Uarider: другие произведения.

Закрытое королевство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вся повесть одним файлом

  Глава 1. Подруга детства
  
   Первый год обучения закончен. Здравствуй свобода! Сколько тайн и приключений ждут нас! Наконец-то будет время отдохнуть от школы. Интересно в других королевствах они такие же гадкие и скучные? Терпеть не могу школу и уроки. Единственный предмет, который мне нравится - это фехтование. Все-таки хорошо быть благородным - нам разрешается носить шпагу - предмет зависти мальчишек из простолюдинов.
   Сколько планов на лето! Сколько всего хочется проверить, и как много мест, в которых не терпится побывать. Разумеется, я буду не один. Со мной моя подруга Атара. Вы думаете, что это обычная девчонка, из тех, что умеют только реветь и играть в куклы? Если Вы так думаете, то Вы очень сильно ошибаетесь. От ее старшей сестры, которая по традиции унаследовала имя рода, действительно нет никакой пользы. Она и Атаре, как Вы уже догадались, названной так потому что она вторая дочь в семье (Атара значит - вторая), запрещает играть с мальчишками, и делать все то что интересно. Только мы не из тех, кто считается с запретами. Если б мы были такими, то разве побывали бы мы в волшебном лесу? Никто из мальчишек не решился зайти в него достаточно далеко, а мы пытались исследовать его до конца. Вот такая у меня подруга. А школу она ненавидит еще больше чем я - у них даже нет фехтования! Вместо этого они изучают дурацкие чопорные танцы. В этом плане, простым деревенским мальчишкам и девчонкам лучше - их танцы куда интереснее. Атара умеет фехтовать, я сам ее учил. Она победила бы многих мальчишек, если бы у нее была такая возможность. Но ей нельзя даже носить шпагу. А мне нельзя носить две. Спрашивается почему? Ведь у человека две руки, почему нельзя фехтовать двумя шпагами одновременно? Лично у меня получается. Говорят, в столице есть полк, в котором все сражаются сразу двумя шпагами. Но наша глушь далеко от столицы. Зато мы живем близко к волшебному лесу, в который отправимся завтра на рассвете. Надо успеть исследовать как можно больше до наступления темноты. Нас пугают тем, что в нем живут тролли и орки, а также другие страшные существа, но я в это не верю. Откуда им взяться в закрытом королевстве? Хотя почему тогда этот лес называют волшебным? В любом случае бродить в темноте даже обычным лесом страшновато.
  
  * * *
  
   Рано утром мы отравились в путешествие. Лес ничем не отличается от обычного. Разве что ягод побольше; и не удивительно, все боятся волшебства, и никто не собирает здесь ни грибов, ни ягод. Я рассчитывал увидеть живые ходящие деревья, а они обычные, хотя и очень красивые. Нас учили различать деревья по форме листьев. Как глупо, неужели учитель не чувствует, что дуб дышит совсем не так как сосна или береза. Что его можно отличить по шелесту листьев и по дыханию, достаточно протянуть к нему руки. Его можно отличить и по форме коры. И вообще дуб излучает что-то настолько мощное, что его не спутать ни с чем. И чтобы научиться это чувствовать, достаточно просто часто ходить в лес. А форма листьев - это слишком легко, это для трехлетних детей.
   Поют красивые и яркие птицы, но такие есть и в обычном лесу. Цветы пахнут сильнее, но все это только потому что лес большой, и в него никто не ходит. Никакого волшебства мы не нашли.
   Внезапно Атара исчезла. Сделала шаг, и исчезла. Я позвал ее, и она тут же появилась.
  - Куда ты пропала?
  - Никуда, я была здесь.
  Я пытаюсь сделать шаг в то место, где только что исчезла моя подруга, и упираюсь в невидимую стену. Она же легко проходит туда и обратно. Чудеса начинаются. Интересно сможет ли Атара пронести меня сквозь невидимую стену? Я предлагаю попробовать. Мы одного роста и весим примерно одинаково. Атара же не уступает по силе многих из мальчишек. Правда, такие вещи у нас категорически запрещались и считались постыдными. Странно, почему для мальчишек поощрялось кататься друг на друге, считалось что это делает сильнее и укрепляет товарищество, девчонкам разрешалось, а если они катались на мальчишках, то этого старались не замечать. И только мальчишкам кататься верхом на девчонках категорически запрещалось, и все старались это высмеивать. Только, как я уже говорил, мы с Атарой не из тех, кто следует правилам. Думаю, что ничего не случится, если я сяду на нее верхом. Действительно, она не возражала. Исследовать неизвестное место одной страшновато и неинтересно. Я не знал, что это станет первым шагом в исполнении древнего пророчества.
   Я сел ей не спину, и прошли невидимую стену. Я ничего не почувствовал, и ничего не изменилось. Но когда я попытался слезть, то оказалось что это невозможно. Мы вернулись назад, и я легко спрыгнул. Видно в этой части волшебного леса я могу передвигаться только верхом на Атаре. Я снова сел ей на спину.
  - Тебе не тяжело?
  - Нет, ты легкий.
  - Тогда поехали исследовать лес. Если устанешь, то поворачивай назад.
  - Не дождешься!
  Атара всегда была сильной, и всегда принимала вызов. Сначала ничего необычного не происходило. Те же деревья, кусты, травы. Необычным, для нашего королевства, был только способ передвижения. Как уже упоминалось, у нас такие вещи категорически запрещались, но здесь по-другому невозможно. Признаюсь, такой способ мне нравился. Но вскоре безмятежность верховой прогулки по заколдованному лесу была прервана появлением странного и неприятного существа. Что-то похожее на огромную лягушку на задних лапах прыгнуло в нашу сторону. К счастью, я успел выхватить шпагу. Существо было агрессивным, но оно не учло длины оружия. Уверен, что пешком я сумел бы дотянуться, но Атара замешкалась. Мы еще не очень хорошо понимали друг друга. "Лягушке" удалось уйти от удара. Я направил "лошадку" на нее, и вновь наша неопытность помогла врагу спастись. "Лягушка" тоже атаковала, и нам пришлось отступать, по ходу отпугивая ее шпагой. Мы прошли волшебную стену, а лягушка осталась в недоступной части леса. Видно Атара единственная, кто может преодолевать это препятствие. Я слез со своей лошадки, несмотря на то что кататься мне очень понравилось, но ведь надо же дать ей отдохнуть. Атара еле сдерживала слезы. Она считала себя неуклюжей и виноватой в том, что нам пришлось отступить. Как мог, я убеждал ее в том, что она держалась молодцом, и мы обязательно вернемся. Все-таки девочка это не боевая лошадь. Но все же Атара не сдержалась. Я пытался вытереть ее слезы. Мне захотелось взять ее на руки, что я и сделал. Затем принялся целовать заплаканное лицо, шею, плечи. Делал это я ужасно неловко, что неудивительно для восьмилетнего мальчика. Но Атара немного успокоилась. Мы пообещали друг другу быть вместе всю жизнь. В этот миг пение птиц усилилось и зазвучало торжественно. Распустилось множество цветов. Появились даже те, редкие, которые отрываются от земли и переносятся ветром. Они сплелись в венки я легли нам на головы. К нам потянулись ветки и подняли нас вверх. На поляну вышли олень с оленихой, а за ними волк с волчицей. Хищники не обращали внимания на травоядных; прибежали зайцы, а белки прыгнули нам на плечи. Появлялись все новые и новые звери, и парами походили к нам. Мы гладили их, а они лизали нас языками. Лес действительно оказался волшебным, он вместе со всеми своими обитателями поздравлял нас с помолвкой. Так, сами не осознавая, мы сделали второй шаг, для того чтобы выполнить наше предназначение. В то время, мы ничего не слышали о древнем пророчестве и оставались просто счастливыми детьми.
  
  Глава 2. Тренировка
  
   Ласково защекотали солнечные лучи. Пора просыпаться. Надо заняться своей лошадкой, если мы хотим исследовать неизвестную зону леса. Правда, если бы никакой зоны не было, я стал бы искать другой повод оседлать свою подругу. Ей не тяжело, а мне нравиться.
   Наши родители не сильно за нами следили. Мы могли уйти из дома на весь день, и вернуться только к ужину. Что мы будем есть в течении дня никого не волновало. Несмотря на благородное происхождение, наши семьи обеднели, и мы мало чем отличались от детей простолюдинов. Мы ходили в школу, и мне разрешалось носить оружие. В остальном мы вели себя как обыкновенные деревенские дети.
   Лес встретил нас дружелюбно. Казалось, все здесь ждало нас. Атара сняла обувь и пошла босяком по росе. Кто-то очень могущественный, кому подвластны растения и животные покровительствует нам. Можно ничего не бояться. Даже если мы наступим на змею, то она не укусит нас. Но все же мы стараемся избегать змей, укусить не укусит, а обидеться может.
   Мы выбираем звериную тропу для наших тренировок. Сегодня я буду кататься в свое удовольствие. Нам стоит привыкнуть друг к другу. Бег, прыжки через препятствия, резкие повороты и завязанные глаза - все это будет потом. Сегодня только езда прогулочным шагом.
   Я обнимаю Атару сзади за шею, она немного наклоняется, и я сажусь ей на спину. Босоногая девочка идет по утренней росе. Она придерживает мои ноги, так чтоб мне было удобно сидеть. Приятно ехать летним лесом верхом на лучшей подруге. Мы наслаждаемся пение птиц и ароматом цветов. Она идет без устали, и чувствую, как движется ее спина при каждом шаге. Ее дыхание доставляет мне наслаждение. Девчонки дышат не так как мальчишки, и это еще одна причина, по которой кататься на них гораздо интереснее.
   Атара шла очень долго, и, казалось, совсем не устала. Она привыкла к моему весу, и слушалась моих движений коленами. Я мог бы дергать ее за косички, но лучше управлять без помощи рук. В дальнейшем это будет очень важно. Да мне следует научиться держаться одними ногами, не используя ни свои, ни ее руки.
   Мы проголодались, а еды у нас не было. Возвращаться домой не хотелось. Но лес не зря был волшебным. Как по заказу к нам потянулись ветки. На них были спелые яблоки, что само по себе удивительно для июня, да еще и в диком лесу, и другие не известные, но очень вкусные плоды. Наевшись плодов, мы принялись за ягоды. Земляники было так много, что можно было набрать целое лукошко, не сделав ни одного шага. Атара встала на четвереньки, и я сел ей на спину. Я собирал ягоды, и клал ей в рот. Процесс нравился нам обоим.
   После еды нам захотелось поспать. Лежать в высокой траве неудобно, а топтать ее нам не хотелось. Это неблагодарно по отношению к приютившему нас лесу. Мы нашли место, где олень катался по траве, и легли там. Мы уснули обнявшись.
   Я проснулся и почувствовал что-то мягкое, пушистое и теплое рядом с собой. По другую сторону лежала Атара. Лохматое существо оказалось медвежонком. Другой такой же лежал рядом с моей подругой.
  - Какой хорошенький! - воскликнула Атара, принялась его гладить. Я почесал своего за ушами, и медвежата довольно зарычали. На звук прибежала медведица. Я знал, что медведица с медвежатами гораздо опаснее одинокого медведя. Но не в этом лесу, и не для нас. А эту я узнал по светлому пятну на мехе. Она была на нашей помолвке. Медведица принесла дикий мед. Досталось и медвежатам, и нам. Мы перепачкались, и принялись облизывать друг друга. И это тоже нравилось обоим.
   Играя с медвежатами, мы забыли о времени. Пора домой. Если мы не вернемся к ужину, то нас будут искать. Я обнял Атару, и она легко оторвала меня от земли. Я сцепил ноги у нее на животе, и она побежала. Однако было довольно далеко, а бежать с всадником трудно. Атара никогда не жаловалась, но я чувствовал, что она устала. Дальше мы пошли пешком. Дома нас ждал вкусный ужин. Мы легли спать, мечтая о том, как встретимся завтра.
  
  Глава 3. Богиня
  
   Тренировки пора усложнять. Как всегда, инициатором была моя подруга. Она лучше знает свои силы, а я более уравновешенный из нас двоих. Плетка была ее идеей.
  - Со мной ты слишком мягкий, и так я никогда не стану хорошей лошадкой. Ты ведь можешь быть строже, я видела как ты фехтуешь с мальчишками.
  Мы фехтовали специальными тростями. Довольно легкие они не могли травмировать, но их удары были довольно болезненными. Удары поощрялись, и я не стесняясь бил по рукам, ногам и даже по голове свих соперников. Мне тоже доставалось, но редко, так я фехтовал лучше других. Надо сказать спасибо отцу за унаследованные бойцовские инстинкты.
  Когда мне было шесть лет, соседский мальчишка, которому было девять, и он уже два года изучал фехтование, решил самоутвердиться за мой счет. Для девятилетнего напасть на того, кто на три года моложе уже само по себе является очень "смелым" поступком. Я не стал отражать его палку, когда он замахнулся, я ударил его по руке и на отмашке в голову. Его рев был слышен далеко. Однако за жалобы ему еще досталось и дома и в школе.
  Когда я фехтовал в Атарой, то только отражал ее удары, и наносил не сильные уколы. Она это заметила, и требовала более жесткого отношения.
  Я выбрал самую легкую плетку. Повороты Атара уже изучила, она быстро реагировала на движения моих колен. Удар плеткой значил быстрее, легкий удар пяткой в живот - медленнее. Сжатие ребер коленами - стой. Скачки мне нравились, но старался не загонять лошадку. Намного важнее научиться чувствовать друг друга.
   Затем мы учились преодолевать препятствия. Лошадка ловко перепрыгивала лужи. Когда я подумал, что надо прыгать и в высоту, деревья стали подставлять нам ветки, которые Атара ловко перепрыгивала. Обучение продвигалось как нельзя лучше. Однако, прыгая через очередную лужу, Атара поскользнулась, и мы упали в грязь. Упасть в лужу не слишком приятно, но и не страшно, но моя подруга очень расстроилась. Она требовала наказания. Стараясь напустить на себя серьезность, я сказал: "Сейчас ты снимешь одежду и получишь 25 ударов плеткой, затем постираешь в ручье свою одежду и мою, а пока она будет сохнуть, ты будешь катать меня голой. Надеюсь, это отучит тебя падать в лужи, иначе мне придется повторить порку". Она разделась и легла на живот. Мы часто купались вместе, и нагота нас не смущала. А когда тебе восемь лет, то вид обнаженной девочки еще не вызывает сексуальных эмоций. Я наносил не сильные, но и не совсем слабые удары своей подруге, и похоже ей нравился процесс. После порки она выстирала нашу одежду и повесила ее сушиться на ветки. В этом лесу мы могли не бояться за свои вещи. Если даже в него случайно кто-то забредет, и решит украсть наши вещи, то удар лапы наших друзей-медведей навсегда его отучит воровать.
   Кататься в обнаженном виде еще интереснее. Ничего не мешало контакту наших тел. В другом лесу мы могли поцарапаться, но здесь все было дружелюбным.
  
  * * *
  
   Раз в год в нашем городке происходила ярмарка. Купцы привозили новые товары, маги показывали чудеса, устанавливались развлечения для детей, предлагались лакомства, каких мы раньше и не видели. Все деньги, которые давали нам родители, мы старались не тратить, а придержать до ярмарки. Сестра Атары тоже копила деньги на ненужные тряпки. Хотя ей, как старшей, родители давали больше, она решила еще отнять деньги у младшей сестры. Моя подруга не из тех, кто не умеет постоять за себя. После неудачной попытки ее сестра ревела, и орала что Атара хуже мальчишки.
   Ярмарка - самое интересное событие года. Мы рассматривали разные чудеса и диковинки: трубу через которую далекие предметы кажутся близкими, железо, которое притягивает другое железо, порошок, который загорается если его тереть и другое. Возле оружейной лавки я закусил губу. Чего здесь только не было. Настоящее копья, а не самодельные как у меня, луки, стрелы из которых пробивают доспехи, топоры гномьей работы, правда выкованные из обычного железа, а не из мифрила, и, конечно самое разнообразное клинковое оружие. Здесь были и прямые мечи, которые сужаются в сторону острия; ими одинаково удобно и рубить, и колоть, и резать; шпаги с большими гардами, предназначенные преимущественно для колющих ударов; рапиры, только для колющих ударов, зато не с такими хрупкими клинками как шпаги, кривые сабли, для режущих ударов в тесном бою, мечи, расширяющиеся к острию, для рубки, ножи, кинжалы, стилеты. Глаза разбегались. Всех моих сбережений не хватило бы на самый дешевый кинжал. Хорошо, хоть государство обе обеспечивало нас оружием. В семь лет мне вручили шпагу, а когда мне будет четырнадцать, я сдам ее и взамен получу взрослую, как у отца. Еще у меня есть фамильный стилет, который я выпросил, как награду за победу в своем первом турнире по фехтованию. Лук и копье у меня самодельные, также я упражняюсь с топором для рубки дров. Это конечно не гномий топор, но лучше чем ничего.
   Мы развлекались, катались на каруселях и горках, смотрели фейерверки, пробовали новые лакомства. Когда ярмарка заканчивалась, и мы потратили почти все деньги, неожиданно появилось новое лакомство. Что-то из смеси сливок, меда и ягод, замороженное магическим способом. Денег оставалось на 4 порции. Лакомство было очень вкусным, на Атаре оно понравилось еще больше чем мне. Я больше люблю мясо с чесноком и луком. Когда стану магом, то придумаю, как избавляться от их запаха. Я съел только полпорции, а остальное отдал своей подруге. Вскоре я пожалел о таком благородном, на первый взгляд поступке.
   На следующий день Атара лежала дома. Она кашляла и не могла дышать. Настоящий маг мог вылечить бы ее за час, но наши колдуны будут возиться с ней не менее трех дней. Я отправился в лес один, пообещав прийти вечером и рассказать все что интересно.
   Я брел по лесу, думая о своей подруге. Углубившись в свои мысли, я наступил на цветок. Такого красивого цветка я никогда не видел раньше. Но теперь он безнадежно растоптан. Я пытался его поднять и распрямить, но бесполезно. Внезапно, я почувствовал как повеяло силой. Эта сила не шла ни в какое сравнение ни с нашим учителем магии, ни любым другим магом которых, я когда-либо видел. На поляну вышла очень красивая женщина. Ветки и травы расступались перед ней, птицы приветствовали ее пением, а звери торжественно шли за своей хозяйкой. Это была Она. Великая, чье имя нам запрещено произносить.
  - Да, это я.
  Великая читала мои мысли.
  - Сломать легко, а склеить трудно.
  Она протянула руку, и цветок ожил.
  - Итак, сегодня ты один.
  - Да, Великая!
  - Ты любишь кататься верхом на девочке, хотя знаешь что это запрещено!
  Я мог бы сказать, что делал это только для того чтобы исследовать Волшебный Лес, но знал, что мне нравиться сам процесс, и не будь леса, я нашел бы другой способ. Невозможно, да и не стоит пытаться обмануть богиню.
  - Великая, мне действительно нравиться кататься, а ей нравиться катать. Почему нельзя делать то, что нам нравиться.
  - Ищи ответ в моем храме! И не пугайся, мне тоже нравиться кататься.
  Великая улыбнулась, и, как мне показалось, позвала кого-то. Показалось, потому что ее рот был закрыт. Впрочем богиня может отдавать мысленные приказы. На поляне появилось чудесное существо. У него было тело женщины, правда на две головы выше самого высокого из жителей нашего городка, смуглая кожа, лошадиная голова, хотя меньше чем у настоящий лошади, и роскошный лошадиный хвост. На ней не было никакой одежды, а ее фигуре могла бы позавидовать любая женщина. Стройные и крепкие ноги, мощные бедра, узкая талия, не очень большая, но твердая грудь, округлые плечи и сильные, но в то же время не мускулистые, как у воина или кузнеца руки. Я смотрел, разинув рот.
  - Тебе нравиться моя Иппа?, - спросила Великая.
  - Да.
  - Она может менять внешность по собственному желанию. Смотри!
  Иппа уменьшилась в размере, ее хвост пропал, а вместо лошадиной появилась женская голова, карие глаза смотрели чуть насмешливо, губы улыбались, а черные непослушные волосы кудрями рассыпались по плечам. О такой красавице мечтал бы любой мужчина. Дальше ее тело удлинилось, я увидел Кентавра, такого как мы учили, только женского пола. Затем Иппа превратилась в черную лошадь с белыми копытами и белой звездой на лбу. В конце концов она приняла свой первоначальный вид, в каком я увидел ее впервые.
  - Так ей нравиться больше всего, - сказала Богиня, - Садись! - эти слова относились ко мне. Иппа прогнулась, держа спину горизонтально. Я очутился верхом на этом великолепном существе. Сзади села богиня. Иппа легко бежала по лесу. Я наслаждался чудесной скачкой. Тут богиня дала мысленную команду, Иппа увеличилась в размерах и превратилась в кентавра. Процесс превращения проходил настолько плавно, что ничуть не испортил наслаждения поездкой. У Иппы появились крылья. Мы взлетели в воздух. Таких ощущений я никогда раньше не испытывал. Когда мы закончили полет, богиня сказала: "Помни, ищи ответы на вопросы в моем храме!"
  
  Глава 4. Храм
  
   Вечером я отправился к свой подруге, чтобы рассказать ей о встрече с богиней. К моему удивлению и радости, Атара была совершенно здоровой. Услышав мой рассказ, она поведала мне не менее удивительную историю. В то время когда она лежала в постели не в состоянии нормально дышать, стены в доме неожиданно раскрылись и она увидела как вошла очень красивая женщина. По описанию, это была Великая, хотя сложно понять, как она могла быть одновременно со мной и с Атарой в разных местах. Богиня сказала: "твоя миссия слишком важна, а ты слишком дорога мне, чтобы просто лежать и болеть". Великая наклонилась и поцеловала девочку в лоб. В тот же миг жар прошел, и Атара почувствовала себя совершенно здоровой. Сложно сказать сон это был или явь, но раньше я не видел чтобы кто-то так быстро избавлялся от болезни без помощи сильного мага. Здесь же просматривалось вмешательство Высшей силы.
  
  * * *
   Мы решили проверить выносливость лошадки. Атара бежала без устали. Мне нравилось чувствовать под собой ее крепкое тело. От ее прыжков захватывало дух. Увлекшись, я не заметил, что девочка устала. Она же, в силу природного упрямства, не собиралась переходить на шаг. Так продолжалось, пока Атара не упала. Я подставил ноги, и ничего страшного не случилось. Затем, я пнул ее, согласно правилам игры. Девочка дернулась, но не встала. Я помог ей подняться на ноги, и она сделала несколько неуверенных шагов, после которых упала опять. Она не может идти даже без всадника. Мне было неприятно чувствовать, что я загнал свою подругу. Будь я магом, я бы быстро поставил ее на ноги, но я не владел даже искусством игл, в котором так сильны были эльфы, а люди унаследовали небольшую часть их знаний. Но даже этой части хватило бы, чтобы помочь Атаре. Почему в школе учат чему угодно, кроме того что нужно? Я разминал ей ноги и спину, это немного помогало, но идти она все равно не могла. Я посадил Атару себе на спину и понес домой. Было не тяжело, но неудобно, так как она все время сползала. Когда мне надоело ее подбрасывать, я бережно опустил девочку на землю. Затем я присел, просунул голову ей между ног и выпрямился. Нести Атару таким способом было не легче, но намного приятнее. Мне нравилось чувствовать ее вес у себя на плечах, и как ее ноги слега сжимают мою шею. Под платьем у нее ничего не было, в отличии от девчонок постарше, которые носили короткие штаны. С каждым шагом она терлась интимными местами о мою шею, и это мне нравилось, хотя я еще не осознавал почему. Когда она пнула меня, это тоже понравилось, как и ей нравилась плеть. Кроме того, я понял, что она чувствует себя лучше.
  - Я уже могу идти сама. Опусти меня.
  - Но мне нравиться нести тебя, и совсем не тяжело.
  - И мне нравиться.
  Я донес ее до конца леса. Там я поставил ее на землю. Мы обнялись, и несколько раз подняли друг друга на прощание.
  
  * * *
  
   Этот день благоприятен для посещения храмов, провозглашали глашатаи на улицах. Я давно хотел узнать ответы на многие вопросы и поэтому отправился в храм Великой. В храме меня встретил величественный старец. Он излучал огромную внутреннею силу. Увидев меня, он содрогнулся, но быстро овладел собой.
  - Приветствую тебя почтенный настоятель!
  - Приветствую будущего короля! Однако что привело в наш храм разговаривающего с богами, ездящего верхом на способной ходить сквозь миры, губителя Закрытого королевства?
  - Я выполняю волю той, которую нельзя называть, которой служит почтенный настоятель. Однако, что значат имена, которыми меня не называли раньше?
  - Ответы на вопросы будущий король должен найти самостоятельно. Храмовая библиотека здесь.
  
  * * *
  
   Раз в неделю, я посещал храм. Там я узнал много нового, чего не учили в школе.
   Когда наш мир только был создан, им правили Первые или Древние боги. Они постигали мудрость в уединении, и мир был пустым. За многие тысячи лет они ничего не создали, чтобы не нарушить свое уединение. Это не понравилось самому Творцу и он создал Вторых или Старых богов. Активные и воинственные, но еще недостаточно сильные для того чтобы противостоять мудрости Древних, они начали преобразовывать мир. Извергались вулканы, появлялись острова, горы покрывались растительностью, появлялись странные животные, совсем не похожие на тех, которые живут теперь. В это время появился первый народ - Урук Хай. В последствие их назовут орками. Эту историю знали только маги и жрецы. В школе учили другую, а настоящую можно было узнать только в храмах. Но желающих было мало, в храмах большинство интересовали только обряды. После Урук Хай, почти одновременно, появились еще два народа: в лесах - эльфы, которых называют перворожденными, потому что они появились раньше людей, а под землей родились гномы. Эти народы мирно сосуществовали, а шаман орков стал учителем жреца эльфов. Гномы, сидели в своих подземных шахтах и кузницах, и хотя они и мало общались с другими народами, но и ни с кем не враждовали. У каждого народа были свои преимущества и недостатки. Орки, были прямыми, честными, но жестокими, эльфы - утонченными, но заносчивыми и развратными. В золотое время дружбы двух народов, они помогали друг другу преодолеть свои недостатки. Эльфы оказались способными учениками, и кое в чем даже превзошли своих учителей. Многие из этих народов достигли таких высот, что в этом мире им стало тесно, и они переселились в более совершенный мир, в который почти никому из людей нет доступа до сих пор. Об этом мире, даже в храме, почти ничего не известно. Но переселение испортило оба народа. Лучшие ушли, те, которые остались, быстро рассорились и начали войну.
   В то время, когда Древние боги бездействовали, Вторые набирали силу. Война между орками и эльфами стала началом глобальной войны. Древние вступились за орков, а Вторые за эльфов. Гномы продавали оружие, и сражались и на той и другой стороне. Когда Вторые свергли Древних, наступил золотой век мира. Вторые поделили земли между эльфами и орками, чтобы те не враждовали. В то время места хватало на всех. В это время появились люди. В развитии они сильно уступали старшим народам, чем воспользовались эльфы. Прекрасные и могущественные, те казались людям самими богами. Эльфы научили их многому, но люди попали под их влияние. До сих пор в школах учат, что орки это народ зла, и не удивительно, ведь наши учебники - это сильно упрощенные эльфийские. Но в храмах известна истинная история, а многие из эльфов не считают орков народом зла, а некоторые орки помнят их былую дружбу.
   Через некоторое время, когда люди стали сильнее, эльфам удалось спровоцировать конфликт между орками и людьми. Эльфы вступили в войну на стороне своих младших друзей, и два народа одолели бы третий, и уничтожили бы его полностью, если бы не вмешательство Высшей Силы. Старые боги, не уберегли мир, и за это Творец сместил их создав Новых или Третьих богов. Когда наступила война Старых и Новых, и люди, и эльфы, и орки, были вынуждены заключить мир и спрятаться в свои убежища. В это время было создано наше Закрытое королевство. Попасть в него можно только через проходы между мирами, а способных ходить между мирами немного. Только вместе в могущественным магом, способный ходить между мирами может изменить мир. Только среди женщин рождаются способные ходить между мирами, а маги необходимого уровня - только мужчины.
   Существовало древнее пророчество: "Когда разговаривающий с богами оседлает способную ходить между мирами, начнется разрушение Закрытого королевства"
   Поэтому у нас и запрещалось мальчикам ездить верхом на девочках. Создавшие этот закон не понимали, что такие пророчества рано или поздно сбываются.
   В мире правят победители -Новые или Третьи боги. Их семь. Нельзя называть их по именах. Одна из них избрала нас с Атарой. Хозяйка леса, растений и животных, ездит верхом на Иппе, происхождение которой также записано в свитках храмовой библиотеки. Иппа была дочерью одного из низших богов Второго поколения и красавицы кентавриссы. Она родилась обычной девочкой, красивой и сильной, но в целом такой же, как другие девочки. С детства Иппе нравилось катать друзей на себе. Благодаря ее силе, у нее хорошо получалось быть лошадкой. В ее стране, в отличии от Закрытого королевства, мальчикам не запрещалось ездить верхом на девочках. А для богов, даже низших, такие правила вообще не имеют значения. Однако боги, еще больше чем смертные ограничены в своих действиях. Им запрещено нарушать Закон Равновесия. Часто, из-за этого закона, им запрещено напрямую вмешиваться в дела людей, эльфов, гномов и орков, и тогда они избирают исполнителей своей воли. На эту роль люди подходят лучше всех, так как они лучше других поддаются обучению (лучшие из эльфов и орков покинули видимые миры). Поэтому Великая и избрала нас.
   Не все из Старых богов ушли после поражения в войне с Новыми. Многие нашли общий язык с победителями. Иппа же подружилась с Великой и стала ее лошадкой. За это богиня увеличила ее силу и наградила возможностью изменять вид по собственному желанию. Иппа может быть и человеком, и лошадью, и кентавром, и собственно Иппой - единственным в своем роде существом с телом женщины и лошадиной головой и хвостом. Ее мужем может быть и человек, и кентавр и жеребец, а ее дети станут иппами. Пока Иппа не избрала никого. Она весело скачет по лесам под своей подругой-хозяйкой.
  
  Глава 5. Коронация
  
   Наступил новый этап тренировок. Пора моделировать боевую ситуацию. На поляне Волшебного леса мы поставили три соломенных чучела, так что они образовали неправильный треугольник. Инициатором усложнений как всегда была Атара. Требовательная и упрямая, она еще больше чем я любила приключения. Ей не терпелось обследовать неизвестную зону Волшебного леса. Я уже знал, что это коридор между мирами, но знать и обследовать самому - это разные вещи. А для того чтобы обследовать, надо быть готовым к бою.
  Сидя верхом на Атаре, а атаковал чучела по очереди. Резкие повороты, рывки и прыжки у моей подруги уже хорошо получались. Я же всегда прекрасно фехтовал, для мальчика моего возраста, живущего в провинции. Мы настолько привыкли друг к другу, что Атара слушалась меня не хуже чем собственные ноги. Она бросалась в нужную сторону не то что раньше команды, а быстрее чем я осознавал собственное намерение. Мы уже были одним целым. Я решил завязать ей глаза, но ничего не изменилось, как будто она видит моими глазами. Попадись нам эта лягушка теперь!
   Стрельба из лука на скаку давалась труднее. Очень приятно сидеть на закорках у сильной девушки, но стрелять в таком положении трудно. Нет ничего сложного, чтобы высунуться из-за ее спины, Атара крепко меня держит, но как не промахнуться на ходу? Сидя на плечах стрелять удобнее, но и нагрузка на лошадку больше, а ей надо беречь силы. Первый заезд я не попал ни в одно чучело, но на втором смог поразить два. Подруга сказала, что сбросит меня, если я еще раз промахнусь. Она сдержала свое обещание. Я перекувыркнулся на траве, а она подбежала и пнула меня. Когда я промахнулся по ее вине, она получила пинок не хуже. За три попадания я получал призовой заезд любым способом, чем пользовался по полной программе. Впрочем, сам процесс ей тоже нравиться. Так можно облениться и не слезать с нее вообще. До Атары, я изредка катался на мальчишках, по праву победителя. Кататься мне нравилось, но это не шло ни в какое сравнение с ездой верхом на девочке. Катать мальчишек у меня не было ни малейшего желания, но как лучшему фехтовальщику, мне ничего не стоило этого избежать. Другие девчонки меня совершенно не интересовали. Они не шли ни в какое сравнение с Атарой. Они вечно ревут по любому поводу, играют в куклы, а когда становятся старше, их ничего не интересует кроме тряпок. Они мечтают выйти замуж за вельможу побогаче и повлиятельнее, чтобы иметь возможность учувствовать во всех приемах и балах, хвастаться новыми платьями и за глаза обсуждать друг друга. Атара же, смелая до безрассудства и безгранично любящая приключения, была настоящей подругой. В наших походах и исследованиях она была инициатором чаще чем я, и не позволяла мне лениться. Она без колебаний согласилась быть моей лошадкой, как только увидела, что это единственный способ исследовать неизвестную зону леса. Мало того, она усложняла тренировки и требовала наказания за ошибки. Я был ее первым и единственным всадником. Девочкам не запрещалось катать друг друга, но и особо не поощрялось (вдруг кому-то понравится, и она подставит спину мальчику), а близких подруг у Атары не было. Меня же она катала с целью исследовать лес, но потом ей понравилось. Она гордилась собой, и было чем - мало кто из ее одноклассниц мог просто пробежать то расстояние, которое она бежала подо мной. Но только это не значит, что она позволит мне остановиться и не идти в неизвестную зону. Впрочем, от нас это уже не зависело. В игру включились Высшие Силы.
   За несколько дней я научился хорошо стрелять на скаку. Десять кругов подряд, я поражал все три чучела. Стрелять сидя верхом на Атаре, было не сложнее чем на бегу.
  
  * * *
  
   Мы прошли невидимую стену. За ней все было, как и в тот день, когда мы вошли в зону впервые. Тот лес не был ни дружественным, ни враждебным. Мы долго ничего не могли найти. Лягушка появилась внезапно, но и мы уже были другими. Атара развернулась лицом к врагу, тот момент когда лягушка атаковала. Я же одним движением выхватил шпагу и сделал выпад. Лягушка напоролась на оружие, так что клинок прошил ее насквозь. На противные звуки, которые она издала, показался небольшой отряд лягушек. Я успел выстрелить трижды, и враг потерял еще трех бойцов. Лягушки были уже близко, и бросил лук и схватился за шпагу. Атара смело бросилась вперед, и я распорол живот ближайшему врагу, затем на отмашке ударил в глаз еще одну. Четверо оставшихся бросились в разные стороны. Я успел подобрать лук и сбить еще одну. Трое врагов скрылись из глаз, и мы не смогли найти "дверь", сквозь какую они попали в свой мир. Гордые своей победой, мы отправились обратно.
   Как только мы вернулись в свой мир и очутились в Волшебном лесу, нас встретила богиня ехавшая верхом на Иппе. "Поздравляю вас с первой победой!", - сказала Великая и спешилась. Я последовал ее примеру.
  - Преклоните колени!- велела богиня.
  Мы исполнили ее приказ. Великая возложила корону из веток и цветов на мою голову. Корона стала невидимой и не мешала, но я понял, что снять ее не удастся.
  - Встань король Киррам!
  Раньше меня не называли этим именем (Киррам значит "разрушающий стены"). Это имя дала мне богиня, и впредь меня будут называть именно так. Вторая корона легла на голову моей подруги.
  - Встань королева Атара!
  Мы приняли короны, и с этого момента на нас легла ответственность за судьбу Закрытого королевства, и как я подозревал не только его.
  - А теперь скачки, - сказала богиня и оседлала Иппу. Я сел верхом на Атару, и мы понеслись за ними. Нельзя было не восхищаться моей подругой - она безошибочно повторяла все трюки божественной лошадки. Затем богиня предложила поменяться. Я немного волновался, все-таки Великая весит больше чем я. Но ей конечно же виднее. Я сидел верхом на Иппе, держась за ее гриву. Она поддерживала руками мои ноги. Трудно представить, что существует лошадка лучше чем Атара, но на то Иппа и божество. Она не разговаривала, но я многое понял. Иппа катает только того, кого хочет. Она знала все секреты верховой езды и учила меня им. Учила без единого слова, но я чувствовал, что всаднику так удобнее, а лошадке легче. Для Иппы это, конечно, не имело значения, но для Атары - важно. Иппа катала меня и на закорках, и на плечах, и на четвереньках, и держа спину горизонтально. Наслаждение от езды на божественной лошадке, как и секреты, нельзя передать словами, это надо почувствовать. Тем временем богиня обучала Атару. Результат я почувствовал, как только мы обменялись обратно. Атара - единственная кто может сравниться с Иппой. Затем богиня остановила Иппу, и мы остановились рядом с ней. Ветки потянулись к Великой и сформировали что-то похожее на трон. Богиня села на него, и ветки подняли ее вверх.
  - Катайтесь, - сказала Великая.
  Иппа присела, и Атара взобралась ей на плечи. Я же сел на спину божественной лошадки, и она легко повезла нас двоих. Я сжимал ногами бока Иппы, а руками держал ноги Атары. Лицом я упирался ей в спину. Ипппа поддерживала мои ноги. Скачка нравилась всем троим. Наигравшись таким способом, Иппа предложила поменять позу. Она молчала, но, тем не менее, мы все поняли. Иппа прогнулась, держа спину горизонтально, и подставила сильные руки вместо стремян. Она даже не шелохнулась когда Атара поставила ногу ей на руку. Девочка села Иппе на спину, а за ней сел я. Иппа бежала так как будто на ней не было двух всадников. Она не задевала ни одной ветки и не растоптала ни одного цветка. Я сцепил ноги на животе лошадки, а руками обнимал свою подругу. Иппа отвезла нас к богине и превратилась в кентавра. Великая села сзади нас, и мы понеслись. На скаку у Иппы появились крылья, и мы взлетели. Я уже летал, а для Атары это был первый опыт. Но девочка ни капли не испугалась - она наслаждалась полетом. Сегодня мы заслужили награду, и Иппа с удовольствием покатала нас.
  
  * * *
  
   Наша жизнь резко изменилась. Нас освободили от школы. Из столицы приехали лучшие учителя. Нас стали учить тому, о чем я мечтал. Оказалось, что я очень ошибался, считая себя хорошим фехтовальщиком. Но с лучшим учителем королевства я рос очень быстро. Да и фехтовали мы двумя клинками сразу. Мне привезли все виды оружия, даже те, которых не было на ярмарке, правда, все оружие было детским. Атара училась вместе со мной. Ей очень нравилось, но ее оружием была алебарда. Лучший маг учил меня контролировать сознание и составлять заклятия, черпать силы стихий и привлекать к себе нужных людей. У Атары не было способностей к магии, что не удивительно, еще никто не имел дара ходить сквозь миры и способностей к магии, иначе маг и лошадка не были бы нужны друг другу. Зато она научилась лечить при помощи игл. Некоторые дни посвящались Лесу, в котором мы встречались с богиней. Вместе с Иппой она продолжала учить нас верховой езде. А в тренировках сражения верхом нам помогали слуги богини. Обезьяны фехтовали не хуже моего учителя, время соломенных чучел давно прошло. Жизнь стала труднее, но интереснее. Мы готовились принять королевство.
  
  Конец первой части
  
  Часть вторая
  
  Прошло больше 25-ти лет. Наши герои выросли. Возможно, об их молодости напишу отдельную книгу.
  Глава 6. Война
  
  Корону я принял в 14 лет, сразу после того как получил "взрослую" шпагу. В день моего четырнадцатилетия невидимая стена, окружающая королевство рухнула. Мы с Атарой были к этому причастны, но она должна была рухнуть рано или поздно. Нас избрали боги.
  Старый король отрекся от престола и назначил меня своим приемником. Почти сразу после коронации началась война. Первыми напали приграничные орки. Я не считал народ Урук Хай своими врагами, но после войны Новых и Старых богов, они были ущемлены, и, при первой же возможности бросились отвоевывать когда-то принадлежащие им территории. Забрав свое, орки пошли дальше и напали на Закрытое королевство. У старого короля были неплохие генералы, но беда в том, что они были такие же старые, как и он. Возглавить армию пришлось лично. Атара, будучи королевой, сражалась рядом со мной. Ее алебарда, без промаха, разила тех, кто был вне зоны досягаемости моих клинков. Я же не подпускал к ней никого на расстояние удара орочьим ятаганом. То, что мы давно чувствовали друг друга, увеличивало наши силы. Со временем, я использовал эту особенность для того чтобы усилить своих драконов. Но тогда у нас не было ни драконов, ни обезьян, ни других животных. Богиня не могла нам помочь ни прямым вмешательством, ни отправив на помощь своих слуг. В первом бою мы победили именно благодаря хорошему чувству друг друга. Четыре глаза и четыре руки лучше двух. Сколько бы ни было врагов, в каждый конкретный момент, против нас был только один. Воины бросились за королем и королевой и опрокинули орков.
  Король не должен лично возглавлять все атаки. Но не зря лучшие маги учили меня привлекать нужных людей. Вскоре появился он. С целью найти полевых командиров я устроил турнир для воинов. От результатов турнира зависела их карьера. Кто-то станет десятником, кто-то выше. Не каждый хороший боец может стать выдающимся командиром, но полевой командир обязан хорошо владеть оружием. В пешем бою разрешалось сражаться любым оружием, и большинство предпочитало клинковое. Меч рубит хуже топора, но благодаря своей универсальности, дает больше возможностей. Не удивительно что воин, вооруженный топором, побеждающий соперников одного за другим, привлек всеобщее внимание. Он победил лучших меченосцев, затем победил нескольких соперников сразу. Воина звали Тунгар. Его родители были знатного рода и занимали высокие посты в небольшом королевстве. Это королевство соседствовало с землями гномов, и король решил заключить союз с древним народом. Недоверчивые гномы потребовали в заложники мальчика если не королевской крови, то хотя бы сына приближенных к короне. Этим мальчиком стал Тунгар. Он вырос среди гномов и стал не заложником, а другом. Быть другом гномов не только большая честь, но и большая выгода. Раньше гномы торговали мифриловым оружием и доспехами. Мифриловое оружие рубило любое другое, а доспехи, не смотря на свою легкость, выдерживали любые удары. Мифрил стоил очень дорого, но все же его можно было купить. Затем гномы решили, что мифрил может быть использован против них. Тогда они провели ужасный обряд. Триста гномов-добровольцев - огромное число для самого малочисленного народа нашего мира, принесли себя в жертву. Из мифрила они выковали огромную чашу, которую наполнили кровью этих героев. Потом чашу перековали на оружие и доспехи. Благодаря сложным заклинаниям, мифрил вволю напился крови гномов, и больше не будет ее пить никогда. Он не будет также служить врагам гномов. Мифриловое оружие и доспехи невозможно купить или добыть в бою, они служат только гномам и их друзьям. Тунгару гномы подарили доспехи и топор - знак высшей дружбы. Если Тунгару понадобится помощь, то на его сторону встанут все гномы. Все несколько тысяч. Многие королевства людей, эльфов или орков могли бы выставить армии в десятки, а некоторые и сотни тысяч, но гномов было очень мало. Гномов мужского пола рождалось в два раза больше чем женского, в их семьях был только один ребенок, а многие гномы так и не вступали в брак.
  Тунгар организовал пехоту по образцу гномьего строя. Он обучил их владеть длинными топорами, и прикрывать друг друга. Такой строй выдерживал любые атаки, и его опрокинули только раз. Я хорошо помню тот бой. Устоять перед разъяренными носорогами невозможно. Когда Тунгар упал, меня охватила паника. Даже мифриловые доспехи не спасут от копыт носорога. Человек не выдержит его вес. Но не зря меня учили лучшие маги, за долю мгновения я довел панику до максимума, сжал ее в шар, и швырнул в носорога. Тот завертелся на месте и сбил своего соседа. Я продолжал работать, и носороги стали драться между собой. Напряжение отняло у меня все силы, но Тунгар поднялся и восстановил строй. За спасение друга гномов я получил бесценный дар - два мифриловых меча. За мирфриловые доспехи для Атары, я заплатил бы любые деньги, но купить их было невозможно.
  
  * * *
  
  Двадцать лет беспрерывных войн. Двадцать лет походов, крови, горящих деревень. Я не выдержал бы этого, не будь со мной моей подруги. Мое королевство увеличилось почти в 10 раз, но это не радовало. Гораздо счастливее я был в детстве, когда скакал по лесу верхом на лучшей подруге. Она и сейчас рядом со мной. Моя лошадка, моя королева, моя жена, моя любовь. Без нее я бы не выдержал напряжения бесконечной войны. Особенно тяжело было в первый период, когда гибли люди. Больно смотреть, как боевые товарищи превращаются в кровавые куски мяса и не иметь возможности им помочь. Но чем дальше, тем сильнее уменьшалась доля людей в моей армии. Монстры были эффективнее, кроме того, их было не так жалко. Из древних костей я вырастил существа, которые давно вымерли. Вскоре носорогам противостояли анкилозавры. Огромные, покрытые костяной броней, с тяжелым молотом на хвосте, они сметали все на своем пути. Но монстры были слишком тупыми, и я создал отдельный мозг, который управлял их действиями. Для каждого вида монстров был свой мозг, которым управлял я. Это требовало огромного напряжения, зато победы доставались почти без потерь. После боя я уставал гораздо больше, чем в те времена, когда сам водил в атаку своих воинов. Атара уносила меня в палатку, которая стала нашим домом.
  В небе у меня тоже было преимущество. Я долго составлял заклятия, которые помогли двум драконам стать одним целым. Я выбирал их еще детьми - мальчика и девочку, и помогал им стать единым целым как мы с Атарой. Выросло целое поколение драконов, из которого пара моих легко побеждала пять вражеских. В каждый момент боя, они вдвоем оказывались против одного, не зависимо от количества врагов.
  Редкий день без боя. Я гляжу на свою жену. Она чувствует мои намерения и поворачивается спиной. Я любуюсь ее стройными и крепкими ногами, мощным задом, и сильными, но округлыми руками. Это заметно, несмотря на платье. Я обнимаю ее за шею, и она отрывает меня от земли. Мои руки лежат у нее на груди, а ноги обхватывают поясницу. Хорошо, что не надо блокировать сексуальные эмоции. Я чувствую, как перекатываются ее мышцы, и расширяется грудная клетка при дыхании. Все это возбуждает, мой член упирается ей в спину. Атара несет меня в палатку, там мы продолжим без лишних глаз.
  
  * * *
  
  Второй этап войны постепенно переходит в третий. Моя армия - непобедима. Я подчинил все государства, кроме тех, во главе которых стояли маги. У нас свои законы. Маг обязан чтить Кодекс иначе он не только потеряет силу, но и обретет ужасное посмертие по сравнению с которым самое страшное посмертие обычного человека всего лишь легкий дискомфорт. Согласно Кодексу, маг не имеет права отказать в поединке другому магу. Этим пользуются те, чьи армии слабее. Чем дольше идет война, тем чаще меня вызывают. Поединок проводится на нейтральной территории - в коридоре между мирами. Маги вооружены парным клинковым оружием, но не пользуются доспехами. Каждый сражается верхом на своей лошадке. Применять магию запрещается. Маг не имеет права атаковать лошадку, зато последняя может атаковать как свою соперницу, так мага. Коснувшись земли, маг погибает, так же он уязвим для обычного оружия. Оружие у магов должно быть если не равным, то хотя бы сопоставимым. Одна сторона не имеет права пользоваться оружием без согласия другой. Поэтому существует четыре одинаковых меча, которыми пользуются маги во время поединков, если они не пришли к согласию.
  Я не могу отказаться от вызова, да и не хочу. Несмотря на то, что моя армия сильнее, я рад возможности сохранить жизнь своим воинам. Мой соперник не крупнее меня. В мире, где я учился военному делу, система мер и весов развита лучше. По их меркам он весит 75 кг. Его лошадка, довольно крупная, она потянет на все 80 кг. Я немного тяжелее Атары, но с ее больше чем двадцатилетним опытом, это не имеет значения. Враг фехтует неплохо, но и ничего особенного, за несколько минут, я полностью расшифровал его манеру. Теперь он не опасен, но не стоит бросаться в опрометчивую атаку. Его лошадка гораздо хуже. Она не слабее, но хуже управляема, и устанет быстрее. Атара умеет экономить силы, и она изматывает свою соперницу. Уставшая вражеская лошадка не успевает вовремя повернуться, и ее хозяин получает смертельный удар. Бой выигран без жертв и без риска.
  Одного я не учел. Еще один враждебный король-маг успел подойти вместе со своей армией. Еще один вызов. Это не честно вызывать меня сразу после боя в то время когда его лошадка свежая. Но формально он не нарушил кодекс.
  Силы Атары не безграничны. Я пытаюсь сразу покончить с врагом, но он хорошо защищается. Его атаки не опасны, но пробить его сложно. Теперь он пытается измотать Атару. Если бы мы были в равных условиях! Атара шатается, она устала и еле держится на ногах. Он видит это и бросается в атаку. Такую атаку можно отбить только на полной сил лошадке. В последний момент Атара резко отпрыгивает в сторону. Нельзя ею не восхищаться. Уверенным движением я перерезаю открытое горло врага.
  Атара вывозит меня из коридора между мирами. Она очень устала, но готова нести меня в палатку. Моя жена никогда не жалуется и никогда не отступает. Я чувствую, что она, как в детстве, вот-вот упадет. Приходится приводить ее в порядок при помощи магии. После нескольких несложных движений и заклятий она снова прекрасно себя чувствует. Бодрая и отдохнувшая лошадка хочет везти меня дальше. Я отказываюсь, потому что ей нужен полноценный отдых. Редкие магические вливания - полезны. Но бодрость после них - временное явление, необходим отдых. В противном случае года за два они сожгут любой организм. Я знаю, что она слишком упряма, а времени спорить нет.
  - Спать! - командую я, пристально глядя ей в глаза.
  Атара роняет голову на грудь и засыпает. Я беру ее на руки и несу в платку. После заклятия сна она не проснется раньше чем через 10 часов.
  Надо что-то делать. Атара готова умереть подо мной, и, даже мертвой, она вынесет меня с поля боя. Но этого допустить нельзя, в тоже время нельзя отказаться от поединка. Кодекс - не совершенен. Я отправляюсь в Волшебный лес. Возможно, богиня будет так добра что даст мне совет.
  Вскоре появилась Великая верхом на Иппе, которая держала спину горизонтально. Богиня не скрывала свою прекрасную фигуру, и не носила лишнюю одежду. Ее стройные ноги соблазнительно выглядывали из-под короткого платья. Еле прикрытая грудь, открытые плечи и руки делают ее очень привлекательной. Иппа же вообще не носит одежду.
  - Садись сзади! - командует богиня, - не бойся, Иппа гораздо сильнее обычной лошади, не говоря о человеке.
  Я собираюсь блокировать сексуальные эмоции. Богиня верхом на Иппе уже возбуждают, а если я еще и сяду сзади...
  - Не надо, у меня есть средство получше! - Богиня читает мои мысли.
  Я снова становлюсь восьмилетним мальчиком. Мое тело не меняется в отличие от сознания, и теперь, я могу сидеть верхом на Иппе, обнимая богиню. Я наслаждаюсь скачкой, как в детстве.
  - Один! - командует богиня, и прыгает на ветки. Те заботливо подхватывают свою госпожу.
  Я катаюсь на закорках у Иппы. Кажется, она не чувствует усталости. Человек не может бежать с такой скоростью даже без всадника. Лошадь тоже. Только гепард может сравниться с Иппой, но он бежит один. Неопытный всадник давно упал бы. Но даже меня Иппа крепко держит за ноги. Мои ноги сжимают бока этого чудесного существа. Я чувствую как перекатываются сильные мышцы. Мои руки лежат у нее на груди, но сейчас это не имеет значения. Жаль что нельзя использовать Иппу в бою. Даже низшие боги не имеют права прямо вмешиваться в дела людей. Их сковывает Закон Равновесия.
  В сознание раздается голос Иппы: "Найди еще одну лошадку! Тогда Атара отдохнет". Как я не догадался раньше? Конечно, лошадки - большая редкость, но должна же найтись хоть одна в таком огромном королевстве!
  
  Глава 7. Орчанка
  
  Нравы в королевстве изменились. Мальчикам уже не запрещалось кататься верхом на девочках. Мало того это стало модным, и взрослые стали подражать детям. Раз король катается верхом на королеве, то это надо делать каждому кто хочет понравиться королю. Естественно, я не издавал никаких указов, но всегда находятся подхалимы, которые пытаются угадать желания власти и использовать их в своих целях. Мужья ездили верхом на женах, браться на сестрах, и даже в школах, то что раньше запрещалось теперь поощрялось. Я хотел совсем не этого. Первыми стали кататься мальчики-всадники верхом на девочках-лошадках. Эти мне нравились. Подозреваю, что в детстве мы с Атарой были не единственными нарушителями закона, просто наши браться и сестры по духу это скрывали. Затем к ним присоединилась протестная категория. Этим сам процесс был не особо интересным, но им нравилось идти против традиций. Затем катающихся стало большинство, но я всегда мог выделить настоящих лошадок и всадников.
  
  * * *
  
  Наступило перемирье, и я организовал турнир. Целью мероприятия было найти другую лошадку. В то же время народу нужны праздники и зрелища. Ограничений по полу лошадок и всадников не было, но подавляющее большинство всадников были мужчинами, а лошадок женщинами. В отдельных видах всадник и лошадка менялись ролями.
  Первым видом были соревнования грузовых лошадок. Каждая должна была провезти на себе дистанцию в 5 м (около семи мужских шагов, не все привыкли к новой системе) как можно больший вес. Очень неудобно везти больше троих всадников, но их вес постоянно возрастал. Победила плотная и мускулистая лошадка, весившая около 75 кг (вес лошадки не имел значения). Всадники же вместе весили 462 кг. Ее можно было бы использовать для переброски воинов, но, к сожалению, она не умела ходить между мирами. В конном бою победил учитель борьбы, приехавший верхом на своей сестре. Девушке было меньше двадцати лет, да и весила она меньше 60 кг, но она вместе со своим всадником без особого труда могла поднять пару соперников. Слаженностью действий учителя и его сестры можно было только восхищаться - у них получались все броски, как будто боролся один человек. Соревнования по бегу на короткие и на длинные дистанции тоже были зрелищными. Верхом на каждой победительнице я проезжал круг почета. Девушки, на которых ездил верхом король, становились самыми завидными невестами. К сожалению, ни одна из участниц турнира не умела ходить между мирами. Неужели умение притягивать нужных людей дало сбой?
  
  * * *
  
  Перемирие длилось недолго. Орки снова восстали. Этот воинственный народ не мог жить в мире. Какая то маленькая деревня. Для ее усмирения хватило небольшого отряда. Орки сильнее людей, но их медлительность и отсутствие гибкости всегда приводили к поражению в бою с нашими воинами. Они уступали как один на один, так и в битве одинаковых отрядов. Правда, уступали только воинам, а в отличие от людей каждый орк был воином. Побежденных следовало наказать, чтоб другим было не повадно. Не люблю излишней жестокости, но деревню следует сжечь, а всех орков уничтожить. Это поможет предотвратить жестокость в будущем. Орки мужественно приняли свою судьбу. Они проиграли, а значит не достойны жить, и победитель имеет полное право делать с ними все что захочет. Самые достойные погибли в бою. Я хотел отдать приказ к истреблению, но тут, магическим зрением, увидел молодую орчанку. Она была способна ходить сквозь миры! Высокая, широкоплечая, с короткими кривыми ногами, настолько кривыми, что это было заметно несмотря на шаровары, полным отсутствием груди, она, как и все орки была настоящей уродиной по человеческим меркам. Медная кожа и косые глаза, не мешали многим из наших женщин быть красавицами, но это не касалось орчанок. Ее образ дополняли торчащие клыки. Однако орчанка напоминала игрушку, которую нарочно хотели сделать страшной, а получилась забавной. Ее звали Танга. Я пообещал старейшинам пощадить деревню, если Танга поклянется быть моей лошадкой. В ее глазах отразилась радость. Орки всегда готовы пожертвовать собой ради народа. Теперь она станет настоящей героиней. Танга поклялась, и старейшины поклялись больше не восставать. Об этой деревне можно позабыть. Больше она не будет меня беспокоить. Орки неохотно дают слово, но если дают, то скорее умрут, чем его нарушат.
  Мой вес не составлял никаких проблем для сильной Танги. Но на этом ее сильные стороны заканчивались. Медлительная и неловкая, она не слушалась команд. Будь подо мной женщина, я давно сломал бы ей ребра, но орчанку приходилось так сжимать только для того, чтоб она хоть что-то почувствовала. Поворачивалась она очень медленно. С Атарой я давно забыл необходимость команд - она читала мои мысли, а Танге приходилось делать все в несколько раз сильнее чем женщине. Что б хоть как-то ее расшевелить я пользовался самой тяжелой плетью. К концу тренировки на Танге не было живого места. Побои орчанка сносила покорно. Ей и в голову не приходило что можно по-другому обращаться с рабами и пленными. Как я узнал позже, плеть, которую я использовал, орки считают детской, и наказывают ей школьников за плохую успеваемость.
  После тренировки я велел Танге раздеться. Оказалось, что это гораздо страшнее побоев. Для орчанки страшный позор раздеться перед мужчиной. Даже со своими мужьями они спариваются одетыми и в темноте. Этим орки сильно отличаются от своих врагов эльфов. Эльфийка может раздеться перед целой армией, и гордо пройтись, наслаждаясь восхищенными взглядами воинов. Дополнительно унижать пленницу мне не хотелось. Я объяснил, что по нашим законам обнаженная женщина не должна стесняться мужа, врача и мага. То, что я объяснил, а не приказал, неожиданно подействовало, и Танга, хотя и нехотя, но разделась. Я провел рукой над ее ранами, и они затянулись. Теперь во взгляде Танги к ненависти добавилось восхищение.
  Вечером уставший, я лежал в палатке с Атарой.
  - Зачем ты мучаешь орчанку?
  -Она единственная кроме тебя и Иппы умеет ходить между мирами. Два боя подряд - слишком много даже для тебя. Иппа же не может помочь мне, не нарушая Закон Равновесия. Приходится тренировать орчанку, хотя я предпочел бы женщину.
  Я давно чувствовал опасность. Танга поклялась быть моей лошадкой, но она не клялась не пытаться меня убить. Наивная орчанка не знала, что чувствую ее шаги, что могу парализовать ее в любую минуту, и легко отклонить брошенный нож в сторону при помощи мысли.
  Танга появилась у входа.
  - Господин! Если бы ты сказал мне, что госпоже нужна помощь, то я служила бы гораздо лучше.
  - Прости Танга, я еще плохо знаю обычаи великого народа Урук Хай.
  - Я хотела ...
  - Убить меня. Я знаю, это не противоречит твоей клятве. И еще я знаю, что ты уже не хочешь этого.
  - Я буду служить тебе господин.
  - Я верю тебе Танга, а сейчас можешь отдыхать.
  
  
  Танга очень старалась, но по-прежнему все получалось плохо. Как и раньше я использовал плеть, а затем лечил пленницу. Орчанка раздевалась неохотно, но, по крайней мере, понимала, что я не пытаюсь унизить ее. К сожалению, брать ее в бой пока невозможно.
  Мы с Атарой отправились в волшебный лес, в котором я сделал нас восьмилетними. Я оседлал свою подругу и с наслаждением помчался по лесу. В бою я блокировал сексуальные эмоции, они бы сильно мешали, а с лесу я возвращал нас в детство, как научила богиня. Без этого каждая поездка заканчивалась бы сексом. Лес был нашим храмом, и хотя секс в нем и не был бы кощунством, но я знал что еще не время. Именно в этом лесу, мы зачнем своего первенца, но это будет позже. Маги хорошо чувствуют такие вещи.
  На встречу нам выехала богиня верхом на Иппе. Великая предложила поменяться лошадками. Верхом на Иппе я понял что творится что-то неладное. Божественная лошадка вела себя так как будто ее оседлали впервые. Иппа не слушалась команд, а сидеть на ней было неудобно. Я старался, но ничего не получалось.
  - Учись! - услышал я голос Иппы в своем сознании. Она умела разговаривать и вслух и мысленно, но учить предпочитала без слов. Иппа учила меня управлять орчанкой. Анатомия людей и орков отличается, и соответственно управлять орчаной надо не так как женщиной. Без помощи Иппы я бы не догадался, движения всадника отличаются очень сильно. Когда я приобрел навыки езды на орках, Иппа в поощрение покатала меня так как обычно.
  Уроки не прошли даром, и Танга стала сносной лошадкой. В скорости она не могла тягаться с человеком, зато можно было использовать ее силу. И случай скоро представился.
  
  * * *
  
  Маг-соперник далеко не самый сильный, и можно попробовать Тангу. Его лошадка, высокая и сильная, тяжелее чем он сам. Но Танга все равно сильнее. Для меня выгоден ближний бой. В любом случае орчанка медлительнее, и маневры не в мою пользу. В ближнем же бою мы можем просто сбить с ног вражескую пару. Мы столкнулись, и тут Танга преподнесла мне сюрприз. Несмотря на то, что я наслышан о верности и жестокости орков, такой поворот событий стал полной неожиданностью. Танга вцепилась зубами в горло своей соперницы. Острые клыки разорвали артерию, и нас забрызгало кровью. Я увидел ужас, отразившийся в глазах мага. Мой удар был лишним.
  Танга получила боевое крещение. Поблагодарив орчанку за хорошую работу, я попросил ее в следующий раз кусать мага, а не лошадку, на что она с радостью согласилась.
  Глава 8. Злой маг
  
  В далеком западном королевстве правил один король. Ему повезло с соседями: он был единственным чьи земли граничили с королевствами эльфов и бескрайней степью. В степи жили дикие кочевники. На эльфов они не нападали, так как боялись их магии и не умели воевать в лесах. Эльфы тоже не трогали ни кочевников, ни западного короля. Единственное что было ценным у кочевников - это их кони. Западный король сумел убедить этот народ что гораздо выгоднее торговать чем воевать. Король покупал лошадей, а взамен продавал все остальное. Он был единственным, кто продавал лошадей кочевников, поэтому ставил очень высокие цены. Искусные в мастерстве эльфы, используя богатый лесной ресурс, освоили производство колесниц, а так как король был их единственным соседом, то весь товар продавали ему. Так благодаря положению монополиста король разбогател. Но этого было мало. Он начал следить что производят в других королевствах и что хорошо продается. Он решил наладить производство всего что дорого продается, не заботясь при этом ни о том что у него нет собственного сырья, ни традиций, ни квалифицированных рабочих. Он не думал о том что для того чтобы наладить производство нужно время, и, как правило, когда он его запускал цены на товар уже падали. Тогда он бросал его на произвол судьбы, и начинал новый бессмысленный проект. Первым делом он сам начал выпускать колесницы, и этим испортил отношения с эльфами. Лес приходилось импортировать, и себестоимость его колесниц была выше импортных эльфийских. Качество же было несравнимо хуже. Спасала только монополия на лошадей, но все доходы съедали новые проекты.
  В неурожайный год в стране начался голод. Вместо того чтобы закрыть убыточные проекты, а деньги от продажи лошадей использовать для закупки продовольствия король открыл еще несколько новых направлений. В то время народ голодал. Король мог бы выступить перед народом лично, но он испугался и отправил трех министров. Те не справились с заданием. Тогда король нанял мага. Тот хвастался что был главным министром в многих королевствах и привел их от развала к процветанию. Никто не задал естественный вопрос: "почему же он оттуда ушел, если он такой хороший министр?". Да и никто не удосужился проверить информацию, сказанную магом.
  Когда Феллий (так звали мага) вступил в должность главного министра, он выступил перед народом. Первым делом он уменьшил и без того низкие зарплаты, это на фоне растущих цен и обесценивания национальной валюты. Суть его речи сводилась к тому что народ ничто, а он все. Жить становилось все хуже. Вместо того чтобы отстоять традиции, которые сдерживали людей от массовой иммиграции, король отстоял свои дурацкие проекты. Традиции значили много, но Феллий уничтожил все хорошее. Люди стали массово разбегаться, и в стране стало некому работать.
  Моя империя расширялась на запад. Человеческий ресурс не менее ценен чем другие, и я принял беженцев. Феллий был слабым магом и слабым воином. Несмотря на это он считал что ему все позволено. Ему не нравилось что я принимаю беженцев, и он отправил письмо с угрозами. Я не собирался терпеть угрозы от какого-то выскочки. На следующий день пятая часть моей армии (более чем достаточно) подошла к границе Западного королевства. Армия Феллия была в три раза меньше. Народ его ненавидел, так что у мага не было шансов. Ему ничего не оставалось, как вызвать меня на поединок. Он рассчитывал на свои длинные руки. Я смеялся, когда прочитал его мысли. Взломать защиту от сканирования мозга этой посредственности мне ничего не стоило.
  Я хорошо знал своего врага, если слово враг можно применить к такому ничтожеству. Фехтует он плохо, думая что высокий рост это залог победы. Опыта боев с другими магами у него нет. Лошадка у него уже третья. Первую он велел запороть до смерти за то что она упала под ним. Феллия не волновало, что ей тяжело под более чем девяностокилограммовым всадником. Второй он велел отрубить руку, которую она держала как стремя и не удержала его ногу. Лошадки - большая редкость, с таким отношением к бесценному ресурсу неудивительно что Феллий ни в чем не преуспел и нигде не задержался.
  
  * * *
  
  Я не стал тревожить Атару. Для такого соперника как Феллий Танги более чем достаточно. Да и были определенные планы, для которых способности орчанки очень кстати. Лошадка Феллия невысокая (около 164 см), с крепкими ногами, широкими бедрами и мощным задом. Она узкая в плечах, что хорошо заметно на фоне массивной нижней части, но ее руки довольно сильные. Слабая лошадка просто не выдержала бы такого всадника. С первых же ударов Феллий стал атаковать Тангу. Глупец в своей самоуверенности не понимал что значит для мага нарушить Кодекс. Маги могут не считаться с законами людей, но за нарушение собственных с них спросят гораздо строже. Он еще и применяет заклинание, полагая что это защитит его от кары за нарушение Кодекса. А ведь любые магические действия во время боя запрещены. Феллий не знает что он уже потерял силу.
  Однако то, что маг нарушил Кодекс, усложняет мою задачу. Феллий не настолько умеет фехтовать, чтобы мне было сложно защитить Тангу, но теперь придется брать его живым. Если маг нарушает Кодекс, то другой маг должен наказать его с максимальной жестокостью. Тогда если нарушитель раскается в своих поступках, то у него появиться шанс родиться обычным человеком, иначе его ждет ужасное посмертие. Но если другой маг не выполнит свою обязанность, то ему придется ответить за то что он лишил последнего шанса своего коллегу.
  Мы сблизились, и Танга зубами вцепилась в ногу Феллия. Тот взвыл и выпустил оружие. Такие ничтожества не умеют терпеть боль. Я ударил его рукояткой меча в голову.
  - Вынеси его живым, - крикнул я его лошадке, - он не заслуживает смерти в бою.
  Лошадка с радостью согласилась. Большинство магов накладывают заклинание на своих лошадок. В случае смерти мага лошадка умирает вместе с ним. Я не сомневался, что Феллий использовал это заклинание.
  
  * * *
  
  Лошадку звали Ларна. Сидеть верхом на ней было удобно, но не настолько как ожидалось исходя из ее фигуры. От ее широких бедер и узкой талии я ожидал большего. Невысокий рост позволял легко запрыгивать на нее. Подо мной ей было гораздо легче чем под Феллием, и я объездил Ларну довольно быстро. Она хорошо слушалась команд, уверенно держалась на ногах, и была достаточно выносливой. Такой лошадки вполне достаточно в бою против среднего мага. С тремя лошадками я мог ничего не бояться. Кроме того, в путешествие между мирами, я мог взять еще двух воинов. Это очень пригодится для их обучения.
  
  * * *
  
  Вокруг специально подготовленной площадки стояли воины Феллия. Они, как и народ безоговорочно признали мою власть. Раздача продуктов сделала свое дело. Теперь воины ждали публичного унижения своего ненавистного бывшего министра.
  Обнаженный Феллий полз на четвереньках. Верхом на нем ехала Ларна. Танга шла рядом и хлестала бывшего мага кнутом. Это был настоящий орочьий кнут. Каждый удар рассекал кожу и мясо. Танга позвала добровольцев. Из воинов откликнувшихся на призыв, орчанка выбрала двух самых тяжелых, и велела им сесть позади Ларны. Рост Феллия позволял везти трех всадников. Бывший маг упал под своей ношей, но кнут Танги заставил его подняться. Следующий удар погнал его на площадку, и Феллий взвыл, площадка была покрыта битым стеклом. Кнут гнал его дальше. Стекло вгрызалось в колени и ладони бывшего мага. Ларна раздала воинам иглы, и те с наслаждением вонзали их в его тело. Танга гнала Феллия по площадке. Бесцветное стекло постепенно становилось красным. Орчанка тщательно проверяла качество покраски площадки. Когда все стекло покраснело Танга отпустила воинов.
  В моей армии были воины из завоеванных народов. Не то чтоб они были мне сильно нужны, но это был знак покорности. В одном из них мужчин влекло исключительно к мужчинам. Женщины использовались только для продления рода. Для удовлетворения своих потребностей использовали рабов и пленных. Здесь же они страдали так как я запретил издевательства над пленниками и мирным населением. Именно воинам из этого народа я отдал то что осталось от Феллия после поездки. Измученные воздержанием, они набросились на подарок. По крикам бывшего мага, я понял, что они хорошо проводят время.
  Маги, даже бывшие, живучи. Под утро я забрал Феллия и посадил его на цепь в подвале небольшого дома. Низкий подвал не позволял бывшему магу встать во весь рост, а маленькие размеры - лечь и распрямиться. По стенам маленькими струйками стекала вода, и он сможет слизывать ее языком. Наличие заноз сделает это занятие гораздо интереснее. Заколдованная цепь задушит пленника, если кто-то попытается его освободить. У Феллия есть вода, а без еды он сможет прожить достаточно долго. При желании ему хватит времени подумать о своих проступках и раскаяться. Возможно, он даже родиться обычным человеком. Я сделал все что мог для его спасения.
  Глава 9. Прозрение
  
  Наступило перемирие. Никто не решился выступить против столь могущественного мага, де еще и владеющего тремя лошадками. Моя империя не имела равных, моя армия и по размеру и по уровню подготовки превосходила любую другую, и не было другого мага сопоставимой с моей силы. Все государства были моими вассалами либо союзниками. Вызывало подозрение то, что магическая сила далась мне подозрительно легко. Многие маги пользовались теми же методами, но их результаты были гораздо скромнее. Не было бы ничего удивительного, если бы Новые боги поддерживали меня в полной мере, но Великая помогала мне только советами. Это все что она могла сделать не нарушив Закон Равновесия. Тем не менее, я чувствовал что кто-то очень могущественный противостоит мне. Я сканировал пласты реальности, пытаясь найти излучение силы, но каждый раз, когда находил источник силы сопоставимой с моей, натыкался на кого-то из Новых богов. Где же затаился неведомый враг?
  Впрочем, сейчас можно немного расслабиться. Мне не нужна была империя и власть. Пришлось покориться воле богов и принять на себя это бремя. Но сейчас можно вернуться в детство, и кататься верхом на лучшей подруге (которая стала моей женой) по волшебному лесу.
  Лето уже закончилось, а осень еще не наступила. Прекрасное время года. Жара спала, деревья дарили плоды, животные выросли и набрали вес. Благоухали травы, и прыгали кузнечики. Летали бабочки и стрекозы, пели птицы и падали желуди. Шелест листьев отличался от весеннего, но по-прежнему радовал слух. Подо мной крепкая спина Атары, я обнимаю ее за шею и чувствую каждый шаг. Запах ее волос смешивается с ароматом трав, и возвращается ощущение счастья, такого, какое испытывал только в детстве. Атара чувствует то же самое. Наши эмоции усиливают друг друга.
  
  * * *
  
  Внезапно эльфы, ставшие моими соседями, погрузились на корабли и отправились только им известными путями в поисках нового мира. Лучшая часть эльфов, как и орков, достигнув определенного уровня, постоянно переселялась в более совершенный мир. Но здесь все было по-другому. Эти перворожденные, были далеки от совершенства. Их уход напоминал бегство, как будто они потерпели сокрушительное поражение в войне. Войны в этой реальности не было. Я искал то измерение где происходила война, но это было все равно что искать неизвестную опечатку в одной из книг огромной библиотеки. Если бы эльфы обратились ко мне за помощью, то найти место где происходила война и помочь им не составило бы для меня труда. Но они этого не сделали. Может богиня сможет мне подсказать?
  
  * * *
  
  Босые ноги Атары ступают по мягкой траве, я как обычно сижу на закорках подруги. Но мы отправились в волшебный лес не ради собственного удовольствия, а для того чтобы встретиться с богиней. Великая выехала нам на встречу верхом на Иппе. Время было не властно на этим великолепным существом. Все те же округлые плечи, полные руки, упругая грудь, плоский живот, упругие ягодицы и стройные крепкие ноги. За период больше чем 25 лет Иппа ничуть не изменилась.
  - Я знаю что тебя беспокоит, сказала Великая, - но и сама не знаю кто противостоит тебе и почему ушли эльфы. Ты должен пройти мой лабиринт. Он не даст тебе ответов на вопросы, но подскажет как действовать. А сейчас покатаемся!
  Мы поменялись лошадками и понеслись наперегонки. Я скачу на божественной лошадке. Еще ни один всадник не удостаивался такой чести. Я чувствую, как перекатываются мощные мышцы. То, что Иппа не пользуется одеждой, усиливает ощущения. Мои руки лежат у нее на груди, хорошо, что я вернулся в восьмилетний возраст, иначе просто не выдержал бы такой скачки. Атара с Великой на спине не отстает, и я горжусь своей лошадкой. Затем Иппа прогибает спину горизонтально, и мы садимся на нее втроем. Иппа бежит, ни капли не напрягаясь, но нам не хватает места, и Иппа превращается в кентавра. Поездка заканчивается полетом, как в счастливые времена детства.
  Лабиринт
  
  О лабиринтах в древних хрониках я читал много ужасного. Каждый из семи Новых богов владеет собственным лабиринтом. Прошедший лабиринт получает в награду то что ему очень нужно, независимо осознает он это или нет. Но пройти лабиринт возможно только тогда, когда владелец лабиринта этого хочет. Но и в этом случае пройти его очень трудно. Прошедший все семь лабиринтов свергнет Новых богов. Но в хрониках упоминалось только три человека, каждый из которых, в свое время, прошел один лабиринт. Представители других рас, даже и не пытались совершить этот подвиг. Высшие эльфы и орки в этом не нуждались, а низшие не могли.
  Первые шаги уже даются тяжело. Чувствуется внешнее сопротивление, а пройти лабиринт необходимо до конца, обратного пути нет. Сопротивление раздражает, а идти становится все труднее. В лабиринте нельзя использовать ни оружие, ни магию. Лабиринт не повторяется. Невозможно рассказать что ждет впереди. Даже если кто-то прошел лабиринт, пройти второй раз не легче, потому что дорога полностью изменится. Возможно, лабиринт зависит от состояния того, кто идет по нему. Но это только предположение. Погода резко портится. Встречный ветер и дождь усложняют задачу. Спрятаться негде, а остановиться нельзя. Каждый шаг труднее предыдущего. Дождь хлещет по лицу, промокшая одежда охлаждает тело, от ветра конечности теряют чувствительность. Погода ужасная, но ведь кому-то нужен и дождь и ветер. После этой мысли ветер разогнал тучи и притих. Мне показалось, что Великая подтвердила мое мнение: "И дождь, и ветер - нужны". Но идти было по-прежнему тяжело. Грязь липнет к ногам, и каждый шаг дается с трудом. Какое-то существо, размером с крысу, бросилось мне под ноги. Я споткнулся и чуть не упал. Только его здесь не хватало. Я пнул его так, что существо визжа, взлетело в воздух. В этот миг ветки малины спутали мои ноги. И я упал в грязь. Дикая боль пронзила тело. Какая-то неизвестная трава, как клинки прорастала сквозь меня. От боли можно было сойти с ума, но ни одна рана не была смертельной. Маги живучи, но вырваться было не возможно. "А ведь этой "крысе" тоже было больно!", подумал я, и трава исчезла, а раны затянулись. Выглянуло солнце, и я оказался на поляне дружественного леса. В сознание звучал голос Великой: "Другим тоже больно!" Дальше идти было легко. Деревья расступались, птицы пели, семейство оленей не спеша, шло впереди, как будто указывало путь. Я вышел к небольшому, но очень красивому озеру. Я взглянул в спокойную гладь воды и увидел странную картину. Сражались две армии. В обеих были прекрасные воины. Они дрались храбро и умело, а умирали без стона и сожаления. Сложно сказать какие герои мне понравились больше. Картина сменилась другой. Варвары жгли мирное селение. Беззащитные жертвы испытывали боль и страдания, и казалось, что они излучают что-то ужасное. Огромное Нечто поглощало это излучение и становилось все больше. Снова битва. Огромные армии, в которых сражаются не только люди, но и монстры. Одна армия побеждает, другая отчаянно сопротивляется, оттягивая поражение. Потери с обеих сторон. И снова излучение, и снова ужасное Нечто. Оно достигло небывалых размеров, и поглотило и победителей, и побежденных. Затем Нечто поглотило селение и варваров, затем две армии героев, затем города, страны, леса, моря и горы, в конце концов Новых богов. Ужасная картина исчезла, и я снова смотрел на спокойную гладь. Снова звучал голос богини: "Ты прошел лабиринт. Представь место, куда хочешь попасть, и когда твои мысли отобразятся в озере, прыгай в него!" Я очутился в волшебном лесу, где и ждала меня Великая.
  - Я тоже озабочена последним видением, но пока ничего не могу объяснить. Но ты скоро поймешь все - лабиринт начнет действовать. А сейчас Иппа отвезет тебя домой. Знать о ее существовании позволяется только тебе и Атаре, поэтому я покрою Иппу пологом невнимательности. Все увидят обычную женщину, так что Иппе не придется выходить из любимого состояния, но никто не обратит на нее внимания, и никто о ней не вспомнит. Помощь Иппы была как нельзя кстати, я валился с ног от усталости. Не смотря на это, я блокировал сексуальные эмоции, так как никакая усталость не воспрепятствовала б сильному возбуждению от езды верхом на Иппе.
  
  * * *
  
  У меня есть три лошадки. С Атарой не сравнится никто из представителей разумных рас, она непобедима и почти ни в чем не уступает самой Иппе. Две другие нужны только для того, чтобы иногда дать Атаре возможность отдохнуть. Когда у меня будут ученики, а они нужны, надо же поставить кого-то во главе вассальных королевств, то, возможно, я одолжу им Тангу и Ларну для обучения. Но только одолжу, потому что каждый маг должен найти лошадку самостоятельно, и только в том случае если Танга и Ларна согласятся. Интересно кто из них лучше? С одной стороны Танга гораздо сильнее и клыки дают ей неоспоримое преимущество в ближнем бою. С другой стороны Ларна не из слабых, она была лошадкой тяжелого Феллия, и ее силы более чем достаточно для одного всадника. Если пришлось бы везти трех и более, то сила Танги сыграла бы роль. Ларна быстрее, и ею легче управлять. Держа дистанцию опытный всадник, с длинными мечами, победит соперника едущего верхом на медлительной и неповоротливой Танге. В то же время Ларна боится клыков, и это отрицательно сказывается на ее действиях. Они примерно равны. Все зависит от всадника. Если всадник успокоит Ларну и удержит дистанцию, то он победит. Если другой всадник сумеет без потерь пойти на сближение, то клыки Танги принесут ему победу. Лошадки не одинаковы, но сопоставимы, как рапира и ятаган. Рапира может только колоть, и не выдержит удар ятагана, но ее инерция гораздо меньше, и ею легче управлять. Для разрушительного воздействия рапиры надо приложить гораздо меньше усилий, зато точность требуется гораздо выше. И только очень опытный фехтовальщик, взяв в руки незнакомое клинковое оружие, сразу почувствует его баланс, определит эффективные способы поражения и группы мышц которыми управляется оружие. Рапира управляется кистью, меч предплечьем, двуручный меч - ногами и тазом. Но все-таки клыки - оружие. С другой стороны это часть тела, а о частях тела ничего не сказано в Кодексе, в то время как использование оружия лошадками запрещается. Об орках в Кодексе тоже ничего не сказано. Когда Совет Магов составил его, еще не существовало орчанки-лошадки. Танга - единственная. А сейчас Совета Магов не существует. Его надо создать, но у меня своих хлопот хватает. Да и не видел я достойных среди своих коллег. Членом Совета может стать могущественный маг, зрелого возраста, не замаранный властью и не ищущий ее. Когда придет время, боги восстановят Совет.
  Среди эльфиек было много способных ходить между мирами. Но хрупкие перворожденные красавицы не могли возить взрослых мужчин. И даже ребенка, весившего в полтора раза меньше взрослой эльфийки, везти для нее было все равно что для женщины везти мужчину в полтора раза тяжелее. Люди были посредине между эльфами и орками. И эта золотая середина создала лошадок. Поэтому Кодекс был разработан для них. Хотя одна эльфийка была способна везти взрослого всадника. Почему-то эльфы вычеркнули ее из своих хроник, упоминание о ней было только в наших старых и не отредактированных книгах.
  Лабиринт подействовал, и я увидел схему человека, орка и эльфа. Они были очень похожи, но имелись определенные различия. Если подкорректировать человека, то можно увеличить его силу и вырастить клыки, можно сделать орка ловким и гибким, а быстрому эльфу дать силу орка. И надо лишь немного подкорректировать схему. Мало того, можно каждого научить ходить между мирами. И все это мне под силу. Но этого делать нельзя - нарушится Закон Равновесия. Внезапно я понял в чем дело. Кто-то очень могущественный нарушил Закон Равновесия. И боги избрали нас с Атарой чтобы противостоять ему. Именно Закон дал мне такую силу. Теперь я не сомневался в скорой встрече с главным врагом. Этот бой станет для меня последним, независимо от результата. В случае победы, я стану обычным магом, так сверх сила уже не нужна - некого уравновешивать.
  
  Глава 10. Последний бой.
  
  Лошадки начали скучать. Я знал что следующий бой станет последним, а для того чтобы иметь в нем хоть какие-то шансы надо выехать верхом на Атаре. Мы много тренировались, и на Тангу и Ларну у меня просто не было времени. Если Танга выиграла подо мной два боя, то Ларна даже ни разу не поучаствовала и уже не имела шансов.
  Спокойное время быстро закончилось. Через неизвестный портал на территорию бывшего королевства эльфов перебрасывалась огромная армия. С подобной мне никогда не приходилось сталкиваться. Чтобы встретить ее придется мобилизовать все силы. Тунгар спешно собирал людей и орков служивших в моей армии. Гномы прислали 500 отборных воинов. Я знал, как трудно самому малочисленному народу собрать такой отряд, и даже не обращался к подземным жителям. Несмотря на то, что гномы были отличными воинами, они не смогут решить исход сражения, даже если все, включая женщин и детей, возьмутся за оружие. Если бы Тунгар обратился к ним за помощью, то так бы и случилось. Я с благодарностью принял гномов и отдал их в распоряжение Тунгара. Подземные жители хорошо вписались в людские отряды вооруженные и обученные по гномьему образцу. Именно эти отборные части примут на себя главный удар пока не подойдут на помощь монстры. Самых рослых и сильных орков Тунгар вооружил шипастыми цепами. Их цель - расшатать вражеский строй, в который юркнут маленькие и ловкие люди, вооруженные короткими мечами и стилетами. В тесном бою они проявят себя лучше всего. Конница состояла из наемных степняков, а элитные части из рыцарей-кентавров. Еще были разумные медведи, закованные в доспехи, вооруженные шипастыми кастетами, более эффективными чем когти. Шестипалые обезьяны стреляли из луков и арбалетов и обслуживали метательные машины. На них лежала огромная ответственность - защитить армию от атак с воздуха, если мои драконы не успеют прилететь вовремя. Огромная вражеская армия тоже состояла из людей, орков, разумных животных и монстров. У них не было гномов, но зато были горные тролли. Этих существ я не использовал из-за их тупости и недисциплинированности. Тунгар должен сдержать первый удар. Я спешно призывал монстров из их миров и занимался расконсервированием мозгов созданных для управления монстрами. Драконы успели прийти на помощь, до того как вражеская армия подошла к моим границам. Тунгар выстроил линию обороны. Осталось дождаться телепортации анкилозавров и мелких рапторов.
  Я вызвал Тунгара к себе. Опытный главнокомандующий доложил обстановку. Мы готовы принять бой. Когда Тунгар выходил из моей платки он столкнулся с Ларной.
  - Простите, господин главнокомандующий, что я толкнула Вас, - сказала Ларна, и взяла его на руки.
  Конечно, Тунгар даже не пошатнулся от толчка женщины. Только раз я видел, как его сбили с ног, и это был носорог, а не человек. Но Ларне Тунгар приглянулся, и она решила воспользоваться своими возможностями. Главнокомандующий решил не расстраивать девушку, и разрешил взять себя на руки.
  - Разрешите отнести Вас в Вашу палатку.
  - Для меня большая честь воспользоваться услугами лошадки, на которой ездил сам король.
  После этого случая Ларна попросилась на передовую. Я не возражал. Тунгару пригодится лошадка, умеющая ходить между мирами.
  Моя армия в сборе и даже монстры готовы к бою. Надо узнать, откуда приходят враги, и оценить их армию. Хайдер - мой лучший разведчик пришел сам, не дожидаясь, когда я его вызову.
  - Господин, я смогу оценить армию врага, но надо проверить мир, из которого они прибыли. Возможно, часть армии находиться там. Разрешите мне воспользоваться Тангой.
  Хайдер покраснел. Я посмотрел на него. А ведь разведчик любит кататься. Несмотря на это, я никогда не видел его верхом на женщине. Он занимает далеко не последний пост в государстве, и тысячи девушек, и даже замужних женщин подставили бы ему спину при малейшем намеке. Но он ни разу не воспользовался своим положением.
  - Такая разведка действительно необходима. Но Танга поклялась служить мне лошадкой, и я не могу приказать ей быть лошадкой кому-то другому. Решать ей. Если Танга не возражает - бери ее.
  - Я не возражаю.
  Лицо Танги озарилось, а глаза заблестели. В этот миг никто не замечал ее уродства, с такой любовью она смотрела на Хайдера, он смотрел на нее так же. Как бережно Танга поставила ему спину, и как осторожно Хайдер сел на нее верхом. А ведь Танга, не напрягаясь, может везти троих всадников его веса. Впрочем так и будет. Я увил их судьбы. У них будут два мальчика, и даже когда они вырастут, Танга с удовольствием будет катать на себе всю семью.
  Я не стал блокировать сексуальные эмоции этим счастливым. Им не придется драться, а со сбором и анализом информации Хайдер справится. Я мог видеть его глазами, и, при необходимости считывать выводы, которые он делал лучше других.
  Танга везла Хайдера обычным миром. Он мог бы идти пешком, но они не хотели отказывать друг другу в удовольствие. Хайдер отлично управлял, при том что он не знал анатомии орков, и никто специально не учил его управлять орчанкой. Танга не казалась ни неловкой, ни медлительной. Любовь преображает и людей и орков. Рассудком Хайдер осознавал уродливость Танги, но для него не было никого лучше ни в каком мире. Да и Танга преобразилась. В ее движениях, улыбке, взглядах проявлялась женственность. Ее душа пела. От любви она сияла, и многим казалась привлекательной и сексуальной, несмотря на явное уродство. Наверное, многие из тех, кто увидел бы их в этот момент, захотели бы покататься на Танге и завидовали бы Хайдеру. Но видел их только я, и радовался что появилась еще одна пара, чувствующая родство душ, как и мы с Атарой. Сильное тело Танги возбуждало Хайдера. Она бережно поставила своего господина на землю и опустилась перед ним на колени. Танга сняла с него одежду и взяла руками стоящий член. Она обнажила головку и коснулась ее языком. О таком разврате целомудренные орки не могли и подумать. Для их антагонистов-эльфов это было обычным явлением. Не было ничего необычного ни в том, чтобы женщине орально удовлетворить мужчину, ни мужчине женщину, ни в однополых контактах. Причем гетеросексуальные отношения не исключали гомосексуальные и наоборот. Орки же занимались сексом только после брака, только с одним партнером и только в темноте. Но любовь меняет все. Танга взяла член Хайдера в рот, затем забросила его ноги себе на плечи и подняла его. Хайдер сцепил ноги у Танги на груди, а руками ласкал ее волосы. Сильными руками Танга сжимала его ягодицы, и слегка подбрасывала его вверх в такт движениям. Клыки ничуть не мешали ей сосать. Когда он кончил, Танга сглотнула все до последней капли и аккуратно вылизала ему член. Затем орчанка встала на четвереньки, приглашая Хайдера сесть ей на спину. Он забросли ноги ей на спину, а руками взялся за жесткие черные волосы. Танга принялась целовать его ступни. Затем Хайдер сцепил ноги у нее под животом, и Танга повезла его вперед. Хайдер уловил просящий взгляд, и, поколебавшись, слегка ударил орчанку. Она благодарно улыбнулась и поползла быстрее. Рывок за волосы заставил ее остановиться. Хайдер стянул с нее шаровары и вошел в томящуюся от желания Тангу. Она ничем не отличалась от обычной влюбленной женщины.
  Несколько часов ничего не решали. Они отыграют их, используя способность орчанки ходить между мирами. И Хайдер и Танга давно заслужили награду, и хорошо, что они сняли стресс перед трудным заданием.
  
  * * *
  
  - У них больше драконов, но наши лучше взаимодействуют между собой. В целом наша армия больше, даже учитывая ту часть, которая осталась в резерве в другом мире. Наши люди лучше подготовлены, и, им некого противопоставить анкилозаврам. С другой стороны их оборотни опасны тем, что могут менять облик. Надо поставить магов для охраны каждого мозга. Они наверняка попытаются повредить их, а без мозга монстры станут неуправляемыми.
  - Я знаю, Хайдер, и уже поставил магов. Мы победили бы в этой битве, но битвы не будет. Я понял смысл третьего знака в лабиринте. Слишком много жертв и слишком много боли. Это усилит Пожирателя, и он проглотит весь мир. Ни я, ни даже Новые боги не смогут остановить его. Я вызову вражеского мага. Тунгар уже получил необходимые распоряжения. Ты же все знаешь сам. Ты не будешь пытаться отнять у него власть и вредить ему. И конечно позаботишься о Танге. Для этого не нужны распоряжения.
  
  * * *
  
  Я ждал этого. Вражеский верховный маг вызывает меня на переговоры. Мне не терпится познакомиться с ним, и думаю, что ему тоже.
  
  * * *
  
  - Приветствую Сына Равновесия!
  - Приветствую Мага Тьмы!
  Я оглядел своего Врага. Несмотря на маленький рост, маг был грозным противником в бою. Это видел каждый мало-мальски подготовленный воин. Уверенный взгляд, ловкие движения, сильные, хотя и не очень объемные мышцы, все говорило о том, что такого противника следует избегать. Вместе с тем в нем сочеталась обаятельность и властность, и, я хорошо понимал, почему за ним пошло столько людей. Его глаза отражали первозданную тьму. Я никогда не считал тьму злом. Как сказано в одной из книг: "Тьма - это свобода ограниченная только собственной совестью". Но тьма опасна. Слишком много ответственности приходится брать на себя, а людям свойственно ошибаться. К своему Врагу я испытывал только уважение. Я видел его цель - избавить людей от влияния эльфов. Вполне достойная цель. Люди выросли, а время эльфов прошло. Их место в высшем мире. Тех, кто остались можно назвать недоучками. Темный достиг своей цели, но для этого совсем не обязательно было изгонять перворожденных. Если идущий по пути тьмы совершит ошибку, то Равновесие создаст достойную силу чтобы остановить его. Боги избрали нас, но это не гарантирует победы. Если победит Темный, то появится новый "Сын Равновесия" чтобы остановить его. Темный тоже знал о Пожирателе, и не мог допустить столкновения наших армий. Это не было проявлением трусости или признанием того, что моя армия сильнее. Он просто был слишком сильным магом, чтобы не понять того, что массовая гибель такого огромного количества живых существ неслыханно усилит Пожирателя. Мы не могли сразиться и магическим способом. Столкновение магов такой силы, хоть и не разрушит мир, устоявший в войне Вторых и Третьих богов, но уничтожит большинство живого. Оставался только поединок.
  
  * * *
  
  Подо мной Атара - лучшая лошадка в мире за исключением Иппы. На ком выедет Темный? Красота его лошадки поражала. Бездонные голубые глаза, светлые кудри и острые уши выдавали ее принадлежность к древней расе. Та самая эльфийка. Вот почему ее имя было вычеркнуто из всех древних хроник. Она служила гонителю своего народа. Она любила своего хозяина, и он любил ее. Изгнавший всех эльфов отдал бы свою жизнь ради одной из них. Но только это невозможно. Без всяких заклятий эльфийка умрет после гибели своего всадника.
  С таким противником мне еще не приходилось сталкиваться. Его стремительные и изощренные атаки почти достигали цели. Несколько раз меня спасало чудо. Пришлось уйти в глухую оборону, и не было никакой возможности высвободиться, не говоря уже о попытках атаковать. Хорошо что Атара не уступала в ловкости и скорости эльфийке. Она была единственным человеком, для кого это было возможно.
  Первый натиск схлынул, и бой выровнялся. Я по-прежнему не смог причинить вреда врагу, но и его атаки были отбиты. По меркам эльфов лошадка Темного очень сильная, но Атара все равно сильнее. Я резал дистанцию, с целью толкнуть врага. Эльфийка ударила Атару ногой в колено, но та успела убрать свою ногу, и попыталась подсечь опорную ногу сопернице. Та успела перенести вес на другую ногу, и ни одна лошадка не достигла цели. В это время я ударил Темного рукояткой меня в лицо, но он успел уклонится, и увеличивая дистанцию, рубануть меня по диагонали. С другой лошадкой это невозможно, но Атара повернулась вокруг оси, и я ударил с разворота. Мой меч снес бы голову Темного, но эльфийка присела, и клинок просвистел в воздухе. Вторым мечем, я отклонил клинок Темного, направленный в мое горло.
  Вскоре я заметил, что Темный, несмотря на отлично подготовленную левую руку, больше пользуется правой, в то время как для меня, движения обеих рук - одинаково естественны. Атара читала мои мысли, и старалась зайти к Темному слева. Эти маневры утомляли эльфийку. Темный знал, что она устанет раньше, и поэтому вложил все что мог в первый натиск. Эльфийка двигалась все хуже и хуже, только любовь заставляла ее держаться на ногах. Темный бросился в отчаянную атаку. Так действовать можно только на свежей лошадке, но исход боя был уже предрешен. Атара ушла в сторону, и мне осталось только подставить меч. Он вошел в тело Темного по самую рукоятку. Вторым мечем я постарался защититься от возможных ударов. Но Темный не предпринял ничего, боясь задеть Атару.
  Эльфийка упала. Она отдала все силы своему повелителю. Они родятся обычным мальчиком и девочкой, встретятся и полюбят друг друга. Еще несколько жизней они будут свободны от ответственности за судьбу мира.
  
  * * *
  
  Война закончилась. Остатки эльфов вернулись на свои земли. Все равно через несколько поколений исчезнут и эльфы и орки. Оказалось что и те, и другие могут вступать в брак с людьми. Способные к эволюции представители древних народов жили отшельниками и постепенно переходили в Высший мир, а остальные растворятся среди людей.
  
  * * *
  
  Сильное тело Атары, движения ее мышц возбуждают. Впервые в Волшебном лесу я не блокирую сексуальные эмоции и не возвращаюсь в детство. Я сжимаю ногами бока лошадки, и чувствую ее дыхание. Она подбрасывает меня вверх, возбуждение нарастает, я спрыгиваю и вхожу в нее сзади.
  
  * * *
  
  Легкая прогулка. Богиня верхом на Иппе и я верхом на Атаре, используя момент. Ведь скоро придется на время отказаться от катания. Интересно кто же станет избранником Иппы? Богиня читает мои мысли.
  - Иппе сложно найти достойного избранника. Среди мелких богов, равных ей по происхождению, нет достойных. Они плохо проявили себя в нашей войне со Вторыми. А ее избранник станет праотцем расы Ипп. Он должен быть королевской крови.
  - Неужели?
  - Нет, но очень близко. Ваш первенец будет великим королем и великим магом, а его потомок пройдет все семь лабиринтов.
  От мысли о лабиринте меня передернуло.
  - Как это может случиться? Ведь лабиринт невозможно пройти без помощи бога, которому он принадлежит. А прошедший все семь, свергнет Новых богов.
  - Свергнет - очень громко сказано. На самом деле примет дела. Править миром утомительно, и ты в этом скоро убедишься. Мне тоже хочется побыть маленькой девочкой.
  - Вперед! - Богиня шлепнула Иппу, и та побежала. За ними понеслись мы с Атарой. Скачка доставляла удовольствие всем четырем участникам.
  - Так кто же станет избранником Иппы? - Напомнил я когда мы перешли на шаг.
  - Ваш средний сын. С детства он будет проявлять интерес к моему храму. А когда вырастет, я сделаю его настоятелем в Волшебном лесу. Ведь это настоящий храм, а тот создан только для того, чтобы облегчить доступ ко мне людям, которые не умеют чувствовать лес. Он станет бессмертным. Его дочери будут Иппами, а сыновья Иппосами. Но раса будет наследоваться по матери. Иппос тоже способен ходить между мирами, и оставаться в любом на столько, на сколько захочет. Дочери Иппоса и женщины внешне будут обычными, но лошадками по духу. Моя Иппа будет принадлежать только мужу, а я изберу новую лошадку из их потомства.
  - Сколько у нас будет детей?
  - Три сына. Младший найдет себе лошадку и уедет в тот мир, в котором ты обучался военному делу. Там они и останутся.
  - Мне тоже чем-то нравится этот мир.
  - Все это будет позже, а сейчас вперед! - И богиня снова шлепнула довольную Иппу.
  
  Конец
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"