Налбандян Карен Эдуардович: другие произведения.

Мысли о Толкиене

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О прототипах назгулов. О причинах эльфийских войн. Кое-какие мысли об устройстве Арды. Зачем Берен Феанорычей Не Замочил? Берен, принц Датский. Наугламир - как способ убийства. Чуковский - Толкиен, тема орлов (Обновление 13.01.2012)


   О Толкиене
  
   Мысли по Толкиену
  
   1. Драка из-за Сильмариллов. Камни - всего лишь повод. Реально шла конкуренция между возрастающим поголовьем бессмертных за ограниченный ресурс. Ведь, чтоб вырастить эльфа до половозрелой особи - нужно столько же биомассы, как - на синего кита. Законы экологии пока никто не отменял.
   2. Зачем нужны были Валар и Мелькор? И откуда Илюватар создал Валар - с их памятью, сознанием и др.
   А вот зачем - ясно.
   Арда была искусственным миром. Овеществлением музыки. Первое время законы мироздания не были ещё отлажены как следует. Тогда-то и понадобились конструкторы-наладчики. Менявшие законы природы, настраивавшие их и др. С этой целью был им предоставлен совершенно особый ресурс - магия. Наука использует законы природы, магия их меняет.
   Валары и майа были конструкторами Арды- они получали магию из её источника и пускали в дело.
   Эльфы - зависели от магии Арды. Магия - это нарушение статистических законов. Например, эльфы не стареют, то есть их ДНК не подвергалась неизбежным ошибкам и сбоям копирования. Термодинамика и энтропия над ними не властны - но лишь в пределах Арды.
   А вот в Космос эльфам дорога закрыта. И со смертью Арды кончатся и они. А реально и раньше - ведь по мере того, как всё налаживалось, сбоев и ошибок в мироздании становилось всё меньше, Валары сворачивали свою деятельность, предоставляя Арду нормальным физическим законам.
   А вот люди были независимы от этой подпитки - реально, более совершенная модель. .
   А вот Мелькор... Илюватар - это ведь воплощение Толкиена. И Мелькора создал он. Создал - чтоб было интересно. Потому как равно неинтересно было бы читать про Арду Неискажённую - где эльфы с песнями гуляют в обнимку с людьми. И равно - глубокая тоска читать, как эльфы выпускают друг другу кишки безо всякого смысла. Просто - за место под солнцем и кусок хлеба. Примерно так же неинтересно, как читать историю индейских войн. С той же причиной.
  
  
   О прототипах назгулов
  
   Пришло в голову, что именно немецкие пикирующие бомбардировщики Ю-87 могли быть прототипами толкиеновских назгулов.
   Именно этот тип самолёта использовался немцами во время войны за Британию. Неслучайно крылатые назгулы пикируют на цель и издают в пикировании душераздирающий вой, наводящий ужас и парализующий людей на земле. Толкиен был знаком с Юнкерсами, как, впрочем и его современники, для которых писалась книга.
  
   В этом разрезе забавно посмотреть на мемуары Руделя - так могли бы выглядеть мемуары назгула.
  
   И в заключение - пара цитат - для сравнения. Ю-87 и назгулы в мировой литературе
  
   Цитата 1.
  
   Но немецкие "штуки" появились над кораблями раньше туч и снега.
  
   "Штуки", или "Юнкерсы-87" эти чудовищные пикирующие бомбардировщики с крыльями чайки, пришли с юга, пролетели высоко над конвоем и, развернувшись влево, легли на обратный курс. Дойдя до левого траверза "Улисса", шедшего в конвое последним, они начали новый поворот. Потом внезапно, следуя своему обычному тактическому приему, один за другим, низко накренившись на левое крыло, самолеты начали выходить из строя и устремились на избранные цели.
  
   [...] в настоящем бою "штуку" нельзя сравнить ни с какой мишенью. Чтобы убедиться в этом, достаточно встать позади орудия, послушать пронзительный, воющий свист падающего на вас почти вертикально "юнкерса", почувствовать изрыгаемый им шквал пуль, увидеть через прицел, как он с каждой долей секунды становится все более огромным, и знать при этом, что никакая сила уже не остановит полета сброшенной им бомбы. Сотни оставшихся в живых людей, испытавших нападение "штук", без колебаний подтвердят, что более деморализующего психологического воздействия на людей не оказывало ни одно оружие второй мировой войны.
  
   (Алистер Маклин, "Корабль его величества Улисс")
  
   Цитата 2
  
   * * *
  
   А над землею, вполвысоты стен, кружили, точно жуткие ночные тени, пять подобий птиц, мерзкие, как стервятники, но больше всякого орла, и смерть витала с ними. Они проносились поблизости, почти на выстрел от стен, улетали к реке и возвращались.
  
   * * *
  
   Но даже их ор заглушили пронзительные вопли из темного поднебесья: крылатые призраки, назгулы, устремились вниз - убивать.
   Строй смешался, объятые ужасом люди метались, бросали оружие, кричали, падали наземь.
  
   * * *
  
   Снова налетели назгулы, и страшнее стали их пронзительные вопли - отзвуки смертоносной злобы торжествующего Черного Властелина. Они кружили над городом, как стервятники в ожидании мертвечины. На глаза не показывались, на выстрел не подлетали, но везде и всюду слышался их леденящий вой, теперь уже вовсе нестерпимый.
  
   (Дж.Р.Р.Толкиен. Возвращение государя )
  
   Разница между миром Арды и нашим
  
   Штука в том, что в нашем мире никто и никогда не пытался строить чистое зло.
   Зло творили при борьбе за власть; по необходимости; считая, что творят добро; злом считали происходящее те, кому было плохо, проигравшие.
   Но никто и никогда (за незначительными исключениями, быть может), в здравом уме и твердой памяти не пытался творить Зло ради Зла.
   А в мире Арды построение Абсолютного зла - ежедневные будни
  
   И о Сауроне
  
   "Саурон думал, что кольцо уничтожено..."
   "Более всего опасается Чёрный Властелин гибели кольца..."
   Только законченный дебил (находясь на месте Саурона) не сделал бы из этих двух посылок закономерного вывода: "Если гибель Кольца означает гибель Саурона (то есть мою), то факт нахожденния Саурона (то есть меня) в добром здравии означает, что Кольцо цело и невредимо. Ис-с-скать, сволочи!!!".
   И если мудрейшему эта мысль не приходила в голову, объясняется это затмение мозгов очень просто:
  
   "Толкиен попутал"
   (С) Саурон (25 марта 3019 года Третьей эпохи)
  
   И ещё о сцене на Роковой Горе
  
   Тот же Толкиен утверждал, что буде Горлум не притопил бы Кольцо, дальнейшие события разворачивались бы в высшей степени забавно.
   Поскольку Фродо-таки объявил себя Властелином Кольца, налетевшая стая о восьми назгулах не могла причинить ему никакого вреда. Более того, они должны были уговаривать его по-доброму (в натуре сцена из 911: "не делайте этого, сэр"), а сами тем временем экстренно замуровывать проклятую дыру и вообще оттягивать время до подхода основных сил - в лице Саурона, который уж точно знает, кто является Чёрным Властелином.
  
   О Горлуме
  
   Между прочим, сам Толкиен полагал настоящим героем "Властелина Колец" именно Горлума.
   И падение его в вулкан считал не случайным. Получив наконец Кольцо (а таскал он его немногим меньше Саурона) и преисполнившись мудрости, а так же под влиянием стресса, бедняга сложил наконец два и два и допетрил, что Властелином Колец ему быть осталось ну максимум минут 5-10 подлётного времени. А дальше гайку отберут - как факт. А самого будут бить. Возможно ногами.
   И вот тогда-то он и принял решение остаться последним Властелином Кольца. По принципу "вот вам бабабан!"
  
  
   О причинах эльфийских войн
  
   Забавная мысль - все эльфийские войны можно смело рассматривать с позиции экологии. При продолжительности жизни
   эльфов количество биомассы, необходимое, чтоб вырастить половозрелую особь...синего кита вырастить можно. И Феанор появился очень вовремя в момент, когда численность вида стала предельной для экологии Валинора. Вначале они начали уничтожать друг друга, а потом отправились осваивать просторы Средиземья.
   Кстати, происходи история с Сильмариллами с людьми - вся эта кровавая вендетта заняла б самое большее сотню лет - пока не вымерли бы последние, видевшие их своими глазами, после чего Камни стали бы красивой легендой.
   А когда-нибудь уровень науки позволил бы производить их в промышленных масштабах.
   И вот тогда-то, на каком-нибудь пыльном раскопе времён Первой Эпохи отрыли бы один из Сильмариллов - потускневший, поцарапанный... Очень бы обломались.
  
   Дагор Дагорат
  
   Прочитал днями подробности Дагор Дагорат
   Как ни странно, но мне никогда до того эта глава у Толкиена не попадалась.
  
   Любопытно.
   Ну, что Моргота зар-рэжет своим артефактом именно Турин Турамбар особого удивления не вызывает - этому товарищу было в глубокой степени наплевать, кого резать: врагов, друзей или самого себя.
  
   А вот картинка выступающего против Морготовых полчищ штрафбата, сиречь армии вторжения Ар-Фаразона повергла меня в шок. Нет, ребята в этой армии конечно отмороженные (и в смысле, что их извлекли из глубокой заморозки, и в том, что будущие назгулы предположительно проходили ту же подготовку, что и народ в этом десанте). Но какой же за ними должен стоять заградотряд, чтоб пошли они воевать именно Моргота, а не совсем даже наоборот?
  
   Полкан и Хуан
  
   Полкан -- персонаж "Повести о Бове Королевиче", существо с телом наполовину человеческим, наполовину лошадиным (в некоторых вариантах -- пёсьим), обладающее огромной силой и скоростью (может скачками перемещаться на большие расстояния -- "семь вёрст за один скок"). В повести сначала выступает как враг Бовы, однако после сражения с ним становится его верным другом и союзником.
   Полкан помогает Бове побеждать посылаемые против него рати недругов, практически неуязвим в бою. Однако Полкан знает о своей неминуемой смерти от львиных когтей и погибает, защищая жену и детей Бовы от этих хищников.
  
   Хуан -- Персонаж "Сильмариллиона", истории Берена и Лютиень. Существо с телом пса, способное трижды в жизни говорить человечьим голосом. Обладает огромной силой и скоростью (может ловить на лету стрелы -- "в прыжке схватил стрелу зубами"). Согласно книге, вначале является псом Колегорма, врага Берена, впоследствие становится верным другом и союзником Берена.
   Хуан помогает Берену и Лютиэнь побеждать посылаемые против него стаи волков, практически неуязвим в бою. Однако Хуан знает о своей неминуемой смерти в сражении с самым могучим из волков и погибает, защищая Берена и его тестя от этого хищника.
  
  
   А принцессу мне и даром не надо, чуду-юду я и так победю
  
   - Конечно, сударь, ни к чему. Тот же Берен - он и думать не думал добывать Сильмарилл из железной короны, а пришлось ему топать в Тонгородрим, местечко почище этого. Но про него сказка длинная-длинная, там тебе и радость, и горе под конец, а конец вовсе и не конец - Сильмарилл-то, если разобраться, потом попал к Эарендилу. Ух ты, сударь, да я же ни сном ни
   духом! Да у нас же... да у вас же отсвет этого Сильмарилла в той хрусталике, что вам подарила Владычица! Вот тебе на - мы, оказывается, в той же сказке! Никуда она не делась, а я-то думал! Неужто такие сказки - или, может, сказания - никогда не кончаются?
   - Нет, они не кончаются, - сказал Фродо. - Они меняют героев - те приходят и уходят, совершив свое. И мы тоже раньше или позже уйдем - похоже, что раньше.
  
   (Дж.Р.Р. Толкиен "Властелин Колец")
  
   А ведь путешествие Фродо во многом - параллель походу Берена.
  
   И тот, и другой идут в сердце Тьмы
   ...но один, чтобы добыть сокровище, второй - чтобы оставить.
   ...но один - великий воин, а второй - маленький хоббит.
   ...но одного сопровождает полу-майя Лютиэнь, способная усыпить Кархарота, вырубить Моргота и победить Саурона, со вторым только Сэм с кастрюльками и Горлум.
   ...но одному обещана эльфийская принцесса Лютиэнь, второму - ровным счётом ничего - кроме исполненного долга. В сущности - экспедиция камикадзе.
  
   Update: Вынесено из комментов.
  
   babs71:
   Параллель тут безусловно присутствует, поскольку процитированный вами диалог затрагивает очень важную для Толкиена (да и, вероятно, для любого англичанина) тему - связь сегодняшнего дня с традицией, укорененность в истории.
   А то, что Фродо с Сэмом куда слабее Берена - так и времена изменились. Это раньше были Берен, Беовульф и Ричард Львиное Сердце, а теперь лейтенант Толкиен во Фландрии в одном ряду с тысячами таких Фродо и Сэмов. И тут уже кому как повезет - кто-то кольцо в стиле коммандос тащит, кто-то в бою вражеского военачальника в коленку поранит (так как дальше не дотянуться), кто-то просто одного тролля завалит, но нужны они все.
  
   О прототипах драконов?
  
   Привожу две цитаты.
   Первая цитата чем-то очень напомнила вторую. Настроем, наверное.
   Разгромленный, побеждённый противник.
   Что-то непонятное, творящееся за стенами.
   И наконец - миру демонстрируется образец нового оружия, пусть маленький и несовершенный. Но оружие это угрожает в будущем похоронить победителей.
  
   1.
  
   В июне 1935 года одна из стен загадочных сооружений в германских доках была убрана, и мощный плавкран "Длинный Генрих" аккуратно перенес первую послевоенную германскую подводную лодку на воду. 28 июня она во время пышной церемонии была принята в состав ВМФ. Далее с интервалами в две недели на воду было спущено еще одиннадцать лодок. Это были 250-тонные лодки по образцу той, что была построена в Финляндии -- маленькие, юркие, их в шутку называли "каноэ". И первые шесть лодок -- от "U-1" до "U-6" -- были укомплектованы теми, кто учился в казармах школы на Вике, и теперь они на практике проверяли свои теоретические знания. У Германии не было подводных лодок в течение пятнадцати лет. Молодые офицеры были детьми, когда окончилась Первая мировая война, и учиться им пришлось с азов.
  
   (Франк Вольфганг "Морские волки")
  
   2.
  
   А потом снова в течении долгих лет был мир, и Ангбанд не решался на открытое нападение, так как Моргот понял, что одни лишь Орки не смогут противостоять Нольдору. И он искал у своего сердца нового совета.
   Снова прошло сто лет, и Глаурунг, первый из Урулоки, огненных драконов, вышел ночью из ворот Ангбанда.
   Он был еще молод и достигал едва половины своего роста (потому что жизнь дракона длится долго и медленно), но Эльфы в ужасе бежали перед ним в Эред Витрин и Дор-Финион.
   (Джон Рональд Руэл Толкиен. "Сильмариллион")
  
   Кое-какие мысли об устройстве Арды
  
   Что такое магия?
  
   А ведь в толкиеновской Арде не было научно-технического прогресса - в нашем понимании. То есть проходили тысячи лет, менялись имена королей, а техника, общественные отношения оставались прежними.
  
   То есть прогресс-таки был, но шёл он в основном по линии использования и развития магии.
  
   Всё круче становились драконы, Саруман выращивал светонечувствительных орков, потом появились Кольца, а драконы устарели. По другую сторону фронта - Сильмариллы, Палантиры, Зеркало Галадриэль, оркочувствительные мечи, мифрил...
   Единственное свидетельство технического прогресса - Сарумановская взрывчатка, да и то не очень понятно, был ли это банальный порох или что-то, усиленное магией.
  
   А что такое магия? Самое простое определение - наука ищет способы использовать законы природы, магия - способы обходить их.
   А зачем эта магия понадобилась?
   Арда была миром созданным. И всё заработало там не сразу.
   Поэтому и понадобились валары - отлаживать физические законы, географию и экологию - до того, как можно будет запустить всё в автоматическом режиме.
   Ну и запущен был дополнительный ресурс - магия. Прямой "доступ к коду", в обход законов природы, дабы корректировать баги и др.
   И по мере того, как система начинала работать как надо, валары уменьшали своё вмешательство и присутствие и передавали мир пользователям.
   Ну и соответственно уменьшались полномочия всех и всяческих юзеров по использованию магии - полномочия админа закрывались под пароль. Снижался уровень магии.
  
   Ну а пока можно было, пользовались этим ресурсом от души. Кто мог, конечно. В некоторые существа Арды магия закладывалась изначально. Те же эльфы. Вечная молодость, например. Вечная молодость подразумевает в том числе идеальную точность копирования ДНК. Что исключается законами термодинамики. И может обеспечиваться только магией.
   Именно этим можно объяснить депрессию и упадок эльфов в Третью Эпоху, когда снизился фоновый уровень магии. Магический голод. Точнее, что-то вроде удушья - когда в воздухе уменьшается количество кислорода.
  
   Так же, магией Колец обеспечивалось бессмертие назгулов - людей.
  
   Кстати, о Кольцах.
  
   Никогда не задумывались, почему такая мощная штука, как Кольца стала возможной только во Вторую эпоху?
   И почему Саурону понадобилось подождать, пока эльфы не создадут свои Кольца (при его технической поддержке), и только потом создавать свои? Притом, что от эльфийских колец была ему потом великая головная боль.
  
   Фундаментальное изменение мироздания на границе Первой и Второй Эпох:
   а) Изгнание Моргота за пределы мира Арды.
   б) Уход Валар.
  
   Вполне возможно, что Кольца были каналом энергетического (и не только) выхода на Силы - за пределами мира.
  
   Дыру проделали эльфы - и эльфийские Кольца - прямой канал выхода на Валар.
  
   Сауроновское Кольцо было выходом на Моргота (именно потому оно и потребовало от создателя таких чудовищных затрат сил).
  
   Вполне возмножно, что Саурон сам по себе проделать такую дыру мироздании и не смог бы (запрет Илюватара, типа), или, что более вероятно, сработала бы специально к такому случаю заложенная сигнализация. А вот воспользоваться каналом, проложенным благонадёжными эльфами...
  
   Кстати, Сильные (Саурон, Том Бомбадил) надевая кольцо не становились невидимыми. Невидимыми оно делало только слабых. И невидимыми не в уэллсовском, раскритикованном кому не лень принципе. Кольцо просто вытягивало своего носителя куда-то в начало канала из нашего мира (на первый слой Сумрака, для простоты. Кстати, описания того, что наблюдали, надев Кольцо, хоббиты очень смахивает на вход в Сумрак у Лукьяненко).
   Кольца назгулов были кольцами второго порядка - то есть выход непосредственно на Саурона, с подпиткой от него.
   Интереснее всего история гномовских, "омрачённых" колец.
   Первоначально они могли быть каналом выхода на Аулэ. При попадании же к Саурону, настройки перестраивались и канал выводился уже на Саурона.
  
   Ну и наконец, вполне возможно, что конечной целью Саурона было именно расширение канала Кольца до того уровня, что в Арду смог вернуться Моргот.
  
   Зачем Берен Феанорычей Не Замочил?
  
   Сегодня утром проснулся с интересной мыслью: в "По Ту Сторону Рассвета" Берен не замочил двух Феанорычей, чем обеспечил великий геморрой своему сыну, внукам и всему региону в целом.
   Но если бы замочил, могло бы выйти так: сцена в чертогах Мандоса. Духи покойных эльфов в едином порыве вопят "Свободу Берену! Мы его простили!". Да, и тут появляется из толпы две ужасно кислых типа и начинают портить воздух, мол "А мы не простили, и вообще отдай плюшку Сильмарилл". Вряд ли как-то повлияло бы на решение высокого суда, но сцену испоганило бы.
   Любопытно, закладывалась ли сия мысль в сюжет при написании?
  
   Берен, принц Датский
  
   А ведь в "По Ту Сторону Рассвета" аллюзия на Гамлета аж в глаза бьёт. Притом не шекспировского, а, скорее того, что был у Саксона Грамматика.
  
   Дано: сын убитого властителя. Окружённый врагами. И вынужденый уйти в помрачение мозгов, чтобы остаться в живых.
   Притом активно эксплуатирующего позицию психа, чтобы безнаказанно убивать врагов. Помните тот момент:
  
   - Орк умер этой ночью.
   - Какой орк? - Берен вовремя спохватился, что нужно сыграть пьяное "А-чего-вчера-было-то?".
   - Ты не помнишь?
   Он покачал головой и прочел на ее лице живейшее отвращение.
   - Орк, в которого ты запустил скатой.
   - Только не говори, что я попал.
   - В спину. Он бежал от тебя, Берен. Бежал...
   - Вот проклятье... Верно, я принял его за крысу.
   - Как можно орка принять за крысу?
   - За здоровенную крысу.
  
   Это ж прямая аллюзия.
  
   А потом герой сбрасывает маску, и оказывается, что все, с кем он мирно общался - мертвы. И причина их смерти - он.
   Розенкранц, Гильдестерн, Лаэрт, Полоний.
   Ильвэ, Эрвег, Этиль...
  
  
   Разговор Берена с Сауроном
  
   Помните в "По Ту Сторону Рассвета" беседу по душам между Береном и Сауроном на Волчьем острове:
  
   - Ты об этом еще больше пожалеешь... Нет, но скажи, зачем? Зачем?!!! У тебя было бы все - власть, сила, свобода! Ты бы стал первым Королем среди людей! Чего ради ты все это предал? Чего ради ты послал все псу под хвост? Ради этой эльфийской юбки? Так ты получил бы свою девку! Ты мог бы взять ее лишь мечом, потому что даже с Сильмариллом Тингол не отдал бы ее тебе, как ты не отдал бы дочь за трэля! Ты для нее был игрушкой, минутной прихотью, неутомимым в постели жеребцом, каких не водится среди этих полуевнухов-эльфов! Она забыла тебя на следующий день после твоего ухода из Дориата! Берен, ты глупец, ты просрал свой единственный шанс! Почему?
   - Саурон, ты не поймешь, - простонал Берен. - Болдог понимал, а ты не поймешь.
   - Вот как? И чего же я не пойму?
   - Ты родился не от плоти и крови. Будь ты хоть орком, будь у тебя хоть какая-то мать, понял бы. А так - нет. Делай что собирался. Скоро я буду свободен, а ты когда-нибудь захочешь подохнуть - и не сможешь.
  
   (Глава 17. Волчий Остров)
  
   А потом я подумал, что эти слова, быть может, крутились у Берена в голове довольно давно. И в момент боли просто вырвались наружу.
   Потому как был у него ещё один знакомый, рождённый "не от плоти и крови". И неприятностей от этого знакомого он имел если и меньше, чем с Саурона, то не намного.
   Элу Тингол. Перворожденный эльф, родителей не имевший по определению.
   Попробуйте приложить те же слова к Тинголу. А?
  
  
   Наугламир - как способ убийства
  
   Любопытная мысль - а ведь Хуриновский подарок Тинголу был тонко спланированной многоходовой местью.
   Представим себя на месте Хурина. Ты выходишь из плена, где отсидел 28 лет (по забавному совпадению, столько же сидел на острове Робинзон Крузо, граф Монте-Кристо - так вдвое меньше).
   Ты никого не сдал.
  
   Тут небольшое отступление. На что может рассчитывать вассал в обмен на свою верность? Лучше всего об этом сказано в "Крёстном отце".
   Во-первых, что сеньор позаботится о его семье.
   Во-вторых, что по выходе позаботятся о нём самом.
  
   И вот, Хурин идёт к своему сеньору и другу Тургону, отступление которого они с братом прикрывали собственной шкурой.
  
   Эльф прикидывается ветошью (шлангом, оппоссумом - выбрать нужное по вкусу), Хурина в упор не замечает и в город пускать не собирается.
  
   Потом Хурин обнаруживает, что семейные дела его находятся в полном раздрае. То есть наличествуют три трупа: дочки, сына и жены. Последняя, правда, трупом на момент обнаружения не была, но стала достаточно быстро.
  
   А Тингол, который этих самых жену и детей должен был сберечь , на обязанности свои положил.
  
   Иллюзий по жизни у Хурина особых не оставалось - какие на фиг иллюзии после того, как 28 лет подключён к каналу разведданных Моргота ("Ты осмелился издеваться надо мной и сомневаться в могуществе Мелькора, поэтому ты будешь видеть моими глазами и слышать моими ушами, и никуда ты не двинешься с этого места". - "Сильмариллион").
   Да хотя бы и не Моргота, любой разведки мира - всё равно проникнешься отвращением к миру и тем, кто его населяет.
  
   Предполагается, что информацию для него фильтровали, в чём лично я, впрочем, сомневаюсь.
  
   Побочный эффект: Хурин знает о любом из Светлых деятелей раз в десять больше, чем тот сам о себе. И всё - отборнейший компромат.
  
   И тут он делает очень странную вещь: идёт в разорённый (но ещё сказочно богатый ((с) Свиридов)) Нарогтронд и берёт там всего одну вещь - ожерелье Наугламир. После чего тащит его Тинголу. Не очень понятно?
  
   А теперь подумаем:
  
   Добраться до Тингола и отомстить - детские сказочки. Эльфы стреляют метко, так что к тому моменту, когда ты на пороге появишься - за ёжика сойдёшь.
   Тингол - владелец Сильмарилла. Им дорожит до чрезвычайности и носить его на себе совсем даже не отказался бы.
   Но Камень - здоровенная бандурина. На пиджак его не приколешь и на шею не повесишь - натирать будет - хоть ты трижды эльф перворожденный. Натёртая шея к миру прекрасного не относится.
   Наугламир - единственное в мире украшение, на котором можно таскать любые тяжести без увеличения веса: (Это был золотой обруч с вправленными в него бесчисленными драгоценными камнями из Валинора, но в нем имелся некий секрет, так что носить его было не тяжелее, чем льняную прядь, и какую бы шею он ни охватывал, это выглядело всегда изящно и красиво - "Сильмариллион"). Выглядеть "изящно и красиво" Тингол как и всякий эльф был всемерно "за"
   Наугламир - технология чисто гномовская, следовательно для вделывания Сильмарилла и последующей наладки нужно приглашать гномов. Тем более, что приглашали их не впервой (одна только постройка дворца Тингола чего стоит).
   О том, что Тингол любит стоять над душой у гномов во время работы и охраны при этом не берёт (с нормальным для Перворожденного высокомерием не ожидая от "этих коротких" каких-нибудь неприятностей) - Морготовская разведка, полагаю, доносила неоднократно. Информация вполне добываема от тех же гномов.
   О впечатлении, которое Сильмарилл произведёт на душу гномов не догадался бы только законченный идиот.
   И даже поименованый идиот понял бы, что Тингол гномам комплекса Сильмарилл-Наугламир не отдаст. А значит, кончится всё по-мокрому.
  
   Аллюзии для любителей Толкиена
  
   В общем-то вся эта история началась с ценной находки, сделанной неким маленьким существом. Подробно описывается УГОЩЕНИЕ, устроенное этим существом.
  
   Но дальше сюжет становится более мрачным.
  
   Представьте теперь себе ещё одно маленькое существо, вооружённое лишь острым клинком и источником света, и бесстрашно вступающее в бой со страшным паукообразным, чтобы спасти жизнь другого маленького существа.
  
   Ну и счастливый конец, само собой.
  
   Эта книга была даже экранизирована.
  
   Забавно, что первым этот сюжет в ХХ веке предложил не Толкиен, а всё-таки Чуковский.
   "Муха Цокотуха"
  
  
   Чуковский - Толкиен, тема орлов
  
   Пришла в голову ещё одна параллель. Помните этот момент?
  
   И горы встают перед ним на пути,
   И он по горам начинает ползти,
   А горы всё выше, а горы всё круче,
   А горы уходят под самые тучи!
   "О, если я не дойду,
   Если в пути пропаду,
   Что станется с ними, с больными,
   С моими зверями лесными?"
  
   И сейчас же с высокой скалы
   К Айболиту слетели орлы:
   "Садись, Айболит, верхом,
   Мы живо тебя довезём!"
   И сел на орла Айболит
   И одно только слово твердит:
   "Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!"
  
   (К. И. Чуковский "Айболит")
  
   Орлы, вытаскивающие главных героев из абсолютно безнадёжных положений, в которые они попали - это ведь фирменный почерк Толкиена. Точнее, мира Арды.
  
   Вот, пара фрагментов для сравнения:
  
   И очнулся я на вершине горы. Ни окна, ни самой Башни не было; Лестницу загромоздили груды обожженных каменьев. Я лежал один, не чая спасенья и помощи ниоткуда, на кремнистой крыше мира. Надо мною вершился звездный круговорот, и дни казались мне веками. Я внимал смутному, слитному ропоту земного бытия: предсмертным крикам и воплям рожениц, застольным песням и погребальному плачу и медленным, тяжким стонам утомленного камня.
  
   И прилетел Гваигир Ветробой; он меня поднял и понес неведомо куда.
  
   (Дж.Р.Р.Толкиен "Властелин колец")
  
   Стянув повязку узлом, Лютиэн села на землю, обхватила колени руками и заплакала. Кто мог помочь ей теперь? Никто. Арда, подчиненная в этом краю воле Мелькора, не отзывалась на ее крик о помощи. О том, чтобы продолжать путь по пустыне, взвалив Берена себе на плечи - и думать было невозможно: высокий и при своей сравнительной худобе тяжелый в кости, он был неподъемен. И она сильно сомневалась, что он сможет идти, опираясь на нее, когда - если! - придет в себя. И как далеко они уйдут, прежде чем их настигнут? И сочтут ли нужным гнаться, если Анфауглит сама убьет их - достаточно мучительно, чтобы утолить даже Моргота... Близилась ночь, а они были одни в чужой стране, и слуги Моргота искали их следы. Земля, истерзанная Морготом, корчилась в агонии и не слышала ее, но оставалось еще небо...
   Лютиэн поднялась, откинула волосы с лица и запела. Сначала тихо, осторожно, а потом - в полный голос воззвала она к небу, к ветру Манвэ - и ветер переменился, пыль улеглась, а на Западе в облаках открылось окно, полное золотого закатного света.
   И черными точками, растущими в размерах, падало с неба что-то похожее на огромные снежинки... Оно росло, росло...
   - Орлы, - не веря себе, прошептала Лютиэн.
  
   (О. Чигиринская "ПО ТУ СТОРОНУ РАССВЕТА")
  
  
   О Конце Первой Эпохи
  
  
   Как мне кажется, интервенция Валар в конце Первой эпохи объясняется не столько военными успехами Моргота (бывало и круче), сколько кровавым беспределом, который развязали Феанорычи. Их действия к тому моменту не соответсвуют ни критерию "Светлых", ни просто "вменяемых". Абсолютная непредсказуемость. Похоже, что они учудят в следующий момент, Феанорычи не знали и сами.
   В сущности, последние несколько десятков лет шла война без правил - все против всех. Лицом эпохи становился Турин Туранбар - не невезучестью своей, а привычкой вначале убивать, а потом разбираться. И не от хорошей жизни, а потому как иначе не выживешь.
  
   Непредсказуемость - худший враг торговли. И не только. Кто будет обрабатывать землю и засеивать поля, если в любой момент может начаться война с применением ОМП?
   В этом плане с Чёрными всё было ясно "нормальный уровень средневекового зверства" и "под Орденом люди тоже живут", "Ордену тоже пить-есть надо".
  
   На этом фоне Моргот казался меньшим из зол, поскольку олицетворял некоторую стабильность.
   А "стабильность" - означает "торговля", "экономика", "развитие городов, науки, культуры". Культура эта, конечно, была тоже весьма странной и специфической - но что есть, то есть - выбирать не приходилось.
  
   И простой человек тянулся на Север, поскольку считать носителями добра и разума эльфов - с их непрерывными предательствами, междуусобицами и наплевательством на любые законы и правила - и пьяному в голову б не пришло.
  
   Был и ещё момент. Даже в самое мирное время людям не светило. Вот, например, цитата из Тингола:
   И он [Тингол] приказал, чтобы люди не селились ни в одной стране, а только на севере, и чтобы князья, которым они будут служить, несли бы ответственность за все действия этих людей
   (Часть 17. О приходе людей на Запад)
  
   Попробуй представить себя на месте подданых такого короля, который правит несколько веков подряд. И никакой надежды на перемены - потому как король вечен.
   От людей требовалось одно - быстро обеспечивать нужды эльфийских городов, замков и армии. Без малейшей возможности выдвинуться. А у Моргота людей вербовали и использовали. И куда шёл нормальный честолюбивый человек?
  
   Таким образом, к моменту интервенции абсолютное большинство населения было на стороне Моргота [1].
   Ещё поколение - и они б приняли его добровольно.
   Вот тогда-то и началось вторжение.
  
   1. Он [Моргот] послал вниз своих эмиссаров, и люди слушали их злые и коварные речи и стали поклоняться мраку. Но были и такие, которые отвернулись от зла и отправились на запад, потому что на западе есть свет.
   Слуги Моргота преследовали их, и дороги тех людей были трудными. И все-таки те люди пришли в земли, граничившие с морем, и появились в Белерианде в дни войны за камни. Этих людей называли Эдайн. Они стали друзьями Эльдара и совершили подвиги против Моргота.
   [...]
   В великой битве, когда Моргот был повержен и Тангородрим рухнул, одни лишь Эдайн из всех племен людей сражались на стороне Валар, в то время как многие перешли к Морготу. Злые люди, придя к ним, принесли тень страха и стали их королями.
  
   (Акаллабет)
  
   О майя
  
   "Она была Майя, а вышла замуж за эльфийского короля". С равным успехом подходит и про Мелиан, и про Дюймовочку.
  
  
   О конце Нуменора
  
   Задумался об "Аккалабет". Обычно Илюватару регулярно ставится в вину утопление Нуменора, с правыми и виноватыми...и консервация армии Ар-Фаразона. Вот, например:
  
   "Тот, кого мы приучены звать Всеотцом, истребил всех жителей Нуменора, до последнего младенца, за деяния Ар-Фаразона и его присных. Он обрек всех нас на смерть за деяния наших предков, о которых и память стерлась. [...]. Может ли такое быть, чтобы именно доброе, животворящее начало противилось попыткам людей и эльфов спасти себя от смерти, а свои творения - от тлена? Чтобы доброе начало уничтожило несметные тьмы людей без различия пола и возраста, без всякой вины - лишь за то, что их государь оказался безумцем? Впрочем, как раз безумца и его войско оно пощадило, погрузив всего лишь в сон - еще одно свидетельство неземной мудрости того, кого нам предлагают считать источником всякой мудрости".
  
   Так вот, как называется клетка организма, ставшая бессмертной? Злокачественной. Чем кончается появление в популяции бессмертных и размножающихся особей? Гибелью популяции.
   Что с опухолью полагается делать? Иссекать, причём в пределах здоровых тканей. И кого беспокоят оказавшиеся в опухолевой ткани вкрапления нормальных клеток? Удаляется всё. Чтобы выжил организм в целом. Это никак не стыкуется с человеческой моралью - но это законы медицины. Демиург не обязан выбирать самое доброе решение - но самое целесообразное.
   Так вот, действия Илюватара были сугубо целесообразны.
   1. Злокачественный очаг ликвидирован.
   2. Выделен и спасён небольшой, сохранивший лояльность коллектив. Достаточный, чтобы сохранить культуру и традиции Нуменора и передать их дальше - то есть не допустить впадения Средиземья в тысячелетнюю дикость. И при этом не очень большой - чтобы со временем раствориться в окружающих народах.
   3. Наиболее злокачественный и опасный элемент сохранён и заморожен, дабы в будущем быть сброшену "на страх агрессору".
  
   Всё очень логично и предельно прагматично.
  
   А что касается морали и этики... Во-первых, на демиурга не распространяются правила морали, придуманные его творениями...или даже для его творений. Всё равно, как на программиста не распространяются правила поведения персонажей созданной им игры. И шахматист не будет ходить по улицам чёрными клеточками или буквой Г, как бы это не возмущало фигуры. Программист будет тереть неудачные или вирусные файлы. Шахматист - жертвовать фигурами. Автор - убивать персонажей.
  
   А во-вторых...
   Теорема Бушетты: "Каждый член мафии несёт ответственность за все её действия". Мафия - частный случай феодального общества. Нуменор - также феодальное общество, следовательно принцип Бушетты применим и к нему.
  
   Ну а если проще... "Ничего не делать и сваливать вину на хм... давно умерших людей. Вот только эти давно умершие люди, когда их переставало устраивать правительство - это правительство меняли. Иногда - силой. А вы сидели по углам. И досиделись".
   (Буркатовский, "Вчера будет война").
  
  
   Берен Джугашвили
  
   Маршал Голованов о первой встрече Сталина с Черчиллем:
  
   "Между Черчиллем и Сталиным возникло как бы негласное соревнование, кто больше выпьет. Черчилль подливал Сталину в рюмку то коньяк, то вино, Сталин -- Черчиллю.
   -- Я переживал за Сталина,-- вспоминал Александр Евгеньевич, -- и часто смотрел на него. Сталин с неудовольствием взглянул на меня, а потом, когда Черчилля под руки вынесли с банкета, подошел ко мне: "Ты что на меня так смотрел? Когда решаются государственные дела -- голова не пьянеет. Не бойся, России я не пропью, а он у меня завтра, как карась на сковородке, будет трепыхаться!"".
  
   Как-то сразу вспомнился Берен из ПТСР. И Черчилль на гнома смахивает, и весь эпизод...и главное фраза вполне в духе Берена.
  
  
   Об армии рабов
  
   Частая тема у Толкиена - солдаты Саурона непременно называются рабами. Прототип Саурона - Гитлер, но немецкую армию никак нельзя было назвать рабами.
   На самом деле этот - отзвук послевоенного мифа о порабощённой Европе. Что все народы Европы, включая немецкий, хотели жить мирно и дружно, и только плохой Гитлер поработил их всех и вверг в войну. Этот миф - очень важный для послевоенного примирения - потому что позволяет снять ответственность.
   Как будешь строить единую Европу, если каждый народ в ней замаран кровью других? Только свалив всё на злого Гитлера с присными, прилюдно покарав оных в Нюрнберге. "Это не твой сосед твою маму убил и сестру изнасиловал. Это его бес попутал. А так он человек хороший, душевный". Во всём виноваты некие абстрактные нацисты и японские милитаристы, а немецкий народ - он хороший.
   Во время войны так не думали. Доказательство - те же карательные рейды на Дрезден, Гамбург и Токио.
  
   О Сталине и Дэнеторе
  
   Читал книгу о сыне Сталина. "Застолье было сумрачным, получилось что-то вроде тризны. В этот день Берия принёс Сталину личное дело Якова Джугашвили. По грузинскому обычаю Сталин оросил кусочек хлеба несколькими каплями красного вина и съел его в память о сыне. Геловани поразило, как тщательно и аппетитно Сталин поглощал цыплёнка табака, разгрызая каждую косточку и запивая еду небольшими глотками вина".
   Ничего не напоминает? Фильм "Властелин колец", когда Фарамир идёт в безумную атаку на Осгилиат, а Дэнетор жрёт.
   Что прототипом Дэнетора в окончательно варианте книги был Сталин - понятно. Что прототипом Гэндальфа - Черчилль - тоже. Но вот дальше... Толкиен излагает вариант развития истории, который нравился англичанам: Сталин умирает, оставляя наследника, который уступает место законному властителю - проанглийскому. Нечто вроде сценария Реставрации.
   А теперь вспомним, что было, когда Россией правил законный государь с проанглийской ориентацией. Первая мировая. Русские войска идут в самоубийственные неподготовленные атаки, потому что для настоящего рыцаря Николая II союзнические обязательства значат больше собственного народа.
   Собственно, именно оттого и свергли царя. Российский сценарий власти всегда подразумевает, что правитель властен над жизнью и смертью подданых, но обязан создавать им условия, защищать и кормить.
  
   Сталин и Саруман
  
   "Властелин колец" писался в 1937-48 годах. Некоторое понятие о хронологии написания даёт фраза: "в конце 1940 года работа над "Властелином Колец" застопорилась на том месте, где Хранители обнаруживают в Мории могилу Балина".
   Так вот, многие вещи из этого самого 1940-го года виделись иначе, чем из 1944 или из сегодняшнего дня. В том числе и роли Сталина и Рузвельта. Рузвельт откровенно грубил англичанам, Сталин вообще воспринимался, как союзник Гитлера.
   Так вот, сейчас принято считать, что Сталин был прототипом Дэнетора. И в конце книги это так. Но Дэнетор появляется не сразу. А в первой части действует Саруман - недавний белый маг, ныне проводящий индустриализацию прекрасной зелёной страны и подражающий Саурону. Это ж прямой намёк на Сталина.
   А Теоден, разбитый старостью, грубо встречающий Гэндальфа, но затем принимающий его сторону и погибающий незадолго до победы - это ведь парализованный Рузвельт. А Эомер, который ни разу не собирался в наследники, а в конце концов в них оказался - Трумэн, попавший в президенты на восемьдесять какой-то день вице-президентства. И Рохан тогда - "страна ковбоев".
   А кто тогда Арагорн? Если Гэндальф - Черчилль, то Арагорн получается - Георг VI. Тот самый заика из "Король говорит".
  
   Берен - история болезни
  
   Лютиен не существовало.
   Был Берен - воин-одиночка, четыре года партизанивший в тылу у Моргота.
   Потом - долгая зима, отход, переход через Нан Дургонтеба, прорыв через Завесу Мелиан - в общем, кромешный кошмар.
   Вспоминаю, каким ярким воспринимался мир после тёмной кошмарной зимы-1993. Вот и Берен - вышел в мирные леса и увидел танцующих эльфов: "Она носила голубую одежду, и серые ее глаза напоминали вечер при свете звезд. Мантия ее была заткана золотом, волосы - темные, на лице ее сиял свет". Это та самая красота, которая в глазах смотрящего. Она могла быть какой угодно. Он её такой увидел.
   И всё.
   А дальше было как в истории с Игнатием Лойолой, объявившим себя рыцарем девы Марии. Конечно, можно сказать, что от одиночества и страданий поехала чуток крыша...но так ли это важно? Важно, что и для Лойолы, и для Берена их прекрасные дамы были совершенно реальны. И ради них они взялись за дело, которым ни за что бы не стали заниматься в здравом уме.
   То есть образ Лютиен стал частью личности Берена. И под его воздействием Берен менялся. Мобилизовывались силы и интеллект, повышалась решимость...
   В общем, эльфы Дориата увидели сильно одичавшего человек с двумя личностями внутри. Выглядело это со стороны так же жутковато, как отношения Горлума и Смеагорла. В общем-то называется это одержимостью.
   А теперь попробуем посмотреть на сцену в тронном зале именно в такой трактовке:
   "- Кто ты? - спросил король, - явившийся сюда как вор, незванный, осмелившийся приблизиться к моему трону?
   Но Берен, охваченный страхом, ничего не ответил, поэтому заговорила Лютиен:
   - Это Берен, сын Барахира, могучий враг Моргота.
   - Пусть говорит Берен! - сказал Тингол, - зачем ты здесь? По какой причине оставил страну свою, чтобы войти в эту, куда вход запрещен?".
  
   Тингол обращается не к дочери. Он обращается ко второй личности Берена. В средневековье это вообще было принято - обращаться напрямую ко второй личности одержимого. Например: "Ибо Иисус сказал ему: выйди, дух нечистый, из сего человека".
   Вопрос "Зачем ты здесь?" может быть обращён как к самому Берену (и "здесь" означает Дориат), так и ко второй его личности ("здесь" означает голову Берена).
   "Тогда Берен посмотрел в глаза Лютиен и бросил также взгляд на лицо Мелиан, и ему почудилось, что кто-то подсказывал ему ответ. Страх покинул Берена, вернулась гордость древнего дома людей, и он заговорил".
   Когда "кто-то подсказывает ответ" у нас в голове - ситуация наводит на размышления.
   Дальнейшие похождения Лютиен, её плен у Феанорингов - это продукт воображения Берена в подземельях Тол-ин-Гаурота. Место было настолько кошмарное, что человек пытался уйти из реальности. И жил жизнью Лютиен, своего рода внутренняя иммиграция. Но реальность отзывается в фантазии - Лютиен тоже узница. Так, кстати, отзвуки реальности прорывались в творчество самого Толкиена.
   А потом умирает Финрод, напоследок освободив Берена. Ситуация перестаёт быть совершенно безнадёжной, появляется шанс на успех, совершенно мизерный...и в Берене мобилизуется вторая личность.
   "И Берен оплакивал его.
   И в это время появилась Лютиен.
   Встав на мосту, она запела песню. Берен услышал ее и подумал, что это ему слышится, потому что над ним запели соловьи песню. Берен услышал ее и подумал, что это ему слышится, потому что над ним запели соловьи и засияли звезды. Он запел в ответ песню вызова, а потом силы покинули Берена, и он погрузился в мрак".
   Мрак - с этого момента Берен-человек перестаёт на какое-то время существовать. Появляется нечто третье, не Берен и не Лютиен. Зверь. То, что сам Берен называет Хуаном. Эффект берсерка.
   Помните "Молчание ягнят"? Только что Ганнибал Лектор - интересный собеседник, блестящий учёный, но вот появился совершенно мизерный шанс на свободу и он превращается в зверя. Сильного, способного на всё, но при этом смертельно опасного, потому что использует весь потенциал человеческого интеллекта. И, что немаловажно, физических сил - то самое сверхнапряжение, в котором перепрыгивают пятнадцатиметровые пропасти и гнут стальные прутья.
   "Он послал на мост волка, но Хуан бесшумно убил его. Саурон посылал других, и Хуан одного за другим хватал за горло и убивал. Тогда Саурон послал Драуглуина, ужасного зверя, обладавшего огромной силой, и битва между ним и Хуаном была долгой и свирепой, и Драуглуин бежал и умер у ног Саурона".
   Хуан - это отзвук мифа об оборотнях. Обратите внимание, даже став зверем, Берен ассоциирует себя с псом. То есть, зверь остаётся под контролем человека.
   Человек-зверь вступает в бой с майей Сауроном и побеждает, нанося ему травмы, несовместимые с дальшейшим существованием этого тела.
   А интеллект второй личности довершает победу.
   Дальше: "А Берен и Лютиен пришли в лес Бретиль к границам Дориата. Теперь Берен подумал о своем обете и вопреки желанию сердца решил, что, когда Лютиен снова окажется в безопасности в ее стране, он сделает еще одну попытку, но она не хотела разлуки и сказала:
   - У тебя есть два пути, Берен: отказаться от поисков и своей клятвы и вести на Земле жизнь скитальца или же сдержать свое слово и бросить вызов власти тьмы на ее троне. Но я пойду с тобой по любой дороге, и судьбы наши будут одинаковы!".
   Берен с упорством одержимого идёт к цели. Точнее, его гонит эта, вторая личность.
   Обратите внимание на сцену схватки с Феанорингами. Что Берену удаётся победить двух эльфов - после победы над Сауроном уже не удивляет. Интересно другое:
   "Но Куруфин, исполненный стыда и злобы, взял лук Колегорма и на скаку выстрелил назад: стрела была нацелена в Лютиен. Хуан в прыжке схватил стрелу зубами, но Куруфин выстрелил снова, Берен загородил Лютиен, и стрела ударила ему в грудь".
   Ясно, что стрела, пущенная в любую из двух личностей, попадёт в то же тело.
   А дальше переход через пустыню.
   Человек перейти эту пустыню неспособен физически - и переходит её зверь. Точнее, два зверя. Самовосприятие Берена меняется - он уже воспринимает себя не псом, а волком...точнее, пока, в волчьей шкуре.
   Само похищение Сильмарилла "пока все спали" особого удивления не вызывает - украсть при желании можно что угодно, доказано всей мировой историей.
   Интересно то, что происходит при отходе: появление Кархорота. Кархорот - ещё одна личность Берена. Точнее даже не ещё одна, это дальшейшая эволюция Хуана. Человек теряет власть над зверем, примерив волчью шкуру зверь из пса становится волком. Причины? Сказать сложно. Может - закономерная эволюция, может близкий контакт с Морготом, сказать сложно. А ещё может - Сильмарилл. Потому как Сильмарилл жёг Берену руку - легенда упоминает об этом "Лишь только Берен взял камень в руку сияние пробилось сквозь его живую плоть, и рука Берена стала подобна сверкающему светильнику, но камень начал жечь его". Чуда не произошло, и легенда прямо говорит, что Берен остался без руки.
   В какой-то момент человек осознаёт, что зверь в его душе сожрёт и его самого, и всё, что ему дорого. Он мобилизуется и на какое-то время берёт зверя под контроль:
   "Лютиен была измучена и не имела ни времени, ни сил, чтобы справиться с волком, но Берен встал перед ней и поднял вверх правую руку с Сильмарилем. Кархорот остановился, и на миг его охватил страх".
   На какое-то время устанавливается равновесие сил. Потом одержимость Берена гонит его дальше: "Лютиен хотела остаться в лесных дебрях, забыв свой дом и народ, и какое-то время Берен был доволен этим, но он не мог надолго забыть свою клятву вернуться в Менегрот, не мог всю жизнь скрывать Лютиен от Тингола. Берен считал, что не годится прекрасной дочери короля, Лютиен, навсегда оставаться в лесах, не имея дома, почестей и прекрасных вещей. Ему удалось убедить ее, и он повел ее в Дориат. Так им было суждено".
   Обратите внимание на следующий фрагмент:
   "И тут же все его нутро стал сжигать огонь - это Сильмариль опалил его плоть, и он обратился в бегство. И он вырвался с севера, неся миру разрушение. Из всех бедствий, постигших Белерианд до гибели Ангбанда, безумие Кархорота было самым ужасным, потому что волк нес в себе могущество Сильмариля".
   Кто рассказал миру о переживаниях Кархорота?
   Это не Кархорот нес миру разрушение, не Кархорот страдал от ожогов и не о безумии Кархорота идёт речь. Речь о Берене, потерявшем контроль над зверем в своей душе. Такое безумие случалось с великими героями: Геракл, Ясон...
   Обратите внимание, Берен и Кархорот - единственные, кому удаётся преодолеть Завесу. Странное совпадение, не так ли?
   Берену не хочется отдавать Сильмарилл, как Фродо не хотелось уничтожать Кольцо.
   Что может сделать один человек? Немало. Вспомним, как четыре года Берен, тогда ещё только человек, партизанил по тылам Саурона, так, что тот выслал против него целую армию.
   Тут всё вышло намного хуже.
   Чем всё кончилось? Сказать сложно. Была объявлена охота, но Берен легко обманул загонщиков. И вышел прямо на Тингола. "Кархорот избежал встречи с ним и, вырвавшись из чащи, неожиданно прыгнул на Тингола. Берен быстро встал перед королем, выставив копье, но Кархорот отбросил оружие и поразил Берена, ударив его в грудь". Скорее всего, в какой-то момент Берен-человек понял, что гибель отца причинит боль Лютиен - и вступил в бой со зверем. Ну и погиб. Причём, со смертью Берена погибают все четыре его личности: Кархорот с Хуаном, а за ними и сам Берен с Лютиен.
   Ну и напоследок - а ведь Берен сдержал обещание, данное Тинголу: Сильмарилл вынули не из живота Кархорота, а из его руки.
   Вот такая история Дон-Кихота в варианте Арды.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | А.Дмитриев "У Подножья" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | Ламеш "Навсегда, 5-ое августа" (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | B.Janny "Дорога мёртвых" (Постапокалипсис) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | М.Комарова "Тень ворона над белым сейдом" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"