Налбандян Карен Эдуардович: другие произведения.

Ил-2 "Весёлая нечисть"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.49*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сорок пятый год. Последние месяцы войны. У командира полка штурмовой авиации - задача найти и уничтожить базу Ме-262. И привидение - вместо хвостового стрелка. В рассказе использованы цитаты из книги Драбкина "Я дрался на Ил-2"


   Ил-2 "Весёлая нечисть"
  
   1.
  
   - Ил-2, товарищи, - это не просто самолёт, - сообщил замполит, - Ил-2, товарищи, это - летающий танк, - Ребята, слушают вроде как внимательно, не шелохнётся ни один. А замполита дальше несёт:
   - А вот это, товарищи, - и бодро так по элерону перкалевому похлопывает, - советская броня - лёгкая, гибкая, надёжная.
   - Хи-хи! - Замполит аж на месте подскочил, будто солью подстреленный. Ну и я тоже - первый раз слышу, чтобы самолёт хихикал. Причём женским голосом. А он снова: "Хи-хи!". Звонкий такой смех, как колокольчик серебряный, ехидный только.
   Тут замполита как прорвёт:
   - А вам, товарищ Полякова, стыдно должно быть! Вы как комсомолка, как Герой Советского Союза... - и понесло его, и понесло. Про пример для молодого поколения, про долг, дисциплину... минут на двадцать наверное завёлся. Я вначале решил, перегрелся бедняга, потом смотрю, слушают его все так спокойно. Вроде как в порядке вещей всё.
   В общем, спросил я у ребят потом.
   - А, это ты про Наташку?
   - Что за Наташка?
   - Полякова. Ты вот с Батей летал, ничего не заметил?
   Батя - комполка наш. Взял меня сегодня в первый боевой вылет ведомым, "Главное говорит - не отрывайся, я пикирую, и ты пикируй; у меня бомбы полетели, и ты сбрасывай; делай все, что делаю я. Ни на что не отвлекайся".
   - Честно? Ничего я в этом вылете не понял. Разрывы видел, стрелял, бомбы сбросил.
   - А, не волнуйся, нормально всё. Вылетов пять-шесть сделаешь, все поймешь. А что Батя стрелка не берёт - заметил?
   - Не-ет.
   - Наташка у него за стрелка.
   - Герой Советского Союза? За стрелка?
   И тут мне такую штуку говорят, я вначале решил, разыгрывают новичка. Потом понял - всерьёз всё.
   - Привидение это. Знаешь, как у англичан в замках старых, графья всякие в цепях ходили, да народ пугали? А это наше, советское привидение. Герой Советского Союза...ну и живёт в самолёте. Зато Батю за три года ни разу не сбивали. А так девчонка хорошая, весёлая. Батин Ил так и называют все, "Весёлая нечисть".
   Бывает. На фронте всякое бывает. Вот Серёга Большой два года зимой и летом в одном тулупе летает, и тоже говорит, в нём его ещё никто не сбивал. А Володьке Пантелееву снаряд тридцатимиллиметровый в голову прилетел. Череп по кругу облетал, дорожку в волосах выстриг и дальше себе полетел.
   А вот Батя, говорят...
  
   2.
  
   Батя искоса наблюдал за новичком. Летает парнишка хорошо, земли правда пока не видит, ну да дело наживное. Нормально всё будет, не сорок второй, чай.
  
   Он вспомнил свой первый боевой. ...Через в дыру в фонаре задувало. На стекле - кровь засохшая, клок волос рыжих. Линию фронта пересекли на 1200. Пришли на цель, пикируем градусов под пятьдесят. Бомбы сбросил. Дальше каша, земля, небо - перемешалось всё. Видимость никакая, а я об одном думаю, как бы за комэском удержаться. Потом вдруг мелькнуло что-то, отвернулся на секунду, смотрю - нет ведущего. И никого нет, позорище, группу потерял. Ладно, надо на базу возвращаться... Тут снова мелькнуло, сзади. Грохнуло по корпусу, тряхнуло.
   - Мессеры, - ору, - Валерка, стреляй сволочь!
   Молчит Валерка. И пулемёт молчит. А мессер сзади заходит и понимаю, всё, отлетался. Знаю, что не уйдёшь, а жить хочется. По газам даю, тут как рявкнут над ухом, голосом знакомым:
   - Охренел, чечако?! Отставить панику! Газ убрать, вправо доворачивай!
   Команда прямо в руки-ноги пошла, сбросил я скорость. Фашист такого не ожидал, на скорости из-под левой плоскости вверх выскочил. Прямо под пушки. Я на гашетку и по газам. А голос командует:
   - Ведомый сбит, ведущий заходит. Газ убрать, влево доворачивай! Ведущего я вообще всего секунду видел - из-под правой плоскости возник и тут же в куски развалился.
   - Молодец, чечако, - тут я наконец сообразил, где это "чечако" слышал.
   - Полякова, ты? - оглядываюсь - никого. Силуэт только какой-то краем глаза.
   - Я, - голос отвечает.
   Потом уже рассказала, как из школы лётной ушла. Инструктор, говорит, это, конечно и хорошо и нужно, а только опытные лётчики на фронте нужны. Она, между прочим, ещё на Финской полетать успела.
   А тогда возвращаемся на аэродром, думаю, ругать будут... Лучше бы ругали... Вся эскадрилья там легла...Валерка тоже, мёртвым его привез.
  
   Вот с тех пор Наташка у меня и стала за хвостового стрелка.
   Стреляет она вообще...никогда такого не видел. Очередями по три. И без промаха.
   Попросил я её как-то , говорю:
   - Наташ, научи, как у тебя получается так.
   Это когда она аса немецкого завалила. Говорят, со стороны оно выглядело - зашёл он мне в спину - и как на стену наткнулся.
   Писали потом, четвёртый был ас Люфтваффе, 267 побед, крест рыцарский, дубовые листья и чёрт-те что ещё.
   Другой бы радовался - а Наташка весь вечер потом из самолёта на выходила. Сидела в этой своей меланхолии. Не люблю я этого, каждый раз ощущение, что в кабине стрелка туча грозовая клубится.
   Попытался я её оттуда вытащить, рассказываю, что 267-ыми ему нас засчитали, мол сбил, перед тем, как...
   А она мне:
   - Правильно всё... Бруно меня тогда и убил. Я его хорошо запомнила... Симпатичный был парнишка. И лётчик от бога. Пуля в голову - а я и не заметила. Дура была восторженная. Привела самолёт обратно, посадила - только тогда и поняла - всё.
   Тут я её и спросил. Наверное больше отвлечь пытался.
   - Серёжа...не завидуй. Нечему тут завидовать. Живой человек так стрелять не может, для этого нужно ни сердца не иметь, ни лёгких, ничего. И небо видеть в прицельную сетку. Запахи, вкусы...нет, я их чувствую - но только как условия в задаче. Цифры.
  
   А вообще гоняла она меня первое время - "лучше бы умер вчера". Всё говорила, мол, чечако, сделаю я из тебя человека.
  
   3.
  
   Света не зажигали. И можно было поверить, что там, в темноте, перебирает пулемётную ленту (каждый третий патрон - трассирующий, каждый десятый - разрывной. Вынуть, осмотреть, обтереть, вернуть) не чёрный провал в пространстве, а настоящая живая девушка.
   - Не нравится мне это, Наташ.
   - Что не нравится?
   - Всё. Что ребят подставляют вместо живца. Да и вообще всё это плохо пахнет. Там ведь не только войска отступают, там беженцы эвакуируются. Прямая трасса - двадцать километров, с обеих сторон отвалы снега трёхметровые...им ведь деваться некуда будет.
   - Не только им. Главное, что некуда будет деваться 262-ым. Они ведь всё-таки истребители. Вылезут, можешь быть уверен, отсиживаться не будут.
   - Наташка...
   - Хорошо. Давай прикинем ещё раз. Эскадрилья Мессеров 262-ых. Асы. Лучшие из лучших. Вдруг решают, что они - бомбардировщики. Приходят куда хотят и когда хотят, разносят что хотят и уходят. Без потерь. Помешать мы им можем?
   - Нет.
   - Где их аэродром - знаем?
   - Нет. А искали хорошо.
   - Даже если и будем знать - сколько ребят ты положишь на его штурмовке? Молчишь? Единственный шанс - отследить их на обратном и поймать на посадке. Согласен?
   - Согласен... Только знаешь, так ведь немцы делали...в сорок первом.
   - Серёжа, скажи...а ты сам это видел?
   - Нет, рассказывали...
   - А я видела. Дороги...на километры...и вдоль дорог трупы, трупы... Женщины, дети... Война кончится, Серёжа. Самое позднее - этим летом. И что дальше?
   - Жить будем...
   - Спасибо, Серёжа. Это было очень тактично. Только я не об этом. Да, там дети...завтра эти дети вырастут. И что они будут знать о войне? Что война - это такой праздник? Где было трудно, но весело? Чему будут учить их матери? Мстить за убитого отца? Вернуть потерянные земли? Всё это уже было. Плохое забывается быстро - если оно случилось не с тобой. Войну должен почувствовать на себе каждый. До печёнок. Намертво вбивать надо. В каждого. Что у войны есть цена. Может быть тогда десять раз подумает, прежде чем голосовать за нового Гитлера.
   - Красиво говоришь, Наташ... А всё равно - не по людски это.
   - А зачем мне по-людски? Я нежить. Моё дело - мстить живым.
   - Ната-а-ашка. Ты сама-то в эту чушь веришь?
   - Не верю. Только какая разница летящему в лоб снаряду - веришь ты в него, или нет?
   Помолчали.
   - Вы просто расслабились, - наконец сказала темнота, - Последние дни войны. Никто не хочет умирать. В сорок первом каждый вылет был как последний. Ты знал, что ты мёртв - с того момента как садился в кабину. Весь вопрос был - после какого вылета тебя похоронят. И какую цену за это заплатит враг. Всё. "Героя" тогда давали за десять вылетов. Знаешь сколько народу его получило?
   - Не знаю. И угадывать не буду.
   - Один. Коля Карабулин. Погиб в сорок третьем. Спи, Серёжа. Завтра у нас тяжёлый день.
  
   4.
  
   Вниз смотреть не хотелось. Отступающие войска, колонны беженцев. И четвёрка Илов. Почти полторы тонны двадцатипятикилограммовых бомб, эрэсы. Плюс пушки и пулемёты. Жалости не было. Только омерзение.
   262-ые так и не появились. А значит всё это, там, внизу, было зря. Батя огляделся в последний раз. Мелькнула мимолётна гордость: всё-таки не сорок второй. Группа подавления, в засаде истребительное прикрытие - в пикировании Лавочкины вполне могли достать 262-ой.
   ...Дальше ждать становилось невозможно.
  
   5.
  
   Наверное Наташка была права: мы всё-таки расслабились. Я скомандовал отход - а в следующую секунду как будто мелькнула молния. Успел ещё увидеть грязно-серое облако, вспухающее там, где только что был Володька. А потом мир взорвался мне в лицо. Последнее, что успел почувствовать - адскую боль в ушах.
  
   - Серёжка...Серёжка...не спи, - мам, ну вот опять ты меня будишь на самом интересном месте. Не хочу в школу, хочу сон досмотреть. Страшный, но интересный такой.
   - Серёжка... - голос мамы вдруг стал резким и скрипучим, как ножом по стеклу, - высота сто.
   ...Я медленно выплывал. Дела наши были плохи. Мотор правда работал, но на этом хорошие новости заканчивались. Всё снова было как тогда, в сорок втором. Сквозь разбитый фонарь кабину продувало насквозь. На разбитом стекле - какие-то засохшие кровавые ошмётки и клок волос - теперь уже моих. Разобрать что-то на приборной доске удавалось с трудом - всё вокруг залито подсыхающей кровью (откуда столько крови?).
   Правый глаз не видел вообще, в левом всё как через белесый туман. Всё размыто, нечётко.
  
   Накатывала дурнота - волнами.
   Кто-то внутри головы сказал вдруг очень скучным медицинским голосом "Отлетался, пилот".
   Как ни странно, ничего не болело. Больше всего хотелось спать. Заснуть и чтобы когда проснусь - не было ни войны, ни этого противного режущего уши голоса. А была бы мама, школьные друзья...
   Резкий голос опять выдернул меня из тёплого детства.
   Твёрдая, прохладная ладошка лежала на шее. Я не видел её, но чувствовал.
   - На-таш-ка... Принимай управление.
   - Серёжа, я держу твою артерию. Отпущу - истечёшь кровью за минуты. Не шевелись только. И головой не крути.
   Как же мне головой не крутить...какой из меня теперь лётчик.
   - Как ребята?
   - Легли все.
   Легли...как в сорок первом. Тогда тоже ложились эскадрильями и полками. Как ни странно, голова начинала работать всё лучше. Сонная одурь отступала. Да, в глазах туман...но мало ли мы летали при нулевой видимости?
   - Что с самолётом?
   - Бак пробит. Можем попробовать дотянуть до линии фронта.
   - Что с 262-ыми?
   - Ушли. Вижу ещё последний. Давай, Серёжка, поворачивай, кровью истечёшь.
   - Давайте курс, лейтенант Полякова. Преследования не прекращать.
   Знаю я, Наташ, что это безумие. Не спорь только, не погань последних минут жизни. Штурмовать аэродром лучших асов Люфтваффе, в одиночку, полупарализованному, на разбитой машине... Улыбаться было больно.
   Она не спорила:
   - Есть, товарищ майор!
  
   Дальше в памяти провал. Кто-то самолёт вёл - руки-ноги, наверное, потому что голова в этом не участвовала.
   Выдернула меня в реальность Наташка:
   - Идёт на посадку. Вижу аэродром. Это...Серёж, это не аэродром, это шоссе...вот почему их найти не могли.
   Я уже не слушал. Чёртово закатное солнце бьёт в глаза...или это в глазах темнеет? Пойти сейчас прямо на аэродром - означало погибнуть, и притом бесполезно. Оставалось одно - в обход и подойти с запада...но это риск. Дотянет ли самолёт? И дотяну ли я?
  
   Мы дотянули. Почти. Мотор заглох уже на подлёте.
  
   6.
  
   "В последние минуты перед возвращением командиры были спешно сплетены гирлянды. Щиты раскрашены, надписи сделаны, развешаны грубые знамена. Все наземные команды кружатся, как рой пчел.
   Вскоре должны были вернуться самолеты. Все, кто мог бросить свой пост, побежали к месту парковки самолета командира. Майоры, капитаны и лейтенанты смешались в одну массу с механиками и техниками, объединенные общим желанием выразить свое уважение. У меня под мышкой были зажаты бутылка шампанского и два стакана.
   Чтобы не опоздать в этой суматохе, я сорвал проволоку с горлышка бутылки. Пробка хлопнула и взлетела в небо по высокой дуге. Я быстро прикрыл ладонью горлышко. Не потерять ни капли.
   Вовремя. На сей раз лейтенант пять раз качнул крыльями. После пятого захода он рванул машину вверх и под радостные крики толпы товарищей совершил идеальную посадку. Мы вытащили его из кабины, как только он откинул фонарь, и теперь он сидел на плечах двоих товарищей"...
  
   (Из репортажа Гейнца Эккерса)
  
   ...Наверное мы расслабились. Все смотрели на командира. Одинокого самолёта, возникшего со стороны заходящего солнца не заметил никто, пока он, в полной, неправдобной тишине не перемахнул над самыми верхушками окрестных сосен.
   Гейнцу Эккерсу повезло как везёт только дуракам и детям - он остался жив и без единой царапины. Но ещё много лет после войны ему снился тот самолёт-призрак. И, он, Гейнц, стоит столбом, парализованный посреди разверзшегося вокруг ада. И твёрдая уверенность, что нечто в кабине этого самолёта - человеком не было. Не может так живое существо - в последние секунды жизни - возникнуть из воздуха, выбрать себе цели, поразить их все и умереть.
  
   7.
  
   Мотор заглох. Стало очень тихо. Cобственно, это мало что меняло, больше одного захода всё равно никто не даст. Скорость есть и высота пока ещё есть. Надо собраться. Я дёрнул головой. Наташка поняла и убрала руку. За секунды кровью истечь не успею, а минут у нас всё равно нет. Надо собраться. И собраться получилось. Боль не то что ушла, но отступила куда-то на край сознания. Туда же отправилась слабость. В глазах прояснилось. Белесый туман будто сдуло ветром, мир снова обрёл резкость, пожалуй даже какую-то неправдоподобную. Горизонт разбило на клеточки - как в школьной тетради. Растягивалось время. Секунды длились долго. Очень долго. И машина - я вдруг ощутил её как продолжение своего тела - каждую пушку, каждую ракету и бомбу. И поразить цель стало вдруг так же просто, как коснуться пальцем каждой из этих клеточек. И я касался их - одной за другой - самолёты, бараки, цистерны...
  
   А потом время вышло. По корпусу загрохотало и я закрыл глаза.
  
   8.
  
   - Пошли на базу, Серёжа.
   Мотор гудел спокойно и ровно но сейчас этот рёв воспринимался, как оглушительная тишина.
   Я открыл глаза. Ни крови, ни волос. И фонарь цел. Это что, выходит я в полёте заснул? Права Наташка, расслабились мы.
   Наташка? Она сидела рядом - и не силуэт прозрачный - самая
   настоящая девчонка, локонами медными ветер играет. Улыбается чему-то.
   Аэродром появился, незнакомый совсем. Стоят самолёты - тысячи, наши, не наши. Некоторые - старьё древнее, типа вон того триплана красного или "Морана" с кругами радужными на крыльях.
   Зашли на посадку.
   Встречал нас незнакомый генерал в выцветшей до белизны полевой форме. Единственный глаз его сверкал весёлым бешенством.
  

Оценка: 8.49*15  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | П.Працкевич "Когда я потерял себя " (Научная фантастика) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | А.Крайн "Стальные люди. Отравленная пешка" (Научная фантастика) | | Б.Толорайя "Чума" (ЛитРПГ) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"