Багрянцев Владлен Борисович: другие произведения.

Джеймс Хеллборн, главы 51-53

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 51. Ройал в кустах.
    Глава 52. Император всего.
    Глава 53. Когда мир застрелился.


    Комментарии здесь.

  Глава 51. Ройал в кустах.
  
  
  Персы уже окружили его, когда Хеллборн наконец-то освободил ногу, придавленную застреленным верблюдом. Но подняться ему уже не позволили. Набросились со всех сторон, скрутили и привязали к седлу очередного верблюда. Джеймс Хеллборн, бесконечно уставший от постоянных попаданий в плен к тем или иным злодеям, отнесся к этому факту на удивлению равнодушно. Он даже не обрадовался, когда его пленителей безжалостно расстреляли из винтовок и пулеметов через какой-нибудь десяток километров.
  
  Неведомые спасители отвязали его от верблюда и поставили на ноги. Хеллборн тяжело вздохнул и осмотрелся. Арабы что ли? Надо же, и Говард среди них!
  
  - Вы же не думали, что я брошу вас на произвол судьбы! - воскликнул американец.
  
  - Я вообще ни о чем не думал, - буркнул Джеймс. - Кто все эти люди? Ваши друзья?
  
  - Генерал Лоуренс, из Royal Sudanese Camels, - заговорил на хорошем английском один из "арабов", высокий и наглый голубоглазый блондин. - С кем имею честь?
  
  Хеллборн неохотно представился.
  
  - Это правда, что вы бежали из Гиксосии? - поинтересовался англичанин.
  
  Джеймс угрюмо кивнул.
  
  - Прекрасно! Великолепно! Вы не представляете, как важны для нас любые сведения из Красного Авариса! Понимаете, мы готовим вторжение и освобождение этой несчастной страны, дабы показать и продемонстрировать непреклоннную бла-бла-бла. Я рад, что нам удалось выручить вас. Благодарите капитана Говарда, мы уже давно работаем вместе. Порядочный человек и надежный товарищ, хоть и американец.
  
  Роберт Говард покраснел.
  
  - Возможно, нам не стоило убивать этих персов, - продолжпл британец, - они могут оказаться полезными союзниками, когда мы начнем наступление на север. Пожалуй, правительство Его Величества не откажется признать эту "Маленькую Персию" независимым государством бла-бла-бла.
  
  Из груди Хеллборна вырвался еще один тяжелый вздох.
  
  Через несколько дней аэроплан британских ВВС подобрал Лоуренса, Хеллборна и Говарда в пустыне и доставил их прямиком в Порт-Судан. Здесь английский генерал выдал альбионцу достойное вознаграждение за свежие новости из Египта, нансеновский паспорт и разрешил убираться на все четыре стороны.
  
  Опустившись на стул в приемной Лоуренса, альбионец крепко задумался.
  
  Что делать и куда идти?
  
  Он должен вернуться домой, в родной, оригинальный, неподдельный Альбион.
  
  Это значит, что он должен пройти через зеркало в Румынском Габоне и попасть в Драконскую Африку. Оттуда - через зеркало в Касабланке или зеркало на Острове Черепов - в родной мир.
  
  Нет ли более короткой дороги? Например, известен ли на этой планете Остров Черепов? Кому он принадлежит? Можно ли туда добраться и... Хм, есть ли в этом колониальном городишке хоть какая-то библиотека?!
  
  С этим вопросом Хеллборн рискнул обратиться к мистеру Говарду, покинувшему генеральский кабинет на несколько минут позже альбионца. Американский журналист печально улыбнулся:
  
  - Собираетесь полистать местный географический атлас? А заодно - учебники истории?
  
  - ???!!!
  
  - В свое время я поступил аналогично, - продолжал Говард. - Я уже несколько лет в этом мире и успел хорошо с ним познакомиться. Именно поэтому я сразу вас разоблачил. Вы ведь не здешний, правда?
  
  - Складывается впечатление, что только пришелец может разоблачить пришельца, - пробурчал Хеллборн. - Аборигенов мне всегда удавалось обманывать. Как в этой вселенной, так и в предыдущей. Даже тех, кто меня пытал -- они сами были рады обманываться.
  
  - Предыдущий? - переспросил Говард. - Значит, вы посетили уже несколько миров. Откуда вы? И где успели побывать?
  
  - Вам когда-нибудь приходилось слышать про "Белголландию", "Халистан", "Апсакию", "Доминацию Спаги", "Драконию"? - перечислил Джеймс.
  
  - Никогда, - признался собеседник. - А вам о чем-нибудь говорят имена "Хайбория", "Аквилония", "Вендия", "Кхитай", "Офир", "Стигия", "Зингара"?
  
  - Нет, впервые слышу, - покачал головой Хеллборн.
  
  - Так я и думал, - кивнул Говард. - Не похожи вы на хайборийца...
  
  Слово за слово, и вскоре Роберт Говард пообещал приложить все усилия, чтобы помочь собрату по несчастью добраться до малайских развалин в Габоне, и избежать при этом новой встречи с "царской римской" сигуранцей. Что же касается Острова Черепов, то этот путь был закрыт.
  
  - Под ваше описание подходил один островок к юго-западу от Нидерландской Индии, - вспомнил американец, - но лет пятнадцать назад он взорвался. Извержение вулкана.
  
  - А ваше зеркало? - осторожно уточнил Хеллборн.
  
  - Зеркало заднего вида в моем старом автомобиле, - поведал Говард. - Понимаете, я переживал очень тяжелые времена, и собирался застрелиться... Однако вместо этого провалился в зеркало. Но иногда мне кажется, что я все-таки умер, и попал в ад. В один из первых кругов. Все эти гиксосы, персидские мутанты и другие демоны...
  
  - Вы все еще здесь, джентельмены? - из своего кабинета выглянул генерал Лоуренс. Говард поспешно сменил тему.
  
  - Вы все еще собираетесь плыть в Южную Африку на том корабле? - спросил американец у генерала.
  
  - Да, а что?
  
  - Пожалуй, мы присоединимся к вам.
  
  - Почту за честь, - кивнул англичанин.
  
  - В Кейптауне мы легко найдем корабль, который доставит нас в Габон, - пояснил Говард, когда они вышли на улицу. - Конечно, мы могли бы воспользоваться воздушным траспортом, но так надежнее.
  
  "Действительно, - подумал Хеллборн, - а то ведь опять собьют. А так - всего лишь потопят!!!"
  
  Роскошный лайнер "Куин Элеанор" не был потоплен, по крайней мере, не сразу. Но прежде чем отправиться из Порт-Судана на юг, корабль сделал приличный крюк и заглянул в аравийскую Джедду, где иностранных гостей немедленно пригласили на торжественный прием к турецкому губернатору. Ну что ж, Хеллборну было не привыкать.
  
  
  * * * * *
  
  На сей раз Хеллборн совершенно не собирался кружить по роскошному дворцу и впитывать любую услышанную информацию. Первое, что он сделал, вступив в банкетный зал - занялся поисками уютного уголка. Но ему не повезло - в том же уголке вскоре объявился радушный хозяин собственной персоной и окружившие его восторженные гости. Поэтому Хеллборн, зажатый с двух сторон на мягком диване, вынужден был волей-неволей выслушать то, что имел честь сказать его превосходительство Мехмет Реза Бекин-Паша, генерал-губернатор Джеддайского военного округа.
  
  Генерал совсем не походил на стереотипного турка, толстенького, смуглого и черноусого -- еще один высокий и наглый голубоглазый блондин, который мог быть младшим братом англичанина Лоуренса. "Потомок янычар, должно быть, - предположил Джеймс. - Кого туда только не набирали, и белые европейцы всегда составляли большинство". Не угадал.
  
  - Европейские орудия разнесли старую империю на куски! - говорил его превосходительство. - Младотурки проиграли. Азии нужна была не новая партия, а новая раса! Тысячи воинов от сирийского побережья до персидских гор готовы были пойти за новым словом, за новым пророком! Восток спал, но мы пробудили его! Мы пошли по стопам наших языческих предков, которые поклонялись Синему Волку до того, как приняли веру Магомета!
  
  Роберт Говард сидел тут же и слушал речь Бекин-Паши вместе со всеми. Хеллборн поймал его взгляд - американец был явно чем-то расстроен.
  
  - Наступил конец исламской эпохи, - тем временем продолжал губернатор. - Мы отреклись от веры в Аллаха как от суеверия, выдуманного припадочным погонщиком верблюдов из Мекки. Наш народ слишком долго подражал арабам. Но мы настоящие турки! Мы сожгли Коран и больше не будем слепо верить их лживому пророку. Старая империя умерла -- да здравствует империя новая, Семнадцатый турецкий рейх!
  
  Он почему-то употребил немецкое слово - "рейх". Но Хеллборн до сих пор толком не познакомился с историей этой планеты, и потому совершенно не удивился. Скорей всего, здешняя Турция испытала сильное германское влияние.
  
  - Семнадцатый? - переспросил кто-то из гостей.
  
  - Совершенно верно, - кивнул Бекин-Паша. - Шестнадцать турецких империй в прежние времена царили на нашей планете -- Хунну, Чжао, Гуннивар, Алхон, Каганат, Аваринг, Хазария...
  
  Хеллборн мысленно заткнул уши, даже не пытаясь переварить поступающий поток информации. Тем более что он плохо воспринимал на слух все эти турецкие словечки.
  
  - ...Уйгурадж, Карахан, Газневи, Сельджуки, Хорезм, Золотая Орда, Тимурленд, Гуркани, и наконец - Блистательная Порта. Но все они пали, и только Семнадцатый Рейх стоит прочно, а восемнадцатому - не бывать!
  
  "Аминь, - возликовал Джеймс - Этот список и так слишком длинный".
  
  - Но можно ли назвать вашу империю турецкой?.. - осторожно заметил другой гость, явно продолжая какой-то старый разговор.
  
  - Мужчина - сын своего отца, - возразил Бекин-Паша. - Мы захватывали в свои гаремы женщин со всего мира, но наши сыновья всегда были турками, и наши отцы были турками, и наши деды - были турками! Впрочем, моя мать была уйгуркой, как и мои сестры.
  
  "Ах, вот оно что!" - вспомнил Хеллборн. - "Уйгуры - нация белых кавказоидов, обитает где-то на западной китайской границе..."
  
  - Нелегко им сейчас приходится под китайским игом, - заметил третий гость.
  
  - Саргонским игом, вы хотели сказать, - угрюмо поправил его губернатор. - Но ничего, близится час, когда мы... - Бекин-Паша оборвал себя на полуслове, но вторая полвина явно не обещала Саргонскому Игу ничего хорошего.
  
  - Негодяй почти дословно цитировал мою старую статью, - пожаловался Говард, когда гости понемногу рассосались по другим углам, и американец смог перекинуться с Хеллборном парой слов.
  
  - Сочувствую, - пробормотал Джеймс. - Мы уже достаточно здесь проторчали? Это не будет нарушением этикета, если мы уйдем прямо сейчас?
  
  - Торопиться все равно некуда, - заметил американец. - Наш корабль отплывает только утром.
  
  Неизвестно откуда появился Лоуренс, не присутствоваший на лекции про миллионадцать турецких империй.
  
  - Роберт, нам необходимо срочно поговорить, - с ходу заявил он.
  
  - Вряд ли нам кто-то помешает, - осмотрелся Говард, - а от мистера Хеллборна нам скрывать нечего, вы уж поверьте.
  
  Лоуренс пожал плечами и протянул американцу увесистый книжный томик. Хеллборн покосился на обложку - "Les Mille et Une Nuits", "1000 и 1 ночь", французское издание.
  
  - Маленькая военная хитрость, - пояснил англичанин, - так безопаснее, чем таскать за собой толстый конверт с фотографиями и документами. Откройте на 112-й странице и начинайте листать.
  
  - Что это? - заметно побледнел Говард.
  
  - Подлинные фотографии, показания свидетелей, списки погибших, - сказал Лоуренс. - Это звери, настоящие звери, мистер Говард - хуже зверей и даже хуже гиксосов. Гиксосы не стесняются своих преступлений. Эти же прикидываются цивилизованными людьми, порвавшими с темными азиатскими суевериями, а тем временем в дальних провинциях они истребляют целые народы, самыми варварскими способами. Я специально прибыл в Джедду, чтобы встретиться со своим агентом -- и теперь все доказательства у меня в руках. Мир должен узнать об этом - и он узнает, в самое ближайшее время.
  
  - Но... при чем здесь я? - спросил американец.
  
  - Вы опубликуете эти материалы, - спокойно заявил английский генерал. - Вернетесь в британские владения на первом же корабле, оттуда - в Европу, в Америку - как можно дальше от ближайшей турецкой границы - и начинайте публиковать. Во все газеты, во все издательства. Мир должен узнать об этом, - повторил Лоуренс.
  
  - Но почему я?!
  
  - Мне больше некому довериться, - развел руками англичанин. - А я должен остаться здесь.
  
  - Конечно, - кивнул Говард, - вы не отказались от своего старого плана и снова попытаетесь возмутить местных арабов...
  
  - Тсссс! Ни слова больше! Роберт, так я могу на вас положиться? Поймите, это бомба, ее нужно немедленно переправить в Судан -- турецкая контрразведкка может напасть на наш след в любую минуту! Через полчаса отходит паром...
  
  Говард снова заглянул в книгу, потом решительно захлопнул ее и повернулся к Хеллборну:
  
  - Извините, Джеймс. Я очень хотел посмотреть на Драконию и Белголландию, но иногда человек должен делать, то что должен -- и будь что будет.
  
  - О чем это вы? - не понял Лоуренс.
  
  - Неважно. Я все сделаю, генерал. Вы можете на меня положиться. Прощайте. Прощайте, мистер Хеллборн - желаю вам удачи.
  
  - Прощайте, Говард. Если что...
  
  - Я запомнил ваш адрес.
  
  Говард крепко зажал книгу под мышкой и скрылся за углом. Лоуренс подозрительно посмотрел на Хеллборна, но не стал задавать новых вопросов. Коротко распрощался и откланялся. Джеймс остался один.
  
  "И здесь странные шпионские игры", - вздохнул он. - "Черт, надо убираться отсюда. Если турецкая контрразведка начнет задавать вопросы мне -- я снова начну скучать по индюшатникам, а мне этого совсем не хочется!"
  
  Альбионец решительно оставил мягкий диван и направился к выходу. На британском лайнере он будет в безопасности.
  
  Но Хеллборну не удалось уйти далеко.
  
  У него на пути внезапно встал низкорослый бронзоволицый человечек, лысый и черноглазый, с крючковатым орлиным носом. Незнакомец был облачен в странную одежду - черно-желтый пятнистый плащ, прежде несомненно принадлежавший какой-то крупной кошке вроде леопарда. "И не жарко ему?" - рассеянно подумал Хеллборн. Кажется, он уже видел этого человека среди гостей, но не удостоил повторного взгляда. На прием к джеддайскому губернатору явились куда более экзотические личности. Интересно, кто он такой? Какой-нибудь азиат? Индус? Тихоокеанец? Черт его знает. И что ему вообще нужно?!
  
  Но Джеймс не успел ничего спросить.
  
  Бронзоволицый человечек внезапно низко поклонился, потом снова выпрямился, посмотрел прямо в глаза Хеллборну и прошептал всего три слова:
  
  - Омолло... Наикурра... Итипачче...
  
  - Простите? - не понял альбионец. Дьявол, он уже где-то слышал подобные слова...
  
  - Господин, Владыка, Император, - повторил незнакомец.
  
  
  Глава 52. Император всего.
  
  
  
  Здешняя Антарктида была прекрасна. Не чертова дюжина жалких оазисов, разбросанных по всему материку. Нет - одна огромная, сплошная теплая страна, скрытая от внешнего мира за ледяной стеной. И когда европейские исследователи ее наконец-то обнаружили (в 1830-х годах по местному летоисчислению), то столкнулись с древней и могущественной цивилизацией, которую не так-то просто было уничтожить микробами, винтовками и сталью.
  
  Перелет из Джедды в Новый Южный Египет на борту египтянского цеппелина обошелся без приключений. Да, Джеймс Хеллборн наконец-то узнал, как называют себя аборигены Антарктики, но продолжал называть их египтянцами. Как и все люди этой вселенной.
  
  - Как называется ваша страна? - уточнил альбионец еще в ходе первой беседы с египтянским консулом.
  
  - Ваздноусвтошсолапмтполдит, - сообщил новый знакомый.
  
  - Будьте здоровы, - вежливо отвечал Хеллборн. - Итак, чем обязан?
  
  Обязан он был многим, но понял это не сразу. И даже когда понял -- не мог до конца поверить и принять.
  
  - Так значит, ваш император умер?
  
  - Год назад. И законных наследников не осталось. Страной правит временный регентский совет, но только новый монарх может спасти нас от гражданской войны, - пояснил египтянец.
  
  - А зачем вам новый монарх? - пожал плечами Хеллборн. - Провозгласите республику - и делу конец.
  
  - Мой господин, священные древние традиции...
  
  - К черту традиции, если они мешают прогрессу!!!
  
  - Народ не поймет, он еще не готов, - развел руками египтянец.
  
  Свое мнение о таком непонимающем народе Джеймс благоразумно оставил при себе.
  
  - Но при чем здесь я, черт возьми?! Почему вы называете меня "владыкой" и "господином"?!
  
  - Ваше лицо, вся ваша внешность - в этом не может быть никаких сомнений, - в очередной раз поклонился египтянец. - Остается провести только одну маленькую проверку, на чистоту крови. Но я уже сейчас не сомневаюсь, что результат будет положительным.
  
  Немного позже, в большом императорском дворце Священной Державы Ваздноусвтошсолапмтполдит, регентский совет объявил Джеймсу Хеллборну, что анализ крови показал -- да, он действительно является прямым потомком древней династии.
  
  - Вы действительно можете определить по образцу крови кто чьим родственником является?! - не поверил альбионец.
  
  - Понимаете, дезоксирибонуклеиновая кислота...
  
  - Будьте здоровы, - машинально повторил Хеллборн и выглянул в окно.
  
  Дворцовая пирамида стояла посреди города, расположенного к югу от альбионской Маленькой Исландии. Но вокруг простиралась не безжизненная ледяная пустыня. Совсем наоборот. "Сколько здесь садов и виноградников", - вспомнил Джеймс. Смешно и сравнивать. Они даже искусственное солнце над городом подвесили!!!
  
  - Я все еще не понимаю - как такое могло произойти, - пробормотал Хеллборн, снова повернувшись к окружавшим его египтянцам. - Мои предки были британскими колонистами, простые честные англичане, может быть один-два ирландца. Но египтянцы в моем мире вымерли всего через несколько лет после первого контакта. И вы говорите, что я - потомок одного из них?!
  
  Он вскочил и заходил по комнате взад-вперед.
  
  - Титанисы!... Торопливцы!!! Они преследовали меня повсюду!!! Титанис, с которым я повстречался на острове, произнес именно эти слова - "Омолло, Наикурра, Итипачче"!!!
  
  - Если вы говорите о Священных Птицах Смерти и Быстроногоих Стражниках, то они охраняли вас, - возразил один из египтянцев. - Вот вам еще одно доказательство. Они находили вас по запаху императорской крови.
  
  - Я должен вернуться домой, - вспомнил Хеллборн.
  
  - Вы не можете покинуть нас, государь. Теперь, когда мы нашли Вас...
  
  - В чем проблема? - ухмыльнулся Джеймс. - Император я или нет?!
  
  "Династия Хеллборнитов! Это новая эпоха, Джимми-бой -- трахни ее! Этот мир твой - возьми его! Где вы, генерал-капитан Фуллбокс - где вы и ваши жалкие планы?! Вот он я, на вершине мира!!!"
  
  - И разве я не имею право завоевать еще один материк?! Пусть даже на альтернативной планете? - добавил Хеллборн вслух.
  
  - Разумеется, владыка, - поспешили поклониться новые подданные.- Это совсем другое дело.
  
  Здешние египтянцы были очень хорошо знакомы с проблемой Зеркальных Врат, и вот уже пятьдесят лет подряд посылали разведчиков на другие планеты. Но кто построил эти ворота между мирами? Египтянцы могли только догадываться.
  
  - "Электрическая станция" на Острове Черепов была украшена цитатами из Книги Перемен, - вспомнил Хеллборн.
  
  - Да, мы тоже считаем, что загадочные строители были связаны с одной из древних китайских цивилизаций, - отвечали египтянские ученые.
  
  "Желтый Император", - вспомнил альбионец.
  
  - Между прочим, а почему здешний Китай называется "Саргония"? - поинтересовался Джеймс.
  
  - Ассирийские христиане, бежавшие от свирепых турок, обосновались в Пекине. В самый разгар недавней смуты один из ассирийских генералов захватил власть. Теперь он называет себя Саргоном, Владыкой девяти миров.
  
  - Девять миров?! - удивился Хеллборн. - В самом деле?!
  
  - Это всего лишь титул, а речь идет вовсе не о параллельных мирах. Меркурий, Венера, Марс, и так далее, до самого Плутона. Но это всего лишь титул. Что же касается вашего титула...
  
  Все свободное время Хеллборн посвящал изучению местного языка (в котором решительно не преуспел), а также египтянской истории и древних священных традиций.
  
  - Понимаете, чтобы сохранить чистоту крови, наши императоры женились на собственных сестрах. Именно поэтому со временем они перестали походить на простых людей вроде нас и стали подобны богам, - говорил очередной наставник.
  
  "Или персидским мутантам", - мысленно вздрогнул Джеймс. Порой инцест приносит самые неожиданные плоды.
  
  - Кстати, а гарем мне положен?! - спохватился Хеллборн.
  
  - У нас так не принято, - смутился египтянец. - Мы должны отыскать для вас супругу, достойную властелина страны Ваздноусвтош...
  
  - Спасибо, спасибо, я понял.
  
  Несколько недель или месяцев спустя -- время текло быстро -- министр обороны доложил Хеллборну о том, что подходящие Зеркальные Врата обнаружены и настроены.
  
  - Они расположены на южном полюсе, - докладывал генерал, облаченный в мундир из шкуры саблезубого тигра. - Мы сможем отправить разведчиков в любой момент.
  
  - Южный полюс? Надеюсь, наши уже освободили Скоттенбург, - проворчал император Джеймс Первый. - Неважно. Я хочу лично отправиться на разведку.
  
  - Но, государь, это может быть небезопасно...
  
  - Молчать! Отставить!
  
  - Виноват! Слушаюсь! Прикажи меня казнить!!!
  
  - Как-нибудь в другой раз.
  
  "Все-таки монархия, деспотия и диктатура имею массу положительных сторон, - заметил правоверный республиканец Хеллборн. - Особенно если диктатор - это ты. Ха-ха-ха!"
  
  Египтянцы настояли, чтобы Хеллборн перед прыжком в зеркало облачился в тяжелый бронированный скафандр, должный защитить императора от пуль, ядовитых газов, холодного оружия, а также высоких и низких температур. Джеймс Первый не возражал. Сопровождающие его гвардейцы были облачены в аналогичные скафандры, только попроще и подешевле - девственно-белые, под цвет альбионских снегов. Императорский костюм, впрочем, был черным.
  
  - Не успели перекрасить, - принялись извиняться оружейники, - если вы только позволите...
  
  - Некогда, - отрезал Наикурра Ваздноусвтошсолапмтполдит. - Вперед!
  
  Зеркало находилось в одном из внутренних залов очередной пирамиды, построенной в незапамятные времена. Хеллборн немного поработал с топографической картой и пришел к выводу, что "по ту сторону" должен находиться Скоттенбургский Маяк. И угадал.
  
  К сожалению, едва император и его гвардейцы пересекли границу между мирами, как тут же наткнулись на засаду. Тогда Хеллборн впервые увидел, на что способны египтянцы, оснащенные автоматическим оружием - и остался доволен.
  
  - Виксосы, - сплюнул император, переворачивая один из трупов. - Дьявол, они все еще здесь! Наши не сумели освободить Скоттенбург!
  
  - Этажом ниже затаились еще несколько человек, - доложил один из египтянцев.
  
  - Убейте всех, - приказал Хеллборн. - На всякий случай. Вдруг они решат преследовать нас?
  
  Следуя за своими гвардейцами, император хладнокровно наблюдал, как они расстреливают мерзавцев в белголландской форме. Стоп, а это кто? И почему он стоит на коленях? На удивление знакомое лицо -- если бы не эта борода и всклокоченные волосы...
  
  - Отставить! Не стрелять! - изо всех сил закричал Хеллборн. - Этого взять живым!
  
  Солдаты поспешили выполнить приказ.
  
  Интересно, а есть тут еще кто-нибудь из старых знакомых? Разумеется! Стефани Гислидоттир?! Как ей это удалось?! Но на этот раз она мертва, стопроцентно мертва. Вирджиния?! Черт побери, сколько крови! Неужели конец?! Нет, жива! Дышит!
  
  - Подберите ее, - последовал новый приказ. - Осторожна, она нужна мне живой!
  
  Кто-нибудь еще? Нет. Ну и черт с ними.
  
  - Достаточно, уходим. Заминируйте здесь все. Мы больше не сможем воспользоваться этой дорогой.
  
  - Будет исполнено, Наикурра, - козырнул один из гвардейцев.
  
  Солдаты, державшие под руки бородатого пленника, пересекли зеркальную границу. Император Нового Южного Египта шагнул вслед за ними. И...
  
  И тогда...
  
  И тогда Деймос Хеллборн,
  прошедший через габонское зеркало,
  заброшенный в "Румынское Царство",
  пересекший Африку на гигантском вертолете,
  бывший пленником у Красных Гиксосов и потерянных персов царя Камбиса,
  якобы потомок древних египтянских императоров,
  провозглашенный властелином страны Ваздноусвтошсолапмтполдит;
  
  и Джеймс Хеллборн,
  прошедший через габонское зеркало,
  успешно покинувший подземный лабиринт малайских королей,
  бывший пленником у легионеров Спаги,
  принявший орден из рук алжирского герцога Франко,
  расстрелявший титаниса на вершине пирамиды,
  заключивший союз с адмиралом Верхувеном,
  говоривший с разумными морскими броненосцами,
  едва не застреленный Францом Стандером на острове Черепов,
  арестованный в американской Моноплании,
  и пересекший ледяную альбионскую пустыню;
  
  снова стали единым целым.
  
  Это снова был один человек,
  и теперь он владел знанием и памятью обоих Хеллборнов;
  и два тела слились в одно -- где все руки, глаза и ноги были на своем месте;
  и теперь он твердо знал, что делать,
  и он ясно видел цель - все цели до одной.
  
  * * * * *
  
  Вирджиния выздоравливала быстро. Хеллборн несколько раз в день навещал ее. Им было о чем поговорить.
  
  - Я был уверен, что пуля прошла через сердце. Я чуть было не забыл, с какой стороны у человека сердце! - между делом признался Джеймс.
  
  - Так бывает, когда проходишь через зеркало, - кивнула Вирджиния. - Только что твое сердце билось слева - и вот оно справа. А потом наоборот. И так каждый раз.
  
  - Так зачем ты украла Монетку?
  
  - Я хотела сама во всем разобраться. Я не могла никому доверять. Я и сейчас не уверена, можно ли доверять тебе, - слабо улыбнулась она.
  
  - Сама? - только и спросил Хеллборн. - Сколько она весила?! Как ты смогла ее утащить - сама?!
  
  - Конечно, у меня были помощники, - снова кивнула мисс Вульф. - Когда они сделали свое дело, я оставила их в джунглях. Титанисы были довольны.
  
  - Узнаю старые добрые методы семейства Хеллборнов, - пробормотал свежеиспеченный император. - Да, ты достойна быть моей сестрой! Ну и что ты успела прочитать? Положим, у меня были фотокопии - но я ничего не успел...
  
  - Аборигены сказали правду, - заявила Вирджиния. - Мы - законные наследники египтянского трона!
  
  - Как такое может быть?
  
  - Первый из Хеллборнов прибыл в Альбион еще на флагманском корабле Фрэнсиса Дрейка. Ты лучше меня знаешь, мой студент-историк, что творилось тогда на этом благословенном материке. Добычи и славы хватило на всех. И среди богатых трофеев была египтянская принцесса, дочь императора. Она и досталась Майклу Хеллборну, нашему с тобой прапрапрапрапра--прадеду.
  
  - Да уж, Хеллборны никогда не зевали, если видели принцессу, - пробурчал Джеймс.
  
  - Меньше чем через год она умерла, - продолжала Вирджиния, - но ее ребенок выжил. Майкл Хеллборн признал его своим и воспитал. В нем было достаточно английской крови, чтобы уцелеть, в то время как все чистокровные египтянцы - и его мать в том числе - отправились в братскую могилу, пораженные микробами и болезнями Старого и Нового Света. С тех пор прошло триста шестьдесят лет, в нас осталась ничтожная доля египтянской крови - но ее оказалось достаточно, чтобы титанисы, торопливцы и египтянцы в трех мирах приняли нас за своих владык.
  
  - Я просматривал запись, которую сделал Ласло Алмаши, - медленно проговорил Хеллборн. - Там был человек, среди толпы египтянцев, окружавших жертвенник. Высокий белый человек, очень похожий на меня. Один из тамошних принцев или императоров. Наш родственник, должно быть. Ну что ж, все более-менее стало на свои места. Дело за малым - вернуться в Альбион и вышвырнуть оттуда виксов, их союзников и наемников.
  
  - Не все ли равно, каким Альбионом править? - хитро улыбнулась Вирджиния.
  
  - Все равно, - согласно кивнул Джеймс. - Этот даже лучше. Все равно, каким править, - повторил он. - Но по другую сторону - не только мерзавцы и чудовища, которые, надеюсь, сгорели в Новой Исландии. Нет, это все-таки наши люди. Те самые, про которых говорил покойный полковник Маккорд, командир драконского бронепоезда. Та самая родина, которую я не могу предать. Я помогу им прогнать захватчиков, а там - будь что будет. Египтянские ученые обещали открыть для меня сразу несколько порталов. Египтянские генералы готовы вести в бой сотни тысяч отборных солдат. Мы освободим Альбион, а потом... потом...
  
  Он не хотел загадывать так далеко и строить планы на смутное будущее.
  
  - Иди ко мне, - внезапно сказала Вирджиния.
  
  - Ты с ума сошла, - прошептал Джеймс. - Ты же моя сестра! Пусть всего лишь единокровная...
  
  - Это имело какое-то значение в прежнем мире и прошлом времени, но не теперь, - отвечала она. - Эти условности - для людей. Мы не люди, мы выше этого. Мы - божественные властелины Нового Альбиона, царь и царица Нового Южного Египта! Мы - боги, альбионские боги на Земле!
  
  И мы никогда не умрем.
  
  * * * * *
  
  ...Страшен был гнев императора Джеймса, Первого из династии Хеллборнов, и бесчисленны армии его. Как хрупкие сталагмиты жарким летом, десятками тысяч валились сраженные виксы, их союзники и наемники, к ногам Наикурры Альбиона. И его сестра, Царица-Смерть, живая богиня Нового Южного Египта, как тень следовала за ним.
  
  По окровавленным мраморным плитам, хладнокровно ступая по трупам побежденных врагов, вошел император в парадный зал Священного Сената Соединенных Штатов Альбионской Республики, где ждали его освобожденные из белголландского плена Первый Консул, Респпротектор, Стар-Чемберлен, Генерал-Капитан и другие вожди Альбиона. Люди Первого Круга.
  
  - Я принес вам свободу, - сказал Джеймс Хеллборн.
  
  - Аве, император! - воскликнул один из них, а остальные подхватили. У них не было другого выхода.
  
  Во временном штабе, расположившемся в одном из старых дворцов Фрэнсисберга, император устало опустился в кресло, снял шлем, откинулся на спинку, прикрыл глаза и принялся выслушивать свежие новости и другие доклады своих полководцев.
  
  - Сопротивление подавлено во всех оазисах, государь. Виксы спешно эвакуируются. Наемники готовы капитулировать, но они хотели бы получить свое жалование...
  
  - В наших обозах достаточно золота. Заплатите им, - устало велел император. - Пусть их. Было пролито слишком много крови. Что еще?
  
  - Вас хочет видеть императрица Манчжурии.
  
  - Мэгги?! - удивился Хеллборн. - Когда она успела?! И что она делает здесь?
  
  - Решила заглянуть в гости, - ответила Восточная Жемчужина на второй вопрос, врываясь в комнату. - Это было просто, - отвечала она на первый вопрос, - внезапная высадка в столице, и всего через пару часов мои верные аборигены изрядно нагрузились своими любимыми трофеями. Ах, это была славная битва! Тебе ли не знать, каково это - прыгать по мокрым крышам ночного Харбина! Только в этот раз я никого не стала насаживать на кол -- неудобно, родня все-таки. Но это неважно, я пришла за другим.
  
  - Я слушаю тебя, - кивнул Джеймс.
  
  Но Мэгги ничего не ответила, только закатала рукав своего мундира и вытащила из ножен зловещий бронзовый кинжал, костяную рукоятку которого венчала голова дракона.
  
  - Что ты задумала... - начал было Хеллборн, но китаянка остановила его.
  
  - Видишь? - она указала кинжалом на большое зеркало, украшавшее одно из стен кабинета.
  
  - Что, еще одно? - даже не удивился император Альбиона. - И в какую вселенную оно ведет?
  
  - Не имеет значения. Потому что этому хаосу пора положить конец, - заявила Мэгги. - Это наш мир - наш, понимаешь? Он не самый лучший и не самый прекрасный, но и не самый жестокий. Это наша маленькая планета, наши дела, наши войны и наши проблемы, наши потери и наши радости. Наш дом - и мы как-нибудь сами наведем здесь порядок. Мы слышали достаточно.
  
  - Слышали что? - не понял Хеллборн.
  
  - Лязг оружия. Разве ты не слышал лязг оружия?! - внезапно расхохоталась Восточная Жемчужина. - Зеркальная Рыба проснулась. Разве ты не помнишь легенду? Все эти мерзавцы - пальмираджи, беовульфы, индюшатники и прочие, которые сейчас складывают оружие за стенами твоего дворца - только первая волна. За ними идут другие зеркальные и водяные твари. И теперь вся надежда - на Желтого Императора.
  
  - Но он же давно умер, - все еще не понимал Джеймс.
  
  - Болван! Тупой альбионский пингвин! Сегодня Желтый Император - это я! Я, его наследница, прямой потомок Величайшего Пусяня Ваньну, императора Поднебесной! Я прочитала послание -- все эти цитаты из Книги Перемен! И я знаю, как их остановить!!!
  
  Мэгги взмахнула кинжалом с головой дракона, грубое бронзовое лезвие полоснуло по венам обнаженной руки -- и горячий поток красных капель ударил прямо в зеркало.
  
  Джеймс Хеллборн упал на колени и схватился за голову. Ему казалось, что его череп сейчас разорвется. Он изо всех сил прижимал ладони к ушам, но все было бесполезно. Непередаваемый чудовищный грохот проникал в самые глубины мозга. Грохот - звон осколков сотен, тысяч, миллионов зеркал, которые в этот момент одновременно разбились по всей Земле.
  
  - Вот и все, - прошептала Мэгги, медленно опускаясь на пол. Он только чудом разобрал ее слова -- этот звон будет еще долго преследовать его. - Вот и все. Мы остались одни, отрезаны от всех прочих миров. Надолго, а быть может и навсегда...
  
  - Медик! Врача! Санитары! - заорал Хеллборн. - На помощь! Скорее, помогите же ей!
  
  Ему показалось - или у манчжурской принцессы действительно округлился живот? - вспомнил император, когда перебинтованную Мэгги уже вынесли из комнаты. Что за бред лезет в голову, подумал он, и решительно тряхнул головой.
  
  Итак, мы остались одни.
  
  Что ж, как минимум триста тысяч египтянцев не могут вернуться домой, но они преданы своему императору и будут сражаться до конца. Победного конца, потому что бегущие виксосы уже не смогут получать подкрепления из других миров.
  
  И никто больше не сможет. Ни халистанцы, ни апсаки, ни Кровавая Мэри.
  
  - Армия, сенат и народ желают видеть своего императора, - доложил очередной офицер. - Они собрались под стенами дворца.
  
  - Хорошо, я выйду к ним.
  
  Здесь были все - и его верные египтянцы, и его освобожденные альбионцы, и старые товарищи, от Беллоди до Флойда, и перешедшие на его сторону наемники всех рас, наций и цветов кожи, и плененные враги, склонившие перед ним головы и колени, и многие другие.
  
  - Да здравствует Джеймс Хеллборн, спаситель Альбиона, отец отечества, лорд-протектор, император! - закричала Вирджиния, едва он появился на балконе, и сто тысяч глоток проревели в ответ -- All hail! Ave, Imperator!
  
  - АВЕ! АВЕ! АВЕ!
  
  "Я должен произнести речь, - понял Хеллборн. - Что мне сказать им?..."
  
  Адская, нечеловеческая боль была ему ответом. И только мгновения спустя, утопая в луже собственной крови, он услышал выстрел.
  
  
  
  Глава 53. Когда мир застрелился.
  
  
  
  - Мы долго спорили над твоей кроватью - как лучше поступить? - сказала Вирджиния примерно месяц спустя, когда он наконец-то открыл глаза. - Отключить все капельницы и позволить тебе умереть на вершине славы? Или все-таки попытаться спасти тебя? В конце концов мы решили, что отец нации, прикованный к инвалидному креслу, вынужденный мочиться через трубочку, и время от времени пускающий слюну - это прекрасный и трагический образ, который пойдет на пользу нашему делу.
  
  В госпитальной палате появился старый верный Беллоди. Следом двое египтянских гвардейцев тащили изможденного и явно покалеченного человека, в котором Хеллборн не сразу узнал комиссара-подполковника Аттилу Куна.
  
  - Он проник в Альбион вместе с остальными наемниками, - сказал Беллоди. - Это он в тебя стрелял, из противотанковой винтовки.
  
  - Я все-таки добрался до тебя, предатель, - прохрипел Аттила. - Жаль, взял сликом высокий прицел, и твои яйца не пострадали.
  
  И мадьяр расхохотался - страшным, хрипящим, безумным смехом.
  
  - Достаточно, - сказал Беллоди. - Расстрелять.
  
  - Намибия передавала тебе привет! - крикнул Аттила Кун, когда солдаты уводили его. - Она была беременна!
  
  "Сначала Мэгги, потом Намибия", - подумал Хеллборн, но ничего не сказал. Похоже, пуля не только задела ему позвоночник, но и лишила дара речи.
  
  - Выздоравливай... - начала было Вирджиния, но тут же поправилась: - Отдыхай. Мы будем навещать тебя.
  
  И они действительно навещали его - почти каждый день, и постоянно приносили свежие новости, а иногда - свежих гостей.
  
  В один из визитов гвардейцы притащили избитого и окровавленного генерал-капитана Джеральда Фуллбокса.
  
  - Мерзавец! Негодяй! - лицо генерал-капитана исказилось от ненависти. - Я знал, знал, что ты нас всех погубишь! Жаль, что тебе удалось скрыться из индоокеанской крепости, когда наш корабль разбомбил ее...
  
  "Стрела златоперая все вещества и начала", - вспомнил император голос в наушнике, говоривший с альбионским акцентом, когда он блуждал по коридорам Форт-Нептуна.
  
  - Они готовили переворот, - пояснил Беллоди. - Он и другие сенаторы. Провалились из-за пустяка. Германский наемник, должный объявить сигнал о выступлении, все перепутал. "Всем-всем-всем. Джеймс фон Хеллборн, фюрер Новой Швабии, мертв". Ну что за бред! Бедняга забыл, что он уже не на своей родной планете.
  
  - Ничего, мы до тебя еще доберемся! - пообещал Фуллбокс и сплюнул сквозь зубы. - Если не мы, то другие!
  
  - Обязательно, - кивнул Беллоди. - Расстрелять!
  
  Через несколько дней Беллоди и Вирджиния явились в его палату, облаченные в маршальские мундиры, украшенными десятком орденов.
  
  - Мы решили сохранить Республику, - с порога заявил старый товарищ. - Страной будет управлять временный регентский совет. После завершения войны состоится референдум, где народ выберет новую форму правления.
  
  "Старый добрый Реджи, тихий и скромный, вечно на вторых ролях, всегда в моей тени, - подумал Джеймс. - Кто мог знать, что он так далеко пойдет!"
  
  - Война продвигается успешно, - продолжала Вирджиния, - мы наступаем на всех фронтах!
  
  Недели и месяцы пролетали один за другим.
  
  Врачи разрешили императору покинуть госпиталь. Джеймса отвезли в старый дом семейства Хеллборнов на берегу озера. Если погода позволяла, египтянские телохранители выкатывали его кресло на веранду. Иногда Хеллборна навещали титанисы и торопливцы. Охранники кормили их сырым мясом.
  
  В один из дней пришло письмо от Мэгги.
  
  "Здоровый мальчик, почти четыре килограмма, - сообщала Золотая Императрица. - Я еще не решила, как назову его, но решила, что ты должен знать".
  
  Хеллборн покосился на живот Вирджинии, доставившей конверт. Он заметно изменился за последние месяцы. Не конверт, разумеется.
  
  - Да, ты все правильно заметил, - отозвалась единокровная сестра. - Давай не будем об этом говорить, хорошо?
  
  Однажды она пропала на целый месяц, а когда вернулась, ее живот снова был плоским.
  
  - Ни о чем не спрашивай, - с порога заявила мисс Вульф (или все-таки миссис Хеллборн?). - Кстати, мы окончательно выбили абиссинеров из Африки!
  
  Как-то раз в гости заявился Флойд, всего лишь в генеральском мундире, но орденов - чуть меньше, чем у Беллоди. Некоторое время старый товарищ говорил о всяких пустяках и победах на азиатских фронтах. Потом помялся, оглянулся по сторонам, склонился к самому уху императора и прошептал:
  
  - Вирджиния родила двойню, мальчика и девочку. Девочку оставила себе, а мальчика почему-то отдала в приемную семью. Не спрашивай меня, почему.
  
  Хеллборн и не собирался ничего спрашивать. Он так и не научился говорить.
  
  Потом пришло еще одно письмо:
  
  "Ваш мир не был самым худшим из всех, которые мне приходилось видеть, но я покидаю его без всякого сожаления. Твой дом там, где твое сердце. Мое сердце не здесь.
  
  С самыми лучшими пожеланиями,
  
  от имени Офицерского Клуба "Форт-Альянс" - Мэнс Эверард".
  
  "Интересно, как ему это удалось? - задумался Джеймс. - Или Мэгги разбила не все зеркала?"
  
  Однажды домик на берегу навестил крепко позабытый римский астронавт Клавдий Аттилий.
  
  - Вы поставили меня в неудобное положение, господин Хеллборн, но я все-таки нашел из него выход.
  
  Еще через три дня торжествующие Вирджиния, Беллоди и Флойд выкатили инвалидное кресло на веранду и развернули лицом на север.
  
  - Смотри, внимательно смотри! Осталось пятнадцать секунд... Десять, девять, восемь... три, два, один!
  
  Горизонт осветила яркая вспышка, а потом прямо в зенит протянулась тонкая красная линия, огненная, дрожащая, прекрасная.
  
  - Это первый из наших звездолетов, - торжественно объявил Беллоди, - а за ним последуют десятки, сотни других! Этот мир будет принадлежать нам, и все остальные миры - тоже! Не альтернативные, а реальные планеты, камешки в небесах!
  
  "И тогда мы покорим эти планеты - или уничтожим, во славу Земли и Человеческого Рода. И если Марс, Юпитер, Нептун населены, как верят многие из наших ученых -- тем лучше для нас и хуже для них. Марсианские осьминоги должны узнать свое место и униженно кланяться, если белому сагибу вздумается побить их палкой!", - вспомнил император восторженную речь полковника Ганнибала.
  
  Понятно, значит и Эверард улетел в космос. Что будет завтра?
  
  Назавтра Беллоди привел Матильду Робинсон - еще одна старая знакомая, про которую Хеллборн и думать забыл.
  
  - Я была сердита на тебя, Джеймс, очень сердита, - сказала карфагенская шпионка. - Ты затащил меня в свой мир, и теперь я не могу вернуться домой, в Доминацию Спаги!
  
  "Ну а я-то здесь причем? - удивился император. - Это Мэгги разбила все зеркала!"
  
  - Но теперь я готова тебя простить, - продолжала мисс Робинсон.
  
  - Мы с Матильдой решили пожениться, - добавил сияющий Беллоди. - Благословишь?
  
  Хеллборн ничего не сказал, только несколько раз моргнул.
  
  А еще через месяц они ворвались к нему в комнату все вместе.
  
  - Победа, Джеймс! Мы победили! Война закончилась! Австрийцы раздавлены, халистанцы сдались, виксосы капитулировали! Войне конец, понимаешь?!
  
  - Мирная конференция соберется на Шпицбергене, - добавила Вирджиния. - Ты летишь с нами. Не хочу слышать никаких возражений!
  
  "Шпицберген, - подумал Хеллборн. - Там все началось. Там все и заканчивается. Замкнутый круг, вернувшийся на круги своя. Змея укусила себя за хвост".
  
  Они летели на север на роскошном императорском дирижабле, в сопровождении грандиозного эскорта из десятков больших кораблей и крошечных микроцепов.
  
  - Победа! Великая победа! - повторял Беллоди. - Все, что мы задумали, все, что планировали - и даже больше! Гренландия, Исландия, Непал - наши, и не только! Никогда еще Альбионская империя не знала подобного могущества!
  
  - Это сегодня, - заметил Хеллборн. - Но что будет завтра?
  
  Все были так потрясены, что не сразу ему ответили.
  
  - Все великие империи рано или поздно рушатся, - продолжал Джеймс. - Так, Британия собиралась править Новым Альбионом до конца времен, но Альбион восстал, и британцам пришлось убираться прочь. Сегодня мы стали господами Исландии, но что мы станем делать, когда Исландия восстанет?
  
  - Так было прежде, - откликнулась Вирджиния, и ее глаза при этом загорелись каким-то неземным огнем. - Так было прежде - люди восставали против власти других людей. Но ты забыл - мы нечто большее. Мы боги, Джеймс, альбионские боги на Земле! Люди не посмеют восстать против власти богов!
  
  - Это сегодня, - повторил Хеллборн, с трудом оторвался от кресла и сумел пройти несколько шагов по каюте дирижабля. - Это сегодня, но что будет завтра?
  
  На этот раз ему никто не ответил.
  
  Специально для конференции на острове Западный Шпицберген возвели колоссальный стеклобетонный купол -- пропускающий солнечные лучи, но не царящий за его пределами полярный холод. Джеймс Хеллборн, отец отечества, лорд-протектор, император, первым сошел по трапу, и вступил под своды Дворца Объединенных Наций, где его восторженно приветствовали как союзники, так и побежденные враги.
  
  - Он с нами! Он вернулся! Аве, Император!!!
  
  - АВЕ! АВЕ! АВЕ!
  
  - Рад видеть вас снова в добром здравии, - сказал адмирал Ян-Питер ван дер Капеллен.
  
  - Аналогично, - кивнул Хеллборн. - Надеюсь, наша сегодняшняя встреча завершится не так, как тогда, в ночном Порт-Султане. Между прочим, извините, я потерял ваш золотой пистолетик... Дважды - в кабинете у Франца Стандера и в застенках румынской сигуранцы.
  
  - Ничего страшного, - отвечал белголландец. - Многие из нас потеряли куда больше. Будем надеяться, что нам больше не придется подсчитывать военные потери!
  
  - Аминь, - кивнул император.
  
  - Немного жаль, что так получилось, - заметил старый апсак Горацио Брейвен. Лео Магрудер стоял рядом с ним. - Мы потеряли ключи к миллионам замечательных миров. Но что ни делается, все к лучшему.
  
  - Аминь, - повторил Хеллборн и принялся подниматься на трибуну.
  
  Но и в этот раз ему не позволили произнести торжественную речь.
  
  "Бомба была заложена под трибуной, - понял император Альбиона, очнувшись некоторое время спустя на полу, посреди хаоса и всеобщего безумия. - Кто бы мог подумать, что властелинов мира так легко убить?"
  
  Он попытался встать на ноги, но у него ничего не вышло. Неудивительно - ноги ниже колен отсутствовали, словно срезанные гигантской бритвой.
  
  "С каждым разом все хуже и хуже", - мысленно вздохнул Хеллборн и пополз в неизвестном направлении, стараясь не обращать внимания на гремевшие вокруг автоматные очереди и крики умирающих.
  
  Через несколько метров он наткнулся на Беллоди. Скорей всего, это был Беллоди. Джеймс не был уверен в этом до конца, потому что голову Реджи и обезглавленный труп разделяли как минимум пять шагов.
  
  Чуть поодаль лежала Вирджиния. Вне всякого сомнния, это была Вирджиния. Голова на месте, лицо не пострадало, она даже продолжала улыбаться. Ноги, впрочем, отсутствовали, да и вся нижняя половина тела - тоже. Так что мне еще повезло, заключил Хеллборн и пополз дальше.
  
  Тем временем на фоне окружавших его криков и воплей прозвучал новый голос. Он не мог видеть кричавшего, скрытого клубами дыма (за взрывом последовал пожар), но тут же узнал его голос.
  
  - Хеллборн! Джеймс Хеллборн, лживая сволочь, где ты?! - кричала Надежда Стеллер. - Я предупреждала тебя! Я говорила тебе - "Берегись!" Ты обманул меня, ты солгал -- и я оказалась у тебя за спиной! Где ты, грязный убийца?!
  
  Альбионец протащил свое тело еще на несколько метров вперед. Силы стремительно покидали его. Интересно, сколько крови он успел потерять?
  
  - Хеллборн, я здесь! Не смей от меня прятаться!!! БРРРРРРРРРРАНГ!
  
  Джеймс вытащил пистолет из кобуры обезглавленного египтянского офицера. Пальцы уже почти не слушались его, он с трудом взвел курок.
  
  - Хеллборн! - продолжала звать его Надежда Стеллер. - Ну же, будь мужчиной! Или твоей храбрости хватает только на стрельбу в затылок?!
  
  Джеймс не слушал ее, погруженный в собственные мысли.
  
  
  "Левой-правой, левой-правой, под ногами - Альбион..."
  
  "Я человек дождя, Пати! Встретимся на той стороне!..."
  
  "Россия, свобода, война!"
  
  "За что мы сражаемся?.."
  
  "Прекрати сражаться - и тогда узнаешь"
  
  
  Очень скоро он все узнает. Совсем скоро. Ждать осталось недолго.
  
  
  "Мы боги, Джеймс! Альбионские боги на Земле!..."
  
  "Когда на равнинах Афгана..."
  
  "Когда мир застрелился..."
  
  
  - Джеймс Хеллборн, я совсем рядом! Я стою у тебя за спиной! - сказала Надежда Стеллер.
  
  
  "...Когда мир застрелился, звезды погасли, и жестокий призрак тьмы, окруженный кровавым ореолом, восстал над вселенной..."
  
  Шпицберген, начало и конец пути. Замкнутый круг, вернувшийся на круги своя. Змея укусила себя за хвост.
  
  "Египтянская кровь, - сказал отец, а потом добавил, - я наконец-то нашел способ".
  
  
  - Хеллборн, где ты?..
  
  
  "Ступай, как солдат королевы".
  
  Джеймс Хеллборн больше не колебался. Он видел цель.
  
  Император Нового Южного Египта решительно прикусил ствол пистолета и нажал мертвеющим пальцем на спуск.
  
  И звезды погасли.
  
  ________________________________________________
  
  
  
КОНЕЦ
  
  __ ,
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"