поступок. Даже те, кого ты убил, на тебя не в обиде. Им теперь все равно, уж поверь моему опыту. Так что может быть, прекратишь это самобичевание? Никому от него нет пользы. Твое чувство вины и желание умереть от моей руки совершенно бессмысленны. Ты столь многим пожертвовал ради мира, так сражайся за него до конца.
  Не похоже, что мои слова вдохновили Итачи, в его глазах стыла все та же обреченность и вина.
  "Дааа... До мозговыноса от Узумаки мне далеко, не получается у меня так сильно людей мотивировать. Ну что ж, мозг выносить можно и другими способами".
  - Эти три года, что мы провели вместе, ты снова меня обманывал? Снова лгал мне, желая изучить мои способности?
  - Да. И ты снова попался на ту же уловку, глупый младший братец.
  Я рассмеялся.
  - Итачи, что-то ты совсем врать разучился. Если тебе удалось обмануть меня в семь лет, не думай, что это выйдет сейчас. Я тебя насквозь вижу, а вот ты меня, кажется, вообще не замечаешь. Даже забавно, как мало ты обо мне знаешь. Я-то надеялся, что одного моего присутствия будет достаточно, чтобы ты расслабился и перестал терзаться чувством вины. Неужели я так плохо играл роль младшего брата, что ты постоянно чувствовал фальшь? Я думал, что идеально копирую чужие чувства, но похоже, ты все-таки заметил изъяны. Тц, придется походить на уроки актерского мастерства, всегда терпеть их не мог.
  Теперь Итачи смотрел на меня уже скорее удивленно, чем обреченно.
  - Или ты все-таки не заметил подделки? А ведь я при нашей первой встрече говорил, что использую самогендзюцу, чтобы хоть что-то чувствовать. Ты же видел дыру в моем ментальном теле, - я указал себе на лоб. - Там была сосредоточена вся моя ненависть к тебе. Но она причиняла мне такую боль, что я вырвал ее из себя, а потом и вовсе уничтожил. Мне вообще эмоции почти недоступны за небольшим исключением. Самостоятельно, без помощи гендзюцу, я могу ощутить только действительно что-то сильное и всеобъемлющее, вроде любви. И так уж вышло, что тебя я всегда любил, даже больше, чем родителей. А ты вечно был занят, и уходил со словами "в следующий раз", и это меня ужасно обижало. Но сейчас все изменилось, и я не знаю, как назвать то, что я к тебе чувствую - может, "братский комплекс", а может и вовсе "помешательство". Будь я обычным человеком, у меня бы наверняка над кроватью висел твой портрет в полный рост. А может, и пара фоток под подушкой хранилась.
  У Итачи было такое лицо, будто он не верил собственным ушам.
  - И самое странное, если бы ты просто ушел из дома, никого не тронув, я бы любил тебя намного меньше. А может, и вовсе забыл о твоем существовании, раз уж ты меня бросил.
  - Этого не может быть... невозможно... - пробормотал нии-сан.
  - Знаешь, Итачи, я просто физически не могу возненавидеть тебя, - я прислонился лбом к его лбу, невольно копируя сцену из манги. - Что бы ты ни сделал, я буду любить тебя всегда.
  Взгляд нии-сана сложно было описать, в нем смешалось столько чувств.
  - И вообще, мог бы за столько времени и сам догадаться, - попенял я, чуть отстранившись. - А вместо этого заставил так долго и подробно признаваться тебе в любви, хотя я терпеть не могу рассказывать о своих чувствах.
  - Извини.
  - Да не за что. Кстати, насчет твоего чувства вины. Если уж оно тебя так сильно мучает, то нужно просто расплатиться. Ты ведь помнишь, скольких человек убил? Так спаси столько же, и будешь в расчете с мирозданием. Или можешь стать ирьенином, ты себе и не представляешь, сколько людей становится инвалидами только потому, что в больнице нет врачей достаточно высокой квалификации. Шаринган ведь можно не только для сражений использовать, но и в благих целях. Или можно благотворительностью заняться. Я вот собираюсь открыть несколько приютов, уже даже программу обучения для них продумал. После войны много детей останется сиротами, потому что только в первые дни боев погибнет сорок тысяч шиноби.
  - Сорок тысяч? - Итачи даже побледнел.
  - Я, конечно, попытаюсь сделать так, чтобы их было меньше, но это все-таки война, жертвы неизбежны...
   - Я сделаю все, чтобы помочь тебе.
  - А куда ты денешься с подводной лодки...
  - Что?
  - Говорю, я знал, что в стороне ты не останешься. Только вот я сильно вмешался в ход истории, и теперь не знаю, какие силы будут нам противостоять. Первоначально объединенная армия должна была сражаться против ста тысяч Белых Зецу, Тоби, Десятихвостого, и воскрешенных с помощью Эдо Тенсей легендарных шиноби, в том числе и Мадары.
  - И армии шиноби все равно удалось победить? - с недоверием спросил нии-сан.
  - Понятия не имею, мои предзнания заканчиваются раньше, - жизнерадостно улыбнулся я. - Но конец будет хорошим, это точно. Правда, даже не представляю, каким именно. Но я в любом случае уже вмешался слишком сильно. Тоби не получил щупальце восьмихвостого, вряд ли получит чакру Кьюби, и не сможет соединить биджу в Десятихвостого. А Кабуто, который и должен был использовать Эдо Тенсей, уже нейтрализован. Значит, остаются всего лишь Зецу, Тоби и семь биджу.
  - Всего лишь? - скептически переспросил Итачи.
   - Ну ладно-ладно. Я не думаю, что все будет так просто. Подозреваю, что с Десятихвостым все равно придется сразиться, и я уже почти придумал, что можно с ним сделать. Да и Мадара наверняка заявится, куда же без него. И хотя с ними справятся без меня, я все равно собираюсь вмешаться в ход сражения.
  - Я с тобой.
  - На это я и рассчитывал. А теперь, будь умницей и ложись на стол. Проснешься уже с новыми глазами.
  Я погладил нии-сана по голове, и его бровь поползла вверх.
  - Да-да, глупый старший братец, считай, что это моя месть тебе. А когда проснешься, я тебя еще и с ложечки кормить буду, потому что повязку нельзя снимать с глаз целые сутки.
  Слабая улыбка тронула губы Итачи, и он послушно улегся на ровную поверхность. Я усыпил его и приступил к операции. Теорию-то я знал отлично, а вот с практикой по пересадке глаз у меня было похуже, точнее вообще никак. Но не страшно, глаза-то целых два, хотя бы один я точно пришью куда надо. В любом случае, не мог же я притащить какого-нибудь ирьенина к нукенину S-класса домой. Да и почти всех медиков уже мобилизовали, кого-то более-менее компетентного днем с огнем не найдешь.
  Впрочем, волновался я зря, все прошло отлично. Что и не удивительно, с моим-то контролем чакры. Какаши вон вообще в полевых условиях шаринган пересаживала куноичи, которая только-только на ирьенина начала учиться, и все прошло нормально. А уж мне вообще грех было накосячить. Кстати, во время операции заметил одну странность - когда достал правый глаз у своего тела, клон вдруг тоже ослеп на правую сторону. Но стоило подать побольше чакры к голове, как зрение восстановилось. С левым глазом история повторилась. Все-таки хорошо, что я заранее подумал об этом и запасся чужими глазами.
  Закончив с пересадкой, перетащил наши тела на кровати и сел в кресло - думать о будущем, иногда читать книгу и ждать, пока Итачи проснется. Было так странно видеть в реальности собственное тело отдельно от себя, но я специально не стал убирать его во внутренний мир. Уж лучше пусть тут нормально восстанавливается, чем в виртуальности мгновенно исцелится. Вдруг какие-то побочные эффекты возникнут, пусть лучше по старинке, как все нормальные люди выздоравливает.
  Семь часов спустя Итачи проснулся.
  - Как глаза? Не болят? - спросил я, отложив книгу.
  - Чешутся, - произнес Итачи, коснувшись повязки.
  - Это нормально, скоро пройдет. Как насчет завтрака?
  - Нет, я не голоден.
  - Не думай, что отказ от еды поможет тебе избежать моей мести. - Я даже пригрозил ему пальцем, хотя Итачи и не мог этого увидеть. - Я все равно покормлю тебя с ложечки, и сфотографирую. А потом буду шантажировать тебя этими снимками.
  - Думаю, это я смогу как-нибудь пережить, - едва заметно улыбнулся Итачи.
  Кажется, мне все-таки удалось хоть немного уменьшить его чувство вины. Глядишь, лет через пять окончательно смогу ее победить. Если, конечно, у нас будет столько времени.
  - Я тоже хочу такую фотку, - вдруг заявило мое тело. - И от завтрака, кстати, не откажусь.
  Даже я от неожиданности чуть не подпрыгнул, а Итачи напрягся, словно в ожидании нападения.
  - Совсем страх потерял? - я наконец, собрал мысли в кучу и возмутился до глубины души.
  Обычно моих внутренних личностей наружу не выгонишь, пока совсем не припрет, а тут один вдруг сам явился, причем без спроса влез в мое тело.
  - Отныне твое тело принадлежит мне! - вторженец весьма талантливо изобразил злодейский смех. - Теперь я главный! У тебя больше нет надо мной власти!
  Нет, все-таки зря я этот хохот перед зеркалом репетировал, не думал, что он будет использован в такой ситуации.
  - Прекрасно. Если так хочешь порулить - флаг тебе в руки и Десятихвостого навстречу. А я уйду на покой, займусь, наконец, творчеством. Я тут недавно такой порнотриллер придумал, что Джирайе и в страшном сне привидеться не могло.
  Я поудобнее устроился в кресле, всем своим видом демонстрируя безразличие.
  - Тц, - клон недовольно скрестил руки на груди. - Вот вечно ты весь кайф обламываешь. Неужели сложно было немного подыграть?
  - Пф.
  - Я вообще-то зашел сказать, что мы сенсорную систему усовершенствовали. Теперь даже клон не нужен, она работает на основе Матрицы. Я сейчас с завязанными глазами могу цвета различать, не говоря уже о чакре.
  - Молодцы, - обрадовался я. - Возьмите с полки по пирожку.
  - Непременно, - мое тело тоже устроилось поудобнее. - Так когда там завтрак?
  - А ты не обнаглел ли в конец? Я тебе еще и завтрак готовить должен?!
  - Не мне, а своему телу. Ты, похоже, его голодом морить собрался весь день, поэтому я просто обязан проследить, чтобы оно получило все необходимые питательные вещества.
  Я покосился на Итачи, безмолвно наблюдавшего за нашей перепалкой. Его клоны никогда с оригиналом не спорили, впрочем, они были еще менее разговорчивыми, чем сам нии-сан. Интересно, еще чьи-нибудь копии ведут себя так же странно, или это бывает только у сумасшедших, вроде меня? Впрочем, клон в некотором роде был прав, поэтому, вздохнув, я решил немного подработать Золушкой.
  После завтрака надоедливого вселенца удалось выгнать, но он обещал вернуться к обеду. Пришлось занять собственное тело самому, потому что поглазеть на кормление Итачи с ложечки хотело уж слишком много всяких ушлых личностей, и они уже в очередь выстроились.
  Повязка на глазах изрядно раздражала, но зато нашелся повод протестировать новенькую сенсорную систему. Непривычно было иметь угол обзора в триста шестьдесят градусов, зато качество картинки просто потрясало. Кроме того, можно было выбрать разные режимы зрения - например, рассмотреть свое тело словно под рентгеном, или видеть сквозь стены. Экспериментируя с настройками, я случайно сделал всю одежду прозрачной для взгляда.
  - Ой!
  - Что-то случилось? - тут же спросил Итачи, и я машинально сосредоточил на нем все внимание.
  - Ничего, - я поспешно зажал нос, не то чтобы опасался ноузблида, но подстраховаться не мешает.
  Больше я в присутствии Итачи со зрением не экспериментировал, задав сенсорике обычный цветовой режим. Остаток дня прошел тихо-мирно. Я пересказал нии-сану подробности эпичной битвы с Пейном, и совсем неэпичного уничтожения Данзо. потом почитал вслух последнее пополнение моей внутренней библиотеки, Итачи вроде бы понравилось.
  Когда подошло время снимать повязки, я наконец-то смог оценить свои новые глаза. Только вот ждал меня большой и неприятный сюрприз.
  - Итачи, как ты в деревья-то не врезался с таким зрением? - спросил я у темного расплывчатого пятна, которым предположительно был мой брат.
  - Извини, - сразу начал извиняться нии-сан.
  - Да ладно, не страшно. Мне сейчас глаза только для красоты нужны, - я подал к голове побольше чакры, и картинка сразу же стала четкой. - Зато теперь понятно, почему ты постоянно ходил с активированным шаринганом. Я-то думал, это просто понты.
  Итачи недовольно покосился на меня, но оправдываться не стал.
  Остаток вечера мы потратили на легкую тренировку, и то пришлось переместиться подальше от населенных мест. Вечный Мангеке Шаринган мог работать куда дольше обычного, и после не появлялось ощущения, будто тело пропустили сквозь мясорубку. Однако кровавые слезы все так же текли, но нагрузки на глаза больше не вызывали необратимых последствий. Зато у нас обоих появились новые способности, и даже вид брони Сусаноо слегка изменился.
  
  ***
  
  Утром я отправился в обратный путь. Кстати, за ночь зрение немного восстановилось, и теперь я, по крайней мере, мог отличить столб от человека уже в десяти шагах. Так что есть основания надеяться на лучшее, потому что обзор в триста шестьдесят градусов давал слишком большую нагрузку на мозг, особенно с учетом того, что шаринган видит и копирует все подряд. До контактных линз тут еще не додумались, а как отреагируют мои фанатки на меня в очках, я и представить боюсь.
  В Конохе полным ходом шла мобилизация, и Тсунаде тут же нашла мне дело. Кажется, она сейчас просто смотреть не могла на чье-то бездействие. К сожалению, в этот раз Хокаге не сделала меня своим помощником, а отдала на растерзание Шикамару и его отцу. Они явно нахватались приемчиков у мозголомов-Яманака, и начали профессионально допрашивать меня на предмет информации о выживших Акацуках, хотя я оставлял Пятой подробнейшие отчеты. Через два часа у меня окончательно сдали нервы, и я решил проблему кардинально - активировал Мангеке и поймал обоих в Цукиеми. Свой внутренний мир я им, естественно, не показывал, а просто записал в их головы всю полезную информацию, в свое время вытянутую из клона Зецу. Секунду спустя я уже выпустил их из гендзюцу, со стороны никто и понять не смог бы, что произошло.
  С кем угодно другим такой способ передачи знаний не прошел бы без последствий, но гениям было не привыкать пропускать через мозг огромные объемы информации. Поэтому после моей техники они всего лишь впали в состояние, напоминавшее легкое опьянение, пока данные не уложатся в голове.
  - Так я могу идти?
  На мой вопрос Шикаку только кивнул головой, невидяще глядя куда-то вдаль. Тсунаде, узнав, что я опять "бездельничаю", снова припрягла меня к труду во имя всеобщего блага. Кажется, я почти официально стал ее мальчиком на побегушках, благо клоны сняли часть нагрузки.
  Когда сборы были закончены, армия Конохи частями выдвинулась в страну Молний. Я почти неотрывно находился при Хокаге, решая всякие мелкие вопросы, постоянно возникавшие по дороге. Наруто же чуть раньше отправился на остров-черепаху, проходить обучение под руководством Би, и так и не узнал, что война уже началась.
  Райкаге явно расщедрился и выделил неплохое местечко под штаб объединенных сил. Да и организовано все было на высшем уровне - несмотря на то, что шиноби разных стран, враждовавшие друг с другом в течение долгих лет, оказались в одном месте, серьезных стычек не произошло. Вокруг штаба в считанные часы вырос целый палаточный город, все-таки восемьдесят тысяч человек - немалое количество жителей.
  Официальным советником Хокаге стал Шикаку, но я все еще продолжал числиться вторым помощником, тем более что Шизуне, многие годы бывшая правой рукой Тсунаде, сейчас командовала ротой медиков. Впрочем, было грех жаловаться - благодаря этому я был в самом центре событий, и через меня проходила вся информация.
  Поэтому, когда пришли сведения о том, что Кисаме смог передать оставшимся Акацукам информацию о месторасположении острова-черепахи, я получил их первым и тут же начал упрашивать Тсунаде отправить меня туда. Мотивировал я это тем, что Кьюби, которого начал приручать Наруто, может сообщить нечто полезное о Мадаре. А так как демонического лиса без шарингана расспрашивать бесполезно, то я был единственным, кто мог добыть ценные знания. К тому же, за джинчуурики вероятнее всего послали бы Дейдару - признанного специалиста по гигантским черепахам, поэтому я, как его бывший сенсей, мог с ним справиться лучше всего.
  Но на самом деле у меня были свои причины искать встречи с Курамой. Мое внутреннее море теперь росло с каждым днем безо всяких усилий с моей стороны, а вода все больше и больше темнела. Все эти странности начинали меня всерьез беспокоить, и я даже принял кое-какие меры, но мне срочно была нужна консультация. И никто кроме существа, целиком состоящего из чакры, не мог ответить на возникшие у меня вопросы.
  Хокаге на обсуждении выдвинула мою кандидатуру, но восторга у остальных Каге она точно не вызвала. Из всех присутствующих ко мне нормально относились только Гаара и Темари, ну еще и Теруми Мей поглядывала с интересом, слишком уж похожим на гастрономический. Поэтому Тсучикаге вызвался сам выполнить эту миссию. Казекаге выразил легкое сомнение, на что едва ли не самый старый шиноби разразился пламенной речью, что он - человек, который всегда добивается своего, наследник ужасающего титула Тсучикаге и... Его бурное выступление прервал отчетливый хруст в спине, и старичок замер с выражением боли на лице.
  - Позвольте мне, - я посмотрел в глаза Ооноки и наложил простенькую иллюзию, блокировавшую нервные сигналы от поясницы. - Я не выдающийся медик, зато могу снять любую боль.
  - Ты наложил на меня гендзюцу?! - возмутился Тсучикаге.
  - Ее можно снять обычным Кай или ударом по голове. Или могу и сам убрать... - я не успел договорить, как старик меня перебил.
  - Ладно, позволю ее оставить. Возможно, и от тебя может быть польза.
  Ооноки милостиво разрешил мне присоединиться к его команде, и мы полетели в сторону острова-черепахи. Когда мы прибыли, я активировал сенсорную систему и Мангеке, но похоже, Дейдара запаздывал. Мы как раз успели подготовиться к встрече, когда я засек его чакру. Он не особенно и скрывался:
  - Ооноки, старый хрыч! Сколько лет! И этот предатель Саске тут!
  После краткой приветственной речи Дейдара попытался подорвать Тсучикаге, но тот подставил вместо себя клона. Я же пока не вмешивался, разыскивая настоящего Акацуки. Впрочем, тут спрятаться особо негде было, и я мгновенно переместился к оригиналу и пронзил его Кусанаги, чтобы запечатать во внутренний мир. Дейдара просто не ожидал, что моя скорость с наших последних тренировок вырастет еще больше и ничего не успел поделать.
  Земляной клон развеялся, глиняная птица рассыпалась, как и огромная бомба-медуза, подбиравшаяся к острову. Я обменялся местами с собственной копией, словно никуда и не отлучался.
  - Что происходит? - удивленно спросила Куротсучи, когда неожиданно стало не с кем драться. - Дейдара сбежал?
  - Не похоже, - ответил Ооноки и перевел взгляд на меня. - Это твоих рук дело?
  - Что?! Он убил братика Дейдару?
  - Хм, а что, нельзя было? - я изобразил непонимание.
  Но на самом деле, я просто решил взять Дейдару на перевоспитание. Раз уж с Кабуто все прекрасно сработало, то возможно, и из взрывоманьяка удастся сделать более-менее нормального человека.
  - Похоже, я тебя недооценил, Учиха, - задумчиво произнес Тсучикаге.
  - Раз мы с этим разобрались, то могу я пока Наруто проведать? На обратном пути препятствий вроде бы не предвидится.
  - Иди, твое присутствие тут не требуется, - не очень-то вежливо отослал меня Ооноки, впрочем, разрешения я спрашивал только для проформы.
  Наруто сейчас был под панцирем черепахи и проводил "миссию S-ранга" по исследованию экологии плавучего острова. Когда я спустился туда, он как раз пытался выяснить пол гигантского броненосца. Но тот свернулся шаром и заявил, что это секрет.
  - Всем привет.
  - Саске! Откуда ты здесь? - Наруто, кажется, был единственным, кто был рад меня видеть. Остальные были слишком озабочены недавним нападением, а Киллер Би после нашей последней встречи относится ко мне с такой же опаской, как и большинство Акацуки.
  - Да вот, упросил Тсунаде-химе разрешить навестить тебя. Кстати, она хотела узнать, как проходит твоя миссия S-ранга.
  - Все отлично, я уже почти закончил!
  - Молодец, - я привычно потрепал его по волосам. - Мне сказали, что ты уже научился пользоваться чакрой девятихвостого. Покажешь?
  - Да раз плюнуть, - Наруто вспыхнул, как оранжевый факел.
  - Круто! - я хотел еще что-то спросить, но тут вмешался Би.
  - Наруто, ты знаешь этого психа? В нашей прошлой схватке разошелся он лихо.
  - Джинчуурики-сама, неужели вы до сих пор на меня в обиде за тот случай? А я ведь, можно сказать, оказал вам услугу.
  - Такие услуги оказывай врагу, а я и без тебя обойтись смогу!
  - Ну как знаете, - я повернулся к Наруто. - Разреши мне ненадолго поговорить с девятихвостым. У меня к нему есть пара вопросов.
  - Поговорить? Я пока не могу, как Би меняться местами с хвостатым.
  - Этого и ненужно, просто стой и ничего не делай.
  - Ну ладно, - слегка неуверенно произнес Наруто.
  - Тогда я начинаю.
  С этими словами я активировал шаринган и провалился во внутренний мир Узумаки, заодно втянув туда и его.
  - А у тебя тут ничего так, уютненько. По крайней мере, по сравнению с моим внутренним миром, - произнес я, обозревая просторные коридоры, потолки которых терялись во тьме, и огромные ворота, удерживавшие демона.
  - ТЫ... - увидев меня, Кьюби встрепенулся, и по воде начала расползаться оранжевая пузырящаяся чакра. - ПОЗДРАВЛЯЮ, УЧИХА. ДАЛЕКО ТЫ ЗАБРАЛСЯ.
  От громогласного голоса гигантского лиса даже пол дрожал. Да уж, довольно-таки неприятно разговаривать с существом, у которого одни клыки чуть ли не больше твоего роста.
  - Цени, Кьюби, как я стараюсь ради разговора с тобой.
  - ВПЕЧАТЛЯЕТ... ТЫ СМОГ УВИДЕТЬ МЕНЯ ЗДЕСЬ, ВНУТРИ ЧУЖОГО СОЗНАНИЯ. ВОТ ОНА, МОЩЬ ПРОКЛЯТОГО ШАРИНГАНА И ТВОЕГО ЗАБЫТОГО РОДА. ГЛАЗА, НАПОЛНЕННЫЕ СИЛОЙ, И ЧАКРА ЕЩЕ БОЛЕЕ ЗЛОВЕЩАЯ, ЧЕМ МОЯ... ТЫ МНЕ ЧЕМ-ТО НАПОМИНАЕШЬ ОДНОГО СТАРОГО ЗНАКОМОГО. УЧИХУ МАДАРУ...
  - Жаль тебя расстраивать, Лис, но есть большая вероятность, что скоро ты с ним снова встретишься...
  - ЧТО?! - от рева девятихвостого вода, покрывавшая пол, пошла волнами. - ОН ДАВНО МЕРТВ!
  - Не так уж давно. Он умер незадолго до того, как тебя запечатали в Наруто. И обещал вернуться, а шиноби такой силы слов на ветер не бросают. Ты ведь видел технику воскрешения риненгана? У Мадары остался ученик, который вскоре может его оживить.
  - НЕТ!!! Я ТЕБЕ НЕ ВЕРЮ!
  - Твое дело. Сейчас я пришел сюда по другому поводу.
  - ТОЖЕ ХОЧЕШЬ УКРАСТЬ МОЕЙ СИЛЫ? ВСЕ ВЫ, ЖАЛКИЕ ЧЕЛОВЕЧИШКИ, ТОЛЬКО ОБ ЭТОМ И МЕЧТАЕТЕ.
  - Называешь людей жалкими даже после того, как тебя отделал Наруто? - усмехнулся я.
  Лис взвыл и обрушил на нас волну ки. Пора бы уже заканчивать с обменом любезностями, решил я и задействовал свои глаза, которые все почему-то называют проклятыми. А по мне, так классная штука, жаль только зрение садится быстро. Хотя, подозреваю, что в случае с Итачи свою роль сыграли еще и книжки, которые он постоянно читает.
  Подавление чужой воли в некотором роде схоже с созданием иллюзий. Точно так же приходится насыщать чужую кейракукей собственной чакрой через глаза. При достижении определенного уровня мастерства в сотворении гендзюцу, умение подавлять чужую волю приходит словно бы само собой. Но и тут есть свои тонкости. У одних людей воля тверда как алмаз, и приходится потратить немало усилий, дабы добиться ответа на простейший вопрос, а другие словно бы жаждут, чтобы ими управляли. Я не так уж часто пользовался этими способностями и опыта у меня не много. Однако даже я мог почувствовать, что Кьюби весьма уязвим к действию шарингана.
  Вытянутые зрачки демона сжались в точку, а вокруг возникли три томое, повторяя форму моих глаз. Но мне нужно было не подчинить волю Курамы, а поговорить с ним. К сожалению, этот демон разговоры ведет только с позиции силы.
  Наруто молодец, отнял у лиса почти половину чакры, так что мне удалось взять под контроль остальное. А вообще, бедный Кьюби, не хило его потрепали за последнее время. Сначала четвертый хокаге темную чакру запечатал в боге смерти, потом его сынок немаленький кусок оттяпал, а теперь злобные Акацуки вообще убить хотят... Ну ничего, сейчас я бедную зверушку пожалею.
  - Чего?! Куда это Кьюби пропал? - удивился Наруто, когда огромная фигура лиса вдруг исчезла.
  - Прячется, - уверенно ответил я, проходя между прутьями гигантской решетки. - Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать.
  Сейчас бы еще безумно рассмеяться, очень в тему вышло бы, но не хочу Наруто пугать. А Кьюби и так уже в ужасе, забился в самый темный угол, без шарингана я бы его и не нашел.
  - Ты что со мной сделал? - взвизгнул он, когда я с широкой немного маньячной улыбкой подошел ближе.
  - Да ничего особенного, - я протянул руки, собираясь поднять его, но лис кинулся на меня и вцепился зубами в ладонь.
  Точнее, попытался вцепиться. Я заранее это предусмотрел, и зубы ему уменьшил, так же как и все остальное тело. Теперь Кьюби размером был с крупного кота, мокрого, отчаянно сопротивляющегося кота.
  
  - Не нервничай, Курама, как только я уйду, сможешь принять обычную форму.
  Лис пораженно замер, а я воспользовался этим моментом и перехватил его поудобнее, прижав к себе одной рукой, чтобы вторая оказалась относительно свободна.
  - Откуда ты знаешь мое имя? - настороженно спросил он.
  - Я много чего знаю, - обтекаемо ответил я и почесал его за ухом.
  - Отпусти меня!!! - мгновенно опомнился демон.
  - Разве не ты хотел, чтобы тебя любили? Люди, когда проявляют любовь, обнимают и целуют.
  С этими словами я чмокнул его в пушистый лоб. У бедного демона вся шерсть дыбом встала, и он еще отчаяннее заработал лапами и хвостами, пытаясь вырваться.
  - Ты такой милашка, когда упираешься, - радостно сказал ему я и почесал животик, воспользовавшись очередным шоковым состоянием.
  Курама и правда выглядел довольно забавно, ведь я не просто уменьшил его в размерах, но еще и вернул в детское состояние. И теперь у самого сильного в мире биджу была почти круглая мордочка с толстыми щечками, мягчайшая шерстка, и непривычно короткие, но крайне пушистые хвосты. Передние лапы демона, по строению больше похожие на человеческие руки, теперь выглядели как детские ладошки с аккуратными черными ноготками, покрытые оранжевым мехом.
  К сожалению, на все мои попытки его погладить Курама начинал выворачиваться с удвоенной энергией, злобно шипел и ругался. С трудом его удерживая и одновременно почесывая то спинку, то животик, то за ухом, я вернулся к решетке, где меня с нетерпением поджидал Наруто.
  - Вот знакомься, это Курама, - заново представил я ему лиса, держа на вытянутых руках, чтобы было лучше видно.
  У демона на морде крупными буквами было написано: "Заберите меня кто-нибудь от этого психа", но он был слишком гордым, чтобы попросить об этом вслух.
  - Курама? - удивленно склонил голову набок Наруто. - А где Кьюби?
  - Это и есть Кьюби, только он не любит, когда его так называют. Вот, можешь его подержать немного, - я передал затисканного лисенка Узумаки, и тот вцепился в него как в родного. - Позволь представить тебе демона-лиса Кураму. Он хитрый, злобный, изворотливый и грубый, но в душе истинный шушпанчик.
  - Истинный кто?
  - Шушпанчик. Их никто никогда не видел, но точно известно, что они милые и пушистые.
  Наруто с сомнением взглянул на лиса. Тот попытался состроить высокомерную мину, но с такой милой мордашкой не очень-то кого испугаешь.
  - Наруто, можно я тут кое-что изменю? А то представь, каково Кураме, огненному лису, годами сидеть в луже. Правда, у остальных джинчуурики условия еще хуже были.
  - Ну ладно...
  - А Кураму я пока заберу, мне с ним надо будет насчет дизайна посоветоваться.
  С этими словами я отодрал от куртки Наруто лиса, вцепившегося в своего джинчуурики всеми лапами. Кьюби молча упирался, но я был сильнее. Узумаки, наверное, так и не понял, почему у девятихвостого было такое несчастное выражение морды.
  - А ты сейчас можешь возвращаться обратно. Я тут закончу и тоже приду.
  - Хорошо, - Наруто кивнул и исчез.
  У Кьюби, понявшего, что остался со мной наедине, даже ушки поникли.
  - Ну ладно, чего бы тебе хотелось? - спросил я, но лис только высокомерно вздернул нос, всем своим видом давая понять, что говорить со мной не собирается. - Тогда придется положиться на мой вкус.
  Первым делом я приподнял пол в "клетке", чтобы вода стекла вниз и расположилась по периметру центральной площадки. Потом, встав посередине, я прикрыл глаза, вспоминая, как создавал первый кусочек своего виртуального мира. Кьюби все-таки лис, так что природа должна понравиться ему куда больше, чем самый роскошный дворец.
  Когда я открыл глаза, оказалось, что я стою в центре огромной лужайки, покрытой сочной зеленой травой и цветами, Кураме будет где поваляться. По краям ее окружали величественные развесистые деревья, надежно скрывавшие каменные стены темницы. Между корней исполинов тек ручей из той самой воды, что раньше покрывала пол. Кроме флоры, я позаботился еще и о фауне - теперь тут жили кролики, мыши, белки, насекомые, несколько видов птиц и рыб.
  Я сел на траву и сорвав один стебелек, отправил его в рот, вкус был именно таким, каким нужно. В небе, едва прикрытом полупрозрачными облаками, светило солнце, кожу обдувал легкий ветерок. Это уже почти стандартная моя проверка мира на "натуральность". До этого я только внутри себя создавал нечто настолько масштабное, но оказалось, что и с другими это прекрасно работает.
  - Вроде бы ничего не забыл, - я еще раз оглядел сотворенный уголок. - Но за популяцией кроликов и мышей тебе придется следить самому, а то расплодятся, и тебя выселят. Только смотри, не съешь их вообще всех.
  - Я не ем мышей! - Курама не вынес таких инсинуаций и подал голос.
  - Серьезно? А я в книге читал, что лисы едят мышей. Хорошо хоть, против кроликов ты не возражаешь. Но в любом случае, теперь скучать тебе не придется. Пока одних выловишь, потом за другими поохотишься...
  - Аррр! Я демон! Девятихвостый демон! - прорвало Кураму. - Не веди себя так, будто я твоя домашняя зверушка!
  В ответ я снова чмокнул его в лоб, на что Кьюби обреченно взвыл.
  
  ***
  
  - Зачем ты это все делаешь?
  - Я уж думал, ты не спросишь, - усмехнулся я. - Я просто хочу с тобой подружиться.
  - Ха-ха-ха! Человек хочет подружиться с демоном, в жизни ничего смешнее не слышал.
  - Ну, я в некотором роде, уже не совсем человек. Есть места, где это меня бы назвали демоном, а тебя - всего лишь стихийным бедствием.
  - Что за бред! - кажется, Кьюби такое предположение возмутило даже больше, чем то, что я сделал его размером с кота.
  - Ты же сам назвал мои глаза проклятыми, а чакру более зловещей, чем твоя.
  - Ты всего лишь человечишка, пусть и немного необычный, - надменно произнес этот меховой комок у меня на руках.
  - Ладно, тогда я тебе кое-что покажу, - я встал и покрепче прижал к себе Кураму.
  А то еще, не дай Ками, вырвется, и джинчуурики ненадолго стану уже я. Ненадолго потому, что самостоятельно дольше пары минут Кьюби в том месте, которое я собираюсь ему показать, не протянет.
  Миг спустя мы были уже в моем внутреннем мире. Я стоял на поверхности воды под бесконечным серым небом, и огромная луна чертила на спокойной морской глади лунные дорожки. У Кьюби каждая шерстинка встала дыбом, когда он понял, что вся эта вода - моя чакра. Тут в темной бездне у нас под ногами наметилось какое-то движение, и секунду спустя в нескольких метрах отсюда вверх ударил столб воды, и взметнулось огромное змееподобное тело.
  Один из стражей этого места решил поприветствовать хозяина. Стражей я тут разместил совсем недавно, и все только из-за прогрессирующей паранойи. Ведь если я могу проникать в чужие внутренние миры, то наверняка найдутся умельцы, которые смогут просочиться в мой. Теперь здесь живет десяток своеобразных морских драконов, можно было бы ограничиться одним, но ему, бедняге, было бы тут скучно. При создании стражей умники из ИВМ оттянулись на полную и создали настолько ужасных монстров, что если их долго рассматривать, то сознание начинает мутиться. За основу была взята сороконожка, которой приделали огромную пасть, раскрывающуюся в виде воронки, заполненной острейшими зубами, крупные фасеточные глаза и крылья-плавники. Окрас у стражей серебристый с голубыми светящимися полосами и пятнами. Плюс всю эту красоту еще и увеличили до тридцати метров.
  В результате получилась тварь в некотором роде прекрасная в своей ужасности. Даже у меня дух захватило, когда голова этой махины нависла над нами, распахнув пасть и дружелюбно растопырив чувствительные вибриссы на шее. А Курама, кажется, вообще хотел в обморок хлопнуться, но не смог. Решив, что хватит с него на сегодня острых впечатлений, я вернул нас во внутренний мир Наруто.
  - Ч-что это было? - шерсть у Кьюби так и не улеглась, и теперь он был похож на меховой шар с вытаращенными глазами.
  - Мой внутренний мир, - любезно пояснил я и попытался пригладить его мех, впрочем, безрезультатно. - Так что, теперь я больше похож на демона?
  - Ты монстр! - завопил лис и попытался вырваться из моих рук.
  - Ладно, Курама, успокойся уже, ты чего такой нервный. Я собственно, зачем тебе все это показал... Раньше мне приходилось прилагать усилия, чтобы увеличить количество своей чакры, но в последнее время она начала расти сама по себе, и это меня очень беспокоит. Ты ведь возник из чакры, вот и скажи мне, как специалист, может ли то море, что ты видел, обрести самосознание и превратиться в некое подобие биджу без моего ведома?
  Курама от такой постановки вопроса даже подзавис и вырываться перестал.
  - Ты назвал мою чакру ужасающей, вот я и опасаюсь, как бы случайно не породить нового демона, который может оказаться далеко не таким добрым, как я.
  - Такая сила подвластна только Рикудо Сенину! - возмущенно встопорщил хвосты Кьюби. - Не возомни о себе слишком много лишь потому, что у тебя полно чакры!
  - Уверен?
  - Конечно! Тебе никогда не сравниться с Мудрецом Шести Путей!
  Что-то меня его слова совершенно не убедили. И поэтому я сделал то, чего изначально вообще не планировал, но очень уж захотелось доказать лису, что он неправ. Я зачерпнул чакры из внутреннего моря, по объему примерно равной трети от самого Курамы, а потом придал ей форму, сходную с девятихвостым демоном. И так как мы были во внутреннем мире, этот процесс прошел намного легче, чем в реальности. В ИВМ давно в малейших подробностях изучили щупальце восьмихвостого, поэтому я знал, как устроены биджу изнутри. Да и Кураму я в некотором роде "скопировал" шаринганом, так что процесс был не таким уж сложным.
  Минуту спустя на моем плече сидела лисица, похожая внешне на Кураму, но белого цвета. Ее принадлежность к женскому полу выдавали только длинные ресницы и кокетливые "стрелочки" у глаз.
  - Какой милашка, - немедленно заявила она и протянула руку, чтобы потрепать вновь зависшего Кураму за круглую щечку. - Слушай, Саске, ты случаем не знаешь, могут ли биджу размножаться?
  - Не вздумай! - я даже вздрогнул, представив себе такую перспективу.
  И дело даже не в том, что количество биджу может увеличиться, а в том, что лисица - в некотором смысле мой клон, по крайней мере, ее сознание частично скопировано с моего.
  - Ой, да ладно тебе. У меня инстинкты, против них не попрешь. И вообще, весна скоро, сезон размножения, все дела... Ты-то не торопишься маленьких учишек наделать, вот мы, твои создания, тебе в этом и поможем. Передадим будущим поколениям если не твои гены, то хотя бы память о тебе, - и лисица нагло пощекотала мне нос своим пушистым хвостом, но я же шиноби, поэтому с легкостью вынес эту пытку и не чихнул.
  Кажется, я понял, в чем дело. Она, как и большинство моих клонов, просто надо мной прикалывается.
  - Ты же еще маленькая, - я решил ей немного подыграть. - Слушай, Курама, не вздумай поддаваться на ее уловки! Помни о том, что она еще несовершеннолетняя. А если что случится, я вернусь и лично тебя кастрирую.
  Бедный лис только обреченно прижал уши. Если раньше он считал сумасшедшим меня, то теперь, похоже, начал сомневаться уже в собственной адекватности. По его мнению, в реальности просто не могло такого быть, чтобы какой-то человек походя совершил то, на что был способен только Великий Мудрец.
  - Ну вот, испугал рыжика, - укоризненно сказала мне лисица и потрепала Кураму по второй щечке. - Кстати, Саске, раз уж ты начал изображать грозного папочку, то может, и другую родительскую обязанность выполнишь? Имя мне дашь?
  - Хмм... - я ненадолго задумался. - Как насчет Евы?
  - Да ты мне льстишь, - новоиспеченная демоница хихикнула, кокетливо прикрывшись хвостом. - Мне нравится.
  Чувствую, проблем мне эта "полярная" лисичка доставит еще немало, но у нас тут война началась, так что еще один биджу лишним не будет. А чакру, которую я потратил на ее создание, мне даже почти не жалко, все равно ее у меня много, хотя внутренний хомяк и пытается что-то бурчать. Но меня все еще беспокоит самопроизвольное увеличение моего внутреннего моря, а после сброса такого большого количества энергии, этот непонятный прирост, надеюсь, прекратится. Правда, не знаю, насколько качественный биджу у меня получился. Теоретически, Ева должна уметь сама восстанавливаться при повреждениях, но на практике это пока проверить нельзя. Так же я не знаю, не развеется ли она, словно клон, в случае моей смерти, и проверять совершенно точно не стремлюсь.
  Хотя пока у меня и поважнее дела есть. Да и у Кьюби уж больно вид несчастный, хватит с него на сегодня потрясений.
  - Ну ладно, до встречи, - я напоследок погладил Кураму по пушистой почти улегшейся шерстке и поставил на землю.
  Лис моментально отпрыгнул от меня подальше.
  - И никому не слова о том, что я тебе показал, а то всю оставшуюся жизнь проведешь в этой форме, - предупредил его я и, помахав рукой, вынырнул во внешний мир. Ева напоследок еще успела послать ему воздушный поцелуйчик.
  - До свидания, пушистик.
  В реальности меня встретили полный любопытства Наруто и шокированный Киллер Би, сразу распознавший в лисице у меня на плече неизвестного биджу.
  - Ну как? - Наруто с нетерпением посмотрел на меня.
  - Все отлично, мы с ним, можно сказать, стали лучшими друзьями. Курама был так любезен, что ответил на мои вопросы.
  - Эээ... - Наруто прижал ладонь к уху, вздрогнув от громогласного голоса демона, вдруг раздавшегося в его голове. - Курама только что сказал, чтобы я тебя больше никогда к нему не пускал.
  - Тц, - я изобразил досаду. - Какие демоны пошли неблагодарные, я к ним со всей душой, а они...
  - Да ты псих полнейший, и держись подальше в дальнейшем! - не выдержал джинчуурики восьмихвостого.
  - Пф, не очень-то и хотелось. Ладно, Наруто, вот познакомься. Это Ева, вроде как тоже девятихвостый биджу. Но ей отроду всего несколько минут, поэтому она еще ничего не умеет и будет учиться вместе с тобой.
  - Привет, - лисица перебралась с моего плеча к Наруто, обнюхала его волосы, а потом лизнула в щеку. - Ты мне нравишься. Я люблю оранжевый цвет.
  - Привет, - слегка неуверенно ответил Узумаки. - Саске, ты же говорил, что биджу всего девять. А этот тогда откуда?
  - Наруто, - я положил ему руку на плечо и с самым серьезным видом произнес, - похоже, пришло время рассказать тебе, откуда берутся дети.
  Наруто вытаращился на меня, потом перевел взгляд на Еву, затем схватился за живот, где находилась печать, вздрогнул и начал краснеть. Судя по всему, дезориентированный Кьюби начал оправдываться, что у него со мной ничего "такого" не было, и тем самым еще больше запутал Узумаки.
  - А может, сейчас и не самое подходящее время, - в притворной задумчивости произнес я. - Поэтому ограничусь только рассказом о том, откуда берутся новые биджу. Помнишь, я тебе про Рикудо Сенина рассказывал? Про то, как он разделил Десятихвостого и создал демонов? Вот я тоже решил так попробовать...
  - Это невозможно! - перебил меня Би. Хотя судя по тому, что он не пытался рифмовать, это уже Хачиби. - Только Великий Мудрец был способен на такое!
  - Ну я же его потомок, - самоуверенно произнес я. - Правда, не знаю, глядя из мира мертвых, Рикудо Сенин гордится мной, или наоборот, в могиле ворочается.
  - Уж скорее второе, - хихикнула Ева.
  - Не удивительно, что ты смог нас победить, - пробормотал Хачиби, задумчиво меня рассматривая.
  - Саске, - Наруто снял с головы в буквальном смысле севшую ему на шею Еву и теперь держал ее на руках, почесывая за ухом. - А она скоро вырастет?
  - Ну, если ты о размере, то Ева при желании может быть достаточно большой. А если о характере, то даже не знаю. Возможно, она навсегда такой останется.
  - Пф, - фыркнула лисица в точности как я. - Прекрасный у меня характер! А внешность еще лучше.
  С этими словами он прыгнула высоко вверх, и с громким "Пуф" окуталась облаком пара. На землю она приземлилась уже почти в своей настоящей форме, размерами не сильно уступающей Кьюби. Остров-черепаха, на котором мы сейчас находились, заметно покачнулся.
  - Какие же вы все крошечные, - раздался над нами рокочущий голос. - Чуть больше муравьев.
  Огромная рука сжалась вокруг меня и подняла в воздух. Если бы я не умел укреплять тело чакрой, это "дружеское объятие" мне бы все кости переломало.
  - Полегче, раздавишь ведь.
  - Не будь такой неженкой, - ухмыльнулась Ева. К моему удивлению, лисья морда прекрасно могла передавать человеческие эмоции. - Ну, кто теперь маленький и несовершеннолетний?
  - Все еще ты, - я активировал шаринган и заставил биджу уменьшиться. Она все-таки состояла из моей чакры, и я легко мог ее контролировать.
  - Я так не играю, - обиженно заявила Ева и спряталась, почему-то к Наруто под куртку. Ее передние лапы-руки прекрасно управлялись с застежкой, так что теперь наружу торчала только надутая мордочка.
  - Похоже, ты действительно ей понравился. Наруто, присмотришь за ней? И заодно научи всему, что сам знаешь.
  - Ладно, - радостно ответил Узумаки. Похоже, у него сложилось ошибочное представление, что это будет легко.
  - А ты, - я строго посмотрел на Еву. - Будь умницей и веди себя прилично.
  - Как скажешь, мамочка, - приторным голоском ответила лисица.
  Хачиби только смотрел на мое общение с новым биджу и молча офигевал.
  - У меня тут будет интересная компания, - Ева хихикнула и покосилась в сторону Би. - И тентакли. Всегда хотела познакомиться с кем-то, у кого есть тентакли. С одной стороны, Курама симпатяжка, а с другой - у Хачиби целых восемь щупалец. Ах, я просто не могу определиться с выбором.
  - Никаких тентаклей, юная леди! Вот как исполнится сто восемьдесят, так сможешь творить, что хочешь. А пока и думать забудь! - я решил подыграть представлению и включил "заботливого папочку".
  Хачиби, кажется, понял, что имела в виду Ева, и смутился, хотя и не подал виду. А Наруто, слава Ками, смысл нашего разговора вообще не уловил.
  - Ладно, всем пока. Наруто, Би, Курама, Гьюки... вроде никого не забыл. Скоро увидимся, - я создал глайдер и покинул это не особенно гостеприимное место.
  Тсучикаге, как и в каноне, тащил огромный остров по воздуху. И наверное, это было самое безумное зрелище, что я видел в своей жизни - маленький старичок, несущий гигантскую черепаху, словно джин из сказки. На подлете к стране Молний в спине Ооноки снова что-то отчетливо хрустнуло, и лицо Тсучикаге исказилось в гримасе боли. Я поспешил опять наложить на него гендзюцу, и тот даже расщедрился на что-то вроде благодарности.
  Когда мы вернулись, Гаара раздал нам новые протекторы с иероглифом "шиноби" и идентификационные жетоны. Идею с жетонами предложил я, когда рассказывал о способностях белого Зецу к поглощению чужой чакры и возможности изменять внешность. На тонкой металлической пластине был выбит порядковый номер, а внутрь было вплавлено особое чакрочувствительное вещество, определенным образом резонирующее с чакрой носителя. Если этот жетон снять с шеи, то менталисты мгновенно получат сигнал и вычеркнут шиноби, числящегося под этим номером, из списка живых. Я очень надеялся, что принятые меры сильно затруднят Зецу "оборотничество" и помогут избежать лишних жертв.
  К новости о том, что я походя сотворил нового биджу, все присутствующие отнеслись с явным скептицизмом. Впрочем, они в некотором роде правы - верить Учихам, славящимся своими иллюзиями - это себя не уважать. Но мне же лучше, хотя в глубине души все равно обидно. Ладно, вот увидят Еву в бою, и поймут, как сильно заблуждались. Особенно круто вышло бы, если бы лиса научилась использовать режим отшельника как Кьюби, но это уже из области фантастики.
  
  ***
  
  Восемьдесят тысяч человек, выстроившихся в пять равных подразделений, выглядели весьма внушительно, хотя я как-то ожидал большего. Пять генералов стояли перед своими войсками, с каждой минутой начинавшим все больше волноваться. Шиноби из разных стран оказались перемешаны и поделены на отряды в зависимости от своих способностей, а не принадлежности к скрытым деревням. Давняя вражда не давала им даже спокойно стоять рядом друг с другом, тут и там то и дело вспыхивали ссоры.
  http://yj.readmanga.ru/auto/02/60/67/16-17.png
  http://yk.readmanga.ru/auto/02/60/67/18.png
  Гаара, как главнокомандующий объединенной армии и генерал четвертого подразделения, своим песком остановил едва не начавшиеся стычки и произнес речь. Нет, у него точно были Узумаки в родне, потому что вдохновлять на подвиги он умеет не хуже Наруто. Я внес посильную лепту в его выступление, создав гигантский иллюзорный экран за его спиной, чтобы каждый из присутствующих мог видеть выражение лица Казекаге, и усилил звук его голоса, разбавив низкими частотами. Шиноби в передних рядах, наверное, с ног до головы мурашками покрылись, но оно того стоило. Даже меня пробрало - захотелось пойти и немедленно с кем-нибудь помириться. Только вот врагов у меня нет, по крайней мере, живых.
  Войска начали перестраиваться, готовясь выступать, а я вдруг краем глаза заметил среди шиноби кого-то смутно знакомого.
  - Эй подожди! - я переместился к нему и положил руку на плечо.
  Парень повернулся, и я едва успел поймать отпадающую челюсть.
  - Хаку? - неверяще переспросил я.
  Если бы не шаринган, я бы, наверное, его и не узнал. Парень, раньше похожий на девчонку, сейчас вытянулся и стал даже на пару сантиметров выше меня, а я по местным меркам далеко не маленький. Кроме того, он подстригся, и сейчас его прическа была немного похожа на мою, только волосы на затылке не топорщились.
  - Саске-сама! - радостно воскликнул бишонен, за пять лет успевший перерасти из подвида "женственных" в категорию "почти брутальных". - Я хотел с вами поговорить, но не знал, уместно ли будет к вам обратиться.
  - Что ты тут делаешь? - только и смог спросить я.
  - Когда мы с Забузой-саном узнали, что началась война, то обратились к Мизукаге-сама с просьбой позволить нам встать в строй. И она подписала нам помилование! Госпожа Мей просто невероятна! Я даже не предполагал, что она будет так добра! Она просто удивительная женщина!
  - Понятно, - пробормотал я, глядя на Хаку, восторженно расписывающего, какая замечательная женщина эта Мизукаге. - Попробуй то же самое при ней сказать, и глазом моргнуть не успеешь, как она тебя на себе женит.
  - Я не!.. Я никогда!.. - Хаку покраснел и смущенно что-то забормотал, но не похоже, чтобы мысль о матримониальных планах Теруми Мей его напугала.
  Нда... я-то думал, что они с Забузой создали ячейку общества, а тут такие новости. Некоторые внутренние личности наверняка день траура объявят и начнут сетовать, как непостоянна нынешняя молодежь.
  - А где Забуза-сан?
  - Его назначили командиром одного из отрядов, - он указал рукой нужное направление.
  - Третье подразделение? - с мрачным предчувствием спросил я.
  - Да. Я тоже в нем.
  - И я, правда, большую часть времени буду состоять при штабе. А Забузу не смущает, что генерал третьего подразделения - Какаши, чуть не убил его?
  - Нет, что вы, Саске-сама. Это все уже в прошлом.
  - Хозуки, которому я отдал Обезглавливатель, тоже в третьем, - предупредил я. Кстати, Джуго также попал в наше подразделение, а Карин ожидаемо забрали в роту сенсоров.
  - Забуза-сан сначала разозлился, что я обменял меч на его жизнь, но сейчас у него нет никаких претензий, Саске-сама.
  - Давай без этих "сама". Зови меня просто по имени.
  - Что вы! - ужаснулся Хаку. - Как я могу! Вы ведь спасли нам с Забузой-саном жизни! И кроме того - вы еще тогда, пять лет назад знали, что начнется война. Ваши слова указали мне новую цель, теперь я хочу не только защищать человека, который мне дорог, но и весь мир!
  "Похоже, речь Гаары и бишонена пробрала до печенок, теперь он тоже хочет мир спасать, главное, чтобы не переусердствовал с непривычки".
  - Хорошо, Хаку. Ты только поосторожнее будь и не вздумай позволить клонам Зецу себя убить.
  - Да, Саске-сама! - и парень так улыбнулся, что я незамедлительно активировал шаринган, прикрыв глаза иллюзией.
  Копировать, срочно копировать эту улыбку! Такой сногсшибательной эмоции в моей коллекции еще не было. Причем сногсшибательной в прямом смысле слова - пока я таращился на лицо Хаку, в подробностях запоминая положение мимических мышц, откуда-то сбоку раздался звук падения и чье-то приглушенное ругательство. Не один я засмотрелся, какой-то шиноби тоже увидел эту улыбку, зазевался и споткнулся о ногу остановившегося впереди товарища.
  Интересно, Хаку это специально делает или у него само выходит? Впрочем, не важно. Мне бы теперь до зеркала добраться, хочу потренироваться так же людей улыбкой с ног сбивать.
  - Удачи. И Забузе-сану от меня привет передавай.
  - Обязательно! И вам тоже удачи, Саске-сама! - Хаку помахал напоследок рукой и умчался догонять свой отряд.
  Если честно, я про этих двоих и думать забыл. Не ожидал, что Хаку так близко к сердцу воспримет мои слова про пять лет и решит мир поспасать. Нет, вероятность встречи была весьма высока, но я точно не предполагал, что мы в одном отряде окажемся. Ладно, сейчас не время ностальгировать, скоро Зецу изо всех щелей полезут, надо сконцентрироваться.
  Согласно канону, первым с армией белых клонов должно было столкнуться второе подразделение, а затем - первое. Так как я был признанным специалистом по Акацукам, Каге поддержали идею приставить к каждому подразделению по моей копии в качестве консультанта, если вдруг явятся Тоби или оригинальный Зецу, и для координации. Кроме того, я предложил план, благодаря которому можно было обезвредить белых клонов, перемещающихся под водой. Пока они находятся в море - они совершенно беззащитны против техник Райтона. Только вот большинству шиноби, чтобы ударить врага молнией, надо подобраться к нему вплотную, или хотя бы на несколько метров. Зато я мог предложить технику, действующую дистанционно, и при этом настолько мощную, что был шанс уничтожить целую армию одним ударом.
  К моему смелому заявлению отнеслись весьма скептично, ведь никто из Каге не хотел признать, что у них таких убийственных дзюцу нет. Впрочем, если даже моя техника окажется не столь разрушительной, как я описывал, они все равно ничего не теряли, поэтому мне дали зеленый свет. На самом деле я пробовал Кирин всего дважды, еще когда жил с Итачи, и в первый раз вышел пшик. Нии-сан, не знавший, что должно получиться в результате, даже похвалил вызванный мной дождь. Правда, вызванное "стихийное бедствие" было подспорьем скорее в сельском хозяйстве, чем в бою. Зато во второй раз Кирин вышел что надо, у Итачи даже привычный покерфейс на несколько секунд пропал.
  Вот и теперь я собирался использовать это невероятно красивое и мощное дзюцу. Настоящий я сейчас находился в первом подразделении, которое должно было встретить "подводный десант" белых Зецу на побережье. Примерное время и место высадки было рассчитано сенсорами, и мы заняли позиции заранее. За несколько минут до встречи, я стал запускать в небо огненных драконов. Шиноби, не посвященные в детали, начали недоуменно переговариваться и возмущаться, что их загнали на прибрежные скалы и не подпускают близко к воде, из которой вот-вот должны показаться враги.
  В небе из-за движения огромного количества нагретого воздуха начали собираться тучи. Я только надеялся, что рассчитал время правильно, и гроза начнется не раньше, чем на поверхности покажутся первые клоны. К счастью, все прошло идеально, и когда вдали появились ряды белых Зецу, примерно двадцать тысяч копий, разразился ливень.
  Генерал первого подразделения - Даруи, рядом с которым я сейчас стоял, вяло произнес:
  - Ну вот, сейчас начнется заварушка...
  - И быстро закончится, - пообещал я и поднял руку, окутанную чакрой молний.
  Сродство со стихией не просто так называется сродством, и молнию не случайно выделили в отдельную стихию. В первый раз я не особенно представлял, что нужно делать, зато во второй более-менее разобрался.
  - Приди! - позвал я, и родственная мне стихия почти с радостью откликнулась.
  Я не задавал ей форму дракона специально, она будто сама захотела так выглядеть. Огромное мифическое существо - Кирин, составленный из ослепительных молний, повинуясь движению моей руки, вынырнул из облаков и обрушился с небес в море. Белая вспышка на миг затмила дневной свет, а уши на несколько секунд словно заложило ватой.
  Когда развеялся пар, глазам предстала до неузнаваемости искореженная линия побережья и всплывшие тела Зецу, занявшие почти всю поверхность воды. Практически никто из клонов не уцелел, а пару десятков особо шустрых, успевших добраться до берега, тут же нашпиговали метательным железом.
  Нда, знатный вышел взрыв. Впрочем, не буду себе льстить, у Пейна получилось в несколько раз мощнее. Мой Кирин оказался таким убийственным только потому, что ударил в воду.
  - Вот же ***, - выразил всеобщие чувства один из лейтенантов Даруи. - Что это было?
  Шиноби, наконец, сообразили, что сражение фактически окончено, врагов больше не осталось, а среди союзников даже раненых нет. Постепенно со всех сторон начали раздаваться сначала тихие, а потом все более радостные восклицания, которые быстро слились во что-то вроде местного варианта "Ура!"
  А я как-то внезапно осознал, насколько изменил канон всего лишь взмахом руки. И теперь одним стиранием памяти тут уже не обойтись. Десятки тысяч шиноби, которые должны были сегодня погибнуть, остались живы. Но секунды шли, а кара небесная на меня так и не обрушилась, да и хозяева этого мира как-то не спешили явиться на разборки. Должно быть, наказание откладывается на неопределенный срок. Оптимист во мне радуется, и говорит, что все будет хорошо. А пессимист - мрачно пророчествует, что высшие силы могут решить возникшее недоразумение весьма кардинально - устроить эпидемию, которая как раз выкосит всех лишних шиноби.
   - Учиха, а ты, оказывается, не так плох, как я думала, - прервала мои мрачные размышления Самуи, - только не вздумай зазнаваться!
  - Зазнаваться? - хмуро переспросил. - Я только что убил двадцать тысяч разумных существ и бог знает сколько ни в чем не повинных морских тварей. Ты действительно считаешь, что у меня есть хоть один повод гордиться собой?
  - Эээ... - Самуи явно не ожидала такой постановки вопроса и едва слышно пробормотала, - так история с котенком - правда?
  Будь в этом мире экологи, они бы меня сейчас живьем растерзали за вандализм в особо крупных размерах, и мысли об этом омрачали мою несуществующую совесть.
  - Саске-сан, прости, что тебе пришлось взять все это на себя, - Даруи извинился, причем уже в третий раз за тот час, что я с ним знаком.
  - Надо вытащить из воды тела, иначе они начнут разлагаться, и побережье вдобавок ко всему будет еще и отравлено.
  Даруи быстро отдал нужные распоряжения, и началась уборка. Меня, с мрачным выражением лица смотрящего на быстро растущую кучу белых тел, никто не трогал. Впрочем, мой пессимистичный настрой просто тонул в волне всеобщего ликования. Я связался со своими клонами, чтобы выяснить обстановку на фронте. "Второй" доложил, что подразделение Кицучи тоже столкнулось с врагом, и успешно его теснит. К сожалению, массовых атак для суши у меня не было, а Королеву призывать ради Зецу - все равно, что тараканов слоном истреблять. Поэтому пришлось обойтись десятком Принцесс - большему количеству просто развернуться было негде. "Четвертый" и "Пятый" доложились, что на них врагов не хватило, и подразделения просто стоят в резерве, ждут, не потребуется ли кому помощь. Зато "Третий" порадовал, сообщил, что шиноби под руководством Какаши вот-вот схлестнутся с армией клонов. Решив немного развеяться, я поменялся с ним местами, не слушая бурные возмущения собственной копии, которой так и не дали подраться. Должно быть, после этого "Саске", оставшийся на побережье, начал испускать почти видимую мрачную ауру.
  На передовой уже нетерпеливо переминался еще один десяток Принцесс, ожидающих, пока Зецу полезут наружу и можно будет их погрызть. После того, как я прикончил около двадцати тысяч одним ударом, думаю, собственный рекорд мне уже не переплюнуть. Но кто мешает попытаться?
  - Саске! - Суйгецу, в отличие от остальных шиноби, предпочитавших держаться подальше от "дружелюбно" улыбающихся черных монстров, подошел ко мне. - Ты, похоже, собрался опять все сделать самостоятельно? Нам снова останется только стоять в сторонке и смотреть, как ты уничтожаешь врагов?!
  - Ну, ладно, так и быть, оставлю тебе тысячу-другую Зецу, - хмыкнул я. - Кстати, ты Забузу видел?
  - Забуза? Где? - Суйгецу чуть не подпрыгнул и начал оглядываться.
  Я указал направление. Все-таки, Забуза хоть и высокий, но на фоне нескольких тысяч людей его рассмотреть довольно сложно. Хозуки снял со спины меч, причем мне показалось, что парень хочет едва ли не обнять свою любимую игрушку и никому не отдавать.
  - Расслабься. Забуза сказал, что не претендует на Обезглавливатель.
  - Будто бы он смог его у меня отнять, - недовольно произнес Суйгецу.
  - Ну-ну, - я сделал вид, что поверил.
  Тут объявили минутную готовность, и Хозуки пришлось вернуться к своему отряду. А так как я - сам себе армия, и меня ни к какому отряду не приписывали, то команда имени меня осталась стоять на месте.
  Принцессы уже едва ли не пританцовывали от нетерпения, и кажется, даже мне передалось их настроение. Я вытащил Кусанаги, едва заметно вибрирующую и шипящую от возбуждения предстоящей битвы. Зецу, конечно, не самые вкусные противники, зато их МНОГО. Можно даже посчитать, сколько клонов я успею зарубить за минуту, используя только кендзюцу, и сравнить с тем, скольких я прикончу с помощью дзюцу. Ради развлечения можно будет составить что-то вроде статистики, насколько эффективна каждая из моих стихий. Ну и кроме того, надо бы запасти во внутреннем мире десяток-другой живых Зецу, просто на всякий случай, мало ли, жертвоприношение какое придется провести.
  Наконец, белые клоны показались, и я с Принцессами первым врезался в ряды неприятеля. Кажется, сейчас я впервые в жизни понял, что такое азарт битвы, и сначала даже забыл вести подсчет. Мои монстрики тоже решили включиться в соревнование, и показали все, на что способны - пространство вокруг нас залил огонь вперемешку с кислотой, и все это дополнительно разбавлялось вспышками молний. С ветром у меня было не очень, а землю и воду против Зецу использовать оказалось неэффективно.
  Битва прекратилась неожиданно, по крайней мере, для меня. Белые клоны вдруг кончились, и я замер на середине атакующего движения, когда последнего врага добила какая-то ушлая Принцесса прямо у меня под носом.
  - Саске, ты ведь обещал оставить противников и нам! - Хозуки, закинувший на плечо Обезглавливатель, подошел ко мне, по дороге пнув обглоданный труп одного из Зецу. - А я и размяться не успел.
  На эти слова даже Джуго, стоявший рядом, кивнул.
  Только сейчас я смог обозреть поле недавнего боя целиком. Я с Принцессами стоял в центре огромного выжженного пятна, усеянного покалеченными телами клонов. Похоже, счет Гринписа ко мне растет с каждым часом.
  - Да ладно, не жалуйся. Я всего-то пару тысяч положил, если тебе противников не хватило, то сам виноват, шустрее надо быть.
  - Саске-кун! - ко мне с неизменной глазо-улыбкой подошел Какаши. - Ты ничего не хочешь мне рассказать?
  И что-то мне подсказывает, он имеет в виду не мои восхитительные навыки кендзюцу, а стоящих за его спиной Забузу и Хаку. А у меня как раз настроения нет вспоминать дела давно минувших дней.
  - Как вы догадались, Какаши-сенсей? Я давно хотел кое-чем с вами поделиться. Хоть в начале у нас и было некоторое недопонимание, но я все-таки рад, что моим учителем были именно вы. На самом деле, вы всегда мне нравились, Какаши-сенсей.
  И дополнил неожиданное высказывание ослепительной улыбкой, скопированной у Хаку, оказавшей эффект не хуже световой гранаты. И пока сенсей приходил в себя от таких шокирующих новостей, я поспешил откланяться:
  - А сейчас прошу извинить, мне надо на доклад к Хокаге, - и с этими словами переместился в клона, оставленного в штабе, предварительно развеяв всех ненужных больше Принцесс.
  Хм, как-то подозрительно на меня присутствующие смотрят, неужели клон что-нибудь этакое отколол, пока меня не было? Вроде бы в его памяти ничего такого нет.
  - В чем дело? Ваши странные взгляды меня смущают.
  - Учиха... Ваш клан не зря называли одним из сильнейших в мире, - непривычно задумчиво произнес Райкаге.
  - Вот уж не думал, что меня когда-нибудь похвалят за массовые убийства. Но пока это была только разминка, клоны Зецу изначально были созданы лишь для массовки. Вообще-то, я еще не использовал ни одну из своих самых мощных техник, - скромно заметил я.
  - Не твоем счету двадцать четыре тысячи убитых врагов, и ты утверждаешь, что не особенно напрягался? Не стоит так зазнаваться, Учиха.
  - Да я не зазнаюсь, а предупреждаю, что настоящая битва еще впереди. Завтра придется столкнуться с Тоби и семью биджу, и возможно, самим Мадарой. На сегодня все сражения уже закончились? Могу я ознакомиться со списком погибших?
  Тсунаде протянула мне тонкую стопку листов, сплошь испещренных именами и порядковыми номерами. Восемьсот тридцать шесть человек вместо сорока тысяч по канону. Если высшие силы действительно хотели очистить мир от шиноби, то я просто холодным потом покрываюсь, когда думаю, ЧТО они сделают с тем, кто порушил их планы. Мои пальцы непроизвольно дрогнули, и я заметил, что чуть не порвал бумагу. Неожиданно мне на плечо легла чья-то ладонь. Я поднял глаза и встретился с сочувствующим взглядом Тсунаде. Похоже, она подумала, что я переживаю о погибших, и мне даже почти совестно стало за собственный эгоизм.
  - Это война, на ней неизбежны жертвы. Ты не мог спасти всех.
  - Все так говорят, но от многократного повторения слова не становятся правдой. Никто ведь даже не пробовал закончить войну не пролив ни капли крови.
  - Только юнцы вроде тебя могут думать подобным образом! - слегка уязвлено произнес Райкаге.
  - Ну, не буду спорить, вам виднее, - я пожал плечами и снова обратился к Пятой. - А что насчет раненых?
  - Их около тысячи, сейчас всем оказывается медицинская помощь.
  - Тсунаде-химе, я знаю одного медика-джонина, который очень хотел бы помочь пострадавшим, но не может, в силу своего незаконного статуса. Зато он замечательный хирург и жаждет искупить вину делом.
  - Хм, кажется, я поняла, о ком ты, - нахмурилась Тсунаде. - И почему ты постоянно приводишь ко мне всяких нукенинов? Хоть бы раз кого приличного предложил. Но сейчас мы не в том положении, чтобы отказываться от помощи.
  Я радостно улыбнулся и выполнил технику призыва, одновременно вселяя сознание Кабуто обратно в тело и распечатывая его во внешний мир. Только вот улыбка моя моментально увяла, когда я увидел красного, как помидор Якуши держащего в руках кружевные трусики. Неужели он успел так далеко зайти с одной из моих внутренних личностей? От злости во мне что-то словно перемкнуло, и шаринган включился сам собой.
  - Убью, - прошипел я.
  - Саске-сама, это не то, что вы подумали! - Кабуто инстинктивно выставил перед собой компрометирующий его предмет.
  Еще немного, и я бы, наверное, его правда прикончил, но вовремя сообразил, что Якуши не смог бы просто так забрать из внутреннего мира какую-нибудь вещь, а значит, это внутренние личности все подстроили. Впрочем, неудивительно, сегодня они вели себя на удивление примерно, и теперь решили оторваться. Я быстро заглянул во внутренний мир и убедился в своей правоте.
  - Ладно, вижу, что ты не виноват, - я щелкнул пальцами, заставив улику воспламениться.
  - Саске-сама, можно мне будет хоть когда-нибудь вернуться назад? Позвольте мне увидеться с ней вновь.
  - Она тебя подставила, пойми уже, что ни о какой любви и речи не идет.
  - Она просто пошутила, - упрямо заявил Кабуто. - Всего одну встречу...
  - Я посмотрю, что можно сделать, - неопределенно произнес я, надеясь отделаться от приставучего шиноби, который настырно напрашивался на свидание с одним из моих отражений. - Но я тебя, вообще-то для другого позвал.
  Якуши опомнился и повернулся к Тсунаде, с интересом наблюдавшей за этой сценой.
  - Хокаге-сама, я знаю, что мне нет прощения, но я хотел бы хоть немного быть полезным и загладить свою вину, - и он в японской манере согнулся в глубоком поклоне, едва не касаясь лбом пола.
  Я просматривал сознание Кабуто, прежде чем выпустить его во внешний мир и убедился, что Якуши действительно встал на путь исправления. Но кроме этого он еще и решил построить в реальности мир похожий на тот, что видел во мне. Слишком уж большое впечатление произвела на него утопия моего сочинительства. Ну что же, флаг ему в руки и Наруто в компанию.
  Тсунаде некоторое время выдерживала паузу, а потом разрешила ему встать и попросила одного из штабных сопроводить новенького в медицинский отряд. Как только Кабуто ушел, все присутствующие опять стали на меня странно пялиться. Уж не знаю, что стало тому причиной - нижнее белье, или то, что Якуши обращался ко мне с приставкой "сама", словно к Каге. Но как бы то ни было, мой любимый прием "покерфейс восьмидесятого уровня" помог мне и в этой сложной ситуации.
  
  ***
  
  Ночью, вместо того, чтобы отдыхать, я оставил вместо себя клона и отправился на подготовку резервного плана. Если Мадару никто не оживит, то приготовления окажутся бесполезны, но что-то мне подсказывает, так легко нам не отделаться. Мне нужно было успеть за ночь добраться до окраин Конохи, провести обряд воскрешения и вернуться обратно, по дороге захватив еще и Итачи, жаждавшего тоже внести свой вклад в спасение мира. Можно было бы провернуть все это заранее, но у меня, скажем так, была не слишком хорошая репутация, чтобы проводить запретные ритуалы и воскрешать преступника, которого сам и убил. Зато сейчас я на хорошем счету, и показал, что ради победы готов на все. Думаю, теперь Каге смогут закрыть глаза на мои "темные делишки", когда станет о них известно.
  До храма масок Узушио была пара часов лёта даже на максимальной скорости, поэтому, передав управление автопилоту, я решил провести ревизию во внутреннем мире. После того, как я создал Еву, потратив немалую часть чакры, я надеялся, что странные процессы, проходящие с моим морем, прекратятся. Но сейчас стало понятно, что приток энергии только ускорился, и прежние объемы почти восполнились.
  Даже представить страшно, сколько здесь энергии в тротиловом эквиваленте. Такое ощущение, что если меня хорошенько встряхнуть, то рванет так, что половины мира не станет. Дейдара, наверное, обзавидовался бы до смерти, узнай он об этом. Но пока он на меня дуется после запечатывания и отказывается разговаривать с Доктором. Пришлось выдать ему несколько ящиков петард и фейерверков, вроде бы немного успокоился. Надеюсь, через пару дней все-таки пойдет на контакт. Кабуто вот перевоспитался вполне успешно, с Дейдарой это тоже вроде бы должно сработать.
  Из медитаций меня выдернул вызов от Евы. Она доложила, что Наруто узнал о начавшейся войне и сбежал с острова-черепахи, чтобы тоже поучаствовать и всех-всех спасти. И даже успел "поговорить" с Райкаге и Тсунаде и убедить в своей полезности. А теперь собирался создать множество клонов и повоевать на всех фронтах сразу. Белые Зецу, как и в каноне, попытались атаковать шиноби под техниками перевоплощения, но жетоны с помощью хенге подделать было невозможно, а с трупов их снимать бесполезно, потому что сенсоры сразу передавали сигналы командирам отрядов. Но даже со всеми мерами безопасности и датчиками, реагирующими на "выбывшие" жетоны, жертв избежать не удалось. Впрочем, шиноби были готовы к этому и довольно успешно отражали нападения, поэтому потери оказались небольшими.
  Я трасформировал телефон Наруто в миниклона и тот забрался ему на плечо, чтобы привлечь внимание.
  - Наруто, не распыляй силы! Утром намечается сражение с Тоби, а кроме тебя и Би с семью биджу никто справиться не сможет.
  - Но...
  - Шиноби - не дети, которых нужно опекать. Они справятся. Но если тебе будет спокойнее, создай пять клонов и отправь к каждому из подразделений, сам убедишься, что ситуация под контролем.
  - Понял! - Узумаки на бегу создал копии и разослал их в разные стороны.
  - Кстати, как успехи с обучением?
  - Я умею делать бомбу биджу! - встряла в разговор Ева, которой не терпелось похвастаться. - А Наруто нет.
  - У меня почти получилось! - возмутился Узумаки. - Я просто никак не могу сделать восемь чего-то там и еще два.
  - Наруто, радость моя, голова тебе дана не только для того, чтобы в нее есть. Ей еще и смотреть можно на всякие "чего-то там". Риненган-то тебе на что? Просто для красоты?
  - Но он же не работает!
  - Мы с тобой с семи лет глаза тренировали. Как у тебя может что-то не работать?
  - Я понял! - радостно воскликнул Наруто и сложил печать концентрации.
  Не знаю уж, что он там понял, но с глазами у него начало происходить что-то странное - они пожелтели, и зрачок сначала вытянулся в вертикальную линию, а потом расширился, заняв всю радужку.
  - Ого! Я теперь вижу в темноте! - обрадовался Узумаки.
  - Ладно, Наруто, мне тут еще надо кое-что сделать...
  - Подожди, Саске! Где ты сейчас? Почему я тебя не чувствую?
  - Просто я слишком далеко. Но не волнуйся, вернусь через пару часов, как только завершу дела. Смотри, не перебей всех врагов, пока меня нет. До встречи, - с этими словами я отключился, потому что глайдер уже приближался к храму.
  Кстати, еще один клон, отправленный в Горную могилу, тоже достиг цели. Его задачей было достать тело Первого Хокаге и убить оригинал Белого Зецу, если таковой встретится. Я решил ради эксперимента проверить, не оживится ли Хаширама по-настоящему, если душу вселить в тело, почти такое же, как при жизни.
  Убедившись, что поблизости никого нет, я распечатал из внутреннего мира свою тринадцатилетнюю копию, которая все эти годы хранила в себе проклятую печать. Метка Орочимару засветилась багровым светом, когда я начал напитывать ее собственной чакрой. Осталось только добавить ДНК санина, которым я предусмотрительно запасся, и сложить несколько печатей. Кожа на плече моей копии вспухла, покрылась чешуей и начала трансформироваться в змею немаленьких размеров. Выглядит возрождение так же мерзко, как и большинство техник Орочимару, но надо признать, они на удивление эффективны. Проклятые метки определенно по всем параметрам превосходят крестражи. Может, рассказать Орычу, что он не одинок во вселенной, и где-то далеко живет его родственная душа, которая так же сильно любит змей и мечтает о бессмертии?
  Наконец, техника завершилась, и санин встал на ноги.
  - Я и подумать не мог... что тем, кто меня воскресит, станешь ты.
  - Что поделать, я соскучился.
  - Твое молодое тело прекрасно, Саске-кун.
  - Сам тащусь. Но ближе к делу. Мне нужно, чтобы ты освободил души Хокаге.
  - Что ты хочешь от них?
  - Да ничего особенного, пусть про запас будут. Начинай уже.
  Орочимару сейчас был на удивление послушен, возможно, потому что чакры в его теле почти не было. Он нашел нужную маску в почти разрушившемся храме, надел ее и активировал Печать Смерти. Над ним возникла огромная призрачная фигура Шинигами. Для высвобождения запечатанных в нее душ, нужно было вспороть живот, только вот и тот, кто проводил ритуал, получал аналогичные раны.
  Четыре призрачных огня - души предыдущих Хокаге вырвались наружу, и еще два маленьких прозрачных сгустка - руки Орочимару, тут же вернулись на положенное им место.
  - Теперь я снова смогу использовать дзюцу! - обрадовался змеиный санин, и мне даже слегка совестно стало его обламывать.
  Но я все равно задействовал обездвиживающее гендзюцу, не позволившее Орочимару покинуть смертельно раненое тело в виде белого змея.
  - Саске... - прохрипел он.
  - Извини, но надо было совершенствовать разум, а не тело, - я успел наполовину вытянуть Кусанаги из ножен, когда мне помешали.
  - Позволь мне, - вдруг раздался голос у меня за спиной.
  Вот блин, зарекался ведь оставлять свои тела без присмотра, и почти сразу же запамятовал об этом, забыв убрать тринадцатилетнюю копию обратно во внутренний мир. Теперь она, отодвинув меня в сторону, подошла к упавшему на колени Орочимару.
  - В этот раз ты умираешь намного красивее, поэтому я сделаю тебе небольшой подарок, - клон погладил его по щеке и задействовал новую иллюзию под условным названием "Полет блаженства".
  Должно быть, это была самая приятная смерть на свете, по крайней мере, лицо Орочимару разгладилось, и на нем появилась улыбка, а не гримаса боли.
  - С чего это ты так добр? Он ведь хотел украсть твое тело.
  - Ну, мы ведь один раз его уже убили. Второй раз это делать - уже перебор. В третий, наверное, вообще отпустить придется. Или все-таки попытаемся перевоспитать?
  - Будь он лет на тридцать помоложе, еще имелись бы шансы на исправление. Хотя... Я не знаю, что именно с ним сделал Третий, раз лучший ученик так настойчиво пытался его убить. Вот же Дамблдор безбородый! При нем и Сенджу почти всех уничтожили, и Учих вырезали, и маленького джинчуурики травили так, что просто удивительно, как он не начал убивать всех подряд. Может, оживить всех четверых Хокаге, и посмотреть, как Хирузен оправдываться будет?
  - Было бы забавно, жаль времени нет, - вздохнул клон. - Да и нечего с потусторонним миром заигрывать, ты и так уже проштрафился.
  - Не напоминай, - я поморщился и достал из внутреннего мира нужный свиток, кстати, тоже позаимствованный из лабораторий Орочимару.
  В свитке была описана техника для возвращения призванных душ обратно в Чистый мир. Если честно, мне она больше напоминала молитву экзорциста, чем полноценное дзюцу, но привередничать не приходилось. Когда я закончил читать малопонятный текст и влил чакру в начерченную на свитке печать, четыре призрачных огня растаяли.
  Времени оставалось уже мало, эта возня с распечатыванием душ заняла куда больше времени, чем я ожидал. А мне еще нужно Итачи забрать из городка недалеко от границы страны Молний. Надо же ему как-то реабилитироваться, и самый лучший способ это сделать - покрошить как можно больше врагов.
  На обратной дороге я снова погрузился во внутренний мир. Буквально через пару часов начнется решающая битва - и это отличный шанс получить риненган. Но сначала нужно обзавестись частью способностей Хаширамы. Клон в Горной Могиле прикончил оригинал Белого Зецу и нашел одно целое тело Первого и множество его отдельных органов, жизнедеятельность которых поддерживалась грандиозной по размаху техникой мокутона. Умники из ИВМ долго ломали голову, как заставить ткани Сенджу работать на меня, и клонов во время экспериментов изуродовали немало. После того, как я посмотрел на это безобразие, мне резко расхотелось подпускать их к своему драгоценному настоящему телу. Но спустя месяцы проб и ошибок им все-таки удалось создать копии, способные выращивать деревья. В бою умение совершенно бесполезное, но по крайней мере, "подопытных" при использовании мокутона перестало корежить и разрывать на куски. Не знаю, случайность это, или перст судьбы, но у меня с Хаширамой оказалась одинаковая группа крови, и если поддерживать в гемоглобиновых клонах смесь наших ДНК в строго выверенных пропорциях, то я тоже мог пользоваться элементом дерева.
  Умники сказали, что готовы к экспериментам с настоящим телом, и хотя было, мягко говоря, не по себе, я позволил им меня модифицировать. Но предварительно сделал "резервное копирование" себя теперешнего, и сохранил несколько литров чистой крови в виде гемоглобинового клона, в которого записал точную копию своего сознания. А потом спрятал этот "эталон Саске" в самом недоступном месте виртуальности, чтобы вездесущие внутренние личности до него не добрались. Теперь, если вдруг случится что-то непредвиденное - например, я мутирую или сойду с ума, всегда смогу вернуться и начать заново, пусть уже и без настоящего тела.
  Вот, кажется, теперь я предусмотрел вообще все, что можно. Пусть я понятия не имею, чем там закончился канон, и спустя столько лет всеведенья, это изрядно напрягает, но теперь у врагов просто нет шансов.
  Уже на подлете к временному обиталищу нии-сана, клон, оставленный в штабе, сообщил, что сенсоры засекли невероятно мощную одиночную чакру неподалеку от четвертого подразделения. Значит, Мадару все-таки воскресили, теперь осталось только узнать, кто именно. Вряд ли Тоби, он вроде бы против был, хотя мог и изменить решение после того, как половину его армии покрошили всего за один день.
  Несколько минут спустя клон, оставленный с четвертым подразделением, доложил, что Гаара, Ооноки и копия Наруто столкнулись с Мадарой и начали сражение. В четвертом подразделении всем шиноби рангом ниже S приказали срочно отступать, потому что я давно выдал всю информацию о техниках легендарного Учихи, и всем было ясно, что обычные бойцы станут только обузой. Мой клон тоже успел поучаствовать в намечающейся заварушке и сделал вывод, что у Мадары с кендзюцу не очень, и он побеждает только за счет торможения противников шаринганом. Впрочем, с таким уровнем ниндзюцу умение драться на мечах - не более чем хобби. Зато воскрешенный мной явно заинтересовался, заметив фирменные учиховские глазки, и слегка отвлекся от остальных противников. Мне это было только на руку - подразделение как раз успеет отступить подальше, прежде чем с неба начнут падать созданные Мадарой метеориты.
  Наконец, к месту битвы собрались все пять Каге и пообещав Наруто справиться с Мадарой, напутствовали его победить Тоби и закончить эту войну. Моего клона тоже попытались спровадить, но он отмазался тем, что в нем почти не осталось чакры, и все что он может - только наблюдать.
  Еще на расстоянии нескольких километров до места событий нам с Итачи стали слышны взрывы и грохот.
  - Что там происходит?
  - Мадара сражается против пяти Каге.
  - Не слишком ли ты спокоен?
  - Все рассчитано до секунды. Приготовься начать, как только глайдер окажется в пределах прямой видимости.
  И тут вдруг над землей начала подниматься невероятно огромная фигура Сусаноо. Ну что ж, теперь понятно откуда во мне эта склонность к гигантомании, похоже, у Учих она в крови. Зря я в свое время поскромничал с размером статуй, можно было и посильнее размахнуться.
  - Стабилизированное Сусаноо, - слегка отрешенно произнес Итачи.
  - А может быть, мы уже слегка опоздали... Ладно, я сейчас туда, присоединяйся, как доберешься.
  Я переместился в тело клона как раз в тот момент, когда Мадара решил похвастаться силой и взмахом меча снес две небольших горы. Он даже не целился в Каге, но их все равно раскидало взрывной волной. Метка на лбу Тсунаде окончательно исчезла, и я понял, что мне выпал отличный шанс.
  - Извините за опоздание, - я подхватил Пятую на руки и вынес из опасной зоны. Остальные Каге еще держались на ногах, но вид имели крайне потрепанный.
  - Саске?! Что ты тут делаешь, уходи немедленно! - попыталась возмутиться Тсунаде.
  - Да ни за что, - я ухмыльнулся, и чуть наклонившись, поцеловал ее.
  Медицинскую чакру я запас заранее, и ни у кого из присутствующих не возникло и тени подозрения, что это всего лишь ирьенинская техника. Впрочем, это же не искусственное дыхание, поэтому я мог позволить себе некоторые вольности и продемонстрировать, что такое французский поцелуй. Жаль только, от подобного обращения Тсунаде была почти в обмороке и отвечала как-то вяло.
  Самое интересное, нам никто не помешал. Все просто стояли и таращились на то, как я в течение почти двух минут старательно делюсь с Хокаге чакрой. Даже Мадара не мешал, похоже, он больше всех был в шоке. В его время было редкостью увидеть Учиха и Сенджу просто пожавших друг другу руки, не то что целующихся.
  - Ты... Ты что себе позволяешь!!! - пришла в себя Тсунаде, когда я поставил ее на ноги.
  Медицинские процедуры явно пошли ей на пользу - печать на лбу восстановилась, а на щеках появился румянец.
  - Это мое лучшее исцеляющее дзюцу, - я изобразил невинный взгляд.
  - Теперь понятно, почему ты постоянно держала его при себе, - Райкаге, даже едва живой после схватки, все равно нашел в себе силы сострить.
  Жаль, некогда было развивать эту тему, а то я бы тоже нашел, что ему сказать. Но над нами нависала гигантская махина Сусаноо, и времени на светскую беседу просто не оставалось. Я сложил печати и выполнил технику призыва, перемещая сюда Еву. Сражение Наруто уже началось, и она тоже успела в нем немного поучаствовать и проверить свои навыки в настоящем бою. Но это была всего лишь разминка, я заранее всех предупредил, что она будет помогать мне в другом сражении. И теперь я стоял на голове огромной белой лисы, пусть и уступающей размерам Сусаноо почти вполовину, но все равно впечатляющей.
  - Не знаю, как тебя зовут, Учиха, но не думал, что ты окажешься настолько глуп, и сам вызовешь сюда Девятихвостого, - произнес Мадара и попытался подчинить биджу с помощью шарингана.
  - Обломись, дедуля, - нахально заявила Ева, показала язык и тоже включила Мангеке.
  - Что ты сделал с Кьюби?
  - Это не Кьюби, ее зовут Ева. Я создал ее несколько дней назад, и к Девятихвостому она никакого отношения не имеет.
  - Это невозможно, - отрезал Мадара. - Такое под силу только Рикудо Сенину.
  - Протри глаза, дедуля. Я здесь, и это факт. У меня шаринган Саске и его чакра, какие еще нужны доказательства? Кстати, ничего, что я тебя дедулей зову? Я специально проверяла - ты двоюродный прадедушка Саске, значит, мне ты пра-прадедушка. Ты, наверно, не в курсе, но в живых осталось всего два с половиной Учихи, так что с родственниками у нас напряженка. Поэтому смотри, не убей последних, а то клан Учиха навсегда останется в истории как рассадник отмороженных на всю голову психов, мечтающих поработить мир.
  - Какой талантливый ребенок, - почти себе под нос пробормотал Мадара. - Неужели, в этом мире все-таки есть что-то достойное?
  - Мадара-сама, у меня есть несколько вопросов насчет Глаза Луны, не могли бы вы пояснить мне кое-что?
  Я решил пока быть вежливым - может, удастся побольше разузнать о вечном Цукиеми. Мало ли вдруг когда пригодится. Сейчас мы с Евой как два полицейских - добрый и злой, только в нашем случае, скорее, вежливый и наглый. К тому же мне надо слегка потянуть время, пока воздух вокруг меня не насытится чакрой - все-таки я сейчас собирался создать Королеву, не уступающую размерам Сусаноо Мадары.
  - Спрашивай, и если вопрос будет действительно достойным, я отвечу.
  - Хорошо. Мне интересно, каким образом вы в своем идеальном мире без войн и насилия собираетесь подавить агрессивность, заложенную в геноме человека? Агрессивность ведь накрепко связана с инстинктом выживания и размножения. Вы не боитесь, что если ее уничтожить, люди превратятся в стадо, не интересующееся ничем, кроме еды? А кроме того, меня интересует, как вы собираетесь изменить экономическую обстановку. Та, что существует сейчас, довольно нестабильна, и может обрушиться в любой момент, вызвав, как минимум голод, а как максимум - восстания или новую войну. И еще - в вечное Цукиеми ведь попадут только сознания, а тела останутся в настоящем мире. Что случится с сознанием, когда тело умрет от истощения? И самый главный вопрос - как долго вы собираетесь поддерживать свое Цукиеми? Сколько лет будете играть во всемогущего бога, прежде чем сотворенный мир вам окончательно наскучит?
  - У меня тоже есть пара вопросов, - вклинилась Ева, - что случится, если Глаз Луны применить уже внутри чьего-то вечного Цукиеми? Мир схлопнется или получится просто новое измерение? И что будет с владельцами Мангеке шарингана, которые могут видеть сквозь гендзюцу? Они останутся единственными разумными существами в мире, населенном, по сути, живыми трупами?
  Мадара поначалу выглядел ошарашенным таким шквалом каверзных вопросов. Похоже, ему самому в голову подобное не приходило. Однако прадедушка быстро пришел в себя.
  - Не пытайся сбить меня с толку, мальчишка. Вечное Цукиеми не просто погрузит всех людей в гендзюцу, оно изменит реальность, подстроив ее под иллюзию.
  - О, значит, эта техника еще круче, чем я думал. Тогда последний вопрос. В мире, где не будет войн, не останется места и шиноби. Если все будет так прекрасно, как вы говорите, то необходимость в наемных убийцах, которыми мы все, по сути, и являемся, пропадет. Будут утрачены мастерство и секреты, передававшиеся из поколения в поколение, а гакуре но сато превратятся в действительно скрытые селения, которые не сможет найти ни один чужак. Только вот жить там будет всего лишь десяток-другой человек, которых будут нанимать для выполнения всякой грязной работы - тайно убрать конкурента или выкрасть ценные документы. И это в лучшем случае. В худшем - остатки некогда великих кланов шиноби просто уничтожат. Если не физически, то экономически точно. Вот скажите мне, вам их не жалко? Не жалко уничтожать нашу культуру, обращать в прах все, ради чего были пролиты реки крови и озера слез? Не жалко превращать всех нас даже не в страницы истории, а в сказочку, которой только маленьких детей пугать?
  - Не заговаривай мне зубы, - Мадаре, наконец, надоело слушать мои мрачные пророчества, и он решил от них просто отмахнуться.
  Не то чтобы я рассчитывал победить одними словами, но нужно было его заболтать хотя бы ненадолго. Впрочем, времени мне уже хватило - воздух вокруг меня едва заметно дрожал от того количества чакры, что витала вокруг.
   - И в мыслях не было, - вздохнул я и риторически спросил, - ну что, перейдем от светской беседы к тому, ради чего мы все собрались?
  Я активировал Мангеке и на белом меху Евы вспыхнул призрачный фиолетовый огонь, формируя доспех. Кроме того, за моей спиной начал возникать скелет огромной Королевы, по размеру сопоставимой с Сусаноо Мадары.
  - Впечатляющие достижения... Сколько тебе лет?
  - Семнадцать.
  - В таком юном возрасте и уже такая сила. А ведь при твоей жизни даже не было войны. Представляю, сколько дорогих людей тебе пришлось потерять. Разве ты не хочешь вернуть их? В мире Вечного Цукиеми все они будут живы.
  - Заманчивое предложение, - я сделал вид, что задумался. - Новый добрый мир, в котором исполняются заветные мечты... Я бы даже помог тебе, только вот совершенно уверен - ты проиграешь. Не знаю, как именно, но твой план с самого начала обречен на провал. К тому же, человек, которого я люблю больше всего на свете, все еще жив, хотя всякие козлы и пытаются убить его при любом удобном случае.
  - Значит, придется и тебя убить. Жаль, конечно, но не волнуйся, в мире Вечного Цукиеми ты снова будешь жив.
  - Не так быстро, дедуля! - оскалилась Ева. - Сомневаюсь, что нас с Саске пустят в новый мир, поэтому, будь добр, сдохни во второй раз.
  Похоже, это предложение Мадаре не понравилось, и гигантская фигура самурая попыталась опустить на голову биджу не менее гигантский меч. Но минус полностью стабилизированного Сусаноо был в том, что оно оказалось слишком медленным. Моя полуматериальная Королева была в разы быстрее, а о Еве и говорить нечего. На месте удара образовалось изрядное ущелье, но нас не задело. Как раз в это время Итачи, наконец, долетел до эпицентра событий, и не сходя с глайдера начал формировать Сусаноо. В отличие от прошлой формы, с новыми глазами нии-сан теперь мог создавать не половину фигуры, а всего самурая целиком.
  - Не слишком ли большой? - скептически спросил я через телефон, трансформировавшийся в мини клона.
  Во время нашей последней тренировки Сусаноо Итачи было намного меньше размером, но сейчас нии-сан намеренно его "раздул", вложив больше чакры и жизненных сил. И меня это немного беспокоило - как бы он не переусердствовал, в конце концов, у меня и запасной план имеется.
  - У тебя все равно больше, - с едва заметным недовольством ответил Итачи.
  - Ты же знаешь, я жульничаю, - сказал я, имея в виду то, что мое Сусаноо построено на основе Королевы.
  Тем временем Мадара успел оценить новое действующее лицо.
  - У вас одинаковые глаза.
  - Спасибо, Капитан Очевидность, - пробурчал я про себя, а вслух ответил. - Представь себе. Оказывается, можно было не ждать, пока умрет ближайший родственник, а просто договориться и поменяться шаринганами.
  Наверное, зря я напомнил Мадаре о смерти младшего брата, потому что после этого он резко расхотел со мной разговаривать и сразу же атаковал. Прав был дедуля - карту придется заново перечерчивать. Надеюсь только, Каге мы там не затоптали, потому что не до них было. Впрочем, как бы Мадара не похвалялся своей крутизной, нам с Итачи тоже было, что показать. Жаль только, Аматерасу - наша самая сильная техника - была бессильна против брони Сусаноо. А дедуля, мгновенно смекнувший, что запахло жареным, скрылся за выступами маски на голове самурая, и наружу почти не показывался.
  Наконец, Ева выждала удобный момент, и смогла хвостами скрутить все четыре руки Сусаноо, чтобы хоть на некоторое время лишить его подвижности и возможности отбивать удары. Мы с Итачи одновременно атаковали, он - в голову, а я в живот самурая, причем, не обычными мечами из чакры, а артефактными.
  - Неужели вы и правда думаете победить меня этим? - Мадара по закону жанра просто не мог промолчать, но от Тоцука но Цуруги предусмотрительно увернулся.
  Жаль, а то на этом бой и закончился бы. Но, к сожалению, не все на свете бывает так, как мне хотелось бы. Тем не менее, призрачное лезвие Тоцука вошло в голову Сусаноо и начало затягивать его внутрь запечатывающего гендзюцу. Но такую махину не сразу и засосешь, поэтому я решил ускорить процесс уничтожения со своей стороны и послал вдоль лезвия Кусанаги черное пламя. Как выяснилось опытным путем, Сусаноо очень даже горит изнутри.
  Мадара понял, что мы разрушили технику, которую он раньше считал абсолютно непобедимой, и поспешил покинуть "тонущий корабль".
  - Вот же паршивцы, - произнес он с явным восхищением.
  Решив не разочаровывать дедулю, я навел на него четвертую руку Королевы с огромным шаром черного пламени и начал почти с пулеметной скоростью запускать в него отдельные небольшие сгустки. Итачи в это время "бил Аматерасу по площадям", потому что у него такие мелкие снаряды не получались. Однако наш мертвый родственник оказался слишком шустрым, и умело прятался от дистанционных атак за обломками скал, одновременно складывая какие-то зубодробительные печати. Жаль, что я их целиком не видел, мне бы тоже пригодилось новенькое дзюцу для мокутона.
  Из земли вдруг полезли какие-то древесные тентакли, и мгновенно опутали наши Сусаноо и Еву. Дерево тут же вспыхнуло черным пламенем, но оказалось на удивление крепким. Пришлось разделить прочно застрявшую Королеву на несколько Принцесс, которые тут же рассыпались по полю боя и внесли свою долю хаоса. Ева с громким хлопком приняла мини-форму и переместилась ко мне на плечо.
  - Ты это видел, видел?! Дедуля облапал меня тентаклями!!! Вот же старый извращенец, теперь понятно, почему Курама его так боится.
  - Королеву он тоже "облапал", но это не повод подозревать его во всяких извращениях. Ну... я на это надеюсь... И вообще, давай назад, отвлеки Мадару, а то все подумают, что плохой из тебя биджу вышел.
  Ева на удивление послушно приняла нормальный размер и начала крутиться вокруг Мадары, уворачиваясь от атак мокутона и одновременно что-то рассказывая. А я переместился к Итачи, сейчас тоже развеявшему Сусаноо и с высоты глайдера пытавшемуся поджарить "дедулю" с помощью Аматерасу.
  - Нии-сан, я же просил не усердствовать так, - я закрыл ладонью его истекающие кровью глаза. - У меня есть запасной план.
  - Со мной все в порядке, - упрямо ответил Итачи.
  Впрочем, быстрое сканирование показало, что ничего серьезного с ним действительно не произошло, и небольшое количество медицинской чакры убрало все последствия.
  - Мне кажется, или Мадара сражается с нами не в полную силу? Он даже древесного дракона не вызвал, хотя вроде бы должен уметь... Упс, кажется, сглазил.
  Как раз в этот момент вокруг Евы сомкнулись кольца огромного растительного дракона. Она хотела уйти, уменьшившись в размерах, но Мадара это предусмотрел, и кольца сжались настолько плотно, что между ними и мышь бы не проскользнула.
  - Саске! У дедули крыша совсем съехала, он всерьез хотел меня убить! - в этот раз Ева переместилась ко мне через внутренний мир, и теперь высовывалась из-под безрукавки. - А еще эта штука здорово чакру высасывает.
  - Что ты ему сказала, раз он так взбесился?
  - Да так, - лиса пожала плечами с самым невинным видом. - Просто поинтересовалась, кто его воскресил. Похоже, Мадара до сих пор не в курсе, и это его печалит.
  Кажется, Еве удалось по-настоящему разозлить нашего воскрешенного родственника, и тот перестал размениваться по мелочам, врубив мокутон на полную катушку. Вокруг нас в считанные секунды возник причудливый лес из прихотливо изогнутых гигантских ветвей и корней. Растущие деревья вырвали из земли скальный пласт размером с несколько футбольных полей и подняли его в воздух, словно летучий остров, на котором начала формироваться какая-то непонятная древесная техника.
  - Саске, не пора ли переходить к запасному плану? - как-то неуверенно спросила лиса.
  - Не пора, у меня еще не пробудился риненган, - отрезал я. - Ева, переходи в режим Королевы и принимай максимальный размер! И бомбу биджу начинай готовить, а то от тебя пока вообще толку не было, один вред.
  - Зараза, - пробурчала лиса, но приказу подчинилась и мгновенно увеличилась в размерах, одновременно переходя в полуматериальную форму. - Однажды я тебя собственноручно прикончу и съем!
  - Да-да, я тебя тоже люблю.
  Тем временем, Мадара успел завершить свою технику, и у него получилось что-то вроде древесного Сусаноо, только пострашнее обычного. Этим чудищем пусть Ева занимается, а я решил взять на себя дедулю и сразиться с ним безо всяких этих гигантских наворотов. Клон докладывал, что кендзюцу у нашего родственничка не особенно впечатляет, поэтому я переместился вплотную к Мадаре и навязал ближний бой. Кусанаги просто дрожала от нетерпения, желая впиться в плоть такого сильного противника, она, кажется, забыла, что он состоит из пепла и праха. Однако дедуля оказался куда лучше, чем мы предполагали, впрочем, у него опыта боев было куда больше, чем я на этом свете прожил. К тому же, мы оба сражались в "мини-версии" Сусаноо, состоящей из грудной клетки и "костяной" руки, появляющейся по необходимости. Штука в ближнем бою, конечно, очень полезная, но до чего же раздражает, когда точно такая же есть у противника!
  - Ты стал бы главой клана, даже если бы не остался одним из последних Учих. В Вечном Цукиеми клан снова будет цел, и ты будешь управлять им, - Мадара предпринял еще одну попытку "соблазнить" меня.
  - И зачем мне этот геморрой? Управлять толпой самовлюбленных засранцев, к тому же сдвинутых на всю голову... Да все Учихи - первостатейные психи! Вот хотя бы на себя посмотри.
  Мне показалось, что от моего нестандартного ответа Мадара немного замешкался, и я немедленно воспользовался брешью в его защите. Мне, наконец, удалось пробить грудную клетку Сусаноо, и Кусанаги пронзила бывшего главу клана насквозь. Я даже успел порадоваться несколько секунд, прежде чем выяснилось, что меня умело заманили в ловушку. Двухметровые деревянные шипы мгновенно выдвинулись из земли и прошили мое тело сразу в нескольких местах. Изо рта хлынула кровь, и боль была просто адская, поэтому я тут же отключил чувствительность.
  - Ты забыл, что я бессмертен в отличие от тебя, малыш, - Мадара посмотрел на меня почти с сожалением.
  - С чего ты взял, что меня можно так просто убить? - я ухмыльнулся и материализовался за спиной у Мадары, в этот раз уже рассекая его пополам.
  - Неплохо, - воскрешенный мог говорить, даже будучи разделенным на две половины.
  Его тело частично рассыпалось крупными хлопьями пепла, но голова осталась относительно цела. Это значило, что у нас есть примерно пара минут на то, чтобы запечатать его. И где же Итачи со своей Тоцуки но Цуруги, когда он так нужен?
  - Но, похоже, твой брат оказался не таким живучим...
  Я понял, что случилось непоправимое, еще до того, как слова Мадары достигли моего сознания. Мне даже не надо было поворачиваться, чтобы увидеть, как нии-сан медленно-медленно, словно в замедленной съемке оседает и падает с глайдера.
  
  
  ***
  
  - Итачи!!!
  Младший Учиха бросился к брату и успел подхватить падающее тело. Только вот всем присутствующим было ясно, что с такими ранами Итачи не жилец.
  - Прости, Саске... - только и смог проговорить он, прежде чем умер.
  - Никогда!
  А дальше последний живой Учиха повел себя очень странно - выхватил меч и воткнул брату в живот, после чего тело умершего исчезло в яркой вспышке. Медленно поднявшись, Саске слизнул с клинка кровь.
  - Ммм... самая вкусная кровь из всех, что я пробовал.
  Учихи все немного сумасшедшие, но этот просто бил все рекорды. Впрочем, глупо было бы ожидать от него адекватности после такого потрясения.
  - И что ты скажешь теперь, когда я убил твоего брата? - Мадара решил воспользоваться моментом и окончательно сломать противника.
  - Я скажу тебе... - Учиха выпрямился и вернул клинок в ножны. - Спасибо, Мадара. Наконец-то я свободен. Итачи столько лет держал меня под гендзюцу, не давая ни капли свободы, что сейчас я просто в бешенстве.
  Словно в подтверждение этих слов вокруг фигуры юноши заклубилась бордово-фиолетовая дымка, от которой веяло невероятной силой. Это было даже не ки или какая-то техника. Чистая чакра словно бы испарялась с поверхности кожи, и под действием этой мощи тело Саске начало меняться - кожа посерела, волосы удлинились, глаза превратились в озера тьмы с горящими в них красными звездами Вечного Мангеке Шарингана, а за спиной распахнулись огромные кожистые крылья. Они ударили по воздуху раз, другой, длинный шипастый хвост стегнул по земле, и Учиха взлетел.
  - Мадара, ты тут главный злодей, но на самом деле всего лишь пытаешься добиться мира во всем мире. Ты просто жалок. Всю жизнь старался для блага других, и все что получаешь в ответ - лишь проклятия, - в голосе Саске отчетливо слышалось шипение. - Вы, шиноби, постоянно жалуетесь на войны, хотя сами их и развязываете. Но ни один из вас не видел настоящей войны - когда люди гибнут не тысячами, а миллионами, когда дети умирают от голода прямо на руках у матерей, когда стариков убивают просто ради развлечения... Реки, красные от крови, и леса, превратившиеся в оплавленные пустыни... Выжившие, завидующие мертвым, и разлагающиеся заживо. Я покажу вам настоящую войну, я сам уничтожу этот лживый мир!
  - Саске! Не позволяй тьме поглотить тебя! - Казекаге не мог больше безучастно смотреть на то, что происходит с его другом.
   И пусть у него почти не осталось чакры, он был полон решимости спасти Саске, даже если придется отдать свою жизнь.
  - Гаара, - изменившийся Учиха повернулся к нему и неожиданно тепло улыбнулся. - Я наконец-то понял, почему ты мне нравишься. Наши души так похожи, и из тебя тоже вышел бы прекрасный демон. Настоящий демон, а не эти бедные зверушки, которых тупые человечки довели своей ненавистью до сумасшествия. Я убил уже стольких, что даже в Аду смогу занять неплохое место в иерархии. И самое смешное, это все благодаря вам - тебе Мадара, и вам, Каге. Еще раз, что ли, спасибо сказать или слишком жирно будет?
  
  
  
  "Ками-сама, что он несет?!" - было моей первой мыслью, когда я вернулся после успешного выполнения первой части плана по нейтрализации Мадары и услышал речь клона. Будь у меня кудряшки - все разом распрямились бы от шока.
  Я переместился ему за спину и зажал рот рукой.
  - Ахаха, не обращайте внимания на его слова, он у меня немножко впечатлительный, - и уже на ухо клону тихо прошипел, - ты что творишь, придурок? Мне тут еще жить.
  От моего заявления глаза у всех присутствующих стали просто квадратными. Они, наверное, уже вообще не понимали, что происходит.
  - Саске, какого хрена? - новоиспеченный демон отодвинул мою ладонь ото рта. - Я тут как раз собирался им Хиросиму с Нагасаки в одном флаконе устроить.
  - Спятил что ли? Или тебя Дейдара покусал? Надо все-таки было уничтожить поле, на котором вы травку выращиваете, так и знал, что она мне боком выйдет.
  - О нет, только не начинай занудствовать! Я этого не вынесу!
  - Я не совсем понял, что тут творится, но похоже, происходящее не только мне кажется странным, - вежливо вмешался Первый Хокаге, на которого поначалу никто даже не обратил внимания.
  - Дедушка? - недоверчиво пробормотала Тсунаде.
  - Хаширама, - протянул Мадара с совершенно маньячным выражением лица.
  - Легендарный Сенджу, - сказали остальные.
  - Первый! - радостно воскликнул демон. - Можно мне ваш автограф?
  - Так я все-таки популярен? - оживился Хаширама.
  - Еще как, - подтвердил демон и спустился к нему. - Но Гаара все равно выше в рейтинге.
  Первый моментально впал в уныние.
  - Ой, ну не переживайте так, - рука с длинными черными когтями погладила его по плечу. - Вы просто умерли слишком давно. К тому же посмотрите на Гаару - ну разве можно не любить этого лапочку?
  Все почему-то немедленно уставились на Казекаге, тот даже покраснел слегка от такого пристального внимания. Я непроизвольно изобразил фейспалм. У нас тут намечалась серьезная эпичная битва, а потом пришел этот недодемон и сначала пообещал уничтожить мир, а теперь публично признается Гааре в любви.
  - Шел бы ты уже домой, а?
  - Отстань, - отмахнулся демон. - Я еще автограф не получил.
  И он начал расстегивать безрукавку с явным намерением обзавестись росписью Первого на груди.
  - Не вздумай! - я моментально оказался рядом и прекратил намечавшийся стриптиз.
  - Ну что ты за зануда! Хачиби не тронь, Каге не соблазняй, кровь не пей... Достали уже твои правила!
  - Перетопчешься, - я протянул Хашираме ручку и убрал волосы со лба демона. - Расписывайтесь прямо тут.
  Наконец, автограф был получен, и клон соизволил удалиться. После той истории с Кабуто и нижним бельем, которая на самом деле оказалась местью за "насильное" развеивание Элис, я старался не отправлять личностей во внутренний мир принудительно. А то с них и правда станется уборную заминировать или отколоть еще какую-нибудь шутку в этом роде.
  - Что это вообще было? - выразила всеобщее недоумение Тсунаде, когда клон, наконец, исчез.
  - Маленькая импровизация на тему того, что случилось бы, если бы Итачи действительно умер.
  - Так он жив?
  - Если бы он и правда погиб, то сейчас тут целый легион таких вот летал.
  Каге уже неплохо представляли себе, на что я способен, и явно не сочли мои слова пустой угрозой.
  Тут Хаширама, наконец, получше рассмотрел действующих Каге.
  - Малышка Тсуна, это правда ты?
  - ... - Хокаге даже не нашлась, что ответить на такое. Вот уж малышкой ее почти полвека никто не называл.
  - Тсуна, какие у тебя большие... Кхм, какая ты большая выросла. И даже стала Хокаге.
  - Это действительно ты, дедушка, - кисло ответила Пятая.
  - С деревней точно все в порядке? А то я, кажется, при жизни тебя слегка избаловал, - и Хаширама засмеялся, точь-в-точь, как Наруто, когда чувствовал за собой какой-нибудь косяк.
  Кстати, странно, что Ева никак не вмешалась в творящийся беспредел. Вряд ли бы она остановила недодемона, скорее уж присоединилась бы. Я огляделся и быстро нашел вдалеке белые хвосты, торчащие из-за огромного обломка скалы. А миг спустя я понял, что ощущают окружающие люди, когда я откалываю очередной из своих номеров. Так вот, довольно неприятное ощущение, скажу я вам. Именно это я почувствовал, когда понял, что Ева, притаившись в уголке, что-то ЕСТ.
  - Ты что творишь? - заорал я по мысленной связи.
  Ева вздрогнула и выронила из пасти недожеванный кусок.
  - Саске-бака, ну вот зачем так пугать? Я ведь и заикой могла остаться, - она разочарованно посмотрела на лежащую в пыли еду. - Хорошо, что тут еще один кабанчик остался. Вы тут так разошлись, что целую семью бедных свинок поджарили. Ммм, вкуснятинка...
  - Выплюнь эту гадость и иди сюда.
  - Вот прав был демон - ты зануда, - обреченно вздохнула Ева. - Люди в Африке голодают, а ты предлагаешь мне едой разбрасываться?
  С этими словами она вернулась к прерванному занятию, захрустев с еще большим аппетитом. Не знаю, каким чудом мне удалось сохранить невозмутимое выражение лица, но кажется, мою короткую мысленную перепалку с биджу никто не заметил. Чувствую, пора валить, а то таким темпами сюда еще и цирк шапито заявится со слонами и дрессированными обезьянками.
  - Мадара, - я обратился к Учихе, все это время пристально смотревшему на своего давнего друга-соперника. Честно, сначала я хотел сказать нечто уместное, но почему-то вдруг произнес, - вы на самом деле ушли из Конохи потому, что ревновали Хашираму к его жене?
  - Что?! - от возмущения бывший глава клана даже выговорить больше ничего не смог. Хотя вроде бы уже должен был привыкнуть к моей шокирующей манере вести переговоры.
  - Ну вы же вырастили его тело (и бог знает, что делали с ним все эти годы), - я указал на Первого, заинтересованно уставившегося на заклятого друга. - И даже его органы себе пересадили. Да и Хаширама при жизни был на вас слишком зациклен, даже хотел высечь ваше лицо на скале, чтобы видеть его каждый день. Это уже далеко НЕ дружба, поверьте мне, как эксперту. Наверное, вам вместо того, чтобы заключать союз, следовало просто пожениться. И тогда кланы Сенджу и Учиха до сих пор бы процветали.
  Теперь все снова таращились на меня. И если Каге сейчас чувствовали себя так, будто смотрят бразильский сериал - тут им и любовь, и вдруг обретенные родственники, и скелеты в шкафу; то взгляды Мадары и Хаширамы ничего хорошего лично мне не предвещали. Такое ощущение, что эти двое собрались примириться только для того, чтобы прибить меня.
  - Ну, вы тут сами разберетесь, а меня ждут дела в другом месте, - я с излишней поспешностью попрощался и переместился к Наруто, прихватив и Еву.
  Я даже клона для наблюдения оставлять не стал, чтобы эти монстры не смогли по нему отследить мое точное местоположение и переместиться следом.
  ***
  *Флешбек*
  
  
  - Итачи!!! - Я подумал, что у меня сердце остановится, когда увидел, что один из деревянных шипов, вдобавок окутанный чем-то вроде доспехов Сусаноо, прошел сквозь защиту нии-сана и проткнул его насквозь.
  Я бросился к падающему брату и успел подхватить оседающее тело. Только вот всем присутствующим было ясно, что с такими ранами Итачи не жилец.
  - Прости, Саске... - только и смог проговорить он, прежде чем потерял сознание.
  - Никогда! - Я выхватил Кусанаги и пронзил мечом тело Итачи, напитывая чакрой и запечатывая во внутренний мир.
  Сам я нырнул следом, оставив на своем месте клона. Даже обычного человека можно оживить после остановки сердца, а шиноби куда крепче, да и пульс у Итачи все еще был. В своем внутреннем мире я бог, поэтому теперь уж точно не дам ему умереть. Первым делом я скопировал сознание нии-сана и сохранил, на тот крайний случай, если тело все-таки не удастся восстановить. Тогда Итачи придется пожить в гемоглобиновых клонах, пока я не научусь делать настоящих и не выращу ему новое тело.
  Убедившись, что теперь смерть нии-сану точно не грозит, я смог слегка успокоиться и унять дрожь в руках. Я, кажется, еще ни разу в этой жизни так не пугался, до сих пор в себя прийти не могу. Рядом со мной начали появляться внутренние личности, узнавшие о случившемся. Умники из ИВМ мгновенно организовали операционный стол и нормальное освещение, так как я пока был не в состоянии позаботиться о мелочах.
  Деревянный шип вошел в тело Итачи слева сбоку и вышел справа под лопаткой. Оба легких и сердце были задеты, но позвоночник, к счастью не пострадал. Нии-сана я запечатывал без этой проклятой деревяшки, так что сейчас рана была чиста. Только вот она была такого размера, что туда руку можно было засунуть, и при виде нее мне становилось почти физически плохо. Крови Итачи потерял изрядно, хотя сейчас она и не текла, подчиняясь моей воле.
  - Спокойно, ситуация у нас под контролем, - подбодрила меня одна из внутренних личностей. - Через десять минут Итачи будет как новенький, вот увидишь.
  Я только кивнул, и сложив нужные печати, стал перекачивать в тело нии-сана медицинскую чакру. Структурировать ее я доверил умникам, у них это получалось куда лучше, чем у меня. В той истории с Забузой, когда я лечил его смертельную рану, мне, по сути, было все равно, выживет он или нет, зато сейчас я просто не представлял, что буду делать, если Итачи вдруг не станет.
  - Все, операция завершена.
  Я вздрогнул, услышав голос одного из умников. Перекачивая чакру, я впал в состояние близкое к трансу, и почти отключился от окружающей действительности. Оказалось, что за это время внутренние личности успели не только "залатать" Итачи, но даже убрать все следы ранения. Сейчас никто не мог бы сказать, что несколько минут назад нии-сан был при смерти.
  - Буди его, - кто-то слегка подтолкнул меня в спину.
  Я слегка неуверенно потряс Итачи за плечо.
  - Вставай, нии-сан.
  Итачи вздрогнул и открыл глаза, но тут же зажмурился и заслонился рукой от света операционных ламп.
  - Это Чистый мир? - нии-сан прищурился, пытаясь разглядеть меня против света. - Саске?! Но почему ты тоже здесь?
  - Это не Чистый мир, хотя ты был к нему очень близок, - я медленно, словно боясь, что "заплатка" из лечебной чакры отвалится, обнял Итачи.
  Если бы я мог, сейчас расплакался бы в три ручья просто от облегчения, но глаза оставались сухими. Зато дрожь постепенно проходила, и вскоре я смог полностью успокоиться.
  - Прости, - тихо произнес нии-сан, когда меня, наконец, перестало трясти.
  - Не прощу, - я отстранился и посмотрел на брата. - Помнишь, я говорил, что с тобой сделаю, если посмеешь умереть?
  - Ты же не... - Итачи как-то затравленно на меня посмотрел, у меня даже чуть совесть не проснулась.
  Но внутренние личности были начеку и смогли этому помешать:
  - Мы тут как раз пару фасончиков придумали. Даже разрешим тебе выбрать лучший.
  И они продемонстрировали семь розовых фартучков - с кружевами и без, с рюшечками, в оборочках, в цветочек, в горошек и с карманами в форме сердечек.
  - Их, кстати, на голое тело надо носить, - сказал один и достал телефон, чтобы записать этот исторический момент на камеру.
  - Думаешь, ты после такого выживешь? - с сомнением спросил другой, имея в виду смерть от кровопотери из-за ноусблида.
  - Сложный вопрос... Ладно, штаны можно оставить.
  Вперед протолкались несколько девушек в футболках с надписями "Я люблю Итачи" и уставились на намечающееся шоу во все глаза. Нии-сану явно стало не по себе, и он с немой просьбой посмотрел на меня. А я что? Я предупреждал, что фанатею от него. И так уже изо всех сил стараюсь сохранять незаинтересованный вид.
  - Мадара, - вспомнил Итачи и схватился за соломинку. - Мы не можем отвлекаться от боя.
  - Мы внутри моего мира, тут время подчиняется моему желанию, так что во внешнем мире и секунды не прошло, - обломал его я.
  Нии-сану ничего не оставалось, как выбрать самый приличный из фартуков и надеть на себя. Со всех сторон раздались аплодисменты, а одна из самых впечатлительных девушек даже в обморок шлепнулась. Но лицо у нее было такое счастливое, что приводить ее в чувство никто не стал.
  - Теперь мы можем вернуться к сражению? - Итачи явно был смущен таким вниманием, но старался не показывать этого.
  - Ты собираешься идти в таком виде? - скептически спросил я. - Не припоминаю, чтобы я разрешал тебе снять передник.
  - Не важно, как я буду выглядеть, - упрямо ответил он.
  - Итачи, в тебе дыра таких размеров, что руку просунуть можно. Моя чакра перестроилась и теперь поддерживает работу твоих внутренних органов. Но стоит тебе напрячься, и все мои труды пойдут коту под хвост. На твое выздоровление потребуется немало времени, даже по часам этого мира.
  - Но...
  - Насчет Мадары не волнуйся, я приготовил запасной план, поэтому-то и задержался - освобождал душу Первого Хокаге из печати бога смерти, чтобы потом призвать ее с помощью Эдо Тенсей. На самом деле, я хотел сразиться с Мадарой, так как надеялся, что он поможет мне пробудить риненган. Но это оказалось бесполезно. Теперь пусть с ним Хаширама разбирается, он всегда был единственным, кто мог победить Мадару. Так что можешь пока расслабиться и спокойно выздоравливать.
  - Спокойно?.. - Итачи покосился на внутренних личностей, которые смотрели на него, как волки на кусок мяса.
  - О них не беспокойся, они у меня неагрессивные... ну, большую часть времени.
  - Я не могу оставаться в безопасности, когда остальные сражаются, рискуя своими жизнями.
  - Нии-сан, - я схватил его за плечи и слегка встряхнул. - Пойми же ты, на этой войне ты должен был умереть второй раз! Мое сердце просто не выдержит, если я снова увижу, как тебя ранят. Ради меня, пожалуйста, больше не вмешивайся в ход сражения...
  Не дав Итачи ответить, я усыпил его и отправил в то же место, где хранился "эталон Саске".
  - Что?! Куда ты его дел? - возмутились внутренние личности, когда их кумир исчез.
  - Подальше от вас, маньяков, спрятал. Я еще помню, что вы со мной в тринадцать лет сделали.
  - Вот жадина! Ни себе, ни людям. От одного маленького поцелуйчика от Итачи бы не убыло, - воскликнула одна из девушек. - Ну, хоть за ручку его подержать можно?
  - Нет, - я не стал слушать уговоры и переместился обратно в реальность, но не на место боя с Мадарой, а намного дальше, чтобы он не засек мою чакру.
  Убедившись, что поблизости никого нет, я распечатал тело Хаширамы, немного его крови и свиток с Эдо Тенсей. Но я собирался оживить еще кое-кого, помимо Первого. Из-за моего вмешательства Гаара не встретился с отцом и не узнал правду о своем рождении, и я собирался это исправить. Поэтому достал из внутреннего мира одного живого, но бессознательного Зецу и образец ДНК прежнего Казекаге.
  Конечно, можно было бы оживить еще больше шиноби и заставить их сражаться на нашей стороне, но несмотря на всю полезность, эта техника не зря запрещена. Даже если забыть о вопросах этичности, нарушение мирового порядка ни к чему хорошему не приведет. Покой мертвых не стоит тревожить, к тому же кто-то из них вполне них мог раскрыть мою тайну, если душа Саске тоже находится в Чистом мире. Я тянул до последнего, надеясь, что удастся обойтись без нечестивого воскрешения, но Мадара оказался нам не по зубам. Нет, возможно, если бы я уперся и потратил все свои немалые запасы чакры, его удалось бы запечатать. Но далеко не факт, к тому же я не вижу смысла так напрягаться, если даже не получу риненган в качестве награды.
  Однако самый важный аргумент - есть у меня один план настолько безумный, что даже по моим меркам кажется запредельной глупостью. Но если все удастся, я стану еще на шаг ближе к своей мечте. Поэтому на битву с Мадарой просто не остается времени.
  Само по себе Эдо Тенсей не сложно в исполнении, любой чунин справится, а может, даже большинство генинов. Да и по времени занимает всего несколько минут, пока тело жертвы не примет форму, привычную для призванной души.
  Тело Хаширамы было почти таким же, как и при жизни, только лет на десять помоложе, так что изменилось не сильно. Зато Казекаге "собирался" почти в два раза дольше. Первый уже почти пришел в сознание, когда я погрузил в голову бывшего правителя Суны кунай с подчиняющей печатью. И если Хаширама сейчас выглядел как живой, то Казекаге кое-где был покрыт трещинами и белки глаз оказались темно-серыми.
  - Ты! Сейчас пойдешь вот сюда, - я протянул отцу Гаары карту с отмеченным местоположением Мадары. - По дороге уничтожишь встретившихся тебе растениеподобных белых клонов, а потом найдешь своего сына, расскажешь всю правду о его рождении и извинишься. Очень-очень искренне извинишься. А затем убьешься о ближайшую скалу пару раз. И скажи спасибо, что уже мертв, иначе я не поленился бы лично прикончить тебя, и как можно более мучительно за то, что ты сделал с Гаарой.
  - Почему Гаара для тебя так важен? - сознание Казекаге, в отличие от тела, я не контролировал.
  - Потому что он мой друг. А еще потому, что он генерал четвертого подразделения и самый популярный Каге в мире. А теперь иди и выполняй приказ.
  Кажется, Казекаге хотел сказать что-то еще, но я заставил его тело развернуться и отправиться в указанном направлении. Времени на разговоры просто не было. Не знаю, чем там занят мой клон, и как долго ему удастся сдерживать Мадару, но в любом случае стоит поспешить.
  - Я бы пожелал вам доброго дня, но мы сейчас в такой заднице, что это прозвучит как издевательство, - поприветствовал я полностью очнувшегося Хашираму.
  - Судя по той чакре, что я ощущаю неподалеку, дела действительно идут скверно. Ты ученик Орочимару?
  - Нет. Я убил Орочимару, выполняя миссию Конохи. И позаимствовал несколько свитков с техниками. Просто я очень сильно хотел поговорить с отцом, но потом решил, что мое любопытство не стоит его покоя. Я до последнего не собирался использовать Эдо Тенсей, но выхода не осталось.
  - Почему в этот раз призвали только меня? Как я понял, души остальных Хокаге ты тоже освободил.
  - Но вас же еще при жизни называли богом шиноби, неужели вы один с Мадарой не справитесь? - я добавил во взгляд побольше фанатичного блеска.
  - Ахаха, - своим смехом Хаширама живо напомнил мне Наруто. - Неужели я до сих пор популярен?
  - Конечно! Вас считают одним из сильнейших шиноби, когда-либо живших в этом мире. Правда, вы слишком давно умерли, поэтому даже в первую десятку современного рейтинга не попали.
  Первый тут же впал в депрессию. Над ним даже едва заметные фиолетовые тени сгустились, уж не знаю, как он этот трюк проворачивает.
  - Хаширама-сама... - позвал я, но тот уже пришел в себя и опять стал оптимистом.
  Похоже, не один я тут с расщеплением личности, Первого вот тоже из крайности в крайность бросает.
  - Извини, что сразу не спросил, но ты кто?
  - Меня зовут Саске. Я последний из клана Учиха, и по совместительству еще и его глава. Сейчас в мире всего два с половиной живых Учихи, ну еще и Мадара, воскрешенный с помощью Эдо Тенсей.
  - Значит, Мадара был прав, - помрачнел Хаширама. - Он действительно предвидел уничтожение своего клана. Я на самом деле виноват перед ним, он ведь пытался меня предупредить, а я так и не понял его.
  - Мадара тоже руку приложил к уничтожению Учих, пусть и косвенно, через своего ученика. Так что у него нет права жаловаться, сам виноват. Но больше всех Тобирама облажался, это он положил начало новому витку вражды, а Третий Хокаге продолжил его политику. Впрочем, сейчас это уже не имеет никакого значения, на сегодняшний день у нас совсем другие проблемы. Рассказывать слишком долго, поэтому давайте я вам в гендзюцу покажу.
  Я активировал шаринган, но к моему безмерному удивлению не смог поймать Первого в иллюзию.
  - Извини, но на меня это не подействует, - Хаширама развел руками.
  - А как насчет Мангеке?
  - Не думаю, что сработает...
  Но оказалось, что и Первого можно поймать в иллюзию. Впрочем, я сейчас лучший в мире мастер в этом направлении - ведь уже на протяжении десяти лет непрерывно поддерживаю невероятно сложную систему самогендзюцу, которая не только в совершенстве подделывает эмоции, но и обеспечивает существование придуманной мной виртуальности.
  Секунду спустя, проведя для бывшего Хокаге краткий экскурс в историю, составленный в основном из "фильмов", которые в свое время делал для Наруто, я снял воздействие.
  - Это было... действительно впечатляюще. Даже Мадара не мог поймать меня в гендзюцу, - первым делом произнес Первый. - Но многие персонажи были на себя совершенно не похожи.
  - Ну, я же их только на картинках в учебниках видел. А у Мадары просто специализация другая, хотя я сам с его гендзюцу не сталкивался, поэтому точно не скажу. Так что, вы готовы нам помочь?
  Впрочем, последний вопрос я задал просто из вежливости, уже создав глайдер, чтобы оперативно доставить Хашираму к месту развития событий. Клон, оставленный с Мадарой, передал по мысленной связи, что ситуация у него под контролем, и волноваться не о чем. И я, наивный, почему-то ему поверил, и был спокоен ровно до того момента, пока не увидел, что именно вытворяет моя копия.
  
  *Конец флешбека*
  
  
  ***
  
  - Саске! - воскликнул Наруто, когда я неожиданно переместился прямо к нему.
  - Как у вас тут дела? - спросил я, за шкирку доставая все еще что-то жующую Еву из-под безрукавки. - Хотя... можешь не отвечать, я и сам вижу.
  Циклопическая фигура Десятихвостого нависала над нами, словно гора. Выглядел Джуби отвратительно, будто жертва неудачного генетического эксперимента, к тому же, у него отсутствовали левая рука и нога. Правда, не похоже, чтобы они были ему особенно нужны. Кажется, у Тоби были какие-то проблемы с контролем, и у армии шиноби образовалась небольшая передышка перед следующей атакой. Поэтому следовало потратить ее на поднятие боевого духа.
  - Шикамару, Ино, - позвал я, и ребята, только что потерявшие связь с отцами, посмотрели на меня покрасневшими от сдерживаемых слез глазами. - При штабе оставался мой клон, он до сих пор не развеялся и сейчас передает, что все целы. Но взрыв произошел слишком близко, и аппаратура полетела.
  Я знал, что штаб будет атакован, поэтому клон был готов к этому и сработал вместо ПВО. Он на подлете подорвал бомбу Десятихвостого с помощью Ясака но Магатама. И все равно, взрыв был такой силы, что почти все здания разнесло на куски. Но шиноби - народ крепкий, поэтому жертв практически не было. Зато все приборы оказались начисто уничтожены, и связь была потеряна.
  - Что?! Это... - Шикамару, кажется, все слова растерял, но на разговоры больше не осталось времени.
  Тоби, кажется, совладал с Десятихвостым, и тот взвыл, вскидывая вверх хвосты, заканчивающиеся подобием ладоней, из которых начали с огромной скоростью вылетать деревянные колья. Армия шиноби сразу же понесла потери, но среди них оказались только слабейшие, большинство все-таки смогло увернуться. Наруто запустил множество разенсюрикенов, потратив всю чакру, накопленную за недолгую передышку, и на несколько секунд оказался беззащитен. Тоби тут же воспользовался этим и точечно атаковал его градом кольев, от которого просто невозможно было увернуться. Хината закрыла Наруто собой, а Нейджи - их обоих, и поймал все колья собственным телом. Не то чтобы я не мог ничего сделать, но специально не стал менять этот эпизод, потому что смерть Хьюги здорово мотивирует остальных.
  "Потерпи немного, Нейджи, умереть я тебе точно не дам", - я под прикрытием иллюзий мгновенно переместился к нему и проткнул мечом, запечатывая во внутренний мир, а вместо него оставляя тело вроде тех, с помощью которых инсценировал смерть Хаку и Забузы. Копия знает слова и роль сыграет отлично. Можно было бы заменить Нейджи подделкой еще до ранения, но кто я такой, чтобы мешать человеку стать героем?
  Я переместился следом в виртуальность, где уже все было подготовлено для очередной операции. Я начал подавать чакру, внутренние личности - ее структурировать, а раны Нейджи, которые были еще ужаснее, чем у Итачи - постепенно затягиваться. Кстати, печать на его лбу наполовину поблекла, да так и застыла, словно не могла определиться, мертв ее носитель или нет.
  Когда передача чакры была завершена, умники выразили горячее желание поковыряться в печати и изучить ее в малейших подробностях. Когда я только заикнулся о том, чтобы положить тело Нейджи рядом с нии-саном, на меня так посмотрели, что я не рискнул настаивать. А то все подставы, которые мне ранее устраивали внутренние личности, покажутся детскими шалостями по сравнению с тем, что меня будет ждать, если я и эту игрушку у них отниму, как Итачи.
  Кто-то подхватил тело Нейджи на руки и целая толпа непонятно когда понабежавших внутренних личностей, радостно гомоня, потянулась в сторону ИВМ. Я заметил у некоторых из них флажки с надписью "Бьякуган форева" и шарфы с символами клана Хьюга. Все-таки, Нейджи входил в пятерку моих любимых персонажей, и фанатов у него было предостаточно. Хотя в реальности мы с ним вообще не общались, да и обычно вел себя Хьюга как высокомерный напыщенный засранец, поэтому даже разговаривать с ним у меня желания не было.
  "Прости, Нейджи. Я постараюсь, чтобы ты никогда не узнал о том, что тут случится", - с этими мыслями я переместился во внешний мир. Никто не заметил моего отсутствия, впрочем, прошло меньше секунды.
  Тоби воспользовался моментом и начал капать на мозги Наруто, припомнив ему слова: "Я не позволю тебе убить моих друзей". Но Хината, умница, отвесила Узумаки пощечину и привела в чувство. Нет, надо будет все-таки подсуетиться и женить их друг на друге, а то Наруто такой балбес, что может упустить эту чудесную девушку.
  Обито обиделся, что его затея не удалась, и Десятихвостый начал формировать свою гигантскую бомбу и целить ее прямо в нас. Однако проблему взял на себя Гьюки, поднакопивший чакры и запустивший свою биджудаму в рот Джуби. Ева, выжидавшая этот момент, тут же приняла свой максимальный размер и тоже атаковала Десятихвостого, вцепившись в один из его хвостов и откусив "ладонь". Скорее всего, Джуби без проблем может вырастить новую, но нам было важно не это. Ева проглотила вырванный кусок демонической плоти, отправляя его во внутренний мир, прямо в море. Моя концентрированная чакра очень агрессивна, не зря ее даже Курама, сам по сути ядовитый, называл зловещей. При желании я могу придать ей способность растворять что угодно, словно черное пламя Аматерасу.
  Поэтому сейчас кусок плоти Джуби таял в моем море, словно сахар в стакане горячего чая. Безумный план, неизвестно каким образом закравшийся мне в голову, только что получил подтверждение, и теперь дело оставалось за малым - всего лишь решиться привести его в действие. Даже не представляю, как Тоби собирался запечатывать в себе Десятихвостого, я вот даже после приватизации библиотеки Орочимару не знал ни одной подходящей техники. Зато у меня была придумана собственная версия запечатывания, пусть не такая эффектная, как прочие фуин, зато вполне эффективная. Мой объем чакры, конечно и близко не сравнить с тем, из которого состоит Джуби, но если запечатывать его частями... имеется крохотный шанс на успех. Зато в случае неудачи меня просто разорвет на куски или еще что похуже приключится. Но я слишком сильно хочу заполучить риненган, и раз даже битва с Мадарой не дала его мне, то Десятихвостый - мой последний шанс.
  К этому моменту Курама тоже поднакопил чакры, и Наруто смог перейти в режим Девятихвостого, а потом еще и поделиться со всеми чакрой. Когда он протянул руку мне, Кьюби взвыл так громко, что даже я услышал, причем безо всякого шарингана.
  - Не прикасайся к нему!
  - Но почему? - удивился Наруто.
  - У него чакры столько, что твою он и не заметит. Да он при желании меня целиком сожрать может и не подавится!
  - Да ты мне льстишь, Курама, - встрял я во внутренний разговор, и лис тут же спрятался в глубины печати. Он бы еще и дверь клетки изнутри подпер чем-нибудь, но против меня это все равно не поможет.
   Однако сейчас у меня были проблемы посерьезнее. Вот-вот кончатся мои "предзнания", причем на весьма напряженном моменте - Десятихвостый выйдет из-под контроля и начнет творить что-то непонятное, должное поменять местами небо и землю. Так что мне надо успеть перехватить управление им до этого момента. Шиноби, окутанные чакрой Кьюби, начали совместную атаку, пока вполне успешную, но все равно обреченную на провал. Однако это может хоть немного ослабить Джуби и даст больше шансов на успех моего безумного плана.
  Тоби толкнул речь о том, что все мы - бесполезные ничтожества, цепляющиеся за несуществующие идеалы, и создал крайне бесполезную, на мой взгляд, клетку из гигантских изогнутых древесных прутов. Только вот расстояние между прутьями решетки было такое, что там не то что один человек пройти мог - целый отряд бы пробежал, не снижая скорости. Но шиноби простых путей не ищут, поэтому они с помощью чакры Кьюби объединились в некое подобие птицы и разнесли клетку, а потом совместно атаковали Тоби. Я переместился на голову Джуби ровно в тот момент, когда разенсюрикен рассек связь между Обито и Десятихвостым, и еле успел перехватить управление. Пришлось даже создать несколько клонов, тут же отрастивших с помощью клеток Хаширамы нечто вроде щупалец, впившихся в голову Джуби и позволявших его контролировать. Это было немного похоже на подавление чужой воли шаринганом, но чакру надо было подавать не через глаза, а через эти самые "тентакли". Хотя сравнение, конечно, весьма приблизительное. У Джуби не было разума в человеческом понимании этого слова. Он весь был словно стихия, которую едва-едва получалось удерживать в состоянии равновесия, не давая обрушиться на окружающий мир. Даже представить не могу, как Рикудо Сенину удалось запечатать и удержать в себе что-то настолько необъятное. А ведь сейчас я "подключен" к несовершенной версии демона, без Гьюки и Курамы, да к тому же потрепанной предыдущими атаками.
  - Ты!.. - Тоби, до этого спрыгнувший с головы бесконтрольного Джуби, и потом заметивший, что бесхозное добро уже кто-то приватизировал, вернулся назад, и кажется даже слов не находил от моей наглости.
  - Тоби-семпай, как любезно с вашей стороны было собрать для меня всех биджу в одно целое, - я ухмыльнулся, - мне бы точно было лень заморачиваться.
  Повинуясь моему приказу, один из хвостов поднялся и попытался смахнуть назойливого посетителя, но Обито стал бесплотным и пропустил атаку сквозь себя. Тоби попытался затянуть меня в свое подпространство, но я в ответ активировал Аматерасу, и ему пришлось срочно опять становиться нематериальным, чтобы не поджариться.
  - Кстати, как там поживает Конан-сан? - меня действительно интересовал этот вопрос.
  Судя по тому, что второй глаз у Обито был закрыт, с Конан он все-таки сцепился. Но из закрытой Страны Дождя уже давно не поступало никаких сведений, поэтому я не знал, что именно там произошло.
  - Так это был ты! Ты рассказал ей о Изанаги!
  - Я еще и риненган Нагато собственноручно забрал, - ухмыльнулся я, и Тоби, кажется, уже готов был взорваться от злости.
  - Саске! - Наруто тоже вернулся, уже держа в руке новый разенсюрикен. - Что ты делаешь?
  - Пытаюсь контролировать Десятихвостого. Ты не мог бы убрать отсюда Тоби? А то он мне мешает. Для этого лучше всего Какаши-сенсея позвать, с чакрой Кьюби он Обито запросто сделает.
  Кажется, это стало последней каплей для Тоби - он попытался убить меня собственными руками безо всяких дзюцу. Одного клона он даже успел прикончить, пришлось начать активнее гонять его с помощью Аматерасу. Наконец, явился Какаши и вместе со своим бывшим сокомандником "засосался" в подпространство. Немного не к месту, но эта картина здорово напомнила мне воду, спускаемую в унитазе.
  - Наруто, скажи всем отойти как можно дальше! Я собираюсь запечатать Десятихвостого, и он наверняка будет сопротивляться!
  - Но...
  - Давай быстрее! Я не смогу его долго удерживать!
  - Понял!
  Я честно прождал почти три минуты, давая шиноби убраться подальше. За это время даже раненых успели унести так далеко, что отсюда уже и не видно. Убедившись, что поблизости никого не осталось, я приступил к выполнению своего самоубийственного плана. Наверное, можно было бы воскресить какого-нибудь мастера фуиндзюцу, чтобы тот запечатал Демона в меня. Только вот живым Джуби мне был совершенно не нужен. Я не хочу всю жизнь сражаться с Десятихвостым за собственный рассудок или носить в себе бомбу замедленного действия. Да и не уверен я, что в мой внутренний мир можно поместить кого-то живого.
  Но прежде, чем начать, я распечатал Итачи, Нейджи и Дейдару в реальный мир как можно дальше от места развития событий и сверху еще дополнительно прикрыл шитом из Сусаноо. Дейдара, для которого в виртуальности прошло почти два месяца, уже вроде бы встал на путь исправления, жаль, времени все же не хватило. Для Итачи прошло три недели, и все это время он спал в коконе из медицинской чакры, поэтому сейчас был практически здоров. И да, розовый фартук все еще был на нем. А вот с Нейджи все было не так радужно, для него даже с ускорением времени минуло чуть больше недели, и его раны были далеки от полного исцеления, хотя для жизни угрозы уже не было. Сейчас все трое были под усыпляющим гендзюцу, потому что мне не хотелось выяснять, как они отреагируют на такое неожиданное соседство.
  Я прекрасно отдавал себе отчет, что шансов выжить у меня не много. А шансов заполучить такую силу у меня больше не будет вовсе, поэтому можно сказать, что жадность победила здравый смысл. Я далеко не герой, хотя со стороны кому-то и может так показаться. Я не спасаю мир от самого ужасного монстра из когда-либо существовавших, а всего лишь хочу забрать его силу себе. Надеюсь только, что в случае неудачи отправлюсь не в Чистый мир, который по описаниям лично мне больше напоминает ловушку для душ, чем рай или ад, а попаду в следующее тело, хотя с таким красивым, как это, мне вряд ли еще раз так повезет. Я даже завещание уже составил и заверил у нотариуса, правда, никому о нем не говорил, чтобы не паниковали раньше времени.
  Глубоко вздохнув, словно в последний раз (хотя может так оно и есть), я привычно сложил печать концентрации и начал технику. По сути она являлась Цукиеми наоборот - я не затягивал кого-то в свой внутренний мир, а наоборот, "выплескивал" его наружу. По-другому я просто не мог выпустить в реальность столько чакры, точнее, обычным способом на это потребовалось бы несколько дней, а может и недель. Я почти физически ощущал, как в моей ментальной оболочке под таким напором появляются новые трещины, а старые становятся еще шире.
  Своей чакре я придал форму стражей, живущих во внутреннем море, и в каждого вложил столько энергии, что они стали почти в два раза больше размером. Морские драконы тут же набросились на Джуби, и вцепились в каждый из его хвостов. Ева тоже не осталась в стороне и внесла свою лепту, впившись когтями и клыками в шею Десятихвостого. Демон, до этого стоявший неподвижно, забился в агонии и едва не вышел из-под контроля. Когда я уже почти отчаялся его удержать, стражи как раз отгрызли ему последние хвосты, и Джуби, у которого была только одна нога и рука, не смог удержать равновесия, и с оглушительным грохотом рухнул на землю. Это было похоже на землетрясение, и меня едва не скинуло с его головы, поэтому пришлось срочно создавать новые щупальца взамен оборванных. Драконы поспешно глотали куски плоти, вырванные прямо из живого демона, и отправляли их прямиком во внутреннее море, сейчас заметно обмелевшее, но начавшее бурлить, словно при кипении.
  Ева радостно взвыла, когда ей удалось перегрызть то, что, по-видимому, заменяло Джуби позвоночник. Но это была еще далеко не победа. Я чувствовал, как воля Десятихвостого, или нечто похожее на нее, вот-вот поглотит меня самого. Он вполне мог существовать и без тела, а я не Рикудо Сенин, чтобы полностью подавить его сущность.
  Еще немного, и меня самого сожрет демон, и вряд ли он ограничится только телом, после такого даже моя душа не уцелеет. Что бы я там ни думал о смерти, сейчас с неожиданной ясностью понял - я не хочу опять умирать. Тем более вот так - растворившись без следа в сущности монстра. Страх смерти как всегда придал мне сил, у меня даже дополнительная чакра вырабатываться начала. Но второго дыхания хватило ненадолго - через минуту я опять почувствовал, что слабею.
  "Мне нужно еще больше чакры! Больше силы!", - я буквально вывернул себя наизнанку, и осушил внутреннее море до самого дна, выплеснул его на Десятихвостого.
  От демона осталось только полуобглоданное тело - стражи уже успели проглотить и запечатать его хвосты, и сейчас раздирали на части то, что еще осталось. Но даже в таком состоянии Джуби все еще был опасен. Я чувствовал, что мое тело больше не может выдержать таких нагрузок, и меня словно на куски разрывает. Из глаз, ушей и рта хлынула кровь, и я почти ослеп и оглох. Я и на ногах-то стоял до сих пор только потому, что меня поддерживали во множестве отращенные "корни" из клеток Хаширамы, все еще не дававшие Десятихвостому вырваться из-под контроля.
  Не знаю, сколько длилась эта пытка - мне показалось, что прошла целая вечность, прежде чем была запечатана голова Джуби, и мое тело безвольно упало на землю. Стражи вернулись во внутренний мир, а что делала Ева, я понятия не имел. Впрочем, было не до нее, у меня сейчас болело все. Казалось, будто в венах течет не кровь, а кислота, и изнутри все горело. Я даже пожалел, что не умер раньше, настолько мне было плохо, а ведь я шиноби и ко многому привычен. Сейчас я уже сам хотел раствориться в пустоте, перестать существовать, лишь бы эта боль, от которой мутилось сознание, перестала меня терзать. И кажется, кто-то услышал мое желание - тело постепенно начало неметь, а сам я все глубже погружался в прохладную пустую тьму, постепенно обступившую меня со всех сторон.
  А потом темнота вдруг начала отступать, и все вокруг задрожало, будто началось сильнейшее землетрясение. Какой-то невнятный, повторяющийся звук становился все громче и громче, пока я, наконец, не распознал в нем чей-то голос.
  - Саске! Саске! Очнись же!
  На меня капало что-то мокрое и теплое, будто начался дождь. Я с трудом смог открыть глаза и сквозь красную пелену сумел рассмотреть какое-то желто-оранжевое пятно.
  - Саске! - я наконец, узнал голос Наруто. - Твои глаза! Ты все-таки пробудил риненган! Теперь ты просто обязан выжить, даже не думай умирать!
  Я моргнул несколько раз, и зрение слегка прояснилось. По крайней мере, теперь я мог увидеть лицо Наруто и его заплаканные глаза - сейчас лавандово-серые, с расходящимися концентрическими кругами.
   - Бака, с чего бы мне уми... - мой голос, сейчас больше похожий на едва слышный шепот, прервался на полуслове.
  Мне показалось, что кто-то дернул меня вниз и потащил на самую глубину, откуда уже не выплыть. Тьма вновь сомкнулась вокруг меня, и больше не было ничего.
  
  
  
  ***
  
  Когда я проснулся, первым, что увидел, был теплый солнечный свет, заливавший все вокруг. Проморгавшись, я с удивлением понял, что лежу в собственной комнате на кровати. Предметы слегка расплывались, но похоже, зрение почти восстановилось. Попытался встать, но не смог, и не только из-за слабости. Мне сначала даже показалось, что я себе все тело отлежал, и оно меня слушаться перестало. Интересно, сколько же я спал, раз так плохо себя чувствую?
  "Не дай бог узнать, что провел в коме лет двадцать пять!" - с этими мыслями начал ощупывать лицо, чтобы узнать, не постарел ли я.
  Но морщин вроде не было, и это меня изрядно успокоило. Зато выяснилась другая тревожащая вещь - моя левая рука ничего не чувствовала и с трудом меня слушалась. С правой было получше - онемела всего половина ладони и мизинец с безымянным пальцем. Кончик носа тоже почти не ощущал прикосновений, как и обе ступни. Онемевшие части тела слушались меня, пусть и с трудом, но шевелить или прикасаться к ним было неприятно и почти больно. Они казали чужими, будто их ко мне пришили, причем тупой иголкой и кривыми стежками.
  Я встал с постели и подошел к шкафу переодеться из пижамы в домашнюю юкату. Надо найти кого-нибудь и выяснить, как долго я спал, и чем закончилась война. По дороге заглянув в зеркало, я замер как вкопанный. Мое лицо действительно не изменилось, но зато в волосах появилась белая прядь. Не седая, а именно белая, и смотрелась довольно интересно. Я теперь почти как Роуг из Людей Икс. Пожалуй, даже закрашивать эту прядку не буду.
  Пока я любовался собой в зеркало (нет, ну какой же я все-таки красавчик), со стороны задней двери раздались чьи-то голоса. И если это не глюки, я определенно слышал Итачи. Бесшумно шагая, словно боясь спугнуть удачу, я пошел на звук.
  Нии-сан, одетый почти в такую же юкату, как и у меня, сидел на ведущих в сад ступенях и смотрел куда-то вдаль, держа чашку с чаем. Я несколько секунд просто любовался этой мирной картиной, про себя удивляясь, почему Итачи еще не заметил моего присутствия.
  - Нии-сан, скажи мне, это ведь не Чистый мир? А то видеть тебя тут - слишком уж хорошо, чтобы быть правдой, - я сел рядом, прислонившись к его плечу.
  - Саске, ты... - Итачи едва заметно вздрогнул, похоже, он действительно не почувствовал моего приближения. Но договорить ему не дал Наруто.
  - Ты проснулся! - радостно закричал он и бросился на меня с объятиями, повалив нас обоих на пол.
  - Привет, - произнес я и старательно улыбнулся, только сейчас заметив, что система самогендзюцу не работает.
  Итачи, придавленный нами обоими, поставил на пол чашку, из которой он, как истинный шиноби, даже в падении ухитрился не пролить ни капли.
  - Ну наконец-то! Я так ждал, когда ты... - Наруто замолк на полуслове, и улыбка медленно сползла с его лица.
  - Саске, - напряженно произнес Итачи, - что с твоей рукой?
  - А что с ней? - я посмотрел на правую, вроде бы все нормально, а потом перевел взгляд на левую. - Хм... Может, отлежал?..
  Хотя кого я пытаюсь обмануть? И дураку ясно, что со мной что-то сильно не так. Когда Наруто набросился с обнимашками, моя рука неудобно вывернулась, а я даже не заметил. Итачи с Наруто продолжали на меня странно смотреть, и я сообразил, что забыл убрать с лица радостную улыбку. Все-таки без самогендзюцу имитировать эмоции довольно утомительно. Поэтому я решил перестать попусту напрягать мимические мышцы, и мое лицо превратилось в равнодушную маску.
  - Ты опять разучился улыбаться!
  - Опять?.. - Итачи едва заметно дернулся, словно от боли.
  - Ерунда, - я отмахнулся, - мне понадобится несколько дней на восстановление, но потом снова все будет нормально.
  Только вот мои слова никого не успокоили. У нии-сана и Наруто сейчас были одинаковые выражения лиц, отчего мне стало здорово не по себе.
  - Не надо смотреть на меня так, будто завтра хоронить собираетесь! Я все еще жив!
  - Ты прав. Скоро придет бабуля Тсунаде и мигом тебя вылечит! - Наруто нацепил свою обычную улыбку и почесал в затылке. - Что, ты даже не попытаешься меня поправить и сказать, чтобы я не называл бабулю бабулей?
  - Так ты все-таки запомнил? А я думал, как обычно мимо ушей пропустил. Ладно, я так и не спросил - сколько дней-то прошло, пока я был в отключке? И чем война закончилась?
  - Мы победили! - Наруто вскинул кулак вверх. - А спал ты почти неделю.
  - Теперь понятно, почему мне так хреново. Хорошо, что хоть семь дней, а не лет.
  - Я смог прочитать плиту в старом храме, и там сказано, что Рикудо тоже несколько дней спал после пробуждения риненгана. Поэтому мы тебя не тревожили.
  Имя Великого Мудреца напомнило мне кое о чем важном.
  - А где Ева?
  - Ну наконец-то, вспомнил, - куртка Наруто расстегнулась, и оттуда высунулась ехидная белая мордочка. Похоже, Ева совсем обнаглела и шастала во внутренний мир Узумаки как к себе домой. - Плохой из тебя родитель, Саске. Ты первым делом, как проснулся, должен был обо мне подумать!
  Она спрыгнула мне на колени и активировала мысленную связь:
  "У тебя во внутреннем мире землетрясение было, и некоторые локации наслоились друг на друга. Но внутренние личности с этим вроде бы разобрались, правда разбежавшихся обитателей Семи Кругов еще не всех переловили. Кстати, с морем что-то непонятное творится, попробуй применить какое-нибудь дзюцу".
  Я привычно сложил печать концентрации и хотел призвать клона, чтобы сменить ставшее таким неуклюжим тело, но тут же прервал технику. Потому что стоило мне чуть сконцентрироваться, как внутри меня вдруг отозвалось нечто настолько огромное, что даже представить невозможно. Если раньше я всегда чувствовал, что мое море не безгранично, то сейчас вдруг появилось ощущение, будто это не чакра - часть меня, а я - всего лишь крохотный придаток чего-то невообразимо громадного. Словно ресница по сравнению с остальным телом, или даже песчинка - с целой горой. И если раньше моя чакра была похожа на воду, то сейчас больше напоминала кисель с отдельными более плотными сгустками.
  И это было далеко не самое приятное знание, не будь у меня отключены все чувства, я бы, наверное, напугался сильнее.
  - Что случилось? - Итачи заметил, что я прервал технику и выгляжу почти взволнованным.
  - Я просто вдруг подумал, что не стоит мне использовать какие-либо дзюцу. По крайней мере, поблизости от Конохи.
  - Вот-вот, у меня, между прочим, точно такие же проблемы. Я теперь почти как обычная лиса. Когда соберешься уйти, и меня захвати, а то еще местные начнут наезжать, как на Кураму.
  - Куда уйти? - испугался Наруто. - Тебе не надо никуда уходить!
  - Ева всего лишь неправильно выразилась. Нам надо просто немного прогуляться, мы давно не проводили время вместе.
  Уж не знаю, поверили мне или нет, но вопросов больше не задавали.
  - Что-то мне вдруг чая захотелось, пойду на кухню схожу, - прервал я установившуюся тишину.
  - Сиди, я сам принесу, - Наруто подорвался с места, прежде чем я успел что-то сделать.
  Кажется, Итачи хотел у меня что-то спросить, но я подозревал, что его вопросы мне совсем не понравятся, поэтому первым произнес:
  - Расскажи мне, что тут творилось, пока я спал.
  Оказывается, я прозевал все самое интересное. Хаширама снова победил Мадару, правда, от гор на том месте ничего не осталось, зато появилось подобие Леса Смерти с огромными причудливыми деревьями. Закончив разборки с заклятым другом, Первый смог вычислить того, кто использовал Эдо Тенсей и поймать преступника. Оказалось, что это Черный Зецу. Последний Акацуки попытался удрать, но так как состоял из клеток Хаширамы, то тот легко смог взять его под контроль.
  Тоби тоже потерпел поражение. Какаши, после боя почти сутки провалявшийся без сознания, подробностей битвы не сообщил, но уверял, что Обито нейтрализован. Мангеке Какаши перестал работать, а значит, и парный теперь тоже не действует, и я даже представить не могу, что для это надо было сделать.
  Однако у войны были и положительные результаты. Впервые в истории Каге смогли договориться без скандала и заключили мирное соглашение, и не как обычно - всего лишь на бумаге, а настоящее. Кроме того, Хокаге сняла с Итачи обвинения, и перевесила всех собак на мертвого Данзо и вполне живых старейшин. Старички отпирались изо всех сил, и в конце концов получили лишь отставку и насильное отправление на пенсию в теплые края, а не шелковый шнурок. Может, самому исправить эту несправедливость и послать что-нибудь смертельное с наилучшими пожеланиями?
  Так что Итачи теперь вполне официально был шиноби Конохи, хотя местные жители от него и шарахались, как черт от ладана, особенно те, кто жил в квартале Учиха. Но ничего, думаю, скоро привыкнут. А меня сейчас все почти официально считали реинкарнацией Рикудо Сенина и джинчуурики Десятихвостого. Похоже, никто так и не понял, что демона я не запечатал, а в некотором роде съел. Да уж, хороший из меня вышел джинчуурики - с таким трудом отхватил себе здоровенный кусок энергии, и теперь не могу им воспользоваться. Я сейчас не в силах ни одного дзюцу применить, настоящий инвалид, пусть и выгляжу целым.
  - Сколько человек погибло? - спросил я, когда Итачи закончил рассказ.
  - Четыре тысячи пятьсот сорок два.
  Я помрачнел. По моим расчетам погибших по канону должно было быть около шестидесяти тысяч. Странно, что высшие силы до сих пор не явились наказать меня за самоуправство. Или то, что у меня почти половина тела отнялась - это и есть наказание? Тогда я слишком легко отделался.
  - Ты не должен винить себя, - Наруто, принесший поднос со всем необходимым для чаепития, сел рядом.
  - Винить себя? Даже не думал. Уж вы-то двое лучше кого-либо меня знаете, и давно должны были понять, что мне плевать на остальных людей. Меня беспокоит только то, насколько я изменил судьбу мира, и чем мне это грозит. Я вообще жуткий эгоист, и все, что я делал, служило только одной цели - заполучить риненган.
  Итачи и Наруто вновь переглянулись с одинаковыми скептическими выражениями лица. Похоже, моим словам они не верят. Кажется, в их глазах я навсегда останусь самоотверженным героем, пострадавшим за правое дело. Эх, а мне ведь всегда больше нравились отрицательные персонажи, взять того же Локи из скандинавской мифологии, или например, Джафара из Алладина.
  Наруто передал мне чашку чая и помидор. Странный набор, я в курсе, но Узумаки слишком хорошо знает мои вкусы. И помидор был точь-в-точь такой, как мне нравится - только с грядки, еще теплый от солнца. Жаль, что у меня еще третьей руки нет - нечем взять любимое печенье. Зато у Евы такой проблемы не было, и она обеими лапами нагребла вкусняшек и теперь сосредоточенно их жевала и сыпала крошки мне на колени. А потом сунула нос мне в чашку и начала лакать чай.
  - Эй, это же негигиенично! - попытался одернуть я ее.
  - Точно, - спохватилась Ева и совсем забрала чашку себе. - Нечего слюни в мой чай пускать.
  - Наруто... - я повернулся к блондину. - Когда у меня будут дети, пожалуйста, напомни мне, ни за что не оставлять их под твоим присмотром.
  Блондин смущенно почесал в затылке, виновато улыбаясь:
  - Я говорил ей вести себя прилично, но она меня вообще не слушается.
  - Эй, я демон, вообще-то, - возмущенно напомнила Ева. - По-твоему, я должна перед едой лапы с мылом мыть и салфеточку на шею повязывать?!
  - Конечно.
  - Зануда, - лисица надулась и повернулась ко мне спиной, хотя с колен так слезла, продолжая хрустеть печеньем. - Злой ты, уйду я от тебя.
  Через полчаса начали подтягиваться первые визитеры. Наруто, оказывается, успел к Хокаге клона отправить и доложил, что у меня проблемы со здоровьем. Ради такого Тсунаде даже отложила дела и лично пришла меня проведать. А Хаширама теперь постоянно был при внучке, "помогая" ей в работе, и подозреваю, что Пятая скоро свихнется от такой опеки и попытается прибить деда, пусть тот как бы и бессмертный.
  Зато у меня появилась возможность испытать на себе его знаменитые медицинские техники, при выполнении которых даже не требовалось складывать печати. Тсунаде тоже участвовала в осмотре. И кажется, она специально наклонилась так, чтобы ее выдающийся бюст оказался прямо у меня под носом. Но в моем теперешнем бесчувственном состоянии это зрелище не оказало на меня никакого эффекта. Я сейчас все равно что бесполый, и моя душа держится в этом теле только потому, что жалко покидать такую красивую оболочку. Думается, на Пятую так безразлично не смотрел еще ни один мужчина, и ей это определенно не понравилось. Особенно после всего, что у нас было - безумное чаепитие на руинах Конохи, ношение на руках и один очень долгий поцелуй.
  По результатам обследования выяснилось, что тело полностью здорово, и мои проблемы имеют не физическое происхождение. Впрочем, я и сам об этом догадывался, мне даже представить страшно, на что сейчас похожа моя ментальная оболочка. Она и раньше выглядела довольно жалко, а теперь, наверное, и вовсе на честном слове держится. Хаширама посоветовал мне обратиться к менталистам, но я отказался. Не знаю, можно ли сейчас, десять лет спустя, определить, что в теле Саске чужая душа, но рисковать явно не стоит. И если я могу уже не бояться, что меня отсюда "выселят", мою иномирность все же следует сохранить в секрете, хотя бы ради Итачи.
  - Не думаю, что это хорошая идея. Вряд ли хоть кто-то сможет без последствий посетить мой внутренний мир. Я его только Кураме показывал, и то на несколько секунд, и с тех пор он от меня шарахается. К тому же со мной не в первый раз такое. В семь лет у меня были почти те же проблемы, пусть и не в таких масштабах. Тогда мне потребовался почти год на восстановление, но сейчас я знаю, что делать, поэтому справлюсь быстрее.
  Оба Хокаге выглядели изрядно потрясенными такими известиями.
  - Ты должен был обратиться за помощью! Не обязательно было справляться со всем в одиночку!
  - Обратиться за помощью? После того, как по приказу руководства Конохи был уничтожен весь мой клан? Да со мной не произошло никакого летального несчастного случая только потому, что у Итачи был компромат на Данзо, и он обещал дать ему ход в случае моей смерти.
  Теперь Хокаге выглядели еще и виноватыми. Еще бы, ведь дело, начатое Хаширамой и продолженное Тсунаде, на самом деле оказалось настолько грязным и кровавым. А ведь Первый основал Коноху именно ради того, чтобы детям больше не приходилось страдать и умирать ради целей взрослых.
  - И ты с самого начала знал об этом?
  - Без подробностей. Вначале я только догадался, что Учиха готовили переворот, а потом постепенно сложил всю картину.
  - Мадара действительно был прав, - едва слышно произнес Хаширама и уже вслух обратился ко мне. - Но как тебе удалось не уйти во тьму и сохранить в себе Волю Огня?
  - Волю Огня?.. - я даже потрудился изобразить на лице скептицизм. - Мне всегда было интересно, вы и правда в нее верите, или это всего лишь красивые слова?
  Первый даже не нашелся, что на это ответить, и теперь выглядел совершенно несчастным. Вот что странно - эмоции у меня отключены, а от выноса мозга окружающим я все равно получаю удовольствие. Похоже, сделать другому гадость - это у меня почти на уровне инстинктов заложено, или даже еще глубже.
  Хокаге напоследок пожелали мне поскорее восстановиться и ушли. Итачи с Наруто, до этого деликатно покинувшие комнату на время осмотра, вернулись, и сообщили, что ко мне еще гости. Наверное, желающих поглазеть на меня было довольно много, но пустили только самых близких - команду Така и Сакуру с Саем. Оказывается, у них за время моей отключки накопился целый ворох новостей. И самой главной стало то, что Карин и Суйгецу теперь вместе. Как я понял, девушка, во время атаки Десятихвостого вдруг осознала, что может умереть, так и не исполнив ни одну свою мечту - завести парня, семью, ребенка - и после войны отловила Суйгецу и приперла его к стенке. Хозуки утверждал, что она бы убила его в случае отказа, и только поэтому он согласился с ней встречаться. А в Конохе сейчас как раз занимались улучшением демографической ситуации, поэтому молодая пара героев, успевших отличиться и в защите деревни, и на войне, сразу же получила один из новых, только что отстроенных домов.
  Кроме того, Наруто все-таки произнес перед Хинатой старательно сочиненное им ответное признание, чем довел девушку до обморока. Теперь они вроде как встречаются, хотя впечатлительная Хьюга так и норовит потерять сознание, если Наруто оказывается слишком близко. Поэтому зайти дальше недолгого держания за ручку они так и не смогли.
  Помимо этого были и менее приятные новости - оказалось, что Дейдару обвинили в "нукенинстве" и посадили в тюрьму. А ведь он во время пребывания в моем внутреннем мире почти встал на путь исправления, и все что требовалось - просто направить его энергию в мирное русло. Я даже решил написать Тсучикаге письмо с просьбой пересмотреть наказание. Думаю, после того, что я натворил на войне, мое мнение не решатся проигнорировать.
  Гости побыли около получаса и ушли. Должно быть, я сейчас действительно не очень здоровым выглядел, если меня даже разговорами боялись утомить. Впрочем, постоянные попытки следить за лицом, так и пытавшимся замереть безэмоциональной маской, были довольно утомительными. Наруто с Итачи тоже почему-то решили, что мне необходим покой, и чуть ли не спать уложить меня попытались. Еле отбрыкался от такой заботы. Пришлось отговориться тем, что мне надо помедитировать, впрочем, это действительно было необходимо. Я собирался тянуть до последнего, уж слишком сильно мне не хотелось наведываться в свой внутренний мир, потому что ничего хорошего меня там не ждало.
  Как я и предполагал, мой внутренний мир выглядел просто ужасно - вместо серебряного моря теперь было нечто черно-серое и бурлящее, будто подгоревшая овсянка. Даже луна изменилась - сейчас она была вся в красных пятнах, словно заляпана кровью. Больше я ничего рассмотреть не успел, потому что упал. Оказывается, моя ментальная оболочка выглядела еще хуже, чем я представлял. Обеих ног ниже щиколоток просто не было, как и левой руки. Правая отсутствовала кусками, да и все остальное тело было покрыто трещинами настолько, что я мог сквозь живот изучать дырки на спине. Единственная хорошая новость - моя душа, вроде бы не пострадала и выглядела такой же, как прежде. Только вот золотистые нити, которые раньше крепились к ментальной оболочке, теперь безжизненно болтались в воздухе.
  Я сейчас выглядел, словно разбитая фарфоровая кукла. Особенно с учетом того, что с момента вселения моя ментальная оболочка ни на день не повзрослела и до сих пор имела форму семилетнего мальчика. Наверное, это даже хорошо, что система самогендзюцу слетела, а то бы я сейчас просто расплакался от жалости к себе.
  Да, я получил риненган, но цена оказалась слишком высока. И что самое противное - я даже не могу пока воспользоваться своими новыми глазами. Ту черно-серую гадость, что у меня сейчас вместо чакры, в дзюцу применять точно не стоит. Не знаю, что может случиться, но экспериментировать меня как-то не тянет.
  Пока я предавался пессимизму, черно-серое море забурлило сильнее, и над поверхностью показалась голова одного из стражей. Бедные, они теперь вынуждены жить в таком жутком месте, хорошо, что чувства прекрасного у них нет, и они даже не понимают, как им тут тяжело приходится. Второй страж вынырнул прямо подо мной, и теперь я сидел у него где-то между ушами, если вот эти пучки подвижных вибрисс действительно являются органами слуха. Какие у меня зверушки заботливые, поняли, что я сам ходить больше не могу и решили покатать.
  Оказалось, что стражи даже умнее, чем я думал. Они меня не просто так катали, а везли в определенное место, чтобы показать нечто интересное. Оказывается, в этой каше кое-где образовались отдельные особо плотные островки, похожие на черные скалы, окруженные более-менее чистой водой. Я уж было обрадовался, что могу воспользоваться этой чакрой, но когда попытался просто сложить печать концентрации, тут же ощутил, как все это грязно-серое море колыхнулось, будто хотело влиться целиком в одну-единственную технику. Меня бы от такого дзюцу, наверное, просто на клочки разорвало. Вместе с Конохой, а может, и половиной Страны Огня.
  Страж, на котором я сидел, медленно опустился в море, осторожно сгрузив меня у "побережья". Теперь я лежал на мелководье, с головой окунувшись в воду, и думал, что это самое подлое в мире издевательство. Высшие силы, похоже, знатно надо мной постебались - у меня чакры больше, чем у кого-либо в этом мире, но я не могу воспользоваться и каплей.
  Десять лет назад, когда я додумался копить чакру во внутреннем мире, я самонадеянно посчитал себя гением, а всех остальных - идиотами, не догадавшимися до такой простой вещи. Но только сейчас я понял, почему никто этого не делал - нормальные люди просто не могут вот так запросто попадать в свой внутренний мир. Большинство шиноби там ни разу в жизни не были, оставляя эту привилегию менталистам и мастерам гендзюцу, которым по профессии положено. Но и те перемещают туда-сюда только сознание и ничего кроме. Чакру можно "сливать" во внутренний мир или "доставать" оттуда только при помощи печатей, вроде той, что стоит на животе у Наруто. Ну, или как у меня, через трещины в ментальном теле, которое и отделяет "внутреннее" содержание человека от "внешнего". И вот тут-то и кроется уязвимость, которая есть у каждой техники - если ментальную оболочку повредить слишком сильно, то тело и внутренний мир частично сольются воедино. Так что у меня теперь вся чакра, вырабатываемая в теле, тут же утекала во внутренний мир и соединялась с той черно-серой гадостью, в которую превратилось мое море. И боюсь, это не единственный отрицательный момент. Есть у меня подозрения, что теперь физические повреждения будут отражаться и на внутреннем мире, раз он сейчас так плотно связан с реальностью, но проверять, я, конечно же, не стал.
  Однако продолжать и дальше лежать, предаваясь пессимистичным размышлениям, просто бессмысленно. Я сейчас даже пожалеть себя толком не могу, поэтому для начала надо хотя бы восстановить систему самогендзюцу. Что делать я знаю, коллекция чужих "отшаринганенных" эмоций при мне, так что остается добавить только много кропотливого монотонного труда, и я буду как новенький. А там, возможно, и для восстановления чувствительности конечностей какое-нибудь самогендзюцу придумаю. И будет у меня "протез" не только для эмоций, но и для тела. А потом останется только какую-нибудь пластическую операцию по увеличению красивости сделать, и я стану на сто процентов ненатуральным.
  От таких мыслей я помрачнел еще больше. Меня и раньше угнетала собственная "ненастоящесть" - ведь я жил чужой жизнью, в чужом теле, да еще и эмоции чужие подделывал, а теперь и вовсе как ходячий полутруп. С этим надо что-то делать, и самогендзюцу - всего лишь полумера. Чертов риненган, доставшийся такой дорогой ценой, даже людей воскрешать может, но у меня совершенно бесполезен - я свои глаза "включить" не могу, потому что всерьез опасаюсь, как бы у меня от этого голова не взорвалась.
  Кажется, у меня только одно утешение осталось - моя виртуальность, в которой я по-прежнему царь и бог. Переместившись на улицы внутреннего Города, я попытался оценить масштабы разрушений. Пары-тройки зданий не хватало, зато остальные выглядели вроде бы нормально, кажется, местные жители успели все отремонтировать, пока я был в отключке. Зато появилось кое-что новенькое - прямо посреди главной улицы асфальт потрескался и провалился, образовав вытянутое ущелье, сейчас со всех сторон окруженное симпатичной оградкой. Большой указатель с мигающими лампочками гласил "Прорыв инферно", и я заинтересовавшись, подошел ближе и заглянул в провал. В глубине ущелья бурлила лава, и время от времени появлялись облачка разноцветного дыма. Оказывается, в виртуальности после землетрясения появилось несколько таких прорывов, и каждый из них теперь был заботливо окружен оградой и указателями. Кроме того также образовалось несколько "кроличьих нор" - дыр в земле, и если прыгнуть в одну, то после долгого падения тебя выкидывало через другую.
  Судя по воспоминаниям внутренних личностей, аттракцион получился не хуже американских горок. А мне в последнее время как раз не хватало положительных эмоций, поэтому я, недолго думая, переместился к одной из них и опробовал новое развлечение. Почувствовав, что настроение с отметки "хуже некуда" поднялось до "жить можно", я отправился в ИВМ задать умникам вопрос, который мучает людей с тех пор, как они научились мыслить. "Что делать?" - кажется, от меня еще никогда не поступало запроса короче.
  Побродив по самым красивым местам своей виртуальности, а понял, что депрессия отступила. Я действительно все еще жив. Однажды я сказал Итачи, что хотел бы заняться творчеством, но не могу, потому меня, как последнего Учиху, не оставят в покое. Я никогда не жаждал быть шиноби, но сейчас, когда меня лишили такой возможности, я понял, что мысли о предстоящем "уходе на покой" меня отнюдь не радуют. Однако не все еще потеряно. Даже если я никогда больше не смогу применять ниндзюцу, у меня все еще останется тело, которое я тренировал в течение десяти лет почти каждый день. Мое тайдзюцу и кендзюцу даже без активного шарингана все еще на уровне джонина, за что отдельное спасибо Итачи, нещадно меня гонявшему. Думаю, чувствительность тела я все-таки смогу восстановить так же как эмоции, а если нет - приспособлюсь и к этому.
  В реальность я вернулся заметно приободрившимся и сразу же занялся ремонтом системы самогендзюцу. Повозиться с ней придется изрядно, но результат того стоит - хотя бы перестану пугать безразличным выражением лица Наруто и Итачи.
  
  ***
  
  Я как обычно "медитировал" в саду, на самом деле просто любуясь солнечными бликами на листве и облаками, плывущими в небе. Моя система самогендзюцу была еще не до конца восстановлена, и сейчас у меня временами начисто отсутствовали все эмоции и желания, поэтому иногда даже шевелиться не хотелось. Попроситься, что ли в клан Нара? Я там теперь за своего сойду.
  - Саске-сама? - раздался неподалеку голос.
  Я сразу его узнал и даже слегка удивился - как раз недавно закончил работу над этой эмоцией и теперь решил проверить ее в деле. Хотя приход Нейджи был вполне ожидаем, я ведь его с того света вытянул, и он просто не мог это проигнорировать. Теперь еще один человек появился, кто называет меня "сама". Впрочем, с тех пор, как меня начали считать реинкарнацией Рикудо, многие стали выражать чрезмерное уважение.
  - Привет, - я поприветствовал Хьюгу и выбрал из своей коллекции улыбок вежливо-дружелюбную.
  Нейджи некоторое время благодарил меня по всем канонам кланового этикета, но через пять минут выдохся.
  - Я хотел спросить... Мы ведь никогда особенно не общались, и за всю жизнь сказали друг другу десяток слов. А вы... вы вытащили меня с того света. И я не понимаю, почему вы приложили столько усилий ради меня.
  Похоже, парня и правда всерьез беспокоит этот вопрос. Хотя его можно понять. Я ведь только своего любимого брата так же спас, и теперь Хьюга не знает, что и думать.
  - Просто ты всегда мне очень нравился, и мне было больно видеть, как ты умираешь, - я добавил побольше искренности во взгляде. Сейчас бы еще его за руку взять, но это уже перебор будет.
  Глаза Нейджи, и без того большие, стали просто огромными. А потом парень начал стремительно заливаться краской, истолковав мое высказывание именно так, как я и предполагал. Хотя... После того, что у него было с моими внутренними личностями, он на мне жениться обязан. Впрочем, я ради собственного душевного спокойствия не узнавал, что там с ним фанатки делали, может, все не так уж и запущенно. Но все же хорошо, что Нейджи ничего не помнит. Почти две минуты я с интересом наблюдал за жутко смущенным Хьюгой, и наконец, смилостивился.
  - Меня очень беспокоит то, что длинноволосых мужчин с каждым годом становится все меньше и меньше. Я просто не мог допустить, чтобы и ты погиб. У меня есть что-то вроде хобби - спасать всех шиноби с длинными волосами. Началось все с Хаку, а потом я просто во вкус вошел и не смог остановиться.
  Кажется, еще немного - и бьякуганы Нейджи просто выпали бы. Он даже краснеть перестал.
  - Я уже подумывал сам волосы отрастить, но мне не идет. Поэтому, Нейджи, никогда не стригись, ладно?
  Хьюга, кажется, достиг своего предела удивления, и начал слегка успокаиваться. По крайней мере, настолько, что мог спросить:
  - Только поэтому? Из-за волос?
  - А ты хотел какую-нибудь эпичную причину? - хмыкнул я. - Хотя и такая у меня есть. Я уверен, что мир спасет красота, поэтому, я тебя и воскресил. Оставайся таким же красивым, а еще лучше - произведи много симпатичных деток, и считай, что мы в расчете.
  Парень уходил от меня почти в неадеквате, он даже слегка покачивался. Сразу видно, что до этого со мной не общался, поэтому его так легко выбить из колеи.
  - Нейджи, - позвал я, когда он уже почти скрылся за поворотом тропинки. - Я снял печать с твоего лба.
  Хьюга затормозил так резко, будто налетел на стену. А потом внезапно оказался совсем рядом.
  - Что?! Но... - его рука словно сама собой потянулась в протектору на голове, под которым скрывалась зеленая отметка фуин.
  - Это гендзюцу. Я не знал, как отреагируют остальные Хьюга, и подстраховался. Ты ведь всегда так ненавидел эту метку... Считай это моей подарком за спасение Наруто и Хинаты. И надеюсь, мне никогда не придется о нем пожалеть.
  Нейджи, кажется, хотел начать благодарить по второму разу, но я его прервал.
  - Не надо лишних слов. Мне просто больно было видеть твои страдания, а твоя смерть и вовсе разбила бы мне сердце. Я бы, наверное, долго плакал, если бы тебя не стало, потому что ты мне действительно нравишься, - и добавить ко всему этому взгляд снизу вверх, как у олененка.
  Надо же, Нейджи и во второй раз повелся - опять стоит краснеет, но как-то пятнами, будто ему одновременно и побледнеть хочется. До чего же весело над окружающими издеваться, хотя я и стараюсь особо не зверствовать. Поэтому не стал его очень долго мучить, отпустил уже через пять минут.
  Почаще бы ко мне гости заходили - так занятно за чужой счет веселиться. Только вот все считают, что я до сих пор "болею" и стараются не беспокоить лишний раз. А для того, чтобы самому визиты наносить я еще не созрел, лень пока пересиливает все остальные желания. Поэтому я остался сидеть на месте, продолжая любоваться облаками и одновременно латать систему самогендзюцу. Не знаю, сколько часов я так просидел бы, но тут из-за ограды сада, откуда-то со стороны стены, окружавшей Коноху, начали доноситься странные звуки. Вроде бы, чье-то жалобное мычание и голос, бодро ведущий отсчет. Я несколько секунд раздумывал, пойти посмотреть или остаться на месте, но любопытство победило.
  Зрелище того явно стоило. Мне сначала даже захотелось ущипнуть себя, чтобы убедиться в реальности происходящего. Рок Ли в своем неизменном зеленом костюме и с крупным теленком на плечах двигался по четкой зигзагообразной траектории, вслух отсчитывая прыжки. Кажется, этот парень всерьез пытается отнять у меня лавры самого неадекватного шиноби на свете. И я должен признать, он и правда близок к этому.
  Некоторое время я безмолвно наблюдал за бесплатным цирком, а потом в мою голову пришла Идея. Именно так, с большой буквы. Рок Ли ведь тоже не может применять ниндзюцу, но благодаря технике открытия врат, оно ему и не нужно. Я тоже мог бы научиться этому. Некоторое время я боролся с собой, не решаясь окликнуть его, потому что идея, которая сейчас засела у меня в мозгу, явно была ближайшей родственницей мысли: "А не запечатать ли мне Десятихвостого в себе?" Но безрассудность, как всегда, победила.
  - Ли! - позвал я и помахал рукой, когда парень обернулся.
  Тот все по той же странной извилистой траектории подскакал ко мне.
  - Добрый день, Саске-кун. Извини, у меня сейчас тренировка в разгаре, я не могу отвлекаться.
  - Твоя тренировка заключается в том, чтобы убить несчастное животное самым экзотичным способом, который ты только сможешь придумать?
  - Что? Нет, конечно!
  - Тогда поставь теленка на землю, потому что еще немного, и ты его до смерти растрясешь.
  Рок Ли последовал моему совету, и бедное животное попыталось сбежать от мучителя, но от сильнейшего головокружения не смогло сделать и пары шагов.
  - Слушай, Ли, тут такое дело... Помнишь, на втором туре экзамена на чунина я обещал тебе спарринг? С тех пор уже три года прошло, но если хочешь, предложение еще в силе.
  Парень мгновенно воспылал энтузиазмом и, позабыв о тренировке, потащил меня на тренировочный полигон. Глядя на его воодушевление, я понял, что он меня в таком состоянии зашибет и не заметит, поэтому счел нужным предупредить:
  - Никаких техник, даже моего шарингана. Только твое тайдзюцу против моего.
  - Ты не должен мне поддаваться, Саске-кун. Я знаю, что ты невероятно сильный шиноби, но ты признал меня достойным соперником, - парень сверкнул улыбкой и принял пафосную позу. - И я не подведу тебя! Буду сражаться так, как никогда в жизни!
  - Я и не думал поддаваться, - поспешил осудить его пыл. - Просто я больше не могу пользоваться чакрой. Даже шаринган мне больше не подвластен.
  - Саске-кун... Ты... ты самый великий человек из всех, кого я знаю!!! Ты спас стольких людей, а потом еще и рисковал жизнью ради нас всех. Ты смог запечатать Десятихвостого и исцелил Нейджи! Ты мой герой! Ты пожертвовал всем ради мира, и победа в войне обошлась тебе дороже, чем кому бы то ни было!
  По лицу Рока потекли слезы восторга, и в то же время он не переставал сверкать улыбкой. И что самое поразительное - он ведь все это всерьез думает. Я-то, когда окружающим мозг выношу, играю роль, а Ли всегда убийственно серьезен.
  - Я жизнь положу, но сделаю из тебя самого великого мастера тайдзюцу!
  - Эээ, вообще-то я просто хотел проверить, не стану ли, в случае чего, обузой. Конечно, твоя помощь мне очень бы помогла, но у меня совсем другая мечта. А сейчас давай все-таки начнем спарринг.
  - Да! Во имя Силы Юности! - Ли сжал кулак и вскинул его вверх.
  Стоило только помянуть Юность, как на полигоне в вихре быстро опавших листьев нарисовался Майто Гай собственной персоной. Ли тут же поведал ему о моей проблеме, пришлось вклиниться и сказать, что трудности с чакрой - это как бы секрет, и не стоит орать о нем на всю округу. Гай-сенсей тоже проникся и в точности повторил реакцию Ли, правда, речь немного изменил. Но к моему ужасу тоже пообещал сделать из меня мастера тайдзюцу и научить всему, что знает сам. Еле отбился от настойчивого предложения прямо сейчас начать тренировки и ограничиться пока спаррингом, и уже по результатам сказать, выйдет ли вообще из меня толк.
  Во время поединка выяснилась одна радостная новость - я все еще мог укреплять тело и ускоряться с помощью чакры. Похоже, она в организме образовывалась немного быстрее, чем успевала утекать, и на простейшие манипуляции, привычные для шиноби почти так же, как дыхание, ее вполне хватало.
  Но минусов было куда больше - оказывается, я слишком привык полагаться в бою на шаринган. Даже сейчас в отключенном состоянии он мог предугадывать движения противника, но на самом начальном уровне, немногим лучше, чем это умеют обычные опытные бойцы. Кроме того, мой стиль боя был основан на мгновенных перемещениях из одного тела в другое, а сейчас приходилось довольствоваться одним, и это здорово меня ограничивало. Несколько минут спарринг шел с переменным успехом, и я даже успел порадоваться за себя, ведь и без шарингана все еще крут. Но тут Ли вдруг резко ускорился, и я пропустил мощный удар в корпус. Меня отбросило в сторону, несколько метров протащило по земле и смачно впечатало в дерево. Внутри что-то неприятно хрустнуло, но куда больше физических повреждений меня встревожило то, что море чакры во мне опасно всколыхнулось. Я не видел этого, но всем своим существом ощущал, как по грязно-черной поверхности пошли гигантские волны.
  Я перекатился на живот и едва успел встать на четвереньки, когда у меня изо рта хлынул поток едкой черной чакры. Я пытался остановить ее, но получалось плохо. Пришлось ждать, пока волны более-менее улягутся, и "тошнота" прекратится сама собой. Похоже, мои самые худшие подозрения о вреде слишком тесной связи тела и внутреннего мира полностью подтвердились. Когда я поднялся на ноги, вокруг меня успела образоваться большая пузырящаяся лужа, разъедавшая землю прямо на глазах. "Зеленые звери Конохи" в шоке смотрели на происходящее, не понимая, что происходит. Впрочем, тут и дураку было ясно, что творится со мной что-то очень и очень нехорошее.
  - Извини, Ли. Похоже, спарринг снова откладывается, потому что я слишком сильно переоценил свои возможности, - система самогендзюцу сама подобрала к этому высказыванию вежливую улыбку.
  - Какой могучий дух! Какая несгибаемая воля! Вот оно, истинное мужество - говорить о своем недуге с улыбкой, - по лицу Майто Гая двумя извилистыми дорожками опять потекли слезы. - Смотри и учись, Ли!
  - Да! Саске-кун... Нет, позвольте называть вас Саске-сама, вы еще более великий человек, чем я только мог вообразить! - Ли снова с восторгом разрыдался.
  Нет, если отключить систему самогендзюцу и никак не реагировать на слишком бурные проявления эмоций, то с этими двумя можно находиться рядом без угрозы для рассудка. Похоже, мое спокойствие впечатлило их еще больше, и меня торжественно пригласили тренироваться вместе с ними. Я отказывался, но меня и слушать не стали. Еле удалось вырваться от этих двух маньяков.
  На обратной дороге я мечтал только об одном - чтобы меня кто-нибудь донес до дома, можно даже на ручках, потому что мне так хреново, что уже плевать на имидж. Кома не прошла для меня даром, да и после нее я на некоторое время забросил тренировки. И теперь у меня болело не только то, что отбил Ли, но и почти все мышцы ныли от такой резкой нагрузки.
  - Что с тобой случилось? - взволнованно спросил Наруто, повстречавшийся мне у входа в квартал.
   - Как обычно - со мной случился я сам, - я попытался беззаботно пожать плечами, но зашипел от боли. - Тут Ли неподалеку тренировался, и я предложил ему спарринг. Как выяснилось, зря. Черт, кажется, у меня пара ребер треснула.
  Я задрал футболку и увидел расползающийся по левому боку синяк:
  - Наверное, стоило сразу в больницу пойти, - я скривился, представив, что придется в таком состоянии на другой конец деревни пилить.
  - Кажется, я вовремя, - произнес Хаширама, неожиданно появившийся словно из ниоткуда.
  Он периодически заходил к нам, чтобы проверить мое состояние. Физически я был здоров, но чувствительность левой руки и ног все еще не восстановилась. И кажется, Хаширама, в некотором роде считал это вызовом его легендарному медицинскому дзюцу, и каждый раз опробовал на мне новые способы исцеления, впрочем, пока безрезультатно. Ну, и не следовало забывать, что я теперь едва ли не национальное достояние - джинчуурики Десятихвостого, создатель нового биджу и реинкарнация Великого Мудреца, поэтому бывший Хокаге решил лично присматривать за моим здоровьем.
  Хаширама подлатал меня буквально за полминуты, и мне даже завидно стало. Теперь, когда у меня нет возможности самому пользоваться чакрой, я понял, насколько привык применять ее даже в повседневной жизни. Однако выяснилось, что в этот раз Сенджу зашел не просто для осмотра, но еще и по личной причине.
  - Саске-кун, не мог бы ты прервать технику Эдо Тенсей?
  - Хорошо. Если вы закончили все свои дела...
  - Что? Даже не будешь возражать? До этого все, кому я сказал о своем желании уйти, тут же начинали меня отговаривать.
  - Просто я хорошо понимаю, каково это - не принадлежать миру, в котором живешь. Десять лет назад я умер, но каким-то образом остался здесь, собрал себя из осколков и притворился живым. Я много раз неосознанно пытался покончить жизнь самоубийством, но Наруто меня всегда вытаскивал. Так что я не вижу ничего странного в вашем желании уйти.
  - Саске-кун, ты еще сильнее, чем я думал. Ты поразительный человек.
  - Что-то в последнее время мне слишком часто это говорят... Но на самом деле, я совсем не сильный. У меня слабая воля, и я всегда слишком быстро сдаюсь. А если не сдаюсь, то это всего лишь значит, что я знаю - в конце все будет хорошо. Но наверное, основная причина, почему я еще жив, в том, что этот мир нравится мне куда больше Чистого. Кстати, вы не могли бы мне о нем рассказать?
  - Извини, но ничем не могу помочь, - развел руками Первый. - Все, что я помню о том мире - это теплый золотой свет. И насколько я знаю, никто из воскрешенных тоже не сможет рассказать больше.
   - Жаль, - я поморщился. Все-таки в глубине души мне интересно было узнать, что там за гранью, которую я никак не решусь перейти. - Тогда я могу начать?
  Хаширама кивнул с сосредоточенным видом, и я начал складывать печати, совершенно позабыв о своей болезни. Все-таки, для шиноби применять техники так же естественно, как дышать, поэтому не удивительно, что я по привычке соединил ладони, и попытался призвать чакру.
  Мое море, еще не до конца успокоившееся после предыдущей встряски, тут же колыхнулось в ответ. Я почти с испугом отдернул ладони друг от друга, но было поздно - черная едкая волна начала пониматься все выше и выше. Я заткнул рот рукой и метнулся к окну - мне совсем не хотелось делать в комнате ремонт, после того, как моя чакра тут все разъест. Хаширама наблюдал это представление сначала недоуменно, а потом взволнованно.
  - Что это? - спросил он, увидев размеры дыры, проплавленной в земле за окном.
  - Все никак не привыкну к своему недугу. Моя чакра утекает из тела и смешивается с чакрой Десятихвостого, - устало ответил я, все-таки эти "извержения" довольно изматывают. - Из-за этого я не могу применять техники. Правда, кое-что все еще в моих силах, например, ускоряться, укреплять тело и ходить по вертикальным поверхностям.
  - Теперь понятно, почему твоя чакра практически не ощущается, - Первый некоторое время задумчиво меня рассматривал, а потом начал повторно сканировать с помощью медицинских техник.
  Кажется, это что-то новенькое - под действием этого дзюцу во всем теле возникло какое-то щекотное ощущение.
  - Не хотелось бы давать ложных надежд, однако думаю, ситуацию с твоей чакрой можно хотя бы слегка, но подправить. Правда, мне потребуется кое-что уточнить у остальных ирьенинов. Вполне возможно, что за то время, пока я был мертв, они смогли создать техники более совершенные, чем известные мне.
  Сделав это интригующее заявление, Хаширама скрылся в шуншине, оставив меня терзаться неизвестностью. Было бы здорово, если бы он сумел меня вылечить, но что-то мне подсказывает, это слишком хорошо, чтобы быть правдой.
  На следующий день он вернулся вместе с Тсунаде, и теперь сканировать они начали меня уже вдвоем, изредка обмениваясь короткими, непонятными фразами. Я хоть и учился на медика, но почти ничего не уяснил из их высказываний.
  - Да, я думаю, все должно получиться, - наконец, вынесла вердикт Пятая.
  - А мне вы рассказать ничего не хотите? А то лица у вас такие, будто вивисекцию планируете, - эти таинственные переговоры меня порядком раздражали.
  Кажется, Тсунаде и Хаширама после того моего рассказа о нелегком детстве последнего Учихи до сих пор чувствовали себя виноватыми, и сейчас терпеливо снесли мою невежливость и пояснили мне подробности моего лечения. Оказывается, моя чакра настолько сильно сдвинута в сторону инь-компоненты, что даже у Нара этот показатель меньше. И Хашираме пришла в голову идея "подтянуть" ян-составляющую, тогда в моем теле начнет вырабатываться больше чакры, и пусть некоторая ее часть все так же будет смешиваться с Десятихвостым, на техники мне хватит и оставшегося. Конечно, с самыми энергозатратными дзюцу придется попрощаться, но хотя бы шаринганом я пользоваться смогу. А при самом оптимистичном раскладе - и риненган потяну.
  Вся трудность в том, что для повышения ян-составляющей надо еще сильнее "прокачать" тело, а я и так для своего возраста максимально развит. Дальнейшее увеличение можно получить только путем упорных тренировок в течение нескольких лет. Или с помощью специальных препаратов и медицинских дзюцу, но это для здоровья совсем неполезно. Однако первый не зря в свое время считался лучшим ирьенином в мире, выяснилось, что он может избавиться от всех побочных эффектов. С его медицинскими техниками возможно было "прокачать" мое тело всего за несколько месяцев и безо всякого риска. Однако тренировки все равно придется увеличить, чтобы процесс пошел еще быстрее. Тсунаде "порадовала" меня новостью, что Гай-сенсей уже приходил к ней и просто пылал желанием стать моим наставником.
  Бедное мое тело, надеюсь, хоть не буду выглядеть в результате всех этих измывательств как качок-бодибилдер, такого ужаса я просто не перенесу. Впрочем, мастеров тайдзюцу, похожих на ходячую гору мышц я еще не встречал, поэтому у меня есть все шансы остаться таким же прекрасным как раньше.
  Вот так и начались мои новые будни, полные тяжелого труда и довольно неприятных медицинских процедур. Майто Гай и Рок Ли, руководящие моими тренировками, кажется, вознамерились перейти на новый уровень неадекватности, потому что порой меня не спасала даже отключенная система самогендзюцу, и порой меня просто переклинивало после очередной их выходки. Когда же я в ответ пытался тоже отколоть что-нибудь этакое, они к моему ужасу воспринимали это как должное. Как выяснилось, для меня нет ничего хуже, чем такие непрошибаемые собеседники. Я настолько привык сбивать окружающих с толку своим поведением и манерой разговаривать, что эти двое меня просто убивали. Я уже всерьез начинал подумывать о том, чтобы обзавестись таким же зеленым костюмом, чтобы если не Гая и Ли шокировать, то всех остальных шиноби Конохи разом.
  
  ***
  
  Примерно через неделю после начала курса "интенсивной терапии" стало известно, что нас собирается навестить делегация из Суны. Официально - с дружеским визитом, но на самом деле, оказалось, что Гаара очень хочется со мной пообщаться. Он бы, наверное, прибыл сразу же, как только узнал о моем выздоровлении, но как Казекаге не мог просто сорваться с места. Должно быть, вопросов у него ко мне накопилось немало, начиная с того, откуда я вообще узнал такие подробности о его рождении, которых даже он сам не знал. Да и мой клон, публично едва ли не в любви ему признававшийся, тоже только подлил масла в огонь.
  Так что после короткого визита к Хокаге, Гаара пришел ко мне домой. Вообще-то, по идее, это я должен был прийти к нему, но мой статус не до конца выздоровевшего позволял принимать любых гостей у себя. Пока Темари и Канкуро "развлекали" Наруто и Итачи светской беседой, Казекаге выказал явное желание побеседовать со мной наедине. Пришлось отвести его на экскурсию по саду. Гаара начал что-то говорить, причем почти теми же словами, что Нейджи ранее, и практически в такой же официально-вежливой манере. Что-то меня не особенно радовало выслушивать это еще раз, поэтому я принял меры.
  - Гаара, ну что ты как не родной? - я устроил незапланированные обнимашки, и Казекаге замер на полуслове, шокированный таким неожиданным поворотом. - Ужасно рад тебя видеть.
  Я отпустил застывшего соляным столбом парня, и не удержавшись, напоследок слегка взъерошил его волосы. Впрочем, у него прическа почти такая же, как у Наруто, так что мои усилия следов не оставили. Обычно у Гаары бывает покерфейс не хуже, чем у Итачи, но сейчас от него не осталось и следа. Наверное, таким ошеломленным и почти испуганным Казекаге еще никто не видел. Бедный Гаара, не удивлюсь, если это были первые в его жизни объятия. Остается только надеяться, что какая-нибудь особо настойчивая фанатка все-таки добьется своего и обеспечит Казекаге любовь до гроба. А то я подозреваю, что он еще и не целовался ни разу.
  Наконец, Гаара пришел в себя, и задал тот же вопрос, что и Нейджи: "Почему?" Самое забавное, что мы стояли на том же самом месте, поэтому и ответил я, как в прошлый раз.
  - Потому что ты мне нравишься. Я ведь уже говорил тебе об этом.
  Только вот Гаара и не подумал смущаться, в отличие от Нейджи, он не увидел в этом признании ничего "такого".
  - В тот раз я едва не убил тебя, - медленно произнес он. - Ты должен был меня возненавидеть.
  - То, что нас не убивает, делает сильнее. Благодаря тебе, я сумел пробудить третье томое. К тому же, ты уничтожил мою ненависть, и за это тебе отдельное спасибо.
  - И все равно, ты столько сделал для меня... Ты даже воскресил моего отца, чтобы тот передо мной извинился... И если бы не ты, Мадара убил бы нас... И ты никогда меня не боялся... - похоже, после моих признаний, красноречие окончательно отказало Казекаге.
  - А мог бы сделать еще больше. Мне неприятно об этом вспоминать, но в детстве, когда я остался совсем один, я вдруг понял, что есть кто-то, кому приходится еще хуже, чем мне. И если ко мне большинство людей относилось с равнодушием, то Наруто еще и ненавидели. А тебе вдобавок достался и страх окружающих. И если для Наруто я мог что-то сделать, то для тебя - почти ничего. Некоторое время я хотел написать тебе письмо хотя бы просто для того, чтобы ты знал, что не одинок, но так и не сумел придумать, как передать его тебе. Прости, что так и не сделал этого.
  Из левого глаза Гаары выкатилась слеза и потекла по щеке. Упс, кажется, я перестарался, не стоило бередить старые раны.
  - Прошлое уже не изменить, зато в наших силах сделать так, чтобы будущее стало счастливым.
  - Я все равно не могу понять, почему ты так добр ко мне. Наруто меня понимает, потому что знает, каково это - быть джинчуурики. Но ты...
  Я перебил его, пытаясь объяснить свою точку зрения:
  - Раньше, до личной встречи, я только читал о тебе, и ты мне нравился, почти как персонаж книги. А потом, когда мы все-таки познакомились, ты был именно таким, каким я тебя и представлял. Если бы кто-то написал о нас всех книгу, ты стал бы моим любимым героем. Хотя нет... На первом месте был бы все-таки Итачи.
  - А как же Наруто?
  - Книга называлась бы "Наруто. Ураганные хроники", - хмыкнул я.
  После ухода Гаары мысль о книге так и засела в моей голове. Я даже специально навел справки, не живет ли в Конохе или поблизости кто-нибудь по имени Кишимото Масаши, но таковых не обнаружилось. Надеюсь, Кишимото не обидится, если я воспользуюсь его идеей. Это даже не совсем плагиат, раз я был одним из действующих лиц.
  Я раньше никогда не писал книги, но этот мир был совершенно не избалован хорошей литературой. Интересные книги можно было чуть ли не по пальцам пересчитать, да к тому же большинство из них являлись сказаниями о великих героях древности. Не удивительно, что романы Джирайи стали так популярны - для "легкого" чтения тут больше ничего и не было. Я однажды ознакомился с любимой книгой Какаши и пришел к выводу, что ничего особенного она из себя не представляет, и выезжает только за счет юмора и постельных сцен. Я сумею написать не хуже, тем более что у меня есть доступ к опыту внутренних личностей, многие из которых развлекались написанием романов и сценариев фильмов. За те годы, что существует мой внутренний мир, там уже успела скопиться небольшая библиотека книг, созданных моим подсознанием. Я давал Итачи почитать некоторые, и он остался вполне доволен.
  Если бы я мог пользоваться чакрой, то создал бы несколько клонов и работа пошла быстрее. А так пришлось самому трудиться. Но в том, чтобы писать книгу собственными руками, есть что-то особенное. Я был так захвачен этой новой идеей, что все свободное от тренировок и медицинских процедур время тратил на марание бумаги. Наруто и Итачи приходилось чуть ли не силой отнимать у меня ручку, чтобы я мог поесть или поспать.
  Неделю спустя было готово уже несколько глав, которые я отдал на суд Итачи. Нии-сан только перешел к четвертой страница, как в комнату ворвался ураган под именем Наруто.
  - Что это вы тут делаете? - он плюхнулся на пол между мной и Итачи и сунул нос в рукопись. - Фуу, опять куча букв. Эро-санин вечно меня заставлял свои книги читать, а я этого терпеть не мог.
  Наруто посмотрел один из листов на просвет, будто там должны были проявиться какие-нибудь тайные знаки.
  - Не хочешь, не читай, - я отнял у него мое детище и вернул в стопку. - Тебя никто не заставляет.
  - Нет, я прочту, - Наруто из противоречия воспылал энтузиазмом и схватил первый лист.
  Прошло несколько минут тишины, и Узумаки начал все больше и больше хмуриться, наконец, он не выдержал:
  - Все не так было! Вообще не так!!!
  - Ну, это же ведь приключенческая книга, а не учебник истории, - я пожал плечами. - Я сначала думал взять другие имена, чтобы получилась книга как бы не про нас, но потом вместо этого решил изменить события.
  - А почему тут только про меня? Твое имя даже не упоминается!
  - Не бойся, я скоро тоже появлюсь.
  Наруто продолжил читать, а я постарался не ухмыляться, представляя его реакцию на сцену с поцелуем. Кстати, Итачи пока читал со своим обычным покерфейсом, но я чувствовал, что ему очень не нравится описанная в книге реальность, где его младший брат жил совершенно один в пустом квартале. Ведь здесь и сейчас у "Саске" был лучший друг детства, да и главный особняк был не просто местом, где можно переночевать, а настоящим домом, куда хочется вернуться - все то, чего оказался лишен книжный персонаж. Только вот, в отличие от Наруто, нии-сан знал, что читает не просто книгу, а историю про то, как все могло бы быть, если бы некая неведомая сила не дала младшему брату знание будущего.
  - ААА! - Наруто вдруг завопил и вскочил на ноги, отбросив исписанный листок, словно тот мог его укусить. - Мы с тобой поцеловались, беее!
  Я придал своему лицу самое печальное из выражений, какое только нашлось в моей коллекции, да и вообще сделал вид, что вот-вот заплачу.
  - Неужели целоваться со мной - настолько отвратительно?
  - Эээ... Ну... - Наруто сбился на середине мысли, поняв, что расстроил меня. - Ненене, дело не в тебе. Просто, если бы это была Сакура, ну, то есть Хината... Короче, ты не виноват...
  Узумаки замолк, окончательно потеряв мысль, и не зная, как меня утешить.
  - Ладно, не парься, - я перестал разыгрывать комедию и хмыкнул. - Я и так знаю, что потрясающе целуюсь, особо впечатлительные девушки даже сознание от удовольствия теряли. Я настолько хорош, что мог бы мастер классы проводить. Кстати, если тебе надо улучшить свою поцелуйную технику, обращайся. Помогу, чем смогу.
  - Нет, не надо, я уже умею, - слегка порозовевший от смущения Наруто уткнулся в мои записи, делая вид, что полностью поглощен процессом.
  По мере чтения Наруто еще несколько раз восклицал или бормотал что-то недовольное. К моему удивлению, его скорость чтения была лишь немного ниже, чем у Итачи. Хотя нии-сан специально растягивал удовольствие, ведь с шаринганом мог запомнить страницу целиком, а вместо этого вчитывался в каждую строку.
  Повествование заканчивалось как раз на смерти Забузы и Хаку, и Наруто, отложив последний листок, печально шмыгнул носом.
  - Тут они и правда умерли?
  - Читателям нравятся драмы, - я развел руками. - Ты подожди, пока я про четвертую мировую писать начну, там вообще можно обрыдаться.
  - А может не надо?
  - Надо, Фе... кхм, надо. И это еще что. Вот сцена, где Саске убивает Итачи, а потом обещает уничтожить Коноху - вообще моя любимая.
  - Эээ... - Наруто покосился на меня, даже не зная, что на это сказать, а Итачи едва заметно дернулся.
  Как я понял, в целом моя писанина и Наруто и Итачи понравилась, хотя их здорово напрягали всякие отклонения от известного им развития событий. Но тем не менее, это не мешало им едва ли не стоять у меня над душой, ожидая очередную проду. Только благодаря таким настойчивым читателям первая книга была закончена в рекордные сроки - всего за полтора месяца. Конечно, это пока только черновик, и его еще править и править, но Наруто авторитетно заявлял, что книжки эро-санина и рядом не лежали, и что Джирайя позеленеет от зависти, когда это прочтет.
  А некоторое время спустя Хаширама наконец закончил свои издевательства надо мной, которые он почему-то называл медицинскими дзюцу. Впрочем, надо признать, они принесли результат - количество чакры, вырабатываемой в моем организме заметно увеличилось, и теперь она просто не успевала целиком утекать во внутренний мир. Кстати, тот тоже за это время претерпел небольшие изменения - появилось больше чистой воды, а кое-где черная масса уплотнилась настолько, что начала напоминать скалистые острова.
  Прошло еще несколько недель, прежде чем Хокаге решили, что мне можно попробовать использовать чакру. И конечно же, я первым делом начал с шарингана. Активация одного томое прошла нормально, и ободрившись, я "включил" сразу три, а потом и Мангеке. Все прошло на удивление гладко, и чакра не пыталась выйти из-под контроля, поэтому я решился на эксперимент и второй раз в жизни активировал риненган. И тут в голове словно что-то щелкнуло, зрение само собой переключилось на какой-то черно-серый режим, а в памяти начали всплывать знания, которых там прежде не было. Это было почти как с Аматерасу, когда я неким неведомым образом вдруг понял, как его применять. Сейчас же я получил информацию о том, как призывать метеориты и монстров вроде тех, что были у Пейна, а еще как использовать чужие тела в качестве временного вместилища. Похоже, Нагато тоже начинал с этого. Как я понял, он даже пытался оживить Яхико с помощью этой техники, но у него получилась только бездушная марионетка, которая впоследствии стала первым телом Пейна. Похоже, знание о том, как открывать врата в Чистый мир и возвращать оттуда души появится позднее. Представляю, что чувствовал Нагато, когда осознал, что может по-настоящему воскрешать людей, но помочь своему другу уже не в силах, так как прошло слишком много времени.
  Но что самое забавное - оказывается, эта техника Шести Путей очень похожа на тот способ, которым я сам воспользовался, когда меня каким-то неведомым образом занесло в голову Саске. Суть этого дзюцу заключалась в том, чтобы собрать воедино осколки ментальной оболочки, которая неминуемо разрушается в результате смерти или сильных моральных потрясений, а потом подселить внутрь нее копию сознания - что-то вроде моих внутренних личностей. Кажется, мы с риненганом были просто созданы друг для друга, раз я за десять лет до его пробуждения начал использовать похожие техники.
  Но если я просто собирал ментальную оболочку как паззл, то риненган не зря считали божественной силой - он мог воссоздавать утерянные части. Недолго думая, я начал восстанавливать самого себя, благо, чакры на это почти не требовалось, тело-то мое и так уже пропитано ей - только контроль и сосредоточенность. Кажется, Хаширама заподозрил неладное и попытался меня остановить, но было уже поздно. Последний кусочек стал на место, трещины затянулись, и моя ментальная оболочка снова стала целой, за исключением того осколка на лбу, который был уничтожен Гаарой.
  А в следующий момент я пожалел, что не умер раньше, или что не остался калекой, не способным пользоваться чакрой. И ведь сколько раз я уже обжигался, но все равно с упорством продолжал совать свои кривые ручки, куда не следует. Вот и сейчас снова получил за собственную глупость - все эмоции, которых я был лишен десять лет, на самом деле не пропали, а копились во мне. Кроме того к ним добавились и то, что чувствовал настоящий Саске в момент смерти. И все это разом обрушилось на меня.
  Должно быть, Хокаге были изрядно шокированы, когда я вдруг закричал и начал биться, словно в припадке. Сам я в тот момент ничего не соображал, полностью оглушенный шквалом эмоций. Мне потом рассказали, что сначала я орал, будто меня живьем на куски режут, потом начал плакать и умолять прекратить, затем истерично смеяться, снова плакать и проситься домой. Потом я в основном смеялся, будто мне очень весело и часто звал Наруто, иногда злился и несколько раз испускал такое ки, что даже Хокаге было не по себе. Все это продолжалось несколько часов, и Наруто с Итачи, прибежавшие на шум, помогали меня держать, потому что я постоянно вырывался и хотел куда-то бежать. Постепенно мой бред начал сходить на нет, и я только временами истерично смеялся и бормотал, что люблю кровь, оторванные руки и Итачи. Под конец я снова кричал от боли, а потом, совершенно обессилев, отключился.
  
  ***
  
  Какая-то нехорошая тенденция намечается - я постоянно теряю сознание, стоит лишь сделать что-нибудь необычное. Вот и сейчас после второй в жизни активации риненгана я очнулся в своей кровати и с противной слабостью во всем теле. Было еще какое-то странное ощущение, но прежде, чем я успел его идентифицировать, рядом раздался голос нии-сана.
  - Саске, как ты себя чувствуешь?
  Я повернул голову, увидел Итачи, и тут со мной произошло что-то странное. Сердце вдруг забилось быстро-быстро, на миг перехватило дыхание, а тело словно само собой вскрикнуло что-то вроде "Кья!" и забилось в угол кровати, прикрывшись одеялом и подушкой.
  - Что случилось? - Итачи придвинулся ближе, и мне показалось, что я вот-вот умру, потому что сердце сейчас проломит грудную клетку и выскочит наружу.
  - Не п-приближайся! - даже говорить в его присутствии было сложно.
  Нии-сан замер со странным выражением лица и медленно, словно боясь меня напугать, начал отступать назад.
  - Хорошо, я сейчас позову кого-нибудь.
  - Не уходи! - моя просьба заставила его остановиться у самой двери. - Постой там н-немного, я сейчас привыкну.
  Кажется, Итачи не понял, о чем я говорю, но просьбу все же выполнил. Если я раньше думал, что люблю его, то теперь понял, что по сравнению с тем, что я чувствовал сейчас, это была всего лишь легкая симпатия. Даже только от присутствия нии-сана меня плющило не по-детски. За десять лет я просто забыл, каково это - ощущать эмоции, и теперь они стали для меня большим сюрпризом. А может, дело не только в том, что я долгие годы был лишен чувств, а в том, что это Учихи гиперэмоциональны, у них ведь пробуждение шарингана именно на эмоции завязано. Я что-то не припомню, чтобы в прошлой жизни так сильно волновался только из-за того, что нахожусь с кем-то в одном помещении.
  Система самогендзюцу до недавнего времени работала, дай бог, на пять процентов от нормальной "мощности" чувств, потому что так было удобнее. Зато теперь она только мешалась, и без того увеличивая зашкаливающий эмоциональный всплеск. Пришлось ее отключить, но лучше мне не стало. Однако, кое-как успокоив сердцебиение, я решился выглянуть из-за подушки, за которой прятался от ослепительности Итачи. Дыхание снова перехватило, но я смог с собой справиться.- С-сделай шаг вперед.
  Нии-сан послушался, а мне снова пришлось успокаивать ускорившийся пульс. Только минуту спустя я смог сказать, чтобы он еще немного приблизился. Прошла почти четверть часа, прежде чем он сумел подойти к моей постели вплотную. Я протянул ему руку, и понял, что никак не могу усмирить дрожь пальцев. Когда ладонь Итачи коснулась моей, я осознал, почему Хината постоянно в обморок падала при виде Наруто. Если ее постоянно так же плющило, то остается только посочувствовать бедняжке. Надеюсь, я со временем привыкну, а то придется систему самогендзюцу наизнанку выворачивать, чтобы эмоции притупляла.
  Когда меня перестало трясти, и пульс в очередной раз успокоился, Итачи решился задать вопрос:
  - Что с тобой?
  - Эмоции вернулись. Я уже забыл, каково это, и сейчас все слишком... сильно. Ты просто спросил, как я себя чувствую, а у меня чуть сердце не выпрыгнуло от счастья слышать твой голос.
  Еще полчаса спустя я решил, что привык достаточно, и можно попробовать встретиться еще с кем-то. Этим "кем-то" оказались оба Хокаге, которым не терпелось отругать меня за безответственность, которая в очередной раз едва не стоила мне жизни. Но прежде, чем Тсунаде успела открыть рот, дабы устроить мне выговор, я произнес то, что само просилось наружу.
  - Вы великолепны, - с искренним восхищением произнес я.
  Тсунаде запнулась на полуслове от такого неожиданного начала разговора. Но я не видел, какое у нее было выражение лица, потому что с того самого момента, как она вошла в комнату, не мог отвести глаз от того, что у нее пониже шеи. Серьезно не понимаю, как это я раньше спокойно мог не пялиться на ее грудь, подчеркнутую глубоким декольте? Сейчас она меня просто гипнотизировала, и оторвать взгляд было решительно невозможно.
  - Выходите за меня, вы обе, - все тем же восхищенным тоном произнес я, не в силах решить, какая из восхитительных выпуклостей совершеннее - левая или правая.- Ах ты маленький ..!
  Слова Тсунаде прошли мимо сознания, потому что все мое внимание было полностью захвачено тем, как волнительно колыхнулась ее грудь от резкого движения. Только потом я сообразил, что это Хокаге попыталась кинуться ко мне с совсем не дружескими намерениями, но Хаширама ее удержал.
  - Тсуна-чан, это не повод его убивать! Мальчик не в себе, он еще не выздоровел до конца. И вообще, вырезы на одежде у тебя действительно великоваты. Я давно хотел сказать тебе об этом, но ты уже большая девочка, сама должна все понимать...
  Хокаге что-то отвечала деду, но я их почти не слышал, продолжая пялиться. Надо бы взять себя в руки и перестать, но что-то совсем не хочется. К черту все, сегодня мне можно, в качестве моральной компенсации.
  - Очнись уже, - раздраженно рявкнула Тсунаде, щелкнув у меня перед лицом пальцами.
  Пришлось отвлечься от увлекательного зрелища и нечеловеческим усилием воли перевести взгляд на ее лицо.
  - В гневе вы еще восхитительней, Химе-сама, - я поймал ее руку и поцеловал. - Выходите за меня замуж, и я сделаю вас самой счастливой женщиной на свете.
  Тсунаде отчетливо покраснела, но потом спохватилась и вырвала у меня свою руку.
  - Соглашайся, - громким шепотом начал суфлировать на заднем плане Хаширама. - В твоем возрасте такими предложениями не разбрасываются. Мальчик, конечно, для тебя слишком молод, но он уже показал себя великим шиноби. К тому же не хотелось бы, чтобы род Сенджу на тебе прервался. Ты, как принцесса клана, должна обеспечить его существование и процветание.
  Кажется, это стало последней каплей, и красная от гнева и смущения Тсунаде покинула помещение, чтобы немного остыть и не поубивать тут всех. Лишившись услады для глаз, я перевел взгляд на Первого. Поняв по моему враз просиявшему лицу, что сейчас тоже огребет свою порцию любви и восхищения, Хаширама скомкано попрощался и поспешил следом за внучкой.
  Оставшись в одиночестве, я попытался взять себя в руки и успокоиться. А то что-то меня на любовь ко всему живому пробило, не к добру это. Следующим в мою комнату рискнул зайти Наруто. Я изо всех сил сдерживал свою неожиданную любвеобильность, поэтому не затискал его до смерти, а всего лишь слегка помял. Впрочем, не похоже, чтобы он был сильно против - отбивался как-то вяло, без энтузиазма. Подождав, пока я немного успокоюсь, Ева рискнула высунуть нос из печати на животе Наруто.
  - Саске! - радостно воскликнула она.
  - Ева! - не менее счастливо ответил я.
  - Саске!
  - Ева!
  Лиса прыгнула мне на руки, и мы некоторое время просто смотрели друг другу в глаза. По крайней мере, так это выглядело со стороны. На самом же деле я активировал риненган и сейчас решал проблемы Евы с чакрой. Если у меня восстановленная ментальная оболочка теперь удерживала чакру в теле, и за время моей отключки ее там скопилось уже немало, то у бедной демоницы вместо нормальной энергии до сих пор была та черно-серая бурда, что досталась нам в наследство от Десятихвостого. Но проблему можно было решить - я создал ей некое подобие ментальной оболочки, которая как бы отфильтрововала чистую чакру от "киселя". Через некоторое время у нее будет достаточно энергии на любое дзюцу. После моих манипуляций в глазах Евы тоже зажегся риненган. Она, как и любое мое создание, получила часть моих способностей. Вообще, мы словно сообщающиеся сосуды - чакра запросто может перетечь из одного в другой, и я не знаю, могу ли полностью отделить от себя Еву. Да и не уверен, что хотел бы это сделать. И она тоже не горит желанием окончательно обособиться - ведь эта связь дает ей возможность в любой момент переместиться ко мне, или позаимствовать энергии, точно так же, как и мне.
  - Нет, все-таки, как же я тебя люблю, - заявила лисица и начала вылизывать мне лицо.
  - Это чувство полностью взаимно, я тоже себя люблю.Ева на это только фыркнула, продолжая ластиться. Похоже, ее тоже на любовь ко всему живому пробило. Представляю, каково пришлось бедному Кураме, он наверное, сейчас в самый дальний уголок клетки забился и не верит своему счастью, что жив остался после приступа дружелюбия в исполнении пушистой демоницы.
  Когда накал любвеобильности спал, я понял, что мне стало легче себя контролировать. По крайней мере, мне больше не хотелось превратиться в лужицу розового желе при виде Итачи или пойти к резиденции Хокаге и спеть серенаду Тсунаде. Но из дома меня выпустить все-таки не решились, а то вдруг поймаю первого встречного и возлюблю от всей души.
  Следующий день у меня начался с приступа черной меланхолии, и ничто не могло отвлечь от мрачных мыслей, ни Наруто, ни Итачи, ни приход гостей. Однако к вечеру я все-таки совладал с эмоциями и стал почти нормальным. Зато назавтра страдал от беспричинной злобы и, в конце концов, спрятался в самом дальнем углу сада, чтобы не срывать дурное расположение духа на окружающих. А затем каждый последующий день начинался для меня с новым настроением, и продолжалось это полторы недели, пока я окончательно не освоился с собственными эмоциями и не взял их под контроль. Срочно подправленная система самогендзюцу мне здорово помогла, и я наконец-то перестал дуться по любому поводу или, наоборот, беспрестанно хихикать безо всякой причины. Еще полнедели спустя все окончательно устаканилось, и даже мои личные лечащие врачи пришли к выводу, что я в норме, ну насколько это вообще для меня возможно.
  Впервые за долгие десять лет я был совершенно жив, полностью здоров и должен бы стать совершенно счастливым, но тут вдруг подняла голову моя паранойя. Мне начало казаться, что за мной наблюдают. Неотрывно, каждую секунду и весьма недоброжелательно. Ни сенсорная система, ни разосланные сотни мини-клонов не засекли ничего подозрительно. Наруто и Итачи тоже ничего странного не заметили, и поэтому я пытался убедить себя, что мне это кажется. Но чужой недобрый взгляд преследовал меня постоянно, не отрываясь ни на миг. Я чувствовал его как нечто почти физическое и подавляющее. Дошло до того, что я даже в шкафу прятался, но и там неведомый недоброжелатель от меня не отставал.
  Круглосуточная слежка, не прекращавшаяся ни на секунду, здорово меня нервировала. Я стал крайне раздражительным, потерял аппетит и сон. Причем, с Евой происходило то же самое, она даже от сладостей начала отказываться и большую часть проводила внутри печати на животе Наруто, потому что только туда вездесущий "взгляд" не проникал.Я начал подозревать, что дело действительно в моей паранойе, и вся эта неведомая слежка - всего лишь очередной выверт моего сознания. Но с ментальным телом все было в порядке, да и во внутреннем мире никаких изменений не произошло, хотя любое психическое отклонение немедленно отразилось бы на них. Оставалось признать, что источник раздражения является внешним и направлен исключительно на меня. Причем со временем ситуация только обострилась. Неведомый недоброжелатель перешел от чисто моральных методов давления к более физическим - я заметил, что вещи, которыми я часто пользовался, начали ломаться едва ли не у меня в руках. Постельное белье за несколько дней истлевало до ветхости, даже кровать пришлось заменить на железную, потому что у старой подломились ножки; дерево, под которым я обычно медитировал, засохло; любимая чашка рассыпалась на осколки... Было еще множество примеров, но самое плохое - у людей в моем присутствии начинала болеть голова.
  Наруто и Итачи усиленно делали вид, что ничего необычного не происходит, но уже я сам начал шарахаться от них, боясь навредить. Я даже перебрался из собственной комнаты на чердак, чтобы быть от них как можно дальше. Да и Ева больше "не ходила в гости" во внутренний мир Наруто, предпочитая отсиживаться в моем. Так больше не могло продолжаться, мне было даже представить страшно, что будет, если я и дальше продолжу игнорировать недвусмысленное послание, которое мне так настойчиво транслирует неведомый недоброжелатель: "Убирайся отсюда!" Впрочем, и недоброжелатель оказался не таким уж неведомым. Я-то все думал, как отреагируют высшие силы на мое вмешательство в историю. Оказывается, они просто решили выкинуть меня из этого мира, а если я буду упорствовать, уничтожить все, что мне дорого. А может, на самом деле они не могут сделать мне ничего серьезного и просто блефуют? Раз уж я, как в прошлый раз, не проснулся вдруг в чужом теле и чужом мире? Только вот проверять эту теорию слишком страшно. Если из-за меня пострадают Итачи или Наруто, я же себе в жизни не прощу. И не только себе.
  Я почти оскалился, вспомнив о цели, которую нашел для себя еще в бытность внештатным сотрудником Акацуки. Тогда я решил отложить ее на потом, и пожить сначала как обычный человек - завести семью, заняться любимым делом... Но все решили за меня, едва ли не подталкивая в спину. Ну что же, тем хуже для них. Этот мир уже дал мне все, что мог, а теперь мне придется покинуть его и пойти дальше, пока я сам не стану равен богам. И тогда посмотрим кто кого!На этой кровожадной мысли ножки моей кровати вдруг подломились, и я с грохотом рухнул на пол. Это стало последней каплей. Из-за постоянного нервного напряжения я не спал уже третью ночь, да и до этого отдыхал всего по паре часов в день, поэтому сейчас был слегка неадекватен. В ярости я вылез в окно, забрался на крышу и закричал в темное небо:
  - Хватит, я понял! Я ухожу!!! Пару секунд ничего не происходило, а потом вдруг хлынул дождь. Теплые капли падали на мое поднятое к небу лицо, ручейками стекали по телу, смывая напряжение и злость. Недоброжелательный взгляд наконец-то исчез, и я обессилено опустился на крышу, закрыв глаза. Меня услышали и приняли ответ.
  
  
  ***
  
  - Саске?
  Неожиданно раздавшийся рядом голос Наруто заставил меня вздрогнуть и открыть глаза. За всеми этими переживаниями я совершенно забыл об окружающих. А ведь шума я произвел немало, неудивительно, что Итачи с Наруто всполошились и тоже забрались на крышу, посмотреть, что в очередной раз со мной приключилось. И теперь оба уже успели промокнуть до нитки, хотя дождь постепенно заканчивался.
  - Ты уходишь? - взволнованно спросил Наруто. - Ты не должен больше никуда уходить!
  Я открыл рот, собираясь рассказать ему, что высшие силы невежливо попросили меня убраться подальше, но тут вспомнил, что однажды уже отзывался нелестно о местных богах. А потом всем, кто меня слышал, стерли память. Более того, все Акацуки сейчас мертвы, кроме тех, чьим выживанием я лично озаботился. Поэтому я поспешно захлопнул рот и поклялся себе больше никогда ничего на эту тему не говорить.
  - Отвечай же! - Наруто даже встряхнул меня за плечи, не дождавшись реакции.
  - Я сейчас слишком устал, - ответил я и с трудом встал на ноги. - Давай завтра все расскажу.
  Я спрыгнул с крыши на землю и зашел в дом через дверь, прямиком направившись в свою комнату. Достал из шкафа запасной футон, постелил его на том месте, где раньше стояла моя кровать, стянул промокшую одежду, упал на постель и отрубился. Кажется, Наруто и Итачи вошли в спальню следом за мной, но я впервые за долгое время снова мог спать, и сейчас меня больше ничто на свете не интересовало.
  Когда я открыл глаза, первым что увидел, было нависшее надо мной лицо Наруто. Я даже вздрогнул и попытался отодвинуться. Судя по виду, Узумаки тут уже давно сидит, надеюсь, он хотя бы спал этой ночью.
  - Рассказывай!
  Я сел, протирая глаза, и заметил Итачи, расположившегося в кресле с книжкой. Хотя вряд ли он ее читал, уж слишком напряженным выглядел. Пришлось начать "колоться".
  - Я собираюсь уйти из Конохи. - Про то, что я собираюсь уйти и из этого мира, говорить не стал. - Потому что у меня есть мечта, и для ее исполнения мне придется много путешествовать.
  - Мечта? - тихо переспросил Итачи.
  Однажды, когда только пришел в Акацуки, я ему рассказывал о своих стремлениях, и сейчас нии-сан понял, о чем я говорю.
  - Да, - подтвердил я его догадки.
  - А с кем ты разговаривал вчера? - настороженно спросил Наруто.
  - Просто одна часть меня хотела отложить мечту на потом, но другая требовала выполнить ее прямо сейчас. И только вчера мы пришли к соглашению.
  - Да что за мечта-то такая?!
  - А вот о ней я тебе могу рассказать, только когда исполню ее, - я встал, подошел к шкафу и начал одеваться.
  - Неужели тебе обязательно надо уходить?
  - Да.
  - Но почему?! - отчаянно воскликнул Наруто. - Ты должен остаться тут! Ты столько сделал для Конохи!
  Понимаю его. Я и сам только начал надеяться, что все будет хорошо, а тут такой облом. И это я еще не сказал, что могу никогда и не вернуться, все-таки не на увеселительную прогулку собираюсь. Я повернулся к блондину, напряженно ожидавшему ответа.
  - Наруто, если бы я попросил тебя никогда не становиться Хокаге, просто потому, что не хочу этого, что бы ты мне ответил?
  Узумаки даже слегка подзавис от подобного вопроса, и не нашелся, что на это сказать.
  - Поэтому не проси меня остаться, я, правда, не могу.
  Сроки моего ухода не были четко оговорены, но я все равно чувствовал, как время буквально утекает сквозь пальцы. А ведь у меня здесь столько незаконченных дел, придется их на Итачи с Наруто спихнуть, и для начала нужно все это юридически оформить. На утрясение формальностей ушло всего несколько часов, благо один мой вид приводил бюрократов в состояние небывалой работоспособности, и в результате я разделил все находящееся у меня в собственности между нии-саном и Наруто. Деньги этого мира мне уже не потребуются, но я перевел некоторую сумму в золото и запечатал во внутреннем мире. В долгом путешествии оно лишним точно не будут.
  Но были и дела, которые требовали личного моего присутствия. Например, сиротский приют, строительство которого уже началось. Но так как он не был первоочередной задачей в Конохе, которая только-только оправилась от нашествия Пейна, то на данный момент строительство было в самой начальной стадии и ограничилось лишь закладкой фундамента. Прежде мне было не до него, да и чакрой я пользоваться не мог, зато сейчас дал рабочим выходной и сам взялся за дело. С помощью техник Дотона я за пару часов сделал то, над чем бригада строителей работала бы месяцами.
  Каменные стены вздымались из земли и застывали, послушные моей воле. С барельефами и отделкой пришлось изрядно повозиться, но оно того стоило - голые мрачные здания тут же приобрели почти сказочный вид. Архитектура комплекса заметно отличалась от всего, что видели местные строители, и ко мне уже пару раз приходили прорабы с жалобами на невозможность исполнения некоторых элементов. Кроме того, я воплотил в этом комплексе прямо-таки революционную для этого мира идею централизованного отопления. Климат в Конохе довольно мягкий, но в сезон дождей так и хочется целиком заползти под котацу. Трубы придется прокладывать строителям, но все, что можно было выполнить в камне, я завершил.
  Закончив с Дотоном, я начал выращивать вокруг деревца с помощью Мокутона. Чтобы создавать целые дома как Ямато, надо тренироваться несколько лет. Поэтому моих способностей хватило, помимо деревьев, только на небольшой сарай и невысокий деревянный заборчик.
  Я как раз пытался сформировать домик на дереве, когда за моей спиной раздался голос:
  - Великолепный контроль над чакрой. И способности к обучению тоже поражают - мне самому потребовалось почти пять лет тренировок, чтобы овладеть Мокутоном на таком же уровне. А ты, как я понимаю, Мокутон получил одновременно с риненганом?
  - Хокаге-сама, вы меня прямо смущаете такими комплиментами, - я даже старательно покраснел, повернувшись к Хашираме.
  Несколько минут мы с ним взаимно расшаркивались просто шутки ради. Все-таки наши с ним отношения куда ближе, чем у шиноби Конохи и Хокаге, пусть даже и бывшего. Ему я обязан своим быстрым выздоровлением, он держал в своих руках мои жизнь и смерть, как я до сих пор держу его благодаря Эдо Тенсей.
  Как оказалось, в этот раз Хаширама пришел не узнать о моем здоровье, а напомнить об обещании прервать технику воскрешения.
  - С риненганом я мог бы оживить вас до конца, сделать по-настоящему живым.
  - Заманчивое предложение, - Первый улыбнулся, однако все-таки покачал головой. - Но меня на том свете заждались, я и так уже подзадержался.
  Я едва успел прикусить язык и не спросить, кто именно там его дожидается - Мадара или Мито. Хотя, если подумать, Узумаки пережила мужа почти на два десятка лет и, видимо, не очень-то торопилась на встречу, а мой безумный предок отошел в мир иной всего несколько месяцев назад... Теперь главное, чтобы Хаширама не догадался о моих мыслях, вряд ли он одобрит подобные инсинуации.
  - Ну если так, то я готов. Только давайте найдем какое-нибудь более подходящее место, а то меня совесть заест, если потом придется веником собирать ваш прах в совок.
  Хаширама почему-то нашел мои слова забавными и рассмеялся.
  - Ты прав, Саске-кун. Кажется, я знаю такое место.
  Несколько минут спустя мы уже стояли на горе Хокаге, откуда открывался великолепный вид на Коноху. Отсюда деревня казалась игрушечной и была почти в точности похожа на макет, который я предложил Пятой, хотя строители и внесли кое-какие изменения.
  - Спасибо тебе. Ты много сделал для Конохи, и теперь она стала еще красивее, чем в мое время, - кажется, Первый тоже остался доволен моими достижениями в архитектуре.
  - Не благодарите. Прежде всего, я защищал свой дом.
  - Жаль, что Мадара этого не видит. Ему бы понравилось.
  На эту реплику я только пожал плечами. Если честно, я был рад, что двоюродный прадедушка наконец-то упокоился и не может лично здесь поприсутствовать.
  - Ну что ж. Пора закончить эту историю, - Хаширама повернулся ко мне, возвратившись из собственных воспоминаний.
  Я хотел спросить, уверен ли он, но при взгляде на его лицо сразу понял ответ. И вместо этого произнес:
  - Как насчет музыки? Еще могу предложить "Полет блаженства", вы уже видели его в деле.
  - Какой сервис, - восхитился Хокаге. - Если бы люди могли выбирать свою смерть, то ты стал бы весьма популярен. Пожалуй, возьму и то и другое.
  Я активировал гендзюцу, и вокруг Хаширамы закружился вихрь иллюзорных листьев. Один из них - с круглой дыркой посередине - упал Первому на ладонь. Бывший Хокаге смотрел, как я складываю печати для отмены техники Эдо Тенсей, и не видел. Сейчас он переживал самые счастливые моменты своей жизни. Он продолжал улыбаться, когда с его тела начали осыпаться крупные хлопья праха, похожие на лепестки неведомых серых цветов. Ветер подхватывал невесомый пепел, и это было даже красиво. В небо ударил ослепительный столб света, и душа Хаширамы вернулась в Чистый мир.
  На земле осталось только бездушное тело, в свое время старательно выращенное Мадарой. Рассудив, что не пропадать же добру, я запечатал его во внутренний мир. Однажды оно мне наверняка пригодится.
  К тому времени, как я вернулся домой, Наруто успел оправиться от новости о моем уходе, и предпринял новую попытку уговорить меня остаться. Если честно, я и сам не хотел покидать Коноху так быстро, но у меня просто не было выбора. Я ничего не мог поделать. Возможно, сила, которую мне удалось отхватить, уже равна божественной, только вот пользоваться ей я пока не могу, да и не очень представляю, в чем именно эта самая "божественность" заключается.
  Когда Наруто в своих уговорах непроизвольно задействовал свой мозговынос, мне пришлось применить мою усовершенствованную секретную технику глазки-как-у-кота-из-Шрека. Усовершенствование заключалось в том, что ко взгляду печального котенка я добавил немного слез. После того, как ко мне вернулись эмоции, это стало просто раз плюнуть.
  - Я должен уйти, понимаешь, должен! Я не могу остаться, хотя и очень хочу этого. Пожалуйста, не мучь меня еще больше, - я даже не изображал отчаяние, оно было самым настоящим.
  Заметив, что я почти плачу, Наруто едва не впал в шоковое состояние, он и не думал, что я так умею. Однако Узумаки быстро пришел в себя и бросился меня успокаивать, он даже клонов послал за вкусняшками, чтобы меня задобрить. А потом вообще заявил, что идет со мной и поможет побыстрее мою мечту исполнить, а потом сразу вернется и станет Хокаге. Теперь уже мне пришлось его отговаривать.
  - Если я исполню свою мечту, то стану таким сильным, что у тебя от зависти все волосы колечками скрутятся. Поэтому не расслабляйся, а то следующим Хокаге станет Сакура.
  - Сакура?! - удивленно воскликнул Наруто.
  - Ага. На войне она просто не успела показать все, на что способна, но по моим данным, она по силе почти не уступает Тсунаде-химе. Кстати, среди Хокаге очень важна преемственность. Например, Третий - ученик Второго. Пятая - ученица Третьего. А Сакура как раз ученица Пятой, так что ты смотри, клювом не щелкай, а то она тебя запросто сделает.
  Наруто призадумался, и пришлось его расшевелить.
  - Слушай, у меня к тебе небольшая просьба есть, - я изобразил смущение, и Узумаки сразу переключил внимание на меня. - Когда станешь Хокаге, не мог бы ты поставить мне памятник? Что-нибудь этакое пафосное и героическое, ну, типа я попираю ногой поверженного Десятихвостого... Но чтобы лицо у меня было обязательно красивое! Это основное условие!
  - Эээ? - удивился Наруто. - Ну ладно, если тебе так хочется... А чего сам его не сделаешь?
  - Самому себе памятники ставить не интересно. Дай мне волю, я бы уже штук двадцать понатыкал, и побольше, чем у Мадары, - я мечтательно закатил глаза, представляя этакую красоту.
  Итачи не хотел отпускать меня еще больше, чем Наруто, но не просил меня остаться. По-моему, он считал себя не вправе о чем-то просить, после того, как сам оставил меня на столько лет. Зато вот у меня пожелания к нему нашлись.
  - Нии-сан, ты не мог бы кое-что для меня сделать? - спросил я, заранее зная ответ. Все-таки брат мне ни разу не отказывал.
  - Что именно?
  - Назови сына в мою честь, - произнес я с самым невинным видом.
  Теперь-то уж точно Итачи не вздумает откосить от своих обязанностей по продолжению рода, а то я подозреваю, он собирался на это забить. Зато сейчас расстарается ради любимого братика. Сам-то я этим заняться не смогу, вот пусть он за двоих отдувается.
  
  
  ***
  
  Таким образом, у меня осталось только одно незавершенное дело - мои отношения с Тсунаде. Но их выяснение лучше отложить на завтра, на свежую голову. В общем-то, я знаю, что мне ничего не светит, но некоторые вещи в любом случае стоит произносить вслух.
  На следующее утро я проснулся готовым ко всему и приступил к выполнению составленного за ночь плана. Самым лучшим цветочным магазином в Конохе был тот, что принадлежал клану Яманака. Если бы не это, я точно не зашел бы в него, но в другом месте просто не было букетов, достойных химе. То ли по злой иронии судьбы, то ли потому, что у Яманака прекрасные осведомители, но за прилавком стояла Ино. Я не знаю, откуда произошла утечка информации - кто-то видел, как я целовал Тсунаде во время битвы с Мадарой, или сам Хаширама каким-то образом проболтался, что я делал ей предложение, но уже вся Коноха была в курсе моей влюбленности. И когда я заказал Ино самый шикарный букет из возможных, она на миг словно окаменела, а потом начала профессионально подбирать цветы один к одному.
  - Ино, - мягко произнес я, - мне вовсе не надо донести до Тсунаде-химе пожелание скорой смерти. Только восхищение и любовь.
  Девушка с неожиданной злобой откинула от себя почти законченный букет. Если бы я не знал языка цветов, то счел бы его красивым и вполне подходящим. Но благодаря обучению на ирьенина я был в курсе, что большинство входящих в него растений оказались ядовиты.
  - Почему она?! - закричала Ино. - Почему? Она ведь старая! А я люблю тебя уже столько лет!
  - Саске, которого ты знала, умер десять лет назад, - я с сожалением покачал головой. - Все это время ты любила придуманный тобой образ.
  - Нет, это неправда! Я любила тебя, даже когда все считали тебя нукенином.
  - Ты ничего не знаешь обо мне настоящем, ты видела только то, что хотела видеть.
  - Нет, я...
  Но я перебил ее, не дав договорить:
  - Мой любимый цвет?
  - Красный, - машинально ответила сбитая с толку девушка.
  - Любимое блюдо?
  - Помидоры.
  - Хобби?
  - Коллекционирование оружия, - слегка неуверенно ответила Ино.
  Я усмехнулся и покачал головой.
  - Не правильно. Черный. Стейк с кровью. И... - я наклонился к ее уху, отчего девушка слегка покраснела, а ее пульс заметно ускорился. - Собирать сердца убитых мной людей.
  Ино испуганно отшатнулась, осознав смысл моих слов, но я поймал ее за руку и дернул обратно, притягивая к себе, продолжая интимным шепотом рассказывать о своих пристрастиях.
  - А еще я обожаю вкус человеческой крови, и давно сбился со счета, сколько литров ее выпил и сколько чужих сердец вырвал собственными руками. И меня всегда привлекали те люди, кто видел тьму и чьи руки по локоть в крови. Если бы были разрешены мужские браки, я бы сделал предложение Гааре. Но Тсунаде прошла третью мировую и людей поубивала куда больше чем он.
  Девушку уже просто трясло от ужаса, она замерла, словно кролик перед удавом и не решалась ничего предпринять. Я чуть отодвинулся от нее и окинул оценивающим взглядом. Кажется, я достаточно ее запугал, чтобы Ино и думать забыла о своей влюбленности в Саске.
  - Прости меня, - вдруг дрожащим голосом произнесла она, и по ее щекам потекли слезы.
  - За что? - искренне удивился я.
  - Я должна была тебе помочь тогда. Но ничего не сделала, - она всхлипнула. - Я должна была заставить отца вылечить твои раны, оставленные гендзюцу. Я могла помочь, но ничего не сделала.
  Ино смотрела на меня, и в ее глазах было чистое страдание. Каким-то удивительным образом она винила себя в том, что я стал кровожадным маньяком.
  - Ты ровным счетом ничего не могла сделать. Когда я вышел из комы, я уже был другим человеком, и очень рад, что никто из Яманака не копался у меня в мозгах. Если честно, я даже благодарен Итачи, что он убил наших родителей, иначе они помешали бы мне стать тем, кто я сейчас. Если тебя хоть немного это утешит, я счастлив быть собой, и даже будь у меня шанс вернуться в прошлое и изменить его, я бы оставил все как есть.
  Я погладил ее по щеке, стирая слезы, а потом поцеловал в лоб.
  - Ты чудесная девушка, и будь я чуть менее сумасшедшим, непременно бы в тебя влюбился.
  Ино всхлипнула, и едва сдерживая рыдание, убежала куда-то в подсобку. Несколько секунд спустя оттуда вышла другая продавщица, и через пару минут я, наконец, получил свой букет. Похоже, у Тсунаде осведомители были тоже не плохие, так что пока я добирался до резиденции, по дороге мне повстречалось подозрительно много шиноби, и все они провожали меня ну очень заинтересованными взглядами. Когда я вошел в кабинет Хокаге, Шизуне слегка покраснела, посмотрев на цветы в моих руках, на секунду замялась, а потом сказала, что у нее дела и скрылась, оставив нас с Пятой наедине.
  - Выходите за меня, - я решил не ходить вокруг да около, поэтому перешел к главному, опустив даже приветствие.
  Тсунаде даже не пошевелилась, недружелюбно глядя в ответ, и всем своим видом говоря, что шутка зашла слишком далеко.
  Я со вздохом положил букет на стол, поняв, что из моих рук она его все равно не примет.
  - Уже вся Коноха, а может, и весь мир в курсе, что я влюблен в вас, так почему же ВЫ в это не верите?
  - Я по возрасту могла бы быть твоей бабушкой, - она откинулась на спинку кресла все с тем же неприступным видом.
  - А я мог бы быть демиургом этого мира, - в тон ей ответил я. - Если считать по годам, я старше. Несколько тысяч лет всяко больше, чем полвека. Десятихвостый постепенно растворяется во мне, и этот процесс уже не остановить.
  - Если так мерить, то Наруто считался бы самым старым жителем в Конохе, - Тсунаде с легкостью отмахнулась от моих доводов.
  - Одно слово, да или нет?
  Впрочем, по ее лицу и так все было понятно. Я на миг прикрыл глаза. Ее отказ оказался на удивление болезненным, хотя по дороге сюда я уже знал, каким будет ответ. Я почувствовал, как порвалась еще одна нить, удерживавшая меня в этом мире. Когда я открыл глаза, в них уже светился риненган.
  - Я ухожу.
  Мне не надо было пояснять, что я имею ввиду не только кабинет Хокаге.
  - Что?! Почему? - взволнованно спросила Тсунаде.
  - Жестокая. Разбила мне сердце, и еще спрашиваешь почему?
  Пятая открыла рот, явно собираясь возразить, но я ее перебил.
  - Шучу, - произнес я без намека на улыбку и коснулся пальцем одного из цветков в букете. - Но не думаю, что когда-нибудь хоть одна женщина услышит от меня те же слова.
  - Если думаешь, что можешь в третий раз стать нукенином, и это сойдет тебе с рук... - возмущенно начала Тсунаде, но я не дал ей продолжить.
  - Не думаю. Я просто ухожу. И вряд ли когда-нибудь вернусь, ну если только буду умирать от тоски по родным местам, - я криво усмехнулся, показывая, как мала эта вероятность и направился к выходу.
  - Подожди, - Хокаге даже вскочила на ноги. - Я запрещаю тебе покидать Коноху!
  - Эти глаза - не просто додзюцу, - медленно произнес я, остановившись на полпути и повернувшись к ней. - Они - предопределение. Рикудо, Нагато, Мадара, Наруто - жизнь каждого из них подчинена ему. Они все призваны нести мир во всем мире, пусть и делали это разными путями. А мое предназначение в другом, и поэтому я должен уйти. Прощайте, Тсунаде-химе.
  Я закрыл за собой дверь и быстро направился к выходу из резиденции. Не то чтобы я боялся, будто меня остановят, во всей Конохе это под силу, может быть, только Наруто, но хотелось уйти отсюда как можно скорее. Пожалуй, я даже не буду дожидаться завтрашнего утра, как планировал. Долгие проводы - лишние слезы.
  Когда я вернулся домой, выяснилось, что Наруто с Итачи каким-то образом уже узнали, что меня отшили. Сочувствия мне совершенно не хотелось, поэтому я едва ли не с порога огорошил их новостью, что ухожу прямо сейчас, только прихвачу любимый набор кунаев.
  - Что?! Но... - я не дал Наруто договорить, устроив прощальные обнимашки, и от избытка чувств чуть не выжав весь воздух у него из легких.
  - До встречи.
  Затем наступила очередь Итачи. Он до сих пор чувствовал себя немного неловко, когда его обнимали, хотя должен бы уже привыкнуть.
  - Еще увидимся, нии-сан, - произнес я, хотя и не был уверен, что смогу сдержать обещание.
  Я материализовал вторую часть книги, которую не успел дописать из-за нервотрепки с моим исцелением, и отдал ее Итачи. Только конца у нее так и не было, повествование обрывалось на том моменте, как Джуби вышел из-под контроля.
  - Ева, - позвал я напоследок, и из печати на животе Наруто высунулась недовольная лисья мордочка.
  - У меня тут только личная жизнь наладилась, как ты все испортил! - обвиняюще заявила она.
  - Да неужели, - скептически хмыкнул я, и без использования шарингана зная, что Кьюби рад-радешенек ее уходу.
  - Ну, почти наладилась, - все еще дуясь, Ева все-таки перебралась Наруто на плечо. - И на кого ж я вас покидаююю...
  Лисица вдруг устроила слезоразлив, обняв Наруто за шею и уткнувшись ему в воротник. Недолго думая, Узумаки к ней присоединился. Затем Ева переместилась к Итачи, и ему тоже залила всю одежду слезами и облизала лицо, что в ее исполнении означало прощальные поцелуи. Еле отцепил ее от нии-сана.
  Наруто порывался проводить меня до ворот и еще дальше, но я его отговорил.
  - Хочу запомнить вас здесь.
  Я уходил, а Ева махала с моего плеча белым платочком. Когда особняк скрылся за поворотом, лисица промокнула глаза, шумно высморкалась в тот самый платок и попыталась пристроить его ко мне в карман. Пришлось пресечь.
  - Вредина, - Ева снова надулась и неожиданно заявила, - хочу на ручки!
  - Ты и так на мне едешь.
  - Все равно хочу на ручки.
  - Будешь капризничать - пойдешь собственными ножками.
  Еще немного подувшись, Ева пошла на компромисс - наполовину расстегнула мою безрукавку и забралась туда, так что наружу торчала только голова и передние лапы. Ну, еще и хвосты во все стороны топорщились. Наверное, со стороны я теперь был похож на самку кенгуру с детенышем, но главное, что лиса наконец-то угомонилась.
  Клановый квартал закончился, и на улицах стало более многолюдно. Завидев меня, народ шарахался в стороны и начинал кланяться. В Конохе каждая собака была в курсе, кто такой Рикудо Сенин, и кто победил Десятихвостого во второй раз. А то, что у меня за шиворотом сидел Девятихвостый демон, пусть и мелкий, только добавляло людям почтительности.
  Когда ворота Конохи остались позади, я остановился и некоторое время смотрел на них. Не знаю, вернусь ли сюда когда-нибудь, но очень хотел бы этого. Ева тоже притихла, проникаясь важностью момента. Точнее, это я так подумал, на самом деле оказалось, что она бессовестно задрыхла. Постояв некоторое время, я продолжил путь.
  Передо мной было несколько дорог, по крайней мере, три, чтобы покинуть этот мир. Благодаря риненгану мне стало доступно знание, как открыть врата в Чистый мир, но думается, ловить там нечего. Второй вариант - использовать технику призыва. У меня не заключен контракт ни с одним из призывных животных, так что в этом случае меня закинет неизвестно куда. Только вот места обитания разумных животных - не полноценные миры, а скорее, некие небольшие области, куда не попасть обычным способом. Гора Мьебоку, Лес Костей, Пещера Драконов и прочие "заповедники" - не те места, где мне хотелось бы оказаться. И наконец, оставался третий путь - за Кольцо Бурь. Насколько мне известно, еще никто не сумел его преодолеть. А если вдруг и сумел, то назад не вернулся, чтобы рассказать об этом. Чакра на этой неведомой границе не действует, словно ее и вовсе нет; даже самые простые и надежные приборы и устройства отказываются работать, а корабли, подобравшиеся слишком близко, едва ли не разваливаются на куски, и не только из-за вечных штормов, а словно бы сами по себе.
  Вот такая вот нерадостная картина. И все же, третий путь кажется мне наиболее привлекательным, и у меня даже есть парочка идей, как его преодолеть. Идеи совершенно бредовые, как впрочем, и все, что когда-либо приходило мне в голову. Но как всегда некому меня остановить, поэтому я рискну.
  Жди меня, новый мир, я уже иду!
   http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/8/100/140/100140863_large_Saskeslisom.jpg
  
  
  ***
  
  
  
  - И как ты объяснишь вот это?
  На стол перед Итачи плюхнулись несколько папок с отчетами АНБУ.
  - Добрый день, Хокаге-сама, - поприветствовал он недовольную Тсунаде, словно небольшой ураган ворвавшуюся в особняк. Впрочем, пока Саске был тут, визиты Хокаге стали вполне привычным делом.
  - Ознакомься, - она подтолкнула к нему ближайшую папку.
  Итачи пробежал взглядом по подробным отчетам АНБУ, наблюдавшим за передвижениями джинчуурики Десятихвостого. Впрочем, можно быть уверенным, сейчас наблюдателей ото всех гакурезато вокруг Саске было столько, что на всех кустов не хватало. Судя по записям, младший брат одну за другой навещал своих подружек, и на данный момент гостил уже у девятой. И кажется, Хокаге-сама была крайне возмущена этим фактом, хотя прежде сама отвергла его предложение. Итачи никогда не понимал женщин, впрочем, он никогда и не задавался подобной целью. В который раз напомнив себе, что не должен злиться на Хокаге за то, что не удержала Саске, он смог спокойно ответить:
  - Он прощается.
  - Прощается?! - вскипела Тсунаде. - Кобель малолетний! И ради этого он ушел из Конохи?!
  - Он просто тянет время. На самом деле он не хочет делать то, что задумал.
  - И что же он планирует? Ты ведь наверняка знаешь.
  - Знаю. Он еще четыре года назад мне рассказал о своих планах...
  - И?.. - Тсунаде поторопила замолчавшего шиноби.
  - Он предлагал мне тоже пойти этим путем, но я испугался. То о чем он говорил... действительно за гранью понимания.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Прочитайте, - Итачи протянул Пятой открытую на нужной странице рукопись.
  Хокаге узнала знакомый почерк и бегло начала просматривать ровные строчки. Но по мере чтения начинала испытывать почти мистический ужас. Книга описывала момент, когда Джирайя и Наруто уговаривали ее стать главой Конохи. И если точное повторение диалогов еще можно было как-то объяснить, то откуда Саске было знать ее мысли в тот момент?!
  - И еще здесь, - Итачи протянул ей другую книгу, выглядевшую так, будто ее отпечатали в типографии, но название "Наруто. Ураганные хроники" и изображение джинчуурики на обложке говорили, что такой том вряд ли могли где-то издать.
  На этот раз сцена в книге описывала один из эпизодов четвертой мировой, где воскрешенный из мертвых Дан целовал ее в лоб, делясь чакрой и называл "Моя Тсунаде". И хоть этой сцены в реальности не было, книжный персонаж точь-в-точь повторил слова, сказанные реальным человеком почти двадцать лет назад.
  - Десятки персонажей, их поступки, слова, мысли и чувства... Саске знал их, помнил прошлое и будущее, и это сводило его с ума. С семи лет он уже знал, что скоро начнется война и готовился изменить будущее. Если не предотвратить четвертую мировую, то хотя бы сделать ее менее разрушительной. И ему это удалось, потому что должно было погибнуть более шестидесяти тысяч шиноби. Зато сейчас он наконец-то свободен от этого знания, и мне кажется, ни у кого из нас нет ни малейшего права указывать ему, что делать дальше.
  - Это... это просто невозможно, - растерянно пробормотала Тсунаде, бегло пролистывая книгу и выхватывая отдельные сцены, которые были написаны так, будто Саске присутствовал при них лично, хотя некоторые произошли еще до его рождения.
  - Когда мы жили вместе, я прочел сотни его книг. Он просто создавал их, как эту. Тогда я думал, что это просто интересные истории, но сейчас мне начинает казаться, что они тоже были воспоминания о чужих мирах, как и эта рукопись. Я дословно помню каждую из них, как и те истории, которые он показывал мне с помощью гендзюцу. Однажды Саске сказал, что хотел бы оставить след в искусстве, вместо того, чтобы быть шиноби, и даже если его здесь не будет, эту мечту я могу исполнить за него.
  Итачи передал Тсунаде обе части Ураганных хроник.
  - Эта книга... Сейчас вряд ли возможно ее опубликовать, но через несколько лет вполне. Прочитайте ее целиком, Хокаге-сама. Возможно, однажды она станет легендой.
  Пятая ушла, забрав с собой книги, чтобы изучить более внимательно, а взамен Итачи начал получать краткие сводки из докладов АНБУ, подробно описывавших перемещения Саске. Тот, закончив с посещением своих подружек, отправился в самый крупный порт и там несколько раз переговорил с капитанами кораблей. Но куда именно собрался отправиться младший брат, было не ясно. Зная, что разговоры подслушивают, он каждый раз расспрашивал о совершенно разных направлениях. Но Итачи понимал, что Саске просто водит наблюдателей за нос, ведь чтобы получить информацию, ему не нужно было задавать вопросов, он мог просто воспользоваться шаринганом. Судя по докладам, Саске несколько дней собирал сведения, а потом начал просто обходить одну за другой все местные кондитерские. Это означало, что он принял какое-то решение, но тянет с его исполнением.
  В последнее время у Итачи появилась привычка постоянно крутить в руках телефон, который брат ему подарил, прежде чем уйти от Акацуки. После того, как Саске впервые пробудил риненган, и у него начались проблемы с чакрой, мобильник перестал работать, и сейчас был скорее просто сувениром на память, однако он состоял из чакры брата, и прикосновение к нему успокаивало Итачи. Но однажды телефон прямо в его руках рассыпался на сотню золотых искорок, и это могло означать только одно.
  Саске здесь больше нет.
  
  
  За ХЭ идем сюда http://samlib.ru/k/katss/omak1.shtml
Оценка: 7.02*23  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"