Надёжкин Андрей Андреевич: другие произведения.

Кругом пятьсот

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть "Весеннего путешествия" родилась спонтанно. Направленность рассказа несколько иная, зато более динамичная.

  От автора:
  Я не планировал продолжения "Весеннего путешествия", оно вышло само собой. Впрочем, повествования не связаны ни сюжетно, ни идейно. Лишь главные герои объединяют их. Первоначально я задумал написать это как географический очерк, ибо о дорогах в те места, где мне довелось побывать, информации крайне мало. Утверждаю так, потому что сам провел немало времени перед компьютером, ища любое описание местности в интернете. Вышло, правда, несколько не то, о чем думалось изначально. Ну, будьте уж так любезны и извольте прочесть.
  
  Кругом пятьсот
  
  
  Там не найти людей,
  Там нет машин
  Есть только семь путей,
  И ты один.
  А. Макаревич.
   "Перекресток семи дорог"
  
  "Моя главная задача - благополучие села!". Я стою в поселке Новокиевский Увал перед доской объявлений. На ней единственная листовка с рекламным лозунгом кандидата в законодательное собрание района. Фотография тоже имеется. Немного округлое лицо с характерной лысыватостью на голове, точнее - лоб, плавно перетекающий в остатки волос. Наверное, такую внешность в России положено иметь претендентам на руководящие должности в госаппарате.
  Напрашивается логичный вопрос: "А что же я тут делаю?". Еще пару суток назад я бы задал его и сам. Ибо не в какой Увал, тем более Новокиевский, я, разумеется, не собирался. Ну, давайте по порядку. Как раз два дня минуло, как я прибыл в город Благовещенск. Знакомое название? Да, вы правы, именно на нем и закончилось мое предыдущее повествование. Что же, раз вышло такое совпадение, то не грех и продолжить. В этот раз я получил от руководства задание, которое на момент прошлой истории вызвало бы у меня глубокое недоумение. Конкретно это звучит так "Поиск новых рынков сбыта на севере Амурской области, в Селимджимском районе, центром коего является поселок городского типа Февральск". Раньше не слышали? Не беда, я тоже. Вот сейчас и познакомимся поближе. Действующие лица преимущественно те же. Это, как можно было уже догадаться, я, конечно, Гуля, один новый персонаж - Андрей, региональный менеджер нашей компании, и опять же Ослик, которому в этой истории уготована особая роль. Итак, в воскресение мы прибыли в Благовещенск. Отужинали в приличном заведении "У Швейка", с соответствующим орнаментом, вкусной едой и умеренными ценами. Расположились в шикарной, совершенно не побоюсь этого слова, гостинице "Глория". К лоску бизнес-отелей привыкаешь очень быстро, гораздо сложнее отвыкнуть. Но мы сейчас не об этом. В понедельник прошло несколько деловых встреч в городе, и на девять утра вторника был намечен отъезд в Февральск.
  Как вам уже известно, за исключением редких случаев, отъезды вовремя не совершаются, поэтому отбыли мы около десяти. Порядка ста пятидесяти километров дорога была восхитительная. Все четверо участников экспедиции получали истинное удовольствие от езды. Мы сделали предположение, что именно такие покрытия в Европе. Класс. Расстояние пролетало просто незаметно. Не смущали даже странные указатели, кои имеются почти на всех российских трассах. Примерно это выглядит так: "Белогорск - 26 км", через 500 метров "Белогорск - 22 км", и через 2000 метров "Белогорск - 32 км". Как вы понимаете, двигались мы в сторону Белогорска. Всегда у меня встает вопрос: кто и зачем их устанавливает? На глаз, что ли, мерят. Ну, это мелочи, к подобному калейдоскопу случайных чисел наш путешественник привык давно. Все испытания ждали нас впереди. К слову, мы были прекрасно осведомлены, что едем не на курорт. Вот пара одобряющих слов, сказанных нам в дорогу.
  Олег, житель Благовещенска, объяснявший мне, как проехать до Февральска, после разъяснения всех нюансов, заметил:
  - Ну, если вдруг чего, то звоните, у меня в тех районах знакомые есть.
  Алексей, коммерческий директор ОАО "Кристалл-Амур", нашего дистрибьютора в регионе, за передачей необходимых нам документов выразился так:
  - Дорога, конечно, не ахти. Я был там давно, еще в армии служил. Ехали до Февральска на грузовой машине, до сих пор помню ту поездку! Так что если что случиться, звоните, у нас там недалеко машинки бегают.
  Остальные напутствия были выдержаны в том же духе. Но наше дело маленькое - "сел, поехал - ночь, полночь!". Так что, миновав отменные участки трассы, мы повернули на указанную Олегом проселочную дорогу. До Февральска оставалось 300 км грунтовки. Если глянуть на карту Амурской области, то увидим федеральную трассу, тонкой полосой делящую территорию. В нижней части располагаются города и достаточно крупные села. Верхняя половина выглядит несравнимо больше и населена не так густо, там лишь небольшие поселения, раскиданные на много километров вокруг. Нам нужно было именно туда. Начало было сносное. Проселочная дорога комфортной быть не может, но приличной - вполне. Реально было двигаться порядка 80 км/час, чувствуя себя довольно спокойно. Погодите, я слукавил. Необходимо сделать небольшое отступление и пояснить, что у нас не в полном порядке находилась труба глушителя. Когда я возвращался с одной из своих поездок в Комсомольск, Ослик подпрыгнул на очередном ухабе и дико заревел. Первоначальное впечатление было ужасающее. Подумалось, стряслось нечто серьезное. Мы (попутчиком моим был опять же Андрей) дотянули до ближайшей эстакады, загнали туда автомобиль и облегченно вздохнули. Где-то посередине машины труба глушителя разошлась в месте соединения. Дело житейское. Водрузить ее на место труда не составило, и мы благополучно добрались до Хабаровска. Позже я заезжал в автосервис, где мне сказали, что заварить уже не получится и надо менять часть трубы целиком. Поскольку после поездки в Февральск мне был обещан некоторый ремонт автомобиля, я решил отложить починку глушителя на потом, дабы не делать ее за свой счет. Так вот, когда мы начали движение по грунтовке, труба изредка снова разъединялась, Ослик ревел, затем она самостоятельно становилась на место. Это добавляло сельский колорит движению. Как на тракторе. Встречных машин попадалось мало, попутных еще меньше. За рулем была Гуля. Я начал думать, что не так страшен черт, как его малюют, когда это случилось. Не было ни крупных камней, ни больших кочек. Мы двигались, как и весь последний час, и вдруг по днищу что-то дико застучало. Остановились, обошли машину и увидели бензин, резво текущий из бака прямо на землю. Я заглянул под автомобиль и увидел рваную дыру в бензобаке. Откуда? Как? Ведь на дороге ничего не было! Андрей пошел немного по мокрому следу, тянущемуся за нами, и крикнул:
  - А это не наш кардан валяется?
  Как вы понимаете, кардан был наш. Стало ясно, что, вылетая, он разорвал обшивку бака. От Белогорска, ближайшего крупного населенного пункта, было порядка 140 км, до Февральска - порядка 220. Что делать и куда бежать? Кому звонить и как чинить? Эти и много других вопросов пронеслось в голове за секунды. Это вам, господа, не в августе под Хасаном автомат пробить! Это север Амурской области! Нас только трое, и мы совершенно не представляем, что делать! На улице минус 15 и завести машину я больше не могу!
  Ну, надо ж так - под Новый год -
  Назад пятьсот, вперёд пятьсот, -
  Сигналим зря - пурга, и некому помочь!
  Не буквально, конечно, но близко к тексту, особенно по душевному состоянию. Только не надо мне говорить то, что я уже слышу от тебя, дорогой читатель:
  - Сам виноват! Куда ты поперся? На своей машине в такую глушь! А ты чего ждал? И т.д. и т.п.
  Я стою на раскуроченном автомобиле посреди тайги! До твоих ли претензий мне сейчас? Ну да ладно, поругались немного - и хватит. На самом деле выход из ситуации один. Искать того, кто бы нас дотянул до хоть какой-нибудь мастерской и там уже смотреть, что можно сделать. Тут мы и возвращаемся к началу повествования и Новокиевскому Увалу, до которого, мы, оказывается, не доехали порядка 10 км. Так мы и поступили. Благо, тайга была еще не глухая и машины время от времени ходили. Юля дождалась попутки, и они с Андреем отправились искать помощь в селе, а я, упаковавшись в раненого Ослика, принялся изучать "Мольера" М.А. Булгакова, периодически дуя на замерзающие руки и стараясь не думать о произошедшем.
  Довольно скоро (прошло не более получаса) позвонила Гуля и сообщила, что они нашли грузовик, способный дотащить нас до мастерской, которая очень кстати имелась в Увале. Мне стало спокойней. Еще минут через пятнадцать появился тот самый грузовик. Хозяином оказался некто Виктор, мужчина лет пятидесяти, работающий в местном дурдоме! Вот так знакомство с Амурской глубинкой! И такое, оказывается, бывает в деревнях! Доставка до места проходила не гладко, машину часто сильно дергало, из-под колес тягача летели камни, оставлявшие несколько небольших отметин на моем лобовом стекле. Пришлось тормозить и просить Виктора двигаться помедленней. Худо-бедно доехали. Поселок появился ниоткуда. Словно и не должно его тут быть. Среди деревьев выросли вдруг покосившиеся домишки, окаймленные скупой растительностью, и захватили все пространство, отодвинув лес в сторону. Нашли хозяина ремонта. Его звали Сергей. Неплохой бизнес развернул, надо сказать, наш предполагаемый спаситель. Свой шиномонтаж, служба такси (это в Увале-то!), ремонтный бокс. Все строения деревянные, но все же! Бизнесмен бегло выслушал наши объяснения и объявил:
  - Сейчас съезжу за сварщиком, узнаю, может ли он заварить или запаять бак. Если кардан целый, на место поставим, - при этом наказал двум мастеровым, находившимся в услужении, снять поврежденную запчасть и ждать специалиста.
  Мы вместе с работниками такси, мастерской и монтажа, затолкали Ослика на деревянную эстакаду, и я полез смотреть на днище. Кроме кардана и бака, других повреждений не обнаружилось, отчего настроение еще немного выровнялось. Оставалось ожидать человека, способного залатать дыру. Правда, один странный факт бросился в глаза. На оторвавшемся кардане не было болтов. То есть их вообще нигде не было. Ни в крепеже к машине, ни в самом кардане. Лишь одно из четырех ушек было повреждено. Куда подевались остальные три, остается загадкой для меня до сих пор. Выкрутились все разом? Сами? Может быть, не знаю. Гадать на эту тему бесполезно. Служащие предложили нам скоротать время в помещении для починки колес, где было тепло, стоял диван и телевизор. Поскольку на улице был глубокий минус, мы радостно согласились. Работника шиномонтажки звали Павел. Клиенты приезжали не часто, и время от времени он садился с нами и делился информацией.
  - А гостиница у вас есть? - поинтересовался я, предполагая, что, возможно, тут придется задержаться.
  - Да вроде была одна, но неизвестно, работает или нет, хотя пару комнат должно остаться. При дурке, кажется, имелась, но точно не знаю.
  Да уж, только в дурдом нам и не хватало.
  - Покушать где можно?
  - Одна столовая, но она уже закрылась, да я бы и не советовал. Плохо там кормят. А так кафе "Успех", на заправке. Можете съездить.
  - Да это нам еще повезло, что тут мастерская, а сломались бы пораньше, вообще труба! У вас тут другие крупные деревни есть? - поинтересовался Андрей. Я, правда, был категорически не согласен, что данную ситуацию можно хоть сколько-нибудь назвать везением, но вслух возражать не стал.
  - У нас не деревня, село. Районный центр. Остальные совсем маленькие.
  Павел отвечал спокойно, никакой обиды в его словах не просматривалось.
  - Слушайте, а зачем тут такси? Поселок небольшой, куда ездить? - вступила в диалог Юля.
  - Да не знаю, но работы у ребят много. Почти всегда на выезде. В деревни возят народ. В Благовещенск иногда, в Февральск.
  - И сколь же стоит так далеко?
  - Пять тысяч, И туда и туда.
  - А откуда у людей такие деньги? - заинтересовался я. Еще ранее мы разговаривали с Виктором и выяснили, что он зарабатывает восемь тысяч рублей в месяц. К слову, запросил он с нас за то, что тащил около 10 км, триста рублей.
  - Не знаю. Люди ездят. Предприятия заказывают, когда на вахту народ нужен, еще кто-то.
  - Слушай, ну а ты сколько зарабатываешь? - несколько ироническим тоном, которым зачастую обращаются жители крупных городов к провинциалам, например, москвичи к владивостокчанам, поинтересовался Андрей.
  - Мне только в одну сторону хватит. Назад уже добавлять придется, - опять спокойно, ничуть не смутившись, ответил Павел.
  - А дорога асфальтированная была к вам? - я решил сменить тему.
  - Да нет, всегда грунтовка. Недавно федералку делали, и нашим сказали - до вас, мол, можем проложить. Четыре миллиона стоило. Администрация сказала - денег нет. Я им не верю. Все у них есть.
  - Дороги всегда дорого стоят.
  - Знаю. Я сам в строительстве работал. В Благовещенске объект строил. Обещали по двадцать пять тысяч заплатить, по десятке дали - и все. У нас всегда так. Трубы прокладывали, так там с учетом премии по полтине выходило, а получили пятнадцать. Кто возмущаться стал, тех сократили "за профнепригодность". Летом у нас монтажные работы велись, понагнали студентов с Питера и Москвы. Ходили в очках и шортиках. Им за 20 дней по 25 тысяч уплатили, а нам за ту же работу тысяч по девять дали, хотя мы и в дождь, и в ночь трудились. Надоело это. Я лучше тут, на шиномонтаже буду. Не густо, зато знаю, сколько колес сделаю, столько и заработаю. Без обмана.
  - А если образование получить? - не унимался Андрей.
  - Да есть у меня образование. Что с него? Я в городе учился. Тут мать, отец. Старые они. Как их бросишь?
  За беседой шло время. Ожидание затягивалось, сварщик все не появлялся, я периодически заглядывал в бокс и смотрел на порванный бак. Кажется, с третьего раза обнаружился там Сергей.
  - Ну что? - спрашиваю
  - А что? Варить бак нельзя, для этого надо его минимум сутки сушить под выхлопной трубой какой-нибудь машины. А кто согласиться на все ночь включать? Запаять не получиться: дыра сильно большая.
  - А сварщик был?
  - Не ездил я еще за ним. Времени не было. Я тебе и так все сказал, - отвечал он довольно резко.
  - Так что нам делать?
  - Не знаю. У меня тут завода по производству "Паджериков" нет. Извини.
  - Ну, как-то уехать нам все равно надо. Что придумать?
  - Да что я придумаю? Новый бак тут не купишь. Иди ищи грузовик, который согласиться выпаривать. Потом, может, заварим.
  Подобный диалог "ни о чем" продолжался около пяти минут. Затем Сергею, видимо, надоело, он взял телефон, повернулся и вышел, не удостоив меня вразумительным ответом. Я, несолоно нахлебавши, вернулся в помещение монтажа и честно объявил обо всем попутчикам. Торчать еще минимум сутки в Новокиевском Увале нам совсем не улыбалось. Подумали звонить в Благовещенск, чтобы нам купили бак и привезли. Это опять же не меньше суток. В обсуждение вмешался Павел. Удивленно пожал плечами.
  - Почему нельзя сделать? Дыра большая? Надо глянуть, - и ушел в бокс.
  Мы продолжали сидеть на стареньком, потертом диванчике, вяло беседуя, ожидая сварщика и надеясь на чудо. Через некоторое время я снова отправился в мастерскую мониторить ситуацию. На входе мне попался какой-то дедок, здороваться не пожелавший. Войдя, я увидел, что Павел отогнал рабочих и сам ковыряется над бензобаком. Дыра уже стала не такой ужасной, а скорее напоминала порез.
  - Ну как, можно починить? Специалист был? - спрашиваю с надеждой.
  - Да вон, только вышел. Это отец Сергея. Поехал за материалом. Запаяет, не волнуйся, - Паша продолжал вправлять искореженный металл, лениво смахивая капельки крови, выступавшие на руках.
  Я облегченно вздохнул. Ситуация исправлялась.
  - Ребята, мы бы пока покушать съездили. А вы если что звоните,- обращаюсь к мастеровым.
  - Давай, щас такси вызовем, - отозвался парень повыше. Набрал номер, позвонил. Приехало такси. Я обрадовал хорошими новостями попутчиков, и мы отправились в кафе. Было около пяти. Смеркалось. Село оказалось совсем небольшим. Минут через пять мы очутились в другом его конце, где располагалась заправка. Кафе представляло небольшой павильон. Войдя, мы обнаружили три столика со стульями и прилавок, служивший одновременно магазином. Цены на питание умеренные, но близкие к городским. Очевидно, кафе посещают в основном приезжие. Еда среднего качества. За трапезой решили - стоит остаться на ночь. Даже если машину починят, двигаться по темноте в Февральск не улыбалось. Как-никак еще километров 200 грунтовки. Снова вызвонили таксиста Дмитрия. Пока вез нас до гостиницы, я спросил:
  - Сколько у вас тут зимой?
  - По-разному: -40, бывает -50.
  - Слушай, а как машины с утра заводите?
  - Да мы их и не глушим надолго. Почти всегда работают.
  - А ДПС-то тут есть?
  - А как же! У нас раньше и школа милиции была, от них и пятиэтажный дом остался, сейчас там полно сотрудников. Как молодой кто вернется из города с образованием, так либо в органы, либо в дурдом работать. Больше особо не куда.
  Подъехали к двухэтажному деревянному зданию с надписью "Гостиница". В небольшом холле, скорее напоминавшем прихожую, расположились девушка за стойкой и хрупкого вида старичок. То ли охранник, то ли уборщик. Стены обшарпаны, давно не крашены. Затертый пол и несколько старых кресел. На стене прайс: одноместный номер - 600, двухместный - 600, 6-местный - 300 рублей с человека. Не "Глория", конечно, но выхода особого не было.
  - Девушка, переночевать можно? - спрашиваю.
  - Мест, к сожалению, нет. Недавно заехали рабочие, им все сдали.
  - Всегда у вас так, что ли?
  - Да нет. Обычно свободно. Сегодня только позанимали, - у девушки сделался виноватый вид, и она пожала плечами.
  - А другие гостиницы есть?
  - При администрации района. Там тоже все занято. Они к нам людей сегодня прислали.
  - Так что ж, совсем переночевать негде?
  - Я не знаю, - совсем уж смутившись, ответила работница гостиницы.
  Перспектива ночевать непонятно где не грела. Снова позвонили Диме. Он приехал быстро. Связался со знакомыми. Через какое-то время сообщил, что мест действительно нигде нет.
  - А может быть, какая-нибудь бабушка комнаты сдает? - Юля еще тешила себя надеждами.
  - Я такого не знаю. У нас не принято. Кому сдавать-то? Может, оно и есть, конечно, но где найти - не в курсе.
  Да уж! Ну и пасьянс. Дурдом, милиция и две гостиницы без свободных мест! Тут не избалованные туристами деревушки юга Приморья. Это там местное население привыкло зарабатывать деньги на сдаче жилья. В Новокиевском Увале гости встречаются не часто. В основном это врачи и рабочие, последние, правда, толком не ясно зачем.
  Что ж, шофер, давай назад,
  Крути-верти свою баранку -
  Так ни с чем поедем по домам.
  Не по домам, конечно... Сначала попросили Диму позвонить Сергею и узнать, что с машиной. Хозяин сообщил, что бак запаяли и сегодня могут поставить. Но не факт, так как уже темно, люди устали и на улице холодно. Впрочем, после моего общения с Сережей другого ответа я и не ждал. Видимо, чем-то не приглянулась ему наша компания. Что ж, делать нечего. Отпуская между собой шуточки про ночевку на шиномонтажке, мы, совсем не в таком приподнятом настроении, как могло показаться со стороны, отправились к боксу. На месте нам сказали, что бензобак еще не привезли, паяли его в другом месте. На мой вопрос: "Поставим ли сегодня?" ребята ответили: "Конечно, а куда деваться!".
  Снова стали ждать. Андрей с Юлей пили купленное по дороге пиво, я мотался к эстакаде смотреть, как проходит установка привезенного в скором времени бака. Периодически заходил Сергей, попутно разговаривая по телефону. На нас он совсем не глядел, и мне стало определенно неуютно. Думаю: "Может, чем обидели человека?". Хотел было подойти заговорить. Мешали его непрерывные разговоры по мобильнику. Я невольно начал прислушиваться. Сережа крыл матом всех и вся. Изредка он вставлял в свою тираду литературные слова, что придавало речи определенный смысл. Выглядело это так:
  - ... ты болван! ... где молоток.........,
  - стрекоза тупая... я долго... звонить буду...,
  - где вас, губошлепов,... набрали..., - места, обозначенные точками, можете заполнить сами. Я знаю, вы на это способны, как и любой русский человек. Вопрос заключается только лишь в частоте использования подобного лексикона. У Сережи он преобладал над нормативной лексикой, посему я сделал вывод, что его обращение с нами можно принять за сдержанное уважение, и заводить диалог не стал.
  Между тем поврежденные детали прикрепили. В машину залили немного бензина. Ослик нехотя фыркнул, загудел, и я отправился на ходовой тест. По первым впечатлениям все было о"кей. Заехал на ту самую заправку, где недавно обедали, залили полный бак. Вернулся, вновь поднялся на эстакаду. Заглянули вниз. Все было в порядке. Бак держал, кардан работал. Ниоткуда ничего не текло. Вернулся в деревянную каморку к попутчикам. Снова предстояло принять решение. Выбор, в сущности, был невелик. Спать в машине или куда-то ехать. Втроем ночевать в автомобиле - дело не из приятных. Да и ночевкой это назвать будет трудно. Скорее подходит "распитие пива с последующим закрыванием глаз и дремой в сидячем положении". Очевидно, что большинство уважаемых читателей сочтут меня и спутников моих людьми легкомысленными, ибо после короткого совещания мы приняли решение отправиться в путь. Но не назад к цивилизации, а вперед в поселок городского типа Февральск. Было начало восьмого. Предстояло 220 км грунтовой дороги неизвестного качества по глухой тайге. Я обратился к Павлу:
  - Ну, куда нам ехать-то?
  - Я бы на вашем месте в Свободный поехал. Какой-никакой город. Отсюда по другой ветке километров 50 грунтовки, там еще примерно 40 - асфальт. Переночуете, с утра на сервисе посмотрите, что с машиной. Там уже и решайте.
  - Да нет, мы все-таки в Февральск. Туда как доехать? - огорошил я Павла.
  Он короткое время помялся и объяснил.
  - Мимо заправки проезжаете и вперед. 120 км до Норска, там еще сотня до Февральска. А запаска у вас эта одна?
  - Конечно, а сколько нужно?
  - У нас таксисты по три берут. Бывает и их не хватает. Хотя дело ваше. Коли чего случиться - звоните, - вот таким, очередным недобрым напутствием закончился наш диалог. Мы залезли в автомобиль и тронулись.
  Дорожное покрытие было сносное. В темноте у меня получалось порядка 70 км\ч. Ослик время от времени недовольно ревел, но очередной ухаб возвращал трубу глушителя в исходное положение, и он устало двигался вперед. Юля с Андреем пили пиво. Рассказать что-то внятное об окружающей местности я не могу. Было абсолютно темно. Попутных машин на всем пути наблюдать не удалось. Встречных было три. Еще до Норска. Единственное - запомнились небольшие мосты. Их было много, и они имели деревянное покрытие. В пути мы беседовали и слушали музыку. Юля рассказала, что недалеко от Новокивского Увала проживает местный олигарх. У него большой коттедж, несколько дорогих автомобилей, а недавно ему завезли джакузи, будто бы с шиномонтажку величиной. Он владеет несколькими артелями в Февральске. Сергей, тот самый, в чьем боксе мы ремонтировались, - второй богатый человек в округе. Остальное население живет примерно вровень. Почти коммунизм. Эту информацию она почерпнула опять же у Павла, пока я ходил вокруг эстакады. Мало-помалу добрались до Норска. В селе обнаружился один магазин. Я остановился, вышел к жилому дому, одна из комнат которого служила для продаж. Воздух на улице был по-настоящему деревенский. Свежий и чистый. Глубокий вздох доставлял удовольствие. Небо звездное, хорошо виден Млечный Путь. Внутри меня ждала обстановка, мало схожая с нашими понятиями о магазине. Это была комната небольшого размера. Справа за столиком сидела бабуля. Около одной из стен стоял небольшой деревянный шкаф, приспособленный под витрину. На нем расположили скудный ассортимент товаров. Интересующих меня сигарет не было. Их вообще не было по эту сторону от федеральной трассы. Я извинился за поздний визит и вышел. Предстояло двигаться дальше.
  Наверное, тут мне нужно сделать заявление, которое некоторых читателей разочарует, некоторых обрадует. Смотря кто чего ждет. Дело в том, что до Февральска мы добрались абсолютно спокойно. Машина вела себя нормально, и кроме неисправного глушителя, беспокоившего нас периодически, других неполадок не выявилось. Дорога была утомительная и практически всегда шла в гору. Наклон не большой, но отчетливый. Спутники мои под влиянием пенного напитка клевали носом, и к конечному пункту назначения я приближался в компании спящих. Грунтовка постепенно покрылась снегом, и трясти практически перестало. Создалось впечатление, что мы, наконец, поднялись. Невесть откуда посреди тайги выросли ж\д пути, и я поехал вдоль них. Метров через 500 показался тоненький, но длинный мост шириной не более трех метров, протяженностью же порядка семидесяти. Перед ним весел дорожный знак "Февральск". Что было под мостом, рассмотреть не удалось, возможно, река. В темноте он напоминал хиленькую жердь, перекинувшуюся через бездонную пропасть. Ослик медленно, боязливо прополз по потрепанному деревянному настилу, и мы оказались по ту сторону. Очевидно, поселок расположился на плато. Местность была ровная. Домов поначалу не встречалось. Где-то левее и дальше виднелись огни фонарей. Юля проснулась. Мы увидели табличку: "Комнаты отдыха. Кафе". Повернули по указателю. Опять развилка. Поехали направо. Кладбище! Тьфу ты черт. Вернулись назад и двинули налево. Там находился довольно большой хутор. В одном из строений горел свет. Подъехали к нему. Навстречу вышел упитанный молодой мужчина.
  - У вас тут гостиница есть? - поинтересовался я
  - Комнаты отдыха. Гостиница дальше, в центре.
  - А добраться как? - после испытаний, выпавших на нашу долю, хотелось комфорта.
  - Вы тут первый раз?
  - Да.
  - Тогда как я вам объясню? - он помолчал немного, затем рассказал, как доехать до центра:
  - Там рынок будет, он работает, на нем и спросите.
  Двинулись дальше. Разговор разбудил Андрея. Постепенно вокруг появились дома, большие, пятиэтажные. С трудом нашли тот самый рынок. Потом долго кружили по Февральску в поисках ночлега. Попадавшиеся нам в этот поздний час местные жители (а было около 24.00) с энтузиазмом объясняли, как проехать к гостинице. Однако понимал я их плохо. Говорили они сбивчиво, хотя видно, что люди искренне хотели помочь. Выяснилось, что тут две гостиницы. В одной не оказалось мест. Вернее, не так. Нам сказали: "Есть несколько свободных коек в трехместных номерах с подселением, но девушку разместить не сможем. Не положено в одной комнате с мужчинами". Во второй гостинице, ютившейся на этаже пятиэтажного здания и занимавшей две квартиры, служащих не оказалось. Я минут пятнадцать звонил, стучал и бил ногами дверь, но так никто и не вышел. В итоге поиски заняли порядка полутора часов. Выхода не было и пришлось возвращаться на хутор, где нас без особых вопросов разместили в четырехместной комнате. К моменту нашего прибытия там уже спал какой-то водитель, впрочем, это не смутило хозяев, которые были рады любому заработку. Устали мы настолько, что об удобстве думать уже не хотелось. Легли на узкие кровати и почти тут же заснули.
  Проснулись около девяти. Я отправился в стоящий неподалеку туалет. Если кто читает за трапезой, то, может, и не к столу будет сказано, но я с трудом представляю, как люди это делают в таких сооружениях зимой. Ну, в том смысле, что если на дворе минус 40, можно и отморозить чего. У меня вроде обошлось. Во всяком случае, пока все на месте. Вот. Вышел на улицу покурить и забрать из машины умывальные принадлежности. Подошел детина, размером не меньше вчерашнего, а то и побольше.
  - Платить кто будет? - добродушным тоном поинтересовался он.
  - Сейчас зубы почистим и заплатим, - говорю. - А у вас тут и кафе есть, позавтракать можно? - вспомнил я вчерашнею вывеску на повороте.
  - Да. Вон, - детина ткнул пальцем в одно из стоявших в округе деревянных зданий, - тогда там и заплатите. - Кажется, удовлетворившись ответом, он ушел.
  Мы пошли умываться. Вода была ледяная, умывальник самодельный. После отправились в кафе. Внутри оно оказалось вполне приличным. Чистая, аккуратная обстановка, и мебель напоминала скорее городскую, чем деревенскую. На барной стойке стоял прайс с дополнительными услугами. Я такого еще не видел:
  - Зарядка мобильника - 10 руб.
  - Зарядка ноутбука - 20 руб.
  - Стакан для распития спиртных напитков - 20 руб.
  С завтраком пришлось несколько обождать. Столовая работала с десяти. На наши попытки заговорить хозяйка практически не откликалась. Вела себя сухо и как-то по-деловому, что ли. Мол, я - вам, вы - мне и нечего тут разглагольствовать. Подавала сама, готовила же помощница, периодически удостаиваясь от владелицы много большего красноречия, чем мы. На вкус довольно прилично, только порции небольшие. Откушав, мы решили поинтересоваться у нее касательно цели нашего визита: кто возит сюда товар и прочее. На это она тоже отреагировала с опаской и сомнением. После недолгого разговора мы с Андреем махнули рукой.
  - Поехали в центр, там выясним, - говорит Андрей
  - Поехали, конечно. А то хозяйка - как партизан на допросе, - согласился я, и, припомнив ее разговор с кухаркой, поспешил ретироваться. На дворе нас, подперев угол дома, мрачно-безразличным взглядом провожал утрешний детина. Лицо его, явно удовлетворенное получаемым питанием, сияло отъезжающим вслед.
  Минут через 10 были на рынке, который нашли еще вчера. Надо сказать, на рынок это не очень походило, просто несколько павильонов, стоявших рядом на одном пяточке.
  По пути немного рассмотрели сам Февральск. Он напоминает небольшой микрорайон большого города. Асфальтового покрытия нет, только перекосившиеся от времени бетонные плиты. Дома, в большинстве своем в несколько этажей, словно жмутся друг к другу, спасаясь от холода и образуя неправильный круг. Нашлась и достопримечательность - жители называют ее Китайская стена - а представляет она собой пятиэтажный дом, метров 80 в длину. Не хочу сквернить на поселок, может, и другие у него отличия присутствуют, просто мы их не разглядели. Интересующую информацию выяснили быстро. Двум менеджерам, привыкшим работать в городских условиях, разговорить местных товароведов оказалось делом нехитрым. Да и народ в этих местах добродушный, открытый не в пример городским. На это счет вспомнилась одна фраза, сказанная моим московским другом Николаем Феофилактовым, когда мы в Посьете узнавали дорогу у сельчан: "Надо же, объясняют! А в Москве прохожий только морду бы своротил, а то и послал бы куда следует тебя. Если уж кто и расскажет, как пройти, так и понятно, сам приезжий". Здесь же послать тебя в таких случаях могут лишь хозяева, которые чем-то отличаются от простых людей. Будто и не местные вовсе.
  Не стану подробно описывать наши рабочие дела, заключу только, что выяснили следующее: в самом Февральске никакого крупного дельца, способного заниматься нашим контрактом, нет. Товар возят в поселок из городов с той стороны федеральной трассы. Да и возят, надо сказать, не многие. Записав пару контактов подходивших нам поставщиков, отправились мы назад, к цивилизации. А если более точно - то в город Свободный, который и рекомендовал нам давеча Павел. Надо, правда, заметить, что первоначально мы предполагали возможность проехать и дальше Февральска. В том случае, если никого не удастся найти тут. В итоге так и вышло. Но дальше ехать нужды не оказалось. И вот почему. Приведу как иллюстрацию свой диалог с одним из водителей грузовиков, встретившимся в поселке.
  - А до Златоустска далеко отсюда? - поинтересовался я.
  - Километров 280, наверное.
  - А дорога как? Проехать можно?
  - Это смотря на чем. Хотя сейчас и вовсе нельзя. Отсюда 60 км до Селемджи, там переправа паромная летом работает, зимой по льду народ передвигается. А нынче не проехать. Река еще не встала.
  - Слушай, а товар туда кто возит?
  - Какой товар? А, товар! Да что ты! Кому это надо! Там дорога - ужас! Летом колес по пять с собой брал запасом. Да и реки постоянно разливаются, трудно проехать. Зимой дорогу чистить некому, тоже страшно ехать. Перевалов много. А магазинов там почти нет. Ближайший районный центр в ту сторону Экимчан. Километров 220, пожалуй. Он раза в два меньше Февральска. В старые времена один-два поставщика мотались туда, но теперь нет. Людей мало осталось.
  - Как же туда продукты попадают? - удивляюсь я
  - Да сами хозяева и таскают из города. На своих машинах. Крупным фирмам туда мотаться резона давно нет. Одни убытки.
  Такая невеселая получилась информация. И хотя мы исходили не только из этого диалога, привел его, потому что он получился наиболее полным. Все остальное услышанное, впрочем, лишь подтверждало вышеупомянутое. Посему отправились мы, как уже писалось, в славный город Свободный искать последний шанс не превратить нашу поездку в совсем уж бесполезную для компании. Назад выехали днем, около 14.00. Перевалили мостик-жердь с деревянным покрытием. Под ним оказался большой овраг, на дне которого текла еще не совсем замерзшая река. В светлое время ощущение будто в детском стихотворении: "Идет бычок качается, сейчас он упадет". Поэтому, когда оказались на твердой земле, все с облегчением вздохнули. Даже и Ослик, по-моему, хоть он и не бычок вовсе. Дальше начался затяжной спуск. Немного опишу увиденное, поскольку по пути сюда был лишен этой возможности. Леса тут разнообразные, изредка уремные. Это и ольха, и черёмуха, и тополь, и ива, и ель. Разумеется, места дикие. Совсем. С приморскими не сравнить. Ощущение нетронутости присутствует и вдоль дороги, а уж что будет, если отвернуть в сторону? Идеальная территория для любителей отдыха типа "сегодня грязь еще непролазней" или "чем глуше, тем круче". Много рек, поэтому и для тех, кто считает, что рыба - лучший друг человека, интерес имеется. Само дорожное покрытие грунтовое, обильно усыпанное мелкими и крупными галечными камнями. Ближе к самому Февральску дорога уже покрылась снегом, после Норска же ехать стало небезопасно по одной естественной причине. Нам хоть и редко попадался другой транспорт, все же он был. И обгон или просто встречный автомобиль превращались в сущие испытание для стекол и фар твоей машины. Мелкие камни из-под колес летят, как пули из пулемета. До сих пор удивляюсь, что окна остались целы. Вдоль самой дороги поселений нет, только несколько полуразвалившихся бетонных домов посреди наступающих на них деревьев изредка напоминают проезжающим о чем-то. Стоят, правда, указатели, повествующие о наличии населенных пунктов где-то в стороне, но с трассы их не разглядеть. В сущности, как в популярной нынче песне: "Тайга-а-а, да километры-ы-ы...". Это если кратко. Хотите больше, спрашивайте, расскажу. Сейчас же мы переходим к заключительной части нашего повествования.
  До почти родного уже Новокиевского Увала мы добрались без историй. Заехали к Паше проверить кардан и справиться о дороге до Свободного. Он приветливо улыбнулся, сообщил, что автомобиль наш в порядке, чему и сам, кажется, был удивлен, и рассказал, что до трассы дорога в основном грунтовая, ну а после федералки до Свободного еще 26 километров асфальта. Всего-то! С нашим опытом это семечки. Мы бодро двинулись к цивилизации. Через каких-нибудь пару часов езды нас ждут хорошая гостиница, горячий душ и другие блага городской жизни. Ведь в город едем. В город! До трассы дорога, как и ожидалось, выдалась не ахти. Похуже, чем та, что привела нас сюда. Зато короче. Удивляли меня только названия местных деревушек: Желтоярово, Красноярово, Белоярово! Да что ж это такое? Просто палитра какая-то. Одни художники тут селились? Ну, дело не в этом: миновав, наконец (нет, я еще раз напишу - НАКОНЕЦ!!!), бездорожье, Ослик скользнул на асфальт. А чего вы удивляетесь моим вечным "наконец"? Давно ли 600 км за два дня по гребенке ездили? Это, я вам доложу, не "письки воробьям показывать"! Ох не письки! Простите, конечно, за лексикон. Само вырвалось. Стало быть, проехали мы на радостях семь километров по гладкой, вылизанной для поездки премьер-министра трассе и свернули по указателю до Свободного. Я вдавил педаль в пол. Еще чуть - и мы на месте! Но тут началось! И меня прорвало! Нет, Ослик-то в порядке. Я про дорогу, которую Павел назвал асфальтированной. Твердое покрытие действительно на ней было. Местами. А в основном это ямищи-переямищи, с выбоинами, кочками, глиной и прочими удовольствиями цивилизации. Добавьте ко всему еще ночь, наше огромное желание добраться до города. И 600 км тряски до этого. И конские стуки, когда после пятисотметрового ровного участка ты налетаешь на очередной ухаб. Какие мысли у меня только не вертелись в тот момент. Я сознаю, что на спокойную голову это будет нелепо, но приведу их как они были. Для истории, как говориться. Что нашему правительству до наших дорог? Разве могут понять эти люди, что на свои автомобили мы зарабатываем свои деньги. Кто-то годами копит, не ест, не одевается, хочет передвигаться как человек. Что каждый такой прыжок на трын-дороге - как зарубок на сердце! Что с каждым подобным прыжком-плевком начинаешь выходить из себя и звереть. До отупения звереть. Вы знаете, как я тогда думал? Дайте мне сейчас кнопку, на которую стоит нажать, и ответственный за вот это просто сдохнет. Я нажму! Что, грубо? Погано? А мне тогда не казалось, нисколечко грубо. Нисколечко погано. Я так думал!? Но потом были очередные триста метров асфальта, я успокаивался и - снова, опять! Всплыла у меня фраза господина Лестока из известного кинофильма: "Это Россия! Вы можете разорвать этого гардемарина, но он вам ни черта не скажет!". Не в такой редакции, совершенно. Я ее изменил, она изменилась у меня в голове: "Это Россия! Вы можете разорвать эти госслужбы, но они все равно ни черта для вас не сделают!". Ох, как я сейчас вспомнил нашего премьера, катавшегося недавно за каких-нибудь десять верст отсюда на потеху всему миру. Да взять бы его три дня, запланированных на эту показуху, да и вручить бы ему на пару с Медведевым лопату, да пусть все три дня они тут покорячатся над дорогой во благо России вместе с той свитой остолопов, которая их сопровождала! Ведь это реально больше пользы нам принесет, ну намного! Намного больше, чем от катания его на Ладе Калине. Почему он китов мерит, пожары тушит, а дорогу не строит. И я же не шутил тогда! Я взаправду так рассуждал. И смешно вам? И кажется глупо? И мне сейчас так кажется. А вот тогда не казалось. И очередной удар, и ухаб - и думается, что вот сейчас чего-то там посыплется снизу и покатиться, и развалиться. Да я ведь пылинки с нее сдувал, с машины со своей, я себя так не берег, как ее! А вот сейчас веду - и бью, бью, бью... Да ну вас всех к черту! К черту...
  Но миновали мы это чудо российское. Добрались-таки до города Свободного. И название-то ишь какое выдумали! Гордое, чистое, воодушевляющие! Гостиницу стали искать. Указали нам ее быстро, и нашли мы ее быстро. Поднялся я, посмотрел номер. Люкс называется. Большой вроде, удобный. Три тысячи в сутки стоит. Уплатил. Пошел за Юлей. Она явилась и давай капризничать. Ванна ей грязная, пыль везде, белье как будто несвежее, и вообще воняет.
  - Да чего вы от меня хотите-то, Юленька? Какой есть уже.
  - Нет, поехали другой искать!
  - Не поеду. Устал. Спать хочу.
  - Ну, кушать же поедем? Вот и посмотрим еще.
  Ух, женщины. Кушать-то, конечно, поедем. Ладно, "черт с вами, банкуйте". Поехали, отужинали. Заехали в большую гостиницу посмотреть. Я не пошел. Они с Андреем ходили. Возвращаются, объявляют: "То же самое, дескать". Поспрашивали снова. Где-то, вроде, еще есть гостиница, но как проехать толком никто не знает, да и поздно уже. Вернулись туда, где уплатили. Разделись, мыться собрались. Юля первая пошла. Вонь от воды страшная. Несет болотом. Или помойкой. Или хрен разберешь чем. Не от капризов говорю. Уж вы-то меня знаете. Чтоб я на воду жаловался? Бросьте. Но тут вонь несусветная. Аж дверь в ванну всегда закрывать приходиться, дабы в номере не пахло. Пока Гуся моя мылась, вода горячая и закончилась. Только встал я под душ - бац и холодная. Но и это миновали. Вышел, сел писать. Именно тогда и накалякал я некоторые строчки данного рассказика. Ни с попа начала кожа чесаться. Да прыщами пошла после воды-то местной. И у меня, и у Юли, и у Андрея, как потом выяснилось. Да и бог с ней. С кожей-то. Спать пошли. Одеяла, которое нам выдали на двуспальную кровать, на двоих не растягивалось. Благо свое было в машине. Спустился, взял, поднялся да и уснул с тем, что было. Утро вечера мудренее.
  Проснулись. Ой, ну и наговорил я вам вчера лишку. И Президента ругал? И Премьера даже? Чур, меня, чур. Как мог? Прошу прощения. Правительство я свое люблю и уважаю. Как его не любить-то, сокровище этакое! Ну вот, опять началось. Стоп. Сегодня не надо. Не до них мне сейчас. Бизнес надо делать, потом домой ехать. Своих дел хватает, короче.
  Утро выдалось снова серое. У дверей нашей гостиницы стоял серый потрепанный автомобиль Лада. Омичи приехали на нем. Они путешествуют в эту сторону, и во Владивосток собрались, и в Комсомольск. Отчаянные люди. Но нам до них дела никакого. На 11.00 у нас была назначена встреча с оптовиком. Позавтракали, встретились. Удалось договориться работать на условиях, которые устроили обе стороны. И это хорошо, что не зазря съездили в это утомительное осеннее путешествие. Расквитавшись наконец-то с делами, двинулись домой. Необходимо было заехать на шиномонтаж, повозиться с колесами. Они ужасно разбалансировались от всей этой езды. На выезде увидели монтажку, остановились, ребята принялись исправлять наши колесики. Получалось у них долго. Старший все время звал меня и показывал: мол, видишь, как сложно сделать, тут эдак, да тут так. Я согласно кивал и говорил, чтобы заканчивали. В ожидании расхаживал туда-сюда вокруг мастерской. Осматривал окрестности. Здания вдоль дороги стояли разные. И маленькие, и большие, и ветхие, и новые, и цветом разнящиеся. Трасса была грязная, нечищеная. Покрытие ухабистое, сильно уставшее. Увидел неподалеку кафе. Вспомнил, что мне снова нужны сигареты. Магазинов рядом не наблюдалось, и пришлось идти туда. Было не больше 12, четверг. Внутри почти пусто. Один лишь посетитель сидел с двумя девицами. Все нетрезвые. Лицо показалось мне смутно знакомым. Я сделал покупку. Помялся с ноги на ногу. На улице было зябко, а в кафе тепло и уютно, я присел за свободный столик, пока не пришло время возвращаться назад, к своим. Огляделся. Помещение аккуратное, чистое. Столы подогнаны, как солдаты на плацу. Стульчики, новые, незамызганные. Их лакированные поверхности занимались блеском под робкими лучами солнца, изредка пробивавшимися снаружи. Шторки - и те с иголочки. Взглянул снова на посетителя. Он пребывал в состоянии не то что нетрезвом, а скорее совсем пьяном. Одеждой был приличен, но не опрятен. Давненько, пожалуй, сидел. Клевал носом, держась за початую бутылку виски. Иногда пытался чего-то запеть, но, видно, уже не мог. Я лица обычно запоминаю плохо. И на счет этого поручиться могу нетвердо. Однако же очень он напомнил мне один персонаж. Вероятней всего, его я видел позавчера днем в Новокиевском Увале на плакате, с которого гражданин заверял, что "главная его задача - благополучие села!" О нем-то, милом, он, видно, и рассуждал нынче.
  
  Товарищи в кабинетах заливают щеками стол,
  им опять за обедом стал костью в горле, очередной....
  (К. Кинчев).
  
  
  
  2010 год. Дальний Восток.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"