Чжу Ли: другие произведения.

Город Бесконечного Дождя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Название: Город Бесконечного Дождя Автор: Чжу Ли 11 глав Описание: Когда и как рождается любовь? О чём человек никогда не забудет, даже полностью потеряв память? Можно ли навсегда вырвать из своего сердца любимый образ?.. А из чужого сердца? Как вынести любовь человека, во власти которого ты оказался?.. А не человека? Читайте роман ·Город бесконечного дождяЋ - книгу, в которой больше вопросов, чем ответов.

  Этот город имеет свои секреты.
  Будь то комфорт или хаос, дождь или солнце, все зависит от одного человека. Люди, которые здесь живут, не болеют, не страдают. Однажды войдя сюда, они никогда не смогут уйти. Иначе они заплатят своей жизнью...
  Проснувшись, Тан Шань обнаруживает себя в незнакомом доме.
  Незнакомец по имени Ли Юаньюй говорит ему, что он его любовник. Он сказал, что Тан Шань живет в этом городе в течение некоторого времени. Тан Шань не верит в это, потому что он явно не гей, так как же он мог влюбиться в мужчину? Но ласковый и внимательный уход Юаньюя, работа на чердаке, ностальгический теплый запах борща...
  Воспоминания о прошлом начинают всплывать на поверхность, доказывая, что оба они были влюблены.
   Пока он не обнаруживает послание, которое он оставил для себя прежде, чем он потерял свою память, рассказывающее ему о том, что он должен уйти, чего бы это ему ни стоило...
  Перевод: Virusm
  
  Глава 1.
  Тан Шаню приснился кошмар.
  Он ахнул, ощутив неприятный сырой воздух и звуки дождя, которые становились все ярче...
  Это была реальность.
  Он осмотрелся вокруг. Казалось, как будто он был в другом мире: комната была совершенно ему незнакома, и он не смог понять, была ли это его комната. И это ощущение было неописуемо и противоречиво.
  В этот момент часы с кукушкой, висящие напротив него, прокуковали восемь раз, указывая на то, что было восемь часов. Он знал, что его внутренние часы заставят его проснуться в восемь, поэтому он проснулся в нужный момент. Однако он совсем не помнил о существовании часов с кукушкой. Он чувствовал себя совершенно нормально, и необычно одновременно.
  Он снова внимательно осмотрелся вокруг. Номер был обставлен просто, в нем стояли только письменный стол и стул, а также кровать, на которой он лежал.
  Занавески на окне были плотно закрыты, что позволяло свету лишь слегка проникать внутрь. Это делало помещение темным и мрачным. Там тоже был кактус на подоконнике. На столе лежала книга, открытая посередине, с длинной, позолоченной закладкой, как будто оставленная в самый разгар чтения.
  Он встал с кровати и подошел к столу, взяв в руки книгу. Даже после беглого просмотра, он, по-прежнему, не помнил ее название. Было неясно и содержание книги. Он действительно читал это раньше?
  Он пролистнул книгу, и все еще не вспомнил её после прочтения. В конце концов, он перевернул первую страницу и начал читать первую главу.
  "...И в этой нашей неподвижности, покачиваясь на волнах времени, под ярким солнцем я ощутил дождь и вкрадчивый ветер..."
  Это был поэтический любовный роман. После прочтения всего этого, он почувствовал, как у него начинает болеть голова.
  Он подумал: "Я должен был быть либо одержим, либо быть ненормальным, чтобы читать эту книгу". Главным было то, что он был совершенно незнаком с книгой. Но она лежала на письменном столе в его комнате.
  Это было незнакомое чувство нереальности происходящего. Он чувствовал себя, как будто он был на грани сумасшествия - ему нужен глоток свежего воздуха.
  Он подошел к единственной двери в комнате. Золотая круглая дверная ручка чувствовалась необычно холодной в руке.
  Он открыл дверь. В коридоре было темно, и свет сюда не проникал. Единственное яркое и светлое место было в конце коридора, и он направился к нему, постепенно слыша звуки говорящих людей.
   Как он понял из услышанного, это разговаривали двое.
  Выйдя в коридор и спустившись по деревянной лестнице, он обнаружил, что мебель создавала теплое и уютное впечатление. Большая часть мебели была сделана из дерева, а также тут стояли декоративные керамические гномики размером с половину человека. Они были беспорядочно расположены в небольших группы, где каждый из них ярко улыбался другому.
  Он оглядел площадь и, наконец, нашёл хозяев голосов на кухне.
  Это была открытая кухня, поэтому он смог увидеть людей внутри, когда подошел ближе. Там был рыжий молодой человек, сидевший на обеденном столе, тут же стояли уже пустые тарелки и стакан сока. Молодой парень общался с человеком, которого он не видел.
  - Простите? - громко поприветствовал Тан Шань, прежде чем вошел, и, наконец-то, смог увидеть другого человека. Так как тот стоял к нему спиной, то можно было только увидеть голову с угольно-черными, длинными волосами.
  Со спины высокий и длинноволосый человек выглядел очень женственно, но он, точно, слышал разговор двух мужчин.
  - Наконец-то ты очнулся! Я чуть не уговорил Юаньюя отдать мне твой завтрак! - рыжий парень громко воскликнул, увидев его, но выражение разочарования на его лица были явно преувеличены.
  Казалось, он знал его, но Тан Шань не помнил о нем.
  - Джейк, успокойся. Тан Шань только что проснулся, не шуми.
  - Ты говоришь, что я шумный?! Мой голос очень милый, пожалуйста, - промямлил Джейк, боясь сказать вслух.
  Мужчина, названный Юаньюем, поставил тарелки с едой на стол и, кротко улыбнувшись Тан Шаню, выдвинул стул. Он жестом предложил Тан Шаню присесть.
  Тан Шань был на мгновение ошеломлен. Этот длинноволосый человек сам виноват в том, что выглядит слишком хорошо и столь женственно. Если бы он не слышал его голос, он бы предположил, что этот человек - красивая женщина.
  - Хочешь сок или молоко? - спросил Юаньюй, направляясь к холодильнику.
  - Я хочу кофе.
  - Кофе - для тебя плохо, как насчет молока, а? - сказав это, он взял молоко и налил в стакан.
  Тан Шань не почувствовал себя слишком раздраженным, чтобы отвергнуть предложенное. Сидя на стуле, таращась на Юаньюя, он столкнулся с взглядом с Джейком и стал наблюдать за ним, роясь в своих воспоминаниях о нем.
  Красивый Юаньюй или рыжий Джейк, он не помнил ни одного из них.
   - Кто-то может заревновать, если ты будешь смотреть на меня таким огненным взглядом! - громко провозгласил Джейк наводящим тоном, заметив его взгляд.
  Ревновать? Что там было ревновать? Кто ревновал? Зачем кому-то ревновать?
  Ум Тан Шаня был наполнен множеством вопросов, и, наконец, он решил обсудить свою ситуацию с ними.
  - Я сожалею, я действительно не помню всего этого, я не знаю, кто вы? Я живу здесь? Я не помню ничего вообще.
  После того, как он закончил говорить, Джейк и Ли Юаньюй остолбенели, и он не мог им помочь, но чувствовать себя неловко.
  - Опять? - это была первая реакция Джейка, когда он, указав на Тан Шаня, кричал на Юаньюя
  Эта реакция показала, что это был не первый раз, когда он потерял свои воспоминания.
  Юаньюй натянуто улыбнулся и, поставив молоко под руку Тан Шаня, уселся рядом. Он был очень близко, и даже протянул руку, чтобы погладить его волосы, говоря: "Это нормально, если вы забыли, Вы не должны бояться".
  Это движение было слишком естественным, слишком интимным. По какой-то причине Тан Шань не находил это странным, как будто это уже было.
  Он не знал почему, но он доверял этому человеку. Не похоже, что человек хотел навредить ему. Этот человек был незнакомцем, и, однако, он доверял ему безоговорочно.
  - После того, как ты закончишь свой завтрак, я принесу тебе все. Кто знает, может ты что-то вспомнишь, - улыбнулся Юаньюй.
  Мужчина был щедр с ним, и не возражал против потери его воспоминаний. Он даже хотел принести Тан Шаню кое-что. Он приготовил завтрак и был так щедр - он действительно был великим человеком.
  - Спасибо. Ты замечательный человек, - выразил свою благодарность Тан Шань.
  Джейк, пивший сок, сплюнул и закашлялся, услышав это.
  - Что с тобой? - Юаньюй спросил, бросив тряпку Джейку, чтобы тот вытер стол.
  - Вот ведь... - Джейк изо всех сил пытался придумать оправдание, но был прерван.
  - Следи за своим ртом, - холодно сказал Юаньюй.
  Джейк замолчал, боясь издать хотя бы звук.
  Тан Шань смотрел на них удивленно. Он был явно не в состоянии понять особый смысл этих слов, и, в конце концов, уставился на Джейка. Выражения лица Джейка были самыми богатыми и наиболее сложными, с примесью раздражения и гнева, когда он уставился на Юаньюя. Несмотря на это, он все-таки послушно вытер стол.
  - Ешь. Я заберу тебя позже, - Юаньюй напомнил ему поторопиться с едой, его голос был мягким и сильным одновременно.
  Это было его воображение? Он чувствовал, как Юаньюй пытался обойти некоторые вопросы.
  Тан Шань пристально смотрел на Юанью. Его взгляд был несдержан, но вместо того, чтобы отвергать его, Юаньюй, казалось, поощрял его, как будто он наслаждался, когда на него смотрели, тем самым вызывая у Тан Шаня стеснение.
  Он отвернулся и начал есть. Было похоже, что привлекательность Юаньюя заставила его чувствовать что-то. Однако Юаньюй был мужчиной, и он был мужчиной тоже. Это было очень странно.
  После повторения про себя "я нормальный" несколько раз, он проглотил свой завтрак и сделал огромный глоток молока, быстро позаботился о еде.
  Джейк издал звук, как будто он ожидал хорошее шоу. Тан Шаню показалось это странным, и он отложил свою посуду.
  - Я могу спросить тебя кое о чем?
  - Продолжай, - предложил ему любезно Юаньюй.
  -Какие у нас отношения?
  Были ли они друзьями? Это действительно было не похоже, но он был смущен.
  - Позволь мне прояснить - у меня нет отношений с вами. Я всего лишь посторонний, кто пришел на бесплатный завтрак, - немедленно ответил Джейк.
  - Понятно.
  Тан Шань изначально предполагал, что Джейк их сосед. Он снова спросил:
  -Тогда г-н Юаньюй должно быть хозяин, верно? Я жилец здесь?
  Он спал в комнате, поэтому вообразил, что он был арендатором. Юаньюй даже оторвался от своих дел, чтобы сделать завтрак, так что то, что он хозяин дома, казалось правдоподобным.
  - Я думаю, вы могли бы увидеть это так, поэтому мы оставим сейчас пока все как есть.
  Почему такой недвусмысленный ответ стал еще более проблемным? Кроме того, что он имел в виду "сейчас"?! Если он был арендатором, так и скажи; если бы он не был, тогда просто скажи это ясно! Тан Шань чувствовал, что его таскают за нос.
  - Кроме того, моя фамилия Ли, и меня зовут Юаньюй. Вы можете называть меня Юаньюй, - поправил его Ли Юаньюй, а потом повернулся к Джейку.
   -А вы будете называть меня мистер Ли, - выпрямился он.
  - Хм! Как не смотри, я знаю тебя гораздо дольше, чем он, так почему он должен называть тебя Юаньюй, в то время как я должен называть вас мистер Ли? - возмутился Джейк и зыркнул в сторону невинного Тан Шаня.
  Тан Шань мог видеть, как у него раздраженно сверкали глаза.
  - Это потому, что Тан Шань - это Тан Шань, и ты, не он,- ответил Ли Юаньюй.
  Другая скороговорка как загадка. Тан Шань ничего не понимал, но Джейк, казалось, понял и успокоился, и не поднимал в дальнейшем эту тему. Тан Шань, очевидно, был частью разговора, но ничего не понял и остался разочарованным.
  - Я обескуражен. Спасибо за гостеприимство, было очень вкусно. Я должен вымыть посуду? - сменила тему Тан Шань, планируя вымыть посуду Джейка.
  - Пусть Джейк сделает это. Пойдем, я отведу тебя на улицу. Этот город не совсем большой, но и не маленький. Так что, на то, чтобы закончить осмотр достопримечательностей, уйдет около суток.
  - Целый день? - Тан Шань не мог не воскликнуть от удивления.
  - Поскольку у нас нет никаких средств передвижения, ни каких-либо заправок, мы путешествуем только на велосипеде или пешком,- объяснил Джейк, пока чистил тарелки.
  Ли Юаньюй спросил у Тан Шаня:
  - Ты не возражаешь пройтись, не так ли?
  - Я не возражаю.
  -Тогда пойдем, - Ли Юаньюй встал и, держась за руки, они покинули обеденный стол вместе.
  Так как его движения были слишком естественными, Тан Шань не смог среагировать и убрать руку вовремя. Он только позволил Юаньюю делать так, как тому нравилось.
  Ли Юаньюй взял две водонепроницаемые плаща. Стиль и цвет были достаточно классическими, и они совпадали с ростом Юаньюя.
  Тан Шань, который был ниже ростом, начал беспокоиться, что он будет похож на ребенка, который похитил взрослую одежду. Однако для таких забот не было необходимости. Ли Юаньюй подал ему плащ, который был на размер меньше, и совместим с его ростом, как если бы он был сделан на заказ.
  Не удивительно, что он нашел свое имя, вышитое на манжетах - этот плащ изначально был его.
  Он, казалось, был способен разобраться в ситуации немного лучше, и уже было не так страшно. Он пошел по стопам Ли Юаньюя из дома. Сад был ухоженный, с чистой травой, и была даже теплица для выращивания съедобных овощей. Можно было видеть заботу владельца, так аккуратно и красиво здесь было.
  - Вы посадили салат, что я ел только что? - удивлялся Тан Шань, преисполненный уважением к Ли Юаньюю. У него был некоторый опыт в садоводстве. В месте, где он жил ... Подожди, а где он жил? Почему он не вспомнил вдруг?
  - Мы, как правило, работали во дворе вместе, но ты подумал о том, каким должен быть огород. Ты обычно сам отвечал за их выращивание, так что я на самом деле не помогал, - ответил Ли Юаньюй немного грустно.
  Другими словами, он восхищался своей же работой. Как смешно.
  - Я сожалею, я не помню, - извинился Тан Шань, а потом спросил. - Я жил здесь в течение длительного времени?
  - Это было некоторое время, хотя я не помню, сколько именно, - виновато улыбнулся Ли Юаньюй, небрежно отвечая на его вопрос.
  Тан Шань не мог дальше молчать и отвернулся, оглядывая окружающие здания. Он вдруг почувствовал, как если бы он путешествовал во времени в 19 или 20 веке. Архитектурные особенности были повсюду, маленькие домики стояли рядом с высокими зданиями, и кирпичи рядом с бетоном. Он никогда не видел ничего подобного раньше.
  На дорогах не было людей, и было так тихо, словно там никого не было. Только Ли Юаньюй и он шли по серой тротуарной плитке. Туман из-за дождей был густым, и все, что он мог видеть на расстоянии, было белым.
  Это было очень странное ощущение. Никому не понравится такая жуткая атмосфера, по крайней мере, не Тан Шаню.
  - Смотри под ноги.
  Ли Юаньюй предупреждал его, но Тан Шань уже споткнулся о кирпич и, чуть было не упал. К счастью он удержался в вертикальном положении, но это только спровоцировало его падение на Юаньюя.
  Юаньюй хихикнул, и Тан Шань, который оказался напротив его груди, почувствовал толчки от его смеха. Он был так смущен, что он хотел вырыть яму и спрятаться в ней.
  - Спасибо, - сказал Тан Шань, отодвинувшись подальше от объятий Ли Юаньюя, прочно стоя на ногах.
  Когда Тан Шань отошел, он услышал вздох сожаления Ли Юаньюя. Его руки все еще были на талии Тан Шаня, и не похоже, что он хотел убрать их в ближайшее время, так он и повел его по тротуару.
  Он продолжал чувствовать, как его опекали, как леди.
  - Г-н Ли, я думаю, я могу нормально ходить самостоятельно.
  Тан Шань не привык к такому поведению и ускорил шаги, желая избавиться от руки на его талии.
  Его намерения были очевидны, и, когда Ли Юаньюй это понял, он опустил руки, как бы сдаваясь, а потом извинился.
  - К сожалению, это старая привычка. Не обращай на меня внимания, это подсознательный акт.
  -Так будь ли это мужчина или женщина, вы будете по-прежнему вести себя таким образом? - вырвался вопрос из уст Тан Шаня. Даже Тан Шань обнаружил, что его реакция была слишком быстрой, и он сам понятия не имел, почему он так разозлился.
  - Конечно, нет! - опроверг Ли Юаньюй. - Я делаю так только с тем человеком, который мне нравится.
  Тан Шань остановился и посмотрел на Юаньюя. Выражению его лица было странным, как будто он обвинил Тан Шаня.
  - Г-н Ли, когда вы так сказали, вы имел в виду платонически? - хотел выяснить Тан Шань. Он был на самом деле настороже и боялся узнать, но не мог унять своё любопытство к этой теме. Он по-прежнему понятия не имел, почему он чувствовал все эти странные эмоции.
  - Не называйте меня мистер Ли, это заставляет меня чувствовать себя очень неудобно, - криво усмехнулся Ли Юаньюй, обращаясь к Тан Шаню вместо ответа на вопрос.
  После того, как его два раза поправили, Тан Шань спросил с раздражением, действительно ли это так важно. Он хотел называть его мистер Ли, так что с этим не так? Он не чувствовал, что они были достаточно близко, чтобы быть на "ты". Подожди! Если только...
  - Г-н Ли, какие у нас с вами отношения? Пожалуйста, будьте честным.
  - Юаньюй. Пожалуйста, зови меня Юаньюй, - настаивал Ли Юаньюй, но по-прежнему умалчивая ответ на вопрос.
  Тан Шань глянул на него ещё раз, а затем решил сдаться.
  - Хорошо. Юаньюй, пожалуйста, ответь на мой вопрос.
  - Но ведь ты уже знаешь ответ? - невнятно ответил Ли Юаньюй, но это только подтвердило подозрения Тан Шаня.
  - Невозможно! Я не верю в это! Я не гей! - яростно отрицал Тан Шань, казалось, на грани нервного срыва, пятясь.
  - Конечно, ты не. Ты просто как и я, - протянул руку Юаньюй, желая вытащить Тан Шаня обратно на тротуар, прежде чем он оказался на дороге. Однако Тан Шань его грубо оттолкнул.
  - Не трогай меня, ты лжец! Вы смеётесь надо мной просто потому, что я потерял мои воспоминания? Это шутка не смешная! Как я мог, в мужчину? Я, конечно, люблю женщин, я люблю заниматься любовью с женщинами...
  Тан Шань пятился все дальше и дальше, пока он не оказался на середине дороги. Внезапно из тумана появилась повозка, и обе лошади и всадник громко кричали, несясь на Тан Шаня.
  Всего на дюйм ближе, и он бы врезался в карету. Он был в шоке! Какого рожна здесь появилась повозка?!
  Вдруг, его вытащили обратно на тротуар, и он мог только в шоке оцепенело смотреть на Ли Юаньюя, который был в ярости.
  - Забудь!
  Забыть о чем? Тан Шань был в замешательстве.
  - Я хочу, чтобы ты забыл все о сексе с женщинами! Тебе лучше забыть все это! - лицо Ли Юаню перекосило от ревности, его тон приказным и необоснованным.
  Он боялся Ли Юаньюя.
  - Отпусти меня... - Тан Шань начал бороться, но не смог выиграть против силы другого.
   Как может Ли Юаньюй быть настолько сильным, и все же выглядеть настолько хрупким и ласковым? Тан Шань был прижат к земле, его лицо было напротив лужи на плитке, мокрая почва прилипла к его телу.
  - Я отпущу тебя, если ты пообещаешь не поднимать этот вопрос.
  Ли Юаньюй сидела на спине Тан Шань, не давая тому вздохнуть. Он не хотел выпускать Тан Шаня, даже услышав его крики боли.
  Он был по-настоящему зол!
  - Обещай мне!
  - Тьфу.
   - Тан Шань, не поднимай его!
   - Я... обещаю... - Тан Шаню было так больно, что слезы начали падать, и ему ничего не остается, кроме как молить о прощении.
  Только когда он это услышал, Ли Юаньюй помог ему встать. Он привлек Тан Шаня, который был до сих пор в шоке, в свои объятия, и гладил его по спине, чтобы помочь ему почувствовать себя лучше.
  Тан Шань выглядел бесстрастным, но по его щекам вдруг скатилась слезинка. Он не хотел плакать, но он не мог себя контролировать. Это было так страшно...
  - Всё, всё. Не бойся, теперь все хорошо, - Юаньюй успокаивал его, словно тот был ребенком.
  Тан Шань был слишком напуган, чтобы даже говорить, и позволил Юаню похлопать его по спине, а также обнять себя за талию.
  - Ты все еще хочешь прогуляться? Мы видели только около трети этого места, - поинтересовался его мнением Ли Юаньюй.
  Тан Шань уже был напуган, и совершенно не желал больше времени находиться наедине с ним.
  - Я хочу вернуться.
  Юаньюй ничего не сказал, и бережно поддерживая Тан Шаня, помогал ему шаг за шагом. К тому времени, как Тан Шань обрел силы и захотел прогуляться самостоятельно, он потерял свой шанс оттолкнуть Юаньюя.
  Когда они дошли до дома, Джейк был на входе. Все трое встретились в дверях.
  - Господи, ты упал или врезался в коляску? Ты выглядишь ужасно!
  Увидев состояние Тан Шань, Джейк удивился, не мог помочь.
  - Ты уже уходишь? - лицо Тан Шаня было мертвенно-бледным. Он пытался общаться с Джейком глазами, говоря ему: "Пожалуйста, не уходи, не оставляй меня наедине с этим парнем".
  - Это был несчастный случай... Вы не должны упоминать занятия любовью с кем-то еще, будь то мужчина или женщина. Я очень сожалею о том, что произошло сейчас, я знаю, я был слишком нервным, - искренне извинился Юаньюй.
  Для Тан Шаня эта искренность не имела никакой ценности.
  - Где здесь ванная? Я хочу принять душ.
  Он сменил тему, не желая это обсуждать. У него нет любовных воспоминаний с Ли Юаньюем, так что не важно, насколько глубоко этот человек был влюблен в него.
  Он не был геем и не испытывал чувства по отношению к Ли Юаньюю, и он не будет испытывать никаких чувств к нему, даже в будущем! Тан Шань напомнил это себе несколько раз.
  Он чувствовал, что он полностью осознает свои чувства, но совсем забыл, что в первый раз, когда он видел этого человека, он почувствовал что-то.
  - Я отведу тебя туда, - отпустили его талию Юаньюй, и держал его за руку, пока они шли в ванную.
  Ванная комната была на втором этаже, так что после прогулки вверх по лестнице и мимо его комнаты, они достигли её.
  Юаньюй вошел внутрь с ним.
  Тан Шань зыркнул на него, но Юаньюй проигнорировал его хмурый взгляд. Он начал показывать продукты для ванны:
  - Шампунь, молочко для ванны, мыло для тела и мыло. Используй мыло для лица. Полотенца в шкафу.
  После того, как он закончил говорить, он еще не ушёл.
  Тан Шань загнал себя в угол в ванной комнате, глядя на Ли Юаньюя с опаской. Дверь была прямо за Юаньюем, так что он не имел возможности спастись.
  Блин! Как он мог быть настолько глуп, чтобы проложить принять душ? Только тогда Тан Шань признал опасность своих действий.
  - Мы не можем принять душ вместе? Я промок, - спросил Ли Юаньюй, стараясь выглядеть как можно жальче.
   - Нет! - сразу же отверг его Тан Шань, не давая ему второго шанса.
  Юаньюй вздохнул и с болью посмотрел на него
  - Я понял. Я сейчас уйду.
  Он не ожидал, что Ли Юаньюй будет так сговорчив. Тан Шань смотрел, как он открыл дверь, но прежде чем уйти, тот оглянулся - он выглядел очень грустно и жалко.
  - Я приготовлю для тебя сменную одежду.
  После того, как он это сказал, этот человек действительно ушёл, закрыв за собой дверь.
  Тан Шань чувствовал, как будто он сделал что-то неправильное. Тем не менее, он запомнил, что Юаньюй ожидать, что он отнесется к нему, как любитель это сделать? Кроме того, оба они были одного пола.
  Бесспорно, Ли Юаньюй был красивый и интересный человек, но... гей! Гей! Быть геем было совершенно новым понятием для него.
  Тан Шань оставался в ванной комнате в течение очень долгого времени в мрачном настроении, и затем попытался понять свои чувства. Только до того времени, пока он снял свою тяжелую и мокрую одежду. В тот момент, когда он увидел свою обнаженную верхнюю часть тела, он оказался парализован.
  На его теле было полно синих и черных меток. Какой страстный секс должны был оставить позади так много засосов? Некоторые из этих знаков были на грани исчезновения, и они были бледно-желтого.
  Это было определенно не то, что могло бы произойти в течение одного или двух дней. Они были накоплены в течение длительного периода времени.
  Тан Шань спустил штаны и в недоумении рассматривал поразительное количество засосов на его теле. Они были даже на тех местах, о которые были слишком неловко говорить. Они должны были быть сделаны в результате непрерывного посасывания и покусываний.
  Его тело хорошо любили!
  Тан Шань схватил себя за плечи и наклонился, не в состоянии стоять прямо.
  Его тело не похоже на то, что его вообще...
  За дверью раздался стук.
  -Тан Шань, я принес твою одежду. Хочешь взять её сейчас, или я должен оставить её в корзине за дверью? - обратился к нему Юаньюй за стенкой.
  - Положи... оставь её в коридоре! - закричал Тан Шань, испугавшись.
  Как он покажется на глаза Юаньюю с таким телом? Оно было наполнено доказательствами их любви!
  Перевод: Virusm
  Корректор: Марина Мун
  Редактор: Елена Тян
  ______________
  Глава 2.
  Просидев часок в ванне, Тан Шань осторожно вышел, обернув полотенце вокруг талии. У него, по-прежнему, возникали смешанные чувства по поводу всей ситуации, и поэтому он был очень рад, что Юаньюй не ждал его по другую сторону двери.
  Он внимательно осмотрелся вокруг, и, убедившись, что Юаньюя действительно не было рядом, быстро надел одежду, оставленную для него. После того, как он был одет, он внезапно оказался поражен осознанием того, что понятия не имел, что ему делать.
  Неуверенный, он замер на месте.
  Дождь, заливающий оконные стекла, начал снижать интенсивность. В доме было так тихо, что было страшно. Сырой и темный коридор испускал зловещую ауру.
   Дверь в его комнату была приоткрыта, пропуская намек на свет.
   Он набрался храбрости и пошел вперед, чтобы исследовать комнату, и встретился взглядами с Юаньюем, листающим художественный роман на его столе.
  Если подумать, то Ли Юаньюй и был, вероятно, владельцем этой книги.
  Тан Шань убедился в факте его присутствия и решил покинуть комнату. Он не хотел иметь ничего общего с этим человеком в данный момент, но как только он сделал шаг назад, то наткнулся на дверь за спиной, в результате чего та громко скрипнула.
  - Черт побери! - выругался Тан Шань.
  - Ты помылся, - подарил ему добрую улыбку Юаньюй, ничего не говоря о его неуклюжести.
  Из-за этой обезоруживающей улыбки Тан Шань на мгновение потерял дар речи. Он никогда не видел такого же красивого и фееричного человека, как Ли Юаньюй.
  Тан Шань вернулся в комнату, задыхаясь от возмутительных мыслей. Он отвернулся и пригнул голову, не желая смотреть на лицо Юаньюя. Тот победно улыбнулся и встал со стула.
  Тан Шань нервно нахмурил брови, глядя на ноги Юаньюйя. Он мог видеть их, постепенно приближающихся к нему, и все, что он мог сделать, это отступить, пока не вышел из комнаты, прислонившись спиной к стене коридора.
  - Я - Медуза? - дразнил его Юаньюй, хотя и без особой радости, в ответ на его очевидное желание убежать. Тан Шань молчал.
  - Не бойся, я просто хочу пройти в ванную. Теперь моя очередь идти в душ, - сказал Юаньюй и пошел в сторону ванной комнаты.
  Когда он ушел, Тан Шань тут же с облегчением вздохнул, сползая на пол, так как почувствовал, что силы покидают его.
  Дождь, наконец, прекратился и шум дождя больше не был слышен. В обмен, он услышал звук падающей воды в ванной рядом. При мысли о голом Юаньюе, Тан Шань сглотнул, его сердцебиение участилось.
  Он не мог здесь дольше оставаться, это было слишком опасно! Он не мог контролировать свой собственный разум, и даже фантазировал о Юаньюй в обнаженном виде...
  Он не хотел признавать существование желания обладать Юаньюем! Он сбежал.
  В маленьком городке, где он не ориентировался, и все было ему чуждо, он бежал один, без цели и без понятия, куда он мог пойти. Все чего он хотел - это убежать от Юаньюя.
  Он бежал, пока он не устал, и его силы сошли на нет до такой степени, что он больше не мог двигаться. Только тогда он остановился.
  Он понял, что пейзаж вокруг него изменился, было ясно, что он убежал за пределы тех мест, которые показывал ему Юаньюй. Вот теперь он полностью заблудился.
  Он осмотрел внимательно площадь. На одном конце было место, которое больше было похоже на вокзал, а на другом конце стояла каменная лестница, ведущая наверх. Он встал снизу лестницы, которая показалась ему любопытной.
  Как только он собирался было подняться, то был остановлен.
  - Г-н Тан Шань! Какое совпадение встретить вас здесь!
  Дама, одетая в форму полицейского патруля, поспешила к нему, поправляя неудобные штаны. Она ярко улыбалась, как будто она была с ним знакома.
  - Вы меня знаете?
  Женщина-полицейский, была ошеломлена на мгновение, и спросила смущенно:
  - Конечно, знаю, есть ли кто в этом городе, кто не знает? Что с вами? Почему вы спрашиваете меня о чём-то подобном?
  - Почему все в этом городе знают меня? - спросил Тан Шань.
  - Вы партнер г-на Ли, все, очевидно, знают вас. Ах... Ах нет, не говорите, что вы опять потеряли свою память? - сотрудница полиции ответила, прежде чем он отреагировал. Ее голос был невероятно высок и пронзителен.
  Тан Шань почувствовал, как его уши начинают пульсировать от боли и поднял руку, чтобы прикрыть одно из них. Он отошел на один шаг назад, стараясь держать дистанцию между ними.
  - Почему г-н Ли не с вами? - огляделась полицейская вокруг Тан Шаня, но никого там не увидела.
  - Когда вы говорите, мистер Ли, вы имеете в виду Ли Юаньюя?
  - Конечно, кто бы еще это мог быть? Странно, почему г-н Ли отпустил вас ходить в одиночку? В этом нет смысла, - полицейская показалась ему странной.
  Тан Шань не хотел объяснять. Он продолжал спрашивать:
  - Мистер Ли очень известный человек?
  Женщина начала громко смеяться, как будто она услышала что-то смешное.
  Тан Шань был невероятно смущен. Это был очень глупый вопрос?
  Она перестала преувеличенно смеяться, прежде чем ответить:
  - Г-н Ли является менеджером этого места. Он что-то вроде мэра здесь.
  - Что-то вроде мэра? Так он не мэр?
  - Он не может рассматриваться как мэр, так как мы не признаем власть. Строго говоря об этом, мистер Ли что-то вроде короля здесь. Ваш партнер является чрезвычайно выдающейся личностью, - встряхнув головой, она вздохнула. - Если бы я была на десять лет моложе, я бы, наверняка, использовала все доступные методы, чтобы попытаться забраться в кровать мистера Ли.
  "Идите дальше и заберитесь. Я не против и даже не буду останавливать вас", - подумал про себя Тан Шань. Однако он не имел мужества, чтобы на самом деле сказать такие неуважительные слова вслух.
  - Вы сейчас свободны? Я хотел осмотреться, как вы думаете, вы могли бы сопровождать меня? - предложил Тан Шань.
  - Я не могу сделать это, я должна продолжить патрулирование. Я могу найти кое-кого в этом городе, кто наверняка свободен, чтобы сопровождать вас.
  Сотрудница полиции сразу же набрала в свою рацию: "Район 510, пожалуйста, скажи Джейку, чтобы пришел к 603, г-н Тан Шань здесь".
  Спустя несколько мгновений, появился раздраженный Джейк, начавший жаловаться на полицейских, сразу по прибытии.
  - Что ты хочешь от меня? Я хочу спать, - ворчал он, не глядя на Тан Шаня.
  Полицейская ударила его по голове.
  - Ты должен быть более обходительным с г-ном Тан Шанем!
  - Что ты делаешь, мне больно! - Джейк схватился за свою голову и, крича, быстро спрятался за спиной у Тан Шань, используя его в качестве щита.
  - Не думай, что я не смогу ничего сделать, если ты прячешься за мистера Тан Шаня!
  - Что ты от меня хочешь, чудовище?!
  - Ты! - полицейская подняла свой жезл и, обойдя Тан Шаня, устремилась к Джейку.
  Невинный Тан Шань застрял между этими двумя, пострадала даже его одежда, за которую тянул Джейк.
  После того, как женщина закончила изливать свой гнев, она похлопала Тан Шаня на спине.
  - Мне жаль, что вам пришлось увидеть такую сцену. Джейку все знакомо в этом городе, поэтому спрашивайте у него все, что вы захотите узнать. Мне нужно вернуться в патруль.
  Джейк вышел из-за спины Тан Шаня только после того, как он убедился, что она исчезла. Он обнаружил, что небольшой участок рубашки Тан Шаня сморщился от его жесткий хватки, и, что бы он ни делал, рубашка не возвращалась в свое прежнее состояние. Он выругался, пытаясь разгладить рубашку, которая теперь была скомкана.
  - Черт, я покойник. Ли Юаньюй меня убьёт.
  Тан Шань обернулся. Все, что он мог видеть из-за угла - половину головы Джейка.
  - Почему ты просто не остался дома, как хороший мальчик? Ты даже вышел на улицу! Ли Юаньюй знает, что ты пришёл сюда?
  Джейк, в конце концов, сдался и разозлился, не заботясь о состоянии рубашки Тан Шаня.
  Тан Шань смолк.
  Заметив перемену его настроения, Джейк догадался:
  - Ты не сказал ему?
  Тан Шань отвернулся, собираясь с мыслями.
  - Тьфу, с тобой одни хлопоты! - Джейк закатил глаза и, вытащив телефон, начал набирать номер.
  Тан Шань тут же схватил его за руку и выхватил телефон, его движения были быстрыми и плавными. Он отключил звонок.
  - Что ты делаешь?
  - Пожалуйста, не связывайся с ним.
  - Что?! Ты хочешь, чтобы меня убили? - Джейк издал страшный шум, пытаясь забрать свой телефон обратно. Тан Шань просто поднял руку повыше, и из-за разницы в росте, Джейк не мог до неё добраться, даже если он подпрыгивал.
  - Ты, ублюдок, как ты мог так подло поступить! - закричал Джейк, подпрыгнув, все еще не имея возможности даже прикоснуться к телефону.
  В этот момент телефон начал звонить. Тан Шань взглянул на него - это был Юаньюй. Он отвернулся и быстро вытащил батарею из телефона.
  - Вот твой телефон. Что касается батареи... я пока сохраню её у себя.
  Он вернул телефон Джейку и положил батарею в карман. Хотя ему стало немного жаль Джейка, он попытался выглядеть как можно непринужденней.
  - Ты на самом деле использовал мой телефон и сбросил звонок Юаньюя?! Я мертв, я действительно мертв на этот раз!
  Джейк был на грани слез, выхватывая свой телефон. Экран был черным, так как аккумулятор исчез, и он начал кричать в отчаянии.
  - Покажешь мне теперь, куда ведет эта дорога? - отошел Тан Шань, а потом вернулся обратно к Джейку, пройдя некоторое расстояние.
  Джейк был все еще на том же месте, злобно глядя на него. Казалось, он не имел никакого желания двигаться.
  - Не думай, что все будет идти так, как ты хочешь, - сплюнул Джейк обиженно.
  - Я потерял свою память, ты думаешь, что знаешь мои желания? - ответил Тан Шань.
  Джейк молчал, но выражение его лица было по-прежнему страшным.
  - Или ты можешь просто позволить мне бродить в одиночестве, и, когда я полностью потеряюсь, все будет для тебя еще хуже.
  Тан Шань ушёл после разговора, надеясь, что Джейк будет следовать за ним.
  Вскоре, Джейк действительно пошел за ним, бормоча под нос: "Черт возьми, ты, крутишь мной, как хочешь. Так же, как и раньше, когда терял свои воспоминания, эгоистичное чудовище!".
  Тан Шань проигнорировал его замечания и продолжил восхождение на вершину лестницы. На такой высоте он смог увидеть совершенно другие пейзажи. Город располагался в котловане, окруженном горами. Он находился не в центре города, а в одном из углов. Стили архитектуры в центре были невероятно странными. Они были устроены так странно, что казалось, создавали лабиринт.
  Вдруг подул сильный ветер, и толстый слой тумана накрыл окрестности. Город в тумане казался мрачным, и, если бездумно по нему ходить, наверняка можно было заблудиться.
  - Этот туман действительно быстр. Я больше ничего не вижу, так что мы можем уйти? - закричал Джейк, воспользовавшись этой проблемой, чтобы заставить его вернуться.
  - По крайней мере, я увидел, что снаружи.
   Тан Шань не хотел сдаваться, но он добровольно пошел вниз по лестнице.
  Джейк ругался на него за спиной, но до сих пор следовал за ним.
  Когда он переходил дорогу, Тан Шань повернулся и сказал Джейку:
  - Осторожно, дорога.
  - Я не нуждаюсь в твоей заботе, я могу позаботиться о себе сам.
   Джейк закатил глаза в ответ на сделанное замечание: "Несмотря ни на что, я все-таки лучше, чем тот, кто теряет свои воспоминания так часто".
  - Наверное, я только что чуть не сбил коляску .
  Тан Шань спокойно перешел дорогу и ждал Джейка, чтобы продолжить двигаться дальше. По дороге он расспрашивал Джейк о городе, например, почему архитектурные стили в городе были настолько странными . Также он спрашивает о странных явлениях в виде конных экипажей.
  Джейк мог только заикаться от его вопросов, не в состоянии дать однозначный ответ.
  - Он всегда был такой, с тех пор, как я приехал сюда. Эти вещи лучше спросить у Юаньюя.
  В конце концов, он переводил все вопросы к Юаньюю.
  Тан Шань не смог получить тех ответов, что он хотел, и мог только искренне восхищаться окружающими пейзажами.
  Когда они проходили мимо тоннеля, он остановился. В туннеле было так темно, что он не смог увидеть его конца, как будто тот хотел всосать кого-то в свои глубины.
  - Пошли! Не стой в середине, ты хочешь умереть от выскочившего транспорта? - потянул за собой Джейк Тан Шаня, не желающего уходить.
  Однако, Тан Шань не смог отвести своего взгляда и уставился во тьму туннеля. У него вдруг появилось странное ощущение - никаких машин не было в этом тоннеле, и он должен войти в него.
  - Эй! Ты что делаешь? - Джейк увидел, что он замыслил, и быстро обнял его, мешая ему зайти в тоннель.
  - Мне нужно перейти на другой конец, - не сдавался Тан Шань.
  - Ты с ума сошел? Или ты пытаешься покончить жизнь самоубийством?
  - Все будет хорошо, я знаю, что нет никаких транспортных средств, которые ходят здесь. Я чувствую это.
  После того, как он это сказал, Тан Шань почувствовал, что это был слишком слабый аргумент. Он не мог опираться на такие вещи, как "чувства"... Но он верил в себя!
  - Перестань шутить, если я, действительно, позволю тебе идти туда и с тобой что-то случится, что я скажу Ли Юаньюю?
  - Просто верь в меня, Джейк! Я говорю правду!
  - Чувак, прекрати паясничать! - Джейк все-таки не поверил ему и стал тянуть его, но сразу же был поражен его дальнейшими действиями. - Эй! Что ты делаешь?
  Тан Шань нырнул рукой в карман штанов Джейка, достал телефон и вставил батарейку.
   - Я сожалею, одолжи мне его на некоторое время. Мне нужен свет от телефона.
  Он вошел в туннель, закончив разговор.
  - Эй! Ты, правда, туда пойдешь? Эй! Эй!
  Джейк не мог остановить его, и лишь смотрел, как Тан Шань направился прямо в туннель. Даже зная, что это была плохая идея, он последовал за ним и набросился на Тан Шаня.
  Тан Шань упала, и телефон выпал из его рук.
  - Джейк, что ты делаешь?!
  - Я тебя остановлю! - заявил Джейк, деловито принявшись искать выпавший телефон.
  Тан Шань разгадал намерения Джейка и быстро метнулся туда, где лежал телефона. Он был прямо перед ними, и свет постепенно становился все слабее, пока туннель снова не оказался в кромешной тьме.
  В тот момент Тан Шань обнаружил, что напротив телефона лежал какой-то объект. Он отражался золотым цветом, освещенный слабым светом от телефона. Шань сразу выпрямился и толкнул Джека прочь.
  - Эй! Что ты делаешь! - воскликнул в шоке Джейк, думая, что целью Тан Шаня было изъятие телефона. Он был удивлен, увидев, что Тан Шань, направился в другую сторону и спросил. - Что ты делаешь?
  - Здесь что-то есть.
  Тан Шань пошарил в темноте и поднял предмет, обнаружив, что это была цепочка, на которой висело что-то, что он не мог разглядеть.
  Джейк поднялся и схватил его за руку, заставляя идти к выходу из тоннеля.
  - Не бери ничего, что тебе не принадлежит!
  Тан Шань вытолкнули из туннеля, и он смог разобрать, что было в его руках, когда вышел на свет. Он увидел, что это был золотой медальон - в такие люди могли вставлять фотографии, хотя теперь он был согнут и покорежен.
  Как ни странно, у него было ощущение, что он принадлежит ему.
  - Это мое, - сказал Тан Шань Джейку, а потом попытался открыть медальон. Он хотел выяснить, не было ли внутри фотографии, и если да, то кто бы это мог быть.
  Медальон так сильно согнулся, что неважно, сколько сил он прикладывал, медальон по-прежнему оставался плотно закрытым и хранил свою тайну. Что бы он ни делал, он не раскрывался.
  - Перестань играться. Если у тебя есть время, чтобы возиться с этой вещью, то мы должны вернуться.
  - Отстань от меня, я почти его открыл, - замахал руками Тан Шань, чтобы Джейк от него отстал.
  - Ой! Ты думаешь, что сможешь от меня отмахаться?
  Джейк позвал его несколько раз, но видя, что ничто не может его разубедить, он, в конце концов, сдался.
  Тан Шаню удалось немного приоткрыть медальон, и он смог увидеть, что там внутри было изображение человека с тёмными, длинными волосами. Он не мог сказать, кто это был, но черные и длинные волосы напоминали ему чьё-то лицо.
  - Я нашел тебя.
  Голос, вдруг прозвучавший из-за спины, испугал Тан Шаня до такой степени, что он почти выронил медальон.
  Дунул сильный порыв ветра, и его волосы взметнулись, летя мимо шеи, плеч и лица. Он стоял так близко к Тан Шаню, что тот мог услышать его дыхание.
  Юаньюй встал рядом с Тан Шанем, кипя от гнева. Он схватил его за руку, чтобы Тан Шань не смог убежать.
  - Почему ты покинул дом, ничего не сказав? Почему ты убежал, когда я принимал ванну? - спросил решительно Юаньюй.
  Тан Шань был слишком напуган, чтобы ответить.
  Увидев медальон в его руках, Юаньюй протянул руку и схватил его, осматривая находку некоторое время.
  - Где ты нашел это? - голос Юаньюя стал еще тверже, явный признак того, что он был на грани взрыва. Его взгляд переместился с молчаливого Тан Шаня на Джейка.
  - Он взял его в туннеле. Это не мое дело! Я пытался остановить его, но он был очень упрям, - Джейк быстро отвел от себя подозрения, опасаясь, что он будет разодран так быстро, что он даже не поймет, как это случится.
  - Это мое, - Тан Шань был очень настойчив и ухватился за другой конец медальона, не давая Юаньюю забрать его.
  - Я знаю, что он твой, я дал его тебе, - Юаньюй отпустил медальон и холодно фыркнул. - Ты помнишь, что этот медальон твой, но при этом забыл, что меня ты тоже знал.
  Ничего не поделаешь, если он не мог никак его вспомнить. Он почувствовал, что запаниковал! Тан Шань взглянул на медальон и положил его в карман. Он вдруг вспомнил лицо на фотографии и спросил:
  - Ты видел фотографию внутри раньше?
  - Конечно, ты вставил туда мою фотографию.
  Юаньюй прогнал Джейка и, взяв Тан Шаня за руку, они пошли домой.
  - Тогда почему я оставить его в туннеле? - нажал на него Тан Шань.
  - Мы однажды поссорились. Ты ушел из дома, и я никогда не видел, этот медальон снова. Я верил, что ты его тогда выбросил.
   Тан Шаню это показалось странным - кто бы мог выкинуть такую вещь, просто из-за драки? Он не думал, что он так просто сделал бы это под влиянием эмоций, поэтому такое действие показалось ему странным. Тан Шань шел под принуждением Юаньюя некоторое время, потом он вдруг остановился, не желая двигаться вперед.
  - Зачем ты мне врёшь? - повернулся он и спросил.
  - Я не... - отрицал было Юаньюй.
  - Это не похоже на меня, чтобы выбросить чей-то подарок. В крайнем случае, я бы спрятал его где-нибудь. Я не такой человек, каким ты меня выставил, - Тан Шань смотрел так твердо и уверенно, что Юаньюй заюлил.
  - Наверное, ты был пьян тогда.
  Он опять врал! Тан Шань не пьёт!
  Тан Шань почувствовал, что снова начал злиться. Зачем он соврал ему, снова и снова?
  - Это так весело, обманывать меня?
  В момент, когда эти слова выскочили из его рта, Тан Шань опешил - казалось, он говорил эти слова раньше?
  Он пытался вспомнить. Кажется, он был в доме Ли Юаньюя, и Юаньюй смотрел на него с озабоченным и виноватым выражением... Воспоминания об этой сцене заставило его замереть.
  Только, что тогда случилось?
  - Почему мы поссорились в тот день? - спросил он.
  - Я забыл, это, вероятно, не было ничем важным, - ответил Юаньюй.
  Если это было не важно, тогда почему он был так зол, что бросил медальон в туннеле? Тан Шань почувствовал, что его сердце говорит, что он не может доверять этому человеку.
  - Не стой там, мы уже почти пришли, - сильно схватил его за руку Юаньюй.
  - Я не хочу возвращаться с тобой, - отмахнулся от его руки Тан Шань и отступил назад. - Я не могу быть рядом с человеком, который обманывает меня. Я не доверяю тебе.
  - Если ты не вернешься ко мне, куда ещё ты можешь пойти? - спросил Юаньюй с сомнением, так как знал, что тому больше некуда было идти
  - Я могу пойти в полицию и попросить у них помощи.
  - Не стоит, полиция отправит тебя обратно ко мне. Все знают, что ты мой. Кто осмелится тебя приютить?
  - Я бы тогда предпочел спать на улице... - сказал Тан Шань злобно, не желая признавать поражение. Он знал, что он никогда не сможет победить Ли Юаньюя, но он все еще не хотел так просто сдаваться.
  Юаньюю было известно, что Тан Шань не шутит. Тан Шань по-настоящему думал, что спать на улицах было лучше, чем вернуться домой, так как он потерял все доверие к нему.
  Юаньюй засмеялся, звук был низким и легким, как будто что-то решил для себя. Тан Шань задрожал.
  - Если это так, то я не буду пытаться быть джентльменом. Пойдешь со мной, или я тебя заставлю.
  Выражение лица Юаньюя резко изменилось, все притворство доброты и дружелюбия исчезло. Его взгляд стал резким и яростным, как будто он стал совсем другим человеком.
  Это было его истинной личностью? Тан Шань был потрясен переменами в Юаньюе. Одно резкое движение, и он уже врезался в стену позади него.
  - Ты... - Тан Шань оглянулся назад, чтобы понять, куда он мог бы отступить, но там ничего не было. Когда на мгновение он хотел посмотреть, что впереди, то вдруг почувствовал боль в шее. Его взгляд сразу потемнел, и он потерял сознание.
  Он очнулся на мягкой постели, встретившись взглядом с тем же белым потолком. Его разбудили часы с кукушкой, которые прокуковали одиннадцать раз. Было одиннадцать часов. Окна были закрыты, и свет сюда не проникал. Он не мог видеть неба, но догадался, что, скорей всего, уже наступила ночь.
  В следующий момент, он услышал, как закрываться книга.
  Он повернулся к Юаньюю, сидящему за столом и читающему любовный роман. Просто, был ли это его Юаньюй?
  - Добрый вечер. Ты хочешь поужинать? Я могу приготовить для тебя.
  Юаньюй подарила ему нежную улыбку. Он выглядел нормальным, разговаривал легко и естественно, что делало эту сцену еще более необычной.
  Тан Шань подумал и сел лицом к Юаньюю. Он наблюдал за ним долгое время.
  - Что случилось? - спросил его любезно Юаньюй, и смущенно улыбнулся, встретив его оценивающий взгляд.
  Тан Шань молчал, а потом постепенно склонил голову, не желая на него смотреть. Вскоре он слышал вздох Юаньюя.
  - Я спущусь вниз, чтобы приготовить ужин. Ты - просто умойся, - Юаньюй встал, а потом начал подходить.
  Тан Шань, смотря на линии плитки на полу , наблюдал, как ноги Ли Юаньюя приблизились, а затем остановились перед ним, застыв в течение длительного времени.
  "Что он хочет сделать?" - спросил себя Тан Шань обеспокоенно.
  Он увидел слабую тень на полу, поднявшейся в его сторону руки, и целившейся в него. В этот момент все его тело напряглось, и рука Юаньюя зависла в воздухе. Его тень уже коснулась тела Тан Шаня, но, в действительности, не было никакого контакта.
  Он напрягся, не зная, зачем Юаньюй хотел коснулся его - ударить или просто прикоснуться к нему? Сердце Тан Шаня, казалось, остановилось в неопределенности.
  В конце концов, Юаньюй убрал руку, не сказав ни слова, ни вздоха. Он сделал шаг назад и вышел из комнаты, возвращая ему свободу.
  Тан Шань облегченно вздохнул, и напряжение в его теле рассеялось. Он размышлял, схватившись за голову.
  Он ненавидел себя. Почему он так слаб? Он должен был получить от Юаньюя все объяснения и не искать путей спасения.
  Но он все равно выбрал побег, потому что он не мог игнорировать свои инстинкты, потому что он боялся. Он ненавидел в себе эту сторону.
  Он ненавидел себя очень долго, прежде чем покинуть кровать и идти в ванную, чтобы умыться. Из окна в ванной комнате, он мог видеть, что снаружи было темно и мрачно, и он мог иногда слышать шум ветра.
  Тан Шань принял холодную ванну, заставляя себя проснуться. Это заняло меньше пяти минут. Он глубоко вздохнул перед зеркалом, не зная, что ему делать. Вся ситуация была полна неразберихи. После всех его неприятностей за весь день, единственное, что он получил, был этот медальон.
  При воспоминании о медальоне, он хотел проверить его наличие у себя в кармане, но его там не было!
  Первое, о чём он подумал, что Юаньюй его забрал! В панике он открыл дверь, желая допросить Юаньюя. Он не ожидал, что, когда он откроет дверь, Юаньюй будет стоять снаружи.
  Тан Шань подпрыгнул от удивления и резко отступил, почти падая на пол.
  - Зачем ты стоишь здесь?! - столь яростно напал он, что, по какой-то причине, почувствовал себя виноватым.
  - Я собирался приготовить еду, но я забеспокоился, что ты опять убежишь. После дальнейших размышлений, я подумал, будет лучше, если я присмотрю за тобой.
  Улыбка Юаньюя ушла, и все, что осталось, это мрачное выражение лица.
  - Ты хочешь отнять мою личную жизнь и контролировать мою свободу?
  - Между нами нет никаких секретов!
  "Тогда зачем ты мне врал?"
  Тан Шань нахмурил брови. Слова Юаньюя были слишком абсурдны. Однако Юаньюй был настолько уверен в себе, что к нему было трудно придраться, несмотря на нелогичность его рассуждений.
  
  Переводчик Virusm
  Корректор: Марина Мун
  Редактор: Елена Тян
  
  Глава 3.
  Тан Шань подошёл к обеденному столу, на котором стояли: бекон, картошка фри и тушеные яйца. Его толкнули и потащили к столу, и Юаньюй настойчиво предложил ему приготовленные блюда, и даже налил для него стакан молока.
  - Ты станешь более спокойным, как только пополнишь запасы кальция в организме, - нежно улыбнулся Юаньюй, протянув ему стакан молока.
  Тан Шань закатил глаза.
  - Это ты забрал мой медальон, не так ли? - обвиняюще сказал он.
  - Что ты имеешь в виду? Не ты ли забрал его? - невинно ответил Юаньюй, отрицая свою роль в содеянном.
  -Я положил его в карман, но он исчез!
  -Так ты подозреваешь меня в этом?
  - Если это не ты, то кто бы еще это мог быть?
  Юаньюй опустил голову. Он выглядел так, будто был на грани того, чтобы потерять самоконтроль, но он сохранил хладнокровие и улыбнулся, выключив плиту, на которой он готовил Тан Шаню.
  - Ешь. Сегодня нет дождя, я покажу тебе округу.
  -Я не... - Тан Шань даже не успел отвергнуть его предложение, так как его прервал звонок.
  Юаньюй вышел из кухни, чтобы на него ответить. Тан Шань проследил за ним взглядом, наблюдая за дверью в течение длительного времени. В конце концов, он не мог сдержать своего любопытства и осторожно пошел за ним и заглянул за дверь.
   Голос Юаньюя звучал раздраженно, как будто он ссорился с другой стороной.
  - Я, действительно, нужен вам, чтобы справиться с такими пустяками? Просто справьтесь с этим сами!
  Другая сторона что-то сказала, заставив Юаньюя замолчать на долгое время.
  - Я понимаю. Я туда съезжу, - он повесил трубку после того, как он ответил.
  Юаньюй прошел на кухню, и Тан Шань тут же бросился обратно на свое место. Он схватил вилку и начал перетаскивать бекона на свою тарелку, пытаясь притвориться, что он не подслушивал. Однако чем сильнее он старался, тем больше было похоже, что он все слышал.
  Юаньюй прислонился к двери, сложив руки на груди. Видя противоестественные действия Тан Шаня - он жадно ел, склонив голову, намеренно не глядя на него - было видно, что тот чувствует себя виноватым.
  - Ты подслушивал.
  Это был не вопрос, а утверждение.
  Тан Шань напрягся.
  - Мне нужно уйти ненадолго, присмотришь за домом за меня, ладно?
  Голос Юаньюя прозвучал сильно, когда он уверенно посмотрел на Тан Шаня.
  Тан Шань не поднял головы и не пытался даже посмотреть на него. Он никак не отреагировал на слова Юаньюя.
  Юаньюй задержался на мгновение, что-то задумав. Было не похоже, чтобы он имел какие-либо намерения подойти ближе, и он, молча, ушел с кухни.
  Тан Шань внимательно вслушивался, в ожидании, когда Юаньюй его оставит. Через некоторое время, он услышал лязг металла, а затем звук закрывающейся двери.
  В тот момент, когда дверь закрылась, он сразу же побежал к выходу. Он взглянул на улицу и убедился, что мужчина действительно ушел, а затем, взявшись за ручку, повернул её.
  "Щелчок!". Дверная ручка не сдвинулась с места.
  На миг Тан Шань замер, прежде чем он снова среагировал и еще раз повернул ручку, но, она не повернулась.
  Дверь была заперта! Он вернулся в дом, чтобы найти другие возможные выходы, и взбежал вверх по лестнице через две ступеньки, быстро устремившись в свою комнату. Это был единственный номер, в котором, как он знал, было большое окно.
  Он переставил кактус в другое место и открыл шторы.
  Тан Шань замер, ошеломленный зрелищем перед ним. Окно оказалось забито деревянными досками. Оно было запечатано так, что свет не мог пройти сквозь преграду.
  Тан Шань не сдавался и искал выходы в других комнатах, думая, что было замуровано только его окно. Однако, после того как он исследовал все комнаты, обнаружил, что были не заделаны только малые вентиляционные шахты.
  Юаньюй запер его в доме, и из него не было никакого выхода.
  Тан Шань закричал, сломавшись, не имея другого способа выразить свои чувства. Когда ему надоело орать, он рухнул на пол.
  Он удивленно смотрел в потолок, не понимая, почему Юаньюй был так им одержим, чтобы ограничить его личную свободу.
  Если у него был бы шанс сбежать отсюда, он бы наверняка все вытряс из Юаньюя и заставить того пожалеть о своем поступке! После этой мысли Тан Шань успокоился.
  Вдруг он заметил, что цвета панелей на деревянном потолке немного разные. Там была секция, которая немного отличалась от остальных. Тан Шань встал и изучил её в течение длительного времени, прежде чем преступил к дальнейшему расследованию.
  Он вспомнил, что где-то в доме была кладовка , где он видел веник, швабру и тому подобное. Бросившись туда, чтобы взять швабру, он вернулся в комнату и постучал в панель с отличающимся цветом.
  Раздался глухой звук, и панель сместилась при ударе!
  Тан Шань передвинул ее в сторону и принес стул. Затем он встал на него, чтобы увидеть, что наверху.
  Это был чердак со стеклянным окном на потолке, которое было заперто, хотя он по-прежнему пропускало сквозь себя поток лунного света. Он едва мог видеть окружающую его обстановку с тем малым количеством света.
  Там был стол, два стула, как и другая мебель, покрытые тканью. По формам он мог сказать, что там также стояли кровать, диван, мольберт, другой стол, подсвечник - там были разные предметы.
  Были и другие вещи на столе, но так как они стояли слишком далеко, он не мог разобрать, что это.
  Тан Шань собрался с силами и ему, наконец, удалось подняться на чердак. Он стряхнул пыль, которая попала на его рукава, и не обратил внимания на то, что ему не удалось сделать это полностью.
  Он подошел к столу, расположенному под окном, и освещенному лунным светом.
  Там стояли стеклянные бутылки, полные бумажных звезд и лежали неиспользованные полоски бумаги, оставшиеся на столе ... Ему показалось, что он что-то вспомнил...
  ___
  - Тебе будет предоставлено одно желание, если ты сложишь тысячу звезд, - заявил Юаньюй. Он уже сложил две стеклянные бутылки, полные звезд. В его руках были неиспользованные бумажные полоски, и он дал немного Тан Шаню.
  Тан Шань сказал, что его слова абсурдны и поддразнил его веру в сказки.
  - Почему ты так смеешься? Только не воспринимай это как шутку, Мария сложила звезды и пожелала покинуть город. Ее мечта почти сразу сбылась, - защищался Юаньюй.
  - Правда?! - услышав это, в Тан Шаню затеплилась надежда,
  - Действительно, - уверенно ответил Юаньюй.
  - Тогда я хочу сложить тысячу звезд и загадать желание, чтобы покинуть этот город. Или это, или желание вернуться домой, - задумался Тан Шань, подтянул и поставил стул рядом с Юаньюем, и начал складывать звезды, как и он.
  Движения Юаньюя на мгновение остановились.
  - Если ты уйдешь, то, что будет со мной? - тон его голоса показал, что он явно не слишком был этому рад.
  - Я вернусь. Я не могу быть вдали от тебя, - Тан Шань рассмеялся, наклонившись вперед, чтобы подарить ему легкий поцелуй, а затем отодвинулся с задорной улыбкой, будто он сделал что-то озорное.
   - Если ты действительно не можешь со мной расстаться, то просто не уходи, - вздохнул Юаньюй, словно избалованный ребенок.
  ___
  О боже! Что случилось. Он вспомнил!
  Тан Шань был так потрясен, что он отскочил. Его движения были столь резкими, что он задел мольберт рядом с ним, и тот упал на него сверху. Вокруг поднялась такая ужасная пыль, что он закашлялся...
  Угол холста приоткрылся, и Тан Шань увидел что-то, напоминающее ему его собственную комнату.
  Он отодвинул белый ткань в сторону и увидел картину с обнаженным телом, лежащим на кровати и обольстительно улыбающимся художнику. Там были часы с кукушкой на стене, книги на столе, кактус на подоконнике, и фигура на кровати - его.
  Он был ошеломлен, в течение долгого времени не мог прийти в себя. Воспоминания вернулись, и он вспомнил ту ситуацию...
  ___
  Юаньюй привез мольберт, сказав, что он хочет нарисовать Тан Шаня. Он сказал, что Тан Шань может продолжать спать.
  Тан Шань не смог заснуть, как он не пытался. Он слишком нервничал и даже приготовил подушку, чтобы отбиваться от Юаньюя, хотя это было бы бесполезно.
  Тан Шань зарылся лицом в одеяло, не желая, чтобы кто-нибудь видел его. Если бы прошлая ночь не была такой интенсивной, он бы наверняка спрятался в другом месте, где бы Юаньюй не смог его найти.
  - Я приготовлю для тебя борщ, чтобы поесть попозже, когда закончим.
  - Я это запомню, - поднял он голову от одеяла, подкупленный обещанием борща.
  ___
  Он вспомнил все, даже выражение лица Ли Юаньюя. Да, без сомнения, они были влюблены.
  -Тан Шань? Тан Шань! Ты там? - Голос Ли Юаньюя раздался снизу. Затем он встал на стул и, просунув голову, увидел Тан Шаня на чердаке.
  Тан Шань сидел в углу, обняв колени. Он замер с остекленевшим взглядом и, казалось, не выражал никаких эмоций. Он был неподвижен, как статуя.
  Юаньюй, заметив это, молча наблюдал за Тан Шанем. Ему не понравился безжизненный взгляд глаз Тан Шаня.
  - Тут очень грязно, не оставайся здесь слишком долго, спускайся вниз, - жестом указал ему Юаньюй.
  - Скажи мне, как мы начали встречаться? - спросил Тан Шань спокойно и безэмоционально.
  - Это просто случилось... - Юаньюй вздохнул и протянул ему руку. - Спускайся, давай не будем обсуждать это здесь. Я расскажу тебе все.
  Тан Шань не двигался.
  - Я должен пойти туда и принести тебя вниз? - изменил Юаньюй методы принуждения, двигаясь, как будто он собирался подняться.
  Тан Шань запаниковал, глядя на него в шоке.
  Нет! Он не хотел оставаться здесь с этим человеком, в месте, наполненном предметами, полных воспоминаний их прошлого.
  - Я иду!
  Юаньюй остановился и посмотрел на Тан Шаня. Ответив: "Ну ладно", он ретировался.
  Тан Шань медленно поднялся, его движения были замедленны. Шок от осознания того, что он был гомосексуалистом, был для него слишком велик. Хотя у него было несколько друзей, которые были геями, он не мог поверить в то, что он был одним из них.
  - Будь осторожен, - сказал Юаньюй, посмотрев на него.
  Тан Шань положил обе руки на доску, позволяя ногам спуститься первыми. Неожиданно, одна из его рук соскользнула, и он упал на пал, но, к счастью для него, Юаньюю удалось его вовремя поймать, спася от неминуемой опасности.
  Ли Юаньюй был для него очень близким. В то время как умом он это забыл, его тело до сих пор помнило это чувство.
  В тот момент он почувствовал, что этот человек провёл его, Тан Шань чуть не заплакал, чувствуя себя настолько опустошенным, что его сознание начало угасать.
  -Дыши, черт побери! Дыши! - Юаньюй ударил несколько раз по лицу Тан Шаня, боясь, что произошло что-то ужасное.
  С точки зрения Тан Шаня, он вырубился только на секунду, но в реальности он потерял сознание примерно на минуту. Он потерял сознание и перестал дышать.
  Тан Шань открыл глаза, чувствуя, что совсем запутался. Увидев, что лицо Юаньюя наполнено беспокойством, он сказал:
  - Юаньюй, ты выглядишь ужасно.
  Юаньюй застыл от его слов, смотря на него в шоке.
  Тан Шань, очнувшись, постепенно пришёл в себя. Только тогда он понял, что сказал нечто странное.
  - Как много ты помнишь? - спросил Юаньюй.
  - Не много. Я не знаю, - Тан Шань покачал головой. Он обнаружил себя лежащим на полу и медленно сел. Подумав немного, он добавил. - Я думаю, что мы были влюблены.
  - Были? - повторил Юаньюй, не веря, эти слова, - Мы еще не закончили, не используй прошедшее время.
  Но это закончилось для него. Он вообще не имел чувств к Юаньюю, или, по крайней мере, они не были романтическими. Тан Шань не хотел спорить с ним об этом. Исходя из прошлого опыта, эти разговоры всегда кончались ничем.
  - Ты не сказал мне, что между нами произошло.
  - Ты настойчивый, - вздохнул Юаньюй и встал, вытянув руки, планируя помочь Тан Шань подняться.
  - Все хорошо, Спасибо. Я могу встать сам, - отказала ему Тан Шань. Неожиданно, Юаньюй схватил его за руку, заставив сердце Тан Шаня замереть от удивления.
  Юаньюй поднял его и сразу же отпустил его, отряхивая от пыли, которая собралась на одежде Тан Шаня. Он снова вздохнул.
  - Давай поговорим на кухне. Я заварю чай, чтобы мы могли выпить, пока разговариваем. Затем он покинул комнату, оставив Тан Шаня.
  Тан Шань застыл на месте, пытаясь успокоиться. У него были некоторые вопросы, но не было больше желания узнать свою историю - он боялся, что не сможет справиться со всем этим.
  - Тан Шань?
  Юаньюй уже заварил чай, и, видя, что он не спускается, громко позвал его снизу.
  - Я... Я иду, - настроился Тан Шань и, выйдя из комнаты, спустился вниз по лестнице.
  Юаньюй заварил липовый чай, который подал в чашке без ручки. Это было полезно для успокаивания нервов. Тан Шаню был знаком этот аромат, и он долго смотрел на чай, и ромашки на чашке, чувствуя себя немного ошеломленным.
  Юаньюй рассказал ему о их встрече и как они пришли к любви.
  - Когда ты впервые приехал в город, ты был знаком со всеми. Хозяин, который обещал сдать тебе номер, отдал его кому-то, кто приехал раньше тебя, так что ты стал бездомным. Сотрудники патрульно-постовой службы нашли тебя на улице поздно вечером, и ты им показался подозрительным, поэтому они взяли тебя в участок для допроса. После того, как они узнали твою ситуацию, они привели тебя ко мне. Ты уже знаешь это, я отвечаю за этот город. С тем, с чем полиция не справляется, они обращаются ко мне, так что я предоставил тебе жилье. Ты переехал, и так мы начали жить вместе.
  Тан Шань был пораженный услышанным, взглянул на него на секунду, а затем указал на мучавшую его проблему:
  - Жить вместе?!
  - В начале, нам это не нравилось, но, в конце концов, это оказалось так, - смущенно улыбнулся Юаньюй, а затем продолжил. - Я не отрицаю, что я влюбился в тебя с первого взгляда, и позволил здесь жить не только по доброте своего сердца.
  Когда он это говорил, все его действия, его слова, его выражения, были наполнены обожанием и нежностью, взывая к Тан Шаню, и тот это почувствовал. Он пригнул голову и, взяв серебряную ложку с подноса, принялся помешивать чай, несмотря на то, что тот был без сахара.
  - Я переехал сюда работать? - Тан Шань чувствовал, что это было бы самым разумным объяснением. - Чем я занимался?
  - Ты мой любовник, ты не должен работать, - заявил Юаньюй, как само собой разумеющееся, не находя это странным.
  Тан Шань, пивший чай, поперхнулся, чуть не выплюнул его в лицо Ли Юаньюя от этих слов. Юаньюй смерил его озабоченным взглядом и протянул руку, желая постучать его по спине. Тан Шань слабо его отверг.
  - Я в порядке, спасибо.
  Юаньюй улыбнулся и убрал руку с угрюмым выражением лица.
  - Я прошу прощения, но я действительно позволял тебе заботиться обо мне, как о какой-то содержанке? - Тан Шань был крайне обеспокоен этим, ему было неудобно.
  Так что, он действительно был чей-то "содержанкой"? Нет! Он не думал, что он был кем-то, с такой низкой самооценкой.
   Юаньюй молча вздохнул, прежде чем продолжил дальше:
  - У тебя была работа, хотя я не знаю подробностей. Это как-то связано с гражданской службой. После того, как тебя уволили, ты не мог найти новую работу, и я пытался убедить тебя, что это было хорошо, но ты настаивал на том, что человек должен иметь работу. Её не было в городе, поэтому ты хотел уйти, чтобы найти её. Это было твоим счастьем, но были дожди, и ты так и не смог уйти, и этот вопрос был оставлен.
  Тан Шань кивнул, чувствуя себя более уверенно. Вспомнив ту сцену, где они складывали бумажные звезды, он спросил:
  - Где мой родной город? Как давно я здесь? Когда я в последний раз туда возвращался?
  - Ты жил в городе, хотя я не знаю точный адрес. Ты здесь уже больше года. Ты говорил, что хочешь вернуться туда несколько раз, но погода была слишком ужасной.
  Слыша, что Юаньюй говорил о погоде, Тан Шань оставался при своем мнении.
  - Я знаю, что в эти дни шли дожди, но это не так уж и ужасно, чтобы я не смог остаться. Почему бы мне не начать паковать свои ве...
  Прежде чем он закончил свои слова, ударила молния, а затем кто-то громко кричал: - Дерево! Дерево упало!
  Внимание Тан Шань был немедленно отвлечено, но он не мог найти окно, чтобы увидеть, что творится снаружи. В конце концов, он просмотрел на Юаньюя.
  Юаньюй, казалось, никак не реагировал на события снаружи. Он встретился взглядом с Тан Шанем, и уверенно, не моргнув глазом, сказал:
  - Я думаю, будет лучше, если ты подождешь, пока погода не станет лучше. В эти пару дней ветер станет сильнее, так что я запечатал все окна. Будет лучше, если ты пока не будешь сбегать.
  С его слов, казалось, все имеет смысл. Держать его в плену в доме, запечатав все окна - все это было из-за плохой погоды.
   - Ты держишь меня в плену.
   -Это для твоего же блага. Ужасная погода, а ты по природе любопытный и любишь сбегать.
  Это было хорошо лишь на поверхности.
  - Ты когда-нибудь задумывался, что было бы, если бы в доме случился пожар, я бы сгорел, даже не имея путей к спасению? - ответил ему Тан Шань.
  Юаньюй замолчал, не в состоянии ответить.
  - Если ты действительно любишь меня, то не запирай меня здесь.
   Тан Шань не хотел разыгрывать эту карту, так как это заставляло его казаться слабым. Это была правда, он был бессилен перед Юаньюем.
  - Не спрашивай меня, люблю ли я тебя, мне так больно. Я в отчаянии, - Юаньюй нахмурил брови, подчеркивая, какую рану он получил. Он протянул руку и провел по ладони Тан Шаня, лежащей на столе, как будто он пытался показать искренность своих отношений.
  - Я не буду больше держать тебя здесь взаперти. Если в будущем что-то вдруг случится, я буду брать тебя с собой.
  Тан Шань уставился на руку, накрывшую его ладонь, как он хотел бы убрать её как можно скорее. Он запаниковал от такого контакта с Юаньюем, хотя он не мог сказать, участилось ли его сердцебиение из-за страха и нервозности, или из-за Юаньюя.
  - Трое военнослужащих заблудились и пострадали в городе, в своем джипе. Я просто вышел, чтобы разобраться и помочь им найти место для отдыха.
  Юаньюй пощадил чувства Тан Шаня и отпустил его руку, меняя тему, чтобы ему стало легче. Тан Шань вытянул руку и пригнул голову, не глядя на него.
  - О чем ты думаешь? - мягко, но настойчиво спросил у него Юаньюй.
  - Ни о чем, правда, - покачал головой Тан Шань, не поднимая головы.
  Юаньюй уставился на завитки его волос и молчал.
  Чувствуя силу его взгляда на себе, Тан Шань все еще не решался поднять голову, и опустил её еще ниже. Почему же пульс не нормализуется?
  В конце концов, только после того, как Юаньюй вышел с кухни, он расслабил своё тело, распростертое на столе, и тупо уставился на кухонную дверь в течение длительного времени. Его пульс постепенно сократился до своей обычной скорости, и только тогда он осознал, как сильно вспотели его ладони.
  Кстати, что там Юаньюй сказал? Что-то о потерявшихся солдатах в джипе, и их размещении? Он не внимательно слушал, так что смог вспомнить только куски разговора.
  После этого раздался звук открываемой двери в коридоре, за которым тут же последовали жалобы Джейка.
  - Ты не преувеличиваешь, даже позвонил мне в это время, и в такую погоду? Разве не знаешь, что я обычно сплю в это время? Если у вас есть какие-то проблемы в отношениях, меня-то ты можешь оставить покое? Я застрял между вами, и ты знаешь, я не делаю ничего бесплатно.
  Голос Джейка остановился.
  Тан Шань, которому стало любопытно, пошел туда, и увидеть, что происходит, и встретил Юаньюя, сложившего на груди руки, в выразительной позе. Джейк, стоявший напротив, выглядел как нервный ребенок, который сделал что-то не так, его глаза нервно бегали.
  Увидев Тан Шаня, вышедшего с кухни, он вдруг оживился, как будто он нашел своего спасителя.
  - Эй! Мы снова встретились!
  - Эй... - неловко поднял руку и махнул Тан Шань.
  Джейк обежал стороной Юаньюя и подошел к нему.
  - Извини, что побеспокоил, я тут ради еды.
  - Вы двое можете пройти в гостиную и подождать там, пока я приготовлю ужин. Что бы вы хотели съесть? - Юаньюй последовал его примеру и подошел к Тан Шаню, вопрос был явно задан для него.
  Джейк быстро ответил:
  - Я хочу жареную курицу!
  Юаньюй вспыхнув, посмотрел на Джейка.
  Джейк надулся в ответ, тихо бормоча: "Я просто предложил".
  Они сосредоточили свое внимание на Тан Шане. Он посчитал, что Юаньюй оставит Джейка, и, в итоге, решил:
  - Жареная курица звучит неплохо, я бы тоже не отказался
  Джейк ярко улыбнулся, и громко ликуя, подняв обе руки вверх, побежал в гостиную.
  - Боже, - покачал головой Юаньюй, и протянул руку к Тан Шаню. - Есть что-нибудь еще, что бы ты хотел поесть.
  В действительности, Тан Шань хотел лишь избежать этот слишком интимный жест, но при мысли о чем-то другом, он не выдержал.
  -Хм? - увидев его колебания, Юаньюй пыталась добиться от него ответа.
  - Борщ.
  Руку Юаню прекратила свое движение, и Тан Шань почувствовал, что он напрягся.
  Юаньюй рассмеялся и похлопал его по спине.
  - Сейчас, - и он прошел мимо него на кухню.
  Возможно, Юаньюю, показалось странным, что он захотел борща. Тан Шань мог понять причину его реакции. Тем, кто любил борщ, был тот Тан Шань, которого он помнил, а не тот, кто потерял свою память.
  Честно говоря, ему стал довольно любопытен вкус этого борща, поэтому он так быстро сдался. Может быть, он настолько хорош, что поможет ему вернуть свои воспоминания! Тан Шань спрашивал себя, фантазируя ситуации, которые были в значительной степени преувеличены, как в японской манге.
  Тан Шань прогулялся в гостиную и сел на диван. В стороне от него, Джейк смотрел по телевизору мультфильм про "хитрого Койота и Дорожного Бегуна". Там были только утрированные комичные сюжеты со звуковыми эффектами и без диалогов
  После просмотра небольшого отрывка, Тан Шань нашёл его скучным, и в голове завращались мысли. Он начал задаваться вопросом, мог ли он получить какую-либо информацию от Джейка.
  - Джейк, можно тебя спросить, ты знаешь, сколько я знаком с г-ном Ли?
  - Не называй его мистер Ли, это звучит очень неправильно. Если он узнает, что ты его так называешь, Ли Юаньюй может психануть еще раз, - закатил глаза Джейк, выглядев раздраженным.
  Тан Шань молчал.
   - Ты знал его и был с ним долгое время. Даже если у вас проблемы с вашим мозгом, и вы часто теряете свою память, он еще остается на вашей стороне. Ты должен перестать препираться с ним и относиться к нему лучше! - воспользовался случаем Джейк, чтобы на него пожаловаться.
   У него проблемы с мозгом! Эти слова прозвучали очень резко, но он не мог отрицать это. Из того, что он слышал, оказалось, он действительно часто терял свои воспоминания.
  - Погода становится страшной, когда он в плохом настроении, - пропищал что-то Джейк тоненьким голоском.
  -Что? - не понял Тан Шань и пересел к нему поближе, надеясь, что он повторит более громким голосом.
  - Нет, ничего! - сразу открестился Джейк, невинно открыв широко глаза. Было очевидно, что он симулировал невежество.
  - Джейк, ты...
  -Бип-бип! - устремил свой взгляд на телевизор Джейк, имитируя звонок дорожного бегуна. Он притворялся по-детски.
  Тан Шань подозрительно на него посмотрел. Он знал, что Джейк что-то скрывает, но он никак не мог понять, что.
  Переводчик Virusm
  Корректор: Марина Мун
  Редактор: Елена Тян
  
  Глава 4.
  Тан Шань и Ли Юаньюй сидели за столом бок о бок, Джейк расположился напротив. Стол был уставлен множеством блюд, среди которых главными были запечённая курица и борщ.
  - Борщ?.. - удивился Джейк и взглянул на Тан Шаня.
  - Тан Шань захотел, - сказал Ли Юаньюю.
  - О...- с сомнением протянул Джейк.
  Тан Шань не смотрел на них во время этой беседы, и как только Ли Юаньюй предложил приступить к еде, сразу набрал полную ложку борща.
  Итак...
  Это всего лишь обычный борщ?.. Тань Шань застыл, удивлённый и разочарованный вкусом этого блюда. Ничего особенного в нём не было, просто борщ.
  На лице Тан Шаня отразилось множество эмоций, которые, в итоге, сменились выражением недовольства.
  - Этот суп... он не по вкусу тебе? - спросил внимательно наблюдавший за его мимикой Ли Юаньюй.
  - Нет, - Тан Шань положил ложку, раздражённый и недоумевающий: почему же он так любил этот дурацкий суп?..
  - Что не так? - занервничал Ли Юаньюй.
  - Всё нормально, - Тан Шань попытался выдавить улыбку. - Простите, я не голоден. Вы ешьте, а я пойду... пойду в свою комнату и отдохну.
  Он встал, собираясь немедленно уйти и чувствуя ужасный упадок сил и абсолютное нежелание общаться с кем-либо.
  - Тан Шань?! - Ли Юаньюй попытался взять его за руку, и Шань инстинктивно отдёрнул её, нечаянно задев посуду на столе. Миска с борщом опрокинулась, тарелки попадали на пол, усыпав его своими осколками.
  - Твою мать, что ты творишь! - завопил Джейк, вместе со стулом отшатываясь от летящих в его сторону брызг и осколков.
  По сравнению с его реакцией, двое других людей в комнате, казалось, застыли, как статуи.
  - Ну что за театр?! - заныл Джек. - Хватит этих заморочек, сейчас не время!..
  Тан Шань устал настолько, что ему было всё равно - пусть Ли Юанью пялится на него, как угодно.
  Ли Юаньюй слегка наклонил голову и, не отрывая взгляда от Тан Шаня, велел Джейку найти веник, убрать с пола осколки и вытереть разлитый борщ.
  - Эй, я же ваш гость! - возмутился парень.
  - Пошёл.
  Джейк, надувшись, потёр переносицу, но послушно отправился за веником.
  Ли Юаньюй встал, спокойно подошёл к Тан Шаню и схватил его за руку.
  Шань хотел отступить, но внезапно комната резко крутанулась перед его глазами, и он оказался закинут на плечо Ли Юаньюя. Шаня замутило.
  - Отп... отпусти! - Тан Шань зажал себе рот обеими руками и зажмурил глаза, чувствуя, что в таком перевёрнутом положении его в любой момент может стошнить.
  Его немедленно уложили на диван в гостиной, он выглядел совершенно больным, лёжа с закрытыми глазами и всё ещё прижатыми к губам ладонями.
  - Тошнит? - Ли Юаньюй подал Шаню мусорное ведро и вытер холодный пот с его лица.
  Тому же было настолько плохо, что он даже не попытался уклониться от рук Юаньюя, и только молча смотрел на него, обняв мусорное ведро. Мгновение тишины - и Тан Шаня вырвало борщом.
  Ли Юаньюй виновато похлопывал его по спине и извинялся:
  - Прости, я был слишком резок... Я не подумал, что у тебя закружится голова. Прости...
  Он был явно расстроен и винил себя.
  Внезапно Тан Шань понял смысл и значение этого борща: это был знак примирения и способ извиниться.
  - Ай! Ли Юаньюй! Почему на полу кровь?! - Джейк, убрав на кухне, заметил на полу кровавые отпечатки, пошёл по следу и теперь кричал, показывая на босые ступни Юаньюя. - Вы порезались осколками, неужели Вы не чувствуете?! Кровищи-то сколько! Фу-у-у-у! Я не выдержу, у меня гемофобия!!!
  Тан Шань тоже взглянул на ноги Ли Юаньюя и ужаснулся: его стопа кровоточила, а пол был покрыт красными отпечатками. В этот момент Шань понял, что Юаньюй поднял его на плечо, чтобы он не поранился осколками. Ну, не идиот ли...
  - Почему ты плачешь, Тан Шань? - встревожено спросил Юаньюй, торопливо вытирая слёзы, хлынувшие из глаз Тан Шаня.
  Он понятия не имел, почему плачет, но прекратить не мог. Он смотрел, как Ли Юаньюй истекает кровью, и слёзы беспрестанно лились из его глаз.
  Юаньюй крепко обнял его и тихо утешал:
  - Всё хорошо, всё нормально, не волнуйся, со мной всё хорошо. Я позабочусь о своей ране чуть позже, не переживай так.
  Однако на Тан Шаня не действовали эти уговоры, слёзы катились всё быстрее, и он сам не мог понять, откуда взялись такие сильные эмоции.
  Не зная, как успокоить Тан Шаня, Ли Юаньюй велел Джейку, скрючившемуся от страха на корточках, принести из кухни аптечку. С трудом поднявшись, Джейк сходил и принёс требуемое. Передавая аптечку Юаньюю, он случайно увидел натёкшую лужицу крови, ноги его подкосились, голова закружилась, и он потерял сознание.
  Тан Шань увидел, как за спиной Юаньюя Джейк падает, уронив аптечку, и всё её содержимое разлетается по полу. Юаньюй хотел встать и собрать упавшие предметы, но Тан Шань остановил его:
  - Не ходи, я сам, - и усадил его обратно на диван.
  Шань вытер с лица влажные дорожки слёз и приступил к делу. Он собрал раскатившиеся по полу лекарства и, взяв пинцет, бинты, перекись водорода, обезболивающую мазь и ватные тампоны, сел рядом с Ли Юаньюем.
  - Дай ногу.
  - Я сам, - внезапно смутился Ли Юаньюй.
  - Перестань дурить, дай ногу! - прикрикнул на него Тан Шань и нахмурился.
  Ли Юаньюй, глядя на него, колебался несколько секунд, но всё же поднял ногу.
  Держа за лодыжку, Тан Шань осмотрел израненную ступню. Неудивительно, что кровотечение было таким сильным: в подошву Юаньюя впилось множество осколков, некоторые из них настолько глубоко, что его стопа представляла собой кровавое месиво.
  - Неужели не больно? - Тан Шань, всё ещё хмурясь, начал один за другим аккуратно вынимать осколки пинцетом, чувствуя, как в душе его поднимается волна необъяснимого гнева.
  Ли Юаньюй молча терпел, и только изредка вздрагивал от боли.
  - Ты идиот! - ругался Тан Шань, дезинфицируя и перевязывая раны. Он старался двигаться как можно аккуратнее, чтобы не причинять ещё больше боли.
  Ли Юаньюй сидел, откинувшись назад и опираясь руками на диван. Он молча наблюдал за действиями Тан Шаня и вдруг внезапно выдал:
  - В такие моменты я думаю, что ты всё ещё любишь меня, хоть сам и не помнишь этого.
  Шань ничего не ответил, закрепил бинт и поднял глаза на Ли Юаньюя. Тот был очень бледен, но улыбался слабой улыбкой и нежно смотрел на Тан Шаня.
  Тан Шань похлопал Юаньюя по ноге и убрал её со своих колен.
  - Я возвращаюсь в свою комнату, а ты поаккуратнее с ногой, - он вышел из гостиной, пройдя мимо Джейка. В этот самый момент Джейк очнулся и рассеянно поинтересовался:
  - Куда это ты?
  Шань не потрудился ответить ему и покинул гостиную.
  - Куда это он? - растерянно спросил Джейк Ли Юаньюя, сидевшего на диване с забинтованной стопой и провожавшего Тан Шаня глазами.
  Это был взгляд безнадёжно влюблённого. Джейк покачал головой, размышляя о том, что этого человека уже никак не излечить.
  - Я проголодался, - лёжа на полу, Джейк потёр урчащий живот. Он, чёрт возьми, даже ложки борща не успел проглотить!
  - Иди поешь, - Ли Юаньюй переступил через него, направляясь следом за Тан Шанем.
  - У Вас крыша едет, Ли Юаньюй, Вы это понимаете? - выкрикнул Джейк ему в спину и засмеялся.
  Юаньюй проигнорировал этот издевательский смех, погружённый в мысли о Тан Шане. Он подошёл к двери спальни и постучал. Безрезультатно прождав некоторое время, постучал снова и, всё так же не получив ответа, взялся за ручку двери.
  - Не входи, - твёрдо сказал Тан Шань из-за двери.
  - Тан Шань... - обиженным, почти умоляющим голосом позвал Юаньюй. - Я тебя не трону, просто позволь мне войти. Я уйду сразу же, как только ты заснёшь.
  - Нет, - Шань был непреклонен. - Я хочу побыть один.
  Ли затих за дверью, и Шань прижался к ней ухом, гадая - неужели ушёл? Так просто? Ему не верилось в это, и он чуть-чуть приоткрыл дверь, чтобы выглянуть. Тут же дверь дёрнули и распахнули.
  - Ты меня надул! - он гневно смотрел на Ли Юаньюя, проклиная себя за глупость: ну как можно было повестись на такую простую уловку?!
  - Прости меня. Ахх... - Юаньюй внезапно пошатнулся.
  - Твоя нога! - воскликнул Шань, вспомнив о ранах Юаньюя.
  - Всё в порядке, - попытался успокоить его Юаньюй, но Шань видел, что он даже вспотел от боли, и, отступив, велел Юаньюю войти.
  Тот широко улыбнулся, но в сочетании с болезненной гримасой это выглядело жалко.
  - Садись, я осмотрю твою ногу.
  - Всё нормально, правда... - Ли Юаньюй попытался беспечно отмахнуться от Шаня, но тот закатил глаза и за руку подтащил упрямца к кровати, усадив на неё. Для себя он принёс стул и поставил его рядом с кроватью.
  - Я...
  - Заткнись, - положив стопу Юаньюя к себе на колени, он убедился, что его подозрения верны: раны снова кровоточили.
  Ли Юаньюй потянул ногу к себе, и когда Тан просто отпустил его и встал, он торопливо спросил:
  - Куда ты собрался?
  - Я схожу за аптечкой, тебе снова нужна перевязка.
  - Я пойду с тобой, - Юаньюй попытался встать с кровати.
  - Стой! - Шань глубоко вздохнул и решил пойти на компромисс. - Не надо никуда ходить, я попрошу Джейка принести её.
  Ли Юаньюй послушно сидел на кровати, при этом не спуская глаз с Тан Шаня. Тот вышел в коридор и крикнул, перегнувшись через перила лестницы:
  - Джейк, не мог бы ты принести наверх аптечку?
  - Что?! Да я только-только принялся за куриную ножку! Может, дашь мне хотя бы эту ножку доесть?! - завопил в ответ недовольный Джейк.
  Непрерывно жалуясь, ноя и еле волоча ноги, он всё же принёс Шаню аптечку, злой, как чёрт.
  - Спасибо, а теперь можешь возвращаться к своей ножке, - Тан Шань забрал у него аптечку.
  Джейк в ответ фыркнул и повернулся к Юаньюю, заявив:
  - Он должен проявлять к Вам больше уважения!
  - На каком основании? - возмутился Тан Шань.
  Если бы Юаньюй ответил что-то вроде "потому, что ты мне принадлежишь", Шань швырнул бы аптечку ему в лицо, однако Ли Юаньюй, зная его темперамент, промолчал.
  Тань Шань, совершенно обессиленный тошнотой и истерикой, не хотел ругаться. Он подтянул к себе стул, сел и похлопал Юаньюя по ноге, чтобы тот придвинулся ближе, и начал аккуратно разматывать прилипшую к ране повязку, тяжко вздыхая при виде пропитавшихся кровью бинтов. Юаньюй не издавал ни звука. В полном молчании Шань нанёс обезболивающую мазь, заново наложил повязку и поднял глаза. Юаньюй смотрел на него ТЕМ САМЫМ взглядом.
  Шань понимал, что ему не следует проявлять заботу о Ли Юаньюе, не нужно показывать, что он тревожится о его состоянии, ибо всё это приведёт Ли к ложными выводам. Однако он не мог оставить раненого Юаньюя без помощи. Происходившие между ними сцены показали, что Ли был несгибаемым человеком, который не сдаётся и умеет без единого звука перетерпеть сильную боль, и это тронуло Тан Шаня, как ни пытался он ожесточиться против Ли Юаньюя. Похоже, Ли был прав, утверждая, что Шань любил его, и Тан Шань отчаянно боролся с собой, бессильный против волны эмоций, каждый раз поднимавшейся в его душе при виде этого человека.
  - Могу я остаться с тобой, пока ты спишь? Я не потревожу тебя, клянусь, я не трону тебя, - Юаньюй протягивал ему раскрытые ладони, подчёркивая искренность своих слов.
  - Ты просто не понимаешь слова "нет", я прав? - Тан Шань покачал головой, сдаваясь перед упрямством Юаньюя и понимая, что придётся идти на компромисс. Он залез на кровать, отвернулся от окна и махнул рукой Ли Юаню. - Я так устал. Так сильно хочу поспать... а ты сядь где-нибудь подальше от меня и не приближайся.
  - Спокойной ночи, - сказал Юаньюй.
  Тан рассеянно ответил, закрыл глаза и тут же провалился в сон.
  Ему бы следовало быть настороже, особенно учитывая слова Ли Юаньюя о том, что они любовники. При этом бесчисленные следы на его теле доказывали правдивость этого утверждения. Однако, удивительно, но Шань был абсолютно спокоен и уверен, что Юаньюй не сделает с ним ничего предосудительного: несмотря на двусмысленность их отношений, Шань доверял Ли Юаньюю.
  Хотя, возможно, этого делать вовсе не следовало!
  На грани пробуждения Тан Шань почувствовал, что его осторожно целуют в лоб - невесомо и нежно.
  Он слегка приоткрыл глаза и увидел вполне обычную картину: Ли Юаньюй с бесстрастным лицом непринуждённо лежал рядом с ним на кровати и спокойно читал книгу, уже добравшись почти до конца.
  "И в этой нашей неподвижности, покачиваясь на волнах времени под ярким солнцем, я ощущал бесформенный дождь и вкрадчивый ветер", - вспомнил Тан Шань мельком увиденные строчки.
  - Интересная книга?..
  - Да.
  - И о чём она?
  - Я не очень хорошо умею пересказывать сюжет своими словами, - скромно сказал Ли Юаньюй.
  - Это ничего, я хочу послушать, - подбодрил его Шань, окончательно проснувшись.
  - Это история о двух влюблённых, которых разлучила война. Главный герой долгие годы провёл в плену врага. Когда война закончилась, и военнопленных освободили, он вернулся в родной город, мечтая обнять любимую, но опоздал: она, увы, умерла. Ему рассказали, что все эти годы она ждала его, каждый день вспоминая и думая о нём. Он был очень тронут, - Юаньюй задумчиво помолчал и закончил печальным голосом. - Он прожил долгую одинокую жизнь, ухаживая за могилой возлюбленной, и умер в глубокой старости.
  Тан Шань хмыкнул, не зная, как реагировать.
  - Я несколько раз перечитывал этот роман и прекрасно знаю, чем он заканчивается. Но сколько бы ни читал, он всякий раз трогает моё сердце, - добавил Юаньюй, видя безразличие Тан Шаня. - Мне очень нравится эта книга.
  - Ты меня удивляешь. Это не жизнь, это литература. Выдуманная история.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Никогда бы не подумал, что тебе нравятся ... эээ... сопливые девчачьи книжки, - Тан Шаню пришлось изо всех сил сдерживать неуместный смех.
  - Просто я верю в истинную любовь, - строго возразил Ли Юаньюй.
  При этом он выглядел так серьёзно и напыщенно, что Тан Шань не удержался. Он рассмеялся и хохотал всё громче, сгибаясь и держась за живот, и всё больше закатываясь при мысли о дурацкой вере Ли Юаньюя в "истинную любовь". Понимая, что нехорошо смеяться над человеком, Шань пытался взять себя в руки и остановиться, но не мог, и только неискренне извинялся сквозь взрывы хохота.
  - Ты смеешь насмехаться надо мной! - Ли Юаньюй отложил книгу и навис над хохочущим Шанем. - Что ж, смейся, сейчас ты у меня обхохочешься! - и начал безжалостно щекотать его.
  - Нет! Ай! Спасите! Ха-ха-ха! Щекотно! Хватит! Ха-ха-ха! - Тян Шань дёргался, вырывался и хохотал так, что начал задыхаться. Ли Юаньюй, наконец, перестал щекотать его, и он внезапно осознал, что они так близко друг к другу, что можно почувствовать дыхание другого.
  - Уйди с моей кровати, - сказал Шань, глядя в лицо Юаньюя и гадая, отчего так сильно колотится сердце - от их игривой возни или, может, по какой-то другой причине.
  Некоторое время Ли Юаньюй молча смотрел в ответ, а затем, как и было велено, убрался с постели.
  - Встань и приведи себя в порядок. После завтрака мы сходим прогуляться, - с этими словами Юаньюй, прихрамывая, вышел из комнаты.
  Шань облегчённо выдохнул и встал. Казалось, сегодня их отношения улучшились по сравнению со вчерашним днём - возможно, дело было в ранении Ли Юаньюя. По крайней мере, сегодня он не казался Шаню таким угрожающим.
  И какие ещё прогулки, когда его нога в таком состоянии? Это не шутки...
  Тан Шань отправился умываться и обнаружил в ванной смену чистой одежды, которая идеально подошла ему по размеру.
  Он спустился на кухню и ещё на лестнице почувствовал аромат бекона и крепкого чая. Эти вкусные запахи пробудили его аппетит. Если подумать, он почти сутки ничего не ел, а те несколько ложек супа, которые ему удалось проглотить, сразу же покинули его желудок.
  - Погода просто великолепная, как раз для прогулки, - улыбаясь, сказал Ли Юаньюй и налил ему чашку чёрного чая, добавив три ложки сахара.
  - Какие прогулки, с твоей-то ногой? - Шань предпочёл сосредоточиться на этой проблеме и не задумываться о том, откуда Ли Юаньюй знает, что он любит сладкий чай.
  - Нога уже почти не болит. Кроме того, мы не будем уходить далеко, погуляем по ближайшей округе, - отмахнулся Юаньюй.
  - Верится с трудом, - не сдавался Тан Шань.
  - Ты сам увидишь, когда мы выйдем.
  - Давай лучше ты побудешь дома, побережёшь ногу, а я прекрасно прогуляюсь один ...- "...и постараюсь удрать от тебя как можно дальше", явственно было написано на лице Тан Шаня. Ли Юаньюй даже не стал отвечать на это, молча глядя на Шаня, который принялся увлечённо поглощать огромный бутерброд, прячась за ним от этого гневного взгляда.
  Вгрызаясь в бутерброд, Тан осторожно спросил:
  - Кстати... Ты вроде как тайком поцеловал меня, пока я спал?
  Юаньюй слегка покраснел и промолчал. Тан Шань кивнул сам себе: подозрения подтвердились.
  - Больше не входи в мою комнату.
  -Тан Шань... - начал Ли Юань, но его прервал дверной звонок.
  Ли Юаньюю очень хотелось объясниться с Тан Шанем, но посетитель, которому, видимо, не терпелось, безостановочно трезвонил в звонок, и вместо разговора Юаньюю пришлось пойти открывать. Тут же раздался недовольный возглас Джейка:
  - Чего так долго-то!
  - Попридержи язык.
  Тан Шань оставил в покое бутерброд и отправился на разведку.
  - Те трое, что прибыли вчера, пропали. В последний раз их передвижения зафиксировала уличная камера примерно в 2.30 ночи, с тех пор о них ни слуху, ни духу, - докладывал Джейк. Увидев краем глаза Тан Шаня, он скованно замолчал, явно не желая доносить информацию до посторонних ушей.
  По лицу Джейка Ли Юаньюй понял, в чём проблема, и поторопил его:
  - Всё нормально, продолжай.
  - В общем, я вызвал машину, которая отвезёт Вас в полицию на совещание, - он снова посмотрел на Шаня. - А с ним как быть? Возьмёте его с собой?
  - Нет, это слишком опасно, - Ли Юаньюй повернулся к Тан Шаню. - Пожалуйста, побудь дома. Я знаю, это несправедливо, ведь я обещал тебе вчера, что буду брать тебя с собой, куда бы ни направился. Прости.
  - Да ладно, - ответил Шань, чувствуя, что дело явно запахло керосином.
  - Джейк останется с тобой, чтобы тебе не было скучно.
  - Эй! - завопил Джейк, возмущённый наглым нарушением своих гражданских прав: он своего согласия ни на что не давал!
  Ли Юаньюй молча глянул на него, и Джейк немедленно закивал, подняв руки:
  - Ладно, понял, остаюсь! Поскорее поезжайте, все ждут только Вас.
  Ли Юаньюй кивнул, снова извинился перед Тан Шанем и нехотя отбыл.
  Как только он уехал, Тан Шань и Джейк уставились друг на друга. Затем Шань вернулся на кухню к своему бутерброду, и Джейк, почесав нос, двинулся за ним.
  - Пожрать чо есть? - спросил он, шаря по шкафчикам.
  - Не знаю, это не мой дом. Что найдёшь, то и бери, - прохладно ответил Тан Шань.
  - Ну, ты типа долевой владелец, половина этого домища твоя, - сообщил Джейк, выставляя на стол варенье, арахисовое масло и тосты. Он уселся, достал нож и принялся непринуждённо намазывать на тост толстенный слой арахисовой пасты и варенья.
  - Ничего подобного, - возразил Шань. Он допил чай, доел бутерброд и раздумывал, что делать после завтрака. Положив руки на стол, он довольно долго сидел и молча смотрел, как Джейк расправляется со своим тостом.
  В такой гнетущей атмосфере Джейк почувствовал себя не в своей тарелке.
  - Чего уставился-то? - настороженно спросил он.
  - Да вот... думаю. Ли Юаньюй хотел сходить прогуляться со мной, а сам уехал, - в голове Тан Шаня начал складываться план.
  - И что? - Джейк просто задницей почуял неприятности.
  - Ну, раз уж ты тут его замещаешь, то на прогулку со мной пойдёшь ты, - приказным тоном заявил Шань.
  - Ни за что!
  - Мы выходим в десять, - Шань взглянул на часы. Было 9.30, у них оставалось полчаса на подготовку.
  - Ты что, и впрямь решил погулять? - воскликнул Джейк. - Я уже разок прогулялся с тобой, хватит!
  - Но я вообще ничего не увидел. Ли Юаньюй слишком быстро нашёл нас.
  - Если он узнает, мне конец! Прошу тебя, ну будь паинькой, останься дома! Я сделаю всё, что угодно, если пообещаешь не выходить! - умолял Джейк.
  - Сделаешь всё, что угодно?..
  - Да!
  Внезапно Тан Шань издал злобный смешок, и по спине Джейка пробежала дрожь. Зловеще улыбающийся Тан Шань показался ему таким же страшным, как и разъярённый Ли Юаньюй.
  - Джейк.
  - Ну что ещё! - он нервно налил себе воды и начал пить.
  - Я не люблю мужчин, но все вокруг талдычат, что у нас с Ли Юаньюем... отношения. Я вот хочу проверить, может, я, и вправду, гей. Ты и внешне симпатичный, и как человек ничего так. Давай переспим?
  Джейк фонтаном выплеснул всю воду, что успел набрать в рот.
  - Ты... Ты серьёзно, что ли?!
  - А что, похоже, что я шучу? - пожал плечами Шань.
  - Говоришь, во сколько ты хочешь выйти? В десять? Зачем так долго ждать! Я уже почти всё. Как доем, тут же пойдём гулять! - бодро сообщил Джейк.
  Переспать с Тан Шанем?.. Ни. За. Что!
  Если за "прогулку" Ли Юаньюй просто прикончит Джейка, то за "спаньё" со своим любовником он буквально растерзает Джейка на куски. Раз уж смерти всё равно не миновать, Джейк по крайней мере желал умереть быстро и безболезненно.
  Тан Шань ухмылялся, отвернувшись от Джейка, который быстро запихивал в рот остатки тоста.
  Как страшно жить!
  
  Перевод: Гоша Рубчинский
  Корректор: Марина Мун
  Редактор: Елена Тян
  
  Глава 5.
  - Ты, может, не в курсе, но шататься по улицам сейчас небезопасно! - беспрестанно нудил Джейк, не затыкаясь ни на миг с той минуты, как они переступили порог дома. - Помедленней, гадёныш! Кой чёрт Ли Юаньюй сделал из меня твою няньку? Господи, чем я заслужил это наказание?!
  - Что тут опасного? Три потерявшихся солдата?
  - Эээ...- протянул Джейк.
  - Что, очередная жутко секретная тайна? - Тан Шань закатил глаза.
  - Не то что бы тайна, но... эээ... не знаю, можно ли тебе рассказать.
  - Как же я пойму, в чём опасность, если ты не расскажешь?
  - Верно. Ладно, думаю, ты должен знать, - решившись, Джейк выложил Шаню следующую историю. - Ну, мы пробили этих солдат по базе и выяснили, что они дезертиры. Мы известили военных, и они послали сюда своих людей, чтоб разрулить эту проблему. А эти трое взяли и пропали! Теперь ты понимаешь, что дело серьёзное?.. Эй... Ты меня вообще слушаешь? Эй!
  Джейк ругался и вопил, дёргая Тан Шаня за рюкзак, но тот будто оглох и быстро шагал вперёд, не обращая внимания на крики Джейка:
  - Стой! Куда тебя несёт? Я велел тебе не идти в ту сторону!
  В мгновение ока Тан Шань добрался до входа в парк и скрылся среди запутанных, как лабиринт, и неотличимых друг от друга аллей. Джейк бросился следом, но Тан Шань уже скрылся из вида.
  - Конец мне... Теперь я труп... - бормотал Джейк, потерявший всякую надежду догнать Тан Шаня.
  В тени аллей Тан Шань лежал в кустах, наблюдая метания Джейка. Прежде, чем двинуться дальше, он долго и терпеливо выжидал, пока крики парня "Тан Шань! Где ты? Выходи уже, ты меня не одурачишь!" постепенно затихли вдалеке. Однако в тот момент, когда он уже был готов встать и идти, его остановил окрик.
  - Эй! - позади него зашуршали листья, и три человека в камуфляжной форме вышли из-за кустов. Это были двое мужчин и женщина-негритянка, именно она его и окликнула. - Это ты Тан Шань?
  Шань внимательно рассматривал их, не отвечая на недружелюбный окрик.
  - Ты тот самый партнёр здешнего заправилы, так? - продолжала выспрашивать женщина.
  - Взять его! - рявкнул один из мужчин и, оттолкнув женщину с дороги, наступил Тан Шаню на плечо и пнул по голове.
  - Эй! Уговор был - без насилия! - негритянка недовольно оттолкнула солдата.
  - Бабам слова не давали! - грубо ответил тот и сплюнул ей под ноги.
  Тан Шань схватился за плечо, голова у него закружилась. Удар был силён. Слушая перепалку дезертиров, Шань понял, что надо как можно быстрее уносить от них ноги. Однако когда он попытался осторожно отползти в сторону, перед его лицом появилась пара армейских ботинок.
  - Куда это ты собрался? - усмехнулся третий солдат, разбив надежды Шаня на побег.
  И тут невдалеке раздался голос Джейка. Видимо, он услышал ссору и поспешил на звук.
  Тан Шань чувствовал, что эта троица вполне способна его прикончить, и, выбрав меньшее зло, изо всех сил закричал:
  - Джейк, я здесь! На помощь, Джейк!
  - Заткнись, сволочь! - это было последнее, что он услышал, прежде чем почувствовал резкий удар по затылку, и мир перед его глазами погас.
  _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _
  
  Тан Шань пропал!
  Трясущийся Джейк доложил эту новость Ли Юаньюю. Офицеры и другие полицейские, находившиеся в совещательной комнате, в страхе смотрели, как в стиснутых руках внешне спокойного и собранного Ли медленно гнётся железная указка, и гадали, успеют ли сбежать до того, как шеф взорвётся.
  - Всем придерживаться плана. По местам! - и они моментально исчезли, радуясь, что избежали его гнева.
  В совещательной остались только Джейк и Ли Юаньюй.
  Джейк стоял, от страха не смея пошевелиться. Он понимал, что жутко облажался, и теперь в ужасе ждал наказания от Ли Юаньюя.
  - Перестань трястись. Я тебя не виню. Я знаю Тан Шаня как никто, и понимаю, что ты в любом случае не смог бы его удержать. Насколько проще стала бы моя жизнь, если бы Тан Шаня можно было так легко контролировать, - на удивление спокойно и безэмоционально сказал Ли Юаньюй.
  Однако, несмотря на такую неожиданно мягкую и понимающую реакцию Ли, Джейк всё ещё не мог успокоиться - ведь он отвечал за Тан Шаня, а тот сбежал прямо у него из-под носа!
  - Патрульные прочёсывают город. Сейчас каждый человек на счету, поэтому оставь меня. Иди и присоединись к поискам, - Ли Юань взмахом руки отпустил Джейка.
  Уходя, парень посмотрел на измученного Ли Юаньюя и подумал, что понимает его. Сколько проблем и нервов с таким незрелым, бедовым возлюбленным! Если бы Ли Юань не был так помешан на Тан Шане, ему стало бы легче жить. Да им всем стало бы легче жить!
  _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _
  
  Тан Шань очнулся от пощёчины и с трудом открыл глаза. Его ударила женщина, посредник между ним и другими солдатами.
  - Очнись уже, нам надо поторапливаться, - и она снова залепила ему оплеуху, от которой щека сразу опухла.
  Тан Шань зашевелился и почувствовал, что его руки связали за спиной, а рот заткнули каким-то вонючим комком ткани, перевязав сверху верёвкой. Шань заподозрил, что в роли самодельного кляпа выступил солдатский носок.
  - Вставай! - женщина сильно толкнула его.
  Он не чувствовал ног, и встал с большим трудом, застонав от боли и шатаясь. Кто-то сзади удержал его от падения. Это был один из солдат, который грубо схватил Тан Шаня и потащил его в аллею со словами:
  - Хватит болтать! Быстрее, или нас поймают!
  Тан Шань не ориентировался в городе и не понимал, в каком направлении они движутся. Он чувствовал ужасный дискомфорт: ноги его не слушались, и потому его почти волоком тащили куда-то, от мерзкой вони самодельного кляпа хотелось блевать, но он подавлял тошноту.
  Он слышал в отдалении голоса людей, которые, вероятно, искали его. Судя по крикам, этих людей было много, и солдаты ускорили шаг, тревожно оглядываясь по сторонам.
  Шаня тащили так грубо, что почти вывихнули ему запястья. От боли по его спине катился холодный пот. Наконец они вышли к чёрному провалу тоннеля.
  - Мы спасены, если сможем уйти через тоннель, - сказала негритянка. - Это единственный выход из города, только неизвестно, куда он нас выведет.
  - Да наплевать. Узнаем, когда дойдём! - отозвался один из солдат.
  У них просто не было другого выбора.
  Они двигались по-над стенкой тоннеля, опасаясь появления машин. К счастью, по этому тоннелю, по крайней мере, не ходили поезда: на земле не наблюдалось рельсов.
  Чем дальше они продвигались, тем страшнее им становилось.
  - Почему он не кончается? Мы уже должны были пройти его насквозь!
  - Эй, не тормози, шагай давай!
  Четверо человек столкнулись в темноте и Тан Шань, и так еле стоявший на ногах, упал. Его рывком подняли с криком:
  - Да что с тобой такое, уже стоять нормально не можешь?! - и кто-то снова толкнул его.
  - А ну хватит! Нечего тратить силы на ссоры! Нам ещё неизвестно сколько идти! - хватка на его руках стала не такой болезненной, как раньше, и Шань понял, что теперь его держит женщина.
  - Какой дебил придумал лезть в этот тоннель?
  - Это единственный способ выбраться!
  - Да уж надеюсь!
  - А ну заткнитесь, оба! - заорала негритянка. Её голос преломило и усилило эхо, и остальные примолкли. От злости женщина крепче сжала пальцы на руке Шаня, её ногти впились в его кожу. Тан Шань застонал от боли, но кляп заглушил звук. - Может быть, это не прямой тоннель. Возможно, мы не видим свет вдалеке потому, что тоннель изгибается. Надо идти вперёд, только так мы доберёмся до выхода. Сейчас не время для раздоров.
  Все трое успокоились и подобрались. Опасаясь потерять чувство направления в этой кромешной тьме, солдаты решили через каждые несколько метров зажигать светящиеся палочки с люминофором.
  Всего у них было 9 палочек, по три на каждого. Когда прогорела третья палочка, они всё ещё не добрались до предполагаемого изгиба, не говоря уже о выходе. Разозлившись, один из дезертиров швырнул светящуюся палочку далеко вперёд. Палочка пролетела в воздухе слабым бледно-зелёным росчерком света и покатилась по земле. Никаких поворотов. Никакого выхода.
   - На сколько метров гранату кидаешь?- спросил у него второй солдат.
  - Личный рекорд 40 метров.
  - Это что же получается, ещё сорок метров пилить, а конца всё не видно? Да мы тут уже вечность болтаемся, а сколько ещё до выхода, никому не ведомо! - и дезертиры разразились такой бранью, что Тан Шань не понял и половины слов.
  - Поберегите силы, - устало сказала женщина.
  Тан Шань задумался о странных особенностях этого тоннеля. Во-первых, он был невообразимо длинным. Во-вторых, в нём царила густая тьма, но нигде на стенах не было никаких признаков осветительных приборов. И, наконец, за всё то долгое время, пока они шли, мимо не проехала ни одна машина. Они вообще не встретили ни единого живого существа, даже какой-нибудь завалящей летучей мыши.
  Шань вспомнил, как приходил сюда с Джейком после того, как очнулся, потеряв память. Хоть он и не помнил своего прошлого, но у него тогда было сильное ощущение, что машины в этом месте не ездят, и что ему следует войти в тоннель. Обдумывая всё это, он испугался. С какой стати он тогда решил, что должен идти в тёмный тоннель, из которого не виден выход?.. Тан Шань терялся в размышлениях, пока женщина волочила его вперёд. Наконец, один из беглых солдат не выдержал:
  - Ну, хватит! С меня достаточно! Никуда я больше не пойду, какого хрена! - раздалось звяканье металла о камень и, судя по звуку, человек сел прямо там, где стоял.
  - Кончай дурить! Мы, бывало, и побольше расстояния проходили!
  - Это тебе не марш-бросок, это в сто раз хуже. Ни цели, ни смысла, ни направления! Давай, если хочешь, двигай вперёд, а я поворачиваю обратно.
  - Да ты просто слабак! Ты и в казарме такой же был - малейшая трудность, и ты уже в кусты. Или ты думал, что в армии служить - это типа как по борделям шляться?
  - Да кто ты такой, поучать меня! Я самый крутой солдат в части!
  - Армии нужны послушные исполнители, а не супермены. Ты же даже не можешь работать в команде, эгоист сраный, а ещё называешь себя солдатом! Да что такого я совершил в прошлой жизни, что приходится иметь дело с таким отбросом, как ты?!
  - Хватит. Прекратите! - вмешалась в их ссору негритянка.
  Однако на этот раз никто не обратил на неё внимания. Дезертиры продолжали переругиваться, едва различая друг друга в тусклом свете люминофора.
  Постепенно их ссора становилась всё яростнее и вскоре переросла в драку. Тан Шань услышал звуки ударов. Светящаяся палочка упала на землю.
  - Хватит, стойте, сейчас же прекратите! - потеряв контроль, вопила женщина, но её никто не слушал.
  Наконец, победитель в этой драке устал избивать упавшего соперника и поднялся, сжимая кулаки. Даже не подумав подойти к поверженному и проверить, жив ли тот вообще, дезертир молча взял упавшую палочку.
  В её дрожащем свете Тан Шань увидел кровь на руках солдата. С холодным выражением лица мужчина подошёл к негритянке и Тан Шаню со словами:
  - Что уставились? Марш вперёд.
  Тан Шань был уверен, что дезертир прикончил своего товарища.
  - Шевели ногами, если не хочешь быть следующим, - сказала ему женщина ледяным тоном. Шаню оставалось только повиноваться. Он не мог даже стонать от боли в туго связанных руках, запястье уже начало отниматься.
  Когда начала гаснуть пятая палочка, они снова замедлили шаг.
  - Эй, стойте! Я на что-то наткнулась, - негритянка остановилась и начала вглядываться в густую тьму впереди.
  - А я вроде на кого-то наступил, - отозвался солдат, зажигая новый люминофор. Красноватый свет слегка рассеял мглу, и солдат, наклонившийся посмотреть на свою находку, вскрикнул, отшатнувшись. Под ногу ему подвернулся камень, и он упал, уронив палочку. Хотя солдат был в двух шагах от женщины и Шаня, они не смогли рассмотреть объект, который так его напугал.
  - Эй, какого чёрта ты разбрасываешься палочками, - женщина подняла отлетевший далеко в сторону люминофор.
  - О-о-он снова тут, - выдавил солдат дрожащим от шока голосом.
  - Кто? Что ты там бормочешь? - негритянка в растерянности водила палочкой туда-сюда, осветив упавшего товарища.
  - Там! Прямо там! Сама посмотри, - показал тот.
  Женщина, потащив за собой Тань Шаня, подошла к лежащему на земле телу. Когда она, присев на корточки, поднесла свет к его лицу, Тан Шань в ужасе вздрогнул, а негритянка резко выдохнула.
  Это был третий дезертир, и он действительно был мёртв.
  - Что происходит... Мы шли целую вечность и снова вернулись на то же место?.. - солдат взялся руками за голову, тщетно хватаясь за свои коротко стриженые волосы.
  - Мы движемся вперёд или ходим кругами?..
  Ответом было полнейшее молчание.
  Внезапно женщина освободила Тан Шаню руки и избавила его от мерзкого кляпа.
  - Ты местный. Выведи нас отсюда, - сказала она, мысленно ругая себя за то, что не додумалась до этого раньше: ведь рядом с ними всё это время был живой навигатор.
  Не успел Тан Шань прокашляться и отдышаться, как его начали трясти, требуя ответа.
  - Я не знаю, где выход.
  Бац! - прилетело ему по лицу.
  - Врёшь! - зарычала женщина, толкая его на землю и накидывая ему на лодыжку верёвочную петлю. - Или хочешь, чтобы мы выбили из тебя правду?
  Тан Шань осознал всю безнадёжность своего положения. Он не знал дороги к выходу из тоннеля, но эти двое ему всё равно не поверят.
  Негритянка немилосердно затянула верёвку на его щиколотке и начала выворачивать ему ступню.
  От боли Тан Шань закричал. Они покалечат его! Он не выдержит этих пыток, надо срочно придумать план, как обвести их вокруг пальца. Самое простое - притвориться, что он знает, как выбраться отсюда. Лихорадочно соображая, Шань выпалил первое пришедшее на ум:
  - Из этого ответвления нет выхода, оно заканчивается тупиком. Надо вернуться назад и найти другой вход. Это единственный способ выбраться! - нервно убеждал он дезертиров.
  - Стойте. Вам ничего не показалось странным?.. - женщина слегка успокоилась и, похоже, снова начала соображать. - Мы уйму времени тут потеряли, а за нами до сих пор нет погони.
  На поиски беглецов отправили полицию и войска, их уже почти догнали у входа в тоннель, однако позади не раздавалось голосов и не было ни малейшего признака преследователей.
  Возможно, операцию по поимке дезертиров приостановили, однако гораздо вероятнее было другое: может быть, тоннель действительно ведёт в тупик, охотники за головами знают об этом и просто поджидают их у входа?..
  Она изложила эту версию вслух, и второй дезертир быстро ответил:
  - Нам нечего бояться. У нас тут заложник есть.
  В итоге они всё же решили идти обратно, ко входу. Опасаясь, что Тан Шань попытается звать на помощь, они снова заткнули ему рот тем же самым носком.
  Основная проблема заключалась в дефиците освещения: у них оставалось всего 4 люминесцентные палочки. Они так далеко углубились в тоннель, что давно не видели никакого света со стороны входа, и были полностью окружены темнотой.
  Тан Шань не был тренированным солдатом вроде схвативших его дезертиров. Более того, он был избит и измучен, у него болело всё тело, и он еле волочил ноги. Шань чувствовал, что постепенно теряет ясность сознания и рано или поздно просто отключится и упадёт.
  В тёмном тоннеле терялось чувство времени. Тан Шань шёл и шёл, шёл и шёл, а потом силы его полностью закончились, и он упал в обморок. Уже падая, он слышал, как женщина кляла его, но ему было абсолютно всё равно.
  Неизвестно, сколько времени Шань пробыл без сознания, поскольку для него самого пролетело всего лишь мгновение. Однако за время его обморока ситуация кардинально изменилась.
  Он лежал на земле, и прямо перед его глазами тихим жёлтым светом горела светящаяся палочка. В десяти сантиметрах от своего лица он увидел пустые бессмысленные глаза негритянки, в которых отражался тусклый свет люминофора.
  Тан Шань попытался вскрикнуть, но его рот всё ещё был заткнут. Он задёргался, стараясь отползти, но его тело настолько обессилело, что он не смог сдвинуться с места и продолжал лежать лицом к лицу с мёртвой женщиной.
  В тоннеле было темно и влажно, земля под ним была холодна. Сильно пахло кровью. Ни ветерка, ни дуновения, ни единого звука, кроме его собственного хриплого дыхания. Жёлтая светящаяся палочка постепенно тускнела, и Тан Шаня медленно накрывала тьма.
  Тан Шаню было запредельно страшно.
  На грани отчаяния он представлял, как Ли Юаньюй ищет и находит его. Это была его последняя надежда.
  Сознание начало тускнеть, и Шань медленно закрыл глаза.
  - Он здесь! - приглушённо, как сквозь толщу воды, раздался чей-то возглас. Тан Шань почувствовал, что стягивавшие его тело путы ослабли, и кто-то поднял его и понёс. И хотя он ничего не видел в темноте, знакомый запах окутал его, позволив наконец расслабиться и провалиться в забытье.
  _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _
  
  Он чувствовал себя как после крепкого, здорового, спокойного сна.
  - Похоже, его раны почти зажили. Как думаете, когда он наконец проснётся? -Тан Шань узнал по голосу Джейка.
  Ответа не последовало, зато в рот полусонного Шаня попало немного воды. Когда вода пролилась ещё раз, он медленно открыл глаза. Перед ним сидел Ли Юаньюй.
  - Эй, - Тан Шань моргнул, всё ещё заторможенный после сна, и молча уставился на губы Юаньюя, влажные и блестящие. Шаню захотелось укусить их.
  - Хочешь ещё? - Ли поднял чашку с водой.
  Тан Шань протянул к ней ладонь, и вдруг увидел на своём запястье ужасный шрам. Внезапно он вспомнил всё, что с ним случилось, и уронил руку.
  Образ женщины-дезертира, уставившейся мёртвыми глазами прямо ему в лицо, казалось, был выжжен в его сознании. Его затрясло при этом воспоминании, он почувствовал озноб и тихо застонал от ужаса, не в силах забыть это кошмарное зрелище.
  - Ой-ё, Ли Юаньюй!... С ним, кажется, не всё ладно, - засуетился Джейк, видя состояние Шаня.
  Ли Юаньюй, не обращая на него внимания, крепко обнял сжавшегося в комок Тан Шаня:
  - Тс-с-с, тише... Всё хорошо, ты в безопасности.
  - Ли Юаньюй, Ли Юаньюй, Ли Юаньюй... - Шань вцепился в Юаньюя, как утопающий в спасательный круг.
  - Я здесь, я с тобой. Ты в безопасности, я защищаю тебя, - ласково говорил ему Ли Юаньюй.
  Проявив тактичность, Джейк незаметно удалился.
  Через некоторое время Тан Шань успокоился и затих, положив голову на плечо Ли Юаньюя и чувствуя себя разбитым. Его даже не коробила эта неприличная поза: в объятиях Ли Юаньюя он чувствовал себя в безопасности, и ужас, сжимавший его сердце, медленно отступал.
  - Ты голоден? Тебе что-нибудь приготовить? - спросил Ли Юаньюй. Он говорил очень нежно, как впрочем, всегда. Тан Шань крепко прижался к нему и покачал головой в знак того, что не желает отпускать Юаньюя и покидать его объятия. Кроме того, сейчас он не смог бы проглотить ни кусочка.
  - Тебе нужно поесть немного. Ты несколько дней проспал, вредно так долго обходиться без пищи,- уговаривал его Ли Юаньюй.
  Однако Тан Шань продолжал прижиматься к нему и не отпускал. В молчаливом протесте он спрятал лицо в изгибе шеи Юаньюя.
  - Может, я отправлю за едой Джейка?
  Тан Шань молчал и не двигался.
  Только в моменты слабости и страха он такой послушный и милый, подумал Ли Юаньюй и беззвучно вздохнул. Прижимавшийся к нему Тан Шань почувствовал этот вздох и решил, что докучает Юаньюю. С трудом, нехотя, Шань отстранился и разомкнул объятия, усилием воли подавив внезапное ощущение одиночества.
  - Прости, - с трудом проговорил он.
  Шань отодвинулся дальше от Ли Юаньюя и свернулся на кровати в клубок, как испуганный котёнок.
  Юань догадался, что Тан Шань неправильно понял причину его вздоха, и почувствовал ещё большее стремление защитить его.
  - Ты не сделал ничего плохого, - он придвинулся к Шаню, погладил по растрёпанным волосам и осторожно дотронулся до его лица. Ли пытался и никак не мог найти слова, чтобы объясниться.
  После долгого молчания Тан Шань поднял глаза на Юаньюя, гадая, что же тот собирается сказать.
  - Я люблю тебя. Люблю больше всех на свете, - неожиданно признался Ли Юаньюй.
  Шань опустил голову, и Юаньюй снова его обнял.
  - Ты снова в моих руках, - со счастливым вздохом сказал он.
   И Тан Шань наконец всё понял.
  - Я солгу, если скажу, что не хочу от тебя взаимности. Но я буду терпеливо ждать, пока ты не привыкнешь, только, пожалуйста, больше никогда не говори, что хочешь бросить меня, - Ли Юаньюй прижал Шаня к себе так сильно, будто хотел слиться с ним в одно существо.
  Тан Шань колебался. Иррациональная и рациональная части его души спорили между собой, повергая его в растерянность. Он не был гомосексуалистом и не желал им становиться. Он был обычным гетеросексуальным мужчиной.
  Но этот невозможный Ли Юаньюй...
  Джейк допивал третью чашку фруктового чая, когда хозяева дома спустились на кухню. Полной неожиданностью стало то, что они держались за руки.
  Ли Юаньюй подвёл своего возлюбленного к столу и, отодвинув стул, усадил его. Затем он хотел достать из буфета продукты, но Шань и не подумал отпустить его руку.
  - Джейк, не мог бы ты, пожалуйста, достать бутерброды из холодильника, - попросил Ли Юаньюй.
  Прямо конец света какой-то! Джейк, отвесив челюсть, пытался осознать, что вдруг случилось с этими людьми, и молча пялился на этот интимчик.
  Ну ладно, не интимчик, это он, пожалуй, загнул. Они просто держались за руки, и Тан Шань даже не смотрел на Ли Юаньюя. Зато какими преданными и влюблёнными глазами смотрел на Тан Шаня Ли Юаньюй...
  Такие сладенькие, что аж тошнит!
  
  Перевод Гоша Рубчинский
  Корректор: Марина Мун
  Редактор: Елена Тян
  
  Глава 9.
  
  В тот день Джейк трудился, как пчела, заботясь о деле с тремя солдатами, когда Юаньюй срочно позвонил ему на виллу. Он понятия не имел, что случилось, но Тан Шань вернул свои воспоминания. Джейк был крайне недоволен тем, что Юаньюй подкинул ему такой "дополнительный багаж". Юаньюй сказал что-то о боязни того, что Тан Шань сорвется, увидев его, и что ему пришлось временно избегать Тан Шаня. Так что, он оставляет Тан Шаня на Джейка.
  Джейк ужасно разозлился на это, но не мог излить свой гнев, так как Тан Шань был не тем, на кого он мог жаловаться. Это было просто тяжело!!!
  При виде Джейка, Тан Шань долго молчал, не говоря ни слова. Судя по всему, было не похоже, что Тан Шань мог что-то знать, или иметь каких-либо планы по поводу повстанцев. Он не мог сказать, что замыслил Тан Шань.
  Безжизненные глаза Тан Шаня моргнули, а затем посмотрели на Джейка.
  - Доброе утро! - поприветствовал его Джейк, но не получил ответа. Тогда он продолжил говорить.
  -Ты голоден? Ты позавтракал? Юаньюй, должно было, что-то приготовил на кухне. Принести тебе?
  Реакция Тан Шань была очень медленной, он покачал головой, отвергая его предложение. Джейк замер на мгновение, не зная, что ему делать и как заботиться о Тан Шане. Он действительно не хотел встречаться с Тан Шанем, вернувшим себе все свои воспоминания. Этот проклятый Ли Юаньюй!
  - Он послал тебя приглядывать за мной? - Тан Шань, наконец- то, заговорил, но первое, о чем он спросил, затрагивало столь деликатную тему.
  Джейк понятия не имел, должен ли он согласиться или нет. После недолгих размышлений над этим вопросом, он ответил:
  - Я не приглядываю за тобой. Он просто беспокоится о тебе, и попросил меня приехать и сопровождать тебя. Хм... я знаю, это может быть немного сложно, но если ты не возражаешь, мы можем поговорить...
  - О чем?
  - О чём-нибудь.
  Джейк тут же пожалел о своих словах. Мог ли он сделать что-то ещё глупее, чем это? Там была целая куча вопросов, которые он не мог коснуться!
  - Ну, Джейк, пожалуйста, скажи мне. Почему я еще жив? - спросил Тан Шань.
  Как и ожидалось, на первый вопрос было трудно ответить. Он был слишком глуп и прямолинеен, и наверняка на что-то не мог ответить.
  - Мы не можем не говорить об этом? - Джейк наигранно рассмеялся. - Давай поговорим о погоде. Сегодня большой... э-э, ладно небольшая морось....
  - Почему идет дождь, когда Юаньюй в плохом настроении? Зачем все эти семейные керамические куклы, которые могут двигаться?
  - На кое-какие твои вопросов я не могу ответить.
  - Юаньюй имеет какие-то сверхспособности? Почему он может контролировать погоду? - спросил его еще раз Тан Шань.
  - Я действительно не могу ничего сказать об этом.
  Тан Шань, наконец, прекратил свои расспросы. Когда Джейк подумал, что он сдался, Тан Шань заговорил снова:
  - Есть кое-что, что я хочу спросить у тебя.
  - Я не могу ответить ни на какие вопросы, имеющие отношение к Юаньюю - поднял руки Джейк и сдался. Он действительно не мог ничего раскрыть.
  -Это вопрос касается тебя, поэтому ты в состоянии на него ответить.
  - Ну, спрашивай.
  - Джейк, после того, как вы убили так много людей, вы чувствуете печаль? Чувствуете ли вы вину?
  У Тан Шань не было никаких намерений доставить трудности Джейку. Он спрашивал очень серьезно. Тем не менее, это был очень простой вопрос.
  - Ты сомневаешься в моей человечности?
  Тан Шань ответил, немного шутя:
  - У тебя она еще есть? 'Человечность?
  Джейк глубоко вдохнул, и завопил в отчаянии, схватившись за голову. Тан Шань просто стоял и смотрел, глядя очень холодно на происходящее.
   Успокоившись, Джейк сказал равнодушно:
  -Я так больше не могу. Я собираюсь приготовить завтрак. Ты просто делай, как тебе нравится.
  Джейк спустился вниз по лестнице, скрипящей под тяжестью его шагов. В отличие от плит на кухне, он еще кипел, его движения настолько резкими, что, казалось, он потерял связь с ними.
  Джейк сердито пожевал то, что было сэндвичем Тан Шаня. Ярость заставляла его руки желать что-то сделать, но у него не было никого, на кого бы он мог накричать. Поэтому он только и мог, что вымещать свою злость на ни в чем неповинной посуде. Он налил стакан молока и залпом выпил его в один присест. После десяти глубоких вдохов, он успокоился и собрался с силами перед лицом огромного демона наверху, с который было чрезвычайно трудно бороться.
  Джейк стоял перед дверью, борясь с решением войти, когда он услышал слабые всхлипы, исходящие из комнаты. Он остановился и, поколебавшись минутку над своим выбором, наконец, толкнул дверь. После того, как он открыл дверь, рыдания стали еще яснее.
  Тан Шань подавил в себе крики, его удивило то, что, как только Джейк полностью открыл дверь, то увидел окровавленный с ног до головы Тан Шаня! Он взял ручку на столике в спальне и порезал себя. Раны были довольно глубокие, и его руки и ноги были в крови, капающей по всему полу. Джейк не мог сказать, как долго эта пытка продолжалась.
  - Боже, Тан Шань! Что ты делаешь?! - Джейк не мог поверить в увиденное. Он боялся вида крови, и ему приходилось прикладывать немало усилий, чтобы не упасть в обморок прямо там.
  Крики Тан Шаня уже перешли в приглушенные всхлипы, видимо, он находился в ужасном состоянии, его рука удерживала это странное оружие.
  - Успокойся, Тан Шань! Отдай ... Отдай мне ручку! - Джейк неуверенно протянул руку в направлении Тан Шаня, чувствуя приступ тошноты. Тан Шань закричал, предупреждая Джейка, приближающегося к нему:
  -Не подходи!
  -Тан Шань! - бледнея, Джейк, действительно, остановился и даже не пытался приблизиться к нему.
  - Почему я не могу умереть?
  Тан Шань поднял ручку, ударил себя в шею и, протянув её вниз, оставил зияющую рану. Полилась кровь, и Джейк не смог больше смотреть. Он не мог больше этого вынести. Его глаза закатились, и он потерял сознание. Прежде чем потерять сознание, образ Тан Шань по локоть в крови, казалось, навсегда застыл в его памяти.
  Задыхаясь, Тан Шань рухнул вниз на колени, его раны медленно заживали. Не было даже никакой боли. Рана на его запястье, где он разорвал себе артерию, тоже исчезла. Он был похож на демона, который не мог умереть. Почему он еще жив? Тан Шань смотрел на свои раны, на окровавленную руку. В конце концов, он потерял сознание от чрезмерной потери крови.
  
  Юаньюй вернулся домой, но, сколько бы он ни звал, никто не появлялся. Он поднялся наверх и, войдя в спальню, увидел эту сцену: Джейк в обмороке валялся на полу, в то время как Тан Шань лежал в луже крови. Та кровь, что не впиталась в ковер, выглядела довольно пугающее.
  Увидев это, Юаньюй, не моргнув глазом, перешагнул через тело Джейка, и сел на корточки рядом с Тан Шанем. Проверив его состояние, он поднял его и отнес на кровать.
  Хотя движения были очень нежными, Тан Шань все равно проснулся от этого. Лицо Юаньюя было спокойными, и казалось, было безэмоциональным с того момента, как он вошел, поднял Тан Шаня, и даже тогда, когда Тан Шань открыл глаза. Тан Шань был также безразличен ко всему. Они смотрели друг на друга, как будто участвовали в беззвучном соревновании между ними. В молчаливой, напряженной атмосфере, никто не хотел позволить другому одержать верх.
  -Ты пытался покончить с собой, - заговорил первым Юаньюй, начав допрос.
  Простое предложение было резкую отповедь.
  - Почему я не могу умереть? - спросил его Тан Шань охрипшим голосом. Из-за страха он не мог сопротивляться и постоянно дрожал от слез.
  Юаньюй большим пальцем вытер его слезы, даря легкие поцелуи в щеки, лоб, глаза, нос и губы.
  -Дорогой, я могу вытерпеть все твои эгоистичные и безрассудные поступки, но ты посмел искать смерти... Это был мой предел, - сказал он.
  Нежный Юаньюй исчез. Он перевернул Тан Шаня и связал его руки его же одеждой. Схватив рукой голову Тан Шаня, он, тем самым, совсем его обездвижил.
  Тан Шань не знал, какое выражение лица было Юаньюя у него за спиной, и единственное, что он мог делал , это плакать, умоляя о помощи или угрожая Юаньюю, чтобы тот прекратил свои действия. Однако, Юаньюй, казалось, лишился жалости, или, возможно, он себя не контролировал. Он сорвал с Тан Шаня пижамные штаны, развел ему ноги и вошел в него.
  Независимо от того, как Тан Шань умолял, чтобы он прекратил, он все равно безжалостно продолжал насиловать его.
  - ... больно... Юаньюй... нет... - мольбы превратились во всхлипы, а страх и унижение заставили его задыхаться. Юаньюй повернул лицо Тан Шаня к себе и, схватив того за горло, постепенно усиливал хватку.
  - Тебе нравится? Эротическая асфиксия. Ты не хочешь умереть?
  Тан Шань было невероятно больно, и он был в ужасе от сумасшедшего поведения Юаньюя. Он действительно мог просто умереть.
  Внезапно Тан Шань понял, что это может быть тем самым способом для того, чтобы найти выход из всего этого. Он улыбнулся как ненормальный.
  Увидев его оскал, Юаньюй перестал двигаться, и он ослабил хватку, выскользнув из тела Тан Шаня.
  - Я сожалею...
  Раскаиваясь за свой поступок, он извинялся, сидя перед ним и обхватив свою голову руками. Он лично нанес вред его самому любимому, самому драгоценному Тан Шаню, к которому он всегда относился как хрупкому сокровищу.
  К Тан Шаню снова вернулось дыхание и он начал задыхаться. Его зрение было мутным от слез, и телесные повреждения в заднице уже начали заживать. Телесная боль исчезла, но, с другой стороны, его сердце стало чуть-чуть мертвым (что-то в его сердце умерло).
  - Прости, Тан Шань, - обнял его Юаньюй, повторяя извинения и слова любви. - Прости, Тан Шань. Мне жаль. Я люблю тебя. Я, действительно, люблю тебя.
   - Просто убей меня.
  Тан Шань все еще застыл в том же положении. Он был слишком разочарован в Юаньюе, чтобы простить и позволить снова ввести себя в заблуждение, что он наконец-то освободиться от всего этого. Юаньюй обнял его так крепко, что Тан Шань почувствовал, как будто воздух в его легких исчезает.
  - Я не убью тебя. Я не могу.
  Юаньюй отпустил его и начал ласкать лицо Тан Шань, поправляя его грязные волосы, вернувшись к своему предыдущему состоянию заботливого любовника. Все безумие и гнев куда-то исчезли.
  - Продержись подольше, моя любовь. Когда мне удастся уладить дело со злоумышленниками, мы продолжим. На этот раз ты забудешь абсолютно обо всем, а затем будешь полностью принадлежать мне.
  Юаньюй оставил нежный поцелуй на его щеке, хотя Тан Шань и пытался уклониться, отвернувшись голову... Юаньюй отшутился.
  -Жди меня дома, как хороший мальчик, - сказав это, он встал, чтобы уйти.
  -Ты не собираешься меня развязать? - руки Тан Шань были всё ещё связаны, и в его теле остались жидкости Юаньюя.
  -Нет. Таким образом, ты будешь более послушным. Когда Джейк очнется, он отвяжет тебя.
  Ли Юаньюй подошел к двери, сделал паузу и продолжил:
  - Не волнуйся, Джейк привык к этому. Доброй ночи, любовь моя.
  С этими словами он саркастически усмехнулся и вышел. Когда за Юаньюем закрылась дверь, Тан Шань почувствовал, как его захлестнули разочарование и злость. Он не мог двигать руками, и вместо этого, несколько раз ударился головой об кровать, зарылся лицом в подушку и закричал.
  
   Когда Джейк проснулся, он снова был в растерянности, не зная, где именно он находился. Он был способен реагировать на ситуацию только спустя долгое время.
  - Ау!
  Он с трудом пошевелился. Сгустки крови на ковре выглядели довольно страшно, и он быстро отвел свой взгляд, чтобы не упасть в обморок во второй раз.
  - Сколько сейчас времени? Утро? Или ночь? Как долго я был в отключке? - спросил Джейк у Тан Шаня, держась за голову, но не получил ответа.
  - Тан Шань?
  Он неуверенно шагнул к кровати и обнаружил обнаженное тело Тан Шань, его руки были связаны одеждой. Не было никаких признаков борьбы, и он просто лежал без движения. Наверное, именно поэтому он и не услышал Тан Шаня в самом начале.
  -Что с тобой? - воскликнул Джейк пытаясь оценить ситуацию. Что здесь произошло? На шее Тан Шаня темнели следы от удушения. По всему его телу виднелись следы, оставленные после секса, а также в комнате стоял тяжёлый запах мужских тел. Было очевидно, что здесь произошло. Юаньюй зашёл слишком далеко. Это, без сомнения, было изнасилования.
  Подожди! Это все случилось, когда он лежал на полу без сознания? Извращенцы! Бессовестные! Не могли хотя бы поменяли местоположение?
  Тан Шань медленно сел, постанывая от боли. Его голос был хриплым, когда он попросил Джейка:
  -Развяжи меня.
  Джейк быстро развязал руки Тан Шаня, и, увидев синяки, оставшиеся после борьбы, испустил протяжный вздох. Это был путь Тан Шаня, не желавшего уступать и отступать. Все было бы намного проще, если бы он позволил Юаньюю сделать так, как тот любил, но здесь он оказался, только из-за своего сопротивления.
  -Я помогу тебе дойти до ванной.
  Джейк использовал простыню, чтобы обернуть её вокруг тела Тан Шаня, и помочь тому встать. Однако Тан Шань оттолкнул Джейка и попытался твердо ответить:
  - В этом нет необходимости. Я дойду туда сам.
  Он не подумал, что не сможет даже прямо стоять, и упал на пол, когда сошел с кровати. Он застонал.
  -Позволь мне тебе помочь.
  Джейк помог Тан Шань дойти до ванной. Он завел его в комнату, и хотел было уйти, но Тан Шань вдруг схватил его за руку.
  -Ой!
  Хватка Тан Шаня была сильный до такой степени, что его ногти вонзились ему в руку.
  -Ты должен помочь мне, Джейк. Я не хочу превратиться в манекен, который ничего не помнит. Я уже стал монстром, который не может умереть. Ты должен знать какой-то способ...
  У Джейка округлились глаза, он почувствовал принуждение в этой просьбе.
  -Джейк...
  -Ты не монстр, - сказал Джейк. - На самом деле, ты такой же, как и все люди в этом городе. Неважно, какие у них травмы, они заживают очень быстро. То же самое и у меня.
  -Но раны Юаньюя... раны Юаньюя не заживают так быстро... - подумал Тан Шань о том времени, когда он помогал Юаньюю с раной на ноге.
  - Юаньюй единственный нормальный человек здесь?
  Он не мог поверить в это.
  -О, нет! Он нарочно сделал так, чтобы его собственные травмы заживали медленнее, желая использовать это и вызывать сочувствие. Он любит тебя слишком сильно. Он готов все отдать ради тебя, даже свою гордость! Он был высшим существом, но стал таким презренным человеком, из-за своей любви к тебе. Порой, я испытываю к нему жалость.
  Джейк разволновался, гневно говоря и глядя на Тан Шаня.
  -Он стер мои воспоминания. Разве меня тебе ни капельки не жалко? Подумай об этом с моей точки зрения.
  Тан Шань смотрел на него со слезами на глазах, изо всех сил стараясь не расплакаться
  - Я тебя умоляю, убей меня. Не позволяй ему уничтожить мою личность.
  -Я не могу убить тебя... - замялся Джейк.
  -Джейк, если мы друзья, ты должен мне помочь.
  Друзья! Джейк колебался на грани слез из-за возникших горьких эмоций. Не то, чтобы он не мог понять желания Тан Шаня умереть, или нежелание оказаться с промытыми мозгами и без своих воспоминаний, начиная каждый раз всё с чистого листа. Джейк боролся сам с собой. В то время как Тан Шань ждал ответа Джейка, загремел гром. Джейк принял решение.
  -Я должен быть честен с тобой сейчас. Я думаю, ты уже должен был догадаться, но никогда не имел мужества, чтобы признать это.
  Он начал ходить вокруг да около, как будто слова, которые он хотел сказать, было очень трудно подобрать. Тан Шань терпеливо ждал.
  - Тан Шань, ты и я, а также Ли Юаньюй, и даже все в городе - мы все умерли. Мы уже не в том мире, в котором существовали. Мы... ну, другими словами, мы живем в другом измерении.
  Тан Шань был слишком шокирован, не в силах поверить в эти слова, он уставился на Джейка.
  - Мы духи?
  - Нет... я не уверен. Как ты знаешь, мы отличаемся от духов, о которых нам известно. Мы примерно такие же, как и живые люди, не так ли? Опять же, никто в действительности не умер и превратился в духа, чтобы доказать, что такое дух... Это трудный вопрос, чтобы ответить!
  Джейк почесал затылок, загнанный в тупик.
  - В любом случае, мы не можем умереть, потому что мы уже мертвы!
  - Как насчет тех людей, которые были сожжены? - спросил Тан Шань.
  - Я знал, что ты задашь этот вопрос, - вздохнул Джейк. - Слушай меня внимательно. Это очень сложная ситуация.
  Тан Шань затих, слушая.
  - Вскоре после того, как я приехал в этот город, Юаньюй устроил меня патрульным. Он менеджер этого города, занимающий чрезвычайными ситуациями, которые происходят здесь. Роль офицеров патруля - поиск таких проблем. Наиболее распространенные ситуации, такие как ты, то... духи, которые появляются в городе. Новичков обычно сначала смотрит Юаньюй, он определяет, подходят ли они, чтобы остаться в городе, и какой работой они должны заниматься.
  Тан Шань перебил его:
  - У всех есть работа? Почему я не работаю?
  -Ты? Ты любовник Ли Юаньюя, тебе не нужно работать.
  Юаньюй также упоминал об этом раньше. Тан Шань не мог понять этого и нахмурил брови. Джейк вздохнул.
  - Позволь мне понять . Моя работа - быть возлюбленным Ли Юаньюя, как я получил её? - Тан Шань вспомнил отношение к нему в городе, и его лицо побледнело от запоздалого унижения.
  - Не расстраивайся. Удача улыбнулась тебе, чтобы ты понравился ему. Есть много людей, которые хотят его, но никогда не смогут получить его.
  -Не беспокойся об этом. Продолжай, - он не хотел останавливаться на этой теме.
  - Хорошо, дай мне подумать, как я должен сказать это... давай поговорим о Марии. После того, как ты приехал сюда, Ли Юаньюй полностью изменился, став мягким и очень слабым, и архитектура города также претерпела некоторые изменения... не перебивай меня... Как меняются чувства Юаньюя, точно так же меняется и погода в зависимости от его настроения. Все заметили в нём перемены, и думали, что это будет хорошо. Но Мария думала по-другому. Она верила, что если Юаньюй слишком тебя избалует, случится что-то необратимое. Она уговаривала Юаньюя убрать тебя из города. Затем она угрожала убить себя и заставила его принять решение. Ты знаешь, чем это закончилось.
  Мария! Тан Шань не мог поверить в то, что это случилось.
  - Доказано, что Мария была права. Из-за тебя мысли Юаньюя стали очень спутанными, и в городе стали появляться трещины. Архитектура стала беспорядочной, аллеи превратились в лабиринты. Ты знал, что изначально город был очень хорошо организован, но из-за тебя он пребывает в его нынешнем состоянии, - Тан Шань молчал, слушая слова Джейка.
  -Трое солдат, которые недавно въехали в город, были полны решимости, у них не хватило способности ассимилироваться в обществе, и они оказались непригодными для проживания в городе. Поэтому изгнание будет проводиться сегодня вечером.
  -Это, так называемое изгнание, то, что я видел в прошлый раз?
  -Да. Изгнание - это единственный выход из города. Юаньюй называет это... Как на востоке называют это... реинкарнация? Или что-то подобное. Я не могу подтвердить это, но ты ведь не хочешь снова оказаться с промытыми мозгами, правда?
  Тан Шань покачал головой.
  - Сегодня это лучшая возможность.
  Глаза Тан Шань прояснились.
  - Ты готов помочь мне?
  - Похоже, что у меня есть выбор сейчас?
  - Спасибо тебе, Джейк! - Тан Шань обнял его от души.
  Джейк глубоко вздохнул, представив себе последствия.
  - Не обнимай меня. Иди, умойся. Как только ты закончишь, мы будем планировать уход. Кроме того, не пойми меня неправильно. Я помогаю Юаньюю, а не тебе.
  Тан Шань отпустил его и сказал:
  - Что бы то ни было, спасибо.
  
  Джейк вышел из ванной и начал думать о том, как тайно обменять солдат, которых собирались изгнать сегодня на Тан Шаня, а также обдумывал различные маршруты, чтобы не быть пойманными.
  Приняв ванну и надев чистый комплект одежды, Тан Шань вышел из комнаты, держась за стены. Видя, что Тан Шань вышел в таком состоянии, Джейк был ошеломлен. Идеальный план, который он придумал, был испорчен в один момент. Он забыл принять во внимание текущее состояние тела Тан Шаня!
  - Что случилось? - спросил Тан Шань, увидев обеспокоенное выражение на лице Джейка.
  - Я придумал план, но понял, что это не сработает. Я просто немного расстроен этим.
  - Тогда, что же нам делать?
  Если бы не тот факт, что Тан Шань не переутомился из-за своего нынешнего состояния, он бы велел Тан Шаню выйти через заднюю дверь, используя длинный маршрут, чтобы не быть обнаруженным керамическими куклами, которые охраняли виллу. Однако, теперь они должны подумать головой!
  Джейк нашел клюшку для гольфа в чулане и почувствовал ее тяжесть в своей руке. Затем он взял разделительный столбик и передал его Тан Шаню.
  -Ха-ха! Начнем наш выход!
  Сказав это, Джейк толкнул открытую двери и, выйдя, махнул клюшкой, разбив керамическую куклу в пух и прах. Звуки падения керамических осколков продолжали раздаваться, как только Джейк вышёл за дверь. Он нещадно размахивал клюшкой.
  - Иди! Уходи, пока они ещё не включили сигнализацию!
  Джейк бросился на улицу, и Тан Шань быстро пришел в себя и последовал за ним. Джейк потоптался по керамической кукле, у которой была только левая половина лица, но она ещё могла отправить сигнал.
  Они спрятались в небольшом переулке и продолжили свое наблюдение.
  - Сигнал тревоги - это их смех?
  - Да. Это довольно пугающее, не так ли?
  Тан Шань взглянул на разбитых керамических кукол, все еще способных передвигаться и ползти к ним, несмотря на то, что их руки и ноги были оторваны от тела.
  Он поднял клин и бросил его, превратив осколки в порошок.
  - Мы пришли, - остановился впереди бегущий Джейк.
  Перед ними была площадь.
  - Жди меня в темной части аллеи. Я принесу твою замену.
   Он сделал было уйти, но Тан Шань вдруг схватил его за руку, предостерегая:
  - Будь осторожен.
  Джейк нетерпеливо ответил:
  - Ну конечно. Ты не должен говорить мне этого.
  Тан Шань спрятался в темный угол. Он не видел площадь, откуда он пришёл, и никто не мог его здесь заметить. Хотя он был напуган, он верил в способности Джейка. Прошло несколько минут, и на площади не было никакого волнения; там был только слышан смех керамической куклы. Он вспомнил, что после того, как смех утих, настало время для суда, начало изгнания.
  - М-м-м-м-м...
  Джейк вернулся, принося с собой солдата, который был связан. Его рот был заткнут, и он мог только издавать приглушенные стоны протеста, постоянно изгибаясь всем телом. Джейк толкнул человека в переулок, подальше от Тан Шаня.
  Этот человек все еще сопротивлялся, но, когда он повернул голову, Джейк безжалостно ударил его клюшкой для гольфа, и тот потерял сознание.
  Тан Шань, видевший безжалостные действия Джейка, глубоко вздохнул.
  - Чего ты боишься, он уже мертв! Кроме того, он не может умереть от этого. Он снова проснется. Другого времени для ухода больше нет. Переодевайся в его одежду! - сказал Джейк, снимая с солдата мундир и спрашивая Тан Шаня, куда его положить.
  Он смог надеть эту одежду, и она подошла по размеру, но как насчет его лица? Джейк был готов и к этому, вариант с мешком на голове Тан Шаня - идеальный.
  - Помни - нужно сопротивляться, чтобы выглядеть более реалистичным. Кроме того, не пикни, или тебя узнают, - дал ему последний совет Джейк, а потом повел его в нужном направлении, удерживая. - Я могу только сопроводить тебя до этой точки. Полицейская понесет тебя дальше. Я убедил её, так что она на нашей стороне.
  Тан Шань схватил руку Джейка, написав на ней: "Спасибо". Джейк перевернул руку Тан Шаня и пожал ее, чувствуя себя крайне эмоционально. Он ничего не сказал, но это последнее объятие было более значительным, чем любое произнесенное слово. До свидания...
  Перевод: Virusm
  Корректор: Марина Мун
  Редактор: Елена Тян
  
  Глава 10.
  
  - Пойдем со мной, - женщина-полицейский приняла Тан Шаня от Джейка, схватив того за руку, как будто она вела преступника.
  Тан Шань увели, сквозь мешок он не видел дорогу, и понятия не имел, куда они направляются.
  В какой-то момент они остановились, придя на место. Оно оказалось в центре площади, и он слышал пронзительный смех керамических кукол, окружающих его со всех сторон.
  Пока они ждали, женщина заговорила, спрашивая в полголоса:
  - Я очень любопытна. Ты, по-прежнему, любишь Ли?
  Тан Шань был в недоумении.
  Женщина-офицер не получила своего ответа.
  Керамические куклы прекратили смеяться, и офицер толкнула Тан Шаня и заставила его встать на определенное место. В этот момент ему связали руки. Услышав рядом с ним звуки борьбы, он иногда притворялся, что протестует и сопротивляется.
  Затем его заставили сесть на стул, и привязали к нему руки и ноги. В тот момент он был по-настоящему неподвижен, и он почувствовал ужас. Он собирался идти до конца.
  - М-м-м-м-м-м-м....
  Сквозь мешок на голове послышался приглушенный женский стон. Этот глухой звук донесся слева от него и, вероятно, принадлежал женщине-солдату. Они тоже были накрыты мешком, как он? Это должно быть так, иначе это было бы слишком странным, что он был бы единственным в этой ситуации.
  Он почувствовал, что его пульс ускорился, но он был не в состоянии сказать, страх это был или волнение, или просто состояние ожидания, что все это скоро закончится. Даже дышать стало трудней.
  - Вердикт! - голос Ли Юаньюя был практически поглощен бурными ветрами вокруг него.
  - Вы виноваты в том, что повредили инфраструктуру города.
  Вокруг его тела возник острый, пылающий жар, причиняющий такую сильную боль Тан Шаню, что он мог только энергично двигать телом. Это была инстинктивная борьба.
  Он хотел кричать, но не мог сделать ни звука, несмотря на широко раскрытый рот.
  - Виновен!
  Тан Шань не мог чувствовать пальцы ног - он знал, что постепенно исчезает. Он шел до конца.
  В этот момент, он почему-то думал, о Юаньюе, вспоминая хорошие времена, когда они были вместе. Не о ком-то другом: ни о его семье, ни о своей невесте Дженни, только о Юаньюе.
  Юаньюй, обнимающий его, шепчущий смешные милые глупости ему на ухо, никогда не сердящийся на него, когда он читал слишком много любовных романов. Он тонул в легких поцелуях Юаньюя, бывшими последствиями его безграничной любви.
  Юаньюй, кто взял его за руку в незнакомой области, когда они искали новые маршруты в города без назначения. Они были близки, как друзья, как любовники.
   Ли Юаньюй.
  Изящный, нежный Юаньюй.
  Любил ли он по-прежнему? Да, он любил Юаньюя, но уже было невозможным больше с ним остаться.
  ........
  Что-то было не так...
  Юаньюй уставился на солдата, сидящего посередине, инстинктивно чувствуя, что здесь что-то нечисто. Этот человек не издавал ни звука, несмотря на мучительную боль, которая должна была прийти от лунный света, сияющего на них.
  - Кто это? - допросил Юаньюй женщину-полицейского, которая привела этого человека сюда, показывая на середину.
  Женщина застыла, боясь даже пошевелиться. Это её сразу же разоблачило.
  Блин!
  Юаньюй мгновенно повернулся к лунному лучу. Он снял с себя плащ, защитив Тан Шаня, и развязав его веревки. Жертва не могла двигаться, находясь в лунном свете, и единственным способом спастись, было освободиться от веревок. Юаньюй не мог ему помочь, но, проклятие, ему точно так же приходилось терпеть жжение от лунного света на своем теле.
  - М-м-м-м-м... - горестно вскрикнул Тан Шань изо всех сил. Он не хотел быть спасенным.
  - Заткнись! Черт побери!
  Юаньюй ослабил руки Тан Шаня от веревки и продолжил развязывать их на ногах.
  Тан Шань, прижатый Ли Юаньюем, не мог оттолкнуть его. Он исчезал и потерял большую часть своих сил. Даже поднять руку было почти невозможно.
  Веревки на ногах были сняты, и Юаньюй решительно оттолкнул его в сторону и набросился на него.
  Он снял мешок через голову Тан Шаня и ударил его несколько раз.
  Голова Тан Шань сразу закружилась, и он упал на одну сторону. Он увидел, что другой солдат, который сидел на стуле рядом, уже обратился в пепел, что означало, что он был так близок к цели - в этот момент он не смог удержаться, чтобы не заплакать.
  Ли Юаньюй наблюдал за ним, плача и постепенно успокаиваясь. Он обнял Тан Шаня, схватил его за волосы и потащил.
  Тан Шань плакал, он попытался ударить по руке, что держала его, пытаясь оттолкнуть Юаньюя, но безрезультатно. Его потащили обратно на виллу Юаньюя.
  - Ли Юаньюй! - догнал их Джейк и попытался убедить его. - Отпусти его! Ты знаешь, что это будет лучшим для всех!
  - Для кого? Для вас? Для меня? Для него?
  - Для всего города!
  Джейк был непоколебим. Небеса знали, сколько мужества ему понадобилось, чтобы предстать перед Ли Юаньюем и пойти против него.
  - Остановись, Джейк. Это семейное дело. Не вмешивайся!
  - Нет! Тан Шань ...Тан Шань - мой друг!
  - Джейк, не трогай меня, - угрожая, холодно предупредил Юаньюй.
  Джейк вдруг взревел и подскочил к Юаньюю, пытаясь его заставить остановиться.
  Однако Юаньюй просто поднял руку и оттолкнул Джейка в сторону. Как будто огромная сила поразила Джейка, он врезался в пожарный гидрант, который треснул при ударе, начав изливать воду.
  - Джейк! - закричал Тан Шань, желая увидеть, как там Джейк, но он был не в состоянии двигаться.
  - Он будет жить. Я позабочусь о нем, как только я закончу с тобой. Пойдем.
  Юаньюй продолжил движение с Тан Шанем на буксире.
  
  Нет, Нет, Нет, нет!
  Тан Шань яростно боролся, не в состоянии отвести взгляда от потерявшего сознание Джейка. Он схватился за красный пожарный гидрант, не позволяя Юаньюю увести его. Другой рукой он схватил руку Юаньюя, пытаясь ослабить хватку на своих волосах.
  Юаньюй, наконец, отпустил его, но как только Тан Шань сделал попытку подползти в сторону Джейка, его схватили за руки.
  - Тьфу!
  - Куда ты идешь? - перехватил его Юаньюй.
  - Не трогай меня!
  Он боролся, испуганно отмахиваясь руками, чтобы предотвратить сближения с Юаньюем. Внезапно, резкая боль пробежала по его телу, и все потемнело. Тан Шань потерял сознание.
  
  В темноте, он ощущал, как колышется вода, окружающая его. Это должно быть безопасным, но из его легких постепенно исчезал воздух, душа его.
  Душа...
   Тан Шань дернулся, очнулся и понял, что он находится под водой в пруду, в ситуации, аналогичной той, что он испытывал раньше. Тан Шань изо всех сил хлопал руками и колотил по воде, используя все свои силы, чтобы освободиться от руки Юаньюя.
  Юаньюй, весь в слезах, выглядел очень жалко.
  - Тан Шань, любовь моя, это не больно. Ты всё забудешь. Хорошее и плохое, всё исчезнет, - слова ли Юаню звучали глухо.
  Он несколько раз толкнул вниз лицом Тан Шаня, желавшего выбраться из воды, раз за разом, как проклятие.
  Наконец, Тан Шань, потратив все энергию на борьбу, постепенно ослабил свою хватку.
  Задушенный...
  Юаньюй нес обессиленного, безвольного Тан Шаня в своих объятиях. Несмотря на осознание того, что этот человек не мог ничего слышать, Юаньюй постоянно повторял:
  - Тан Шань, я люблю тебя. Мне жаль.
  Он убил своего любовника, а потом создал еще одного Тан Шаня, что полюбит его.
  Таким образом, Тан Шань будет полностью принадлежать ему.
  Однако он также понял, что это больше не будет тот Тан Шань, которого он любил.
  Что он должен сделать? Что он может сделать? Что он должен сделать, чтобы вернуть себе любовь Тан Шаня?
  Юаньюй плакал жалобно, душераздирающе. Между тем, время шло, не оборачиваясь.
  
  Казалось, он спал в течение длительного времени, как будто всю жизнь. Он сел, ощущая пульсирующую ломоту всем телом.
  Кряхтя, он огляделся, не понимая, что его окружает.
  Он пытался вспомнить что-то, но его разум был пуст.
  Кто он? Почему он здесь? Что это было за место?
  Кроме кровати, в комнате ничего не было, чтобы помогло ответить на вопросы. Он открыл дверь и вышел из комнаты. Вкусный аромат витал в воздухе.
  Следуя запаху, он спустился вниз и нашел кухню. Там был черноволосый мужчина с бледной кожей и тонким и стройным телом, стоявший к нему спиной и чем-то занятый.
  По какой-то причине, его эмоции колебались при виде этого человека, и он не мог сказать, что именно за чувство это было.
  Мужчина заметил вошедшего, и взглянул на него, прежде чем вернуться к своей работе. После того, он заговорил:
  - Тан Шань, иди сюда и попробуй это за меня.
  Тан Шань? Это было его имя? Почему оно иностранное? Он не помнил его вообще.
  Тан Шань замешкался и обнаружил, что этот человек не издал больше ни звука. Полный неопределенности и растерянности, он медленно направился к нему.
  Плита была по-прежнему включена, поэтому мужчина взял маленькую тарелку и зачерпнул для него суп.
  Тан Шаня, наконец, увидел лицо мужчины. Четко вырезанные черты лица казались более нежными, чем у женщин. На основе этих характеристик, трудно было даже сказать его пол.
  Этот прекрасный человек улыбнулся в его сторону.
  Тан Шань стало немного страшно.
  - Давай, попробуй это для меня.
  Человек поднял блюдо, призывая его попробовать.
  Тан Шань пришёл в себя и сразу же смутился. Как мог он так отвлечься на внешность этого человека? Он быстро взял блюдо, суп еще дымится.
  - Осторожнее.
  Мужчина казался очень заботливым, вызывая что-то смутно знакомое.
  Задумчиво, Тан Шань отпил борщ из тарелки.
  - Как тебе?
  Сладко-кислый вкус супа распространился во рту. Он хотел распробовать этот вкус еще раз, прежде чем правильно ответить.
   - Как на вкус? - спросил мужчина во второй раз.
  - Не очень. Кажется, что-то отсутствует, - честно ответил Тан Шань.
  - Добавить немного соли?
  Тан Шань покачал головой. Суп был достаточно соленым, но не хватало определенного вкуса. Он тщательно подумал об этом. Чего может не хватать?
  - О! Лук! Ты забыл лук.
  - Точно, я почти забыл о нем! Спасибо, дорогой!
  Человек, казалось, понял, в чём он ошибся и эмоционально его обнял. Он поцеловал Тан Шань в губы и отпустил его, прежде чем продолжить готовить. Движение было таким быстрым, таким естественным, что казалось обычным явлением.
  Тан Шань взглянул на мужчину, тяжело вздохнув, сложные эмоции рвались внутри него. В течение некоторого времени, он стоял в оцепенении, не в силах сказать ни слова.
  -Тан Шань, помоги мне накрыть на стол, - попросил его мужчина.
  Тан Шань согласился. Он понятия не имел, что где находится, но его руки открывали шкафы и легко нашли посуду. Его тело все помнило, но у него не было никаких воспоминаний. Что происходит? Он держал тарелку и вдруг отключилась.
   -Что случилось? Ты себя не хорошо чувствуешь? - заметив его странное поведение, обеспокоенно спросил мужчина.
  Тан Шань покачал головой и взглянул на мужчину, который точно так же смотрел на него. Их глаза встретились.
  - Кто ты? Кто я? - спросил он, переполненный вопросами.
  - Я - Ли Юаньюй, любимый. Ты - Джозеф Тан Шань. Мы пара. Ты снова потерял память, Тан Шань? - объяснил Юаньюй с глазами, полными жалости. Он протянул руку, пытаясь дотронуться до головы Тан Шаня.
  Тан Шань неосознанно отпрянул.
  - Неужели я часто теряю память?
  - Да.
  - Мы действительно любовники?
  - Да. Любовники, до конца времен.
  - Но ты мужчина, - нахмурил он брови.
  - Ты тоже.
  - Это проблема. Я не думаю, что я гей, и я не думаю, что я мог бы влюбиться в мужчину.
  - Честно говоря, я не думал, что я гей, но ты изменил меня, как и я изменил тебя.
  - Ты врешь...
  - Похоже, что я лгу?
  Он не мог отрицать, что Юаньюй выглядел серьезным, но было много лжецов, которые казались искренними и убедительно врали, заманивая невинных. Тан Шань не мог так легко поверить тому, что сказал этот мужчина.
  Юаньюй поставить кастрюлю обратно на плиту, и приблизился к Тан Шаню. Однако, как только Юаньюй подошёл к нему, тот отступил, пока не уперся в холодильник.
  - Что ты делаешь?
  Юаньюй ничего не сказал и просто наклонился вниз, обвив руки вокруг талии Тан Шаня. Воспользовавшись тем, что Тан Шань открыл рот в качестве протеста, он поцеловал того, скользнув в его рот языком. Провокационные действия, настоящий поцелуй, и мокрые, эротические звуки, что они вызвали... Когда Тан Шань почувствовал, как будто из его легких высосали весь воздух, и он был на грани удушения, Юаньюй закончил этот чувственный поцелуй.
  Он покусывал губы и щеки Тан Шаня, не желая отпускать его так быстро.
  - Я люблю тебя, Тан Шань.
  Голова Юаньюя касалась сгиба шеи Тан Шаня, когда он говорил. Почувствовав зуд, когда его дыхание коснулось уха Тан Шаня, и это заставило того дёрнуться.
   Видя это, Юаньюй его отпустил.
  - Что ты думаешь об этом поцелуе? - спросил он.
  Это был случайный вопрос для Тан Шаня, но когда он вспоминал все в деталях, то сразу же покраснел.
  - У меня нет никаких особых мыслей об этом.
  - Ты ненавидишь его? Скажи мне честно.
  Тан Шань покачал головой.
  Юаньюй хмыкнул и продолжил готовить. Его реакция показалась Тан Шаню растерянной и неопределенной.
  - Я сделал что-то, что связано с нашей первой беседой?
  Спросил он, хотя и не помнил, что они обсуждали.
  - Да. В действительности, тебе понравился поцелуй, не так ли? Это значит, что ты любишь меня. Это хорошо, - ответил беззаботно Юаньюй , которому стало легче.
  Тан Шань почувствовал, что он попал в какую-то ловушку и ответил:
   - Это лишь означает, что у вас отличная техника поцелуев.
   Юаньюй начал напевать.
  Пропев куплет одной из песен Элвиса Пресли, он нашел Тан Шань по-прежнему стоящим в замешательстве на том же месте. Его улыбка просияла, когда он напомнил Тан Шаню,
  - Хочешь, принять ванну самостоятельно, или...? Я хочу помочь тебе, но... - Тан Шань проследил его взгляд в сторону своей промежности, и обнаружил там поднявшийся бугорок. Он неловко потянул за свою рубашку, чтобы скрыть его и убежал в ванную, спотыкаясь от волнения.
  Юаньюй от души рассмеялся.
  Когда Тан Шань вышел из ванной, приняв душ, он встал с красным лицом у входа на кухню.
  Ли Юаньюй собирался поставить на стол еду, когда заметил его. Затем он крикнул:
  - Что ты стоишь так далеко? Заходи!
  Это прозвучало так естественно, что неуклюжий Тан Шань, почувствовал, что он не должен быть таким застенчивым, как женщины. Он подошел к обеденному столу и сел напротив Юаньюя.
  - Давай поедим.
  Юаньюй поставил перед Тан Шанем его порцию и пристально посмотрел на него...
  Тан Шань съел несколько ложек, но было трудно глотать, когда кто-то постоянно смотрит на него. Он отложил в сторону ложку.
  - Что случилось? Не вкусно? - забеспокоился сразу же Юаньюй.
  - Нет, все нормально. Спасибо. Ты... почему ты не ешь?
  - Да я ем. Я просто отвлекся, посмотреть, как ты ешь.
  Боже, что плохого может сделать этот человек?
  Тан Шань вдруг посмотрел в сторону свободного сиденья.
   - Что случилось?
  - Ну, ничего. Я просто... - он поймал отблески на сиденье, на котором никого не было. Тан Шань перевёл нерешительно взгляд, чувствуя, что кто-то еще должен сидеть рядом с ним и разговаривать. Однако он не мог вспомнить, кто это был.
  - Пойдем, погуляем после ужина. Может, ты что-то вспомнишь, - тепло предложил Юаньюй, и Тан Шань кивнул без протеста.
  После еды Юаньюй решил вывезти Тан Шаня из виллы, и, выходя, Тан Шань оглянулся, чтобы взглянуть на дом, у него появилось плохое предчувствие.
  - Тан Шань? - Юаньюй ожидал его у двери.
  Тан Шань повернулся, чтобы выйти.
  - На что ты смотришь?
  - Ни на что. Не беспокойся, - Тан Шань покачал головой, не раскрывая чувства, в которых он сам не был уверен.
  - Пойдем.
  Юаньюй выпустил его, прежде чем закрыть дверь.
  Куда они собрались? Тан Шань посмотрел вокруг, не чувствуя ничего знакомство. Это было, по сути, чужое место для него. Он потерял свою память. Как правило, такой чистый лист, как он, должен испытывать чувство страха, но он не чувствовал ничего из этого. Вместо этого, он был похож на ребенка, наполненного любопытством и смелостью.
  - Куда мы идем? Туда? - взволнованно указал Тан Шань в сторону центра города.
  - Нет, строительные работы там ещё продолжаются. Никому не разрешено ходить там. Давай пойдём по другому пути, - Юаньюй указал в другом направлении. - Мой дом в другой стороне города.
  - У тебя есть другое место жительства? - спросил Тан Шань
  - Да. Оба они - наши. Что мое - твое, и твое - мое.
  - Ха-ха-ха-ха-ха! - чрезвычайно резко рассмеялся Тан Шань.
  - Почему ты смеешься?
  - Я смеюсь над твоими словами. Это слишком нереально. Это как будто происходит в другом мире, так как я не имею ни малейшего воспоминания об этом.
  - Ты не боишься?
  - Как ни странно, нет. Может быть потому, что я ничего не помню, поэтому у меня нет никаких мыслей вообще. Нет ничего, о чем стоит думать. Ну, я как будто "белый" (чистый) человек. Ха-ха, ты не находишь меня смешным?
  - Нет, - огрызнулся Юаньюй.
  - Тогда у тебя нет чувства юмора.
  Тан Шань пожал плечами и направился в ту сторону, в какую указал Юаньюй, оставив за спиной Юаньюя, который улыбался, хотя всегда был серьезным.
  Юаньюй догнал его и сказал:
  - Но я исправлюсь.
  Это было очень сложно, так что он не мог заставить себя смеяться над этой темой.
  Тан Шань повернулся и, заметив его взгляд, опечалился. Он ответил:
  - Ты знаешь, как рассказывать анекдоты?
  Его поддразнивания были местью за то смущение, что он испытал утром, заставившее его повесить голову от стыда. Ну, правда, парень, там внизу, поднял голову... эээ, это не хорошее сравнение.
  - Ты не так пуст, как тебе кажется. По крайней мере, ты знаешь, как открываются и закрываются двери, как пользоваться столовыми приборами, как ходить и как говорить,- вновь заговорил Юаньюй.
  Он не все отнял у Тан Шаня. Он все еще чувствовал раскаяние и сделал всё, что мог, чтобы его спасти.
  - Хм... - Тан Шань слушал, замерев на месте. Затем он сказал. - Если ты пытаешься пошутить, я могу дать тебе только пять баллов из жалости. Общее количество баллов, которое ты сможешь получить - 100, поэтому я надеюсь, что ты будешь работать усерднее.
  Юаньюй заставил себя улыбнуться.
  Они прошли большое расстояние, придя в деревянный дом на другом конце улицы. Достав ключ, Юаньюй открыл дверь, Тан Шань сел на пол и растерянно посмотрел на огород во дворе. Он почувствовал, никто о нем не заботился, и некоторые растения заросли, заставляя его чувствовать сожаление.
  После этого Юаньюй сказал ему, что он был тем, кто посадил этот сад.
  Юаньюй открыл дверь и впустил его в дом. Как только он вошел, то что-то почувствовал. Цветовая гамма интерьера была теплой, и в воздухе имелся слабый аромат, который, казалось, был ему знаком.
  Путешествие заставило Тан Шань захотеть пить, и он сказал об этом Юаньюю, который повел его на кухню.
  Юаньюй попросил его занять место и повернулся, чтобы налить воды. Увидев, занятого работой Юанью, Тан Шань почувствовал, что это чем-то отличается от того, что он видел на вилле.
  После того, как он налил воду Тан Шаню, Юаньюй встал за обеденным столом напротив него, смотря, будто бы он хотел что-то сказать, но останавливал себя.
  - Что случилось?
  - Тан Шань? - немного помедлил Юаньюй, прежде чем заговорил. - Как ты думаешь, мы должны жить в этом деревянном доме или на вилле? Где ты хочешь остаться?
  - Ты спрашиваешь меня?
  Он же потерял свои воспоминания. Откуда ему знать, где лучше? Неважно, где они жили, потому что ему было бы хорошо где угодно!
  Но...
  - Если ты действительно хочешь услышать мой ответ, я предпочитаю это место. Оно чувствуется более обжитым.
  Вилла вызывала темные, мрачные чувства к себе. Может быть, это было связано с тем, что дом был огромен, но он понятия не имел, могло ли это быть причиной. Как бы то ни было, он не очень любил это место.
  Юаньюй улыбнулся, видимо, приняв решение.
  Хотя его Тан Шань больше не мог вспомнить прошлое, интуитивно он выбрал место, где были сделаны самые счастливые воспоминания. Может ли это означать, что он еще его Тан Шань?
  Улыбка Юаньюя наполнилась горечью, которую нельзя было стереть.
  За окном начался дождь.
  
  Перевод: Virusm
  Корректор: Марина Мун
  Редактор: Елена Тян
  
  Эпилог
  - Все, что я растил, погибло, - ухаживая за огородом, бормотал он про себя, не переставая. Выкорчевывание всех гнилых растений заняло все утро.
  -Тан Шань, время обедать. Остановись на некоторое время и продолжишь после того, как поешь,- Юаньюй вышел за дверь, обращаясь к Тан Шаню.
  - Хорошо, сейчас иду. Тан Шань быстро прибрал инструменты, снял перчатки и вернулся в дом.
   Стройное тело Юаньюя прислонилось к двери, глядя на Тан Шаня, занимающегося своими делами. Он подождал, пока Тан Шань приблизиться, чтобы поцеловать его в щеку.
  Тан Шань хмыкнул, не зная, что творится в голове Юаньюя.
  - Что ты делаешь?
  - Целую тебя. Я люблю тебя, Тан Шань, - честно ответил Ли Юаньюй, помогая ему открыть дверь.
  - Как это может не раздражать? Я устал от всех твоих сладких слов.
  Тан Шань вошел в дом направился мыть руки, а Юаньюй, как тень, поплелся за ним.
  - Но я, действительно, люблю тебя, - Ли Юаньюй выглядел расстроенным.
  - Да, да, я знаю, что ты не можешь сдерживать свои желания, чтобы сдержать свою любовь, - сказал небрежно Тан Шань, направляясь к обеденному столу на кухне, куда уже метнулся Ли Юаньюй, чтобы вытащить для него стул. Тан Шань еле сдерживал смех. Хотя они уже официально встречались, Ли Юаньюй, как всегда, постоянно использовал разные способы, чтобы угодить ему.
  - Т, действительно, не должен делать этого, - Тан Шань пытался убедить в этом Ли Юаньюя сотни раз, но, в конечном итоге, уступал и сдавался на милость проявлявшего нежность и заботу Ли Юаньюя.
  Тан Шань сел в кресло, которое вытащил Ли Юаньюй, как будто это была самая естественная вещь, и осмотрел блюда на столе. Они были все его любимые блюда. Как только Ли Юаньюй, тоже занял свое место, они приступили к еде.
  - Я иду на рынок покупать новые семена. Ты идешь со мной?
  - Конечно.
  Этого можно было ожидать. Тан Шань, заулыбался.
  Двое вели обычные светские беседы, обсуждая ужасную погоду, растения, которые просто не могли выжить, и все, что происходило в последнее время в городе.
  После еды они отправились на прогулку на рынок вместе, Тан Шань хотел приобрести семена, а Юаньюй - некоторые ингредиенты. В тот день была отличная погода, и ни один из них не взял зонтик.
  Как только они прибыли на место, они были встречены жителями с большим энтузиазмом. Люди подходили, чтобы приветствовать их. Поток подарков от местных лавочников заставил Тан Шаня засуетится.
  На обратном пути, они несли так много мешков, что патрульные офицеры проявили инициативу и предложили свою помощь. Ли Юаньюй отказался, и Тан Шань покачал головой. Как он не понимал, к чему это приведет? Ли Юаньюй, видимо, хотел больше времени провести вдвоем.
  Ли Юаньюй, казалось, забрал себе все тяжелые предметы, в то время как то, что нес он, практически не имело никакого веса. Первоначально он хотел помочь Юаньюю разделить ношу, но был отвергнут.
  - Дорогой, даже если вы сделаете все возможное, чтобы удовлетворить меня, я больше так не могу, - сказал остроумно Тан Шань
  - Что ты имеешь в виду? - испуганно уставился на него Ли Юаньюй.
  - Как ты не понимаешь? То, что ты мне нравишься - уже достаточно. Поэтому, - вздохнул Тан Шань. - Ты не должны относиться ко мне так хорошо. Не надо так бояться, что я потеряю мою любовь к тебе.
  Ли Юаньюй напрягся.
  Это было странно. Почему его любовник так себя ведет? Он был человеком, который заставлял других чувствовать себя неуверенно? Тан Шань задумался.
  - Возможно, я должен поцеловать тебя прямо здесь, чтобы ты поверил в мои чувства к тебе? - подразнил он.
  - Поцелуй.
  Тан Шань замер, не ожидая от Ли Юаньюя такой просьбы.
  - Ты сам это сказал, - разочарованно пробормотал Ли Юаньюй.
  Тан Шань не знал другого выхода из положения, но это было не так уж и сложно. Он придвинулся и подарил Ли Юаньюю легкий поцелуй в губы.
  - Теперь ты мне веришь?
  - Не совсем...
  Не упустить бы свою удачу! Тан Шань подошел поближе, и поцеловал еще раз, продляя поцелуй подольше.
  - Я люблю тебя, Ли Юаньюй, - сказав это, Тан Шань был смущен. - Давай продолжим, когда вернемся домой.
  Все, что держал Ли Юаньюй вдруг упало, рассыпавшись по земле. Яблоки покатились вниз по склону, пока не достигли ровной поверхности.
  - Что ты делаешь? - Тан Шань взглянул на предметы, которые были разбросаны по всей земле и поднял голову, чтобы посмотреть Ли Юаньюя, но тут же застыл в изумлении.
  Плачущий Ли Юаньюй был больше похож на ребенка, чем на взрослого человека.
  - Почему ты плачешь? - Тан Шань был в панике, все еще держа сумки в двух руках и поэтому не мог помочь Ли Юаньюю вытереть слезы, несмотря на желание так делать.
  - Я счастлив, и я чувствую себя так, как будто меня благословили. Это здорово, что ты смог полюбить меня, - голос Ли Юаньюя стал срываться, когда он говорил это.
  Любовь Ли Юаньюя была столь отчаянной, что Тан Шань жалел Ли Юаньюя.
  - Ты дурак, - прошептал он, чувствуя, что его нос стало жечь. Это Юанью был виновен в том, что заставил его заплакать.
  
  Перевела Virusm
  Корректор: Марина Мун
  Редактор: Елена Тян
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"