Багрянцев Владлен Борисович: другие произведения.

Джеймс Хеллборн - Разрушитель Миров. Том 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


  • Аннотация:
    Альтернативная история.

    На календаре - весна 1940 года. Вторая Всепланетная Война набирает обороты. Флот Альбионской Республики уже проиграл Кергеленское сражение; белголландские бомбардировщики уже прошли над Харбином; "Zeeleeuw" - Морской Лев - уже проглотил Британию! Главный герой и злодей чудом спасается из джунглей халистанской колонии - но его уже ждут джунгли Коммунистической Южной Африки...

    Что будет завтра?...

    Главы 28-53. Роман завершен.

КНИГА ВТОРАЯ


Джеймс Хеллборн - Разрушитель Миров
  
  
   Глава 28. Альбионцы на курорте.
   Глава 29. Цвет детской неожиданности.
   Глава 30. Лязг оружия.
   Глава 31. Скрип авторучки.
   Глава 32. Дети революции.
   Глава 33. Боевой Гимн Республики.
   Глава 34. Барабаны джунглей.
   Глава 35. Родина помнит, родина знает.
   Глава 36. Маленькая девочка и котенок.
   Глава 37. Славный Лидер проезжает мимо.
   Глава 38. Проклятый город Карфаген.
   Глава 39. Большой Сахарский Комфорт.
   Глава 40. Озимандия.
   Глава 41. "Бойся данайцев, в ночи приходящих".
   Глава 42. Ступор мунди.
   Глава 43. Саргон-император.
   Глава 44. Моноплания.
   Глава 45. Альбионская полночь.
   Глава 46. Когда на равнинах Афгана.
   Глава 47. Человек на верблюдонте.
   Глава 48. Ночь вампиров.
   Глава 49. Идущий из Вальгаллы.
   Глава 50. The Assassination of James Hellborn by the Coward Robert Howard.
   Глава 51. Ройал в кустах.
   Глава 52. Император всего.
   Глава 53. Когда мир застрелился.
  
  
  
  
  Глава 28. Альбионцы на курорте.
  
  
  
  Джеймс Хеллборн стоял на берегу озера и размышлял о вечном. Впрочем, как и всегда.
  
  Это было типичное альбионское озеро. Его берега были украшены нежно-пломбирным снегом, но озеро и не думало замерзать. Его поверхность шипела, пузырилась и дышала горячим паром. Время от времени в сумеречное альбионское небо стреляли гейзеры.
  
  - Оставь надежду всяк, сюда входящий;
  Тут в Ад врата - их дух неистребим!
  Но сладок дым! И быть не может слаще:
  Ведь этот дым - родного дома дым.
  
  - продекламировал Хеллборн и снова погрузился в размышления. К сожалению, высокие думы не успели наполнить его так, чтоб из горла хлынуло. Бесцеремонное вторжение нового участника этой драмы прервало полет мыслей на старте. И без того бурные воды горячего озера раздвинулись, и на берег выползло очередное альбионское чудовище. Одно из тех чудовищ, которое... Но не будем забегать вперед.
  
  - Привет, - сказал монстр.
  
  - Этого не может быть! - удивился Хеллборн.
  
  - О чем ты? - не поняло чудовище.
  
  - Ты не умеешь разговаривать! - воскликнул Джеймс. - Титанисы разговаривают, попугаи разговаривают, даже люди умеют говорить! Но ты ведь не титанис, ты - первозверь! А первозвери не разговаривают! Промежуточная форма между ящерами и млекопитающими...
  
  - Сам ты промежуточный, - обиделось альбионское чудовище. - И болтаешь слишком много. Хуже титаниса, честное слово. Пожалуй, я тебя съем.
  
  - Не надо меня кушать, я хороший, - испугался Хеллборн и проснулся в холодном поту.
  
  В холодном поту... Какая ирония. Он все еще был в тропиках. В трижды проклятых жарких тропиках. И никакой надежды в ближайшее время вернуться в Альбион.
  
  Хеллборн вздохнул, натянул штаны и выбрался из пещеры на относительно свежий воздух.
  
  - Не спится, герр Рузвельт? - спросил его пожилой человек, сидевший на неказистой лавочке и дымивший трубочкой.
  
  - О чем вы, герр Брейвен? - удивился Джеймс. - Уже пять часов утра. Пора вставать. Рабочий день начался.
  
  - Рабочий день? - ухмыльнулся собеседник.
  
  - Неужели на острове не найдется какой-нибудь работы? - развел руками Хеллборн. - Не люблю сидеть без дела.
  
  - Записывайтесь в легион, - в очередной раз предложил герр Брейвен.
  
  - Я подумаю об этом, - не в первый раз ответил Хеллборн.
  
  Из соседней пещеры выглянула Мэгги. Зевнула и спряталась обратно. Минуту спустя показалась снова, в легкомысленном халатике и с полотенцем в руках.
  
  - Доброе утро, - бросила она на ходу. - Пойду окунусь в озеро.
  
  - Ваша подруга будет иметь здесь успех, - посмотрел ей вслед господин Брейвен. - У индусов в целом и у сикхов в частности очень популярен культ женщин-воительниц...
  
  - Она мне не подруга, - сердито пробурчал Хеллборн.
  
  - Кого вы хотите обмануть, герр Рузвельт? - вежливо улыбнулся Брейвен. - Я же видел, как вы друг на друга смотрите.
  
  - Случайная интрижка, - надулся альбионец и поспешил сменить тему разговора. - Вы так и не рассказали мне, где потеряли руку.
  
  Пожилой человек машинально дотронулся до левого рукава своей пижамы.
  
  - Там, откуда вы пришли, явно не хватает хорошего воспитания, - заметил Брейвен. - Разве это вежливо - задавать собеседнику подобные вопросы?
  
  - Там, откуда я пришел, у многих чего-то не хватает, - парировал Хеллборн. - Руки, ноги, глаза или просто куска мяса, вырванного из тела. Мы - викинги, военная каста Белголландской Империи и Ее Доминионов! Yster mense in staal skepe! И подобные вопросы никого не смущают.
  
  - Когда-то и я был железным человеком, - неожиданно легко продолжил Брейвен. - Только на другом конце света. "Овеянные славой, всегда вперед идем, мы - папские зуавы, крещенные огнем!"
  
  Джеймс Хеллборн взглянул на собеседника под другим углом, с уважением и опаской одновременно. Брейвен тем временем расстегнул свою рубашку и спустил ее с левого плеча. Хеллборн нервно сглотнул. Пусть он успел насмотреться на рубленные конечности по обе стороны экватора, но зрелище все равно было не из приятных.
  
  - Видите, герр Рузвельт? - спокойно спросил пожилой апсак. - Они специально так сделали. Отрезали руку вместе с нижней половиной татуировки. А верхняя половина осталась. На память. Половина татуировки, не половина руки. Узнаете?
  
  - Доводилось видеть, - как можно более равнодушно признался Хеллборн. И опережая следующий вопрос Брейвена, добавил: - Нескольких даже похоронил.
  
  - Где, если не секрет? - заинтересовался собеседник.
  
  - На Гранатовых островах, где же еще? - развел руками "герр Рузвельт".
  
  Эта маленькая гнусная война 1936 года между белголландцами и апсаками прекрасно ложилась на его легенду.
  
  - "В империи виксов десять тысяч островов!" - понимающе кивнул Брейвен.
  
  - А этот островок мы пропустили! - Хеллборн изобразил возмущение и якобы от души впечатал правый кулак в левую ладонь.
  
  - Не только вы, - заметил апсак. - Но теперь у вас будет достаточно времени, чтобы поближе с ним познакомиться. Война затянется надолго...
  
  "И мы так на это рассчитывали!!!"
  
  * * * * *
  
  На берег их выпустили не сразу - продержали на борту корабля еще целые сутки. "Карантин", - коротко объявил халистанский капитан. Что ж, тем лучше. Они успели тщательно все обсудить и обо всем договориться. И даже кое-что рассмотреть через иллюминатор.
  
  Каттумаржабль совершил посадку на поверхность маленького озера, где-то в глубине загадочного Острова Черепов. Достаточно далеко от моря. А может быть и нет - стандартные тропические джунгли и горная цепочка в добрых полкилометра заслоняли горизонт.
  
  Потом им все-таки разрешили сойти на берег и передали с рук на руки субедар-полковнику Горацию Брейвену.
  
  - Я занимаюсь иностранными подданными на этом острове, - представился новый знакомый, белый седой европеец лет 60-ти с лишним, потрепанный жизнью (минус одна рука), но еще вполне крепкий на вид.
  
  - Нельзя ли поточнее? - вежливо спросил Хеллборн.
  
  - Старший офицер халистанской контрразведки, - охотно сообщил господин Брейвен.
  
  Ничего удивительного, славной Империи Сикхов вот уже не первый век верой и правдой служили тысячи европейцев.
  
  - Мы не могли бы получить доступ к радиосвязи? - затянул старую песенку "капитан Селкер", он же Мэнс Эверард. - Мы должны связаться с начальством и доложить...
  
  - Сожалею, но это невозможно, - печально улыбнулся субедар-полковник.
  
  - Но почему?!!! - хором возмутились фальшивые белголландцы и японцы.
  
  - Этот остров - абсолютно секретный военный объект, - спокойно объяснил господин Брейвен. - Он может сыграть очень важную роль в текущей войне. Мы не имеем права им рисковать. Всякая связь с внешним миром - и радиосвязь, и передвижение военных машин - строго ограничены. Как союзники Великого Халистана вы удостоитесь на острове самого почетного приема, но вернуться домой, или даже просто поговорить с домом, сможете еще очень и очень не скоро.
  
  Заговорщики разыграли целый спектакль. Разумеется, единственный зритель (Горацио Брейвен) его не оценил.
  
  - Не может быть и речи. Не в ближайшее время. Разумеется, я организую вам встречу с губернатором, но не рассчитывайте на его помощь.
  
  - Мы что, в плену?! - возмущалась Мэгги.
  
  - Ни в коем случае, моя госпожа, - старый офицер и джентельмен приложился к ручке. - Вы совершенно свободны и вольны делать все, что угодно. Разумеется, в пределах этого острова.
  
  - И все-таки... - не успокоился южноафриканец Керрдок.
  
  - Еще раз (они уже проделывали эту процедуру) запишите ваши имена, звания, личные номера, - шеф местной контрразведки протянул им бумагу. - При первой же возможности мы сообщим в Абиссинию о вашем чудесном спасении. Да, и ваши документы нам тоже понадобятся.
  
  - Они остались в сейфе на "Демоне Смерти", - грустно улыбнулся "капитан Селкер". - Вы же знаете, так положено. У нас остались только личные опозновательные жетоны...
  
  (Они успели изготовить их в оружейной мастерской трофейного дирижабля перед тем, как подняться на борт халистанского корабля).
  
  - Этого будет вполне достаточно, - неуверенно кивнул субедар-полковник.
  
  - У меня еще есть жетон АБВЕРа, - "спохватилась" принцесса Кам Бик Фай.
  
  - Великолепно! - просиял господин Брейвен. - Этот превосходный документ снимает все наши проблемы. Взамен вы получите эти жетоны почетных гостей.
  
  Он выдал каждому гостю никелированную пластинку на цепочке. На них уже были выбиты имена и фамилии. Успели приготовить за те сутки, что мы прохлаждались на борту "Берд-оф-Прей", понял Хеллборн.
  
  - Этот документ дает вам право на бесплатное питание в столовой для европейских офицеров - их много на нашем острове, вы успеете с ними познакомиться; на получение новой одежды на гарнизонном складе (извините, только полевая униформа Армии Хальсы - последний писк моды!); и, конечно, вам будет предоставлено достойное жилище. Всегда держите жетоны при себе. Новые гости здесь редкость, а военная полиция свирепствует. Вот, вроде бы и все. Отправляйтесь прямо сейчас в офис главного квартирмейстера, он поможет вам с квартирами и всем остальным.
  
  - И это все? - удивился Хеллборн.
  
  - Заглядывайте ко мне минимум раз в день, - добавил субедар-полковник. - Я за вас отвечаю. Обязательно приходите завтра в офицерский клуб, дабы влиться в местное общество. Вот теперь действительно все.
  
  Квартиры, расположенные у подножия давешней горной цепочки, превзошли все ожидания.
  
  - Когда-то это были пещеры туземцев, - объяснил халистанский квартирмейстер, почтенный даффадар-майор Джахангир-Хан, говоривший по-французски с забавным акцентом. - Аборигенам... гм... пришлось уйти отсюда. Мы дополнительно укрепили их бетоном - они также послужат убежищем, если кто-то вздумает нас бомбардировать. В них тепло и уютно, вы сами можете убедиться. Все наши старшие офицеры проживают здесь. Желаю спокойной ночи!
  
  Хеллборн, как самый многоопытный, тщательно осмотрел все предоставленные пещерки. Никаких признаков подслушивающих устройств. Но они все равно не стали рисковать и собрались снаружи, на узкой площадке. Еще раз тщательно все обсудили.
  
  - Разведка и тщательный сбор информации, - подвел итоги совещания Джеймс Хеллборн. - Мы не можем здесь долго задерживаться. У меня складывается впечатление, что халистанцы действительно дорожат секретами этого островка, и поэтому не поспешат сообщить в Абиссинию о нашем спасении. Но если все-таки сообщат...
  
  Они успели обсудить это еще на борту каттумаржабля. О, да, абиссинеры будут приятно удивлены:
  
  - Капитан Ари Селкер? Сорока лет, весь в шрамах?
  
  - Нет, лет тридцати, с гладким лицом...
  
  - Капитан Рудольф ван Зайин? Тоже сорок с лишним лет, и еще два с лишним метра роста?
  
  - 26-27 максимум, метр восемьдесят...
  
  - Лейтенант Вердонк? Он же погиб в Порт-Султане 14 февраля!
  
  Штабс-капитан Рузвельт? Он должен быть на другом конце планеты!
  
  Принцесса Кам Бик Фай?! Как она вообще оказалась на борту "Демона Смерти"?!!!
  
  Красота, да и только.
  
  Явившись в офицерский клуб (бунгало! деревянное бунгало в белголландском колониальном стиле!!!) на следующий день, они обнаружили только старого/нового знакомого, господина Брейвена.
  
  - У сикхов сегодня религиозный праздник, - объяснил старый контрразведчик. - Посты, молитвы и все такое. Поэтому европейские офицеры заняты втрое против обычного на постах и в патрулях. Но я не позволю вам скучать!
  
  * * * * *
  
  Хеллборн видел старого мерзавца насквозь.
  
  "...Все контрразведчики делятся на три группы, Джеймс. Одни сразу бьют в морду. Другие будут долго и изощренно насиловать тебе мозги. Уже через несколько минут ты забудешь, с чего начался разговор - и о чем вообще этот разговор..."
  
  Сейчас он их разговорит, заболтает и попробует поймать на противоречиях. Или разузнать какие-нибудь глубокие секреты и потаенные желания. Или что-то в этом роде.
  
  У Хеллборна, Мэгги и Эверарда уже был богатый опыт маскарадов; Беллоди кое-чему научился в Порт-Султане и Харбине. Слабым звеном оставался новый игрок команды - Саймон Керрдок, но южноафриканский подводник на первый взгляд неплохо играл роль тупого абиссинского расиста. Лиха беда - начало!
  
  И Джеймс постарался перебросить мяч на половину Брейвена.
  
  - ...возможно, нам не положено этого знать, но в чем соль этого острова? - уже через несколько минут спросил Хеллборн.
  
  - "В чем соль"? - переспросил Брейвен. - Вы говорите, как настоящий викторианец!
  
  (В настоящее время разговор шел по-голландски, на "имперском недерландсе", хотя игроки в меру испорченности пытались изображать акценты своих "родных" доминионов. Кажется, им это удавалось).
  
  - Все началось ровно десять лет назад, - субедар-полковник устроился поудобнее и сложил руки на груди. - Хотите послушать эту историю?
  
  - Я пока пойду покурю на свежем воздухе, - равнодушно заявил Керрдок, хотя ему очень хотелось остаться. - Потом расскажете.
  
  Все правильно, за столом находилась дама, поэтому даже белголландский чурбан не мог позволить себе дымить сигарой в комнате. (Сигарами поделился добрый квартирмейстер). Горацио Брейвен задумчиво посмотрел Керрдоку вслед и продолжал:
  
  - Так вот, десять лет назад в нескольких километрах к югу от Цейлона, в нейтральных водах, халистанская подводная лодка подобрала шлюпку с умирающим английским моряком. Бедняга блуждал в море уже много дней. Когда-то шлюпка была набита до отказа, но теперь он остался один - без товарищей, еды и воды. При нем нашли только клочок карты Индийского океана с отмеченными координатами неизвестной земли...
  
  - Очень трогательно, - цинично усмехнулся Хеллборн, - но в любом порту таких историй можно наслушаться по сто штук за гульден.
  
  - Мне рассказали ее заслуживающие доверия люди, - спокойно ответил Брейвен.
  
  Джеймс промолчал, только поджал губы.
  
  - Так или иначе, еще несколько дней или даже часов - и англичанин бы умер или же добрался до цейлонского берега. Халистанцам просто повезло. Больше того, субмарина находилась в свободном патруле, поэтому халистанский капитан решил навестить точку, указанную на карте. Там действительно обнаружился остров, на других картах прежде не обозначенный. Не обозначенный и теперь.
  
  - Просто повезло, - хмыкнула Мэгги. - Но почему о находке не поведали Urbi et Orbi? Десять лет назад Халистан мог преспокойно водрузить над островом свой флаг и войти в клуб колониальных империй.
  
  - Слишком близко от границ уважаемой Восточно-Индийской Конфедерации, - иронию в голосе Брейвена можно было черпать ложками. - Но была и другая причина. Английский моряк все-таки умер, еще по дороге на остров. Но перед смертью он много бредил о здешних чудесах и ужасах. И того, и другого обнаружилось в избытке...
  
  - Золотые рудники? Алмазы? Нефть? - широко осклабившись, предположил Джеймс.
  
  Он продолжал играть роль и делать вид.
  
  - О, да, нефти на острове как раз хватает, чтобы заправлять базирующиеся здесь морские и воздушные корабли, - улыбнулся в ответ субедар-полковник. - Но не более того. Однако, это не все...
  
  Брейвен сделал паузу и потянулся за фужером апельсинового сока.
  
  - Аборигены? - вспомнил Эверард. - Здесь были аборигены?
  
  - Совсем темные дикари каменного века, - сообщил шеф контрразведки. - Нечто вроде андаманцев или никобарцев. Они разделены на несколько враждующих племен, поэтому великая формула divide et impera работает безотказно. Одних удалось вытеснить из этой уютной долины. Другие шпионят для нас в обмен на стеклянные бусы. Особый интерес они могут представлять только для совсем скучающих этнологов. Кстати, один из них на острове сейчас работает. Халистанец, разумеется. Познакомитесь с ним попозже.
  
  - Тогда в чем дело? Если это не секрет, - на всякий случай уточнил Хеллборн.
  
  - Халистанские лидеры уже тогда смотрели в будущее, - несколько загадочно сказал Брейвен. - Адмиралы и генералы Хальсы решили, что остров может послужить прекрасной базой для рейдеров и разведчиков в грядущей войне. Так и случилось. За десять лет все было тщательно подготовлено и построено. Арсенал, эллинг для воздушных аппаратов, подводная пещера для ремонта и заправки субмарин, береговые батареи и все остальное. Работники и необходимые механизмы прибывали на подводных лодках, бОльшая часть необходимых материалов была добыта на острове. За десять лет можно многое успеть, если работать не покладая рук. Самым большим секретом является само существование острова, а раз уж вы здесь очутились - скрывать от вас больше нечего.
  
  "Продолжает пудрить нам мозги", - подумал Хеллборн, но решил повременить с новыми вопросами.
  
  - Так что, у хозяев остров сегодня праздник? - спросил тем временем Беллоди. - А что они празднуют?
  
  - Юбилей героической гибели одного из халистанских пророков, - немного неуверенно сообщил Брейвен. - Вот уже пятнадцать лет на службе у халистанского императора, но так и не смог во всем разобраться. Возможно, у вас получится!
  
  - Если я перейду в их веру, мне разрешат покинуть остров? - лениво зевнул Хеллборн.
  
  - Вы можете попробовать, - пожал плечами собеседник, - но я бы вам не советовал. Сикхи не потерпят подобной неискренности. Конверсия в сикха заметно отличается от принятия ислама или христианства. Вы ведь кальвинист?
  
  - Нет... то есть да, конечно, - поспешно ответил Хеллборн.
  
  Он специально запнулся. Это тоже было частью представления.
  
  Чуть позже, когда им удалось остаться с Брейвеном наедине, Джеймс непринужденно объяснил свою оговорку:
  
  - Вообще-то я греко-ортодокс, но моим колегам-абиссинерам, Селкеру и Ван Зайину, об этом знать необязательно. Конечно, быть православным - это не значит быть греком, но им это все равно может не понравиться. С тех пор как риксгальтер ван Сток объявил крестовый поход против эллинизма...
  
  - И как вас угораздило? - удивился старый контрразведчик.
  
  - Долгая история, - небрежно отмахнулся Хеллборн.
  
  - У нас будет много времени, - напомнил Брейвен. - Как я уже сказал раньше, боюсь, вам придется надолго задержаться на Острове Черепов.
  
  - В таком случае, рано или поздно вы услышите мою историю, - вздохнул Хеллборн. - Вы лучше расскажите, где и как вы потеряли левую руку?
  
  * * * * *
  
  Тогда Брейвен уклонился от прямого ответа. Но вот, прошло всего несколько часов - и Хеллборн знает все. Похоже, беглый апсак не особо дорожил этой тайной.
  
  - Странно, я почему-то принял вас за англичанина.
  
  - Из-за фамилии? - хохотнул Брейвен. - Да, мой прапра... прадед перебрался в Америку из Англии, спасаясь от Кровавой Бесс.
  
  Настоящий альбионец Джеймс Хеллборн должен был на месте прикончить негодяя, посмевшего оскорбить великую королеву и святую покровительницу Альбиона. Но белголландец Лоренс Рузвельт только понимающе кивнул. Потом снова покосился на пустой рукав Брейвена.
  
  - Инквизиция? - на всякий случай уточнил Джеймс.
  
  - Так точно, - кивнул субедар-полковник. - И совершенно незаслуженно. Меня оклеветали. В конце концов все-таки разобрались, поэтому жизнь мне сохранили. Извинились, отправили в почетную отставку и дали неплохую пенсию. Но я уже не мог доверять своим вождям. Поэтому забрался в трюм первого попавшегося корабля, идущего в Европу. И вот, уже в Лиссабоне, я стою на площади королевы Терезы... знаете это место?
  
  - Дипломатический квартал? - кивнул Хеллборн. - Да, приходилось бывать.
  
  - ...я стою без гроша в кармане - все пришлось отдать капитану, который согласился вытащить меня из Америки -- стою и задумчиво изучаю таблички на воротах посольств и консульств. Как можно дальше от Северной Америки и католических церквей! Французы не захотели связываться с инвалидом, ваши соотечественники - тоже, а вот халистанцы мной заинтересовались. Десять лет непорочной службы - и вот, пять лет назад я приехал сюда на подводной лодке, и с тех пор торчу на острове. Прекрасное место, чтобы встретить старость, доложу я вам!
  
  - Спасибо, обнадежили, - поежился Джеймс. - Неужели нет никакого способа?... Стать сикхом, записаться в Халистанский Иностранный Легион...
  
  - Рассказать мне об устройстве вашего чудесного гидрожабля, - подхватил господин Брейвен.
  
  ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!
  
  Ничего замечательного в этом не было, но Хеллборн все равно был доволен собой. Совсем крошечная, но все-таки победа. Он предвидел этот вопрос, и поэтому подготовился. И товарищей подготовил.
  
  - Вы шутите, полковник, - Джеймс изобразил возмущение.
  
  - Ничуть, герр Рузвельт.
  
  - Ну-ну. К чему были эти разговоры о почетных гостях и союзниках? - продолжал "возмущаться" Хеллборн. - Быть может, и никакого режима секретности нет? И наше положение - мое и моих товарищей - действительно стоит называть пленом? Вы задержали нас только потому, что хотите узнать побольше об устройстве нашего секретного оружия?!
  
  - Вы не должны так сердиться, капитан Рузвельт, - примирительным тоном сказал Брейвен. - Я всего лишь делаю свою работу. И между прочим, все прежде сказанное о режиме секретности было правдой. Обратите внимание, я всего лишь вежливо спросил...
  
  - А что потом? - "вскипел" Джеймс. - Если я откажусь отвечать? Отрежете мне руку?!
  
  - Нет-нет, - вздрогнул старый апсак. - Халистанская разведка подобными вещами не занимается. Сикхи слишком щепетильны. Только поэтому я согласился носить халистанскую униформу.
  
  - Сейчас вы в пижаме, - не удержался от смешка Хеллборн. Брейвен только улыбнулся и пожал плечами.
  
  - Мои начальники предвидели это, - уже более спокойным тоном продолжал Джеймс. - Я ведь мог оказаться в гостях не только у добрых халистанских союзников, но и у наших фабриканских противников. Или даже у ваших бывших земляков-апсаков. И все равно бы ничего не смог им рассказать. Если вы пригоните на остров целый новый гидрожабль - я покажу вам, на какие кнопки нажимать. Только и всего. Его внутреннее устройство, принцип действия и т.д. - мне неизвестны. И никому из моих товарищей - тоже.
  
  - Странно, они сказали мне то же самое, - усмехнулся субедар-полковник. - Как будто сговорились.
  
  - Мы просто читали одни и те же служебные инструкции, занимались на одних и тех же курсах, - скорчил гримасу Хеллборн.
  
  - Да, разумеется... - покивал головой Брейвен. - Но если вы вдруг что-то вспомните...
  
  - Увы, это невозможно.
  
  - Не стану настаивать. Ладно, мне еще нужно успеть на доклад к губернатору. Не прощаюсь с вами, герр Рузвельт, мы еще неоднократно встретимся.
  
  - Аминь.
  
  "Господи, какая нелепая ситуация, - подумал Джеймс, - делать вид, что ты защищаешь якобы незнакомые тебе вражеские секреты. Только бы не переиграть!"
  
  * * * * *
  
  Озеро представляло из себя почти идеальный круг, километра полтора в диаметре. Метеоритный кратер? Эти геологические тонкости Хеллборна пока не интересовали.
  
  "Полумесяц" почти отвесной горной гряды (500 метров плюс-минус над уровнем моря) охватывал примерно треть берега с южной стороны. У самого подножия - квартиры-пещеры для старших офицеров, два яруса. Здесь мы уже были и даже переночевали.
  
  Чуть выше - еще несколько пещер. "Дворец" губернатора, служебные помещения. Но туда не подойти.
  
  - Вы можете гулять, где угодно, - несколько раз по ходу вчерашнего разговора повторил Брейвен. - Кроме тех участков Camp-de-Lac, куда вас не пустят часовые.
  
  - Камп-де-Лак?
  
  - Озерный Лагерь, - кивнул апсак. - Разве не красиво?
  
  Да, халистанцы слишком долго были соседями Французской Индии. Гугенотские короли рассматривали Халистан как великолепный буфер против фанатичной Дурранийской империи, поэтому магараджа всегда мог рассчитывать на французские деньги и французское оружие. Вся элита сикхов говорила по-французски и получала образование в Париже.
  
  А сегодня Халистан настолько окреп, что решил освободить многострадальную Индию от своих вчерашних французских друзей...
  
  На вершине хребта - шпиль радиостанции. Разумеется, никто не собирается "звонить" в БАР-БАРский ГенШтаб. Наоборот, Хеллборн с удовольствием отправил бы в эфир сигнал "всем-всем-всем кораблям и цеппелинам Альянса". Совмещение приятного с полезным - подпалить гнездо белголландских союзничков и убраться отсюда куда-нибудь подальше. Например, в Альбион. Но увы!
  
  К радиостанции ведет узкая тропинка, а также канатная дорога. Сильная охрана. Несколько промежуточных постов. Часовые расставлены так, что любой из них постоянно видит двух-трех своих товарищей. Это удалось выяснить уже на второй день.
  
  Но были еще две канатные дороги, которые вели к береговым батареям и обзорным площадкам. Одной из них Хеллборну разрешили воспользоваться.
  
  Оказавшись на вершине, он снова осмотрелся. Почти безоблачно, слабый ветерок. Не так душно, как внизу.
  
  Так и есть, море по ту сторону гор. До него примерно три километра джунглей. Пусто, чисто. Никого и ничего. Джеймс развернулся на север.
  
  Вот озеро, как на ладони. На его поверхности в настоящее время покачиваются два каттумаржабля и несколько лодок. Лодки красть бесполезно - куда плыть, на другой берег? Все озеро расположено внутри халистанской базы.
  
  Воздушные корабли? Охрана слабая. Захватить "Берд-оф-Прей" -- не проблема. Проблема захватить его полностью заправленным и подготовленным. А если корабль заправлен и подготовлен - это значит, что весь экипаж уже на борту. 50-60 человек.
  
  Подводные лодки? Это не здесь. Камп-де-Лак - только часть халистанской колонии. Большая или малая - неясно.
  
  Что еще мы видим на северном берегу озера? Деревянные бунгало - солдатские бараки, склады, другие служебные помещения. Забор - полоса колючей проволоки в три ряда, в два человеческих роста. А за ним - непроницаемая стена тропических джунглей. Пальмы, эвкалипты и прочая зелено-деревянная мерзость.
  
  Размеры острова?
  
  - Вы не поверите -- он огромен, - спокойно сообщил между делом полковник Брейвен. - Но давайте поговорим о чем-нибудь другом.
  
  Туземцы каменного века и ничтожные запасы нефти, загадочные чудеса и неизвестные ужасы.
  
  Ах, да, ко всему вышеперечисленному нужно прибавить постоянную угрозу разоблачения.
  
  Условия задачи понятны, но учебника под рукой нет и подсмотреть решение невозможно.
  
  Джеймс Хеллборн тяжело вздохнул.
  
  - Любуетесь пейзажем? - спросил кто-то у него за спиной. Альбионец обернулся. Коротышка-европеец, скорей всего - южанин, в в халистанской форме. Хм, как и все до сих пор встреченные им люди. Это была очень военная база.
  
  "Странное дело, - подумал Джеймс, - за последние часы я как будто стал гораздо лучше говорить и понимать по-французски! И в ближайшее время у меня будет еще много возможностей попрактиковаться".
  
  Новый собеседник, впрочем, судя по акценту, был испанцем. Разговорились.
  
  Лейтенант Карлос Ла-Камиса-Роха оказался ровесником Хеллборна-Рузвельта. Отец пропал без вести на фронтах Первой мировой. Потом пришли солдаты Альянса и разрезали побежденную прогерманскую Испанию на полудюжину мелких государств. Тяжелое детство в комнате без игрушек. Для послевоенной Европы - даже не обычная, а просто банальная история.
  
  Поэтому повзрослевший Карлос с превеликим энтузиазмом встал под знамена кастильского диктатора Мендисабаля, обещавшего возродить великую Испанию. Но Мендисабаль умер, отравленный врагами, его дело потерпело поражение, и Карлосу в числе прочих солдат Визиготского Фронта пришлось спешно покинуть Испанию. И вот он здесь.
  
  - Нас много здесь таких, - рассказывал кастилец. - Солдат проигравших армий и погибших империй.
  
  "Как и в любом иностранном легионе, - подумал Хеллборн. - Кто бы сомневался!"
  
  И уже рука об руку с новым приятелем он направился к оставленному где-то внизу, под горой, офицерскому клубу. (Дежа вю. Или "постоянство как первый шаг на пути к совершенству"?). Сегодня там соберется куда больше народу. С некоторыми из них - своими новыми соседями - он уже успел познакомиться. В ближайшие дни круг знакомств следует расширить и закрепить.
  
  * * * * *
  
  Дым не стоял стобом, и пьяные песни не звучали.
  
  Халистанцы прислали на остров отборных европейских наемников в запредельном смысле этого слова - трезвенников и флегматиков. Это Хеллборн выяснил почти сразу. Конечно, встречались среди них и порочные люди. Это он выяснил чуть позднее.
  
  Хеллборн ненадолго задержался у стойки - радио голосом белголландского диктора озвучивало последние новости. С Британией покончено, правительство эвакуировалось в Южную Америку. Италия и Франция пока еще держатся. Халистанцы вошли в пригороды Дели. Абиссинеры вышли к турецкой границе. На других фронтах "тяжелые и продолжительные бои". Интересно, сколько в этом правды? Неужели все настолько плохо? И что, черт побери, происходит в Скоттенбурге?!
  
  - Razreshite ugostit' vas, gospoda? - спросил Джеймс, приблизившись к одному из столиков.
  
  - Здесь выпивка бесплатная, господин хороший, - не совсем дружелюбно ответил один из грядущих собеседников. - И нет ничего крепче красного вина.
  
  - Ну зачем так сразу? - вмешался другой. - Человек к тебе со всей душой, а ты его обидеть хочешь... Присаживайтесь, прошу вас... простите, не знаю вашего имени-отчества.
  
  - Имени-отчества? - не сразу сообразил Джеймс Хеллборн. - Позвольте представиться. Штабс-капитан Лоренс Рузвельт.
  
  - А как имя вашего почтенного батюшки? - уточнил собеседник.
  
  - Питер, - сообщил "капитан Рузвельт".
  
  - Лоренс сын Питера... Лаврентий Петрович, значит! - подытожил новый знакомый. - Очень хорошо. Теперь наша очередь. Подполковник Лашманов, Владимир Андреевич. Честь имею. Вот этот сердитый субъект, - "сердитый субъект", столь неприветливо отвечавший Хеллборну, ярко вспыхнул лицом, - надпоручик Новосельцев, Евгений Петрович. А вот этот скромный русский интеллигент, - полковник указал на третьего офицера, до сих пор скромно молчавшего в противоположном углу, - капитан Гольтяков, Юрий Алексеевич. Ну, за знакомство!
  
  "Да, так положено, - продолжал вспоминать Хеллборн, пригубив предложенный фужер. - Хм, это не вино, это виноградный сок какой-то. Кислота для отпугивания тропических болезней. Напиться невозможно. Просто физическии и технически невозможно. И это хорошо".
  
  Джеймс еще раз окинул взглядом новых знакомых. Интересно, почему полковник Горлинский называл их "ржавые люди на земле"? Надо будет обязательно спросить. Если только старик все еще ждет его в Альбионе.
  
  Последняя русская революция катапультировала в эмиграцию тысячи офицеров бышей императорской армии. Судьбы их сложились по-разному, но парижские таксисты в настоящий момент Хеллборна не интересовали. Вот эти, с которыми он сидел за одним столом - совсем другое дело.
  
  "А как бы я поступил на их месте, если бы у товарища Ника Ливермора получилось провернуть маленькую грязную революцию в Альбионе? Так бы и поступил, наверное".
  
  Люди, чуть ли не с младенческих лет носившие военную форму, они умели только воевать и убивать, и дабы заработать пресловутый кусок хлеба, подались на службу первому встречному иностранному флагу. Или не первому. Все-таки, это был не самый плохой флаг - оранжевый штандарт Империи Сикхов. Даже жаль, что сикхи выбрали неправильную сторону в этой войне...
  
  - Лоренс Рузвельт? - переспросил полковник Лашманов. Он был старше других не только по званию, но и по возрасту. Потрепанный жизнью, но еще крепкий солдат с печальным лицом. Вот уже действительно, железный человек, только слегка покрытый налетом ржавчины. - Вы ведь, белголландец, верно?
  
  Это и так было очевидно, но русский офицер пытался быть старомодно-вежливым.
  
  - Так точно.
  
  - Из какого доминиона, если не секрет?
  
  - Новая Голландия, Владимир Андреевич. - "Кажется, я правильно к нему обратился и ничего не перепутал!"
  
  - А позвольте спросить, где вы научились так хорошо говорить по-русски? - прозвучал новый вопрос.
  
  - У меня мама была русская, - заявил Хеллборн. - Она была санитаркой в Порт-Жемчужном. А мой отец был лейтенантом морской пехоты ВИК из второй волны вторжения. Там они и познакомились.
  
  - Вот оно как бывает... - протянул надпоручик Новосельцев.
  
  - Да, - кивнул Джеймс. - Я сын войны. Я появился на свет вперед ногами, и женщина закричала...
  
  - Не стоит, - поморщился Лашманов. - Я думаю, мы все читали эту пьесу.
  
  - Дрянь пьеса, - неожиданно заговорил "тихий интеллигент" Гольтяков. - Мне у Шекспира куда больше альбионские пьесы нравятся.
  
  "На что он намекает?" - на всякий случай насторожился Хеллборн.
  
  - Не будем про Шекспира, - решительно заявил полковник Лашманов. - Честное слово, мы чертовски рады встретить в такой глуши соотечественника!
  
  - Вам приходилось бывать в России? - спросил "грубиян" Новосельцев, и в его глазах промелькнула та самая вселенская тоска.
  
  - Форт-Элизабет считается? - неловко улыбнулся Джеймс. - На материке - никогда.
  
  - Неважно, - отмахнулся Лашманов. - Конечно, считается! Еще как считается! Ну, еще раз, за встречу!
  
  Это была прекрасная легенда. Полковник Горлинский мог бы гордиться своим учеником! А субедару Брейвену теперь можно спокойно объяснить, почему это викинг из белголландской военной касты вдруг стал православным ортодоксом: "Так мама настояла, а отец не возражал".
  
  Просто чудесная легенда! А эти русские такие сентиментальные, констатировал Джеймс Хеллборн минут двадцать спустя, когда они беседовали о всякой всячине, как будто сотню лет знакомые друзья. Теперь, если дойдет до дела, у одного из них может рука дрогнуть... или прицельный глазик заслезиться... ХА-ХА-ХА!
  
  Коварный альбионец был невероятно доволен собой. И никто не мог испортить ему настроение. Даже мерзкий голос в другом углу комнаты, заявивший по-немецки с нижнесаксонским акцентом:
  
  - Здесь столько месяцев не было живых женщин, что даже эта желтая обезьяна за бабу сойдет. Ха-ха-ха! А что? Две сиськи, три дырки... Или пять? Ха-ха-ха!
  
  Хеллборн медленно повернулся на звук голоса. Бросил взгляды по сторонам. Нет, Мэгги здесь не было, иначе бы мерзавец не посмел так распускать язык. Джеймс оторвался от стула и решительно зашагал в том самом направлении. Новые товарищи не успели его удержать, поэтому поспешили последовать за ним.
  
  Не только испанским и русским офицерам пришлось внезапно покинуть родину после очередной революции. Были и другие. Как этот, громкоголосый. Как его? Обер-лейтенант Фриц Канонфуттер.
  
  - Вы не могли бы придержать язык, когда говорите о даме, которая, к тому же, является высокопоставленным союзным офицером? - поинтересовался Хеллборн, нависнув над бывшим кайзерастом.
  
  - А то что? - поинтересовался обер-лейтенант, поднимаясь на ноги и в свою очередь нависая над Хеллборном. Он был примерно на голову выше альбионца, и на полторы головы шире в плечах.
  
  - А то я сделаю тебе больно, - пообещал Хеллборн.
  
  - А может не стоит... - попытался вклиниться между ними давешний испанец Карлос.
  
  "Какая нелепая ситуация", - загрустил Джеймс.
  
  - Ха-ха-ха! - внезапно расхототался немец и хлопнул Хеллборна по плечу. - Мне нравится этот парень! Садись с нами, я тебя угощаю!
  
  "Точно, и такая предсказуемая".
  
  - Здесь выпивка бесплатная, - вспомнил Джеймс. - И все равно нет ничего крепче виноградного сока.
  
  Обер-лейтенант расхохотался в два раза громче.
  
  - Нет, мне определенно нравится этот парень!
  
  "А ведь он играет, - внезапно понял Хеллборн. - Притворяется. А его неведомый сценарист не стал напрягать фантазию и привлек на службу штампы и стереотипы. Якобы тупой громила, восхищенный храбрым малышом.. ну и так далее. Зачем? Почему? Черт с ним, почему бы не подыграть? В ближайшие минуты заняться все равно нечем..."
  
  И вот уже все наличные столы были сдвинуты в более-менее правильный круг а-ля столовая короля Артура, и тосты загремели с новой силой, и разговоры приняли совсем возвышенный характер.
  
  -...но что мне нравится в вас, в виксах, это как вы расправились со своими красными мятежниками! - восклицал Канонфуттер.
  
  - О, да, - оживился Хеллборн, - я тогда еще был совсем зеленым курсантом, но успел принять в этом участие! Как сейчас помню, нас подняли по тревоге... "Открывайте огонь!" "Капитан, но на мачте красный флаг!" "Конечно, идиот! Но это не наш красный флаг! Там нет "И.Х.С." и полумесяца, а только коммунячие Крест и Молот! Утопите мерзавцев!!!" И мы их утопили! Дьявол, это была славная битва!
  
  Настолько славная, что беллголландцы даже сняли про это цветной фильм. И англичане тоже. И даже русские, но только черно-белый - "Броненосец "Восемнадцать Провинций". И акценты расставили по-другому. Джеймс все эти фильмы посмотрел. Это если не считать тщательного изучения мемуаров и документов. Ведь ему надо было играть роль!
  
  - А вот у нас не получилось, - погрустнел обер-лейтенант.
  
  - Зато получилось у Антанты, - заметил Лашманов. - Иногда я жалею, что у фабриканцев не хватило сил добраться до Петрограда. Хотя и грех это. Сами не смогли разобраться, чего тогда на чужаков надеяться...
  
  - Тогда все очень устали от войны, - заметил Хеллборн.
  
  - Кроме апсаков и белголландцев, - парировал Новосельцев. - Всю войну размахивали нейтралитетом, явились под занавес на все готовенькое...
  
  - Да, мы - морские шакалы, океанские гиены! - охотно подхватил Джеймс, и подобная самокритика сумела погасить потенциальный конфликт в зародыше. И остаток вечера прошел в теплой и дружественной обстановке. Но совершенно нерабочей.
  
  * * * * *
  
  На следующий день Брейвен познакомил Хеллборна с самим губернатором острова и обещанным "скучающим этнологом".
  
  - Разрешите представить, герр Рузвельт, это генерал-заминдар Джавахарлал Неру. И профессор Гаверал Роканнон.
  
  И тот, и другой не были сикхами, а обычными индусами. Ничего странного, ведь сикхи составляют едва 20 процентов от всех граждан халистанской империи. Тот же картирмейстер Джахангир-Хан - мусульманин. Про европейцев и говорить нечего - а ведь это не только офицеры-наемники, но и достаточно влиятельная община промышлеников, финансистов и судовладельцев.
  
  Джеймс попробовал поднять вопрос о возвращении "домой", но генерал-заминдар Неру поспешно сослался на дела и удалился. Брейвен тоже. Хеллборн остался наедине с этнологом Роканноном.
  
  - Господин Брейвен сказал мне, что вы историк, - заметил новый знакомый. Высокий, седой человек, лет 50 плюс-минус. Еще один потасканный жизнью старый, но крепкий боец.
  
  - Совершенно верно, - кивнул Хеллборн, но тут же указал пальцем на свою униформу (пусть и подаренную халистанскую). - Ни дня не работал по профессии. Только в студенческие годы немного копал пирамиды Матарама и Шривиджайи.
  
  - Поэтому я и заинтересовался этим островом, - признался Роканнон. - Постройки, здесь обнаруженные, навели первых исследователей на мысль, что здесь когда-то правила одна из этих древних индонезийских империй. Но нет!
  
  - Постройки? - переспросил Джеймс.
  
  - Вы обязаны взглянуть на эти прекрасные храмы! - воскликнул собеседник. - Мне требуется свежий взгляд. Я перебрал все возможные варианты.
  
  - Разве их не могли построить аборигены? - предположил Хеллборн.
  
  - Только не эти дикие люди каменного века, - покачал головой Роканнон. - Нет, это просто невозможно. Они не могли настолько деградировать.
  
  - Тогда кто? - заинтересовался Джеймс и напряг память. - В прежние века здесь проплывали самые необычные флоты... Сингалы царя Паракрамабаху? Монголы Кублай-хана? Белые кхмеры Джаявармана? Чжурчжени Пусяня Ваньну? Китайцы 1421 года?
  
  - Похоже, вы не пропускали ни одной лекции, - с уважением посмотрел на него индиец.
  
  - Еще как пропускал, - легкомысленно рассмеялся Хеллборн. - Толстые книжки люблю читать. Бывало, сидишь на "телефонном дежурстве", ночь длинная, спать нельзя, заняться нечем... Так как, нравятся вам мои предположения? Кого я еще забыл? Тайцы короля Наресуана? Морские крестоносцы Раджендра Чола? Уж не альбионские ли египтянцы? - Джеймс снова рассмеялся, на этот раз натужно.
  
  - У вас найдется несколько свободных дней, господин Рузвельт? - задумчиво посмотрел на него господин Роканнон.
  
  - Я надолго застрял на этом острове, - с тоской заметил "герр Рузвельт". - Режим секретности, военное положение. Вы можете мной располагать.
  
  - Тогда я обязательно свяжусь с вами в ближайшие дни. Был рад знакомству.
  
  - Взаимно, - раскланялся Хеллборн.
  
  В самом деле, что он теряет? Загадочные чудеса и неизвестные ужасы? Быть может, за воротами военного лагеря он быстрее найдет решение - как выбраться с этого островка.
  
  Возвращаясь в пещеру-квартиру, Хеллборн наткнулся на Мэгги. Она снова шла к озеру, облаченная в легкомысленный халатик (переделанный из халистанской форменной рубашки).
  
  - У меня ничего нового, - только и сказала она.
  
  Да, они продолжали наблюдать и собирать любую полезную информацию.
  
  - Аналогично, - признался он.
  
  - Плечо больше не беспокоит? - внезапно спросила Жемчужина.
  
  - О чем ты? - не сразу вспомнил Джеймс. - Ах, да...
  
  Странное дело, шрам от пули абиссинера остался, но боль, действительно беспокоившая в первые сутки, совершенно улетучилась. Хеллборн смутно понимал, что в его рассуждениях и наблюдениях присутствует какой-то логический изъян, но в настоящий момент не мог его обнаружить.
  
  - Нет, совершенно не беспокоит.
  
  - Тогда спокойной ночи, - сказала она и удалилась, даже не дождавшись ответа.
  
  Джеймс задумчиво посмотрел ей вслед.
  
  * * * * *
  
  К завтраку на следующее утро Мэгги не явилась. К обеду тоже. Ближе к вечеру Хеллборн по-настоящему забеспокоился. Он не был уверен, стоит ли поднимать тревогу - возможно, она что-то затеяла в интересах общего дела, и преждевременная тревога может все погубить - как это уже случилось однажды. "А после всего она назовет меня дураком!" Но потом кто-то из халистанских аэронавтов нашел ее халатик, зацепившийся за поплавок каттумаржабля. Уверенный в худшем, Хеллборн принялся настаивать на водолазном обследовании дна озера. Халистанцы не согласились.
  
  - Ночью опасно, можем зря потерять людей. Если ваша подружка нырнула вчера вечером, торопиться все равно некуда, - хладнокровно заметил губернатор Неру, лично прибывший на место развернувшихся событий. Они стояли на берегу втроем - Неру, Брейвен и Хеллборн, в круге света корабельного прожектора, в некотором отдалении от остальных солдат и офицеров.
  
  - Она не моя подружка, - нахмурился Хеллборн. - Госпожа Кам Бик Фай - высокопоставленный офицер союзной армии и член королевского дома одного из доминионов Белголландской Империи. Пропала без вести на территории вашей военной базы. Просто великолепно! Мало того, что вы фактически удерживаете нас в плену, так еще и никак не заботитесь о нашей безопасности. Вот оно, халистанское гостеприимство и понимание союзнического долга!
  
  Теперь уже генерал-заминдар нахмурился, но ответить ничего не успел. Брейвен тоже был рядом, и Хеллборн понизил голос, так что его могли слышать только губернатор и старый апсак:
  
  - Или вы утащили ее в подвалы своей контрразведки, господин Брейвен? Дабы побольше узнать о секретах нашего гидрожабля?
  
  Брейвен покраснел, губернатор нахмурился еще больше. И неизвестно, как далеко мог бы зайти этот разговор, если бы к ним не присоеднился новый участник драмы.
  
  - Разрешите доложить, господин губернатор?
  
  Сперва Хеллборну показалось, что перед ним один из местных туземцев. Он еще ни одного не видел, но примерно так себе и представлял ("нечто вроде андаманцев или никобарцев"). Маленький, смуглый, грязный, почти голый.
  
  - Это капитан Властислав Освета, наш лучший разведчик и следопыт, - представил его Брейвен.
  
  "Чехословак? - удивился Хеллборн. - Наверно, бывший австрийский офицер".
  
  - Девушку похитили туземцы, - сообщил капитан Освета. - Из клана Летучей Мыши.
  
  - Они действительно так себя называют? - машинально уточнил Джеймс.
  
  - Нет, - смущенно улыбнулся следопыт, - это мы присвоили племенам произвольные имена. Просто чтобы отличать их друг от друга.
  
  - Похитили? Зачем?! - спохватился Хеллборн.
  
  - Зачем мужчины похищают женщин? - развел руками капитан Освета.
  
  Из всех присутствующих покраснел только старый католик Брейвен.
  
  - Как им вообще это удалось?! - взорвался Джеймс. - Где были стражники?! Разве лагерь никем не охраняется?!
  
  - Они перелезли через забор, - поведал чехословак. - Только и всего. Эти дикари могут быть очень хитры и изобретательны. Мои осведомители говорят, что Летучие Мыши следили за девушкой с первого дня.
  
  - Что вы предлагаете, капитан? - наконец-то заговорил губернатор Неру.
  
  - Летучие Мыши - отпетые ублюдки. Их поселок расположен в самом сердце Мясорубки. Они так просто ее не отдадут, - сообщил следопыт. - Но несколько крепких ребят могли бы их уговорить... Нам стоит отправиться прямо на рассвете.
  
  - Хорошо, - кивнул генерал-заминдар. - Я на вас рассчитываю. Это дело чести, - он покосился на Хеллборна. - Халистан рассчитывает на вас.
  
  - Я вас не подведу, мой генерал, - чехословак вытянулся по стойке "смирно". Прямо в своем нелепом туземном "костюме" и боевой раскраске. Со стороны это выглядело просто ужасно.
  
  - Хорошо. Можете приступать к подготовке экспедиции немедленно. Я отдам необходимые распоряжения. Спокойной ночи, господа. - И губернатор Неру величественно удалился. Брейвен последовал за ним.
  
  - Мясорубка? - вспомнил Джеймс.
  
  - Не самое удачное название, - признался капитан Освета. - Но переход через Мясорубку никогда не обходился без потерь. Никогда.
  
  - Это что, страшилка для новичков? - ухмыльнулся Хеллборн. - Что там у вас? Дикие люди, дикие звери?
  
  - Всего понемножку, - уклончиво отвечал следопыт. - Вам приходилось бывать в джунглях?
  
  - Я викинг! - гордо заявил Джеймс, как будто это все объясняло. Но на всякий случай добавил: - Джунгли ЮВА лежат в моем кармане, рядом с кормом для голубей и мелкими монетами.
  
  - Где? - удивился капитан Освета.
  
  - Это была цитата из классической новоголландской литературы, - "Рузвельт" посмотрел на собеседника с легким презрением.
  
  Чехословак пожал плечами.
  
  - Извините, пан Рузвельт, время не ждет. Вы сможете найти меня в офицерском клубе. Надо собрать добровольцев и приготовить снаряжение. Честь имею.
  
  Хеллборн остался на берегу один. Голову наполняли странные мысли.
  
  Что для него вообще значит эта китаянка?
  
  Случайная интрижка?
  
  Боевой товарищ?
  
  Могущественный союзник в текущей войне?
  
  "Двадцать лет назад за косоглазую жену тебя могли вышвырнуть из приличного общества! А теперь затрахай ее до смерти, Джимми-бой!"
  
  Вот только скольких союзников он в свое время предал?
  
  Смерть скольких боевых товарищей он равнодушно наблюдал?
  
  За что он сражается?!
  
  С тех пор, как они поднялись на борт "Амазонки", у них оставался только Харбин. Но харбинское волшебство как будто испарилось. Только ли потому, что уединиться было негде и некогда? Или по какой другой причине?
  
  Стоит ли тащиться за ней в джунгли? А вдруг это опасно?
  
  Ха-ха-ха! "Корм для голубей и мелкие монеты..." Он вышел живым из полярных джунглей Альбиона!!!
  
  И еще одна гнусная мыслишка посетила его голову: "За воротами лагеря я смогу понять, что на самом деле скрывают здесь халистанцы".
  
  Джеймс Хеллборн громко сплюнул в спокойные воды озера и зашагал в ночь.
  
  - Я иду с тобой, - немедленно заявил Беллоди.
  
  - Я тоже, - подхватил южноафриканец Керрдок. - Я начинаю задыхаться здесь. Боюсь натворить какую-нибудь глупость и выдать всех нас.
  
  - Оставайся в лагере, Мэнс, - поспешно предложил Хеллборн, прежде чем Эверард успел открыть рот. - Кто-то должен остаться и держать руку на пульсе. К тому же, ты вроде как старший офицер экипажа, "капитан Селкер", и твой поход в джунгли будет выглядеть несолидно и подозрительно.
  
  Тихий американец не стал спорить.
  
  Когда Хеллборн, Беллоди и Керрдок вернулись в офицерский клуб, набор в команду добровольцев уже завершился. Джеймс окинул их взглядом. Вызвались все его новые русские друзья; болтливый немец Канонфуттер; два испанца: лейтенант Карлос Ла-Камиса-Роха и сержант Касадор Форрахес; а также индийский ученый Роканнон со своим халистанским помощником.
  
  - Заодно полюбуемся на здешние пирамиды, - подмигнул он Хеллборну.
  
  - Я благодарен вам, господа, - заявил Хеллборн, - но это все?! Почему бы губернатору не послать батальон солдат или воздушный корабль...
  
  - Там, куда мы направляемся, воздушный корабль бесполезен, - заявил Властислав Освета. - Вы сами сможете в этом убедиться. Что же касается батальона, то генерал на это не пойдет. Он не имеет права оголять базу. Не забывайте, мы находимся в состоянии войны!
  
  Джеймс и не собирался об этом забывать.
  
  Еще несколько часов было потрачено на сон, а на рассвете маленький отряд оставил Камп-де-Лак и углубился в джунгли Острова Черепов.
  
  * * * * *
  
  На первый взгляд, в джунглях не было ничего необычного. Пальмы, эвкалипты, разноцветные птички, юркие зеленые ящерки. И только когда они удалились от ворот лагеря на два с лишним километра, Освета показал "белголландским" гостям дерево, украшенное сразу двумя человеческими черепами:
  
  - Дорожный знак. И таких здесь много. Поэтому первопроходцы не стали ломать себе голову с выбором имени для острова.
  
  Хеллборн равнодушно пожал плечами. В Порт-Султане насмотрелись. И там была добротная работа белых людей, а не чернозадых туземцев.
  
  Сами туземцы повстречались несколько часов и километров спустя, когда отряд переходил вброд мелкую и ленивую речушку. Метрах в пятидесяти ниже по течению плескались в воде аборигены. Точнее, аборигенки, прищурился Хеллборн. Действительно, было в них нечто никобарское. Маленькие, черненькие, вроде бы люди, но нетрудно принять за обезьян... Особенно с точки зрения альбионца.
  
  Увидев белых людей в униформе (в том числе капитана Освету, он избавился от своей туземной маскировки), туземки радостно закричали и приветственно замахали руками. И не только руками. Иные из благовоспитанных офицеров и джентельменов покраснели, а кое-кто даже отвернулся.
  
  - Все никак не привыкну к этому языческому разврату, - смущенно пробормотал полковник Лашманов.
  
  - Они приглашаю нас спариваться, - на всякий случай объяснил чешский следопыт.
  
  - ???!!! - не понял Хеллборн.
  
  - Эти племена слишком долго жили на этом острове в изоляции от внешнего мира, - пояснил не менее смущенный Роканнон. - Инбридинг, инцест, вырождение. Им требуется приток свежей крови. Инстиктивно они понимают это. Вот и пытаются... вы понимаете... - смуглый индиец ухитрился заметно покраснеть и замолчал.
  
  - Хотите попробовать? - спросил капитан Освета. - Вам обязательно понравится!
  
  Саймон Керрдок закашлялся, как будто его внезапно поразил вирус туберкулеза. Еще бы, отстраненно подумал Джеймс, у них в Южной Африке связь с черными еще недавно приравнивалась к зоофилии. Да и абиссинеры недалеко ушли. Вот мы, викинги ("мы, викинги?!" - с ужасом подумал альбионец), гораздо терпимее...
  
  - Властик, нам еще предстоит переход через Мясорубку, - строго заметил Новосельцев.
  
  - Вот именно, - кивнул капитан Освета. - Как знать, когда еще раз доведется! Кто идет со мной?
  
  "Он шутит?!" - перестал что-либо понимать Хеллборн.
  
  Однако следопыт и не думал шутить. Похоже, на этом острове творились странные дела, но они были в порядке вещей.
  
  - Две сиськи, пять дырок... - довольно заржал Ганс Канонфуттер. - Не впервой. Alles Marsch!
  
  "Здесь столько месяцев не было живых женщин", - вспомнил Хеллборн. Да, тогда немец определенно играл написанную для него роль. Плохо играл.
  
  Кроме тевтонского громилы за следопытом последовал испанский сержант Фооррахес. Остальные сочли за благо воздержаться.
  
  - Привал, - скомандовал Лашманов. Он был здесь самым старшим по званию, но звание роли не играло - командиром экспедиции считался самый опытный джунглепроходец Освета. Русский подполковник, впрочем, числился первым заместителем. - Расположимся вот там, на пригорке. Сможем одним глазом следить за... хм... и за тропинкой тоже.
  
  - Я не понимаю, они и в самом деле собираются ЭТО делать?! - развел руками Хеллборн.
  
  - Не все так просто, - заметил Лашманов. - Знаете поговорку про чужой монастырь?
  
  - Что-то припоминаю, - неуверенно кивнул Джеймс.
  
  - Это часть политики, - продолжал полковник, - с местными племенами надо поддерживать дружеские отношения. Лишняя война халистанцам сейчас ни к чему. Даже самая маленькая.
  
  - Вот уж действительно - поддерживать отношения, - проворчал Хеллборн.
  
  - Политика - грязное дело, - хохотнул Новосельцев.
  
  - А эти дикарки им головы не отрежут, когда вдоволь наиграются? - неожиданно выпалил Керрдок.
  
  - Вряд ли, это относительно миролюбивое племя, - успокоил его Роканнон.
  
  - К тому же, - добавил Лашманов, - наши благородные сикхи не догадались открыть в гарнизоне, пардон, бордель. Вот и приходится солдатикам...
  
  Хеллборн повернулся спиной к разыгравшейся оргии и разложил на траве оружие, полученное вчера вечером в арсенале Камп-де-Лак. Слишком торопились двинуться в путь, не было времени как следует рассмотреть. Знакомые модели, халистанские копии французских систем. Полуавтоматическая винтовка "ла-рошель" и револьвер "думдум" 49-го калибра. Джеймс задумчиво откинул барабан. Годится, с таким можно и на титаниса.
  
  Беллоди присел рядом.
  
  - Не нравится мне все это, - сказал Реджи, просто чтоб заполнить паузу.
  
  - Ну почему? - возразил Хеллборн. - Попробуй, тебе обязательно понравится!
  
  Беллоди покраснел.
  
  - Или ты хранишь кому-то верность?
  
  Беллоди покраснел еще больше.
  
  - В нашем посольстве в Харбине я познакомился с одной шифровальщицей, - промямлил младший лейтенант.
  
  - В самом деле? - заинтересовался Хеллборн. - И как это я не заметил? Где же я был в это время? Ах, да... Рассказывай, я хочу услышать подробности!...
  
  Не прошло и часа, как они снова двинулись в путь.
  
  Еще через несколько часов и километров, Освета и Роканнон развернули карту и о чем-то заспорили. Победил следопыт, чья правота была неохотно признана этнологом.
  
  - Как-нибудь в другой раз, - грустно кивнул индиец и повернулся к Хеллборну. - Капитан Освета прав. Нам нельзя терять время. Мы пройдем только через одну крепость, и далеко не самую интересную. Другие попробуем навестить на обратном пути.
  
  Солнце клонилось к закату, когда они пришли к Обрыву. Именно так, с большой буквы.
  
  - Позвольте, - попытался уточнить Хеллборн, - как далеко нам еще идти?
  
  - Около двух дней пути, - сообщил чехословак.
  
  - Что-то не сходится, - хладнокровно констатировал Джеймс. - Получается, всего три дня пути. Принцессу похитили менее двух суток назад. Где сейчас похитители? Они вообще добрались до своего поселка? Или они еще в пути, как и мы? И откуда мы знаем, что ее похитили именно эти, как их, Летучие Мыши? Если до их поселка добираться целых три дня - сколько добиралась информация в обратном направлении?
  
  - Какие-то нелепые вопросы, герр Рузвельт, - надулся капитан Освета. - Дикари могут передвигаться гораздо быстрее, чем мы. Информация не добиралась из поселка. Мои шпионы видели их не в поселке, а в дороге. Людей из клана Летучей Мыши, несущих связанную женщину с необычной кожей и короткими черными волосами. Я ответил на все ваши вопросы?
  
  - Да, пожалуй, - буркнул Хеллборн и снова посмотрел с Обрыва вниз. - Странно, я был уверен, что мы все еще находимся примерно на уровне моря.
  
  - Так и есть, - кивнул следопыт. - А эта долина, куда мы должны спуститься - гораздо ниже уровня моря.
  
  - Что-то не сходится, - снова повторил альбионец. - Я бы ожидал увидеть в таком провале... не знаю даже, полумертвое соленое озеро, вроде Мертвого моря. Или что-нибудь похуже.
  
  - Этот остров еще ждет своих исследователей, которые смогут объяснить все его загадки, - сказал подошедший Роканнон. - Если бы не война... Будем надеяться, что после войны его откроют для ученых всего мира.
  
  Капитана Освета только хмыкнул. Хеллборн ничего не ответил. Только бросил еще один взгляд на раскинувшийся перед ним океан джунглей. Который "плескался" у подножия отвесной каменной стены высотой в метров 800, и, казалось, убегал за горизонт. Точнее, в полосу бледно-молочного тумана, горизонт заслонявшую.
  
  - Между прочим, это и есть Мясорубка, - обронил Освета.
  
  "Что там у вас? Дикие люди, дикие звери?"
  
  "Всего понемножку".
  
  - Пойдемте, герр Рузвельт, - предложил Роканнон. - Взглянем на крепость, пока еще не слишком темно.
  
  Хеллборн подчинился.
  
  Крепость стояла здесь же, на голой скале, прямо над Обрывом. В ней доблестные халистанские легионеры и примкнувшие собирались остановиться на ночлег.
  
  У первого же каменного столба Джеймс остановился, как вкопанный. Как еще один вкопанный столб.
  
  - Что скажете? - поинтересовался Роканнон.
  
  Хеллборн ответил не сразу, поэтому индиец продолжал:
  
  - Мы назвали его Chateau-de-Crane, Замок Черепа.
  
  - Что я вам там говорил? - пробормотал Джеймс. - Сингалы, тамилы, китайцы? Да этой крепости как минимум несколько тысяч лет!
  
  - Я тоже так думаю, - кивнул Роканнон. - Крепость начиналась там, - он махнул рукой в сторону, откуда они только что пришли, - но бОльшую часть за долгие века поглотили джунгли. Только здесь... здесь какой-то мертвый камень. Но даже здесь время и дожди потрудились на славу.
  
  - Не только дожди, - заметил альбионец и задумчиво поскреб щетину (сикхи не брились, и почти все наемники-европейцы отращивали бороды. Но короткие). - Тут была битва. Вот этот участок, как мне кажется, был разрушен прямым попаданием... из пушки? из катапульты?...
  
  Хеллборн и Роканнон бродили по древним развалинам, пока солнце окончательно не утонуло в гигантской впадине. И даже после этого, пока рассерженный капитан Освета не велел им экономить батареи ручных фонариков.
  
  Джеймс долго ворочался и не мог уснуть. Мертвая крепость неизвестного народа едва не заставила его забыть о цели похода. Циклопические плиты, совершенно безумные фрески, нечитаемые надписи... Этот затерянный мир мог бы составить конкуренцию Альбиону!
  
  Ну следующее утро отряд понес первые потери - к счастью, в переносном смысле.
  
  - Господин Роканнон останется в крепости со своим помощником, - заявил капитан Освета.
  
  Впрочем, так и было задумано. Наблюдатель в промежуточной точке.
  
  - Если мы не вернемся в назначенный срок, он сообщит об этом в Камп-де-Лак, - добавил следопыт. - А мы продолжаем!
  
  * * * * *
  
  - Туземцы обычно спускаются - и поднимаются здесь, - капитан Освета показал на свисавшие с обрыва лианы. - Но мы не станем понапрасну рисковать.
  
  Что ж, они не зря тащили на себе все это снаряжение.
  
  Чехословак разбежался и сиганул с обрыва первым. За ним последовали остальные.
  
  - Это еще вопрос, какой способ рискованнее, - пробурчал Хеллборн, ныряя в бездну. Через несколько мгновений у него над головой раскрылся купол парашюта.
  
  - Постарайтесь спланировать во-о-он к той прогалине, - объяснил им Освета перед тем, как они бросились в пропасть.
  
  И Джеймс постарался. Он уже давно не прыгал с парашютом, но это как велосипед - один раз пробуешь и никогда не забудешь. К счастью, прыжки с парашютом являлись обязательным этапом подготовки во всех элитных военных академиях - вредное влияние прошлой Мировой и заполонивших небеса дирижаблей...
  
  - Берегись! - отчаянный вопль одного из спутников вернул Хеллборна к действительности.
  
  Альбионец обернулся на крик и увидел, как на него пикирует НЕЧТО. Увы, НЕЧТО заходило со стороны солнца, поэтому рассмотреть его в деталях не было никакой возможности. Но и общей картины (смазанного черного пятна) было достаточно, чтобы Хеллборн попытался принять меры. Нелепую идею открыть зенитный/заградительный огонь из револьвера он поспешно отбросил и решил ограничиться внезапным натяжением одной из парашютных строп. Получилось - его курс изменился, а неведомый летающий враг просвистел мимо. Уже над самыми верхушками зеленых деревьев противник взмахнул крыльями (крыльями?!) и принялся снова набирать высоту. Но тут ему не повезло.
  
  Затрещала пулеметная очередь. Фантастическое чудовище (теперь Хеллборн смог рассмотреть его получше и решил пока не верить своим глазам) издало непередаваемый свисторев, разбросало вокруг себя буро-малиновую взвесь и ринулось к земле.
  
  Оказывается, идея с заградительным огнем была не так уж и нелепа. Джеймс поискал глазами стрелка - хотя и так все было понятно, у них в отряде был только один пулеметчик. Фриц Канонфуттер был невероятно доволен собой.
  
  - Видели?! - прогремел в небесах над джунглями его торжествующий вопль. - Все видели?! Deutschland uber alles!!!
  
  Не всем повезло приземлиться точно на указанной прогалине, поэтому общий сбор занял некоторое время. Другим - напротив, не повезло рухнуть точно в центр ее (прогалины). Тому самому летающему монстру. Джеймс едва успел отстегнуть парашют и бросился на место падения "пикировщика". Он должен был все тщательно рассмотреть.
  
  Потрясенный увиденным, он не сразу понял, что стоит над трупом уже довольно длительное время, а вокруг него успели собраться все остальные спутники.
  
  - Крупный урод, - хладнокровно заметил Новосельцев. - Я таких еще не видел.
  
  - Я видел и покрупнее, - авторитетно заявил Освета, - но тех нам не удавалось сбить.
  
  - А он съедобный? - неожиданно для всех спросил Керрдок.
  
  - Еще какой! - оживился Освета. - Пальчики оближешь! Если только религия вам не запрещает кушать мясо летающих млекопитающих.
  
  - Он млекопитающий?! - наконец-то разлепил губы Хеллборн. - Ну, конечно... ПОЧЕМУ НАС НИКТО НЕ ПРЕДУПРЕДИЛ?!
  
  - А вы бы поверили?! - ухмыльнулся Новосельцев.
  
  - Не знаю, - честно признался Джеймс. - Это и сейчас похоже на какую-то глупую шутку. Я ко всему был готов, но стать жертвой диснеевского персонажа - это перебор.
  
  - Как вы сказали?! - удивился Лашманов. - Хм, вот что значит свежий взгляд!
  
  - Какого еще персонажа? - не понял Канонфуттер. - Я эту вашу голливудскую гадость не смотрел и смотреть не собираюсь!
  
  - Напрасно, Фриц, - снова ухмыльнулся Новосельцев. - Посмотри - в слезах утонешь. На сентиментальных тевтонцев действует безотказно.
  
  - Пошел ты... - беззлобно откликнулся немец.
  
  - Только после вас!
  
  Короче говоря, на земле покоился мертвый летающий слон, обтянутый серой морщинистой кожей.
  
  Возможно, его далекие предки были слонами. В смысле, обычными слонами. Или мамонтами. Гигантами, уверенно шагающими по земле.
  
  Этот же был размером с крупную собаку - или жеребенка альбионского пони. Каждая нога была увенчана... да, присоской, понял Хеллборн. Можно схватить этими присосками добычу или взобраться с их помощью по отвесной каменной стене. Хобот - короткий и тонкий. Как нос у комара. Таким только кровь пить. И огромные, просто гигантские уши-крылья.
  
  - У него есть какое-то имя? - поинтересовался Джеймс.
  
  - Настоящие ученые сюда еще не добрались и его не систематизировали, - хохотнул капитан Освета. - А мы называем его "мушкетер".
  
  - Странное прозвище, - удивился Хеллборн.
  
  - "Испорченный телефон", - пояснил чехословак. - Первый офицер-сикх, повстречавший его, выпускник американского Форт-Кортеса, аккуратно записал в своем блокноте: "Mosquito-Elephant", "слонокомар". Затем это имя сократили до "мosquitant". А потом кто-то неправильно расслышал... Его доброе имя, - следопыт ухмыльнулся, - пытались восстановить, но было уже поздно. Прозвище прилепилось.
  
  - И много здесь таких... хм... диснеевских персонажей? - Хеллборн посмотрел в сторону джунглей.
  
  - Предостаточно, - Освета проследил за его взглядом. - И теперь мы должны быть вдвойне острожны!
  
  И они были. Но это не всегда помогало. Уже четыре километра спустя толстый пожарный шланг обхватил Хеллборна за ногу и потащил его в кусты.
  
  "Гигантская змея?!" - с некоторым ужасом подумал альбионец, пытаясь излечь револьвер. Выстрелить он, однако, не успел. Пожарный Шланг как будто предвидел такое развитие событий, поэтому приподнял добычу в воздух, а потом от всей души уронил обратно на твердую почву. Несколько раз подряд. Джеймс выронил оружие и на некоторое время потерял способность кристалльно соображать. В некоторое чувство его привели многочисленные выстрелы спутников.
  
  - Идиоты, вы же попадете в меня, - почти спокойно сказал Хеллборн, в то время как над ним свистели пули. Вряд ли его кто-нибудь услышал. Потом Джеймс увидел в воздухе над собой почти летящего капитана Освету - это был хороший прыжок - сжимающего занесенный для удара гигантский мачете. Чехословак приземлился где-то в кустах по ходу движения похищенного Хеллборна. Мгновение спустя оттуда послышался душераздирающий рев и показался фонтан крови. Джеймс понял, что его больше никуда не тащат, но рев тем временем только нарастал. "Странно, - отстраненно подумал альбионец, - разве змея может так кричать?" Потом его перепрыгнул сержант Форрахес, вооруженный слонобойным штуцером. Слонобойным? Это как будто был намек. Грянул выстрел, за ним второй. Потом наступила тишина.
  
  Минут десять спустя частично пришедший в себя Хеллборн расматривал нового обитателя Мясорубки. При этом он говорил вслух, то ли сам с собой, то ли с окружающими. Это был один из проверенных способов успокоиться и окончательно прийти в себя:
  
  - Это напоминает мне родную Новую Голландию. И, разумеется, проклятый Новый Альбион. Материки, которые миллионы лет были отрезаны от внешнего мира, в результате чего эволюция отправилась в свободный полет по волнам фантазии. Кенгуру, утконосы, вомбаты... (он чуть было не сказал "древесные медвежата") ...коала, ехидны и так далее. В Тасмании мы видим сумчатых дьяволов и сумчатых тигров; на острове Комодо - гигантских драконов; на острове Флорес - крошечных человечков; в Новом Альбионе - верблюдонтов, саблезубых кошек, титанисов, торопливцев и так далее. Что же мы видим на острове Черепов? Летающих слонов - раз, слоноконду - два... - тут он запнулся.
  
  - Слонопарда - три, - подсказал ему Освета, - слонопотама - четыре...
  
  - Я даже не хочу знать, кто это такие, - расстроился Хеллборн. - Хватило и слоноконды.
  
  Этот слон был гораздо крупнее летающего, но все еще меньше "обычных" слонов. Килограмм двести в нем будет, прикинул Джеймс. Если не считать длинного - нет, не так - длинннннного хобота! Восемь с половиной метров!
  
  - И это еще не самый крупный, - не преминул заметить капитан Освета.
  
  Из приоткрытой пасти убитого чудовища торчали клыкобивни. Слон-хищник. Черт знает что. Хватает добычу хоботом, потом душит, затем неторопливо съедает.
  
  - Надеюсь, и этот съедобный? - снова спросил Керрдок.
  
  - Да. Но нам некогда его готовить. Будем и дальше обходится консервами.
  
  - Халистанская империя могла бы больше выиграть, если бы продавала здешних животных в зоопарки мира, стригла деньги с иностранных ученых и богатых туристов, - проворчал Хеллборн.
  
  - Магараджа решил иначе, - пожал плечами капитан Освета, - а нам-то что? Мы наемники, нам и так хорошо платят.
  
  "Как бы не так", - подумал Джеймс, но не стал развивать опасную тему. Даже самый высооплачиваемый легионер мог заработать в тысячу раз больше, если бы только рассказал об этом острове кому-нибудь во внешнем мире. А если сделать хорошие фотографии или отрезать голову мертвой слоноконды... И за десять лет никто не попытался?! Интересно, сколько времени в Камп-де-Лак находятся его спутники? А солдаты-халистанцы? Есть ли здесь ротация? И как им удается сохранять секретность? Одно дело сикхи, преданные до гроба своему магарадже, и совсем другое дело - иностранные солдаты удачи...
  
  - Давно вы здесь? - как можно более равнодушным тоном спросил Хеллборн, когда они снова двинулись в путь.
  
  - Одиннадцать месяцев, - охотно отвечал капитан Освета. - До этого на острове служили только халистанцы.
  
  Понятно. 11 месяцев - не так уж и много. Секретность не пострадала.
  
  Пока на острове не появился альбионский шпион Джеймс Хеллборн, ухмыльнулся он про себя.
  
  Черт побери, осталась ничтожная малость - выбраться с этого острова.
  
  - Между прочим, спасибо, - вспомнил неблагодарный альбионец.
  
  - За что? - не понял следопыт.
  
  - За спасение меня от этого монстра, - пояснил Хеллборн.
  
  - На здоровье, - пожал плечами чехословацкий капитан.
  
  К счастью, до самого вечера слоны-убийцы и другие чудовища им не встречались. Зато зарядил дурацкий тропический ливень, затянувшийся на добрых три часа. И уже на закате капитан Освета внезапно развернул свой отряд в другую сторону.
  
  - Это помет слонопарда, - указал следопыт на ряд пахучих холмиков, украшавших узкую тропинку. - Будет лучше, если мы обойдем его стороной.
  
  - Помет? - не понял Хеллборн.
  
  - Слонопарда, идиот! - сердито отвечал Освета. - Он здесь недавно прошел.
  
  Джеймс не стал спорить, только поудобнее перехватил винтовку.
  
  - Хм, - заметил капитан Освета некоторое время спустя, - стоило отклониться от обычного маршрута на какую-то сотню шагов и на тебе... Кто знает, что еще валяется в этих джунглях?
  
  - Что это? - удивился шедший за ним Канонфуттер.
  
  - Ты что, слепой? Это воздушный корабль!
  
  - Цеппелин? Чей? И как давно он здесь лежит?
  
  - Да откуда мне знать?! - удивился Освета. - Я его в первый раз вижу. Но думаю, нам стоит подойти к нему поближе.
  
  Такого воздушного корабля никто из членов отряда никогда раньше не видел.
  
  - Он давно здесь лежит, - предположил Лашманов. - Небось, разбился еще в прошлую войну.
  
  - Необязательно, - возразил кто-то. - Он мог разбиться и просто так.
  
  - Просто так такие дырки не появляются, - подполковник указал на пробоины в металлическом корпусе. - Его обстреляли.
  
  - Первый раз вижу такую модель, - не постеснялся признаться в своем невежестве Хеллборн. - Какой странный гофрированный корпус.
  
  - А это вообще дирижабль? - заметил Карлос. - Вдруг это самолет?
  
  - Самолет? Где его крылья, хвост?!
  
  - Отломились, - преположил испанец.
  
  - Черта с два! Это же чистое "веретено", гондола дирижабля.
  
  - Ты видишь крепления для баллона?!
  
  Хеллборн не принял участие в разгоревшемся споре.
  
  - Что вы пытаетесь рассмотреть? - спросил его Новосельцев.
  
  - Ищу опознавательные знаки, разумеется, - поведал Джеймс. - Кто здесь мог летать в прошлую войну? Французы, испанцы...
  
  - Немцы, корейцы, - подхватили спутники.
  
  - Секретная машина? Одиночный прототип?
  
  - Все может быть. Заглянем внутрь? - предложил Освета.
  
  В недрах корабля царили хаос, разрушение и вездесущие джунгли в лице лиан и разбежавшихся ящерок. Сквозь многочисленные пробоины и трещины в корпусе пробивался свет заходящего солнца.
  
  - Ну и ну, - заметил опытный артиллерист Беллоди. - Это что? Пусковые установки для ракет? Или для сброса глубинных бомб? Больше на катапульту похоже.
  
  - Так это и есть катапульта, - ухмыльнулся Новосельцев. - Для сброса глубинных бомб.
  
  Хеллборн снова не стал слушать спорщиков и решительно направился в переднюю (предположительно) часть корабля. Угадал. Это действительно был нос. Нечто среднее между пилотской кабиной и капитанским мостиком.
  
  Шедший за ним Керрдок принялся издавать звуки, напоминающие поспешное глотание убывающего воздуха. Хеллборн обернулся в его сторону, потом проследил за взглядом южноафриканца. В одном из кресел сидел человек. Точнее, там когда-то сидел человек. Сейчас это был скелет в лохмотьях.
  
  - Обычная история, - хладнокровно заметил Фриц Канонфуттер и принялся непринужденно копаться в останках.
  
  - Что ты делаешь?! - изумился Хеллборн.
  
  - Вот! - победно объявил немец. - Что это по-вашему, герр Рузвельт?
  
  Когда-то это было частью униформы, понял Джеймс. Одежда истлела, но эта золотая эмблема сохранилась. Хеллборн даже удивился - почему она не сверкнула в последних лучах солнца? Неважно. Ее просто надо как следует почистить.
  
  - Это может стоить кучу денег, - предположил обер-лейтенант, вертя эмблемку в своих огромных ладонях.
  
  - Не беспокойся, я ее тебе верну, - Хеллборн отобрал у него находку. Странно. Никогда не видел ничего подобного. Стилизованный орел, распростерший крылья, сжимает в лапах кружок с латинскими буквами "R.P.Q.R.". Что бы это значило? Что-то очень знакомое, на языке вертится...
  
  - На пульте много чего написано, - обратил внимание Керрдок. - Это нам поможет? "Occidens", "оriens", "porro", "inclino"...
  
  - Латынь? - узнал подошедший капитан Освета. - Апсаки?!
  
  - Как бы не так, - отозвался Хеллборн. Он увидел еще кое-что. К переборке была прикреплена металлическая (медная? бронзовая? когда-то позолоченная?) табличка. Джеймс аккуратно протер ее рукавом. Становилось совсем темно, поэтому он достал из кармана фонарик. Его спутники столпились вокруг.
  
  На табличке красовалось животное, напоминающее волка. Нет, это была волчица - к ее сосцам приникли два человеческих детеныша. Над волчицей повисли все те же буквы "R.P.Q.R.", а под ней - еще две строчки:
  
  =BELLONA MINOR=
  =Classis Regnum Romanum=
  ==================================
  
  - Что это за хрень? - удивился Канонфуттер.
  
  - Это? Это имя корабля и его национальная принадлежность! - расхохотался Хеллборн.
  
  - Что за бред? - возмутился Освета. - "Флот римского царства"?!
  
  - Друзья мои! - воздел руки Джеймс. - Восславим святого Уильяма Оккама и его бритву! Скорей всего, это действительно апсакский корабль. Больше некому. Из глубин северо-американского материка порой вылетают удивительные вещи. Но на вооружении АПСАФ он никогда не состоял. Паписты - извини, Карлос - продали или подарили цеппелин своим ручным каперам. А продырявил его кто-то из наших (конечно, "герр Рузвельт" имел в виду виксов) во время войны 1913 года. Я почти уверен, что у пиратов на острове была тайная база. И корабль совсем немного не дотянул. Что же касается римской волчицы, римского орла и "римского царства" - мы знаем, что пираты любят приписывать себя к флотам вымышленных государств. Мол, мы не бандиты, а солдаты на службе. Не то что бы им это помогало при встрече с длинной рукой закона. Вот и все. Возьми свою пиратскую побрякушку, Фриц. Даже самый сумасшедший коллекционер не даст за нее больше сотни гульденов.
  
  - Тоже деньги, - проворчал тевтонец.
  
  - Если его сбили ваши белголландцы, - заговорил обычно молчаливый Гольтяков, - то почему они не обнаружили остров?
  
  - Откуда мне знать? - развел руками "герр Рузвельт". - Его могли подстрелить далеко отсюда, где-нибудь над океаном. Даже поврежденный корабль мог пролететь много километров. Или же это было взаимное самоубийство. И обломки нашего цеппелина покоятся где-то за соседним кустом.
  
  Это простое и ясное объяснение успокоило и удовлетворило всех.
  
  Кроме самого Хеллборна. Но он не торопился решать еще и эту головоломку.
  
  - Заночуем на корабле, - принял решение Освета. - Здесь будет так же безопасно, как и в любой другой точке Мясорубки. Первым будет дежурить...
  
  - Интересно, а вдруг пираты все еще на острове? - задумчиво пробормотал Лашманов.
  
  - Вряд ли, - покачал головой Хеллборн. - Столько лет прошло...
  
  * * * * *
  
  - Только не говори, что мы заблудились, - проворчал Фриц на следующее утро, когда "Младшая Беллона" осталась далеко позади.
  
  - Ты пытаешься меня оскорбить? - усмехнулся чехословак. - Тебе придется постараться! Слышите? Это водопад. Он уже совсем рядом. Просто мы выйдем к нему с другой стороны. А оттуда до поселка Летучих Мышей уже рукой подать. Вот, я же говорил! Что за черт?...
  
  - Стоило отойти на сто шагов в сторону? - ухмыльнулся Новосельцев. - Только не говори, будто никогда этого не видел!
  
  - Но я действительно никогда ее не видел! - капитан Освета был премного изумлен. - Видите скалу? Я всегда обходил ее с западной стороны! Неудивительно, скала ее заслоняла...
  
  - Но что это? - вопросил Лашманов. - Совершенно непохоже на здешние древние развалины, в которых так любит копаться наш друг Роканнон. Очень, очень современная постройка.
  
  - Пиратская база! - загорелись глаза Беллоди.
  
  - Вряд ли, - поспешил усомниться Хеллборн. - Если только они ее не перестроили. Стекло и бетон...
  
  Капитан Освета принял очередное командирское решение:
  
  - Чужой объект на халистанской территории. Мы обязаны провести расследование. За мной!
  
  Река протекала по левую руку от них, по диагонали, с юго-запада на северо-восток. "Я всегда переправлялся чуть выше", - объяснил следопыт. На каком-то этапе воды реки падали вниз с тридцатиметрового обрыва. На самом краю обрыва, подобно кинжалу, разрезающему течение, возвышалась зловещая серая скала. А с восточной стороны к скале прилепилось загадочное прямоугольное сооружение из стекла и бетона.
  
  - Электростанция? - почти одновременно предположили сразу несколько голосов.
  
  - Вот сейчас и выясним. Группами по два человека. Лашманов и Гольтяков - первая группа. Ван Зайин и Вердонк - вторая. Рузвельт и Новосельцев - третья. Четвертая, пятая... Вы заходите отсюда, вы - отсюда. Вперед!
  
  Они старались действовать осторожно, но выстрелы со второго этажа ясно дали понять, что маленький отряд обнаружен.
  
  "А вот будет забавно, если здесь успели высадиться наши", - подумал Хеллборн, и на этот раз он имел в виду альбионцев. Ну или какую-нибудь другую из армий Альянса.
  
  - Черт побери! - воскликнул чехословацкий капитан. - Я успел их рассмотреть! Это Желтые Крысы!
  
  - Еще одно племя каменного века с дурацким названием? - уточнил Джеймс. - А откуда у них огнестрельное оружие?
  
  - Однажды они перебили сразу три наших патруля, один за другим. Но патронов у них немного осталось. Мы должны покончить с ними! Вперед! Действуем по-прежнему плану! Фриц, прикрой!
  
  Тевтонец принялся поливать бетонный кубик длинными очередями.
  
  - Liver turckx dan paus!!! - заорал Хеллборн и на всякий случай первым бросился в атаку. Назначенный напарником Новосельцев не отставал.
  
  Ворвавшись внутрь через распыленную стеклянную дверь, они обнаружили пейзаж, и в самом деле достойный современной электростанции. Цистерны, трубы и шипение с гудением где-то на заднем фоне. Новые выстрелы не вписывались в эту стройную картину, но тут уж ничего нельзя было поделать.
  
  - Ложись!
  - Справа!
  БАНГ!
  - Осторожно!
  - Убей его!
  БАНГ!
  - СТРЕЛЯЙ!
  БАНГ-БАНГ-БАНГ!!!
  
  Все как всегда, и в кои-то веки Хеллборн даже не потрудился задать себе вопрос - за что он в настоящее время сражается.
  
  Желтые Крысы, в свою очередь, сражались из рук вон плохо. Например, один из них поспешил опустошить свою трофейную винтовку, но продолжал упрямо щелкать спусковым крючком, даже когда Хеллборн подошел к нему вплотную. Похоже, бедняга-абориген даже не мог себе представить, что огненная палка требует перезарядки. Подобное невежество не заслуживало ни малейшего снисхождения, и Хеллборн хладнокровно застрелил дикаря.
  
  - Кажется, это был последний, - заметил Джеймс, оглядываясь по сторонам.
  
  В горячке боя они с напарником оторвались от своих спутников спустились на два этажа ниже. Цистерны, гудящие механизмы, стеклянная стена и водопад за ней.
  
  - Все-таки интересно, кто ее построил? - задумчиво пробормотал Хеллборн, рассматривая один из пультов, украшенный разноцветными кнопками и лампочками. - Да уж конечно, не эти троглодиты. Будь я проклят, ни одной цифры или буквы. Черточки какие-то... Дьявол! Сто тысяч треугольных китов!
  
  Он узнал эти черточки. Все-таки есть какая-то польза от издержек классического образования!
  
  - Ладно, пошли отсюда, - альбионец повернулся к Новосельцеву. - Возмож...
  
  Слова застряли у него в глотке - русский офицер стоял по ту сторону массивного пульта управления и почему-то целился в него из револьвера.
  
  - Я пойду, а вы останетесь здесь, мистер Хеллборн, - спокойно сообщил надпоручик.
  
  - Как ты меня назвал?! - Джеймс перевел свое удивление на другой уровень.
  
  - Лейтенант Джеймс Хеллборн, - уточнил Новосельцев.
  
  - Суб-коммандер, - машинально поправил его альбионец - похоже, притворяться не имело смысла. - Вы не могли бы...
  
  - С удовольствием, - кивнул русский. - Вам привет от Надежды Стеллер.
  
  - Это как-то слишком мелодраматично, - заметил Хеллборн. - И почему именно от нее, Евгений Петрович?
  
  - Глупая ошибка, Джеймс, - объяснил Новосельцев. - Глупейшая! Мы прослушивали ту квартиру.
  
  - Не может быть! - возмутился альбионец. - Я проверил ее трижды!
  
  - А надо было - четырежды! - поучительно заметил русский.
  
  - Между прочим, а кто это "мы"?! - спохватился Хеллборн. - Русский общевоинский союз? Белая Гвардия? Заморская армия России? Партия имперского возрождения?!
  
  - Нет, всего лишь советская военная разведка, - признался Новосельцев.
  
  - Так ты красный шпион?! - продолжал удивляться Джеймс. - А я-то принял тебя за честного белогвардейца! А Гольтяков и Лашманов тоже?
  
  - Они - "честные" белогвардейцы, - ухмыльнулся советский резидент. - Но я пообещал им возвращение на родину и полное искупление грехов. Они работают на меня.
  
  - И Фриц тоже? - уточнил Хеллборн.
  
  - Ладно, хватит, - оборвал его Новосельцев. - Мы и так заболтались. Не мог отказать себе в удовольствии. Последний вопрос. Зачем ты возвращался на разбитый дирижабль?
  
  - Куда? - переспросил Джеймс. - Ах, ты об этом... Вот нелепость. Я действительно потерял фонарик. А ты совершаешь большую ошибку.
  
  - Ты прав, - согласился Новосельцев и выстрелил Хеллборну прямо в лицо.
  
  Мгновение спустя Джеймс Хеллборн был все еще жив и невредим, а его изображение посыпалось на бетонный пол дождем из сверкающих осколков.
  
  - Не понимаю, зачем они поставили здесь это зеркало? - удивился коварный альбионец.
  
  Новосельцев грязно выругался, поменял прицел и выстрелил снова.
  
  И снова Хеллборн не пострадал, а прямо в воздухе, между ним и советским шпионом, выросла какая-то загадочная паутина.
  
  Русский не поверил своим глазам и выстрелил еще раз. И еще. Не стоило ему этого делать - очередная пуля вернулась рикошетом прямо в ключицу. Новосельцев выронил оружие и рухнул на пол.
  
  Хеллборн осторожно потрогал паутинку.
  
  - Бронестекло... - благоговейно прошептал он. - Немудрено было не заметить. Какая тонкая работа!
  
  Джеймс приподнял свою винтовку и обошел пульт. Раненый Новосельцев пытался уползти от него, оставляя за собой традиционный кровавый след.
  
  - Лучше сразу пристрели, я тебе все равно ничего не расскажу, - злобно прошипел русский.
  
  - А я уверен, что все-таки расскажешь, - убежденно заявил Хеллборн. - Только чтобы потянуть время.
  
  - У тебя его нет, - Новосельцев угостил оппонента своей привычной ухмылкой.
  
  Хеллборн обернулся - по металлической лестнице спускались сразу несколько человек. Лашманов, Гольтяков, Канонфуттер...
  
  - Убейте его! - заорал Новосельцев. - Стреляйте, идиоты!
  
  "Идиоты" подчинились.
  
  Хеллборн едва успел укрыться за одной из гигантских цистерн. Свинец застучал по стальному цилиндру.
  
  - Дикарь может убежать! - продолжал кричать Новосельцев, явно в расчете на других участников экспедиции.
  
  "А много ли у меня шансов против двух винтовок и пулемета? - задумался Джеймс. - Где же Беллоди и все остальные?! Неужели советские шпионы их убили?!"
  
  Выстрелы на какое-то мгновение стихли.
  
  - Айн момент, - послышался голос Фрица.
  
  Что-то мелькнуло в воздухе, и рядом с Хеллборном упала "ананасная" граната. Джеймс едва успел покинуть свое переставшее быть безопасным укрытие - и только ради того, чтобы попасть под новую серию выстрелов.
  
  Лопнувшая граната и пулеметная очередь совместными усилиями взорвали бронестеклянную стену позади него.
  
  Хеллборн даже не стал тратить время на принятие решения - просто как следует оттолкнулся и нырнул в бушующий водопад. Он уже летел вниз, а у него за спиной продолжали греметь новые выстрелы.
  
  
   Глава 29. Цвет детской неожиданности.
  
  
  Однажды, еще в академии, Джеймсу Хеллборну довелось ознакомиться со страшным (страшным - другое слово он не мог подобрать ни тогда, ни теперь) статистическим отчетом. Согласно которому, от 20 до 80 процентов моряков в том или ином планетарном флоте совершенно не умели плавать.
  
  Но Хеллборн к ним не относился, поэтому ему удалось выбраться на берег, когда течение реки унесло его за поворот. При этом он удалился от станции и водопада как минимум на полтора километра, а то и больше.
  
  - Пять минут на отдых и анализ ситуации, - твердо приказал он себе.
  
  Цел, невредим, только очень промок. Ничего, высохнет в два счета... а потом снова вспотеет. Проклятые тропики!
  
  Винтовку бросил на станции, от рюкзака с припасами пришлось освободиться, чтобы не утонуть. Остался только револьвер в поясной кобуре и всякая всячина в карманах. Зажигалка, фонарик...
  
  "Зачем ты возвращался на разбитый дирижабль?" - спросил его Новосельцев.
  
  "Я действительно потерял фонарик".
  
  Как бы не так!
  
  Отряд уже выстроился снаружи, когда Хеллборн хлопнул себя по лбу:
  
  - Я забыл свой фонарик на дирижабле. Подождите, я сейчас вернусь!
  
  Он действительно оставил фонарик - оставил специально, как бумажник, тогда, много дней назад, в альбионской пирамиде. Поэтому возвращался не только за фонариком (или бумажником).
  
  На капитанском мостике "Беллоны Минор", в дальнем углу, замеченная только Хеллборном, валялась старая книга. Он не хотел, чтобы кто-то ее видел. Теперь, без лишних глаз, он мог спокойно положить ее в рюкзак. И даже заглянуть в нее перед этим. Пергаментные страницы, явно чем-то пропитанные. Поэтому она так прекрасно сохранилась после стольких лет в джунглях. А на обложке было начертано: "Капитанский журнал".
  
  Чуть позже, на одном из привалов, он переложил книгу в рюкзак Беллоди. Поэтому она не отправилась на дно реки. Вот только где сам Беллоди? Жив ли еще? Как поступили советские шпионы с другими участниками похода? Обманули или убили? Что теперь будет с Мэгги?
  
  Однако, могущество советской разведки просто потрясает!!! Они не только внедрили на остров своего резидента, но еще и поддерживают с ним связь! И у них даже была возможность сообщить ему описание альбионского офицера, подлежащего ликвидации за преступления против Mother Russia!!!
  
  Как им вообще удалось связать Хеллборна и титаниса? Или они прослушивали не только конспиративную квартиру, но и дождливую улицу? Что за бред...
  
  Не больший бред, чем сама история с титанисом, который вежливо выслушал Хеллборна и отправился исполнять его приказ. В свое время Джеймс твердо решил докопаться до сути этого таинственного происшествия, как только вернется в Альбион.
  
  Если вообще вернется!
  
  В настоящее время он застрял на якобы несуществующем острове посреди Индийского океана, в смертельно опасных джунглях, окруженный со всех сторон врагами, фальшивыми союзниками и фантастическими чудовищами!
  
  "Ах, эти русские, они такие сентиментальные! Если дойдет до дела, у одного из них может рука дрогнуть... или прицельный глазик заслезиться..." Идиот! На что он надеялся?! Как ловко они его провели и чуть было не прикончили!
  
  Факинг шит, кто все-таки построил эту странную "электростанцию", и украсил ее зеркалами, бронестеклами и цитатами из Книги Перемен? Решительно непонятно.
  
  Но ничего не поделаешь, придется с этим как-то жить. Хеллборн приподнялся с прибрежной гальки, на которой отдыхал и попытался углубиться в лес, еще даже толком не решив, куда он направляется. Обратно в Камп-де-Лак? Навстречу остаткам отряда? На поиски Мэгги? Или...
  
  - Прффф, - сказало очередное фантастическое чудовище, выросшее у него на пути.
  
  - Хорошая киска, - машинально ответил Хеллборн. - Только без глупостей, ладно?
  
  Присмотрелся - и понял свою ошибку. Животное, которое он с первого взгляда принял за одного из представителей кошачьего семейства, таковым не было. Единственное, что у него было общего с леопардами и тиграми - черно-желтый камуфляж. Даже не шерсти, а толстой кожи. В остальном - это был еще один слон. Скорее всего, тот самый загадочный слонопард, elephantiger. Не остров, а слоноцарствие какое-то!
  
  Килограмм триста, никак не меньше. Полтора метра в холке, а если встанет на дыбы - будет еще выше, нервно подумал Хеллборн. Хобот совсем короткий, даже не хобот, а пятачок какой-то. Ушки тоже маленькие. Причудливо изогнутые бивни придавали ему сходство с саблезубым тигром - собственно, вот еще одна общая черта с гигантскими кошками, которая и ввела потерянного альбионца в заблуждение. А лапы - то есть ноги - типичные ноги слона. Только относительно короткие.
  
  "И что теперь делать? - задумался Хеллборн. - Бежать? Стрелять? Спокойно отойти в сторону? Быть может, зверек просто шел на водопой, а я его отвлекаю... Предложить конфетку? Но ведь нет конфетки..."
  
  Фантастический хищник сделал выбор за него и прыгнул вперед. Очень удачно приземлился, успел оценить Хеллборн - не прямо на человека, а точно у него перед носом. А потом как-то весело боднул растерянного альбионца и катапультировал его в ближайшие кусты.
  
  - Что, опять молодняк? - сообразил Джеймс, пытаясь встать. - Поиграть со мной вздумал?!
  
  Слонопард раздвинул мордой кусты и весело хрюкнул. Потом обнюхал ствол нацеленного на него револьвера.
  
  - Будет больно, - честно предупредил его Хеллборн и спустил курок.
  
  Прямо в пятачок!
  
  Обезумевшее от предсказумой боли чудовище рвануло вперед, нарушив все планы Хеллборна. Он-то надеялся, что слонопард побежит в другом направлении. Джеймс так и не понял, почему зверь не затоптал его. Возможно, это было как-то связано с мягкими "подушками", венчающими лапы животного.
  
  Ревущий от нестерпимой боли и обиды слонопард исчез где-то в джунглях. Хеллборн сел и отряхнулся. Прислушался. Рев все еще был слышен, но постепенно удалялся.
  
  - Живучий, мерзавец, - констатировал альбионец. - И я тоже!
  
  Все-таки надо сматываться отсюда. Куда угодно. Если он правильно понял и это был молодняк, где-то рядом может бродить взрослый зверь. Или еще что-нибудь похуже.
  
  Но ему снова не позволили далеко уйти!
  
  - Стоять! Руки вверх! Бросай оружие! - на разные голоса закричали люди, выпрыгнувшие на него прямо из кустов.
  
  Они говорили по-английски, и Хеллборн машинально подчинился. И только потом рассмотрел своих неожиданные пленителей.
  
  Это действительно были Homo Sapiens Sapiens, и сей факт имел немаловажное значение, ибо в глубине души Джеймс уже был морально готов к встрече с говорящими слонами. Разноцветные лица - белые, негры, мулаты. Какой-то зоопарк, почти как на палубе "Виллема Молчаливого" в тот день печали и позора. Виксы? Что за странная униформа, никогда такой не видел. Даже на рвоту потянуло. Ибо неведомый художник был смел и талантлив, а эти парни - совершенно без комлексов. Облачиться в такое! Или?... Хеллборн присмотрелся - рубашки и штаны у этих солдат довольно чистые и свежие. Как будто сегодня утром переоделись. Вот только красочный камуфляжный рисунок создавал впечатление, будто они как следует вымазались в чьих-то испражнениях. Даже не в грязи, а именно в дерьме.
  
  - Ты кто такой и почему стрелял? - спросил один из них, совсем молодой темноволосый парень с загорелым лицом (ага, у них и нашивки есть - косые диагональные шевроны, у кого на плече, а кого на воротнике), должно быть, офицер и командир - но совсем не джентельмен.
  
  - Животное, - коротко ответил Джеймс на второй вопрос. - Оно туда убежало.
  
  - Кто ты такой? - повторил офицер. Что за странный английский язык? Хеллборн пытался вспомнить, где он мог слышать такой акцент. Кто эти солдаты? Враги? Союзники? Нейтралы? И как лучше представиться - "штабс-капитан Лоренс Рузвельт" или "суб-коммандер Джеймс Хеллборн"?!
  
  - Язык проглотил?! - офицер неизвестной армии повысил голос и угрожающе взмахнул длинным пистолетом. Двуствольным, машинально отметил Джеймс.
  
  - А вы кто такие? - решился спросить альбионец, и был тут же наказан за подобную наглость. Его сбили с ног, несколько раз заехали ботинками под ребра и добавили прикладами. Не впервой, но все равно обидно и неприятно. Неужели все-таки один из белголландских доминионов? Это так на них похоже!
  
  - Отвечай!!! - офицер склонился над ним и принялся брызгать словами и слюной. - Кто ты такой? Англичанин?! Христианец?!
  
  - А разве англичанин не может быть христианином? - искренне удивился Хеллборн.
  
  - Издеваешься, висельник?! - пленитель угостил его ботинком. - Дракон? Кальмар?!
  
  - Нет, пингвин, - честно признался Джеймс, пытаясь вспомнить, каким державам принадлежат вышепрозвучавшие геральдические животные. Но даже честный ответ не спас его от очередного удара.
  
  - Ой! За что?!
  
  - Разрешите его пристрелить, сэр? - спросил один из солдат.
  
  - Нет, - выдохнул офицер. - Возьмем его с собой. Пусть Ла Бенев с ним разбирается.
  
  Хеллборна поставили на ноги, тщательно обыскали и погнали пинками в неизвестном направлении.
  
  - Тут написано по-французски, - заметил один из солдат, рассматривая конфискованный фонарик.
  
  - Так ты легионер? - повернулся командир пленителей к Хеллборну.
  
  - Да, - решил не спорить альбионец. - Халистанский Иностранный Легионер.
  
  Офицер изобразил на лице вселенскую безнадежность и только махнул рукой.
  
  Прогулка оказалась короткой, всего через четверть часа они прибыли в удивительное место на берегу моря.
  
  Уже тот факт, что море оказалось совсем рядом, вызвал удивление Хеллборна. Что ж, ему была совершенно незнакома география острова. Но сей факт был далеко не последним сюрпризом.
  
  Скопление палаток и трижды проклятых деревянных бунгало. Не таких, как халистанские или белголландские, но очень похоже. И черт с ними. Между палатками сновали люди в той же самой... гм... неаппетитной униформе. И красовались образцы военной техники.
  
  Типичный военный лагерь колониальной империи в тропических джунглях. Но такой формы Хеллборн никогда не видел, такого акцента никогда не слышал, такой техники никогда не наблюдал. Откуда этот восьмиколесный танк с массивной башней? А это что? Танк на воздушной подушке? Что это за эмблемы? Черепа, кости, какие-то загадочные животные... Пираты?! Черта с два, это представители государства! Вот только какое государство гордится этим черно-оранжевым флагом? Мятежники? Повстанцы? Кто-то устроил в этих краях революцию?
  
  Но тут Хеллборн и его конвоиры вышли прямо на пляж, и альбионец думать забыл о революции. Ибо внезапно стал носителем сокровенного знания.
  
  Он был первым из землян, кто получил ответ на вечный вопрос: "А если слон нападет на кита - кто кого победит?!"
  
  ТЕПЕРЬ ОН ЗНАЛ, ОН ЗНАЛ!
  
  Они трахнут друг дружку - и на свет появится ЭТО!
  
  Животные, отдыхавшие на пляже, были настоящими морскими слонами (не путать с банальными Mirounga, он же Elephant seal, он же Elephant de mer). Ну да, грузная туша и обязательные ласты, никаких тебе гигантских ушей, но этот хобот! эти бивни! Вот истинный морской слон!
  
  Между прочим, оседланный морской слон.
  
  Да, тринадцать представших перед очами Хеллборна зверей, были оседланы, как самые заправские скакуны. Седло, стремена, уздечка - полный набор. А на одном из них даже сидел человек в резиновом гидрокостюме и чесал своего скакуна где-то за ушком. Вот мореслон развернулся, скатился по гальке в воду и заскользил по волнам, унося своего всадника в неизвестном направлении. Разинувший рот Хеллборн проводил его взглядом, и если бы не очередной пинок под зад, он бы еще долго так стоял.
  
  У очередного бунгало под черноранжевым флагом они остановились. Офицер прошел внутрь, но очень скоро выглянул наружу.
  
  - Ведите его.
  
  Хеллборна затолкали в бунгало и усадили на стул.
  
  - Вы справитесь сами, сэр? - спросил командир отряда у хозяина кабинета.
  
  - Positive. Спасибо, лейтенант, вы свободны.
  
  Джеймс бросил короткий взгляд на грядущего собеседника по ту сторону широкого стола. Крупный мужчина в аналогичном неприличном мундире с добродушным круглым лицом. Потом перевел взгляд на стол, где уже были разложены отобранные у Хеллборна трофеи - фонарик, зажигалка, револьвер (кучка патронов и одна пустая гильза - отдельно), белголландские офицерские часы (снял с одного трупа еще на "Демоне Смерти") и сломанный карандаш.
  
  - Добрый день. Я чиф-командор Ла Бенев, - тем временем представился владелец кабинета. - Военная разведка Индюшенс. С кем имею честь?
  
  Но Хеллборн уже его не слушал.
  
  
  
   За спиной у офицера висела карта. На первый взгляд, обычная карта мира, планета Земля в проекции Меркатора, с такими родными и знакомыми континентами. Вот только ТАКОЙ карты Джеймс Хеллборн никогда раньше не видел. Что это? Историческая карта? Или что-то другое? Что это за границы, черт побери? Откуда взялись все эти государства?! Кажется, на одном из курсов его учили рассматривать карту незнакомой местности сверху вниз по часовой стрелке... или против часовой? Неважно. Глаз все равно не мог сосредоточиться на одной точке и прыгал с места на место.
  
  Такая огромная и привычная Россия была разрезана примерно на две равные части. Западная называлась "Московская Рес Публика", восточная - "Петросибирская Империя". Петросибирску принадлежал не только Дальний Восток, но и Манчьжурия, и даже Корея. И весь Сахалин - целиком.
  
  По ту сторону Тихого океана находилась еще одна Россия - "Фортороссия", которая растянулась вдоль побережья от Аляски до Калифорнии. С востока к ней примыкала гигантская "Западная Кальмария". БОльшая часть Мексики, Флорида и Техас принадлежали "Хиндонезии".
  
  Карибское море, судя по всему, представляло из себя винегрет из европейских колоний. Взгляд Хеллборна задержался только на "Кубинской империи" и "Гаитянской империи Кристофидов".
  
  В Южной Америке было несколько государств. Север атлантического побережья украшал Эквадор; чуть ниже находилась "Гран Америка", включавшая большую часть бразильских штатов; еще чуть ниже - "Арагвай". Тихоокеанское побережье от Панамы до Огненной Земли называлось "Проперчили". "Проперчили", как видно, было частью более крупной империи или федерации. Треугольник, вершинами которого являлясь Гавайи, Проперчили и Новая Зеландия (здесь - "Южный Родос" и "Южный Крит") назывался "Новагреция".
  
  "Папуа Маклая-де-Толли" была закрашена в цвета Фортороссии. Остальные острова Юго-Восточной Азии назывались "Британская Малайзия". И никаких виксов!
  
  Япония называлась "Острова Ксанаду (монгол.)", хотя никакой Монголии на материке не было. Только большой желтый Франкитай, до самой Камбоджи.
  
  От Камбоджи до самого Афганистана, через всю Индию, тянулся "Мьянмарадж". Никакого Афганистана на карте, впрочем не было, только "Британская Биггеймерия" - от индийской границы до Босфорского пролива.
  
  Египет и Южная Аравия принадлежали "Португальской Красномории". Западная Африка называлась "Доминация Спаги" (и чуть ниже, мелкими буквами: "Государство Иностранного легиона"). Восточная Африка прозывалась "Баварская Африка". А землями от экватора до самого мыса Доброй Надежды владела "Демократическая Республика Африканских Коммунистических Объединенных Наций - Д.Р.А.К.О.Н". Джеймс Хеллборн переварил эту новость и заглянул в Европу.
  
  Британские острова по-прежнему принадлежали Великобритании. Пиренейский полуостров был украшен надписью "Англо-Португальская Испания". Франция и Швейцария почти не изменились. Италия была разрезана на две неравные половины - "Железная Ломбардия" на севере и "Королевство Сицилия Ду-Фарум" на юге. Трансбалкания владела почти всем одноименным полуостровом. Скандинавия называлась "Королевство Христиания" и делило Исландию с "Западной Кальмарией".
  
  Вся прочая Европа от Голландии до Рижского Залива и от Пруссии до Хорватии (на первый взгляд - минимум 200-300 государств) называлась "Г.Р.И.Ф.О.Н. - Германо-Римская Имперская Федерация Объединенных Наций".
  
  Хеллборн опустил свой взор чуть ли не к самой нижней границе карты. Еще один треугольник, на вершинах которого покоились Мадагаскар ("Adagascar"), Цейлон ("Keylon") и Новая Голландия ("Либерталия"), был закрашен в оранжевый цвет и назывался "Индоокеания".
  
  Как он сказал? "Индюшенс"? Какой все-таки дурацкий акцент.
  
  А где же Белголландия? Апсаки? Конфедерация Американских Штатов? Мексиканская Империя? Соединенные Страны Советской России и другие знакомые с детства республики и империи?!
  
  И что самое страшное - на карте совершенно не был отмечен южный полярный материк, известный Хеллборну как "Новый Альбион".
  
  - ВЫ МЕНЯ СЛЫШИТЕ?! Да, я к вам обращаюсь. Вы так и не ответили на мой вопрос, - вернул его к реальности голос чиф-командора Ла Бенева.
  
  
  
  
  
  
  
  
  - ВЫ МЕНЯ СЛЫШИТЕ?! Да, я к вам обращаюсь. Вы так и не ответили на мой вопрос, - вернул его к реальности голос чиф-командора Ла Бенева.
  
  - Это какая-то дурацкая шутка? - уточнил Джеймс. - Что это такое? Что это за история с альтернативной географией?!
  
  - Молодой человек, - лицо хозяина кабинета перестало быть добродушным, а его серые глаза даже ухитрились почернеть, - боюсь, вы не понимаете всю сложность своего положения. Вы задержаны в закрытой военной зоне, с оружием в руках, без документов...
  
  "Без документов? - удивился Хеллборн. - Точно, цепочка порвалась, халистанский медальон пропал..."
  
  - ...на вас военная форма? Отвечайте! Имя! Звание! Национальная принадлежность! НЕМЕДЛЕННО! - рявкнул Ла Бенев.
  
  "Кто я? - в который раз задумался Джеймс. - Рузвельт или Хеллборн?"
  
  - ИМЯ!
  
  - Джеймс Хеллборн, суб-коммандер, личный номер такой-то, Флот Альбионской Республики, - отбарабанил наконец-то принявший решение пленник.
  
  - Первый раз слышу про такую "республику", - набычился "индоокеанец". - Мятежник? Сепаратист? Альбион? Где это? Англия? Шотландия? Отвечать!
  
  "Каков наглец", - заметил Хеллборн и решительно выхватил пистолет. Да, тот самый. Но традиционную лекцию про "версальский калибр" и "будет больно" произнести не успел. Чиф-командор Ла Бенев оказался опытным бойцом. РАЗ! - и вот уже Джеймс валяется на полу кабинета, голова трещит, мысли путаются, шишка пульсирует, а его собеседник рассматривает новый трофей.
  
  - Очень интересно... Хм, да он даже не заряжен! Собирались взять меня на карусель?
  
  "Какой все-таки странный диалект английского", - в очередной раз отметил Хеллборн.
  
  - Жаль, очень жаль. Я вижу, на спокойный джентельменский разговор по душам мне не стоит рассчитывать, - Ла Бенев бросил укоризненный взгляд на Джеймса и снова вернулся к золотому пистолету. - Что здесь написано? Это на одном из грифонских языков? "Мозес Бергер", "ван дер Капеллен..." Кто все эти люди? Ты будешь говорить, скотина?! Кто тебя сюда прислал? Британцы? Драконы? Русские? Папуасы? Интербригады? Задание?! Кто командир отряда?!! Где твои сообщники?!!!
  
  И прежде чем Джеймс успел собраться с новыми мыслями, "индоокеанец" приподнял оставшуюся без седока табуретку и несколько раз опустил на пленника. Больно и неприятно.
  
  - Говори! Говори! ГОВОРИ!!!
  
  Новая попытка сопротивления (Хеллборн всерьез намеревался убить мерзавца серией ударов в жизненно важные точки) ни к чему не привела. Чиф-командор легко нокаутировал допрашиваемого.
  
  Когда Хеллборн очнулся, то обнаружил, что его тщательно привязали к ржавому металлическому стулу. Один солдат в поносной форме льет на него воду, другой аккуратно цепляет электроды, а Ла Бенев продолжает кричать в ухо:
  
  - Говори! Говори! ГОВОРИ!!!
  
  После этого его долго били - руками, ногами, электрическим током и дубинками. В произвольном порядке. Пытка могла продолжаться как пять минут, так и пять часов - Хеллборн очень быстро потерял счет времени. И рассказал все. Про Альбион, Белголландию, Харбин и даже про титанисов.
  
  Но ему не поверили - и пытка продолжалась.
  
  На каком-то этапе он все-таки потерял сознание, хотя палачи очень старались этого не допустить.
  
  - ...тяжело тебе пришлось, товарищ? - спросил его кто-то примерно миллион лет спустя. - Да я и сам вижу. Ничего, крепись. Рано или поздно эти фашисты заплатят за все!
  
  "И здесь фашисты, - хладнокровно отметил Джеймс. - Они везде".
  
  Где это здесь? Вокруг стояла египетская (египтянская?) тьма. Судя по всему, Хеллборн находился в открытом космосе, за миллионы световых лет от ближайшей звезды.
  
  - Оставь человека в покое, - произнес другой голос. - Ему и так плохо, так еще ты со своими приторными утешениями!
  
  - Кто бы говорил...
  
  - Сам заткнись!
  
  В воздухе запахло озоном. Водоросли? Мы где-то на берегу моря, понял Джеймс. На берегу острова Черепов, вспомнил он еще через несколько минут. Потом разлепил глаза. И сразу стало заметно светлее! Но недостаточно. Хеллборн как будто находился в каком-то тумане. Однако, свет проник не только в глаза, но и в мозги. Голова медленно, со скрипом, но заработала. По орбитам вокруг правого и левого полушария закружились мысли.
  
  Кажется, Джеймс Хеллборн наконец-то попал в действительно серьезную переделку. Он с ужасом отметил, что с теплотой и симпатией вспоминает своих прежних белголландских пленителей - как виксов с того крейсера, так и абиссинеров безумного капитана Селкера.
  
  Но эти... как их? индоокеанцы? - просто ненормальные садисты. Особенно чиф-командор Ла Бенев.
  
  Он рассказал им абсолютно все. ВСЕ!
  
  С точки зрения Альбионской Республики ничего страшного не случилось. Младший офицер секретной службы никогда не может знать слишком много. Все пароли давно поменялись, все явки многократно сменились. Гораздо хуже другое - он рассказал им про титаниса, Монетку и даже признался в убийстве старого профессора. Но им хотелось услышать что-то другое. Какие-то "интербригады", "драконы", диверсанты Коминтерна...
  
  Куда он попал?!
  
  Карта, висевшая за спиной у офицера. Эти страны, эти границы... Хеллборн почему-то вспомнил Гордона, стоявшего у карты мира в "Американском кафе Рика":
  
  "Какой все-таки интересный и загадочный мир! Порой мне кажется, что Белголландия, Альбион, Данорвегия, Джунгария, Халистан - это далекие волшебные королевства, затерянные в какой-то фантастической вселенной между звезд..."
  
  Он что - попал на другую планету?!
  
  Индоокеания, Грифон, Фортороссия, Франкитай - далекие волшебные королевства, затерянные между звезд?!
  
  Предположим. Пусть это будет рабочей теорией. Это другая планета. В далекой вселенной.
  
  Как человек может попасть на другую планету? Хеллборн покопался в памяти. Жюль Верн, Герберт Уэллс, Эдмонд Гамильтон. Из пушки на Луну, кейворит, атомная ракета...
  
  Нет, он точно не садился в ракету, не залезал в пушку, и не злоупотреблял кейворитом. Он шел через джунгли... видел странных чудовищ... нашел странный корабль "Римского царства"... а потом...
  
  А потом он разбил зеркало.
  
  Точнее, его разбил Новосельцев. Уже после того, как Хеллборн оказался по ту сторону зеркала.
  
  Through the Looking-Glass, and What James Hellborn Found There.
  
  Джеймс Хеллборн в Зазеркалье!!!
  
  О бойся Бармаглота, сын!
  Он так свирлеп и дик,
  А в глуше рымит исполин -
  Злопастный Брандашмыг!
  
  Безумие! Сумасшествие! Бред больного воображения!!!
  
  Но этот бред многое - если не все - объясняет.
  
  Джеймс Хеллборн еще немного покопался в памяти. И вспомнил. Эту старинную китайскую легенду ему рассказала Мэгги. Как раз в тот вечер, когда они болтали о всякой всячине...
  
  "...В те времена, в отличие от нынешнего времени, мир зеркал и мир людей не были разобщены. Кроме того, они сильно отличались, - не совпадали ни их обитатели, ни их цвета, ни их формы. Оба царства, зеркальное и человеческое, жили мирно, сквозь зеркала можно было входить и выходить. Однажды ночью зеркальный народ заполонил землю. Силы его были велики, однако после кровавых сражений победу одержали чары Желтого Императора. Он прогнал захватчиков, захватил их зеркала и приказал им повторять, как бы в некоем сне, все действия людей. Он лишил их силы и облика и низвел до последнего рабского положения. Но придет время, и они пробудятся от этой колдовской летаргии.
  
   Первой проснется Рыба. В глубине зеркала мы заметим тонкую полоску, и цвет этой полоски не будет похож ни на какой иной цвет. Затем одна за другой пробудятся и остальные формы. Постепенно они станут отличными от нас, перестанут нам подражать. Они разобьют стеклянные и металлические преграды, и на этот раз их не удастся победить. Вместе с зеркальными тварями будут сражаться водяные.
  
   В Юнани рассказывают не о Рыбе, а о Зеркальном Тигре. Кое-кто утверждает, что перед нашествием мы услышим из глубины зеркал лязг оружия..."
  
  Они уже проснулись, понял Хеллборн.
  
  Они уже перестали нам подражать. Нет виксов, нет апсаков, нет абиссинеров - только драконы, грифоны и кальмары.
  
  А теперь я слышу лязг оружия.
  
  
  
  Глава 30. Лязг оружия.
  
  
  Тюрьма? Гауптвахта? Просто глубокая яма посреди песочного пляжа. Здесь ее почему-то называли персидским словом "зиндан". Уже позднее Хеллборн узнал, что на этой чужой планете англичане долго воевали с персами, пока не превратили Иран в свою колонию. Вот и нахватались словечек от бывших врагов и новых подданных.
  
  Бамбуковая решетка вместо крыши - почти как в том лагере в Порт-Султане, но теперь Хеллборн смотрел на нее снизу. От солнца и дождя не спасает (один раз узники чуть было не утонули). Через эту решетку им иногда бросали зеленые фрукты. Другой еды не было. Время от времени надзиратели пропускали через прутья решетки шланг и наполняли неким подобием питьевой воды ржавую бочку в центре зиндана. Других удобств не было. Один из углов ямы пленники отвели под туалет и закапывали свои дела песком - совсем как домашние кошки, подумал Хеллборн...
  
  БОльшую часть времени Джеймс отлеживался в дальнем темном углу и прислушивался к разговорам своих товарищей по несчастью. Удалось услышать и понять немало.
  
  В этой вселенной остров Черепов носил гордое имя "Остров Свободы", причем называли его так не только пленники зиндана, но и фашисты-индоокеанцы. Разве что последние вкладывали в название множество иронических смыслов. Остров находился в самом сердце Индоокеанского Содружества, но был открыт всего десять лет назад (какое совпадение!) - врагами индоокеанцев, драконскими моряками-подводниками.
  
  Д.Р.А.К.О.Н., или попросту Дракония, была коммунистической нацией в Южной Африке. Здешним аналогом СССР, источником Красной Угрозы, enfant terrible цивилизованного мира. Интересно, а какой режим правит в местной России? (А здесь даже не одна Россия, а целых три, вспомнил Хеллборн). Пока неизвестно.
  
  На этой планете никакая мировая война еще не началась, но бушевала "война холодная" - война разведок и контрразведок, война саботажников, диверсантов и возмутителей спокойствия. Драконы увидели прекрасный шанс и устроили на таинственном острове свою базу. Отсюда коммунистические интербригады совершали набеги на владения соседних колониальных империй; отсюда поставляли оружие всевозможным бунтующим аборигенам; здесь было тайное убежище красных шпионов и революционеров со всей планеты.
  
  Но примерно шесть месяцев назад индоокеанцы все-таки обнаружили остров, и с тех пор планомерно и упорно очищали его от коммунистических инфильтраторов. Некоторые из них сидели в яме рядом с Хеллборном. И Хеллборна приняли за одного из таких красных саботажников. Как узники зиндана, так и турецкие фашисты...
  
  То есть не совсем турецкие. Хеллборн не сразу, но разобрался с этим сленгом. У индоокеанцев было много заклятых врагов ("почти как у виксов на моей Земле", констатировал Джеймс), и среди них была Фортороссия, которая боролась с этими фашистами за Новую Гвинею. Русские называли своих противников "индюками", "индюшками" и другими подобными обидными прозвищами - простое созвучие. Кто-то перевел это прозвище на-английский - "turkey". Кто-то неправильно понял этот перевод и решил, что речь идет о турецком народе. Потом разобрались, но прозвище и производные от него уже закрепились в массовых сознаниях. "Настоящая" Турция была много лет назад поделена между Московской Республикой и британской колонией Биггеймерия, и про нее в этом мире вспоминали очень редко.
  
  "Хочешь смертельно оскорбить индоокеанца? Назови его турком!"
  
  Хеллборн так и собирался поступить, потому что стал склоняться к мысли, что терять ему нечего. Время от времени в яму сбрасывали новых пленников. Иных уводили на допросы. Некоторые не возвращались.
  
  Здесь были люди со всего света - англичане, грифоны, гран-американцы, испанцы, французы. Теперь еще и альбионцы.
  
  Хеллборн так и представился, когда один из соседей по "камере" задал ему вопрос. Услышав ответ, лысый грифон только пожал плечами:
  
  - Да я все понимаю, товарищ. Не хочешь - не говори. Имеешь право. Только помни, здесь все свои. Никто тебя не выдаст.
  
  "А я уже всех выдал, - подумал Джеймс. - Будет стыдно перед Эверардом, если мы когда-нибудь встретимся".
  
  Встретимся?!
  
  Надо вернуться по тропинке к реке, подняться вверх по течению и отыскать на "электростанции" (кто ее построил?!) приличное зеркало. Таков был план. А как же дьявол в деталях? "Изыди, сатана!" - сказал ему Джеймс.
  
  Но на очередном допросе чиф-командор Ла Бенев неожиданно мягко заметил:
  
  - Наши патрули побывали возле водопада, и добрались до самого круглого озера. Никаких "электростанций", никаких военных лагерей.
  
  - А я так надеялся, - вздохнул Хеллборн. - Надеялся, что вы наткнетесь на халистанцев и поубиваете друг друга!
  
  - Никаких халистанцев не существует, - возразил фашист. - Вы все еще не хотите рассказать нам всю правду?
  
  - Я все рассказал! У меня и доказательства есть!!! - Хеллборн кивнул на стол, где по-прежнему были разложены отобранные у него вещи.
  
  - Это не доказательства, - заметил Ла Бенев.
  
  - Ну разве вы когда-нибудь видели револьвер или пистолет такой системы? Такую зажигалку? Такие часы?! - возопил Джеймс.
  
  - Китайская или африканская кустарщина, - равнодушно пожал плечами чиф-командор. - Тамошние оружейники и не такое делают. Эти самые Бергер и Капеллен - кто-то из ваших коммунистических вождей. И так далее. Эти вещи ровным счетом ничего не доказывают.
  
  - А может быть, это все-таки провокация старого апсака Брейвена? - с умирающей надеждой в голосе спросил Хеллборн. - Если да, то не пора ли заканчивать спектакль?
  
  - Не знаем мы никакого Брейвена, - отрезал индюшатник. - Поэтому сегодня мы попробуем кое-что другое...
  
  Джеймс похолодел. Что теперь? Отрежут руку бензопилой? Или другие части тела?!
  
  Но его всего лишь отвели к доктору.
  
  Добродушный (?) человек в белом халате ударил его резиновым молоточком по коленке (Хеллборн взвыл от боли, по коленкам его уже били), заглянул в рот (где определенно не хватало зубов), потом принялся задавать вопросы. И Джеймс все честно ему рассказал. В который раз. Про Альбион, титанисов, Харбинскую конференцию и так далее.
  
  - Что скажете, док? - поинтересовался чиф-командор, сидевший в соседнем кресле.
  
  - Не называйте меня так! - неожиданно рассердился человек в белом халате. - Я такой же костолом, как и вы! Стоило получить "золотой диплом", чтобы в итоге оказаться в этой вонючей дыре...
  
  - Зря вы так, доктор, - укоризненно заметил старший палач. - Но вернемся к делу.
  
  Доктор успокоился так же быстро, как и взорвался, и уже хладнокровно продолжал:
  
  - Если бы этот человек представился наследным принцем Второй Империи или тайно путешествующим миллионером, я бы ему тут же и безоговорочно поверил. Потому что такие вещи возможны в нашем лучшем из миров. Но он говорит о вещах абсолютно невозможных - колонии в Антарктике? затерянные планеты? Ха! - поэтому совершенно ясно, что он врет. Но как замечательно врет! Да, если вы хотите знать мое мнение - он совершенно нормален. Конечно, после того, как он побывал у вас в руках...
  
  - Все дело в том, доктор, - заметил Ла Бенев, - что мистер Хеллборн нес эту фантастическую чушь про "альбионскую республику" еще задолго до того, как мы прикоснулись к нему пальцем.
  
  - Тогда сомнений и вовсе не остается, - уверенно подытожил доктор. - Он нормален. Он очень опытный лгун. И это все о нем.
  
  - Спасибо, доктор. Стража! Взять его!
  
  Хеллборна отвели на окраину лагеря и привязали к пальме. Напротив него построилось отделение солдат с винтовками.
  
  - Вы смелый человек, - сказал ему подошедший чиф-командор. - Немногие на вашем месте держались так долго. Зачем вам напрасно умирать? Только сделайте знак и вас немедленно освободят...
  
  - Я вам все рассказал, - Хеллборн был готов заплакать от отчаяния - и он заплакал. - Я не драконский шпион, не коммунист, и даже не спартаковец. Я не имею никакого отношения к вашей войне. У меня своя война. Я действительно пришелец с другой планеты. Почему вы мне не верите?!
  
  - Жаль, очень жаль, - вздохнул Ла Бенев. - У вас есть последнее желание? Передать что-нибудь вашим родным? Хотите повязку на глаза?
  
  Джеймс только стиснул зубы (чтобы снова не разрыдаться) и молча покачал головой. Ему не верят. Молить о пощаде бесполезно. Страшным усилием воли он прогнал все мысли. В голове воцарилась пустота. Только не думать об этом, только не думать, сейчас все закончится...
  
  - Отделение! Заряжай! Целься! Огонь!
  
  "Холостыми стреляли", - понял Хеллборн через несколько секунд. Пытка продолжается...
  
  - Крепкий орешек, - заметил индоокеанский контрразведчик, и в его голосе и взгляде было еще больше уважения.
  
  - Так что будем делать с ним, сэр? - спросил главного палача один из помощников.
  
  - Ничего не поделаешь, - вздохнул чиф-командор, - придется отправить его в Порт-Миссон. Похоже, это важная шишка. Там разберутся - проверят отпечатки пальцев, просмотрят картотеку, разошлют фотографии нашим резидентам. И рано или поздно узнают, кто он такой. Жаль, что лавры достанутся не нам, но нужно дело делать, а не только за наградами охотиться. Решено! В Порт-Миссон - первым же кораблем.
  
  - Порт-Миссон? - переспросил Хеллборн. - Это ваша столица? А где она находится?
  
  Индоокеанец рассмеялся, но тут же оборвал себя и нахмурился:
  
  - Достаточно, мистер Хеллборн, или как вас там. Я в вашем спектакле участвовать не буду. Бросьте его обратно в яму!
  
  Пока Хеллборна отвязывали от пальмы, чиф-командор сказал своему помощнику:
  
  - Кроме всего прочего, в этих бреднях про Южный полюс может быть смысл.
  
  - О чем вы, сэр? - удивился младший из офицеров. - Мертвый ледяной материк...
  
  - Вот именно, лейтенант! Прекрасное место для секретной базы коммунистов! Даже лучше этого острова! Поэтому мы обязаны все тщательно проверить...
  
  - Титанисы сожрут ваши кишки, - вежливо пообещал коварный альбионец, но чиф-командор не поддержал разговор, только усмехнулся.
  
  * * * * *
  
  А на рассвете Хеллборна разбудили взрывы и выстрелы. Он с трудом продрал глаза и прислушался. Рядом с ним проснулись другие узники.
  
  - Это наши, - внезапно сказал кто-то. - Наши штурмуют турецкий лагерь! Ура, товарищи!
  
  - УРРРРРА! - подхватили остальные.
  
  Стрельба не утихала. Разгоралась, приближалась, нарастала. Солнце тем временем поднималось все выше.
  
  Чья-то тень упала на решетку. Это был один из индоокеанских солдат.
  
  - Рано радуетесь, краснопузая сволочь, - прошипел фашист, и на дно ямы приземлилась граната. Прямо рядом с Хеллборном.
  
  Альбионец едва успел подхватить смертельный подарок и отправить обратно. Но недостаточно быстро, и один из осколков вернулся прямо в его макушку.
  
  * * * * *
  
  Очнулся Джеймс на берегу моря. Склонившийся над ним человек с печальным и небритым лицом ободряюще улыбнулся:
  
  - Все в порядке, малыш. До свадьбы заживет. Через несколько дней будешь как новенький!
  
  - Умгум, - пробормотал Хеллборн и осмотрелся.
  
  Лагерь индоокеанцев горел. Горели палатки, бунгало, подбитые боевые машины и даже знамена на флагштоках. Огонь пожирает огонь. У полосы прибоя валялся окровавленный труп морского слона.
  
  - Жалко слоника, - Джеймс хлюпнул носом. Заглянул себе в голову. Мысли пребывали в первозданном хаотическом беспорядке.
  
  - Все в порядке, товарищ Джек? - у подошедшего грузного мужчины было доброе лицо, но неприятный взгляд. Именно так. Забавное сочетание, подумал Хеллборн.
  
  - Так точно, товарищ Бенджамин, - кивнул партизанский доктор (?). - Но его лучше отправить на материк. Там о нем как следует позаботятся.
  
  - Мы так и сделаем, - кивнул товарищ Бенджамин.
  
  - Что вы с ним возитесь? - это был тот самый лысый грифон. - Этот парень просто сумасшедший! Вы бы только слышали, какие бредни он тут распространял!
  
  - Заткнись, мерзавец! - вклинился другой узник, рыжий англичанин. - Товарищи, не верьте провокатору! Мы сразу его разоблачили. Собирались удавить, но передумали. Разоблаченный шпион не опасен. А товарищ Хеллборн всех нас спас! Если бы он не отбросил гранату, мы бы сейчас тут не стояли!
  
  - Умгум, - на всякий случай согласился Хеллборн.
  
  - Смерть предателю! Смерть! - подхватили сразу несколько голосов.
  
  - Товарищи! - лысый грифон упал на колени. - Как же так? Я же верой и правдой...
  
  - Товарищ Сойер, разберитесь! - спокойно приказал Бенджамин.
  
  Угрюмый высокий парень с длинными грязными волосами потянул из-за пояса пистолет. БАНГ! - и лысый упал в набежавшую волну.
  
  В круг людей протиснулся еще один партизан - точнее, партизанка. Девушка тащила за собой упиравшегося офицера в индоокеанском мундире.
  
  - Вот, в нужнике прятался! - сообщила она.
  
  - Отличная работа, товарищ Кейт, - заметил Бенджамин, который явно был тут главным. - Но разве это не цвет его мундира?
  
  - А запах? - возразила девушка.
  
  - Товарищи! - это снова был рыжий англичанин. - Это же чиф-командор Эрнест Ла Бенев собственной персоной! Кровавый палач Острова Свободы!
  
  - Смерть фашисту! Смерть!
  
  - Не надо! - завопил Ла Бенев. - Я много знаю! Я вам пригожусь!
  
  - Вряд ли, - равнодушно отозвался Бенджамин и осмотрелся. - Товарищ Хеллборн, вас не заструднит? Товарищ Сойер, одолжите ему пистолет.
  
  "Не доверяют, - догадался один из уголков сознанания Хеллборна. - Хотят проверить".
  
  Джеймс взял пистолет двумя руками и изо все сил нажал сразу двумя покалеченными пальцами на спусковой крючок. Отдача больно ударила по ладоням, и Хеллборн выронил пистолет. После чего внезапно бросился вперед и принялся обшваривать труп чиф-командора. Нашел! Зажал в кулаке.
  
  - Что это? - заинтересовался товарищ Бенджамин.
  
  - Мое, - прошипел Хеллборн. - Моя прелесть. Не отдам!
  
  - Ладно, оставьте себе эту игрушку, - пожал плечами партизанский командир. - Товарищ Локк! Что там с кораблем?
  
  - Он сядет через пять минут, - доложил крепкий боец, очень похожий на казненного лысого грифона.
  
  - Он не долетит, - хихикнул Джеймс.
  
  - Что вы сказали? - удивился Бенджамин. - Почему?
  
  - Плохая карма, - хитро улыбнулся коварный альбионец. - Он не долетит. Его собьют, он утонет, он взорвется просто так.
  
  - Оставьте его в покое, товарищ комиссар, - вмешался доктор Джек, - ему нужно как следует отдохнуть.
  
  Комиссар Бенджамин пожал плечами.
  
  Прибывший корабль окончательно убедил Хеллборна в том, что он находится на другой планете. Жуткая и зловещая металлическая квадратная платформа, в углах которой красовались цилиндры ракетных двигателей.
  
  - Кто это? - прохрипел Хеллборн, ни к кому конкретно не обращаясь.
  
  - Ты что, конвертоплан никогда не видел? - удивился стоявший ближе других Сойер.
  
  Джеймс не ответил. Замолчал и нахохлился.
  
  - Скорее, поднимайтесь на борт! - приказал комиссар. - Быстрее! Мы должны вернуться в лес, прежде чем вернутся индюшатники.
  
  - Вы не полетите с нами, товарищ Бенджамин? - спросил рыжий англичанин.
  
  - Кто-то должен остаться на острове и продолжать борьбу, - спокойно ответил комиссар.
  
  Оказавшись на борту конвертоплана, Хеллборн забился в угол и зажмурился.
  
  "Никто меня не увидит", - ухмыльнулся Джеймс. - "И никто меня не поймает!"
  
  Он окончательно пришел в себя только у самого африканского берега. "Еще на несколько тысяч километров дальше от дома", - с тоской заметил альбионец. - "И зачем я только забрался в этот четырежды гребаный конвертоплан? Чертова контузия. Вся голова перевернулась. Надо было отправиться к водопаду, отыскать электростанцию..."
  
  Как в воду глядел -- ракетный воздушный корабль был уже над Мозамбиком, когда их догнал турецкий перехватчик. Пушечные очереди уничтожили два двигателя из четырех. Капитан с большим трудом посадил конвертоплан прямо в джунгли. Хеллборн стоически приготовился к очередной одиссее, но железная дорога, ведущая в столицу Драконского Союза, проходила всего в километре от места аварийной посадки.
  
  И уже через два часа беженцев с Острова Свободы подобрал патрульный бронепоезд, носивший воистину эпическое имя: "Легендарный борец за свободу БДВР товарищ красный командир Пусянь Ваньну". Но члены экипажа, простые солдаты драконской революции, как белые, так и негры, ласково называли его "Pussycat".
  
  * * * * *
  
  
  Путешествие на бронепоезде Хеллборн не запомнил, потому что почти сразу свалился с приступом какой-то лихорадки. Нежные объятия чиф-командора не прошли для него даром, и африканские вирусы мгновенно атаковали ослабленный организм. Потом доктора рассказывали ему, что в беспамятстве он много бредил о далеких фантастических странах и космических чудовищах. "Ничего страшного, это нормально, это пройдет". Хеллборн в ответ только смущенно улыбался. Похоже, действительно ничего страшного. Жертвы африканских лихорадок еще и не такое вытворяют, врачей уже ничем не удивишь. Никто ничего не заподозрил.
  
  Добрых три недели - долго, слишком долго! - он отлеживался в Кейптаунском госпитале Святой Анны. Первое время Хеллборн действительно проходил курс лечения и приходил в себя. Потом принялся симулировать, ибо ему требовалось дополнительное время - осознать окружающую реальность и построить планы на будущее.
  
  Планы, в принципе, уже были построены - тропинка, река, водопад, зеркало. Но тропинка лежала на другом берегу другого океана - в этой вселенной совершенно справедливо считали, что Кейптаун омывается водами Атлантики. И эта реальность требовала осознания.
  
  Хеллборну уже приходилось бывать в Кейптауне - ТОМ Кейптауне, на своей родной Земле - но этот город заметно от него отличался. Тот Кейптаун был всего лишь одним из самых крупных портов Претоританской Южной Африки. Этот - столицей первого в мире государства рабочих, крестьян и охотников-собирателей.
  
  Здешняя первая мировая война завершилась уже в 1901 году, и местным борцам за свободу трудящихся классов не удалось накопить достаточного количества горючих материалов, чтобы зажечь пожары революций в империалистических державах старой Европы. Какая-то светлая голова в британском правительстве приняла решение сослать своих смутьянов в африканские колонии - старый, добрый, проверенный способ. Примеру англичан последовали другие европейцы. И жестоко поплатились.
  
  К 1915 году (какое совпадение!) плотность горячих голов на единицу объема в субэкваториальной Африке превысила все разумные нормы, и грянул взрыв.
  
  Английские спартаковцы объединили свои силы с португальскими коммунистами, грифонскими краснореспубликанцами, итальянскими трифонистами и так далее; а потом к ним присоединились добровольцы со всего мира. С превеликим трудом франко-испанским легионерам удалось остановить победоносную поступь Революции уже по северную сторону экватора. Восточная Африка, частное владение Баварского Дома, спаслась чудом - был подписан мирный договор и всеобщее прекращение огня. Великие державы, колоний не потерявшие, поспешили признать новое государство в пику старым европейским империалистам. И победоносные коммунары вновь провозглашенного Д.Р.А.К.О.На под руководством своего первого вождя товарища Майкла Стаффорда (ныне покойного) принялись строить светлое будущее для всех, кто не ушел обиженным.
  
  С тех пор прошло без малого четверть века, но молодая республика по-прежнему была в кольце врагов, а положение вещей оставляло желать лучшего. Что нисколько не мешало драконам вести активную экспансию - в первую очередь идейную, но и военную тоже. Свидетелем чего являлся сам Хеллборн, чудом спасенный с Острова Свободных Черепов, или как его там.
  
  И теперь он должен был изыскать способ вернуться на этот проклятый остров!
  
  Итак, через три недели после высадки на африканский берег, потраченные на лечение, отдых и активное чтение ежедневных газет, Хеллборн решил - пора.
  
  Добрый доктор (который по счету?!) внимательно осмотрел его со всех сторон, заглянул во все возможные отверстия и вынес вердикт:
  
  - Вы вполне здоровы, товарищ Хелбон. Не смею далее вас задерживать. Вот, - врач застучал пером по бумаге, - ступайте с этой справкой в приемный покой. Надеюсь, что мы больше никогда не встретимся!
  
  Джеймс не сразу сообразил, что это доброе пожелание.
  
  В госпитале Святой Анны царил идеальной порядок - наследие старого режима. Столь образцовое заведение даже не стали переименовывать, как это обычно делали в странах победивших революций на родной планете Хеллборна. Новые власти торжественно объявили свободу вероисповедания и даже немного ее (свободу) поддерживали. Кто такая Санта-Анна? Опиум для народа? Нет, всего лишь красивое и звучное имя!
  
  В регистратуре Хеллборну вернули его старую одежду, постиранную и поглаженную (зеленую халистанскую униформу! только без звездочек, оторванных еще индоокеанскими палачами), а также выдали сопроводительные документы. Джеймс внимательно изучил плотный листок картона.
  
  "Имя: Джим.
  Фамилия: Хелбон.
  Статус: Беженец. Вполне сочувствует делу революции.
  
  Освобожден из индоокеанского концлагеря и эвакуирован с Острова Свободы 15 апреля 1940 года.
  
  Подпись: Л.Бенджамин, комиссар партизанского отряда "Л", Остров Свободы.
  М.Вертиго, комиссар конвертоплана ВОКС-861".
  
  Печать, печать, печать.
  
  И это все. Даже фотографии нет. Чудесно, просто чудесно.
  
  Насколько было известно Джеймсу из лекций в академии, такие документы можно было получить в Петрограде в последние дни 1917 года или в Берлине 1919-го. Но Дракония существует уже двадцать с лишним лет! Давно пора превращаться в организованное государство!
  
  "Вполне сочувствует делу революции"? Что это значит? Ах, да, он же человека убил, при свидетелях... То бишь казнил врага народов. Именно так, во множественном числе.
  
  Такое впечатление, что здешняя революция все еще переживает свой романтический период. Неудивительно, что Хеллборном до сих пор не заинтересовались местные иммиграционные службы или карательные органы. Что ж, если гора не идет к Магомету...
  
  Джеймс вышел на улицу и набрал полную грудь местного воздуха. Терпимо. Что-то около плюс 20 по Цельсию. Месяц май, поздняя осень Южного полушария.
  
  Общественный транспорт здесь был бесплатный. Хеллборн забрался в старенький, но ухоженный автобус и отправился в путь. Город не остался за кадром, и за время короткой поездки он увидел гораздо больше, чем из окна больницы. Весело здесь люди живут, понял Джеймс. Но это всего лишь столица. Интересно, что творится в провинциях, то есть союзных республиках?
  
  "Слава товарищу Никелю!" "Товарищ Никель - наш капитан!" "Африка - колыбель человечества и революции!" "Товарищ Никель - это Стаффорд сегодня!" - лозунги эти украшали улицы и площади Кейптауна.
  
  Впрочем, этого добра и в газетах хватало. Товарищ Никель определенно был велик. "К борьбе за дело спартакизма-стаффордизма-никелизма - будь готов!"
  
  "Всегда готов", - мысленно ответил Джеймс. У него просто не было другого выхода. Чужак в чужом городе, чужой стране и на чужой планете.
  
  Слава египтянским богам, здесь хотя бы говорили по-английски.
  
  Молодой чиновник Народного Министерства Внутренних Дел встретил его приветливо. Картонка с закорючками и печатями сразу двух комиссаров только выростила Хеллборна в его глазах.
  
  - Чем могу вам помочь, товарищ Хелбон?
  
  - Это опечатка, - вежливо объяснил Джеймс, - но я надеюсь, что и этот вопрос вы сможете решить. Я хотел бы натурализоваться в вашей чудесной стране. Документы, место жительства, какая-нибудь работа... У меня же ничего нет! Только эта одежда! Меня вытащили прямо из индоокеанского концлагеря, а потом я двадцать дней не выходил из госпиталя...
  
  - Конечно, конечно, - засуетился чиновник. - Не беспокойтесь, все будет в порядке!
  
  И отвел в другой кабинет, где сидел чиновник постарше (но все равно ровесник Хеллборна), товарищ младший комиссар Огилви.
  
  - Я вас внимательно слушаю, товарищ Хеллборн, - младший комиссар был сама доброжелательность.
  
  "Только не перегиграть! Только не переиграть, Джеймс!"
  
  - История моя проста и незатейлива...
  
  "Я самый обычный пришелец с другой планеты".
  
  - Мое полное имя - барон Джеймс фон Хеллборн. Да, я грифонский аристократ...
  
  Уже через несколько минут товарищ Огилви и три заглянувшие секретарши слушали рассказ коварного альбионца, затаив дыхание и широко раскрыв рты, уши и глаза.
  
  Грифонский аристократ Джеймс фон Хеллборн, мелкий барон из центральных провинций, вел обычную для своего класса жизнь развратника, бездельника и угнетателя трудящихся масс. К счастью, ему не пришлось подавлять восстания спартаковцев - возрастом не вышел. Страдая от скуки, он пустился во все тяжкие. В том числе - отправился в кругосветное путешествие, вооруженный крупнокалиберным штуцером работы известного швейцарского мастера.
  
  Барон фон Хеллборн успешно истребил несколько сотен редких животных на всех материках нашей прекрасной планеты. Но со временем он стал замечать кое-что еще за пределами оптического прицела. Несправедливость, беззаконие властей, нищету и страдания простых народов, далее везде. Он увидел свет, прозрел, познал всю глубину своих заблуждений и твердо решил посвятить остаток дней борьбе за права рабочих, народов, женщин и маленьких детей!
  
  Но перед этим родимое пятно капитализма занесло барона фон Хеллборна на Остров Свободы, где он собирался расстрелять еще несколько экзотических чудовищ. Там молодой аристократ и угодил в лапы Индоокеанской политической полиции. И если бы не отважные партизаны, которые в последний момент вырвали его из рук!... ВСЕ! Обратной дороги нет! Я здесь, перед вами, и я хочу служить драконской коммунистической революции!!!!!
  
  Девушки рыдали в голос, и сам товарищ Огилви был заметно растроган. А полковник Горлинский мог бы снова гордиться своим учеником!
  
  - Добро пожаловать в Африку, товарищ Хеллборн! Вы будете далеко не первым аристократом, перешедшим на сторону трудовых народов! И такие люди как вы очень нужны революции! Обещаю вам, вы получите здесь самый теплый прием и найдете самых лучших друзей!!!
  
  Хеллборну даже стало немного стыдно, но он поспешил задушить в себе это чувство.
  
  Тем временем товарищ Огилви и его помощницы развернули самую бурную деятельность. Джеймса сфотографировали, и вскоре он держал в руках красивый паспорт. На красной обложке был изображен дракон (символ революции), убивающий рыцаря (символ феодальной реакции и других темных сил). "Джеймс Хеллборн, гражданин Драконского Союза".
  
  - Извините, без "фон", - пояснил чиновник. - Наше народное государство не признает средневековые империалистические титулы.
  
  - Конечно, конечно, - охотно согласился Джеймс. - Отречемся от старого мира! Отряхнем его прах с наших ног!
  
  - Как вы сказали? - переспросил Огилви. - О, это может стать прекрасным лозунгом!
  
  "Понятно. На этой планете еще никто не слышал "Рабочую Марсельезу".
  
  - Какая у вас профессия, товарищ Хеллборн? - продолжал драконский чиновник.
  
  - Я аристократ, - жалобно промямлил Джеймс. "Только не переиграть!" - Стрелок, охотник, спортсмен, знаю пять языков...
  
  - Прекрасно! - товарищ Огилви расцвел еще больше, если такое было возможно. - Я направляю вас в Народное Министерство Просвещения. Вы не представляете, как нам нужны образованные люди! Даже на двадцать пятом году Революции процент неграмотных граждан...
  
  Хеллборн с ужасом понял, что в Драконии ему светит блестящая карьера школьного учителя. Хм, а просто переводчики им не нужны? Или морские пехотинцы? Или...
  
  А почему бы и нет? Товарищу Огилви виднее. Только бы остаться в Кейптауне. Рядом с морем. Вот если он предложит Хеллборну заняться просвещением диких негров в глубине страны, будем возражать...
  
  Но товарищ Огилви не предложил. Как не предложил и чиновник в Народном Министерстве Просвещения на соседней улице:
  
  - Учебный год почти закончился, но учителя нам всегда нужны. Будете в резерве. У вас нет специального образования? Мы направим вас в начальные классы, к малышам. Ничего сложного. Два плюс два; река Оранжевая впадает в Атлантический океан; Кейптаун - столица нашей родины и так далее. Вы обязательно справитесь! Вот вам направление в общежитие, вот двести фунтов на мелкие расходы, вот талоны на питание. Приходите в понедельник, подыщем вам работу.
  
  "Ах, да, сегодня пятница. 5 мая. Отлично. Еще два с лишним дня на погружение в драконскую действительность".
  
  - Желаю удачи, товарищ Хеллборн!
  
  - Спасибо, товарищ Абрахам!
  
  Между прочим, этот последний чиновник был негром. До сих пор Хеллборну попадались только белые. Такие дела, даже на двадцать пятом году революции основная масса правящей элиты и бюрократии состоит из пришлых европейских коммунистов. Что-то Хеллборн не вычитал в "DRACON TIMES". Надо срочно исправить это упущение!
  
  - Скажите, товарищ Абрахам, а где в столице моей новой родины находится самая большая библиотека?
  
  Пожилой африканец ничего не заподозрил. Молодой учитель серьезно относится к новой работе, хочет освежить знания. Или что-то в этом роде.
  
  - Вы легко ее отыщите! Садитесь прямо у подъезда на автобус номер 15...
  
  Джеймс Хеллборн застрял уже у самой первой полки. Слава египтянским богам и английскому языку, но какой все-таки чужой мир...
  
  "Герберт Уэллс. Война Миров. Том 1. Битва за Британию".
  "Том 2. Падение Венеры".
  "Том 3. Империя наносит ответный удар".
  
  Дьявол, а вдруг и четвертый есть?! Надо непременно изучить эту трилогию, а еще "Политический Атлас Мира", а еще "Краткую мировую историю" в четырех томах, а еще...
  
  Хеллборн устроился в дальнем углу, окружил себя книжной баррикадой и отключился от внешнего мира. Но недостаточно надежно, потому что поздним вечером его вернули обратно.
  
  - Товарищ! Извините, товарищ, мы закрываемся.
  
  - Еще немного, - пробормотал Хеллборн. Он уже добрался до средних веков. Черт знает что! Как много мелких и незаметных отличий от знакомой истории, но они все нарастают и нарастают. Зеркальные существа постепенно перестают нам подражать...
  
  - Извините, товарищ, но мы действительно должны закрываться.
  
  Джеймс неохотно оторвался от книги и поднял глаза на библиотекаршу. Что она себе позволяет! Ничего не поделаешь, придется... Да, теперь у него есть паспорт, он подпишется на все эти книги и потащит в общежитие, и...
  
  И, как писали в старинных романах даже на этой планете - "застыл пораженный, потерял дар речи", далее везде.
  
  Эта девушка была ему знакома. Вне всякого сомнения. Дьявол, таких совпадений не бывает. Она подвезла его в посольство, заснула по дороге... Неважно. Важно другое. Ее лицо украшает великолепный шрам, оставленный холодным оружием неизвестного врага.
  
  А вдруг все-таки совпадение?! Это не просто другая планета. Это зеркальный мир. Пусть даже зеркало кривое, но на этой планете проживали Цезарь и Платон, Ричард Львиное Сердце и Чингисхан, Христофор Колумб и Васко да Гама. Зеркальные существа. На этой планете может проживать даже двойник Джеймса Хеллборна! Или двойник...
  
  К нему все-таки вернулся дар речи.
  
  - Мы не могли где-нибудь раньше встретиться, мисс? - прохрипел альбионец. - Ваше лицо кажется мне таким знакомым...
  
  - В альбионском посольстве в Лондоне, - она тоже узнала его. - А также на торжественном приеме в посольстве Транскавказии.
  
  - Я только что листал географический атлас, - поведал Джеймс. - Там нет таких стран.
  
  - Я знаю. Лейтенант Джеймс Хеллборн, сэр? - уточнила она.
  
  - Суб-коммандер, - машинально поправил он. - Сержант Патриция Блади, мэм?
  
  - Лейтенант Блади, сэр, - прозвучало в ответ. - Альбионская Морская Пехота.
  
  - Прошла полевую аттестацию? - удивился Хеллборн.
  
  - Так точно, сэр. Добро пожаловать в Драконию.
  
  
  
  Глава 31. Скрип авторучки.
  
  
  - Как ты сюда попала?! - спохватился Джеймс.
  
  - Как ты сюда попал?! - спохватилась Патриция.
  
  - Как ты сюда попала?! - повторил Хеллборн.
  
  - Ты не находишь несколько невежливым отвечать вопросом на вопрос, особенно если спрашивает дама? - нахмурилась она.
  
  - Вообще-то я первый спросил, - удивился Джеймс.
  
  Она нахмурилась еще больше.
  
  - Больше того, я и приказать могу... лейтенант Блади, - заметил Хеллборн.
  
  Она покраснела, надула губки и стала почти хорошенькой. Даже диагональный шрам не так бросался в глаза. Странное дело, подумал Хеллборн, и почему так многим девушкам идет сердитое выражение лица? Ей идет даже этот уродливый пиджачный костюм - стандартная униформа драконских чиновниц...
  
  - Так точно, сэр, - выдавила из себя Патриция. - Я готова немедленно ответить на любые ваши вопросы.
  
  - Извини, - пробормотал Хеллборн. - Это все было очень неожиданно... и мы договорились называть друг друга по именам.
  
  - Разве? - задумалась она. - Да, что-то такое было. Как ты продинамил меня в тот вечер!
  
  "В тот вечер я назначил свидание в Самарре одному старому профессору", - вспомнил Джеймс.
  
  - Так вот куда ты забрался, и только чтобы не отвечать за свое непристойное поведение! - продолжала девушка.
  
  - Патриция! - в их разговор внезапно ворвался третий голос, доносившийся с другого конца читального зала. - Патриция, ты еще здесь?
  
  - Черт! - спохватилась она. - Это Куинлан, наш ночной охранник. Мне и в самом деле пора закрывать библиотеку! Пойдем.
  
  - Но я хотел... - Хеллборн протянул руки к разложенным на столе книгам.
  
  - Оставь, - Патриция пробежалась взглядом по корешкам и обложкам. - У меня дома подборка не хуже.
  
  - Патриция! Вот ты где! - Ночной охранник Куинлан оказался пожилым негром в строгом сером мундине Народной Полиции. - Что-то ты сегодня припозднилась.
  
  - Извини, Куинлан, мы уже уходим, - вскочила лейтенант Блади. - Уж очень интересная у нас с товарищем вышла дискуссия о влиянии полигонального экзоферизма на рабочее движение в Северном полушарии...
  
  Добродушное лицо африканца мгновенно превратилось в маску ужаса.
  
  - Конечно, разумеется, не сомневаюсь... - испуганно забормотал он.
  
  "На представителей примитивных культур подобные заклинания всегда действуют безотказно, - подумал Джеймс. - Знать бы еще, что такое "экзоферизм..."
  
  Оказавшись снаружи, Патриция поежилась:
  
  - Когда я приехала сюда, было совсем жарко. Теперь это все больше и больше напоминает Альбион...
  
  - Недостаточно, - заметил Хеллборн. - Слишком много разноцветных человечков.
  
  - Постой! - снова спохватилась она. - Как давно ты здесь? Как ты сюда попал?! Шутки в сторону, это может быть опасно! Если нас остановит патруль...
  
  - Сегодня я получил драконское гражданство, талоны на питание и комнату в служебной гостиннице, - похвастался Хеллборн.
  
  - Покажи, - потребовала Патриция.
  
  Они все еще стояли на ступеньках у входа в библиотеку, в круге света тусклого фонаря. Еще один тусклый фонарь!
  
  - Отлично, - пробормотала она, перебирая бумаги. - Паспорт... Направление... Комната?! Какой же ты наивный! - рассмеялась мисс Блади. - Это не комната, это койка! А на что ты расчитывал в коммунис... - она оборвала себя на полуслове и испуганно заозиралась. Но рядом никого не было. - Джеймс, ответь прямо сейчас - как ты сюда попал?
  
  - Прилетел на конвертоплане, потом меня везли на бронепоезде... - начал было Хеллборн.
  
  - Джеймс, я не Драконию имела в виду, - Патриция заметно рассердилась.
  
  - Прошел через зеркало, - наконец-то признался он, хотя сам до конца не мог поверить своим собственным словам.
  
  - Я тоже, - сообщила она с видимым облегчением. - Ты пришел, чтобы забрать меня?! Я верила, что наши меня не бросят и будут искать...
  
  - Нет, это произошло случайно, - сообщил Хеллборн, переваривая полученную информацию. Значит, все-таки зеркало. Он все правильно понял.
  
  - Случайно?... - Патриция заметно расстроилась. - То есть теперь мы застряли тут вдвоем...
  
  - Мы не могли бы найти другое место для разговора? - спросил Джеймс, оглядываясь по сторонам. Не нравилась ему эта сумрачная лестница.
  
  - Да, конечно, - заторопилась она. - Поехали ко мне домой. Там тихо и безопасно. Ты не обязан являться в свою "гостиницу".
  
  Добирались чуть ли не два часа - с личным транспортом здесь было плохо, а общественный с наступлением ночных часов становился постепенно недоступен. Уже в первом автобусе Хеллборн попытался завести некое подобное светского разговора, но Патриция не была склонна его поддерживать и только шепнула на ухо: "Лучше помолчи. У тебя неудачно получается". И Джеймс заткнулся, и погрузился в наблюдения за попутчиками. Собствено, он уже делал это днем, когда курсировал между госпиталем, министерствами и библиотекой. Пришло время вечернего сеанса.
  
  Белые и цветные, молодые и пожилые, все скромно одетые, усталые и бодрые, грустные и веселые - что ж, это больше всего напоминало троллейбус в каком-нибудь Нью-Йорке (а именно в Нью-Йорке, месяцев восемь назад, он в последний раз пользовался общественным транспортом). Разговаривали в основном по-английски, но время от времени в уши врывалась французская или португальская речь, а иногда - какой-нибудь невероятный африканский диалект. О классовой борьбе говорили чаще, чем в американских троллейбусах, но еще чаще говорили о погоде, семейных проблемах и тому подобных вещах. Увы, этих поездок было явно недостаточно, чтобы понять - чем дышит этот город/эта страна/эта планета. Из газет Хеллборн узнал гораздо больше. Конечно, если он будет кататься в кейптаунских автобусах ежедневно, три-четыре месяца подряд...
  
  Но Джеймс Хеллборн решительно не собирался задерживаться на этой планете на такой длительный срок!
  
  * * * * *
  
  - Ничего себе вилла! - только хорошие манеры удержали Хеллборна от одобрительного свиста. - Здесь каждый гражданин такую может получить?
  
  - Я здесь не одна живу, - рассмеялась Патриция, копаясь в сумочке, на дне которой были похоронены ключи. - Кроме меня еще шесть девушек. Но одни уехали к родным на уик-энд, другие сегодня работают в ночную смену. Мы сможем провести несколько часов наедине, и никто нам не помешает.
  
  Джеймс покосился на нее, но вряд ли она имела в виду нечто непристойное. Просто двум альбионцам на чужой планете было о чем поговорить.
  
  Патриция захлопнула калитку, и они поднялись по широким ступеням.
  
  - Это здешний колониальный стиль? - непринужденно заметил Хеллборн. - Псевдоримские колонны?
  
  - Понятия не имею, - призналась лейтенант Блади, разбираясь с массивной связкой ключей. - Так и не удосужилась выяснить. До революции дом принадлежал какому-то капиталисту, который бежал в Европу от справедливого возмездия рабочего кла...
  
  - Революционная риторика быстро прилипает к губам, - вздохнул Джеймс, - это заразно. И ты не замечаешь, как начинаешь использовать ее даже в повседневном разговоре со старыми друзьями.
  
  - Извини, - покраснела она, - это и в самом деле заразно. Но здесь иначе нельзя. Не поймут.
  
  - Я это уже понял, - Хеллборн вспомнил представление, которое он разыграл перед товарищем Огилви и его сотрудницами. Слишком легко все прошло... Надо обязательно поделиться своими подозрениями с Патрицией.
  
  - Порой мне кажется, - продолжала мисс Блади, - что я попала в прошлое. Иногда этот мир очень напоминает Альбион в первые годы нашей, антибританской революции.
  
  - Слишком жарко, слишком много негров и других цветных человечков, - напомнил Джеймс. - Хотя Нику Ливермору здесь могло понравиться.
  
  - Бастарду-Нику? - удивленно переспросила она. - Ты что, лично с ним знаком?
  
  - Был, - криво усмехнулся Хеллборн.. - Как-нибудь потом расскажу... Нет, это не Альбион. - Он посмотрел в сторону моря.
  
  Патриция проследила за его взглядом.
  
  - Здешний народ даже не подозревает, что за южным океаном лежит огромная обитаемая земля... Иногда и я начинаю в этом сомневаться...
  
  - Знакомое чувство, - прошептал Хеллборн.
  
  Она наконец-то справилась с входной дверью, и альбионцы оказались внутри дома. И здесь мраморные колонны. Только они плохо сочетались с голыми стенами.
  
  - Картины отправили в музей, - пояснила Патриция. - Хрустальные люстры - тоже. Зато библиотека осталась. Разумеется, это государственная собственность, поэтому сюда часто приходят студенты, а мои соседки-учительницы иногда читают лекции для рабочих.
  
  Джеймс устало опустился в кресло и окинул взглядом полки. Все аккуратно расставлено, по алфавиту. Интересно, здесь есть "Военная трилогия" Уэллса? Он так и не заглянул в нее, не мог оторваться от "Всеобщей истории".
  
  - Ой, ты должно быть проголодался?! Подожди, я загляну в холодильник. Там всегда что-то остается.
  
  "Наверно, это и есть коммунизм", - подумал Хеллборн.
  
  Некоторое время они молча поглощали бутерброды, пока Патриция не спохватилась в очередной раз:
  
  - На чем мы остановились?!
  
  - На зеркале, - напомнил Джеймс.
  
  - Я долго не могла прийти в себя и поверить, - прошептала она. - Я была уверена, что в том кафе меня чем-то отравили... Что это нарктический бред, в один прекрасный миг все закончится...
  
  - Рассказывай, - потребовал Хеллборн.
  
  * * * * *
  
  - Я вылетела из Лондона всего через сутки после тебя. Сэр Натаниэль вручил мне новенькие офицерские погоны и тут же велел собираться в дорогу. Поручение было на первый взгляд простое - всего-то передать пакет нашему человеку в Касабланке.
  
  - Знакомая работа, - кивнул Джеймс, но тут же спохватился: - Касабланка?!
  
  Касабланка была столицей Сеутаритании. Это было скромное и незаметное государство в Северной Африке, где белые европейские поселенцы, в основном испанские и португальские католики, правили мавританским и берберским простонародьем. Почти как в Претории, только по другую сторону экватора. Когда началась война, Сеутаритания в очередной раз громко заявила о своем нейтралитете. Тамошние католики в теории преданы римскому папу, но Джеймс знал, что в последние месяцы в Касабланку зачастили агенты апсаков.
  
  - Я встретилась с резидентом в маленьком кафе в центре города. Меня уверяли, что это приличное и безопасное место, там часто появляются военные атташе и другие дипломаты. Так что и я пришла на "свидание" в форме. Передала пакет, выпила коктейль, а потом заглянула в дамскую комнату. И там меня ждали. Два мерзавца с бесшумными пистолетами. Скорей всего, апсаки. Если я правильно опознала их акцент.
  
  Так и есть, отметил Хеллборн. Зачастили. Апсаки.
  
  - Подробности нашего разговора не имеют особого значения, но он (разговор) явно не удался, - вздохнула Патриция. - Я решила, что терять мне нечего, и достала свой пистолет. И даже успела отстрелить одному из них ухо, прежде чем апсаки меня обезоружили. Потом... Потом они разбили моей головой зеркало, которое висело в туалете. Большое такое зеркало. Мне даже показалось, будто оно металлическое. Не понимаю, как оно могло треснуть. Не помню, после какого удара я потеряла сознание. Когда очнулась, в туалете никого не было. Я решила, что апсакам надоело развлекаться, и они убрались. Или их кто-то спугнул, и они решили отложить наш неприятный разговор. Черт, не надо было идти на встречу в альбионской форме.
  
  - Оставь, ты не виновата, - поспешил успокоить ее Хеллборн. - За тобой могли следить еще от самого посольства или даже с Лондона.
  
  - Все может быть. Итак, выхожу я из дамской комнаты, а в кафе как будто наступила альбионская полночь. Музыка не играет, свет не горит, и ни единой живой души. Я пришла к выводу, что отключилась на несколько часов, и заведение давно закрылось. С трудом нашла выход, чуть ли не наощупь - маленькая дверца где-то на кухне. Выбралась на улицу. Пошла на свет. В буквальном смысле. Потратила несколько минут на приступы удивления. Это же был коммерческий центр города - огни, реклама, работающие до самого утра клубы и рестораны. И вдруг - тьма! Какие-то трущобы, собаки лают за углом. Черт знает что! Похоже, пока я была без сознания, меня перетащили в другой район города! Так я решила тогда.
  
  "Мне было проще, - подумал Хеллборн, - я был на незнакомом острове, где был готов встретить даже разумных говорящих слонов".
  
  - А потом меня задержал патруль. Сперва я ничего не заподозрила. Они даже говорили по-испански. Но мои документы не произвели на них никакого впечатления.
  
  Дальнейший расказ Патриции напомнил Хеллборну его собственные злоключения на Острове Свободных Черепов. С той разницей, что даму почти не били. Так, по щекам отхлестали.
  
  - В конце концов они решили обвинить меня в изготовлении фальшивых документов, бродяжничестве и антисоциальном поведении. На большее у судьи не хватило фантазии. Два года исправительных работ на благо общества. Так это у них называется.
  
  - "У них"?
  
  Патриция оставила кресло, почти не глядя смахнула с книжной полки увесистый том и плюхнулась обратно. Еще один атлас мира.
  
  - Вот, смотри. Касабланка принадлежит Доминации Спаги. Интересное государство, интересное общество... если изучать его снаружи. "Военная демократия". Так они это называют. Даже в конституции записано: "Доминация является солдатской республикой". Лет 40 назад это был винегрет испанских и французских колоний, но после мировой войны иностранные легионеры подняли восстание. Из-за какой-то ерунды. То ли им вовремя не заплатили, то ли собирались выбросить в отставку без пособия, темная история.
  
  - Ничего себе ерунда! - почти искренне возмутился Хеллборн. - Я бы и сам взбунтовался!
  
  - Так или иначе, метрополии были слишком истощены во время войны, и у них не было достаточно сил, чтобы подавить мятеж, - продолжала Патриция. - Поэтому великие державы неохотно признали новое государство. И не прогадали - только легионерам и удалось остановить наступление драконских красных армий двадцать лет назад.
  
  - Забудь про легионеров, - нетерпеливо перебил ее Хеллборн, - успеем разобраться. Рассказывай про себя. "Два года исправительных работ на благо общества"?
  
  - Публичный дом, - усмехнулась она. - Солдатский бордель. Все для блага человека и гражданина военной демократии.
  
  Джеймс покраснел и не сразу нашел, что ответить.
  
  - Тяжело пришлось?
  
  - Не очень, - нарочито равнодушным тоном отозвалась Патриция. - С моей-то физиономией. Было очень мало желающих. У меня было достаточно времени прийти в себя и все обдумать. А потом мне помогли бежать. Одна из девушек оказалась подпольщицей, связанной с драконскими коммунистами. Так я оказалась по южную сторону границы и экватора. Выдала себя за англичанку. Сирота, тяжелое детство, феодальные угнетатели - никто не стал задавать лишних вопросов...
  
  - Между прочим, меня это весьма удивило, - вспомнил Хеллборн. - Двадцать с лишним лет после революции? Давно пора превращаться в организованное государство. И как следует допрашивать подозрительных иностранцев, стремящихся получить гражданство Народной Республики.
  
  - Об этом не принято говорить вслух, - мисс Блади перешла на шепот. - Но всего три года назад здесь случилась еще одна революция. Или военный переворот, называй как хочешь.
  
  - Революция сожрала собственных детей? - понимающе усмехнулся Джеймс.
  
  - Не совсем так. Дети революции сожрали ее отцов. Это был бунт молодых коммунистов. Они говорили, будто старые вожди предали революционные идеалы и превратили "боевую платформу нового мира" в обычную бюрократическую диктатуру, - поведала Патриция. - Так что мы прибыли вовремя. В самый разгар "второго романтического периода". Шпиономания под запретом. Лично товарищ Никель запретил. Это не значит, что местные секретные службы даром едят свой хлеб, но всех подряд иностранцев никто проверять не станет. Тем более из ГРИФОНа. Это ты здорово придумал. ГРИФОН - бардачная конфедерация, наследница Священной Римской Империи, добрых три сотни княжеств, имперских городов и рыцарских замков. Никто не станет проверять, отправлять запросы и докапываться до родословной "барона фон Хеллборна"...
  
  - Вовремя?! - машинально переспросил Хеллборн. - Черта с два!
  
  Она поняла, что он имеет в виду, и снова повернулась к полкам.
  
  - Я бросилась в библиотеку, как только у меня представилась возможность. Там же и работу нашла. Очень удачно получилось. Перелопатила кучу литературы. Все учебники по физике и астрономии. Бесконечное множество толстых научных журналов. Задавала осторожные вопросы понимающим людям. И до сих пор ничего не поняла, - Патриция бессильно развела руками.
  
  - Мне было проще, - сказал Джеймс. - Первые недели я кушал таблетки и получал уколы. Какая-то дряная африканская лихорадка. Мне было проще поверить, что все это бред больного воображения. Больного в буквальном смысле этого слова.
  
  - Теперь твоя очередь рассказывать, - напомнила она.
  
  Когда он закончил, она заплакала.
  
  - Я здесь почти четыре месяца! Я уже потеряла всякую надежду! Столько всего произошло! Война, вторжение... Я же родом из Скоттенбурга! Там моя семья, все мои друзья... А я ничего не знала! И не могла знать!
  
  - Не плачь, - Джеймс Хеллборн обнял ее и погладил по голове, как маленькую девочку. - Мы выберемся отсюда и вернемся домой. В Альбион. Потому что мы - альбионцы. - Он улыбнулся. - Люди из бронзы и стали.
  
  * * * * *
  
  ...Они просидели за столом до самого утра, листая книги и составляя план действий.
  
  - Итак, у нас две возможности, - подытожил Хеллборн. - Касабланка и "электростанция" на острове.
  
  - А если через разбитое зеркало нельзя вернуться назад? - осторожно спросила Патриция.
  
  - Даже не хочу об этом думать, - отрезал Джеймс. - Так или иначе, на месте мы сможем разобраться, что к чему.
  
  - Где два, там и три, - предположила она. - Как знать, сколько еще таких зеркал разбросано по всей планете?
  
  - И потерянных альбионцев, - подхватил он. - Где два, там и три. Я не верю в подобное совпадение. Здесь нечто большее. Если есть другие альбионцы - будем надеяться, что они найдут нас.
  
  - Необязательно альбионцы, - заметила Патриция.
  
  - Продолжай внимательно следить за своими посетителями, - хмыкнул Джеймс. - Особенно за теми, кто с горящими глазами бросается к атласу мира и сборнику "Всеобщей истории".
  
  Он почему-то вспомнил про "римский дирижабль".
  
  Необязательно альбионцы. И необязательно с нашей планеты. Сколько всего таких планет существует?
  
  - Есть и еще одна возможность, - она придвинула к себе раскрытый атлас и перевернула несколько страниц. - Альбион.
  
  На девственно-белом силуэте их родного континента красовалась надпись "Полароссия".
  
  - И здесь русские?! - поразился Хеллборн. - Сколько у них всего государств и колоний?!
  
  - Не совсем так, - уточнила Патриция. - Просто его открыл петросибирский адмирал Лазаревич в 1839 году. Он же и дал новой земле имя. Но внутренние области материка никто не исследовал. Никто не знает, что там скрывается.
  
  - Неужели никто не пытался? За все эти годы? - удивился Джеймс.
  
  - Несколько экспедиций пропали, другие повернули назад. Потом началась большая война в Южном океане, между индюшками и арагвайцами, потом еще одна... Никто не знает, что скрывают внутренние области "Полароссии", - повторила она.
  
  - Не знаем и мы, - напомнил Хеллборн. - На этой планете история пошла другим путем. Индусы открыли Мексику, Ричард Третий открыл Америку... Как знать, быть может нет никаких египтянцев, великих альбионских пирамид и горячих вулканических оазисов?
  
  - Все может быть, - вздохнула лейтенант Блади. - Но мы не должны отказываться от этого варианта. Даже если не найдем там ничего. Ни египтянцев, ни верблюдонтов, ни ответов на наши вопросы. Кстати, почему ты постоянно говоришь "другая планета"? Это наша Земля. Просто параллельный мир. Альтернативный.
  
  - Альтернативный мир? - переспросил он. - Как скажешь. Но мне почему-то кажется, что это именно другая планета...
  
  
  Итак,
  
  1. Касабланка временно недоступна. ДРАКОН и Доминация Спаги не так давно разорвали дипломатические отношения. Простой гражданин ДРАКОНа не может попасть в страну легионеров. Поддельные документы, корабль контрабандистов? Надо проверить такую возможность.
  
  2. Остров Свободных Черепов временно недоступен. Гражданин ДРАКОНа может попробовать записаться в интербригаду и отправиться на остров -- но не сейчас. Похоже, конвертоплан с Хеллборном на борту был последним красным кораблем, покинувшим остров. Индоокеанцы заметно усилили морскую и воздушную блокаду. Об этом все газеты пишут.
  
  3. Новый Альбион, он же Полароссия?
  
  "Кроме всего прочего, в этих бреднях про Южный полюс может быть смысл", - сказал покойный чиф-командор Ла Бенев и добавил: "Мы обязаны все тщательно проверить".
  
  "Титанисы сожрут ваши кишки", - сказал тогда Хеллборн.
  
  Проклятый индюшатник мертв. Но если он успел доложить своему начальству? И кто-то из генералов или адмиралов Индоокеании загорелся этой идеей?! А даже если и нет - какая разница?!
  
  Но как может простой гражданин ДРАКОНа добраться до Южного Полюса?!
  
  - Это очень, очень рискованно, - сказала Патриция, - но мы должны попробовать.
  
  И вдвоем они составили письмо:
  
  "Куда: Central Vigilance Commission of D.R.A.C.O.N.
  
  Центральный комитет бдительности Демократической Республики Африканских Коммунистических Освобожденных Народов.
  
  От кого: гражданин Джеймс Хеллборн.
  
  Текст:
  
  Считаю своим долгом сообщить властям Народной Республики, о том, что находясь в плену на Острове Свободы, неоднократно слышал разговоры высокопоставленных индоокеанских офицеров о планах вторжения в Полароссию с целью основать там секретную базу для тайных диверсионных операций против Республики и других свободолюбивых народов планеты.
  
  Среди прочего были упомянуты новейшие открытия индоокеанских географов, в том числе некая теория "горячих вулканических оазисов".
  
  Служу Драконскому Союзу!
  
  Подпись: Неподкупный Гражданин".
  
  
  - Какие изящные и уродливые бюрократизмы, - констатировала Патриция, перечитывая письмо. - Жаль, сегодня суббота и раньше понедельника письмо не отправить. Уже и не говорю о том, сколько придется ждать ответа - и будет ли он вообще. Но мы еще успеем это обсудить. А теперь спать, немедленно спать!
  
  Нет, она по-прежнему не имела в виду ничего такого.
  
  
  Глава 32. Дети революции.
  
  
  Остаток уик-энда они провели за книгами. Джеймс изображал старательного ученика, мисс Блади - строгую учительницу (по-прежнему ничего непристойного). Новому гражданину республики следовало многое успеть/выучить/запомнить.
  
  - Для начала сойдет, - подытожила Патриция в воскресенье, когда прежде тихая и уютная вилла принялась наполняться людьми. - В самом деле, переварить за несколько суток информацию, на поглощение которой у аборигенов уходят годы - для этого надо быть сверхчеловеком.
  
  - Достаточно быть альбионцем, - ухмыльнулся Хеллборн.
  
  - Аминь! Надеюсь, самое главное ты запомнил.
  
  - Товарищ Стаффорд был отцом-основателем, товарищ Тунгстен был ревизионистом и перерожденцем, а товарищ Никель призван исправить его ошибки, - отбарабанил Джеймс. - Не понимаю. Если Тунгстена разоблачили и расстреляли, почему его по-прежнему называют товарищем?
  
  - Так положено, - отрезала Патриция. - Но довольно. Пойдем, познакомлю тебя с соседками, - она оставила кресло и сладко потянулась.
  
  - А это удобно? - засомневался Джеймс. - Что я здесь вообще делаю? Как на это смотрят в драконском высшем обществе?
  
  - Ты когда-нибудь слышал про "стакан воды"? - в свою очередь поинтересовалась Пат.
  
  - Но это же голая теория, - покраснел Хеллборн. - У нас даже не все антикоммунисты верят в эту устаревшую пропаганду.
  
  - Голая - это точно, - усмехнулась лейтенант Блади. - Только в Драконии это не теория. Это повседневная реальность, возведенная в ранг традиции и обычая. Знаешь, почему к тебе никто не приставал в автобусе, пока мы добирались домой?
  
  - Ко мне никто не приставал и во время поездки в министерство, - заметил Джеймс, - а тогда я был без спутницы.
  
  - Разгар рабочего дня; небось, автобус был почти пустой? - уточнила Пат.
  
  - Вроде того, - неуверенно ответил Хеллборн.
  
  - Вот видишь!
  
  - Но я подозреваю, что есть еще одна причина, - в одном из углов библиотеки висело зеркало, старое такое зеркало, классическое, "буржуазное", в тяжелой деревянной раме. К нему Джеймс и направился. Полюбовался на свое отражение, пригладил месячную бороду.
  
  - Что-то я неважно выгляжу, - заметил он. - Наверно, это после болезни.
  
  - На меня посмотри, - ухмыльнулась Патриция. - Тебе еще грех жаловаться.
  
  Хеллборн не оценил самоиронию, прозвучавшую в ее голосе. Вместо этого он осторожно дотронулся до гладкой и холодной поверхности зеркала. Ничего не произошло.
  
  - Пойдем, - подошла к нему лейтенант Блади. - Постарайся вести себя естественно.
  
  - Не учи ученого, - пробурчал Джеймс.
  
  - О! Патриция уже дома! - воскликнула одна из толпившихся в вестибюле девушек. - Ты случайно не приготовила для нас обед?
  
  - Извините, я была слишком занята, - мило покраснела Патриция.- Познакомьтесь, это Джеймс! Он совсем недавно приехал из Грифона.
  
  Хеллборн демонстративно щелкнул каблуками:
  
  - Барон Джеймс фон Хеллборн, к вашим услугам.
  
  - Феодал? - удивилась другая девушка, высокая и полная француженка с короткой стрижкой. Не только поведение Хеллборна натолкнуло ее на мысли задать подобный вопрос, но и его внешний вид.
  
  Бежавший буржуй оставил на вилле целый склад прекрасной одежды на все случаи жизни. Пиджаки, брюки, жилеты и даже ботинки были упакованы в специальные герметичные сундучки и обильно усыпаны местным аналогом нафталина (приятного на запах), поэтому замечательно сохранились. Впрочем, деловой костюм, который Патриция отыскала для Хеллборна, был достаточно скромен. А ведь сперва он собирался нацепить фрак!
  
  - Бывший, мадемуазель, - коварный альбионец поклонился и приложился к ручке. Его новая знакомая так удивилась, что даже не отдернула руку, чего вполне можно было ожидать от благовоспитанной драконской девушки. - Я раскаялся в грехах своего класса и готов разоружиться перед партией.
  
  - Вы немец? - спросила та, которая надеялась найти на вилле готовый ужин. Судя по акценту - англичанка. Или хиндонезийка. Немного напоминает Вирджинию (где она сейчас?!), худая, рыжая и бледная, только ростом пониже.
  
  - Так точно, мисс. Я неисправимый немец, - признался Хеллборн. - Я прибыл в Драконию, спасаясь от пожара тирании...
  
  "Ты начинаешь повторяться, Джеймс", - напомнил о себе Внутрений Голос.
  
  "Постоянство - первый шаг на пути к совершенству!"
  
  - Надеюсь, вы не фашист? - уточнила третья, рыжеволосая мулатка, такая стройная, что серая униформа драконских чиновниц висела на ней мешком.
  
  - Ни в коем случае! - запротестовал Хеллборн. - Я пусть и бывший, но аристократ, а это идеология лавочников и колбасников!
  
  - А разве не все немцы - фашисты? - уточнила мулатка.
  
  - Теперь я гражданин Драконской Республики, - промямлил Джеймс, - я оставил свое темное прошлое позади... и все такое прочее.
  
  - Где ты его нашла, Патриция? - фыркнула "англичанка". - Опять в своей библиотеке?
  
  "Опять? - удивился Хеллборн. - Впрочем, это не мое дело".
  
  - Мы так и будем стоять в вестибюле?! - спохватилась Патриция. - Вы еще не передумали обедать?!
  
  Никто не передумал. Хотя обед ничего особенного из себя не представлял - разогретые консервы, пусть даже и полудюжины разновидностей. В том числе мясо бегемота.
  
  "Наверно, это и есть коммунизм", - в который раз подумал Джеймс.
  
  За столом светская беседа продолжилась. Узнав, что Хеллборн чудом вырвался из лап индюшатников, девушки заохали и принялись бурно проклинать прогнивший режим Турецкого Содружества и его кровавую политическую полицию. Француженка Шанталь всплакнула - оказалось, что она, как и Патриция, в свое время бежала из владений иностранных легионеров. Так что и ей было что вспомнить. По такому случаю дружная компания выпила за победу мировой революции. (Опять какой-то апельсиновый сок. В Драконии свирепствовал сухой закон, бутлегеров и самогонщиков народный режим преследовал беспощадно). Мулатка Джейн окончательно убедилась в том, что далеко не все немцы - фашисты. Хиндонезийка Линора, учительница биологии, принялась распрашивать Хеллборна о животных Острова Свободы - к счастью, ему было что рассказать.
  
  Затем начали прибывать новые жильцы и гости, обед незаметно перешел в ужин, а в общем и целом людское столпотворение на конфискованной буржуазной вилле все больше и больше напоминало пресловутые дипломатические банкеты, столь прекрасно знакомые Хеллборну. Разве что народ был попроще, и разговоры шли не только о политике. Но и о политике тоже. К некоторым из них Джеймс прислушался.
  
  -...дополнительная солнечная электростанция могла бы обеспечить город достаточным количеством энергии!
  
  - Надолго ее не хватит, город растет. Уже через три года потребление увеличится в два раза.
  
  - Именно поэтому мы не должны отказываться от планов по строительству приливных станций!
  
  - Товарищ министр Сиудан по-прежнему отказывается рассматривать этот проект. Приливные станции будут слишком уязвимы для атаки с моря...
  
  - Национал-дуфуизм - самая перспективная идеология для Юго-Восточной Азии. Ее приспособление к местным условиям не должно составить...
  
  - ...Но закон о всеобщей и обязательной дефлорации можно только одобрить...
  
  И хотя рот его в этот момент был набит, Хеллборн даже не подумал закашляться, подавиться или поперхнуться. Просто потому, что не поверил своим собственным ушам. Прыслушался. Быть может, под термином "дефлорация" драконские коммунисты понимают совсем другой процесс?
  
  Нет, не другой.
  
  - ...как врач я совершенно с вами согласен. Действительно, это разумная и гуманная мира, в истинно коммунистическом духе. Давно пора покончить с этим нелепым пережитком буржуазной морали.
  
  "???!!!"
  
  -...в госпитале, под наблюдением врача, быстрая и почти безболезненная процедура...
  
  - О каком возрасте идет речь?
  
  - 13 лет был признан чрезмерным. Похоже, дело идет к обычному компромиссу в стиле товарища Никеля - четырнадцать с половиной...
  
  "Нет, этих людей Стаканом Воды не испугаешь, - убедился Джеймс. - По сравнению с ДРАКОНом даже Спартаковская Германия - оплот реакции и консерватизма!"
  
  В библиотеке собрались ценители прекрасного. Проходивший мимо Джеймс в очередной раз навострил уши. Что это у них, турнир поэтов?
  
  - Иногда мне так хочется странного!
  Например, вот желанье мое:
  Пролететь голышом над саваннами,
  На зверей направляя копье! -
  
  громыхал высокий лысый парень в очках, а другой отвечал ему:
  
  - Да, негры мы! Да - африканцы!
  С голодными белковыми глазами!
  
  Точно, турнир. А в этой комнате о чем говорят?
  
  - ...товарищ маршал Айвори совсем сдал. Говорят, старик закончил уже восьмой том своих мемуаров.
  
  - И это называется "сдал"?!
  
  - Видели бы вы, о чем он там пишет! Нет, не зря товарищ Стаффорд отправил его на Святую Елену. Хотя, тот факт, что маршал отказался вернуться из ссылки при Тунгстене только говорит в его пользу.
  
  - В свое время Айвори сделал все, что мог. Надо отдать стоцкистам должное - им пришлось превратить Камерун в братскую могилу, чтобы остановить маршала.
  
  - Отдать должное стоцкистам?! В самом деле, Эрик...
  
  - Не следует повторять ошибки Тунгстена и недооценивать храброго и могущественного противника. Собственно, об этом подробно пишет товарищ Тефлон в "Frag nicht, Soldat!"
  
  - Я не хуже вашего знаком с трудами маршала Тефлона, но следует помнить, чем заканчивается его книга!
  
  - Ja-ja, Carthago delenda est...
  
  "Столица Доминации Спаги находится в Карфагене", - вспомнил свои уроки Хеллборн. Какая ирония!
  
  Ближе к полуночи веселье стало постепенно угасать - одни заспешили домой, ибо проблемы с общественным транспортом никто не отменял, другие собирались выспаться перед грядущим рабочим днем. Кроме того, революционная сознательность требовала экономить электричество.
  
  Или не выспаться, судя по звукам, доносившимся из той или другой комнаты. Хеллборн постарался не обращать на них внимания и переключил свои мысли на грядущие мелочи новой жизни.
  
  "Рабочий день, надо же", - подумал он. Вот уже много лет Хелллборну не приходилось являться на службу к определенному часу, а его рабочие дни были ненормированы. Точнее, ненормальны. Интересно, что приготовит для него товарищ Абрахам?
  
  Хеллборн стоял на веранде и делал вид, что вышел подышать свежим воздухом и совсем не прислушивается к разговору Шанталь с ее приятелем Эриком. Это было нетрудно, потому как в другом углу веранды Джейн и товарищ Лозанго продолжали обсуждать насущные проблемы национал-дуфуизма.
  
  Из глубин виллы вынырнула Патриция.
  
  - Пойдем спать, - сказала она, - завтра утром нам надо рано вставать.
  
  И сладко зевнула - точь-в-точь как Мэгги, тогда, над трупом застреленного амурского тигра.
  
  (...Где теперь Мэгги? Чем закончилась карательная экспедиция в область Летучих Мышей? Что случилось с Беллоди, Керрдоком, Эверардом? Что происходит на острове? Не говоря уже о целой планете - той, родной планете?! Можно сойти с ума, если слишком много об этом думать...)
  
  Что самое интересное, и на этот раз она ничего такого не имела в виду!!! Да, они уединились в одной комнате (noblesse oblige), но трофейная буржуазная кровать была широка и просторна. Патриция закуталась в простыню на дальней от Хеллборна половине и пробормотала "спокойной ночи".
  
  - Спокойной ночи, - отозвался Джеймс, бросил на стул брюки и рубашку, и завернулся в простыню на другой половине гигантской кровати. Бросил взгляд на настенные часы с дракончиком - без пятнадцати час местного времени - и погасил ночник.
  
  * * * * *
  
  Как приблизительно и обещал товарищ Абрахам, Хеллборна отправили замещать заболевшую учительницу в одну из начальных школ славного города Кейптауна.
  
  - Как устроились? - предварительно поинтересовался товарищ Абрахам.
  
  - Спасибо, хорошо, - ответил Джеймс. - Только не в служебной гостиннице... я тут девушку встретил... - он не стал углубляться в подробности, а новый шеф не стал расспрашивать, только благожелательно кивнул:
  
  - Ничего страшного, дело молодое. Только оставьте у секретаря свой новый адрес. А этот адрес для вас, - африканец протянул ему карточку. - Директор школы просил прислать кого-нибудь на замену. Ничего, наберетесь опыта, в следующем году подыщем вам постоянное место!
  
  "Спасибо, не надо! В следующем году я планирую снова любоваться на гейзеры Альбиона".
  
  - Вы справитесь, вы обязательно справитесь! - директор школы оказался итальянцем, говорил он со скоростью хорошего пулемета, и Хеллборн с трудом его понимал. Но все-таки понимал. - Это второклассники, хорошие дети, они не доставят вам никаких хлопот, вот учебная программа на эту неделю, мы все для вас подготовили, вы справитесь, ничего сложного, желаю удачи, обращайтесь прямо ко мне если возникнут проблемы!!! Дети, это мистер Хеллборн, он будет с вами заниматься, пока мисс Ферешти не выздоровеет и не вернется к нам, хорошего всем вам дня! - прокричал директор уж с другого конца коридора.
  
  Джеймс откашлялся.
  
  - Здравствуйте, дети! - выдавил он из себя и окинул взглядом комнату.
  
  Вавилон, Содом и Гоморра - девочки и мальчики в одном классе, белые, черные, желтые - нет, это вам не типичная альбионская школа. И уж конечно не Академия ВМФ, где кадет пятого курса Джеймс Хеллборн прочитал несколько десятков лекций кадетам первого курса.
  
  Впрочем, есть и что-то общее: Народная Республика тоже облачает своих школьников в стандартную униформу. Какие смешные зеленые мундирчики... и у всех детей одинаковые. Вот там, в четвертом ряду - это мальчик или девочка? Пожалуй, все-таки девочка, но зачем ее побрили налысо? Впрочем, ничего странного - небось переболела чем-нибудь...
  
  На первый взгляд - хорошо воспитанные. Да и на второй тоже.
  
  - Доброе утро, мистер Хеллборн! - откликнулись они хором.
  
  - Очень хорошо. Вы познакомились со мной, теперь я познакомлюсь с вами, - немного невпопад промямлил Джеймс и раскрыл классный журнал. - Итак... Абнерсон, Джейк?
  
  - Здесь!
  
  - Бейкер, Мейбл?
  
  - Здесь!
  
  - Бризанти, Кеннет?
  
  - Здесь.
  
  - Гладстон, Амалия?
  
  - Здесь! - ответил лысый ребенок из четвертого ряда.
  
  "Ага, все-таки девочка".
  
  И т.д., и т.п.
  
  - А как правильно пишется ваша фамилия, мистер Хеллборн?
  
  "О, а вот и тема для первого урока по английской грамматике!"
  
  - А как ты думаешь, Рози? Знаешь что, иди к доске и попробуй написать ее!
  
  Девочка-мулатка приподнялась на цыпочки и старательно нацарапала на черной поверхности "HALEBORE".
  
  - Любопытно, - признался Джеймс. - У кого-нибудь есть другие предложения?
  
  Другие предложения поступили во множестве. Hellbourne, Halfborne, Hallburn, Heilborn. А один мальчик, сын скандинавских интербригадовцев, даже вывел на доске "Helbjørne".
  
  "Имя мне - Легион", - подумал коварный альбионец.
  
  В то утро его ученики так и не узнали правду, коварный альбионец ухитрился направить урок в другое русло.
  
  А потом был совершенно чудесный урок географии -- Джеймс расстелил гигантскую карту прямо на полу, и вместе со всем классом ползал по ней в поисках очередного города или острова.
  
  - Интересный, интересный подход, очень остроумный и оригинальный подход, - заметил заглянувший директор, - но бедные люди, которые там живут! - он указал на оторванную Чукотку.
  
  - Я компенсирую, - покраснел Хеллборн.
  
  - Ничего страшного, оригинальный подход, мне нравится ваш стиль, уже нравится ваш стиль, продолжайте в том же духе! - директор был в восторге.
  
  Работа и в самом деле оказалась непыльной, дети послушными и внимательными, часы пролетали незаметно, и уже к концу рабочего дня Хеллборн стал с легким ужасом замечать, что ему нравится такая жизнь. В кои-то веки не надо прыгать по мокрым крышам чужих городов и нажимать на красные кнопки. Быть может, так и было задумано где-то наверху? И следует благодарить неведомую силу, отправившую его в параллельный мир, подальше от виксов, титанисов и абиссинеров?
  
  "Как бы не так, - тяжело вздохнул Джеймс, в очередной раз раскрывая свежий номер "Dracon Times". - Наш потерянный мир не был райским уголком, но ведь и этот - всего лишь другой круг ада".
  
  И скоро, очень скоро, этот ад взорвется.
  
  "ВОЙНА?" - гласил аршинный заголовок. К счастью, пока еще с вопросительным знаком.
  
  Чуть ниже - "Конференция держав АФАЛИНа в Москве". АФАЛИН? Это еще что? Ах, вот оно: "Anti-Fascist Alliance of Independet Nations". Готов спорить, враги будут называть его участников "дельфинами". А кто в нем участвует? Дракония, Британская Империя (очень скромная по сравнению с той, из родного мира), Португальская Империя (а вот эта чуть побольше будет), Московия, Фортороссия, Новагреция и Двойная Сицилия. А кто против нас? Французская империя Наполеона Шестого и Ее Доминионы, в том числе Франкитай и Железная Ломбардия; Доминация Спаги ("Карфаген должен быть раз! два! три!"), Индоокеания ("Ла Бенев! Ублюдок! Чтоб ты сдох! Что? Уже?!"), Хиндонезия ("Бывший английский доминион, откуда сбежала милая учительница биологии Линора") и Ксанаду ("маленькая и наглая империя монголо-японских наследников Кубла-хана"). Все остальные державы собираются соблюдать нейтралитет. Неплохой расклад, заметил Хеллборн, любуясь заново раскрашенной картой. Все будут заняты, у каждого свой фронт. Красивая война, не то что хаотичная чересполосица фронтов в его родном мире...
  
  
  
   Неплохой расклад?! Ну ему-то какое до этого дело?! Это не его страна, не его планета, не его война! Это даже не его дети. Бежать, немедленно бежать, искать выход...
  
  Рабочий день заканчивался около двух часов пополудни, и остаток дня Джеймс Хеллборн посвящал поискам выхода.
  
  Уже в понедельник, попрощавшись со своими чудесными второклассниками, Джеймс направился в библиотеку - как и было условлено.
  
  - Какая же я дура, - сказала Патриция, - это не то письмо, которое следует бросать в почтовый ящик. К счастью, я успела навести справки. Тебе следует лично отправиться в Си-Ви-Си и заполнить заявление/прошение/whatever прямо на месте.
  
  - А меня выпустят обратно? - засомневался Хеллборн. - Что мы вообще знаем о здешней секретной службе? Они могут задать мне очень неприятные вопросы. Быть может, стоит попробовать другите варианты? Не обратиться ли мне в грифонское консульство? Восстановить грифонское гражданство, сесть на пароход, явиться с нейтральным грифонским паспортом в Касабланку...
  
  - Грифонские бюрократы обязательно рассмотрят твою просьбу, вот только жди беды, когда они узнают, что никакого барона фон Хеллборна в природе не существует, и никто не может подтвердить его личность, - вздохнула Патриция.
  
  - А наш добрый друг гестапо... я хотел сказать - Си-Ви-Си? Они не могут докопаться до правды?
  
  - Им это будет сделать гораздо труднее... а мы тем временем еще немного отшлифуем твою легенду. Даже хорошо, что индюшатники так с тобой обошлись... извини, я не то хотела сказать... - смешалась Патриция.
  
  - Неважно, я понял, - отмахнулся Джеймс. - Даже если я ляпну какую-то глупость или несуразность в очередном разговоре с милыми драконцами, ее всегда можно будет списать на этот, как его, посттравматический синдром!
  
  На Патрицию было жалко смотреть.
  
  - Придется рискнуть, - развела руками лейтенант Блади.
  
  И он рискнул.
  
  Местный аналог ДСС/НКВД/КРИПО/Святой Инквизиции/АБВЕР/ИТД помещался в скромном двухэтажной постройке колониальной эпохи, с обязательными римскими колоннами и мраморными ступеньками. Оказавшись внутри, Джеймс понял, что внешность в очередной раз оказалась обманщицей - число подвальных этажей явно не поддавалось подсчету. Оставалось надеяться на лучшее. Хеллборн обратился к дежурному офицеру, заполнил преложенные бланки и скромно подождал в углу, пока его не пригласили в один из кабинетов на минус втором этаже. Обитавший там офицер-ирландец был молод, печален и хмур.
  
  - Присаживайтесь, - буркнул он и принялся изучать документы Хеллборна. Похоже, удовлетворенный прочитанным (харатеристика за подписью двух комиссаров перекочевала в новый паспорт), офицер щелкнул тумблером весьма зловещего механизма, оккупировавшего добрую половину рабочего стола.
  
  "Ты забрался далеко от родного дома, Пэдди", - подумал Джеймс - и угадал.
  
  - Раз, два, три... Раз, два, три... Сегодня 8 мая 1940 года, 16 часов 45 минут по кейптаунскому времени. Мы находимся в Кейптаунском отделении Си-Ви-Си, кабинет номер 227. Присутствуют капитан четвертого ранга Патрик Мак-Диармат и гражданин Джеймс Хеллборн. Я вас внимательно слушаю, гражданин.
  
  Хеллборн откашлялся и принялся заново излагать свою историю. Грифонский аристократ, охотник, Остров Свободы, индоокеанские палачи, и самое главное! -- зловещие планы относительно Южного Полюса. "Только не переиграть!"
  
  - Ну... вот, вроде бы и все, - подытожил Джеймс и умолк, вежливо пожирая глазами хмурого и молчаливого ирландца.
  
  - Большое спасибо, гражданин, - наконец-то заговорил капитан четвертого ранга. - Мы обязательно рассмотрим ваше сообщение и свяжемся с вами в надлежащий срок. Вы хотите что-нибудь добавить?
  
  - Нет, - сказал было Хеллборн, но все-таки добавил: - А как долго мне следует ожидать вашего ответа? Я хотел бы принять участие, у меня большой опыт, я охотился в Гренландии и на Шпицбергене...
  
  - Мы свяжемся с вами, - упрямо повторил Мак-Диармат. - Всего хорошего, гражданин.
  
  "Как скажешь". По крайней мере, его не стали задерживать и бросать в глубокие и мрачные подвалы на совсем нижних этажах. Интересно, спросил себя Хеллборн, а если бы в мой старый кабинет в Адмиралтействе пришел свежий американский иммигрант, спасенный из рук виксосов, и рассказал историю про белголландские планы относительно Земли Санникова, как бы я поступил? Да, примерно так же. Короткий разговор, запись (только вручную, не было у меня такого роскошного фонографа), а потом - "ждите ответа, гражданин..."
  
  Придется ждать. И тем временем перебирать другие варианты.
  
  - Что еще мы можем предпринять? - спросил Хеллборн вечером на вилле и сам себе ответил: - Схожу завтра после работы в порт, прогуляюсь, полюбуюсь на кораблики... Разумеется, я не льщу себя надеждой с ходу отыскать на все готового контрабандиста, но на кораблики все равно стоит посмотреть.
  
  - Будь осторожен.
  
  И он был. К сожалению, путешествие в порт никаких результатов не принесло. Ему даже не удалось подобраться к причалам.
  
  - Вы здесь работаете? У вас есть билет на пароход? Что вам надо? - затараторил нервный охранник на воротах. Поэтому Хеллборн поспешил прикинуться дурачком и удалился. Немного прогулялся по набережной, полюбовался на корабли (в том числе военные) издалека, окинул равнодушным взглядом Столовую Гору и вернулся в центр города, где принялся бродить по улицам.
  
  Мрачные офисы колониальных времен, новые стеклобетонные постройки (и здесь стеклобетон!), экзотические церквушки (свобода вероисповедания!), квартал иностранных посольств... гм... на воротах некоторых уже висят демонстративно-амбарные замки. Черт, неизвестно сколько ему еще торчать на этой планете, поэтому стоит как следует выучить здешние флаги. И как он это пропустил? Что ж, флагов немного, и некоторые он уже знает. Вот этот скандинавский крест - скорее всего, Христиания - точно! А это - Западная Кальмария, дано-шведо-норвежский доминион в Северной Америке. Синяя паутина на зеленом фоне символизирует Амазонку в джунглях Гран-Америки. Разрезанный пополам земной шар - Эквадор. Крепость на берегу океана - Фортороссия. Девиз "For God and Liberty" над черепом с костями -- Индоокеания. У этих ублюдков определенно нет ничего святого! Впрочем, чего еще можно ожидать от перерожденцев-наследников разбойной пиратской республики...
  
  "Интересно, может ли простой гражданин позволить себе личный автомобиль?" - задумался Хеллборн, стоя на очередном перекрестке и лениво рассматривая проносящиеся мимо него экипажи. Нет, это были не знакомые ему "корды", "паккарды", "уаскары" и "лендроверы", но какая в самом деле разница - руль, четыре колеса, двигатель внутреннего сгорания.
  
  Неудивительно, что посольский квартал вплотную примыкал к центральной улице города. "Аллея Героев"? Ну что ж, так могли назвать главный проспект своей столицы сторонники любого режима, от прогнивших монархистов до анархо-республиканцев. А вот и герои. Скромные бронзовые бюсты. Легендарные основоположники - товарищ Спартак, товарищ Крикс, товарищ Эномай. Товарищ Блоссий. Товарищ Стаффорд - отец-основатель ДРАКОНа. Товарищ Аргон, первый красный маршал авиации. А это кто?
  
  Еа постаменте красовалась просто замечательная в своем роде надпись:
  
  "Товарищу Тунгстену, герою и предателю Революции.
  Он был казнен за свои преступления, однако мы должны помнить его прошлые заслуги перед Революцией.
  Вечная память!
  Не забудем героя.
  Не простим предателя".
  
  "Вот оно как... - мысленно протянул Хеллборн. - Вот только с тавтологией немного переборщили".
  
  Так, а это что? "Оружейный магазин"? Очень, очень интересно. Войдем!
  
  Судя по ценникам, разбросанные по застекленному прилавку пистолеты и револьверы были пока ему не по карману. Хотя Джеймс не успел потратить ни цента из полученных подъемных денег - бесплатные автобусы, обеды в школьной столовой, завтраки и ужины на вилле у Патриции, костюмы оттуда же, и даже бесплатные газеты из школьной библиотеки. Но вряд ли недостаток денег являлся главным препятствием на его пути к этому прекрасному и смертносному товару.
  
  - Извините, я недавно прибыл в страну, - обратился Хеллборн к сидевшей за прилавком упитанной негритянке, - и поэтому не в курсе процедуры...
  
  - Все очень просто, товарищ, - отозвалась продавщица. - У вас документы с собой?
  
  - Да, разумеется.
  
  - Ну вот видите! Никаких судимостей, почетное гражданство - никаких проблем! Впрочем, простите. Вы должны встать на учет в военном комиссариате. Согласно закону, максимум через две недели после получения гражданства.
  
  "Ах, да, товарищ Огилви что-то такое говорил..." - вспомнил Хеллборн.
  
  - После этого возвращайтесь к нам в любой день. Каждый гражданин Драконии является солдатом народного ополчения, а потому имеет право носить и хранить оружие!
  
  - И никаких дополнительных разрешений не требуется? - удивился Джеймс. - От полиции, например?
  
  - Я и есть полиция, - усмехнулась девушка, и только теперь Джеймс понял, что он принял темно-синий мундир Народной Полиции за форменную одежду продавщицы. - Разрешение оформляется на месте, номер ствола записывается прямо вам в паспорт. Небось, в прогнившей монархии, откуда вам пришлось бежать, все не так было? Неудивительно! Но мы - истинно народная власть, поэтому вооруженный народ - лучшая и крепчайшая наша опора!
  
  "Черт побери, я где-то уже слышал нечто подобное. На другом конце другой планеты".
  
  Снова оказавшись на улице, Хеллборн задумался. Стоит ли становиться на военный учет? У него еще есть полторы недели. Надо посоветоваться с лейтенантом Блади.
  
  - Конечно! - воскликнула Патриция. - Оставь тот факт, что этого требует закон - быть может это и есть правильное решение наших проблем! Попробуй напроситься во флот. Это не значит, что тебя мобилизуют немедленно, но...
  
  - И что потом? - горько усмехнулся Джеймс. - Угоним корабль? Вдвоем? Конечно, если на вооружении Драконского Красного Флота имеются танкатеры или гидропланы...
  
  Лейтенант Блади направилась к полкам и притащила трехтомник "Энциклопедия Военного Исскуства".
  
  - Должны быть. Чем дьявол не шутит?
  
  - Он уже над нами подшутил, - заметил Хеллборн. - И вот мы здесь! Послушай, тебе не кажется, что вместо того, чтобы искать дорогу домой, мы все больше и больше пускаем корни на этой планете?!
  
  Ее глаза немедленно оказались на мокром месте.
  
  - Джеймс, я здесь уже почти четыре месяца! Ты думаешь, я не искала выход?! Еще как искала! Я все перебрала, все! Я тоже ходила в порт, и не один раз...
  
  - А я зачем туда поперся?! - удивился Джеймс. - Ты не могла просто объяснить...
  
  - Ты сам должен был увидеть! И в разведку я ходила, пыталась напроситься в добровольцы, чтобы меня забросили обратно в Касабланку! И пыталась достать визу в Британскую Малайзию или другую нейтральную страну, чтобы там искать контрабандистов... Ничего! Везде тупик! В разведке мне отказали - "Девушка, у вас слишком яркие особые приметы". Можно поискать готовых на все людей в криминальном мире - но нужны огромные деньги, которых нет - и не в драконской валюте. Где их отыскать? Грабить банки?! Военное положение, вот уже полгода - и простых туристов за границу не выпускают. Хоть пешком иди через джунгли - но на это я не решилась. Чертова Африка... Слишком жарко, слишком много разноцветных человечков, - лейтенант Блади невесело улыбнулась. - Нужно благодарить египтянских богов, что нам удалось так просто устроиться и легализоваться. Кусок хлеба, крыша над головой и относительно свободный воздух - если сранить с Карфагеном или Индоокеанией. Да и целым рядом стран нашего мира. Представь, что ты драконец, попавший в Альбион...
  
  - Интересно, а были такие? - задумался Хеллборн. Покачал головой. - Какой смысл об этом гадать? Ты права. Будем жить скромной жизнью простых драконских граждан. Пока не представится подходящий случай. Пока... Кстати, а в запасе какого рода войск числишься ты?
  
  - Медицинская служба, - пробурчала Патриция. - Медик-сержант второго класса...
  
  - Почти как мои ученики, - ухмыльнулся Джеймс.
  
  - ...выдавать себя за снайпера морской пехоты было слишком опасно, - добавила она.
  
  - Знаешь, - внезапно вспомнил Хеллборн, - как-то раз, много лет назад, когда я был совсем зеленым курсантом, я разговорился с одним офицером. Спросил его, почему он выбрал военную карьеру. И он ответил мне: "Когда начнется - а оно обезательно начнется - я хочу быть на своем месте. А не бежать, сломя голову, на призывной пункт".
  
  - Теперь нас будет не двое, а трое, - улыбнулась Патриция. - Ты, я и будущая война.
  
  Она определенно кого-то цитировала, но Джеймс так и не вспомнил автора, а спросить почему-то постеснялся.
  
  И они снова просидели над книгами до самого утра, поэтому на следующий день Хеллборн клевал носом и не мог сосредоточиться. К счастью, дети вели себя хорошо. К тому же Хеллборн загрузил их задачами по арифметике до самого конца учебного дня, после которого направил свои стопы в центральный военный комиссариат.
  
  Но тамошние бюрократы не отнеслись к нему с пониманием.
  
  - Если бы вы только знали, как нам не хватает грамотных офицеров! - воскликнул комиссар-кадровик. - Да что там офицеров - грамотных солдат!
  
  "А разве не должно быть наоборот?" - запутался Хеллборн.
  
  - Вы готовы служить революции?
  
  - Я готов умереть за революцию! - рявкнул альбионец.
  
  - Ну-ну, - поморщился кадровик, - умереть вы всегда...
  
  И оборвал себя на полуслове. Еще бы, понял Хеллборн, ему наверняка приходится говорить это по несколько раз в день, пять или шесть дней в неделю, пятьдесят две недели в году. Желающие умереть за революцию набили бедняге оскомину, если не сказать хуже!
  
  - Но вы действительно служили в грифонском флоте? - продолжал собеседник.
  
  - Так точно. На Балтике. Береговая оборона. Ушел в отставку в звании шнельботтен-капитана, - доложил Джеймс, ужасаясь собственной наглости.
  
  - Что ж, если бы наш флот был равен хотя бы грифонскому, я бы нашел вам место, - заявил офицер-кадровик. - Так или иначе, я сделаю пометку в вашем личном деле. Быть может, мы еще обратимся к вам - как только спустим на воду хотя бы пятый боевой корабль. Ха-ха! Но Драконская Красная Армия сильна своими сухопутными войсками и авиацией! Поэтому я спрашиваю: какие обязанности вы выполняли на своем корабле?
  
  - Артиллерист, - несколько неуверенно сообщил Хеллборн. Так будет проще, решил он. Не выдывать же себя за связиста, если он до сих пор не видел ни одной местной радиостанции!
  
  - Превосходно! Я направляю вас в бронетанковые войска. Шнельботтен-капитан? Высшее образование? Знаете больше двух языков?! Присваиваю вам звание лейтенанта Драконской Красной Армии!
  
  - Служу Народной Республике! - уже привычно отвечал Хеллборн.
  
  Бронетанковые войска?! За что?! Определенно, он задержался на этой планете...
  
  - Я знаю куда больше двух языков, и неплохо стреляю, профессиональный охотник-снайпер... - начал было он.
  
  - Этого добра у нас хватает, - отрезал комиссар. - Особенно среди африканцев.
  
  - И если начнется война, я хотел бы сражаться против индоокеанцев, - добавил Джеймс. - У меня с ними личные счеты...
  
  - Не спорьте, товарищ. Молодая республика в кольце врагов, и любой враг достаточно хорош, чтобы умереть от вашей руки. Поверьте, вы будете в восторге. Ведь что такое по своей сути танк?
  
  (Слово "танк" в этой вселенной никто не придумал, и к этому еще надо было привыкнуть. В английском языке для обозначения гусеничных бронемашин чаще других использовалось слово "армадилл" (отсюда "Armadillo Corps" - "Бронетанковые войска"), а также "тартл", "чариот" или "кнайт". Но про себя Хеллборн продолжал называть их "танками". Он даже видел несколько картинок в той самой энциклопедии военного исскуства...)
  
  - Танк - это такой корабль, только сухопутный! - продолжал кадровик. - Вы легко и просто освоитесь. Желаю удачи!
  
  - Служу Народной Республике, - машинально повторил Джеймс.
  
  На складе в полуподвальном этаже ему выдали новую униформу, офицерские звездочки и талоны на приобретение личного оружия.
  
  - Офицерам положена скидка, - объяснил сержант-каптенармус. - Но если не хотите, можете ничего не покупать. Это ваше право, а не обязанность.
  
  - Два комплекта формы? - уточнил Джеймс. - Это полевая?
  
  - У нас нет парадной или полевой формы, товарищ лейтенант, - поведал кладовщик. - На парады и в увольнительные мы ходим в выглаженной и почищенной форме, в окопах вы можете... впрочем, вы танкист - в своем танке вы можете измазать ее мазутом с головы до ног. Ах, да, ботинки. Одну минуту, я принесу вам ботинки. Какой размер?
  
  - Понятия не имею. (Откуда ему знать размеры и стандарты этого мира?!)
  
  - Покажите-как вашу ступню... 55-й. Одну минуту. Вот!
  
  Главный Штаб Бронетанкового Корпуса находился на другом конце города, поэтому Хеллборн добрался туда только на следующий день.
  
  - Тяжелый случай, - пробормотал тамошний кадровик, нервный очкарик, избегающий смотреть на пополнение в лице Хеллборна и потому нырнувший с головой в бумажный океан, украшавший его рабочий стол. - Все, я вас записал. Вы свободны. Учебные сборы через месяц. Или три. Это неизвестно. Точная дата засекречена. Но вас вызовут. Вы свободны.
  
  Драконское бумаговолокитство несомненно имело положительные стороны. Здесь не надо было таскать за собой целый ворох бумаг и документов. В толстой паспортной книжке было достаточно пустых страниц, и туда вписывалось абсолютно все. Теперь еще и его принадлежность к Armadillo Corps of DRACON.
  
  - Служу Народной Республике, - с тоской в голосе согласился Джеймс. Какого черта?! Быть может, он сделал ошибку в тот день? Не стоило соглашаться на драконское гражданство? Следовало выдать себя за кого-нибудь другого?! Что будет завтра? Или через месяц? Его поднимут по тревоге и пошлют кататься на черепахе в одной из местных пустынь?! А как же зеркало? Альбион?! И то, за что он должен сражаться?!!!
  
  - Даже если бы мы каким-то чудом встретились до твоего визита к товарищу Огилви, я не могла бы дать тебе лучшего совета, - утешила его Патриция, когда они снова встретились вечером на вилле. - Ты должен был легализоваться в совершенно незнакомом мире, это был самый простой и надежный способ. Прости, я начинаю повторяться. Спасибо драконцам хотя бы за то, что они спасли нас; тебя - от индюшатников, меня - от легионеров.
  
  - Аминь, - неохотно согласился Хеллборн.
  
  Так или иначе, теперь он стал совсем полноправным гражданином Драконии. Пойти, что ли, приобрести пистолет? Впрочем, пистолет у него уже есть. Только без патронов.
  
  - А когда следующие выборы?! - спохватился Джеймс. - Если я теперь полноправный гражданин...
  
  - Товарищ Никель обещал через два года, - пожала плечами Патриция. - Хочешь выставить свою кандидатуру? По закону имеешь право. Здесь нет ценза оседлости.
  
  - Нет, спасибо, как-нибудь в другой раз, - решительно отказался Хеллборн. Два года?! Этого еще не хватало.
  
  * * * * *
  
  В пятницу утром мисс Ферешти неожиданно вернулась, и Хеллборна прямо с порога отправили в другой класс. "Надо будет потом зайти и попрощаться с детишками, - подумал Джеймс. - Неудобно как-то, уже успели привыкнуть друг к другу..."
  
  Новые ученики оказались восьмиклассниками. Неприятный сюрприз. Дисциплина у них хромала, так что Хеллборну несколько раз пришлось применять Командирский Голос. Девушки на передней парте принялись строить ему глазки, от чего Джеймс пришел в легкий ужас, потому что не знал - распространяется ли Коммунистический Стакан Воды на этот возраст?! А закон о всеобщей дефлорации?!!! Хорошо хоть уроки оказались относительно несложными - для учителя.
  
  Первый урок был посвящен истории, тема - "Российское содружество". Что ж, не зря Хеллборн осилил от корки до корки "Краткую всемирную историю", поэтому смог дать внятные разъяснения ученикам и по достоинству оценить их ответы. Ах, если бы он еще мог позволить себе рассказ про единственную Россию своего родного мира и тщательное сравнение с тремя Россиями мира этого!
  
  "Как интересно все-таки получилось, - думал Джеймс, прислушиваясь к ответам очередного ученика. - Никому не известный царь Теодор дожил до преклонных лет, и поэтому его беспокойному и талантливому младшему брату Питеру пришлось искать счастья далеко от Москвы. Освоение Сибири, строительство Петросибирска, громкие победы над манчьжурами и корейцами, открытие Японии, высадка на Аляске -- это все Peter the Great здешнего мира. И он так преуспел, что его наследникам надоело получать приказы из далекой столицы, и они провозгласили собственную империю. Так Россий стало две. Прошло еще сто с лишним лет, и петросибирские колонии в Америке тоже возжелали свободы. Декларация Независмости, конгресс в Форт-Россе, короткая война - и вот Россий уже три. Декабристская революция в Московии, гвардейская реакция в Петросибирске, гражданская война в Фортороссии, а потом Первая Мировая, где каждая из трех русских держав воевала против двух других, и, похоже навоевалась досыта. Поэтому сегодня Московия и Фортороссия - союзники, а Петросибирск объявил вечный нейтралитет. Что ж, следует признать, у русских на этой планете есть богатый выбор - ведь границы открыты, даже у Петросибирска. И каждый волен выбирать - социальную демократию Московии, монархо-фашистскую диктатуру Петросибирска или президентскую республику Фортороссии. На все вкусы и случаи жизни! Ах, да, еще есть Дракония - специально для русских коммунистов. Таких, как родители этого ученика..."
  
  Вторым уроком оказалась астрономия, и тут Хеллборн едва не провалился. О, да, астрономия была его коньком в школьные годы и обязательной дисциплиной в Академии, и в здешнем ночном небе горели те же самые созвездия, но вот официальная наука наблюдала только восемь планет Солнечной Системы. Плутон то ли просто не был открыт, то ли его вообще не существовало. Что наводило на мысли.
  
  "Другая планета, другая Солнечная система".
  
  Джеймс Хеллборн в Зазеркалье. В стране Оз. В затерянном Мире. На Земле, забытой Временем. В Пеллюсидаре.
  
  С другой стороны - где угодно, только не в сумасшедшем доме.
  
  * * * * *
  
  На этот раз толпа гостей прибыла на виллу уже в пятницу вечером. Такое впечатление, что в прошлый раз отмечали конец уик-энда, теперь - его начало. Слава египтянским богам, режим товарища Никеля и коммунистическая экономика Драконии активно выступали за пятидневную рабочую неделю.
  
  Как и в прошлый раз, было много бесед о жизни и политике, в соседних комнатах кто-то опустошал свой Стакан Воды (хорошо хоть не на публике!), а после полуночи Патриция опять демонстративно увела Хеллборна в спальню, где целомудренно спряталась на своей половине гигантской кровати. Настоящий альбионский джентельмен Джеймс Хеллборн не стал возражать против такого порядка вещей. Хотя возражения напрашивались сами собой. Два одиноких альбионца на чудой планете...
  
  Выспаться ему не довелось.
  
  Грохот был ужасен - бомба упала совсем рядом, на соседней улице. Несколько минут после этого Хеллборну казалось, что он дышит стеклянной пылью. И не только ему. А может и не показалось. За последние несколько дней Джеймс проглотил тонны информации, но до технологии изготовления оконных стекол на "Драконской Планете" он так и не добрался.
  
  За первой бомбой последовала вторая, третья, потом целая серия, но гораздо дальше. Знакомая до боли картина, пусть пока и невидимая глазу. Если не считать далеких вспышек.
  
  - ВОЗДУХ! - заорал Хеллборн, схватил все еще ничего не понимающую Патрицию за воротник пижамы и потащил в вестибюль - под прочную железобетонную лестницу. Где-то на полпути их догнал вой запоздавшей сирены, крики соседок и других постояльцев, затем послышался топот бегущих ног. Кто-то врезался прямо в Хеллборна, опрокинул его на пол и придавил своим весом. Одна из соседок, понял Хеллборн, к тому же она без пижамы! Увы, ситуация не располагала. Поэтому он схватил даму за ручку и затолкал под лестницу рядом с лейтенантом Блади. Чуть позже к ним присоединился еще кто-то. Было темно и немного страшно. Где-то за стенами виллы продолжали греметь взрывы.
  
  - Они удаляются, - прохрипела Патриция. Ничего удивительного, тут у кого угодно в горле пересохнет.
  
  - Это ничего не значит, - возразил Хеллборн. - Всегда может появиться вторая волна - или первая сделает второй заход.
  
  Как в воду глядел! Бомбы упали настолько близко, что пострадали не только жалкие остатки стекол. Дом трясло, как во время двенадцатибалльного землетрясения, с потолка летел поток штукатурки, пыль стояла столбом, будущее выглядело беспросветным.
  
  Дежа вю. Или нет. В Харбине все было как-то по другому. Там он был вершителем судеб, здесь - не мог до конца распоряжаться даже своей собственной.
  
  - Вот теперь вроде бы все, - сообщил чей-то дрожащий голос в темноте. Хеллборн узнал Линору, учительницу биологии. Это она в него врезалась. Даже жаль, что ничего не разгля... О чем он вообще думает в такой момент?!
  
  С другой стороны, о чем вообще можно сейчас думать?!
  
  - Это отбой тревоги, - продолжала Линора. - Мы можем выйти.
  
  - Не стоит торопиться, - возразил Джеймс. - Как сирена включилась с опозданием, так и отбой могли дать раньше времени. Подождем еще немного.
  
  И они подождали.
  
  - Кто бы это мог быть? - спросил еще кто-то. Мужской голос, Хеллборн его не узнал. Кто-то из заночевавших гостей.
  
  - Индюшатники или пуны, кто же еще? - ответила Патриция.
  
  "Пуны? - не сразу сообразил Хеллборн. - Ну, конечно! Столица Спаги - в Карфагене, поэтому - пуны! Продолжай привыкать, Джеймс. Здесь нет виксов или пингвинов. Только пуны, индюки, грифы, дракки и кристы".
  
  - Откуда они пришли? - продолжал тот же незнакомый голос.
  
  - Челночный рейд с Европы на Тристан или Принс-Эдуард, - предположил кто-то.
  
  - Разве не проще вернуться на Европу?
  
  - Снова над нашей территорией? Нет, гораздо проще продолжить полет над океаном, на крейсерском режиме.
  
  - Хей, стратеги! - прикрикнул на болтунов Эрик. - И без вас тошно!
  
  Некоторое время спустя, когда сирены и взрывы стихли окончательно, глаза привыкли к темноте, а Линора сбежала в свою комнату, они выбрались наружу.
  
  Город горел. Нет, это было совсем не похоже на Харбин, это было гораздо хуже. Едва замолчавшие сирены воздушной тревоги тут же сменились сиренами пожарных машин.
  
  - Погода портится, - невпопад заметила Шанталь. - Скоро придет шторм.
  
  Никто не посмел ответить "Уже". Здесь собрались люди, избегающие штампов и стереотипов.
  
  - Который час?
  
  - Около четырех.
  
  "Неужели все войны в ХХ веке начинаются одинаково? Или только те, в которых принимает участие Джеймс Хеллборн?"
  
  Из-за поворота, сверкая огнями, появилась пожарная машина. Притормозила прямо у калитки.
  
  - Пожарная станция совсем рядом, на соседней улице, - вспомнила Джейн.
  
  - Тебе ли не знать, - хихикнула Шанталь.
  
  - Граждане! - заорал командовавший машиной офицер. - У вас все в порядке? Раненых нет? Собирайтесь, вы мобилизованы!
  
  - Только без пошлостей, капитан, - отозвался Эрик. - Мы бы и сами вызвались.
  
  - Только мужчины. У нас в машине не хватит места, - извинился капитан пожарников. - Дамы, оставайтесь здесь. Возможна, ваша помощь тоже понадобится. Ваш дом не пострадал, поэтому здесь будет организован временный пункт помощи. Медсестры, врачи, санитарки есть?
  
  - Да, да! - хором ответили Патриция, Линора и еще несколько девушек.
  
  - Отлично. Не мне вас учить - готовьте кровати, перевязочные средства, кипятите воду - все, что может пригодиться. Все на борту? Поехали! Шерон, дай им комбинезоны. Придется одеваться на ходу! Поехали, поехали!!!
  
  Хеллборн проработал на развалинах почти до полудня. Потом ему разрешили удалиться. Но не домой. Работы оставалось еще много, и профессиональные пожарники с трудом справлялись, но теперь граждане Драконской Республики были охвачены другой мобилизацией. По очищенным улицам уже разъезжали машины с громкоговорителями: "Коварная агрессия... злодейское преступление... все как один... вступайте в ряды... Республика в опасности!"
  
  Но Джеймс Хеллборн все-таки направился на виллу. К счастью, Патриция все еще была там. Она заплакала и бросилась к нему на шею.
  
  - Я боялась, что ты не вернешься. Что тебя заберут прямо с улицы. Военная полиция свирепствует. Тут за углом уже двух дезертиров расстреляли.
  
  - Как бы не так, - проворчал Хеллборн. - Это они просто в воздух палят. Изображают бурную деятельность. Гребаные драконские гуманисты!
  
  И нельзя было понять, чего в его голосе было больше -- восхищения или осуждения.
  
  - Так, моя форма, мои документы, немного бегемотных консервов... Пошли!
  
  - Куда? - уточнила лейтенант Блади.
  
  - В штаб бронетанковых войск.
  
  - Но я должна явиться в...
  
  - Забудь, - отрезал Хеллборн.
  
  Штаб "Армадилло Корпс" не пострадал. Но прямо сейчас ему угрожали не пунические бомбардировщики, а взявшие его в осаду тысячи резервистов и добровольцев. Хеллборн не стал стоять в очереди. Активно работая локтями, он прорвался в кабинет одного из офицеров-кадровиков. Тот бегло пролистал "паспорт/военный билет" потерянного альбионца, а потом вставил его (паспорт) в щель загадочной машины, напоминающей кассовый аппарат. Быстро набрал загадочную комбинацию на клавиатуре, дернул за рычаг - ХЛОП!
  
  - Держите, лейтенант Хеллборн. Немедленно отправляйтесь на вокзал, там формируется 8-я бронетанковая бригада. Обратитесь к любому из старших офицеров. Свободен!
  
  - Простите, сэр, здесь ничего не отпечаталось, - Джеймс снова протянул свой паспорт.
  
  - Черт, давай сюда! - кадровик снова запихнул раскрытую книжицу в "кассовый аппарат" - ХЛОП! - Вот, теперь все в порядке. Счастливого пути!
  
  - Спасибо!
  
  Хеллборну снова пришлось снова поработать локтями, но оно того стоило, ибо он уносил с собой два "пропечатанных" военных билета - свой и Патриции.
  
  Патриция ждала его на улице.
  
  - Вот, держи. Неужели кто-то подкопается? Или в бронетанковых частях не нужны санитарки?
  
  - Нужны, конечно, - согласилась она. - Действительно, какая разница. За побег на фронт судить не будут. Но вокзал? Почему именно...
  
  - Разберемся на месте.
  
  До вокзала удалось добраться относительно быстро, всего за каких-то полчаса. Спасибо целому потоку попутных машин и широким проспектам здешнего Кейптауна.
  
  - Новичок? Доброволец? Интербригадовец? - суровый полковник быстро листал военный билет Хеллборна. - Ладно, отправляйся на "Пуссикэт". Он стоит на четвертой платформе.
  
  - Сэр, со мной санитар... - начал было Джеймс.
  
  - Да, бери его с собой, - полковник не стал ничего уточнять. - Вперед, времени нет!
  
  - Слушаюсь, сэр!
  
  "Пуссикэт"? Четвертая платформа? Ну, конечно! "Армадилло Корпс" - это не только танки! Больше того!!!
  
  - Все складывается как нельзя лучше, - сказал Хеллборн Патриции уже через несколько минут. - Я переговорил с офицерами бронепоезда. Мы отправляемся на Камерунский фронт.
  
  - И? - не поняла Патриция.
  
  Джеймс наклонился к самому ее уху и зашептал:
  
  - Мы разобьем армии Спаги, отбросим их на север и проложим дорогу до самой Касабланки. Войдем в город на белом носороге и...
  
  - Какой ты наивный, Джеймс, - она улыбнулась, но судя по глазам, снова собиралась заплакать. - Эта война может затянуться на долгие месяцы, если не на годы. Если мы вообще ее выиграем.
  
  - Так или иначе, мы приближаемся к Касабланке, - пожал плечами Хеллборн. - Военная победа - не единственный способ оказаться по ту сторону фронта.
  
  - Но... - начала было Патриция, - если ты имеешь в виду пре...
  
  - Солдат, не спрашивай, - отрезал Джеймс. - Мы присягали Соединенным Штатам Альбионской Республики.
  
  Вздохнул и продолжил:
  
  - Дьявол, моя блестящая учительская карьера оборвалась прямо на старте! Ты знаешь, они разбомбили мою школу. Но ведь была ночь, дети спали у себя дома -- надеюсь, никто из них не пострадал.
  
  Сказал -- и сам себе не поверил.
  
  Что ж, если ему придется некоторое время сражаться под драконскими знаменами -- он будет точно знать, за что он сражается.
  
  
  Глава 33. Боевой гимн Республики.
  
  
  Еще проклятые империалисты во времена своего ныне свергнутого владычества покрыли Африку густой сетью железных дорог. Три Товарища (Стаффорд, Тунгстен и Никель) только усугубили такое положение вещей. К дорогам прилагалась солидная инфраструктура в лице мостов, туннелей, ремонтных депо, открытых угольных карьеров и нефтеперегонных заводов. Пассажирские, грузовые и военные поезда рассекали африканские просторы по всем направлениям. Ширина колеи поражала всякое воображение. Не менее трех метров, прикинул Джеймс и вернулся к группе офицеров, толпившихся на перроне пост-викторианского кейптаунского вокзала. Патриция следовала за ним.
  
  - Где мы можем найти командира корабля? - спросил Хеллборн. - Насколько я понимаю, мы должны представиться ему, и уже потом...
  
  - Корабля? - переспросил один из будущих сослуживцев, белобрысый англичанин. - Ну ты даешь, моряк!
  
  - Он прав, - заметил другой, украшенный шрамами узкоглазый азиат. - Ведь что такое бронепоезд? Это настоящий линкор, только сухопутный!
  
  "Сговорились они, что ли? Сначала тот кадровик, теперь этот монголоид".
  
  - В лучшем случае речной монитор, - с легким презрением заметил третий. - Ползущий по железным речушкам. Тогда как...
  
  "Еще один бывший моряк, - понял Джеймс. - Интересно, откуда? Смуглый, горбоносый, непонятный акцент. Вот кто может меня разоблачить! Надо сворачивать этот опасный разговор".
  
  - Командир бронепоезда, - поспешил напомнить Хеллборн. - Где мы можем его найти?
  
  - Вот он, возле тендера, - показал англичанин и ухмыльнулся. - Полковник Маккорд. Тот, который в юбке.
  
  "Шотландец?" - удивился Джеймс. Почти земляк. В Альбионе было много шотландцев. Что означают ярко-красные цвета его кильта? Клан Мак-Коммунистов?
  
  - Comrade colonel (товарищ полковник)... - начал было Хеллборн.
  
  - Можно просто "сэр", - отозвался новый командир. - Устав Народной Армии вполне допускает такое обращение. Это здорово экономит время в бою.
  
  ("- Так проще...
  
   -...и короче. В бою нет времени произносить три-четыре слога подряд. Некоторые страны из-за этого проигрывали войны.
  
   - Нам ли этого не знать.")
  
  - Очень хорошо, - добавил стереотипный бравый шотландец, пролистав документы новых подчиненных. - Надеюсь, мы прекрасно сработаемся. Мистер Хеллборн, вернитесь к этим насмешникам и обратитесь к мастер-капитану Белгутаю. Вы, мисс Блади, отправляйтесь в госпитальный вагон, он должен быть где-то в центре нашего состава. Разыщите доктора Креспо. Пожалуй, это все. Всего хорошего!
  
  - Спасибо, сэр! - ответили хором потерянные альбионцы и развернулись на сто восемьдесят градусов.
  
  - Увидимся позже, - кивнул Хеллборн Патриции. - Вагон-лазарет? Я зайду к тебе в гости.
  
  - Не натвори глупостей, - сказала она напоследок.
  
  В ответ Джеймс только мрачно улыбнулся.
  
  Итак, мастер-капитан Белгутай. Не нравится мне это имя, подумал Хеллборн. Особенно первые четыре буквы.
  
  Капитан Белгутай оказался тем самым китайцем. Или японцем. Короче говоря, азиатским монголоидом. В том, прошлом мире, он вполне мог оказаться старшим братом Мэгги или одним из ее подданных.
  
  (Где сейчас Мэгги?! Черт побери, он отправился спасать ее, а вместо этого застрял в джунглях инопланетной Африки...)
  
  - Мне было приказано обратиться к вам... - начал Джеймс.
  
  - Разумеется, - кивнул "японо-китаец", изучая "военный билето-паспорт" Хеллборна. - Я старший артиллерийский офицер бронепоезда. Будем работать вместе.
  
  "Вежливый какой, - отметил альбионец. - Нет чтоб прямо сказать - "я твой новый начальник!"
  
  Белгутай тем временем представил своих собеседников:
  
  - Лейтенант Тетлок, старший механик ("белобрычый англичанин"). Майор Уаскар Паламедес ("еще один моряк"), офицер связи.
  
  "Новагреция, - понял Хеллборн. - Византийская колония в Южной Америке, наследники инков и эллинов".
  
  - Какие моря бороздили, Джеймс? - поинтересовался суровый византиец.
  
  - Грифонский Флот, шнельботтен-капитан, патрульный катер, Балтика, пираты, - добросовестно изложил свою легенду Хеллборн и замер в тревожном ожидании. Дьявол, ну зачем он придумал такую сложную легенду?!
  
  - Тогда нам вряд ли приходилось встречаться, - кивнул майор Паламедес. - Я блевал за борт совсем в других широтах.
  
  - Плебей, - поморщился англичанин Тетлок. - К чему эти мерзкие физиологические подробности? Я всегда считал, что морской флот - это нечто красивое и возвышенное...
  
  - Это потому что ты - сухопутная крыса, - беззлобно перебил его византиец.
  
  - ПО ВАГОНАМ! - внезапное извержение мегафона прервало их увлекательную беседу. - Весь экипаж "Пуссикэта" - по вагонам! Мы отправляемся немедленно!
  
  - То есть через пятнадцать минут в лучшем случае, - заметил Белгутай. - Но нам лучше поторопиться. Пойдем, Джеймс! Увидимся позже, парни!
  
  Бронепоезд был велик еще в прошлый раз, когда подобрал полумертвого Джеймса Хеллборна в Мозамбике. Но тогда он всего лишь патрулировал пляжные границы Республики. Теперь "Пуссикэт" отправлялся на войну, поэтому к нему прицепили дополнительный десяток вагонов разного назначения и три-четыре локомотива. Сколько именно - мастер-капитан Белгутай не знал.
  
  - Это не наша зона ответственности, - заявил азиат. - Наше дело - пушки и пулеметы. Их много! Какой у тебя опыт?
  
  - Грифонский Флот, шнельботтен-капитан, патрульный катер, Балтика, пираты, - машинально повторил Хеллборн. Несколько здешних пушек он видел на картинках в пресловутой "Энциклопедии".
  
  - Ничего, разберешься, - успокоил его новый командир. - Ничего сложного! Затвор, снаряд, гашетка...
  
  В глубине души Джеймс был с ним согласен.
  
  - О! - просиял мастер-капитан. - У меня как раз не хватает офицера на центральной зенитной батарее. А там обычные "Скайклинеры" стоят, на ваших катерах наверняка такие же были.
  
  - Конечно, - через силу улыбнулся Хеллборн. Интересно, что такое "Скайклинер"? "Чистильщик небес"?
  
  - Следуй за мной, - приказал Белгутай.
  
  Они переходили через металлизированную "гармошку" в очередной вагон, когда состав содрогнулся. Содрогание сопровождалось лязгом, свистом и гудением.
  
  - Ну, вот мы и отправились, - констатировал мастер-капитан. - С другой стороны, мы уже пришли. Парадокс, не правда ли?
  
  "А на этой планете проживает Эйнштейн?" - задумался Хеллборн, но так и не вспомнил.
  
  - Устраивайся поудобнее, - продолжал Белгутай. - Осматривайся. Знакомься с ребятами.
  
  Джеймс начал с осмотра.
  
  Гигантский бронированный вагон - действительно, легко перепутать с внутренностями боевого корабля. На этот раз сухопутного. Батарейная палуба как она есть -- казенники орудий (стволы торчат наружу), снарядные рампы, револьверные магазины, далее везде. Интересно, какой у них калибр? Громоздкий пульт непонятного назначения, похожий на гигантский арфмометр... центр управления огнем?
  
  - Это не только центральный орудийный вагон, но и моя штаб квартира, - объяснил мастер-капитан. - Отсюда я поддерживаю связь с командирским вагоном и другими батареями. Так что я буду рядом с тобой, и если что - всегда помогу и подскажу. Вот наше купе, - Белгутай показал в дальний конец вагона. - Или ты предпочитаешь называть это "каютой"? Ха-ха-ха! Гюуэчт!
  
  "О чем это он?" - не понял Хеллборн.
  
  - Сэр? - перед ними вырос здоровенный угрюмый негр в промасленной униформе.
  
  "Это полевая форма", - догадался Джеймс.
  
  - Гюуэчт, это лейтенант Хеллборн, он будет наши зенитным офицером. Джеймс, это сержант Гюуэчт.
  
  "Ну и имечко!"
  
  - Сэр, - вежливо кивнул африканец.
  
  - Гюуэчт, покажи лейтенанту свободную полку в нашей каюте... в нашем купе, а потом отведи его наверх.
  
  - Сэр, - козырнул черный сержант.
  
  "Лаконичен как спартанец!" - мысленно восхитился Джеймс.
  
  - Пушки, сэр, - только и сказал Гу... Гэ... Гюуэчт ("надо будет записать и выучить наизусть!"), когда они выбрались наверх. Вот еще одно сходство с кораблем. Огроженная стальными перилами крыша вагона напоминала верхнюю палубу морского крейсера. Расставленные по углам зенитные орудия только усиливали сходство. Также, как и три паровозных дыма, два впереди и один за спиной. Хм, за "бортом корабля" даже плескалось настоящее море! Ну, почти за бортом. Железная дорога пролегала метрах в пятистах от полоски пляжа. Поезд все еще не покинул пределы Кейптауна, хотя эти грязные трущобы имели очень мало общего с ухоженной драконской столицей. Похоже, здесь еще не скоро построят коммунизм, с легкой печалью подумал Хеллборн и снова обратился к пушкам. У трех орудий дежурили бойцы, гнездо четвертого пустовало.
  
  - "Желтый режим", - неожиданно выпалил "черный спартанец". - 75 процентов огневой готовности!
  
  "Какое разочарование, - подумал Джеймс, - этому парню так не идут умные слова из современного военного лексикона! Ему бы кричать "Молон лабе!" Или "Будем сражаться в тени!" Или на худой конец "Чака Зулу!!!"
  
  - Я могу взглянуть на него поближе? - Хеллборн кивнул на одинокую пушку.
  
  - Конечно, сэр! Теперь вы здесь командир.
  
  Зенитный автомат. О, какая красивая табличка! "Skycleaner Mk.2. Made in DRACON. 29 mm FAG". "ФАГ"? Смахивает на ругательство. А, понял Джеймс, это всего лишь "фулл-ауто ган". Странный калибр, небось наследие древних португальских дюймов. Так, вот переключатель режимов, это гашетка, это предохранитель, вот затворная рукоятка, вот коробка с лентой... что означает жирная красная цифра "150" на коробке? Число снарядов? Вне всякого сомнения! Действительно, ничего страшного. Все могло быть гораздо хуже.
  
  - Не привыкай, - послышался за спиной насмешливый голос Белгутая, - место командира не там.
  
  - Да, разумеется, просто вспомнил молодость, - пробормотал Джеймс. Мастер-капитан оценил плоскую шутку и фыркнул. "Интересно, а сколько ему лет? - подумал Хеллборн, пытаясь угадать возраст собеседника. - Черт их разберет, этих азиатов". Нет, Белгутай должен быть гораздо моложе харбинского музейного хранителя. Лет 40-50, не больше.
  
  - Твое место здесь, - тем временем продолжал "японо-китаец" ("Неудобно как-то, надо все-таки выяснить, откуда он родом"). Джеймс полюбовался на металлическую тумбу в самом центре батареи. Удобное "пилотское" кресло, громоздкий телефон, ящик с биноклем и... что это? Еще одна пушка? Нет, понял альбионец, станковый сигнальный револьвер.
  
  Белгутай представил Хеллборна остальным стрелкам (один мулат, один индиец, один эквадорец), после чего объявил учебную тревогу. Хеллборн принял это как должное и занял место рядом с тумбой. Кое-как натянул противосколочный жилет, напялил шлемофон. Ага, и здесь все достаточно просто, отметил он, изучая приборную панель. "Общая линия", "Главный пост", "Лазарет", "Батарея", "Ваш позывной: Эпсилон-Один". Установил рычажок на "Батарею" и набрал полную грудь воздуха.
  
  - Внимание! Говорит Эпсилон-Один! Воздух! Всем эпсилонам - приготовиться к отражению атаки!
  
  - Эпсилон-Север готов! Эпсилон-Запад готов! Эпсилон-Юг... - один за другим доложили стрелки.
  
  - Цель - справа по борту! На пятнадцать часов! Угол атаки...
  
  - Стоп-стоп-стоп. Сколько часов?! - не понял наблюдавший за маневрами Белгутай.
  
  Джеймс похолодел, но поспешил взять себя в руки и принялся непринужденно объяснять:
  
  - Это новая грифонская тактика. Представьте себе, что небесная сфера - это огромный циферблат. Таким образом, "двенадцать часов" - это прямо по курсу, "шесть часов" - у нас за спиной, и т.д., и т.п.
  
  - Очень, очень интересно, - задумчиво произнес мастер-капитан. - Забавный подход. Надо будет тщательно его изучить.
  
  "Вот будет забавно, если я только что поднял здешнее военное искусство на новый уровень", - мысленно ужаснулся Хеллборн.
  
  - ...но сейчас попробуем по старинке. "Зюйд-вест", "норд-ост"...
  
  "Все могло быть хуже".
  
  Два часа спустя с Хеллборна стекали водопады пота (порожденные не только усталостью), но мастер-капитан Белгутай остался весьма доволен, что подтверждало следующее заявление:
  
  - Теперь я вижу, что тебе можно доверить батарею.
  
  "Аминь!"
  
  Бронепоезд покрывал в среднем 50-60 километров за час и неуклонно приближался к линии фронта. Линия фронта, насколько мог судить Хеллборн, двигалась ему навстречу. Медленно, но столь же неуклонно.
  
  - Все преимущества на стороне агрессора, - хладнокровно заметил один из офицеров, когда они прослушали очередной выпуск столичных новостей. - И агрессор ими воспользовался!
  
  Дело происходило в столовой, она же "броневагон-ресторан". Массивный, если не сказать гигантский радиоприемник стоял прямо на полу. Майор Паламедес покрутил верньеры и настроился на индоокеанскую станцию. Это не воспрещалось. Даже товарищ подполковник Аттила Кун, замполит бронепоезда, с интересом прислушивался к вражеской пропаганде. Фокус заключался в том, что бы время от времени отпускать благонадежные комментарии.
  
  - Вот же мерзавцы, врут и не краснеют! - порой восклицал один из офицеров.
  
  - Откуда ты знаешь? - замечал другой. - Ты же не можешь видеть лица диктора!
  
  - Логично. Но ведь все равно врут!
  
  Но даже согласно сообщениям официального драконского радио дела обстояли неважно на всех фронтах. Индоокеанцы высадили десант в Мозамбике, французы - в Ирландии; московиты застряли у Великой Китайской стены; ломбарды прорвали Гуннскую линию и продолжали двигаться на юг; легионеры Спаги ухитрялись наступать одновременно на Камерунском и Египетском фронте. Ксанаду высадила десант на Аляске.
  
  - Забавно, я мог быть сейчас там, - пробормотал Белгутай, услышав последнюю новость.
  
  "Так вот он откуда родом!" - наконец-то узнал Хеллборн. Из Ксанаду, загадочной азиатской империи, владевшей Японскими островами. Монгольский хан Кубилай завоевал Японию в конце 13 века - и на этой планете его не остановил "Божественный ветер" Камикадзе. Когда война завершилась, денмографический баланс на островах был безнадежно нарушен, поэтому грозный хан заселил японские развалины своими подданными с материка. Еще больше их прибавилось после падения монгольской династии в Китае.
  
  Разумеется, новый народ монголо-японцев называл свою родину как-то иначе, но белый человек не был способен произнести это варварское имя. И какой-то европейский путешественник дал этой стране имя Ксанаду. Потому что:
  
  In Xanadu did Kubla Khan
  A stately pleasure-dome decree:
  Where Alph, the sacred river, ran
  Through caverns measureless to man
  Down to a sunless sea.
  
  В стране Ксанаду Кубла-хан
  Велел построить чудный храм,
  Там Альф, священная река,
  В пещерах, долгих, как века,
  Текла в подземный океан...
  
  Строго говоря, совсем не "храм", но лингвистические ошибки случались и на этой планете. Кто-то перепутал Pleasure-dome и Dome of the Rock, и вот уже соплеменников Белгутая в англоязычных военных кругах прозвали "храмовниками", "тамплиерами".
  
  Тамплиеры были воинственным народом, в котором монгольская беспощадность смешалась с японским презрением к смерти (или что-то в этом роде, как писали в старинных романах). Впрочем, они могли презирать смерть, но не самого бога смерти. Еще одно непроизносимое имя, поэтому в английском языке монголо-японского идола прозвали Плутоном.
  
  "Забавно, божок есть, а такой планеты все еще нет", - заметил Хеллборн, вспоминая тот нелегкий урок астрономии и исторические уроки Патриции.
  
  Патриция торчала в лазарете как послушная серая мышка, и виделись они редко. Тем более что доктор Креспо не одобрял визиты Хеллборна.
  
  - Где я мог видеть вас раньше? - с подозрением в голосе вопросил португальский эскулап, когда Джеймс первый раз появился на пороге.
  
  - Вы подобрали меня в Мозамбике около месяца назад, - напомнил Хеллборн. - Но тогда я выглядел гораздо хуже.
  
  - Вы и сейчас неважно выглядите, - с подкупающей откровенностью заявил доктор. - Вы хорошо себя чувствуете?
  
  - В госпитале Святой Анны я прошел полный курс прививок, - неуверенно вспомнил Джеймс. - Надеюсь, это застрахует меня от новых африканских сюрпризов.
  
  - Как бы не так! Вот, буквально за день до начала войны к нам поступило сообщение о новой вспышке зеленой лихорадки у истоков Кубанго! Первый случай с 1898 года! - подполковник медицины Креспо был вне себя от восторга. Фанатик профессии, понял Джеймс, он увидел новый вызов.
  
  - Между прочим, - продолжал доктор, - здесь вам не бордель. Я не знаю, что вы пообещали Патриции, но она хорошая девушка (хотя ей явно не помешает пластическая операция).
  
  - Сэр, мы просто старые друзья, - покраснел Хеллборн.
  
  - Да-да, конечно. Все вы так говорите. Возвращайтесь к своим пушкам, молодой человек, сержант Блади сейчас занята.
  
  - Как скажете, сэр, - в очередной раз пожимал плечами Джеймс и удалялся.
  
  Он проводил на своей новой батарее бОльшую часть свободного и служебного времени, безжалостно гонял подчиненных, а заодно изучал пересекаемые африканские просторы. Они уже двигались в пределах Конголы (здесь - "Союзная Ангольская Республика"). Африка как она есть, настоящий коммунизм и сюда не успел добраться. Слева - океан, справа - джунгли, саванна, недобитые слоны и крокодилы. Время от времени их обгоняли другие поезда; иные двигались навстречу - набитые ранеными и/или беженцами.
  
  - Под колеса бросилась саванна,
  "Пуссикэт" пыхтит, как толстый слон!
  Мы идем на север, за Кубанго,
  Возрождать порядок и закон! -
  
  на все голоса распевали стрелки. Хеллборн не возражал, хотя и отмечал, что его солдатам явно кто-то наступил на ухо. Возможно, пресловутые слоны.
  
  - Очень хорошо, товарищ Хеллборн, - заглянувший в гости комиссар Кун остался доволен боевым духом зенитчиков и другими проявлениями патриотизма.
  
  Подполковник Аттила Кун, совсем молодой парень, был чуть старше Джеймса. Он носил очки в золотой оправе, французскую бородку и был родом из Грифонской Венгрии, то есть в некотором роде являлся земляком "барона фон Хеллборна". Но никаких родственных чувств к своим немецким угнетателям юный мадьяр не испытывал, напротив. Первый их разговор едва не закончился стычкой.
  
  - Да я в двадцать первом на баррикадах патроны подносил, - с пол-оборота завелся комиссар, с подозрением смотревший на бывшего аристократика.
  
  - А я в двадцать первом пешком под стол ходил, - вежливо улыбнулся в ответ Хеллборн.
  
  Впрочем, товарищ Аттила остыл также быстро, как и загорелся.
  
  - Мы делаем здесь важное дело, Джеймс, - воодушевленно говорил он уже через несколько минут. - Святое дело! Будущее всего мира зависит от нас!
  
  "Как скажешь".
  
  Еще на одну тысячу километров ближе к Касабланке.
  
  * * * * *
  
  На одном из полустанков в окрестностях Браззавиля к ним прицепили еще два броневагона.
  
  - Кто это? - с изумлением спросил Джеймс, рассматривая погружающихся в вагоны бойцов.
  
  - Мы - корабль, а это - наша морская пехота, - ухмыльнулся Белгутай. - То есть паровозная.
  
  Товарищ Аттила в свою очередь лично провел старших офицеров "паровозной пехоты" по всему составу, познакомил с экипажем и местными достопримечательностями (вроде промасленных казенников). На каком-то этапе экскурсия прибыла в центральный орудийный вагон.
  
  - Познакомьтесь, товарищи, - подполковник Кун развел руки в сторону, как будто собирался обнять всех присутствующих. - Мастер-капитан Белгутай, лейтенант Хеллборн. Майор Намибия.
  
  - Намибия? - машинально переспросил Джеймс.
  
  - Это псевдоним, - ответила она. - Nom de guerre.
  
  Товарищ Намибия неплохо говорила по-английски и французски одновременно. "Все ясно, - заключил Джеймс, - это местная африканская Мэгги. Принцесса решила поиграться в революцию. Симпатичная негритянка... только слишком легко одета".
  
  Не то слово. Вся униформа бравого майора состояла из одной травяной юбочки. На поясе повисли револьвер в брезентовой кобуре и огромный зловещий кинжал. Знаки отличия были вытатуированы прямо на теле - на плечах, ключице и -- разглядел Хеллборн, когда товарищ Намибия уже удалялась -- на правой лопатке. За ней следовали два лейтенанта, аналогичного пола и в аналогичной униформе.
  
  - Нет, Джеймс, это не наш пуританский Грифон, - заметил через некоторое время товарищ Аттила, заглянувший к ним в вагон уже в одиночку.
  
  - Но это дожно быть неудобно... и небезопасно...- пробормотал растерянный Хеллборн.
  
  - Их племя сражается так испокон веков, - пожал плечами подполковник Кун. - Легкая пехота, африканские амазонки. Они признали революцию и получили свою автономную республику. Мы не станем силой надевать на них бронежилеты. Разве что силой убеждения.
  
  "Аминь".
  
  * * * * *
  
  Первый бой состоялся через шесть дней после отправления из Кейптауна, где-то в районе южной габонской границы. Джеймс неспешно доедал изрядно поднадоевший бифштекс из бегемота в столовой, когда завизжала на редкость противная сирена боевой тревоги. Поскольку селектор/внутреннее радио на бронепоезде отстуствовали, дополнительных рязъяснений не последовало. Пришлось сломя голову мчаться в свой вагон, подниматься на крышу и... Он еще не успел нацепить шлемофон - все и так было ясно.
  
  - ВОЗДУХ! - заорали сразу два стрелка по левому борту и тут же открыли огонь - в такой ситуации дополнительные приказы не требовались.
  
  Не менее дюжины вражеских конвертопланов заходили со стороны моря. "Поторопились, ублюдки. Через какой-нибудь час солнце могло слепить нам в глаза, а сейчас оно висит прямо над головой!" - невпопад подумал Хеллборн и поднял бинокль. Чужой мир, чужая планета. У нас таких машин не было. Треугольные платформы, в каждом углу остроугольного треугольника - вертикальный ракетный двигатель, который и держит машину в воздухе. Я никогда не любил геометрию, почему-то вспомнил Хеллборн, наблюдая устремленную прямо в него пунктирную линию трассеров, с которой немедленно скрестились трассеры зенитных автоматов бронепоезда - его батареи и четырех других. Вооруженный биноклем глаз обманул, пушечная очередь с головного конвертоплана прошла чуть правее, на палубу рухнул, обливаясь кровью, один из стрелков, а остроконечный клин вражеских штурмовиков тем временем проревел над головой и принялся разворачиваться где-то над джунглями. Джеймс бросился изучать самочувствие пострадавшего зенитчика, тогда как у него за спиной уже орал в сорваный шлемофон невесть откуда выскочивший Белгутай:
  
  - Лазарет! Это Эпсилон! Пришлите санитаров! У нас раненые!
  
  Состав, до того равномерно преодолевавший особенности рельефа со скоростью километров тридцать в час неожиданно (попадание?) содрогнулся, Хеллборн споткнулся об труп (труп? да, верно, труп) и упал животом прямо на казенник "Скайклинера". Хорошо смазанный вертлюг провернулся, и Джеймс внезапно увидел хищные треугольники вражеских машин прямо в сетке зенитного прицела. Потянулся к гашетке. Прижал. Гильзы запрыгали прямо перед носом. Конвертопланы опять пронеслись над головой. Хеллборн устроился поудобнее, снова придавил гашетку, "Скайлайнер" изрыгнул еще одну порцию полурасплавленного свинца.
  
  "Нет, это не я в него попал", - с легким разочарованием отметил Джеймс, когда один из самолетов задымился и принялся кувыркаться в воздухе. "И в этого тоже не я". Еще одна подбитая машина устремилась к земле - нет, не штопором, а осенним листом. "Быть может, стоит выстрелить в этого? Прекрасная мишень".
  
  Но в белоснежный купол парашюта никто из других зенитчиков не стрелял, поэтому и Хеллборн отказался от этой мысли. Возможно, здесь так не принято.
  
  Уцелевшие конвертопланы испарились над океаном. Над бронепоездом медленно оседал их прощальный привет - целое облако листовок. Джеймс подобрал одну из них. Надо же, какой возвышенный слог! Что они хотели этим сказать?
  
  _____________________
  
  "-- Скажи, отважный барабанщик,
  Свалившись в грязь с кровавой раной,
  Ответь, о чем ты думал раньше,
  Когда стучал по барабану?
  
  Скажи-ка, мальчик, ведь недаром,
  Отлиты в бронзе монументов,
  Шагали строем коммунары
  На пулеметы интервентов?
  
  -- "Мы были первыми и взоры.."
  Но нет, не будем повторяться;
  Мы в оны дни вдыхали споры
  Свободы, Равенства и Братства!
  
  Отбросив смутные сомненья,
  Твердили правило святое:
  "Никто - не даст - нам - избавленья!
  Мы сами - боги и герои..."
  
  Что были нам врагов угрозы?
  Отправлен вызов гуннам, туркам!
  Нас в бой вела богиня Роза,
  Императрица Люксембурга!
  
  Когда Судья поднимет палец,
  Наш тяжкий грех пристрастно взвесьте,
  Мы многократно ошибались --
  А кто б не стал на нашем месте?
  
  Узрев пожар священной Трои,
  Мы твердо верили, Всевышний -
  Мы наш, мы новый мир построим,
  Он будет лучше, чем погибший!
  
  Из пепла прошлого восстанут,
  Как победителям награда -
  Дворцов возвышенные храмы
  И бастионов колоннады.
  
  Когда Судьба в горячем тигле
  Смешает кровь сестры и брата,
  Мы наш, мы новый мир воздвигнем -
  Он будет лучше, многократно!
  
  Со всех сторон сойдутся люди,
  И на Земле - не в райских кущах! -
  Я твердо знал, что Город будет -
  Град-на-Холме, в садах цветущих!
  
  Тогда, сжимая Меч Господень,
  Отравлен воздухом Победы,
  Я знал - взойдет над миром Полдень,
  За ним - Туманность Андромеды!
  
  -- Ну что ж... Прислушавшись к пророкам,
  Ты взялся обработать камень,
  Но что могло взойти до срока
  Из пепла, грязи и страданий?
  
  Пусть мир прогнивший уничтожен,
  Но был триумф достоин Пирра:
  Низвергли Молоха - и что же?
  Воздвигли нового кумира!
  
  Зачем без жалоб или плача
  Девчонки гибли и мужчины,
  Чтоб дать партийным бонзам дачи -
  И персональные машины?!
  
  Вождям - одежды золотые?!
  Их цель была такой простою --
  Развесить лозунги пустые
  На уши тухлою лапшою...
  
  И кто посмеет удивиться
  Концу истории в реале?!
  Ворвались варвары в столицу --
  И на руинах пировали.
  
  Зачем вы в бой шагнули дружно --
  Чтоб прахом стать, дорожной пылью?
  Зачем вы взялись за оружье,
  Раз ничего не изменили?
  
  Зачем, неистово и твердо,
  Вы шли под грохот канонады,
  Зачем смотрели смерти в морду?!
  
  - Солдат, не спрашивай.
  
  Не надо".
  _____________________
  
  - Опоздали на три года, - сказал где-то над его правым ухом Белгутай. - Надо было сбрасывать эти листовки в годы правления Тунгстена.
  
  "Пуссикэт" еще раз содрогнулся - экстренное торможение. "Хм, а на бронепоездах тоже установлены стоп-краны?" Упали посадочные рампы "пассажирских" броневагонов, и "паровозная пехота" устремилась в джунгли, потрясая оружием. Собираются захватить пилота, сообразил альбионец. Интересно, что с ним сделают?
  
  - Мы оба совершили ошибки, - продолжал Белгутай. - Соображаешь?
  
  Джеймс туго, но соображал.
  
  - Тебе следовало оставаться внизу, а мне - возле командирской "тумбы".
  
  - Именно так, - вздохнул тамплиер.
  
  Хеллборн поднял глаза - здесь уже была Патриция, и еще два санитара. Одного из стрелков накрыли куском брезента, второго просто перевязывали.
  
  - Я как услышала - "Эпсилон", и голос Белгутая вместо твоего, решила - все, я опять осталась здесь одна, - шепнула Леди-Глаза-На-Мокром-Месте.
  
  - Я еще тебя переживу, - отозвался все еще туго соображавший после боя Джеймс, но Патриция даже не обиделась. Хеллборн выбрался из пулеметного гнезда и сел прямо на палубу. Восстановил дыхание. Осмотрелся. Море, джунгли, торжествующие черные амазонки. Они нашли сбитого пилота и теперь тащили его к бронепоезду. "Сожрут сырым или поджарят?" - заинтересовался Хеллборн. И не угадал.
  
  * * * * *
  
  На закате "Пуссикэт" забрался в туннель на запасном пути. Хеллборн собирался выспаться, но ему не предоставили такой возможности.
  
  - Собирайся, - велел ему Белгутай. - Душ, парадная униформа, и побрейся уже наконец!
  
  В броневагоне-ресторане был накрыт роскошный (бегемотные консервы, никакого алкоголя) стол. Собрались почти все офицеры, даже незнакомые Хеллборну. Странно, не так уж много человек в экипаже, но он до сих пор не удосужился со всеми познакомиться.
  
  Ну что ж, тем проще будет бросить их на произвол судьбы, если... нет, не "если" -- когда придет время.
  
  Комиссар Кун торжественно ввел захваченного пленника. Странный он какой-то, равнодушно отметил уставший альбионец, вроде белый человек, но прическа и бакенбарды как у нью-йоркского негра. Терцерон, квартерон? Высокий, очень высокий. Как он поместился в самолет? Трость проглотил. Европейская школа, старая закалка. Но вот эта загадочная крестообразная татуировка через все лицо... "Мне следовало больше времени проводить в библиотеке", -- констатировал Джеймс.
  
  - Полковник Александр Ганнибал, авиация Спаги, - щелкнул каблуками пленник.
  
  - Из тех самых? - не выдержал Джеймс. - Родственник?
  
  - Очень дальний, - сухо ответил легионер. - Троюродный кузен.
  
  Первым из Ганнибалов был Ибрагим, эритрейский принц, попавший в рабство к туркам, но потом выкупленный и усыновленный царем Петром. Сибирский реформатор недальновидно женил воспитанника на одной из своих дочерей. Один из детей от этого брака захватил в стране власть. И вот уже двести лет династия Ганнибалов безраздельно правила в Петросибирской Империи.
  
  - Давно оставили родину? - спросил еще кто-то.
  
  - Это сделал еще мой отец, - неохотно сообщил сбитый авиатор. - Я урожденный гражданин Спаги.
  
  Появился полковник Маккорд. По-прежнему в шотландской коммунистической юбке.
  
  - Прошу садиться, леди и джентельмены.
  
  Леди и джентельмены присели.
  
  - Первый тост - за нашу сегодняшнюю победу! Она была маленькой и незначительной, но она была!
  
  Выпили. Какой-то лимонный сок. Очень крепкий напиток по драконским стандартам.
  
  - Вы догадываетесь, зачем вас пригласили? - повернулся Аттила к полковнику Ганнибалу.
  
  - Вам не следовало задавать этот вопрос, - криво усмехнулся легионер, - тактическая ошибка, comrade comissioner. Приглашать побежденных полководцев на торжественный ужин - старый обычай европейских армий, которым неумело пытаетесь подражать вы, банда африканских анархистов и безбожников.
  
  Ему ответили одновременнно трое:
  
  - Этой банде анархистов удалось спустить вас с небес на землю! Не правда ли?
  
  - "Африканских"? А где тогда находится Доминация Спаги?
  
  - "Безбожников"? Ха! Кто бы говорил! У нас в Драконии - полная религиозная свобода, тогда как ваша "солдатская революция" первым делом закрыла или разрушила все церкви и мечети в Северной Африке! - этот комментарий отпустил Аттила Кун.
  
  Первый вопрос полковник Ганнибал проигнорировал. Перешел сразу ко второму:
  
  - Можно воевать в Африке и оставаться европейской армией. Что же касается закрытия церквей и мечетей, то это было необходимо. Религия - неотъемлимая часть человеческой цивилизации, человек - существо религиозное, он должен верить в какую-то Высшую Силу, это неизбежно. Не каждый воин готов верить в теорию эволюции или расширение Вселенной. Но гражданам обновленной Солдатской Республики требовалась другая вера. Не христианство - "подставь левую щеку". Не ислам - "покорность"...
  
  - Вы могли бы выбрать иудаизм, - ухмыльнулся Аттила.
  
  - Религия для маленького народа с узкими целями, - отрезал Ганнибал.
  
  - И тогда вы извлекли из глубокой древности этого полузабытого идола, - заметил полковник Маккорд.
  
  - Нет бога, кроме Митры, и Стоций - пророк его! - воскликнул пленный легионер.
  
  "Вот что означает эта татуировка! - вспомнил Хеллборн. - Он же митраист! Странный культ солдат-солнцепоклонников, причуждливое смешение римских и персидских верований, очень популярное в последние годы Римской империи..."
  
  - Простите, кто такой Стоций? - спросил Паламедес. - Он как-то связан с вашим стоцкизмом?
  
  Александр Ганнибал временно потерял дар речи от такого кощунства. Аттила Кун милосердно пришел к нему на помощь:
  
  - Стоций был римский солдат, поднявший в шестом веке восстание против императора Юстиниана, и провозгласивший в Карфагене "первую солдатскую республику на африканской земле". Остается открытым вопрос, был ли он митраистом. Скорее всего - арианином, как и его союзники-вандалы.
  
  - Клевета, - бросил легионер. - Стоций был адептом Митры - как и мы.
  
  - С таким же успехом вы могли бы поклоняться Марсу, - заметил до сих пор молчавший Белгутай. - И называть себя мамертинцами.
  
  - Марс -- это планета, - сухо отозвался Ганнибал. - Простите, вы случайно не франкитаец?
  
  - Ксанадунец, - сообщил мастер-капитан.
  
  - Вот уж кого странная религия, - поморщился легионер.
  
  - Да, я отправил к Плутону немало мужчин и женщин, - признался Белгутай. - Я верил, что загробном мире все они станут моими рабами. А до тех пор они служат Плутону, бог смерти доволен, и поэтому не торопится призвать меня в свое царство...
  
  - Что же заставило вас сменить веру и обратиться в коммунизм? - поинтересовался Ганнибал.
  
  - В одном из набегов на Америку мой воздушный корабль разбился вдребезги у берегов Фортороссии, - принялся рассказывать мастер-капитан. - Остатки экипажа были взяты в плен и собраны по кусочкам милосердными форторосскими врачами.
  
  "Охотно верю", - подумал Джеймс, украдкой изучая лицо товарища. Конечно, до капитана Аарона Селькирка ему далеко, но Ник Ливермор мог позадовить этому набору шрамов.
  
  - Фортороссы обошлись со мной гораздо лучше, чем я того заслуживал.
  
  - Но недостаточно хорошо, если теперь вы здесь? - осмелился сострить легионер.
  
  - У меня было достаточно времени, чтобы все тщательно обдумать и взглянуть на вещи под другим углом, - продолжал бывший солдат Ксанаду. - В моей душе образовалась пустота...
  
  "И тогда ты увидел свет! - догадался Хеллборн. - Неужели еще один шпион? Нет, не похоже, в его голосе столько чистой и неподдельной веры".
  
  - ...но Форторосскому Бюро Расследований не понравилось мое вступление в коммунистическую партию. И я решил перебраться в Драконию. Не все ли равно, где сражаться за светлое будущее? - сказал Белгутай.
  
  - Ваше светлое будущее - одна большая ложь, - холодно заметил Ганнибал.
  
  - Почему? - вырвалось у Хеллборна.
  
  - Я охотно вам объясню, - снисходительно улыбнулся карфагенский полковник, - если только товарищ комиссар позволит.
  
  - Товарищ Хеллборн с нами недавно, ему будет полезно послушать классового врага, - коварно улыбнулся в свою очередь Аттила Кун. - Задавайте вопросы, Джеймс, не стесняйтесь.
  
  - Вера в лучшее будущее - еще одна неотъемлимая часть человеческой цивилизации, - продолжал альбионец. - Если не считать совсем темных эпох и диких народов. Но не будем углубляться слишком далеко, посмотрим вокруг. Христиане обещают второе присшествие и спасение для всех уверовавших. Коммунисты - построение нового справедливого общества равных прав и возможностей. Те или иные нацисты - земной рай для свой расы, будь она тюркская или финнская, и трех рабов для самого бедного гражданина. Какое светлое будущее обещаете вы? Бесконечную войну?
  
  - Именно так, - кивнул Ганнибал. - Вот вам еще один неотъемлимый элемент человеческой цивилизации - война. Люди воевали во все времена и эпохи, с того самого дня, как из обезьян превратились людей...
  
  - Обезьяны тоже умеют воевать, - заметил Аттила. - Это вам любой африканец подтвердит.
  
  - Это не войны, это всего лишь драки животных за землю, воду, пищу или самок, - возразил легионер. - Да, порой и люди сражаются по схожим мотивам, но только человек превратил войну в искусство; только человек может сражаться во имя чего-то большего, чем удовлетворение животных инстинктов, только человек может ставить перед собой высокие цели и защищать прекрасные идеалы!
  
  - Лучшее будущее, - напомнил Хеллборн.
  
  - Будущее человечества - это война, - продолжал Ганнибал. - Война - часть нашей природы. Не верьте тем, кто говорит, что человечество способно жить в мире. Нет, любой мир - это всего лишь подготовка к очередной войне.
  
  - Вы забыли сказать волшебное слово "парабеллум", - напомнил Аттила.
  
  - Отнюдь.
  
  _______________
  
  -- Человек рождается на свет, чтобы сражаться. Наша жизнь - это борьба. Борьба за кусок хлеба, за место под солнцем, и даже за место на кладбище -- ибо кого-то поспешно забросают землей в безымянной могиле, а другие покинут наш грешный мир под залпы салютов, чеканный шаг почетных караулов, и будут возлежать под бронестеклом в небесно-лабрадорном мавзолее. Война -- я говорю про войну как столкновение государств, народов и смертоносных боевых машин -- всего лишь высшая форма этой борьбы. Человек рожден, чтобы воевать. Ego cogito, ergo sum? нет, "я сражаюсь - следовательно, я существую". "В чем смысл жизни?" - спрашивали древние; теперь мы знаем ответ. Нам даны глаза, чтобы видеть цель; ноги, чтобы преследовать врага; руки - чтобы прикончить его; и мозг - чтобы принять решение. Такова наша природа; в наших жилах течет горячая кровь, в наших деснах покоятся острые зубы хищников. Спросите меня, что будет завтра -- и я отвечу: завтра будет война. Бесконечная война - вот цель, вот предназначение, вот смысл существования человеческой расы!
  
  Кто-то из присутствующих неосторожно опустил вилку на тарелку; на него немедленно устремились удивленные взгляды - люди и думать забыли, что собрались здесь ради примитивного ужина. Теперь речь шла о чем-то большем.
  
  -- Древний охотник вышел из своей пещеры и прикончил мамонта, сорвал с него шкуру и сделал себе доспехи; сломал бивни - и сделал себе новое смертоносное копье. Построил - нет, не дом - построил крепость, чтобы обороняться от себе подобных; добыл огонь, чтобы сжигать вражеские крепости; построил корабль, чтобы перебраться через океан и убить людей на другом берегу. Древний художник смешал краски и оставил на серой скале память о великой битве; древний поэт сложил первую песню, чтобы воспеть героев своего народа - тех, кто победил, и тех, кто не вернулся. Война - вот двигатель прогресса, война - точка опоры, на которой лежит рычаг цивилизации!
  
  Полковник Ганнибал откинулся на спинку своего стула и холодно улыбнулся. Адские огоньки блуждали в уголках его глаз.
  
  - Это слишком возвышенная философия, - очнулся и тут же бросился в атаку Хеллборн, - давайте вернемся с небес на землю - на африканскую землю; я хочу понять, как ваша скромная "солдатская республика" собирается скрестить высокие материи и грязную прозу повседневности.
  
  - Мы вступили в эту войну, чтобы одержать победу, - спокойно продолжал легионер. - Наша армия - лучшая в мире, наша боевые машины - последнее слово техники; наши солдаты преисполнены боевого духа, отлично подготовлены, обучены, оснащены и рвутся в битву. Это будет долгая и трудная война, но все шансы на нашей стороне. Мы одержим победу; бойцы побежденных армий вольются в наши ряды - или погибнут, или станут нашими рабами; и даже самый бедный гражданин будет иметь не менее трех рабов. Наши враги порой называют нас нацистами - пусть так; но мы не делим людей на лучших и худших согласно цвету кожи или благородным предкам. Солдаты - вот наша раса господ; шпаки - вот наша каста неприкасаемых. Человек, высшее существо - тот, кто сражается; неспособный сражаться - слизняк, ничтожество, раб, недочеловек, животное.
  
  - Ну, предположим, вы сможете нас победить... - начал было Хеллборн.
  
  - Не "предположим", - насмешливо посмотрел на него Ганнибал.
  
  - Неважно. Что будет потом? После победы?
  
  - Потом - будет еще одна война, и еще одна, пока вся Земля не окажется в нашей власти; пока вся планета не станет единой Солдатской Республикой!
  
  - А потом? - спохватился Аттила Кун. - С кем бы будете воевать после окончательной победы? С каким врагом сразится ваше всемирное государство? Или ваши солдаты немедленно бросятся в горнило гражданской смуты?
  
  - Никак нет, зачем? - пожал плечами пленник. - Мы отправимся на битву с новым врагом - туда.
  
  И он показал пальцем в потолок.
  
  Хеллборн поспешил истолковать этот жест по-своему:
  
  - Достойная цель для правоверного митраиста! - расхохотался он. - Ты прав, отличный ход: итак, я нахожу, что Ангелов толпа готова к мятежу! Вам должно в бой идти - иль сгинут со стыда ваш царственный престол, корона и звезда!
  
  - И все же мы летим, и цель настигнем яро. Держись - небесный свод не выдержит удара! - подхватил Ганнибал и ухмыльнулся. - Нет, вы меня с кем-то перепутали.
  
  - О чем это они? - прошептал кто-то на другом конце стола.
  
  - Это "Люцифер" ван Ден Вондела, неуч, - зашипели в ответ.
  
  - Мы живем в век торжества науки, - продолжал легионер, - мы верим, что Марс, Венера и другие миры -- на расстоянии протянутой руки. Через каких-нибудь десять-пятнадцать лет мы легко сможем посещать небесные тела на ракетных кораблях. И тогда мы покорим эти планеты - или уничтожим, во славу Земли и Человеческого Рода. И если Марс, Юпитер, Нептун населены, как верят многие из наших ученых -- тем лучше для нас и хуже для них. Марсианские осьминоги должны узнать свое место и униженно кланяться, если белому сагибу вздумается побить их палкой!
  
  - О! - вскинулся Белгутай, - вот оно, "белый сагиб"! Как я рад это услышать! Что вы там говорили о высших и низших расах?
  
  - Не следует понимать меня настолько буквально, - снисходительно усмехнулся полковник. - Я уже сказал, как выглядит наша раса господ. Когда закончится последняя война на Земле, останутся только они - самые лучшие, самые сильные, самые умелые бойцы высшей человеческой расы - а цвет их кожи, разрез глаз и форма черепа не имеют никакого значения. Между прочим, - Ганнибал окинул взглядом вагон-ресторан, - я что-то не вижу среди вас достойных черных офицеров, снявших меня сегодня с дерева. Похоже, друзья, вы еще бОльшие расисты, чем те, кого вы свергли, - снова усмехнулся легионер.
  
  - Товарищ Намибия просто вежливо отказалась... - растерянно пробормотал Аттила.
  
  - Разумеется, разумеется, - снисходительно кивнул полковник Ганнибал. - Прежние господа говорили про "бремя белых" и "дикие недоразвитые народы", вы любите жалкое и бессмысленное лопотание о "первобытно-общинном строе" и "разложении феодальных отношений". Ничего этого нет в нашей Доминации. Мы - подлиное интернациональное сообщество. Любой, кто способен держать оружие, может быть нашим братом - или сестрой.
  
  Джеймс Хеллборн вспомнил, как они обошлись с Патрицией, но промолчал. Не стоило лишний раз привлекать внимание к нелегкой судьбе заблудившихся альбионцев.
  
  - Как и нашим братом, - вскинулся Аттила. - Среди нас есть англичане, немцы, французы, русские, китайцы, евреи, португальцы, даже индоокеанцы...
  
  - Словом, кто угодно, - перебил его Ганнибал, - при одном условии - ваш брат должен быть белым. Ха-ха-ха!
  
  - И я тоже белый? - удивился Белгутай.
  
  - А разве вы черный? - в свою очередь удивился легионер. - Как по мне - настоящий ариец Дальнего Востока! Но мы не о том говорим. Самое главное заключается в том, что вы - солдаты. Хорошие солдаты, насколько я могу судить. Поэтому вас встретят с распростертыми объятьями по ту сторону фронта.
  
  - Вы предлагаете нам предательство? - ледяным тоном поинтересовался до сих пор молчавший полковник Маккорд, командир бронепоезда.
  
  - Не надо громких слов, сэр, - равнодушно пожал плечами Ганнибал. - Я внимательно слушал вашего комиссара. Действительно, среди вас есть греки, немцы, китайцы, тамплиеры... только почему-то они сражаются за Драконию, а не за свои родные страны вроде Грифона, Ксанаду или Франкитая... Кто предал один раз, способен предать снова -- тем более, что я предлагаю вам покинуть ряды борцов за фальшивую идею и сражаться за действительно правое дело.
  
  - Когда я был маленький и глупый, -- спокойно заговорил полковник Маккорд, и Ганнибал дернулся, как будто от удара, -- я тоже думал, что родина - это нечто, нарисованное на карте. Потом я повзрослел, поумнел и кое-что понял. Родина - это не страна, не государство, не королева и парламент; и тем более не красивая картинка в атласе, заключенная в толстую красную линию. Родина - это прежде всего люди. Люди, а не толстая красная линия или бесплатная больница в рабочем квартале, где ты появился на свет. Иногда эти люди - твой народ; иногда - твоя семья, твои друзья, твои боевые товарищи. Я _своих_людей_ никогда не предавал. Не собираюсь предавать и впредь. И довольно об этом. Приятного аппетита, коллеги.
  
  "Издевается?" - подумал Хеллборн. Куски остывшего бегемотного мяса против его бедного горла...
  
  Остаток ужина протекал в гробовом молчании.
  
  
  * * * * *
  
  Песня благородная - пускай в ушах гремит,
  Горит земля холодная, от ужаса кричит,
  Горы содрогаются под яростным огнем,
  Когда мы по Африке идем!
  
  Ура! Ура! Трепещет злобный враг,
  Ура! Ура! Увидев красный флаг,
  От полюса до полюса раскинулся Дракон,
  По Африке шагает батальон!
  
  Линии начерчены на карте для полков,
  "Шерманы" и "черчилли" горят среди песков,
  Битва продолжается, ночью или днем,
  Когда мы по Африке идем!
  
  Путь украшен взрывами, свирепствует фугас,
  Но "панцеры" и "кировы" не остановят нас,
  Битва продолжается, ночью или днем,
  Когда мы по Африке идем!
  
  Маузер за поясом,
  С гранатою в зубах и нашим бронепоездом
  Несем на север страх!
  От полюса до полюса раскинулся Дракон,
  По Африке шагает батальон!
  
  Плачут люди белые, увидев этот флаг,
  Наци очумелые сдаются просто так,
  Головы ложатся под карающим мечом,
  Когда мы по Африке идем!
  
  Взяли Харпер-Ферри три десятка молодцов,
  Дрогнула Империя, отчизна подлецов,
  Тело Реда Брауна лежит в земле сырой,
  Но дух Реда Брауна витает над землей!
  Ревет и содрогается заправленный бензин,
  Флаги Доминации повержены в грязи!!!
  А вот и наши маршалы - и Никель и Тефлон!
  Не страшен с ними даже промежуточный патрон!
  
  - изо всех сил надрывался радиоприемник, внося некоторую сумятицу в левое ухо Джеймса Хеллборна. А ведь еще только пять часов утра по местному времени (пересекли треть континента и всего на час отклонились от Кейптаунского меридиана. Хоть какое-то разнообразие - впервые со дня Манильской бойни Хеллборн перемещался вдоль меридианов, а не параллелей).
  
  "Сто банок пива на стене, - подумал Джеймс. - Мы выпили одну и осталось девяносто девять. Девяносто девять банок банок пива на стене. Мы выпили одну и осталось девяносто восемь. Девяносто восемь банок пива..."
  
  Правое ухо тем временем прислушивалось к пафосным речам Аттилы Куна, обращенным к недостаточно подкованному бойцу:
  
  - Как называется наш бронепоезд?
  
  - "Легендарный борец за свободу БДВР товарищ красный командир Пусянь Ваньну"! - отбарабанил солдат.
  
  - А почему мы его все время называем "Пуссикэтом"?
  
  - По двум причинам, товарищ комиссар-подполковник, сэр! Дабы запутать врага и сэкономить время в бою!
  
  - Совершенно верно. А кем был Пусянь Ваньну?
  
  - Легендарным борцом за свободу Бохайской Демократической Восточной Республики и партизанским красным командиром!
  
  "Надо же, - удивился Хеллборн, - а на моей планете он был самым обычным императором".
  
  Процесс удивления длился недолго и был прерван сиреной тревоги.
  
  - Все по местам! По местам! - кричал пробегавший Белгутай, за которым немедленно последовал Хеллборн. - Торпедная атака!!!
  
  "Торпедная что?!" - поразился альбионец. - "Неужели я все-таки на корабле?!"
  
  Истина открылась ему через минуту с лишним, когда он выбрался на крышу и схватил бинокль. Бронепоезд "Легендарный... и так далее" по-прежнему двигался на север, но вскоре ему предстояло сделать крутой поворот на северо-запад, согласно изогнутой береговой линии. Перпендикулярный отрезок дороги наблюдался без помех (солнце как раз показалось из-за линии горизонта) -- как и несущийся по данному отрезку одинокий броневагон неизвестной госпринадлежности. Понятно, это и есть торпеда, решил Хеллборн и ему стало нехорошо. Не только поэтому - "Пуссикэт" принялся замедлять ход, что повлияло на желудок. Не морская болезнь, так железнодорожная.
  
  Загрохотали пушки, в том числе под ногами Хеллборна. Разнесенные спонсоны позволяли вести огонь под немыслимыми углами. Черт побери, попали, констатировал Джеймс с облегчением. Предчувствия не оправдались. С другой стороны, еще ничего не закончилось. Ага, а вот и "торпедоносец". Бронепоезд Доминации. Короче нашего, гораздо короче, всего один паровоз и пять вагонов. Далековато, стрелять из зенитных автоматов бесполезно, остается продолжить наблюдение. Или даже спуститься вниз, задумался Хеллборн, прислушиваясь к наушникам.
  
  Первый залп легионерских орудий прошел высоко над головой. Второй рассеялся красивой полосой по пляжному песку и волнам залива. Третьего не было, потому что драконские артиллеристы накрыли цель. УБИТ! Вот это называется - в клочья! Прямое попадание в арсенальный вагон, не иначе. "Пуссикэт" даже не замедлил ход, когда сметал с рельсов остатки вражеской машины.
  
  А вот и третий залп. Опять над головой. Но с другой стороны. Что за чертовщина?! Мы же его уничтожили?!
  
  Километрах в четырех от берега на волнах Атлантического океана покоился неказистый скалистый островок. Как раз в этот момент из-за него показался корабль - морской корабль, немедленно окутавшийся бледным дымом. Снова перелет. Небольшой такой кораблик, нечто среднее между эсминцем и фрегатом. Небольшой, но мерзкий. Вот и еще один залп.
  
  Что за нелепая ситуация, заметил Хеллборн. Даже на "Матильде" он находился в центре событий, а сейчас торчал на третьестепенном боевом посту, без возможности на что-либо повлиять - и даже без возможности во всем разобраться. Чей это корабль вообще? Легионерский? Флагов не разглядеть. Хоть бы один самолет прилетел, или пехота какая-нибудь подошла по...
  
  БРРРАНГ!
  
  ...ближе.
  
  Один из вражеских снарядов разрезал состав примерно на две равные части. Головная часть продолжила движение, хвостовая затормозила - и это еще мягко сказано. Удивительно, но все вагоны (кроме уничтоженного прямым попаданием) остались на рельсах. Рельсы тоже уцелели. Кроме тех, что были под невезучим вагоном -- они раскрылись в разные стороны подобно розочке, и притомозили движение хвостовой части. К счастью, скорость в этот момент не превышала десяти километров час.
  
  Хеллборн ощупал себя ("экстренное торможение" естественным образом опрокинуло его на крышу вагона), повреждений не обнаружил. "Разве что мои бедные уши..." Орудия бронепоезда загрохотали с удвоенной энергией. Залп, второй, третий... Джеймс не отрывался от бинокля. Ага! Накрыли! Задымился, тварь!!! Вражеский корабль больше не стрелял, но его прожектор засверкал всеми цветами радуги. Век учись, они используют для сигнализации разноцветные фильтры. Это так ненадежно...
  
  Век? Нет, я не собираюсь оставаться здесь так долго!!!
  
  Пушки "Пуссикэта" прекратили огонь.
  
  - Спускайся вниз, Джеймс, - позвал его Белгутай через бесконечные пять минут. - Нет, не сюда -- на насыпь.
  
  Хеллборн подчинился, и вскоре стоял рядом с другими старшими офицерами, изучавшими разрыв между головной и хвостовой частью состава. Тщательный осмотр прояснил многое, если не все. Вражеский снаряд угодил в насыпь под злополучным вагоном -- последовавший взрыв очень удачно подбросил вагон в воздух, расцепив его с остальными. Только поэтому прочим вагонам удалось задержаться на рельсах. Санитары - и Патриция в том числе - копались в разрушенном вагоне. Джеймс решил на всякий случай не смотреть в ту сторону. Черные амазонки обшаривали разбросанные вдоль путей обломки взорванного бронепоезда Доминации.
  
  - Сколько? - только и спросил полковник Маккорд. Нет, он не имел в виду убитых и раненых.
  
  - Два-два с половиной часа, сэр, - отозвался Тетлок. - Если очень постараемся, то...
  
  - Нет времени, - покачал головой командир. - Аттила!
  
  - Сэр? - мадьяр был тут как тут.
  
  - Разделяемся. Примешь командование над хвостом. Твой позывной... Как звали первого заместителя Пусяня?
  
  - Ваньянь Агада, - напомнил комиссар.
  
  - "Агада". Вернешься на ближайшую развилку, потом свернешь на любую из центральных магистралей. Будем держать связь и договоримся о месте встречи.
  
  - А как же они? - Аттила кивнул в сторону моря.
  
  - Правильно, сначала с ними разберешься. Все, мы уходим! Желаю удачи!
  
  Аттила Кун окинул взглядом остающихся с ним офицеров.
  
  - Паламедес, Хеллборн, Намибия - займитесь.
  
  - Чем, сэр? - имел глупость ляпнуть Хеллборн.
  
  - Они капитулировали, - на удивление охотно пояснил комиссар и снова кивнул в сторону моря. - Составите призовую команду и... Вы же моряки, не мне вас учить.
  
  - Как мы туда доберемся? - не понял Джеймс.
  
  - Они пришлют катер, - Аттила был терпелив. - Ждите их на берегу. Вперед, время не ждет!
  
  "Дежа вю", - констатировал Хеллборн некоторое время спустя, наблюдая за подплывающим катером. Давно ли он так стоял на песочном пляже Порт-Султана? Черт побери, даже этот офицер похож на покойника Жан-Люка Дюпонта... Нет, совсем не похож. Даже ниже ростом, белобрысый и уши оттопыренные. Желто-коричневая форма?! Так это не легионеры, это же...
  
  - Флудер-капитан Гезельшафт, - представился спрыгнувший на берег офицер, - Индоокеанский Атлантический Флот.
  
  "Чудеса с географией", - отметил Джеймс. - "Отцы-основатели Индоокеании явно поторопились дать государству название. А есть ли у них Индоокеанский Ледовитый флот?"
  
  Уаскар Паламедес назвал себя и представил других офицеров. Гезельшафт немедленно принялся пожирать глазами Намибию. Товарищ принцесса приняла это как должное.
  
  - Почему вы решили капитулировать, капитан? - поинтересовался Паламедес.
  
  Индоокеанец неохотно оторвал взгляд от прекрасного зрелища и повернулся к византийцу:
  
  - Наш командир убит, мачта с флагом сбита, машина повреждена... Капитуляция - стандартная процедура при нашем положении вещей.
  
  - Как называется ваше судно?
  
  - "Дирфингер", порт приписки - Прая-ди-Сантьягу. Эскадренный фрегат, восемнадцать тысяч тонн...
  
  - Неважно, - прервал его Паламедес. - Проследуем?
  
  - Прошу, - попытался щелкнуть каблуками флудер-капитан, но на песке у него это плохо получилось. Поэтому он молча указал на свой катер. Большой катер, почти три десятка драконцев легко и свободно разместились на палубе, ничуть не потеснив малочисленный индоокеанский экипаж. Мотор загудел, и катер отчалил. Флудер-капитан Гезельшафт поднялся в рубку. Повинуясь приказу Паламедеса, Хеллборн последовал за ним.
  
  - Служили на флоте? - вежливо поинтересовался индоокеанский офицер, когда Джеймся присоединился к нему.
  
  - Так точно, - равнодушно отозвался Хеллборн. - Грифонская береговая оборона.
  
  - Соотечественник! - возликовал собеседник и перешел на немецкий. - Да, после деимперизации наш флот уже не тот, что раньше. Куда только нашего брата не занесло! Я сам десять лет назад в Индоокеании натурализовался. Вы на каком корабле славного ГИФа имели честь служить?
  
  - На "Генрихе Птицелове", - осторожно сказал Джеймс. Так назывался грифонский кораблик, аляповатую картинку которого он видел в "Энциклопедии Военного Искусства".
  
  - Это название серии, - кивнул Гезельшафт, - а на каком именно корабле? Кто был вашим капитаном? Вы учились в Рюгенской академии ВМФ? Или в Дунайском Колледже?
  
  Проще всего было ответить болтливому "индо-германцу": "Не твое собачье дело, военопленный, заткнись и продолжай управлять катером". Но эта простейшая мысль в голову Хеллборна явиться не пожелала.
  
  Отправляясь на "абордаж", Джеймс захватил с собой старый, но надежный "британский бульдог". И теперь пустил его в ход.
  
  Получив пулю в живот, Гехельшафт согнулся пополам; вторая пуля угодила ему прямо в макушку. Третий выстрел прикончил рулевого матроса - тот даже не успел упасть, а Хеллборн уже спрыгнул на палубу, и ствол его револьвера искал новую цель в неприличной униформе.
  
  - Засада! - орал он при этом. - Измена! Ловушка!
  
  Его боевые товарищи в глубине души были готовы к чему-то подобному, поэтому не стали задавать лишних вопросов. Не прошло и секунды, как драконские солдаты и черные амазонки принялись расстреливать, резать и рубить на части ошеломленных индюшатников. Еще через несколько минут все было кончено. Катер не успел удалиться от берега даже на сотню метров; застреленный рулевой перестал давить на педаль управления, и мотор заглох.
  
  - Джеймс, разворачивай его обратно! - крикнул Паламедес, стреляя в небо из сигнального пистолета. Красная ракета, вторая, третья...
  
  "Если бы я еще знал - как", - подумал Хеллборн. Слава Будде, все достаточно просто. Руль, педаль газа как на автомобиле. Ура, работает! Так, развернулись... Все в порядке, доплывем.
  
  Катер снова уткнулся в пляжный песок, и в этот момент опять заговорили орудия бронепоезда -- только хвостовой части, но хватило и этого. Драконские артиллеристы успели пристреляться еще в ходе предпоследнего короткого боя, а наивные индюшатники на борту фрегата планировали капитулировать и расслабились... Все было кончено в несколько минут.
  
  - Хорошо взорвался, - констатировал Паламедес, приложив ладонь козырьком ко лбу.
  
  "Они собирались мирно сдаваться, а я довел их до могилы", - цинично подвел итоги "абордажного приключения" Хеллборн. Никаких моральных терзаний по этому поводу он не испытывал.
  
  Это же индюшатники, сослуживцы Ла Бенева и воздушные палачи Кейптауна.
  
  Виновны, ваша честь - казнить их огнем!!!
  
  
  Глава 34. Барабаны джунглей.
  
  
  Славный путь новорожденного бронепоезда "Ваньянь Агада" оборвался всего через восемь километров.
  
  Очередной враг, пришедший со стороны моря, оказался весьма неуклюжим цеппелином. Воздушный корабль был украшен опознавательными знаками здешней Португальской Империи -- державы союзной и дружественной, поэтому драконцы позволили ему приблизиться.
  
  "Нуждаемся в помощи", - просигналили лже-португальцы. "Агада" замедлил ход и остановился. И тогда дирижабль плавно спикировал прямо в центр состава.
  
  Джеймс Хеллборн, неоднократно выдававший себя за белголландцев, драконцев и других служителей иностранных флагов, был оскорблен в лучших чувствах. Что ж, вероятность того, что кто-то рано или поздно попытается обмануть его, всегда была крайне высока. Почему не сегодня? Так или иначе, он успел оценить мастерство неведомого пилота-самоубийцы, прежде чем оставить свой пост на крыше и нырнуть в люк броневагона.
  
  Последовавшие несколько минут плохо поддавались описанию. Возможно, именно так чувствуют себя монетки в копилке, когда ее трясут. Перед тем, как разбить. И на этот раз копилку разбили основательно.
  
  "Чего только люди не придумают, чтобы похоронить себе подобных", - думал Джеймс, выбираясь из полусплющенного броневагона. - "В ушах будет звенеть несколько дней. По крайней мере, уши сохранились. Далеко не всем так повезло".
  
  Как мог описать эту картину старинный романист? "Казалось, неведомый великан разорвал железнодорожный состав на две части как тонкую цепочку, а потом связал обрывки фантастическим морским узлом..." Или что-то в этом роде. Рельсам тоже не поздоровилось. "Машина больше не полетит", мог сказать по такому поводу пропавший в океане времени Джон Гордон.
  
  Вдоль развалин(?) бронепоезда уже бежал комиссар Кун, размахивая пистолетом и созывая людей.
  
  "Почему он так громко кричит?" - отстраненно подумал Хеллборн. Ах, да, у него тоже должно звенеть в ушах.
  
  Спасательные работы растянулись на час с лишним. Они осложнялись тем фактом, что один из вагонов улетел в море, другой взрывом забросило в джунгли. Третий был поставлен на попа. И так далее.
  
  На исходе второго часа Аттила Кун собрал вокруг себя старших офицеров.
  
  - Докладывайте, - устало бросил комиссар.
  
  - Включая здесь присутствующих - уцелело тридцать восемь человек, - сообщил старпом Паламедес.
  
  Негусто. Не так давно их было больше, гораздо больше. И, как всегда, уцелели самые опытные и бессовестные, отметил Хеллборн. К какому из двух списков принадлежал он? Риторический вопрос.
  
  - Тяжело раненых нет, - доложил медик-лейтенант Джа Палаччи, заменивший погибшего доктора Креспо. - Только легкие царпины или смертельные повреждения, и ничего между ними.
  
  - Может, это и к лучшему, - грустно заметил Аттила.
  
  - Рация уничтожена, - продолжил связист Тетлок. - Восстановлению не подлежит.
  
   - Кто бы сомневался! - не выдержал Хеллборн. - Никогда, ни за что, ни одна рация не может пережить человека из плоти и крови!
  
  - Не сейчас, товарищ Хеллборн.
  
  - Извините.
  
  - Оружия хватит на всех, - подытожил Белгутай. - Я уже приказал сбрасывать все лишнее в океан.
  
  - Нам стоит уходить на северо-восток, - подытожила майор Намибия. - Если поторопимся, мы сможем добраться до параллельной магистрали еще до заката солнца.
  
  - Не лучше ли остаться здесь? - возразил Паламедес. - Рано ли поздно кто-нибудь из наших явится с юга...
  
  - Нет, - покачал головой Аттила. - Намибия права. - Комиссар расстегнул планшет и развернул карту с многочисленными пометками. - Согласно самым свежим сводкам, оперативная обстановка такова, что...
  
  Из его дальнейших рассуждений Хеллборн понял только самое главное: уцелевшим "армадиллерам" действительно стоит идти на северо-восток.
  
  - Они совсем обнаглели, лезут и лезут, - Тетлок имел в виду индоокеанцев, лже-португальцев и других морских пришельцев.
  
  - Трагедия для нас, комариный укус для Республики, - заметил Аттила. - Британский флот обещал прикрыть нас с моря - а кто сравнится с ним? И остается надежда, что Арагвай вступит в войну на нашей стороне. Тогда индюшатникам и прочим флотофашистам не поздоровится.
  
  - Между прочим, кто управлял этим дирижаблем? - вспомнила Намибия. - Ведь явно не португальцы.
  
  "Нравится мне эта черная принцесса, - подумал Джеймс, - но хватит с меня и одной, желтой". Кроме того...
  
  - Боюсь, это были мои соотечественники, - грустно заметил Белгутай. - "Ступай навстречу богу смерти, возьми врагов своих с собой!" Очень похоже на них.
  
  - Тамплиерский флот в Атлантике? - пробормотал Аттила Кун. - Здесь становится совсем тесно. Неважно. Уаскар, созовите людей и постройте экипаж.
  
  ...кроме того, Хеллборн должен был заботиться о другой принцессе - альбионской.
  
  Патриция пережила крушение, но теперь ее лицо украшали сразу два диагональных шрама.
  
  - Мою физиономию уже ничего не испортит, -- ухмыльнулась она, от чего и без того ошеломленный Хеллборн вздрогнул. Уж очень жуткой была эта ухмылка. -- Дальше будет только лучше!
  
  "О, Господи - то ли ходячий крест святого Андрея, то ли пародия на татуировку митраиста. Кстати, где наш пленник-митраист, пилот Ганнибал? Ах, да, остался в "оригинальном" бронепоезде под присмотром полковника Маккорда", - вспомнил Джеймс.
  
  - Экипаж построен, сэр! - тем временем доложил Паламедес.
  
  "Славу Будде, в кои-то веки я не самый старший по званию!" - возликовал коварный альбионец.
  
  - Солдаты! - возвысил голос Аттила. - Длинных речей не будет. Через полчаса мы выступаем на северо-восток, на соединение с ближайшими частями Республики. Еще раз внимательно осмотрите место крушения. Уничтожьте все, что может принести пользу врагу. Распределите оружие, боеприпасы, продовольствие, воду. Вопросы есть? Нет? Исполняйте!
  
  Тридцать минут спустя маленький отряд солдат Драконской Республики построился снова.
  
  - Растянуться в колонну! - скомандовал Аттила. - Майор Намибия в авангарде! Майор Паламедес замыкает! Мастер-капитан Белгутай прикрывает левый фланг, лейтенант Хеллборн - правый. Вперед, марш!
  
  * * * * *
  
  Зелень, попугаи, насекомые, лягушки, жара, повышенная влажность, под ногами что-то хлюпает -- тропический дождевой лес во всей своей красе и всем своем уродстве. Порядочным альбионцам решительно нечего было здесь искать и делать. Но Хелборн к порядочным не относился.
  
  "Откуда мы идем? Куда свой путь вершим? - печально размышлял он. - Как далеко отсюда Касабланка? В какой стороне находится Остров Свободных Черепов? Увижу ли я когда-нибудь..."
  
  Грохот выстрелов где-то впереди оборвал стремительный поток его мыслей.
  
  - Всем стоять! - приказала Намибия.
  
  - Что это было? - прошептал какой-то недостаточно дисциплинированный солдат в центре колонны. Тот самый, с которым беседовал Аттила сегодня утром, вспомнил Хеллборн. "Как называется наш бронепоезд?" и так далее. Как его зовут?...
  
  - Тихо! - прошипел Аттила. - Слушайте!
  
  Еще выстрелы.
  
  - Кто-то из наших дозорных попал в переделку, - с легкой грустью констатировала Намибия, отославшая вперед трех из немногих уцелевших амазонок.
  
  Так и есть, прямо по курсу, среди деревьев, замелькало гибкое черное тело.
  
  - Это финики! - крикнула амазонка на бегу. - Они идут в нашу сторону!
  
  Крикнула - и упала прямо под ноги Намибии. В ее спине зияла огромная кровавая рана.
  
  "Финики? Финикийцы, пуны, кафагеняне = солдаты Доминации Спаги. - быстро выстроил логическую цепочку Хеллборн. - Я в восторге от здешнего армейского сленга!"
  
  - Нет, это не Марафон, - пробормотал Атитла Кун, - а мы не афиняне... Отряд! Растянуться в цепь! Занять позиции и приготовиться к бою!
  
  С северо-востока определенно что-то надвигалось. Шипящее, гудящее и трескучее.
  
  "Танки?" - подумал Хеллборн.
  
  - Танки? - спросил вслух кто-то из бойцов.
  
  - Хорошо бы, - хладнокровно заметил другой. - Танки - это знакомое зло. Но танки здесь не пройдут, это что-то другое...
  
  "Был полдень с минутами, солнце висело в зените, и его лучи немедленно отразились от сверкавшей брони первого..." Ох уж эти старинные романисты!
  
  Прищедший по следам погибшей амазонки, солдат Доминации был не просто высок, но огромен -- три с лишним метра от пяток до макушки. И действительно, он сверкал.
  
  "Что это, мать его?!" - изумился Хеллборн. Какой-то древний рыцарский доспех?! А почему он гудит при ходьбе? почему за ним тянется шлейф черного дыма?.. дизельный двигатель?! Доспехи с моторчиком?! Механизированный водолазный скафандр?! Шагающая танкетка?!!!
  
  - ОГОНЬ! - не своим голосом закричал комиссар Кун, которого, должно быть, посетили аналогичные пугающие мысли.
  
  Дружно рявкнули карабины, револьверы и другие нарезные стволы.
  
  Покидая развалины погибшего бронепоезда, Джеймс вооружился тяжелой винтовкой ASB ("Автомат Симонова-Браунинга"). Теперь предстояло выяснить, на что этот ASB годится кроме того, как натирать ему плечо.
  
  БРУМБРУМБРУМ! Как весело и громко он стреляет! Как красиво разлетаются гильзы! Как равнодушен к этому бронированный вражеский солдат!!! Слону дробина, мягкие пули против "армадилльной" стали.
  
  За первым "танкоскафандром" появился второй, следом еще два. Действительно, они выглядели как средневековые пешие рыцари. Грудная плата, шлемы с решетчатым забралом, шарнирные налокотники и наколенники. Это у них случайно получилось или запланированная стилизация? Разве что щитов и мечей не хватает. Вместо мечей - какое-то громоздкое огнестрельное оружие. А вот и пятый - окрашенный в веселые желто-красные цвета (командир?) Никакого камуфляжа, никакой маскировки. Пижоны. Разноцветный "командир" сердито загудел, и только тогда остальные "рыцари" наконец-то открыли ответный огонь. Судя по грохоту и результатам попаданий - из очень крупнокалиберных пулеметов.
  
  Вопли, крики, стоны - и без того крошечный драконский отряд принялся таять на глазах.
  
  "Это не моя война", - вспомнил Хеллборн. Бежать? Сдаваться?
  
  Ответы на эти жизненно важные вопросы были получены немедленно.
  
  Один из драконских солдат, выпустивший очередную бесполезную пулю в наступающих чудовищ, решил, что с него хватит, и с диким криком ломанулся через кусты в сторону океана.
  
  - Назад, трус! - закричал ему вслед - нет, не комиссар Аттила, а добрейший связист Тетлок. Не просто закричал, а добавил короткую очередь. И попал.
  
  Другой перепуганный солдат напротив, бросился навстречу "танкоскафам":
  
  - Не стреляйте!!! Остановитесь! Я сдаюсь!
  
  Легионеры его не услышали. Пулеметная очередь разрезала капитулянта пополам.
  
  Понятно, с бегством и/или сдачей в плен торопиться не стоит.
  
  Джеймс Хеллборн перевел дыхание, выбросил пустой магазин, заправил новый. Положил винтовку на переплетение ветвей безобразной габонской пальмы, тщательно прицелился... БРУМ! Точно в забрало решетки. "Рыцарь" покачнулся. Неужели получилось?! Подбитый легионер как будто замедлил ход. Еще один неуверенный шаг - и "шагающая танкетка" упала лицом в грязь.
  
  Дружный победный вопль прокатился вдоль поредевших драконских рядов. Увы, месть легионеров не заставила себя долго ждать. Новые очереди, новые жертвы среди республиканцев.
  
  - Цельтесь в решетки! - крикнул Хеллборн и поспешил сменить позицию. Вовремя - дерево, за которым он только что скрывался, рухнуло, срезанное пулями 50-го калибра.
  
  Совет альбионца был услышан, но прислушались к нему частично и своеобразно. Потому как еще один "рыцарь" упал, сраженный попаданием в коленную чашечку. На этот раз сидевший внутри "танкист" остался жив -- двое товарищей прикрывали его, пока легионер выбирался наружу через дверцу в спине своего Скафандра. Далеко не ушел. Расстояние между враждебными отрядами сократилось до 50 метров, и драконцы наконец-то пустили в ход гранаты. "Рыцари" не пострадали, но их бездоспешному товарищу гранатные осколки немедленно пустили кровь, и бедняга повис на ближайшем кусте. Впрочем, даже бронированные враги решили не испытывать судьбу и принялись медленно пятиться назад.
  
  - Ага! Обгадились! Отступают!!! - закричал кто-то из драконцев.
  
  Как бы не так. Обыкновенный обманный маневр. Альбионец понял это раньше других, когда очередной "рыцарь" обошел драконский отряд с фланга и выскочил прямо на Хеллборна.
  
  Пулемет прогремел прямо над головой альбионца. Легионер был бы рад выстрелить в Хеллборна, но возможности неуклюжего "танкоскафандра" были явно ограничены -- Хеллборн оказался в мертвой зоне. И сей факт дал ему возможность совершить Подвиг.
  
  Граната -- чека -- черный дым -- выхлопная труба.
  
  Джеймс едва успел укрыться за ближайшим деревом, когда грянул взрыв. Дождался окончательного разлета всех осколков, выглянул -- и сполна насладился зрелищем Уничтоженного Врага.
  
  Вскрытая Консервная Банка (мясо, кровь, рваный металл), факел пламени, запах победы -- и это все о нем.
  
  - Отступаем! В ту сторону! - прокричал пробегающий Аттила.
  
  Понятно, когда бежит командир - это уже отступление, а не трусливое бегство. Ничего удивительного, так и должно быть.
  
  Несколько километров спустя драконцы остановились и перевели дыхание. Никто их не преследовал. Неудивительно, "рыцари" явно не были способны развивать высокую скорость.
  
  "Сразу надо было отступать, - подумал Хеллборн. - Бессмысленный бой, пустые жертвы". Но вслух ничего не сказал.
  
  Аттила Кун пересчитал уцелевших бойцов. Двадцать четыре человека. Самые опытные, самые бессовестные. Офицеры снова собрались в кружок, комиссар развернул карту.
  
  - Сюда, - коротко объявил он, ткнув пальцем в загадочный символ.
  
  - Нет, - неожиданно резко возразила Намибия. - Это дурное место. Там водятся злые духи.
  
  - Нами, дорогая, - на удивление мягко и абсолютно не по уставу заговорил мадьярский мясник, - ты же образованная женщина, член партии и офицер Республики. Какие еще злые духи, во имя Спартака, Жанны ДАрк и Никеля?!
  
  Чернокожая принцесса ухитрилась покраснеть всем телом.
  
  - Ты прав, белый мальчик из большого города, - выдавила она из себя. - Скорей всего, никаких злых духов не существует. Рано или поздно до этих мест доберутся ученые мужи, и они найдут правильные ответы. Как это случилось в Египте, например, где археологов погубило не проклятие сушеного фараона, а ядовитая плесень. Но до тех пор факт остается фактом -- ТАМ люди погибают. И совершенно неважно, что является причиной их смерти -- темные силы зла или силы природы. И если мы пойдем туда, у нас будет очень мало шансов уцелеть.
  
  - Альтернатива - вернуться в лапы "рыцарей" или отступать в сторону Кейптауна. Неприемлемо, - отрезал комиссар.
  
  - Так точно, сэр, - отозвалась товарищ Намибия.
  
  - Построились, растянулись, вперед, марш!
  
  * * * * *
  
  Что за чертовщина?
  
  Давно ли Джеймс Хеллборн оставил остров Черепов, и вот он снова стоит у врат затерянного города в тропических джунглях.
  
  Нет, почти ничего общего с Шато-де-Кран. Даже невооруженному глазу Хеллборна было понятно - этот город был построен другим народом в другую эпоху. Взять, например, строительный материал - на острове мертвый черный камень, а здешние постройки были изрядно пропитаны джунглями. Циклопические плиты присутствовали, но на фресках были изображены обыкновенные люди и животные. Надписи были нечитаемы, но Джеймс уже где-то встречал подобный алфавит. Больше того, ему казалось, что он видит и другие знакомые черты. Да, что-то от индокитайских или хиндостанских храмов...
  
  - Кто его построил? - поинтересовался Паламедес, и Хеллборн навострил уши. Сам-то он не решился задать подобный вопрос. Откуда ему знать, а вдруг на этой планете про древний город в габонском лесу слышал каждый младенец?
  
  - Атланты, лемуры? - продолжал византиец.
  
  - Ну что за глупости?! - не на шутку возмутилась Намибия. - Быть может и вашу ВизантИнку лемуры основали?! В древней Африке существовало великое множество могущественных цивилизаций, способных на такое.
  
  - Но только этот конкретный город создали не африканцы, - усмехнулся Аттила Кун.
  
  - Верно, - неохотно согласилась амазонка. - Это были малайцы. Вторая волна заморской экспансии. Они промахнулись мимо Мадагаскара, обогнули мыс Доброй Надежды и задержались на этих берегах.
  
  "Точно! Как это похоже на индонезийские храмы Шривиджайи и Матарама!" - вспомнил Хеллборн. - "Что ж, с точки зрения классической истории ничего фантастического в этом городе нет".
  
  - Почему они оставили город? - спросил кто-то.
  
  - Обычное дело, империя погибла, - пожала плечами Намибия. - Рано или поздно все империи погибают.
  
  - Сегодняшняя лекция по истории окончена, - объявил комиссар. - Мы продолжаем. Соблюдайте осторожность. Смотрите во все глаза. Среди развалин могут скрываться не только злые духи, но и вражеские солдаты.
  
  - Так точно, сэр, - отозвались сразу несколько голосов.
  
  "Смотрите во все глаза". Здесь было на что посмотреть. Если бы не текущая война и постоянное ощущение тревоги. "Доживу ли я до времен, когда смогу навещать подобные развалины как простой турист?" - спросил себя Хеллборн, и тут же запретил самому себе искать ответ.
  
  - Привал, - объявил через некоторое время командир.
  
  - Какой еще привал?! - возмутилась Намибия. - Здесь не стоит задерживаться даже на лишнюю секунду!
  
  - Привал, - упрямо повторил Аттила. - Тридцать минут.
  
  "Интересно, как ему удалось сохранить очки - после такого крушения?"
  
  - Уаскар, расставь посты. Намибия, разошли дозорных. Остальным отдыхать.
  
  - Нет, это не родные альбионские пирамиды, - шепнула Патриция, когда Хеллборн подошел к ней, дабы осведомиться о самочувствии и других дамских делах. - Суррогат. Жалкая пародия.
  
  Джеймс пожал плечами - их вкусы явно не совпадали. Конечно, это всего лишь мерзкая экваториальная Африка, но малайский город хорош сам по себе. Вот этого каменного тигра он бы не отказался поставить у себя на веранде. А эта композиция просто великолепна. Интересно, что бы сказал по этому поводу легионер Ганнибал?
  
  Гигантская каменная фреска, "комикс древних", как любил называть их покойный профессор Лайнбрейкер, рассказывала о какой-то давно забытой войне - со всеми деталями и подробностями. Вот правитель созывает своих чиновников и генералов. Вот они совещаются и строят планы. Вот на площади перед дворцом строятся солдаты и боевые слоны. Вот они выступают в поход против непокорных племен. Первая стычка, первая победа, первые трофеи и первые потери...
  
  - Я бы не стала этого делать, - сказал кто-то у него за спиной; Джеймс обернулся и увидел Намибию.
  
  - "Делать что"? - переспросил Хеллборн.
  
  - Удаляться от основного отряда, - пояснила амазонка. - Злые духи или нет, но нам лучше держаться вместе.
  
  И действительно, увлекшись творчеством античных малайских художников, Хеллборн сам не заметил, как потерял соратников из виду.
  
  - Да, нам стоит вернуться, - согласился он.
  
  - Но не сразу, - возразила Намибия. - Теперь, когда я тебя нашла, тебе ничего не грозит. Со мной ты будешь в полной безопасности.
  
  "О чем это она?" - не понял Джеймс.
  
  - Ловко ты расправился с тем "рыцарем", - почему-то вспомнила принцесса и облизнула губы.
  
  - Это как-то случайно получилось, - пробормотал Хеллборн.
  
  - Да, разумеется, - кивнула Намибия и принялась расстегивать свой пояс. - Ладно, давай сделаем это побыстрее.
  
  - ???!!!
  
  - Я же видела, как ты на меня посматриваешь, - продолжала она, скидывая юбочку. - Давай же, иди сюда.
  
  Что-то невообразимое творилось в голове Хеллборна в ближайшие минуты.
  
  "Нет, ну нельзя же так, это же негигиенично".
  
  "Стакан воды... Языческий разврат... Первобытный африканский коммунизм..."
  
  "Две принцессы за одну войну - не слишком ли много?"
  
  "Нет, две принцессы за две войны!"
  
  "...каких-нибудь двадцать лет назад за косоглазую жену..."
  
  "А за чернокожую?!"
  
  "Но это новая эра, Джимми-бой. Больше того, новый мир, новая планета!"
  
  "ТРАХНИ ЕЕ!"
  
  - И это все? - разочарованно спросила принцесса через несколько минут. - Вот слабак. Опять придется самой доделывать.
  
  Это было уже слишком! Застегивая штаны на ходу, Хеллборн поспешно удалился.
  
  - Какой сегодня день месяца? - прозвучало ему вслед. - Я вполне могу забеременеть.
  
  Хеллборн сделал вид, что ничего не расслышал и прибавил шаг.
  
  Действительно, не стоило ему этого делать. За углом его поджидали не злые духи, а банальная ловушка для грабителей могил.
  
  С диким воплем "ДЖЕРОНИМО!" Джеймс Хеллборн полетел в бесконечную черную пустоту.
  
  Приземлился. Довольно мягко. Ощупал себя. Осмотрелся. Ничего не увидел.
  
  - На помощь! - сиплым шепотом позвал он - крикнуть не смог, голосовые связки нуждались в отдыхе. Перевел дыхание. Откашлялся. - НА ПОМОЩЬ! Слышит меня кто-нибудь?!
  
  Никто не отвечал.
  
  Только без паники.
  
  Как известно, ловушки для грабителей делятся на два основных типа. Одни убивают сразу. Другие "берут в плен". Похоже, Джеймс Хеллборн угодил в ловушку второго типа. Теперь у него есть возможность посидеть в темноте, отдохнуть, покаяться в своих грехах, и дождаться суровых воинов фараона или здешнего малайского царя. Которые явятся за ним и отведут на скорый и справедливый суд.
  
  Вот только последний малайский царь Габона умер сотни лет назад. Стражники не придут.
  
  Но дорога, по которой они обычно приходили за своими жертвами, должна быть где-то рядом. Надо только отыскать ее и выбраться наружу...
  
  Хеллборн еще раз ощупал свою талию и нашел висевший на поясе динамо-фонарик, снятый с погибшего бронепоезда. Полезная вещь, не надо менять батарейки. Только "гашетка" тугая, рука быстро устает. ВЖЖЖ, ВЖЖЖ, загудел фонарик, и осветил окрестности.
  
  Абсолютно пустая камера, примерно 4х4х4 метра. Стены и потолок из позеленевшего камня, на полу - заботливо насыпанная кучка песка, смягчившая приземление. И больше ничего интересного. Прюнюхался. В меру влажно, в меру сухо. Комнатная температура, короче говоря.
  
  Остается только надеяться, что это не ловушка третьего типа. Она тоже убивает, но убивает не сразу. Обычно похороненный заживо святотец умирает от голода и жажды...
  
  ("Фляжка на поясе цела, и пакет бегемотных колбасок - тоже! Если экономить, на несколько дней хватит.
  
  Несколько дней?! Нет, только не это!")
  
  ...или же его постепенно пожирают ядовитые пауки. Или ядовитые пауки - это снова ловушка первого типа? К черту, какая разница?! Надо выбираться отсюда!
  
  ВЖЖЖ, ВЖЖЖ, снова загудел фонарик, сжимаемый пальцами левой руки. Правой рукой Хеллборн принялся простукивать стены.
  
  Главное - не впадать раньше времени в отчаяние. Дьявол! Тысячу раз был прав старшина Миддлстоун, гонявший кадета Хеллборна еще в Академии: "Член - это рычаг, а мозг - это противовес. Когда член занимает вертикальное положение, мозг опускается в задницу. И наоборот".
  
  И о чем он только думал?! А если бы их застукала Патриция? Хм. С Патрицией у него ничего не было, но она все равно могла неправильно понять и...
  
  УРА! Это оказалось проще, чем он предполагал! Деревянный засов по ту сторонну каменной двери превратился в труху. Конечно, в годы расцвета малайского царства его (засов) регулярно обновляли, но потом люди ушли из города, и у грабителей могил появился шанс. Хеллборн навалился всем телом, каменная дверь сдвинулась в сторону и открылся довольно широкий проход. Посветил фонариком. Длинный коридор убегал в темноту.
  
  Так, еще раз проведем инвентаризацию. Рюкзак и винтовка остались наверху под присмотром Патриции. Что мое ношу с собой? Фонарик, фляжка, пакет колбасок, два карандаша, пустой блокнот, военный билет, цепочка с опознавательным жетоном, револьвер, дешевые наручные часы "Made in D.R.A.C.O.N." (подарок Патриции). Вроде бы все. Вперед, марш!
  
  Уже через пятнадцать метров коридор раздваивался. Хеллборн подумал и свернул налево. Потом снова налево. Тупик. Пошел обратно. Направо. Потом опять направо. А это уже не тупик. Потолок обвалился, земля осыпалась и загородила проход. Обратно, налево...
  
  А зачем здесь вообще эти тупиковые коридоры? Вот дурак! Надо их тоже простукать!
  
  Простучал, навалился всем телом. Никакого эффекта. Он явно что-то упускает. Между прочим, откуда поступает воздух? Непонятно. Как проверить? Послюнявить палец? Нет, здесь не настолько ветренно. Зажечь спичку? Но спичек нет. Остались в рюкзаке.
  
  Знатный лабиринт, констатировал Джеймс примерно полчаса спустя. Это явно на тот случай, если грабитель сбежит из своей могилы. Как, прошло уже целых тридцать минут?! Интересно, спутники его ищут? Или суровый комиссар Кун давно приказал бросить разгильдяя Хеллборна на произвол судьбы? А как бы поступил Джеймс на его месте? А что теперь будет с Патрицией? А вернется ли он когда-нибудь... НЕТ! Об этом лучше не думать. Будем решать проблемы по мере поступления. Проблема номер один - выбраться из подземного лабиринта. ЧЕРТ!
  
  Что это?! Нет, неправильный вопрос.
  
  Кто это? Не совсем правильный вопрос.
  
  Кто это был?! Вот теперь правильно.
  
  За очередным поворотом, у зеленой каменной стены, уютно свернувшись калачиком, лежал скелет. Человеческий скелет. Любопытно. Сколько он здесь? Давно, очень давно. Шлем-морион с высоким гребнем, проржавевшая "пистолетная" кираса... Иберийский конкистадор? Возможно. А что это у него во рту? Пистолет, колесцовый пистолет. Богато отделанный серебром и потому прекрасно сохранившийся. Так, в затылочной части черепа приличная дырка. Все ясно, сунул ствол в рот и выпустил мозги.
  
  Смотри-ка! Этот сплющенный металлический шарик на полу - пуля!!! Та самая пуля. Прошла навылет, ударилась в стену и отскочила.
  
  "Мистер Холмс, преступление раскрыто! - Благодарю вас, инспектор Хеллборн!" Тьфу, что за бред лезет в голову!
  
  Есть здесь еще что-нибудь интересное? Есть! Проржавевший кинжал у противоположной стены. Позолоченная рукоятка хорошо сохранилась, а вот лезвие тут же превратилось в пыль, стоило до него дотронуться. А это что?! Точно, на стене что-то нацарапано! Покойник оставил послание для потомков!!!
  
  Дрожащая ладонь Хеллборна несколько раз прошлась по массивной каменной плите, стирая плесень и прочую гадость прошедших веков. Надо же, по-английски. Ничего странного, англичане тоже носили морионы и плавали в этих краях... Грубый почерк, старомодная шекспировская орфография, куча грамматических ошибок, но текст в целом простой и понятный:
  
  "Когда мир застрелился, звезды погасли, и жестокий призрак тьмы, окруженный кровавым ореолом, восстал над вселенной".
  
  Поправка. Текст совершенно непонятный. Бред какой-то. Вне всякого сомнения, предсмертный бред.
  
  Дьявол, дела плохи. Этот парень забрался в покинутый габонский город триста лет назад, если не раньше, и до сих пор отсюда не выбрался. Плохи дела.
  
  - ЭЙ! - завопил Хеллборн. - Меня слышит кто-нибудь?!
  
  И снова никто ему не ответил.
  
  - Только без паники, только без паники! - сказал он вслух, и это заклинание помогло ему продержаться еще минут сорок, на исходе которых Джеймс обнаружил еще один скелет.
  
  Судя по обмундированию -- товарищ первого. Заметных глазу в тусклом луче динамо-фонарика повреждений нет. Возможно, сам умер. Луч заметался по стенам. Нет, этот бедняга предсмертной записки не оставил.
  
  Хеллборн присел прямо рядом с покойником, разорвал пакет с бегемотными колбасками, достал одну, съел половину. Потом подумал и доел до конца. Запил - один хороший глоток. Закрутил колпачок фляжки и задумался.
  
  Не пора ли и ему браться за составление записки? Что-нибудь возвышенное и пафосное. Например, "Я, Джеймс Хеллборн, гражданин Соединенных Штатов Альбионской Республики, личный номер, ну и так далее, завещаю все движимое и недвижимое..." И завершить как-нибудь так: "...а леди Патрицию Блади сопроводить в Касабланку или на Остров Свободных Черепов, по ее выбору, с целью дальнейшего возвращения на нашу родную планету. П.С. Смерть виксам, пунам, индюшатникам и другим врагам Свободного Мира!"
  
  А если принцесса Намибия и в самом деле забеременела? Надо и ей чего-нибудь завещать.
  
  Ради всего святого, Монтрезор!!! Нет, эти мысли до добра не доведут. Не сидеть! Двигаться! Движение - это жизнь! Я двигаюсь, следовательно я существую!!!
  
  Еще через двадцать пять минут он нашел зеркало.
  
  * * * * *
  
  К своему великому удивлению, Джеймс Хеллборн отнесся к обнаружению зеркала без всякого удивления.
  
  Где два, там и три. Остров Черепов; Касабланка; теперь еще и малайские развалины в Габоне.
  
  У него почему-то не возникло никаких сомнений о природе этого зеркала. В самом деле, плоская стеклометаллическая пластина высотой в человеческий рост, украшавшая один из тупиков заплесневевшего подземного лабиринта, находилась настолько не на своем месте, что сомнений быть просто не могло.
  
  Но все-таки, почему из всех людей на Земле, Старой или Новой, именно он пришел к этому зеркалу?
  
  Хм... Разве только он? Интересно, с какой стороны стороны зеркала добирались до этого лабиринта владельцы двух английских скелетов?..
  
  Неважно.
  
  В прошлый раз все получилось как-то случайно и незаметно. Теперь Джеймс Хеллборн смотрел в оба глаза - насколько ему позволял слабенький луч динамо-фонарика.
  
  Кончики пальцев потянулись к своему отражению, коснулись его и... провалились в пустоту. Все так просто? Ни сопротивления среды, и никаких побочных явлений. Хеллборн набрал в грудь побольше воздуха и шагнул вперед.
  
  И оказался в Зазеркалье.
  
  Теперь Зеркало было у него за спиной; он обернулся и подмигнул ему. Еще раз вздохнул и принялся изучать новый мир.
  
  Почему новый?! Это же его старая добрая Земля, мир альбионцев, апсаков и виксов!!! Он вернулся!!!
  
  Здесь было гораздо светлее - Хеллборн тут же погасил фонарик; воздух был более свежим, и еще - он слышал человеческие голоса! Несколько шагов до поворота коридора; а вот и лестница, ведущая наверх! Свободен!
  
  Так, не будем торопиться. Несколько секунд на восстановление памяти.
  
  На его старой планете Габон был разделен между Шведским Камеруном и Португальской Конголой. По какую сторону границы находится он сейчас? Совершенно неважно! Швеция - нейтральная страна, Португалия - союзница; и там, и там у Хеллборна есть хорошие связи. Он вернется в подземелье с целым отрядом помощников и опять пройдет через зеркало на другую сторону. Если надо - пробьет выход из лабиринта взрывчаткой и отбойными молотками. Догонит драконский отряд и отберет у них Патрицию. Таков план. Остальные вопросы и проблемы - по мере поступления.
  
  И Джеймс Хеллборн понесся вверх по лестнице, перепрыгивая с одной каменной ступеньки на другую.
  
  Выбрался наружу, чихнул; заморгал, ослепленный лучами послеобеденного солнца, и замер, остановленный внезапно прозвучавшим вопросом:
  
  - ДЖЕЙМС, ГДЕ ТЫ ПРОПАДАЛ?!
  
  Это была Патриция, а рядом с ней стояли и все остальные драконцы - Аттила, Белгутай, Тетлок, Намибия и другие, с легким изумлением взиравшие на восставшего из преисподней Хеллборна.
  
  - Что ж, - сухо заметил комиссар Кун, - мы рады вашему возвращению, товарищ Хеллборн. Благодарите наших милых дам, настоявших на ваших поисках. Конечно, я и сам не хотел терять такого отличного бойца. Но еще меньше я хотел терять весь отряд из-за одного человека. Кроме того, мы продолжаем терять время! Ни слова больше! В путь!
  
  И они двинулись в путь.
  
  Древний город остался позади; дальнейший переход через джунгли обошелся без приключений. На очередном коротком привале (на этот раз действительно коротком) Хеллборн столь же коротко рассказал о своих блужданиях в подземном лабиринте. Умолчал только про Зеркало...
  
  ("Почему оно не сработало?! Что это за дьявольские фокусы?! Как оно вообще работает?! А зеркала в Касабланке или на острове - сработают ли они во второй раз?! Голова кругом, и ни одного внятного ответа...")
  
  ...но рассказал про скелеты английских конкистадоров. Здесь скрывать было нечего, тем более что серебряный пистолет торчал у него за поясом.
  
  - Хм, да он вполне в рабочем состоянии, - заметил Белгутай. - Насыпать порох в ствол...
  
  - Оставь себе, - предложил Джеймс, и перешел к рассказу о таинственной надписи на стене.
  
  - По-моему, это что-то из средневековой английской литературы, - неуверенно заметил Тетлок. - Кто-то из старших современников Шекспира. Только слова были другие. Что-то знакомое, на языке вертится...
  
  Так и не вспомнил, но обещал подумать.
  
  До полуночи оставалось совсем немного, когда они вышли к железной дороге.
  
  - Это один из наших! - восторженно зашептал Аттила, указывая пальцем на габаритные огни ползущего на юг бронепоезда. - Ура, мы спасены!
  
  У комиссара был "нормальный" фонарик, на батарейках; Аттила скатился с пригорка, на котором стояли драконцы, взобрался на шпалы и принялся сигнализировать ("местный вариант Морзе") - один длинный, два коротких, три длинных... Бронепоезд засигналил в ответ и принялся замедлять ход. Вспыхнул прожектор.
  
  - Бронепоезд "Пуссикэт", Народная Армия, - представился голос по ту сторону прожектора. - Кто такие?
  
  - Это же я, комиссар Кун! - завопил вне себя от радости Аттила. - Здесь все наши - Паламедес, Белгутай, Намибия, и все остальные!
  
  - Так бы сразу и сказали! - отозвался голос. - Давайте, двигайте к нам!
  
  Когда почти все драконцы оказались в луче прожектора, затрещал пулемет.
  
  Хеллборн шел в двух шагах позади Белгутая. Одна из первых пуль попала тамплиеру в голову, тот опрокинулся назад и сбил альбионца с ног, придавив его своим телом. Уже лежа на земле, Белгутай принял на себя вторую очередь. Впрочем, не целиком - Хеллборн почувствовал мгновенную острую боль в правой ноге. "В мякоть", - отстраненно подумал он. Потом наступила тишина.
  
  "Сейчас самое время закричать - не стреляйте, я сдаюсь, и у меня есть важные сведения!" - решил Хеллборн. Но в этот раз ему не пришлось унижаться.
  
  - Достаточно, достаточно! - закричал уже другой голос, по-французски. - Милосердия. Подберите раненых. Всех уцелевших взять в плен.
  
  "Сегодня я утопил очередной вражеский корабль, снова прошел через Зеркало, поймал еще одну пулю и опять попал в плен, - подытожил Джеймс Хеллборн. - Вне всякого сомнения, день удался!!!"
  
  
  Глава 35. Родина помнит, родина знает.
  
  
  "Пуссикэт", теперь уже честно украшенный флагами Доминации Спаги, снова двигался на север. Карфагенские полководцы приняли решение отправить трофейный бронепоезд на реконструкцию и модернизацию, а захвативших его парашютистов из Испанского Иностранного Легиона - перебросить на другой фронт.
  
  Обеденный стол в броневагоне-ресторане был снова украшен белой скатертью, закусками и напитками, но балланс сил заметно сместился в сторону Солдатской Республики. На этот раз Драконию представляли всего три офицера - Аттила (с повязкой на левой руке), Тетлок (с перевязанной головой, незначительная царапина) и Хеллборн (с забинтованной ногой и тросточкой). Все остальные офицеры либо погибли, либо находились в лазарете с гораздо более тяжелыми ранениями. Простых солдат (среди уцелевших снова была Патриция! альбионцев так просто не убить! она всего лишь сломала нос при падении на рельсы) на обед не пригласили. Доминацию Спаги представляли полтора десятка офицеров из вышеназванного Испанского Легиона. И не только.
  
  Распоряжался за столом старый знакомый - сбитый летчик-митраист Ганнибал, освобожденный из драконского плена испанскими легионерами. Побежденных драконцев он встретил как старых друзей и отвел им почетные места.
  
  - В прошлый раз мы не договорили, - заявил Ганнибал, предлагая своим "друзьям" все новые и новые угощения.
  
  - О чем вы? - равнодушно спросил Аттила Кун.
  
  - О борьбе миров! - воскликнул митраист. - О бесконечной войне! Разве сам факт вашего поражения не породил в ваших головах мыслей о возможном превосходстве нашего пути, Пути Воинов, над вашими сладкими сказками о возлежащих волках и ягнятах в якобы грядущем мире победившего коммунизма?!
  
  - Поражение? - переспросил Аттила. - О каком поражении идет речь? Дракония сражается.
  
  - Я имел в виду конкретно вас, экипаж бронепоезда, - нетерпеливо пояснил легионер.
  
  - Ах, вы об этом, - натужно рассмеялся комиссар. - Ну что ж, мы разменяли один свой бронепоезд на один ваш, плюс индоокеанский корабль, плюс цеппелин тамплиеров, плюс несколько механических "рыцарей". Наше поражение? Ваша победа? Гордитесь, вы превзошли царя Пирра - он был один, а вы добились аналогичных успехов в составе целой международной коалиции! Превосходство пути? Вы имеете в виду индоокеанский культ Посейдона или тамплиерский культ бога Смерти?
  
  - Я все еще надеюсь, что вы, как солдат, сможете понять меня, - надулся Ганнибал. - Как солдат солдата...
  
  - Нет, - покачал головой Аттила, - именно как солдат солдата я отказываюсь вас понимать. Я воюю с двенадцати лет - и мне надоело воевать. Я устал. Я отправился на эту войну только потому, что надеялся - она окажется последней. Когда мы одержим победу, больше никому не придется воевать.
  
  - Наступит вечный мир? - с иронией в голосе заметил Ганнибал.
  
  - Что-то в этом роде, - равнодушно пожал плечами Аттила.
  
  - Усталость профессионала оканчивается смертью, - задумчиво пробормотал майор Колменарес, командир испанских парашютистов.
  
  - Но обратите внимание, - воскликнул Ганнибал, - вы все-таки начали эту войну, потому что...
  
  - Мы ее не начинали, - перебил его комиссар, - мы всего лишь обороняемся.
  
  - Конечно-конечно, - радостно закивал митраист, - и это не ваши люди мутили воду во всех соседних державах в последние двадцать лет.
  
  - Мы оборонялись, - упрямо повторил Аттила. - Или это не ваши люди подстрекали к восстанию мятежные племена на нашей территории?
  
  - Именно так, мой дорогой белый брат, - ухмыльнулся Ганнибал. - "Мятежные племена", надо же! Что вы там говорили про коммунизм и братство народов? А у вас есть "Максим"?
  
  - Я просто пытаюсь говорить на понятном для вас языке, - поморщился комиссар, - разумеется, не "мятежные племена", а "черные бригады" зулуфашистов.
  
  - Действительно, лучше говорите на понятном языке, - согласился митраист. - Вся эта словесная мишура, и то, что вы пытаетесь за ней скрыть...
  
  - Усталость, - напомнил Колменарес.
  
  - Именно так, усталость! - подхватил Ганнибал. - Говоря откровенно, меня не могут не радовать пораженческие настроения в ваших рядах, но я хотел бы понять...
  
  - Вы можете попробовать, - снова перебил его Аттила. - Вы можете попытаться - понять. Боюсь, это невозможно. Вами движет ненависть, а нами движер любовь. Поэтому мы победим. А вы - уже проиграли.
  
  - Мне кажется, или мы теряем нить разговора? - нахмурился пилот-митраист.
  
  - Вы знаете, я не должен был здесь находиться, - сказал Аттила. - Ведь я стоял в тот день у окна.
  
  - Стояли где? - удивился Колменарес.
  
  - У окна, - повторил Аттила Кун. - В кабинете председателя Тунгстена. Просто огромное окно. Оно выходило во двор, но окружающие здания были гораздо ниже, поэтому из окна открывался прекрасный вид на весь Кейптаун. Когда мы вошли, Тунгстен рассмеялся нам в лицо. Было видно, что он испуган, но не хочет в этом признаваться. "Вы не посмеете", сказал он. И тогда мы выбросили его вниз. С пятого этажа. И он был только первым из многих. Машины прибывали к парадному входу, гвардейцы из Особого Комитета поднимали арестованных на лифте. Им задавали стандартные вопросы и говорили обычные вещи -- "революция в опасности", "спасение республики", "общественное благо". Некоторые из них покидали кабинет через другую дверь. Но были и такие, которые не соглашались спасти Республику. И эти последние отправлялись в окно. Знаете, даже приземлившись с пятого этажа на бетонный плац, человек может уцелеть. Особенно если он падает уже не на бетон, а на кучку своих товарищей по несчастью. Но внизу уже стояли гвардейцы и помогали им умереть. А потом пришел полковник Гафний...
  
  - Маршал Гафний, Мастер Огнеметчиков? - уточнил Колменарес.
  
  - Тогда он был простым полковником, - продолжал Аттила. - Ему очень хотелось что-то сказать, что-то пафосное и подходящее моменту, но его хватило только на жалкое: "Вы далеко пойдете, молодой человек". Мастер Огнеметчиков никогда не славился своим краснословием. У него были другие таланты. А я только рассмеялся ему в лицо. Совсем как покойный Председатель за несколько часов до этого. Гафний не обиделся. Он просто заметил, что мне не стоит задерживаться у открытого окна. Свежий бриз, сквозит, так и простудиться недолго.
  
  "Разумеется, - сказал я ему, - так и должно быть. У врат преисподней ветрено".
  
  Комиссар Кун замолчал и надолго припал к своему бокалу.
  
  - Все это очень трогательно, - нарушил наступившую тишину полковник Ганнибал, - но я не понимаю, какое отношение...
  
  - Мы просто ведем светскую беседу, - вежливо пояснил Аттила. - Заполняем воздух пустыми словами. Ваша очередь.
  
  - Вы пытаетесь меня оскорбить? - уточнил пилот-митраист.
  
  - Нет, - возразил драконский комиссар, - я просто пытаюсь объяснить, что мне надоело смотреть, как люди вылетают из окна. Мне надоело стоять у врат преисподней и вглядываться в бездну. Потому что...
  
  - Если бездна вглядывается в тебя, - поспешил перебить его Ганнибал, - нужно вырвать этой суке наглые глаза!
  
  - В следующий раз я так и сделаю, - спокойно пообещал Аттила.
  
  - Именно так! - подхватил Ганнибал. - Не позволяй врагу рассмотреть тебя и найти твои слабые стороны! Не стой на месте - двигайся! Покой - это смерть! Движение - это жизнь! Жизнь - это война!
  
  - Война - это смерть, - заметил комиссар. - Круг замкнулся.
  
  - Война - это битва до победного конца! - возразил пилот-митраист. - Победа - для тебя, конец - для твоих врагов!!!
  
  - Достаточно, достаточно, - Джеймс Хеллборн наконец-то покончил с десертом, вытер губы салфеткой и теперь был готов присоединиться к беседе. - Вы меня убедили. Я хотел бы вступить в ряды Иностранных Легионов Солдатской Республики и принять посильное участие в Бесконечной Войне. Больше того, у меня есть важные сведения, которые я должен сообщить вашей контрразведке...
  
  Аттила Кун уставился на Хеллборна неверящими глазами.
  
  - Что за шуточки, Джеймс? - прошептал мадьяр.
  
  - Никаких шуток, - отрезал Хеллборн. - Мистер Ганнибал, мистер Колменарес, я жду. Кто здесь старший офицер контрразведки?
  
  - Неужели мое первое впечатление было настолько верным? - почти прошипел комиссар. - Неужели ты и в самом деле дешевый аристократик-авантюрист, способный так легко предать? И это после всего... Мы вместе сражались, мы задержались из-за тебя в малайских развалинах...
  
  - Ах, как быстро ты поверил в мое предательство, - усмехнулся Хеллборн. - Запомни, я своих людей никогда не предавал.
  
  - Понятно, значит мы никогда не были твоими людьми, - кивнул Аттила, бросив на альбионца особенно нехороший взгляд. - Маккорд, Белгутай, Уаскар, Креспо, Намибия - все они погибли, а ты, мерзавец...
  
  - Майор Намибия? - спохватился Ганнибал. - Эта очаровательная черная амазонка? Нет, мы не нашли ее тело. Похоже, ей удалось бежать в лес.
  
  "И слава богу", - с непонятным облегчением подумал Джеймс. Хотя, если подумать, ничего особенного их не связывало...
  
  - Я убью тебя вилкой или столовым ножом, - пообещал комиссар Кун. - Вот прямо сейчас.
  
  - Бесполезный разговор, - нахмурился Хеллборн. - Мистер Колменарес?
  
  - Да, разумеется, - спохватился командир испанских легионеров, - вас проводят, мистер Хелл...
  
  Комиссар-подполковник Аттила Кун слов на ветер не бросал. Мгновение спустя он уже летел через стол, вооруженный ножом и вилкой одновременно. Неизвестно, чем бы закончилось столь зловещее покушение, но Хеллборна спасла тарелка с мелко нарезанным салатом, на которой драконский офицер подскользнулся. Еще через секунду его скрутили сидевшие за столом легионеры.
  
  - Мы до тебя все равно доберемся, негодяй, - пообещал комиссар, пытаясь вырваться из крепких рук испанских парашютистов. - Эта планета слишком мала, чтобы скрыться от нашего возмездия!
  
  - Это не единственнвя планета во Вселенной, - хладнокровно заметил Джеймс.
  
  А если бы кто-то вздумал спросить, что Хеллборн имеет вы виду, то получил бы банальный ответ - "Земля, Венера, Марс, Юпитер..."
  
  - Джеймс Хеллборн? - внезапно услышал альбионец у себя за спиной. - Я ищу драконского офицера Джеймса Хеллборна. Он здесь?
  
  - "Hablando del Rey de Roma, por la ventana se asoma", - пробормотал Колменарес. - Помяни черта... Вот и наша контрразведка. Да, капитан, он здесь, вы можете забрать его.
  
  - Слава Митре! - воскликнул тот же голос, наконец-то узнанный Хеллборном. Альбионец обернулся, дабы убедиться в своих подозрениях.
  
  Так и есть, перед ним стоял капитан четвертого ранга Патрик Мак-Диармат, следователь Драконского Центрального Комитета Бдительности, с которым они мило беседовали 8 мая 1940 года в 227-м кабинете Кейптаунского отделения ЦКБ.
  
  Сегодня капитан Патрик Мак-Диармат почему-то носил легионерскую униформу и совсем не походил на военопленного.
  
  - Следуйте за мной, мистер Хеллборн, - приказал молодой, печальный и хмурый ирландец.
  
  - Я вспомнил! - неожиданно закричал до сих пор молчавший связист Тетлок. - Вспомнил! "Когда мир застрелился!" Я вспомнил, откуда эта цитата! Это же...
  
  Входная дверь вагона-ресторана пропустила Мак-Диармата с Хеллборном и с лязгом захлопнулась.
  
  
  * * * * *
  
  - Присаживайтесь, - предложил Мак-Диармат, когда они оказались в отдельном купе. Хеллборн опустился на кожаный диванчик и осмотрелся. Распотрошенный сейф в углу, шотландский флаг с серпом и молотом на стене - скорей всего, совсем недавно это купе принадлежало последнему из клана Мак-Коммунистов.
  
  - Вы не представляете, как я рад, что вас нашел! - продолжал ирландец, присаживаясь напротив и опуская откидной столик.
  
  - Я тоже, - кивнул Хеллборн. - Не представляю.
  
  - Простите? - поднял брови Мак-Диармат, копавшийся в черном кожаном портфеле.
  
  - Вы кто собственно такой? - несколько грубо поинтересовался Хеллборн.
  
  Его собеседник отложил портфель и откашлялся.
  
  - Если вы случайно забыли, мы познакомились 8 мая сего года... - начал было ирландец.
  
  - Да, я помню, - согласно кивнул Хеллборн, - а что вы делаете здесь? В легионерском мундире?
  
  - Если вы еще не поняли, я скажу об этом прямо, - губы Мак-Диармата тронула слабая улыбка. - Я драконский разведчик, нелегальный агент под прикрытием, внедрившийся в ряды карфагенского врага. Я достаточно ясно выражаюсь?
  
  - Вполне, - снова согласился Джеймс. - А вы не боитесь, что нас подслушивают?
  
  - Я тщательно проверил это купе, - успокоил его собеседник.
  
  - А вы не боитесь, что я вас выдам? - продолжал Хеллборн. - Выйду за дверь и позову ближайшего настоящего легионера...
  
  - Зачем? - удивился ирландец. - Разве у вас есть хоть одна причина так поступить? Разве вы не добровольно стали одним из нас? Разве вы больше не верите в наше общее дело?
  
  "Похоже, он появился в ресторане слишком поздно и не слышал наш разговор с Аттилой и Ганнибалом", - подумал Хеллборн. - "Или?... Нет, эту мысль мы обдумаем чуть позже".
  
  - Да, вы совершенно правы, - не стал спорить Джеймс. - Добровольно и верю. Я только одного не понимаю. Почему вы рады меня видеть? Кто я для вас? Я новый гражданин и рядовой офицер. Мы встречались один раз в жизни и разговаривали несколько минут. Почему вы так рады меня видеть? - повторил Хеллборн.
  
  - Потому что я пришел к выводу, что вы представляете огромную ценность для Республики, для всего нашего общего дела, - поведал Мак-Диармат и вернулся к своему портфелю. - Узнаете?
  
  На столик опустилась серая картонная папка для документов. Знакомый отвратительный герб, девиз "For God and Liberty", "Личное дело номер..."
  
  - Эту папочку в числе прочих документов наши партизаны забрали из кабинета чиф-командора Ла Бенева, после того, как разгромили индоокеанскую базу и освободили вас из плена, - поспешил пояснить ирландец. - Жаль, она не сразу попала ко мне в руки.
  
  "Этот парень когда-нибудь играл в карты? Он так просто и быстро избавился от своего козырного туза".
  
  - Я внимательно ее прочитал, - продолжал Мак-Диармат. - Не стану вам лгать, я далеко не все понял. Что ж, под пытками люди иногда говорят самые странные вещи... Но не до такой степени странные. Я задумался и принялся наводить о вас справки.
  
  "Мы были такими наивными, - подумал Хеллборн. - Молодая народная республика, коммунистическая романтика; спецслужбы, пережившие военный переворот и чистку... Как бы не так!"
  
  - Вы человек без прошлого, мистер Хеллборн, - заявил ирландец. - Вы человек ниоткуда. Вас просто не существовало до того самого дня, когда вы появились в кабинете Ла Бенева. Нигде. Ни в Грифонии, ни в Индоокеании, ни в любой другой известной стране на нашей планете.
  
  "Но даже наша наивность имела границы, поэтому мы тщательно подготовились", - усмехнулся про себя Джеймс. - "В том числе и к подобному повороту событий. Продолжай говорить, парень. Мне нужно знать больше".
  
  - Я оставил свою комнату в подвалах ЦКБ и направился в Драконскую Академию Наук, - разливался Мак-Диармат. - Я бродил по этажам и задавал осторожные вопросы ученым с мировым именем. Я получил множество бесполезных и несколько интересных ответов. Очень интересных, мистер Хеллборн. Увы, мое расследование несколько затянулось. Я как раз собирался навестить вас на вилле, как вдруг прилетели вражеские бомбардировщики. Что за невезение! Сразу появилось множество новых и неотложных дел. Первый день войны, что тут скажешь. Кое-как разобрался с текучкой и бросился на виллу. У вас такие милые соседки! К сожалению, я не мог долго с ними беседовать, потому что узнал, что вы уже отправились на фронт. Пока я убеждал начальство, что вы невероятно важный и полезный человек, пока добирался до линии фронта -- ваш бронепоезд уже частично уничтожили, и частично захватили враги. К счастью, я предусмотрел такой вариант, и приготовил несколько запасных коридоров, ведущих в карфагенскую зону влияния. И вот я здесь.
  
  Ирландец скрестил пальцы рук и наклонился вперед, уставившись прямо в глаза Хеллборна.
  
  - А теперь я надеюсь получить несколько интересных ответов от вас.
  
  "С кем я все-таки имею дело?" - задумался Джеймс.
  
  Капитан Франц Стандер любил мило посмеяться.
  
  Стаф-капитан Аарон Селькирк любил играть в "абиссинскую рулетку".
  
  Чиф-командор Эрнест Ла Бенев любил электроды и резиновые палки.
  
  С кем я имею дело сейчас? Что любит капитан четвертого ранга Патрик Мак-Диармат?
  
  Он действительно драконский разведчик в тылу карфагенского врага?
  
  Или он был карфагенским разведчиком в тылу драконского врага?
  
  Или?...
  
  Патрик Мак-Диармат будет смеяться, шутить, играть в "русскую рулетку" или пустит в ход электроды?
  
  Или у него просто нет времени на пространные задушевные разговоры и сложные оперативные комбинации -- как и у меня?!
  
  "Что я теряю и что могу выиграть?!"
  
  - Я жду, мистер Хеллборн, - напомнил Мак-Диармат.
  
  - Вы же все прочитали, - Хеллборн равнодушно кивнул на серую папку.
  
  - Очень рваное и явно незаконченное повествование, - заметил ирландец. - Итак?
  
  "Ладно, попробуем вариант под номером..."
  
  - Наша колония была основана в 16 веке... - начал было Джеймс.
  
  - Кто такой Фрэнсис Дрейк? - быстро спросил собеседник.
  
  - Наш отец-основатель.
  
  - Почему его имени нет ни в одной хронике?
  
  - Потому что он пропал без вести, - развел руками Хеллборн.
  
  "Потому что в вашем мире Ричард Третий выиграл Войну Роз, и другой британской династии служили другие адмиралы", - уточнил он про себя.
  
  - Почему вы скрывались от внешнего мира?
  
  - Первое время мы вовсе не скрывались, а просто пытались выжить.
  
  - Кто такие "виксы", "апсаки", "халистанцы"?
  
  - Всего лишь кодовые обозначения. "Виксы" - индоокеанцы, "апсаки" - северо-американцы, "халистанцы" - индусы.
  
  (Ловко это он придумал -- привязать народы с родной Земли к аналогичным материкам и океанам).
  
  - Почему вы убили старого профессора?
  
  - Он собирался предать нас англичанам.
  
  - Почему Остров Свободы?
  
  - Международное гнездо шпионов и авантюристов -- идеальное место для перевалочной базы!
  
  - Почему вы решили задержаться в Драконии?
  
  - Пытался найти союзников.
  
  - Кто такие "египтянцы"?
  
  - Наши аборигены. Их... совсем немного осталось.
  
  И т.д., и т.п.
  
  Вопросы сыпались один за другим, но ответы были подготовлены заранее. Это была всего лишь чуть-чуть отредактированная версия чистой правды.
  
  Да, меня зовут Джеймс Хеллборн, и я наследник английских колонистов из горячего оазиса в сердце Антарктики. И т.д., и т.п. Никаких зеркал и параллельных миров. Мы живем на этой планете. Нас мало, мы опасаемся вражеского вторжения. Надеемся найти могущественных союзников. И нам очень нравится ваша Дракония. Разумеется, польза от союза должна быть обоюдной. И альбионцы готовы хорошо заплатить за дружескую помощь -- золотом, прогрессивными военными технологиями, отличными солдатами, секретными базами. Но надо торопиться. Индюшатники что-то подозревают, и могут начать вторжение в любой момент. Если они захватят Антарктиду, и наложат жадные лапки на ее богатства, баланс сил на планете будет серьезно нарушен...
  
  Мысли Патрика Мак-Диармата остались тайной, но когда допрос завершился, вслух он произнес следующее:
  
  -- Вот что мы сделаем, мистер Хеллборн. К сожалению, обстановка на фронте такова, что сейчас мы не сможем вернуться в Драконию. Я доставлю вас в Карфаген, где поселю на конспиративной квартире. Через несколько дней в карфагенский порт зайдет корабль под нейтральным флагом. На этом корабле мы отправимся в Антарктиду, где сможем проверить вашу историю. Потому что ваш рассказ, помноженный на протоколы Индоокеанской политической полиции и мои беседы с важными академиками, кажется мне очень достоверным. Настолько, что я готов рискнуть не только целым подводным крейсером, но и собственной шкурой. Запомните это, мистер Хеллборн, хорошенько запомните, и не пытайтесь обмануть мое доверие.
  
  - Я здесь не один, - быстро ответил Джеймс.
  
  - Кто? - коротко спросил ирландец.
  
  - Медсестра из военопленных, Патриция Блади.
  
  - Спасибо, мистер Хеллборн, - с лица капитана Мак-Диармата окончательно исчезло печальное выражение. - Теперь я буду доверять вам еще больше. Я уже успел побеседовать с мисс Блади. Еще один человек без прошлого -- как я мог пройти мимо?! Разумеется, она отправится с нами. Что-нибудь еще?
  
  - Нас ждет связник в Касабланке, - осторожно сказал Хеллборн. - Патриция знает место встречи, а я знаю его в лицо...
  
  "Нет никакого агента, но пусть только поможет нам добраться до этого ресторана, где в дамском туалете стоит зеркало!!!"
  
  - Увы, - снова опечалился ирландец, - четыре дня назад Касабланку до основания разрушили "портосы"... я хотел сказать - португальские бомбардировщики. Тысячи погибших. Конечно, это были наши союзники, уничтожившие важную карфагенскую базу -- но боюсь, нам там делать нечего. Даже если ваш человек уцелел, мы не сможем его отыскать среди развалин -- или многочисленных беженцев, покинувших Касабланку.
  
  "Понятно. Нет больше заветного ресторанчика, и зеркала тоже нет".
  
  Остается Остров Свободных Черепов.
  
  Зачем мы вообще подсказали аборигенам дорогу в Альбион? ЗДЕШНИЙ Альбион, бессмысленный и незнакомый? Есть ли там зеркальные ворота? Да откуда ему знать?! Нечего там делать, надо плыть на Остров!!!
  
  Нет. Остров - последняя надежда. Теперь, когда Касабланка уничтожена, когда малайский подземный лабиринт завершился большим пшиком -- единственная. Нельзя рисковать этой надеждой.
  
  Тогда почему Альбион? Если бы только зеркальные врата! Хеллборн и Патриция даже не знают, есть ли в здешней Антарктиде горячие оазисы, пирамиды и титанисы!
  
  Почему Альбион?
  
  В человеческих языках не хватало слов, чтобы ответить на этот вопрос. Это была тоже своего рода надежда, какая-то смутная вера. Почему Альбион? Потому что они альбионцы, люди снегов и вулканов, грабители пирамид и охотники на пингвинов. Они прикоснутся к Альбиону, как великан Антей к Матери-Земле -- и Альбион даст им новые силы, и поможет найти дорогу домой.
  
  Они отправятся в Альбион -- и будь что будет.
  
  
  
  
  
  "...Любой завоеватель, да, любой бескорыстный освободитель обязан поместить на своем щите герб, на котором нарисованы маленькая девочка и котенок".
  
  Пол Андерсон, "Рыцарь призраков и теней".
  
  
  
  Глава 36. Маленькая девочка и котенок.
  
  
  Поезд пришел в Карфаген поздней ночью. Хеллборн с удивлением рассматривал весьма скромный, можно сказать, миниатюрный вокзал. Даже не вокзал, а какой-то деревянный барак. Это и есть столица империи, владеющей доброй северной половиной африканского материка? Пусть даже солдатской империи?
  
  - Это всего лишь пригород, - успокоил его Мак-Диармат. - Марсополис, бывшая Ла-Марса. Здесь вы и поселитесь.
  
  По ту сторону перрона ждала легковая машина. За рулем сидел негр, чем-то напоминающий покойного гиганта Гюуэчта, пропавшего без вести где-то между тараном монгольского цеппелина и возвращением на "Пуссикэт". Присмотревшись, Хеллборн понял, что это и есть Гюуэчт -- живой и здоровый, но уже не в промасленном комбинезоне драконского канонира, а в мундире Доминации Спаги. Ну и ну.
  
  Джеймс и Патриция устроились на заднем сиденье, а севший рядом с водителем Мак-Диармат принялся без умолку болтать на каком-то африканском диалекте. Банту, суахили, исизулу, свази? - Хеллборн не имел не малейшего представления. Время от времени ирландец получал от Гюуэчта загадочные односложные ответы и, явно удовлетвореный, продолжал молоть языком дальше.
  
  Не понимающий ни слова, Хеллборн уставился в окно и ничего там не увидел. Вокруг царила не просто тьма, но тьма египетская. Или финикийская? Лишь иногда фары автомобиля выхватывали из этой тьмы предметы смутных очертаний. "Война, затемнение, светомаскировка", - вспомнил/понял альбионец.
  
  Наконец автомобиль остановился - у здания столь же смутных очертаний, как и весь окружающий мир. Гюуэчт остался в машине. Мак-Диармат долго копался со связкой ключей, отпуская замысловатые ругательства на всевозможных языках. В конце концов входная дверь сдалась, и драконский (?) разведчик пропустил альбионских гостей в дом. Дверь захлопнулась, загорелся свет.
  
  - Располагайтесь, - объявил Мак-Диармат. - Здесь есть все (или почти все) необходимое - ванна, свежая одежда, холодильник с продуктами. Никуда не выходите. Я вернусь утром, привезу вам новые документы и остаток необходимых вещей. Спокойной ночи.
  
  Входная дверь снова приоткрылась и захлопнулась. Автомобиль с драконскими (?!) шпионами исчез в ночи.
  
  Хеллборн и Патриция разбрелись по дому. Дешевая пластмассовая мебель, голые стены, довольно скромная обстановка, но целых два этажа. О, библиотека! Хорошая возможность продолжить образование и знакомство с этой вселенной. Холодильник и в самом деле набит продуктами. Ладно, это не к спеху, они поужинали еще на борту "Пуссикэта". Ванна, полотенце, халат... Отыскавший в шкафчике над умывальником хорошую бритву, Хеллборн решил избавиться от бороды. Он уже заканчивал, когда у него за спиной выросла зевающая Патриция.
  
  - Спокойной ночи, - машинально сказал Джеймс, но она не спешила уходить.
  
  - Здесь несколько спален, - осторожно заметил Хеллборн, - не думаю, что и теперь мы должны запираться в одной комнате и перед кем-то притворяться. Даже перед товарищем Мак-Диарматом, - ухмыльнулся альбионец. - Интересно, сколько следящих устройств он здесь оставил?
  
  - Мы по-прежнему можем спать вместе, но уже по другой причине, - отозвалась лейтенант Блади.
  
  Хеллборн едва не порезался бритвой. Осторожно отложил опасное лезвие и обернулся.
  
  - Я действительно так ужасно выгляжу? - жалобно спросила она.
  
  "Ужасно" - не то слово, но в этот самый момент воображение Хеллборна превзошло само себя.
  
  - Ну почему? - возмутился альбионец. - Ты сейчас похожа на домашнего персидского котенка.
  
  И действительно - полосатая мордочка, сплющенный нос, да еще и серый халатик.
  
  - Иди ко мне, котенок.
  
  Он знавал девушек, которые могли оскорбиться и влепить пощечину, услышав подобную приторную банальность. Но в этот раз все было по-другому.
  
  - Я заставлю тебя забыть эту черную распутницу, - откровенно призналась коварная альбионка.
  
  И Джеймс Хеллборн не стал с ней спорить.
  
  * * * * *
  
  Патрик Мак-Диармат вернулся под утро, как и обещал. Судя по красным глазам и плохо скрываемым зевкам, ирландец тоже не спал этой ночью, но совсем по другой причине.
  
  - Вот ваши новые документы...
  
  "Где он достал фотографии?" - не сразу сообразил Хеллборн. - "А, это же из наших драконских "военных паспортов", отобранных после взятия в плен". Имена в новых документах значились прежние...
  
  - Так сложнее запутаться, - пояснил Мак-Диармат.
  
  ...теперь они были капитан Джеймс Хеллборн и лейтенант Патриция Блади, Армия Доминация Спаги.
  
  - Ваши новые мундиры, - ирландец бросил на диван несколько хрустящих пакетов.
  
  "И почему только все военные диктатуры обожают черную униформу?"
  
  - Деньги - этого должно хватить надолго.
  
  Хеллборн взял предложенную пачку, перелистал. "Банк Доминации - 10 солидов", значилось на каждой купюре. Солиды? Кто бы сомневался! Вот уж действительно, "солдатские деньги".
  
  - Не могу сказать, как скоро придет наш корабль, - продолжал Мак-Диармат, - но в самом лучшем случае - через неделю. Придется подождать. Вы можете выходить из дома, гулять по улице и раскланиваться с немногочисленными соседями. Больше того, вам придется выходить из дома - запасы продуктов не бесконечны, так что деньги пригодятся. Основная масса здешних обитателей - военная аристократия, ныне разбросанная по фронтам. Их жены и дети не должны доставить вам много хлопот. Я оставлю вам машину, - на стол упали ключи. - Можете прокатиться в Карфаген, полюбоваться, пока он еще стоит. Будьте осторожны, но если вам придется столкнуться с властями - не беспокойтесь. Документы надежны. Ваша легенда тоже надежна и проста - вы находитесь в отпуске после ранения. Продолжайте ходить с палочкой, Джеймс. Вам, леди, - ирландец покосился в сторону Патриции, - палочка не нужна, и так все ясно. Вот, вроде бы и все. По-прежнему надеюсь на ваше благоразумие и продолжаю вам доверять. Но на всякий случай за вами будет присматривать мой человек.
  
  Хеллборн бросил короткий взгляд на молчаливого черного великана, маячившего за спиной Мак-Диармата.
  
  - Я тоже постараюсь вас навещать, но не рассчитывайте на слишком частые визиты, - добавил ирландец. - Предстоит сделать и успеть слишком многое, прежде чем мы отправимся в путь. Счастливо оставаться... товарищи альбионцы.
  
  * * * * *
  
  На улицу выбрались ближе к вечеру, когда немного спала послеобеденная жара. На календаре - последние числа мая, Северная Африка, пустыня совсем рядом. На улицах - то ли пыль, то ли песок. Какая разница? Еще одно место, где нечего делать порядочному альбионцу.
  
  Джеймс Хеллборн окинул взглядом стройный ряд двухэтажных коттеджей, тянувшихся вдоль улицы - порог одного из таких коттеджей он только что переступил. Явно европейская архитектура, хотя стиль ему ничего не говорил. Желтый кирпич, плоские крыши, узкие окна, больше напоминающие крепостные бойницы. Наследие здешней католической Франции? Может быть. Пальмы, эвкалипты и... что это? какая-то европейская зелень? - выстроились столь же аккуратными рядами вдоль тротуаров.
  
  Обещанная машина стояла у ворот. Черный "фаэтон" с брезентовым верхом. Явно армейская модель, никакой роскоши, отметил Хеллборн, заглнув внутрь. Впрочем, на серебристую эмблемку с буквами "OLIFANT", украсившую радиатор, карфагенские автостроители не поскупились. Обычный ДВС, облегченно вздохнул Джеймс, заглянув под капот. С местных инженеров вполне станется запихнуть в автомобиль мотор от конвертоплана.
  
  Кстати, о конвертопланах - они пролетали здесь совсем недавно. Скорей всего, ночью. В Час Быка, когда альбионцы могли проспать даже конец света. Впрочем, это мог быть и другой летательный аппарат. Явно не карфагенский -- или не только карфагенский, потому что окрестности конспиративной квартиры были усеяны листовками. Патриция уже читала одну из них, Хеллборн заглянул к ней через плечо:
  
  "...Доминация Спаги - это Верхняя Вольта с ракетопланами! Это бумажный тигр, который сгорит в огненном дыхании Красного Дракона! Фальшивая республика солдафонов и оловянных солдатиков! Беспощадный удар непобедимых бойцов Народной Армии...", ну и т.д., комиссар Аттила Кун мог быть доволен. Даже если не принимать во внимание его усталость. Неужели драконские ВВС забираются так далеко на север? Вряд ли, вероятнее всего они пришли с сицилийской Мальты.
  
  - Дочитаешь - выбрось, - посоветовал Хеллборн. - Даже на нашей планете правили режимы, которые гладили против шерсти за чтение вражеских листовок.
  
  Жестяной почтовый ящик напоминал башню береговой обороны, из которой торчал ствол "орудия" - свернутая в трубочку газета. Джеймс развернул ее. Та же листовка, но с обратным знаком, и подробностей побольше. Если только газета не врет, драконский фронт сместился еще на несколько десятков километров к югу; египетский - на столько же к востоку. На других фронтах успехи "саксонцев" ("САКС - "Священного Анти-Коммунистического Союза") быль столь же впечатляющи. Например, индоокеанский плацдарм в Мозамбике укрепился и расширился. Если газета не врала, конечно.
  
  - Готова поспорить, там когда-то стоял минарет, - внезапно сказала Патриция. Хеллборн проследил за ее взглядом и ухмыльнулся.
  
  
  - Теперь с вершины этой башни призывают на молитву поклонников других богов, - заметил он. - Какой роскошный "флактурм".
  
  Действительно, внушительная зенитная башня возвышалась над Ла-Марсой. Целый бетонный небоскреб. На этот раз - чистый бетон, стекла едва хватило на прожектора и оптические прицелы зенитных орудий. Почему "минарет" молчал прошлой ночью и позволял вражеским пилотам спокойно разбрасывать листовки? Или они действительно так отрубились, что проспали все представление?
  
  О, а вот и соседи. Рядом с альбионцами прошла ничем не примечательная парочка - пожилой генерал в орденоносном мундире и столь же пожилая дама в строгом коричневом платье, державшая генерала за локоть. Хеллборн неуклюже оперся на тросточку и приложил ладонь к легионерскому берету. Патриция последовала его примеру. Генерал ответил аналогичным салютом и проследовал своим путем, явно незаинтересованный в дальнейшем знакомстве. Ну и черт с ним. Теперь уже Патриция взялась за локоть Хеллборна, и потерянные альбионцы зашагали по тротуару в противоположном направлении. Дошли до угла, повернули налево. Потом снова развернулись. Однообразные домики, минимум живых душ. Почти неслышно проехал черный лимузин ("а бывают машины других цветов?") За боковым стеклом мелькнул профиль Гюуэчта. "За вами будет присматривать мой человек". Как скажете, товарищ Мак-Диармат.
  
  Вот явно нестандартный домик - понятно, бакалейная лавочка. А это что? Пожарная станция.
  
  - Судя по карте, море должно быть где-то рядом, - задумчиво пробормотал Хеллборн.
  
  - Не только по карте, - прислушалась Патриция. - А Карфаген - за этим холмом.
  
  - Надо будет и в самом деле прокатиться, - решил Джеймс. - Прежде чем его снова разрушат.
  
  - А его обязательно разрушат? - рассеянно отозвалась Патриция.
  
  - Такова судьба всех Карфагенов, - неуверенно отвечал Хеллборн. О чем они там говорили в харбинском ресторанчике несколько месяцев назад?
  
  "...Полное и абсолютное уничтожение. Как римляне поступили с Карфагеном. Провести плуг и засеять солью..."
  
  "Но вы же историк, Чарльз!.."
  
  "Вот именно, лейтенант!.."
  
  Эверард, Гордон, Рэнкин, ирландец Гитлер, Хайнлайн, Беллоди - иных уж нет, а те далече...
  
  - Какая прелесть! - воскликнула мисс Блади, уставившись в другую сторону. Джеймс оторвался от своих воспоминаний и снова проследил за ее взглядом. По другой стороне улицы прогуливался мальчик с собакой. Хеллборн дважды моргнул, прищурился и понял свою ошибку. Насколько обманчивым иногда может быть первый взгляд! Нет, это не мальчик. И не собака.
  
  - Я хочу посмотреть на это чудо поближе, - заявила Патриция и потащила Хеллборна за собой.
  
  Когда они подошли поближе, девочка (а это была девочка) вытянулась по стойке "смирно" и приложила ладонь к козырьку фуражки. Теперь уже Хеллборн с Патрицией должны были отвечать на салют.
  
  - Лейтенант-кадет Келли Робинсон, - представилось прекрасное дитя.
  
  Немудрено было ошибиться и принять ее за мальчика. Но только с первого взгляда. Этот ребенок заметно отличался от второклассницы Амалии Гладстон. Гораздо старше - 11-12 лет, не такая худая, всего лишь короткая стрижка (волосы выбивались из-под фуражки), а не налысо побритая голова; она тоже носила униформу, но явно не школьную. "Кадет-лейтенант"? "Надо же, я в ее возрасте даже до кадета-сержанта не дослужился", - вспомнил Хеллборн, называя себя и свою спутницу, и продолжая рассматривать новую знакомую. Голубоглазая блондинка, англосаксонская раса. Испанские легионеры, петросибирские пилоты, ирландские шпионы -- по эту сторону экваториальной границы тоже царил Вавилон, что бы не было начертано на его знаменах. Какой все-таки интересный мир -- если бы не текущая война, помноженная на запутанную и почти безнадежную дорогу домой...
  
  - Вольно, кадет, - скомандовала Патриция и присела на корточки. - Кто этот красавец?
  
  Разумеется, альбионка имела в виду зверя, которого кадет Робинсон держала на поводке. И как только Хеллборн мог принять его за собаку?!
  
  - Это Набукко, - улыбнулась девочка.
  
  - Это аббревиатура? - невпопад ляпнул Джеймс.
  
  - Это Навуходоносор, - еще шире улыбнулась кадет Робинсон, продемонстрировав (кто бы сомневался!) два ряда идеальных жемчужных зубок и острый алый язычок. - Вавилонский боевой лев.
  
  Воистину, Вавилон. Но лев ли это? Она могла называть его львом, но Хеллборн не взялся бы угадать, сколько представителей семейства кошачьих пришлось скрестить, дабы получить в итоге подобное существо. Среди его предков могли быть лигры, тиглионы, леоджаги и другие гибридные кошки. Больше других Навуходоносор походил на гепарда, но не обычного изящного спринтера, а массивного бойца с мордой бульдога (немудрено было принять за собаку). Метра полтора в длину, сантиметров 70 в холке, килограмм сто веса. Очень короткий хвост и необычный окрас - настоящий пустынный камуфляж, дикая мешанина черных, желтых и серых пятен.
  
  - Его можно погладить? - поинтересовалась Патриция.
  
  - Конечно, - разрешила Келли Робинсон, - он совсем ручной. Питается только коммунистами.
  
  "Надо будет Аттиле рассказать, если судьба сведет снова, он будет доволен - цепные коты милитаризма и девочки-убийцы с промытыми мозгами", - констатировал Внутренний Голос Хеллборна.
  
  Через несколько минут они уже сидели на лавочке как старые друзья и болтали обо всякой всячине. Если быть совсем точным, болтали в основном дамы. Хеллборн украшал пейзаж и почесывал Боевого Вавилонского Льва за ушком. Складывалось впечатление, что зверь не просто неагрессивный, но еще и немой. С гибридами такое бывает.
  
  В настоящее время лейтенант-кадет Келли Робинсон проживала в Ла-Марсе с матерью. Ее отец, генерал-легат Робинсон находился где-то на фронте. Военная академия, в которой обучалась юная леди, располагалась в Карфагене, но даже после начала боевых действий ее не спешили переводить на казарменное положение. Всех несовершеннолетних курсантов после окончания занятий распускали по домам, как обычных школьников. Нет, не всех - у Хеллборна сложилось впечатление, что здесь не обошлось без влияния высокопоставленного папы. Сама же Келли с горечью поведала, что ее заявление об отправке на фронт в качестве добровольца была спущено в корзинку для бумаг. И это в то время, когда железная поступь непобедимых легионов Доминации...
  
  "Бедные дети, чему их здесь учат?!"
  
  - Не торопись, - успокаивала новую подругу Патриция, - впереди тысячи лет необъявленных войн, и мы подписали контракт на весь срок.
  
  "А сейчас она кого цитирует?" - удивился Хеллборн.
  
  "Издержки классического образования", - заметил Внутренний Голос.
  
  Лейтенант Блади не осталась в долгу, и Хеллборну пришлось выслушать эпический рассказ о битве в габонских джунглях... собственно, Патриция ничего не придумала, просто поменяла знаки и опустила некоторые детали. Кадет Робинсон была в восторге от знакомства со столь героическими личностями и принялась бросать на Хеллборна восхищенные взгляды.
  
  - Мне пора, - спохватилась она на каком-то этапе, - мама будет волноваться. По какому адресу вы поселились? Так это же напротив! Заходите в гости, мама будет очень рада.
  
  - И ты к нам приходи, - предложила Патриция.
  
  - Да хранит вас Митра, - сказала Келли на прощание.
  
  Джеймс не знал, что ответить и растерялся, но его боевая альбионская подруга знала о Религии Настоящих Воинов достаточно, чтобы спокойно произнести:
  
  - Пусть Солнце и Перс берегут тебя, сестра.
  
  Когда будущий офицер Доминации, сопровождаемая Боевым Вавилонским Котом, удалилась, лейтенант Блади призналась:
  
  - Она так похожа на мою младшую сестру!
  
  "Понятно. Ностальгия, сублимация, женские розовые сопли", - заключил циничный Внутренний Голос.
  
  - Готов поспорить, ты ей тоже кого-то напоминаешь, - рассеянно пробормотал Джеймс.
  
  - Персидского котенка? - фыркнула Патриция.
  
  - Я был уверен, что ты напугаешь бедную девочку, - признался Хеллборн. - Хотя...
  
  "...Там, откуда я пришел, у многих чего-то не хватает. Руки, ноги, глаза или просто куска мяса, вырванного из тела. Мы - викинги, военная каста Белголландской Империи и Ее Доминионов! Yster mense in staal skepe..." -- вспомнил альбионец.
  
  - ...в этих краях у нее было полно возможностей насмотреться на покалеченных ветеранов. Все может быть. У меня сестры никогда не было, - немного невпопад продолжал Джеймс. - Даже семьи нормальной не было. Отец пропал на Западном фронте, мать умерла совсем рано...
  
  - Да, я знаю, - чересчур поспешно ответила Патриция и смутилась под его удивленным взглядом: - Читала твое досье еще в Лондоне, по долгу службы. Чем займемся теперь? - поторопилась она сменить тему. - Отправимся в город?
  
  - Поедем завтра с утра, - с некоторым сомнением решил Хеллборн. - Кто их знает, скоро вечер, комендантский час... Да, утром будет надежнее.
  
  Рядом с ними снова проехал черный автомобиль, за рулем которого сидел черный человек.
  
  * * * * *
  
  А вот этой ночью они слышали гудение боевых воздушных аппаратов и стрельбу зенитных орудий. Но где-то вдали. Похоже, дельфинские союзники атаковали непосредственно столицу Доминации.
  
  * * * * *
  
  Нет, не такой Карфаген он ожидал увидеть. Разум подсказывал, что главный город Солдатской Республики должен отличаться от пыльных развалин за городской чертой французского колониального Туниса на родной планете Хеллборна, или от картинок в учебнике истории, на которых был изображен центр античной империи Ганнибалов и Гамилькаров. Но сердце отказывалось верить.
  
  Город-крепость, город-цитадель. Каждый небоскреб - гигантская флак-башня. На каждом перекрестке - бронеколпак ДОТа. Каждый тротуар - готовый ход сообщения, огороженный железобетонным стенами окоп; и даже фонтан на площади - пулеметное гнездо. А все пешеходные переходы - подземные.
  
  Джеймс Хеллборн от всей души пожалел солдат, которым придется штурмовать Новый Карфаген. В любой среде. Интересно, чем завершился ночной налет на это "Сердце Тьмы"?
  
  Именно так, тьмы - на улицах, окруженных "флак-небоскребами", царил полумрак.
  
  Но несмотря на все вышеперечисленное, это был в первую очередь город, обиталище людей. Люди спешили куда-то по его улицам, толпились на трамвайных остановках, переходили из дома в дом; и далеко не все они носили военную форму, хотя таковые были в явном большинстве. И было странно находить в тени "флак-небоскребов" кафе, рестораны, книжные лавки и даже магазины дамских шляпок.
  
  - Складывается впечатление, - негромко заметил Хеллборн, когда Патриция остановилась у витрины такого дамского магазинчика, - что отцы-основатели Спаги пытались построить идеальное военное государство. Но на каком-то этапе произошел сбой. Если фанатикам вроде полковника Ганнибала достаточно Бесконечной Войны, то простому народу нужны простые и маленькие радости жизни.
  
  - Именно так, - согласилась Пат. - А видел бы ты карфагенскую Касабланку! Она еще меньше походила на солдатский лагерь. Но я все равно рада, что ее больше нет, - мстительно добавила она.
  
  "Два года исправительных работ на благо общества", - вспомнил Джеймс, но все-таки укоризненно заметил:
  
  - Это была возможная дорога домой.
  
  - Чем-то приходится жертвовать, - с показным равнодушием отвечала Патриция. - Но мне кажется, Мак-Диармат издевался, когда предлагал нам полюбоваться на Карфаген перед разрушением. Однообразие и утилитарность здешней архитектуры утомляет. Который час?
  
  - Время ланча, - сказал Хеллборн. - Если здесь вообще принято завтракать в это время. Как мало мы еще знаем...
  
  - Вавилон, - напомнила ему Патриция. - Мы же эмигранты из Британской империи, у нас странные обычаи. Подумаешь, ланч - мы пьем чай в шесть часов вечера и закусываем его лимоном. Даже в такую жару. Никто ничего не заподозрит.
  
  (Патрули военной полиции уже дважды проверяли у них документы, но после беглого просмотра следовало поспешное вежливое козыряние и пожелание счастливого пути/отдыха/етс.)
  
  Как оказалось, псевдобританцы могли себе позволить чай не только в шесть вечера, но и в пол-одиннадцатого утра.
  
  - У нас лучшие индоокеанские сорта, - принялся нахваливать свое меню официант, - из довоенных запасов. Надеюсь, что уже в самые ближайшие дни наши доблестные воины возьмут Суэц и поставки будут возобновлены!
  
  "И я надеюсь, - собирался ответить Хеллборн, - потому что без хорошего цейлонского чая мы не сможем продолжать войну!" Но на всякий случай промолчал. Вдруг здесь принято доносить на болтливых офицеров в Карфагенскую службу безопасности.
  
  Хорошее кафе, уютное, чем-то напоминает харбинский ресторанчик Рика. Вот и пианист на эстраде застучал по клавишам. Но на каком языке эта песня?
  
  - Это пунический, - шепнула Патриция. - Наслушалась в Касабланке. После Солдатской Революции вожди военной республики планировали ввести новый единый государственный язык, что-то вроде эсперанто. Желательно, какой-нибудь "карфагенский". Предлагались самые безумные проекты, вплоть до вандальского и мальтийского. Ничего из этого не вышло, здесь по-прежнему пользуются французским и испанским. Но остались кружки любителей, они выпускают толстые литературные журналы, сочиняют стихи и песни...
  
  - О чем он поет? - поинтересовался Джеймс.
  
  - Ты не поверишь, - покачала головой Патриция.
  
  
  Не иди
  В коридор бесконечной тьмы,
  Двери все
  Приведут тебя в зал углом,
  Зал пустой,
  Только дождь над головой,
  Дождь говорит -
  Ты одна в этом зале пустом.
  
  Голубой потолок,
  Зеркала на стене,
  Отражается в них
  То, что быть могло - и не во сне.
  
  Параллельный мир,
  Там, где мы всегда живем в любви,
  Дотянись до него рукой, дотянись до него...
  Параллельный мир,
  Там, где сердца необычен ритм,
  Дотянись до него рукой, дотянись до него рукой.
  
  Тень бледна,
  На лицо эта тень легла,
  Кровь бежит
  Словно конь в лабиринте вен,
  Улыбнись,
  И нырни в глубину скорей,
  К жемчугам,
  Что лежат на дне морей.
  
  Потолок - небеса,
  А моря - зеркала,
  Отражается в них
  Жизнь, что быть могла - но не была.
  
  Параллельный мир,
  Там, где мы всегда живем в любви,
  Дотянись до него рукой, дотянись до него...
  Параллельный мир,
  Там, где сердца необычен ритм,
  Дотянись до него рукой, дотянись до него рукой...
  
  
  - Пошли отсюда, - резко поднялась Патриция. - Хорошего понемножку. Достаточно малоприятных воспоминаний для одного дня.
  
  На соседней улице они остановились возле очередного бетонного купола. У входа маячил бородатый мужчина в белом хитоне и фригийском колпаке.
  
  - А вот и храм Митры, - заметила мисс Блади. - Заглянем?
  
  - Не стоит, - покачал головой Хеллборн. - Я добрый альбионец, который должен верить в святую троицу Авраама, Исаака и Иакова. Вернемся домой.
  
  - Домой, - эхом отозвалась Патриция, и в ее голосе было столько горькой иронии, что Хеллборн счел за благо промолчать.
  
  * * * * *
  
  У калитки уже прогуливалась Келли Робинсон со своим Навуходоносором; когда Патриция выбралась из машины, кадет-лейтенант бросилась ей на шею. "Женские розовые сопли".
  
  - Нет-нет, - возразила Келли, когда Патриция предложила ей посетить скромную конспиративную квартиру, - в другой раз. Пойдемте ко мне. Мама приготовила обед, она будет рада видеть моих новых друзей.
  
  "Возможно, здесь не принято отказываться от подобных приглашений", - подумал Хеллборн и поплелся вслед за девушками, на ходу почесывая за ушком боевого вавилонского кота. Кот беззвучно зевнул и показал клыки. "Какое счастье, что я не коммунист!" - констатировал Джеймс. А вот если выставить Набукко против саблезубой альбионской кошки - кто кого завалит?...
  
  
  
  * * * * *
  
  Миссис Робинсон оказалась такой же стройной голубоглазой блондинкой, 45-летней (или около того) версией своей дочери. Язык не поворачивался сказать "постаревшей", скорее - "зрелой". Она и в самом деле была рада видеть гостей. Похоже, почтенная дама откровенно скучала в этом языческом уголке бывшей испано-французской Африки.
  
  - Понимаете, - сказала радушная хозяйка, - здесь так редко можно встретить приличного альбионца...
  
  Только невероятное усилие воли позволило Хеллборну сохранить спокойствие и понять, что миссис Робинсон имеет в виду оригинальное, первоначальное значение термина "Альбион" - "остров Великобритания". Стоит вспомнить, что и антарктическая колония сэра Фрэнсиса Дрейка когда-то называлась не просто "Альбион", а "Новый Альбион". С веками приставка "Нью" потерялась и потеряла смысл, ибо "оригинальную" Британию никто больше "Альбионом" не называл - ни "старым", ни каким-нибудь другим. На той, прежней планете.
  
  Как видно, отставная библотекарша Патриция тем более была в курсе особенностей здешнего британского сленга, потому что она незаметно наступила Хеллборну на ногу.
  
  - Давно вы перебрались из старой доброй Англосферы в благословенную Солдатскую республику? - продолжала госпожа Робинсон.
  
  - Мама, - внезапно вмешалась Келли, - не задавай глупых вопросов! Разве ты не понимаешь, что они только что вернулись с холода?
  
  При слове "холод" Джеймс первым делом вспомнил снежные равнины Нового Альбиона, и ему снова стало нехорошо. Потребовалось дополнительное усилие воли и мысли -- нет, Келли и не думала намекать на южный полярный материк. Это опять какой-то переносный смысл.
  
  - Да-да, конечно, - поспешила согласиться миссис Робинсон. - Прошу всех к столу!
  
  Слава Митре, ничего общего с бегемотными консервами. Хотя Хеллборн так и не понял, из какого животного был приготовлен сей роскошный обед.
  
  Все-таки это был не самый стандартный английский дом. Остро не хватало дворецкого, а пожилая служанка из аборигенов (берберка? мавританка?), менявшая блюда, была одета явно не по форме. Английская служанка в брюках?! - вот теперь Хеллборн окончательно и бесповоротно поверил в свое прибытие на чужую и далекую планету.
  
  После обеда был чай с сигарами в библиотеке (впрочем, курила только хозяйка) и возвышенная беседа о современной политике. Джеймс в очередной раз призвал на помощь все свое вдохновение и непрерывно сыпал штампами и стереотипами:
  
  - ...война не затянется надолго. Драконский фронт окончательно рухнет через месяц-другой. Красные переоценили свои силы. Когда с ними будет покончено, у дельфинских союзников не будет другого выхода как признать наши завоевания и заключить мир.
  
  - Месяц-другой... - повторила миссис Робинсон. - Но потери!...
  
  "Потери неизбежны", - собирался ляпнуть Хеллборн, но вовремя прикусил язык. Похоже, в этом доме не принято равнодушно относиться к потерям.
  
  В одном из углов библиотеки (и почему он заметил это только сейчас?!) на полке стояли два портрета в траурных рамках.
  
  - Мой младший брат и моя старшая дочь, - проследила за его взглядом госпожа Робинсон.
  
  "Готов поспорить, ты ей тоже кого-то напоминаешь".
  
  - Мама! - снова возмутилась Келли.
  
  - Что "мама"? - в свою очередь возмутилась почтенная леди. - Одна глупая война за другой, такими темпами от нашей семьи... - она не договорила.
  
  - Как ты можешь такое говорить, в то время как сам генералиссимус...
  
  - Наш генералиссимус - напыщенный солдафон! - отрезала миссис Робинсон.
  
  "Что это - вольнодумство генеральской жены или я просто недооценил здешнюю свободу слова?" - не понял Хеллборн.
  
  - Твой отец считает, что ему по-прежнему двадцать лет, и носится по джунглям, как зеленый лейтенант! Мог бы уже иметь собственный кабинет в Генштабе, или даже два кабинета....
  
  - Мы тоже скоро возвращаемся туда, - осторожно сказал Джеймс.
  
  "Как бы не так! У нас своя война... и мы даже не имеем представления, как далека она от завершения".
  
  Хозяйка достала кружевной платочек и промокнула глаза.
  
  - Как вы могли такое подумать! - в ее голосе прозвучала искренняя обида.
  
  "Что я такого подумал?" - удивился Хеллборн.
  
  - Послушайте старую женщину...
  
  "???!!!"
  
  - ...старую женщину, не возвращайтесь на фронт. Разве вы еще не навоевались?! Патриция, милая, как давно вы смотрели на себя в зеркало?!
  
  "У нее нет на это времени, пока она ходит через зеркала".
  
  - Мама, как ты можешь!
  
  - Извините меня, я сама не своя. И так каждый раз.
  
  - В таком мире мы живем, - примирительно заметил Хеллборн.
  
  "В таких мирах, если быть совсем точным".
  
  - Мой отец погиб на войне, когда мне было шесть лет. Мать очень переживала... и ненадолго пережила его, - поведал Джеймс.
  
  "В кои-то веки - чистая правда".
  
  - Но почему вы решили избрать военную карьеру? - поинтересовалась миссис Робинсон. - Семейная традиция?
  
  - Не только, - признался Хеллборн. - В свое время на меня произвел очень сильное впечатление разговор с одним сержант-майором. Когда я спросил его, почему он не уволился после очередной войны и остался на сверхсрочную службу, он ответил мне примерно следующее: "Когда все началось, нас внезапно призвали и бросили в мясорубку. Мы не знали куда идти, что делать, в кого стрелять, кто наши враги, кто наши командиры и как нас зовут. Когда все начнется в следующий раз - а начнется неизбежно - я хочу быть на своем постоянном месте, в своем легионе, на привычной должности". И он был прав, все началось снова.
  
  "Вот только я не всегда был на своем привычном месте".
  
  - Скорей бы оно уже завершилось, - прошептала хозяйка.
  
  - Нам остается молиться и надеяться на лучшее, - неуверенно сказал Хеллборн.
  
  Тут в библиотеку заглянул Навуходоносор, и Патриция ловко превратила его в тему разговора. Келли под большим - ТСССС! - секретом сообщила, что "вавилонский боевой кот" является побочным продуктом абсолютно секретного военного проекта, закрытого ограниченными штабными бюрократами. А ведь тысячи боевых котов, оснащенных по последнему слову техники, могли самым серьезным образом склонить чашу весов... и все такое прочее.
  
  - Последнее слово техники? - рассеянно уточнил Хеллборн.
  
  - У него короткий, но очень сильный хвост, - пояснила девочка, - это специально, чтобы дергать за спусковой шнур пулемета. Пулемет можно закрепить на спине.
  
  - А когда патроны закончатся? - не поверил Джеймс.
  
  - Тут уж ничего не поделаешь, сам он перезарядить не сможет, - согласилась Келли. - Придется прибегнуть к помощи товарищей!
  
  - Кошачьих или человеческих? - не понял Хеллборн.
  
  - А какая разница? - удивилась кадет Робинсон столь искренне, что Джеймс не решился задавать новые вопросы.
  
  - Все девочки как девочки, - проворчала миссис Робинсон, - платья, куклы... у этой вся комната набита солдатиками, лошадками, самолетиками... И сестра ее такая же была...
  
  - Мама!
  
  - Молчу, молчу.
  
  Простились очень тепло, обещали заглядывать и впредь.
  
  * * * * *
  
  Незапланированный отпуск в Ла-Марсе явно затянулся, понял Джеймс примерно через неделю. День проходил за днем, но ничего из ряда вон выходящего не происходило.
  
  Каждое утро Хеллборн извлекал из почтового ящика свежую газету. Перемены на Северном фронте. Перемены на Восточном фронте. Перемены на Американском фронте. Далее везде.
  
  Кроме того, он отыскал в одной из комнат пыльный, но работающий радиоприемник (шнур, вилка, розетка на 210 вольт) и теперь мог наслаждаться бравурными маршами и сладкими голосами дикторов пяти или шести дельфинских и саксонских радиостанций. Особенно умиляла станция Сицилийского Королевства - красивый язык, хорошо поют, и ни одного понятного слова.
  
  Келли регулярно приходила в гости, и они с Патрицией шептались о своих женских/солдатских делах на втором этаже, в то время как Хеллборн прохлаждался в библиотеке. Здесь было что почитать. Подборка книг заметно отличалась от покинутой кейптаунской виллы, хотя "Марсианская трилогия" Уэллса присутствовала и тут. Но Джеймс до нее даже не дотронулся. Он вдруг вспомнил о своих служебных обязанностях офицера альбионской военной разведки и попытался составить доклад, включающий описание самых интересных и полезных достижений здешней военной мысли. Доклад продвигался настолько успешно, что Хеллборн начал всерьез искать ответы на два сложнейших вопроса: как доставить информацию домой и как объяснить дома ее источник?!
  
  Первый вопрос разрешился довольно просто. Хеллборн еще раз прокатился в Карфаген, уже в одиночку (Патриция не желала лишний раз возвращаться в это мрачное место) и немного побродил по улицам. Похоже, он и в самом деле переоценил здешнюю диктатуру. Роскошный фотоаппарат в маленьком магазинчике ему продали совершенно свободно, открыто, и не задавая лишних вопросов. На своей родной планете Джеймс знавал державы, где для покупки самой примитивной фотокамеры требовалось разрешение политической полиции - не больше и не меньше...
  
  Одна длинная ночь добросовестного труда - и масса полезной информации превратилась в капсулу с микропленкой. Не проблема спрятать где угодно на теле или даже... гм... внутри тела. А потом извлечь. Но это в самом крайнем случае!
  
  Как объяснить источник информации дома? Не будем думать об этом раньше времени, твердо решил Хеллборн. Сперва надо вернуться.
  
  Возвращение явно затягивалось. Шла уже вторая неделя их пребывания в Солдатской Республике. Мак-Диармат больше не появлялся, но зато в окрестностях по-прежнему исправно патрулировала черная машина с черным человеком. И это внушало надежду.
  
  По ночам продолжали прилетать дельфинские бомбардировщики. Но Хеллборн, нанесший еще несколько визитов в столицу Доминации, не видел никаких последствий налетов. Нет, это вам не Кейптаун и не Харбин. Бедняг должно быть сбивали еще над океаном.
  
  В одно из посещений добрался до порта, постоял на набережной. Даже море воинственные наследники вандалов заковали в бетон и окружили кольцом башенных орудий береговой обороны. Странное здесь море, подумал Джеймс, нет, это не наши южные океаны...
  
  Но вот гавань очень напоминает древний карфагенский порт, вспомнил Хеллборн картинку в учебнике. Разумеется, античные финикийцы не злоупотребляли бетоном, а так - очень похоже. Идеально круглый внутренний бассейн; двойные ворота; ангары для кораблей, окружающие башню Адмиралтейства. Конечно, размеры даже и сравнивать смешно. Самый крошечный современный эсминец и деревянные галеры Гамилькаров и Ганнибалов...
  
  - Любуетесь? - послышался за спиной знакомый голос.
  
  А вот и один из них. Из Ганнибалов.
  
  - И почему я не удивлен нашей встрече? - развел руками полковник Александр Ганнибал.
  
  Хеллборн на всякий случай промолчал.
  
  - Меня снова назначили на авианосец, - пожаловался пилот-митраист. - D.S.S. "Хайреддин Барбаросса". Но я надеюсь оспорить это назначение.
  
  - Желаю удачи, - машинально ответил Джеймс.
  
  - Взаимно, - раскланялся Ганнибал. - Всего хорошего, мистер Хеллборн. Увидимся как-нибудь.
  
  Развернулся на 180 градусов и зашагал по набережной в неизвестном направлении.
  
  И все?! Так просто?! Он действительно не удивлен?!
  
  Или старый знакомый решил, что появление Хеллборна на карфагенской набережной в мундире Доминации -- всего лишь закономерное последствие тогдашнего заявления в вагоне-ресторане? "Отведите меня к вашему вождю... тьфу, к ближайшему контрразведчику"?
  
  Чертовщина какая-то. Но пусть у других голова болит.
  
  Этим вечером Джеймс вывесил на калитку заранее оговоренный условный знак. Уже совсем глубокой ночью "стрелок-водитель" Гюуэчт постучал в дверь и молча и выслушал рассказ о встрече на столичной набережной.
  
  - Это не проблема, - коротко заявил африканец. - Совсем не проблема. Забудьте. Спокойной ночи, сэр.
  
  Как скажешь, товарищ.
  
  - А наш корабль... - начал было Хеллборн.
  
  - Еще не пришел. Ждите. Спокойной ночи.
  
  "Он все так же лаконичен", - заметил Джеймс.
  
  На следующий день снова заявилась Келли:
  
  - Я боялась, что вы уедете раньше срока, и поэтому не хотела заранее говорить...
  
  - Похоже, мы задержимся еще на несколько дней, - промямлил Хеллборн. "О чем это она? Раньше какого срока?"
  
  - ...завтра, тридцать первого мая, у меня день рождения. Тринадцать лет! Разумеется, вы приглашены!!!
  
  - Ой, - Патриция была в своем новом репертуаре, - разумеется мы придем!!!
  
  - Что мы ей подарим? - обратилась мисс Блади уже к Хеллборну, когда кадет Робинсон удалилась.
  
  "Мисс Блади? - подумал Джеймс. - Такое впечатление, что это не мисс Блади, а миссис Хеллборн спрашивает супруга, что бы такое подарить любимой племяннице..."
  
  "Решительно пора менять обстановку, в голову лезут совсем уже идиотские мысли", - не преминул заметить Внутренний Голос.
  
  "Наши отношения действительно зашли настолько далеко? Должен ли я, как порядочный человек... и все такое? Или мы просто два одиноких альбионца на чужой планете?"
  
  - Бедная девочка, она так скучает по своей сестре, - продолжала Патриция.
  
  - Как она погибла? - спросил Хеллборн, только чтобы отвлечься от собственных запутанных мыслей.
  
  - На маневрах, парашют не раскрылся... И все-таки, что мы ей подарим?
  
  - Есть у меня одна идея, но придется снова съездить в город, - пробурчал Хеллборн. - Я скоро вернусь.
  
  - Счастливого пути и возвращения. - После того ресторанчика, где распевали печальные пунические песни, Патриция совершенно не стремилась к новым визитам в Карфаген.
  
  Старый мастер в очередной карфагенской лавочке был полон оптимизма:
  
  - Работа не займет много времени. Возвращайтесь завтра утром, все будет готово.
  
  Джеймс так и сделал - вернулся на следующее утро.
  
  * * * * *
  
  Гостей было немного - в основном одноклассники Келли из военной академии, но день рождения удался. Торт, свечи, бенгальские огни - все как у нас, отметил Хеллборн. И вручение подарков, разумеется.
  
  - Что это? - Келли уже собиралась разорвать пакет, перевязанный ленточкой, но Хеллборн остановил ее:
  
  - Сюрприз. Откроешь потом. - И добавил шепотом: - Маме может не понравиться.
  
  ...бенгальские огни, угощение, поздравительные тосты (в которой раз никакого алкоголя! но на этот раз - действительно уважительная причина).
  
  - Рано вам еще, дети, - заявила строгая миссис Робинсон.
  
  Дети? Подростки? На парочку альбионцев они взирали с ожидаемой смесью ужаса и восхищения - еще бы, настоящие ветераны, охотники джунглей и пожиратели коммунистов. Уже сегодня эти детишки носят военную форму, а что будет завтра?
  
  "Я воюю с двенадцати лет", - мог сказать по такому поводу Аттила Кун.
  
  Да и на родной планете Хеллборна такое случалось. В свое время Джеймс наслушался рассказов ветеранов, подавлявших Спартаковскую Германию. Конечно, эти рассказы были пропитаны слухами и легендами, но даже серьезные исследования говорили - когда спартаковская армия наконец-то сдалась, в ее рядах было от 30 до 40 процентов несовершеннолетних... Но это в другом мире, а здесь? Интересно, если карфагенские легионы и в самом деле прорвутся к Кейптауну, что скажет Детям Революции товарищ Никель? Есть в этом мире что-то несправедливое, думал Хеллборн, наблюдая, как миссис Робинсон и ее сестра, тетушка Виктория, возятся с одноклассниками Келли. За что сражаются их родители? Почему хорошие люди должны убивать друг друга?
  
  К черту! К дьяволу! Это не его война, он не должен их судить. Речь может идти о настолько застарелой ненависти и обиде, что ему просто не понять. Для него Дракония и Карфаген - всего лишь сказочные королевства, затерянные в далекой галактике, думал Джеймс, выбираясь из шумного дома под ночное североафриканское небо. При этом спугнул парочку курсантов, вздумавших целоваться на ступеньках. Дети, усмехнулся он про себя.
  
  - Давай сбежим отсюда, - послышался за спиной заговорщицкий шепот Келли, поддержанный Патрицией. Разумеется, Хеллборн не мог отказать прекрасным дамам.
  
  Устроившись на переднем сиденье "фаэтона", рядом с водителем, кадет Робинсон наконец-то вскрыла пакет с подарком.
  
  - Вот это да! Вот спасибо! Неужели настоящий?! - она бросилась целовать Хеллборна, и тот едва не въехал в ближайший забор. - Ой, извини.
  
  - Самый настоящий, - отозвался Хеллборн. - С очень богатой историей. Трижды трофей.
  
  - Да, я вижу, - кивнула Келли, изучая подарок. - Большое спасибо. Вы настоящие друзья.
  
  На левой стороне затвора по-прежнему значилось "Dem Verehrten Vizeadmiral Jan Peter van der Capellen von Generalprasident der Sachsen Mose Berger aus Dessen Heimat der Waffenstadt Suhl"; на правой добавилась новая надпись: "Келли на память от Патриции и Джеймса". Вместо аккуратно затертого "4,25 мм" на корпусе присутствовал новый калибр "5,2 мм АСР".
  
  - Никогда не слышал о таких патронах, - признался за день до этого старый карфагенский оружейник. - Это ведь грифонская модель?
  
  - Вроде того, - неопределенно ответил Хеллборн. - Трофей.
  
  - Но его нетрудно будет рассверлить и переделать под стандартный малокалиберный боеприпас. Толстые стенки ствола, большой запас прочности. Заменить возвратную пружину - и вовсе пустяк. Возвращайтесь завтра утром, все будет готово.
  
  Он отобрал золотой пистолетик у покойника Ла Бенева, прятал под подушкой в госпитале, и успешно скрыл при обыске, когда его в очередной раз взяли в плен. Ладно, хорошего понемножку. Это всего лишь кусок металла и пластика. Почему бы не порадовать хорошего человечка?
  
  "Олифант" выбрался на пляж за северной границей Ла-Марсы. Свинцовые волны Средземного моря в тусклом свете автомобильных фар... как там писали старинные романисты? Целая коробка патронов была расстреляна немедленно - полуразрушенным песчаным замкам не поздоровилось.
  
  - А теперь - купаться! - Келли в два счета разделась до нижнего белья и побежала навстречу прибою. Патриция последовала за ней. Навуходоносор неожиданно очнулся от своей вечной задумчивости и принялся носиться по берегу взад-вперед.
  
  "Хорошо-то как, - подумал Хеллборн, присаживаясь на капот. - как будто нет войны, и дом где-то рядом, и сегодня хорошо - а завтра будет еще лучше..."
  
  Идиллическая картина рухнула быстрее, чем он ожидал. На пляж выполз громыхающий шестиколесный броневик военного патруля.
  
  - С ума сошли, - сказал рассерженный офицер, проверив их документы. - Так и быть, валите отсюда. Только ради генерала Робинсона. Вам повезло, что мы не успели поднять по тревоге местный гарнизон. Подозрительные личности на пляже, ночная стрельба... Обыватели подумали, что эта высадка вражеских диверсантов!
  
  - Прошу прощения, майор...
  
  - Спокойной ночи, дамы и господа, - буркнул патрульный и направился к своей машине. - Все в порядке, ребята, поехали дальше!
  
  * * * * *
  
  А на рассвете в дверь конспиративной квартиры постучал совершенно незнакомый человек. Это парень носил униформу Доминации Спаги, но как же он был похож на того альбионского сержанта, вручившего Хеллборну пакет на следующее утро после Манильской Бани. Как давно это было, полгода, целую жизнь и две планеты назад...
  
  - Капитан Хеллборн? Лейтенант Блади? Распишитесь в получении.
  
  - Что за ерунда? - удивился Хеллборн, изучив полученный конверт. И немедленно повесил на калитку условный знак.
  
  На этот раз их навестил лично товарищ Мак-Диармат, неведомо где пропадавший уже больше недели. Скорей всего -- на каком-нибудь курорте, потому что капитан четвертого ранга выглядел отдохнувшим и даже немного располневшим. В отличие от своего африканского помощника, ирландец не стал дожидаться темноты. Что ж, ему виднее, от кого и когда прятаться.
  
  - Наберитесь терпения, - сказал драконский разведчик. - Корабль должен прибыть со дня на день.
  
  - А с этим что делать? - Хеллборн протянул ему два почти одинаковых глянцевых картонных бланка:
  
  "Капитан Джеймс Хеллборн/Лейтенант Патриция Блади, АДС, за проявленное мужество и другие заслуги перед Солдатской Республикой награждается Орденом Генерала Мономаха. Награждение состоится 2 июня 1940 года в Карфагенском Дворце Высоких Собраний.
  
  Начало церемонии в 18.00. Явка обязательна.
  
  Во имя вечной славы пехоты и других вооруженных сил!"
  
  - Ничего удивительного, - пожал плечами Мак-Диармат. - Я не только ваши документы подделал, я должен был внести вас в списки кадровых офицеров, поставить на нужную полку фальшивое досье, и многое другое. Не спрашивайте. И вот что получилось. Поезжайте, чего уж там. Скорей всего, награды будет вручать сам генералиссимус. Будь вы настоящими драконцами, - внезапно усмехнулся ирландец, - я бы приказал вам броситься на гнусного диктатора и прикончить ублюдка на месте. Но у нас другая миссия. Так что отправляйтесь туда и развлекайтесь от души. Держитесь, до прибытия корабля осталось совсем немного.
  
  - Я тоже там буду, - сообщила Келли Робинсон, заглянувшая в гости ближе к вечеру. - Обычные курсантские дела. Будем стоять в почетном карауле, помогать на кухне и все такое. Как я за вас рада!
  
  "А обо мне и говорить нечего", - подумал Хеллборн.
  
  Странно, никогда раньше ему не приходилось получать настолько незаслуженную награду. Вот дьявол, еще один пышный банкет, снова парадный мундир... Как скажете, товарищ Мак-Диармат.
  
  Мы будем гулять и веселиться.
  
  
  
  "...я предпочитаю проводить свои дни в распущенности, цинизме и отчаянии, чем маршировать в ногу и в искреннем восторге кричать "ура!", когда Славный Лидер проезжает мимо".
  
  Пол Андерсон, "Рыцарь призраков и теней".
  
  
  Глава 37. Славный Лидер проезжает мимо.
  
  
  
  Ближе к вечеру над городом сгустились тучи - в буквальном смысле этих слов.
  
  - Поразительно, - удивлялась Патриция, когда они подъезжали к Карфагену, - в Тунисии, в это время года! Неужели будет дождь?
  
  - Все может быть, - философски заметил Хеллборн. - Я бы предпочел старый добрый альбионский снег...
  
  ("Если повезет - мы увидим его очень скоро. Если.")
  
  - ...но и дождь - лучше, чем ничего.
  
  Карфагенский Дворец Высоких Собраний не собирался сверкать в ночи тысячью огней - светомаскировка и затемнение. Но прожекторы угловых флак-башен, кромсавшие небо, с лихвой искупали этот недостаток. Они словно насмехались над грядущими бомбардировщиками Дельфинского Альянса - "приходите и возьмите!"
  
  Если снаружи это был уже поднадоевший армированный бетон, то роскошь внутренних помещений могла поспорить с палатами харбинских императоров и грифонских королей. Хрусталь, позолота, красное дерево и слоновая кость. Что ж, Доминация Спаги была солдатской республикой - но явно не спартанской.
  
  Хотя даже спартанцы могли бы одобрить развешанные по стенам батальные полотна и расставленные на каждом шагу мраморные статуи великих полководцев далекого и недавнего прошлого. Помимо картин, памятников и трофейных штандартов перед глазами мелькали союзные и нейтральные мундиры всех цветов спектра, во всех возможных сочетаниях. Возможно, на двух последних вся эта роскошь и была расчитана. Кроме того, слоновая кость и красное дерево должны были символизировать богатство Солдатской Республики и стабильность грядущих ветеранских пенсий.
  
  "Из бегемотов - колбаса, и золото пустынь,
  И африканские леса, куда глаза не кинь,
  Килиманджаро белый свет, и южные моря -
  Владей всем этим сотни лет, Империя моя!"
  
  - некстати вспомнил Хеллборн отрывок из фельетона, прочитанного в "Дракон Таймс" за несколько дней до начала войны. Или то была насмешка над какой-то другой империей?...
  
  Плотная и строгая охрана трижды проверила документы и пригласительные билеты, прежде чем альбионцы добрались до Главного Парадного Зала. Здесь Патрицию и Хеллборна разлучили - нет, не церемониймейстеры, а всего лишь опытные центурионы. Награждаемых солдат и офицеров построили в две аккуратные шеренги. Мальчики отдельно, девочки отдельно. По росту, званию и цвету мундира. Черные пехотинцы, зеленые танкисты и пилоты "механических рыцарей", синие авиаторы, оранжевые моряки и разноцветные союзники. Всевозможные гости пока толпились на заднем плане.
  
  Потом загремели фанфары.
  
  Между рядами героев Доминации прошагали отборные преторианцы из Вандальской Гвардии, занявшие позиции вокруг трибуны. Вслед за ними - еще несколько элитных отрядов (на правом фланге одного из них Джеймс разглядел малышку Келли Робинсон). Затем неторопливо проследовали вожди и полководцы Солдатской Республики. Их было много. И если награждаемые обязаны были стоять по стойке "смирно", то к прочим гостям торжества это не относилось. Каждого прибывающего генерала или маршала встречала дружная овация или другие подобные звуки:
  
  - Чанг! Чанг! Чанг-Кай-Ши! Пат-тон! Пат-тон! Баль-бо! Баль-бо! У-дет! У-дет!
  
  И хотя Хеллборн успел заочно познакомиться со всеми полководцами Доминации, пролистывая ежедневные газеты, эти торжествующие вопли оказались совсем не лишними.
  
  Всесильный генералиссимус и диктатор Спаги шел последним. Орлиный взгляд, орлиный нос, грудь колесом и полна орденов, легкое облысение. Если бы не черная полоска усов - настоящий Цезарь. Он и взошел на престол как солдатский император древнего Рима - после того, как с предшественником беспощадно расправились в очередной раз восставшие легионеры. Пять лет назад это случилось. Впрочем, предыдущий вождь Спаги императором не был - всего лишь бароном. Зато красным!
  
  Ах, да, здесь все-таки присутствовал церемониймейстер, как раз в этот момент выступивший вперед и провозгласивший:
  
  - Его Превосходительство Герцог Алжира, Верховный Главнокомандующий Легионов, Генералиссимус Спаги и Президент Солдатской Республики Франциско Первый, Франко, Диктатор!
  
  - ФРАН-КО! ФРАН-КО! ФРАН-КО! - надрывалась толпа.
  
  Франциско Франко поднялся на трибуну. Еще раз прогремели фанфары. Почетные караулы перекинули ружья с одного плечо на другое. На какое-то время воцарилась тишина. Генералиссимус откашлялся. Справа и слева от него развевались знамена Доминации - черно-красные штандарты, украшенные золотыми гоплитскими шлемами и скрещенными мечами. Развевались? В закрытом помещении?! "Вентилятор", - догадался Хеллборн.
  
  - Братья! Братья и сестры! Мы пришли из маленьких городов далеких стран, чтобы спасти свою честь от мира, погруженного в огонь! Забудь о том, что ты француз или испанец, теперь имя тебе - Легион! Ты гражданин Солдатской Республики, строитель нового мира! Мира, который будет построен железом и кровью! Кончилась эра унижения! Мы больше не будем пешками в руках продажных политиков! Теперь мы сами выбираем свою судьбу! Сами выбираем, кому объявить войну и за что сражаться! А кто не сражается - тот уже мертв! Кто не видит цель - тот слеп! Есть цель - есть единство! Есть враг - есть убийство! Пока мы едины - мы непобедимы! Мы - Иностранный Легион! И я - тоже Легион!!!
  
  "Есть в этом что-то порочное, - заметил Хеллборн. - Интересно, он сам-то хоть понял, что сказал? Жаль, я так не умею - быть бы и мне герцогом, маршалом, диктатором..."
  
  Но такие мысли явно не посещали головы прочих граждан Солдатской Республики, разразившихся торжественными воплями и римскими салютами, едва генералиссимус завершил свою речь. Похоже, я чего-то не понимаю, подумал Хеллборн, салютуя вместе со всеми, но в конце концов - им лучше знать, это их мир, я здесь только проездом.
  
  После этого диктатор двинулся в обратном направлении, по ходу дела пожимая руки и развешивая ордена (за ним несли целых два огромных подноса). Хеллборн даже не успел заметить, как стал кавалером Ордена Мономаха. "Кто такой Мономах? - закопался Джеймс в свою память. - Античный карфагенский полководец. Он сражался в одиночку. Почти как я".
  
  Но не сегодня.
  
  - СМИРНО! ВОЛЬНО! Разойтись!
  
  Торжественная часть приема закончилась.
  
  - Теперь надо поплотнее набить брюхо, - заметил стоявший неподалеку пилот "механического рыцаря". - Там, куда мы завтра возвращаемся, такая возможность выпадает редко!
  
  Хеллборн на всякий случай отвернулся -- кто его знает, этот парень мог быть среди тех, кого драконцы не успели подбить в окрестностях заброшенного малайского города.
  
  Так, а мы что будем делать? Проблема набить брюхо не стоит так остро. Не поехать ли домой? В смысле, "домой", в Марсополис. Но где Патриция? Черт, что за нелепость, надо было условиться о месте встречи. Где ее теперь искать в этом дворце, среди сотен, если не тысяч гостей? Ладно, она умная девочка, не заблудится.
  
  До ушей Хеллборна донесся отдаленный грохот. Явились бомбардировщики? Нет, все-таки пошел дождь. Гром и молния! Совсем как в старые добрые времена.
  
  И банкет - совсем как в старые добрые времена. Гости разбиваются на кружки по интересам и завязывают возвышенные разговоры о столь же высоких материях. Конечно, есть и такие, что пришли поужинать или потанцевать, но они в явном меньшинстве. По старой привычке, Джеймс открыл глаза и уши и закружил по залу.
  
  - ...нефть - кровь войны! Пока в наших руках Нигерия и Триполитания, нам нечего страшиться завтрашнего дня!
  
  - ...это сегодня. Но что будет завтра?..
  
  - ...тридцать три человека расстреляны на месте! Из той ямы выбрались только мы вдвоем!..
  
  - ...здоровое племя, разводит немного скота. Женщины у них красивые...
  
  - ...пятьдесят тысяч фунтов - сущий пустяк для нашего бюджета, но какова наглость!..
  
  - ...Мьянмараджу следовало бы присоединиться к нам. Это будет совершенный треугольник. Такой альянс будет непобедим. Доминация будет владеть Африкой, Индоокеания - морями, а моны могут забрать себе всю Азию!
  
  - ...наш индоокеанский друг втайне мечтает о том, что Мьянмарадж выступит против нас! Тогда Порт-Миссон сможет расширить свое влияние на материке! Ха-ха-ха!..
  
  "К дьяволу, - вспомнил Хеллборн, - я здесь не на службе, и анализ подслушанной информации не принесет Альбионской Республике никакой пользы".
  
  Или?...
  
  К дьяволу.
  
  Он отобрал у проходившего официанта поднос с пирожными и напитками, после чего устроитлся за уютным столиком в углу. Обжираться и напиваться не будем, решил Джеймс, просто спокойно посидим. В одиночестве, как генерал Мономах.
  
  - Вы танцуете? - обратилась к нему незнакомая пышная брюнетка в вечернем платье. Явно не "сестра Доминации", из иностранных гостей. "Опять шпионка?" - задумался Хеллборн.
  
  - У меня деревянная нога, - с подкупающей вежливостью поведал коварный альбионец. - После ранения. И не только нога...
  
  - Тупой солдафон, - вспыхнула брюнетка и поспешила удалиться. Нет, не шпионка. Похоже, дама и в самом деле хотела потанцевать. Жаль...
  
  (...между прочим, раненая нога совсем уже не болит, и на прием он явился без палочки...)
  
  ...но мы здесь проездом, да и Патриция могла обидеться. Кстати, а вот и она!
  
  На Патрицию Блади было жалко смотреть. От ее лица после многочисленных ранений и так немного осталось, а теперь она и вовсе рисковала его потерять. В буквальном смысле.
  
  Что-то стряслось, понял Хеллборн, но не спешил задавать вопросы. Сама расскажет. И действительно.
  
  - Джеймс, наконец-то я тебя нашла. Они здесь.
  
  - Кто "они"? - уточнил Хеллборн.
  
  - Апсаки, - прошептала Патриция.
  
  - Какие еще апсаки? - Джеймс начал понемногу терять терпение.
  
  - Апсаки. Те самые. Оба. Которые напали на меня в Касабланке. Помнишь? В НАШЕЙ Касабланке. На другой стороне...
  
  Джеймс Хеллборн вскочил, словно подброшенный катапультой. Не может быть!
  
  - Они сидят в соседнем зале, - продолжала Патриция. - Как ни в чем не бывало.
  
  - Они тебя видели?!
  
  - Надеюсь, что нет. Иначе бы они не сидели там так спокойно.
  
  - Нам нельзя их упускать, - решил Хеллборн. - Они могут знать дорогу домой... и не только!
  
  - Я тоже об этом подумала, - согласно кивнула Патриция.
  
  - Тогда вперед!
  
  - Теперь осторожно, - сказала Патриция через пару минут, - держись на этой линии. Нас будет скрывать тот памятник. Я подумала, что они и тебя могут знать.
  
  - Все может быть, - согласился Хеллборн. - Не будем рисковать.
  
  - Хорошо, - они подошли к памятнику вплотную. Какой-то античный красавец в доспехах македонского гоплита. Вот пижоны, даже надпись по-гречески. Неважно. - Они сидят с другой стороны. В правом углу, на диванчике. Два офицера в серо-голубых мундирах.
  
  - Кальмарская униформа? - уточнил Джеймс.
  
  - Тебе виднее, - пожала плечами Патриция, - это ты в последние дни торчал в библиотеке. Так вот, двое в кальмарских мундирах - это и есть "мои" апсаки. Они беседуют с другой парочкой, дама в белом платье и офицер в красном кителе. Их я не знаю.
  
  Хеллборн осторожно изогнул шею, заглянул за пъедестал и бросил взгляд в указанном направлении.
  
  И тут же спрятался обратно, ошеломленный.
  
  - Почему ты не сказала, что один из апсаков - однорукий?! - почти прошептал Хеллборн, прислонившись к пьедесталу и медленно сползая на пол - ноги не держали.
  
  - Кто однорукий? - не поняла Патриция.
  
  - Забудь. Он почти наверняка нацепил протез, - отмахнулся Джеймс. - Говоришь, отстрелила одному из них ухо?
  
  - Крови было много... - неуверенно пробормотала мисс Блади.
  
  - Дура.
  
  - Сам дурак, - обиделась Патриция.
  
  - Извини. Неважно. Еще один шрам, у него их много, мне и в голову не пришло сопоставить.
  
  - Ты их знаешь? - наконец-то спохватилась Патриция.
  
  - Подожди. Мне надо подумать.
  
  "Думай быстрее, Джеймс. Думай и принимай решение!"
  
  Он узнал всех четверых.
  
  Он узнал всех четверых!
  
  "Дьявол! Сто тысяч треугольных чертей! Здесь становится совсем тесно!"
  
  В самом углу зала стоял полукруглый кожаный диванчик -- они удобно устроились на нем и мило беседовали. О чем? - страшно было подумать.
  
  Первый апсак в кальмарском мундире, -- однорукий, нацепивший протез -- якобы беглец из Анти-Папских Штатов Америки, субедар-полковник Горацио Брейвен, старший офицер контрразведки халистанского гарнизона на острове Черепов.
  
  Второй апсак в кальмарском мундире -- оберст-капитан Леопольд Магрудер, якобы урожденный гражданин британского доминиона КША, якобы резидент швейцарской разведки в маньчжурском Харбине.
  
  Третий -- гость в красной парадной униформе Петросибирской Империи. Высокий, здоровый, коротко стриженный, квадратная челюсть и необыкновенно хитрые серые глаза. С этим человеком Джеймс Хеллборн встречался один раз в жизни и говорил не более трех минут, но хорошо его запомнил. Старший капитан Советской Армии Игорь Суздальский, начальник особого отдела дивизии генерала Дюзенберга и один из покорителей Шпицбергена. Непосредственный командир лейтенанта Владимира Стеллера, задушенного и отправленного за борт в где-то в Северном Ледовитом океане.
  
  И четвертая, last but not least, увядающая красотка в белом платье.
  
  Когда Хеллборн посмотрел в ее сторону, она гневно тряхнула кудряшками.
  
  
  * * * * *
  
  
  "Думай быстрее, Джеймс, думай, медлить нельзя!" - напомнил о себе Внутренний Голос.
  
  - Иди к ним, - Хеллборн решительно повернулся к Патриции. - Прямо сейчас иди к этим апсакам.
  
  - Ты уверен? - удивилась она.
  
  - Да, - кивнул Хеллборн. - Прямо сейчас. Подойди и вежливо поздоровайся. Завладей их вниманием. Импровизируй, угрожай, шантажируй, блефуй. Завяжи с ними переговоры. Вытяни из них как можно больше информации. Ступай. Но будь очень осторожна.
  
  - Вряд ли они осмелятся затеять перестрелку прямо здесь, - усмехнулась Патриция.
  
  - Апсаки - известные любители ядов и прочих коварных методов, - напомнил Джеймс. - Это же чертовы паписты, они совсем не изменились за последние четыреста лет. Кстати, ты знаешь их имена?
  
  - В прошлый раз они не представились.
  
  - Старшего зовут Брейвен, младшего - Магрудер. Если они здесь под другими именами - тем хуже для них. Их собеседники пока не должны тебя интересовать. Да, не упоминай моего имени. Меня здесь нет.
  
  - Это само собой, - кивнула мисс Блади и отправилась в путь.
  
  "Возможно, это не самое лучшее решение, - подумал Хеллборн, глядя ей вслед, - но у меня снова нет времени на сложные комбинации и оперативные игры".
  
  "Что они здесь делают?" - мучительно размышлял он, прислонившись к памятнику. - "Кто они такие на самом деле?"
  
  Горацио Брейвен утверждал, будто является политическим беженцем из АПША. Лгал? Имел профессиональное право. Или нет? А в чьих интересах он тогда действовал в сеутаританской Касабланке в январе сего года?
  
  "...пять лет назад я приехал сюда на подводной лодке, и с тех пор торчу на острове. Прекрасное место, чтобы встретить старость, доложу я вам!" - сказал тогда Брейвен. Лгал! Имел профессиональное право...
  
  Лео Магрудер? Мерзавец, он распрощался с Хеллборном и улетел с Патрицией из Лондона на одном дирижабле. Никаких сомнений. Но кто же он такой на самом деле и на кого работает?! Все-таки апсак? А если Патриция ошиблась? Они могли только прикидываться апсаками. Как Хеллборн последовательно прикидывался белголландцем, драконцем и гражданином Спаги...
  
  Надежда Стеллер? Покойница?! А с чего он взял, что она мертва? Разве он видел труп? Нет, он всего лишь видел ее имя в списке советских граждан, погибших в ту ночь в Харбине. Пресс-секретарь советского посольства лгал? Имел профессиональное право!
  
  Что она делает здесь, в солдатском Карфагене? И Суздальский вместе с ней? О чем они говорят с апсаками? Как они попали сюда -- еще одно Зеркало?!
  
  Сколько их здесь всего, пришельцев из старого доброго мира, в котором родился Джеймс Хеллборн? Кто-то прикрывает эту встречу? Кто-то в этой шумной праздничной толпе следит за мной, как я слежу за этой четверкой?
  
  Сколько вопросов и ни одного ответа!
  
  Хеллборн осторожно выглянул из-за памятника. "Удачная позиция, меня будет прикрывать щит этого древнего грека". Вовремя! Патриция как раз подошла к дружной компании, оккупировавшей угловой диванчик. Они узнали ее. Вот Брейвен привстал и вежливо поклонился. Магрудер откинулся назад, улыбается. Похоже, идея завязать переговоры была удачным решением. Надежда Стеллер явно чем-то недовольна. Услышать бы еще, о чем они говорят! Жаль, он так и не научился читать по губам.
  
  Внезапно Стеллер встает, Суздальский вместе с ней. Явно собираются уходить. Черт, нельзя их упускать! И никакой возможности за ними проследить!
  
  Во-первых, нельзя оставлять Патрицию без присмотра. Слишком опасно. А во-вторых, стоит им хотя бы один раз обернуться... Нет, слежка может иметь успех только тогда, когда объект не знает агента в лицо.
  
  Дьявол, что же делать?! Апсаки и русские - два жирных зайца, и никакой возможности погнаться за обеими сразу... Хеллборн мучительно прикусил губу, укрылся за пьедесталом и в отчаянии окинул взглядом зал... Есть! Он увидел в толпе гостей знакомое лицо! Еще одно спонтанное решение - но лучшего шанса у него все равно не будет. Надо рискнуть.
  
  - Келли! Привет!
  
  - Ой, Джеймс! Как я рада тебя видеть! Поздравляю! - просияла его соседка.
  
  "С чем?! Ну да, она имеет в виду этот дутый орден..."
  
  - Келли, мне нужна твоя помощь... - осторожно начал Хеллборн.
  
  - Какие-то шпионские дела? - загорелась кадет Робинсон. - Да не смотри так, я сразу догадалась, что вы с Пати - "рудокопы". Не бойся, я никому не расскажу!
  
  "Рудокопы"?! РУД - РазведУправление Доминации. Какой умный ребенок, - подумал ошеломленный альбионец. - Никому не расскажет?!"
  
  - Что я должна делать? - Келли чуть было не вытянулась по стойке "смирно", но вовремя остановилась.
  
  "А какая мне разница?! Если она принимает меня за "рудокопа", тем лучше!"
  
  - Видишь эту парочку? - Стеллер и Суздальский как раз оставили Патрицию с апсаками и направлялись к выходу. - Мужчина в красном мундире и женщина в белом?
  
  - Сайборги? - уточнила кадет Робинсон.
  
  "Сайборги?! Опять военный сленг - Сайберия, сибиряки".
  
  - Да. Попробуй проследить за ними. Узнай, куда они направляются. Только осторожно! И сразу возвращайся. Я буду ждать тебя здесь.
  
  Келли подмигнула ему и растворилась в толпе.
  
  "Сошел с ума, Джеймс? Как тебе не стыдно!", - укоризненно заметил Внутренний Голос. - "Вербуешь детей..."
  
  "Это война, а она солдат вражеской армии", - отрезал Хеллборн.
  
  "Какой еще вражеской армии?! Или тебе настолько понравилось быть драконским гражданином? Это не твоя война!"
  
  "К черту семантику. Одно верно - Доминация Спаги не моя страна, не друг и не союзник".
  
  Так, Патриция продолжает говорить с апсаками. Но вот они встают. Раскланиваются. Прощаются. Уходят. Патриция остается сидеть на диванчике с самым равнодушным выражением лица. Уставилась в пол. Все ли в порядке?! Вот она поднимает голову, смотрит прямо на него и подмигивает. Отлегло от сердца.
  
  - Джеймс, - сказал кто-то у него за спиной. Хеллборн поспешно обернулся. Это всего лишь Келли, она уже вернулась.
  
  - Они взяли такси и уехали в петросибирское посольство, - доложила кадет Робинсон.
  
  "Чего-то подобного следовало ожидать. Петросибирское посольство? Кто они такие?! Советские шпионы в Петросибирской империи... или наоборот?!"
  
  - Спасибо, Келли, ты мне очень помогла, - пробормотал Джеймс.
  
  - Во имя вечной славы пехоты, - она щелкнула каблуками. - Рада стараться, сэр. Готова и впредь. Что-нибудь еще?
  
  - Нет, спасибо, на сегодня более чем достаточно, - покачал головой Хеллборн. - Ты возвращаешься домой? Тебя подвезти?
  
  - Пока нет, я надолго здесь застряну. Кадетские дела, - напомнила она. - Не беспокойся, меня отвезут.
  
  - Тогда доброго тебе вечера.
  
  - Доброго вечера, Джеймс.
  
  Едва Келли успела удалиться, как появилась Патриция.
  
  - Ну?! - Хеллборну не терпелось узнать о ходе и результате переговоров.
  
  - Не здесь, - мисс Блади отрицательно покачала головой. - Надо найти укромное местечко, где нам не будут мешать.
  
  Они нашли такое минут через пять - застекленный балкончик на пару этажей выше. Достаточно уютно. Вдвойне уютно, потому что по ту сторону стекла царили ночь и непредвиденный ливень. Гром и молния. И как приятно было находиться по эту сторону!
  
  - О чем вы там говорили? - снова спросил Хеллборн.
  
  - Зачем играть в "китайский телефон"? - Патриция достала из нагрудного кармана кителя плоскую черную коробочку. - Как будто чувствовала, что пригодится.
  
  - Что это? - удивился Джеймс.
  
  - Диктофон, - пояснила альбионка. - Келли подарила. Новая и дорогая модель, но у ее отца хорошие связи. Для девчонки - всего лишь игрушка, но для нас...
  
  Патриция утопила клавишу. Почти неслышно загудел моторчик, очевидно, перемотавший пленку. ЩЕЛК! Шипение. Звук.
  
  
  НАДЕЖДА СТЕЛЛЕР: ...не было возможности убедиться в обратном...
  
  ПАТРИЦИЯ БЛАДИ: Добрый вечер, леди и джентельмены.
  
  ГОРАЦИО БРЕЙВЕН: Какая приятная и неожиданная встреча... мисс Блади, если я правильно помню?
  
  ПАТРИЦИЯ: Совершенно верно, мистер Брейвен.
  
  БРЕЙВЕН: Вы конечно же помните моего коллегу, господина Магрудера.
  
  ПАТРИЦИЯ: Мистер Магрудер.
  
  ЛЕО МАГРУДЕР: Миледи.
  
  НАДЕЖДА: Что это значит, мистер Брейвен? Кто эта девушка?
  
  БРЕЙВЕН: Позвольте мне представить вас друг другу. Товарищ полковник Стеллер, товарищ капитан первого ранга Суздальский. Из Советской России.
  
  СУЗДАЛЬСКИЙ: Брейвен, что вы себе...
  
  БРЕЙВЕН: Леди Патриция Блади, из Соединенных Штатов Альбионской Республики.
  
  НАДЕЖДА: Ах, вот оно что... Очень приятно, миледи.
  
  ПАТРИЦИЯ: Мадам.
  
  НАДЕЖДА: Что ж, насколько я вижу, нам придется продолжить разговор в другое время и в другом месте.
  
  БРЕЙВЕН: Дорогая Надя, мне очень жаль...
  
  НАДЕЖДА: Старый лис.
  
  БРЕЙВЕН: Разумеется, вновь открывшиеся для вас обстоятельства станут предметом самого горячего обсуждения в ходе нашей следующей встречи.
  
  НАДЕЖДА: Не сомневаюсь. Интересно, что вы им пообещали? Спокойной ночи, мистер Брейвен. Мистер Магрудер. Мисс Блади, была рада с вами познакомиться.
  
  ПАТРИЦИЯ: Всего доброго, мадам.
  
  (пауза - звук удаляющихся шагов)
  
  БРЕЙВЕН: Должен признаться, это было и в самом деле неожиданно.
  
  ПАТРИЦИЯ: В прошлый раз мы распрощались слишком поспешно, и я сочла своим долгом встретиться с вами снова.
  
  БРЕЙВЕН: Помилуйте, миледи, это дело прошлого... Оглянитесь вокруг - нет, я не имею в виду этот прекрасный дворец - перед нами стоят куда более важные и интересные проблемы.
  
  ПАТРИЦИЯ: Да уж.
  
  МАГРУДЕР (смеется): Горацио, ты еще не понял?
  
  БРЕЙВЕН: Лео?
  
  МАГРУДЕР: Она же ничего не знает. Она оказалась здесь совершенно случайно!
  
  БРЕЙВЕН: Гм.
  
  ПАТРИЦИЯ: Ваша самоувереность, мистер Магрудер...
  
  МАГРУДЕР: Ну же, ну же, договаривайте! Вы оказались здесь совершенно случайно. Вы заблудились и потерялись на этой планете, в этом фантастическом и загадочном для вас мире. Я прав? Вам нечего ответить? Бросьте, этот суровый взгляд вам не идет. Кстати, а вот новый шрам - очень даже идет. Осмелюсь заметить, он дополняет вашу внешность до полного совершенства...
  
  ПАТРИЦИЯ: Я ошиблась, мистер Магрудер. "Ваша неуверенность" - должна была сказать я. И вы пытаетесь скрыть ее под маской столь вызывающегго хамства.
  
  БРЕЙВЕН: Умоляю вас, давайте не будем ссориться! Миледи, простите моего молодого и горячего друга...
  
  ПАТРИЦИЯ: Бросьте эти игры, "плохой полицейский, добрый шпион". Говорите по существу.
  
  БРЕЙВЕН: Я?! Но это вы к нам пришли.
  
  МАГРУДЕР: Я же говорил -- ей нечего нам предложить. Она просто заблудилась. То зеркало в дамском туалете -- она случайно в него провалилась. А теперь, когда портосы раскурочили местную Касабланку, она застряла в этом мире навсегда. Пойдем отсюда, Горацио.
  
  ПАТРИЦИЯ: Вы совершаете большую ошибку.
  
  МАГРУДЕР: Пустые слова. Что ты сделаешь, девочка? Громко заплачешь?
  
  ПАТРИЦИЯ: Так и быть, я пойду вам навстречу. Вот я стою перед вами, в парадной униформе Солдатской Республики, с офицерскими погонами и новеньким орденом. А ведь всего четыре месяца назад я "случайно провалилась", как вы изволили заметить. Теперь скажите - я действительно похожа на маленькую заблудившуюся девочку? Больше того, вы и сами это прекрасно понимаете - раз уж поспешили произнести вслух слова "Альбион" и "Советская Россия". На ЭТОЙ планете никогда не было таких стран. Что такое? Переговоры с вашими русскими друзьями затянулись? Вы увидели новый козырь и обрадовались? Вот видите, мы прекрасно понимаем друг друга.
  
  БРЕЙВЕН: Хватит, хватит, достаточно. Моему другу не хватает такта, но этот разговор и в самом деле становится бессмысленным. Давайте сделаем так, миледи. Вот моя визитка...
  
  ПАТРИЦИЯ: Вы принимаете меня за идиотку? Я не прикоснусь к ней.
  
  БРЕЙВЕН: Понимаю, вы выросли на страшных сказках про чудовищных папистов, пожирателей красных шапочек и других маленьких детей. Просто прочитайте, что здесь написано. Запомнили? Мы будем ждать вас в ближайшие сутки. Но торопитесь. Здесь становится не только тесно, но и горячо. Через двадцать четыре часа, самое большее, мы оставим Карфаген. И не вздумайте возражать. Это мое окончательное предложение.
  
  ПАТРИЦИЯ: Меня не устраивает место встречи, предложенное вами.
  
  БРЕЙВЕН: Извините, другого не будет. Мы уходим прямо сейчас, и не пытайтесь нас задержать.
  
  ПАТРИЦИЯ: Я приду не одна.
  
  БРЕЙВЕН: Не возражаю. Догадываюсь, что у вас очень могущественные союзники или покровители. Иначе бы вы не сделали за четыре месяца такую блестящую карьеру в карфагенских вооруженных силах. В драконских - запросто, но не здесь. Именно поэтому я буду с нетерпением ждать вас, миледи. Вас и ваших союзников. Доброго вечера.
  
  ПАТРИЦИЯ: До свидания, мистер Брейвен.
  
  Тишина. Шипение. ЩЕЛК!
  
  Гром и молния.
  
  - Я все испортила? - жалобно поинтересовалась Патриция.
  
  - Отнюдь, - успокоил ее Хеллборн. - Я не театральный критик, не мне тебя судить. Хитрый мерзавец Магрудер прав, нам и в самом деле нечего предложить. Ах, если бы мы только могли связать ублюдков, бросить в подвал и вытащить все клещами... Не смотри на меня так. Все равно мы не можем себе этого позволить. В чужом городе, мире и без прикрытия. Да еще товарищ Мак-Диармат может вернуться в любой момент - и что мы ему скажем? Хм. Куда тебя пригласил Брейвен?
  
  - Отель "Амбассадор".
  
  - Да будет так, - кивнул Джеймс. - Поехали. Прямо сейчас.
  
  - Все-таки странно, - задумчиво пробормотала Патриция, бросив вгляд на мокрое стекло, - дождь...
  
  - Как я уже сказал - жаль, что это не старый добрый снег, - широко осклабился Хеллборн. - Но я рад и этому дождю. Кусочек родной стихии в сердце злой Африки. Это добрый знак. Я человек дождя, Пат. Дождь уже дважды помог мне одержать победу. Так будет и на этот раз.
  
  Гром и молния.
  
  
  Глава 38. Проклятый город Карфаген.
  
  
  Охранник в вестибюле отеля "Амбассадор" поднял телефонную трубку:
  
  - Господин Брейвен? Добрый вечер. Простите за беспокойство, но вы просили звонить в любое время... Да, конечно. Леди Патриция Блади с сопровождающим. Совершенно верно, сэр. Вас понял, сэр.
  
  Охранник положил трубку и повернулся к ожидавшим альбионцам:
  
  - Вы можете подняться на лифте. Пятый этаж, номер 477. Вас встретят.
  
  - Спасибо, - пробурчал Хеллборн, шмыгнул носом и удалился, увлекая за собой Патрицию. Часы над конторкой мягко и ненавязчиво пробили одиннадцать.
  
  С трудом добрались, едва не заблудились, да еще промокли - брезентовый верх "фаэтона" внезапно принялся протекать. Путеводитель по Карфагену, прочитанный еще в библиотеке конспиративной квартиры, оказался плохим помощником; патрули этой ночью особо свирепствовали (останавливали целых три раза), но все-таки они здесь. Что мистер Брейвен им готовит?
  
  На посту у номера 477 стоял еще один охранник, в кальмарской униформе. Вот настоящий викинг, подумал Хеллборн, оригинальный скандинав, наследник Винланда и Нордена, это вам не белголландские самозванцы из Юго-Восточной Азии.
  
  "Настоящий викинг" был вооружен весьма зловещим оружием, напоминающим трехствольный и одновременно двухэтажный автомат.
  
  - Извините, но я должен вас просветить, - заявил часовой.
  
  - Это что, Х-луч? - настороженно поинтересовался Хеллборн.
  
  - Нет, всего лишь металлодетектор, - удивился стражник.
  
  - Мы не вооружены, - сообщил Хеллборн.
  
  - Охотно верю, но у меня приказ...
  
  Альбионцы подчинились.
  
  - Благодарю за сотрудничество, прошу вас.
  
  Дверь приоткрылась, пропустила гостей и снова захлопнулась.
  
  В номере 477 царил таинственный полумрак. Подсвеченные то ли луной, то ли звездами, то ли лучами зенитных прожекторов, стекали по панорамному бронестеклу струи дождя. Светился синим цветом гигантский аквариум в углу. В аквариуме плавала какая-то экзотическая мерзость, то ли карликовый осьминог, то ли морской дикобраз. В центре комнаты находился маленький журнальный столик (стеклянный, подсвеченный), окруженный четверкой мягких кресел. Кольца ароматного дыма медленно поднималисть к потолку -- один из присутствовавших пыхтел трубочкой. Присутствовали двое. Субедар-полковник Брейвен и оберст Магрудер, пока никаких сюпризов.
  
  - Леди Патриция, я рад, что вы согласились принять мое приглашение... - начал было старый апсак, выходя к ним навстречу. - Герр Рузвельт?! Признаюсь, не ожидал, не ожидал...
  
  - Какой еще Рузвельт?! - не разжимая зубов и не выпуская трубочки, перебил его Магрудер, так и оставшийся сидеть в своем кресле. - Это же Джеймс Хеллборн. Тот самый.
  
  - Хеллборн? - изобразил удивление Брейвен. - Самый опасный альбионский агент сидел у меня прямо перед носом и преспокойно ускользнул с острова! Мистер Хеллборн, будь у меня шляпа, я бы ее снял. Или мне стоит вытащить берет из-под погона?
  
  "Самый опасный альбионский агент? - удивился Джеймс. - Когда я успел заработать столь почетный и громкий титул?"
  
  - Ну что ж, в таком случае наш разговор обещает быть совсем интересным! - хлопнул в ладоши Брейвен. - Прошу вас, мистер Хеллборн, миледи, присаживайтесь. Я вижу по вашим лицам, у вас так много вопросов...
  
  - Но им все равно нечего нам предложить, - проворчал Магрудер.
  
  - Не имеет значения, Лео, - отрезал старший апсак. - Решение принято.
  
  - Какое решение? - поспешил уточнить Хеллборн, осторожно опускаясь в предложенное кресло и вглядываясь в лицо Брейвена, на которое очень удачно падал свет, излучаемый аквариумом. Джеймс так и не решил, нравится ему или нет выражение этого лица.
  
  - Я буду с вами предельно откровенен, мистер Рузвельт... простите, мистер Хеллборн, я должен привыкнуть. В ближайшие минуты я отвечу на великое множество ваших вопросов. Не по доброте душевной, разумеется, - признался Брейвен. - Я надеюсь извлечь из вашего просвещения маскимальную выгоду для родного Папского Государства. Это будет рискованно, очень рискованно, но вы знаете поговорку. И мы готовы пойти на этот риск.
  
  - Великое множество моих вопросов? - медленно переспросил Хеллборн, в то время как его мысли уже выходили на скоростные орбиты вокруг обоих полушарий головного мозга. "В какие игры они играют?! Что можно спрашивать? В чем нельзя признаваться? Какие козыри следует сохранить?!"
  
  - Желаете что-нибудь выпить? - спохватился Брейвен. - Плохой из меня хозяин, мне должно быть стыдно... Понимаю, что мое предложение звучит несколько двусмысленно, но...
  
  - Сейчас вы должны были произнести традиционную фразу - "Если бы я хотел вас отравить, то не стал бы приглашать в свой номер", - покачал головой Хеллборн и в который раз шмыгнул носом. - Чего-нибудь горячего, пожалуйста. Только не здешний кофе, меня от него уже тошнит.
  
  - Я распоряжусь, - кивнул Брейвен и дважды хлопнул в ладоши. В комнате немедленно (словно из-под земли вырос) появился еще один парень в кальмарском мундире, выслушал распоряжение и удалился.
  
  - Зачем вы напали на меня в Касабланке? - неожиданно выпалила Патриция.
  
  - Ах, оставьте это, - поморщился Брейвен. - Нас действительно интересовал пакет, который вы передали своему африканскому резиденту. Порой стоящие перед нами грандиозные задачи не освобождают от мелких повседневных дел. Но это дела давно минувших дней. Как я уже сказал во время нашей встречи несколько часов назад, оглянитесь вокруг!
  
  - Мы оглянулись, - ответил за нее Хеллборн. - Надеюсь, вы тоже. Что мы видим?
  
  - Параллельный мир, - спокойно поведал субедар-полковник. - Иное измерение. Новая Земля.
  
  "Кажется, лед сломался, стена рухнула, - подумал Джеймс. - Теперь самое главное - не останавливаться!"
  
  - И как мы все оказались здесь? - уточнил альбионец.
  
  - Прошли через Зеркало. Не правда ли? Или вы открыли другой способ перемещения? Позвольте мне вам не поверить, - ухмыльнулся старый апсак.
  
  - Прошли через зеркало? Допустим. Не самый обычный способ переправиться на другую планету. Я был морально готов к звездолетам или ракетным пушкам, но не к этому, - признался Хеллборн. - Но все-таки мы здесь, на другой планете. Каким образом?!
  
  - Вас интересует физическая природа феномена? - улыбнулся Брейвен. - Слишком сложный математический аппарат, я сам его не до конца понимаю. "Квантовый переход", "пятое измерение", "телепортация", "нуль-пространство", "атомное разложение", "проекция антимира". Что-то в этом роде.
  
  - Хорошо. Но откуда взялись все эти зеркала? Ведь это явно не природное явление! - воскликнул альбионец.
  
  - Разумеется, - согласился собеседник. - Их кто-то построил. Кто? Мы не знаем. Самая популярная в настоящее время теория - это сделали жители одного из параллельных миров. Которые следили - или даже в настоящее время следят за нашей родным миром. Как мы следим за Спекуляцией.
  
  - "Спекуляция"?! - не понял Джеймс.
  
  - Простите, вы не в курсе, - склонил голову Брейвен. - Должны же мы были как-то назвать эту планету, дабы отличать ее от родной старой Земли. Speculum - зеркало. Отсюда и "Спекуляция". Местные жители - "спекулянты". Согласен, немного смешно и нелепо, но случайно перехваченная информация только введет в заблуждение возможного врага.
  
  - И сколько всего таких параллельных миров? - спросил Хеллборн.
  
  - Десятки, тысячи, миллиарды - кто знает? - развел руками старый апсак. - Их число бесконечно. Понимаете, БЕСКОНЕЧНО!
  
  Бесконечно.
  
  Когда Брейвен произносил слово "бесконечно", Джеймсу показалось, что глаза собеседника засверкали в темноте, загорелись каким-то потусторонним огнем.
  
  Бесконечно.
  
  Хеллборн представил себе эти миллиарды миров, и у него закружилась голова.
  
  Мир с разумными говорящими слонами. Мир, где Карфаген не был разрушен. Мир, где Александр не умер тогда. Мир, где Америку открыли французы. Мир, где Америку открыли португальцы. Мир, где "Новый Южный Египет" продержался до 1940 года и весь ледяной материк говорит по-испански. Мир, где в Альбионе победила коммунистическая революция, и мир, где Альбион проиграл войну за независимость. Мир, откуда прилетел загадочный "корабль римского царства", ныне лежащий в джунглях Острова Черепов. Шато-де-Кран, крепость неведомого народа, построенную там же...
  
  Остров Черепов!
  
  ("- ...Но была и другая причина. Английский моряк все-таки умер, еще по дороге на остров. Но перед смертью он много бредил о здешних чудесах и ужасах. И того, и другого обнаружилось в избытке...
  
   - Золотые рудники? Алмазы? Нефть?
  
   - О, да, нефти на острове как раз хватает, чтобы заправлять базирующиеся здесь морские и воздушные корабли. Но не более того. Однако, это не все...")
  
  - Вот почему халистанцы скрывали в тайне само существование Острова Черепов! - констатировал Хеллборн. - Нефть, алмазы.... Ха! Как бы не так! Электростанция над водопадом!
  
  - Электростанция? - переспросил Брейвен. - Действительно, очень похоже. Но мы называем ее Пересадочная Станция. Вокзал Миров. Совершенно очевидно, что через одну из зеркальных дверей Вокзала вы и прибыли в Спекуляцию.
  
  - Почему станцию никто не охранял? - поинтересовался Джеймс.
  
  - Ее охраняли, - возразил старый апсак. - Просто халистанцы переборщили с секретностью. Это был совсем маленький отряд надежных гвардейцев. Но даже самые опытные солдаты не застрахованы от поражений. Аборигенам удалось захватить их врасплох и перебить.
  
  - И тут подошли мы, - кивнул Хеллборн. - Спасательная экспедиция.
  
  - Я даже не хочу знать, - улыбнулся Брейвен, - сколько человек из ваших якобы белголландских товарищей на самом деле были вашими фабриканскими сообщниками. Все?
  
  "А если бы ты только знал, сколько человек из якобы халистанских легионеров оказались советскими шпионами!"
  
  - Что с ними случилось, герр Брейвен? - осторожно спросил Хеллборн.
  
  - Разве они не последовали за вами в Мир Спекулянтов? - удивился апсак.
  
  - Нет. Я прибыл сюда в полном одиночестве, - признался Джеймс. - И ничего не знаю о судьбе остальных спутников. Да, мистер Магрудер в чем-то прав. Это произошло совершенно случайно. Во время... сражения с аборигенами.
  
  - Никто не вернулся, - сообщил Брейвен. - Через несколько дней в основной лагерь пришел халистанский ученый Роканнон, оставленный вами в промежуточном пункте и сообщил, что от спасательного отряда нет никаких вестей. Губернатор приказал выслать новый отряд. Я лично возглавил его. Мы никого не нашли. Только взяли под охрану опустевшую станцию.
  
  "Беллоди? Керрдок? Мэгги?... Нет. Они всего лишь не вернулись. Если только проклятый апсак снова - в который раз! - не врет. Разберемся потом. Если - когда вернемся на родную Землю".
  
  - После чего я решил навестить старых кальмарских друзей, - продолжал Брейвен.
  
  - И как часто вы их навещаете? - нарочито помрачневшим голосом поинтересовался Хеллборн. - Между прочим, где мой чай? А, вот и он, hablando del Rey de Roma. Итак, насколько я понимаю, в контакте с другими мирами замешаны: халистанское правительство, Папская тайная канцелярия, советская военная разведка... я никого не пропустил?
  
  - Пока нет, - благодушно кивнул Брейвен.
  
  - И о чем вы беседовали с нашими общими русскими друзьями во Дворце Высоких Собраний? - спросил Джеймс, пригубив божественый кипяток из принесенной чашки.
  
  - О разделе сфер влияния, разумеется, - развел руками апсак.
  
  - Насколько я вижу, вы уже успели кое-что поделить, - заметил Хеллборн. - Вы взяли под опеку Западную Кальмарию, русские - Петросибирскую Империю. Неудивительно. Континентальная либо этническая близость. Дипломатическое прикрытие, настоящие документы, личная охрана из аборигенов? Вы неплохо устроились. У вас контакты на самом верху в этих забавных зазеркальных государствах?
  
  - Достаточно высоко, - уклончиво ответил Брейвен. - Как и у вас в доброй Солдатской Республике. Вы даже успели заработать здесь ордена! Поздравляю, поздравляю.
  
  - Спасибо, - рассеянно отозвался Хеллборн.
  
  Как бы он хотел иметь по-настоящему могущественных союзников среди карфагенской верхушки. Тогда бы он разговаривал с чертовыми апсаками совсем в другом месте, и вытащил бы из них гораздо больше полезной информации! Увы. Сколько кальмарских телохранителей сидят в соседней комнате - десять, двадцать человек?...
  
  - Это возвращает нас к началу разговора, - продолжил Джеймс. - О душевной доброте и максимальной выгоде. Зачем вы нам все это рассказываете и чего добиваетесь?
  
  - Дело в том, дорогой Джеймс, что Халистан, Новый Рим и СССР - далеко не единственные государства нашей планеты, замешанные в контактах с другими мирами, - заявил Брейвен.
  
  - Кто же еще? - задумчиво пробормотал Хеллборн.
  
  - Напрягите извилины, - улыбнулся субедар-полковник. - Вы уже совсем рядом.
  
  Глаза Хеллборна расширились, потому что он снова увидел свет.
  
  - Белголландцы! Ну, конечно же, белголландцы!!!
  
  - Джеймс, я рад, что в вас не ошибся, - благосклонно кивнул Брейвен.
  
  Хеллборн его уже не слышал. Слишком многое открылось ему в этот момент, слишком многие детали старых головоломок встали на свои места, слишком много ответов было получено. Не в силах удержаться на месте, он буквально выпрыгнул из кресла и забегал по комнате, время от время извергая идущие из глубины души полувопли-полустоны:
  
  - Гидрожабль!!!...
  
  - Совершенно верно, Джеймс, - радостно закивал старый апсак. - Это технология из другого мира. Нет, не из Мира Спекулянтов, здесь нет гидрожаблей. Белголландцы украли ее, купили или получили в подарок от неведомых союзников на какой-то другой параллельной планете. Мы точно не знаем.
  
  - Порт-Султан!!!...
  
  - Джеймс, вы делаете успехи прямо на глазах! - Брейвен был в восторге. - Вы абсолютно правы! Белголландцы в Порт-Султане охраняли Зеркальные Врата. Об этом знал только командир базы, полковник Андреас ван дер Гил. Когда ваш сводный корейско-альбионский десант появился на пляже, ван дер Гил поспешил застрелиться, дабы не выдать тайну. А Зеркало пропало. Быть может, было разбито случайным снарядом в ходе сражения, или же его похитили корейцы - в настоящее время остается только гадать...
  
  "Корейцы! Разумеется, его забрали корейцы! - об этом Хеллборн уже не стал кричать вслух. - Они весь остров перерыли. И как только нашли Зеркало, так тут же бросили Порт-Султан и убрались в море! Вот почему Берт Сас крутил шашни с покойником Тай Кван До - они пытались договориться, вернуть зеркало! Не договорились..."
  
  ТИТАНИС!
  
  Об этом Джеймс тоже не стал кричать вслух.
  
  Титанис на острове Порт-Султан -- он пришел из другого мира. Через Зеркало. Зачем? Об этом потом. Когда вернемся домой. В Новый Альбион.
  
  Новый Альбион...
  
  - Белголландское вторжение в Новый Альбион! - не было сил кричать, Хеллборн почти прохрипел эту фразу.
  
  - Джеймс, вы не перестаете удивлять меня, - признался Брейвен. - Да, мы почти уверены в этом. В городе Скоттенбурге находится еще одно Зеркало. Именно поэтому белголландцы пошли на столь невероятный риск. Именно поэтому войска маршала Глобанчика высадились на Южном полюсе...
  
  "Рано или поздно Альбион падет, - сказал Ник Ливермор на мокрой харбинской крыше. - Я уверен в этом, а мою уверенность подкрепляют знания, которых у вас нет. Я видел..."
  
  Но тогда Берт Сас не позволил ему договорить.
  
  Зато теперь Джеймс Хеллборн тоже видел это.
  
  Допустим, у белголландцев есть зеркальные врата где-то в сердце империи виксов. Допустим, на Порт-Султане. Предположим, они ведут в пустой и малонаселенный параллельный мир. Или мир, с которым удалось заключить прочный и надежный союз.
  
  Миллион белголландских солдат через порт-султанское зеркало перебрасываются в параллельный мир. Спокойно перебираются через союзную территорию в пустую Антарктиду. Снова проходят через зеркало -- прямо в сердце Нового Альбиона. И Альбион падает к их ногам как переспелое яблоко. Грубый план, но он может сработать.
  
  Как знать, пока Джеймс Хеллборн прохлаждается в Карфагене и участвует в странных войнах африканских коммунистов и военных утопистов, белголландцы уже успели проделать нечто подобное. И теперь над всеми горячими оазисами развеваются триколоры Оранжевой династии!!!
  
  - ...и этот факт окончательно возвращает нас к началу разговора, - продолжал Брейвен. - Не только Белголландия, Новый Рим, СССР и Халистан. В контактах с другими мирами замешан кто-то из ваших высокопоставленных альбионских чиновников.
  
  - Ну и что? - как можно более равнодушно отреагировал на эту новость Хеллборн. - Я всего лишь младший офицер. Операция такого уровня - высокая государственная тайна. Быть может, мне было просто не положено об этом знать.
  
  - Как бы не так, Джеймс! - воскликнул Брейвен. - Этот мерзавец скрывает тайну других миров не только от простых офицеров, но и от все остальных альбионских граждан. Потому что надеется использовать ее для личного обогащения и незаконного захвата власти.
  
  - И как зовут этого замечательного человека? - спросил Джеймс.
  
  - Ах, если бы я знал! - притворно загрустил старый апсак. - Увы. Надеюсь, вам повезет больше, и вы сумеете его разоблачить. После чего негодяй предстанет перед справедливым судом - как это принято у порядочных республиканцев, или же будет брошен на съедение хищным пингвинам - как это принято у коварных альбионцев, хе-хе.
  
  - И зачем вы мне это рассказали? - заинтересовался Хеллборн. - Надеетесь посеять раздоры в лагере альбионских еретиков?
  
  - Вы просто читаете мои мысли, Джеймс, - вежливо улыбнулся Брейвен. - Но не судите нас слишком строго. Ничего личного. Возможно, когда дым и огонь над вашим лагерем развеются, вы -- именно вы, Джеймс Хеллборн -- станете куда более надежным и удобным партнером, когда придет время делить сферы влияния в очередном параллельном мире.
  
  В очередном параллельном мире. Одном из бесконечного множества.
  
  - Черт побери, зачем? - снова простонал Хеллборн и упал обратно в кресло. - Зачем они развязали эту идиотскую войну, если перед нами лежат миллионы миров, где места хватит всем, до самого конца времен?!
  
  Хеллборн не уточнил, кого он имеет в виду, но субедар-полковник понял его по-своему:
  
  - Не мне вам рассказывать, Джеймс. Белголландская Империя - очень сложный организм, баланс интересов, множество доминионов и фракций, у каждого свои цели и взгляды на будущее. Военная партия, желавшая установить новый порядок на старой Земли при помощи зеркальных переходов и чудесных боевых машин, собрала огромное число сторонников, и решение было принято. Теперь, когда у вас есть новое знание, надеюсь, что вы и их сможете приструнить. Мы все только выиграем от этого.
  
  "Как скажете, мистер Брейвен".
  
  - Впрочем, довольно о белголландцах, - продолжал старый апсак. - Вы правильно разглядели и поняли суть. Перед нами лежат миллионы миров, в которых места хватит всем. Мы можем торговать с ними, осваивать, колонизировать, уничтожать или покорять...
  
  - Нести свет истинной католической веры, - саркастически хмыкнул Хеллборн.
  
  - У каждого свой крест, - спокойно пожал плечами Брейвен. - Не стану лицемерить, мы бы охотно сохранили эту тайну для Нового Рима, но секрет, известный как минимум сотне людей в пяти державах, больше не является секретом. Приходится приспосабливаться и выбирать меньшие золы.
  
  - Между прочим, как давно это продолжается? - спохватился Хеллборн. - Контакты с параллельными мирами?
  
  - Ну, если мы обратимся к историческим хроникам, - развел руками Брейвен, - то увидим немало странных и загадочных явлений, которые прекрасно укладываются в известную нам сегодня картину вселенной. "Пришел неизвестный человек, говори на непонятном языке, творил чудеса..."
  
  - Я не об этом, - нетерпеливо перебил его Джеймс. - Я о приключениях доблестных рыцарей плащей и кинжалов пяти держав.
  
  - Первый зеркальный переход случился в самый разгар Первой Мировой войны, - сообщил субедар-полковник. - Я удовлетворил ваше любопытство?
  
  - Вполне, - кивнул альбионец. Конечно, ему хотелось знать больше, но не стоит слишком давить на добродушных апсаков. Тем более что он должен задать им еще один вопрос, самый важный и главный...
  
  - Услуга за услугу, Джеймс, - внезапно заговорил до сих пор молчавший Магрудер. - Что произошло в Харбине после нашего разговора в такси?
  
  "Нет, он не имеет в виду ночные встречи с титанисами", - догадался Хеллборн. - "Все намного проще".
  
  - Повседневные шпионские дела, - небрежно отмахнулся альбионец. - Курьер, который должен был арестовать меня, так и не прилетел...
  
  - Я серьезно, Джеймс, - натужно рассмеялся Лео Магрудер. - Забудь про этого вымышленного курьера.
  
  - Твое предложение о переезде в Швейцарию все еще в силе? - поинтересовался Хеллборн.
  
  - А ты какую Швейцарию предпочитаешь - нашу или здешнюю?
  
  - А есть разница?
  
  - Ничтожная. Должны же быть вечные и непреходящие ценности, - ухмыльнулся Магрудер. - Швейцарское золотишко, швейцарский шоколад... Так что там произошло, Джеймс?
  
  - Берт Сас решил меня похитить, - не стал скрывать Хеллборн. - Перед смертью он похвастался, будто уложил тебя в госпиталь.
  
  - Он не соврал, - поморщился Магрудер.
  
  - Пришлось его убить, - притворно вздохнул Хеллборн.
  
  - Значит, это все-таки ты взорвал белголландскую базу в Чайнатауне, - кивнул Магрудер. - Что ж, Берт Сас был опасным и серьезным противником. Теперь он работает на разведку Люцифера, и падший ангел должен быть доволен.
  
  - Поменьше пафоса, Лео, - машинально отозвался альбионец.
  
  - Ну что ж, мистер Хеллборн, пожалуй, это все, - снова заговорил Брейвен. - Не сочтите меня невежливым, но мы и в самом деле улетаем через несколько часов. Было приятно с вами пообщаться. Надеюсь на дальнейшие встречи и все такое.
  
  - Еще один маленький вопрос, мистер Брейвен, - Джеймс поднял указательный палец. - Порт-Султан разрушен, Касабланка уничтожена, Остров Черепов - далеко, Южный полюс - совсем далеко...
  
  "Про товарища Мак-Диармата вам знать необязательно, и даже про бракованное зеркало в габонских джунглях - тоже".
  
  - ...вы не подскажете, где здесь ближайшая Зеркальная Дверь? - уточнил Хеллборн. - Желательно, ведущая на нашу родную планету. Дабы я смог поскорее вернуться в старый добрый Новый Альбион, и заняться поисками врагов мира и борьбой с белголландскими поджигателями войны...
  
  - Хорошего понемножку, мистер Хеллборн, - из голоса полковника Брейвена внезапно пропало всякое добродушие. - Этим вечером новых подарков не будет, вы получили все. Впрочем... Могу дать бесплатный совет. Зеркальных дверей много. Как и миров. Держите глаза открытыми. Это все, мистер Хеллборн. Счастливого пути.
  
  Дверь снова приоткрылась и захлопнулась.
  
  Странное ощущение ирреальности только что завершившегося разговора не покидало Джеймса Хеллборна еще долгие минуты.
  Уже когда они садились в машину, на какое-то мгновение появилось глупое желание ущипнуть себя за руку, но Хеллборн подавил его в зародыше. Нет, это для неуверенных людей, людей слабой воли. Он слишком долго находится на этой планете; он стрелял в механических рыцарей и прыгал по крышам драконских бронепоездов, он играл с вавилонским боевым котом и получил орден из рук Герцога Алжира; он успел убедиться в реальности этого мира. Спекуляция? Пусть будет так. А теперь надо отыскать дорогу домой. На старую Землю.
  
  Интересно, сколько все-таки правды было в словах старого апсака Брейвена? Высокопоставленный альбионец, которому известен секрет Зеркальных Дверей, и который планирует переворот в Альбионе...
  
  "Жаль, она начинается как минимум на пять лет раньше, чем мы рассчитывали. Но далеко не все на этой планете зависит от нас".
  
  "Такого позора Альбионская Республика не знала с маклиновских времен. Впрочем, это ваши флотские дела".
  
  "Это была долгосрочная и тщательно подготовленная операция. Но война спутала все планы".
  
  "Они разбомбили Дворец Конгрессов. И добрую половину лидеров Альянса вместе с ним. Вот, жду своего шофера. Я должен опознать тело сэра Джеральда".
  
  "Это новая эра, Джимми-бой. Эпоха Большого Народа!"
  
  "Будь спокоен как пингвин, Вульфи! Джеймс - надежный парень, я готов доверить ему даже собственную задницу, так что и тебе не следует беспокоиться".
  
  Подозреваются все.
  
  Джеймс слишком хорошо знал родных альбионцев, поэтому подозреваются все.
  
  - Что теперь? - вернула его с небес на Землю (или на Спекуляцию?) слишком долго молчавшая Патриция.
  
  - Теперь вся надежда на товарища Мак-Диармата, - отозвался Хеллборн, запуская мотор. - Дождемся этого треклятого корабля, а потом...
  
  Они молчали всю дорогу от Карфагена до Ла-Марсы, и когда в ночи заплясал красный огонек, никто ничего не успел сказать.
  
  Автоматная очередь разбила радиатор и сорвала крышку с капота. Хеллборн едва успел пригнуться, но неведомый снайпер не стал стрелять в лобовое стекло. Так или иначе, потерявшая управление машина принялась медленно заваливаться набок, а потом - будто сорвалась тщательно натянутая пружина - перевернулась и закувыркалась по асфальту.
  
  - Пат? - почти беззвучно спросил Хеллборн несколько секунд или часов спустя. Откашлялся и повторил попытку. - Пат?!
  
  - Я цела, - ответила боевая подруга откуда-то из глубин разрушенного и полусплющенного автомобиля. - Пустяки, лицо немного поцарапала...
  
  Вот уж действительно пустяки.
  
  Гром и молния.
  
  Послышались голоса как минимум полудюжины человек, окруживших перевернутую машину со всех сторон. Хеллборн прислушался. Незнакомый язык, похож на славянский. Интербригадовцы? Диверсанты Дельфинского Союза? Вот нелепая гибель... Что теперь? Будут добивать? Нельзя ли как-нибудь сдаться им в плен?!
  
  - Скорее, доставайте их из машины! - послышался новый голос, знакомый и повелительный. - Вашу мать, косорукие идиоты!
  
  На этот раз Джеймс понял все, потому что человек говорил по-русски.
  
  - Слава Богу, они живы, - констатировал тот же голос.
  
  - Это ненадолго, - возразил ему другой. Тоже знакомый.
  
  - Заткнись, идиот! - И еще несколько слов на непонятном славянском языке.
  
  Странные личности в дождевых плащах немедленно потащили Хеллборна и Патрицию в неизвестном направлении.
  
  Гром и молния.
  
  Потоки небесной воды немного освежили Хеллборна и его память. Он вспомнил, кому принадлежали голоса, говорившие по-русски.
  
  Первый - товарищ Суздальский, буквально несколько часов назад покинувший Дворец Высоких Собраний в петросибирском мундире.
  
  Второй - вот уж действительно неприятная встреча.
  
  "Надпоручик" Новосельцев, Евгений Петрович. Советский резидент на Острове Черепов.
  
  В прошлый раз этот парень собирался его убить. Больше того, именно благодаря ему Джеймс Хеллборн посетил волшебную планету Спекуляцию и насладился ее чудесами.
  
  Надо будет обязательно сказать ему "спасибо", сто тысяч чертей.
  
  Гром и молния.
  
  
  
  
  * * * * *
  
  Вилла стояла на отшибе, на самой границы Ла-Марсы и пустыни, окруженная рощицей апельсиновых деревьев. Хорошо устроились, отметил Хеллборн, и неудивительно, что прогуливаясь по улочкам пригорода, мы не наткнулись на советское шпионское гнездо раньше.
  
  У Джеймса складывалось впечатление, что он оказался в самой серьезной заднице со времен пребывания в индоокеанском лагере. В ходе их предпоследней встречи товарищ Новосельцев вел себя слишком прямолинейно и недвусмысленно. СМЕРШ приговорил Хеллборна к смерти. СМЕРШ шутить не любит. СМЕРШ все-таки добрался до него, и если его не прикончили прямо на дороге, то почему? Ответ прост и очевиден, если не сказать "банален" - прежде чем пристрелить Джеймса Хеллборна, советские агенты попытаются извлечь из него всю возможную полезную информацию. Все разведки так делают.
  
  Гром и молния!
  
  Машина въехала прямо в гараж. Второй лимузин, в который пленители затолкали Патрицию, остался снаружи. Хеллборна протащили по мрачным коридорам и доставили в столь же мрачную полуподвальную комнату, где не было ничего, кроме трех массивных кресел с бронзовыми подлокотниками и трех деревянных стульев. Джеймса бросили в одно из кресел и приковали наручниками. После этого Суздальский снова отдал команду на непонятном славянском языке, и его загадочные подручные удалились. Дверь не просто захлопнулась - ее заперли на ключ. В комнате остались трое - Суздальский, Новосельцев и Хеллборн.
  
  Гром и молния.
  
  Из настенных часов выпрыгнул механический попугай (африканская экзотика!) и мерзким, скрипящим, несмазанным голосом трижды прокаркал:
  
  - Два тррридцать!.. Два тррридцать!.. Два тррридцать!...
  
  - Ну и погодка, - констатировал Суздальский, подойдя к окну. - Отвратный ливень. Как будто не африканское лето, а петроградская осень.
  
  - Альбионская весна, - в тон ему отозвался Хеллборн.
  
  - Мы собрались здесь не для того, чтобы обмениваться ностальгическими воспоминаниями, - заметил советский разведчик, бросая свой плащ на спинку стула.
  
  - Верно, - согласился Хеллборн. - Грязные убийцы! Вы не имеете права. Ваши действия преступны и противозаконны. Вам придется за это ответить! Вы вообще отдаете себе отчет?!..
  
  - Это будет длинная ночь... - пробормотал Новосельцев. - Можно, я его ударю?
  
  - Ни в коем случае, - отрезал Суздальский. - Это не наш метод. Мы же не фашисты.
  
  - И где Патриция? - продолжал Хеллборн. - Что вы с ней сделали?!
  
  - Ничего, - сообщил Суздальский, устраиваясь в кресле напротив. - С ней все в порядке. Она в соседней комнате. Пока.
  
  - Пока?! На что вы намекаете?! - возмутился Джеймс. - Вы не знаете с кем связались! - Он выпятил грудь, облаченную в карфагенский мундир. - У меня важные друзья в правительстве Спаги, и они будут нас искать.
  
  Русские шпионы переглянулись.
  
  - Даже если так, - пожал плечами Суздальский, - мы постарались замести следы. Здесь вас никто искать не будет.
  
  - Вы просто страшно заблуждаетесь. И вы еще за это заплатите, - пообещал Хеллборн.
  
  - Достаточно, мистер Хеллборн, - поморщился Суздальский. - Все это пустые сотрясения воздуха. Вы ведь меня помните? Вот уж не думал, что нам придется встретиться снова, да еще в столь необычных обстоятельствах! Хотя... После Шпицбергена - стоит ли удивляться? С некоторых пор альбионцев можно встретить в самых неожиданных местах. Лезут и лезут, без мыла и смазки...
  
  Новосельцев, уже сидевший в другом кресле, хохотнул. Хеллборн промолчал, пытаясь понять и переварить замысловатое оскорбление.
  
  В наступившей тишине в дверь постучали.
  
  - Я открою, - вызвался Новосельцев, как младший по званию. В комнату на секунду заглянул один из славянских головорезов, что-то коротко доложил и снова скрылся за дверью.
  
  - Кто они такие? - поинтересовался Хеллборн.
  
  - Желтогорцы, - машинально ответил Суздальский, но тут же вернулся к основной теме разговора. - Я недооценил вас тогда...
  
  "Желтогория, - вспомнил зарывшийся в глубины памяти Джеймс Хеллборн, - она же Монтефлавия, крошечное адриатическое княжество, член Трансбалканской Федерации, бедный и воинственный народ, прекрасные наемники и телохранители. Служат повсюду, от кальмарских берсерков до легионов Доминации..."
  
  - ...один сопливый офицер и три конвойных морпеха, - продолжал советский разведчик. - Кто мог предположить, что вы играючи с ними справитесь!
  
  - Это не я, это риттмейстер Браге, - машинально возразил Джеймс.
  
  - Вы знаете, с некоторых пор я не верю в эту версию, - заметил собеседник. - Вот и сейчас, вы слишком поспешно стали оправдываться. Впрочем, что было, то было. А la guerre comme а la guerre. Вы бежали из плена в самый разгар боевых действий, убив при этом несколько советских солдат и офицеров. Разумеется, после этого вы вряд ли могли рассчитывать на любовь и симпатии советских граждан, но с юридической точки зрения претензий к вам быть не может. Особенно после того, как наши страны подписали мирный договор и вступили в войну против общего белголландского врага. Но вот ваши грязные игрища в Харбине - совсем другое дело. За это вы и были приговорены к смерти Судебной Коллегией СМЕРШа.
  
  - О! - воскликнул Хеллборн. - Узнаю старые добрые советские методы! Красные бандиты в своем репертуаре! Тайные кенгуриные суды и беззаконные убийства! Ничего не поняли и ничему не научились.
  
  Он попал в больное место, его пленители одновременно покраснели и нахмурились. Советские офицеры слишком щепетильно относились к вопросам чести. Наследники самой справедливой революции, строители нового мира, граждане Свободных, Равных и Братских республик - так они себя называли. Хуже драконцев, честное слово.
  
  (Хеллборн поймал себя на мысли о том, что теперь он слишком часто сравнивает людей, сообщества и события Мира Спекулянтов с "оригинальной" Землей).
  
  "Мы должны показать всему миру, - говорила Кровавая Мэри Спиридонова, - что мы не являемся бандой авантюристов и узурпаторов, незаконно захвативших власть. Нет! Только чистыми руками можно построить прочный фундамент светлого будущего! Пот неизбежен, но довольно крови и слез!"
  
  "Можно я его ударю? -- Нет, это не наш метод".
  
  Нет, теперь у них рука не поднимется пристрелить его просто так. Теперь они еще и оправдываться будут, дабы окончательно обелить себя в его и свои глазах.
  
  Так и есть.
  
  - Вы нас с кем-то перепутали, мистер Хеллборн, - еще больше нахмурился Суздальский. - Ну что ж, время терпит, поэтому я подробно объясню вам, в чем заключается ваша вина. И даже предоставлю шанс оправдаться.
  
  - Я весь внимание, - отозвался Хеллборн, прислушиваясь к нему примерно половиной мозга. Вторая половина отчаянно искала выход из положения. Удалось потянуть время? Хорошее начало. Но этого мало...
  
  - После завершения операции на Шпицбергене, меня отправили в Харбин, - начал Суздальский. - Как мы все теперь знаем, в маньчжурской столице назревали грандиозные события, поэтому наше - и не только наше - руководство стянуло туда лучшие силы. Дабы все держать под контролем и не упустить ничего важного. И мы не упустили.
  
  "Как скажете, товарищ старший капитан!"
  
  - Наша станция прослушки находилась совсем недалеко от вашей конспиративной квартиры, - с подкупающей откровенностью поведал советский разведчик. - В тот день я был старшим дежурным офицером. И вот, около полудня, один из операторов докладывает мне о загадочной активности на одной из прослушиваемых квартир, принадлежащей, по нашим данным, Альбионской секретной службе. Я беру наушник, и мы слушаем вместе. Кто-то ходит из угла в угол, скрипит половицами и двигает мебель.
  
  "Все правильно, - подумал Хеллборн. - Я приехал туда около полудня. Осмотрел квартиру и заново расставил стулья".
  
  - А потом - снова тишина, - продолжал старший капитан. - До самого вечера. Когда в квартиру приехали уже двое. И какой интересный они повели разговор!
  
  - Это была самооборона, - выпалил Джеймс.
  
  - ???!!! - возрился на него Суздальский.
  
  - Можете мне не верить, но это Браге убил лейтенанта Стеллера и остальных ваших солдат, - заявил Хеллборн.
  
  "Не признаваться! Ни в коем случае! До последнего!"
  
  - ...но товарищ Надежда Стеллер мало того что мне не поверила, так еще и затеяла маленькую личную вендетту! - воскликнул альбионец. - Я всего лишь оборонялся.
  
  - Оборонялись? Какая вендетта? О чем вы?! - искренне удивился Суздальский.
  
  - Она подослала ко мне убийцу, - сообщил Джеймс. - Я опознал его. Его случайно разоблачил и застрелил агент манчьжурской тайной полиции у входа в "Американское кафе Рика". Я запомнил лицо и нашел его в картотеке. Сержант УГБ Димитрий Меркурьев. Эту фамилию было нетрудно запомнить. Главное - не перепутать Меркурий с другими планетами...
  
  - Меркурьев?! - переспросил Суздальский. - Сержант Меркурьев?! Что за бред! Он был всего лишь старшим агентом, ответственным за "Кафе Рика" в тот день! Там и без вас было за кем следить! А погиб он и вовсе в нелепой перестрелке с мексиканскими гангстерами! И вот из этого совершенно побочного эпизода вы сделали вывод, будто на вас охотится Надежда Стеллер?!
  
  - Она сидела там же, в кафе, и несомненно руководила операцией! - уверенно заявил Хеллборн, хотя где-то в глубине души уверенности ему явно не хватало.
  
  - Нечистая совесть и мания преследования, - развел руками Суздальский. - Вот и все, что я могу сказать по этому поводу.
  
  - Если вы параноик - это еще не значит, что вас не собираются убить! - воскликнул Джеймс. - Так или иначе, я все равно ничего не успел предпринять. На следующий день после того визита на конспиративную квартиру я покинул Харбин, и потому потерял всякий интерес...
  
  - Ничего не успели? - перебил его Суздальский. - Позвольте мне вам не поверить. Итак, мы сидим и слушаем, как сотрудник альбионской секретной службы нанимает своего белголландского пленника, некоего Иоганна Хамера, и приказывает ему убить офицера советской военной миссии в Харбине. Как интересно! Мы слушали, затаив дыхание. Особенно после того, как Хамер принялся угрожать вам оружием. К сожалению, в самый драматический момент вы покинули квартиру и одновременно зону приема наших микрофонов. Что делать? Решение было принято немедленно. Я беру еще трех агентов, мы прыгаем в автомобиль и, благо ехать было недалеко, через каких-нибудь пять минут останавливаемся у искомого подъезда. Мы не особенно надеялись вас перехватить, но хотя бы напасть на след... На всякий случай поднимаемся наверх - никого. Возвращаемся...
  
  - Послушайте, - взмолился Хеллборн, - вы все время используете то прошедшее, то настоящее время! Определитесь, потому что у меня голова кругом идет!
  
  - Возвращаемся, - невозмутимо продолжал Суздальский, - и что я вижу? Один из оставленных внизу агентов извергает из глубины своего желудка все завтраки, обеды и ужины за последние несколько дней! Его можно было понять - лежавший в канаве труп эрст-лейтенанта Хамера выглядел весьма неаппетитно. Но тогда мы не поняли, от чего он умер.
  
  "...а дурак Хамер начал слишком много требовать и хвататься за оружие. Тело найдут не скоро". Как бы не так!
  
  - Хамер? Какой Хамер? С чего вы взяли, будто это был Хамер?! - изобразил удивление Джеймс. - Мы прекрасно поладили с Хамером, и он уехал в...
  
  - Он значился в нашей картотеке, его опознали по особым приметам - шрамы, родимые пятна и так далее, - отрезал старший капитан. - Короче говоря, мы на всякий случай сфотографировали труп, вернулись на станцию и доложили в посольство. Ныне покойный вице-консул Красновский, отвечавший за безопасность, обещал усилить охрану Надежды Стеллер. На всякий случай. Я решил, что инцидент исчерпан, но не успел вернуться к рутине - тут как раз прилетели белголландские бомбардировщики.
  
  "Это они... Это летят они... Yster mense in staal skepe!..." - вспомнил Джеймс.
  
  "Только без пафоса. Они - не там, они - здесь. И я - один из них".
  
  - А еще через несколько часов я узнал ужасное - в наше посольство вломился титанис и убил пять человек! - воскликнул Суздальский.
  
  - Ну и что? - набычился Хеллборн. - На что вы намекаете? Этот титанис сбежал из харбинского зоопарка. Я-то здесь при чем?
  
  - Вы снова оправдываетесь, - заметил советский разведчик. - Не торопитесь. В ходе бомбардировки зоопарк действительно пострадал, и многие звери разбежались. Проблема в том, что титанис напал на посольство за несколько минут до прибытия первого "летучего белголландца". Больше того, это было не просто нападение безмозглого хищника, решившего полакомиться человеческим мясом. Нет! Титанис твердо знал, куда надо идти. - Суздальский наклонился вперед и уставился прямо в глаза Хеллборна. - Его застрелили, когда он пытался разбить клювом дверь, за которой спала Надежда Стеллер. Надя его и застрелила. Отважная женщина, - улыбнулся старший капитан.
  
  - Случайное совпадение, - равнодушно пожал плечами Джеймс.
  
  - Совершенно случайно альбионский резидент планирует убийство полковника Стеллер, - горько усмехнулся собеседник. - Абсолютно случайно его сообщника убивает титанис - наши эксперты в этом не сомневаются, характер ранений говорит сам за себя. Случайно в ту же ночь титанис врывается в советское посольство, убив в процессе пять человек. И совершенно случайно титанис ломится именно в комнату Нади Стеллер. Как хотите, но я не верю в такие случайности. Что это было, мистер Хеллборн? Дресированный попугай-убийца? Личный телохранитель? Как это вам удалось?
  
  "Что это было?"
  
  "Звучит в ночи раскатом грома..."
  
  "Найди ее. И убей".
  
  "Ты знаешь который час, Чарли? Пора возвращаться домой, иначе нам здорово влетит. Пора возвращаться домой, Чарли".
  
  "Что это было?!"
  
  При всем желании Хеллборн не мог дать ответ, потому что не знал его.
  
  Суздальский истолковал его молчание по-своему:
  
  - Слишком веские улики, мистер Хеллборн. Возможно, в гражданском суде их бы не приняли во внимание, но на войне действуют другие законы. Впрочем, мы решили не торопиться. Поэтому и объявили о гибели Надежды Стеллер, дабы проследить за вашей реакцией и другими дальнейшими действиями. Но вы так поспешно покинули Харбин...
  
  "Дирижабль вылетает через два часа. Тебе следует поторопиться".
  
  - Дирижабль должен был лететь через Халистан, - продолжал Суздальский. - Поэтому мы поручили товарищу Новосельцеву, нашему резиденту в Халистане, встретить вас и привести приговор в исполнение. Но тут случилось непредвиденное - Халистан вступил в войну, и легионера-надпоручика Новосельцева перебросили на Остров Черепов. Кто мог предвидеть, что вы так скоро присоединитесь к нему!
  
  - Капитан Освета сказал, что иностранные легионеры находятся на острове уже одиннадцать месяцев, - невпопад вспомнил Хеллборн.
  
  - Это Властик Освета сидел на острове одиннадцать месяцев, - отозвался Новосельцев, - а я приехал туда только после Харбинской Мясорубки. Сижу, наблюдаю, привыкаю. И вдруг - такой гость! Зверь, прибежавший на ловца! Я тебя сразу узнал, мне переслали очень подробные приметы. Осталось дождаться удобного момента. Черт побери! Проклятые зеркала спутали все карты!
  
  - Понятно, вы тоже оказались здесь случайно, - кивнул Джеймс. - Должен заметить, что вы быстро оправились.
  
  Новосельцев машинально положил ладонь на ключицу и поморщился:
  
  - Могло быть хуже, пуля напоролась на кость и срикошетила.
  
  - Кстати, - спохватился Хеллборн, - а что случилось с другими участниками экспедиции? Вердонк ("Беллоди"), ван Зайин ("Керрдок") и все остальные? И где госпожа Кам Бик Фай?
  
  - Она и ваши так называемые "белголландские" товарищи - на самом деле альбионцы? - усмехнулся Новосельцев.
  
  - Где вы видели альбионских китайцев?! - искренне удивился Хеллборн. - Между прочим, это не ответ на мой вопрос. Только не вздумайте говорить мне, будто вопросы здесь задаете вы!!!
  
  Гром и молния.
  
  - Нет, их задаю я, - напомнил о себе Суздальский. - Так что вы скажете, мистер Хеллборн? Вам понравился мой подробный и обстоятельный рассказ? Вы признаете себя виновным?
  
  - Вы были правы, - ухмыльнулся Джеймс, хотя внутри у него все похолодело. - Ни один суд не станет рассматривать всерьез ваши "доказательства". Кроме кенгуриных трибуналов Кровавой Мэри. Я-то думал, что боевые титанисы - это персонажи альбионских детских сказок про древних египтянцев. Оказывается, и русских сказок тоже! Это надо же было такое придумать!
  
  - Бритва Оккама, мистер Хеллборн... - начал было собеседник.
  
  - Титанисы не поддаются дрессировке, - отрезал Хеллборн. - Рекомендую работы профессора Леннокс-Бойда, крупнейшего специалиста по антарктической фауне. И хватит об этом. Избавьте меня от ваших глупых фантазий.
  
  - Тррри!... Тррри!... Тррри!... - заорал механический попугай. Просто попугай. Не альбионский убийца.
  
  - Тем более что мы должны обсудить по-настоящему важные вопросы, - заявил Джеймс. - О зонах влияния Спекуляции. Как вы уже поняли, Карфаген переходит под альбионский протекторат...
  
  - Не морочьте мне голову, Хеллборн, - скривился Суздальский. - Ваше счастье, что Надежда уже улетела по срочному делу и не может посмотреть вам в глаза... Вы оказались здесь совершенно случайно. У вас нет никаких полномочий и связи с домом. Кроме вас и вашей подружки на этой планете нет других альбионцев. Черт, когда она подошла к нам во Дворце Собраний, я сразу ее узнал. Такое лицо трудно забыть. Она служила в альбионском посольстве в Лондоне, не правда ли? Я видел ее там накануне данорвежской войны. Она почти не изменилась с тех пор, - ухмыльнулся агент СМЕРШа.
  
  - Мерзавец, - нахмурился Джеймс, - как вам не стыдно, бедная девушка...
  
  Суздальский пропустил его слова мимо ушей и продолжал:
  
  - Нашу стречу с Брейвеном прикрывали несколько желтогорских агентов -- они сразу взяли след. У вас не было шансов.
  
  - Это у вас нет шансов, - высокомерно заявил Хеллборн. - Мало того, что мы обо всем договорились с апсаками...
  
  - ...не надо так бессовестно лгать.
  
  Гром и молния.
  
  - ...скоро здесь будут карфагенские коммандос, и они сделают из вас отбивную, - уверенно пообещал Джеймс, хотя был уверен строго в обратном. - Вы можете воспользоваться моей добротой, я готов передать Драконию в советскую зону влияния. Такие же коммунисты, только совсем сумасшедшие. Свободная любовь, бегемотные консервы и обязательная дефлорация.
  
  - Это клевета, - перебил его Суздальский, - мифы карфагенской пропаганды.
  
  Хеллборн не успел ему ответить - в дверь опять постучали. Новосельцев вздохнул и снова оставил кресло.
  
  - Nu, cheta naw teperny raz... - только и успел сказать он. После чего отступил на шаг, схватился за грудь и упал, разбрызгивая кровь.
  
  Суздальский отреагировал мгновенно. Буквально выпрыгнул из кресла, на лету выхватывая оружие из наплечной кобуры и открывая огонь. БАНГ! БАНГ! БАНГ! - "Подбирин" калибра 9,2, самый мощный в мире советский пистолет, принялся рвать приоткрытую дверь в щепки. Ответных выстрелов Хеллборн не услышал, но внезапно Суздальский споткнулся, упал и неподвижно замер. Мгновение спустя до Хеллборна донесся грохот падения еще одного тела. Как видно, советский разведчик успел поразить неведомого диверсанта, по-прежнему прикрытого входной дверью. В комнату влетел и заскользил по паркету блестящий кусочек металла - очевидно, пистолет, оброненный стрелком.
  
  После чего, как это обычно и бывает, наступила тишина.
  
  Джеймс немного подождал - вдруг на пороге появится еще кто-нибудь? Но никто не появился. Тогда он потащил прикованное к себе кресло по направлению к телу капитана Суздальского.
  
  Наповал, пуля малого калибра под правым глазом. Свободная рука Хеллборна принялась шарить по карманам убитого. Документы, ключи от машины, запасной магазин, какие-то бумаги... Где ключи от наручников?! Джеймс вздохнул и направился к Новосельцеву.
  
  Странно, еще жив. Точно, дышит. Только без сознания. Снова в ключицу. Но на этот раз без рикошетов. Вошла глубоко. Документы, деньги, фонарик... Где ключи от наручников?!!!
  
  Хеллборн подобрал оброненный Суздальским пистолет, с сомнением взвесил его на ладони. Нет, не годится. Цепочку не прострелить, бронзовый подлокотник - тем более. И он направился к двери. По дороге Хеллборн ухитрился споткнуться о тот самый пистолет. Раздраженный, нагнулся за ним -- и похолодел.
  
  В коридоре, сразу за порогом, лежали два тела. Один из желтогорских наемников (наконец-то искомый ключ! наручники упали на пол) и кадет Келли Робинсон.
  
  Дьявол. На какое-то мгновение ему стало нехорошо.
  
  "Как тебе не стыдно, Джеймс! Вербуешь детей..."
  
  "...Диктофон. Новая и дорогая модель, но у ее отца хорошие связи. Для девчонки - всего лишь игрушка, но для нас..."
  
  "Какие-то шпионские дела? Не бойся, я никому не расскажу!"
  
  "Но на всякий случай за вами будет присматривать мой человек".
  
  "Это не твоя война!"
  
  Хеллборн машинально перевел взгляд на лежащего в глубине комнаты Новосельцева.
  
  "А вот это уже моя война".
  
  Снова повернулся к Келли. Такая маленькая девочка и столько грохота? Ах, да, она задела и опрокину тумбочку...
  
  "Но на всякий случай за вами будет присматривать мой человек".
  
  Старший капитан Суздальский был слишком самоуверен, но африканская разведка в лице Келли Робинсон его переплюнула. Девчонка постоянно прикрывала и опекала блудных альбионцев. Она выследила/вычислила/обнаружила шпионское гнездо СМЕРШа на окраине Ла-Марсы. Потом она вошла в дом и принялась расстреливать желтогорцев по-одному (вот, еще двое лежат в дальнем конце коридора) из золотого пистолетика, оснащенного глушителем неизвестной системы. Они явно не принимали девчонку всерьез, и поэтому Келли могла подбираться к своим жертвам вплотную и бить в упор, без промаха и наповал.
  
  Вот девочка, а где котенок? На какое-то мгновение ему показалось, что сейчас Навуходоносор выпрыгнет из темноты. Но боевой вавилонский кот не выпрыгнул. Скоре всего, спит дома в своей корзинке.
  
  Зато Келли зашевелилась и застонала.
  
  Хеллборн вышел из ступора и склонился на дней. Дело дрянь, но если поторопиться...
  
  Патриция действительно обнаружилась в соседней комнате, живая и (наверно, разве по ее лицу разберешь?) здоровая.
  
  - Быстрее, - сказал Хеллборн, освобождая ее от наручников и вручая отобранные у Суздальского ключи, - подгони машину к выходу. Возьми пистолет, на всякий случай.
  
  - Откуда он у тебя? - удивилась Пат. - Это же... - Слова застряли у нее в глотке.
  
  - Быстрее, двигайся! - Хеллборн подтолкнул ее к выходу. Наскоро перевязал Келли разорванной рубашкой, взвалил ее на спину и последовал за Патрицией, переступая через трупы застреленных желтогорцев.
  
  Снаружи все еще бушевал ливень. "Почему я не пошел в гараж, там ведь еще одна машина и сухо?" - запоздало вспомнил Хеллборн, но уже не было времени менять решение. Черный лимузин затормозил у входа.
  
  - Там Гюуэчт, - сообщила Патриция, пока Хеллборн осторожно укладывал Келли на заднее сиденье. - Он лежал за машиной, и я едва его не переехала. Мертв. А рядом с ним еще один русский.
  
  - Желтогорец, - машинально поправил ее Хеллборн. - Это желтогорские наемники.
  
  Вот оно что. Девчонка была не одна. Но помощника надолго не хватило.
  
  Джеймс бегом вернулся за Новосельцевым. Перевязал. Потащил в машину.
  
  - А он нам зачем?! - удивилась Патриция. - Добей ублюдка!
  
  - Замолчи, - оборвал ее Хеллборн. - Он нам нужен.
  
  Бросил последний взгляд на виллу. Эх, надо бы тщательно обыскать ее... Некогда. Прыгнул в машину и захлопнул дверь.
  
  - Гони!
  
  На въезде в Карфаген их остановил предсказуемый патруль военной полиции, но теперь у Хеллборна было кое-что получше обычных ветеранских документов. Пытаясь перевязать Келли, он нащупал в кармане ее кадетского мундирчика громоздкий бронзовый жетон "рудокопа" - РазведУправления Доминации Спаги.
  
  Ослепленный блеском столь мощного символа власти, полицейский немедленно взял под козырек и вытянулся по стойке "смирно".
  
  - У нас нет времени, - крикнул ему Хеллборн, - в машине двое тяжелораненых!
  
  Полицейский соображал очень быстро, и уже через несколько секунд его автомобиль мчался по ночному Карфагену с включенной на полную мощность сиреной, указывая Хеллборну кратчайшую дорогу к ближайшему госпиталю.
  
  - Сегодня у нас мало работы - дождь, нелетная погода, дельфинские бомбардировщики не прилетели, - сказал Хеллборну санитар в приемном покое. - Так, взяли, раз-два! Понесли! Вперед, быстрее, быстрее!
  
  Хеллборн опустился на ближайшую скамейку, откинулся назад и прикрыл глаза. Судя по всему, Патриция устроилась рядом с ним.
  
  - Почему хорошие люди должны убивать друг друга? - пробормотал Хеллборн.
  
  - Не знаю, кто из них был хорошим, - отозвалась мисс Блади, - но так устроен наш мир. И этот мир - тоже.
  
  Джеймс ничего не ответил, он уже спал.
  
  Дежурный врач растолкал его незадолго до рассвета:
  
  - Простите, сэр, госпожа лейтенант сказала, что вы старший офицер РУД, ответственный за доставленных пациентов.
  
  Хеллборн приоткрыл левый глаз. "Госпожа лейтенант" стояла за спиной у доктора, уткнувшись носом в чашку дымящегося кофе. Хеллборна едва не стошнило - даже не от запаха, а от одной только мысли об этом запахе.
  
  - Да, это я. Как они себя чувствуют, док?
  
  - Их жизнь вне опасности, - поведал врач. - Но девочку пока лучше не беспокоить, она потеряла слишком много крови. А мужчина очнулся, он требует петросибирского консула.
  
  - Будет ему консул, - Хеллборн со стоном оторвался от скамейки. - Где он? Пациент, разумеется, не консул.
  
  Когда Джеймс появился в палате, Новосельцев ухитрился посереть и побледнеть одновременно. Хеллборн даже испугался, что русский снова потеряет сознание.
  
  - Предлагаю перемирие, - сказал альбионец, взгромоздившись на трехногий никелированный табурет.
  
  - На каком фундаменте? - прохрипел Новосельцев.
  
  - Скажете тоже, - удивился Хеллборн, - "фундамент"... Все очень просто. СССР и Новый Альбион по-прежнему остаются союзными державами, ведущими общую войну против белголландского врага.
  
  - Это так, - согласился собеседник.
  
  - Поэтому я и предлагаю продолжить сотрудничество, - сказал Джеймс.
  
  - И это после того, как... - русский не договорил и бессильно откинулся на подушку, переводя дыхание.
  
  - Я вас честно предупреждал о возможных последствиях, - напомнил Хеллборн.
  
  ("Пусть это даже были не совсем карфагенские коммандос").
  
  - Мои алжирские партнеры не страдают излишними сантиментами. Они собирались вас добить, но я их отговорил.
  
  ("Ври по крупному, Джеймс, не стесняйся").
  
  - Можете спокойно выздоравливать, в настоящее время вам ничего не грозит, - заключил Хеллборн.
  
  - Чего вы от меня хотите? - прошептал Новосельцев. - Ведь явно не по доброте душевной...
  
  - Нет, разумеется, - согласился Хеллборн. - Коротко - что произошло на Острове Черепов после того, как я прыгнул в водопад?
  
  Новосельцев прикрыл глаза, немного помолчал. Потом, собравшись с новыми силами, заговорил:
  
  - Прибежали остальные. Ваши "белголландские" друзья. Я сказал, что вы боролись с недобитым аборигеном и вместе упали в водопад...
  
  - Хорошо, что не в Рейхенбах, - пробомотал Хеллборн.
  
  - Они потребовали немедленно организовать спасательную экспедицию, - продолжал Новосельцев, - и разыскать вас в реке. Я не возражал, потому что не был уверен в вашей гибели и... - Агент СМЕРШа замолчал.
  
  - ...собирались мне добить. Неважно, дела минувших дней. Продолжайте, - подбодрил его Хеллборн. - Что было дальше?
  
  Новосельцев продолжал. Некоторое время спустя, обессилевший, он принялся бредить и терять сознание, но Хеллборну все равно удалось извлечь из советского разведчика немало важной информации. События развивались следующим образом.
  
  Перевязав легко раненого (в тот раз) Новосельцева, халистанские легионеры отыскали канат и спустились в долину под водопадом. Разумеется, при этом они пересекли Зеркальные Врата, но ничего не заметили и не заподозрили - как и Хеллборн незадолго до них.
  
  Не прошло и часа, как путешественники наткнулись в джунглях на загадочных солдат в непристойной униформе и вступили с ними в перестрелку. (Индоокеанцы, кто же еще, но тогда Новосельцев и его спутники этого не знали). Легионеры даже не успели опомниться, как потеряли добрую половину отряда - испанцы, Лашманов и Гольтяков погибли. Сам Новосельцев был контужен гранатой, упал в кусты, а когда очнулся - рядом никого не было. Больше он никогда не видел Беллоди и остальных "белголландцев", и понятия не имеет, что с ними случилось. Дождался ночи и попытался вернуться к водопаду.
  
  Но, как известно, каждая великая держава Спекуляции послала своих представителей в джунгли треклятого острова. Новосельцева подобрали форторосские парашютисты. Полководцы Фортороссии планировали организовать на острове второй фронт, чтобы прикрыть свою колонию на Папуа Маклая-де-Толли. Новосельцева приняли за евразийца...
  
  - За кого?! - возмутился Хеллборн. - Если бы вы только знали, как надоели мне здешние военные сленги и этнические прозвища!!!
  
  - Фортороссия находится в Западной Америке, - терпеливо объяснил советский разведчик. - Прочие русские государства - Московия и Петросибирь - в Евразии. Поэтому фортороссы и зовут своих заморских кузенов "евразийцами"...
  
  ...Новосельцев не стал разубеждать своих спасителей, тем более что наконец-то осознал факт своего нахождения на альтернативной планете, и теперь пытался пережить культурный шок. Несколько дней спустя фортороссы отправили его на корабле в Америку с другими ранеными. Там советского разведчика встретил петросибирский консул, он же старший капитан Суздальский, заброшенный в этот мир после Харбинской Мясорубки. Через зеркальную дверь, которая находится где-то в Харбине. С тех пор Новосельцев и работал здесь под началом Суздальского, до этой самой ночи.
  
  Завершив свой рассказ, советский шпион устало откинулся на подушки.
  
  Хеллборн машинально потянулся за пистолетом, но заколебался. Этот парень уже пытался его убить, он слишком много знает, он может быть опасен. Хеллборн вытянул из него всю более-менее полезную информацию. Задерживаться в госпитале нельзя, пора возвращаться на квартиру. О чем тут размышлять? И что его останавливает?
  
  "Становишься сентиментальным, Джеймс?" - удивился Внутренний Голос.
  
  К черту.
  
  - Прощайте, товарищ Новосельцев. Помните, я не покушался на Надежду Стеллер, и давно отказался от любых подобных планов. Она меня совершенно не интересует. Просто оставьте меня в покое. И помните, что у меня здесь могущественные союзники. Будьте здоровы. Do svidaniya.
  
  Дверь приоткрылась и захлопнулась.
  
  После этого Хеллборн направился в палату Келли.
  
  - Она все еще без сознания, - преградил дорогу врач. - Я категорически против...
  
  - Я только посмотрю на нее и тут же выйду, - пообещал Джеймс.
  
  Доктор уступил. Хеллборн посмотрел и тут же вышел.
  
  "А за что она сражалась?" - подумал уставший альбионец, возвращаясь к машине. Патриция плелась за ним.
  
  Хеллборн не сразу направился в Ла-Марсу. Он решил рискнуть и вернулся в апельсиновую рощу.
  
  За прошедшие часы никто не потревожил покой погибших в ночной перестрелке. У Хеллборна появилась надежда, что риск себя оправдает. Вдвоем с Патрицией они потратили добрый час, чтобы перевернуть виллу и подобрать любую бумажку, должную иметь хоть какую-то ценность. Этого часа было явно недостаточно для тщательного обыска, но риск должен был иметь разумные границы. Через шестьдесят пять минут черный автомобиль покинул виллу.
  
  Когда они подъезжали к своей квартире, было уже около десяти часов утра. Трофейную желтогорскую машину бросили за несколько кварталов от коттеджа. Явно недостаточно, но альбионцы валились с ног от усталости, и потому были удивительно небрежны.
  
  В прихожей кто-то был, и Хеллборн потянулся за пистолетом.
  
  - Где вы пропадали? - откашлялся бледный и несчастный Мак-Диармат ("интересно, а он чем занимался в последние часы?") - Что с вами случилось?
  
  - Попали в аварию, разбили машину, шли пешком, ловили попутку, заглянули в госпиталь, - скороговоркой доложил Хеллборн. - Теперь все в порядке.
  
  - Ну и слава Богу, - заявил ирландец. - Собирайтесь. Мы отправляемся немедленно.
  
  Как скажете, товарищ Мак-Диармат.
  
  Будь проклят город Карфаген.
  
  
  
  Глава 39. Большой Сахарский Комфорт.
  
  
  
  - Мы отправляемся немедленно, - повторил Патрик Мак-Диармат.
  
  - Корабль прибыл? - уточнил Хеллборн.
  
  - Не совсем, - проворчал ирландец.
  
  "И почему я не удивлен?" - мысленно спросил самого себя Хеллборн.
  
  - Скажем так... по техническим причинам, корабль не может прибыть в Карфагенский порт, - продолжал Мак-Диармат. - Но он будет ждать нас в Александрии. Туда мы и отправляемся - к сожалению, по суше.
  
  - В Александрии?! В какой еще Александрии?!
  
  - В Александрии Египетской, - терпеливо пояснил ирландец.
  
  - Но ведь это португальская колония, - недоуменно развел руками Хеллборн, - по ту сторону фронта...
  
  - Верно, - согласился Мак-Диармат. - Впрочем, наступление легионов Доминации развивается слишком успешно. Пока мы доберемся до Александрии, она уже будет взята алжирскими войсками. А если нет - что ж, мне не впервой переходить линию фронта.
  
  - Понятно, - кивнул Хеллборн. Черт побери, похоже, ему предстоит еще одно путешествие через половину континента.
  
  - Пять минут! - добавил Мак-Диармат. - Я подгоню машину.
  
  "Интересно, что он знает о событиях последней ночи? - Хеллборн задумчиво посмотрел ирландцу вслед. - Знает ли он, что один из его агентов убит, а второй валяется в госпитале? А что он знает о приключениях советских и католических шпионов в Карфагене?" Джеймс вздохнул и бросил взгляд через дорогу. "А что знает миссис Робинсон? Ей уже сообщили? Действительно, пора убираться отсюда. Никакого желания встречаться с несчастной матерью и отвечать на неудобные вопросы..."
  
  Машина производила впечатление. "Рено-1925" - целый шестиколесный автобус, бронированный, просторный и кондиционированный. Корпус украшала надпись "GRAND CONFORT SAHARIEN" и всевозможные героические эмблемы Доминации Спаги - скрещенные мечи, молнии и т.п.
  
  За рулем сидел малосимпатичный субъект лет 32-33-х, с рыхлым лицом, полубазедовыми глазами, украшенный студенческими дуэльными шрамами (до Патриции ему было явно далеко). Особенно Хеллборну почему-то не понравился тот факт, что водитель был выше него ростом. Разумеется, новый знакомый был облачен в военную форму Спаги - как и все присутствующие.
  
  - Познакомьтесь, это товарищ Отто Скорцени, - представил нового помощника Мак-Диармат и назвал альбионцев. Стороны обменялись небрежными кивками.
  
  - Забирайтесь внутрь и устраивайтесь поудобнее.
  
  Альбионцы так и поступили.
  
  - В путь!
  
  * * * * *
  
  
  * * * * *
  
  До Тобрука добрались всего за сорок восемь часов, почти без приключений и без остановок. Скорцени и Мак-Диармат регулярно сменяли друг друга за рулем. Иногда машину доверяли Хеллборну:
  
  - Просто поезжай прямо и никуда не сворачивай. Доедешь до развилки - разбуди меня. - Или меня.
  
  Есди Дракония активно строила железные дороги, то Доминация Спаги - многополосные бетонные магистрали. Северная Африка, другие условия и положения вещей.
  
  БОльшую часть времени дорога шла вдоль берега Средиземного моря. Иногда на горизонте дымили корабли, охранявшие морские границы Солдатской Республики.
  
  - У Доминации слабый флот, поэтому бОльшую часть работы делают индоокеанцы, лангобарды и французские союзники, - между прочим заметил Мак-Диармат.
  
  "Индоокеанский Средиземноморский Флот", - вспомнил Джеймс незадачливого флудер-капитан Гезельшафта.
  
  - Зато Солдатская Республика невероятно сильна на суше. - Ирландец в очередной раз прислушался к радиоприемнику. В эфире громыхала какая-то грифонская станция - нейтралы, они передавали самую объективную информацию. - Похоже, Египет и в самом деле скоро падет.
  
  "Большой Сахарский Комфорт" постоянно обгонял наступающие на восток армейские колонны -- тягачи с танками, идущие своими ходом колесные бронемашины, грузовики с пехотой и боеприпасами. Даже успешное наступление постоянно требовало свежей крови и мяса. Особенно успешное.
  
  Дельфинские бомбардировщики прилетали регулярно. Над дорогой постоянно патрулировали карфагенские истребители и отгоняли противника. Несколько раз путешественники становились свидетелями воздушных боев или их последствий. Однажды пришлось объезжать пробку, созданную упавшим дирижаблем.
  
  Чем ближе они подъезжали к линии фронта, тем больше пробок и воздушных налетов видели. И, разумеется, военная полиция была тут как тут. Но Мак-Диармат демонстрировал жандармам бронзовый жетон РУД, и "Рено-25" продолжал движение.
  
  "Могущество драконской разведки продолжает меня удивлять, - заметил Хеллборн. - Я знаю, что ты знаешь, что я знаю. Пусть только доставят меня в Антарктиду или на Остров Черепов. Это не моя война. Мне по-прежнему должно быть наплевать, на кого они на самом деле работают. Если только и эти парни - не шпионы из моего родного мира. Скажем, французы или англичане. С некоторых пор уже ни в чем нельзя быть уверенным".
  
  - Вы случайно не итальянец? - неожиданно спросил Хеллборн, обращаясь к Скорцени.
  
  - Нет, грифонец, - покачал головой водитель.
  
  - Странно, мне показалось что у вас итальянская фамилия, - пожал плечами Джеймс.
  
  - Возможно, - равнодушно отозвался собеседник. - Следы предков теряются в веках. Кто-то из них вполне мог перебраться на север из Этрурии или Ломбардии.
  
  - Действительно, - не стал развивать тему Хеллборн. "Еврей, наверно. И здесь они!"
  
  БОльшую часть времени альбионец проводил, забившись в дальний угол салона, где просматривал захваченные в апельсиновой роще бумаги. Патриция работала рядом с ним. Аборигенов-спекулянтов (в смысле, Мак-Диармата и Скорцени) к трофеям не подпускали.
  
  - Наше сотрудничество не имеет к этим бумагам никакого отношения, - сразу заявил Хеллборн, как только ирландец посмотрел в его сторону. - Это наши очень личные проблемы, они вас не касаются.
  
  Мак-Диармат спорить не стал, хотя, как показалось Джеймсу, затаил обиду.
  
  Так или иначе, польза от трофейных документов пока не наблюдалась. Иные тексты были бессмысленны, иные явно зашифрованы, другие написаны на незнакомых языках. А вот эта пачка газетных вырезок - зачем ее держали в ящике стола? Репортажи с последнего европейского чемпионата по мотоболу?! Возможно, один из советских разведчиков или желтогорских наемников и в самом деле увлекался спортом, без всякой задней мысли и без всякого отношения к своей шпионской работе? Кто знает.
  
  Когда автобус застрял в очередной пробке, где-то за Тобруком, Мак-Диармат не выдержал.
  
  - На следующем перекрестке сворачивай на Южную Магистраль, - велел он Скорцени. - Мы больше выиграем там, чем потеряем здесь.
  
  Действительно, "Южная Магистраль" была почти пуста. Разумеется, к вездесущей военной полиции это не относилось.
  
  - Будьте осторожны, - напутствовал их очередной патрульный. - Вдоль этой дороги постоянно шастают вражеские диверсанты. Особенно свирепствует мафия.
  
  - Мафия?
  
  - Сицилийские коммандос, - пояснил офицер. - "Morte Alla Fascismo, Italia Anela". "Италия говорит - смерть фашистам!"
  
  - А фашисты - это мы, - согласно кивнул Мак-Диармат.
  
  - Да здравствует Франко! - рявкнул полицейский.
  
  - Зиг-ЗОГ! - отозвался ирландец. - Ладно, поехали дальше. Спасибо за предупреждение, капитан.
  
  Еще через несколько километров их остановила совсем странная парочка -- два легионера в потрепанной полевой форме.
  
  - Очень осторожно, Отто, - прошептал Мак-Диармат. - Не нравятся они мне. Дезертиры? Или...
  
  - ...Дельфинские коммандос? - демонстративно заинтересовался Хеллборн. - Но ведь они союзники Драконской республики! Мы можем с ними договориться...
  
  - Что за глупости, мистер Хеллборн! - возмутился ирландец. - Даже если это так, то мы не станем раскланиваться с каждым встречным диверсантом и открывать ему наше истинное лицо! У нас секретная миссия, поэтому здесь нет никаких союзников!
  
  - Так что, будете стрелять в своих?! - продолжал дурачиться Хеллборн.
  
  - Да, - отрезал Мак-Диармат. - Этот разговор окончен. Но мы все-таки остановимся и выясним, чего они хотят.
  
  - А если засада? - спросил уже Скорцени.
  
  - Посмотри направо, потом налево, - усмехнулся ирландец. - Голая пустыня, здесь негде спрятаться. Эти парочка здесь в полном одиночестве.
  
  Хеллборн мог бы с ним не согласиться. Даже альбионец, очень смутно представлявший себе стратегию и тактику боевых действий в африканской пустыне, догадывался, что вражеские диверсанты могли спокойно закопаться в песок и выпрыгнуть в самый неожиданный момент. Но спорить не стал, потому что "Большой Сахарский Комфорт" уже затормозил.
  
  Только теперь они смогли рассмотреть "джентельменов с большой дороги" как следует. Один из них, обер-лейтенант, стоял прямо на бетонке, едва не задавленный автобусом. Другой, унтер-офицер, вооруженный автоматом - чуть дальше, на обочине, справа по курсу.
  
  Мак-Диармат осторожно опустил ветровое бронестекло:
  
  - В чем дело, офицер?
  
  На обер-лейтенанта было жалко и страшно смотреть одновременно. Он выглядел дико и угрожающе с окровавленной повязкой на лбу, с воспаленными, запавшими глазами и испачканными кровью полусогнутыми руками. Тяжело дыша, он спокойно всматривался в подъехавшую машину.
  
  - Я желаю разговаривать со старшим из офицеров, - сказал обер-лейтенант, сохраняя полнейшее хладнокровие.
  
  - Я старший, - сообщил Мак-Диармат. - В чем дело?
  
  - Будьте любезны сойти сюда, - ответил обер-лейтенант, не двигаясь с места.
  
  - Не валяйте дурака, обер-лейтенант, - нахмурился Мак-Диармат. - Мы торопимся. Говорите, чего вам надо?
  
  Легионер немного помолчал, как будто планируя дальнейший разговор, потом решительно продолжил:
  
  - Я имею приказание реквизировать транспорт для генерала Айгнера.
  
  - Глупости, - резко ответил Мак-Диармат, - на этой дороге действуют вражеские диверсанты, и мы не можем задерживаться...
  
  - Я имею особое распоряжение, майор, - нараспев проговорил обер-лейтенант, - и о диверсантах ничего не знаю.
  
  - В самом деле? - удивился ирландец. - А что произошло? Где генерал Айгнер?
  
  - В пяти километрах отсюда, - ответил офицер, - с его бронемашины слетела гусеница, и я имею особое распоряжение...
  
  - Я уже слышал об этом! - воскликнул Мак-Диармат. - Я уже слышал об этом особом распоряжении.
  
  - Будьте настолько любезны, - сказал обер-лейтенант, - прикажите другим господам выйти из машины. Водитель может остаться.
  
  - Я достаточно наслушался этой чепухи, - заметил ирландец. - Отто, дави его.
  
  Скорцени выполнил приказ. Унтер-офицер, стоявший на обочине, немедленно открыл огонь из автомата. На бронекорпусе "рено-1925" осталось несколько царапин. Ответные выстрелы Мак-Диармата отбросили унтера на песок.
  
  - Надо добить его, - заметил ирландец и приоткрыл дверцу.
  
  Ко всеобщему удивлению, Патриция отпихнула его и первой выпрыгнула из машины. Пораженный Хеллборн поторопился проследовать за ней.
  
  Унтер-офицер был еще жив, он пытался уползти в пустыню. Услышав шаги за спиной, он обернулся. Прищурился, рассматривая приближающихся людей. Сфокусировал свой взгляд на Патриции.
  
  - Симона? - удивился он.
  
  Патриция выстрелила ему прямо в лицо. Потом еще раз.
  
  - Что это было, мисс Блади? - изумился Мак-Диармат. - Снова очень личные проблемы, которые нас не касаются?!
  
  - Именно так, - подтвердила Патриция. - А теперь мы можем ехать дальше.
  
  Некоторое время спустя, на несколько километров ближе к Александрии, она не выдержала пристального взгляда Хеллборна и неохотно пробормотала:
  
  - Касабланка, "два года работ на благо общества". Один из клиентов. Испорченный тип, стукач тайной полиции. Поверь мне, мир стал чуть-чуть лучше.
  
  "Который из миров?" - задумался Хеллборн, но так и не нашел подходящий ответ.
  
  * * * * *
  
  На следуюшем перекрестке возвышался типичный образчик карфагенской архитектуры - флак-башня.
  
  - Пограничный пост, - пояснил Мак-Диармат. - Именно здесь проходила граница Доминации и Португальского Египта. Разумеется, с тех пор армии Спаги ушли далеко на восток.
  
  Башня была окружена чем-то вроде временного лагеря - живописно разбросанные палатки, танки, бронемашины и т.п. По ту сторону бывшей границы возвышались не менее живописные каменные развалины - очевидно, остатки португальской пограничной крепости, уничтоженной в первый день войны. Линия, где раньше проходила граница, была видна невооруженным глазом - там роскошная бетонная магистраль просто-напросто обрывалась и превращалась в убогую грунтовку. Впрочем, не совсем обрывалась - сворачивала одновременно на север и юг.
  
  Среди прочих строений неподалеку от башни красовался осколок мирного времени - бунгалообразный ресторанчик с невероятно оригинальным названием "West of the Border". Рядом стояли несколько машин - штабные, грузовики и даже один бензовоз. Скорей всего, пустой. Полному не разрешили бы здесь находиться.
  
  - Остановимся, перекусим, разузнаем последние новости, - решил Мак-Диармат. - Дальше начинается Неизвестная Страна.
  
  Как и следовало ожидать, владельцем ресторанчика оказался старый ветеран, уволенный в запас чуть ли не в первые годы Солдатской Республики. Бизнес должно быть процветал, особенно сейчас, хотя цены были ничтожные, насколько Хеллборн успел разобраться в здешней монетарной системе. "Все для защитников отечества" и т.д., и т.п.
  
  - Не думал, что буду скучать по бегемотным консервам, - заметил Хеллборн, изучая меню. Еще бы, всю дорогу от Карфагена пришлось питаться консервами из верблюжатины. - Откуда они у вас? Контрабанда?
  
  - Трофеи, - отвечал хозяин. - Приятного аппетита!
  
  Непоятно, кого и зачем Мак-Диармат пытался ввести в заблуждение, но он велел своим спутникам не усаживаться за один столик. Никто не стал спорить из-за такого пустяка. Хеллборн по старой привычке устроился в дальнем углу, потыкал вилкой в останки несчастного бегемота, развернул газету ("Боевой бюллетень Доминации")...
  
  - Не двигайся, сука, или я выпущу тебе мозги, - прошептал кто-то у него за спиной.
  
  "То приключение в Ледовитом океане было вершиной моей карьеры, - с горечью подумал Джеймс. - С тех пор - один сплошной спад. Теперь я уже не решусь бросить вызов человеку, который тыкает стволом мне в спину... Между прочим, а кто это?! Голос-то знакомый..."
  
  Он не успел вспомнить, ибо владелец голоса обошел вокруг столика и уселся напротив. Ствол пистолета уткнулся Хеллборну в колено.
  
  - Будешь дергаться - яйца отстрелю, - заявил комиссар-подполковник Аттила Кун собственной персоной.
  
  - Сначала мозги, теперь - яйца... - пробормотал Хеллборн. - Что будет завтра?
  
  - До завтра ты не доживешь, - пообещал старый боевой товарищ. - Мерзкий предатель.
  
  Со дня их последней встречи мадьярский коммунист успел побриться, подстричься, сменить очки на дешевую модель в стальной оправе, и переодеться в военную форму Доминации.
  
  - А ты кому сегодня служишь? - кивнул на эту форму Хеллборн.
  
  - Дурак, - искренне удивился такому вопросу Аттила. - Я бежал из лагеря для военопленных. Форму отобрал у одного легионера, которому она больше не понадобится. До Египетского фронта добраться было проще, чем до Камерунского. Скоро я буду среди союзников и продолжу истреблять карфагенскую сволочь.
  
  - Ну так и я тоже, - пожал плечами Джеймс. - Переоделся и собираюсь перебраться через линию фронта...
  
  - Лжешь, негодяй, - уверенно заявил Аттила Кун. - Ты так быстро пошел с ними на сотрудничество...
  
  - Таков был план, - снова пожал плечами Хеллборн. - Я их обманул, потом бежал, ну и так далее.
  
  - Лжешь, - повторил комиссар, но уже не так уверенно.
  
  - Откуда мне знать, что ты не лжешь?! - возмутился Хеллборн. - Ты вовсе не бежал из лагеря, а наоборот, стал работать на карфагенскую тайную полицию. Сидишь на границе, узнаешь и перехватываешь драконских беглецов...
  
  - Как ты смеешь! - возмутился Аттила. - Да как ты смеешь такое говорить!
  
  - Кто тебя знает, - развел руками альбионец, - ты так долго смотрел в бездну...
  
  Мадьяр вздрогнул, покраснел, потом побледнел. Похоже, эти воспоминания были ему неприятны.
  
  - ...и простудился, - добавил Хеллборн.
  
  - Все, довольно, - решительно сказал Аттила. - Пошли.
  
  - Куда? - уточнил Хеллборн.
  
  - Я могу пристрелить тебя прямо здесь, но это будет очень больно и неприятно, - терпеливо объяснил комиссар, снова постучав стволом пистолета по колену Хеллборна. - Или мы сделаем это где-нибудь снаружи, в укромном уголке. Обещаю, это будет быстро и почти безболезненно. Ты ничего не успеешь почувствовать. Вставай, если хочешь умереть как мужчина.
  
  - Ты совершаешь большую ошибку, потому что собираешься казнить невиновного, - заявил Джеймс,
  
  - Невиновный, как же, - усмехнулся Аттила - Ты идешь? Или прямо сейчас попрощайся со своими яйцами...
  
  Грохот выстрела был ему ответом.
  
  Снаряд пришел с востока. За ним прибыли еще несколько, но они не так повлияли на разговор Хеллборна с Аттилой, как первый, пробивший крышу ресторанчика и разбросавший посетителей во все стороны. Джеймс, так рассчитывавший на помощь Патриции или хотя бы Мак-Диармата (ну должны же были они рано или поздно обратить внимание на странного собеседника Хеллборна!) был премного удивлен. Нет, не о такой огневой поддержке он мечтал еще минуту назад!
  
  Среди последовавших криков раненых и просто испуганных людей особого внимания заслуживал следующий:
  
  - Это портосы! Они прорвали фронт и контратакуют! Скоро они будут здесь! К оружию! К оружию!!!
  
  Хеллборн выбрался из под развалин деревянного столика уже с пистолетом в руке и осмотрелся. Где Аттила?! Пристрелить мерзавца на месте! Все правильно - это не моя война, здесь нет союзников, и нет времени объяснять каждому встречному, в чем заключается моя миссия!
  
  Но горячий мадьярский патриот уже куда-то исчез. Сбежал или был разорван на молекулы португальским снарядом? Неважно. Его здесь нет, и он мне пока не мешает. Но пусть только попадется на глаза еще раз - сам останется без яиц и без мозгов! Так, а теперь на стоянку, к "Большому Сахарскому Комфорту"!
  
  К автобусу он прибыл почти одновременно со своими спутниками. Удивительно, но в этот раз Патриция ухитрилась избежать свежих шрамов. Тогда как верный "Сахарский Комфорт" медленно и печально догорал.
  
  - Нам потребуется другой транспорт, - заметил Мак-Диармат.
  
  Обстрел продолжался, но интенсивность и точность почему-то снизились. Кроме того, карфагенская армия не осталась в долгу - на вершине флак-башни уже надрывались крупнокалиберные автоматические пушки, трассеры которых улетали куда-то за горизонт.
  
  - Всем собраться у западного подножия башни!!! - заорал кто-то в мегафон совсем рядом. Путешественники обернулись. Это был целый генерал ("Неужели сам генерал Айгнер?" - подумал Джеймс), сопровождаемый доброй дюжиной жандармов, действовавших как загонщики. Серия винтовочных выстрелов заставила Хеллборна и его спутников посмотреть уже в другую сторону. Португальцы подошли настолько близко? Нет, другое отделение военной полиции уже кого-то поспешно расстреливало - то ли дезертиров, то ли паникеров. Очень странно, неужели в Солдатской Республике настолько плохо с дисциплиной?
  
  - Идем за генералом, - торопливо шепнул Мак-Диармат. - Не отставайте от меня. Что-нибудь придумаем.
  
  - У меня не хватает экипажей!!! - через несколько десятков метров они наткнулись на орущего танкиста в зеленом комбинезоне. - Снаряд попал прямо в столовую!!!
  
  - Господин полковник! - рванул вперед Мак-Диармат. - Дайте нам танк, и мы будем сражаться!
  
  - Вы уверены, майор? - офицер-танкист с нескрываемым сомнением посмотрел на странную компанию.
  
  - Да, у меня отличная команда! - заявил ирландец. - Мы не всегда носили черную форму...
  
  "Это точно!" - мысленно согласился Хеллборн.
  
  - Хорошо, - полковник безнадежно махнул рукой, - все равно людей взять негде... Эта машина - ваша. Ваш позывной - "Наин-Тракассин-Шесть". Заводите ее и выдвигайтесь к южной окраине лагеря. Быстрее, портосы ждать не будут!!!
  
  "Наин-Тракассин? Гном-Тихогром", - мысленно перевел Хеллборн, направляясь к предложенной машине. О, это был замечательный танк! Все было при нем - и катки, и гусеницы, и вращающаяся башня, и пулеметы, но вот пушка... Пушка ли это?
  
  - Вы уверены, что мы сможем этим управлять? - спросил Джеймс у Мак-Диармата.
  
  - Ничего сложного, - успокоил его ирландец. - Уж поверьте моему опыту. Ну, скорее же, забирайтесь! Отто - на рычаги. Надевайте эти шлемы. Джеймс, становитесь здесь. Патриция - это пулемет ваш. Итак... - Мак-Диармат принялся щелкать кнопками и рычажками, и грандиозный стеклометаллический цилиндр (казенная часть "орудия"?!), проходивший прямо через центральную ось башни, загудел, завибрировал и засветился воистину колдовским фиолетовым огнем -- впрочем, быстро сменившимся на синий, а затем на ярко-голубой.
  
  "А теперь будет зеленый", - странное чувство обреченности охватило Хеллборна.
  
  Тем временем Скорцени запустил двигатель танка, и тот рванул с места, выпуская клубы черного дыма и поднимая тучи песка.
  
  - Теперь у нас есть транспорт - и это самое главное! - объявил Мак-Диармат. - Что же касается предстоящего сражения... - Он не договорил, но намек был невероятно прозрачен.
  
  Загадочный цилиндр тем временем успел сменить цвет на оранжевый и даже немного покраснел. Что бы это значило?
  
  Пресловутые военные энциклопедии ничего не сообщали о подобных танках, хотя Хеллборн видел их немало, пока добирался от Карфагена до египетской границы. Видел, но не рассмотрел как следует.
  
  Джеймс машинально повернулся к Патриции. Она только пожала плечами и поправила шлем. Стоило добавить, что после той встречи с "клиентом" на нее напало удивительное равнодушие к окружающей действительности. И это было нехорошо.
  
  - Тихогром-ноль, Тихогром-шесть вас понял! - неожиданно заорал Мак-Диармат. Ну да, у него же командирский шлем, подключенный к внешней связи. - Занимаю позицию.
  
  Цилиндр покраснел окончательно.
  
  - Заряжен! - объявил новоявленный командир танка и щелкнул очередным рычажком.
  
  "Неужели это и есть знаменитый "луч смерти"?!" - ужаснулся Хеллборн, но так и не решился спросить. Некоторое время спустя танк остановился. Джеймс приоткрыл люк и выглянул наружу. На первый взгляд увидел он немного - справа и слева от "Тихогрома-6" занимали позицию другие танки, столь же дымные и пылящие. Впрочем, безветренный полдень дозволял быстрое оседание пыли, и вскоре Хеллборн смог рассмотреть грядущее поле битвы. Пограничная флак-башня, окружавший ее лагерь и развалины португальской крепости остались слева по борту. Прямо по курсу наблюдалось зловещее дефиле меж двух холмов, из которого, скорей всего, и должен был показаться... а вот и он - противник.
  
  Хеллборн нырнул обратно в башню, отыскал в шкафчике бинокль и снова выглянул. Уткнулся в окуляры. После чего дал себе твердое слово - если он переживет этот день, то больше ничему не будет удивляться. Ни в этом мире, ни в любом другом.
  
  Навстречу танковым батальонам Доминации один за другим плыли три корабля.
  
  Это были обычные военно-морские корабли -- то ли большие фрегаты, то ли небольшие эсминцы. Мачты, трубы, башенные орудия - все было при них. Корабли как корабли. Очень напоминающие потопленный у габонских берегов индоокеанский "Дирфингер" флудер-капитана Гезельшафта. Недаром грохот приземляющихся снарядов казался таким знакомым.
  
  Оставалось загадкой: как они ухитряются плыть среди песков, в доброй сотне километров от берега ближайшего моря?!
  
  Хеллборн отрегулировал бинокль. Что это, воздушная подушка?! Нет. Все гораздо хуже. Это электрическая подушка. Тысячи, если не миллионы искусственных молний, извергаемых днищем корабля, ударялись в песок и плавили его до полужидкого, даже плазменного состояния. И вот по этим искусственным рекам плазмы могучие эсминцы медленно, но уверенно двигались на запад.
  
  "Я ничему не удивляюсь", - напомнил себе Хеллборн.
  
  На одном из кораблей развевался португальский флаг, на двух других - британский "Юнион Джек". Ничего странного, англичане тоже принимали участие в обороне Египта. А следом за кораблями наступали танки дельфинских союзников - по крайней мере, эти машины были похожи на танки.
  
  - Все по местам! - заорал Мак-Диармат, и одновременнно с его криком взревели моторы соседних танков, да и самого "Тихогрома-6". Хеллборн поспешно вернулся в башню и захлопнул люк. Теперь вся надежда на хитрого ирландца. Потому что остаток дня обещает быть жарким.
  
  Таинственный цилиндр резко сменил свой цвет на фиолетовый, и Хеллборну только оставалось догадываться, как выглядел его выстрел снаружи, попал ли он в цель, и во что цель превратилась.
  
  Дальнейшие полчаса напоминали очередную репетицию конца света, усугубленную дешевыми местами в задних рядах -- из своей пулеметной башенки Хеллборн не мог разглядеть ничего, достойного внимания. А потом "Тихогром-6" опрокинулся набок.
  
  - Покинуть машину! - завопил Мак-Диармат. - Отто, идиот косоглазый!!!
  
  "В нас не попали, - догадался Хеллборн, выполняя приказ, - мы просто так перевернулись".
  
  Укрывшись за опрокинутым танком, они снова изучили поле битвы. Складывалось впечатление, что легионы Доминации уверенно господствуют. Один из эсминцев ухитрился тонуть в собственной плазменной луже -- точнее, медленно в ней растворяться. Другой отчаянно огрызался от окруживших его танков -- "тихогромы" находились в мертвой зоне, главный калибр эсминца был бесполезен, а бортовые пулеметы малоэффективны. Третий корабль и вовсе исчез. Дельфинские танки все еще сражались, но их число заметно сократилось.
  
  "Лучи смерти? Генераторы молний? Волновой ультрасвет?! - пытался понять Хеллборн, наблюдая за ведущими огонь танками, но так ничего и не понял.
  
  - Нам надо отыскать новый транспорт, - напомнил Мак-Диармат. - За мной!
  
  Пригибаясь, и время от времени прячась за обломками той или иной боевой машины, они отправились на поиски, в скором времени увенчавшиеся успехом.
  
  - Машина совсем не пострадала, - сообщил Скорцени, заглядывая в очередной неподвижный танк. - Экипаж убило ультразвуком.
  
  "???!!!" - подумал Хеллборн, но тут же вспомнил о недавно данном себе слове.
  
  Совместными усилиями они извлекли из "тихогрома-19" неаппетитные трупы, заняли места и снова отправились в путь.
  
  - Дезертиров будут ловить к западу от границы, - на всякий случай объяснил Мак-Диармат. - Вторая волна португальцев - если вообще - прибудет с востока. А мы отправляемся на юго-восток.
  
  Аминь.
  
  * * * * *
  
  На закате они оказались у стен очередного античного города. Впрочем, в этом не было ничего удивительного - Северная Африка выгодно отличалась в этом плане от габонских джунглей и восточно-азиатских островов.
  
  - Римская крепость? - заинтересовался Джеймс, выбираясь из притормозившего на холме "тихогрома".
  
  - По-моему, вандальская, - пожал плечами Мак-Диармат.
  
  - Не может быть, вандалы не забирались так далеко на восток, - удивился Хеллборн. - Типично римская архитектура. Брат-близнец Тимгада. Форум, амфитеатр...
  
  - Об этом нужно спорить не со мной, - отмахнулся ирландец. - Отто, разберись с рацией...
  
  Неподалеку от стен крепости были живописно разбросаны несколько разбитых и сгоревших танков. Хеллборн узнал несколько "тихогромов". Другие были ему незнакомы.
  
  - Сицилийские "Архимеды Мк-2", - пояснил Мак-Диармат. - Наши... то есть финикийцы прозвали их "алмазными черепашками". Порочная концепция. Параболическое зеркало...
  
  При слове "зеркало" альбионец вздрогнул, но собеседник ничего не заметил и продолжал:
  
  - Концентрированный пучок солнечных лучей, "теплая смерть". Отличное оружие против пехоты - особенно африканским летом. Вот только наступающие танки Доминации подняли обычные тучи песка, и зеркала оказались бесполезны. Не повезло сицилийцам. Вдребезги. Легенда гласит, что у Архимеда лучше получалось. Особенно против деревянных римских кораблей.
  
  Хеллборн с трудом подавил в себе странное желание - подойти к одному из "зеркальных танков" и попробовать перебраться сквозь зеркальную "пушку"... вот только куда?
  
  - Готово, - доложил Скорцени.
  
  Мак-Диармат взял предложенный микрофон, провод от которого тянулся в недра "тихогрома" и принялся повторять нудным голосом:
  
  - Кельт вызывает Графа... Кельт вызывает Графа... Кельт вызывает Графа... Кельт вызывает Графа...
  
  "Меня сейчас стошнит", - подумал Джеймс. - "Какие приторные позывные!"
  
  Граф ответил только после заката солнца, но обещал явиться в самое ближайшее время.
  
  - Сливайте все топливо, - велел Мак-Диармат, оторвавшись от микрофона. - Оно нам больше не понадобится.
  
  - Посадочные огни? - догадался Хеллборн.
  
  - Совершенно верно, - кивнул ирландец. - Лучше всего разлить его там, внизу. Похоже, легионы застряли где-то между Мерса-Матрух и Эль-Аламейном, - добавил он. - Придется добираться до Александрии без их помощи. Нам поможет кто-то другой.
  
  - Надеюсь он прилетит раньше, чем мы замерзнем, - озабоченно добавила Патриция. Как и положено, температура воздуха в ночной пустыне стремилась к нулевой отметке.
  
  Самолет прилетел раньше. На этот раз - нечто похожее на самолет, триплан, напоминающий о славных временах перемен на Западном фронте. И никаких ракетных двигателей или тепловых лучей.
  
  - Граф Ласло Алмаши, к вашим услугам, - представился пилот, щелкая каблуками, кланяясь и прикладываясь к ручке Патриции одновременно.
  
  "Еще один грифонский аристократ, - подумал Хеллборн, - но на этот раз вроде настоящий..."
  
  - Вас слишком много, - с сомнением заметил граф, - придется сделать два рейса...
  
  - Не стоит, - отмахнулся Мак-Диармат, - нет времени и слишком опасно.
  
  Ночную тишину разорвал выстрел, Скорцени упал с простреленной головой.
  
  - Извини, Отто, - пробормотал ирландец. - Теперь мы поместимся в ваш самолет?
  
  - Теперь - да, - закашлялся господин Алмаши.
  
  "Я обещал - ничему не удивляться!"
  
  - Граф - известный в нащих краях археолог, - как бы между прочим добавил Мак-Диармат.
  
  - Это действительно вандальская крепость? - машинально спросил Хеллборн.
  
  - Совершенно верно! - оживился Алмаши. - Ее построили в последние годы правления Гейзериха. У великого короля были обширные планы, он готовил вторжение в Египет. Здесь был оазис. Но после смерти короля - легенда гласит, что и вовсе в день смерти короля - источник, питавший оазис, иссяк, и вандалы были вынуждены отступить...
  
  Патриция всхлипнула.
  
  - Это так трогательно и печально, - сказала она в ответ на серию удивленных взглядов, - но не могли бы мы поскорее убраться отсюда?!
  
  Триплан приземлился на небольшом аэродроме к югу от Александрии на рассвете. Граф Алмаши перекинулся парой слов с обслугой и вернулся в самолет.
  
  - В городе все спокойно, - сообщил он. - Войска Доминации действительно крепко застряли в пустыне. Поэтому вам придется сменить мундиры. Какие предпочитаете? У меня в ангаре есть любые - британские, португальские, сицилийские. И полный комплект документов.
  
  - Драконские? - поинтересовался Хеллборн, прежде чем Мак-Диармат успел открыть рот.
  
  - Безусловно.
  
  - Идеальный вариант, - не стал спорить ирландец.
  
  Граф был так любезен, что даже одолжил им машину. Еще через полчаса Мак-Диармат высадил альбионцев где-то в центре города.
  
  - Возьмите номер в этой гостиннице и ждите. Я отправляюсь в порт. Если нам повезет, мы уберемся отсюда еще до полудня.
  
  Хеллборн подождал, пока машина с ирландцем скроется за углом и принялся ловить такси.
  
  - Что ты делаешь? - удивилась Патриция.
  
  Джеймс достал из кармана конверт, где были сложены остатки трофейных советских документов - самые интересные из просмотренных. Остальные сгорели в погибшем автобусе.
  
  - Смотри. Шесть телеграмм с обратным адресом "Александрия, улица короля Себастьяна, адвокатская контора Ибрагима аль-Гашими и Ренато Касагранде". Я хочу навестить эту почтенную фирму.
  
  - Ты думаешь...
  
  - Я решил последовать совету старого мерзаца Брейвена - и поэтому держу глаза открытыми.
  
  И ничему -- ничему!!! -- не удивляюсь.
  
  * * * * *
  
  Город остался за кадром. Португальская Александрия заметно отличалась от известной Хеллборну, и больше походила на Макао или Мозамбик. Ничего удивительно, португальские спекулянты владели городом Клеопатры уже почти четыреста лет. К сожалению, у альбионцев не было времени любоваться его красотами.
  
  Оказавшись у искомой двери, Джеймс Хеллборн собирался в нее вежливо постучать, но потом передумал и просто повернул ручку. Дьявол, он совсем отвык от деловой жизни больших городов. Разумеется, дверь незаперта, за дверью - приемная, а за конторкой - секретарша, немедленно заговорившая по-португальски. К сожалению, весь португальский словарный запас Хеллборна состоял из трех с половиной слов - "Лиссабон", "Мадейра" и "Васко да Гама". Вот и с таксистом не сразу договорились - пришлось показать ему телеграмму с подписанным адресом. Зато мерзавец охотно принял валюту Доминации. Небось, рассчитывает выгодно потратить банкноты Солдатской Республики, когда карфагенские легионы все-таки доберутся до Александрии.
  
  - Французский? Английский?
  
  - Да, разумеется, - отозвалась секретарша.
  
  - Сеньор Касагранде у себя? Или сеньор аль-Гашими?
  
  - Да, но по какому вопросу... - упавшая челюсть помешала ей договорить - Патриция направила на нее пистолет.
  
  - У нас нет времени, - вежливо заметил Хеллборн, - поэтому мы будем действовать быстро и грубо.
  
  Следующую дверь, с медной табличкой на уровне глаз, он распахнул ударом ноги. В комнате сидело трое. Этот араб - очевидно, господин аль-Гашими. Этот европеец - возможно, господин Касагранде. А этот парень -- Хеллборн не знал его имени, но вспомнил лицо. Точно. Один из многочисленных советских офицеров, находившихся на дипломатическом приеме в советском посольстве в Харбине, в тот самый вечер, когда министр пропаганды тов.Л.Каннегисер читал свои стихи, а тов.стар.ком.Н.Стеллер пыталась допрашивать Хеллборна в скромном кабинете на втором этаже. Короче говоря, он не ошибся адресом.
  
  - Сидеть! - на всякий случай объявил Хеллборн, поднимая повыше трофейный "Подбирин" калибра 9,2. - Где зеркало, tovarischi?
  
  - Какое еще зер... - Касагранде не договорил, потому что Джеймс от всей души опустил рукоятку пистолета ему на голову.
  
  - Неправильный ответ, - с грустью заметил альбионец. - Повторяю вопрос - где зеркало?!
  
  - Кто вы такой?! - возмутился аль-Гашими. - Что вы себе поз...
  
  И ему Хеллборн не позволил договорить.
  
  - Вы совершаете большую ошиб... - начал было третий.
  
  - Пустые слова, расхожие штампы, - Хеллборн был расстроен в лучших чувствах. - Патриция, запри входную дверь и тащи сюда эту жирную корову!
  
  К секретарше так и не вернулся дар речи, поэтому Джеймс не стал бить ее по голове - ограничился кляпом. Потом принялся связывать оглушенных пленников разорванными рубашками и галстуками. Не было времени искать подходящую веревку. Если таковая вообще имелась в приличной адвокатской конторе. С другой стороны, адвокатская контора одновременно являлась шпионским гнездом... Все равно не было времени.
  
  - Держи их под прицелом, если что - стреляй.
  
  Патриция молча кивнула.
  
  Итак...
  
  Первое зеркало - в кабинете. Обычное. В туалете - обычное. В коридоре - обычное...
  
  Подвал был заперт, пришлось вернуться наверх и тщательно обыскать пленников.
  
  Зеркало в подвале. Оно. ОНО!!! И никакого сопротивления среды...
  
  Только бы не "обманка", как это случилось в Габоне!!!
  
  А если оно даже работает - что по другую сторону? Родной мир Альбиона, Халистана и Белголландии, или что-то другое?
  
  Спросить пленников? Опять начнут кривляться и вилять. Пытать их? - никакого желания, да и опыта, если честно.
  
  Придется рискнуть.
  
  - Пат, я туда и обратно. Только посмотрю одним глазком и тут же вернусь.
  
  На ее лице отразилось недоверие.
  
  - Уж не хочешь ли ты пойти вместо меня?!
  
  - А почему не вместе с тобой?! Хочешь меня бросить?! Вернуться к своей маньчжурской шлюхе?!!!
  
  - ???!!! - Хеллборн потерял дар речи. Что у этих женщин вместо мозгов?! Мэгги - так ее, кажется, звали? - была последней, о ком/о чем он думал в настоящий момент!
  
  - Извини. Я просто очень устала. Сорвалась... Извини.
  
  Джеймс только отмахнулся.
  
  - Если я не вернусь через час - убей их всех и возвращайся в отель. Дождись Мак-Диармата и плыви в Альбион. Попробуй свернуть на Остров Черепов. Я подробно объяснил тебе, что и где искать.
  
  - Ты не думаешь...
  
  - Нет. Если я вляпаюсь в очередное дерьмо вроде индоокеанского, у меня будет больше шансов, если ты вернешься с подмогой.
  
  "Что за бред ты несешь?! - возопил Внутренний Голос. - Кто будет посылать за тобой спасательную экспедицию через два континента и три планеты?! Твою подружку запрут в сумасшедшем доме и выбросят ключ!!!"
  
  "Пошел к черту".
  
  - Я скоро вернусь.
  
  Он собирался добавить "обещаю", но решил сэкономить пафос.
  
  Немного постоял перед зеркалом и - даже не шагнул в него, а нырнул.
  
  С той стороны - тоже подвал. Но очень запущенный. Пыль, битый камень, осколки стекла. Плохое начало. А что наверху, на вершине лестницы? Все еще хуже.
  
  Эту Александрию Хеллборн тоже не узнал. Мудрено было узнать.
  
  Город лежал в развалинах. Как такое могло произойти? Землетрясение? Ха! Скажи еще - цунами. Нет. Здесь явно поработали бомбы, снаряды, ТНТ, динамит и далее везде.
  
  Только не торопиться с выводами. Это вполне может быть Александрия его мира. Столица Французского Нижнего Египта. А разрушили ее белголландцы. Точно! Они это любят. Разрушать города.
  
  Черта с два.
  
  Хеллборн видел Харбин и Кейптаун во время бомбардировки, и в ближайшие часы после нее. С другой стороны, во времена студенческой молодости он раскапывал древние развалины античных империй.
  
  А эта Александрия занимала промежуточное положение. Ее разрушили несколько лет назад. Может быть даже, 10 или 15 лет назад.
  
  Или?...
  
  Он ведь тоже может ошибаться.
  
  Как узнать? Как проверить? Есть ли в этом городе люди?...
  
  Дьявол, потрясенный открывшимся пейзажем, Хеллборн в очередной раз утратил бдительность - и люди нашли его даже раньше, чем он о них подумал.
  
  - Wakeff alla batukhakk! - сказал кто-то у него за спиной.
  
  - Ничего не понимаю, - признался Джеймс, хотя догадался о смысле слов и не стал делать резких движений. - Спик инглиш?
  
  - Парле ву франсэ? - поинтересовался незнакомец за спиной. - Стой, стрелять буду! Руки вверх!
  
  Хеллборн подчинился.
  
  - Ты кто такой? - спросил человек за спиной и демонстративно лязгнул железом. - Гиксос?
  
  Гиксос?!
  
  Джеймс осторожно обернулся.
  
  Примерно такого собеседника он и рассчитывал увидеть - бурнус, когда-то бывший белым; халат совершенно неизвестного цвета; старая магазинная винтовка. Типичный обитатель этих краев. Слишком типичный.
  
  - Ты гиксос? - повторил незнакомец.
  
  Волна неописуемой радости захлестнула Хеллборна.
  
  Наконец-то! Это его мир!!!
  
  Все ясно и очень просто. Этот парень - иррегуляр из Королевства Верхний Египет. Верхние египтяне называют "гиксосами" французских колонистов -- в память о совсем древних временах, когда "настоящие" гиксосы, протосемитские кочевники, пришельцы из Передней Азии, правили Дельтой Нила. Но это сейчас не имеет значения.
  
  Итак, Французская Александрия разрушена. Верхний Египет подключился к мировой войне. Скорей всего, на стороне белголландцев. Ладно, это пустяки. Похоже, собеседник не настроен на убийство - надо сдаться ему в плен. Плевать! Пусть египтяне, пусть белголландцы - СВОИ! Сопланетники! Земляки!!!...
  
  - Нет, не похож ты на гиксоса, - неожиданно продолжил египтянин. - И форма у тебя слишком красивая. Турок? Нет, и на турка ты не похож. Пальмирец?! - Голос собеседника подозрительно дрогнул. - Неужели пальмирцы уже здесь?! Слава Аллаху! Он услышал наши молитвы!!!
  
  "Нет, - подумал ошеломленный Хеллборн, - Аллах твои молитвы не услышал, потому что я не пальмирец -- и я даже понятия не имею, о каких пальмирцах идет речь".
  
  И тем более не представляю, в какой заднице я оказался на этот раз.
  
  - Ты здесь один? - уточнил египтянин. - Как ты здесь оказался? А!!! Я понял! Ты и есть тот самый сбитый пальмирский летчик! Тот грязный гиксос не соврал! А мы-то думали, что он пытается спасти свою шкуру!
  
  - Пальмирский летчик? - машинально переспросил Хеллборн. - С чего ты взял?
  
  - Да ты посмотри на свою форму! - кивнул египтянин. - Все эти красные звездочки, серпы, молотки... Рабочий фронт!
  
  "Понятно, этот мир не слишком сильно отличается от нашего, - подумал Джеймс. - А "Пальмира" - это здешняя коммунистическая нация. Интересно, где это? В Сирии?"
  
  - Кстати, меня зовут Валид, - представился египтянин. - А тебя как?
  
  Хеллборн, по-прежнему погруженный в размышления, не ответил.
  
  Сирия, Пальмира... Да какая ко всем чертям разница?!
  
  Самое главное он выяснил -- это не его планета. Надо срочно вернуться в подвал и прыгнуть в зеркало. Вернуться на планету Спекуляцию. Драконцы и финикийцы - знакомое зло; он знает, как с ними работать, и имеет неплохой план действий. А здесь делать больше нечего.
  
  Джеймс Хеллборн просто не может, не имеет права здесь задерживаться!!!
  
  Он всего лишь планировал добраться из Харбина в Альбион кратчайшим путем - но внезапно угодил в лапы абиссинеров, потом спутался с халистанцами, летающими слонами, римскими дирижаблями, индоокеанскими пиратами, драконскими диверсантами!..
  
  - Ты меня вообще слушаешь? - напомнил о себе египтянин.
  
  - Одну минуту, - отозвался Хеллборн. - Я должен забрать из подвала свои вещи...
  
  Ага, сейчас.
  
  Немного постоял у зеркала, отогнал тревожные мысли ("А вдруг опять не сработает? Как тогда, в Камеруне?!") и шагнул вперед. Получилось! Он снова в знакомом подвале адвокатской конторы в португальской Александрии. Загадочные "пальмирцы" и "гиксосы" остались далеко позади. Интересно, тупой абориген догадается обыскать подвал? Но вряд ли ему придет в голову идея нырнуть в зеркало.
  
  Джеймс снова запер сейф-бронированную дверь подвала и поднялся наверх. Патриция, дремавшая в кресле плененной секретарши, вскочила при его появлении.
  
  - Так быстро? Еще и четверти часа не прошло...
  
  - Там нет ничего интересного, - коротко доложил Хеллборн. - Поехали обратно в отель.
  
  - А с этими что... - Патриция не договорила, только кивнула на приоткрытую дверь.
  
  Джеймс заглянул в соседний кабинет. Один из оглушенных советских разведчиков уже очнулся и теперь пытался перегрызть зубами веревку на запястьях другого.
  
  - В последнее время я стал немного добрее к людям, - задумчиво пробормотал Хеллборн. - Пусть живут. Довольно, уходим отсюда!
  
  Они прибыли в отель вовремя - минут за пять до вернувшегося Мак-Диармата.
  
  - Корабль ждет нас, - сообщил ирландец. - Отплываем немедленно.
  
  - Звучит заманчиво, но верится с трудом, - пробурчал Хеллборн, однако Мак-Диармат ничего не добавил к своему прежнему заявлению.
  
  
  Под светом солнца золотым,
  Проклявший вся и всех,
  Стоял скиталец - Хеллборн Джим,
  Разведчик и морпех.
  
  Едва бежавший от врагов,
  Лишь чудом не убит,
  Он был рожден в стране снегов,
  И древних пирамид.
  
  Струился сказочный эфир...
  Стремясь поймать волну,
  Он долго шел из мира в мир,
  С войны и на войну.
  
  И вот, сквозь мирозданья шов,
  Как будто через дверь,
  Он через зеркало прошел -
  И где же он теперь?
  
  Он видит пирамидный ряд,
  Зеленый вечный Нил...
  И рядом замерший солдат
  Тогда его спросил,
  
  Снимая плащ и пыльный шлем:
  - Ответь на мой вопрос,
  Зачем пришел в страну Та-Кем?
  Ты часом не гиксос?!
  
  - Читаешь Библию, Коран?
  Скажи мне, человек!
  Тебя прислал пальмирский клан?
  Ты турок или грек?!
  
  - Ответь, скиталец Хеллборн Джим!
  Чего же ты молчишь?!
  Ты мог разрушить вечный Рим,
  И трижды жечь Париж!...
  
  ...Он был как лезвие меча,
  В словах горел пожар --
  Но Хеллборн Джим не отвечал,
  Как свиборговый шар.
  
  Он говорил и говорил,
  Египетский солдат...
  Уже упало солнце в Нил,
  Сквозь пламенный закат.
  
  Вокруг миры переплелись -
  С Грифоном - Альбион,
  Уже проснулся древний сфинкс,
  И мертвый фараон.
  
  А Хеллборн Джим смотрел во тьму,
  И разглядел в ночи --
  Звезды, замученной в аду,
  Кровавые лучи.
  
  
  
  Глава 40. Озимандия.
  
  
   Юн подумал, что теперь Софус благодаря своему носу станет знаменитым и надо поспешить, чтобы не отстать от него. Что, если написать всемирную историю? Это, наверное, проще всего. Надо только списать по кусочку из других историй. Первую строчку он уже знал, потому что она одинаковая во всех учебниках -- и толстых и тонких:
  
   "Каждый год Нил разливается и делает страну плодородной".
  
   Или, может, лучше написать роман и назвать его "Приключения Беста Селлера"? А сочинить роман можно таким же способом, как историю. Тогда о нем непременно напишут в газетах, он будет жить в гостинице; может быть, даже будет сниматься в кино.
  
   "И все-таки, -- подумал Юн, -- это не то, что приставной нос..."
  
  Синкен Хопп, "Волшебный мелок", 1949 г.
  
  * * * * *
  
  
  Корабль носил гордое имя "Латимерия" и принадлежал грифонскому торговому флоту. По крайней мере, официально.
  
  - Согласно первоначальному плану я собирался воспользоваться подводной лодкой, - напомнил Мак-Диармат. - Но сойдет и это.
  
  "Латимерия" не являлась обычной торговой посудиной - когда-то это был гордый имперский дизель-корвет на 950 тонн, гремевший орудиями и оставлявший семь футов под килем. Потом империя проиграла две или три войны подряд, и "Латимерию" отправили в отставку. Всего лишь поснимали орудия и позволили перевозить мирные грузы. Что ж, ей повезло больше чем однотипным собратьям - утопленным, отправленным в утиль или призванным под вражеские флаги.
  
  - Антартида? Пара пустяков! Доберемся в два счета! - заявил капитан Фриц Кюбельваген, молодой морской волк, пытавшийся казаться старым. "Гном-Тихогром" - мысленно окрестил его Хеллборн. Уж очень командир "Латимерии" походил на данного сказочного персонажа.
  
  Экипаж состоял из двух дюжин банальных и классических головорезов, Хеллборна нисколько не заинтересовавших. Немногочисленные пассажиры - совсем другое дело.
  
  - Вы тоже плывете с нами, граф? - удивился Джеймс, наткнувшись на старого знакомого, Ласло Алмаши.
  
  Мадьярский археолог бросил взгляд по сторонам и приблизился к Хеллборну.
  
  - Я давно работаю с капитаном Мак-Диарматом, - сообщил граф, понизив голос до шепота, - поэтому он рассказал мне кое-что о конечной станции вашего маршрута. Если это правда...
  
  - Чистая правда, - не стал лукавить Хеллборн.
  
  - ...тогда я должен увидеть ваши пирамиды. За такое полжизни отдать не жалко.
  
  "Некоторые отдавали большее", - отстраненно подумал Джеймс и раскланялся с другим пассажиром, очень старым знакомым - полковником Александром Ганнибалом.
  
  - В трюме лежит разобранный конвертоплан, - поведал татуированный пилот-митраист. - "Латимерия" доставит нас к берегам Антарктиды, а я поведу его вглубь материка.
  
  "Кто здесь на кого работает? - в тысячный раз задумался Хеллборн. - Драконская разведка, карфагенская или кто-то еще? Из этого мира или другого?"
  
  - Все на борту! - объявил капитан Кюбельваген. - Отдать концы! Отправляемся!
  
  Джеймс пожал плечами и укрылся в предоставленной ему каюте. В прежние времена ее делили целых шесть матросов, но разоруженный корвет уже не требовал такого большого экипажа. На этот раз Патриция поселилась отдельно. "Наш пуританский Грифон" - так, помнится, говорил Аттила Кун. Растянувшись на койке, Хеллборн уставился в потолок и задумался. Габон, Пальмира... Что там говорил старый апсак? Бесконечное множество миров?... С этими мыслями Хеллборн и заснул.
  
  Вернувшись на палубу после обеда, Джеймс понял, что покинувший Александрийскую гавань корабль не вышел в открытое море, а направился вглубь африканского континента.
  
  "Я обещал - ничему не удивляться", - в который раз напомнил он себе. И был вознагражден в самом ближайшем времени.
  
  - Суэцкий канал сейчас небезопасен, да и Синайский тоже, - объяснил капитан Кюбельваген. - Пойдем на юг до самой Виктории.
  
  "А потом?... Я еще многого не знаю об этой планете", - констатировал Хеллборн, и как бы между прочим испросил позволения порыться в судовой библиотеке. Разумеется, добрая половина книжных запасов была представлена географическими атласами, навигационными справочниками и прочими каталогами Ллойда-Сомова. Ага, вот оно: "...система шлюзов в верховьях Белого Нила... канал Виктория-Индийский океан..."
  
  "Зато Панамский канал они так и не построили - вот неудачники!" - заметил Хеллборн.
  
  * * * * *
  
  - Африка - прекрасная страна! Колыбель человечества! - разглагольствовал полковник Ганнибал.
  
  Хеллборн и прочие пассажиры сидели в шезлонгах, расставленных на корме, и изображали светскую жизнь.
  
  До самого Хартума добрались без приключений. На реке господствовали войска Доминации. Они же успели занять Хартум. Но городская пристань была украшена не только знаменами Карфагена или алжирского герцога.
  
  - Чей это флаг, с лучником на колеснице? - поинтересовался граф Алмаши.
  
  - Дорсайская республика, - пояснил Мак-Диармат, - марионеточный режим Спаги. Согласно официальной доктрине - наследники государства воинов-гиксосов. Только они и достойны править Египтом!
  
  "Помилуй, Осирис, и здесь гиксосы", - мысленно вздохнул Джеймс.
  
  - Но почему Дорсайская?
  
  - Не спрашивайте меня, в какой древней книге они откопали это имя, - пожал плечами ирландец. - Будто бы именно так называли себя гиксосы. Ведь прозвище "гиксосы" древние колесничие получили от своих египетских врагов.
  
  Финикийские оккупанты и дорсайские марионетки были настроены добродушно. Нейтральный грифонский флаг, грифонские мундиры и безукоризненные фальшивые документы позволили экипажу и пассажирам "Латимерии" продолжить путь. И он был продолжен.
  
  Слева - Голубой Нил, справа - Белый. Корабль повернул направо.
  
  За Хартумом путешественники принялись натыкаться не только на рыбацкие лодки тех или иных аборигенов, но и на португальские канонерки. Солдаты Лиссабонской империи не спешили сдавать свою старинную колонию. Впрочем, как и финикийцы ниже по течению, они не доставляли "Латимерии" никаких хлопот. Пока...
  
  - ...все хорошее, что у нас есть, пришло к нам из Африки! - продолжал восклицать Ганнибал.
  
  - Вы дарвинист? - спросила его Патриция.
  
  - Я реалист, - пожал плечами карфагенский летчик, - наши предки вышли из Африки...
  
  - Вы еще и африканский супрематист, - усмехнулась альбионка. - Ваши предки - быть может. Мои - вряд ли.
  
  - Тогда откуда? - усмехнулся полковник. - Из Атлантиды? Или Гипербореи?
  
  - Атлантида и Гиперборея - миф, - отрезала Патриция. - Доггерлэнд - реальная страна. Мои предки пришли из Доггерлэнда.
  
  - Доггерлэнд? - недоуменно переспросил Ганнибал. - Где это?
  
  - Сегодня - на дне Северного моря, - сообщила мисс Блади. - Страна затонула...
  
  - ...во время Великого Потопа? - насмешливо уточнил собеседник.
  
  - ...когда растаял последний из великих ледников, современник мамонтов и саблезубых тигров, - уточнила Патриция.
  
  - И вы действительно в это верите? - недоверчиво спросил Ганнибал.
  
  - Почему бы и нет?
  
  - Во что вы верите еще? В бремя белого человека и торжество арийской расы? - к полковнику вернулся насмешливый тон.
  
  - Арийская раса уже торжествует, - равнодушно отозвалась Патриция и принялась любоваться африканским пейзажем. Хеллборн лениво проследил за ее взглядом и оценил пейзаж по достоинству:
  
  - Тьфу ты черт, и здесь пирамиды...
  
  - Верно, - подтвердил Алмаши. - Но построили их не египтяне.
  
  - И даже не наши египтянцы, - усмехнулся Джеймс. - Бывшие египетские вассалы? Эфиопы какие-нибудь? Я очень поверхностно знаком с историей этих краев.
  
  - Эфиопы? Можно сказать и так, - согласился граф. - Но правили они здесь недолго...
  
  - Вспомнил! - воскликнул Джеймс. - Кушаны!
  
  - Не кушаны, а кушиты, - поправил его венгр. - Кушаны - это индийская империя, так далеко в Африку они не забирались. Хотя как минимум одна попытка известна. Древние азиатские народы знали толк в заморской экпансии и колониализме - куда там нынешним британцам и португальцам...
  
  - А разве кушаны не принадлежали к арийской расе? - повернулась к ним Патриция.
  
  - Скорей всего - да, - подтвердил археолог. - На каком-то этапе своей истории кушаны стали вассалами гуннской орды. Некоторые некоторые из них вполне могли добраться до Европы - и стать уже моими предками... Впрочем, не знаю, как насчет предков, но как-то раз я обнаружил в этих краях очень близких родственников, - поведал граф Алмаши.
  
  - Белых людей? - ухмыльнулся пилот-митраист.
  
  - Берите выше! - загадочно улыбнулся грифонский археолог. - Венгров! Самых настоящих мадьяр!
  
  "Неужели он имеет в виду самого комиссара Аттилу Куна? - задумался Хеллборн. - Плохо я знаю этих мадьяр..."
  
  - Как такое может быть? - неожиданно заинтересовалась Патриция.
  
  - А вы как думаете?
  
  - Я могу только гадать. Насколько я помню, древние венгерские племена были кочевниками, вроде турок или монголов. Они пришли в Европу из азиатских пустынь в самый разгар Темных Веков. Быть может, один из кланов решил повернуть в теплые края? - предположила мисс Блади.
  
  - Восхищен вашей фантазией, миледи! - воскликнул граф и приложился к ручке.
  
  "Настоящий аристократ, - в очередной раз отметил Джеймс. - А простые матросы до сих пор от ее исполосованной рожи шарахаются".
  
  - ...но все было гораздо проще и гораздо позже. На закате Средних веков Венгрия оказалась под властью Оттоманской Порты. Турецкие султаны нанимали венгерских солдат и отправляли охранять дальние границы империи. Так мои соплеменники и оказались в Африке. Почти забыли родной язык, приняли ислам, но голос крови не обманешь... К сожалению, в ближайшее время об открытии постоянного консульства или репатриации отдельных "мадьярабов" на родину (а таковы были наши планы) придется забыть - война...
  
  "Вспомни про дьявола!"
  
  Где-то высоко в небесах загудел самолет. Или конвертоплан. Словом, что-то летучее и зловещее.
  
  - Финикиец или дельфин? - детовито поинтересовался Мак-Диармат, в то время как Фриц Кюбельваген потянулся за биноклем.
  
  - Нам-то какая разница? - пожал плечами капитан. - Надеюсь, он видит наш нейтральный флаг...
  
  Неведомый пилот то ли не видел, то ли что-то заподозрил, то ли просто решил наплевать на правила и обычаи войны. Так или иначе, самолет резко спикировал и открыл огонь. Пули застучали по палубе, трубам и переборкам.
  
  - Ложись! Прячься! Ответный огонь не открывать! - только и успел закричать капитан "Латимерии". - Он увидит наши флаги и поймет свою ошибку!
  
  Но штурмовик Альянса (Хеллборн успел разглядеть на его крыльях веселых дельфинчиков, когда аппарат оказался в нижней точке) ничего не понял и ошибку признавать не пожелал. Второй заход - и новый град пуль.
  
  Третьего захода не было - то ли снаряды закончились, то ли пилот заскучал и поэтому удалился на восток в поисках других развлечений.
  
  - Двое легко раненых, - доложил через некоторое время старший помощник. - Повреждения незначительны, можно продолжать движение.
  
  - А рация? - машинально спросил Хеллборн.
  
  - Рация в полном порядке, - удивленно уставился на него старпом.
  
  - Вот повезло, - пробормотал Джеймс, - обычно рация всегда погибает первой... Бывает же такое...
  
  - Внимание! - громогласно объявил мегафон впередсмотрящего. - Человек за бортом!
  
  Утопленник, извлеченный из бурных вод Белого Нила, был еще жив, но очень плох, изможден и облачен в жалкие лохмотья совершенно неопределенного цвета и фасона. Спешно прибывший судовой врач принялся возиться с новым пассажиром, в то время как старые пассажиры толпились поодаль и вполголоса обсуждали происшествие.
  
  - Не похож на потерпевшего кораблекрушение, - авторитетно заявил Хеллборн. - Пришел из пустыни?
  
  - Скорей всего, - кивнул Алмаши и почему-то бросил короткий взгляд на прибрежные кушитские пирамиды. - Парень выглядит так, как будто выбрался из Мамурта.
  
  - Из Мамурта? - удивился Хеллборна. "Должны же быть вечные и непреходящие ценности", - мог сказать по такому поводу Лео Магрудер. Похоже, эта легенда была известна как минимум в двух мирах.
  
  - Что вы знаете о Мамурте? - поинтересовался граф.
  
  - Древний город в пустыне, где-то к югу от Карфагена, - отвечал Джеймс. - Легенда гласит, будто его дома и циклопические стены сложены из невидимых кирпичей. Именно так, невидимых. А в центре города обитает столь же невидимое чудовище - гигантский паук, которому древние мамуртинцы приносили в жертву преступников и случайно забредших в оазис путников.
  
  - Легенда, разумеется, преувеличивает, - заметил мадьяр. - Строительный материал, который использовали мамуртинцы - всего лишь прекрасное органическое стекло. Конечно, за долгие века оно изрядно потускнело и потрескалось. А якобы невидимые чудовища - это гигантские хищные хамелеоны. Когда они, слитые с окружающим пейзажем, внезапно атакуют тебя со всех сторон, и в самом деле скдадывается впечатление, словно ты попал в невидимую паутину...
  
  - Вы так говорите, как будто... - начал было совершенно неудивленный Хеллборн (он все еще помнил о данном слове!).
  
  - ...да, я побывал там, - спокойно кивнул Алмаши. - Мой верный самолетик помог мне обнаружить Мамурт. Добираться до него по земле я бы не советовал - город расположен в самом сердце одного из самых опасных и непригодных для жизни районов Сахары. К сожалению, единственные доказательства, которые я смог вывести оттуда - осколок стекла и засушенный хамелеон - ровными счетом ничего не доказывали. Я собирался вернуться в оазис с кинокамерой, другим оборудованием и надежными свидетелями, но тут началась война.
  
  - Очень интересно, - вклинился между ними Мак-Диармат, - а вам не кажется, дорогой граф, что подобные сведения могли бы оказаться крайне полезны для нашей Республики? Заброшенный и труднодосягаемый город в Сахаре, идеальное место для...
  
  - Хорошего понемножку, Патрик, - холодно отозвался грифонский аристократ. - Поверьте моему слову, вашим воякам там нечего делать.
  
  - Мы еще вернемся к этому разговору, - пообещал Мак-Диармат и хитро улыбнулся.
  
  - Дела совсем плохи, - врач наконец-то оторвался от пациента и повернулся к своему капитану (и пассажирам одновременно). - Будь здесь благоустроенная европейская больница с капельницей и нежным бульоном - и то вряд ли бы он дотянул до утра. Обезвоживание, многочисленные травмы... Не представляю, что он пережил.
  
  - Не лучше ли его тогда сразу пристрелить? - спокойно предложил Мак-Диармат. - И выбросить за борт.
  
  - Вам бы только кого-нибудь пристрелить, - нахмурилась Патриция. - Как насчет старого доброго христианского милосердия?
  
  ("И что это с ней сегодня?" - не удивился, но задумался Хеллборн. - "Арийское наследство, Доггерлэнды какие-то, теперь на милосердие потянуло...")
  
  - Это не для меня, я еврей, - поведал Мак-Диармат.
  
  - ???!!!
  
  - Ирландский еврей, - уточнил капитан. - Моя мать была из клана Мак-Кавеев. Моих предков еще император Адриан в Британию депортировал, и стену своего имени строить заставил. А они взяли и сбежали в независимую Ирландию!
  
  - Ну что, все помянули своих предков? - проворчал Кюбельваген.
  
  - Между прочим, - напомнил о себе врач (матросы уже уносили "утопленника"), - при нем был только этот бумажник...
  
  - Ну так с этого надо было начинать! - возмутился Мак-Диармат. - Это по моей части, давай сюда... Хм. Гм. Что за чертовщина?!..
  
  Хеллборн осторожно заглянул через плечо ирландца и пережил потемнение в глазах. Старый, видавший виды бумажник из коричневой кожи, был битком набит кредитными билетами Белголландского Имперского Банка. Следом за банкнотами на свет появилась черная книжка с золотым тиснением - раскинувший крылья орел и шесть до боли знакомых букв: B.A.R.- B.A.R.
  
  Белголландский Абиссинский Рейх.
  
  Больше Джеймс ничего не успел рассмотреть -- Мак-Диармат поспешно спрятал трофеи в карман брюк и удалился, увлекая за собой врача:
  
  - Доктор, вы просто обязаны привести его в...
  
  Стальная дверь, ведущая на нижние палубы, захлопнулась на самом интересном месте.
  
  - Я встретил путника, он шел из стран далеких - и мне сказал: вдали, где вечность сторожит... - задумчиво продекламировал Алмаши.
  
  - Откуда цитата? - заинтересовался Ганнибал. - Кто-то из декадентов прошлого века?
  
  - Можно сказать и так, - согласно кивнул граф.
  
  
  Я встретил путника; он шел из стран далеких
  И мне сказал: вдали, где вечность сторожит
  Пустыни тишину, среди песков глубоких
  Обломок статуи распавшейся лежит.
  
  Из полустертых черт сквозит надменный пламень -
  Желанье заставлять весь мир себе служить;
  Ваятель опытный вложил в бездушный камень
  Те страсти, что могли столетья пережить.
  
  И сохранил слова обломок изваянья:
  "Я - Озимандия, я - мощный царь царей!
  Взгляните на мои великие деянья,
  Владыки всех времен, всех стран и всех морей!"
  
  Кругом нет ничего... Глубокое молчанье...
  Пустыня мертвая... И небеса над ней...
  
  
  
  
  * * * * *
  
  ...С глубокой печалью на лице Джеймс Хеллборн проводил взглядом берег, украшенный античными кушитскими пирамидками. Он готов был зуб дать на отсечение, что Зеркало, через которое на эту планету прибыл таинственный полумертвый абиссинер, находится в одной из этих пирамидок. К сожалению, вряд ли нынешние партнеры позволят ему здесь задержаться и как следует обыскать древние могильники.
  
  Быть может, стоит попробовать разговорить спасенного "утопленника"?
  
  Но в корабельный лазарет Хеллборн пробиться не сумел. Охранники у входа вежливо предложили альбионцу обратиться за разрешением к Мак-Диармату. Джеймс немного поразмыслил над этим предложением и решил не раскрывать дополнительные карты раньше времени.
  
  ...Уже мертвого абиссинера грифонские моряки выбросили за борт незадолго до рассвета.
  
  * * * * *
  
  Баварская Восточная Африка - аномалия на политической карте планеты Спекуляция. Частное владение баварского королевского дома, изрядно расширенное за счет соседних европейских колоний, покупка которых едва не разорила Баварию и вынудила короля Тассилона-Людвига присоединиться к Западно-Германской Империи. Но ЗГИ проиграла последнюю мировую войну и исчезла, в то время как Баварская Африка наконец-то начала приносить стабильный доход и вообще процветать. Драконские интербригады замерли на ее южной границе -- великие державы решили, что южноафриканским коммунистам для построения нового мира с лихвой хватит уже покоренных стран и провинций, после чего поспешили гарантировать нейтралитет БВА. Плечом к плечу на Занзибаре и в других портах последней германской колонии замерли крейсера-стационеры под всеми возможными флагами, от кальмарского до петросибирского. Грандиозная сеть каналов и шлюзов соединили Белый Нил через Викторианское море с Индийским океаном.
  
  Но все это и многое другое в настоящий момент совершенно не интересовало Джеймса Хеллборна. В то время как корабль пересекал владения баварского дома, Хеллборн скрывался в своей каюте, опасаясь спугнуть удачу и сглазить само Предприятие.
  
  И, не исключено, что он поступил абсолютно правильно, потому что 16 июня 1940 года, около 14 часов дня по местному времени, разоруженный корвет "Латимерия" Грифонского Императорского Флота бросил якорь в заливе Банзаре, в каком-нибудь километре от побережья Антарктиды.
  
  * * * * *
  
  Строго говоря, понять где кончается океан и начинается берег было не так-то просто - лед, снег, пар и полярные сумерки этому никак не способствовали. Температурой за бортом Хеллборн был вполне удовлетворен - не выше минус 15 градусов по Цельсию. Приятный альбионский холодок. Патриция, с которой Джеймс в последние дни почти не виделся, тоже поспешила выбраться на палубу и даже немного расцвела. Прочие участники экспедиции были настроены не так оптимистично. Особенно Мак-Диармат, никак, впрочем, не комментировавший окружающую среду.
  
  Лед, снег и пар? Пар? Именно так, ибо "Латимерия" была сама себе ледоколом. Хеллборн даже не пытался понять принцип действия теслопояса, явно снятого с пустынного корабля, подобного тем, принявшим участие в битве за ресторанчик "West of the Border". Теслопояс переводил твердую воду в газообразное состояние - бОльшего от него и не требовалось.
  
  Вдоволь полюбовавшись на антарктические пейзажи и даже подстрелив одного наглого поморника, соучастники собрались в кают-компании и разложили на столе карты.
  
  - Просто поразительно, - заявил Хеллборн, изучая тщательно прочерченные маршруты прежних антарктических экспедиций. - Вот этим парням оставалось каких-нибудь двадцать километров до оазиса, когда они решили повернуть назад. Этот капитан промахнулся всего на 15 километров. Этого похоронили за десять, если не восемь километров до цели... Удивительное невезение!
  
  - Поэтому мы так рассчитываем на вас, мистер Хеллборн, - вкрадчиво заметил Мак-Диармат.
  
  - Ну что ж... Вот ближайший из оазисов - Фрэнсисберг. Сто девяносто километров по прямой.
  
  "На планете Земля-1 -- крупнейший город и столица Альбионской Республики. А здесь?.."
  
  - Двадцать пять минут на крейсерской скорости, - немедленно отозвался Александр Ганнибал.
  
  - Прекрасно, - кивнул Мак-Диармат. - Но что мы там обнаружим?
  
  "Понятия не имею, - подсказал Хеллборну внутренний голос. - Остается только гадать. Святой Оккам, спаси и помоги!"
  
  - Поселок аборигенов, - непринужденно сообщил Джеймс. - Мы не успели его колонизировать.
  
  - Значит так, - решил ирландец. - Отправляемся прямо сейчас. Добравшись до цели, сделаем над оазисом несколько кругов... у туземцев ведь нет ПВО?
  
  Хеллборн и Патриция одновременно рассмеялись.
  
  "Только бы не переиграть!"
  
  - ...возможно, совершим посадку, если условия позволят. Максимум через четверть часа взлетаем и возвращаемся. После этого мне следует связаться с Центром, доложить об успешном начале и ждать дальнейших инструкций -- какой из подготовленных планов, предусматривающих исследования материка или контакты с вашим альбионским правительством, пустить в ход.
  
  - Да будет так, - согласно кивнул Хеллборн. - Но... отправляемся прямо сейчас?
  
  - Я велел матросам начать сборку конвертоплана еще утром, - объяснил Мак-Диармат.
  
  - Кто летит? - подал голос пилот-митраист. - Кроме меня, конечно.
  
  - Я, мистер Хеллборн, мисс Патриция, - принялся перечислять ирландец. - Граф, займите место второго пилота.
  
  - Разумеется, - кивнул Ласло Алмаши.
  
  - Еще одно свободное место.
  
  - На нем должен был сидеть Отто, - ухмыльнулся Мак-Диармат. - Но не судьба... Фриц, будьте добры, подберите надежного парня из ваших матросов.
  
  - Будет исполнено, - кивнул капитан "Латимерии".
  
  Но сразу вылететь не удалось -- Ганнибал настоял на тестовом полете.
  
  - Если что - разобьюсь я один, - с подкупающей искренностью объяснил летчик.
  
  Нелепая квадратная платформа несколько раз пролетела взад-вперед над мачтами корабля и только потом потом вернулась на палубу корвета, готовая принять пассажиров.
  
  - Все на борт! - скомандовал Мак-Диармат. - Нас ждет Неизвестная Страна!
  
  "Нет, мой дорогой ирландский друг, эта крылатая фраза вряд ли войдет в историю. Жди меня, Альбион, я уже почти дома!" - мысленно возопил Хеллборн.
  
  * * * * *
  
  Гром и молния! Гром и молния! И снова, и снова!
  
  "Я человек дождя, Пати - это добрый знак, он снова принесет нам удачу!"
  
  Тучи висели над оазисом - причиной тому были нисходящие воздушные потоки; земля, согреваемая вулканическим огнем; теплый циклон, пришедший с океана, и что-то еще. Дождь - нет, ливень с градом - чудеса альбионского июня, первого зимнего месяца.
  
  И город был здесь, за бортом конвертоплана -- далеко не англосаксонский Фрэнсисберг ХХ века, а город древних египтянцев, перворожденных аборигенов Антарктиды!
  
  "362 года, - лихорадочно соображал Хеллборн, - адмирал Фрэнсис Дрейк не добрался до этих берегов - и у них было в запасе три шестьдесят два года!"
  
  Гром и молния!
  
  Тысячи людей заполонили улицы египтянского города. Алекс Ганнибал опустил свою машину так низко, что аборигены в свете бортовых прожекторов и горящих на улицах фонарей и факелов уже не казались муравьями. Да, это были они -- точь-в-точь как в старинных сказках и легендах, толстых исторических трудах и фресках на сером базальте древних альбионских храмов. Маленькие бронзовые человечки. Египтянцы!
  
  - Это великолепно, - прошептал граф Ласло Алмаши, - это действительно стоило того...
  
  - Мне только кажется, или они рады нас видеть? - пробурчал Мак-Диармат. - Чего нам стоит от них ожидать? Что они собираются делать?
  
  - Они никогда не видели подобного летательного аппарата, - уверенно заявил Джеймс, - следовательно, как и должно быть, приняли нас за космических богов или демонов. Таким образом...
  
  - Так мы садимся или возвращаемся? - хладнокровно перебил его Ганнибал. - Это не дальний бомбардировщик, запас топлива ограничен.
  
  - Джеймс? - Мак-Диармат повернулся к Хеллборну. - Мне интересно знать ваше мнение. Мы здесь всего лишь гости.
  
  "Я тоже не совсем хозяин".
  
  - Одну минуту, - как можно более спокойно отозвался Хеллборн. - Одну минуту...
  
  Нет, это был совсем не Фрэнсисберг. Разумеется, ведь у египтянцев было в запасе 362 года и ноль английских колонистов. Например, эту пирамиду в мире Хеллборна египтянцы так и не успели достроить. Англичане же использовали ее фундамент для строительства Тюдорского дворца, сгоревшего в последний год первой Британской республики. Странно, такое впечатление, что весь город сдвинулся вглубь материка. Так и есть, он занимает пространство, где на окраинах столицы СШАР расположены плантации "Антарес-Комбайн", заводы "Браун-Андерспейс" и башни Альбионской Электрической Компании.
  
  - Туда! - решительно объявил Джеймс. - Мистер Ганнибал, вы сможете посадить конвертоплан вон там?
  
  - Запросто, - хмыкнул пилот. - Эта площадка в два раза шире посадочной палубы нашего корвета!
  
  Это была она, старая добрая Четвертая Пирамида, 120 метров, широкие ступени и желоба, по которым стекала - все еще стекает! - кровь приносимых в жертву. И прямо сейчас, несмотря на потоки воды и твердые ледяные градины, летящие с черного неба, к великой пирамиде стремились люди со всего египтянского города.
  
  - Черт побери! - неожиданно выругался сидевший перед Хеллборном грифонский аристократ. - Как я мог забыть! - Граф Алмаши принялся спешно копаться в ящике для инструментов, примыкавшем к его пилотскому креслу. Несколько секунд спустя на свет появилась немного старомодная, но вполне надежная ручная кинокамера -- немедленно направленная на египтянский город и застрекотавшая.
  
  - Снимайте хорошенько, граф, - закивал Мак-Диармат, - снимайте хорошенько...
  
  Хеллборн повернулся к сидевшей рядом Патриции -- она молчала, но по ее лицу - широко раскрытые глаза, крепко сжатые зубы в сочетании с дрожащими губами - было видно, как она потрясена.
  
  "...Порой мне кажется, - сказала она тогда, на пороге кейптаунской виллы, - что я попала в прошлое. Иногда этот мир напоминает мне Альбион в первые годы нашей революции".
  
  А сейчас они и в самом деле оказались в далеком прошлом Альбиона!
  
  Наверно, Алекс Ганнибал был величайшим пилотом по обе стороны экватора этой планеты - никто бы не смог лучше него опустить 15-тонную машину на вершину колоссальной египтянской пирамиды.
  
  Гром и молния.
  
  Они как будто ждали -- умом Хеллборн понимал, что это простое совпадение, но сердце подсказывало другое. Они ждали, на широкой площадке, на два яруса ниже, египтянские жрецы и военачальники (точь-в-точь как на фресках!), в своих роскошных одеждах из шкур саблезубых кошек и торопливцев, и серебряных коронах, украшенных черно-белыми перьями титанисов. И жертва, дрожащая на алтаре - кто бы сомневался! - юная обнаженная девственница, с бронзовой кожей и золотыми волосами. И живой бог Древнего Альбиона - Титанис Валлери, Попугай-Убийца, могучий трехметровый самец, иссиня-черный, с медным клювом и зелеными изумрудными глазами -- тоже ждал, прикованный цепями к массивному каменному столбу. Эти люди позволят ему насытиться и только потом освободят от цепей - в надежде, что плотно набившее свой желудок чудовище больше никого не тронет и спокойно уйдет в джунгли.
  
  И еще тысячи египтянцев, толпившихся далеко внизу, у подножия пирамиды.
  
  "Какого черта?"
  
  Хеллборн прислушался к угасающему реву ракетных двигателей, окинул взглядом кабину конвертоплана и снял с крепления тяжелый пистолет-пулемет.
  
  - Джеймс, что ты собираешься делать?!
  
  Хеллборн не ответил, только ударил локтем по запирающему механизму. Стальная бронепластина уехала вправо, и он выпрыгнул наружу, прямо под беспощадные струи дождя. Градины застучали по летному шлему, форменный утепленный комбинезон мгновенно промок до нитки. Альбионец зашагал вниз по широким ступеням.
  
  Полгода назад - или 362 года вперед - за миллионы световых лет отсюда он уже стоял у этого входа в запретные внутренние камеры Пирамиды. Жаль, один из столбов не подпирает цилиндрический "Розеттский камень". Потому что ЭТУ Антарктику никогда не посещал таинственный ирландский школяр, владевший языками двух миров. И нет рядом рыжей мерзавки Вирджинии Вульф, чтобы задать ей несколько неприятных вопросов. Ладно, сегодня мы попробуем кое-что другое.
  
  - Хеллоу, гайс! - широко улыбнулся Джеймс, обращаясь к загадочным древним египтянцам. Но аборигены ничего ему не ответили.
  
  Действительно, типичная индейская раса. Дальние родственники всевозможных инков, ацтеков и команчей. Не краснокожие, нет - скорее желтокожие. В настоящий момент - серолицые. От холода и ужаса, надо полагать. Девушка на алтаре могла бы заткнуть за пояс иных европейских красавиц, но сейчас и она неважно выглядит. Неудивительно. Кто бы угодно на ее месте испугался.
  
  - Знаешь, я так до сих пор и не понял, почему твои кузены тащились за мной по всему земному шару, - признался Хеллборн, обратившись к прикованному титанису. - Тебе не кажется, Чарли, что нам пора возвращаться домой?
  
  Титанис не ответил. Наверно, ничего не понял. Только дважды моргнул и громко чихнул, совсем по-человечьи.
  
  - Ну, извини, - пожал плечами Джеймс. - Ничего личного, ты же понимаешь...
  
  Грохот "томмигана" был ужасен -- он заглушил гром, и молнии померкли на фоне вспышек сгоравшего в компенсаторе бездымного пороха. Хеллборн выпустил не менее тридцати пуль -- и Титанис безжиненно повис на железных цепях, заливая площадку вокруг себя столь мощными потоками крови, что даже свирепому дождю понадобилось несколько минут, чтобы растворить последнее красное пятно. И только тогда неподвижно застывший Хеллборн снова повернулся к египтянцам.
  
  Все жители этого странного города лежали у его ног -- или у подножия пирамиды, разница была несущественной. Верховные жрецы и важные сановники поспешили покинуть алтарную площадку и спустились на добрую дюжину ступеней, прежде чем упасть ниц. И только спасенная девушка осталась рядом, чтобы осыпать горячими поцелуями его армейские ботинки.
  
  -- Не спеши меня благодарить, прекрасное дитя, - ласково улыбнулся альбионец, и сам Грим Рипер в этот момент мог позавидовать подобному оскалу. - Я только отсрочил твой приговор. Я принес тебе смерть. Тебе и всему твоему народу. Микробы Старого и Нового Света, бактерии острова Черепов, болезни Зазеркального Альбиона и чуму из Драконской Африки!
  
  Я Смерть, Разрушитель Миров.
  
  Меня зовут Джеймс Хеллборн!!!
  
  
  
  
  
  - ...Джеймс!
  
  - Хелл...
  
  - ...борн!!!
  
  - А? Что? - очнулся от своих мыслей Разрушитель Миров.
  
  - Мы улетаем!!! - орал ему в ухо Патрик Мак-Диармат. - Мы увидели достаточно, мы возвращаемся на корабль!
  
  "Жаль, - расстроенный в лучших чувствах Джеймс Хеллборн окинул взглядом по прежнему прекрасный пейзаж -- дождь над городом, коленопреклоненные египтянцы, далее везде. - Я ведь только начал входить во вкус!"
  
  - Мы еще вернемся сюда, - на всякий случай добавил Мак-Диармат. - Ну, пошли же скорей, я промок до последней нитки!
  
  Хеллборн опустил автомат и покорно последовал за ирландцем.
  
  Ракетные двигатели взревели, как только они заняли свои места в кабине и захлопнули бронедверцу. Конвертоплан мелко задрожал и оторвался от верхушки пирамиды.
  
  - Прекрасно, просто прекрасно, - не уставал повторять Мак-Диармат. - Признаться, я до последнего момента не верил. Целая населенная страна в самом сердце Антарктики!
  
  - Это еще не самое сердце, - разлепила зубы Патриция. - Чем ближе к Южному полюсу, тем чаще встречаются оазисы.
  
  - Прекрасно, замечательно! Вы все тщательно засняли, граф?
  
  - Я и сейчас продолжаю снимать, - откликнулся Алмаши.
  
  - Какой великолепный плацдарм! Какая чудесная база для тайных операций! Какие возможности! Какие перспективы!!! - ирландца словно прорвало, он был невероятно возбужден. - Кстати, Джеймс, что это было?!
  
  - Что "это"? - прикинулся непонимающим Хеллборн.
  
  - Ну, расстрел этого динозавра, и после него...
  
  - Я должен был остановить это безумное варварское жертвоприношение. Кроме того, - спокойно добавил Джеймс, - туземцы должны знать свое место, и униженно кланяться, если белому сагибу вздумается побить их палкой.
  
  Он ждал возмущенных возражений -- не дождался. Драконские коммунисты, как же... Никто из них даже глазом не моргнул. Кто они? Иногда самый простой и очевидный ответ - самый верный. Доминация Спаги, кто же еще. Быстрая легализация в Карфагене, отличные документы на следующий день, бедняжка Келли с ее мамой...
  
  Патрик Мак-Диармат снова заговорил о светлом будущем подмандатной Антарктики; о внезапных и неожиданных ударах из ледяной пустоты, которые поразят в самое сердце врагов Республики (нет, не Народной - Солдатской Республики)... короче говоря, "Стэк погрузился в грезы о кровавых убийствах..."
  
  - Если вы захотите посетить внутренние оазисы, и альбионские в том числе, вам понадобятся самолеты дальнего действия, - внезапно перебила его Патриция.
  
  "Девчонка нарывается на неприятности, - нахмурился Хеллборн, - мы и так слишком много разболтали. И вообще, нам следует завершить свои дела и покинуть гостеприимных финикийцев прежде, чем они поймут, что в ЭТОЙ Антарктиде нет никаких альбионских колонистов и колонизаторов..."
  
  - Центр ждал от меня подтверждения, - непринужденно сообщил Мак-Диармат, - теперь, когда оно получено, нам пришлют на помощь целую эскадру морских и воздушных кораблей. Она будет стоять в нашем заливе...
  
  ("Надо же, НАШЕМ заливе!")
  
  - ...в нашем заливе через пять, самое большее - через шесть дней. И тогда... - ирландец многозначительно замолчал и вывел на лицо высокомерное выражение.
  
  "Не нравятся мне его пафосные обещания", - подумал Хеллборн.
  
  - Мы уже почти прилетели, - сообщил граф Алмаши. - Вот, только перелетим через эту гряду...
  
  - FIRE IN THE HOLE!!!
  
  Джеймс не сразу понял, кто это кричит; потом понял - Ганнибал; потом понял - почему.
  
  С земли - точнее, с прибрежнего льда, через сумрачное заполярное небо протянулась - и уперлась прямо в парящий конвертоплан - огненная пунктирная нить.
  
  Словно гигантский боевой молот-чекан с размаху опустился на конвертоплан и принялся рвать и дырявить его броню. Алекс Ганнибал погиб первым - Хеллборн на мгновение ослеп, забрызганный его кровью и мозгами. Рядом завизжала Патриция - дьявол, как это на нее не похоже - у девчонки совсем нервы сдали. Летательный аппарат мгновенно потерял управление и опрокинулся на левый борт.
  
  - MAYDAY! MAYDAY! - орал кто-то из пассажиров во весь голос.
  
  "Что, опять?" - только и успел подумать Джеймс, хватаясь правой рукой за поручни и одновременно утирая лицо левым рукавом.
  
  - Держу руль! - заорал Алмаши - второй пилот. - Держитесь крепче! Садимся!!!
  
  "То есть падаем".
  
  Двигатели завыли как-то совсем необычно, то ли высоким басом, то ли низким контральто - вот такие нелепые аналогии промелькнули в мозгу Хеллборна за какую-то секунду до падения. Только в самый последний момент он понял, что на вой двигателей наложился визг Патриции, что в сумме дало столь сногсшибательный звуковой эффект.
  
  БРРРАМДРРРРАМБРРРРУНГ! Темнота. Свет.
  
  - ...нуть машину!!!
  
  - ???!!!
  
  - Всем покинуть машину!!!
  
  Хеллборн приоткрыл глаза и оценил обстановку. Конвертоплан очень удачно плюхнулся в снег - на брюхо. На снег. Не в воду. Это хорошо. Патриция почему-то пыталась переползти через него - ага, с ее стороны дверь заклинило. Алмаши неподвижно лежал лицом на пульте управления. Джеймс потянулся вперед и попытался растормошить пилота. Тот никак не отреагировал, к тому же переползающая Патриция в этот момент особенно стеснила движения Хеллборна. Наконец она вывалилась наружу. Джеймс сумел отстегнуть ремень безопасности и последовал за ней. Сумрачно, холодно, приятный альбионский морозец, а ведь Хеллборн здорово промок под дождем в оазисе Фрэнсисберга. Минута-другая, адреналин растворится в крови, и вот тогда он почувствует этот холод самой последней косточкой...
  
  Мак-Диармат уже был снаружи, и этот матрос, "запасной стрелок", как его? вспомнил, Шток - за весь полет ни слова не проронил - рядом с ним. Шток опередил Хеллборна и тоже попытался привести мадьярского археолога в чувство. Бесполезно. Голова второго пилота безжизненно откинулась назад. Хеллборн бросил взгляд на его лицо и содрогнулся. Мать родная не узнает, хоронить будут в закрытом гробу...
  
  "Какой еще гроб, идиот?!"
  
  - Оружие, берите оружие, - просипел ирландец. Хеллборн послушно заглянул в кабину и принялся доставать автоматы из открытого оружейного шкафа. Судя по беглому осмотру, чертовы железки отлично перенесли крушение. Как раз четыре ствола. По одному на каждого уцелевшего.
  
  - Кто в нас стрелял? - Патриция держалась за правую щеку. Нет, на этот раз всего лишь здоровый синяк.
  
  Только сейчас Хеллборн спохватился и осмотрелся. В них же кто-то стрелял! За 362 дополнительных года египтянцы изобрели зенитные пулеметы?! Ха-ха-ха, что за бред... Где находился враг? Скорей всего, новый гость в "Нашем заливе". Но между конвертопланом и морем сейчас возвышалась полузаснеженная скала...
  
  - Не знаю, - неохотно признался Мак-Диармат.
  
  - Я успел разглядеть, - наконец-то заговорил Шток. "Знакомый акцент", - машинально отметил Хеллборн, но уголок памяти, отвечавший за акценты, как раз сейчас решил объявить забастовку.
  
  - Они били по правому борту, - продолжал матрос, - и я его хорошо разглядел. Это был "Папанго".
  
  - "Папанго"! - повторил Мак-Диармат. - "Коршун Папанго"! Вот оно что... А наша "Латимерия"?
  
  - Я не видел ее.
  
  - Все ясно, "Латимерию" утопили и решили подождать нас... хотя нет, откуда им было знать, что с корабля запущен самолет? - принялся размышлять вслух Мак-Диармат. - Просто не успели отп-п-п-плыть-ть-ть...
  
  "Что это с ним? - не сразу понял альбионец. - Ха, так ведь он тоже побывал под дождем! Вот и зубы застучали..."
  
  - Какой корабль нас подбил? - Хеллборн резко повернулся к Штоку.
  
  - "Коршун Папанго", - снова повторил матрос. - Это специальный штурмовой мони...
  
  - Неважно, - оборвал его Джеймс. - Сколько человек на борту?
  
  - Пятнадцать максимум.
  
   - Пятнадцать, - повторил Хеллборн. - Тогда все очень просто. Мы должны убить их всех и захватить корабль. Убить и захватить. Или мы умрем на этом берегу. Одни через несколько минут, другие - через несколько часов. Всем ясно? Пошли. Вперед, бегом, бегом марш!!!
  
  Почему-то никто не усомнился в его полномочиях.
  
  "Пятнадцать? Пятнадцать человек на сундук мертвеца".
  
  
  
  .
   .
  * * * * *
  
  Они обошли скалу справа - и сразу увидели корабль. Каких-нибудь пятьдесят метров, даже чуть меньше, рукой подать. Как его, "специальный монитор"? Грубая серо-стальная коробка, очень похожая на достопамятный танкатер, брошенный в новогоднюю ночь у восточного побережья Исландии. Только в масштабе три к одному.
  
  Вот декаденты, презрительно подумал Хеллборн. Они даже трап сбросили -- легкий рамочный "скелетон". И как раз сейчас спускались по нему. Конечно, они собирались осмотреть место крушения и убедиться, что все свидетели преступления мертвы. Не менее десятка парней в белоснежных комбинезонах. Треть еще на палубе, треть на трапе, треть уже внизу. С них и начнем, решил Хеллборн, открывая огонь.
  
  Кого они пытались ввести в заблуждение этим камуфляжем? Жителей солнечных стран и теплых краев? Возможно. Но только не альбионцев. Трудно обмануть альбионского солдата на его родном материке. Дилетанты, они бы еще под пингвинов замаскировались - белый живот, черная спина...
  
  Слева от Хеллборна затрещал другой автомат. Патриция взяла чуть выше, и парням, застигнутым на трапе, крепко досталось. Посыпались вниз, нелепо размахивая руками. Те, что были внизу, попытались залечь - куда там, игловидные антарктические торосы, украшавшие берег, были явно против. По этим торосам их и разбросало. Но у Хеллборна и его спутников не было времени любоваться частью поверженных врагов - один из тех, что оставался на палубе, метнулся за полусферический щиток зенитного пулемета и разразился серией трассеров. Давай, давай, подумал Джеймс, плавно нажимая на спусковой крючок. Это тебе не квадратную тушу конвертоплана снимать с неба. Но пулеметчик упал на щиток чуть раньше, чем прогремел очередной выстрел Хеллборна - Патриция опередила его.
  
  Один из якобы убитых на берегу внезапно вскочил, поднимая оружие, и бросился навстречу альбионцам. "Куда лезешь, урод?! - готов был кричать Хеллборн, лавируя между торосами. - Это МОЙ Материк! Вот тебе, получи, получи!" БАНГ-БАНГ-БРРРРРАНГ! Ой, что это? Огнеметчик?! Остроумное решение, притащить в Антарктику огнеметчика... Одна из пуль пробила топливный баллон. ПУФФФ! Хорошо-то как, будто факел из нефтяной вышки - постоять бы, погреться... Некогда. В приступе неожиданного милосердия Хеллборн понадеялся, что человек умер до того, как взорвался его огнемет. Прислушался. Не вопит. Покойся с миром.
  
  Хеллборн перевел дыхание и оглянулся по сторонам - что, все?! больше никого? И в самом деле. Только с десяток трупов, разбросанных здесь и там. Потерь среди альбионцев и... хм... временных союзников нет. Джеймс и Патриция шли впереди и сделали всю работу, Штоку с Мак-Диарматом оставалось только прикрывать их.
  
  Впрочем, не всю. На палубе осталось только два трупа, как минимум один успел укрыться в недрах корабля. А там, внутри, могут быть и другие. Вперед, вперед!!!
  
  "Кстати, я так и не понял, с кем мы сражаемся на этот раз?" - задумался Джеймс, подбегая к кораблю. Бросил беглый взгляд на лицо ближайшего трупа. - "Смуглый он какой-то. Слишком далеко забрался на юг, чтобы умереть. Индус? Мьянмарадж?!" Но рядом лежал белокожий европеец. Чуть дальше - несомненный негр. "Очередная драконская интербригада?"
  
  "Какая разница?! Не моя война. И все они для меня - инопланетяне".
  
  Джеймс остался почти доволен оценкой обстановки и поспешил к трапу. В два прыжка забрался на палубу и заглянул в проем распахнутой настежь бронедверцы.
  
  И был встречен револьверным выстрелом в упор. Пуля просвистела прямо над ухом. Мимо! Хеллборн с размаху уперся стволом автомата в грудь противника и потянул спусковой крючок. Не успел. Соперник оказался бывалым бойцом. Он перехватил автоматный ствол и резко отклонил его в сторону, едва не вывихнув Джеймсу указательный палец. Теперь даже при всем желании Хеллборн не мог ослабить давление на гашетку. Автомат принялся извергать пули и пламя прямо в замкнутом пространстве узкого коридора, оглушая и ослепляя сцепившихся бойцов. Краем левого глаза Хеллборн все-таки сумел разглядеть снова направленный на него револьвер, и в свою очередь схватил его свободной левой рукой. Револьверный выстрел совершенно потерялся на фоне автоматной очереди, но хлынувший из барабана сгорающий порох ощутимо опалил ладонь. Опустевший автомат смолк, и теперь Джеймс с трудом, но мог расслышать, как враг отчаянно щелкает спуском вхолостую - самозарядный револьвер заклинило. Секунды две или три спустя противник понял бессмысленность своих попыток. И, очевидно, опробовал на Хеллборне прием какой-то коварной азиатской борьбы, потому что Джеймс внезапно потерял равновесие и упал на спину. Враг наконец-то разобрался со своим оружием и снова прицелился в Хеллборна. Альбионец отчаянно зашарил рукой по полу, подхватил целую горсть еще горячих автоматных гильз и швырнул противнику в лицо. Тот завизжал от ужасной боли, выронил оружие, схватился за лицо и отступил. Джеймс спокойно подобрал упавший револьвер и разрядил в ослепленного соперника остаток барабана.
  
  В очередной раз перевел дыхание. И чего он так орал? Надо же, понял Хеллборн несколько секунд спустя, изучая уничтоженного врага, я ему гильзой прямо в глаз попал. Больно было, наверно.
  
  Но размышлять об итогах успешного поединка было некогда. Перед Хеллборном вырос еще один враг. Джеймс машинально запустил в него пустым револьвером - получилось, сбил прицел, еще одна вражеская пуля просвистела мимо. Теперь уже пришла очередь Хеллборна вспомнить уроки рукопашного боя, полученные в Альбионской академи ВМФ. Рывок, подсечка - и новый противник лежит на спине, а его пистолет улетает куда-то в глубь коридора. Джеймс подобрал свой автомат, похлопал себя по карманам в поисках запасных магазинов - ничего нет. Черт с ним, забью его прикладом...
  
  - Ek het 'n lang lewe gewoon het. Kom op, jy baster, mis nie, - четко и ясно произнес лежащий на полу человек. - Я прожил долгую жизнь. Давай, ублюдок, не промахнись.
  
  Автомат Хеллборна замер на полпути.
  
  Разумеется, на этой планете тоже обитали голландцы - как в Западном Грифоне, так и в других странах, но это был не совсем голландский язык. Чистейший литературный австраланс - немного архаичный, но легко узнаваемый.
  
  Как раз в этот момент на потолке коридора замигали аргоновые лампы, и Хеллборн смог как следует рассмотреть нового противника.
  
  Скорей всего, ему далеко за 60, но еще крепкий и хорошо выглядит - что ж, здоровый образ жизни и морской воздух порой творят чудеса. Наверно, когда-то он был голубоглазым и белокурым, но теперь - голубоглазым, лысым и седобородым. "Лысая бестия" - надо будет это запомнить и использовать", - невпопад подумал Хеллборн. В отличие от прежде поверженных бойцов, этот крепкий старик носил не белоснежный масхалат, но такой знакомый и дурно пахнущий (пока в переносном смысле) мундир цвета детской неожиданности. Два креста на погонах - вот как, целый индоокеанский вице-адмирал? Кто он такой на самом деле и что здесь делает?
  
  И Джеймс решил рискнуть.
  
  - Ons - die Wikings, die militere kaste Belhollandse Ryk en sy Dominiums! Asiatiese jungle le in ons sak, langs die voer vir die duiwe en klein muntstukke! - объявил Хеллборн. - Мы - викинги, военная каста Белголландской Империи и Ее Доминионов! Азиатские джунгли лежат в нашем кармане, рядом с кормом для голубей и мелкими монетами!
  
  Человек на полу вздрогнул и буквально вцепился глазами в Хеллборна.
  
  - Повтори, - резко потребовал он.
  
  Джеймс подчинился.
  
  Он ожидал какой угодно реакции, но только не этой.
  
  Человек на полу заплакал. Застонал и заплакал.
  
  - Двадцать семь лет, - прошептал он сквозь слезы, - двадцать семь лет... Я давно потерял надежду, я сам себе не верил, когда вспоминал...
  
  "Притворяется? - задумался Хеллборн. - Неужели это действительно белголландец - и он оказался в этом мире случайно? Не один из тех внедренных агентов, на которых намекал мерзавец Брейвен?"
  
  - Ваше имя, герр адмирал? - решился на очередной вопрос Хеллборн.
  
  - Контр-адмирал Маркус Верхувен, личный номер 2726645, командир линкора "Тасманский Дьявол", Белголландский Императорский Флот, - отбарабанил собеседник. - Назовите себя, солдат.
  
  - Штабс-капитан Лоренс Рузвельт, личный номер 5968562, старший военный советник истребителя "Демон Смерти", Воздушный Флот Абиссинии, - не задумываясь ответил Джеймс.
  
  - Ты забрался далеко от дома, солдат, - заметил Летучий Белголландец.
  
  - Так точно, герр адмирал! Как впрочем и вы, - не преминул добавить Хеллборн.
  
  - Помоги мне встать, болван! - рявкнул Верхувен.
  
  - Виноват! Слушаюсь.
  
  За спиной послышался странный грохот. Хеллборн обернулся. Патриция поднималась по трапу со скоростью курьерского поезда.
  
  - Что тебя так задержало? - нахмурился Джеймс.
  
  - Там был еще один индюшатник, - принялась оправдываться боевая подруга, - он обошел нас с тыла. Нам не сразу удалось прижать его.
  
  - Индюшатник? - переспросил Хеллборн.
  
  - Так сказал Мак-Диармат. Это индоокеанский корабль. Кстати, Мак-Диармат ранен. И... он умирает...
  
  - Вот оно как, - спокойно отозвался Джеймс. - Что ж, может быть это и к лучшему. Дай мне свой автомат и подожди здесь.
  
  - А это кто такой? - кивнула Патриция на Верхувена.
  
  - Наш новый друг и старый товарищ по оружию. Познакомься. Контр-адмирал Маркус Верхувен.
  
  - Контр-адмирал Верхувен? Я же про него в школе чита... - она оборвала себя на полуслове.
  
  - Вот именно, лейтенант. Оставайтесь здесь, я сейчас вернусь.
  
  - Адмирал! - внезапно донесся испуганный голос с другого конца коридора. - Адмирал, с вами все в порядке?!
  
  - Черт побери, там еще кто-то есть, - Хеллборн вскинул оружие.
  
  - Не надо, - поспешно остановил его Верхувен, - там остались только механик и рулевой, они полностью мне преданы.
  
  - А кому преданы вы, сэр? - с холодком в голосе уточнил Джеймс.
  
  - "Ons - die Wikings", - повторил белголландец.
  
  - Аминь, - кивнул Хеллборн. - Я мигом вернусь. Туда и обратно.
  
  Спускаясь по трапу, он снова наткнулся взглядом на давешнего смуглого парня. Сингал, наверно. Из цейлонских аборигенов. А Цейлон входит в состав Индоокеанского государства вот уже добрую сотню лет. Негр - должно быть, мадагаскарский колонист-банту. Все сходится.
  
  Мак-Диармат сидел, прислонившись спиной к ледяной глыбе. Над ним копошился Шток. Когда Хеллборн подошел почти вплотную, Шток повернулся к нему - и получил пулю прямо в лицо.
  
  - Почему, Джеймс? - только и спросил ирландец. Он очень плохо выглядел. Совершенно посиневшие губы, да еще две дырки в груди.
  
  - Вы мне больше не нужны. Я встретил на корабле старого друга, - пояснил Хеллборна. - Земляка, можно сказать. Ха-ха-ха! Кстати, я тоже хотел тебя спросить. К чему был весь этот маскарад? Неужели ты не понял, что мне было абсолютно все равно с кем сотрудничать? С Народной республикой или вашей, Солдатской?
  
  - Какая еще Солдатская республика? - искренне удивился Мак-Диармат. - Я вовсе не эту республику имел в виду. Я индоокеанец. Откуда по-твоему я достал твое личное дело? Его не было среди драконских трофеев. Но зато копия ушла по телеграфу в Порт-Миссон за несколько часов до партизанского налета.
  
  Пришел черед удивляться Хеллборну, но он вовремя вспомнил о данном себе слове. Так вот откуда этот знакомый акцент у матроса Штока...
  
  - Индоокеанская республика?! Но ведь...
  
  _ Да, ее переименовали в "Содружество" всего пять лет назад, и еще не все успели привыкнуть. Быть может, тебе и было все равно с кем работать, - продолжал собеседник, - но после того, что с тобой сделал болван Ла Бенев, я не хотел рисковать.
  
  - А как же... - Джеймс запнулся и только кивнул в сторону "Коршуна Папанго", - это же твои люди! Почему ты с ними не договорился?!
  
  - Секретная миссия, нет союзников, - коротко пояснил ирландец. - Эти парни из военно-морской разведки, а я работаю в другой организации. - Мак-Диармат немного помолчал. - А ты ведь никогда раньше не бывал в этом городе, верно? И Патриция тоже?
  
  - Я прожил в этом городе почти всю свою жизнь, - возразил Джеймс. - Просто я покинул его 362 года тому вперед.
  
  - Вот оно что, - нарочито равнодушно кивнул ирландец. - Пришелец из будущего. Это объясняет все твои нелепые поступки и оговорки. Рано или поздно это должно было произойти. Жаль, я уже не смогу наложить руки на твою машину времени...
  
  "???!!! Вот эта да! - Хеллборн едва не захлебнулся от восторга. - Какая оригинальная теория! Он действительно в это верит?! Или это всего лишь предсмертный бред?"
  
  - Об этом мог кое-что рассказать петросибирский офицер, которого ты навещал в больнице, - продолжал Мак-Диармат, - но я не успел с ним потолковать...
  
  - А что успел тебе рассказать абиссинер, найденный в Белом Ниле? - вспомнил Хеллборн.
  
  - Нес какой-то бред на плохом голландском языке, - пожал плечами собеседник. - Я так ничего толком и не понял.
  
  - Мерзавец, ты поручил следить за мной ребенку! - внезапно нахмурился Джеймс. - Ей было всего тринадцать лет!
  
  - Она такой же солдат как и мы, - отрезал Мак-Диармат. - Она выполняла приказ. И отлично справилась с заданием. С ней все будет в порядке. До свадьбы заживет.
  
  - Ирландский еврей? - почему-то вспомнил Хеллборн. - Из клана Мак-Кавеев?
  
  - Отличная легенда, правда? - из последних сил ухмыльнулся индоокеанец. - Я сам в нее почти поверил...
  
  Хеллборн выстрелил ему в лицо. Старое доброе христианское милосердие. Не оставлять же человека замерзать на этом берегу?
  
  Черт, срочно на корабль! Иначе и я замерзну!!!
  
  - Горячий душ, сухую одежду, срочно, - прохрипел Джеймс, поднявшись на палубу и падая в объятия Патриции под заботливым взглядом Верхувена.
  
  - Вы слышали офицера?! - закричал адмирал на своих уцелевших подчиненных, стоявших тут же. - Немедленно исполняйте!
  
  * * * * *
  
  Час спустя пришедший в себя Хеллборн сидел в крошечной кают-компании индоокеанского корабля и слушал рассказ адмирала Верхувена.
  
  Маркус Верхувен был известной личностью на родной планете Хеллборна. Герой битвы за Порт-Жемчужный, один из самых молодых и способных белголландских адмиралов. Согласно официальной истории - геройски погиб в августе 1913 года, когда его линкор "Тасманский Дьявол" ушел на дно, перед этим утопив два броненосца и два цеппелина апсаков. Согласно легенде - был взят апсаками в плен и подвергнут страшной казни. Согласно глазам Хеллборна - находился на планете Спекуляция.
  
  - ...зеркало висело в моей капитанской каюте, - говорил Верхувен. - Очень старое, антикварная вещь, осталась от прежнего командира. Должен признаться, мне никогда не нравилась его рама - уродливая, мещанская. Но я так и не успел от него избавиться. В тот день я спустился в каюту сразу после сражения, немного отдохнуть и переодеться. И тогда в нас попала торпеда с вражеской субмарины. После взрыва корабль сильно накренился и меня швырнуло прямо в зеркало...
  
  - А что было на той стороне? - осторожно спросил Хеллборн.
  
  - Зеркальная гладь океана, - ухмыльнулся адмирал.
  
  - Вот оно что... А мы-то думали, что зеркала могут быть только стационарными!
  
  - А я вообще не знал, что есть возможность вернуться домой, - вздохнул Верхувен. - Качался на волнах почти два часа и не понимал - куда так быстро исчез мой линкор? К счастью, дело было в теплых широтах. И я смог продержаться, пока меня не подобрала паровая яхта под совершенно незнакомым черно-оранжевым флагом.
  
  - Индоокеанцы, - одновременно кивнули Джеймс и Патриция.
  
  - Абсолютно верно. Какой-то аристократ, бывший морской офицер, на частной прогулке. Добрейший человек, не задавал лишних вопросов, зачислил в экипаж и дал рекомендательное письмо, когда мы добрались до материка. Что ж, в 1913-м году все было проще, - снова вздохнул белголландец. - А мне пришлось опять начинать с самого начала - в 39 лет! Но я многого добился и неплохо продвинулся! Даже на одно звание выше прежнего, - усмехнулся Верхувен. - Двадцать семь лет прошло - большой срок... Время от времени мне казалось, что вся моя прежняя жизнь в Белголландии - всего лишь сказочный сон про далекие волшебные страны и зачарованные королевства...
  
  - ...затерянные между звезд, - машинально добавил Хеллборн. - Простите, герр адмирал, не только вас посещали подобные мысли.
  
  - Ничуть не удивлен, - кивнул Верхувен. - Дьявол, я запирался в комнате и сам с собой говорил на австралансе - чтобы не забыть родной язык!!!
  
  Он немного помолчал.
  
  - Так или иначе, я сделал отличную карьеру в Индоокеанском флоте. И решил подняться еще на одну ступень. В этой вселенной никто до сих пор не знает про египтянские оазисы! Я собирался преподнести их на блюдечке индоокеанским вождям. Ордена и новые кресты были гарантированы. Целая новая страна, еще одна жемчужина в блестящей коллекции островов и материков Индийского Океана! Дьявол, этот Патрик Мак-Диармат был способным парнем. Я хорошо знал его. Он едва меня не опередил. Вы оказали мне огромную услугу, герр Рузвельт! Я у вас в неоплатном долгу...
  
  - Я могу сделать для вас еще больше, - вкрадчиво заметил Джеймс. - Например, вернуть домой. В Белголландию.
  
  Адмирал вздрогнул.
  
  - Это подождет, - неожиданно равнодушным тоном сказал он. - Давайте для начала вернем домой вас. Напомните, где находится это зеркало?
  
  - Черт побери! - вскочил Хеллборн. - Чуть не забыл!!! Подождите, я сейчас вернусь...
  
  Подбитый конвертоплан лежал на том же самом месте. Хеллборн покопался в кабине и почти сразу обнаружил искомое. Кинокамера мадьярского археолога - целая и невредимая. 19-миллиметровая пленка - неважно, он найдет способ ее просмотреть. Этим кадрам цены нет!
  
  - Что вы скажете теперь, граф? - обратился Хеллборну к мертвецу. - Стоило променять это путешествие на половину жизни?
  
  Ласло Алмаши не ответил.
  
  - На чем мы остановились? - уточнил адмирал Верхувен, когда "штабс-капитан Рузвельт" снова поднялся на борт крошечного корабля.
  
  - 12 градусов южной широты, 78 градусов восточной долготы, - объявил Хеллборн.
  
  - Понятно, - кивнул белголландец. - Хорошо, я прикажу немедленно отплывать.
  
  Джеймс Хеллборн почему-то вспомнил дни, проведенные в индоокеанском лагере, и по спине пробежал неприятный холодок, не имеющий ничего общего с температурой окружающей Антарктики.
  
  "Похоже, я снова возвращаюсь в ад. Но теперь у меня есть проводник. И какой проводник - настоящий Вергилий!"
  
  
  
  Глава 41. "Бойся данайцев, в ночи приходящих".
  
  
  
  - Кто бы мог подумать? - никто, и я в том числе, - признался адмирал Верхувен. - Я пропустил три мировые войны в двух мирах, и только чудом успел на четвертую.
  
  "Коршун Папанго" мчался на северо-восток со скоростью 60 километров в час. Уцелевшие матросы торчали на мостике, Патриция удалилась в одну из опустевших кают, а Хеллборн с адмиралом по-прежнему сидели в кают-компании и обменивались информацией. Если можно так сказать. Хеллборн, пусть недостаточно, но все-таки успел познакомиться с миром Спекуляции. Маркус Верхувен ничего не знал о буднях и тревогах Старой Земли в период с 1913-го по 1940-й год. Поэтому говорить и рассказывать в основном приходилось Хеллборну.
  
  - ...Лондон пал, Петропавловск разрушен, Скоттенбург захвачен! - "штабс-капитан Рузвельт" изо всех сил изображал восторг и воодушевление. - Готов поспорить, что за последние месяцы наши продвинулись еще дальше! Поэтому я и спешу вернуться.
  
  - А я - нет, - внезапно признался Верхувен.
  
  - Неужели... - начал было Хеллборн.
  
  - Вы отсутствовали около трех месяцев, а я - почти 27 лет. Вот и все, - развел руками адмирал. - В прежней Белголландии меня все считают давным-давно умершим, никто не помнит, никто не ждет. Индоокеания - мой новый дом, там моя семья, мои товарищи, мой народ...
  
  "Еще одна речь про любовь к родине, - с тоской приготовился внимать Джеймс. - Интересно, а люди - индоокеанцы, убитые или брошенные на том берегу, имели к этой родине какое-то отношение? За что ты сражаешься, Маркус? Мне одной встречи с Ла Беневом хватило, чтобы понять - этот ваш курятник... индюшатник - тот еще гадюшник. А ты так ничего и не понял? Или просто привык?"
  
  - Я не вернусь, - повторил Верхувен. - По крайней мере, не сейчас, пока в этом мире идет война, и Индоокеания нуждается во мне. Тогда как Белголландия прекрасно справляется и без меня. Но я провожу вас до Зеркальных Ворот и как следует запомню это место. На всякий случай. Быть может, когда-нибудь...
  
  "Да-да, Маркус, напусти побольше тумана, и не забудь пустить слезу".
  
  - Эта девушка, которая с вами... - адмирал не договорил.
  
  - Она мне полностью предана, - прохладно сообщил Хеллборн.
  
  - Местная? - уточнил белголландец.
  
  - Вроде того, - неопределенно пожал плечами Джеймс. - Кстати, я хотел бы ее навестить, она что-то плохо себя чувствовала...
  
  - Разумеется, - понимающе кивнул Верхувен. - Спокойной ночи, герр Рузвельт.
  
  - Спокойной ночи, герр адмирал.
  
  Бледно-зеленая Патриция встретила его на пороге каюты.
  
  - Обычно я не так тяжело переношу качку, - призналась она. - Но эта ржавая лоханка... Ну вот, опять...
  
  Хеллборн терпеливо ждал, пока она издавала булькающие звуки, уткнувшись в синее пластмассовое ведерко.
  
  - Зачем мы вообще вернулись в море? - простонала мисс Блади, переводя дыхание. - Разве нам не стоило задержаться в Альбионе?
  
  - Где? На берегу? Или пешком топать на Южный полюс и непонятно где искать зеркало, доверившись невнятным намекам хитрозадого апсака? - пожал плечами Хеллборн. - Расслабься, мы движемся в правильном направлении.
  
  - Спасибо, утешил, - пробурчала Патриция. - Спокойной ночи.
  
  - Спокойной ночи, - промямлил Джеймс.
  
  ...Что такое с этими женщинами? Вот и Мэгги охладела к нему, как только они покинули Харбин. Или страсть в них пробуждают только пышные имперские столицы? Не то что бы Карфаген Спаги был особенно пышным...
  
  Так или иначе, на крошечном корабле в этот день освободилось немало кают. "Хорошо живет индоокеанская военно-морская разведка", - констатировал Хеллборн, устраиваясь на койке и рассматривая содержимое встроенного в переборку мини-бара. Даже не будучи великим знатоком алкогольных напиток Спекуляции, он мог по достоинству оценить даты на этикетках и наклейках - 30, 50 и даже 85 лет тому назад. Какой-то бедняга их вовремя не выпил. Огнеметчик, скорее всего. А может он и не собирался их пить? Судя по вкусу и крепости, он хранил в этих бутылках топливо для своего огнемета.
  
  "Бесконечное множество миров? - мысли Хеллборна внезапно поменяли направление. - А как насчет способов перемещения? Как сказал адмирал? "С другой стороны была только зеркальная гладь океана?" Он ничего не перепутал? А вдруг солгал? Ха-ха-ха, имел профессиональное право..."
  
  Все, хватит на сегодня. Немедленно спать, спать, спать...
  
  * * * * *
  
  Само собой, "Коршун Папанго" не мог позволить себе сразу направиться к Острову Черепов по прямой линии (или хотя бы по дуге, учитывая кривизну земного шара). Пусть драконский флот был слаб и ничтожен, приходилось опасаться могущественного на любой планете британского флота, а также фортороссов, новагреков и якобы нейтральных арагвайцев. Что хуже всего, адмирад Верхувен опасался встречи даже с индоокеанскими кораблями, на которых могли плыть коллеги Патрика Мак-Диармата из политической полиции. А примерно через семьдесят часов после отплытия из Антарктиды в который раз подкачала погода.
  
  - Нам не стоит рисковать, сэр, - сказал рулевой, указывая на серое небо за иллюминаторами. - Я предлагаю переждать этот шторм где-нибудь в укромном месте.
  
  "Интересно, где?" - не понял Хеллборн. Корабль находился в открытом океане где-то между Кергеленом и Реюньоном, за добрую тысячу миль от ближайшейго клочка суши.
  
  - Так и сделаем, - кивнул Верхувен. - Меняйте курс, старшина.
  
  И адмирал ткнул пальцем в точку на карте. Хеллборн сфокусировал на ней взгляд и прочитал подпись: "Форт-Нептун". Как это банально и предсказуемо.
  
  * * * * *
  
  "А молодцы все-таки", - решил Хеллборн, любуясь растущей на его глазах стальной громадиной. Целая крепость в сердце океана. Как обмолвился Верхувен - всего лишь одна из нескольких. Но почему "Военная энциклопедия" ничего о ней не сообщала?!
  
  - Потому что официально это была нефтяная платформа, - пояснил адмирал. - Хотя вряд ли Западно-Индийский хребет богат нефтью. Разве что веспеном или другим подобным вулканическим газом. Она прекрасна, не правда ли? Основание гравитационного типа - диаметр двести метров, высота - девяносто пять метров, масса - 120 тысяч тонн, гарнизон - 150 человек, основное вооружение - шесть орудий калибра 411 мм, а зенитки и прочую мелочь перечислять как-то неудобно. Рассчитана на прямое попадание айсберга в миллион тонн... если таковой когда-нибудь заплывет в эти широты.
  
  Один из подчиненных Верхувена связался с дежурным офицером крепости, и перед "специальным монитором" распахнулись стальные шлюзо-ворота многоярусного ангара. В нем уже гостили несколько кораблей - приписанные к Форту патрульные катера, а также парочка корветов и подводных лодок. Едва "Папанго" вошел внутрь, как подъемник гигантского лифта оторвал кораблик от воды и подвесил сушиться (иначе и не скажешь!) на высоте трехэтажного дома. Жалкий остаток экипажа и альбионские пассажиры спустились по трапу на выдвижной причал, где уже толпилось нечто вроде почетного караула. Нет, никаких гвардейцев в парадной униформе - всего лишь несколько старших офицеров.
  
  - Добро пожаловать в Форт-Нептун, сэр, - козырнул первый из них, молодой одноглазый контр-адмирал.
  
  "Комендант крепости, никак не меньше, - сообразил Хеллборн. - Готов спорить, за глаза... или за один глаз?! - его называют Нельсоном".
  
  - Это такая честь для нас! - продолжал Одноглазый.
  
  - Спасибо, спасибо, Роберт, - кивнул Верхувен.
  
  - Надеюсь, вы не откажетесь присоединиться к нашей скромной вечерней трапезе?
  
  - Нет, разумеется, - кивнул белголландец. - Только пусть кто-нибудь позаботится о моих людях. - Адмирал небрежно кивнул в сторону толпившихся за ним матросов и альбионцев.
  
  - Разумеется, сэр. Фрэнк, займитесь этим.
  
  - Следуйте за мной, - приказал чиф-лейтенант со сморщенным лицом.
  
  Незадолго до прибытия в крепость Хеллборн и Патриция в очередной раз переоделись. "Это какая по счету униформа? - пытался сообразить Джеймс. - Не война, а один сплошной маскарад! Корейская, викторианская, абиссинская, халистанская, драконская, карфагенская, грифонская! Проклятье, я едва помню, как выглядит старый добрый альбионский мундир!"
  
  Но в этот раз Хеллборну достались всего лишь нашивки гросс-механика, поэтому на адмиральский банкет его не пригласили. Еще и разместили в общем кубрике с простыми матросами! Поскольку за бортом был вечер, в кубрике было довольно многолюдно. Отходившие ко сну индоокеанские служаки предавались обычным военно-морским развлечениям - карты, кости и другие настольные игры. "Интересно, как здесь издеваются над новичками?" - заранее расстроился Джеймс, но не угадал. Только один индюшатник подошел к его койке поздороваться:
  
  - Девятая эскадра, а? Надолго к нам?
  
  - Как получится, - дипломатично отвечал Хеллборн, не забывая подражать акценту Штока и Ла Бенева.
  
  - Ну, будь здоров.
  
  "Девятая эскадра?" Хеллборн осторожно покосился на свои нашивки. Черт их знает. Возможно, личная команда Маркуса Верхувена, боевое крыло флотской разведки - несомненно, с очень зловещей славой и длинющим кровавым следом. Поэтому с ним никто не хочет связываться. Как и с двумя уцелевшими матросами с "Коршуна". Впрочем, и они не собирались лишний раз общаться с подозрительным приятелем своего адмирала, который уложил на ледяном берегу с десяток их товарищей.
  
  Патриции, конечно, здесь не было. Она снова изображала военного медика, поэтому адьютант Одноглазого увел ее в лазарет крепости.
  
  Спать не хотелось, к настольным играм его не пригласили... Хеллборн снова застегнул мундир и отправился бродить по коридорам Форта-Нептун.
  
  Скучное место, окончательно решил он уже минут через двадцать. Если снаружи индоокеанская цитадель действительно была прекрасна, то внутри это был всего лишь еще один боевой корабль, только неподвижный. Сумрачные коридоры, узкие лестницы, стальные двери, мутные иллюминаторы. Нет в мире совершенства. И на этой планете его тоже нет. Впрочем, постойте!
  
  Похоже, блуждания по темным закоулкам Форта-Нептун в конце концов себя окупили. За очередной дверью обнаружился гибрид кают-компании и обзорной площадки. Одну из стен украшает огромный иллюминатор, два с половиной метра в диаметре. За иллюминатором бушует стихия и разбиваются волны. А по эту сторону - все очерь уютно и по-домашнему. Мягкие диваны, камин(!), журнальные столики. Интересно, сюда впускают унтер-офицеров? Или эти закуски и напитки - остатки адмиральского ужина? Хеллборн окинул взглядом помещение - у иллюминатора стояли двое сержантов. Еще один сержант-майор развалился на диване и листал толстый журнал. Похоже, и меня отсюда не выгонят, решил Джеймс, и прокрался к ближайшему пустому дивану.
  
  - Какая прелестная погода, - заметил один из индоокеанцев.
  
  - Какая отвратительная погода, - одновременно с ним заявил второй.
  
  - Почему? - спросили они хором, повернувшись друг к другу.
  
  - Это же замечательно - волны, шторм, ливень, а мы здесь, в тепле и уюте! - объяснил первый. - Ха-ха-ха!
  
  - Штормы разные бывают, - проворчал второй. - Бывает, шторм прекращается, и на небе загорается солнце, сопровождаемое радугой. Это добрый шторм. А этот - злой. Он приносит печаль и тоску. И это только начало...
  
  - Философ, торпеду тебе в пупок, - хмыкнул третий индюшатник, сидевший на диване. - Вам не пора на дежурство, болтуны?
  
  - Так точно, сэр! - рявкнули бравые вояки.
  
  - Ну так валите отсюда.
  
  Когда "фиолософы" удалились, оставшийся сержант покосился на Хеллборна и вроде бы даже собирался поздороваться. Но уже через секунду как-то поскучнел. Очевидно, заметил нашивки таинственной "Девятой Эскадры", поэтому снова уткнулся в журнал. Джеймс не стал ему мешать, это за него сделали другие.
  
  - Сэр, вас срочно требуют в ангар, - доложил еще один солдат, появившийся на пороге.
  
  - В чем дело, капрал? - недовольно поморщился сержант.
  
  - Пристал какой-то нейтральный гидросамолет, у него проблемы по вашей части.
  
  - Хорошо, сейчас иду, - индоокеанец со вздохом отложил журнал.
  
  Джеймс Хеллборн остался один. За иллюминатором по-прежнему бушевал шторм. Нет, он явно поторопился объявить эту кают-компанию удачной находкой. Скучнейший пейзаж. Ладно, посмотрим, что в этих журналах пишут...
  
  - Ну и погода! - сказал кто-то над ухом Хеллборна несколько минут спустя.
  
  "Сговорились они что ли?!" - мысленно взорвался Джеймс.
  
  - Простите, мы вам не помешаем? - продолжал тот же голос.
  
  "Европейский акцент. Иностранцы, - понял Хеллборн, - с того самого нейтрального корабля. Плевать они хотели на мою принадлежность к 9-й Эскадре".
  
  - Ни в коем случае, проходите, устраивайтесь поудобнее, - принялся изображать радушного хозяина Хеллборн.
  
  - Большое спасибо, - кивнул молодой офицер в грифонском мундире, плюхнулся в кресло и взлохматил мокрые волосы. За ним последовал еще один.
  
  - Нам сказали, что это самое уютное местечко во всей крепости, - продолжал первый. - Хм, настоящий цейлонский чай! Стоило промокнуть, чтобы добраться до него! Но право, этот чай столь великолепен, что заставил меня позабыть об элементарных приличиях! - Грифонец снова повернулся к Хеллборну. - Разрешите предста...
  
  В кают-компании воцарилось внезапное и подозрительное молчание.
  
  - Что-нибудь не так? - секунд тридцать спустя решился спросить готовый к худшему альбионец.
  
  Старший из грифонцев (челюсть на полпути к полу) заехал своему товарищу локтем в бок. Тот удивленно повернулся, уставился на Хеллборна - и тоже замер с широко раскрытым ртом.
  
  - Не может быть, - наконец-то прошептал первый, - так вот что она имела в виду!
  
  Второй вскочил на ноги.
  
  - Я сейчас, - объявил он и тут же скрылся за дверью. Первый продолжал пялиться на Хеллборна, как на восьмое чудо света.
  
  - С моим лицом что-нибудь не так? - попытался съязвить Джеймс. - Я совсем недавно побрился.
  
  Грифонец не ответил, но челюсть все-таки подобрал.
  
  "Они меня узнали? Почему? Где-то видели раньше? Кто-то послал их по моим следам? Кто? Почему?" - лихорадочно соображал Хеллборн.
  
  - Вы не могли бы объяснить... - осторожно продолжил он.
  
  "Следует ли мне бежать? Стрелять? Схватить грифонца и допросить?!" - метались в голове мысли.
  
  - Уверяю вас, вы в полной безопасности! - грифонец выставил перед собой ладони. - У вас нет ни малейшего повода для беспокойства!
  
  "Вот теперь я действительно беспокоюсь", - признался самому себе Джеймс, встал с дивана и отошел подальше. Грифонец не отводил от него взгляда.
  
  Входная дверь распахнулась - младший из грифонцев вернулся, за ним шел кто-то еще, в черном дождевом плаще, с накинутым на лицо капюшоном, с которого стекали десятки маленьких водопадов.
  
  - Оставьте нас, - каким-то хриплым и неестественным голосом приказал владелец плаща. Грифонцы немедленно подчинились. Новый гость прошел в центр комнаты, где скинул плащ на один из диванов. Встряхнул длинные волосы. Медленно повернулся к Хеллборну.
  
  "Черт побери, женщина. С очень знакомым лицом. Определенно, я ее где-то раньше ви..."
  
  На этот раз только молния вспыхнула за иллюминатором - толстая внешняя броня почти не пропускала звуки. Но у Хеллборна все равно зазвенело в ушах. От внезапного притока крови, наверно. Что ж, он запретил себе удивляться, но волноваться - совсем другое дело!!!
  
  - Представь себе, - начала незнакомка с очень знакомым лицом, опустившись в ближайшее кресло, - вот я сижу в грифонском консульстве в Порт-Миссоне, и от нечего делать перебираю перехваченные шифровки индюшатников. И среди них такая, очень забавная: "На Острове Свободы задержан подозрительный субъект, называющий себя Джеймсом Хеллборном, гражданином так называемого Нового Альбиона. Просим проверить центральные архивы и сообщить любую возможную информацию..." Джеймс Хеллборн? Новый Альбион?! Нет, таких совпадений не бывает. Я тут же прыгаю в свой гидроплан и лечу на остров. Прибываю и вижу чудесный пейзаж - индоокеанский лагерь разгромлен, стоит жара, трупы разлагаются быстро. Но я не теряю оптимизма и трачу целых две недели, чтобы обнаружить в джунглях так называемую "банду Джека Шепарда", она же "Команда ОФ-815". Главарь был настолько любезен, что поведал мне о твоем чудесном спасении и отправлении на драконский материк. Дракония? Прекрасно! Я снова прыгаю в гидросамолет и на всех парах несусь в Африку. Но Драконская Африка большая, а беженцы и эмигранты прибывают регулярно - где тебя искать? Я решила рискнуть и начала с Мозамбика - как-никак, морские ворота Восточной Драконии. Ничего. Стрелка на ноль. Риск себя не оправдал. В таком случае - Кейптаун! В столице знают все. И действительно, в столице знали все, но со мной поделились не сразу - кое-кому пришлось пройти через фантастические взятки и нечеловеческие угрозы. И вот, глубокая ночь, заветный адрес коммунальной виллы у меня в руках, но я валюсь с ног и поэтому принимаю глупейшее решение - навестить тебя рано утром. Как бы не так! Индоокеанские бомбардировщики прилетают буквально через полчаса! Что прикажешь делать? Конечно, я все-таки поехала на виллу - но было уже слишком поздно, потому что ты растворился где-то среди миллиона отправленных на фронты резервистов. Взятки, угрозы - ну, ты понял, и вот мой страдалец-гидроплан, летит на север, украшенный гигантскими грифонскими знаками - и все равно, его обстреливают обе стороны. Неоднократно. Однако я ухитряюсь остаться в живых - только для того, чтобы обнаружить обломки твоего бронепоезда, окруженные живописно разбросанными обгоревшими трупами. Я льщу себя надеждой, что среди этих трупов нет твоего, и продолжаю поиски. По обе стороны фронта. Хорошо быть нейтралом! Если помнишь, что нейтрала тоже могут убить или обвинить в шпионаже, арестовать и расстрелять. К счастью - не стану лицемерить, я счастлива! - до расстрела дело не дошло. Зато я наконец-то отыскала добрейшего майора Колменареса, из Испанского легиона. А уж он-то поспешил рассказать, что некто Джеймс Хеллборн, пленный драконский офицер, был освобожден из-под стражи неким капитаном Мак-Диарматом из Р.У.Д. и увезен в неизвестном направлении. "Патрик Мак-Диармат в этом замешан?!" - премного удивилась я, но делать было нечего, все дороги вели в Карфаген. Взятки, угрозы - ничего, что я повторяюсь? - в Александрии я едва не потеряла твой след, и только чудо спасло положение вещей. Один из матросов "Латимерии" был моим давним агентом, он успел оставить для меня записочку на конспиративной квартире. И вот я прибываю в Антарктику - не было счастья! десять лет собиралась! - и что я вижу? Трупы не разлагаются, а тебя среди них нет!!! Куда теперь? Куда лежит маршрут? Куда вести фаланги полководцу?! Надменный град... тьфу, дьявол, я проклинала тот день, когда решила покинуть Порт-Миссон. Судя по трупам, откровенные индюшатники поубивали переодетых индюшатников, а куда после этого могли отправить пленного тебя? Вряд ли на Мадагаскар, точно не в Кергелен, остается только Австралия. Теперь-то я поменяла свое мнение, но если бы не шторм, я бы и не подумала заглянуть в Форт-Нептун. И вот я здесь, и ты тоже здесь, и мы наконец-то вместе.
  
  Она перевела дыхание и добавила:
  
  - Ну, здравствуй, Джеймс.
  
  * * * * *
  
  
  
  
  
  "Надеюсь, она не пришла за мной, чтобы отомстить", - подумал Хеллборн.
  
  - Я вижу растерянность и недоумение на твоем лице, - продолжала ночная гостья, - но не вижу в этом ничего удивительного! Кто угодно бы на твоем месте удивился...
  
  "Неправда, - мысленно возразил Джеймс, - я совсем не удивлен. Всего лишь поражен".
  
  - ...поэтому я начну с самого начала. Восемнадцать лет назад - да, это случилось летом 1922 года. Мы тогда жили во Франции, отец работал помощником военного атташе в Париже, при дворе его величества Ахилла-Наполеона. Каникулы почему-то решили провести в Эльзасе. То есть не мы решили, а отец решил, но теперь-то я понимаю, что он всего лишь выбрал удобное место для встречи со своим грифонским агентом. Ну, это неважно. Мы сняли виллу в пригороде Страсбурга и прекрасно проводили время. Мне тогда было десять лет, моему старшему брату - одиннадцать. Носились по окрестностям, купались в речке, все как положено - ну, ты же понимаешь.
  
  "Не понимаю, - признался самому себе Хеллборн, - у меня было только озеро с гейзером".
  
  - На соседней вилле жил странный старик - то есть нам он казался стариком, на самом деле ему и пятидесяти не было. Но он был совсем седой, еле двигался, ходил с палочкой - старик как старик. Честное слово, не помню, как мы с ним познакомились. То ли забрались к нему в сад, то ли стекло разбили теннисной ракеткой - короче говоря, уже через несколько дней мы были лучшими друзьями. Мы с братом сидели на крыльце, разинув рот, и слушали его рассказы о далеких странах и волшебных королевствах - Халистан, Данорвегия, Белголландия и, разумеется, Новый Альбион. Ты следишь за полетом моей мысли? К сожалению, продолжалось это недолго. В один прекрасный день он как-то странно посмотрел на меня и произнес загадочную фразу: "Gypsy Blood", "Цыганская кровь". Но не сомневаюсь, тебе прекрасно известно, что он имел в виду.
  
  "Не совсем, хотя одно ясно наверняка - он сказал не "цыганская кровь", а "Egypsy Blood", "египтянская кровь", - понял Хеллборн.
  
  - Потом он еще сказал, что наконец-то нашел способ, именно так - "наконец-то нашел способ". И поспешил отправить нас домой. Когда мы пришли к нему в гости на следующий день, полиция не впустила нас в дом. Мы были совсем детьми, нас не хотели расстраивать, но в конце концов мы все-таки узнали - в ту ночь старик застрелился.
  
  "Вот оно как, - хладнокровно отметил Хеллборн. - Что ж, у него было в запасе несколько лет. Пусть не так много, как у египтянцев..."
  
  - А еще через несколько дней удивленная мама впустила в дом нотариуса, который специально приехал к нам из Страсбурга. Оказывается, старик оставил завещание и упомянул меня в нем. Хотя завещал он мне немного. Один маленький конверт, а в нем было это...
  
  Рассказчица расстегнула нагрудный карман кителя и выложила его содержимое на стол. Старая цветная фотография, примерно 14х16, сложенная вдвое и заплавленная в целлулоид; и опозновательный армейский жетон на стальной цепочке. Джеймс осторожно подобрал жетон; звенья цепочки как-то странно и мелодично звякнули. Да, все именно так, как он и предполагал.
  
  - Уже гораздо позже, когда я не только подросла, но и обрела дополнительные возможности, я отыскала запись в архиве одной из городских больниц. Его нашли там же, в окрестностях Страсбурга, искалеченного и полуобгоревшего, 15 октября 1918 года. Тебе о чем-то говорит эта дата?
  
  "Еще бы!" - подумал Хеллборн, рассматривая уже фотографию. На ней был изображен он сам, но почему-то в альбионском мундире старого образца, в обнимку с молодой красивой женщиной. Когда Джеймс впервые увидел ее, она была гораздо старше.
  
  - Человек без памяти, без прошлого, с нелепыми документами, но весьма состоятельный - у него в кармане нашли запечатанный столбик золотых монет...
  
  "Один из первых, - заметил Джеймс. - Это уже потом его принялись в обязательном порядке таскать воздухоплаватели, пролетающие над дикими и враждебными землями, где бумажные деньги не в почете".
  
  - ...неизвестной чеканки, но это только пошло на пользу - их оптом скупил какой-то нумизмат-миллионер. Хватило и на хорошие лекарства, и на скромную виллу, где мы с ним и познакомились. Наполеоновская полиция в те годы была настроена благодушно. Разумеется, на него завели дело и некоторое время держали под наблюдением, но особо не докучали.
  
  "Осталось понять, где было расположено зеркало, - задумался Хеллборн. - Неужели на приборной панели? Или это было зеркало заднего обзора?! Нет, вряд ли, не в той машине".
  
  - Боюсь, ты кое-чего не понимаешь, - заявила незнакомка. - Я фактически дезертировала с поста и растратила кучу служебных денег, гоняясь за тобой. У меня будут крупные неприятности. Ты должен мне множество ответов!!! Только не смей говорить, будто я проделала весь этот путь напрасно. У меня у самой складывается такое впечатление. Это же безумие, вот так все бросить и отправиться на край света! И все только для того, чтобы узнать, чем закончилась услышанная в далеком детстве странная, но волшебная сказка! Должна же быть какая-то причина у этого сумасшествия.
  
  Хеллборн снова подобрал жетон и прочитал надпись:
  
  "Hellborn
  James
  A.M.C.
  L.-G.
  В-9247791"
  
  - L.-G. - "генерал-лейтенант", - произнес он вслух - Все правильно, генерал-фельдмаршала ему присвоили посмертно.
  
  - О, да ты разговариваешь! - ехидно заметила гостья. - Посмертно? Как такое может быть?... Ой, извини, я так разволновалась, что даже забыла представиться!
  
  - Не стоит, мисс Робинсон, - ответил Хеллборн. - То есть стоит, конечно - ваша фамилия мне известна, но не имею чести знать вашего личного имени.
  
  - Матильда, - машинально ответила она, тут же округлив глаза: - Откуда ты знаешь?!
  
  - Я гостил у тебя дома, пил чай с твоей мамой, и гулял по улицам с младшей сестрой и Навуходоносором, - поведал Джеймс. - И видел твою фотографию на тумбочке - в траурной рамке. Матильда? Хорошее имя, "Mighty in Battle", хотя моей последней даме с таким именем крупно не повезло.
  
  - Что с ней случилось? - поинтересовалась собеседница.
  
  - K.I.A., - коротко объяснил Хеллборн, - погибла в бою. Смертью храбрых. А как насчет тебя? Разве твой парашют не отказал на маневрах?
  
  - Это официальная версия, мы вытолкнули за борт одну болтливую дурочку, - пожала плечами мисс Робинсон. - Она превратилась в лепешку, опознание было невозможно. Отличный способ начать новую жизнь в другой стране, во славу Карфагена и Солдатской Республики. Даже отцу-генералу ничего не сказали.
  
  "Какая прелесть, еще один тройной агент, - заметил Джеймс. - Якобы грифонка, а на самом деле гражданка Карфагена, которая шпионит против Индоокеании.
  
  Лео Магрудер - якобы американец, на швейцарской службе, а на самом деле апсак в кальмарском мундире.
  
  Горацио Брейвен - якобы беженец из Америки на службе у Халистана, все еще преданный Антипапе.
  
  Новосельцев - советский шпион в петросибирской униформе, который прикидывается белогвардейцем из Халистанского легиона.
  
  Патрик Мак-Диармат - якобы драконец внедрившийся в Доминацию, а на самом деле индюшатник.
  
  И я сейчас - вроде бы индоокеанец, а на самом-то деле альбионец, который прикидывается белголландцем, чтобы завоевать доверие и дружбу адмирала Верхувена.
  
  Хоть кто-нибудь на этих безумных планетах является самим собой или все играют чужие роли?!"
  
  - Они очень переживают? - осторожно спросила Матильда Робинсон.
  
  - Ты же буквально на днях навещала Карфаген, могла бы и к ним заглянуть, - пожал плечами Джеймс.
  
  - Некогда было, тебя искала, - огрызнулась она.
  
  "Похоже, она все-таки не знает, что ее младшая сестренка, нашпигованная пулями, валяется в госпитале. Следовательно, не может винить меня в этой ситуации -- и поэтому она не гналась за мной через всю планету, чтобы наказать и отомстить".
  
  - Извини. Что можно понять за столь короткое время? - развел руками альбионец. - Хотя тебе стоит поговорить с Патрицией, она встречалась с Келли гораздо чаще, чем я.
  
  - Успеется, - сказала мисс Робинсон-старшая. - Меня сейчас другое интересует. Кто изображен на фотографии? Почему ты присвоил себе имя того старика? Где на самом деле находится Новый Альбион? Что все это значит?!
  
  - Долгая история, - пробурчал Хеллборн.
  
  - Ничего страшного, у меня полным-полно свободного времени. То есть не полным-полно, но я готова тебя слушать...
  
  За дверью послышался какой-то шум, и они одновременно повернули головы в том направлении. Дверь приоткрылась, послышался голос одно из грифонских офицеров: "...конечно, я не могу вам запретить". Потом дверь и вовсе распахнулась. Краем глаза Хеллборн успел заметить, как его собеседница одним движением смахнула со стола артефакты из далекого прошлого - фотографию и жетон с цепочкой.
  
  На пороге стояли адмирал Верхувен и несколько форт-нептунских офицеров. Равнодушный взгляд Летучего Белголландца, окинувший кают-компанию, задержался на Матильде Робинсон и тут же превратился в удивленный:
  
  - Баронесса фон Хеллборн? Какая приятная неожиданность!
  
  Джеймс едва не поперхнулся воздухом. Поразительная наглость с ее стороны - называться таким именем.
  
  - Сэр Маркус? И я рада вас видеть! - поднялась ему навстречу карфагенская (?!) шпионка.
  
  - Я вижу, ваши солдаты даром время не теряют, - ухмыльнулся Одноглазый, маячивший за спиной адмирала.
  
  - Мистер Рузвельт? - Верхувен повернулся к Хеллборну. - И вы здесь?
  
  - Виноват, сэр! - рявкнул Джеймс, изображая стойку "смирно".
  
  - Проваливайте, - добродушно велел адмирал.
  
  - Слушаюсь, сэр! - отозвался Хеллборн и покосился на Матильду. Она холодно улыбнулась:
  
  - Я надеюсь услышать окончание вашего рассказа, мистер Рузвельт, про ужасы мадагаскарских джунглей и так далее.
  
  - Разумеется, миледи, я всегда к вашим услугам, - якобы смущенно пробормотал Джеймс и поспешил откланяться.
  
  * * * * *
  
  "Она права - это безумие, сумасшествие!" - думал Хеллборн, шагая по коридорам Форт-Нептуна. Хорошо, что он дал себе слово! Запоздало, конечно. Его стоило дать уже в тот миг, когда он увидел карту в кабинете Ла Бенева. А после той карты - чему удивляться?
  
  Итак, сегодня воскресла еще одна покойница, которая знает так много, что ее недостаточно будет просто убить -- ее надо будет скушать целиком. Но перед этим тщательно, очень тщательно допросить...
  
  Погруженный в свои мысли, Хеллборн едва не подскользнулся на очередной лестнице.
  
  "Хм, а я-то думал, что эта образцовая военная часть! Что они здесь разлили? Машинное масло?"
  
  Нет, не масло, понял он секунду спустя. Вот один труп лежит, вот еще один. Интересно, как они умерли? Держись, держись, мой верный желудок!
  
  "Размазали по стенке" - точнее и не скажешь. Точно, размазали. И по стенке, и по лестнице. Кстати, вот еще один. Или при жизни это были два разных человека? Трудно сказать.
  
  Кто их убил и чем это грозит Джеймсу Хеллборну?!
  
  Что-то зашипело на полу под ногами альбионца. Он присмотрелся и подобрал наушник, провод от которого тянулся к ближайшей стене и утопал в телефонной розетке. Очевидно, упал с оторванной головы одного из раздавленных индюшатников. В крови не заляпался, поэтому Джеймс без особой брезгливости приложил его к собственному уху.
  
  - Пять-шесть, пять-шесть, - сказал чужой и равнодушный голос сквозь помехи и другое шипение.
  
  "Ну и что?" - едва удержался от ответа Хеллборн.
  
  - Стрела златоперая все вещества и начала впитала в себя и немыслимый блеск излучала, - добавил голос в наушнике.
  
  НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!
  
  ...Гросс-адмирал Генри Спонтакер (ну, тот самый, который встречался в 1834-м году с генерал-капитаном Ридерхостом) в один прекрасный день пришел к выводу, что альбионский офицер и джентельмен не будет считаться полноценным без длиннейшего курса классической поэзии. Ладно еще, "Илиада" и "Одиссея", но с его тяжелой руки целые поколения кадетов вынуждены были зубрить "Эль Сида", "Роланда", "Рамаяну", "Махабхарату" и "Песню о боевых колесницах династии Хань".
  
  Один из этих кадетов, будущий гросс-адмирал Ательстан де Спиллер, проходивший практику на борту броненосца A.N.S. "Камелопард", как-то раз дежурил на мостике в самый разгар учебных стрельб. В глубокой тоске юный моряк зубрил очередной древний эпос, строчки из которого бубнил себе под нос. К его удивлению, не раз и не два, выстрел из очередной пушки странным образом совпадал с началом очередной строфы, а попадание снаряда в цель - совпадало с финалом.
  
  Молодой де Спиллер как следует озаботился этими фактами, и в итоге накатал целую баллистическую таблицу, где той или иной строфе из какой-нибудь великой поэмы, озвученной размеренным речитативом, соответствовало время, которое тратит тот или иной снаряд на преодоление той или иной дистанции. "Адмирал Спонтакер был велик, - писал он в заключении, - ибо предвидел, что античная поэзия может послужить делу усиления нашего морского могущества...", ну и т.д.
  
  Один из этих стихов должен был читать вслух бедняга Томас Коллинз, в тот памятный день на борту старушки "Матильды", но тогда Хеллборн слушал другую волну.
  
  - ...окутана дымом, как пламень конца мирозданья, сверкала и трепет вселяла в живые созданья, - продолжал бубнить голос в наушнике.
  
  "Стрела златоперая"? Джеймс Хеллборн не был артиллеристом, он не обязан был помнить все баллистические таблицы наизусть. Поэтому понятия не имел, какому калибру и какой дистанции соответствует "Стрела златоперая" из великой "Рамаяны". Он знал только одно...
  
  (- ...и пешим войскам, и слонам. и коней поголовью...)
  
  ...когда голос в наушнике произнесет последнее слово стиха...
  
  (- ...грозила, пропитана жертвенным жиром...)
  
  ...снаряд попадет в цель.
  
  - ...и кровью...
  
  Хеллборн едва успел рухнуть на пол - прямо на чьи-то останки, обхватить руками голову и широко открыть рот.
  
  БРРРРРРРРРАННННННННННГГГГГГГГ!
  
  Форт-Нептун содрогнулся от верхушки самой высокой антенны до фундамента на дне морском.
  
  "Молодая школа", - сообразил потрясенный Джеймс.
  
  Хеллборн не стал ждать второго снаряда - вскочил и побежал в обратном направлении. Он обязан был спасти из обреченной крепости несколько человек. Иначе все будет напрасно, все пойдет прахом...
  
  Убийцы поджидали его за углом.
  
  Никаких сомнений, это они размазали несчастных индюшатников по узкому коридору. Они стояли и чего-то ждали, испачканные кровью с головы до ног. Все улики были налицо. Виновны, ваша честь! Дважды виновны! Повесить за шею, пока не умрут!
  
  Убийцы тоже обратили внимание на Хеллборна.
  
  - Кррр! - произнес один из них и шагнул вперед.
  
  И его тяжкий шаг прозвучал в ночи раскатом грома.
  
  * * * * *
  
  "Черт побери... Дьявол! Морской дьявол?! Кто это?!!!"
  
  Первый взгляд жестоко обманул Хеллборна. Ему показалось, что перед ним выстроился целый отряд вставших на дыбы гигантских черепах. Но потом он присмотрелся и понял свою ошибку. Нет, это млекопитающие. Некоторые из них даже самки. Это броненосцы. Морские броненосцы.
  
  Скорее, даже не броненосцы, а панголины. Еще точнее - некая промежуточная форма. Панголин в костюме южноамериканского армадилла. Точнее и не скажешь.
  
  Ну да, если есть морские черепахи, то почему бы не быть морским броненосцам? И почему бы им за миллионы лет эволюции на альтернативной планете не превратиться в разумных существ? И почему бы им не объявить войну одной из человеческих империй?! Готов спорить, броненосцам наверняка не понравился тот факт, что сухопутные приматы построили в их владениях металлическую крепость. После чего принялись бессовестно воровать веспен и другие вулканические газы...
  
  - Кррр, - повторил ближайший из броненосцев.
  
  - Кррррр, - ответил другой.
  
  "Что это? Ультразвук? Как у дельфинов? Тогда почему я понимаю их разговор от первого до последнего слова?!"
  
  - Убить его?
  
  - Остановись.
  
  - Почему?
  
  - Этот человек находится под защитой.
  
  - Отец прав. Его нельзя трогать. Не сейчас.
  
  - Кто запретил?
  
  - И те, и другие.
  
  - Убирайся, человек. Спасайся.
  
  - Спасай своих друзей. Торопись.
  
  Хеллборн и не подумал возражать. Развернулся на 180 градусов и побежал. Как раз в этот момент на Форт-Нептун обрушился очередной снаряд "молодой школы", но Джеймс устоял на ногах и продолжил путь.
  
  В голове царил абсолютный хаос.
  
  "Это не "Рамаяна"... Это из другой поэмы. "Махабхарата".
  
  - Теперь долги вернуть пристало, -
  Сказал тогда учитель хитрый,
  - Ты всех сильней, сразивший Балу!
  На трех мирах, убийца Вритры!
  
  Есть у меня враги - данавы,
  Страшны лицом и видом странным,
  Они построили державу
  В глубоких недрах океана,
  
  На твердом дне морей соленых
  Живут ужасные данавы!
  Их целых триста миллионов,
  Они сильны в бою кровавом!
  
  Зовутся нивата-кавачи,
  Что значит - "Мощный панцирь носят",
  Пусть быстрый конь в пучину скачет,
  Его ведет Матали, грозен...*
  
  
  "Нивата-кавачи" - это значит "облаченные в неуязвимые панцири".
  
  Это они, никаких сомнений быть не может. И место обитания совпадает - в океане, к югу от Индостана.
  
  Данавы... Джордж Стэнли Фабер, великий английский теолог из прошлого века, был уверен, что индоокеанские данавы - это отражение греческих данайцев. Тех самых, что штурмовали Трою, облаченные в тяжелый доспех...
  
  Бойся данайцев, Хеллборн Джим!..
  
  В крепость угодил третий снаряд, и Джеймс вспомнил про голос в наушнике. Таинственный незнакомец не только декламировал отрывок из баллистической поэмы.
  
  Он говорил с альбионским акцентом.
  
  На этой планете становится совсем тесно.
  
  Наконец-то завыла сирена боевой тревоги, лишь на несколько секунд опередившая четвертый снаряд.
  
  * * * * *
  
  
  Разумеется, в кают-компании уже никого не было. Куда мог направиться адмирал после начала обстрела? Думай, Джеймс, думай!
  
  Где на борту этого неподвижного корабля находится капитанский мостик? Как и положено, на самом верху. Туда направимся и мы.
  
  Лестницы, лестницы... Почему здесь нет лифтов?! А может и есть, где-нибудь в соседней шахте. Нет времени разбираться.
  
  Так, это не здесь... Вот! Угадал! Действительно, капитанский мостик. Панорамные стекла, пульты, приборы - все как положено. Одноглазый контр-адмирал, другие офицеры. И Маркус Верхувен тоже здесь. Отлично, и новая знакомая, "баронеса фон Хеллборн" - тоже.
  
  - Герр адмирал! - заорал Джеймс, остановившись на пороге. - Скорее, мы должны уходить отсюда!
  
  В его сторону одновременно повернулось несколько голов.
  
  - Прекратите панику, солдат! - крикнул Одноглазый. - Что вы себе позволяете?!
  
  - Заткнись, индюшатник! - рявкнул в ответ Хеллборн. - Я не с тобой разговаривал!
  
  - Что?! Ах, ты, мерзавец!... - контр-адмирал потянулся за пистолетом, но Джеймс не оставил ему ни единого шанса. Был одноглазый - стал слепой. Хеллборн прострелил ему второй глаз, а заодно и голову. И прежде чем магазин пистолета опустел, рассвирепевший альбионец уложил всех посторонних для него людей на мостике. Когда на пол упала последняя гильза, на ногах стояли только Хеллборн, Верхувен и Матильда.
  
  - Рузвельт, вы с ума сошли! - воскликнул ошеломленный адмирал. - Как вы посмели?! Мы пытаемся организовать оборону крепости, а вы убиваете всех старших офицеров! Эти люди были моими товарищами...
  
  - Не смейте так говорить! - почти завизжал в ответ Хеллборн. - Это я ваш товарищ! Ons - die Wikings! Пришло время решить, за что вы сражаетесь - за белголландцев или за чертовых индюшатников!
  
  - Вы не понимаете, я не могу так просто все бросить! - в отчаянии закричал Верхувен. - Я же пытался вам объяснить! Скажите, - тон адмирала внезапно сменился на удивительно спокойный, - Порт-Жемчужный все еще наш?
  
  - Так точно, мин херц, - машинально отозвался Хеллборн.
  
  - А на этой планете - нет. Он принадлежит этим гребаным пиндосам. Я собирался взять его снова. Я несколько лет планировал атаку. Я не могу упустить этот шанс! - адмирал готов был заплакать.
  
  Джеймс повернулся к Матильде Робинсон, которая до сих пор стояла в дальнем углу мостика, молчала и явно ничего не понимала:
  
  - Хочешь услышать окончание сказки?
  
  - Да, - мгновенно и не задумываясь ответила она.
  
  - Твой аппарат уже починили?
  
  - Там всего лишь антенна погнулась, сущие пустяки...
  
  - Тогда помоги мне дотащить его до самолета, - Хеллборн кивнул в сторону адмирала.
  
  - О чем вы? - не понял белголландец.
  
  Джеймс молча ударил его в солнечное сплетение. Недостаточно сильно, чтобы убить, но Верхувен сложился в несколько раз, как швейцарский армейский нож.
  
  БРРРРРРРРРАННННННННННГГГГГГГГ!
  
  Они вовремя покинули мостик. Прямое попадание, "молодая школа" снова оказалась на высоте.
  
  - Адмирал ранен! - закричал Хеллборн на первого встречного солдата. - Помоги мне доставить его в лазарет. Быстрее, болван, благородная дама уже не может держать его!
  
  - Беги в ангар, - шепнул он Матильде, - и заводи самолет. И постарайся дождаться меня.
  
  - Можешь не сомневаться, - отвечала она. - Я очень хочу узнать, чем закончится ЭТА сказка.
  
  В лазарете было шумно и людно. Раненые и недобитые поступали в избытке. Среди носящихся взад-вперед врачей и санитаров Хеллборн разглядел Патрицию и схватил ее за руку:
  
  - Поспешим, нас ждут.
  
  - Куда вы уводите адмирала? - удивился солдат, только что помогавший Хеллборну. Среди всеобщего беспорядка никто не заметил, как Джеймс пристрелил его.
  
  В ангаре тоже никто не скучал. Стальные ворота, не так давно пропустившие гостей в крепость, повисли лохмотьями. Вряд ли прямое попадание, решил Хеллборн, корабли в ангаре слишком хорошо сохранились. Снаряд по касательной прошел или вообще снаружи разорвался. А еще снаружи по-прежнему бушевал шторм, грозивший затопить и без того обреченный Форт-Нептун.
  
  Так, где Матильда? Вот она, возле своего самолета. Машина массивная и похоже надежная. Не конвертоплан. Старомодный дизайн, "триплан Западного фронта", только с поплавками.
  
  - Это безумие, госпожа! - один из "грифонских" офицеров осмелился повысить голос на "баронессу". - Мы должны укрыться в крепости и переждать обстрел. Индоокеанцы уже открыли ответный огонь, это всего лишь один вражеский корабль, они обязательно одолеют его...
  
  - Мы должны немедленно покинуть Форт-Нептун, идиот! - на ходу закричал Хеллборн. - Там, - он указал в сторону открытого моря, - у нас есть шанс, а здесь мы все умрем!
  
  Грифонец посмотрел на Хеллборна, как... как на... Джеймс не сразу понял, что офицер смотрит вовсе не на него, а на нечто за его спиной. Оглянулся и увидел данайца-броненосца, спокойно стоявшего в дальнем конце причала. Стоит ли говорить, что это зрелище окончательно убедило его в правоте госпожи баронессы.
  
  - Все на борт! - заорал грифонец. - Стартуем немедленно!!!
  
  Адмирала запихнули в хвост, пристегнулись в креслах. Джеймс по старой привычке устроился поближе к бортовому пулемету. Напрасно, уж очень старомодная и совершенно незнакомая модель. С какой стороны он заряжа...
  
  Двигатели гидросамолета как-то очень мерзко завыли, и машина сорвалась с подвесного причала. Мгновение спустя корпус самолета содрогнулся от ужасного грохота. Хеллборн выглянул в иллюминатор и понял, что поплавок гидроплана сорвал антенну с ближайшего индоокеанского корвета, но все-таки удержался в воздухе. Ненадолго. Едва самолет пересек границу ангара, как тут же уткнулся носом в набегающую десятиметровую волну.
  
  "Неужели конец?" - совсем не равнодушно подумал Джеймс.
  
  Немного спустя голову посетила другая мысль, чудом услышанная среди криков и воплей остальных пассажиров:
  
  "Корпус герметичен, утонем не сразу".
  
  Потом ему показалось, будто за иллюминатором мелькнул знакомый силуэт. Некто, украшенный костяными пластинками.
  
  Затем последовал еще один страшный удар. И хотя сознание Хеллборн не потерял, он мало что соображал в последовавшие 40 или 50 минут.
  
  Когда он окончательно пришел в себя, то понял, что вокруг царят тишина и спокойствие, и гидроплан мирно качается на ласковых волнах, под чистым и ясным небом, украшенным миллиардом звезд. Или около того.
  
  * * * * *
  
  - Знаете, почему я не бросил вас в крепости, мин херц? - спросил Хеллборн некоторое время спустя.
  
  - А вы действительно были готовы это сделать? - поинтересовался адмирал Верхувен.
  
  - Да, и предварительно застрелить вас. Так обычно поступают с предателями, - спокойно объяснил Джеймс.
  
  - Придержите язык, штабс-капитан. Я не виноват, что проклятое зеркало в моей каюте...
  
  - Совершенно справедливо, не виноваты, - кивнул Хеллборн. - Но как только вы узнали от меня, что дорога домой существует, и отказались за мной последовать - вот тогда вы и стали предателем.
  
  "Дави на него, дави! Белголландцы любят грубых и жестоких людей! Разбуди в нем белголландца! Только не переиграй".
  
  - Вы - мой билет на Остров Черепов, - продолжал Джеймс. - Я не хотел бы снова объяснять индоокеанской политической полиции, кто я такой и куда направляюсь. Но если я вернусь на остров под ручку с уважаемым и могущественным адмиралом, все пройдет гладко и быстро. Надеюсь. Я должен вернуться, понимаете?! - Хеллборн внезапно сорвался на крик. - Я не могу здесь больше оставаться! Я не могу больше нигде задерживаться!!! На Остров Черепов, и никуда не сворачивать! Я хочу поскорее вернуться в мир живых!
  
  - Какой еще "мир живых"? - удивился адмирал.
  
  - Как?! Разве вы до сих пор ничего не поняли?! - расхохотался Хеллборн. - Мы все умерли. Мы мертвы и находимся в аду. Я даже только что видел местных демонов - и они мне совсем не понравились.
  
  - ???!!!
  
  - И не надо делать квадратные глаза! Вы мертвы, герр адмирал, вы умерли в тот самый день, на борту "Тасманского Дьявола", двадцать семь лет назад - вас разорвала на куски папская торпеда, вы умерли и отправились в преисподнюю.
  
  Ты, - он ткнул пальцем в Патрицию, - тебя убили в Касабланке, тебе разможжили голову об кафельную плитку в дамском туалете, и ты умерла.
  
  Ты, - Хеллборн повернулся к Матильде, - тебя сбросили с самолета без парашюта, и ты разбилась вдребезги!
  
  А меня убили там, на Острове Черепов, выстрелом в спину, и я упал в реку. И теперь я точно знаю, как называется эта река.
  
  Это был Стикс, и он привел меня прямиком в царство мертвых. К счастью, Харон был в отпуске, он не запомнил меня, и поэтому я смогу обмануть его - и вернуться обратно.
  
  Джеймс Хеллборн хитро улыбнулся.
  
  - Именно так, я искупался в Стиксе, и теперь меня невозможно убить.
  
  Искупался целиком, поэтому Ахиллес может лопнуть от зависти.
  
  
  
  
  Глава 42. Ступор мунди.
  
  
  В кабине гидросамолета было довольно тесновато, но Хеллборн все равно ухитрился последовательно провести интимную беседу с каждым из своих спутников. Для этого пришлось забраться в самый конец хвоста и отгородиться багажом.
  
  Патриции он рассказал про голос, услышанный в наушнике перед обстрелом.
  
  - Вряд ли это был целый альбионский корабль, - с сомнением заметила она. - Скорей всего, еще один потерянный альбионец, вроде нас с тобой. Или...
  
  - Или один из альбионских заговорщиков, на которых намекал Брейвен, - предположил Джеймс. - Внедрился в этот мир, нашел союзников и помогает им вести войну.
  
  - Все может быть, - согласилась Патриция.
  
  Адмиралу Верхувену пришлось выслушать рассказ про таинственных броненосцев.
  
  - Герр Рузвельт, я всерьез опасаюсь за ваше душевное здоровье, - признался белголландец. - Стреляете направо и налево, произносите пафосные монологи про царство мертвых, теперь еще и морские чудовища. Какие к черту "данавы"?! Это были всего лишь вражеские диверсанты в глубоководных скафандрах!
  
  Но Хеллборн ему почему-то не поверил. Разве что уточнил:
  
  - Вы опознали корабль, который обстреливал Форт-Нептун?
  
  - Нет, но я уверен, что это был тяжелый подводный крейсер, с реактивной бомбардой, 24 дюйма. Скорей всего, британский "Эдуард Исповедник". Не исключено, что португальский "Дом Криштован", русский "Венера-и-Авось" или арагвайский "Команданте Ламанчес"...
  
  Хеллборн демонстративно заткнул уши.
  
  "Скафандры... Как бы не так! Это они спасли нас, когда самолет пошел ко дну!"
  
  Разговор с Матильдой Робинсон затянулся до самого прибытия на Остров Черепов. Заодно Хеллборн как следует рассмотрел ее. Действительно, повзрослевшая версия Келли и одновременно помолодевшая миссис Робинсон. Голубоглазая блондинка, все при ней, только волосы выкрасила в черный цвет. Маскировка, наверно, пришел к очевидному решению Хеллборн.
  
  - Так значит, это был твой отец, - заключила старшая сестра хозяйки боевого вавилонского котенка.
  
  - Совершенно верно, - кивнул Джеймс. - На этой фотографии он чуть старше меня. Она сделана в 1906-м году, сразу после Гавайской войны. Рядом с ним - моя мама.
  
  - Все, что ты мне рассказал, про зеркальные двери и альтернативные планеты - это просто невероятно... Но я уже почти готова поверить. Потому что в нашем шпионском болоте вот уже целый год ходят очень странные слухи... Но почему ты решил довериться мне? Только лишь в обмен на старую фотографию и "смертельный медальон"?
  
  - Не только, - признался коварный альбионец. - Мы с тобой тоже можем сыграть в эту игру. Я - от имени Снежного Альбиона, ты - от имени Солдатской Республики. Услуга за услугу. Тайный пакт и очень выгодный союз. Мы можем очень много получить и почти ничего не потерять.
  
  - Я должна во всем лично убедиться, - Матильда прикусила нижнюю губу.
  
  - Это очень просто сделать. Ты можешь пойти со мной. Посетить мою планету. Посмотреть на нее собственными глазами. И когда будешь готова, мы заключим окончательное соглашение. Что ты на это скажешь?
  
  - Я согласна. В смысле, готова путешествовать. И если это правда - мы станем союзниками.
  
  - Аминь.
  
  "Если честно, Дракония мне понравилась гораздо больше чем Солдатская Республика, но там у меня не осталось высокопоставленных друзей, - подумал Хеллборн. - Кроме того, я в долгу перед Келли. Больше того - мне не помешает еще одна свидетельница, если придется докладывать отцам и командирам про странные приключения в зазеркальных мирах.
  
  Но вот кому из командиров?
  
  Ведь никому нельзя доверять.
  
  Неважно.
  
  Сейчас самое главное - вернуться. Возвращение домой - это 51 процент успеха. Остальное приложится.
  
  Я человек дождя, Матильда!"
  
  * * * * *
  
  Красные партизаны, в свое время освободившие Хеллборна, недолго торжествовали на пылающих развалинах индоокеанского лагеря. Индюшатники вернулись, и с большим размахом. Пляж за полосой прибоя украшали уже не деревянные бунгало, а полноценные железобетонные пиллбоксы. Число танков и других боевых машин увеличилось раза в три. Про солдат и говорить нечего. В небе барражировала тройка дирижаблей, прибрежные воды охраняли пять-шесть крейсеров.
  
  - Неизвестный самолет, говорит Остров Свободы! Назовите себя или приготовьтесь умереть! - заорал динамик на приборной панели, едва берег показался на горизонте.
  
  - Остров Свободы, говорит Утконос-16, - ответил адмирал Верхувен. - Повторяю, говорит Утконос-16.
  
  - Добро пожаловать, Утконос! - поспешил ответить дежурный индюшатник. - Добро пожаловать, сэр!
  
  Грифонский пилот еще не успел заглушить двигатель, а на причале уже толпился очередной "почетный караул".
  
  - Маркус, дружище! Тысяча чертей, как я рад тебя видеть! - навстречу белголландцу бросился огромного роста огненно-рыжий негр с голубыми глазами. Мундир чернокожего индюшатника украшали генеральские погоны.
  
  "Зана-малата, - вспомнил Хеллборн уроки истории на кейптаунской вилле. - Аналог белголландских викингов. Военная каста, старая элита пиратской республики Либерталии, из которой потом выросла Индоокеанская империя".
  
  - Взаимно, - отвечал адмирал, заключая негритянского полководца в объятия.
  
  - Надолго к нам? - поинтересовался зана-малата.
  
  - К сожалению, проездом, - Верхувен кивнул на своих спутников. - Мои агенты должны как можно быстрее отправиться в джунгли. Важная и секретная миссия.
  
  - Я лично прослежу за этим, - кивнул африканец. И тут же повернулся к ближайшему адьютанту: - Генри, займитесь и доложите об исполнении. Дайте этим людям все, о чем они попросят.
  
  - Слушаюсь, сэр.
  
  - Но хоть на одну рюмочку у тебя найдется время, Маркус? - генерал снова повернулся к Верхувену.
  
  - На одну рюмочку - найдется, - кивнул белголландец. - Герр Рузвельт, ступайте, я подойду попрощаться с вами чуть попозже.
  
  - Я дождусь вас, сэр, - кивнул Хеллборн.
  
  Амфибийный джип был набит до отказа консервами и боеприпасами, когда адмирал вернулся.
  
  - Подарок, - коротко заявил он, протягивая Хеллборну небольшой черный кожаный портфель. Джеймс заглянул внутрь.
  
  - Несколько книг и документов из личного архива генерала, - пояснил Верхувен. - Секретные чертежи кораблей и самолетов, формула новейшей взрывчатки, схемы промежуточных патронов - обычные вещи. Возможно, кое-что пригодится моим белголландским братьям, ведушим мировую войну.
  
  - Безусловно, - согласился Хеллборн. "Только они его не получат!"
  
  - А вот я пригожусь гораздо больше, если останусь тут. Вот здесь, в отдельном конверте - адреса, телефоны и радиочастоты, по которым меня можно разыскать. С полным списком паролей и позывных. Если вы пожелаете снова посетить Спекуляцию и возобновить связь...
  
  - Вне всякого сомнения, - поспешно кивнул Джеймс. - Большое спасибо, мин херц. Еще раз извините меня за все доставленные неудобства.
  
  - Пустяки, - отмахнулся адмирал. - Вы уверены, что хотите выступить немедленно? Уже вечер, а в джунглях бродят вражеские солдаты и диверсанты...
  
  - Да-да-да! - воскликнул Хеллборн. - В джунглях безопаснее! Любое промедление будет смерти подобно. Потому что я не удивлюсь, если этой ночью на лагерь снова нападут партизаны и отправят меня куда-нибудь в Африку, если не подальше! Еще одно кругосветное путешествие я не перенесу!!! В путь, немедленно в путь!!!
  
  И он первым прыгнул в джип, где немедленно занял водительское кресло. Патриция разместилась рядом с ним, Матильда - на заднем сиденье. Ворота лагеря распахнулись перед машиной. Хеллборн обернулся - адмирал Верхувен махал ему вслед рукой. Как трогательно.
  
  * * * * *
  
  В прошлый раз дорога от реки до индоокеанского лагеря заняла примерно четверть часа, но они шли пешком. На джипе доехали за пять минут. После этого недрогнувшей рукой Хеллборн направил машину в бурный поток, запустил водометный двигатель и двинулся против течения. Может быть, первый раз в жизни. За поворотом джип снова выбрался на берег. Джеймс выключил мотор и осмотрелся.
  
  Вот водопад. Вот скала. А вот... а вот здесь несколько месяцев назад стояла электрическая станция, но теперь ее нет.
  
  "Наши патрули побывали возле водопада, и добрались до самого круглого озера. Никаких "электростанций", никаких военных лагерей", - сказал незадолго до смерти чиф-командор Ла Бенев.
  
  Неужели он сказал правду?!
  
  Без паники, только без паники!!!
  
  Собрав остатки хладнокровия, Хеллборн нашел среди подаренного снаряжения бинокль и снова изучил скалу над водопадом. Потом перевел дыхание и протянул бинокль Патриции:
  
  - Скажи мне, что ты видишь?
  
  - Этот участок скалы по цвету и материалу заметно отличается, - констатировала Патриция. - Но я не геолог и ничего не могу сказать о причинах появления на свет столь странной формации.
  
  - Дай-ка мне, - потребовала Матильда. - Я не знаю, что там стояло раньше, но на него очень неаккуратно вылили несколько тонн быстрозастывающего бетона. И, прежде чем бетон успел высохнуть, набросали сверху камней, сухих деревьев и прочий мусор. Грубая и примитивная маскировка, но кого-то она успела обмануть.
  
  - Новобранцев из индоокеанского патруля, - кивнул Джеймс. - А вот там, справа...
  
  - Да, - кивнула Матильда, - широкая трещина. Похоже на вход в пещеру. Как мы теперь понимаем - искусственную пещеру.
  
  Хеллборн посмотрел на запад. Солнце уже почти скрылось за верхушками деревьев.
  
  - Переночуем в лесу, - решил он. - Поднимемся наверх на рассвете.
  
  * * * * *
  
  В какой-нибудь сотне метров от реки обнаружилась уютная полянка, на которой и разместили джип. Немного поспорили - стоит ли разжигать костер, который будет отпугивать четвероногих хищников и одновремнно привлекать внимание хищников двуногих? Решили, что двуногие гораздо опаснее, поэтому обошлись без костра. Распределили дежурства - первое взяла на себя Патриция, последняя смена досталась Матильде. Джентельмен-Хеллборн взял себе промежуточную смену, самую сложную. Распаковали спальные мешки, но спать никому не хотелось.
  
  "Ночую на природе с двумя прекрасными дамами, но обстановка почему-то совсем не романтическая", - полезли в голову Хеллборна нестройные мысли.
  
  - Просто не верится, что завтра я собственными глазами увижу другую планету! - мисс Робинсон израсходовала очередную порцию пафоса.
  
  - Ничего особенного ты не увидишь, - напомнил Хеллборн. - С той стороны - аналогичные джунгли. Погоди, вот посмотришь на Фрэнсисберг с высоты птичьего полета...
  
  "А вдруг опять не сработает?" - задумался он, но тут же запретил себе об этом думать.
  
  - Было бы на что смотреть, - буркнула Патриция. - Скоттенбург - совсем другое дело.
  
  - Хрю-хрю, - возразил ей кто-то из ближайших кустов.
  
  "Знакомый голос", - машинально отметил Джеймс, поспешно включая фонарик. Точно, это он!!! Интересно, он случайно здесь оказался? Или узнал меня по запаху? А разве простреленный пятачок никак не сказался на его обонятельных способностях?
  
  - Хрю-хрю, - повторил юный слонопард и дважды мигнул налитыми кровью глазами.
  
  У стоявшей на посту Патриция окончательно сдали нервы, и она пустила в эти глаза длинную автоматную очередь.
  
  Слонопард немедленно покинул луч света и, как и в прошлый раз, ринулся вперед. Из темноты послышался ужасный грохот - чудовище столкнулось с джипом. После этого наступила тишина.
  
  - Что это было? - очень громко прошептала мисс Блади.
  
  - Готов? - в свою очередь уточнила мисс Робинсон.
  
  - Хрю-хрю, - не согласился слонопард, морда которого утопала в раскуроченном джипе. Теперь уже у Хеллборна не выдержали нервы, и он принялся опустошать магазин своего "кольта" прямо в затылок чудовищу. Брызги крови мгновенно перекрасили стекло фонарика, и теперь ночной пейзаж после битвы освещался воистину зловещим рубиновым лучом.
  
  - Кажется, помогло, - неуверенно констатировал Хеллборн и осторожно пнул слонопарда носком ботинка в бок. На этот раз монстр ничего не ответил.
  
  - Нам стоит сменить позицию, - столь же неуверенно предложила Матильда, - выстрелы мог услышать кто угодно...
  
  - Так и сделаем, - согласился Джеймс. - Похоже, что машина погибла, но ее и так бы пришлось бросить в этом мире. Берем самое необходимое и уходим. И как можно быстрее!
  
  - Надеюсь, не заблудимся, - добавила сомнений Патриция.
  
  - Пойдем в сторону реки, - решил Хеллборн. - Там разберемся.
  
  - Ad loca! - рявкнул в ответ кто-то из окружающей темноты. - Fiat lux!
  
  "Латынь?" - машинально отметил Хеллборн. - "Язык апсаков?!"
  
  Мгновение спустя тройка путешественников оказалась в луче мощного прожектора.
  
  - Бросайте оружие, - продолжал голос по-английски, - поляна окружена со всех сторон, со мной еще тринадцать человек.
  
  "Врет, - понял Джеймс, но решил преждевременно не разоблачать незнакомца. - Господи, какой я идиот, надо было переночевать в лагере, да еще потребовать у адмирала двести-триста человек охраны... Кто этот парень, взявший нас на мушку? Апсак? Один из сотрудников Горацио Брейвена?"
  
  - Вы же понимаете по-английски? - почему-то неуверенно уточнил таинственный незнакомец. - Мне показалось, что вы говорили между собой именно на этом языке.
  
  - Мы и по-латыни понимаем, - честно признался Джеймс.
  
  - В самом деле?! - обрадовался невидимка в кустах. - Fuimus Troes, fuit Ilium! Тогда скажите мне, как называется эта планета?
  
  "Неужели еще один заблудившийся бедняга?" - подумал слегка удивленный альбионец.
  
  - Спекуляция, - машинально ответил Хеллборн.
  
  - Никогда не слышал, - признался незнакомец. - А она далеко от Земли?
  
  - Понятия не имею, - честно признался Джеймс.
  
  - Надеюсь, что нет, - продолжал невидимка, - я наблюдал за здешним звездным небом - полагаю, мы находимся неподалеку от солнечной системы. Жаль, приборы безнадежно испорчены, а зрение уже не то, что десять лет назад... Кстати, как называется местное светило?
  
  - Аборигены называют его Солнцем, - столь же честно поведал Хеллборн.
  
  - Ничего удивительного, - хмыкнул незнакомец, - у аборигенов всегда плохо с фантазией. Но скорей всего, это Дельта Селевкидов или Эпсилон Германца. Я было подумал, что нахожусь на Земле, но как только увидел местных чудовищ... Между прочим, а вы кто такие?
  
  Не было смысла придумывать новую легенду.
  
  - Джеймс Хеллборн, Патриция Блади, из Нового Альбиона.
  
  - Новый Альбион? Это планета? - уточнил невидимка.
  
  - Нет, это страна. На другой планете.
  
  - Хеллборн? Опеределенно германский корень, - заметил загадочный собеседник. - Вы случайно не маркоманн?
  
  - Этого еще не хватало! - на всякий случай возмутился Джеймс.
  
  - А вы, госпожа?
  
  - Матильда Робинсон, из Карфагена.
  
  - Карфаген?! - в голосе незнакомца снова прозвучали нотки радости. - Geberet zaira daberet amet?!
  
  "А это еще что за язык?!" - удивился было Хеллборн, но тут же вспомнил. Финикийский. Пунический. Песня на котором звучала в том уютном карфагенском ресторанчике.
  
  Матилдьда спокойно отвечала на том же языке, но незнакомец остался недоволен и вернулся к английскому:
  
  - Простите, но у вас ужасный акцент и вы так смешно коверкаете слова. Готов спорить, вы родом из какой-то далекой варварской колонии. Даже мне стыдно за такое издевательство над языком Дидоны и Ганнибала.
  
  - А вы, собственно, кто такой? - наконец-то осмелился спросить Хеллборн.
  
  - Виноват! Простите, в этих инопланетных джунглях я совершенно забыл о хороших манерах. Разрешите представиться, меня зовут Клавдий Аттилий Паролон.
  
  * * * * *
  
  ..."Прожектор" оказался всего лишь очень мощным фонарем, закрепленным под стволом пистолета-пулемета;
  
  Клавдий Аттилий Паролон был совершенно один;
  
  общий язык (английский) был найден.
  
  Хеллборн, Матильда и Патриция последовали за новым знакомым на другую полянку, где все-таки разожгли костер и просидели рядом с ним до самого утра.
  
  -- ...Случайность, судьба или чей-то высший замысел? - не знаю, но первый же грек, на которого мы наткнулись в Нью-Йорке 2000 года, оказался агентом Ethniki Ypiresia Pliroforion, греческой разведки, - рассказывал Клавдий. - Он переправил нас в Грецию, где костоломы и мозговеды ΕΥΠ вытряхнули из нас буквально все. Подробный итоговый доклад был прочитан одним из греческих лидеров и настолько вскружил ему голову, что бедняга окончательно и бесповоротно утратил связь с реальностью. Греция того мира - маленькая и скромная страна в Южной Европе. Он же задумал возродить былую славу эллинов, если не времен Александра, то хотя бы Василия Македонского. На секретном полигоне на острове Гавдос началась постройка боевого звездолета по нашим чертежам.
  
  - Гавдос? Где это?
  
  - К югу от Крита.
  
  - А, вспомнил. Этот островок принадлежит англичанам, - кивнул Джеймс.
  
  - Португальцам, - машинально поправила Матильда.
  
  - Десять лет рабского труда и астрономический бюджет. Простые граждане и заграничные кредиторы понятия не имели, куда уходят деньги. Греческое государство едва не вылетело в трубу. Оставался последний шанс спасти положение - все-таки запустить звездолет и показать всему миру, каких высот достигла маленькая Греция.
  
  - И корабль стартовал. Экипаж состоял из греческих моряков и летчиков, я был единственным "пришельцем" на его борту. "Почетный военный советник", так они это называли. А все мои товарищи по несчастью остались там, на Гавдосе.
  
  - К сожалению, звездолет собрали не на оружейном заводе Великой Македонской Космократии в XXVIII веке от основания Города, а на отсталой и примитивной Земле XXI века христианской эры. Телепортационный двигатель взорвался на 50-й секунде полета и пол-экипажа вместе с ним. Я перехватил управление и только чудом посадил корабль в круглое озеро, на юге этого островка. Там он и утонул.
  
  - Я был уверен, что мы упали где-то в центре Индийского океана, но очень быстро понял, что это не Земля. Телепортатор успел забросить нас на другую планету, если не в другую Вселенную.
  
  "И в другую эпоху", - заметил Хеллборн.
  
  - ...и дело не только в чудовищах. Ускорение свободного падения на этом острове - максимум 85 процентов от земного.
  
  - Что?! - одновременно удивились граждане Альбиона и Карфагена. - А почему мы ничего подобного не заметили?
  
  - Я тоже в этом не уверен, - смущенно признался Клавдий. - Возможно, это как-то связано с лошадиной дозой тахионов, которую я получил в момент взрыва. Это пройдет, но не сразу... Так или иначе, уцелевшие греки поспешили обвинить в катастрофе меня, и мне пришлось с ними столь же поспешно распрощаться, - римлянин похлопал ладонью по автомату. - Я уложил двоих, остальные (их осталось человек двенадцать) не стали меня преследовать и скрылись где-то в этих джунглях. Вот, вроде бы и все. Десять лет... - вздохнул римский астронавт. - Даже не верится. Что ж, нельзя сказать, что я не провел время с пользой. Выучил несколько языков. Один из них мне даже пригодился. И если Греция осталась позади, пришло время начать новую жизнь! Так что тут у вас происходит?
  
  - Bellum omnium contra omnes, - пробурчал Хеллборн, - война всех против всех. Мы сражаемся на пляжах, морях и океанах, с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем драться в портах, на суше, мы будем драться в полях и на улицах, мы будем биться на холмах...
  
  Матильда и Патриция слушали его, распахнув глаза и разинув рты.
  
  - Достаточно, достаточно, я понял, - закивал Клавдий. - Но вы хотя бы сражаетесь за правое дело?
  
  - А как же иначе! - оскорбился Джеймс..
  
  - А ваши враги?
  
  - Они думают также, но на самом деле против нас выступает абсолютное черное зло! - заявил Хеллборн с убежденностью, какой по сей день не испытывал.
  
  - А этот остров, как его...
  
  - Остров Свободы, - подсказала Маттильда.
  
  - Остров Черепов, - уточнил Хеллборн.
  
  - Кому он принадлежит?
  
  - Его оспаривают примерно пятнадцатть держав с двух планет, - сообщил Хеллборн.
  
  - Могло быть хуже, - пробормотал Клавдий Аттилий. - Но здесь хотя бы нет тарбозавров и трехглазых! Что же касается "зеркальных ворот", то я начинаю подозревать, что это работа Строителей.
  
  - Каких еще "Строителей"?!
  
  - Существ, которые построили "Машину Времени" на Бифросте. Мы частенько вспоминали их в греческом плену, заодно и прозвищем наградили.
  
  - "Строители"? - переспросил Хеллборн. - Неужели масоны?
  
  - Франк-масоны? - уточнила Патриция.
  
  - Иудео-масоны?! - испугалась Матильда.
  
  - Все может быть, - согласился римский астронавт. - Так или иначе, если не возражаете, я хотел бы приисоединиться к вам. Если вы действительно сражаетесь за правое дело...
  
  - Даже не сомневайтесь!!!
  
  - ...я останусь с вами до конца войны или собственной жизни.
  
  - Вы приняли правильное решение, военный трибун, - заявил Хеллборн с торжественным и напыщенным видом. Потом бросил взгляд на восток. - Рассветает. Нам пора.
  
  * * * * *
  
  После недолгих споров выяснилось, что самым опытным альпинистом в маленьком отряде является Матильда. Она и поднялась по скале первой, используя подаренное индюшатниками снаряжение. Потом помогла забраться остальным.
  
  Хеллборн осветил фонариком недра искусственной бетонной пещеры.
  
  - Так и есть, - прошептал он. - Вот рама с осколками стекла - здесь было окно, разбитое пулеметным огнем советских шпионов. Вот пульт с цитатами из Книги Перемен. Вот осколки на полу - зеркало, которое по ошибке расстрелял Новосельцев. А вот и второе зеркало...
  
  Он набрал в грудь побольше воздуха и решительно шагнул вперед. Его спутники не отставали.
  
  - Получилось? - громким шепотом спросила Патриция.
  
  - Не знаю, - признался Джеймс, осматриваясь по сторонам. Но это не помогло, его снова (В КОТОРЫЙ РАЗ!) застали врасплох.
  
  - СТОЯТЬ - РУКИ ВВЕРХ - БРОСАЙ ОРУЖИЕ! - заорал мегафон где-то над их головами. - Сопротивление бесполез... Джеймс?!
  
  Хеллборн даже не успел испугаться/возмутиться/расстроиться. Из его многострадальных легких вырвался очередной вздох облегчения.
  
  - Джеймс, ты вернулся?! - ну конечно, это был Реджинальд Беллоди собственной персоной.
  
  Старый товарищ выглядел просто ужасно - заросший, бородатый, облаченный в какие-то лохмотья. И что гораздо страшнее, его окружали вооруженные до зубов смуглые человечки, в которых Хеллборн узнал аборигенов Острова Черепов.
  
  - Кто эти люди с тобой? - поинтересовался Беллоди.
  
  - Друзья, - поспешно сообщил Хеллборн. - А с тобой?
  
  - Союзники, - с легким презрением поведал Беллоди.
  
  * * * * *
  
  Беллоди оставил за главного одного из аборигенов и лично взялся проводить старого товарища в основной лагерь. За те несколько часов, что были потрачены на дорогу, Реджи успел рассказать почти все.
  
  Первая часть его рассказа в общих чертах совпадала с рассказом Новосельцева. В тот день, три месяца назад, маленький отряд халистанских наемников, советских шпионов и фальшивых белголландцев спустился в речную долину, чтобы отыскать Хеллборна. Но вместо этого напоролся на индюшатников и рассеялся по джунглям. Беллоди и южноафриканец Керрдок держались вместе и уцелели. Чуть позже они натолкнулись на отряд драконских диверсантов и кое-что узнали о тревогах и буднях альтернативной планеты Спекуляции. Керрдок едва не вступил в ряды компартии ("Южная Африка этого мира не менее прекрасна!" - сказал он), но вовремя опомнился. И всего через полторы недели Беллоди и Керрдок вернулись к водопаду и перебрались на Старую Землю. С тех пор они и торчат в этих джунглях, ведут мелкую партизанскую войну против халистанцев и обрастают врагами и союзниками.
  
  - Так здорово, что ты вернулся! Ну, теперь мы им покажем! - восклицал Беллоди.
  
  - Обязательно покажем, - охотно соглашался Хеллборн. - Что это за странный шум?
  
  - Боевые барабаны туземцев, - объяснил Беллоди. - Тамтамы. Все как и положено.
  
  - Аминь, мой альбионский брат!
  
  "Я ВЕРНУЛСЯ! Я в родном мире, на родной планете! Теперь все будет хорошо, все будет просто замечательно! Это не 51, это 99 процентов успеха!!!"
  
  В лагень они прибыли внезапно. Еще секунду назад маленький отряд шел по узкой тропинке, петлявшей между вековыми тропическими стволами, и вот уже перед их взорами раскинулся целый котлован, украшенный хижинами, палатками, кострами и черепами на кольях.
  
  - Вы уверены, что сражаетесь за правое дело? - поинтересовался Клавдий Аттилий, с любопытством во взгляде рассматривая зловещие трофеи туземцев. Хеллборн не ответил, только сглотнул. Здесь были не только отполированные черепа давно убитых врагов, но и головы разной степени свежести. Некоторые в халистанских тюрбанах, иные - просто белые европейцы без головных уборов. Чуть дальше путешественники увидели целую серию азиатских (китайских?) голов.
  
  Туземцы (тысячи заполонили поселок) занимались своими обычными делами - потрясали оружием, танцевали вокруг костров и распевали песни разной степени воинственности или унылости. Некоторые обращали внимание на новых гостей, но удовлетворенные односложными ответами Беллоди, возвращались к своим занятиям.
  
  - Кто эти парни, "Летучие Мыши"? - неожиданно вспомнил Хеллборн.
  
  - И Летучие Мыши, и Желтые Крысы, и Грязные Кошки - все здесь, - отвечал Беллоди.
  
  В центре поселка распологался особенно большой и роскошный шатер, на страже у которого стояли особенно свирепые и здоровые воины, вооруженные трофейными винтовками и револьверами. Беллоди переговорил с начальником охраны и повернулся к Хеллборну и его спутникам:
  
  - Королева должна вернуться с минуты на минуту. Подождем здесь.
  
  - Как скажешь, - кивнул Джеймс. "Королева? Все правильно, у дикарей должна быть королева, черная амазонка, вроде красотки Намибии (где она теперь?), с ожерельем из отрезанных пальцев или отрезанных..." Он не успел закончить предложение даже мысленно, потому что туземцы вокруг него внезапно принялись падать ниц. Хеллборн бросил вопросительный взгляд на Беллоди, тот отрицательно покачал головой:
  
  - Белым людям это делать необязательно.
  
  "Хорошо быть белым человеком!" - с неожиданной теплотой подумал Хеллборн.
  
  Показалась торжественная процессия. Никакой фантазии у этих дикарей, сокрушенно вздохнул альбионец. Они что, голливудской малины насмотрелись?! Шестеро гигантских аборигенов тащили на своих плечах массивный позолоченный трон, украшенный уже привычными черепами и другими частями разобранных скелетов.
  
  На троне восседала Мэгги.
  
  * * * * *
  
  - ...Они выстрелили в меня отравленной стрелой, паралич прошел только через трое суток. И только поэтому они смогли без особых хлопот доставить меня в свой поселок. Вождь недвусмысленно намекнул, что хочет сделать меня восьмой или девятой женой, причем на глазах у всего племени. На глазах у всего племени я его и убила. Нет, этого было недостаточно - пришлось перебить еще человек пятнадцать, прежде чем меня признали новым вождем. Больше того, пришлось жениться на его прежних женах. Некоторые из них очень даже ничего, - призналась Мэгги и тем самым заставила покраснеть добрую половину собседников. - Потом подобрала этих лопухов, - она кивнула на Беллоди. - Мы пытались отыскать тебя, но по ту сторону Зеркала творится настоящее безумие -- да ты и сам все знаешь. До сих пор в голове не укладывается, целый альтернативный мир, как будто у нас своих проблем не хватало... Поэтому мы решили до поры до времени охранять Ворота и следить за развитием событий. Тут еще халистанцы принялись наседать. Пришлось объединить все племена и обороняться. Халистанцы снова захватили "электростанцию" и залили ее бетоном. Мы отбили ее обратно. Вот так и живем. Еще я научила аборигенов бить в барабан и таскать мой передвижной трон...
  
  "Это многое объясняет!" - с облегчением подумал Хеллборн.
  
  В шатер заглянул капитан стражников и о чем-то доложил. Мэгги согласно кивнула и повернулась к собеседникам:
  
  - Несколько недель назад добавилась новая головная боль, полюбуйтесь.
  
  В шатер втолкнули связанного по рукам и ногам человека. Пленник страшно вращал слезами, брызгал слюной и сотрясал воздух непонятными, но почти наверняка кровожадными угрозами. Китаец? Вьетнамец? Знакомый расовый тип, отметил Джеймс. Это не его сородичи торчат на кольях снаружи?
  
  - Китайский язык? - уточнил Хеллборн.
  
  - Не совсем, - возразила Мэгги. - Гибрид санскрита и мандаринского диалекта.
  
  - Ты понимаешь что-нибудь?
  
  - Одно слово из трех, но и этого достаточно, - усмехнулась королева Острова Черепов. - Эти фанатики все время вопят об одном и том же. "Склонитесь перед могуществом августейшего Саргона, владыки Девяти Миров, жалкие ничтожества, или вас укоротят!" Именно так - "укоротят". Видишь четыре иероглифа на его мундире? "Сар-Гон-Хуанг-Ди", "Саргон-император". Достаточно, уберите его отсюда!
  
  "Грязные Кошки" потащили пленника прочь.
  
  - Откуда он взялся?
  
  - Это не "Перекресток Миров", а какой-то проходной двор! - вздохнула манчжурская принцесса. - Их воздушный корабль разбился в джунглях три недели назад. Жуткая вещь, нечто вроде гигантского автожира или геликоптера, не менее трех сотен солдат на борту. С тех пор они сражаются и против нас, и против халистанцев.
  
  - Как минимум третий корабль, который прилетает на остров из другого мира... - начал было Джеймс.
  
  - Именно поэтому я подозреваю, что дело не только в зеркалах, - заметила Мэгги. - Это как-то связано с самим островом. Что же касается этих "саргонийцев", - продолжала она, - то мы почти уверены - они прибыли с той же планеты, что и корабль "римского царства". Потому что очень похожая нация упоминается в дневнике римского капитана - да, мы прочитали его. Судя по всему, ассирийская династия в Китае.
  
  - Римское царство? - вскинулся Клавдий Аттилий. - Откуда?!
  
  - Ваши земляки, военный трибун?
  
  - Вряд ли, - покачал головой римлянин. - Скорей всего, это другая цивилизация. Мы - гордые республиканцы, после свержения Тарквиния у нас не было никаких царей. И про "саргонийцев" этих я никогда не слышал. Но я должен на всякий случай взглянуть на корабль и дневник...
  
  - Хорошо, чуть позже.
  
  Они вышли из шатра на свежий воздух. Относительно свежий, вот и голова давешнего пленника уже на колу торчит. Одно утешает - это наш мир, со всеми его кошмарами и недостатками, подумал Джеймс и отвернулся.
  
  - А вот и еще один из старой гвардии, - заметил Беллоди.
  
  Это был южноафриканец Керрдок, такой же бородатый и замаскированный под аборигена.
  
  - Я рад, что вы вернулись, Джеймс, - сказал он, когда завершился обмен приветствиями. - Очень удачно вернулись, прямо сейчас нам потребуются все отличные бойцы и командиры.
  
  - Что случилось?
  
  - Я ходил на разведку в Камп-де-Лак, халистанский лагерь, - принялся рассказывать Керрдок. - Плохи наши дела.
  
  - Опять? - равнодушно заметила Мэгги.
  
  - Нет, на этот раз что-то новенькое, - возразил южноафриканец. - Они разоблачили и арестовали Эверарда.
  
  - Мэнс Эверард?! - уточнил Хеллборн.
  
  - Да, он продолжал играть роль белголландца и добывать для нас важную информацию. Его уже отправили в наручниках на материк. Боюсь, теперь мы его не скоро увидим. Если вообще. Но это еще не все, - продолжал Керрдок. - На остров прибыли виксы. Халистанцы недовольны вмешательством своих незванных союзников -- ведь они так хотели сохранить факт существования Острова Черепов в тайне, но ничего не могут поделать. К берегу пристала целая белголландская армада. Полная дивизия морской пехоты, танки и даже авианосец с микроцепами. Насколько я понял, они полны решимости отбить у нас "электростанцию" - раз и навсегда.
  
  - Кто командует?
  
  - Молодой офицер, но настоящий зверь, халистанцы его боятся. Никогда не встречался с ним раньше. Полковник Стандер, Франц Стандер.
  
  - Стандер?! Уже полковник?! Не может быть! - воскликнул нарушивший слово ошеломленный Хеллборн. - Вот дьявол! Он же был у нас в плену!
  
  - Значит, сбежал. Или освободили, или поменяли -- обычное дело, - пожал плечами Керрдок. - Кстати, его помощница еще хуже. Злобная ведьма. Все халистанцы и виксы перед ней на цыпочках ходят.
  
  - Кто такая?
  
  - Девушка-полукровка с изуродованным лицом... - Керрдок покосился на стоявшую рядом Патрицию и смешался. - Простите, миледи, я не хотел вас...
  
  - Ничего страшного, продолжайте, - отмахнулась мисс Блади.
  
  - Так вот, полукровка с разбитым лицом. Хромает и ходит с палочкой, а иногда даже с костылем...
  
  Хеллборн похолодел:
  
  - Ну же, не тяни резину!!! Кто она?!
  
  - Я слышал, как с ней говорил халистанский губернатор. Он называл ее "госпожа Стефани".
  
  "Живучий ублюдок! Я выпустил в него полный магазин, а потом еще полмагазина в голову", - сказал Беллоди тогда, на дождливой улице ночного Харбина.
  
  "Они все живучие".
  
  
  
  
  
  Глава 43. Саргон-Император.
  
  
  Джеймс Хеллборн возлежал на циновке в предоставленной хижине и рассеяно листал найденный в обломках "Беллоны Минор" дневник римского капитана. Отвратительная латынь, масса грамматических ошибок и жаргонизмов. Вне всякого сомнения, капитан был высокопоставленным варварским вождем на службе у империи, точнее -- у Римского Царства. Его воздушный корабль охранял африканские владения Вечного Города, и время от времени вступал в стычки с пиратами, а также с ахейцами, спартанцами, самнитами, шумерами и другими античными народами, коим в той альтернативной вселенной удалось дожить до 27 века от основания Рима. Очень интересная, но совершенно бесполезная в данный момент информация. Буквально два-три абзаца про таинственных "саргонийцев", их тактику и внешнюю политику.
  
  Хеллборн вздохнул и положил дневник в портфель-подарок адмирала Верхувена, где уже лежали:
  
  секретные индоокеанские проекты;
  микропленка из карфагенской библиотеки;
  и катушка из кинокамеры венгерского археолога.
  
  "Смертельный медальон" отца и старая фотография родителей находились там же.
  
  Как все-таки странно, весь мир считал генерала Хеллборна-старшего погибшим, а он еще целых четыре года прожил на далекой альтернативной планете. Хеллборн-младший до сих пор не мог понять, должен ли он радоваться этому факту или огорчаться своему столь запоздалому просвещению.
  
  С другой стороны, быть может только ради этого знания и стоило посетить Спекуляцию, "отдохнуть" в индоокеанском зиндане, пересечь африканские джунгли и Сахару, побывать в египтянском оазисе и беспощадно расстрелять титаниса? Кто знает...
  
  - Тук-тук-тук! - сказал кто-то, появившийся на пороге. - Извини, тут и двери нормальной нет, прилось изображать стук голосом.
  
  Какой все-таки ужасный наряд - травяная убочка, соломенный нагрудник, ожерелье из костей, корона из перьев... Майор Намибия и то лучше выглядела, а от этого маскарада за версту тянет фальшивкой.
  
  - Ваше величество? Какая честь, какая честь... - пробормотал Хеллборн. - Вы соизволили посетить мое скромное обиталище...
  
  - Издеваешься? - уточнила Мэгги. - Или держишь обиду?
  
  - На что? - не понял Джеймс.
  
  - Ну как же, ведь это по моей милости ты попал в переделку... - она демонстративно хлопнула ресницами. - Хотя, как я понимаю, ты изрядно преуспел на той планете. Вот, вернулся с целым гаремом...
  
  - На себя посмотри, королева дикарей, - огрызнулся Хеллборн. - "Некоторые из них даже ничего", - передразнил он интонации принцессы. - Развратная лесбиянка.
  
  - Ты пытаешься меня оскорбить? - удивилась принцесса.
  
  - Разве констатация факта может быть оскорблением? - в свою очередь удивился Хеллборн, в который раз забывший о данном себе слове.
  
  - Не думала я, что ты настолько зашорен, - она развела руками.
  
  - Ты уж извини, я получил пуританское альбионское воспитание, согласно которому - лесбиянки хуже педерастов, - поведал Джеймс. - Педерасты нам не конкуренты, тогда как лесбиянки сокращают число доступных женщин. Больше того, Доминация Спаги накануне войны планировала организовать специальный батальон по образцу фиванского священного отряда, и я думаю, что следует тщательно рассмотреть...
  
  - "Нам" - это кому? - перебила его Мэгги.
  
  - Нормальным гетеросексуальным мужчинам, - нахмурился Хеллборн.
  
  - В таком случае, как насчет нормального гетеросекса?
  
  - ???!!!
  
  - #$#@^%#$%#$&$*&^&^%&^$#!!!
  
  * * * * *
  
  Она ушла задолго до рассвета, а Хеллборн смотрел в потолок и пытался понять - что это было? Или она действительно чувствовала себя виноватой и потому пришла его отблагодарить?
  
  Действительно, от прежнего волшебства ничего не осталось, и поэтому не надо себя обманывать. Все в прошлом. Но так или иначе, вспомнил он с легкой печалью, у нас всегда будет Харбин.
  
  * * * * *
  
  На следующее утро Джеймсу Хеллборну пришлось дважды вступать в неприятные разговоры.
  
  - Скажи честно, - недовольным тоном спросила Матильда Робинсон, - мы еще долго будем здесь торчать?
  
  - Не имею ни малейшего представления, - честно признался Хеллборн.
  
  - Второй день в якобы новом мире - и я еще ничего не видела, кроме грязной деревушки азиатских каннибалов, - продолжала "баронесса". - Я начинаю подозревать, что все это - один гигантский розыгрыш или чья-то провокация.
  
  - Я думал точно так же, когда сидел на электрическом стуле в кабинете Ла Бенева, - признался Хеллборн.
  
  - Ты же выпросил у индюшатников рацию! Почему ты не воспользуешься ей и не вызовешь какой-нибудь ракетоплан с материка?!
  
  - У нас нет ракетопланов, - терпеливо объяснил Джеймс, - и рации тоже нет. Ее разбил сумасшедший слонопард вместе с машиной. Придется подождать. Мы обязательно найдем способ. Доверься мне - я ведь тебе доверился!
  
  Карфагенскую шпионку ответы Хеллборна явно не удовлетоворили, но она не стала продолжать разговор.
  
  Загадочный римлянин Клавдий Аттилий тоже находился не в своей тарелке:
  
  - Как с такими союзниками можно сражаться за правое дело?! Это недостойно цивилизованного человека! Я считаю, что их следует при первом же удобном случае обратить в рабство и продать в гладиаторы, а всех неприспособленных к работе и арене просто перебить!
  
  - Мы обязательно так и сделаем, - поспешил согласиться Хеллборно, - как только одолеем белголландцев! Вот кто настоящие варвары!
  
  * * * * *
  
  Через двое суток прибыла новая партия разведчиков и доложила своей королеве - виксы и халистанцы выступили.
  
  - Ну что ж, - сказала Мэгги, когда все соратники собрались в ее шатре на последнее совещание перед битвой, - мы не сидели сложа руки и тщательно готовились. У нас есть основной план, запасной план, дополнительный план и комбинированный. Я не стану произносить пафосных речей, но если встретимся, то улыбнемся...
  
  - ...а нет - так мы расстались хорошо, - добавил Хеллборн.
  
  На выходе из королевского шатра он обратился к Матильде:
  
  - Скоро здесь будет совсем жарко, поэтому, если хочешь, я прикажу провести тебя к "электростанции". Оттуда до лагеря индюшатников минут двадцать пешком...
  
  - Не будем торопиться, - отмахнулась мисс Робинсон. - Я пока останусь в поселке.
  
  - Я пойду с вами, - заявил Клавдий Аттилий, - мне сказали, что ваш маршрут пролегает рядом с обломками "царского корабля". К тому же, я должен взглянуть на этих ваших ужасных белгов.
  
  - Хорошо, - кивнул Хеллборн. - Все готовы? Мы выступаем!
  
  И они выступили -- Хеллборн, Беллоди, Керрдок, Аттилий и еще дюжина аборигенов. Многосотенные и тысячные отряды прочих туземцев потянулись в джунгли по другим маршрутам и тропам войны.
  
  * * * * *
  
  - Узнаете?
  
  - Нет, - покачал головой Клавдий Аттилий. - Это не наш корабль. Теперь я абсолютно в этом уверен. "Classis Regnum Romanum", надо же. Да и с ассирийцами мы несколько сотен лет не воевали. Но теперь мне еще больше захотелось взглянуть на это "римское царство" собственными глазами. Понять, как римляне дошли до жизни такой, что тысячи лет терпели царскую тиранию.
  
  - Не удивлюсь, если у вас представится такая возможность, - усмехнулся Хеллборн. - Ведь этот остров -- не "перекресток миров", а настоящий...
  
  Ему не дали договорить.
  
  - ВОЗДУХ!
  
  Члены маленького отряда поспешно укрылись среди деревьев, окружавших обломки "Беллоны Минор".
  
  - Что это? - спросил Клавдий, поднимая бинокль и рассматривая пулевидный летательный аппарат, зависший высоко в небе.
  
  - "Микроцеп". Мини-дирижабль. Один пилот, пулеметное вооружение, большая скорость и маневренность, - объяснил Хеллборн. - Даже если он нас заметил, вряд ли станет пикировать.
  
  "Микроцеп" и не стал.
  
  Беллоди первым услышал нарастающий свист.
  
  - ЛОЖИСЬ!
  
  Первый снаряд - перелет. Второй - недолет. Третий попал точно в цель и разметал обломки "Беллоны". Но фабриканские партизаны уже успели убраться от полянки на значительное расстояние, поэтому никто не пострадал.
  
  - "Микроцеп" играет роль наводчика, - Хеллборн констатировал очевидное положение вещей. - Увидел корабль, принял за боевую машину и на всякий случай попросил разбомбить. Жаль, готовый экспонат для музея... Интересно, откуда стреляли?
  
  - Из Шато-де-Кран, откуда еще? - заметил Керрдок. - Готов спорить, они поставили орудие - и не одно - прямо над Обрывом. Но "Беллона" лежала на открытой поляне, поэтому ей досталось сразу. Среди деревьев роль наводчиков придется играть пехотинцам. Я видел, виксосы притащили с собой кучу танков -- но танки тоже останутся над обрывом, ибо я не представляю, как можно спустись их вниз...
  
  - Сглазишь, - вздохнул Хеллборн, - не следует недооценивать виксов и особенно Франца Стандера. Так или иначе, пока у нас нет причин отклоняться от плана. Продолжаем движение!
  
  * * * * *
  
  - Слава египтянским богам, мы успели раньше виксов, - прошептал Хеллборн, поднимая бинокль. - Действительно, огромный геликоптер. Просто гигантский! Неужели они так просто бросили его на произвол судьбы?
  
  - Похоже, что машина больше не полетит, - пожал плечами Беллоди. - Они забрали все самое ценное и полезное и ушли. Неудачное место для лагеря, к тому же очень заметная мишень, как мы убедились несколько часов назад. Просто микроцепы здесь еще не пролетали. Как только пролетят...
  
  - Хорошо, - кивнул Джеймс, - посмотрим на него поближе. Только осторожно, эти азиаты могли его заминировать или что-то в этом роде...
  
  Предупреждение запоздало.
  
  Только очень извращенное азиатское ковароство могло породить на свет подобную ловушку. Тонкая нитиноловая проволока, снятая с какого-то механизма, натянутая подобно тетиве арбалета, сорвалась с шептала, как только партизаны подошли к вертолету вплотную. Раз - два- три головы, отделенные от тел, последовательно взлетели в воздух, направляемые фонтанами крови. Остальные едва успели пригнуться, и последней жертвой ловушки стала старая пальма, лишь чудом уцелевшая -- металлическая струна глубоко врезалась в ствол дерева.
  
  - Грязные ублюдки! - Беллоди был готов заплакать, потому что одним из погибших был Керрдок.
  
  - Смерть-смерть-смерть! - вторили ему аборигены, потерявшие двух своих товарищей.
  
  "Вот дерьмо, на его месте вполне мог быть Джеймс Хеллборн", - подумал Хеллборн и на всякий случай пропустил жаждущих мести аборигенов вперед. К счастью для них, других ловушек рядом с вертолетом и внутри него не оказалось, как и саргонийцев, затаившихся в засаде.
  
  Вертолет был действительно огромен - не менее 60 метров в длину, метров 15 в высоту; диаметр двух колоссальных крыльевых винтов превышал сорок метров. "Интересно, сколько он поднимает? 50 тонн? Больше? - задумался Хеллборн. - Сложная машина, должно быть. Есть ли у нее преимущества перед старым добрым цеппелином? Впрочем, мы не за этим сюда пришли".
  
  Внутренности вертолета были разрисованы многочисленными иероглифами, но вряд ли они несли какую-то особенную полезную информацию. Скорей всего, банальные "Аварийный выход", "Повернуть направо", "Пристегнуть ремни" и "Не курить". Пульт управления в пилотской кабине - совсем другое дело. Его украшали не только иероглифы, но и странные горизонтальные черточки. Цитаты из Книги Перемен.
  
  - Узнаешь? - Хеллборн повернулся к стоявшему рядом Беллоди.
  
  - Так точно, сэр. Но не спрашивай меня, что они озна...
  
  - Я и не спрашивал, - нетерпеливо переьил его Джеймс. - Что там лопотал пленник? "Саргон, владыка Девяти Миров"?
  
  - На что ты намекаешь? - удивился младший из альбионцев. - Что это они построили "электростанцию"?
  
  - Почему бы и нет? - пожал плечами Хеллборн. - Что мы о них вообще знаем?
  
  "Что знает о них Мэгги?" - добавил он про себя. - "Нет, не так. Что знает о них леди Восточная Жемчужина, высокопоставленный офицер Манчжурской Империи? Сколько информации она утаила при переводе? Что она прочитала на пультах "электростанции"? Образованная конфуцианская аристократка наверняка извлекла из этих черточек гораздо больше информации, чем бывшие альбионские студенты. Конечно, она ничего нам не должна и может играть в свою игру. Имеет полное моральное право".
  
  - Жаль, фотоаппарата нет, - вздохнул Джеймс. - Достаточно, уходим отсюда, пока микроцепы не прилетели.
  
  Выбравшись из вертолета, Хеллборн бросил взгляд на обезглавленый труп Керрдока.
  
  "Секрет, известный как минимум сотне людей в пяти державах, больше не является секретом, но лишние свидетели нам ни к чему", - хладнокровно отметил он.
  
  Маленький отряд успел удалиться от разбитого вертолета на какой-нибудь километр, когда в джунглях прогремела новая серия взрывов. Летучие белголландские корректировщики обнаружили машину таинственных саргонийцев и вызвали огонь на нее.
  
  Франц Стандер планомерно очищал грядущее поле битвы от всех подозрительных предметов.
  
  
  * * * * *
  
  - Мин херц, этот диверсант сдался добровольно. При нем было только вот это, - офицер положил на стол крошечный золотой пистолет.
  
  - Отличная работа, капитан, - кивнул полковник Франц Стандер. - Вы свободны. Благодарю за службу!
  
  - Зиг ЗОГ! - рявкнул белголландец и удалился.
  
  Франц Стандер повернулся к пленнику и натужно улыбнулся.
  
  - Глазам своим не верю! - он явно не это собирался сказать, просто заполнял паузу. - Очень надеялся на нашу встречу, но вот уж не думал, что она состоится так скоро и именно здесь!
  
  Джеймс Хеллборн равнодушно пожал плечами и непринужденно опустился в ближайшее свободное кресло.
  
  - Я вам этого не разрешал, - заметил Стандер. Он определенно не был готов к этому разговору, поэтому продолжал извергать банальные штампы и стереотипы. Но тут его осенило и он просиял: - Так и будем до конца войны сдаваться друг другу в плен?!
  
  - Ваша очередь, полковник, - ухмыльнулся Хеллборн. - Кстати, я не шучу. Серьезно подумайте над этим, это очень выгодное предложение.
  
  - Вряд ли ты настолько нагло блефуешь, - задумался викс. - В самом деле, в джунглях уже постреливают, а ты спокойно сдаешься первому встречному белголландскому патрулю. Что ты задумал? Это часть хитрого плана?
  
  Хеллборн не ответил и принялся демонстративно изучать носки своих ботинок. На Стандера он уже насмотрелся. Белголландец почти не изменился со дня их последней встречи. Ну, разве что сбрил бороду и избавился избавился от лысины. И, разумеется, сменил погоны.
  
  - Конечно, это часть какого-то плана, - продолжал размышлять вслух Стандер, - но ведь его очень легко разрушить! - Он взял со стола золотой пистолет. - Вот просто возьму и прямо сейчас тебя пристрелю... Как интересно, ты отобрал его у адмирала ван дер Капеллена? Жаль, нам не удалось его освободить.
  
  - А как удалось освободиться тебе? - поспешил подхватить Хеллборн.
  
  - Меня отправили в Альбион на дирижабле, он не долетел, - развел руками Стандер. - Стоило на какой-то часок задержаться в одном из индийских аэропортов, как на поле въехали халистанские танки и спасли меня от дополнительных ужасов плена. Разумеется, я не мог остаться в долгу, и при первом же удобном случае прибыл на этот островок, дабы оказать всю возможную помощь доблестным союзникам в неравной борьбе.
  
  Он снова заполнял паузу.
  
  - Так в чем состоит твой хитрый план? - спохватился викс. - Сам расскажешь? Или... Нет, не расскажешь. Ладно, мы теряем время. - Он поднял телефонную трубку. - Да. Да. Я жду. - Снова принялся рассматривать пистолетик. - "Калибр 5,2 мм АСР". Надо же, впервые слышу. "Келли на память от Патриции и Джеймса". Келли? Патриция? Кто все эти люди? Он вообще заряжен? Или заминирован? Знаешь, я не буду им пользоваться - вдруг это часть плана? У меня и свой пистолет есть.
  
  Он продолжал заполнять паузу, но вот дверь распахнулась, и в кабинете появился тот, ради кого она заполнялась.
  
  - Зачем ты меня вызвал? - спросила недовольная бластер-капитан Гислидоттир. - Ты же знаешь, как мне трудно...
  
  Она осеклась, только сейчас заметив гостя, сидящего в кресле.
  
  - Все равно не понимаю, - продолжала она другим тоном, - мог бы привести его ко мне.
  
  Действительно, ее лицо серьезно пострадало, хотя до Патриции Блади ей было еще очень далеко. Сущие пустяки - расплющенный нос, черная повязка на левом глазу. А еще она опиралась на костыль.
  
  - Леди Стефани?! - изобразил восторг и удивление Хеллборн. - Какая приятная и неожиданная... ой, за что?!
  
  Она ударила его костылем. Ей было трудно как следует замахнуться, поэтому удар вышел слабенький - вряд ли на голове выскочит хотя бы шишка. Но все равно, было неприятно.
  
  Бластер-капитан Гислидоттир опустилась в другое кресло и перевела дыхание.
  
  - Ты уже труп, сволочь, - сказала она удивительно спокойным тоном, - и я не повторю ошибки, которую сделал ты. Я тебе голову отрежу. Чтоб наверняка убедиться в твоей смерти.
  
  - Но как вам удалось?!... - Хеллборн сделал вид, что проигнорировал ее последние слова.
  
  - Как только вы ушли, доползла до парапета и спрыгнула с крыши, прямо с четвертого этажа, - не стала скрывать она. - Все кости переломала, но успела отползти достаточно далеко, прежде чем дом взорвался. Кстати, где твой дружок-снайпер? Его отрезанная голова мне тоже не помешает. Он тоже здесь? На острове?! Где?!!! Говори!!!!!!
  
  - А потом, что было потом? - самым дружелюбным тоном поинтересовался Хеллборн. - После взрыва.
  
  - Понаехали спасатели и полиция, меня приняли за жертву бомбардировки и отправили в госпиталь. Тем более что на мне была французская форма и полный набор документов, - спокойно объяснила Стефани. - Уже из госпиталя меня выкрали наши. Ты будешь говорить, мерзавец?!!!
  
  "Как легко она прыгает с темы на тему и меняет настроение, - хладнокровно отметил Джеймс. - Похоже, то харбинское приключение немного повлиляло на ее рассудок. Ничего удивительного, пережить такое..."
  
  - Разумеется, он здесь, - кивнул Хеллборн. - Ждет сигнала от меня. Как только мы придем к соглашению...
  
  - Не будет соглашения! - внезапно взорвался Стандер. - Ты тянешь время, ублюдок; ты надеешься на мое любопытство; ты надеешься, что у меня не хватит духу сразу пристрелить тебя - а вдруг ты расскажешь что-нибудь интересное?! - но ты ошибаешься! - викс принялся расстегивать кобуру. - Молись своим альбионским богам или демонам,
  или в кого ты там веришь...
  
  - Вам привет от адмирала Верхувена, - поспешил объявить Джеймс.
  
  - ???!!! - пистолет Стандера замер на полпути. - От какого адмирала Верхувена?
  
  - Маркус Верхувен, герой Порт-Жемчужного и "Тасманского Дьявола", - уточнил Хеллборн. - Он жив и процветает.
  
  - Кончай его, Франц, - подала голос Стефани, - он продолжает пудрить тебе мозги.
  
  - Нет, это правда, - продолжал Хеллборн, - мы с ним встречались и разговаривали. Он очень скучает, но не может сейчас вернуться. У него очень богатые планы. Хочет снова захватить Порт-Жемчужный. Но уже под флагом Индоокеанского Содружества.
  
  - Грязный пингвин, - Стандер вернул пистолет в кобуру, - я не понял, что ты там болтаешь про покойного адмирала, но если ты знаешь про "Индоокеанское Содружество"...
  
  - О чем это он, Франц?! - Бластер-капитан Гислидоттир явно была не в курсе.
  
  Стандер немного помолчал, потом снова достал пистолет. Антиквариарт какой-то, то ли "маузер", то ли "меркурий", обратил внимание Джеймс.
  
  - А какая разница? Вряд ли ты знаешь больше, чем я, а в ближайшее время я буду знать еще больше, - белголландец демонстративно щелкнул предохранителем.
  
  - Ты ничего не знаешь, - заметил Хеллборн. - Тебе не взять "электростанцию".
  
  Стандер взвел курок.
  
  - С той стороны дежурит целая бригада Доминации Спаги, - продолжал альбионец. - Нет, они не ждут сигнала от меня, Наоборот, они атакуют, если не получат сигнал.
  
  Пистолет Стандера уперся в лоб Хеллборна.
  
  - ...у них танки, конвертопланы и "железные рыцари", - добавил Джеймс, - они сотрут вас в порошок...
  
  Стандер выстрелил.
  
  Джеймса Хеллборна обманывали всю его жизнь, потому что жизнь эта не пронеслась перед его глазами. Все, что он успел увидеть - это короткую яркую вспышку, которая вырвалась из пистолетного дула. А потом наступила тьма, где успела метнуться одна короткая мысль: "Не успел..."
  
  И тьма окончательно поглотила его.
  
  
  
  Глава 44. Моноплания.
  
  
  "...В самом центре джунглей на острове Гофмана, расположенном в экваториальной зоне Афродиты, шестой планеты Сириуса, есть могила - гладкая стальная плита, на которой выгравированы следующие слова: "ПАМЯТИ ГРЕГУАРА ГРЕГОРИ, КОСМОГРАФА, ГЕРОЯ ЗВЕЗДНОЙ ЭКСПАНСИИ". Но под нею никто и никогда не был похоронен..."
  
  Мишель Демют, "Чужое лето".
  
  
  * * * * *
  
  - Лежите спокойно и не пытайтесь встать, - сказал кто-то несколько миллионов лет спустя. - Все в порядке, вы в полной безопасности.
  
  "Не может быть, - не поверил Хеллборн. - Когда это я в последний раз был в полной безопасности?!"
  
  Его снова окружала египтянская тьма. Совсем как тогда, в индоокеанском зиндане. Поэтому Джеймс Хеллборн до конца не верил в свою безопасность.
  
  - Вы еще успеете узнать все подробности, - продолжал голос, растворенный в египтянской тьме, - поэтому буду краток. В вас стреляли холостым патроном. Без пули, но с полным зарядом пороха. Вы военный человек, вы лучше меня в этом разбираетесь. Реактивная струя горящего пороха в упор могла убить вас так же легко, как и полноценная пуля, но вам повезло. "Всего лишь" сотрясение мозга, обширное внутренее кровоизлияние, растяжение шейных позвонков и временная слепота. Да, временная, мы надеемся вернуть вам зрение. Как бы то ни было, после выстрела вы немедленно потеряли сознание, и вас посчитали мертвым. Это вас и спасло. Вот, вроде бы и все. Надеюсь, я вас не слишком сильно утомил. Отдыхайте. Завтра мы продолжим лечение.
  
  До ушей донесся звук отодвигаемого стула. Хеллборн ждал этого момента и копил силы, немедленно израсходованные на произнесение короткой, но важной фразы:
  
  - Где я?
  
  - В Моноплании, - ответил незнакомец. - В безопасности, среди друзей. Спокойной ночи, мистер Хеллборн.
  
  "Моноплания"? Что это? Где это? Новая страна? Новая планета?! Опять?! Нет. Это что-то знакомое... ВСПОМНИЛ!"
  
  Моноплания - столица Конфедерации Американских Штатов, она же Доминион Британская Южная Америка. На родной планете Хеллборна.
  
  Дурацкий город. Если посмотреть на него с высоты птичьего полета, то кажется, будто по земле распластал свои крылья гигантский самолет. Отсюда и название (хотя злые языки утверждают, что название произошло от фразы "единый план"). Центральная часть "фюзеляжа" отведена под сектора гостиниц, магазинов, банков и т.д. В "хвосте самолёта" находятся городские муниципальные учреждения, а в районе "кабины пилота" - конфедеральные: прокуратура, парламент, министерство обороны, дворец президента и резиденция генерал-губернатора. В крыльях расположены жилые кварталы.
  
  "А где я сейчас? - задумался Хеллборн. - В хвосте или просто в заднице? Дьявол, как голова болит!"
  
  И ничего удивительного.
  
  Холостой патрон? Почему?
  
  Нет сил об этом думать, голова может еще больше разболеться.
  
  Спать, спать, спать...
  
  * * * * *
  
  - Мы нашли пистолет Стандера, - рассказывал через несколько дней уже знакомый голос (Беллоди), - он действительно был заряжен холостыми патронами. Почему? Не спрашивай. Стандеру удалось скрыться.
  
  - А Стефани? - уточнил Хеллборн.
  
  - Ее не нашли среди убитых или пленных. Скорей всего, и она сбежала. С острова успели удрать два или три корабля виксов.
  
  - У вас получилось?
  
  - Более-менее. Мы успели добраться до халистанской радиостанции и передать сигнал "всем-всем-всем". Не спрашивай, сколько туземцев и саргонийцев при этом полегло.
  
  - Саргонийцев?!
  
  - Фанатики великого Китая, они вдруг поняли, что Мэгги -- китайская императрица, и вполне достойна быть их госпожой. Присягнули на верность и бросились в бой.
  
  - Императрица?
  
  - Она провозгласила себя императрицей Острова Черепов и основала новую династию с девизом правления. Все как положено. Ее признали уже почти все союзники, - ухмыльнулся Беллоди. - Так на чем я остановился? Ах, да. Передали сигнал, и всего через несколько часов к острову подошла южноафриканская эскадра. Та самая, что утопила "Демон Смерти". Товарищи бедняги Керрдока. Силы были неравны, поэтому очень скоро виксы принялись драпать, а халистанцы массово стреляться и резать себе животы. Вот, пожалуй и все. Еще через сутки к нам заглянул британский дирижабль, летевший из Китая в Южную Америку. Он нас сюда и доставил.
  
  - "Нас"? - сегодня Хеллборн был сама краткость. Сил на длинные фразы все еще не хватало.
  
  - Ты, я, Матильда, Патриция, Клавдий. Только Мэгги осталась на своем острове.
  
  - Понятно.
  
  "И "электростанция" в ее полной власти. Что она теперь натворит - одним китайским богам известно".
  
  - Мой портфель? - вспомнил Джеймс.
  
  - В надежном месте, - успокоил его Беллоди. - В целости и сохранности.
  
  - Хорошо.
  
  - Ну, я пойду, - неуверенно добавил старый товарищ. - Пока меня доктора не прогнали. Я еще буду навещать тебя. Мы здесь задержимся надолго, в ближайшее время рейсов в Альбион не будет. На сухопутных фронтах все более-менее стабильно, но в Южной Атлантике идет большая мясорубка. Все флоты - наш, британский, данорвежский...
  
  ...спать, спать, спать...
  
  * * * * *
  
  - Где сейчас Матильда и Клавдий? - спросил Хеллборн через несколько дней, когда сил прибавилось, и он снова мог составлять длинные фразы. Больше того, с его глаз наконец-то сняли повязку и даже успели примерить несколько пар очков. Да, теперь придется ходить в очках. Но грех жаловаться, дешево отделался.
  
  - Я поселил их на конспиративных квартирах в разных частях города, - сообщил Беллоди. - Снабдил хорошими документами, деньгами, паролями - все, как положено.
  
  - Ты докладывал о них кому-нибудь? - уточнил Джеймс.
  
  - Так ведь некому докладывать, - развел руками Беллоди.
  
  - ?!
  
  - Поскольку ты все еще считаешься недееспособным, я являюсь старшим офицером Альбионской секретной службы в Моноплании.
  
  - ???!!!
  
  - Представляешь, прихожу я в наше посольство, в самый первый день, едва мы прилетели, а гросс-коммандер Фитцричард, наш резидент, бросает мне связку ключей от сейфа и кабинета, после чего делает ручкой! "Я должен немедленно уехать, срочное секретное дело, ничего не спрашивай, сынок, война, ты уже взрослый, сам разберешься!" Пока успел наладить связь с двумя агентами и одним нелегалом - надеюсь, нигде не напортачил. Расселил наших гостей, регистрировать их не стал - тебе видней, что с ними делать. Так что, - Беллоди понизил голос, - о наших приключениях в альтернативных мирах никто не знает. Я даже понятия не имею, как оформить доклад, чтоб нас не сочли за идиотов и фантазеров. Это же... Ведь это же... - Реджи запутался. - Короче, тебе решать.
  
  - Я подумаю, - кивнул Хеллборн. - А Патриция где?
  
  - С ней все в порядке. Помогает мне с бумажной работой. Кстати, - спохватился Беллоди, - тебе будет интересно взглянуть на этот трофей.
  
  Лейтенант покопался в своих карманах и протянул Хеллборну пистолетный магазин. Точно, "манлихер", 45-го калибра, вьетнамская модель.
  
  - На первый взгляд - обычные боевые патроны. Гильза, пуля, капсюль -- все на месте, не отличишь. Но это цельнометаллический цилиндрик. Если зарядить в пистолет и выстрелить, фальшивая "пуля" раскроется, как "розочка" в обычном холостом патроне, и все, что вылетит из ствола - струя пороховых газов. Совсем небанальная вещь -- специальный заказ, чтобы обмануть профессионала, который тщательно проверяет свое оружие. Я думаю, полковник Стандер действительно собирался тебя убить. Но кто-то его подставил и зарядил пистолет холостыми патронами. Чтобы спасти тебя? Вряд ли. Мне кажется, все случайно получилось. Такой эффект никто не мог предсказать. Он ведь мог тебе в грудь выстрелить, и не в упор, а метров с трех. Тут бы обман и раскрылся. А так -- нашли мы тебя, в луже крови, лоб разбит вдребезги, идеальный труп. Скорей всего, кто-то планировал героическую гибель Стандера в грядущем бою, где предстояла холостая стрельба по вооруженным бойцам, открывающим ответный огонь, - завершил Беллоди, подбрасывая магазин у себя на ладони. - На, держи, на память.
  
  "Хороший подарок на день рождения, - подумал Хеллборн. - Кстати, я его пропустил. Настоящий день рождения. Недели две назад. Бывают же такие совпадения. Самое время уронить скупую слезу".
  
  "Поменьше пафоса, Джеймс!"
  
  - Идеальный труп? - машинально повторил Хеллборн. - Чертова полукровка хотела отрезать мне голову.
  
  - Не успела, наверно, - усмехнулся Беллоди. - Мы как раз начали атаку.
  
  - Аминь, брат мой.
  
  * * * * *
  
  Хеллборна выписали только в начале августа. Он вышел за ворота госпиталя и осмотрелся. Отсюда до альбионского посольства было совсем недалеко, и Джеймс решил немного прогуляться.
  
  Город остался за кадром. Когда пришло время выбирать единую столицу для Американской Конфедерацию, оказалось, что слишком много городов претендуют на эту почетную должность. И, поскольку гордые американцы не собирались уступать друг другу, было принято соломоново решение построить совершенно новую столицу на пустом месте. Как и положено, к работе привлекли самых знаеменитых и прославленных архитекторов планеты. В том числе и братьев-французов, в свое время строивших новую столицу Халистана, невпопад вспомнил Хеллборн.
  
  Город как город - еще один город ХХ века, широкие проспекты, стекло и бетон. Разве что небоскребов в нем поменьше, чем в Харбине, Нью-Йорке или драконском Кейптауне; и ничего общего с Карфагеном Спаги. А вот это цилиндрическое здание, украшенное гигантскими буквами "УНИВЕРСИТЕТ МОНОПЛАНИИ" несомненно заслуживает визита.
  
  - Скажите, пожалуйста, к кому я должен обратиться, если хочу узнать побольше про "квантовый переход", "пятое измерение", "телепортацию", "нуль-пространство", "атомное разложение" и "проекцию антимира"? - старательно перечислил Хеллборн.
  
  - К психиатру! - расхохотался секретарь. - Да не спешите обижаться, молодой человек! Зайдите на факультет астрофизики, есть там один чудак, профессор Эйнштейн, он такие штуки любит.
  
  - Вы рассказываете очень интересные вещи, юноша, - заметил седовласый профессор, выслушав Хеллборна.
  
  "Да я тебе и десятой доли правды не рассказал", - подумал Джеймс.
  
  - Понимаете, теория гласит, что эффект гравитационной линзы должен максимально проявляться в экваториальных и приполярных областях планеты, поэтому в ваших рассуждениях есть доля здравого...
  
  Хеллборн вышел от профессора с больной головой. Настолько больной, что он даже не пытался понять, что является причиной - недавнее приключение в кабинете полковника Стандера или заумные речи профессора Эйнштейна.
  
  По прибытии в посольство головной доли прибавилось.
  
  - Только не надо делать квадратные глаза, Джимми-бой! - сказал генерал-капитан Джеральд Фуллбокс, якобы погребенный под обломками Дворца Конгрессов в Харбине. - Так было задумано.
  
  "Покойники ходят косяками", - отметил Джеймс. - "Кто воскреснет завтра?"
  
  - Я только одного не понимаю, - продолжал генерал-капитан, - что ты здесь делаешь?! Даже если бы я на самом деле умер, это не значит, что мои приказы потеряли силу!!!
  
  - Меня доставили в Америку в безсознательном состоянии, - промямлил Хеллборн.
  
  - Это тебя нисколько не опрадывает, - заметил Фуллбокс.
  
  - К тому же, - осмелился добавить Джеймс, - она больше не претендент...
  
  - Болван! Как это не претендент?! - с пол-оборота завелся генерал-капитан. - Особенно сейчас, когда она уже заработала одну корону?! Короче говоря, не о чем тут спорить. Возвращайся на Остров Черепов первым же рейсом и больше от нее ни на шаг! Кстати, очки тебе очень идут. Настоящий манчжурский император! Ха-ха-ха!
  
  Хеллборн с ненавистью посмотрел ему в спину. Черт бы тебя побрал! И твои приказы тоже! Жаль, что тебя не разбомбили. Допустим, мне и так не помешает вернуться, но уже не ради Мэгги, а ради "электростанции". Но сперва я должен посетить Альбион!
  
  Впрочем, коварно улыбнулся Джеймс, одно другому никак не помешает. "Первым же рейсом"? Ха! Все равно прямых рейсов на Остров Черепов из Моноплании не существует. Придется лететь через Альбион. Вот так-то, милорд генерал-капитан.
  
  Так или иначе, одним из итогов разговора стала Свежая Мысль, которую следовало немедленно воплотить. Он развернулся на 180 градусов, покинул посольство и отправился к ближайшему телефону-автомату. Хороший все-таки город, Моноплания - первый же встречный прохожий поделился с ним мелочью и напомнил, в какую сторону вращать диск.
  
  - Станция.
  
  - Новый Альбион, Фрэнсисберг, американское посольство.
  
  - Оставайтесь на линии, соединяю...
  
  - Ту... ту... ту... - жалобно прогудел Транс-Магелланский телеграфный кабель. - Алло, говорите.
  
  - Добрый день. Я могу поговорить с мисс Вирджинией Вульф?
  
  - А кто ее спрашивает? - поинтересовался печальный голос в трубке.
  
  - Годольфин Гугенхайм, эсквайр. Мы встречались с ней в Лондоне, в прошлом году, и я обещал позвонить ей, как только окажусь в Южном полушарии!
  
  - А разве вы не знаете, молодой человек?... - траурным тоном уточнил собеседник.
  
  - Не знаю, - честно признался Джеймс.
  
  - Мисс Вирджиния поехала на экскурсию в Скоттенбург. Всего за два дня до вторжения. С тех пор от нее нет вестей, и нам остается только молиться за ее благополучное возвращение, - поведал печальный голос.
  
  "Годольфин Гугенхайм, эск." поспешил пообещать, что тоже будет молиться и положил трубку.
  
  Вот оно что. Поехала на Южный полюс. За два дня до вторжения виксов и прочих фашистов. Случайность? Как бы не так! Виновна, ваша честь! Дважды виновна!!!
  
  Дьявол, мы до сих пор не освободили Скоттенбург?! Город в самом центре альбионской империи?!!! Три с лишним месяца прошло, как такое возможно?!
  
  - Я толком не разобрался, - признался Беллоди, когда Хеллборн наконец-то добрался до его кабинета в посольстве. - Сводки собраны здесь, можешь почитать, но даже Альбионский Генеральный Штаб до сих пор точно не знает, что произошло. Наши пытались отбить южный полюс, но у виксов оказалось чуть ли не в десять раз больше солдат и боевых машин, чем мы предполагали! Полный разгром! Теперь армия копит силы для новой атаки. Когда она состоится - самый страшный секрет Альбиона на сегодняшний день.
  
  Патриция была тут же, глаза-на-мокром-месте. Скоттенбург - ее родной город, вспомнил Джеймс.
  
  - Я набросал черновик доклада, - продолжал Беллоди. - Вот, взгляни.
  
  - Все правильно, - согласился Хеллборн, просмотрев предложенный документ. - Мы торчали в джунглях Острова и партизанили против халистанцев и виксов. И больше ничего. И никаких альтернативных планет. Только Мэгги может опровергнуть наши слова, но она не станет этого делать. Мы сообщим правду в нужное время и правильным людям.
  
  В десять раз больше солдат... Ничего удивительного! Они перебросили их через Зеркальные Ворота!!!
  
  - Дай мне адреса наших гостей, - попросил Джеймс. - Хочу их навестить.
  
  - Ты не хочешь принять командование?
  
  - Нет уж, извини. Я все еще в отпуске по болезни, - Хеллборн вздохнул и поправил непривычные и неудобные очки. "Настоящий манчжурский император". Тьфу!
  
  - Мне здесь нравится, - сказал Клавдий Аттилий. - Тихий город, спокойный какой-то. Ничего общего с Космическими Карфагенами или безумными городами на Земле 21 века...
  
  "Еще бы, - понял его по-своему Джеймс, - город в глубине материка, мощнейшая система ПВО. Хотя после Скоттенбурга ни в чем нельзя быть уверенным".
  
  - Но я еще не решил, что делать дальше, - продолжал римлянин.
  
  "Этот человек - возможно, самое ценное мое приобретение, но нельзя на него давить, - подумал Хеллборн. - Он может очень сильно обидеться. На него уже давили, когда он гостил у греческой секретной службы на острове Гавдос".
  
  - Оставайтесь здесь, - сказал Джеймс вслух. - Документы надежные, этих денег вам хватит надолго, а я свяжусь с вами через месяц-другой. Тогда и продолжим наш разговор.
  
  На том и порешили.
  
  Матильда Робинсон была преисполнена энтузиазма:
  
  - Теперь я верю, что это не розыгрыш. Целый новый мир! Только покажи мне Альбион, и ты получишь вернейшего союзника до гроба и после него.
  
  - Тогда будь готова в любой момент покинуть прекрасную Монопланию, - сказал Хеллборн. - Надеюсь, этот момент наступит в самом ближайшем времени.
  
  "Когда умирает надежда?" - невпопад вспомнил он.
  
  Три дня спустя, очень ранним утром, Беллоди ворвался в одну гостевых комнат альбионского посольства и растолкал Хеллборна:
  
  - Подъем! Только что в Монопланию прибыл альбионский дирижабль! Доставил наших дипломатов на какое-то союзное совещание. В полдень летит обратно. Это наш шанс! К тому же Фитцричард вернулся вчера вечером. Я сдал ему все дела, и больше нам делать здесь нечего.
  
  Джеймс не мог не согласиться с младшим товарищем.
  
  - Не забудь позвонить Матильде, она летит с нами.
  
  - Я могу сделать лучше, я за ней заеду. Ключи от машины гросс-коммандера все еще у меня, - ухмыльнулся Реджи.
  
  - Хорошо, не задерживайся.
  
  Хеллборн нетерпеливо прогуливался взад-вперед у ворот посольства и посматривал на часы. Времени до отелета оставалось предостаточно, но ему не терпелось добраться до аэропорта и погрузиться в брюхо настоящего альбионского дирижабля. Ну куда этот Беллоди запропастился?! И Патриция вместе с ним?!
  
  - Мистер Хеллборн? - поинтересовался голос у него за спиной. - Суб-коммандер Джеймс Хеллборн?
  
  - С кем имею честь? - обернулся Джеймс. Перед ним стояли четверо крепких парней в штатском.
  
  - Имперская военная полиция, - сразу трое из них сверкнули жетонами. - Следуйте за нами. Вы арестованы.
  
  - Какого черта?! По какому праву?! - едва не взорвался Хеллборн. - И в чем меня обвиняют?!
  
  - Вы находитесь на территории Британской Империи, где И.В.П. имеет полное право осуществлять арест или задержание. Вас обвиняют в убийстве британского гражданина, профессора Сайруса Лайнбрейкера.
  
  * * * * *
  
  Следователь военной полиции оказался старым знакомым. К счастью, не очередным воскресшим покойником, просто старым знакомым. Капитан Чарльз Рэнкин, с которым они играли в "сундук мертвеца" в Харбине, и который так мило рассуждал о тотальном геноциде неисправимых германцев.
  
  - Жаль, что мы встречаемся вновь при столь печальных обстоятельствах, - сказал Рэнкин, хотя в голосе его Хеллборн не услышал ни жалости, ни сожаления. - Простите, если я позволю себе обойтись без предисловий и сразу перейду к делу. - Американец принялся копаться в бумагах на своем столе. - Где я положил эту папку?... А, вот она! Прошу вас.
  
  "Это новая эпоха, Джимми-бой, - думал Хеллборн, рассматривая отличные цветные фотографии. - ХХ век на дворе, пора понять и привыкнуть. Как в нашем, так и в других мирах. Ты постоянно забываешь об этом и потому попадаешь в глупейшие ситуации. Тебя могут подслушать в самых неожиданных местах, твой разговор могут записать на крошечный диктофончик, тебя могут сфотографировать, когда ты будешь убирать нежелательного свидетеля. Черт побери, какие отличные кадры!"
  
  Вот он стоит на крыльце и нажимает на кнопку звонка... вот профессор впускает его в дом... вот они разговаривают в салоне... вот первый удар в грудь... вот второй... Как неизвестному пока фотографу удалось поймать именно эти моменты?!
  
  - Весь процесс снимался на кинокамеру, - подслушал его мысли Рэнкин, - мы нарезали самые выигрышные кадры. Пленку успели вывезти в последний момент из захваченного Лондона, вместе с остальными архивами Скотланд-Ярда. Посколько ваше дело было самым свежим, оно лежало в заколоченном ящике на самом верху, и его нетрудно было отыскать, - рассмеялся капитан. - Лондонские коллеги и без того заняты, это дело поручили нам. Какая разница, в какой из частей Империи преступник понесет наказание? У нас и свидетель есть, отличный свидетель - тот самый человек, что снимал этот фильм. Плохи ваши дела, мистер Хеллборн.
  
  - Всего один свидетель? - отозвался Джеймс. - Наверняка, лицо пристрастное и заинтересованное. Я уже не говорю о том, что этих улик будет недостаточно для суда. Вы не сможете доказать, что причиной смерти...
  
  - Для гражданского суда в мирное время - быть может, - перебил его Рэнкин, - но сейчас идет война. Мы регулярно вешаем белголландских шпионов, мексиканских военных преступников, собственных дезертиров и всевозможных уголовников - даже если они являются союзными офицерами. Что для нас еще один?
  
  - Преступление - если оно вообще имело место - было совершено до начала войны, - заметил Хеллборн.
  
  - Вы хотите превзойти британскую юстицию в крючкотворстве?! - ухмыльнулся Рэнкин. - Желаю вам удачи! Мистер Хеллборн, - продолжал он задушевным тоном, - вы же понимаете, что отпираться бессмысленно, и единственное, что может вас спасти от петли - добровольное признание и сотрудничество со следствием. Итак, объясните мне, за что вы убили старого уважаемого профессора? Неужели он являлся вражеским агентом? Угрожал безопасности Альбиона? Или даже Британской империи? Если вдруг последнее верно, вы даже можете рассчитывать на награду! - снова ухмыльнулся американец. - Ну же, мистер Хеллборн! Не отнимайте у меня время!
  
  - Мне нечего вам сказать, - пробормотал Джеймс. Настолько нелепа была правда - вернее, те части правды, которые были ему известны, и которые решительно не желали складываться в общую картину.
  
  - Что самое интересное, - продолжал Рэнкин, - судя по снимкам, вы не только его убили, но и ограбили. Что вы забрали из квартиры профессора? Как мне показалось, какие-то бумаги. Зачем? И где эти документы сейчас? Ваше молчание делу не поможет.
  
  - Я должен подумать, - прошептал Хеллборн.
  
  - Думайте, - неожиданно легко согласился американец. - Думайте, только не слишком долго.
  
  В дверь постучали.
  
  - Разрешите, сэр?
  
  - Да-да, конечно, впустите ее. А вот и наш свидетель!
  
  Хеллборн обернулся к распахнутой двери, и не только слова, но и молекулы воздуха застряли у него в глотке.
  
  На пороге стояла мисс Патриция Блади собственной персоной.
  
  - Ты?... - только и смог вымолвить Хеллборн. Дьявол, почему она в британском мундире?! У него не хватило душевных и физических сил задать этот вопрос вслух, но она все правильно поняла.
  
  - Я урожденная англичанка, присягала королю и протектору, - сказала Патриция. - Ты знаешь, я действительно люблю Скоттенбург, это моя вторая родина, но Лондон я люблю еще больше. Ты же сам говорил, Джеймс, есть дружественные государства, но не бывает дружественных разведок...
  
  - Достаточно, не оправдывайся, - прохрипел Хеллборн. Решительно, никому нельзя верить в эти времена. Покойники оживают, старые и надежные товарищи носят чужие маски.
  
  - В ту ночь я тоже перебралась через ограду альбионского посольства, - продолжала мисс Блади.
  
  "Однажды здесь мог пройти враг - очень опытный и опасный враг", - вспомнил Джеймс. И он - она действительно прошла.
  
  - ...и поехала за тобой на мотоцикле с выключенными огнями. После того, как ты напоил меня снотворным, заботливо укрыл одеялом и поспешил раствориться в ночи, я не могла не последовать за тобой. Обычная рутина. Хотя и не рассчитывала узнать что-то особенное. Но любая информация могла оказаться полезной - вдруг ты планируешь встретиться с каким-нибудь полевым агентом или нелегалом? А оно вот как получилось.
  
  - Так ты просто стояла снаружи и спокойно смотрела в глазок камеры, пока я убивал беззащитного старика? - нашел в себе силы съязвить Хеллборн.
  
  - Все произошло слишком быстро, - спокойно заметила Патриция. - Я уже ничем не могла помочь ему, и поэтому продолжала снимать. Теперь правосудие восторжествует, и это будет самой лучшей помощью.
  
  Хеллборн встретился с ней взглядом - и испугался. Чертова фанатичка. Она действительно в это верит! А я-то все эти месяцы думал, что рядом со мной немного циничная, немного сентиментальная настоящая альбионка - как отлично она играла свою роль!
  
  - Так что, мистер Хеллборн? - снова заговорил Рэнкин. - Признание? Мотивы? Адвокат? Альбионский консул?
  
  Джеймс ничего не ответил.
  
  - Жаль, очень жаль. Сержант, верните его в камеру!
   * * * * *
  
  
  
  Голова опять разболелась. Врачи предупреждали, что эти приступы могут продолжаться довольно долго. Хеллборн не осмелился тогда спросить, что значит "долго" - недели? месяцы? годы? Таблетки отобрали при аресте. Хорошо хоть очки оставили. Все-таки это была британская имперская тюрьма, а не яма в лагере индюшатников или арсенальный погреб на корабле абиссинеров... Джеймс забарабанил в дверь, всего минуту спустя по ту сторону решетки появился охранник. Хеллборн объяснил, в чем дело. Охранник вежливо кивнул и вернулся через четверть часа, с двумя таблетками и стаканом воды.
  
  - Среди ваших таблеток мог быть яд, - с подкупающей искренностью объяснил офицер, - поэтому я принес вам аналогичные из медпункта. Если хотите, я могу и врача пригласить...
  
  - Спасибо, - буркнул Хеллборн. - Может быть. Как-нибудь потом.
  
  Сервис, как в пятизвездочном отеле. Одиночная камера. Черт бы их побрал.
  
  Да, это не зиндан индюшатников, но положение вещей было как никогда смертельным и опасным.
  
  - Детородный орган князя тьмы, - получивший пуританское воспитание Хеллборн не смог придумать более сильное ругательство.
  
  Что делать? Куда бежать? Где искать выход? Существует ли выход вообще? Какая глупая и нелепая ситуация!..
  
  Но Патриция... Как она смогла? Как ей это удалось?! Как далеко она пойдет? Впочем, и так понятно, что далеко пойдет - с такими-то талантами.
  
  - К вам посетитель, - поведал охранник некоторое время спустя.
  
  "Альбионский консул?" Хеллборн бросил взгляд на гостя и оторопел. По ту сторону решетки стоял сэр Энтони Гильберт, контр... нет, уже вице-адмирал, директор Альбионской секретной службы.
  
  - Очень рад вас видеть, сэр, - Джеймс собирался выиянуться по стойке "смирно" и отсалютовать, но вовремя вспомнил, что как заключенный, делать этого не обязан.
  
  - Не обольщайся, - довольно грубо и немного невпопад отвечал сэр Энтони. - Я совершенно случайно оказался в Моноплании. Прилетел на том самом дирижабле. И тут мне сообщают такую радостную новость! Один из лучших сотрудников арестован за грязное уголовное преступление! Что там произошло, Джеймс?
  
  - Нас не могут прослушивать, сэр? - промямлил наученный горьким опытом Хеллборн.
  
  - Нет, - отрезал адмирал. - Я принял меры, они услышат только шум и треск. Ну?
  
  - Я даже не знаю, с чего начать... - помялся Джеймс. - Вы знаете, что Патриция...
  
  - Да, знаю, - перебил его шеф. - Теперь карьере сэра Натаниэля конец. Жаль, в один прекрасный день он мог сменить меня.
  
  - Сэр, а Беллоди?... - вдруг вспомнил Хеллборн.
  
  - Лейтенант Беллоди уже улетел в Альбион, - нахмурился адмирал. - Мальчишка очень переживал, но я решил, что ему здесь делать нечего. И хватит об этом. Вернемся к нашим похоронам.
  
  Хеллборн вздрогнул. Он почти забыл эту старую идиому.
  
  - Мне, как и британской военной полиции, ничего не известно о враждебной деятельности профессора Лайнбрейкера, - продолжал шеф. - Я не приказывал тебе его ликвидировать. И гросс-коммандер Гренвилль не приказывал. И сэр Уолтер тоже не приказывал. И даже адмирал Пудинг не приказывал. Насколько мне известно, даже генерал-капитан Фуллбокс не отдавал такого приказа. Так почему ты его убил? Мало того что убил, так еще и глупейшим образом попался!!! Что это было, Хеллборн? Какие-то старые семейные проблемы? Он ведь несколько лет де-факто был твоим опекуном. Старик ставил тебя в угол? Шлепал по заднице? Трогал за разные места? И сейчас ты решил ему отомстить? Так?! Я угадал? Нет?! Ты собираешься мне отвечать?!
  
  - Сэр, я должен сообщить вам нечто гораздо более важное, - к финалу бурного адмиральского монолога Хеллборн наконец-то собрался с духом и заговорил. Он говорил минут десять без остановки и успел рассказать очень много - про Зеркальные Врата, Индоокеанию, Драконию, Доминацию и прочие волшебные королевства на той стороне.
  
  - А потом мы вернулись, и вот я здесь, а остальное вы знаете, - Хеллборн остановился и перевел дыхание.
  
  - Отличная тактика, Джеймс, - без тени иронии заметил сэр Энтони. - Решил прикинуться сумасшедшим? Ну что ж, имперское правосудие оценит подобный финт. Все лучше, чем петля или пожизненная каторга в бразильских болотах. Меня ждут неотложные дела, но завтра я снова загляну к тебе. До тех пор продумай как следует линию защиты. Ты же знаешь, мы стараемся, - адмирал подчеркнул слово "стараемся", - своих не бросать, но если "свои" сами себе не желают помочь и даже старательно роют могилу поглубже... сам понимаешь, не маленький.
  
  "Сам понимаешь".
  
  Похоже, сэр Энтони ему не поверил.
  
  Или?...
  
  Или он и был тем самым альбионским заговорщиком, на которого намекали апсаки в карфагенском отеле "Амбассадор"?!
  
  Не исключено. Очень даже может быть. Вероятность высока.
  
  И если это действительно так, то что сделает заговорщик?
  
  Одно из двух - или постарается привлечь Хеллборна на свою сторону. Или заставит его замолчать. Навсегда. А как он поступит с Беллоди? А с Матильдой? Кстати, где она? Улетела в Альбион без Хеллборна?
  
  Какое решение примет адмирал Гильберт?
  
  Если он действительно тот самый заговорщик. А если нет? Если он обычный скептик, не поверивший фантастическому рассказу напортачившего подчиненного?
  
  "Как же все-таки недостаточно я знаю сэра Энтони", - в очередной раз понял Хеллборн. Уже тот факт, что он долгие годы притворялся ходячим кладбищем бифштексов...
  
  Что же теперь будет? Как им все объяснить?!
  
  "Ты будешь висеть, пока не умрешь".
  
  "Расстреляли его на рассвете,
  Прямо в грудь, а быть может, и в лоб,
  Не узнают родная и дети,
  Где лежит заколоченный гроб".
  
  - А Денни Дивер пустился в пляс: "Какое мне дело до всех до вас!..."
  
  А эта песня звучит уже не в его голове, а в одной из соседних камер, понял Джеймс. Кто-то из заключенных развлекается.
  
  - Заткнись! - неожиданно для самого себя заорал Хеллборн, вцепившись в дверную решетку. - Немедленно заткнись, ублюдок! Или я выберусь отсюда и вырву тебе глотку!!!
  
  Центральная тюрьма Моноплании встретила незапланированное развлечение с восторгом:
  
  - Свежее мясо! Свежее мясо!
  
  - Братья, свежее мясо!!!
  
  - Мертвец идет!
  
  - Ололо, висельник!
  
  Хеллборн забился в дальнний угол камеры и утопил голову в подушке. Не помогло. Голова все равно разболелась...
  
  Ближе к вечеру его навестила Патриция.
  
  - Явилась позлорадствовать? - поинтересовался Джеймс. Он как раз ужинал.
  
  - Как ты мог такое подумать!...
  
  - Почему меня не арестовали в Лондоне, в ту же ночь? - перебил ее Хеллборн.
  
  - Решили не торопиться, хотели проследить за твоими дальнейшими действиями, - пожала плечами нагадившая англичанка. - Когда убедились, что шпионские дела тут совершенно ни при чем, уже началась война, а ты пропал где-то в океане. Потом и вовсе не до того было...
  
  - А что ты на самом деле искала в Касабланке?! - продолжал атаковать Джеймс.
  
  - Все, что случилось в Касабланке - чистая правда, - помрачнела она. - Я действительно случайно отправилась на Спекуляцию. Это даже апсаки подтвердили...
  
  - Если только ты и на них не работаешь, - криво усмехнулся Хеллборн.
  
  - Ни в коем случае! - возмутилась Патриция.
  
  - "Ни в коем случае!" - передразнил ее Хеллборн. - Да будь я проклят, если после всего поверю хоть одному твоему слову!
  
  - Как хочешь, - она равнодушно пожала плечами.
  
  - Зачем ты вообще явилась? - спохватился Джеймс.
  
  - Убедить тебя добровольно признаться и...
  
  - А твои настоящие шефы знают, где ты пропадала последние месяцы? - коварный альбионец снова не позволил ей договорить.
  
  Она не ответила.
  
  - Все ясно, ты еще ничего не успела доложить, - довольно ухмыльнулся Хеллборн. - Ты тоже не знаешь, как преподнести эту безумную историю. В таком случае я дам тебе пищу для размышлений. Вытащи меня отсюда. Неважно каким образом. Похоже, мои альбионские земляки решили бросить меня на произвол судьбы. Вытащи меня, и я помогу тебе объясниться с начальством. Я отличный свидетель. И я могу предоставить много полезной информации не только про Доминацию и Драконию, но и некоторые "волшебные страны" нашей планеты. Подумай об этом. Хорошенько подумай. Но поторопись, пока меня не зарезали прямо в этой камере.
  
  - Я только одного не понимаю, - начала было Патриция, - зачем ты его убил...
  
  - Не твое дело, - отрезал Джеймс. - Ты все поняла? Теперь проваливай!
  
  И запустил в нее пустой тарелкой. Промахнулся, но цели своей достиг - Патриция вспыхнула и немедленно удалилась.
  
  "Только не переиграть! Обиженная женщина может страшно отомстить..."
  
  "Нет. Она прежде всего профессионал. Настоящий. Даже круче, чем я".
  
  Стандер тоже был профессионалом. Именно поэтому он не захотел играть в старую добрую игру "Герой в плену у Злодея. Злодей подробно рассказывает про свои злодейские планы. Герой спасается в последний момент". Он не захотел играть в эту игру и выстрелил сразу.
  
  В какие игры захочет играть она?
  
  Дьявол! Если эта головная боль превратится в перманентную - не лучше ли самому повеситься?!
  
  Спать, спать, спать...
  
  Приснился какой-то бредовый кошмар про очередных врагов, захвативших Альбион - почему-то наполеоновских французов. Чтобы вышвырнуть их в полярный океан, Джеймсу Хеллборну пришлось организовать партизанское движение. Затем последовала перестрелка среди снегов и торосов, мушкетные пули свистели, ядра падали и взрывались... очень громко взрывались... очень громко... и тут Джеймс понял, что это уже не сон. Тюрьма сотрясалась, где-то за ее стенами грохотали орудия и рвались бомбы. Неизвестный враг пришел в Монопланию. Мощнейшая ПВО? Как бы не так!
  
  В соседних камерах на разные голоса вопили заключенные. Похоже, недоповешенные белголландские шпионы составляли среди них большинство, потому что бомбардировку они приветствовали с восторгом. Кто-то затянул "Ракетно-звездный флаг", остальные подхватили. "Американская Республиканская Армия", - понял Хеллборн. Куда я попал?! Проклятая головная боль...
  
  Потом выстрелы загремели совсем рядом - автоматные, пулеметные. Победные вопли республиканцев слились в одну непрерывную какофонию. Джеймс снова забился в подушку. Пропади все пропадом! Некоторое время спустя он довел себя до состояния невероятного равнодушия и перестал обращать внимание на грохот снаружи.
  
  Когда он вернулся к окружающей реальности, наступило утро. Где-то вдали все еще стреляли, но сражение определенно подходило к финалу. Или всего лишь удалялось от города. Неважно. Скоро станет совсем тихо...
  
  - Следующая, камера номер 521. Кто здесь?
  
  - Хеллборн, Джеймс. Альбионец. Предварительное заключение, обвиняется в убийстве и ограблении, следствие продолжается.
  
  - Альбионец? Надо же! Редкий зверь. Смотри-ка, а похож на человека! Ха-ха-ха! Ладно, идем дальше.
  
  "Кто это был?" - так и не понял Хеллборн. Очки лежали на тумбочке, головная боль только начала отпускать. Надолго ли? Надо позвать охранника, пусть принесет мне таблетки... И вообще, в этой тюрьме есть врач?!
  
  - Сидеть тихо! - рявкнул явившийся на зов охранник. - Когда придет время, господа офицеры тобой займутся! Если ты один из борцов с режимом - получишь свободу. А до тех пор ты такой же заключенный, как и прежде. Порядок прежде всего!
  
  Что-то здесь было не так... Джеймс не сразу сообразил, в чем дело. Потом понял. Охранник говорил на западно-немецком диалекте и носил униформу "черных ягуаров" короля Фридриха.
  
  Черт побери, американскую столицу захватили ацтеки.
  
   "Кто бы мог подумать, что ацтеки на это решатся! - сказал в свое время ныне покойный лейтенант Гитлер. - В прошлую войну они сидели тихо, но сейчас совсем обнаглели!"
  
  ...В начале 16 века они проиграли гражданскую войну неистовому Лютеру. И тогда кайзер Священной Римской Империи, бесконечный в милости своей, позволил своим германским католическим подданным перебраться за океан, где они завоевали великую державу ацтеков. Много немцев, чуть-чуть испанцев, очень много ацтеков и прочих сапотеков - бурная смесь, адский коктейль. Разве что совместными усилиями апсаки, британцы и белголландцы смогли задержать победоносную поступь Гермексиканской Империи. Но только не сейчас.
  
  "Немцы всегда остаются немцами -- даже на мексиканском престоле", - сказал тогда Чарльз Рэнкин. Верно, от ацтеков осталось только название, прозвище из толстого словаря англо-саксонского военного сленга...
  
  - Джеймс Хеллборн? На допрос!
  
  * * * * *
  
  Хеллборн совсем не удивился, обнаружив в кресле следователя старого доброго капитана Рэнкина. Почему-то в гермексиканском мундире. Еще один сорвал маску.
  
  - Разрешите представиться, оберсткапитан Киндлер, Франц Киндлер, - сказал старый знакомый.
  
  - Зря стараетесь, я все равно не запомню, - простонал Джеймс.
  
  - Хотите увидеть врача? - заботливо поинтересовался "Рэнкин". - Никаких проблем! Прямо сейчас! Только будьте добры ответить на один маленький вопрос...
  
  - А как же ваши потоки сознания, сверкающие тевтонские рыцари и марши Вагнера?! - все-таки не выдержал Хеллборн. - И тотальный геноцид германцев? "Германский Карфаген должен быть разрушен"?!
  
  - А ведь неплохо получилось, правда?! - расхохотался тевтонец. - Вы же купились! И не только вы! Не беспокойтесь, Карфаген обязательно будет разрушен. Только не германский. Но это подождет. Зачем вы его убили, мистер Хеллборн? Учитывая новые обстоятельства, этот вопрос приобретает особую важность. Американский следователь Чарльз Рэнкин мог возиться с вами до бесконечности, но у германского офицера Киндлера нет на это времени. Я должен понять, представляет ли рядовой альбионец вроде вас хоть какую-то ценность для нашей победоносной Империи.
  
  "Развелось империй, не протолкнуться", - невпопад подумал Хеллборн.
  
  Да, шутки кончились. Новые захватчики шутить не любят. Никаких адвокатов, никаких консулов, а их фантазии позавидует добрая сотня индюшатников вроде Ла Бенева...
  
  - Я действительно его ограбил, - выпалил Джеймс. - Теперь нет смысла это скрывать.
  
  - И что вы у него украли?
  
  - Дневник последней экспедиции и фотографии раскопок.
  
  - И?... Мистер Хеллборн, у меня нет никакого желания задавать наводящие вопросы! Рассказывайте все сразу и без многозначительных пауз! - нахмурился "Рэнкин".
  
  - Старик профессор раскопал в Альбионе ранее неизвестную гробницу древнего египтянского императора, - поспешил продолжить Джеймс. - Несколько тонн золотых украшений и драгоценных камней. По моим прикидкам, пятьдесят миллионов фунтов минимум. Старик хотел сделать все, как положено - сдать находку в музей, прочитать доклад на ближайшей конференции и так далее. А я решил выйти на пенсию. Поэтому и заткнул его болтливый рот. К сожалению, в мои планы вмешалась война - пришлось отложить пенсию до лучших времен.
  
  - Где находится гробница? - уточнил собеседник.
  
  - На Южном полюсе, в оазисе Скоттенбурга, - поведал Хеллборн. - А теперь я могу увидеть врача?! Эта головная боль сводит меня с ума!
  
  "Только не переиграть!"
  
  * * * * *
  
  Где-то на улицах города продолжали греметь выстрелы, но Хеллборн старался не обращать на них внимания. Обычное дело в недавно захваченном городе, который никто не успел объявить открытым.
  
  - Выспались, мистер Хеллборн? - вежливо поинтересовался "Рэнкин".
  
  - Да, - коротко буркнул Джеймс, решивший не углубляться в эту тему. - Теперь ваша очередь, герр Киндлер, или как вас там.
  
  - Моя очередь? - не понял собеседник.
  
  - Ваша очередь сказать все сразу и без лишних пауз, - почти прошипел Хеллборн. - Что вы от меня хотите?
  
  - Вы знаете, как добраться до этой гробницы? - спокойно спросил тевтонец.
  
  - Разумеется, - кивнул Джеймс и тут же пожалел об этом. Нельзя в его состоянии делать слишком резкие движений головой. - Я внимательно изучил записи профессора, прежде чем их сжечь. Я найду это место с закрытыми глазами. Я помогу вам добраться до этой гробницы - в обмен на свободу и десять процентов.
  
  - Вы предлагаете мне взятку?! - возмутился собеседник. Очень фальшиво возмутился. - За кого вы меня принимаете?!
  
  - Взятку?! - в свою очередь притворился возмущенным Хеллборн. - Как вы могли об этом подумать! Нет, разумеется. Я уверен, что все найденные сокровища пойдут прямиком в имперскую казну, а ваше правительство как-нибудь решит, на какие добрые дела их потратить.
  
  - Хм... Мне нравится ход ваших мыслей, коммандер. Но вы сказали "десять процентов"? Всего лишь? Признаться, я удивлен. Обычно в подобных случаях люди вашего круга требуют как минимум пятьдесят.
  
  - Люди моего круга? - не понял Джеймс.
  
  - Кладоискатели, авантюристы, - коротко уточнил "Рэнкин".
  
  - Я не жадный, - развел руками Хеллборн. - Вы понимаете, что такое десять процентов от этих сокровищ? Минимум пять миллионов фунтов, а может быть и больше! Вы понимаете, что такое пять миллионов фунтов?! Да мне целой жизни не хватит, чтобы их потратить! Еще и правнукам останется! Нет, десять процентов меня вполне устроят. К сожалению, вряд ли это возможно, - погрустнел Джеймс.
  
  - Почему? - удивился тевтонец.
  
  - Допустим, Скоттенбург находится в руках ваших союзников, но как вы предлагаете туда добираться? На прорывателе блокады через весь Альбион? - снова развел руками Хеллборн. - Увольте.
  
  - Блокаду прорывать совсем необязательно, - ухмыльнулся "Рэнкин". - У меня для вас прекрасные новости. Со вчерашнего дня в руках наших союзников находится и Фрэнсисберг. Главный морской порт и столица Нового Альбиона. Да, это была прекрасная операция! Я им даже немного завидую. Что такое ничтожная Моноплания по сравнению с Фрэнсисбергом! Вот где настоящий подвиг! Вот ценный трофей!
  
  ФРЭНСИСБЕРГ?! Нет, земля не ушла из-под ног Хеллборна. Он и так слишком много пережил за последние недели. Больно и обидно, но... было бы чему удивляться.
  
  - Что они еще взяли за последние дни? - равнодушно поинтересовался Джеймс. - Софию? Париж? Москву? Харбин? Сеул?
  
  - Нет, эти пока держатся, - покачал головой "Рэнкин". - Но поверьте, придет и их час. А до тех пор... В соседней комнате вас ждет горячая ванна и чистая одежда. Приведите себя в порядок, мистер Хеллборн.
  
  Ванна как ванна. Безопасная бритва... Джеймс склонился над зеркалом и подавил страшное желание нырнуть в него. Нет, это обычное зеркало. Черт побери, какой все-таки прекрасный шрам/ожог оставил у него над переносицей Франц Стандер. Надо будет обязательно отблагодарить его при встрече. Одежда... Ха, кто бы сомневался! Выглаженная мексиканская униформа. Какое звание мне присвоили сегодня? Надо же, гранд-майор. Хорошо что не бранд-майор, ха-ха-ха!
  
  Когда Хеллборн вернулся в кабинет, "Рэнкин" беседовал с двумя новыми гостями.
  
  - Познакомьтесь, Джеймс. Капитан Жак Маржерет, капитан Вальтер Розен.
  
  - Хорошо, что не Розенкранц и Гильденстерн, - ухмыльнулся Хеллборн. - Хоть какое-то разнообразие.
  
  - Вы все правильно поняли, - кивнул тевтонец, - но их настоящие имена вам знать необязательно. Эти джентельмены препроводят вас в Скоттенбург. Если ваш рассказ полностью подтвердится, вы получите чек на пять миллионов фунтов и билет в нейтральную страну. Вы что препочитатете, Швейцарию или Финляндию?
  
  - Финляндию, - не задумываясь ответил Джеймс. - Как можно дальше от Альбиона. И климат почти альбионский. В Швейцарии тоже, но она недостаточно далеко.
  
  - Вполне понимаю вас, - снова кивнул "Рэнкин". - Пожалуй, это все. Только одна маленькая мелочь. - Тевтонец взял со стола массивные часы, сверкнувшие металлическим браслетом. - Маленький сувенир на память. Наденьте, наденьте их, не стесняйтесь.
  
  - Тяжелые какие, - заметил Хеллборн, защелкивая браслет.
  
  - Неудивительно, тридцать грамм беллонита в осколочной рубашке, - непринужденно пояснил тевтонец. - Вы все поняли? Это гарантия вашей верности. Взорвавшись, беллонит необязательно убьет вас -- если браслет будет находиться как можно дальше от лица или груди. Но кисть оторвет стопроцентно. Болевой шок, дробление костей, потеря крови - будет некрасиво и неприятно, мистер Хеллборн. Не пытайтесь его снять - замок соединен с детонатором. И не уходите слишком далеко от этих джентельменов. Каждые несколько часов они должны будут заводить предохранительный механизм специальным ключом. Стоит им опоздать - и бомба взорвется. Вот теперь действительно все.
  
  - Великолепно. Оригинально. Я восхищен, - признался Джеймс. - А как насчет моих гарантий?
  
  - Все гораздо проще, чем вам кажется, - усмехнулся оберсткапитан. - Как только вы сойдете с трапа в нейтральной Финляндии, о ваших приключениях немедленно станет известно многим серьезным людям. Пусть потенциальные объекты вербовки знают, что мы добры, милосердны и умеем держать свое слово. И каждый агент получает достойное вознаграждение. Даже самый бесполезный.
  
  - Вы случайно не приходилось иметь дело с Леопольдом Магрудером? - живо поинтересовался Хеллборн. - Или моим шефом, адмиралом Гильбертом?
  
  - Неоднократно, - кивнул "Рэнкин".
  
  - Вот и мне показалось, что вы кого-то цитируете, - ухмыльнулся альбионец.
  
  - Счастливого пути, мистер Хеллборн! - не стал спорить собеседник.
  
  - Приятно оставаться, - буркнул Джеймс.
  
  Над покоренной Монопланией бушевал обычный тропический ливень. Улицы города были забиты солдатами и боевыми машинами, кое-где дорогу преграждали свежие развалины. Сидевший за рулем штабного автомобиля капитан Розен то и дело извергал проклятия:
  
  - Так мы никогда не попадем в аэропорт!
  
  - Не беспокойся, цеппелин без нас все равно не улетит, - заметил его хладнокровный товарищ Маржерет.
  
  - Спасибо, успокоил. Твою задницу, что на этот раз?! В чем дело, лейтенант?! - заорал Розен, опуская боковое стекло.
  
  - Буквально одну минуту, герр капитан, - поспешил с ответом молодой офицер. - Мы только расстреляем дюжину местных вервольфов, и вы сможете продолжить путь.
  
  - Поторопитесь, - буркнул Вальтер Розен.
  
  - Gruppe! Achtung! Feuer!!!
  
  ТЫЩ-ТЫЩ-ТЫЩ!
  
  - Прекрасно, поехали отсюда, - пробурчал по-прежнему недовольный Розен.
  
  - Стоять! - внезапно рявкнул до того спокойный Маржерет. - Куда?!
  
  - Не беспокойтесь, я и не думал убегать, - спокойно сказал Хеллборн, когда спутники догнали его. - Я просто должен был убедиться.
  
  Да, это она. Это милое личико в диагональных шрамах, этот расплющенный нос персидского котенка невозможно было забыть или с кем-то перепутать. Кто-нибудь еще? Хеллборн окинул взглядом лежащих у стены. Нет, с остальными трупами он раньше нигде и никогда не встречался. Покойтесь с миром. А с тобой милая, нам предстоит особенное прощание.
  
  Джеймс оглянулся и внезапно сорвал макану с пояса ближайшего солдата. У солдатского меча было мало общего с обсидиановым оружием древних ацтеков -- разве что дизайн и не совсем точное название. Современные гермексиканские маканы штамповались на военных заводах из обычной оружейной стали. Макана взлетела и опустилась - ШМЯК! Разоруженный солдат немедленно пошел блевать - странно, с чего бы это, удивился Хеллборн. Он за последние дни на всякое должен был насмотреться. Лейтенант, командовавший расстрелом, всего лишь закашлялся. Розен поморщился и ничего не сказал.
  
  - Зачем вы это сделали? - спокойно спросил Маржерет. К нему снова вернулось хладнокровие.
  
  - Я должен был убедиться, - столь же спокойно повторил Джеймс. - Она была из родом из могущественного племени живых мертвецов. Как и все мы, ха-ха-ха! Ее уже убили однажды, в дамской комнате ресторанчика в Касабланке, но она снова воскресла. Конечно, даже отрубленная голова не дает стопроцентную гарантию, но все-таки повышает наши шансы на успех! Ха-ха-ха!
  
  Он поднял ее за волосы, посмотрел в остекленевшие глаза и ласково улыбнулся.
  
  Гром и молния.
  
  "Я человек дождя, Пати. Все было хорошо - и хорошо, что было. Встретимся на той стороне!"
  
  
  
  
  Глава 45. Альбионская полночь.
  
  
  
  Трудно поверить, но всего неделю назад Джеймс Хеллборн планировал обставить свое долгожданное возвращение в Альбион как можно более пафосно и возвышенно. Например, расцеловать причальную вышку дирижабля. Или пропитанный соляркой и машинным маслом бетонный причал в конце Великого Туннеля. Но за последнюю неделю столько всего произошло, что Хеллборн даже не заметил, как оказался под куполом Фрэнсисбергского аэровокзала.
  
  За его стенами и окнами бушевала очередная альбионская гроза. Август - последний месяц антарктической зимы, но зима в этом году выдалась на редкость теплая. Не только в Мире Уцелевших Египтянцев, но и здесь. Гром, вода, молния - и ни намека на снег, если не считать градины размером с хороший мандарин.
  
  "Хаос, первозданный хаос", - подумал Джеймс Хеллборн, бросая растерянные взгляды по сторонам. Нет, он не имел в воду безумный ливень. - "В эти дни пал не только Фрэнсисберг. Рухнул весь наш мир, окончательно рухнул - и погрузился в первозданный хаос".
  
  Здание аэровокзала было битком набито захватчиками. Они сидели или спали на своих рюкзаках вдоль стен; или же бродили по залам и коридорам, бряцая оружием. Белголландцы среди них были в явном меньшинстве. Солдаты всевозможных рас и неизвестных наций, они носили самые невероятные мундиры и доспехи, а про загадочные винтовки и пулеметы и говорить нечего. Ведя между собой обычные солдатские разговоры, они пользовались английским, немецким, голландским языком; иногда - совсем непонятными наречиями или диалектами; но чаще всего - латынью. Грубой и варварской, но легко узнаваемой и донельзя понятной. В прежние времена ее так и называли - "солдатская латынь". Апсаки? Римляне? Нет, ни те и ни другие.
  
  Битых два часа проторчал Хеллборн в аэропорту, прислушиваясь к солдатским разговорам, пока его конвоиры пытались выяснить, как три порядочных мексиканских офицера могут попасть на борт корабля, идущего на Южный полюс. И пугающее знание открылось ему...
  
  - Красивая, чистая война!...
  
  - Погоди, это только первый город. Вот когда пойдем в глубь континента...
  
  - Все лучше, чем вонючие тропические джунгли!
  
  - Это точно!
  
  - Девушки так себе, бледные как одна...
  
  - ...хорошо платят, даже отлично.
  
  - ...поселиться после войны, голландским колонистам обещают льготы...
  
  - ...вот, как сейчас помню, когда мы разгромили Пломбир-ле-Норд...
  
  - ...даже на Аляске было тяжелее.
  
  - Аляска? Где это?
  
  - Так называлась северо-западная Трансмарина в мире сибирских диадохов...
  
  "Хаос, Вавилон, Содом и Гоморра", - думал Джеймс Хеллборн.
  
  Горацио Брейвен говорил правду - бесконечное множество миров. Белголландцы нашли дорогу в еще один. Но та планета не была разделена между дюжиной-другой враждующих империй, как Земля или Спекуляция. Тот мир представлял из себя огромный лагерь головорезов и наемных убийц, гигантскую биржу труда для иностранных и инопланетных легионеров. Никакой особенной платы наемники не требовали - золото, серебро, драгоценные камни. Все это белголландцы смогли предоставить. Сколько солдат они наняли на той планете? сто, двести, триста тысяч? Так или иначе, они отлично сражались и не боялись умереть. Фрэнсисберг пал. Альбионские защитники не могли устоять перед таким количеством врагов и отступили вглубь материка.
  
  Что ж, еще как минимум дюжина антарктических оазисов по-прежнему принадлежат Альбиону. Но что будет завтра?...
  
  -- Завтра мы получим место на дирижабле, идущем в Скоттенбург, - сообщил вернувшийся капитан Вальтер Розен. Маржерет все это время стоял рядом с Хеллборном и изображал равнодушие. - Надо найти, где переночевать. Интересно, в этом паршивом городке осталось хоть одно свободное место или белголы все конфисковали?
  
  - Раздобудьте транспорт, а уж я отыщу вам такое место, - наконец-то заговорил Джеймс Хеллборн.
  
  Транспорт раздобыли на удивление легко и быстро.
  
  - Свободный городской патруль, - охотно объяснил им веселый командир шестиколесного броневика. - Поэтому могу доставить вас куда угодно - мне все равно куда ехать.
  
  - Ну так поехали, - кивнул Джеймс. - Я буду указывать вам дорогу.
  
  Это оказалось не так-то просто. Падение столицы, дубль два. Запруженные улицы и свежие развалины. Но вроде никого не расстреливают. По крайней мере, на протяжении этого маршрута.
  
  - Вы сами местные, парни? - поинтересовался наемник.
  
  - Нет, мы из Гермексики, - начал было Розен.
  
  - Он не это имел в виду, - перебил товарища Маржерет. - Местные. Это наша планета.
  
  "Тайна, известная сотне человек? - подумал Хеллборн. - Вряд ли. Скорей всего, после падения Фрэнсисберга это уже не тайна".
  
  - Скучно тут у вас, - заметил инопланетный легионер. - Вот, как сейчас помню...
  
  - Откуда родом, товарищ? - перебил его Джеймс.
  
  - Беовульф, - наемник указал на свою наплечную нашивку.
  
  - Это планета? - уточнил альбионец.
  
  - Это упадочная колониальная империя, - рассмеялся собеседник. - British East Oceania with United Lemurian Federation. BEOWULF.
  
  - Надо будет запомнить, - пробурчал Хеллборн. - Здесь поверни направо. Приехали. Спасибо, товарищ.
  
  - Не за что, - отвечал гражданин Беовульфа. - Есть цель - есть единство!
  
  - Есть враг - есть убийство, - отозвался Джеймс.
  
  Белголландский наемник посмотрел на него с уважением:
  
  - Служил в Доминации, друг?
  
  - Так точно, - кивнул Хеллборн. - Вива ла Франко!
  
  - Аминь, камарадо!
  
  Как и таксомотор семь месяцев назад, так и легионерский броневик не смог подъехать к самому дому. Пришлось выбираться под ливень. Интересно, в какой норе сидит давешний броненосец?...
  
  Родовую усадьбу Хеллборнов никто не успел конфисковать или хотя бы разбомбить. Она так и стояла, целая и невредимая, на берегу, над горячим озером. Надо же, даже кресло на веранде уцелело.
  
  Джеймс открыл кодовый замок и прошел внутрь. Щелкнул выключателем - смотри-ка, с электричеством полный порядок. И пыли почти не прибавилось.
  
  - Кстати, самое время, - проворчал Розен. - Руку за спину.
  
  Хеллборн подчинился. До его ушей донесся скрип и серия щелчков - тевтонец в очередной раз взвел предохранительный механизм заминированных часов. Разумеется, пленник не имел права наблюдать за процессом.
  
  - Все в порядке. Ну, крыша у нас есть, а где мы достанем ужин?!
  
  - Дорогой гость, - с подчеркнутым радушием заявил Джеймс, - насчет ужина можете не беспокоиться.
  
  И действительно - в погребе, выдобленном в альбионской вечной мерзлоте, чего только не было. От сушеных фруктов до консервированной пингвинятины.
  
  - Запасы свежие, я их всего полтора года назад обновил, - поспешил уточнить Хеллборн.
  
  "Чтоб вы подавились!"
  
  Недоверчивые "дорогие гости" заставили его пробовать чуть ли не каждое блюдо, но в конце концов сменили гнев на милость.
  
  - Эй, ты куда? - снова забеспокоился Вальтер Розен, когда Хеллборн направился к двери.
  
  - Да куда я денусь? - развел руками Джеймс, заодно демонстрируя свой браслет. - Я иду спать в свою комнату. Остальной дом в вашем распоряжении.
  
  Один из мексиканцев довольно небрежно осмотрел спальню, проворчал "ладно, только без фокусов" и оставил Хеллборна в покое. Джеймс выпроводил его и бессильно рухнул на кровать. "Home, sweet home".
  
  В его отсутствие здесь явно кто-то побывал. Обыскивали аккуратно - в том смысле, что дом не стоял верх дном. Но неведомые гости особенно не пытались скрыть свой визит. Книги расставлены небрежно, стулья не на своих местах, даже бочки в подвале двигали.
  
  Но тайник они не нашли.
  
  Хеллборн задумчиво перебрал фотографии "Розеттского камня" и страницы, вырванные из дневника профессора. А зачем откладывать? Этих фотографий должно хватить.
  
  Джеймс спустился в собственную библиотеку. Поколения Хеллборнов без устали пополняли ее, да и профессор Лайнбрейкер внес немалый вклад. Поэтому блудный хозяин дома совсем не удивился, отыскав на одной из полок томик "Кельтические языки Британии". Судя по обложке - не то издание, что листал старик в Лондоне за несколько часов до смерти. Более раннее. Но и это сойдет.
  
  Разложил книгу и фотографии прямо на кровати, лег на живот, достал увеличительное стекло и принялся за работу. Уже через несколько минут он и думать забыл не только обо сне, но и обо всем на свете.
  
  И только осторожный шепот за спиной вернул Джеймса к окружающей реальности:
  
  - Мистер Хеллборн, сэр...
  
  - Старшина Коппердик?!
  
  Да, это был старый добрый старшина Коппердик -- унтер-офицер линейного монитора "Королева Матильда", с которым они прошли огонь, воду и воздух, от Кергелена до Харбина. Ветеран первой мировой был облачен в обычный комбинезон альбионского охотника, мокрый и грязный.
  
  - Да, это я, сэр! - старый вояка был вне себя от радости. - Извините, что забрался к вам без приглашения... Лейтенант Флойд видел вас в аэропорту.
  
  - Флойд? - переспросил Хеллборн.
  
  - Ну да, он шастал там в мундире виксоса. Все наши здесь - и Уотерсон, и коммандер Гоггинс, и лейтенант Мак-Айзек...
  
  - "Здесь" - это где? - уточнил хозяин дома. - И что здесь вообще произошло?
  
  - Разгромили нас, сэр, - вздохнул старшина. - Кто отступил, кто сдался, а мы в джунгли ушли. Нас ведь, харбинских сидельцев, свели в один отряд морской пехоты - вот мы и были вместе. Прячемся сейчас неподалеку от Пирамиды, в заповеднике. Виксосы и их прислужники туда пока не совались, боятся... Так вот, я и говорю, Флойд вас увидел - и сразу к нам. Коммандер Гоггинс тут же смекнул, что вы к себе домой пойдете. Ну я и вызвался проверить. Мы же в Харбине адресами обменялись, я запомнил. Ну и вот. - Коппердик неловко развел руками и замолчал.
  
  - Беллоди тоже с вами? - вдруг вспомнил Джеймс.
  
  - Нет, мистера Беллоди не встречали, и не знаем, где он.
  
  ("Интересно, а где сейчас Матильда? Клавдий? Сэр Энтони? Генерал-капитан Фуллбокс?" Он так и не узнал, что с ними случилось после падения Моноплании).
  
  - Кто эти парни внизу, сэр? Друзья? - осторожно спросил ветеран.
  
  - Нет, - покачал головой Хеллборн. - Совсем наоборот.
  
  - Вы можете пойти со мной или должны остаться с ними? Я же понимаю, если у вас секретное задание...
  
  - Именно так, старшина, - кивнул Джеймс. - Вам лучше уйти прямо сейчас. Передавайте ребятам привет. Пусть держатся, скоро мы вышвырнем белголландских ублюдков к чертовой матери.
  
  - И откуда они только набрали всю эту наемную сволочь?! - старшина в отчаянии впечатал сжатый кулак правой руки в левую ладонь.
  
  - Долгая история, мистер Коппердик, - вздохнул Хеллборн. - Пойдемте, я вас провожу.
  
  Мексиканцы могли сколько угодно охранять парадный выход -- в пирамидальном доме египтянского образца с избытком хватало черных ходов, один из которых привел двух альбионцев на крытую веранду. На расстоянии протянутой руки по-прежнему бушевал косой ливень, но благодаря пирамидальному козырьку на веранде было сухо, хотя и не совсем тепло.
  
  - Желаю удачи, старшина, - сказал Хеллборн. - Скорей всего, завтра мы отсюда уедем. Можете пользоваться моим домом свободно, в подвале полно запасов, за книжным шкафом в библиотеке - сейф с оружием. Там немного, пара дробовиков и револьверов, но вам может пригодится. Код В-5424. Запомните?
  
  - Запомню, - кивнул Копердик. - Спасибо, сэр.
  
  - Кстати, - спохватился Джеймс, - а у вас случайно не найдется лишнего ствола? Мне нужен прямо сейчас. Чем меньше - тем лучше.
  
  - Конечно, сэр! Вот, держите, - старшина протянул ему небольшой "велодог". - Слабенький, 6 миллиметров, но очень точный.
  
  - Сойдет, - кивнул Хеллборн, проверил барабан, вскинул оружие и выстрелил. Действительно, слабенький. Вряд ли кто-то услышит, на фоне такой грозы.
  
  Изумленный старшина Коппердик схватился за горло, перевалился через перила и рухнул в грязь.
  
  - Ты что-то хотел сказать? - Хеллборн перегнулся через перила и приложил свободную ладонь к уху. - Ась? Не слышу!
  
  Старшина ворочался в луже и почти неслышно хрипел. Через его пальцы, сжатые на горле, прорывались тонкие, но резкие кровяные фонтанчики. Глаза, как обычно и бывает в подобных ситуациях, медленно покидали орбиты. В один из этих глаз Хеллборн и пустил вторую пулю.
  
  - Ну же, на кого ты работаешь? - почти закричал Джеймс, стреляя в третий раз. - На британцев?! БАНГ! Австрийцев?! БАНГ! Кальмар, Грифон, Дракон, Беовульф?!!! БАНГ! А какая разница?! ЩЕЛК-ЩЕЛК-ЩЕЛК! Ты уже не сможешь меня предать!!! Ха-ха-ха! Не сможешь! Никогда! Не сможешь меня предать!!!
  
  Гром и молния.
  
  Новый порыв ветра все-таки забросил несколько капель дождя под козырек. Хеллборн снял очки и аккуратно протер стекла носовым платком. Вернул очки на переносицу, бросил короткий взгляд в ночь. Ночь моргнула в ответ. Потом еще раз. Какие красивые рубиновые глазки, заметил Джеймс. Сомнений не оставалось.
  
  - Привет, малыш! - с неподдельным воодушевлением воскликнул Хеллборн. - Рад тебя видеть!
  
  Титанис приблизился. Не особенно большой, но и не маленький, два с половиной метра. Молодой, но вполне зрелый самец. Можно сказать - ровесник Хеллборна. Если вспомнить, сколько живут титанисы. Бедняга промок до костей и выглядел довольно жалко. Мокрая курица. Мокрый цыпленок, почти с нежностью подумал Джеймс. И откуда у него столько нежности?... Неважно. Пусть альбионец не так давно расстрелял одного титаниса на вершине пирамиды, и послал на верную смерть другого в Харбине -- они не держат зла и помнят только добро.
  
  - Ты уже вернулся домой? - спросил титанис, приблизив белоснежный клюв почти к самому лицу человека.
  
  - Как видишь, - развел руками Хеллборн. - Извини, не могу пригласить тебя в дом. Но зато я приготовил тебе ужин!
  
  Попугай-Убийца моргнул и посмотрел себе под ноги.
  
  - По полю разбросаны кости, - задумчиво пробормотал Джеймс. - Их жадные псы разбросали. В холодной Альбании осень. Весна возвратится? Едва ли!
  
  Титанис тем временем развернулся на 180 градусов, и то ли что-то произнес, то ли просто чихнул в темноту, откуда немедленно выпрыгнули еще два титаниса - самец и самочка. Брат и сестра, наверно. Какой он молодец, умилился Джеймс. Решил поделиться с младшими.
  
  - Ладно, я пойду! - добавил Хеллборн. - Приятного всем аппетита!
  
  Титанисы ничего не ответили, поглощенные трапезой.
  
  Оказавшись внутри дома, Джеймс снова стянул с себя очки и дрожащей рукой вытер лицо, при этом расцарапав его до крови. Не сразу понял, что пальцы все еще сжимают опустошенный револьвер с острым шомполом, торчащим наружу. Бросил оружие в карман брюк и снова провел ладонью по лицу. Что это было, черт побери? Почему?! Зачем?! К черту, где мои таблетки?...
  
  Спать, спать, спать...
  
  
  
  * * * * *
  
  
  
  БИФ "Гай Юлий Цивилис" был только одним дирижаблем из целой эскадры, отправлявшейся на юг. Мексиканским военным наблюдателям отвели четырехместную каюту на троих, где они и прохлаждались. В буквальном смысле. Температура за бортом колебалась в районе минус 50 по Цельсию, внутренняя система обогрева откровенно барахлила.
  
  - Это заговор, - уверенно заявил Розен через несколько часов после вылета, - нас решили заморозить. Мы должны потребовать от капитана дирижабля...
  
  Ему никто не ответил, даже верный Маржерет, поэтому Розен, до того ходивший взад-вперед по маленькой и тесной каюте, решительно направился к выходу.
  
  - Вот прямо сейчас пойду и потребую!
  
  - Счастливого пути! - на удивление единодушно отозвались Маржерет и Хеллборн.
  
  - Не понимаю, как вы можете с ним работать? - продолжил Джеймс, едва за капитаном Розеном захлопнулась дверь. - Он ведь просто ненормальный!
  
  - Не стоит, мистер Хеллборн, - равнодушно зевнул Маржерет. - Я могу заранее предсказать наш дальнейший разговор. Сейчас вы предложите мне избавиться от Вальтера, поделить сокровища 50/50, ну и так далее. А я все равно откажусь. Так зачем зря стараться?
  
  - В мыслях не было, - искренне обиделся Хеллборн. - За кого вы меня принимаете?! Нет, я не собираюсь унижаться до столь примитивной интриги - я буду действовать хитрее и тоньше!
  
  - Хочу на это посмотреть, - все так же равнодушно отвечал Маржерет.
  
  Розен вернулся довольно быстро, гораздо более злой и рассерженный.
  
  - Меня не пропустили к командиру! "Капитан сейчас занят, нельзя ему мешать! Но он обязательно к вам заглянет!" Белголландские мерзавцы! Вот с какими союзниками приходится иметь дело.
  
  - Вот-вот, мерзкие ублюдки, - поддакнул Хеллборн. - Ваш кайзер совершил большую ошибку, выступив на их стороне. Когда виксы будут уничтожены, вы падете вместе с ними! Право, Гермексике стоило примкнуть к Альянсу, тогда бы она смогла занять достойное место... и ведь еще не поздно это сделать!
  
  - Это и есть ваша тонкая интрига, Хеллборн?! - расхохотался Маржерет. - Жаль, что я не могу решать от имени кайзера - тогда бы она имела хоть какой-то смысл.
  
  - Нет, - хитро улыбнулся Джеймс, - я еще даже не начинал.
  
  В дверь постучали.
  
  - Да-да, войдите! - поспешил ответить Хеллборн. Его спутников это явно оскорбило - в конце концов, альбионец был в этой каюте пленником, а не хозяином. Но мексиканцы никак не прокомментировали выходку Хеллборна.
  
  - Доброе утро, господа. Мне доложили, что вы хотели меня видеть? Я командир корабля, полковник... дьявол.
  
  - Полковник Дьявол? - удивился Хеллборн. - Признаться, не ожидал от тебя такой бедной фантазии! Что случилось? Тебя наказали за провал на Острове Черепов? И поставили командовать цеппелином-развалюхой? Я угадал?! Черт побери, а Стефи тоже здесь?! Или ее наконец-то отправили на пенсию по инвалидности? Ха-ха-ха!
  
  Полковник Франц Стандер выхватил оружие первым, мексиканцы чуть позже, Хеллборн всего лишь скрестил руки на груди и загадочно улыбнулся.
  
  - Кто вы такие? - очень напряженным тоном поинтересовался Стандер.
  
  - В чем дело, герр полковник?! - возмутился Розен. - Разве вы нас не помните? Мы встречались в Новой Голландии, перед самой войной!
  
  - Помню, - кивнул белголландец, - и только поэтому я вас до сих пор не пристрелил. Но вот кто этот человек?
  
  - Это наш новый коллега, гранд-майор Хайльборман. Мы летим в Скоттенбург, где должны примкнуть к штабу люфтмаршала Глобанчика...
  
  - Что вы несете?! Какой еще гранд-майор?! Это альбионский шпион и самый опасный человек в Южном полушарии! - Стандер поднял пистолет повыше. - Его нужно немедленно убить! На этот раз наверняка!
  
  - "Наверняка"? - переспросил Маржерет. Но Стандер ему не ответил, повернувшись к альбионцу:
  
  - Сволочь, я же тебе башку прострелил! Что ты здесь делаешь?!
  
  - Проверь свой пистолет, Франц, - спокойно улыбнулся Хеллборн. - Хорошенько проверь. Что-то мне подсказывает, что он и в этот раз не сработает. Кто-то хочет твоей смерти. Кто?
  
  - Нет, я в эти игры играть не собираюсь, - покачал головой белголландец. - Господа, я намерен застрелить его, и не советую мне мешать. Стефани была права, надо было отрезать тебе голову. Жаль, не успели...
  
  - Черт, придется с ним поделиться, - задумчиво пробормотал Джеймс. - Как вы думаете, он согласится на пятнадцать процентов?
  
  - Заткнись! - прошипел Розен.
  
  - Это и есть ваша интрига, Хеллборн? - рассмеялся Маржерет.
  
  - "Хеллборн"? - повторил Стандер. - Прекрасно, вам известно его настоящее имя. Может быть, вы даже на него работаете? Чертовы мексикашки...
  
  - Придержите язык, герр полковник! - вспыхнул Розен.
  
  - Не указывай, что мне делать, гребаный кактус!
  
  - Ах ты виксос, сукин сын...
  
  Все произошло очень быстро. Стандер направил пистолет на Хеллборна. Розен прицелился в Стандера. Хеллборн укрылся за спиной Маржерета, одновременно обхватив мексиканца за шею левой рукой и приставив к его виску револьвер Коппердика.
  
  У него был только один патрон. Хеллборн нашел его на веранде, на следующее утро, когда выходил из дома. Очевидно, патрон вывалился из кармана старшины, когда бедняга летел вниз. Коппердика же и след простыл. Вернее, следов не оставили всласть поужинавшие титанисы...
  
  ...придушенный Маржерет направил свой пистолет в потолок. В таких позициях они и застыли на следующие несколько секунд.
  
  - Говорю вам, этот человек - опасный альбионский агент, - прошипел Стандер. - Его нужно немедленно пристрелить!
  
  - Пусть альбионский агент, - Розен не видел смысла в дальнейшем маскараде, - но он нам нужен! Мы не позволим вам его убить!
  
  - Вы не понимаете, он вас все равно обманет! Он заведет вас в ловушку и погубит! - воскликнул белголландец. - Кроме того, его очень трудно убить. Но если мы соединим усилия...
  
  - Полковник, своим поведением вы оскорбляете нашего кайзера. Предательское нападение на союзных офицеров, в то время когда они гостили на борту белголландского корабля...
  
  - Я готов рискнуть, - отрезал Стандер. - Все будет гораздо хуже, если я не остановлю его. В том числе для вашего кайзера.
  
  - Хеллборн, бросьте валять дурака, - прохрипел Маржерет. - Немедленно отпустите меня!
  
  - Предложите ему двадцать пять процентов, - ухмыльнулся Джеймс. - Иначе мы будем долго так стоять.
  
  - О чем лопочет? - все-таки не выдержал и заинтересовался белголландец. - Какие еще проценты?!
  
  - Не вашего ума дело! - рявкнул Розен. - Вам еще придется отвечать за ваш безрассудный поступок! Мой кайзер...
  
  Завывшая сирена боевой тревоги не дала ему договорить.
  
  - Капитан - немедленно на мостик! Капитан - немедленно на мостик! - заорал динамик на потолке.
  
  - Ну вот, началось, - как-то равнодушно заметил Стандер. Бочком придвинулся к внешней стене каюты и бросил короткий взгляд в иллюминатор. Потом снова взял Хеллборна на прицел. - Нас атакует вражеский флот. Пора с эти кончать...
  
  ТРРРРРРРРР-КЛАЦ! - ответила ему внезапно освобожденная пружинка.
  
  - Вот дерьмо, - только и успел сказать Хеллборн, после чего потерял сознание от резкой боли.
  
  "Рэнкин" не обманул", - понял он, когда снова пришел в себя. Все очень некрасиво и неприятно.
  
  Проклятый Стандер помешал им в очередной раз завести предохранитель, и мина наконец-то сработала. Так и есть, понял Хеллборн, бросив взгляд на свою левую руку -- минус одна кисть, ладонь, бугорок Венеры, линия жизни, пять пальцев... что там еще было? дерьмо-дерьмо-дерьмо!!!
  
  Рядом с ним на полу валялся труп капитана Маржерета с наполовину оторванной головой - ну да, Джеймс как раз прижимал левую руку к горлу мексиканца, когда бомба взорвалась. Следующим в его поле зрения попало тело в мундире белголландского полковника. Стандер? Лицо раскурочено до полной неузнаваемости. Что случилось?...
  
  - Его пистолет взорвался и снес ему башку! - заорал прямо в ухо Розен. - Чертов болван, идиот! Вставай! Убил бы тебя, но ты мне еще нужен!
  
  Ага, так это Розен наложил на него сразу два импровизированных жгута. Перестарался. Или нет? Почему я так плохо вижу? Понятно, очки снесло близким взрывом... глаза вроде на месте? голова Маржерета приняла на себя основной удар. В ушах звенит, трещит, пол постоянно пытается уйти из-под ног...
  
  - В нас опять попали! - снова завопил Розен. - Да что же это такое!...
  
  "Вражеский флот", сказал Стандер перед самым взрывом. Вражеский? Для него. Альбионский? Будет неприятно, если свои же собьют... хотя...
  
  - Пошли отсюда, - Розену наконец-то удалось поднять Хеллборна. - Надо перебраться в другую каюту. Желательно, в среднем корпусе.
  
  Они едва успели переступить порог, как новый взрыв потряс корабль и бросил их на пол. Сирена, вопли, выстрелы.
  
  "Абордаж", - сообразил Хеллборн. Наши развлекаются. В самом деле, могли бы просто сбить.
  
  - Черт, черт, черт! - вопил Розен. Джеймс решил не обращать на него внимания и пополз обратно в каюту, опираясь на здоровую руку. Тевтонец последовал за ним. Выстрелы звучали совсем рядом.
  
  - Сдавайтесь, ублюдки! - закричал кто-то в только что покинутом коридоре. Кто-то осторожный, не спешивший заглянуть в каюту.
  
  - Не стреляйте! - что было сил заорал в ответ Хеллборн. - Здесь свои! Альбион! Семпер фай! Пара беллум! Глацис импера!
  
  На пороге появились сразу два воздушных пехотинца в грязно-серых пятнистых комбинезонах.
  
  - Ну, допустим, - проворчал один из них, расматривая Хеллборна. - А это кто такой? - солдат кивнул на Розена, пытавшегося забиться в дальний угол.
  
  - Тупой ацтек, - равнодушно сообщил Джеймс. - Убейте его.
  
  Солдаты заколебались, но капитан Вальтер Розен потянулся за пистолетом, и тем самым решил их сомнения не в свою пользу. "Вишневка Бесс" одного из альбионцев полыхнула огнем, и рука мексиканца замерла на полпути к рукоятке парабеллума - навсегда.
  
  * * * * *
  
  Оазис и город Маленькая Исландия находился на южной границе Земли Королевы Матильды. Туда и перебралось временное правительство Альбиона после падения Фрэнсисберга. Там же приземлилась и эскадра альбионских кораблей, одержавшая славную победу над белголландским конвоем.
  
  Некоторое время к Хеллборну продолжали относится, как к врагу и военопленному - мало ли кто пытается выдать себя за альбионца! Но вскоре его принялись узнавать старые знакомые - с кем-то служил, с кем-то работал, с кем-то учился в Академии ВМФ, и в конце концов он предстал перед светлыми очами контр-адмирала Пудинга.
  
  - Ну и ну, - только и сказал заместитель сэра Энтони и второй человек в Альбионской секретной службе. - Хеллборн, вы ли это?
  
  - Так точно, сэр.
  
  - И почему на вас мексиканский мундир?
  
  - Потому что мне до сих пор не принесли пижаму, - не выдержал и огрызнулся Джеймс. Разговор происходил в городской больнице, куда его поместили на каком-то этапе. Уже после операции - кисть, разумеется, не пришили обратно, но удалили обломки костей, промыли рану, убрали жгуты, наложили швы и накачали обезболивающими наркотиками. И все это - прямо на борту госпитального дирижабля.
  
  Что и говорить, атака на белголландский флот была очень тщательно подготовлена, спланирована и обеспечена. Насколько успел понять Хеллборн, после падения столицы, кое-кто лишился высоких постов и званий (как всегда), а кто-то молодой и способный, занявший его место, спешил себя проявить и показать. И показал. Жаль, что этот парень не командовал обороной Фрэнсисберга... хотя, кто знает, с каким треском он бы проиграл ту безнадежную битву...
  
  - И все-таки, Хеллборн?
  
  Контр-адмирал Пудинг (еще не так давно бывший гросс-коммандером) славился своей грубостью и бестактностью. Одно слово - плебей. Оторванная рука, нога, голова - какие пустяки, он бы явился допрашивать Хеллборна в любом случае. Джеймс вздохнул и принялся рассказывать. Не все, разумеется. Избранное. Например, мистеру Пудингу совсем необязательно было знать о сладком ужине титанисов под окнами усадьбы Хеллборнов...
  
  - Интересно, очень интересно, - равнодушным тоном сказал Пудинг. - К сожалению, я так и не понял, почему вы убили английского профессора.
  
  - Об этом я буду говорить с другими людьми, - сквозь зубы процедил Джеймс и откинулся на подушку. - Насколько мне известно, некоторые из них находятся здесь, в Маленькой Исландии.
  
  - Вы забываетесь, Хеллборн, - нахмурился контр-адмирал. То есть не нахмурился, конечно. Об его эмоциях можно было только догадываться. Лицо адмирала Пудинга всегда оставалось стандартно-равнодушным, сонным и холодным. Ранняя лысина и свинячие глазки только усиливали это впечатление.
  
  - Вы мне лучше скажите, где сэр Энтони? Ему удалось спастись из Моноплании?
  
  - Конечно, иначе откуда бы я знал о ваших лондонских похождениях? - неохотно сообщил заместитель шефа. - Но сейчас его нет в Маленькой Исландии, и поэтому вы подчиняетесь мне.
  
  - Как скажете, сэр. Но есть вещи, о которых я не буду с вами говорить, - Хеллборн равнодушно прикрыл глаза, давая понять, что разговор окончен.
  
  Возможно, в другое время и в другом месте Пудинг не отступил бы так легко, но Джеймс догадывался, что сейчас у второго человека в ДСС дел должно быть по горло.
  
  - Хорошо, мы продолжим разговор в другой раз. До тех пор - считайте, что вы под домашним арестом. И чтобы у вас не было иллюзий, ключевое слово - "арест". Я оставлю с вами охрану. Выздоравливайте поскорее, мистер Хеллборн.
  
  "Издевается, скотина", - Джеймс приоткрыл глаза и бросил взгляд на свою левую руку. Дьявол, даже выстрел в голову теперь казался меньшим злом -- тем более, что приступы мигрени прекратились как по волшебству, с того самого момента, как прогремел злополучный взрыв. Надолго ли?...
  
  - Джеймс! Это ты?! Как я рад тебя видеть!!!
  
  "О, еще один голос из далекого прошлого".
  
   - И я тоже рад, - промямлил Хеллборн.
  
  - Выше нос, солдат! Тебе повезло гораздо больше, чем другим! Стакан наполовину полон - и ты должен выпить его до конца!
  
  "Сам понял, что сказал? Оптимист хренов".
  
  Полковник Горлинский с грохотом опустился на табуретку, все еще хранившую тепло от задницы адмирала Пудинга.
  
  "Старик совсем сдал, - подумал Хеллборн, рассматривая нового гостя. - Хотя, какой к черту старик? Ему и пятидесяти нет. Сдал ли? Да вроде бы нет. Разве что окончательно поседел".
  
  Тот самый полковник Горлинский, как можно было догадаться или не догадаться по его фамилии, был эмигрантом из советской зоны влияния. Один из сотен тысяч белогвардейцев, проигравших Гражданскую войну и покинувших родину -- и одновременно один из нескольких жалких десятков, добравшихся до Альбиона. Все прочие сочли за благо остановить свой бег в далеких и северных (относительно Альбиона) странах. В Академии ВМФ господин Горлинский преподавал русский язык, Istoriyu Gosudarstva Rossijskogо и некоторые основы шпионского дела. Крепко осел, обзавелся знакомствами, друзьями и влиятельными покровителями, но так и остался чужаком для высокомерных пингвинов. Впрочем... Времена меняются, подумал Джеймс.
  
  - Я вижу на вас альбионский мундир, сэр.
  
  - Какой я тебе "сэр"! Меня аттестовали всего лишь на майора, это я тебя должен "сэром" называть! Да, я наконец-то получил альбионское гражданство! - Горлинский просто светился от счастья. - Я был на борту "Утера Пендрагона", когда мы разгромили белголландский конвой!
  
  "Кажется, он знает, за что сражается, - заметил Хеллборн. - Или, по крайней мере, догадывается".
  
  Полковник говорил еще долго, но Хеллборн его уже не слушал.
  
  Спать, спать, спать...
  
  Следующим визитером был лейтенант Реджинальд Беллоди. Хеллборн как раз прогуливался по коридору госпиталя, поэтому фальшивый итальянец полез обниматься.
  
  - Ну-ну, - нахмурился Джеймс, - только не надо розовых соплей. Мы еще всех переживем.
  
  Беллоди торопился, поэтому новостями и секретами обменялись быстро.
  
  - Где Матильда?
  
  - Я оставил ее в Дракенсберге, в надежном месте. И сам должен возвращаться туда. Меня машина на улице ждет.
  
  - Мой портфель?
  
  - Там же. Но я тебе привез кое-что, - Беллоди протянул толстый пакет. - Как будто чувствовал, что тебя встречу. Оригиналы в портфеле, просто выдался случай и я решил проверить, можно ли в наших условиях проявить нестандартную грифонскую кинопленку. Еще как можно! Вот, можешь полюбоваться. Здесь не все, конечно, я взял на пробу несколько кусков. Все, я побежал. Если что...
  
  - Встретимся на другой стороне.
  
  - Только без пафоса, Джеймс!
  
  Хеллборн заперся в туалете и долго просматривал нарезанные и распечатанные фотокадры. Потом тщательно разорвал их и несколько раз спустил воду. Уставился в запертую дверь и задумался. К реальности его вернул только настойчивый стук медсестры:
  
  - Коммандер, с вами все в порядке? Вы себя хорошо чувствуете?!
  
  - Да, спасибо, я уже выхожу, - пробормотал Хеллборн.
  
  Еще через несколько суток за ним пришли, принесли теплую одежду, посадили в снегоход и повезли в неизвестном направлении.
  
  В отличие от покоренного Фрэнсисберга, в Маленькой Исландии было все в порядке с климатом. Зима как зима - пусть не такая суровая, как в окружающей Антарктике, но заснеженные улицы и дымовые столбы над пирамиддомиками вполне могли соперничать с каким-нибудь канадским или скандинавским пейзажем накануне Рождества. Поэтому снегоход в таких условиях был более чем уместен.
  
  Место, куда его доставили, было Хеллборну знакомо - дворец губернатора. Ну что ж, ожидаемо и предсказуемо. Разумеется, это была еще одна египтянская пирамидальная крепость, неоднократно перестроенная и благоустроенная. В один из роскошных подвальных залов его и отвели. Чуть ли не втолкнули внутрь и осторожно прикрыли за собой дверь.
  
  Джеймс осмотрелся. Все как положено - факелы, огонь в центральном камине, черепа на стенах, трофейные штандарты египтянцев, скелеты титанисов и прочее мракобесие. Вокруг камина - люди в удобных мягких креслах. Некоторые продолжают тихо разговаривать между собой, но кое-кто уже обратил внимание на прибытие Хеллборна.
  
  - Джеймс! Мы рады видеть тебя в добром здравии!
  
  "Еще один мерзавец издевается!"
  
  - Проходи, присаживайся. Вот как раз свободное место.
  
  - Такая честь, такая честь, - пробормотал Хеллборн, хотя нельзя сказать, что он был особеннно взволнован или расстроган. Не те времена на дворе, да и он уже не тот.
  
  Присел. Перевел дыхание. Уложил поудобнее покалеченную руку. Осмотрелся.
  
  Здесь были почти все. Все Люди Второго Круга. И сэр Альфред Кейн, генеральный комиссар полиции; и сэр Гораций Гамильтон, генеральный прокурор Альбиона; и сэр Фредерик Соренсен, маршал Воздушной Пехоты; и, между прочим, вице-адмирал Энтони Гильберт, директор Секретной Службы, и некоторые другие. И даже гросс-коммандер Натаниэль Гренвилль, бывший военный атташе в Лондоне. Надо же, и господин Авраам Вульф, американский посол, тоже был здесь. Вот уж необычный гость.
  
  - Как самочувствие, Джеймс? - участливо поинтересовался сэр Альфред.
  
  "Сговорились они, что ли? Впрочем, все верно, действительно сговорились. Не без моего участия".
  
  - Хреново, - не стал лицемерить Хеллборн.
  
  - Ну-ну, зачем так грубо? Понимаю, тебе нелегко пришлось, но в эти тяжелые времена... бла-бла-бла, бла-бла-бла, и т.д., и т.п., етс.
  
  - Вы совершено правы, сэр, - поспешил согласиться Джеймс, дабы покорее покончить с предисловием и перейти к основной части грядущего разговора. И своей цели добился.
  
  - Итак, Джеймс, расскажи нам, действительно ли ты убил Сайруса Лайнбрейкера - и если да, то почему?
  
  Хеллборн не стал тянуть с ответом.
  
  - Да. Он вплотную подошел к расшифровке египтянских иероглифов - и собирался рассказать об этом всему миру.
  
  - Всему миру? Именно так? - не поверил сэр Фредерик.
  
  - Ну к чему это буквоедство, сэр? - нахмурился Хеллборн. - Да, он собирался рассказать об этом своему другу-врагу, профессору Уильяму Стэнхоупу, и привлечь его к работе. Следующий естественный шаг - привлечение всяких студентов/аспирантов, доклад на кафедре, далее везде. И вот уже целый мир знает, как читать египтянские знаки, а в каждом уважающем себя научном институте лежат огромные архивы альбионских текстов - рисунки, фотографии, слепки, репродукции. Я уже не говорю про ту многострадальную фреску, которая кочует из учебника в учебник по английской истории и украшает главу "Завоевание Нового Альбиона"!
  
  Люди Второго Круга переглянулись.
  
  - Вот оно что, - протянул сэр Энтони. - Неудивительно, что ты молчал...
  
  - Именно так, сэр, - кивнул Хеллборн. - Я не знал, что вы допущены в... это собрание.
  
  - Звучит угрожающе, - поджал губы сэр Альфред. - Но как ему это вообще удалось? Он нашел какой-то ключ? Разработал систему? Мы должны понять это, если не хотим, чтобы кто-то повторил достижения профессора.
  
  - Он нашел "Розеттский камень", - отвечал Хеллборн, - выбитый на камне и залитый золотом подробный словарь - гэльско-египтянский словарь, если быть совсем точным. Его составил никому не известный ирландский монах из первых колонистов Альбиона. Составил, поручил египтянскому мастеру изготовить его из черного альбионского базальта и спрятал в одной из Великих Пирамид. А 350 лет спустя профессор Лайнбрейкер нашел его.
  
  Люди Второго Круга снова переглянулись.
  
  - Поразительно, - прошептал сэр Гораций. - И где же этот словарь сейчас? Надеюсь, в надежном месте? Только не говори, что он остался в Лондоне! Если его найдут виксы...
  
  - Нет, он не в Лондоне.
  
  - Где же он тогда?
  
  - Понятия не имею, - честно признался Джеймс.
  
  - Не надо так шутить, сынок, - нахмурился сэр Альфред.
  
  - Не надо обвинять меня в любви к дурным шуткам! - вспыхнул Хеллборн. - Камень пропал. Его украли. И я даже знаю имя вора.
  
  По комнате прокатилось легкое волнение.
  
  - Нет, не надо так волноваться, - криво усмехнулся Джеймс. - Его нет в этом зале... хотя за мелких сообщников и подручных я не ручаюсь...
  
  - Ты забываешься, мальчик, - повысил голос маршал Соренсен.
  
  - А впрочем, какие там сообщники, - спокойно продолжал Хеллборн, - сборище высокомерных и напыщенных болванов. Неудачники, которые уже много потеряли, а потеряют еще больше.
  
  На некоторое время в комнате воцарилось неловкое молчание.
  
  - Ты говоришь как человек, которому нечего терять, - вкрадчиво заметил сэр Гораций. - Однако ты ошибаешься. Позволь мне объяснить тебе кое-что...
  
  Сэр Гораций был уверен, что в этом месте Хеллборн его прервет, воскликнув традиционное "Нет, это вы мне позвольте!", но наглый сопляк обманул его ожидания и промолчал. Поэтому в комнате снова наступило молчание. Первым его поспешил нарушить сэр Альфред:
  
  - Ну же, Джеймс, раз уж начал - договаривай.
  
  - Что я здесь вообще делаю? - развел руками Хеллборн. - Дурацкое тайное общество, якобы посвященное оккультным наукам, забытым древним знаниям, лемурам, атлантам и прочему бреду, в который никто из здесь присутствующих не верит! И не только не верит, но и насмехается - особенно когда уверен, что никто его не слышит! Но это внешняя скорлупа, а что под ней? О, да, мы уже долгие годы прикидываемся добропорядочным англосаксонским государством, оплот цивилизации, двигатель прогресса, свет мира, бремя белых, бла-бла-бла. Управлением таким государством - большая честь и огромная ответственность... я ничего пока не пропустил?
  
  - Продолжай, продолжай, - ласково кивнул сэр Фредерик.
  
  - ...поэтому будущих лидеров надо готовить долго и тщательно. Желательно с детства, но мы же не прогнившие монархисты? сойдут и студенческие годы. Опять же, мы пытаемся хранить якобы древние и священные традиции, поэтому не можем сказать прямо - вот Общество Будущих Стар-Чемберленов и Генерал-Капитанов, Министров и Фельдмаршалов. Поэтому - тайное братство, дурацкие обряды посвящения, фальшивые церемонии и ложные цели, должные отвлекать внимание. И ничего придумывать не пришлось - у нас целая древняя страна, полная тайн и загадок. Почему бы не поставить эти тайны к себе на службу? Романтика! Восторг! Жалкие бритты и янки могут лопнуть от зависти! Ладно, все это хорошо, но ореол таинственности надо поддерживать. И он поддерживается. Старик-профессор мог нанести по нему сильный удар - и поэтому он умер. Хотя, казалось бы - что такого он мог прочитать на древних египтянских фресках? Длинные списки императорских династий? Героические песни о великих сражениях? Молитвы давно забытым языческим богам? Неважно. Важно то, что собирался сделать я. Явиться на очередное тайное собрание с "Розеттским словариком" под мышкой. "Ах, Джеймс, какой ты молодец!" "Я всегда говорил, что мальчик далеко пойдет!" "А вы помните молодого Хеллборна?" "Тот, который нашел словарь? Хм. Вы правы, его стоит продвинуть". Адмирал Хеллборн! Генерал-капитан Хеллборн! Гросс-президент Хеллборн! Лорд-протектор Хеллборн!!! Звучит, а?!
  
  Джеймс перевел дыхание и осмотрелся. Никто не проронил ни слова. Его внимательно слушали.
  
  - У меня были очень обширные планы - во имя Родины, Расы и Религии. А профессор... что профессор? Старик просто умер и все. Никто ничего не должен был узнать. Как будто я самостоятельно нашел "Розетту". Но словарь украли, потом началась война, и все пошло прахом. Или почти все.
  
  Хеллборн замолчал и уставился на свои ботинки.
  
  - Ну-ну, - покачал головой сэр Энтони. - Тебе не стоит в будущем пересекать границы Британской Империи...
  
  - О чем вы, сэр? - ухмыльнулся Джеймс. - Я видел, как умер единственный свидетель - и убедился в его смерти. Американский следователь оказался тевтонским шпионом. А Британской Империи конец. Впрочем, и Альбиону скоро конец.
  
  - Вот это ты зря, - покачал головой сэр Фредерик.
  
  - Я же сказал - сборище высокомерных и напыщенных болванов. И жалких слепцов. Вы что, не поняли, что случилось в Фрэнсисберге?!
  
  - Внезапное и хорошо спланированное нападение, только и всего, - решительно сказал маршал Соренсен. - Нам и прежде случалось проигрывать сражения. Подумаешь, виксы - Фрэнсисберг брали испанцы, португальцы, американцы и сам генерал Маклин! Но это не значит, что мы проигрываем войну!
  
  - Слепец, - покачал головой Хеллборн. - Вы ведете войну не только с виксами. Против вас - Беовульф, Индоокеания, Доминация Спаги, Кальмария, Южная Римская Империя, Султан-Император Пальмираджа, Великая Гондвана, Младшая Династия Лян, Финнорвегия, Спарталбания и Великий Дом Амелунгов!
  
  - Ты бредишь, - спокойно заметил сэр Энтони. - Больше того, я уже слышал этот бред в монопланской тюрьме. Джеймс, тебе требуется длительный отдых. Впрочем, ничего удивительного. После того, как тебе выстрелили в голову...
  
  - Предатель, - холодно оборвал его Джеймс. - Все сходится. Апсак Брейвен сказал правду. Что ж, он больше выиграет от этой истории, чем мы, но это не значит, что я собираюсь молчать.
  
  - Что сходится?! - заорал директор Секретной Службы.
  
  - Ты все знаешь и хочешь замять дело, - уверенно заявил Хеллборн. - Но у тебя ничего не выйдет. Правда выплывет наружу. Рано или поздно будет получен подробный доклад о положении дел во Фрэнсисберге, про все эти орды с десятка разных планет...
  
  - Чушь, пропаганда виксов!
  
  - Кстати! - Джеймс поднял вверх указательный палец. - Что ты сделал с документами, которые я раздобыл в Порт-Султане? "Project De assche van Klaas"? Со всеми подробностями о Зеркальных Вратах?! Прочитал и уничтожил? А?! Не слышу!
  
  - Ты совсем потерял разум, сопляк. Какие еще "зеркальные врата"? - взорвался сэр Энтони. - Они собирались добывать на острове уран! Уран, понимаешь?! Для атомной бомбы!
  
  - Атомной что? - не понял изумленный Хеллборн. - Какой еще Уран? Это ведь название планеты? Еще одна альтернативная планета?! И почему я не удивлен?
  
  - Атомная бомба, идиот! Распад атома, атомное ядро, альфа-частицы -- ты что, уроки физики прогуливал?!
  
  - Вот почему нам требовалось еще пять лет, - внезапно заговорил до сиз пор молчавший гросс-коммандер Гренвилль. - Пять лет работ - и бомба у нас в руках. Хорошо что мы ошиблись и недооценили собственные силы...
  
  - Помолчи, Нейтан, - оборвал его сэр Энтони. - Ты и так напортачил.
  
  - Не беспокойтесь, она мертва, я лично отрезал ей голову, - машинально сказал Джеймс. - Уран?
  
  - Вот почему халистанцы скрывали в тайне Остров Черепов - огромные запасы урана, открытые месторождения! Вот почему виксы потратили столько сил, чтобы захватить наши урановые рудники на Южном полюсе! - воскликнул Гильберт. - Но они еще не знают, насколько просчитались!
  
  - Как интересно, - пробормотал Хеллборн, - где зеркала, там и уран. Очень интересно. Должна быть какая-то связь, закономерность. Надо все очень тщательно изучить и рассмотреть...
  
  - Продолжаешь бредить? - бессильно развел руками шеф Секретной службы.
  
  - Постойте! - внезапно спохватился сэр Альфред. - Вор! Ты сказал, что знаешь имя вора? Того, кто украл "Розеттский камень"?!
  
  - Ее зовут Вирджиния Вульф, - зевнул Джеймс Хеллборн.
  
  Все присутствующие машинально повернулись к тихому американскому послу и заставили того съежится в кресле.
  
  - Ты уверен? - снова повернулся к Хеллборну маршал Соренсен.
  
  - Нет, - честно признался Хеллборн. - На сто процентов - не уверен. Но вы знаете, каждый детектив, ведущий расследование, должен с чего-то начать. Она была моей лучшей зацепкой. Когда я узнал, что она сбежала в Скоттенбург за два дня до вторжения виксов, мои подозрения только усилились.
  
  - Этого не может быть, - очень тихо произнес мистер Вульф, - моя бедная девочка...
  
  - Твоя бедная девочка?! Ха-ха-ха! - внезапно расхохотался сэр Фредерик. - Ну, сегодня мы раскрыли уже немало больших и маленьких грязных тайн, пришло время для еще дной! А что? Другого случая может и не представиться! Завтра нас покорят марсиане или другие пришельцы -- правда, Джеймс? Ха-ха-ха! Кстати, Джеймс, она твоя сестра.
  
  - Что? - не понял посол Вульф.
  
  - Кто? - удивился Хеллборн.
  
  - Вирджиния - твоя сестра, идиот! - совсем уже неприлично заржал маршал Воздушной Пехоты. - Единокровная сестра, понял?! А ты чего вылупил глаза, Вульфи? Твоя жена была еще той штучкой! Английская селедка, плоская как доска, но что она вытворяла! Да ты и сам знаешь, ха-ха-ха! Вот Джимми Хеллборн - не этот юный болван, а старший, земля ему пухом, на нее и запал. Идиот, ты что не помнишь, когда он отправлялся в Лондон по штабным делам, ты еще письма с ним передавал, ха-ха-ха! Джимми еще рассказывал, что ради нее наряжался почтальоном - у твоей благоверной фантазия такая была, трахнуться с почтальоном! Ой, не могу, я сейчас лопну!!!
  
  - Спасибо, конечно, - рассеянно заметил Хеллборн, - а я-то думал, от семьи вообще никого не осталось. Особенно после того, как я убил приемного отца.
  
  - Ну, мы в молодости делали вещи и похуже, - внезапно ухмыльнулся сэр Гораций. - Альфи, расскажи ему, чего уж там.
  
  - Было бы что вспоминать, - недовольно поморщился сэр Альфред.
  
  - Что? - почему-то похолодел Джеймс.
  
  - Ты верно говорил, что ореол таинственности надо поддерживать, ну и... жертвоприношения на алтаре древних египтянцев - что может быть лучше? - усмехнулся Альфред Кейн.
  
  "Спросите у сэра Альфреда - вы же знакомы с ним? - он не даст соврать. Тогда Альфред Кейн был еще молодым детективом в Дракенсберге. Только никакого тайного общества не было. Был один сумасшедший чиновник. Он заманивал девушек из рабочего квартала к пирамиде короля Стивена и..." - вспомнил Хеллборн.
  
  - Так это вы их убивали... - прошептал он.
  
  - Каких только глупостей мы не делали в свое время, чтобы подняться на несколько ступенек выше, - пожал плечами начальник полиции.
  
  Джеймс Хеллборн не успел придумать ответ, потому что его мыслям помешала очередная сирена влздушной тревоги. Ничего удивительного. Удивительно, что этого не случилось раньше.
  
  - Что это? - не сразу понял кто-то из участников собрания.
  
  - Как что? - улыбнулся Джеймс. - Это они... Летучие Белголландцы. Yster mense in staal skepe.
  
  Он резко встал и направился к выходу.
  
  - Тебе лучше оставаться здесь, Джеймс, - заметил маршал Соренсен, - это надежное бомбоубежище.
  
  - Да? - усмехнулся Хеллборн. - А я почему-то в этом не уверен. Впрочем, неважно. Мне пора, джентельмены. Был рад пообщаться.
  
  Внезапно выросший перед ним охранник вопросительно посмотрел на сильных сего альбионского мира.
  
  - Пропустите его, - велел сэр Энтони. - И даже отвезите в офицерскую гостинницу, или еще куда-нибудь, он сам скажет. С этого момента ты в отпуску по болезни, Джеймс. Отдыхай, приходи в себя, набирайся сил. Ты еще нам пригодишься. Только умоляю, не делай глупостей.
  
  - Так точно, сэр! - рявкнул Хеллборн. - Разрешите идти?
  
  - Проваливай.
  
  - Куда вас доставить? - спросил водиитель снегохода.
  
  - На аэродром, - велел Джеймс. - И побыстрее.
  
  В ночном полярном небе уже скрестились лучи прожекторов, где-то на окраине оазиса ударили автоматические зенитки.
  
  На аэродроме царила обычная суматоха, предсказуемая в разгар воздушного налета. Джеймс Хеллборн прислонился к стене первого встречного ангара и погрузился в глубокую задумчивость. М-да... Придется подождать, пока белголландцы не улетят. До тех пор все равно ничего не выйдет. Больше того, до тех пор надо посидеть где-нибудь в тепле - минус тридцать градусов это слишком, даже для настоящего альбионца.
  
  К очкам (в госпитале он раздобыл новые, в специальной оправе, альбионскую модель, морозоустойчивые) прилип снег. Джеймс снял их, но протирать стекла в толстых перчатках было неудобно, поэтому он запихнул очки в карман комбинезона. Ничего страшного, всего нескольких диоптрий лишился, до диспетчерской башни и так дойду, вот она...
  
  Хеллборн зажмурился на секунду, что спасти глаза от очередной серии снежинок, и потому скорее почувствовал, чем увидел яркую вспышку, разорвавшую полярную ночь. Пришедший следом ураганный порыв горячего ветра отправил его в ближайший сугроб. Он больно ударился затылком - сугроб был неглубокий, а под ним скрывалась какая-то бетонная конструкция. Из глаз брызнули искры, в ушах зазвенело.
  
  "Дьявол, только этого не хватало! Казалось, только избавился от приступов головной боли..."
  
  Он выбрался из сугроба и грязно выругался. Осмотрелся по сторонам и замер.
  
  Над Маленькой Исландией, на фоне окружавшего оазис ледяного хребта, и безразмерного черного неба, в котором внезапно погасли звезды, поднималось огромное, чудовищное, багровое, грибовидное облако.
  
  - De assche van Klaas klopte op mijn hart, - прошептал потрясенный альбионец. - Пепел Клааса стучит в мое сердце...
  
  ...В наступившей неразберихе никто не заметил, как Джеймс Хеллборн забрался в пустую кабину приготовленного к вылету микро-цеппелина, поднял его в воздух и направился на юг.
  
  
  
  ;Глава 46. Когда на равнинах Афгана
  
  
  
  - Велиал, Вельзевул, Бафомет и Аполлион! - громко произнес Джеймс Хеллборн, пытаясь выбраться из кабины подбитого микроцепа. - Аааааааааааааааааа! - он очень неудачно уткнулся покалеченной рукой в борт машины - острая боль и круги перед глазами. Сознание только чудом не потерял. Приземлился в сугроб. Отдышался. Осмотрелся.
  
  Микроцеп был невероятно прост в управлении - ручка, штурвал, педаль газа, пулеметная кнопка, кнопка прожектора - и только поэтому Хеллборн ухитрялся справляться с ним одной рукой. Но это пока он летел по прямой. Когда его атаковали сразу два перехватчика, Хеллборн не смог маневрировать, и результат был предсказуем.
  
  Он так и не понял, кто его сбил. Возможно, виксы, а может быть и свои. Может быть, по ошибке, а может быть и нет. Кто-то обнаружил пропажу дирижабля и отправил за похитителем погоню. Все может быть. Хорошо, что они не стали снижаться, чтобы добить его. Раскурочили несущий баллон и улетели. А до границы Скоттенбурга оставалось каких-нибудь сто-сто двадцать километров!
  
  - Сто двадцать километров, - повторил он вслух. - Ничего страшного. Дойду за три дня. Или за четыре.
  
  В настоящее время Хеллборн щеголял в утепленном многослойном летном комбинезоне, почти скафандре (натянул с огромным трудом, с одной рукой-то!). Этот факт решал бОльшую часть проблем. Даже туалет как минимум двое суток посещать необязательно, хотя думать об этом было неприятно. Джеймс снова заглянул в кабину. Аварийный ящик по правому борту. Предполагается, что если пилот выбрасывается с парашютом, в процессе он может сбросить и ящик. Всего лишь два рычага нажать. К счастью, ему не пришлось этого делать.
  
  Так, что тут у нас? Компас, хронометр, барометр, фляжка с алкоголем, сухой паек, фонарик, зажигалка, складная саперная лопатка, другие подобные мелочи и рюкзак для переноски всего этого добра. Дальше. Старый добрый "Уэбли-Хеллдог" 577-го калибра плюс запасная обойма, а также приставной приклад. И лыжи. И лыжные палки. К сожалению, от палок мало проку (с одной рукой-то! надо в самое ближайшее время озаботиться универсальным протезом), но настоящий альбионец может ходить на лыжах без всяких палок. Точно, за три дня доберусь. В путь!
  
  Высоко в небесах горела почти полная Луна, освещавшая дорогу. А вокруг простирался настоящий, истинный, неподдельный Альбион - безжизненная ледяная пустыня, в которую не забредали даже пингвины. Что ж, у этой пустыни имелось по крайней мере одно достоинство - воды здесь было с избытком. Пусть и в кристаллическом состоянии. Шагом марш, запевай!
  
  
  Правой-левой, правой-левой,
  Под ногами - Альбион,
  Мы - солдаты Королевы,
  Заполярный Легион.
  
  Мы шагаем по болотам,
  Через речку, через лес,
  С револьвером Веблей-Скотта,
  И винтовкой Браун Бесс.
  
  Через снежные равнины,
  Миллионнолетний лед,
  Где брачуются пингвины,
  И поморник в глаз клюет.
  
  Чьи усы и бакенбарды
  Промелькнули под водой?
  То морские леопарды,
  Хищник страшный, но смешной.
  
  Тут солдаты не зевают,
  Уходящие в пикет,
  Бродят в джунглях попугаи --
  Их страшней на свете нет!
  
  
  Погода благоприятствовала - складывалось впечатление, что при такой температуре заморозился даже воздух. А бледно-молочный туман на горизонте только усиливал это впечатление. Ни единого намека на ветерок. Просто прекрасно, три дня - и я на месте.
  
  
  И стоят, прекрасны видом,
  Выше зданий прочих всех,
  Здесь такие пирамиды,
  Что Египет - просто смех!
  
  Покорили четверть мира --
  Здесь ли повернем назад?!
  Наши красные мундиры
  Ярким пламенем горят!
  
  Тут живут не иудеи,
  Но как Божеский наказ
  Чтут законы Моисея --
  Зуб за зуб, и глаз - за глаз!
  
  Что китайцы, что японцы,
  Что Хайберский перевал,
  Кто не видел альбионцев --
  Тот в бою не побывал!
  
  Попугаи когти точат,
  Будут кровь в три глотки пить,
  Там длины подобной ночи,
  Что длинней не может быть!...
  
  
  Хорошо, я доберусь до Скоттенбурга. А что потом?
  
  Джеймс Хеллборн не хотел об этом думать. Он думал совсем о другом.
  
  "Как странно, я все это время считал себя чудовищем, но оказывается, настоящие чудовища управляли Альбионом".
  
  "Интересно, они все умерли?"
  
  "Это и была так называемая "атомная бомба"?!"
  
  Хеллборн попытался вызвать из памяти обрывки школьных знаний по физике, но вместо этого вспоминал красочные довоенные журналы научной фантастики, на страницах которых постоянно мелькали атомные пистолеты, атомные пушки, атомные звездолеты, атомные чудовища, атомные девушки и даже обнаженные атомные девушки...
  
  Вирджиния! Его сестра! Интересно, она знает об этом? На посла Вульфа было жалко смотреть. Собственно, Джеймс на него и не смотрел. Но какой дурак, почему он так торопился уйти и не вытащил из маршала Соренсена больше подробностей?
  
  Как будто чувствовал.
  
  Как будто почувствовал, что в замке губернатора нельзя задерживаться. И как угадал!
  
  Она уничтожила весь город? Половину города? Дворец губернатора? А где в это время были Люди Первого Круга?
  
  Кто сейчас руководит Альбионом и как долго ему осталось? Есть ли у виксов еще бомбы? Или это была только первая попытка?
  
  Что будет завтра?!
  
  Завтра - понятие относительное в Антарктике. Хорошо, что на дворе ХХ век - а уж как настрадались первые колонисты, с их-то песочными часами! Кстати, пора бы остановиться и отдохнуть.
  
  Хеллборн скинул рюкзак, достал из него саперную лопатку и принялся строить эскимосское иглу... тьфу, египтянский леддомик. Давно ему не приходилось этим заниматься -- с той памятной ночи в манчжурском лесу, когда ему на помошь пришел торопливец...
  
  Что за бред?! Ну как тупое животное могло прийти к нему на помощь?! Но ведь пришло!
  
  А титанисы? А данайские броненосцы?! Что происходит, черт возьми?! Что все это значит? Они как будто преследуют меня. И одновременно -- охраняют. Что сказал "нивата-кавач" в сумрачном коридоре индоокеанской крепости?
  
  "Этот человек находится под защитой. Его нельзя трогать. Не сейчас. И те, и другие - запретили".
  
  Какие еще "другие"? Почему запретили?! Нет ответов...
  
  Это было очень нелегко (с одной-то рукой!), но убежище готово. Ужинать. Таблетки. Спать...
  
  Шесть часов спустя Хеллборн снова отправился в путь.
  
  
  Сотни дней не светит солнце,
  И чудовищный зюйд-вест,
  Только небо альбионцам
  Украшает Южный Крест.
  
  Только ночи не мешают
  И холодная земля,
  Метко снайперы стреляют
  По гвардейцам короля!
  
  Вот боец - стремился к славе,
  Но влетела пуля в лоб,
  Южный Крест над ним поставят,
  Над опущенным в сугроб.
  
  Не считай удары сердца,
  Тяжек наш солдатский труд,
  Разве к югу от Суэца
  Десять Заповедей чтут?...
  
  Правой-левой, правой-левой,
  Под ногами - Альбион,
  Мы - солдаты Королевы,
  Заполярный Легион!
  
  
  * * * * *
  
  - Правой-левой, правой-левой, под ногами Альбион... Вот тебе и пустыня, - пробомотал Хеллборн, поднявшись на вершину очередного холмистого гребня. - Похоже, я здесь не один!
  
  У подножия холма стоял изящный купол леддомика, судя по тонкой струйке дыма над крышей - населенный. Кто бы это мог быть? Почти наверняка - альбионец. Хотя, по неподтвержденным данным, "снежные обезьяны" виксов проходили специальные курсы по выживанию в альбионской пустыне. А также "белые береты" апсаков и "полярные волки" британцев. Ну да какой смысл гадать? Некоторое время Джеймс размышлял над дилеммой - сбежать или познакомиться? Оба варианта имели свои достоинства и недостатки, но желание познакомиться все-таки одержало верх. Хеллборн на всякий случай проверил револьвер и решительно направился к леддомику.
  
  Так, где у него вход? Пришлось обойти вокруг леддомика дважды, прежде чем вход обнаружился. Изящно и профессионально, отметил Джеймс, не сразу и заметишь. Похоже, обитатель убедища очень небольшого роста...
  
  - Эй, хозяин! - крикнул Хеллборн что было сил - сквозь шерстяную маску, прикрывавшую лицо. - Есть дома кто-нибудь?
  
  Нет ответа.
  
  Рискованно влезать без разрешения. Надо все-таки попробовать докричаться.
  
  - Хозяин! - "Или хозяйка?! Что за нелепые мысли!" - Тук-тук! Простите за беспокойство! Я тут случайно проходил...
  
  Не отвечает. Спит? А если он ранен? Еще один сбитый летчик? А вдруг - угорел? Задохнулся? Всякое может быть.
  
  - Хозяин!!!
  
  А вдруг он по-английски не понимает? Все-таки враг?
  
  Черт побери, это никуда не годится. Конечно, Джеймс Хеллборн - чудовище, но бросить возможно беспомощного человека в альбионской пустыне - это хуже, чем убить собственного брата выстрелом в спину! Так просто не делают!
  
  Проклиная все на свете, Хеллборн отстегнул лыжи, встал на четвереньки и полез внутрь. И тут же наткнулся на что-то мягкое, теплое и влажное.
  
  НННННННЕТ!
  
  В этот раз он не застрял, как тогда, в южносибирском лесу - негде было застревать. Отпрянул назад, упал на задницу, попытался машинально притормозить падение руками - и пережил очередной приступ боли. Только в этот раз пришел в себя быстрее. Но недостаточно быстро, потому что внезапный страшный удар отбросил его еще дальше от "леддомика". Дьявол, какая адская боль! Неужели что-то сломал?! Похоже, да. Как минимум одно ребро, а то и два. Нет времени разбираться. Попытался встать, подскользнулся и снова упал. Тогда Хеллборн просто пополз прочь, волоча за собой револьвер с прикладом, отталкиваясь здоровой рукой и проклиная себя последними словами. Как можно было так ошибиться?! Расслабился, размечтался. Полгода, проведенные в далеких жарких странах, явно не пошли на пользу.
  
  "Леддомик" тем временем зашевелился, задрожал и принялся извергать негромкие, но отчетливо слышные звуки. То ли фырканье, то ли рычание. К струйке дыма над крышей прибавилась струя пара, вырвавшаясь из "входа". Еще одно содрогание, и "леддомик" заметно сдвинулся с места. "Фырк-фырк". Пробудившийся обитатель убежища явно принюхивался.
  
  "Так далеко от ближайшего оазиса - голодный, должно быть. Очень голодный", - сообразил Хеллборн и подтянул к себе оружие.
  
  "Леддомик" внезапно и очень резко развернулся градусов на сорок пять, так что "вход" оказался точно напротив лежащего на снегу Хеллборна. А потом повернулся обратно, так же быстро.
  
  "Опытная тварь, - понял Джеймс, поднимая оружие и взводя курок. - Не хочет подставлять морду. Будет подбираться боком и давить всем корпусом!"
  
  "Леддомик" окончательно пришел в движение. А Хеллборн открыл огонь.
  
  Круглые 15-миллиметровые пули превращали замороженную броню монстра в мелкую пыль, во все стороны летели ледяные осколки, но его мягкая плоть была пока что в безопасности. Старый, большой, сильный зверь - и очень толстая броня...
  
  ...В своем "оригинальном" виде он более всего походил на гигантского дикобраза. Возможно, и был дальним родственником дикобразов и прочих ежиков, обитавших в северных теплых странах. При этом являлся хищником. Водоплавающим. Обитал в горячих озерах на границах альбионских оазисов. Но время от времени отправлялся в путешествие. Мигрировал, порой через полконтинента, и переселялся в другое озеро. Что заставляло его так поступать? Природные инстинкты? Тайный замысел творца? Кто знает...
  
  Прежде чем пуститься в дорогу, "дикобраз" набивал свой желудок горячими угольками со дна озера. Именно так - некоторые морские животные глотают для балласта обычные камни, а он - горячие. Чтобы не замерзнуть. Время от времени он стравливал пар через специальный клапан на затылке - китовый фонтан, да и только. И, разумеется, всего через несколько часов нахождения на альбионском морозе, его торчащие во все стороны мокрые иглы превращались в сосульки. Постепенно и пространство между "сосульками" заполнялось, образуя прочный ледяной панцирь. Гораздо прочнее обычного льда, потому в его состав входила не только вода, но и какая-то мерзкая клейкая слизь, выделяемая животным. И "дикобраз" становился гигантским броненосцем, глиптодонтом ХХ века.
  
  Добравшись до пункта назначения, чудовище ныряло в горячее озеро, где его броня быстро таяла, после чего "снегобраз" мог вернуться к привычному образу жизни. Гоняться за рыбками, пингвикондами и приходящими на водопой веблюдонтами и торопливцами.
  
  Он почему-то приснился Хеллборну в один из первых дней пребывания на Острове Черепов. Сон оказался вещим...
  
  Револьверный барабан опустел, а снегобраз был уже почти рядом. Мерзавец вовсе не был медлительным и неуклюжим, как могло показаться на первый взгляд -- он передвигался очень быстро, отталкивался лапами и скользил в своем ледяном панцире как хорошо смазанная шайба по хоккейной площадке. Вне себя от ужаса, Джеймс изогнул здоровую руку под немыслимым углом, пытаясь достать из рюкзака запасную обойму. Идиот, ну почему он не приготовил ее заранее?! Чудовище как будто заметило перерыв в стрельбе и снова развернулось к человеку "входом", откуда вынырнула черная выдроподобная морда, сверкнувшая рубиновыми глазами - точь-в-точь, как у последнего из встреченных титанисов. (На снег посыпались стрелянные гильзы. Черт, как неудобно перезаряжать одной рукой!!!) ХРЯСТЬ! - крепкие челюсти сомкнулись на правом ботинке Хеллборна. Нет, не прокусил. (КЛАЦ! - защелкнулась рамка перезаряженного револьвера). Но сейчас он попробует снова!...
  
  Окончательно потерявший способность хладнокровно соображать, Джеймс выпустил полный барабан прямо в морду "дикобразу", как раз повторявшему попытку. Надкушенный ботинок оказался на линии огня. Но пули наконец-то нашли цель - "снегобраз" выплюнул добрые поллитра крови, содрогнулся всем корпусом и замер.
  
  * * * * *
  
  - Все, это конец, - констатировал Хеллборн, так и не сумевший высвободить простреленную и прокушенную ногу из челюстей снегобраза. И даже если у него получится - остается проблема сломанных ребер. Черт, больно-то как! Да, это конец. Не будем строить иллюзий. Господи, как обидно. Сколько там оставалось? Километров сорок? И все впустую, и все напрасно. Грязная скотина, ну почему тебе не сиделось в твоем вонючем озере?!
  
  И холодно, холодно. Это от кровопотери? Или просто альбионский мороз проникает через разорванную ткань комбинезона? Какая разница. Еще немного, и он уйдет в страну вечной охоты или как она там называется...
  
  Господи, что за бред лезет в голову! Предсмертный? Скорей всего. Именно так он и должен выглядеть. Или нет? Откуда ему знать? Впрочем, и драконская лихорадка в свое время подарила немало ярких впечатлений; а вот в кабинете Стандера все произошло очень быстро.
  
  Проклятый Стандер!... Но он действительно умер - не вернется, его опознали по целому набору особых примет, когда трофейный дирижабль отбуксировали в Маленькую Исландию. Не вернется.
  
  А я? Я же побывал на берегах Стикса! Но меня все равно укусили за пятку. Какая ирония. Как можно было так ошибиться?! Не в первый раз. Но в кабинете Стандера все произошло очень быстро.
  
  А теперь? Недостаточно быстро. Достаточно времени, чтобы спеть еще одну последнюю песню. Черт, я закончусь раньше, чем пафос.
  
  ...Когда на равнинах Афгана,
  Как будто излишняя ноша,
  Ты будешь с тяжелою раной
  Своими забыт или брошен --
  
  ...допустим, здесь не Афганистан, но равнина присутствует, как и ранение. Два из трех!
  
  Не плачь в бесполезной обиде,
  Когда над чужими песками
  Ты женщин афганских увидишь,
  Идущих с кривыми ножами.
  
  ...определенно, женщин не хватает. Намибия, Патриция, Мэгги - иных уж нет, а те далече... Разве что старуха с косой. У англосаксонских народов Смерть мужского пола, но у великого множества других -- женского. Это он знает наверняка -- издержки образования. Вот интересно, какого пола была египтянская Смерть?...
  
  Поймешь, что отмеряна мера,
  Финала никто не отменит,
  В глаза посмотри револьверу --
  И спуск нажимай без сомнений.
  
  ...хорошая идея. И действительно, зачем тянуть?...
  
  И с этим последним напевом,
  Прямой и короткой дорогой,
  Ступай, как солдат королевы,
  На службу к Солдатскому Богу.
  
  ...патронов нет. То есть совсем нет. Чертов снабженец, всего две обоймы в аварийный ящик положил - курам на смех. На одну хорошую перестрелку. Жаль, один из парней пришел на перестрелку в собственном танке...
  
  ...неважно...
  
  ...все напрасно...
  
  ...за что мы сражаемся? Прекратите сражаться -- и тогда узнаете.
  
  ...еше немного -- и я буду знать.
  
  ...жди меня, Господин Солдат, я уже почти пришел...
  
  ...это ты?! похож - высокий, суровый и бородатый... но почему верхом на верблюдонте?!...
  
  
  
  
  
  
  
  ;Глава 47. Человек на верблюдонте
  
  
  
  Кажется, ни одна из цивилизаций Земли не избежала этого феномена, и уж конечно Новый Альбион не стал исключением. В каждом человеческом сообществе находятся люди, которые плохо уживаются с другими людьми -- и тогда эти мизантропы спешат покинуть шумные большие города и даже тихие маленькие поселки, удалившись туда, где не только не ступала нога человека, но и вряд ли ступит в обозримом будущем.
  
  - Я добровольно вызвался нести Закон в Холодные земли, - говорил Жерг Хазель, но Джеймс Хеллборн отказывался понимать его.
  
  - Нести кому? Пингвинам? Снегобразам?! Здесь же больше никого нет!
  
  - Как это никого?! - возмущался Жерг Хазель. - Ты же здесь!
  
  - Случайность, - пожал плечами Хеллборн.
  
  - Закономерность, - возражал отшельник. - Все в этой Вселенной подчиняется единым законам, и только поэтому ты здесь.
  
  - Я здесь потому, - усмехнулся Джеймс, - что кто-то нарушил законы. И не единожды.
  
  - Или так, - не стал спорить старик. - Все беды от того, что люди больше не уважают Закон. Единожды нарушив его, они настолько погрязли в грехе, что теперь уже не остановятся, пока не погубят себя окончательно. И только немногие спасутся.
  
  - Аминь, святой отец! - с неподдельным воодушевлением воскликнул Хеллборн (а что ему оставалось делать?)
  
  - Не называй меня так, - нахмурился судья Хазель, - ибо я недостоин.
  
  - Простите, ваша честь, - понурился Джеймс. - Право, я не хотел...
  
  - Пустое, - небрежно отмахнулся отшельник. - Я обречен, но ты еще можешь спастись.
  
  - Вы и так меня спасли, поэтому границы моей благодарности...
  
  - Я не о том спасении толкую, юный глупец!
  
  - Больше того, - заметил Хеллборн, - похоже, вы и не о том законе говорите. Не могли бы вы уточнить? Потому как двадцать шесть поправок к нашей славной конституции...
  
  - Вот болван! - вздохнул достопочтенный Жерг Хазель. - Двадцать шесть поправок! Есть ли предел людскому скудоумию?! Семь простых и ясных законов дал Всевышний потомству Ноя, уцелевшему после Великого Потопа. Казалось бы, что может быть проще?!
  
  - Ничего, - поспешил согласиться Джеймс. - Мне бы в Скоттенбург пробраться, там засели враги...
  
  - Опять война? Снова восстали мятежные приверженцы Маклина? - поинтересовался отшельник.
  
  - Никак нет, сэр. Это виксы, хансы и австрияки маршала Глобанчика...
  
  - Впервые слышу, - признался Жерг Хазель, - но в этом нет ничего удивительного. Вот уже почти сорок лет, как я удалился от внешнего мира.
  
  "Живут же люди", - поразился Хеллборн. - "Даже застрявший в Индоокеании адмирал Верхувен был куда лучше осведомлен о наших проблемах и заботах".
  
  - Так или иначе, тебе не стоит торопиться, - продолжал отшельник. - Ты еще не пришел в себя и не восстановил силы. Лежи, отдыхай. Что-нибудь придумаем.
  
  Джеймс Хеллборн вздохнул и устроился поудобнее.
  
  Убежище Жерга Хазеля представляло из себя уютную подземную пещеру. Сюррелистичный рисунок гранита, вкрапления какого-то фосфоресцирующего минерала; аккуратно отпиленные сталактиты на потолке.
  
  Пещера была огромна, и примерно четверть ее занимал бассейн - иначе и не скажешь - с горячей водой. Теплый подземный источник. Другой источник - холодный ручеек - стекал с одной из стен. Рядом с дальней стеной пещеру пересекал неширокий - метров пять, но стремительный поток. Хеллборн быстро выяснил, что маленькая подземная речка обеспечивает работу мини-генератора, освещающего пещеру ("фосфорит" явно не справлялся), а также является бесплатным приложением к уютной туалетной кабинке. Вот уж действительно, все удобства!
  
  Ко всему вышесказанному стоит добавить, что температура воздуха в пещере никогда не падала ниже 20 градусов по Цельсию.
  
  В одном из углов были живописно разбросаны шкуры верблюдонтов и прочих млекопитающих - на одной из них Хеллборн возлежал, другой был прикрыт. Поедал вяленое мясо погибшего снегобраза, снадобье из половых органов пингвинов и строил невнятные планы на туманное будущее.
  
  Будущее наступило внезапно.
  
  Гостеприимный хозяин часто пропадал на поверхности, где он верхом на верном верблюдонте патрулировал мертвую ледяную пустыню, пытаясь утвердить власть Закона или спасая заблудившихся путников (Хеллборн был первым за последние 20-25 лет, к тому же первым, успевшим что-то рассказать о событиях во внешнем мире). Самое большее через 12-14 часов судья Хазель возвращался. Только не в этот раз. Патруль затянулся часов на тридцать, и поэтому Хеллборн совсем не удивился, когда хозяин ввалился в пещеру, обессиленный и окровавленный.
  
  - Меня обстреляли с летающей машины, - поведал Жерг Хазель, когда сумел разлепить замерзшие губы. - Ослепили гигантским фонарем и расстреляли.
  
  И хотя едва успевший встать на ноги Джеймс делал все возможное, некоторое время спустя отшельник начал прощаться с ним.
  
  - Не оставляй меня здесь - вынеси на поверхность. Не желаю осквернять это прекрасное жилище своим посмертным зловонием. Быть может, оно послужит еще не одному поколению служителей Закона. Быть может, уже ты захочешь стать первым...
  
  - Нет, это вряд ли, - не стал лицемерить Хеллборн. - Меня ждут во внешнем мире. Дела, друзья, враги - я не могу их разочаровать.
  
  - Я знал его, - неожиданно сказал Жерг Хазель. - Я знал твоего отца. Он был тогда совсем молодым офицером. Мы покинули Фрэнсисберг почти одновременно. Он отправился в Порт-Жемчужный на борту своего корабля, а я - в Холодные земли. Но ты на него совсем не похож. Ты не настоящий. Боюсь, ты не его сын.
  
  - Даже так? - не стал удивляться Джеймс. - Надо же, были времена, когда я мог как минимум врезать по морде за подобные грязные намеки. Даже умирающему старику. Но только не теперь. Итак, кто сей достойный муж, что моему отцу рога наставил?!
  
  - Ты не понял, - покачал головой отшельник. - Все было не так. Ты был его сыном, но что-то изменило тебя...
  
  - Взорвавшийся браслет? - поморщился Хеллборн. - Выстрел в голову? Ночные встречи с Птицами Террора?! ЧТО?!!!
  
  - Не знаю, - прошептал Хазель, - не могу понять. Ты как будто встретил самого себя...
  
  Джеймс равнодушно пожал плечами. Стандартный предсмертный бред. Не заслуживает особого внимания. "Встретил самого себя"? Даже если в этих словах есть какой-то смысл, до него трудно будет докопаться. Если вообще возможно. Ну и что? Рано или поздно все тайное... и дальше по тексту.
  
  Еще через несколько часов он протащил тело по узкому гранитному коридору наверх. Это было нелегко - с одной-то рукой!
  
  Хеллборн тщательно обыскал жилище отшельника на предмет оружия и снаряжения. Сменил свой разорванный летный комбинезон на одежду из шкур верблюдонта. Вооружился старым "Кольтом" 56-го калибра, из которого стреляли еще интервенты Уильяма Уокера. Взгромоздился на одного из трех верблюдонтов, дремавших у входа прямо на снегу. И - в который раз! - попытался добраться до Южного полюса.
  
  - Цеппелин сменил на лыжи, лыжи поменял на верблюдонта, - затянул Джеймс жалобную песню собственного сочинения. - Ничего почти не вижу, но дойти хочу до горизонта. Ждут меня ублюдки-хансы, виксы, монголоиды и турки. Как ничтожно мало шансов, но я еще дойду до Скоттенбурга!
  
  Хеллборну удалось избежать встреч с летающими машинами, и примерно двадцать четыре часа спустя его остановил патруль альпийскимх стрелков маршала Глобанчика.
  
  - Хальт! Вер ис да?!
  
  - Nid wyf yn deall, - простодушно признался альбионец. - Ничего не понимаю.
  
  - Спик инглиш? - уточнили австрийцы.
  
  - Ni thuigim, - Джеймс перешел на другой кельтский язык. Ах, не зря он листал этот словарь в ту страшную и фантастическую ночь, когда окончательно пал Фрэнсисберг!
  
  - Быть может, вы говорите по-латински? - сообразил спросить командир альпийцев.
  
  - Ну, наконец-то! - возликовал Хеллборн. - Язык цивилизованных людей! А я-то думал, что меня занесло в совсем уже варварские земли!
  
  - Назовите себя, - потребовал австриец.
  
  - Охотно, мой добрый господин! - добродушно кивнул альбионец. - Меня зовут Нробллех ап Смежд. Я патриций Империи, Legate Digitant ет Agitant гигантских Верблюдов и наследственный князь Гивладдина.
  
  Эту страну он только что придумал.
  
  * * * * *
  
  Улицы и площади побежденного Скоттенбурга заполонила такая же разноязыкая орда, как и недавно павшую альбионскую столицу. Лемурианцы, неврогунны, ассамиты, грейтунги и прочая нечисть, несть им числа, имя им - легион. А эти боевые машины, стоявшие на земле или парившие в предрассветных полярных небесах -- что там гидрожабли, смешно и вспоминать.
  
  Альбионцы на улицах тоже встречались - в основном испуганные горожане и горожанки непризывных возрастов. Военопленные содержались в лагере где-то в джунглях оазиса. "Нет, они мне не помощники..." - подумал было Хеллборн, но тут же спохватился.
  
  Помощники в чем?! Что он здесь делает? За что собирается сражаться?! Все кончено, все погибло. И погиб не только Новый Альбион. Погиб весь этот мир, рассыпался, растворился, погрузился в бесконечный хаос. Что бы он ни делал, куда бы ни отправился, какие бы победы ни одержал -- он больше никогда не будет в безопасности. Ни на этой планете, и ни на любой другой. Коварный враг может нанести удар в любой момент, и в самом неожиданном месте -- и даже если разбить все зеркала, все равно останется зеркальная гладь океана, и начищенные до зеркального блеска стальные клинки.
  
  Потому что первой проснулась Рыба. Потому что мы видели тонкую полоску фантастического цвета, мы слышали лязг оружия, и потому что рядом с зеркальными тварями теперь сражаются водяные.
  
  В таком случае - что ему остается? Человек не может жить без цели. Где его цель, должная оправдать столь неразборчивые средства?
  
  Получить несколько ответов на старые вопросы. И больше ничего.
  
  - Вы прибыли к нам с Биржи Наемников? - спросил молодой контрразведчик, когда Джеймса Хеллборна доставили в Главный Фашистский Штаб, расположенный в бывшем дворце альбионского губернатора. - Разумеется, вы можете присоединиться к нашей победоносной армии, но перед этим вам придется ответить на несколько...
  
  "Получить несколько ответов? Перебьешься, сопляк".
  
  - Я разработал отличную легенду, - медленно ответил Джеймс, - придумал чудесную сказку про очередной альтернативный мир, населенный кельтскими вассалами римского императора, и собирался долго пудрить вам мозги. Но теперь я понимаю, что в этом нет никакого смысла. Молодой человек, доложите вашим начальникам - и чем старше они будут, тем лучше - что с ними хочет говорить Джеймс Хеллборн.
  
  * * * * *
  
  - Я генерал Гисли Торкильсон, - сказал человек, посетивший его камеру через несколько часов. - Вы хотели говорить с кем-нибудь вроде меня?
  
  Хеллборн бросил на гостя ленивый и равнодушный взгляд. Заурядный скандинав, белокурая двухметровая бестия, на вид чуть старше сорока.
  
  - Столь велико доверие между союзниками, что австрийский унтер доложил обо мне белголландскому генералу? - не удержался от шпильки Джеймс.
  
  - Не совсем так, - возразил гость, - унтер-офицер Менц доложил своему начальству. Но австрийцы о вас почти ничего не знают, поэтому мой старый друг генерал Огисфер Муллер поделился информацией со мной. А мы о вас... - Торкильсон почему-то запнулся, - премного наслышаны. Поэтому я здесь. Кто вы такой и почему выдаете себя за Джеймса Хеллборна?
  
  "Так вот почему он запнулся".
  
  - Выдаю?...
  
  - Мне известно из достоверного источника, что Джеймс Хеллборн мертв. Он умер на Острове Черепов, когда ему прострелили голову, - спокойно сообщил белгисландец.
  
  - Ваш источник не досмотрел представление до конца, - столь же спокойно отвечал Джеймс. И не мудрствуя лукаво, коротко рассказал про хитроумные холостые патроны, сидевшие в пистолете покойного Франца Стандера.
  
  - Теперь все ясно, - кивнул генерал Торкильсон. - Так это Стандер в вас стрелял... Хм. Неважно. Так о чем вы хотели со мной поговорить?
  
  - Я готов рассказать вам все что знаю, а знаю я немало, - начал Хеллборн. - Альбионская агентурная сеть в дюжине стран Нового и Старого света. Великое множество маленьких, но очень грязных тайн альбионского правительства. Могу указать на карте наши тайные военные базы, разбросанные по антарктической пустыне. Вы уже взяли Дракенсберг?
  
  - Нет, но скоро возьмем...
  
  - Я помогу вам захватить его легко и просто, с минимальными усилиями и потерями. Мало? У меня остались обширные связи и агенты в Индоокеании, Новом Карфагене и ДРАКОНе - они все будут работать на вас.
  
  - Звучит заманчиво, - не стал лицемерить Торкильсон. - Что вы хотите взамен?
  
  - Вы должны отыскать в Скоттенбурге одного человека. Надеюсь, она все еще здесь... - непритворно вздохнул Джеймс. - Она моя родственница. Я должен... должен передать ей привет.
  
  - Почему вы решили обратиться к нам? Вы могли легко обдурить этого австрийского болвана, раствориться среди наемников, связаться с местным альбионским сопротивлением... - развел руками Торкильсон.
  
  - Я слишком устал для этого, герр генерал. Слишком устал бороться, скрываться, носить маски... поэтому и решил сдаться. Найдите ее, герр генерал, найдите ее для меня - и я не останусь в долгу.
  
  - Как ее имя? - белгисландец деловито развернул записную книжку.
  
  - Госпожа Вульф. Вирджиния Вульф. Дочь американского посла в Альбионе. Она прибыла в Скоттенбург за два дня до вашего вторжения.
  
  - С этого надо было начинать, - генерал спрятал записную книжку. - Мне прекрасно знакомо это имя. Жаль, ее арестовали данорвежцы. А вот они нам не очень доверяют. Хорошо, я попробую что-нибудь сделать. Ждите меня здесь.
  
  Хеллборн не оценил плоскую шутку собеседника.
  
  Еще через несколько часов Торкильсон прислал за своим пленником машину.
  
  * * * * *
  
  - Почему мы здесь? - поинтересовался Джеймс, машинально съежившись и зажмурившись, когда налетел очередной порыв ветра. Порция снежинок ударила в бронированное стекло.
  
  Они находились на одном из верхних этажей Земной Оси -- двухсотметровой башни, установленной точно (вроде бы) на географическом южном полюсе. Отсюда открывался прекрасный вид на городские огни Скоттенбурга. В мирное время Ось Земли являлась одновремено маяком и причальной мачтой для воздушных кораблей, прибывающих в оазис. Сейчас гигантские прожекторы маяка были отключены, дабы не привлекать внимание потенциальных альбионских инфильтраторов.
  
  - Данорвежцы, - напомнил генерал Торкильсон. - Они мне не доверяют. Впрочем, я им тоже не особенно доверяю.
  
  Хеллборн слабо усмехнулся и кивнул. Торкильсон повсюду расставил своих снайперов.
  
  - Вы хотели передать ей привет? - продолжал белгисландец. - Они привезут ее сюда. Вам хватит двадцати минут? Это время у вас будет. После этого вы сможете с ней попрощаться, мы вернемся в мой кабинет -- и я надеюсь, что вы сдержите свое слово, мистер Хеллборн.
  
  - Я не подведу вас, генерал, - проворчал Джеймс.
  
  К ним приближались бортовые огни небольшого дирижабля. Или гидрожабля, дьявол их разберет. Не микроцеп, отнюдь, как минимум десятиместная машина. Дирижабль пришвартовался между двумя "зубьями" вилкообразного причала, этажом ниже. Из корпуса корабля выдвинулся кишкообразный переходной коридор, уткнувшийся в шлюзовую камеру башни. Еще через минуту на винтовой лестнице послышались шаги.
  
  "Ба! Знакомые все лица!" - мысленно воскликнул Хеллборн.
  
  - Что?! Как?! Этого не может быть! Ты мертв! Ты умер!!! - почти завопила Стефани Гислидоттир.
  
  - Так это и был ваш надежный источник, генерал? - повернулся к своему спутнику Джеймс. - Постойте... Гисли Торкильсон? Ха-ха-ха! Как же я сразу не догадался! Отцы и дети...
  
  - Но ты же умер! - повторила Стефани, расстроенная в лучших чувствах.
  
  - Так это не ты подбросила Францу холостые патроны? - удивился Хеллборн. - А кто же тогда?
  
  - Какие холостые патроны? - в свою очередь удивилась фркен Гислидоттир. - Папа... герр генерал? - поспешно поправилась она.
  
  Торкильсон ничего не ответил, только помрачнел и стал одного цвета с небом за стеклами небоскреба.
  
  - Вторая попытка удалась, - тем временем продолжал Джеймс, - пистолет разорвался и снес ему голову.
  
  - Кому? - не поняла Стефани.
  
  - Францу Стандеру, - уточнил Хеллборн.
  
  Торкильсон нахмурился еще сильнее.
  
  - Что?! - голос Стефани упал на несколько десятков децибел.
  
  - Так это были вы, генерал? - ухмыльнулся альбионец. - Вот почему вы не удивились, когда я рассказал про холостые патроны Стандера, совсем не удивились - и сразу мне поверили! Понимаю, он был не самым удачным зятем. И поэтому вы решили проблему в лучших традициях вашего белголландского гадюшника, ха-ха-ха!
  
  - Как ты мог! - глаза бластер-капитана Гислидоттир наполнились слезами.
  
  Генерал Торкильсон продолжал хранить молчание.
  
  - Простите, что вмешиваюсь, дамы и господа, но мы прибыли сюда не за этим, - осторожно заметил человек в данорвежской униформе, шедший за Стефани. - Позвольте... мистер Хеллборн?!
  
  - Совершенно верно, бескиттер Иоргенсен, - кивнул Джеймс. - Вас уже освободили из советского плена?
  
  Данорвежский офицер, с которым Хеллборн в конце 1939 года (целую вечность назад!) работал на Шпицбергене, поморщился:
  
  - Да, меня обменяли... И сослали сюда, в наказание. Но как удалось спастись вам? Насколько я помню, вас отправили на материк вместе с риттмейстером Браге?
  
  - Нам удалось перебить конвоиров и захватить корабль, - сказал Хеллборн. - Это было не так трудно. Потом я прострелил риттмейстеру голову и выбросил его за борт.
  
  - Простите... - моргнул данорвежец, - что вы сделали?...
  
  - Я убил риттмейстера Браге и утопил его труп в океане, - повторил Джеймс. - В тот момент он являлся нежелательным свидетелем и мешал моим дальнейшим планам. Что вас так удивляет? Я вообще очень люблю убивать людей. Именно поэтому я и открыл огонь, когда советские коммандос ворвались в наш гарнизонный кабачок. А они принялись палить в ответ! И уложили кучу ваших дружков! Новогодняя ночь определенно удалась, ха-ха-ха!
  
  - Вы шутите, - с надеждой в голосе отозвался Иоргенсен, - нет, вы не шутите...
  
  - Достаточно, - внезапно заговорил Токильсон, - мы действительно собрались здесь не за этим. Герр бескиттер, давайте сюда вашу пленницу -- и покончим с этим.
  
  Данорвежец пожал плечами, отвернулся и что-то крикнул своим людям, оставшимся внизу. На лестнице снова послышались шаги.
  
  Черт побери -- это была она. Хеллборн, до самого последнего момента подозревавший обман, не сразу поверил своим глазам. В самом деле, она, мисс Вирджиния Вульф -- худая, рыжая, бледная, с огромными бесцветными глазами. "Плоская английская селедка". На каких-то полдюйма ниже Хеллборна. И, как это ни банально звучит, она почти не изменилась со дня их последней встречи.
  
  "Вирджиния - твоя сестра, идиот! Единокровная сестра, понял?!" - сказал за несколько минут до смерти маршал Соренсен.
  
  - У вас двадцать минут, мистер Хеллборн, - напомнил Торкильсон. - Можете говорить здесь. Мы перейдем в тот угол и постараемся вам не мешать.
  
  "Так, с чего начать?! Почему ты украла Черную Монетку, сестренка?!"
  
  Джеймс Хеллборн едва успел приоткрыть рот, когда прозвучал выстрел.
  
  Вирджиния побледнела еще больше, если такое вообще было возможно, и медленно опустилась на пол.
  
  - НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ! - завопил Хеллборн, бросаясь к ней. - Нет!!! Почему?! За что?!
  
  Мертва -- наповал, понял он, осматривая ее и зачем-то прикладывая ухо к ее груди. Все прозрачно и очевидно -- прямо в сердце и навылет. Все правильно, и сердце уже не бьется. Господи, сколько крови! Зачем?! Почему?!!!
  
  Стефани Гислидоттир сжимала дымящийся пистолет двумя руками и хохотала как безумная.
  
  "Отличная работа, Стефани, - сказал покойный Берт Сас на одной из мокрых крыш ночного Харбина. - Хорошая кучность!"
  
  - Черт бы вас побрал, Гисли! - воскликнул Иоргенсен. - Что это значит?!
  
  Не прошло и минуты, как на лестничной площадке стало очень тесно. Сотрудники генерала Торкильсона и добрая дюжина данорвежцев из экипажа дирижабля, все вооруженные до зубов, целились друг в друга.
  
  - Назад! - едва успел крикнуть генерал. - Опустите оружие! Не хватало еще...
  
  - Я знал, что виксосам доверять нельзя, - прошипел данорвежец. - Она была не самой важной пленницей, черт с ней, но вы обманули меня, а это непростительно! Вы еще ответите за это, Торкильсон!
  
  - Обязательно отвечу, - отмахнулся белгисландец, - а теперь убирайтесь вон! Забирайтесь в свой корабль и отправляйтесь к черту!
  
  - Этот разговор не окончен, Гисли, - бескиттер Иоргенсен неохотно убрал пистолет. - Мы еще встретимся.
  
  - Обязательно!!! Вон, я сказал!!!
  
  Джеймс Хеллборн, погруженный в себя, совершенно не следил за их беседой. Он даже не заметил, как данорвежский цеппелин отчалил от небоскреба и пропал в ночи.
  
  Джеймс Хеллборн прошел через две планеты, столько всего перенес и пережил, столько всего потерял и стольким пожертвовал -- и все ради чего?! Чтобы увидеть, как она умирает у него на глазах?! Умирает, не успев ничего объяснить или рассказать?! Зачем? Почему?!
  
  - Почему ты ее убила? - Хеллборн поднял невидящие глаза на Стефани.
  
  - Я и тебя сейчас убью, - пообещала фрекен Гислидоттир. - Отец, его необходимо немедленно пристрелить. И отрезать голову, для верности. Это не человек, это ходячая чума. Полковник Сас жестоко ошибся, когда решил, что сможет использовать его. Он всех нас погубит!!! Я не знаю, что он тебе пообещал, но поверь мне, оно того не стоит. Убей его! Умоляю, убей его сам или позволь мне это сделать!!!
  
  - Заткнись! Глупая девчонка, ты едва нас не погубила! - взревел генерал. - У нас и так напряженные отношения с союзниками, а теперь еще и это!
  
  - Плевать на союзников! - закричала в ответ Стефани. - Мы знаем дорогу на Биржу Наемников! Они нам больше не нужны!
  
  - Не тебе это решать! - отрезал Торкильсон. - Тупая полукровка... Вся в свою мать! Я надеялся, что арийская кровь окажется сильнее, но как видно ошибся. Дикарка, маленькое животное...
  
  - Аааааааааааа! - завопила бластер-капитан Гислидоттир, поднимая оружие.
  
  Лестничную площадку снова разорвали выстрелы.
  
  Но стреляла не Стефани, понял Хеллборн несколько секунд спустя -- она не успела выстрелить, если вообще собиралась. И не белголландские контрразведчики, умирающие один за другим.
  
  С верхних этажей Полярного Маяка посыпались новые гости, ведущие огонь прямо на ходу -- или даже на лету. Еще несколько секунд -- и весь этаж заполнился трупами. Длинные очереди чего-то крупнокалиберного отбросили Стефани в противоположный угол, и она осталась лежать там - бездыханная, сломанная кукла. Генерал Торкильсон у ее ног -- голова вдребезги, как раздавленная виноградина. И все остальные виксы.
  
  Один из нападавших прицелился в Хеллборна, все еще стоявшего на коленях рядом с телом Вирджинии. Джеймс изумленно моргнул. Хотя, было бы чему удивляться -- на улицах павших альбионских городов ему приходилось видеть куда более странных солдат. Подумаешь, еще одна незнакомая униформа. Угловатый защитный костюм, белый - под цвет альбионского снега. Сейчас он выстрелит...
  
  - Отставить! Не стрелять! Этого взять живым! - прогремела команда, и белоснежный солдат опустил оружие. Двое других немедленно схватили Хеллборна под мышки и потащили прочь. Краем глаза Джеймс успел заметить предводителя пришельцев, отдавшего приказ. Этот, в отличие от своих бойцов, был одет во все черное. Черный костюм, черный плащ, черный шлем с маской.
  
  - Проверьте, не остался ли кто в живых! - продолжал выкрикивать Черный Человек.
  
  "Какой знакомый голос", - наконец-то заметил Хеллборн. - "Где я его слышал в последний раз? Где-то в Африке? Точно! Кто-то из моих драконских или карфагенских друзей... Кто? Не могу вспомнить".
  
  Конвоиры затащили Хеллборна на следующий этаж. Огромный зал, в центре которого красовались отключенные прожектора Полярного Маяка. И зеркала, должные отражать свет прожекторов во все стороны. Бесконечное множество гигантских зеркал. Солдаты в белоснежной форме ныряли в одно из этих зеркал и пропадали в нем.
  
  - Заминируйте здесь все, - послышался за спиной такой знакомый голос Черного Человека. - Мы больше не сможем воспользоваться этой дорогой.
  
  - Будет исполнено, наикурра, - отозвался один из пришельцев. Какой ужасный акцент. Точно, африканцы.
  
  Конвоиры почти швырнули Хеллборна в Зеркальные Врата. Неуловимое мгновение -- и он оказался на другой стороне, где немедленно зажмурился, ослепленный ярким солнечным светом.
  
  Вот это сюрприз! Не в первый раз Джеймс пересекал границы между мирами, но всегда находил на другой стороне аналогичное время суток, время года и даже климат.
  
  Только что его окружала предрассветная сентябрьская Антарктика -- и вдруг солнце?!
  
  "Хорошее начало", - решил смертельно уставший Хеллборн и поспешил отключиться.
  
  
  
  И ему приснился странный сон.
  
  Он снова был в драконской Африке, в подземном лабиринте, в заброшенной и забытой столице малайских королей античного Габона.
  
  У него снова были две здоровые руки и стопроцентное зрение.
  
  Он снова читал загадочную надпись на стене: "Когда мир застрелился, звезды погасли, и жестокий призрак тьмы, окруженный кровавым ореолом, восстал над вселенной".
  
  И он снова стоял перед Зеркальными Вратами, ведущими в неизвестность.
  
  
  
  Глава 48. Ночь Вампиров.
  
  
  
   Кончики пальцев потянулись к своему отражению, коснулись его и... провалились в пустоту. Все так просто? Никакого сопротивления среды, и никаких побочных явлений. Хеллборн набрал в грудь побольше воздуха и шагнул вперед.
  
   И оказался в Зазеркалье.
  
   Теперь Зеркало было у него за спиной. Он обернулся и подмигнул ему. Еще раз вздохнул и принялся изучать новый мир.
  
   Почему новый?! Это же его старая добрая Земля, мир альбионцев, апсаков и виксов!!! Он вернулся!!!
  
   Здесь было гораздо светлее - Хеллборн тут же погасил фонарик. Воздух был более свежим, и еще - он слышал человеческие голоса! Несколько шагов до поворота коридора -- а вот и лестница, ведущая наверх! Свободен!
  
   Так, не будем торопиться. Несколько секунд на восстановление памяти.
  
   На его старой планете Габон был разделен между Шведским Камеруном и Португальской Конголой. По какую сторону границы находится он сейчас? Совершенно неважно! Швеция - нейтральная страна, Португалия - союзница; и в той, и в другой колонии у Хеллборна есть хорошие связи. Он вернется в подземелье с целым отрядом помощников и опять пройдет через зеркало на другую сторону. Если надо - пробьет выход из лабиринта взрывчаткой и отбойными молотками. Догонит драконский отряд и отберет у них Патрицию. Таков план. Остальные вопросы и проблемы - по мере поступления.
  
   И Джеймс Хеллборн понесся вверх по лестнице, перепрыгивая с одной каменной ступеньки на другую.
  
   Выбрался наружу, чихнул; заморгал, ослепленный лучами послеобеденного солнца, и замер. Протер глаза. Осмотрелся и прислушался.
  
  На первый вгляд - тот же самый город. Пирамидки, ступы, фрески, циклопические плиты... Но только на первый взгляд!
  
  Альбионец подошел к ближайшей стене и заглянул за угол. Ха! Он все это время ходил по кругу! Вот фреска с боевыми элефантами, возле которой он... (Хеллборн мысленно покраснел) ...обнимался с чернокожей амазонкой. Джеймс просто вышел к ней с другой стороны! Точно, та самая фреска. Но этот участок с носорогом гораздо лучше сохранился, а вот здесь была сцена во дворце ("царь и чиновники") - кто-то ее сломал или даже взорвал. Взорвал много лет назад! Это другой мир!!! Я вернулся!!!
  
  Голоса людей тем временем приближались, и Хеллборн снова прислушался. Потом двинулся к ним навстречу. Но очень осторожно. Хорошо, если это шведские или португальские пограничники. А если местные нелояльные дикари? пираты? белголландские парашютисты? Он покинул родной мир больше месяца назад -- откуда ему знать, как далеко зашла война и на чьей территории она ведется! Осторожность и еще раз осторожность!
  
  Людские голоса совсем рядом. Джеймс в очередной раз бросил взгляды по сторонам. Так, если он быстро заберется на эту сторожевую(?) башенку, то сможет избежать преждевременной встречи и посмотреть на загадочных гостей Малайского Габона свысока. Вперед!
  
  Раз, два, три - и вот он наверху. Присел возле бойницы и затаился. Как раз вовремя -- обладатели голосов появились в поле зрения.
  
  Шесть человек, белые европейцы в банальных колониальных костюмах -- шорты, рубашки с короткими рукавами, пробковые шлемы. Некоторые вооружены, но оружие держат небрежно -- не как солдаты на войне, нет. Половина отряда давно вышла из призывного возраста, да и остальные не выглядят как опытные бойцы - пивное брюшко у одного, очки с толстыми линзами у другого, худая белобрысая девчонка согнулась чуть ли не вдвое под тяжестью рюкзака. Кто они? Один держит развернутую карту, о чем-то спорит. Хеллборн навострил уши. Язык немного напоминает данорвежский, но какой-то другой... Шведский! Никаких сомнений! А эта странная компания - мирные археологи! Он в Шведском Камеруне! Хорошо быть нейтральной страной -- вся планета убивает друг друга, а они спокойно копаются в античных развалинах. Мерзацы, но как я рад их видеть!!!
  
  - Добрый день, дамы и господа! -- заорал Джеймс Хеллборн, слетая по лестнице вниз.
  
  Они едва не шарахнулись в разные стороны.
  
  - Простите, я вовсе не хотел вас напугать, - Хеллборн вежливо раскланялся и шаркнул ножкой. - Я скромный и мирный путешественник, заблудился в этих джунглях...
  
  - В самом деле? - нерешительно уточнил мужчина, державший карту. Слава Будде, он отлично говорил по-английски.
  
  - Простите, я забыл представиться, - снова раскланялся коварный альбионец. - Хеллборн. Джеймс Хеллборн, к вашим услугам.
  
  - Профессор Карл Магнуссон, Упсальский университет, - представился собеседник. - Мои спутники...
  
  (Джеймс пропустил их имена мимо ушей).
  
  - Вы американец? - уточнил шведский археолог.
  
  - Ни в коем случае! - возмутился Хеллборн. - Я альбионец. Пингвин, - на всякий случай добавил он и ухмыльнулся.
  
  - Альбионец? В каком смысле? - уточнил Магнуссон. - Вы хотели сказать "англичанин"?
  
  - Да нет же, альбионец, из Фрэнсисберга, Новый Альби... - Джеймс запнулся на полуслове и с ужасом уставился на непонимающие лица новых знакомых.
  
  Не было смысла переспрашивать, объяснять или задавать наводящие вопросы. Все и так ясно. Эти люди никогда в жизни не слышали про Новый Альбион, Фрэнсисберг и гордый народ альбионцев!!!
  
  С другой стороны, спросить все-таки стоит.
  
  - Вы не подскажете, куда я забрел? Как называется эта область?
  
  - Это Римская Центральная Африка, провинция Экватория, - развел руками шведский профессор. - Мы собираемся проводить здесь раскопки с разрешения местных властей...
  
  Экватория?! Что за чушь?! Римская Африка?! Это не его родной мир. Он НЕ вернулся. Это совсем другая альтернативная планета!!!
  
  Господи, сколько их всего, этих зазеркальных миров?! Кто сказал "два"? Три? Четыре? Миллион? Миллиард?!
  
  Джеймс Хеллборн затравленно огляделся и тут же принял решение.
  
  Это все очень интересно, но у него нет времени и сил исследовать еще один альтернативный мир. Изучать, привыкать, внедряться. НЕТ! Назад, немедленно назад. Через Зеркальные Врата в лабиринте -- назад, на планету индюшатников и драконцев!
  
  Драконцы - знакомое зло, он отлично с ними поладил и даже подружился, там осталась Патриция, оттуда он может добраться до "электростанции" на Острове Черепов или ресторанчика в Касабланке... Решено! Прощайте, шведы!!!
  
  - Постойте, если вам нужна помощь... - начал было Магнуссон, но Хеллборн слишком торопился и ничего не ответил. Прямо, потом направо, вход в лабиринт сразу за этим углом...
  
  У входа в лабиринт толпились еще несколько человек. Если быть совсем точным, их было восемь.
  
  Уже не безобидные археологи, сразу понял Джеймс. Пятнистый камуфляж, полусферические шлемы с гребнем, пулеметные ленты через плечо, автоматические винтовки наизготовку. Солдаты.
  
  Представители местной власти? "Римская Центральная Африка"? А какая разница?! Они преграждают вход в лабиринт! Черт, в драконском револьвере на поясе всего пять патронов... Что делать?!
  
  Таинственные солдаты тоже обратили внимание на Хеллборна. БОльшая часть отряда - белые европейцы, но не уже не северяне-скандинавы. Скорей всего, средиземноморцы. Два негра - должно быть, местные, колониальная милиция. Или как она у них называется. У каждого нашивка на груди, над левым карманом форменной рубашки - черный орел, расправивший крылья и сжимающий в когтях кружок с буквами "R.P.Q.R.". Где-то он видел похожего орла, и совсем недавно...
  
  Предводитель отряда обратился к Хеллборну на второклассной латыни, и Джеймс тут же вспомнил.
  
  "BELLONA MINOR"! "Classis Regnum Romanum"! "Флот Римского Царства!" Таинственный корабль, много лет пролежавший в джунглях Острова Черепов! Так вот в какой мир его занесло на этот раз! Очень, очень интересно, но ему некогда. Надо запудрить им мозги и прорваться в лабиринт...
  
  - ...я к вам обращаюсь! - римский офицер повысил голос. - Кто вы такой и что здесь делаете?!
  
  "Как мне надоело отвечать на этот вопрос", - с тоской подумал Джеймс Хеллборн. Но офицер не виноват. Что еще он мог спросить?
  
  Так, что там лепетал добрейший профессор Магнуссон? На этой планете живут англичане и американцы? Этого будет достаточно.
  
  - Я мирный английский путешественник, - широко улыбнулся коварный альбионец. - Заблудился в этих проклятых джунглях...
  
  - Ваше имя? - уточнил представитель Римского Царства.
  
  - Хеллборн. Джеймс Хеллборн..
  
  - Как вы сказали? - переспросил офицер. - Деймос? ДЕЙМОС Хеллборн?
  
  Деймос?! Почему бы и нет, мы ведем разговор на латыни, пусть не совсем классической, скорее даже варварской, бедняга просто ослышался...
  
  Действительно, почему бы и нет? Какая ему разница! Деймос так Деймос, отличное имя - Ужас, спутник Марса, Бога Войны!
  
  - Совершенно верно, добрый господин, Деймос Хеллборн, - ухмыльнулся альбионец. - Из Англии.
  
  - Почему вы говорите неправду? - послышался за спиной голос шведского археолога. - Или вы говорили неправду в прошлый раз? Какой-то "новый Альбион", пингвины...
  
  "Проклятый швед, я про него совсем забыл!!!"
  
  - Что вы говорите, профессор? - нахмурился римский офицер. - Вы знакомы с этим человеком?
  
  - Да я его впервые в жизни увидел пять минут назад! - возмутился Магнуссон. - И ничего толком не понял. Начал что-то говорить про пингвинов, но как только услышал "Римская Африка", так сразу изменился в лице и бросился бежать! Проверьте его как следует, центурион.
  
  Солдаты почти одновременно вскинули винтовки, а офицер окинул Хеллборна совсем другим взглядом. Ага, только теперь он обратил внимание на драконские офицерские звездочки, револьвер на поясе...
  
  - Руки! Руки верх, немедленно!
  
  "Деймос Хеллборн" подчинился.
  
  - Траян, обыщи его.
  
  Один из солдат двинулся вперед.
  
  "Взять его в заложники, прикрыться телом, выхватить револьвер..." - начал было планировать альбионец, но в который раз недооценил противника.
  
  Профессор Карл Магнуссон из Упсальского Универститета, все еще стоявший у него за спиной, обрушил приклад винтовки на голову Хеллборна. Профессору явно не хватало опыта, альбионец даже не потерял сознание, но удар был достаточно силен, чтобы сбить Джеймса с ног и временно нейтрализовать. Солдаты бросились к нему одновременно, всей толпой, и уже через минуту Хеллборн был связан по рукам и ногам.
  
  - Очень интересно, - заметил офицер, листая отобранный у пленника драконский военный билет. - Впервые слышу про такую страну. Ты кто такой и на кого работаешь?
  
  При всем желании альбионец не мог ему ответить - его не только связали, но и наградили первоклассным кляпом.
  
  - Ладно, еще успеешь рассказать. Красивая игрушка! - восхитился центурион, когда легионер Траян протянул ему обнаруженный в потайном кармане золотой пистолет системы "Лилипут". - Ну, хорошо. Спасибо вам за содействие, профессор. Я оставлю с вами половину своих людей, на всякий случай. А этого подозрительного субъекта надо срочно отправить в резиденцию прокуратора. Клянусь Юпитером, он должен знать что-то важное...
  
  - А если в джунглях бродят его сообщники? - осторожно заметил Карл Магнуссон.
  
  - Гм. Хм. Клянусь Тартаром, вы правы! Не будем рисковать. Уходим все вместе. Доберемся до машины, и я вызову сюда дополнительные отряды -- пусть прочешут окрестности. Решено! Немедленно уходим!
  
  "НЕТ! НЕТ! НЕТ!" - только и мог подумать Хеллборн.
  
  Опять он удаляется от Зеркальных Ворот, опять его отправляют в неизвестность, снова ему угрожают допросы и пытки -- эти грубые парни из таинственного альтернативного Рима явно шутить не станут...
  
  Четверо легионеров взвалили связанного альбионца на плечи и понесли. Прочие солдаты и шведские археологи не отставали.
  
  Через некоторое время отряд добрался до ворот малайского города, где на открытой площадке стояла гигантская летательная машина с черным орлом на борту. Еще одно доказательство -- я очень далеко от дома, и очень далеко от Драконии. Никогда такой не видел. Что это? Огромный автожир? Или вернее сказать - геликоптер?!
  
  - Все на борт! Быстрее! Пилот, запускай машину! - приказал офицер.
  
  Громадные лопасти, лишь чудом не задевавшие за стволы окружающих деревьев, оторвали геликоптер от земли, подняли в воздух и понесли в неизвестном направлении. "На север", -- сообразил несчастный альбионец, минут пять следивший в иллюминатор за послеобеденным солнцем. Чуть позже боль в пострадавшей от приклада голове все-таки доконала его, и "Деймос Хеллборн" снова поспешил отключиться.
  
  
  
  
  * * * * *
  
  Хеллборн открыл глаза и понял, что все еще находится на борту летящего вертолета. Сколько времени прошло? Немного, не более часа.
  
  Связанные руки и ноги затекли - как и положено, поэтому альбионец потратил несколько минут, чтобы устроиться поудобнее. После чего попытался прислушаться к разговорам окружавших его людей.
  
  Археологи говорили о чем-то своем по-шведски. Простые солдаты - вроде бы по-латыни, но настолько варварской, что понять ее было мудрено. Другое дело - командир отряда, ведущий беседу со своим заместителем. В их разговоре было понятно почти все.
  
  Почти, но не все. Слова - понятные. Пленившие его римляне обменивались мнениями по насущным вопросам международной политики. Однако нить разговора от Хелборна решительно ускользала.
  
  "Какой странный мир, - в очередной раз подумал пленник. - Что здесь произошло, и по какой дороге пошла здешняя история?"
  
  С одной стороны - Англия, Америка, Швеция, простые и знакомые государства из ХХ века.
  
  С другой стороны - ахейцы, шумеры, спартанцы, самниты, пальмирцы, гиксосы! Все эти народы из невероятной седой древности окружали столь же архаичное Римское царство и время от времени конфликтовали с ним. Не республику, не империю! царство, вызывающее из памяти образы Помпилиев и Тарквиниев. Как такое возможно?
  
  Вертолет пошел на посадку, а Хеллборн так и не нашел ответ.
  
  Гигантские винты прекратили вращение. Деймосу развязали ноги и позволили самостоятельно выбраться наружу, вслед за другими пассажирами. Веревки на руках заменили металлическими наручниками, принесенными кем-то из аэродромной обслуги. Кляп тоже вытащили, но альбионец не спешил с разговорами, занятый осмотром окрестностей.
  
  Ничего особенного, отметил Хеллборн, убогая колониальная глухомань. Деревянные бараки, бунгало, почта, школа, церковь -- вот и весь городок.
  
  Церковь? Похоже, царственные римляне все равно стали добрыми христианами. Но вот крест на крыше... Ответ был где-то рядом, но Хеллборн снова не успел его найти -- легионеры погрузили его в подъехавший грузовичок и повезли в неизвестном (а каком еще?) направлении. "Двигатель внутреннего сгорания? Нет, это не римская колесница", - подумал Деймос.
  
  Ехали недолго, всего через пять минут машина основилась возле двухэтажного домика, должного изображать дворец местного губернатора. Или прокуратора. К сожалению, в окружавшей атмосфере царил полный штиль, флаг на мачте не развевался, поэтому Хеллборн не смог полюбоваться на его цвета.
  
  Зато он вдоволь полюбовался на внутреннее убранство губернаторского дворца. Причудливая смесь роскоши и нищеты, шикарные шелковые портьеры и обшарпанные деревянные стулья. По крайней мере, в приемной.
  
  - Агент Валериан у себя? - спросил командир отряда у сидевшего за барьером секретаря в пышном разноцветном мундире.
  
  - Агент на докладе у прокуратора, - отозвался секретарь, с любопытством во взгляде осматривая приведенного пленника. - Придется подождать.
  
  - Делать нечего, - кивнул офицер.
  
  Хеллборну предложили сесть, но альбионец не оценил доброту пленителей. Его уши ничего не слышали, потому что глаза были прикованы к большой карте мира, занимавшей добрую половину стены за спиной секретаря.
  
  Минут пять спустя Деймос Хеллборн согнулся пополам и истерически расхохотался. Едва пришел в себя, и наконец-то опустился на предложенный стул, утирая слезы скованными руками. Осмотрелся. Злые и хмурые лица окружавших его "римлян" не предвещали ничего хорошего. Неудивительно -- он наверняка не первый, кто над ними смеется. Хеллборн печально вздохнул и снова посмотрел на карту.
  
  И вот что он увидел:
  
  
  
  
  
  
  
  И как он только сразу не догадался!
  
  "Римское царство"?! Румынское королевство!
  
  "Варварская латынь"?! Румынский язык!
  
  "Клянусь Юпитером"?! А сам небось православную церковь посещает...
  
  Что ж, даже на родной планете Хеллборна румынские аристократы, ведущие дебаты в своем парламенте, предпочитали классическую латынь любому другому языку. И называли себя наследниками древних римлян. Очевидно, что в этой вселенной они пошли еще дальше.
  
  Со всевозможными "шумерами", "спартанцами" и "самнитами" тоже все ясно -- еще один мир любителей замысловатых аббревиатур.
  
  Индонезийский султанат Ачех (Acheh) прозвали "Ахайя" (Achaea) -- нетрудно было опечататься.
  
  Интересно, что такое или кто такой "Пальмиро Тольятти", и почему в его честь переименовали здешнюю Итальянскую колониальную империю?
  
  Непонятно также, почему Китай называется "Саргония", а Египет - "Гиксосия". Не исключено, что и это аббревиатуры, но примечания к карте их почему-то не расшифровывают. Неважно.
  
  Жуткая мешанина больших и маленьких независимых государств в обеих Америках. США, Боливия, Никарагуа, Сальвадор... Ладно, разберемся потом.
  
  Альбион! Антарктида!!! И в этой вселенной ее называют "Новый Южный Египет"! Неужели там закрепились испанцы? Кто знает!
  
  Бельгия, Нидерланды и Люксембург - три отдельных государства; скромная, но единая Германия; какая-то "Югославия"; французский Индокитай, британская "Индийская империя", американские "Филиппины", японская Корея и японский Тайвань...
  
  А самый главный вопрос так и остался без ответа -- как он будет выбираться отсюда?!
  
  * * * * *
  
  Белобрысый, обгоревший на солнце, с расширенными зрачками (но вроде не кокаинист), невероятно длинный (двести пять сантиметров минимум) -- агент-ин-ребус Валериан Арбореску оказался очень молодым и очень нервным человеком. Слишком нервным для своего возраста. Впрочем, при такой-то работе...
  
  - На кого ты работаешь?! Признавайся, мезавец! Имена, явки, пароли! Говори, говори, говори!!!
  
  ...тем не менее, до покойного чиф-командора Ла Бенева начальнику здешней сигуранцы было очень далеко. Во всех смыслах. Как и его ленивым подручным. Поэтому Деймос мог позволить себе отправление фантазии в свободный полет.
  
  - Мы собираемся свергнуть все мировые правительства и провозгласить Соединенные Штаты Мира, - признался Хеллборн всего через сутки. - Наш секретный склад находится в подземном лабиринте малайского города. И только я могу провести вас через все ловушки и заминированные проходы.
  
  Арбореску ему почему-то не поверил.
  
  - Но там действительно находится тайное убежище, - прорыдал Деймос еще через двенадцать часов. - Пусть мы всего лишь занимались контрабандой слоновой кости...
  
  - Ну, допустим, - кивнул достойный наследник древних римлян. - А зачем ты носил военную форму и фальшивые документы несуществующего государства?
  
  - Я должен был прикинуться сумасшедшим в случае ареста, - заявил Хеллборн. - Но у меня это плохо получилось. Тем не менее, потайной склад действительно существует, и я могу...
  
  - Заткнись, - оборвал его следователь. - Сдается мне, ты чего-то не договариваешь.
  
  - Но как я могу договорить, если вы велели мне заткнуться? - удивился Деймос.
  
  - Заткнись! Но от тебя может быть больше пользы, чем ты способен себе представить. Нет, карьеры я на тебе не сделаю, - с искреним сожалением заметил Арбореску. - Даже если ты чего-то стоишь, все равно все плоды присвоит кто-нибудь их моих шефов. Поэтому придется довольствоваться малым, и это малое я упускать не собираюсь. Решено! Я немедленно отправляю тебя в столицу. Разумеется, мне придется лично сопровождать столь ценного пленника. Внеочередной отпуск в цивилизованной Европе, если повезет - растяну его на неделю, а то и две...
  
  - В столицу? - ухмыльнулся Хеллборн. - В Рим?
  
  - Нет, - отрезал "римлянин". - Все дороги ведут в Бухарест. Ах, какой город! Париж Восточной Европы!
  
  "Париж в заднице, - подумал Деймос. - Десять тысяч километров от ближайших Зеркальных Ворот плюс-минус".
  
  - Поплывем? Или полетим? - равнодушно уточнил альбионец.
  
  - Полетим, - небрежно отвечал Арбореску, нажимая на кнопку под столом. - Центурион! Отведите его обратно в камеру.
  
  - Значит, не долетим, - заметил Хеллборн, окончательно смирившийся с текущим положением вещей.
  
  Как в воду глядел! Впрочем, нетрудно было догадаться - с его-то богатейшим опытом воздушно-морских катастроф и вражеских перехватов...
  
  Сверхтяжелый геликоптер Римского Воздушного Флота "Купидон-27", на борту которого находились Деймос Хеллборн, Валериан Арбореску и сопровождающая охрана, был сбит над Египтом.
  
  * * * * *
  
  - ...говорил, надо было лететь через Судан! Нет, же хотели сэкономить время! Теперь сэкономишь на похоронах, bagati-as pula-n git de poponar!!! - от всей души заявил пилот, выбираясь из разбитой машины.
  
  - Заткнись! - заорал в ответ Арбореску. - Futu-te-n nara ta de vagabond!
  
  - Du-te dracului! - не остался в долгу пилот.
  
  - Вы не могли бы объяснить, почему все так нервничают? - Деймос Хеллборн был сама вежливость. Он любовался пейзажем. Точнее, делал вид. Любоваться было нечем. Над идиотской песочной пустыней занимался мутный рассвет. Разве что температура воздуха приятно холодила кожу. Градусов девятнадцать, прямо как в разгар альбионского лета. Жаль, сейчас солнце поднимется повыше, а с ним и ртутные столбики...
  
  - Сними с него наручники, - неожиданно приказал Арбореску ближайшему охраннику. - И пусть кто-нибудь даст ему оружие. Вот, Галлиену автомат уже не понадобится. Стрелять умеешь, свергатель мировых правительств?
  
  - Разберусь, - добродушно кивнул Деймос, открывая простейший предохранитель и передергивая затвор. - Но откуда столь внезапное доверие? Калибр 10 миллиметров? надо же, обожаю столь круглые числа...
  
  - Ты что, до сих пор не понял?! - почти завизжал повернувшийся к нему пилот. - Скоро здесь будут гиксосы!
  
  - И тогда нам крышка!!! - внезапно подхватил Арбореску. - Они не станут разбираться, кто здесь полицеский, а кто арестованный! Эти чудовища всех убьют! Всех, понимаешь?!
  
  - Вот прямо сейчас и начнем, - снова кивнул Хеллборн и принялся расстреливать своих спутников короткими очередями. Это было нетрудно -- кроме него в крушении уцелело всего пять человек.
  
  - "Всех, всех!" - передразнил он, пиная труп агента Сигуранцы. - Иди к черту и передай ему привет от Деймоса Хеллборна. Ни одна сволочь, ни в одной вселенной, не посмеет причинить ему боль и остаться безнаказанной!!! Понял, тварь?! Понял?! Почему ты молчишь?! Отвечай! На кого ты работаешь, сука?! Говори, говори, говори!!!
  
  Деймос перевел дыхание и опустил автомат. Снова осмотрелся.
  
  - Я встретил путника; он шел из стран далеких, - напыщенно продекламировал Хеллборн. - Я - Озимандия, я - мощный царь царей! Пустыня мертвая... И небеса над ней... Ну и так далее.
  
  На горизонте что-то показалось. Деймос прищурился. Забрался в кабину разбитого вертолета и отыскал бинокль.
  
  - Так-так-так, - констатировал он. - Три... нет, четыре машины. Внедорожные пикапы, или даже "дженерал перпоуз", как говорят наши американские кузены. По пять-шесть человек на борту, плюс станковый пулемет или даже "эрликон". Станут ли они разбираться? - задумался Хеллборн. - Почему бы и нет! Готов спорить, эти румынские мерзавцы успели насолить всем встречным и поперечным, поэтому так и тряслись за свои шкуры. А мне с этими парнями делить нечего. Я перед ними ни в чем не виноват! Мы прекрасно поладим. Совершенно верно. Именно так.
  
  И воодушевленный своей железной логикой, Деймос Хеллборн бросил оружие на песок, устроился на расплющенном корпусе вертолета в позе лотоса и принялся терпеливо ждать.
  
  - Придут варвары и решат все мои проблемы, - промурлыкал он себе под нос.
  
  
  Боевые колесницы гиксосов подъехали вплотную, резко затормозили, подняв тучи песка, и принялись выплевывать экипажи. Успевший заскучать Хеллборн занялся привычным для себя делом - принялся классифицировать новых знакомых по расовому и униформистскому признаку.
  
  Белые, негры, арабы - полный интернационал. Похоже, бывалые бойцы. Бандитские шрамоносные рожи, просят кирпичей и других тяжелых предметов.
  
  Униформа - обычная ближневосточная хлопчатобумажка, штаны с большими накладными карманами, рубашки на выпуск и широкие ремни. Но вот цвет! Красный, и такой яркий, что даже глаза ломит. И что странно, ничего похожего на знаки различия. Здесь что, одни рядовые собрались? Или они анархисты?
  
  Оружие (винтовки, п.-п. и т.п.) на первый взгляд изрядно потертое и часто используемое. А кроме винтовок чуть ли не каждый вооружен чем-то острым и холодным. Удивленный Хеллборн заморгал и попытался вызвать из памяти уроки античной истории. Что это? Настоящий египетский меч?! Как его, кхопеш? Судя по всему -- не оригинальная бронза, а современная копия из хорошей оружейной стали.
  
  Гиксосы тем временем непринужденно рассыпались по окрестностям. Один полез в геликоптер, другие принялись осматривать и переворачивать разбросанные вокруг трупы. И, разумеется, как минимум один (самый высокий, самый здоровый и самый белый) заинтересовался Хеллборном.
  
  - Ты кто такой? - вопрос прозвучал по-французски, довольно грубо и невежливо.
  
  "Не поторопился ли я?" - впервые задумался Деймос, но было слишком поздно что-либо менять.
  
  - Я был пленником на этом корабле, - ответил Хеллборн. - Мне удалось вырваться и завладеть оружием...
  
  - Так это ты их положил? - в голосе собеседника прозвучало уважение.
  
  - Только пятерых, - скромно признался Деймос. - Остальные погибли во время крушения.
  
  - Ну и черт с ними, - согласился гиксос.
  
  ("А почему их все-таки так называют?")
  
  - Прошу прощения, но почему вас называют гиксосами? - спросил Хеллборн.
  
  Собеседник немедленно сменил лениво-добродушное выражение лица на смертельно оскорбленное.
  
  - Чего? Между прочим, ты кто такой вообще?!
  
  - Я был пленником на...
  
  - Это я уже слышал! Ты кто такой?!
  
  Хеллборн вдруг понял, что ему решительно не нравится французский язык нового знакомого. Почему он вообще говорит по-французски? Египет и на этой планете был французской колонией? Чертовы "римляне" не пожелали просветить его, хотя Деймос настойчиво требовал хоть какой-нибудь учебник истории из тюремной библиотеки...
  
  О чем это он? Ах, да, странный, но такой знакомый диалект французского... Французский, гиксосы... Брюссельский акцент?! Белголландцы?! Виксосы?! В-иксосы?! Куда он попал?!
  
  - Я с тобой разговариваю, плесень, - напомнил о себе человек в красной униформе.
  
  Альбионец ничего ему не ответил, но по уважительной причине. Странное зрелище приковало его взгляд. Один из гиксосов, осматривавших трупы, снял с пояса меч-кхопеш и с размаху опустил его на ближайшего румына. Поднял отрубленную руку, отряхнул ее от песка и остатков униформы, принюхался, надкусил. Сплюнул, но потом откусил другой кусочек.
  
  - Лучше поджарить, конечно, но и так сойдет, - подмигнул он недоумевающему Хеллборну.
  
  - Хватит жрать, - повернулся к нему командир, - на базе пообедаем.
  
  - Как скажешь, брат, - не стал спорить боец. Отрубленная рука полетела в кузов ближайшего джипа. За ней последовали другие руки, ноги, головы, а также вполне легальные трофеи вроде винтовок, пистолетов и запчастей вертолета.
  
  - А с этим что? - уточнил другой гиксос, кивнув на Хеллборна, изображавшего соляной столб.
  
  "Куда я попал?! Они что - каннибалы?!"
  
  - Странный он какой-то... На романца не похож. Ладно, возьмем с собой, - решил командир.
  
  Хеллборна сняли с вертолета и бросили в одну из машин. Удачно бросили, ибо он мог наблюдать за последовавшим представлением.
  
  Гиксосы слили остатки топлива из баков разбитого "Купидона" и подожгли вертолет. После чего встали в круг и принялись водить хоровод, извергая при этом странные и загадочные лозунги:
  
  - Какой сейчас год?
  
  - Год Ноль!
  
  - Какой сейчас год?!
  
  - ГОД НОЛЬ!!!
  
  - С новым годом!
  
  - С новым годом!
  
  - Кто ваш вождь?!
  
  - У нас нет вождей!
  
  - Кто ваш бог?!
  
  - У нас нет богов!
  
  - Кто ваш брат?!
  
  - Ред Браун! Ред Браун! Ред Браун!
  
  - Кто вы?
  
  - Мы - гиксосы!
  
  - Кто мы?!
  
  - МЫ - КРАСНЫЕ ГИКСОСЫ !!!
  
  - Свобода!
  
  - Смерть!
  
  - Свобода!
  
  - Смерть!
  
  - Свобода или смерть?!
  
  - И смерть, и свобода!!!
  
  - Мир прекрасен!
  
  - Очистим его!
  
  - Железо и кровь!
  
  - Кровь, мясо, пулеметы!!!
  
  - Год Ноль!
  
  - С новым годом!
  
  - Ред Браун!
  
  - С НОВЫМ ГОДОМ!!!
  
  - Отлично, поехали отсюда, - подытожил командир.
  
  Джипы взревели почти одновременно и направились на север. Деймос Хеллборн лежал на дне кузова, между цилиндрами пулеметной треноги. Стоявший за пулеметом гиксос держался одной рукой за казенник, а в другой сжимал чью-то отрубленную кисть и с хрустом обгладывал пальцы.
  
  * * * * *
  "Какая странная каменоломня", - заметил Деймос, когда гиксосы вытряхнули его из машины.
  
  Разумеется, над ним давлели штампы и стереотипы, но все-таки... Каменоломня - это, как правило, карьер или каньон. Грубо говоря - углубление в земле, в котором, собственном камни и добывают. Иногда камни добывают в горах. Иногда... Но раскинувшийся перед ним пейзаж не укладывался ни в какие рамки!
  
  Слишком правильная груда камней на плоской равние, а чуть дальше - еще одна, и еще одна... По правую руку - Нил, и какой-то мертвый город на другом берегу. Определенно, знакомая местность. Хеллборну раньше не приходилось бывать в Египте, но он прочел столько книг, видел столько фотографий... и поэтому все вспомнил и узнал!!!
  
  Когда-то здесь стояли великие египетские пирамиды. Хеопса, Хефрена, Сфинкса, и дальше по списку. Потом их кто-то взорвал, разбомбил, уничтожил - и превратил в циклопические груды камней. Среди которых сейчас бродили, ползали и копошились тысячи - десятки тысяч оборванных, изможденных, изуродованных, жалких, несчастных людей всех рас и цветов кожи. Рабы древнего... нет, нового Египта.
  
  Колючая проволока в несколько рядов, дополнительно украшенная пулеметными вышками, тянулась чуть ли не до самого горизонта. Многочисленные репродукторы извергали какой-то незнакомый, но очень бравурный марш. Деймос прислушался.
  
  Bring me my bow of burning gold!
  Bring me my arrows of desire!
  Bring me my spear! O clouds, unfold!
  Bring me my chariot of fire!
  
  I will not cease from mental fight,
  Nor shall my sword sleep in my hand,
  Till we have built Avaris here,
  In our black and pleasant land!
  
  И под звуки этой музыки обломками фараонского величия нагружали разнокалиберные грузовики -- от скромных двухтонок до гигантских карьерных самосвалов, немедленно отбывающих куда-то на север. На строительство Авариса, не иначе.
  
  А потом Хеллборн увидел вторую половину беды. Столбы вдоль дороги, распятые скелеты, подвешенные клетки, виселицы, черепа на кольях -- полный набор, почти как в освобожденном Порт-Султане, но в несколько раз больше. Раз в десять. А то и в двадцать.
  
  "Святая дева Елизавета, куда я попал?!"
  
  - Ну, чего встал? - довольно добродушно поинтересовался командир патруля. - Шагай вперед!
  
  И они зашагали.
  
  Комендант лагеря и начальник работ обитал в самом настоящем вертолете, выгодно смотревшемся на фоне палаток, деревянных бараков и прочих глинобитных домиков. Вертолет был лишен винтов, лопастей и других важных деталей, необходимых для полета. Но, как подозревал Хеллборн, должен был сохранить роскошное внутреннее убранство. На борту приземленной машины среди прочих красовался плакат с готическим текстом: "Только на твердой земле человек может быть свободен!" Похоже, воздушные полеты здесь не поощряются. И "Купидону-27" просто не повезло напороться на случайный пустынный патруль, вооруженный зенитными автоматами.
  
  Комендант был высок, белокож и здоров - почти как командир патруля, только еще моложе. Он щеголял в аналогичной красной униформе без знаков различия. На доставленного пленника комендант взирал с легкой смесью лени, презрения и любопытства. Как ему это удавалось? - решительно непонятно.
  
  - Так за что тебя романцы повязали? - спросил гиксос-начальник.
  
  - За контрабанду, - поспешно объяснил Хеллборн. - Пустяковое дело, товар стоил гроши, но шеф местной сигуранцы решил устроить за мой счет отпуск в столице. Он очень спешил, поэтому мы и пролетали над Египтом.
  
  Деймос очень старался отвечать на все вопросы быстро и максимально ясно. У него временно пропало всякое желание шутить. Он только что видел, как двух рабов забили камнями, а одного четвертовали кхопешем и принялись поедать конечности -- еще до того, как бедняга испустил дух.
  
  Ах, как хорошо было в плену у виксов! у абиссинеров! у румын! даже у индюшатников -- там была хоть какая-то надежда.
  
  В этом аду, как ни банально это звучит, надежду должны были давным-давно убить. И сожрать.
  
  - Запомни раз и навсегда, - спокойно и как-то равнодушно отвечал комендант, - если ты еще раз произнесешь это запретное и грязное слово на букву "Е", тебе отрежут язык, вместе с головой. Наша страна, от Ливийской пустыни до Нила, и от Нила до Красного моря называется Гиксосия. Мы - гиксосы. Красные гиксосы. Понял?
  
  - Так точно, сэр! - рявкнул Деймос. - Гиксосия. Мы - гиксосы!
  
  - "Мы", а не ты, - на удивление мягко поправил его собеседник. - Ты пока еще не гиксос.
  
  - Так точно, сэр!!!
  
  - Бывший солдат? - поднял брови гиксос.
  
  "Какой у него отвратительный фламандский акцент!"
  
  - Так точно, сэр!
  
  - Прекрати называть меня "сэром", - столь же мягко потребовал гиксос, от чего по спине Хеллборна пробежался предательский водопадик пота.
  
  - Так точно!... Виноват.
  
  - Напомни, как тебя звать?
  
  - Хеллборн. Деймос Хеллборн.
  
  - Англичанин?
  
  - Так точно.
  
  - И что же мне с тобой делать? - комендант задумчиво посмотрел на пирамидные развалины, пулеметные вышки и пыточные столбы.
  
  "Что делать?" У Хеллборна было время об этом подумать, пока пулеметные колесницы удалялись от сгоревшего "Купидона", и пока он шел вдоль жуткого забора к жилищу коменданта.
  
  Судя по всему (хоровод вокруг костра, лозунги, одноцветная униформа), он попал в руки правящего в Египте революционного движения. Какую официальную идеологию они исповедуют? Коммунизм? анархизм? фашизм? стоцкизм? - неизвестно, но явно не какой-нибудь нацизм-национализм, потому что среди них есть белые европейцы, арабы, негры, и нет ни эллина, ни иудея. То есть красные гиксосы вполне будут рады принять в свои ряды скромного англосакса. Надо прикинуться восторженным неофитом - но не очень восторженным, не переиграть. Там видно будет. Прикинуться неофитом, потому что в противном случае он рискует превратиться в распятый скелет или в пустой череп.
  
  - В той, прошлой жизни, меня несправедливо оклеветали и осудили, - с пол-оборота завелся Хеллборн, - поэтому я решил порвать с прошлым и принять участие в строительстве нового мира! А где в наши дни строят новый мир? Здесь, в Е... в Гиксосии!!! Я хочу быть с вами. Все равно у меня нет дороги назад. Особенно после того, как я прикончил "римских" ублюдков, державших меня в плену.
  
  - Вот оно как, - задумчиво протянул гиксос. - Это предложение стоит рассмотреть. Но вот в чем проблема. Понимаешь, только человек может стать красным гиксосом. Они - люди, - он кивнул на окружавших его вооруженных солдат. - А вон там, за колючкой - обезьяны. Обезьяны, которые должны долго и упорно трудиться. Потому что только труд может превратить обезьяну в человека. И они будут трудиться, пока не превратятся в людей. Или сдохнут как обезьяны, недостойные человеческого звания.
  
  "Обезьяны?... труд?... человек?... Я попал в страну победившего дарвинизма?!"
  
  - Но как мне доказать свою человечность? - замирая от ужаса и собственной храбрости уточнил Деймос.
  
  - "Мы -- люди Книги и Закона, они -- с одним железом дружат. Змея становится драконом, когда змею другую душит", - продекламировал комендант. - А обезьяна становится человеком, когда убьет другую обезьяну. Соображаешь?
  
  - Соображаю, - кивнул Хеллборн, хотя на самом деле ничего не понял.
  
  - Приведите Бандерлога, - приказал гиксос, повернувшись к охранникам.
  
  "Бандер... кого?!"
  
  Бандерлог оказался невероятно огромным и здоровым китайцем. Или японцем? корейцем? каким-то азиатом из конфуцианской зоны. Он мог быть подданным Мэгги или старшим братом капитана Белгутая (где они теперь?...) Настоящий гигант, почти два метра, двести с лишним килограмм сплошных мускулов. В одной набедренной повязке, мокрый, пыльный и грязный -- скорей всего, только что с каменоломни. Интересно, как ему удается поддерживать физическую форму в этом аду? Наверно, один из тех парней, про которых сказано - "То, что его не убивает, делает его еще сильнее". Лени и любопытства во взгляде Бандерлога не было, одно только презрение. Если Хеллборн правильно прочитал послание, заключенное в его узких глазах цвета ночных кошмаров.
  
  - Твой новый рекрут, Червяк? - спросил китаец, повернувшись к коменданту. - Ладно, давай не будем с этим тянуть.
  
  Но комендант никуда не торопился.
  
  - Вот, англичанин, познакомься. Это говорящая обезьяна, Бандерлог. Порода редкая и вымирающая. Промежуточный этап эволюции. К сожалению, совсем не желает становиться человеком. И вряд ли уже станет.
  
  - Я убил столько твоих обезьян, редофил, что уже давно стал трижды, четырежды человеком! - ухмыльнулся китаец.
  
  - Как ты понимаешь, - гиксос по-прежнему обращался к Хеллборну, - убийство обезьяны -- далеко не единственный признак человека разумного. Но очень важный. Поэтому убей его.
  
  "Кто он такой? Как он попал в рабство? За что? Почему? Мне приходилось совершать и более страшные поступки, но должна же быть какая-то граница!
  
  С другой стороны - это не мой мир, не моя война, а я должен выжить и хочу вернуться назад...
  
  О чем я вообще думаю?! Это не беззащитный раб, которого мне предлагают добить из жалости -- это настоящая машина для убийства!!!"
  
  - УБЕЙ ЕГО!
  
  Хеллборн почти уже решился, но Бандерлог все-таки опередил его. С диким нечленораздельным воплем китаец бросился вперед. Деймос поспешно отпрыгнул в сторону, и Бандерлог пролетел мимо.
  
  "Так... драться по правилам с ним бесполезно. И это не старик-профессор, которого можно убить двойным ударом в грудь. Нет, надо срочно что-то придумать. Что?!"
  
  Китаец снова атаковал, альбионец снова уклонился.
  
  Гиксосы наблюдали за сражением молча, не кричали как безумные болельщики и не делали ставок. Революционная дисциплина? Черт их знает. Только комендант с явным неудовольствием в голосе заметил:
  
  - Ты не можешь вечно бегать. Дерись! Убей его!
  
  "Что он там говорил? Обезьяна, труд, человек... Нужно срочно вспомнить все, что я знаю об этой теории!!! Гиксосы будут довольны (надеюсь), если я использую в поединке элементы их учения. Ну же, вспоминай! Обезьяны, труд... орудия!!!"
  
  Бандерлог приближался, но недостаточно быстро. Хеллборн нагнулся и подхватил с земли целую пригоршню разнокалиберных камней -- тысячи, миллионы были разбросаны вокруг. ВЖЖЖЖЖ! - и в воздухе просвистела целая камнеметная очередь. Китаец заорал от внезапной дикой боли. Получилось! Прямо в глаз! Теперь бы только закрепить успех... Успех закрепился сам собой. Полуослепленный Бандерлог сделал неудачный шаг, споткнулся о миллион первый камень и с грохотом рухнул на землю, где неподвижно замер. Неужели готов?! Нет, шевелится... Не дать ему подняться!!! Вперед!!!...
  
  Хеллборн не мог сказать, сколько минут это продолжалось - две, три, десять? Но он провел немало времени, сидя на спине поверженного противника и разбивая ему затылок острым осколком взорванной пирамиды.
  
  "Могло быть хуже", - подумал Деймос, отбрасывая свое окровавленное оружие. Оттолкнулся от неподвижного тела, встал и отряхнулся.
  
  - Неплохо, неплохо, - одобрительно хмыкнул главный гиксос. - Ладно, посадите его пока под замок и накормите. Продолжим завтра. Или послезавтра, как получится.
  
  Хеллборн приготовился ко встрече еще с одним зинданом, но был приятно обманут -- его посадили в другой вертолет. Не такой роскошный, как обиталище коменданта, совсем наоборот, но все лучше, чем сидеть в яме. Даже щели для воздуха оставили. Ах, да, и покрасили снаружи в ярко-белый цвет, дабы отражать солнечные лучи. И все равно, продержаться в нем несколько дней при такой температуре будет нетривиальной задачей.
  
  А почему он сказал "завтра или послезавтра"? Тоже мне мозговая хирургия! Небось, отправят запрос куда следует, дабы проверить его историю.
  
  Черт, черт, черт - из этой задницы надо немедленно выбираться!!!
  
  Но как?!
  
  Сквозь щели в корпусе Хеллборн мог наблюдать за довольно большим участком каменоломни, где до заката солнца убили пять или шесть человек. Насколько он мог понять, просто так, мимоходом. Охраникам не нужна была причина или повод, чтобы пустить то или иное оружие в ход.
  
  Принесенный обед, а потом и ужин, Хеллборн принял с опаской. И облегченно вздохнул, когда понял, что это всего лишь какая-то зерновая каша. Похоже, поедание человечины в этом безумном сообществе является делом поощряемым, но сугубо добровольным. Квант света в черном царстве.
  
  Но что будет завтра?
  
  Завтра еще не успело наступить, когда Хеллборна навестил таинственный гость.
  
  - Парень, тебе надо срочно сваливать отсюда, пока еще не слишком поздно, - с порога заявил он.
  
  Пытавшийся задремать Деймос разлепил глаза и попробовал рассмотреть визитера в тусклом свете ночного фонаря, висевшего над входом в "тюремный вертолет". Не узнал. Но голос... А, вспомнил. Один из гиксосов, подобравших его сегодня утром в пустыне. Нет, не каннибал. Командир патруля. То самый -- самый высокий, самый здоровый и самый белый. Он был довольно вежлив, когда разговаривал с ним, ни разу не ударил... едва ли это имело какое-то значение.
  
  - Это провокация? - пробормотал Хеллборн. - Проверка? Я соглашусь бежать, и меня тут же пристрелят? Нет, не выйдет! Я твердо решил связать свою судьбу с Красным Аварисом! С Новым Годом, брат!
  
  - Дурак, я и не думал тебя проверять. Я в самом деле предлагаю тебе бежать. Не веришь - выгляни наружу. Я убил твоего охранника, - ответил гиксос.
  
  - Убил? Так я тебе и поверил, - ухмыльнулся Хеллборн. - Скорей всего, переодели одного из рабов в красную униформу...
  
  - Да ты сам посмотри, это Луиджи-каннибал! Ты познакомился с ним сегодня утром на обломках румынского вертолета!
  
  - Это ничего не значит, - пожал плечами Деймос. - Я уже успел понять, что человеческая жизнь здесь ничего не стоит. Наверняка, он в чем-то провинился, и вы решили убить одновременно двух зайцев. Его и меня.
  
  - Как мне тебя убедить?... Вот, держи, - в полоске света сверкнула оружейная сталь. Но Хеллборн не спешил прикоснуться к предложенному пистолету, невероятно громоздкому и длинноствольному:
  
  - В чем подвох? Пистолет незаряжен? Спиленный боек? Холостые патроны?
  
  - Пистолет исправен и заряжен боевыми патронами. Он с глушителем -- так я убил охранника -- поэтому можешь испытать его прямо сейчас, - предложил гиксос. - Выстрели... да куда угодно, хотя бы в песок.
  
  Деймос пожал плечами. Что он теряет?
  
  ЧПОК! - отдача и фонтанчик песка в том месте, куда угодила пуля. ЧПОК! - и еще один фонтанчик. Хм, действительно, работает!
  
  - А ты не боишься, что это я - провокатор? - внезапно спросил Хеллборн и прицелился своему собеседнику в лоб. - Что я специально сдался вашему патрулю, чтобы внедриться на каменоломню и проверять лояльность здешнего персонала? И ты только что провалил эту проверку?
  
  - Провокатор? Ты?! - усмехнулся ночной визитер. - И кто тебя прислал? Директорат коммунальной безопасности?
  
  - Ты удивительно догадлив, - осклабился Деймос. - Именно так.
  
  - Болван, - хихикнул собеседник, - в этом чокнутом государстве никогда не было спецслужбы под таким названием. Кого ты хочешь обмануть?
  
  - Ну, допустим, - промямлил Хеллборн и осторожно опустил пистолет. - Тогда почему?...
  
  - Потому что отсюда надо сваливать, но один я не справлюсь, а ты кажешься мне подходящим напарником. Поэтому я не стал расстреливать тебя там, в пустыне, и доставил в лагерь. Все равно я не могу больше терпеть это кошмар, а другого удобного случая может не представиться.
  
  - Я сегодня человека убил, - почему-то вспомнил Деймос.
  
  - В этом аду нет праведников, - отрезал гиксос. -Знал бы ты, сколько у меня грехов... Я все видел. Можешь считать это самообороной. У него все равно не было шансов. Неважно. Не будем терять время, пошли.
  
  Машина втиснулась между двумя гигантскими карьерными самосвалами. Хеллборну показалось, что он уже где-то видел подобный шестиколесный автобус. Но вот где?...
  
  - Как называется эта модель?
  
  - "Большой Сахарский Комфорт", "Рено", 1925 года, - сообщил гиксос.
  
  - Нет, никогда не слышал, - покачал головой Хеллборн.
  
  - Я долго готовился, - продолжал новый знакомый, забираясь в кабину, - машина забита под завязку картами, оружием, водой и другими припасами. У нас в запасе несколько часов, прежде чем нас хватятся.
  
  - Куда мы отправляемся?
  
  - На юг. Попробуем перейти суданскую границу. В крайнем случае - ливийскую. Ты какую предпочиташь?
  
  - Мне все равно, - равнодушно пожал плечами Деймос.
  
  - Действительно? Мне почему-то так не кажется.
  
  Двигатель - нет, не взревел - едв слышно затрещал, и "Большой Сахарский Комфорт" тронулся с места.
  
  - Хватятся нас нескоро, - повторил водитель.
  
  * * * * *
  
  - Меня зовут Смит. Джон Смит.
  
  - Да, разумеется, - ухмыльнулся альбионец. - Очень приятно.
  
  - Можно подумать, тебя на самом деле зовут Деймос Хеллборн, - в свою очередь усмехнулся собеседник.
  
  - Ты не поверишь, но иногда проще назваться настоящим именем, чем придумывать новое. Тем более здесь, где меня никто не знает.
  
  - "Здесь" - это где? - уточнил собеседник.
  
  Они были в пути уже несколько часов. Смит предложил Хеллборну подремать, но тому решительно не спалось. В свете фар не наблюдалось решительно ничего интересного - один только песок. Машина все дальше и дальше углублялась в бездорожную пустыню.
  
  - Мы должны уйти как можно дальше от реки и населенной местности вообще, - на всякий случай уточнил очевидный план сидевший за рулем гиксос. - Нас не сразу догадаются здесь искать. Когда догадаются - мы будем очень далеко. По прямой двигаться не будем, придется постоянно петлять и запутывать следы.
  
  - Аминь, - кивнул Деймос.
  
  - А ты действительно уголовник? - неожиданно спросил Смит.
  
  - Нет, мирный путешественник, - огрызнулся Хеллборн. - Но я почему-то решил, что к уголовнику здесь отнесутся лучше.
  
  - "Здесь" - это где? - повторил Смит.
  
  - В Египте, - не стал вдваваться в подробности Хеллборн.
  
  - Ну что ж, ты правильно решил. А сам-то ты откуда? - поинтересовался новый товарищ. - То, что ты не англичанин - сразу ясно. Я много лет жил в Англии. И не американец, потому что американец - это я. Австралиец? Новозеландец? Южноафриканец?
  
  - Ты не поверишь.
  
  - А ты попробуй. Конечно, если ты не хочешь говорить... - пожал плечами Смит.
  
  - Из Нового Южного Египта, - бросился в омут Хеллборн и буквально впился в своего спутника глазами - какова будет его реакция? Ведь он ничего не знает о здешней Антарктике - кто ее населяет, кому она принадлежит...
  
  - НЮЕ? В таком случае - добро пожаловать в Старый Северный Египет! - хохотнул спутник. - Да, далеко ты от дома добрался. На египтянца не похож.
  
  "Надо же, их и здесь называют египтянцами!"
  
  - ...из договорных колонистов?
  
  - Вроде того, - неуверенно кивнул Деймос.
  
  - Понятно.
  
  - А что тут вообще происходит? - осмелился уточнить Хеллборн. - Гиксосы, "год ноль" какой-то, Ред Браун, развалины, каннибалы...
  
  - Да ты совсем деревня... если не прикидываешься, конечно, - заметил Смит.
  
  - К нам в НЮЕ новости с большим опозданием доходят, - рискнул заявить Деймос. И, как видно, правильно сделал, потому что спутник отнесся к его словам с пониманием.
  
  * * * * *
  
  - ...никто не знает его настоящего имени. Одни говорят - он ирландец, Редъярд О'Брайен; другие говорят - мексиканец, Родриго Обрегон. Иные считают, что настоящее имя товарища Реда Брауна - Рудольф Брюнинг, и он австриец из Вельса. Куда менее популярна теория про американца Реджинальда Браунинга, и очень популярна гипотеза про чешского еврея Рудика Брюннера. Как бы то ни было, он встал во главе нашего движения, когда египтяне (не путай с египтянцами, брат!) и европейские колонисты свергли владычество бельгийских наследников кровавого короля Леопольда. Тогда мы были молоды, сильны и смотрели в будущее с большим оптимизмом. Надеялись построить по-настоящему новый и прекрасный мир, куда лучше, чем в советской Монголо-России или пальмирской Италии...
  
  "И уж конечно, ничего общего с Драконской Африкой или Спиридоновской республикой", - подумал Деймос.
  
  - Благие намерения привели нас туда, куда и должны были - прямиком в преисподнюю, - вздохнул Смит. - На убийственные поля Иалу, Aalu Killing Fields. Да ты и сам все видел. Если не все, то многое...
  
  - "Пусть мир прогнивший уничтожен, но был триумф достоин Пирра, - пробормотал Хеллборн. - Низвергли Молоха - и что же? Воздвигли нового кумира!"
  
  - Где-то так, - согласился спутник.
  
  * * * * *
  
  Четверо суток в пути, день и ночь, с очень короткими остановками - заправить машину или залить воду в радиатор. И снова в путь. Спали на ходу, ели на ходу. Ну, разве что для отправления естественных надобностей тоже приходилось останавливаться - на минуту-другую.
  
  В дневные часы Смит доверял "Сахарский Комфорт" Хеллборну, как правило, сопровождая передачу руля простейшими инструкциями вроде "держи строго на юг (или запад) и никуда не сворачивай". Иногда просыпался, сверялся с ему одному понятными ориентирами на местности, давал новые рекомендации и снова засыпал. В ночные часы, насколько понимал Хеллборн, Джон Смит вел машину по совершенно фантастическим кривым линиям.
  
  - В прежние годы я исколесил эту пустыню вдоль и поперек, - пояснил он как-то, - гонялся за бельгийскими легионерами и арабскими мятежниками. Мне еще повезло - многие мои товарищи с подобным богатым опытом теперь гниют в земле. Я вовремя успел перебраться из Авариса на Каменоломню, и товарищ Браун потерял меня из виду. Но я не мог больше терпеть и ждал удобного случая... Дождался!
  
  - Аминь, - пробормотал Деймос и тут же заснул.
  
  Проснулся он только после того, как под колесами "Рено-1925" что-то взорвалось, и машина опрокинулась на бок.
  
  * * * * *
  
  - Скорее, вылезай!!! - орал Джон Смит прямо в ухо альбионца, одновременно стреляя из миниатюрного автомата куда-то в ночь. - Не туда, болван! Сюда, за мной! Прячься за автобусом! Держи!
  
  Едва продравший глаза Хеллборн схватил предложенное оружие.
  
  - Проклятье, до границы оставалось совсем немного! - прошипел американец.
  
  БАНГ! БАНГ! БРРРРАНГ!
  
  Неведомые враги, заложившие мину на их пути, стреляли в ответ. Свистящие пули проносились над их головами или с противным звоном ударялись в корпус автобуса.
  
  - Кто это был? - уточнил Хеллборн. - С кем мы воюем?
  
  - Могу только догадываться, - отозвался Смит. - И если мои догадки верны... - Он почему-то посмотрел на восток - несомненный восток, судя по розовым признакам грядущего восхода, - если мои догадки верны, нам следует продержаться совсем немного! Стреляй, стреляй!!!
  
  БАНГ! БАНГ! БРРРРАНГ!
  
  Джон Смит угадал - стрельба прекратилась за несколько минут до того, как над горизонтом окончательно показалось солнце. Американец выждал еще немного, после чего покинул укрытие и непринужденно направился в ту сторону, откуда стреляли. Хеллборн не поторопился последовать за ним.
  
  - Так и есть, - донесся до него голос Смита. - Хеллборн, все в порядке, можешь подойти.
  
  Деймос пожал плечами - что ж, его спутнику видней - и отправился по следам Смита.
  
  На песке лежали три трупа в черных прорезиненных комбинезонах. Будь они живы, им было бы очень неудобно лежать - к спине каждого крепился довольно толстый рюкзак. Смит как раз срывал с одного из убитых - защитную маску? противогаз? - вроде бы противогаз, судя по толстому гофрированному шлангу. К удивлению Хеллборна, когда шланг вырвался из глубин комбинезона, из него на песок выплеснулся добрый литр крови. Деймос перевел взгляд на лицо убитого - белый европеец, лысый и неестественно бледный.
  
  - Я не ошибся, когда взял тебя с собой, - заметил американец. - Одного из них несомненно завалил ты. А то и двоих.
  
  - Кто это? - поинтересовался альбионец.
  
  - Вампиры, - коротко отвечал Смит.
  
  - ?!
  
  - Обычные румынские вампиры. Ты что, никогда про них не слышал?
  
  - ???!!!
  
  - Ну ты и деревня... - развел руками американец. - Ты в самом деле никогда не слышал про вампиров?!
  
  Хеллборн добросовестно покопался в памяти.
  
  - Мне известны две разновидности человекообразных вампиров, - начал он. - Первая - сказочные персонажи. Это они?
  
  - Нет, - покачал головой Смит. - Какая вторая?
  
  - Вторая категория - обычные люди, страдающие редкой болезнью под названием "порфирия". Но наш случай вряд ли имеет отношение к медицине...
  
  - Ты прав, это не пациенты порфирозория, - кивнул спутник. - И не сказочные персонажи. Элитные коммандос румынского короля. Их отбирают у родителей в совсем юном возрасте, как турецких янычар. После этого они проходят обряд посвящения и переходят на ночной образ жизни.
  
  - Как это? - удивился Деймос.
  
  - В буквальном смысле этих слов. Днем они скрываются в темном помещении, желательно в каком-нибудь глубоком подвале, и только по ночам выходят на свежий воздух. По ночам они и тренируются, готовятся к своей священной миссии - королевской службе. С первыми лучами солнца они должны немедленно укрыться в своем подвале. Иначе их ждет смерть, как самого настоящего вампира. Со временем они и сами начинают в это верить. Хотя на первых порах зазевавшихся курсантов обычно убивает офицер-инструктор, зрелый вампир может умереть и сам по себе, от психологического шока...
  
  - Хм, Артифициальные вампиры? С таким извращением я еще не сталкивался, - признался Деймос Хеллборн. - Но... они и кровью питаются?!
  
  - Да, их приучают к подобной диете, - американец небрежно пнул ботинком рюкзак одного из трупов. - Таскают за собой полные баллоны.
  
  - А что они делали здесь? - спросил Хеллборн.
  
  - Мы находимся на "серой территории" - здесь встречаются границы Гиксосии, пальмирской Ливии, британского Судана и румынского Чада, - сообщил Смит. - Границы, которые до сих пор толком не маркированы, поэтому солдаты всех четырех держав их частенько нарушают. Идеальное место для тренировки всевозможных рейнджеров и рейдеров. И молодых вампиров в том числе. Эти - совсем юнцы. Нам повезло. Будь у них немного больше опыта, сражение могло завершиться с другим счетом.
  
  - Подожди... Мы наверняка убили не всех. Куда пропали остальные после восхода?!
  
  - Превратились в летучих мышей и упорхнули, ха-ха-ха! Скорей всего, закопались в одной из этих дюн, - ухмыльнулся американец. - Но мы не станем ждать, пока они раскопаются обратно, и постараемся убраться как можно дальше.
  
  - Если бы у меня были такие "ночные солдаты", - заметил Деймос, - я бы не отпускал их на задание без сопровождения "обычных" бойцов, способных воевать при солнечном свете.
  
  - Какой ты умный! - рассмеялся Смит. - Ты бы еще спросил - "Ну кто в здравом уме пойдет на пулемет в белом мундире по свежему асфальту?!" Не пытайся понять логику империи -- особенно империи извращенной...
  
  Хеллборн только пожал плечами и равнодушно отвернулся.
  
  - А как же мы теперь поедем дальше?! - спохватился он.
  
  - Да, автобус без крана не поднять, - грустно согласился Смит. - Ничего не поделаешь. К счастью, осталось совсем немного, а я все предусмотрел. Помоги мне, дверь заклинило...
  
  Совместными усилиями они раздвинули ящики с припасами и извлекли на свет небольшой гусеничный мотоцикл.
  
  - Двигатель "майбах", четыре цилиндра, сорок лошадиных сил, трехскоростная коробка передач! - похвастался американец. - Может разгоняться до семидесяти километров в час. Не по песку, конечно. Но нам хватит. Нагружай его канистрами с водой. Не забудь тюрбан и пылевую маску, у мотоцикла крыши нет, и лобового стекла тоже нет. Поехали!
  
  Не семьдесят, но как минимум пятьдесят километров в ближайший час они проделали. После чего двигатель "майбах" (четыре цилиндра, сорок лошадиных сил!) неожиданно сдох.
  
  - И что теперь? - настороженно поинтересовался Хеллборн. - Только не говори, будто мы серьезно влипли.
  
  - Подожди, дай мне подумать, - отозвался Смит. Он забрался на замерший мотоцикл и осмотрелся. Потом достал бинокль и снова осмотрелся. - Насколько я вижу, мы уже забрались в британский Судан. Ну что ж, пойдем пешком. Рано или позно наткнемся на пограничников или пустынный патруль.
  
  Деймос уловил в его голосе напряжение, но не решился задать уточняющие вопросы. Пешком так пешком. Песок, солнце, жара... Так непохоже на старый добрый Альбион...
  
  - Постой! - неожиданно воскликнул спутник. - Я их вижу!!! Патруль! Раз, два... четыре всадника на верблюдах!
  
  - Британцы?
  
  - Подожди... - Смит отрегулировал бинокль. - Нет, - упавшим голосом уточнил он. - Гиксосы.
  
  - И?...
  
  - Подпустим их поближе, - решил американец. - Постарайся не задеть верблюдов - он нам пригодятся... Ложись на песок, быстро!
  
  * * * * *
  
  - Эй!!! - заорал Смит, когда всадники приблизились. - Скорее! На помощь!!! Мой товарищ ранен!
  
  - Что вы здесь вообще делаете? - поинтересовался командир патруля, откидывая пылевую маску, и тут же получая пулю в лицо.
  
  Хеллборн открыл огонь из положения лежа. Первый убитый гиксос еще только сползал с верблюда, когда автоматная очередь поразила второго - увы, заодно с "кораблем пустыни". Третий успел вскинуть карабин и выстрелить как минимум один раз, но тут же безжизненно повис в седле, пораженный сразу из двух стволов. Четвертый гиксос поспешно развернул и "пришпорил" своего скакуна, но далеко не ушел. Хеллборн встал на колено и тщательно прицелился. Короткая очередь - и всадник упал на песок, в то время как верблюд спокойно продолжил свой путь. "Черт с ним, - решил Деймос, - у нас еще два осталось". Подстреленный гиксос, однако, был еще жив, и попытался скрыться за ближайшей дюной, волоча за собой карабин. Пришлось догонять и добивать выстрелом в голову.
  
  - Я - Озимандия!!! - расхохотался Хеллборн и повернулся к напарнику. - Получи...
  
  Смит неподвижно лежал возле мотоцикла. Деймосу пришлось подойти поближе и склониться над ним, и только тогда он смог рассмотреть кровавое пятно на форменной красной рубашке. Похоже, единственный выстрел третьего гиксоса все-таки достиг цели.
  
  - "Я встретил путника, он шел из стран далеких", - пробормотал Хеллборн. - Спокойной ночи, сладкий принц. С новым годом!
  
  Верблюд номер 2 уже испустил дух; номер 4 продолжал удаляться в неизвестном направлении, но 1-й и 3-й, потерявшие всадников, стояли спокойно и почти неподвижно. Хеллборн осторожно приблизился к номеру первому. Нет, это явно не верблюдОНТ, достаточно сравнить размеры. Альбионские верблюдонты таких размеров бывают только новорожденные. Ничего не поделаешь, в Африке веди себя как африканец.
  
  Деймос до отказа нагрузил верблюда запасами воды и уже планировал забраться в седло, как вдруг у него подкосилась нога. Правая, подкосилась в буквальном смысле.
  
  Что за черт?... Когда его успели ранить?! Третий гиксос успел выстрелить всего один раз и попал в Смита! Так-так-так, задумался Хеллборн, разрезая штанину. Потом бросил взгляд на погибшего американца. Ага, все ясно.
  
  Всадник выстрелил в Смита. Джон умер не сразу и продолжал стрелять. Несколько пуль попали в гиксоса. А одна - в ногу Деймоса Хеллборна. Скользящее ранение, царапина - не царапина, пуля ушла в пустоту и забрала с собой кусочек мяса. И только избыток адреналина в крови не позволил ему сразу этого заметить.
  
  "Мистер Холмс, преступление раскрыто! - Благодарю вас, инспектор Хеллборн!"
  
  Ничего страшного. Промыть. Перевязать. Взгромоздиться на верблюда (с четвертой попытки). В путь!
  
  Верблюд оказался на удивление послушным и прекрасно дрессированным. Слушался всадника, его хлыста, и не уклонялся от маршрута.
  
  Ничего страшного. Нужно продолжать движение на юг. Рано или поздно я кого-нибудь встречу...
  
  Около полудня он уже так не думал.
  
  - Не нравятся мне эти грозовые тучи на горизонте, - заметил Деймос. - Или это не тучи? Откуда об этом знать порядочному альбионцу?!
  
  Он снова покопался в памяти. Где-то, когда-то, он несомненно об этом читал... Африка, тучи, пустыня... Песчаная буря?! И что теперь делать?!
  
  Остановить верблюда. Усадить его на живот. Выкопать яму. Накрыться плащом. По-моему так. И ждать.
  
  Похоже, он не ошибся, подумал Хеллборн, прислушиваясь к завыванию ветра над головой. Надо было даже поглубже закопаться...
  
  Безумный вой стих через несколько часов. Хеллборн выждал еще немного для верности, потом выбрался из убежища наружу. Осмотрелся по сторонам. Да, буря то ли прекратилась, то ли умчалась куда-то на север. Все прекрасно, только верблюд исчез. Вместе с запасами воды. Убежал? Ветром унесло?! Какая теперь разница -- ищи его, свищи...
  
  Деймос бросил короткий взгляд на солнце. Уже далеко за полдень. Закопаться обратно. И подождать до темноты. Иначе не стоит и пытаться.
  
  Вечером он снова пустился в путь.
  
  Ну до чего незнакомые звезды! Ни Южного Креста, ни Египтянского Охотника, ни Пингвина, ни Саблезубой Кошки! Северное полушарие, черт бы его побрал...
  
  И жажда мучает, несмотря на ночную прохладу, и нога как-то подозрительно побаливает...
  
  Сколько дней человек может продержаться без воды? А сколько дней он может продержаться без воды в Сахаре? А сколько дней без воды в Сахаре может продержаться уроженец Антарктиды в ...надцатом поколении?!
  
  Когда над горизонтом снова показалось солнце, Хеллборн сел на песок и едва не заплакал от жалости к себе. Все, конец. Нога распухла. Воды нет. Силы на исходе. Вокруг один сплошной песок - ни кустика, ни живого существа. Надежда? Ее убили гиксосы.
  
  Что за позорная смерть для настоящего альбионца! К северу от экватора, за тысячи километров от ближайшего айсберга!
  
  Ну вот, он уже и бредить начинает. Почему именно ай