Соколова Надежда: другие произведения.

Кабальный договор.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.61*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выставила потому, что комп глючит. Писалось довольно давно, когда будет прода - не знаю, пока дел много(((

  Глава 1
  Первое, что стояло у меня в планах, это улизнуть от своей бдительной родительницы, опекающей свое непутевое чадо, не многим больше, чем двадцать лет. Под седлом мягко стелился светло серый жеребец, изредка всхрапывая и закидывая голову. За гроши достался, в деревне такого баламута к работе сложно приставить, в телегу не запряжешь, плуг таскать не будет, хуже барана упрется и кнут нипочем. Но зато красивый, шея дугой, грива вьется и хвост пушистый, а цвет какой! И совсем не важно, что беспородный.
  Рассвет только занялся, и стояла легкая прохлада. Нужно успеть до того, как проснется мама и пресечет попытку побега на корню. В соседней деревне как раз собираются в город на ярмарку, вот к ним и присоединюсь, а там можно через туннель и в столицу!
  Мне только вчера пришло письмо с согласием, взять меня на работу. А я с семнадцати лет посылаю прошение о трудоустройстве, и каждый раз приходил отказ. Даже причин не называли. Но я упертая и каждый год пробовала снова, и оказалось не зря. Магический Департамент ответил согласием! Разве можно пропустить такую возможность?
  Но у мамы другое мнение, привыкла, что ее слово - закон. Одно дело, когда решают, что ты будешь за завтраком есть, и совсем другое, когда тебе расписывают тихую деревенскую жизнь и запрещают помышлять о чем-то более интересном. Я никогда не могла понять маму, как можно было уехать в эту глухомань? Где единственная достопримечательность это она сама! Моя мама - ведьма, и ходят к ней чаще, чем в собственный огород. Наверное, родительница чувствует себя здесь более значимой, в городе ведьмы не нужны. Здесь у нее муж - мой отчим, и трое детей - я старшая.
  А я карьеру хочу! Независимость! Быть главной по доению коровы - это не то же самое. И куда не посмотри, никто в меня не верит, даже родной отец! От него я этого не ожидала. Обиделась на всех и подписала договор до того, как мама смогла у меня его выхватить. Было поздно, бумага с замысловатыми завитушками по краям и гербом Магического Департамента растворилась прямо в моих руках. Но и это родительницу не остановило, даже не взирая, что договор заключен, она решила меня не пускать. Как дальше она собралась действовать, мне не ведомо, и, собрав вещи, я просто покинула дом. Огорчает, что я расписалась не читая, действовать в тот момент нужно было быстро. Но успела увидеть зарплату, и эта цифра приятно греет душу.
  Неужели такая зарплата у сотрудников архива? Вряд ли меня без должного образования назначили на что-то более престижное, а работа в архиве - самая скучная в мире. Но ничего, карьерный рост еще никто не отменял. Под кипой бумаг не сломаюсь, от пыли не задохнусь. А на аванс можно снять квартиру! Да! Свою! Красота...
  В мечтах я провела весь свой путь. Сердце замирало от мысли, что я буду вести самостоятельную жизнь. И никто не будет таскать мои платья и украшения! Последнее радовало больше всего, младшая сестра у меня еще тот подарок, а гадиной почему-то называют меня.
  Город Верол - столица Объединенных Земель, где обитает наша вершина власти - совет магов, выше них только Архимаг, но его пока нет, старый умер, нового еще не выбрали. Мне нужно было найти здание Магического Департамента по распределению в штат. После перехода через туннель, позволяющий миновать огромные расстояния без затраты на это времени, но ни денег, я не чувствовала себя уставшей. Бодренько шагая, ведя под уздцы жеребца с именем от прошлого хозяина - Устюг, я вертела головой во все стороны. Так непривычно видеть все каменным, растительность только на причудливых клумбах и то не везде. Столько вывесок, людей, карет, повозок. И куда все спешат? И такие высокие здания, по четыре, пять этажей. Как же их строили? И почему на вид они такие похожие? Только отделка разная, а так коробки с торчащими из них балконами... хм... да...
  Прохожие были не сильно любезны, но я надоедливая и поэтому нашла нужное мне здание. Привязав лошадь к коновязи, направилась узнавать свое распределение.
  Пробегав из одного кабинета в другой, я, не веря своему счастью, попала куда нужно.
  За широким дубовым столом сидел мужчина в сером пиджаке и оттирал салфеткой пятно на лацкане. Перед ним стояла чашка с кофе и блюдце с булочками.
  Я пригорюнилась, сейчас выставит меня за дверь под благовидным предлогом, что у него обед.
  Поправив прическу, а верней ее отсутствие, так как заплетенная золотистая коса - прической может быть только с натяжкой. Жаль, зеркала нет, ну и ладно. Дорожный костюм, состоявший из темно-зеленого жакета и черных плотных штанов, был избавлен от пыли и налипших лошадиных волосков хотя бы спереди.
  А теперь широко улыбаемся, и ведем себя, как и положено деревенской простушки.
  - Добрый день, - стрельнула я глазками.
  Похоже, перестаралась, мужик чуть не подавился. Нужно меньше обаяния. Если бы знала, что тут встречу жующего пижона, с холеной мордочкой, подстриженными русыми волосами по последней моде - ну, я так думаю, просто в столице у большинства мужчин такие стрижки. То распустила бы волосы, золотистые кудри смотрелись бы выгодней. Но ничего не поделаешь, и если он меня сейчас выставит ожидать окончания его обеда - сожру, так папа советовал поступать с врагами.
  Но мои опасения были напрасны, со мной вежливо поздоровались, поинтересовались по какому я вопросу, сообщили, что попала я по адресу и стали рыскать в ящичках огромных шкафов у стен, мое распоряжение на работу. Я продолжала кокетливо улыбаться, стреляя глазками янтарного цвета. И поэтому узнала от мужчины чуть больше, чем было нужно. Теперь не представляю, что делать с информацией: что мужчину зовут Террис, он не женат, но очень мечтает, у него скоро выходной и вообще работает он только до шести.
  - Нашел, - с улыбкой сообщили мне, - Верес Ярана.
  На стол положили не толстую папку и раскрыли. По мере чтения улыбка у мужчины стала пропадать.
  - Вы...
  - Ага, - кивнула злорадно я, - а теперь можно узнать назначение?
  - Вы не знаете своего назначения?
  Я согласно кивнула.
  - И чем я так провинился? - возвел очи к потолку Террис. - Почему я обязан сообщать вам риес Ярана, все это?
  Я нахмурилась, одно дело мое происхождение и совсем другое, мое назначение, которое не хотят сообщать.
  Мне просто отдали папку, сообщили, куда с ней завтра подойти и сказали адрес, где заночевать. Дали квиток на получение в банке некоторой суммы как аванс, и не прозрачно намекнули на выход, не дав заглянуть в документы.
  Оказавшись уже возле коновязи, я стала листать содержимое папки и поняла - попала.
  Сделав глубокий вдох, я пошла обратно, но знакомая дверь оказалась заперта, а на ручке висит табличка "в отпуске на две недели".
  Шустрый, однако.
  Переназначение можно попросить только через месяц - сообщила мне одна риес похожая чем-то на жабу. Отвисший второй подбородок, имел поразительное сходство с раздувающемся мешком у болотной жительницы.
  В расстроенных чувствах отвязала жеребца и побрела в банк.
  - Теперь будем с тобой мобильной группой истребителей нежити, - зачем-то рассказывала я коню по дороге в банк. - Это очень престижная работа, платят хорошо...
  Наверное, я сейчас сама себя успокаиваю. Лошади ведь все равно... и мне нужно брать с него пример, в работе пригодится...
  Банк оказался огромным зданием, впереди стояли толстые колонны поддерживающие выступ крыши. Ступеньки окружали здание почти со всех сторон, двухстворчатые, тяжелые двери были широко открыты.
  Я огляделась в поисках коновязи и, найдя искомое, снова оставила Устюга. Направилась в здание. Внутри оказалось просторно, множество окошек и живая очередь к ним. Ели-ели своей очереди дождалась, на этом здании столько охранных чар навешено, что у меня голова кружится. Не привыкшая я к такому.
  Получив нужную сумму денег у чрезмерно улыбчивой девушки. Я вздохнула с облегчением кода отошла подальше от банка и его предприимчивых служащих. Я только деньги получила, а мене их уже куда-то вложить предлагают, потом занять и снова вложить. Какой-то замкнутый круг.
  Дальше по плану шли поиски гостевого дома, который принадлежит самому городу. Туда расселяют на временный постой всех госслужащих или сотрудников Магического Департамента. Конечно, если они не местные и оказались в городе по служебной причине.
  Гостевым домом оказалось небольшое двухэтажное здание, огороженное кованым забором и конюшней на заднем дворе.
  Я стала разыскивать конюха, что бы устроить Устюга. Жеребец всхрапывал и то и дело норовил сживать рукав. В конюшне стояли еще три лошади, судя, как на них отреагировал жеребец, это были кобылы. Ржание поднялось такое, что, кажется, я оглохла на оба уха. Конюх нашелся сам, наверное, из-за шума, спрыгнул с чердака, где сено хранится.
  Сдав своего питомца на попечение темноволосого мужчины средних лет, направилась обустраиваться сама. Мне выделили комнату на втором этаже, маленькую, где стояла односпальная кровать, тумба и стол. Стул, по всей видимости, здесь не предусмотрен. Туалет и душ - тоже, нужно топать в конец коридора. Но грех жаловаться, за это денег не берут, а что бесплатно, то, как минимум, сойдет. Безвозмездно кормят здесь только завтраком, поэтому, что бы поужинать, пришлось раскошелиться на медь.
  ***
  Ночью я проснулась из-за шума на улице, мое окно как раз выходило в ту сторону, где стоят ворота, которые сейчас с шумом захлопнулись. Выглянув, я заметила новых посетителей, их было четверо на крупных лошадях. Рассмотреть что-то подробней мешало плохое освещение.
  Зевнув, я вернулась в постель.
  Спала довольно хорошо, даже не смотря, что на новом месте. Глянув на часы, не спеша потянулась, до девяти времени еще много, а Устюг шустрый, быстро доедем до Магического Департамента. Так же не спеша оделась. Дорожный костюм сменила на узкие штаны и платье с короткими рукавами и высокими разрезами на юбки по бокам, что бы можно было сидеть верхом. Несмотря что одежда была серого, почти мышиного цвета, смотрелась на мне не плохо.
  Подходя к конюшне с седельными сумками в руках, где находились все мои вещи, заметила растерянного конюха. Мужчина взирал на меня явно с сочувствием.
  - Риес, - обратился он ко мне, - не заходите туда... - и замолк.
  Из конюшни вышли двое мужчин и одна молодая женщина. Компания явно злилась.
  - Ресы оставили деньги, - запинаясь, продолжил конюх, - сумма не маленькая, должно хватить...
  - Конечно, - рассерженно кивнула женщина, заправив за ухо красную прядь волос, наверняка крашенную, - только где они сами ваши эти ресы? Какой дурак вообще додумался поставить в одну конюшню бхаров?
   У меня чуть не вырвалось: Каво?
  - А вот и сестра по несчастью, - хмыкнула женщина.
  Она создавала впечатление не хрупкой риес - как принято вежливо обращаться ко всем представительницам прекрасного пола Объединенных Земель. Женщина затянута в тонкую черную кожу, мужчины под стать ей. Форма у них, что ли такая? А в ней интересно, не жарко?
  Мне в руки всучили мешочек с серебряными монетами, а конюх отдал седло.
  - Крепись красавица, - хлопнул опешившую меня по плечу седовласый мужчина. - Сожрали ночью твоего коня. Тиала, пойдем тебе лошадь искать, хорошо, что другие две уцелели...
  Я стояла как рыба, открывая рот и глотая воздух. Как сожрали?
  - Кто? - обратилась я к конюху, так как мы остались наедине.
  - Бхары, риес, хищники. Верховые животные с юга Объединенных Земель, ваш конь, похоже, выбил дверь... и кобыла тоже... - вздохнув, мужчина потер висок, - не знаю подробностей, а вот итог видел...
  Только чудом смогла удержать слезы. Владельцам этих бхар захотелось высказать все, что я думаю. Но, оказалось, высказывать-то некому. Эти благородные ресы, что бы пусто им стало, уехали еще рано утром, оставив деньги за убитых лошадей. Невиданное скотство с их стороны! Даже не извинились! Совсем не такой я представляла городскую жизнь, а тем более столицу. Я бывала раньше в городе, когда гостила у дедушки с бабушкой по маминой линии, но такого там не случалось!
  Пересчитав серебряные монеты, оставленные мне за жеребца, разозлилась в конец. Только на одну серебрушку больше, чем я за него заплатила! А я ведь долго торговалась, и к тому же, за эту сумму в городе и осла хромого не купишь, что уже говорить о молодом жеребце.
  Не слышать мне больше веселого цокота копыт Устюга. Я даже ему имя новое придумать не успела. Слезы так и застыли в глазах, от чего вымощенные камнем улицы расплывались. Я шла без лошади, но с седлом и седельными сумками.
   Из ворот Магического Департамента вылетело четверо всадников. Я ели успела отскочить, а всадники рысцой поскакали дальше. И снова никто за свою бестактность не извинился! Я потерла глаза и уставилась в крупы лошадей. Хвостов нет, шерсть странная, на перья похожая. Но так как животные все дальше и дальше отдалялись, разглядеть подробно не было возможности. О всадниках осталось судить только по спинам, да черным плащам в которые они укутались. Догадка пришла мгновенно, совпадений быть не может! Четверо всадников, столько же было и ночных посетителей, чрезмерно крупные лошади, которых с натяжкой можно ими назвать. Да еще выехали из ворот Магического Департамента, а значит, вероятно, ночевали в гостевом доме, где обычных посетителей быть не может! И возможно этих оснований кому-то покажется мало, пусть. Но я уверенна, что эти подлецы погубили мою лошадь. В моей природе быть злопамятной и мстительной, папина кровь, тут ничего не скажешь. Кисти рук покрылись ледяным узором, седло в руках довольно быстро замерзло, кожаная отделка встала колом, а лед все гуще и гуще покрывал седло. Несмотря на внешнюю хрупкость, я довольно легко запустила седло во всадников.
   Удивление случайных прохожих, скрип колес резко затормозившего фаэтона. И мой снаряд достигает цели, только странные лошади успевают отскочить в стороны. Но это их не спасло, седло упало на мощеную дорогу, и она стала покрываться льдом. Странный крик лошадей, вопль всадников пытающихся их приструнить, но животные в ужасе пытаются устоять на льду.
  Пока никто не сообразил разобраться с виновником безобразия, я юркнула во двор, а после заскочила в здание Магического Департамента.
  Вот так вот! Я умею не только крестиком вышивать! А то, наверное, узнали у конюха, что сожранный жеребец принадлежит хрупкой девушке, и расслабились. Решили, что горсткой серебра отделаться смогут. Еще раз встречу, заморожу на века, а лучше как папа учил, поступлю. Правда, большинство его учений заканчивалось съеданием врага. Что уж его так на мясо человеческое тянет, по сей день загадка.
  Они хотя бы подумали, что милые беззащитные девушки в одиночку не путешествуют! А если такое случается, то до конечного пути не доезжают!
  Теперь нужно найти фельда - так здесь называют начальника отдела. У меня отдел по истреблению нежити и опасной нечисти, зовут фельда - Ракрос Лефер.
  Спросила дорогу у встретившейся в коридоре женщины в синем строгом костюме, брюнетка направила меня на второй этаж и назвала нужный кабинет.
  Предварительно постучав, я открыла дверь, не удосужившись дождаться разрешения. Нервничаю. В левой руке удерживала седельные сумки, которые только чудом не заморозила. Наверное, я сейчас выгляжу с ними глупо...
  - Риес Ярана? - спросил меня мужчина за рабочим столом, в строгом черном костюме, средних лет, гладко выбрит, темные, почти черные волосы гадко зачесаны.
  - Да, - кивнула я, переведя взгляд на другого мужчину, а верней на его затылок. Он, мужчина, а не его затылок, сидел напротив стола темноволосого, и даже обернуться не удосужился.
  - Вы опаздываете, а я ценю пунктуальность в своих сотрудниках.
  Я смутилась:
  - Извините, у меня лошадь... съели, пришлось пешком добираться.
  - Сочувствую, - но по голосу, согласиться с этим было сложно, скорей это сказали из вежливости. - Присаживайтесь риес, будем знакомиться.
  Фельд, а именно им оказался темноволосый мужчина, показался мне каким-то холодным и неживым. Как будто ему настолько опостылела жизнь, и бренное сосуществование, что ушел какой-либо интерес ко всему в целом. Поэтому он одинаково безжизненно мог поздравить с рождением ребенка, и сообщить о гибели жены. Карие глаза смотрят как будто в никуда, словно он не с живыми людьми разговаривает, а с пустым местом.
  Я взяла стоящий у стены стул, и, поставив его перед столом фельда, присела.
  - Раз все в сборе... - начал фельд, словно обращается не к нам, а с самим собой разговаривает. Но окинув и меня и мужчину строгим взглядом, продолжил более живым голосом: - Риес, хочу вам представить реса Арку Лемел - недавно окончил Университет Магических Искусств, боевой маг третьего круга посвящения, прошел полугодовую практику по истреблению нежити.
  Так называемый Лемел повернулся в мою сторону, решив, что хватит любоваться одним только его профилем, анфас тоже вполне прекрасен. Такие ресы когда заезжали в нашу деревню, по ним девки сума сходили, лучшие тряпки в шкафах отыскивали, и, нарядившись, везде преследовали. Нравы в деревне строгие, все друг друга знают, вот и приходилось влюбленным девушкам, словно случайно с заезжим гостем встречается. А вдруг заметит? И сердце екнет... с собой позовет? Но такие везде одинаковы, как и сейчас меня окатили взглядом полного превосходства, так и наших деревенских девушек разглядывали. Мол, я такой, молодой и маг третьего круга, еще два пройти, и выше будет просто некуда - пятый предел. Русые волосы завязаны в низкий короткий хвост, большие серые глаза глядят уверенно, он знает, что не пустое место. Серая шелковая рубаха с широким воротником, словно небрежно, как бы забыли и не застегнули несколько верхних пуговиц. Выглаженные брюки со стрелками и ботинки начищены так, как будто нога их владельца, никогда не наступала в грязь.
  Фельд продолжал:
  - А вам рес Лемел, представляю эту красивую девушку, риес Верес Ярану, - в пустыне больше жизни, чем в голосе этого мужчины. - Отныне вы работаете вместе, и я очень надеюсь рес Лемел, что с риес Яраной вы подружитесь.
  На меня снова бросил взгляд Лемел, только уже заинтересованный. Оглядел как лошадь на рынке. По выражению лица ясно, мужчина не может понять, что со мной делать, и как из меня может получиться напарница в истреблении нежити? Потом взгляд незаметно опустился ниже моего лица и благородные черты мага смягчились. Он решил, что мы вполне можем сработаться.
  Я чуть не расплылась в ядовитой усмешке, но удержавшись, продолжила наивно хлопать длинными ресничками.
  Похоже, Лемел решил, что в голове у меня так же пусто, как и в дырявом кошельке, иначе, зачем выдал следующие:
  - Лефер, раз мы уже прошли ознакомительную часть, со всеми политесами и этикетом. Объясни мне, какого лешего мне эта кукла?
  Ммм... а он не в курсе дела? Как интересно, а наш фельд полон секретов и изощренного чувства юмора. Как замечательно он знакомит команду, а главное к нему не придерешься, никакого панибратства допущено не было, все вполне официально.
  Мне кажется, или рес Ракрос Лефер не ладит с моим будущим напарником? Иначе, зачем эта хищная улыбка и последовавшие после этого слова?
  - А я разве не сказал? Риес Ярана, прошу простить, я не назвал вашу роль в команде магу. Итак, Лемел, знакомься, Ярана - дракон, и по моему решению вы теперь команда. Она в твоем распоряжении, ты старший. Риес обязуется выполнять по контракту только роль ммм...
  Вот и мне интересно, как можно корректно объяснить, что я лошадь... а верней просто средство транспорта некого мага? Но мне деваться некуда, договор я подписала, не читая, поэтому рот и не раскрываю. Хотя ужасно хочется закатить скандал.
  - Она будет осуществлять твою транспортировку, - извернулся фельд, словно скользкий уж. - Относись к девушке с должным уважение, - и тепло улыбнувшись, чего от него не ожидали, добавил: - драконы очень злопамятны, не нарком и голову могут откусить, даже такие очаровательные полукровки как Ярана.
  После этих слов на меня взглянули уже по-другому. Так всегда, мужчины теряют ко мне интерес, как только всплывает моя суть. Меня это расстраивало мало, забавляло - да, но в уныние не вводило. Вот и сейчас, меня оценивают, насколько я адекватна, и могу ли наброситься без причины.
  - Плевать, - скривил губы Лемел, - дракон, так дракон, - он резко поднялся, покосившись на фельа, криво усмехнулся и, не прощаясь, вышел.
  - Да, к сожалению рес Лемел не отличается приятным характером, сочувствую риес Ярана, - сцепил пальцы на столе Ракрос Лефер. - Но по истечению вашего договора, а это три года, вы пожелаете продолжить у нас работать, я подыщу должность поприятней. А пока, для начала, вам будут поручаться легкие задания, зарекомендуете себя хорошо, ваш доход увеличится, так как усложнится работа, - он снова говорил тихо, безжизненно, и как бы для себя. - Сейчас спуститесь на цокольный этаж, там подойдете к стойке и предъявите жетон, - выдвинув ящик стола, Лефер вытащил испещренный рунами металлический прямоугольник и протянул его мне. - Там вам выдадут все необходимое снаряжение, лично ваше, маг уже снабжен всем нужным, осталось позаботиться о вас.
  Желания работать и вести самостоятельную жизнь, умерли во мне окончательно, причем мучаясь в самой страшной агонии. Я захлопала ресницами и нежно улыбаясь, спросила:
  - А можно переназначение попросить сейчас? Я бы могла работать в архиве, - я стала само обаяние, и отказать в такой малости у фельда не хватит сил. Даже мама, привыкшая к моим способностям, не смогла бы мне сейчас отказать.
  Но рес Лефер с вежливой улыбкой откинулся на спинку кресла. С торжеством в голосе, как будто победил соперника, сообщил:
  - У меня амулет риес, ваши таланты не сработают. Но могу сказать вам спасибо, проверил действенность амулета, - самодовольный тип даже не скрывал своего ехидства. - И да, вы очень талантливая девушка, даже не все чистокровные драконы умеют пользоваться таким талантом и располагать к себе собеседника. Но согласитесь, о вас все равно будут сдуть предвзято, драконы не сильно хорошую репутацию заработали среди людей. Вам другого шанса не предоставят, если вы провалите этот. Сделайте выводы риес, сделайте выводы.
  Я покинула кабинет в расстроенных чувствах. Спустилась на цокольный этаж. Он оказался перекрыт и единственный способ, что бы туда попасть, проходил через деревянную стойку, за которой сидела женщина в круглых очках и читала книгу. Меня игнорировали вплоть до того, пока я не подошла впритык и хотела уже открыть рот, дабы привлечь внимание рыжеволосой женщины.
  - Одну минуту, мне уже чуть-чуть осталось... - не поднимая взгляда, сказала незнакомка.
  Не зная как себя вести в такой ситуации, я принялась ждать. За спиной женщины находилась дверь, похоже, за ней что-то наподобие склада.
  - Ну что за... - буркнула рыжая, стянув с носа очки, - нет в жизни справедливости! Ну что за мародер вырвал последнюю страницу?
   - Не знаю, - не терпеливо переминаясь с ноги на ногу, ответила я.
  Женщина приподняла нарисованную коричневую бровь, и спросила:
  - Что вам, риес?
  Без слов я протянула ей жетон. Заправив рыжую прядь за ухо, случайно выпавшую из пучка, женщина приняла жетон и удалилась за дверь, попросив подождать ее, не уточнив как долго. Вскоре стало ясно, что очень долго, не менее получаса. Пришлось ожидать стоя, оперевшись на стойку, так как ни лавочек, ни стульев здесь предусмотрено не было. А перелизать через стойку, что бы взять стул рыжей женщины, я постеснялась, неприлично как-то.
  Мне выдали вместительный рюкзак, палатку, маленький мешочек с транспортерами, руководство по использованию, три комплекта рабочей формы камуфляжной расцветки. Сапоги с рифленой подошвой из грубой кожи, бытовое заклинание по подгонке одежды, стопку бланков, кожаную куртку с эмблемой Магического Департамента, она же печать. Раскинувшая крылья птица, словно в клетке из художественно нарисованных ветвей колючего терна. По задумке автора, наверное, должна вызывать ассоциацию, о защите, но нагоняет совсем другие мысли...
  Еще снабдили походным снаряжением, и к моему большому удивлению все это поместилось в рюкзак! Я туда даже седельные сумки умудрилась запихнуть. А пока я поражалась, мне еще вручили руководство по эксплуатации рюкзака. Я открыла первую страницу, где название гласило: "Что делать, если вас затянул рюкзак в себя". Не успела я отойти от шока, как рыжая женщина, снова вернулась за стойку и вручила мне обезьяну. ЖИВУЮ ОБЕЗЬЯНУ!!!
  - Вам положено, - сообщила она, не обезьяна, рыжая риес.
  Покосившись на пушистую хвосторукую животинку, с долей скепсиса спросила:
  - Зачем? Думаете, мага будет не достаточно, или это его замена в случае несчастья?
  Риес недовольно фыркнула:
  - В команде по истреблению нежити должно быть животное, оно лучше любых амулетов чувствует приближение нежити. К тому же, Паучок - счастливый, вся его прошлая команда исчезла, а он нашелся сам, - по-моему, после такого случая, охарактеризовать его нужно по-другому. - Животное чистоплотно, в туалет просится, много не ест, и в дороге будет не скучно.
  - Ага, - растерянно кивнула я, принимая в руки обезьяну. Понять не могу, почему этот Паучок должен быть в команде, а выдали его вместе с моими личными вещами?
  Жетон мне вернули обратно, теперь это мой документ, что я сотрудник отдела по истреблению нежити.
  - А если я его потеряю? - я сейчас не про жетон, а про обезьяну.
  - Нового пришлем, - уткнулась женщина, на сей раз, в другую книжку.
  Какой-то неравноценный обмен, потеряла лошадь, дали обезьяну. Я закинула рюкзак на плече, Паучок обнял меня руками за шею, что бы, не свалиться. Мне уже страшно, что будет дальше, а я между прочем - дракон, существо не из трусливых.
  Вылет на задание планировался утром. С магом должны встретиться возле городского туннеля, и переместится в город Тей находящийся в северном Наместничестве. Дальше своим ходом, а верней моими крыльями до села Совушки, дальше к старосте, что бы подробно разъяснил суть проблемы. Огорчало, что мне придется кого-то везти на своем загривке, но туннели есть только в больших городах. Слишком дорого обходится, такая полезная вещ. Это нужно найти, где подземный источник магии проходит, потом прокопать до него. А это не один метр земли снять, и уже дальше облагораживать его, чтобы можно было путешествовать не только людям, но и скотине с обозами.
   Позавтракав и скормив обезьяне миску нарезанных овощей, стала собираться. В первую очередь переоделась в выданную мне форму, состоящую из камуфляжных штанов с множеством карманов, черной майки без рукавов и камуфляжной жилетки, тоже с карманами. Оглядев себя, признала, что мне идет, обезьяна тоже оценила, захлопав в ладоши и задрав верхнюю губу. Увидев желтые клыки Паучка, задумалась - ему зубы чистить надо? Потом опять присмотрелась к клыкам, и решила - а почему этим должна заниматься я?
  Ну вот, помимо мага на мне еще ездит обезьяна! - сердито думала я по дороге к туннелю. Лемел уже меня ждал с недовольной гримасой на лице, надеюсь, ее вызвала обезьяна, а не я.
  - По-моему тебе выдали форму не по размеру, она маленькая, - заметил маг.
  - Нормальная, - вильнула я бедром и осталась довольна результат, маг обслуживающий туннель, даже сглотнул.
  Кто сказал, что я должна быть замухрышкой? Я дракон и должна быть прекрасна в любом своем воплощении. А нечесаные волосы, мешковатая одежда - пусть будет у какой-нибудь другой риес служащей в Отделе истребителей нежити. Тем паче, в договоре нигде не сказано, что не имею права немного подкорректировать рабочую одежду, да и вообще договор не обязывает ее носить.
  Мы спустились глубоко под землю, после того, как сообщили магу, в какой город перемещаемся. Каменные стены испещрены множеством рун, заставляющих направлять потоки магии в нужное русло и переносить людей в указанное место. Символы постепенно, с каждым нашим шагом светились все ярче и, пройдя туннель до конца, вышли уже в нужном городе.
  - Ну? - скрестил руки на груди Лемел, совсем не отягощенный рабочей одеждой, пижон вырядился, как будто собрался покорять девичьи сердца, а не истреблять нежить.
  Я замерла в ожидании продолжения или пояснения, чем так недоволен боевой маг.
  - Ты в дракона превращаться собираешься?
  - Может, лучше возьмем экипаж? - с надеждой посмотрела я на русоволосого мужчину. Однако маневр не удался...
  Мне одним только взглядом намекнули о моей не компетенции. Вздохнув, вручила магу обезьяну со своим рюкзаком. Кажется, мальчики друг другу не особо понравились, и как мы работать вместе будем? Обезьяна верещит, маг на нее орет, пытается с головы стянуть. Паучок мертвой хваткой вцепился в волосы, к невезению боевого мага, они у него достаточно длинные, завязаны в низкий хвост... были, теперь это воронье гнездо.
  Я не стала из себя изображать миротворца и помогать магу. Он же хотел дракона? Ну, так почему не выполнить столь милый каприз?
  Я отошла подальше от туннеля. Раннее прохладное утро города, с аккуратными, ухоженными домами, радовало малолюдностью. А я дракон не крупный, всего в два раза больше лошади. Прикинув на глаз площадку для превращения, признала ее годной. Увидев дракона, редкие прохожие отойдут подальше, тогда здесь можно будет расправить крылья и даже взлететь.
  Оборот дело довольно долгое, верней подготовка к нему. Нужно сконцентрироваться, почувствовать в себе глубоко загнанного зверя. Осторожно позвать, наполнить тело магией, что бы оборот прошел легко и безболезненно. Можно конечно и без этого, но тогда будут рвущиеся сухожилия, треск и хруст выворачивающихся костей, люди смогут увидеть самое омерзительное зрелище в мире, как хрупкую девушку ломает изнутри, меняет постепенно ее черты, удлиняются конечности, словно ветошь рассыпается кожа. Позвоночник деформируется, растет, и растут вместе с ним гребень. Все это очень болезненно, кроваво и шумно, но абсолютно безопасно... для окружающих. А вот дракона такое превращение может ввести в болевой шок, да и одежда рвется на лоскутки. А вот концентрация, когда по телу течет магия родной стихии, все происходит приятно и красиво для чужих глаз. Правда приходится истуканом постоять минут пятнадцать, концентрация штука долгая и золотое свечение окутывает меня полностью, раздувается, принимает очертание дракона и, распадаясь искрами, уже являет дракона воплоти. А самое главное, когда я верну себе человеческий вид, я не останусь голой!
  Мои ожидания подтвердились, люди предпочли отойти на безопасное расстояние от неожиданно появившегося на площадке дракона. Внимание немногочисленных глаз словно окружило меня. Я поежилась от иных ощущений, совсем не связанных с человеческим восприятием, я сейчас охотник. Невообразимый контраст между двумя моими ипостасями. Все четче, острей: слух, запах, ощущения. Дракон воспринимает всех живых легкой добычей, не опасной, медленной и желанной. Прикрыв глаза, я загоняю все лишние мысли глубоко, подальше. Нельзя думать как голодная рептилия, человеческий разум всегда должен преобладать над зверем, который в первую очередь руководствуется одним инстинктом - охота, еда. Он самый сильный, наверное, потому, что и человек и дракон одинаково солидарны в этом. Охота это еда, а еда - жизнь. Голод ослабляет, а слабым не хочет быть никто. Но зверь когда бодрствует, всегда голоден, а сытым спит.
  Маг присвистнул, я изогнула длинную шею, скосив на него янтарные глаза. Лемел уже не воевал с обезьяной, Паучок притих, с любопытством меня оглядывая. Наверное, раздумывает, опасна я для него или нет?
  - Разве драконы бывают белые? - маг старательно пытался спрятать восхищение, видеть драконов ему вряд ли доводилось, особенно так близко.
  Отвечать на вопросы и что-то доказывать я посчитала лишним. Арку Лемел сейчас меня видит собственными глаза, объяснения будут излишни.
  - Забирайся на загривок, там нет острого гребня, - расправила я крылья и опустилась ниже на мощенную камнем площадку. Мой рычащий голос только с натяжкой можно назвать человеческим и женским. Он низкий и монотонный, драконья глотка не позволяет изображать интонации голоса, по сути дела, если бы не магия, я бы вообще разговаривать не могла. - Ну же, рес, поторопитесь, пока сюда не сбежала стража, обороты в городах без надзора запрещены.
  Служба в отделе истребителей нежити меня освобождает от этого закона, жетон мне дан не просто как напоминание о работе. Однако терять время не хотелось на предъявление всех привилегий. По сути, закон глуп и логически не проработан, в городе запрещен только оборот. А вот попасть в город я могу и в драконьем обличие, и человеческом, просто поменять его не имею права без надзора стражи, заранее его не обговорив. Наказание последует в виде денежного штрафа, стража зафиксировав ауру артефактом, что бы, если нарушитель решит сбежать, все равно не отвертелся от выплаты. Мой же слепок ауры теперь есть во всех органах правопорядка, кода они заинтересуются несанкционированным оборотом, всплывет, что я на службе и от закона освобождена. Но тем ни менее, это займет у стражи время, быстрей проверить мой жетон, но не для нас...
  Маг ловко забрался мне на загривок вместе с вещами и обезьяной. Значит, физической нагрузки мужчина не чурается и хорошо подготовлен. Паучок сначала верещал, его совсем не устраивало ехать на драконе, но Лемел с ним не церемонился, затолкал в свой рюкзак и крепко привязал себя заклинанием. Я выгнула шею, что бы осмотреть это безобразие, ощущать на себе седока было унизительно. Мужчина пригладил растрепанные волосы рукой, его губы беззвучно что-то шепнули, и русая шевелюра снова стала гладко причесана, только одна прядь непокорно спадала на лоб.
  - Я готов, - небрежно сообщили мне, давая понять, что можно подниматься в небо.
  Как Лемел ни старался скрыть волнения под маской безразличия, но это было пустым. Слух хищника чувствовал быстро бьющееся сердце, оно как будто пыталось выскочить из запертой клетки ребер. Я втянула воздух ноздрями, запах дорогого одеколона, чуть уловимая нотка женских сладковатых духов, которые безуспешно пытались утром смыть, так как явного запах пота я не услышала. Но меня удивило не то, что маг ночевал не один, от него разило страхом, как не удивительно, но есть такой запах, человек по-особенному потеет, не так, как при физических нагрузках.
   Странно... но боятся не меня.
  Поднявшись на лапы, я сделала пару пробных взмахов, что бы разогнать кровь. Крылья послушно повиновались, огромные, превышающие саму меня в несколько раз, с легкостью стали рассекать воздух. Чуть припав к земле, я с силой оттолкнулась и забила крыльями вдвое сильней. Пыль и мелкий мусор с сухой листвой разлетелись в стороны, а я стала подниматься в небо. Поймав поток воздуха, с удовольствием сократила махи крыльями.
  Чуть изогнув шею, я покосилась на мага.
  Он был бледен, глаза зажмурил и пытался дышать медленней, с расстановкой. Благодаря заклинанию беснующийся ветер его не беспокоил, однако казалось, что маг испытывает некие неудобства и дрожит.
   - Ты боишься высоты? - изумленно пробасила я, и повила перепончатым ухом, рассчитывая на ответ мага.
  Общаться в полете не совсем удобно, но хотелось разговорить мага, и понять, что с ним происходит.
  - Нет, - стиснул зубы маг, от чего отказ прозвучал излишне зло. Лемел явно боролся с собой, и более мягко продолжил: - но если ты полетишь ниже, буду признателен.
  Мы незаметно перешли на "ты" и, кажется, отношения могут наладиться. Не хочется ругаться с напарником, нам вместе работать. Но полететь ниже я не могу, слишком тяжело. На высоте потоки, которые поддерживают меня экономя силы. Низкий полет заберет эту привилегию и придется часто махать крыльями подобно бабочек, долго такой темп мне не продержать, к тому же с всадником на спине.
  Я попыталась это донести до мага, от чего меня просто попросили помолчать.
  
  Глава 2
  Наконец вняли к проблеме старосты села Совушки. Мужчина не один месяц просил прислать истребителей, дабы не случилась беда. Просить помощи Сенук больше никого не мог, сельская ведьма давно почила, а новая все не объявляется. Уже скоро придут холода, день станет короче, ночь длинней. Вот тогда сельчане рискуют не удержать то, что скрывает старый погост.
  Сначала пропала овца, списали на волка. Пошли травить с собаками, псы потерялись, мужики только руками разводили, мол, не знают куда. На погост забрели и все... как ветром сдуло. А после по ночам вой стал слышен, да не спутать его с волчьим, небось, пропавшие псы напоминают своим трусливым хозяевам, что они их ждут, хотят, что бы покормили. Мужчина поежился, представив, как вся эта хмарь с погоста вырвется. Не вечна обережья трава, не удержит, когда ночь будет длиннее, и всякая неживая тварь силы наберется. Пока дураками сытится, но они и перевестись могут. А пока их провожают как героев.
  - Тьфу, - зло, прям на мытый пол сплюнул староста и облокотился на тяжелый дубовый стол. - И так людей мало, а тут эта тварь завелась. Скольких уже сожрала?
  - Пятерых, - хмыкнула супруга, поставив на стол исходящий паром, горшочек с наваристыми щами. - Мож, обойдется? - с надеждой в глазах спросила дородная женщина, мать четверых детей. - Вдруг не все так страшно, если на погост ходу не будет, так и тихо все станет.
  Сенук зачерпнул ложкой щи, махнув на женщину рукой. Баба - дура, что с нее взять? На авось надеется, а вот шиш! Бьется хмарь в покосившейся забор, скребется, на волю просится. Если бы не посаженная обережья трава по границе погоста, как пить дать выбралась бы! Ее еще прошлая ведьма сеяла, давно это было. Но вот придут холода и трава пожухнет. И чем заразу удержать? Да как она там вообще выродилась?! Да что это такое? - староста сказать не мог, слышать - слышал, а видеть - нет.
  В избу забежала младшенькая дочь. Красавица, - гордо про себя отметил староста. Хорошо они с Фолушенькой постарались, эк какую девку слепили. С румяными щечками, пышная, все где надо выпирает! А коса! С кулак толщиной. Волосы черные, как сама ночь, а глаза синее любого моря, хоть Сенук его и никогда не видел, но точно знал - синей!
  - Дракон!- воскликнула доченька. - Маг прилетел, как и сообщили в письме - на драконе!
  Ладушке не терпелось вернуться на улицу, она и вовсе не хотела бежать в избу. Ведь так интересно посмотреть на приземление этого существа! Взглянуть хоть одним глазков вблизи. Увидеть оборот воочию, а то сейчас все пропустит, и станет он красивым мужиком, а она что, мужиков, что ли не видела? Ей семнадцать, с ними она даже целовалась. А вот на гада вблизи поглядеть охотца, пока он не перекинулся и папка ее в избе не запер. А то вдруг дракон с собой утащит? Лада девушка достойная - ее могут, а если дракон еще и красивым окажется, как в книжках о них пишут, так девушка и сопротивляться особо не будет.
  Взметнув расшитыми по подолу юбками, девушка побежала на улицу, не дожидаясь родителей.
   Староста быстро осушил стакан с морсом, довольно крякнул и вслед за доней отправился. За такой девкой глаз да глаз нужен.
  Сельчане, несмотря на хмурую погоду, прохладный ветер, вышли все, кто в чем был. Как же, на дракона подивиться, зрелище редкое, ранее селянам не встречающееся.
  Дракон вольготно царствовал в небе, раскинув кожистые крылья. Плавно планировал в низ, как раз где у сельчан лобное место было. Бело-серебристый дракон, выдохнув в небо голубовато-белое пламя, изогнув длинную, словно лебяжью шею шел на посадку. Приближаясь к земле, стал более резче взбивать воздух крыльями. Пыль столбом встала, сельчан чуть не опрокинуло. Здоровенная гадина впилась золочеными когтями в землю складывая крылья. Припала к земле, согнув длинные изящные лапы. Узкая, словно щучья морда, с ноздрями в разлет усилено втягивающими воздух, впечатляла набором клыков. Перепончатые уши, два золотых витых рога хищно изогнуты, длинный хвост с золотыми шипами в земле оставил глубокий след, таким в голову дадут, так она в плечи навсегда и уйдет, как бы вообще в портки не свалилась. А гребень! Тож золотой. Вот тут у старосты крамольная мысль и проскочила - а золото настоящие? Но он, тряхнул черневой головой с чуть поседевшими висками, отметая от себя эти мысли. Даже если рога золотые, шипы, когти и гребень - слишком дорого обойдется, мертвым золото незачем.
  В общем смысле дракон какой-то больно изящный, поджарый, с массивным грудаком и узким тазом. Наверно и мужик из него получится хилым, - думала про себя Ладушка. - Нет, оно-то красиво, даже есть чего бояться, но может все же это не дракон, а драконница?
  А вот маг девушке понравился, широкоплечий, высокий. Волосы словно шелк блестят, и колтунов в них нет. А пронзительные серые глаза теперь ни одну ночь будут терзать пылкое девичье сердечко. А как одет! Легкая рубаха, на пуговицах, чуть расстегнута, штаны, широкий пояс и высокие блестящие сапоги. Ну, последние это правильно, в селе улицы камнем не выкладывают, а вот одеться следовало потеплей. Хотя это же маг, они не мерзнут со своими заклинаниями.
  Лемел ловко спрыгнул с моего загривка, если таковое сравнение вообще можно отнести к дракону. Маг хотел эффектного появления, достойного боевого мага. Даже забыл про свой страх высоты, уговорив, будь его язык неладен, чтобы я дыхнула. По мнению боевого мага изрыгающий пламя дракон, на сельчан произведет неизгладимое впечатление. Мое же мнение иное, впечатление на таких людей может произвести только тройной удой коровы, если свинья опоросится двадцатью молочниками, или питухи вместе с курами начнут яйца нести. Все остальное если и вызовет впечатление, то далеко не благотворное, люди начнут бояться, самосуд не за горами. Но рес Арку Лемел иного мнения и как старший в команде, настоял. Я и дыхнула, от чего маг сокрушался: почему пламя не красное?
  Боевой маг широко улыбнулся сельчанам, словно он уже победил всю нежить и сейчас купается в лучах славы. Ровная спина, высоко поднятый подбородок и полная уверенность во взгляде. Ветер треплет ткань шелковой рубашки, трепещет непокорная прядка русых волос, на лбу мужчины. Он поприветствовал старосту, пожав мужику руку.
  - Сенук, - представился староста простодушно, без фамилии и всяких вежливых обращений. Простые люди не расшаркиваются, считая это лишней тратой времени.
  Однако боевой маг фамильярности к своей персоне не захотел:
   - Рес Лемел, - назвался он и перешел к делу: - где мы можем обсудить суть вашей проблемы?
  Староста задумался, почесав гладко выбритый широкий подбородок. Ему, наверное, около сорока, или чуть больше. По сельским меркам, так и должен выглядеть трудолюбивый мужик. С большими мозолистыми руками, крупный как медведь, густые брови, и с силой в кулаке, чтоб, если по наковальне ударит, так та и треснула. Ну, это конечно, по мнению большинства, я-то в деревне росла, с кумушками общалась, вот они и описали мне свой идеал, под который так хорошо укладывался местный староста.
  Толпа, разинув рот, внимала каждому слову мага, даже несмотря, что пока ничего путного и не сказано. Мужики в косоворотках, у кого вышивка на ней по рукавам и груди, кто просто в рубахе не из беленого льна. Кожаные жилетки подбиты овчиной, штаны широкие, да кирзачи на ногах. Женщины и девушки у местных любят яркую одежду, юбки пестрые, рубашки с выкатами, и вышивка затейливая по краям, на плечах платки, у кого крючком или спицами вязанный, а у кого просто тканный.
  Я огляделась. Сельская дорога меж домов из сруба петляет, но кое-где дома турлучные, с трубами кирпичными на крыше. Дворы огорожены деревянными заборами, у кого выбеленные у кого покрашенные. Куры деловито снуют, где коза, привязанная на небольшом пустыре с травой. Псы надрываясь лают. М-да, называется - сбежала из деревни в город. С такой работой, по дому не соскучишься.
  Староста предложил обговорить все у него в доме.
  - Яра, - обернулся ко мне маг, мы с ним договорились обращаться друг к другу не официально, так проще. - Ты собираешься? - покрутил он рукой, описав в воздухе пару кругов. - Или так?
  - Я догоню, - выдохнула я облако снежинок. Мне на оборот время нужно, да и повышенное внимание мешает сконцентрироваться.
  Староста повел мага к себе, рявкнув на сельчан, что бы по домам расходились и не мешали дракону. Я опомнилась, пока Лем далеко не ушел и пробасила:
  - Обезьяну из рюкзака вытащи!
  Право слово, с таким отношением, жизнь Паучка может оказаться не долгой...
  Боевой маг ушел с нашими вещами, обезьяна получила долгожданную свободу, забралась ему чуть ли не на голову. Сельчане, охладев к дракону, и не думали разбредаться по домам, они следом пошли, обезьяну разглядывали, которая приседала и чуть ли не подпрыгивала на плече мага. Последнего это сильно раздражало, но он и вида не подал, только руки в кулаки сжались.
  Возле меня зевак осталось не много, в основном детишки и молодежь. Старательно делали вид, что чем-то заняты: кто небо разглядывал, кто что-то в земле увидел, а у кого было важное дело в носу, куда и засунул пальчик шестилетний мальчишка в рубахе на выпуск и заляпанных грязью из луж штанах.
  Ну-да, откуда же им знать, что большой дракон смущается!
  Я смежила веки, стараясь не обращать внимания на окружающий мир. Пустила по жилам магию, приказывая дракону отступить, выпустить на волю человеческую суть. Уменьшить тело, изменить форму...
  Запахи изменились, стали не такими яркими и разборчивыми, голова чуть пошла кругом. В человеческом теле нет той силы, и когда золотистое облако окутало меня, уменьшаясь, приобретая человеческое очертание, я почувствовала себя слабой. Хищник ушел, а разум, еще опьяненный полетом, не хотел мириться с этой метаморфозой. Так всегда, привычно, но по-прежнему вызывает сожаления.
   Я распахнула глаза, подмигнула присутствующим детишкам с раззявленными ртами и бодро зашагала в дом старосты. Даже в человеческом виде, я все равно слышала запах острее, чем обычный человек, а одеколон мага просто шлейфом тянулся по сельской ухабистой улице.
   Возле калитки в дом старосты стояли сельчане, за забором лаял пес, звеня цепью. Разговор шел о маге. Бабы, вздыхая, шепотом обсуждали с подругами серьезный настрой мага, который заметин был в его серых глазах. Хихикая и краснея, упоминали о широких плечах, груди, которая показывалась в вырезе раздуваемой ветром рубахи. Оглядывались - не слышат ли их мужья или отцы. Но тем было не до пустых бабских шепотков, они обговаривали, что делать, если маг с погоста не вернется, нужно ли им искать его тело и хватит ли дракону коровы?
  Просочившись бочком к калитке, я заскочила во двор. Пес кинулся, но длинны цепи, не хватило, что бы укусить меня за пятку. За домом слышалось ржание лошади, поросята повизгивали, а на заборе сидел петух, косясь в мою сторону. Я прошлась по опавшей листве с раскидистой яблони, поднялась по ступенькам и постучалась в дубовые двери.
  Меня впустила молодая девушка, сначала оглядев с немым вопросом во взгляде: Кто?
  - Дракон, - шаркнула я ножкой.
  Кивнув, черноволосая селянка впустила в дом, провела на кухню и усадила за широкий стол с белой скатертью. На ней уже стояла миска с пирожками и кувшин морса. За столом оказался и маг со старостой. Сенук лишь бросил на меня быстрый взгляд и, махнув жене, поставить для меня кружку, вопросов задавать не стал. Он как будто и не отвлекался, продолжил излагать магу про нежить посилившуюся на погосте.
  Обезьяна отсутствовала, от чего я сделала выводы, что Лем опять ее в рюкзак затолкал. Вздохнув, взяла пирожок. Ни мне разговаривать со старостой, я дракон, а не маг, и нежить мне не ловить. Лем слушал внимательно, кивал.
  - Да вот псы там воют по ночам, а днем и нет никого, - угрюмо вещал староста, прихлебывая из кружки морс. - Но что-то мне подсказывает, серьезней беда скрывается, но что именно, рассказать никто не может. Были, кто туда ночью ходил, так доселе ходят. Днем проверяли, тихо все, ни крови, ни костей. Думали, может под землей тварь прячется, так свежей, копаной земли нет, везде трава или утоптано. Солью дорожки посыпали, жреца из ближайшего города в складчину всеми селянами вызывали. Тот походил по погосту, поуродовал надгробья красной краской и усе, сказал тишина будет. А оно все воет и воет! - ударил мужик пудовым кулаком по столу, да так, что чуть кувшин не перевернулся. - Неясно, как эта беда к нам попала, всегда тихо было, а тут такое...
  Лем кивнул и собрался проверить погост днем, и заверил старосту, что уже к утру проблемы не будет. Сенук хмыкнув, намекнул, что на слово больше не верит, и хотел бы зримых доказательств. Лем пообещал и это. Вытащил из своего рюкзака Паучка, обезьяна чуть не укусила мага и прыгнула мне на руки. Боевой маг лишь губы скривил, порылся еще в рюкзаке, вытащил куртку, и, застегнув ее на себе, закинул за спину рюкзак и пошел осматривать погост. Староста встал проводить.
  Лада отвела меня в избу, где и предлагалось ночевать магу и дракону.
  - Она всегда пустует, - стала объяснять девушка, - построена для гостей. - Тяжелый замок щелкнул, и Лада провела меня внутрь. - Поэтому двора нет, комната здесь одна, зато коек много и печь есть.
  Да, и находится на самой отшибе, наверное, для того, что бы гости селянам глаза не мозолили. Я покачала головой, осмотрев четыре узкие кровати, стулья и стол, залитый чем-то темным и вероятно не отмывающимся. Надеюсь, на нем прошлые гости не жертву темным богам приносили. Но запаха крови я не чувствовала, поэтому беспокоится и не стала. Положила рюкзак на ближайшую койку и спустила на пол Паучка.
  Дочь старосты оставила сверток со снедью, кувшин. Сказала где искать туалет, и где колодец. После выпорхнула, словно птичка на улицу.
  Порывшись в рюкзаке, нашла коробочку с мучными червями, их выдали мне для обезьяны и наказали периодически добавлять в рацион. Отвратительный корм был живым, только погруженным с помощью магии в стазис. Желтовато-бурые черви вызывали рвотный позыв, пришлось глубоко вдохнуть и задержать дыхание, после я отсыпала эту мерзость в миску и подозвала Паучка. Кажется, моего мнения обезьяна не разделяла и с удовольствием поглощала живой корм, беря пальцами по одному червячку. Я отвернулась от этого зрелища, Паучок разместился на полу с миской. Нужно ему еще воды налить. Радует, что основной корм у обезьяны, это фрукты и орех, насекомых нужно давать не часто.
  Разувшись, я разместилась на казенном одеяле. Внешне оно вроде было чистым, но спать на нем я все равно не буду. В рюкзаке у меня есть спальный мешок. Я печально покосилась в сторону печки, занимавшей почти всю стену, и категорически отказалась ее топить. Я холода не боюсь, даже наоборот люблю. А маг пусть сам заботится о себе. В конце концов, я отвечаю только за его доставку. Единственно за Паучка переживаю, как ему прохладный климат Северного Наместничества? В нем, конечно, есть места и похолодней, где даже летом земля не успевает прогреться. Но будем, надеется, что черная густая шерсть обезьяну греет.
  Я распустила по шву свою старую блузку, не потому, что она была уже негодной, просто решила выкроить Паучку штаны. Что бы эта зверюшка ни размахивала своими половыми признаками у меня на плече.
  Дело шло уже к ночи, над головой светил магический шар, так же выданный на складе. За окном стемнело, а я уже заканчивала короткие штаны для Паучка, сейчас резинку втягивала. Как бы его еще научить их снимать, кода в туалет захочет? Но наверно, не все сразу.
  В двери настойчиво постучали, пришлось отложить шитье из темно-зеленой тонкой ткани.
  За дверью стоял хмурый староста.
  - Можно увидеть мага?
  Холодок пробежал у меня по спине.
  - А разве он не свами?
  Неужели с Лемом что-то случилось на погосте? Но Сенук ничего сказать не мог, мужик только проводил мага до погоста и договорился, что Лем зайдет к нему перед закатом. Расскажет, что думает и отправится выдворять нежить ночью.
  Я зашагала по комнате, нарезая круги. Мага было жаль, а еще жальче мою дальнейшую судьбу. Хотя я еще не определилась что сильней. Первое задание, а у меня уже нет боевого мага. С таким началом мне точно закрыта работа в Магическом Департаменте.
  Староста все так же продолжал стоять в дверях, облокотившись о косяк.
  - И маг сгинул, - покачал мужик головой, - неужели придется бросить село?
  Я не ответила. Закинула рюкзак на плече и взяла на руки обезьяну.
  - Я в город полечу, - сообщила старосте, - там должны быть маги, может получиться организовать поисковую группу. Возможно, маг еще жив, я не думаю, что его так просто сожрать.
  - Вы дело риес, говорите, - потер Сенук подбородок, - но вы уверены, что успеете? Ваш прилет в город, конечно, ускорит вылет спасательной команды, но... боюсь, от вашего мага ничего не останется.
  У меня руки опустились, и решение ужу не казалось таким дельным как в начале.
  - И что вы предлагаете? Я не боевой маг, и вовсе не маг. Если уж рес Лемел не справился, куда там мне?
  Что есть у меня, чего не было у мага? Обезьяна? Так он сам отказался ее брать. Хм... мне же выдавали транспортеры, с помощью них можно передать письмо в ближайший город. Но Сенук прав, сбор команды займет время, за которое кости Лема уже обглодают.
  - Риес, вы всё-таки дракон, а это уже кое-что. И с пустыми руками туда не пойдете, у нас тут книжечка еще с темных времен сохранилась. Она нам незачем, может вам пригодится? - староста выпрямился и ободряюще улыбнулся, обнажив чуть кривоватые зубы.
  Я только растерянно кивнула. Остается надеяться, меня нежити скормить не хотят, что бы задобрить пока будут из села уезжать.
  
  Ущербный месяц тускло освещал старый погост, отчего вырастали длинные тени и пугающие силуэты делая это скорбное место и без того жутким. Скрипели ветви деревьев, когда ветер обрушивал на них свою мощь, эти звуки заставляли вздрагивать и оглядываться. Словно выросшие из земли, поднимались надгробные плиты, надпись на них давно стерло время, мох да сорная трава окружала их. Это не сельский погост, он здесь еще, наверное, до того, как само село Совушки появилось. Заросшее место, если бы не покосившаяся очень высокая ограда, сложно было бы вообще это мест отличить от самого леса.
  Я провела пальцами по выщербленным буквам на высокой глыбе памятника. Сельчане не смогли бы позволить поставить такое посмертно родственнику. Значит здесь хоронили не бедных людей. Скорей погост был действующим кладбищем еще до того, как маги пришли к власти и назвались Объединенными Землями.
  Несмотря, что Паучок вел себя тихо, я все равно вздрагивала от каждого шороха и скрипа. Рюкзак оттягивал спину, обезьяна на четвереньках передвигалась со мной рядом, задрав мощный, толстый хвост. Здесь были вытоптанные тропинки, но Сенук утверждал, что сельчане сюда не ходят. Пойдешь по одной такой, да в раскидистый куст упрешься или в дерево. К могилам они не вили и между собой редко соединялись. Я это на собственном опыте сейчас выяснила. И кто здесь тогда ходит? И судя по состоянию могил и не вытоптанной траве вокруг них, не скорбящие люди по утраченным родственникам. Тут как будто просто бродят, неизвестно в каком месте появляясь и исчезая. Мысли меня завели в окончательную панику, сердце шумно колотилось, а пульс бил по вискам. Очередная сломанная ветка Паучком, чуть не загнала меня на дерево.
  Пробившись через куст волчий ягоды, мы с Паучком снова попали на тропинку, которая завела в тупик, к покосившейся горгулье. Я не заток кладбищ, но горгулий здесь быть не должно. Небольшая крылатая тварь из камня, ростом с пятилетнего ребенка, с раззявленной клыкастой пастью и пилообразными зубами. Нос хищно сморщен, ноздри в разлет, и закрученные рога как у горных баранов. Подобным украшением может похвастаться старинный замок, а не погост.
  На наручных часах стрелка чуть перешла за двенадцать, а мага или то, что могло его съесть, я так и не нашла. Странно...
  Паучок заволновался, стал прыгать на одном месте и дергать меня за штанину. Но все беззвучно.
  - Что? - раздраженно произнесла я, так как чуть душу за грань не отправила испугавшись. Просто не ожидала, что меня кто-то будет дергать за штаны.
  Обезьяна, получив мое внимание, оскалила зубы и побежала до ближайшего дерева. Шорох листвы и скрип веток дал понять, что Паучок уже не на земле, а забрался как можно выше.
  Где-то неподалеку, явно не в селе, а где-то на территории погоста, взвыли псы. Протяжный, голодный вой хлестнул по ушам и стал приближаться. Хруст сушняка, рычание и скрежет зубов подстегнули взять пример с обезьяны. Паучок недаром пережил прошлую команду.
   Я ловко забралась на толстую ветку к обезьяне. Он даже на меня с каким-то уважением взглянул. Потушив магический шар, и спрятав его в рюкзак, замерла.
  Кусты зашевелились, без света разглядеть смогла только силуэты, и они явно принадлежат собакам, по количеству - пятерым. Наше присутствие на дереве незамеченным не осталось. Псы рванули к нашему убежищу, и остановились возле ствола, ведя носом. Принюхиваются...
  Месяц выглянул из-за тучи, и силуэты обрели четкость. Псы скалились, задрав морду к верху, беззвучно, глаза толи черные, толи напрочь отсутствуют. Шкура в колтунах, подранные уши, загривки вздыблены, а хвосты поджаты. Запах тлеющей плоти, сладковатый и ели уловимый окутывает этих существ будто облако, незримое для глаз, но для моего носа и воображения очень даже.
  Когда-то это было охотничьими, поджарыми псами, с пятнистой шкурой бело-рыжих оттенков. Теперь же окрас не определить, засохшая, почерневшая кровь, словно грязь, облепила мех. Нежить подпрыгивала, скребла ствол клена когтями и недовольно поскуливала, не в силах добраться до добычи.
  Я оседлала ветку и прижалась спиной к стволу дерева, вытащила подаренную старостой книжку. Паучок, вцепившись всеми пятью конечностями в ветку, беззвучно следил за нежитью на земле, чуть наклонившись. Томик был тоненький и потертый, без каких либо надписей. А вот на титульном листе была надпись "Для начинающего охотника на нежить", название вселяло надежду в замирающее от страха сердце. Хранящиеся здесь знания, моя надежда на благополучней исход. Смелости от того, что я дракон - не прибавилось, я полукровка, у меня нет брони и ранить меня довольно легко. Слишком мало пространства, что бы взмыть в небо, унося свою жизнь подальше от этого проклятого места. И о чем я думала, пускаясь на помощь Лему? Нежить не просто ранит, она заражает своего противника, несет болезни, калечит и сжирает. Благодаря своей особенности, я могу избежать последнего, но все остальное - под большим вопросом.
  В первой главе, печатными буквами на желтой некачественной бумаге, советовалось отказаться от затеи. Автор предостерегал, что читатель рискует погибнуть, что хорошо владеть магией не достаточно для, столь благородно, но в-то же время, неблагодарного дела, как убийство нежити. По сути, нежить и так мертва, а так же несет в себе болезни. Я вздохнула, тяжело и с чувством, неживые собаки скорбно заскулили, как будто прониклись всей тяготой моего положения. Книга пока ничего нового не сказала, а разбирать в темноте буквы, складывая их в слова - неимоверно тяжело, даже глаза заболели. Меня итак заметили, поэтому нет причин скрываться, и я, вытащив магический шар, включила его, и он завис у меня над головой. Ситуация к чтению не располагала, а стучащий пульс в висках и завывания нежити усложняли усвоение материала, иногда приходилось перечитывать, уже прочитанные строчки. Первая рекомендация - классифицировать нежить для ее дальнейшего, качественного упокоения. Я взглянула в низ, посмотрела на тошнотворных тварей, и поняла, что моя классификация, состоящая из одних непечатных определений, совсем не похожа на ту, что имеет в виду неизвестный автор. Но другой у меня нет, о нежити я знаю не многим больше, чем о боевой магии, а именно - она есть, и на этом все заканчивается...
  Я приободрилась, найдя в следующем параграфе, как классифицировать нежить. Она, оказывается, бывает разумной, так же еще есть различия, каким образом она появилась, оказывается и это можно узнать. Поднялась нежить уже, будучи мертвой, или прошла обращение, будучи живой. Строчки показались мне несколько противоречивыми, но кто я такая, что бы осуждать? До появления у меня этой книги, я знала о нежити не больше, чем она обо мне. Паучок, пропищав, забрался на ветку повыше, и повис на ней с помощью хвоста, заглядывая мне в книгу.
  - Еще скажи, что читаешь... - оттолкнула я навязчивую обезьяну, очень недовольную, но судя по поведению, легко отходчивую.
  Паучок продолжил свое занятие, по разглядыванию псов, изредка кидая в них веточки.
  Книга советовала приглядеться к нежити, если есть на ней раны с черной сукровицей, значит обращенная. Если открытие раны белесые и бескровные, значит поднятая некромантом, и очень возможно, что он рядом. Если же на нежити совсем нет ран, рекомендуется их сделать.
  Я натянула на руку кожаную перчатку. В книге сказано нужно посмотреть, а уже из увиденного сделать выводы.
  Повиснув на ветке вниз головой, держась ногами, немного посвистела, привлекая к себе нежить. Помахала рукой. В зубах зажала косу, что бы за нее, не уцепилась какая-нибудь тварь. Паучок, как истинная обезьяна, стал обезьянничать, копируя меня, только за ветку хвостом держался и строил рожи неживым псам. Нежить подпрыгивала, скалилась и подвывала, стараясь ухватить от нас кусок побольше. Но мы висим вне ее досягаемости, и челюсти щелкают, хватая лишь воздух. Вовремя выбросив руку, я ухватила пса за шкирку. От вопля в ушах зазвенело, а Паучок удрал повыше на дерево. Нежить вырывалась, скалилась, но в таком подвешенном состоянии сделать ничего не могла. Пусть я и полукровка, и женского полу, но физически ни чем не уступаю среднему по силе мужчине, а в псе веса не многим больше, чем килограмм пятнадцать. Магический шар послушно подлетел ближе, освещая зловонную тушу немертвого пса, который никак не хотел мириться с участью наглядного пособия для моего образования. На шкуре проглядывались порезы, словно их нанесли острыми когтями, проглядывала черная сукровица, сочившаяся из порезанной плоти. Холод шкуры чувствовался даже сквозь перчатку, холодил руку. Пользуясь близким знакомством со зверюшкой, я прижала к ней другую руку, морщась от омерзения. Сила стала пробиваться через ладонь, кисть покрылась морозным узором. Нежить скулила, из глотки вырывалось отчаянное рычание, изгибала шею, стараясь цапнуть меня, но тщетно. Заморозить живое существо ни так-то просто, а нежить, так совсем тяжело, она как будто часть магии в себя поглощает. Но пес перестает активно извиваться, движения все медленней и медленней, на шкуре появился иней, лапы застыли, скулеж стал напоминать писк комара вперемешку с грудными, булькающими звуками. Я с силой кинула нежить на землю, разбивая закоченевшее тело на крупные куски. Четыре немертвые псины наклонили морды, принюхались к холодным кускам, некогда являвшимся их товарищам. Взвизгнув отскочили в стороны, когда земля стала покрываться коркой льда. От досады, я чуть с дерева на землю не упала.
   Ну почему никогда не срабатывает? Всегда, когда я проделываю этот трюк с замораживанием предмета, замерзает только земля, на которую он падает! Что не так? Где ошибка? Я экспериментировала раньше на воронах, повадившихся нападать на огороды. Может нужно непременно попадать в живое существо? Но в ворону особо не попадешь, а тренироваться не на ком. Только зря магию потратила, которой после оборота в дракона, не так много осталось. Что поделать - полукровка.
  Снова оседлав ветку, продолжила изучение книги под завывания псов. Итак, я выяснила, что псы, обращены при жизни. Значит, здесь работал не некромант, что из этого следует? Пролистнув страницу, чуть не всплакнула. Где-то рядом бродит то, что сотворило из охотничьих псов - низшую нежить. Мне предлагается обзавестись пульсаром, выстроить вокруг себя огненную стену и ждать подкрепления! Даже схема представлена, как делать огненный круг. И как пользоваться этим советом? Я огненной магией не владею, только холод, лед. Конечно, у меня еще есть стихии воды и воздуха, но кто учил меня ими пользоваться? Мама категорически была против магии, и ничему меня не учила, считая, что мне все равно не стать ведьмой. Хватит мне и того, что я владею пламенем, у любого дракона оно есть, только вот у меня холодное. А стихии вода и воздух - это не та сила, которой должен обладать боевой маг. Ну что я сделаю нежити? Утоплю? Так ей дышать не надо. А от ветра, какой толк? Я им только свечи могу задувать. Мои познания в магии, ничтожны, как и у большинства жителей Объединенных Земель. Что-то мы конечно можем, но... на все учиться нужно, а обучение стоит дорого, да еще и не всех берут и отчислят больше половин еще на первом курсе. Конечно, все зависит от профессии, на которую хочешь выучиться. Магия многогранна, она может помогать в любом деле, но нужно что бы она работала, знать подходящие заклинания и действия. Имея просто кусок золота и пару бриллиантов, красивого украшения не сделаешь, если не знаешь как.
  Полистав книгу - оценила, прониклась и подумала о составлении завещания, а саму книжку запустила в воющую внизу нежить. Пусть просвещается. Стащила с руки перчатку, вывернула ее на изнанку и засунула в рюкзак - потом почищу... если это потом наступит.
  Опять повиснув вниз головой, сотворила в руке острую сосульку и запустила в нежить. Сосулька ударилась о бок пса, и рассыпалась на множество осколков. Вытерев ладонью пот со лба, я попыталась опять поймать кого-нибудь за шкирку. Подпрыгивающая нежить, хрипя, клацала зубами, но не подставлялась, уворачивалась, извивалась, и чуть было не сомкнула на моей руке клыки.
  Второй раз фокус я не проверну. А силы морозить на расстоянии у меня не хватит. Но и кукушкой на дереве сидеть чревато, где-то бродит более опасное неживое создание. Я печально покосилась в сторону горгульи, верней на ее крылья. Если бы было меньше риска, что я порву крылья о надгробные плиты и деревья, обратилась не раздумываясь. Хотя бы погода была бы холодной, морозной, моя бы сила была бы неисчерпаемой. Нужно было податься на север, в те города, где, даже летом холодно.
  Может все же обратиться и заморозить нежить холодным пламенем? А успею ли, что бы мне в горло не вцепились? Тогда это кладбище получит новую нежить - дракона, если конечно, не сожрут.
  Создав еще одну сосульку, снова запустила в собак, однако ничего нового не случилось. Нужно что-то другое, хм... Выудив из рюкзака кинжал, засунула его за пояс, приложила к дереву руки, по стволу вниз побежал холодный, морозный узор, перешел на уже подтаявшую землю и стал расходится в стороны. Нежить отступала, жалобно скуля, к сожалению, быстро я не могла осуществить задуманное. Тут, как и в беге, без тренировки быстро не получится и дыхания не хватит, в моем случае - магии. Из земли стали вырастать ледяные шипы, огораживая ствол дерева. Нежить завыла, замельтешила стараясь подступить ближе, но не находила где протиснутся. Я съехала по стволу в низ, чуть сама на своем льде не поскользнулась и не свалилась на шипы. Удержалась, ели-ели уняв дрожь в коленях. Псы ощерились, забились в бока ледяных шипов, стараясь ко мне подобраться. Улучшив момент, я поймала одну тварь за... хвост? Взвизгнув не хуже самой псины, резко подняла ее и насадила на шип. Изобретательности нежити просто нет конца, другая собака перепрыгнула шипы и летела прямо на меня. Сердце пропустило удар, сейчас за ней повторят двое оставшиеся неживые охотничьи и все, светлая мне память... Пасть клацнула в опасной близости от горла, я не успела втащить кинжал, когти прошлись по руке. Вой, хриплый лай, я натолкнулась спиной на ствол дерева. Нежить повторила бросок, только на этот раз, метилась вцепиться в ногу, ели успела убрать, однако челюсти сомкнулись на мыске ботинка. Я сжала пальцы на холке нежити, она разжала пасть, немыслимым образом вывернулась и таки добралась до меня, чуть пониже локтя отозвался болью укус, челюсти сжались сильней. От боли я взвыла, разжала руку и псина просто повисла на мне, а двое другие уже подбирались.
   Свист раздался неожиданно, в этой кутерьме я не могла понять, откуда он? И что он означает? Но к моему удивлению собаки отступили. Не буду говорить, что я расстроилась, честно, я уже устала отбиваться, а паника не давала воспользоваться магией. Я съехала вдоль ствола дерева, жадно хватая ртом воздух. Не знаю, кто мой спаситель, но я его расцелую. Будь он даже зеленым гоблином.
  Рука саднила, немного кружилась голова, то ли от переутомления, то ли назревающей инфекции в моей крови. Переведя взгляд на руку, увидела рваную рану, заплывшую густой кровью. Но пока видимых следов заражения нет, а там кто его знает?
  Я не слышала шаги и более того, я даже не заметила, как на моей шее сомкнулись пальцы. Меня вздернули вверх, подняли на ноги и даже выше.
  - Как интересно, - услышала я тихий холодный голос, - и чего же столь прекрасная дева забыла в столь проклятом месте?
  Широко открытыми глазами я взирала на своего спасителя. Кажется, я погорячилась с поцелуями, тут уж правда - лучше зеленый гоблин в любовники, чем это... несомненно прекрасное, но излишне мертвое создание целовать.
  - Вы тоже так считаете? - прохрипела я как можно вежливо, однако ситуация к этому не располагала. - Ну, я, наверное, пойду, вы правы, здесь мне не место.
  Меня поставили на ноги, однако руку с горла не убрали. Бледные бескровные губы растянулись в улыбке. Черные, ровные волосы рассыпаны по обнаженным широким плечам. Когда то это существо было очень обаятельным мужчиной, даже, наверное, аристократом, а теперь это... нежить. И это было давно, вот уже восемьсот лет нет аристократии, нет королей и императоров.
  - Это несколько невежливо, вы не находите? - склонил мертвец голову набок.
  - Возможно, - я бы еще и кивнула, да вот рука на горле мешает, холодная и, по-моему, с когтями. - Но вы то же хороши, держать девушку за горло, где ваши манеры?
  - Простите леди, - мою шею отпустили, и мертвец сделал пару шагов назад, - но смерть не очень хорошо влияет на человека.
  Точно древний! - с ужасом поняла я, "леди" давно уже не используют как обращение, аристократов то нет. Верней потомки некоторых остались, только уже не имеют той значимости, как была раньше, до войны магов.
  На меня смотрели красными светящимися глазами на бледно-мертвенном лице. Нежить была оголена до пояса и абсолютно боса. Широкие штаны на этом поджаром субъекте явно были не по размеру и рассчитаны на более упитанного мужика. Кажется, одежка ранее принадлежала кому-то из смельчаков, зашедших на кладбище. Вон, на светлой льняной штанине кровавые потеки есть, сомневаюсь, что это нежить кровоточила. Узкое лицо, ровный нос, заостренный подбородок и хищная улыбка. Руки скрещены на груди, а возле ног вьются и ластятся собаки. Ледяные шипы разбиты в клочья, насаженная на один из них псина отползает в сторону и скулит.
  - Я не хочу показаться надоедливой, - прикусила я губу, что-то с этим лордом общаться мне не хочется, страшно, и как назло, в голове пустота, - я, наверное, пойду, ладно? - я захлопала ресницами, может мое обаяние дракона и на нежить действует?
  - Не старайтесь, вы конечно прекрасны, но не в моем вкусе. Не люблю блондинок.
  Я фыркнула:
  - Да, вам по вкусу сельские мужики... - я прикусила язык, злясь на свою болтливость.
  Ну не во вкусе я нежити, так радоваться должна! Первый раз что ли, мужики мне такое заявляют? Понятия красоты у всех довольно субъективны. А после того, как узнают что я дракон, так самый последний бабник от меня сбегает! Поэтому я люблю пококетничать, ведь знаю, ничем серьезным мне это не обойдется.
  - У меня выбор не велик, - пожал мертвец плечами и откинул ногой одну из собак, самую надоедливую. - В последнее время я совсем не привередливей. Но вы очень ценный подарок, мне ни разу не доводилось видеть драконниц в человеческой форме. Приятно удивлен, - окинули меня цепким взглядом, если бы я не опиралась спиной о ствол дерева, упала бы, ноги ели держат. - Я думаю, что мы поладим, только сначала вам придется умереть, - сказал будничным тоном и оскалился.
  В голове лихорадочно забегали мысли. Ну же, нужно что-то делать! Хотя бы разговорить этого мертвеца, пока он склонен разговаривать! Вот только какая тема ему будет интересна?
  - А вы вампир? - все любят разговаривать о себе, надеюсь и он не без исключения.
  Мужчина приблизился ко мне, смотря исподлобья, от чего большие, красные глаза смотрелись особенно жутко. Я тесней прижалась к дереву, мечтая провалиться сквозь него. Ущербный месяц как назло слишком ярко освещал фигуру этого хищника. Ааа... это же магический шар, дает свет, а я про него и забыла. Холодок пробежал по спине, но нежить просто подхватила меня под руку.
  - Давайте прогуляемся? - зная, что выхода у меня нет, он все равно задает вопрос, однако даже не ждет ответа, а ведет в сторону горгульи. - Давно ни с кем не разговаривал, а после вашего обращения вряд ли получится с вами поболтать. Видите горгулью? - дождавшись моего кивка, он продолжил, оглаживая тонкими пальцами укус на моей руке: - Сейчас только она и осталась, весь остальной склеп ушел под землю. Но я рад, что смог выбраться. В свое время меня похоронили заживо, однако, не учли специфичности моего увлечения, а некромант окончательно редко умирает. На склеп наложили заклятие, что бы я, не смог выбраться, однако молния разрушила все, - он улыбнулся, жутко и его пальцы сжались на моей руке, только чудом я не взвыла в голос. - Я не вампир и кровью не питаюсь, верней меня вполне устраивает и плоть в довесок к крови, - он перестал терзать мою конечность, и его рука легла мне на талию. - Но вам боятся нечего, рвать такую красоту кощунственно, поверти, и в смерти есть свое очарование, вы оцените. А когда я пробью защиту, вы мне поможете поквитаться с одним подлецом и его очаровательной невестой.
  А он знает, сколько лет отсутствовал?
  - А когда вас... эм... - как бы так сказать и не вывести из себя? Я все же надеюсь выторговать свою жизнь, вот только выясню, что для этого мертвеца ценно. - Какие последние события вы помните?
  Рука болела, делать вид, что все прекрасно, становилось все трудней. Рану жгло, а этот покойник еще и усугубил положение. Некромант, откуда он взялся на севере? Темной магией балуются в основном на юге. Хм... может, раньше все было по-другому?
  - Последние события? - хмыкнул мертвец. - Казнили короля, восстала чернь, я подавил бунт, хотя и с потерями, - он прикрыл глаза, медленно ведя меня к склепу, от которого только одна горгулья торчала, а может все остальное я просто не заметила из-за заросшей травы. - Юг полностью одержал победу, у них прошло все как-то гладко, без боя и крови. Но не всем королям понравилось их свержение, аристократы пытались спасти имущество, отвоевать земли, сохранить за собой титул. Но были и те, кто хотел войны, встал на сторону неприятеля, маги кричали о свободе и равенстве, и обещали вставшим на их сторону оставить за ними их богатство, если таковое имелось. Я вернулся с очередной осады, дела шли неплохо, маги не учли, что есть и те лорды, которые умеют пользоваться магией, а с моими способностями, мне живые небыли нужны, за меня и мертвые неплохо дрались, - он вздохнул, хотя нежити это абсолютно не нужно, но вероятно он так пытается показать свое сожаление. - Жаль я не застраховал себя от предательства. Триэль предала меня, моя белокурая красавица... подлая стерва!
  Когти слегка оцарапали мне спину через ткань, я взвизгнула. И поспешила вывести мертвого лорда из плохих дум:
  - Война давно миновала, - мы остановились возле склепа, свет магического шара осветил развалины, и лаз который прикрывается тяжелым камнем, человеку такой не поднять и не сдвинуть. - Восемьсот лет прошло, боюсь, ваши враги давно умерли.
  - Даже так? - он сжал в своей ладони, мою руку.
  У мертвого аристократа пропало желание беседовать, он чуял кровь из прокушенной руки, смотрел на запястье, где проглядывала венка. Тонкие пальцы пробежались по рисунку вен, а черный коготь, словно невзначай оцарапал кожу, совсем чуть-чуть, не задев вену. Я дернулась, но пальцы сжали с такой силой запястье, что на глаза навернулись слезы.
  - Некромантия - темная наука, - с какой-то нежностью заговорил мертвец, - не один обряд не проходит без крови. Кровь - это жизнь, сила, власть. Такие маги к ней еще при жизни пристращаются, - палец прошел по набухшей кровью царапине, и немертвый слизнул кровь со своего пальца. - А после смерти, она становится невообразимо вкусней.
  Он сыт, - откуда-то пришла такая мысль, - был бы голоден, разговаривать не пожелал бы.
  - Вы хотите сказать, что и при жизни пили кровь? - я захлопала ресницами, стараясь прогнать слезы и добавить в голос кокетства.
  - Смелый... смелый дракончик, замечательное выйдет умертвите. Красссивое, сильное. Жаль, что твоя аура перестанет так сиять, жаль... очень жаль... - шептал он, не отвечая на мой вопрос.
  Его взгляд заскользил по шее. Я сглотнула, хотелось убежать или провалится сквозь землю. Мертвец улыбнулся, ласково, даже интимно. За бледными губами скрывались острые зубы, как зубья пилы, такими, что горло разорвать, что кусок плоти оторвать - совсем не будет стоить усилий.
  Я прикрыла глаза, вот сейчас как вцепится в артерию, и все... буду первым в мире нежить-дракон. Сердце стучало, как будто надеялось сбежать.
  - Я требую романтики! - с паникой закричала я, даже сама от себя такого не ожидая.
  - Что? - выдохнули мне в самую шею.
  Похоже, нежить уже примеривалась к моей вене. А говорил что не вампир. И даже классифицировать эту нежить не могу, так как он и некромант и немертвый мертвец в одном флаконе.
  Я отстранилась, уперлась ладошками в мертвенно-бледную грудь, под ладонями словно камень, такой же твердый и холодный.
  - Романтики, - выдохнула я, - что бы как в романах. Вы меня любить будите?
  - В каком смысле? - озадачился мужчина.
  - В любом, - вот теперь как хочешь, так и понимай.
  Черные тонкие брови взлетели вверх и мертвец кивнул:
  - В любом случае, мне нужна ваша кровь, без нее, увы, ничего не выйдет, а тем более... ммм... любви.
  Лучшее средство от импотенции - кровь девственницы, - промелькнуло с паникой в голове. А ощеренные зубы тянулись к шее.
  Не устояв на ногах, я осела на землю. Мертвец такого не ожидал, поэтому не уследил, не удержал на удивление слишком спокойную жертву, которая даже любви возжелала. Слышала бы это мама со своим черным юмором, закатилась бы в истеричном хохоте. В поле зрения показались босые ноги мертвеца, я прытко кинулась к ним, и, схватив за лодыжки, дернула что есть мочи. Времени на качественную заморозку не было, поэтому лишь слегка подморозила. Но этого оказалось достаточно, что бы некромант, не смог подняться на ноги. Я побежала прочь, подгоняемая ужасом. Крик из глотки мертвеца пробирал до костей, какой-то ультразвук, совсем не похожий на человеческий голос.
  Я люблю холод, но не могильный, а что бы меня еще мертвец любил... бррр... от этих мыслей я еще быстрей стала перебирать ногами. За спиной слышалась погоня, немертвые псы преследовали с остервенелым хриплым лаем, до рвоты раздирая глотки. Впереди кусты я пробежала насквозь, совсем не ощущая колючих веток и хлестких ударов. В листве послышался шорох, вероятно мертвеца я не так хорошо, как мне хотелось, подморозила. Дыхание сбивалось, легкие жгло, наверное, так себя чувствует загнанная лошадь. Мысль что меня могут вот-вот атаковать - не давала остановиться. Псы нагоняли, шли по следам. Я попыталась их задержать, закидывая сосульками. Ворота на выход из кладбища казались недостижимыми, и даже когда они показались на горизонте, кажется что я бегу, но к цели не приближаюсь.
  Шум листвы, слишком близкий... сердце пропускает удар, рискуя больше не забиться. Мне что-то болезненно обрушивается на спину, рюкзак взвякивает своим содержимым, я спотыкаюсь, удар выбивает из горящих, будто огнем легких весь воздух, а земля становится слишком близко. Подняться нет сил. Ну все, буду это... любить, мать моя ведьма, падаль.
  Остервенелый лай нагоняет, вот еще чуть-чуть и они будут здесь.
  Крик и прыганья на моей спине... Паучок! Обезьяна меня нашла! Поднялась на ноги на чистом упрямстве, мое падение и приземление заняли долю секунд, однако и этого псам хватило, что бы их челюсти чуть не сомкнулись у меня на пятках.
  Ворота казались так близко, и нет ничего желанного в этом мире, чем они. Еще пару метров, совсем чуть-чуть. Ударяюсь плечом о решетку, с силой врезаясь. Скрип не смазанных петель, заговоренный порог, перешагнуть и все, спасение. Лай, скулеж, нежить не теряет надежды на успех охоты. Но я захлопываю ворота, и псы ударяются о решетку, так и не сумев отхватить от меня кусок.
  Отойдя подальше, я вижу, что за воротами ничего нет, просто старый погост с безмолвными могилами, где нашли свой последний приют люди другой эпохи. Вот только в ворота что-то бьется, скулит и чуть ли не рыдает.
  - Риес? - обеспокоенный голос старосты.
  Я поднялась на ноги, даже не знаю когда успела упасть на сырую землю. Сенук ждал все это время меня у ворот, могу представить, что ему это стоило.
  - Собирайте сельчан, - хрипло и очень тихо произнесла я, - нужно сжечь это проклятое место, что бы та тварь могла покинуть свое заточение, только в качестве пепла на ветру.
  Что-то как-то пафосно прозвучало, даже от своих слов скулы свело.
  Мужчина поежился, поднял взгляд на небо.
  - Как бы дождь не пошел.
  Месяц укрылся за серыми тучами, словно не хотел видеть творившегося на земле безумия. Мужчины катили к старому погосту бочки с маслом, вооружились вилами и факелами. Ночь перестала казаться такой темной, но мрачности своей не утратила. Я взмыла в небо, сжав в когтях бочку с горючим маслом. На загривке молчал староста, не оценивший свободу полета. Крепкой рукой он сжимал факел.
  - Нужно следить, что бы огонь, не разошелся дальше погоста, - прокричал мужчина.
  Я летела довольно низко над пылающими могилами, языки пламени почти лизали брюхо, а черный дым заставлял слезиться глаза. Я снова разыскивала взглядом горгулью, что бы вновь обрушить на нее бочку с маслом, которым предприимчивые селяне заправляют лампады и используют по мелочам. Нежити видно не было, раньше хотя бы был слышен протяжный вой, походивший на предсмертную агонию, а теперь только треск обезумевшего пламени, звук ломающихся деревцев пожираемых вечно голодным огнем.
  Глаз уцепил горгулью, чью каменную фигуру словно ласкали языки пламени, не в силах уничтожить.
  - Попробуем поджечь склеп изнутри, - низко произнесла я, предупреждая мужчину о снижении. - Боюсь, что нежить может укрыться в его глубине. Хочу удостовериться, что огонь и внутри бушует.
  - Добро, - нехотя согласился Сенук, наверное, проклиная тот день, когда встал на пост старосты, и теперь какая беда, он всегда впереди очереди.
  Зависнув в нескольких метрах от земли, я молотила крыльями вдвое быстрей. Из-за буйства стихии на погосте уже было место для размаха крыла, однако каменные могилы все равно не давали приземлиться на проклятую землю, приютившую страшную тварь... этого немертвого некроманта. Склонив морду ниже, я выпустила струю синего пламени, что бы умерить обжигающий огонь. Пришлось сильно извернуться, что бы остаться в воздухе и закинуть в лаз бочку. Раздался гулкий стук и оттуда рвануло пламя. Ели успела набрать высоту.
  - Зря волновалась, - забасил староста, кашляющий из-за едкого дыма, - огонь сам туда добрался, раз бочку и поджигать не пришлось, сама загорелась.
  Но я все равно до самого рассвета проверяла это место. Страх посилившийся в душе не давал успокоиться, я до конца своей жизни буду помнить светящиеся красные глаза и холодные прикосновения некроманта, безжизненную улыбку, скрывающую острые зубы.
  Не видно было месяца и солнца, свинцовое небо грозилось разразиться дождем. Погост догорал, чернели от копоти, вросшие в землю покосившиеся памятники да скорбные фигуры статуй. Я сделала последний круг, осматривая погост, следя, что бы огонь, не перекинулся за ограду и не пошел выжигать село и лес. В воздухе пахло озоном, крыльями все трудней и трудней становилось рассекать воздух. Вес старосты от усталости с каждым взмахом крыла казался тяжелей. Молнии вспыхивали в хмуром небе, и первые капли сорвались на пепелище выжженной земли.
  Синук вздрогнул от первого раската грома прокатившегося набатом.
  - Ну, все, - крикнул мужчина, - остальное за нас природа сделает, можем возвращаться.
  
  Я уже шла на своих двоих, капли дождя стучали по плечам, волосы промокли и облепили лицо. Но мне было приятно, люблю воду и холод, никогда не мерзну. А еще такая погода отвлекает от неприятных мыслей. Сельские мужчины тоже разбредались по домам, ночь вышла тяжелая. Мне вернули после оборота рюкзак, светящийся магический шар и обезьяну, которая спряталась в рюкзаке. Сейчас нужно будет обработать руку, укус немертвой собаки болезненно ныл, рваная рана по краю покраснела, а в трещинах запекшейся крови проглядывал желтоватый гной. А еще отчет писать и объяснять гибель Лема.
  Я зло поджала губы. Не видать мне повышения с таким началом рабочей карьеры, не удивлюсь, если весь оговоренный срок договора проработаю посыльным. А по его истечению, не смогу составить новый.
  Отпирая дверь избы, прошла в комнату. На полу образовалась лужа из-за мокрой одежды. Аккуратно положила рюкзак на кровать, вытащила сонную обезьяну и покопалась, выискивая сухую одежду.
  В дверь нетерпеливо забарабанили. Я подпрыгнула от неожиданности и зло зашипела. После случившегося подскакиваю от каждого шороха, в общем, веду себя не подобающим для хищника образом, подобное поведение больше для кролика подходит.
  Отперев засов, открываю дверь и наталкиваюсь на...
  - Сожру, - утробно рыкнула и схватила за куртку вдрызг пьяного боевого мага. - А лучше замуж возьму, ты как, к свадьбе готов?
  С лица Лема мгновенно пропал румянец.
  Глава 3
  - Рес Лемел, я вас еще раз спрашиваю, - холодно и вкрадчиво веща фельд буравя мага испытующим взглядом карих глаз. - Почему отчет написан рукой риес Яраны? Почему отчет был послан так поздно, и по какой причине вы задержались дольше, чем было положено? - Рес Лефер поднялся со своего места, одернул черный пиджак и перевел взгляд на меня: - Риес, что у вас с рукой?
  Я передернула плечами, жалея, что не надела что-то с длинным рукавом. Марлевая повязка уже пропиталась мазью и сукровицей из не подживающей раны.
  - Заражение рес Лефер, на месте не было возможности его устранить, теперь нужно идти к целителям.
  Фельд выдохнул, стрельнув карими глазами в мага:
  - Дракона чуть не сожрали, а боевого мага потрепали так, как будто... нет, боюсь, моей фантазии на это не хватит. Рес, что свами произошло? Как я понял из отчета, вы столкнулись с немертвым некромантом, но на вас... - он смерил боевого мага взглядом, под которым Лем как-то сжался, искоса посмотрел на меня, но я только чуть улыбнулась, давая ему право придумать что-то самому. - Обычнее царапины и синяки, с каких пор нежить дерется на кулаках и елозит свою жертву в грязи?
  Фельд говорил спокойно, не повышая голоса, однако от этого впечатление производил не меньше, чем когда злится мой папочка в драконьем облике.
  Я накрутила золотистый локон на палец, и улыбнулась мыслям. Всю дорогу до туннеля Лемел провел не на моем загривке, а летел в качестве добычи в драконьих лапах. Но фельду он про это не расскажет, ведь и сам не безгрешен. Всю ночь боевой маг был с прекрасной селяночкой, которая поила своего защитника медовухой. Вот счет времени и потерялся, и даже не догадывался Лем, что у меня в этот момент намечаются вечные посмертные отношения с обитателем погоста. Если бы не случай и мое умение быстро бегать, у нас вполне могло все сложиться успешно. Ну а плачевное состояние мага... Так сложно приземляться когда у тебя в лапах груз. И времени с дороги переодеться - не было, ведь и так опаздывали, а должны были покинуть село утром, а явились только следующим. Просто у мага было похмелье, сельчане от испуга, хотели поднять его на вилы, ведь все считали его безвозвратно съеденным нежитью. А трусливая селянка, совсем не желала признаваться, что всю ночь с магом на сеновале... разрабатывали план по очищению погоста.
  Самолюбие боевого мага было задето, растрепанные русые волосы, царапины на лице и руках, расцветший синяк на скуле, по его мнению, были должной платой за его безалаберность, а расхристанный вид и грязная одежда наносила удар по гордости Лема. В таком виде перед фельдом он сидеть не хотел. Бросал на меня злые взгляды исподлобья, обещая всех благ.
  - Я не понимаю вашего недовольства. Некромант уничтожен, у меня потери минимальные, заражения нет, - усмехнулся боевой маг и подарил мне взгляд полного превосходства. - Но я не обязан нянчить сопливую девчонку. Кто виноват, что она увязалась за мной и подставилась под нежить?
  А в серых глазах ни капли совести. Самомнение, уважаемый рес, когда-нибудь вас погубит.
  Я посмотрела на него через полуопущенные ресницы и ласково протянула:
  - Какой мужчина, сейчас влюблюсь.
  Маг угрозу оценил, брезгливо на меня взглянул и выплюнул:
  - Не в моем вкусе.
  Я томно вздохнула, выпятив грудь, откидываясь на спинку стула, и с кокетством произнесла:
  - Почему тогда так нервно сглатываешь? - еще раз вздохнула, от чего грудь обтянутая черной майкой соблазнительно колыхнулась. Я облизнула губы: - Рес Лемел, сердцу не прикажешь.
  Зрачки в серых глазах расширились, а ведь я совсем чуть-чуть применила обаяние, а это значит, что я вполне во вкусе мага, иначе бы реакции не было, сердце не забилось бы быстрей и дыхание не сбилось.
  - Хватит! - рявкнул фельд, но на секунду прикрыв глаза, вернул себе самообладание и продолжил спокойным голосом: - Риес, надеюсь, такое больше не повторится. Хватит пугать реса Лемела обычаями драконов, и пользоваться тем... чем вас наградила природа. В один прекрасный момент рискуете нарваться на того, кому на обычаи будет плевать, и вы доиграетесь.
  - Да? - приподняла я темную бровь. - Неужели найдется такой самоубийца?
  - Дураков в мире полно, - кивнул фельд, - а вы еще провоцируете.
  Я пожала плечами, не желаю вступать в полемику.
  - А вы рес, - взгляд фельда уперся в Арку Лемела, который сейчас судорожно дышал и тер лицо руками, - будьте сдержанней и проявите к риес Яране уважение, не стоит думать что она...
  - Дурная мелкая девчонка? - скривил губы маг, снова возвращая себе вид самоуверенной сволочи.
  - Тяжелый случай, - вернулся фельд в свое кресло и облокотившись на стол спросил: - Риес, скажите, пожалуйста, сколько вам лет?
  Я подавила улыбку и честно ответила:
  - Двадцать.
  Лем усмехнулся с каким-то торжеством.
  - Да? - а вот по губам Ракроса Лефера скользнула холодная улыбка. - Эта цифра общая? Или вы в нее не включили, сколько лет пробыли в качестве дракона?
  - Это несколько бестактный вопрос, - нахмурилась я.
  Фельд победно сверкнул глазами и откинулся на спинку кресла сцепив руки на груди, довольный, будто кошак нализавшейся сливок.
   - Что и следовало ожидать. Риес называет возраст, в котором прожила, будучи человеком, но умалчивает, сколько лет провела драконом. У драконов возраст делится на каждую ипостась, вот так вот рес Лемел, учитесь не судить по первому впечатлению и внешнему виду. Однако, несмотря на все недочеты, могу поздравить вас с выполнением первого задания, которое оказалось несколько серьезней, чем я рассчитывал. Все же не упокоенный некромант - не шутка. В следующий раз вызывайте помощь, не хочу заносить в базу данных ваш некролог.
  Я поежилась, вспомнив встречу с... нежитью.
  - Итак, завтра отправитесь на новое задание, а вы риес, постарайтесь к этому времени выздороветь.
  Я кивнула, хотя была злая как никогда. Вытащила из-под книжного шкафа Паучка, и, попрощавшись, отправилась к целителю. Лемел же остался у фельда, наверное, хочет высказать о наболевшем без моего присутствия.
  Третий этаж, там есть сектор целителей, их держат в Магическом Департаменте или просто МД не просто-то так, у них свой отдел. И назначают в команду целителя, только если слишком опасное задание или есть риск эпидемии или еще какой заразы. Но так же есть и дежурный целитель, который занимается чисто сотрудниками МД, вот к нему-то мне и нужно.
  Мужчина преклонного возраста в белом халате с чрезвычайным энтузиазмом покопался в моей ране. Честное слово, надоел хуже боевого мага, а это что-то да значит. Кровь раза три брал, причем из вены.
  - Рес Дей, - прошипела я свозь стиснутые зубы, - у меня такое ощущение, что вы меня просто на декокты хотите разобрать. Имейте совесть или берите в долю, - пошутила я, что бы немного смягчить резкость слов, все же процедуры были весьма болезненными.
  Целитель посмотрел на меня поверх квадратных очков, нахмурившись, потер шею и со вздохом, спросил:
  - Пятьдесят на пятьдесят?
  Я потрясенно кивнула, высказать что-то вслух просто не было возможно - дар речи пропал.
  Зареклась ходить к этому целителю. Однако рану он вычистил хорошо, обработал какими-то растворами, и воспаление прямо на глазах стало проходить. И укол, какой-то в плече поставив, сказал, что через неделю и шрама не останется, если конечно, буду вовремя рану мазать выданной ресом Деем мазью.
  Паучок все это время сидел в рюкзаке, ибо его тянуло полазить по стеклянным полочкам в кабинете целителя, пощупать все там стоящие скляночки. В общем, сидеть со мной рядом на кушетке не хотел.
  Закрыв за собой дверь, пристроила рюкзак за спину. Пошла по широкому коридору с деревянными панелями по низу. Повернув пару раз в сторону лестницы, уже собиралась спуститься, но... не смогла удержаться, что бы не засунуть нос в чужие дела.
  Девушка сидела на подоконнике с видом "хата сгорела, детей семеро, муж с любовником сбежал", по щеке катилась одинокая слеза, поэтому и захотелось узнать, кому еще может быть хуже, чем мне.
  Поглядев по сторонам, вдруг тут еще кто-то сердобольный найдется, поняла, что редкие люди, перемещающиеся из кабинета в кабинет, озабочены сугубо своими делами. Хмыкнув, подошла к темноволосой незнакомке.
  - Эмм... может чем-то помочь? - замялась я и уже рассчитывала услышать "все нормально", приготовилась идти по своим делам, мне все-таки сегодня дали время отлежаться.
  Девушка в синем платье и с маленькой сумочкой судорожно сжатой в ручках до побелевших костяшек, затряслась, а из глаз хлынул, словно водопад, с риском затопить нижние этажи. Волосы у риес были аккуратно собраны в пучок на макушке, несколько каштановых прядок немного завиваясь, падали на лицо. Серо-зеленые глаза припухли и покраснели, как и курносый носик, который, шмыгая, она терла платком.
  Вот есть такие создания, которых на интуитивном уровне хочется защищать. Сама того не понимая, я уже была готова съесть того подлеца, обидевшего это недоразумение.
  Похлопав девушку по плечу, я спросила:
  - И что случилось?
  Но мне лишь сказали, что в нашем мире одни кобели. Из чего я смогла сделать выводы, что риес обидел все же представитель сильного пола.
  - Ммм... а конкретней? - вот сейчас мне расскажут слезливую историю о большой любви, где вторая половина убежала, отчаянно сверкая пятками. Бежала не далеко, ровно до лучшей подруги брошенной страдалицы.
  - Фельд... - проронила незнакомка и завыла еще громче, от чего проходившая мима женщина с графином наполненным водой, не без любопытства на нас покосилась.
  - И? - терпение у меня не безграничное, а риес чем больше ее успокаиваешь, тем громче воет.
  - За практику не хочет расписаться! - наконец выдали нам сию тайну. - А я ее хорошо прошла! Будь проклят рес Валер, мерзавец, сам же настоял, что бы я у него ее проходила. Я сама с Южного Наместничества, могла бы и у себя в городе пройти, в местном МД, а не тащиться в главный, столичный...
  И снова снизошел потоп.
  Чувствуя, что это надолго, выпустила Паучка на свободу. А то вдруг ему в туалет понадобится...
  Риес Орни Кана - будущий целитель, на данный момент проходила практику, от которой зависит - допустят ее к экзаменам или нет. В этом году уже должна закончить и приступить к работе под началом кого-то более опытного на этом поприще. Умудрилась запасть в душу фельду целителей, когда тот посещал их скромный альма-матер в числе комиссии. Однако девушка взаимностью отвечать не захотела и на ухаживания не реагировала, в итоге рес просто нашел лазейку и потребовал, что бы данная студентка проходила практику у него, а теперь требует любовь и ласку за роспись в документе.
   Захотелось кивнуть и, пожелав "совет да любовь" пойти по своим делам. Все же холодное пламя налагает на своего владельца определенную печать. Как бы не было печально, но в жизни мало вещей, которые могли бы меня схватить задушу, заставить прочувствовать...
  - И представляете риес, выставил все так, как будто, это тоже такая проверка и от моей практики зависит престиж Университета.
  Нуда, столичные дядьки они такие, мой фельд тоже не из нежных и ранимых созданий.
  - Давай сюда свою бумажку, где он расписаться должен, - вздохнула я, мысленно прикидывая, какими проблемами для меня это может закончиться.
  Хм... кроме личной неприязни фельда целителей, мне ничего не грозит. А поэтому, почему бы и не помочь несчастной риес?
  Девушка часто заморгала, и дрожащей рукой вынула из сумочки сложенный вдвое лист, протянула его мне.
  - Твой фельд хорошо ауры видит? - деловито осведомилась я, принимая бумагу.
  - Не-незнаю, - дрожащим голосом ответила Кана, - но что... что вы сможете сделать?
  - Поохраняй вещи и мою... обезьяну, - за место ответа покосился я на Паучка, повисшего на ручки двери. Судя, что хозяин кабинета еще не выскочил, пылая праведным гневом, кабинет пустовал.
  Узнав где искать нашего любвеобильного фельда целителей. Походкой от бедра направилась в указанную мне сторону.
  По коридору раздался быстрый стук каблучков и в мою руку цепко впились тонкие пальчики.
  - Да не надо, - шмыгнула носам Кана, - я больше от несправедливости расстроилась, чем от безысходности. Вернусь домой, пройду практику заново.
  И кого она убеждает, меня или себя?
  Листок у меня аккуратно вытащили из руки и поспешно спрятали в сумочку.
  - Я есть хочу, пойдем лучше перекусим? - улыбка вышла вымученная, но Кана старалась и поэтому я просто кивнула.
  Навязывать свою помощь никому не собираюсь, раз девушка горе решила просто заесть, так тому и быть.
  
  Ресторации Верола до неприличия дороги, даже самые замшелые из них. Из чего могу сделать выводы о доходах горожан, раз они могут выкидывать такие деньги. Столица отнюдь не бедствует, зарплаты здесь выше, торговля идет успешно от чего хозяева лавок только, и успевают привозить себе товар. Кана присматривала себе сувенир на память о столице, но цены довольно больно жалили девушку, не давая ей возможности решиться и что-то купить. Вроде эти бусики из красного карала по карману, но совсем не во вкусе будущей целительницы, она сморщила курносый носик, перебирая бусины пальцами. Лоточник смотрел на нее с терпением и привычным смирением, привык, наверное, за годы работы к вот таким приезжим.
  - А это риес, речной жемчуг, - выдохнул сухопарый лоточник, в чьи волосы давно закралась седина, а морщины испещрили лицо, однако в темных глазах по-прежнему был интерес и жизнь, а вот совесть напрочь отсутствовала, так как за этики бусики из жемчуга заломили столько!
  Кана поджав губы, положила понравившуюся безделушку на место и снова взглядом вернулась к коралловым бусам, которые устраивали ее только своей ценой.
  Пока девушка продолжала разглядывать товара на прилавке, незаметно переключаясь на следующий, я листала путеводитель по городу и карту. Нужно найти место себе по карману, а то так можно всю зарплату спустить и не заметить.
  - Можем направиться в трактир "От души", - задумчиво протянула я, - раз он включен в путеводитель, значит место приличное... - я отвела взгляд от карты, где просмотрела месторасположение трактира, и честное слово, ожидала хоть каких-то комментариев со стороны своей случайной знакомой, но меня кажется, даже и не услышали. - Кана! - я прикоснулась к плечику девушки, она вздрогнула и повернулась в мою сторону.
  Серо-зеленые глаза лихорадочно сверкали, а в руках с нежностью держали колечко.
  - Посмотри, какое красивое! - радостно сообщили мне. - Я даже цену смогла сбить, - сообщила она, когда мы отошли подальше от лотка. - Серебряное... верней серебро не чистое, но все рано, за эту цену... - многозначительно закончила она.
  Я отмахнулась от наглой морды Паучка, а то глянуть на кольцо ему больше всех оказалось надо. Обезьяна обиженно завозилась, цепляясь всеми конечностями за рюкзак на моей спине. Повертев кольцо, обычный серебристый ободок на котором словно лавровая веточка была изображена. Ну, неплохо, вот только...
  - Это же олово, - вернула я кольцо.
  Кана захлопала длинными ресничками:
  - Меня обманули? - и теперь посмотрела на кольцо уже не таким восхищенным взглядом.
  - Ну, не совсем, серебро здесь есть, просто метал очень мягкий...
  Я замолчала на полуслове, так как будущая целительница смотрела на меня со скепсисом в серо-зеленых глазах.
  - А ты откуда знаешь?
  - Так я дракон, мне как бы положено знать такие вещи, - улыбнулась я.
  Кана нахмурила темные брови. Мы шли как раз на выход из рынка, мимо ароматной выпечки. Ветер доносил запах корицы, ванили, а румяные бока булочек так и манили к себе.
   - Серьезно? - поверить в услышанное ей было сложно, не по той причини, что я не похожа на типичного дракона в человеческой ипостаси, и не от того что являюсь сказочным персонажем. Просто ее удивляла сама встреча, как, к примеру, если бы она встретила одного из совета магов.
  Кана знает, что где-то они есть и где-то гуляют, но сама не ожидала наткнуться.
  Я беспечно кивнула:
  - Да, только про металлы я пошутила, лавочники обычно ничего ценного на открытых витринах не продают, а олово... так метал легкий в работе, у нас кузнец в деревне при желании из него может такую красоту отлить.
  Однако кольцо девушку больше не интересовало, она витая где-то в своих мыслях просто шла рядом.
  О чем может додуматься будущая целительница - тайна за семью замками. Кана с легкостью может признать наше знакомство не совсем удачным или наоборот решить, что эта встреча как нельзя кстати. Но в любом случае я готова ко всему. Никогда из своего происхождения ни делала тайну, считая, что люди сами должны решать, нужен им такой знакомый или нет. Все равно рано или поздно это выплывет, хотя бы тога, когда девушка решит посмотреть на мою ауру. Это на незнакомца неприлично смотреть долгим пристальным взглядом, вглядываться, что бы увидеть ауру, а вот на хорошего знакомого вполне можно, он любопытство простит. У драконов аура отличается от человеческой, она более плотней и ярче. Это из-за особенности магии и способности к обороту. Люди же, имеют ауру почти прозрачную, цвет может быть любой, все зависит от эмоций и той стихи, к которой расположен человек. Существа без магического дара, как правило, ауру имеют сероватую, а эмоции в ней проскакивают яркими пятнами. Мертвые или немертвые, а верней нежить вовсе не имеет ауры, по идее они и право топтать землю не имеют, однако практика показывает, что законы природы писаны не для всех.
  Миновав три квартала по оживленным улицам, наконец, наткнулись на вывеску "От души", помимо надписи красными буквами на вывеске трактира красовался художественно нарисованный печеный поросенок с яблоками. Здание было двухэтажное, с покатой черепичной крышей.
  Кана проскользнула первая во вовнутрь, распахнув деревянную резную дверь на которой изображались виноградные лозы. Я следом, придержав двери для пожилого мужчины, следовавшего за нами.
  - Спасибо, - коротко кивнул он и прошел вглубь помещения, опираясь на деревянную фигуристую трость с янтарным набалдашником.
  Трактир порадовал чистыми деревянными столами, широкими лавками с набитыми на них мягкими сидениями. Столы не угрожали занозить руку, так как были покрыты блестящим чуть мутноватым лаком. На потолке тускло светил магический шар, мерно покачиваясь в воздухе, стены расписаны, словно выложены из дикого камня, но это просто рисунок, а еще было ощущение, что этот камень увивает по низу стен зеленый плющ и цветочки вьюнка.
  Обеденное время уже прошло и зал трактира пустовал. Со второго этажа вниз по лестнице, которая находилась возле стены в самом конце, спускалась девушка в строгом серо-голубом платье и белом накрахмаленном переднике. В руках она несла высокую стопку полотенец. Она прошмыгнула за высокую стойку, и, исхитрившись, открыла двери за ней, не уронив своей ноши.
  Кана помахала мне ручкой, устроившись в углу за пустым столом, рассчитанным человек этак на десять. В зале было довольно тихо, и хорошо можно расслышать, как на кухни гремят посудой, плещется в раковине вода, звонкий женский голос раздает команды. Пожилой мужчина, устроившись за столом, возле окна шелестит газетой.
  Я присела напротив Каны, разместив свой рюкзак рядом на лавке. Паучок порывался залезть на стол, но я, поймав его за мощный хвост, вернула обратно на лавку.
  - Сложно, наверное, с ним? - кивнула будущая целительница на обезьяну в порыве небывалой вредности.
  Я пожала плечами:
  - Что поделать - положено, ну а вообще он послушный, просто сейчас голодный вот и капризничает.
  Заскрипела дверь и из-за прилавка вынырнуло две девушки в серо-голубых платьях, одна направилась к пожилому ресу, а другая к нам.
  Светловолосая девушка, с бледной почти прозрачной кожей улыбнувшись, спросила:
  - Какие будут пожелания? Сейчас есть в наличии суп куриный, пирог с яблоками, тушеное мясо с овощами.
  От девушки приятно пахло выпечкой, что очень понравилось голодному Паучку, и он ухватил девушку за край юбки, и потянул на себя, прыгая на лавке.
  - Простите риесы, - отняла светловолосая подавальщица свою юбку у наглой обезьяны, - но с животными нельзя...
  Я вынула из кармана жетон и показала его девушке.
  - Извините, но он по службе положен, - по закону, я с Паучком могу бывать, где только мне захочется, и выставить нас не имеют право.
  На жетон взглянули с интересом, пробежались глазами по рунам, которые девушка вряд ли могла прочесть, да они, и не рассчитаны для чтения, здесь можно только с помощью магии что-то понять. И то просто мои данные и должность, занимаемая в МД. Поэтому я перевернула жетон другой стороной, где был виден отчетливый рисунок: раскинувшая крылья птица, окруженная как прутьями клетки колючими ветками терна - герб, печать, символика МД, это известно всем.
  Девушка, кивнув, вернула на лицо улыбку:
  - Хорошо, так что вы закажете?
  Подумав я спросила:
  - А у вас есть парное мясо, которое ну... еще недавно бегало и радовалось жизни? - я немного смутилась, очень пристальный взгляд стал у подавальщицы и любопытный у Каны.
  Светловолосая девушка растеряно провела рукой по волосам собранным на затылке и неуверенно принялась объяснять:
  - Оно свежее, но привозится в трактир замороженным. Так как хозяйство за городом, при трактире скотины нет.
  - Ясно, - взгрустнула я, так как ничего из предлагаемых блюд меня не устраивало, - можно тогда какую-нибудь кашу, за место сахара добавить туда ложку меда и орехов. - Покосившись на подбирающегося к юбки подавальщицы Паучка, пересадила это недоразумение ближе к стене и со вздохом добавила: - и овощей каких-нибудь нарезанных, только без соли и перца.
  - А я буду яблочный пирог, - поспешила сообщить Кана, - и компот какой-нибудь.
  Подавальщица кивнула и вопросительно посмотрела на меня, ожидая, что буду пить я.
  - Чай не сладкий.
  Светловолосая девушка удалилась, а в трактир зашла группа молодых людей, трое парней и пара девушек. Звонкий смех заполнил почти пустой зал.
  - Яра, - позвала Кана, - мне как-то доводилось видеть истребителей нежити, но обезьян я у них что-то не видела, может тебе его зря, навязали?
  Я в этот самый момент пыталась заставить Паучка сидеть на месте, и не лесть то на стол, то под него.
  - Я сама читала устав, - скривившись, пояснила я, - и там указано, что животное должно быть, мелкое и мобильное, то есть верховые животные не в счет.
  - Да уж, - вздохнула будущая целительница, и на какое-то время мы замолчали.
  На стол поставили наш заказ, Кана придвинула к себе тарелку с куском пирога, тукнула в него пальцем, поморщилась и затрясла рукой. Видимо пирог ей сильно разогрели и девушка обожглась.
  Порывшись в рюкзаке, вытащила из него пиалу. Пододвинула к себе кашу исходящею паром, мешая ложкой, стала дуть, используя магию. Каша быстро стала остывать, поводив в ней пальцем признала, что она еле теплая, вылила все в пиалу и подала обезьяне. Паучок сжал ее обеими руками и с удовольствием начал есть. А я принялась за свои овощи.
  - А я думала, что салатик для обезьяны, - хмыкнула моя новая знакомая, - ну и возни же с этой живностью...
  - Не к столу сказано, - улыбнулась я глядя на девушку, - но ты просто представить не можешь, что входит в рацион этой зверюшки. Паучку еще червей нужно давать, живых и на вид мерзких, а он их ест как самое вкусное лакомство, примерно как ты свой пирог.
  Кана закашлялась, и демонстративно отодвинула от себя тарелку:
  - Неудачное сравнение, - но подумав, придвинула свое лакомство обратно и снова отковырнула кусочек вилкой. - Драконы, - задумчиво произнесла она, - я думала, что большую часть жизни, они проводят в виде исполинских рептилий. Даже помню по этому поводу лекцию, где нам рассказывали о особенностях вашей расы. Цвет волос всегда соответствует цвету гребня. Хм... а я сначала решила что ты крашенная... - под конец смутилась девушка.
  - Я полукровка, - вкус овощей меня не сильно радовал, но сейчас это самое лучшее, что я могу съесть, - поэтому предпочитаю человеческий облик. Ммм... как бы точнее объяснить? - я задумалась, прикусив кончик вилки. - Если драконы - это ящеры, превращающиеся в людей, то я человек умеющий превращаться в дракона.
  За дальним столиком шел веселый разговор, звонкий смех немного начал раздражать и резать слух.
  - Понятно, только удивительно как твой человеческий родственник смог... - будущая целительница покраснела до самых кончиков ушей и девушка смущенно уставилась себе в тарелку.
  У меня это только вызвало улыбку.
  - У меня мама умудрилась по молодости лет отличиться, но с моим отцом остаться она не пожелала. Слишком разные, - объясняла она мне в детстве. Драконы живут ни как люди, в горах и очень редко перекидываются. Живут почти вечно, однако человеческая ипостась стареет, пусть не так быстро как обычный человек, но... по этой причине драконы всегда - драконы.
  Я отпила чай из чашки и продолжила:
  - Моя бабушка и дед в городе в Западном Наместничестве всю жизнь держали лавку с травами, и по сей день держат. С моей родительницей не разговаривают до сих пор, а все потому, что моя матушка с детства имела вздорный характер. Сначала вопреки велению родителей, поступила не на травницу, а пошла на бытовую магию. И вот последний курс, скоро практика и получение диплома магички не за горами. Однако бабушка решает строптивую дочурку выдать замуж и приобщить непутевую девицу к семейному бизнесу. Матушка в порыве гнева после требования приехать домой на свою помолвку, решила все по-своему. В этот момент в городе был мой отец, о визите дракона знали многие, так как прилетел он в качестве дракона и слухи ходили. Вот мама и решила, во что бы-то ни стало соблазнить дракона. Папа - дракон упертый, и прелестями будущей магички соблазняться не захотел. Видишь ли, драконы людьми не интересуются, они выбирают пару только среди своих, и оценивают красоту не человеческой ипостаси, а именно чешуйчатой.
  Кана вытаращила на меня глаза и удивленно спросила:
  - Они что, этим... ну в общим... эм... дети у них из яиц вылупляются?
  Я нахмурилась сначала, не поняв, к чему ведет девушка, а когда догадалась, рассмеялась так, что на глаза выступили слезы.
  - Нет, Кана, в этом-то вся и сложность. Огромная рептилия - дракон, не испытывает ни каких инстинктов к размножению, в этой форме детей не заведешь но вот пару создать можно. Эти отношения чисто платонические, когда двум существам просто нравится находиться в обществе друг друга... не сразу конечно, но это уже отдельный разговор. Что бы на свет появился новый дракон, паре придется на какое-то время стать людьми, уйти из клана и растить будущего дракона среди людей, беременная драконниц даже перекидываться не может - нельзя, ребенок погибнет. Из-за всех этих сложностей драконов очень мало. Но я опять отклонилась от сути разговора. Человеческая ипостась более уязвима, более подвержена магическому влиянию и всяким зельям. Мама, не мудрствуя подливать всякие привороты в питье, где его могут распознать, просто концентрированный состав выплеснула папе в лицо. Ну... в общем так появилась я. Мама не доучилась, ушла в деревню на место ведьмы, бабушка с дедушкой больше не могли ничего указывать своей дочери, так как теперь она попала под покровительство дракона, который за свое потомство, пускай и появившееся таким необычным образом, готов сровнять с землей все и вся.
  - То есть ни какой любви не было? - разочаровано вздохнула Кана.
  - Нет, была только глупость, ну, наверное, еще любопытство. У нас с мамой разница всего в девятнадцать лет. Когда мне было шесть, мама вышла замуж за одного местного, и там да, любовь имеет место быть. Так у меня и появились брат и сестра. А мене досталась стезя разрываться между двумя жизнями. Когда я встала на крыло, а мне тогда было около восьми лет, отец забрал меня на время в клан. После полугодового пребывания в шкуре дракона, я вернулась к матери, и даже какое-то время говорить не могла, так плохо я себя никогда не чувствовала. Человеческое тело казалось чужим, словно меня постигла тяжелая болезнь, одолевала слабость, ноги казались ватными, и хотелось ходить на четвереньках.
  Я замолчала, мне показалось, что я слишком много рассказала... не потому что это была тайна, просто как-то неудобно.
  Я растянула губы в улыбке и подмигнула хмурой девушке:
  - Везде есть и положительные стороны. У меня никогда не будет проблем как у тебя.
  - Еще бы, - фыркнула будущая целительница, - кому охота драться с твоим отцом тем паче, когда он в драконьей ипостаси. Об этом обычае даже дети знают: что бы ухаживать за драконницей нужно доказать ее отцу, что можешь о ней позаботиться и защитить лучше чем он. А какой-то самоубийца даже умудрился подобную драку на кристалл записать, это зрелище только слепой не видел, так как запись, наверное, все Объединенные Земли обошла.
  Да, Кана права, драться человеку с драконом - это как минимум разная весовая категория. Поэтому мужской пол если и смотрит на меня, то с опаской и издалека. Вдруг я воспылаю большими чувствами? Расскажу о них папе, а он возьмет и вызовет на бой. А от дракона скрыться сложно, самое любимое дело у него - это охота. Все равно рано или поздно выследит. А учесть, что люди любят добавить и отсебятины, то этот драконий обычай оброс еще всякими интересными подробностями.
  - Яра, а ты в городе надолго? - полюбопытствовала девушка.
  - Завтра на задание, ночевать буду в гостевом доме МД.
  - Ммм... как нам с тобой еще встретиться? Я тебе свой адрес оставлю, если будешь поблизости, заскакивай в гости, ну или пиши, - девушка залезла в свою сумочку и, вытащив карандашик для глаз, написала адрес на салфетке. - Кстати, а что у тебя за задание?
  - Да в одном городе Южного Наместничества что-то странное происходит, верней в каком-то девчачьем пансионе. Возможно, призрак завелся, по ночам слышаться чьи-то шаги, много мух, неприятный запах.
  Я залезла в рюкзак, что бы найти направление, и зачитать все дословно.
  - А что местный МД у них не может с этим разобраться?
  - Нее, город попадает под МД столичное, город Крес - это наша головная боль.
  Да где назначение и билеты на туннель?
  - Эх, жаль вы не в мой город, я бы хотела посмотреть на работу истребителей.
  Я затянула шнурок на рюкзаке и посмотрела внимательно на Кану:
  - Знаешь, это не безопасно, - я показала ей свою перебинтованную руку, - это меня немертвые собачки покусали, а один дохляк пожелал из меня сделать умертвие.
  Кана моргнула, разглядывая перебинтованную руку, и спросила:
  - А чего тебя маг не прикрывал?
  Я поморщилась как от зубной боли:
  - Он в это время селянку прикрывал, в общем, делом был занят. Ладно, мне пора... я кажется, направление в кабинете фельда забыла и билеты, а маг мой вряд ли их забрал...
  - Ну ладно, - расстроенно проронила девушка, - я тоже пойду, мне еще вещи нужно собрать.
  Надев на спину рюкзак, расплатилась за обед, в туалете возле раковины вымыла морду обезьяны в каше и пиалу. После почти бегом направилась в Магический Департамент.
  Взбежав по ступенькам, быстрым шагом пошла по коридору и уже хотела постучаться в дверь, как меня опередили. В стену как будто целый шкаф запустили, мне показалось, что даже пол затрясся. Я так и застыла с занесенной рукой.
  Дверь распахнулась и меня чуть с ног не смели. Посторонилась, чуть поморщившись, ощущение как будто в меня скала врезалась.
  Так называемой скалой оказался высокий черноволосый мужчина. Странный, встретила бы такого в темноте, приняла бы за что-то инфернальное. Нет, он не был бледным, наоборот кожа загорелая, темно-вишневые глаза чуть раскосые, волосы длинные завязаны в низкий хвост. А на виске часть волос выбрита и там красовался какой-то рисунок, но не краской нарисован, а как будто ножом вырезан и раны зарубцевались. Черты лица какие-то заостренные, четко очерченные скулы, ровный нос и губы искривлены в злой усмешке.
  Он уперся рукой в косяк и пристально на меня глядя обратился к фельду:
  - Ну, понятно, почему у тебя сотрудников свободных нет, набрал себе гарем, и отпускать подальше не хочешь. - Приблизившись ко мне спросил: - Вечером занята?
  - Я? - хлопнула я глазами. - Занята, - активно закивала.
  Мне печально сообщили:
  - Вот и я тоже.
  Мужчина отстранился и, развернувшись на пятках, чеканя шаг удалился.
  Я прошла в кабинет еще под впечатлением и закрыла за собой дверь.
  - Это что сейчас было? - спросила у спокойно стоявшего возле окна фельда.
  - А это риес, из Особого отдела нам привет. С ума сходят потихонечку, в их интересах, что бы архимагом стал кто-то с Южного Наместничества. Но вот беда, отделу приходится заниматься другими проблемами, вот у нас и просят истребителей, что бы и дальше свой нос в политику совать.
  От такого откровения я немного опешила, все же рассчитывала, что от меня просто отмахнутся. Да и если честно кабинет фельда тоже потряс своим видом, как будто здесь проводили боевые действия маги недоучки. Стол в дребезги, зато стало ясно, что так яро запустили в стену, хотя зачем разломали стулья - ума не приложу. Но и книжный шкаф довольно красочно распотрошили. И что это за ненормальная личность делает в МД? Может его уже это, на пенсию надо?
  Рес Лефер взмахнул рукой, и кабинет пришел в порядок. Мебель немыслимым образом отремонтировалась и встала по своим местам, книги заскочили на полки, документы в стол.
  - Как хорошо, что в свое время наложил на кабинет нужное заклинание, - не смотря на случившееся, фельд был крайне доволен. - Риес Ярана, вы что-то хотели?
  Я немного оглядевшись, кивнула?
  - Да, я назначение забыла и билеты, - приглядевшись, нужное мне заметила на столе, куда и указал рукой фельд.
  Оставшийся день можно было провести, как хочется, а это пойти и выспаться. Все же заражение после нежити, пускай и вылеченное, все же дает слабость.
  Глава 4
  В этот раз ожидать мага пришлось мне. Утро ранние, и пока веет прохладой, хотелось бы вылететь после прохода туннеля. Но маг задержался почти на час, и солнце стало припекать. Если уже сейчас так жарко, боюсь представить, что будет в обет. Поскорей бы пришла зима.
  Лем как всегда с иголочки, сегодня радовал белой рубахой на выпуск, как всегда, не застегивая пуговицы до конца, в серебристых брюках, а на ногах ботинки. Да, работать будем в помещении, сапоги не нужны. Только жаль, что на прямую через туннель в город Крес не попадешь. Опять терпеть мага на своей спине. Одно радует, неприязнь к совместным полетам у нас взаимная.
Оценка: 7.61*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"