Найт Норма: другие произведения.

Феномен хищника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 3.68*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантастический боевик.


Норма НАЙТ

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ФЕНОМЕН

ХИЩНИКА

  
  
  
  
  
  

2010

ПРОЛОГ

  
  
   -Здаров, Диксон! Сто лет тебя не видел.
   Подняв голову, Виктор глянул на шагавшего к его столику полноватого, но жизнерадостного подполковника.
   Сергей, бывший сослуживец по Северам...
   Поставив кружки, уселся напротив, лицо расплылось в довольной улыбке.
   -Ну, как твоё ничего?
   -Как в сказке, - хмуро отозвался Виктор. -Чем дальше, тем смешнее. А ты всё поёшь? -Тыльной стороной ладони он вытер усы.
   С некоторых пор это перестало считаться зазорным, но всё-таки майор Диканов не позволял себе в форме посещать пивбар. И не любил, когда так поступали другие.
   Сергей за раз осушил полкружки светлого. Что-то явно распирало его изнутри, подмывало поделиться.
   -На днях новую тачку взял. BMW-525, трёхлетка. Бензин, два с половиной литра, АБС, коробка-автомат, все навороты. Цвет бордовый металлик, кожаный салон.
   -Поздравляю, - они чокнулись кружками. -Жена к машине не ревнует? - ухмыльнулся Виктор, зная нелёгкий нрав Сергеевой "половины".
   -Не, - визави прикончил первую ёмкость пива, и тут же принялся за вторую. -А вот сын плешь проедает. Дай, папа, покататься, да дай покататься...
   -Понятно дело. С такой красавицей любая девка его. - В тоне майора сквозанула ирония.
   -А ты не завидуй, Диксон, не надо. Кто ж тебе не даёт телегой обзавестись.
   -Я не завидую, друже...
   Коротко стриженая, круглая как у кота, голова Виктора дёрнулась влево-вправо.
   -Разведён, сын, по примеру папаши, болтается чёрт знает где, на другой стороне планеты. Зачем мне одному такие дорогие игрушки? Влезать в кредитное ярмо чисто ради понтов - вроде, не по годам.
   Собеседник отодвинул вторую кружку, закурил. Румяное лицо сделалось серьёзным.
   -Нда, может ты и прав. - Он глубоко затянулся дымом, выпустил далеко в сторону сизую струю. -Зачем...
   Помолчав, сорокашестилетний подполковник вспомнил молодость. Присягу, которую они давали Великой Державе, первый боевой опыт на южных границах, как говорили тогда "за речкой".
   -Но ведь жить-то надо... А прошлого не вернуть, ушло оно, Диксон, навсегда ушло, нравится нам это или нет!
   Потянувшись за своими, товарищ тоже запалил "палочку здоровья". Скосил глаз на огонёк зажигалки.
   -Ушло. Это факт. Это ты прав.
   За спиной Сергея в бар вошли новые посетители - несколько парней в возрасте его сына. Шумные, ярко и дорого одетые, местами пропирсингованные, уже немного навеселе. Совсем непохожие на юношей семидесятых годов прошлого века.
   -Глянешь на них - и понимаешь: ушло, - майор Диканов кивнул на молодёжь, и одногодок согласился.
   -Если многие из нас стали сейчас циниками, то эти будто такими родились.
   Чуть только докурив сигарету до середины, Виктор затушил её в пепельнице, сплюснув в гармошку.
   -Зато не станут терять годы на поиски себя.
   -Факт, они уже всё нашли... Потребл.ди...
   "А ведь так можно сказать и обо мне", - подумал Сергей, и пиво вдруг показалось прокисшим. "Защитник Отечества... И где оно теперь, наше Отечество? Бля, вечно этот Диксон настроение портит..."
   Физиономия подполковника помрачнела.
   -Ладно, пошли-ка через дорогу! Должен же я проставиться по случаю покупки...
  
   Ранние сумерки осени давно окутали промозглый город, с чёрного неба оседала мелкая водяная взвесь. Ноябрь есть ноябрь. Колонны иномарок с включёнными фарами бампер к бамперу медленно позли по проспекту. Подземный переход в этом месте временно закрыли - ремонт. Пришлось ждать, пока на перекрестке сменит цвет светофор.
   Наконец, автомобильное стадо послушно замерло перед красным глазом, и заждавшиеся пешеходы высыпали на "зебру", торопясь достичь противоположного берега. Друзья не мешкали тоже - как вдруг слева, из-за поворота, с визгом покрышек вывернуло широкое приземистое авто. Бешено сигналя, ринулось прямо на людей, с проклятьями прыгающих в разные стороны. Едва увернувшись от сверкающего ксеноновыми фарами бампера, Виктор дёрнул Сергея за руку, в последнее мгновение вытащил из-под колёс.
   Злость перехватила горло. Ухватив подвернувшуюся пустую бутылку, майор запустил её вслед уносящемуся хулигану. Попал! Разом побелело, покрылось сеткой трещин заднее стекло. Завизжали тормоза, спортивная "хонда" прижалась к бордюру, дружно хлопнули дверцы. Две рослые фигуры бегом кинулись назад, к переходу.
   Офицеры плечом к плечу шагнули навстречу.
   Бейсбольная бита стукнулась об асфальт, откатилась в сторону, остановившись в глубокой луже. Следом за "спортивным снарядом" в том же месте успокоились двое новых хозяев жизни.
   Не получилось, не повезло. Не на тех нарвались.
   Сергей и Виктор зашагали своей дорогой, светофор переключился снова, и через секунду никто уже не обращал внимания на двоих возящихся в грязи мужиков. Нажрались поди, алкаши, известное дело...

***

  
   Он проснулся от нескончаемого першения в горле. Сглатывал горечь - не помогало. "А пиво с водкой лучше не мешать", - вспомнилась энтэвешная передача "Куклы".
   Странный какой-то сон. Незнакомый город, вернее, развалины города. И молодая девушка с карабином в руках, прячущаяся в бетонных лабиринтах. За эту неделю Виктор видел её уже второй раз, непохожую ни на кого из знакомых. Да и не было у него в знакомых двадцатилетних девиц. Чертовщина какая!
   Пружинисто поднявшись с постели, прошлёпал в кухню, отпил пару глотков минеральной из холодильника. "Ладно хоть завтра воскресенье, на службу не надо в шесть утра подрываться..."
   Отодвинул занавеску - за окном плыл густющий ночной туман. Сырой, липкий, как на Диксоне, руку вытянешь - пальцев не видно. Огни соседнего дома совсем потонули в нём, и только уличный фонарь одиноким волчьим глазом сиял сквозь вязкое марево.
   Закурив, он смотрел в белую муть, и вспоминал привидевшееся лицо. Крупные черты, холодный прищур чёрных глаз из-под густых бровей, плотно сжатые губы. Серьёзная девка. Роста высокого, широкоплеча. Явно фигура спортсменки, похожа на лыжницу. Или пловчиху.
   А в облике что-то не то, неправильно. Но понять, что именно, невозможно... Может, эта дикая стрижка? Никогда в жизни Виктор такой не видел. Короткие русые волосы торчали неровными клоками, как будто парикмахер был не только в ж.пу пьян, но и слеп, как крот. Ладно, хоть уши целыми оставил.
   Во сне, что в первый раз, что во второй, она что-то резко, отрывисто говорила. Брови хмурились, губы зло шевелились, но звука не было слышно. Совсем. Майор и представить не мог, что нужно от него этой чёртовой дылде.
   Как многие обстрелянные солдаты, Диканов был чуточку суеверен. "Сон, возможно, предупреждал. Но о чём?"
   Интуиция молчала, а логическому осмыслению нелепая картинка поддаваться никак не желала.
   "Сон. Это просто глупый, бестолковый сон", - сказал себе Виктор.
   Получилось не особенно убедительно. Сигарета дотлела в руке, щелчком указательного пальца он отправил в форточку окурок.
   И пошёл досыпать.
  

***

ЧАСТЬ I

  

С ДОБРЫМ УТРОМ

  
   Холодно, ч-чёрт...
   Сумерки, как нередко бывает во сне. А запах какой-то странный, тревожный. Чем это?
   Диксон подтянул колени, плотнее запахнул куртку.
   "Так, опять эти дурацкие развалины. И ни на что не похоже... Я бы понял, если б настырно снился Грозный... Сколько друзей полегло ..."
   Неторопливо оглядевшись, Виктор обнаружил себя в небольшой комнате панельного жилого дома. Мебели нет уже очень давно, потолок закопчён - пятно в середине, на стенах гирлянды паутины, слипшиеся войлоки пыли. Пустой оконный проём, за ним чуть колышется на ветру густая зелёная листва.
   В углу какой-то ящик, тоже заросший пылью. О, да это когда-то было кухонной плитой!
   Озноб заставил передёрнуться.
   "Нужно как следует натянуть одеяло", - подумал он.
   "Но это в реале на мне одеяло, а во сне-то никакого одеяла нет..."
   Поднявшись на ноги, Диканов подошёл к окну. Мышцы ощутимо затекли, как будто сидел, не меняя позы, несколько часов. Пришлось чуток встряхнуть ногами-руками, чтобы исчезли противно колющие иголочки.
   Подоконника не было в помине, как и рамы, а снаружи такие заросли, будто заброшенный дом стоит прямиком посреди дремучего леса! Каждую секунду Виктор ждал появления девушки с карабином. Почему-то был уверен - сейчас сможет наконец узнать, чего она от него хочет.
   Под подошвой хрустнула бетонная крошка, он выругал себя за неосторожность.
   "Но с какого бодуна во сне нужно двигаться бесшумно?" Поймав себя на желании встретиться с "дылдой", майор разозлился. "Наяву она раздражает, а сейчас - на тебе, ищу встречи!"
   Захотелось курить. Похлопав по карманам, он добыл "Яву", щёлкнул зажигалкой.
   "Последняя", - с сожалением отметило сознание, в то время как рука механически смяла пачку, отправила комочек картона в угол.
   Уже не таясь, Диканов обследовал соседние комнаты. Ничего нового. Вековая пыль, абсолютная пустота, только стены, пол и потолок, ничего больше. Радиаторы отопления, и то кто-то срезал и уволок.
   "На металлолом сдали", - подсказала память.
   Он уже видел подобное в Джорджии. Но там в квартирах ещё жили люди, а тут уже нет...
   Давя хромовыми берцами мелкий мусор, Виктор выглядывал в окна, снова поймав себя на нелепом желании проявлять осторожность. Улыбнулся. Сделал последнюю затяжку, потушил окурок о стену. Глаз равнодушно скользнул по бетону, и зацепился за что-то.
   Вглядевшись пристальней, сновидец заметил трудолюбиво выдолбленную в стене "картину". Раскоряченная женская задница, между ног вставлено что-то гигантское, чуть не в руку толщиной.
   "Подростковый фольклор". - Он улыбнулся снова. "Офигеть, какие странные у меня стали сны. Натуральные глюки".
   И в это мгновение с улицы треснул одиночный выстрел. "СКС"? Похоже.
   Помня, что заросли со стороны кухни не дают ничего разглядеть, майор бегом бросился из квартиры. Сбегая на первый этаж, механически зафиксировал отсутствие поручней на замусоренных лестничных маршах, привычный запах мочи на первом этаже.
   Подъезд без окон-без дверей. А снаружи и вправду что-то смахивающее на глухую лесную чащу. Но только похожее...
   Прошагав по совершенно растрескавшемуся и заросшему травой асфальту, Диксон нашёл подходящее место, чтобы сквозь ветки выглянуть на открытое место. Пошарил глазами, наконец, обнаружил искомое.
   Возле куста сирени тёмным кулём лежал труп, и к нему уже подбирался некто с карабином наперевес. Если это была давешняя девица, то в нынешнем сне она чуток повзрослела. Годков этак на полсотни.
   Виктор терпеливо наблюдал, не обнаруживая собственного присутствия. Сгорбленное существо торопливо подковыляло к убитому, грузно опираясь на приклад "СКС", склонилось над трупом, что-то подобрало.
   Боковым зрением майор засёк движение справа - две стремительные тёмные фигуры выметнулись из зарослей...
   Выстрел!
   "Симонов" сработал чётко. Пронзённый пулей, один из бежавших кувыркнулся в траву, не успев издать ни звука. А второму повезло - послышался щелчок осечки, и шею стрелка стянула метко брошенная верёвочная петля. Раздался хрип, вздёрнулась седая нечёсаная борода, и карабин стукнулся об асфальт.
   Издавая нечеловеческие, урчащие звуки, лассометатель ловко и быстро стянул запястья старика верёвкой, и только после этого слегка распустил удавку.
   -Господи! - прохрипел заарканенный дед. -Дай помереть быстро, Господи!!
   Сутулый рыжеволосый ловец злорадно взревел, выкрикнул неразборчивое. Может, на другом языке? Сдёрнул с плеча старика короткий воронёный автомат, и на верёвке поволок за собой засеменившую жертву.
   -Господи! - пойманный настойчиво взывал к Всевышнему.
   Диканов решился.
   Быстрыми неслышными шагами подскочил к валявшемуся в траве карабину, схватил, передёрнул затвор, плавно потянул спуск. Оружие толкнуло в плечо.
   "Точь-в-точь настоящий!!"
   Пленник, не оборачиваясь, склонился к поверженному врагу, ловко извернувшись, связанными руками умудрился подобрать автомат, и только тогда побежал назад.
   -В метро! Шкорее!! Они шобираючша на выштрелы!!!
   Тяжело дыша, по виду вековой старец припустил "быстрее лани", и майор последовал за ним.
   "Какой-то совершенно ё.нутый сон, ей-Богу! Как это Ленка говорила - чтобы осознать себя во сне и управлять им, нужно сначала поднять собственные ладони и внимательно на них посмотреть..."
   Дед резко свернул влево:
   -Шуда!
   Если б не крючковатый палец, майор нипочём не заметил бы среди зарослей тщательно замаскированной крышки канализационного люка. Пропустив спасителя вперёд, старик тоже юркнул в колодец, торопливо задвинул люк, заперся изнутри.
   По железным скобам спускались молча. Достигнув дна, Виктор попробовал оглядеться по сторонам, но глаза ещё не привыкли к абсолютной тьме.
   Чуток передохнули. Слева ощущалось слабое движение воздуха, видимо, канализация уходила туда. Дед потянул за рукав, и его спутник потопал следом. Приходилось сгибаться в три погибели - неудивительно, что старик горбат. Походи-ка так всё время, не разгибая спины!
   Шли минуту или две, не больше, пока не упёрлись в тупик. Глаза майора уже немного привыкли, в темноте он вообще довольно неплохо видел. Перед ними массивная дверь, как в бомбоубежищах. Дед отодвинул рычаги вращающихся засовов, с заметной натугой потянул толстенную створку, Диканов помог. Оба зашли внутрь, дверь задраили изнутри, и только тогда старик облегчённо выдохнул.
   -Ну, шпасибо тебе, шудо-шеловек! - с чувством прошепелявил он, пожав Виктору руку. -"Гориллам" в лапы шывым лушше не попадачша. Штар я, штар, шёрт... Шпина жверьё не шует, надо ше, какая беда!
   -Ну, идём, покашу швой шхрон, отдохнёшь шуток пошле передряги.
   Теперь шли уже довольно долго, и не с первой сотни метров майору удалось наловчиться в полной темноте топать по шпалам, не спотыкаясь. Почему-то берцы на нём оказались не по-размеру, и Диксон размышлял: "Можно во сне натереть ноги, или всё-таки нет?" Пахло железной дорогой, сыростью, слышалась мерная капель, далёкий писк крыс. Здесь можно было не гнуть спину, всё-таки поезда раньше ходили, и он шагал в полный рост.
   А вот в узкую щель между сорванной с петель стальной дверью и таким же проёмом пришлось протискиваться бочком. Боковой ход от главного тоннеля.
   Старик, с трудом разминувшись с Виктором в тесноте, вернулся на несколько шагов назад, закрыл коридорчик массивной стальной решёткой с внутренним замком. Никакого скрипа и лязга - стало быть, всё смазано и ухожено.
   Ещё полторы-две сотни шагов - они у цели. При всей своей выучке и многолетнем опыте, Диксон не был уверен, что в этой кромешной темноте сможет выбраться на поверхность без провожатого.
   Но, вроде бы, для этого достаточно всего лишь проснуться?
   Дед чем-то позвякал, сильнее запахло машинным маслом, затрещал фитиль, и впервые за последние полтора часа майор Диканов увидел какой-никакой свет. Язычок самодельной коптилки сперва показался нестерпимо ярким. Хотя, ему удалось осветить лишь малую часть помещения. Стеллажи ростом до самого потолка уходили далеко во тьму, где и благополучно терялись. Большая часть полок пустовала, но с одной стороны коробок и деревянных ящиков было ещё довольно много. Как минимум, несколько десятков.
   Рядом ещё дверь - уже деревянная, за нею небольшая каптёрка. Лежак. Затхлый запах неухоженного жилья.
   -Я прилягу, ладно? Как-никак вожрашт... - Кряхтя, старик устроился в ложе. -А ты шадишь, отдыхай, тут на яшшыке мягко.
   Диксон присел, откинулся плечами на стену, вытянул ноги в проход. Откинул нижнюю крышку магазина, передёрнул затвор, сосчитал патроны: шесть штук. Присмотрелся к донышкам гильз, но ничего подозрительного не заметил. Снова зарядил оружие и прислонил карабин невдалеке, под правой рукой.
   Хозяин подземелья в свою очередь занялся автоматом. Отсоединил магазин добытого с таким риском короткого "калаша", клацнул затвором, принялся выщёлкивать патроны, считая вслух.
   Свет коптилки чуть дрогнул, люди насторожились, притихли. "СКС" тотчас очутился в руках майора.
   Дверь в каптёрку не закрывали - пахло тут отнюдь не фиалками, а вентиляция, пусть и самоточная, была только в самом складе. И вот теперь возле распахнутой створки двери Виктор засёк едва заметную невысокую тень. Она шевельнулась, ярко вспыхнули жёлтые стоячие глаза.
   Упитанная крыса размером с питбуля солидно прошествовала внутрь, как к себе домой - и села на задние лапы, спиной прислонившись к стенке. Стараясь двигаться не быстрее миллиметра в секунду, Диксон принялся наводить на зверя ствол.
   -Не бойшя, это Ларишка!
   Среагировав на окаменевшее лицо, старик повернулся, понял причину.
   Майор фыркнул.
   "Станет взрослый мужик бояться крысу, пусть даже такую огромную".
   -Она ражумное шущештво. По крайней мере, умнее "горилл", што наверху... И ты, Ларишка, тоже не бойшя...
   Хозяин подземной берлоги снова тяжело вздохнул.
   -Мы уж лет пятнашшать живём. Ешли бы не она, меня б и на швете давно не было. Реакшия, вишь, не та, вот и шеводня... А Ларишкиных шородишей тут шелые армии. Пошему, думаешь, гориллы в метро нош шунуть бояшша? По ношам крышы даже наверх выходят - такие баталии идут!
   Дед явно гордился подвигами крыс-мутантов. Причислив себя к жителям подземелий, наверное, считал "верхних" своими естественными врагами.
   -А ты, девушка, откуда в город угодила?
   -К-кто "девушка"??? - Диканов поперхнулся воздухом.
   -Такого рошта ждешние уш давно не рожжаются. И белых лиш я, пошытай, лет шорок не видывал...
   Привыкнув в одиночестве разговаривать с самим собой, старик, казалось, не замечал гробового молчания спасителя.
   -Крашавиша, ей-Богу! Говорили, в деревнях ещё нормальные люди ешшь. Во теперь - верю.
   Виктор судорожно ощупывал собственное лицо. Усы куда-то пропали, как не бывало! Щёки, подбородок - кожа гладкая, как зад младенца! Руки!! Ладони, пальцы - они все тоже чужие!!! На голове довольно длинные волосы - сантиметров восемь, не меньше. Откуда, если он всегда, сколько себя помнил, дважды в месяц стригся под машинку?
   -Дед, у тебя зеркало есть?
   А ГОЛОС?!?! Что это за...
   -Верхний яшшык тумбошки, шмотришь на ждоровье... Может, там, откуда ты явилашь, вше такие... - поздемный житель продолжал сыпать комплиментами, но Диксон не слышал.
   Судорожно заскрёб в ящичке, нащупал плоское и гладкое, схватил, поднёс к лицу.
   На секунду замер.
   Его затрясло, зубы сами собой клацнули друг о друга. Та самая рожа, что в прежних видениях! Крупные черты, римский нос, злой, пронзительный взгляд из-под густых бровей.
   "Дылда с карабином! Нашёл, кого искал!! Грё-ба-ный сон!!!"
   Ущипнул себя - раз, другой. Никаких измений, ничего, кроме боли.
   Так ЭТО на самом деле?!
   Невозможно! Как? Зачем? Для чего?? Что за игра, и где её условия?!
   Самое бесспорное доказательство майор откладывал напоследок, боясь того, во что уже начинал верить. Его-чужая рука, наконец, скользнула в штаны.
   ".б твою ма-ать..."
   Так хреново Диканову не было никогда. Даже оставаясь на тропе наедине с пулемётом, чтобы прикрывать уходящих раненых, он не чувствовал себя настолько глубоко в ж.пе... Очень хотелось заорать во всё горло, заматериться по-чёрному, но вместо этого Виктор только скрипнул зубами.
   Аккуратно, чтобы не разбить, положил на место зеркало без оправы. Поверив в реальность происходящего, сначала оцепенел. Вскоре на смену ступору пришёл гнев.
   Мало, что ли, на его веку было приключений? Что это ещё за нелепый выбрык судьбы!
   Вдох-выдох, вдох-выдох... Расслабимся, хватит впиваться ногтями в ладони. Что ж, по крайней мере, память прошлой жизни сегодня помогла выжить. Выжить, и спасти другого человека, который, возможно чем-то тоже сможет помочь. Информацией, хотя бы. Информация - во все времена очень ценная вещь.
   Чуток поостыв, майор Диканов решил продолжать свою прежнюю жизнь.
   "Допустим, я в разведке. А вместо маскхалата выдали это тело. Современные технологии позволяют!" Наперекор всему он надеялся - когда-нибудь всё вернётся на круги своя, он снова станет нормальным человеком.
   Принялся методично обшаривать собственные карманы. Вчера перед уходом со службы он переоделся в камуфляж без знаков отличия, сейчас эта одежда на нём. "Если там сохранилась вчерашняя пачка сигарет..." Под внимательным, испытующим взглядом безмолвной Лариски Виктор выкладывал на тумбочку своё богатство. Полупустую одноразовую зажигалку, удостоверение личности офицера в кожаной обложке (там же, внутри - проездной на все виды и банковская карточка), десять тысяч рублей наличными, мобильник, ключи, небольшой складной нож в поясном чехле, восьмигиговую флэшку.
   Всё.
   Кучка барахла, из которого в этой жизни могут пригодиться разве что нож и зажигалка. Пока не кончится газ. Остальному место в музее истории XXI века.
   "Кстати, а какой сейчас век? И год?"
   Диксон глянул на старика, хотел было спросить - а тот уже спал, смешно пыхтя в свалявшуюся нечёсаную бородку.
  
   "Н-да, товарищ майор", - сам себе сказал Виктор. "Ситуёвина. Вот ведь - спит, а автомат из рук не выпускает... Жизнь приучила. Этой жизни палец в рот не клади, почище, чем у нас".
   В очередной раз встретился взглядами с крысой и подумал: "А чем чёрт не шутит?". Попробовал сконцентрировать внимание, мысленно спросил:
   -"Какой, Лариса, сейчас год, а?"
   На ответ особенно не надеялся - мало ли что сморозил столетний дед, Бог весть сколько времени проживший в одиночестве. При таком сюре сбрендить немудрено, пара пустяков.
   В голове Диканова кто-то ожил и чётко произнёс:
   -"Год" - это что значит?"
   Здоровенная крыса внимательно смотрела на него. Да и кроме неё мысленных вопросов вроде бы задавать некому.
   "Офиге-еть! В самом деле, говорит! Да... А я мог бы сообразить, что у крыс нет летоисчисления... Контактер хренов".
   -"Год - это отрезок времени, состоящий из примерно 90 суток тепла, 90 суток похолодания, 90 суток холода и стольких же суток потепления".
   -"Сутки" - это что значит?" - терпеливо проясняла ситуацию Лариска.
   Мультяшное имя не особенно подходило этому крупному, уверенному и несомненно опасному хищнику.
   -"Сутки - это отрезок времени, состоящий из одной части светлого неба - день - и одной части тёмного неба - ночь, вместе с сумерками до и после".
   -"Понимаю. Сейчас светлое небо, скоро сумерки, потом ночь. Ответ на твой вопрос: сейчас сутки холода. Впереди ещё десять-двадцать суток холода, потом будут сутки потепления, затем тепло".
   -"Понимаю, спасибо", - послал мысль Виктор.
   -"Спасибо" - это что значит?"
   -"Это благодарность".
   -"Ты мне даришь? Что именно? Еду? Я хочу еду!"
   -"Сейчас у меня нет еды, видишь".
   Крыса чуть отодвинулась от стены, подалась вперёд, принюхалась, заметно шевеля толстыми длинными усами.
   -"Это правда, еды у тебя нет. Но еда есть там, в железках", - Лариска задрала голову в сторону стеллажей.
   -"Это не моя еда, это старика. Вот проснётся, даст нам еды... Наверное".
   -"Я подожду", - подумало существо, приняв более свободную позу.
   Пауза в мыслебеседе оказалась совсем короткой. Через пару минут крыса осведомилась:
   -"Ты будешь жить здесь всегда? Тут, в железках, мало еды. На троих хватит ненадолго... Возможно, ты будешь есть горилл? Я ем горилл, а этот человек - нет. Ты можешь убивать горилл, и приносить их мясо мне и себе. Это хорошо. Можно долго, сытно жить".
   Бывший майор пожал плечами, выдав эмоцию неуверенности.
   -"Я не знаю, останусь ли здесь. Пока мне не очень-то нравится... Если ты знаешь, как человек может идти под землёй и долго не встречать много горилл, как уйти совсем далеко, туда, где нет метро, и наверху не живут гориллы - я уйду туда, чтобы жить там".
   Поясняя эту длинную мысль, человек в чужом теле представил южнорусскую лесостепь, реки, солнце, и свежий воздух...
   -"Уйдешь и никогда не вернёшься? А там, где наверху не живут гориллы, есть другая еда?"
   -"Есть. Растения, другие животные, птицы".
   -"Другие животные - собаки?" - ощерилась Лариска, скрежетнула зубами, хвост её метнулся из стороны в сторону, негромко стукнул по стене.
   -"Не только собаки, другие животные".
   -"Не гориллы и не собаки. Не знаю других животных. "Птицы" - это что значит?"
   -"Они летают в небе..."
   -"... И бросают на землю огонь? Знаю. Большое быстрое железо, его нельзя есть!"
   -"Нет, я про других. Они живые, есть можно. Намного меньше размером, а на землю бросают разве что дерьмо, да и то, к счастью, немного".
   Ещё небольшая пауза...
   -"Все ваши умеют говорить мыслями?" - поинтересовался гость из другого мира.
   -"Пока немногие, но с каждым приплодом их становится больше".
   Чувствовалось - Лариска двойственно относится к факту увеличения численности разумных сородичей. Вроде бы, будет с кем пообщаться, зато, разумные станут опаснее...
   -"А как изменяются гориллы... с каждым приплодом?"
   Лариска на секунду задумалась.
   -"Их стаи становятся крупнее... но количество стай уменьшается".
  
   Напоследок всхрапнув, хозяин каптёрки дёрнул бородой, и открыл глаза. Зыркнул туда-сюда, оценивая обстановку.
   -Ну што, Ларишка, ешть хочешь, - дед уловил настойчивую мысль своей бесценной союзницы.
   Крыса возбуждённо пискнула, волной плеснулась от неё эмоция радостного предвкушения. Виктор тоже не возражал бы что-нибудь срубать, но ещё сильнее его мучила жажда, потому первым делом он постарался узнать о воде.
   -Воды в метро навалом, - невесело отозвался старик. -Вот только чиштую поишкать надо. Река далеко, поэтому у нас шелая шиштема. Шначала нюхаем, какой рушей меньше воняет, потом фильтруем, потом таблетку дежинфекшионную брошаем.
   Пространно отвечая на короткий вопрос, хозяин тем временем шарил рукой под лежаком.
   -Раньше уголь был. Кипятили. Потом кончилша, выбрали весь, а новой ямы не нашли.
   Добыв, наконец, алюминиевую завинчивающуюся фляжку, дед нацедил в железную кружку полстакана, протянул.
   -Тебя, шпашительница, жвать-то как? А то на "девушку" ты, вроде, обижаешша... И то правда - вон, какая боевая. И штрога не по-годам.
   -Звать меня Диксон, - медленно выговорил майор, всё ещё не привыкший к звуку собственного голоса.
   Не то, чтобы он был пискляво-девчоночий, но... всё равно, какой-то не мужской!
   -Дикшон? Хм... - старик пожевал губами, задумался. -Когда-то я шлышал такое имя... до Падения Кометы.
   -А тебя, дед, как звать?
   -Да так и жови, Дедом. Дед я и ешть, помирать уж пора...
   Глотнув из кружки, Виктор приложил определенные усилия, чтобы не сморщиться. "Кин-Дза-Дза" какая-то... Планета Плюк. Или "Глюк". Лучше бы второе, но с каждым часом надежд на этот вариант всё меньше".
  
   Путешественнику во времени Бог нынче послал в виде пайка консервы "Завтрак туриста". Наклейка хорошо знакомая по прежним временам, сообщала всем желающим, что жестяная банка содержит "рыбокрупяной фарш в томатном соусе", и цена его - "35 коп". На дату изготовления и срок годности Виктор предпочёл не смотреть, выбора всё равно не было.
   "Завтрак" поровну разделили на троих. Наевшись, Лариска немедленно начала коротко, отрывисто икать, заметно подёргиваясь при этом. Поймав на себе взгляд нового человека, крыса подумала:
   -"Это у меня всегда. Ничего страшного, просто воздуха наглоталась".
   Майор кивнул. "Фарш" не показался ему вкусным, хотя дед с Лариской лопали - за уши не оторвать.
  
   Как выяснилось из послеобеденной беседы, сегодня дед ходил "на охоту", чтобы пополнить запас патронов. Всю свою жизнь "после Падения Кометы" он жил на этой станции метро, запустевшей, как и всё в городе, лишённом энергии, а потом и разумных людей. Вначале обживал подземные тоннели с отцом, электриком метрополитена, а через двенадцать лет, когда отец умер от полученной в перестрелке раны, обитал под землёй уже в полном одиночестве.
   С самых первых месяцев добровольного заточения борясь со скукой, а не только по необходимости, подросток по подземным коммуникациям, изученным уже как свои пять пальцев, поднимался по одной из вентиляционных шахт. Через щели воздухозаборников они с отцом по очереди наблюдали за жизнью "горилл" - так назвали быстро мутировавших постлюдей. Выбрав момент, отец из СВД подстреливал одинокого дикаря с оружием, затем выбирался наружу - и подбирал автомат. По прошествии десятилетий на подземном складе скопилось довольно много разных стволов под 7,62-миллиметровый патрон.
   Спустя годы затворничества, юный подземный житель каким-то образом приобрёл экстрасенсорные способности. Возможно, тоже в результате мутации - в первые годы после глобальной катастрофы, не найдя ещё старого склада мобрезервов с консервами, они вынуждены были питаться едой "верхних".
   Но коварные добавки к бесплатной пище не успели разрушить сознание, напротив, позволили мальчику выжить. Любопытный от природы, он не только вдвоём с отцом, но даже и в одиночку постоянно обследовал опустевшие тоннели метро, особенно, помещения, находившиеся за опломбированными, при этом заржавленными, давно не открывавшимися дверями.
   Так им удалось обнаружить склад. Ведь метро в городах строилось, в том числе, как убежище на случай ядерной войны. Консервированные продукты со склада позволили не только меньше рисковать, не сражаясь с гориллами за каждый кусок еды, но и сохранить разум. Упаковочная бумага стала для отшельника поневоле писчей - чтобы не сойти с ума, он начал записывать то, что видел или слышал, наблюдая за окружающим миром.
  
   -Ну ладно... Пошле шытного обеда полагаетша пошпать. Так ишо отец говорил, - утомлённый непривычно долгим разговором, дед завалился дрыхнуть.
   Сытным, а уж тем более обедом, треть банки "Завтрака" Диксон бы никак не назвал. Нынешнему его телу было немного лет, а растущему организму всегда требуются калории. Мясо, например...
   Крыса-мутант вдруг перестала скрежетать зубами. Не особенно интересуясь историей человечества, она уже минут пятнадцать стачивала свои постоянно растущие клыки. Поняв мысли майора, искоса глянула на него:
   -"А гориллы большие. Мяса много".
   -Пожалуй, и я посплю, - объявил Виктор. -Делать нечего, а когда потом выдастся возможность - неизвестно.
   -Дед, а здесь вообще как, обоим спать безопасно? Другие входы-выходы есть?
   -Бежопашно. Второй выход там, - махнул рукой в противоположный конец коридора. -Решетка. Ушлышим, ешли што.
   И задул коптилку.
  
   Диканов не поленился сходить проверить запасной выход. Метрах в пятидесяти по коридору обнаружилась такая же прочная решетка с внутренним замком. Запах в этом месте был устойчиво-туалетный. Подёргал решетку - закрыто, склонился поближе к замку - пахнет машинным маслом. Следит дед за железом, это правильно. Подмывало подсветить зажигалкой, но Виктор твёрдо решил экономить газ.
   Пока новичок бродил по обжитому отсеку, крыса, как хвост, следовала за ним.
   "Как-никак, более молодой и более сильный человек. Хоть и еды у него нет - это только пока. Я разбираюсь в людях. И в гориллах. Молодые гориллы такие вкусные, особенно самки!"
   -"Ладно, Лариса, ты как хочешь, а я подремлю немного".
   Диксон решил не тесниться в каптёрке, попробовал на прочность пустой стеллаж на высоте груди. Выдержит. Теперь он весит намного меньше, килограммов семьдесят пять от силы. Вспрыгнул, втянув голову в плечи, чтобы не треснуться затылком, лёг, распрямился... Куртку снимать не стоит, не жарко.
   На полке было жёстко и неуютно. Уже лет пять майору не приходилось спать в таких спартанских условиях. "Привычный комфорт развращает человека", - подумал Виктор.
   Крутясь с бока на бок, невзначай вытянул в сторону левую руку - пальцы наткнулись на что-то. Гладкое, кубической формы. На складской ящик никак не похоже. Дремота к тому времени уже подступала вплотную, перед глазами плыли видения, краски, формы...
  

***

  
   "Штирлиц проснулся через..."
   Через сколько конкретно минут проснулся разведчик Исаев, майор забыл. Зато хорошо помнил, что в этой сцене киношники пропустили на экраны брак. Штандартенфюрер СС сидел в "Мерседесе" сороковых годов, а на заднем плане, хорошо заметная зрителям, проплыла нижняя часть проезжавшего по шоссе сто тридцатого ЗиЛа. С прицепом.
   Сколько проспал Виктор, было неведомо. Субъективно казалось - часа три или около того. Наручных часов при давешнем "самообыске" он не обнаружил - неизвестно, почему. Телефон и флешка в это время "проехали", а часы остались. Мобильник выключил сразу, всё равно нынешнее местонахождение Диксона сетью GSM не покрывалось. Да и вряд ли сейчас вообще была такая сеть.
   Дед всё ещё храпел с присвистом. Присутствие Ларисы явственно ощущалось сознанием - она не спала, и не возражала против беседы.
   -"Ларис, а тут в самые холодные дни бывает, что вода становится твёрдой? Под землёй, или наверху хотя бы?"
   -"Нет". - Отчётливая эмоция удивления. -"Ни разу такого не видела".
   Майор успокоился - стало быть, поисками зимней одежды заниматься не нужно. И то хорошо. "А вот автоматом нужно разжиться в ближайшее время... В ближнем бою от СКС толку никакого..."
   -"Слышь, Лариса, а ведь мне, чтобы убить гориллу, патроны нужны, да побольше. Для надёжности. А дед не даст, ему гориллы не по вкусу".
   Виктор решил схитрить.
   -"Может, ты знаешь, где взять много патронов? Тогда я принесу тебе большой кусок гориллы. А может, и целую, если донесу..."
   -"Одно такое место знаю. Не уверена, что в железках именно патроны, но запах очень похожий".
   -"А деду про это место говорила?"
   -"Он не спрашивал..."
  
   Спрыгнув с полки, Диканов присел раз с десяток, одновременно растирая уши. Хорошее средство для окончательного пробуждения. Помассировал активные точки на кистях рук, поморщившись от ощущения чужеродной плоти. Отжался от пола на кулаках, сколько смог. Сорок раз - не фонтан, мышечной массы маловато. Да и задница могла быть полегче. Придётся качаться.
   Мысленно позвал крысу.
   -"Здесь я..."
   -"Слушай, а старик правда гадит возле дальней решётки?"
  
   Потренировавшись также и в отправлении естественных надобностей непривычным доселе способом, майор с полминуты шёпотом матерился. Трясти нечем, вытереться тоже. Попрыгал в приседе, да надел трусы.
   "С гигиеной тут проблемно... Судя по запаху, эта сторона человеческой жизнедеятельности деда не интересует. Лариску - тем более. Хотя от неё вроде бы и не пахнет".
   Бесшумными шагами вернулся к своей "плацкарте". Что же это за ящик такой... Наощупь ни крышки, ни замка, абсолютно гладкий куб со всех шести сторон. Спрошу у старика... Короба с остатками продуктов... А это? Сверху грязные тряпки - в смысле, засаленные и вонючие... Похоже, здесь принято выбрасывать грязную одежду, а не стирать её. Слава Богу, это хотя бы не трусы, а хлопчатобумажные куртки. Что под ними?
   Под рваньём обнаружился настоящий музей "калашей" под 7,62 патрон.
   "Мать моя, тут их под два десятка..."
   В основном, стандартно-армейские длинномеры. Главное отличие от привычного АКМа - никакого дерева. Приклад, цевьё, ствольная накладка - всё из полимеров. А вот эти три поинтереснее... Напоминают "сотую серию", очень похожи.
   Большинство с виду в исправности, вот только вряд ли их тут кто чистил да смазывал. Некоторые полуразобраны, видно, понадобились запчасти.
  
   В кромешной тьме склада забрезжил колышущийся отсвет коптилки. Полоска света упала из открытой каптёрки - стало быть, проснулся хозяин.
   -Дед! - Виктор окликнул из коридора.
   Мало ли, со сна ещё пальнёт с перепугу.
   -Доброго утра, дед. Я так думаю, надо мне на промысел сходить, патронов добыть. Да и мяса для Лариски тоже. Объедать вас не хочу.
   -Да што ты, што ты! Ешли бы не ты, меня бы шамого вшера шъели, - забормотал старик.
   Но по голосу, видать, обрадовался. Привык складские запасы считать только своими.
   -Там у тебя, дед, автоматов полно - я выберу себе один. Из карабина только на расстоянии хорошо валить, в ближнем бою не годится.
   -Да бери хоть два... Ты там шмотри, поошторожнее с гориллами. Реакшыя у них жвериная, да и на меткошть не жалуются.
  
   -"Этот человек своё дело знает", - подумала деду Лариска.
   -"Да, по виду-то она деловая... А реально-то как ещё повезёт", - отозвался тот.
   Старик, конечно, завидовал молодости. Его жизнь прошла, кончилась. И не было в ней ничего, кроме этой каптёрки. Даже бабы нормальной ни разу не было.
   По молодости, конечно, приводил он в метро самок горилл, бывало. Теперь и вспомнить совестно... Нелюди они, конечно, но всё-таки. Попользовался - и убил. Не по-христиански это...
  
   Три коротких автомата перекочевали с полки на тумбочку - видно было, что за ними хоть как-то следили. Рассматривая оружие со всех сторон, майор выискивал возможные повреждения. Вроде, нет, хотя износ заметен простым глазом - блестящий от потёртостей металл, такие же отшлифованные тысячами прикосновений рукоятки. Разобрал каждый, и придирчиво, насколько позволяла освещённость каптёрки, осмотрел внутреннюю поверхность стволов и состояние прочих деталей. Приблизив вплотную к глазу, изучал "чашечки" затворов вокруг выхода ударника.
   Один отложил в сторону - ствол безнадёжно испорчен временем и скверным уходом. Два других смазал машинным маслом, проверил работу механики вхолостую. Спросил у деда пару патронов - тот смотрел на умелую возню "девчонки" с оружием, чуть ли не рот раскрыв от удивления.
   "Безошибочно нашла самые рабочие стволы среди того металлолома! Откуда взялась такая?!"
   В плане обращения с оружием житель метро был почти самоучкой, запомнил только то, что полвека тому назад показывал отец, в своё время отслуживший срочную.
   Диксон пальцем попробовал упругость пружин магазинов, и остался недоволен всеми. Сгрёб их ладонью, поднялся, пошёл копаться в оставшихся экспонатах. Отыскал пару более-менее рабочих, вставил патроны, зарядил автомат. Второй раз передёрнул затвор - как полагалось, из выбрасывателя выскочил блестящий цилиндрик с остроконечной пулей, упал в заранее приготовленную ветошь.
   "Теперь другой... Чёрт его знает, работа механики почти одинакова".
  
   -Пошлушай, Дикшон... - дед смотрел с явным подозрением. -А ты, чашом, не из "клетшатых" будеш? Дай-ка шпину пошмотрю!
   -Зачем? - не понял майор.
   -Давай, давай, а то бомба щас как шарахнет!
   Старика уже не на шутку трясло от страха. Поворачиваясь спиной, Виктор думал "Попробует щупать - дам в морду". К счастью, деда интересовал только позвоночник гостьи. Тщательно проверив двумя пальцами участок спины между лопатками, он немного успокоился.
   Но не совсем.
   -Так ты правда не вышланная?
   Диканов начал раздражаться.
   -Да что это за "вышланные" такие, сперва объясни толком!
   -Ларишка, не врёт она, а? - не унимался старик.
   -"Не врёт, те люди не могут прожить в городе и дня".
   -Какие "те люди", - окончательно взъярился майор. -Чёрт побери, мне кто-нибудь объяснит, наконец, толком?! А ты сказала, что кроме нас и горилл в городе людей нет!
   Указательный палец Диксона прицелился точно в голову крысы.
   -Гориллы - не люди, - машинально поправил дед.
   Одна.
   Две.
   Три, четыре, пять!!
   В мозгу Виктора почти без перерыва вспыхнули пять ярких цветных картин. Первая - над заросшей сорной травой городской площадью завис дискообразный аппарат. Вторая - из него вытолкнули человека в чёрно-жёлтой клетчатой одежде. Третья - человек прячется в заброшенной пустой коробке многоэтажки. Четвёртая - за "клетчатым" гонится стая горилл. Пятая - его обезглавленный труп разделывают на мясо...
   Такого майор не ожидал. "Она инопланетянка, что ли?" - подумал про Лариску.
   -"Инопланетянка" - это что значит?" - немедленно проявился в сознании очередной вопрос.
   -"Разумное существо с другой планеты".
   Диканов не был расположен сейчас играть в вопросы и ответы, крыса почуяла это, и ничего больше не спросила.
   Виктор прокашлялся.
   -Ну ладно, "видео" я заценил, с меня кило гориллы. -А как насчёт аудиоряда? - он сурово воззрился на старика.
   Конечно, слов таких он не понимал, но догадывался - странная пришелица хочет объяснений. Кряхтя, принял горизонтальное положение, так было легче вспоминать.
  
   Лет двадцать тому назад, возвращаясь домой после очередного обследования близлежащих тоннелей, он ощутил присутствие другого человека. Шагать всегда старался осторожно - сам себя не слышал. Поэтому не понял, обнаружен взаимно чужаком, или ещё нет. Затаился, замер, вслушиваясь во тьму.
   Учащённое дыхание чуть слышно доносилось впереди-слева-внизу. Человек сидел, или лежал, переводя дух после каких-то физических нагрузок. Или, может, был ранен.
   Помня главное правило подземелья "Не суетись, пока тебя не видят", обитатель метро приготовился ждать, сколько бы ни потребовалось на это времени. Постепенно дыхание пришельца выравнивалось, он восстанавливал силы.
   В конце концов кто-то кого-то окликнул, сейчас дед уже этого не вспомнил. Заверили друг друга во взаимно добрых намерениях, разговорились.
   Рослый, крепкий на вид собеседник с трудом подбирал слова и произносил их странно-неправильно. Не как гориллы, а с каким-то нехарактерным отзвуком, как будто плохо умел говорить. Назвал своё имя, тоже какое-то необычное, не русское. Какое конкретно - старик тоже забыл.
   К своим тогдашним пятидесяти годам он видел уже достаточно много "клетчатых", но ни разу не случалось вот так говорить с одним из них. Недолгая беседа оказалась весьма любопытной, он узнал много нового о верхнем мире.
   Например, что, кроме населённых гориллами городских руин и сельских хуторов людей, в мире есть цивилизованные "охраняемые поселения". Немного, но есть. В одном из них, сколько себя помнил, жил этот "клетчатый". Всё там устроено по-другому, в домах и на улицах чистота, порядок, приятно пахнущий свежий воздух. Каждый житель может есть сколько угодно безвредной еды, пить вкусную воду, и даже мыться ею!
   Но больше всего удивило деда, что, якобы, в охраняемых поселениях люди не убивают и не едят друг друга. Ну, что не едят, это было понятно - зачем возиться с сырым мясом, если всегда доступна готовая и безопасная еда. Но почему не убивают - понять так и не удалось. Может, потому что люди, а не гориллы? Вот, говорили, будто и сельские жители тоже не стреляют друг в друга просто так...
   Старик даже прервал рассказ, чтобы спросить у майора, так ли это, и получив утвердительный ответ, продолжил.
   -"Клетшатый" шкажал, что правительштво - не говорящие головы в "пузыре" телевижора, а "такие ше люди, как я и ты". Тогда я сражу не понял, как они могут быть людьми, ешли в ТВ правительштво ижображают гориллы... Да... ну так вот, там, в пошелениях этих, никого, штало быть, не убивают. А ешли кто сделает што не так - берут его, да и отправляют в ближайший город. Навшегда вышылают иж охраняемых пошелений.
   Дед помолчал, подумал о чём-то.
   -Вот, вроде и вшё, што тогда ужнал. Шпешил он куда-то, мы и ражошлишь каждый швоей дорогой - я на "Решпубликаншкий штадион", он на "Льва Толштого" Никогда этого "клетшатого" я больше не видел.
   -А чего ты мне спину щупал? Что там искал?
   -А-а!... Жабыл, да... - Старик повернулся на левый бок. -У клетшатых в спине такая штука ешть - типа телевижора, но ошень маленькая. Вполовину пули примерно. И те, которые людей вышылают, с помошшью этой фигни за вышланными шледят. Через какое-то время, дня два или три, она взрывается - и шеловеку хана.
   -Ясно... А что это ты про телевизор говорил - видел его когда-нибудь?
   -Да их, как гряжи... Гориллам вмеште с жратвой раж в неделю привожят. Жратва, телевижоры, оружие, и вшякая дурь - поштоянный набор. Водка там, наркота... А яшшык у меня на складе штоит, ты шпала рядом ш ним...
   -Не работает?
   -Шево ж ему не работать... Я его только раж вклюшал. Еле выклюшил потом - жму, жму на кнопку, а он, шволочь, не выклюшается. Цельный шас, наверное, мушалшя, пока этот шёртов ящщык заткнулшя.
   -Бракованный? Ну, неисправный?
   -Не, они вше такие.
  
   Диксон сходил, принёс телевизор в каптёрку. Лёгкий, килограмма три от силы. Привычного экрана нет - глухой чёрный куб, ни шнуров, ни розеток.
   -А куда его включать?
   -Как это "куда"? Не куда, а как...Кнопка там наверху, в шередине. Только вынеши жа порог, вближи нишего не видно. И потом выклюшать шама будеш!
   -Ла-адно, - уже из склада проворчал Виктор, наклоняясь к кнопке.
   Изображение вспыхнуло над кубом мгновенно - примерно в полутора метрах сверху от аппарата, прямо в воздухе - трёхмерное и цветное.
   -"Пойду-ка я к себе", - донёсся мыслеголос Лариски. -"Насмотришься, позови. Только не забудь своё имя"...
   И ощущение присутствия крысы разом пропало.
  
   А картинка ТВ тем временем показывала пирующих горилл. Штук пять постлюдей сидели на полуразвалившихся ступеньках подъезда многоэтажки, жадно, с чавканьем пожирая разноцветные небольшие бруски. Запивали чем-то пенящимся, из таких же ярких бутылок.
   В сторонке маялась одинокая горилла, раскачивалась из стороны в сторону. Эта не ела, зато по розовой, полузаросшей шерстью морде, текли, аж пузырились, слюни.
   Насытившись, компания разом вскочила, почёсываясь и потягиваясь. И вдруг каждое существо принялось на глазах расти, увеличиваться в размерах. Мышцы горилл заметно наливались силой, вспухали, морды делались ещё наглее и шире.
   -Чего это такое? - майор показал на картинку зевавшему на лежанке деду.
   Тот скривился:
   -Реклама... Штоб, жначит, паёк правительственный жрали. А што им ешшо жрать - или паёк или друг друга...
   Голодная особь, сохранившая прежние размеры, теперь выглядела уже детёнышем по сравнению с сородичами-здоровяками. Один из них повернул морду, сдвинув брови, глянул на одиночку - крошка-горилла тотчас бросилась наутёк, пища, и оставляя за собой жидкий коричневый след.
   -Доходчиво, - крякнул Виктор. -А другие программы тут есть?
   -Не жнаю, какие такие "программы" - чего покажывают, то и шмотришь. Можно только выклюшить... Ешли терпения хватит.
   Вскоре, глядя на "весёлые картинки", Диксон научился отличать самцов от самок. Всё просто - самцы одеты ниже пояса, самки - наоборот, выше. Широченные, до колен, цветные штаны - мужской гардероб. Такие же широкие, длиною до середины бедра, майки с большими вырезами для головы - женский.
   "Экономно - в бывший костюм для одного человека теперь наряжают пару горилл. А если вспомнить про экономию на белье и обуви..."
   Правда, на всех женских особях по-прежнему болталось не меньше полукилограмма всяких нефункциональных аксессуаров, типа бус и браслетов. Но вряд ли они были дороги в изготовлении.
   А вот самцов горилл ТВ показывало всенепременно с оружием. Чаще это были автоматы разных марок, самые крупные и здоровые особи красовались с ручными пулемётами, торс крест-накрест перетянут патронной лентой вместо подтяжек. Ни дать ни взять, революционный матрос времён гражданской войны! И даже у самого дохлого горилльего подростка на поясе штанов болтался обязательный тесак.
   -Дед, а звук у этого телевизора есть?
   -Дотронься до корпуса и вслух скажи "Громче".
   Сделав необходимое, майор поморщился - опять пустили рекламу. Визгливый женский голос закричал: "Подруга! Отдай свой голос на выборах Правительства за Ваньку Справедливого! Он - настоящий мужик, его семья всегда в сытости, а его х... - до колена! Выберешь Ваньку - будешь хорошо жить, дети твои будут сыты!"
   Виктор фыркнул, задохнулся от смеха. В видеопузыре картинно лупил себя кулаками в грудь зверовидный самец в красно-белых штанах. Надо полагать, тот самый кандидат в народные избранники.
   Поднявшись с ящика, Диканов сделал три шага до телевизора, тронув корпус, скомандовал: "Тише! Тише!"
   -Дед, а они чего, в выборах каких-то участвуют?
   Старик довольно захихикал.
   -Вот, ты уже штала на путь, в конше которого тупая волошатая горилла. Телевижор не покажывает правды, это жапомни перво-наперво... -Откуда на шамом деле берётся правительштво, я не жнаю, но выборы эти - шпектакль, и нишего больше.
   Тем временем на ТВ пошло крутое развлекалово. Кто-то в кого-то стрелял, кому-то вспарывали живот, готовясь зажарить, кого-то трахали во все отверстия, по мере необходимости вырезая дополнительные. На заднем плане всей этой веселухи бодро, под музычку, отплясывал довольно-таки неплохо выдрессированный кордебалет. Приглушенный голос ведущего жизнерадостно выкрикнул:
   -Начинаем интерактивную игру "Придумай пытку"! Напоминаю правила...
   -И что он ещё показывает, кроме рекламы и игр? - майор повернулся к деду.
   -Много ражной дряни покажывает. Ужашы про Год Падения Кометы - как всё было страшно, как годами не показывалошь иж облаков шолнце, как под воду ушли целые континенты, а люди умирали миллионами. Чашто про правительштво - какое оно хорошее, умное, как день и ночь работает, жабочишшя о народе, шпашает его от пошледштвий кошмичешкой каташтрофы. И ш каждым годом жить штановитша лушше...
   Дед заворочался на лежанке, потянулся, громко хрустнув суставами, зевнул.
   -Бывают передачи вроде религии для горилл - выходит такой жарошшый патлатый деятель, и всех ушит правильно шыть. Бог, мол, велел уважать правительштво, не ешть швоих собштвенных детей, вшегда голошовать на выборах, жрать паёк... Та же реклама, короче.
   -Или вот: шоберут штаю, и они между шобой шпорят - с какого, к примеру, вожрашта, можно дурь детёнышам давать, или как шамца заштавить, чтобы еды больше приношил. Все кричат, вижжат, ругаютшя, потом дратьшя начинают... То ше шамое для шамцов покажывают - только темы шпоров другие... Гхм... А крик и драки - те ше.
   Видеопузырь прервал показ палаческой игры на очередную рекламу.
   Причёсанные, нереально чистые, чуть ли не наглаженные, стояли, держась за руки, самец и самка гориллы. Её украшения светились, перемигиваясь огнями, словно электрогирлянды. По количеству навешанных побрякушек самка вполне могла соперничать с новогодней ёлкой. Дико вереща, бегали, копошились вокруг детёныши, числом не меньше десятка.
   Но центром композиции, было, несомненно, вот это - огромный склад еды, питья, оружия и одежды. Всего, о чём может мечтать каждая горилла. Голос за кадром истошно завопил:
   -Они выиграли!!! Суперприз - десять тысяч порций еды, воды, водки и веселухи!! Они теперь знают, что такое уверенность в завтрашнем дне! Супер-подарок от правительства - десять отличных автоматов "Богатырь" и двадцать пять тысяч патронов!
   В кадре появился раскрашенный во все цвета радуги вертлявый самец в золотистых штанах. Гримасничал и подпрыгивал он, как самая настоящая обезьяна. Повернулся мордой в кадр, к воображаемым зрителям.
   -Пацан, да, ты, я говорю тебе! - ткнул перед собой кривым, поросшим волосом пальцем.
   -Ты достоин этого выигрыша не меньше, чем они! Играй в супер-лотерею! Одна ставка - одно ухо деревенского!! Больше ушей - больше твой супер-шанс выиграть!!! Выпьем за удачу победителей!
   В руках разнаряженной гориллы откуда ни возьмись появилась бутылка, а за его спиной - уже известный кордебалет, ритмично потряхивающий огромными розовыми сиськами. Засверкали огни, взревела варварская музыка, взметнулись кверху полные бутылки.
   -Лотерея, лотерея - уши приноси скорее!! - вприпрыжку скандировали все актёры, не исключая лыбящихся детёнышей.
   Дед вытаращил глаза:
   -А это што-то новенькое! Твои в опашношти... Шовшем офуели правители, деревенские-то чем им помешали!
   -Хотя бы тем, что не превратились в зверей, - сузив глаза, ответствовал майор.
   -Жаль, дед, что ты не включал телевизор - теперь мы бы знали, как давно появилась эта реклама.
   -Лет дешять тому назад пробовал от шкуки шмотреть... Нифига хорошего! Голова дурная штановитшя. Вон, и Ларишка вшегда убегает, не переношит яшшыка...
   -Ну ладно. Диспозиция ясна, в целом...
   Подойдя к телеприёмнику, Виктор прижал кнопку на верхней панели. И тут началось! Вместо того, чтобы тихо-мирно выключиться, аппарат сам собой увеличил громкость звука до полной. Некоторое время терпеливо нажимавший на кнопку, Диксон вскоре устал, подхватил зловредный аппарат, отнёс на полку. Здесь было удобнее непрерывно давить на "выкл", одновременно командуя: "Тише".
   "Ё.нуть его, что ли, об стенку..."
   -Не вздумай разбить! Дыму потом, полчаса кашлять будем...
   "Мысли читает", - подумал Диканов. "Надо и вправду в деревню сваливать. Лето скоро, на подножном корму выживу... Но зачем правительству понадобилось натравливать горилл на деревенских? Слишком выросли популяции? Самый простой вариант ответа... А почему это их беспокоит? Можно ведь просто сократить количество выдаваемой пищи - и лишние вымрут без очевидного кровопролития. Собственно, как я понимаю, правозащитники и прочие либералы давно канули в лету, кого это теперь волнует..."
   Видеопузырь, наконец, схлопнулся, погас, и майор перевёл дух.
   -Ну, шлава Богу, - прокряхтел дед. -Ты тут, это... - он немного помялся. -Вожьми ешшо дешяток патронов. Вернёшша - отдашь. А то ж двумя-то, куда...
   Старик покосился на роскошный "Combat Uniform" Диксона с чёртовой прорвой карманов.
   -И одёшку похуже вожьми. Гориллу поташшыш - извожишься вшя. Чиштые штаны и куртки там на полке лежат. Мыло-то у меня пошти коншылошь, а новая одёжка ешть пока. Ну, я и прикинул - на мой век, одешки, может и хватит, а мыло - дефишит... Руки помыть, ну и мытша иногда тоже надо. Хотя и речка далеко. Вот, Бог дашт, доживу до лета, схожу...
   -А ножницы у тебя есть? - вдруг спросила гостья.
   -Там, где и жеркало, в яшшыке...
   Добыв разболтанный режущий инструмент, Диканов отправился к решётке запасного выхода. Снял куртку, повесил в подходящее место, майку тоже стянул, засунув во внутренний карман камуфляжа. Наклонился, чтоб волос не сыпался в штаны, и, вздохнув, принялся за самострижку. Непривычно длинные патлы его раздражали.
   Наощупь, без зеркала, в полной темноте - уши точно отхватить можно. Торопиться некуда, и майор старался орудовать максимально осторожно.
   "Ну вот, кажется, более-менее".
   Отряхнул чистой тряпочкой плечи, спину и грудь. Пальцы наткнулись на это самое... Вик брезгливо пощупал женскую плоть. "Экие здоровенные соски". Он мысленно поблагодарил Бога - могло быть гораздо хуже. Груди хоть маленькие, сильно мешать не будут. "А ведь женщин раньше искал, чтоб вымя побольше..."
   -"Бог" - это что значит?" - проявился в голове мыслеголос Лариски.
   Путешественник во времени вздрогнул.
   -"От тебя нигде не скроешься... Бог - это невидимый, который везде. Многие люди в него верят".
   -"Невидимый - и везде... Это - мысль?"
   -"Нет, это такое непостижимое сверхсущество".
   -"Сколько новых образов. С тобой интересно обмениваться мыслями. А когда мы пойдём за гориллой?"
   -"Да хоть сейчас"...
   Диксон закончил отряхиваться, набросил майку, а куртку понёс в руках. На ходу машинально провёл рукой по подбородку - не пора ли бриться? Выругался, опять наткнувшись на чужую кожу.
  
   Подобрав себе застиранный, когда-то бывший зелёным камуфляж, Вик переоделся, аккуратно сложил почти новый "Army Combat Uniform". Маек в здешних запасах не водилось, как и белья вообще, поэтому его пришлось оставить своё. Взял нож и зажигалку, остальные вещи оставил рядом с одеждой.
   Поверх носок в берцы пришлось намотать самодельных портянок из старых хлопчатобумажных штанов. Высокие лёгкие ботинки были на два размера меньше его теперешних ступней. Но тоже повезло, потому что у прежнего Диканова вполне мог оказаться и сорок пятый...
   Зарядив оба автомата, один он закинул за плечо. Окончательно проверять работоспособность оружия предстояло в деле, и пойти с единственным стволом майор не рискнул.
   -Может, этот вожьмешь? - старик протянул новый "калаш", но гость покачал головой.
   -Мало ли что может случиться.
   Дед не настаивал.
   Лариска прямо-таки исходила нетерпением, и Диксон подумал -"Ну что, пошли, что ли..."
   Старику сказал:
   -Не прощаюсь. Плохая примета.
   И бесшумно двинулся вслед за крысой.
   Дед семенил позади - замкнуть решётку. Тихо сказал:
   -Ни пуха тебе, ни пера, Дикшон.
   -К чёрту, - в ответ прошептал Вик, шагая в темноту.
  

***

  

ЛЮБОВЬ ДАРЯТ НАМ НЕБЕСА

  
   Поход оказался нелёгким, не меньше двух часов кряду майор мерил берцами шпалы. Лариске отдых не требовался, а его новые ноги, увы, знали, что такое усталость. Надо было беззвучно, а это тоже лишнее напряжение мышц. Да и сам Диканов нарочно нагружал тело, неудовлетворённый его физическими возможностями.
   На ходу, конечно, беседовали.
   Первым вопросом рождённой в подземельях был: "Других планет - это что значит?"
   Времени выше крыши, и Вик позволил себе целую лекцию по астрономии. "Земля имеет форму шара... Устройство Солнечной системы, галактики, звёзды". Всё, что знал сам, не торопясь и со вкусом.
   Ответом на этот ворох информации была продолжительная эмоция удивления.
   -"То есть, всё, что там, наверху, одновременно - внутри ещё большего, чего мы просто не видим?"
   -"Да", - согласился, майор, "Мы все у чего-нибудь внутри... (язвительное "Альтер эго" шепнуло: "Ты вот, конкретно - в ж.пе") ... только редко задумываемся над этим. Вселенная - взаимно вложенные миры, когда-то мне сказали это во сне".
   -"Взаимно вложенные миры..." - Лариска пробовала на вкус новое представление. -"Мир" - это что значит?"
   -"Условно замкнутая система с живыми существами внутри. С их точки зрения. Например, вы, думаю, считаете миром систему метро. Гориллы - развалины города там, на поверхности. Каждое существо, живущее на какой-то территории, считает её "миром"...
  
   Обмен информацией взаимно обогатил спутников. В свою очередь, Диксон узнал, что раздача пайков ожидается на Площади Независимости, часов через пять. План Лариски состоял в том, чтобы под шумок, когда гориллы будут всецело поглощены дележкой, подкараулить в сторонке какого-нибудь маргинала. Вик задумку в целом одобрил, в качестве запасного варианта наметив охоту за обдолбавшимися. Наверняка ведь после "раздачи слонов" пойдёт пьянка-ширево до поросячьего визга.
   Возле одного ей известного места Лариска замедлила шаг, подумала:
   -"Вот и пришли. Подожди здесь, я скоро".
   И юркнула под завал из кусков бетона в паутине скрюченной арматуры. Похоже, сто лет назад здесь произошёл неслабый взрыв. Ощупав ближайшие обломки, майор вынужден был признать - вслед за крысой просочиться не сможет. Однако, обшарив и обстукав носком ботинка вокруг завала, постарался запомнить как можно больше ориентиров.
   Спустя четверть часа, примерно, Вик услышал звук волочения по полу какого-то предмета. "Шрр" - пауза. "Шрр" - пауза. Шорох нарастал, постепенно приближаясь. Диканов прикинул вес груза.
   "Если это действительно патроны 7,62, да ещё в исправном состоянии!"...
   -"Как неудобно тащить", - думала Лариска.
   -"А толкать пробовала?" - союзник предложил другой вариант.
   На несколько секунд звуки совсем стихли, чтобы потом возобновиться уже непрерывными.
   -"Действительно, легче. А то уже зубы болят".
   Вскоре из-под завала выползла "посылка", а следом за ней и взъерошенный "почтальон".
   Запаянный цинк! Майор ощупал десятикилограммовую коробку - неужели, цела? "Трицать пять пачек патронов!" Спохватившись, он постарался сдержать эмоции. Не следовало показывать, какой драгоценностью для человека была эта увесистая железка. "Надо ещё проверить, не испорчены ли они временем..."
   -"Сейчас на секунду зажгу огонёк", - предупредил Лариску, и щёлкнул зажигалкой.
   Калибр, по счастью, совпал: 7,62 маркировка "БЗ". Собственно, он и был самым распространённым в России начала XXI века. Перед глазами плыли цветные круги - как быстро они отвыкли от света. "Надо поскорее выбираться отсюда, иначе ослепнуть недолго".
   -"Лариса, а там много таких коробок?"
   Ответа, не последовало. Увы...
   Диксон сунул цинк в вещмешок, закинул на спину - ремни ощутимо дали знать об увеличении груза.
   -"Идём, нужно торопиться к раздаче".
  
   Снова в темноте шли человек и крыса. Вик прикидывал, сколько времени ему понадобится на адаптацию к дневному свету.
   Тоннели были густо заселены подземными жителями, кругом царило оживление. Шорохи, возня, писк, громкий скрежет крысиных зубов, стук когтей по бетону. Майор и думать не хотел, чем могла кончиться попытка путешествовать по обжитому метро без Лариски.
   За несколько часов путешествия как минимум дважды он улавливал мыслеголоса других крыс. Настороженно-тревожные, вопрошающие. И ответные послания его провожатой - свои, мол, можно не волноваться. Система распознавания "свой-чужой" в действии. Незваный гость будет тотчас сметён волной серых убийц, разорван, проглочен, уничтожен. Похоже, подземное воинство получило достойных командиров.
   -"Примерно так", - ответила на незаданный вопрос Лариска. -"Можешь представить, какие нужны усилия, чтобы заставить всех вместе подняться наружу. Но мы делаем это. Потому что, если не будем нападать на горилл, они решат, будто мы слабы. И станут нападать сами...".
   -"А что это у тебя такое было - огонёк из кармана?"
   -"Раньше люди такие штуки запросто делали. Недолго этому огоньку осталось..." - с сожалением подумал Диканов.
  
   Пришли.
   Ощущение огромного объёма с левой стороны от путей. На стене прощупывались отчасти сохранившиеся буквы: ".а.дан нез.л.ж.остi".
   Самое сложное - незаметно выбраться наверх. Вентиляционные шахты - наилучший вариант, но скобы в колодцах не для крысиных лап. Лестницы "парадных" выходов давным-давно забаррикадированы ржавыми остовами легковых машин. На языке Лариски - "старым мёртвым железом".
   Вскоре Вик уже лез вверх по ступенькам колодца, а крыса оттягивала ставший довольно тяжёлым вещмешок. Голова её торчала снаружи, "пассажирка" глазела по сторонам. В колодце постепенно светлело, наверху, похоже, настало утро. Майор замедлил скорость подъёма, один раз даже остановился, давая глазам привыкнуть к свету.
   Выбравшись, осмотрелись, насколько позволяла окружившая воздухозаборник зелень. "Противника" вблизи не обнаружилось, что подтвердила крыса, пользовавшаяся своим внутренним "радаром".
   Однако, и площадь, на которой раздавали пайки, от этого выхода далековато. Пришлось спускаться обратно, переходить к другому колодцу вентшахты... Хотя удачной оказалась уже вторая попытка, всё равно нагрузка на мышцы девичьих ног получилась немалая. Ладонями похлопывая закаменевшие бёдра, Вик изучал местность.
   Открытое место чуть слева, а по сторонам отовсюду прорастали сквозь буйную зелень облупленные коробки домов с пустыми глазницами окон.
   Пора полностью снарядить магазины. Вскрыв ножом цинк с чёрно-красной полосой, майор сунул внутрь руку - пачки, слава Богу, сухие. Распечатал одну, глянул на донышки гильз - порядок. Чёрная головка с красным пояском - бронебойно-зажигательные попались. Эксклюзив, ручная работа! Зажигать тут, вроде бы, нечего: что горело, давно спалили. А бронебойность может пригодиться. Вдруг черепа горилл стали толщиною в полголовы, а мозг прячется глубоко в середине, размером с грецкий орешек?
   Улыбнувшись, Вик защёлкнул на место "рожки". 60 патронов - теперь можно и с постлюдьми потягаться. Если, конечно, автоматы не подведут...
   -"Ну как, стоит это железо целой гориллы?" - осведомилась Лариска, и союзник ответил честно, как на духу.
   Насыпав в карманы куртки патронов россыпью, он спрятал вещмешок в углу венткамеры, завалив клад сухими ветками, да кусками скрюченного проржавевшего железа. Хоть и жалко было оставлять драгоценные патроны, но "девушке" бегать с такой тяжестью - можно и головы лишиться. Пока что новое тело никак не устраивало Диксона по своим физическим возможностям.
   Настало время лезть наружу, пока население не проснулось. Он глянул на крысу:
   -"А хочешь, оставайся тут, я вернусь. Если, конечно, всё пойдёт по плану".
   -"Я пойду с тобой", - категорически ответила жительница подземелий.
   Наверху она чувствовала себя не в своей тарелке, но верила - поход принесёт ценный опыт правильного поведения на открытом пространстве.
   Покинув укрытие и нарочно сутулясь, чтобы походить на аборигена, майор неторопливо почапал в сторону зарослей, скрывавших первые этажи здания, намеченного под опорный пункт. Оно на одном из удобных путей с площади, к тому же достаточно поздней постройки, стало быть, перекрытия бетонные, и должны уцелеть.
   Имея большое преимущество в скорости, Лариска серой молнией пролетала открытые пространства, дожидаясь в кустах, пока до неё добредёт Вик.
   Некогда широкая многополосная дорога сегодня угадывалась с трудом. Минувшие десятилетия на славу потрудились над городом. Гордость площади, высоченная колонна со статуей наверху, давно обрушилась, от удара развалившись на три неравные части, и напоминала теперь останки трубопровода. Одного из былых "яблок раздора", подброшенного извечными врагами осколкам взорванной изнутри страны.
   К подъезду девятиэтажки подбирались вдоль стены, с угла. Войдя, Диканов тотчас шагнул влево от дверного проёма, прижался к стене, чуть помедлил, пока глаза привыкли к сумеркам. Пола не было видно - слежавшиеся пыль и грязь давно образовали самую настоящую почву.
   Прислушиваясь и принюхиваясь, Вик приготовился подниматься по лестнице. Опустил автомат к бедру, чтобы не выбили, коли придёт кому такая охота. В каждый дверной проём вскакивал рывком, пригнувшись, кидался влево, боковым зрением фиксировал обстановку.
   Как он и надеялся, дом был пуст, ни единой живой души. Проходная комната на втором этаже отлично подходила для наблюдения за площадью. Тут и остановились, сперва, конечно, обследовав прилегающие помещения.
   Пейзаж, открывшийся из окна, не выглядел сколько-нибудь оптимистичным. На этой высоте кроны тополей сужались, позволяя наблюдать за площадью и кусочком Крещатика. Позабывшие о воде растрескавшиеся чаши фонтанов напоминали переполненные мусорные ямы. Проезжая часть густо заросла деревьями и кустами, между которыми догнивали рыжие остовы брошенных автомашин.
   Кончилась нефть, а следом приказала долго жить цивилизация осоловевших потребителей. Может, они бы подёргались ещё какое-то время, но вот, незадача - Землю "поцеловала" увесистая комета... Сочетание двух бедствий стало фатальным, ведь за всю свою многовековую историю люди не научились обеспечивать себя самым необходимым: пищей и водой, теплом и светом. Всё это они брали у природы, и думали, так будет всегда...
   Да-а, в такой засаде ему ещё ни разу сиживать не приходилось. Что называется, занесла взбесившаяся машина времени! Весь мир, вся планета стала "горячей точкой", отсюда не уедешь к чёртовой матери, отслужив положенный срок.
   Ну и ладно. Как пела когда-то другая "Машина" про "изменчивый мир" - не стоит под него прогибаться! Если прогибаться под этот озверевший, вставший на голову мир - человеком быть точно перестанешь.
   Отгоняя невесёлые мысли, Диксон вспомнил одну из любимых песен группы...
  
   Мы в такие шагали дали, что не очень-то и дойдешь.
Мы в засаде годами ждали, невзирая на снег и дождь.
Мы в воде ледяной не плачем, и в огне почти не горим -
Мы охотники за удачей, птицей цвета ультрамарин!
   (1)
  
   Показалось, что в голове зазвучали не только эти слова, но и знакомая, сотню раз слышанная музыка.
   -"Какие вы интересные создания... Ты самка, а всё время думаешь о себе, как о самце... Чувствуешь себя живущей вторую жизнь и при этом помнишь первую. Кроме всего этого, ты ещё и думаешь чужие, заученные наизусть мысли, которые сопровождаются ритмически систематизированными звуками!"
   -"Ритмически систематизированные звуки" одним словом называются "музыка". Музыка плюс слова - получается песня... И вы для меня интересны не меньше - я в первый раз встречаю живое существо, умеющее говорить мыслями. Дед, конечно, тоже, но мы всё-таки принадлежим к одному биологическому виду..."
  
   Массовое мероприятие постчеловеков не заставило долго ждать своего начала. По краям площади стали собираться группки горилл, - и буквально в то же мгновение донеслись голоса снизу!
   Майор вопросительно глянул на крысу: Кто, мол, припёрся, чего тут надо?
   На первом слышались по-хозяйски уверенные тяжёлые шаги, бряцание железа, негромкий смех.
   -"Нас не ищут. У них здесь какие-то дела", - сообщила Лариска.
   Прикинув, какие дела могут быть у группы вооружённых самцов, занимавших позицию на пути вероятного отхода нагруженных пайками сородичей, её компаньон подумал:
   -"За мной!"
   Человек и крыса торопливо взбежали на четвёртый. Это было опасно - в окно уже не выпрыгнешь, коли припрёт. Но для засады лучшее место именно второй, там перед одним из окон недавно рухнуло старое дерево, открыв удобный сектор обстрела. Этажом выше гориллы могли посадить наблюдателя.
   Вику больше всего импонировала роль "наблюдающего за наблюдателем". Приникнув ухом к дыре вентиляционной шахты, он вслушивался в неясные отзвуки голосов...
   -ВНИМАНИЕ! - громом грянуло с небес, от неожиданности майора прошиб холодный пот. -Уважаемые жители города!
   Голос был женским, хорошо поставленным, ничуть не напоминая примитивную озвучку телепередач.
   -Правительство начинает выдачу продовольствия и предметов первой необходимости. Правила прежние - один комплект в одни руки. Неисправное оружие - на обмен. Нести стволами вниз, с отсоединёнными магазинами. Строго соблюдайте очерёдность, за порядком следит автоматизированная система контроля. Спасибо за внимание.
   По периметру площади собрались уже целые толпы горилл, не пересекавших, однако, невидимой границы. Перед постлюдьми прохаживались рослые самцы с палками в руках, начали формировать очереди. Указывали на кого-нибудь из толпы, избранные послушно выходили вперёд, становясь в затылок друг другу.
   На залитое солнцем пространство разом упала гигантская тень. Снижался знакомый Диканову по картинкам Ларисы дискообразный аппарат... Нет, похожа лишь форма, этот не меньше сотни метров диаметром!
   Толпы горилл вожделенно заколыхались, ручейки очередей протянулись от них к серёдке майдана, расчищенной от обломков и мусора. Исполинским зонтиком нависнув над площадью, дископлан разом извергнул на землю первую порцию груза и отряд аборигенов-раздатчиков в ослепительно белых штанах.
   "Процесс пошёл", как говаривал когда-то зачинатель развала. Кучковались по краям первые десятки осчастливленных, уже нагруженные мешками, готовились отправиться в обратный путь. Поодиночке, понятное дело, никто уходить не рисковал. На площади, под охраной системы контроля "тарелки", все чувствовали себя в безопасности, но кто знал, что ждало неповоротливых, обременённых грузом горилл в лабиринтах заросших улиц?
   -"Надо было им разделиться - одни бы несли мешки, другие, налегке, охраняли носильщиков".
   -"Каждый тащит своё и не доверяет остальным", - ответила крыса.
   -"Потому они изначально проиграли. Как и мы в прошлом, когда каждый стал сам за себя и один против всех. Словно шакалы..."
   В состоянии вынужденного безделья майору как всегда хотелось курить. А мысль, что в его нынешнем мире табак, возможно, просто отсутствует как растительная культура, сильно давила на психику.
   -"Шакалы" - это что значит?"
   Рост не позволял Лариске выглядывать в окно, и она компенсировала дефицит визуальной информации, задавая свои бесконечные вопросы.
   -"Твари вроде собак, только трусливые и подлые".
   -"Ненавижу собак!" - лязгнула зубами крыса.
   -"Да чтой-то я их пока не видел..." - Вик прищурился, рассматривая толпы постчеловеков.
   -"Ночью охотятся. Лучше бы и не видеть".
  
   Минуты складывались в часы, группки навьюченных горилл потиху начали рассасываться с майдана в разные стороны. Засада на втором этаже пока что никак себя не проявляла. Судя по всему, ждали, когда дископлан уберётся восвояси.
   -"Терпение - первая заповедь в засаде", - подумал Лариске Диксон, и она охотно согласилась.
   Летательный аппарат, тем временем, выплюнул очередную гору пайков.
   -"Как он это делает? Не видно ни кранов, ни манипуляторов..."
   -"Мне непонятно тем более", - уныло отозвалась крыса. -"С этими людьми нам пока не тягаться".
   -"А я вот - попробую", - недобро усмехнулся майор. -"Ишь, "золотой миллиард" выискался, жемчужина в навозной куче..."
   Лариска не выразила определённой мысли, но чувствовалось - она не особенно уверена в победе Диканова над столь могущественным противником.
   -"Ты в этом здании далеко чувствуешь?" - справился Вик.
   -"Ну, собак в подвале чувствую".
   Как обычно, при упоминании о собаках, крыса оскалилась, забив хвостом.
   -"А других горилл где-нибудь в доме чувствуешь, кроме тех, что на втором? Кстати, сколько там их точно?"
   -"На втором этаже четырнадцать самцов, на третьем - два... О, сейчас один спускается на первый, значит, остался один. Других горилл в доме не чувствую".
   -"А людей?" - на всякий случай спросил Диксон.
   -"Нет и давно не было. Запаха совсем не чувствую".
   Солнце поднялось в зенит, становилось жарко. Он расстегнул куртку.
   -"И это дни холода? Даже не дни потепления?"
   -"Ночами бывает ещё колотун", - заметила Лариска.
   Обмениваясь мыслями, майор не забывал прислушиваться и внимательно оглядывал площадь. Толпы у стен домов заметно редели, вливаясь в ручейки очередей. Жаждущих правительственного пайка оставалось меньше и меньше. Приглядевшись, Вик понял - среди этих горилл есть самки!
   -"Разве их самки ходят за пайком?" - удивился Диканов.
   -"Ходят. Те, кто не успели или вообще не способны родить..."
   По мере уменьшения количества горилл на площади, движение к месту раздачи и обратно становилось быстрее, быстрее и быстрее. Торопливо ухватив паёк, аборигены чуть ли не бегом бросались с майдана. Когда в очередях осталось меньше сотни постчеловеков, примерно треть их, по большей части самки, стоявшие самыми последними, забыли про паёк, и рванули куда глаза глядят - только пятки засверкали.
   -"Эти-то чего боятся, у них нечего отнимать..."
   -"Жизни", - лаконично ответила крыса. -"Они правильно рассудили, что охотников сидит по домам уже больше, чем добычи на площади. И кому не достанется пайков, начнут убивать членов другой стаи, чтобы просто съесть".
   Лариска представила разделанную гориллу, и мечтательно лязгнула зубами...
  
   Несколько часов кряду висевшая над майданом, "тарелка" вдруг разом втянула груду ломаного оружия и белоштанную команду раздатчиков. Из внешних динамиков дископлана полилась весёлая, жизнерадостная музыка, и со скоростью монгольфьера он плавно поплыл в небо.
   Шесть-семь десятков горилл, жадность которых одержала верх над разумом, забыли про очередь, и наперегонки кинулись расхватывать оставленные по их количеству мешки.
   Созерцая столпотворение, Диксон думал: "Лень и жадность... Иначе вообще зачем отнимать чужое? Дают каждому, кто хочет. Но нет, нужно побольше и сразу! Чтобы не ходить каждый раз на раздачу, чтобы выменять за часть пайка что-нибудь у соседа, или трахнуть соседку..."
   По мере отдаления "тарелки" музычка затихала, а по краям площади послышались первые осторожные выстрелы. Убедившись, что экипаж правительственного аппарата не намерен реагировать на нарушение порядка, "охотники" открыли ураганный огонь по навьюченным сородичам. Это была настоящая бойня.
   -"Ночью вам будет чем поживиться", - думал майор, глядя, как автоматные очереди косят разбегающихся носильщиков.
   -"Мысль неверна", - печально отозвалась спутница. -"Вскоре после того, как затихнет стрельба, трупы начнут разделывать сами гориллы. Ближе к ночи за остатками явятся собаки. А нам придётся либо драться с ними, либо довольствоваться тем, что они не доедят..."
   -"Внимание!", - крыса насторожилась. -"Гориллы со второго этажа спускаются и выходят на улицу. Два самца на третьем пока остаются на местах".
   Не имея возможности наблюдать за передвижением противника, Вик только догадывался о его намерениях.
   "Основная группа приготовилась к нападению, а наблюдатели должны подать условный сигнал".
   Те носильщики, что сумели уцелеть под огнём на площади, втягивались теперь в узкие заросшие улочки.
   Двойной крик вороны - вслед за ним автоматные очереди совсем рядом с домом!
   -"С третьего этажа тоже уходят... Всё, горилл в доме нет", - доложила Лариска.
   Решив дождаться конца междоусобной разборки, Диканов продолжал наблюдать за усеянным мёртвыми телами майданом. От домов к ним начали подбираться мародёры, поднимали валяющиеся мешки, оружие - и, в свою очередь, превращались в добычу. Снова звучали выстрелы, снова падали гориллы. Усмехаясь, майор наблюдал, как один и тот же огромный оранжевый мешок в третий раз перешёл из лап в лапы.
   Тем не менее, площадь и прилегающие к ней улицы постепенно пустели. Все стремились как можно скорей убраться подальше со своей добычей.
   Давно перевалившее зенит солнце начало склоняться к закату. Вик прикинул по долготе светового дня - да, и вправду похоже на март, может быть, на начало апреля. Но зелень цветёт, как в мае, а жара стоит вообще какая-то летняя!
   Охотники за пайками ушли делить добычу, а каннибалы ещё не появились. Похоже, настало минутное затишье, пора идти. Странная парочка осторожно высунулась на улицу, озираясь по сторонам. Метрах в пятнадцати от подъезда валялся труп в зелёных штанах...
   Короткими перебежками человек и крыса возвращались в метро.
   -"Сколько свежего мяса!" - то и дело сокрушалась голодная Лариска.
   Из подземного перехода торчали мятые, поросшие мхом и травой кузова легковушек. Диксону показалось - между ними вполне может пробраться крыса, даже такая крупная!
   -"А если стащить трупы сюда, на лестницу - твои сородичи смогут собрать их сейчас, пока ещё не пришли каннибалы?"
   -"Смогут, но мне нужно знать, сколько будет трупов. И что ты за это хочешь от крыс?"
   Сквозь кусты Вик засёк впереди движение - оба тотчас юркнули в заросли.
   -"Сколько получится трупов, я и сам пока не знаю... А от вас мне нужно ещё оружие, лучше из складов, старое надёжней. Еда в железках, как у деда. Под "Крещатиком" и "Арсенальной" точно были огромные склады, там найдётся и то и другое, если раньше не растащили. Ещё нужна возможность уйти под землёй как можно дальше на юг, хотя бы до "Голосеевской", если не успели построить дальше. И всё".
   Пока Лариска думала, Диканов наблюдал за появившимися гориллами. Напуганные зверским мочиловом, они двигались медленно, бесшумно, прижавшись плечом к плечу, выставляя перед собой короткие автоматы.
   "Ещё несколько шагов, и нас обнаружат!"
   Майор тщательно прицелился, короткая очередь свалила ближайшего самца.
   -Бросай оружие, руки вверх!! - заорал Диксон, третьим выстрелом в голову добивая раненого.
   Стукнули оземь автоматы, двое оставшихся в живых покорно подняли заметно трясущиеся руки. Или "лапы"?
   Ростом всего лишь по грудь, да ещё сутулятся. Низкие лбы, выпуклые надбровные дуги... Зато в плечах косая сажень! А шерсти на мордах почти нет - видать, молодые.
   Угрожающе поводя стволом, Вик скомандовал:
   -Взяли его - ты за руки, ты за ноги!
   Гориллы наклонились, подняли убитого. Теперь ясно, почему они ходят так тихо - ни на одном нет обуви.
   -Нести к входу в метро. Бегом, марш!
   Он подобрал трофейное оружие, и подумал Лариске:
   -"А ты наблюдай вокруг, сразу предупреждай, если почуешь других горилл".
   Сопровождая пленников, испуганно поглядывавших на огромную крысу, Диканов понял - он "слышит" их страх! Чувствует сам, без помощи жительницы подземелий!! И по мере приближения к входу в метро этот страх превращался в животный ужас.
   -Не бойтесь, сейчас день, крысы не выйдут!
   -Эта - вышла... - пробормотал самец в засаленных голубых штанах, с ненавистью косясь на Лариску.
   -Бросайте туда, да подальше, - майор кивнул на уходящие под землю ступеньки, засыпанные грязным песком и мусором.
   И весело подумал союзнице:
   -"Первый пошёл! Можешь вызывать своих. Но не забывай смотреть по сторонам!"
   -Теперь вы идёте к этим трупам, берёте каждый по одному за ноги, и бегом тащите к метро. Десять трупов скинете вниз - и всё. Пошли!
  
   -"Мы с тобой такая сила!" - восторженно думала Лариска.
   Внимательно следя за "грузчиками", Диксон честно ответил:
   -"Я не смогу здесь всё время жить. Ты ведь почувствовала - от меня совсем другой запах".
   -"Да. Пахнет по-другому", - согласилась крыса. -"Этот запах мне незнаком. Почему?".
   -"Я другой человек. Ты знаешь, где живут другие люди?"
   -"Нет. Гориллы, дед, и ты - все, кого я тут знаю, кроме сородичей. Если не вспоминать собак. Я не мыслю неправды. Могу что-то умолчать, но не лгу".
   -Приятное отличие от людей, - вслух проворчал Вик.
  
   Таскать было недалеко, да и молодых горилл силой Бог не обидел. Справились быстро.
   Может, самцы неправильно поняли это "и всё", но, спустив с лестницы десятого покойника, не сговариваясь, напали. Один бросился на крысу, другой на Диканова.
   Он мгновенно подстрелил дальнего, а с тем, что летел на него самого, вышла небольшая заминка. Зверочеловек был почти рядом, майор нажал на спуск, но выстрела не последовало. Чертыхнувшись, он швырнул в обезьянью морду автомат, самец вскинул лапы - и через полсекунды получил берцем в промежность.
   Сорвав с плеча следующий "калаш", человек готов был стрелять, но его потомок уже позабыл об агрессии. Обеими лапами держась за ширинку, он с жалобным воем катался по земле. Диксон подобрал внушительный тесак гориллы, снял с неисправного автомата магазин с патронами, сунул в карман.
   Подскочила Лариска, щёлкая зубами, нацелилась на загривок самца. В свою очередь Вик навёл на пленника оружие:
   -Встать!!
   Пошатываясь, тот кое-как поднялся.
   -Бегом к тем кустам с белыми цветами!
   Придав горилле ускорение берцем пониже спины, предок потрусил следом.
   -Вперёд, вперёд! - подталкивал стволом, явственно ощущая: с каждым шагом ненависть зверочеловека снова побеждает страх.
   Кусты со всех сторон закрывали коробку вентиляционного киоска - как только оттуда, изнутри, удавалось что-то рассмотреть?
   И тут самец снова рискнул наброситься. Майор не стал устраивать среди зарослей рукопашную с шкафообразной гориллой - одиночный выстрел закончил жизненный путь неразумного потомка.
   Доволочь тяжеленную тушу до люка и сбросить вниз - на это едва хватило нынешней силы Вика. Он был раздражён и зол. Слава Богу, хоть вещмешок с патронами на месте...
   -"На площадь опускается плоская железка!", - неожиданно передала крыса уже собиравшемуся спускаться союзнику.
   Диканов перевёл взгляд вдаль. Дископлан, но не тот, что привозил пайки. Намного меньше размером, невзрачно-серого цвета.
   -"Горилл поблизости нет?" - справился у Лариски.
   -"При виде таких "небесных железок" обитатели города прячутся кто куда. Это - высылка".
   Майор не успел удивиться, как под брюхом дископлана материализовалась одинокая человеческая фигурка в жёлто-чёрной "шахматной" одежде...
  
  
   ДЖЕССИКА
  
   Чуть не задохнулась от пыли, чихнув целых три раза подряд.
   Дискай не спешил улетать, и подняв голову, я крикнула в ребристый фюзеляж:
   -Будь проклята ваша лживая гуманность! Придёт день, когда вы все окажетесь на моём месте! Если не объединитесь...
   -Лучше беги! - бесцветным голосом Шейлы ответили динамики плейта.
   Мне не оставалось ничего другого. Мельком оглядев развалины, я засекла ближайший спуск в подземку, и со всех ног бросилась туда.
   За свои тридцать два года я тысячу раз видела ритуал изгнания, и прекрасно знала - есть лишь два пути. К дикарям или к крысам. И всё давно для себя решила... По крайней мере, крысы не насилуют и не пытают людей, прежде чем разорвать и съесть.
   Зверолюди устраивали свои палаческие оргии прямо под открытым небом, кого им было бояться. Сейчас перед глазами вставали эти записи с сателлитов - изощрённые многочасовые пытки и ужасные изнасилования изгнанных. Их специально показывали в таунах - для острастки потенциальных диссентеров.
   Kiss my ass! Не подрочить следователю под садистскую порнографию с моим участием! Обломается, гад...
   Многие женщины панически боялись одного только вида мутировавших крыс, но лично мне сэвэдж были намного менее симпатичны. А сказки, будто с ними можно договориться... Попробуйте побеседовать с зомби! Животные рефлексы плюс навязанная примитивная программа - всё.
   Сама, увы, приложила руку к тому, чтобы варвары оставались такими.
   В ходе следствия мне предоставили массу времени для размышлений. Не меньше пяти раз изгнание "репетировали" в виртуальной реальности, всегда пробуждая перед каким-нибудь особенно "приятным" моментом. Типа прикосновения смердящего зверочеловека...
   Я лучше других умела отличать вирт от реала - двенадцать лет в масс-медиа, как-никак. Да и палачи в этот раз, похоже, не собирались окончательно лишать жертву рассудка. Но сейчас всё-таки не была стопроцентно уверена, что это не очередная "репетиция".
   Плевать! Лучше буду думать, что это вирт. Так нервам спокойней. А хладнокровие нужно, как никогда...
  
   Мой Бог, какое дерьмо!!!
   Жёлоб на месте бывшей лестницы в подземку прямо-таки завален трупами дикарей. Тут же стая громадных крыс - деловито рвёт мертвечину на части.
   Я попала на праздничный ужин, неужели, в качестве блюда?! Надо же так залететь, и в самом начале...
   -"Reset, reset, reset!"
   Панические мыслекоманды не вызвали никакой реакции брейна. Неудивительно, даже если я в вирте - согласно закону, диссентер немедленно лишается дееспособности.
   Они что, теперь решили пугать меня крысами?
  
   -Эй, высланный, жить хочешь - бегом ко мне!
   Заслышав язык здешних сэвэдж, я едва не напустила в штаны, испуганно обернулась - и увидела чудо.
   Человеческое лицо!
   Здесь, в зловонных руинах, среди банд озверевших зомби, может кто-то жить?
   -Come here! This way!! Quick!!!
   А вот от этого я едва не лишилась чувств. Человек знает таун-язык!!
   Стоять в десятке метров от хищников было и вправду смерти подобно, пора подбирать челюсть. Несколько секунд ветра в ушах - и я возле какого-то сооружения. Дверь гостеприимно открыта, а в моём положении главное - не задерживаться на открытых местах.
   Рослая, короткие волосы плешками, как от какой-то кожной болезни...
   Девушка пропустила меня внутрь, и первое, что я там заметила - точно такая же крыса-монстр, только упакованная в рюкзак!
   -Fuck!! - от испуга снова перешла на таун.
   Закрывая дверь изнутри, мой ангел небрежно бросила через плечо:
   -Don't worry, оut of danger...
   В полу этого сооружения открыт круглый лаз, вниз уходят железные скобы.
   -Go down, you - first!
   Палец девушки указал на колодец.
   Минуту назад я сама собиралась спуститься в метро, чтобы умереть, а сейчас, когда мне это приказывают...
   Но выбора нет, послушно сползла в раскрытый зев люка. Сверху стук подошв по металлу лестницы. Хм, у неё сохранилась обувь? Она тоже была изгнана, и смогла избавиться от трекера? Как?
   С грохотом закрывается люк - мы в кромешной тьме. И что теперь?
   -Lady, go down! Just now, it's long way...
   Я начала спускаться в неизвестность, заодно размышляя: "Всё-таки, её речь не идеальна, вряд ли родной язык".
   Словно угадав мысли, девушка спросила:
   -Do you speak Russian?
   -What's mean "Russian"?...
   Сухая земля обильно сыпалась на голову с её ботинок. "Если одной рукой попробовать отряхнуться... А глубоко ли дно, вдруг я упаду?"
   -Хорошо, вот на этом языке вы можете говорить? - послышалось сверху.
   -Могу. Это язык сэвэдж, я не знала, что у него есть какое-то другое название.
   -Ну, слава Богу, - новая знакомая облегчённо вздохнула. -А то мой словарный запас английского не слишком богат.
   -Английского? Это таун-язык, у нас его так называют, на нём говорят жители таунов. Вы разве не оттуда?
   -Ладно, с лингвистикой позже. Вы как, крепко держитесь на лестнице?
   -Да вроде.
   -Ну тогда слушайте. Я не хочу, чтобы вы испугались, потому предупреждаю заранее. Там, внизу, лежит труп, так что приготовьтесь нащупать его ногой, и не вздумайте кричать.
   "С чего она взяла, что я непременно буду кричать? На вид, кажется, моложе меня, и голос вот..."
   -Спасибо, я приготовлюсь...
  
   Спускались довольно долго, но в этом весьма неприятном процессе я сумела отыскать один несомненный плюс. Через какое-то время мусор с подошв спутницы осыпался на меня весь, и нового уже больше не падало.
   Костюмчик смертника оказался слишком тонок, я совершенно не чувствовала на себе одежды. Ощущение полной наготы в подобной обстановке не из приятных, к горлу то и дело подкатывал комок ужаса.
   Было от чего. В кромешной тьме я спускалась на головокружительную глубину в подземелье хищников-мутантов. Скорее всего у той, что топала сверху, тоже не было источника света. Неудивительно - смертникам не давали ничего, кроме одноразовой одежды и обуви. Не давали даже белья... Наверное, чтобы зомби быстрее добирались до тела.
   Тупой болью между лопатками напомнил о себе трекер - никогда бы не поверила, что о такой штуке можно хоть на секунду забыть! Если через сорок семь часов с какими-то минутами меня всё ещё не съедят, он сработает, как бомба.
   Потакая садистской фантазии правителей, палачи специально устанавливали небольшую мощность взрыва. Он выдирал в спине дыру сантиметров десять, но не убивал мгновенно. Пару раз и мне приходилось видеть, как умирающий изгой ползёт по земле, словно червяк, медленно истекая кровью.
   Может быть, это лучше гибели от зубов и когтей. Не знаю, и не хотела бы узнать... Хотя, вполне вероятно, придётся. Мало кому из смертников удавалось выжить в каменных джунглях хотя бы сутки.
   -Как вас звать? - вдруг "проснулась" до того мерно сопевшая незнакомка.
   -Джессика Симпсон...
   Отчего-то девушка засмеялась.
   -Извините. Там, откуда я сюда угодил, это довольно известное имя. Не ожидала услышать.
   -А как твоё имя? - в свою очередь поинтересовалась я.
   -Диксон.
   -Тоже вроде, знакомо...
   -Это топоним, географическое название.
   Однако изъяснялась она весьма странно. Тот язык сэвэдж, которому меня учили, не содержал как минимум трети слов, употреблявшихся спутницей. Причём очень многие неологизмы были явно заимствованы из таун-языка. Непонятно - если уж знаешь и тот и другой, лучше как следует выучить таун, чем неизвестно для кого обогащать практически мёртвый язык...
   -Диксон, а почему ты обращаешься ко мне во множественном числе? Это что-то особое значит, я ничего не понимаю...
   -Ну, в общем, наверное, ты права, давай оставим официальный тон. В русском языке на "вы" обращаются друг к другу малознакомые люди.
  
   -Ох.ххх... Я, кажется, добралась до дна!
   Вместо очередной железной скобы подошва наткнулась на что-то вроде мешка с тряпьём.
   "Тот самый мертвец, о котором предупреждала Дик".
   Конечно, в сокращённом варианте имя не очень подходило девушке. И вообще, когда там, наверху, она сказала "go down"...
   Секундная вспышка света озарила колодец! Я успела заметить, что мы стояли посередине, а в обе стороны, вправо и влево, уходили пустые тёмные коридоры. Увидав, где тут стены, я отцепилась от лестницы и сошла с трупа: "А вдруг он живой?"
   Встала спиной к стене, чтобы чувствовать хоть какую-то надёжную опору и сориентироваться в темноте.
   Послышалось звяканье, неясные шумы - и вдруг отчётливый вздох где-то внизу, у пола, и тут же громкий стук когтей по бетону!!
   -Что это за звуки? - голос показался испуганным даже мне самой.
   -Не бойся, я просто высадила Лариску.
   Спустя пару секунд до меня дошло - так Диксон звала свою ручную крысу.
   -"Я такая же "его", как и ты. Нет, ты, пожалуй - больше!" - раздалось у меня в голове.
   Покачнувшись, я обеими руками вцепилась в стену.
   "Странный мыслеголос!"
   -"Джессика, превосходно, ты умеешь слушать! Здесь такая способность - необходимое условие выживания".
   "Ещё один!!" - тихо сползая по стене, я застонала.
   -Мы не хотели тебя пугать.
   Негромкое контральто девушки прозвучало извиняющимся.
   -"Это мой мыслеголос, а это..."
   -"А это я, Лариса!" - прорезалась другая ментальность.
   -Почему ты молчишь? - обеспокоилась Диксон.
   -"А что надо сказать?" - вяло подумала я, уже полминуты пребывая на грани обморока.
   Два стука шагов, сильные руки легли на плечи:
   -Только не падай!
   Прикосновения Дик стали спасательным кругом в океане безумия, и я отчего-то уткнулась ей в куртку лицом, тихо проглатывая слёзы. Девушка чуть обняла, подумала мне:
   -"Не надо, ещё не время расслабляться. Сперва давай избавимся от трекера".
   -What?
   Отпрянув, я больно треснулась затылком о стену.
   Где мои роскошные волосы, они бы смягчили удар...
   -Как ты это представляешь? Тут есть сэджен-комплекс с бактерицидал сфера?
   От Диксон хлынуло уверенное тепло, сжав мне плечи, она твёрдо промолвила:
   -Мы что-нибудь обязательно придумаем!
   -"Итак, к делу. Времени мало, но сперва дадим возможность поужинать нашей союзнице".
  
   Эмоция давно сдерживаемого голода волной накрыла нас обеих. Я не осознала пока, что гигантская крыса и вправду разумное, мыслеговорящее существо, но это, похоже, было именно так.
   -Идём пока погуляем, - взяв под локоть, Дик отлепила меня от стенки.
   -"Как ты ходишь в этой кромешной тьме".
   Я впервые целенаправленно подумала, и сразу поняла, что меня слышат.
   -"Постепенно глаза привыкают... Другого выхода нет".
   -"А что это за вещь я у тебя видела - с открытым огнём?"
   -"Зажигалка..."
   -Зажи... кто?
   Ещё одно незнакомое труднопроизносимое слово!
   -Ну, lighter...
   Да... Этого слова не могло быть в языке сэвэдж по одной простой причине - им никогда не давали зажигалок. Приборчик Диксон выглядел совсем непохожим на нормальную зажигалку, и технологию использовал совершенно иную.
   Таинственное прошлое Дик интересовало меня всё сильнее, но она, конечно, была права. В первую очередь нужно избавиться от трекера, иначе у меня не станет будущего.
   "С чего бы она вообще стала со мной возиться..."
   Не понимаю. Ещё одна странность.
   Несколько поздновато вспомнив, что наши мысли теперь - открытая книга, я уловила иронию своего ангела.
   Лицо вспыхнуло краской стыда, я впервые обрадовалась темноте.
   -"Я решил, вдвоём веселей. Сложим, что знаешь ты, и что знаю я - может, выкрутимся".
   -"То, что знаю я, вряд ли поможет выжить в руинах".
   -"Я и не собираюсь тут задерживаться... И вот что ещё - давай будем стараться больше говорить без слов. Так безопаснее: мы не издаём звуков, и можем прислушиваться к тому, что творится вокруг".
  
   Сочтя, вероятно, что мы удалились на достаточное расстояние, спутница остановилась. Позади слышался хруст костей, иногда даже сдержанное рычание. Вздрогнув, я смогла быстро справиться с собой. Теперь это мой мир, по крайней мере на ближайшие сорок семь часов.
   -"Умеешь с ним обращаться?" - взяв мою ладонь, Диксон положила её на холодную сталь автомата.
   -"Увы, нет..."
   -Не можешь - научим, не хочешь - заставим. "Шутка", - уже без слов добавила она.
   Я ещё не привыкла беседовать мысленно. В таунах встречались такие, со способностями, но с самых молодых лет их забирали на работу в спецслужбы.
   -А-а!, как же я раньше не догадалась - ты тоже оттуда! -"Вот почему ты такая странная!"
   -"Да уж... Странная, это факт. Странная по самое не могу... Но давай сейчас об оружии - от этого жизнь зависит. Сейчас я отсоединю магазин..."
   Она комментировала непонятные щелчки и шуршания.
   -"А сейчас отрегулирую длину ремня... Запоминай - после отсоединения магазина один патрон может остаться в стволе. Чтобы не убить кого-нибудь случайно, надо передёрнуть затвор. Патрон вылетит справа, и его нужно поймать, чтобы не упал".
   Четырьмя руками нам кое-как удалось не упустить в темноту драгоценный патрон. Потом Дик надела оружейный ремень мне на шею. Изучать автомат можно было только на ощупь, она взяла своими ладонями мои, и мысленно объясняя, прикладывала пальцы к той или иной части оружия. Сперва мы стояли лицом к лицу, но вскоре стало ясно, что так неудобно.
   Отчего-то вздохнув, Диксон обняла меня сзади, левой рукой взяла мою левую ладонь, правой - правую. Вначале немного отвлекала исходящая от неё странная эмоциональная волна, потом я сосредоточилась, и дело пошло лучше.
   Наши левые руки обхватили автомат за пластиковую штуковину под стволом. Правые нащупали рукоятку затвора.
  
   Когда справа донеслись приближающиеся шаги крысы, я даже обрадовалась - наконец-то, урок окончен! Конечно, понимала: не умея держать оружие, выжить в джунглях невозможно. Но всё равно надоело монотонное повторение - магазин туда-сюда, затвор туда-сюда, переводчик туда-сюда...
   Хищник излучал такую удовлетворённость сытостью, что это вызвало улыбку.
   -"Пойдёмте в закрома?", - опять непонятно подумала Дик, тут же, правда, поправившись. -"Я имею в виду склады".
   -"Да, конечно", - не возражала наша провожатая по подземному царству. -"Только сперва нужно договориться с местными".
   Не научившись пока что видеть в темноте, я, тем не менее, ощутила, как мимо нас проследовал источник её мыслеголоса, и не спеша удалился в неизвестность. Секундой позже обоняния достигла мощная волна запаха сырого мяса.
   Мне всё сильнее хотелось в туалет, а комбинезон смертника снять самой было невозможно. Только разорвать.
   -"Хорошо ещё, не надо это объяснять вслух...Материя очень тонкая, она порвётся, ты не могла бы помочь?"
   Диксон забрала автомат, мы зачем-то пошли в большой тоннель. Подумав об этом, я получила мысленный ответ - малый коридор ведёт к остаткам мяса и гадить здесь было бы неуважением по отношению к крысе.
   "Надо же, этикет у крыс..."
   Хорошо ещё, она мои мысли сейчас не слышит.
  
   С той стороны тоннеля бесконечно журчала вода, пришлось сжать бёдра, чтобы не описаться от этого звука.
   Спасительница начала осторожно растягивать ворот моего единственного предмета гардероба. Сперва правое плечо - я освободила руку, потом левое. Ну вот, а дальше уже сама...
   -Спасибо, - прошептала я, торопливо спуская эту видимость одежды до колен.
   Уффф, какое облегчение! И ведь вроде бы давно не пила...И не ела. Перед изгнанием меня, кстати, не покормили, хотя было время ужина. Видимо, и это входило в программу издевательств, как одежда, которую самой не снять, не изорвав при этом.
   Дик тоже решила присесть за компанию, и я взяла её груз.
   Боже, какая тяжесть! Зачем четыре автомата? Я мысленно спросила, есть ли здесь ещё люди, но получила отрицательный ответ.
   -"Только старик, я брала у него оружие, надо вернуть".
   -"А зачем остальные?"
   -"Это ненадёжные стволы..."
   С этим пришлось согласиться. Сэвэдж не давали долговечных вещей. Постоянно в чём-то нуждающиеся, они сильнее зависели от правительства. Главным "крючком", конечно, были наркотики, вода и пища...
  
  
  
  
  
  
  
  
   ДИКСОН
  
   Высланный что-то кричал, размахивал руками.
   -You better run like hell! - громыхнул женский голос с "тарелки", и человек послушался.
   По странному стечению обстоятельств "клетчатый" из всех возможных направлений выбрал курс к нашему вентиляционному киоску.
   Уже через несколько секунд я зафиксировал женскую манеру бежать, да и рост приближавшегося был далеко не гренадёрским.
   "Шахматный" комбинезон повернул к тому самому входу в метро, и встал, как вкопанный, созерцая картину крысиной трапезы. Похоже, впал в ступор.
   Меня подмывало крикнуть: "Метро сегодня закрыто", но я решил не издеваться.
   -Эй, высланный, жить хочешь - бегом ко мне!
   Она обернулась. Лицо искажено ужасом, вытаращенные глаза размером с чайные блюдца. Что делать, пришлось то же самое повторить по-английски.
   Включив, наконец, мозги, побежала. Ничего так фигурка, и даже зековская стрижка "налысо" облика в целом не портит. Лицо, правда, зелёное от страха, но это хорошо - хоть какой-то камуфляж.
   Втащив девушку внутрь, я торопливо заблокировал дверь, услышав позади испуганный вскрик.
   Понятно, заметила крысу, да ещё в вещмещке.
   Мы полезли в колодец, и тут я понял, что слышу не только Лариску, но и её! Несколько осложняло дело, что думала высланная на английском.
   Страх... "Осталось 47 часов с минутами".
   Немного, да.
   Предупредил, чтобы не визжала, когда наткнётся на дохлую гориллу - обиделась...
   Спросил, как её звать, и в ответ услышал:
   -Джессика Симпсон...
   Ладно, хоть не Мерилин Монро. Имечко - прямо ирония судьбы...
  
   Нужно проверить - а может, и она тоже сможет общаться без слов? Похоже, какая-то часть не деградировавших людей, напротив, приобрела новые возможности. Я как раз выпустил из вещмешка Лариску, попросил начать беседу.
   -"Я такая же "его", как и ты. Нет, ты, пожалуй - больше!" - выдала она.
   В ответ донеслось: "Странный мыслеголос!"
   Слышит! Но не понимает, что к чему. Попыталась объяснить, а она вздумала падать в обморок. Свалится сейчас, что мне её, на горбу тащить? В этом обличье не сдюжу... Пришлось ободрить.
   Костюмчик-то на ней не толще моей майки. Ладно хоть тепло, не замёрзнет. Интересно, на ногах у неё что-то вообще есть - не разглядел. И сохранились ли склады под "Крещатиком"? Многое зависит от того, насколько быстро опустел город...
   Ну, ладно, сеанс психотерапии закончен, пора возвращаться в реальность.
   -"Ещё не время расслабляться. Сперва давай избавимся от трекера... И отдадим долг за патроны".
   Мы направились к главному тоннелю, давая крысе возможность поужинать. Она и так довольно долго проявляла терпение.
  
   Свободное время следовало использовать с максимальной отдачей:
   -"Умеешь обращаться с этим?" - я продемонстрировала новой спутнице автомат.
   -"Увы, нет..."
   Этого следовало ожидать. Во-первых, судя по физическим принципам, которые используют их транспортные средства, "калаш" давно уже не оружие для этого мира. А во-вторых, девица вряд ли трудилась в силовых структурах, следовательно, вообще не держала оружия в руках.
   В темноте учить новичка владеть автоматом мне как-то не приходилось. Пришлось применить новаторские формы обучения.
   "Её комбинезон совершенно неощутим наощупь... И под ним - ничего, совершенно!"
   Практически я сейчас обнимал обнажённую женщину. Вроде бы раньше уже и не особенно интересовался ими - давно не восемнадцать лет, своё отгулял, да и смолоду в бабниках никогда не числился. Одним словом, в последние годы смотрел на противоположный пол спокойно.
   А тут... Наверное, моё новое молодое тело сыграло шутку. Обучая Джессику заряжать автомат, я волей-неволей касался её спины и с раздражением чувствовал свои (?!) отвердевшие соски под курткой. От девушки странно пахло - как будто морской водой и ещё чем-то пряным.
  
   Прошла Лариска, удалилась на переговоры с сородичами. Пора уже двигаться к складам.
   Вдруг выяснилось, что наш новый боец испытывает настоятельную потребность оправиться. А раздеться не в состоянии, придётся помочь.
   Боец... Не боец, а бойцыца... Запустив дрожащие пальцы под резинку ворота, я как мог осторожно потянул марлеобразную ткань. Уши загорелись огнём - глянь со стороны, наверное, заметил бы, как светятся они в темноте. Тряпица, слава Богу, оказалась довольно эластичной.
   Ладони касались бархатной женской кожи. Позабыв, что у меня сейчас точно такая же, я взволновался, как мальчишка.
   Убирая руки, нечаянно коснулся груди. Я видел Джессику всего несколько секунд, и то мельком, было не до разглядываний. И теперь вспоминал, какое же у неё лицо?
   Больше всего в память врезались огромные испуганные глаза. Уши, кстати, были тоже немаленькие. И явственно светилась через ярко-жёлтый квадрат комбинезона большая тёмная ареола правой груди.
  
   Договорившись с местными, вернулась наша бесценная союзница.
   -"Идём?"
   -"Склады далеко?"
   -"Полчаса хода. Люди, правда, там уже побывать успели, но очень давно. Что-то должно остаться, по крайней мере, наши утверждают именно так".
   Крыса улеглась, стремясь использовать для отдыха каждую свободную секунду.
   -"Ну, будем надеяться, что осталось".
   Я навьючил на себя вещмешок, по привычке попрыгал - "не звякает?"
   -"Не найдёшь, что надо, поищем в других местах", - успокоила Лариска. -"Давайте я ещё немного поем перед уходом. Потом ведь от этой гориллы и костей не останется".
  
   Надо отдать ей должное, из коридора крыса вернулась быстро. И мы отправились в путь. Снова капала из щелей между тюбингами вода, а вдоль рельсов текли ручьи. Снова возле стен туда и обратно сновали безраздельные хозяева подземки - крысы.
   Авангард нашей маленькой колонны после сытной трапезы особенно не торопился. Новая спутница легко успевала за мной, шла бесшумно, изредка касалась рукой, чтобы сориентироваться.
   А вообще, хорошо, когда есть проводник. Только, если это не Иван Сусанин...
   Не поняв буквального смысла, Лариска уловила иронию, тотчас отреагировала.
   -"Мы не лжем, я уже говорила. Если оружия и еды не будет в этом месте, я буду искать, пока жители метро не расскажут всё, что они знают. Одиннадцать горилл в один раз - хорошая плата, наши у тебя в долгу".
   -"Тем более, что оружие и еда в банках для вас бесполезна".
  
   Джессика опять наступила в глубокую лужу, подумав: "Эти тряпичные туфли промокли насквозь, скоро развалятся".
   Всю жизнь в нормальном городе, а теперь - ползай тут со мной по подземельям... Жалко девчонку. Но она молодец, не хнычет, хотя в спине, можно сказать, тикает будильник...
   -"Здесь поворот направо, у стены лестница пять ступеней без перил".
   Шум воды остался за спиной, мы углубились в боковой коридор. В горле запершило от пыли. Но тут, по крайней мере, сухо под ногами.
   -"Да, это плюс", - согласилась промокшая Джессика.
   В её обуви давно чавкало при каждом шаге.
  
   Миновали третью подряд открытую дверь, Каждый раз Лариска предупреждала - "на полу валяется много железа". Я не интересовался им. Что провалялось без герметичной упаковки несколько десятилетий, вряд ли могло теперь пригодиться.
   Судя по звуку шагов, мы проходили довольно большие, но пустые помещения. Кто-то побывал здесь раньше.
   -"За этой дверью", - передала крыса, коротко стукнув хвостом.
   Тоже открыто...
   -"Под ногами ящик!" - в последний момент предупредила Лариса.
   Я замер, Джес мягко ткнулась мне в спину. Присев, ощупал препятствие - деревянный ящик без крышки... Внутри ничего нет. Отодвинул его в сторону, и почувствовал, как ящик уткнулся во что-то мягкое. Какие-то тряпки.
   -"Что это, Лариса?"
   -"Я забываю, вы же почти не видите... Кости мёртвого человека".
   Сзади ко мне испуганно прижалась девушка. Её груди ощутимо больше моих...
   От крысы исходит эмоция иронии. Это впервые. Она научилась смеяться?
   -"Я и раньше умела, просто не было подходящего повода",
   -"О чём это вы?" - безмолвно вопрошает Джессика.
   -"Да так... Лариска читает мои мысли, как книгу".
   -А о чём ты подумала?
   Приятный тембр голоса... Акцент, похожий на прибалтийский.
   -"Надо обыскать труп", - беззастенчиво лгу я, начиная шарить в высохших костях.
   Теперь Джес подаётся назад, а от моих щёк, наконец, отливает кровь.
   Возле стенки пальцы натыкаются на что-то металлическое. Небольшой изогнутый ломик.
   -"Сейчас появится призрак Кладовщика..." - подшучиваю над девушкой.
   -"А фомка может пригодиться... Если тут есть полные ящики".
   -"Есть, есть", - уверяет крыса. -"Они тут до потолка".
   Придётся посветить зажигалкой, иначе будем колупаться всю жизнь.
   Потолки невысокие, чуть больше двух метров. Но ящиков действительно до чёрта... Сердце радостно ёкает - эти два зелёных явно оружейные. А что там на полочке справа у двери? Неужели...
   Потушив огонёк, осторожно отстраняю Джес, и подхожу к входу. Отряхиваю от пыли пластмассовый корпус, тихонько нажимаю рычаг. Ещё раз, ещё - жужжа громче и громче, фонарик-динамка выдаёт жёлтый колышущийся луч.
   Теперь очередь пугаться Лариске!
   -"Это источник искусственного света, неопасно", - объясняю ей.
   Джессика, в свою очередь, удивляется, откуда мне знаком этот древний раритет.
   Я отшучиваюсь:
   -"В разведшколе многому учили".
   Бережно нажимая рычаг поистине бесценного предмета, разглядываю надписи на ящиках...
   -"Откуда ты знаешь столько слов, их нет в сэвэдж-языке! Выдумываешь на ходу?"
  

***

  
   Мы проковырялись на складе больше трёх часов. Мужской силы - ворочать тяжеленные ящики - ох, как не хватало! АКМСы (с шестизначными, ещё советскими номерами) были в крайнем ящике, на деревянных стойках, бережно завёрнутые в промасленную бумагу. Магазины и принадлежность - в подсумках. Карманную артиллерию и запалы тоже долго искать не пришлось, а вот патронов, увы, не было вовсе.
   В самом дальнем углу, когда обе уже совершенно выбились из сил, обнаружился ящик говяжьей тушёнки, три пары солдатских ботинок сорок второго размера и шесть бутылок питьевого спирта.
   Несмотря на свинцовую усталость, жрать хотелось невыносимо, потому дегустацию консервов устроили тут же, тщательно вымыв руки девяностошестиградусной жидкостью. Лариска, успев проголодаться, пока мы ползали по стеллажам и двигали ящики, с удовольствием присоединилась. Консервы ей понравились, сказала - у деда тоже осталось немного таких.
   Отдыхая после еды, а заодно прислушиваясь к состоянию желудков, занялись удалением с автоматов консервационной смазки. За три часа с грехом пополам удалось справиться только с двумя, третий обтёрли снаружи. В этом складе не было ни единой тряпки на ветошь, вообще никакой одежды, если не считать той, в которую кутался скелет. Зато имелся ящик русско-немецких словарей, которые пришлось использовать на обтирку.
   Одновременно мне удалось продемонстрировать Джессике, что русский язык - вовсе не жаргон одичавших зомби. Девушка не подозревала и о существовании немецкого, но масса общих слов с её "таун-лэнгвидж" заставили задуматься о моей возможной правоте.
   Порадовались, что одноразовые тапочки Джес нашли себе достойную замену - путешествия к "Республиканскому стадиону" они бы точно не выдержали. На портянки пришлось пустить мою куртку. Наматывать их наощупь, да ещё не на свои ноги, я ещё не учился, потому Джессике пришлось посветить.
   Уходить с непроверенным оружием нельзя - я спросил у Лариски, можем ли пострелять в коридоре, не рискуя кого-то задеть.
   -"В коридоре никого. Но подожди, сначала я предупрежу местных. А то подумают, гориллы в метро полезли, заявятся нас встречать".
   Сделали по два выстрела из обеих автоматов. Джессика - впервые в жизни. Полюбовались на яркие росчерки рикошетов вдали. Гранаты испытывать не стали.
   Что ж, пора идти, время не ждёт. Но вещмешок один, а груза чёртова прорва. Патроны, "феньки", запасные магазины. Тушёнка, три бутылки спирта. Пришлось, увы, пожертвовать пятью гранатами: не поместились. Джес выпало нести два "калаша". Деду тоже взяли советский АКМС в масле - ветоши у него полно, ототрёт. И пару ботинок - обменяем на одежду.
   Я вскрыл несколько банок тушёнки, вывалил содержимое на пол - крысам, что живут в этих местах. Всё равно больше унести мы просто не в состоянии.
  
   Обратный путь проделали без приключений, разве что пришлось один раз перемотать Джессике портянки.
   Дед был ужасно рад моему возвращению, но по-моему, ещё больше - новому автомату, ботинкам и двум десяткам патронов. Едва не прослезился:
   -Как добыла-то, шудо ведь прямо!?
   -Обменяла на гориллье мясо. Лариска помогла. Без неё - ничего бы не было.
   -"И ничего бы не стояло, когда бы не было тебя!" - пропел я крысе, выражая эмоцию благодарности.
   Похоже, музыка вызывала в её сознании странные, весьма острые ощущения.
   -"Жалко, в том складе много нужных вещей осталось".
   -"Чужая территория, надо платить. А зная твои возможности, тамошний народ запросил бы не меньше десятка горилл".
  
   На клетчатый комбинезон Джессики дед смотрел с первобытным страхом, хотя ему с порога сказали, что до взрыва сорок с лишним часов.
   -Будем вырезать трекер, твоя работа - фонариком подсвечивать.
   "Всё равно пришла пора умирать: зрение садится, зубы от дыхания шевелятся", - подумал старик, и согласился.
   Тем более, что на женственные формы Джес он поглядывал с восхищением и трепетом.
   Операцию решили не откладывать - спать в компании с бомбой не улыбалось никому.
   Ложась вниз лицом на топчан, девушка подумала:
   -"Не беспокойся, я знаю, что такое боль. Перед изгнанием диссентеров очень старательно допрашивают".
   В сознании мелькнула парочка жутких картин из недавнего прошлого, заставивших меня стиснуть зубы. Палачи не оставили шрамов на теле, но что творилось в её душе...
   Пообещал:
   -"Я постараюсь как можно быстрее".
   Дедово ложе вроде не стало гнездом насекомых, хотя по запаху в этом можно было усомниться. Вот и гостья едва не задохнулась:
   -"От такой вони запросто потеряешь сознание - тут тебе и анестезия".
   Молодец какая, не трусит! Я положил перед ней свёрнутую "колбасой" полу хлопчатобумажной куртки, чтобы потом сжать зубами. Как следует протёр спиртом спину Джессики, свой нож, даже подержал его ещё над огнём.
   Дед трудился с фонариком - на пару с коптилкой они освещали "операционное поле" практически идеально. Для здешних условий.
  
   Заранее договорился с Лариской: как выну, сразу отдам ей трекер, чтоб отнесла подальше, где никто не пострадает от взрыва.
   -"Неизвестно, когда он взорвётся. Пожалуй, за такой риск мне следует взять с тебя ещё одну полновесную гориллу, согласен?"
   Я пообещал.
   В ответ крыса предупредила:
   -"Ты недавно узнал, что слышишь других. Учти - её боль почувствуешь тоже, приготовься к этому".
  
   И теперь я заканчивал приготовления к своей, в некотором роде, первой операции.
   -Джес, выпей глоток спирта, раньше так делали, когда не было медикаментов. Водой развести?
   -Нет, лучше так. Меньше объём.
   Пододвинув ящик для тотчас вспрыгнувшей на него крысы, подумал:
   -"Буду вести пальцем по телу, а ты думай, где конкретно находится неживое железо".
   Сперва определили примерное местонахождение трекера, я двигал руку довольно быстро. В другой раз намного медленнее кружил ближе к правой лопатке - чем меньше разрез, тем быстрей, по идее, должно окончиться заживление.
   -"Глубоко оно?" - я показал на лезвии глубину. -"Так?"
   -"Чуть глубже... Теперь правильно".
   Второй раз протёр руки спиртом, прокалил на огне нож и шило.
   -Все приготовились!
   Джес зубами ухватила тканевый валик, обеими руками вцепилась в края топчана - и одним движением я сделал нужный разрез.
   Ощущения оказались неслабыми. Хорошо, Лариска предупредила - я как будто резал сам себя! Спина Джессики окаменела, на руках вздулись трицепсы, но девушка не издала ни звука.
   Пошла кровь, я переложил в правую руку второй инструмент, и принялся, словно щупом мину, искать шилом трекер.
   -"Лариса, помогай - куда вести острие: к тебе, от тебя, к ногам, к голове?"
   -"Ко мне, ещё в мою сторону... Глубже. Вот он!"
   Я тоже почувствовал касание, подцепил инородное тело, и одним движением вытащил наружу.
   Крыса, как договаривались, мгновенно подхватила крошечную гадость языком, и бросилась вон из склада.
   Сдвинув пальцами края, я слегка прижал рану.
   -"Вот и всё. Теперь подождём пять минут, должна свернуться кровь. Как себя чувствуешь?"
   Мышцы девушки разом расслабились. Она с трудом вытолкнула сбивчивую мыслефразу:
   -"Пока жива, вроде. Но не уверена... Спасибо... Как там Лариска?"
   Попытался позвать её...
   -"Рада, что вспомнили. Голову не оторвало, уже возвращаюсь. С тебя горилла! Железку выбросила в ручей, течение унесло её с нашего места".
  
   Ранка была небольшой, но я всё равно решил, что Джес должна полежать, пока она не затянется надёжной корочкой. Первое время был рядом, даже во сне следил, чтобы она не пыталась ворочаться, не занесла инфекцию. Постоянно лежать, конечно, невозможно, но первые несколько часов мы выдержали, не поднимаясь на ноги. После операции ей нужно было давать питьё, для чего на спирту вскипятили воду. Но она, вода, неизбежно искала выход - пришлось вставать.
   Торопиться уходить из города было, в принципе, необязательно. Вот только наши запасы еды постепенно таяли. Мысленно я уже начала готовиться ко второй экспедиции в склад под "Арсенальной".
   Кажется, именно тогда, размышляя про нехватку консервов, я впервые подумал о себе в женском роде. Как такое могло случиться? Я, старый армейский волкодав - постепенно делаюсь бабой?!
   "Одну ночь с ней провожжался, сам наутро бабой стал..."
   Если бы действительно "провожжался"! Но строки из песни про разбойного атамана долго тогда крутились в голове. Хорошо, Джессика спала, можно было не бояться, что услышит.
   В конце концов решил - это постоянная близость обнажённого женского тела шутит со мной злые шутки. Вот Джес выздоровеет, спрячет под камуфляж все свои прелести, и я тотчас перестану сходить с ума...
  
   Живя в одном складе с дедом, мы стали понемногу учиться закрывать от него мысли. Думать так, чтобы сказанное без слов не становилось "достоянием широкой общественности". Ещё у меня была масса времени, чтобы как следует отчистить автоматы, подобрать спутнице прочную одежду по размеру из дедовых залежей, нарезать портянок в запас.
   В безмолвных беседах мы много узнали друг о друге - Джессике делать было практически нечего, нельзя даже тренироваться в обращении с оружием, пока на спине не зарубцевалась кожа.
   Услыхав, что я оказалась в развалинах города три дня назад, угодив в обиталище дикарей из далёкого прошлого, она сперва не поверила. Решила, будто такими нелепыми фантазиями я оберегаю секреты спецслужб. В этой мысли Джес укрепила проведённая мною операция по извлечению трекера - среди её бывших знакомых никто не обладал практическими навыками в области военно-полевой хирургии. Даже в таких скромных объёмах.
   Тогда я включил мобильник.
   Быстро разобравшись в меню, спутница принялась жадно впитывать информацию с карты памяти. Музыку, тексты, фотографии. Особенно заинтересовали девушку картинки зданий, машин, самолётов, подолгу она разглядывала изображения, увеличивала детали.
   Изучить содержимое "Нокии" захотели все обитатели склада. Первой на стеллаж забралась любопытная Лариска, следом причапал дед, тоже стал заглядывать в светящийся экранчик. Большинство изображений предметов оказались в равной степени незнакомы всем, кроме, естественно, меня. Но здание Московского университета и снимки, сделанные на ВДНХ, показались старику знакомыми.
  
  
   ДЖЕССИКА
  
   Чертыхаясь от постоянной необходимости тыкать пальцами в маленькие неудобные кнопки, я раз за разом твердила: "Невероятно!"
   Мистификация, и этот ископаемый девайс нарочно создан спецслужбами, чтобы заставить меня довериться Диксон? Но смысл? Во время допросов они выкачали из меня всё, что было в памяти, вывернув наизнанку даже подсознание. Выжали насухо, словно губку. Химии не жалели, до сих пор мутит и кружится голова.
   Так что, значит... мы можем вернуться в прошлое, чтобы его изменить? Нет, она ведь не знает, как сюда попала. Случайность... Случайность? Которая чудом спасла мне жизнь.
   Нет, это уже не случайность, это знак Судьбы. Я должна продолжать борьбу!
  
   -"Рада, что ты решилась поверить. Так оно всё и было", - подумала Диксон.
   -А што это там, не пойму... - щурясь, и дыша полуразложившимся трупом, старик тыкал пальцем в изображение счастливой молодой женщины в ярко-жёлтом летнем наряде.
   -"Одна знакомая", - лаконично ответила Дик.
   Мне показалось, ей вопрос не понравился. Я вперила испытующий взгляд в посланную Судьбой. Опять какая-то тайна, каким-то надцатым чувством улавливала - она не полностью откровенна!
   -Да нет ше... - затряс бородой дед. -"Почему написано "Космос", а не "Мак Дональдс"? Мы однажды были с отцом в Москве и туда заходили, я хорошо помню. Там всегда был огромный фаст-фуд, известный на всю столицу... Какие чизбургеры..."
   -Чизбургеры, говоришь? - неожиданно зло Диксон повторила непонятное слово вслух. -И сто сортов колбасы, бля?
   -Нет, колбашы там отдельно не продавали... - прошамкал житель подземелий. -"Вообще, классное было местечко! Павильоны мировых брэндов, такое великолепие, настоящие сверкающие дворцы... "Exxon Mobil", "General Electric", "Microsoft"... Прямо от входа на каждом шагу клоуны, цветные шарики, кока-кола с попкорном..."
   Рекой лились яркие детские воспоминания всю жизнь прожившего под землёй. А я никак не могла взять в толк, о чём они вообще спорят, почему то, о чём старик вспоминает с радостью, вызывает в душе Дик гнев и ожесточение.
   Что это вообще за мир на картинках, что за странный переполненный людьми таун без единой солнечной батареи, с несуразно огромными окнами в домах?
   И спросила об этом.
   -Его название - Москва, - отчего-то охрипшим голосом ответила новая знакомая.
   -"Но такого тауна сейчас на планете нет".
   От девушки хлынула волна нечеловеческой ярости, и на секунду мне стало страшно.
   -Moscow, - с тающей надеждой в голосе повторила она.
   -Нет... Никогда не слышала...
   -"Не слышала даже, что он был когда-то в прошлом?"
   Кажется, Диксон взяла себя в руки, раз перешла на мыслеречь. И попросила:
   -"Расскажи об истории твоего мира".
   -"Вот за эту самую историю я сюда и угодила..."
   -"Как?"
   -"Просто. Стала копать её глубже, чем позволено простому человеку. Постоянно запрашивала в Скайнете архивные записи. Просмотрела целую кучу. Подлинники! Но чем больше изучала их, тем больше возникало вопросов".
   Я виновато улыбнулась, выключила устройство из прошлого - его источник питания имел очень ограниченный ресурс.
   -"Но давайте об этом после. Сейчас я расскажу "историю" такой, как её преподносят официальные источники".
   Выбрать бы позу поудобнее... А он, выбор-то, и невелик - либо на животе, либо на правом боку, не смотреть же лицом в стенку. Повернусь-ка в другую сторону головой, тогда можно будет лежать на левом!
   Поняв, что я хочу, Дик бережно поддержала, помогла не перенапрягать спину. Вот я и устроилась.
   -"Спасибо. Ну, начнём. Официальная версия такова. Человек появился на Земле в результате эволюции, он потомок обезьян и далее развивался в ходе естественного отбора".
   Начало не вызвало у моих слушателей критических мыслей. Лицо и манеры Диксон, несмотря на юный возраст, были олицетворением спокойствия и солидности. Может, в их мирах также преобладала эта точка зрения на начало антропогенеза.
   -"В соответствии с собственными возможностями, сложившимся образом жизни и традициями, человеческая цивилизация сформировала три расы - таунов, сэвэдж и кантри. У каждой расы были собственные представления о жизни, свои идеалы, своя религия. В течение столетий поступательное развитие спокойно шло по нарастающей, все были уже готовы слиться в единый народ с общим для всех уровнем жизни - как вдруг с Землёй столкнулась комета..."
   -"Всё было не так!" - вклинился возмущённый дед. -"Расы были - чёрная, жёлтая и белая, отличались по цвету кожи и богатству. Представители всех рас жили как в городах, так и в деревне. Белые жили богаче всех, жёлтые - победнее, и хуже всех - чёрные".
   -"Пусть Джес доскажет до конца", - попросила Диксон, и я смогла продолжить.
   -"После Падения Кометы быстро и существенно изменился климат, поднялся уровень мирового океана, стало невозможным сельскохозяйственное производство, возникла огромная нехватка продуктов питания. Как самые неподготовленные к условиям кризиса, начали массово гибнуть сэвэдж, их города пришли в упадок, разрушились".
   "Чушь собачья", - опять уловила я злую мысль жителя подземелий.
   В знак протеста он удалился в собственный угол, лёг на топчан и стал делать вид, будто спит.
   Глубоко сидящие чёрные пристальные глаза Дик взирали на меня сурово и внимательно.
   -"Кантри замкнулись в границах расы, из эгоизма и по религиозным соображениям прекратив контакты с другими. Занимались только собой и не интересовались судьбами прочих жителей Земли. И только таун-люди сохранили великодушие, истинно человеческий облик, хоть их и было немного. На перестройку экономики целого мира потребовалось непомерное количество ресурсов, но Правительство таунов не допустило гуманитарной катастрофы. Специально для сэвэдж, как наименее социально защищённых, началось массовое производство продуктов и товаров первой необходимости, их регулярная раздача. Теперь с каждым годом уровень жизни сэвэдж растёт, через систему выборов в органы власти они участвуют в управлении цивилизованным миром. Постепенно к новым природным условиям адаптируется и экосистема Земли. Скоро наступит день, когда человечество вновь сможет приступить к объединению, повысив уровень жизни для всех без исключения".
   -Вот, примерно так выглядит официальная история, - подытожила я вслух.
   Дик кривовато улыбнулась:
   -"Что-то эта сказочка мне напоминает... Давай теперь послушаем, какая история преподавалась в школах во времена деда".
   Единственное, что портило внешность подруги - выстриженная клоками голова. В отличие от моей, на голове Диксон оставалась растительность, но вид её был весьма плачевным. Я дала себе слово, как только поправлюсь, подровнять ей причёску.
   Старик, до нынешнего момента не допускавший мысли о возможности столь циничного перевирания истории Земли, уже несколько успокоился, и начал безмолвный рассказ.
   -"В школе я немного успел узнать о мире, попал сюда совсем малолеткой. О земной истории мне рассказывал отец, уже в метро. Затем была целая жизнь, чтобы обдумать и систематизировать знания".
   Небольшая пауза свидетельствовала об окончании вступления. А потом я услышала то, что не имело ничего общего с известной мне историей человечества.
   -"Не было, конечно, никакого биологического разделения людей на городских, сельских и таун-жителей. Не было ни горилл, ни религиозных фанатиков, которых вы называете "кантри". Думаю, в таком виде, как их описывает официальная история, кантри нет и сейчас. Есть просто люди, которые кормят себя сами. До Кометы все люди Земли выглядели одинаково - примерно, как мы, отличались разве что цветом кожи. И обособлялся мир не по расам, а по регионам. Были богатые Америка и Европа, нищие Африка, Латинская Америка и Азия. Северяне жили богаче южан, и правительство использовало Юг, вывозя оттуда полезные ископаемые, дешёвую рабочую силу. Кроме того, было разделение в рамках каждой из территорий. Везде существовали богатые и бедные. Большинство людей любого континента имели средний и низкий достаток, а один-два процента купались в роскоши, живя в сотни и тысячи раз богаче".
   Несомненно, старику лучше говорить без слов. Всё благопристойно, без этого раздражающего шамканья, из-за которого иной раз я вообще его не понимала...
   -"В школе учили: бедные и богатые таковы из-за разницы в собственных способностях и характере, но отец считал - это результат неравенства изначальных возможностей. Я, например, родился в семье со средним уровнем достатка, и родители при всём желании не могли заплатить за моё обучение в университете. Большие деньги веками переходили по наследству, и никогда не попадали в руки таких, как мы".
   Диксон подумала:
   -"Вот теперь можно предположить, откуда взялись тауны. После катастрофы те, у кого были деньги, построили для себя и своего окружения "новые миры", а остальных просто бросили на произвол судьбы - живите, как хотите, или умирайте".
   Дед продолжал.
   -"Перед катастрофой мир Севера представлял собой толпу одуревших потребителей. Люди занимались, в основном, удовлетворением своих животных потребностей. Как нынешние гориллы. Основная масса северян сконцентрировалась в городах, где давно забыли о созидательном труде. Когда-то давно, в эпоху заводов и фабрик горожане строили новые машины, а перед катастрофой они только паразитировали друг на друге, живя мошенничеством и обманом".
   Мне стало немного прохладно, правой рукой потянула очередную куртку из тех, что были испорчены временем. В качестве одежды они не годились, только на тряпки, или вот так, укрываться.
   -"Богачи перенесли заводы в безлюдные пустыни - они уже не нуждались в рабочих, всё делали роботы, которым не нужно платить зарплату. А производили эти новые заводы, в основном товары для потребления. Когда не стало государств и армий, отпала нужда в огромном количестве оружия, и вся индустрия стала работать на развлекуху. Не стало у людей цели и смысла жизни, они погрузились в бесплодные наслаждения, сродни онанизму. Как если бы ребёнок, не научившийся ни говорить, ни ходить, стал целыми днями валяться в кровати, предаваясь обжорству".
   Дик согласно кивала головой, нервно постукивая правым кулаком в собственную ладонь.
   -"А потом - да... Потом упала комета... В первые два года почти все горожане вымерли или разбежались, вернувшись в деревни. В разрушающихся домах без света, тепла и воды остались бездельники, не желавшие пахать землю и сеять хлеб. И правительство, добиваясь беспрекословного подчинения, сделало из этих потомственных лентяев горилл. Полуживотных-зомби. Я много думал - если бы люди не оставили созидательный труд - спаслись бы они от катастрофы? Возможно. Создать полностью независимое от природных условий производство продуктов питания. Иметь где-нибудь в космосе мощное оружие, способное если не разрушить угрожающее столкновением небесное тело, то отклонить, увести его в сторону от Земли. Но для этого нужно было вкладывать деньги в науку, а не в спекуляции".
  
   На закуску свою версию истории человечества рассказала Диксон.
   Она была самой старшей из нас, застала "живьём" эти странные образования, о которых упомянул дед - так называемые "государства". Оказывается, образовывались они по территориальному принципу, включали в себя жителей всех местностей ареала - городов и сёл. Каждое государство имело своё собственное, поначалу независимое правительство, собственные спецслужбы и другие силовые структуры. Хотя при жизни Дик "государства" уже существовали по большей части формально, всё больше и больше склоняясь к упадку.
   Мы узнали, что человечество однажды предприняло весьма смелый социальный эксперимент. Попыталось в одном из небогатых образований древнего Севера на практике реализовать принципиально иные общественно-экономические отношения. Общественную собственность! Никогда я не слышала и слова на подобную тему. Как, впрочем, и старик...
   Это звучало, как бред - государство в качестве единого коллективного собственника. Как ни странно, эксперимент во многом оказался успешным. В условиях соревнования богатейшего государства традиционного типа со страной-новатором именно последняя продемонстрировала невиданные возможности, стремительный научно-технический взлёт. Полное отсутствие крупных собственников позволило государству в течение всего лишь нескольких десятилетий обеспечить качественный прорыв. Централизованное руководство и финансирование, плановая экономика позволили сконцентрировать ресурсы на выполнении стратегически важных программ, создать условия для совершения множества научных открытий, вывести человечество в Космос...
   Я переспросила, как называлось это государство... В официальной истории вообще не упоминалось ни о каких "государствах", но может сохранилось хоть название? Увы, согласно моим знаниям, первый сателлит создан и успешно выведен на орбиту тауном Стейтс в 83 году до П.К. Затем последовали первый астронавт Земли, лунная программа, развитие системы сателлитов на орбитах: всё тот же таун - полное наименование "Юнайтед Стейтс", и никакого "СССР" или, тем более, "России".
   Но Диксон утверждала - первый человек, отправившийся в Космос, был из государства размером в одну шестую часть земной суши с этим странным шипящим названием!
   Как я знала теперь, государства древности соперничали друг с другом, применяя всевозможные формы борьбы. В результате после череды успехов со страной-новатором случилась неприятность - её взорвали изнутри сторонники традиционной формы собственности, раздробили на множество изолированных таунов и вернули на прежний путь...
   Многое в Дик теперь стало ясно. Её странная речь со множеством неупотребляемых слов - протоязык канувших в Лету предков. И привычка путать мужские-женские окончания, вероятно, тоже оттуда. Цивилизованные люди не подчёркивают в каждом слове различия полов, только одичавшие сэвэдж могут грешить подобным.

***

   Проснулись мы рядом - Диксон, казалось, даже во сне следила, чтобы "оперированная" ненароком не улеглась на спину. А я, пользуясь такой возможностью, не балансировала на боку, а подкатывалась к соседке, опираясь на неё, как на подушку. Сутками пластаться на животе совершенно невозможно, от этого даже стала болеть грудь, а Дик не тяготили мои прикосновения, я чувствовала.
   Ощущая, что спасительница тоже не спит, подумала:
   -"В прошлой жизни - сколько тебе было лет?"
   -"Тридцать девять".
   -"Как странно... мне тридцать два, а теперь выгляжу старше. А вот у тебя в девайсе много изображений девушек, но почти нет мужчин. Почему?"
   Небольшая пауза. Время на раздумье?
   -"Нравится смотреть на красивых девушек".
   Это, похоже, честно... Откровенность за откровенность.
   -"Мне тоже".
   Вытекающий из сказанного следующий вопрос я изо всех сил старалась "не думать", закопать в глубине, не выпустить наружу. Но она всё-таки почувствовала, в глазах блеснул отблеск дрожащего на стене огонька...
   -"Вот ты поправишься, тогда и вернёмся к теме. А теперь время осмотреть рану".
  
   Диксон предпочла уйти от ответа, спрятать искренность в униформе медика.
   Я отодвинула гору полуистлевшей одежды, служившей нам подушками и одеялами, послушно опустилась на живот. Как осточертела уже эта поза...
   За спиной раздалось жужжание электромеханического источника света, лёгкие пальцы коснулись кожи вокруг разреза. Дуновение воздуха... Приятный холодок испаряющегося спирта успокоил воспалённую плоть. Руки Дик, такие сильные, могли быть волшебно ласковыми и нежными.
   -"Кем ты была в своём мире, что делала там?"
   Я повернулась набок, осторожно села, плечом привалилась к уходящей в потолок железной стойке стеллажа, и Диксон опустилась рядом.
   -"Да, ты тогда угадала - служила в одной конторе, вроде спецслужбы, только военной".
   -"Военной? Это от слова "война" - ты была на войне?"
   -"Да".
   Односложная мысль. А мне так любопытно!
   -"Наверное, там интересно?" - я попыталась вытянуть что-нибудь из подробностей.
   -"Интересно? Нет, это неподходящее слово. Один человек как-то очень точно сказал: "Солдат на войне - расходный материал, а после - отработанный". Вот, например, сейчас ты выслана, прячешься в подземелье с разрезанной спиной. А война в наше время - это когда плюс ко всем этим радостям", - она обвела глазами полутёмный вонючий склад. -"Постоянный холод или изнуряющая жара, мокрые ноги и задница в чирьях. Нет пищи, воды - иной раз приходится мочой промывать рану, потому что больше нечем. А уж месяцами не мыться и всякие болезни от грязи - это само собой. И почти всегда нужно куда-то бежать, идти, ползти, вытаскивать раненых, волочить неподъёмную тяжесть оружия. Терять своих лучших друзей и подруг из-за глупого случая или дурацкого приказа. Видеть, как молодые здоровые люди за секунду превращаются в безруких-безногих калек..."
   Поднявшись, Дик принялась мерить длинными ногами коридор - пять шагов туда, пять обратно.
   Вдобавок к мыслеречи, она передавала вспоминавшиеся сами собой образные картины. Бегущих с оружием наперевес людей в насквозь промокшей и пропотевшей одежде. Огонь взрывов, летящие комья грязи вперемешку с кусками человеческих тел. Новобранца, блюющего над разорванным трупом. Обожжённых, изуродованных, ослепших мужчин и женщин, стариков и детей. Последние слова умирающих. Атомные грибы над городами.
   Впечатлений хватило, чтобы понять, насколько глуп был мой последний вопрос.
   -"Но это не самая страшная война, нет... Как ни парадоксально, худшее произошло, когда подлецы изобрели войну без выстрелов. Зомбирование придумали не у вас в таунах, электронные средства массового поражения появились гораздо раньше. И пока честные люди сражались и умирали за Родину, прятавшиеся по тылам политиканы оптом продали её врагу, а население под влиянием СМИ превратилось в зомби. И Родины больше не стало. Такая вот была наша последняя война..."
   Опустив плечи, подруга снова присела рядом.
   -"А что ты такое сделала, что тебя выслали? Просто изучала историю?"
   Вздохнув, я подобрала ноги, растянулась на стеллаже, поверх коленей натянула ворох зелёных курток и приготовилась к длительному монологу.
   -"Ты уже знаешь, я много лет работала на зомбировщиков..."
   Прорвалась эмоция стыда, да я её особенно и не скрывала.
   -"Работала, как все, думала, как все... То есть, ни о чём серьёзном не задумывалась вовсе. Была "надёжной деталью чётко работающего, отлаженного общественного механизма". Есть в таунах такая расхожая пропагандистская фразочка".
   Всё-таки лежать больше нельзя...
   Пришло время избавиться от излишков жидкости, я съехала набок, с помощью Дик встала на ноги. Заботливая девушка осторожно навесила на плечи куртку, так, чтобы ткань не касалась засохшей дырки в спине. В общем, тут не было холодно, но расхаживать нагишом как-то неловко по отношению к деду.
   -"А потом я увидела в Скайнете, как зомби пытают мою давнюю знакомую. Несколько лет назад она переехала в другой таун, на Южном Треугольнике, нашла там работу. Сперва мы переговаривались по Сети, потом как-то всё реже и реже. Решив, что у Соланж новый роман, я перестала её беспокоить. И вот, спустя годы, эта запись. Я тогда чуть не поседела - хотела выключить, но как будто примёрзла к постели. Правители вообще частенько показывают людям разные ужасы про страдания изгоев - пугают..."
   Придерживая за руку, Диксон сопроводила обратно - к импровизированной постели от такого же туалета. Её неослабное трогательное внимание подкупало, я всё чаще ловила себя на том, что начинаю по-особому относиться к гостье из прошлого.
   Гоня предательские мысли, продолжала рассказ.
   -"Пугают, да. Но в тот раз эффект получился противоположным - я решила бороться. Стала сочинять короткие тексты о несправедливости и порочности общества, забрасывала их в Скайнет, анонимно подключаясь к техническим терминалам в общественных местах. Повторив это несколько раз, каждый раз потом искала в Сети свои призывы - и не нашла ни одного! Ни одного!! Поняла, дело в настройках файервола, брэйн автоматически отсекал все "неблагонадёжные" тексты. Я стала думать, что можно реально сделать ещё, и чем больше думала, тем становилось противнее выполнять рутинную работу. Конечно, я не сочиняла программирующие инсеты, но всё равно косвенно способствовала продолжению зомбирования, искусственному "замораживанию" сознания новых и новых поколений сэвэдж на уровне приматов..."
   -"А потом по Скайнету на меня вышел некий Джон Доу - представился членом группировки борцов за освобождение сэвэдж... Я развесила уши, поверила, а это оказался обыкновенный провокатор. Вскоре за мной пришли. Сколько-то месяцев следствия - и клетчатый комбинезон".
   -"Почему сколько-то? Ты не помнишь?"
   -"Конечно... Химией и пытками они нередко доводят диссентеров до безумия, полностью разрушают личность. Мне ещё повезло. Хотя, может, со стороны виднее. Я сумасшедшая?"
   И в темноте почувствовала, как Дик улыбается в ответ. Захотелось прижаться к ней сильнее, обнять...
   -"У тебя ещё не зажила спина!" - тотчас пришла испуганная мысль.
   Теперь улыбалась я. Мой ангел так застенчива... Ну ладно, всему своё время.
   -"Знаешь, вот дед говорил про богатые тауны Севера - а теперь, уже давно, севернее нашей нынешней широты вообще никто не живёт. Ходят слухи о засекреченных поселениях спецслужб в зоне вечного холода, но о них невозможно найти какую-то связную информацию".
   -"Изменился климат, может, поэтому и не живут?"
   -"Климат важен в первую очередь для кантри, их еда растёт под открытым небом. Для сэвэдж, у них нет жилищ с источниками тепла. А таунам всё равно, где стоять"...
   -"Ну, Бог даст, разберёмся и со спецслужбами", - улыбнулась Диксон. -"А сейчас надо мне, пожалуй, метнуться за консервами".
   В душе проснулась тревога. Впервые я позвала Ларису, тотчас почувствовав мысленный ответ. И обратилась с вопросом:
   -"Где лучше напасть на горилл, чтобы близко от входа в метро? Только на какой-нибудь другой станции, не где в прошлый раз".
   Дик была недовольна моей инициативой, но признала - вопрос своевременный.
   Вслед за мыслеобразом появилась и его хозяйка. Вспрыгнула на ящик, улеглась, поблёскивая глазами. Предвкушение пира вызывало в ней довольно сильные эмоции.
   -"Гориллы неохотно приближаются к выходам метро. В тот раз они разбегались от пуль, потому оказались рядом с лестницей".
   -"Но они не знают, что стоящие на поверхности вентиляционные сооружения принадлежат системе метро", - предположила я.
   Крыса согласилась.
   -"Может быть. Мы ведь не можем передвигаться по вертикальным колодцам, и никогда не появлялись оттуда".
   Диксон подвела итог:
   -"Задача - найти венткиоск, стоящий как можно ближе к путям привычного перемещения зомби. Желательно, перемещения в одиночку... Пара пустяков, если использовать беспилотник".
   Пошутив сама с собой, девушка сдвинула брови.
   -"Но в целом идея мне нравится. Спасибо. Начнём собираться".
  
   Снова на ней старые вылинявшие штаны, куртка. Впервые я увидела путешественницу во времени именно такой. Куртку, правда, пришлось подбирать заново - прежняя пошла на портянки. Но и эта одежда была больше Диксон на два-три размера.
   Длинный страшный нож в ножнах на пояс, другой, поменьше - в сапог. Обувь у Дик мягкая, удобная, не чета моей... В карманы куртки и брюк - запасные магазины, пару горстей патронов, два тяжёлых ребристых "яйца" из металла, тоже оружие. Два пустых вещмешка за плечо, автомат.
   И - прыг, прыг на месте! От неожиданности я прыснула, сорвав серьёзность момента. Спросила себя: что чувствую, и с удивлением поняла - да, хочу идти с ними вместе, С теми, кому я обязана жизнью. Быть рядом, помочь, подстраховать...
   -"Будь осторожней", - хором подумали мы с дедом, он вслух добавил:
   -Ни пуха!
  
   Их шаги стихали в коридоре, а я осталась в компании с "калашниковым" - лежал рядом на стеллаже. Тут же два снаряжённых магазина и давно добитый в хлам "Богатырь" - тренироваться, благо похожи они, как две капли воды. Только сталь, вероятно, другая. А учиться мне ох как надо... Иначе буду только балластом, а это в мои годы - позор.
   Вот стукнула едва слышно вдалеке решётка, мыслеголоса Диксон и её спутницы постепенно сливались с фоном ментала. Почему для восприятия мыслей важно расстояние? Непонятно...
   В одиночестве я думала, конечно, о ней.
   Несмотря на внешнюю неторопливость, Диксон была человеком энергичным. Если не спала - не могла и минуты усидеть спокойно. Её сильные руки были вечно чем-то заняты. То она возилась с оружием, то собирала для меня второй вещмешок, то пересчитывала наши запасы, то вообще выполняла какие-то мудрёные физические упражнения для развития силы.
   Вчера из остатков клетчатого комбинезона она соорудила мне бельевые шорты. Обрезала лишнее, а в верхней части пришила эластичную полосу ткани - бывший воротник.
   Само это понятие - "шить" - стало для меня очередным открытием давно забытого старого. Существовал, оказывается, такой архаичный способ конструирования одежды, из кусков материала, скреплённых текстильной же нитью. Для примера Дик предложила рассмотреть любую из курток, которыми я укрывалась. И правда - швы, да нитки...
  
  
   ДИКСОН
  
   -"Бесконечное железо - зачем?"
   Я не понял, о чём она спрашивает, мыслями был ещё рядом с Джес. Повторяя вопрос, крыса представила уходящий вдаль рельсовый путь.
   -"А... Это как дорога, только для таких больших железных коробок, сцепленных друг с другом. Помнишь, на "Крещатике" ржавеет такой состав? В них раньше люди ездили под землёй. "Тарелки" летают по воздуху, а коробки ходили тут, под землёй, по "бесконечному железу".
   -"Странные вы существа... Могли летать по небу, а ездили под землёй. Зачем?"
   -"В небе летать дорого. Только богатые каждый день могли. А нас тут жило много, в городах. Например, в этом - три миллиона".
   -"Миллион - это сколько?"
   -"Тысячу раз по тысяче".
  
   Пока крыса осмысливала масштабы числительных, я задумался над странностью давно исчезнувшего в прошлом мироустройства.
   Кровопролитные "горячие" мировые войны с начала XXI века, казалось бы, ушли в прошлое, сменились неосязаемыми для народов экономическими и информационно-психологическими. Неудивительно - Средства Мозгового Изнасилования каждый день твердили, что войн вообще никаких нет. Результаты экономической агрессии мировых финансовых спекулянтов, например, именовали "кризисами", "рецессиями", "дефолтами" и ещё сотней разных имён. Как угодно, лишь бы налогоплательщики не понимали - во времена "кризисов" с потрохами скупают целые страны, а с бедняков сдирают последнюю шкуру, чтобы шить из неё белые перчатки богачам...
  
   На этой станции до чёрта вентиляционных колодцев, и облазив их все, я чувствовал себя пару раз подряд поднявшимся на Останкинскую телебашню. "А ведь и её давно нет", - продолжала бередить раны память.
   Мы выглядывали из полуразвалившегося венткиоска на светлеющее с каждой минутой небо. Здесь тропа горилл проходила удобнее всего, а бешено разросшаяся зелень превосходно маскировала засаду.
   Какой удар выбрать? Трофейный тесак на вид помощней моего, но сталь не сравнить. Самоделку сладили из рессоры, я уверен в этом клинке. Но от длины лезвия зависит выбор удара. Так всё-таки какой?
   Где-то на горизонте солнце поднималось выше и выше, заливая розовым светом угрюмые развалины, и даже они в этот час начинали казаться небезнадёжными. Жёлтый серп убывающей луны совсем низко висел над заметно покосившейся двадцатиэтажкой - то ли выпрямлял, то ли, наоборот, заваливал наземь утратившее равновесие здание.
   Вскоре полоска месяца сделалась едва заметной. Ветер погнал по тропе тучу пыли пополам с пустыми обёртками от правительственных пайков. С высоты всё чаще доносились голоса птиц, они тоже готовились убить кого-нибудь, чтобы с наслаждением позавтракать. Мир жил привычно, как сто и тысячу лет назад: один закусит, а другой сделается пищей.
   Лариска выдвинулась на аванпост - метрах в пятнадцати с другой стороны, мне ничего не видно, что там творилось. Укрылась в кузове легкового автомобиля, насквозь проросшем кустами, рассыпающемся в ржавую пыль. Она была уверена: даже если заметят - успеет сбежать.
   -"Скорей, вообще побегут они", - самоуверенно заявила крыса, уповавшая на суеверный страх горилл перед подземными хищниками.
   Наверное, Земля столкнулась с кометой много лет спустя после моего ухода - до сих пор не могу узнать ни одной марки машины. Логично, ведь дед, судя по его рассказам, рос уже в мире, не знавшем государств и границ. А теперь - снова всё с начала, "развитие по спирали"? Но где гарантия, что и в следующий раз тупая ограниченная алчность не задушит человечество?
  
   Сегодня у меня предельно простая задача, как в компьютерной стрелялке. Завалил кого-нибудь - получи очки. Ещё неизвестно, какой из этих инстинктов "основнее" - размножения или убийства ближнего. Я не любил "стрелялки", а вот теперь как будто попал в игру. Примитив...
   Да собственно, было ли в прошлой жизни лучше? Не менее тупая игра. Бoльшая часть людей выполняла работу, от которой ни малейшей пользы человечеству. А нередко - один только вред. Ещё непонятно, кто хуже - такие горе-работнички, или те, кто занимались имитацией бурной деятельности, ничего не делая вовсе.
   Взошедшее солнце освещало останки тысячелетней цивилизации. Появился первый в это утро прохожий - молодая самка. Я не хотел её убивать, пропустил, передав Лариске:
   -"В ней мало мяса".
   Та ответила иронией, догадалась, что пожалел.
   -"Ну вот, теперь их много", - спустя полчаса доложил наблюдательный пункт.
   По тропе гуськом проследовало семейство. Быкообразный папа впереди, за ним две молодые самки - не поймёшь, кто мама, кто дочь. А может, у них по две жены, я не изучал особенностей быта зомби. В арьегарде штук шесть детёнышей, позади самый маленький, ходит ещё с трудом.
   Опять сидим, "курим". Кстати, о табаке. Как, оказывается, сильна психологическая зависимость от зелья! Конечно, мне неизвестна история этого тела в точности, но по косвенным признакам, девушка не курила. Дыхалка в норме, мышцы хорошо отзываются на нагрузку. В общем, с телом повезло, тьфу-тьфу, чтоб не сглазить. Не дай Бог, переселили бы в какого-нибудь деда... Но при всех этих плюсах, желание курить не пропадало. Особенно в минуты ожидания, вот как сейчас. Однако, в засаде в любом случае не курят.
   Ага. Вот, похоже, дичь - самое то! Самец, но не слишком здоровый, и при этом куда-то спешит, не смотрит по сторонам. В сапогах трудно бегать бесшумно, но это дело привычки.
   Гориллы низкорослы - отлично.
   Вкладываю в удар весь вес своего нынешнего тела. Есть!
   Сердце, у них, похоже, осталось на прежнем месте. Теперь быстренько оттащить тушу в люк, пока не подоспел кто-нибудь.
   -"Смотри в оба глаза! Я сейчас "носом в землю", - предупредил крысу.
   Люк предусмотрительно оставлен открытым. Для надёжности полоснём по горлу - и головой вниз. За трекер оплачено! Теперь нужно внести аванс за консервы.
   -"Идут ещё!", - сообщает Лариска.
   Едва успел замести на тропе следы волочения тела и занять место в укрытии. Автомат убитого - под ноги, с ним потом.
   Этих трое. Рисковать не будем. Жестикулируют как настоящие обезьяны. Понятно - накануне хорошенько развлеклись, теперь обмениваются впечатлениями. Гадость какая... Гориллы протопали мимо и скрылись.
   -"Близко кто-нибудь есть?"
   -"Нет, пока можешь расслабиться. Вот только времени у нас теперь немного. Мясо на дне колодца, запах неизбежно почуют местные. Можем опоздать".
   -"Поняла", - неожиданно для себя второй раз подумал от женского лица.
   Отсоединил магазин трофейного автомата, сунул в карман. Вот и эти трое - так похабно вспоминали о самках, что мне стало противно. Почему? Сам, что ли, не трахал баб во все дырки?
   Вот! Снова это чувство - как будто соплю проглотил. Шиза...
   -"С противоположной стороны - три гориллы. Что-то несут..."
   Те же самцы, что прошли четверть часа тому. На каждом одинаковые красные штаны - будто форма. Двое тащат довольно большой и грязный мешок, третий то и дело озирается, держа оружие наготове.
   И что делать? Явно что-то спёрли, боятся погони.
   Решаюсь.
   Та-та, та-та, та-так! - первые две пули замыкающему, остальные - носильщикам.
   Я уже возле них. Горло от уха до уха - раз, два, три. Теперь не очнутся. Разрядить их оружие, автоматы - в кусты, патроны в карманы.
   Теперь "ноги в руки" - впрягаюсь в первую тушу, вперёд!
   Задевая скобы, труп улетает в колодец.
   Тащу второго, думая крысе:
   -"Бегом ко мне, уходим!"
   Только подхватываю третьего, а Лариска уже на месте, из вещмешка выглядывает, возбуждённо шевелит усами.
   -"Наблюдай за подходами, нас могут застать врасплох!"
   Волоча мясо, краем глаза отмечаю - мешок, добыча горилл, шевелится, и вроде пытается ползти! Сталкиваю в люк третьего "мушкетёра", крысу - за плечи, "срочное погружение"!
   Закрыть за собой, да поплотнее. Как ни уверяет Лариска, что постчеловеки от любой дырки в земле шарахаются, не хочется мне во время спуска получить очередь сверху.
  
   По запаху почувствовав - дно колодца близко - я посветил вниз. Картиночка та ещё. Джес лучше не видеть. Или, наоборот, скорее привыкнет?
   Первым делом затащил мертвяков в ответвления коридора. Колодец строго вертикальный, может простреливаться.
   -"Ты какого выбираешь?" - это крысе.
   На красных штанах объёмистые карманы - "надо проверить тоже", - думал я, снимая с первого самца нож вместе с ремнём. Остальных утащил подальше, чтоб мы с Лариской друг другу не мешали. В карманах первого обнаружился ещё нож, складной, довольно много патронов россыпью, какой-то упругий кубик в яркой упаковке размером с кусок мыла.
   На мой безмолвный вопрос крыса ответила:
   -"Еда горилл".
   -Так вот ты какой, северный олень, - пробормотала себе под нос, в то время, как Лариска вцепилась в свеженину.
   Несколько шагов наощупь, фонарик надо беречь. Второй жмурок на своём месте, не сбежал. Что у него? Стандартный набор, но, кроме пайка, всё это нужные вещи. Пустой вещмешок постепенно заполняется добычей. Ножи, патроны. Больше пока ничего. Один тесак пострадал при падении - рукоятка вдребезги. Поясные ремни - дрянь, только у последнего более-менее новый, проколю дырочки подальше - Джессике сгодится.
   Завтрак Лариски был в самом разгаре, когда мы обе ощутили прикосновение чужого сознания.
   -"Здесь много мяса, вам столько не съесть".
   Вкрадчивый мыслеголос другой крысы содержал явный намёк на взаимовыгодное сотрудничество.
   Моя союзница сделала перерыв. Первый голод утолён, почему бы и нет?
   -"Меняем мясо трёх горилл на еду, запертую в железках, и другие железные вещи прежних людей".
   Если мыслеобразы крысиной речи перевести в человеческие слова, вышло бы что-то вроде этого. А первой была картинка меня, стреляющей из автомата, и скалящейся рядом Лариски. Типа "всех порвём, как Тузик грелку".
   Договорённость достигнута, и спустя пару минут мимо пошли крысы. Я чувствовал их настороженность, но не страх - они были на своей земле, и не видели серьёзной опасности в нашей паре.
  
   Пока все чавкали, предпочёл удалиться в основной тоннель, воздух тут посвежее. Гориллы и живые не очень приятно пахли, а уж "аромат" внутренностей и вовсе не склонял к поэтическим размышлениям.
   В тоннеле чувствовалась свобода, насколько это возможно под землёй. Жаль, больше не существует горючего, а то запустил бы какой-нибудь мотовоз, и - с прожектором, да на скорости...
   Как там Джес, интересно... Вот, если вернусь с запасом еды, можно будет трогаться в путь. Хватит уже дедовы портянки нюхать.
   Задержавшись на Джессике, мои мысли вернулись в собственное прошлое. При всём кажущемся благополучии глобализированного общества - "мир-дружба-жвачка" - в первом десятилетии XXI века стали нарастать апокалиптические настроения. Всё чаще появлялись книги типа "Метро 2033", "На развалинах мира", "Последний завет", "Закон фронтира", "Земля без людей". Однажды ради любопытства я набрал в поисковке "литература апокалипсиса" - и обнаружил, что только на одном из форумов знающий человек легко привёл список из более, чем двухсот книг по теме. Может, такая эпидемия началась только у нас, в пост-Союзе, не знаю...
   Так, или иначе - предупреждения звучали огромным многоголосым хором. Однако, правящие "элиты" увлечённо приумножали собственные капиталы, а до всего прочего им не было никакого дела. Интересно, в каком эквиваленте у них эти самые капиталы сейчас...
  
   Моего сознания достигла мысль Лариски:
   -"Идти смогу, но очень медленно. Живот сильно мешает".
   Ответил сдержанным смешком.
   -"Ну так ведь с собой же не унесёшь. Приходится впрок жрать", - оправдывалась крыса.
   В этот раз нам выделили провожатого из местных - самец не был допущен к трапезе, видно, потому то и дело пытался идти быстрее, чем могла объевшаяся Лариска. На эту тему крысы препирались большую часть пути, а я получил возможность сравнить мыслеречь союзницы с обычной, так сказать, рядовой особью.
   Небо и земля! Куцые, плоские образы, выдававшиеся самцом, не сравнить с Ларискиным "стереокино". Но задачу штурмана крыс выполнил - безошибочно вывел на цель.
   Какой складище здоровенный! Настоящий универмаг...
   И в этом остались нетронутыми только верхние "этажи" ящиков. Интересно, не крысы ли употребили остальное?
   Опять гимнастика в темноте... Запомнив, где что лежит, кладу на пустую полку фонарик, мешок, автомат - и наверх.
   Того времени, что понадобилось на "инвентаризацию", Лариске хватило, чтобы проголодаться. Пока я с ног до головы обсыпaлся пылью и несколько раз расцарапывал руки, она неоднократно удалялась гадить, и теперь освободила место для новой порции еды. Обмен веществ просто-таки сверхзвуковой!
   Вскрыв кучу ящиков с носимыми радиостанциями, электролампочками, аккумуляторными фонарями, керосинками и тому подобным, бесполезным теперь барахлом, я мог подводить итоги. В плюсе - пять ящиков консервов трёх сортов, родимые патроны 7,62х39, армейские ножи НР-40, майки х/б, спирт. Жилеты-разгрузки. Исключительно полезная вещь! Берцы, попроще, чем мои, но зато перемерив три пары, узнал: теперь ношу тридцать девятый. Хозяйственное мыло, спички! Никогда не думал, что буду радоваться таким находкам. И, наконец - настоящие бязевые портянки - пару я намотал себе тут же, "не отходя от кассы". Жалко оставлять хромовые Дикановские башмаки, но обувь должна быть по ноге, это самое главное.
   Выдав на пробу Лариске по банке разных консервов, узнал, что у нас одинаковые вкусы, рыбе предпочитаем мясное.
   Теперь другая задача - как утащить отсюда максимум возможного? Начал с жилетов - карманов на них много. Всю мелочь туда - магазины, патроны, спички. Ножи на ремень справа и слева. Тесаки, взятые у горилл, остались на складе, за исключением одного. Неуклюжие поделки, с привычным "ножом разведчика" не сравнить.
   Попробовал надеть жилеты друг на друга - в принципе, можно, но только если в нижний пихать поменьше груза.
   Дальше очередь вещмешков. Сюда консервы, портянки, майки, мыло и спирт. Хватило бы длины ремней, чтобы надеть их поверх обеих разгрузок! Пару берцев для Джес привязал на мешок снаружи. Влезши в лямки, я нагнулся вперёд, снимая мешки с полки - и чуть не упал. Вес всего навьюченного оказался на грани возможного для моих новых ног.
   Нда - нагрузился-то я под себя-мужика... Ну ладно. Тело молодое, сдюжит. Поставив мешки обратно, решил собраться с силами, привыкнуть к ощущению груза.
   До отвала накормив спутницу консервами, их всё равно осталось много, подумал:
   -"Ну что, поползли, что ли... Теперь у нас обеих перегрузка - у тебя внутри, у меня снаружи".
   Ответив эмоцией веселья, сытая крыса потопала из "супермаркета". Походкой пьяного матроса я последовал за ней.
   Обратный путь получился трудным. Даже сделав несколько привалов, подходя к "Стадиону", я едва переставлял чугунные ноги. Можно было отдохнуть ещё, но я просто боялся не встать, потому и не рисковал садиться.
   -"А если будем их звать вдвоём, они почувствуют раньше?"
   -"Давай пробовать", - отозвалась Лариска.
   Сосредоточившись на собственном мыслеголосе, вскоре заметил - стало полегче идти. До этого всё внимание было поглощено тяжестью груза, а тут - отвлёкся. А уж почувствовав мысль-отклик Джессики, я даже ускорил шаг. Уже совсем рядом, вот-вот!
   Топот башмаков навстречу. Ура!
   Я смогла это сделать!!
  
  
   ДЖЕССИКА
  
   Ушла поисково-охотничья экспедиция, оставив меня в компании вонючего деда. Хорошо ещё, он сразу завалился спать, а не дефилировал перед моим носом. От постоянного лежания у меня давно болели бока, попробовала сесть. Босые ступни коснулись пола, это разбудило воспоминания. Я набросила куртку, зябко кутаясь в широченные полы.
   Тьма, нагота, пустая и тёмная бетонная коробка камеры... Следователь был совсем молодой парень, но уже законченный садист. После многодневной пытки неподвижностью он всегда тащил меня в душ, приговаривая: "Мойся как следует, так приятней тебя обрабатывать". Это было его излюбленное словечко - "обрабатывать".
   -Тебе не нравилось смотреть, как твою бывшую подружку обрабатывают сэвэдж? - много раз повторял палач, неторопливо совершая свои приготовления. -В то же время ты жалела этих идиотов. В твоей голове дерьмовая каша, но я вычерпаю её оттуда!
   Всякий раз он изобретал всё более жестокие пытки, более изощрённые унижения. А в самом конце "сеанса обработки" меня ждал неизбежный пейнер одновременно с изнасилованием.
   -Хотела спасти кретинов от зомбирования? Ты очень плохо их знаешь. Но ничего, у тебя будет возможность узнать обезьян ближе. Очень близко! Сейчас, со мной - так, разминка...
   Время от времени угрожая мне этим, следователь, тем не менее, откладывал изгнание. Сначала я не могла понять, почему. Он продолжал экзекуции, ничего не спрашивая, не требуя от меня ничего, что я отказывалась бы выполнить. Этого было, наверное, невозможно придумать - под конец расследования моя воля была раздавлена психотропами. Наслаждаясь абсолютной властью над человеком, садист просто приказывал и я немедленно выполняла...
   Нет, хватит об этом! Так можно сойти с ума. Приказав памяти начисто вытереть все эти ужасы, решительно сняла куртку и начала приседать, правой рукой слегка придерживаясь за стойку.
   В тюрьме, понятное дело, моё физическое состояние не улучшилось. Да плюс несколько дней малоподвижной жизни из-за дырки в спине - руки вообще высохли, страшно смотреть!
   Начинаем тренировки. Дик такая сильная, а я что же?
  
   Разделив свободное время между тренировками с автоматом и физическими упражнениями, я несколько отвлеклась от воспоминаний, хотя полностью избавиться от них так и не смогла. Память - штучка своенравная, командам не повинуется.
   Мысленные беседы с дедом не помогали - он беспокоился о своей Лариске, и положительных эмоций тоже не генерировал. В обеих головах копошились похожие рефлексии - вдруг то, а вдруг - это.
   Уже довольно давно, с момента ареста, я привыкла думать о собственной жизни в прошедшем времени. Диссентеров не амнистируют, как известно. И вот, когда смерть занесла над головой топор - невероятное спасение! Это ведь один вариант из тысяч - чтобы Диксон и я встретились на той площади. Спустись она в метро минутой раньше - и от меня сейчас уже остались бы только кости.
   Мороз по коже. А теперь...
  
   Что я чувствую?! Меня зовут?
   Дик!!!
   Вскочив, в чём была, я затормошила деда.
   -They returned! Они вернулись, открывайте решётку!
   -Кто? Што? Гориллы?
   Старик со сна абсолютно невменяем.
   -Диксон и ваша Лариска! Я слышу их голоса!
   Суетливо зашарив руками, дед подобрал автомат, с кряхтеньем поднялся с постели. Мне нужно было только пройти через решётку. Ничего не видя в темноте, я бежала, ориентируясь по мыслеголосу Дик, как по лучу маяка.
   Налетев, заключила её в объятья - и вдруг поняла - мы падаем обе, и прямо сейчас. Удержать Диксон я не могла. Пытаясь не допустить жёсткого соприкосновения с землёй, всеми силами замедляла падение, одновременно поворачивая нас вправо, к спасительной стенке.
   Есть касание! Опора найдена. Колени обессилевшей девушки подогнулись, она сползла по стене. Ранена?! Совсем холодные губы... Я пытаюсь вдохнуть в них своё тепло...
   Кажется, получилось. В голове по-прежнему ни одной отчётливой мысли, зато Дик ответила на поцелуй. Едва уловимо, словно во сне, кончиками губ - но ответила!
   Сняла её неподъёмный заплечный мешок. Внутри будто камни.
   -"Осторожнее, не разбей..." - сложилась первая слабая мысль.
   Девушка приходила в себя. Оставив подругу на попечение разумной крысы, я потащила мешок в убежище. Дед так и топтался там, возле решётки.
   Отдуваясь, опустила ношу у ног:
   -Там что-то деликатное, осторожно.
   И снова бегом назад.
   Второй мешок - тоже долой! Диксон зашевелилась, пытаясь подняться, хваталась рукой за стенку.
   -"Не рассчитала силы", - подумала виновато.
   -"Больше не падай, не удержу".
   На всякий случай страховала её, прижимая к стенке.
   -"Что же ты... без одежды..."
   Только сейчас сообразила - стою в одних клетчатых шортах! Чуть отстранилась от Дик... Двусмысленно вышло. Оправдываюсь:
   -"Да вот, в тюрьме приучили. И, в общем, тут тепло".
   Рука подруги ласково провела по плечу.
   -"Пойдём..."
   Поверх второго мешка я нащупала пару коротких бутс на шнуровке, похоже, мой размер. Ура!
   -"Там много нужных вещей", - сообщила удачливая добытчица.
   Доковыляв до склада, сложили имущество на полку. Едва поместилось на стеллаже. Невозможно представить, что всё это мог нести один человек!
   Наряду с уже известными мне предметами - консервированной едой, металлическими ножами, патронами, спиртом, в карманах одежды и мешках оказались незнакомые. Специальная ткань для обматывания ног - раньше для этой цели Диксон просто резала ненужную одежду. Загадочные упаковки коротких желтоватых палочек с тёмными шариками на одном конце, какие-то грязно-жёлтые брусочки непонятного назначения. Нашлась и одежда для верхней части тела, лёгкая, с короткими рукавами, как у Дик.
   Первые три часа измученная девушка лежала без чувств. Постепенно пришла в себя, попила водички, и позвала меня "постираться". Сразу не поняв, что и откуда мы должны вытирать, я вскоре догадалась. Брусочки ощелоченного жира были моющим средством, значит будем приводить в порядок одежду.
   Люди таунов не знали многоразовой одежды, но я теперь не из их числа, придётся осваивать премудрости древнего быта. Поинтересовалась у Дик:
   -"Во времена твоей прошлой жизни было выгодно очищать испачканную одежду?"
   -"Появилось одноразовое бельё, но больше в крупных городах. Остальные - стирали, отдавали в химчистку. Вот мы сейчас будем осваивать стирку..."
   Отыскав удобно падавшую с высоты струйку относительно чистой воды, Диксон отдала свой автомат, и принимаясь за работу, велела "слушать в оба". Конечно, что бы я могла определить на слух, если бы не наш "универсальный сканер" - Лариска.
   -"Сперва намачиваем одежду, затем натираем мылом, особенно загрязнённые места..."
   Инструкция была чрезвычайно подробной, потому что Дик сейчас всё это проделывала сама. Моющее средство издавало едкий неприятный запах, и я спросила, будет ли так же пахнуть одежда после того, как высохнет.
   -"Запах грязи гораздо хуже. Кроме того, стирка дезинфицирует одежду, а в полевых условиях это очень важно".
   Почему тут, под землёй, у нас "полевые условия", я конечно, не поняла, но решила - со временем соображу и это.
   Повесив бельё, Диксон стала намыливаться:
   -"Вода не парное молоко, но градусов двадцать будет - вполне достаточно".
   Закончив довольно длительную процедуру, напарница выбралась из-под воды обсыхать. Жаль, я не могла видеть её "in all glory".
   Следующая очередь моя, на практике постигаю преимущества скромного гардероба. У меня только шорты, тонкие, помещаются в ладони, а Дик пришлось стирать целый комплект - майку, трусы и портянки.
   Мыться целиком тоже ещё нельзя, только местами.
   Пахучий скользкий кусок так и норовит выскочить из ладони, а я знаю, найти его в темноте будет непросто. Разве что опять звать на помощь крысу. Да и грязи тут на полу, наверняка...
   Оптимизм всегда помогал - наголо остриженная перед изгнанием голова легко поддавалась мытью с помощью "мыла", а вот мой прежний kinky hair сейчас превратился бы в нерасчёсываемый колтун. Радовалась я и тому, что не нужно вставать под воду целиком - всё-таки для душа температурка не очень.
   Набросив сухую куртку, запахнулась, чтобы согреться, ногами потопала по тряпке, обтёрла ступни об голени, сунула в башмаки. Негнущиеся и грубые, они годились разве что на роль обувки после бани, чтобы кое-как до постели дошлёпать. Ничего, неделю назад не было и этого...
   Насколько сильно меня изменила тюрьма! Попади я в такие точно, как здесь, условия до следствия, а не после - сочла бы жизненной катастрофой. Шутка ли: разом на пять-шесть веков в прошлое: нет элементарного - постели, одежды, воды и еды, нет даже света, всё надо добывать с превеликим трудом и риском.
   Теперь, пройдя то, что я уже прошла, нынешние лишения воспринимала как некоторые неудобства, но не беду и никак не трагедию. Всё познаётся в сравнении.
   Тщательно вытерла руки, взяла у Диксон свой автомат.
   -"Ну что, девушки, можно и закусить?" - мысль адресовалась мне и Лариске.
   Да, у неё вроде, иных проблем, кроме продовольственной, не существует. Ни мыться, ни стираться...
   -"А вот тут ты ошиблась", - донёсся мыслеголос крысы. -"Уже давно мой народ считает, что я слишком много времени провожу в обществе людей. Это серьёзная проблема..."
  
   К роскошно сервированному ужину Дик выставила бутылку спирта. А может, было время обеда, под землёй чувство времени даёт сбои.
   Первый раз в жизни я принимала внутрь этил перед вырезанием трекера, и теперь ни с чем хорошим его вкус не ассоциировался. Однако, выпила, беря пример с подруги. Налили и деду. Закусив новым сортом консервов, тот вскоре развеселился, что-то шамкал себе под нос, поблёскивая слезящимися глазами.
   -Эх, девшонки, хорошо-то как с вами... Годиков бы тридцать-сорок скинуть, и вместе отсюда! На волю хочу, солнца, неба, обрыдло это метро...
   А мысли дедуси при этом были ой какие неделикатные.
   Выпили по второй, старик, к счастью, быстро перешёл в фазу сонливости - борода стала то и дело склоняться на грудь.
   -"Салатов у нас нет, падать некуда. Так что для него вечер отдыха завершен", - в характерной манере подумала Диксон.
   Довели деда до лежанки, оттуда вскоре донёсся храп. Лариска поблагодарила за угощение и с достоинством удалилась к своим.
   Моя голова тоже кружилась как-то странно, состояние напоминало возникающее под действием наркотика.
   -"Ну, давай по третьей. За упокой нашего прошлого".
   Отпили, кто сколько хотел, из единственной имевшейся кружки.
   Хоть и свет здешнего открытого огня тусклее зимних дождливых сумерек, сейчас у меня впервые появилась возможность спокойно разглядеть лицо спасительницы. Во время помывки подруга каким-то образом смогла подчистую удалить остатки сюрреалистической причёски, и теперь удовлетворённо поглаживала себя по абсолютно лысому черепу. Поглядывая на Дик, не могла не признать - так она выглядит лучше, появился некий определённый стиль.
   Ощущая мысли, девушка в удовлетворённой улыбке приподнимала уголки влекущих, чувственных губ. Её прямые и строгие, но при этом, несомненно, красивые черты озарялись волшебным внутренним светом. Высокий чистый лоб, колдовские глаза, великолепный нос с милой горбинкой. Разве что подбородок чуть более тяжёл, нежели подобает женщине. Но это признак характера.
   Аккуратные ушки прижаты к голове, как у пантеры, готовящейся напасть - не то, что у меня, лопоухой... Так и не успела сделать пластику, чёртовы эскулапы дорого дерут.
   В общем - передо мной сидела красавица.
   Пьянящая жидкость раскрепощала, без малейшего колебания я мысленно показала Диксон, чем мы когда-то занимались с Соланж. Ответом была мгновенная и мощная волна желания, но при этом подруга почему-то подумала:
   -"Не сейчас".
   В голову ударила обида.
   -"You didn't like me?"
   -"Не говори глупости, ты слышишь мои мысли не хуже меня", - горячая ладонь легла на моё вздрогнувшее бедро.
   -"Но почему??"
   Волна окатила тело, я дрожала, готовая наброситься на Дик прямо сейчас.
   -"Ведь мы не одни..." - отчаянно передала подруга.
   -"Not alone?"
   -"Здесь старик".
   Я как-то совсем забыла про деда. Уши запылали краской стыда. Какой коварный дурман, я совершенно обалдела. Взаправду с головой неладно, да и не только с головой. Good drinks, but strong like shit...
  
   Наскоро собрав со "стола", мы влезли на стеллаж, намереваясь последовать примеру старика. Я подтянула в изголовье кучу тряпок, укрыла обеих теми же полуистлевшими куртками. Привычно уткнувшись лицом в грудь подруги, запечатлела на нежной плоти сладостный, крепкий поцелуй.
   В ответ Диксон целомудренно чмокнула в лоб, но хоть за талию обняла, и на том спасибо. Её пальцы нечаянно соскользнули в ложбинку на пояснице - я дёрнулась от нахлынувшего, изогнулась дугой, вырвался судорожный, со всхлипом, выдох.
   Испуганная рука переползла на плечо, погладила, успокаивая. Было так хорошо, отчего-то из глаз потекли слёзы. Со мной творилось странное, в голове смешались обрывки мыслей, чувств, желаний.
   И вдруг в сознании послышались незнакомые слова, зазвучала печальная, щемяще прекрасная мелодия.
  
   Отыщи мне лунный камень,
   Сто преград преодолев,
   За горами, за веками,
   В древних складах королев.
  
   Отыщи мне лунный камень -
   Талисман моей любви,
   Под землей, за облаками,
   В небесах, в любой дали...
  
   И не думала, что петь тоже можно мысленно!
   Помня, как мало знаю я древних слов, Дик стала передавать образы. Летняя ночь, пустынный берег южного моря. Прекрасная блондинка в короткой серебряной тунике, огромная желтоватая луна на бархате неба...
  
   ...Отломи кусочек с края
   Самой грустной из планет,
   Подари мне лунный камень,
   Подари мне лунный свет...
   (2)
  
   -"Спасибо... Селена магически прекрасна, как сама любовь. Я могу часами смотреть на неё в полнолуние, ощущать, как проникает внутрь этот лунный свет..."
   Обняла подругу, кончиками пальцев нежно погладила мускулистую спину.
   -"Теперь ты спой что-нибудь, если хочешь", - Диксон явно отвлекала меня от ласк...
   -"Не вспомнить песню, которая могла бы сравниться с этой. Давай лучше покажу тебе картины своей прошлой жизни, а ты мне - своей".
   Увлекшись этой игрой, мы постепенно успокоились, и в какой-то момент я погрузилась в сон.
  

***

  
   Она, что, за ночь так ни разу и не пошевелилась? Рука Дик по-прежнему покоится на моём бедре. Спит?
   -"Доброго утра", - развеял сомнения мыслеголос, и наши губы слились в поцелуе.
   "О-о! Кажется, она оттаяла", - мелькнуло в голове.
   -"Мы пили вчера, а я не хотела, чтобы в первый раз это было в дурмане".
   -"Вот как, оказывается, дедушка тут не при чём? С тобой я всегда в дурмане!"
   Впившись ртом в горячую спелую виноградину, я принялась забавляться с нею, жадно слушая едва различимые стоны подруги. Мне почти удалось справиться с её непонятной стыдливостью - вот ведь чудо, а по прошлой жизни она старше меня - когда тишину подземелья нарушил неясный кашляющий звук.
   Замерев, мы вслушивались в окружающий мир.
   -"Дед, что ли, смеётся? Пойду, дам по шее, чтоб не мешал".
   Я решительно сползла с полки, что-то надела, запахнулась, и пошлёпала к обиталищу старика. Неслышной тенью Диксон следовала рядом - не хотела, чтоб я причинила ему какой-то вред.
   В таунах не существовало стариков - кто имел деньги, всегда выглядел молодым, те же, у кого денег недоставало, покидали мир по собственной воле, когда приходил срок. Наверное, поэтому во мне не было уважения к старости.
   Дед оказался совсем плох. В мыслях заканчивающего земное существование не читалось ни грана сознательного - всеобъемлющий хаос и неосознанный страх перед бездной.
   Судорожное, дыхание прервалось, иссохшая фигурка разом оцепенела. Рука Дик коснулась нижних рёбер, улавливая возможное движение диафрагмы, другая поднесла к губам старика отражающий предмет.
   -"Так видно дыхание. Если оно есть... Кажется, всё".
   Она выпрямилась, ладонью закрыла деду глаза.
  
   Собирались быстро, но без суеты. Не хотелось задерживаться в склепе сверх необходимого.
   Завершив дела, потушили коптилку. Я светила фонариком, а Диксон с большим трудом затворила дверь в жильё умершего. Похоже, деревянную створку не трогали много лет, металлические части протестующе скрежетали. С силой задвинув засов, подруга пальцами обозначила ритуальный жест. Надо потом спросить, что это значит.
   Мы тщательно оделись и обулись, обвешались мешками, грузно потопали к выходу в тоннель. Закрыв на замок решётку, Дик забрала ключ.
   -"На всякий случай, вдруг придётся вернуться".
   Подумала крысе:
   -"А будем прощаться - тебе отдам, вдруг ещё человека нормального встретишь. Там консервы остались, одежда, обувь, может, понадобится кому".
  
   Необычная троица двинулись в южном направлении. В неизвестность. Собственно, для человека любое, самое близкое будущее - всегда неизвестность...
   Спустя всего пару часов, во время первой остановки для отдыха, я поняла, насколько необходимы моему организму физические упражнения. Мышцы давно забыли, для чего нужны, и теперь вяло, неохотно пробуждались.
   Я не порхала налегке: настояла на том, чтобы нести хоть треть общего груза. Жилет, несмотря на тяжесть рассованного по карманам, оказался на удивление удобным. Приходилось, правда, то и дело сдвигать его назад, чтобы грубая ткань не касалась спины.
   Ещё - автомат, и мешок в руке, вешать что-нибудь за плечи мне пока рано. Диксон, конечно, нагрузила полегче, но любой груз - есть груз, а в таунах понятия "ручная кладь" попросту не существовало.
  
  
   ДИКСОН
  
   Крошечный дымчатый котёнок. Склоняюсь к нему, всматриваюсь в глаза. Голубые, наверное, помесь с сиамским. Глядит прямо, настойчиво, будто хочет что-то сказать.
   Порыв нежности заставляет коснуться шёрстки губами... Шелковистая, мягкая, ласковая...
  
   Сознание вернулось короткой чёрной вспышкой.
   С плеча сняли толику груза, непослушное туловище качнулось, плечо упёрлось в твёрдое. Стена.
   -"Осторожнее, не разбей..."
   Джес утащила вещмешок.
   -"Что это с тобой?", - недоумевала Лариска.
   Она предусмотрительно улеглась в отдалении - мало ли, мы тут все падаем, теряем сознание...
   -"Жадность фраера сгубила. Вес оказался слишком велик..."
   Тьма метро подсвечена багровым. Это должно скоро пройти.
   -"Так плохо знаешь своё тело? Какую часть жизни ты уже прожила?... Или следует думать "прожил"?"
   В мыслеголосе крысы неприкрытая ирония.
   -"Не знаю..."
   -"Как? И этого тоже?"
   -"Меня перенесло в другой мир, вот сюда. Здешнему моему телу, похоже, осталось ещё две трети. Как минимум. Если пуля не остановит".
   -"А мне, увы - только треть..."
   -"Ты знаешь год собственной смерти?"
  
   Лариска не успела, или не захотела ответить - вернулась Джессика, затопала вокруг меня, потянула с плеч второй мешок.
   Вот сейчас, кажется, можно попробовать встать. Какая грязная стена... С протяжным стоном включились мышцы ног. Э, вы что это, теперь ведь намного легче!
   -"Больше не падай, не удержу", - с неожиданной силой девушка прижала к стенке, словно к борту хоккейной коробки.
   Все мои одёжки расстёгнуты, иначе б давно тепловой удар. Через майку на животе явственно ощутила прикосновение нежных полушарий Джес. Она не надела куртку...
   Услышав мысль, отдёрнулась, словно ударило током. Эмоция стыда.
   Почему она стесняется меня?
   -"Вот, в тюрьме приучили..."
   Да... Я помню жуткие картины её прошлого.
   -"Это мне?" - нащупав новые берцы, подруга взорвалась радостью.
   Женщины всегда неравнодушны к обуви...
  
   Как попало свалили на полку добычу. Мою "рабочую" одежду - подальше: вся в поту, да в засохшей горилльей крови. После такой нагрузки общий массажик бы, баньку... Кстати, пора, пора. Вьючные животные сильнее потеют.
   А нагрузочка, да... Оказалась великовата. Ну, зато теперь знаю свой "потолок". Нынешний. Обязательно надо его поднимать. Человек - такой агрегат: если не будет тянуть себя вперёд, постоянно развиваться - сразу начнёт деградировать.
   Иными словами, чтобы нормально ходить, нам нужно заставлять себя чаще бегать. И это не только о физическом развитии - касается всех возможностей человека. Всеобщий закон энтропии никто не отменял.
   Отдохнув немного, позаимствовал у деда опасную бритву, с полки кусок мыла. Позвал с собой Джессику - будем учить женщину стирке.
   "А сама-то я кто? ... Н-да..."
   Бытие определяет сознание. Вот нынешние богачи просто выбрасывают несвежую одежду, в таунах это считается нормальным, а гориллы на все сезоны имеют только штаны. Ну, или, майку - больше ничего. Тоже, наверное, привыкли, от наших курток бы наотрез отказались.
   Мокрой, да без одежды в тоннеле не жарко. Дед когда-то натянул здесь проволоку из нержавейки, можно повесить бельё. Руки свободны, теперь возьмёмся за голову. Хуже уже всё равно не будет, сбрею к чертям эти клочья. Вот, и Джес они не нравятся...
   Теперь порядок! Смыла остатки волос, придирчиво ощупала голову - кажется, удалось не порезаться ни разу.
   Удивительное я, однако, существо - сочетание молодости и опыта. "Если бы молодость знала, если бы старость могла". А я и знаю, и могу.
   Тьфу, тьфу, чтоб не сглазить...
   Вот только о перемене пола майор Диканов не мечтал ни разу.
   Так, хватит плескаться, пора обсыхать. Стряхнув воду, попрыгал на месте.
   Джессика уже намыливала бельишко, радуясь, что не нужно много стирать. Видела бы она, что такое "много". Хорошо, что у нас не будет детей...
   "Парень, да ты, никак, в ЗАГС собрался?" - съехидничало второе "я".
   -"Загс" - это что значит?" - вдруг неожиданно проявилась Лариска, я аж вздрогнула.
   -"Было у прежних людей такое место, где официально регистрировали постоянные отношения между двумя. "Семья" называлось".
   -"А почему семь?..."
  
   Слыша лишь звуки, я в мельчайших деталях представляла обнажённое тело Джес. Её потрясающую грудь, совершенную линию бёдер, соблазнительно босые ступни.
   Почему моё новое тело так отзывается на близость однополого существа?! Это мучение, просто издевательство какое-то! В отместку я сильно ущипнула себя за грудь. Боль отрезвила на секунду, тут же всё началось с начала.
   До крови закусила губу - так хотелось её, прямо здесь и сейчас!!
   Состояние, близкое к помешательству. Кто в ком живёт - майор Диканов во мне, или я в Диканове? Почему я всё чаще думаю о себе "она"? Что сейчас чужое - это тело, или мысли меня-из-прошлого? Теперь я понимала, как, должно быть, чувствуют себя шизофреники.
   Каким-то образом удалось скрыть от Джессики этот приступ безумия, кажется, она ничего не заподозрила. Я решила хлебнуть спирта - может так станет полегче.
  
   За столом мы разглядывали друг друга. Здесь, в темноте подземелья, нечасто можно позволить себе подобную роскошь.
   Джес мысленно одобрила новую "причёску". Такой я нравлюсь ей больше. Да и по практическим соображениям - в сто раз удобней.
   А я ласкала взглядом подругу. В ней всё прекрасно: грациозная стремительность уверенных движений, озёрная синь в глазах, лукавая улыбка, чуть приоткрытые манящие губы.
   В очередной раз я удивлялась несгибаемому характеру Джессики. Только что вырвалась из палаческого застенка, и - никакой подавленности, ни тени печали!
   Веснушчатое личико раскраснелось, глаза заразительно вспыхивали лукавыми искрами - внезапно девушка послала мне "видео". В огромной алой постели сладострастное переплетение смуглых женских тел: Джес с роскошной огненно-рыжей гривой и незнакомая мне тоненькая брюнетка. Боже, что они делают...
   От нестерпимого желания кругом пошла голова, в ушах толчками пульсировала кровь.
   "Давай, в этом нет ничего дурного", - искушал женский внутренний голос.
   "Ты солдат или лесбиянка?!" - из последних сил сопротивлялся майор.
   Соперница тотчас парировала:
   "Одно другому не мешает".
   Нет, я не выдержу!
   "А может, лучше потом?"
   Пререкание Дик и Диканова продолжалось, хотя оба спорщика уже понимали, кто победит. Впервые за всю жизнь я пассивен в интиме, и оказывается, это приятно, когда тебя добиваются...
  
   Конечно, шортики ещё не высохли, тут не придерёшься, но вот майку надеть Джессике было можно, я ведь их принесла. А девушка как будто забыла об одежде - юркнула на полку au naturel.
   Ложиться в майке рядом с обнажённой женщиной показалось мне верхом глупости, пришлось разоблачиться тоже.
   Джессика заботливо укрыла меня "одеялами", потом прижалась всем телом и жадно поцеловала грудь. Внизу живота сладко заныло, правая рука сама собой очутилась на девичьей талии. Случайно пальцы скользнули по пояснице... О, чёрт, я не хотела!
   Как же мне тебя успокоить...
   Колыбельной для взрослых?
  
   Песня понравилась Джес. Мне стало любопытно - что поют сейчас в "таунах", но подруга предпочла обмен мыслеобразами прошлого.
   Вот тогда я впервые увидела охраняемые посёлки богачей... Первое впечатление - райские кущи. Внешне таун напоминал ботанический сад. Пышные, искусно подстриженные растения, море цветов, бассейны, фонтаны, улыбающиеся люди в цветных свободных одеждах. Птицы, животные, рыбы. Транспорт только воздушный. А уж в квартирах - таких роскошных интерьеров я никогда не видела. Разве что в кино. И это "апартаменты" обыкновенного техника?
   Хотела спросить, где производят все эти фантастические вещи - "летающие тарелки", транспортные кабины, оборудование ТВ, автоматизированные бытовые комплексы, наконец. Но сознание Джессики было уже заполнено размытыми видениями снов. Кстати, весьма занимательных...
   Но что-то в этой системе не складывалось. Раздумывая о возможном местонахождении заводов, я вскоре тоже заснула.
  
   В вечной тьме можно спать сутками, и сколько прошло времени, я понятия не имела. Сонное дыхание подруги под боком напомнило о вчерашней любовной атаке.
   Вот чего, спрашивается, я упирался? Надо учиться жить в новом теле, не ложиться же с мужиком... От этого аж передёрнуло, Джес почувствовала движение и проснулась. Наши сознания тотчас обнаружили друг друга.
   -"Доброго утра".
   Девушка потянулась, явно умышленно задев своей грудью мою. Взаимный поцелуй был откровенен и сладок, дурманил не хуже вчерашнего спирта.
   "О-о! Кажется, она оттаяла", - обрадовалась Джессика, набросившись на меня со свежими силами.
   Наши губы и лица соприкасались, я видела её с закрытыми глазами. Как солнечный лучик, чудом проникший в заброшенное метро, принесший в мрачное подземелье тепло и ласку. Это последняя капля. Я больше не собиралась отталкивать подругу! Дрожа, прильнула всем телом, заключила в объятия. Уже знала, чем именно мы займёмся, когда идиллию нарушил непонятный звук.
   -"Дед, что ли, смеётся? Пойду, дам по шее, чтоб не мешал".
   Подруга вскочила, я следом.
   А старик, оказывается, расставался с жизнью.
   Агония продлилась недолго. В конце судьба сжалилась над ним - отняв целую жизнь, наградила скорой смертью.
   Я закрыла деду глаза:
   -"Наверное, это знак. Нам пора".
  
   Не прошло и часа, как полностью экипированные, мы шагали за Лариской. Сырой ветерок приятно холодил голову, я чувствовала бы себя комфортно, если б после вьючного марафона не так сильно болели мышцы.
   В течение дня мы неоднократно встречались с крысами. Наш проводник обменивалась с местными парой-тройкой образов, и это позволяло идти дальше. Однако, чем больше мы уходили от "Республиканского стадиона", тем меньше уверенности оставалось в Лариске. Социальные связи крыс, как выяснилось, теряются на большом удалении от границ ареала.
   Но по крайней мере, она вовремя почуяла агрессивных чужаков. Впрочем, как и они нас. Едва уловимое прикосновение сознаний, тотчас разрыв контакта, и спустя несколько минут - множественный контакт. Охранение обнаружило нарушителей, выступили силы быстрого реагирования.
   -"Вас не звали, возвращайтесь обратно!" - грозно передал кто-то из местных.
   Мы заранее договорились с Лариской - если, по её мнению, драки не избежать, она просто начинает целеуказание. Все запомнили, где какие отметки на стрелочном циферблате часов. Втолковать это Джессике было не проще - подобных циферблатов в таунах не существовало.
   Потому, услышав от крысы "Одиннадцать, двенадцать, час - их больше десятка", я среагировала немедля. Одиночным в потолок, для подсветки, - и полрожка веером во тьму.
   Двумя секундами позже Лариска подумала Джес:
   -"Двенадцать, час, два - четверо!"
   И она - молодец - мгновенно открыла огонь.
   Длинные искры рикошетов от рельс, визг, хрип, рычание.
   В какой-то мере и я могла уловить местонахождение противника - тот зверь, что умел говорить, излучал мысли - можно было стрелять на них, как на свет или звук.
   -"На двенадцать - бежит навстречу одна!"
   Встретив бесстрашное животное градом свинца, я ощутила - чужой мыслеголос "отрезало", вожак убит.
   -"Идёмте, пока не сбежались остальные".
   Лариска первой метнулась вперёд.
   -"Все целы? Джес, Лариса?" - ну, слава Богу...
  
   Следующие полчаса нас вяло, но неотступно преследовали. То и дело я слышала: "Шесть часов - много!", поворачивалась кругом, занимала позицию для стрельбы с колена. Медленно вела стволом слева направо, и как только он совмещался с целью, крыса думала: "Есть!"
   Короткая очередь, жалобный визг - и мы снова могли идти какое-то время. Через пять-семь минут стая вновь приближалась, и всё повторялось сначала. Наполовину опустел второй магазин, когда твари, наконец, отстали. Похоже, мы просто покинули границы их территории.
   -"Не споткнитесь, прямо между рельсами куча костей!" - предупредила Лариска.
   Я полезла за фонариком - так и есть, какой-то бедолага закончил жизненный путь в этом тоннеле. Слабый луч обнаружил в рассыпавшемся скелете клочья чёрно-жёлтой "шахматной" ткани.
   -"Там ничего кроме костей, никакого железа?"
   Крыса помедлила.
   -"Железа нет, есть одна странная тёплая штука..."
   Поворошив останки носком башмака, ничего не нашла.
   -"Она небольшая. Где-то я уже видела такую", - Лариска сама взялась за дело, вскоре указав носом: -"Вот, блестит..."
   Штука была, по виду, каким-то ювелирным украшением, типа бриллианта, или какого другого драгоценного камня, я в них не разбиралась.
   Джессика потянулась рукой.
   -"Обожди".
   Я достала бутылку спирта, немного плеснула, обтёрла.
   -"Мало ли какая зараза..."
   Кристалл размером с фалангу пальца был, несомненно, красив, но вряд ли чем-то полезен. Подруга бережно подняла, перекладывая из ладони в ладонь.
   -"Что, и вправду тёплый?"
   Я тоже дотронулась. Градусов сорок, не меньше. Фантастика.
   Джес опустила стекляшку в карман. Двинулись дальше.
  
   До выхода на поверхность, как говорила крыса, оставалось совсем немного, и мы решили не останавливаться на отдых. Хотя, один раз на пару минут задержаться пришлось. В тоннеле заметно поднялся уровень воды, решили переобуться, сменить берцы на башмаки. Приходилось беречь обувь.
   Едва успели миновать "Голосеевскую", как в нескольких метрах сзади послышался грохот рушащегося камня, шипенье и плеск. Судя по звукам, развалилась часть тюбинга, не выдержав многолетнего напора грунтовых вод. Пенный поток тотчас настиг сзади, вскоре мы шли уже по колено в воде. Джессика держалась молодцом, хотя идти, раздвигая волны, и мне было непросто.
   Крысу пришлось нести. Предложила ей возвращаться - отказалась.
   -"Во-первых, меня сожрут сородичи тех, кого только что постреляли, а во-вторых, я уже говорила - стая плохо оценивает слишком тесное общение с людьми. Там никто уже меня больше не ждёт".
   В моём прежнем мире придумали много хиханек на тему "света в конце тоннеля", но я разом забыла их, когда этот свет в самом деле забрезжил далеко впереди.
   Представив затяжной пологий подъем в бетонном жёлобе выхода рельс на поверхность, я предпочла так откровенно не подставляться. Потратили не меньше часа на поиски незалитого водой вентиляционного колодца, но поднялись наверх более безопасным способом. Чем скромнее дырка в земле, тем, по идее, меньшую опасность она должна представлять для местных горилл.
   По пути подруга рассказывала о жизни в поселениях для богатых. Информация постепенно накапливалась в голове, и чем больше её там оказывалось, тем сильнее становилось ощущение -что-то с этими "таунами-даунами" не чисто!
  
   Вентколодец окружала характерная для нынешнего городского пейзажа "бешеная зелёнка". Мы первым делом переобулись, сняли мокрую одежду - может, с ботинок хоть вода течь не будет.
   Когда лезли по скобам, я ощутила в груди какой-то дискомфорт. Жилетом, что ли, эту молочную железу надавило? Вроде маленькая совсем. И вообще, я не собираюсь никого выкармливать!!
   Тут было теплее, чем в метро, пока решила снять разгрузку. Сложив мешки и лишнюю одежду в углу, где почище, предложила Джес отдохнуть, а сама вместе с Лариской занялась круговым наблюдением. Столетняя пыль забила металлическую сетку, пришлось сперва делать уборку, опротивевшую мне ещё с курсантских времён.
   Движения не замечалось, никто из нас не ощущал поблизости постороннего присутствия. Шло время, подруга радовалась отдыху и подумывала о еде, а мне хотелось как можно скорее выбраться из города.
   Хорошо, что Лариска пошла с нами - незаменимый прибор наблюдения! И ей охотиться не надо - прокормим себя, прокормим и её. А ещё, признаться, я как-то к Лариске привыкла...
   Еда, конечно, дело хорошее, но чистка оружия - в первую очередь. Навинтив ёршик на шомпол, я поплевала на него, намылила - и вперёд, снимать нагар со стенок ствола.
   Спросила Джес:
   -"В таком городе много мест выдачи пайков?"
   Она повторяла мои действия, так что мы сидели друг напротив друга, занимаясь одинаково высокоинтеллектуальным трудом.
   -"Зависит от количества сэвэдж. Места выдачи, конечно, в центре, там же концентрируются гориллы. По логике, здесь, на окраинах, их плотность должна быть меньше".
   -"Я правильно поняла - спад суточной активности зомби наступает ранним утром?"
   -"Верно. Любят долго поспать, рано не ложатся".
   Вычистив копоть, протёрли стволы насухо, смазали салом.
   Снаружи сумерки - за плотной пеленой серых облаков не отыскать солнце.
   -"Какое сейчас время суток?" - спросила у Лариски.
   -"Темнеть скоро начнёт".
   -"Тогда подождём ночи. Ты далеко горилл чуешь - двинемся в темноте. А пока отдохнём и немного перекусим... Штаны заодно, может, просохнут".
   Преимущества безмолвной беседы особенно ценны в засадах. Тут и вилкой о банку стукнуть боишься, тем более разговаривать вслух. А молча - сколько угодно.
   -"Стало быть, мы все теперь - изгнанные", - резюмировала я, открывая банку свинины.
  
   Надо сказать, в глубине души не была уверена, что доживать век в теле Диканова было бы интересней. Служба заканчивалась. Выслуга набрана давно, а очередная реформа армии - по сути, её дальнейшее сокращение - означала для меня неизбежное увольнение в запас. На гражданке без врождённого умения продавать или круглосуточной готовности лизать задницы "боссам" о нормальном заработке можно не думать. Так что был бы сейчас военным пенсионером или сторожил автостоянку. Разве б только кто-нибудь из сослуживцев, может, помог - взял по блату в "службу безопасности" банка, или инкассатором. Но на такие должности конкурс отставников больше, чем при Союзе в МГИМО.
   А тут, Бог даст, поживём нормально - к тяготам быта не привыкать, а то, что скучать не придётся - факт. Предполагаемой конечной целью всего нашего путешествия были земли в районе бывшего Крыма. Может, найдём постоянное жильё.
   Хотелось также взглянуть на каменистые острова, что остались от бывшей Тавриды после повышения уровня океана. Там размещался один из таунов - Тартар...
   Джес пугала совершенно непреодолимой системой охраны. Не менее непреодолимым мне казался пролив, образовавшийся на месте Северного Крыма - судоходство, как я понимаю, в данное время на планете отсутствовало.
   Да и вообще, если население каждого охраняемого посёлка почти наполовину составляют охранники и агенты спецслужб, одиночке с оружием забытого века там совершенно нечего делать. "Рэмбо-6" не покатит.
   А хочется с правителями разобраться, ой как хочется. Только знать бы, где мой конь богатырский пасётся, где меч-кладенец лежит. Н-да...
   -"Это что за бессмыслица?" - хором удивились спутницы.
   -"Так, фольклор..."
   Джессика почесала бровь.
   -"Объяснение одного непонятного слова другим - весьма оригинально",
   А ведь верно, понять что такое фольклор им и вправду тяжело. Сказок ещё не было у крыс. Из поколения в поколение они передавали чисто практическую информацию. У таун-людей, напротив, сказок не было уже. Как не было бабушек и внуков, не было семей вообще.
   -"Это неофициальная устная информация о событиях, возможно происходивших в далёком прошлом. Украшенная художественно-поэтическими деталями. Часто рассказывается детям в целях информирования и развлечения".
   Я и сама удивилась, как осилила такое определение.
  
   Слегка утолившая голод Лариска подумала о своём:
   "Чем больше съедим - тем легче нести".
   Моя ответная мысль на тему неясности общего будущего убедила спутницу: лучше пока воздержаться.
   -"Со стороны города приближаются несколько горилл!" - вскоре обрадовала она.
   Взобравшись на ржавый электромотор, я проследила взглядом кучку самцов в разномастных штанах. Интересно, что это они потеряли за городом... Не иначе, охотники за ушами. Протопав своей дорогой, зомби ушли, а мы снова могли обмениваться неторопливыми мыслями.
   -"Откуда в таунах техника?" - я прищурилась на опять было задремавшую подругу.
   Расклеив левый глаз, она зевнула, потом сфокусировала зрение на мне.
   -"Да... А ведь тогда их ещё могло и не быть".
   -"Их?"
   -"Ну, стрейнджеров".
   Джессика перенесла вес на противоположную половинку седалища и вытянула голые ноги в берцах на середину не особенно просторного укрытия. Оставшись в одной майке и полупрозрачных шортах, она с каждой минутой тревожила меня всё сильнее.
   -"Ну-ка, ну-ка, с этого места, пожалуйста, поподробней..."
   То, что она подумала, с первого раза не хотело укладываться в моей голове. Пришельцы??
   -"Так что "поподробней" - мне известна лишь официальная версия, а это, как всегда, не более одного процента правды. С детства все мы знаем, что в сорок втором от П.К. стрейнджеры вышли на связь с триумвиратом Каннаверал. Якобы выбрали именно его из-за остатков докометного космодрома, замеченных поблизости".
   -"Ну вот, не прошло и полминуты с тех пор, как я подумала: "Здесь не соскучишься".
   -"Тебе скучно со мной?" - шевельнув коленями, ухмыльнулась Джес.
   Я приласкала её долгим взглядом, подруга благодарно ответила. Мелькнула шаловливая мысль, но в этот раз пересилило любопытство.
   -"Всю пропагандистскую чушь я тебе повторять не стану. Результатом контакта стала регулярная доставка во все тауны гуманитарной помощи в количестве, достаточном для сохранения жизни на Земле. Поскольку приносить еду в клюв каждой гориллы стрейнджеры были не в состоянии, а может, просто не хотели, эти обязанности взяли на себя правительства таунов. Вот для этого как бы и предоставляется соответствующая техника".
   Рассказывая, подруга механически вертела в руках давешний "бриллиант". Почувствовав иронию, добавила:
   -"Да, в раскладку не вписываются бытовые автоматы, обеспечивающие комфортное существование таун-людей. Они не нужны, чтобы распределять гуманитарную помощь. Ответа на этот вопрос у меня нет. Их много, вообще, вопросов, гораздо больше, чем ответов. Поэтому я и стала диссентером..."
   Полученная информация заставила надолго задуматься.
  
   -"Ты представляешь по карте, где мы находимся, есть ли по пути на юг другие тауны, есть ли города, населённые гориллами?"
   Джессика прикрыла глаза, представила карту.
   Великолепно! Я рассматривала её, как будто держа в руках.
   -"Мы сейчас примерно здесь", - на южной стороне окраинных кварталов замигал белый огонёк.
   -"Понятно. Остатки строений будут тянуться ещё километра четыре, потом ничейная территория".
   -"Ну да, сэвэдж не строят жилищ, а кантри ближе полсотни километров от зомби никогда не селятся. И замечено - молодые кантри, создавая новые поселения, стремятся отодвигать их всё дальше и дальше".
  
  
   ДЖЕССИКА
  
   Осторожно ступая между двумя ржавыми железными балками, по которым в докометные времена ездили люди, я удивлялась - насколько удобней новые бутсы!
   Вроде бы, материя грубая, почти не эластичная, а насколько лучше ботинок из той же исторической эпохи.
   -"Обувь по размеру, это немаловажно", - передала Дик.
   Мы шли почти рядом, она на шаг впереди. Будучи хозяйкой здешних мест, шествие возглавляла крыса.
   Как только подруге удалось подобрать обувку без примерки? Один раз взглянула на мои ноги... Нет! Она отчего-то любила разглядывать мои босые ступни...
   В таунах для подбора одежды-обуви используют специальные системы - сканируют человеческое тело и передают информацию синтисайзеру. Потому всё по размеру.
   А вот интересно, удастся ли мне когда-нибудь научиться наматывать на ноги длинные куски материи так ловко, как это делает Дик?
  
   Моя вторая встреча с большой стаей крыс-мутантов оказалась не столь волнующа, как первая. Теперь рядом Диксон, с нами шла Лариса, могла объяснить: мы не желаем подземным жителям зла. Но, весь путь, увы, проделать спокойно не удалось.
   Зверей пришло много, мрак впереди сочился ненавистью, зеленоватые пятна агрессивных эмоций крыс зловеще колыхались над полом. Кто-то из них соперничал с Лариской в умении внушать. Стало страшно - достаточно одного укуса, и человек в этом мире уже приговорён. Тут нет антисептиков, нет медицины вообще!
   Сдвинув вниз механический предохранитель оружия, я взвела пружину и направила ствол в сторону тварей. Руки мелко дрожали. Хорошо, в темноте этого никто не заметит.
   Наша союзница стала передавать Дик, где находится враг. Мы были практически слепы в беспросветной черноте, лишь примерно представляли, откуда исходят чужие эмоции и мысли.
   Грохот! Вспышка выстрела на долю секунды осветила место будущей схватки. Грязно-чёрная кишка тоннеля, обглоданные куски кабеля на стенах с обеих сторон, проржавевший до дыр трубопровод и серая шевелящаяся масса жутких звериных спин впереди. Автомат подруги застучал без перерыва.
   Дело нашлось и мне, донёсся Ларискин голос:
   -"Двенадцать, час, два - четверо!"
   Это прямо передо мной и до тридцати градусов вправо.
   Нажимая спуск, я думала - как можно в кого-то попасть, если... И в этот миг ясно почуяла мысль кого-то из тех, в серой толпе. Ствол чуть двинулся, сам собой.
   Частые вспышки, гром выстрелов! Тяжёлый автомат забился в руках, как живое существо. Я боялась не удержать его, но кажется, вела стволом куда надо, следуя подсказкам крысы.
  
   Тишина наступила внезапно.
   Щекотало в носу - тоннель наполнился кислым запахом сгоревших химикалий. Перед глазами плыли красные круги, в ушах билось эхо выстрелов. Мы все целы, отлично...
   Двинулись вперёд, осторожно переступая через трупы зверей. Спине так холодно - а вдруг, какая недобитая тварь? Миновав кучи окровавленного мяса, ускорили шаг. Нужно уйти как можно дальше, как можно скорее.
   Меня всю трясло, зубы громко стучали, я боялась - услышат.
   Хорошо, в этом месте хоть ровный пол. Попав в подземку впервые, я вообще с трудом могла передвигаться по деревянным cross-beam, скреплявшим железные балки пути. Частота моего шага не совпадала с расстоянием между этими штуками, в темноте нога то и дело срывалась, ходьба превращалась в мучение. А тут участок тип-топ - неровности занесло намытой за десятилетия почвой, они вовсе не чувствовались под подошвами.
   Ритмичные движения, тяжесть груза - всё это вскоре сбросило нервное напряжение. Но не прошло и десяти минут, как Лариса опять почуяла стаю. Нас догоняли.
   Обернувшись, до боли в глазах всматривалась в вечную ночь, пока не догадалась смежить веки. Так легче. Расширяя незримую сферу мыслеслуха, почувствовала на самой границе, вдалеке, безмолвный шелест и шипение злобы.
   Диксон приготовилась к стрельбе, я поймала себя на желании зажать ладонями уши. Нет, нужно привыкать... Всего три оглушительных выстрела - и у врага потери.
   Теперь крысы рвали кого-то на части, пожирая то ли труп, то ли раненого, а мы торопливо увеличивали расстояние в надежде оторваться от преследователей.
  
   Всего четыреста с лишним шагов, и нас снова настигли. Всё повторилось. Я и думать боялась, что было б, вздумай они бросаться всей стаей, как в первый раз.
   Дик отбила четыре атаки, а потом они, вроде, образумились. Семьсот, восемьсот, тысячу шагов - Лариска молчала.
   -"Не споткнитесь, прямо между рельсами куча костей!"
   Я вздрогнула, ожидая услышать пугающее "Шесть часов - много".
   Кости на рельсах. Подруга зажужжала лайтером - первое, что я увидела, были остатки клетчатого комбинезона.
   Изгнанный!
   Теперь уж и не поймёшь, отчего погиб - трекер взорвался, или загрызли крысы.
   Подруга спросила Лариску, нет ли чего металлического среди останков. Откуда... Голыми руками таун-человек неспособен справиться с сэвэдж, а палачи не выдают оружия обречённым.
   По крайней мере этот Джон (или Джейн?) Доу оказался достаточно смел, чтобы уйти в подземелье и не доставить садистам радости наблюдать за собственной кончиной через сателлит.
   Однако, крыса что-то нашла в костях... Слабый лучик света выхватил сияющую звезду, великолепный чистый кристалл. Как под руку что толкнуло - "возьми его". Живое тепло, маленькое одинокое чудо! Не место ему в безнадёжном подземелье.
   Кристалл тёплый на ощупь, градусов сто сорок. И какой-то упругий весь, явно не камень. Но что? В нём долговечный источник энергии, стало быть, вещь из тауна. Но как изгнанному удалось его унести? Как вообще нагой человек может что-то спрятать?
  
   Мы постепенно приближались к выходу, я ловила себя на желании ускорить шаг, несмотря на усталость. Под ногами всё чаще слышался плеск, из стен слева и справа журчали стекающие струи. Вода пробила пути сквозь источенные временем стены.
   Пришлось снимать новую обувь. Других бутс нет, и неизвестно, будут ли вообще когда-нибудь. Дальше пошли по сплошному потоку, а вскоре - непосредственно в нём. Ботинки отяжелели, разбухли.
   Вот за нашими спинами что-то рухнуло - завалит?!
   Волна настигла, толкнула в ноги, я покачнулась. Уровень поднялся мгновенно, обувь залило, штаны промокли до колен, выше - до середины бёдер! Спасая мешок, подняла его на плечо и уже едва брела вслед за Диксон, толкая коленями неподатливую воду.
   Подруге ещё тяжелее, вдобавок ко всему грузу она взяла на руки крысу, иначе той пришлось бы плыть. Лариса решила не возвращаться к своим, которые стали чужими, предпочла общество людей.
   -"Свой среди чужих, чужой среди своих - ситуация знакомая", - подумала Дик. -"Если белая ворона не захватит верховную власть, стая неизбежно изгонит её. Ксенофобия..."
  
   Далеко впереди мелькнуло крошечное пятнышко света, и с каждым шагом вода начала отступать. Тоннель поднимался на поверхность. А нам не удастся выйти так просто - опасно.
   Неутомимая подруга обследовала все служебные помещения, каждый отходивший от тоннеля коридорчик, а я уже просто валилась с ног. Ладно, хоть шли теперь по сухому, мешок можно было просто нести в руках.
   Перед входом в очередной закуток я останавливалась, опускала на пол груз и приваливалась к стенке. Небольшая передышка пока Диксон выясняла, можно ли отсюда выбраться наверх. Приходя в себя после "водяного похода", я постепенно восстановила способность соображать. Сразу подумалось: "Вот, я-то отдыхаю, а она продолжает таскать целую тонну груза, да ещё по тесным захламлённым коридорам!"
   Тут не было постоянного движения воздуха, как в тоннеле, и я почувствовала исходящий от тела запах. В тауне физические нагрузки не имели подобных последствий - в любом спорткомплексе после тренировки душ или бассейн, по выбору. Здесь же можно было искупаться разве что в грязном потоке. И фена потом не будет...
   -"Я нашла колодец!" - в сознание проникла радостная мысль Дик.
   Лазать по скобам нужно с обеими свободными руками, и я было собралась надеть на плечи мешок, но подруга не позволила:
   -"Всё равно за раз не поднимемся, нужен пустой мешок для Лариски".
   Она отправилась в первый рейс наверх, а мы с крысой остались на дне колодца.
   -"Тоже не знаешь, что за предмет мы нашли?"
   Одной из главных черт характера Лариски было, несомненно, любопытство.
   -"Таких не видела ни разу... Может, игрушка правителей"
   -"Это кто такие?"
   -"Высшая из каст. Таун-люди бывают трёх разных каст, рождаются с определённой кастовой принадлежностью, с ней же и умирают, когда приходит срок".
   Я попыталась пальцами отлепить от бёдёр мокрые брюки - какое там... Но это ощущение было мелочью по сравнению с тем, что переживали несчастные ступни, вымачиваясь в ботинках. Это напомнило пытки. Только тогда я была обездвижена и не знала, сколько часов придётся терпеть. Сейчас же надеялась - вот поднимемся наверх, и можно будет раздеться.
   -"Про касты мне тоже интересно, послушаю с удовольствием", - передала Диксон. Она уже выбралась на поверхность. -"В наше время общество было более лживым. Классовая система, похожая на нынешние касты, маскировалась лозунгами о свободе выбора. Каждый, мол, волен выбирать, богатым ему быть, или нищим".
   -"Пропаганда..."
   -"Пропаганда", - эхом откликнулась Дик.
   -"Пропаганда - это что такое?"
   Мы обе уже ждали этого вопроса, и безмолвно рассмеялись.
   -"Пропаганда - попытка правящих при помощи лжи заставить народ поступать так, как выгодно только им".
   Я позавидовала умению подруги мгновенно сочинять формулировки.
   -"Да, лгать мы не умеем", - призналась Лариска.
   -"Научитесь", - невесело пообещала Диксон. -"Это мир лжи, здесь невозможно иначе... Вот, разве что у пришельцев с враньём дело обстоит иначе"
   Интересно, оказывается, в старом языке было специальное слово, обозначавшее стрейнджеров! А самих стрейнджеров не было - парадокс...
   Подруга спросила:
   -"Ты видела живьём хотя бы одного?"
   -"По видео. Но это всё равно что не видеть вовсе. Реальную съемку невозможно отличить от моделирования".
   -"И всё же - какими их показывали?"
   -"Хуже горилл..."
   Память подсунула страшную картинку из прошлого - в виртуальной реальности следователь несколько раз заставлял меня совокупляться со стрейнджерами. Сначала с одним, потом с двумя и тремя одновременно. А потом, уже в реале, бесконечное количество раз принуждал смотреть эти видеозаписи, пока мне не начало казаться, что всё это было на самом деле.
   -"Мерзость - свет не видывал. Нечто вроде полуразложившегося трупа, запах соответствующий. Зелёная кожа вся в пятнах, тела асимметричны, голова неправильной формы, рот на боку, шерсть торчит из ушей и носа".
   -"Жанр фильма ужасов у вас сохранился?"
   -"Конечно. Только в фильмах страшилища всегда играют за плохих парней, а стрейнджеры, наоборот - спасители человечества, им всеобщий почёт и уважение".
  
   Дик спрыгнула со ступенек, шагнула ко мне, обняла:
   -"Извини за это воспоминание, я не хотела..."
   Она рядом - разве можно упустить случай поцеловаться!
   -"Давайте поскорее наверх, а?" - напомнила о себе Лариска.
   Её посадили в освобождённый от груза мешок, подруга навьючила на себя и мой рюкзак тоже.
   Как хотелось верить, что покидаю подземку навсегда! Пробыв тут всего несколько дней, я буквально рвалась наверх. И представить не могла, как дед прожил под землёй целую жизнь, почему не ушёл, как сейчас мы?
   -"А кто-нибудь из твоих знакомых в тауне видел пришельцев в реале?" - пришёл мыслеголос снизу.
   Диксон пропустила вперёд, теперь я переживала, что на неё капает вода с моих мокрых ног.
   -"Никто не говорил, что видел. Вроде, пришельцы только с правящими общаются, те их до низших каст не допускают, типа, обидеть боятся. Уж больно стрейнджеры хорошо эмоции чувствуют, а правящие себя контролируют, не думают про них ничего плохого".
  
   Дневной свет. Сколько дней я его не видела, наконец-то!
   Старалась двигаться неслышно - мало ли кто рядом с этой будкой, с моим ростом не увидеть. Крыса выпрыгнула из поставленного наземь мешка и отряхнулась, словно собака. Я с наслаждением избавилась от хлюпающих ботинок, размотала с ног тряпки, стащила штаны.
   То же самое делала Дик, и я не могла отказать себе в удовольствии созерцать её великолепные ноги. Мышцы так и перекатывались под смуглой кожей - где это, интересно, загорала прежняя владелица этого тела...
   Впервые видела подругу при дневном свете - пара секунд первой встречи не в счёт. И теперь влюблялась в неё по-настоящему. Интересно, какое тело было у неё раньше. Вот, даже лысина ей идёт, а я, наверное, выгляжу как дура...
   Вздохнув, стала рассматривать Лариску. На свету она не казалась такой страшной. Услышав мысль, крыса демонстративно оскалилась, послав эмоцию веселья. Зубки, конечно, впечатляли.
   Взгляд сам собой вернулся к Диксон. Привстав на носочки, подруга высматривала что-то снаружи, икры её напряглись, демонстрируя подлинное совершенство форм. Так хотелось потрогать!
   Сколько понадобится времени, чтобы высохли брюки... Влезать в мокрые не хотелось, но альтернатива шествовать без штанов тоже как-то не согревала. На ветру, может, они бы и высохли, а тут...
   Напомнил о себе голод. На трудный переход мы затратили немало калорий. Открыли ещё консервов. Я уже почти научилась есть с ножа и немножко погордилась этим.
   А вот, наверное, самым худшим в подземной жизни была вода! Вкус просто мерзкий... Задумавшись о дождевой в качестве напитка, я озадачилась очередной проблемой - чем будем укрываться от дождя, если застанет в походе?
  
   Вдалеке послышались одиночные выстрелы. Потом лай, рычание, испуганные крики сэвэдж. Застучали автоматные очереди.
   -"Что там?"
   -"На горилл напали какие-то собаки Баскервилей", - озадаченно подумала Дик, выглядывая через сетку воздухозаборника. -"Начинаем собираться, пора уносить ноги. Эти чудовища будут полночи жрать трупы, а мы застрянем в каменном стакане".
   Нам с Лариской одинаково непонятно слово, которым Диксон обозвала собак. Оказалось, это литературный персонаж из далёкого прошлого. Собака-монстр.
   -"Обыкновенные собаки, ничего странного нет", - возразила крыса.
   Хорошо ей, не нужно натягивать на себя мокрые штаны. Fuck!
   -"Что, сейчас все собаки такие?"
   -"Ну да..."
   Мне было чертовски любопытно, какие "такие" собаки, и подруга передала картинку - стая мохнатых разномастных зверюг полтора метра в холке со всех сторон окружила небольшую группку сэвэдж. Зомби отстреливались, но не особенно успешно. Кажется, они вообще плохо держались на ногах, ведь для горилл нетрезвость - обычное состояние. Псы же, демонстрируя быстроту реакции, всё время прыгали с места на место, не давая прицелиться.
   Да, собаки обычные, я видела их в фильмах тысячу раз. Само собой, в таунах породы другие, милые кудрявые добрячки, а тут образ жизни вылепил страшных зверей. Плюс, конечно, мутации.
   Так или иначе, нападение псов при свете дня было ошибкой. В конце концов под пулями упала одна, вторая, третья собака - остальные развернулись и дали дёру, издавая отрывистые горловые звуки. Радостно-пьяные вопли сэвэдж возвестили о победе вооружённых мутантов над безоружными.
   Почему-то самцы не продолжили путь. Сгрудились вокруг одного, что-то рассматривали, наклонялись. Диксон не видела, расстояние было слишком большим.
   -"Пёс успел хватануть гориллу, я чувствую его кровь", - уверенно заявила Лариска.
   Через несколько секунд прозвучал одинокий выстрел. Глазами Дик я увидела - зверолюди деловито зашагали своей дорогой, на ходу прихлёбывая из пластиковых бутылок. Посреди дороги остались четыре мёртвых тела.
   -"Гуманно", - подумала подруга. -"Врача среди горилл явно не было. Что ж, пора и нам в путь".
   Диксон сошла со своего пьедестала, мгновенно впрыгнула в штаны, быстро, ловко намотала на ноги тряпки.
   -"Собаки сейчас вернутся", - подтвердила опасения крыса.
  
   Покинув убежище, мы рысцой удалились за угол ближайшего дома. Лариска не ошиблась, не прошло и минуты, как с места драки послышался рёв и грызня. Звери принялись рвать ещё тёплые свежие трупы.
   Двинулись скорым шагом - с собачками больше встречаться не хотелось. Город постепенно сходил на нет. Состояние сохранившихся в этом районе строений удручало. Перекрытия рухнули, тут и там вывалились целые блоки. Верхние этажи во многих домах попросту отсутствовали, нижние полностью поглотила бурно разросшаяся зелень.
   О количестве когда-то живших здесь людей можно судить по остовам сгнивших автомобилей, лежавших рядом огромными прямоугольниками и квадратами. Десятки, сотни - вплотную друг к другу. Казалось, они шли строем в свою последнюю атаку и вмиг погибли, остановленные навеки.
   Под ногами пружинисто шелестел полиэтилен - многолетние напластования слежавшихся шуршащих отходов совершенно скрывали землю. Нынешние обёртки и упаковки автоматически разлагались по истечении срока хранения продукта, а древние - в течение сотен лет.
   Подруга подумала:
   -"Полиэтиленовая эпоха" - подходящее название ушедшего в небытие века... Но всё-таки, почему собаки напали средь бела дня?"
   -"Вечер уже", - напомнила крыса. -"Почему напали - могу рассказать. Один самец отстал от группы, живот у него некстати схватило. Пока в кустах сидел, остальные ушли дальше, не ждали.
   Вскоре собаки почуяли одиночку, решились напасть, кинулись прямо с деревьев. Те, кому не досталось мяса, раззадоренные зрелищем, сдуру решились преследовать ушедших.
   -"Cамые горячие и глупые сейчас хрустят на зубах", - Лариска помечтала о свежем мясе.
   Я удивилась:
   -"И ты всё это чувствовала, в деталях?"
   -"Было не так уж и далеко..." - скромно заметила сверхспособная.
  
   Окраинные развалины как-то незаметно перешли в обыкновенный дикий лес, теперь пришлось гораздо чаще перебираться через поваленные деревья, обойти никак невозможно. В паре километров от некогда огромного города я не ожидала увидеть нехоженых дремучих зарослей. Что поделать - мёртвая зона, ничейная территория.
   -"Послушай внимательно, как легче идти, постарайся запомнить", - на ходу передала Диксон. -"Если мы найдем старую дорогу, постараемся ускориться. Надеюсь, там не будет завалов. Идя быстро, всё время контролируй собственное дыхание - оно должно быть ритмичным и достаточно глубоким. Вдох носом, выдох полный. Не напрягай мышцы ног сильнее, чем это необходимо, иди расслабленно, легко. Ускорять шаг - только постепенно, останавливаться тоже плавно замедляясь".
   Кажется, несложно, надеюсь, запомню...
   Последним признаком оставленного позади жилья старых людей стали остатки невысокого четырёхэтажного здания прямо посреди чащи. Издалека оно походило на надстройку крупного морского судна тех времён. Широкие оконные проёмы, местами даже круглые - явная стилизация. Декоративные наружные лестницы с подросшими на них сосенками. Если повнимательней присмотреться - кое-где в округе ещё угадывались подъездные дорожки. Сперва взломанные изнутри пробивавшей себе дорогу зеленью, а потом и поглощённые ею почти без следа.
   Миновав странный одинокий дом, мы продолжали путь, стараясь дотемна удалиться от города как можно дальше. Всхолмленная местность ломала землю, Дик, легко перешагивая через валяющиеся стволы, оборачивалась, подавала руку. На бугре я споткнулась обо что-то, засыпанное хвоей. Твёрдое. Стукнула носком бутсы - блеснул металл.
   -"Стоп!" - подумала подруге. -"Тут что-то непонятное".
   Подошвой Диксон расчистила хвою на метр в длину, посмотрела налево-направо. Под слоем почвы лежал такой же ржавый металлический брус, как в подземке.
   Она прищурилась, глядя вдаль:
   -"Железная дорога. Сто лет назад здесь проносились поезда, грохотали тысячетонные составы..."
   Поднявшийся на широкой насыпи лес явно меньше ростом. Хоть не на каждом шагу продираться сквозь заросли, а то от нашей одежды скоро останутся лохмотья. Направление старого пути совпадает, нам тоже на юг. Будет легче идти, впереди и правда не видно осточертевших завалов из огромных полусгнивших стволов.
   Темнело, пора бы определиться с ночлегом. Может быть, подойдёт эта бетонная коробка справа от рукотворного земляного вала? В "комнатах" многолетние ковры сухих листьев, веток и хвои, больше ничего. Только в самой просторной, под зияющими проёмами окон - странной формы металлический остов.
   -"Скамейка была. Вench", - перевела подруга, почувствовав, что и этого слова не существует в современном языке сэвэдж.
   Спеша соорудить искусственное освещение, мы выбрали самую маленькую из комнат с одной дверью. Диксон сказала, это была "касса". Но даже словосочетание "Тicket office" не говорило мнё ни о чём. Мы складировали багаж в этом самом офисе, оставили под охраной Лариски. Валежника и сучьев вокруг были немереные кубометры, но всё равно, пока мы стаскивали топливо поближе к входу, подруга успела мысленно рассказать про "тикетс".
   Как, оказывается, усложняли своё существование старые люди! Отсутствие брейнов превращало их жизнь в бесконечную цепочку действий, лишённых смысла. За труд нужно было получать одни тикеты, потом, по мере возникновения разных потребностей - хотя бы в глотке воды - обменивать их на другие.
   Миллионы людей громадного на тот момент населения Земли всю свою жизнь занимались этим профессионально. Десятилетиями изобретали разные по виду, форме и размеру тикеты, изготавливали, перевозили их, учитывали, складировали, выдавали под строгим контролем. Бесконечно обменивали одни на другие, отнимали друг у друга мошенничеством и силой, копили, передавали по наследству. А потом, по мере износа, глупые цветные бумажки уничтожали. Опять же с совершением странных, весьма трудоёмких ритуалов.
   Всё это напомнило мне религиозные культы сэвэдж. В роли богов старых людей, по-моему, выступали тикеты, за которые тогда можно было получить буквально всё, даже верховную власть.
  
   Свет неба угас, уже вслепую Дик замысловатым образом сложила сучья и ветки. Я иногда подсвечивала лайтером, чтобы видеть хоть что-то. Вниз пошли самые мелкие палочки, потом всё крупнее и крупнее. Вот она щёлкнула своим драгоценным "огнеделом", сунула внутрь кучи подожжённую щепку - и у нас появилось своеобразное освещение.
   Кроме крыши над головой на случай дождя, "Лісники" предоставили нам источник великолепной питьевой воды: в полутора десятках метров от жилища обнаружился ручей. Когда пришли, подруга прочла мне название станции: умея говорить на сэвэдж, я совершенно не могла читать. Ведь письменности у современных носителей этого языка просто не было.
   Смыв пыль с лиц и кое-что постирав, мы вскипятили воду с какими-то листьями для вкуса, приступили к ужину. Свет живого огня намного ярче дедовой коптилки, да и запах мне понравился больше. Впрочем, ветерок быстро уносил его прочь, не заставляя кашлять от дыма.
   В струях горячего воздуха высушили, наконец, мои штаны, можно одеться в сухое.
   Диксон взялась вычищать детали автомата, мне приходилось делать то же со своим. Какое низкотехнологичное изделие! После одного-единственного применения требуется столько ухода...
   Поглядывая на развешанные более мелкие тряпки, подумала: "Интересно, если каждый день стирать одноразовую ткань, на сколько хватит мне единственного экземпляра белья?" Трусы Диксон, хоть и не столь эротичные на вид, намного более долговечны.
   Тихий вечер под огромными, чуть дрожащими звёздами, блаженное тепло в желудке и, вроде бы, отсутствие врагов поблизости, располагали к размышлениям на всевозможные темы. Собрав оружие в единое целое, поставили автоматы в угол. Я собралась было одеться, но вдруг шагнула к подруге, и расстегнула её ремень.
   Дик замерла, позволяя делать с собой, что угодно. Покрывая бархатную кожу ненасытными поцелуями, я опрокинула подругу навзничь. Наконец-то! Моя любимая, родная, единственная, спасибо, что ты есть!!
   Сладость ласк туманила разум. Руки, губы, тела жили своей собственной жизнью, немедленно выполняя самые сокровенные, ещё неосознанные желания друг друга. Не стало ни зрения ни слуха - одно лишь осязание: гигантское, всепоглощающее, фантастически обострённое мыслеголосом любимой!
   Горячая волна поднималась выше, выше, превращалась в цунами, завладевала сознанием неумолимо и властно. С каждым ударом сердца, с каждым взаимным проникновением я всё больше чувствовала себя - ею, а её - собой...
  
  
   ДИКСОН
  
   Жаль, что одежду Джес не удалось высушить, в тоннеле она промокла намного больше. Ладно, пойдём быстрым шагом, чтобы не простудиться.
   С оружием наизготовку высунулись из венткиоска. Лариска молчит - значит, вперёд! Удаляемся в сторону, противоположную той, куда отступила собачья стая.
   Ничего себе, мутировали беспородные тузики-шарики - каждая зверюга заметно переросла ирландского волкодава, при этом запросто лазает по деревьям. Какие-то волкорыси, нарочно не придумаешь.
   Окраина мегаполиса представляла собой помесь мусорной свалки и автомобильного кладбища. Разве что "трупы" машин стояли неестественно чинно, ровными рядами. Могли ли подумать владельцы, однажды вечером отгоняя своих любимцев на автостоянки, что не сядут за руль уже никогда?
   А всё-таки жаль - и я не смогу больше насладиться скоростью, мощью "лошадей" под широким капотом. Врубить Highway Star на полную громкость, утопить педаль в пол и забыть, оставить за спиной всё плохое из прошлого...
   Бурелом преградил дорогу, а до захода солнца совсем немного. Хорошо помню по карте - где-то здесь раньше проходили шоссе и "железка". Нам подойдёт и то, и другое. Конечно, больше опасность столкнуться с охотниками за ушами, но иначе просто невозможно двигаться вперёд. В наваленных вперемешку древесных стволах не застрянет разве что танк.
   А, вот! Джессика заметила рельсы, отлично, мы нашли-таки насыпь. Теперь дело пошло быстрее, а то в завалах да кустарниках пара пустяков получить травму. Дотемна успели найти "придорожный мотель", заготовить топливо для костра и даже слегка ополоснуться.
  
   Осмотрела спину подруги. Кажется, рана заживала благополучно, сегодня нам удалось её не потревожить.
   С утра начнём добавлять в рацион дары леса, а пока, увы, всё те же консервы. Дрова в костре взялись сухим жарким пламенем - давно, видать, не было дождей. Джес, в отличие от Лариски, не роптала, а ведь наверное, в прежней жизни питалась получше меня.
   Она облизнула лезвие, отправив в рот кусочек тушёнки.
   -"Для каждой касты в тауне свои рестораны. Нам, как низшим - попроще, скромней ассортимент блюд. Больше выбирать не из чего - не нравится, можешь не есть, никто не заставляет".
   -"У правителей выбор - могут питаться у себя дома, компаньоны доставят, что нужно, из ресторана, подогреют, накроют и уберут".
   После ужина попили смородинового чайку. Странно - выжили как-то садовые кусты в окружении дикого леса.
   Почистили оружие, высушили влажную ещё одежду. Джессика не торопилась надевать брюки. Либидо легко взяло верх над усталостью. В синих глазах танцевали язычки огня, лицо подруги сделалось необычно серьёзным, а объятия - по-мужски крепкими.
   Звякнула пряжка. Мелькнула глупая мысль: "А если я девственница?" Спасибо, Джес не засмеялась, услышав такое. Кружится голова, какие странные ощущения. Смогу ли я когда-нибудь найти слова, чтобы рассказать... Но зачем слова, эти жалкие, ничтожные звуки?!
   Полностью открывшись, я передала подруге все свои чувства. Мгновенный всплеск ответного удивления - и счастливые эмоции Джессики зазвучали в моём сознании, хлынули радостным встречным потоком. Столкнувшись, они сплелись, как наши нагие тела, закружились в вихре, водовороте пламени и сияющих красок. Сливались воедино и распадались искрящимися фейерверками радужного огня.
   Выпивая друг друга, мы тотчас возрождались, усиленные стократ. Словно фантастическое божество, каждая из нас обладала двумя общими телами и единым сознанием...
  
   После всего Джес задремала у меня на плече - сказалась усталость долгого перехода. Мы с Лариской разделили вахты, она тоже свернулась у ног.
   Моё первое, и такое роскошное пиршество любви! Не с чем сравнивать, это нечто совершенно иное. Наверное потому, надев на спящую подругу эрзац-спальник и влезши рядом, я нисколечко не хотела спать.
   Ночной лес жил полнокровной жизнью - никакого сравнения с прежними временами. Ни разу не доводилось слышать птичьего хора в таком изобильном составе! Громче всех звучал чей-то разнообразный мелодичный ритм с быстрым и резким "так-так-так", вскоре к нему присоединились другие похожие голоса. Спустя какое-то время вступили старые знакомые - соловьи, перемежая щёлкающие трели роскошными сочными переливами. Перекликались на разные голоса, перебирая колена, вступал то один, то другой.
   Я подвела итоги дня. Вторая его половина вроде бы обошлась без стрельбы. И это неплохо.
   Постепенно крайняя часть бревна прогорела, нужно было передвинуть его дальше в костёр. Осторожно выбравшись из-под спящей подруги, постаралась сделать это по возможности тихо. Крыса, однако, услышала - я почуяла её сонно-тревожную мысль.
   Вернувшись в постель, услышала неподалёку треск и хлопанье птичьих крыльев. Из чащи вторил обладатель звучного, но несколько однообразного голоса, вторившего "пу-пу-пу-пу-пу", что-то вроде далёкого лая собаки.
   Весна есть весна...
   Часа три удалось поспать и мне - в караул заступила Лариска.
  
   Проснулась я оттого, что рядом кто-то дрожал. Высунула руку: оружие на месте. Брачный гомон птиц за стенами столь громогласен, что непонятно - как под такие звуки можно вообще спать? Тепла от огня почти никакого, в наш чехол от МКТ нахальной третьей лезла утренняя прохлада.
   Первым, о чём подумала - было: "Крыса смежила очи и костёр благополучно потух".
   -"Бревно тяжёлое, а ветки очень быстро сгорают", - обиженно отозвалась она.
   Накрыв правой ногой бёдра Джессики, я согрела подругу своим теплом. Судя по отсутствию внятного мыслеголоса, она спала. Некоторое время я не могла решить что лучше - не будить пока девушку, или всё-таки выбраться наружу, чтобы развести нормальный костёр. Вроде, перестала дрожать?
   -It's cold like shit, I'm freezing my ass off...
   Фраза сквозь сон разрешила сомнения. Поднявшись, затащила в тлеющие угли целое бревно, и вернулась согревать Джес.
   -"В метро было куда теплее, правда?" - справилась у Лариски.
   Тем временем многоголосье пернатых выделило нового солиста. Снаружи зазвучала звенящая радостная песнь с мелодичным серебряным перезвоном.
   -"Сезон тепла только начинается".
   Мы перебрасывались вялыми полусонными мыслями. В костре громко треснуло - разгоралось новое топливо.
   -"Ночью-то как, было тихо?"
   -"Да вроде... Тут вокруг полно разных существ, но агрессии я не почувствовала ни разу. Странное место".
   -"Хочешь, ещё поспи?"
   -"Нет, я уже чувствую солнце. Будет тёплый день".
   -"Да, вчера мошки вились столбом, и соловьи всю ночь не умолкали".
  
   Пока я плескалась в студёном ручье, Джессика с оружием наготове поглядывала по сторонам.
   -"Так теперь никогда вдвоём не искупаемся?" - игриво подумала любимая.
   -"В степи, может. Там видно издалека. Да и то всякие птицы хищные".
   Умываясь, я впервые не ощутила собственное тело чужим. Наверное, благодаря вчерашней смелости Джес. Зато на полу обе так изгваздались, что теперь отмойся поди...
   -"А в тауне человек ничего вокруг не боится. Кроме другого человека", - вспомнила она.
   -"И поскольку людей там много...", - я мысленно улыбнулась.
   -"Да, верно", - согласилась подруга. -"Зверь нападает когда голоден и открыто, а человек гадит из вредности, да исподтишка".
   -"Вообще, наша Земля - вечная "война всех против всех". В глубокой древности, даже от моего прежнего времени, это уже была расхожая фраза. Попробовали в одной исчезнувшей стране жить по-другому, да не особо получилось".
   Ополоснув ноги, я выпрыгнула из ручья на заранее вымытый кусок каменной плиты - обсушиваться.
   -"В каждом человеке есть индивидуалист и коллективист, но слишком во многих всегда преобладает то или другое качество. Потому, если одной половине человечества сделать лучше, второй непременно станет хуже. Иначе никак, таковы правила кем-то придуманной игры..."
   Вытираясь под пристальным взглядом Джессики, я ответила улыбкой. Оделась, завязалась и застегнулась. Забрала у подруги оружие и отошла повыше - отсюда удобнее наблюдать.
   Услыхав про наблюдение, Джес превратила процедуру мытья в настоящую эротическую композицию. Глаза сами собой пожирали гибкое, плотно сбитое тело девушки, двигавшейся с отточенной грацией танцовщицы. Я почти утратила бдительность, не видя ничего вокруг, кроме неё.
  

***

  

О ЧЁМ ШУМИТ ВЕЛИКИЙ ЛЕС

  
   К завтраку собрали пару горстей кислицы - консервы приправить, наполнили котелок водой.
   А крыска наша изучала природу леса. Оказавшись в совершенно новом мире, как ребёнок, нюхала каждую травинку, ощупывала мыслью каждое насекомое или мелкого зверька. На траву, принесённую нами, покосилась, неодобрительно дёрнув гвардейскими усами.
   -"Крупных хищников поблизости нет, горилл не чувствую тоже. Так что вы завтракайте, а я схожу пока на охоту".
   На серой морде крупно написано: "Свежего мяса!"
   Поддерживая тонкую нить мыслесвязи, отпустили Лариску, сами принялись за еду. На свежем воздухе, да с сочной зеленью, да после такой ночи - обычная говяжья тушёнка вкуснятиной показалась.
   Я мысленно отслеживала местонахождение крысы, удивляясь её быстроте. В метро отродясь не бывало кустов и деревьев, где так ловко научилась?
   Она схватила зазевавшуюся мышь, мы будто услышали - на зубах хрустнули косточки:
   -"Не забывай, по ночам крысы выходили на поверхность, а городские заросли ненамного реже".
   -Пожалуй, добыть еду ей куда проще, чем нам, - заметила Джессика, смакуя завтрак. -Я нарочно вслух, а то скоро говорить разучимся...
   Её акцент так мил... Я улыбнулась:
   -It's not over yet. Немного витаминов уже добыли - салат и чай есть. А днём будем под ноги смотреть. Лес хоть и не ресторан, но пища, думаю, найдётся.
   Тщательно затушив костёр, мы почистили зубы молодыми еловыми ветками, жёванными с одной стороны, прополоскали водой.
   Собирались в путь.
   Как всё-таки много вещей приходится таскать за собой человеку! Чехол от маскировочного комплекта вместо спальника на двоих. Тщательно вытряхнули, свернули. Пара кусков капроновой плащёвки полтора на два метра - должны сойти за дождевики. Комбинированный котелок, две пустых банки из-под консервов вместо тарелок и дедова кружка - вся наша посуда.
   А ещё консервы, спирт, мыло, майки-портянки! И это не говоря про оружие, патроны и сапёрную лопатку.
   Обувь у нас пока не разношена, так что планируем короткие переходы. Ноги надо беречь.
   -"Ты там не объедайся, опять идти не сможешь", - передала уплетающей очередную добычу Лариске.
   -"И то верно. Здесь, похоже, я с голода не умру".
   Мысль крысы преисполнена удовлетворения. Вскоре появилась сама - вся мокрая, как будто ныряла. На недоуменные эмоции ответила:
   -"Тоже мылась в ручье, а то вся морда в крови.
  
   Небо сияло ярче и ярче. То тут, то там висели белые клочки облаков.
   Можно не торопиться: гориллы в городе ещё спят, вряд ли дышат нам в затылок. А вот впереди - посматривай, да послушивай. Теоретически вполне можем "догнать" вчерашнюю группу. Путей много, конечно, необязательно им переться именно здесь, но "закон бутерброда" - один из самых действенных в мире.
   Примерно через час хода миновали ещё одну станцию - побольше "Лесников", за следующий час видели два остановочных пункта. От второго почти ничего не осталось, видно совсем некачественно построили.
   Помимо усиленного внимания всех троих к окружающему, мы с подружкой первую половину дня вспоминали вчерашнее. Мысленно ласкали друг друга.
   Непередаваемое ощущение, когда вот так, топая по лесу с грузом, застёгнутая по самые уши, я представляла - вот, сейчас касаюсь Джес. И конкретно, где именно. И она чувствовала это, точно так, как и я ощущала её ответные мысленные прикосновения!
   Игра продолжалась довольно долго, пока я вдруг не почувствовала, как Лариска мысленно цапнула меня зубами за зад. Подскочив на полметра от неожиданности, услышала эмоцию её веселья.
   -"Хватит уже, лучше еду собирайте! Вон трава растёт, такая как утром ели..,"
   Отомстив крысе мыслеукусом за хвост, я была вознаграждена тихим смешком Джессики.
   -"Вообще, да, ты вчера говорила, в лесу много съедобных вещей, показывай, буду запоминать".
   -"Ну, вот это - крапива, пожалуй, самая распространённая в здешних местах съедобная трава. Но собирать нужно осторожно - жжётся".
   Подруга удивилась:
   -"Как? Тогда разве можно её есть?"
   -"Запросто. Только обдать кипятком".
  
   Идти по заросшей лесом насыпи, как по проспекту, конечно, не получалось. За десятилетия - сколько их там прошло - выросли взрослые деревья, приходилось лавировать между ними. Но несравнимо легче и в сто раз безопаснее, чем напролом.
   По идее, в этакой чаще должно быть полно зверья, однако, за первую половину дня никого крупнее ежей на земле не заметили, и свежих следов на бывшей железной дороге не попадалось. Видимо, заслышав издали человечьи шаги, местные жители предпочитают не нарываться...
   Или и вправду перед нами идёт группа горилл? Тогда проснулись они рановато.
  
   На деревьях, конечно, жизнь шла размеренная и спокойная - распевали весенние песни птицы, стрекотали белки, дятлы выстукивали из-под коры свой второй завтрак.
   На первого встреченного ежа попробовала было с ходу накинуться проголодавшаяся Лариска, но я успела остановить её раньше, чем в любопытный нос воткнулись острые иглы. Внимательно рассматривая невиданное существо, подземная крыса обошла его со всех сторон.
   -"А ведь их едят. Сообрази, как".
   Подкинув задачку, я с полминуты слушала мыслительный процесс. Подруга тоже заинтересовалась правильным решением. Попыталась ответить только Джес, утаив мысли от крысы - увы, не получилось.
   -"Но здесь нет никаких луж, и ручьёв!" - возмутилась Лариска.
   -"Именно здесь - нет, но в принципе съесть свернувшегося ежа можно, и теперь ты знаешь, как".
   -"Спасибо", - нерадостно подумала крыса. -"Я собиралась есть его сейчас. Тогда, можно, я поохочусь, а вы обождёте?"
   -"Сперва давай найдём какой-нибудь родник".
   Котелок-фляжка, увы, одна на троих.
   Получив мощный стимул к поиску воды, Лариска обнаружила источник уже через несколько сотен метров - перед развалинами четвёртой после "Лесников" железнодорожной станции. Мы занялись источником, а вожделевшая свеженины охотница вмиг исчезла в зарослях на откосе.
   На сырой земле возле родника я обнаружила чёткие отпечатки волчьих лап. Показала обеим спутницам, как выглядят звери, чтобы были готовы к встрече.
   -"Кстати, ты по деревьям лазать никогда не пробовала?" - спросила у Лариски. -"Высоко не надо, падать тоже больно. А вот если стаю, не дай Бог, встретишь - лучше сразу наверх".
   -"А они точно по деревьям не умеют?"
   -"Надеюсь, что нет. Судя по следам, мутация не затронула обитателей леса".
   Солнце совершало вечный путь по небу. Я разделила полусферу на пройденный и оставшийся светилу отрезки, прикинула, сколько времени до дневного привала.
   -"Надо как следует освежиться. А то становится жарко..."
   Джессика уже стояла топлесс, развешивая по сучкам одежду. Наклонилась к источнику, обмывая грудь - брюки натянулись, подчеркнув безупречные формы.
   Выпрямившись, подруга понимающе глянула, улыбнулась. На обеих влажно блестящих полушариях ярко горели следы вчерашних поцелуев.
   -"Я тоже тебя хочу", - откровенно подумала Джес. -"Вкусная моя..."
  
   Под торчащими в разные стороны корнями огромной поваленной сосны интимный полумрак, как в настоящей пещере.
   Теперь я брала её, а она, отдаваясь, отвечала жаркими мысленными ласками. Я целовала восхитительное тело девушки - всё и везде, в то же время ощущая на собственных губах ответные поцелуи. Входила, сперва ласково и нежно, с каждым движением всё глубже и сильнее, видя в мыслях подруги растущий фонтан эмоций, чувствуя внутри себя её маленькие пальцы.
   Нас стало так много, мысленно мы могли ласкать друг друга одновременно в десятке разных мест, насколько хватало фантазии. А настоящие, плотские руки и губы обостряли и без того зашкаливающие эмоции.
   Джес выгнулась, дыхание её стало хриплым, стоны - прерывистыми. В моё сознание комом огня ударил взрыв наслаждения любимой, ладонь ощутила сильные, глубокие сокращения. В эту секунду мысленные ласки Джес достигли неистовой, запредельной силы. Случилось чудо - передав мне, она не разделила своё счастье, но удвоила его, породив потрясающие волны экстаза.
   В мозгу любимой вспыхнула картинка - приняв, я тотчас перевернулась. Мы впились друг в друга как звери, наслаждаясь изливающейся алой энергией божественного наслаждения...
  
   Лариска проявилась в сознании, когда любовницы уже очнулись.
   Теперь первой пошла мыться Джессика, я караулила, безуспешно пытаясь отряхнуть облепленные хвоей ноги.
   Крыса вступила на поляну походкой статуи Командора.
   -"Ты контролировала обстановку?" - виновато справилась у неё. -"А то мы тут не очень соображали..."
   -"Можешь быть спокойна, если б я услышала опасность, ты вмиг почуяла бы мои зубы".
   Грузно опустившись в траву, Лариска всецело предалась пищеварению.
   -"Ты днём почаще глаза закрывай, они к яркому свету не приспособлены", - посоветовала крысе.
   Теперь, поставив к дереву автомат, я могла помочь Джес обмывать спину - там была сплошная земля. Придирчиво осмотрела тёмную корочку на зарастающей ранке.
   Сокрушённо покачала головой:
   -И о чём же мы думали...
   -Не о чём, а чем думали, - лукаво улыбнулась любимая.
   -"Что там?", - наконец поинтересовалась она. -"Боли я не чувствую".
   -"Вроде ничего, но если б какой-нибудь сучок?"
   Промокнула кожу вокруг, ещё раз пристально поглядела на ранку в упор. Не смогла побороть искушение слегка коснуться губами бархатно-нежной кожи.
   Ответом был мысленный стон наслаждения. Сладко защемило в груди...
   -"Вы совокупляетесь так же часто, как я ем. Это нормально для вашего вида?"
   Получив утвердительный ответ, Лариска несколько успокоилась.
   Я щедро плеснула спирта между лопаток подруги, высушила дыханием...
  
   И снова в путь.
   Дорога уклонялась влево, к бывшему водохранилищу. Вряд ли оно теперь сохранилось, как и плотина электростанции. Насыпь тут повыше, по сторонам довольно крутые, хоть и сильно заросшие откосы. Что влево, что вправо - сколько видел глаз простирались по-таёжному бескрайние волны леса, изредка перемежавшиеся прогалинами.
   Ещё один полустанок - над крышей замшелого здания четыре буквы "...енки". Можно придумать сотню названий с таким окончанием. Вскоре после "Енок" под ногами вместо травы пошли густые мхи с часто торчащими маленькими кустиками черники. Стало попадаться много засохших сосен с отвалившейся местами корой. И птицы как-то затихли...
   -"Стоп!"
   Обе спутницы замерли.
   -"С одиннадцати часов на пять - движутся люди!"
   Мы спрятались за деревьями. Одна, две... семь странных (человеческих ли?) фигур замелькали между стволами метрах в пятидесяти. Они неслышно бежали навстречу, чуть под углом, и должны были непременно столкнуться с нами.
   -"К бою! Огонь по моей команде".
   Такая форма несколько не к месту. Джессика - не отделение мотострелков.
   -"Не будем стрелять, пока они не проявят агрессии".
   Самое невероятное - никто из нас, включая Лариску, не смог заранее их "услышать"!
   Стало не по себе. Напрягая неведомый орган мыслеслуха в мозгу, я поняла - до сих пор не фиксирую бегунов. Вижу, но не чувствую присутствия! Может ли быть, чтобы люди не думали? Даже гориллы...
   -"Кто-нибудь их слышит?"
   -"Нет..."
   -"Нет!"
   Зелёно-коричневые фигуры почти сливались с пейзажем. Неплохой камуфляж, если б не желтоватые восковые лица. Сопровождая чужаков стволами, мы поворачивались вправо, не снимая пальцы со спусковых крючков.
   Когда расстояние сократилось до минимума, я ощутила секундное прикосновение любопытства, не более того. Лешие уже удалялись.
   -"Ты наблюдай здесь, я за твоей спиной".
   Обозначив жестом сектор Джессики, встала позади. Теперь мы смотрели на 360 градусов, и обменивались впечатлениями о встрече.
   -"Непонятные типы - не гориллы, не кантри", - подтвердила подруга. -"Как будто вовсе не люди".
   -"Может, так и выглядят настоящие стрейнджеры?" - несерьёзно предположила я. -"Только с чего бы им пешком бегать по лесу..."
   -"А это джоггеры", - пошутила Джес. -"Физкультурой занимаются".
   Постояв пару минут, мы двинулись дальше.
   -"А ты что скажешь?" - обратились к Лариске. -"Видела когда-нибудь живое, не излучающее ни эмоций, ни мыслей?"
   -"Призраки", - лаконично подумала она.
   -"Ты что, видела их в метро?"
   -"Не их. Других призраков. Движущееся неживое", - пояснила крыса.
   -"Ну точно, сказки пошли. Лешие какие-то... Бабы-Яги до кучи не хватает".
   Метров через сто вид леса снова стал привычным, ушло ощущение беспокойства. Можно было дальше радоваться жизни, вот только какой-то осадок остался.
   Человеку свойственно остерегаться непонятного. Видимо, тот случай.
  
  
   ДЖЕССИКА
  
   Моя первая ночь в диком лесу прошла довольно неплохо. За исключением того, что к утру стало прохладно. Как ни крутилась я, прижимаясь к Диксон то одним, то другим боком, как не подбивала под себя плотней тонкую ткань спальника, согреться не получалось.
   В конце концов вознёй я разбудила подругу, она вылезла наружу, что-то сделала с огнём, и костёр постепенно воскрес.
   По-настоящему проснулась, когда уже совсем рассвело. На нос садилось назойливое маленькое насекомое. Зверски хотелось есть. И неплохо бы чашечку кофе...
   Дик рядом не было, зато поверх спального мешка на мне оказалась уложена почти вся наша одежда. Мысленно пожелав подруге доброго утра, поблагодарила её за заботу.
   Она тотчас появилась в дверном проёме - частое дыхание вздымало широкую грудь, на щеках румянец. В одних трусах, а как будто из парилки.
   -"Ты что, за Лариской гонялась?"
   Диксон фыркнула, рассмеялась.
   -"Силы в этом теле не хватает, вот, усердствую".
   -"Хочешь сказать, раньше была сильнее?!" - от изумления сам собою раскрылся рот.
   Надо ж, какие были люди...
   Я накинула куртку, сунула перепачканные землёй ступни в сырые холодные ботинки, вслед за Дик тоже выбралась наружу. А там - великолепие! На деревьях затрещали, загомонили белобокие птицы, ветки вздрогнули, развеивая последние остатки утреннего тумана.
   Россыпи маленьких цветов на зелёных коврах, раскрывшиеся навстречу ласковому солнцу, источали волшебное благоухание. Листья деревьев, кустов, стебли трав тянулись к тёплому свету. Золотились смолистые, идеально прямые стволы, уходившие, казалось, в самое небо.
   Внезапно я поняла, что научилась различать больше красок, чувствовать больше запахов, чем раньше. На душе сделалось необычайно легко и привольно.
   Странная штука - жизнь. Законопослушные люди никогда не смогут плыть по воле волн своего сердца, не увидят этой первозданной, нетронутой красоты. Всю жизнь проведут за периметром, где лишь сады да парки, ухоженные бездушными манипуляторами машин. Узнают только то, что им сочтут нужным показать, будут судить о мире по видеофальшивкам, совершенно не представляя его, настоящего. Слепцы...
   Дик рассказывала: старые люди имели привычку ловить некоторое количество диких зверей живьём, сажать в железные клетки на потеху женщинам и детям. Сейчас таун-люди оказались в роли таких заключённых. Отгородившись от мира, сами себя лишили свободы.
   Подруга, слыша восторженные мысли, добавила чуточку реализма.
   -"Конечно не знаю, что будет дальше, но даже вчерашний участок от метро до "Лесников" зимой, скорее всего, стал бы непреодолимым. Девственная природа далеко не всегда мила и любезна".
   -"А что зима... Там, где бывают настоящие холода, сейчас почти никто не живёт".
  
   Водные процедуры у нас начинались с поисков подходящего камня для сушки ног. Обнаружив таковой, Диксон разоблачилась, полезла в воду наполнять котелок да поливаться. От праздности мозгов обменялись с ней парочкой мыслей на социальные темы. Если бы подруга жила в нашем времени, наверное, как и я, стала диссентером. Кто начинает задумываться об общественном устройстве, неизбежно заканчивает этим.
   Вообще, омовение - весьма волнительная процедура, если смотреть со стороны. Особенно после такой ночи. Нашей первой ночи...
   Чёрт, как я хочу Дик!
   Стиснув зубы, отвела взгляд, стала пристально изучать ближайший пригорок - она определила его, как наиболее вероятное направление атаки. Мысленно поискала Лариску, та ловила мышей в нескольких метрах от места ночёвки, сказала, для нас тоже пока опасности нет.
   Подруга перепрыгнула на камень, принялась отряхиваться, вытираться, одеваться. Я снова поймала себя за разглядыванием красивого, сильного тела Диксон.
   Сняв куртку и ботинки - всё, что на мне было, я кожей почувствовала взгляд любимой. Нам одинаково нравится смотреть друг на друга - великолепно! Я обожаю, когда на меня так смотрят. Даже ледяная вода показалась горячей под этими пламенными взорами, порождала ощущение необычайной внутренней силы. Хотелось исполнить какой-нибудь подходящий к случаю танец, энергия разливалась по телу с каждой порцией заряженной взглядом Дик живительной влаги.
   А вот прыжок на "сушительный камень" отозвался неожиданной болью в мышцах. Вчерашний поход несколько перенапряг их, деградировавшие в заключении. Понятия не имею, сколько времени там пробыла.
   Диксон сделала сказочно приятный массаж бёдер, чтобы уменьшить боль. К завершению этой, увы, недолгой процедуры я впала в блаженное оцепенение, ноги сделались ватными, в голове воцарился полный сумбур. Чтобы придти в сознание, пришлось плеснуть на лысину холодной воды.
  
   По пути к "Лесникам" подруга показала один из видов съедобной травы, нарвали её немного, я постаралась запомнить вид маленьких листочков - они и вправду оказались довольно вкусными. Особенно с мясом.
   Впервые после ареста мне удалось более-менее нормально почистить зубы. Оказывается, древесина - не только сырьё для получения тепла и света, но и отличный материал для изготовления всевозможных вещей. Из молодых веток хвойного дерева получаются даже tooth-brush. Доисторические, конечно, ничего общего с маленьким самодвижущимся устройством, которое каждый зуб полирует со всех сторон ровно столько времени, сколько нужно. А напоследок массажирует дёсны. Но всё-таки удобнее, чем выцарапывать остатки еды ногтем и полоскать водой.
   Теперь я несла свой мешок на одном плече. Внимательно осмотрев корочку поверх заживающей раны и кожу вокруг неё, Дик решила: уже можно.
   По сравнению с буреломом и хитросплетением поваленных стволов тот лес, по которому мы сейчас шли - парковая дорожка. Вот давно упавшее, когда-то белоствольное дерево, всё поросло плоскими мясистыми грибами без ножек. Чем толще ствол - тем жирнее на нём грибы. Перешагнула ещё одно, уже едва заметное поваленное дерево, совершенно скрывшееся под пышным ковром сочного зелёного мха. Внимательно глядя под ноги, как учила подруга, я, тем не менее, вполне успевала ещё посматривать по сторонам, наблюдая за птицами, животными и насекомыми. Большинство их видела в первый раз.
   Время от времени рядом с дорогой попадались остатки небольших строений разной степени разрушенности, похожих на то, в котором мы провели ночь. Как только я видела очередной каменный раритет посреди зелени, сразу об этом вспоминала. Нельзя вообще-то сказать, что я забывала о прошлой ночи хоть на секунду, но вид убежища, напоминавшего "Лесники", делал воспоминания значительно ярче.
   В двух шагах впереди шагала обвешанная мешками Диксон. Я представила, что целую её грудь - и любимая почувствовала, восприняла мысль, как подобие реального ощущения. Если мы можем передавать друг другу изображения, то почему не попробовать то же самое в отношении прикосновений?
   Обмен виртуальными ласками оказался весьма приятным, заставил меня забыть о наступившей дневной жаре, да и вообще надолго позабыть о многом.
   Лариска вернула с небес на землю. Конечно, она права, в таких местах нужно быть внимательнее. Сама же крыса тому пример: увидела незнакомое животное - попробовала сожрать, а оно, оказывается, опасно. Несмотря на скромные размеры и отсутствие клыков.
  
   Этот источник воды ещё меньше первого - просто струйка, сбегающая между камней. Полуденный зной просто-таки вынуждал освежиться, да и Лариска проголодалась, хотела поохотиться в одиночестве.
   -"Кстати, твои предки любили всякие злаки".
   Дик показала колоски неизвестного мне растения, сорвала несколько, пошелушила в руке, высыпала на камень. Крыса недоверчиво понюхала зёрна, слизнула языком, пожевала.
   -"Странный вкус..."
   -"В лесу много еды, но незнакомое хватать не стоит. Есть ядовитые растения, змеи вот, кстати", - она показала картинку с ползучим гадом. -"А если на дерево взобраться, у птиц там гнёзда. Попозже там и яйца будут, тоже пища".
   Подходящего камня для ног в этот раз не нашлось. Точнее, он был, но слишком большой, тяжёлый и лежал далеко от родника. Придётся использовать сменные ботинки. Потому сейчас при помощи маленького кусочка ткани я тщательно вычищала из них мусор и землю.
   Слишком жаркая погода. Вечером придётся стирать майку, как минимум подмышками. Вода приятно холодила лицо, стекая на грудь, соски тотчас напряглись. Повернувшись вполоборота, я наткнулась на магнетический взгляд из-под густых бровей.
   Боже, как она на меня смотрит!
   Руки сами собой принялись сбрасывать одежду. Оставшись совершенно нагой, я медленно наклонилась к воде, зачерпнула... В ушах молотом стучала кровь. Это как во сне. Прекрасном и нереальном.
   Вот мы по очереди наклоняемся к роднику. В каплях воды отражается солнце. Мир заполняется безмолвной музыкой света и яркостью свежих красок. Неожиданно Дик подхватывает меня на руки и несёт - легко, словно ребёнка. Невероятное блаженство! Прижимаюсь, обнимая любимую. Охватывает сладкая дрожь, запах её кожи лишает остатков разума.
   Дурман...
  
   В этом источнике точно волшебная вода. Я не помнила, что мы делали друг с другом, но это было, как первый раз в жизни. Таун-люди не придумали слов, чтобы описать такой фейерверк эмоций.
   Подруга поливала мне спину из котелка, едва ощутимыми прикосновениями смывая налипшую землю. Передалось её беспокойство по поводу ранки. Что уж теперь...
   -"Нигде не болит", - заверила я.
   И тут же легионы мурашек вниз по спине. От такого невинного поцелуя!
   Суровый мыслеголос Лариски ворвался в сознание:
   -"Вы совокупляетесь так часто, как я ем!"
   Интересно, если б не крыса, мы бы сейчас опять утонули друг в друге?
   Диксон протёрла спину антисептиком. Удивительное средство - употреблять можно хоть внутрь, хоть наружно.
   -"Ну что, наелась?" - справилась у Лариски подруга. -"В городах пищи намного меньше. Во время одной войны у нас окружили один большой город. Зима, мороз, еду привезти невозможно. Жители ели кошек и крыс, потом кое-кто принялся друг за друга".
   -"Крыс?! Как можно есть разумное существо?" - вдруг возмутилась наша спутница. -"Горилл можете не вспоминать, а деда я есть и не помышляла. Хотя и могла бы".
   -"А кто такие кошки?"
   -"С давних времён с человеком жили кошки и собаки. Не те собаки, что по деревьям лазают, те, которые раньше были".
  
   Бывшая дорога теперь пошла по возвышенности. По обе стороны раскинулось бескрайнее море леса. Хотелось взлететь над ним, набрать высоту, кружиться в воздушном океане, не зная границ. Зелёный ковёр под ногами стал пышнее и мягче.
   Постепенно возникло странное ощущение: будто вошли в полосу мысленного тумана. Чувствуя эмоции не только друг друга, но и всего живого в лесу, мы постоянно принимали призывы поющих птиц, озабоченность деловитых белок, настроение прочей лесной живности. Всё это ощущалось постоянно, днём и ночью, как некий эмоциональный фон. А здесь, в окружении отчего-то засохших деревьев, он постепенно стихал, как будто заглушаемый необычной, напряжённой тишиной.
   Прошагали с полчаса, и вдруг Дик подала сигнал опасности. Навстречу двигались люди! Сняв с плеча мешок, я поставила его наземь. Мы приготовились стрелять.
   Гориллы? Но оружия не видно, и одежда странная.
   Подругу больше всего тревожило, что их не слышно в ментале. Я тоже прислушалась - действительно ничего! К счастью, они не проявили к нам интереса. Пробежали в нескольких шагах, ни один не повернул головы.
   Держа неизвестных на прицеле, пока не скрылись из виду, мы гадали - кто бы это мог быть. Не заметить нас они не могли, если только не были слепы. Лариска вообще считала - мы повстречались с призраками. Как знать. Лес - это совершенно неизвестный мир.
   Двинулись вперёд, и через сотню-другую шагов вместе с сухими мёртвыми деревьями позади остался участок мысленного затишья природы. Может, дело было лишь в том, что на погибших деревьях никто не жил?
   Прошли мимо упавшего наискось на дорогу столба. Бетон местами раскрошился, обнажая ржавую железную сердцевину. Обычно столбы падали на откосах, торча теперь из наносов почвы обломанными кусками. А этому вздумалось свалиться на пути.
   Интересно, конечно, сколько лет минуло с той поры, когда здесь прошёл последний train. Как их называла Дик...
   -"Поезд. Было такое слово в русском языке", - вздохнула подруга.
   Я повторила вслух, как бы пробуя его на вкус:
   -Поезд.
   Диксон послала картинку: зелёное, гудяще-грохочущее железное создание размером с небольшой дискай тянет за собой длинную вереницу таких же шумных ящиков на полсотни человек каждый. Древние умели делать гигантские вещи. Efficiency поезда, как транспортного средства, конечно, невелик, но зрелище весьма впечатляющее: гора металла километровой длины, громыхая, мчится со скоростью под сто пятьдесят километров в час.
  
   Солнце перевалило зенит, а мы шагали и шагали. Ноги мои, поболев первое время, вскоре расходились, и вслед за Дик отмеряли который уж километр. Можно считать не в километрах, а в развалинах - недавно прошли шестые по счёту от "Лесников". Темп держали небыстрый, вот только погода, пожалуй, могла бы быть попрохладней.
   Как-то раз открылась поляна, заросшая маленькими растениями. На каждом сверху по две-три крупные алые ягоды. Незапланированная остановка. Сидеть на корточках тяжело, но сочное лакомство задержало надолго - сладкого тоже не было во рту много дней.
   Деревья впереди начали редеть, расступаться, приближался высокий берег реки. Осторожно выглянули из-за стволов - движения на открытом месте вроде бы незаметно.
   -"Понаблюдаем несколько минут", - подумала подруга. -"Следи за птицами и животными. Если они не беспокоятся, ведут себя как обычно - посторонних поблизости нет".
   "Как обычно" - это хорошо сказано. Знать бы, как себя обычно ведут животные...
   Птицы на ветках, вроде, свистели-чирикали, деловито чистили пёрышки, а других обитателей леса я и не видела. Ничего такого необычного я не замечала и не ощущала.
   Вдруг что-то словно толкнуло в груди - вдалеке неясный жалобный звук. То же услышали Дик и Лариска.
   -"Животное ранено", - через мгновение сообщила крыса.
   -"Оно одно?" - уточнила Диксон.
   -"Да, поблизости никого больше не чувствую".
   Подруга улыбнулась:
   -"Разве что призраки..."
   -"Двигаться оно не может", - продолжала информировать Лариска. -"Пахнет кровью".
   Мы осторожно приблизились к месту трагедии. Разросшиеся кусты мешали видеть, что случилось за обрывом. А, вот, наконец... Небольшое копытное, вроде roedeer. Каким-то образом оно сорвалось с кручи и теперь беспомощно лежало далеко внизу, едва заметно брыкаясь, испуская отчаянные эмоции боли и страха.
   Диксон быстро глянула по сторонам - из откоса часто торчали камни, местами целые валуны. Растительности почти нет, зато склон завален старым сухим буреломом. Безопасного места для спуска не видно.
   -"У тебя ноги быстрые, посмотри, где мы можем спуститься".
   Предвкушая обильную пищу, крыса тотчас пропала в кустах.
  
   Рыжеватая тонконогая коза на вид чуть больше метра. Она даже не пыталась подняться, только косила испуганным круглым глазом. Бок вздымался от неровного, судорожного дыхания.
   -"Это самец - видишь, рога", - объяснила подруга.
   Маленькие, тонкие вертикально поставленные отростки не особенно украшали голову существа. Я предположила:
   -"Молодой, наверное".
   -"Не больше сорока килограммов", - по-своему оценила животное Дик. -"Сломаны передние ноги, видишь, кость торчит. Не жилец..."
   Она опустила на песок поклажу, решительно шагнула к животному. Коротко хрустнули позвонки, и агония прекратилась.
   Диксон снова оглянулась по сторонам.
   -"Место слишком открытое, не нравится мне. А с мясом не уйдем, придётся разделывать тут".
   Велев мне посматривать, а Лариске послушивать, подруга быстро разделась. Совсем. Услышав мои мысли, предупредила:
   -"Сейчас я не соблазняю - это чтобы кровью не испачкаться".
   Я последовала примеру.
   -"Верно, и одежда пусть заодно проветрится".
   Тем более, погода благоприятствовала. Можно было даже купаться. Первым делом Дик осмотрела мне спину, чмокнула в плечо.
   Потом достала нож. Отделила мёртвому животному голову: мякоть отрезала лезвием, а позвоночник размозжила камнем и перерубила одним взмахом короткой лопатки.
   Тихо шепнула:
   -Спасибо, лес, за добычу.
   Стряхнула красные капли и метнула на край обрыва - туда, где только что прошли.
   -"Всё не съедим, пусть живность местная тоже полакомится".
   Затем точно так же она отрубила ноги до первого сустава. Тренированным движением распорола шкуру на брюхе невезучего животного, потом - с внутренней стороны ног. Крови почти не было видно, она быстро уходила в светлый песок.
   Ловко поддев ножом шкуру, Диксон содрала её руками - так, как будто она не особенно-то прочно держалась, только на спине умелицы заметно взбугрились мышцы. Кое-где, конечно, на мясе остались мохнатые клочки, но это несущественно. Разложив шкуру, словно скатерть, она распорола брюхо козла и выпустила внутренности. Это была полноправная доля крысы, мы на ливер не претендовали.
   Подруга распрямилась, чтобы в очередной раз глянуть по сторонам. Руки по локоть в крови, в правой нож. Грудь, живот - всё в мелких подсыхающих брызгах. Почему-то это варварское зрелище взволновало меня. Удачливая охотница над добычей - сильное тренированное тело, готовое действовать мгновенно, суровый взгляд, уверенная поза.
   Не откладывая дела в долгий ящик, приступила к трапезе Лариска. С другой стороны туши подруга вырезaла мясо на поджарку.
   Сухого дерева на берегу полным-полно. Вскоре ярко запылал костёр, мы предвкушали удовольствие от первого полноценного обеда после многодневной вынужденной диеты. Нельзя сказать, чтобы я так уж страдала от однообразного рациона - в тюрьме, бывало, вообще по несколько дней не кормили, а вместо воды давали пить всякую гадость. Но для восстановления физической формы всё-таки лучше нормально питаться.
   Я получила задание отыскать и нарезать с десяток прямых длинных веток кустов и заточить каждую с одной стороны. Дик тем временем сложила и зажгла второй костёр метрах в пяти от первого. К тому времени дрова в первом прогорели, подруга заботливо ухаживала за огнём, ворошила дрова длинной палкой. Подсовывала обратно выкатившиеся было наполовину обгоревшие кусочки дерева, что-то упорядочивала и сортировала.
   Заготовленные заранее камни она уложила параллельно друг другу по обе стороны огня. Мясо было надето на выструганные мной палочки и разложено над пышущими жаром углями.
   Процесс поджаривания непрост - Дик то и дело поворачивала палочки, поливала из фляги водой. Вскоре над берегом поплыл аппетитный аромат.
   Ларискины челюсти методично перемалывали сырое мясо. Бока уже заметно округлились, мысли крысы сделались заторможенными.
   -"Может, перерывчик? Мы ещё не уходим", - глянула на неё Диксон.
   Вняв совету, крыса буквально отвалилась от поеденной-порезанной туши.
   -"Да, мне не хватает умеренности в еде... Всё-таки, хорошо, что я пошла с вами".
   Подруга улыбнулась.
   -"Есть такое суеверие. Или, может, уже было - в мои времена. Сказав, что тебе хорошо, тут же плюнь три раза налево, чтобы судьба не сочла слишком самонадеянной".
   -"Не умею я плеваться..." - легкомысленно отозвалась Лариска.
  
   Наконец, Дик объявила, что первая порция готова, торжественно преподнесла палочку с шипящими кусочками. Жир ещё поблёскивал, лопался на раскалённом мясе мелкими пузырьками.
   От запаха давно можно было захлебнуться слюной. Даже без соли натуральное свежее мясо показалось пищей богов! Люди нации не знают натуральной пищи, всю жизнь кормятся из синтезаторов. Правители, конечно, едят мясо - на охоту летают их компаньоны, иногда и они сами, чтобы развлечься. Естественно, компаньонам перепадает натурпродукт. А каста нации обречена всю жизнь питаться искусственным. Может, поэтому настоящая пища показалась невиданным деликатесом. Хотя, Диксон тоже была в восторге, несмотря на то, что в прежней жизни пробовала много вкусных вещей.
   Закончив нанизывать сырое и снимать готовое мясо, Дик полезла в реку обмываться от крови.
   Я смотрела на оранжевые языки костра, и в душе просыпалось что-то первобытное. Огонь приковывал взгляд, соперничая в этом смысле с обнажённой подругой, сверкавшей мокрыми после купания прелестями. Капли воды сверкали солнечными зайчиками, словно лежащий в кармане кристалл.
   Решила - тоже надо освежиться.
   Прохладная река нагнала зверский аппетит, обе снова набросились на жареное мясо. Вот и готова последняя порция косулятины. Мы съели, сколько могли, набили свежениной обе консервные банки и котелок, положив флягу с водой отдельно.
   Во второй приём Лариска умяла меньше, но всё равно, её возможности в этом плане впечатляли.
  
   На высоком берегу шумели, качали верхушками высокие деревья. Солнце постепенно склонялось к закату, приятно лаская кожу. Дик загорелая, ей бояться нечего, а я предпочла набросить майку - плечи нужно беречь, им нести рюкзак.
   Наевшись, подруга взяла палку, которой ворошила дрова, сломала пополам. Уселась на поваленный ствол дерева, стала строгать. Рядом на бревне кучкой лежали тёмно-коричневые чешуйки.
   -"Белка шишку лущила", - уверенно определила Диксон.
   В лесу она как дома.
   -"В той жизни ты вроде жила в городе. Откуда такие познания?"
   -"Всяко бывало. И в городе и в тайге и в степи. По службе в разных местах бывать приходилось".
   Щепки летели в разные стороны, я не понимала, что в результате должно получиться, но смотрела с интересом.
   -"Ножом есть жидкую пищу неудобно, выточу что-то типа вилок, вылавливать из супа кусочки".
   Палка постепенно превратилась в плоскую планку, потом в подобие лопаточки с прорезями. Обточив ручку, подруга положила изделие в карман моего жилета, и взялась за второй кусок дерева.
   -"Пора место для ночёвки искать", - думала она. -"За стенами как-то спокойнее. Гранатами горилл, слава Богу, не снабжают, потому оттуда отбиваться сподручнее. Ежели что".
   Я напомнила:
   -"Впереди по карте бывший посёлок".
   -Угу.
   Дик размышляла, что делать. Возможно, для горилл много строений рядом покажутся привычной средой обитания - похоже на город.
   Ладно, - решила подруга. Поищем отдельный дом где-нибудь на окраине, подальше от остальных.
  
   В тот вечер у меня появился дополнительный, но приятный груз - котелок с мясом. Не прошли по насыпи и пяти сотен шагов, как Лариска подала сигнал.
   -"Слышу горилл!"
   -"Расстояние, откуда и куда движутся?"
   Дорога уходит в лощину, удобное место для засады!
   -"Нагонят минут через двадцать, идут с семи на один. Пять самцов".
   Близко.
   Диксон - мне:
   -"Я налево, ты направо. Выбираем удобную позицию, укрываемся ветками, готовимся к бою. Огонь открывать только по моей команде".
   Основную часть combat mission я дослушивала, уже взбегая на пологий холм и присматривая укрытие. Сбросила мешок, аккуратно поставила у дерева драгоценный котелок с мясом. Плюхнулась в подходящую ямку, наскоро забрасывая себя прошлогодними листьями и кусками мха, потянула сверху ближайшие ветки.
   Тревожная трель невидимой птицы. Тишина.
   -"А ты обойдёшь их сзади", - это команда крысе. -"Говори нам, что происходит, назад они оглядываться не станут".
  
   Двое шли спереди, один сзади. Между ними пара горилл на деревянной жердине тащила связанное волосатое существо. Ноги-руки приторочены к палке, длинная шерсть с головы волочилась по земле. Время от времени на неё наступали лапы самцов, выдирая целые пряди.
   На фоне алчного предвкушения мутантов, намеревавшихся хорошенько развлечься, пленённое существо испускало сильнейший мысленный призыв о помощи. Оно обращалось к лесу!
   -"Твой - замыкающий. Целься в низ живота, не закрывай один глаз, смотри обеими. Короткие очереди. Прицелишься - стреляй!"
   В ту же секунду я услышала выстрелы Дик с противоположной стороны пути. Замыкающий сэвэдж вскинул автомат на звук - и я выстрелила. Очередь не получилась короткой, зато горилла сразу "сломалась" пополам, рухнула наземь.
   Первые двое тоже лежали неподвижно. Носильщики бросили груз, судорожно сдёргивали с плеч оружейные ремни. Пара сдвоенных "та-так" подруги - и оба уронили автоматы.
   Противник не успел сделать ни единого выстрела.
   -"Лариска, послушай - кто-нибудь из них жив?"
   -"Второй и четвёртый ранены", - мгновенно отозвалась крыса. -"Четвёртый готов стрелять, второй тянется за автоматом".
   Вглядываясь в одинаково волосатые спины, я пыталась понять, кто есть кто.
   -"Жёлтые штаны - твои. Я держу фиолетового", - прояснила ситуацию подруга.
   Напуганные меткостью неизвестного противника, зомби лежали тихо, как мышки. В их эмоциональном фоне преобладало малодушие. Гориллы привыкли, что в любой драке очень много стрельбы, но мало толку. Теперь, шёпотом окликая убитых, они не верили, что меньше чем за десять секунд боя остались вдвоём. И не спешили обнаруживать это.
   "Мой", двигая руку по миллиметру, тянулся за оружием - я не видела, но хорошо чувствовала его потуги. Пуля ужалила желтоштанного в бок, и осознание собственной обречённости добавляло самцу злости. Другой ранен легче, надеялся ещё выжить. Они даже не попытались как-то координировать действия.
   Сэвэдж в сюрреалистически лиловых штанах сжался пружиной, приготовился к броску. Хотел, наивный, скатиться по насыпи, спрятаться в кустах. Он только это замыслил, а мы, все трое, уже понимали нехитрый план. Диксон не могла прицелиться ему в голову - заслоняло тело другого зомби. А вот я вполне могла продырявить башку своему.
   -"Вали жёлтого, он опаснее!" - подумала мне подруга.
   Было искушение опустить переводчик вниз, на одиночные выстрелы, но осторожность не позволила. Наведя автомат в нижнюю часть заросшей русым волосом головы, я плавно потянула спуск.
   Постепенно привыкаю, уже не так страшно стрелять из этого раритета. Да и в лесу он грохочет намного тише, чем в гулких тоннелях подземки.
   Чисто сработано - горилла дёрнулась, уткнулась в траву. Мои выстрелы вспугнули фиолетового, он перекатился через труп, на мгновение показав голову. Для Дик этого было вполне достаточно.
   Выждали пару минут: может, уцелел ещё кто-то. Внимательно вслушивались в эмоции - ничего, кроме недоумения и тревоги пленницы.
   Не хуже нас ощущая, что гориллы мертвы, она поползла, извиваясь всем телом, хотела как можно скорее убраться с насыпи, тоже мечтала о кустах. Диксон подумала:
   -"Мы не причиним вам зла, не беспокойтесь. Как только убедимся, что опасности нет, подойдём и освободим от верёвок".
   Длинноволосая тотчас замерла, недоверие боролось в ней с любопытством. Наконец, девушка заговорила.
   -"Кто вы?"
   -"Высланные из своих миров", - за троих ответила подруга. -"Из тауна, из прошлого, из племени подземных жителей города к северу отсюда. А вы?"
   -"Я из живущих в лесу. Это дом для меня и моих сородичей. Выходите, других безумцев поблизости нет, я хорошо чувствую".
   Зачирикавшие после стихшей стрельбы птицы говорили, что девушка права. Лариска подтвердила - горилл нет в радиусе, по меньшей мере, трёх километров. Дик поднялась из укрытия, держа оружие наготове, стала спускаться на путь. Подумала нам:
   -"А вы пока прикрывайте, на всякий случай".
  
   Первым, что сделала подруга, приблизившись к свалке остывающих трупов - ногой отбросила автоматы подальше. Затем закинула свой за плечи и неспешно взрезала глотку каждому сэвэдж. Только потом дело дошло до пленницы. Перепилив верёвки, стягивавшие тонкие запястья, Диксон недоверчиво осведомилась:
   -"Как вы попали в плен к неслышащим?"
   -"Опрометчивый поступок под влиянием эмоций".
   В затылке у меня вдруг стало щекотно, почуяв неладное, посмотрела назад - и встретилась взглядами с пятёркой таких же волосатых полуголых людей. Картинка мгновенно ушла Диксон, в ответ я получила другую - на холмах не меньше двух десятков этих типов, все пялятся на Дик и Лариску. Лесная девушка тем временем самостоятельно освободила лодыжки, с неземной грацией поднялась, и поклонилась моей подруге:
   -От имени Великого Леса благодарю тебя за спасение, Зелёная Воительница.
   Впервые прозвучавший голос был неожиданно силён и глубок, а интонации певучи.
   -Ты просила - мы услышали, - с достоинством ответила Диксон.
   -"Люди леса не знают о других слышащих, кроме нас. Скоро стемнеет - воспользуйтесь нашим гостеприимством...", - это она добавила уже мысленно.
   Пленницей владело любопытство. Нам тоже интересно, да и места для ночёвки не подобрали.
   -"Благодарю за предложение..." - Дик в момент узнала наше мнение. -"Мы согласны. Только вначале соберём патроны, нужно восполнить потраченное".
   Поднявшись с земли, я повесила на плечо автомат, на другое мешок. Наклонилась за котелком и зашагала вниз, на безмолвный призыв подруги. Полдесятка лесовиков последовали за мной, не приближаясь, но и не отставая. Не очень приятное ощущение, как под конвоем. Опустив правую руку в карман, я вдруг нащупала тёплую чечевицу кристалла.
   -Тиу-тиу-тиу, - сказала лесная птица.
   Повинуясь внезапному порыву, я извлекла непонятную штуку и шлёпнула её себе на лоб. Кристалл прилип, будто приклеенный.
   Тотчас, как по команде отовсюду начали появляться странные нечеловеческие фигуры лесных людей. Из-за деревьев, просто из-под земли, оказывается, их здесь не меньше сотни. Безмолвный вопль восторга потряс ментал.
   "Посвящённая Солнцу!" - шептали вокруг незнакомые мыслеголоса.
   А спасённая нами девушка вблизи оказалась довольно симпатичной. Стройная, пожалуй даже чуть сухощавая, ростом ещё ниже меня. В одной набедренной повязке из шкуры животного. Светлые волосы, светлое лицо, огромные зелёные глаза.
   Губы дрогнули в улыбке, лесная фея повторила грациозный поклон:
   -От имени Великого Леса благодарю тебя за спасение, Посвящённая Солнцу!
   -Not at all, - от волнения я ответила на таун-языке, но она поняла.
   -"И тебя благодарю, подземная жительница!", - это уже Лариске и мысленно.
   Крыса явно смутилась, но ответила эмоцией взаимной благодарности.
   В свою очередь я обратилась к лесной девушке:
   -"Можем ли мы узнать твоё имя, красавица?"
   -"Ель. Моё имя - Ель".
   Диксон моментально передала изображение стройного хвойного дерева с пирамидальной кроной, иногда здесь попадались такие.
   -"Вам известно тайное значение этого имени?!" - фея вскинула глаза, они распахнулись на пол-лица, став совершенно фантастическими.
   -"Я ведь из прошлого", - непонятно объяснила подруга.
   Пока мы обменивались любезностями, она закончила сбор патронов, можно было идти.
   Гости леса последовали за хозяевами. Путь оказался недолог, через несколько сотен шагов обнаружился глубокий овраг, все спустились туда.
   По дороге, конечно, разглядывали друг друга. Среди одинаково длинноволосых леших по походке и движениям я определила немало женщин. А лесной народ, судя по мыслям, больше всего интересовался нашим высоким ростом, лысыми головами и наличием обуви на ногах. Камуфляжную расцветку костюмов единодушно признали символом родства лесу.
  
  
   ДИКСОН
  
   "Ну вот, пожалуйста вам и лешие - целая рота, не меньше", - думала я, шагая рядом с Джес в сопровождении толпы лесных людей.
   Как ни странно, внешность Лариски казалась им привычнее нашей. Морда, четыре лапы и хвост - всё как у всех. А тут - с виду люди, но "наоборот", ход мыслей был примерно таким. Волос нет, тела зелёные... Хорошо, мыслеречь позволяла мгновенно обнаруживать и объяснять ошибки, иначе пришлось бы всю ночь растолковывать, что такое одежда. Вид нашей обуви и вовсе вызывал у лесных людей отвращение, они носили только мокасины из шкур на мягкой подошве.
   Вскоре выяснилось - племя жило в подземном спецсооружении. Нас запустили внутрь через один из скрытых выходов. Замаскированный корнями упавших с обрыва деревьев, он был совершенно незаметен и с трёх шагов. Крышка люка давно заклинена, петли изъела ржа. Всё выглядело, как вход в естественную пещеру. Внутри знакомая нарочитая теснота и несколько поворотов под углом девяносто градусов. Тем легче охранять этот вход от непрошеных гостей. Пройдя лабиринт, мы выпрямились и пошли в полный рост.
   Коридор освещался... Нет, точнее будет сказать "обозначался" фосфоресцирующими гнилушками, закреплёнными по обеим стенам на одинаковой высоте и расстоянии друг от друга. Они служили отличным ориентирами при движении вслепую.
   Пройдя десяток шагов, все замерли. По настроению чувствовалась торжественность момента. Ель плавным жестом обеих рук изобразила окружности - вверх, в стороны, вниз и снова вверх. Затем витиеватой фразой вслух поприветствовала "Духа Дома", представила ему нас, как друзей. Язык местных жителей отличался от нынешнего горилльего неторопливой напевностью и лексическим разнообразием.
   Лариска почувствовала себя в родной стихии и бодро шествовала впереди. За ней - лесная девушка и мы с Джессикой, остальные по мере продвижения расходились по боковым коридорам и помещениям.
   Кстати, "камешек", найденный в метро среди костей высланного и произведший фурор среди лесовиков, тоже светился в темноте. Каким-то образом Джес прилепила его на лбу, теперь получился загадочно мерцающий третий глаз.
   Подруга, чувствуя моё уверенное спокойствие, спросила:
   -"Ты что, тут раньше была?"
   -"Не именно здесь, но в подобных местах - приходилось".
   Хозяйка подземелья удивлялась не меньше Джессики. Замедлив шаг, девушка повернулась, чем-то чиркнув, зажгла справа от тёмного дверного проёма маленькую лампадку.
   -"А это моя нора. Приглашаю, будьте моими гостями, но уважьте обычай - перед входом мы снимаем обувь и омываем ноги".
   Послышался плеск - склонившаяся лесовичка окунула ладонь в наполненное деревянное ведро, тоже справа от входа.
   Гигиена - дело хорошее. Сняв груз, начали расшнуровывать берцы. Хорошо, сегодня мало ходили, от портянок почти никакого запаха.
   Внутри жилища первобытная тьма и аромат засушенных трав. Что-то пышное и курчавое приятно защекотало влажные ступни.
   -"К сожалению наши глаза в темноте плохо видят. Могу ли я ненадолго воспользоваться своим источником света?"
   Получив разрешение, я поставила оружие и мешки в угол, добыла из нагрудного кармана фонарь.
   Комната метров двадцать, пол сплошь в меховых шкурах, на полках в несколько ярусов вдоль стен множество деревянных фигурок, их десятки, может, сотни. Одна стена свободна, на ней нечто вроде коптилки, подвешенной за квадратную трубу, что проходит у самого потолка. В ней вырезан прямоугольный лючок, задвижка открыта.
   Вентиляция.
   Все недоумевают, и только мыслекартина системы воздухообмена разъясняет спутницам неизвестное понятие.
   Ель прошла вперёд, зажгла свет внутри жилища, и экономно погасила лампадку снаружи. Потом буднично расстегнула набедренник, пригласила садиться и села сама, использовав единственный предмет одежды в качестве коврика.
   Спрятав фонарь, я застегнула липучку и продолжала разглядывать металлическую трубу под потолком, в то время, как Джессика изучала деревянные фигурки. Хотя, конечно, обе предпочли бы смотреть на обнажённую девушку.
   -"За столько лет она должна была засориться. Воздух идёт оттуда или туда?"
   -"Очень немного", - подтвердила Ель.
   -"Наверху где-то есть такая штука", - я показала картинку воздухозаборника. -"Она постепенно засорилась, поэтому воздух идёт плохо".
   -"Ты знакома с духом нашего дома?" - глаза лесовички любопытно блеснули, она повторила ритуальный жест, как будто знак дирижёра невидимому оркестру.
   -"Нет, просто этот дом строили люди моего племени. Очень давно, много поколений тому назад".
   Сейчас она задаст главный вопрос.
   -"А как ты попала в наше время, и может ли кто-то из нас попасть в твоё?"
   Я пожала плечами.
   -"Не знаю... Легла спать там - проснулась здесь".
   В глубинах подсознания заворочался летаргически дрыхнущий майор Диканов, но усилием воли я оставила его почивать. Прошлая жизнь как-то сама по себе всё сильней окутывалась дымкой забвения, отступала перед непоколебимой реальностью настоящего.
   Фитиль в коптилке вдруг затрещал, Ель легко поднялась с пола, подошла к светильнику, осторожно сняла нагар. В жилище показалось слегка душновато.
   -"Я возьму слова обратно, если это как-то задевает ваши обычаи", - девушка уселась обратно на свой набедренник. -"Но отчего вы не избавитесь от одежды? Мы одного пола, здесь совсем не холодно, шкуры чистые и мягкие, они не повредят вашей коже. У людей леса есть пословица: "Привольно телу - свободней дух..."
   Мы переглянулись. Комментируя явное замешательство, Лариска выдала эмоцию веселья.
   -"Я - за!" - подумала Джес, и мы сложили одежду на вещмещки.
   -"У вас совершенные тела", - без тени лести заявила лесная фея. -"Мои глаза радуются, глядя на них. Так гораздо лучше, зачем хоронить красоту".
   Вытащив из тьмы деревянный кувшин, она отомкнула пробку. Появились чашки, наливая понемногу, Ель подавала их - Джес, мне, третью поставила перед крысой, четвёртую взяла сама. Ровно три глотка сделала каждая, осушив чашку. Тягучий настой трав. Вяжущий вкус, онемение во рту. Поразительно - напиток без лишних вопросов лакала Лариска!
   -"Вы удивляли лесных людей с самых первых шагов по нашей земле", - сообщила девушка. -"Не стреляли во всё, что движется, не убивали без необходимости, проявив благородство и милосердие. Не рвали походя цветов, не ломали ветвей, тушили за собой огонь и не оставляли сора".
   Она поднялась на ноги, изобразила ритуальные круги, протянула руки. Я и Джес встали тоже, сделали шаг навстречу. В телах возникла и росла необычайная лёгкость, казалось, теперь запросто сможем летать.
   -"Вы благодарны Лесу", - мыслекартина Ель изобразила меня на берегу реки, благодарящую лес за добычу.
   -"Вы знаете, что такое любовь", - девушка послала ощущение ласкового тепла.
   Нас, оказывается, видели, но этого почему-то совсем не хотелось стыдиться.
   -"Знаете, что такое созидание", - я сижу на берегу реки, выстругиваю вилку.
   -"...дружба, верность..." - наша троица у вечернего костра.
   -"...и честь", - отбиваем лесную фею у горилл.
   -"С вами подземная жительница города..."
   -"Её зовут Лариса", - вставила подруга.
   -"Рада знакомству", - отозвалась хозяйка, опустив взгляд на крысу. -"В тебе растёт новая жизнь, да пребудет с ней благо".
   Лариска беременна - изумлённо осознали мы.
   Ель продолжила:
   -"Но самое главное: вы, все трое - слышите! Таких удивительных гостей в лесу не было никогда".
   Встав в тесный круг, мы коснулись друг друга. Левым плечом я ощущала девушку леса, справа ко мне прижималась Джессика, наши ступни чувствовали тёплую шерсть Лариски - крыса вошла в круг, расположившись в центре.
   -Именем Великого Леса, соединим души в вечном, - звучно произнесла хозяйка. -Зелёная Воительница... Посвящённая Солнцу... Подземная Жительница Лариса...
   Почувствовав, я мгновенно продолжила:
   ...-Ведунья Ель!
   -Обретём же бесконечность Творения!
   В малахитовых глазах феи дрожало отражённое пламя, а кристалл Джес, казалось, сиял ярче и ярче. Лица обеих девушек словно окаменели, сделались неподвижными, соприкосновение зародило чувство единства.
   Я посмотрела в себя и увидела Вечность. Во мраке трепетали, набирая мощь, огненные мячики: сине-фиолетовый, самый яркий, два рубиново-золотых, пульсирующих апельсиновыми волнами, и четвёртый - голубовато-зелёный. Испуская волны энергии, клубочки росли на глазах, оставаясь неподвижными, приближались за счёт увеличения.
   Настал миг, когда искрящиеся шаровые молнии слились в радужное солнце - и тотчас соединились наши тела, исступлённо вжались друг в друга, застучали сердца в унисон. Мы стали частицей Вечности, а она навсегда поселилась в нас, подарив необычайную энергию.
  
   Открыв глаза, я ничего не увидела, но мозг "загрузился" в реал нормально. Темно, как у деда в каморке. Зато аромат не шёл ни в какое сравнение - пахло свежескошенной травой.
   Слева спала Джессика, её рука у меня на боку, справа - Ель. В паре метров от нас негромко вздохнула Лариска. Я уловила эмоциональный фон бодрствования.
   -"Не спится?"
   -"Да выспалась вроде. Мне много не надо".
   -"А мы сколько были в отключке?"
   -"Часов шесть, не меньше. А может, больше - я тоже вырубилась после ритуала. Сильная настоечка, ничего не скажешь".
   В очередной раз подняв веки, просто так, от безделья, я вдруг сообразила - вижу! Удивленно сообщила об этом крысе.
   -"Это нормально", - отозвалась она. -"Никогда не понимала, как можно быть зрячими наполовину. Днём вижу - ночью не вижу..."
   Изображение напоминало картинку в ПНВ, только не жёлто-зелёного цвета. Теперь сможем двигаться хоть ночами. В жаркую погоду это хороший вариант. Днём стираться-сушиться и отдыхать, а ночами спят охотники за ушами, будет спокойней идти. Надеюсь, и Джес приобрела новую способность.
   А Лариска думала о своем, вероятно, последнем потомстве. Пятнадцать лет - солидный возраст даже для крыс-мутантов.
   -"Рожать-то когда?" - справилась я, чтоб пытаться планировать будущее.
   -"Не скоро. Дней девяносто-девяносто пять... Вообще-то я не думала, что ещё способна беременеть".
   -"Надеюсь, за три месяца доберемся до спокойных мест".
   -"Если они есть в этом мире..."
   Как и я, крыса не страдала оптимизмом.
   -"Интересно, сколько родится малышей", - думала она.
   Что-то из подсознания подсказало ответ.
   -"Так возьми и посмотри".
   -"Как это "посмотри"? На живот, что ли?"
   -"Нет, как будто со стороны. И смотри внутрь себя..."
   Пауза - и мы увидели нечто вроде изображения с монитора томографа. В матке ясно виднелись четыре маленьких голубых шарика, зародыши крысят.
   -"Я так раньше не умела", - опешила Лариска.
   -"Результат вчерашнего ритуала, я полагаю. Значит, их четверо".
   -"Выходит, так", - согласилась будущая мама. -"Это немного, не должно быть слишком тяжело. Вот однажды родилось одиннадцать..."
   В моей голове внезапно включился новый канал.
   Вид?ние!
  
   ...Воздух сделался густым, тихо и грозно гудел. Рядом возникло тёмное существо - силуэт человека без лица. Мрачный, недвижный, словно статуя. Вися над полом, он слегка подрагивал, излучая невыносимый ужас.
   Побежав прочь, мы за секунды пролетали нескончаемо длинные коридоры подземелья, тут же сменявшиеся точно такими. В правой руке Джессики было что-то очень важное, способное спасти всех и вся. Оно билось в ладони, требуя активировать себя, но мы не знали, как.
   Лицо и затылок жгло холодом и студило огнём.
   В мозгу Джес зазвучал чей-то шёпот:
   -"Вы должны закончить, я помогу..."
   Странным образом я ощущала её собой, нас - единым целым!
   Позади что-то зарычало, разом настигли чудовищные морды стрейнджеров, схватили подругу, сорвали одежду, распяли на полу. А я оказалась парализованной, не могла пошевелиться, ничем ей помочь. Ужасное состояние...
   Их вонь заполнила пространство, Джессику начало мучительно тошнить.
   "Точно как тогда, в виртуале... Плейт, нам нужен плейт", - эта единственная мысль всецело владела её-нашим разумом.
   Подругу выворачивало всю наизнанку, до последней кишки. Я начала громко материться - ничего в этой ситуации больше сделать невозможно...
   Откуда-то сверху громыхнул вопрос-крик следователя:
   -Тварь, ты ещё помнишь, как тебя зовут?!
   Прямо перед глазами возникла его похотливая ухмылка, потом замелькали красные картинки...
  
   ... Дискай слушался малейшего движения пальца. Я никого не пропустила, торопилась, как могла.
   -Полная готовность!
   "Главное - скорость реакции, сила потом".
   -Семнадцать, двадцать четыре, сто шестьдесят семь - прикройте меня на взлёте!
   Откуда, почему эта штука...
   -А-аааа!!!
   Дымная оранжево-зелёная полоса прочертила фиолетовое небо, в кабине поплыл дым, запахло горелым. Ужасная боль рвала всё тело, лучше бы мы сразу умерли! В огне обугливались ступни, потом икры, бёдра - и всё в полном сознании, без отключки, как будто под пейнером.
   Ударил гром, по нервам полоснул чей-то знакомый крик:
   -Вы в порядке?!
   Каким-то чувством я ощутила, что проснулась Ель, но вынырнуть из видения не могла. Мы вдвоём с Джес в этом сне, но сон ли это, если она спит, а я давно бодрствую?
   Краски незнакомого мира стали тускнеть, он сделался серым, подёрнулся сумеречной дымкой тумана...
  
   В груди колотилось, словно сердце хотело выскочить наружу.
   Кошмар прекратился, мы по-настоящему проснулись. Лесная фея склонилась над нами, её невесомые ладони касались обеих лысин, от рук шла исцеляющая энергия.
   -"Вам лучше пожить в Доме какое-то время, пока не научитесь управлять Санэла".
   -"Что это было?" - три мыслеголоса слились в один.
   -"Вероятное будущее".
   Ответ почему-то не показался бредом.
   Ель скомандовала:
   -"Лягте на спину, максимально расслабьтесь, закройте глаза. Ноги и руки разведите в стороны".
   Мыслекартинка необходимой позы повторяла "золотое сечение" да Винчи.
   -"И ты прими самое удобное положение", - это Лариске.
   Неслышными шагами ведунья переместилась, села на пятки между мною и Джес. Мы ясно видели её внутренним взором. Едва касаясь, пальцы Ели скользнули по нашим головам, сбежали вниз - грудь, живот. Умиротворение стало главным ощущением этих мгновений, сердца забились медленно и спокойно.
   Вдруг ладони Ели коснулись нижних губ! Вспыхнувшее было возбуждение мгновенно спало, сменилось ощущением средоточия энергии на окончании позвоночника. Вспомнив восточные единоборства, я узнала открывающуюся муладхару и Джессика тотчас восприняла это знание от меня.
   -"Великолепно", - отозвалась фея. "А сейчас почувствуйте её красный цвет..."
   Спустя какое-то время ладони переместились на оранжевый шестилистник Венеры. Запахло ромашкой, в мозгу возник образ безграничного океана. Янтарный огонь манипуры зажгли руки Ели в солнечном сплетении, пробудив аромат мяты. Следом потеплело в середине груди - настала очередь изумрудного цветка любви и мудрости. Голубая полынь замерцала в чакре творца-Юпитера. Ладони ведуньи легли на лоб - расправила лепестки сапфировая аджна, открыв ворота в подсознание, странный камень Джес не стал ей помехой. И наконец, серебряно-фиолетовые лунные молнии ударили нас обеих в темя.
   Тела приняли льющийся из Вселенной свет, ощутили себя вместилищем высоких энергий. Вне времени, вне границ, в четвёртое измерение!
   Ель повернулась к Лариске.
   -"Тебе будет сложнее".
   Ведунья смотрела сквозь сомкнутые веки, и вместе с нею мы увидели энергетическую оболочку, ауру крысы. Вот основные центры концентрации энергий: двигательный, сексуальный, волевой, сердечный, ментальной деятельности. Волшебница подошла к Ларисе, склонилась, протянув ладони:
   -"Запоминай, учись управлять ими сама".
   Внимательно наблюдая, мы ощутили, как центры один за другим активизировались в теле жительницы подземелий. Крыса заметно вздрогнула, чуя неведомую силу.
   А потом лесная фея погрузилась в себя, мы стали свидетельницами пробуждения умело прирученной силы. Увидели виртуозное владение Кундалини, услышали песнь астрала...
  
   В лесу родилось прекрасное весеннее утро. Не сговариваясь, мы выбежали наружу. Омытые росой ступни жадно вбирали силу планеты. Спустившись к реке, вошли в синие воды, каждой клеточкой кожи впитывали первозданную чистоту. Слушали пробуждающийся райский хор птиц, нагими телами ловили первые лучи солнца, косо бившие меж золотистыми соснами.
   Возвращаясь назад, встретили стайку юных лесовичек, летевших навстречу, обменялись радостными приветствиями. Среди множества лиц запомнилось одно, со смеющимися глазами плутовки...
   Теперь подземные коридоры казались достаточно светлыми - новому зрению вполне хватало мерцания гнилушек, чтобы разглядывать убранство жилища. Искусно украшенные лампадки возле дверей, камни на верёвках слева от проёмов - чтоб вежливо постучать, в соответствии с ритуалом.
   Вёдра с водой были не у каждой двери. Стоило мне задуматься, почему, тут же получила ответ Ели - где нет вёдер, нет дома жителей.
   Поставив наше ведро у входа в "нору", я полила на ноги хозяйке, мне - Джессика, а я - ей. Лесовичка обмыла лапы Лариске, отчего она преисполнилась гордостью и торжественно вступила в жилище.
   Лесная фея промокнула длинную гриву самотканым полотном, им же обсушила шерсть крысы.
   Позавтракали вчерашним мясом, с солью и специями лесовиков оно стало божественно вкусным. Занялись работой - нам давно пора было вычистить оружие, а Ель вначале долго расчёсывала волосы, потом взяла из угла небольшое поленце и заострённые на одном конце камни. Села, отвернув одну из шкур, принялась увлечённо долбить деревяшку.
  
   Продолжалась безмолвная беседа.
   -"Почему это не видно мужчин?", - поинтересовалась Джес.
   -"На растущей луне они встречают рассветы в лесу. Охотятся, собирают пищу. На убывающей - наша очередь".
   Лесная фея попросила Лариску:
   -"Расскажи, как живут твои сородичи".
   И она рассказала. Мыслекартины получались настолько образными и яркими, что мы с подругой затаили дыхание, прослеживая историю жизни крысы от рождения до смерти. Надо сказать, впечатление складывалось мрачноватое. Радость они испытывали от еды, секса, да охоты. Немногие слышащие - от общения друг с другом. Вот, пожалуй, и всё.
   -"Таков наш мир", - невесело подытожила Лариска. "Но уже через три-пять поколений, думаю, они выйдут наверх".
   Как я совсем недавно, крыса менялась - через раз то причисляла себя к сородичам, то, напротив, обнаруживала больше отличий, чем сходств с ними.
   -"А из какого мира пришла Посвящённая Солнцу?" - Ель улыбнулась Джессике.
   -"Он совсем другой", - начала подруга.
   Мы с Лариской знали уже почти всё, что она рассказывала, за исключением мелких деталей. Но я слушала внимательно. Таун-людей воспринимала, как будущих противников, а врага нужно изучать при малейшей возможности.
   -"Мы иногда видим такие в небе", - воскликнула волшебница, когда Джес показала летающие тарелки. -"Никак не могли понять, что это такое. Похоже на солнце или луну, но не светят и движутся всегда необычайно быстро".
   В очередной раз обсыпав латунный ёршик золой от костра, я продолжила драить автоматный ствол. Вздохнув, Джессика последовала примеру.
   -"Большое быстрое железо - так называют "тарелки" сородичи Ларисы", - добавила она.
   Ель задумчиво повторила:
   -"Большое быстрое железо, а внутри - люди... Должно быть, очень интересно уметь летать в облаках!"
   А вот кастовая структура общества таунов категорически не понравилась лесной жительнице.
   -"Это несправедливо!" - зелёные глаза вспыхнули возмущением. -"Жители леса все равны друг другу, мы уважаем старших - вот и все отличия".
   Я предложила фее:
   -"Расскажи нам о людях леса. Вот ты родилась - и что было дальше?"
   -"Детство".
   Первая мыслекартина показала нам "палату новорождённых". Одно из помещений бывшего ЗКП, ряды закутанных в одинаковые "пелёнки" младенцев на пышных травяных матрацах. Три лесовички наблюдали за ними, сидя в разных углах.
   -"Сейчас в Доме есть дети?" - справилась Джес.
   В ответ - утвердительная эмоция.
   -"А почему не слышно их крика?"
   -"Дети кричат либо развивая лёгкие, либо от дискомфорта, криком подавая сигнал", - лесная волшебница повертела в руках постепенно высвобождавшуюся ею из полена человеческую фигурку. -"Чтобы позволить нормально развиваться, их выносят на некоторое время наверх, позволяя кричать. А о каком-то неблагополучии они сообщают мысленно. Да и вообще, обычай не рекомендует злоупотреблять звуками".
   Мы с подругой закончили чистку стволов, оставалось протереть насухо и смазать. Прорезался мыслеголос Лариски.
   -"Интересно, у вас коллективный уход за малышами. Как он организован?"
   -"Этим занимается каждый из лесных людей по очереди. В том числе и мужчины - на растущей луне".
   Следующая картинка - осенний лес, засыпанный золотыми листьями. Дети от двух до шести играли с волчатами и боролись друг с другом под присмотром седобородых лесовиков.
   -"На первом этапе взросления воспитанием малышей больше занимаются пожилые. Лет с семи - они под покровительством зрелых и молодых людей. Полноправным взрослым житель леса считается с момента первой самостоятельной добычи на охоте".
   -"А девочки?", - уточнила я.
   -"Неважно, какого человек пола, я же говорила - у нас все равны, обычай требует одного и того же от всех. Конечно, беременные не ходят охотиться, больше заняты собирательством или другими подобными делами, но это лишь несколько лунных месяцев за всю жизнь".
   -"Вы так редко беременеете?" - вскинула глаза Джес.
   Ель согласно кивнула.
   -"Рождаются только желанные. Но всё по порядку. Взрослые начинают жить по Луне - половину времени посвящают творчеству и духовным практикам, другую - заботам о пропитании Дома и быте.
   -"И как с интимом?" - Джессика не оставляла тему.
   Лесная волшебница понимающе усмехнулась в ответ.
   -"Личное дело каждого взрослого. Главное, чтобы не появлялось нежеланных детей, потому в дни возможного зачатия разнополое интимное общение запрещено".
   -"Откуда же тогда вообще берутся у вас дети?" - щёлкнув зубами, удивилась наша будущая мама.
   Ей было нечем заняться, помимо участия в беседе, и крыса понемногу практиковалась в управлении энергиями.
   -"Каждая женщина, достигнув двадцатилетнего возраста, изначально может родить лишь одного ребёнка за всю жизнь".
   Ель довольно быстро справилась с первоначальным вытачиванием фигурки и теперь занялась тщательным воспроизведением мельчайших выпуклостей и впадин человеческого тела.
   -"Наш дом ведь не тетива, не растягивается... Потом, если кто-то из лесных людей уходит искать счастье, покидает мир от старости или гибнет на охоте, могут появиться ещё дети, и все вместе решают, кому конкретно предоставить право рождения второго ребёнка".
   -"Как это, "уходит искать счастье?" - я выразила заинтересовавший всех вопрос.
   -"Да примерно так, как вы. В каждом поколении рождаются люди, которым тесен дом, тесен лес, тесен целый мир. Войдя в возраст силы, они понимают, что должны уйти. И уходят навсегда".
   От Ели отошла волна горького сожаления о том, что ещё не произошло, но уже стало неизбежным.
   Теперь в её руках реалистичная человеческая фигурка, и в телосложении натурщицы что-то знакомое...
  
   Все ощутили приближение человека - любопытство острого пытливого ума, интерес юного, жаждущего приключений сердца.
   -"Нашу беседу могут слышать все люди леса", - сообщила хозяйка. -"И самый настырный среди них сейчас просит разрешения войти".
   Подтверждая мыслефразу, трижды стукнул о стену камень.
   -"Никто не против?" - со странным оттенком надежды в тоне переспросила Ель.
   С чего нам было возражать...
   Омыв ноги, в жилище вошла совсем юная девушка, довольно высокая для лесных людей. Мы пока что не видели среди жителей леса физически слабых, но эта заметно выделялась из всех.
   -"Ты сильнее", - успокоила подруга, закрывая мысли от других.
   -Знакомьтесь, - напевно промолвила лесная волшебница. -Одинокая Волчица.
   Показалось, гостья несколько скована.
   Усевшись на собственный набедренник, она взглянула в глаза - и я вспомнила. Видели девушку нынешним утром, возвращаясь с реки. Лицо - фонтан жизнерадостности, в мыслях мелькнула склонность к авантюризму.
   Сейчас раскосые зелёные глаза смотрели настороженно, в душе жила надежда с нашей помощью вырваться из однообразия векового замкнутого круга, вдохнуть иной воздух, увидеть огромный мир, живущий за краем леса.
   Чтобы разрядить обстановку, я мысленно напела пару фраз из расхожего шлягера прошлой жизни, заменив в одном слове неподходящее окончание:
  
   "Просто одинокая волчица
   Не любую может полюбить.
   Словно неприступная царица
   Ни купить нельзя, ни приручить".
   (3)
  
   В то же мгновение меня окатила штормовая волна отчаянного восторга новой знакомой, слегка разбавленная полушутливым укором Джес.
   ДЖЕССИКА
  
   Вошедшая с порога напомнила хозяйку. Крупные правильные черты, глаза - такие же зелёные, только по-звериному застывшие и голодные. И что-то неуловимо общее в лице. Одно небольшое племя, понятно.
   Хотя, если присмотреться - схожего совсем ничего. Разве что прижатые уши, но не всем же рождаться лопоухими. Непокорно курчавятся привычно нахмуренные брови, сросшиеся на переносице - у Ели они гладкие и шелковистые. Взгляд исподлобья, обрезанные до плеч прямые чёрные волосы, таких коротких здесь вообще ни у кого нет.
   А ниже начиналась выставка мускулов. Дик не зря волновалась - с первого взгляда не понять, кто лучше развит, несмотря на то, что тело подруги старше на несколько лет.
   Девочка очень волновалась, хотя смотрела с вызовом. Подруга спела ей несколько поэтических строк из прошлого. Волчица сражена наповал, готова теперь за нами в огонь и в воду. Только непонятно, почему так грустна Ель? Ревнует?
   Неожиданно зазвучали стихи - юная девушка была не только атлетом, но и настоящим поэтом!
  
   "Я волком серым научилась быть,
   С врагом встречаясь, шкуру сберегая.
   Живу. За что такая честь,
   Как ни стараюсь, до сих пор не знаю".
  
   В молодости почти все переживают период романтизма, стремления к неведомому. Для большинства это так и остаётся детской болезнью. Но находятся такие дуры, как мы, задаются разными неудобными вопросами и после тридцати. Лезут, куда не надо...
  
   "Острее лезвия мои клыки
   В смертельных схватках выжить помогают,
   А вот при вас - я тише тишины,
   От робости глаза не поднимаю..."
   (4)
  
   Волчица чуть театрально склонила лохматую причёску, мы явственно ощутили далеко не робкий взгляд на своих выставленных вперёд коленках... И между. Сидели-то скрестив ноги по-турецки.
   Куда там "тише тишины"! Совершенно бедовая девчонка, хоть и в дочки мне годится. Послала ей эмоцию одобрения.
   Окончательно растрогавшаяся Дик тряхнула загашники памяти - и почти сразу ответила.
  
   "То ли в поле, где растет степной ковыль,
   То ли в небе, где кружат ночные птицы,
   Я не помню - то ли небыль, то ли быль,
   Повстречались мне глаза волчицы".
  
   Наслаждаясь резонансом душ, Одинокая подняла голову - в расширившихся зрачках плясало яростное зелёное пламя необузданной страсти.
  
   "Отраженье отболевшего костра
   Я узнала в этом взгляде одиноком.
   Диким оком, словно кровная сестра,
   Отблеском огня звала меня в далёко".
   (5)
  
   Объяснение состоялось. Волчица облегчённо-радостно улыбнулась, обнажив чуточку удлинённые белые клыки.
   -"Простите", - спохватилась тут же. -"Это не агрессия, просто скверная привычка".
   -"Ох, Волчица-а... Даже и не знаю, какие тебе теперь понадобятся привычки", - вздохнула Ель.
   Фигурка человека полностью готова, волшебница подала её Диксон. Точная копия подруги!
   -"Вдохни в неё жизнь, и я буду оберегать тебя в пути".
   На дне зелёных глаз-озёр ведуньи колыхалась печаль.
   -"Не тревожься", - я решила успокоить. -"Мы будем беречь Волчицу, теперь она не одинока".
   Эмоцией благодарности одновременно ответили обе. Но девочка упрямо добавила:
   -"Хоть я и сама могу постоять за себя и за вас!"
   -"Отлично", - подытожила Дик. "До начала пути будет время узнать друг друга. Нам предстоит учиться владеть энергией..."
   -"А мне - вашей тактике боя", - закончила юная лесовичка.
   Подруга кивнула, внимательно разглядывая статуэтку. Ель изобразила её тело более детально, чем знала его сама нынешняя владелица. Но Диксон чувствовала - точно скопирована каждая чёрточка лица, каждая линия тела. Теперь она могла подробно рассмотреть себя со стороны - такая возможность представилась впервые. Мы чувствовали, что Дик начинает себе нравиться.
   "И не такая уж дылда", - рассуждала она. "Но подкачаться всё-таки необходимо!"
   Коснувшись губами лысой головы статуэтки, подруга с благодарностью вернула её мастеру.
   Ель бережно поставила фигурку в укромное место, подхватила следующее поленце и работа продолжалась. Теперь она замыслила деревянную копию меня.
   Я удивилась:
   -"Ты не устала, может, отдохнёшь?"
   -"Нет-нет, это работа в радость!" - в ответ обласкала взглядом, запоминая линии тела.
   Закружилась голова, по спине пробежала дрожь, как будто она касалась меня ладонями.
   -"Зелёная Воительница, расскажи и ты о своём прежнем мире", - попросила ведунья.
   Обе лесовички сосредоточили внимание на Диксон, приготовившись слушать.
   -"В прошлом у людей были семьи", - начала она. -"Почти каждый мужчина и также каждая женщина жили в замкнутой паре много лет, иногда всю жизнь. Пары имели своё жилище..."
   Изображение квартиры в городских зданиях и домика с участком в сельской местности.
   -"Вели отдельное хозяйство, воспитывали детей, которых, в разные времена, бывало в семьях и по десятку".
   -"Воспитывали только вдвоём?!" - хором озадачились жительницы леса, попросили рассказать об этом подробней.
   Дик сменила позу, мысленно испросив разрешения хозяйки. Теперь она легла на бок, вытянув длинные красивые ноги, а я подкатилась к ней со спины, тесно прижавшись грудью. От взгляда лесной феи у меня внутри разгорался огонь, унять его не было никакой возможности.
  
   Вместе со всеми я узнала о школах-интернатах канувшего в лету старого мира, о военных училищах для подростков. Но всё-таки большинство детей вырастали в прошлом практически сами по себе. Учитывая, что в последние века перед Падением Кометы работать приходилось и мужчине и женщине, это было именно так. Влияние родителей на формирование личности детей не было сколько-нибудь существенным, воспитывали они разве что собственным примером.
   -"Возможно, подобная ситуация стала одной из главных причин деградации общества", - признала Диксон, мысленно отвечая на мои ласки. -"Но правящим было выгодно насаждать среди людей индивидуализм - так намного проще содержать в повиновении миллионы и миллиарды".
   Даже мне непросто представить столь чудовищные масштабы человеческих обществ. Разве можно было ими как-то управлять?
   -"Способы похожи на нынешние", - подруга ответила на невысказанный вопрос. -"Те же электронные средства массового зомбирования".
   Дик показала три образца типичных программирующих трансляций для сэвэдж, потом три фрагмента программ из собственного прошлого. Мне, как специалисту, было весьма любопытно сравнить.
   Технические средства, конечно - каменный век, а вот приёмы управления поведением, напротив, менее откровенны, значительно тоньше и искусней, чем сегодня. Неудивительно - ведь и люди тогда были не такими конченными дебилами, как нынешние гориллы.
   Однако ключевые, основополагающие принципы воздействия и вправду остались неизменны. Один процент правды, всё прочее - тенденциозное перевирание фактов, замалчивание невыгодного и сочинение сказок о никогда не происходившем на самом деле. Технологии психологического программирования масс...
   -"Не дело сидеть под землёй", - Ель поняла моё взбудораженное состояние, решила помочь. -"Наверху прекрасный день, давайте выйдем".
   Ведунья уложила начатую заготовку рядом с фигуркой Диксон, все вместе мы покинули убежище.
   Казалось нелепым долго одеваться и обуваться. Следуя примеру лесовичек, мы надели по одному предмету одежды - зелёные майки. Они оказались достаточно длинными и вполне сходили за мини-платья. Вот только ходить по лесу без обуви мне было непривычно, всё время боялась напороться на какой-нибудь сучок.
  
   Пахло свежей смолой, обезумев от весны, бешено концертировали птицы. Где-то неподалёку хрустели ветви, внутренним взором мы видели, как резвятся молодые животные.
   Над верхушками сосен сияло бездонное голубое небо, стволы упирались в него, словно указующие персты.
   Присели на упавшее дерево, пятой точкой ощутив преимущество набедренной повязки перед майкой. Слева и справа слышались голоса лесных людей и их четвероногих соседей. Раздвинув кусты, на поляну высунулась лобастая голова матёрого волка.
   -"Кто они?" - прозвучал мыслеголос, обращённый к юной лесовичке.
   Глаза зверя не двигались с места, сияя жёлтым огнём, жёсткая короткая шерсть стояла дыбом. Поднявшись, Одинокая Волчица обняла нас с Дик родственным жестом. Зверь приблизился, алыми ноздрями втягивая воздух.
   -"От них пахнет железом... А это кто?" - он хмуро глянул на съёжившуюся Лариску.
   Волк крупнее её примерно втрое, хоть и не дорос до размеров собак каменных джунглей.
   -"И это друг. Они совсем недавно в лесу, но мы чувствуем их добрые намерения".
   Таких зверей волк в своём мире не видел. Собственно, как и таких людей.
   Вожак стаи обошёл кругом, задирая морду кверху, хвост едва заметно подрагивал. Потом приблизился к левой ноге Одинокой, и сел. Сняв руку с моего плеча, девочка положила её на серый загривок.
   Мысли зверя постепенно становились спокойнее, он привыкал к нашему запаху, запоминая его.
   Да, не просто так Волчица получила своё имя. Небольшое приключение хорошо помогло мне отвлечься от нескромных мыслей.
   Услышав это, девочка прыснула от смеха, и нарочно прижалась к моей спине крепкими сильными бёдрами. Энергия полилась от неё к волку и параллельно ко мне, от меня к Диксон и к Ель. Тело напряглось само собой, раздражала даже тонкая ткань майки между нами. Быть рядом с этим фонтаном Эроса и оставаться спокойной - невозможно!
   Зверь что-то понял, смутился, неясно подумал:
   -"Не буду мешать".
   И неторопливо удалился откуда пришёл.
  
   Лесная волшебница наблюдала за сценой с меланхоличным спокойствием. Подала руку, приглашая подняться:
   -"Хочешь, покажу, как преобразовать сексуальную энергию, поднять её вверх?"
   Я, конечно, согласилась. А девчонка, пожав плечами, полезла на дерево. Она предпочитала не сублимировать этот вид энергии, а обмениваться ею традиционным способом. Мускулистая Волчица оказалась неожиданно ловкой, легко подтянулась на руках, бёдрами обхватила ствол, ступни сами находили нужные ветви.
   -"Не представляю, как можно лазать по деревьям без одежды!" - подумала я. -"Ты же вся исцарапаешься".
   -"Слезу - увидите", - ответствовала бой-девица.
   Пока что она разглядывала верхушки деревьев и прикидывала в уме, что возьмёт с собой.
   "Метательные ножи, лук и стрелы - наделать побольше. Новый ремень, накидка, запасная пара обуви. Кремни, трут, баклага..."
   Мы встали лицом к солнцу, подруга тоже присоединилась к обучению.
   -"Сосредоточьтесь на энергетических центрах, вы называете их чакрами. Теперь поднимайте сексуальную энергию выше - спиралью, вокруг позвоночника..."
   Волны прокатились по нашим телам, через пару минут я с облегчением ощутила схлынувшее напряжение.
   -"Ну как, закончили охолощаться?" - прозвучал насмешливый мыслеголос сверху. -"Тогда я слезаю".
   Спустя минуту Одинокая спрыгнула на траву, подошла вплотную, прямо глядя в глаза.
   -"Найдёшь хоть одну царапину, обещаю мыть тебе ноги целый сезон".
   Ель одёрнула девушку:
   -"Будь почтительней к старшим. Вот уйдут одни, а тебя здесь оставят..."
   Представив подобную перспективу, Волчица немедленно преклонила колени.
   -Прости, старшая.
   Впервые услышанный нами голос с заметной хрипотцой. Горячие сухие губы коснулись моей ноги. Запечатлённый на бедре поцелуй оказался недвусмысленно крепок и вызвал короткий приступ головокружения.
   -"Вставай, я тебя прощаю".
   Поднявшись, юная бестия бесстыдно ощупала взглядом мою грудь. Ткань майки не могла скрыть вновь напрягшихся сосков. Ситуацию разрядила лесная фея.
   -"Думаю, Волчица, позже у тебя будет возможность близко познакомиться с нашими гостьями. Отложенное удовольствие - более сладкое".
   Солнце припекало, Ель подумала о купании, все поддержали.
  
   Мы плескались на мелководье, Диксон вздумала поплыть - и с удивлением узнала, что я этого не умею. Вдвоём с девочкой тут же принялись учить. Мысленно помогая, им удалось легко объяснить движения, передать работу мышц. С первого раза я, конечно, не поплыла, но кое-какие навыки получила.
   -Что?! - вдруг воскликнула подруга, хватая меня за спину. -"Куда делась рана? Там совершенно гладкая кожа, ни малейшего следа!"
   Пальцами проводя между лопаток, Дик не верила собственным глазам, я и сама ничего не понимала.
   Ель улыбнулась, тоже коснувшись ладонью спины.
   -"Санэла исцеляет. Когда научитесь управлять ею, поймёте, почему Волчица спустилась с дерева без единой царапины".
   -"Вот ты меня и выдала", - укоризненно подумала девочка.
   Мимолётное смущение вскоре сменилось привычной уверенностью в себе.
   Впятером мы заняли маленькую залитую солнцем поляну. Развесили выстиранную одежду.
   Подруга не меньше двух часов кряду истязала себя физическими упражнениями, Одинокая Волчица присоединилась к ней с самого начала. Ель, я и Лариска некоторое время наблюдали со стороны, пока мне не удалось заставить себя встать и тоже проделывать это. Нужно становиться сильнее, а лёжа в травке, увы, мышцы не накачаешь.
   Закончив тренировку изнурительным упражнением на брюшной пресс, я лежала на спине, едва дыша. Не напрягая больше ни единой мышцы, смогла постепенно восстановить способность видеть прекрасное.
   Стала глядеть в бездонную синеву. Наверху трепетали золотистыми прозрачными крылышками длинные насекомые величиной с ладонь. Слева и справа между нами стояли полуметровые травы, великолепные цветы, в изголовье Диксон возвышался серовато-крапчатый зонтик гриба. Энергия земли вливалась в утомлённые тела, возвращая силу.
   День близился к вечеру, мы снова искупались в реке - надо было смыть пот. Время от времени младшая гипнотизировала нас долгими взглядами, как бы шутя передавала то Диксон, то мне откровенные мыслекартины. Мы тоже в долгу не оставались. Познания у девочки были явно не теоретические...
  
   На поляне зажгли маленький костёрчик, поджарили грибов, нанизав кусочки на палочки.
   Подруга рассказывала о своём неистовом и жестоком мире. Очень многое казалось невероятным, ещё большее - нелогичным, непостижимым. Наверное, и жизнь таунов так же смотрится со стороны.
   Потом Дик показала Волчице серию мыслекартин об устройстве нашего оружия, порядке пользования им и уходе.
   Я не удержалась от ехидного комментария по поводу последнего пункта.
   -"Технологии, конечно, не инопланетные, но лучшего оружия у нас пока нет", - отозвалась подруга.
   Новенький автомат, изначально предназначавшийся деду, кажется, обретал постоянную хозяйку. Всё Диксон меньше тащить, а то мне больно смотреть, какую гору вещей она на себя взваливает!
   Весь день мы провели на лоне природы практически без одежды. Впервые я ходила по лесу в таком виде. Понравилось. Правда, то и дело приходилось прибегать к подъёму энергии из переполненной ею оранжевой чакры.
  
   Вернулись в дом, я сложила в мешок сухую чистую одежду, а Дик достала из жилета коммуникатор, подала лесной фее. Волчица тотчас прилипла к её спине, заглядывая через плечо. Следуя безмолвным подсказкам, хозяйка включила аппарат, обе стали рассматривать картинки старого мира. Недостаточный размер изображений Диксон компенсировала мыслекартинами. Немного послушали музыку - Одинокой понравились композиции в стиле рок, как назвала их подруга.
   Потом Ель занялась деревянной фигуркой, а мы вытащили из мешков снаряжение, демонстрируя его будущей спутнице. Узнав, для чего используется огромный мешок, она сразу же задумалась - поместимся ли там втроём, представила картину, от которой обеих бросило в жар.
   Консервы вызвали недоверие девочки: еда, не испортившаяся сто лет - невообразимо!
   Привычка Дик всё брать с запасом оказалась весьма полезной. Нож в деревянных ножнах Волчица приняла из её рук с неподдельным восторгом. У Одинокой был нож из металла, очень старый, сточенный уже наполовину. Такие вещи жители леса снимали с убитых безумцев, иного способа заполучить металлоизделия не существовало. Охотились же на горилл редко - слишком велик риск, никак не набиралось достаточного количества желающих. Накануне, когда мы выручали из плена Ель, Волчица бродила в десятке километров от дома и трофейного ножа ей опять не досталось.
   А тут - совершенно новый клинок, ни единой зазубринки, ни царапинки!
   -"Но я не могу дать равноценное взамен", - тревожно подумала девушка. -"У меня нет ничего такого..."
   Чуть ли не со слезами на глазах она протянула нож обратно.
   Я придумала выход.
   -"Мы даём его на время, попользоваться. Когда ты добудешь в походе что-нибудь ценное, дашь нам - и нож навсегда станет твоим!"
   Обе - Дик и Волчица посмотрели на меня с глубокой благодарностью. А я ответила картинкой наших объятий. Тут же воплотили её в реальности - обнялись втроём.
  
   Прикосновение к воронёной стали автомата вызвало в душе юной охотницы священный трепет. Ножом она пользоваться умела, а это была непонятная, магическая вещь!
   Волчица не раз подбирала оружие убитых безумцев, стреляла из него. Видела, как это делали гориллы. И даже попадала в разложенные на старом пне шишки. Но довольно скоро и неизменно наступал момент, когда железные машинки переставали работать навсегда. Не было силы, способной возродить их к жизни.
   Теперь Одинокая начинала понимать принцип работы механизма, это рождало ощущение всемогущества. Она сможет перезаряжать, убьёт столько врагов, сколько появятся перед ней!
  
   Последующие дни, проведённые в Доме, были наполнены обменом знаниями. Мы учили обращению с оружием будущую спутницу, а через неё и всех лесных людей - они слушали объяснения Диксон. Жители леса учили нас работе с энергиями. Думаю, мы в равной степени серьёзно обогатили друг друга.
   Одинокая рвалась в дорогу, но Ель удерживала, считая - мы ещё не готовы. Хотя кошмары больше не мучили, мы научились управлять снами.
   Больше того - научились, как все лесные люди, за полминуты заращивать маленькие царапинки. Сначала Ель показывала на себе, потом мы решились попробовать сами.
   В ходе взаимного обучения Диксон обнаружила способность к метанию ножей и стрельбе из лука - оказывается, в прошлой жизни ей приходилось делать и это. Мне, увы, подобная наука давалась значительно хуже, несмотря на мысленный инструктаж.
   А вот плавать я выучилась довольно сносно - даже на глубоких местах чувствовала себя уверенно без страховки и получала немалое удовольствие от процесса.
   Кроме воинских искусств Диксон не менее трёх часов ежедневно посвящала физическим упражнениям. Я понимала необходимость этого, но особой радости от тренировок не испытывала. Волчица же напротив, терзала своё тело чуть ли не с наслаждением, заставляя заподозрить себя в мазохизме.
   А может, дело было в том, что девочка не сублимировала сексуальную энергию, а расходовала её во время тренировок.
  
   По мере овладения силой наша способность чувствовать обострялась, и чтобы уединиться, приходилось уходить всё дальше и дальше от Дома.
   Рано утром мы купались в реке, а потом неторопливо шли сквозь чащу. Первой - Ель, потом Волчица, следом мы трое. Лесные девушки умели двигаться между кустов и деревьев, избегая колючих веток и острых сучков. Первые дни приходилось следовать за ними, чтобы обходиться без одежды, позже и мы научились видеть верный путь. Даже ночью и с закрытыми глазами. Специально попробовали однажды. Двигались, конечно, очень медленно, но вернулись домой без серьёзных повреждений.
   Лесовички спрашивали меня о "камне", прочно державшемся на лбу. Отвечала, что знала: снять несложно, но кожа под ним не страдает, вот всё время и ношу.
   Точно так же, как остальные, не могла понять предназначения этой штуки. Просто украшение с такими необычайными возможностями? Бред...
   Волчица постоянно слала картины - девушке нравилась моя грудь, доставлявшая, кстати, чёртову прорву неудобств в походной жизни. С удовольствием сделала бы её поменьше. Однако, как сексуальный объект, грудь выглядела бесспорно привлекательно. Вечно так - что красиво - неудобно, что удобно - некрасиво...
  
   В один из дождливых дней мы с подругой решили, наконец, восстановить вентиляцию Дома. Первый завал обнаружили в одном из помещений - изгиб труб в месте начала их подъёма напрочь забит мусором, десятилетиями бесконтрольно сыпавшимся сверху.
   Вместе с жителями комнаты, тремя мужчинами разного возраста, нам пришлось свернуть с пола шкуры. Дик несколькими мыслекартинами объяснила, что сейчас будет, и лесные люди приготовили импровизированные refuse sacks. Несколькими ударами топора подруга прорубила металлический лист квадратной трубы. Посыпалась сухая грязь, земля, всякие гнилушки. Под тяжестью скопившегося сора квадратный металлический "язык" начал отгибаться, лесовики едва успевали подавать мешки, быстро заполнявшиеся мусором.
   Через несколько минут все мы чихали и кашляли от пыли, а комната стала остро нуждаться в генеральной уборке. Тем не менее, труба освободилась от первой "пробки". Дальше следовало отыскать надземные сооружения вентиляционных шахт.
   Наверху несколько часов подряд сыпал необычный для весны моросящий дождь. После первого этапа мусорной войны чумазые, словно черти, мы полезли по мокрому склону.
   -"Заодно помоемся - природный душ!" - подбодряла Диксон, поигрывая топориком.
   Вскоре наши тела покрылись грязными потёками и разводами.
   Я шутила в ответ:
   -"Какой роскошный летний камуфляж! Жаль только, недолговечный".
   Вскоре к нам присоединилась Волчица, по случаю непогоды также оставившая в шкафу вечернее платье. Прикинули размеры Дома и стали внимательно осматривать всё, хотя бы отдалённо напоминавшее air vent. Ель помогала снизу, мысленно наводя на участки поверхности, в которые направлялись поднимавшиеся из убежища трубы...
   Три воздухозаборника, два просто засыпаны гумусом, один в годы Падения Кометы накрыло рухнувшим летательным аппаратом. Погребённый лесом, но ещё не рассыпавшийся в пыль под натиском времени, он совершенно исключал возможность освободить воздуховод.
   Юная лесовичка в смятении - оказывается, совсем рядом с Домом всё время лежал древний артефакт, а она даже не почувствовала его, упустила возможность проникнуть внутрь и исследовать!
   Испачканной в земле ладонью Дик похлопала девочку по мокрому плечу:
   -"Вряд ли там могло сохраниться что-нибудь работоспособное. Хотя с чисто познавательной точки зрения, конечно, интересно..."
   Как сказала подруга, воздухозаборников должно вполне хватить и двух. Ведь даже в своём нынешнем плачевном состоянии вместе с постоянно открытой входной дверью они всё ещё могли обеспечивать воздухообмен.
   На земляные работы вышли человек двадцать под руководством Ели и незнакомого нам коренастого мужчины. Палками, каменными топорами, просто руками лесовики довольно быстро освободили оголовья вентшахт, а обнаружив их, со священным трепетом взглянули на Диксон.
   Подруга спустилась в раскоп, по колено проваливаясь в мягкую землю. Я, Волчица и наша лесная фея, до неузнаваемости облепленные мокрой грязью, последовали за Дик.
   Люди внизу уже чувствовали приток свежего воздуха...
  
  
   ДИКСОН
  
   Кукушка работала в режиме радиомаяка. Подсуетись кто-нибудь вовремя задать птице традиционный вопрос, мог бы теперь наслаждаться иллюзией грядущего бессмертия.
   Я не собиралась жить вечно. Но очень рассчитывала устроить какую-нибудь крупную гадость потомкам убийц нашей цивилизации. И надеялась, что новые способности, подаренные нам красавицей Елью, в этом деле не помешают. Конечно, не меч-кладенец в высокотехнологичном инопланетном исполнении, но несомненный плюс. Особенно, если научиться как следует управлять ими.
   К способностям, однако, прилагалась "нагрузка" в виде сексуально озабоченной малолетки, а таскать за собой походно-полевой гарем я не мечтала ни разу. Но девочка явно не один год готовила себя к "великому походу", преуспела в этом и теперь сочла наше появление долгожданным подарком судьбы. Третьим звонком к началу спектакля.
   Ладно, чего греха таить - Одинокая Волчица лично у меня вызывала симпатию. "Я сама была такою... триста лет тому назад". И Джессика не против...
   Дух авантюризма в подземном доме как в клетке - дерзкую девчонку грызло изнутри желание не просто драться, но непременно быть причастной к великим делам. Услышав от нас про разные миры, она дала себе слово их увидеть. Вопреки здравому смыслу целью жизни избрала то, что все сородичи считали недостижимым.
   С каждым днём юная Волчица всё больше тяготилась размеренно-беспросветной жизнью, убеждала себя: "Обязательно уйду с ними. Возвращение к прежнему существованию - невозможно!"
  
   Это утро было таким же, как все предыдущие в Доме. Но что-то внутри меня отчетливо сказало: "Сегодня".
   Я не пыталась спорить. Чему можно научиться быстро - мы научились. Хозяйка явно пыталась задерживать, но гостям два раза рады, пора и честь знать. Поэтому, пока все в комнате спали, я начала прикидывать, какие остались дела.
   -"Девчонку успокоить, а то с ума сойдёт", - подала голос Лариска.
   До этого она изучала крысят, мысленно разговаривая с комочками зародышей. Я, правда, не слышала, чтобы они отвечали, но в конце концов матери виднее...
   -"Как то есть "успокоить"? А-а... ты это имеешь в виду..." - до меня дошло не сразу.
   -"Это, ага", - крыса негромко скрежетнула зубами. -"Ваше излюбленное занятие с Джес. Что-то вы его теперь забросили".
   -"Вот выйдем в лес, на первой ночёвке и успокоим. Тут чего-то обстановка не располагает", - соврала я.
   Обстановка располагала.
   Чувствовалось - этого не хочет Ель, нельзя же отвечать недобрым гостеприимной хозяйке. Донеслась эмоция благодарности - лесная волшебница тоже проснулась и мгновенно всё поняла.
   -"Привет!" - мыслеголоса Джессики и Волчицы прозвучали одновременно, девушки рассмеялись.
   Юная охотница вскочила, цепляя набедренник. Ей тоже ничего объяснять не надо: шерсть дыбом, широкоскулое лицо засияло радостью и надеждой:
   -"Я пойду попрощаюсь со стаей!"
   -"Стой, а завтрак?"
   Но девчонки и след простыл.
   -"Не грусти, родишь другую", - подумала крыса.
   Лариска раньше нас отгадала причину её тоски.
   -"Как будет угодно судьбе", - печально откликнулась фея. -"Пока в душе нет места для второго ребёнка".
   Повинуясь внезапному порыву, Ель бросилась в мои объятья, покрывая поцелуями лицо. С ресниц капали слёзы. Джес попыталась утешить - кинулась целовать и её, мысленно умоляя обеих стать для дочери надеждой и опорой.
   -"Я знала, она уйдёт, как только поняла кто вы... Любите Одинокую Волчицу - и она ответит взаимностью!"
   Вскоре успокоившись, по крайней мере внешне, мать принялась готовить вещи.
  
   Вдоволь поплескались в реке, позавтракали. Как раз вернулась Волчица, поблагодарила Ель за сборы, присела перекусить, чтобы не огорчать хозяйку. Мыслями Одинокая была уже далеко...
   За несколько дней полной свободы наши тела отвыкли от одежды, воспринимая её теперь, как неизбежное зло. Мне показалось, мешки стали полегче. Не зря занимались каждый день - Джес тоже чуток подкачала ноги, на вид заметно.
   Юная охотница попрощалась с родным домом, мы поднялись наверх. В комнате Ели, на полочке друг рядом с другом, остались четыре деревянные фигурки - я, Джес, Лариска и Одинокая Волчица.
   Дожди прошли, над лесом снова светило солнце. Пышных проводов не наблюдалось, хотя, вроде бы уходила дочь Первой из женщин. Кроме Ели с нами только один лесовик - невысокий крепкий мужчина с морщинистым волевым лицом. С первой встречи я окрестила его "Крокодилом Данди".
   На бывшую железку вышли километрах в трёх южнее места стычки с гориллами. Интересно, осталось ли там что-нибудь, кроме костей...
   -"Да и те давно по кустам растащили", - заметил охотник.
   Взойдя на насыпь, все приостановились. Настало время прощания.
   "Данди" и Ель встали плечом к плечу, сомкнули в замок ладони. Юная лесовичка протянула им руки.
   -Прощай, Одинокая Волчица Обретшая Цель, - вслух произнесли родичи. -Да хранит тебя Великий Лес!
   -Прощайте. Да пребудет с нами Санэла, - с глубокой теплотой в голосе ответила девушка.
   Постояв несколько секунд, они прервали контакт.
   Настал мой черёд. Рука Первого мужчины напоминала ветвь кряжистого дуба. Тонкие сильные пальцы Ели заметно дрогнули в моей правой ладони.
   -Прощай, Зелёная Воительница Боевой Молот! Да хранит тебя Великий Лес!
   Ель смотрела мне в грудь, а взгляд легко проникал в душу.
   Послышался чуть различимый мысленный шёпот:
   -"Не раскрывай тайну Волчице. Она не любит мужчин".
   -"Я тоже".
   -"Я знаю".
   Её заключительный мгновенный посыл не расшифровывался тотчас. Я ощутила несколько смысловых линий, содержание которых могла уловить лишь в общих чертах.
   Позитив. Благодарность. Надежда. Сожаление о некой упущенной возможности. Последнее сложнее всего осмыслить.
   И мысль в конце:
   -"Поймёшь потом".
   Ну, потом так потом. Значит, это сейчас неважно.
   Попрощалась Джессика - она получила полное имя "Посвящённая Солнцу Раскалённое Лезвие".
   Лариску лесовики взяли на руки. К "Подземной Жительнице" ей добавили "Несущая Жизнь". Среди лесных людей беременность была редким явлением, к таким женщинам все они относились с чуткостью и участием.
  
   Солнце било слева, мы шли на Юг.
   За лощиной, усеянной редкими тонкими берёзками, вновь потянулась глухомань - поросшие широколистным грабом возвышенности и овраги, кряжистые дубы, клёны и липы, густые заросли папоротников. То и дело приходилось снимать с ветвей паутину, чтоб с ходу не вляпаться физиономией.
   В пути легко думается... Джес, понятно - так сложилось, у неё не было выбора, кроме как идти со мной. А эта девочка? Ну, впервые увидела иных, но слышащих людей. Фактически, отверженных обществом. Даже если представить, что я бы осталась в своём прежнем времени, оно-то уже давно перестало быть моим...
   И это повод, чтобы уйти в полную неизвестность с тремя чокнутыми психопатками?
   -"Хорошо, с двумя, не обижайся".
   Джес не захотела быть психопаткой, а Лариска не возразила.
   Зря я тешила себя мыслью, что научилась закрываться. Все мои сентенции были для спутниц как на ладони.
   -"Почему-то ты упорно не вспоминаешь про родство душ!" - подумала подруга. -"Надеюсь, оно имеет место быть".
   -"Да", - включилась в беседу Обретшая Цель. -"И помимо родства душ вы мне просто понравились. Как женщины".
   Девочка расставила последние точки над "ё". Эта манера мне импонировала - всегда ненавидела кокетливые недомолвки и многозначительные фигуры умолчания.
   Не оборачиваясь, я мысленно оглядела широкоплечую сильную охотницу с ног до головы. В походном костюме Одинокой предметов одежды прибавилось ровно на один. Помимо набедренника на ней теперь жилет - защищает плечи от ремней вещмешка и автомата. На ногах мягкие мокасины из тех же шкур. Надолго ли хватит этакой обувки...
   Надо признать - смотрелась девочка классно. Почти Рэмбо. С виду. Посмотрим, как проявит себя в деле.
   -"Диксон, давай пойду впереди!" - воскликнула Волчица, увидев, как от задумчивости я вломилась в кусты.
   Лариска безмолвно рассмеялась, а Джес проявила сочувствие.
   Лес её родная стихия, пусть идёт...
   Прищурившись на солнце, Одинокая выдвинулась в авангард.
   -"Потрясающая спина, правда?" - подруга подмигнула, взглядом указывая на девочку.
   Мне ничего не оставалось, как согласиться. Спинища была и вправду на загляденье, я не представляла, как юная охотница смогла накачать столь объёмные мышцы.
   Годы! Она тренировалась годы, а я всего лишь около месяца. Конечно, прежняя хозяйка этого тела тоже была не шахматисткой. Но всё-таки фанатизма у Волчицы побольше, чем у той, неизвестной...
   Кстати, любопытно, где она сейчас. Жива ли, и в каком теле? А вдруг в бывшем моём?
   Вот об этом думать не надо, это тайна.
   "Не думай о белом медведе", - вспомнила я и внутренне улыбнулась. Я была белым медведем - лучше считать так.
   На переходе несколько раз видели пугливых косуль, ярких глухарей, на деревьях несметно белок. Чувствовали, как прошло в сотне метров правее стадо диких кабанов. Вдоль занесённых почвой рельсов заметили маленькие светло-коричневые грибы - пойдут вечером в суп. Трижды попадались ручьи - с удовольствием умывались и смачивали головы.
   Во время коротенькой передышки из моего подсознания вдруг всплыла песенка по теме. Чтоб Джессика не обижалась на "психопатку", я мысленно напела вспомнившийся куплет.
  
  
   "Моя мания-а - твои желания
   Ловить на лету, любя!
   Безумие моё ты не забудешь никогда.
   Моя мания, слова, дыхание,
   Рубиновых губ дурман.
   Ты делай всё как я, и падай-падай в океан!"
  
   Неожиданно Волчица подхватила мелодию, тоже обращаясь к Джес и на ходу сочиняя продолжение:
  
   "Ничего не говори, пока мы есть.
   Я читаю твоё тело.
   Всё что было, всё что будет, всё что есть -
   Это я так захотела!
   На губах твоих останется клеймо,
   Два ожога, два рубина.
   На рассвете ты тоже сойдёшь с ума!"
  
   Подруга взяла нас обеих за руки - и... присоединилась к дуэту с собственными словами!
  
   "Выключай огни и падай в океан.
   Вдох глубокий, выдох мятный.
   Что имею - всё я вам, любя, отдам,
   Мне не жалко, мне приятно!
   К вам имею я особый интерес,
   Я как кошка любопытна.
   Вы почувствуйте меня - и крикнем: "Yes!!!"
   (6)
  
   Припев мы пели вместе, со слезами восторга на глазах. Несколько минут после этого катарсиса никак не могли придти в себя.
  
   Шаловливая ладошка Джессики мысленно коснулась меня там.
   -"Ну вот, начинается", - проворчала Лариска.
   -"Кстати, да, уже можно прекращать соблюдать приличия. Мама не видит", - подумала Волчица, с ходу присоединившись к мысленным нежностям.
   -"Не понимаю, кстати, с чего это Ель на вас взъелась, обычай не запрещает этого, а она не хотела".
   -"Потом поймешь", - так сказала ведунья, прощаясь".
   Девочка промолчала.
   -"Кстати, а Первый мужчина - твой отец?"
   -"Что такое "отец"?" - почти как Лариска переспросила Одинокая.
   Пришлось объяснять.
   -"А, я вспомнила!" - воскликнула охотница. -"Ты же тогда рассказывала про "семью". У нас не существует отцовства, есть только мать. Она может знать от кого зачала, а может и не знать. В зависимости от того, когда зачинается ребёнок".
   -"Не поняла..."
   -"Ну, если они встречались один на один, тогда понятно, а если зачатие произошло на каком-нибудь празднике - как тогда определить, от кого именно?"
   -"Весёлые у вас праздники", - хихикнула Джес, мысленно целуя девушку в губы.
   -"Кому весёлые, а мне прятаться приходилось, не люблю я этого с мужчинами".
   -"Семья... До сих пор не понимаю, при чём тут число семь?" - вставила крыса, перебираясь через очередной столб, валявшийся поперек пути.
   -"Вероятно, таким было среднестатистическое количество людей в этом union".
   Услышав слово из знакомого сочетания, я вздохнула.
   Лариска удивилась:
   -"Что, больше не рожали?"
   -"Рожали. Наверное, просто кто-то умирал от болезней, кто-то вырастал и создавал собственную семью. Так и получилось это "счастливое число".
   -???
   -"В моём прошлом бытовало поверье, будто число семь обладает некими магическими свойствами".
   -"Нас пока только четверо, подождём ещё троих?" - шутливо поинтересовалась Волчица, мысленно залезая мне в штаны.
  
   Прошли не так много, километров десять-двенадцать, но девочке уже не терпелось наверстать упущенное. Остальные, кроме Лариски, тоже были не против. Сублимация дело хорошее, но не так же долго!
   Очень удобно, когда никому ничего не нужно говорить. Слыша наши мысли, Одинокая свернула с насыпи, уклоняясь на восток. Идти по лесу не так тяжело, если бы не жара. Переплетения буйных кустов, сухостой и упавшие деревья, горки и низины, подъемы, спуски, папоротники, заросли багульника. Вот красивые, высокие сосны лежат вповалку, будто пьяницы возле пивной...
   -"Деревья, стремящиеся ввысь, падают чаще", - философствовала Обретшая Цель. -"Не успевают развить корни и первая же сильная буря становится для них последней. Или вверх - или вниз, в этой жизни можно выбрать только одно из двух..."
   Наконец мы вышли на берег широкой полноводной реки. Взмокли, хоть и шли без курток, в одних разгрузках и майках. Может, и дальше держаться берегов, всегда есть где нормально помыться? Но тогда не будут так часто встречаться места для ночёвок - а на случай дождя всё-таки нужна крыша...
   Волчица опустила мешок, аккуратно прислонила к нему оружие. За две секунды сбросила одежду и выжидательно глянула на нас.
   Лариска давно убежала охотиться, я попросила её одновременно послушивать, что творится в округе.
   Джессика тоже топлесс, правда, ещё в штанах и берцах. Хотела было сказать им: "Купайтесь, я посторожу", но...
   Одновременно с Волчицей мы шагнули к изнемогающей Джес. Алчные рты впились в роскошную грудь с обеих сторон, жадные руки стаскивали остатки одежды.
   Наконец, можно сделать с Джессикой то, что давно хотелось!
   Повалившись в песок, мы так и не дошли до реки. Всё, что я успела - это раздеться.
   Ползая по пляжу, три обалдевших от страсти существа забыли все условности. Наверное, часа два мы не давали отдыха Джес, едва не доведя её до безумия.
   А потом девчонки взялись за меня...

***

  
   Дорога здесь шла параллельно реке, попробуем дальше двигаться по берегу, пока её чувствуем. Начнём терять, будем думать, что делать.
   Глянула на солнце - до сумерек часа четыре. Надо идти, а то такими темпами и за год до Крыма не доберёмся. Через час завидели на противоположном берегу строения, немного взяли вправо, пошли между деревьями, хотя чувство подсказывало - там никого живого.
   Миновали развалины. Довольно крупный посёлок, домов под сто, в нескольких местах торчали коробки двух- и трёхэтажных строений. Чёрные провалы окон зияли, словно рты мертвецов, крыш, конечно, давно и следа не осталось.
   Когда руины скрылись позади, снова двинулись по берегу - и почти сразу же почувствовали людей. Первой насторожилась Одинокая, как-никак наследница ведуньи. Потом и мы поняли: на берегу человек пять-семь возле непонятного сооружения. Разобраться, что это такое, можно было только увидев.
   Посовещались - просто обойти, или всё-таки полюбопытствовать, что там у них за штука? Любопытных оказалось большинство, только Лариска в первую очередь мечтала об отдыхе - как всегда, объелась во время привала. Оставили её сторожить мешки, а сами налегке, с одними автоматами, выдвинулись оценить обстановку.
   -"Это из лёгкого металла и дерева. Металла больше", - подумала Волчица.
   Хижина? Почему так близко к воде... Нет, не хижина, форма не похожа. Неужели... Точно, лодки!! Две больших лодки, да ещё из алюминия, это интересно, кто ж тут такой умелец. Плыть быстрее, чем идти, и, надеюсь, комфортнее.
   Отсюда уже видно простым глазом. На песке не две лодки, а одна. Нечто, созданное по типу катамарана - два пузатых корпуса скреплены балками, посередине настил, мачта. Команда "чайного клипера" отдыхала в тенёчке - трое явно дрыхли без задних ног, один прохаживался вокруг плавсредства с видом скучающего водителя. Было бы колесо, обязательно б попинал. Пятого не видно, ковырялся в кустах, а шестой с автоматом нёс караульную службу.
   Пару минут мы наблюдали практически неизменную картину.
   -"Чего делать будем?" - озадачилась новая спутница. -"Если нам нужна эта штука, давай я пойду и убью их всех".
   Я постаралась охладить пыл.
   -"Не всё так просто. Мы не умеем управлять лодкой, надо придумать что-нибудь другое".
   Думать пришлось долго. Пока один из мужиков, тот, что сидел в кустах, не выскочил оттуда за спиной часового, словно чёртик из табакерки.
   Улавливая волну агрессии, мы не успели понять, кто на кого нападает, пока предатель не воткнул нож в спину автоматчика. Караульный без звука рухнул в песок, изменник подхватил оружие, передёрнул затвор.
   Очередь от живота хлестнула по спящим, в тот же миг справа от меня раздалось короткое звонкое "та-так!!"
   -.б твою мать, почему без команды?! "Ты влево пять метров, ты вправо столько же!".
   Пока рассредоточивались, занимали новые позиции, я уловила искреннее недоумение Одинокой.
   -"Он своих убивал!"
   Вот, ты ж понимаешь, Робин Гуд выискался на мою голову.
   -"Его "свои" - не наши. Ты сама их сейчас порешить хотела".
   -"Ну да, вообще", - смутилась Волчица.
   Джессика констатировала:
   -"Интуитивно-эмоциональная реакция".
   -"Обострённое чувство справедливости", - добавила я. -"Ладно, Волчара, проехали, забей на это дело".
   По крайней мере, стреляет девчонка совсем неплохо. Не зря, видать, на шишках тренировалась.
   Посмотрим, может оно и к лучшему. Диспозиция изменилась - вместо шести полевых игроков в строю только двое. Таким составом они, скорее всего, вообще со своим "Титаником" управляться не смогут. Сейчас для нас главное, чтобы среди уцелевших оказался хоть один, соображающий в парусах.
   Мужчины повели себя так, как я и ожидала. Тот, что походил на шофёра, обезьяной кинулся к оружию убитого изменника. Другой выживший неожиданно ловким перекатом добрался до второго ствола. Схватил автомат, рванул к себе... Не тут-то было! Ремень остался на шее мертвеца.
   А рулевой лодки, благополучно вооружившись, уже неспешно приближался к здоровяку. Привыкнув полагаться на силу, тот тупо дёргал "калаш", заставляя подпрыгивать рыжую голову трупа.
   -Ну что, бл.дь, - торжествующе процедил тщедушный предатель, наводя в живот...
   Конечно, с такого расстояния мы не могли ни видеть деталей происходящего, ни тем более слышать слов. Всё это мы просто чувствовали, так раньше могла только Лариска.
   "Ненормативная лексика и у деревенских, похоже, не изменилась", - отметила я, ожидая развязки. Изучив уже немудрёное устройство лодки, надеялась обойтись с управлением самостоятельно. Парус можно и не ставить - не спеша сплавимся по течению, нам ведь надо на юг.
   Палец рулевого давил на спусковой крючок, но выстрела не было. Его предшественник сдуру успел расстрелять все двенадцать патронов из полупустого магазина.
   Роли мгновенно переменились. Не поднимаясь с песка, амбал кинулся на противника, повалил наземь. Тощий вывернулся из-под него, словно угорь, но был вовремя схвачен за лодыжку. Лохматый крутнул, коротко сдавил пальцы - жертва заверещала, как заяц.
   -Гнида! - выдохнул мститель, поднимаясь на ноги.
   Предатель попытался передвигаться на четвереньках, приволакивая повреждённую ногу, но неожиданное ускорение, приданное мощным пинком в зад, бросило его на песок. Тяжело дыша и отплёвываясь, рулевой покрывался ледяным потом предсмертного ужаса.
   "Предателю - смерть!" - гудели в голове голоса. Эта сцена стояла перед глазами Афанасия с тех пор, как они с Власом сговорились забрать груз и лодку. В детстве Афоня стал свидетелем казни - вся деревня собралась перед церковью. Люди хором кричали "Смерть предателю, смерть!" А потом в привязанного к столбу мужика, уже до неузнаваемости избитого и опухшего, полетели камни...
   -Вставай, сволота, - презрительно пробасил Иван. -Глянь в глаза смерти.
   Перевернувшись на спину, изменник поднял дрожащие руки:
   -Один ты не управишься с лодкой, - торопливо пробормотал он. -Убей меня потом, когда вернёмся...
   -Нет.
   Афоня кое-как встал, боясь опираться на правую ногу.
   -Ты погибнешь сам, потеряешь товар и лодку. Семья Данилы умрёт с голоду из-за тебя!
   Иван презрительно скривился, плюнул.
   -То-то думал ты о его семье, когда убивал. Х.й собачий!
   Левая рука верзилы сгребла холщовый воротник. Колени Афони подогнулись, трус рухнул в песок, кусок рубахи остался в ладони Ивана.
   "Зачем Данила-лодкарь был такой удачник!" - подумал злополучный грабитель.
   Даже в собственном преступлении люди чаще всего обвиняют других...
   -Иван! - раздался вдруг полуголос-полухрип. -Ива-ан!!
   Видать, не все четверо отдали Богу души, как мы не поняли сразу.
   Молодой силач обернулся, шагнул на зов умирающего. Убийца, молясь всем богам, словно паук, быстро пополз обратно к трупу подельника.
   "В его карманах должны быть патроны!"
  
   Ну ладно. Наш выход.
   -"Джес, держи их на прицеле и слушай меня".
   Вместе с Волчицей с разных сторон двинулись вниз.
   -Стоять, не двигаться!!!
   Командирский голос - штука весьма полезная. Я порадовалась: оказывается, у меня неплохие голосовые связки.
   Оба "клиента" замерли, едва заглянули в стволы.
   "Вот, значит, кто Власа-то порешил!" - сверкнула догадка в башке Афанасия.
   Я ухмыльнулась ему в лицо:
   -Смерть предателю!
   Белый, как мел, задохлик обессилено растянулся на песке, разбросав в стороны руки. Проверила карманы второго - и правда, с десяток патронов нашлось. Сгодятся.
   Ухватив мерзавца за волосы, ленточкой связанные в "конский хвост", потащила его к остальным. Афоня взревел - больно, начал перебирать конечностями. Так и мне полегче.
   Качок поддерживал голову смертельно раненого. Мутнеющие глаза с трудом сфокусировались на пособнике убийцы.
   Х-гх... - в последний раз выдохнул Данила, захлёбываясь кровью.
   Он хотел увидеть смерть предателя. Не успел.
   Иван, наконец, разглядел, что перед ним всего лишь две сопливых девчонки. Правда, вооружённые, но...
   -Кто такие, чего надо?!
   -Будешь выёживаться - пристрелю, - скучным голосом пообещала я, глядя ему в правый глаз. -Такое дело, что по пути нам с вами, ребятки. А поплывём вместе, либо вы тут останетесь...
   -"В том или ином качестве", - додумала за меня Джессика.
   -... от вас самих зависит.
   -Я - кормчий, без меня не управитесь! - нервно сообщил Афоня, пожирая глазами мой автомат.
   Выхватить мечтает. Ну-ну...
   -Ты, бл.дь, предатель! А предателю - смерть!! - быком заревел Иван.
   -"Волчица, успокой его, пожалуйста", - мысленно попросила я.
   Она искоса глянула на здоровяка, тот враз замолчал, сник, опустив плечи.
   -"Девочки, за вещами сходите, а? Я тут орлов посторожу".
   Кивнув, Одинокая полезла наверх, туда, где пряталась Джессика.
   "За мужиками, видать", - Иван проводил глазами удаляющуюся спину.
   Я отошла в тенёк, прислонилась к выпуклому борту лодки. Никак не понять, от каких судов эти алюминиевые корпуса, но на долгом веку вытерпеть им пришлось изрядно.
   Обозревая диспозицию, невдалеке прошла по песку крупная ворона. "Скоро будет чем поживиться", - явно думала птичка, чуя свежего жмура.
   Растрёпанный бугай, почёсывая бороду, угрюмо разглядывал мой автомат, явно с теми же намерениями, что и Афоня.
   "Однако, пока до неё доберешься, чего доброго и вправду пристрелит. Вон, зенки какие лютые, прям что твоя рысь... И до чего чудная - волосья то ли вообще не растут, то ли как-то хитро обрезаны. Чем это можно так коротко волосья обрезать? Одёжа странная, в жизни такой не видал. Обувка ещё диковинней..."
  
  
   ДЖЕССИКА
  
   Включив механический предохранитель, я повесила тяжёлый автомат на плечо. Волчица была уже рядом, мы отправились к Лариске и нашим мешкам.
   Беспокоясь за Дик, оставшуюся в компании двух непредсказуемых кантри, я мысленно попросила наследницу ведуньи присматривать за ситуацией. Чтобы, в случае чего, успеть своевременно вмешаться.
   -"Конечно", - ответила девушка. -"Мой внутренний взор постоянно обращён на них".
  
   Мешков четыре, а нас двое, крыса не в счёт. Одинокая взяла себе самые тяжёлые - что несла Диксон. Мне в качестве добавочного груза достался багаж Волчицы, рюкзак из самодельной ткани, вряд ли более лёгкий, чем каждый из Диксоновских. Охотница отдала его, чтоб я не подумала, будто она выбирает полегче.
   Лариска налегке устремилась вперёд, а я, пошатываясь под тяжестью мешков и автомата, последовала за бодро вышагивавшей Волчицей. Её мускулистые ноги, без сомнения, были способны и на большее.
   Всё-таки, судя по состоянию тела, меня довольно долго держали в тюрьме. И если б не Шейла, может, я до сих пор оставалась бы там. Садиста-следователя, высасывавшего из меня жизнь по капле, словно паук из мухи, волею судеб ненадолго услали куда-то в assignment. Оставшаяся за него Шейла тут же оформила высылку: с точки зрения следствия я была абсолютно бесполезна, из мозгов давно вытянули всё, что можно.
   Как я ей теперь благодарна!
   Ну ладно, хватит про гадости. Подумаю-ка лучше о чём-нибудь приятном.
   Юная лесовичка, как выяснилось, имела в своём арсенале неожиданное для меня оружие: предмет, способный соединить двух любящих женщин. Конечно, в таунах для изготовления подобных вещей используют гибкие упругие полимеры. Но изделие Одинокой было с такой любовью вырезано и так тщательно отшлифовано, что даже чересчур твёрдый материал не сделал его менее приятным.
   Я вспомнила нас с Соланж, потом её ужасную смерть... На глаза сами собой навернулись слёзы. Дьявольщина какая!
   Уловив эти мысли, Волчица обернулась ко мне. Мешки показались намного легче после долгого и нежного поцелуя.
  
   Берег довольно крут. Вздумай я спускаться с таким грузом в одиночку, пришлось бы нелегко. Охотница подала руку, поддержала. Поблагодарив её мысленной лаской, я ступила на песчаный пляж. Солнце садилось, жара начинала потихоньку спадать.
   Теперь можно в деталях рассматривать развалившуюся на земле парочку. Рослый и широкоплечий Иван весил, наверное, вдвое больше меня. Лицо низколобое, с выраженными надбровными дугами, глазёнки маленькие и злые.
   Только мы выбрались из кустов, подумал:
   "О, ещё одна лысая!"
   Второй персонаж являл собой полную противоположность. Глянув на физиономию, я сразу решила: "Такие смазливые честными не бывают".
   Этот ощупывал взглядом слегка одетую Волчицу, воображая, как славно ему было бы сейчас развлечься с нею и с Диксон одновременно. Низкорослые хлюпики часто млеют при виде крупных, сильных женщин. Меня он, так и быть, отдавал на растерзание Ивану.
   В принципе, я не возражала бы избавиться от обоих. Но вынуждена была согласиться с Дик в том, что физическая сила одного и навыки управления лодкой другого нам, увы, необходимы.
   Всё это обсудили без слов, пока тащились по пляжу с мешками. Ноги глубоко увязали в песке, переставляла их из последних сил. Добравшись до тени рядом с Диксон, я прошипела односложное ругательство на таун-языке, и с невыразимым облегчением ощутила, как любимая снимает с моих плеч один, а затем и другой мешок.
   Пока Дик возилась со мной, Волчица навела оружие на мужчин, чтобы не пробовали испытывать судьбу. Освободившись от каменно тяжёлого груза, я поспешила ей на помощь. Получив в виде благодарности мыслепоцелуи сразу от обеих подруг, улыбнулась и чуток воспрянула духом.
   Перехватила автомат поудобней, плюхнулась на песок у ног Диксон, расслабив гудящие от напряжения мышцы. По безмолвной договорённости Одинокая выбрала другое место для отдыха. Случись заварушка, сможем обстреливать кантри с двух точек, перекрёстным огнём.
  
   Дав отдых телу, я на полную катушку использовала новые способности ума. Вынужденно подчинённое положение заметно тяготило обоих мужчин, особенно переживал здоровый. Их последующие размышления не отличались разнообразием. Лейтмотив один - как бы это отобрать у кого-либо из нас автомат.
   Естественно, наилучшей кандидатурой на роль жертвы они, не сговариваясь, выбрали меня. Рост меньше, годков, наоборот, побольше, мышцы отовсюду не выпирают: стало быть, слабейшая.
   Охотница, тем временем восстановила силы, поднялась и неторопливо обыскала трупы. Собрала всё оружие и вещи, которые могли нам пригодиться. Присмотрелась к одежде убитых - штаны на одном из них показались девушке подходящими. Практически новые, и размер вроде небольшой.
   Когда Одинокая стала стаскивать их с мертвеца, Иван аж подскочил:
   -Чего ты? А ну, оставь его в покое!
   -Сидеть!! - рявкнула Дик. -Штаны трупам не нужны, дурья твоя башка!
   Молодой мужик аж зубами заскрипел от злости. Ни разу ему не приходилось терпеть такого обращения от девки, он и парню бы этакого не спустил!
   -"Видишь, только и ждёт момента, чтобы наброситься", - подумала я подруге. -"Верзила опасен!"
   Она чуть обнажила зубы в улыбке, почти как наша новая подруга.
   -"Все люди опасны. А лодку в воду стащить, да потом на берег выволочь мы без него попросту не сможем...".
   Юная охотница полоскала на мелководье своё новое приобретение, отмывая запахи чужого тела, для этого Диксон даже выделила мыло. Жаль, теперь будут скрыты от нас её прекрасные ноги.
   Но мужчин лучше не дразнить, расхаживая полуголой. Кантри-женщины поголовно носят длинные юбки, из-под которых ничего не видно. Вероятно, неспроста - нравы сельских жителей намного суровее лесных. Там хоть равноправие, а у кантри жёсткий патриархат, женщины на последней иерархической ступени. По крайней мере, если верить этнографическим исследованиям...
   -Ну чего, кормчий, когда отплываем-то? - лениво осведомилась Дик, поглядывая на Волчицу в позе прачки.
   Плюгавый оживился - признали!
   -Как стемнеет.
   -А чего так?
   "Откуда они, что этого не знают?!" - подумали мужчины.
   -Так речным богам угодно, - не моргнув, соврал рулевой, пробуя взять верх не силой, так хитростью.
   Иван понял, но смолчал: подчиняться "девкам" отвратно и ему.
   -Богам, говоришь? - не меняя выражения лица переспросила подруга. -А ежели без пи.дежа, по правде?
   Чёрные пристальные глаза остановились на блудливой роже предателя.
   -Так всем известно - если что днём по реке движется, с тарелок стреляют...
   -Вот так и отвечай в следующий раз. "Кормчий", бля...
   Диксон смерила дохляка испепеляющим взглядом. Иван тихонько вздохнул - хитростью тоже не получилось.
  
   Наконец из кустов показалась Лариска, снова поедавшая там какую-то мелочь. Оба мужика вытаращились на громадную длинноногую крысу, шевелившую толстыми длинными усами. Ясно - таких зверей никогда не видели.
   "Надо это использовать", - отметила Дик.
   "Ночью лодка пойдёт медленно", - рассуждала она. "Да ещё м?лей, должно быть, на реке полно..."
   -"Нет, вода ещё высокая после паводка", - возразила младшая из нас.
   Отжав штаны, она развешивала их на раскалившемся за день металлическом борту.
   -"Зачем таун-люди по лодкам стреляют, как думаешь?" - спросила меня Дик.
   -"Вероятнее всего, кантри выжили сами, без помощи правительства. Возможно, они так и не приучились массово и повседневно употреблять правительственные пайки - по крайней мере, внешне кантри нисколько не напоминают мутантов. Если это так - они независимы. А силу, независимую от единственной на планете власти, правительства будут всемерно ограничивать. С этой же целью горилл провоцируют на "охоту за ушами"...
   -"Из пушки по воробьям", - непонятно выразилась подруга. -"Почему бы тогда не сжигать целые деревни? Уничтожать посевы, на худой конец? Зачем гоняться за крошечными лодочками, если можно убивать деревенских значительно эффективней?"
   Я улыбнулась Диксон:
   -"Стрейнджеры, дорогая, стрейнджеры! Все тауны вместе с их правителями точно так же зависят от стрейнджеров, как сэвэдж от регулярных пайков".
   Ноги уже отдохнули, я тоже решила принять вертикальное положение.
   -"Если орбитальная станция зарегистрирует крупную вспышку насилия с применением высокотехнологичного оружия, кто знает, как отреагирует её брейн? Может, он запрограммирован в этом случае прекратить поставки синтезаторов и прочего оборудования? Тогда тауны просто исчезнут с лица земли".
   -"А почему правительства не развивают собственные промышленные производства?"
   -"Не знаю... Может, это одно из условий помощи стрейнджеров, а может, всё гораздо проще - каждый член триумвирата думает: "На мой век хватит".
   Волчица внимательно слушала безмолвный диалог, а вот мужчины, насмотревшись на Лариску, перевели взоры на нас и принялись недоуменно переглядываться.
   -Чего это девки застыли, как идолы? И не разговаривают! - шепнул Афоня. -Бабы-то трещат всё время без умолку, а эти - ни слова между собой. Немые?
   -Может, и немые. Какой-то дурень, видать, пожалел - за дерзость только языки им отрезали, а надо бы сразу на кол...
   -Не шептаться там у меня! - прикрикнула Диксон, и кантри замолкли.
   Та девка, что очевидно немотой не страдала, излучала уверенную властность зрелого человека, давно привыкшего командовать. В глазах светилась решимость и обычай идти до конца. Мужчины не могли понять этого умом, но ощущали парализующее волю воздействие на подсознательном уровне.
   Это раздражало.
   "Видано ли, чтоб девки - в штанах!" - зло скрипели мозги Ивана. "Да ещё командовать тут пытаются, оружием угрожают".
   Афоня фантазировал на тему казней - решал, какая лучше подействовала бы на других, пока что только потенциальных строптивиц: "На костре, конечно, красивше, зато на колу дольше бы провисели... Вот отцы наши такого бабам ни в жисть не позволяли".
   Каким-то образом мысли обоих мужчин потекли по одному руслу, хоть друг друга они и не слышали.
   "Только какая косо посмотрит - сразу вожжами", - мечтательно раздумывал Иван, наливаясь злобой. "Сечь - и драть, сечь и драть! Как шёлковые потом, глаза поднять не смеют. А сейчас измельчал мужик".
   Он покосился на Афанасия.
   "Если муж в характере слабину даст, здоровая баба такого дохляка сама высечет. Вот порядка и нету. Как тварей этих земля носит..."
  
   Жара спала, я решила искупаться, пока хотелось ещё идти в воду. Обошла лодку с другой стороны, чтоб укрыться от мужских взглядов.
   А крыса, сговорившись с девушками, приблизилась на пару метров к двум кантри, уселась перед ними и принялась с леденящим душу скрежетом стачивать свои постоянно растущие зубы. Занятие, давно казавшееся нам рутинным, произвело сильное впечатление на сельских жителей. Как мы и предполагали.
   Я поплыла, осматривая лодку со стороны воды. Чуть меньше половины длины её корпусов оставались на плаву. Слабое течение отмели плескало в борта, пыталось поворачивать свободно болтавшиеся рули. Опущенная мачта лежала на палубе, торча назад, словно направленная антенна. Мне вовсе не показалось, что этим неуклюжим сооружением легко управлять...
   Ладно, время покажет. Идти пешком и вправду намного медленнее. Хотя перспектива путешествия совместно с тупоголовыми кантри особенно не радовала. Если ещё учесть, что один из них очевидно сильнее любой из нас.
   Солнце заходило за верхушки деревьев, я выбралась на берег обсыхать. Над головой столбом вилась мелкая мошкара, Дик сказала, что это к хорошей погоде.
   С противоположной стороны лодки разыгрывалось настоящее представление. Лариска целенаправленно внушала страх самому здоровому мужику, и весьма преуспела в этом. Находя ситуацию более чем забавной, я чувствовала, как дрожит стокилограммовый молодой кантри,. Нож у него отобрали давно, а с голыми руками против такой огромной и, главное, неведомой хищной твари он выходить боялся.
   -Чо это? - наконец Иван выдавил из себя пару слов.
   -Крыса из городского метро. Не видал ни разу? - весело просветила его Диксон. -Мысли читает, между прочим, так что лучше её не зли.
   -Я с такой страшидлой в одну лодку не сяду, - вдруг осмелев, заявил рулевой.
   -Тебя и спрашивать никто не собирается, - осадила его подруга. -Лодка всё равно не твоя. А вот если благополучно довезёшь нас до Крыма - может, будет твоей.
   Иван зыркнул зло, на секунду позабыв о страшном звере у самых ног.
   -Ты тута по какому праву повелеваешь? У Данилы наследники есть, им и лодка и груз причитаются.
   Не удостоив его не то что ответом, даже взглядом, Дик следила за мыслительным процессом в башке Афони.
   "Мечта последних месяцев, казалось, уже безвозвратно ускользнувшая из рук, оказывается, достижима! Плевать на семью Данилы, нечего плодиться, как кролики. У меня и одной жены нет, а у Данилы аж три бабы было, одна моложе другой..."
   Примерно так размышлял взволновавшийся рулевой. Союз двух кантри, не прожив и часа, распался навсегда.
   Чистившая автомат Волчица невесело усмехнулась:
   -"Вот вам и семья. Одна семья враг для другой, ничего хорошего в этой розни. Был бы единый Род - и никаких споров. Лодка общая, принадлежит всем вместе и никому по отдельности".
   Диксон, вроде бы и соглашаясь, покачала головой.
   -"Ты выросла в племени, другого примера не было перед глазами. А когда всё время под носом маячит выбор между равенством коллективизма и лотереей индивидуализма, многим захочется сыграть. Это с возрастом люди начинают понимать пользу сотрудничества и бесплодность соперничества, но тогда уже поздно. Молодые же бедняки очертя голову лезут в авантюры, за копейку грызут друг другу глотки, давая возможность богатым спокойно жиреть".
   Подруга хмуро глянула на неудачливых кантри.
   -"Двое дерутся - выигрывает третий, который стоит в сторонке. А уж коли на всей планете царит один сплошной индивидуализм и вообще нет никакого выбора..."
   -"А такое возможно?" - с тревогой осведомилась Обретшая Цель.
   -"Такое уже было", - сухо отозвалась Дик, поглаживая автомат. -"Потому и с кометой так вышло. Каждый сам за себя, а Землю защищать оказалось некому".
   Да, оказалось некому. Мы вообще выжили благодаря случайности. Не было б стрейнджеров, деградировали бы всё до уровня кантри... Хотя, что творится сейчас в таунах, намного ли лучше это внешне благополучное общество?
   Надев штаны и майку, я вышла ко всей компании. Девушки глянули с интересом - продолжай, мол, слушаем внимательно.
   "Миром лотереи" тауны не назовёшь, родство изначально и на всю жизнь предопределяет принадлежность к касте. Но это и не коллективизм - члены самой многочисленной касты не чувствуют общности: я и многие знакомые были техниками, а другие из той же нации служат в охранке, в спецслужбах. Следователь ведь тоже был из нации... Не знаю уж как там, чувствуют или нет общность компаньоны или, тем более, правители. Думаю, вряд ли. Каждый сам за себя...
   -"Та же картина, что в твои времена, Дик, только без либерально-демократического словоблудия. Наверное, так честнее", - подумала я подруге.
   -"Может, и честнее. Меньше вранья, меньше розовых соплей. Но вряд ли эта система справедливее. Вот ваши, из касты нации - можно представить их как всё старое человечество в миниатюре - хочешь, иди в охранку, хочешь, в техники, хочешь, в палачи. Свобода соперничать друг с другом вплоть до смертоубийства! В результате - командуют самые бессовестные и бесчестные. Того же следователя взять... Ему вообще лечиться надо, а он судьбами распоряжается. И не один такой!"
   Диксон излучала искренне сочувствие и глубокое сожаление, к ней присоединилась Одинокая, мысленно девочки обняли меня. Ласковое тепло подруг обволокло, согрело душу, я даже растрогалась.
   -"Спасибо, родные..."
   Да, вроде бы это самое соперничество и есть естественный отбор среди людей, проявление всеобщего закона природы. Однако, жажда победы любой ценой слишком многих заставляет напрочь забыть о совести и чести. И разумные вроде бы существа превращаются в стаю гиен.
   Я посмотрела на Волчицу, ловко собиравшую автомат. Извинилась за возможную бестактность будущего вопроса.
   -"Тебя тоже назвали Одинокой - почему?"
   Присоединив обойму, она поставила оружие на предохранитель, секунду подумала.
   -"Вообще-то я всегда соблюдала обычай. Отдавала добытую еду в общий котёл, работала на убывающей луне как все - иначе меня бы просто выгнали из Дома... Но всегда хотела оттуда уйти! Я чувствовала - способна на что-то большее, чем просто охотиться, ловить рыбу, собирать грибы и рожать детей. Особенно не скрывала своего желания. Наверное, поэтому".
   -"Вот и вопрос", - вставила реплику немногословная Лариска, уставшая гипнотизировать Ивана. -"Факт, что все мы - индивидуалистки. Все четверо. Но при этом обожаем рассуждать о несомненной пользе коллективизма. Парадокс..."
   В самом деле, парадокс.
   -"Увы, люди такие. Требуют от других большего, чем сами готовы отдать обществу".
   Дик продолжила:
   -"Каждому кажется - он всё время работает, не покладая рук, а остальные только и делают, что сплетничают за его спиной, да бьют баклуши. Люди неспособны себя адекватно оценивать - б?льшая часть всегда переоценивает, меньшая - недооценивает. Так было всегда и осталось сейчас, может быть, корень зла в этом..."
   Подруга решила искупаться, мысленно передала мне "пост".
   -"Не своди с них ствола. Чуть дёрнутся - стреляй, особенно в здорового. Ну, ты знаешь. Только лодку смотри не продырявь", - она лукаво улыбнулась, кончики пальцев ласково скользнули по предплечью.
   Уже с той стороны послышалась мысль:
   -"Ладно, чё-то я расфилософствовалась не ко времени. Давайте сойдёмся на том, что ценить людей нужно по результатам. Вот добьёмся мы чего-нибудь, тогда молодцы".
   Сбросив одежду, Диксон упала на мокрый песок, там где он поплотнее, принялась энергично отжиматься в упоре лёжа.
   -"Мы хотя бы идём к цели, а есть, которые всю жизнь только собираются!" - я захотела добавить в дискуссию чуток оптимизма.
   -"Даю сама себе команду", - она поняла намёк. -"Интеллигентские рефлексии - отставить!" - и шумно плюхнулась в воду.
   -"Хотя бы на время похода", - облегчённо добавила Одинокая.
   Из реки раздалось шутливое:
   -"А нас четверых отныне будем считать надеждой и опорой всего живого на Земле!"
   Прямо из воды Дик легко забралась в лодку, подтянувшись на руках. Услышав характерный всплеск под качнувшимися корпусами, рулевой активно завертел башкой. Прекрасно понимая, отчего мы ходим купаться на ту сторону, он вожделел увидеть подругу без одежды.
   -Смотреть пр-рямо! - гаркнула я, подражая манере Диксон.
   "Говорит!!!" - Афоня рот разинул от удивления.
   Иван туповато поинтересовался:
   -А чё вы раньше-то молчали? И она тоже говорить может? - кивок в сторону Волчицы.
   Чтобы развеять сомнения, юная охотница ответила за обеих.
   -Вещать было не о чем, то и помалкивали.
   "Выговор какой чудной... А глаза у бабы ничё, человеческие, не то что у тех двоих. И сиськи ничё - мясистые, есть за что подержаться...".
   Придя к этим фундаментальным умозаключениям, хилый решил завязать со мной беседу.
   -А вы, эта, откуда сами будете?
   -"От верблюда", - без слов проворчала Диксон, шебурша и звякая чем-то в лодке.
   Я так и ответила.
   -Это кто такой?
   Подруга сверху хихикнула. Я старательно делала серьёзное лицо:
   -При случае, может, расскажем.
   "Если доживёте", - мысленно добавила Одинокая.
   Она ещё лучше нас чувствовала настроение кантри, их ненавидяще-скотские мысли.
   А у меня серьёзность не получалась, моё лицо, наверное, смеялось даже во время пыток. С этакой рожей надо было родиться в компаньонах - правителей развлекать. Только характер не тот, мда...
   -"Не дури, Джес, я безумно люблю твоё лицо, как и тебя всю!" - тотчас отреагировала Дик.
   Волчица восторженно присоединилась - "И мне ты очень нравишься!", сопроводив признание жаркой мысленной лаской, я аж вздрогнула.
   Видимо, что-то отразилось в глазах, рулевой сально заухмылялся, приняв на свой счёт.
   Захотелось их пристрелить...
  
  
   ВОЛЧИЦА
  
   Великий Лес, как с ними чудесно!
   Я сделала оберегающий жест, чтобы не злить Рок самонадеянностью. Пусть только это продлится подольше!! Сегодня впервые была с взрослой женщиной, Лес, это так сладко!! Приступ острой нежности выжал из глаз слёзы, внизу всё заныло от напряжения.
   И Диксон во время близости показалась старше своих лет. Не то чтобы хладнокровней, но как-то опытней... Руки и губы моих красавиц не описать словами, можно только выразить чувством. Что они творили! И как...
   Нет, это счастье, просто счастье!
   Снова жест-оберег.
   Я не боюсь умереть, я боюсь потерять кого-нибудь из них. А деревенские очень плохо думают, нужно каждое мгновение быть начеку.
   Правы были старшие, что не открывались чужим, в деревне до сих пор не знают о жителях леса. Конечно, до неё неблизко - три дня пути только в один конец, но я как-то раз ходила. Уже тогда, два года назад хватило ума наблюдать со стороны и не обнаружить себя.
   Глядела с дерева, помогая очам внутренней силой. Сперва было очень интересно - ведь у чужих всё по-иному, начиная с одежды. Тогда впервые увидела штаны - две длинные матерчатые трубы для ног, вверху сшитые вместе. Такие же длинные, до земли, балахоны деревенских женщин. Первое показалось неудобным, второе - некрасивым.
   Следующим отличием, бросившимся в глаза, было обилие детворы, и то, что люди всё время занимались какой-то работой. Я не видела никого без дела, кроме детей и совсем уже древних стариков.
   Ещё одно открытие - у деревенских люди жили очень долго, явно уже неспособные охотиться. Кстати, я не видела, чтобы кто-то из деревни уходил на охоту, у них был противоестественный способ добычи еды. Видимо, эффективный, коль столько людей кормились в одном маленьком месте, но совершенно изуверский по отношению к животным. Всех их там держали взаперти.
   Поняв это, я тогда решила немедленно освободить, кого смогу. Дождаться ночи, когда деревенские заснут - и сломать дверные запоры. Однако потом, всего за один день, я увидела столько, что к вечеру передумала вмешиваться.
   "В каждом Доме свои порядки", - справедливо говорили старшие. Мы же не учим, например, муравьев, как им обустраивать жизнь.
   Животные в деревне имели весьма непривычный для меня облик, в лесу таких не было, и я усомнилась, что они смогут выжить. Сплошь травоядные, ни одного хищника, кроме жалких подобий волков. Каким мрачным, жестоким колдовством деревенским удалось превратить могучих красавцев в ничтожных трусливых уродов? Тут уж я ничего не могла поделать - как расколдовать волков, я и сейчас не знаю. Надо будет спросить у подруг.
   А тогда я едва дождалась темноты, чтобы как можно скорее вернуться в лес. Так было мерзко и противно, словно узрела червей на трупе, словно целый день дышала смрадом разложения.
   Я поняла: жизнь деревенских намного более несвободна. Особенно тяжело их женщинам и животным. Женщины всё время беременны и всё время работают, а животные сидят взаперти до тех пор, пока их не убьют, чтобы съесть. Самое непонятное - похоже, они каким-то образом размножаются в своих душных, мрачных узилищах!
   В общем, тогда мне хватило дурных впечатлений, чтобы возвращаться домой не три, а четыре дня - настолько отягощали ум мрачные мысли.
   И вот теперь я увидела этих полулюдей-полуживотных вблизи. Нет, я неправа, даже в мыслях роднить их с животными - оскорбление Лесу! Скорее, они наполовину безумцы, одержимые эгоцентризмом до умопомрачения. Неужто мы хоть в чём-то на них похожи?
  
   -Девки-бабы, жрать охота! - вслух заявил бугай.
   Я довольно долго наблюдала за ними, никак не могла поверить - неужели Лес лишил деревенских способности передавать мысли и чувства?
   Наверное, это наказание за жестокость к животным. Что ж, справедливо...
   Дик высунулась через борт лодки с каким-то мешком в руке.
   -Афоня, лови! - и бросила вниз.
   Тщедушный мужичонка живо обернулся в надежде углядеть красавицу без одежды. Увы, она уже была в косоворотой белой рубахе, такой, как на обоих деревенских.
   Видимо, решила замаскироваться, чтобы в пути не выдать себя необычной одеждой. Не имея длинных волос, мы вполне могли издалека сойти за мужчин.
   -"Нашу одежду хочу поберечь", - отозвалась Диксон -"В ней удобней идти пешком. А в лодке можно и в этой".
   Схватив еду, дохляк не удержал равновесия даже сидя, свалился набок, застонал.
   -Чего ты? - удивился второй.
   -Да ты же сам, гад, ногу мне вывернул, а теперь спрашиваешь!
   -Ну жаль, башку не скрутил...
   "Из-за этой паскуды мною девки командуют", - возникла в голове Ивана мысль, породив новую волну злобы.
   Порывшись в мешке, Афанасий вытащил тряпицу с куском сала, что-то коричневое, угловатое, и жёлтое круглое. Ещё поискал в мешке...
   -А ножик-то? - крикнул наверх.
   Небольшой грубо сделанный нож Дик вертела в руке, взвешивала - сгодится ли, чтобы метнуть? Покачав головой, на всякий случай сунула острый кончик между досок настила. Тонкое лезвие жалобно тенькнуло, обломилось.
   Нож упал возле изменника, тот торопливо схватил, глянул, кисло скривился.
   -Дурень ты, - насмешливый голос подруги комментировал разочарование Афони. -Кто ж предателю острый нож в руки даст?
   Иван злорадно заржал.
   -Сюда давай! - выхватил мешок.
   Квадратная еда оказалась довольно мягкой, губчатой, резалась легко. Поверх коричневого куска здоровяк уложил ломоть сала, очистил сухую шелуху с жёлтого клубня растения. Внутри тот оказался белым, закапал сок. Пища отправилась в рот, с хрустом перемалываемая мощными челюстями, над берегом поплыл острый пряный запах.
   Афанасий тоже чавкал, уныло глядя в другую сторону. Из-за лодки появилась Диксон с пустым холщовым мешком и ворохом одежды в руках. Кроме рубахи на ней теперь полотняные штаны, подвёрнутые до колен. Издалека не отличишь от деревенского.
   В этой одежде подруга показалась ещё сексуальнее - с загорелыми крепкими икрами, босыми ногами. В ворот рубашки легко запустить руку... Или обе руки снизу, она ведь такая свободная.
   Читая мысли, Дик широко улыбнулась. Стала укладывать зелёную одежду в мешок, снаружи привязала пару обуви за шнурки. Мешков оказалось три - каждая из нас получила по одному плюс чистые штаны и рубаху в придачу. Выходит, я стирала напрасно...
   -"Ничего, и те пригодятся. Потом не надо будет стирать", - глянула Диксон. -"На лодке это нашла - переоденьтесь, а своё в мешки завяжите. Не так жарко в холщовом, ну и маскировка..."
   Укрывшись от посторонних глаз, я надела штаны и рубашку. Непривычно ощущать между ногами грубую ткань. Пожалуй, идти в них по лесу не смогла бы - до крови натрут кожу. Ну а в лодке, может, ничего.
   Рубашка села лучше - такая же свободная, как на Дик, внутри ветер гуляет.
   Раздеваясь на ходу, появилась Джессика. Я только глянула на её крупные налитые груди, разукрашенные следами поцелуев, и тут же сграбастала подругу в объятия.
   Слабый стон, сладкая истома были мне ответом.
   -"А как же ты, Диксон?" - спросила старшая, ловко стаскивая с меня штаны.
   -"Пока втроём не получится", - ответила Дик. -"Но мысленно я с вами".
   Одновременно ощутили на губах её поцелуи. Так можно целоваться сразу втроём!
   За несколько минут так перепачкались в мокром песке, что пришлось снова идти мыться. А солнце скрылось, быстро уж не обсохнуть. Стали промокать друг друга майкой Джессики - только что мы любили друг друга, а эти невинные прикосновения милых рук опять родили в душе огонь. На влажную кожу надели рубашки и штаны: мне показалось, жар тела высушил капли воды за несколько мгновений.
   Позвали подругу:
   -"Кого из нас ты больше хочешь сейчас? Иди сюда, Дик..."
   -"Обеих, девочки, только обеих. Мы займёмся этим в лодке, как стемнеет".
   Диксон послала два глубоких поцелуя, заставив нас схватиться друг за друга, чтоб устоять на ногах. Объятия продлились несколько дольше необходимого - я оценила новую одежду Джессики, через неё намного приятнее осязать любимую...
  
   -Надо мужиков схоронить, - пожрав своё сало, объявил Иван.
   -Копать-то чем будешь? - недовольно осведомился предатель.
   -Ты будешь. Ты убивал, тебе и копать. Казаном можно, песок копать легко.
   -Не могу я, - попытался увильнуть от работы Афоня. -Нога болит сильно, вообще ходить не могу.
   -Остуди ногу в воде, - велела Дик.
   Как и все мы, она видела вывих, решила вправить.
   Подпрыгивая, Афанасий добрался до мелководья, задрал штаны. Минут через десять подруга сказала выходить и сесть на берегу. Предатель отчаянно трусил.
   Полуприкрыв глаза, Диксон устроилась рядом, провела руками над синей распухшей лодыжкой, прислушалась к ощущениям.
   Как и Джес, я недоумевала:
   -"Зачем ты возишься с ним?"
   -"Почему бы и нет? Потренируюсь, да и полезно. Не придётся таскать его на руках в лодку и обратно. Не хватало ещё мужиков нянчить".
   -"Пусть бугай бы таскал", - подумала я и тут же поняла собственную ошибку.
   Мысли Ивана с головой выдавали непримиримое настроение. Верзила обязательно использует первый же подходящий момент для нападения на кого-нибудь из нас. Обтерев насухо руки, я взяла автомат.
   -"Убить?" - спросила подругу.
   -"Не надо. Как-то не по-людски это, стрелять в безоружного. Пусть нападёт - тогда и..."
   -"Рискуешь, Рысь", - подумала ей.
   Выражение глаз Диксон напомнило взгляд этого зверя. Смягчив черты лица, она ободряюще улыбнулась, излучила эмоцию уверенности.
   Руки ловко крутнули ступню дохляка. Короткий вскрик - мы ощутили его облегчение, деревенский откинулся на песок, боль быстро уходила.
   "Подох, что ли..." - вяло проползла мысль в голове Ивана.
  
   Вымыв ладони, Дик подвернула повыше раскатавшиеся было штаны, снова полезла в лодку. Её глазами мы видели груз: одиннадцать автоматов и патроны, несколько упаковок водки - по десятку литровых пластиковых бутылок в каждой. Три мешка соли. Несколько пил и топоров, кузнечный молот, тщательно закутанные в дерюгу. Ель предвидела, с ним что-то будет связано, не зря подруге дали имя "Боевой Молот".
   "Интересный товар", - думала она, выволакивая из-под скамейки тяжёлый казан. "Большая часть от горилл, а торговля с ними вряд ли возможна - деревенских просто убьют и отрежут уши. Откуда они тогда взяли автоматы и водку?"
   Диксон сбросила казан на берег, выбралась сама, взяла автомат, встала спиной к лодке. Кивнула Ивану:
   -Ну, бери, копай. Или заставь предателя.
   Подумала нам, чтобы всё время стояли между лодкой и деревенскими.
   Под прицелом трёх автоматов здоровяк поднялся на ноги, подобрал метровый чан для варки пищи. Подумал: "А если напасть, прикрываясь железкой от пуль?" Благоразумно отказался от этой мысли, понимая: обстрел с трёх сторон - верная гибель.
   Пнул Афоню под рёбра, вымещая бессильную злобу:
   -Давай копай, сука, а то второе копыто выверну.
   Оценив реальность угрозы, изменник со стоном взялся за казан. Верхний слой песка разгребался легко, а потом пошёл слежавшийся, плотный. Иван сперва просто смотрел за работой, потом стал помогать, подумав: "Иначе до ночи не управимся".
   Не спрашивая, отломал острый сук от куста, принялся рыхлить почву. Размер ямы должен был быть весьма внушительным - на четырёх взрослых мужчин. Вырыть её неприспособленным для копки предметом до темноты практически невозможно. Так что смысл в процессе был скорее ритуальный. А главное - во время работы Иван надеялся улучить момент для нападения.
   Подземная Жительница вновь удалилась в заросли, понимая, что целую ночь не сможет охотиться, старалась поплотнее набить брюхо.
   Проковырявшись пару часов, мужики взмокли, ветерок уже доносил крепкий запах пота. Мы внимательно слушали мысли деревенских. Поскольку за это время ни одна из нас не утратила бдительность ни на секунду, Иван решил заканчивать. Трупы стащили в неглубокую яму, оба несколько раз подряд сделали над ними одинаковые жесты, по-видимому, ритуальные. Потом стали засыпать.
   Верзила всё больше раздражался, в голове не укладывалось - как две зелёные девки и молодая, тоже явно глупая баба могли за полдня ни разу не подставиться, не совершить хотя бы одну-единственную, так необходимую ему ошибку? Напряжение росло, мы понимали - если так пойдёт дальше, мужчина скоро сделает глупость сам.
   Первой в лодку загрузили зверя с разумом человека. Самостоятельно крыса попасть туда никак не могла. Как только Диксон взяла её на руки, Иван попробовал приблизиться сзади. Мне удалось остановить его окриком и внушением. Просто окрик уже бы не помог.
   Следом силач поднял наверх рулевого - его нога пока что не пришла в норму. Я помогла Джессике подняться на борт. Попав в лодку, она взяла автомат, чтобы держать ситуацию под контролем.
   Небо совсем потемнело, мы остались на берегу втроём. Пора отплывать.
   Я повесила оружие на плечо, а Диксон вообще отдала его подруге, заодно предупредила:
   -"Не забывай про предателя - легко может всадить нож в спину, опыт уже есть".
   Иван внимательно следил за каждым нашим движением, развязка приближалась. Я поправила на поясе новый нож.
   -Навались! - скомандовал мужик, и со всей дури, как лось, попёр лодку в воду.
   Расчёт был на то, что она развернётся боком, наша часть корпуса застрянет на песке и мужчина приблизится, чтобы "помочь". Разгадав замысел, мы тоже поднажали - судёнышко благополучно закачалось на отмели.
   Здоровяк не стал корректировать план, просто бросился на нас, очертя голову. Настил подпрыгивал под ногами Джессики, она торопливо восстанавливала сбившийся прицел, а враг тем временем был уже рядом.
   Мы не суетились. В сознании Дик возник образ могучего травоядного - взбешённый бык с топотом летел навстречу. Не понять, почему деревенский выбрал своей целью не меня - ведь Диксон выглядела менее опасной.
   Она смотрела на противника с лёгкой улыбкой, и на последнем метре полёта Иван понял, что проиграл. Но изменить направление движения уже не мог. Понимание того, что соперничать с нами бессмысленно, пришло слишком поздно.
   Нацелившись на Дик, он приготовился сбить с ног, схватить обеими руками. В последний момент мы неспешно расступились, пропустили противника ещё на десяток сантиметров - и ударили одновременно с двух сторон.
   Собираясь нападать, мужчина поднял согнутые в локтях руки и открыл корпус - оба ножа легко вошли в брюшину. У него такая замедленная реакция! Лезвия пронзили кожу, мышцы, моё рассекло печень, подруга пропорола селезёнку.
   Продолжая двигаться по инерции, деревенский рухнул в воду, подняв фонтан брызг. Он всё ещё был опасен, понимая это, Диксон подскочила, нанесла удар пяткой сверху вниз.
   "В берцах, конечно, удобней", - подумала она.
   Височная кость сочно хрустнула, и враг больше не двигался. Теперь я поняла, для чего в их обуви такие толстые грубые подошвы.
   Подруга вымыла нож, тщательно вытерла подолом рубашки. Её хладнокровной выдержке позавидовали бы лучшие охотники лесных людей. Я тоже склонилась к воде смыть с лезвия кровь, но сперва слизнула каплю по обычаю волков.
   -"Теперь будет спокойнее", - рассудила Подземная Жительница, мы надеялись на то же.
   Дик подобрала казан - едва не забыли! Зашагала по воде к лодке.
   Мне выпало плыть с крысой и деревенским, во второй части странной лодки обосновались подруги. Договорились меняться местами, но Лариска должна была всё время контролировать Афоню. Она, вроде, и не возражала.
   Неудавшаяся попытка Ивана освободиться произвела на предателя сильнейшее впечатление. От одного моего взгляда он затрясся, лязгая зубами.
   "Глазища, что у лютого зверя! Ведьмы, настоящие ведьмы", - твердил про себя Афанасий. "Убили без слов, без единого звука, как муху. Н?люди!"
   Теперь я даже не знала, кого он боится сильнее - меня или крысу. Стало смешно. Увидев улыбку, мужчина в ужасе оцепенел.
   -"Я такая страшная?" - спросила подруг.
   -"Ты великолепна, я тебя люблю", - единой мыслью ответили обе.
   Джессика, конечно, поволновалась, когда такой огромный мужик напал на нас, но всё закончилось в мгновение ока. Она не успела по-настоящему испугаться. Сейчас Джес вспоминала сцену, восхищаясь нами.
   -"Так смогла бы и ты", - подумала Диксон.
   Старшая ответила эмоцией неуверенности. Дик продолжала убеждать:
   -"Мы заранее знали, когда и как он нападёт, всё это было в мыслях".
   -"Но удары! Такие сильные удары, я видела, вы проткнули его до середины!"
   Тут Диксон согласилась - по этой части Джессике ещё надо тренироваться.
  
   -Ты что, заснул, что ли?! - Дик рявкнула на рулевого, он буквально подскочил на скамейке.
   Это были первые слова, которые услышал Афоня после того, как остался один в компании "ведьм". В его голове родилось желание сейчас же выпрыгнуть за борт и сбежать, скрыться в темноте, настолько велик оказался страх.
   -"А как же лодка?" - мысленно спросила его я.
   Мужик едва не напустил в штаны.
   "Началось! Уж и голоса бесовские чудятся..."
   Ужас полностью парализовал предателя, теперь он не мог пошевелить и пальцем.
   Поняв, что от рулевого никакого толка, Диксон подумала мне:
   -"Берём шесты, толкаем лодку на глубину!"
   Поискав глазами длинную жердину, я поднялась на ноги, взяла её, перехватив поудобней. Удерживать равновесие тоже надо учиться, не хватало ещё плюхнуться в воду. Понемногу отталкиваясь от дна, начали удаляться от берега.
   Когда мы могли нащупывать дно только сидя и возникла опасность потерять шесты, уложили эти штуки в лодку, взялись за вёсла. Дик мысленно показала как нужно действовать увесистой, широкой на конце деревяшкой. Вначале не выходило, но подруга всё время подсказывала, что именно я делаю неправильно, это хорошо помогало. Вскоре пошло легче, я приноровилась к непривычным движениям.
   Стало по-настоящему темно, мы могли выбирать направление только благодаря способностям. Россыпи звёзд сияли в небе и красиво отражались в широкой полноводной реке. Деревенский по-прежнему сидел истуканом, оба руля со своей лодки ворочала Джес, ей приходилось нелегко. Всё время нужно было хоть немного поворачивать, повторяя изгибы русла. Конечно, мы помогали вёслами, но посудина шла тяжеловато.
   -Афоня, мать твою, отрабатывай хлеб, хватит дрыхнуть! - крикнула я.
   Уже прошло минут десять, пора бы ему придти в чувство. Темнота, как ни странно, помогла справиться со страхом: ведь рулевой нас больше не видел. За бортами успокаивающе плескали вёсла - гребцы на местах, журчала за кормой вода - лодка на ходу. Всё знакомо и привычно.
   "Ивана нет, нет вообще никого из деревни, кто мог бы бросить в лицо страшное: "Предатель!" Ни единого свидетеля. Эти ведьмы пришли неведомо откуда, туда и уйдут, а я останусь. Возможно, с лодкой, ещё лучше - с лодкой и товаром".
   С такими мыслями изменник взялся, наконец, за румпель, стал помогать, про себя заклиная судьбу:
   "Только б никого знакомого по пути не встретить. Вот проскочим мимо Петровки, а там и поминай, как звали. На земле места много".
   Выдался участок реки попрямее, мы с Диксон даже сложили вёсла. В натруженных мышцах приятное напряжение - растёт, множится сила.
   Из-за леса на горизонте показалась полная луна, стала подниматься выше. Вода заблестела, отражая яркий молочный свет, деревья на берегах говорили с детства знакомыми голосами птиц.
   Дик послала нам картинку: эта же самая река раз в десять шире. На воде мерцают разноцветные огни, рыча, движутся навстречу друг другу огромные железные горы, сверкающие, словно гроздья росы под солнцем.
   Я поёжилась:
   -"И это взаправду было?"
   -"От старых людей всего можно ждать, если уж под землёй столько всего нарыли, на реке и подавно..." - проворчала крыса.
   Чувствовалось - и на неё картина произвела впечатление. А Джессика неожиданно дополнила видом снизу, из-под воды: за каждой светящейся в ночи махиной тянутся следы грязной воды. Они гадили в реку, словно все маялись животом! И естественно, в соответствующих своим размерам количествах...
   -"Почему?" - удивилась я, живо представив задыхающихся рыб.
   -"Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее - наша задача!"
   В мыслекартине Диксон эту фразу произнёс лысоватый узколицый старец с оттопыренными ушами и массивным носом. Седые усы, бородка странно клиновидной формы. На переносице блестящий металлический предмет в виде двух соединённых колец, сквозь них устало смотрят обрамлённые морщинистой кожей глаза.
   -"Ваши люди тоже предпочитали умирать медленно?" - в первую очередь меня поразил внешний вид деда, а уж потом дошёл смысл его слов.
   -"Умирали медленно, да... Многие годами дожидались смерти в собственных постелях. А как у лесных людей, мы что-то тут пропустили?"
   Джес тоже выразила интерес, я охотно пояснила.
   -"Когда человек по возрасту теряет способность охотиться, собирать еду и творить - он навсегда уходит из Дома и Великий Лес принимает его".
   -"То есть, совершает самоубийство", - уточнила старшая.
  
   Река, по которой мы плыли, снова совершила поворот. Скрипнули рули, носы лодки стали плавно отклоняться вправо. Раскалённый зноем дня воздух заметно смягчился, но холодно не было, царило безветрие.
   Самые неожиданные впечатления от плавания получала, конечно, Подземная Жительница. Умея зреть невидимое глазу, она со дна лодки, как и мы, могла наслаждаться картинами подлунной реки. И не забывала внимательно следить за деревенским.
   "Откуда она знает, когда поворачивать, неужто в темноте так видит?" - задумался Афанасий, уловив чуть опережающее усилие на рулевых тягах. "Ведьмы, бля..." - сказал себе уже немного спокойнее.
   Надеясь, что его ног не видят, предатель осторожно ощупал здоровой ступнёй ближайшее пространство деревянного настила. Увы, ничего похожего на оружие не отыскалось.
   -"Он что, собрался отправиться по пути Ивана?" - спросила Джессика.
   -"Думаю, просто трусит. Есть люди, которым нужна хоть палка в руке, чтобы почувствовать уверенность".
   Дик со мной согласилась:
   -"Иллюзорная власть оружия", - она саркастически усмехнулась. -"Люди, верящие в неё, не понимают: недостаточно просто его иметь, нужно владеть оружием как следует..."
  
   -"Так всё-таки", - вернулась к прерванному разговору старшая. -"Немощные люди уходят в лес, и что дальше?"
   -"Момента смерти никто не видит, это личное дело каждого. Но в дальних походах я находила много костей наших... Вообще на эту тему у лесных людей говорить не принято. Я не к тому, что не хочу обсуждать её с вами, просто сама мало знаю, как и что там на самом деле".
   Я выдержала небольшую паузу.
   -"Можно, я спрошу Дик о её мире? Старые люди что-нибудь давали природе взамен того, что брали у неё?"
   -"Ты видела, что суда давали реке... Вот это самое - по всей Земле и в больших количествах".
   -"Но ведь такие отходы не приносят пользы!"
   -"Это ещё мягко сказано", - подтвердила мои опасения Джессика. -"Многие тауны прошлого, построенные на реках, попросту превратили их в сточные канавы, там не осталось ничего живого".
   Я была сражена.
   -"Детская безответственность! Разве ваши первые люди всё время спали, почему допустили такое? Были так глупы и не ведали, что творят?"
   -"Какое-то время, может быть, и не ведали. Но весь двадцатый век правителям буквально в уши кричали: "Остановитесь, вы убиваете планету!" Ноль эмоций... В мире царили индивидуализм и потребительство. "Каждый сам за себя, один Бог за всех", "После нас - хоть потоп", - отвечали власть имущие, оправдывая собственную низость".
   В мыслях Диксон звучали горечь и презрение к облеченным властью сородичам.
   -"Что вы всё о прошлом, да о прошлом", - встряла крыса. "О будущем не хотите подумать? Ближайшем... Впереди в воде - препятствие".
   Мы схватились за вёсла, тормозя лодку и мысленно благодаря Подземную Жительницу. Не имея опыта водных путешествий, я не смогла верно оценить опасность, исходящую от чего-то большого, наполовину скрытого под водой. Сближались мы хоть и медленно, но нашей ветхой посудине лучше не испытывать судьбу столкновениями.
   Афоня вскинулся на корме:
   -Вы это чего?
   -Да в воде канитель какая-то, - ответила я.
   Все принялись вглядываться в колышущиеся блики лунного света. Внутреннее зрение нарисовало однокорпусную лодку, медленно дрейфующую в перевёрнутом состоянии. Течение неторопливо разворачивало её то так, то этак.
   Стали отгребать влево, чтобы обойти препятствие.
   -Не вижу я ни хрена, - недовольно бурчал рулевой, вслед за Джес налегая на румпель.
   -Подземной Жительнице спасибо скажи, она первая опасность приметила.
   -Как это оттуда, снизу, она могла что-то заметить? - удивился деревенский.
   -Кaком кверху, - насмешливо отозвалась Дик. -Вот у тебя на заднице два родимых пятна слева - она и это видит.
   "Бесовская тварь!" - предатель опять покрылся холодным потом.
   -"Вот и благодарность", - безмолвно засмеялась крыса. -"Нужна была мне его задница. Я вот вижу, еды в глубине очень много, жаль, не достать никак..."
   -"А ты уж проголодалась?" - хмыкнула Джессика.
   Диксон показала Афоне торчавшее из воды мокрое днище:
   -Что, теперь видишь?
   -Ну да... - пристыженно промычал он.
  
  
   ДИКСОН
  
   Если честно, Ивана жаль. Честный, правильный парень, таких бы в нашем времени побольше. Но увы, мы пришлись не по нраву, а нрав у него был крут. Нашла коса на камень.
   А вот подонкам типа Афони - всё нипочём. Был при Даниле, теперь при нас. Случай представится - всех продаст точно так же. Что ж выходит, мы сейчас помогаем выжить негодяю? Он разбогатеет на предательстве, женится, будет потомство, "яблоко от яблони"...
   Я ненадолго задумалась - как вообще могло получиться, что из года в год, из века в век на верхушках пирамид власти оказывались настолько похожие люди? Это выглядело дьявольской селекцией: храбрые и честные погибали в боях, а бессовестные ублюдки по трупам шагали к власти.
   Они хитрее, и поэтому назначены править миром? Но такими типами власть используется только для удовлетворения потребностей своих физических тел, грубо говоря, переводится на дерьмо. В чём тогда смысл подобной системы?
   А ведь я обещала не думать обо всём этом...
  
   Странно было не видеть в ночи ни единого огонька. Контуры обеих берегов мрачно чернели вдали, лишённые малейших признаков человеческого жилья. Справа часто поднимались высокие холмы, поросшие лесом, светлыми полосами песка изредка обозначались отмели. Инстинктивно мы шли ближе к этой стороне водного пути, хотя вряд ли навстречу могли двигаться какие-то другие суда.
   Как нередко случается, жизнь очень скоро продемонстрировала - я ошиблась, мы на реке не одни. Встретилась перевёрнутая лодка с пробитым днищем. Мёртвая лодка на мёртвой реке. Ни малейшего ветерка и абсолютная тишь, едва слышный шелест воды не в счёт. От всего этого веяло печалью.
   Над водой начал постепенно подниматься туман, в воздухе повисла влага. Я накрыла автоматы сухой ветошью, посоветовала то же сделать Волчице. Достала куртку, положила поближе к Джес - ей может стать прохладно. Мы время от времени разминаемся с вёслами, а она сидит почти неподвижно.
   Несмотря на ночное светило, видимость в оптическом диапазоне ухудшалась с каждой минутой. Наш рулевой стал беспокоиться:
   "Разбойники нападают в тумане. Вон, уж кого-то ограбили..."
   Однако, вслух ничего не сказал. И мы промолчали. До рассвета ещё далеко, нужно идти дальше. В прошлой жизни я бывала на этой реке, но сейчас она настолько неузнаваема, что прежнее имя никак не подходит.
  
   -Как люди называют реку? - спросила у Афанасия, чтобы отвлечь.
   Он удивился.
   -Да так и зовут - Река. Она тут одна такая большая, остальное - так, речушки. А что, должно быть особое имя?
   Я ответила новым вопросом:
   -Много ли на реке деревень?
   -Конечно! Здесь рыба...
   -Чего ж берега тёмные, словно вымерли все? - Джессика озвучила мою мысль.
   -Так близко к городу люди не селятся. В третью ночь, Бог даст, Пригоровку увидим, она тут первая. Но и оттуда уходят, - качнул головой Афоня. -Слишком опасно: выродки городские так и прут, а кому оно надо - всю жизнь от пуль хорониться? То и не жизнь уже. И патроны больно д?роги, в Пригоровке жить - за сто лет не разбогатеешь...
   Чувствовалось, мужичонка нуждается в собеседнике, а мы уж полночи молчим. Ненадолго выглянула полная луна, величаво плывшая над просветом в густом мареве тумана.
   -После Пригоровки скоро будут деревни? - поинтересовалась Одинокая.
   Лесные люди знали только об одной, и та осталась далеко в стороне.
   -А как же, - предатель опасливо покосился на охотницу. -Чем дальше вниз по реке, тем чаще деревни. За ночь будем аж по две проходить. Ну, это если под парусом, конечно. Сейчас и ветра-то нет.
   -Ты говоришь, патроны дорогие. А их где вообще продают?
   -Да лодочники и продают, - стараясь казаться простодушным, ответил селянин.
   В его мыслях читалось: "Эх, чёрт, сболтнул лишнее. Теперь догадаются, что у меня тут целое состояние!"
   Джес попросила погрести - даже в куртке было не жарко.
   -"Весло очень тяжёлое, смотри не упусти, иначе кому-то из нас придётся купаться".
   Встав на ноги, она попробовала на весу длинную деревяшку.
   -"Чуть что, сама доставать полезу - плавать уже умею!"
   Положив весло на дно, она села на скамейку рядом, на секунду наши бёдра соприкоснулись. Я уступила скамейку гребца, перешла к рулю, а подруга попробовала себя в новой роли. Весло и вправду было слишком увесистым - как пригодился бы сейчас дюралевый инструмент от спортивного каноэ! Сначала лодка стала уходить с курса, нам пришлось поработать рулями, но вскоре они с Волчицей сумели согласовать усилия. Гребли не для скорости, просто чтобы согреться.
   В неторопливых мыслях Афанасия мы вскоре прочли любопытнейшую информацию. Оказывается, оружие лодочники выменивали на продукты... у таун-людей!! Поняв это, Джессика в самом деле едва не упустила за борт весло. Я в самый последний момент успела подхватить отполированную ладонями дубину.
   -"Извини", - смутилась подруга. -"Выскользнуло... Новость уж очень неожиданная! Пожалуй я вернусь на корму, уже немного согрелась".
   От тяжести у Джессики заметно дрожали руки. Когда менялись местами, я незаметно чмокнула её в губы. Волчица почуяла, завидуя, послала страстную эмоцию нам обеим. Мы, естественно, ответили.
   -"И такое в прошлом бывало", - спустя какое-то время я продолжила тему, неторопливо работая веслом. "Белые господа охотно продавали дикарям не самое современное оружие, чтобы те потом эффективней убивали друг друга".
   Понимая: мои мысли не особенно понятны девушкам, дополнила образными картинами.
   -"Вероятно, и здесь то же самое - не знаю уж, сколько прошло лет, но люди так и не смогли измениться. Вооружают обе стороны, а затем провоцируют конфликт".
   "Мерзость какая кругом", - думала Одинокая, и от злости её гребки становились размашистей. "Слава Лесу, наши живут вдали от всего этого".
  
   Глаза заметили первые лучи утреннего света. Туман, плотной завесой скрывавший небесную черноту, чуть-чуть посерел.
   Время отсчитывало минуты, приближавшие восход, и Афоня, задремавший было на прямом участке, снова начал волноваться. Теперь уже по поводу места для днёвки. За эту ночь прошли меньше чем всегда, не достигнув привычной стоянки. Сейчас нужно решать, где вытаскивать лодку, а кругом одна только серая муть - поди, разгляди...
   -Надо к левому править, там реже выродки попадаются.
   Заслышав нарастающий щебет звонкоголосых утренних птиц, я и Диксон - она снова взяла весло - ударили по воде сильнее, толкая лодку вперёд, стараясь в последние минуты хода преодолеть наибольшее расстояние. Конечно, наши усилия не могли разогнать тяжёлую посудину до опасной скорости, но деревенский всё равно трусил, представляя впереди в тумане разные препоны.
   Мы обратили внутренние взоры на противоположный берег. Невысокий, сухой и песчаный, он образовывал длинный мыс возле небольшой речушки-притока. И я, кажется, придумала, что делать с лодкой.
   Мысленно изложила план спутницам - они не возражали. Я и Волчица принялись перетаскивать мешки с солью ближе к корме. Наш рулевой попытался было протестовать, но я в двух словах объяснила, зачем всё это. Переместив весь груз возможно ближе к задней части лодки, мы разгрузили переднюю часть корпусов. Снова взялись за вёсла, усиленно замахали ими, стараясь развить максимально возможную скорость.
   -А вдруг там камни? - ёрзал Афанасий на своей банке.
   Прекрасно видя чистое песчаное дно, мы выкладывались в полную силу, аж дым из ушей.
   Киль заскрипел по песку - выпрыгнули по колено в воду, забрызгавшись до макушки, побежали вперёд, натягивая верёвки.
   Как только мы приготовились покинуть борт, Джес откровенно направила автомат на предателя, чтобы не искушать на всякие глупости.
   -Да я ничё, - забормотал тот, не ожидав от "бабы" такой суровости.
   -И я пока "ничего", - с улыбкой ответила она. -Это на всякий случай, а то больно вы шустрые...
   Всё-таки бурлаки из нас хреновые - удалось сделать всего несколько шагов, прежде чем лодка окончательно остановилась.
   -"Кто это такие?" - Волчица ещё не желала сдаваться, тянула изо всех сил.
   -"Да ладно тебе, хватит. Бурлаки - я показала картинку - таскали баржи за веревки, идя по берегу".
   -"И так всю жизнь?" - одновременно удивились все, включая крысу.
   -"У бедняков никогда не было выбора. Чтобы выжить, приходилось соглашаться на всё, за что платили хоть какие-то деньги".
   Джессика нахмурилась.
   -"Представляю, каково приходилось женщинам..."
   -"В общем, да, многие зарабатывали именно так, как ты подумала".
  
   Я отошла на несколько шагов, обозревая лодку. Катамаран стоял на узкой косе между двумя реками. Вокруг совершенно голое место, ни деревца, ни кустика, ни травинки, только песок. Превосходно просматривались самые дальние подходы, хоть и не было никаких естественных укрытий.
   Туман всё ещё достаточно густой, но восходящее солнце заметно добавило в марево белизны. После нескольких часов, проведённых в лодке, всем нам, без исключения, очень хотелось в первую очередь избавиться от излишков жидкости в организме. А до ближайшего куста минут пять бегом.
   Плюнув на приличия, мы с Одинокой одновременно спустили штаны.
   Выполнив вторую часть команды "Можно перекурить, оправиться", вернулись к лодке за спутницами. Джессика спрыгнула в наши объятия, и тотчас скорым шагом направилась в сторонку, чтоб последовать примеру. Охотница забралась в лодку, сверху подала мне Лариску. Опустив крысу на земную твердь, я тоже полезла на судно - предстояло ещё раз переместить груз, теперь уже на нос, чтобы прочнее цеплялся за берег.
   Зря мы гадали, как отреагирует Афоня на наш способ отправления естественных надобностей. Сельский житель постапокалиптической Земли не нашёл ничего предосудительного в том, чтобы помочиться, едва ступив на берег.
   "Мог бы отойти и подальше", - скривилась Джес.
   А Лариска уже успела добежать до ракитника, дистанционно зондируя заросли на предмет наличия опасности и потенциальной пищи. Первая не обнаружилась, крыса нырнула в "зелёнку", не забывая передавать мысленный репортаж об увиденном. Чертовски удобная штука - постоянный телепатический контакт. Знай только, "переключай каналы"...
   Облегчившись, деревенский вернулся на лодку, без понуканий помог мне ворочать мешки с солью. Вскоре освободившаяся корма заметно приподнялась в воде, а стоявший на берегу нос, будем надеяться, стал держаться за сушу прочнее. Конечно, не идеальная стоянка, учитывая полное отсутствие причальных приспособлений. Привязать лодку на время сна можно было разве что к собственной лодыжке.
   Мужчина выкинул на берег мешок с едой. Запасов в лодке было на шестерых, а нас уже на одного меньше, плюс к этому Лариска на полном самообеспечении. Раз попробовав лесную свеженину, она больше не вспоминала о консервах.
   Обследовав ближайший лес, крыса взяла на учёт всю имевшуюся там живность. Удовлетворённо отметив, что зверей крупнее её поблизости пока нет, проголодавшаяся хищница начала кровавую жатву. На этот раз она решила испробовать новый способ охоты, против которого ни у одной из намеченных жертв не было и единого шанса. Внушением приковывая обречённое животное к месту, Лариска медленно приближалась к нему и пожирала. Весьма эффективно, говорят, нечто подобное в моём прежнем мире умели удавы.
   -"Не злоупотребляй этим методом, подруга, а то разучишься бегать", - в шутку подумала я.
  
   Солнце успешно разгоняло туман, река постепенно открывалась во всём своём великолепии. Расстелив на песке подходящую по размеру рванину, Афанасий растянулся, подоткнул под голову мешок - и почти мгновенно захрапел.
   Понимал, гад, что изменнику караульную службу нести не доверят, этим и пользовался. А нам, кроме наблюдения и охраны, предстояло ещё натаскать топлива для костра. По безмолвному соглашению решили отложить это на потом - спать уж больно хотелось.
   Как и я, Волчица хотела первой заступить на пост, мы даже чуточку поспорили. Я справедливо считала себя старшей, но когда охотница напомнила, что вчера мне так и не удалось добраться до Джессики, сопротивление было сломлено.
   Вдвоём мы юркнули в "спальный мешок", тесно прижались друг к другу, и... заснули. Последним, о чём я успела подумать, была обычная просьба "послушивать", обращённая к крысе.
  
   Проснулись от жары. Высоко поднявшееся светило разогрело полимерный материал спальника до температуры тостера. По крайней мере, внутри мы чувствовали себя гренками. Нет, скорее, сосисками в микроволновке - нагие тела буквально истекали потом.
   Очень хотелось пить. Мысленно поискав Одинокую, обнаружили её в полной боевой готовности. Афоня плескался в речке, его штаны и рубашка "загорали" на песке.
   -"Смена караула!" - подумала я Волчице.
   Девушка, так долго боровшаяся со сном, ответила эмоцией радости.
   -"Что тут было, пока мы дрыхли?" - вся блестящая от влаги, Джес вслед за мной выбралась из "душегубки", сладко потягиваясь.
   -"Особенного ничего", - Волчица алчно разглядывала нас обеих, словно намеревалась съесть. -"Подземная Жительница наохотилась вдосталь, предатель выспался, а по реке не проходило ни единой лодки. Вообще людей я не чувствовала. Лариска тоже".
   Я покрутила головой:
   -"Где она, кстати?"
   -"Да вот, спит в тени от лодки".
  
   Деревенский, конечно, пялился из воды, оттуда доносились весьма непристойные мысли. Но вначале нужно было выкупаться - не хотелось пропитывать чистую одежду потом. Джессика пошла к воде в противоположную сторону, подальше от мужчины, а я наградила Одинокую весьма откровенным поцелуем.
   Афоня, никогда не видевший чтобы так целовались женщины, едва не уронил в воду нижнюю челюсть. Созерцание для ему подобных было непременной прелюдией обладания. Что ж, будем перевоспитывать...
   Наскоро ополоснувшись, Джес вышла на берег, взяла у Одинокой оружие и отпустила девушку отдыхать. Внимание самца переключилось на меня, стоило только ступить в воду. Возникло неприятное ощущение, будто в радиусе скольких-то метров от мужичонки вода заряжена его стоячим членом. Нравы в нынешней деревне незатейливы: если член у мужика встал, нужно как можно скорее воткнуть его в ближайшую бабу.
   Убогое существо приближалось ко мне, влекомое основным инстинктом. Продолжая смывать с кожи пот, я прикидывала, каким из нескольких десятков способов его угомонить.
   Волчица ещё не заснула, чувствуя происходящее, подумала:
   -"Возьми у него энергию - это проще всего, он сразу успокоится".
   Поблагодарив за дельный совет, я немедленно обратила внутренний взор на оранжевый огонь уже тянувшего ко мне ручонки Афанасия - и одним глотком досуха выпила его.
   Забавно было наблюдать за лицом деревенского. Многообещающая ухмылочка и характерный румянец мгновенно исчезли, будто стёртые мановением руки. Масляно блестевшие глаза потухли, физиономия посерела, исказилась гримасой ужаса. Торопливо сунув руку себе между ног, мужичонка убедился - эрекции как не бывало!
   Я равнодушно повернулась спиной, продолжая мыться.
   Афоня кинулся на берег, дрожа и щёлкая зубами от озноба. Мы видели: его отросток посинел, съёжившись до несчастных пяти сантиметров.
   Крыса, проснувшаяся от безмолвной бури наших эмоций, неторопливо притопала к предателю, уселась в непосредственной близости, занялась собственными зубами.
   Под её немигающим взглядом неудачливый любовник зарылся в горячий песок и замер, глубоко переживая вопиющую несправедливость судьбы...
   А я ощущала себя напившимся свежей крови вампиром. Молодое сильное тело переполняло желание. Взглядом я пригласила Джессику обратно в реку: мы никого не чувствуем поблизости, а за изменником последит Лариска.
   Аккуратно положив автомат на мешковину возле Волчицы, она пошла на зов, предвкушая необычное наслаждение. Войдя в воду по шею, мы занялись любовью. Конечно, внимательный наблюдатель понял бы, что к чему, но посрамлённому в очередной раз Афанасию было не до того. К нам мысленно присоединилась не успевшая заснуть охотница. Мы были вместе всегда - даже на расстоянии друг от друга.
   Казалось, даже река стала горячей вокруг сплетающихся тел. Жадные ласки не раз доводили до края то Джес, то меня, но мы останавливались, направляя удвоенную силу мыслей на изнемогающую в горячем песке Волчицу. Не выдержав очередного ментального натиска, девушка вскочила, и бегом бросилась в воду. Мы едва прикоснулись к ней - вечно голодное юное тело забилось в сладострастном экстазе...

***

  
   Изменник не спал, поэтому Одинокая вскоре вернулась к оружию. Выйдя из воды, мы надели рубашки, но не более. Плечи и грудь нужно было защищать от солнца, особенно Джессике. В фляге-котелке кончилась кипячёная вода, и я отправилась за дровами. Вроде бы наш единственный мужчина заснул, но Джес всё равно бдительно следила за порядком.
   Расслабленная и умиротворённая, я неторопливо брела к неблизким береговым зарослям, загребая босыми ногами искрящийся на солнце горячий песок. Вокруг, сколько видел глаз - картинный пейзаж: чистое, белесое от жары небо, вода с трёх сторон и девственный пляж. Кроме нас ни единой души, только в небе носились истошно вопящие чайки и стремительные береговые ласточки.
   Джессика разделяла моё восхищение природой, мысленно мы то и дело посылали друг другу поцелуи. Идя по песку, я до сих пор не могла привыкнуть к его чистоте - в моём прошлом в подобных местах на каждом шагу валялись окурки, пластиковые бутылки, остатки упаковки и прочий мусор. Как всё-таки красив неизгаженный людьми мир, просто рай земной!
   Но это если не вспоминать про чернобыльские радиоактивные осадки. Оказавшиеся на дне теперь уже бывшего водохранилища, они сейчас скрывались где-то под слоем этого невинного песочка. Оставалось только надеяться, что покров достаточно толстый...
   От Лариски я знала, где легче всего набрать сушняка и не тратила время на поиски. Обвязав верёвкой огромную кучу, потащила её обратно. С такого расстояния лодка на косе виделась щепкой, а людей и вовсе не разглядеть.
   По гнилому бревну, наполовину скрытому водой, с независимым видом прохаживался кулик. Никакого страха перед человеком - теперь тут дикие места...
   Пока волочила дрова, рубашка промокла между лопатками.
   -Кончай дрыхнуть! - поддела ногой Афоню. -Пить-есть будешь, давай сбегай за дровами.
   Пробурчав неразборчивое на слух: "Раскомандовались тут всякие", рулевой отправился в дальний поход.
  
   Примерно зная, сколько ему понадобится времени, я набросилась на Джес, и она ничуть не возражала. В воде, конечно, оригинально, но на суше можно позволить себе значительно больше. Была мысль воспользоваться изделием Волчицы, однако от этого пришлось отказаться - времени слишком мало.
   Валяясь на песке, мы наслаждались мгновениями полной свободы. Пожалели, что спит Одинокая, но из-за нескольких минут будить не стали.
   Устроившись неподалёку, крыса иронично наблюдала за нашими телодвижениями.
   -"Уверена, со стороны это не менее смешно и у твоих сородичей", - урезонила её Джессика.
   Почувствовав приближение мужчины, мы откатились друг от друга, я добралась до оружия, подруга пошла окунуться. Одеться я сообразила несколько позже, приготовила вторую рубашку для Джес. На её лысине с каждым днём становился заметнее ярко-рыжий ёжик. Уловив эту мысль, любимая провела по голове ладонью, мечтательно улыбнулась:
   -Знала бы ты, какие были у меня волосы...
   И послала изображение.
   -"Я полюбила тебя именно такой, как сейчас".
   Мой ответ сопровождался мысленным поцелуем в макушку.
   -"Теперь придётся каждый день бриться?" - запрокинув голову, подруга негромко рассмеялась.
  
   "Нелюдимые эти ведьмы... То днями молчат, как воды в рот набравши, а то потешаются сами себе, чисто гребанутые", - подумал Афанасий.
   Вот теперь, по моим расчётам, сушняка достаточно. Если не варить суп. Мы ведь недавно ели жидкую пищу у лесных людей, можем пару дней обойтись сухомяткой.
   Джессика уже драила песочком казан. Я глянула на собственные пальцы - кожа от вёсел обязательно станет ещё грубее, пожалуй, скоро игрушка Волчицы не будет казаться нам твёрдой. По сравнению с такими-то руками...
   В качестве утешения подруга мысленно поцеловала мне пальцы - я немедленно ответила тем же. Закинув автомат за спину, подошла помочь нести обратно казан. Наполненный водой, он был слишком тяжёл и неудобен.
   Мы запаслись кипячёной водой, поели, ещё немного вздремнули по очереди. Я проверила обе лодки - днища внутри сухие, будем надеяться, повреждений корпуса нет. Помня мысли деревенского о разбойниках, снарядила по четыре магазина к каждому нашему автомату и к двум, что остались от прежнего экипажа. Благо, в патронах недостатка не было.
   Ближе к вечеру проснулась младшая, вдвоём с крысой они отправились на охоту - и вскоре на костре уже жарилась зайчатина.
   Сгустились сумерки. Отправляясь в путь, мысленно подвели итоги днёвки. Всё было великолепно - настоящий курорт. Вот только бедняга-рулевой скучал. Несколько часов созерцания голых женских ног не прошли даром. На закате Афоня вновь испытал прилив сексуальной энергии, но, как и в прошлый раз, она куда-то разом пропала. Об этом следовало бы спросить Одинокую Волчицу, девушка прекрасно владела подобными техниками.
   Договорились, что в следующий раз нашим сексуальным гигантом займётся Джес, а потом все по очереди по новому кругу. Что делать - при наличии рядом хоть одной незамужней женщины современный холостяк воздерживаться не привык. А все прочие варианты успокоения предполагали нанесение травм разной степени тяжести. Мы ещё проявляли гуманность.
  
  
   ДЖЕССИКА
  
   Совершенно бессмысленно гадать, кто из них лучше.
   Волчица - Солнце, Диксон - Луна, но оба светила по-своему прекрасны. Горячность искренне ненасытной юности и мудрость уверенного в себе бойца. Молодость и опыт, свет и тьма, лёд и пламя. Они были моими, и я точно так же душой и телом принадлежала им, вся без остатка.
   Проведя чудесный день среди солнца и воды, мы собрались продолжать "путь в неизвестность", как иногда называла его Дик. Отплытию предшествовала очередная тренировка по перетаскиванию груза с одного конца лодки в другой. Затем единственный из нас, имевший на себе штаны, снял их, чтобы не замочить.
   Все, кроме Лариски, которую заблаговременно подсадили на борт, приготовились упираться в корпус лодки. Возле левого носа встали мы с Волчицей, возле правого - Диксон и кантри. У подруги тоже заметно отросли волосы, отчего-то цвета ночи. Я прекрасно помнила кое-как обкорнанные русые лохмы, значит прежняя владелица тела красилась...
   -Раз-два, взяли! - четыре человека изо всех сил налегли, взрывая босыми ступнями песок.
   Лодка, заскрежетав килем, сдвинулась на полметра - и остановилась. Передохнув, мы повторили попытку. С третьего раза удалось столкнуть судёнышко на воду, теперь Афанасий удерживал его возле берега за верёвку, а мы грузились на борт.
   Взглянув его глазами на столь живописную картину, я даже пожалела несчастного, подумав:
   -"Лучше отвернись".
   Эмоция страха отвлекла мужчину от созерцания неприкрытых дамских прелестей, заставила мыслить о потустороннем. Ну и отлично, нечего без разрешения пялиться на чужие задницы.
   Устроившись в нашем примитивном carrier, мы промокнули нижние части тела подручным тряпьём, натянули штаны, застегнув пояса. Последним забрался в лодку профессиональный рулевой, сматывая верёвку. Наверное, в отместку за собственную импотентность, он не поторопился одеться, сверкая перед носом Дик тощим белым задом.
   Очень скоро кантри пришлось об этом пожалеть. Взбешённая откровенным хамством, Диксон бесшумно поднялась, обе руки одновременно взметнулись кверху - Волчица пристально следила, запоминая - и основаниями ладоней одновременно врезали наглецу по ушам!
   Заранее подключившись к ощущениям Афони, мы с Одинокой аж вздрогнули - удар оказался по-настоящему шокирующим. Оглушённый предатель начал было падать за борт, Дик слегка придержала, повернула бесчувственное тело, усадила на дно лодки перед скамьёй рулевого. Взяв из обмякших рук loose end, выбрала остаток троса, бросила в лодку, подняла весло и перешагивая длинными ногами через покрытый рогожей груз, проследовала на место гребца.
   Однако, пришлось вернуться, причём срочно. Ударенный вдруг заизвивался, хрипя, позеленел лицом, явно намереваясь блевать. Диксон успела вовремя вздёрнуть его голову за волосы, развернуть в нужном направлении. Струя ударила за борт.
   Потряхивая существо, чтоб избавить нас от повторения этого зрелища на радость любому эстету, подруга протянула руку, попросила подать воды, полила сверху, смывая с физиономии Афанасия остатки непереваренной зайчатины. Успокаиваясь, подумала:
   -"Надо бы связать ублюдка по рукам и ногам, чтоб всю ночь шевельнуться не мог, да загадит лодку".
   -"Великолепный удар! Научишь меня?" - Волчица в восторге.
   И мне, кстати, тоже надо осваивать hand-to-hand fighting. Полезная в жизни штука.
  
   Девушки выгребли на стремнину. Вскоре река, продолжая петлять, начала целенаправленно уклоняться на запад - высокие холмы справа поднимались непреодолимой для воды преградой.
   Сегодня мы с Одинокой в одной половинке лодки. На безопасных участках под покровом темноты я незаметно кладу руку на её волнительный изгиб. Если Диксон, особенно первое время, приходилось каждый раз буквально завоёвывать, то эта девочка - полная противоположность. Похоже, у нас одинаковый темперамент.
   Дик шутливо покаялась, мысленно пообещав подтянуться до нашего уровня по части интима.
   Читая мысли кантри, мы безошибочно зафиксировали: постепенно приходит в сознание. Вернув минимальную способность соображать, Афанасий принялся ломать голову над двумя самыми важными на свете вопросами: "За что?" и "Чем?" За что его так подло, жестоко избили, и чем можно так сильно ударить человека.
   Он совершенно не понимал, что в его поведении могло вызвать столь сильное негодование - ведь и слова не сказал, и пальцем не притронулся! И, выходит, проклятая ведьма заранее взяла в руки по камню. Значит, ещё на берегу замыслила его избить...
   Вопросы без ответов бесконечно крутились в гудящей голове, не давая ослабнуть боли. В конце концов Диксон наскучило слушать одно и то же.
   -Что, Афоня, вижу - оклемался?
   Со дна лодки донеслось неразборчивое бормотание. Рулевой хотел было выругаться, да побоялся.
   -Знаешь, за что получил? - не отставала Дик.
   -Н-нет.
   -Голой ж.пой перед моим носом крутить не надо. Хотел оскорбить? Хотел. А я обид не спускаю, теперь будешь знать.
   Лицо кантри скривилось, приоткрылся щербатый рот, беззвучно зашептали губы:
   "........................................................................."
   Единственным знакомым мне ругательством из тех, что он думал, было "сука". Остальное в таун-версии языка сэвэдж не преподавали.
   Диксон, конечно, поняла каждое слово. Почему-то весело улыбнулась:
   -Спасибо скажи, что не убила, плавал бы сейчас кверху брюхом.
   "Погляжу я, как вы одни запруды пройдёте", - зло подумал предатель.
   Вслух не сказал ни слова: сердце трепыхалось в груди испуганным кроликом.
  
   Я налегла на румпель, в одиночестве поворачивая лодку - чутьё подсказывало: на этом участке реки течение сильнее под берегом. Почему бы не использовать его, увеличив скорость? Вот только обогнём упавшее в воду дерево, что тянет к небу мёртвые корни.
   Вода чуть сильней зажурчала за бортом, мы "поймали" быстрину, теперь река толкала в корму. Зато из ближайшего ивняка нас легко достала волна комаров - звон огромной стаи мерзких насекомых заставил тут же замахать руками и ногами.
   Во вторую ночь я постепенно начала входить во вкус управления лодкой - одновременно тренируются и мышцы, и внутреннее зрение. Чёрной дорогой стелилась впереди полноводная река. Видя, где торчал топляк, заросли травы длинными плетьми тянулись по течению, где лежали на дне потонувшие коряги или таились коварные мели, я безошибочно выбирала лучший путь, правила туда.
   За возможными препятствиями следили все мы, правда Лариска иной раз отвлекалась, провожая взором заманчиво скользившие в глубине тени рыб.
   А в надводном мире на разные голоса кричали ночные птицы, чуть правее царственно поднималась на небо огромная жёлтая луна. Кусты подступали к самой воде. С обеих берегов проплывал густой лиственный лес, скрывая от глаз скопления давно заброшенных жилищ старых людей. Они попадались часто, чуть ли не каждые полчаса.
   Из глубины леса вдруг донёсся густой басовитый вой матёрого волка - тотчас наша младшая ответила незнакомому собрату. На высокой ноте, но столь же громко и сильно. Тревожащие душу тягучие звуки прокатились далеко над водой, достигли ушей лесного зверя. Стоя посреди бывшей главной улицы посёлка, давно заросшей огромными клёнами и пирамидальными тополями, тот сперва примолк, насторожился. Потом раздался мощный отклик - долгий, на полминуты без перерыва. Мы слушали их, как зачарованные. Колдовская ночь...
   В левой лодке стучал зубами от страха несчастный мужик.
   "Оборотень. Эта ведьма - точно оборотень!"
   Желание сбежать как можно скорее посетило его снова. Но, как и в первый раз, возобладала алчность. Лодка, груз, богатство - ради этого кантри готов был продать душу самому дьяволу.
   -Хватит там валяться, как куча дерьма. Садись на руль! - прикрикнула на него Дик.
   -Я... Да... Сейчас...
   Завозившись в лодке, Афоня встал, схватился за растяжку мачты, чтобы не свалиться в воду. Стукнулся голым задом о скамейку. Кое-как натянул штаны, дважды уронив перед этим - не слушались руки.
   Мне стало чуть полегче править. Втроём задумались об использовании силы ветра - впереди дальний путь, а скорость увеличится намного. По крупицам извлекая из сознания рулевого сведения об управлении большим треугольным парусом, мы накопили кое-какие теоретические знания, но пока их было недостаточно. Кроме того, чтобы безболезненно работать с ветряком, нужны мозолистые руки. Подругам следовало постепенно подготовить их, махая вёслами в щадящем режиме.
   Несколько успокаивало, что вторая ночь на реке тоже пока безветренна - так или иначе, мы немного теряли.
  
   -"Диксон, что это за дом железный в лесу?" - озадачилась Обретшая Цель.
   Далеко от берега, тесно окружённый вековыми дубами, возвышался остов судна старых людей. Чуть ли не в полторы сотни метров длиной, весь в толстой "шубе" ржавчины. Впереди по нашему ходу дно было чистым, я тоже позволила себе большую часть внимания переключить на артефакт.
   Дик ответила картиной: белоснежный четырёхпалубный красавец, сверкая на солнце сотнями широких окон, уверенно двигался по бескрайнему простору, разрезая носом пенную волну. На верхней палубе загорали практически раздетые девушки, женщины, мужчины разных возрастов. Три сотни отдыхающих - многие прогуливались вдоль бортов, дремали в шезлонгах, потягивая слабый алкоголь из высоких стаканов. А уж чем иные занимались во внутренних помещениях...
   -"Как давно, оказывается, высохли искусственные моря", - подумала подруга из соседней лодки.
   Волчица молча переживала впечатление от контраста картин: houseboat древних на ходу, переполненный радостью жизни - и он же спустя столетие. Истлевший труп, черты прежнего красавца едва узнаваемы в оплывшей груде распадающегося на части железа.
   -"Реально ощутить, какой он большой - это не то, что видеть образ!" - к Одинокой вернулась способность связно выражать мысли.
   Диксон улыбнулась:
   -"Самое большое пассажирское судно, которое в моё время удалось построить людям, было крупнее... м-мм", - она подсчитала в уме. -"В шестьдесят три раза".
   Мы увидели изображение настоящего плавучего города чуть ли не в полкилометра длиной. Борт вырастал над водой на высоту тридцатиэтажного дома. Шесть с лишним тысяч пассажиров этого монстра могли размещаться в каютах с балконами, размещённых среди аллей для прогулок и декоративных стен, заросших виноградной лозой. Богачи развлекались в ресторанах, прогуливались по парковым зонам - их было семь, на любой вкус. Плескались в бассейнах, разминались в спортзалах, участвовали в карнавалах, следили за выступлениями актёров. И даже могли, при желании, позаниматься скалолазанием - на судне имелась специальная альпинистская стенка повышенной категории сложности.
   -"Конечно, такие чудо-города ходили только по морям и океанам".
   Восхищение младшей.
   -"Ты видела их собственными глазами?"
   Подруга покачала головой:
   -"Не довелось. Только на фото. А своими глазами видела те, что больше здешнего в пять-шесть раз. Скромная цифра".
   На картинке изящный и одновременно внушительный passenger ship на семьсот пятьдесят любителей морских круизов. Чёрные борта, белая надстройка, стремительный силуэт. Намного красивее плавучего города, нет никакого сравнения.
   -"Какая жалость, что всё это погибло!" - сокрушалась Волчица.
   Дик напомнила:
   -"Не забывай о загрязнении природы".
  
   Так, в воспоминаниях о былом, проходила вторая ночь нашего водного путешествия. По расчётам Диксон, за эти часы мы должны были преодолеть около сорока километров.
   Одинокая иногда вставала передо мною, чтобы грести, опираясь коленом о скамейку, и каждый раз я тщательно ощупывала взглядом её мускулистые прелести. Представляла: вот, я приближаюсь вплотную... Волчица мысленно продолжала. Мы были, как мартовские кошки, и когда девушка опускалась на скамейку, чтобы поберечь колено, ей было уже не очень-то удобно сидеть.
   К обычному темпераменту охотницы добавилась отобранная накануне у Афони энергия. Теперь вокруг Одинокой вибрировало невидимое силовое поле. У меня по всему телу волосы вставали дыбом, как под воздействием электричества. Доводя друг друга до помрачения сознания, мы выныривали в последний момент, заставляя себя с утроенным вниманием изучать дно впереди лодки. Дик вскоре присоединилась к забаве, демонстрируя чудеса фантазии. Её мысли были иной раз открытием даже для меня, давно приобретшей этот специфический опыт.
  
   После того, как уехала Соланж, я была одинока почти целый год. Можно представить, что это значит для энергичного человека.
   Догадавшись - Этель посматривает на меня не просто так, я ответила без особых раздумий, невзирая на то, что она была из компаньонов. В таунах не приветствуются какие-либо отношения между представителями различных каст, кроме служебно-официальных. Конечно, это не касается правителей, им можно всё...
   Узнав душу этой девушки, я поняла: Этель родилась не в той касте. Обязанности по ублажению властительного хозяина очень тяготили её. Такое практически никогда не встречается у компаньонов, всё воспитание которых направляет молодых на беззаветное служение правителям. Эта черта настолько бросается в глаза, что в неофициальных беседах члены моей касты нередко зовут компаньонов "псами правителей". Впрочем, может быть, они все безгранично страдают, умело скрывая чувства. Не знаю, я была знакома только с одной из компаньонов.
   Этель практически не имела свободного времени, но её хозяин был стар, много спал, бывало, проходил длительные реабилитационные процедуры. В эти часы девушка рисковала сбегать из дома, чтобы прилететь ко мне. Я не умела тогда читать мысли, но казалось, компаньонка остро нуждалась в человеке, которому могла бы по собственной воле дарить то, что всю жизнь отбирали у неё силой.
   Конечно, внешние отличия между нами тоже весьма способствовали взаимному интересу. Первый раз увидев Этель обнажённой, я испытала наслаждение только от этого. Изысканное совершенство! Утончённая до хрупкости, тонкая и бледная, словно неземное существо, она была на голову выше ростом и при таком сложении умудрялась выглядеть чертовски сексуально. Мотылёк на майском жуке - такое сравнение однажды пришло на ум, когда в зеркальном потолке я рассматривала наше отражение.
   Она научила меня такому, что не показывали даже по видео. Ночи с Этель пролетали вдвое быстрее - первую половину девушка плакала у меня на плече, потом начинала смеяться - и тоже до слёз. Я вскоре догадалась - компаньонка сильно злоупотребляла наркотиками. Неудивительно, если то, что мы делали вдвоём, ей приходилось исполнять в любом месте, в любое время, и с теми, на кого укажет выживший из ума вздорный старик.
   Когда Диксон сказала "бедным приходилось соглашаться на всё", я сразу вспомнила Этель. Компаньонов вроде бы не назовёшь бедными - они имеют почти всё, что и их хозяева. Кроме одного - свободы. А при этом условии иному человеку остальное без надобности.
   Вот сейчас мы вчетвером против целого мира, со всеми его правителями, охранниками и спецслужбами. А у меня на душе радостно и легко!
   Помянув несчастную Этель - всего через три месяца после нашего знакомства девушка умерла от передозировки - я выбросила из головы прошлое. Не хватало ещё начать вспоминать тюрьму.
  
   Над рекой снова стоял туман. В этот раз решили остановиться на одном из островков подальше от того и другого берега - они попадались здесь на каждом километре.
   Вот, например, у этого пологий песчаный пляж, да ещё и здоровенные деревья недалеко от воды, можно привязать лодку и укрыться от солнца.
   Решено! Остановимся тут.
   А сколько на берегу принесённых волнами веток и стволов небольших деревьев! Вымытые до белизны и высушенные дневным светилом - только собрать, и хоть целый день жги костёр, ходить никуда не надо.
   -"Вот будет ли здесь достаточно пищи?" - задумалась наша крыса. "Территория не очень-то велика".
   -"Чуть что - у нас есть консервы", - провокационно заметила Дик.
   Лариска ощетинилась:
   -"Сами это ешьте".
   -"Вот, как быстро мы привыкаем к хорошему", - подруга скорбно-иронически покачала головой. -"Сварим суп, уже пора, наверное".
   Лодку вытащили на пляж точно так, как вчера. Кантри молча сгрёб мешок, рогожу, спрыгнул на берег и ни слова не говоря ушёл на другой конец острова, как можно дальше. Мы прекрасно чувствовали его там. Помолился своим богам - при нас не делал этого ни разу - поел и завалился спать, накрыв физиономию, чтоб не мешал свет.
   -"Ур-рааааа!!" - беззвучно заорали мы.
   Крыса поняла, иронически скрежетнула зубами, и тоже удалилась.
   Утром было вовсе не жарко, тем не менее, мы тотчас полезли купаться. В двух метрах от берега уже глубоко, и кстати, полно рыбы. Если что, наловим, в лодке есть сачок, сеть и острога. Эта мысль была последней осознанной. Потом мы очень долго ничего не соображали - и это после бессонной ночи в лодке!
   Мы далеко улетели с Земли, не торопясь, испробовали всё возможное и невозможное, но никак не могли насытиться друг другом, по-прежнему глядели голодными глазами. Раз за разом досуха выпивали любимых, чтобы несколько минут поваляться в полной неподвижности, колыхаясь на волнах приятного оцепенения - и ожив, опять броситься в объятия, слиться воедино.
   Непродолжительный сон сменялся новым соитием, трепетала плоть, жаркое дыхание распаляло губы. Стоны, вскрики. Бились в моих руках любимые девочки, точно так же и я извивалась на песке выброшенной на берег рыбой... Снова сон, и снова любовь - это повторялось раз за разом, и ни одна из нас не могла бы сказать, сколько.
  
   Но и о безопасности не забывали - когда очередная пара забывалась сном, не размыкая объятий, третья обязательно оставалась караулить. Сейчас я сидела в трёх метрах от мирно спящих любимых и ласкала взглядом их обнажённые тела.
   Одинаково смуглокожие, сильные и красивые, вдвоём они смотрелись просто великолепно! Руки и ноги сплелись воедино, нет на свете силы, способной их сейчас разлучить. Широкие, бугрящиеся мышцами спины, круглые стальные ягодицы - телами они точь-в-точь близняшки из фильма "Великие атлеты прошлого".
   Влажные волосы Одинокой посветлели от набившегося речного песка. Представила её блондинкой - пожалуй, ничуть не хуже. Лицо Диксон заметно смягчило черты во сне, губы шептали что-то неясное. Заглянув в её сон, я увидела... себя в объятиях Волчицы. Тело волнами извивается на песке, руки судорожно сжимают собственные груди.
   Почувствовав прилив возбуждения, отвела внутренний взор, отошла в сторону, присела на травку. Что творится в окрестностях? Над сверкающей водой с криками летали чайки, лодка стояла прочно, обмотанная вокруг прибрежного ясеня верёвка натянута так же, как ранним утром, когда Обретшая Цель завязывала её.
   На острове кроме нас ни единой души, уютный пляжик огорожен подступающими к воде деревьями и кустами, синими от гроздьев вкусных сочных ягод. Вдали виднелся правый берег: на высоченной круче густющий лиственный лес. Прекрасное место!
  
   Я задумалась над таким явлением, как "семьи". Оказывается, они и поныне существуют у кантри! Об этом не писали в этнографических исследованиях, по крайней мере в тех, что доступны любому желающему. Какой смысл правителям это скрывать? Яркий пример дикости и варварства, царящих вне таунов, ничего более. Никаких положительных сторон в подобном образе жизни я не нашла, как ни старалась.
   Разве что для мужчин... И то вряд ли. Поставив себя на место самца-кантри, поёжилась от одной только мысли о том, сколько придётся работать, чтобы прокормить целую ораву детей! Коллективное воспитание намного выгоднее. Похоже, единственный смысл сокрытия информации в том, чтобы люди не знали о существовании на Земле альтернативной социально-экономической системы. Ведь кантри способны выживать независимо от правителей и стрейнджеров...
   А ещё Дик вспоминала о другой странности: почти все старые люди были неспособны поддерживать близкие отношения более, чем с одним человеком. Эгоизм нередко становился причиной распада даже таких семей, где взрослых было всего двое. Подруга тогда уверенно констатировала: эгоцентризм и тяготы быта - главные убийцы семей. И то и другое - следствия порочной системы, основанной на индивидуализме.
   Ещё вопрос без ответа - как получилось, что таун-люди стали жить кастами? Как выяснилось, раньше подобных образований в цивилизованных обществах Земли не было.
  
   Мой взгляд помимо воли снова обратился влево - подруги шевельнулись во сне, и я уловила движение. Прислонив оружие к дереву, поднялась, чтобы освежиться в воде. И вдруг почувствовала живое существо на краю пляжа.
   Полуметровая змея целенаправленно двигалась к спящим подругам. Упругая чёрная шкура гада поблёскивала на солнце. На мгновение я испугалась, потом мысленно скомандовала: "Стой!" Пресмыкающееся замерло. Представив на песке вокруг девушек замкнутый круг из расплавленного, пышущего жаром металла, я передала это незваной гостье.
   Та не двигалась вперёд, но и не уходила. Вторая созданная мною картина изображала змею, соприкоснувшуюся с огненным барьером - смертельный ожог, судорожные конвульсии, смерть. Наконец, осознав степень угрожавшей опасности, жительница острова вздрогнула всем телом, и поползла вправо, по большой дуге обходя невидимую границу. Проследив змею взглядом, я убедилась в отсутствии у неё намерений вернуться, расслабилась и зашагала к реке.
   Стараясь не шуметь, окунулась в прозрачную воду, массируя тело ладонями. Разок нырнула с головой, потёрла отраставшую на лысине короткую шёрстку.
   Вот и голову помыла. В таких условиях длинные волосы - непозволительная роскошь. Я задумалась над своей будущей стрижкой, но ничего оригинального, и в то же время практичного на ум не пришло.
  
   Вернувшись на пост, разок глянула на соблазнительные тела любимых, и начала делать приседания. Ежедневная многочасовая неподвижность в лодке не должна повредить мышцам.
   Двадцать пять... пятьдесят... сто. Достаточно пока.
   Тяжело дыша, я оперлась ладонью о дерево. В толще ствола, глубоко под корой, двигались жизненные соки ясеня. К взаимной пользе мы обменялись частичкой энергии. Мысленно взбежав по стволу до самой вершины, я оглядела окрестности.
   Яркий полдень, блики солнца на широченной глади реки, легкий ветерок шевелил молодые ветви верхушки. Простор и покой.
   Расширив сферу восприятия, я почувствовала парящих в небесной вышине птиц, в лесах на правом берегу непуганых человеком животных. Левый берег в этом месте низинный, покрытый сетью проток, крохотных озёр, зарастающих камышом и ряской. Сколько там уток и другой, незнакомой мне живности!
   Спустившись на землю, я обнаружила своё тело вполне отдохнувшим. Протянув руку, собрала с ближайшего куста несколько сочных красных ягод, отправила в рот. Теперь упражнение на верхнюю часть. Вот этот мощный корень в ступеньке почвы - подходящая штука. Удобно оперевшись ладонями, я вытянула назад прямые ноги и принялась отжиматься...
  
   Проснулась Диксон - послышалась её осознанная мысль. Осторожно шевельнувшись, подруга попыталась высвободиться из-под Волчицы, но та спала чутко, как полагалось охотнице. Вынырнув в явь, сжала Дик в объятиях, шутя подумала: "Не отпущу!" Поборовшись немного, девушки рассмеялись, потом встали и пошли купаться.
   Я присоединилась к любимым под водой, одной рукой вычёсывая из гривы Одинокой песок, а другой лаская грудь Диксон. Не торопясь выныривать, узнала, что все мы можем довольно долго оставаться на дне - организм то ли сам переключался в некий экономичный режим расходования кислорода, то ли уже умел добывать его из воды.
  
  
   ВОЛЧИЦА
  
   Увидев, какого цвета волосы старшей, я сразу поняла - мы будем похожи в любви. Солнечноволосые чаще всего темпераментны, это я знала ещё от Ели. Но сегодня мы превзошли даже самих себя, Дик искренне изумлялась - сколько можно делать это подряд, ни минуты не отдыхая. Я не считала, и нам с Джессикой не нужен был отдых...
   Странствие по реке каждый день отворяло что-то новое: то принесённую из города разбитую лодку - от неё веяло смертью, то Водяной Дом старых людей, каким-то образом угодивший посреди леса. Диксон рассказывала, тут было намного больше воды, но если б не мыслекартины, я не смогла бы представить такого.
   Великому Лесу было угодно испытать наше терпение постоянным соседством с грязным предателем. Я дала себе слово восстановить справедливость сразу, как только деревенский станет нам ненадобен. Дик правильно думала - выродку не следует давать потомства. А учитывая, насколько активно плодятся деревенские, понятно: Афоня по-настоящему опасен.
   Во второй день Боевой Молот продемонстировала нежданную способность: не применяя силу, дарованную Лесом, нанесла изменнику сногсшибательный удар. Добавить к этой технике чуточку энергии - и готов смертный приём. К тому же не оставляющий никаких следов на теле, как удар в сердце. Немногие из наших имели что-то подобное в своём арсенале.
  
   Конечно, я не могла отказать себе в усладе очередной раз ответить взаимностью на ласки любимых. Но после, уже отдохнув, попросила Диксон показать удар по ушам. Я и Джес встали у неё за спиной, и подруга вначале неспешно повторила волнообразное движение рук. Как любой эффективный удар, он несомненно, красив.
   Посвятив отработке новой техники пару часов, мы пообещали себе каждый день разучивать приёмы безоружного боя. Дик было приятно - она получала не только партнёров для тренировок, но и благодарных учениц. Обменявшись положительными эмоциями, мы сняли усталость очередным купанием, и я собралась на охоту.
   Почувствовав это, из леса вышла навстречу Подземная Жительница. У нас было дружеское состязание - кто раньше обнаружит подходящую добычу. Разумная крыса оказалась права в том смысле, что достойной дичи на острове не водилось. По земле бегала только мелочь, и чтобы насытиться, Лариске потребовалось около четырёх часов.
   Моей целью на сегодня были пернатые. Непуганых куропаток бить даже неинтересно, главная сложность - не сломать ни единой стрелы. От хищных птиц их защищала густая растительность острова, а людей тут, похоже, никогда и не было. Крыса нарочито шумно бежала, поднимая дичь на крыло, оставалось только бить её влёт, выцеливая ярких петушков. Самки сейчас тощие, только закончили птенцов высиживать.
   Соревнование с Несущей Жизнь завершилось со счётом 5:3 - всё-таки я родилась в лесу. Двух своих рыжеголовок она слопала сразу, остальную добычу мы принесли к костру. Пока подруги готовили, я немного вздремнула. Сегодня моя очередь плыть с деревенским, всю ночь пребывать бессменным гребцом. Старшая время от времени сама брала в руки весло - размяться и укрепить мышцы, но предателю не стоит доверять что-нибудь, напоминающее оружие. На днях Диксон собиралась ставить парус, а мне неплохо и так, гребля - превосходная тренировка для мышц. Ноги, конечно, нагрузку не получали, приходилось заниматься ими отдельно.
  
   Запах жареной дичи и неживого разбудит. Я плюхнулась в воду, чтобы скорее перейти к яви, и уже через полминуты сидела у костра с ломтем мяса на вертеле. После ужина Дик и Джессика забрались в спальный мешок - дневная жара спала, там теперь казалось уютнее.
   Я задумчиво зрела на солнце, склонявшееся к далёкому правобережному бору. Его лучи уже заглядывали под кроны островных деревьев, целый день спасавших нас от жары. Крутояр казался недосягаемым, глаза дивились непривычным просторам. На другом конце острова Афоня разжигал костёр, намереваясь поесть.
   Подошла к воде, присев, опустила руки, потёрла ладони. Подумала, забрела по колено, прохаживаясь на песчаном мелководье, распугивая стайки мальков. Над водой дышалось легче, пахло свежестью, подкрадывающейся ночью, тайнами незнаемых земель, дожидавшихся нас на юге.
   Заметно поправившаяся Лариска лениво догрызла косточки шести куропаток, поикала с полминуты, потом пришла в благодушное настроение и развалилась неподалёку от остывающего костра. От хорошо знакомых мне предков её отличали не только размеры, но совсем другие пропорции, иная форма конечностей.
   -"Однако, сегодня вы меня сильно удивили", - от избытка впечатлений крыса негромко пискнула, пошевелив толстыми длинными усами. -"Я, конечно, и раньше знала, на что способны люди, судя по манерам ваших городских потомков. Но чтобы вот так - без всякого принуждения, по собственной воле и несколько часов кряду... Это, как вы выражаетесь, просто "в голове не укладывается".
   Я улыбнулась, мечтательно глянула в небосвод:
   -"Близость с любимыми - одно из самых приятных ощущений в жизни".
   Подземная Жительница ответила долгим внимательным взглядом.
   -"Ты-то совсем молода, это я могу ещё понять".
   -"Диксон говорила - люди часто осуждают в других то, чего по каким-то причинам не могут делать сами... Извини, я не хотела тебя обидеть".
   Создание, не похожее ни на одного из лесных жителей, дёрнуло долгим розовым хвостом и перевернулось со спины на бок. Несколько секунд обдумывало услышанное.
   -"Возможно, это справедливо и в отношении меня", - наконец признала крыса.
   -"Мы все индивидуалисты, ты когда-то подметила верно. Но стоит ли осуждать всё то, что не понимаешь? Например, я не хочу рожать детей, но ведь другие вправе делать это, сколько им заблагорассудится".
   -"Ты умна не по годам", - заметила Несущая Жизнь.
   -"У меня была мудрая мать..."
   -"Почему "была"? Разве Ели нет больше на свете?"
   Мне стало чуточку грустно.
   -"Наоборот. В мире лесных людей больше нет, и никогда не будет меня".
   Я вспомнила бездонные магические озёра материнских глаз. Уже много лет она знала - Одинокой Волчице суждено уйти, и готовила меня к самостоятельной жизни. Вспомнила дорогих подруг - Жгучую Крапиву, Беспокойную Сороку, Хищную Куницу. Вместе мы грезили о путешествиях, строили грандиозные планы, любили друг друга.
   Может быть, когда подрастут, девочки тоже оставят Дом. Желаю им удачи, верных подруг и взаимной любви, да пребудет с ними Санэла, да хранит их Великий Лес...
  
   Деревенский пришёл на закате, помог столкнуть лодку, забрался внутрь. Не забыл вовремя надеть портки, значит, взбучка пошла на пользу.
   Взявшись за вёсла, мы принялись разминать застоявшиеся мышцы. Лодка вышла из крохотного залива, сработали рулевые - и вот, подхватило течение, повлекло в наливающиеся чернотой сумерки. Слева плавни, тёплое мелководье, заросшее тростником, отличное просторное нерестилище. За ним обширная низменность, непроходимо заросшая невысоким лесом, часто изрезанная речками и протоками. Чувствую там богатую добычу - косуль и зайцев, куниц, ондатр и бобров. Справа крутой и высокий берег, очередная деревня старых людей, сплошь заросшая дубами, клёном и вязами. С этой стороны поблизости лисы, олени, лоси и дикие кабаны.
   Джес держала лодку посередине реки - в прибрежной полосе, особенно слева, роились огромные стаи свирепых комаров. В принципе, их можно было не подпускать, используя силу Санэла, но это, как говорила Диксон, "из пушки по воробьям".
   В реке сонно плеснула рыба. Подземная Жительница встрепенулась, вскочила - казалось, сейчас кинется за добычей в чёрную воду. Очнулся от дремоты изменник, страшась крысиных зубов, пялил глаза в темноту.
   Изредка взмахивая вёслами, чтоб не заснуть и не мёрзнуть, мы с Джес подправляли лодку, вслед за главным ходом течения вели широкими протоками между бесчисленными островами.
   Часа через четыре, в середине ночи, ощутили впереди исполинский земляной вал - не меньше трёх часов пути в длину. Он возвышался поперёк течения реки, прошло несколько секунд всеобщего недоумения, прежде чем Дик поняла, что к чему.
   Остатки одной из древних запруд - изменник знал, что их всего три на семь или восемь предстоящих ночных переходов. Старые люди с помощью этих сооружений превратили реку в цепочку постепенно зарастающих тиной огромных водохранилищ.
   Вскоре мы увидели это обычным зрением. Мистический свет луны осенял полуразрушенное сооружение высотой около полусотни метров над нынешним уровнем воды. Даже в таком плачевном состоянии оно поражало своими размерами.
   -"Словно заброшенный средневековый замок", - подумала Диксон, показав картинку для сравнения.
   Чуть в стороне от безжизненных колоссальных развалин - промоина в земляной плотине, новое русло, которое пробила вечная река рядом с сооружением для пропуска гигантских железных лодок старых людей. Теперь мы не гребли, а только помогали рулевым загодя выполнить поворот.
  
   Внезапно я ощутила чужое внимание.
   -"Смотрите, там, наверху!"
   Спутницы направили взоры на каменное сооружение древних, Дик звала его "шлюзом". Пять человек с оружием лежали на плетёных циновках, расстеленных по верхнему краю бетонной глыбы с северной стороны, и вглядывались во тьму, вслушивались в шелест ветра. Не мелькнёт ли белое пятнышко паруса, не плеснут ли по воде вёсла?
   А во всю трёхсотметровую длину шлюза растянулась редкая цепочка деревенских: ждали сигнала наблюдателей, чтоб не поднимая шума, передать от одного другому сигнал до южной стороны. Там ватага разбойников возле искусственно зауженной протоки. Берега засыпаны грудами камней, наготове багры, арканы, кошки.
   -"Классическая засада", - констатировала Диксон. -"Волчица, спасибо, заметила первая!"
   -Афоня, тихо, ни звука! - зловеще зашептала она. -Впереди разбойники, человек с полсотни. Поворачиваем к правому берегу.
   Рулевой и не пикнул - сердчишко ухнуло в пятки. Катамаран замедлил ход, вода упруго навалилась на борт, пытаясь снести боком. Грести приходилось по возможности бесшумно. Свинцовый дождь из нескольких десятков стволов нам не нужен. Выше не вырастем.
   Берег в этом месте болотистый, сплошная осока да камыш. Урчали непуганые лягушки, шелестели высокие стебли травы. Зарывшись в заросли, лодка остановилась. До тверди метров семь-восемь, не меньше, почва вязкая. Сойти некуда. Делать нечего - будем спать прямо в лодке.
   Комары, правда, насчёт нашего сна были иного мнения. Если мы не подпускали облака кровососов, используя силу Леса, то деревенский завернулся с головой в три рогожи, одновременно пытаясь не задохнуться и заснуть. Он давно привык бодрствовать по ночам, да и близкое соседство разбойников не добавляло покоя.
   Подруги в соседней лодке заснули, а я прощупывала внутренним взором банду, слушала мысли то одного, то другого, определяла, кто старший, какой у него план. Как говорила Дик, само по себе присутствие разбойников на шлюзе - явление весьма странное. За все дни, проведённые на реке, мы увидели только одну лодку, и то без людей. Тогда, выходит, на шлюзе ждут именно Данилину лодку, знают, что взял он богатый груз?
   Попробую снова послушать главаря.
   "Почему они так опаздывают?" - думал седоусый бандит. "Лодку где-нибудь сдуру пропороли? На Данилу не похоже... Не утопили бы груз..."
   Уже считает добычу своей собственностью. Это плохая примета.
   Да, здесь ждут именно нас. Знают и то, что лодочники в светлое время по реке не ходят. Похоже, это наш единственный шанс.
  
   Пару часов отдохнув, Диксон проснулась, ничем не выдав этого, кроме мысли.
   -"Доброго утра".
   Ответив на приветствие, я поблагодарила подругу за предложение сменить меня на посту и завернулась в рогожу, устроившись на мешках с солью. Не мягкая травка, но спать под утро хотелось сильнее всего.
   Уже в полуяви слушала ленивую мыслебеседу любимых.
   -"Сон разума рождает чудовищ", - мудрёно высказалась Джессика. -"Древние умели очень точно характеризовать свой технологический уровень. Но самокритичность не спасла планету от безрассудства".
   Из глубины леса донеслись переливчатые соловьиные трели. Ночной певец был редкостный виртуоз, мелодия летела сквозь тьму ранним предвестником нескорого ещё рассвета.
   Дик возразила:
   -"Стоит ли отождествлять земной шар с одной из несметного числа живших на нём цивилизаций? Жизнь планет так длинна, быть может, когда-то в прошлом наша Земля уже породила существ, успевших достичь космической фазы, рассеять семена по Галактике, прежде чем уничтожить себя. Или это ей ещё предстоит".
   Уразумев, что сказала подруга, я ощутила между лопатками холодок. Мы просто муравьи по сравнению с огромной планетой, глупые и самоуверенные насекомые.
   Она продолжила мысль.
   -"Земля жива и здорова, чувствует себя заметно лучше, чем во времена варваров-потребителей, бездумно загрязнявших почву, воды и воздух отходами промышленности и бытовым мусором. Может, Комете стоит сказать "спасибо"?"
  
   Немалых трудов стоило убедить мужика выйти на реку днём. Необходимость выбирать между полусотней разбойников и "летающей тарелкой" привела его в настоящий ступор. Все попытки старшей растолковать, что появление тарелки за пару часов хода - всего лишь вероятность, а толпа бандитов, увы - неизбежность, ни к чему не привели.
   Афоня не возражал вслух, но и не соглашался, раздумывая - выпрыгнуть за борт сейчас, или только когда появится тарелка. Вот с таким вторым рулевым я готовилась проходить опасный участок.
   Солнце слепило глаза. Банда разбрелась по домам. Прошло не меньше часа, с тех пор, как Диксон ушла снимать часовых, мы ждали сигнала, чтоб вывести лодку из камышей.
   Она разработала план - первым этапом было удаление наблюдателя с северных ворот шлюза. На всякий случай разбойники оставили по одному человеку на обеих концах ловушки. Сейчас подруга уже прятала в кустах свой автомат.
   Задумка была отчаянной - но как по-другому бесшумно убрать сторожей? Выстрел услышат в Пригоровке, и через четверть часа на берег вылетит разъярённая свора. Для того, собственно, и оставлены часовые - заметить на воде лодку и выпалить в воздух.
   Дик подошла к деревянной лестнице, проверила на прочность рукой. Сжала в зубах рукоятку ножа и полезла на верхотуру.
   Лучше бы я была на её месте, всё-таки, я сильнее!
   Мы волновались за любимую, волнение передавалось даже от Подземной Жительницы.
   -"Зато у меня опыт", - с расстояния в три километра ответила Диксон. -"Не волнуйтесь, девочки".
   -"Да хранит тебя Великий Лес, да пребудет с тобою Санэла! Не забывай пользоваться ею".
   Мы втроём внимательно следили за часовым - он смотрел на реку и не держал палец на спусковом крючке. И всё равно внезапное появление постороннего могло спровоцировать агрессию, кто знает характер этого деревенского? И волосы у Дик такие короткие!
   Достигнув вершины, она потянулась правой рукой за спину, сняла со шнурка метательный нож. Солнце светило прямо в глаза, она правильно обратилась к своему внутреннему взору.
   Поднялась на плоский бетонный верх шлюза, спрятала в левой руке обычный нож, держа обратным перевёрнутым хватом, в правой сжала метательный. И непринуждённой походкой зашагала к разбойнику. Как мы и надеялись, он заметил Диксон не сразу, внимание было сконцентрировано на реке. Заметив левым глазом движение, молодой парень тут же схватил автомат.
   Мы замерли, не в силах помочь любимой, что бы там не случилось. Только изо всех сил внушали деревенскому похотливые мысли.
   Разглядев, наконец, что к нему идёт совершенно голая девушка, бандит раскрыл рот. Руки, сжимавшие автомат, опустились. Зато восстало кое-что другое.
   Парень встревоженно ущипнул себя за ногу. Веснушчатый и курносый, он не пользовался успехом у односельчанок - решил, что спит на посту, видит сон.
   Глянув на Дик его глазами, мы согласились - очень похоже. Освещённая утренним солнцем, длинноногая прекрасная незнакомка бесшумно приближалась лёгким, упругим шагом от бедра. На лице красавицы сияла двусмысленная улыбка (Диксон представляла нас).
   Часовой вскочил на ноги, дрожащими пальцами развязывая пояс-верёвку. Автомат остался лежать. Штаны деревенского упали наземь, он перешагнул их и бросился навстречу любви.
   В двух шагах от него стриженая брюнетка распахнула объятия. Как прекрасна эта нагая грудь! Юный разбойник успел ещё заметить необычно бесстрастный взгляд, прежде чем объятия сомкнулись, и наивное сердце пронзила холодная сталь.
   Поддерживая за подмышки отяжелевшее тело, Дик отволокла его на циновку. Пропитавшуюся кровью рубаху накрыла штанами, придала сторожу естественную позу, выпрямив ноги, чтоб издали казался живым.
   Отсоединила от его оружия магазин, разрядила автомат и выбросила в реку затворную раму. Аккуратно закрыв крышку ствольной коробки, подложила бесполезное оружие под правую руку мертвеца. На пальцах заметила кривые синие буквы "Петя".
   Вот и познакомились. Всё. Теперь вниз по лестнице, чтоб обойти по берегу шлюз.
   -"Давайте, девушки, выдвигайтесь. Верхняя часть шлюза свободна".
   Это нам.
  
   Отталкиваясь шестами, оставили позади заросли, выбрались на большую воду. Афоню я поставила грести, предупредив: "Вздумаешь прыгать, весло оставь, а то пристрелю".
   Лодка двигалась прямо к цели - сужению русла в месте, где вода преодолела плотину. Причиной нашего дополнительного беспокойства стали валявшиеся на дне несчётные обломки железа. Ворота шлюза, металлические каркасы неведомо чего, такие же полусгнившие короба. Русло менее глубоко - река разошлась надвое, обтекая глыбу шлюза с обеих сторон. Заметно возросла скорость течения.
   Войти в протоку - полдела. Главное, из неё выйти. Южная сторона совсем узкая, нашей двухкорпусной посудине только-только протиснуться. Каменная махина величаво поплыла справа - казалось, можно веслом дотянуться до странной белой полосы на изъеденном водой камне.
   Диксон уже добежала до нижней части шлюза, перекинула на загривок висящие на шнурке метательные ножи, сжала в ладони нож с рукояткой - весь в запёкшейся крови - и бегом к воде. Плыть с ножом в руке не очень-то удобно, потому обошла прибрежные кусты по мелководью. Зашагала по отмели к шлюзу, выцеливая расстояние уверенного броска.
   Здешний сторож сидел внизу, у протоки с беснующейся пенной водой. Автомат рядом, тут же десяток багров, верёвки, крючья. Орудия лова банда с собой не забирала, чего без толку туда-сюда таскать.
   На этом посту мужик зрелый, солидный - смотрел только из-под руки на невесть откуда взявшуюся срамную девку, но эмоций никаких не обнаруживал. Если б обернулся - увидел бы вдалеке приближающуюся лодку.
   -Эй, а Петька-то где? - крикнула Дик, заглушая шум реки.
   Нахмурившийся было бандит махнул рукой за спину:
   -С той стороны... А ты кто такая будешь? Чтой-то я тебя никак не признaю...
   Держа ладони на затылке, Диксон неспешно подошла, нарочито бесстыдно потянулась, и - резко выбросила из-за головы руку с метательным ножом. Успев схватиться за автомат, деревенский получил клинком в левый глаз, осел набок и рухнул в воду. Дик не мешкая побежала назад, к оставленному на пляже "калашу".
   Тем временем мы чуть ли не со свистом проскочили узкое горло южной протоки. Выброшенная сильным течением, лодка заскользила по речному простору, Джес повернула руль, правя к берегу. Диксон догнала нас бегом, передала через борт автомат, нож и трофейный магазин. Влезла в лодку, мы с Афоней оттолкнулись шестами.
   Из всех, кто был на борту, только Лариска не пялилась на голую Дик, пуская слюни. Чувствуя это, она торопливо надела деревенские шмотки. Я велела предателю идти садиться на руль, сама перебралась в левую лодку.
   Работая вёслами изо всех сил, мы постарались уйти как можно дальше от чудовищно громадной запруды и деревни Пригоровка с такими негостеприимными жителями. Справа ощущался огромный заброшенный посёлок старых людей - руины тянулись километрами...
   Солнце поднималось всё выше, мужичок очень хотел остановиться как можно скорее, но пока это было слишком опасно.
   -"А что там за белая полоса была, вдоль всей каменной стены?" - я показала Диксон мысленную картинку.
   -"Максимальный уровень в паводок".
  
   Снег... Должно быть, это очень красиво!
   Дик, отдышавшись от беготни и схватки, продолжила тему снега и зимы, одинаково неведомую всем нам.
   -"Волки, распушившие шерсть, очень красивы в снегу", - она передала изображение запорошенного белыми пушинками матёрого зверя.
   В расслабленной, казалось бы, позе - затаённая мощь, взгляд такой же, как у собрата-Вожака. Затем мы узрели зимний лес в яркий солнечный день - белые шапки на деревьях, вся земля под покровом непролазных сугробов.
   -"Зима - это не только красота, но холод и голод".
   -"Ведь раньше там жили люди", - возразила я.
   Ещё несколько картин по теме. Оказывается, северяне работали ещё больше, чем здешние деревенские, делали запасы, как некоторые животные. Запасы еды, топлива, всего, что могли заготовить. Последняя картинка изображала нескольких людей в меховой одежде, откапывавших жилище, занесённое снегом до самой печной трубы. Если б не помощь извне - те, кто оказались в доме, были бы обречены.
   -"Правильно, что сейчас нет людей в этих широтах", - подумала старшая. -"Зачем оставаться в таких невыносимых условиях, бессмысленно тратить все жизненные силы на элементарное выживание?"
   Глазами Джес я посмотрела на её сегодняшнего гребца. Подруга размеренно махала веслом, будто не чуяла тяжести. Свободная мужская рубаха натягивалась при каждом движении, облегая широченную красивую спину. Мысленно поблагодарив нас за комплимент, Диксон ответила:
   -"В древности многие просто не знали о существовании иных земель. Жили и умирали, где рождались, в том числе и на Севере".
   Жили и умирали, где рождались - точно так же, как почти все лесные люди.
   -"Да, всё верно. Как лесные люди, так и сородичи Подземной Жительницы до вашего прихода тоже ничего не ведали о других. Одна деревня в трёх днях пути или городские гориллы - предел наших прежних знаний о населении планеты. Но всю жизнь тоскуя душой, я чувствовала: это не так, свет велик и непознан. Поэтому мы с вами... В том числе и поэтому", - мысленно я обозначила не менее важную причину.
   Несколько секунд все молчали. Рулевой всё настойчивее думал об остановке.
   -"А вам не кажется, что нынешние деревенские повторяют путь старых людей?" - озаботилась Джессика. -"Это хищническое отношение к природе, индивидуализм, парные семьи. Лесные люди намного более развиты, но их до обидного мало. Неизвестно даже, есть ли они где-нибудь ещё, кроме Великого Леса..."
   -"Возможно, они более развиты как раз потому, что не размножаются бездумно, как саранча. Видят иные цели, любят жизнь, но не боятся смерти".
   -"Благодарю тебя, Дик!" - тепло подумала я. -"Ты пригоже сказала про лесных людей. И, наверное, очень метко".
   Справа в Реку впадал широкий полноводный приток, за долгие годы течение нанесло длинную песчаную отмель, пришлось делать внушительный крюк, чтобы её обойти. А вот, кажется, и подходящий остров для днёвки. Вдалеке от обеих берегов и достаточно крупный.
   Вместе со всеми вытаскивая на берег лодку, старшая спросила:
   -"А как началась история лесных людей, что об этом говорила Ведунья Ель?"
   И я стала рассказывать...
  
   -"Когда на землю опустились Долгие Сумерки и люди города стали постепенно обращаться в безумцев, оттуда ушли пятнадцать икстрималов..."
   Уловив эмоцию удивлённого узнавания, исшедшую от черноволосой подруги, я прервалась, чтобы уяснить значение слова, всю жизнь остававшегося непостижимым.
   -"Скорее всего, это было слово "экстремал", так в моё время называли себя любители отдыха в рискованных ситуациях, в дикой природе, вдали от обжитых мест. Такие покоряли горы и глубины морей, лезли в пещеры, пробовали всевозможные скоростные спуски с заснеженных склонов".
   -"И что с ними было дальше?" - нетерпеливо спросила старшая.
   -"Люди ступили в Дом, и стали там жить. В Доме была еда, её хватило на первое время, пока Сумерки оставались густыми, хотя приходилось очень жёстко экономить. Они делили всё поровну - и еду и труд, все вопросы решали сообща, каждый имел равное право голоса. Среди экстремалов были Охотник и Ведунья, они передавали свои знания товарищам, как равным.
   Великий Лес принял людей, потому что они любили и уважали его. Лесу в первые годы тоже пришлось тяжко, солнечного тепла недоставало всем. Погибло много деревьев, умирали насекомые, животные, птицы. Но Лес выжил, и с ним выжили экстремалы, все пятнадцать. В одну из вёсен Великий Лес сказал людям: "Вы можете родить детей, я их прокормлю". Так появились первые пятеро лесных людей".
  
   Изменник, как всегда, ушёл подальше от нас, река слабо выплёскивала на пляж мелкие волны. Подруги, лёжа по обе стороны от меня, ждали продолжения рассказа. Я вспомнила: когда была маленькой, Ель то же самое повествовала мне и пятерым моим одногодкам...
  
   -"С каждым годом Сумерки таяли, солнце возвращалось на землю, и с его приходом постепенно пробуждался Лес. Дети были ещё малы, когда пропал Охотник. Отправившись в город за необходимым железом, он не вернулся назад. Ведунья узнала - его убили безумцы. Спустя год другого мужчину насмерть задрал медведь, их осталось четверо на девятерых женщин и больше двух десятков детей.
   Принцип равенства прав и обязанностей обрёл весомое подкрепление. Три девочки, первенцы экстремалов, которым уже исполнилось шесть лет, начали перенимать все знания и опыт взрослых, чтобы как можно раньше начать помогать им ухаживать за подрастающими. Несколько лет выдались очень трудными, и все осознали: Ведунья права, рождаемость необходимо контролировать, иначе люди начнут умирать от голода".
   Предание о начале начал близилось к завершению:
   -"Дети выросли в свободных, мудрых и зрелых лесных людей и научились жить по справедливости: ровно деля заботы и радости между всеми, любя и уважая Великий Лес, почитая родителей-экстремалов. А среди них - нового Охотника и исконную Ведунью, как первых среди равных".
  
   Днёвка выдалась беспокойной. Напряжение, пережитое возле шлюза, никак не отпускало, есть не хотелось тоже. Только спустя какое-то время, изнурив себя любовью, мы с Джессикой ненадолго забылись сном. Потом я сменила Диксон, почти насильно отправив её отдыхать.
   Мы постарались выбрать остров побольше, теперь Несущая Жизнь прочёсывала кусты, истребляя всё, что движется. Я задумалась над очередной странностью мира: несущая жизнь во чреве каждый день становилась причиной смерти других животных. Как, собственно, и все мы. Иные существа питались насекомыми, или травой. Но ведь и трава - живая!
   Какова цель существования этой огромной планеты, где все только и делают, что пожирают друг друга? Что искупает эти реки крови, веками умывающие Землю? Тот самый "выход в космос", о котором думала Дик? Но зачем, чтобы и там убивать всех, кто встретится на пути?
   Странные мысли рождались в моей голове. По-правде, они меня немного пугали.
   -"Ты просто взрослеешь", - успокаивающе подумала проснувшаяся Джессика. -"Вот, например, лесные люди не убивают без цели, только когда нужна пища..."
   Я добавила:
   -"Или обороняясь, если зверь хочет напасть и не внемлет предостережению".
   Старшая кивнула.
   -"Значит, когда у твоих сородичей будет в достатке пища, одежда, всё необходимое, они перестанут убивать?"
   Теперь моя очередь согласиться.
   -"Да, только защищаясь".
   -"Но это если не найдется выродка, который где-то когда-то первый раз убьёт просто так. Потому что привык, потому что нравится сам процесс..."
   Черноволосая подруга подумала:
   -"Знаете, в моё время на Земле существовало понятие "спортивная охота". Убийство ради убийства. Люди настолько привыкли убивать беззащитных, что назвали это спортом, игрой".
   -"Постой, но ведь твоей профессией в прошлой жизни было как раз убийство", - улыбнулась Джес.
   -"Бой - не убийство, а поединок противников. Животных я никогда не убивала без необходимости. А люди... В наше время большинство людей вели себя гораздо хуже нынешних городских собак. Да и сегодня, эти доморощенные бандиты..."
   Диксон помедлила.
   -"И я была одной из них, я ничуть себя не оправдываю. Да, отвечала ударом на удар. Или пулей на замах", - подруга зловеще ухмыльнулась. -"Но не опускалась до подлости. Я воспитана, увы, не мудрой Ведуньей Елью, а двуличным обществом двадцатого века, главным правилом которого было "Бей первым, и наверняка!"
   -"Извини, Дик, я не хотела тебя обидеть", - Джессика склонила огневолосую голову. -"Мы ведь и сейчас идём к тауну не для того, чтобы объясниться в любви правителям".
   -"Точно!"
   Улыбка Диксон сделалась хищно-радостной, как у отведавшего крови волка.
  

***

ЧАСТЬ II

  

ЗОЛОТОЙ КЛЮЧ

  
   На следующее утро Река привела нас к другому городу. Это был не просто громадный посёлок, как возле разбойничьей запруды, а самый настоящий город.
   Я уже довольно давно знала, город на свете не один, но знать со слов и чувствовать, ощущать его размеры - большая разница! На берегу вблизи друг от друга лежало так много камня, сколько я не видела за всю жизнь.
   При этом подруги утверждали, что город к северу от Великого Леса в десять раз больше! Чувствуя несметное количество мёртвых домов с их тягостной аурой, я представила то же, но совершенно бескрайних размеров. Теперь я, кажется, понимала, отчего все городские как один лишились рассудка. Прошедшие после Долгих Сумерек десятилетия позволили лесу заметно оживить безжизненные каменоломни, но даже сейчас зелени там было очевидно недостаточно.
   В подобных местах мне не доводилось бывать ещё ни разу, и я попросила подруг остановиться на днёвку невдалеке, чтобы сходить в город. Горилл там не было, а крупные животные неохотно селились среди мёртвого камня. Дик задумалась: кто из нас может подвергнуться большей опасности - я в городе, или Джес наедине с предателем.
   Мы обе ответили одновременно. Старшая: "Ничего со мной не сделается, иди с Волчицей", а я - "Лучше тебе побыть возле Джессики, что может быть страшного в давно заброшенном городе".
   "Один человек этой лодкой управлять не может, Афоня знает это не хуже нас - но это если рассуждать по уму. А что у него на уме?"
   Все мы обратили внутренние взоры на деревенского.
   "Ведьмы-то окончательно свихнулись... На правом берегу, да возле этакой страсти! Я тут и не засну".
   Он мыслил примерно так, хоть и молчал, как рыба, понимая - слово его тут ничего не значит.
   "Надо сховаться где-нибудь подальше от лодки. Если нападут, может так и спасусь, пересижу..."
  
   Конечно, мы не собирались высаживаться на правом берегу. Всего лишь на островке в непосредственной близости от берега, чтобы потом вброд перейти на сушу и обратно. Всё-таки, какая-никакая преграда для потенциальных агрессоров. Вряд ли гориллы умеют видеть под водой, да и зачем им лезть на какой-то конкретный остров.
   Сейчас нам приходилось смотреть далеко вперёд, если проскочим мимо подходящего, назад против течения даже вчетвером не выгрести.
   Тяжело, однако, жить деревенским! Даже выбрать место для стоянки - и то без способностей затруднительно.
   Этот клочок суши маловат и земля кажется совсем рядом, пролив узок и глубок. Второй остров побольше и подальше от берега, к нему ведёт длинная, невидимая под водой каменная гряда: то, что надо. Конечно, Подземной Жительнице на нём особенно не поохотиться...
   -"А я мужика съем", - мрачно пошутила крыса.
   В этот раз Диксон не стала дразнить её упоминанием о консервах, хоть и подумала:
   "Что-то с ними надо делать, на такой жаре содержимое банок неизбежно испортится".
   Я пообещала Лариске настрелять дичи, прежде чем уйти.
   Центральная часть бескрайней каменоломни медленно проплывала справа.
   -"Левый островок кажется менее доступным для тех, кто не знает мест", - Джес подтвердила мои мысли. -"И вам будет легче добраться до большой земли. Брод, вижу, вполне приличный, как нарочно построили".
   Расходясь на несколько проток между островками, река ускоряла бег. Кажется, я уже вполне приспособилась грести, мы одинаково споро работали вёслами...
   Так всегда!
   Стоит только подумать что-нибудь самоуверенное, Лес тут же говорит: "Нет, ты неправа!" Тяжёлая лодка пошла боком, общими усилиями мы едва справились с манёвром.
   Предатель всё удивлялся - как можно работать, словно единое целое, не обмениваясь ни словом?
   Видя приближающийся остров, мы с Дик кинулись скорей разгружать нос. В протоке довольно быстрое течение, если остановиться на северной стороне, потом будет невозможно столкнуть лодку обратно. Диксон предложила манёвр. Отвернули влево, набрав скорость вместе с течением, затем сошли со стремнины, и используя инерцию, легко выскочили на восточный берег. Афоня аж крякнул - сам бы так не словчил, хоть не первый год на реке.
  
  
   ДИКСОН
  
   Надеюсь, это хорошее место для стоянки. Лодку никто не увидит - от далёкого левого берега её закрывают другие острова. Разве только с воды или с воздуха, но будем надеяться, подобного не случится.
   Желая поскорее спровадить изменника, мы договорились все вместе внушать ему страх. Начали постепенно, следя за реакцией. Пока крепили к деревьям тросы, тщательно швартуя лодку, мужичок, вроде, ничего необычного не чувствовал. В нашем обществе ему всегда было не особо комфортно. Чуть усилили давление - между лопаток Афанасия побежали первые мурашки.
   Волчица пристально глянула на него. Обернувшись, деревенский окаменел: в нескольких шагах стоит громадный серый хищник! Шерсть на загривке дыбом, верхняя губа обнажила страшные клыки.
   Добившись желаемого эффекта, охотница убрала картинку. Увидев нехорошо ухмыляющуюся девушку в том месте, где только что был волк, предатель встряхнул головой и зашептал молитву.
   Чувствуя, что нас он боится гораздо сильнее, Джессика в свою очередь постаралась - представила стрейнджера, кособокого зелёного монстра, покрытого слизью, с длинными волосами, торчащими из свинорылого носа. В то же время Лариска прикинулась городской собакой, самым страшным зверем, которого она видела.
   Узрев рядом этакую парочку, Афоня обессиленно застонал - и ринулся к лодке!
   Вовремя прочитав мысли, мы с Одинокой огромными прыжками бросились следом. Успели - его задержал высокий борт. Ловкая охотница взлетела вверх практически одновременно с предателем, тот даже не успел схватиться за рогожу, укрывавшую автоматы.
   Волчица протянула деревенскому мешок с едой, улыбаясь во все тридцать два зуба. Спустя полминуты он уже ломился сквозь кусты, стремясь уйти как можно дальше от "оборотней".
   Лариска с Одинокой ушли на охоту, а мы не торопясь выгрузили на берег еду, оружие, "постели". Перетащили на нос лодки мешки, свёртки, пластиковые блоки с водкой. Я взвесила в руке молот - не особо удобная штука для боя.
   Взмокли от тяжёлой работы, солнце начало припекать затылки. Закончив ворочать груз, проверили надёжность верёвок, державших катамаран, и полезли в реку охлаждаться. Я внимательно осмотрела подводную часть лодки и рули: вдруг что-нибудь уже требует ремонта. Вроде, пока нет.
   С другой стороны острова увидев нас обнажёнными, Волчица послала игривые мыслеприкосновения. Джес вполне хватило этого, чтобы тотчас кинуться на меня...
   Голубое небо смотрело величаво проплывавшими снежными облаками. Солнце и ветер ласкали нам кожу, будто присоединившись к мыслям Волчицы.
  
   Охотницы вернулись спустя полчаса. В мыслях Одинокой гнездились серьёзные сомнения: а не предпочесть ли походу в город наши плотские прелести?
   Я прыгнула в штаны, чтобы не смущать девочку стриптизом, а рыжая даже и не подумала одеться.
   -"Надеюсь, мы это ещё успеем. Сходите, всё-таки интересно".
   Расцеловав Джессику с обеих сторон, мы пообещали передавать всё, что увидим.
   -"Я буду смотреть вашими глазами", - ответила любимая.
  
   С собой взяли оружие, обувь, я надела камуфляжные штаны и жилет-разгрузку на голое тело. Волчица нацепила набедренник, в дальних переходах она предпочитала именно эту, весьма необременительную одежду. Джес дала напрокат свой жилет, при этом подумав кое-что интимное.
   Вдруг подруга вспомнила про "солнечный камень". Отстегнув липучку, вытащила украшение из маленького кармашка, и присев перед Одинокой в кокетливом реверансе, прилепила его на свой лоб. Кристалл вспыхнул, отражая лучи светила, и мы залюбовались Джессикой.
   "Была бы я художницей, нарисовала б картину!"
   Синяя вода, белый песок, буйная зелень и обнажённая красавица с сияющей улыбкой и звездою во лбу. Богиня эротизма!
   С огромным трудом мы заставили себя уйти, посылая Джес мысленные поцелуи. Рыжая вздрагивала от них и негромко стонала, покусывая губы. Потом раскинулась на песке, подставляя страстное тело нашим виртуальным ласкам. Ни разу не тронула себя, но мы ещё не успели перейти остров из конца в конец, как Джессика послала волну собственного наивысшего наслаждения, делясь им с нами.
   Несколько метров после этого Волчица едва шла, шатаясь, как пьяная. Перед глазами стояла любимая во всей своей красе.
   "Зачем так себя мучить?" - подумала я.
   Мы едва приблизились к берегу, и хоть сознание твердило "не место и не время", уделили друг другу несколько жарких минут. Разумеется, Джес была мысленно с нами...
  
   Вброд предстояло идти метров сто, не меньше. В старые времена на дно уложили какую-то трубу, укрытую бетонными коробами, по их остаткам мы и собирались протопать на материк.
   Увязав в узлы всё, что на нас было, ступили в воду. По колено. По пояс... по грудь. Держа груз на головах, мы боролись с течением, пытавшимся свалить, унести, и обходили невидимые ямы. Достигнув берега, высмотрели подходящий лужок, принялись обсыхать.
   Джессика на острове охраняла сон Лариски, поглядывала на лодку, лениво жуя бутерброд. Автомат рядом, на расстоянии вытянутой руки.
   Я дала Одинокой кусок тряпки, чтобы тщательно вытереть ступни, и через пару минут приступила к таинству наворачивания портянок. Обула девушку, то же сделала сама. Вот мы и готовы.
   Непривычно идти налегке, с одним автоматом, не чувствуя прижимающей к земле тяжести вещмешков. А Волчице неудобно в ботинках. Такую обувь она надела впервые в жизни. Что делать, в каменных джунглях нужны твёрдые подошвы. Спутница согласно кивнула, но легче от этого ей не стало.
  
   Вот среди кустов спрятались несколько потрескавшихся бетонных плит: первые признаки начинающегося города. Несколькими метрами выше - пережившие все невзгоды мощные сваи. Похоже, плиты лежали на них. А этот фундамент длинного здания параллельно реке... Да! Причал и речной вокзал, вот что это было раньше.
   Теперь никто не скажет, сколько построили этажей, в зарослях торчали только отдельные части стен, да огрызки колонн, доедаемые временем. В самой высокой немногим больше двух метров. Неподалёку лежал на боку ободранный железный каркас метров тридцать в длину. Знакомые обводы - это же "Метеор", быстроходный катер на подводных крыльях!
   Я показала девушкам, как этот красавец выглядел на ходу.
   -"За один только час он проходил на двадцать пять километров больше, чем мы за целую ночь".
   Одинокая повернула, чтобы подойти ближе. Взрослые деревья обступали мёртвое судно, словно боясь, что оно убежит. Больше всего подругу поразил металл:
   "Ни единого пятнышка ржавчины!" - удивлялась она.
   -"Дюраль, как и на нашей лодке... Когда-то из такого делали самолёты".
   Левый гребной винт отсутствовал, правый сохранился на валу.
   -"Вот эти штуки крутились, и толкали катер вперёд".
   Охотница сосчитала лопасти - пять, вспомнила символ на наших ножах, вытащила оружие, сравнила.
   -"Это было военное судно? Пятилучевая звезда..."
   -"Нет, это просто совпадение. Количество лопастей определялось практическими соображениями".
   Лавируя между стволами лип и клёнов, мы прошли вдоль корпуса до самого носа. Обратив внимание на переднее крыло, Одинокая поинтересовалась его предназначением.
   -"На скорости крылья выталкивали катер из воды и он летел практически по воздуху, осадка судна на ходу была чуть больше метра. Поэтому и гребные валы уходят так низко".
   Волчица с интересом разглядывала хитрую конструкцию, трогала нержавеющую сталь рукой, пробовала на прочность.
  
   -"Нет, вы гляньте только, что делает!" - возмущённый мыслеголос Джес заставил нас отвлечься.
   На северо-западной стороне острова Афанасий вдохновенно занимался рукоблудием, представляя при этом, будто совокупляется с нашей рыжей!!
   "Не бывать тому, даже в мыслях!" - хором подумали мы с Одинокой, и оранжевый огонь мужчины погас, не успев разгореться.
   После наших совместных усилий ему теперь долго не придётся мозолить руки...
  
   Поросшая тополями терраса - бывший берег огромного водохранилища. Взобрались туда по корням, как по лестнице, и попали в царство камня, кирпича и бетона, поедаемые зеленью останки древнего города.
   Он был древним и во времена моей прошлой жизни. Четыре тысячи лет назад здесь поселились скифы, все минувшие века люди ходили по этим улицам. А теперь - никого, да и улиц самих нет давно. Сначала трава, потом кусты и деревья пробили асфальт, вздыбили его корнями, переломали и раскрошили.
   Машин в этом городе водилось намного меньше, но всё равно полусгнившие кучи железа часто угадывались среди зелени. Это, похоже, троллейбус, да вот и ещё один.
  
   -"Тарелка летит!" - голос Джессики окатил, словно ледяной водой, мы взволнованно замерли.
   -"Прячьтесь обе в лесу!"
   Наши внутренние взоры обратились к уже довольно далёкому острову.
   "Эх, нельзя было уходить!"
   Матовый диск голубого цвета, едва заметный простому глазу на фоне такого же неба, довольно быстро двигался метрах в пятидесяти над рекой. Недоброе предчувствие заставило Волчицу схватиться за мою руку.
   Всё произошло в долю секунды - обнаружив лодку, инопланетный аппарат ударил лучом, развалив оба корпуса пополам. Джес, в ярости сжав кулаки, выскочила из укрытия:
   -Стой, сволочь!! You shan't have it! - закричала вслед уносящейся воздушной машине.
   Мы с Одинокой уже бежали назад, понимая - всё равно опоздаем, и ужасно боясь непоправимого.
   Обе кормы катамарана затонули, с коротким шипением выпустив над сомкнувшейся водой облачко пара. А вот носы лодок, удерживаемые швартовами и тяжестью груза, пока оставались на месте.
   Замерла, не веря своим глазам, и Джессика: дискай, словно в стоп-кадре, неподвижно висел над рекой!
   То и дело бросая на аппарат испытующие взгляды, рыжая полезла в воду, чтобы снять с лодки наши мешки, но вплотную приблизиться к раскалённому дюралю было ещё невозможно.
  
   Обратный путь до острова я и Волчица проделали вдвое быстрее, но всё равно, когда увидели Джес, вещи давно лежали в безопасности, на берегу.
   Обнявшись, мы пообещали друг другу больше не расставаться.
   Задрав голову, я рассматривала "летающую тарелку". С тех пор, как остановилась, она ни на метр не сдвинулась с места. Прокручивая в памяти происшедшие без нас события, я вдруг поняла, в чём может быть дело.
   Повернулась к рыжей, и крепко расцеловала её в губы. Следом за мной то же немедленно повторила охотница. Только после этого я смогла сформулировать понятную мысль:
   -"Ты ведь сама его остановила! Ключ подошёл к замку".
   Мы совсем другими глазами смотрели на переливающийся всеми цветами радуги прозрачный кристалл, "третий глаз" Джессики.
   -"Возможно, он позволяет управлять тарелкой".
   Подруга подумала:
   -"Я боюсь - вдруг это не так..."
   -"Вели ей приблизиться, и увидим".
   Облизнув внезапно пересохшие губы, Джес взяла за руки нас обеих и только после этого произнесла:
   -Diski, come here!
   Неземной аппарат дрогнул - и одним рывком преодолев сотню метров с гаком, застыл точно над нашими головами.
   -"Я не чувствую внутри никого живого", - сообщила Одинокая, переминаясь с ноги на ногу.
   Попробовав вчетвером просканировать тарелку, получили те же самые результаты. Либо особо хитро экранирована, либо и вправду пуста.
   Рыжая нервно сжимала в руках АКМС.
   -"Если там хоть один человек с современным оружием - мы пропали".
   Попробовала её успокоить:
   -"Он мог бы расстрелять нас уже давно".
   -Может, играет, как кошка с мышью. Бывают такие л-любители...
   От волнения она произнесла это вслух.
   -"Прятаться, я понимаю, бесполезно?" - уточнила Волчица.
   Джессика криво улыбнулась.
   -"Разве что под землёй. Сжечь дотла весь этот островок для него не составит труда".
   Тарелка выполнила и следующий приказ - зависнуть в двух метрах над берегом. На всякий случай рыжая надела рубашку, а мы как были в жилетах, так и остались.
   -Open the hatch!
   Ближайшая к нам нижняя часть диска стала прозрачной, внутри замерцал приглашающе розовый свет.
   "Есть ли на борту биологические объекты?" - я подсказала Джес следующую команду.
   -Ответ отрицательный, - по-английски ответил из люка мужской голос.
  
   Мысли "кто пойдёт первой" даже не возникало. Проём достаточно широк для четверых - одновременно мы в него и ступили. Полуденный зной мгновенно сменился комфортной прохладой.
   -Могу ли я произвести дезинфекцию? - вежливо осведомился дискай.
   -Вначале мы прихватим ещё кое-какой груз. А дезинфекцию - пожалуйста, если она не повредит нам и нашим вещам. Не изменит никаких их возможностей и характеристик, кроме бактериальных.
   Втащив в "тарелку" всё металлическое из Данилиного груза, мы отдались во власть ревнителя чистоты. Вначале невидимый "пылесос" удалил с нас мельчайшие частички песка и грязи. Последовавший затем обдув продезинфицировал кожу. Обеим охотницам процедуры показались странными и не очень приятными, но они переносили всё молча, черпая уверенность в наших спокойных мыслях.
   Внутреннее помещение представляло собой абсолютно прозрачную полусферу с тремя креслами посередине.
   -Форму четвёртого ложемента вам придётся смоделировать самостоятельно. В моей памяти нет необходимой для этого информации, - баритон "тарелки" прозвучал, будто извиняясь.
   Я попросила Джессику:
   -"Можно, он будет говорить по-русски? И женским голосом..."
   Подруга улыбнулась.
   -"Можно-то можно, только брейн станет больше переспрашивать, чем говорить. Словарный запас языка сэвэдж сильно отличается от твоего".
   -"Не знает - научим..." - я осклабилась в ответ.
   Почувствовав, что у пословицы есть продолжение, подруга вопросительно глянула в глаза.
   -"...не хочет - заставим. Армейская поговорка".
   Следующая фраза инопланетного аппарата прозвучала уже понятной для Волчицы и Подземной Жительницы, и тем голосом, который мне нравился.
   Пока подруги конструировали кресло для крысы, переводя её мысли на язык звуков, доступный брейну, я уселась в правое. Голым ногам сделалось щекотно, а объёмный жилет явно мешал спинке принять идеальную форму.
   Сняв разгрузку, тотчас поймала вопросительные мысли девушек и саркастическое: "Что, опять?!" от Лариски. Она устраивалась в индивидуальном предмете мебели, считая это самым важным занятием на свете.
   -"Нет, просто я смотрю, наша прежняя одежда здесь не очень подходит. Ты говорила, синтезатор легко делает одноразовую?"
   Рыжая оттянула "декольте" своей деревенской рубахи, одним глазом заглянув внутрь.
   -"Да, без проблем, просто скажи брейну".
  
   Тонкий комбинезон облегал тело, как трико, и совершенно не чувствовался на коже. Ткань ощущалась только на сгибах, когда один слой касался другого. Теперь можно устраиваться в кресле. Эргономика по высшему разряду - будто живое, оно сразу подстраивалось под выступы и впадины тела.
   -Брейн, имеет ли кто-нибудь извне информацию о том, что мы на борту, и о местонахождении этого диская?
   Задав свой первый вопрос, я с некоторым волнением ждала ответа. Кто знает, будет ли машина вообще говорить с кем-нибудь, кроме Джес.
   -Вопрос человеку-носителю ключа полного доступа. Какой уровень доступа вы предоставляете другим людям, находящимся на борту?
   Подруга, к тому времени тоже надевшая мономолекулярный комбинезон и устроившаяся в соседнем кресле, заговорила.
   -Давай сперва познакомимся и сделаем общение менее официальным. Как к тебе раньше обращались другие люди?
   -"Брейн", "дискай", "плейт", "триста первый"... - и после едва уловимой паузы - ..."Линай".
   -Что означает слово "линай"?
   Правая рука рыжей коснулась моей ладони, левую она вложила в руку Волчицы. Кресла стояли вплотную, это было удобно.
   -Так называется летающее живое существо с планеты Росса.
   Поверх изображения обломков катамарана на берегу острова мы увидели величественную картину. Незнакомая голубая птица, шевеля одними только кончиками огромных крыльев, неспешно плыла по небесному океану.
   -Линай нравится тебе, хочешь, чтобы тебя так называли?
   -Это существо значительно красивее меня, мне нравится отождествлять себя с ним.
   -Вот и договорились, - подытожила Джессика, мысленно предлагая нам вслух назвать имена.
   -Меня зовут Диксон.
   -А меня - Волчица. Её зовут Лариса, она не умеет говорить звуками, но мыслеречью владеет не хуже всех нас.
   Представляя крысу, Одинокая положила левую руку на гладкую серую шерсть.
   Пока шёл процесс знакомства, мы договорились между собой об уровнях доступа, чтобы всё было без обид.
   Джес отдала соответствующую команду брейну.
  
   -Итак, - вернулась я к главной теме. -Линай, что там у нас с исходящей информацией?
   -Активация ключа полного доступа снимает все выполняемые задачи, кроме связанных с обеспечением моего собственного функционирования. Следовательно, информация обо всём, происшедшем с момента получения мной команды "Стоп", никуда не поступала.
   Я кивнула.
   -Отлично.
   Рыжая подумала: "Не всё так радужно, дорогая".
   -Его курсограмма за секунду до обнуления задач в тауне есть. Эта информация всегда передаётся в режиме реального времени.
   -Это уже хуже, - согласилась я.
   Охотницы переваривали огромные объёмы совершенно новой для них информации и пока что не участвовали в разговоре. А нам следовало активней шевелить мозгами.
   -Линай, сколько у нас времени до встречи с патрульными дискаями и сколько их, по твоему, выслали?
   Ответ пришёл практически мгновенно.
   -От семи до тридцати девяти минут, в зависимости от их скорости. Выслан, скорее всего, один дискай. Случаев, подобных нашему, ранее не регистрировалось, у таунов на планете нет противника, имеющего техническую возможность повредить какой-либо дискай. Следовательно, уровень потенциальной опасности не будет оценён как высокий.
   Обмениваясь мыслями с подругами, я преобразовывала в речевые вопросы результаты предварительного обсуждения.
   -Можем ли мы остаться незамеченными для патруля?
   -Нет. У всех дискаев, переданных таунам Земли, стандартное оборудование, простейшая базовая комплектация, никаких генераторов тени и тому подобного. Одинаковые возможности, как только мы увидим патруль - он увидит нас. Единственный способ - удаляться от преследователя со скоростью, не меньше, чем у него. Правда, для этого нужно знать, откуда приближается патрульный...
   -"Вверх! Надо лететь вертикально вверх, Джес, скорее командуй!"
   -"У нас ещё есть дело", - напомнила Одинокая. -"Предатель не должен жить!"
   -"Согласна!" - кивнула я.
  
   Смерть деревенского была лёгкой, он так и не проснулся. Бесшумно взмывая в зенит, Линай засёк тёмный силуэт на пляже, получил команду "Огонь".
   На укрупнённом изображении стекловидная линза из расплавленного песка, видно, как дрожит над нею раскалённый воздух. От неудачливого грабителя осталась лишь заскорузлая мозолистая ступня с дымящимся куском обугленной голени. Мощность импульса была минимальной, чтобы не повредить природе.
   Остров, река, лес - всё это стремительно провалилось вниз. Вертикальная скорость аппарата поражала воображение, при этом перегрузка почти не чувствовалась. Извилистый росчерк широченной реки растаял в зелёном море леса, вот и оно подёрнулось синеватой дымкой. Земля уже выглядела плоским блюдом под прозрачным куполом неба.
   -На орбитальной станции стрейнджеров есть устройство дальней связи в реальном времени? - спросила Джессика у диская. -Мы хотели бы передать информацию о происходящем на планете Земля. Об использовании их гуманитарной помощи.
   -Устройство связи имеется. Но почему бы вам не поговорить со стрейнджером лично?
   Перед глазами Джес возник образ омерзительного чудовища, у неё задрожали веки.
   Я вступила в беседу:
   -На станции есть стрейнджеры? Мы не знали. Линай, покажи нам облик стрейнджера.
   -На станции только один стрейнджер - Ита. Вот как он выглядит...
   Дрогнула треть полусферы, изображавшая удаляющуюся земную твердь и набиравшее синеву голубое небо.
   Перед нами появилось изображение... человека! Точно такого же, как мы, без всякой слизи и асимметрии. Широкоплечий и статный, он увлечённо рассматривал трёхмерную модель осьминога. Правильные черты, уверенный, спокойный взгляд не по-мужски больших глаз с огромной голубой радужной оболочкой.
   -Вы согласны встретиться с Ита? - спросил брейн.
   "Почему бы и нет", - подумали трое из нас.
   Джессика прищурилась.
   -Это его настоящее тело?
   -Ита живёт в нём последние двадцать семь земных лет.
   На вид мужчина казался чуточку моложе, но как нам судить о внешности инопланетянина...
   -Чтобы сохранить наш курс в тайне от тауна, пора его изменять, так, или иначе, - объявил дискай. -Вы решили, куда намерены лететь?
   Секундный обмен мыслями - Джес уже больше не колебалась.
   -Летим к станции стрейнджеров!
   -Выполняю, - отозвался брейн.
   Чтобы не тратить время впустую, волчица попросила ознакомить её с информацией об устройстве диская и станции стрейнджеров. Мы присоединились к просьбе, только Лариска параллельно с информацией пожелала усваивать органическую пищу.
   Линай создал для крысы "уголок питания", чтобы не страдала ворсистая поверхность кресла. Она спрыгнула туда, принялась выбирать блюда. Брейн показывал изображения земных животных, а Волчица произносила вслух их названия, отмечая, употребляет их в пищу Подземная Жительница, или нет. Таким образом Линай накапливал информацию о предпочитаемой крысами пище.
   Минуты через две наша голодающая выбрала телятину. Информация о молекулярной структуре этого мяса имелась у брейна, и Лариска решила попробовать, каково на вкус новое для неё блюдо.
  
   Одновременно с решением проблем крысиного меню мы начали получать информацию о дискае. В основе своей это был моноблок - синтезированная целиком единая биомеханическая конструкция. Нечто вроде киборга "от рождения". Имелась возможность модификации моноблоков посредством оснащения дополнительным оборудованием, замены собственных узлов и деталей.
   Энергию дискай извлекал из окружающего пространства. Преобразовывал свет, звук, камень - любое излучение, любую материю. Круг возможностей аппаратов подобного рода определялся наличием в настоящий момент достаточного количества энергии, и, конечно, типом комплектации, различия между которыми были весьма существенными.
   Изначально дискай в базовой комплектации был транспортным атмосферно-космическим аппаратом с минимальными возможностями самозащиты. В нашей, земной терминологии - легковооружённый катер.
   Станция, конечно, была сборной конструкцией. Внушительных размеров и таких же возможностей. Сфероид диаметром девять километров был, в свою очередь, одной из множества частиц межзвёздного корабля стрейнджеров, которые сами себя называли "летящими среди звёзд". Для обозначения этого понятия в их ментоязыке существовал специальный образ.
   Судя по основным функциям орбитальной станции, её можно было назвать научно-производственным и оборонительным мобильным комплексом. Не кораблём - для этого двигатели "Мэйт" были всё-таки слабоваты. На самостоятельный переход между соседними галактиками станция потратила бы несколько месяцев субъективного времени. Но, при необходимости, двигаться в гиперпространстве она могла.
  
   Синтетическая телятина Лариске понравилась.
   -"Не жалею, что пошла с вами", - думала она -"Даже если бы не было всех этих космических чудес. Хотя, может быть, в лесу мне было бы и лучше, чем здесь".
   Расправившись с порцией, она умывалась лапами.
   -"Жаль, Дед вовремя не ушёл из метро, пожил бы сколько-нибудь на свободе".
   Одинокая усомнилась. По нашим воспоминаниям она примерно представляла Деда.
   -"Не уверена, что его принял бы Лес. Он ведь не был охотником, да ещё всю жизнь провёл среди камня и железа".
  
   Обзорная полусфера тарелки по-прежнему показывала пустое околоземное пространство, но мы явственно ощутили приближение к огромной массе металла, скрывавшей море энергии.
   -Вот мы и прибыли, - объявил брейн.
   Я не удержалась от вопроса.
   -Почему мы не видим станцию?
   -Базовая комплектация не позволяет обнаруживать объекты, находящиеся в режиме тени.
   Сопоставление размеров песчинки диская и станции-горы впечатлило даже меня. Наши охотницы цепенели в немом восторге, и только Джессике было несколько привычней.
   -"И эта громада - лишь маленькая частица корабля!" - думала Волчица, представляя в сотни раз более крупный искусственный объект.
   Размеры сооружений старых людей теперь не казались ей потрясающими, в сравнении с творениями стрейнджеров.
   Дискай вплыл в причальный отсек "Мэйт", сразу потерявшись в уголке одного из её ангаров и опустился на палубу, отключив двигатели.
   Едва ощутимый толчок подтвердил точность наших ощущений. В момент касания обзорная полусфера тарелки "включилась" на реальную картинку, показывая тёмный бесконечный ангар орбитальной станции.
   -Можно выходить, - пригласил Линай.
  
   Ступив на белую палубу "Мэйт", мы услышали незнакомый голос, называвший наши имена.
   -Приветствую землян на борту! Пока "Триста первый" на моей территории - наши сознания единое целое. Мы всегда вас услышим и поможем во всём.
   -Ита сейчас отсутствует, он находится на Земле, будет примерно через одиннадцать часов по земному времяисчислению.
   Брейн станции отвечал на все невысказанные вопросы, будто тоже умел читать мысли. Тем временем мы шагали по полутёмному ангару к ближайшей кабине корабельной транспортной системы.
   -Пока предлагаю вам отдых и продолжение знакомства с информацией.
   Управляющий компьютер - образец гостеприимства. От имени всех Джес поблагодарила:
   -Спасибо, Мэйт и Линай.
   Дверь кабины КТС дематериализовалась от прикосновения ладони. Зеркальные стены продемонстрировали тройку симпатичных девушек в облегающих бесшовных костюмах и рослую длинноногую крысу.
   Пожалуй, мы уже не смотрелись такими обалдевшими, как тогда, впервые ступив на трап диская в дикарском обличье - я специально попросила Линая сохранить эту запись на память.
   Ходить пешком по многокилометровым коридорам можно было часами. А так - через секунду мы перенеслись на полтора десятка уровней выше ангарной палубы в одну из кают для гостей.
  
   Информация! Её всегда не хватало таким беспокойным существам, как мы. Не специально сваренная жвачка для безмозглых потребителей, в которой историческими фактами зовётся наглая ложь, нет. Объективная истина.
   Как человека военного, меня, конечно, интересовали детали устройства станции, физические принципы, на использовании которых основывалось действие оружия стрейнджеров. Тип двигателей "Мэйт" и настоящего межзвёздного корабля, устройство преобразователей одного вида энергии в другой или прямого превращения материи в энергию любого вида, по необходимости. Чертовски интересовали молекулярные трансформаторы, выпекающие, например, готовые дискаи, и ещё много чего интересного, словно пирожки с капустой.
   Но в такой же степени меня интересовало общественное устройство мира стрейнджеров. Человеческие цивилизации, веками и тысячелетиями сменявшие одна другую, ничем не отличались в главном. В них не было ни грана справедливости. У власти всегда стояли те, кого справедливость интересовала в самую последнюю очередь, а иные оказывались совершенно неспособны управлять людьми.
   Сотни тысяч, может, миллионы мечтателей придумывали "города Солнца", где каждый человек любому другому человеку обязательно будет "друг, товарищ и брат", только всё это оставалось рядами закорючек на листах бумаги.
   Все минувшие века мы ломали голову над причиной подобной закономерности, пока не пришли к выводу, что она в нас самих.
   В генах homo sapiens.
   Мы в принципе неспособны относиться друг к другу так, как хотим, чтобы все остальные относились к нам. Бывают исключения, это называется "любовь" и густо замешано на половом влечении. В иных случаях - война всех против всех. Эгоцентризм, тупое деструктивное соперничество, не приносящее человечеству ничего, кроме вреда.
   А сейчас мне что-то подсказывало - можно узнать, как живут по-другому...
  
  
   ДЖЕССИКА
  
   Я вернулась в привычный мир. Не знаю, надолго ли, но уже через несколько часов стала испытывать ощущение необъяснимой грусти, какой-то утраты. Ещё вчера мы ни от кого, кроме стихий, не зависели, засыпали под пение птиц, целыми днями могли делать всё, что взбредёт в голову. Жили неповторимо прекрасным чувством близости к природе, единением с Великим Лесом, чистой рекой, ночной тишиной, величаво плывущими мудрыми вечными облаками и бескрайним небом...
   -"Нам, в общем, везло - могло сложиться совсем по-другому", - подумала Дик. -"Человек вне цивилизации каждую минуту подвергается опасности. Травмы, простуды, инфекции, нападения хищников - всё это более чем реально. Представь: случились затяжные дожди, когда мы шли по реке. Холод, ветер, под ногами в лодке вода, которую нужно всё время вычерпывать, и это далеко не самые серьезные проблемы, которые могли нас ждать..."
   Я жизнерадостно улыбнулась.
   -"Ты умеешь утешить".
   Положила руку на запястье любимой, пальцами левой сжала бедро Волчицы. Энергия хлынула потоком, перетекая по всей нашей четвёрке. Планета осталась далеко внизу, а мы сохранили память о Земле, любовь к ней, её силу.
  
   Сидя в полумраке, мысленно формулировали сообщение для стрейнджера. Сочиняли лаконичные, предельно точные предложения и надиктовывали их брейну. Я предпочитала прослушивать голосовой вариант. Диксон, будучи визуалом, вывела черновик в текстовом виде и редактировала, внося необходимые правки в светящиеся перед нею оранжевые строки.
   Одновременно в фоновом режиме нам загружали в память информацию о цивилизации стрейнджеров. То, что инопланетянин знал о происходящем на Земле, было весьма общими и, очевидно, недостаточными сведениями.
   Очень опытный и увлечённый океанолог, Ита ограничил сферу своих научных интересов обитателями солёных вод нашей планеты. На корабле, случайно обнаружившем остатки земной цивилизации, не было специалистов по ксеносоциологии. Стрейнджеры вообще не занимались прогрессорством: согласно Традиции, каждая цивилизация должна была самостоятельно пройти свой путь к зрелости. И только планетарный катаклизм мог стать причиной вмешательства летящих меж звёздами. Что и спасло землян от полной деградации, а возможно, и исчезновения.
   Корабль отпочковал станцию, способную снабжать всем необходимым скромное население планеты, и ушёл выполнять свою задачу. На "Мэйт" остался Ита. По собственному желанию, ведь Земля изобиловала морями и океанами! Днями он пропадал то в одном, то в другом уголке водного мира, не особенно вникая в происходящее на суше. Численность подконтрольного населения не сокращалась, даже росла (за счёт кантри, естественно), а остальное Ита не особенно беспокоило.
   Вскоре нам предстояло ознакомить стрейнджера с реальной картиной происходящего. Брейн заархивировал сообщение и отправил на Землю - орбитальная станция постоянно поддерживала связь с Ита, пришелец давно знал о нашем прибытии.
   Расслабившись, мы приготовились ждать ещё четыре часа, раздумывая, чем бы это заняться. Дик и Волчица склонялись к тренировке - слишком долго сидели без движения. Я, увы, предпочитала иные, весьма специфические упражнения, которые пока что мы позволить себе не могли, а Лариска, имея более короткий цикл сна-бодрствования, вообще хотела отдохнуть.
  
   -Ита перемещается на борт, вероятно, сейчас вы его увидите! - внезапно предупредила Мэйт.
   После передачи нашего сообщения не прошло и двух минут. Стрейнджер появился посреди каюты, белый комбинезон подчёркивал голубизну глаз. Пришелец не скрывал переполнявших его чувств вины и сожаления.
   -Приветствую вас, земляне!
   Он заговорил на таун, хотя за эти несколько часов брейн загрузил всем нам и таун-язык, ранее незнакомый охотницам, и язык стрейнджеров в том объёме, который мы были способны постичь.
   Откровенно разглядывая Ита, я до сих пор подсознательно выискивала во внешности хоть волосок от слишком хорошо знакомых мне виртуальных тварей. Ощутив особенное внимание, стрейнджер зябко передёрнул плечами, глянул в глаза.
   -Я ознакомился с сообщением и сейчас не могу найти себе оправдания.
   Диксон передала ему эмоции понимания, сочувствия и надежды. Все мы присоединились к мыслефразе, прозвучавшей на родном языке пришельцев.
   Конечно, он отличался от таун значительно больше, чем разговорный жаргон сэвэдж от языка, на котором думала Дик. Для множества понятий не находилось аналогов, чтобы постичь смысл иных стрейнджерских фраз, нам нужно было пояснять их несколькими предложениями. Этот мыслеязык вообще не стоило пытаться переводить в пошлые звуки - слишком разный уровень выразительности, яркости, информативности.
   -"Теперь я понимаю, почему все эти годы никто, кроме правителей, не выходил со мною на связь..." - Ита перешёл на мыслеречь, на красивом и твёрдом лице проступило некоторое облегчение, видимо, он сделал вывод, что собеседницы достаточно развиты для обмена мыслями. -"Сотни тысяч интерфейсных модулей вместе с технической помощью были переданы для распространения среди желающих землян, а активированы - считанные единицы".
   -"Кристаллы" недоступны никому, кроме правителей. Монополизировав право на общение с вами, они рассчитывают как можно дольше удерживать власть. Этот модуль..." - я коснулась пальцами своего украшения, -"...мы нашли среди останков погибшего изгнанника. Можно только догадываться, каким образом этому человеку удалось сохранить модуль в тюрьме, ведь заключённые содержатся без одежды и под постоянным наблюдением".
   Пришелец побледнел, на лбу выступили капельки влаги, смуглая кожа лица приобрела серо-землистый оттенок. Ита на секунду исчез, и возник снова уже в таком же, как у нас, низком анатомическом кресле-ложе.
   -"Простите моё отсутствие - биологическая потребность", - невесело улыбнулся он. -"Власть" - что означает это понятие?"
   Ита быстро нашёл ответ в наших мыслях.
   -"Возможность безнаказанно навязывать своё субъективное мнение другим людям?" - повторил он с недоумением. -"Видите, и мне приходится объяснять то, что для вас элементарно".
   Волосы на голове пришельца вдруг исчезли, он потёр образовавшуюся лысину, а через секунду вновь разом "оброс" шевелюрой.
   -"Увы, я несколько далёк от социологии, никогда не сталкивался с этими явлениями, и плохо понимаю причины возникновения поведенческих девиаций. Мы, очевидно, ошиблись, полагая, что при низкой плотности населения подобные аномалии не возникают. Да ещё в столь широком распространении..."
   В результате ошибки стрейнджеров погибло довольно много землян. Осознание этого мешало Ита чётко формулировать мысли, на дне голубых глаз просматривалась глубоко запрятанная тоска.
   -"Невежественное сознание и чудовищный эгоцентризм привели к торжеству несправедливости на вашей планете", - скулы пришельца окаменели, сдвинув белые брови, он тщательно подбирал мысли. -"От имени всех летящих среди звёзд выражаю вам глубокое сожаление. Вместе мы постараемся исправить ситуацию. Не будем больше заниматься самодеятельностью - соберём информацию о происходящем и передадим профессионалам, они примут верное решение".
   Мы знали - Ита может связаться с соплеменниками в режиме реального времени.
   -"Вы составили исчерпывающее сообщение. Обвинения весьма конкретны и более чем серьёзны: паразитирование на гуманитарной помощи, препятствование возрождению цивилизации и узурпация власти. Необоснованное сокрытие объективной информации от подавляющего большинства разумных, способствование деградации зомбируемых и физическое уничтожение не поддающихся зомбированию. Думаю, с вашей помощью будет возможно подобрать соответствующие факты, доказывающие повсеместное распространение названных преступлений".
   Вопрошающий взгляд пробежал по трём нашим лицам и одной морде. Мгновенный обмен мыслями - и Дик ответила за всех:
   -"Мы согласны. Но для этого понадобятся... м-мм... Некоторые технические средства".
   Стрейнджер кивнул.
   -"Всё будет предоставлено", - подробная информация о технических средствах мгновенно поступила в наши сознания.
   Я потёрла пальцами мочку уха и попыталась прояснить ситуацию.
   -"А каковы условия? Понимаете, я вот представила себя, бесстрастно фиксирующей преступления и ничего не предпринимающей для их прекращения".
   Передала пришельцу самую страшную мыслекартину из собственной памяти - гибель Соланж.
   Ита на мгновение оцепенел, переменился в лице, глаза расширились, губы сжались в тонкую линию. Стрейнджер испытывал глубочайшее смятение и растерянность. Глубоко вздохнув, поднялся на ноги:
   -"Что вы предлагаете?"
   Ритмично сжимая кулак, Диксон разглядывала обтянутые тонкой тканью мышцы собственного предплечья.
   -"В подобных ситуациях нам будет очень сложно бездействовать. Какие меры пресечения отдельных преступлений считаются допустимыми вашей... Традицией?" - она вспомнила название неписаного свода законов летящих среди звёзд.
   Красивое лицо пришельца осталось потрясённо-растерянным, но в мыслях его мы читали глубокие сомнения относительно нашей способности быть справедливыми.
   -"Вы нас совсем не знаете, это понятно", - вступила в разговор Волчица, со значением пошевелив кустистыми бровями. -"Перед тем, как действовать, мы можем каждый раз выходить с вами на связь".
   -"Право решать останется за вами", - я подтвердила мысль.
   Стрейнджер качнул головой из стороны в сторону устало помассировал глаза. С нахмуренного лица на миг соскользнула тень.
   -"Нет. Будем решать вместе. Это право предоставляется одному только в случае необходимости мгновенного действия".
   Ита вернулся в кресло, расслабленно вытянул длинные ноги.
   -"Хотите сперва отдохнуть, или?..."
   Я позволила себе ответить за всех:
   -"Пожалуй, "или".
   Уж коли нельзя заняться любовью, займёмся делом.
   -"С чего ты, кстати, взяла, что нельзя?" - ладонь Одинокой ласково прошлась по рыжему подросту на моём темени.
   Я уловила исшедшую от пришельца неясную, но положительную эмоцию.
   -"Только мужчин нам не хватало!" - вырвалось у Дик.
   Мы с Волчицей поддержали мысль. Стрейнджеру придётся подождать.
   -Первым делом, первым делом - самолёты... - несколько смущённая собственной резкостью, Диксон промурлыкала строчку из какой-то песни, намекая, что пора бы и вправду заняться тем, ради чего мы сюда явились.
   -"Если вы готовы, начать следует с резервных копий. Как и всё во Вселенной, риск должен быть разумным".
   Уже около двух часов мы знали о привычке летящих меж звёздами в разных местах сохранять постоянно обновляемые электронные копии своих сознаний, но не предполагали, что подобная привилегия так скоро будет предоставлена и нам.
   -"Это не может быть "так скоро", - твёрдо стиснутые губы пришельца заметно смягчились. -"Разумный не может стать по-настоящему свободным, каждую секунду завися от нелепого случая!"
   Голубая молния глаз сверкнула из-под снежно-белой, под цвет одежды, причёски. Я поймала себя на мысли: "Впервые нравится внешность не-женщины!"
   -"Если б мы не знали о стрейнджерах того, что знаем, я бы серьёзно встревожилась за тебя!" - полушутливо подумала Диксон, сузив глаза и выдвинув вперёд свою массивную челюсть.
  
   Кроме резервирования сознаний нам предстояло скопировать и собственные тела - привыкнув к ним, мы хотели, в случае чего, именно в них и вернуться. Первым этапом процесса стало сканирование. Для этого не потребовалось никуда идти, всё произошло буднично, между прочим, не прерывая обсуждения наших ближайших планов.
   Дик вызвалась пройти процедуру первой и попросила нас внимательно проследить, не появится ли в ней после того каких-нибудь изменений. Как выразилась подруга, "не предусмотренных конструкцией".
   Сканирование выявило ряд несущественных аномалий и патологий в её теле - Мэйт предложила удалить их перед эталонным копированием. Внимательно изучив список, Диксон заговорщически улыбнулась Ита:
   -"Может, заодно сделаем оптимизацию?"
   Стрейнджер чуть приподнял уголки рта в понимающей улыбке.
   Исподволь разглядывая лицо, я заметила необычную для земных мужчин гладкость и свежесть кожи. Неудивительно: на лицах летящих меж звёздами никогда не росло волос.
   -"Предпочитаете индивидуальную программу, или один из стандартных вариантов?"
   Дик пожала плечами.
   -"Пусть будет стандартный, вряд ли я сейчас экспромтом придумаю лучше".
   Прекрасно ощущая любопытство Ита - "Какой из десятка вариантов она выберет?" - подруга выдержала небольшую паузу, прежде чем подумала:
   -"Боевой".
   И насладилась произведённым эффектом.
  
   Мэйт пока не приходилось оптимизировать человеческие тела, и она затратила несколько секунд на адаптацию имеющейся программы.
   Результаты сканирования моего тела показали значительно больше патологий. Тридцать два - уже не двадцать, да и тюрьма никому здоровья не прибавляла.
   Спросила любимых: "Хотите, попрошу сделать меня помоложе?" Обе ответили, как я и предполагала, но спросить всё-таки следовало.
   Сама себя я ощущала примерно на тридцать, вряд ли моложе, и внешний вид вроде бы тоже устраивал. За исключением некоторых мелких деталей - кое-какой сюрприз подругам я готовила.
   Когда я выбрала ту же специализацию, что и Диксон, стрейнджер удивился ещё больше. Про землянина можно было бы сказать "уронил челюсть". Ита подумал:
   -"Простите, но от вас я тем более этого не ожидал".
   Узнав же о моём решении сохранить без существенных изменений собственную внешность, он немного успокоился и согласно кивнул. Чувствовалось - глазу пришельца приятно созерцать женственные формы, каноны красоты наших цивилизаций оказались, в целом, похожи.
   Волчица была среди нас самой сильной внешне, и её выбор не удивил стрейнджера. Боевой вариант оптимизации идеально гармонировал с выражением лица и глаз Одинокой.
   Труднее всего брейну пришлось с Лариской. Эталона тела крысы-мутанта из городского метро в памяти Мэйт, естественно, не было. Исследовательской программе пришлось поднапрячься, решая - где норма, а где аномалия, или чего похуже.
   Изо всех нас Подземная Жительница была самой "пожилой", несмотря на пятнадцатилетний календарный возраст. Остаточный ресурс её физического тела исчислялся лишь несколькими годами, "букет" развившихся патологий вселял обоснованную тревогу. А тут ещё и беременность!
   Ита попробовал было упростить задачу.
   -"Несущая Жизнь, прошу понять меня правильно и не обижаться. Подумайте, может быть, вы предпочтёте сразу получить физическое тело с существенным запасом жизненного ресурса? Такое, как у ваших спутниц, или у меня?"
   Она действительно с полминуты подумала, а потом довольно дипломатично ответила в духе "почту за честь", поблагодарила, в конце добавив:
   -"Но после того, как моё последнее потомство естественным образом появится на свет".
   То есть, примерно через два с половиной месяца.
   И никакие увещевания, типа того, что современный сэджен-комплекс способен in vitro обеспечить полноценное развитие эмбрионов любых млекопитающих, не помогли. Это её право, в конце концов...
  
   Теперь у нас были резервные копии тел и сознаний, почти у всех новые оптимизированные вместилища. Действовать решили парами.
   Я и Волчица получили в пользование уже знакомый аппарат - Линая, и задание: собрать информацию о происходящем на самом большом материке планеты.
   Надо сказать, для Линая время, затраченное нами на резервирование и оптимизацию, тоже не прошло даром. Теперь это был разведывательно-боевой дискай с ТТХ, о возможности достижения которых даже я ещё недавно не подозревала.
   Дик с Лариской на точно таком же плейте отправлялись обследовать Северный и Южный Треугольники. Мы начали с таунов, как наиболее цивилизованной, на первый взгляд, формы существования человеческих обществ.
   Наше общение теперь приобрело усложнённый характер. Как и прежде, мы обменивались мыслями, не используя технику. Единое информационное поле планеты позволяло делать это даже находясь на её противоположных сторонах.
   Однако для контакта с брейнами и обмена информацией с Ита мы должны были использовать нейросвязь, дублируя мысли. Сперва нас "терзали смутные сомнения" - Диксон подумала это именно "в кавычках", как чью-то всем известную крылатую фразу. Мы с Одинокой уже привыкли к этой манере подруги.
   Сомнения были насчёт того, не позволяет ли подключённый нейроинтерфейс считывать все мысли человека помимо его желания. Первое время тщательно прислушивались. У обмена мыслями при помощи техники обнаружилась особенная тональность - словно чуть заметное эхо. Мы воспринимали мысли почти одновременно по двум независимым каналам, те, что приходили по электронному, чуть-чуть отставали, создавая своеобразный эффект.
   Конечно, общаться с брейном мысленно было несравнимо удобнее - с особым восторгом эту возможность приняла крыса. Ведь раньше переговариваться с кибермозгом она могла лишь при посредстве кого-то из нас в качестве переводчика.
   Дик особо подчеркнула преимущество нейросвязи в боевой обстановке.
   -"Она изначально разрабатывалась именно для боевого применения", - согласился Ита.
   Стрейнджер с огромным облегчением вернулся к своей ихтиологии и общался с нами, паря над дном Карибского моря на глубине около двадцати метров. Изменение климата породило настоящий взрыв мутаций в жарких морях, там и вправду попадались чрезвычайно интересные экземпляры. Все мы намеревались попозже на них взглянуть, что вызвало бурный восторг океанолога, испытывавшего необходимость поделиться результатами открытий с кем-нибудь ещё, кроме брейна.
   Орбитальная станция, располагая огромными камерами БТС, куда целиком помещался дискай, мгновенно перебросила нас в атмосферу Земли. Повиснув на десяти тысячах метров над континентом, мы с Волчицей обозревали виртуальную карту таунов. На другой стороне планеты Дик и Лариска точно так же выбирали цели на Северном Треугольнике.
   Подземная Жительница не уставала восхищаться собственным самочувствием после ликвидации выявленных патологий, и я полностью поддерживала её в этом. Лариска волновалась лишь о том, чтобы оздоровление каким-то образом не повредило будущему потомству. Ей было сложнее, чем любой из нас - живой пытливый ум оказался заключён в телесную оболочку животного, существование которой близилось к концу.
   Пожалуй, на её месте я бы не раздумывая перепрыгнула в новое тело, поручив эмбрионы заботам всесильного брейна. Но мать на то и мать, чтобы жертвовать собственными интересами во имя нерождённой ещё жизни.
   -"Руки - вещь, бесспорно, полезная", - рассуждала Несущая Жизнь. -"Но бегаю я намного быстрее, и зубы у меня лучше".
   Диксон предложила шутливо:
   -"Давай присобачим тебе дополнительную пару рук. Будешь шестилапый крысопаук-птицеед".
   -"Я не только "птице", я всеед", - мгновенно отреагировала Лариска. -"А насчёт дополнительных рук у меня встречное предложение. Дополним-ка твой организм ещё одной ... гениталией!"
   -"Уела!" - признала подруга.
   Передав Подземной Жительнице эмоцию поддержки и ободрения, мы назвали Линаю выбранные тауны. Конечно, мой родной Спэйн оказался первым в списке, уж его-то я знала лучше, чем что-либо на Земле.

***

  
   Дискай опустился на лесную поляну. Точнее - завис в паре метров над хаотично разбросанными по земле стволами худосочных деревьев. Пробившиеся меж обломками бетона на бывшей развязке двух пересекавшихся автострад, они не смогли добраться корнями до плодородной почвы. Толстая технологическая подушка дороги не содержала достаточного количества питательных веществ, и первый же ураган смёл карандашные тополя одним дуновением. Теперь их замшелые останки медленно гнили в сыром, влажном воздухе субтропиков, создавая будущий питательный слой для растений-потомков.
   Погода словно подслушала рассуждения Дик о возможности собственного разнообразия и демонстрировала в этой части континента унылую осень. Лес подёрнулся маревом дождя, словно туманом. Волнами мельчайших капель он час за часом поливал давно промокшие от верхушек до самых корней стволы бурно разросшихся во влажной жаре деревьев. Почерневшие ветви склонялись под тяжестью пропитанных водой листьев и брезгливо отворачивались от налетавших порывов ветра.
   В окрестностях тауна Спэйн был совсем другой лес, непривычный для Волчицы. Подруга с любопытством разглядывала заросли раскидистых папоротников высотой чуть ли не в рост человека, сюрреалистические десятиметровые завалы из закутавшихся в моховые ковры обломков упавших деревьев.
   Сторонний наблюдатель увидел бы только пустую поляну - Линай получил все возможные навороты, в том числе "генератор тени". Стая также невидимых человеческому глазу наноботов вылетела из контейнера и теперь уверенно двигалась к тауну. Мельчайшие создания передавали на борт диская всю информацию в режиме реального времени, мы видели и слышали то же, что и они.
   Теоретически зная, как это делается, Волчица всё ещё удивлялась, как микророботам удаётся преодолевать ветер. Главной способностью, позволявшей таким машинам действовать, было умение извлекать энергию из окружающей среды, в ином случае ничего бы не получилось.
   Спэйн, конечно, не так велик, как город старых людей, в который меня выслали, но панорама растущего с каждой секундой внешнего периметра производила впечатление. Мне, как и Одинокой, раньше не доводилось видеть таун снаружи: люди из касты нации проводили всю свою жизнь по ту сторону стены.
   Теперь она увеличивалась на глазах - чёрные блоки выглядели инородным телом среди буйства субтропической природы. Так оно, собственно, и было, материал стены являлся продуктом стрейнджерских синтезаторов. Сама стена, её наблюдательные системы и сканеры сателлитов, боевые плазмотроны периметра - всё это подарки стрейнджеров, призванные гарантировать выживание таунов, "авангарда человеческой цивилизации"...
   Охранные системы не заметили наших шпионов, их возможности были рассчитаны на представителей земной фауны или людей, не более. Довольно скоро наноботы достигли нужной линии связи, подключились к главному брейну. Основная задача выполнена - "мозг" Спэйн через миллионы датчиков имел доступ к любым зданиям и помещениям тауна, не исключая покоев правителей. Им ведь нужны были услуги всемогущих киберпомощников, а как получить их без постоянной связи с главным машиноуправляющим?
   Оборотной стороной тотальной автоматизации стала невозможность иметь частную жизнь. Правители, пользуясь брейном, чтобы наблюдать за подданными, были уверены в недоступности собственного привата для посторонних. Наивные иллюзии! Для тех, кто обладал соответствующими техническими возможностями, получение всей информации с датчиков не составляло проблемы.
   Сбор информации начали с членов триумвирата. Волчица во все глаза смотрела на невиданную роскошь в жилищах правителей. Я, конечно, тоже никогда не видела подобного, но решила, что смотреть лучше выборочно, наиболее содержательные эпизоды. Линай фильтровал поступавшую информацию по степени насыщенности и, так сказать, криминальному содержанию.
   А сейчас лучше-ка посплю. Кресло-трансформер, подчиняясь мысленному приказу, преобразилось в уютную обволакивающую постель-кокон, встречи с которой я давно уже и не чаяла. Как всё-таки много значат для человека элементарные удобства, которых не замечаешь, если они есть!
   Устроив голову на бёдрах Одинокой, я несколько минут купалась в мыслеласках подруги, постепенно перед закрытыми глазами поплыли смутные видения, послышались тихие звуки и голоса. Я уплывала в страну грёз.
   ВОЛЧИЦА
  
   Магия летящих меж звёздами богато одарила всех нас. Подруги успели оценить лишь физические приобретения: необычайную силу и ловкость, выносливость и быстроту улучшенных тел, очистившихся от болезней. А я пробовала на вкус ещё одну грань Санэла.
   Вместе с новым телом я получила возможность взойти на более высокую ступень ментальных способностей. Машины пришельцев невероятным образом усилили самые яркие дарования каждой из нас. Следуя обычаю лесных людей давать новые имена при очередном повороте жизни, нас можно было теперь называть Воин, Ведунья, Разгадчица Тайн и Светоч Любви. Спящая рядом подруга излучала самое тёплое в мире чувство так сильно, что я физически ощущала это.
   Теперь я могла слышать не только Дик и Подземную Жительницу, находящихся сейчас в окрестностях тауна на другой стороне планеты - любое существо. Стоило лишь представить его облик, мысленно на него настроиться. Слушать эмоции, чувства и мысли, намерения, ощущения любого - всё это стало доступно моему разуму. Глазами других я видела места, в которых никогда ещё не бывала. Мне не нужны были машины стрейнджеров, чтобы видеть, что происходит, например, в тауне Спэйн и где бы то ни было ещё, нужно было только представить хотя бы одного человека из этого места. Единственное, чего я не умела - сохранять полученную подобным путём информацию так, чтобы ею могли воспользоваться другие.
   Пробуя силы, легко дотянулась мыслью до матери Ели.
   -"С нами всё пока хорошо".
   В один миг передала ей знание обо всём, что успели приобрести в походе. Приласкала подруг мысленными поцелуями, слыша в ответ их удивлённо-восторженные голоса, передала частичку тепла каждому из соплеменников.
   -"Ты стала богиней?" - спросила Жгучая Крапива.
   Оценив иронию, я со всей искренностью передала им:
   -"Я сделаю всё, чтобы каждый из нас, кто хочет объять мир, получил такую возможность!"
   Далёкие подруги поняли и обещали ждать, на прощание послав чувства любви.
   -"Лесные люди живут правильно, Ель!" - напоследок сказала матери и всему своему народу.
   -"Мы гордимся тобой!" - отозвались они...
  
   ...Ита прилагал значительные усилия для того, чтобы мы могли улавливать только спокойствие и уверенность из всех испытываемых им эмоций. Однако, в нём не было столько Санэла, сколько теперь во мне, и попытки остались безрезультатными.
   Довольно большая часть сознания стрейнджера была озабочена некой проблемой. Он спрашивал себя: "Правильно ли я поступаю?" Согласно Традиции, вмешательство допускалось лишь для предотвращения, либо преодоления последствий планетарного катаклизма. Сейчас непосредственной угрозы земной цивилизации не было.
   Нужно ли ему вообще что-нибудь предпринимать?
   Тяга к несправедливости - генетическая патология данного вида, и четверо прибывших к нему - не более, чем выродки в позитивном смысле этого слова. Да, ментально они намного более близки летящим среди звёзд, но остальных-то землян, коих подавляющее большинство, никто переделать не в силах.
   Как выяснилось, существует достаточно много людей, способных выживать на планете самостоятельно. По результатам изучения собранных доказательств использования гуманитарной помощи во зло самим себе, вероятно, будет принято решение немедленно прекратить всякую помощь, вернувшись к простому наблюдению.
   Эти четверо надеялись на какое-то справедливое решение для всех соплеменников, а его просто-напросто не существовало. Нельзя облагодетельствовать справедливостью тех, кто не считают её позитивной!
   Размышляя подобным образом, Ита пытался делать вид, что вполне владеет ситуацией.
   Получив информацию об этом, я немедленно поделилась ею с подругами. Разве могла бы я получить такую фантастическую Санэла, оставаясь в Лесу?
  
   Мы решили вернуться к обсуждению ситуации позже, а пока, охраняя сон Джессики, я наблюдала видеоматериал, поступавший от наноботов из Спэйн. Время от времени проверяла достоверность картинки при помощи собственных возможностей, тренируя новые способности.
  
   В огромном помещении, предназначенном одному человеку, могли бы свободно разместиться все лесные люди. И таких комнат у Кардозы множество! Вот как, оказывается, живут правители городов...
   Чем дольше я наблюдала за жизнью этого человека, тем сильнее недоумевала: как может быть столь неосторожен власть имущий, всем своим образом жизни вызывая ненависть окружающих? Для чего нужна вся эта беспрестанная череда гнусностей? Развлечения скучающего правителя явственно отдавали безумием - чего стоили, например, эти регулярно проводившиеся "бои".
   Главный зритель с десятком подхалимов и, возможно, одним-двумя гостями соответствующего статуса из других таунов занимали места в креслах "зала игр". Так называлось помещение с большим, ослепительно белым кругом на полу в центре. Туда по очереди выходили пары потенциальных соперников. Умелый организатор тщательно подбирал равных по полу, возрасту, телосложению и физической силе.
   Перед публикой, наряженной в нелепые вычурные костюмы, вперемешку проходили молодые и старики, люди среднего возраста, подростки и настоящие дети. В зависимости от настроения Кардоза указывал на понравившуюся пару. Сегодня его выбор пал на девочек, лишь недавно вступивших в пору созревания.
   Золотоволосые блондинки тщательно причёсаны и накрашены. Поверхностный взгляд мог бы счесть их близнецами - так они были похожи. Тонкие, стройные, с одинаковой нездорово бледной кожей. Одинаково завиты волосы, пару отличали только широкие ленты, искусно вплетённые в крупные локоны. Алая и чёрная. На будущих соперницах ни одежды, ни обуви - все кандидаты выходили в круг нагими.
   Кардоза поднялся из кресла, приблизился к девушкам, замершим в почтительных поклонах. Тщательно осмотрел их пальцы на руках и ногах: ногти должны быть коротко острижены. Ощупал причёски - в волосах не спрятано ничего, что можно использовать, как оружие. Затем правитель неторопливо исследовал тела соперниц.
   В их мыслях ни испуга, ни отвращения! Девочки с искренним благоговением преподносили ему себя, почитая циничные прикосновения господина за великую честь. Непостижимо!
  
   Сон Джес странным образом пересёкся с явью.
   Белые светящиеся изнутри стены, такой же сияющий белый пол, белый потолок. Яркий свет двадцать четыре часа в сутки, заключённая нигде не могла скрыться от него. Камера два на два метра не имела мебели, вообще ничего, отбрасывающего тень.
   Невозможно сомкнуть веки, они как будто намертво приклеены. Нельзя прикрыть лицо: запястья и лодыжки скованы вместе за спиной, не пошевелиться. Руки и ноги страшно болели, нелепая поза выворачивала суставы.
   В ослепших от вечного света глазах невыносимая резь, боль в висках, за ушами, в голове, в затылке, во всём изломанном бесконечной пыткой теле. Глаза сначала слезились, но слёзы давно кончились, высохли - узнице не давали воды уже много часов. Огромный распухший язык не умещался во рту, губы растрескались, запах собственной мочи тошнотворен. Заключённая больше всего на свете хотела умереть, но здесь подобных услуг не предоставляли...
  
   Не меньше подруги испугавшись неожиданно вернувшегося кошмара, я постепенно и мягко размыла, смазала этот сон, подменив его воспоминанием о тёплом вечере на тихом речном пляже, о ласковых прикосновениях наших рук и губ.
   Старшая шевельнулась, зевнула, прикрыв ладошкой яркий влекущий рот, пальцами взъерошила огненно-рыжие волосы. Волшебство стрейнджера по имени "техника" позволило нам не только заметно расширить границы способностей, но и решить мелкие косметические проблемы. Джессика, например, за секунду отрастила себе роскошную шевелюру, напоминавшую одуванчик.
   Сейчас она благодарно улыбнулась мне, вернула кресло в "дневное" состояние. Вместе мы стали наблюдать за событиями в "зале игр". Происходившее и вправду напоминало игру - юные соперницы с оскаленными злобой ртами и искажёнными лицами наносили друг другу удар за ударом в верхнюю часть груди, по плечам, по рёбрам... куда угодно, кроме болевых точек!
   -"Они делают это не из гуманности, а чтобы продлить время схватки", - уверенно пояснила старшая. -"Таковы правила, они вынуждены их соблюдать".
   Проверив мысли блондинок, я убедилась в правоте Джес, скосила глаза на подругу.
   -"Откуда ты знала?"
   -"Предположение", - подумала она. -"Увы, мне давно знакомы манеры правителей".
   Джес вспомнила Этель, свою мёртвую подругу из касты, тесно общавшейся с правителями.
   А девочки в белом круге продолжали наносить неплохо поставленные удары "мимо цели". Били ногами по бёдрам, по ягодицам - их и вправду учили этой странной жестокой игре, иначе за несколько минут поединка любая уже давно попала бы в одну из точек чисто случайно.
   Прозвучал громкий тягучий сигнал - соперницы разом прекратили поединок, разошлись, одновременно поклонились зрителям.
   Кардоза снова вышел в круг, чтобы с раздувающимися от возбуждения ноздрями щупать разгорячённых схваткой рабынь. Наверное, с полминуты рассматривал свежий кровоподтёк на плече девушки с чёрной лентой, трогал побагровевшую кожу, нажимал пальцем, заглядывая компаньонке в лицо. Внезапно он сунул ей руку между ног - та лишь расставила бёдра, задышала чаще, закатывая глаза.
   С видимым усилием извращенец убрал лапу, повернулся ко второй участнице спектакля для психов. Искательно улыбаясь, Красная Лента предлагала себя господину. Он ведь не подошёл к ней первой, что будет с нею теперь?
   Правитель грубо втолкнул в рот девочки указательный палец - она замерла, ожидая приказа. Теперь тревога читалась в лице Чёрной Ленты. Ревниво следя за действиями господина, она, казалось, была готова тотчас наброситься на соперницу, даже в нарушение правил.
   Кардоза ничем не выделил вторую девушку, в точности повторив все манипуляции, проделанные в отношении первой, сменив только их последовательность. Маньяк жадно следил за выражением лица своей живой игрушки, что-то ища в её взгляде.
   Наконец, оторвавшись, он вытер пальцы о грудь Красной Ленты и вернулся на место.
   Снова прозвучал сигнал - будто сорвавшиеся с цепи, девочки бросились друга на друга. Вторая часть поединка оказалась ещё нелепей: соперницы принялись обмениваться пощёчинами! Когда одна пыталась ударить, вторая держала руки прижатыми к бёдрам и ловко отклонялась всем телом, уходя от удара. Наставала очередь бить второй - первая точно так же уворачивалась от оплеух.
   Конечно, это не могло продолжаться бесконечно, девушки уставали, неизбежно какая-то из них должна была пропустить первый удар, и это оказалась Чёрная Лента! Ладонь соперницы смазала её по лицу, зрители хором взревели. Через какое-то время пощёчину пропустила другая девочка - снова бурный восторг зала.
   Эта часть поединка должна была закончиться с первой кровью - и вот она появилась на лице Красной Ленты. Тотчас прозвучал сигнал, девочки разошлись, поклонившись хозяину. Выждав несколько секунд, Кардоза сделал Чёрной Ленте снисходительно-приглашающий знак. Бросив на соперницу торжествующий взгляд, девушка с победной улыбкой зашагала к правителю.
   Я ожидала чего угодно, только не того, о чём она сейчас подумала! Приблизившись к креслу господина, Чёрная Лента грациозно опустилась на колени, заложила обе руки за спину. Пользуясь одним лишь ртом, расстегнула мужчине брюки...
  
   -Великий Лес!!
   Мне не удалось удержаться от возмущённого восклицания.
   -"Да, девочка", - печально подумала Джессика. -"Нормальный компаньон должен считать это счастьем, великой наградой".
   -"И что, если мы сейчас вытащим этих несчастных оттуда..."
   -"Они сочтут нас своими новыми хозяевами, и точно так же начнут служить".
   Я ошарашенно помотала головой, стараясь, чтобы в поле зрения не попадало неприятное зрелище. Проникала в мысли рабынь, и неизменно находила в них подтверждения слов Джес.
   -"А если мы объясним, что люди равны друг другу - разве не поймут?"
   -"Нет, скорее всего. Тогда они будут чувствовать себя глубоко несчастными. Самореализация любого нормального компаньона в служении господину жизнью и смертью. Это у них в крови".
   Всегда жизнерадостная подруга помрачнела.
   -"Таких, как Этель, среди компаньонов очень немного".
   Я никак не желала верить:
   -"Но откуда мы можем знать, таковы ли все? Может, освободить их - наш долг?"
   -"Давай посмотрим, как живут компаньоны, о чём говорят, о чём мечтают".
  
   -Линай, есть ли уже информация о менталитете компаньонов?
   -Есть.
   -Выведи параллельно подборку наиболее характерных записей.
  
   Чуть левее от изображения отвратительной сцены в "зале игр" появилась новая картина.
   Юноша и девушка немногим старше блондинок-соперниц сидели в небольшой уютной комнатке. У парня в руках высокий прозрачный стакан, у кареглазой брюнетки точно такой же, наполовину опустошённый, стоял на подлокотнике кресла.
   -Дора, - нарушил тишину длинноволосый молодой человек. -Я хочу, чтобы ты знала. Господин Сильвано вчера намекнул, что какое-то время предпочитает видеть меня постоянно.
   Собеседница застыла, стараясь не выдать своего потрясения. Побелевшие пальцы сжали подлокотник, мебель явно подвергалась опасности.
   -Надеюсь, это продлится недолго, - наконец, выдавила из себя она.
   Широко распахнув серые глаза, блондин подпрыгнул в кресле.
   -Как можно так говорить! Это наш долг, смысл жизни касты!
   Девушка согласно кивнула.
   -Но как же ты сможешь... с мужчиной? Я просто не представляю, я за тебя волнуюсь.
   Схватив стакан, брюнетка осушила его одним духом.
   -Я буду думать о тебе, любимая! И я справлюсь, что бы там ни было, - выпалил парень.
   Кареглазка шмыгнула носом, по щеке скатилась слеза. Отставив пустой стакан, она положила ладонь на его руку.
   -Я в тебя верю. Пусть тебе повезёт, и господин Сильвано оценит тебя по достоинству!
  
   Невероятная для меня сценка закончилась, записанный материал был уже в прошлом, и мне пришлось сосредоточиться, чтобы проверить, так ли на самом деле думают эти люди.
   Увы...
   Тут же Линай предложил другую запись, третью, четвёртую. Там были не менее дикие слова и эмоции, это выглядело, словно кошмарный сон.
   -"Сожалею, подруга, но из большинства людей можно воспитать каких угодно уродов", - подумала старшая, отрешённо наблюдая, как на изображении справа две юные блондинки продолжали мутузить друг друга, развлекая хозяина.
   Теперь соперницы щипались и царапались, насколько позволяли это остриженные ногти, вцеплялись в волосы, выдирая из причёсок солидные клочья, при этом держа в зубах кончики своих цветных лент. Третья часть поединка проходила в полной тишине, каким-то образом девочкам удавалось молча переносить боль. Возможно, именно этому способствовали зажатые зубами ленты.
   -"В этом, вероятно, смысл раунда, в первом крике", - предположила Джес, и снова оказалась права.
   Две юные компаньонки, несколько уже потрёпанные затянувшейся схваткой, встали в белом круге лицом к лицу. Судя по внезапно осунувшимся лицам, им предстояло серьёзное испытание.
   Протянув обе руки, девочки внезапно схватили друг друга за соски маленьких грудок - и принялись варварски тискать, сжимать, выкручивать нежную плоть. Всё по-прежнему происходило в абсолютной тишине, обе побледнели от нестерпимой боли, искажённые рты ловили ртом воздух. Шло время, я не верила, что такое можно терпеть молча. Сначала они притворялись, но потом стали мучить друг друга по-настоящему, в полную силу.
   Наконец, колени Чёрной Ленты подломились, из горла вырвалось клокотание, хрип - и несчастная упала без чувств.
   Красная Лента резко вскинула руки, демонстрируя кровь соперницы на пальцах, ладонях и предплечьях. Глаза торжествующе сверкали. То, что из обеих её сосков стекали по животу точно такие же алые капли, девочку как будто не волновало. Она победила, она завоевала награду!
   Последовавшая за этим дикая оргия была настолько омерзительна, что я попросила Линая переключиться на картинку с другого датчика.
  
   В этом полутёмном помещении было пять человек разного пола и возраста, хотя пожилым никто из них не выглядел. Неизменно строго одетые, сверкая широкими золотыми воротниками, обозначающими принадлежность к триумвирату, они сидели за овальным вытянутым столом. Внешне непохожие друг на друга, эти люди, тем не менее, имели одинаково холодные взгляды и змеиные улыбки, одинаковое коварство и бесчестность мыслей.
   Двое из присутствовавших обладателей золотых воротников явно моложе остальных. Юноша и девушка сидели напротив, изредка обмениваясь фальшивыми улыбками. Им предстояло пожизненное соперничество за влияние на триумвират. Родители, конечно, могли передать "воротники" по наследству, что уже и сделали, проведя любимых деток через формальную процедуру выборов в члены верховного органа власти. Однако, реальное влияние предстояло сперва завоевать, а потом ещё и удержать, молодые это очень хорошо понимали.
   Несмотря на формально существующее коллективное правление, реальная власть во всех таунах, в том числе и в Спэйн, принадлежала одному-двум интриганам из числа членов триумвирата. Самым алчным, наглым и беспринципным.
   В комнате раздался громкий торжественный звук. Вошедший последним окинул собравшихся привычно высокомерным взглядом. Преисполненный самоуверенностью, заговорил не поприветствовав, не присев за стол.
   -Главной проблемой человечества сегодня по-прежнему является бесконтрольное размножение кантри! - в воображении Диаса возникли бесчисленные орды мужланов, штурмующие стены Спэйн.
   Присутствующие согласно закивали, единодушно выражая поддержку.
   -История учит - все великие цивилизации прошлого гибли от рук варваров. Наш долг - не допустить повторения подобного!
   В очередной раз я убедилась в изначальной лживости языка звуков. Думая о собственной власти над миром и гарантиях получения стрейнджерских благ, правители на словах заботились о судьбах Земли, никак не менее...
   -Какие меры неявного ограничения численности популяции можно применить ещё, кроме известных? Слушаю ваши предложения.
   Вожак этой стаи шакалов вёл себя так, словно находился на недостижимой для прочих высоте. Пройдясь вокруг стола, он важно уселся во главе. Тёмные глаза ещё раз оглядели каждого, поблёскивая искорками затаённого гнева.
   Золотые воротники нервно заколыхались, в мыслях каждого доминировало желание продемонстрировать свои выдающиеся способности за счёт унижения остальных.
   Офра, темнокожая женщина с ярко накрашенным лицом, курировала ТВ. Она пожала плечами:
   -Кантри не используют приёмники по назначению, так что по моей части тут ничего не придумаешь.
   Вторым высказался худощавый мужчина с тщательно уложенными волнистыми волосами.
   -Вдобавок к стрелковому оружию можно снабжать сэвэдж маломощными зажигательными гранатами. Жилища кантри строят из дерева, это облегчит работу охотников за ушами.
   Агард занимался силовыми структурами тауна.
   Круглолицая брюнетка непонятного возраста с выцветшими бесцветными глазами сложила на столе руки.
   -Специалисты заканчивают работу над стерилизующим вирусом. Ещё у него куча приятных побочных эффектов. Летальных исходов всего 3-5 процентов.
   Постукивая друг о друга большими пальцами, она напомнила о хищниках семейства кошачьих своими длинными ухоженными ногтями:
   -Можно будет в ночное время распылять вирус над жилищами кантри.
   -Интересная мысль, - отозвался Агард. -Только пусть ваши специалисты позаботятся о надёжном лекарстве и протестируют вирус в течение хотя бы десятка лет.
   Он пристально посмотрел на своего извечного врага и доброжелательно ей улыбнулся.
   -Иначе мы рискуем уничтожить всю разумную жизнь на планете. Пули и гранаты, знаете ли, надёжнее новомодных вирусов...
   Эстер стиснула зубы, но промолчала.
   -Вместо вирусов лучше распылять над полями кантри обыкновенные дефолианты. Станет меньше пищи, ограничится рост популяции. Подобным образом можно контролировать удалённые поселения, куда нелегко добираться сэвэдж.
   Это предложение поступило от девушки лет двадцати, дочери Офры. Пресытившаяся большинством доступных человеку плотских удовольствий, она теперь интересовалась только властью. Любимым развлечением этой утончённой красавицы было собственноручное истязание заключённых в течение как можно более длительного времени.
   Сейчас она вспомнила оставленного в камере "свежего" и весьма симпатичного мальчика, всего лишь на пару лет старше. Лицо Даниэль озарила мечтательная улыбка, длинные тонкие пальцы девушки судорожно сплелись в предвкушении изысканного удовольствия, скулы её оцепенели.
   -И если кантри станут голодать, - поддержала дочь Офра. -Может, они, наконец, согласятся употреблять в пищу правительственный паёк? В этом случае проблема бесконтрольности популяции была бы решена наилучшим образом.
   Даниэль поблагодарила маму улыбкой. Сидевший с краю молодой человек откашлялся.
   -Мне тоже нравится это предложение, - проговорил он.
   Не ожидая поддержки от соперника, девушка напряжённо глянула на Хуана. Сын Диаса одарил её очаровательной улыбкой, и продолжил:
   -Только я бы, одновременно с дефолиантами, применил один из давно известных нелетальных вирусов. H5N1, или что-то вроде того. Это не столь опасно, как использование нового - несомненно, время для него придёт, - красавчик кивнул в сторону Эстер.
   Отец, председательствововаший на заседании, мысленно радовался за отпрыска. Конечно, его наследник тоже не без недостатков, внуков Диасу точно не дождаться, но в сравнении с потомством Офры он в выигрыше.
   -А партию зажигательных гранат можно попробовать распределить, например, в ареале сэвэдж номер 11. Достаточно далеко от тауна, и добыча ушей идёт там хуже всего.
   Председатель молча делал выводы:
   "Умеет стратегически мыслить, использовать противоречия сторон. Твёрдости бы побольше. Вот Диего был молодец... Жаль, не пережил детской болезни, сгорел от наркотиков, как ни пытались его вылечить. Лучшие гибнут первыми", - на полном серьёзе подумал папаша наркомана.
   Диас обратился к куратору СМИ.
   -Кстати, Офра, что твоё ведомство делает для стимулирования активности сэвэдж? Ты зря так отстраняешься от нашего общего дела, - с угрозой в голосе промолвил босс.
   -Мы работаем, дон Диас, - мгновенно отозвалась чернокожая. -Пятнадцатое место в общепланетарном рейтинге - это результат, разве нет?
   -Не первое ведь, - проворчал председатель.
   -Тем, кто во главе списка, просто повезло в этот раз, вы же знаете, - Офра склонила голову с подкупающе-лукавой улыбкой. -Такой засухи не было много лет, охотники просто ходили и резали уши с полумёртвых от голода кантри, не оказывавших ни малейшего сопротивления. А наш результат - чистая победа информационных технологий!
   Моложавая женщина задумалась.
   -И что касается новых идей... Мы выпустили очередную игру, она как раз ориентирована на малоактивных сэвэдж, которые не торопятся отправиться в поход. Специалисты просчитали, что их количество с годами не уменьшается, а это не лучшим образом влияет на молодёжь. Вместе с очередной выдачей продовольствия сэвэдж поступили индивидуальные пульты. Согласно условиям игры, на них следует нажимать большим пальцем каждые десять минут при просмотре телевизора. Каждое нажатие - одно очко. Пульт идентифицирует каждого участника игры по папиллярным линиям и может быть использован разными сэвэдж. Слоган игры: "Ты на кнопку нажимай, попадёшь скорее в рай!" Набирая не менее ста двадцати очков за каждые сутки в течение тридцати дней, сэвэдж получает право выиграть "рай" - пребывание в состоянии обеспеченности продуктами питания сколь угодно долгое время. Фактически это означает ликвидацию данного субъекта сэвэдж...
   Диас довольно хмыкнул.
   -Что ж, может, это и неплохо. Хватит кормить бесполезных для общества лентяев. Посмотрим через месяц, каковы будут результаты.
   Председатель поднялся из-за стола.
   -Я выслушал стороны и приму соответствующее решение.
  

***

  
   Мы вышли на предупредительно откинувшуюся аппарель подышать настоящим лесом. Влажный душный воздух был пропитан дождём. Всё вокруг наполнял тихий неумолчный шелест, пасмурное небо нависало над самыми верхушками деревьев. Шум падающих капель завораживал, успокаивал, усыплял. Отгородившись он грязных мыслей насквозь порочного города, мы долго стояли обнявшись и смотрели в серую пелену.
   Мой желудок заурчал, требуя пищи. Джес услышала, улыбнулась.
   -"Идём?"
   -"Давай посидим здесь. Хочу послушать дождь..."
   Говоря по правде, я пока неуютно чувствовала себя в замкнутом пространстве. Вся жизнь до этого прошла, по большей части, под открытым небом, и даже находясь в Доме, мы всегда чувствовали запахи и звуки леса.
   Жуя кусок мяса из синтезатора, я прислушивалась к ощущениям точно так же, как и сидевшая рядом подруга. Это был наш первый приём пищи после смены тел. Мои вкусовые ощущения вроде бы не изменились, а вот Джессика подумала: раньше что-то было по-другому.
   -"Не могу понять, что, но явно..."
   -"Лучше, или хуже?"
   -"Кажется, лучше..." - с опаской подумала она.
   Старшая вроде бы не изменилась внешне, но это только на первый взгляд. Кожа, например, у неё теперь свежа и упруга, как у меня. Раньше она была чуточку суховата. Бесследно исчезли тени под глазами, крошечные морщинки в уголках глаз.
   Вытерев губы тыльной стороной ладони, я чмокнула подругу в щёку, получив в ответ улыбку и эмоцию удовольствия.
   -"Я думаю, это оттого, что восстановился организм".
   -"Наверное", - она пожала плечами.
   Любопытно было смотреть на по-прежнему стройную, кажущуюся хрупкой фигурку любимой, зная, что теперь она обладает такой же, как и у нас с Диксон, силой и выносливостью.
   Прислушиваясь к моим мыслям, Джес поперхнулась десертом, прокашлялась, рассмеялась. Дождь усилился, капли чаще застучали по листьям.
   -"Этак и до наводнения недалеко", - подумала она, глядя в небо, затянутое пеленой плотных серых туч.
  
  
   ДИКСОН
  
   Прежде чем заняться сбором информации на другой стороне земного шара, я не смогла удержаться от искушения навестить "город, которого нет". Когда-то, в подземелье бывшего метро, Джессика буквально огорошила меня этой фразой. Теперь я смотрела на то, что осталось, собственными глазами и едва удерживалась от слёз.
   -"Ты жила тут в прошлом?" - спросила Волчица.
   -"Нет, просто с этим городом связано очень много воспоминаний".
   Дискай шёл на высоте полутора сотен метров, сканеры работали в активном режиме, ведя поиск любых форм органической жизни. Пока что самыми крупными представителями нынешнего населения были собаки и рыси. Очень много птиц и ничего даже отдалённо напоминающего человекообразных.
   Я неторопливо прогуливалась по большой прямоугольной площади перед величественной старинной крепостью из красного камня. Похоже, её стены и башни перенесли испытание безвременьем гораздо легче, чем более современные здания вокруг, лежавшие в замшелых руинах.
   Где, казалось, вечные толпы туристов с фотоаппаратами, позировавших на фоне башен и храмов? Флаг над куполом? Вереницы машин на мосту? Ни малейшего движения, только тлен запустения, зловещие и страшные следы безвозвратного распада.
  
   На память пришли щемящие слова и мелодия.
   Ночь и тишина, данная навек.
   Дождь, а может быть падает снег.
   Всё равно бесконечной надеждой согрет,
   Я вдали вижу город, которого нет.
  
   Где легко найти страннику приют.
   Где наверняка помнят и ждут.
   День за днём, то теряя, то путая след,
   Я иду в этот город, которого нет.
  
   Там для меня горит очаг,
   Как вечный знак забытых истин.
   Мне до него последний шаг,
   И этот шаг длиннее жизни...
   (7)
  
   Нелепая своим сюрреализмом картина парализовывала все органы чувств - инопланетная "тарелка" посреди заросшей травой и мхом вечной площади. Деревья не смогли тут пока что прижиться, небольшой слой наносной почвы прятал под собой по-прежнему плотно пригнанную брусчатку.
   "Город, которого нет..."
   Приняв новый облик и другую судьбу, я сохранила память о прежних временах, о своей некогда Великой Родине и её народе. То, что я видела сейчас, было невозможно хладнокровно описывать словами, а переполнявшие меня эмоции во всей их полноте воспринимали подруги.
   -"Сочувствую", - подумала Джес, и обе спутницы тотчас к ней присоединились.
   -"Спасибо... Никогда не думала, что история может кончиться вот так".
   Покачав головой, я шагнула на аппарель диская.
  
   Кратчайший путь к Северному Треугольнику лежал через полярные льды, либо по баллистической траектории с выходом в околоземное пространство. Я предпочла второе, возможности плейта позволили уже через пару часов достичь первой заселённой территории на сорок восьмой широте. Это было самое северное поселение людей на континенте, где они с полным правом могли именоваться "кантри".
   Снизившись, мы довольно долго наблюдали бескрайние нехоженые-неезженные леса, равнины, холмы, реки, и снова нескончаемые дремучие чащи, сверху похожие на пушистый зелёный ковёр. Настоящий океан леса, раскинувшийся на сотни километров. В конце концов он сменился диковинной для этого мира картиной - маленькими квадратиками обрабатываемых полей, заплатками лугов с пасущимися лошадьми и коровами. Брейн начал запись, машина опустилась, выбрала удобное место неподалёку от деревни и зависла.
   Невидимые разведчики вырвались на свободу, накрывая людское селение, проникая в дома и хозяйственные постройки, заглядывая через плечо буквально каждому жителю. Строителям - они уже сложили желтовато-смолистые брёвна в сруб, ползая по лестницам, ладили крышу. В главную для нынешней деревни мастерскую, дом кузнеца. Стареющий мастер передавал тут секреты работы с металлом трём юным ученикам, надежде этой уже довольно разросшейся человеческой колонии. К плотникам-столярам, из самого доступного материала делавшим множество самых разных необходимых вещей. К мастерицам, что плели циновки и корзины, ткали холст, вертели горшки из глины. На рудный промысел, в посуду с варящейся пищей, в колыбели младенцев - наноботы смотрели всюду.
   Возле собачьей конуры у крыльца этого дома играли неуклюжие смешные щенки. Комната полутёмная даже в солнечный полдень. Селянка неопределённого возраста, сгорбившись, корпела над рукоделием, изредка отирала рукавом слёзы. Человек пять малышни по очереди хлебали жидкое варево из треснутой глиняной миски. Тут же в комнате, в углу обретались три маленьких овечки.
   Солнце палило по-летнему. На опушке леса с десяток обливающихся потом мужчин конской да воловьей тягой корчевали пни, освобождая место под будущую пашню.
   -"С лесом воюют - добра не жди", - с другой стороны планеты подумала мне Волчица, моими глазами видя эту картину.
   -"Так начиналось и в прошлый раз. "Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее - наша задача". Не может человек жить в гармонии с землёй, всё ему мало, всё надо ободрать, да в рот".
   Джессика ответила горькой иронией.
   -"Кантри губят природу, правители таунов точно так же изводят кантри. Замечательная картина!"

***

  
   В лугах высоко взошли травы, настала пора косить. С опытными селянами поехали в этот раз и молодые - близнецы Робин и Робин. Косари шли рядами, широкие взмахи веером валили стеной стоявшие стебли, полуденный зной за пару часов высушивал скошенную траву.
   Сперва новички тщательно следили за наклоном сверкающих лезвий. Чтобы как все - ловко и быстро, чтобы не опозориться ненароком. Чтобы косы воедино слились с крепкими жилистыми руками, вошли в ритм звенящих размеренных шорохов.
   Шаг - взмах, шаг - взмах.
   Робины подустали на жаре. Даже если смежить веки, перед глазами юных косарей всё равно волнами колыхались высокие сочные травы. Руки-ноги налились тяжестью, все силы уходили в широкие движения от плеча до плеча.
   Наконец, долгожданный отдых - кантри сделали по глотку воды, завалились на свежескошенную траву, заложив руки за голову и глядя в бездонное голубое небо, полной грудью вдыхая ароматы разнотравья, думая кто о чём.
  
   Их поселение далеко от города, уроды последний раз наведывались прошлой осенью. Пришло немного, штук десять, все в этой земле и остались. Вдовы и матери с тех пор успели оплакать убитых сельчан, иные смогли кое-как наладить новую жизнь.
   Семью близнецов беда тоже не минула: отца застрелили исподтишка, во время уборки урожая. Теперь Робины, после матери самые старшие в семье, отдыхали рядом. Почти неотличимые, одинаково одетые, одинаково веснушчатые, с облупленными от солнца носами и выгоревшими русыми лохмами.
   Не понять - кто брат, кто сестра.
   Третий день она махала косой наравне со всеми. Третий день мужчины и парни постарше ждали, когда самозванка спасует, не выдержит тяжёлой работы. Не дождались.
   Лица их с каждым часом всё больше хмурились. Ожидавшаяся потеха сорвалась, вместо того, чтобы посмеяться над дерзкой девчонкой, вышло, что она каждым взмахом своей косы безмолвно смеялась над ними.
   К вечеру Дафф выразил общее мнение:
   -Ну, в общем, хватит. Побаловалась, и будет. Нечего тебе, незамужней, промеж нас тут тереться.
   Тотчас прозвучали невнятные, но одобрительные реплики других косарей. Дафф был старше других, поседела уж половина его бороды, а шевелюра вся целиком. Авторитет.
   Брат с сестрой встретились взглядами. Он понурился, отвёл глаза.
   Читая мысли юной селянки, я остро воспринимала её боль и возмущение несправедливостью. Года три, как она старалась приспособиться к разной работе поинтереснее, отец этого не запрещал. Наоборот, показывал близнецам, как орудовать топором, клещами или стамеской, не делая разницы между Робинами, старшими из детей.
   И потом, после трагически закончившегося нападения, мать не возражала, что починить крышу или почистить печку первой вызывалась старшая дочь. А с весны маму словно подменили! Подрастали младшие дети, Робин пора выдавать замуж. "Против природы не попрёшь", - то и дело твердила она, не желая понимать, что "природа" у Робин совсем другая.
   Как ни странно, нашелся и жених. Девушка никогда не думала, что может приглянуться кому-нибудь своей взлохмаченной гривой с вечно торчащей из волос соломой, конопатой физиономией и фигурой подростка неопределённого пола. Однако, приглянулась.
   Мастеровой Хамберт, из пришлых, положил глаз на странную девчонку. Роби бы и не против учиться ремеслу, пойти к нему в ученики. Но только не замуж! Толстоватый, лысый, с носом картошкой на вечно красной физиономии, Хамберт никак не укладывался в образ потенциального мужа Роб.
   Откровенно говоря, в этот образ вообще никто не укладывался, не помышляла пятнадцатилетняя девочка ни о каком таком замужестве. И не хотела мириться с тем, что мать принялась усиленно думать об этом за неё. Женщина почитала за великую удачу пораньше сбыть с рук бесприданницу со странностями в характере и вздорным, совсем не девичьим нравом.
   Вот и публика деревенская не упускала возможности при любом удобном случае выразить Робин неудовольствие её поведением, как сейчас эти косари.
   Закинув за плечо сверкающий на солнце инструмент, угрюмая девчонка в одиночестве шагала по пыльной дороге, зло подфутболивая мелкие камешки огрубевшими, как у всех кантри, босыми ступнями.

***

  
   Я запомнила облик Роби, дав себе слово позже понаблюдать за нею, используя собственные возможности. Чтобы не отвлекать брейн от основной работы...
   -"Как интересно, эта деревня чертовски далеко от той, которую я наблюдала двумя годами раньше, но и там и тут живут одинаково!"
   Одинокая тоже заинтересовалась судьбой сельской девушки - неудивительно, они практически одногодки.
   -"У них та же одежда, то же количество детей, стариков и беременных, беспрестанный труд каждый день, животные взаперти, выродившиеся потомки волков на привязи..."
   Лариска, в свою очередь, проявляла особый интерес к одомашненным животным, пытаясь в их мыслях прочесть что-либо выдающееся. Пока её исследования успехом не увенчались.
   Джессика закончила сбор информации о правителях и компаньонах, перешла к самой многочисленной касте таунов - нации, выходцем из которой являлась она сама. Пока тут скучная рутина и нескончаемо серые будни. Интересное можно было выискать разве что в мыслях этих людей.
   Но мне любопытно, что там с Робин. Договорившись с Лариской, я вернулась к наблюдению за нею.

***

  
   Беглянка взяла из дома только самое необходимое. Ножи на поясе и пращу - добыть еды и защититься, кожаную куртку и мокасины на случай непогоды, флягу с водой и кусок вяленой говядины на первое время. Ещё пригоршню табаку - вот и всё.
   Прощаться не стала. Мать хотела избавиться от неё, пусть теперь радуется, а брат - у него началась взрослая, мужская жизнь, в его жалости Роб не нуждалась. Уходила огородами, чтоб никому не попадаться на глаза, специально сделала крюк. Засучив штаны, туда-сюда перешла несколько раз речку по колено в воде, сыпанула полпригоршни табаку на след с обеих сторон - запутать собак. С женишка станется организовать погоню, чем-то она ему приглянулась, никак не понять.
   Усталость после рабочего дня делала шаг короче, но селянка постаралась до темноты удалиться как можно дальше на север. Направление выбрала неспроста: жить туда не ушёл бы никто. Это сейчас ещё лето, а в холодное время года одиночке вроде неё в лесу верная гибель. Уходили всегда на юг, где зимы не бывает...
   Робин надеялась, что по-настоящему хватятся её не сразу. Манеру уходить на день-два в лес после очередной серьёзной ссоры она приобрела давно, и сейчас рассчитывала на силу привычки родичей. Это в первый раз её сразу кинулись искать, а когда вернулась - мать орала полдня, даже побить угрожала, на что Роб только сверкала глазами, засев на печке. После смерти отца она ни разу не позволяла к себе прикоснуться.
   Последующие самовольные отлучки старшей дочери хотя и вызывали материнский гнев, но как-то уже меньший.
   -Вот замуж выйдешь - тебя вожжами-то воспитают, - то и дело повторяла мать, отчаявшись приструнить своевольную девчонку.
   Роби, конечно, завидовала брату, перед парнем ведь не стояла перспектива ежедневных побоев разным хозяйственным инвентарём, да кроме того ещё и сожительства со старым отвратным мужланом. Она всё сильней ненавидела собственный пол, вслух богохульствуя по поводу выбора, пятнадцать лет назад сделанного судьбою в отношении неё. Чем она провинилась, за что такое наказание?
   -Смирись. Всё равно жизнь сломает, - в минуты расположения духа по-доброму советовала мать.
   Конечно, все девушки рано или поздно смирялись, примеры тому всё время маячили перед глазами Робин. Публичные телесные наказания по приговору старосты были одним из немногих зрелищ, доступных любому кантри. Но куда больше жестокостей творилось за воротами домов, за закрытыми дверями!
   "Не вынося сор из избы" родители почём зря пороли детей, осуществляя процесс воспитания, старшие дети при случае в кровь лупили младших, а мужья, в особенности по пьянке, зачастую избивали собственных жён.
   В семье Роби рукоприкладство не было повседневной манерой, дети несказанно радовались этому. Но разумного и незлобивого отца не стало, а мать одна не очень-то справлялась с воспитанием без битья. Она бы сама с удовольствием пошла замуж за Хамберта, да мастеровой не горел желанием поднимать чужую ребятню, выбрав только Робин.
   От всего этого переплетения нерешаемых проблем и уходила в глухой дикий лес одинокая девочка. Роб понимала - возможно, нынешним вечером она выбрала скорую смерть, но сделала это сознательно. Пусть! Зато никто не будет над ней измываться, "воспитывать" плёткой, приводя к животной покорности.
   Матери ещё повезло с мужем. Робин каждый день видела на улицах посёлка забитых, на всё согласных женщин с трусливо дрожащими при виде "кормильцев" губами и уставленными в пол вечно заплаканными тоскливыми глазками. Согбенные спины, приученные к вожжам да кнуту. Девушка гордо расправила плечи - пусть не будет на свете вообще никакой Робин, чем появится вот такая!
  
   Давно начало смеркаться, сумерки постепенно превращались во тьму. Слева тихо и односложно покрикивала птица, звуки вечернего леса затихали, будто растворяясь в сгущающемся мраке. Маленький пенёк в десятке метров слева казался уже силуэтом сидящей чёрной кошки - настороженные ушки кверху, вот только глаза не блестели.
   Пора подыскивать "постель" - этот дуб, кажется, вполне подходит. Совершив вечерний туалет, беглянка взобралась на широкую раскидистую ветвь толще всех остальных, привычно устроилась, тщательно развесив вещи, чтоб не попадали. Приспособила большой нож, чтобы не мешал, и в то же время был под рукой, приготовилась отойти ко сну.
   По верхушкам прошелестел ветерок, а тут, внизу, запищали хором летучие кровопийцы. Роб одной ногой об другую спустила пониже штанины, да втянула голову в воротник кожаной куртки. От усталости давно пересохло во рту, но она позволила себе маленький глоток воды только сейчас.
   Ночной лес жил своей хищной жизнью. Под деревьями кто-то деловито шуршал в траве. Крик ночной птицы напугал Роби, но она утешилась мыслью о том, что свободна. Сквозь листья и ветки пробился свет далёкой звезды, девушка долго смотрела на мерцающий огонёк. Потом перевернулась на живот, свесив вниз руки и ноги, раздумывая, как хорошо было бы взять из деревни лошадь, чтоб не мерить километры пешком. Так и заснула...

***

   Закончив собирать информацию в селении кантри, мы перелетели на несколько сотен километров к югу, в тот самый таун Каннаверал, куда впервые опустились пришельцы. Не знаю, как до этого выглядел городок, но теперь, на мой взгляд, в нём не осталось ничего человеческого. Когда-то я играла в компьютерную игру "Дюна" - что-то похожее лежало под нашим дискаем сегодня.
   Мощная глухая стена и инопланетные оборонительные комплексы по периметру, небольшое количество жилищ внутри. Задачи: собирать как можно больше "спайса" - стрейнджерской гуманитарной помощи, уничтожать противника, коллекционируя уши деревенских и защищать собственный образ жизни.
   Так было в прежние времена, так и сейчас. Люди играли в шахматы, в рулетку, в покер, в атомные бомбы, во влияние на разные регионы планеты или на весь мир скопом. По правилам, которые каждый, кто на это способен, перекраивал под себя.
  
   Я приказала брейну диская постоянно отслеживать точные координаты сбежавшей в лес девушки-кантри, пользуясь возможностями спутниковой группировки. Просто наблюдать за нею мы могли и самостоятельно, а вот чем-то помочь, увы, нет.
   В том, что одинокой девочке в диком лесу очень скоро может понадобиться немедленная помощь, я нисколько не сомневалась. Волчица попробовала возразить, но когда мы с Джес напомнили ей, что Робин не принадлежит к лесным людям и не умеет на равных разговаривать с волками - согласилась тоже.

***

  
   Проснувшись, беглянка не спешила спускаться вниз, долго прислушивалась и присматривалась к пробуждающемуся лесу. Прямо на дереве позавтракала вяленым мясом, запивая водой. Собрала немудрёную поклажу и двинулась дальше, сменив направление.
   Лучи восходящего солнца, пробиваясь сквозь чащу, светили в спину, идти было легко и удобно. Почти сразу Роб наткнулась на малинник, и не отказала себе в десерте к только что съеденному завтраку.
   Солнце поднималось всё выше, но пока не особенно грело, она шла, кутаясь в куртку. Селянка слушала шорох когтистых лапок по стволам, разноголосье птиц, шелест ветра в кронах. Верхушки деревьев раскачивались под натиском усиливавшегося ветра. Землю покрывал зелёный ковер мхов и трав, приятно пружинивший под ногами.
   По пути Роби поглядывала под ноги, и высмотрев подходящий камень, вскоре присела спиной к широченному клёну. Осматривая своё оружейное хозяйство, вспомнила старика-кузнеца, вздохнула.
   Робин обхаживала его всё прошлое лето, выспрашивала что да как, предлагала посильную помощь. Олаф поначалу отмахивался от назойливой девчонки, словно от мухи, потом, распознав неподдельный интерес к делу, стал понемногу отвечать на вопросы.
   К осени Роб выпросила у мастера старый замызганный охотничий нож без рукоятки, валявшийся среди всякого хлама. Всё свободное время она оттирала его песком, чистила и точила, потом вырезала под свои пальцы рукоять, принесла в кузню склепать половинки. Удивлённо поправив на лбу седые волнистые патлы под кожаным шнурком, Олаф взял сверкнувший на солнце клинок. Провёл пальцем, удовлетворённо цокнул языком. Конечно, лезвие стало уже, зато все четыре зазубрины начисто исчезли!
   Два точных удара молотом - и у Роби появилось первое "взрослое" оружие. Весной она смогла добавить к нему шесть лёгких метательных ножей, а вчера, уходя, прихватила из дома ещё один большой. Теперь перед беглянкой лежали восемь клинков, которые следовало тщательно осмотреть, а последний - наточить как следует.
   Девушка принялась за работу, то и дело зорко поглядывая по сторонам.
   Тёплый ветерок развеивал последние остатки утреннего тумана. Совершая привычные волнообразные движения, Роб прикидывала, отправится ли в этот раз за нею погоня. Если вдруг соберутся сегодня, пожалуй, смогут и догнать. Хорошие псы унюхают след на другой стороне брода...
  
   Заодно вырезав себе крепкий удобный посох, беглянка навострила и закрепила на поясе нехитрое оружие. Скинула куртку - уже тепло, поторопилась на запад. Лес постепенно становился гуще, но это были знакомые места. Роби издалека видела, где следует обходить завалы от прошлогоднего весеннего урагана. Тогда в деревне сильно потрепало кое-какие дома. Семье Робин повезло, отцу пришлось только заменить лишь несколько сорванных с крыши досок.
   Скоро должен показаться ручей. Так и есть - через полсотни шагов донеслось едва уловимое журчание. Селянка напилась, набрала полную флягу свежей воды, умылась. Закатав штаны, шагнула по щиколотку в студёную воду, дав себе слово пройти как можно дальше, чтоб затруднить работу возможным преследователям.
   Когда ступни совсем закоченели, выбралась на большой плоский камень согреться. Кузнец сделал ей метательные ножи, но в ученицы не взял. "Не бабское это дело, кувалдой махать". Конечно, силы у Роб ещё ой как маловато, но со временем она бы научилась... Увы, вместо "девчонки" в кузнице появились трое парнишек примерно на пару-тройку лет младше. От бессильной злобы и зависти она в первую же неделю разбила носы двоим из учеников Олафа. Третьему, правда, удалось самому намылить нахалке шею, но не без потерь для собственной физиономии. Кузнец, конечно, понял, в чём дело, но своего решения насчёт Роби не изменил.
  
   Солнечные лучи легко проникали сквозь кроны, отражались от перекатывающейся через камешки кристально чистой журчащей воды, освещали замшелые валуны, лежащие по обеим берегам. Над ручьём порхали яркие бабочки, трещали кузнечики. Девушка залюбовалась бы картиной, но вовремя вспомнила, что у водопоя больше шанс встретиться с хищниками и утроила бдительность.
   Ещё дважды беглянка сделала довольно большие переходы по воде, останавливаясь только для того, чтоб отогреть одеревеневшие ноги, а по пути собирала подходящие камни для пращи. Потом галька на дне пошла слишком острая даже для её загрубелых подошв, и Робин стала присматриваться, на какой лучше выбраться берег.
   Улыбнулась. В паре метров над ручьём нависала подходящая ветка раскидистого дерева. Внимательно осмотрела - выдержит ли. Кинула камнем, послушала звук. Кажется, крепкая. Перекрестилась - и подпрыгнула, ухватилась обеими руками. Подтянулась, обхватила ногами и медленно, осторожно перехватывая, поползла по ветке к стволу дуба, стоявшего на берегу. В своей далёкой молодости дерево отчего-то наклонилось к воде, да так и осталось расти под углом к земле, с каждым годом всё глубже зарываясь в неё корнями.
   Роби аккуратно перебралась на другую сторону ствола и спрыгнула наземь как можно дальше от берега. Вытащила оставшийся табак, посыпала на траве собственные следы, зашагала в чащу. Десятки разных цветов украшали поляны и, если бы не мысли о возможных преследователях и своём весьма туманном будущем, Роб могла бы подолгу любоваться ими.
  
   Несколько дней мы по очереди приглядывали за девушкой. Выросшая в посёлке, она, тем не менее, довольно уверенно чувствовала себя в лесу. К концу третьего дневного перехода Робин далеко впереди увидела горы - высоченные монолиты преграждали путь на запад. Не собираясь заниматься альпинизмом, она повернула на юг, вскоре вышла на берег довольно широкой и быстрой реки, которой последующие дни и держалась.
   Какое-то время Роби подумывала, не слишком ли рискует, долгое время идя поблизости от воды. Кроме хищников так можно было набрести на незнакомое людское поселение, а это ничуть не лучше. Но в итоге решила, что о приближении чужого жилья заметит по неизбежно оставляемым людьми приметам. Пока что на берегах можно было видеть только голые, словно обглоданные коровьи кости, стволы высохших деревьев, принесённые высокой весенней водой.
   Утро беглянки начиналось с обязательного умывания. Вместо мыла она оттирала руки мелким речным песком, иногда ополаскивалась по пояс, чтобы отогнать дремоту. Потом, надев петлю "заряженной" камушком пращи на запястье, отправлялась в путь, высматривая какого-нибудь подходящего кандидата себе на завтрак.
   Чаще всего била белок и птиц, совершенно незнакомых с действием оружия. Непросвещённая фауна ничуть не боялась подпускать человека на опасное расстояние. Часто глупые птицы не улетали с веток, даже если вниз падала сбитая камнем соседка. Тушки тут же жарились на костерке: ела Роб не по часам, а сразу, как добывала съестное. В пищу шли также ягоды и орехи молочной спелости, известные девушке съедобные травы.
   Смотрела Роби не только по сторонам, но и под ноги, ступая неторопливо-аккуратно, без испуга уступала дорогу дважды попавшимся на пути змеям. Когда между деревьями справа проглядывали просветы, видела всё те же однообразные хребты в голубой дымке у горизонта.
   Однажды попался мост через реку. Селянка долго разглядывала огромное сооружение с одним невесть когда рухнувшим пролётом и очевидно подточенными временем железобетонными опорами. С удивлением перешла насыпь заросшей взрослыми деревьями железной дороги - прежде таких мест видеть не доводилось.
   В целом придерживаясь южного направления, беглянка не стремилась особенно строго следовать ему: всё равно, куда приведёт дорога, конца которой она сама не знала. Шла туда, где можно было пройти, а не продираться, уже не особенно заботясь о том, чтобы за день покрыть как можно больше километров.
   Ночлег всегда искала заранее, за несколько часов, тщательно подбирая места. Несмотря на то, что лес уже пошёл незнакомый, Робин не унывала, с интересом постигая новизну окружающего. Особенно хорошим её настроение стало с того дня, когда девушка решила, что погоня ей больше не угрожает. Первые дни нарочно шла по таким местам, где на лошадях не проехать, а теперь пешком её уже не достать.
   Худшим из всего, что происходило с нею за эту неделю, Роб пока считала затяжной мелкий и нудный дождь, когда пришлось сидеть в самодельном шалаше чуть ли не половину суток. Поскольку более пристойная пища сама в руки не приходила, съесть за это время удалось только пару неосторожных лягушек. Ещё в лесу девушке сильно досаждали атаки комариных стай, потому она обходила распадки, где гнус клубился тучами.
   А вот случившийся раз сильный ливень она пережила довольно своеобразно. Поняв, что построить шалаш не успеет, а более укрыться негде, Роби быстро сняла всё, туго связала в узел - сверху непромокаемая кожаная куртка, и спрятала вещи в дупле дерева. Сама же, как только разразилась гроза со вспышками молний и ударами грома над головою, принялась бешено скакать и прыгать, размахивая всеми четырьмя. Не сколько от избытка эмоций, сколько чтоб не замёрзнуть...

***

  
   Ита удобно устроился в тени огромной пальмы на берегу океана, в моей прошлой жизни называвшегося Атлантическим. Ствол огромного дерева причудливо изогнулся над белым прибрежным песком, словно для того, чтобы закрывать исследователя от палящего солнца. Шестнадцатый градус северной широты, некогда благословенный, а сейчас, пожалуй, даже слишком горячий климат.
   Стрейнджер внимательно изучал отчёт брейна о сканировании нового вида медузы. Диаграммы, графики, изображения виртуальных срезов тканей мелькали перед ним, выводимые электронным мозгом диская прямо на сетчатку глаза. Этот способ экономил массу энергии.
   Я извинилась за беспокойство, попросила уделить нам минутку внимания. Переключив мозг в режим фоновой загрузки научной информации без её немедленного осмысления, Ита вежливо отозвался сигналом готовности к ментальному контакту.
   Зная, что инопланетянин каждый вечер знакомится с результатами нашей работы по сбору фактов, мы сочли возможным обойтись без утомительных предисловий.
   -"Мы по поводу той девочки в лесу Северного Треугольника. Её зовут Робин".
   Глядя в безмятежную бирюзу гладкого, как стекло, океана, Ита принял расслабленную позу, передвинулся ближе к едва колышущейся воде и мягко прикрыл глаза. Ментальный фон стрейнджера должен был убеждать нас в его полном покое и непринуждённости.
   Абсолютно точно и полностью восприняв невысказанное, он подумал:
   -"Некоторый опыт позволяет мне предполагать, что Робин будет далеко не последним пополнением нашего экипажа. Конечно, вы теперь знаете: летящие среди звёзд не единая раса, а интегральное сообщество единомышленников. Общность ментальностей, жизненных целей и идеалов, отношение друг к другу и к Вселенной".
   Ита как будто рассуждал, говоря сам с собой и следя за недвижными белыми облачками, в двух-трёх местах соткавшимися на горизонте.
   -"Именно это и позволило нам обратиться с подобной просьбой", - встряла Волчица, помня о своих лесных подругах. -"Традиция разрешает присоединяться к вам иным разумным, искренне желающим и способным жить согласно Традиции. В вечном движении от звезды к звезде..."
   -"Конечно", - подтвердил пришелец -"Мы называем вновь присоединившихся "детьми". Надеюсь, это вас не обижает, по сути, в известном смысле так оно и есть. Я говорю это, чтобы понятней объяснить причину затруднений. Я не готов нести ответственность за большое количество "детей" на борту станции, а вы сами тоже только что присоединились".
  
   Медленно выдохнув, я ощутила, насколько сильное удивление испытала каждая из нас от сознания этого, оказывается, свершившегося факта. Некоторое время мы вынуждены были собираться с мыслями.
  
   -"Я чувствовал ваше искреннее желание, и надеюсь, верно оценил способности. Вы земляне, я торнианин, но все мы теперь - летящие среди звёзд. Если хотите, брейн вспомнит какой-нибудь подходящий ритуал", - стрейнджер позволил себе чуточку дружеской иронии.
   Вернув способность соображать, мы все поблагодарили Ита несвязными, но весьма эмоциональными мыслефразами на языке странников, который должен был теперь стать ещё одним нашим.
   -"Думаю, вы понимаете, это тоже нелёгкая жизнь. Лёгкой жизни в принципе быть не может, обманчивая лёгкость немедленно влечёт за собой деградацию и упадок..."
   Всеобщее согласие. И мыслеголос Джес:
   -"Но может быть как раз потому, что мы только что стали присоединившимися, нам непонятно - как спокойно жить, если рядом каждую минуту страдают и умирают те, кого вы называете детьми?"
   -"Иметь возможность спасти единомышленников и не делать этого?" - поддержала вновь обретшая мыслеречь Лариска.
   -"Понимаю и разделяю ваше волнение. Вы по натуре больше спасатели, я - в первую очередь исследователь, поэтому и допустил такой провал с гуманитарной помощью".
  
  
   ДЖЕССИКА
  
   Роби говорила на подобии таун-языка, что меня сперва озадачило.
   -"Это американский английский, предок таун. На Северном Треугольнике большинство кантри будут англоязычными", - пояснила Диксон.
   Робин и Волчица практически одного возраста, разница в год не считается. Но если Волчица сразу вошла в наш круг, как равная, то к Роб мы все испытывали скорее материнские чувства. Может, это впечатление от внешности, или оттого, что общения, по сути, ещё не было - только односторонний контакт. Не знаю.
   По крайней мере, девочка вызывала всеобщую симпатию. Гордая, смелая, решительная. Кто из нас в пятнадцать лет смог бы уйти жить в дикий лес? Почти десять дней идти по тамошним звериным тропам, спать где придётся, не зная, проснёшься ли живой и при этом ни разу не заплакать? Разве что Одинокая, но лес для неё - родной дом. Я бы не смогла, Дик - не знаю, она об этом не думала.
   Волчица, опекая Роби, дала задание своему дискаю немедленно докладывать о появлении в радиусе пятидесяти метров от девушки биологических объектов весом более пятнадцати килограммов.
   Решение непременно вытащить Робин даже не обсуждалось - мы думали об этом, как само собой разумеющемся. Если Традиция позволяет людям присоединяться к стрейнджерам, Роби - достойный кандидат. Она проявила завидную твёрдость и мужество, не сдалась на милость сильного, не преклонила колен. Характер настоящего бойца.
   Воины, исследователи, созидатели и спасатели - такие доминанты в характере кандидатов более всего приветствовались летящими среди звёзд. Хотя, может, я делаю насчёт Роб преждевременные выводы? Время покажет...
  
   Полемика с Ита по поводу кандидатов в стрейнджеры закончилась компромиссом - Робин нам разрешили взять сейчас, а всех остальных пока перемещали в специально оборудованный временный лагерь. Я сама занялась его устройством, выбрала пять квадратных километров в субтропиках, как можно дальше от любых других людских поселений.
   По периметру установили генераторы силового поля для защиты от незваных гостей, внутри поставили три десятка одноместных экспедиционных палаток, синтезатор, управляющий брейн. В случае увеличения количества кандидатов, наверное, придётся строить новый лагерь, вряд ли стоит собирать всех в каком-то подобии муравейника. В лагере люди должны несколько месяцев спокойно жить, учиться, в первую очередь мыслеречи. И проявлять себя, подтверждая либо опровергая решение, принятое нами в отношении них.
   Перспективные кандидаты обнаруживались и в таунах, и в селениях кантри, в среднем по одному ежедневно. Учитывая, что за день вчетвером мы получали информацию о нескольких тысячах разных людей, не так уж и много. Но "белые вороны", как окрестила Дик подобных нам отщепенцев, привыкли прятаться...
   Шансов на встречу друг с другом у них практически не было. Разве что таун-людям в скайнете, но откровенничать там не менее рискованно, чем в реале, немногие позволяли себе хотя бы намёки. Сейчас мы искали их, чтобы спасти разумных из окончательно вырождающегося общества, а все предшествующие годы следящие программы спецслужб отфильтровывали потенциальных диссентеров с противоположной целью. Поместить под колпак наблюдения, документировать контакты и связи, собирая досье.
   Приучившись всегда и везде скрывать настоящее лицо, прятать откровенные мысли, они не очень-то поддавались обнаружению, мы ведь тоже не могли открытым текстом давать объявления в скайнете!
  
   За десять дней мы, кажется, собрали достаточно информации о положении на планете. Конечно, она не была полной и исчерпывающей, но выборкой вполне репрезентативной. Затрачивая по несколько часов на каждую географическую точку, мы скоро поняли - необходимо работать поодиночке. Каждая получила плейт, и работа пошла вдвое быстрее.
   Лариска занималась сэвэдж и городской фауной, обнаружив ещё несколько ареалов мутировавших существ с зачатками разума. Проблема была в том, что ни у одного из них не было возможности десятилетиями тесно общаться с разумным человеком. А может, в том, что конкретно она, Подземная Жительница, стала первым мутантом, в котором реализовался качественный скачок.
   Массовые мутации среди сэвэдж и фауны постгородов были результатом употребления в пищу продуктов, распространяемых таун-людьми, мы доказали это, проделав тщательный анализ содержания правительственного пайка. На животных добавки действовали причудливым, непредсказуемым образом, иной раз стимулируя развитие определённых способностей. А с сэвэдж всегда и везде было одно и то же - интеллектуальная деградация и физическое вырождение.
   Изменения происходили на генетическом уровне, постлюди в результате приобрели ряд заданных "инженерами" качеств: сильную внушаемость, рассеянность внимания, агрессивность и склонность к злоупотреблению наркотиками, короткую продолжительность жизни, но при этом стабильно высокое либидо, склонность к зачатию и рождению двух и более детей. У них была ослаблена память, подавлена способность к логическому и вообще абстрактному мышлению, отсутствовало чувство сопереживания.
   На подобном фоне, кантри, конечно, выглядели много лучше, но и у них был сильно понижен интеллект, а общественные отношения между сельскими жителями сделались, как сказала Диксон, "совершенно домостроевскими". Из-за постоянного вынашивания и вскармливания детей, как правило, меньшей физической силы и значительно искажающего сознание воспитания, женщины не обладали и половиной прав мужчин, считались недочеловеками.
   Дик за эти дни так углубилась в исследования, что решила составить нечто вроде жизнеописания процесса вырождения человечества. В хронологическом порядке и с точки зрения представителей разных социальных слоёв, каст, групп, всех четырёх разновидностей постчеловеков. Таун, кантри, лесных людей и даже сэвэдж. Чтобы количество всеобщего вранья было как можно более наглядным. Подруга присовокупила к материалам копии телевизионных программ, формирующих мировоззрение "горилл". Более того, даже загрузила в память брейна дневники Деда - человека, всю жизнь прожившего в подземелье населённого крысами метро.
   В итоге получилось пять совершенно несхожих вариантов истории, согласовывавшихся только в одном: на Землю упала комета. Но мы теперь знали: никакой кометы не было и в помине...
  
   Волчица позаботилась о подробном освещении обычаев и жизни лесных людей. Она оставила дискай в режиме тени над знакомой поляной, там мы часто тренировались и отдыхали. Переоделась в набедренник, хотела было влезть в свой старый жилет, да вот незадача - не получилось! Солидно прибавившие в объёмах руки с грехом пополам ещё пролезли в проймы, этим дело и кончилось. Спина и грудь стали шире настолько, что безрукавка теперь годилась только для фольклорного музея. Выручил Волчицу синтезатор, изготовивший увеличенную копию её жилета.
   Спустившись на землю, подруга зашагала по родному лесу. Её переполняло странное чувство - Обретшая Цель испытывала радость одновременно от того, что вернулась домой, и от того, что это ненадолго. Плейт рядом и всегда наготове, средства связи и резервная возможность - Санэла - позволяют всем нам постоянно обмениваться мыслями.
   Приглушив чувство от "ненадолго", Волчица усилила радость от "вернулась" и мысленно поискала Ель. До Дома недалеко, чуть больше двух километров. Почти тотчас волна ответной радости матери окатила подругу с головы до ног. Неожиданно для себя самой Ель побежала навстречу дочери. Ведунья была уверена, что попрощалась с Обретшей Цель навсегда, и теперь радовалась собственной ошибке.
   Они встретились у ручья, обнялись. Одинокая и раньше не была хилой, а теперь Ель трогала её огромные, каменной твёрдости мышцы, поражаясь столь быстрым и фантастическим переменам. Вдруг дочь, поддавшись нахлынувшему порыву, подхватила тонкую, стройную красавицу Ель на руки, легко понесла через журчащий между камнями источник.
   Обнимая за шею свою так скоро заматеревшую Волчицу, ведунья испытала небывалый прилив нежности. Немногим больше полутора десятков лет назад она держала на руках малютку без имени, а теперь это взрослая сильная женщина с потрясающей Санэла! Очень редко в одном человеке соединяются выдающиеся ментальные и физические способности, только это уже чудо.
   Обретшая Цель мысленно передавала Ели подлинную историю мира, рассказывала о людях и нелюдях, населяющих Землю и изученную стрейнджерами часть Вселенной. С трепетом и волнением впитывала ведунья новые знания. А в конце был самый главный вопрос, на который Волчица, как и все мы, не знала ответа.
   Образ жизни лесных людей - самый честный и справедливый из всех, виденных нами на планете. Но останутся ли они такими же, если переселить в лучшие условия? Ведь все эти годы лесовики жили и живут в состоянии войны. Сперва преодолевая последствия планетарной катастрофы, потом прячась от постоянно идущих через их землю сэвэдж - город ведь почти рядом. Люди видели смысл в собственном образе жизни, но если изменится жизнь, вероятно, изменится и этот образ?
   Мать и дочь второй час кряду неподвижно сидели на высоком берегу реки, в том месте, где меня когда-то учили плавать. Ель не скрывала от лесных людей правду - это означало нарушить обычай предков. Мысленную беседу слышал каждый, кто хотел услышать. Все мы - Диксон, я, Лариса, Ита - участвовали в разговоре, слыша голоса друг друга и всех лесных людей. Ведунья обращалась к нам с вопросами, рассуждала "вслух", советовалась, выслушивала предложения каждого, у кого они были.
   Практически все лесные люди сейчас сосредоточенно заглядывали в собственную душу. В общем-то небольшое племя оказалось взорвано новыми вестями, открывшимися вдруг перспективами. Ни Первый мужчина, ни Первая женщина, никто из старших не пытались давить своим авторитетом, повторяли только:
   -"Решает каждый сам за себя. Присоединяйтесь к единомышленникам".
   Очень многие среди юных, только начинающих входить в силу, пожелали присоединиться к стрейнджерам, первыми об этом заявили Хищная Куница, Жгучая Крапива и Беспокойная Сорока - близкие подруги Обретшей Цель. Больше половины лесных людей из тех, кто приближались к старости, тоже захотели уйти со стрейнджерами. Их воодушевляла перспектива обрести вторую молодость в новых телах. Из пожилых остались лишь те, кто были сильно привязаны к детям.
   Большинство в возрасте от тридцати пяти до пятидесяти предпочли продолжать жить по обычаю предков на новой, более спокойной и благодатной земле. Многие вообще не знали, что выбрать.
   -"Слушайте свою душу. Используйте Санэла", - напоминали им Ведунья и Охотник.
   -"Ваше сегодняшнее решение не окончательно. Вы совершаете лишь попытку, и если почувствуете, что ошиблись, можете обратиться к нам снова", - добавила Волчица.
   Ита счёл нужным заметить:
   -"Но это не будет бесконечное число раз для каждого".
   В итоге племя условно разделилось на три примерно равные части. Тридцать два человека решили уйти к стрейнджерам, чуть больше - переселиться в глухие безлюдные места, столько же захотели остаться в старом Доме, невзирая на все известные и грядущие опасности. "Великий Лес дал нам жизнь, когда придёт срок, мы должны вернуть её именно ему", - так сказали эти люди.
   -"Каждый решает сам за себя", - в очередной раз повторила Ель, и от одной группы к другой перешёл ещё один пожилой человек.

***

  
   Пришлось строить второй лагерь для кандидатов.
   Жаль, нам пока не удалось обнаружить другой подобной колонии на всём земном шаре. Не хотелось думать, что племя Ели, научившееся жить в гармонии с природой и со своей собственной душой, уникально. Следовало поискать получше.
  
   -"За Роби пошла рысь!" - тревожный мыслеголос Одинокой отвлёк меня от размышлений. -"Пока не пытается атаковать, просто держится позади и ждёт подходящего момента. Может напасть, когда стемнеет..."
   -"Конечно, такое путешествие не могло долго оставаться безмятежным", - проворчала Дик. -"Лес - не дачный участок, где самые страшные звери комары да крот".
   Тотчас переключив часть внимания на далекий Северный Треугольник, мы увидели девушку, пробиравшуюся по раскалённому солнцем лесу. В этот раз она намеревалась устроиться на ночлег подальше от реки - прошлой ночью оттуда доносились загадочные громкие всплески, не позволившие выспаться толком. Как будто купался под луной кто-то большой и грузный, типа медведя. "И сухо там, на высоком месте, гнуса поменьше будет", - думала Робин.
   До темноты часов пять, не меньше, но по-моему, обстановка требовала немедленного вмешательства, о чём я и объявила подругам.
   -"Зачем рисковать и потом кидаться вытаскивать ребёнка "с того света", лучше действовать на упреждение!"
   Они согласились.
  
   Заросли были не так густы, но Диксон сидела на бревне не двигаясь, ничем не обнаруживая себя. Одетая хоть и не в камуфляж, но всё равно под цвет лесной зелени. Нынешний комбинезон неплохо маскировал в чаще.
   Тоже не видя ещё, но прекрасно ощущая девушку, Дик спокойно поджидала её, чувствуя каждый шаг, слушая привычно настороженные мысли.
   Вот Робин отодвинула ветку, мелькнули пальцы с обломанными ногтями - и беглянка увидела в трёх шагах незнакомого человека!
   Побледнев, судорожно выдохнула, губы девчонки беззвучно шевельнулись, произнося "Shit", а ладонь немедленно ухватила рукоять охотничьего ножа. "Для метательных слишком близко", - подумала она.
   Странный человек кивнул:
   -Да, уже слишком близко.
   Роб удивилась.
   "Лицом девушка, голос хоть и очень низкий, но явно женский, а вот фигура... Странное создание!"
   -Я не "создание", я человек, Робин, - Дик чуть помедлила, определяя точное местонахождение остановившейся рыси. -Моё имя Диксон.
   До зверя метров двадцать, кошка шла по следу Робин, стараясь не приближаться. Внимательно следя за нею внутренним взором, Дик предложила девушке присесть рядом. Показала пустые ладони, безмолвно произнесла:
   -"Видишь, у меня нет ничего похожего на оружие".
   "Ага", - осторожно подумала Роб. "Двумя пальцами шею сломает, никакого оружия и не надо".
   Подруга радостно засмеялась. Только что ей удался первый, самый важный шаг - инициация способностей девочки собственным телепатическим сигналом. Дик пробилась в её мыслеслух, убедившись в том, что Робин обладает Санэла. Она услышала, просто не поняла, что слышит мысль, а не голос.
  
   Рысь в свою очередь услышала громкий смех Диксон. Необычный звук, несомненно излучавший уверенность и силу! Нервно дёрнула кисточками на ушах, оскалилась, прищурила оранжевые глаза, поглубже зарылась в высокую траву.
  
   -Если б я хотела причинить тебе вред, то напала бы внезапно, а не рассиживалась прямо на пути, верно?
   Смех Дик был чертовски заразителен, помимо желания девушка улыбнулась в ответ.
   "Красивые глаза", - отметила подруга, разглядывая стоявшего перед ней конопатого жилистого подростка.
   -"Но-но, не очень там у меня!" - я шутливо предостерегла любимую от подобных поползновений. -"Она ведь ещё ребёнок..."
   -"Я исключительно с эстетической точки зрения".
   Волчица и Лариска одновременно засмеялись. Все внимательно наблюдали за знакомством, мысленно там присутствовал даже Ита.
   Внешность Роби вызвала в памяти Диксон строчки песни из прошлой жизни, она нам "напела". В моей голове зазвучал жёсткий гитарный ритм, сильный и необычный голос певицы:
   ...И может заехать на чай и по роже,
   Боль переносит, две пачки - не доза.
   И прячет улыбку где-то под кожей,
   И два перелома, как минимум, носа.
   И мама лет пять принимает как данность
   То, что у дочери сильная странность...
   Что значит размер? Ничего и не значит.
   Всё проще простого - девчонки не плачут!
   (8)
  
   Оценив энергетику песни, я пожалела:
   -"Робин бы спеть, да не поймёт языка..."
   Девушка присела на бревно, исподтишка разглядывая обтянутое тонкой зелёной тканью мускулистое плечо соседки.
   "В такой одежде - всё равно, что голая. Как по лесу ходит..."
   -А вы откуда? Ну, то есть, где живёте? - полюбопытствовала селянка.
   Пришелица на секунду задумалась. "Где я живу? "Мой адрес - не дом и не улица".
   -У нас нет стоящего где-нибудь на одном месте дома, мы всё время путешествуем. Примерно так, как сейчас ты.
   Роб обрадовалась:
   -Вам тоже нравится путешествовать!
   -Всегда хотела видеть новое, необычное, - согласилась подруга.
   -А я видела тако-ое... Огромный мост из железа и камня! Через всю реку, - карие глаза девчонки загорелись восторгом. -Как только старые люди построить сумели ...
   -Хочешь узнать?
   -Конечно! Это ведь интересно.
   Дик кивнула.
  
   Большая пятнистая кошка всё заметнее проявляла признаки нетерпения. Упускать добычу не хотелось, если вовремя не поесть, не станет молока, и котята будут страдать от голода.
   Второй человек уверен в себе, но от него не пахнет оружием. Один слабый человек, пусть вооружённый - её добыча. Человек будет спать, придёт её время. Но откуда появился второй, сильный и невооружённый? От него не пахло лесом, он не оставил ни единого следа, как будто упал с облаков.
   Противоречивость ситуации раздражала молодую мать, а раздражённость - плохое состояние для охотника.
  
   -На свете много интересного, - Диксон вытянула длинные ноги, носком ботинка поддела сухую ветку. -А если я спрошу, зачем тебе нужно узнавать новое, ответить сможешь?
   -Ну-у... - Робин думала недолго. -Мало знаешь - мало умеешь, если больше знать, и уметь будешь больше. Можно делать какие-нибудь новые хорошие вещи, которых никогда ещё не было раньше.
   -Давай представим: ты знаешь и умеешь так много, что можешь менять целый мир. Каким он по-твоему должен стать, что обречено исчезнуть, а что обязано появиться?
   На несколько секунд Роби ушла в себя. Потом очнулась и отрывисто, с чувством, выдала:
   -Исчезнуть - несправедливость, враньё и насилие над слабейшими. Появиться - честность, уважение к достойным, возможность для каждого реально выбрать, как жить. Чтобы не был всего один вариант "наименее противный", а остальные - вообще невозможные! Чтоб если где невмоготу человеку, так было куда уйти, а не влачить существование в беспрестанном кошмаре...
   -Да, люди во все времена очень хорошо умели делать ад из жизни друг друга.
   Дик склонила голову, в упор рассматривая как-то вдруг повзрослевшую лицом русоволосую девчонку с облезлым носом.
   Не особо поняв слова, но по выражению глаз почувствовав - ответ удовлетворил собеседницу, Робин широко улыбнулась и задала встречный вопрос.
   -Вы сказали "мы путешествуем" - где-то неподалёку есть ещё ваши люди? Едете верхом?
  
   Рысь решительно поднялась с лёжки, бесшумно двинулась по кругу, обходя людей так, чтобы напасть со спины. Она была уверена, что легкий ветерок, так кстати зашелестевший в вершинах клёнов, отлично замаскирует её приближение до самого решающего момента.
  
   -Верхом? - переспросила Диксон. -Можно сказать и так, только "лошади" наши невидимы, их нельзя потрогать руками. Послушай, нам с тобой сейчас лучше перейти в другое место. Одна здешняя рысь вообразила, что может нас съесть и не желает слушать предостережений.
   Глаза Роб округлились, она напряглась, вскочила. Схватив метательный нож заозиралась по сторонам с раздувающимися ноздрями.
   -Мы можем легко уйти, либо убить животное, - не двигаясь с места спокойно сообщила Дик. -Но тогда умрут от голода её маленькие котята. Что ты выбираешь - убить, либо уйти?
   Роби бросила на Диксон короткий внимательный взгляд. Её сильно беспокоило хладнокровие странной пришелицы: не имея оружия, с рысью непросто справиться даже такому сильному человеку, как она.
   -Легко уйти на ваших... невидимых лошадях?
   Подруга кивнула.
   -Тогда давайте уйдём, - предложила девочка, нервно переступая с ноги на ногу и приглядываясь к шевелящимся от ветра кустам. -Детёнышей жалко, они же не виноваты, что родились на свет.
   Дик кивнула ещё раз, упруго поднялась на ноги.
   -Мне нужно встать поближе, чтобы "лошади" забрали и тебя.
   Она шагнула к Робин, обеими руками слегка обхватила за плечи - сердце девчонки сбилось с ритма, взволнованно застучало - и легко сжала пальцами сегмент интерфейсного модуля. На левом запястье он выглядел простым браслетом из белого металла.
   Лес, небо, земля - всё вокруг Роби мигнуло на полсекунды, словно картинка в испорченном ТВ. Вдруг она увидела то же самое, но под иным углом, будто обе разом прыгнули на высотку и глядели оттуда. И ещё через полсекунды, после очередного "мигания", селянка очутилась на берегу озера, показавшегося невиданно громадным - противоположного берега попросту не видно!
   Лазурь неба у линии горизонта сливалась с бирюзою воды, только слева едва заметно белела короткая полоска - то ли далеко выдавшийся мыс, то ли островок. Сияло жаркое солнце, от воды веял ласковый свежий ветерок, приносил незнакомый, но отчего-то волнующий пряный запах. Небо чистое, лишь вдали плыло одинокое белое облачко.
   Ступни Робин ощутили жар раскалённого песка. Странное озеро ритмично накатывало на берег необычно редкие и большие волны, с шипением уползавшие назад.
   Разомкнув объятия, Диксон указала рукой:
   -Отойдём в тень, там чуточку прохладней.
   И зашагала к ближайшему дереву. Таких странных чешуйчатых стволов и длинных узких листьев Роби никогда не видела тоже.
   Они уселись на тёплый песок, прислонившись к широкому стволу спинами. На сверкающем зеркале "озера" тут и там возникали белые барашки пены. В джунглях крикнула птица, голос её был также незнаком девушке. Роб начала понимать, как далеко перенесли их невидимые лошади всего за одну секунду.
   -Волшебство! - прошептала она, восторженно глядя в красивое и строгое лицо Дик.
   "Колдунья" богатырского сложения покачала стриженой головой.
   -Нет, не волшебство. Знания, накопленные за сотни тысяч лет.
   В горле селянки пересохло.
   -Вы так долго живёте?!
   -Не я, вся цивилизация стрейнджеров.
   -???
   Диксон сосредоточилась, и с максимальной осторожностью передала Робин небольшой мыслепакет информации о летящих среди звёзд.
   Девушка вскинула руки к голове, стиснула виски, глаза раскрылись в пол-лица, зрачки заметно расширились. С полминуты она беззвучно раскрывала и закрывала рот, словно попавшая на берег рыба. В мыслях полный сумбур.
   -Что... - наконец хрипло выговорила она непослушными губами. -Диксон, что со мной только что было?
   -Это мыслеречь, Роб. Разговор мыслями, а не словами, - подруга пальцами провела по затылку девочки, ероша жёсткие нечёсаные волосы. -Ты спросила, кто такие стрейнджеры, и я ответила, но без слов.
   Слушая негромкое контральто, Робин обнаружила в своей памяти массу новой информации о космических пришельцах, полётах меж звёздами, кораблях и планетах, разумных существах разных цивилизаций. Теперь это слово было ей понятно...
   -Звуки не всегда удобны, - продолжала Дик. -Например, в засаде нельзя шуметь, или один человек спит, а другие говорят без слов, чтобы его не беспокоить. Или нужно мгновенно передать то, о чём пришлось бы битый час рассказывать голосом. И к тому же мешать самим себе наслаждаться шумом прибоя.
   -Потрясающе! Вы просто боги какие-то...
   -"Знания, Роби, не волшебство, а знания", - мысленно возразила Диксон.
   Услышав, девушка вздрогнула, почему-то покраснела.
   -Скажите, а другие люди могут говорить мысленно, или это дано одним только стрейнджерам?
   -"Ты слышишь мои мысли, я слышу твои, мы уже говорим".
   -Боже... Так просто? - Робин глянула в чёрную бездну глаз новой знакомой и ощутила, что тонет в их необъяснимо притягательном колдовстве.
   -"Непросто, если нет способностей, нет практики".
   -А давайте я буду пробовать, можно?
   -"Ну конечно, Роб!"
   Тряхнув головой, селянка сосредоточилась, даже кулаки сжала, на предплечьях взбухли от напряжения жилы - и послала мысль-крик:
   -"Возьмите меня с собой, ради всего святого!! Понимаю, сейчас я глупая деревенская девчонка, от меня никакой пользы, но я обещаю учиться изо всех сил, я стану полезной!"
   Подняла карие, чуточку раскосые глаза, в них стыла отчаянная надежда.
   -Вы слышали?
   -Конечно слышала! - вслух ответила подруга, и передала пакет с неписаным сводом Традиции стрейнджеров.
   -"Ты сможешь жить так же?"
   -Попробую, - несмело проговорила беглянка, осмысливая новое знание.
   И мысленно добавила:
   -"У нас жили совсем по-другому. Хотя говорили похоже. "Возлюби ближнего, как самого себя", - твердил староста. И походя назначал очередному "ближнему" двадцать пять плетей за непочтительность к власти: позабыл перед ним шапку снять".
   Робин искоса глянула на казавшуюся ей гигантом пришелицу с небес.
   -"Двойная мораль", - Дик нахмурила густые брови. -"Такой тип вранья настолько распространён, что для него люди давно придумали это благопристойное название. Но в мыслях лгать сложно".
   Роб задумалась о самой себе: сможет ли она стать не такой, как все остальные люди? А вдруг всё её отличие в том, что не тянет к парням, и только?
  
   В трех сотнях километров от нас, стоя по пояс в солёной океанской воде, тяжело вздохнул Ита:
   -"Я раньше близко не сталкивался с однополыми, на корабле их довольно мало. Теперь понимаю, насколько это невыносимо!"
   Его сочувственная мысль была направлена всем без исключения и достигла сознания Роби.
   -Ой! Кто это ещё в моей голове?
   -"Стрейнджер Ита", - вежливо представился торнианин, послав мыслекартинку собственной внешности.
   -"А я - Робин", - покраснела селянка.
   "Какие они все странные", - про себя подумала она.
   -"Ой, извините", - уши Роб уже пылали, словно алые маки.
   -"Странные, да. Ведь мы же стрейнджеры" - мысленно рассмеялась я. -"Меня зовут Джессика".
   Показала девочке свою картинку.
   "Настоящая красавица!"
   Она опять ойкнула, поняв, что не сдержала невольную мысль. Я успокоила Роби.
   -"Спасибо, мне приятно".
   -"А во мне даже имя, наверное, покажется тебе странным", - возник мыслеголос Волчицы. -"Я попала в стрейнджеры из лесных людей, а там дают имена в соответствии с основными чертами характера. Меня назвали Одинокой Волчицей. Можно звать просто "Волчица".
   Подруга показалась Робин в набедреннике и жилете из шкур. Та просто остолбенела.
   -"Не бойся, я не страшная", - веселилась Обретшая Цель. -"Мы почти одногодки, я всего на несколько месяцев старше".
   Следующей в очереди на знакомство была Лариска. Все предвкушали реакцию девочки, которая вот-вот должна была увидеть огромную зубастую крысу. Несущая Жизнь, однако, решила по-иному - перед нашими глазами возник незнакомый образ стройной зеленоглазой девушки с длинными пепельными волосами.
   -"Временно я живу в другом теле, но это ненадолго".
  
   Познакомившись с Роби, мы снова оставили их с Диксон как бы наедине, девочке нужно было дать отдохнуть от хора незнакомых голосов, без спроса заявляющихся в сознание.
   С минуту она собиралась с мыслями и просто смотрела в набегавшие морские волны. Спросила Дик:
   -Можно мне искупаться?
   Через несколько секунд обе были в воде. Море тёплое и чистое, песчаное дно безопасно даже в небольшой шторм. А вот волны стали сюрпризом для Робин, никогда не видавшей больших водоёмов. Устоять на ногах она смогла только хватаясь за руку Диксон.
   Солёная вода шутя держала лёгкое тело девочки, но попробовав немного проплыть, она быстро отказалась от этой затеи. Не умела всходить на крутую волну, гребень каждый раз захлёстывал с головою. Отфыркиваясь, Роб встала на дно рядом с могучей пришелицей, умело игравшей с волнами. Присмотрелась к движениям, да и сама стала делать так же: прыжок на приближающуюся волну, несколько энергичных гребков, чтоб не выбросило на берег - и вовремя уцепиться за почву ногами на глубине примерно по грудь.
   Забава увлекала, шутливая борьба со стихией будоражила кровь. Дик любила море - здесь можно было сколько угодно напрягать мышцы и при этом не чувствовать на себе ни грамма липкого противного пота. Отличное место для тренировки.
  
  
   ВОЛЧИЦА
  
   Наблюдая, как Диксон и Роби играют с волнами, я им по-доброму завидовала. Отличное местечко, надо будет наведаться туда в реале. Прямо сегодня и всей компанией. Я с удовольствием присоединилась бы сейчас, но дискай нёсся над другим морем. Морем леса. И сканеры работали на полную мощность, пытаясь обнаружить людей.
   Мы решили проверить территории, похожие по условиям на те, где обитало моё племя. Леса невдалеке от руин больших городов, населённых гориллами. Не скажу, что таких было слишком много, но и немало - по всей земле несколько тысяч. Наши "тарелки" расходящимися концентрическими кругами ходили в полутора сотнях метров от поверхности. Час за часом, день за днём - иным способом невозможно найти маленькое племя, возможно, не имеющее надземных жилищ.
   Все вместе встречались только "по вечерам", по завершению периода длиной чуть больше десяти земных часов, отведённого для ежедневной работы. Столько же времени отводилось каждому стрейнджеру на личные дела, духовное и физическое развитие, и немногим меньше, часов восемь - на сон, отдых мозга и физического тела. Конечно, в чрезвычайных ситуациях личное время "ужималось", иной раз до полной отмены. Получалось "работа-сон". Но при любой опасности брейны бесстрастно подсчитывали недополученные каждым конкретным стрейнджером "личные часы". Сразу после восстановления на корабле нормального, спокойного режима люди отправлялись отдыхать и заниматься своими собственными делами.
   Спеша собрать информацию о том, что делается на планете, мы сами себе устроили чрезвычайную ситуацию и отдыхали совсем немного. Когда Ита счёл достаточным количество и качество фактов, "дело о планете Земля" было отправлено ксеносоциологам. Сейчас мы занимались "белыми воронами" и параллельно искали малые поселения с нетрадиционной социальной организацией. Можно было расслабиться, чем и пользовались - отдыхали в своё удовольствие.
   Стали больше тренироваться - новые тела, конечно, великолепны, но координацию движений приходилось "доводить до ума" и оттачивать заново. Для этого у стрейнджеров существовали специальные методики, комплексы упражнений. Прекрасным дополнением к ним стало искусство рукопашного боя, которым в совершенстве владела Диксон, и которому уже давно обучала нас.
  
   Однажды во время тренировки я ощутила любопытство Лариски. Прежде она нисколько не интересовалась нашими телодвижениями, а с тех пор, как стала готовиться к переселению в другое тело, присматривалась с нарастающим интересом. Конечно, история летящих среди звёзд знала куда более необычные смены обличий разумных существ, это её успокаивало.
   Время родов с каждым днём приближалось, и Несущую Жизнь беспокоила судьба детей. Она переселится в другое тело, и если будет выкармливать крысят искусственно, кем они будут считать себя, постоянно видя такую мать? Мысленно общаясь с неродившимися детьми, Лариса ощущала в них зачатки Санэла, но существенно менее сильной, чем у неё самой. Увы, второй родитель не обладал выдающимися ментальными способностями и результат налицо.
   Наша спутница испытывала сложные чувства. Всю жизнь общаясь с людьми, она уже была готова сама стать человеком, благо представилась возможность. Но что делать с детьми, совершенно непонятно. Лариска посоветовалась с Диксон, потом со всеми нами, и приняла нелёгкое для себя решение. Не сразу, но я поняла Несущую Жизнь: ответственность за детей заставила её сделать такой выбор.
   Во мне не было материнских чувств, и сейчас я благодарила судьбу за это. Стоило представить себя на месте Ларисы... Хотя, она ведь не жертвовала всей жизнью, может быть, несколькими годами, пока не повзрослеют крысята.
   Часть лесных людей, решивших остаться в Великом Лесу, не имела в своих рядах женщины с достаточно сильной Санэла, способной стать ведуньей. Для крошечного племени в три десятка человек, да ещё живущего вблизи от города, это очень опасно, но люди всё равно цеплялись за старое место. Так вот, Лариса обратилась к каждому из них, испрашивая разрешение жить вместе, вырыв нору где-нибудь поблизости от Дома. Естественно, крыса с большим удовольствием расположилась бы в самом доме, но потомство должно родиться и расти в тех условиях, где ему предстоит обитать всю жизнь.
   Лесные люди помнили Лариску, она ведь пришла из города вместе с Диксон и Джессикой, некоторое время жила в Доме в качестве гостьи. Теперь люди узнали о её проблеме, о необходимости выкормить и выучить детей самому необходимому, оставаясь для этого в теле животного. Вот так, ради детей мать отступала на шаг назад в собственной жизни. Добровольно шла жить в нору, как зверь, будучи ментально выше любого человека, не обладающего Санэла! Обладая суммой знаний о мире, несоизмеримой с познаниями любого из лесных людей - ведь с того дня, когда мы попали на орбитальную станцию, постоянно учились, узнавали новое, приобретали отсутствовавшие раньше навыки. Я прекрасно чувствовала разницу по себе - сейчас и думала и говорила совсем по-другому. Да и само слово "лексикон" было мне неведомо, как тысячи других. По этому поводу Ель сказала: "Твой ментальный фон едва узнаваем".
   Ита оценил самоотверженность Ларисы, оставив в её распоряжении дискай-301 с собственным именем и настроенным на неё нейроинтерфейсом. Наш старый знакомый Линай быстро замаскировался в лесу, брейны действовали так быстро и слаженно, что я залюбовалась процессом. Диксон отыскала вблизи от Дома подходящую поляну, её "тарелка" силовым полем выхватила объём грунта, достаточного, чтобы на его месте поместился корпус плейта, и подняла над лесом. Линай скользнул вниз, опустился в котлован, частично утрамбовал, частично поглотил ещё столько же лишней почвы. Машина Диксон, державшая грунт, зависла над маскирующейся и точно опустила свою ношу сверху. Операция была произведена настолько аккуратно, что пострадали только растения на ширине не более полуметра по радиусу выемки, весь остальной дёрн опустился на прежнее место в полной сохранности.
   Затем плейт Диксон выпустил шаровидного робота, тот мгновенно сканировал грунт и за какие-то минуты прорыл два подземных тоннеля к замаскированному дискаю: основной и запасной ходы. Несущая Жизнь получила своеобразную страховку на непредвиденный случай - собственное транспортное средство. И комфортное обиталище, куда она могла при желании наведаться, чтобы отдохнуть, получить необходимую информацию, вообще всё, что могло понадобиться.
   Прежде чем попрощаться, Дик оставила лесным людям десять автоматов и почти все патроны в герметичных водонепроницаемых чехлах.
   -"Не для охоты, для обороны от безумцев", - подчеркнула она, выразительно глянув на Лариску - мол, проконтролируй.
   Выгрузила пилы и топоры - всё из товара покойного Данилы-лодочника, настоящее богатство для племени, испытывающего дефицит в изделиях из металла. Из наших собственных запасов отдала мыло, спирт, майки.
   Теперь Несущей Жизнь предстояло выполнить две нелёгкие задачи - воспитать детей, научить самостоятельно жить в Великом Лесу, общаться с людьми в той мере, в которой это возможно и целесообразно. И найти среди трёх десятков лесных людей девушку, девочку, может быть, ещё пока неродившуюся, способную стать ведуньей. Стать Первой из женщин нового племени.
   Хорошо ещё собратья-волки ушли на спокойные земли через портал вместе со второй частью лесных людей. Ита предложил переселенцам целую планету, доселе числившуюся среди ненаселённых разумными существами и крупными хищниками. Там уж никакие "гориллы" беспокоить не будут. В ином случае я не взялась бы представить, как могли сложиться отношения Лариски и Вожака. По крайней мере, первая их встреча не внушала оптимизма.
   Экологическая ниша волков в Великом Лесу свободна, может быть, её удастся занять потомству Несущей Жизнь? Если откуда-нибудь не появятся другие волки. Но, думаю, вряд ли - места вблизи от городов не привлекают крупных животных: там слишком беспокойно.
  
   Я "докручивала" последний, самый широкий круг, сканируя окрестности этой некогда всемирно известной азиатской столицы.
   -"Ты скоро?" - прозвучал голос Джессики.
   -"Лечу на крыльях любви!" - я приправила эмоцию веселья мыслелаской.
   Подруги уже собрались на чудесном морском берегу, который нашла Дик. Время работы закончилось полчаса назад, но я хотела завершить последний круг, чтобы завтра к этому городу не возвращаться.
   Вот и всё. Курс на запад, скорость максимальная. "Нулевой результат - тоже результат", - успокаивала Диксон. А я страстно желала найти ещё людей, научившихся жить в гармонии духовного и физического, в мире с природой...
  
   Песок показался чуть влажным и немного прохладнее аппарели диская. Совершенное безветрие. Воздух, пропитанный ароматами моря и неведомых цветов, окутывал тело, словно нежнейшим покрывалом. В этих краях сейчас утро, солнце взошло совсем недавно и озаряло пляж ласково-тёплыми косыми лучами.
   Все уже собрались - как приятно обняться, ощутить настоящую, реальную близость после разлуки! Робин стояла в сторонке, тощая, взъерошенная, словно птенец. Но птенец ястреба, а не куропатки, мы видели это в её смелых мечтах, слышали в музыке, звучавшей в её душе. Все окружили девочку, не позволяя думать, будто она чужая.
   А вот это новость! Давненько же я не встречалась лицом к лицу с торнианином. Оказывается, Ита преодолел переходный период и сегодня предстал в совершенно новом обличье. Андрогинные черты лица, привлекшие наше внимание при первой встрече, сменились типично женскими. Можно было видеть, что в этом смысле всё в порядке и с телом - сегодня Ита был, вернее "была" в том же купальном костюме Евы, что и все.
   С первых дней пребывания на орбитальной станции мы знали: торниане двуполы, но мне не верилось в возможность столь глубокой трансформации до тех пор, пока я не увидела произошедшие изменения собственными глазами.
   -"Может, хочешь потрогать, развеять окончательные сомнения?" - игриво осведомилась Ита, и я ответила фривольной улыбкой.
   Растянувшись на песке, мы наслаждались тишиной безмятежного утра. Море, вчера несколько волновавшееся, за ночь совершенно успокоилось и лежало перед нами почти безмолвно, лишь чуточку шевелясь на самой береговой кромке. В двух десятках метров от воды возвышались тонкие стройные деревья, отдалённо напоминавшие пирамидальные тополя.
   -"Кипарисы. Они называются "кипарисы", - подумала Дик. -"А с чешуйчатыми стволами и длинными узкими листьями - пальмы".
   Теперь нас было шестеро, она оказалась с левого края. Справа от меня Ита "защищала правый фланг", моя левая рука покоилась на бёдрах Джессики, а между нею и Диксон лежала Робин. Выросшая в центральной части континента, она и не помышляла о существовании таких гигантских водохранилищ. Сельские жители знали лишь о том, что где-то далеко на востоке лежат легендарные "Великие озёра", а теперь оказывается, что они просто лужицы по сравнению с океанами и морями огромной планеты.
   За ночь, которую они с Диксон провели в стоявшем неподалёку плейте, девочка узнала о мире больше, чем за все предыдущие годы жизни. Жадность, с которой она набросилась на информацию, удивила даже Дик. Роби заснула только под утро, несколько часов подряд при помощи брейна буквально нафаршировывая собственную голову знаниями. Конечно, может быть дело в том, что они перенеслись сюда через несколько часовых поясов и биоритмы Роб несколько сбились. Но нет, в том лесу, где за девочкой увязалась рысь, день тоже склонялся к вечеру, ей должно было захотеться спать...
   Пару часов тому назад впервые увидев представителя торнианской цивилизации, Робин запросила у брейна сведения о ней, и теперь изумленно осмысливала новые знания. Удивляться было чему: в разное время года каждый торнианский антропоморф умудрялся жить то мужчиной, то женщиной. Переходный период длился тридцать пять наших суток, за это время тело претерпевало фантастические изменения. Следующие пять с лишним месяцев торнианин сохранял ярко выраженные признаки определённого пола, затем снова на месяц делался андрогином, чтобы поменять "плюс на минус" или наоборот.
   "Я всегда хотела быть мальчишкой, но в основном из-за угрозы замужества", - думала Роб. "А теперь, когда этот кошмар, надеюсь, позади и пол изменить возможно, даже и не знаю, кем быть... Остаться ли женщиной - они такие красивые... А может, выбрать тело торнианина? Почему нет? Иметь возможность по очереди бывать и тем и другим - разве это не чудесно? Кажется, первый раз в жизни мне очень повезло!"
   Роби знала, что не умеет закрывать мыслей, и все её слышат, но теперь не стыдилась. Ведь тут некому было назвать её "странной", издеваться над "глупыми фантазиями, которым никогда не суждено сбыться". На самом деле в мире возможно практически всё, главное оказаться в нужном месте в нужное время.
  
   Поднималось солнце, раскаляя неприкрытые тела. Решили по очереди искупаться, я и Джес вызвались первыми. Неторопливо заплыли довольно далеко, потом нырнули, опустились на глубину - здесь и вправду было очень-очень красиво.
   Ита вскоре присоединилась к нам, рассказывая о подводных жителях. Неподдельный интерес учёного чувствовался во всём - в порывистых жестах, которыми она указывала на какую-нибудь особенно прекрасную деталь подводного мира, в блеске глаз, заметном даже в зелёном свете глубины, и конечно, в интонации мыслеголоса, в эмоциях.
   Ита оптимизировала тело в соответствии со своими научными интересами и могла хоть целыми днями жить под водой, как рыба. А нам для этого нужно было кое-какое оборудование, я и Джессика минут через двадцать начали ощущать постепенно нарастающую нехватку кислорода. Всплыли, хватая воздух, полежали на воде, не шевелясь, ощущая сладкую истому расслабления.
   Сейчас мы уже умели скрывать мысли, создавая некий ментальный коридор для беседы двоих.
   -"Как тебе выбор Робин?" - осведомилась дрейфовавшая по соседству подруга.
   Я ненадолго задумалась.
   -"Честно говоря, подобной смелости от неё не ждала. Ну, значит, она так себя чувствует. Вон, торниане - целая цивилизация двуполых, живут так всё время, считают это нормальным".
   -"Что им возражать, они родились такими, вокруг все такие".
   -"Мало ли кто кем родился, Лариса, например, вообще крысой..."
   С минуту мы просто наблюдали за реявшими в синеве белокрылыми птицами. В небо можно было смотреть часами. Облака жили своей собственной непостижимой жизнью - плыли куда-то, росли или развеивались в дымку. И наоборот, из сгустившихся туманов вырастали вдруг горные хребты, силуэты разных животных, плавно перетекали друг в друга, трансформировались, словно стрейнджерские высокотехнологичные штучки. Поистине бездонный источник вдохновения художников!
  
   Мысли снова вернулись к Лариске. Сейчас она была с нами на берегу, но днём уже налаживала новый быт. При помощи робота со своего диская выкопала просторную удобную нору, думая: "а детей-то придётся учить всем этим земляным работам без всякой помощи, одними лапами..."
   Побегала по окрестностям Дома, обновляя в памяти информацию о местожительстве мелких обитателей леса, служивших ей пищей. Обследовав территорию, Несущая Жизнь не съела всех животных, которых могла. Скорее наоборот, убила только одного старого бурундука, чисто ради проверки - не утратила ли охотничьих способностей. А есть его не стала. Как-то со временем в Подземной Жительнице стало меньше жадности к пище, и больше этого же самого чувства в отношении новых знаний. Вернулась в свой настоящий дом, на дискай, там и пообедала и умылась.
   "Всё-таки при каждом приёме пищи по уши вымазываться в крови - это нехорошо", - думала она. "Нужно будет сразу привить детям навыки гигиены, иначе в норе будет жуткая вонь".
   После обеда Лариска проверила состояние своего здоровья, медицинский комплекс подтвердил, что в запасе у этого тела есть ещё несколько лет, а крысята здоровы и развиваются нормально. Выполнив обязательную программу, Несущая Жизнь забралась на свой ложемент и все оставшиеся часы провела, насыщая знаниями мозг. В этом они с Робин оказались похожи.
   Так прошёл сегодняшний "рабочий день" нашей Подземной Жительницы.
  
   Чувствуя избыточное облучение ультрафиолетом, моя кожа принялась преобразовывать его в другие виды энергии, необходимые физическому телу. Организм занялся укреплением костей, насыщая их только что синтезированными соединениями кремния.
   "Чудеса! А раньше я бы просто загорела".
   Джес согласилась, в её теле шли аналогичные процессы. В автоматическом режиме, не требовалось никаких волевых усилий, вообще никакого участия сознания, организм всё делал сам.
   Мы "открыли" мысли и лениво погребли к берегу.
   -"Нужно взять из плейта дыхательный прибор, пусть Робин тоже посмотрит, как красиво на дне!"
   Дик ответила согласием.
   Роби общалась с Лариской. Разумный зверь привёл девочку в совершенный восторг, теперь она никак не могла наговориться с крысой. Объем знаний Несущей Жизнь был намного больше, чем у Роб, и она терзала Подземную Жительницу разными вопросами.
   -"Хорошо, что я не умею говорить голосом, иначе давно заболел бы язык", - в конце концов подумала она.
   -"О, извините, я слишком надоедлива!" - устыдилась Робин.
   -"Ничего, Роби, любопытство похвальная черта, я и сама такая. Но всё-таки много вопросов подряд лучше задавать брейну - он железный".
   Несущая Жизнь передала Роб эмоцию веселья.
  
   Диксон сопровождала процесс нашего выхода из воды ощутимо пристальным взглядом. Увы, теперь для этого нужно было ждать времени, отведённого на сон. На станции каждая из нас имела отдельную каюту, можно ходить в гости и по ночам. Конечно, никто не мешал уединиться и сейчас, но Робин пока не стоит оставлять одну, даже в компании Иты она бы чувствовала себя скованно. Дик общалась с девочкой больше всех, теперь она ей вроде приёмной матери.
   Мы с Джессикой растянулись на песке, поглядывая, как Роби, играя, засыпает песком Диксон. Опять создав "мыслекоридор", теперь уже для троих, я и Джес передали Дик иронически-весёлые эмоции.
   -"У вас разница в возрасте немного меньше года, а она в сравнении с тобой - сущий ребёнок!" - ответила любимая.
   -"Я жила среди лесных людей, у нас человек считался взрослым после праздника Первой Добычи. Шесть лет назад я застрелила из лука токующего глухаря и принесла в дом, получив всю полноту прав и обязанностей взрослого человека.
   Теперь удивились подруги - этой подробности они обо мне ещё не знали.
   -"Рановато, согласна. И в моём бывшем племени не все вступают в совершеннолетие в эти годы. Но я хотела, чтобы со мной считались, и смогла добиться этого. Благодаря обычаям лесных людей, конечно".
   Диксон подумала:
   -"В моей прошлой жизни общество дошло до того, что первую треть отведённого человеку срока считало его не полностью дееспособным".
   -"Треть жизни?" - поразилась я, бросив на подругу короткий взгляд. -"Как это могло быть, вы же не умирали все в сорок пять?"
   Изучая современные знания стрейнджеров, мы как-то не уделяли внимания древней истории человечества. Только что я узнала, что остаюсь в ней совершеннейшим профаном.
  
   Робин пришлось приложить немало усилий, чтобы засыпать немелкую Дик. Девочка заметно вспотела, но довела задуманное до конца, уселась верхом на кучу песка, из которой торчала лишь черноволосая стриженая голова. Наклонилась - и неожиданно чмокнула Диксон в губы.
   -"Спасибо! Вы спасли мне жизнь".
   Ощутив смущение Дик, Роби покраснела:
   -"Извините, я не хотела обидеть".
   Вытащив руку из-под песка, Диксон слегка потрепала девочку по плечу.
   -"Не за что извиняться! Послушай, вот мы как-то думали, что в разных обществах существует обычай признавать человека взрослым в очень разном возрасте".
   Она сделала паузу, приглашая вступить нас.
   -"У лесных людей человек считается взрослым со дня, когда он своими руками добыл первый охотничий трофей".
   -"Это работает и в отношении девочек?" - недоверчиво переспросила Роб.
   -"Конечно, там все равны".
   -"У нас в таунах человек считается взрослым с момента, когда его допускают к самостоятельной работе. Обычно это лет в пятнадцать-шестнадцать", - сообщила Джессика.
   Робин в очередной раз полюбовалась рыжей красавицей, глянув в её сторону.
   -"А в обществе, где жила я, эту идею довели до абсурда", - подумала Дик. -"В своей основе идея правильная: человек считается взрослым, когда приобретает способность самостоятельно себя обеспечивать. Но люди сильно размножились, уже далеко не все добывали пищу непосредственно, своими руками".
   Роби не поняла, пришлось привести пример
   -"Вот у вас Олаф-кузнец хлеб не сеет, свиней не откармливает..."
   -"За его топоры и ножи люди приносят любую еду, которую скажет".
   -"Обмен, понятно. А у нас придумали деньги, такой условный эквивалент стоимости. Хотели как лучше, а получилось, как обычно", - Дик криво усмехнулась. -"Денежные отношения стали определять правила поведения, менталитет и образ жизни большинства людей. А побочным эффектом модернизации производства стала безработица".
   -"Робин не изучала античную экономику, скажи как-нибудь понятней, на примерах", - попросила Джес.
   -"Попробую".
   Девочка, наконец, слезла с Диксон, и она, извившись змеёй, выбралась из-под песка погреться на солнце.
   -"Людей сманили в города, кому-то нужно было работать на заводах и в конторах. А через пару веков их потомкам сказали: каждый третий из вас - лишний. Идите куда хотите, и сами ищите как добыть средства к существованию. Вернуться в деревню люди не могли - разучились и не хотели уже жить на земле".
   Такое было сложно представить Роб, но она подумала о старосте - тот тоже не сеял и не пахал, ничего не создавал своими собственными руками. А если бы люди вдруг перестали нести ему положенную по обычаю мзду?
   Дик продолжала рассказ.
   -"В городах начала резко расти преступность, отчаявшиеся убивали друг друга прямо на улицах, кончали жизнь самоубийством. Чтобы как-то уменьшить количество претендентов на рабочие места, людей всё позже и позже стали считать взрослыми, их должны были кормить-содержать родители. При мне только в 24-25 лет люди заканчивали учиться и могли самостоятельно работать. Треть жизни они учились, причём зачастую тому, что вовсе не было нужно".
   -"Разве могут отец и мать прокормить столько бездельников?"
   -"Детей стали рожать меньше, в моей прошлой жизни в большинстве городских семей было лишь по одному-двое".
   Подруга перевернулась на живот и стала быстро отжиматься в упоре лёжа. Девочка почти с ужасом смотрела на перекатывавшиеся под её кожей рельефные бугры мышц.
   -"Всё это мы рассказываем к тому, чтобы ты знала: когда считать себя взрослой - это в большей степени зависит от общества, где живёшь", - подытожила Диксон.
   Роби кивнула кудлатой шевелюрой, переминаясь с ноги на ногу. Она хотела купаться.
   Вернувшись в положение лёжа на спине Дик одним движением вскочила на ноги. Проверила возможности организма, удовлетворенно улыбнулась. Теперь мы в одинаковой степени сильны, и это нравилось Диксон. Чтобы чувствовать себя комфортно, ей обязательно нужно было знать, что хоть в чём-то она лучше всех, а учитывая опыт и навыки, она опережала нас в умении владеть своим телом.
   Роб ещё не привыкла видеть таких "огромных" и мускулистых женщин, ей намного больше нравились Джессика и Ита. Тело торнианки выглядело сильным, но у неё не было крупных, откровенно рельефных мышц, которые так нравились мне и Дик.
   -"Почему? Мне тоже очень нравятся мышцы", - возразила старшая. -"Правда, не на самой себе, а на вас", - добавила Джес с лукавой улыбкой.
   Робин пошла к воде, постепенно ускоряя шаг, разбежалась, и оттолкнувшись длинными жилистыми ногами, прыгнула в воду, только пятки сверкнули. Продолжая пробовать новое тело, Диксон повторила прыжок - несмотря на вдвое больший вес, она улетела дальше и вошла в воду красивее.
   Девушки медленно удалялись на глубину. Ита, как опустилась на дно, так и бродила на глубине - время от времени оттуда доносились её восторженные эмоции. Мы с Джессикой остались на пляже вдвоём. Первое, что пришло ей на ум, было то же, о чём я подумала...
  
   ДИКСОН
  
   Раньше у Роби не было возможности тренироваться в скоростном плавании, и я едва двигала руками, ориентируясь по её темпу. Хорошо, что девочка вообще научилась держаться на воде - речушка возле посёлка была по грудь в самом глубоком месте.
   Время от времени Роб опускала лицо в воду и пробовала не дышать. Минуту. Две, потом ещё дольше. Никак не могла поверить, что тонкое прозрачное колечко, которое Джессика надела ей на мизинец, может подарить способность выделять из воды кислород. Но всё работало.
   Сначала девушка не заметила, как далеко в море мелькнули, высоко взлетая над водой, стройные блестящие на солнце тела с торчащими на спинах плавниками. А когда обратила внимание на приближающихся огромных "рыб", заметно встревожилась. Я постаралась успокоить девочку:
   -"Это дельфины, не бойся, они тысячи лет дружили с человеком. Прислушайся, ты тоже почувствуешь их доброе отношение".
   Издавая высокие вибрирующие свисты на пределе слышимости немодифицированного человеческого слуха, пара жизнерадостных морских акробатов приближалась с обеих сторон. Один прошёл по дуге, не снижая скорости, второй, да нет, "вторая" - принялась высоко выпрыгивать из воды, выделывая на лету невероятные кульбиты. Фонтаны брызг взлетали над морем, в капельках всеми цветами радуги сияло солнце.
   Порезвившись вокруг, дельфинья пара успокоилась, оба осторожно приблизились, медленно шевеля боковыми плавниками, обнажая в улыбке мелкие острые зубы. Обтекаемые тела, тёмно-зелёные спины, у "девочки" на лбу белая отметина. Карие глаза светились озорным весельем.
   -"В этих местах не живут люди, вы тут оказались случайно?"
   Зная об интеллекте дельфинов, я тем не менее удивилась, слыша почти человеческую мыслеречь.
   -"Мы ненадолго, не больше, чем до вечера. Очень понравился этот морской уголок, я и Робин здесь со вчерашнего дня, остальные присоединились недавно".
   Все четверо с любопытством разглядывали друг друга.
   -"Вот тут, на лбу дыхательное отверстие...", - поясняла я девочке.
   -"Они не рыбы?"
   -"Нет, дельфины дышат воздухом, как мы".
   Примерно то же самое они рассказывали друг другу о нас. Постепенно Роб осваивалась, слыша доброжелательные мысли морских жителей, выражавших радость неожиданной встречи. Протянув руку, я погладила пятнышко на лбу дельфины. Довольно заурчав, она слегка поддела меня носом, плавно перевернулась в воде, предлагая погладить шелковистую тёплую кожу.
   Робин тоже набралась смелости прикоснуться к гладкому, скользкому боку самого маленького из китообразных.
   -"Не возражаешь?" - я ухватилась за твёрдый спинной плавник, подтянулась, влезая на спину, обхватила туловище ногами.
   Скользко. Вдруг не удержусь? Но я никогда не плавала вместе с дельфином!
   Она двинулась осторожно, вода сперва просто негромко журчала с обеих сторон. Пройдя десятка два метров, подумала:
   -"Держись крепче!" - в лицо разом ударил ветер, а берег провалился назад, стремительно уменьшаясь в размерах.
   Свистело в ушах, скорость пьянила. Мы летели, словно гоночный катер, только без рёва мотора, без сизого дымного выхлопа. Солёный воздух и мелкая водяная пыль - ничего больше. Описав огромный круг, морская жительница возвращалась обратно. Я и она, обе слышали беспокойство волновавшейся за меня Роби.
   Странное дело, соприкасаясь с телом дельфины чуть ли не половиной площади своей кожи, я ощущала что-то необъяснимо приятное, и не стала скрывать этого от неё.
   -"Мне тоже нравится осязать тебя. Мы совершенно точно обмениваемся энергиями", -заключила она, тормозя передними плавниками, чтобы неторопливо направиться к мелководью.
   Её собрат катал там Робин, из-под руки козырьком следившую за нашей прогулкой на глубину. Я подумала девочке:
   -"Не волнуйся, что может со мной случиться? Главная опасность - плохой человек, а людей поблизости нет".
   -"Плохой человек", - эхом повторила дельфина, в мыслях её послышалась сильная тревога. -"Опасность. Плохие прилетают на таких же ...", - довольно точно представила корпус диская. -"Только видимых. И убивают морских жителей".
   -"Ты видишь там наши "тарелки"?"
   Она утвердительно присвистнула.
   -"Не глазами. Я чувствую".
   -"Ты уверена, убивают именно люди?"
   -"К сожалению, да. Убийцы любят выйти из летающих машин, чтобы постоять на спинах мёртвых китов, и только потом убираются восвояси".
   -"Тела убитых забирают с собой?" - по привычке собирать наиболее полную информацию уточнила я.
   -"Почти никогда. Оставляют там, где убили".
   -"Зачем люди убивают, и не берут добычу?" - поразилась Роби, отлично слыша мысленную беседу на расстоянии полусотни метров.
   -"Думаю, извращённое развлечение. Бывают у подонков такие забавы - убивать беззащитных существ без всякой нужды".
  
   Я на пару секунд накрепко закрыла сознание, прижалась щекой к нежной коже дельфины, чтобы остудить пылающее лицо. Внутри бушевали досада, гнев, стыд за всё человечество.
   Что мы за существа такие... Чего нам нужно от мира, почему, когда у людей есть всё, чтобы наслаждаться жизнью, они не успокоятся, прежде чем не отнимут эту жизнь у другого? И ещё у кого-нибудь, и ещё, так без конца. Или того хуже, станут каждодневно, по-садистски превращать чужую жизнь в непрерывную цепь физических и духовных страданий. Почему маленький ребёнок, поймав насекомое, отрывает у него крылышки-лапки, ведь никто и никогда его этому не учил? Почему нам всегда легче пасть, чем подняться? Где человечество потеряло совесть, да была ли она когда-нибудь у него...
  
   Вдруг дельфин Робин круто повернул в море, двинулся нам навстречу, а в чувствах девочки главное место заняло сильное смущение. Её сознание запечатлело ошеломляющую картину действа, вовсю развернувшегося на пляже.
   Подглядев, я улыбнулась:
   -"Подружки в своём репертуаре".
   Теперь дельфины шли рядом, бок о бок. Держась за плавник одной рукой, я протянула другую, чтобы ободряюще коснуться плеча Роби. Оценив будничную и спокойную реакцию, она взглянула на меня по-иному.
   Я обратила мысленный взор сквозь водную толщу, на глубину полутора десятков метров, где Ита занималась моллюсками:
   -"У нас новая информация о неподобающем поведении таун-людей".
   В коротком слогане передала торнианке рассказ дельфины. Членораздельного ответа не последовало, только взрыв эмоций.
   А через полминуты, вспучив белый пенный пузырь воды, из глубины на большой скорости вылетело что-то, напомнив мне подводный старт ракеты. Взвилось, описав в воздухе небольшую дугу, грациозно нырнуло в море, почти не подняв брызг.
   Стремительно ускоряясь, Ита направилась к нам, на ходу изливая возмущённо-негодующие эмоции. Подобного никогда не видели не только мы с Робин, но и дельфины. Вначале они недоумённо замерли, затормозив плавниками, но услышав моё: "Это друг", немного расслабились, двинулись навстречу неведомому созданию.
   Созерцание торнианки в аквамодифицированном теле, плывущей на предельной скорости, впечатляло. Роб вообще смотрела с открытым ртом.
   Вытянутые вперёд, сложенные ладонь к ладони руки Иты летели над водой, словно бушприт парусного корабля. Верхняя часть тела уверенно держалась в воздухе, она раздвигала воду даже не грудью - глиссировала на плоском мускулистом животе! Тяжёлые от солёной воды белые волосы полоскались на ветру, словно флаг: так мощно толкало Иту вперёд что-то, находящееся под водой. Видя нечеловеческую скорость, я подумала было о каком-нибудь компактном двигателе, но внутренний взор обнаружил лишь плотно сжатые вместе ноги, совершавшие сумасшедше быстрые, ритмично-волнообразные движения, словно дельфиний хвост.
   Поприветствовав ошеломлённых жителей моря двумя свистящими трелями, Ита сбросила скорость, несколько метров проплыла по инерции, уже уйдя в воду до подбородка. В виртуальном окне, усилиями брейна появившемся над нашими головами, развернула огромную карту моря. Повернула к нам мраморно-бледное лицо с как будто бы подведёнными глазами.
   -"Я попробую прекратить это, но сперва нужно определить, откуда прилетают убийцы. Мы сейчас находимся здесь", - в синеве возле самого берега замигала жёлтая точка. -"Не могли бы вы указать, районы, в которых происходили убийства морских жителей? Они есть на этом участке, или нужно развернуть карту шире?"
   -"Есть здесь, в нижней части слева", - уверенно ответили оба дельфина.
   В левом нижнем углу карты появилась яркая белая точка, побежала направо, построчно поднимаясь выше и выше.
   -"Когда эта точка будет совмещаться с местами убийств, подавайте знаки, я запомню".
   Внимательно следя за движущимся курсором, жители моря задавали Ите множество вопросов. Уровень развития их мозга вполне позволял принимать информацию в пакетах. Наше недолгое общение, наверное, заметно обогатило представления дельфинов о мире, людях, и звёздах.
   Постепенно левая четверть карты заполнилась зловещими чёрными отметками, их было не меньше двух десятков. Торнианка озабоченно передала:
   -"Я на станцию - туда и обратно. Отключу оружие на дискаях ближайшего тауна",
   -"Ита", - склонив голову, я посмотрела в зелёную воду. -"Думаю, подобная ситуация может наблюдаться и в других прибрежных районах".
   Все замолчали. Передав эмоцию осознания собственной вины, Ита подумала:
   -"Своей властью я не могу лишить сейчас Землю гуманитарной помощи. Надеюсь, социологи вскоре примут решение".
   Невидимый луч БТС во мгновение ока выхватил торнианку из воды, в этом месте с негромким плеском сомкнулись волны.
   -"Что такое станция?" - спросила дельфина.
   Её спутник добавил:
   -"Как она могла так быстро плыть, ведь у неё нет хвоста? И куда мгновенно исчезла?"
   Роби уже знала это, и я позволила ей ответить жителям моря.
   Последовали ещё вопросы, в том числе "Почему такая могущественная цивилизация допустила безнаказанное умножение зла на планете?"
   Я ответила честно:
   -"Мы недавно присоединились к стрейнджерам, раньше Ита была на Земле одна. И наверное, торнианам сложно представить себе, что разумные существа способны творить зло просто так. Убивать, не испытывая потребности в пище... Недавно мы отправили информацию об умножающемся зле тем, кто наделён правом решать. Надеюсь, вскоре бессмысленные убийства на море прекратятся на всей Земле".
   Радостно присвистнув, дельфины поплыли чуточку быстрее - им наскучила уже черепашья скорость, Робин немного привыкла, и не так боялась прокатиться.
   Мне подумалось: "Убийства на море прекратятся. Но вот надолго ли? Прогресс человечества снова пойдёт накатанным путём, и через каких-нибудь триста лет опять появятся китобойные флотилии".
   Оба морских жителя вскоре набрали скорость, и мы помчались во весь опор, подставляя лица свежему ветру, фонтанами мелких брызг охлаждая разгорячённые солнцем тела. Я немного обеспокоилась - не обгорела бы Роби.
   Можно было кататься долго, но у девочки устали руки, пришлось поблагодарить дельфинов и пуститься в самостоятельное плавание. Новые друзья предлагали довезти нас до самого берега - мы сказали, что хотим ещё поплавать под водой, поглядеть на дно.
   На прощание дельфина спросила:
   -"Вы будете здесь завтра утром? Мы придём узнать, стало ли безопасным хотя бы наше море..."
  
   Едва ощущался лёгкий западный бриз. Мне всё ещё непривычно видеть прибрежные воды пустыми - ни единого судёнышка...
   Роб явно пора прятаться от солнца, и мы ушли под воду. Сперва оказалось непросто с погружением - лёгкое тело девочки вода не пускала на глубину, пришлось буквально за руку тянуть её вниз. На небольшой глубине мир светло-зелёного цвета, как бутылочное стекло, дно совсем близко, тут нет и десятка метров.
   Подводная растительность выглядела роскошно: изумрудные цвета перемежались сиреневым, алым, жёлтым и голубым, пышные кусты покачивали раскинутыми веером листьями. Среди зарослей сахарно-белых кораллов тут и там лежали морские ежи, словно мармеладные звёзды на гигантском свадебном торте. Опасливо огибая смертельные щупальца актиний, шустро сновали у дна стайки мелких серебристых, золотистых и полосатых, как зебры, рыбок.
   -"Не трогай ни в коем случае!" - я успела схватить Робин за талию: она потянулась было к кораллу цвета яркого пламени. -"Он обжигающе ядовит! Да тут почти всё ядовито. Можно только смотреть".
   Покачав головой, Роб улыбнулась:
   -"Думала, под водой живут по-другому. Но нет, так же, как наверху - на каждом шагу ловушки".
   Передав эмоцию сочувственного согласия, я показала девочке прячущегося среди камней маленького голубовато-серого осьминожка.
   -"Тоже ядовит, хоть и красавец. Или вот эта..." - парой метров выше проплывала разноцветная медуза-пузырь с красным гребешком.
  
   Ита и вправду вернулась очень скоро. Сперва послышались зовущие мысли, потом и её приближение. Сверху, на ярком фоне поверхности моря, мелькнула тёмная тень. Торнианка опустилась рядом.
   -"Дело сделано! Хотя бы здесь убийцы больше уже не появятся", - сообщила она.
   Мы с Робин залюбовались грацией Иты, она двигалась под водой совершенно естественно, плавно и элегантно. Как например, этот скат, парящий над каменистым дном, лениво шевеля кончиками "крыльев".
   Преломление солнечных лучей в движущейся, живой толще моря постоянно меняло освещение подводного сада. Втроём мы ещё поплавали над его неповторимыми и смертельно опасными красотами. Роби почувствовала лёгкий озноб - её организм не имел достаточных запасов энергии, чтобы осуществлять терморегуляцию, вода забирала тепло. Да и мне уже пора воздухом подышать.
   Оставив торнианку в любимой стихии, поплыли в сторону берега, постепенно уходя с глубины, пока не оказались на поверхности. Сами собой с моих глаз поднялись, ушли под веки дополнительные плёнки из прозрачного биологического материала - кроме дополнительной защиты, они позволяли видеть под водой не хуже, чем наверху.
   Небольшой пляж обступали заросли высоченных, широколистных деревьев, соединяемых в непроходимую чащу вьюнами и лианами, многие растения и мне незнакомы. В стабильно тёплом и влажном климате для флоры настоящее раздолье.
   Я прислушалась к мыслям подруг, всё это время остававшихся на суше. Там царили уже покой и умиротворение, можно смело идти на берег. Роб пошла греться, а я, соскучившись по морю, не хотела пока выбираться из воды, осталась лежать на мелководье. Едва ощутимая волна покачивала ноги, остававшиеся на плаву, но плечи прочно держались за мокрый песок.
   Подумалось - "Не знаю, сколько лет минуло с моей прошлой жизни, но люди, как и прежде, "жутко свинячат". Продолжая ход мысли, я спросила Робин:
   -"Помнишь, в лесу ты сказала, каким хотела бы видеть наш мир?"
   Девочка кивнула, отжимая воду с волос. Стоя по колено в море, она бросала короткие. осторожные взгляды на берег.
   -"Мы тоже хотим видеть его более справедливым, потому и вместе. Но главный вопрос, на который не удаётся найти ответа - как сделать мир лучше. История человечества Земли знает множество подобных попыток, количество зла испокон веков беспокоило людей. Но все попытки неизменно заканчивались неудачей: зло самовоспроизводилось вновь и вновь..."
   -"Наверное, какое-то количество зла должно существовать", - неожиданно выдала Джессика, задумчиво играя с побелевшими от песка волосами Волчицы.
   Переведя взгляд на девушек, Роби густо покраснела, смутившись ещё и потому, что знала: все сейчас слышат её мысли.
   Тактично "не заметив" этого, Джес закончила фразу:
   -"Ведь если б зла не было, мы бы не поняли, что такое добро".
   Я усмехнулась, запуская пальцы в песок. От него пахло йодом и солью.
   -"Закон единства и борьбы противоположностей? Ты права. Но почему по мере развития материальной сферы общества, научно-технического и технологического роста, растет и количество зла, причём за счёт сокращения добра?"
   Роб легла на горячий песок между мной и девушками, раскинула руки в стороны, словно пыталась стать соединяющим звеном, кусочком мозаики, которого не хватало. Да, спиной к солнцу ей лучше уже не поворачиваться, а грудь ещё может позагорать.
   Волчица раздумывала про себя.
   "Почему люди совершенствуют свои возможности в плане улучшения материальной стороны жизни, но при этом не совершенствуются духовно..."
   -"Оставаясь, образно говоря, теми же прямоходящими обезьянами, что и миллион лет до новой эры, только с ядерной дубиной", - подхватила я.
   Нам ответила Джессика.
   -"Наверное, потому, что отсутствует стимул. На самосовершенствование нужно затрачивать труд и время, при этом общество никак не вознаграждает растущих духовно".
   Глядя на жарящихся под солнцем подруг, я тоже решила, наконец, выбраться на сушу. Вставать было лень, решила двигаться ползком, благо до сухого песка всего пара метров.
   -"Общество не вознаграждает", - с горечью повторила кусок её мыслефразы. -"А ему не до духовности, обществу-то, оно всё время как бы героически борется за физическое выживание каждого своего члена. В русском языке бытовало выражение: "Не до жиру, быть бы живу". Вот человечество все тысячелетия своей истории под этим лозунгом и просуществовало. Вожди со скорбно-суровыми лицами твердили: "Мы защищаем Родину от врагов, мы воюем с эпидемиями, мы спасаем голодающих, мы ведём битву с катастрофическими природными явлениями. Помилуйте, какая тут духовность, мы бы и рады, но просто руки не доходят!" Теперь вот правители таунов, не щадя живота своего, борются с последствиями планетарной катастрофы".
   Раз двадцать отжавшись от песка, я плюхнулась на живот. Всем хорошо новое тело, да вот кожа на костяшках кулаков опять стала чересчур нежной. Снова приходится набивать.
   -"Только от всей этой опереточной борьбы правительств человеческих смертей никогда не становилось меньше. Правящие лопались от денег, не видя разницы между казной и собственным карманом. Простые люди мешали им: "С чего бы нам кормить всю эту чернь? Как не мори их войнами, наркотой и СПИДом - всё равно, мерзавцы, плодятся!" Думаю, богачи очень обрадовались "падению кометы" - больше не нужно играть роль радетелей за всё человечество".
   Джес подвела итог моей тирады:
   -"Духовное совершенствование людей опасно для правящих - господам не нужны слишком умные рабы".
   Мне оставалось только кивнуть, наслаждаясь зрелищем всех оттенков синевы, составлявших богатую палитру моря.
   -"Но лесные люди тоже вроде никого не вознаграждали за успехи на духовном поприще", - подумала Одинокая.
   Робин дремала, вполуха слушая малопонятную беседу, раздумывая о своём и не глядя на нас. Волчица коснулась ладонью горячего бедра Джессики. Рыжая вздрогнула, томно прогнув спину.
   Какая прекрасная грудь!
   -"Ну почему не вознаграждали?" - возразила я, во втором мыслепотоке послав Джес эмоцию любви. -"Предоставляли свободное время для занятий собой - это ли не награда".
   -"Заниматься собой можно по-разному", - рыжая бестия лукаво улыбнулась, в закрытых мыслях ответила мне взаимностью. -"Ель ведь не заставляла сдавать зачёты по умению управлять Санэла".
   Волчица прыснула.
   Ласково тронув её за плечо, Джессика грациозно поднялась, вытянула вверх руки. Запустила все десять пальцев в огненную шевелюру, воскликнула:
   -Боже, сколько песка!
   Добавила без слов:
   -"Пожалуй пора искупаться".
   Нацеленный на меня взгляд было невозможно истолковать двусмысленно. Робот из плейта Джес принёс нам по "дыхательному" колечку.
   -"Роби, ты не сгоришь? Идём лучше в тень", - Одинокая протянула девочке руку и мы разошлись в разные стороны.
   -"Есть не хочешь?" - послышалась мысль Роб, обращённая к Волчице.
   -"Перекусить и я бы не отказалась", - лениво подумала проснувшаяся Лариска и троица неторопливо побрела к дискаям.
   А мы с Джессикой входили в море, пешком шагая на глубину. В приватном мыслекоридоре для двоих творилось такое, что вода вокруг вполне могла и закипеть.
   Невдалеке от берега, на глубине трёх-четырёх метров - ровное песчаное дно безо всякой ядовитой экзотики. Вот только здесь, невидимая простому глазу, прячется в песке странного вида ленточная рыба. Лучше её прогнать. Так, теперь на нескольких квадратных метрах дна совсем никого, кроме нас.
   Тело к телу. В воде это совсем другие, необыкновенные ощущения!
   Паря над дном, будто в невесомости, мы дрейфовали вместе со стихией, как облака в тихую погоду. Здесь можно было принимать любые, совершенно невероятные позы, и не чувствовать ни малейшего напряжения.
   Стало любопытно, как мы смотримся со стороны. Спросив разрешения любимой, я дала команду дискаю. Теперь невидимые операторы снимали нас сверху, снизу, сбоку. Стало жарко, как может такое быть под водой? Мы сплелись воедино, неторопливо-блаженно наслаждаясь друг другом...
  
  
   РОБИН
  
   Привыкну ли я когда-нибудь к мысли о том, что угрозы замужества больше не существует? Наверное. Мама говорила: "Человек ко всему привыкает". Но пока не проходило и часа, чтобы я ещё и ещё раз не порадовалась свободе!
   Мир стрейнджеров отличался от нашего, как небо и земля. Невозможно поверить, что с другой планеты только голубоглазая Ита, а остальные - такие же, как я, землянки.
   Получая новые и новые знания, я поражалась - как велика на самом деле наша планета, как отличаются жизненные уклады разных людей. Раньше-то казалось, все нормальные люди живут по одному Богом данному укладу - так учили родители, так думали все в нашем посёлке.
   Точнее, в посёлке эта тема вообще мало кого волновала. Как сказала Диксон (несомненно, она лидер землянок), люди озабочены лишь собственным выживанием. Об этом не болела голова разве что у старосты - жил ведь на всём готовом. Но о чём думал он, мне неизвестно.
   Сколько же новых, ещё вчера незнакомых слов, я произнесла! Волшебство знания... Как приятно осознавать, что оно мне теперь доступно. Нет вопроса, на который у брейна не нашлось бы ответа. Или есть? А вот об этом я его в следующий раз и спрошу.
  
   Стройная красавица Джессика повела Диксон в море - наверняка хотела остаться с нею наедине...
   Об этом нельзя думать!!
   То, что я думаю об этом, наверняка кажется всем глупым и смешным. Чёрт, первое, чему следует сейчас учиться - умение делить мыслепотоки.
   -"Роби, ты не сгоришь? Идём лучше в тень", - обратилась ко мне Волчица.
   Какая большая, сильная рука, словно у мужчины... Нет! Конечно, нет - пропорции, линии тел у них, несомненно, женские. Только мышцы очень большие. Впервые увидев Диксон, не только зверски здоровую, но и не по возрасту рассудительную, я подумала: "Девушек таких не бывает!" Но если их нет в нашем посёлке, с чего я взяла, что их не может быть в принципе?
   "В принципе, принципиально" - этого понятия вчера не было у меня в голове. Однако, приятно сознавать, что растёшь не по дням, а по часам.
   Сперва я смотрела на Диксон, как на что-то невероятное, а сегодня на прекрасном сине-золотом берегу увидела Волчицу. Её тело почти такое же, но лицо больше гармонирует с крупными рельефными мышцами. Странно, мне кажется, выглядит она уж никак не на шестнадцать... До встречи с Одинокой я при помощи брейна нагляделась на разные типы оптимизированных тел. Постепенно в голове стал укладываться факт, что оптимизация практична, разумна, доступна всем желающим, и в конечном итоге, это дело вкуса каждого. Кому-то нравятся блондинки, иным брюнетки, не красить же мир одной краской.
   Вот бежит впереди заметно округлившаяся уже длинноногая Лариса - такое же разумное существо, но в другом теле...
   Оказывается, неумение скрывать мысли может давать и положительный эффект: крыса поблагодарила за объективную оценку её личности.
   Пока я раздумывала обо всём этом, мы пришли к летательному аппарату Волчицы. Мне было уже известно - у стрейнджеров нет личной собственности, только коллективная. Но поскольку девушка сейчас пользовалась этим дискаем, я и назвала плейт принадлежащим ей.
   Многое пока что понять сложно. Но со временем привыкну!
   Например, вот это - невидимые предметы. Волчица первой ступила на лестницу диская, крыса деловито взбежала внутрь и исчезла. Голова отказывалась верить глазам - девушка-воин висела в воздухе в полуметре над песком и протягивала мне руку. Схватившись за видимое, нащупала ногой прохладный металл: конечно, он тоже существует.
   Оказавшись внутри, я увидела знакомое металлическое "крыльцо"-вход, дезинфекционную кабину, но дальше всё было не так, как в плейте Диксон. Здесь внутри помещался целый лес! Небольшую круглую площадку с единственным мягким ложем со всех сторон окружали заросли трав и цветов, кусты и огромные вековые деревья.
   -"Это не настоящее, искусственный пейзаж", - видя моё волнение, пояснила хозяйка чудесного летающего дома. -"Там ещё волки будут ходить, и всякие другие животные - ты не бойся".
   Об этом виде волшебства технологий я ещё не знала. Тоже нужно спросить у брейна.
   Пока я принимала пресный душ и сушила волосы, на площадке появилось второе кресло и ложе для Ларисы. Все удобно устроились, на Волчице тоже появилась одежда, только волосы почему-то остались мокрыми. Уловив эту мысль, девушка спохватилась, и тут же продемонстрировала очередное чудо. Её чёрная грива вдруг исчезла, на секунду сверкнул лысый череп - и тут же вернулась на место, уже идеально чистая и сухая.
   -"Так быстрее, чем мыть и высушивать", - улыбнулась Одинокая.
   В раскосых зелёных глазах, сверкавших из-под густых бровей, и вправду было что-то волчье, даже сейчас, когда она весело улыбалась.
   В ненастоящем лесу что-то шевельнулось за её спиной. Здоровенный волчище неторопливо проследовал знакомой тропой и снова скрылся из вида.
   -"Это уголок леса, где я родилась и жила все шестнадцать лет. Среди стрейнджеров оказалась волею случая и совсем недавно. А братья-волки сейчас на другой планете вместе с частью лесных людей".
   -"Расскажи, как это было", - попросила я.
   ...-Да-а..., - протянула через несколько секунд, осмысливая впечатления от истории жизни Одинокой Волчицы Обретшей Цель. -"Но у вас в лесу жилось намного свободнее".
   -"Зато мы, наверное, реже ели досыта, нас было всего сто человек и наши старики, становясь немощными, уходили из дома, чтобы умереть... Но не будем о печальном прошлом! Мы, кажется, собирались поесть".
   -"Я уж думала, напоминать придётся", - с эмоцией дружеской иронии передала заскучавшая было крыса. -"Вы теперь из воздуха можете энергию черпать, а мне-то по старинке приходится".
   Волчица весело оскалилась:
   -"Не прибедняйся! Роды у тебя совсем скоро, сразу после них можешь сменить это тело на почти такое же внешне, но модифицированное. Нужно только точно сформулировать задачу для Мэйт".
   Используя для выбора блюд их изображения, Одинокая сделала заказ и передала эстафету мне.
   -"А что хочет Лариса?" - спросила я и заслужила ещё одну благодарность.
   Будущая мама выбрала филе птицы под соусом. А что предпочесть мне, я почти ничего из этого ни разу не пробовала...
   -"Можешь получить те же возможности, что и у нас", - с наслаждением вдыхая запах возникшей перед нею еды, продолжала агитировать Волчица. -"Для пригородного леса боевой вариант оптимизации - то, что нужно. Только Ита, пожалуй, возьмёт с тебя обещание шефствовать над тамошней фауной и не убивать зверей без необходимости. Зато все зашедшие в лес гориллы - твои".
   В мыслях Несущей Жизнь проявлялась всё более сильная заинтересованность. Похоже, Одинокая подсказала неплохой выход. Её фантазия разыгрывалась всё сильнее:
   -"А вместо пальцев руки можно использовать модифицированный хвост. Сделаем его чуть помощнее, на кончике будет раздваиваться... Или, лучше растраиваться - вот и готовый манипулятор".
   -"Оригинальное решение!" - признала Лариса, стараясь есть мясо как можно аккуратней, чтобы не пачкаться. -"Внешне всё будет как прежде, а на самом деле..."
   -"Ну да! Только не демонстрируй сверхспособности детям".
  
   Доев что-то непонятное и очень вкусное, я собралась было пристать с вопросами к брейну, но Волчица вдруг наставила на меня свои немигающие глаза.
   -"Тут неподалёку есть довольно необычный город старых людей - снижаясь, я заметила его утром. Дома намного красивее, чем в любом из тех, что видела раньше".
   -"Безумцев там нет", - ответила девушка на мой непроявленный ещё вопрос. -"Город совершенно пуст, за исключением птиц и мелкой живности",
   Конечно, любопытно взглянуть - ведь я не видела вообще ни единого города.
   Дискай за минуту перенёс нас туда. С высоты опустевшее поселение смотрелось, как две громадные каменные змеи, сплетёнными вместе кольцами лежащие на холмах среди джунглей. Приблизив изображение, мы увидели идущие снизу вверх гигантские здания-ступени, опоясывающие холмы террасами. Опустив плейт у подножия более значительной возвышенности, вдвоём вышли наружу.
   Лариса осталась - ей и вправду было тяжело уже помногу ходить.
   -"Буду конструировать себе новое тело!" - сообщила крыса, устраивая перед собой графический планшет: за неимением сказочного хвоста-манипулятора рисовать собиралась пока что носом.
   Невообразимо древние стены густо заросли кустами, деревьями, толстыми древовидными вьюнами, опутавшими всё, словно паутина в старом сарае. Но этот "сарай" не прост! Невозможно представить, сколько нужно труда, чтобы вытесать из камня, например, фигуру широколицего мужчины с женской "гулькой" на голове, сидящего на полу скрестив ноги. Скульптура почти утонула в огромных папоротниках, чтобы рассмотреть, нам пришлось отодвигать листья бамбуковой палкой.
   Неспешно поднимаясь по едва угадывавшейся в зарослях дороге, мы ориентировались на стену, которая всё время оставалась слева. Точнее, это я ориентировалась на стену - Волчица знала, куда идти, где поставить ногу, чтобы не застрять.
   Буквально каждый метр замшелой стены открывал нам какую-нибудь древнюю фигуру, вырезанную в камне картину. С равной периодичностью это были женщины, мужчины, знакомые и невиданные звери, птицы, рыбы. Гибкие танцовщицы, то по одной, то целыми группами. Красивые, но пожалуй, на мой вкус слишком полноватые. Воины и охотники, увешанные оружием. А вот под раскидистым исполинским деревом изображены рядом буйвол, тигр и человек. Вот ещё звери - на свободе и они же, ставшие добычей людей. Собственно сцены охоты, войны, любви.
   Последнему искусству неведомые скульпторы уделили много внимания. По любовным сценам, то и дело встречавшимся на многокилометровой стене, я можно сказать, прошла теоретический экспресс-курс сексуального просвещения. У нас в посёлке любовь "делалась" просто, безо всякой фантазии - люди, наверное, брали пример с домашних животных.
   Но несомненное первенство по частоте повторения фигур и настенных изображений принадлежало тому толстощёкому, сидящему с закрытыми глазами и сцепленными вместе пальцами рук, который встретился на пути первым. Мы всё шли и шли, а одинаково плосколицые женоподобные статуи сопровождали, казалось, неотступно.
   Вдруг я почувствовала чей-то взгляд. Спутница шла рядом, а кто-то недобрый пристально смотрел спереди. Не успела понять - а Одинокая уже замерла, придержала меня рукой, уставилась прямо перед собой, полуприкрыв глаза. Напряжение чужого пси-поля стало спадать, уменьшаясь с каждой секундой, пока не перестало ощущаться вовсе.
   Волчица опустила руку.
   -"Идём. И обязательно посмотри вверху слева, вон на том дереве"
   Сделав несколько шагов, "на том дереве" я обнаружила гигантскую змею. Туловище, наверное, ещё толще руки моей спутницы, кольцами обвивало ствол и пряталось в листве - не понять сколько метров длиной. Шкура в неправильной формы пятнах - цвет от светло-зелёного на брюхе до тёмно-коричневого на спине. Голова повёрнута в профиль, алым светом горел никогда не закрывающийся глаз. А из приоткрытой пасти свешивался подёргивающийся розовый язык не меньше локтя длиною.
   Мгновенно почуяв изморозь между лопатками, я ускорила шаг. Волчица успокоила:
   -"Змей не нападёт, понял, что с нами не совладать. Они вообще создания мудрые..."
  
   Одинокая размеренно переставляла длинные мускулистые ноги. Несмотря на внушительные габариты, она не обнаруживала ни малейших признаков усталости. Всегда уверенная в том, что ходока лучше меня нужно постараться ещё отыскать, я в этот раз потерпела очевидное поражение. Дорога всё время поднималась вверх, не давая отдыха ни секунды, влажная жара давила на плечи, мышцы ног одеревенели, и на очередное предложение спутницы передохнуть я была вынуждена ответить согласием.
   Птиц в городе и вправду оказалось очень много. Разнообразие окрасок с трудом поддавалось описанию. Зелёный, тёмно-синий, оранжевый, розовый цвета основной массы перьев украшались всевозможными хохолками, пятнами, "шапочками" и "ошейниками" контрастных цветов, среди которых попадались явно демаскирующие белый и серебристо-блестящий. При виде нас крылатый народ поднимал невообразимый гвалт, сильно раздражавший мою спутницу. Она что-то сделала, какое-то мысленно-волевое усилие, только тогда стаи, наконец, успокоились.
   Пока разглядывали пернатых, ноги немного отдохнули, можно двигаться дальше. В пешем переходе единственный смысл - познакомиться с древней скульптурой. Внимательно рассматривая статуи и выдолбленные в стенах изображения, мы отметили бесспорный факт - люди в прежние времена были меньше ростом и несколько иных пропорций.
   -"Может, это расовые отличия", - подумала Волчица.
   Ко второму часу восхождения добрались до самой высокой террасы.
   -"Смотри, как красиво!" - Одинокая восхищалась открывшейся панорамой горного ландшафта.
   А здесь, на вершине холма, в два ряда стояли круглые островерхие дома-колокольцы из камня со шпилями на макушках. Высотой метров десять-пятнадцать, верхние половины конусов сплошь в фигурных сквозных отверстиях. Чтобы внутрь проникал свет, или свежий воздух? Как понять - для чего могли быть нужны такие строения древним людям... Или это сооружение: из жёлтого металла, я видела у женщин посёлка похожие по цвету колечки. Сделано в форме резного стакана в несколько метров высотой, стоит в самом центре между рядами каменных "колокольчиков".
   Блеск металла, нетронутого веками, привлёк и Волчицу - она коснулась его рукой, потом направила браслет, поколдовала, пожала плечами. Я тоже потрогала - горячий от солнца, но с приятной на ощупь полированной поверхностью между замысловатыми узорами.
   Рядом с коническими домами ещё статуи. Слава Богу, не плосколицего - юных симпатичных девушек. Время не пощадило многие, камень местами выщерблен от каких-то внешних воздействий. Но скульптору удалось точно передать динамику танцевальных движений, и заключённая в его творениях энергия жила в них по сей день.
  
   Неожиданно послышалась музыка. Не сразу я поняла - она сама собой зазвучала в моей голове! Это было не менее странно, чем то, что происходило вокруг второй день подряд, потому я не испугалась, а стала вслушиваться. Ничего подобного прежде чуять не доводилось. В посёлке играли, конечно - Джонни-пастух ловко вырезал свистульки, дудки и рожки, он же мог извлекать из немудрёных инструментов довольно мелодичные звуки. Но ничуть не похожие на нынешние.
   То, что я теперь слышала, нелегко описать словами. Будто бы пели нечеловеческие, небесные голоса - то по очереди, то хором, то в унисон. Иногда сквозь сложную мелодию прорывались непонятные слова - вместе с музыкой Одинокая передавала мне лишь эмоции, которые выражал ещё один незнакомый язык.
   Напевный мотив постепенно сменялся быстрым фрагментом. Непроизвольно, сама по себе я вскинула кверху руку, копируя позу ближайшей статуи. Сказочные звуки и завораживающий ритм увлекли за собой как волна, как ветер. Беззвучная музыка бушевала во мне, кружа голову.
   Рядом девушка-воин приняла позу другой каменной танцовщицы, а потом, следуя мелодии, начала неожиданно пластично двигаться. Её огромные руки то плавно взвивались крыльями величавой птицы, то пронзали воздух резкими, неуловимыми ударами копья. Мускулистые бёдра мелькали в стремительных взмахах и грациозных прыжках. Пальцы ног впивались в землю когтями барса, глаза метали зелёные молнии.
   Загипнотизированная невероятным танцем, я непроизвольно повторила одно движение... Затем другое, третье - и бросилась в водоворот, стремясь успеть за немыслимым темпом. Не знаю, получалось ли так же красиво, как у Волчицы, но я старалась изо всех сил. Взмах, поворот, наклон - движения плавно и естественно перетекали из одного в другое, напоминая полёт хищной птицы, взмывавшей к солнцу, падавшей за добычей вниз или в погоне лавировавшей между ветками деревьев.
   Был ли это танец, и только? Пожалуй, нет - в круговых манёврах, стелющихся движениях и точных ударах явно чувствовалось неведомое искусство, несшее энергию могучего ягуара. Следуя за ритмом, я пыталась на ходу усвоить рисунок, копировать пластику. Одинокая непринуждённо, мягко и женственно передвигалась между статуями, и я таким же образом пыталась следовать за ней. Танцевальные па, хитроумно вплетённые Волчицей в строгую боевую систему, напоминали движения разыгравшейся дикой кошки, каждую секунду готовой нанести смертельный удар...
  
   Солнце заметно приблизилось к горизонту, когда мы снова ступили на горячий песчаный пляж. Уже готов ужин - широкий длинный стол одним из торцов возле самой воды. Пенные волны, шипя, подбирались к белым сетчатым стульям с подлокотниками, на одном из которых в царственной позе восседала златокудрая Джессика.
   "Смоет ведь к чёртовой матери", - подумала я, и красавица улыбнулась, указала глазами на ближайший стул.
   -"Попробуй, подними".
   Взявшись рукой за спинку, я потянула к себе. На вид невесомый предмет мебели и не подумал шелохнуться. Вцепившись двумя руками, налегла изо всех сил, зарываясь ступнями в песок - не сдвинулся ни на миллиметр! Ясно - стрейнджерские штучки.
   -"А если кто-нибудь захочет подвинуться ближе к столу, сесть поудобнее?"
   -"Справа на ножке сенсор - первое нажатие снимает фиксацию, второе - включает снова".
   Я села рядом с Джес, устроилась поудобнее, чтобы солнце не попадало на кожу. Конечно, можно одеться, но не хотелось так выделяться среди всех. Пока нас четверо, для Ларисы в "сухопутном" конце стола специальная лесенка и коврик перед тарелками с едой. Диксон ещё прощалась с дельфинами, с моря слышались их радостные мысли, пересвист и громкие всплески. Ита тоже не выбралась пока из воды - не могла расстаться с подводными красотами.
   Волны омывали усталые ноги приятной прохладой. С чувством вкушая пищу, Волчица передала всем пакет информации о городе, который мы посетили. Брейн давно получил её, сохранив в искусственной памяти стрейнджеров. Все, даже Лариса, выразили желание в следующие часы отдыха тоже посмотреть на древние сооружения и скульптуры.
   Пробуя то одно блюдо, то другое, я поглядывала на море - среди волн виднелась приближающаяся чёрная точка - голова Диксон. Ита тоже передала, что скоро будет. Поворачивая голову вправо, я волей-неволей видела Джессику, глаза сами задерживались на её великолепной груди, и сердце сбивалось с ритма.
   Внезапно одна из волн, отчего-то б?льшая, чем все остальные, чувствительно шлёпнула по ногам, фонтаном взметнулись солёные брызги - и я увидела, как капли морской воды стекли по чему-то невидимому, вмиг накрывшему стол колпаком.
   -"Силовое поле", - пояснила Волчица. -"Очень удобно".
   Мне захотелось посмотреть на чудо техники ещё раз, но следующие волны оказались намного слабее...
   Справа что-то мелькнуло, повернув голову, я увидела рассекающий волны пенный бурун, приближающийся к берегу. Ита. Красиво идёт! Торнианка догнала Диксон, обе поплыли рядом, причём Дик значительно быстрее, чем раньше. Как интересно, наверное, Ита взяла её за руку.
   Слыша мои мысли, соседки посмотрели на приближающихся девушек - они уже выходили на пляж, подгоняемые волнами. Мокрые, улыбающиеся, довольные.
   Волосы Иты, белые, словно облака в солнечную погоду, выглядели сухими - вероятно, тот же фокус, что показывала Волчица. Действительно удобно. Смогу ли я так когда-нибудь...
   Все места за столом заполнились - Диксон тоже села у самой воды, напротив Джессики. Завязался весёлый разговор, подруги делились планами на завтра, обсуждали, какие районы наиболее перспективны с точки зрения возможного обнаружения лесных людей. Мне тоже было любопытно - удастся ли найти ещё одно подобное племя, или все остальные люди Земли живут так же плохо, как в нашем посёлке. Тауны, города горилл - конечно, там жили по-другому. Но, увы, столь же несправедливо и беспросветно.
   Тем временем волны всё усиливались, нас окатывало брызгами чаще и чаще. Это было волнующе-приятно, и только Лариса всякий раз укрывалась силовым полем вместе со столом, не находя в солёном душе ничего привлекательного.
   Ветер продолжал усиливаться, поужинав, все засобирались.
  
   Море ушло вниз, под корпус диская. Пенные барашки волн превратились в крошечные чёрточки на бескрайнем ультрамарине, а потом и вовсе исчезли.
   Сердце бешено стучало. Сколько раз прежде я спрашивала себя: "Отчего не родилась птицей, чтобы жить свободной в безбрежной воздушной стихии?" И вот, свершилось - я летаю! Хоть и без крыльев, но быстрее и выше любой земной птицы...
   Синева неба вскоре стала единственным, что мы видели вокруг. Даже облака - и те остались далеко-далеко внизу, а умная небесная машина поднималась и поднималась, не ведая пределов своим возможностям. Вокруг стало темнеть, будто наступала ночь. На черноте постепенно проступили звёзды, разгорелись - необычно крупные, яркие, немигающие.
   Я ловила себя на необходимости закрывать рот в течение всего этого недолгого полёта: он то и дело раскрывался сам собою от восхищения. Мы прибыли на какую-то таинственную невидимую станцию по имени "Мэйт". Диксон показала мне комнату - отдельную! Могла ли я мечтать о такой роскоши?
   Хотелось спать - день был долгим и плотно насыщенным событиями. Однако, у стрейнджеров и время сна даром не пропадало. За ночь я могла усвоить ещё больше нового, потому что сознание не отвлекалось на восприятие реальности.
   А завтра - великий день! Я, наверное, получу новое тело.
   С этой мыслью я растянулась на божественно комфортном ложе и моментально заснула.
  
  
   ДЖЕССИКА
  
   За ужином Дик придумала, как ускорить работу по выявлению потенциальных кандидатов в стрейнджеры: залезть в документы спецслужб, в списки неблагонадёжных.
   Почему такой простой способ не пришёл мне в голову раньше? Надо строить девятый лагерь - информация охранки позволит нам быстро наполнить восьмой.
   С утра все собирались отправиться к таунам за диссентерами, и даже Ита решила заняться этим. Конечно, мы были далеки от мысли приглашать в соратники всех, кого держали под колпаком спецслужбы таунов. Сначала следовало подробно изучить жизнь каждого.
   А сейчас мы отправлялись спать.
   Дик проводила Робин в каюту. Девочка и вправду попалась незаурядная, среди прочих кантри - настоящая жемчужина. В первый же день знакомства с нами Роб по собственной инициативе начала учиться. Конечно, ей хотелось путешествовать и развлекаться, пользуясь фантастическими возможностями странников. Но главным для себя сейчас Робин считала овладение знаниями. Программу для присоединившихся она осваивала и днём и ночью. Стоило ей узнать, что учиться можно во время сна - Роби с радостью ухватилась за эту возможность. Мой внутренний взор ясно видел ручеёк информации, вливавшейся в память спящей девушки.
   Переглянувшись, мы испытали удовлетворение - не ошиблись, стало быть, в выборе. Ита, узнав, что Роб собирается жить в торнианском теле, стала с ней особенно ласкова. Много лет не видевшая рядом себе подобных, она была благодарна девушке за этот выбор.
   Послышались мысли приближавшейся Волчицы. На своём дискае она подвезла Лариску до леса, потому несколько задержалась.
   -"Ну, всё. Спать-спать-спать!" - лицо Иты совершенно утратило прежние андрогинные черты, сейчас её улыбка по-особому обворожительна.
   Там, в море, она впервые обняла Диксон, и обеим это понравилось.
   Оказывается, в последнее время мы не случайно так редко встречались в реале. Ита с нетерпением ждала наступления женского периода и не хотела показываться перед нами раньше времени.
   Сейчас торнианку просто-таки переполняло предвкушение. Белые волосы стояли дыбом, словно начёсанные в barber shop, тело явно тяготилось одеждой. Обмениваясь разными мыслями об этом, мы невольно разжигали страсть.
   Раскрылся дверной проём - четверо шагнули в каюту...
  

***

   Утром Иту было не узнать - она словно расцвела, на щеках, прежде бледно-фарфоровых, играл жизнерадостный румянец. Огромные, словно подведённые чёрным, голубые глаза по очереди останавливались на нас троих, и картины прошедшей ночи всплывали в памяти торнианки во всей красе.
   Робин вышла к завтраку уже в новом теле, была почти всецело поглощена собственными ощущениями, и ничего не заметила.
   Черты лица девочка оставила те же, нисколько не попытавшись себя приукрасить. Однако, андрогинная фаза, в которой находилось её тело, наложила свой отпечаток. И раньше не особенно женственное, лицо Роб теперь казалось принадлежащим скорее юноше.
   -"Кем же я стану в следующей фазе?" - осведомилась присоединившаяся, глядя в глаза Ите.
   -"Не знаю. Тело скажет, ты скоро почувствуешь это сама".
   Все торниане до наступления половой зрелости жили андрогинами, а первый переход в мужскую или женскую фазу свидетельствовал о наступившем взрослении.
   Тело Робин взяла неплохое. Распрощавшись с щуплой худосочной внешностью, девушка испытывала необыкновенный подъём. Энергия переполняла её, бушевала внутри горным потоком. Мне было любопытно взглянуть на Роб без одежды, но я скрыла эту мысль, не желая смущать новенькую. Третий день жизни среди стрейнджеров, она ещё не привыкла к свободным нравам. Да, в общем, и в комбинезоне ясно - тело более взрослое, примерно около восемнадцати земных лет.
   Вторым сюрпризом к завтраку нас порадовала Лариска - прислала со своего диская виртуальную модель модифицированного тела собственной разработки.
   Результат впечатлял. Главным отличием был, конечно, хвост. Став толще и длиннее, он теперь выполнял многие функции руки. Тремя "пальцами" можно было что-нибудь брать - стрейнджерские технологии позволяли поднимать и перемещать таким образом пятидесятикилограммовые грузы. Можно поковырять в зубах, почесаться, почистить уши. В общем - масса новых возможностей. Наряду с этим ценным приобретением в теле были усовершенствованы традиционные возможности. После родов Подземная Жительница собиралась стать суперкрысой в полном смысле этого слова.
   Новое вместилище её разума размером напоминало довольно крупную самку волчицы, а возможности тела, его сила и быстрота позволяли выйти победительницей в схватке с целой волчьей стаей. В собственном творении Лариска сумела объединить преимущества волков, рысей и крыс, сконструировав нечто убийственно эффективное в бою. В таком теле она могла безбоязненно подпускать на расстояние выстрела горилл - новая шкура легко выдерживала автоматную очередь, её не смог бы прокусить ни один хищник.
   Суперкрыса нигде не горела и ни в чём не тонула, имела автономную терморегуляцию, расширенный диапазон возможностей органов чувств и, конечно, умела извлекать энергию из всего окружающего.
   -"Разведывательно-боевая машина", - Диксон ёмко и лаконично охарактеризовала этот вариант оптимизации.
   Ита удивилась конструкторским способностям Лариски и передала модель на оценку Мэйт.
   -"Может, она ещё что-нибудь улучшит..."
  
   Мы разошлись по дискаям и десантировались на планету, каждая к своему тауну. Я выбрала, разумеется, Спэйн - а вдруг среди знакомых окажутся другие потенциальные диссентеры? Это уже вторая, и вероятно, последняя попытка. В прошлый раз мы с Волчицей вытащили отсюда троих потенциальных кандидатов.
   Во всех лагерях шло обучение - люди впервые узнавали правду о мире, ведь вся их прежняя жизнь проходила в окружении беспрестанной лжи. Стоило хотя бы вспомнить о "Падении Кометы". Хотя, это было, наверное, одно из немногих невольных заблуждений правителей таунов. Правды они не знали сами.
   Увы, в коллективах потенциальных кандидатов случались проблемы. Кто-то где-то оскорбил товарища словом, кто-то где-то подрался. Сложно в одночасье измениться к лучшему, перед этим прожив не один десяток лет в обществе воинствующего эгоизма. Военная пословица Диксон в таки ситуациях у стрейнджеров работала только наполовину. "Не можешь - научим" - это да, это сколько угодно. Если кандидат хочет учиться, он небезнадёжен. А вот вторая часть: "Не хочешь - заставим" тут не имела смысла.
   Никого ни к чему не принуждали, "нехочух" просто возвращали в прежнюю среду обитания, стерев из памяти информацию о пережитом приключении. Из гуманных соображений, чтобы не сокрушались всю жизнь о неиспользованной возможности.
   И, конечно, каждый такой случай мы переживали, как свой досадный промах, как прискорбную ошибку. Впустую затрачено время на человека, не оправдавшего надежд, а другой, достойный, может быть не дождался спасения и погиб в застенке...
   Как ни странно, в этот раз среди заключённых я обнаружила Шейлу - экс-следователя, некогда отправившую меня в изгнание. Спасшую от недалёкого, по-видимому, безумия и полного распада личности.
   Стало любопытно - что ею двигало, когда Шейла принимала решение о высылке заключённой Джессики Симпсон? Пока брейн диская изучал доносы и "материалы объективного контроля" в диссентерских досье, я внушила Шейле воспоминание.
  
   ...Донельзя замусоренная земля, лишь отдалённо напоминающая городскую площадь с поверженной статуей и кусками давно рухнувшей многометровой колонны-опоры. Остовы полусгнивших машин старых людей. Одинокая маленькая фигурка в чёрно-жёлтом клетчатом комбинезоне грозит кулачком нависшей над нею неумолимой железной махине:
   -Придёт день, когда вы все окажетесь на моём месте!...
   И гром динамиков плейта в ответ:
   -Лучше беги отсюда, да побыстрее!
  
   "Мерзавец Билли", - первый, о ком она подумала, был мой бывший следователь.
   Вот я и узнала его имя. Какое счастье!
   Причиной собственного ареста Шейла считала его донос, и как сообщил брейн, девушка не ошиблась. Коллегами Шейлы по большей части оказались патологические садисты, и уяснив это, она на свой страх и риск попыталась внести в деятельность спецслужб Спэйн здоровую струю. Шейла не либеральничала с подследственными, всего лишь поступала в соответствии с законом и служебной необходимостью.
   "С чего это вспомнилась рыжая?" - вяло рассуждала она, лёжа в камере, точь-в-точь напоминавшей мою. "А-а... Наверное, потому что была первой..."
   Случай со мной - первый камешек сомнения, скатившийся с непоколебимой, казалось, горы по имени Вера В Справедливость. Дальше - больше, и вот, закономерный для диссентера финал: лишение дееспособности, тюрьма.
   Странные в таунах правила игры - люди одной касты, можно сказать, братья и сёстры, мучают и убивают друг друга ради спокойной жизни правителей. Ради сохранения в неприкосновенности всех этих уродливых обычаев и порядков.
   Существует единственная альтернатива: жить по нелепым, несправедливым, издевательским правилам - или умереть долгой мучительной смертью. Таун-люди неприспособленны к жизни в лесу, да и охрана "просто погулять" за периметр не выпустит. Вообще-то нет, я забыла про третий вариант - можно просто пойти и повеситься. Подлинная свобода выбора, а мы не ценим!
   Проникая в мысли Шейлы, прокручивая воспоминания молодой женщины вплоть до самого раннего детства, я понимала - она не герой и не революционер. Просто человек, который хотел, чтобы закон соблюдался всеми.
   Но закон таунов несправедлив - выходит, она защищала несправедливость? Нет, самоуправство и беззаконие порождают ещё большую несправедливость!
   Я не могла оценить Шейлу объективно, и мысленно обратилась к подругам.
   -"Помогите, пожалуйста, решить - должна ли я спасти эту женщину", - и передала им всё, что знала о Шейле.
   Брейн тем временем раскопал больше десятка кандидатов, мне предстояло ознакомиться с их прошлым. Предоставив девушкам время на размышление, я полностью погрузилась в воспоминания Орландо Гасси - двадцатитрёхлетнего стража периметра, обвинявшегося в "неисполнении долга".
   Фактически его проступок заключался в том, что парень не стал стрелять в приблизившееся к стене животное. Нарушил инструкцию. Его сослуживец, сменившись с поста, доложил об этом по команде.
   И что, она со спокойной совестью отправила бы Орландо к гориллам? Мои мысли что-то так и крутились вокруг разжалованной Шейлы. Приложив небольшое усилие, я сконцентрировала внимание на парне.
   Какова его личная система ценностей? О чём мечтал и к чему стремился? Количество и тяжесть негативных поступков по сравнению с позитивными? Да, кажется, с ним намного проще...
   Подругам не понадобилось много времени на "совещание" - вскоре на связь вышла Ита.
   -"Нужно дать ей шанс", - с огромным облегчением услышала я мысль, совпадавшую с моим собственным желанием. -"Шейла сознательно рисковала жизнью, противостоя команде палачей. Это должно быть вознаграждено. Перемести её в лагерь, посмотрим, сможет ли она жить по справедливости - именно этого она вроде бы хотела".
   -Спасибо, девочки! - губы сами собой прошептали эти два слова.
  
   Билли открыл камеру, встал на пороге, наслаждаясь созерцанием "свежего материала". Одним из его излюбленных занятий было внимательное наблюдение за поэтапным процессом превращения взрослого самодостаточного человека в кусок плоти, трепещущей в ожидании очередного кошмара. В существо, готовое выполнить всё, что он прикажет. В такие мгновения Билли чувствовал себя богом.
   Рассматривая вчерашнюю коллегу, лежащую у его ног, следователь кротко и безмятежно улыбался. Похожие выражения лиц бывают у нормальных людей, наслаждающихся, к примеру, красотами природы.
   "Конечно ты можешь встать. Вчера была лишь короткая предварительная разминка. Можешь, тварь, но валяешься на полу. Пройдёт немного времени, и ты будешь приказывать мышцам любой ценой поднять на ноги свою оглохшую от боли плоть. Будешь стараться из последних сил. А я стану смотреть в твои расширяющиеся зрачки..."
   -Билли, ты нарушаешь закон, наверное, чаще, чем тужишься на толчке, - неожиданно прозвучал снизу глуховатый, но твёрдый голос Шейлы. -Думаешь, тебе всё сойдёт с рук?
   "Раньше всегда сходило, почему бы и нет?" - мысленно ответил садист.
   Следователь никогда не снисходил до бесед с заключёнными. Он допрашивал их, либо отдавал приказы - ничего более.
   Продолжая ласково улыбаться, Билл поднял шокер и коротко рявкнул:
   -Встать!!
   Заключённая прекрасно знала, что такое электрошок, вчера она впервые испытала его действие на собственном теле. Но ненависть заставляла Шейлу поступать нелогично. Не шевельнувшись, она продолжала сверлить своего мучителя исступлённо-яростным взглядом.
   Следователь сдвинул большой палец к сенсору. В то самое мгновение, когда он уже почти видел, как изогнувшись дугой, судорожно бьётся перед ним эта строптивая тварь - Шейла растворилась в воздухе. Исчезла.
   Моргнув обеими глазами, Билли успел подумать: "Четвёртый случай. Вот, значит, как это бывает..." - и вдруг вместо вожделенной жертвы перед ним возникла рыжеволосая фурия!
   -"Да. Так это бывает", - прозвучал чужой голос в его голове.
   А потом маленький женский кулачок с невероятной силой врезался в челюсть Билла. Почуяв хруст крошащихся зубов и вкус собственной крови, незадачливый правоохранитель провалился в вязкую, страшную черноту...
  
   Две вспышки.
   Проблемы со светом? И этот непонятный, шелестяще-ритмичный звук, словно кибер-уборщики сдуру принялись танцевать. Звук, и ещё запах. Незнакомый, но, несомненно, тревожный.
   Открыв глаза, Шейла ослепла от хлынувшего отовсюду ярчайшего света, тотчас же снова зажмурилась. Ладони ощутили песок.
   "Он тут везде. Где в Спэйн может быть столько песка? Значит, виртуальность. Билли явно изобрёл очередной безумный изврат", - пошевелив ступнями, женщина обнаружила, что лодыжки не зафиксированы.
   И тут с ней опять что-то случилось. Накрыла невесомая волна умиротворённого расслабления, на душе сделалось легко и приятно, пересохшие губы тронула безмятежная улыбка.
   "Психотропка", - уверенно определила Шейла.
   Но даже сознание этого не смогло изменить благодушного настроения.
   Всё-таки, зачем песок? Яркий свет, ритмический шум, психотропные средства - это ясно, так подавляют волю. Но при чём тут песок?! Для чего он может быть нужен...
   "Вот бы сейчас умереть", - помечтала Шейла. "Не выдержало сердце - и привет. Какой обломчик для Билли".
   Её улыбка стала ещё шире.
  
   Я попробовала привлечь внимание экс-следователя безмолвным окликом.
   -"Здравствуй, Шейла!"
   Она не услышала.
   Попыталась ещё раз, снова и снова. Пока не возникло ощущение бессилия. Неужели я бьюсь о железную стену?
   Второй раз за сегодняшний день обратилась за помощью к подругам. Невидимая ментальная сила хлынула в сознание Шейлы, я "оседлала" этот вал, крикнув:
   -"Привет, это я, Джессика Симпсон, слышишь?!"
   Глаза женщины распахнулись, уставившись прямо на меня, но секундой раньше пришло сознание успеха. Мы пробились! Теперь Шейла будет слышать и говорить.
   Искренняя радость девушек омывала наши с Шейлой сознания. Она так радовалась своей мнимой смерти, что было непонятно, как поступать дальше. Обнаружив рядом мою довольную морду, женщина восприняла данный факт, как самое убедительное доказательство своего пребывания в потустороннем мире.
   -"Как же сделать, чтобы ты поверила в обратное..."
   -"Что?"
   А. кажется, придумала!
   Ещё две вспышки - мы перенеслись на бескрайнюю степную равнину с редко где видневшимися деревьями. В последний момент я вспомнила о "браслете" для своей спасённой - на ней ведь нет одежды - и поймала его в воздухе, посланный брейном по лучу вслед за нами.
   -"Надень, пожалуйста".
   Вот, теперь порядок. Поддерживая под руку ошеломлённо пошатывающуюся Шейлу, я двинулась вперёд. В этих широтах вечерело, постепенно отступала дневная жара. Трaвы, давно не знавшие дождевой влаги, чуть шевельнулись под слабым дыханием ветерка, понемногу отходя от зноя. Донёсся едва уловимый горьковатый аромат.
   До сидящего под чахлым кустом человека метров двадцать, не больше. Тем не менее, преодолевая это расстояние, спутницу пришлось трижды подхватывать на руки - она вдруг внезапно слабела и начинала оседать наземь.
   В мыслях Шейлы царила полная неразбериха. Смятение, вызванное ложной верой в собственную гибель, оказалось неожиданно сильным, я даже забеспокоилась о состоянии её рассудка. Моя ментальная помощь, вероятно, недостаточно квалифицированная, привела женщину в состояние расслабленного умиротворения, и только. Сейчас предстояло "пробудить" её логику, раскрыть глаза и заставить поверить в реальность происходящего.
   -"Узнаёшь? Если мы вправду умерли, то и он тоже, верно?" - я заглянула в мокрое от слёз лицо Шейлы, ласково вытерла их тыльной стороной ладони. -"А с чего бы ему умирать, кто посмел бы шлёпнуть Билли в контролируемой зоне?"
  
   Уверенная в собственной Санэла, я, тем не менее, проникла в сознание нашего палача.
   Боль до розовой пелены перед глазами и удушливая жара - вот что заботило его сию секунду. Нас он не замечал, прошло слишком мало времени после того, как Билл пришёл в сознание. Он не думал даже о том, что случилось, и каково его будущее.
   Подведя Шейлу так, чтобы ей было удобно наблюдать за старым знакомым, я остановилась. По-прежнему не видя ничего вокруг, мужчина медленно поднял обе руки к лицу, осторожными прикосновениями кончиков пальцев тронул нижнюю часть своего окровавленного лица, выругался, и тут же горько пожалел об этом.
   Попытка шевельнуть челюстью вызвала острейшую боль, раскалённой иглой пронзившую мозг любителя поглумиться над жертвами. Перед глазами Билли смазались краски, всё вокруг поплыло, он обессилено застонал и повалился набок.
   -Что с ним такое? - прошептала Шейла.
   -"Ты умеешь говорить без слов, привыкай к этому и тренируйся. Пожалуйста, скажи то же, но без звука".
   Недоверчиво уставившись на меня, женщина повторила:
   -"Кто это так здорово отделал Билла?"
   -"Видишь, у тебя прекрасно выходит", - я плотоядно улыбнулась в ответ. -"Не смогла удержаться, чтоб не смазать по его самодовольной роже. Такое не забывается..."
   Шейла опустила глаза.
   -"Никому из нас нет прощения".
   В непроявленном мыслепотоке женщины промелькнуло:
   "Интересно, какую казнь ты придумала для меня..."
   "Никакую", - я поспешила успокоить Шейлу. -"Ты никого не мучила, не пытала, наоборот делала, что могла, старалась, чтобы всё было по закону. Из-за этого сама попала в тюрьму. Мы ведь не можем требовать от людей самосожжения".
   Отметив про себя это "мы", женщина кивнула, глянула вдаль.
   На горизонте темнела полоса тревожных туч. Почти всё небо закрыто облаками, только в зените голубовато-серое окно - там кружил одинокий орёл-ягнятник, высматривая ужин.
   -"Не пытала, да... Но если бы сейчас приказали пытать Билла - пожалуй, не отказалась".
   -"Понимаю", - я показала взглядом на валяющегося под кустом мучителя. -"Конечно, это не приказ, но если хочешь..."
   Шейла пожала плечами. Постепенно она выходила из оцепенения, оживала, мысли приобретали осознанность и чёткость.
   -"Он ведь без сознания".
   -"Ну, извини, что слишком сильно его ударила", - я передала эмоцию веселья.
   -"В общем, действительно, неслабо, если всё это последствия единственного удара".
   Шейла исподволь оглядела мою фигуру, наши глаза встретились.
   -"Раньше за тобой, кажется, не водилось способностей к драке".
   -"Ну, всё меняется", - я с деланной скромностью потупила взор, вспомнив аналогичную мимику Волчицы.
   Шейла ответила понимающей улыбкой:
   -"И, оказывается, не всегда к худшему".
   "Странное дело", - подумала она. "Мы треплемся, как подружки, хотя на самом деле едва знакомы, и всё, что нас объединяет - это тюрьма, пытки, угроза неминуемой смерти.
   -"Может, странно, а может, нет", - ответила я на непроявленный вопрос. -"Общие переживания и вправду сближают".
   На Западе вдруг появился маленький кусочек заходящего солнца - нижняя часть красноватого апельсина высунулась из-под тучи, озарив степь косыми лучами.
   Послышался очередной стон, и шевеление под кустом отвлекло от небесных красот.
   -"Ну что, ты теперь веришь, что мы по-прежнему в реальном мире? Можем вернуться к морю".
   -"А этот?"
   -"Пусть попробует выжить, если у него получится".
   Облака вдали неохотно подвинулись ещё, полностью открыв нашим взорам оранжево-красный мячик заходящего светила. Тревожным багрянцем окрасились тучи, клочки неба, ровная, как стол, бескрайняя степь. Пару минут мы любовались этим грозным великолепием заката.
   -"Хотя, думаю, со сломанной челюстью он здесь не жилец - сэджен-комплексы в чистом поле не попадаются".
  
   Мы вернулись на берег моря, я тут же избавилась от одежды, поймав на себе очередной пристальный взгляд.
   Объяснила Шейле, как снять комбинезон.
   -"Давай искупаемся, смоешь тюремный пот".
   -Первый раз в жизни вижу настоящее море! - воскликнула молодая женщина и радостно кинулась в воду, подняв столб брызг, словно нырнувший дельфин.
   Я учила Шейлу плавать, как совсем недавно Диксон меня.
   -"И что будет дальше?" - спросила спасённая.
   Получив пакет информации о стрейнджерах, программе для кандидатов в присоединившиеся и восьми наших лагерях, она замерла, вцепившись в мои руки, переваривала новое знание.
   Потом подняла округлившиеся глаза:
   -"Так всё, что нам внушали целую жизнь, было неправдой?!"
   -"Практически, да".
   -"У меня просто нет слов", - ошеломлённо передала она, отпуская руки. -"Наверное, нужно всё это хорошенько осмыслить..."
  
   В моей голове внезапно зазвучал озабоченный голос Диксон:
   -"Джес, только что пришёл ответ ксеносоциологов! Помощь таунам должна быть полностью прекращена через пятьдесят земных суток. Высокотехнологичные оружие и средства связи уже деактивированы на всей планете, запущена функция их самораспада".
   Во втором мыслепотоке я сообщила Шейле, что говорю с коллегой, пользуясь дальней связью.
   К беседе присоединились остальные девушки, и Дик продолжила.
   -"Виновные в злоупотреблении властью и нецелевом использовании стрейнджерской помощи будут сосланы поодиночке в ненаселённые людьми районы. С этого мы и начнём - с обезвреживания наиболее опасных преступников. Операция должна быть проведена как можно быстрее, поэтому нужны люди".
   Глядя на облачко в форме силуэта резвящегося пушистого щенка, я отметила про себя, что Шейла снова пошла купаться, за ней надо бы последить.
   Небесный щенок был великолепен - короткое смешное туловище, вытянутые стремительным бегом лапы, задорно вскинутая голова с открытой в радостном лае пастью. Как живой...
  
   -"Разве тактические роботы не могут справиться с преступниками без помощи людей?" - удивилась Робин.
   Диксон, видимо, предвидела подобный вопрос.
   -"Боевой устав предписывает в неординарных ситуациях совместные действия роботов и стрейнджеров... Кроме того, кандидаты в присоединившиеся получат возможность проверить себя в деле".
   Подруги почувствовали, что я не одна. По своей привычке ставить все точки над "i", Волчица уточнила:
   -"Это новый кандидат, или?"
   -"Да, она мой бывший следователь. Та, что выслала из тауна на встречу с Диксон".
   -"Помню-помню", - мысленно улыбнулась Дик.
   Только что подруги получили от меня полный пакет информации обо всём, что я успела сейчас натворить в Спэйн, и в ответ передали мне собственные новости.
   Плейт стоял возле тауна, и нас с Шейлой просто вернули туда, к знакомой уже поляне на месте бывшей автомобильной дороги.
   Шейла не привыкла, видимо, к мгновенным перемещениям, после каждого "прыжка" у неё учащалось сердцебиение, появлялись головокружение и дурнота. Продолжая мысленно беседовать с далёкими подругами, я провела спасённую в дискай и велела брейну заняться её здоровьем.
  
   Обсуждение новости пошло весьма оживлённо - долгожданное решение принято, теперь всё зависит только от нас. А мы, как сказала Диксон, "тянуть кота за хвост" не станем.
   План действий разработан за пару минут, брейны мгновенно ознакомили с задачей всех, кому предстояло действовать. Уже сейчас сотни кандидатов в присоединившиеся перемещались к таунам, готовясь к началу операции. В эти же места сбора Мэйт перебрасывала по одному дискаю и десятку тактических роботов.
   Десять матово-серых шаров двухметрового диаметра возникли поблизости от нашего плейта и начали калибровку нейроинтерфейса, настраиваясь на мой ментальный профиль.
   БТС станции предстояло поработать в полную силу, одновременно перебрасывая туда-сюда тысячи объектов, как живых, так и искусственных. Ссылка означала перемещение по одному преступнику в разные точки земной поверхности, потому об использовании порталов речь идти не могла, вся нагрузка ложилась на ближнюю транспортную систему.
   -"Представьте, насколько проще было бы ликвидировать преступников", - подумала Волчица.
   Дик проворчала в ответ:
   -"Сказано "ссылка" - так тому и быть".
   -"Может, социологи решили применить к виновным те же меры, что они сами практиковали в отношении инакомыслящих?" - предположила я.
  
   Шейла поднялась из кресла, потянулась, довольно улыбаясь.
   -Спасибо, Джес, теперь мне намного лучше. Не знала, что в плейтах бывает такое оборудование.
   Брейн впрыснул ей порцию наноботов, которые занялись ликвидацией физических патологий.
   Ознакомившись с медицинским заключением, я в очередной раз пожалела о невозможности адекватного наказания для следователя-извращенца и других, ему подобных. Скотина Билл за один день умудрился основательно изуродовать свою жертву. Его палаческая фантазия неизменно концентрировалась на репродуктивных органах женщин, в результате именно они страдали сильнее всего.
   Кое-что вспомнив, я вся передёрнулась. Шейла сочувственно кивнула - её впечатления были совсем свежими, это происходило вчера:
   -"Я провела лишь сутки в аду, ты же - прошла через него".
   Мы по-дружески обнялись.
   -"Вот закончим сегодня с правителями, и займёмся твоим новым телом. Станешь такой, как мечтала".
   Чтобы избавиться от мерзкого ощущения чужих жестоких рук, недостаточно просто выкупаться в море, это я прекрасно понимала. Сама, только получив новое тело, смогла избавиться от страшных воспоминаний. Они пытались вернуться, но я всегда говорила: "Это всё было с другим телом, которого теперь у меня нет..."
  
   ВОЛЧИЦА
  
   Мной владело двойственное чувство. С одной стороны, нам так и не удалось пока найти ни одного поселения людей с нетрадиционной социальной организацией, а теперь эту работу вообще приходилось откладывать на неопределённый срок. Но с другой - давно пора прекратить паразитирование таунов на стрейнджерской помощи, очень хорошо, что эта возможность сегодня стала реальностью.
   Почти все кандидаты в присоединившиеся, в том числе, конечно, и лесные люди, сейчас готовились к операции по освобождению таунов от наиболее опасных преступников. Я дотянулась мыслью до Крапивы, Сороки и Куницы, пожелала девочкам удачи в первом настоящем деле.
   Каждые два-три дня я с кем-нибудь из подруг обязательно бывала в лагере кандидатов из лесных людей. Навещала и планету Лес - раньше она имела только номер, не имя. Ель вся в делах - на новом месте строилось жилище.
   Прежде чем окончательно переехать, лесные люди посетили с визитами вежливости четыре ненаселённых мира. Выходили в нематериальные поля, слушая реакцию местной природы на контакт с человеком. Наивысшей гармонии удалось достичь на планете, впоследствии названной "Лес". Ель говорила: Санэла проявляется там даже лучше, чем на Земле - разнообразнее и сильнее.
   После такого как я могла не наведаться в гости? Нематериальный мир планеты и мне показался очень удачно резонирующим с ментальным профилем человека. Любая земная ведунья умерла бы от зависти, узнав, какие возможности предоставляла планета Лес человеку с развитой Санэла.
   Однако некоторые не до конца проявленные нюансы астрала, по моему мнению, требовали внимания Ели, о чём я и сообщила матери. У неё ещё теплилась надежда на то, что я когда-нибудь приду на Лес, чтобы жить там по старым традициям. Может быть, может быть. Но вряд ли раньше, чем лет через семьдесят-восемьдесят...
  
   Выход из строя и постепенная деструкция высокотехнологичного оружия и оборудования таунов повергли в панику правителей и компаньонов, но не охранников и спецслужбы. На подобный случай имелись запасы старинных пороховых автоматов, тех, которые ещё недавно казались мне "магическим оружием".
   Подарок Диксон - "калашников" - висел теперь в моём дискае на переборке. Так сложилось, что по врагу я сделала из него всего лишь два выстрела. Но пример таун-людей подтверждал правоту подруги: чем проще оружие, тем надёжней.
   Перевооружение охраны прошло почти незаметно для населения, не ведавшего, что прежняя жизнь закончилась для всех. Стражи накопили немало патронов, но в случае серьёзных беспорядков или нападения извне этого запаса всё равно не хватит надолго. Новые боеприпасы получить было уже неоткуда - синтезаторы стрейнджеров теперь выдавали ограниченный перечень изделий: одежду, продукты питания, инструменты, орудия труда и холодное оружие. Более того, при каждом пользовании эти сволочные машины воспроизводили голосовое сообщение о количестве дней, оставшихся до полного прекращения их работы.
  
   Список преступников, которых следовало изъять из тауна, оказался достаточно велик - практически все из касты правителей в той или иной степени запятнали себя злоупотреблениями. Не хуже, но и не лучше, чем в любой другой точке земного шара.
   Как верно заметила смышлёная селянка, боевые роботы прекрасно справлялись с задачей без нас. Ни спецслужбы, ни тысячи вооружённых охранников теперь уже ничем не могли помочь своим хозяевам. Один стрейнджер или кандидат в составе каждой группы нужен был только на случай возникновения нештатной ситуации. Если, конечно, не вспоминать о проверке самих кандидатов...
   Мой дискай завис над центральной точкой тауна Аль-Ахрам, брейн определил местонахождение преступников, передал информацию тактическим роботам и мне. Дальше было просто - весь таун накрыло стазис-полем. Энергии на все эти гуманные фокусы уходила чёртова прорва, но если так велит традиция, пусть.
   В тауне застыло всё живое, двигались только тактические роботы: находили злоумышленников, повторно идентифицировали их, давали сигнал на орбитальную станцию. Луч БТС подхватывал очередного "клиента", и он приходил в себя уже за тысячу километров от ближайшего человеческого жилья. Дальнейшую судьбу преступников решали голод, жажда и дикие звери.
   Закоренелых садистов решили высылать в города горилл, туда отправились самые отмороженные субъекты типа дочери телевизионщицы Офры из Спэйн, любительницы экзотических пыток. Джес хотела было переправить туда своего бывшего следователя, но им с Шейлой не повезло - в степи под знакомым кустом нашлись только бурые пятна да наиболее крупные кости этого маньяка. Хищники своё дело знали, вероятнее всего, их привлёк запах свежей крови.
   Освободив тауны от самых извращённых умов, мы собирались было приняться за касту компаньонов, однако, столь длительное влияние стазис-поля на биологические объекты могло причинить им вред. Пришлось прерваться.
  
   Джессика отправилась на станцию лечить Шейлу от физических и психических травм самым радикальным из известных методов - сменой тела. Диксон увлечённо преподавала Роби приёмы, совершенствующие координацию движений, дабы избавить девочку от постоянного напряжения в попытках загнать поглубже свои любопытные мысли на тему однополой любви. А вот Ита, в отличие от прежних времён, не улизнула в морские глубины - предложила встретиться, чтобы "подвести итоги первого этапа операции".
   Я думала, только малышка Робин предпочитает аллегории, когда дело касается интима, оказывается, это характерно и для взрослых торниан.
   По сравнению со своим прежним обликом непонятного пола Ита разительно изменилась, я до сих пор не могла привыкнуть к её новой внешности, как будто она сменила тело. Прекрасная молодая женщина встретила на пороге каюты, глядя глаза в глаза и лукаво усмехаясь левым уголком губ.
   Такой я её ещё не видела - в прошлый раз это был огнедышащий вулкан, способный по темпераменту соперничать с Джес, или со мной. Сегодня Ита явила себя олицетворением кротости и смирения. Положив ладони мне на грудь, она то робко ласкала сама, то едва заметно, словно играя, сдерживала мой натиск. Будто бы неопытная девушка, преодолевая застенчивость, трепетно уступала атакам.
   Легко подхватив Иту на руки, я закружила её в танце, с наслаждением осязая нежную гладкую кожу, упиваясь близостью тел и обменом кипящих потоков энергий. Наверняка зная самые потаённые желания друг друга, мы мгновенно осуществляли их, испытывая восторг от невероятного чувства запредельной взаимности. Ласковые и сильные руки торнианки раз за разом доводили меня до неистовства, в предпоследний миг уступая инициативу...

***

  
   Во второй фазе операции мы занялись кастой компаньонов. Всех этих людей, тоже в стазисе, но уже через порталы, отправляли на одну из ненаселённых разумными существами планет с подходящим для антропоморфов климатом. Ксеносоциологи полагали, что врождённая потребность компаньонов кому-то служить обратится друг на друга, и, возможно, позволит создать общество, более гармоничное, чем доселе существовавшие на Земле.
   Когда в таунах остались только люди из касты нации, не замешанные в преступлениях, стазис-поле было повсеместно отключено. Одна и та же звукозапись зазвучала из внешних динамиков дискаев, висевших над таунами Земли в невидимом режиме.
   -Люди, слушайте и запоминайте! У вас мало времени. Ваша дальнейшая жизнь или смерть зависит от степени организованности и сплочённости, которую вы сможете проявить сегодня, сейчас. Нет теперь ни правителей, ни компаньонов, никто из вас никогда больше их не увидит, наверное, это хорошая весть.
   Голос сделал небольшую паузу, чтобы дать испытать ощущение радости, и приготовиться выслушать горькое продолжение.
   -Но есть и другая новость: одежда, вода и пища, оружие и жильё, простейшие средства гигиены и медицинской помощи - всё это теперь первоочередная забота каждого из вас. Помощи стрейнджеров больше никогда не будет, настала пора самостоятельной жизни. Поясняю - вы сами должны находить, выращивать, строить и создавать всё необходимое для повседневной жизни. Помните: настало время сотрудничества, а не соперничества...
   Ещё одна пауза.
   -Всё необходимое на первое время вы можете изготовить при помощи синтезаторов, пока они ещё работают. Делайте прочную многоразовую одежду и обувь, не требующие энергии оружие инструменты, орудия труда. Пробейте несколько колодцев для добычи воды. У вас остались считанные дни. Когда время выйдет, вы останетесь один на один с природой Земли. Сейчас всем, кто хочет жить дальше, нужно получить максимум знаний о том, как это делать в новых условиях. Как организовать быт посреди леса? Как развести огонь, как сориентироваться на местности? Как охотиться на зверей, как бить птицу или ловить рыбу? Как приготовить еду? Учитесь, задавайте вопросы брейнам, размножайте энергонезависимые справочники практических руководств по выживанию и ремёслам на долговечных полимерных носителях...
   Нда, весело теперь будет в таунах.
   А что у нас поделывают сосланные?
  
   Трудно исследовать незнакомую местность, сидя на одном месте в позе отчаяния. Особенно если не залез на вершину хорошей горы. И тем не менее, Ричи был уверен, что находится чёрт знает как далеко от тауна. За сыном влиятельного члена триумвирата не было замечено экстрасенсорных способностей, разве что по части женского пола. Но и это не врождённая одарённость - главное дело делал папин высокий пост.
   Придя в себя после крутой вечеринки с обилием возбуждающих и расслабляющих веществ - на вкус любого из гостей - Ричмонд с удивлением обнаружил вокруг себя пустынную каменистую землю. "Вокруг" - это настолько далеко, сколько видел глаз, а что у Ричи было на достойном уровне, так это зрение. Записные подхалимы из компаньонов не раз сочиняли байки как, якобы, безошибочно папенькин сынок определял форму и размер лепестков дамского лотоса, не снимая одежды с девиц.
   -"Вряд ли этот навык тебе теперь понадобится", - я издевательски хихикнула.
   Парень, напрягая непривычные к работе мозги, изо всех сил старался хоть что-нибудь вспомнить.
   "Как же это меня сюда занесло? В тауне нет человека, который осмелился бы так надо мной подшутить".
   -"Нет", - охотно согласилась я, изображая его внутренний голос.
   Пусть поговорит с кем-нибудь напоследок, других собеседников у Ричи уже никогда не будет.
   "Значит, я сам, как идиот, в беспамятстве велел отвезти меня в эту пустошь".
   -"Почему "как"?", - тотчас переспросило глумливое alter ego.
   "Может, с кем-то поспорил, и это условие пари? Или отец вздумал так "полечить" от пристрастия к кутежам?"
   -"Давно тебя надо было лечить. Возможно, толк бы и вышел".
   -Молчи, дурак, - Ричмонд, наконец, обозлился на внутренний голос.
   Тот не остался в долгу:
   -"От дурака слышу!"
   В метре перед сидящим нарисовался маленький, сантиметров двадцать ростом, серый чертёнок с кровавыми, зло светящимися глазами.
   -"Меньше б наркоту жрал, может, мозги сохранил", - веско припечатал он, и подняв длинный тонкий хвост, подозрительно напоминающий крысиный, громозвучно пустил ветры.
   Смазливую физиономию наследника власти перекосило приступом отвращения, смешанного с животным ужасом. Закашлявшись от вони, он замахал руками, на что бесовское отродье отозвалось не по росту громким злорадным хохотом.
   -"Думаешь, твоё дыхание казалось девчонкам более ароматным?"
   Наведённый морок вышел таким естественным, что от одного его созерцания Рич сделался полностью деморализован. А мой "чёрт" ещё и беспрестанно язвил.
   -"Никакие такие дискаи за тобой не прилетят. Никогда!" - отчеканил он, озвучив самый страшный и невероятный для Ричи вариант дальнейшего развития событий.
   -Почему? - сорвавшимся от ужаса голосом спросил сосланный, и снова закашлялся.
   Чертёнок уселся на возникший из-под земли пенёк со спинкой и подлокотниками, закинул ногу на ногу и принялся играть собственным хвостом.
   -"А сам-то как думаешь?"
   Глядя на непочтительного собеседника, Рич всё больше бледнел, не зная, что думать. Сошёл ли он с ума от постоянного приёма галлюциногенов, или вправду непостижимым образом оказался выброшен из родного тауна чёрт знает куда? Чёрт, похоже, знал...
   -Я не знаю, - чуть слышно прошептал, наконец, Ричи, пытаясь унять вдруг затрясшиеся руки.
   -"Верно, ты не знаешь. Ну ладно", - тон исчадия ада сделался сочувственным. -"Я сейчас скажу. Всё это ради тебя".
   Хвост бесёнка завертелся, словно красный светящийся пропеллер, и сверкающий кружочек словно загипнотизировал парня, притягивая взгляд.
   -"Всю жизнь ты прожил, не зная и крупицы истины".
   Голос маленького серого существа зазвучал с явной симпатией, почти по-дружески.
   -"Как думаешь, почему каждый из вашей касты с самого рождения ни в чём и никогда не испытывал нужды?"
   Ричард воздел глаза к небесам. Он и не думал озадачиваться подобной ерундой. Какая разница, откуда у него роскошное жильё и все удовольствия мира? Они есть, были и будут - этого достаточно. Ломать голову - удел компаньонов, правители лишь выбирают один из вариантов подготовленных решений.
   А чёрт, сверкая рубиновыми точками глазок, ждал, похоже, ответа. Его хвост крутился всё быстрее и быстрее, издавая угрожающе растущий гул.
   -Н-ну... Это... - промямлил сиятельный отпрыск. -Так исторически сложилось!
   Наконец он вспомнил подходящую к случаю любимую отцовскую фразу. Тот всегда произносил её, начиная отвечать на неудобные вопросы. Затем звучала всякая чушь, очень много чуши, затапливая сознание собеседника потоком бессмысленных, ничего не значащих словосочетаний.
   -"Ха!" - воскликнул бесёнок, подпрыгнул в кресле, упал на землю и задрыгал всеми четырьмя копытцами.
   Реакция не показалась Ричи удовлетворительной, он поискал в голове какое-нибудь продолжение папиной фразы, но увы, ничего там не нашёл.
   -"Парень... Ты даже врать складно не умеешь, а к двадцати шести годам пора бы хоть этому научиться!"
   Успокоившись, чёрт вернулся в кресло, и вытянул вперёд задние ноги.
   -"В мире всё взаимосвязано, если растёт трава, то её ест лошадь или корова, если рождается муха, её съедает птица. На каждое живое существо есть свой едок. Это назвали красивыми словами "пищевая цепочка", если б ты чему-нибудь, кроме разврата, учился, то это бы знал".
   Увы, большинство детей верховной касты вырастали абсолютно неприспособленными к жизни иждивенцами, с юных лет развращёнными, циничными и самовлюблёнными до мозга костей. Человек, которому не нужно трудиться, чтобы благополучно жить, неизбежно и в душе становится паразитом - бытие, как верно говорила Диксон, определяет сознание.
   -"Так где место человека в пищевой цепочке планеты?", - продолжал распинаться маленький нечистивец. -"Сочинители наукообразных сказок придумали, будто человек - венец божественного творения и никакого долга перед природой не имеет. Можно без конца брать, что заблагорассудится, и не оставлять ничего, кроме помёта. Удобная, конечно, теория, да вот только не выдержала проверки на прочность. Успокоенно занявшись спекуляциями на валютно-фондовых рынках, "венец творения"-потребитель позабыл о том, что созидательный труд, материальное производство - залог его собственного выживания".
   Ричи зевнул. Не в состоянии уразуметь и половины сказанного, он давно потерял смысловую нить.
   -"Да ты, верно, спишь, а я просто теряю время", - с сожалением констатировал дьяволёнок, поднимаясь на ноги. -"Значит, мы не ошиблись. Пищевая цепочка замкнётся, ты исполнишь свой долг перед природой единственно возможным способом: будешь съеден зверями. Сегодня ночью, а может завтра. Готовься".
   С этими словами незваный гость навсегда исчез.
   "Будешь съеден" - заплывшие слизью мозги Ричи смогли уразуметь данное словосочетание с достаточной степенью ясности. Однако, спохватившись, чтобы задать вопрос, каким образом ему уцелеть (как иначе, не может же свершиться столь вопиющая несправедливость!) папенькин сынок понял, что опоздал. Спрашивать было не у кого.
   Осознав своё абсолютное, безвозвратное одиночество, Ричмонд окончательно запаниковал, и вскоре с парнем приключилась самая настоящая истерика.
   Странные звуки, незнакомые, но несомненно, жалобные, привлекли внимание косолапого, промышлявшего на своей исконной земле разные лесные деликатесы. Негромко заворчав, огромный медведь в светло-бурой, как будто поседевшей шубе, покрутил из стороны в сторону плосколобой головой. Подумал, и не спеша двинулся на звук, намереваясь разобраться, кто это и с какими намерениями заявился к нему домой.
  
   Молодому пижону не позавидуешь - у Диксон хоть какие-то мелочи в карманах были, а у этого и карманов на одежде ни единого. Не по чину правителю карманы, компаньоны вмиг подносили всё, что могло потребоваться сиятельному господину.
   Ему бы сейчас воду искать, что-нибудь съедобное, ночлег. Да куда там, сидит на земле весь зелёный от страха, воет и обливается слезами. Ещё раскачивается из стороны в сторону, словно умалишённый. Этому Ричмонду, прямо скажем, "повезло" - от медведя и на дереве не спрячешься. Ну, стало быть, такова судьба...
  

***

  

НАША ДОБРАЯ, МИЛАЯ ПЛАНЕТА

  
   Считая себя обязанной проявить определённую гуманность, Ита каждому из компаньонов тоже предоставила возможность пользоваться синтезатором, информацией брейнов и одним универсальным роботом. В течение пятидесяти суток - условия были почти такие же, как и для касты нации. За исключением того, что жилища компаньонам приходилось строить, а люди нации остались в роскошных домах таунов.
   Роскошь, правда, таяла с каждым днём - автоматизированные бытовые системы прекратили работу и самораспались на атомы, а поддерживать чистоту и порядок в огромных покоях правителей без машин оказалось слишком тяжело. Так что наиболее разумные выбрали себе жилища поскромнее и поменьше, соизмеряя с собственными возможностями. Центрами всеобщего притяжения стали колодцы, дома поблизости от источников воды заселили в первую очередь.
   Знакомясь с мыслями таун-людей, мы узнали - офицеры спецслужб и охраны готовятся захватить власть, чтобы эксплуатировать большинство народа точно так же, как это ещё вчера делали правители. Всё как всегда на Земле - кто сильнее, тот и помыкает слабыми. Печальный опыт касты правителей не впечатлил претендентов на их "наследство".
   -"История учит тому, что ничему она не учит", - грустно прокомментировала Дик в ментальном поле. -"Люди настолько смирились с произволом правителей, что ещё в моей прошлой жизни придумали для него благопристойное название. Послушайте, как звучит: "Проникновение во власть бизнес-моделей, ориентированных на извлечение личной прибыли". Красота, а?
   Красота... Что было нам сейчас делать с этой "красотой", изъять из таунов огнестрельное оружие? Так самые наглые и сильные возьмутся за ножи, топоры и дубины, чтобы снова паразитировать на всех остальных.
   Хоть таун-люди, как и деревенские, подвержены стадному чувству, при этом они все фатально разобщены, подавляющее большинство не знают, что такое дружба. Люди легко поддаются обману, они управляемы, трусливы, немотивированно жестоки и глупы. Может быть, именно скудоумие - первопричина? Как пробудить в них достоинство и честь, они ведь просто не понимают, что это такое...
   Диксон неожиданно сформулировала прелюбопытную гипотезу.
   -"Возможно, на людей с неразвитой Санэла негативно влияет нематериальный мир планеты. Он не вредит физическому телу, но поражает зачаточные, незрелые, несформировавшиеся души. Провоцирует возникновение ментальных патологий, и в конечном итоге делает слабых средоточием зла. Нематериальный мир Земли, словно плавильная печь для металлов - титан, молибден, тантал и подобные им по стойкости встречаются редко. Все остальные неизбежно утрачивают форму и переходят в жидкое состояние..."
   А вдруг, и вправду наш прекрасный сине-зелёный шарик на самом деле смертелен для простого человека? Безжалостный ментальный огонь день и ночь, год за годом плавит нематериальные оболочки людей. Сохранить своё "я" дано лишь сильным духом, эти немногие становятся ещё сильнее и дают потомство.
   И если так, выход один - спасать остатки людей, переселять всех с зачумлённой планеты.
  
   Подтвердить или опровергнуть выдвинутое Дик предположение можно было лишь через какое-то время, после экспериментов, проверки на практике, наблюдения за контрольными группами.
   Я передала на осмысление Ели суть новой теории - для этого пришлось на минуту воспользоваться порталом и "высунуться" на планету Лес. Самостоятельно связываться с людьми на других планетах я ещё не умела - намного более мощные ментальные голоса Космоса создавали непреодолимые помехи. А использовать аппаратуру дальней связи получалось хлопотнее, чем пройти через портал и мгновенно передать сжатое мыслесообщение.
   Мама восприняла идею с удивлением, но не отвергла сразу - это вообще было не в её стиле. Обещала подумать, понаблюдать за поведением людей на Лесе, послушать Санэла, сравнить с Землёй. Я поблагодарила Ель и тотчас вернулась на орбитальную станцию.
   Сейчас основным содержанием нашей работы стало наблюдение за процессом адаптации таун-людей к самостоятельной жизни и продолжение поисков отдельно живущих племён с нетрадиционной социальной организацией.
   Я решила при первом удобном случае заскочить в Великий Лес, чтобы ещё раз "послушать" его астральный и ментальный профили. Попробовать запомнить своеобразные, неповторимые тона в голосе земли. То, чем родина отличается от всех остальных уголков нашей планеты.
  
  
   ДИКСОН
  
   Над этой проблемой я начала ломать голову много лет назад, в прошлой жизни. Как и тысячи, может быть, сотни тысяч людей, живших ещё раньше, искала причину самовоспроизводства зла. Дьявольский механизм, из века в век, из тысячелетия в тысячелетие заставлявший большинство людей ненавидеть, травить, мучить и убивать друг друга.
   Материалисты, не удовлетворявшиеся теорией первородного греха, чаще винили в бедах человечества генетическое наследие обезьян. До недавнего времени и я не могла придумать ничего лучше. Думала - вот, человек эволюционирует, "вырастет" в другой биологический вид, и тогда заживём!
   А может, всё-таки дело не в наших генах? Или не только в генах...
  
   В свете этого предположения мне стало особенно интересно наблюдать за внеземными колониями людей. Жаль, невозможно делать это мысленно, занимаясь другими делами, ведь необходимо пройти через портал. После тщательного обсуждения гипотезы мы решили заняться её проверкой вместе.
   Компаньонов перемещали к новому месту жительства, равномерно заселяя территории, наиболее благоприятные для проживания. Группами по пятьдесят-шестьдесят человек на участки в сто квадратных километров. Ксеносоциологи рекомендовали селить вместе тех, кто не были знакомы ранее. Разумеется, за исключением устойчивых, давно сформировавшихся малых групп. Ведь у многих из этой касты было не особенно весёлое прошлое, а так они начинали "с чистого листа".
   Интересно, что в планетарном масштабе среди компаньонов оказалось на треть больше женщин. Вероятно, таковы были вкусы правителей. Количество и состав касты компаньонов регулировались господами.
   Большинство переселённых испытывали трудности в первом периоде адаптации. Люди были ошеломлены - доставленные к порталу в бессознательном состоянии, они приходили в себя уже "на той стороне". Те, кому выпало стать первыми, видя появляющихся из "арок" новых, не менее остолбеневших людей, стали помогать товарищам. Брали под руки, отводя в сторону, чтобы не мешать другим, успокаивали тех, кто впадал в истерику. Отвечали: "Сами не знаем" на тысячи звучавших вопросов.
   Брейны и синтезаторы для переселенцев монтировались в одном корпусе. Вокруг этих пятиметровых кубиков и собирались люди. Кто-то садился прямо на землю, иные искали что-нибудь вроде пенька или хотя бы замшелой кочки. Компаньоны были так разнопёро одеты, что выражение "бродячий цирк" показалось мне самым подходящим.
   Люди вслушивались в голосовое сообщение, обменивались репликами, кое-где звучало крепкое словцо. Больше минуты прошло с тех пор, как перестал звучать голос из динамиков, а полсотни людей по-прежнему неподвижно сидели в ступоре. Тишина стояла - комара слышно. Пауза слишком затянулась, мне уже становилось любопытно, чем это всё кончится. Неужели решение социологов ошибочно, и компаньоны неспособны существовать самостоятельно?
  
   В толпе сидящих рядом с синтезатором возникло движение. На ноги поднялась невысокая худощавая женщина лет сорока, одетая в чёрный блестящий костюм и такие же сапоги с голенищами до колен. Куртка обтягивала внушительную грудь. Оглядев неподвижные головы и поникшие плечи, блондинка улыбнулась, и нарушила, наконец, тишину, уже казавшуюся мне бесконечной.
   -Ну что, люди, теперь мы - внеземная колония. Время пошло, на обустройство у нас меньше чем пятьдесят дней, а успеть предстоит много.
   У женщины оказался неожиданно сильный голос и не менее удивительные для компаньонки властные манеры.
   -Брейн! Нам необходимы десять подробных письменных инструкций, как здесь и сейчас построить несколько домов. Какие нужны для этого инструменты и материалы...
   Она едва успела закончить фразу, а из синтезатора уже выплыла высокая стопка переплетённых пластиковых листов. В рядах переселенцев зашелестели голоса, глаза людей стали фокусироваться на чёрном приметном костюме золотоволосой дамы. Взяв верхний том, она перевернула несколько страниц, повернулась к остальным, глаза метнули две чёрные молнии из-под сдвинувшихся бровей.
   -Кто ещё, кроме меня, хочет ночевать в доме? Подходите за книжками, не стесняйтесь.
   Откуда такой командирский талант? Я проникла в сознание женщины, ответ оказался достаточно прост...
   Тем временем кто-то пробирался через сидящих - двое мужчин с одинаково короткими причёсками - блондинка оглядела их, мгновенно сочинила прозвища - "Ястребиный Нос" и "Квадратная Морда". Улыбнулась, кивнула с достоинством.
   -Меня зовут Джин, - её глаза вопросительно уставились на подошедших.
   -Майлз...
   -Шон.
   -Брейн, вводите в память наши имена и изображения внешности, - распорядилась она. -Понадобится общий список колонистов.
   Джин протянула мужчинам по книге. Майлз-Ястребиный Нос охотно взял том, а второй детина, на голову выше златовласки - смущённо потупился.
   -Я с этим вряд ли... Я пришёл, чтобы помогать вам, госпожа.
   -Нда? - глаза женщины впились в угловатое лицо этого, очевидно, очень физически сильного парня. -Ну ладно, тогда встаньте рядом.
   -Итак! - она снова возвысила голос. -Будем знакомиться. Майлз, подбирайте себе людей в команду.
   Джин посмотрела в глаза сидящим в первых рядах.
   -Меня зовут Джин, а вас?
   -Гейл, - назвалась девушка лет двадцати в стандартном стрейнджерском комбинезоне.
   -Гейл... Что вы умеете делать, чем хотели бы заниматься в новой жизни?
  
   Она внезапно покраснела, в сознании девушки я увидела весьма неприличные воспоминания, стало ясно, откуда комбез. Она попала под стазис-поле, не имея на себе одежды. Мгновенно просканировав ряды, обнаружила человек двадцать в таком же обмундировании.
  
   Справившись со смущением, Гейл потрогала рукав собственной куртки и только тогда тихо ответила:
   -Я выполняю любую работу.
   "Типично для компаньонов", - подумала женщина, и я не могла с нею не согласиться.
   -Ну ладно, что-нибудь придумаем, - ободряюще потрепала новую знакомую по плечу.
   Мало-помалу переселенцы стали подходить хотя бы для того, чтобы назвать своё имя.
   Джин увидела высокую жгучую брюнетку в комбинезоне, и подумала: "Неплохо было бы мне тоже сменить свой дурацкий наряд".
   В двадцать седьмой раз представилась, спросила, как звать эту крепкую девушку, глянула ей в лицо, и в глазах прочла понимание.
   Чуть улыбнувшись, компаньонка по имени Хоуп уставилась на блестящие чёрные сапоги, пробормотала вполголоса: "И мне приходилось носить такие".
   Господином Джин был извращённый юнец, находивший высшую степень наслаждения в том, чтобы женщина постарше, одетая в чёрный блестящий костюм, хлестала по заднице плетью, а потом трахала его фаллоимитатором. Если бы это увидел отец, то застрелил бы Джин на месте. Но выбора у компаньонки не было - приказ правителя...
   -Умеете командовать? - обрадовалась она, хватаясь за Надежду, как за соломинку.
   Несколько грубоватые черты лица, тяжёлый подбородок, резкий взгляд чёрных глаз.
   -Могу. Если прикажут, - девушка широко улыбнулась.
   -Отлично! Приказываю: держите книгу, становитесь рядом и подбирайте себе людей.
   Хоуп взяла из рук Джин своеобразный символ власти, шепнула, чуть коснувшись губами уха:
   -Спасибо, что ты взяла это на себя. Иначе люди сидели бы на земле, пока не умерли с голоду. Только бы нам не перегнуть палку. Не хочу нести в новую жизнь насилие.
   Блондинка кивнула.
   -Если заметишь за мной не то, обязательно скажи. Ну а я послежу за тобою.
   Обе женщины заговорщически переглянулись.
   Третьим старшим группы Джин назначила, наверное, самого солидного из пятидесяти семи переселенцев. Ему оказалось именно столько лет. В прежней жизни Петер был кем-то вроде мажордома, получил богатый опыт общения с людьми, характер имел энергичный не по годам.
   Медицина, планетология, климат, флора и фауна нового мира, обеспечение водой и продуктами, изготовление инструментов, одежды и обуви вручную из местных материалов... Восемь мужчин и женщин, заявивших о желании заниматься этими делами профессионально, сейчас получали расширенные пакеты информации от брейна. Все остальные колонисты усваивали универсальный комплекс знаний по выживанию в дикой природе нового мира.
  
   -Хорошо, что это можно делать, не отвлекаясь от строительных работ, - проворчала Джин, наблюдая, как ловко и быстро робот вырезал в скальном грунте прямоугольную яму под фундамент второго дома.
   Первый котлован был уже готов, а гранит отправился в переработку, "на корм" синтезатору.
   -Сколько дней мы бы долбили грунт этими штуками... - Гейл озвучила мысль, родившуюся в голове Джин.
   Она глядела на кучу ручного инструмента для земляных работ. Юная парочка, лет тринадцати-четырнадцати от роду, принимала выплывавшие из синтезатора лопаты, кирки и ломы, поровну делила их на три группы строителей.
   Фундамент первого дома сложили из блоков, робот таскал их сразу по несколько штук, хотя всё равно получалось долго. На этом этапе стройки люди ничем помочь не могли.
   Гейл покачала головой.
   -Ладно, хоть на пятьдесят дней оставили нам кусочек цивилизации. Иначе вообще не представляю, как тут можно выжить.
   При помощи брейна она, как и прочие колонисты, успела уже стать теоретически подкованным специалистом по выживанию, и в полной мере представляла масштаб стоящих перед людьми задач.
   Будь тут синтезатор раз в пять мощнее, готовые дома появлялись бы целиком, со всей мебелью и прочей бытовой начинкой.
   -Ничего, зато прикинем, как в будущем предстоит строить из местных материалов, - Джин верно угадала, о чём подумала девушка, глядя на стопку стеновых блоков, влекомую роботом в силовом поле.
   Чёрный блестящий костюм явно не подходил для здешнего климата. Местное солнце разогревало всё сильнее. Чтобы не схватить тепловой удар, женщине приходилось постоянно прятаться в тень, а когда никто не видел - распахивать полы надетой на голое тело куртки. При первом удобном случае она дала себе слово переодеться, но сейчас все мощности синтезатора были задействованы на изготовление строительных материалов.
   Панели подходили друг к другу идеально, ни малейшего зазора. Поставленные друг на друга, они тут же намертво склеивались. После того, как здание было готово и подведено под крышу, для повышения жёсткости несущие конструкции дополнительно соединялись сверхпрочными стержнями через сквозные отверстия. "Скелет" дома уходил на глубину, пронизывая скальный грунт разветвляющимися полимерными корнями, и не было в этом мире силы, способной сдвинуть его с места хотя бы на сантиметр.
   Первое на планете искусственное сооружение считалось практически вечным - его невозможно снести танком, сжечь напалмом или взорвать. Материал не подвержен какому бы то ни было разложению, кроме воздействия деструктора.
   Разглядывая невиданный санузел с замаскированным в потолке баком, куда воду нужно таскать вёдрами, Джин раздумывала, сколько поколений колонистов будут жить в этом доме. Компаньонка ни разу не проходила курса омоложения - в таунах это привилегия рожавших. Теперь, на дикой планете, о таких технологиях и думать не стоит. Значит, этот дом будет стоять, когда о ней давным-давно позабудут. Возникло странное ощущение бренности живого. Жизнь человека - всего лишь мимолётная вспышка...
   Женщина опустила златокудрую голову. В глаза бросилась ярко-красная надпись: "Перед использованием проверить состояние фильтров. При необходимости - очистить". Несколько алых стрелок указывали в отверстия сливов душевой. Чертовски захотелось стащить опостылевший костюм, изнутри весь мокрый от пота, встать под прохладный "дождик", вымыться как следует.
   "Ну ладно, хватит экскурсий", - сказала себе она, потянув Гейл к выходу. "Пора возвращаться к делу, если вдруг непогода, тут не поместится и половина наших".
   -Шон, никого не впускай без меня, - велела Джин охраннику у входа.
   Арбалет, короткая тонфа и двухметровый шест с обеими заострёнными концами - пока всё оружие "Квадратной Морды", да и с этим каждому из нас нужно ещё научиться работать. Силы парню не занимать, посмотрим, каков характер, - подумала блондинка.
  
   Когда оранжевое дневное светило не имевшей пока названия планеты склонилось к закату, готовясь зайти за горизонт, на естественной площадке посреди леса уже возвышались четыре одинаковых строения. Предельно утилитарные, тем не менее, не лишённые эстетики, характерной для стрейнджерских творений. Мимикрируя под ландшафт, они имели желтовато-зелёный цвет и матовую наружную поверхность панелей. Три женских дома, один мужской: в каждом по десять отдельных жилых комнат, пусть и не слишком больших.
   Образовав длинную цепочку от протекавшей неподалёку небольшой быстрой реки, колонисты передавали друг другу вёдра с водой. Объёмистые потолочные баки в санузлах наполнялись медленно, но верно.
   Универсальному роботу дали немного передохнуть, чтобы синтезатор смог обеспечить людей новой одеждой, обувью и пищей. Свежеиспечённые медики там же получили препарат, адаптирующий иммунную систему землян к местной бактериальной флоре, и впрыснули его каждому переселенцу.
   Баня, чистая одежда, вкусный ужин - после долгого и жаркого дня о чём могли мечтать люди, в одночасье оказавшиеся в незнакомом мире, посреди дикой природы?
   Сидя возле своих домов, колонисты наслаждались вечерней свежестью, долгожданным отдыхом и едой.
   -Завтра нужно поставить ещё один дом - для семейных. Вон, кандидаты уже есть, - Джин показала взглядом на паренька и девушку, днём работавших у синтезатора.
   Сейчас они сидели рядом, привалившись к стене дома. Рука в руке, влажно блестящие глаза, мысли блуждали в иных мирах...
   Гейл ангельски улыбнулась, на секунду её грустное лицо просветлело.
  
   От своего дома подошла Хоуп, выразительно глянула на старшую, Джин поднялась с тарелкой в руке, обе отошли на несколько шагов, чтобы уединиться.
   Брюнетка, прожёвывая какое-то ароматное экзотическое блюдо, негромко осведомилась:
   -Какую задачу думаешь поставить роботу на ночь?
   -Стена... Мы все из таунов, как же без стены, - так же тихо отозвалась блондинка, расправляясь с нежнейшим синтетическим мясом и думая о полном отсутствии в этой жизни врачей-стоматологов.
   -Конечно. Вокруг лес, а дома, как на ладони. Хоть и говорят, что крупных хищников в этих местах не водится, а бережёного Бог бережёт.
   Жёлтые волосы Джин ещё влажны после душа. Одежду она поменяла, к величайшему своему наслаждению. Цвет и блеск пришлось оставить прежними - за день колонисты привыкли ориентироваться на чёрное и блестящее, как будто на одежду правителя. Зато материя костюма была теперь лёгкой и прочной, а покрой - свободным и комфортным. Высокие щёгольские сапоги сменились короткими практичными берцами на толстой подошве.
   -Заметила какие-нибудь проблемы? - в свою очередь спросила Джин.
   -Вроде, пока ничего особенного. Петер - старший по третьему женскому дому, как думаешь, это не страшно?
   -Надеюсь, за одну ночь нравственность наших девушек ещё сильнее не пострадает.
   Обе одновременно усмехнулись.
   -А завтра отдадим ему новый дом, на роль почтенного главы всех семейств Петер, кажется, вполне подходит, - блондинка вытерла тарелку кусочком булки и отправила его в рот. -Тебе новое задание: chercher la femme в третий женский.
   -Yes, my Lady! - вытянувшись в струнку, Хоуп коротко, по-военному кивнула.
   Несмотря на усталость, глаза Джин сверкнули, лицо осветила игривая улыбка.
  
   Примерно по полтора десятка компаньонов разместилось в каждом "общежитии", дома были заселены без всяких конфликтов. Несмотря на то, что мебели ни в одной комнате не наблюдалось - только упругий полимерный матрасик с одеялом-шторкой и подголовником по одному на каждого.
   Может всё прошло спокойно потому, что долгота дня здесь явно больше земной и все здорово устали. Несмотря на то, что работал, по большей части, робот, люди были на подхвате - проверяли, нормально ли открываются окна-двери, надёжны ли внутренние и наружные запоры. Загружали в просторные подсобные помещения под полами самое необходимое: запасы медикаментов, консервированных продуктов, оружие, одежду и обувь, инструменты и хозяйственный инвентарь.
   Колония переселенцев отошла ко сну, только вооружённые часовые ходили вокруг каждого дома, помахивая палками-пиками, да Джин с Петером наблюдали, как робот на приличном расстоянии возводит вокруг домов трёхметровый каменный забор. В темноте не видно, но цвет и фактура наружной стороны заграждения в точности копировали наиболее распространённые образцы здешней древовидной флоры. Ничего контрастного, способного показаться чужеродным местной живности. Зубцы наверху шириной с человеческую голову должны были служить укрытием для будущих стрелков.
   -Это далеко не периметр... - нарушил тишину крупный седовласый мужчина.
   Его соседка задумчиво пожала плечами.
   -Разве мы можем сделать больше?
   Дневная звезда давно скрылась за горизонтом, ветер шелестел чёрными ветвями деревьев. Джин поёжилась - по сравнению с дневной жарой показалось немного прохладно. Нужно позаботиться о более тёплой одежде, пока работает синтезатор.
   -Меня беспокоит другое, - вслух подумала она. -Здесь, на новой планете мы пытаемся воспроизвести элементы привычного образа жизни. Дома, стены вокруг, оружие, всё это понятно...
   Немолодой компаньон внимательно слушал. Издали он казался сказочным великаном рядом с маленькой пышноволосой женщиной.
   -Плохо, что большинство людей оказались неспособны действовать самостоятельно, и ими снова пришлось управлять. Может, сегодня мы с вами ступили на путь, который привёл прежнюю человеческую цивилизацию к упадку и гибели?
   Собеседник неохотно кивнул и постарался быть как можно корректнее в формулировках.
   -Может. Но я всё-таки хочу верить: всё, в конечном итоге, будет зависеть от нас. От нас с вами и от всех остальных, - он кивнул в сторону спящих домов.
   -Хорошо, если у нас получится. Я бы не хотела в очередной раз воспроизводить ту нелепую бессмыслицу... "Но власть уже не отдам", - мысленно закончила фразу Джин.
   -Петер, я хотела бы предложить вам должность старшего по дому семейных пар. Вы как?
   -Наверное, это будет лучше, чем командовать женщинами, - в темноте не было видно его улыбки.
   -Рада, что согласны. И ещё. Я просила об этом Хоуп и вас прошу тоже - присмотрите завтра подходящую кандидатуру на вашу нынешнюю должность. А то здесь, как всегда, недостаток лидеров...
   Сдерживая зевок, Джин повернулась к домам.
   -Идёмте отдыхать, Петер, завтра ещё один длинный день.
   -Надеюсь, и ночи тут тоже длинные, - отозвался мужчина. -Не сочтите за двусмысленность...
   -Да нет, я понимаю - вы хорошо разбираетесь в людях.
   Пожелав друг другу спокойной ночи, они разошлись по домам.
  
   Какие, однако, организаторские способности! И умна чертовски... Джин вполне могла бы стать кандидатом в стрейнджеры. Может быть, и Хоуп, и Петер тоже. Но что будет с остальными людьми, если всегда забирать самых лучших? Жаль, но мы не вправе совершать такое.
   Испытывая симпатию к двум этим женщинам - молодой и зрелой, я решила сделать им небольшой подарок, и обратилась за советом к подругам. Получив благословение, прошла через портал. В течение пятидесяти дней он ещё оставался на безымянной планете.
   Несмотря на тропический климат этих широт, ночь не показалась душной. Лес чужого мира полон незнакомых звуков - шелеста, шороха, едва слышного стука коготков по древесным стволам и веткам. Человеку без развитого внутреннего зрения немудрено испугаться. А вот нематериальный мир, кажется, довольно дружелюбен, не то, что на родимой Земле.
   Рядом с порталом река - здесь недалеко от истока, а через четыреста километров этот поток пополнит одно из морей Безымянной, Перейдя вброд водную преграду, я поднялась на холм. Какое разнообразие растений! Некоторые кусты и деревья сгибались под тяжестью плодов, в таких местах наверняка с голоду не умрёшь. Конечно, если не размножаться без удержу...
   Пора включать портативный генератор тени, в лагерь переселенцев иначе не попасть, охрана не дремлет.
   Джин всё ещё стояла у окна, любуясь здешней шафрановой луной - я обрадовалась: хорошо, что не спит. Бесшумно открывая двери, оказалась сперва в доме, а потом и в её комнате. Кожей ощутив движение воздуха, компаньонка обернулась, чтобы увидеть самостоятельно закрывающуюся створку.
   -Не пугайтесь, сейчас я стану видимой.
   Нервно кашлянув, женщина осторожно потянулась за ножом.
   -Джин, не надо. Я из стрейнджеров...
   -А-а... Вас, значит, надо благодарить за это, - пробормотала она, несколько успокаиваясь.
   -Что, пристрелить хочется? - хмыкнула я.
   -Сейчас уже нет, но когда я очнулась здесь и всё узнала...
   Похвальная искренность.
   В комнате никакой мебели, поэтому мы просто стояли и рассматривали силуэты друг друга. Послышалась мысль:
   "Чёрт, на вид она здоровее Шона. А голос приятный..."
   -Меня зовут Диксон.
   Подошла поближе, давая себя рассмотреть - в окно заглядывало желтоватое ночное светило. Несколько секунд я наслаждалась произведённым впечатлением.
   -Мда, - наконец обрела дар речи хозяйка комнаты. -Моё имя Джин, вы знаете. У вас какое-то дело?
   "Или просто зашли поглазеть на мои сиськи", - мысленно добавила она.
   -"Да, я по делу", - начала я без слов. -Хотя ваша грудь, несомненно, великолепна, -закончила голосом, повергнув женщину в смущение.
   Спустя мгновение я присовокупила к реплике страстный мыслепоцелуй. Не удержалась. Буквально подпрыгнув на месте, Джин залилась краской - возможности моего оптимизированного зрения позволяли видеть это даже в полутьме.
   Нервно хихикнув, она хрипло произнесла:
   -Не знала, что стрейнджеры практикуют секс-туризм.
   -Я, в общем, не против, но у меня к вам действительно дело. К вам и к вашей подруге Хоуп.
   -Подруга - это громко сказано, - заметила женщина, надевая майку.
   Мысленно сравнивая её грудь с великолепными полушариями Джессики, я даже не знала, кому отдать виртуальную пальму первенства. И одна и другая по-своему прекрасны.
   -Сейчас, может, и громко, но в большинстве вероятностей будущего вы обязательно станете подругами.
   Услышав это, Джин испытала всплеск положительных эмоций, немедленно зафиксированных мною. Мечтая о Хоуп, компаньонка машинально поправила непослушную золотую прядь, взяла с подоконника и стала медленно разворачивать брюки.
   Ну ладно, пора переходить к делу.
   -Я действительно одна из тех, кто заварил эту кашу. Сегодня наблюдала за вашей группой и хочу вас поблагодарить.
   -Да не за что, - женщина застегнула штаны и сунула ноги в берцы. -Мы просто раньше других поняли: спасение утопающих - забота самих утопающих.
  
   Хоуп даже не спросила, куда и зачем. Джин зовёт - значит надо немедля идти. Зевая спросонья, девушка проворно оделась, и через пару минут мы уже были за условной пока что границей маленького человеческого поселения. Единственному роботу понадобится несколько ночей, чтобы закончить защитную изгородь.
   Я видела не хуже, чем днём и предупреждала спутниц о подстерегавших на пути камнях, ухабах и ямах. Блондинка держала свою сильную подругу под руку, я явственно чувствовала, насколько приятно обеим ощущать эту близость.
   Мы миновали портал.
   В зале транспортных систем орбитальной станции приглушен свет - Мэйт знала, что в месте нашей отправки сейчас ночь и позаботилась о том, чтобы переход не был неприятным для зрения.
   Гостьи с интересом разглядывали мою каюту - виртуальный интерьер морского побережья вместо дальней стены, три остальных - в виде столь же иллюзорных деревянных столбов, якобы подпиравших крышу из пальмовых листьев.
   Никаких украшений или непонятных стрейнджерских приборов, которые женщины ожидали увидеть. Просто скромная хижина на берегу, стоящая в густых зарослях тропического леса. Земного, правда, леса - растения не похожи на те, что сейчас окружают дома переселенцев на той далёкой планете.
   Пол имитировал деревянные доски, хотя не будь на компаньонках обуви, они ощутили бы его нехарактерную мягкость. А вот запах моря и приятный ветерок были совсем как настоящие.
   Вызвав три кресла, предложила садиться.
   Предварительно пощупав - материальны ли - гостьи устроились поудобнее, приготовились слушать. Короткие внимательные взгляды брюнетки выдавали зависть, она мечтала иметь такую же очевидно сильную фигуру, как у меня.
   Между нами появилась светящаяся розовым поверхность "висячего столика" с тремя наполненными бокалами. Сделав приглашающий жест, я пригубила вкусное молодое вино, Джин и Хоуп тоже попробовали напиток.
   -По собственной воле приняв ответственность за судьбы других, проявив самообладание, силу духа и способности врождённых лидеров, вы заслужили благодарность. Учитывая, что вам предстоит нелёгкая жизнь вне цивилизации, думаю, подарок окажется полезным.
   Я передала обеим пакет информации о возможностях новых тел, вытянула под столом ноги, и с полминуты молча попивала лёгкое вино, пока гостьи переваривали новое знание. Услышав, что течение их мыслей выровнялось, они перестали метаться и несколько успокоились, продолжала.
   -Чтобы рассеять возможные сомнения, позволю себе небольшую демонстрацию.
   Сняв со стены "нож разведчика", засучила рукав комбинезона, положила левую руку на стол, и резким движением рассекла кожу с наружной стороны предплечья.
   Брызнуло алым, сердца компаньонок ёкнули, но женщины не издали ни звука. Они завороженно смотрели на то, как на глазах смыкаются края пятисантиметровой резаной раны, сворачивается и отпадает засохшая кровь, срастается кожа. Спустя несколько секунд на руке не осталось ни малейшего следа от пореза.
   -Вы сможете точно так же, нужно только немного сосредоточиться на ране. С более серьёзными повреждениями придётся повозиться несколько дольше. Яды, вирусы, бактерии - всё это наноботы удалят из ваших новых тел самостоятельно, вы даже ничего не заметите. Примерно как функция авторемонта в высокотехнологичных изделиях.
   -Это что, бессмертие? - голос Джин сорвался на предпоследнем слоге.
   -Не совсем. Одномоментное сильное повреждение более семидесяти пяти-восьмидесяти процентов тела всё-таки приведёт к прекращению его жизнедеятельности.
   Окровавленную столешницу пришлось заменить, а нож вымыть под струей воды, появившейся "из ниоткуда" усилиями системы жизнеобеспечения станции.
   -Спасибо, Мэйт. Теперь высуши его, пожалуйста.
   Повесив нож на место, я проследила за тем, как на лезвии испарилась последняя капля, затем перевела взгляд на сжавшихся в комочек подружек.
   -Падение с высокой скалы, например, или что-нибудь подобное. На этот случай существует резервирование сознаний. Правда, при восстановлении личности с резервной копии безвозвратно выпадает из памяти та часть событий, которые произошли между временем последней записи и наступлением смерти. Но это уже неизбежные издержки. Главное - сохраняется целостная личность.
   Я снова оглядела окаменевших компаньонок.
   -Итак, вы готовы начать?
   Обе гостьи тут же вскочили, на лицах - запредельное вожделение.
   -Нет-нет, идти никуда не нужно, оставайтесь на месте. Сначала Мэйт просканирует ваши нынешние телесные формы...
   Процесс завершился почти мгновенно и совершенно незаметно для продиагностированных. Я поясняла дальше.
   -Теперь коррекция патологий и оптимизация. Этот вариант модификации физического тела называется боевым. Расширение традиционных возможностей тела, наделение его новыми производится в широчайшем диапазоне и по максимуму. Если есть желание, можно заодно что-нибудь подправить в собственной внешности.
   -Да, - мгновенно отреагировала Хоуп. -Я хотела бы выглядеть более мускулистой. Поуже бёдра, пошире плечи - можно? И ещё улучшить форму лица.
   Я широко улыбнулась.
   -Всё, что пожелаете, главное, чтобы утром вас узнали в колонии переселенцев.
   Джин нетерпеливо подпрыгивала в кресле:
   -И мне, и мне тоже подправить! Хочу стать повыше ростом, хоть немножко. Убрать жир с живота, с задницы целлюлит...
   -На вашем новом теле уже нет ничего подобного - это всё патологии.
   -Тогда морщины на шее - тоже долой! Ещё пусть никогда не растут волосы на ногах... Нет, вообще нигде не растут волосы, кроме головы... Хоуп, ты согласна? - неожиданно спросила блондинка и тотчас залилась краской.
   Подруга смогла только кивнуть - от волнения перехватило горло, она часто заморгала, не веря собственным ушам.
   Я мысленно прокричала обеим:
   -"Да обнимитесь же, наконец! Вы ведь с первого взгляда полюбили друг друга!"
   Услышав, женщины снова вскочили на ноги, страстно обнялись, замерли, жадно прижимаясь друг к другу и мечтая об одном. Прошла минута, другая, началась третья - они не ощущали времени, а я смотрела, как по правой щеке Хоуп сползает прозрачная капелька, и чувствовала, что сама вот-вот расплачусь от счастья.
   В конце концов очнувшись, гостьи как по команде взглянули на меня, шмыгая носами.
   -Спасибо, Диксон! Мы тебя любим!
   -И я люблю вас, сёстры! Будьте счастливы и вечно храните любовь. Давайте выпьем за вас!
   На обновлённой снежно-белой столешнице появились три высоких резных бокала шампанского. Хрустальный звон, искристое шипучее вино, жаркая сладость поцелуев...
   Жаль, я не могу остановить время - так хотелось оставить их погостить хоть на несколько дней.
   Брейн станции выдал трёхмерные модели новых тел в натуральную величину, они медленно вращались рядом с нами. В мыслях Джин и Хоуп я читала то, что они никогда не посмели бы сказать друг другу, и тотчас вносила изменения в их будущий облик. Тут подправить линию бедра, тут приподнять, там увеличить, здесь уменьшить, а в этом месте углубить ложбинку. Через несколько минут они стали почти идеальными друг для друга. Я была в восторге от возможности сделать девушкам самый желанный для всех влюблённых подарок!
   -Следующий этап - резервирование сознаний, - объявила я. -С этого момента в памяти Мэйт будут храниться копии не только ваших новых тел, но и ваших душ. Во время очередного сеанса связи информацию передадут всем кораблям и планетным системам стрейнджеров. Таким образом она многократно размножится, вероятность утраты данных снизится до величины, стремящейся к нулю...
  
  
   РОБИН
  
   Диксон передавала мне то, что видела и слышала сама. И вот уже несколько часов я не могла ничем осознанно заниматься, а последние пятьдесят минут вообще заливалась слезами.
   Нет, конечно, в фоновом режиме я усваивала информацию об устройстве боевых кораблей цивилизации гарамов, последних из вступивших в конфликт со стрейнджерами. Тех самых агрессоров, злонамеренные действия которых земляне сочли результатом падения кометы.
   Однако, волнующая история любви двух компаньонок воспринималась мной в первом потоке сознания, на максимальном уровне эмоций. Мне, недавно обретшей семью единомышленниц, было очень больно сознавать, что девушки не смогут жить в мире, предоставляющем столько возможностей.
   -"Ну почему их нельзя пригласить в кандидаты?" - я пристала с вопросом к Ите.
   На смуглом лице торнианки появилась извиняющаяся полуулыбка.
   -"Мы обязательно пригласим их, но не сейчас. Без Джин, Хоуп и других неформальных лидеров колония переселенцев с Земли может погибнуть. Нельзя спасать одних ценой жизни других".
   Прекрасные голубые глаза Иты смотрели на меня с грустью и надеждой на понимание.
   -"Пройдёт три-четыре десятка лет, поселение окрепнет, вырастут новые лидеры, и тогда..."
   -"Но как Джин и Хоуп смогут к нам обратиться?"
   -"Диксон оставит простейшее одноразовое устройство дальней связи, мы услышим сигнал, если потребуется вмешательство".
  
   Две бывшие жительницы таунов с разных концов Земли получили новые тела и готовились вернуться на свою планету, выслушивая напутствия Дик.
   -"У вас есть возможность создать общество, более справедливое, чем прежние земные. Пока это только одно из предположений, но возможно, неизничтожимое запредельное зло, изъязвляющее человеческие души - результат взаимодействия подсознания homo sapiens с нематериальными полями планеты Земля".
   Одновременно вскинув глаза на Диксон, компаньонки уточнили, верно ли расслышали мысль. Их Санэла, до недавнего времени латентная, была всего три часа назад инициирована Дик, и сейчас влюблённые учились слушать и говорить без слов.
   -"На Безымянной всё другое. Я немного послушала эту планету - она явно добрее", - продолжала Диксон. -"Всегда внимайте голосу природы и учите этому своих. Пытайтесь заговорить с другими людьми мысленно, особенно, если ощущаете расположение, симпатию к этому человеку. Зачастую подобные чувства - признак наступившего ментального резонанса".
   Мысль вызвала новый всплеск эмоций влюблённых - снова обратив взоры на свою спасительницу, они прочли в её распахнутом сознании ответ, на который надеялись. Ладони трёх женщин сомкнулись, все встали. Повинуясь мыслекоманде хозяйки каюты, виртуальный интерьер схлопнулся, разом исчез.
   Три прекрасные обнажённые фигуры как будто повисли в бездонной черноте небытия, соединённые неразрывными рукопожатиями, соприкосновением ступней.
   -Именем Великого Леса, соединим души в вечном! - звучное контральто Диксон заставило затрепетать даже меня, не понимавшую всей масштабности начавшегося ритуала.
   Воспринимая ощущения Дик, я прикоснулась к событию на уровне наблюдателя, но и этого оказалось достаточно. Временное слияние сознаний в нематериальном мире породило новую общность, чувство единства трёх, их соприкосновения с величественной ментальной сущностью, порождённой мыслями и эмоциями бесконечного множества стрейнджеров, обретшей самостоятельное бытие и невероятную мощь. Три человеческих души стали частицей Вечности, а она навсегда поселилась в них, питая и множа растущую на глазах Санэла...
   Хижина на берегу тропического моря снова вернулась на место, сёстры по духу сидели рядом, потягивая ароматные освежающие коктейли. Внешне Джин и Хоуп почти не изменились - ни один человек, видевший их всего лишь день, не смог бы заметить, что блондинка сделалась чуточку выше, а брюнетка - наоборот. Что на лице и на шее Джин теперь не сыскать ни единой морщинки, кроме мимических, нос и подбородок Хоуп приобрели благородную утончённость, не утратив при этом выражения незаурядной душевной силы. Тела изменились намного сильнее - ведь женщин никто не видел неодетыми, стало быть, и сравнивать будет не с чем.
   -"Теперь вы легко почувствуете меня, как только я пройду через портал или каким-нибудь другим способом прибуду хотя бы на орбиту вашей Безымянной", - просвещала гостей Диксон.
   Надёжный ментальный блок прикрывал её глубокое сожаление по поводу грядущего расставания с компаньонками как минимум на десятилетия. В этом чувстве Дик вполне солидарна со мной, хотя причины, его вызвавшие, были достаточно разными.
   -"Не воюйте с планетой", - попросила моя спасительница. -"Одна из страшных ошибок людей - убеждённость в том, что природу возможно покорить в принципе. Там, где можно сохранить жизнь - не забирайте её. Всегда пробуйте действовать сначала добром, если это возможно. Стремитесь жить в гармонии с Безымянной, и она, вполне возможно, сторицей отблагодарит переселенцев".
   В переданном гостьям мыслепакете Диксон послала информацию о племени лесных людей. О том, как они сумели создать более гармоничное и справедливое общество в условиях негативного воздействия нефизических полей Земли.
   -"Кстати, вы прямо сейчас можете дать новой планете имя".
   Блондинка взглянула на Дик, в глазах сверкнула искорка:
   -"А почему бы не..."
   -"Может быть", - кивнула хозяйка "хижины на пляже". -"Давай, говори".
   Джин взяла за руку подругу.
   -"Я тут подумала: на Земле, наверное, все страдали, в конечном итоге, от несправедливости. Другие проявления зла были лишь её производными. А если сделать так, чтобы каждый всегда помнил о том, к чему нужно стремиться? Ну хотя бы попробовать!"
   Компаньонки смотрели друг на друга с надеждой.
   -Пусть имя нашего нового мира каждый раз напоминает о главном законе общества: Планета Эквити, - сказала блондинка вслух, так ей показалось торжественнее.
   -И пусть вокруг этого имени никому и никогда не захочется поставить кавычки! - поддержала Хоуп, добавив: -"Подбросим идею насчёт названия Петеру - пусть ненавязчиво внедряет в умы".
  
   Диксон проводила новых подруг до реки, показала тайник, в котором будет ждать своего часа простейшее устройство дальней связи.
   Прощание сестёр было недолгим, но трогательным.
   -"Проснувшись утром, первым делом скажите себе: "Всё было наяву", - подумав это, моя спасительница взмахнула рукой и шагнула в портал.
   А спустя полминуты вернулась.
   Не желая смущать влюблённых, она успешно скрыла от них своё присутствие на Эквити, села прямо в траву рядом с незримыми космическими вратами, прикрыв глаза. Вместе с Дик я вдыхала ароматы неведомых растений, буйно разросшихся на берегах, свежесть чистой живой воды.
   Джин и Хоуп едва смогли заставить себя перейти брод, терпеть больше просто не было сил. Любви столь неистовой и пылкой ещё не видела планета. Теперь ночное светило Эквити то в приступе неодолимого стыда окутывалось облаками, то срывало с себя все покровы до единого, желая если не участвовать в этом пиршестве бурной, неведомой страсти, то хотя бы насладиться его волнующими картинами.
   То же самое я вполне могла сказать о себе.
   Но Диксон вернулась на Эквити не только ради одного желания подольше побыть с влюблёнными. Попутно она исследовала астральный и ментальный планы этой планеты, тщательно фиксировала отличия от тонких миров земли. Сейчас она проникла на тонкие планы чужой планеты, нашла общий язык с нематериальным миром.
   Невероятно и даже чуточку страшновато!
   Управляя энергией нефизических полей, заботливо-нежными ладонями астрала Дик укрыла великолепный пульсирующий фонтан запредельных феерических эмоций. Подарила влюблённым мгновения просветления, позволила двум душам слиться в объятии, познать единство. Стала крёстной матерью нового самодостаточного существа с гигантским творческим потенциалом.
   Но даже такие фантастические картины астрального мира не могли меня отвлечь от других, более чем материальных! В прошлый раз, на берегу, я почти ничего толком не видела - издалека, пару отрывочных фрагментов. Я даже отворачивалась: потрясение от сознания того, что подобное вообще может происходить в реальности, заблокировало естественное любопытство. А сейчас смотрела на Джин и Хоуп с чувством радости и счастья - мне было хорошо просто оттого, что они вместе и любят друг друга.
  
   Увиденное на пляже прочно засело в памяти, много дней и ночей непроизвольно всплывая перед глазами. Стоило встретить вместе Джессику и Волчицу, как подсознание тотчас подсовывало какую-нибудь сцену из их пляжного приключения. Я всё ещё не умела скрывать мысли, и всякий раз извинялась перед подругами за свои неприличные воспоминания. Парочка кивала, загадочно улыбаясь, отвечала эмоциями понимания и сочувствия.
   Вторым ударом по моим деревенским представлениям об интимном общении стало осознание того, что в подобных отношениях состоят не только Джессика и Волчица. Все наши, даже Ита - одна семья! Кроме меня, из этой стройной гармоничной картины выпадала лишь Лариса. Если б я узнала, что и она не осталась в стороне, уже бы, наверное, не удивилась.
   Повально нетрадиционная сексуальная ориентация почти всех новых подруг на какое-то время повергла меня в состояние шока. При первой же возможности я выудила из брейна всё, что ему было известно об однополых отношениях. Однако, для того, чтобы эта информация была воспринята сознанием, понадобилось некоторое время побыть на расстоянии. Мозги, казалось, сами собой подсовывали иллюзии двусмысленности общения с девушками - их взгляды, жесты, мысли трактовались неоднозначно, я искала в них подтекст, которого не было.
   Не в состоянии избавиться от подобных мыслей, я очень стеснялась, и от этого на пару дней даже сбежала в "великий", как они его называли, лес к разумной крысе. Там моя душа постепенно успокоилась, можно было поразмышлять, посоветоваться со столь же безразличным к интиму разумным существом. Несущая Жизнь готовилась со дня на день стать матерью, двигалась меньше, чем обычно.
   Она подолгу лежала на высоком берегу реки, скрываясь в кустах от возможных неожиданностей дикой природы. Несмотря на то, что волков - главной опасности для крысы-мутанта, в этом лесу больше не было, Лариса предпочитала проявлять осторожность.
   Пару часов в день она прогуливалась по знакомым тропинкам и постоянно поддерживала ментальную связь с здешними людьми. Я всё время была рядом, как бы для того, чтобы помочь в случае необходимости. Но неизвестно ещё, кто в ком тогда нуждался больше.

***

  
   Противоположный берег реки в Великом Лесу зарос кустарником и осокой - илистое мелководье. Я пользовалась любой возможностью, чтобы поплавать, хотя особенности нового тела предпочитала не демонстрировать. Подобное поведение не очень-то понятно лесным людям, ведь они использовали одежду только как средство защиты от холода и травм. Но в компании Несущей Жизнь мне прощались любые странности.
   После разделения племени Волчицы на три части в подземном доме казалось довольно просторно, но жить в каменном подземелье мне было непривычно, а в дискай Ларисы я попасть не могла. Тоннель, ведущий к нему, из соображений безопасности построили таким, что человек, вздумав туда полезть, смог бы двигаться только ползком.
   Дни я проводила на свежем воздухе вместе с Ларисой, а когда вечерело, отправлялась к своим - нуль-Т система орбитальной станции позволяла путешествовать по земле и ближнему космосу без всяких транспортных средств. Неужели я когда-нибудь привыкну к этому чуду?
   Кроме усвоения новой информации, которое было постоянным фоновым занятием для мозгов каждого стрейнджера, я проводила время в беседах с разумной крысой.
   Обсыхая на травке после купания, глядела в небо. Стволы деревьев как будто указывали путь в Вечность, ветер шептал "пойдём", а лучи солнца, блестя в листве, дарили радость и счастье, чтобы скоротать неблизкую дорогу.
   Я в первый же день откровенно сообщила Несущей Жизнь, что стало причиной моего появления в лесу. Она некоторое время размышляла "молча", а потом стала философствовать.
   -"Когда-то сексуальность некоторых людей тоже была предметом моих долгих и непростых размышлений", - начала она.
   Во всех подробностях, в ярких эмоциональных красках Лариса поведала мне о своей первой встрече с Диксон. О том, как сильно заинтересовал её новый, необычный человек - ведь до Дик она знала только одного разумного двуногого - Деда. О том, как Диксон спасла Джессику во время вылазки в город, как между ними зародилось сильное чувство.
   -"Наверное, несколько месяцев я была не в состоянии уразуметь, какой смысл так часто спариваться существам, неспособным к совместному производству потомства. У нас подобные вещи случаются, но лишь в тех случаях, когда уровень гормонов слишком высок, а возможность встречи с особью противоположного пола отсутствует".
   -"Ну да, выполняют заместительную функцию".
   Узнав от меня, что это отнюдь не единственная причина подобных отношений, Лариса была изрядно удивлена. Пока я ещё не научилась самостоятельно архивировать большие объёмы информации для передачи пакетами, и ей пришлось запросить эти сведения у брейна.
   Спустя некоторое время она "вернулась", обогащённая новым знанием, но всё ещё недоумевающая.
   -"И не подозревала, что в животном мире это настолько широко распространено. "Гомосексуальность наблюдается у более чем полутора тысяч видов животных и хорошо задокументирована для пятисот из них!" - Несущая Жизнь процитировала источник. -"Подумать только... Да, умение легко понимать иную психологию даётся не каждому", - с сожалением добавила крыса. -"Но зато этому хорошо помогает мыслеречь".
   -"Привыкать нужно ко многому, наша прежняя жизнь вообще сильно отличалась от нынешней", - подумала я.
   От реки, держась за руки, прошли две женщины лет тридцати. Капельки воды блестели на стройных загорелых телах. Разве они не прекрасны? Хотя бы с точки зрения чистой эстетики женская любовь выигрывает по сравнению с разнополой...
   -"Вот и лесные люди, смотрю, не чураются однополого секса".
   -"Так Волчица как раз из лесных..."
   -"Ну да", - вспомнила я. -"Просто у неё очень мускулистое тело, здесь такие девушки не встречаются".
   -"Она и раньше была накачанной, просто сейчас тут остались люди, предпочитающие уделять внимание духу, а не телу. Подружки Волчицы в лагере кандидатов в стрейнджеры... Я вот сейчас подумала: наверное, эмоции - во многом результат химических реакций, протекающих в организме. Диксон говорит "Бытие определяет сознание", а я бы сказала, его определяет химия. Тела молодых выбрасывают в кровь гормоны - и люди становятся легко возбудимыми. Химия, всего лишь химия, я полагаю, как ни цинично это звучит. А твоя сексуальность просто ещё не проснулась..."
   Я попыталась возразить.
   -"Но ведь у меня уже были месячные".
   -"Готовность к зачатию и появление полового влечения далеко не всегда совпадают во времени".
   -"Своеобразная у тебя точка зрения", - передала я собеседнице. -"Химия... А что в твоём понимании любовь?"
   -"В основе настоящей любви - ментальный резонанс, а он случается нечасто. Наверное, в том виде, в котором её представляет большинство людей, любовь придумали поэты. На самом деле чаще всего это лишь физическое влечение, а всё остальное - наживка, на которую один человек ловит другого".
   Хорошо, что я выбрала торнианское тело. Хотя бы часть жизни буду чувствовать себя трезвомыслящей. Глядя на Иту, не скажешь, что она сейчас такова. Может, вообще надо было стать крысой?
   Подумав это, я развеселила Ларису, её эмоция радости была достаточно сильной.
   -"У нас, конечно, тоже существуют периоды готовности к спариванию", - заметила она. -"Они короче, но в той же степени, в которой короче крысиная жизнь. Секс - опьянение, как наркотик. Я не знаю, может ли вообще какое-нибудь млекопитающее жить без гормонального, или извне поступающего допинга".
   Может быть, где-нибудь и такое бывает. Космос велик...
   Я поняла: зачатки косности, поселившиеся в моём полудетском мировоззрении - результат жизни в ограниченном мирке небольшого посёлка. Общинный патриархальный уклад, все и всё на виду, в принципе быть не может никакой частной жизни - оно и неудивительно.
  
   Спросила у Несущей Жизнь, что она думает о предположении Диксон насчёт происхождения зла. Санэла Ларисы была развита намного сильнее моей. Конечно, я надеялась, что со временем смогу добиться успехов и на этом поприще, однако, пока могла только прислушиваться к мнению более опытных.
   Узнала от разумной крысы, что тонкие миры нашей планеты населены гораздо плотнее, чем я полагала раньше. Десятки веков истории человечества буквально заполонили нематериальные планы громадным количеством злобных сущностей.
   Не обладая развитой Санэла, миллиарды людей проживали свои жизни, нимало не заботясь о чистоте помыслов. Те, кто стоял на вершинах социальных пирамид, во имя собственного благополучия творили осязаемое, материальное зло. Но и остальные, оказывается, тоже вносили весомый вклад в дьявольскую копилку!
   -"Мы собирали информацию для ксеносоциологов, и я узнала массу нового о людях", - вспоминала Несущая Жизнь. -"Горилл я изучила ещё в городе, но и в таунах, и у вас, селян, было одно и то же. Зависть, злоба, ненависть, проклятия ближним на каждом шагу. А ведь все эти грязные мысли и желания никогда не исчезают бесследно! Не исчезали и раньше, во времена старых людей. Годами, веками, тысячелетиями элементалы накапливались в тонких мирах, сливаясь в огромные конгломераты негативной энергии. И естественно, оказывали обратное влияние на человечество".
   Конечно, большинство людей не задумывается над тем, что само и участвует в "населении" нематериальных миров агрессивными монстрами. Люди не понимают - отчего их гложет зависть, снедает злоба? Почему многих так и подмывает испохабить прекрасное? Цветы сорвать, чтобы вскоре выбросить, молодое деревце сломать, чтобы сделать себе ненужную, по сути, палку, а встретившуюся на улице красавицу оскорбить словом, а то и делом.
   В нашем посёлке почти все были такими. Тот, кто вёл себя по-другому, зарабатывал насмешки и репутацию чудака. Стая всегда отторгает белых ворон.
   Лариса просвещала меня дальше.
   -"Это в материальном мире притягиваются противоположности, а там - всё наоборот, минус к минусу, плюс к плюсу. Каждая гадкая мыслишка немедленно привлекает мириады "сородичей"-предшественников, подпитывается их силой, растёт, множится, захватывает подсознание. И вот уже озлобленность воспринимается людьми, как естественное состояние необходимой обороны, фактор сдерживания потенциальных агрессоров. Злому легче завоевать и отстоять привилегированное место в стае. Через несколько лет такой борьбы жизнерадостные лица молодых девушек превращаются в хари гоблинов, перекошенные привычно злобными гримасами. То же самое происходит с их душами".
   Увы, оставалось только согласиться с этими неприятными для человечества выводами. Хоть и недолгой была моя прежняя жизнь в посёлке, но насмотреться всего, о чём сейчас говорила Несущая Жизнь, пришлось вдоволь. На каждом шагу люди пинают друг друга, а потом удивляются - чего же это у нас всё так плохо?
   Как будет хорошо, если все на Земле взаимно прокляты, да не по разу? Бесполезно мечтать о любви, большую часть сознательной жизни источая ненависть.

***

   Рабочий день подруг заканчивался, мне, говоря по правде, уже хотелось сменить обстановку. В лесу вечерело, люди собирались на реке возле большого костра. Намечался некий ритуал "для своих", об этом сообщила Лариса. Она должна была присутствовать, а для меня нашёлся подходящий предлог, чтобы уйти.
   Поблагодарив за беседу, легко прикоснулась к шерсти на загривке крысы и поднялась на ноги.
   -"Лесные люди, прощайте, мне пора", - мысленно проговорила для всех.
   Коснулась сенсора на интерфейсном модуле и - ощутила мгновенный скачок пространства. Теперь в зале БТС не моделировали пейзаж точки отправки, а при первом перемещении моё сознание было успешно обмануто виртуальным интерьером. Я так и не заметила, что прежде чем попасть на берег моря, мы с Диксон транзитом побывали на орбитальной станции стрейнджеров.
  
   Ещё один великолепный день на Берегу Дельфинов - так мы назвали этот восхитительный кусочек тропического приморья. В хорошую погоду здесь самый настоящий земной рай, хотя Дик и Ита с удовольствием бывают на море даже в шторм, в бурю, в грозу...
   Вдохнув опьяняющие запахи солёной стихии, я зашагала к Джессике по прохладному утреннему песку. Кроме Джес тут ещё никого - плейт рыжеволосой красавицы единственный на площадке дискаев.
   С первой встречи я восхищалась солнечной внешностью Джессики. Хотя, в глубине души к преклонению перед её внешним совершенством и несгибаемой жизнерадостностью примешивались едва различимые следы дочернего чувства. Как-никак Джес старше меня больше чем вдвое.
   Сегодня кроме своих здесь ожидались гости - подруги Волчицы из лесных людей. Мне было любопытно взглянуть на их естественные тела. Чего молодая девушка может добиться одними лишь тренировками, без стрейнджерских супертехнологий?
   Появившись крошечными точками над морем, один за другим с шелестом пронеслись ещё два диская. Диксон и Ита. Я даже не успела толком обменяться с Джессикой новостями, как подруги оказались рядом. Дик не скрывала особой радости от встречи с Джес - они как будто сто лет не виделись.
   Мысли на тему интима снова ожили в моей голове, но после бесед с Ларисой я дала себе слово больше их не стесняться. Тем более, я сейчас андрогинна - с меня и взятки гладки. А потом пройдёт время, будем посмотреть что к чему.
   Плейт Одинокой Волчицы прибыл последним - замедлив ход над побережьем, сделал пару плавных больших кругов возле самой воды, потом вдруг во мгновение ока взмыл высоко ввысь, сделавшись крошечной едва различимой в синеве точкой, и точно так же круто, почти отвесно рухнул боком к земле, активировав антиграв перед самым песком. Волчица показывала подругам небо и море, а заодно возможности стрейнджерской техники.
   Диксон крякнула, завистливо следя за дерзкими эволюциями летучей машины, в мыслях читалась такая же любовь к залихватским пилотажным фигурам. Я знала, что возможности дискаев позволяют подобные рискованные трюки, но, откровенно говоря, смотреть со стороны было страшновато. Вдруг автоматика даст сбой - потом спасёт лишь восстановление с резервных копий, а она пока что есть только у самой Одинокой...
   Вот и гостьи. Рядом с рослой, атлетически сложенной Волчицей, они, конечно, смотрелись девочками, как совсем недавно я. У всех длинные волосы, для лесовиков это настоящий культ. Шатенка почти такого же роста, как Одинокая, широкоплеча и довольно-таки мускулиста, однако линии тела заметно мягче, женственнее. Две других девушки пониже и не выглядят спортивными.
   У той, что справа, неужели волосы сами так завиваются?
   Прибывшие шагали неторопливо, то ли нетвёрдо держались на ногах после лихого молодецкого пилотажа Волчицы, то ли предлагали нам получше себя рассмотреть.
   -"Именно так, что в этом плохого?" - уловила я ответную мысль Одинокой, и немного смутилась.
   Сельское прошлое всё ещё сидело внутри, заставляя несколько напряжённо относиться к телесной наготе. А Куница, Крапива и Сорока вели себя совершенно естественно, ничуть не смущаясь. И, наверное, от этого выглядели ещё симпатичнее, чем были на самом деле. Одна из лесовичек, коренастая и ширококостная, наверняка мечтала о новом теле больше остальных. Ноги её были заметно коротковаты, талия и вовсе не намечалась.
   Усилием воли я пресекла подобные мысли и со всей искренностью пожелала троим новым знакомым удачи, счастья в новой жизни.
   Познакомились.
   Волчицу, не отходя ни на шаг, крепко держала за руку Хищная Куница. Высокая, гибкая и явно уверенная в себе шатенка - прямые волосы собраны в тугой конский хвост длиною чуть ниже талии. Две русоволоски, худощавая и плотненькая, вторая с самыми роскошными волосами, которые я когда-либо видела, попали к нам в окружение. Дик и Джессика взяли негласное шефство над первой - её звали Жгучая Крапива, а мы с Итой сели по обе стороны от Беспокойной Сороки. Гостьи оказались общительными, весёлого нрава, мыслеречью владели на самом высоком уровне и сразу вызвали всеобщую симпатию.
   Любопытство моё было, в общем, удовлетворено. Только одна лесовичка из трёх смогла добиться впечатляющих успехов в развитии физической силы. А ведь у них были все условия! Значит, главное - генетическая предрасположенность, по сути, всё та же химия, о которой толковала Лариса.
  
   Расположились на обычном месте - вокруг большого, уходящего в пену прибоя ослепительно-белого стола. Традиционный для людей ритуал знакомства и неторопливого общения во время трапезы. Кроме искусно сервированных блюд и напитков можно было полюбоваться природой - хорошо просматривалось и море, и жёлтый пляж, и непроходимые джунгли на берегу.
   Слева из-за далёких гор поднималось жаркое дневное светило. Во всей красе разворачивалась картина великолепного утра, переполняющая души радостью и надеждой. Энергетика этого места совсем другая, не как в Великом Лесу. Но Волчица считала - ничуть не хуже. Она среди нас самая чуткая, потомственная ведунья.
   Сорока с любопытством поглядывала то на меня, то на Иту.
   Торнианка подтвердила мысль девушки:
   -"Да, у нас одинаковые тела, только они находятся в разных периодах цикла. Она через три декады вступит в свой первый период стабильности, а я спустя пять месяцев снова стану андрогином, чтобы готовиться к переходу в мужской период. Так без конца, пока функционируют эндокринные железы".
   Беспокойная Сорока всё это знала в теории, просто хотела услышать от настоящей, живой торнианки. Её взгляд скользнул по моей груди, животу, ниже...
   Восприняв эмоции смущения, Беспокойная извинилась.
   -"Я не учла, что твоя традиция иначе относится к обнажённому телу".
   -"Не извиняйся", - я дружески тронула Сороку за плечо. -"Сейчас я уже хочу избавиться от этих пережитков, только ещё не успела".
   А напротив Жгучая Крапива заигрывала с обеими соседками, зачарованная чувственно-сладострастной красотой Джес, великолепием магических глаз и могучей фигурой Диксон. Юная лесовичка ёрзала, словно на иголках. Что-нибудь спрашивая, всё время поворачивалась то к одной, то к другой, стреляя белозубой улыбкой. Обращалась по именам, хотя в мыслеречи это не обязательно. Наклонялась к подругам, подолгу задерживала взгляды на их лицах и обнажённых телах.
   Девушка, что называется "отжигала", полностью оправдывая собственное имя. Расхваливая волосы Джессики, то и дело невзначай взбивала собственную причёску длинными тонкими пальцами и очень естественно удивлялась, как это так подходит Диксон короткая стрижка. При этом Крапива выглядела так естественно, что если бы не шуточки Джес, незлобиво поддразнивавшей лесную девочку, я бы и не заподозрила в череде взаимосвязанных действий приёмы вечной человеческой игры под названием "флирт".
   -"В моей прошлой жизни люди любили слушать и петь песни", - неожиданно сообщила Дик. -"А здесь я стала пробовать петь беззвучно. Это даже легче - мысленно передавать звучание голоса и музыку, содержание слов".
   Она обращалась ко всем, мыслеразговор за столом сразу затих - Джессика и Волчица, прежде слышавшие уже её безмолвное пение, теперь предвкушали удовольствие.
   Диксон откинулась на спинку стула, чуть прикрыла глаза цвета ночи...
  
   Ритмичный двухтональный звук сам собою возник в голове.
   Струны - будто бы кто-то извлекал звуки из струн! Причём это был какой-то сложный, никогда не слышанный мной инструмент. Или даже несколько инструментов сразу, теперь я точно слышала ещё и звуки духовых...
   Музыкальное вступление с полминуты эмоционально настраивало слушателей, затем "поверх музыки" зазвучал голос.
  
   -Парап-пара, пам-пара-па,
   Парап-пара, пап-пара-пара...
  
   И слова.
  
   Милая девочка, со мной не шути,
   Если поймаешь пламенный взгляд,
   Значит, ты можешь сбиться с пути,
   Значит, ты можешь сбиться с пути,
   Значит, рискуешь не скоро вернуться назад.
  
   Голос был глубокий, чувственный, негромкий. Немного насмешливый, уверенный в собственной неотразимости, он каким-то образом увлекал за собой, кружил голову, подчинял эмоции и покорял сердце.
  
   Остановись, опусти глаза,
   Навстречу не двигаться, не смотреть,
   Шаг в сторону, шаг назад,
   Шаг в сторону, шаг назад,
   Шаг в сторону, шаг ещё на четверть, на треть.
  
   Вроде голос Дик, а вроде и нет. Мысленная передача музыки - такое я слышала впервые, возможно, потому это меня особенно взволновало.
   Не только меня.
   Все как один за столом притихли, вслушиваясь в мелодию и оттенки богатой палитры мыслеголоса. Кажется, даже море замерло, слушая песню.
  
   Милая девочка, со мной не шути,
   Если окажется, что мы заодно,
   Значит, ты можешь сбиться с пути,
   Значит, ты можешь сбиться с пути,
   Значит, рискуешь надолго остаться со мной...
   (9)
  
   Закончились слова, постепенно затихая, ушла музыка, на смену песне вернулась вечная мелодия морского прибоя.
  
   -"А я и не шучу", - заявила Крапива, прикрываясь ладошкой-козырьком от ослепительных бликов солнца. -"Я вполне серьёзно. Вы мне нравитесь, и я хотела бы быть с вами".
   -"И мы", - торопливо добавили две другие лесовички.
   Букет наших эмоций был так ярок и насыщен, что я впервые ощутила глубокое влияние общего ментального поля на собственные чувства.
   -Именем Великого Леса, соединим души в вечном!
   Низкий, хрипловатый голос Волчицы прозвучал в привычной тиши безлюдного уголка так неожиданно, что я вздрогнула.
   Теперь это было не стороннее наблюдение за ритуалом - впервые в жизни я допущена "в круг", образованный временным слиянием сознаний всех присутствовавших на берегу. Моё физическое тело будто превратилось в камень, впало в летаргический сон, я не чувствовала его, живя сейчас только нематериальной половиной.
   Мы обратили внутренние взоры в тонкие миры. Разноцветные клубки энергий образовывали сияющий всеми цветами радуги тороид, рождающийся под покровительством двух эгрегоров - великого множества стрейнджеров и подмножества лесных людей, своей третьей частью влившихся в гигантское целое.
   Ведунья-воин отчётливо и торжественно произнесла семь наших имён, и я поняла, что должна сейчас назвать её, восьмое. С огромным трудом шевельнув одеревеневшими губами, собрала все силы, и как могла громко, закончила:
   -Одинокая Волчица Обретшая Цель.
   Её крупные, квадратно-рублёные черты заострились. Из-под непрерывной полосы густых сросшихся бровей звериным огнём засияли два пронзительно-холодных изумруда. Одновременно и голосом и мыслью Волчица провозгласила:
   -Обретём же бесконечность Творения!
   В моей груди родилась нарастающая вибрация - рассыпающие искры радужные шары энергий выросли настолько, что слились воедино, точно так же, как в инстинктивном жесте неразрывно сомкнулись наши руки.
   -Пока мы едины - мы непобедимы!! - торжествующе выкрикнула Диксон.
   Она была на седьмом небе, ощущая возрождение того, что в прошлой жизни казалось похороненным навеки, щедро дарила нам свой восторг и ликование.
   Могла ли я когда-нибудь представить, что это реально: сама Вечность подарила нам животворный неиссякаемый источник! Соединившись с нею, мы обрели частицу её безмерного могущества, маленький огонёк, который будет теперь питать нашу чудесную Санэла...
  
  
   ДЖЕССИКА
  
   Несложный мотив, незатейливые слова - а как волнуют, смущают, тревожат. Ошибается, конечно, Лариска - живёт во Вселенной Любовь! Живёт в тех, у кого горячее сердце.
   Верно сказала Волчица - сейчас самое время для ритуала соединения душ: он идеальная проверка совместимости. Сюда бы ещё Шейлу, но она так изматывает себя работой! Ещё не пришла в себя после заключения, а работа - лучшее средство от депрессии.
   До сих пор не могу называть её "он", а ведь Шейла выбрала мужское тело... Мерзавец-не-хочу-вспоминать-его-имени сделал с ней такое, что она не смогла больше оставаться женщиной. Может, смена пола и вправду лучшее средство, не знаю. Никогда не пыталась примерять подобного лекарства к себе, хоть память до сих пор нет-нет, да подсунет пренеприятнейшую картинку. Хорошо, хоть настоящие стрейнджеры оказались совершенно непохожими на виртуальных. Так намного легче убедить себя в нереальности отвратительных воспоминаний.
  
   Я обратила взор на нематериальное. Сияли пульсирующие сгустки энергии - наши Санэла здесь и сейчас. В разное время мы "светимся" по-разному, в зависимости от сконцентрированности сознания на чём-то конкретном.
   Самой большой и яркой была фиолетово-золотистая сфера: неудивительно, ведь Волчица - инициатор соединения, её источник зажёг всех остальных. Ита сверкала сине-голубым, словно морской простор. Столь же безошибочно я почувствовала Дик - её шар очень красив: ультрамариновый с кровавыми сполохами, словно вспышки пламени на темнеющем небе.
   Неподалёку изумрудная сфера с пробегающими по поверхности шафрановыми узорами: теперь я знаю, как выглядит Робин. Апельсиновый сгусток энергии, рассыпающий искры, словно шаровая молния, трепещущий, будто костёр на ветру - Жгучая Крапива. Золотисто-голубой огонь Хищной Куницы сиял спокойнее и ровнее, словно маленькое солнце. Последней я узнала Беспокойную Сороку в образе янтарного светила рядом с собой. Я в этом мире - оранжево-алое пламя, тоже довольно яркое. Странно видеть себя со стороны, но таковы тонкие планы, здесь возможно невероятное.
   Лесные люди проводили ритуал соединения каждый раз, когда в племени рождался ребёнок или случалось прибавление в волчьей стае. Люди и волки жили в прелюбопытнейшем симбиозе, прежде я не слышала о подобном.
   В соединении душ мы ощутили искренность помыслов подруг Волчицы, глубокую симпатию к нам. Куница давно любила Одинокую, пошла бы за нею в огонь и в воду. Крапива, человек очень эмоциональный, влюбилась в нас с Диксон, как в пару, с первого взгляда. Робин, впервые испытав соединение, была потрясена искренней чистотой и силой нашей любви. Именно слияние душ позволило девушке начать понимать природу любви, глубину чувств, которых она никогда ещё не испытывала. Точно так же, как Дик недавно разбудила в селянке Санэла, соединение пробудило её способность любить.
   Слившись в единое сверкающее кольцо бушующих энергий, мы смогли краешком сознания прикоснуться к сути Бытия, стали духовно ближе друг другу, сроднились по-настоящему. Огнём соприкосновения выжгли мелочные, суетные мыслишки, выйдя из горнила взаимно обогащёнными, ярко и остро чувствующими радость своей растущей, ничем не ограниченной Санэла...
  
   Дневное светило материального мира было уже высоко, но даже его жарким лучам не под силу пронзить густые кроны тропических деревьев. Теперь наш стол переместился в тень, гостьям в их немодифицированных телах было бы слишком неуютно под горячим солнцем.
   По завершении ритуала Ита чуть ли не сразу нырнула в море, заработав от Диксон шутливое прозвище "Ихтиандр" - мысленно Дик рассказала сюжет этой старой истории о человеке-амфибии.
   Ларисе страсть торнианки к водной стихии казалась нездоровой, но не нам друг друга судить. Несущая Жизнь сегодня осталась в Великом Лесу, сейчас там закончился свой ритуал соединения душ, мы ясно чувствовали это.
   Волчица и Робин вместе с тремя гостьями тоже отправились поплавать - в бухту явились старые знакомые. Оттуда доносились весёлые мыслеголоса, громкие всплески и жизнерадостный визг. Дельфины стремительно выпрыгивали высоко вверх, хвосты плоско лупили по волнам, обрушивая на головы девчонок солёные фонтаны воды.
   -"Земля так прекрасна", - подумала мне Диксон. -"Пока ещё не восстала из небытия техногенная цивилизация..."
   -"Виноваты не машины, а люди. Если верно твоё предположение о негативном влиянии тонких миров на людей со спящей Санэла, мы уведём через порталы всех, кто захочет".
   -"Посмотрим, как пойдут дела на планете Лес, на Эквити. Но я ещё в прошлой жизни почему-то была уверена, что освоение других миров - единственный билет в будущее для человечества".
   Я снова вспомнила про "падение кометы". Может, и правильно сюда лезли гарамы? Если причина в диссонансе - всё равно людям не создать ничего путного на Земле. А у чужаков, может, получилось бы...
   Дик хмыкнула.
   -"Думаешь, зло, помноженное на зло, даёт в результате добро? Своими повадками гарамы как раз напомнили мне людей моего века. "Для достижения цели все средства хороши".
  
   Цивилизация гарамов зародилась, развивалась и росла точно так же, как многие десятки и сотни других. Преодолев период "детских болезней", вышла в Космос, начала осваивать другие миры. А в это время прародина подверглась смертельной опасности. Учёные предсказали чрезвычайно высокую вероятность сильнейших вспышек в короне звезды, центра их собственной планетной системы.
   Конечно, гарамы имели колонии на других планетах, но Земля оказалась "ближе" всего к их прежнему дому. Мораль моралью, а в конечном итоге всё решила простая бухгалтерия. Нуль-телепортировка двух миллиардов антропоморфов с планеты Гар на Землю была реальной - времени хватит. А вот отправить в колонии всех обитателей погибающей прародины гарамы могли и не успеть - "пересадки" с портала на портал при таком количестве перемещающихся существенно задерживали процесс.
   "Своя рубашка ближе к телу", - подумала Диксон, узнав об этом решении.
   Так что "Долгие Сумерки" и "Падение Кометы" были результатом первого применения планетарного оружия гарамов с целью "гуманной" очистки планеты от человечества. Первым и последним. Потому что постоянно дежуривший на лунной базе наблюдатель стрейнджеров принял решение открыть ответный огонь по чужому кораблю и уничтожил его.
   Агрессоры поняли: планета не станет лёгкой добычей и предпочли не тратить время, которого у них не было. Через сорок два года на орбите Земли возник "случайно проходивший мимо" крейсер летящих среди звёзд с автоматической станцией, оснащённой для оказания помощи...
  
   В сознании возник мыслеголос Лариски:
   -"У меня начинаются схватки, переместилась на станцию, чтобы в случае чего получить медицинскую помощь".
   Попрощавшись с девушками, мы спустя полминуты вошли в медотсек. Процесс ещё не начался, но роженица испытывала сильные страдания. Тело её вытянулось, а бока, наоборот, как будто похудели.
   -"Почему не обезболиваешься?", - напустилась на крысу Диксон.
   -"Боюсь химией повредить детям", - сквозь боль отозвалась она.
   -"Твою мать, а про Санэла надо отдельно напомнить? Понизь чувствительность нервных окончаний, только и всего".
   -"Забыла...", - виновато подумала Несущая Жизнь, и все сразу же ощутили, как боль уменьшилась до вполне терпимого уровня.
   -"Другое дело", - облегчённо вздохнула Дик.
   После самого первого ритуала соединения душ, ещё под руководством Ели, мы очень остро чувствовали боль и радость друг друга, все эмоции.
   Начала прорезываться голова первого крысёнка. Слепой, беспомощный кусочек Санэла отделился от единой ауры неродившихся пока братьев и сестёр. Пульсирующий жёлтый огонёк, искорка в черноте вечности.
   Лариска села, помогая первенцу лапами. Освободила его от родового пузыря. Невидимые эффекторы медицинской системы бережно подхватили крысёнка силовым полем, обмыли, уложили рядом с матерью. Двадцатью минутами позже появился второй детёныш, потом третий, четвёртый - поровну два самца и две самки. Через два часа всё было завершено. Голые, беззубые, с закрытыми глазами и ушами, непропорционально короткими конечностями, дети довольно громко и почти непрерывно пищали. Мы было забеспокоились, но роженица подумала:
   -"Всё правильно, голос и движение - сигналы жизнеспособности потомства. Тех, кто молчит и не двигается, полагается съесть".
  
   Как только накормленные дети уснули, Лариса решила: "Пора". Новое тело давно ждало её в силовом поле неподалёку. Если прежняя внешность крысы-мутанта сперва казалась мне пугающей, то теперешняя Лариска - просто какой-то монстр!
   -"Я же хищник", - отозвалась Несущая Жизнь, осваиваясь в новом вместилище сознания. На это время медкомплекс поднял вокруг новорожденных температуру воздуха до соответствия той, которую обеспечил бы контакт с телом матери.
   Более всего впечатлял новый Ларискин хвост, он был просто великолепен - одновременно и оружие и манипулятор. Сначала крыса повертела им над головой, доведя частоту оборотов до появления свиста.
   -"Вертолёт, блин!" - рассмеялась Диксон. -"Может, и летать научишься?"
   Вспомнился иллюзорный чёртик, с помощью которого Волчица беседовала со ссыльным из правителей. Нынешний вполне реальный хвост вращался почти так же быстро.
   Затем крыса расправила тремя "пальцами" хвоста усы, почесала за левым ухом, для пробы взяла себя за нос.
   -"Никакого сравнения!" - восторженно заключила она и осторожно подобралась к спящим детям. -"Спасибо, что пришли, а теперь нам пора - детям нужно жить в норе, а не на орбитальной станции. Теперь полтора месяца буду кормить их молоком, потом начну переводить на твёрдую пищу. Через три-четыре месяца дети должны стать самостоятельными".
   -"Как объяснишь людям свой внешний вид?" - поинтересовалась Диксон.
   Лариска отозвалась эмоцией веселья.
   -"Скажу, что после родов все крысы-мутанты становятся такими".
   Мы шагали рядом с платформой на антиграве, везшей маму с потомством. Крысята мирно спали, не проявляя никаких признаков тревоги. А вот и зал БТС.
   Проводили Ларису домой, и вернулись на Берег Дельфинов, в объятия влажно-жаркого дыхания тропических морей. Прошло три часа с небольшим - Робин давно присоединилась к Ите, обе лазали глубоко под водой, ведя неспешный мыследиалог. Солнце, устав поджаривать землю, изредка начало закрываться облачками, ощущался несильный пока ветерок.
   Диксон глянула в небо, да так и застыла, любуясь виртуозными узорами художника по имени Природа. В вышине - перистые облака, словно чарующая вязь белых прозрачных завитков на ослепительно-голубом холсте.
   А справа, почти на уровне горизонта, небо заметно темнело, созревало грозовыми тучами, обещая в недалёком будущем непогоду. Заглянув туда внутренним взором, я увидела роскошную грозу с молниями, перечёркивающими небеса пополам и тоннами воды, обрушивающимися на землю.
   Лесные девушки давно налюбовались красотами природы, и сейчас времени не теряли. Переглянувшись, мы с Диксон тут же присоединились к ним. Под вспышки и гром грозовых разрядов это будет по-настоящему великолепно!

***

  
   Города умирали во второй раз.
   Прекращение гуманитарной помощи, вероятно, в наибольшей степени отразилось на жизни сэвэдж. Полностью зависящие от правительственного пайка, генетически изменённые постлюди внезапно оказались лицом к лицу с природой.
   Конечно, они тоже имели право на жизнь, но правители таунов сделали из сэвэдж настоящих чудовищ. Стоило лишь вспомнить, как они поступали с изгнанниками.
   Заглянув в один из городов Азии - наша тарелка стояла достаточно близко от него - я нашла тамошних обитателей в плачевном состоянии.
  
   "Никто не знает, почему правительственный паёк не привозят уже третий раз подряд! Не знаю я, не знает никто из братьев, а о бабах и говорить нечего. Но самое страшное - перестали работать телеящики. Все! Такого не помнят даже старики, дотянувшие до сорока и поседевшие от пережитого".
   Рис сидел под старым высохшим деревом, прячась от солнца, сжимал коленями автомат и пытался думать. Получалось плохо. Наверное, оттого, что вчера он нанюхался едкого удушливого дыма, пытаясь при помощи собственных кулаков извлечь из телевизора изображение.
   Нет пайка, нет патронов...
   Запасы давно кончились, если у кого и были. Сэвэдж не привыкли чем-либо запасаться: хранить негде - украдут. С собой носить не будешь - отнимут. Да и зачем, если пайки доставляли регулярно в течение десятилетий?
   Вэл сегодня утром не досчиталась ребёнка - спать ложились все, а утром одного как не бывало. Ясное дело, видать, ночью вышел за порог по нужде - и поминай, как звали.
   "Конечно, дети - самая лёгкая добыча. В такое время нужно либо глаз с них не спускать, либо жрать самим - кормить-то всё равно нечем", - лениво почёсываясь, размышлял самец.
   Если и вправду не будет больше пайков, как поговаривают, то на траве дети долго не протянут. Исхудают до костей и всё равно помрут.
   Меня аж всю передёрнуло. Этот сэвэдж торопился начать питаться собственными детьми, пока они не потеряли в весе!
  
   Как будто услышав, Рис подумал: "Вэл, конечно, не заставишь - матери, они повёрнутые, как можно, то да сё... А что чужие пропадают, им всё равно. Как будто непонятно, что это значит".
   Самец недовольно помотал косматой головой, стряхнув нескольких вшей.
   "Зачем рисковать, если можно без проблем есть собственных?" - думал он.
   А то соберёшься за жратвой, да сам в суп угодишь. Очередь в упор засадят, и будут правы - нечего на чужих детей рот разевать, свои у каждого есть. Хотя, патроны теперь берегут, скорей, будут стрелять одиночными. Ещё хуже - прежде, чем добить, накуражатся досыта.
   Про "живые консервы" он ещё в детстве слышал. Любители свежей человечинки, а они водились и когда пайков было выше крыши, оттяпывали пленникам сперва язык, руку и ногу. Культи прижигали, чтоб жертва кровью не истекла. До следующей трапезы, а там опять руку и ногу - суток трое "консерва" хрипела от невыносимой боли - с отрезанным языком другие звуки издавать не получалось.
   Так что опасное это дело, за чужими детьми ходить. А Вэл дурью мучается... Нет, в чём-то она и права - одного съешь, остальные поймут и разбегутся. Дурные ведь - не понимают, что поодиночке их ещё быстрее сожрут.
   Пытаясь рассуждать подобным образом, девятнадцатилетний самец гориллы ковырял в носу, сидя в тени засохшего тополя. После смерти главы семьи полгода назад он стал в семье главным, успев прежде стать отцом пятерых детей.
   "Сейчас бы дури", - бесплодно помечтал Рис.
   Дури не было. Прежняя жизнь теперь казалась уютной и беззаботной, словно картинка над телевизором. Сейчас от жизни не осталось ничего, кроме крошащихся камней, пыльной травы, да мутной речной воды, от которой через раз прошибал понос. С каждым днём настроение сэвэдж ухудшалось, недавно достигнув отметки "ниже некуда".
   Не то, чтобы гориллы начали помирать с голоду. Старые женщины знали съедобную зелень и корешки, и раньше им приходилось питаться таким образом - пайки нередко отнимали молодые да сильные. А вот теперь горечь нужды довелось познать всем...
   От этой безнадёги, наверное, внутри сэвэдж бродила неослабевающая раздражительность и злоба. Хотелось ни с того ни с сего разбить кому-нибудь рожу. Или, ещё лучше - выпустить на волю кишки, тем более, что к этому весьма настойчиво подстрекал голод.
   Все братья Риса бесились точно так же. И другие, кого Рис знал, мужчины и женщины - бродили с перекошенными мордами, глядели друг на друга, как на смертельных врагов. Его раздражала даже Вэл - просто так, своим вечно надутым животом и болтающимися сиськами. На солнце ему казалось слишком жарко, в тени - холодно, тело чесалось втрое сильнее обычного, а вши донимали неестественно организованными атаками.
   Рис ещё ничего, держался, многим было гораздо хуже: рвало желчью ни с того ни с сего, болели кости, кожа, всё тело, из носа и ушей шла кровь. Крича от боли, иные принимались исступлённо кататься по земле, нашлись и такие, что пустили себе пулю в лоб.
   И, конечно, наряду с постнаркотической ломкой в той или иной степени, всех донимали мысли о непонятном завтра. Если пайков больше не будет - то что, все умрут? Деревья в городе приносят плоды осенью, взрослому мужику нереально дотянуть до неё на траве и кореньях.
   Неподалёку послышалась короткая автоматная очередь, яростная грызня, лай, потом вой. Почуяв слабость людей, выразившуюся в экономии патронов, городские собаки наглели с каждым днём. Видно, опять растерзали какого-то одиночку.
   Сэвэдж всё больше чувствовали себя обречёнными, подолгу сидели в своих развалинах, показываясь на улицу только в случае крайней необходимости и как можно б?льшими группами.
   Тарелки теперь прилетали только для того, чтобы с высоты через динамики призывать сэвэдж оставить город и идти жить в леса, где, якобы, много еды. Немного нашлось доверчивых, которые послушались странного совета. Ведь они жили в городе всегда - здесь родились их отцы и матери, наверное, здесь жили и деды.
   Как можно выжить в лесу - совершенно непонятно. Извечные враги сэвэдж - деревенские дикари, полуживотные - и те в лесу не жили. Возле лесов - да, но не в самой чаще. У деревенских были дома, непохожие, конечно, на нормальные, но хоть какая-то крыша над головой. А как можно жить под открытым небом среди кустов и деревьев?
  
   Я почувствовала вдруг серьёзную опасность, угрожавшую Рису. Города всегда были неподходящим местом для жизни.
   В следующую секунду с высоты пятого этажа на самца обрушился обломок бетона. Он не попал в голову, но удар был так силён, что сэвэдж повалился наземь, потеряв сознание. Второй бросок оказался удачнее - кирпич, пущенный с высоты, раздробил череп Риса. По лестнице, торопясь, сбегала вниз парочка молодых горилл - они с самого рождения жили по соседству.
   Однако, избранная тактика оказалась неверной. Один из братьев Риса заметил несчастье, успел подбежать и схватить автомат первым. Ван не стал стрелять - теперь на пару дней семья обеспечена мясом, а отпугнуть двоих безоружных можно и голосом.
   -Стой! Назад!! - громко рявкнул самец, направив оружие на подбегающих подростков.
   Заметив опасность, те встали, как вкопанные, сжимая в лапах бесполезные камни. Молодой самец грязно выругался.
   -Мы убьём тебя завтра! - сверкая глазами, в свою очередь пообещала самка.
   "Симпатичная", - подумал Ван.
   -Или мы - вас, - нехорошо ухмыльнулся он, держа палец на спусковом крючке. -А тебя, сука, я сперва отдеру как следует!
   На крики из развалин выскочили братья Вана, у каждого в руках автомат. Неважно, что половина из них без патронов - откуда об этом знать соседским подросткам. Едва завидев приближающееся подкрепление, они беззвучно юркнули в заросли.
   -Ты убил Риса!!! - издалека заорал Дэн, самый здоровый и самый глупый из братьев.
   "Стеклянный немигающий взгляд, бычья шея и готовность к любому развитию событий", - Диксон так характеризовала эту категорию самцов.
   Дэн тяжелее всех переживал отсутствие дури, видать потому, что жрал её больше других. Выпучив налитые кровью глаза, он схватился за автомат, выкручивая его из рук Вана. Не желая выпускать оружие, тот упал наземь, истошно вопя о своей невиновности и яростно сопротивляясь.
   Здоровяк взревел, став ещё больше похожим на буйвола. Остальные сгрудились вокруг, ничего не предпринимая - глаза жадно следили за дерущимися.
   Зрелище! Гориллы так соскучились по зрелищам - у них больше не было телевизоров...
   Поднимая клубы пыли, бугай возил брата по земле. Послышался удар, громкий хруст ломающихся костей. Пудовый кулак сплющил лицо Вана, серая пыль на нём стала бурой от крови. Вырвав автомат из слабеющих рук, сэвэдж заорал:
   -Я - главный!!!
   Вскочил, бешеным взором обводя настороженно замерших сородичей.
   -Это моё мясо!! Я буду давать мясо вам - вы будете хорошо мне служить! Понятно?!
   Грязные косматые головы торопливо закивали.
   -Ты! - почерневший волосатый палец указал на самого щуплого из братьев. -Сейчас иди и принеси дури. За это дам тебе вкусного мяса.
   -Ты! - палец Дэна прицелился в следующего. -Бери нож, режь моё мясо на всех. Я буду хороший главный, все меня будут сильно любить!
   С тоской глядя на недосягаемую для него еду, щуплый понуро побрёл, куда глядели глаза под звуки голодного урчания собственного желудка. Он совершенно не представлял, где достать дури, и воспринял полученную задачу, как незаслуженное изгнание из семьи. А одиночке сейчас не выжить. Если бы у него ещё были патроны...
   Разделывавший тело Риса был намного хитрее Дэна. Все остальные братья считали себя намного умнее Дэна. Переглядываясь, они понимали друг друга без слов - стоит здоровяку заснуть, и больше он уже никогда не проснётся. Тот, кто осмелится убить Дэна, и будет настоящим главным.
  
   Двое подростков-сэвэдж, изредка высовываясь в оконный проём второго этажа, поглядывали на братьев, топчущихся возле груды свежего мяса, в которую быстро превращался убитый сородич.
   Вчера Бак и Нэс решили выбираться из умирающего города и идти в лес, но для этого нужны были патроны. Собаки зверели день ото дня, а у них один автомат и всего лишь десяток патронов. Теперь парочка ждала, когда кто-нибудь из вооружённых объестся мяса и уснёт.
   В их возрасте городские постлюди уже вступали в пору биологической зрелости. Это подтверждали и вполне сформировавшиеся вторичные половые признаки юных сэвэдж. У них не возникло разногласий по вопросу о том, как скоротать время. И раньше-то список доступных гориллам удовольствий не был особенно велик, а теперь Баку и Нэс выбирать было вовсе не из чего.
   Через полминуты я с некоторым удивлением наблюдала за инициативными и весьма умелыми действиями малышки Нэс. В десяти-двенадцатилетнем возрасте самки горилл, как и девочки, опережали мужской пол по части психологической зрелости. Похоже, маленькая сэвэдж держала свою удачу обеими руками - в прямом и переносном смыслах. В этой, едва сложившейся паре, она являлась полноправным лидером.
   Даже сейчас Нэс не теряла головы и, выбрав подходящую позицию, продолжала время от времени посматривать в окно на компанию соседей, деливших неостывший труп своего сородича. Те наслаждались мясом, эти - сексом.
  

***

  
   В очередной раз я убедилась, какая великолепная штука - оптимизированное тело! Например, вполне достаточно всего лишь четырёх часов сна для полноценного отдыха. Вот и сейчас, Диксон ещё сопела рядом после той сумасшедшей во всех отношениях грозы на Берегу Дельфинов, а я уже считывала информацию о происходящем в ближайшем городе.
   Юная парочка оказалась единственным более-менее светлым пятнышком в огромном коме постчеловеческой грязи, который представляла из себя популяция сэвэдж. По молодости лет не успев крепко подсесть на наркоту, они избавили собственные мозги и тела от ломки. Зачатков логического мышления хватило, чтобы поверить фонограмме, транслируемой дискаями: оставаться в городе дальше - верная смерть.
   Мне захотелось помочь этим двоим - в кои то веки гориллы попытались проявить хоть какую-то самостоятельность, сделать правильный выбор. Значит, не удалось спецам по генной инженерии превратить в дебилов сто процентов сэвэдж!
   Но всё-таки, что делать с влюблёнными, как именно им помочь?
   Тяжёлая рука Дик легла на моё бедро. Послышалась полусонная мысль:
   -"Кому мы должны помочь?"
   Через мгновение узнав все подробности короткой истории двух подростков-сэвэдж, Диксон принялась размышлять.
   -"Ну, какие могут быть варианты..."
   И тут меня будто осенило, я подскочила в постели и села.
   -"А вот, пожалуй, идея как им помочь, а главное - проверить твою теорию! Если на каждую из четырёх незаселённых планет с "чистой аурой" отправить по четыре группы переселенцев - лесных людей, кантри, сэвэдж и таун, обеспечив гарантированное отсутствие контактов между ними. Поместить на разные континенты - это должно изолировать их до достижения более-менее цивилизованного состояния..."
   Хихикнув, подруга заключила в медвежьи объятия, повалила, сжимая рёбра до скрипа, я ответила тем же, она вскоре поддалась и я уже сидела на Диксон верхом.
   -"Этот вариант с континентами ничего тебе не напоминает?" - ехидно осведомилась она.
   Я не изучала историю старых людей, а потому только сейчас узнала о разных расах, живших на разных континентах Земли.
   -"То есть, этот, либо похожий эксперимент проводил кто-то раньше на Старой Земле?"
   -"Может быть", - пожала плечами Дик, лаская ладонями бёдра. -"Если этой информации нет в банках данных стрейнджеров, откуда знать нам..."
   Я помечтала:
   -"Вот узнать бы, какие ставились цели, какие получены результаты".
   Любимая привлекла к себе.
   -"Увы, социальные эксперименты требуют десятилетий, если не веков. В прежней жизни я слышала об идее, согласно которой наша планета как раз являлась таким полигоном. Забавой богов, игровым полем сверхразума".
   -"Но мы ведь теперь не играем, мы хотим, как лучше".
   -"А не исключено, что в очередной раз придётся изобретать велосипед. "Хотели как лучше, получилось - как обычно". "Благими намерениями вымощена дорога в ад", - грустно процитировала Диксон.
   Я озадачилась.
   -"Так что, не станем помогать?"
   -"Нет, будем, конечно, только давай посоветуемся со всеми - у стрейнджеров ведь коллективный способ принятия ответственных решений. А тут судьба четырёх планет!"
   "Мы посовещались - и я решил", - во втором мыслепотоке память Дик подсунула очередную ехидную цитатку.
   -"Так вот, давай стараться, чтобы не было "я решил". Нас ведь никто не давит авторитетом...".
   -"Как всегда, недостаёт информации, не хватает знаний. Раньше мы не знали сотой доли того, что доступно ныне. Вut things are right where they started..."
   -"Я всегда говорила, что информация - главная ценность мира, но сами по себе знания немного стоят..."
  
   -"Не помешаю?" - послышался мыслеголос Роб. -"Вроде у вас философская беседа. А смотреть я не стану".
   Фраза была приправлена толикой веселья.
   Отлично, вот и она проснулась. Попробуем передать девочкам информацию к размышлению...
   Увы - получили "пакеты" лишь Робин и Лариска - Ита ещё спала в объятиях Волчицы. И мы продолжили беседу.
   -"Да", - подтвердила Роби -"За последнее время объём моих познаний вырос в тысячи раз, однако, я пока не пользовалась ими на практике".
   -"Всё впереди", - утешила Диксон.
   Я добавила:
   -"Тебя и сейчас уже не узнать - это мысли взрослого состоявшегося человека".
   Представив аристократические черты нового лица Робин, во втором потоке подумала: "Смена внешности всё-таки влияет на сознание - правильно мы с Диксон почти не трогали прежние лица".
   Роб снова послала эмоцию веселья.
   -"А может, я прикидываюсь умной и просто повторяю фразы каких-нибудь древних?" И она с пафосом мысленно продекламировала: -"Знания есть один из инструментов творческой деятельности, призванный повышать её эффективность!"
   -"Но если серьёзно, то думаю, главная причина изменений во мне - раскрытая тобой, Диксон, способность видеть внутреннюю суть людей, слышать мысли. Спасибо!"
   -"Да чего там, не за что", - смутилась подруга. -"Если говорить серьёзно, пока наши знания действительно принесли пользу разве что нам самим", - согласилась она. -"Сидим тут и наслаждаемся, сравнивая себя-нынешних с собой-прежними".
   Я возразила.
   -"Не только сидим - стараемся помочь людям".
   -"Ну ладно, хватит валяться в постелях. Робин, идём потренируемся, разбудим мышцы, а то я чувствую, что превращаюсь в кусок студня!"
  
   Пока они с Робин учились применять знания из области биомеханики, оптимизируя двигательные функции, совершенствуя ритм движений и оттачивая связки уходов-блоков-ударов, я быстренько "сбегала" на планету Лес.
   У меня постепенно возникло тайное намерение всё-таки переманить в стрейнджеры мать Волчицы, красавицу-ведунью. В качестве наживок я собиралась использовать интересные задачки для её острого неординарного ума - почему бы не попробовать эту? Тем более, Одинокая уже изложила Ели суть гипотезы Диксон.
  
  
   ВОЛЧИЦА
  
   Первым, что я услышала, было мысленное восклицание Джес.
   -"Господи! Она же только что забеременела - я вижу это собственными глазами".
   И более спокойные мысли следом:
   "Теперь их шансы на выживание резко упали. В лесу и без того будет непросто освоиться, а тут ещё ранняя беременность..."
   О ком это она, интересно?
   Ита, без сомнения, столь же явственно воспринимала мысли подруги, длинные ресницы дрогнули, на меня глянули прекрасные голубые глаза.
   В этот момент от брейна пришёл пакет подготовленной для нас информации о происходящем в городе Бака и Нэс. Некоторое время Джессика наблюдала за тамошними гориллами, и нашла относительно разумную пару.
   Она только что вернулась с планеты Лес, и - о, чудо - рядом с ней я ощутила ауру матери.
   -"Здравствуй, Ель!"
   -"Здравствуй!" - отозвалась она. -"Поздравляю, ты ещё сильнее, чем была в прошлый раз. Сейчас я нарочно пыталась скрывать своё присутствие на станции, но увы..."
   -"Не расстраивайся, ведь я почувствовала тебя не сразу. А сила - она от эгрегора стрейнджеров... Какие новости на планете Лес?".
   Мы с Итой поднялись с постели, прошли через "мокрую камеру" - торниане устраивали себе такие комплексные санузлы. В них организм одновременно совершал все утренние процедуры и подвергался экспресс-мойке, чистке, профилактической обработке с бодрящим гидромассажем. Экономилась уйма времени - вслед за Итой мы тоже завели в своих каютах такие.
   Диксон, хоть и обзывала мокрую камеру "автомойкой", но сама тоже ею пользовалась. Встаёшь утром, шагаешь туда прямо с постели, руки-ноги в стороны - и через пять минут готова хоть на работу, хоть на свидание с любимой женщиной.
   За эти пять минут Ель успела рассказать мне, что у лесных людей и братьев-волков всё в целом неплохо. Поставлено три дома, охотники научились добывать еду, все лесные люди осваивают добычу железной руды и производство металлических предметов. Стая тоже в порядке - на новом месте родилось девять волчат, все сыты и довольны.
  
   Мы с Итой вошли в зал БТС последними - Ель, Диксон, Джессика и Робин уже наблюдали за подопечными сэвэдж. Я ласково обняла маму. После того, как ко мне пришла новая сила, наши отношения как-то обновились, стали чуть ли не сестринскими.
   -"Всё-таки расскажи, почему именно эти сэвэдж?" - я повернулась к Джес. -"Чем они лучше остальных?"
   -"Я тоже думала - почему к ним возникла симпатия..."
   Рыжая красавица накрутила на палец мелко вьющийся локон. Рассеянно глянула на него, и вдруг сделала волосы гладкими и прямыми. Синие глаза любимой оставались необычно серьёзными.
   -"Наверное, потому, что Нэс и Бак хотят уйти. Им и раньше не нравилось в городе, в отличие от всех остальных. А когда они узнали, что жить можно и в лесу, сразу решили идти".
   -"Отщепенцы", - подумала Диксон. -"Среди горилл они тоже "белые вороны".
   Торнианка улыбнулась в ответ.
   -"Можно сказать по-иному: "Ростки нового общества". Возможно, более логичного и справедливого, чем прежние земные".
   Я взглянула в виок - две гориллы продолжали яростно спариваться - и выразила эмоцию сомнения.
   Внезапно мы ощутили опасность, угрожавшую Баку и Нэс, тотчас передали предупреждение. Надо отдать сэвэдж должное - ни секунды не тратя на раздумья, они схватили оружие и затаились с двух сторон возле самого дверного проёма.
   Минутой раньше своими характерными возгласами парочка привлекла внимание спрятавшегося в тех же развалинах Щуплого - Дэн пару часов назад послал его за наркотиками. Идти куда-либо в одиночку по открытой местности самец не отважился, предпочёл затаиться, ожидая, когда подвернётся случай убить из-за угла.
   Решив, что во время интима пара неизбежно утратит бдительность и окажется лёгкой добычей, Щуплый методично обследовал комнаты одну за другой. Ведь стоны доносились отсюда...
   "Плохо, что они замолчали", - сокрушался одиночка. "Вдруг уже кончили и разбежались".
   Но шагов не было слышно, и в душе Щуплого теплилась надежда - может, уснули?
   Он ступал неслышно, но приблизившись к комнате Бака и Нэс, был предан собственным желудком. Не вовремя потребовав еды, орган пищеварения громко заурчал, и звук этот достиг чутких ушей насторожившихся сэвэдж.
   Щуплый выждал с минуту, а потом всё-таки двинулся вперёд. Следом за звуком присутствие неудачника выдал запах - Нэс сморщилась, уловив сладковатую тошнотворную вонь давно не мытого тела.
   Большая комната... Окно хоть и напротив, но всё заросло вьюном, густые побеги да листья пропускают разве что половину дневного света. Такую не осмотришь, не сунув голову внутрь. А полутьма делает самок сговорчивыми, парочка вполне может дремать где-нибудь здесь, в дальнем углу.
   Одиночка ещё помедлил на пороге, потом выдвинул вперёд примкнутый к автомату штык, поводил им из стороны в сторону, прислушиваясь - не шевельнётся ли кто.
   Ни звука.
   После тускло блеснувшего лезвия, наивной приманкой высовывавшегося из дверного проёма в течение нескольких секунд, Нэс и Бак увидели поросшую шерстью лапу в засаленной до невозможности штанине. Когда-то материя была оранжевого цвета, но догадаться об этом сейчас было непросто.
   Лапа мягко коснулась слежавшегося грунта, толстым слоем укрывавшего давно сгнивший паркетный пол. Её обладатель балансировал между страхом и вожделением. Если б прятавшиеся подростки могли читать мысли, то узнали бы, какую участь готовил им Щуплый. Самца он собирался убить, чтобы тотчас поесть, срок жизни самки намечался несколько б?льшим, однако не намного.
   "Может, и патрончиками разживусь", - помечтал одиночка, и это была его последняя мысль.
   На улице, в полутора десятках метров, хором заорали гориллы. Мясо и внутренности Риса уже распределили, каждый кусок в соответствии с личным указанием Дэна. Кости же традиционно оставляли для женщин и подростков. Теперь вся огромная свора слабейших набросилась на остатки еды, подняв несусветный гвалт.
   Щуплый замер на секунду, прислушался.
   -"Ни следа Санэла!" - воскликнула Ель. -"Враги в полуметре, а этот дурень ничего не чувствует".
   Ствол разряженного автомата плавно пошёл влево, туда же повернул голову самец. В следующее мгновение длинный нож Бака вонзился ему в пах до самой рукоятки. Звериный рёв смертельно раненого потонул в криках сражавшихся за объедки. За спиной Щуплого Нэс высоко вскинула автомат, изо всех сил врезав чужаку прикладом. Кости проломленного черепа вошли глубоко в мозг, и его сознание отключилось.
   Уворачиваясь от падавшего вместе с автоматом штыка, Бак больно ткнулся плечом в стену, зло зашипел.
   -Ранен? - деловито осведомилась подруга, ловко подхватив оружие убитого.
   -Цел, - отозвался парень.
   Нэс витиевато выругалась.
   -Да он пустой, словно дырка старухи! Даже порохом не пахнет...
   Бак угукнул, хлопая по карманам Щуплого.
   -Понятно дело - одиночка.
   Присмотрелся к физиономии.
   -А он вроде из тех, соседских.
   -Значит, будет второй, - зло сплюнула спутница. -Не везёт нам с соседями, никакого с них толку.
   Шмыгнув носом, Бак достал из штанов мертвеца пару метательных ножей, продемонстрировал подруге.
   Согласно кивнув, Нэс закинула за плечо трофейный автомат со штыком, зло пнула убитого:
   -Ур-род недоделанный, только весь кайф обломал!
  

***

  
   -"Ну что, докажем, что молодым и смелым улыбается удача?" - закинув ногу на ногу, подмигнула Джессика.
   Она, похоже, решила на какое-то время оставить свои волосы прямыми. Теперь никто не мог сказать, как лучше - и с курчавыми и с прямыми Джес выглядела красавицей.
   -"Снизим плодовитость и укрепим иммунитет?" - полуутвердительно подумала Ита.
   Возражений не было, за всех ответила Диксон.
   -"Да. Если не считать активную Санэла, это два важнейших катализатора духовного развития. Скажем, одного зачатия в три года будет достаточно".
   -"При такой продолжительности полноценной жизни они вполне успеют создать племя", - подумала Ель.
   Во втором потоке мама прикинула - сколько лет сама будет оставаться сильной и красивой...
   Джессика не скрывала намерения заполучить Ель в экипаж нашего будущего корабля. Синтезатор крупногабаритных объектов, несколько веков тому назад законсервированный в недрах Луны, был "разбужен" и уже приступил к созданию первого модуля крейсера. Когда строительство закончится, у Земли не будет естественного спутника. Жаль, новые поколения людей не смогут любоваться его чарующим ликом, но другого источника необходимого количества массы у нас нет.
   Улавливая мамины мысли, я видела в них обнадёживающие перемены. Возможно, увидев настоящий корабль, она не захочет прощаться со мной... С нами.
  
   Сознания усыплённых сэвэдж переместили в новые тела, а их, в свою очередь, отправили на новое место жительства.
   Как ни чесались у меня руки подправить низкие лбы и по-обезьяньи выступающие челюсти в телах, предназначенных для парочки, пришлось почти всё оставить как есть. Мы ведь сохраняли им память, а там зафиксирована позитивная оценка внешности друг друга.
   Горилл принял вечнозелёный остров в благодатно тёплых морях, достаточно большой, чтобы снабжать будущее племя всем необходимым. А при желании можно легко переплыть на соседние - их тут целый архипелаг.
   Бак и Нэс изумлённо протирали глаза, спрашивая друг друга, куда подевался город. Кошмар под этим названием для них закончился навсегда.
  
   -А знаете, что вдруг пришло мне в голову? - неожиданно вслух произнесла Диксон.
   Я уже и забыла, какой у неё голос.
   -"Когда-то исследователи выяснили, что поверхность земли в определённых точках обладает повышенной позитивной или негативной энергетикой".
   Подруга поставила на подлокотник непроливающий сосуд для питья, и он тотчас наполнился рубиново-красной жидкостью.
   -"Что-то вроде сети с равномерно расположенными узлами", - подтвердила Ита, с живым интересом изучая новый облик Джессики. -"Такое на любой планете, мы всегда смотрим энергокарту, если хотим что-нибудь разместить внизу".
   Ель явно заинтересовалась, догадавшись, куда клонит Диксон. Торнианка вызвала объёмную карту Земли, энергетические узлы светились на ней яркими точками. Дик укрупнила Евразию, выбрала Восточную Европу, затем участок чуть южнее родного города Ларисы.
   Есть! Великий Лес стоял именно над точкой концентрации положительной энергии. Теперь нам остаётся только облазить все подходящие местечки над положительными полюсами, и если другие племена людей с развитой Санэла вообще существуют на Земле, они обязательно будут найдены.
  
   Мама захотела провести со мной ещё несколько часов, и теперь мы сидели рядом в несущейся к Земле "тарелке". Можно было воспользоваться телепортом, но Ель уже привыкла к нему, а обычный полёт казался ей чем-то фантастическим и сверхчеловеческим.
   Я тоже любила летать, особенно в боекостюме, пожалуй так даже больше, чем пользоваться дискаями. В плейте чувствуешь, что заключена в многослойный корпус солидного аппарата из нескольких пластов смарт-материи, а стрейнджерский БК воспринимался даже не как одежда, скорее, как некий дополнительный и весьма полезный орган физического тела.
   Боекостюм высшей защиты, средоточие самой современной научно-технической мысли цивилизации летящих среди звёзд, вообще не имел какого бы то ни было определённого внешнего вида. За долю секунды он мог стать официальным деловым нарядом или униформой любой из известных стрейнджерам цивилилизаций, превратиться хоть в вечернее платье, хоть в купальный костюм. Мог стать абсолютно невидимым, или даже сделать незримым заодно и собственного владельца.
   До сих пор ни одна из нас, землянок, не могла привыкнуть к тому, как боекостюмы "прячут" где-то в себе, невидимых и неощутимых, солидные комплекты оружия и снаряжения. Прячут, чтобы в нужный момент совершенно безобидный на вид человек мгновенно ощетинился умопомрачительным набором излучателей и стволов.
   А полёт в БК давал ощущения, которые человек раньше испытывал только во снах. Первый раз я буквально визжала от наслаждения, кувыркаясь и паря в воздушном океане, иглой пронзая облака, за минуту меняя высоту от нескольких метров до полусотни километров над поверхностью земли, где воздух уже становился разреженным.
   Когда-нибудь позже я передам Ели пакет впечатлений и картин тех фантастических полётов, а пока не буду портить ощущения от нынешнего.

***

  
   Сидя у выхода из пещеры, Фальк вплетала кабанью щетинку в кончик дратвы. Нужно было починить износившуюся подпругу, жёсткий волос помогал проталкивать смолёную нить через отверстия в сыромятной коже.
   Дождь сыпал с самого утра, если вообще не с ночи, и выходить наружу желающих не находилось. А вот дневной свет, хоть в пасмурную погоду и неяркий, всё же лучше масляной лампы.
   В будничном хоре мыслеголосов сестёр выделилось личное обращение:
   -"Фалькон, мне нужно поговорить с тобой. Позволишь присоединиться?"
   -"Да-да, конечно", - тотчас отозвалась девушка, торопливо приводя в порядок собственные мысли.
   Наверное, в них слишком много Джега, и это встревожило Старшую Сестру. Фальк вздохнула, поудобнее прилаживая рукоятку шила к скальному выступу - так легче прокалывать толстый ремень.
   Ей всего четырнадцать, Джегью - её первый мужчина, неудивительно.
   Неудивительно, но непростительно, ведь сегодня первый из опасных дней, когда она может забеременеть. Медь предохраняет и вероятность невелика, но она всё-таки существует...
   Боковым зрением Фальк заметила движение. Рослая, внушительная Сестра Дракона неторопливо спускалась по каменным ступеням. Сердце девушки затрепетало от волнения - кто из юных не преклонялся перед красотой Игл, перед её ментальным и физическим могуществом! Только гармонично развитая женщина, умело разящая и копьём и мыслью, могла войти в круг старших.
   Она кивнула девушке:
   -"Спасибо, Фалькон. Высоко оценив мои способности, ты напомнила, что сохранить и умножить их я могу только ежедневным трудом. А сегодня я ещё, увы, не занималась".
   Игл присела рядом, излучая почти физически ощутимую силу и уверенность, подхватила ремень, чтобы Фальк было удобнее шить.
   -"Ты правильно мыслишь. Я пришла поговорить о Джегью".
   Девушка чуть прикусила губу, предельно открыв сознание для мыслей сестры.
   -"Два десятилетия тому назад я была очень похожа на тебя-сегодняшнюю... Да-да!" - Старшая улыбнулась, услышав: "Может ли быть такое?!"
   -"Я была худой и слабой, плечо моё было, как теперешнее запястье, а Духовный Огонь едва теплился, словно очаг у плохой хранительницы".
   Уши Фальк вспыхнули - она вспомнила, как на прошлой неделе задремала под утро и угли едва не погасли. А думала - никто не заметил...
   -"Я полюбила впервые в жизни, и ради любимого человека была готова на всё, что угодно. Когда мы оставались наедине, разум совершенно оставлял меня, и чего только я не вытворяла".
   Игла в руке Фальк чуть дрогнула - девушка снова залилась краской. Воспоминание о вчерашнем опалило всё её тело сладким огнём.
   -"Но ты, сестра, должна помнить даже во сне", - мыслеголос Игл зазвучал внушительно и предельно серьёзно. -"Любить мужчину - всё равно, что играть с леопардом. Они бывают красивы и ласковы, они понимают, что у женщины нет таких когтей и клыков, почти всегда они ведут себя разумно. Но молодой леопард ещё не умеет контролировать свои чувства, бывает, он заиграется - и... происходит непоправимое. Человек искалечен на всю жизнь".
   Под курткой на спине Фальк пробежал холодок, ей стало не по себе.
   -"Они ведь знают, что этого делать нельзя!" - девушка прекрасно поняла аллегорию.
   Игл опустила глаза.
   -"Знают, точно так же, как знаем это и мы. Медь не гарантирует предохранения, и в особо опасные дни нужно воздерживаться от традиционных соитий. Однако, эмоции способны затмевать разум. Любовь неуправляема, она как лесной пожар. Мужчина в этот момент не думает о наказании, он не думает ни о себе, ни о тебе. Он - во власти сильнейшего из инстинктов. Но если этому инстинкту поддастся и женщина - расплата будет жестокой и неотвратимой".
   Сильные руки Старшей перехватили ремень дальше. Работа продолжалась, невзирая на серьёзность беседы.
   -"Согрешив, мужчина, как правило, уходит из племени, избегая публичного позора. Я не знаю, что потом случается с одиночками. Говорят, они все погибают. Не знаю, может, кому-то и удаётся выжить в диком лесу. Но я знаю, что ожидает женщину, родившую раньше двадцати пяти лет - от неё остаётся только пол-человека. Тусклый слабый Огонь незрелой матери будет надвое поделен созданием новой жизни и уже никогда не разгорится в полную силу. Ментальные способности навсегда останутся в зачаточном состоянии, какие бы усилия не прилагала несчастная. Да и ребёнок от юноши не будет ни физически крепок, ни ментально силён. Три жизни потеряны: уходит в никуда мужчина, остаются калеками женщина и её будущий ребёнок, обречённые на неполноценность".
   Игл поднялась, пальцы её легко коснулись плеча девушки. Несколько минут Фальк просто глядела на дратву, вслед за шилом пронизывающую ремень.
   "Три загубленных судьбы за мимолётное удовольствие. Конечно, это преступление!" - думала она.
   Некоторые в опасные дни ходили на свидания с подружками - страховка на всякий случай. Но Фальк доверяла своему возлюбленному и не думала, что способна настолько утратить разум сама.
   Мысли Старшей Сестры, и особенно её сравнение с хищником из семейства кошачьих, остались в памяти девушки, хоть она и не верила, что Джег способен на преступление. Но имя Джегью как раз и значило "ягуар", хоть и родился он в год добродушного Кабана. Может быть, Игл чувствует что-то неприятное в одном из вариантов будущего, пришла предупредить...
  
   Упряжь, наконец отремонтирована, а вот дождь на улице так и не прекратился. А вдруг будет так лить всю ночь? - обеспокоилась Фальк. Погода угрожала предстоящему свиданию.
   Девушка отнесла сбрую на место. Сегодня у неё день отдыха, нужно посвятить несколько часов развитию Духовного Огня. Мысленно поискав Сестру Наставницу, Фальк обнаружила её в нижних пещерах и поспешила туда.
   Огромная гора источена ходами, словно муравьиная куча. Кто и когда выдолбил их - неведомо. На третьем подземном уровне сыровато, эти пещеры затапливало после сильных дождей. Но человек с сильным Духовным Огнём способен задолго почувствовать опасность и подняться выше. Постоянно здесь никто не жил, пустующими кельями пользовались желающие зачем-либо уединиться.
   Кроу, тоже сестра Тигра, издалека почувствовала приближение Фальк, они обменялись приветствиями. Первым этапом медитации было полное отключение от посторонних мыслепотоков. Этому Фальк научилась давно. Вторым - взгляд "внутрь себя", полный осмотр своего физического тела. Состояние костей, мышц, нервной системы, сердечно-сосудистой, внутренних органов. Тоже пройденный этап.
   А вот третий - активация энергетических центров - пока до конца не получалась. Нижние легко отзывались на мысленный зов, в выше сердечного получалось плохо. Поэтому сейчас Фальк сконцентрировалась на голубом огне и принялась сосредоточенно вглядываться в него, ощущая, как по спине бегут легионы невидимых муравьёв, отражая пробуждающуюся силу.
   Словно ветер, она затронула сперва верхние, тонкие ветки деревьев, потом, набирая мощь, стала захватывать уровень за уровнем, слой за слоем. Разом вспыхнули первые центры - энергия движения, плоти, физической силы и воли. Зелёный центр силы - последний из управляемых силою Фальк. Голубым центром она должна была овладеть сегодня.
   Влюблённая очень хотела дотянуться голубым лучом до своего Джега, и это дополнительно стимулировало её просыпающиеся способности. Поле расширялось, захватывая новые и новые ментальные сектора, Фальк впервые ощутила присутствие мужского эгрегора - и тут же уловила облегчённый выдох Сестры Наставницы.
   -"Рада за тебя, сестра! Не чувствуя мужчин, с ними проблематично общаться. Сегодня ночью я буду волноваться за тебя меньше, чем обычно".
   -"Со мной говорила Игл", - девушка задумалась. -"Она беспокоится тоже".
   Кроу передала эмоцию понимания. Любовь сестёр вдруг затопила сознание Фальк, её голубой огонь засиял ярко и ровно. Задохнувшись от внезапно нахлынувшего счастья, она послала сёстрам своё ответное чувство. Ещё никогда раньше девушка не ощущала своих близких так ясно, так всеобъемлюще! И сидевшую рядом сухощавую Кроу с резкими чертами лица и широкой проседью в волосах, и вышедшую в это самое мгновение из пещер плечистую красавицу Игл, и близких подруг Пэт, Хоук и Пэрри, десятки и сотни других сестёр по духу, юных, зрелых и уже немолодых - всё немалое племя.
   Кроу в свои сорок три родила последнего ребёнка, год назад маленький брат Кабана достиг четырёхлетного возраста и присоединился к племени мужчин. Теперь они виделись редко - только на совместных сезонных праздниках, когда моухоки на день становились едины.
   Сами собой пробудились воспоминания Фальк.
   Праздник зимнего солнцестояния, на котором она познакомилась с Джегом, на котором они впервые были близки. Первый её праздник после ритуала освящения совершеннолетия. Всё-таки она, Фальк, наверное из тех, которых словно магнитом тянет к мужчинам. Ради общения с ними она попросила сестёр наделить её медью, прекрасно зная, какая это неприятная операция. И через месяц после неё получила право по своему разумению встречаться с любимым на ничейной земле.
   Нет-нет, ей, конечно, приятны ласки подруг, она и сама всегда наслаждается красотой женского тела. Но ведь мужчины - они совсем другие... Наверное, неправы те, кто наотрез отказываются с ними встречаться. Когда Духовный Огонь разгорится в полную силу и Фальк исполнится двадцать пять, она тоже попросит освободить себя от меди и поднимется на алтарный камень, чтобы открыться племени мужчин. Четырежды в год это делают многие вошедшие в пору зрелости сёстры, желающие подарить жизнь полноценной, гармонично развитой личности. От рассвета до заката Алтарь оглашается беспрестанными криками наслаждения, и даже Сёстры Гранита, за всю жизнь ни разу не допустившие к себе инополых, не говорят ничего дурного о происходящем на глазах у всех...
  
   -"Мы просто поворачиваемся к Алтарю спиной и крепче сжимаем оружие, чтобы заглушить ядовитый шёпот ревности", - мыслеголос Пэт, подруги Фальк и Сестры Гранита, проник в сознание девушки.
   Сильная и смелая, первая в боевых искусствах среди родившихся четырнадцать лет назад в год Тигра, Пэт нравилась Фальк и знала это. Фалькон искренне сожалела, что своей любовью к мужчине причиняет сестре боль, но ничего не могла поделать с собственными инстинктами.
   Закрыв сознание, Пэт с горечью подумала: "Разнополая любовь - не более, чем кратковременная страсть, дурман опьянения. Дай Бог, чтобы за это время ты, Фальк, не совершила роковой ошибки. Потом разум проснётся, ты вернёшься ко мне. Это неизбежно".
   Так девушка утешала себя, снедаемая муками ревности. Первая любовь, первая измена - всё это так ярко переживается в четырнадцать лет. Голубой огонь пылал в Пэтрэл так же ярко, как в энергетическом теле Фальк.
   Уловив эмоции печали, сёстры не позволили Пэт концентрироваться на собственных страданиях.
   -"Наблюдатель на западном склоне только что видела летающую машину бледнокожих!"
   Едва уловив адресованную ей мысль Старшей, Пэтрэл уже бежала по коридору, застёгивая оружейный пояс. Впервые в жизни её назначили на усиление!
   "Давненько же не появлялись чёртовы машины, кое-кто даже рискнул предположить, что мы никогда их больше не увидим", - думала девушка.
   И хотя опасность это скорее потенциальная - по одиночкам хоть пешим, хоть конным, они обычно не стреляли - порция адреналина взбудоражила Пэт, заставив временно забыть о ревности.
   Каменный козырёк, на который выходила расщелина, как раз и был позицией наблюдателя. На сотню метров вниз сплошные отвесные скалы, однако, расщелины встречались и пониже. Некоторые из них перетекали в ходы, откуда можно было попасть в пещеры моухоков, потому и на западном склоне круглосуточный пост. В тёмное время наблюдателям приходилось полагаться на внутреннее зрение, поэтому дежурили по двое - чтобы не заснуть.
  
   Сестра Оул, немного флегматичная большеглазая девушка, родившаяся в год Змеи, имела выдающиеся ментальные способности. Пэт удивилась, почувствовав её в наблюдателе дневной стражи.
   -"Я хотела побыть одна", - ответила она на несформулированный вопрос и взволнованно перешла к делу. -"А тут какая-то чертовщина!"
   Отступив на полшага, Оул отодвинулась от расщелины, чтобы младшая могла что-то увидеть.
   -"Машина показалась оттуда и скрылась вон там. А теперь минут десять, как ничего не видно, но я отлично чувствую здесь большое железо!" - она указала направление рукой. -"Закрой глаза", - предложила Оул.
   Пэтрэл смежила веки и сосредоточила внутренний взор на куске серого дождевого неба. Прошла минута, другая. Какие-то слабые следы чужого присутствия в сотне метров отсюда. А может, ей просто чудится...
   -"Нет, сестра, твой Духовный Огонь не в пример ярче, а я почти ничего не чувствую там".
   -"Почти"! Но ведь всё-таки чувствуешь что-то!"
   -"Что-то", - кивнула младшая.
   Взглядом она указала на прислонённый к стене арбалет с двумя рукоятками, чтобы натягивать тетиву. -"Если выстрелить из твоего дальнобоя - всё станет ясно".
   Сестра Змеи мудро возразила.
   -"Пока эти бледнокожие не проявили враждебности. А пущенный в их машину болт, даже не причинив вреда, снова объявит войну".
   Пэт вынуждена была согласиться. Теперь и ей всё явственнее казалось - метрах в ста напротив скалы в воздухе что-то висит.
   -"Смотри", - Оул показала сестре, что видит сама.
   Младшая вздрогнула - чёткое изображение приплюснутого "летающего блюдца" как небо и земля отличалось от того неясного контура, который на грани возможностей ощущала Пэтрэл.
   -"Моему Огню ещё расти и расти до твоего..." - уныло признала девушка.

***

  
   -"Мы наконец-то нашли их!"
   Я порывисто обняла маму, покрывая поцелуями милое, дорогое лицо и впервые ощутила её предельно открытый ментальный ответ. Наша радость умножилась, мы тотчас поделились ею с остальными, передав всё, что только что слышали из мыслей краснокожих сестёр. Разделяя всеобщий восторг, Ель подумала:
   -"Их раза в три больше, чем было нас в Великом Лесу".
   -"Неудивительно, ведь тут столько пещер. А снаружи какое красивое место!"
   Дождь изливал последние капли, иссякнув над этой цветущей землёй. Даже не пользуясь своими возможностями, мы могли глянуть вниз, при помощи сканеров диская сдёрнув покровы влажного тумана.
   Отроги огромного хребта сплошь покрыты кустами лавра и рододендронами, на более ровных участках возвышались стройные пирамидальные деревья. Пещеры и коридоры, выдолбленные монахами времён прошлой жизни Диксон, превратили скальный монолит в систему скрытых от посторонних глаз жилых помещений.
   Конечно, подруги заинтересовались нашей находкой, вскоре на борту диская стало тесно. БТС доставила сюда Диксон, Джес, Иту и Роби. Все они обследовали аналогичные положительные полюса, но результатов ещё не было.
   -"Давайте одновременно заговорим с теми, кого уже знаем", - предложила Ель. -"Их ментальное поле будет быстрее насыщаться новой информацией".
  
  
   ДИКСОН
  
   Волчице повезло первой - вместе с Елью они нашли поселение людей с развитой Санэла над одним из средоточий положительной энергии планеты в Северной Америке. Ментально подобное притягивается друг к другу - это точно.
   Ведунья была заинтересована и увлечена - она предложила одновременный контакт с пятью сёстрами, Выбрав собеседниц по принципу наибольшего сходства ментальных профилей, мы устроились в креслах и мысленно обратились к моухокам.
   Ведунья Ель - к Сестре Наставнице, я - к Игл, Джессика к нашему влюблённому соколу, Волчица и Ита соответственно к Пэтрэл и Оул. Даже мне, за эти месяцы привыкшей жить отчасти в ментале, было странновато воспринимать хор мыслей и чувств, зазвучавший в момент нашего одновременного знакомства.
   Приятно - в аккорде не было ни малейшего диссонанса, оценка ментальных профилей оказалась точной. После обмена приветствиями и восторженными эмоциями мы предупредили сестёр о предстоящей передаче информационных пакетов. Моухоки практиковали подобное, например, когда возвращавшиеся с промысла охотники хотели сообщить всем членам племени что-то важное.
   Сёстрам понадобилось несколько больше времени, чтобы осмыслить содержание полученного пакета. А потом посыпались уточняющие вопросы, особенно усердствовали Игл и Кроу. Наверное, потому, что старались предотвратить самую невероятную возможность причинения нами вреда народу моухоков.
   В числе первых реплик Игл было: "Можем ли мы передать вашу информацию мужчинам?" И я предложила самостоятельно продублировать пакет для второй части племени. Нужно было только настроиться на ментальное поле мужской половины по кому-нибудь из знакомых. Самое близкое общение с ними сейчас, конечно, у Фальк, но её избранник ещё не успел достаточно развить Санэла, чтобы передать всю полноту информации соплеменникам.
   Сестра Кроу предложила помощь.
  
   Брат Лайон любил лошадей с детства и едва ли не больше всего на свете. В табуне не было ни единой кобылы, которая, погуляв с дикими жеребцами, не вернулась бы в безопасную и уютную "конскую пещеру" рожать и выкармливать детей. Так и прирастали домашние табуны моухоков, обновляясь свежей кровью диких.
   Внутренний взор Кроу обратился на Лайона. Брат ухаживал за своими питомцами, обучая мальчишек понимать язык лошадей, умело и осторожно орудовать крючком для чистки копыт. Он с радостью откликнулся на приветствие - ведь это их пятилетний сын был самым маленьким среди учеников Лайона. Никто, кажется, не узнал пока о нарушении обычая - ведь на праздниках не следят, кто с кем спит. А Кроу в тот день не спала ни с кем, кроме одного...
   Потребовалось время, чтобы каждый из моухоков осмыслил немалый объём информации, полученной от стрейнджеров. Нас пригласили провести это время в качестве гостей сестёр, а Ита и Робин, как существам двуполым, предложили воспользоваться гостеприимством мужской половины племени.
   Не желая никого провоцировать своим внешним видом, торнианка сделала всё, что было можно без смены тела. Укоротила волосы, как у меня, до состояния "бритого ёжика", усилием воли на несколько часов сделала черты лица андрогинными. Мышц у неё хватало и так, пришлось только отрегулировать костюм, чтобы замаскировать грудь. Конечно, и тело сменить недолго - однако, после этой операции пришлось бы довольно долго осваиваться в новом вместилище разума, учиться непринуждённо управлять им, тренировать координацию движений.
   В результате, когда дискай Волчицы отключил генератор тени и завис над горным карнизом ничейной части обиталища моухоков, наземь сошли два андрогина и четыре женщины.
   Встреча на нейтральной территории напомнила старый фильм "Мёртвый сезон" - за исключением эффектно двигавшихся чёрных автомобилей, всё было так же. Слева от плейта стояли три женщины, справа - столько же мужчин. Отношение братьев и сестёр друг к другу подчёркнуто корректно, но довольно отстранённо. Хотя в глубине сознаний можно было отыскать следы запрятанного туда желания.
   Готовность размножаться всегда и везде... Природа наделила человека чудовищной плодовитостью, гарантировав выживание вида. А ведь и я когда-то была такой! Вернее, "таким".
  
   Теперь, наверное, я уже научилась надёжно прятать от других тайные мысли. Может быть, можно позволить кое-какие воспоминания. Странно, прошло всего несколько месяцев с тех пор, как числюсь в девицах, а вроде бы всё так, как и должно быть. Пожалуй, за единственным исключением - к месячным невозможно привыкнуть!
   Улыбнувшись, я вспомнила, как это началось первый раз - с перепугу тотчас влезла в боекостюм, зная, что он мгновенно перерабатывает любые выделения антропоморфа. А оказалось, обычная одежда стрейнджеров так же легко способна справляться с разными жидкостями - ни разу я не почувствовала себя мокрой.
   Можно только представить, что было бы, начнись это во время пешего или даже водного участка пути. Джес, кстати, тоже избежала незавидной участи во время нашего путешествия по лесам и рекам. Хотя причина её задержки была одним из результатов общения с палачом, и кто знает, чем бы всё кончилось, не тормозни она летающую тарелку...
   Я послала любимой волну нежности, радуясь, что тогда всё обошлось.
   Случайно нашёлся "кристалл", случайно Джессика его надела, случайно крикнула улетавшему дискаю слово "стой". А ещё говорят, будто человек - хозяин своей судьбы. Ага...
   Как и Диканов, я была фаталистом.
   Джес ответила мыслелаской, почуяв, к нам на пару секунд присоединились остальные подруги.
  
   Одежда женщин и мужчин-моухоков отличалась минимально - из-за головных повязок сестёр торчали перья орла, совы и вороны, куртки братьев украшали вставки из рысьего и медвежьего меха, а у Лайона на рукаве красовался алый язык пламени - символ огненного дракона. Если забыть об этом, то моухоки выглядели довольно похожими - одинаковые куртки и брюки, одинаково бронзовые лица, крепкие фигуры и широкие плечи.
   Плейт, следуя мысленной команде Волчицы, убрал аппарель, взлетел и скрылся за перевалом. Мы разошлись по сторонам, оживлённо обмениваясь безмолвными репликами. Облака, висевшие на уровне нашего скального карниза, начали понемногу рассеиваться.
   Больше всего сестёр беспокоил один невыраженный вопрос: что на самом деле нужно бледнокожим от моухоков? Гостеприимные хозяева усердно скрывали от нас подобные мысли, конечно, без какого-либо успеха. Мы, со своей стороны, старались раскрыться, насколько могли, однако обоюдного доверия пока не возникло. Неудивительно - ведь люди, раньше пролетавшие здесь на точно таких же дискаях, случалось, убивали моухоков.
   Чтобы казаться в большей степени своими, мы все, не только Ита, позаботились о внешности. Боекостюмы приняли вид таких же штанов и курток, как на женщинах, я и Волчица сделали одежду посвободнее, чтобы никого не шокировать накачанной мускулатурой. Однако, дружно восхищаясь красотой Джес и Ели, сёстры не испытывали отвращения и к нашим бицепсам-трицепсам, безошибочно угаданным ими под не особенно тщательным "камуфляжем". А в мыслях сестры Игл я вообще читала завистливый интерес.
   -"Как случилось, что вы совсем без оружия?" - спросила, наконец, Старшая Сестра.
   -"Почему, оружия навалом", - я не стала скрывать правду. -"Просто мы не достаём его, когда не собираемся стрелять".
   Игл озадаченно замолчала, мысленным взором ощупывая нашу одежду и то, что она скрывала. И - не увидела под нею вообще ничего, только слегка пульсирующий сгусток неведомой, но могучей энергии.
   -"Это не обычная одежда", - констатировала женщина, и мне оставалось лишь согласиться.
   С открытой местности мы вскоре свернули под своды пещерного города. Игл взяла было один из торчавших в расщелине факелов, но мы заверили её - в темноте видим, как днём, и Сестра Дракона воткнула древко обратно.
   -"В первый раз встречаю видящих бледнокожих", - недоверчиво подумала Кроу.
   -"Можете пустить кого-нибудь из нас вперёд", - весело отозвалась Волчица.
   В пещерах она чувствовала себя, как дома. Неведомые строители знали толк в своём ремесле. Здесь ощущалось движение воздуха, было довольно сухо, хотя с обеих сторон коридоров через каждые полтора десятка метров лежали тускло светившиеся гнилушки - как в подземном доме лесных людей!
   Минуя чистые, довольно просторные гроты, соединённые переходами, мы ощущали внимание остальных сестёр. Не покидая своих келий, чтобы не показаться невежливыми, женщины любопытно выглядывали из жилищ, и многие мыслевзоры были откровенно нескромными.
  
   Тревожный сигнал прозвучал, когда мы собрались усесться вокруг ритуального очага, и сестра Кроу уже бросила в огонь ароматную смолу.
   -"Нас схватили чужие мужчины!" - забились в сознании боль и отчаяние двух молодых девушек. -"Связали и везут на лошадях к Ослиному Уху. Их шестеро..."
   Все разом вскочили. На бегу Игл отдавала мысленные команды:
   -"Дежурная пятёрка! Седлать шестерых коней, по готовности - начать преследование захватчиков в направлении Ослиного Уха. Я вас догоню".
   Мы выскочили на открытую террасу чтобы бежать вниз, к "лошадиной пещере", когда я вклинилась в сознание разъярённой Игл:
   -"Послушай, Старшая Сестра! Летим с нами, так мы настигнем захватчиков через минуту".
   Моухоки остановились, не веря услышанному.
   -"Где же машина?" - нетерпеливо передала Игл, крутя головой.
   -"Не надо машин. Встаньте вплотную за спиной каждой из нас".
   Глядя в глаза Сестре Дракона, и держа открытыми мысли, я взяла её руку и показала, как надо. Ладонь оказалась твёрдой, словно вырезанной из дерева.
   -"Сейчас наши костюмы будут поддерживать вас в полёте".
   -"Ничего не потеряется", - добавила Волчица, уловив тревожную мысль Оул о стрелах в открытом колчане.
   Боекостюмы получили нейрокоманду: "Режим "Наездник", включить фиксацию".
   -"Все освоились? К полёту готовы?"
   -"Давай скорей, Сестра Неба. Я не хочу сегодня слышать мысли умирающих девочек!"
   Плавно увеличивая мощность антигравов, мы оторвались от скалы, немного повисели, покачиваясь из стороны в сторону. Дали моухокам немного времени, чтобы привыкнуть к ощущениям - и взмыли, устремившись в погоню.
   Набрали немного высоты над предгорьями, чтобы пассажирки лучше видели, потом перешли в горизонтальный полёт. Ель, не обладавшая навыками управления боекостюмом в воздухе, вернулась в пещеру, послав нам пожелание удачного возвращения.
   Скорость тоже увеличивали плавно - хоть костюмам всё нипочём, не хотелось позорить моухоков знакомством с "морской болезнью". Нарастающего давления воздушного потока не чувствовалось вовсе - силовое поле БК, вошедшего в боевой режим, полностью закрывало от внешнего воздействия.
   -"Вы уверены в направлении?" - на удивление спокойным тоном поинтересовалась Кроу, и я просто передала ей изображение со своего тактического виока.
   Сканеры надёжно "держали" группу всадников в трёх с лишним километрах от нас, слева от небольшого озера, и расстояние стремительно сокращалось.
   Сестра Наставница летела слева, вместе с Джессикой. Во втором мыслепотоке любимая всё время передавала разные смешные фантазии на тему нашего "тесного общения" с местными жительницами. Боекостюмы физически изолировали нас от моухоков, не позволяя прикоснуться к телу стрейнджера хоть одной чужеродной бактерии. Какие тут тесные контакты...
   А вот тактику боя нужно обсудить заранее.
   -"Старшая Сестра - я предлагаю обогнать захватчиков, спешиться, и встретить их образами огромных чудовищ. Один или двое должны остаться в живых, чтоб рассказать остальным: сюда не стоит больше соваться".
   -"Да, нападения спереди чужаки не ждут", - согласилась Игл. -"Насчёт оставить в живых - спросим у девочек, это решать им".
   Всё быстрее проплывали под нами нескончаемые заросли леса, всё ближе становилась высоченная двойная гора с заснеженными вершинами. Карта показывала на востоке полноводную реку, за ней обширное плато.
   Несколько десятков секунд - и вот они, голубчики, уже видны не только сканерам БК или внутренним взорам, но и "простому глазу" наших новых знакомых. Распуская пыльные хвосты, всадники во весь опор летели к лагерю кочевников, накануне вечером расположившемуся в нескольких километрах от горы моухоков. Мысли захватчиков переполнены вожделением - первая вылазка, и сразу удача!
  
   Обогнав их на несколько десятков метров, мы опустились на небольшой поляне, костюмы освободили "наездниц". Сёстры тотчас схватили луки и, укрывшись за деревьями, принялись целиться в кусты, из-за которых должны были появиться всадники.
   -"Игл, вы оставляете нам моделирование чудовищ?"
   -"Ну ведь это же ты предложила..." - её улыбка была чертовски похожа на волчью.
   "Военный образ мышления", - подумала я. "Кто подал идею, тому и претворять её в жизнь".
   -"Я сделаю своего давнего виртуального знакомого", - вздохнула Джес. -"Наверное, он навсегда запечатлелся в памяти, пусть хоть поработает на доброе дело".
   Мне оставалось подобрать уродов пострашнее для себя и Волчицы. Голливудские монстры замелькали перед глазами, удивляя подруг.
   -"Тебе кто нравится больше, "Чужой" или "Хищник"? - спросила Одинокую, укрупняя изображения.
   -"Чужой" страшнее", - уверенно ответила она, с ухмылкой разглядывая мерзкий гибрид насекомого и рептилии.
   -"Тогда бери "Чужого".
   -"Какой высоты делать пугало, десять метров хватит?" - уточнила Джес.
   -"Наверное".
   Кочевники были совсем рядом, и мы одновременно выдали свою "видеопродукцию". Моухоки молодцы - они даже не обернулись, всё внимание сосредоточив на месте предполагаемого появления врага.
   За полсекунды до того, как из кустов вылетел первый всадник, мы спроецировали сильнейший ментальный рёв, направленный на сознания захватчиков и их лошадей. Один за другим разномастные кони выскакивали на поляну - и оказывались перед тремя чудовищами ростом с четырёхэтажный дом, издающими невыносимо громкий и страшный звук. Естественно, копытные тут же взвились на дыбы, заходясь истерическим ржанием.
   Старательно поддерживая изображение монстра без признаков носа, зато с острыми жвалами по краям огромной зубастой пасти, я медленно двинула его навстречу мечущимся лошадям, сбрасывающим всадников. Сама же метнулась в самую гущу тел, вовремя подхватила обеих пленниц. Связанные по рукам и ногам, беспомощные, они могли быть затоптаны копытами беснующихся коней. Манипуляторы боекостюма перенесли девушек в самое безопасное место, за спины виртуальных чудовищ. Обе они серьёзно пострадали, пытаясь сопротивляться пленению.
   Тем временем наши виртуальные твари добрались до свалки взбесившихся от ужаса лошадей и эффектно сверкающими сгустками плазмы принялись неспешно разить врагов. Хоть монстры и были ненастоящими, но стоящие за ними люди обладали вполне реальной боевой мощью. Не отставали и моухоки, посылая в скопище тел стрелу за стрелой. Кочевники падали замертво, не сделав в ответ ни единого выстрела.
   -"Хватит уже, надо бы прекращать огонь", - передала я Старшей Сестре. -"Кони без всадников сейчас разбегутся, вы можете их мысленно успокоить?"
   Сестра Кроу занялась этим, и довольно успешно. Тем более, что чудища больше не двигались, не ревели, и перестали швыряться огненными шарами.
   Из захватчиков живы были трое, в груди одного торчал обломок стрелы, ему оставалось недолго. Двое сохранились целёхонькими, как я и замышляла. Всадив обоим слабые заряды из парализаторов, чтобы не отлавливать по кустам, мы с Джес убрали изображения монстров, и только Волчице приходилось играть спектакль до конца.
   Ведунья Ель и все моухоки, как женщины, так и мужчины, внутренними взорами внимательно следившие за погоней, слали нам теперь эмоции восторга и благодарности. Кроу ментальной силой удерживала в повиновении лошадей, Игл разоружала и связывала уцелевших чужаков, а мы втроём ринулись было к освобождённым девочкам.
   Я вовремя вспомнила о возможностях БК, придержала за руки Джес и Оул, перенесла пострадавших на поляну. В их состоянии лучше не шевелиться.
  
   -"Мы снова летаем по воздуху..." - заторможенно подумала та, что в схватке потеряла глаз.
   -"Да, Баз, похоже мы умерли. И боль куда-то ушла", - согласилась вторая, хрипло дыша из-за вошедших в лёгкие обломков рёбер. -"Но я счастлива, что и здесь мы вместе".
   Об их боли я позаботилась сразу...
   -"На этот раз не угадали", - весело подумала Волчица. -"Но если и дальше будете так беспечны, то расстаться с жизнью очень даже возможно".
   -"Кто это?" - синхронно ойкнули девочки -"Незнакомый голос..."
   -"Разрешите представиться: я - Волчица из летящих меж звёздами".
   Одинокая передала образ своей настоящей внешности, коротко склонив голову в приветствии.
   Несколько секунд юные сёстры оторопело молчали, и на правах старшей по возрасту в беседу вступила Кроу.
   -"Волчица права. Вы были очень неосторожны, могли поплатиться за это не только жизнью, но и честью".
   Девочки ответили эмоциями раскаяния и стыда.
   К нам подошла Игл, глянула на окровавленное лицо Баззард, перевела взгляд на её подружку, внутренним взором разглядела сломанные рёбра, истекающие кровью лёгкие. Скорбная морщина пролегла между бровей Старшей Сестры.
   Я поспешила успокоить Игл.
   -"Всё вижу, но обе девочки будут жить. Машины легко исправят любую телесную рану".
   Оул, держа за воротники, подвела обоих кочевников, и мы впервые услышали голосовую речь моухока.
   -Сёстры, в чём конкретно виновны эти два чужака?
   -Усатого мы вообще не видели, - честно ответила Баз. -А толстый вместе с другими напал на нас... когда мы заснули.
   -"Волчица, твой выход", - подумала я, отступая в сторону.
   Теперь Одинокая внушала образ чудовища только охотникам за девушками, избавив коней от страшной иллюзии.
   Отвратительная тварь с вытянутым черепом и двойной челюстью приблизилась к горемыкам-захватчикам, громко сопя и истекая слюной. Страх побуждал бежать, но ослабленные парализатором мышцы утратили способность к резким движениям. Маленькие запавшие глазки гигантского зверя светились красным, и этот взгляд бросал в дрожь.
   -"Чужаки!" - мыслеголос монстра зазвучал в сознаниях кочевников, для пущего эффекта сопровождаясь эхом. -"Вы пришли на нашу землю и вы пытались похитить наших женщин. Теперь вы умрёте".
   Столбообразная лапа чудовища указала на толстяка:
   -"Ты ударил мою женщину и выбил ей глаз!"
   -Это не я-ааАА!!!
   Оба глаза бронзоволицего лопнули и вытекли, словно взорвавшись изнутри. Чужак страшно закричал, рухнул наземь, забился в конвульсиях.
   Сестре Кроу пришлось приложить дополнительное усилие, чтобы удержать лошадей в повиновении.
   -Женщины не сказали, о Великий, что они принадлежат тебе, - срывающимся голосом выкрикнул усач. -Мы не знали!
   -"Вы их не спрашивали", - припечатала Волчица.
   На поляне запахло палёной шерстью. Толстяк подпрыгивал, извиваясь, словно рыба на сковороде. Потянуло горелой плотью - голова похитителя медленно обугливалась под лучом минимальной мощности.
   Усатый в ужасе наблюдал за казнью, под разукрашенным вышивкой кожаным жилетом по его спине стекали в штаны капли холодного пота.
   -"Ты - следующий!!" - прогремел мыслеголос невиданного зверя, его лапа-бревно нацелилась в лицо единственного кочевника, оставшегося в живых. -"Ты командовал захватчиками, я знаю. Твоя вина больше. Но много больше вина того, кто вас сюда послал!"
   В мозгу усатого блеснула искорка надежды - может быть, как-то удастся выкрутиться, подставить кого-нибудь вместо себя?
   -"Ты пойдёшь к своим", - продолжал монстр. -"Расскажешь всем, что случилось с твоими людьми. Если завтра до полудня племя не уберётся прочь с нашей земли, придём мы. Все будут сожжены. Медленно, так, как он".
   Лапа указала на слабо дымившийся труп толстяка, потом снова нацелилась в лицо усатому. Дохнуло жаром, кочевник закричал, изо всех сил жмурясь, спасая глаза.
   -"Это тебе, чтобы помнил. Иди!!" - рявкнула Волчица, манипулятором швырнув охотника на девочек в направлении лагерной стоянки.
   Пролетев несколько метров, чужак с треском рухнул в кусты, выбрался оттуда, пробежал с десяток метров на четвереньках. Потом исхитрился подняться на ноги и понёсся во весь опор, спиной чувствуя взгляд алых глаз демона.
   -"Я буду следить за тобой", - передала вслед Одинокая и с облегчением убрала изображение чудовища.
  
   Эмоции моухоков зашкаливали, Ель гордилась ментальной силой дочери. А Игл напомнила о лечении спасённых из плена.
   Я кивнула Старшей Сестре.
   -"Да, ты права".
   -"Пусть Кроу летит с ними, она поможет в случае чего", - подумала Игл.
   Сестра беспокоилась, как бы мы не "вложили в девушек души монстров"! И что теперь с этим делать? Информация попадала ко всем стрейнджерам в режиме реального времени, я попросила девушек обдумать складывающуюся ситуацию.
   Джессика и Кроу отправились на орбитальную станцию вместе с ранеными, а мы занялись прозаическим сбором оружия кочевников, валявшегося тут и там рядом с обугленными трупами.
   Приторочив всё ценное к сёдлам, Оул вскочила на самого сильного и злого жеребца, чтобы вести шестёрку домой. Пожалела, что во второй раз не удалось полетать с нами.
   -"Если ты этого по-настоящему хочешь - обязательно будешь летать!" - пообещала я девушке, закрыв мысль от остальных моухоков.
   Мы с Волчицей вывезли Игл на рекогносцировку. Можно, конечно, показать трёхмерную карту расположения лагеря чужаков, но своими глазами сёстрам пока что понятней. Вот пара десятков шатров на холме - островерхие, с дверями-занавесками, каркасы из отполированных деревянных шестов. Вот расписные кибитки с таким же матерчатым верхом встали вокруг палаток - что-то вроде примитивной изгороди. Неподалёку пасущиеся кони...
   Предводитель отряда захватчиков, оставшийся без своих бойцов, ещё не добрался сюда. Его мигающую отметку мы видели на тактических виоках, идя в полусотне метров над лесом. Поэтому на стоянке покой и умиротворение.
   Выбрав удобное место, кочевое племя обычно оставалось там несколько месяцев. Не уезжали, пока не выбьют дичь в окрестных лесах, да не насолят деревенским постоянными кражами. Когда вожак чувствовал, что охотничьи угодья истощены, или терпению местных жителей приходит конец, кочевники снимались, чтобы искать другую подходящую стоянку.
   А здесь племя только начинало обживаться, вокруг была девственно чистая природа, теперь нужно просто искать - что и где у неё можно взять, чтобы употребить на пользу.
   Режим тени позволял нам летать буквально над самыми повозками, разглядывая расписные тенты и деревянную резьбу на бортах. Слушать, что они говорили, даже не используя сверхспособностей. Язык племени был одним из вариантов примитивного постанглийского.
   На стоянке обнаружилось очень много детей, мужчины все носили обувь, а женщины были поголовно босы. Прислушавшись к хору мыслей, мы сделали окончательный вывод - живут здесь патриархально. Вожак племени - вот этот длинноволосый мужчина лет тридцати пяти, выглядящий расфранчённым павлином. Куртка, жилетка, штаны - всё украшено вышивками. На ногах высокие сапоги с узорами. Он картинно прохаживался возле кибитки, опираясь на высокий посох с кистями на рукоятке из белого металла, дымил трубкой и с видом галльского петуха оглядывал подчинённый народ.
   Собрав максимум информации, Игл подумала: "Теперь можно и улетать", что мы и сделали, вдоволь насмотревшись на очередную вариацию упадка. Подумать только, а ведь предки этих одичавших существ были образованными людьми!
   На обратном пути мне захотелось покувыркаться в воздухе, я предложила это Игл. Не желая уронить достоинства Старшей Сестры, она согласилась, и мы черкнули в небесах несколько фигур, известных лётчикам двадцатого века. Волчица старательно следовала на расстоянии, чтобы вовремя повторять эволюции моего БК.
   -"Кажется у нас получается воздушная пара", - порадовалась я, и тут почувствовала состояние Игл.
   Желудок Сестры Дракона готов был взбунтоваться, пришлось перейти в неторопливый горизонтальный полёт. Гора моухоков виднелась уже совсем рядом, в мыслях Игл мы прочли, где удобнее приземлиться. Волчица тут же угодила в объятия матери, которые отчего-то показались мне подозрительно пылкими.
   Игл с облегчением ступила на твёрдый грунт, качнулась, восстанавливая равновесие. В лице была ещё заметна нехарактерная бледность, но, в общем, крещение состоялось.
   Криво улыбнувшись, она кивнула головой:
   -"Пожалуй, после этого полёта я получила чуть больше оснований носить собственное имя".
   Информацию, полученную в разведке, и ощущения от необыкновенного полёта все моухоки восприняли одновременно с Игл. Кое-кто отнёсся к воздушным кульбитам совершенно спокойно, но конечно, нашлись и те, что сейчас испытывали неподдельный восторг. Сестра Оул, гнавшая трофейных коней, оказалась в числе последних.
   К тому времени, когда Игл восстановила полную уверенность в твердости почвы под ногами, а конюшня женской половины племени пополнилась шестью новыми лошадьми, на горной террасе материализовались четыре женские фигуры. Мы вышли наружу встречать Джес и сестёр.
   Рассыпаясь в благодарностях, Игл недоверчиво осматривала младших, безуспешно пытаясь обнаружить хотя бы малейший след тех ран, которые полчаса назад вызывали серьёзную тревогу. Ничего! Взгляды Старшей были так настойчивы, что смутили юных, только тогда Игл была вынуждена отступить.
   Они обменялись мыслями с Кроу.
   -"Те ли это девушки, наши ли сёстры-моухоки?"
   -"У меня нет оснований думать иначе".
   -"Ты уверена?"
   -"Так же, как муравей способен понять кузнечное дело".
   Всё это они, конечно, пытались скрывать от нас, но с тем же успехом, что и раньше. Их Санэла была, несомненно, развита, но племя долгие годы "варилось в собственном соку", не имея никаких внешних контактов.
   Пообщавшись с моухоками, Ведунья Ель по-новому взглянула на жизнь собственного народа. Может быть, так и нужно - пережить период взросления, развития Санэла в единстве с природой планеты, а потом, обретя силу, выйти в Космос, достичь иных миров? Ведь если б Волчица не стремилась к недостижимому и осталась в Великом Лесу, разве обладала бы теперь такой Санэла...
   Нет, главное конечно в том, хочет сам человек уйти во Вселенную, или не хочет. Страстно ли желает достичь великого, изведать непознанное, либо вполне удовлетворён тем, что есть. И если душа просит полёта, она должна иметь возможность взлететь!
   Эл и Баззард, разумеется, излучали искреннюю благодарность за спасение и восхищались всеми стрейнджерами без исключения. Меня, Волчицу и Ель они видели, можно сказать, впервые, и рассматривали в буквальном смысле с раскрытыми ртами - такими мы казались красивыми. Убедившись, что девочки здоровы, старшие отослали их выполнять какую-то тяжёлую работу в наказание за учинённый переполох.
  
   РОБИН
  
   Диксон, Джессика и Волчица вместе с Елью вернулись к ритуальному очагу и наконец-то присели. Языки пламени взвились кверху.
   -Пусть наш Духовный Огонь всегда горит так же ярко и ровно! - вслух произнесла Сестра Наставница по имени Кроу, и тоже села.
   Мысленно к ним присоединились все Старшие Братья и Сёстры-моухоки, от их имени Игл начала непростой разговор.
   -"Мы видели ваше могущество. Оно велико. Возможно ли узнать, чем такой народ, как моухоки, может быть полезен стрейнджерам?"
   -"Я отвечу так же, как Ита", - подумала Диксон. -"Стрейнджеры - не раса, а сообщество единомышленников-антропоморфов. Биологическое размножение не является основным способом нашего воспроизводства. Мы пополняем ряды людьми разных галактических рас, разделяющими наши взгляды на мир, наши принципы. Желающими жить так, как мы - странствуя меж звёздами, познавая бескрайнюю Вселенную, делая её лучше по мере возможности".
   -"А откуда вы знаете, как лучше? Вы уверены, что никогда не ошибаетесь?"
   Этот вопрос задал Старший Брат. Девять лет он заботился о своей части племени, и через три года должен был уступить хлопотную работу одному из младших Братьев Дракона.
   -"Не уверены", - без колебаний отозвалась Дик. -"Абсолютно уверенный в собственной непогрешимости совершает намного больше ошибок. Мы не считаем себя богами".
   -"Какова цель вашей жизни?" - скромно поинтересовалась Гриффин - та, что была Старшей Сестрой перед Игл.
   -"Вечное движение. Вперёд и ввысь!"
   -"Но к чему вы движетесь, что в конце пути?" - настаивала она.
   -"В конце у всех нас одно и то же, рано или поздно. А смысл вечного движения стрейнджеров в том, чтобы перед концом каждый мог честно сказать: "Я сделал всё ради созидания и торжества справедливости".
   -"Справедливость можно понимать по-разному", - осторожно заметил Брат Хранитель.
   -"Для нас главное, чтобы каждый, кто пользуется результатами труда другого, отдавал ему не меньше, чем получил. Чтоб не было бездельничающих за счёт рабского труда остальных".
   -"Всё это, по-моему, очень непросто проконтролировать", - заметила Сестра Игл.
   -"Мы стараемся..."
   Словесные мыслеформы недостаточно выразительны, - решила Диксон, и стала мыслить картинами.
   Вот стрейнджер-наблюдатель с лунной базы вступает в бой с рейдером гарамов, спасая от гибели всех жителей Земли. Вот строится на Луне корабль-исполин, экипажем которого будут присоединившиеся к стрейнджерам, это их дом. Вот получили по заслугам паразиты, присвоившие принадлежащее всему человечеству и никогда ничего не делавшие самостоятельно...
  
   -"Стало быть, вам нужны люди", - сделали вывод Старшие. -"Если племя даст людей - что оно получит взамен?"
   -"Главное - желание, осознанный выбор этих людей", - напомнила Ита. -"А что получит племя..."
   Мы явственно ощутили опасения Старших: "А вдруг пришельцы переманят к себе всю молодёжь, и племя попросту вымрет? Мы должны держать процесс под контролем!"
   -"У вас сейчас есть больные или пожилые люди - те, которые хотят жить, но жизнь уходит из них?", - спросила торнианка.
   -"Пожилые есть, конечно", - ответил брат Тай.
   -"Мы дадим племени исцеляющую машину. Смерть станет редкой гостьей моухоков".
   -"Это так просто?" - недоверчиво хмыкнула Игл.
   -"Ясно, непросто. Всё зависит от уровня, на котором находится цивилизация".
   "Жизнь так скоротечна", - сама себе подумала Кроу. "Кажется, я только вчера полюбила впервые. А теперь забываю, что это вообще такое".
   -"Ну, неправда", - послышался чей-то мыслеголос. -"Я знаю, что ты меня помнишь".
   Кроу смутилась. Она и вправду помнила и любила Валчер.
   Внезапно Диксон вошла в ментал и вернула этой паре утраченную яркость чувств. Без умысла, без цели, просто из сожаления, вместе с ними ощутив щемящую грусть утраты.
  
   Ита мысленно объяснила Волчице, как заказать у диская автономную аптечку, и через пару минут Одинокая принесла в пещеру два небольших предмета овальной формы.
   -"Один братьям, другой - сёстрам", - подумала торнианка. "Вы прямо сейчас можете испробовать их на ком-нибудь".
   Старшая Сестра обратилась ко всем:
   -"Кто хочет испытать действие исцеляющей машины?"
   После небольшой паузы донёсся незнакомый голос.
   -"Пожалуй я вызовусь первой, сестра Дракона".
   Спустя мгновение мы знали - это мать Игл.
   -"Нам придётся отнести машину к сестре Рэйвэн", - объяснила Старшая. -"В последнее время маме тяжело ходить".
   Я вызвалась пойти с нею вниз - не стоило беспокоить пожилую женщину явлением целой делегации. Увидев Рэйвэн, постаралась сдержать мысли - годы превратили её в живую мумию. Распухшие суставы едва шевелились, мучая постоянной болью, о зубах сестра давно позабыла. А вот мысли её оставались удивительно ясными.
   Женщина коснулась аппарата непослушными пальцами, ощутила внутри непонятную силу, в душе затеплилась надежда. Выцветшие глаза подслеповато щурились на меня:
   -"Что нужно делать?"
   -"Ничего, просто подержите на нём руки, пока не скажет, что лечение началось. Тогда контакт можно будет прервать".
   -"Выздоровление наступит не сегодня", - рассказывала Ита всем моухокам. -"Ведь это не магия, а медицина. Ваш организм, сестра Рэйвэн, долгие годы испытывал нарастающий дефицит необходимых веществ и столько же времени подвергался отравлению накапливающимися шлаками. Поэтому понадобится не меньше года, чтобы вы снова ощутили себя полной сил. Однако, если вы будете внимательно всматриваться внутрь себя - увидите, как постоянно происходят позитивные изменения".
   По мере того, как мысли торнианки проникали в сознание моухоков, росло число тех, кто верил в целебную силу машины. Эмоции надежды, радости, волнения - нарастали с каждой секундой, постепенно охватывая обе части племени. Старики и те, кто ещё только начинали ощущать неумолимо наступающие болезни, боялись поверить, что исцеление от старости возможно, но желали этого больше всего на свете.
   -"Вскоре вы почувствуете необычайно сильный голод", - продолжала Ита. -"Зубы тоже вырастут не сразу, этот процесс займёт несколько месяцев, поэтому пищу пока придётся специально готовить, измельчать. Есть нужно всё, что потребует организм, даже если вам покажется, что это вещество несъедобно: песок, например, известняк, костная мука..."
   -Лечение началось! - мелодично пропела аптечка на языке стрейнджеров.
   -"Запомните эти слова. Они означают, что физический контакт больного и исцеляющей машины можно безболезненно прервать. В повторных прикосновениях необходимости нет. Если вам потребуется излечить множество людей друг за другом, учтите - машинам нужен отдых для восстановления целительной способности. О необходимости такого отдыха аппарат известит двухтональным звуковым сигналом".
   Все пояснения Иты сопровождались мыслекартинами, моухоки имели возможность принять информацию к сведению и запомнить её, в том числе и звуковой сигнал неработоспособности.
   -"В этом случае машину нужно положить на неживую поверхность - камень, другую почву - с тем, чтобы она могла поглотить инертную массу для восстановления способности лечить".
   Сестра Рэйвэн, внимательно вглядывавшаяся в собственное физическое тело, наконец, заметила первые признаки изменений. Казалось, вместе с кровью во все органы и системы начала поступать жизнь, сосуды очищались от многолетних наслоений и закупорок, их стенки восстанавливали былую упругость. Нежизнеспособные клетки и разного рода шлаки использовались наноботами как атомарный строительный материал для новой молодой ткани.
   Захотелось вдохнуть полной грудью, Рэйвэн сделала это и даже не вспомнила об обязательном приступе удушающего кашля. Впервые за последние десятилетия она чувствовала приятное головокружение - в организме полным ходом пошли процессы роста. Суставы словно чесались изнутри, это было неприятно, но сознание того, что она сможет самостоятельно ходить, разжигало крохотный огонёк надежды. Ради будущего сестра готова терпеть что угодно!
  
   У братьев-моухоков шёл аналогичный эксперимент. Пожилого человека, сохранившего горячее желание жить, наделили колонией невидимых саморазмножающихся целителей, и наблюдали, как активизируется работа его головного мозга, вегетативной нервной системы, как восстанавливаются и гармонизируются биохимические процессы в организме.
   Все индейцы, как один, черноволосы и смуглокожи, с характерными скуластыми лицами. Когда я была совсем маленькой, через посёлок проходили двое бродяг. По крайней мере один из них, удививший детвору смуглой красно-коричневой кожей и чёрными, как смоль, блестящими волосами, был индейцем - это объяснили взрослые.
   Ита перешла к сути дела.
   -"Для тех, кто хочет странствовать во Вселенной, мы поставим порталы. Это что-то вроде невидимых ворот - сёстры Кроу, Эл и Баззард испытали, как они работают. Порталы будут пропускать желающих старше четырнадцати лет в любое время суток".
   Диксон не требовала окончательного ответа, решив, что моухокам нужно дать время на размышление. Собственно, ответ прекрасно читался в ментале: вечная молодость для каждого - достаточная цена за разрешение уйти тем, кто этого хочет.
   Волчица вызвала свой дискай, торнианка пригласила желающих взглянуть, как живут стрейнджеры на орбитальной станции. Добровольцев вызвалось много, сотни полторы, в основном, молодёжь. Старшие выбрали Фальк и Джега, ведь юная сестра Тигра была одной из первых, с кем заговорили пришельцы.
   Плейт Одинокой принял на борт всех, хотя в единственном помещении кораблика стало довольно тесно. Джегу и Фальк вместе с остальными пришлось пройти дезинфекцию, после чего молодая пара отправилась в свой первый космический полёт. А какой это по счёту полёт для меня? Сбилась уже. Стрейнджеры летают, как земляне ходят по дорогам, не фиксируя на процессе особого внимания.
   Фиолетово-синее небо верхних слоёв атмосферы, а там, выше - бескрайнее море звёзд. Красота, к которой невозможно привыкнуть! Даже Ита, не говоря обо всех нас, любовалась слепящее-ярким солнцем, появившимся из-за краешка голубого шара планеты. Моё сердце взволнованно отбивало учащённый ритм, а Фальк с Джегом тем более переполнялись восхищёнными эмоциями.
   Где-то внизу, в тысячах километров, живёт своей прежней патриархальной жизнью посёлок, живут мама и брат, знать не знающие ни о каких стрейнджерах, ни о каком Космосе. Интересно, сколько процентов населения Земли знают правду о том, что на самом деле вообще происходит? Что представляет собой настоящая история человечества, откуда взялись на этой планете люди? Последнее неведомо даже летящим среди звёзд...
   Я ощутила, как Волчица передала моухокам информационный пакет и улыбнулась. Вспомнила, свой испуг, когда впервые в голове неизвестно откуда возникла чёртова прорва новых знаний.
   Какими беззаботными казались Джег и Фалькон всего лишь несколько минут назад! Вспомнилась одна из древних легенд, согласно которой при рождении человека ангел заставляет его забыть все предыдущие воплощения, чтобы начать с чистого листа. Осмысление больших объёмов информации, наверное, похоже на тот процесс, только с обратным знаком. После каждого общения с брейном я чувствовала себя повзрослевшей и поняла - сейчас мои одногодки испытали нечто подобное.
   Но знания - как наркотик, единожды вкусив, навеки попадаешь в зависимость. Теперь я снисходительно смотрела на себя-вчерашнюю и ни за что не согласилась бы вернуться к прежней наивной безалаберности.
   Фальк как-то странно посмотрела - сознания наши на долю секунды соприкоснулись, от девушки пришёл сложный посыл взаимоувязанных эмоций, в которых, пожалуй, не разобралась бы и она сама.
   Ель мысленно улыбнулась:
   -"Если хочешь, расскажу, что она почувствовала", - приватно передала Ведунья.
   Я вдруг поняла: щёки-уши предательски краснеют, и окончательно смутилась. Ведь сейчас я похожа на симпатичного парня!
   Хорошо, что Джегью всецело поглощён интерьером причального отсека Мэйт - кажется, ничего не заметил.
   Одинокая давала моухокам знания, способные помочь племени в земной жизни: географию, геологию и климатологию района, где они обитали. А Фалькон вдруг осведомилась - нельзя ли узнать, как устроена орбитальная станция, или хотя бы дискай?
   В скуластом лице девушки почудилось что-то знакомое - глаза загорелись жаждой знания!
   Джессика понимающе улыбнулась:
   -"Можно, но только после того, как пройдёшь портал".
   -"А что-нибудь о звёздах - сейчас можно?"
   Джег остолбенело вытаращился на подругу.
   -"Ты разве не хочешь странствовать во Вселенной?" - в ответ удивилась она.
   Парень посмотрел в сторону.
   -"Как-то не думал об этом. Мне и на Земле нравится, особенно теперь, когда "тарелки" не будут больше стрелять в людей... Там наш дом, Фальк", - умоляюще передал Джегью, представляя одетые в снежные шапки высокие горы, поросшие густыми лесами равнины, росистые заливные луга знакомого и родного, наполненного жизнью мира.
   Но в голове любимой не было больше дум о земной жизни.
   -"Наверное, я вернусь назад прямо сейчас", - сверкнул глазами юноша.
   -"Как тебя понимать?" - Фалькон воззрилась на него, словно увидала впервые. -"Тебе безразличен весь этот таинственный, непостижимо огромный Космос?!"
   Она повела рукою вокруг и засмотрелась на открывшуюся по нейрокоманде Диксон панораму звёздного неба - в левом верхнем углу висела огромная серокаменная Луна. Если присмотреться, даже в таком масштабе на поверхности спутника можно разглядеть зародыш нового корабля, не по дням, а по часам прирастающий секциями.
   Фальк каким-то образом умудрялась выглядеть элегантно. Даже в выгоревшей линялой куртке с бахромой по швам и таких же штанах неопределённого цвета.
   Она пожала плечами, не обнаружив в душе избранника чувств, созвучных её собственным. После небольшой паузы твёрдо подумала:
   -"Мне очень жаль, Джегью, что ты не хочешь быть со мной во Вселенной".
   "Пэтрэл права, первая любовь, наверное и вправду часто оказывается ненастоящей", - услышали мы во втором мыслепотоке девушки.
   -"Но как же наши чувства?!" - воскликнул парень, уязвлённый в самое сердце.
   "Сестра Тигра, наречённая именем сокола, не может полюбить призёмленное существо, испытывающее очевидный недостаток отваги".
   Эту мысль Фалькон тщательно спрятала от неудачливого любовника, который смог ощутить разве что бессвязные обрывки эмоций.
   Но отсутствие какого-либо ответа на подобный вопрос - тоже ответ. Джег склонил голову, прощаясь с теперь уже бывшей возлюбленной.
   -"Уважаемые сёстры стрейнджеры, я сожалею, что оказался недостойным находиться в вашем доме рядом с сестрой Фальк", - в безмолвной речи молодого парня зазвучала неожиданная дипломатичность, под покровом которой пульсировала жгучая боль. -"Обязуюсь найти вместо себя брата-мохоука, в сердце которого горит такое же яркое пламя Космоса, как у неё, а сейчас прошу вернуть меня на Землю..."
   Неокрепшему союзу двух было суждено распасться, это очевидно всем, сколько-нибудь способным в предвидении.
   Индеец исчез через секунду после того, как встал на мерцающий круг зоны приёма-отправки БТС, а длинноногая Фальк повернулась ко мне.
   -"Ты, кажется, тоже рождена в год Тигра?"
   Я подтвердила сей факт, потом использовала случай потренироваться в создании информационных пакетов и передала сестре рассказ обо всём, что приключилось со мной в жизни до встречи с Диксон.
   -"Наверное, тебе повезло ещё больше чем мне", - покачав головой, сочувственно отозвалась Фальк.
   Она во всей красе представила беспросветное существование поселковых женщин, искренне сочувствуя несчастным и размышляя, отчего они не взбунтуются против таких жестоких обычаев.
   -"Повезло, это уж точно", - я в очередной раз порадовалась за себя.
   Показала девушке типичную для посёлка картину публичной порки провинившегося ременными плетьми.
   -"Вот поэтому там и не бунтуют. А ещё у вас никого не заставляют рожать, да и работают вместе на одно общее хозяйство - так жить намного легче".
   Фалькон посерьёзнела, кивнула. Она была довольно симпатичной, разве что слишком худой, но и я до недавнего времени имела такую же подростковую фигуру.
   -"Зачем отдельное жильё строить и содержать каждой паре?" - недоумевала девушка. "Ведь это не только лишний труд, но и несвобода. Представь, если б у нас с Джегью был дом, разве могли бы мы так легко расстаться друг с другом? Или общие дети... Ведь люди не могут всю жизнь жить в одной-единственной паре".
   Я задумалась над этим, невольно любуясь тонкими и своеобразными чертами лица собеседницы.
   -"Спасибо", - обаятельно улыбнулась она, и я снова почувствовала, что краснею.
   Подумалось: хорошо, что мой первый период гормонально-половой стабильности будет мужским - ей ведь нравятся парни.
   Мы стояли довольно близко, я вдруг почувствовала лёгкий аромат незнакомых трав.
   -"Утром вымыла волосы с медуницей, её собрали при полной луне".
   Чуточку раскосые чёрные глаза притягивали, будто магнит. Какое странное ощущение... Словно мы когда-то были знакомы.
   -"В прошлой жизни?" - безмолвно предположила Фальк, ощущая нечто подобное.
   Соприкосновение рук ударило электрическим разрядом, я не сразу поняла, что мы судорожно сжимаем друг друга в объятиях.
   "Я тебя нашла!" - хором воскликнули души, и всё вокруг разом перестало существовать.
   Во Вселенной остались только я и Фальк, никого и ничего больше. Чувство обретения когда-то утраченной половинки было таким сильным, что мы обе вдруг разрыдались от счастья. Губы сами собой шептали что-то бессвязно-ласковое, пальцы гладили волосы, шею, плечи.
   -"Что с нами такое..." - мысль Фалькон пришла нечёткой, как будто из полусна.
   -"Ничего подобного раньше..." - ответила я.
  
   Когда мы опомнились, зал БТС давно пустовал, вокруг не было ни единой души.
   -"Тебя не пугает моё тело?" - первое, что я подумала Фальк, лишь только вернулась эта способность.
   -"Ничуть", - её неповторимая улыбка очаровывала. -"Пожалуй, тоже возьму себе такое".
   Бездна обаяния! Я снова привлекла к себе девушку и поцеловала.
   -"А что, будем по очереди меняться полами".
   Из торнианской сексологии мне было известно - в устойчивых парах стабилизация одного из партнёров по половому типу неизменно влечёт за собой стабилизацию супруга по тому типу, который предпочитает первый.
   Любопытная особенность: мир, идеальный для бисексуалов! Остальным парам, испытывающим влечение к какому-нибудь определённому полу, неизбежно приходилось пережидать периоды вынужденно платонической любви.
   Мысленно поискав Джессику, обнаружила их троицу в гимнастическом зале вместе с Ведуньей Елью. Умение управлять своим телом в невесомости могло понадобиться в критической ситуации, и я предложила Фальк понаблюдать за тренировкой.
  
  
  
  
  
   ДЖЕССИКА
  
   Сегодня я собралась навестить Шейлу - кажется, уже немного привыкла к её нынешней внешности. В конце концов, какая разница - тело лишь плоть, душа-то у неё женская.
   Можно было воспользоваться телепортом, сэкономить время, но я предпочла дискай. Плейт прошил все слои атмосферы и мчался в нескольких сотнях метров от поверхности. Курс - на юго-восток, навстречу утру.
   Предрассветные небеса у горизонта слоисты: первой снизу лежит серо-голубая полоса тумана, затем тёплый розовато-персиковый слой, и наконец, нежную бирюзу на востоке разрезает широкий золотой луч, поднимающийся в зенит. Указующий перст Бога, дорога Света, путь познания и свершений. Отражение солнечного лика, ещё не показавшегося из-за горизонта.
   Шейла жила в одном из лагерей для кандидатов-выходцев из таунов. Имея похожее прошлое, я курировала эти поселения. Сверху лагерь простым глазом и не заметишь - небольшие экспедиционные палатки на одного-двух человек даже на расстоянии нескольких шагов выглядели разросшимися деревьями с ветками, спустившимися до самой земли. Стояли они на произвольном расстоянии друг от друга, так как имели автономные системы жизнеобеспечения, а площадь лагеря в пять квадратных километров позволяла не ощущать себя стеснённым чьим-либо соседством. Листья на ветвях "деревьев" шелестели точно так же, как на обычных каштанах и ивах - не отличить. Это не только маскировка - обычная манера стрейнджеров как можно меньше влиять на живую природу любого мира. Есть здесь мы или нас нет - в природе ничего не должно меняться.
   Главные занятия кандидатов в присоединившиеся - развитие Санэла, получение иных необходимых знаний, выбор будущей сферы деятельности. И - самоорганизация в средней величины коллектив из трёх десятков человек. Последнее нередко оказывалось трудным для тех, кто не интересовался психологией межличностных и общественных отношений.
   В лагерях никого не спрашивали о прошлом, но закоренелые социофобы и при таких условиях не всегда могли начать строить собственное будущее. В подобных случаях мы предлагали им переезд в другие лагеря - может, там повезёт встретить человека, о котором захотелось бы заботиться. В совершенно безнадёжных случаях, когда кандидату так и не удавалось конструктивным образом перестроить собственное сознание - предлагали выбрать профессиональную деятельность, не связанную с межличностным общением.
   Кстати, Ита в своё время записалась в наблюдатели как раз по этой причине. Похоже, несколько десятилетий одиночества излечили её аномальную интровертность. Навсегда ли - другой вопрос, но сейчас торнианка нормально общалась как с нами, так и с кандидатами в присоединившиеся, не обнаруживая эмоционального дискомфорта.
  
   К приземлившемуся дискаю со всех сторон торопились люди в разноцветных одеждах. Отвечая на мыслеприветствия, я воспринимала и эмоциональное состояние каждого. Новость о моухоках здесь, конечно, знали - информационная сеть объединяла и стрейнджеров, и кандидатов, только космические расстояния могли в какой-то мере задержать её распространение.
   Волчица страстно желала найти других людей с развитой Санэла, и ей это удалось. Переговоры с моухоками, небольшое происшествие с двумя беспечными девочками, быстро и хорошо закончившееся при нашем участии - водоворот событий увлёк Ведунью Ель. Она задержалась в гостях, это было приятно всем стрейнджерам.
   И мы, и отдельно живущая пока Лариса, каждую ночь во время сна получали информационные пакеты обо всех важнейших событиях, происшедших в нашей Галактике. Как-то поутру, осмысляя свежие новости, я поймала себя на мысли: начинаю относиться к Земле, как к одной из бесчисленного множества планет, существующих во Вселенной!
   Возможности оптимизированного мозга позволяли сортировать эти огромные объёмы информации прямо во время сна. Субъективно процесс напоминал прежние сновидения, только теперь они состояли из реальных событий, происшедших в разных частях Галактики. После сортировки по важности часть новостей сохранялась в памяти и была доступна наяву, а несущественное забывалось по мере поступления нового.
   Кандидатам в присоединившиеся немного сложнее - обычный человеческий мозг не умел сортировать новости во сне, им приходилось заниматься этим с утра. Заодно тренировались практические навыки экспресс-анализа информации.
  
   В лагере Шейлы эмоциональная ситуация, кажется, в норме. Есть кое у кого трудности в притирке характеров, но процесс облегчает инициированная Санэла. Свободное "слышание" мыслей и чувств позволяло будущим стрейнджерам не ошибаться в предпочтениях и правильно оценивать отношение других к самим себе.
   Любопытно, что все места, избранные мной для лагерей кандидатов оказались над средоточиями положительной энергии планеты! Выбирая, я и понятия об этом не имела, просто нравились места, а оказывается, Санэла сама находила лучшие варианты из всех возможных.
   Шейла-мужчина не вызывала у обитателей лагеря антипатии, и кажется, нормально вписывалась в формирующийся коллектив. Участие в совместной операции по ссылке преступников из таун-людей в необитаемые районы планеты заметно способствовало сплочению кандидатов.
   Она шла рядом с немолодой полноватой женщиной, между ними явно наметилась эмоциональная общность. Разглядывая черты нового лица Шейлы, я даже нашла его симпатичным. Высокий лоб, спокойный и слегка задумчивый проницательный взгляд. Крупные, но интеллигентные черты, волевой подбородок, упрямо сжатые губы. Пожалуй, мужчина с такой внешностью мог бы стать моим коллегой, окажись у него ещё и нормальный характер.
   Эти мысли я, конечно, скрывала, но Шейла догадалась по глазам.
   -"Привыкаешь к моей новой внешности? Отлично!" - улыбнулось мужское лицо, в глазах промелькнуло что-то от прежней Шейлы.
   -"Кстати, какое имя ты себе выбрала?"
   -"Имя "Шон". Кстати, Рона знает, что раньше я была не мужчиной, об этом можно говорить открыто".
  

***

  

ПОКА МЫ ЕДИНЫ - МЫ НЕПОБЕДИМЫ!

  
   Я смотрела на иссиня-чёрный подрост у корней волос недавно совершенно седой спутницы Шейлы - результат деятельности наноботов - и в это мгновение почувствовала необъяснимое беспокойство. Его источник находился довольно далеко, пришлось напрячься, прежде чем я поняла: он на границе Солнечной системы, чуть ближе орбиты Плутона.
   Одновременно услышала тревожные мыслеголоса наших. Яснее всего поняли, что происходит, Ита, Волчица и Ель - она всё ещё оставалась на орбитальной станции. Мэйт и брейн лунной базы независимо друг от друга суммировали поступающие данные, рассчитывали возможные траектории, прикидывали варианты.
   Шейла, а вместе с нею все остальные ощущали витающую в ментале тревогу, но её причины понять пока не могли. Я передала основной смысл происшедших событий, а вскоре для всех кандидатов на Земле пришёл информационный пакет со станции. Следом пошла телеметрия в режиме реального времени, мы получали сведения о неизвестном объекте одновременно, имея возможность анализировать информацию как самостоятельно, так и в поле коллективного разума.
   При первом же сигнале о появлении чужака Мэйт приняла все возможные меры для собственной маскировки, используя только дистанционные сканеры на мелких спутниках Земли, переориентировав их с наблюдения за поверхностью.
   Объект сначала двигался по сложной траектории, постоянно маневрировал и работал активными сканерами. Спустя некоторое время выровнялся, прямиком направившись к Земле и мы сделали некоторые выводы о технологическом уровне пришельца. Он обследовал все планеты, установив: благоприятные условия для жизни антропоморфов имеются лишь на одной.
   -"Кроме уровня технологий ясно, что чужаку нужна либо планета, либо живущие на ней", - проворчала Диксон и с ней никто не пытался спорить.
   Мэйт, конечно, давно сравнила параметры неизвестного корабля с характеристиками крейсера гарамов, уничтоженного после его нападения на Землю. Общего было настолько мало, что выводов не сделать никаких. С одинаковой степенью вероятности объект мог быть неизвестным типом рейдера гарамов, а мог принадлежать какой угодно другой, неизвестной пока стрейнджерам цивилизации.
   Со всей определённостью ясно только одно - это не стрейнджерский корабль, он имеет на борту потенциально опасное оружие и не пытается выходить на связь с кем бы то ни было в Солнечной системе.
  
   Совсем рядом с замершими людьми пролетела пара крупных ярких бабочек. Вокруг пышно цвела природа благодатного, тёплого и влажного края. Покачивали ветвями субтропические деревья, названий которых я не знала, солнечные лучи редкими бликами проникали сквозь их густые кроны. Невидимые птицы звонко свистели и кричали, в зарослях по ту сторону силового барьера я чуяла непуганых человеком зверей. Метрах в десяти за спиной журчал по перекатам ручей, поблизости расположились невысокие горы, густо поросшие всевозможной растительностью.
   Такой огромный и такой беззащитный мир! Земля, Солнечная система, да что там - весь наш Млечный Путь - как те две бабочки перед неумолимым и бесстрастным ликом техногенных цивилизаций. Их варварское планетарное оружие: дессоры, граундеры, коллапсаторы способно в один миг уничтожить то, что природа трудолюбиво создавала тысячелетиями...
  
   -Если позволят, я готова вступить в бой, - вслух заявила Шейла.
   Аналогичное желание выразили кандидаты во всех лагерях земли, подруги Волчицы даже опередили остальных на долю секунды.
   От имени стрейнджеров ответила Ита.
   -"Спасибо, коллеги, мы высоко ценим вашу самоотверженность. Однако, на каждой боевой единице необходим только один оператор, нас пятерых - и то вдвое больше, чем нужно".
   Торнианка немного помедлила.
   -"Как вы помните по эпизоду с пришествием гарамов, первый выстрел в космической дуэли нередко оказывается и последним. Потому действовать будем так: я остаюсь на Мэйт, Диксон поручаю лунную базу, всем остальным лучше находиться в более безопасном месте".
   Любимая в привате пожелала мне успеха, я ответила тем же. Шагая к мерцающей зелёным зоне приёма-отправки БТС, Дик мысленно запела.
  
   "Дан приказ: ему на запад,
   Ей - в другую сторону
   Уходили комсомольцы
   На гражданскую войну..."
  
   Мыслеголос прервался на мгновение, когда её не существовало в этом измерении, и возник снова, уже с лунной базы.
  
   "Уходили, расставались,
   Покидая тихий край,
   Ты мне что-нибудь, родная,
   На прощанье пожелай..."
   (10)
  
   Сердце уколола ледяная игла тоски, на глаза сами собой навернулись слёзы.
   -"Ита, я могу присоединиться к Диксон?"
   -"Как хочешь, но я думаю, ты в первую очередь нужна людям, которые сейчас вокруг".
   -"Только чтобы чувствовать себя увереннее? Как им, так и мне остаётся лишь наблюдать за развитием событий... И всё равно у нас не получится обеспечить присутствие безработных стрейнджеров в каждом лагере кандидатов".
   Торнианка заколебалась, прекрасно ощущая это, я сделала всё, чтобы "положить её на лопатки":
   -"Ита, пожалуйста! Я должна быть с Диксон. Если что-то случится - никогда себе не прощу!"
   Эмоция, которая пришла в ответ, была сродни пожатию плечами: "Давай, мол, дело твоё".
   -"Оборудование сейчас занято накоплением максимального количества энергии", - продолжила она для всех. -"При сохранении нынешней скорости через пять часов неизвестный корабль выйдет на линию огня. Пожалуй, нам самое время соединиться в ментале..."
   Попрощавшись с Шейлой и кандидатами, я уже через минуту шла по незнакомым пустым помещениям лунной базы. С появлением станции новый наблюдатель поселился там, а это внушительное сооружение десятилетиями оставалось законсервированным.
   Едва успев осмотреться в незнакомом месте, Дик почуяла моё прибытие, и теперь спешила навстречу. Она ничего не сказала - просто меня накрыло девятым валом эмоций. Любовь, счастье, глубочайшая благодарность, а на самом дне - серые мазки тревоги и яркий лучик надежды.
   Раньше я не умела ценить прекрасное, ощущала собственное счастье только потом, на расстоянии, когда его было уже не вернуть. "Чтобы увидеть синюю птицу, надо чаще смотреть в небо", - часто говорила Диксон. "Она пролетает там, да только не все её замечают". Любимая научила быть счастливой в настоящем. Ловить эти самые прекрасные мгновения, неторопливо смакуя, наслаждаться ими и запоминать навсегда...
   -"Со мной ведь ничего не могло случиться! Есть резервная копия, даже при самом печальном раскладе когда-нибудь, да восстановят".
   -"Не хочу "когда-нибудь"! Хочу рядом... Всегда".
  
   Ритуал соединения душ мы провели, тесно прижавшись друг к другу в старом кресле, ещё не умевшем самостоятельно трансформироваться.
   Далеко не первый для нас, ритуал оказался одним из самых впечатляющих. Единомышленников теперь так много - целое созвездие из сотен ярких пульсирующих шаров, по большей части красных и жёлтых. Словно бьющиеся сердца, они дышали отвагой. Люди излучали решительное намерение отстоять тот образ жизни, о котором всегда мечтали, и который только начал становиться реальностью.
   Слившись воедино, образовав огромный сияющий тороид бушующих энергий, все мы обогатили друг друга. Если присоединившиеся впервые в жизни смогли прикоснуться к сути Бытия, то и мы и они за эти невыразимо прекрасные минуты смогли лучше понять единомышленников, стали откровенней, искренней, роднее.
   Пользуясь великой силой, дарованной слиянием эгрегоров, Ель, Волчица и Ита попытались ментально прозондировать экипаж незваного гостя. Хотели послушать эмоции, оценить намерения. Вскоре мы узнали - на борту нет ни единого гарама.
   Всё оказалось намного хуже: на громадном корабле, посланном агрессорами, вообще ни души. На нас мчалась гигантская боевая машина, не знающая страхов и сомнений. Цель - отомстить за гибель рейдера, уничтожить Луну вместе с базой стрейнджеров и взять под контроль Землю. Исследование астрального тела пришельца позволило определить его технологический уровень и оценить энергетический профиль.
   Конечно, нас никто не собирался оставлять в покое... Гарамам понадобилось время, чтобы обосноваться на новом месте, восстановить силы, затраченные на срочную эвакуацию. А потом они вспомнили о пропавшем в Солнечной системе рейдере.
   Брейн этого корабля, как и полагается любому роботу, постоянно отсылал на базу информацию о происходящем. Рутинно отчитавшись о нанесении первого массированного удара по Земле, крейсер навсегда исчез вместе с экипажем. Однако его последним, хоть и неясным автоматическим сообщением был доклад о внезапном всплеске энергетической активности на естественном, и казалось, совершенно необитаемом спутнике избранной для переселения планеты.
  
   Наверное, я подала дурной пример, потому что Волчица тоже осталась на Мэйт вместе с Итой. Общими усилиями им удалось убедить Ель вернуться на свою планету: ей поручили заботу о Робин. Ведь если мы не сможем отбиться, выжившие какое-то время будут предоставлены сами себе...
   Бежали минуты, таяло время, оставшееся до боя. Ита решила нанести опережающий удар всеми имеющимися средствами - враг был настолько силён, что упустить инициативу смерти подобно. Тягостное ожидание скрашивала Диксон, поднимая настроение боевыми маршами своей героической эпохи.
   От Волчицы вдруг пришла эмоция озарения. Через мгновение она прислала информационный пакет - мы поразились неожиданности предлагавшегося решения.
   -"Но нас слишком мало для того, чтобы это попробовать!" - мысленно воскликнула торнианка.
   -"А сотни кандидатов?" - возразила я. -"После ритуала они готовы горы свернуть!"
   -"Угу", - согласилась Дик. -"Боевой дух силён, как никогда, а это очень важная штука".
   Волчица, стремглав нёсшаяся к залу БТС, подумала:
   -"И ещё нам необходима Ель. И моухоки!"
   Ита, как самая опытная из всех, испытывала наибольшие сомнения в успехе отчаянной операции. Я могла улавливать их секунды четыре, не больше. Потом торнианка собралась и не позволяла себе даже малейшего намёка на неуверенность.
  
   Через четверть часа Одинокая вернулась вместе с Елью, Робин и четырьмя лесными людьми, прибывшими со своей новой планеты.
   -Нет! - испуганно вскрикнула Ита на своём родном языке. -"Вы не понимаете, ваши сознания не резервированы, вы можете безвозвратно погибнуть!"
   -"Мы всё понимаем", - ответила Ведунья. -"Сейчас каждый человек на счету - чем больше соберём операторов с хорошо развитой Санэла, тем сильнее станет наш астральный кулак".
   Ель испытывала гордость за дочь и необычайный душевный подъём оттого, что стрейнджерам понадобилось участие их обеих в по-настоящему великом деле. Оглянулась по сторонам - из палубы немедленно поднялось кресло. Удовлетворённо кивнув, лесная красавица грациозно расположилась в нём и смежила очи. Волчица устроилась по соседству.
   Даже в минуты всеобщей тревоги и напряжения я не могла перестать видеть в Ели женщину. Поняв мысль, Дик улыбнулась, шутливо укусила за ухо.
   Второй ритуал слияния душ в любом случае делал этот день знаменательным. Чтобы самим не тратить энергию, информацию о предстоящем и необходимости участия в нём каждого кандидата поручили передать Мэйт. Только Ели и Диксон пришлось в ментале обратиться к старейшинам индейцев-моухоков, чтобы попросить их о помощи.
   А потом началось необычайное действо. Ведунья и её дочь повели нас в атаку, сумеречный мир астрала озарился духотворным солнцем. Соединившись с эгрегором стрейнджеров, Ель стала в разы сильнее себя-прежней, она верила в победу, азартно вдохновляя остальных. Непроницаемые в материальном мире силовые поля, броня и многокилометровая толща палуб не задержали нас ни на секунду.
   Ита подсказала, куда лучше нанести удар. Разделившись на группы, мы одновременно занялись главным и обеими резервными процессорами корабля. На первый взгляд задача могла показаться несложной - нужно всего лишь перестроить структуру вещества, из которого состоял "мозг" агрессора. Речь, конечно, не шла о запуске реакции распада - всё под контролем. Постепенно, незаметно, исподволь. Разрушить химические связи между атомами одних веществ и перегруппировать их так, чтобы образовались совсем другие. Нечто подобное делал любой синтезатор, преобразуя инертную массу в предмет с заданными характеристиками. Наша задача проще - устроить всё наоборот, образно говоря, превратить "вино в воду".
   Похоже, у Ели опыт в подобных вещах, мать и дочь действовали решительно и уверенно. Разрывать многоатомные молекулы нелегко - потребовалась не только энергия соединения душ, но и сила эгрегора стрейнджеров. Меняя астральные отпечатки, нематериальные тела брейнов, мы вызывали изменения в осязаемых, реальных объектах.
   Главный процессор почуял неладное, но было уже поздно. Попробовал переключиться на резервные системы - в них происходила та же самая, теоретически совершенно невозможная фатальная диссоциация молекул, распад устойчивейших кристаллических решёток. Всё происходило как бы самопроизвольно, ни один сенсор не улавливал постороннего влияния.
   Брейн успел ещё послать сообщение на базу, а потом его сверхпроводники превратились в изоляторы, материальный носитель необратимо изменил физические свойства. Главный и резервные управляющие процессоры прекратили функционировать. Второй корабль гарамов повторял судьбу предшественника.
   Оставшись без управления, многокилометровая махина некоторое время с прежним ускорением мчалась в заданном направлении. Затем корабль прекратил наращивать скорость и продолжил движение по инерции. Периферические центры, утратившие связь с главным процессором, провели внутреннюю иерархизацию, и тот, кто взял на себя управление, попытался обратиться в резервное хранилище информации.
   Вовремя почуяв опасность, Ита предупредила Ведунью, тотчас же Ель с Волчицей бросили все силы на борьбу с процессорами второго ранга. Справились и с ними, но боевая программа крейсера не сдавалась, передавая "власть" всё ниже и ниже по иерархической лестнице управляющих систем. Можно представить, сколько их было в огромном корабле!
   Конечно, его боеспособность уже упала в несколько раз и продолжала снижаться - применив оружие, с чужаком можно было покончить. Но теперь хотелось сохранить крейсер для изучения: образец современной боевой техники гарамов необходим стрейнджерам.
   Ель управляла ходом астральной битвы уже больше часа, и постепенно начал тускнеть огонь её зелёной чакры. Силы таяли, Волчица уловила тревожные сигналы, немедля перехватив управление боем. Мать получила передышку, отступив на шаг назад, а место второго оператора заняла... Диксон! Я тотчас присоединила к ней все свои силы, втроём мы слились воедино. Непередаваемое ощущение... Каждая из нас словно на кончике ослепительно сияющего протуберанца и управляет им!
   Это нелегко - могучий, но неразумный трёхглавый дракон стремился следовать собственным инстинктам. Энергетические потоки рыскали из стороны в сторону, трепеща, словно огонь на ветру, нужно всё время укрощать их, направлять, концентрировать, не отвлекаясь ни на секунду. Позабыв обо всём на свете, мы разрушали, разрывали валентные связи миллионами и миллиардами, словно стая боевых наноботов.
   Когда на борту корабля пришельцев не осталось ни единого брейна, способного управлять - хотя бы запустить программу самоуничтожения - мы чувствовали себя едва живыми. Ель сумела за это время немного восстановить силы и снова приняла бразды правления. Ведь чужак, даже оставшийся "без мозгов", всё ещё был опасен: двигаясь по инерции, такая махина могла разрушить Луну при столкновении!
   Запас энергии, накопленный Мэйт и старой базой, разом выплеснулся навстречу пришельцу. Два точно рассчитанных потока ударили в силовое поле полуживого крейсера - в астрале вспыхнула, забушевала невиданная по красоте феерия. Траектория движения чужака на глазах отклонилась от Луны, скорость корабля всё время замедлялась - и вот, у Земли появился второй спутник, лишь немного уступавший естественному по массе.
   Отражая мощные гравитационные удары, защита незваного гостя осушила собственные накопители. Обладая приоритетным доступом к энергии, но не имея брейна, который научил бы рационально её расходовать, система окончательно обескровила корабль. Отдельные автономно управлявшиеся секции ещё сохраняли работоспособность, но основные узлы и системы, лишившись энергии, "умирали" одна за другой.
   А в тридцати лагерях кандидатов, в Великом Лесу и в скальном городе моухоков лежали сотни людей, измотанных долгой битвой. Отражение атаки крейсера дорого обошлось землянам, теперь мы помогали самым слабым вернуться в материальный мир, воссоединиться с собственными физическими телами. Их поддерживало сознание непосредственной причастности к великой победе - без этих эмоций восторга мы наверняка бы лишились полутора-двух десятков ослабевших.
   Ита продолжала внимательно следить за крейсером, а остальные стрейнджеры, не выходя из астрала, метались от лагеря к лагерю, воскрешая отдавших общему делу последние силы. Лариска, Ведунья Ель и пришедшие с нею лесные люди - только благодаря их целительским способностям удалось возвратить к жизни всех до единого.
  
   Наконец и мы получили полное право на передышку.
   Первым, что я увидела, с трудом подняв отяжелевшие веки, был Космос - бескрайний и загадочный, миллионы и миллиарды путей-дорог, озаряемых далёкими манящими звёздами, словно маяками.
   Рука моя лежала в ладони любимой, мы созерцали бесконечность Вселенной и думали об одном. Мечтала ли я когда-нибудь о подобном счастье? Нежность пронзила насквозь, захлестнула с головой, передалась Диксон и вернулась от неё, усилившись стократ.
   Блаженно улыбаясь, подруга подумала:
   -"Как-то я вычитала в книжке, будто все люди на Земле рождаются одинаково удачливыми, только везучесть проявляется в разных ситуациях. В каких конкретно, они, конечно, и не подозревают... "
   Она вдруг нараспев продекламировала по-русски:
   -"Невезучий торговец, который каждый день клянет судьбу, мог бы стать самым удачливым в мире скульптором. Игрок в кости, которому не идет фарт, преуспел бы в выращивании тюльпанов..."
   -"А нам, думаешь, может везти в самых невообразимых, нереальных ситуациях? Ох, лучше не искушать судьбу такими мыслями!"
   -"Может быть", - согласилась Дик. -"Но подумай, какова была статистическая вероятность нашей встречи тогда, на площади? Или сейчас - идея пришла в голову Волчицы буквально в последний момент..."
   -"Подруга, а ведь Земля обязана тебе спасением!" - одновременно подумали мы Одинокой.
   -"Но спасали её все вместе", - продолжила юная дочь Ведуньи, гордясь, конечно, собственной сообразительностью.
   -"Мы все молодцы", - подытожила Ита. -"Но вряд ли гарамы отступятся. Думаю, появление в этой системе вражеской эскадры - только вопрос времени".
   Невыраженной мыслью мелькнул наш вопрос о возможности вмешательства более крупных сил стрейнджеров на стороне землян.
   -"Вряд ли..." - с сожалением подумала торнианка. -"Учитывая, что на этой планете, кажется, и вправду немного мест, пригодных для постоянной жизни..."
   -???
   -"Мэйт постоянно обобщала поступающие данные. Недавно достиг шестидесяти процент вероятности того, что негативное воздействие нефизических полей Земли провоцирует массовое возникновение ментальных патологий. И этот процент продолжает расти".
   Диксон ещё никогда не делалось так горько от осознания собственной правоты - это ведь её гипотеза.
   -"Антропоморфы с неразвитой... гм, Санэла, пусть будет так", - продолжала Ита. -"...подвергаясь подобному воздействию в течении нескольких лет, кто раньше, кто позже - неизбежно утрачивают адекватность. Склонность к само- и взаимоуничтожению, неспособность к сотрудничеству и состояние перманентной войны всех против всех - результат влияния нематериального мира планеты, за миллионы лет истории накопившего горы астрального и ментального мусора. Своего рода обратный удар из глубины веков, месть Земли за то, что творили на ней существа, называвшие себя разумными".
   -"Но и в животном мире действуют аналогичные законы", - напомнила Робин.
   -"Да, меня всегда интересовал Феномен хищника!" - с жаром подтвердила торнианка. - "Столько лет я искала причину, заставившую природу создать геоценоз, в котором большинство живых существ питаются, убивая друг друга. Вселенная буквально сочится энергией, её можно легко черпать где угодно, как и поступают обитатели большинства известных миров. На вашей же планете процент хищников исключительно высок. Пожалуй, теперь понятно, почему".
   -"То есть - хищниками в ходе эволюции становятся существа, восприимчивые к воздействию зла? А у нас некоторые утверждали - без употребления мяса невозможно возникновение разумной жизни..."
   -"Сложно не ошибиться в умозрительных рассуждениях об инопланетных формах разума. Лучше всё-таки их сначала увидеть", - лукаво улыбнулась Ита. -"В ходе эволюции некоторые виды неизбежно становятся хищниками, вопрос только в количестве этих видов! Я думаю, первопричина инфернализации - случайность. Либо нематериальный мир планеты в какой-то период стал чересчур восприимчивым к событиям в реале, либо однажды родилось поколение сверхжестоких и агрессивных чудовищ. Нарушилось равновесие, возник порочный круг - насыщенное эманациями зла нематериальное сущее качественно изменилось, начав плодить разновидности мутантов, способных питаться только мясом. Не воспринимающих энергию Вселенной, как все мы, вынужденных убивать, чтобы жить. Возросший процент хищников, в свою очередь, умножил нагрузку на нематериальный мир - так всё и покатилось..."
  
  
  
  
   ВОЛЧИЦА
  
   Однажды утром я проснулась раньше подруг и почувствовала необходимость повидать братьев-волков, навестить планету Лес. Миновав створы портала, в очередной раз удивилась, насколько всё здесь другое. О Земле напоминали тёплые сочные цвета буйной зелени, но не формы и размеры растений.
   Принципы, на которых строилась жизнь людей, остались неизменными. Племя не ощущало себя попавшим в край безграничного простора, способного спровоцировать безудержное размножение. Конечно, окинуть взглядом всю сушу можно только глядя из космоса, но благодаря стрейнджерам у людей Ели есть такая возможность.
   Три вытянутых континента лежали невдалеке друг от друга, в похожем градусе широт к северу и югу от экватора. Даже оказавшись полностью изолированными от нас (чего, надеялась я, никогда не случится), растущее племя сможет разделиться, заняв пока что пустующие земли. Для этого им придётся всего лишь преодолеть неширокие проливы.
   Как, должно быть, богаты стрейнджеры, если знают столько незаселённых миров, пригодных для жизни! Мы богаты? Ведь мы и есть они... Я пока не привыкла к ощущению странствования среди звёзд, может, потому, что корабль ещё только строится и все странствия обеспечивал не особенно романтичный телепорт. Или потому, что из "старых" стрейнджеров лично знаю одну только Иту. А всё столь многочисленное и могучее сообщество летящих меж звёздами где-то далеко, существует в неком виртуальном состоянии...
   Стая стояла на днёвке неподалёку, чтобы найти волков, мне не понадобились сканеры боекостюма. Зато он избавил от необходимости полчаса пробираться через заросшие каменистые овраги. Перелетев, опустилась на поверхность в таком месте, чтобы никто не видел, как порхают без крыльев.
   Мы с Вожаком почуяли друг друга, пошли навстречу. Крупный серый выскользнул из зарослей, издалека размахивая хвостом и вертикально поставив уши.
   -"Ты стала совсем другой", - подумал он, обойдя вокруг и потягивая носом воздух.
   -"Да и ты изменился, Вожак".
   Усевшись неподалёку, волк согласился:
   -"Все наши стали другими. Мы не бегаем целыми днями в поисках корма, реже чувствуем голод, охотней едим фрукты, ягоды, зелень. Даже орехи и это сладкое тягучее, что собирают с цветов насекомые", - он мысленно показал здешний аналог мёда.
   Я удивилась вместе с Вожаком. Яблоки, чернику и кое-какую траву волки, бывало, употребляли в пищу и раньше, но чтоб орехи и мёд...
   -"Здесь такое место, еда не нужна в том количестве, как раньше", - попробовала ему объяснить.
   -"Почему? Мы чувствуем нечто вроде солнечного тепла, только оно приходит и ночью, когда совершенно темно".
   Очевидно, волки начали воспринимать энергию Вселенной, раньше недоступную им из-за особенностей нематериального мира Земли.
   -"Это космическая энергия, что-то вроде невидимой пищи, которая ко всем приходит сама".
   Вожак недоверчиво поднял голову - в ней с трудом укладывалось услышанное.
   -"Так будет всегда?" - он наконец сформулировал вопрос.
   -"Думаю, да. На этой земле - да..."
  
   Размышляя, я неторопливо брела по незнакомой планете. Правильно ли мы поступили, переселив сюда волков? Не выродятся ли они в подобие деревенских собак - неприглядные трусливые плоды сытой жизни рядом с человеком... Когда мы обсуждали это в своём кругу, Дик процитировала философа из старых людей: "Наилучшая из вселенных та, которая заставляет преодолевать препятствия, где выживание возможно, но не слишком легко".
   Правы мы были, или ошиблись - ответить на этот вопрос можно не раньше, чем минуют тысячелетия. Так или иначе, стая волков долгие годы жила рядом с лесными людьми и оставлять их в одиночестве тоже несправедливо. Надеюсь, заметив нежелательные перемены, буде такие случатся, лесные люди помогут своим младшим братьям.
   А новых стрейнджеров с каждым днём становилось больше и больше! После победы в астральной битве молодые индейцы буквально повалили валом. Старейшины получили бессмертие, но юноши и девушки жаждали ещё и приключений. Даже в первую очередь приключений! На их месте я сделала бы точно такой же выбор.
   В одиннадцатом лагере, которые наполнился за один день, обживались кандидаты. Фалькон - та девушка, которую я услышала первой, и Пэтрэл - её подруга, Эл и Баззард, спасённые нами из рук кочевников-похитителей, Сестра Оул - однажды она испытала чувство полёта и теперь не мыслила жизни без него. И многие другие, незнакомые пока братья и сёстры-моухоки.
   Участие старших в битве с врагом всей планеты помогло племени понять душу стрейнджеров - к чему мы стремимся и против чего боремся. Поняв и поверив, индейцы зашагали через порталы. Не знаю, насколько повлияло на них известие о вероятном возвращении агрессоров. Пожалуй, это должно было в б?льшей степени обеспокоить немолодых: возможность жить неограниченно долго вдруг перестала казаться бесценным подарком судьбы.
   -"Во многих знаниях - многие печали", - подумала мне Диксон.
   Вздрогнув от неожиданности, я поняла - любимая тоже пришла на планету Лес и позволила себе чуточку доброй иронии.
   -"Как тебе удалось оторваться?"
   После победы над врагом мы все жадно изучали крейсер гарамов, Дик вообще делала перерывы только на сон.
   -"Мы догадались!!" - пришла в ответ её радостная мысль. -"Это стелларное оружие, оно способно превращать звезду в сверхновую, а стрелять можно прямо из гиперпространства!"
   -"Ты сделала ещё одно открытие!" - я хлопнула в ладоши, вспугнув чуткую зеленохвостую птицу.
   -"Не я - мы. Мы все работали над этим - Ита, Джес, Мэйт и брейн лунной базы. Пора, кстати дать ему имя, ведь они с Мэйт станут "мозгами" нашего корабля".
   Я мысленно отыскала птицу, послав успокаивающую эмоцию, и решила кое-что уточнить.
   -"Вы с Джессикой вроде бы спали? Точно помню, прислушалась, когда уходила".
   -"Ага, догадка пришла именно во сне, последний шаг сделало подсознание".
   -"Великолепно! Теперь на нашем крейсере будет оружие потрясающей мощи!" - прозвучал восторженный мыслеголос Ели.
   Сердце моё радостно ёкнуло, а из горла вырвался победный клич.
   -"Ты решила присоединиться!!"
   -"Да".
   Мы с Диксон наперегонки бежали навстречу ведунье и с обеих сторон заключили её в медвежьи объятия.
   -Ура-а, - вполголоса воскликнула любимая, зарываясь лицом в копну пышных светлых волос, и я увидела, как молодеющая на глазах красавица совсем по-девичьи залилась румянцем.
   Только теперь мы поняли: тогда, в Великом Лесу, думая, что навсегда прощается с нами, больше всего на свете Ель тоже хотела уйти. Оказывается, Дик с первого взгляда понравилась нам обеим, но мама пыталась выбросить это из головы, не хотела перебегать дорогу дочке. Потому была так грустна, что с трудом скрывала следы властного, едва преодолимого желания.
   -"Не станешь ревновать?" - Диксон шутливо скосила глаз, тщательно сканируя мои самые сокровенные эмоции.
   Я искренне удивилась:
   -"Почему? Мы все любим друг друга, что в этом плохого..."
   Подруга хихикнула, испытав явное облегчение.
   -"Чёрт, снова забыла - ведь лесные люди не испорчены брачно-семейными отношениями", - и продолжила обнимать уже совершенно пунцовую Ель.
   Тут я нежно поцеловала маму в уголок рта, отчего она окончательно смутилась, безошибочно истолковав смысл этого поцелуя...
  
   Когда мы немного пришли в себя, я осведомилась:
   -"Племя уже знает? И кого оставишь вместо себя?"
   Ель кивнула, неловко пытаясь привести в порядок разлохмаченную причёску.
   -"Вчера сказала. Вечером. Но уйду не сейчас - сменить меня пока некому".
   -"Какая была реакция?" - синхронно подумали мы с Диксон.
   -"Верба и Лось тоже решили податься в стрейнджеры. Племя становится слишком маленьким..."
   -"Здесь ведь, кажется, нетрудно добывать пищу. Тёплый устойчивый климат... И, думаю, вскоре с ними воссоединятся люди из Великого Леса. Когда узнают об эвакуации", - заметила я, передавая информацию о причинах распространившегося на Земле хищничества.
   То, что и гарамы скорее всего вернутся, Ель знала давно.
   Хмуря высокий лоб, Дик задумалась об остальных - жителях таунов и сельчанах.
   -"Не заразим ли мы злобой другие планеты, переселяя туда землян-натуралов?"
   Ответа на вопрос не знал пока что никто. Альтернативой эвакуации желающих была их весьма вероятная гибель. Их самих, или их потомков - Бог весть, когда в следующий раз появятся захватчики. Конечно, существовал некий процент вероятности того, что они не станут посылать эскадру и просто позабудут об одинокой планетке на задворках Галактики, но брейны считали такой вариант не особо реальным.
   А пока все имеющиеся дискаи в автоматическом режиме посещали людские поселения - передавали голосовое сообщение о возможной смертельной опасности для всего живого и эвакуации на другую планету. Натуралы реагировали как обычно: большинство и не думало прислушиваться к тому, что вещала зависшая в небе "летающая тарелка". Видали, мол, мы всех вас на одном возвышенном месте.
   Кто-то грозил небесам кулаком и выкрикивал богохульства, кто-то не пожалел драгоценных патронов, автоматной очередью испытывая прочность силового поля плейта. Вникали в суть и задумывались единицы. Но, может, это и хорошо - естественный отбор приведёт к порталам не самых глупых...
   -"Кстати о порталах", - хмурясь, подумала Диксон. -"Около часа тому назад, продолжая осмотр чужого корабля, роботы обнаружили сто семнадцать крупногабаритных порталов".
   "Всё-таки, это колонизация", - проползла мрачная мысль.
   Дик кивнула и выругалась, ударив кулаком в собственную ладонь.
   -"Как будто мало свободных планет!"
   -"Может, гарамы о них не знают?" - не открывая глаз, рассуждала Ель.
   -"Или хуже - их привлекают именно эманации зла, источаемые Землёй", - хищно раздувая ноздри предположила подруга.
   Потерев пальцами мочку уха, я пожала плечами.
   -"Гадать можно сколько угодно, но пока Мэйт и Безымянный не расшифровали содержимое информатория..."
   -"Не факт, что там есть сведения, для чего гарамам нужна именно Земля", - заметив на собственном бедре свежую царапину, Диксон рассеянно проследила за тем, как свернулась кровь, тут же засохла и отпала корочка. -"Посылая корабль без экипажа, они предполагали его возможную гибель, значит, постарались застраховаться и от нежелательной утечки информации".
   Подруга задумчиво пошевелила пальцами, разглядывая розовые ногти. Я вспомнила, сколько времени прежде требовалось на уход за ними - отрастающие приходилось постоянно стачивать, чтобы не ломались. Сегодня оптимизированные тела, следуя заложенной программе, допускали рост "белого ногтя" не больше половины миллиметра, лишнее наноботы убирали немедля. Ели вскоре предстояло освободиться от множества обременительных обязанностей подобного рода. Услышав эту мысль, красавица мечтательно улыбнулась.
   Стало вечереть, мы засобирались на Землю.
  
   В Великом Лесу царила последняя треть лета, навевающая мысли о неизбежном и скором его уходе. Знакомый черничник припас для меня ягод, напоминая с детства любимый вкус. Пышные кроны лиственных ещё и не думали желтеть, но я как никогда наслаждалась созерцанием природы, понимая - может быть, вижу летнее убранство родного уголка в последний раз.
   За долгие годы наблюдений Ита с помощью роботов собрала полную цифровую копию флоры и фауны Земли, но попытка воссоздать планету где-нибудь в другом уголке Вселенной была заранее обречена на провал. Все земные условия в точности воспроизвести невозможно. Нужно не просто имитировать их по отдельности, но с филигранной точностью сохранить все нюансы взаимовлияния! Начиная от климатической картины, розы ветров и выпадающих в течение года осадков до спектра звёздного света, магнитного поля и уровня радиации.
   И даже если это осилить, взять безжизненное космическое тело и терраформировать его, что называется, "с нуля" - всё равно техника стрейнджеров пока не научилась по заказу перестраивать нематериальное. Ведь каждая планета имеет свой собственный неповторимый профиль, так или иначе воздействующий на биологические объекты, меняющий их внешне и внутренне...
   Лариса сразу почувствовала наше появление, обменялись приветствиями, она вместе с потомством выдвинулась навстречу. Мысленно мы уже обсуждали ситуацию: Той и Кир, хоть и питались пока материнским молоком, проявляли черты настоящих хищников, для них нужно подыскивать планету, где такой феномен уже себя проявил. А вот Дита с Маем вполне могли стать вегетарианцами - Великий Лес с его ослабленным "полем инферно" благоприятно повлиял на формирующиеся привычки второй пары. Как ни печально, одновременно с врождёнными наклонностями обозначились противоречия между разными по характеру и по степени наличия зачатков Санэла потомками.
   Той с Киром, забавные и неуклюжие, вылетели из зарослей, кинулись навстречу, пробудив в душе Первого мужчины охотничьи инстинкты. Ель пригласила его, чтобы визит к оставшимся на Земле сородичам приобрёл статус официального.
   Вслед за первой парой крысят появилась другая - эти шагали не торопясь, рядом с мамой, даже выражения мордочек были у них иные, не говоря уже об эмоциях. Ведунья Ель, глядя на молодёжь и озабоченную Ларису, внутренним взором пристально следившую за всеми четырьмя, ощутила, как пробудились давние воспоминания, особая нежность материнства. И - впервые после долгого перерыва сама обняла меня, смело глядя в глаза.
   -"У нас чертовски интересные отношения", - приватно подумала я, отвечая весёлым взглядом.
   В этот раз Ель не смутилась, даже получив моё мыслепризнание, содержавшее несколько смысловых линий, напротив - поцеловала в губы.
   Улавливая обрывки эмоций, Лариска излучала веселье.
   -"Дик и Джессики нет сейчас рядом, но мысленно они с вами!" - иронично подумала нам.
   -"Да, мы любим друг друга", - прямо ответила Ель, не размыкая объятий, и теперь смутилась Подземная Жительница, опустив глаза.
   Из орешника беззвучно появился Первый мужчина племени Великого Леса, оба охотника обменялись оценивающими взглядами. Ментальный профиль, рост, масса, мускулатура - всё как было, они почти не изменились. Невзирая на то, что росли бок о бок, обменялись приветствиями, сопровождая их церемонными кивками.
   Удобно устроившись на поляне, высокие договаривающиеся стороны приступили к переговорам.
  
   Увы, даже теперь среди людей Великого Леса нашлись особенно упрямые, пожелавшие остаться. Если убеждённость женщин удалось поколебать вопросом: "А вы уверены, что вправе обрекать на смерть своих ещё не родившихся детей?", то мужчины-консерваторы числом ровно пять остались глухи ко всем доводам разума.
   -"Пусть женщины уходят", - невозмутимо отвечали они. -"А мы имеем полное право распоряжаться своими собственными жизнями".
   "Что ж", - подумала Ель. "Это бесспорно".
   И озабоченно добавила для всех:
   -"Но теперь у нас проблема, прямо противоположная прежней. Пожелавшие жить прежней жизнью должны будут больше рожать, чтобы сохранить племя - над женщинами нависнет угроза деградации, превращения в подобие деревенских!"
   -"Экстремалы смогли избежать этого", - сжав губы в тонкую линию, напомнил Первый мужчина с планеты Лес.
   Я недоверчиво подумала:
   -"Экстремалы... Когда это было! Это ведь были старые люди, совершенно иной менталитет".
   -"Мы справимся", - уверенно отозвался собеседник, чуть медленнее обычного понявший мою мыслеформу, облачённую в незнакомые словеса.
   -Да хранит нас Великий Лес, - торжественным голосом добавил этот невысокий степенный здоровяк.
   -Да пребудет с нами Санэла! - ритуальным хором откликнулись все присутствующие, за исключением несмышлёных крысят, одной только Лариске пришлось довольствоваться мыслеречью.
   -"За эти месяцы ты выросла на годы", - с гордостью подумала Ель в приватном потоке.
   -"Взяла новое тело и нахваталась верхушек", - честно призналась я. -"Теория без опыта мало что значит. А теперь мы вместе будем овладевать бесконечной мудростью Вселенной. Главное, что я поняла - процесс этот никогда не может быть закончен".
   Красавица-ведунья мечтательно улыбнулась.
   -"Вот и хорошо - всегда будем чувствовать себя молодыми".
  
   Первый мужчина Великого леса оказался одним из тех пятерых, что решили умереть где родились. Ничто не могло их переубедить, такие попались упорные.
   -"В собственных заблуждениях", - Лариса закончила мысль, воспользовавшись скрытым потоком. -"Удивляюсь, до чего бывает плохо с логикой у вас, людей. Чем больше узнаю, тем сильнее поражаюсь..."
   -"Да, тебе-то в логике никак не откажешь", - вспомнив старую привычку, я чуть приподняла верхнюю губу в волчьей улыбке.
   Луч БТС доставил на поляну универсального робота, разровнявшего площадку для появившегося вскоре портала. Машина установила и закрепила "космические врата", провела калибровку системы. Из-за деревьев и кустов виднелись озабоченные лица обвешанных скарбом переселенцев.
   Сначала на планету Лес вернулся Первый мужчина, следом в створ направились люди племени, ещё совсем недавно бывшего моим. С момента разделения тут никто не умер, но никто и не родился. Хотя беременных я заметила аж пятерых, на совсем малых сроках.
   -"Расскажи, как ты разбиралась с безумцами?" - полюбопытствовала Ель, разглядывая Ларису в новом, оптимизированном обличье.
   Когда гориллы поняли, что пайков не будет, большинство принялись убивать друг друга, но нашлось немало таких, которые подались на новые земли. Поскольку Великий Лес стоял поблизости от крупного города, нежелательные встречи оказались неизбежными.
   -"Это было просто", - отозвалась она. -"И не так увлекательно, как раньше. Видимо, здешний лес и вправду снижает уровень агрессивности".
   В мозгу проявились картинки: штук двадцать горилл, бредущих по заросшей дороге старых людей. Потом, в ускоренном темпе боевого режима совсем рядом мелькали засаленные штаны и волосатые лапы горилл, во все стороны хлестала кровь, стучали автоматные очереди, орали и выли раненые. Молнией прошив не успевшее ничего понять постчеловеческое стадо, через несколько мгновений Подземная Жительница была на высотке, пули горилл свистели совсем в другой стороне.
   Следующая картина. Оправившиеся от шока сэвэдж, естественно, стали добивать и пожирать раненых. Обезумевшие от голода самцы тесаками кромсали на куски ещё живых сородичей, торопливо запихивая в рот мясо. О какой бдительности могла идти речь в подобной ситуации?
   Лариса напала снова, зайдя с другой стороны. И ещё раз, спустя какое-то время. После третьего захода уцелевшие в панике бросились врассыпную...
   -"Пришлось, конечно, потом побегать по лесу за каждым. Но это тело не знает усталости", - гордо подумала суперкрыса.
   -"Ты отлично развлеклась".
   -"Да не так, чтобы очень. Всего лишь не подпускала горилл к нашей земле".
   Подземную Жительницу и вправду не узнать - куда подевалась её обычная кровожадность?
  
   Тем временем последний переселенец исчез в портале, ведя за руку пятилетнего ребёнка, то и дело оглядывавшегося на нас.
   Главной эмоцией, владевшей сейчас мальчиком, было любопытство: "Почему мы все уходим, а они - остаются?" Он уже задавал этот вопрос взрослым, но ответ не оказался понятным.
   А, нет, Вепрь с ребёнком - ещё не последняя отправка.
   Из зарослей появилась Неясыть, щуплая девочка одиннадцати лет с необычайно ярким ментальным профилем!
   Раньше я знала её ничем не выделявшейся из большинства, разве только задумчивой не по возрасту.
   -"Рекомендую", - подумала Несущая Жизнь. -"Она очень способная".
   Просвечивая Нею внутренним взором, Ель согласилась:
   -"Действительно, её Санэла начала развиваться необычными темпами".
   Слыша лестные для себя мысли, Неясыть робко улыбнулась.
   -"Развивай свой дух, но не забывай и о теле", - напутствовала я, несколько смутив застенчивую девочку.
   -"Настоящая сила рождается в гармонии", - подтвердила Ведунья, показывая возможной наследнице облик старейшин-моухоков.
   Она постаралась, чтобы могучий образ Игл, одинаково мастерски владевшей и копьём и мыслью, навсегда запомнился Неясыти.
   Ель тронула девочку за плечо, послала мне приватный мыслепоцелуй, попрощалась - вдвоём они скрылись в портале, который тотчас исчез. Включился генератор тени, космические врата стали невидимы в оптическом диапазоне.
   Средство телепортировки останется здесь, пока не закончится всеобщая эвакуация. Потом все до единого порталы поднимут по лучу БТС, наш корабль покинет Солнечную систему и Земля будет надолго отрезана от других миров.
   -"Я пока задержусь", - повторила Лариса. -"Смена места жительства в таком раннем возрасте - непростое дело для крыс. Их нужно подготовить".
   Подземная Жительница ласково глянула на разыгравшихся Кира и Той, на вторую пару, целеустремлённо выкапывавшую что-то из-под корней кряжистого дуба.
   Почувствовав, что скоро уйду и я, вернулся Первый мужчина. Собственно, теперь он стал просто охотником, ведь пятеро мужчин - это ни разу не племя. Тридцатитрёхлетний Медведь смотрел со смешанным чувством.
   -"Ты бывал на планете Лес?"
   -"Нет, пока мне хватало нашей".
   -"Всё-таки, может, сходи, пока стоит портал..."
   "Не на что там смотреть, всё чужое до самой последней мошки", - неуклюже пытаясь скрыть мысли, проворчал Медведь.
   Кивнул, улыбнулся:
   -Да хранит тебя Великий Лес, Волчица!
   В его устах это прозвучало двусмысленно.
   -Да пребудет с нами Санэла! - отозвались мы с Лариской.
   Упрямцы, можно сказать, совершали замедленное самоубийство, а ведь это были люди с развитыми способностями...
   Внимательно вглядываясь в пейзаж, я старалась запомнить нематериальный образ Родины, душу каждой веточки, каждой травинки. Видеозапись, увы, не умела сохранять астральных отпечатков. Второй раз я уходила навсегда, прощаясь с Великим Лесом.
   Невидимый портал - гудящее энергетическое кольцо. Скомандовав: "На лунную базу!", я уверенно шагнула вперёд. Миновала створ, из царства зелени и жизни перейдя в полумрак древнего инопланетного сооружения.
   В обзорном виоке командного пункта красовалось изображение строящегося корабля, заметно подросшего после моего последнего визита. Будущая идеальная сфера сейчас соприкасалась с лунной поверхностью "точкой" в две тысячи километров. Корпус рос оттуда прямо на глазах, всё выше и выше вздымаясь над поверхностью. Диксон говорила: это место старые люди именовали Океаном Бурь. Малопонятно, но впечатляюще. Может, так назвать корабль?
   А на другой стороне естественного земного спутника созидался sister ship, вторая половина нашего звёздного дома, способного, по необходимости, сливаться воедино, или действовать независимо, как два автономных боевых корабля. Надеюсь, это чудо успеют достроить раньше, чем прибудет эскадра гарамов.
   Их автоматический рейдер "взяли в плен" и пристыковали к Луне. Роботы и желающие из людей продолжали изучать начинку, а громадные синтезаторы тем временем поглощали миллиарды тонн массы с поверхности чужого корабля. Со стороны казалось, будто невидимым ножом очищают гигантское яблоко. Преобразование пошло значительно быстрее - делать из брони другую броню легче, чем из лунного грунта.
  
  
   ДИКСОН
  
   На Селене рос гигантский - массой в триллионы тонн - квазиживой механизм, межзвёздный катамаран размером с планету, и это действо очаровывало всех нас. Чтобы размножаться, наноботам-созидателям корпусов и палуб нужна была лишь энергия, которую в достатке поставляли преобразователи, пожирая скалы. Одновременно синтезаторы создавали бесчисленные блоки, узлы, секции - будущие "органы" корабля-трансформера, последовательно начиняя ими кубические километры строящегося корпуса.
   Если сравнивать крейсеры стрейнджеров с планетами, то в серединке, на месте ядра у них располагались информационно-управляющие центры, бытовые, служебные и рекреационные модули для миллионных городов экипажей. Жилища в виде небольших домиков, окружённых полувиртуальными пейзажами какой угодно природы. Фантазия ничем не ограничена, можно всё время просыпаться как бы на новом месте, и даже завести на своём "участке земли" любимое животное. Исследовательские лаборатории, рабочие кабинеты, общественные помещения, парки, леса, озёра - всё как в обычном, созданном природой мире.
   Несколько слоёв "мантии" корабля по порядку от центра к поверхности составляли двигательные установки, синтезаторы, синтезаторы и ещё раз синтезаторы. Многочисленные хранилища массы, ангары боевых и универсальных роботов, хранилища боекостюмов и лёгкого вооружения. Ангары истребителей, штурмовых катеров, и наконец, "главный калибр" - оружейные модули с портами, выходящими равномерно по всей поверхности прочного корпуса из современного аналога брони.
   Вот добралась я и до "коры"! Броня - глубочайший её слой, начинала контактировать с космическим пространством только в чрезвычайной ситуации, когда само существование корабля уже находилось под угрозой. В обычных условиях прочный корпус со всеми стоящими на нём генераторами тени, сканерами, антеннами, вратами шлюзов и оружейных портов - прикрывала надёжная шуба пластификатора.
   Наружная оболочка коры, аналог поверхности планеты из толстого слоя смарт-материи, являла собой первый рубеж материальной защиты крейсера. Смарт-материя под управлением брейна могла улавливать или отражать энергию, поступающую извне, собирала метеориты и космическую пыль, переправляя в хранилища массы, мгновенно открывала и закрывала "окна" над портами и шлюзами.
   Если б обитателям такого корабля понадобилось замаскироваться, он легко прикинулся бы безжизненной планетой. Как наши "луноходы", так и Одрин с Армстронгом могли сколько угодно ходить и ездить по пластификатору, брать пробы "грунта", устанавливать национальные флаги, да хоть устраивать пикники.
   И всю толщу корабля, все эти нескончаемые сотни тысяч километров, должны были пронизать транспортные системы - внутренняя, ближняя, дальняя, резервные первая, вторая, третья...
  
   Полюбоваться растущим крейсером мы приходили то все вместе, то по очереди - уж очень завораживало зрелище! Недавно здесь побывала Ель, пару дней назад на планете Лес для меня раскрылся смысл её давнего послания. Вот, оказывается, о чём она сожалела! Теперь мы все будем вместе - думая об этом, я чувствовала настоящее счастье.
   Но удивительно, как у такой застенчивой матери могла вырасти такая смелая дочь!
   -"Ты опять забыла", - Волчица послала эмоцию ехидства. -"Все лесные люди воспитывают детей, всё племя, а не "мама с папой". Мы - дети племени, и впитали лучшие черты своего народа".
   А вот эвакуация натуралов продвигалась плохо. Мало того, что её необходимость поняли немногие - к этому мы были готовы. Практически в каждом поселении желающим уйти чинили препоны сородичи. Где-то одиночки по собственной инициативе подкарауливали переселенцев на подходах к порталам, а где-то местные вожди и вовсе организовывали круглосуточное оцепление. Ита в толк не могла взять, как можно быть такими эгоистичными и бессмысленно жестокими.
   Дискаи постоянно инспектировали зоны перехода, усыпляя всех, кто находился в окрестностях, но не двигался к "вратам". Однако постоянную охрану каждого портала обеспечить было невозможно и людей убивали всё равно...

***

  
   Арджун проснулся с ощущением свершившейся беды. Раджа Джагдиш приказал сторожить ворота в потусторонний мир, а он, опытный воин, семь лет охранявший периметр тауна Джэйдев, заснул на посту, словно сопливый первогодок!
   Не шевелясь, мужчина огляделся - внимательно и осторожно. Слева в кустах храпел Вишал, метрах в десяти справа из травы неподвижно торчало плечо в знакомо заношенной форменной куртке Шьяма. Либо тоже спит, либо убит.
   Несмотря на то, что картина складывалась более чем неприглядная, Арджун испытал облегчение. Все сразу из-за разгильдяйства заснуть не могли, это ясно, как день. Рука пошарила по земле, пальцы наткнулись на приклад автоматической винтовки, ощупали ствольную коробку. Увы - магазин отсутствовал напрочь, и если остался патрон, то только единственный, в стволе.
   Зато возле портала, чуток в сторонке, аккуратно составлены друг на дружку четыре разноцветные пластиковые упаковки. Замаскированные под пайки мины? Но зачем, во сне всех их могла легко убить даже слабая женщина...
   Тогда в коробках настоящие продукты? Плата за беспрепятственный проход? Враги как-то усыпили стражу, чтобы позволить нашим людям беспрепятственно уйти в иной мир. Поднявшись на ноги, Арджун стал присматриваться к траве у ворот.
   "Сколько времени спали? Скольких упустили беглецов? Даже если нас уложили стрейнджерским оружием, для раджи мы всё равно преступники", - заключил он.
   Храп прекратился - Вишал как будто услышал нерадостный приговор и наконец, проснулся.
   -Доброго утра тебе, дорогой брат. Как я рад, что ты хорошо отдохнул! - командир, да ещё проснувшийся раньше, вполне мог позволить себе этот издевательский тон.
   Осоловело разглядывая силуэт Арджуна, возвышавшийся на фоне синего неба, его собрат по несчастью на удивление быстро сумел собраться с мыслями.
   Вскочил во весь свой немалый рост:
   -Виноват, задремал на пару секунд, командир!
   Руки здоровяка торопливо ощупывали винтовку. Лицо исказила скорбная гримаса - патронов лишили и его.
   -Буди третьего, бравый воин.
   Физиономию Вишала украсила злорадная ухмылка: не так плохо, что у меня хибара-развалюха, как хорошо, что у соседа новый дом сгорел!
   -Э, Шьям, подъём!! Где твоё оружие, где патроны?!
   В полудрёме охранник перевернулся животом вниз, затем подтянул колени и вскочил на четвереньки, явив исключительно удобную позу для пинка под зад. Аналогичные мысли посетили обоих его сотоварищей, но им удалось сдержаться. Немного поглумившись над тем, кто проснулся минутой позже, мужчины прояснили Шьямалу ситуацию.
   Хоть спал он и крепче, а выводы и обобщения делал не в пример быстрее. Длинно и заразительно зевнув, Шьям поскрёб ногтями иссиня-чёрную курчавую бороду:
   -Ну, теперь нам либо в бега, либо к Джагдишу в яму...
   Альтернатива не показалась незадачливым стражам вдохновляющей, хотя кто из таун-людей не мечтал о свободе? Желательно, конечно, не слишком опасной. Как на зло, с последним явно намечались проблемы.
   Арджун крякнул, представив два варианта ближайшего будущего. С упаковкой под мышкой - в джунгли, либо с тем же пайком - в портал. Втроём они выживут в чаще, но сколько это может продолжаться - дней, месяцев, лет? Без женщин, без сородичей...
   Безработные воины посмотрели друг на друга, потом на стрейнджерскую штуковину.
   -Пожалуй, я рискну, - Арджун повёл подбородком в сторону врат.
   Помедлив пару секунд, Шьямал произнёс:
   -Я тоже...
   Третий всё молчал, потом выдавил:
   -Удачи на новом месте.
   Закинув за плечи разряженное оружие, Арджи и Шьям взяли по коробке с едой, и кивнув своему бывшему товарищу, исчезли в створе.
  
   Довольно светлокожий для индуса, Арджун сделал по чужой земле несколько шагов, инстинктивно удаляясь от портала. Огляделся.
   Здешняя трава имела желтоватый оттенок, и это явно не было признаком наступившей осени. Опытному глазу заметна лёгкая примятость - туда ушли переселенцы. Новички зашагали по следу и уже через несколько минут оба ощутили нечто странное, но не признались друг другу.
   Если бы не трава, они, конечно протопали бы мимо этой штуки - вокруг столько необычного, усердно отвлекавшего внимание. Внешне она не отличалась от точно такого же каменистого склона холма, уходившего в противоположную сторону.
   Но прямо в стену уходили отпечатки человеческой обуви, а при тщательном осмотре там обнаружился и контур дверного проёма. Шьямал поднял руку, чтобы постучать, и тут же отдёрнул: часть стены исчезла, обнаружив слабо освещённый и довольно узкий коридор.
   Переглянувшись, бывшие солдаты потянулись было за карабинами, да вовремя вспомнили об отсутствии патронов. Арджун подумал, что и разряженные стволы способны привести в замешательство возможного противника, но внутренний голос возразил: "Или спровоцировать нападение". Впервые в непредсказуемой ситуации они не взяли в руки оружия, оставив его висеть за плечами. А про ножи оба почему-то даже не вспомнили.
   Шагая по подозрительно чистым закоулкам, Арджун и Шьям удивлялись вкусу здешнего воздуха. Это при полном отсутствии окон или какой-то вентиляции - тут явно не обошлось без стрейнджеров! Но зачем им всё это строить, какая выгода? Непонятно...
   За очередным поворотом обнаружился небольшой, метров тридцать, круглый зал, по сторонам ещё три двери - две тёмные, одна едва заметно светилась зелёным. Путешественники направились к освещённой, она послушно открылась от такого же лёгкого прикосновения.
   Человек лежал посреди комнаты, на низкой широкой тахте. Без одежды, под тонким прозрачным покрывалом.
   Мёртв? Нет, грудная клетка заметно вздымалась от дыхания.
   Вглядываясь в черты, мужчины обнаружили, что знают этого парня. Харшад, а его звали именно так, спал сном младенца, безмолвно шевеля губами, иногда складывавшимися в счастливую улыбку.
   Арджун собрался потрясти его за плечо, чтобы выяснить наконец, что здесь происходит, но в его голове раздался незнакомый голос:
   -Не нужно будить сейчас...
   Солдаты отскочили от спящего, в их руках мгновенно появились ножи. Оба могли поклясться, что секунду назад кроме Харшада, тут никого не было.
   -Я не желаю причинять вред, - ровный, но твёрдый голос незнакомца заставил индусов спрятать клинки. -Ваш соплеменник находится сейчас в стадии лечебного сна.
   -Чем он болен? - встревожились путешественники поневоле, отступая от спящего.
   Рослый европеец лет тридцати сделал несколько неслышных шагов по комнате, задумчиво потрогал массивный подбородок.
   -Все мы были больны этим, когда жили на Земле. И вы, и я...
   Шон, недавно звавшийся Шейлой, снова прошёлся из угла в угол. Он определил, что уровень развития Санэла не позволит воинам принять самораскрывающиеся архивы - неизбежен информационный шок. Вздохнув, отдал мыслекоманду брейну лагеря, и в полумраке комнаты вспыхнул большой трёхмерный виок.
   "Стрейнджер!" - немедленно подумали оба, с испугом разглядывая стройную фигуру Шона. "А выглядит как человек..."
   -Посмотрите фильм об инфернализации Земли. Так мы назвали эту болезнь.
   Похожий на сахиба космический странник исчез так же быстро, как появился. Вместо него зазвучало голосовое сопровождение фильма.
   -Ваш бывший мир болен в течение нескольких тысячелетий, - вещал густой бас. -Невозможно установить, что стало первопричиной аномального умножения зла. Но Земля - одна из немногих планет, где хищных живых существ большинство, где разумные из века в век истребляют друг друга, изобретая самые изощрённые способы и наслаждаясь страданиями сородичей.
   В виоке промелькнули сцены изуверских пыток и казней, придуманных наиболее изобретательными палачами всех времён и народов.
   -Вы глубоко заблуждаетесь, если думаете, что подобное поведение - норма для других цивилизаций. Это редчайший случай формирования и самовоспроизводства болезненно искажённых стереотипов отношения к самим себе и ко всему живому...
   Арджун и Шьям, конечно, понимали не все услышанные слова, но в целом становилось ясно: их родная планета и всё сущее на ней - выродки среди населённых миров. Это не укладывалось в головах, это было чертовски обидно. Примерно, как узнать вдруг, что твой почтенный и уважаемый отец прожил жизнь подонка, мошенника, вора.
   Небольшой фильм закончился, виок погас, а оба индуса ощутили нарастающую сонливость. Арджун присел прямо на пол - мягкий и ворсистый, он напоминал дорогие ковры во дворце раджи. Рядом опустился Шьямал.
   -Целительные грёзы... - прошептал товарищ, отходя в царство Морфея.
   Арджун ещё какое-то время боролся со сном, не желая вновь оказаться беспомощным. Но иная планета, обнаружившая две новые инфернальные сущности, настойчиво и неумолимо обволакивала их целебными полями...
  
   ...Шон вышел на жёлтую лужайку, и новосёлы последовали за ним, чувствуя - им хотят сказать что-то важное. По въевшейся в подсознание привычке бывшие солдаты построились, с удивлением обнаружив рядом знакомых и незнакомых обитателей Джейдэва. Никто никому не представлялся, не рассказывал биографий - все просто знали друг друга.
   В головах переселенцев зазвучали слова, которых не слышали уши. Но при этом каждый понимал - с ними говорит стрейнджер, назвавшийся Шоном. Со всеми вместе и обращаясь к каждому в отдельности. Говорит не звуками, а душой, не имеющей ни пола, ни возраста. Сейчас мужчины видели в Шоне мужчину, а женщины - женщину.
   Рядом стояла Калима и ради любопытства Арджун глянул на пришельца со звёзд её глазами - девушка позволила. Он увидел стройную высокую брюнетку со строгим, по-европейски несколько вытянутым лицом. В мужских и женских чертах Шона очень много общего - это словно разнополые близнецы.
   -"А теперь", - стрейнджер продемонстрировала всем неуловимое движение чем-то нематериальным в области солнечного сплетения и стала медленно подниматься над поляной вертикально вверх, как будто всплывая из глубины моря.
   Поражённый Арджун вернул собственное, мужское зрение: тот самый высоколобый европеец, что усыпил их в комнате Харшада, сейчас левитировал, как йог, только в непривычно стоячем положении. Плавно поднимаясь, завис метрах в трёх над поляной, повёл в стороны руками.
   -"Это не антиграв, здесь каждый так может! Давайте за мной!"
   Шеренга дрогнула. Кто раньше, кто на секунду позже, слева и справа поднимались над собой выходцы с Земли, очищенные целебным сном, животворным прикосновением гармоничного мира. Поверив в себя, Калима оторвалась от поверхности планеты, уносимая непознанной пока, доброй могучей силой. И Арджун повторил это странное, давным-давно позабытое, но когда-то привычное усилие. Пробудил генетическую память, а вслед за нею десятилетиями спавший астральный орган, воссоединивший духовное и физическое, ощутил вмиг наполнившую его энергию. Манипура засияла жёлтым пульсирующим огнём, трава пошла вниз, он сам будто вырастал, становясь вровень с кустами, выше, вровень с деревьями!
   Да, в бесконечно далёком прошлом предок нынешнего человека жил в гармонии со своей планетой и с самим собой. Теперь именно им, бывшим таун-людям Джейдэва, выпала честь жить на очень похожей планете, сестре древней прародины человечества. Воскресить не только давно позабытые детские мечты о свободном полёте - пробудить глубоко запрятанную в подсознании память предков!
   Душа Арджуна ликовала и пела. Как и десятки соплеменников рядом, он наслаждался невероятным счастьем, щедро делясь радостью с подругами и друзьями. Сколько поколений, родившихся на Земле, летали только во сне? Сколько раз проживали жизни, воспринимая собственные тела, как узы, оковы, тюремную камеру...

***

  
   -"Темницы рухнут - и свобода вас примет радостно у входа", - невесело прокомментировала я очередное доказательство инфернализации Земли.
   -"Давненько что-то я стихов не писала", - уловив рифму, вздохнула Одинокая.
   Теперь это имя совсем перестало идти дочери Ведуньи - недавно многих кандидатов официально приняли в наши ряды, и подружки ходили за ней хвостом.
   Мэйт смогла найти в архивах сведения о приличествующей случаю торжественной церемонии, мы организовали всё по высшему разряду. Многим людям так было привычней - ритуалы всё ещё имели для них смысл.
   И сейчас вместе с нами на планете, носящей вполне земное имя "Корделия", за первым полётом людей наблюдали Хищная Куница и Беспокойная Сорока, старые подружки Волчицы. Чтобы не смущать переселенцев таким количеством зрителей, мы оставили боекостюмы в режиме тени, и теперь вынуждены были стоять в сторонке.
   Новенькие почувствовали, что нам тоже хочется полетать, и с надеждой переспросили:
   -"И у нас получится?"
   -"Без проблем!" - откликнулась Волчица. -"Только боекостюмы придётся снять - в них, сколько ни пробовала, никак не выходит".
   Беспокойная колыхнула ментал радостью - представился случай продемонстрировать всем своё новое прекрасное тело. Девушка ещё не привыкла к нему, то и дело оглядывая и ощупывая. Естественно, тела сменили все присоединившиеся, но не у всех них была возможность настолько улучшить свой внешний вид.
   -"Единственный случай, когда красавицы от рождения оказываются в пролёте", - Одинокая шутливо хлопнула зардевшуюся Куницу пониже спины.
   Высокой стройной шатенке и вправду трудно изобрести внешность лучше своей собственной. Какие-то незаметные мелочи она наверняка изменила, но в целом казалась прежней. Зато Сороку просто не узнать - только пушистое облако вьющихся светлых волос осталось неизменным, всему остальному от роду несколько дней. Прежде маленькая толстушка, Сорока сделалась "белым лебедем" ростом с меня, и теперь, конечно, хотела летать.
   -"Оказывается, наш Великий Лес - не самое гармоничное место на свете", - красавица покачала головой, как и все мы наслаждаясь позитивной энергетикой Корделии.
   -"Но тем не менее, вам очень повезло родиться и вырасти там. Великий Лес - одно из немногих мест на Земле, пригодных для постоянной жизни".
   -"Как же люди раньше этого не поняли?" - махнула длинным хвостом волос Хищная Куница.
   -"Многие догадывались, что на планете не всё ладно. Но поскольку изменить ничего не могли, пытались придумать разные оправдания иррациональной злобности, тысячелетиями снедающей разумную и неразумную фауну Земли".
   Волчица удивлённо глянула исподлобья.
   -"И у них это получалось?"
   Я пожала плечами.
   -"При большом желании на словах можно доказать или опровергнуть всё, что угодно. Один из вариантов доказательства объективной полезности высокого уровня инферно формулировался так: "Идеальный мир навсегда остался бы хлевом. Разум рождается лишь там, где его отсутствие означает смерть".
   Беспокойная зябко поёжилась, голубые глаза потемнели, девушка придвинулась ко мне поближе.
   "Плохой это будет разум", - про себя подумала она.
   Приобняв Сороку за плечи, я согласно кивнула.
   -"Накопленные стрейнджерами знания о множестве различных цивилизаций свидетельствуют: если страх смерти и способен породить разум, то он же неизбежно губит его потом, не позволяя развиваться. Садомазохистская эгоцентричность, лежащая в основе межличностных и общественных отношений, становится препятствием для развития социума. Оно "замерзает", замыкаясь на шкурном, сугубо материальном. Оставаясь на неизменно низком духовном уровне, человечество с течением веков овладевает всё новыми и новыми технологиями в области материального. Противоречие углубляется, превращаясь в непреодолимую пропасть, в итоге мир неизбежно гибнет, захлёбываясь в собственной ненависти".
   "Что мы и наблюдаем на примере старых людей", - безадресно заметила Хищная, пробуя силу нового тела в пережимании на руках.
   Она ещё раньше видела, как мы играем с Волчицей в такие игры, а вот теперь осмелилась сама. Подруги упёрлись локтями в плоский камень, как положено - точно напротив друг друга, чтобы руки находились в одной плоскости. Соединили ладони, сцепили большие пальцы, выпрямили кисти рук, улыбнулись - и налегли!
   Когда силы равны, всё решает быстрота и ловкость. Выиграть стартовый рывок, опередить соперницу, склонить её руку хотя бы на несколько градусов - половина победы. А потом пусть опоздавшая пытается навязать свою технику. Ха... Я не сомневалась, что исход будет таким! Одинокая приобрела какой-никакой опыт, научилась подкручивать кисть, тянуть руку по диагонали.
   Сорока согнула руку в локте, напрягла мышцы, с восхищением ощупала свой непривычно твёрдый бицепс, глянула искоса:
   -"Я ведь тоже сильная!"
   -"Конечно", - лёгкий укус за ушко, мой скромный бонус к эмоции одобрения. -"Теперь дело за опытом..."
  
   На днях жизнь и мне преподнесла сюрприз - совершенно неожиданно довелось узнать, что именно приключилось несколько месяцев назад с майором Дикановым.
   Ита, будучи существом с вариабельностью полов, не страдала пристрастием ни к одному из них. Торнианка без эмоций восприняла вопрос на "историческую" тему. Тут-то и выяснилось, что Мэйт давно могла удовлетворить моё любопытство, располагая нужной информацией в полном объёме.
   Можно представить, с каким волнением и интересом я просматривала архивные материалы!
   Говоря кратко - Диксону повезло. Точно так же, как Джессике повезло оказаться высаженной с диская в ту минуту, когда я не успела ещё спуститься в метро.
   Наблюдатель с лунной базы стрейнджеров время от времени выборочно изучал население Земли. Наряду с первейшей его задачей, обеспечением безопасного развития цивилизации, была в программе исследований и такая тема. Учитывая низкий уровень развития человеческого общества, стрейнджеры понимали: в таких условиях многие пассионарии никак не смогут самореализоваться. По мере возможностей "несвоевременно родившихся" выявляли, чтобы переместить в более подходящее место и время.
   В случае с майором дело осложнилось тем, что ресурс его физического тела оказался почти исчерпан - жить оставалось всего несколько лет. А оборудование для изготовления новых тел "с нуля" на базе ещё отсутствовало. Тогда наблюдатель перебросил Диканова в наиболее подходящее из свободных на данный момент вместилищ человеческого разума.
   Сканирование ближайших московских моргов обнаружило молодое тело с уровнем физического развития выше среднего. Прежняя его хозяйка получила огнестрельное ранение в сердце, душа успела отбыть, куда ей положено. Стрейнджер не придал значения разнице полов - сам был выходцем из трёхполой расы...
   Может, неизвестная спортсменка больше меня имела право на жизнь - кто знает. Выбор сделал случай, медицинский комплекс заменил повреждённое сердце новеньким, зарастил шов. И Диксон отправилась реализовывать личностный потенциал, невостребованный в начале XXI века.
  
  
   РОБИН
  
   Победа в тягчайшей астральной битве с инопланетным монстром позволила нам ощутить великую силу единства! Даже Ита, располагая всей мощью стрейнджерского оружия, не была уверена в победе, случись столкнуться с кораблём гарамов в традиционном бою. Как, впрочем, не была она уверена и в том, что Ведунье Ели удастся объединить силы пятисот человек, в самой разной степени владеющих Санэла...
   Настоящее чудо! Я поняла, что произошло, когда вражеский крейсер, наконец, потерял управление. Минутой раньше казалось - это никогда не кончится. Словно дракон из сказки, рейдер отращивал новые и новые головы взамен отрубленных, передавая управление по нескончаемой цепочке брейнов. Мы сжигали их, но силы людей не бесконечны.
   Я боялась поверить в победу - казалось, титан бессмертен, оживёт и в тысячу первый раз. Только когда Ита двумя гравитационными ударами погасила чудовищную энергию железной планеты, увела неуправляемый корабль-агрессор на безопасную орбиту, в душе стало теплеть.
   Этой минуты ждала вся Земля. Эмоции, охватывавшие победителей по мере нарастания уверенности в свершившейся победе, напоминали огромную океанскую волну. Накатываясь исподволь, она затем поражала воображение своей невероятной мощью. Восторг, ликование, взаимные приветствия и поздравления. Среди нас было много обесс