Багрянцев Владлен Борисович: другие произведения.

Новые хроники Звездных Королей (сборник)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот цикл заслуживает длинного предисловия, но в настоящий момент автор испытывает недостаток вдохновения, поэтому как-нибудь в другой раз.

    Кто читал в свое время "Звездные Короли" Эдмонда Гамильтона и все его приквелы и продолжения - тот поймет.

    Кто не читал - настоятельно рекомендую. Книга на все времена.

    Итак...

Новые хроники Звездных Королей

 []

Новые хроники Звездных Королей

Вступление

     Этот цикл заслуживает длинного предисловия, но в настоящий момент автор испытывает недостаток вдохновения, поэтому как-нибудь в другой раз.
     
     Кто читал в свое время «Звездные Короли» Эдмонда Гамильтона и все его приквелы и продолжения — тот поймет.
     
     Кто не читал — настоятельно рекомендую. Книга на все времена.
     
     
     Итак...

202115. Забытые на Планете Кошмаров в Туманности Ориона

 []
     
     
     203-е тысячелетие. Галактика на пороге величайшей космической войны.
     На далекой планете в заброшенном секторе, среди разбитых космических кораблей и груды мертвых тел, застряли двое.
     Что будет завтра?..

Пролог. 202,115 A.D.

     203-е тысячелетие. Млечный Путь на пороге величайшей космической войны.
     
      Вселенная, известная человеку, разделилась на два враждующих лагеря: просвещенная монархия Средне-Галактической Империи и ее союзники — короли и бароны Лиры, Лебедя, Дагона, Геркулеса и других планет и созвездий, которым противостоит военная диктатура Лиги Темных Миров. Сердце Лиги, умирающая красная звезда Талларна, скрывается в так называемом Облаке — темной пылегазовой туманности на юго-востоке Галактики. Народ, который населяет эти миры, известен как облачники. Это раса бледнолицых хомо сапиенс, людей суровых, жестоких и безжалостных — таких же, как и их родные планеты.
     
      Примерно за две стандартные недели до начала открытого конфликта военный корабль Лиги — звездолет-невидимка «Дендра» под командованием капитана Дерк Ундиса — тайно нарушил границу и углубился в пространство Империи. Некоторое время спустя предательская диверсия на борту и перестрелка с патрульным крейсером Имперского Флота привели к тому, что корабль потерпел крушение на безымянной планете в Туманности Ориона. БОльшая часть экипажа погибла в бою или при аварийной посадке. Уцелевшим облачникам пришлось иметь дело с чудовищными аборигенами и другими опасностями запретного мира.
     
      Через пять дней на помощь «Дендре» явился однотипный звездолет «Мерик» под командованием капитана Холл Вонна. Но в самый последний момент, когда «Мерик» уже был готов подобрать выживших и вернуться на родину, на планету прибыла эскадра тяжелых имперских крейсеров. В завязавшемся сражении «Мерик» был уничтожен, а почти все облачники погибли или были взяты в плен.
     
      Еще через несколько часов имперские астронавты и солдаты, даже не успевшие как следует осмотреть планету и убедиться, что с врагами покончено, внезапно получили новый приказ — немедленно покинуть Туманность Ориона.
     
      Когда последний имперский корабль пропал в небесах, из джунглей, окружавших едва утихшее поле битвы, вышли двое.

Глава 1. "Добро пожаловать в туманность Ориона!"

      «Она происходила из древнего рода, была потомком первых царей ангья, и, хотя семья ее обеднела, волосы, это неотчуждаемое наследство, сияли чистым и неподвластным времени золотом Маленькие фииа склонялись перед ней еще тогда, когда она босоногой девочкой носилась по полям и комета ее волос пламенела в неспокойных ветрах Кириена».
     
      Урсула Ле Гуин, «Планета Роканнона».
     
     * * * * *
     
     Жаркое медное солнце стремительно поднималось в зенит. Золотистая пыльца плавала в его металлических лучах. Странные перепончатокрылые птицы реяли над высокими деревьями, широкие янтарные листья которых росли прямо из гладких стволов. Воздух был пропитан незнакомыми пряными запахами, однако дышалось легко.
     
     Лейтенант-коммандер Микло Брейз (Специальный Дивизион Генерального Штаба ЛТМ, старший офицер связи фантом-крейсера «Дендра») поправил солнцезащитные очки и незаметно покосился на свою спутницу. Было в ней что-то странное и необычное. На первый взгляд — простенькая девушка из рабочего квартала, каких миллионы, особенно на Талларне-1. Можно даже сказать, рабочая девушка, мысленно покраснел Брейз. «С другой стороны, первое впечатление бывает обманчивым, мне ли не знать». Есть в ней что-то такое, гм, королевское. Взять, к примеру, ее кожу. Как и всякий уроженец Облака, Микло Брейз был способен различать как минимум пятьдесят оттенков серого, но не сразу вспомнил, как это цвет называется. Неудивительно, такой оттенок кожи не каждый день встречается. А, наконец-то вспомнил. Даулгрепалиграен. «Двойной-серый-бледно-зеленый». Интересно, кем были ее родители? Впрочем, неважно, мысленно одернул себя Брейз. Великий вождь не устает повторять, что все граждане Лиги равны — как урожденные облачники в …надцатом поколении; так и те, кто прибыл в Облако совсем недавно, спасаясь от имперской тирании. Значит, так оно и есть. К тому же, в Специальный Дивизион не берут кого попало. Эта рыжеволосая коротышка, должно быть, хороша в своем деле. Вот только на черной полевой униформе никаких значков или символов, разве что капральские шевроны. Она может быть кем угодно. Техник, бортстрелок, артиллерист…
     
     — Ты прилетела с Холл Вонном? — на всякий случай уточнил Брейз. Глупый вопрос — глупее мог быть только вопрос о погоде или «который час», но должен же он был рано или поздно как-то завязать разговор. Последние несколько часов они просидели бок о бок в кустах, но даже одним словом не обменялись, опасаясь выдать себя шнырявшим в окрестностях имперским ублюдкам.
     
     — Да, — коротко кивнула девушка. Голос у нее был хриплый, совсем чуть-чуть. Наследственное, должно быть. Скорей всего, она родилась уже в Облаке, но ее родители — как минимум один из них — прибыли из других миров. Уроженцы чужих созвездий с большим трудом привыкали к отравленной атмосфере планет Лиги, а некоторые не привыкали вовсе. — А ты прилетел с Дерк Ундисом?
     
     — Так точно, мэм, — в свою очередь кивнул Микло. Он узнал этот акцент. Кранн — древняя, но бедная планета на дальней границе Лиги Темных Миров. Ему приходилось бывать там, много лет назад, проездом. Местные жители разводили ручных летающих ящеров, строили пятиугольные дома и гордились своим происхождением от древних королей и героев. Обычная история для нищих окраинных миров — когда больше гордиться нечем, начинаешь гордиться своими великими предками и их давно забытыми подвигами…
     
     — Меня зовут Алия Краннделл, — добавила девушка.
     
     «Прямое попадание, и патроним у нее соответствующий, — мысленно похвалил себя Брейз. — Отец, скорей всего — из старой краннской аристократии. Вот откуда эта королевская осанка. Тогда как мама… Где у нас в Галактике зеленокожие водятся? Сириус? Курун? Сатурн? Кор? Титания? Ахернар? Лира? Нет, точно не Лира».
     
     — Микло Брейз, — в свою очередь представился старший связист «Дендры». — Добро пожаловать в Туманность Ориона, Алия!
     
     Судя по заметно потемневшему личику, Ее Величество Королева Краннская не оценила приветствие, совсем даже наоборот.
     
     — Полагаю, нам не стоит здесь оставаться, — довольно резко заметила Алия. — За мной, солдат. — И она сделала первый шаг приблизительно в южном направлении.
     
     — Постой, — удивился Микло Брейз, — какого дьявола ты тут раскомандовалась?
     
     — Я старше тебя по званию, — еще больше нахмурилась леди Кранделл, сверкнула большими черными глазами и выставила вперед левый локоток, украшенный капральскими нашивками. — У тебя с этим какие-то проблемы, рядовой?!
     
     «Что она себе позволяет?!» — еще больше удивился коммандер Брейз, но тут же все понял. После крушения звездолета его личная каюта с запасами сменной одежды выгорела полностью. Примерно на четвертый день пребывания на этой омерзительной планете у Микло появилось такое простое и понятное человеческое желание переодеться в чистое. Поэтому он одолжил мундир у одного из своих подчиненных. Разумеется, даже звездочки цеплять на него не стал — не видел смысла. На борту родного корабля и так все знали, кто такой Микло Брейз, и в каком он звании. Жаль было время и силы тратить на такую ерунду. «Клянусь Небом, какая глупая ситуация». Брейз уже раскрыл было рот, дабы объяснить этой крошке истинное положение вещей, но почему-то передумал. Впрочем, он прекрасно знал — почему. Коммандер Брейз просто-напросто устал, чертовски устал. Власть, ответственность, принятие решений… Он только что потерял всех своих солдат и командиров (скорей всего, это еще надо уточнить) — пусть кто-нибудь другой покомандует. Для разнообразия.
     
     — Ни в коем случае, мэм, — офицер Брейз был сама кротость. — Командовать вам.
     
     — Но я готова прислушиваться к твоим советам, — как только субординация была восстановлена, Королева Краннская тут же сменила гнев на милость. — В конце концов, ты торчишь на этой планете гораздо дольше меня. Кстати, как она называется?
     
     — У нее даже названия нет, только номер, — поведал Брейз. — Последние несколько дней мы развлекались тем, что придумывали ей имя, но вряд ли стоит повторять эти имена в присутствии да… — он вовремя прикусил себе язык. — В присутствии старшего по званию, мэм.
     
     — Можешь называть меня по имени, — позволила мисс Алия Краннделл. — И я все еще жду твоих советов.
     
     Великий вождь не уставал повторять, что вооруженные силы Лиги — настоящая народная армия, а все солдаты и офицеры — братья и сестры. Разумеется, дисциплина должна быть строгой, а приказы выполнятся неукоснительно и беспрекословно, но вовсе необязательно при этом постоянно щелкать каблуками как имперские павлины или полоумные гидранцы. Можно даже иногда называть своих командиров по именам, от командиров не убудет.
     
     — Хорошо, Алия, — кивнул «рядовой» Брейз. — Полагаю, нам стоит для начала обыскать окрестности и поискать уцелевших. Соблюдая при этом стандартные протоколы и меры предосторожности. Аборигены обычно нападают по ночам; эти мелкие летающие драконы не опасны, а что касается имперцев, вряд ли они оставили кого-то позади, — но осторожность не помешает. — «Да простит меня Небо за этот набор банальностей».
     
     — Драконы, — повторила девушка и прищурилась, рассматривая парящих над джунглями крылатых монстров.
     
     — Где твои защитные очки?! — запоздало спохватился Брейз. Облачники, привыкшие к своим тусклым красным звездам, жестоко страдали от яркого солнечного света этой тропической планетки.
     
     — Потеряла. Обойдусь, — отмахнулась она. — Мне приходилось посещать куда более горячие миры.
     
     «Как скажешь, зеленокожая».
     
     — Драконы, — повторила Алия. — Не видел ты настоящих драконов, солдат!
     
     «Видел», — подумал Брейз, но вслух ничего не сказал. Не видел смысла преждевременно раскрывать все карты.
     
     — Вперед, шагом марш, — тем временем объявила юная капрал Краннделл, взяла на изготовку атомный пистолет-пулемет и первой двинулась прочь. Микло Брейз перехватил свое оружие поудобнее и послушно пристроился в хвосте колонны. «Слишком много мускулов для такого маленького тела, — подумал он. — На Кранне стандартная гравитация, поэтому наследственность, должно быть. Интересно, все-таки, откуда родом ее мать? И что заставило ее перебраться во владения Лиги?..»
     
     Первый труп в черной униформе ЛТМ они нашли менее через пять минут.
     
     — Это Дерк Ундис, мой капитан, — представил его Брейз и едва заметно вздохнул. Жаль, Ундис был отличным командиром. Одним из лучших.
     
     — Да, я узнала его, мы как-то раз встречались во дворце правителя, — кивнула Алия. — Странно. Как его убили?
     
     Микло Брейз склонился над телом своего командира.
     
     — И в самом деле странно, — задумчиво пробормотал он. — В него не стреляли. Ему разбили голову об это дерево, — Брейз кивнул на могучий вековой ствол, забрызганный субстанцией, хорошо знакомой каждому опытному солдату. Кровь и мозги. — Ничего не понимаю. Неужели его пытали? Нет, не похоже. Руки свободны, никаких признаков того, что капитан был связан. — Микло пожал плечами. — Ну да ладно, какая теперь разница… — Он прикрыл покойнику глаза. Осмотрелся по сторонам, подобрал атомный пистолет. — Это оружие капитана. — Повертел в руках и сунул за пояс — пригодится. — Не хотелось бы оставлять командира здесь — вечером за его телом, с высокой вероятностью, придут аборигены…
     
     — Они что, пожирают человеческие трупы?! — не поверила Алия.
     
     — Ты не поверишь — они и живыми не брезгуют, — криво усмехнулся Брейз, вспомнив как как местные дикари расправились с Линн Кайлом, старшим помощником погибшей «Дендры». — Честное слово. Надеюсь, я успею рассказать тебе подробности. Но потом. Не будем отвлекаться…
     
     — Не будем отвлекаться, — согласилась Старшая По Званию.
     
     Еще пять минут или даже меньше — и они застыли, пораженные, на гребне свежей воронки — несколько часов назад здесь разорвался атомный снаряд, выпущенный с имперского тяжелого крейсера. Дно воронки было усеяно такими же свежими трупами — человек двадцать, не меньше. Облачники. Мужчины и женщины в черных мундирах, солдаты Лиги Темных Миров.
     
     — Обычно имперцы так не делают, — тихо сказала Алия. — Несмотря на известный приказ старого императора. Два десятка пленных облачников — слишком богатый приз. Их бы забрали на главную базу флота для допроса. На Тайгету, а то и вовсе на Канопус. Но вместо этого…
     
     -…их поставили на край воронки и расстреляли, — договорил за нее Брейз. — Что здесь вообще происходит? Капитану разбили голову, всех остальных просто уничтожили на месте… Ненавижу эту планету.
     
     — Тихо! — Алия подняла руку. — Слышишь?
     
     — Точно, — подтвердил Брейз, закинул автомат на спину и решительно спрыгнул в яму. — Точно, здесь есть кто-то живой! — доложил он со дна воронки. — Помоги! Он весит почти триста фунтов…
     
     Совместными усилиями они вытащили из ямы с трупами чудом уцелевшего и еле слышно стонавшего облачника. Уложили на гребне воронки; Брейз резко распахнул мундир раненого — пуговицы так и брызнули в разные стороны, — отступил на шаг и покачал головой. Имперские атомные пули не оставили на этом астронавте ни одного живого места. Чудо, что он еще дышит. Здоровый парень, похож на тербианца. На Тербиане, одной из старейших планет Лиги, терраформированной мертвой звезде [1], царит почти троекратная сила тяжести. Тербианца не так-то просто убить. Но можно, если очень постараться.
     
     — Долго не протянет, — тихо сказал Микло. — Мы не сможем ему помочь… Он не с моего корабля. Ты его знаешь?
     
     — Да, — так же тихо ответила Алия. — Один из наших офицеров, Леро Джаек. — Она склонилась над раненым. — Леро, ты меня слышишь? Это Алия, Алия Краннделл. Леро, что здесь произошло?!
     
     — Посторонись, — Брейз вытащил полевую аптечку. Жаль, конечно, расходовать стимулятор на почти мертвеца, но офицер Джаек может рассказать что-нибудь важное и полезное. Что-то, что поможет им выжить на этой планете. Леди Краннделл поняла, что собирается делать Микло, и не стала ему мешать.
     
     Умирающий облачник приоткрыл глаза.
     
     — Леро, это я, Алия, — повторила юная краннианка. — Что здесь произошло?
     
     — Адмирал… — прошептал офицер. — Они сказали, это приказ адмирала… расстрелять всех на месте… адмирал приказал… адми…
     
     Капрал Кранделл резко выпрямилась.
     
     — Мертв, — спокойно сказала она. — Интересно, какого адмирала он имел в виду?
     
     — Много ты знаешь имперских адмиралов, имеющих право отдать подобный приказ? — развел руками Брейз. — Чан Корбуло, скорей всего. Или этот центаврийский кот, Рон Гирон. Неважно. Запомни, что сказал твой товарищ. Вспомни эти слова, когда мы войдем в Троон и будем судить имперских военных преступников. Еще одна причина повесить их повыше.
     
     — Это когда-нибудь потом, — внезапно упавшим голосом прошептала Алия, — а что нам делать сейчас?
     
     Бессильно опустив руки, леди Краннделл стояла у края воронки. Глаза ее уставились куда-то в пространство и заметно потускнели. Она больше не походила на строгого командира. Маленькая испуганная девочка, которая почему-то решила поиграть в солдатиков.
     
     «Стоило затевать этот дурацкий маскарад, если решения все равно принимать мне?» — мысленно вздохнул лейтенант-коммандер Брейз (Специальный Дивизион Лиги).
     
     — Твой звездолет наверняка превратился в радиоактивный пар, — немного подумав, сказал Микло. — Когда «Мерик» нырнул в джунгли, у меня чуть перепонки не лопнули. Пойдем к моему кораблю. От него осталось гораздо больше, и…
     
     — Нет, — столь же внезапно ожила капрал Алия. — Сначала в ту сторону, где упал «Мерик». Кто-нибудь мог катапультироваться и уцелеть! Мы должны проверить.
     
     — Так точно, мэм, — не стал спорить Брейз. И действительно, кто-нибудь мог катапультироваться. Почему бы и нет?
     
     И они действительно нашли в лесу одну спасательную капсулу. Ее нетрудно было найти — столбик легкого дыма был виден за несколько сотен шагов.
     
     — Всмятку, — констатировал Микло, едва заглянув внутрь треснувшего корпуса. — Похоже, они выбросились у самой поверхности. Никаких шансов. Люди, что остались на борту корабля, прожили на несколько секунд дольше. Дальше идти не стоит, — Брейз посмотрел на экранчик ручного дозиметра. — Уже здесь хорошо фонит. Как я и сказал, радиоактивный пар.
     
     — Демоны Облака! — выругалась Алия. — Хорошо… то есть плохо. Ладно, возвращаемся к твоему кораблю.
     
     До обломков «Дендры» они добрались уже далеко за полдень, голодные и уставшие. Одно утешало — аборигены навстречу не попадались, а птеродраконы и шнырявшие в лесу зверьки были по-прежнему безобидны.
     
     — Как ты сказал — «осталось гораздо больше»? — иронически заметила леди Краннделл.
     
     — Еще этим утром он выглядел гораздо лучше, — растерянно пробормотал Брейз.
     
     Нетрудно было понять, что здесь случилось. Имперцы сломали и унесли все, что можно было сломать или унести, а перед отлетом добавили несколько снарядов прямой наводкой. «Дендра», совсем недавно бывшая всего лишь вдребезги разбитым звездолетом, превратилась в нечто совершенно неописуемое, малопривлекательное и практически бесполезное. Но только на первый взгляд.
     
     Битый час Микло Брейз копался в обломках крейсера, время от времени сопровождаемый ехидными, ироническими или нервными комментариями Алии Краннделл, которая делала вид, что охраняет подходы и страдает перепадами настроения. «Здесь явно что-то не так, — решил Брейз некоторое время спустя, — и она гораздо сильнее, чем хочет казаться».
     
     — Я не смогу восстановить телестерео-передатчик в полном объеме, но сумею отправить сигнал бедствия, — в конце концов доложил Брейз. — Так что нам не придется умирать от старости на этой планете.
     
     «Просто удивительно, что они до сих пор не коснулись этой опасной и болезненной темы».
     
     — Ты разбираешься в ТС-связи, солдат? — уточнила Алия, приподнимая сразу две пышные брови.
     
     — Так точно, мэм, — откликнулся Микло. — Я же связист.
     
     «Больше того, старший офицер связи. Но об этом в другой раз».
     
     — Это займет какое-то время, — продолжал Брейз. — Запчасти придется собирать по всему звездолету, одну полудохлую батарею слепить из пяти-шести разбитых, но я справлюсь. Кроме того, я откопал несколько армейских пайков и пачку боеприпасов. Не пропадем. Надо будет только найти воду. Питьевой воды на этой свалке металлолома не осталось, только грязная и тяжелая. Свалка металлолома, — задумчиво повторил Микло. — Зря я так, это был добрый корабль.
     
     — Как и мой, — вздохнула Алия. — Но чтобы прикончить мой «Мерик», потребовалась четверка имперских линейных крейсеров. А с вами что случилось?
     
     — Предательство, — коротко ответил Брейз. — Один-единственный предатель в тысячу раз страшнее армады вражеских крейсеров.
     
     Леди Краннделл не стала спорить с такой чудовищной банальностью.
     
     Микло поправил очки и посмотрел на небо. Сутки на этой планете были гораздо короче стандартных, медное солнышко торопилось укрыться за линией горизонта.
     
     Алия проследила за его взглядом.
     
     — Что теперь? — только и спросила она.
     
     — Скоро придет ночь, а с ней и демоны. — «Боже небесный, что я несу?!» — Но я все-таки придумал, как организовать им достойную встречу.
     
     Коммандер Брейз не удержался от совсем небольшой, но очень драматической паузы, после чего добавил:
     
     — Великий вождь однажды сказал, что в грядущей войне наши мертвые будут сражаться рядом с нами. Теперь я понимаю, что он имел в виду.
     
     Алия Краннделл тоже это поняла. Брейз встретился с ней взглядом, и Королева Краннская улыбнулась в ответ, обнажив при этом четыре великолепных белоснежных клыка.

Примечания к главе 1.

     [1] — Этот чудовищный процесс описан в романе Эдмонда Гамильтона «Quest Beyond the Stars» (1941 г.)
     

Глава 2. Оловянные солдатики

      «Шагай вперед,
      Всегда вперед —
      Тебя за гробом слава ждет!»
     
      Х.-К. Андерсен, «Стойкий оловянный солдатик».
     
     * * * * *
     
     В далеком детстве Микло Брейзу довелось читать старую книжку про беспощадных пиратов незапамятной древности — из той легендарной эпохи, когда корабли землян еще не умели путешествовать со сверхсветовыми скоростями. Эти пираты — они носили гордое имя «вайкинки» — хоронили своих королей и героев весьма оригинальным способом. Погибшего в бою вождя или воина укладывали на верхней палубе списанного боевого корабля; там же нередко складывали любимое оружие героя и трупы казненных чужаков. После чего радиоуправляемому звездолету придавалась вторая космическая скорость. Корабль уходил на безопасное расстояние от планеты и подрывался зарядом антиматерии или атомной взрывчаткой. О таких похоронах можно только мечтать, думал маленький Микло, лихорадочно листая страницы — и при первой же возможности поведал об этом красивом древнем обычае городу и миру.
     
     Отец Микло, генерал Брейз Арвин, не так давно продвинулся по службе, и вся их небольшая семья переехала в новую квартиру в престижном квартале Талларны-1 (престижном по невысоким стандартам Лиги, разумеется), в пяти минутах ходьбы от Цитадели Тьмы. Тем вечером они принимали гостей. Новые соседи, генерал Вест Хаорбиг и вице-адмирал Холт Синдиго, пришли поздравить отца с повышением. Хаорбиг явился с супругой, а давно овдовевший Синдиго притащил дочку. Высокопоставленные отцы семейств тут же скрылись в кабинете генерала Арвина, запаслись бутылкой контрабандной имперской саквы и принялись обсуждать новую кораблестроительную программу Лиги; леди Хаорбиг и леди Арвин быстро нашли общий язык и принялись шушукаться о своих дамских делах на кухне. А юному Микло пришлось развлекать свою ровесницу, надменную адмиральскую дочку Дану Холт.
     
     «Девчонка, — разочаровано подумал юный Брейз, — что она в этой жизни понимает…»
     
     — Хочешь, покажу тебе свою коллекцию? — наконец-то решился предложить он, когда молчание стало совсем уже неприличным и невыносимым.
     
     — Давай, — равнодушно пожала она худенькими плечиками, и Микло потащил ее в свою комнату.
     
     — И это все? — юная леди Холт была откровенно разочаровано. — Негусто.
     
     — Извини, кукол не держим, — огрызнулся Микло.
     
     — Ты не понимаешь, о чем говоришь, — хихикнула она и вздернула носик.
     
     Дана, даром что девчонка, знала, о чем говорит. Ее собственная коллекция вольфрамовых солдатиков была самой большой и полной в столице, и включала в себя такие уникальные и редкие экземпляры, как Алдешарский Дворцовый Гвардеец, Гидранский Огнеметчик и Драконский Янычар (не путать с орионскими янычарами, этого добра везде хватало). Некоторые модели были доставлены контрабандой из-за границы и стоили на черном рынке бешеных денег. Но адмирал Синдиго души не чаял в своей дочурке и потому охотно потакал ее маленьким слабостям, время от времени отгоняя прочь тревожные мысли — как дорого будут стоить слабости Даны, когда она немного подрастет. В тот вечер у него появилась дополнительная причина задуматься об этом.
     
     Пока женщины расставляли на стол последние тарелки и приборы, отцы зашли в детскую, чтобы позвать наследников к ужину — и обнаружили, что за последние несколько часов Микло и Дана ухитрились стать лучшими друзьями.
     
     — О чем спорим, молодые люди? — поинтересовался адмирал Синдиго.
     
     — Папа, ты только посмотри, какая прелесть! — Дана Холт сунула под нос адмиралу книжку с картинками. — Вот бы меня так похоронили!
     
     — Не дождешься, — буркнул Микло. — Только после меня!
     
     — Хорошо, что мама не слышит, — пробормотал немного растерянный генерал Арвин, а Холт Синдиго и вовсе потерял дар речи.
     
     Один из имперских дипломатов, посетивших в те годы столицу Лиги, с ужасом записал в своем дневнике: «Невозможно описать то, во что облачники превратили своих детей. Галактике еще только предстоит понять и осознать всю глубину грядущего кошмара».
     
     Дана Холт нашла свою могилу на Кранне, всего через месяц после того, как получила нашивки лейтенанта МПЛ. Нет, до звездолета с атомной бомбой дело не дошло. Но и так неплохо получилось, если не считать того, что Дане пришлось умереть дважды — в буквальном смысле этого слова.
     
     Микло Брейз тоже был там, на древней планете Кранн, и едва унес ноги. Дьявол скрывался в деталях, но они были строго засекречены. Скорей всего, Алия Краннделл тоже была там, но в тот год она должна была еще учиться в школе. К счастью, Холту Синдиго не пришлось хоронить дочь — пока она умирала на Кранне (два раза подряд), гросс-адмирал Синдиго погиб в нелепой авиакатастрофе. Примерно через двадцать стандартных дней, уже в другом гарнизоне на другой планете Темного Облака, Микло Брейз получил письмо из адвокатской конторы: Дана Холт завещала ему всю свою коллекцию. Вице-капитан Брейз даже взял небольшой отпуск, чтобы забрать вольфрамовых солдатиков из опустевшей адмиральской квартиры, поместить в надежное хранилище и забросить ключ куда подальше. Что же касается похорон согласно традициям древних космических пиратов…
     
     Трехсотфунтовый труп офицера Леро Джаека вернулся в расстрельную яму; туда же отправилось тело капитана Ундиса и еще несколько мертвецов, найденных в окрестностях поле битвы. Микло и Алия едва управились до захода солнца, после чего им оставалось только забраться на самую верхушку могучего янтарного дерева и терпеливо ждать.
     
     — Просто удивительно, что один из местных драконов не свил себе тут гнездышко, — заметил Брейз, устраиваясь поудобнее в развилке из трех толстенных ветвей.
     
     Ночь была ясная, как в полнолуние: небом здесь была туманность Ориона, ее холодное сияние озаряло мрачные джунгли и широкую прогалину, в центре которой красовалась воронка, набитая трупами.
     
     — Много ты понимаешь в драконах, солдат, — хихикнула леди Краннделл. Нет, таких королев ему раньше видеть не приходилось. Слишком живая и непосредственная.
     
     — Да откуда мне знать, — пожал плечами Микло. — Я городской парень, вырос в Талларне. Нет, конечно, и у нас на планете джунгли процветали, но с драконами там было совсем плохо.
     
     — Грибковые джунгли Талларны, — важно кивнула Алия. — Никаких драконов. Только ползучие гады. Это все знают.
     
     «Черт побери, я так до сих пор и не спросил, откуда она родом — и какую должность занимала на своем корабле, — подумал Брейз. — Вот будет смешно, если она вовсе не капрал и тоже переоделась…»
     
     Но солдаты Специального Дивизиона обычно не задают друг дружке подобные нескромные вопросы. Обычно не задают.
     
     Так или иначе, ближе к полуночи его мысли прервал отдаленный протяжный крик, доносившийся из зарослей леса. Это был гортанный, звериный рев, но звучал в нем и странно осмысленный, почти человечий призыв.
     
     — Это они, — прошептал Микло и покрепче сжал рукоятку оружия. — Безумные варвары, они даже не считают нужным подкрадываться к своим жертвам в тишине — и всегда предупреждают о своем приходе. Нет, не пытайся понять их нечеловеческую логику.
     
     За первым криком последовал еще один — жуткий, нечленораздельный.
     
     — Будь готова, они появятся с минуты на минуту, — добавил Брейз. Алия только молча кивнула. Ее лицо в свете туманности выглядело удивительно спокойным и сосредоточенным.
     
     И действительно, не успели они глазом моргнуть, как на прогалине появился первый абориген. За ним еще один, и еще. Двухметровые массивные гуманоиды, совершенно голые и лысые, с гладкой черной кожей — как будто отлитые из резины. Потому-то их и прозвали руббероидами. Их гибкие руки напоминали щупальца морского чудовища, а яркие красные глаза горели в ночи адским огнем. Скорее животные, чем разумные существа, они с шумом втягивали воздух, как будто вынюхивали добычу. «То есть почему «как будто»?» — поправил себя Микло Брейз. Руббероиды и в самом деле вынюхивали добычу. Еще несколько мгновений — и кучка дикарей столпилась на краю расстрельной ямы. Один из них спрыгнул вниз, потом еще один… Тем временем из джунглей на поляну выбралась еще добрая дюжина человекоподобных монстров. Ладно, достаточно, решил коммандер Брейз и показал своей напарнице пять пальцев свободной правой руки. Потом четыре, три, два… Алия демонстративно зажмурилась, оскалила зубы и крепко прижала ладони к ушам. Микло не мог позволить себе такой роскоши, поэтому просто отвернулся и нажал на кнопку.
     
     Похороны капитана Ундиса, майора Джаека и других облачников, погибших на безымянной планете с длинным номером, удались на славу.
     
     — Всякий хороший связист — он также почти подрывник, — говорил Брейз несколько часов назад, продолжая раскопки в обломках своего звездолета. — Провода, электричество, антенны, накопители энергии — все по сути тоже самое, только с проводами немного поиграться надо. К сожалению, взрывчатки (или материалов, из которых можно сделать хорошую взрывчатку) почти не осталось, поэтому мы сможем проделать такой фокус только один раз. Завтра нам придется придумать что-нибудь новое.
     
     И вот завтра наступило.
     
     Алия Краннделл с ужасом следила за тем, как отдельные части аборигенов, разорванных взрывом на куски, самостоятельно уползают обратно в джунгли.
     
     — Я до последнего момента надеялась, что ты меня разыгрываешь. Какая любопытная мутация, — пробормотала она. — Жаль, что я не астробиолог — такая прекрасная тема для диссертации пропадает!
     
     «Ага, проговорилась! Так и запишем — «не астробиолог». Остается всего несколько сотен тысяч военных и гражданских профессий».
     
     — Быть может, пока они такие смешные и беспомощные, нам стоит их преследовать и уничтожить гнездо? — предложила Королева Краннская. — То есть резиновое болото, или как там его.
     
     — У нас больше нет взрывчатки, — напомнил Брейз. — Только несколько патронов на брата. Я видел всего одно гнездо — но откуда нам знать, что их там не сотни или тысячи? Нет, даже не стоит пытаться. Подождем до утра, заберем запчасти для передатчика и тут же уходим. Ложись спать, я буду дежурить первым.
     
     — Давай наоборот, я теперь долго не смогу заснуть, — поежилась Алия.
     
     — Хорошо, — не стал спорить Микло. — Разбуди меня через три часа.
     
     — Брейз, ты еще не спишь? — спросила она через три минуты. — В какую сторону мы пойдем — и почему?
     
     — На восток, — зевнул коммандер Брейз. — Дерк Ундис, мой наконец-то покойный капитан, не просто так выбрал эту планетку и направил сюда наш поврежденный звездолет. Дело в том, что капитану Ундису уже приходилось посещать этот проклятый мир в ходе давних секретных миссий и скрываться здесь от имперских пограничников. Но не в этой части света. Поэтому он никогда прежде не сталкивался с резиновыми мутантами. К сожалению, командир не мог выбрать место для посадки — два полумертвых двигателя не оставили нам богатого выбора. Поэтому нам придется добираться до старой посадочной точки пешком. А там — сокровища! Закладки, аварийные запасы, тайник с оружием и боеприпасами, передатчик и только космические боги знают, что еще. Может быть даже целый космолет-флиттер — и тогда вся Галактика будет наша! Алия, ты слышишь?
     
     Капрал Краннделл не ответила. Микло Брейз приоткрыл глаза, повернулся в ее сторону — и понял, что Алия уснула.
     
     — Дисциплина в отряде никуда не годится, — пробормотал себе под нос коммандер Брейз и сел поудобнее. К счастью, спать ему совсем не хотелось, и он твердо рассчитывал протянуть на посту три, а то и четыре часа без сна. — Дисциплина хромает, — повторил Микло. — Пора кончать с этим дурацким маскарадом и прямо с утра сказать ей, кто я такой на самом деле. «Смирно, капрал! Молчать, мисс Краннделл! Это приказ! Отставить! Пять суток гауптвахты! Нет, десять суток! Двадцать! Кто сказал «двадцать пять»?! Двадцать пять суток от симпатичного офицера в первом ряду! Спасибо, мистер Брейз! Двадцать пять суток, леди и джентльмены! Двадцать пять! Кто больше?..»

Глава 3. Марш через джунгли

      «Я — капитан Себастьян Перейра, торговец чёрным деревом!»
     
      Гребнер и Журавлёв, «Пятнадцатилетний капитан», 1945 г.
     
     * * * * *
     
     Но еще задолго до восхода солнца Микло Брейз забыл о своих планах по наведению порядка и укреплению дисциплины. Не до того было.
     
     — Просто удивительно, какие сокровища можно порой отыскать в обломках военного звездолета! — не уставал повторять коммандер Брейз. — В том числе такие, которые ранее были недоступны, потому что скрывались где-то за переборками или в самом сердце энергетической установки!.. Так, этот предохранитель тоже пригодится. И вот эта лампочка. Ладно, всего этого должно хватить. Я бы еще несколько дней в трупе корабля с удовольствием покопался, но мы не можем здесь так долго оставаться. Выступаем через десять минут!
     
     На этот раз капрал Алия Краннделл не стала с ним спорить. Какая очаровательная непосредственность. Они честно разделили между собой груз — запчасти, патроны, разные полезные приборы, пайки, фляги с водой (небольшой и чистый ручеек отыскали еще прошлым вечером, когда готовили ловушку для руббероидов) и двинулись в путь. Путь лежал через пресловутые янтарные джунгли, которые начинали немного действовать коммандеру Брейзу на нервы. Впрочем, не только они.
     
     — А если наши вернутся на планету и найдут обломки звездолета, но не найдут нас рядом с ними? — засомневалась Алия прежде, чем они успели отойти от погибшего корабля на сотню метров.
     
     — А если вернутся имперские пограничники? — возразил Микло. — Как-то быстро они отсюда сбежали… Или грабители могил из Внешнего Космоса? И руббероиды, конечно. Нет, оставаться возле корабля не стоит. Нет смысла. У нас будет связь, поэтому наши найдут нас где угодно. А враги или пираты — нет.
     
     — Как же имперцы отыскали вас — и нас тоже — в прошлый раз? — напомнила мисс Краннделл.
     
     — Я же сказал — предательство, — неохотно напомнил Брейз.
     
     — Надеюсь, этот предатель мертв? — поспешила уточнить Алия.
     
     — Я тоже на это надеюсь, — глухо пробормотал старший связист «Дендры», хотя решительно в это не верил. Предатель был слишком живучим и везучим, вряд ли он мог так просто умереть.
     
     — А почему капитан Ундис сразу не повел вас к секретному складу? — складывалось впечатление, что Ее Величество Королева Краннская решила задать все возможные и невозможные вопросы за один сеанс. Но, черт побери, этим широко распахнутым глазам и длинным ресницам было практически невозможно отказать!
     
     — У нас на борту находился ценный груз, — столь же неохотно признался Брейз. — Капитан не хотел рисковать. Он совершенно справедливо полагал, что в обломках звездолета будет проще обороняться от местных дикарей. А еще Дерк Ундис рассчитывал, что помощь придет гораздо раньше, чем мы доберемся до тайника. И ведь почти угадал! Чего он не сумел предвидеть, так это того, что вместе с подмогой прилетят империанцы. И еще капитан недооценил предателя… — «Все мы его недооценили, начиная с Верховного Правителя и кончая последним курсантом на борту звездолета».
     
     Микло Брейз только не уточнил, что предатель был частью ценного груза.
     
     — А это правда, что у вас на борту была настоящая принцесса? — спросила она, раскрывая глаза еще шире — если такое вообще было возможно.
     
     — А тебе не кажется, что ты задаешь слишком много выпросов? — не выдержал Брейз и резко остановился. — Да кто ты такая вообще?!
     
     Место для остановки было выбрано удачно — на уютной полянке в глубине леса, уже довольно далеко от разбитого корабля и взорванной братской могилы. Полянка была настолько маленькая, что верхушки окружавших ее деревьев почти не пропускали лучей медного солнца и создавали таинственный полумрак — почти как в родном Облаке. Где-то наверху шуршали крыльями карликовые драконы, среди ветвей мелькали хвосты мелких лесных зверьков — и больше ни одной живой души. Скорей всего.
     
     — Что такое, коммандер Брейз? — хихикнула она. — Вы начинаете что-то подозревать?
     
     — Ты знаешь, кто я такой? — нахмурился Микло. — Тогда почему сразу об этом не сказала? К чему был весь этот маскарад?! «Шагом марш, рядовой!» К чему все эти игры?
     
     — Ты первый начал, — напомнила Алия, и Брейз не покраснел только потому, что бледнолицые облачники обычно не краснеют — генетика и происхождение не позволяют. Разве что в глубине души. — Что же касается меня, то позвольте представиться, мистер Брейз. Фантом-капитан Краннделл, Секретная Служба Темных Миров, — продолжая говорить, Алия неторопливо закатала рукав и показала служебную татуировку, которая на короткое мгновение загорелась ярко-красным огнем на ее бледно-зеленоватой руке и тут же погасла. Все правильно. Брейзу уже приходилось видеть подобные татуировки. Неоднократно.
     
     — Приятно познакомиться, капитан. Тогда к чему был весь этот маскарад? — повторил Микло. — Почему ты сразу не призналась? Только сейчас наконец-то решила, что мне можно доверять?
     
     — Вроде того, — кивнула девушка, возвращая рукав форменной рубашки на место. — Ты же сам говорил — кругом предатели. Кстати, что с ними случилось? Их ведь было двое? Настоящая принцесса… и настоящий принц?
     
     — Понятия не имею, — недовольно сообщил старший связист. — Когда я видел эту парочку в последний раз, капитан держал их под прицелом. В яме с мертвецами их не было. Скорей всего, имперцы нашли их — живых или мертвых — и забрали с собой. Поэтому и сбежали так быстро. Торопились доставить на главную базу ценный приз. Готов поспорить, что живых. Не могу не признать, когда нас окружили мутанты, принц дрался как пещерный лев…
     
     — Как лев? Это действительно был он? — прищурилась мисс Краннделл. — Изнеженный имперский аристократик, кабинетный ученый и начинающий алкоголик? Он прикончил своего охранника, взорвал стелс-генератор, перебил при этом кучу опытных космолетчиков, подставил военный корабль Лиги под орудия имперского патруля?.. Я ничего не пропустила? Все сам? И никто ему не помогал?
     
     — Все сам, — глухо подтвердил Микло Брейз. — Я сам это видел и готов повторить свои слова где угодно — и перед кем угодно.
     
     — Да уж, — снова кивнула Королева Краннская. — Если мы вернемся домой, Верховный Правитель наверняка захочет с тобой поговорить. Ладно, пока что оставим это. Предлагаю продолжить наше путешествие. Веди меня, мой командир!
     
     — Слушаюсь и повинуюсь, моя королева, — джентльмен и офицер отвесил короткий и откровенно неловкий поклон. — Во славу Кранна!
     
     — О, — только и сказала она, — еще одно очко в твою пользу. Что меня выдало? Кроме патронима, разумеется.
     
     — Акцент, — ответил Брейз. — Я как-то раз посещал твою родную планету. Полагаю, запись об этом должна была сохраниться в моем личном деле, которое ты читала по дороге в туманность Ориона.
     
     — Ты не поверишь, — покачала головой фантом-капитан, — но в твоем личном деле не было такой записи.
     
     — Тогда будем считать, что я никогда не бывал на Кранне, — криво усмехнулся коммандер Брейз. — Ничего не было. Я даже не знаю, что это такое. В нашем великом Облаке очень много планет, спутников и других миров, всех и не упомнишь.
     
     — Совершенно верно, солдат, — охотно согласилась Алия.
     
     Дальнейший их путь пролегал в полном молчании, но продолжалось это недолго.
     
     — Надеюсь, здесь нет опасных насекомых и крупных хищников, — задумчиво произнес Микло несколько минут спустя, провожая взглядом очередной пушистый хвост.
     
     — Не могу знать, я не астробиолог, — откликнулась мисс Краннделл.
     
     — Это мы уже выяснили, — так же задумчиво проворчал Брейз и тут его осенило. — Точно! Мы должны были давно догадаться. Их здесь нет, потому что самым крупным хищником в этих джунглях являются резиновые мутанты! Небось, всех животных крупнее собаки они уже давно сожрали. То-то они обрадовались, когда мы свалились на них с неба. Столько вкусной еды…
     
     — А чем же они тогда питались, пока не прилетели мы? — насторожилась Алия. — Судя по твоему рассказу, эта их резиновая матка должна что-то жрать в три горла.
     
     — Фи, миледи, откуда у вас такой низкопробный лексикон? — поморщился Брейз. — «Жрать в три горла…»
     
     — Я выросла в казарме, — фыркнула капрал — то есть фантом-капитан Краннделл. — Но об этом мы поговорим как-нибудь в другой раз. Так чем же она питалась до прибытия вкусных и сочных облачников?
     
     — Откуда мне знать? — развел руками Микло. — Допустим, в этом лесу хищников повыбивали (и то не факт), но кто знает, что там водится в лесах и болотах по ту сторону озера протоплазмы? Какие-нибудь гигантские анаконды. Или они мясную скотину разводят. На это должно хватить даже их резиновых мозгов.
     
     — А кто мог протоптать тропинку, по которой мы идем уже почти целый час? — королева продолжала задавать вопросы. — И, между прочим, мы совсем забыли про насекомых.
     
     — Рано или поздно мы это выясним, — пробормотал Брейз и осмотрелся по сторонам. — Или нет. Полагаю, мы ушли достаточно далеко. Эта поляна подойдет. — Такая же маленькая и сумрачная как и та, на которой состоялся откровенный разговор и служебный стриптиз. — Привал. Я работаю, ты охраняешь.
     
     Алия согласно кивнула, и сбросила рюкзак на мягкую золотистую траву. Микло развернул свой рюкзак и принялся раскладывать на брезенте отдельные детали будущего передатчика. Так, эта катушка становится сюда, этот соленоид подключается здесь; а здесь стержень из кристаллического тербия, который сыграет роль антенны; этот провод сюда, а этот — туда; суб-спектральный генератор подключается к стабильному контуру, настроенному на частоту в минус сорок две октавы; вот тут присоединяется дополнительный контур, куда более тонкий; осталось добавить германиевую батарею…
     
     Алия следила за его манипуляциями с выражением постоянно растущего недоверия на лице:
     
     — Ты хочешь сказать, что этот аппарат будет способен передавать на узкой секретной частоте?
     
     — Разумеется, нет, — невозмутимо признался Брейз. — Но я и не собираюсь пока ничего передавать. Только послушать эфир. Готово! — объявил он. — Слушайте, слушайте…
     
     Но слушать было нечего. Из подключенного динамика доносилось только шипение и другие подобные скрипы. Космическая радиация, эфирные волны и танцы заряженных частиц в неплотных слоях атмосферы. Ничего интересного.
     
     — Поблизости нет наших или нейтральных кораблей, — констатировал Брейз некоторое время спустя. — Про вражеские пока ничего не могу сказать. Крупных планетарных телестерео-станций в окрестностях тоже нет. Примем к сведению и пойдем дальше. В буквальном смысле. Прежде чем я отправлю шифрованный сигнал бедствия, надо устроиться как можно поудобнее, — и Микло принялся разбирать свой импровизированный приемник.
     
     — Возможно, нам стоит добраться до фабричного передатчика на секретном складе? — в голосе мисс Краннделл все еще звучало неприкрытое сомнение.
     
     — О, да, на него я возлагаю свои самые большие надежды, — согласно закивал Брейз. — Но запасной вариант не помешает, — он подбросил на ладони последнюю деталь и тут же спрятал ее в рюкзак. — Можно идти дальше.
     
     Несколько часов и километров спустя, так и не встретив в пути опасных зверей или насекомых, и все еще продвигаясь на восток, они уткнулись в непроходимый участок леса. Деревья здесь росли почти вплотную друг к другу. Попытка повернуть налево (то есть на север) и обойти препятствие с фланга успехом не увенчалась. Плотность деревьев на квадрат площади только повышалась, пока Брейз не остановился как вкопанный и не прошептал:
     
     — Это уже не лес. Это крепостная стена. Искусственное сооружение.
     
     Он покопался в памяти и извлек оттуда несколько полузабытых терминов из военного искусства древних людей:
     
     — Палисад. Частокол!
     
     Алия, шедшая на несколько шагов позади него, притормозила, после чего одновременно сделала сразу несколько вещей — запрокинула голову и положила сразу обе руки на атомный пистолет-пулемет, переводя его из походного в боевое положение. Микло последовал ее примеру. «Сколько завоеванных планет, сколько покоренных миров, — думал он при этом, — а все равно каждый раз приходится учиться заново!»
     
     Немудрено было подойти вплотную и не заметить. Особенно если ты несколько дней назад прилетел с другого конца Галактики. Неведомые строители потрудились на славу. Стена была нарочито грубая и примитивная, и потому совершенно сливалась с местностью. Складывалось впечатление, что некоторые древесные стволы, составлявшие частокол, были срублены (спилены?) и перенесены на новое место; а отдельные деревья, судя по свежей листве, так и продолжали расти на своем прежнем месте и органично вплетались в фантастическую крепостную стену высотой в три-четыре человеческих роста. Что же касается длины, то про нее в настоящее время нельзя было сказать ничего определенного. Частокол тянулся в обе стороны (север и юг) на неизвестное расстояние и пропадал в глубине джунглей. «Между прочим, а кто здесь теперь командует?» — совершенно некстати вспомнил Брейз, но тут же прогнал эту нелепую мысль прочь и принял командование на себя:
     
     — Медленно и тихо отступаем назад.
     
     И снова Алия подчинилась. Удалившись на безопасное (как им казалось) расстояние и укрывшись за деревьями, они принялись рассматривать таинственный частокол со все возрастающим удивлением.
     
     — Не думаю, что тут живут руббероиды, — предположил Микло и потянулся за электронным биноклем.
     
     — «Откуда нам знать?» — передразнила его Алия, извлекая из рюкзака свой бинокль.
     
     — Эта планета находится в имперском пространстве, — как бы между прочим вспомнил Брейз.
     
     — Это сооружение не выглядит как имперский форпост, — заметила мисс Краннделл.
     
     — Но здесь все равно могут жить имперские граждане, — возразил Микло. — Мы не должны исключать подобную возможность.
     
     Он оторвался от бинокля, бросил короткий взгляд на медное солнце, полускрытое верхушками деревьев и немного невпопад добавил:
     
     — Полдень.
     
     — Вот тебе и необитаемая планета, — вздохнула Алия. — Сначала мутанты, теперь доисторический форт…
     
     — Готов спорить, этот форт и с воздуха выглядит как часть леса, — тихо сказал Брейз, продолжая изучение неожиданного препятствия. — Кто бы мог его построить? И что нам делать? Обойти или подойти поближе и поздороваться? Я готов прислушаться к вашим советам, кап… капитан.
     
     — Я не вижу на стене ни одной живой души, — в свою очередь заговорила Алия. — Он вообще обитаем? Трудно сказать, сколько он здесь стоит. А ты как думаешь?
     
     — Я не археолог, — пожал плечами Микло.
     
     — Это мы уже выяснили, — хихикнула леди Краннделл.
     
     — Это не ответ на мой вопрос, — нахмурился Брейз.
     
     — Предлагаю обойти, — пожала плечами фантом-капитан Секретной Службы. — Только на этот раз с юга.
     
     Микло согласился, потому что других идей у него не было.
     
     Но далеко они не ушли. Продолжавшие настороженно следить за фантастическим частоколом и время от времени проверявшие положение вещей в тылу и воздухе, блудные астронавты пропустили нападение с самой неожиданной для них стороны — из-под земли.
     
     — Подземные черви Кранна! — завопила Алия, и тем самым еще раз подтвердила догадку Брейза о своем происхождении. К счастью для них, это были не черви. Из-под земли выскочили более-менее стандартные гуманоиды — две руки, две ноги, одна голова. Нет, не резиновые люди. Кто-то другой. Новые противники свое дело знали туго. Облачники не успели даже глазом моргнуть или хотя бы один раз выстрелить, как их уже обезоружили, отобрали рюкзаки, связали по рукам и ногам и потащили в неизвестном направлении. Хотя, почему неизвестном? По направлению к той самой крепостной стене.
     
     По ту сторону стены обнаружилось нечто, что на других планетах обычно называется «деревня». Множество грубоватых деревянных домиков («хижина», вспомнил Брейз еще одно старое слово), некоторые из которых были построены вокруг того или иного древесного ствола. Между хижинами бродили мелкие домашние животные неизвестного происхождения и играли детеныши гуманоидов. Впрочем, почему гуманоидов? Связанных облачников усадили бок о бок прямо на землю в центре небольшой утоптанной площадки и окружили плотной стеной со всех сторон. Теперь Алия и Брейз могли как следует рассмотреть своих пленителей. Люди, стопроцентные гомо сапиенсы, потомки выходцев с далекой праматери-Земли. У обитателей деревни и пришельцев из Облака несомненно были общие предки. Но как давно разошлись пути уроженцев Темных Миров и этих лохматых угрюмых дикарей с мандариновой кожей? Дикари, цивилизацией тут и не пахло. Совсем наоборот. Набедренные повязки из грубо обработанных звериных шкур, деревянные дубинки, копья с каменными наконечниками. Короче говоря, каменный век.
     
     Один из аборигенов, весьма внушительного вида и представительной наружности, украшенный хвостами давешних лесных зверьков и огромным цветным камнем на груди, выступил вперед и издал серию зловещих и откровенно угрожающих звуков.
     
     — Извините, не понимаю, — признался Микло. Алия сочла за благо промолчать.
     
     — Дах тах брах нах вах тах! — заметно осерчал абориген.
     
     — Эээ… — Брейз откашлялся и прочистил горло. — Здесь кто-нибудь говорит на галакто? Космолингва? Десперанто? Линкос? Low Gothic? High Gothic? Cloud Standard? Terran Standard? Do you understand the words that are coming out of my mouth?! Middle Imperial Basic, someone? Imperial Basic, motherfuckers, do you speak it?! Что? Никто и ничего? — офицер связи был готов заплакать от отчаяния.
     
     — Рах пах сах вах сах! — рявкнул в ответ аборигенский предводитель.
     
     — Нет, это не империанцы, — пробормотала Алия. — Даже не близко.
     
     — Я вас понимаю, — неожиданно сказал кто-то. Брейз и Краннделл с удивлением подняли глаза. Толпа расступилась, пропуская вперед высокого худого человека, который заметно отличался от прочих обитателей деревни. В первую очередь, цветом кожи. Не мандариновый, даже не близко. Темно-синий, ультрамарин. Брейз заморгал от удивления, пытаясь вспомнить, где он встречал человека с таким оттенком кожи. Лиранец? Похож, но точно не лиранец. Дельталеонец? Нет, вроде бы нет. Тем временем загадочный инопланетник приблизился. Еще один представитель рода человеческого, пустившего корни в самых отдаленных уголках Галактики — но вот под какой звездой он родился? Ригель? Альциона? Сухаил-Хадар? Ультрамариновый человек был одет так же, как и остальные жители странной лесной крепости — набедренная повязка из шкур и ожерелье из мелких разноцветных камней на шее. Длинные серебристые волосы до плеч не говорили о возрасте ничего, а вот сморщенная кожа говорила кое-что — похоже, он был стар, очень стар. Темные красные глаза неприятно напомнили аналогичные злобные глазки резиновых мутантов, но вряд ли эти две расы состояли в близком родстве. Скорей всего, просто совпадение. Красные глаза синекожего излучали не злобу, а одну только бесконечную усталость. Брейзу приходилось многократно видеть такой взгляд. Как правило, ничего плохого он не предвещал — но и ничего хорошего тоже.
     
     — Я вас понимаю, — повторил ультрамариновый. На общем языке цивилизованных народов Галактики он говорил медленно и со странным акцентом. Словно прочитав мысли Брейза, старик добавил:
     
     — Давно не говорил на галакто, вы должны простить мне некоторые ошибки и отсутствие практики. Кто вы такие?
     
     Микло снова откашлялся и привычно отбарабанил:
     
     — Лейтенант-коммандер Микло Брейз, Космический Флот Лиги Темных Миров, личный номер такой-то.
     
     — Капрал Алия Краннделл, Космофлот ЛТМ, личный номер такой-то, — в свою очередь представилась Королева Краннская, снова понизившая себя в звании. В целях конспирации, наверно.
     
     — Мы потерпели кораблекрушение на вашей планете и согласно галактическим законам, принятых у всех цивилизованных наций, просим оказать помощь, — добавил Брейз. — Можете начать с того, что развяжете нас.
     
     — Мы вам не враги и на каком основании вы захватили нас в плен?! — скороговоркой выпалила Алия.
     
     — Лига Темных Миров? — переспросил ультрамариновый. — А, припоминаю. То есть вы облачники? Удивительно. Целую вечность не встречал живого облачника. Облачники, значит, вот оно как. Добро пожаловать, облачники. А я ведьмак.

Глава 4. Прямая доставка с Праматери-Терры

      « — Самое большее — пятнадцать рублей… И то… — Костя снова взял в руки фигурку, — я беру ее потому, что собираю работы Томотады или под Томотаду».
     
      Анатолий Рыбаков, «Каникулы Кроша».
     
     * * * * *
     
     — Ведьмак?! — откровенно не понял коммандер Брейз. — В каком смысле «ведьмак»?
     
     Таинственный ультрамариновый незнакомец ответил не сразу. То есть вообще не ответил. Вместо этого он повернулся к мандариновому аборигену и тихо заговорил с ним на местном языке. До связанного облачника долетели обрывки слов: «Вах… пах… тах…»
     
     Алия Краннделл ухитрилась наклониться к самому уху Брейза и прошептать:
     
     — Кто этот чужак? Неужели лиранец?
     
     — Нет, точно не лиранец, — прошептал Микло. — Уж поверь мне, я кое-что понимаю в лиранцах.
     
     — Тогда кто? — спросила Алия. — Не узнаю эту расу…
     
     — И я не узнаю, — признался Брейз. — Вселенная велика, всех и не упомнишь. Но не сомневаюсь, что где-то раньше встречал человека с точно таким цветом кожи. Дьявол, на языке вертится…
     
     — Возможно, тогда он был иначе одет? — предположила Алия, и Микло даже не сразу понял, шутит она или нет. То есть вообще не понял и не даже не собирался понимать. Потому что прямо сейчас это не имело никакого значения.
     
     Потому что как только речь зашла про одежду, он тут же вспомнил.
     
     * * * * *
     
     В один прекрасный день в доме генерала Брейза Арвина появилась еще одна девочка. Ее тоже привели родители — и снова юный Микло Брейз встретил ее появление без всякого энтузиазма.
     
     — Помнишь, с Даной Холт ты тоже не хотел знаться, а вот как все получилось, — заметил генерал Арвин накануне вечером.
     
     — Дана — совсем другое дело! — горячо возразил Микло. — Она — настоящий друг, и свой в доску парень. А эта маленькая задавака… Что мне с ней делать?
     
     — Задавака? — переспросил отец. — С чего ты взял? Или ты хочешь сказать, что успел с ней познакомиться? Где и когда?
     
     — Видел ее пару раз в лобби нашего жилого комплекса, — неохотно поведал Брейз. — Наша мама с ее мамой болтала, а она за мамину юбку держалась. Даже не здоровается и вообще никого вокруг не замечает, как будто она одна в целом свете. И, между прочим, они вообще-то наши враги.
     
     — У нас только один враг — Империя, — строго напомнил отец. — Другие народы галактики — не враги нам. Напротив, они могут стать добрыми друзьями и могущественными союзниками, когда нам придется столкнуться с Империей — а рано или поздно этот день наступит. Так говорит Верховный Правитель, а он знает, о чем говорит. Постарайся подружиться с ней, Микло. Никогда не рано заводить полезные знакомства.
     
     — Как скажешь, папа, — пожал плечами юный Брейз. — Но я не отвечаю за последствия! — эту умную фразу он на днях вычитал в очередной книжке про древних космических пиратов.
     
     Монитор-капитан Торн Сандрелл, военный атташе Королевства Лиры, пришел на ужин с супругой и дочкой. Как и в прошлый раз, мужчины закрылись в отцовском кабинете и принялись обсуждать преимущества легких крейсеров-призраков над фрегатами; дамы среднего возраста уединились на кухне; а юная синекожая лиранка осталась торчать посреди салона, пока Брейз не соизволил обратить на нее внимание.
     
     — Привет, меня зовут Микло, — представился он самым суровым голосом, на который был способен.
     
     — А меня — Маклеа, — прозвучало в ответ.
     
     — Шутишь или дразнишься? — нахмурился Брейз.
     
     — Вот еще, делать мне больше ничего! — она вздернула носик чуть ли не до самого потолка. — Это очень древнее вегианское имя, оно означает «Госпожа битвы» [1].
     
     Микло понятия не имел, как переводится его имя на современные языки, поэтому решил повременить с ответом.
     
     — Маклеа и Микло… — протянула Дана Холт. Разумеется, она тоже была здесь и теперь внимательно наблюдала за новой гостьей, развалившись в кресле. — Я чувствую здесь какую-то связь, но пока не могу сформулировать.
     
     — «Сформулировать», — фыркнул Брейз. — Скажешь тоже!
     
     — Мой папа говорит, что мы будем учиться в одной школе, — как бы между прочим заметила Маклеа Торн.
     
     — Даже в одном классе, — уточнила Дана. — И я вам обоим заранее сочувствую. Да вас там просто затравят! Миклеа и Макло, ха-ха-ха!
     
     — Почти смешно, но ты попробуй еще раз, — нахмурилась гордая дочь Лиры.
     
     — Ладно, не дуйся, — снова засмеялась Дана. — В трехсторонние шахматы играешь? Нам как раз не хватало игрока.
     
     Это означало, что Дана (она здесь была главная) дает добро и согласна принять нового бойца в команду. Микло Брейз подозревал, что мисс Холт, как и он, добросовестно выполняет инструкции, полученные от папочки-адмирала, но решил держать подозрения при себе. Тем более что Маклеа тоже оказалась настоящим другом и своим в доску парнем. Не будь она такой, вряд ли Дана согласилась бы ее терпеть, несмотря на тайные приказы адмирала Синдиго или высшие интересы национальной безопасности — да и что вообще строптивая девушка-подросток могла знать о национальной безопасности?!
     
     Так или иначе, теперь их было трое, и с тех самых пор они все делали вместе. Сидели в классе за одной широкой партой, вместе готовили уроки, шатались по самым опасным улицам довоенной Талларны (Талларна всегда была довоенным городом, вот уже несколько тысяч лет подряд) или колотили одноклассников, которые (как абсолютно точно предсказала Дана) просто не могли пройти мимо такого уникального сочетания имен.
     
     — Предатели! — заявил очередной одноклассник, потирая ушибленные бока. — Связались с чужачкой… Вас обоих надо сослать на Тербиану, чтобы вас там расплющило! А с тобой, синемордая уродина, мы отдельно разберемся, когда завоюем твое вшивое королевство!
     
     — Ты кого предателем назвал, краннский червяк?! — рассвирипел Микло, снова сжимая кулаки. — Ты что-то имеешь против Тербианы?! Тербианцы — самые лучшие солдаты Лиги! Сам Верховный Правитель так сказал! А лиранцы — наши друзья! И это тоже сказал Верховный Правитель! Ты что же, помойная крыса, считаешь себя умнее Верховного Правителя?!
     
     — Н-н-н-нет, — испуганно пробормотал побитый школьник и торопливо убрался прочь.
     
     — Вот именно, придурок! — гремело ему вслед. — Никто не может быть умнее Верховного Правителя! Он самый лучший!
     
     — А вот наш король, Фердиас CCXLVIII, — круглый идиот и трусливое ничтожество, — вздохнула Маклеа. — В один прекрасный день он доведет нас до беды. Так папа говорит.
     
     — Да уж, не повезло вам, — охотно согласились юные облачники. — С таким-то номером…
     
     — Ладно, нам пора в космопорт, — напомнила Дана. — Надо забрать новую посылку.
     
     Встреча была назначена в открытом кафе «для приличных людей второго сорта». Здесь довольно неплохо и недорого кормили, нередко заключались сомнительные сделки, а взлетавшие за бетонной стеной корабли мешали подслушивать чужие разговоры. Три товарища заняли угловой столик. Многоопытный официант окинул взглядом троицу подростков, довольно небрежно одетых и выглядевших как дети из очень рабочего квартала, но тут же безошибочно определил, с кем имеет дело:
     
     — Что пожелают юные дамы и господа?
     
     — Что вы себе позволяете, гражданин? — демонстративно нахмурилась Дана. — Господа в Канопусе. Со старым режимом и его наследием покончено. Следите за своим языком, прямо неудобно за вас.
     
     (Господа действительно были в Канопусе. Среди жителей Облака была очень популярна история про корабль, набитый политическими беженцами из Лиги, который направлялся в столицу Империи, но потерял управление и влетел прямиком в Канопус за несколько часов до посадки. «И так будет с каждым», — небрежно заметил Верховный Правитель. Только много лет спустя люггер-капитан Микло Брейз узнал, что вся история про корабль дураков была от первого до последнего слова выдумана в Министерстве пропаганды ЛТМ).
     
     — Да-да, конечно, — смешался официант, но тут же взял себя в руки. — Сакву не дам, и не надейтесь.
     
     — Не очень-то и хотелось, — прогудел Брейз. — Нам шесть порций «Красной звезды».
     
     — Не многовато ли? — усомнился официант.
     
     — Мы друга ждем, он ест за троих, — пропищала Маклеа с очень натуральным талларнийским акцентом. — Кроме того, Верховный Правитель говорит, что нельзя отказываться от маленьких радостей жизни, если они не мешают нашему общему великому делу!
     
     — Слава Верховному Правителю! — согласился официант и удалился.
     
     Маклеа Торн достала из школьной сумки дешевое металлическое зеркальце двойного назначения (как-то раз она полоснула этим зеркальцем по роже старшеклассника, распускавшего руки. Дело, разумеется, быстро замяли — еще не хватало, чтобы СМИ звездных королевств на все лады полоскали Облако, где обнаглевшие штурмовики нового режима нападают на детей иностранных дипломатов) и принялась поправлять бледно-серый грим. Разумеется, под гримом все равно проступала лиранская синева. Но Маклеа вполне могла сойти за полукровку или даже уроженку недавно присоединенных систем на западных границах Облака, где плотность небулия падала до нескольких процентов и встречались голубые звезды. Дополнительное сходство с подданными Верховного Правителя усиливала прическа. Маклеа коротко постригла и уложила свои пышные черные волосы по последней моде Лиги Темных Миров, которая не менялась вот уже несколько сотен лет.
     
     Следившая за ней Дана одобрительно кивнула:
     
     — Мы еще сделаем из тебя стопроцентную облачницу.
     
     — Я уже стопроцентная облачница, — небрежно заметила мисс Торн. — Сам Верховный Правитель так сказал.
     
     Как дочь инопланетного дипломата, Маклеа однажды побывала на официальном приеме в Цитадели Тьмы, где удостоилась встречи с могущественным диктатором Лиги. Чистокровные облачники Брейз и Дана ничем подобным пока похвастать не могли.
     
     — Отличный парень, — продолжала Маклеа. — Я в него почти влюбилась. Мне кажется, и он тоже. Если бы не государственные дела, он бы уже давно бросился к моим ногам. Будь он хоть самую капельку моложе… — Лиранская принцесса демонстративно вздохнула.
     
     — Врешь ты все, — столь же демонстративно зевнула Дана.
     
     — Не веришь — не надо, — леди Торн припудрила носик и спрятала зеркало.
     
     — Кстати, слышали свежий анекдот? — оживился Брейз. — Короче, приходит Верховный Правитель в детский сад…
     
     — Тссс, — остановила его Дана, потому что к их столику возвращался официант. — Потом расскажешь.
     
     — Ваш заказ, — официант расставил на столике шесть баллонов с мороженым. — Что-нибудь еще?
     
     — Нет, этого достаточно, — Дана протянула официанту купюру. — Сдачи не надо.
     
     Ответ официанта потонул в реве циклотронов стартовавшего эсминца, но, судя по движению губ, тот рассыпался в благодарностях и тут же удалился. Кроме Брейза никто к заказу не притронулся.
     
     — Скоро каникулы, — вспомнила Маклеа, провожая взглядом взлетающий корабль. — Так что я вас ненадолго покину.
     
     — Давно хотел спросить, — подал голос Брейз, отрываясь от своей порции мороженого, — почему «каникулы»? Это что-то лиранское?
     
     — Нет, это что-то из времен Междуцарствия, — неуверенно предположила Дана. Были в этой вселенной вещи, неизвестные даже ей.
     
     — Точно, — подтвердила Маклеа. — «Каникула» — «Собачья Звезда» — одно из древних имен Сириуса. В системе Сириуса тогда находилась столица Империи. И как только Сириус появлялся в небесах той или иной планеты, всякая осмысленная деятельность на этой планете прекращалась. Разрешалось только поклоняться Императору. Короче говоря, каникулы.
     
     Три товарища машинально подняли глаза к вечно-серому туманному небу Талларны и, разумеется, никакого Сириуса там не увидели.
     
     — Неудивительно, что мы освободились от власти Империи в незапамятные времена, — констатировал Брейз. — Одно только непонятно — почему «Собачья Звезда»?
     
     — На этот счет есть несколько версий, — мисс Торн наморщила лобик. — Согласно одной, галактикой тогда правил император-киноид. Собакоголовый мутант или вообще чужак из Внешнего Космоса. По другой версии, это был обычный человек, но его ненавидели все подвластные народы и потому прозвали Псом за чудовищную жестокость. Конечно, первая мне нравится гораздо больше. Говорят, в те времена наша галактика была странным местом. Жуки-коммунисты, коты-самураи, псы-императоры… Не то что сейчас.
     
     — Воистину, мы живем в скучные времена, — зевнула Дана.
     
     — Ах, да, — спохватился Микло. — Приходит, короче, Верховный Правитель в детский сад…
     
     — Тссс, — снова первала его Дана, завидев приближающегося к их столику человека в черной униформе космонавта, державшего под мышкой большую картонную коробку. — Вот идет наш друг. Не надо ему слушать твои анекдоты, ты его до смерти перепугаешь.
     
     Добродушный великан Фандо Рок не был законченным преступником или злокозненным контрабандистом. Простой пилот рудовоза, который хотел заработать несколько лишних монет для своей семьи. Даже карманные деньги генеральских детишек были для него серьезным подспорьем. Прежде чем опуститься для приготовленный для него свободный стул, Фандо осторожно огляделся по сторонам. Полицейский, торчавший на углу, демонстративно смотрел в другую сторону. Ему тоже надо было кормить детей.
     
     — Где брал товар? — деловито поинтересовалась Дана, принимая тяжелую картонную коробку и передавая ее Брейзу.
     
     — На Земле, — ответил Фандо. — Мы возили железную руду на Землю. Земляне-то за последние двести тысяч лет совсем недра опустошили…
     
     — Это же имперская планета, — удивился Брейз. — Конечно, Верховный Правитель знает, что делает, но я не понимаю, зачем мы имперцам металлы продаем.
     
     — Вот именно, Верховный все правильно делает, — сказала Дана. — Захватим Землю — то есть освободим от имперской тирании — и отберем все обратно. Или нет, если благодарные земляне перейдут на нашу сторону.
     
     — Как-то вы без уважения, — заметила леди Торн. — Это же Земля, Священная Терра, прародина человечества!
     
     — Вот именно, священная земля. Еще одна причина освободить ее от имперской оккупации, — усмехнулась Дана Холт.
     
     — У меня на Земле кузены живут, — поведала Маклеа. — В Орвилле. Это где-то в Северной Мурике. Мы поедем к ним в гости на каникулы.
     
     — Не волнуйся, Орвилль мы тоже освободим, — успокоила ее Дана.
     
     — В Орвилле не был, — признался Фандо Рок. — Товар брал в Ньюаре. Это тоже в Северной Америке.
     
     — Северная Америка — это звездное королевство на западе Галактики [2], — возразил Брейз. — А континент на Земле называется Мурика [3]. Это все знают.
     
     — Как скажешь, — не стал спорить Фандо. — В Ньюаре чего только нет, если нужные места знать. Один из самых древних городов в Галактике. Говорят, ему двести тысяч лет… Я не верю, конечно.
     
     — Точно, столько не живут, — поддакнула Дана.
     
     — Имперская пропаганда, — безапеляционно добавил Микло. — Еще одна причина уничтожить Империю. Иногда просто сил нет слушать и видеть все вранье, которое они вливают нам в глаза и уши!
     
     — Потерпи, немного осталось, — хохотнула Дана. — Вот, слышишь? — Трудно было не услышать еще один взлетающий военный корабль. — Еще один гвоздик в гроб Империи!
     
     — Что ваши родители говорят? — осторожно спросил Фандо Рок. Нетрудно было понять, что ему одновременно страшно и неудобно задавать этот вопрос, а еще страшнее — получить честный ответ. — Скоро будет война?..
     
     — Фандо, ты в своем космосе совсем спятил? — дочь адмирала Синдиго очень правдоподобно изобразила удивление. — Ты вообще думай, с кем говоришь.
     
     — Да-да, конечно. Извини. Ну, я пойду, — неуверено сказал Фандо Рок. — Я же только что с корабля, меня дома ждут…
     
     — Здесь как обычно и небольшой бонус сверху, — Дана положила на столик школьный учебник по астрографии в потрепанной серой обложке.
     
     — Вот спасибо! — обрадовался пилот рудовоза. Учебник, набитый банкнотами, немедленно скрылся у него за пазухой. — Доедать будете? — Фандо Рок неловко покосился на пять нетронутых порций «Красной звезды».
     
     — Нет, — покачала головой мисс Холт. — Угощайся на здоровье. — Это тоже было частью ритуала.
     
     — Вот спасибо! — снова воскликнул космонавт и сгреб баллончики одной рукой. — Ну, я побежал. Если будет новый товар — свяжусь с вами как обычно.
     
     — Будь здоров, привет домашним! — прозвучало в ответ.
     
     — Все-таки неудобно как-то. Мы могли бы платить ему немного больше, — заметил Брейз, когда Фандо Рок скрылся за углом [4]. — И он бы мог получать гораздо больше, если бы сбывал товар не нам, а парням Стурма Финна.
     
     — Дурак ты, Микло, — снисходительно усмехнулась Дана. — Он получает от нас ровно столько, сколько ему нужно. Если у простого пилота, работающего на межимперских линиях, появятся лишние деньги, им может заинтересоваться контрразведка. Ты ведь не хочешь, чтобы у нашего друга Фандо были неприятности? То-то же. Ладно, пошли домой. К тебе, ко мне или в лиранское шпионское логово — я хотела сказать, к Маклеа?
     
     — Давай сегодня ко мне, — решил Брейз. — Родители должны вернуться поздно, никто на голове сидеть не будет.
     
     И действительно, дома у Арвин-Брейзов никого не оказалось. Три товарища забрали из холодильника по шоколадной плитке и собрались вокруг стола, на котором красовалась контрабанда с прародины человечества.
     
     — Так, стандартный имперский гвардеец, — принялась перечислять Дана, разворачивая промасленную бумагу, — и еще один имперский гвардеец… Их у нас столько, что можно было бы вместо милостыни раздавать. Если бы у нас в Лиге оставались нищие.
     
     — А это правда, что вы их всех расстреляли? — заинтересовалась Маклеа.
     
     — Враки, — решительно отрезала Дана. — Им всем нашли работу или призвали в армию. Кроме самых неисправимых, конечно. Этих пришлось сослать в рудники на Тербиану.
     
     — О, кстати, — вскинулся Брейз. — Новый анекдот! Знаете, как опознать в толпе тербианца?
     
     — Как? — спросила Маклеа. Она уже слышала этот анекдот, но задала ожидаемый вопрос из чистой вежливости.
     
     — Его все время плющит! — расхохотался Брейз.
     
     — Еще один имперский гвардеец, — недовольно констатировала Дана, выставляя на стол очередного вольфрамового солдатика в разноцветном мундире. — А ты говорил, платить ему побольше. Еще один… О! Наконец-то!
     
     — Что «наконец-то»? — не понял Микло. — Скоро мы начнем сдавать имперских гвардейцев на металлолом в Фонд Обороны.
     
     — Ты внимательно посмотри, — Дана потыкала в солдатика указательным пальцем. — Это старая униформа, времен императора Бренн Бира. Смотри-ка, тут же полный набор времен магелланийского вторжения! И союзники, и магелланийцы. Ух ты, Магелланийский Жрец Черной Смерти! И Пожиратель Мозгов! И даже Пожиратель Костного Мозга…
     
     — Это случайно не подделка? — усомнилась Маклеа Торн. — Магелланийцы выглядели совсем не так.
     
     — Если честно, никто не знает, как выглядели магелланийцы, — Дана скорчила гримаску, — но на ценность коллекции это никак не влияет. Вот, например, Гарратенские Туннельные Стражники. Все знают, что у первой гарратенской династии не было никакой униформы, но они все равно ценятся на вес чистого иридия. Пожалуй, Фандо все-таки заслужил дополнительный бонус. А это что? Это для тебя, моя лиранская красавица.
     
     Маклеа Торн не собирала вольфрамовых солдатиков — она собирала масштабные модели боевых звездолетов.
     
     — Фандо действительно заслужил бонус! — лиранская красавица была готова захлебнуться от восторга. — Военный корабль древних меркурианцев! А это — настоящий крейсер МКММ! С меднопылевыми циклотронами!
     
     — Крейсер чего? — не понял Брейз.
     
     — Межпланетная Компания Металлов и Минералов, — пояснила мисс Торн. — Настоящие хозяева первой Земной Империи.
     
     — Стурм Финн обещал достать для меня набор офицеров МКММ, — задумчиво пробормотала Дана, продолжая копаться в коробке, — и браунширтов времен завоевания Юпитера, но я думаю, что он просто пытается развести меня на бесплатный секс…
     
     — Набить ему морду? — предложил Микло и тут же поправился: — Набьем ему морду?
     
     — Успеется, — отмахнулась Дана. — Фандо действительно молодец. Тут почти полный набор космических войск Северной Америки. Но полного все равно ни у кого нет.
     
     — Северной Мурики, — машинально поправила Маклеа.
     
     — Америки, — настояла Дана. — Из туманности Северная Америка. Американский Морской Пехотинец, Морской Котик, Континентальный Драгун, Воздушный Рейнджер… Можно считать, что день удался. А это что-то новое. — Дана выставила на стол еще три фигурки и заглянула на самое дно коробки. — Все, больше ничего нет. Не узнаю их. Маклеа, это случайно не твои кузены?
     
     — Даже не близко! — возмутилась Маклеа. — Это ведь «пласс-улитра-балу-балу». Такой цвет кожи даже среди низших каст не встречается.
     
     Как истинная лиранка, леди Торн могла различать несколько сотен оттенков синего.
     
     — А эти красные глаза, серебристые волосы? — продолжала Маклеа. — Нет, ничего подобного. Это точно не лиранцы. Не современные и не древние.
     
     Все три синекожих солдатика с красными глазами и серебристыми волосами носили одинаковую черно-золотистую униформу. Один из них, судя по округлым формам, был девушкой. Девушка держалась за приклад громоздкого фантасмагорического оружия, как будто атомного гранатомета. Другой, в прозрачном шлеме, восседал на странном аппарате, напоминающем космический мотоцикл. Третий солдат держал на поводке неизвестного инопланетного зверя — тоже синего цвета, нечто вроде змеи, с коротким и толстым телом и головой доисторического ящера. На униформе незнакомые эмблемы в виде золотистого полумесяца и никаких надписей.
     
     — Вот главный недостаток черного рынка, — вздохнула Дана Холт. — Никакой тебе фабричной коробки, ни официальной инструкции. Ничего, когда завоюем Империю, сможем покупать новые наборы в магазине.
     
     — Опять же, имперские гвардейцы резко возрастут в цене, — ухмыльнулся Микло.
     
     — Это почему же? — не сразу сообразила мисс Холт.
     
     — Ну как же, воины погибшей цивилизации! — заразительно расхохотался Брейз.
     
     — Ага, точно, — радостно согласилась Дана. В этот момент в прихожей скрипнула дверь, послышались чьи-то шаги и негромкий разговор.
     
     — А говорил — никого дома не будет, — недовольно шепнула Дана. Микло недоуменно пожал плечами. На пороге комнаты появился генерал Брейз Арвин и с ходу оценил ситуацию. Опытный полководец, гордость Лиги.
     
     — Новые трофеи, молодые люди?
     
     — Так точно, сэр, — хором отозвались три товарища. — Между прочим, пап, нам не помешает твоя помощь. — добавил Брейз. — Этих троих мы не узнаем. Кто бы это мог быть?
     
     Генерал Арвин задумчиво взял одну из трех загадочных фигурок, покрутил в руках, едва заметно нахмурился и повернулся к человеку, который вырос у него за спиной:
     
     — Что вы об этом скажете, сэр?
     
     Три товарища оцепенели. Одно дело — цитировать Верховного Правителя или даже рассказывать про него анекдоты. И совсем другое — принимать его в своей детской комнате.
     
     Всесильный диктатор Лиги Темных Миров был высок и широкоплеч. Коротко остриженные черные волосы, энергичное худощавое лицо, пронзительные черные глаза. Почти идеальный лидер третьего по могуществу государства в Галактике, если не обращать внимание на один-единственный недостаток. Верховный Правитель был молод, непростительно молод. В тот год диктатору едва ли исполнилось тридцать три стандартных года. Добрая половина министров и полководцев Облака годилась ему в отцы. Но генерал Брейз Арвин, к примеру, явно не считал столь юный возраст недостатком и прямо сейчас смотрел на своего вождя взглядом, полным уважения и обожания одновременно.
     
     — О, старые знакомые! — Верховный Правитель в свою очередь покрутил в руках одного из синекожих солдатиков, осторожно поставил на место и улыбнулся, какой-то странной и вроде бы печальной улыбкой. — Мне было одиннадцать лет, когда наши солдаты прогнали пленных по улицам Талларны.
     
     — Вы уверены, сэр? — осмелился уточнить генерал Арвин. Градус обожания в него глазах при этом ни упал ни на йоту.
     
     — Разумеется, открытая война к тому времени давным-давно закончилась, — кивнул диктатор, — но флот Облака наткнулся на их последнее гнездо. Они обосновались у самых наших границ — наивно посчитали, что в переходной зоне их никто искать не будет. В те годы мы шли от победы к победе, но суприм-коммандер Мерик никогда не упускал ни единой возможности напомнить народу о своих успехах. Однако их было так много — успехов, настоящих и вымышленных, что никто и не заметил очередную жалкую кучку побежденных чужаков. Если мне не изменяет память, генерал, вы тогда служили на Сарте и поэтому могли все пропустить.
     
     — Да, скорей всего, — охотно согласился Брейз Арвин.
     
     — Что же касается открытой войны, — продолжал Верховный Правитель, — то сами понимаете, если уж сам Линн Мерик предпочел про нее забыть, то нам тем более не пристало про не вспоминать. По крайней мере, не сейчас. Время еще не пришло. Может быть, как-нибудь потом. Одна из немногих позорных страниц нашей истории. Но я запомнил, — задумчиво добавил диктатор. — Одно из самых ярких впечатлений детства. Понимаете, я рос на улице, у меня было не так много развлечений… — Правитель оборвал себя на полуслове, окинул быстрым и цепким взглядом расставленные на столе фигурки. — Похвальное хобби, молодые люди. В меру патриотичное и познавательное. Надеюсь, не слишком затратное? Сомневаюсь, что эти солдатики и кораблики куплены в одном из магазинов Талларны. Но не беспокойтесь, — он неожиданно подмигнул потрясенной троице, — я никому не расскажу, если только вы никому не расскажете. Я вижу здесь заметный избыток имперских гвардейцев. Не будет особого ущерба, если вы сдадите несколько штук в Фонд Обороны. Американцы, надо же. Говорят, в далеком прошлом им принадлежала Вселенная! А заккарианских воинов у вас в коллекции нет? Тссс, — диктатор хитро улыбнулся и приложил указательный палец к губам, — это пока секрет. Мисс Холт, мистер Брейз, был рад наконец-то с вами познакомиться. Мисс Торн, счастливый случай снова свел нас вместе — надеюсь, что не в последний раз. Обязательно передавайте привет своему отцу и добавьте, что я с нетерпением буду ждать нашу следующую с ним встречу. Счастливо оставаться! Генерал Арвин, полагаю, нам пора. Нас ждут великие дела!
     
     — Так точно, сэр, — спохватился хозяин дома. — Прошу вас следовать за мной. Мой кабинет в той стороне.
     
     Несколько секунд спустя на другом конце квартиры мягко захлопнулась дверь генеральского кабинета.
     
     Первой опомнилась Маклеа. Снова достала зеркало и принялась непринужденно поправлять прическу:
     
     — Я же говорила, отличный парень. А вы мне не верили!
     
     — Мы совсем другому не верили, — к Дане быстро вернулось ее легендарное самообладание. — Впрочем, нам теперь тоже никто не будет верить. Пожалуй, не стоит рассказывать в школе об этой встрече.
     
     — Согласен, — прохрипел едва не потерявший голос Микло. — Мне вот другое интересно. О каких заккарианских воинах он говорил? На Заккаре никакой жизни нет. Это мертвая планета [5].
     
     — Это все знают, — согласно кивнула Дана и покосилась на лиранскую подругу. Та хладнокровно пожала плечами:
     
     — Не смотри на меня так. Заккар — настолько мертвый мир, что Лига Темных Миров испытывает там новые атомные снаряды. Это давно не военная тайна, об этом даже в газетах писали.
     
     — Ладно, забудь, — отмахнулась Дана. — Вы заметили, как долго он рассказывал про этих синекожих, но так ничего толком и не рассказал?! Настоящий политик. Такой лидер нам нужен!
     
     — А что тут неясного? — осклабился Брейз. — Цивилизация, которую мы уничтожили так грязно и жестоко, что даже вспоминать неудобно, но при этом никаких следов не осталось. Теперь эти фигурки пойдут по цене чистого иридия. Даже больше, скорей всего, потому что их не выдумали, как магелланийцев. Они действительно существовали.
     
     — Откуда тебе знать? — прищурилась Маклеа.
     
     — Вряд ли Верховный Правитель стал бы сочинять такую историю, — вмешалась Дана. — Да, скорей всего они настоящие. Культура, которую мы успешно победили и уничтожили.
     
     — А, я поняла, — закивала Маклеа. — Как тех нищих, которые исчезли с улиц Талларны… Что вы ржете, придурки?!
     
     — Как делить будем? — поинтересовался Брейз, утирая слезы.
     
     — Маклеа, забирай их всех… — решительно начала Дана.
     
     — Спасибо, конечно, — растерялась мисс Торн, — но почему? Я солдатиков не собираю…
     
     — Глупенькая, это не насовсем, — нетерпеливо перебила ее Дана. — Покажешь своему отцу. Если и он не знает, кто это такие — тут уж ничего не поделаешь. Не стоит распрашивать об этом каждого встречного. Своего отца я точно спрашивать не буду. Его и так удар хватит, когда он узнает, с кем я сегодня повстречалась.
     
     — Ладно, — сказала Маклеа и принялась складывать неизвестных солдат погибшей цивилизации в свою сумку.
     
     На следующий день она принесла их обратно и была при этом заметно растеряна:
     
     — Сказал, что не знает. Но я ему почему-то не верю.
     
     — К дьяволу, — Дана Холт подвела итоги расследования. — Делим на троих и прячем на самое дно коробок. Если кто-то увидит и спросит — говорите, что это древние имперские наемники. В Империи столько народов, что сам Скеретианский Большой Мозг зависнет. Я возьму себе мальчика с собакой, Брейз — девочку с гранатометом, а ты, Маклеа, забирай космического мотоциклиста. Это ведь тоже космический корабль, пусть даже легкий и открытый.
     
     — И то верно, — согласилась собирательница звездолетов.
     
     На том и порешили. После чего направились в космопорт, где была назначена встреча с другим контрабандистом. Тот привез коробку, набитую имперскими гвардейцами и центаврийскими адмиралами, но среди них случайно затесались драконьи всадники кхала Гор-Ома [6], так что поход в целом окупился. Еще через три дня Маклеа Торн уехала в Орвилль, древний город в Северной Мурике, что на Священной Терре. В Талларну она уже не вернулась. Ее отец, монитор-капитан Сандрелл, получил новое назначение — пост командира Пятой Эскадры Лиранского Королевского Флота — той самой эскадры, которой командовали такие знаменитые флотоводцы, как Джей Бирелл, Брешник, Гарстанг и сам легендарный адмирал Гренард, сокрушивший могущество орионского узурпатора Соллеремоса [7]. Некоторое время Маклеа отправляла в Талларну письма, но они приходили все реже и реже. Потом она и вовсе перестала писать. Через общих знакомых Брейз случайно узнал, что леди Торн завербовалась в Лиранский Гражданский Флот [8]. Сам он к тому времени учился в военной академии, как и Дана Холт, тогда как олигархия Веги отправила своего короля с длинным номером в сумасшедший дом и окончательно сделала ставку на союз с Империей.
     
     Что же касается синекожих чужаков с красными глазами и серебристыми волосами, то сегодня, много лет спустя, коммандер Микло Брейз был морально готов к тому, чтобы наконец-то узнать о них всю правду. Или хотя бы часть этой правды.

Примечания к главе 4.

     [1] — Ну, почти.
     
     [2] — См.
     https://en.wikipedia.org/wiki/North_America_Nebula
     
     [3] — См.
     https://knowyourmeme.com/memes/murica
     
     [4] — О его дальнейшей судьбе см. «Возвращение в Темные Миры» в этом же сборнике.
     
     [5] — Про уникальную биосферу планеты Заккар см. там же, глава 4.
     
     [6] — См. повесть Гамильтона «World of the Dark Dwellers», 1937 г.
     
     [7] — См. роман Гамильтона «Battle for the Stars», 1956 г.
     
     [8] — О ее дальнейшей судьбе см. «Имперская Гвардия Звездных Королей» в этом же сборнике.

Глава 5. Выстрелы из прошлого

      «Я стоял и смотрел на него. В нем не было ненависти к нам. Я это видел, понимаешь? Хотел крикнуть, что ненавижу его, — и не смог… Я все эти годы пытался забыть. Молчал, молчал… тридцать лет все молчал — ведь Враг же… В бою — ненавидел. Все мы ненавидели. А теперь не могу. Не могу заставить себя забыть. Еще и поэтому я умру здесь. Думаешь, свихнулся от старости? — усмехнулся. — Так проще всего. Но перед смертью говорят правду. Я скоро умру и хочу снять эту тяжесть с души. Хоть кому-то я должен рассказать, как это было на самом деле. Пусть даже ты и не поймешь, хоть кто-то должен знать, хоть один…»
     
      «Черная книга Арды».
     
     * * * * *
     
     — Ты хоть что-нибудь понимаешь? — спросила фантом-капитан Алия Краннделл, когда их снова отвели в лес, подальше от крепостной стены, усадили на землю и привязали к дереву. Каждого к отдельному дереву, напротив друг друга. Дистанция между подошвами ботинок Алии и Брейза составила приблизительно 10 футов. — Что здесь вообще происходит?!
     
     — Ничего не понимаю, но начинаю догадываться, — пробормотал Микло Брейз, пытаясь справиться с узлами. Нет, не получается. Эти дикари знают свое дело. Кстати, куда они все подевались?!..
     
     — Ну так поделись, — предложила Алия.
     
     — Чем? — не понял Брейз.
     
     — Догадками, идиот! — рассердилась она.
     
     Микло не успел ответить, потому что в их разговор вмешался новый участник:
     
     — У нас не так много времени, — сказал он. Конечно же, это был старик с ультрамариновой кожей. Он присел на корточки между связанными облачниками. — Я пришел попрощаться. Скоро сядет солнце, и они придут за вами.
     
     — Так я и знал, — удовлетворенно кивнул Брейз. — Так я и подозревал. Вы решили принести нас в жертву резиновым мутантам? За что?! Что мы вам плохого сделали?!
     
     — Они не мутанты, — спокойно возразил старик. — Они автохтоны этой планеты.
     
     — Да наплевать, — заявил Брейз. — На другие мои вопросы вы не собираетесь отвечать?! А их у меня еще много! Например, кто вы такой? И как называется эта проклятая планета?!
     
     — У нее нет имени, — ответил ультрамариновый. — И у меня тоже. Я же сказал вам, что я ведьмак.
     
     — Я не понимаю, что это значит, — признался Брейз.
     
     — Быстро же вы нас забыли… — горько усмехнулся собеседник. — Туманность Голова Ведьмы [1]. Неужели никогда не слышали? Там находилось наше маленькое уютное королевство.
     
     — Что-то начинаю припоминать, — неуверенно произнесла Алия. — У нас на Кранне болтали всякое…
     
     — Кранн всегда был гнездом вольнодумцев, — машинально заметил Брейз.
     
     — Пятьдесят с лишним лет назад мы посмели восстать против власти Императора, — тем временем продолжал Ведьмак, — и жестоко поплатились за это.
     
     — Против Императора? — переспросил Микло. — Вы уверены? А мы-то здесь при чем?!
     
     — Понимаю, — кивнул старик, — это одна из тех войн, про которую вам не рассказывали в школе.
     
     «Время еще не пришло. Может быть, как-нибудь потом. Одна из немногих позорных страниц нашей истории», — вспомнил Брейз слова, сказанные Верховным Правителем примерно двенадцать — или четырнадцать? — лет назад. Как давно это было…
     
     — Но я вам расскажу, — добавил Ведьмак. — Иначе вы так ничего и не поймете.
     
     — Может перед этим вы все-таки освободите нас? — перебила его Алия. — У меня ноги затекли.
     
     — Наша планета находилась в самом сердце туманности, — продолжал старик, задумчиво уставившись куда-то в глубину джунглей. На слова Алии он не обратил никакого внимания. — Окружавшая нас пелена голубого межзвездного газа, подсвеченная лучами могучего Ригеля, была прекрасна. Нет, это невозможно описать — это надо было видеть. Наши корабли собирали этот газ и использовали его в качестве горючего. Мы носились меж звезд на космических мотоциклах и охотились на газовых змеедраконов…
     
     — Позвольте угадать, что было дальше, — снова не выдержала мисс Краннделл. — Цены на газ упали. Или поднялись? Не будем также забывать про таможенные тарифы и квоты на добычу.
     
     — Можно сказать и так, — покосился на нее Ведьмак. — Я уже и сам точно не помню, столько лет прошло. В тот год умер старый император, Аббас Фарид. Его сын и наследник был совсем мальчишкой. Наши вожди решили, что это прекрасная возможность освободиться от Империи. Они ошибались, конечно — я ясно вижу это теперь. Но тогда мало кто мог предвидеть, чем все закончится. У нас был мощный флот, бесконечные запасы топлива — «кровь войны», храбрые солдаты — и потому мы, ведьмаки и ведьмы, охотно подняли знамя мятежа.
     
     Но мальчишка, юный император Арн Аббас, превзошел все наши ожидания. Сопляк не собирался сдаваться без боя и бросил против нас все силы Империи. Он даже оголил границы с марками Внешнего Космоса и отозвал гарнизоны межгалактических радарных станций. Все, все против нас. Дабы другим неповадно было.
     
     Несколько месяцев война шла с переменным успехом, но потом наши полководцы совершили еще одну ошибку. Они решили выиграть кампанию одним ударом. Поставить на карту все и сразу. Собрать все силы Ведьмачьего Флота в один кулак, прорвать имперские линии и ударить прямо по Канопусу. Разбомбить столицу, взять в плен или убить императора, уничтожить династию — и тем самым погубить Империю.
     
     Но то ли имперская разведка оказалась лучше нашей, то ли в наши ряды затесался предатель, то ли Арн Аббаса посетило очередное гениальное озарение — но только нас встретили. Все силы Имперского Флота в одной точке. Четверо против одного. Это была бойня, мясорубка, полное и тотальное уничтожение. А потом имперские корабли подошли вплотную к нашим границам и началось самое страшное.
     
     Арн Аббас приказал пустить в ход самое мощное оружие тогдашней Империи — ракеты с антиматериальными боеголовками [2]. Час за часом, день за днем, и так несколько месяцев подряд имперские крейсера и мониторы выпускали снаряд за снарядом прямиком в нашу туманность. Согласно последним докладам нашей разведки, в ходе обстрела имперцы опустошили свои арсеналы на 90 процентов минимум. Империя была практически безоружна. Ее можно было брать голыми руками! Как и мы, юный император поставил на карту все. Но только он выиграл, а Голова Ведьмы — проиграла.
     
     И тогда наступил конец. На нас накинулись все звездные короли и бароны сразу. Все союзники Империи и нейтральные государства, которые еще недавно колебались и не могли решить, к какой из сторон примкнуть, сделали свой выбор. Все правители Галактики были настолько поражены жестокостью нового императора, что им даже не пришло в голову повернуть оружие против него. Все стервятники и пожиратели падали известного космоса слетелись на остатки нашей туманность, чтобы урвать свою долю добычи и славы. Все, все без исключения. Лира, Лебедь, Фомальгаут, бароны Геркулеса, маркграфы Внешнего Космоса… Там зарождались грядущие союзы и самые странные альянсы.
     
     К тому времени мы сломались. Нашей родной туманности пришел конец — в самом буквальном смысле. Антиматерия растворила гигантское газовое облако, его жалкие клочки рассеялись в пространстве. От могучего флота осталось всего несколько десятков кораблей. Мы не могли продолжать борьбу. Первые имперские бомбы упали на нашу планету. Чтобы спасти то, что осталось от нашего народа, правительство решило капитулировать. Но теперь Арн Аббасу и его союзникам этого было мало. На нашей столичной планете высадились оккупационные силы и принялись грабить, насиловать и убивать. Особенно отличились геркулестяне под командованием молодого барона Зу Ризаля, прозванного «Malleus Maleficarum» — «Молот Ведьм». Говорят, он собственной рукой убил нашу королеву. Но и другие не отставали.
     
     Мы поняли, что даже капитуляция не прекратит избиение. Что враги не остановятся, пока не уничтожат нас всех. И тогда самые отчаянные и отчаявшиеся из нас решили собрать остатки королевского флота и спасаться бегством. Вселенная велика, думали мы, рано или поздно мы найдем безопасное место, где имперцы нас не достанут.
     
     Не знаю… Не знаю, быть может, кому-то из наших это удалось. Но не моему кораблю. Мы пытались оторваться от погони, но безуспешно. Мой крейсер перехватили у границ Туманности Ориона. Теперь их было уже шестеро против одного.
     
     — Обычная имперская тактика, — ухитрилась вставить Алия. — Завалить металлом.
     
     — Так оно и есть, — охотно согласился Ведьмак, — но не в тот раз. Это ведь даже не имперцы были, а кто-то из союзников. Их было так много, что мы не успевали запоминать опознавательные знаки. Это мог быть кто угодно. Драконцы, корвусианцы, лепусиды. Может быть даже ваши.
     
     — Что значит «наши»?! — воскликнул Микло Брейз — больше для проформы, хотя все уже понял.
     
     — Ваши, — повторил старик. — Облачники. Лига Темных Миров. Разве вы не знали? Тогда Лига была верным вассалом Империи. Ой, прошу прощения, не хотел вас оскорбить! Я собирался сказать — «добрым союзником Империи». Или вы невнимательно слушали мой рассказ? Я же ясно сказал — на нас набросились все. Все до одного.
     
     «Теперь все встало на свои места», подумал Микло. Разумеется, такой победой мало кто гордился. Молодой император — может быть. Он даже заказал для себя набор побежденных солдатиков, мысленно усмехнулся Брейз. А вот Лира или Лига — нет. Хотя Лига через много лет после окончания войны все еще преследовала и добивала рассеянных по галактике ведьмаков. Одну из таких тайных колоний почти сорок лет назад уничтожил суприм-коммандер Линн Мерик, тогдашний правитель Темных Миров. Жаль, что Дана Холт уже никогда не узнает об этом. Узнает ли синекожая лиранка Маклеа?..
     
     — Вы лжете, — нахмурилась Королева Краннская. — Никогда за последние сто лет Империя и Лига не сражались на одной стороне. Империя — наш смертельный враг.
     
     — Остынь, — пробормотал Брейз. — Он говорит правду. Я потом тебе объясню.
     
     — Если у нас будет «потом», — снова завелась Алия. — Вы собираетесь нас освободить?!
     
     Но Ведьмак снова не ответил ей, потому что вернулся к своему рассказу:
     
     — Шестеро против одного… Мы попытались посадить поврежденный корабль на этой планете, но только разбили его вдребезги. Из всего экипажа уцелел только я один. Я прятался в джунглях, пока имперские союзники копались в обломках моего крейсера. Очевидно, их удовлетворило число найденных мертвых тел, поэтому они не стали осматривать планету в поисках уцелевших, и через несколько часов убрались прочь. А меня подобрали жители этой деревни. Они потомки древних имперских колонистов, которые потеряли связь с метрополией и скатились обратно в каменный век.
     
     — Позвольте мне снова угадать, — хихикнула Алия. — Пораженные тем, как вы упали с неба, мандариновые дикари сделали вас своим королем. Я все правильно угадала? Эту сказку мне в детстве рассказывали.
     
     — Нет, вовсе нет, — спокойно ответил ультрамариновый человек. — У них уже был свой король. Но они отнеслись ко мне с уважением и приняли в свое племя. Я стал советником короля, а когда старый король умер — наставником его сына. Я помог им построить эту крепость, женился на местной женщине… Не скрою, я здесь неплохо устроился. Жизнь здесь довольно простая. Если бы только не резиновые люди… Но мы нашли выход.
     
     — Вы приносите им в жертву людей из плоти и крови, — осуждающим тоном произнес Микло Брейз. — Откупаетесь от них.
     
     — Людей, животных, домашний скот — как получится, — спокойно признался Ведьмак. — Сегодня ночью они будут довольны.
     
     — Вы не можете так поступить, — возмутилась Алия Краннделл. — Вы должны нас отпустить. Мы не просто так оказались на этой планете. Все изменилось. У нас новый Верховный Правитель. Мы сражаемся против Империи. Империя — наш враг, понимаете? Наша армада должна атаковать со дня на день. Мы уничтожим Империю и отомстим за всех, кого она ограбила или оскорбила — и за вас в том числе.
     
     — Император Арн Аббас мертв, — добавил Брейз. — Тирана прикончил его собственный сын, несколько дней назад.
     
     — Отпустите нас, чтобы могли продолжить войну против Империи, — тихо сказала Алия.
     
     — Вот оно что… — протянул Ведьмак. — Я очень давно не получал вестей из внешнего мира. Как все сложно. Арн Аббас убит, Империя и Лига стали врагами, кто бы мог подумать…
     
     — Только Лига может спасти галактику от имперской тирании! — воскликнула госпожа Краннделл. — Вы не можете удерживать нас, когда каждый солдат на счету!
     
     — Спасти галактику? — переспросил старик. — Кому нужна галактика, в которой не осталось ведьмаков?
     
     Он немного помолчал и добавил:
     
     — Пусть галактика горит.

Примечания к главе 5.

     [1] — см.
     https://en.wikipedia.org/wiki/IC_2118
     или
     https://ru.wikipedia.org/wiki/IC_2118
     
     [2] — см. повесть Гамильтона «Stark and the Star Kings», 2005 г.

Глава 6. Расстрелять как бешеных собак

      «И надо, товарищи, повнимательней присмотреться к корням этого дела, не орудует ли там еще какой-нибудь умный, хорошо замаскированный японский шпион со своей братией…»
     
      Илья Зверев, «Защитник Седов».
     
     * * * * *
     
     — Я был бы рад еще немного поболтать с вами и узнать больше новостей из космоса, но мне пора, — внезапно добавил Ведьмак. — Всегда приятно поговорить с цивилизованными людьми, но закат близко, а когда солнце исчезает за горизонтом, приходят демоны. Размышляя о том, что вас ждет в недалеком будущем, я не в силах запретить себе испытывать к вам определенную жалость, но… Право, мне жаль, что так получилось. Вы не можете отвечать за преступления ваших предков. Но вы должны понять, у меня нет другого выхода. Теперь я должен заботиться о своем новом народе. Вот так, друзья мои. Убежден, что вы умрете героями. Я всегда считал — принимать смерть надо как подобает мужчине… если невозможно ее избежать. Но вам, по-моему, последнее не грозит. Прощайте.
     
     — Куда?! — взревела Алия Краннделл. — Стоять! Не смей! Вернись назад!!!
     
     Но старик с ультрамариновой кожей уже скрылся за деревьями.
     
     — Негодяй! Ублюдок! Мерзавец! Дегенерат! — Алия продолжала изрыгать наиболее впечатляющие ругательства, какие только известны в звездных мирах. — Сифилитическая змеиная шлюха!
     
     — Прекрати, — поморщился Микло Брейз. — Пустая трата нервов и амортизация голосовых связок. Сдается мне, он тебя уже не слышит.
     
     — Это жестоко, несправедливо, — Принцесса Краннская была в ярости. — Неудивительно, что люди всей Галактики объединились против этих мерзавцев и приложили все силы, чтобы их истребить! Подлая раса, никаких понятий о чести.
     
     — У меня сложилось аналогичное впечатление, — пробормотал Брейз и устало прикрыл глаза. Наступило долгое молчание. Все было уже сказано. Веревки больно впивались в руки. Сквозь полуприкрытые веки Микло Брейз следил, как быстро угасает день. Слабый ветерок шевелил янтарную листву. Неужели никакой возможности освободиться? Быть съеденным заживо резиновыми монстрами — Боже, какой печальный и глупый конец… С таким же успехом он мог добровольно прыгнуть в черное озеро там, в Дефиле Кошмаров. Чтобы отвлечься от горьких мыслей, он стал всматриваться в игру листьев и пятен света… Время шло. Лучи медного солнца постепенно тускнели. Выйдя из оцепенения, Брейз понял, что уже наступили сумерки. Вскоре воцарилась ночь. Послышался легкий шорох. Брейз насторожился. Позади них в лесу что-то было. И это что-то медленно приближалось. Микло почувствовал, как по спине пробежали мурашки. Тихие шаги обогнули их сбоку и слышались теперь впереди. Внезапно он увидел прямо перед собой темный, но странно знакомый силуэт.
     
     — Слушайте и молчите, — шепотом приказал Ведьмак. — Прежде чем вновь взойдет солнце, вы будете мертвы. И даже хуже чем мертвы. Так будет, если я вас отсюда не выведу. А такая возможность есть. Я принес ваше оружие и снаряжение. — На землю с глухим стуком упали два рюкзака. — Не двигайтесь, я перережу веревки. — В призрачном свете туманности сверкнул нож.
     
     — Почему? — не мог не спросить Брейз. — Почему вы передумали?
     
     — Я мог бы произнести длинную пафосную речь, — отвечал старик, — но у нас нет на это времени. Идите, сражайтесь с Империей… Но помните — вы повторяете наши ошибки. Вашу Лигу ждет такая же судьба, что и нашу Туманность.
     
     Микло никак не прокомментировал это пророчество — от долгого сидения ноги затекли, и он был занят тем, что пытался восстановить кровообращение.
     
     В ночи мелькнул еще один силуэт. Брейз потянулся было к оружию — неужели руббероиды уже здесь?! — но Ведьмак остановил его:
     
     — Это моя внучка. Она покажет вам дорогу. С ней вы будете в безопасности.
     
     — А как же вы? — спросил Микло.
     
     — Я останусь здесь, — спокойно сказал старик. — Кто-то должен остаться. Руббероиды должны получить свою жертву.
     
     Как истинный облачник, Брейз даже не собирался его отговаривать.
     
     — У меня два последних вопроса! — спохватился Микло. — Ваше имя…
     
     — Оно не имеет значения, — отрезал Ведьмак. — Второй вопрос?
     
     — Эти ваши змеедраконы, — вспомнил Брейз фигурку солдатика с таинственным зверем на поводке. — Вы действительно приручили их?
     
     — Не прошло и века, а про нас уже рассказывают такие нелепые легенды, — грустно усмехнулся Ведьмак. — Что будет завтра? Нет, конечно. Это были опасные и злобные хищники. Они здорово нам досаждали. Им было все равно, на кого нападать — как только имперцы сунулись к нам в Туманность, змеедраконы принялись их атаковать. Поэтому имперская пропаганда утверждала, будто мы приручили змеедраконов и натравливаем их на цивилизованные народы Галактики… Достаточно. Вам пора уходить. Прощайте.
     
     — Спасибо вам за все, — напоследок буркнула Алия Краннделл, но в ее голосе не было ни капли искренности; не было, впрочем, и сарказма — одна только холодная злоба.
     
     Ведьмак не ответил.
     
     * * * * *
     
     Они долго шли через лес, окруженные тишиной, и только перед самым рассветом Алия взбунтовалась.
     
     — Привал, — прохрипела она. — Я больше не выдержу.
     
     Брейз согласно кивнул — на большее сил не оставалось — и рухнул на задницу в самом центре очередной прогалины. Мисс Краннделл приземлилась рядом с ним.
     
     — Эй, ты, — Алия повернулась к навязанному им проводнику. — Ты нас понимаешь? Ты на человеческих языках вообще разговариваешь?
     
     — Конечно, — отозвался сердитый голосок. — Я же не дура.
     
     Только сейчас Микло Брейз смог как следует рассмотреть свою провожатую. Юной аборигенке на вид было около пятнадцати стандартных лет, если только жители этой радиоактивной планеты не стареют раньше времени (или наоборот). Одета она была очень скромно — набедренная повязка, плетенная сумка на ремне через плечо — вот, собственно и все. Если она и была внучкой ультрамаринового пришельца из Туманности Ведьмы, на ее мандариновой коже это никак не отразилось. С точки зрения облачника Брейза, разумеется — как знать, аборигены вполне могли различать пятьдесят оттенков мандаринового. Высокая, стройная, но не худая; ни капли лишнего жира, и все тело как будто собрано из маленьких изящных мускулов — мускулистые ножки, мускулистые ручки. Ничего удивительного, подумал Микло, за годы службы насмотревшийся на самых разных инопланетянок — юная дикарка, выросла в джунглях; небось, умеет ловко карабкаться по деревьям, улепетывать от руббероидов или догонять пушистых лесных обитателей, освежевывать на ходу и запивать кровью… Картину довершала копна иссиня-черных волос, коротко остриженных — если можно так сказать, их явно не касались электрические ножницы из нержавеющей стали; пара живых черных глаз, плоский нос и тонко сжатые бледные губы.
     
     — Я знаю галакто, имперский стандарт, вичерспик… — продолжала аборигенка.
     
     — Как тебя звать, прекрасная дитя? — перебил ее Брейз.
     
     — Тальциона, — отвечала девушка.
     
     — Что-то знакомое, — задумалась Алия. — Если мне не изменяет память, так звали одну баронессу из Конфы Геркулеса… Или принцессу из Внешнего Космоса?
     
     — Это имя дал мне дедушка, — пояснила аборигенка, — в честь своей погибшей королевы.
     
     — Почти угадала, — фыркнула Алия, — имя определенно королевское. Между прочим, твой дедушка…
     
     — Человек рождается, чтобы умереть, а жизнь состоит из сплошного откладывания неизбежности, — спокойно сказала Тальциона. — Поэтому лучше умереть ради племени, чем жить ради себя. Таков путь.
     
     — Что-то мне подсказывает, — закашлялся Брейз, — что аборигены не сами разработали такую стройную философскую систему, а импортировали из цивилизованных районов Галактики. Например, из Туманности Ведьмы.
     
     — Вы нас совсем за дикарей считаете, — обиделась девушка, — а между тем мой народ когда владел десятком соседних созвездий. Наше космическое королевство простиралось от…
     
     — Не сомневаюсь, так все и было, — зевнул Микло.
     
     -…и только жестокое поражение в чудовищной битве заставило нас искать убежища в этом полном опасностей запретном мире, — продолжала вещать Тальциона. — Но будьте уверены, что настанет день, и тогда наше царство восстанет из пепла…
     
     — Не сомневаюсь, — повторил Брейз. — А до тех пор… Что именно приказал тебе дедушка? Все произошло как-то поспешно, мы не успели сверить часы и уточнить планы. Отвести нас в безопасное место? А если «да» — куда именно?
     
     — Прежде всего мы должны убраться из зоны влияния руббероидов или моего народа, — Тальциона неохотно оторвалась от грез о грядущим величии своих мандариновых соплеменников. — Еще несколько километров и…
     
     — «Зона влияния»! — хихикнула Алия с планеты Кранн. К ней прямо на глазах возвращалось хорошее настроение. — Это надо же… А какие ты еще умные слова знаешь?
     
     — Смейтесь, смейтесь, — снова надулась юная дикарка. — Е равно мц квадрат, квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов. За время, равное стандартному месяцу, свет проходит расстояние в 790 миллиардов километров, плюс-минус. Прикажете продолжать, благородные дамы и господа?
     
     — Эээ… — не сразу ответил коммандер Брейз. Фантом-капитан Краннделл и вовсе застыла с отвисшей челюстью. — Признаю, тебе удалось нас удивить. Один — ноль в твою пользу.
     
     — Дедушка мечтал, — продолжала Тальциона, — что в один прекрасный день на планету прилетит звездолет из другого мира и отвезет меня на цивилизованную планету. И постоянно готовил меня к этому дню. Конечно, существовала опасность, что на борту корабля окажется кто-то из его смертельных врагов или работорговцы из Внешнего Космоса — но прилетели вы. Дед почему-то решил, что вам можно доверять. Поэтому я отведу вас куда угодно и буду охранять по дороге от местных опасностей — а в благодарность за это вы заберете меня из Туманности Ориона куда-нибудь в центр Галактики.
     
     — Отличная сделка, — заметил Микло Брейз, — но вы с дедушкой упустили одну маленькую деталь. У нас нет звездолета. Мы застряли на этой планете. Почти как твой великий народ. Разумеется, мы надеемся на лучшее, но ничего не можем обещать. Поэтому…
     
     — Тихо, — внезапно оборвала его девушка. — Молчите. Сюда кто-то идет…
     
     — Руббероиды? — Не сговариваясь, Алия и Брейз одновременно потянулись за оружием.
     
     — Нет, — качнула головой Тальциона, переходя на шепот. — Кто-то другой. Он хорош, но недостаточно хорош. Ждите меня здесь. — Облачники не успели глазом моргнуть, как аборигенка исчезла среди янтарных деревьев. Алия и Брейз переглянулись, пожали плечами и на всякий случай отошли от центра прогалины к ближайшему толстому дереву, за стволом которого и заняли позицию. Несколько минут ничего не происходило. Изрядно поднадоевшее местное солнце поднималось все выше. А потом…
     
     — Я вижу вас, — произнес чей-то хриплый голос. — Бросайте оружие и выходите по одному. И побыстрее! Я даже до десяти считать не собираюсь, у меня нет времени на эти глупости.
     
     — Какого дьявола… — начало было Алия. — Капитан?.. Капитан, это вы?!
     
     — Кто здесь?! — из-за деревьев на другой стороне прогалины показался человек — человек в черной униформе Лиги Темных Миров. — Мне определенно знаком этот голос…
     
     — Капитан Холл Вонн! — воскликнула принцесса Краннская и в свою очередь покинула засаду. — Это я, Алия Краннделл! Капрал Краннделл с вашего корабля! Вы меня помните?!
     
     «Капрал Кранндел?» — мысленно повторил Брейз. — «Даже командир корабля не знал ее настоящего звания и должности. Конечно. Секретная служба и ее фокусы».
     
     — Алия? — переспросил бритоголовый коренастый облачник с очень бледным лицом — капитан Холл Вонн, командир погибшего «Мерика» — а это был он. — Конечно, я тебя помню. Кто там с тобой?
     
     — Коммандер Брейз, сэр, — представился Микло и присоединился к Алии. — Офицер связи с «Дендры». Мы и не надеялись, что еще кто-то уцелел.
     
     — Вы знаете этого человека? — внезапно донесся откуда-то сверху голос Тальционы. — Ему можно доверять?
     
     — Кто здесь еще?! — Холл Вонн нервно вскинул пистолет и принялся дико озираться по сторонам.
     
     — Дружественная аборигенка, — поспешил уточнить Брейз. — Она вызвалась провести нас в безопасный район. Тальциона, можешь спускаться к нам!
     
     — Хорошо, — кивнул Холл Вонн, отступил на шаг, прислонился к ближайшему дереву и медленно сполз на землю. — Все хорошо. Только не подходите ко мне слишком близко. Не стоит напрасно рисковать…
     
     — В чем дело? — насторожилась Алия Краннделл, как раз спешившая навстречу своему капитану, но теперь замершая на полпути. — Что случилось?
     
     — Я не собирался катапультироваться, — прохрипел капитан «Мерика». — Второй пилот принял решение за меня. Капсула была еще в воздухе, когда разбился корабль — взрывная волна задела меня, и я получил хорошую дозу. Не знаю, сколько еще протяну…
     
     — У вас есть антирадиационные таблетки? — спросила Тальциона, успевшая спуститься с дерева.
     
     — Есть, — Холл Вонн оценил мандариновую дикарку беглым взглядом и даже не удивился вопросу. — На несколько дней хватит. На чем я остановился? Ах, да. Парашют едва успел раскрыться, капсула сильно ударилась при посадке, и я потерял сознание. Когда очнулся — имперчиков уже и след простыл. С тех пор брожу тут в поисках сам не знаю чего… — Капитан всем своим существом демонстрировал неуверенность в себе и завтрашнем дне. Последствия облучения и ранения, не иначе. — А вы где были все это время?
     
     Алия Краннделл послушно кивнула и коротко поведала о своих с Брейзом приключениях.
     
     -…Джаек, Патров, Глиннтом — имперцы всех расстреляли.
     
     — Понятно, — кивнул Холл Вонн. — В любой другой ситуации я бы сказал «Принимаю командование на себя», но, боюсь, это не тот случай. Мистер Брейз, продолжайте руководить. Сдается мне, вы неплохо справлялись до сих пор… — Капитан на секунду прикрыл глаза. — Все в порядке. Я пока еще не собираюсь подыхать. Но небольшой отдых мне не помешает.
     
     — Мы как раз планировали привал! — спохватился Брейз. — Вода у нас есть, консервы тоже…
     
     — Я осмотрюсь тут немного, — предложила Тальциона. — Мало ли кто еще по кустам бродит.
     
     — Мудрое решение, — охотно согласился Микло. — Возвращайся к завтраку.
     
     Тальциона не только вернулась, но принесла дополнительную закуску — двух освежеванных дендроринхоидов — и свежие новости.
     
     — Вы говорили, у вас корабля нет, — как бы между прочим небрежно напомнила она, — а там в лесу, чуть дальше, как раз валяется один. Менее километра отсюда. На первый взгляд неповрежден, хотя что я в этом понимаю…
     
     — Что? — удивленно привстал Брейз. — Какой еще корабль?!
     
     — Совсем небольшой, на дереве застрял, — поведала Тальциона. — Цилиндрический, с черным кругом на корпусе. Один из ваших?
     
     — Спасательная капсула с гербом Лиги, — разочарованно понял Микло. — Случайно не ваша, капитан Вонн?
     
     — Точно не моя, — убежденно заявил Холл Вонн, с аппетитом, похвальным для человека в его состоянии, уничтожавший консерву. — До моей как минимум день пути, и она не на дереве, а лежит в глубокой воронке.
     
     — Я не подходила слишком близко, — добавила Тальциона, — а вдруг там радиация или утечка химического топлива.
     
     Коммандер Брейз быстро прикинул возможности своего стремительно растущего отряда и потенциальные опасности. После чего принял решение:
     
     — Алия, оставайся здесь, помогай капитану и охраняй наш лагерь. Мы с Тальционой сходим и посмотрим на капсулу поближе. Вдруг еще кто-нибудь уцелел.
     
     — Так точно, сэр, — без особого энтузиазма отозвалась «капрал» Краннделл.
     
     — Мистер Брейз, мне не нужна сиделка, — нахмурился было капитан Холл Вонн. — И если вам нужен дополнительный боец…
     
     — Капитан, вы согласились, что командовать буду я, — напомнил Микло. — Извольте подчиняться! Тальциона, вперед.
     
     — «Капрал, капитан, коммандер», — задумчиво пробормотала на ходу мандариновая девушка. — А мне можно получить какое-нибудь звание? Необязательно на букву «К». Да, стандартный алфавит я тоже знаю.
     
     — Хм, — в свою очередь задумался Брейз. — Не уверен, что у меня есть такие полномочия… Вербовкой союзных вспомогательных подразделений обычно занимается специальный комиссар Лиги. Ладно, черт с тобой. Тальциона… а патроним у тебя есть?
     
     — У меня даже фамилия есть, — похвасталась аборигенка. — Ну и кто из нас варвар? Тальциона Гудфорд.
     
     — Как скажешь, — не стал спорить Микло, сын Брейза, сына Арвина. — Мисс Тальциона Гудфорд, поднимите правую руку и приложите ее к сердцу или голове — как посчитаете нужным. — Она приложила ладошку к сердцу, и Брейз мысленно покраснел. — Повторяйте за мной: «Я, Тальциона Гудфорд, гражданка планеты номер…» Дьявол, номер не помню… ладно, номер потом впишем — «добровольно поступаю на службу в ауксилию Лиги Темных Миров, клянусь добросовестно выполнять приказы и подчиняться назначенным командирам, и все такое прочее, и да поможет мне Бог».
     
     -…и да поможет мне Бог, — послушно повторила она.
     
     — Мисс Тальциона Гудфорд, — торжественно продолжал Брейз, — властью, данной мне Космическим Флотом Лиги Темных Миров, присваиваю вам временное полевое звание кадета Космической Службы с возможностью повышения и продвижения. Поздравляю вас!
     
     — Спасибо, коммандер, — мисс Гудфорд мило покраснела, совсем как цивилизованная дама из центра Галактики.
     
     — Теперь ты одна из нас, — тихо добавил Микло, — а своих мы не бросаем. Запомни это.
     
     В глубине души и из собственного богатого опыта Брейз отлично знал, что это не так, но кадету Гудфорд пока рано об этом знать. Рано или поздно сама поймет — если выживет.
     
     — Мы пришли, — объявила Тальциона. — Вот корабль, — она указала на скопление ветвей метрах в пяти над поверхностью земли. Действительно, спасательная капсула с эмблемой Облака. — А вон там в кустах прячется космолетчик. Думает, что мы его не видим. Выходите к нам, офицер! Здесь все свои.
     
     Кусты затрещали, и на полянке появился еще один персонаж этой пока еще оптимистической трагедии — очень высокая, на голову выше Брейза и немного его старше, совершенно лысая бледнолицая женщина в черной униформе Лиги.
     
     — На этой планете становится совсем тесно, — пробормотал себе под нос Брейз. — Здесь уже столько наших, что пора присвоить ей статус почетной колонии и аннексировать в Лигу. Лейтенант-коммандер Микло Брейз, офицер связи с корабля «Дендра», — представился он. — С кем имею честь, мэм?
     
     — Суб-коммандер Катлеа Узильяк, офицер медицинской службы с корабля «Мерик», — назвала себя новая знакомая. Она заметно хромала, на левую ногу. — Вы не представляете, как я рада вас видеть! Кто ваша спутница?
     
     — Я не спутница, — нахмурилась юная дикарка. — Я такой же солдат Лиги, как и вы. Кадет Гудфорд, мэм.
     
     Доктор Катлеа слегка оторопела и перевела удивленный взгляд на Брейза.
     
     — Это правда, — торопливо подтвердил Микло. — Длинная история. Вы здесь одна?
     
     — Со мной в капсуле был еще один человек, но он не выжил, — сообщила коммандер Узильяк. — Я похоронила его за тем деревом. Это было непросто, но я справилась, — добавила она.
     
     — Вы можете идти? — осторожно поинтересовался Брейз.
     
     — Могу, но пока недалеко, — призналась доктор Катлеа.
     
     — Тогда сделаем так, — решил Брейз. — Тальциона… Кадет, отправляйтесь в базовый лагерь и приведите всех сюда.
     
     — Всех?! — воскликнула новая знакомая. — Сколько наших еще здесь?!
     
     — Всего двое, — неохотно сообщил Микло. — Но поверьте, они стоят двадцати!
     
     Едва на поляне появилась Алия Краннделл, как она тут же бросилась новой женщине на шею.
     
     — Осторожно, милая! — запротестовала коммандер Узильяк. — Ты мне опять ногу сломаешь.
     
     — Ой, извините, — покраснела Алия. Глаза ее сияли. — А я-то вас уже похоронила!
     
     — Капитан, — Катлеа заметила Холл Вонна и шагнула ему навстречу.
     
     — Не подходите, — остановил ее жестом командир «Мерика».
     
     — Я врач, — напомнила коммандер Узильяк. — Я должна осмотреть вас.
     
     — Успеется, — проворчал Холл Вонн. — Позаботьтесь прежде всего о себе. Можете считать, что это приказ. И не вздумайте читать мне лекции про верность долгу и так далее. Это моя обязанность, между прочим.
     
     «Дисциплина в отряде по-прежнему хромает», — отвлеченно подумал Брейз. Новая проблема занимала его мысли. Расставив Алию на посты и отправив кадета Гудфорд в очередной патрульный дозор в окрестностях лагеря, Микло полез на дерево. Разумеется, на спасательной капсуле в космос не улететь, но это не значит, что она совсем бесполезна. Ага, радиопередатчик цел! Старая, но очень надежная машина, аналоговая, чуть сложнее механического арифмометра, но способная выдерживать самые невероятные перегрузки и почти любые опасности, которые могут встретиться в космосе — кроме разве что прямого попадания солнечного протуберанца или атомного снаряда.
     
     — Я ничего не трогала, — доложила с земли коммандер Катлеа. — Ничего в этом не понимаю и опасалась все испортить. Полагаю, сигнал СОС капсула передает автоматически…
     
     — Так и есть, — отозвался Микло. — На защищенной волне.
     
     -…а остальное не моего ума дело, — заключила бортврач «Мерика».
     
     Зато Брейз кое-что в этом понимал. Натянул наушники, убедился, что аппарат поставлен в положение «прием» (не хватало только сообщить о своем местоположении врагу!) и только тогда подключил питание. Осторожно повращал верньеры настройки. Ого, какой мощный сигнал! Такой не каждый день услышишь! Общегалактическая передача, через все имперские ретрансляторы! Происходит что-то важное. Неужели, похолодел Брейз… Нет, не угадал. Пока еще нет. Это запись, и она постоянно повторяется. Микло прослушал сообщение трижды и снял наушники. Трудно сказать, хорошие ли это новости или плохие, но, пожалуй, это должны услышать все.
     
     — Всеобщее внимание, слушайте все, — объявил Брейз и щелкнул переключателем. Из динамиков раздался хриплый голос:
     
     — Граждане Срединной Империи! Друзья и союзники имперского народа! Слушайте, с вами говорит Джал Арн из дома Аббаса, ваш император! Слушайте! Грязные предатели, убившие моего отца и вашего прежнего императора, сегодня покушались и на меня, но потерпели полный крах! Изменники, стоявшие во главе заговора — бывший гросс-адмирал Имперского Флота Чан Корбуло и бывший верховный канцлер Орт Бодмер — получили по заслугам. Их сообщники, платные агенты Лиги Темных Миров — бывший министр Бирн Ридим, бывший генерал армии Коррел Кейн, бывший вице-адмирал Джейон Роллори, бывший коммодор Терн Эльдред и другие — арестованы службой безопасности и теперь находятся в ожидании справедливого суда и казни! Мой младший брат, принц Зарт Арн, полностью оправдан и восстановлен в своих правах. А поскольку я был ранен и в настоящее время не могу достойно исполнять свои обязанности, принц Зарт Арн назначается регентом Империи и протектором государства до моего выздоровления. Что бы ни случилось, какие испытания не готовил нам грядущий день, сохраняйте преданность принцу Зарту как лидеру нашей Империи! Слушайте, слушайте…
     
     Брейз позволил сообщению повториться дважды, после чего выключил передатчик. Его разномастное воинство отреагировало на новости из Империи по-разному.
     
     — Кругом предательство и измена, — иронически усмехнулась доктор Катлеа Узильяк. — Кто бы сомневался! Империя в своем репертуаре.
     
     — Нормально все, — пробормотал капитан Холл Вонн, — пусть имперские крысы поубивают друг друга.
     
     — Это тяжелые обвинения, Ваше Величество, — насмешливо заметила фантом-капитан Алия Краннделл. — Вы можете их доказать? Так я и думала.
     
     — Ничего не понимаю, — призналась Тальциона, как раз заглянувшая в лагерь после очередного обхода. — Это хорошо или плохо для нас?
     
     — Это политика, солдат, — вздохнул Микло Брейз. — Политика. Запомни это как следует — и держись от нее подальше.

Глава 7. Раздача слонов

      «Милль Рао отключился и повернулся к сенту Ангаре…
     
     
      — Альт Хедли!..
     
     
      — Вы теперь сент или даже хаут, это я уточню позже…
     
     
      Аспирант Воксхолл пополз к нему, на мгновение уткнулся лицом в грязь, когда заряд ударил совсем рядом».
     
      Крис Банч, «Последний легион».
     
     * * * * *
     
     Несмотря на благосклонное заявление Холл Вонна, Микло Брейз прекрасно осознавал всю шаткость своего положения на посту главнокомандующего. В новом лагере среди прочих присутствовал офицер, практически равный ему по рангу (Катлеа), офицер контрразведки с особыми полномочиями (Алия) и временный (?) амбициозный союзник (Тальциона); поэтому, прежде чем принять следующее ответственное решение, Брейз собрал на прогалине военный совет.
     
     — Мне понадобится несколько дней, прежде чем я смогу твердо стоять на ногах и передвигаться на заметные расстояния, — заявила доктор Узильяк. — Я хорошо знаю пределы своих возможностей.
     
     Необязательно было быть медиком, дабы понять, что ей приходится нелегко. Вдвойне нелегко. Госпожа Катлеа принадлежала к народу кволу. Согласно исторической традиции, кволу происходили из системы Сатурна и вступили в Лигу еще в те легендарные и незапамятные времена, когда одна из прошлых инкарнаций союза Темных Миров владела недоброй половиной Солнечной Системы. Когда же Первая Лига потерпела поражение в жестокой войне с древней Терранской Империей, кволу присоединились к исходу народов, не пожелавших влачить жалкое существование под властью Земли, и нашли убежище в черном Облаке. На первый взгляд, они практически ничем не отличались от других облачников (если не считать поголовного облысения, свойственного их племени); тогда как на второй взгляд кволу принадлежали к расе крылатых летающих гуманоидов — причудливая игра эволюции и мутаций под влиянием космических лучей, странный гибрид человека и его дальнего млекопитающего родственника — терранской летучей мыши. Их крылья были достаточно велики, чтобы удерживать в воздухе массивное существо с двумя руками и ногами (в среднем шесть футов, пятьдесят килограмм, плюс-минус), которое никак не могло поместиться в стандартный скафандр военного образца. Поэтому всякий кволу, изъявивший желание поступить на службу в космические войска Лиги, был вынужден подвергать себя небольшой операции — быстрой, практически безболезненной и даже обратимой, но все-таки неприятной. Разумеется, богатые кволианские аристократы могли позволить себе специализированные космические яхты и изготовленные по особому заказу скафандры, но на простых солдат и офицеров подобные привилегии не распространялись. Поэтому они были вынуждены ампутировать свои огромные кожистые крылья. Поэтому доктор Катлеа Узильяк в настоящий момент страдала вдвойне — лишенная возможности не только летать, но и свободно ходить, бегать, прыгать.
     
     — Что же касается капитана… — бескрылая кволианка запнулась.
     
     — Можете говорить свободно, коммандер, мне нечего скрывать, — подал голос Холл Вонн, по-прежнему сидевший в стороне от своих соратников и союзников. Капитан переоделся в чистую униформу из запасов спасательной капсулы, удобно устроился на надувном матрасе и получил тщательно подобранную дозу лекарств, подготовленную добрым доктором Катлеа, поэтому чувствовал себя немного лучше.
     
     — Ему необходим отдых, — продолжала госпожа Узильяк. — Чем больше — тем лучше.
     
     — Что ты там говорила про «зону влияния»? — Брейз повернулся к Тальционе. — Мы ее уже покинули? Мы в безопасном месте?
     
     — Здесь все сложно, — помялась Тальциона, — почти как в ваших космических государствах. Прямо сейчас это нейтральная территория, куда не станут заходить мои люди или соседние племена. Она не навсегда останется таковой, но три-четыре дня спокойствия у нас есть.
     
     — А резиновые черти? — подала голос мисс Краннделл.
     
     — Они обычно сюда не забираются, но если все-таки придут — я замечу их приближение издалека, — пообещала мандариновая дикарка.
     
     — Тогда решено, — кивнул Брейз. — Остаемся пока здесь. Если ничего не изменится, через три дня решим, что делать дальше. Следующий вопрос. Капсула исправно транслирует стандартный сигнал бедствия. Его уже должны были принять на родине, но вряд ли они отправили спасательный корабль немедленно — если отправили вообще. Здесь имперское пространство, два фантома уже потеряны по неизвестным причинам. Я могу собрать усилитель и наладить голосовую связь с базой. Я уже сделал это однажды, на разбитой «Дендре». Что вы на это скажете, капитан?
     
     — Обязательно попробуйте, коммандер, — произнес Холл Вонн. — Что нам терять? Верховный правитель не так страшен в ярости, как его рисуют, но вряд ли ему понравится рассказ о нашем провале. Я не удивлюсь, если он прикажет нам всем утопиться в резиновом озере. Я должен был выручить «Дендру», а вместо этого привел на хвосте имперскую эскадру и погубил всю операцию. Понятия не имею, как они меня засекли…
     
     — Здесь нет вашей вины, сэр, — Микло на мгновение отвёл взгляд в сторону. — Стыдно признаться, но это вина моего экипажа. Мы должны были внимательно следить за предателем, а он только и делал, что обводил нас вокруг пальца — один раз за другим. В том числе послал сигнал бедствия на имперской волне. Я не хочу плохо говорить о своих мертвых командирах и товарищах — но если потребуется, дам показания в трибунале, чтобы оправдать вас.
     
     — Очень благородно с вашей стороны, мистер Брейз, — откликнулся капитан Вонн. — Тем более попробуйте. Так или иначе, если у нас есть возможность сообщить домой подробности — мы должны это сделать.
     
     — Я так и сделаю, — кивнул Микло и снова полез на дерево. Работа не отняла много времени. Торчать на дереве было необязательно — среди захваченных из обломков «Дендры» запчастей нашлась катушка с проводами, которая позволила Брейзу вернуться на твердую поверхность. Удобно устроившись на теплой земле, он нацепил на голову наушники и прикусил микрофон.
     
     — Талларна, здесь «Дендра». 7985674536756. Талларна, говорит «Дендра». 7985674536756. Талларна, говорит «Дендра». 7985674536756…
     
     Через полчаса он сделал перерыв — следовало беречь батарею. Чуть позже продолжил. И снова сделал перерыв. И опять вернулся. И в конце концов Талларна соизволила ответить:
     
     — «Дендра», мы вас слышим, продолжайте.
     
     — Талларна, здесь «Дендра»! — разве что не подпрыгнул на месте Брейз, а его соратники и союзники, свободные от вахты, превратились в слух. — Передаю опознавательный код…
     
     — «Дендра», вы должны были хранить радиомолчание до прибытия «Мерика», — напомнила Талларна.
     
     — «Мерик» прибыл и тут же был уничтожен, — торопливо сообщил Микло. — Спаслись только три человека, плюс один с «Дендры». Текущая ситуация… — он коротко описал положение вещей.
     
     — Оставайтесь на линии, «Дендра», — ответила Талларна. — Ждите. Ждите… Переключаю.
     
     — Кто это? — спросил новый голос, который невозможно было не узнать. — Дерк, это снова ты?
     
     — Капитан Ундис погиб, сэр, — доложил Микло, машинально вытягиваясь по стойке «смирно». — Все погибли. Говорит коммандер Брейз, старший офицер связи…
     
     — Отличная работа, мистер Брейз, — немедленно отозвался Верховный Правитель. — Я знал, что вы далеко пойдете и что на вас можно положиться. Клянусь Небом, вы превзошли все мои ожидания! Мне больно слышать о том, что случилось с вашим экипажем и экипажем «Мерика», но поверьте, они погибли не зря! Лига и Облако у вас всех в неоплатном долгу!
     
     — Мой господин… — Микло так растерялся, что сам не заметил, как задел переключатель, и теперь речь диктатора могли слышать все его товарищи по несчастью.
     
     — Лига не бросит своих героев! Мы спасем вас, чего бы это не стоило! Оставайтесь на месте, затаитесь, храните радиомолчание — и мы вытащим вас с этой планеты в самое ближайшее время! — голос правителя излучал одно сплошное торжество, триумф, победу и другие подобные вещи. — Я горжусь вами, коммандер… нет, капитан Брейз! Поздравляю, сынок! Как только вернешься в Лигу — получишь свой собственный корабль. Давно пора! Кто там еще с тобой? Ага, мне как раз передали список. Капитан Узильяк, полковник Краннделл и контр-адмирал Вонн! Вы все молодцы, мы любим вас. Мы придем за вами. Ждите. Конец связи.
     
     Первой опомнилась доктор Катлеа:
     
     — Что… что это значит? Нас действительно наградили и повысили?!
     
     — Верховный всегда славился своим чувством юмора, — заметил Холл Вонн, — но это так нелепо, что даже не похоже на шутку. Ничего не понимаю. А вы, мистер Брейз?
     
     — Даже меньше вашего, — пролепетал лейтенант-коммандер, то есть капитан Микло Брейз.
     
     — Мисс Кранндел, может быть вы что-нибудь об этом знаете? — командир «Мерика» повернулся к рыжеволосой принцессе с Кранна. — Почему вам присвоили сразу звание полковника? Из капрала в полковники — это как-то слишком.
     
     — Потому что мое настоящее звание — фантом-капитан, — призналась Алия. Она тоже выглядела растерянной. — Полагаю, теперь нет смысла это скрывать. И нет, я тоже ничего не знаю и не понимаю.
     
     — А почему меня в звании не повысили? — откуда-то сверху внезапно донесся обиженный голос кадета Гудфорд. — Разве я не заслужила?!
     
     — Вот уж не проблема! — воскликнул Холл Вонн. — Я теперь адмирал, поэтому могу присвоить тебе практически любое полевое звание! Начнем с бревет-лейтенанта, пожалуй. Бумаги оформим как-нибудь в другой раз, но все привилегии, положенные вашему рангу, вы можете получить прямо сейчас, мисс Гудфорд. И обязанности тоже, тут уж ничего не поделаешь.
     
     — Это надо отпраздновать, — предложила новоиспеченный капитан Узильяк. — У меня в аптечке найдется бутылочка-другая… — Она не стала уточнять — чего именно, но это и так было ясно. Уж точно не саква, как у этих имперских декадентов.
     
     К счастью, бутылочки были совсем крошечные, поэтому боеспособность подразделения в целом не пострадала. А Тальционе и вовсе ничего не досталось. «Рано тебе еще», — строго сказала доктор Катлеа.
     
     * * * * *
     
     — Полковник Алия Кранндел, — ближе к вечеру произнесла краннская принцесса и сладко зажмурилась. — Звучит как песня! Вернусь домой — получу наследственное дворянство.
     
     — Выиграем войну — получишь собственное герцогство, — в тон ей ответил Микло Брейз. — Когда выиграем войну, — поспешно уточнил он.
     
     — Бери выше — королевство! — рассмеялась она. — Галактика большая, на всех хватит. Ты уже присмотрел себе созвездие? Или планетарную туманность, на худой конец.
     
     — Еще нет, — признался Брейз. — Но я подумываю о Внешнем Космосе. Там можно начать с нуля, понимаешь? Все новое, все неизведанное. Нет груза тысячелетних традиций, которые цепями висят почти на каждом государстве в старой Галактике. Можно выбрать практически любой мир, обустроить его по своему вкусу, с чистого листа…
     
     — Мне нравится ход твоих мыслей, — вздохнула Алия. — У нас на Кранне это невозможно. Тысячелетние? Ха! Как насчет трехсоттысячелетних традиций?! И это по самым скромным оценкам…
     
     «Как насчет миллиона лет?» — мысленно ответил Брейз — и он знал, о чем говорит.
     
     Потому что он был там. Там, на древней планете Кранн, в системе полумертвого красного солнца.
     
     Потому что он был там — и видел. Видел — и вернулся.
     
     А теперь, много лет спустя, его затопила горячая и одновременно горькая волна воспоминаний.

Глава 8. Кранн или смерть

      «Счастливы римляне, что даже не догадываются о тайнах этой проклятой страны!»
     
      Роберт Говард, «Черви Земли».
     
     * * * * *
     
     — Не нравится мне эта планета, — сказала лейтенант Космической пехоты Лиги Темных Миров Дана Холт примерно восемь или девять лет назад — и поежилась. — Мрачное местечко.
     
     В устах урожденной облачницы это заявление дорогого стоило. Потому что на первый взгляд Кранн почти ничем не отличался от Талларны. Почти.
     
     — Что мы здесь вообще делаем? — добавила Дана.
     
     — Солдат, не спрашивай, — отозвался лейтенант Микло Брейз.
     
     Они стояли под крылом фрегата-призрака «Агнерус» на вершине посадочной башни, почти в самом центре Краннополиса. Вид отсюда открывался не то что бы прекрасный (совсем наоборот), но производивший впечатление на непосвященных. По стандартам этой части Галактики столица Кранна была относительно молодым и современным городом, не старше тысячи лет — черным городом, состоявшим из сотен черных циклопических небоскребов. Одно важное отличие от Талларны, впрочем, сразу бросалось в глаза: местные жители питали особую страсть к пятиугольникам. Башня была пятиугольной, как и все остальные небоскребы — да и весь город в целом был построен в форме гигантского пятиугольника. Улицы были заполнены автомобилями, похожими на игрушечные; с высоты восьмидесятого этажа оставалось загадкой, как местная полиция регулирует движение на пятиугольных перекрестках. Корабль, на которым прибыли Дана и Брейз, получил специально разрешение на посадку в центре столицы, но основной космодром находился к северу от города — откуда время от времени доносились раскаты грома и стартовали серебристые цилиндро-конические звездолеты с черным кругом на корпусе. Справа по борту едва заметно колебались чернильные волны океана — до самого горизонта. Судя по тотальному отсутствию водоплавающих кораблей, океан служил источником воды и (или) энергии — и ничего больше. (Берег был усыпан башнями опреснительных установок — пятиугольными, разумеется, и черными). Слева по борту возвышались скалистые черные горы, не менее трех километров высотой, отделявшие Краннополис от внутренних областей материка. В атмосфере царил полный штиль — даже на высоте 80-го этажа сухой и прохладный воздух был неподвижен, ни малейшего дуновения ветра. Воздушное пространство над городом беззвучно рассекали летательные аппараты — в основном, военные, но мелькали и гражданские вертолеты местных аристократов. Картину органично дополняли ядовитые серые небеса и тусклое красное солнце, окруженное пузырем небулия.
     
     И несмотря на все эти звездолеты, флаеры, небоскребы и другие продукты современной космической цивилизации, от Краннополиса веяло какой-то необыкновенной, невероятной древностью. Почему-то казалось, будто этот город стоит на берегу чернильного океана не сотни, а уже миллионы лет, построенный не руками человека, а каких-то других, неведомых, древних существ, покинувших этот мир в незапамятные времена, на заре истории — или даже чуть раньше — и оставивших после себя странное наследие. И не только такое, которое можно потрогать руками, как эти пентагональные башни, но и нечто еще, мистическое, неосязаемое, растворенное в неподвижном воздухе и пропитавшее этот мир от невидимых недр и вплоть до серого туманного неба. Быть может, сам Краннополис был одним из них — живым существом, таинственным, загадочным; он притягивал, гипнотизировал, пытался обмануть…
     
     Микло Брейз тряхнул головой, отгоняя странные мысли. Страшно сказать, какая чушь лезет порой в голову на чужих мирах. «Солдат, не спрашивай — и сосредоточься на том, чтобы точно и быстро выполнить полученные приказы». Хм. Если бы еще текущие приказы не были так запутаны и туманны…
     
     По трапу корабля спустился еще один облачник в черном мундире, и Дана с Брейзом машинально вытянулись на стойке «смирно».
     
     — Вольно, — бросил люггер-капитан Балдуин Вест, командовавший звездолетом в частности и экспедицией в целом. Подойдя к самому краю посадочной площадки, капитан «Агнеруса» хладнокровно посмотрел вниз, потом по сторонам, после чего повернулся к своим офицерам и объявил с пугающей откровенностью:
     
     — Омерзительное место.
     
     — Не могу не согласиться, сэр, — с не менее пугающей стремительностью откликнулась Дана Холт. Брейз, в свою очередь, счел за благо промолчать.
     
     — Мне почти хочется, — продолжал командир самым вкрадчивым из своих голосов, — чтобы наши подозрения оправдались, и тогда мы сможем утопить этот мятежный мир в крови и огне. — У капитана Веста было очень странное чувство юмора. — Собственно, они уже начинают оправдываться. — Командир посмотрел на экранчик наручного атомного хронометра. — Местный чиновник, который должен был нас встретить, откровенно опаздывает. Что это, как не акт открытого неповиновения? Это был риторический вопрос, дамы и господа, можете не отвечать. Еще пять минут, и я отдам приказ о бомбардировке. Время пошло. — Люггер-капитан Вест отвернулся, заложил руки за спину и уставился в пространство. Теперь Брейз не мог видеть лицо командира, но мог поспорить, что тот мечтательно полуприкрыл глаза и погрузился в грезы о кровавых убийствах и тотальных разрушениях.
     
     — А давай сбросим его вниз и полетим домой, — шепнула Дана, уткнувшись в самое ухо Брейза, и тот удержался от смеха только невероятным усилием воли. В последнее время мисс Холт извергала просто чудовищные шутки — вредное влияние командира, никаких сомнений. В один прекрасный день она забудется и произнесет очередную плоскую остроту слишком громко… Микло поспешил сменить тему и заговорил в полный голос:
     
     — Надеюсь, нам покажут местных драконов. Только ради этого стоило посетить Кранн.
     
     — Рхоры, — вспомнила Дана. — Они называются рхоры.
     
     — Язык поломать можно, — отозвался капитан, даже не обернувшись. — Как только мы подавим восстание, то первым делом их переименуем.
     
     — Так точно, сэр! — хором откликнулись Микло и Дана.
     
     — Черт побери, им повезло, — неожиданно усмехнулся Вест. — Бомбардировка откладывается. — Капитан указал на приближающийся к башне небольшой четырехместный флиттер. — Надеюсь, он не собирается нас протаранить.
     
     Нет, не собирался — флиттер сбросил скорость еще за несколько сотен метров до башни и затормозил у самого края площадки. Едва магнитная подушка коснулась крыши 80-этажного пентагона, как бортовой люк распахнулся, и на площадку выпрыгнул человек в длинном черном кожаном плаще.
     
     — Капитан Балдуин Вест? — поинтересовался абориген, приближаясь к командиру «Агнеруса».
     
     — Люггер-капитан Вест, — холодно поправил тот. — С кем имею честь?
     
     — Прошу прощения, люггер-капитан, — заметно стушевался молодой краннианец. — Разрешите представиться, я — вице-комиссар Альфардо Норт, Министерство Внутренних Дел Кранна. Добро пожаловать на Кранн, сэр! Мне поручено встретить вас и пре… Будь я проклят! Микло? Дана?! Что вы здесь делаете?!
     
     — Альфардо?! — воскликнул Брейз. — А ты что здесь делаешь?!
     
     — Альфардо! — завизжала Дана. — Ах ты бледный краннский червяк!!!
     
     И, совершенно забыв о дисциплине, три молодых офицера полезли обниматься.
     
     — Полагаю, вы знакомы? — сухо уточнил капитан Балдуин Вест, сурово наблюдая за неуставными проявлениями чувств. — Когда успели?
     
     — Знакомы?! — захлебываясь от радости, возопила лейтенант Холт. — Да мы в одной школе учились! В одном классе! Сколько раз мы лупили этого засранца в подворотне…
     
     — И наоборот! — не остался в долгу вице-комиссар Норт, явно собиравшийся шлепнуть Дану чуть пониже поясницы.
     
     — Отставить, — спокойно сказал капитан призрака. — Смирно.
     
     — Прошу прощения, сэр, — вразнобой отозвались младшие офицеры и вытянули руки по швам.
     
     — Полагаю, это облегчит нам дальнейшее сотрудничество, — добавил Вест. — Кстати, в чем оно будет заключаться?
     
     — Это будет длинный разговор, сэр, — мгновенно посерьезнел краннианский комиссар. — Для этого я и прилетел за вами. Вы сами должны все увидеть. Прошу вас на мой флиттер. Можете взять с собой еще двух офицеров… да хотя бы этих болванов, — ухмыльнулся Норт. — Прошу прощения, сэр.
     
     — Хм, — только и ответил капитан. На его лице явно читался вопрос: «Неужели местные заговорщики пытаются заманить меня в ловушку?!» Но Балдуин Вест колебался недолго.
     
     — Сария! — по трапу спустился еще один офицер «Агнеруса», четвертый по счету, на этот раз девушка — низенькая, круглая тербианка с надутым лицом. — Остаешься за главную. Приказы тебе известны.
     
     — Так точно, сэр! — пискнула стелс-лейтенант Сария Маннгал. Капитан удовлетворенно кивнул и снова повернулся к аборигенскому комиссару:
     
     — Мы готовы, мистер Норт.
     
     — Прошу на борт, сэр, — повторил комиссар Норт и первым шагнул вперед, спеша занять место за штурвалом своего кораблика.
     
     Полет продолжался недолго и завершился на вершине другой подобной пентагональной башни, километрах в трех к востоку от небоскреба, на котором приземлился «Агнерус». Оставив флиттер на крыше, комиссар пригласил своих гостей в кабину лифта. Судя по символам, мелькавшим на электронной панели, реактивный лифт проехал вниз через все 80 этажей, но даже не пытался остановиться, пока на табло не загорелись стилизованные цифроглифы «минус 20». Тяжелая стальная дверь отъехала в сторону, и четверку офицеров встретили два вооруженных охранника в черно-красной униформе краннской милиции. Быстрая проверка документов — и Альфардо Норт повел визитеров из Талларны по длинному темному коридору, едва освещенному тускло-зелеными криптоновыми лампами. Поход завершился в скромной комнате с металлическими стенами, которая до боли в глазах напоминала стандартную армейскую гауптвахту. Впрочем, внутренняя обстановка немного отличалась от обычной камеры в военной тюрьме. Здесь не было кранов с питательным веществом или откидных металлических кроватей, только круглый стол в центре комнаты и пульт управления неизвестно чем — возле противоположной от входа стены.
     
     — Присаживайтесь, — предложил радушный хозяин. Три жестких и неудобных стула — как раз по числу гостей. Сам комиссар Норт остался стоять рядом с пультом неизвестного назначения.
     
     — Если не возражаете, — продолжал абориген, — я сразу перейду к делу, потому что мы на Кранне считаем, что положение крайне серьезно и требует немедленного вмешательства.
     
     — Нисколько, — немедленно ответил Балдуин Вест и осмотрелся по сторонам. — А вы тут на Кранне неплохо устроились. Между прочим, во сколько обошелся этот подземный комплекс? Что вы затеяли, комиссар? Вы ничего не хотите мне рассказать?
     
     — Эээ… — опешил Альфардо Норт. — Разумеется, хочу. Собственно, за этим мы вас и пригласили…
     
     — Ну так чего же вы ждете? — прищурился люггер-капитан. — Второго пришествия магелланийцев? В ваших же интересах, мистер Норт, рассказать нам правду, только правду, и ничего, кроме правды — и как можно быстрее. Вы сами должны понимать. Да, вы должны прекрасно понимать, какая перед вами стоит альтернатива. Но вам повезло, мистер Норт, невероятно повезло — потому что на первом этапе вам придется иметь дело со мной — а я один из тех, кто верит во второй шанс. Итак, мистер Норт?
     
     После этих слов в комнате на минус 20-м этаже воцарилось почему-то неловкое молчание.
     
     — Боюсь, вы нас неправильно поняли, — медленно произнес краннианский комиссар. — Мы здесь все лояльные граждане Лиги. Мы верны Облаку, мы верны Талларне, и мы верны Верховному Правителю. Мы отправили запрос в Талларну по официальным каналам — просьбу о помощи, если быть совсем точным — именно потому, что собираемся и дальше хранить верность. Вы здесь, потому что нам нужна помощь профессионалов из Специального Дивизиона. Мы вызвали вас, потому что нашли нечто, что может послужить всем народам Лиги в грядущем конфликте против Императора.
     
     Еще одна неловкая пауза.
     
     — Теперь я вижу и понимаю, — голос капитана Веста заметно смягчился, — произошла досадная ошибка, и за нее кто-то ответит. Забудьте все, что вы слышали раньше, комиссар. Начнем с самого начала и с чистого листа. Итак, вы говорите «Добро пожаловать в Краннополис!», я отвечаю «Спасибо!» — а теперь вы вводите нас в курс дела, ради которого мы все здесь собрались. Итак?
     
     — Спасибо, сэр, — поклонился Альфардо Норт. — Итак… Позвольте мне задать вопрос. Что вы знаете о подземных червях Кранна?
     
     И еще одна неловкая пауза!
     
     — Мистер Брейз, — ехидно заметил капитан, — мне кажется, это по вашей части. Что? Вы язык проглотили? Мисс Холт, быть может, вы нам поможете? Что вы знаете о подземных червях Кранна, лейтенант Холт? Алло? Не слышу! Талларна вызывает Дану!
     
     — Эээ… Хм. Гм. Ну… — с немалым трудом выдавила из себя Дана. — Это ругательство такое, сэр. Очень популярное в рабочих кварталах Талларны или среди нижних чинов вооруженных сил… И не только. Вот, помню, когда мы учились в школе…
     
     — Достаточно, мисс Холт, — кивнул капитан «Агнеруса». — Мистер Брейз, вы ничего не хотите добавить? Нет? А вы, мистер Норт?
     
     — Они существуют, — сказал комиссар.
     
     Четвертая по счету неловкая пауза продолжалась недолго.
     
     — У меня будет только одна небольшая просьба, — несколько секунд спустя продолжал комиссар Альфардо Норт. — Не перебивайте меня, не спешите задавать уточняющие вопросы, не отпускайте иронические замечания каждые несколько минут. Поверьте — я знаю, о чем прошу. Мне уже неоднократно приходилось рассказывать эту историю, каждый раз одно и то же… Мы потеряли несколько важных и критических дней, потому что некоторые люди невнимательно меня слушали.
     
     — Мы все внимание, комиссар, — капитан Вест был сама вежливость. — Прошу вас.
     
     — Благодарю, — кивнул молодой краннианец. — Итак, Подземные Черви Кранна… Как вы понимаете, ругательство появилось не на пустом месте. Есть древняя легенда. Несколько тысяч веков назад, когда на Кранн прибыли первые пришельцы с Земли, они обнаружили на планете две разумные расы: одну из ветвей человечества (которая колонизировала этот мир еще в годы правления династии Валькаров), и, собственно, Червей. Обитающие-во-Тьме — так их называли. Разумные существа, бывшие когда-то людьми, но перешедшие на следующий этап эволюции. Согласно легенде, могущество Червей почти не знало границ. Почти. Они проникли в самые темные и запретные уголки мироздания. Они владели тайными науками, подарившими им практически неограниченную власть над живой и мертвой материей. Они строили волшебные машины и чудовищные орудия войны, перед которыми не мог устоять никто. Но, как это обычно бывает, даже у таких могущественных существ была одна слабость. Черви жили под землей, потому что совершенно не переносили солнечного света, даже самого слабого. Солнечный свет убивал их мгновенно.
     
     — Такие мудрые и могущественные существа могли бы изобрести простейший защитный скафандр, — не удержалась Дана. — Ой, прошу прощения. Я нечаянно. Продолжай.
     
     — На то она и легенда, — укоризненно посмотрел на нее Альфардо, — что там было на самом деле — мы пока не знаем. Пока. Так или иначе, Черви и люди жили в странном симбиозе. Черви время от времени вмешивались в дела людей, обитавших на поверхности планеты, поддерживали своим оружием и знаниями ту или иную человеческую династию. В благодарность за это древние короли Кранна приносили им человеческие жертвы. Потом, как это водится, появился герой с Земли. Победил короля-предателя, спас принцессу, прокатился на драконе, уничтожил Червей, правил долго и счастливо, и умер в один день. Конец. Так гласила легенда. Но прошли века, и у легенды появилось продолжение. Якобы не все черви погибли в последней битве. Некоторые уцелели и закопались еще глубже. Спрятались, но поклялись вернуться и отомстить. И они возвращались, неоднократно. Черви якобы приходили темными безлунными ночами и почти никогда не убирались обратно без добычи. Иногда в джунглях исчезал неосторожный путешественник или целая охотничья партия. Из запертых домов таинственным образом пропадали беззащитные дети, старики или даже целые семьи. Но жертв не было так много, чтобы принимать экстренные меры. Порой между загадочными исчезновениями проходили целые столетия. Правительство в Зинзибе (старой столице Кранна) игнорировало жалобы темных невежественных крестьян. В джунглях Кранна более чем достаточно реальных, хорошо известных и достоверных опасностей — было проще поверить, что пропавшего без вести отца семейства сожрал один из местных хищников, и что таинственные монстры из древней сказки не имеют к этому никакого отношения.
     
     — Шли века. В какой-то момент своей истории Кранн присоединился к галактической цивилизации, наступили просвещенные времена, век торжества науки и разума. Кранн вступил в Тигу Темных Миров, погрузился в межпланетную политику. Люди продолжали пропадать — ну и что? Хищников никто не отменял, как и кровную вражду между краннскими династиями. Потому что иногда пропадали не люди, а только их головы. Ну да, в лесу найден обезглавленный труп. Скорей всего, человек пал жертвой враждебного клана, и незачем валить это преступление на сказочных чудовищ. Кто знает, как долго могло продолжаться такое положение вещей, но три месяца назад краннские рудокопы, работавшие в старой шахте, на глубине почти в десять километров, наткнулись на самого настоящего живого Червя. Не просто наткнулись, но и убили его. Не просто убили, но и успешно подняли труп на поверхность. Иначе бы им никто не поверил. Начальник работ на шахте оказался умным парнем, поэтому он позвонил не журналистам, а в наше министерство. Мой предшественник на этом посту, комиссар Пелл Ганеша, был, в свою очередь парнем решительным и любил действовать быстро. Он приказал оцепить шахту («никого не впускать, никого не выпускать») и лично спустился вниз с хорошо вооруженным отрядом краннской милиции. На первом этапе ему сопутствовала удача. Ганеша и его солдаты встретили уже целую группу Червей — скорей всего, они искали своего пропавшего соплеменника. В последовавшем бою наши люди захватили в плен одного из Червей, а остальных успешно перебили. Воодушевленный победой, Ганеша запросил подкрепления и отправился искать новых Червей на самых нижних уровнях шахты… это было почти два месяца назад, с тех пор комиссара и его бойцов никто не видел. — Альфардо Норт сделал паузу, чтобы перевести дыхание, но на этот раз гости из Талларны вежливо молчали и терпеливо ждали продолжения. — Наши чиновники и местные вояки пытались решить проблему самостоятельно. Они отправили в шахту еще несколько отрядов — как вы уже догадались, не вернулся никто. В конце концов дело свалили на меня. Я приказал усилить охрану шахты, велел всем свидетелям держать язык за зубами, запретил людям спускаться вниз и доложил в столицу. Вот почему вы здесь. А теперь можете задавать вопросы.
     
     — Пленник? — люггер-капитан Вест был сама краткость. — Вы упомянули пленника.
     
     — Одну минуту, — Альфардо Норт повернулся к пульту и снял с него небольшую пластиковую коробку. — Приборы ночного видения. Одевайте. Здесь нет солнечного света, но не стоит рисковать. Они плохо переносят любой яркий свет. Все готовы? — Последний прибор комиссар натянул на собственное лицо и повернулся к пульту. Шелкнул выключатель, в комнате погас свет. Одна из металлических стен, справа от входа, внезапно загудела и поползла в сторону. За стеной скрывалось толстое прозрачное бронированное стекло. Помещение по ту сторону стекла являлось практически точной копией того, в котором сидели за столом гости из столицы. Разве что мебели там не было. И пульта не было. Но что-то там было… что-то неясное, смутное… Оно двигалось… ползло? скользило? — приближалось все ближе и ближе — и наконец уткнулось в стекло.
     
     — Новые люди… — динамик, из которого доносился шепот, почти человеческий, с тяжелым краннским акцентом, находился на том же самом пульте. — Новые люди из другого мира… У нас давно не было гостей. Не имеет значения. Вы тоже умрете. Ваши знания станут нашими. Ваши мысли будут принадлежать нам. Как и ваши миры. Слишком долго мы ждали. Ожиданию приходит конец. Сегодня — Кранн, завтра — Вселенная. Темные миры, гаснущие солнца, разбитые звезды — все отражается в ваших глазах. Ваши глаза тоже будут принадлежать нам…
     
     Существо по ту сторону стекла действительно было червем. Гигантским белым кольчатым червем, около десяти футов в длину и около двух футов в диаметре. Подобные существа можно встретить на самых разных планетах — и самых разных размеров, от самых крошечных до воистину гигантских. Но — и это в этом заключалось самое ужасное — в плененном Черве было слишком много человеческого. Нет, не его змееобразное скользящее тело. Его лицо. Почти человеческое лицо, бледное, с огромными блестящими глазами, в которых светился чужой, холодный разум. Картину дополняли крошечные сморщенные уши по сторонам огромной плоской головы, широкий щелеобразный рот, и маленькие, рудиментарные ручки чуть ниже лица — настолько крошечные, что число пальцев на каждой оставалось загадкой.
     
     Первым опомнился капитан Вест. Командир «Агнеруса» откашлялся и заговорил.
     
     — Впечатляющий выход, не могу не признать, — произнес капитан. — Вот только к чему эти угрозы? Мы даже не успели познакомиться, а вы уже собираетесь отобрать у нас миры, глаза и дальше по списку. Это как-то слишком радикально, вы не находите? Вы производите впечатление разумного и цивилизованного существа, а знаете, чем разумные и цивилизованные существа отличаются от дикарей и животных? Разумные и цивилизованные существа способны договариваться. Таким образом…
     
     — Нам не о чем договариваться, — перебил его шипящий голос. — Ты ведь не стал бы договариваться со своей пищей, человек? Вы — пища, и больше ничего. Мясной скот. Полезный мясной скот, ценный, питательный… все равно скот. Все, что вы можете сделать — это добровольно спуститься в наше царство. Как хороший скот, который добровольно идет на бойню. Вы все равно умрете, но так сможете избавить себя от страданий. Но торопитесь. Мы долго ждали, но наше терпение не безгранично. Час возмездия близок. День расплаты грядет…
     
     — Отличная речь! — снова не смогла промолчать Дана Холт. — Тебе бы выступать в парламенте Лиги или в имперском конгрессе. Ты уверен, что не хочешь к нам присоединиться? Не то что бы мы испытываем недостаток в болтливых политиканах…
     
     — Отставить, лейтенант, — строго сказал Балдуин Вест. — Полагаю, для начала мы услышали и увидели достаточно. Что скажете, комиссар Норт?
     
     — Согласен, — отозвался абориген. Металлическая стена поползла в обратном направлении.
     
     — Норт… — донеслось из динамика. — Норт… Мы помним это имя. Мы все помним. Час возмездия близок…
     
     Металлическая стена встала на место. Загорелся свет.
     
     — Нельзя ли поосторожнее, комиссар? — нахмурился капитан, стаскивая с головы прибор ночного видения. — Нельзя так резко включать освещение, пока мы в этих штуках.
     
     — Прошу прощения, сэр, — пробормотал молодой краннианец. — Эта мерзость с той стороны… Я начинаю понимать, почему наши далекие предки пытались их истребить. Жаль, что не преуспели. Гм. Здесь нам делать больше нечего, дамы и господа, — по крайней мере, сейчас. Предлагаю продолжить разговор в моем кабинете. Он гораздо выше.
     
     «Выше» — мягко сказано. Лифт вернул их почти под самую крышу, на 77-й этаж пентагонального небоскреба. Кабинет комиссара, впрочем, был четырехугольным, а вид из окна — уже знакомым. Город, океан, горы, серое небо и красное солнце.
     
     — Устраивайтесь поудобнее, — предложил радушный хозяин. — Что-нибудь выпить?
     
     — Мы все еще на службе, — напомнил капитан Вест, — поэтому что угодно, но без алкоголя.
     
     — Разумеется, — кивнул комиссар. — Клюквенный сок? Мы называем его «краннберри», если вы понимаете, о чем я.
     
     — Какая тонкая игра слов! — восхитился командир «Агнеруса», принимая бокал. — Итак, мистер Норт… Очень интересное существо сидит у вас в подвале — хотя, строго между нами, на других планетах мне приходилось встречать не менее впечатляющих монстров. Тем не менее, я знаю парочку экзобиологов, которые наверняка им заинтересуются. Вы уверены, что этот сказочный персонаж — прошу прощения, уже не сказочный — заслуживает внимания Специального Дивизиона?
     
     — Вы говорили с ним всего несколько минут, — напомнил краннианец, устало опускаясь в мягкое кресло по ту сторону массивного письменного стола, изготовленного из цельного куска черного мрамора. — Мои люди общались с ним гораздо дольше. Кроме того — я забыл вам сказать — мы захватили не только пленника, но и трофеи. Я покажу вам. Странные приборы, механизмы… Мы считаем, что эти существа — те, за кого себя выдают. Они могущественны и представляют опасность. Не только для Кранна, но и для всего Облака. Мы должны обезвредить их всеми возможными средствами — разгромить, уничтожить, завоевать — называйте как хотите. Прямо сейчас, пока на космических границах царит мир. Иначе нам придется сражаться на два фронта — против Червей и против Империи.
     
     — Хм, — сказал люггер-капитан Вест.
     
     — Мы всего лишь беседовали с ним, — добавил комисар. — Только говорили и ничего больше. Но мне известно, что Специальный Дивизион имеет возможность применить к пленникам самые прогрессивные методики допроса, недоступные нам, скромным провинциалам. Вы сможете допросить Червя с помощью последних достижений науки, и тогда мы узнаем больше. И я уверен, что наши подозрения подтвердятся. Про чудовищную опасность и так далее.
     
     — Хм, — задумчиво протянул капитан. — Вы меня почти убедили, мистер Норт. Норт… Этот червяк утверждал, будто помнит ваше имя. Вы можете это как-то объяснить? Что он мог иметь в виду?
     
     — Легенда гласит, что будто герой, одержавший победу над Червями, носил фамилию Норт, — криво усмехнулся комиссар. — Мой далекий предок.
     
     — Понятно, — кивнул капитан. — Какое забавное совпадение. Где находится эта шахта?
     
     — Одну минуту, — комиссар нырнул в ящик стола и вернулся с картой. Самая настоящая бумажная карта. Микло Брейз попытался вспомнить, когда и где он в последний раз видел такую карту… В школьном музее, скорей всего. — Вот, смотрите. Мы здесь, в Краннополисе, на берегу океана. Вот здесь, — указательный палец комиссара Норта пересек линию гор и углубился в самые дебри крупнейшего материка планеты, — Зинзиба, древняя столица Кранна. Давно заброшена, больше там никто не живет. Рай для археологов. А вот здесь, всего пять километров к западу — шахта и лагерь рудокопов. Древняя шахта, королевских времен. Богатый источник, вот уже до минус десятого километра докопались, а он все еще окупается…
     
     — Что в ней? — уточнил Вест.
     
     — Алмазы, рубины и другие подобные углеродные и алюминиевые камни, — сообщил Норт. — Впрочем, для ювелиров или галактических принцесс там мало что интересного. Но военная промышленность отрывает с руками.
     
     — Понятно, — снова кивнул капитан. — Что-нибудь еще?
     
     — Рай для археологов, — напомнил комиссар Норт и постучал пальцем по буквам «ЗИНЗИБА».
     
     — Понимаю, — поморщился Балдуин Вест. — И много их там сейчас?
     
     — Сегодня — только одна экспедиция, — последовал ответ. — Из Нормандской Академии Наук.
     
     — Нормандской? — нахмурился было Вест, но тут же просиял. — А, вспомнил. Это крошечное королевство в южной части Галактики. Империя не аннексировала его только по рассеянности. Столичные имперские бюрократы пользуются такими крупномасштабными картами, что Нормандское королевство на них просто не разглядеть.
     
     — Они работают там около четырех месяцев, то есть начали еще до первого контакта с Червями, — поведал Норт. — У нас не было причин им отказывать. Между нашими государствами мир, а нормандцы очень хорошо заплатили за лицензию.
     
     — Нормандцы? — задумчиво переспросил люггер-капитан. — Хорошо заплатили? Маленькое нищее королевство…
     
     — Вот именно, сэр, — закивал абориген. — У нас нет твердых доказательств, но есть очень сильные подозрения. Мы знаем, что имперская разведка нередко использует карликовые государства как прикрытие для своих операций. Появление этих археологов на нашей планете всего за несколько недель до контакта с Червями может быть простым совпадением, но мы не имеем право игнорировать подобные совпадения. Поэтому в лагере археологов находится наш человек, он следит за ними. Пока ничего подозрительного, но…
     
     — Вы меня окончательно убедили, мистер Норт, — капитан Вест решительно оторвался от своего стула. — Мы останемся на Кранне и примем участие в дальнейшем расследовании. Сделаем так. Сейчас я должен вернуться на корабль, доложить в столицу, запросить дополнительное оборудование, проинструктировать экипаж, и так далее. В Талларне сейчас ночь… Хм. Гм. Встретимся завтра, ближе к вечеру — и продолжим. Мои офицеры останутся здесь — помогите им устроиться. Гостиница, талоны на питание, и все такое прочее.
     
     — Разумеется, сэр, — комиссар Норт в свою очередь поднялся из-за стола. — Моя планета в вашем распоряжении.
     
     — Очень хорошо, мистер Норт, — кивнул капитан. — Мисс Холт, мистер Брейз, проводите меня до флиттера…
     
     — Вы знаете, что делать, молодые люди, — сказал капитан Вест несколько минут спустя, на крыше небоскреба. Командир был всего лишь на четыре года старше Даны с Брейзом, но вел себя так, как будто годился им в отцы. — Смотрите в оба. Не спускайте глаз с вашего одноклассника — я ему не доверяю, он далеко не все нам рассказал. Держите уши открытыми. Не брезгуйте никаким источником информации. Сами знаете, не маленькие. Я прикажу прислать ваш багаж. Все, привет, — и капитан забрался в кабину флиттера. За штурвалом устроился один из помощников Норта, сам комиссар остался на крыше и как раз сейчас подходил к своим школьным товарищам.
     
     — Какие планы на сегодняшний вечер? — хитро улыбнулся Альфардо Норт.
     
     — Тебе лучше знать, — в тон ему отозвался Микло Брейз. — В этом городке есть что-нибудь интересное?
     
     — Обижаешь, мой юный талларнийский друг! — осклабился Норт. — Здесь не столица, конечно, но мы тут в провинции тоже кое-что умеем. Червяками займемся завтра, а эта ночь принадлежит нам. Вот увидите, мы взорвем этот город и перевернем его вверх дном — прямо как в старые добрые времена!
     
     …Старый друг не обманул, и та ночь действительно принадлежала им. Быть может, последняя ночь старого мира. Потому что 8 или 9 лет спустя Алия Краннделл сказала:
     
     — Пожалуй, мне тоже стоит подыскать себе новое королевство. Потому что я никогда не вернусь на Кранн.
     
     И Микло Брейз даже не подумал ей возразить, потому что прекрасно знал, почему она не вернется.

Глава 9. Последняя ночь старого мира

      «…Реактивный везделет примчал их к беленькому коттеджу в сосновой роще на берегу моря. Там они беседовали, смеялись и любили друг друга. А потом Саймон увидел свою возлюбленную, точно богиню огня, в облачении пламени. В синих сумерках она устремила на него огромные темные глаза, и ее тело, уже такое знакомое, словно сызнова окуталось тайной. Взошла луна, яркая и безумная, и обратила тела в тени».
     
      Роберт Шекли, «Паломничество на Землю».
     
     * * * * * *
     
     I know it's hot
     I know we've got
     Something that money can't buy
     Fighting to fifths
     Biting your lip
     Loving too late in the night —
     
     — старательно выводила синекожая черноволосая красотка в такт колебаниям телестереограммы.
     
     — Кто такая? — как бы между прочим поинтересовался Микло Брейз.
     
     — Понятия не имею, — пожала плечами Дана Холт. — За кого ты меня принимаешь?!
     
     «На Маклеу похожа», — подумал Брейз, но вслух ничего не добавил.
     
     — Это Луа Дипа, — внезапно сказала Сария Манггал. — Лиранская певица. Очень популярна в этом сезоне. Стыдно не знать.
     
     — Стыдно? Вот еще, — презрительно фыркнула Дана. — Делать мне больше нечего — следить за лиранской попсой.
     
     — Нет ничего постыдного в том, чтобы расширять кругозор, — парировала Сария. — Базовое понимание современной массовой культуры основных цивилизаций Галактики с точки зрения банальной эрудиции…
     
     Альфардо Норт слушал ее, слегка приоткрыв рот от удивления.
     
     — Сария у нас зубрила и карьеристка, — пояснила Дана. — От нее еще и не такое можно услышать. Вот увидишь, не пройдет и десяти лет, как она получит адмиральские пимпочки. И нет, не адмирала Лиги.
     
     — То есть как не Лиги? — не понял Альфардо.
     
     — Адмирала Флота Галактической Федерации, — невозмутимо уточнила Сария. — Которую мы создадим после нашей победы. После того, как уничтожим Империю.
     
     — Да-да, я помню, — согласно закивал Норт, — верховный что-то об этом говорил, в одной из своих речей.
     
     — Если ты помнишь об этом — ты небезнадежен, — добродушно кивнула мисс Маннгал.
     
     — А что потом? — поинтересовался Альфардо. — После того, как в Галактике воцарится мир? Сколько флотов будет под твоим командованием, леди адмирал — и зачем?
     
     — Мира не будет, — мгновенно посуровела стелс-лейтенант Маннгал. — Когда вся Галактика окажется в наших руках, мы двинемся дальше. Треугольник, Андромеда, Магеллановы Облака — до самого конца времен, пока все Облака не сольются в одно и вся Вселенная не окажется у наших ног.
     
     — Аминь, — машинально отозвались Дана и Брейз.
     
     Место было на удивление приличное, если вспомнить, что комиссар Альфардо Норт завел своих гостей в один из самых злачных кварталов Нижнего Краннополиса. Людей в зале было немного, музыка негромкая, от выпивки не тянуло на рвоту. По крайней мере, не сразу.
     
     — Сюда не пускают всех подряд, — небрежно пояснил Норт. — Даже в этих небогатых районах люди ухитряются делиться на высшие и низшие классы. Все столичные революции мало что изменили для здешних аборигенов.
     
     — Все изменится, когда мы раздавим Империю, — убежденно заявила Сария.
     
     — Ты-то сама в это веришь? — невесело усмехнулся Альфардо.
     
     — Мне приходилось слышать, что Кранн славится своим вольнодумством, но не до такой же степени, — нахмурилась Сария.
     
     — Остынь, Зубрила, — демонстративно зевнула Дана. Она умела и любила это делать — демонстративно зевать. — Альфардо — свой в доску парень и настоящий друг. Если он в чем-то сомневается — пусть его. Не спеши заносить это в рапорт.
     
     — Пусть заносит, — ухмыльнулся Норт. — Хорошо быть племянником кхала — можешь говорить все, что угодно, и тебе за это ничего не будет.
     
     — Кхала? — машинально переспросила Сария.
     
     — Губернатора, — пояснил Альфардо. — Мы по привычке называем его древним королевским титулом.
     
     — И здесь непотизм, — вздохнула Сария. — Вот увидишь, после победы все изменится.
     
     — «Даже самый бедный гражданин получит собственную планету», — хихикнула Дана. Определенно, она кого-то цитировала.
     
     — Не всем гражданам Облака повезло родиться в адмиральской, генеральской или королевской семейке, — стелс-лейтенант Манггал поочередно обвела укоризненным взглядом всех своих спутников. — Некоторым приходится зарабатывать положение в обществе собственным трудом и талантами.
     
     — Но после победы все изменится, — поддел ее Альфардо.
     
     Center of attention
     You know you can get whatever you want from me
     Whenever you want it, baby
     It's you in my reflection
     Now I'm afraid of all the things it could do to me
     If I would've known it, baby —
     
     — продолжала надрываться загадочная лиранка, модная в этом сезоне.
     
     — Кстати, — спохватился Норт, — совсем забыл спросить — а где Маклеа? После того, как встретил вас двоих, был уверен, что и она на вашем корабле!
     
     — Чтобы оказаться на нашем корабле, ей бы пришлось проситься в подданство Облака, — нарочито равнодушным тоном заметила Дана. — Сам подумай, кто в здравом уме и твердой памяти променяет Вегу на Облако?! Это ж каким дураком надо быть!
     
     — После победы все изменится, — не удержался Брейз и получил в ответ еще один укоризненный взгляд Сарии.
     
     — А Маклеа была кем угодно, но не дурой, — продолжала Дана. — Маклеа вернулась домой.
     
     — Жаль, — вздохнул Альфардо, — я по ней соскучился. Даже больше, чем по вам двоим, талларнийские крысы.
     
     — Кто бы говорил, краннский червяк, — машинально отозвался Брейз и тут же пожалел об этом. После того, что он увидел в подвале местной службы безопасности, эта шутка больше не казалась смешной. К счастью, никто из товарищей не обратил внимание на его оплошность. Или тактично сделал вид, что не обратил.
     
     — Вам не кажется, дамы и господа, что это заведение себя исчерпало и нам пора двигаться дальше? — поспешила предложить Дана.
     
     — Согласен, — столь же поспешно отозвался Микло.
     
     — Желание гостей — закон для хозяина, — демонстративно поклонился Альфардо и первым поднялся из-за стола. Мнением Сарии на сей счет никто не поинтересовался, хотя этот тихий уголок ей откровенно понравился.
     
     — Куда теперь? — спросил Брейз, когда они оказались на улице.
     
     — Ты уже никуда не идешь, турист, — прозвучало в ответ. — И чего тебе в Талларне не сиделось? Решил пощупать наших девочек?
     
     Из ближайшего темного переулка, под свет фонарей, окружавших вход в только что покинутый бар, выступил небрежно одетый серокожий абориген с угрюмым выражением лица. Среди сжатых пальцев его левой руки сверкало нечто, напоминающее опасное и холодное оружие.
     
     — А ты еще кто?! — почти искренне удивилась Дана. — И зачем нам сдались твои девочки?! У нас и свои есть! — она схватила Сарию за талию и не без труда притянула к себе.
     
     — О, еще одна столичная штучка, — ухмыльнулся незнакомец и показал свои клыки. — Это будет нескучный вечер.
     
     Из темноты выступили еще несколько вооруженных аборигенов, не менее полудюжины.
     
     — Я откажываюшь вэтом ушаствовать, — Сария внезапно заговорила на родном диалекте, освободилась от объятий Даны Холт и отступила в сторону. — Слишком скушно.
     
     — Этот акцент мне тоже знаком, — усмехнулся давешний абориген. — Тербиана! И с тобой разберемся, не беспокойся. Я уже справлялся с тебе подобными, ты меня не испугаешь.
     
     — Будет лучше, — откашлялся Брейз, — если вы развернетесь на 180 градусов и оставите нас в покое, граждане. Напоминаю, что нападение на солдат Лиги — серьезное преступление…
     
     — Солдаты Лиги? — демонстративно удивился серокожий. — Где? — Он посмотрел направо, потом налево. — Я что-то не вижу здесь никого в униформе. А я бы ее узнал. Сам когда-то был солдатом.
     
     И действительно, прежде чем пуститься во все тяжкие в кварталы Нижнего Краннополиса, гости и хозяева планеты переоделись в цивильные костюмы.
     
     — Вы знаете, кому принадлежит этот бар и кто смотрит за этим кварталом? — нарочито равнодушным тоном заговорил Альфардо Норт. — Вы напрашиваетесь на серьезные неприятности.
     
     — Это просто праздник какой-то! — хохотнул предводитель банды. — Талларнийцы, тербианцы, аристократики из Верхнего Города! Вся Лига в гости будет к нам! Вот счастья-то привалило…
     
     — Ты не ответил на мой вопрос, — нахмурился комиссар. — Знаешь, кто смотрит за этим кварталом?
     
     — За этим кварталом сегодня никто не смотрит, — прищурился абориген. — Старого Грикса кто-то грохнул два дня назад, а нового смотрителя еще не выбрали. Так-то, мальчик из Верхнего Города. Тебе бы стоило проверить последние полицейские сводки, прежде чем появляться здесь. Ах, да, полиция Краннополиса здесь очень давно не появлялась, так что печальная судьба Старого Грикса могла в сводки не попасть, ха-ха!
     
     Кажется, он собирался сказать что-то еще, но тут Дана неожиданно шагнула вперед, в мгновение ока преодолела расстояние до аборигена, в ее руке что-то сверкнуло — и бандит с воплем рухнул на асфальт. Тут уж Брейз не смог остаться в стороне и последовал за ней — как и Альфардо. Сария тяжело вздохнула, очевидно изменила свои первоначальные планы и присоединилась к сражению. Она же его и закончила, в считанные минуты размазав краннианских хулиганов по ближайшим стенам. Это было совсем нетрудно для девушки, рожденной и выросшей при трех «же».
     
     — Сссука! — вопил главарь бандитов, ползая по окровавленному асфальту. Дана разбила ему лицо прихваченной из бара бутылочкой. — Ссссука! Ты сейчас сдохнешь!.. — он наконец-то извлек из кармана еще один блестящий предмет, но леди Холт не позволила ему им воспользоваться. На этот раз обошлось без бутылочки — хватило короткого удара каблуком по затылку. Дана подобрала блестящую игрушку, открыла затвор и заглянула в казенник.
     
     — «Герцог» двадцать шестого калибра, — констатировала она. — Восьмизарядный. Имперская контрабанда. Мне уже приходилось встречать такие.
     
     — Где, если не секрет? — уточнила Сария.
     
     — На зенитной границе Облака, — сообщила Дана и отправила трофейный пистолетик в задний карман брюк. — На втором курсе Академии.
     
     — На зенитной границе? — переспросила леди Маннгал. — Что ты там делала?!
     
     — Расширяла кругозор, — хихикнула Дана и повернулась к Норту, который промокал разбитый нос большим носовым платком. — Что с этими будем делать? Как тут у вас принято?
     
     — Пойдем отсюда, — прогундосил Альфардо. — Обычно мы бросаем таких на произвол судьбы. Кто-нибудь о них позаботится. Тем или иным способом.
     
     — После победы все изменится, — сказала Сария.

Глава 10. В эту ночь решили самураи

      «Тигр! тигр! ужоснах!
      Киса жжот в ночных лесах!
      Чьею вылеплен рукой
      Был готичный образ твой?!»
     
      Уильям Блейк, «Тигр» (перевод Жужа).
     
     * * * * *
     
     Тальциона разбудила их далеко за полночь.
     
     — Вставайте! Проснитесь!.. Тревога! Паника!!! — девочка из джунглей очень волновалась, и, наверное, только потому невпопад употребляла малознакомую околовоенную терминологию, которой, скорей всего, нахваталась у дедушки-космонавта. Должно быть, случилось нечто экстраординарное — вряд ли Тальциона стала бы так переживать из-за резиновых мутантов или нашествия соседнего племени аборигенов. Поэтому едва продравший глаза Брейз тут же вскочил на ноги, выхватил оружие и, сломя голову, бросился бежать на звуки ее голоса. Краем глаза он успел заметить, что в том же направлении с пистолетом наперевес бежит Алия.
     
     Тальциона нашлась на границе импровизированного лагеря. На первый взгляд — целая, невредимая и в полном одиночестве. По крайней мере, никаких вражеских орд в окрестностях не наблюдалось.
     
     — Что случилось? — выдохнул Микло.
     
     — Там, — немедленно отозвалась мисс Гудфорд — и ткнула пальцем в небо над головой. Алия с Брейзом проследили за ее указательным пальцем — и на несколько бесконечно долгих мгновений замерли как вкопанные.
     
     — В чем дело? — легко (?) раненные доктор Узильяк и капитан Холл Вонн присоединились к своим товарищам. Вопрос, заданный капитаном, вывел Брейза из состояния оцепенения, и, резко повернувшись, он побежал в обратном направлении. К спасательной капсуле и радиопередатчику. Как и в прошлый раз, сигнал был сильный и транслировался на всю Галактику. Только на сей раз его источник находился не в системе Канопуса, а в самом Сердце Тьмы — на Талларне. Как и в прошлый раз, запись повторялась снова и снова:
     
     -…Короли и бароны, правители звездных королевств! Священная война Облака — наш великий крестовый поход! — ни в коем случае не направлена против вас! Наш единственный враг — Империя! Империя, которая вот уже много веков подряд, прикрываясь лживыми словами о мире и сотрудничестве, стремится поработить всю Галактику! Но пришел тот день, когда мы, народы Темных Миров, восстали против имперской тирании!..
     
     Брейз поменял волну:
     
     — Ступайте, дети мои! Не знайте жалости! Покажите им ярость! Темную ярость Облака!
     
     Еще один поворот верньера — Брейз поймал сигнал, снова идущий с Канопуса — и узнал голос принца Зарта, регента Империи:
     
     — День позора… сохранить наш союз… мы будем сражаться на пляжах… Не ради империи, не ради династии — ради жизни во Вселенной, ради свободы всех людей…
     
     — Где он только всего этого нахватался? — удивилась доктор Катлеа, уже стоявшая внизу — как и все остальные облачники и их союзники.
     
     — Принц Зарт — историк, — вспомнила Алия. — Готова спорить, он сейчас цитирует каких-то древних царей и полководцев. Вряд ли это ему поможет. Мы должны быть там, наверху, а вместо этого застряли и торчим здесь!
     
     — Ничего не поделаешь — война, — глубокомысленно заметила Тальциона.
     
     А потом снова перевела взгляд на небо. Как и все остальные.
     
     Никаких сомнений не оставалось, а радиоголоса только подтвердили очевидное. Космические флоты Лиги Темных Миров перешли границу. Война объявлена. Великий крестовый поход, о котором мечтали, который готовили и к которому готовились бесчисленные поколения облачников — начался.
     
     И прямо сейчас в космическом пространстве над Планетой Кошмаров шло сражение. Вспышки атомного огня разрывали ночное небо ярче тысячи солнц. Вот первая падающая звезда — подбитый корабль — погрузилась в атмосферу и исчезла где-то за горизонтом. За ней последовали другие.
     
     — Мы должны быть там, — капитан Холл Вонн был готов заплакать, но ему не пришлось этого делать, потому что боги услышали его молитвы.
     
     — Смотрите! — воскликнула Тальциона. — Вот еще один!
     
     Очередная падающая звезда — совсем близко, потому что до Брейза и его товарищей докатился рев двигателей — и недостаточно быстро.
     
     — Это не подбитый корабль, — это поняли все, но Алия заговорила первой. — Это спасательная капсула!
     
     Капсула погрузилась в джунгли Планеты Кошмаров, после чего двигатели замолчали, а взрыва не последовало.
     
     — Удачная посадка, — констатировал Холл Вонн. — Полтора километра отсюда, самое большее — два. Вперед, мы должны отыскать ее!
     
     — Я не опознал ее, — смущенно признался Брейз. — Это были наши?..
     
     — Я тоже, — невозмутимо признался капитан. — Какая разница? Если там наши — мы им поможем. Если враги — уничтожим, и хоть как-то примем участие в битве. Доктор, оставайтесь в лагере. Остальные — за мной!
     
     — Капитан, я бы не советовала вам… — начала было доктор Катлеа, но Холл Вонн позволил ей договорить:
     
     — Не говорите глупостей, доктор. Я чувствую себя прекрасно! Именно этого мне не хватало! Ну, чего же вы ждете?! Тальциона, ты видела, где он упал?! Веди нас туда самой короткой дорогой!
     
     Продираться сквозь инопланетные ночные джунгли — удовольствие ниже среднего, но кто-то должен это делать, думал Брейз левым полушарием головного мозга, в то время как правое полушарие пыталось осознать тот факт, что война — Великая Война! — все-таки началась. Внезапно, неожиданно и практически без объявления. Хм. Разве не так начинаются все великие войны? Что это означает для него, Микло Брейза? Увы. Как ни печально это признавать — практически ничего. Он-то сражается далеко не первый день, и даже не первый год. Всего лишь небольшое повышение ставок. Совсем небольшое — на этой планете сейчас гораздо безопаснее, чем там, наверху, в открытом космосе…
     
     До места посадки таинственной капсулы пришлось добираться минут двадцать, но они сделали это. Капсула лежала на боку в самом эпицентре классического бурелома. Некоторые из сломанных деревьев слегка дымились. Люк был широко распахнут, внутри капсулы горел свет, как и снаружи — неизвестный пилот врубил криптоновые фонари на полную мощность. Поэтому таинственный герб на корпусе можно было рассмотреть во всех подробностях. Брейз изо всех сил напряг память — точно такой герб он видел на коробке с оловянными солдатиками, одной из коробок своей коллекции… осталось вспомнить, какой именно…
     
     — Капсула имперского образца, — выдохнул под его левым ухом капитан Холл Вонн.
     
     — Но это не имперская символика, — выдохнула под правым ухом Алия Краннделл.
     
     — Не имеет значения, — возразил капитан. — Имперские вассалы или союзники. Враги. Будьте начеку, они где-то рядом!
     
     «Имеет, — мысленно возразил Брейз. — У Империи очень много вассалов и союзников. Среди них не только люди, но и всякие негуманоидные твари. Если в этой капсуле сидели какие-нибудь рептилоиды или арахниды…»
     
     Нет, не те и не другие, понял Брейз и похолодел. Он наконец-то узнал этот герб.
     
     — Быстро соображаешь, облачник, — произнес в ночи новый незнакомый голос. Если бы кто-нибудь попросил Микло описать его, то он бы сказал — «суровый и глубокий». Именно так. — Продолжай в том же духе, и ты доживешь до утра. Может быть.
     
     — Что за дьявол? — прошипел капитан Вонн, затравленно озираясь по сторонам. Алия последовала его примеру.
     
     — Это корабль с Тейна, — внезапно охрипшим голосом сообщил Брейз. — Я узнаю этот герб. Багровое Око Тейна.
     
     — Тейн? — переспросил капитан. — Не помню такое королевство.
     
     — И не можешь помнить, а почему? — поинтересовался Голос.
     
     «Издевается, мерзавец», — подумал Брейз.
     
     — Потому что это не королевство, — добавил он вслух. — Княжество Тейн — вассал Фомальгаута. В состав имперского пограничного флота была включена дивизия Фомальгаута. Мы получили сводку перед отлетом…
     
     — Совершенно верно! — восхитился Голос. — Твой следующий ход?
     
     — Что здесь происходит?! — капитан Вонн был готов взорваться. — Кто здесь?!
     
     — Аборигены Тейна — телепаты, — совершенно убитым тоном поведал Брейз. — Этот негодяй прямо сейчас читает все наши мысли.
     
     — Должен признаться, я не получаю от этого никакого удовольствия, — немедленно отозвался невидимый противник. — Но ничего не поделаешь — война!
     
     Последние слова до боли в ушах напоминали фразу, произнесенную Тальционой примерно полчаса назад — конечно, он и ее мысли читает… Кстати, а где Тальциона?!
     
     — Сидит на дереве прямо у тебя над головой, — ехидно сообщил пришелец с далекого Тейна. — Итак, вас здесь четверо, а еще одна дама осталась в лагере, до которого примерно полтора километра ходу. Не беспокойтесь, я не только офицер, но и джентльмен, а джентльмен никогда не обидит даму. Поэтому давайте сделаем так: вы прямо сейчас бросаете оружие и сдаетесь в плен, а я обещаю вас не убивать.
     
     Вместо ответа Холл Вонн выпустил длинную очередь во тьму. Атомные дробинки красочно взрывались среди вековых стволов — почти как их мегатонные собратья там, наверху, в космосе.
     
     — Не попал, — констатировал проклятый телепат. — Попробуй еще раз.
     
     Капитан попробовал — судя по очередному ехидному комментарию, с аналогичным успехом. Алия присоединилась к нему — и тоже промахнулась. Что же касается Брейза, то он пока предпочитал беречь боеприпасы, хотя и не видел выхода из создавшейся ситуации — как очень опасной, так и весьма нелепой.
     
     С другой стороны… А что ему, собственно, терять?
     
     — А если наоборот?! — крикнул Брейз в темноту. — Ты сдаешься нам в плен. Даже не в плен. Переходи на нашу сторону. Ты ничего не должен Империи, а Лига сражается за свободу всех людей…
     
     — А я не человек, — напомнил невидимый противник. — Я — негуманоидная тварь. Да, и эту мысль я прочитал тоже. Ты прав, я ничего не должен Империи. Но я служу своему принцу, а он служит королеве Фомальгаута, которая служит Императору. Все очень сложно.
     
     — «Вассал моего вассала — не мой вассал», — машинально процитировал Брейз.
     
     — Точно, — согласился инопланетянин. — Проклятый феодализм!
     
     — Еще одна причина перейти на нашу сторону! — воскликнула Алия. — Мы сражаемся, чтобы уничтожить прогнившую феодальную систему!
     
     — Сказала гражданка насквозь феодального Кранна, — усмехнулся чужак. — Как у вас там интересно все на Кранне устроено… Хм. Гм. Ты считаешь, что это сработает?
     
     «О чем это он?» — удивился Брейз.
     
     — И действительно, о чем это я? — задумчиво пробормотал пришелец с Тейна.
     
     — Дьявол, а если их там несколько? — прошептал Холл Вонн и нервно облизал губы.
     
     — Сомневаюсь, — прошептал в ответ Микло. — В такой капсуле с трудом один тейнианин помещается.
     
     — Правильно сомневаешься, — немедленно отозвался чужак. — А больше я тебе ничего не скажу.
     
     * * * * *
     
     В Специальном Дивизионе Микло Брейза и его товарищей учили всякому, в том числе борьбе с телепатами. Галактика была велика, и в ней можно было найти самых разных телепатов — от таких, которые едва читали мысли своих сородичей до таких, которые могли подчинять своей воле десятки чужаков одновременно. Тейнинанцы занимали на этой шкале промежуточное положение. Если выставить против тейнианца хорошо подготовленный и сплоченный отряд, с ним можно справиться. Но у Брейза под рукой такого отряда не было. Каждый из его спутников по отдельности мог считаться неплохим бойцом, но сплоченности им откровенно не хватало. Черт побери, он даже не был самым старшим по званию (с какой стороны не посмотри), а чертов пришелец наверняка продолжает читать его мысли… Микло продолжал лихорадочно вспоминать все, что знал о тейнианцах. Взрослый тейнианец был очень опасным противником даже сам по себе, без всяких телепатических суперспособностей. Даже голыми руками (если их можно назвать руками) тейнинанец может легко оторвать человеку голову — и не только голову. Ладно, невозможно тянуть с этим до бесконечности, а терять все равно нечего…
     
     — Сзади!!! — неожиданно заорал Брейз, одновременно бросаясь вправо и на ходу показывая своим изумленным товарищам серию секретных знаков. Кое-какие мысли чужак все равно прочитает, но чем сумбурнее они будут, тем больше у Брейза и его товарищей шансов на успех. Кажется, Алия все поняла, и капитан тоже. Одиннадцать, сорок один, слон, объемистый. Брейз ломился через джунгли зигзагами, благо это было совсем нетрудно — беспорядочно растущие меднолистники не позволяли бежать по прямой. Лягушка в пруду кричит лазурным голосом. Постоянно заполнять мысли всякой бессмысленной ерундой. Каков процент кислорода в атмосфере Мулдонара-7?
     
     «Отличная тактика, — Брейз вздрогнул, потому что на сей раз голос чужака звучал прямо в его голове. — Но она тебе не поможет».
     
     «Посмотрим», — подумал Микло.
     
     «Задолго до рассвета у тебя не останется глаз», — пообещал тейнианин.
     
     «Как насчет твоих глаз? — мысленно ухмыльнулся Брейз. — Живительно и освежающе действие боли. Какие мудрые слова изрек аббат осажденного Квайзона?» Еще несколько шагов, как можно тише. «Клевета скора на расправу».
     
     «Теперь я сам толком не знаю, где нахожусь. Потому что заблудился. Зирн пал, незащищенный. Таков был план. Дворец Йенгик в огне. Попробуй найти меня теперь. Джон Уэстерли мертв!»
     
     Тейнианин не ответил. Высоко в небесах продолжали беззвучно гореть и взрываться боевые корабли Лиги, Империи и Фомальгаута. Микло Брейз приготовил оружие, замер за очередным вековым стволом и весь превратился в слух. Конечно, тейнинане вполне способны передвигаться бесшумно, несмотря на всю свою громоздкость — но в лесах и на равнинах родного мира. Здесь, в джунглях планеты с длинным номером, чужак может легко совершить стандартную ошибку вроде наступления на сломанную ветку и выдать себя предательским хрустом.
     
     Бойся джунглей Планеты Кошмаров, пришелец с далеких миров, ибо они полны опасностей. Здесь не только мы, солдаты Облака. Резиновые люди. Соплеменники Тальционы (кстати, где она сейчас?) Недобитые ведьмаки. Перепончатокрылые драконы…
     
     «Твой разум по-прежнему открыт для меня, — напомнил о себе телепат. — Последний ведьмак мертв, а карликовые драконы не угрожают даже слабосильным человечкам вроде тебя. Если ты пытаешься меня напугать, то должен лучше стараться «.
     
     Брейз не успел придумать достойный ответ, потому что в ночном лесу прогремел очередной выстрел. Это был не автоматический пистолет Лиги, понял Брейз, это инопланетная модель. Очень большого калибра. Неудивительно, если вспомнить, как выглядят руки взрослого тейнианина — если их можно назвать руками. Еще один. Где-то слева от него. Как и должно быть. Дьявол, неужели тейнианин пытается запеленговать его подобным способом — и не только его… думать о чем-то постороннем. У меня была целая коробка с оловянными тейнианами. Редкий набор, специальный заказ. С Багровым Оком Тейна на крышке. Омерзительные твари…
     
     «Если ты пытаешься меня оскорбить, то должен стараться еще лучше! — мысленно расхохотался чужак. — Каких только эпитетов не придумывал твой народ для моего народа!»
     
     «Разве наши народы сталкивались прежде?» — искренне удивился Брейз.
     
     «Я не облачников имел в виду, — охотно пояснил телепат, — а всех вас, гомо сапиенсов. Я между вами большой разницы не вижу. Имперцы, облачники, хатхирцы, дагонцы — все вы для меня на одно лицо. Ублюдочные безволосые приматы. Только мой принц особенный…»
     
     Еще одна серия выстрелов. Крупнокалиберный пистолет телепата, которому тут же ответил атомный пистолет Лиги (Холл Вонн или Алия?) — а потом еще несколько выстрелов, из оружия, не звучавшего прежде.
     
     Не звучавшего прежде на этой планете, но очень знакомого — до боли в ушах. Таких совпадений не бывает, подумал Брейз, чувствуя как замирает сердце, и тонкая струйка холодного пота стекает вдоль позвоночника — но тут же одернул себя. Почему не бывает? Это же «герцог» двадцать шестого калибра. Имперская военная промышленность должно быть выпустила миллионы таких пистолетов, если не десятки миллионов. Дана Холт подобрала такой на одном из нижних уровней Краннополиса. «Имперская контрабанда», сказала она тогда. Алия Краннделл могла раздобыть такой же «герцог», прежде чем покинула родную планету. А теперь пустила в ход.
     
     Еще несколько выстрелов из трех разных стволов. Нет, не заманивает, с тоской подумал Брейз. Это настоящее сражение. Я не могу оставаться в стороне, не имею права. Похоже, мой хитроумный план взять его в кольцо с трех сторон — провалился, а план врага как раз может заключаться в том, чтобы перебить нас по очереди, одного за другим. Нельзя этого допустить, твердо решил Брейз и решительно направился в ту сторону, откуда гремели выстрелы.
     
     «Неужели опоздал?!» — подумал он, когда выстрелы неожиданно смолкли. Я даже заблудиться как следует не успел, я начинаю узнавать эти места, вражеская капсула лежит где-то здесь, надо срочно подумать о чем-то постороннем…
     
     — Стоять! — рявкнула невидимая за деревьями Алия. — Кто идет? Назови себя!
     
     — Фор Клауд, систа, — пересохшим от волнений горлом выдавил из себя Микло. — За Облако, сестра. Свои. Это я, Брейз.
     
     — Тогда иди сюда и ничего бойся, — сказала леди Краннделл. — Все кончено. Мы победили.
     
     И действительно, понял Брейз, снова оказавшись на прогалине, куда упала имперская капсула. Наутро здесь найдут три трупа…
     
     Капитан Холл Вонн был мертв. Он сидел, прислонившись к дереву — точь-в-точь как покойный капитан Дер Ундис несколько дней тому назад. Отличались только мелкие детали. Глаза командира «Мерика» были прикрыты, а в груди зияла огромная дыра, какую оставляет после себя атомная пуля большого калибра.
     
     — Пусть лучше так, — прошептала Алия. — В бою, с оружием в руках. Доктор Катлеа сказала мне, что капитану недолго оставалось. Два-три дня максимум. Уж очень большую дозу он получил.
     
     Шагах в десяти от капитана лицом вверх лежало еще одно тело. Когда Микло подошел к нему поближе, очередная атомная вспышка в небесах позволила ему рассмотреть труп во всех подробностях. Молодой человек, совершенно незнакомый, темнолицый, светловолосый, в сером имперском мундире — но только на левой стороне груди, где должна была красоваться комета Аббасидов, виднелось Багровое Око Тейна, а чуть ниже — очередное обугленное отверстие, но калибром поменьше. Рядом с телом валялось что-то блестящее. Микло машинально нагнулся и подобрал никелированную игрушку — «герцог» двадцать шестого калибра.
     
     — Он пытался обойти Холл Вонна с тыла, но промахнулся, а капитан выстрелил точно, — пояснила Алия. — Очевидно, в капсуле их было двое. Теперь я вспоминаю, что на Тейне живут не только аборигены, но и человеческие колонисты, подданные тамошнего принца.
     
     Последний по счету, но не по важности, лежал у самой капсулы. Над его телом стояла немного грустная Тальциона, живая и вроде бы невредимая.
     
     — Я спрыгнула на него с дерева, и попыталась оседлать, — печально поведала девочка из джунглей. — Он так удивился, что не сразу меня сбросил.
     
     — А когда все-таки сбросил, я оказалась рядом, — добавила Алия. — К тому времени он уже застрелил капитана, но я смогла отомстить.
     
     Уроженец Тейна был огромен. Более всего он походил на кентавра: почти человеческий торс, совмещенный с телом животного — только не копытного, а гигантского кота, покрытого густой золотистой шерстью с черными пятнами. Геррны — вот как они называются, запоздало вспомнил Брейз, геррны, доминантная раса планеты Тейн. Кошачьми были и глаза пришельца — огромные глаза с вертикальными зрачками, в которых светился разум… Кажется, кентавропард был еще жив. И даже пытался что-то сказать — но не мог, с простреленным-то горлом. Как странно, неужели ранение в горло отключило его телепатические способности? Нет, не отключило — геррн услышал его, а мгновение спустя через мозги Брейза пронеслась чужая короткая мысль:
     
     «Все люди лжецы…»
     
     — Что ты хочешь этим сказать? — не понял Брейз.
     
     — С кем ты разговариваешь? — в свою очередь не поняла Алия.
     
     — Он еще жив, — Микло указал на неподвижного инопланетянина.
     
     — В самом деле, — пробормотала госпожа Краннделл. — Пожалуй, стоит избавить его от мучений.
     
     И, прежде чем Брейз успел возразить, она вставила ствол пистолета в треугольное ухо кентавра и нажала на спуск.
     
     — Ну, зачем так сразу? — недовольно проворчал Брейз, вытирая лицо, забрызганное мозгами чужака.
     
     — А как иначе? — удивилась принцесса с Кранна, в свою очередь размазывая мозги кентавра по своей физиономии. — Предлагаешь оттащить его в лагерь и поручить заботам нашего доброго доктора? Будь на его месте драконский гермафродит, можно было бы попробовать, но кентавроид был слишком опасен, чтобы играть с ним в Грядущий Завет и водяное перемирие.
     
     — Жаль, — неожиданно всхлипнула Тальциона, даже не пытаясь утереться. — Какое великолепное существо!
     
     — Жаль, — неожиданно согласилась Алия. — Он мог бы украсить любой зоопарк Талларны! Ничего страшного, после победы наши зоопарки будут переполнены!
     
     Все трое машинально подняли глаза к пылающему небу. Уже не такому пылающему, потому что эпицентр сражения заметно отдалился от планеты Кошмаров. На запад, прикинул Брейз, в сторону Канопуса. Наши продолжают наступать…
     
     — Мы должны попробовать связаться с нашим флотом, — сказала Алия. — За нами пришлют спасательную команду.
     
     — Вряд ли, — усомнился Микло. — Прямо сейчас наши слишком заняты и не станут отвлекаться на каждую капсулу. Тем более что мы застряли на кислородной планете, где полно воды и еды. Нет, не станут. Еще и прикажут исполнять обязанности гарнизона оккупационных войск. Давай соберем трофеи и вернемся в лагерь.
     
     Брейз осторожно заглянул в имперскую капсулу. Так и есть, одно кресло для человека и одно ложе для кентавроида. Больше здесь никого не было. Кое-какие приборы и припасы могут им пригодиться. Брейз забрался внутрь и оглянулся в поисках инструментов…

Глава 11. Из глубин памяти

      «Они пошлют огромный флот; ему не смогут противостоять все твои силы. Сбрасывая по сотне или тысяче бомб в минуту, мы уничтожим все города, так что от скелетов твоего народа не останется даже праха.
     
     
      Таков наш план. И так будет. А теперь делай с нами, что хочешь — мы в твоей власти».
     
      Альфред Ван Вогт, «Чудовище».
     
     * * * * *
     
     Краннополис, 202.107 A.D.
     
     * * * * *
     
     Новый корабль из столицы в Краннополис прибыл на следующее утро. На сей раз фрегат-призрак совершил посадку в дальнем и темном углу городского военного космопорта, а по трапу спустились два нервных худощавых облачника. Капитан Вест представил их своим офицерам:
     
     — Профессор Ланд Аллер, один из ведущих ученых Лиги, и доктор Бон Фраун, его ассистент. Отныне вы будете сопровождать их всюду и везде. В качестве телохранителей, помощников, мальчиков на побегушках и так далее — все, что им потребуется. Отвечаете за них головой. Все, что вы услышите или увидите, находясь в их обществе — строгий секрет, государственная тайна. Лишних вопросов не задавать. Все ясно? Исполнять!
     
     — Так точно, сэр! — одновременно отозвались Брейз и Дана. Балдуин Вест благосклонно кивнул и удалился прочь по каким-то своим командирским делам. Младшие офицеры повернулись к знаменитым ученым и замерли, ожидая распоряжений. Комиссар Альфардо Норт стоял тут же, готовый предоставить любую помощь от лица гостеприимного Кранна.
     
     — У нас на борту груз, — заговорил профессор. — Его надо доставить туда, где находится… ваш гость. И где мы сможем без помех работать.
     
     — Габариты груза? — уточнил Норт. Профессор Аллер объяснил. Молодой комиссар задумался и поджал губы.
     
     — Быть может, стоит сделать наоборот? — предложил он. — Мы доставим гостя к вам. Вы сможете работать с ним на борту корабля, в привычных для вас условиях.
     
     Ученые переглянулись, потом снова повернулись к Альфардо и одновременно кивнули.
     
     — Не имею ничего против, — добавил профессор. — Так даже лучше. Нам не придется лишний раз демонтировать… приборы.
     
     Комиссар козырнул и удалился. Не прошло и часа, как у трапа затормозил тяжелый атомный грузовик. Четверка примитивных роботов-грузчиков опустила на землю длинный металлический ящик, напоминающий сделанный по спецзаказу гроб. «Гроб» внесли в корабль и поставили в трюме. Здесь же находился металлический стол, над которым нависал массивный конус, соединенный кабелями с каким-то сложным аппаратом. Аппарат охраняли вооруженные до зубов корпехи Лиги — целое отделение. Теперь пришло время Даны и Брейза переглядываться — ничего подобного они раньше не видели, но от преждевременных вопросов благоразумно воздержались.
     
     — Мне сообщили, что они не выдерживают солнечного света? — тем временем поинтересовался профессор.
     
     — И электрического тоже, — поспешил уточнить комиссар.
     
     — Хорошо, — кивнул Ланд Аллер. — Все, кто не должен здесь находиться — вон! Да, солдатики, вас это тоже касается. Можете посторожить снаружи.
     
     Корпехи отдали честь и послушно убрались прочь.
     
     — Закрыть все люки и перегородки! Молодой человек, — профессор повернулся к Брейзу, — раздайте всем инфракрасные очки, они вон в том ящике. Спасибо. Все готовы? — теперь в трюме оставались только пять человек (профессор, доктор, комиссар Норт, Микло и Дана Холт), не считая роботов. — Милочка, — это уже к Дане, — будьте добры, погасите свет.
     
     «Милочка» мужественно выполнила приказ, хотя Брейз был готов поклясться, что ей стоило больших трудов промолчать и не ответить профессору какой-нибудь дерзостью. Вот уже много лет никто не смел называть Дану Холт «милочкой» и другими подобными словами!
     
     — Открывайте ящик, — велел профессор, когда в трюме звездолета воцарилась кромешная тьма. — И кладите… хм… кладите ЭТО на стол.
     
     Этот последний приказ пришлось выполнять роботам.
     
     — Он без сознания? Спит? — профессор Аллер продолжал задавать вопросы.
     
     — Да, мы рискнули накачать его снотворным газом, — подтвердил комиссар. — Тем же самым, какой использовали тогда, когда захватили его в плен. Мы считаем, что использованная нами доза не должна его убить.
     
     — Через несколько часов это не будет иметь никакого значения, — спокойно сказал Ланд Аллер, бросил короткий равнодушный взгляд на Червя, водруженного роботами на стол и вернулся к своему аппарату, над которым уже колдовал доктор Бон Фраун. Титанический конус опустился еще ниже и практически уперся в голову таинственного чужака. Ученая парочка склонилась над приборами. По экранам и мониторам победжали цепочки цифр, какие-то буквы и другие странные знаки. Брейз и Дана снова переглянулись и одновременно пожали плечами. Больше им ничего не оставалось делать.
     
     Некоторое время ничего интересного не происходило. Альфардо Норт делал вид, что изучает свои ботинки, чуть позже — потолок. Брейз и Дана переводили взгляды с ученых на Червя, а потом обратно на ученых. Червь продолжал неподвижно лежать под конусом. Профессор Аллер и доктор Фраун стучали по кнопкам своего аппарата и о чем-то перешептывались. Но потом настал момент, когда сия совершенно секретная идиллия подошла к концу.
     
     Первым забил тревогу Брейз.
     
     — Вы чувствуете этот запах? — тихо произнес он, чтобы не отвлекать столичных светил от их важной работы.
     
     — Червяк уже сдох и воняет? — нервно хихикнула Дана.
     
     — Нет, это что-то другое, — согласился с товарищем Альфардо. — Смотрите!
     
     Загадочный конус, температура которого еще совсем недавно незначительно отличалась от окружающей среды, заметно нагрелся. Через инфракрасные очки это было особенно хорошо видно. Больше того, конус продолжал нагреваться и в считанные секунды покраснел до просто-таки неприличных масштабов. Вслед за ним принялись краснеть кабеля, ведущие к таинственному аппарату профессора Аллера. Потом из конуса и вовсе повалил дым.
     
     — Тревога! — заорал Брейз, подпрыгнув на месте. — Пожар! Горим!!!
     
     Профессор Ланд Аллер и его помощник даже не повернулись в его сторону. Вообще никак не отреагировали. То ли слишком увлеклись работой, то ли им было наплевать. Так или иначе, на данном этапе от них уже ничего не зависело. Завыла сирена, под потолком вспыхнула разноцветная мигалка и врубилась автоматическая система пожаротушения. С того же потолка хлынули пенистые струи секлосфироля. «Самое время выполнять один из капитанских приказов», — одновременно подумали Дана с Брейзом и, не сговариваясь, бросились выручать столичных академиков из самого пекла. Брейз схватил ухватил за шиворот самого профессора, а Дана — доктора Фрауна, после чего ученых мужей потащили к выходу из трюма, несмотря на их решительные протесты. Альфардо опередил их всего на несколько секунд, но за это время успел открыть стальную дверь. Больше он ничего не успел сделать — навстречу ломанулись солдаты, еще недавно сторожившие аппарат профессора и вытащили всех пятерых погорельцев наружу. Бронированная дверь снова захлопнулась. Только теперь Микло Брейз запоздало вспомнил про Червя («Он ведь так и остался лежать на столе, верно?»), но совесть его была чиста — он спас профессора, а спасать Червя приказа не было.
     
     — С вами все в порядке, профессор?! — на палубе появился незнакомый офицер с капитанскими нашивками — очевидно, командир корабля. По виду — опытный космический волк.
     
     — Да, — Ланд Аллер стянул инфракрасные очки и отдышался. — Капитан, прикажите солдатам вернуться внутрь и все уничтожить. Все. Приборы, роботов… существо. Бон Фраун, проследите за этим. И вот еще что, капитан. Готовьте корабль к отправлению. Мы должны покинуть планету немедленно.
     
     — Вы уверены, сэр? — космический волк приподнял брови.
     
     — Да, — профессор был сама краткость. — Через полчаса максимум мы должны быть в открытом космосе. Вы, трое, — профессор растопырил пальцы на правой руке, ухитрившись при этом одновременно указать на Брейза, Дану и Альфардо, — следуйте за мной.
     
     Оказавшись на летном поле, профессор Аллер дрожащими руками извлек из-под лабораторного халата портсигар. Достал сигарету и принялся щелкать атомной зажигалкой. Ему удалось закурить только с четвертой попытки. До ноздрей Брейза донесся острый аромат сейго. «Хорошо быть профессором, — подумал Микло. — Меня бы за курение такой травки могли отправить под трибунал». Ланд Аллер прикончил сигарету в несколько затяжек и потянулся за второй.
     
     — Строго говоря, от вас троих тоже бы следовало избавиться, — сказал он при этом с подкупающей откровенностью, — но вам повезло. Я принципиальный противник подобных репрессий. Сегодня растреляют вас, завтра придут за мной — где мы тогда все окажемся? Нет, это не наш метод. Только один совет на прощание. Не вздумайте попадать в плен к этим существам. Ни в коем случае. Если вам придется с ними сражаться — а вам придется, не сомневайтесь — обязательно держите при себе ампулу с ядом, запасную гранату, пистолет с последним патроном — что-нибудь в этом роде.
     
     — Спасибо за совет, профессор, — в голосе Даны Холт было столько сарказма, что его бы хватило на планету небольших размеров. — Этот совет проистекает из личного опыта? Давно ли вам приходилось таскать на себе последнюю гранату?
     
     — Никогда не приходилось, — спокойно ответил Ланд Аллер. — Но мой сын носил такую гранату. Это было на одной маленькой планете у самой надирной границы Облака, где он усмирял местных дикарей во славу Лиги и Суприм-Коммандера. В один прекрасный день он вернулся домой в закрытом гробу. Надеюсь, вам повезет больше. Прощайте.
     
     — Постойте, профессор! — воскликнул Альфардо Норт. — И это все?! Мои гвардейцы с таким трудом добыли этого пленника, а вы прикончили его и теперь собираетесь бежать с Кранна?! Вот так просто? Вы нам ничего не хотите объяснить? Что там вообще произошло? Что вы с ним сделали и почему ваша машина загорелась?!
     
     — Нет, я ничего не хочу вам объяснить, — отрезал профессор. — Я лично доложу верховному правителю о результатах моей работы, а уж он решит, какие приказы отдать вашим командирам. Это все, комиссар. Всем привет! — и Ланд Аллер почти взлетел вверх по трапу.
     
     Три товарища растерянно смотрели ему вслед.
     
     — Я поняла, — внезапно сказала Дана. — Я поняла, что это было. Это была машина для чтения мыслей. Искусственный телепат. Я-то думала, что это все слухи, а они действительно существуют. Вот что это было. Профессор прочитал мысли подземного червяка и наложил в штаны от страха. Но при этом так увлекся, что забыл машинку вовремя выключить — вот она и перегорела. Со мной такое было, когда я в детстве фильм ужасов смотрела. Без разрешения, конечно. Страшно было, но увлекательно. А телевизор взял и сгорел. Мне потом от мамы досталось…
     
     — Твоя версия настолько похожа на правду, что я даже не стану спорить, — задумчиво протянул Брейз. — Интересно, что такого ужасного было в мыслях Червя? Что так напугало профессора? Кроме того, что мы уже слышали? Что нам обещал червяк? Захватить наши миры, сожрать наши глаза?
     
     — Или наоборот, — рассмеялась Дана. К ней быстро вернулось хорошее настроение. — Ладно, черт с ним. Что теперь?
     
     — Для начала давайте отойдем подальше, — предложил Альфардо Норт. — Корабль профессора уже втягивает трап. Если мы не отойдем подальше до старта, останемся без барабанных перепонок…
     
     Так они и сделали — отошли подальше.
     
     Три товарища далеко не сразу узнали, как выглядел доклад Аллера верховному правителю, но транспортные звездолеты с черными мундирами начали прибывать на Кранн уже через 50 часов. Богатый опыт коллекционеров позволил Дане и Брейзу мгновенно и безошибочно опознать новых гостей: 145-я дивизия Инженерных войск Лиги Темных Миров. «Серые Береты», они же «Туннельные крысы». Серые Береты специализировались на подземной войне и в грядущем великом конфликте собирались штурмовать бесконечные лабиринты императорского дворца в системе Канопуса. Но до Канопуса было еще много световых лет, а пока что командир дивизии привез из столицы новые приказы: завоевать подземное царство червяков, а самих Червей подчинить власти Облака — или уничтожить до последнего человека, то есть существа. Приказы простые и понятные, проще некуда.
     
     В тот год Туннельными Крысами командовал невероятно молодой, наглый и амбициозный генерал, который, едва успев ступить на поверхность Кранна, немедленно развернул бурную деятельность и принялся ухлестывать за Даной.
     
     Конечно, ничего хорошего из этого не вышло.

Глава 12. Дрожь земли

      «Откройте ворота в ад и посмотрите, что оттуда полезет… Стоя плечом к плечу, Мета и Поли вели огонь по омерзительному месиву; Язон отскочил в сторону и добивал уцелевших тварей. Казалось, этой бойне не будет конца».
     
      Гарри Гаррисон, «Неукротимая планета».
     
     * * * * *
     
      Снова Туманность Ориона, 201.115 A.D.
     
     * * * * *
     
     
     
     Капитана похоронили почти как древнего космического викинга — уложили в трофейную имперскую капсулу, обложили телами убитых врагов и взорвали. После чего остатки команды вернулись в базовый лагерь, где Брейз немедленно бросился к своим радиоприемникам, у которых и просидел остаток ночи и бОльшую часть следующего дня.
     
     Флоты Лиги продолжали успешное наступление, сражающиеся корабли покинули Туманность Ориона, поэтому в эфире воцарилось относительное спокойствие. Брейз проверил местные частоты и вскоре поймал сразу несколько передач от товарищей по несчастью — как минимум две капсулы с подбитыми облачниками совершили посадку на Планете Кошмаров. К сожалению — на других материках, за тысячи миль от Микло и его друзей. Брейз записал координаты братьев по оружию, дал им несколько общих советов, велел остерегаться резиновых людей (как знать, насколько далеко простирается их зона влияния?) и, как старший по званию, приказал до лучших времен хранить радиомолчание. Чуть позже Микло перехватил еще одну просьбу о помощи — от экипажа имперской капсулы, которая также упала на другом конце планеты, где-то в арктической тундре. Брейз вежливо пожелал им сдохнуть и оборвал связь. Больше он ничего не мог для них сделать.
     
     Ближе к вечеру Тальциона, весь день шнырявшая в окрестностях лагеря, напомнила о своем старом политическом прогнозе:
     
     — Это больше не нейтральная территория. Наше время истекло. Нам пора уходить.
     
     Брейз окинул взглядом свой поредевший отряд. Алия Краннделл согласно кивнула и начала собирать рюкзак. Доктор Катлеа последовала ее примеру.
     
     — Медикаменты, которые вы нашли в имперской капсуле, мне очень помогли, — пояснила она при этом. — Теперь у меня хватит сил на длительный переход.
     
     — Тогда решено, — подытожил Микло и принялся минировать спасательную капсулу доктора. «Это становится дурной привычкой», — подумал он. Капсула успешно взорвалась, когда они отошли от лагеря на безопасное расстояние.
     
     Еще через сутки с небольшим, в сумерках следующего дня, Брейз и компания наткнулись на очередные признаки цивилизации — к сожалению (или к счастью, об этом было преждевременно судить), давным-давно погибшей.
     
     * * * * *
     
     — Я никогда не бывала здесь прежде, — призналась Тальциона. — И мои сородичи старались не заходить в этой район… квадрат… сектор, — юная дикарка снова попыталась блеснуть знанием галактической военной терминологии. — Какое-то древнее проклятие. Я в него не верю, конечно, — поспешно добавила она. — И вам не советую. Мы же с вами цивилизованные люди!
     
     Что касается древности, то здесь Тальциона была права — хотя до того же Кранна этому месту очень и очень далеко, заметил многоопытный Брейз. Когда-то здесь стоял город, но веков десять или двадцать назад его поглотили джунгли. Циклопические стены обрушились и превратились в кирпичный порошок, смешавшийся с землей, янтарные деревья пробили высокие каменные своды, могучие лианы опутали остатки строений. Некоторые здания, впрочем, сохранились лучше, чем другие и продолжали неравную борьбу с беспощадным временем. Например вот это… Что-то очень знакомое, задумался Брейз, хотя в архитектуре он понимал гораздо меньше, чем в оловянных солдатиках. Но все-таки узнал.
     
     — Церковь, — удивленно пробормотал он. — Будь я проклят, если это не древняя церковь! Или не церковь, но точно молитвенный дом…
     
     — Совершенно верно. Это бон-шиитский храм, — неожиданно подтвердила доктор Узильяк и смущенно добавила в ответ на изумленный взгляд Брейза: — Прежде чем стать военным врачом, я провела детство в оранж-католической школе. Не спрашивайте. Длинная история. Видите эти высокие каменные платформы у входа? Их называли «вечно открытые гробы». Бон-шииты не хоронили своих умерших в земле и не сжигали на кострах, а позволяли диким зверям и птицам клевать трупы…
     
     — Бон-шииты? — нахмурилась Алия и ритуально сплюнула. — Еретики!
     
     — Какая теперь разница? — пожал плечами Брейз. — Как и мы, они верили в Единого Бога, а их грехи умерли вместе с ними тысячи лет назад. Войдем? Солнце скоро сядет. Выглядит как неплохое место для ночлега.
     
     — Надеюсь, храм не рухнет нам на голову, — засомневалась Алия.
     
     — Он стоит здесь много веков, — заметил Брейз. — Скорей всего, выдержит еще одну ночь. Так или иначе, не проверим — не узнаем.
     
     Оказавшись внутри просторного зала, облачники и орионцы поняли, почему древний собор все еще держится. В этом всеми забытом священном месте джунгли сработали не как разрушители, а совсем наоборот. Лианы и стволы деревьев переплелись с толстыми мраморными колоннами и не позволили им рухнуть. От прежнего купола, впрочем, ничего не осталось, теперь его заменили широкие янтарные листья. Они же играли роль занавесок и даже витражей на фоне широких полукруглых оконных проемов. Уцелели даже массивные каменные скамьи — им просто некуда было падать, они всего лишь поплотнее прижались к земле и окружили себя травой, которая пробилась сквозь пол, покрытый треснувшими плитами серого мрамора. В храме царил мягкий полумрак, усугубленный последними лучами заката, поэтому новые гости не сразу обратили внимание, что здесь есть кто-то еще, а когда обратили — с грязными проклятиями схватились за оружие.
     
     — Не богохульствуйте, — машинально сказала доктор Катлеа и вместе со всеми подняла атомный пистолет.
     
     «Чего же мы ждем? Почему не стреляем?» — спросил самого себя Микло Брейз — и тут же нашел ответ. На сей раз враг был один. Это было крайне необычно. На стороне облачников было значительное численное преимущество. Торопиться было некуда… Но только первый взгляд. Где один, там и сотня. Остальные могут скрываться в кустах за стенами храма. Пора кончать, твердо решил Брейз, но выстрелить не успел, потому что чужак неожиданно заговорил человеческим голосом. И вот это было совсем необычно.
     
     — Микло Брейз, — сказало существо. — Ты пришел. Мы ждали тебя.
     
     Двухметровый резиновый человек — а это был один из них — медленно приблизился к настороженным облачникам и остановился в каких-нибудь десяти шагах от Брейза. На первый взгляд, как и на второй, он ничем не отличался от чудовищных аборигенов, с которыми Брейзу уже приходилось сталкиваться прежде. Гладкая черная кожа, яркие красные глаза, руки-щупальца; совершенно лысый и обнаженный — ему нечего было стесняться и нечего скрывать, потому что руббероиды размножались совсем не так, как обычные гомо сапиенсы или даже какие-нибудь геррны. Резиновые люди рождались в черном озере протоплазмы и возвращались туда после смерти, чтобы родиться снова… К дьяволу это все, мысленно спохватился Микло, сейчас надо думать совсем о другом.
     
     — Откуда ты знаешь мое имя? — спросил Брейз как можно более спокойным тоном, продолжая целиться в широкую грудь чужака.
     
     — Мы много про тебя знаем, — отвечал руббероид — и Брейз с ужасом понял, что чужак не просто говорит на знакомом ему языке. Это диалект Облака; больше того — столичный диалект Талларны! — После того, как Линн Кайл присоединился к нам, мы много про тебя узнали.
     
     — Линн Кайл присоединился… — машинально повторил Микло. Линн Кайл был старшим помощником на их корабле. Резиновые люди похитили его несколько дней назад и утопили в своем протоплазменном гнезде на глазах у Брейза. И снова он думает не о том… Что значит «присоединился»?! Нет, только не это, еще больше похолодел Микло Брейз, потому что начал догадываться! Немудрено было догадаться — ведь ему уже приходилось однажды бывать в подобной ситуации. Много лет назад и совсем на другой планете…
     
     — Ты лжешь, — Брейз призвал на помощь жалкие остатки своего хладнокровия. — Вы убили Линна. Я сам это видел.
     
     — Предатель! — неожиданно проскрежетало существо. — Я предупреждал Шорр Кана — нельзя доверять императорскому отродью!
     
     Это было уже слишком, отстранено подумал Брейз. Должны же быть какие-то границы…
     
     — К стенке обоих! — продолжал красноглазый монстр. — Это из-за них мы чуть не отправились на тот свет! Нет! — внезапно заговорил он совсем другим голосом. — С ними пусть разбирается вождь, когда мы вернемся в Облако. Вернемся? — снова голос Линн Кайла. — Экран не работает, последние два генератора еле дышат, спасательные шлюпки искалечены. Патруль наверняка сообщил о стычке. Здесь пространство Империи! Не пройдет и суток, как сектор будет кишеть кораблями…
     
     Трижды проклятый резиновый мерзавец слово в слово пересказывал разговор, который Микло Брейз и его товарищи по оружию вели на борту своего обгоревшего звездолета, прежде чем приземлиться на Планете Кошмаров!
     
     — Знаю. Но еще я знаю, куда идти. У этого солнца есть необитаемая планета. Там мы укроемся и вызовем помощь, — резиновая тварь даже не собиралась закрывать рот. — Но на картах указано, что система находится в центре пылевого циклона! На двух турбинах туда не пробиться. — Пауза, смена голоса. — Вихрь сам понесет нас. А для спасательного корабля он не помеха. Идем туда на максимальной скорости, какую способны дать генераторы, энергию оставим только для связи с Талларной. А этих двоих связать и держать под прицелом. Исполняйте, Линн Кайл!
     
     — Довольно, — прохрипел Микло Брейз. — Я слышал достаточно…
     
     — Очень хорошо, Микло Брейз, — с важным видом кивнул чужак. — Теперь ты знаешь. Больше того. Теперь ты веришь. Поэтому ты тоже сможешь присоединиться к… — резиновый ублюдок не договорил, потому что атомная пуля Брейза угодила ему точно в горло и, взорвавшись, оторвала голову.
     
     Обезглавленное тело мутанта еще не успело коснуться земли, как с верхушек колонн-деревьев посыпались новые резиновые монстры. Алия Краннделл и доктор Катлеа открыли огонь без приказа. Краем глаза удивленный Брейз успел заметить, что и Тальциона стреляет вместе со всеми — из трофейного имперского пистолета. И где она его только прятала до сих пор?! Черт побери, да сколько же можно отвлекаться на пустяки. О другом надо думать. Врагов слишком много, эту позицию не удержать, пора выбираться отсюда.
     
     — К выходу! — рявкнул коммандер Брейз и первым принялся пятиться задом, продолжая стрелять в наседавших чужаков. Господи, да сколько же их тут?! Получи, тварь, получи!!! Товарищи не отставали. До выхода добрались без потерь, но Микло не верил, что так будет продолжаться бесконечно, если только не изменить правила игры. В его рюкзаке оставалось несколько зарядов самодельной взрывчатки, но пока он достанет ее и приготовит…
     
     Доктор Катлеа опять ухитрилась удивить всех, когда извлекла из своего рюкзака несколько стеклянных сосудов, найденных в трофейной имперской аптечке, и принялась швырять их через порог внутрь только что оставленного храма.
     
     — Саквастинол, — пояснила она при этом. Брейз никогда раньше не слышал про такое вещество, и непонимание должно быть отразилось на его лице, потому что бескрылая кволианка поспешила добавить: — Быстро испаряется, хорошо горит.
     
     Дальнейшие уточнения не потребовались. Микло выпустил добрую очередь, которая разорвала на куски первого аборигена, выросшего на пороге, и заодно подожгла пары саквастинола. Доктор не ошиблась и не обманула. Загорелось на славу. Ревущие языки пламени показались из всех дверных и оконных проемов одновременно. Облачники поспешили отступить, но не успели уйти слишком далеко, потому что поверхность планеты внезапно вздыбилась, заходила ходуном и сбила их с ног. «Ударная волна?» — первая мысль, посетившая голову Брейза, была тут же отброшена прочь, — «Нет, это всего лишь пожар, взрыва не было --- землетрясение?!» — и снова неправильный ответ, — «неужели снова они?! нет, это невозможно, этого просто не может быть, не здесь и не сейчас, слишком много совпадений!!!» ------ «все-таки землетрясение», — решил он, когда несколько минут спустя земля у него под ногами и другими частями тела перестала плясать. Потрясенные облачники и орионцы поднялись на ноги, отряхнулись и оглянулись. Древний храм превратился в груду камней, похоронив под своими обломками резиновых людей и горящий саквастинол. Медное солнце в очередной раз пропало за линией горизонта. Ночь вступила в свои права, боже мой, о чем я вообще думаю…
     
     — Землетрясение? — первой заговорила доктор Катлеа.
     
     — Похоже на то, — пробормотала Алия с Кранна, тщательно вытряхивая пыль из волос. Слишком тщательно. «Ей ли не знать», — подумал Микло Брейз.
     
     — Здесь никогда не было землетрясений, — дрожащим голосом прошептала Тальциона.
     
     — А ты-то откуда знаешь? — резко повернулся к ней Брейз. — Ты ведь никогда прежде не бывала в этом секторе! Или?!..
     
     — В нашем лесу, в нашей стране, в этой части света, — уточнила мандариновая девушка. — Я знаю, что это такое, дед мне рассказывал… и показывал даже, устроил целый аттракцион… неважно, долго объяснять. Неужели все-таки проклятие… — она не договорила.
     
     — Богохульство, — нервно хихикнула Алия. — Быть может, не стоило поджигать храм. Пусть даже его и построили еретики. Кому-то наверху это не понравилось. Между прочим, что это было?! — спохватилась она. — Что этот резиновый ублюдок, мать его, такое нес?! Турбины, пылевые циклоны, генераторы… расстрелы на месте? Что это было, Брейз?!
     
     — Неважно, долго объяснять, — отрезал Микло. — Не спрашивайте. Длинная история.
     
     Судя по короткому, но пристальному взгляду, фантом-капитан Краннделл ему не поверила, однако больше ничего не сказала и вернулась к своей прическе.
     
     — Наверху, — задумчиво повторила Катлеа. — Я вот о чем подумала. Кто его построил? Бон-шииты всегда считались еретиками не только в Облаке, но и в Империи. Это не имперская колония, так мне кажется.
     
     — Какое-то из мелких звездных королевств, — пробурчал Брейз. — Да какая теперь разница? Теперь я вижу, что это была плохая идея. Нам лучше убраться отсюда подальше и поискать другое место для ночлега.
     
     Так они и сделали.
     
     В новом лагере, на очередной прогалине, дабы отвлечься от неприятных мыслей и воспоминаний, Микло поторопился распаковать свои любимые радиоприемники. Как оказалось, это была еще одна плохая идея. В космическом эфире творилось нечто невероятное и плохо описуемое. Как будто кто-то включил гигантскую глушилку радиосигналов, прервавшую передачи по всей Галактике. Или, по крайней мере, в окрестностях Планеты Кошмаров. Одни сплошные скрипы, хрипы, искры, шумы и треск. На всех волнах и частотах. Много часов подряд.
     
     В какой-то момент Брейз решил, что стоит поберечь батареи и отключил питание. Устроился поближе к костру. Но увы, несмотря на все потрясения последнего дня и чудовищную усталость, сон упорно не приходил.
     
     Вместо него снова пришли неприятные мысли и такие же воспоминания…

Глава 13. Темное прошлое

      «…Двое незнакомцев обменялись несколькими негромко произнесенными словами. Саундерс был почти уверен, что может перевести их и без психофона: «Варвары… детская эмоциональность… ладно, развлечем их ненадолго».
     
     
      — Это археологическая экспедиция, раскапывающая пирамиду, — терпеливо произнес один из них. — Мы из Галактического Института, из отделения Сирианского сектора. Мое имя лорд Арсфел Астракирский, а это мои подчиненные. Негуманоиды, если вам это интересно, с планеты Куулхан, чье солнце не видно с Терры.
     
     
      Взгляд Саундерса с невольным изумлением переместился на возвышающееся над ними колоссальное сооружение.
     
     
      — Кто ее построил? — выдохнул он.
     
     
      — Никто не знает, почему иксчулхи возводили такие сооружения на всех завоеванных ими планетами. Пока что никому не известно, кем они были или откуда явились и куда, в конце концов, направились. Мы надеемся, что в их пирамидах отыщутся некоторые ответы на эти вопросы…»
     
      Пол Андерсон, «Полет в навсегда».
     
     * * * * *
     
      Кранн, 202.107 A.D.
     
     * * * * *
     
     Если даже Краннополис с его индустриальными небоскребами выглядел на все сто тысяч лет, то Зинзиба, древняя столица Кранна, должно быть, умерла за тысячу веков до рождения Краннополиса. Умерла, но никто не потрудился ее похоронить, и теперь в скелете Зинзибы, в самом сердце сумрачных джунглей Кранна, копошились жалкие людишки — и не только они.
     
     Военные и другие приготовления к вторжению в подземное царство Червей шли полным ходом, скучать не приходилось никому. В том числе и молодым офицерам Специального Дивизиона ЛТМ Микло Брейзу и Дане Холт, которые получили от своего командира новое задание.
     
     — Лагерь археологов в пяти километрах от шахты, помните про него? — спросил люггер-капитан Балдуин Вест и постучал указательным пальцем по карте — точь-в-точь, как комиссар Альфардо, несколько дней тому назад. — Займитесь им. Действуйте по обстоятельствам, но до конца недели этот лагерь должен исчезнуть с лица планеты. Так или иначе.
     
     — Так или иначе, сэр? — прищурилась Дана.
     
     — Если даже они те, за кого себя выдают, то вам придется иметь дело с подданными паршивого карликового королевства, — холодно сказал капитан Вест. — Нам не нужны лишние свидетели. Наши дипломаты потом придумают, как отбрехаться. Если же они самозванцы… Сами понимаете, никто нас не осудит. Даже враги. Вам все ясно?
     
     — Так точно, сэр! — прозвучал в ответ дружный хор из двух голосов.
     
     — Исполнять.
     
     Примерно через двенадцать часов и тысячу километров Брейз и Дана выбрались из кабины вертолета.
     
     — Милый, это просто великолепно! — тут же завопила Дана и принялась без остановки щелкать затвором фотоаппарата.
     
     — Чем могу служить? — поинтересовался вышедший им навстречу желтокожий человек в пыльном рабочем комбинезоне.
     
     — Мы студенты-историки, из ТУЛа, — охотно представился Микло. — Меня зовут Микло Брейз, а это моя невеста, мисс Дана Холт. У нас сейчас каникулы, мы гостили у старых друзей в Краннополисе, а они посоветовали нам заглянуть в Зинзибу. Отличный материал для диссертации и все такое. Вот мы и решили совместить приятное с полезным.
     
     — Добро пожаловать, — вежливо кивнул незнакомец. — Я доктор Макстом Альдох из Нормандской Академии Наук. Мы всегда рады гостям. Следуйте за мной, я познакомлю вас с профессором Кимли, начальником нашей экспедиции.
     
     И Дана с Брейзом последовали, при этом Брейз не забывал поглядывать по сторонам, а Дана продолжала фотографировать все подряд.
     
     Микло Брейзу и прежде приходилось видеть руины погибших цивилизаций на чужих планетах, но Зинзиба была особенной. Мрачные развалины как будто дышали невероятной, чудовищной древностью. Он пытался понять, в чем тут дело, но пока не находил ответа. Эти черные камни, цвета самого космоса? Тусклое красное солнце над головой? Мертвые белесые джунгли? Хм. Мертвые ли?..
     
     — Нам сказали, что здесь все еще встречаются деревья-людоеды, — непринужденно заметил Брейз. — Мы даже прихватили оружие, на всякий случай.
     
     — Ваши друзья разыграли вас, — рассмеялся доктор Альдох. — Не обижайтесь на них, аборигены поступают так со всеми гостями Кранна. Милая местная традиция. Деревья-людоеды вымерли давным-давно. С ними никто не сталкивался вот уже тридцать тысяч лет, по самым скромным подсчетам. Оружие вам не понадобится, это самое безопасное место на Кранне. Гораздо безопаснее нижнего Краннополиса, например.
     
     — Я бывал в Нижнем Краннополисе, поэтому охотно вам верю! — воскликнул Брейз.
     
     По дороге в Зинзибу Брейз и Дана добросовестно прослушали кассету мыслезаписи, полученную от командира. Краткая история королевства Норма в созвездии Наугольника, описание его обитателей, военные возможности и все такое прочее. Очень краткое досье, с многочисленными купюрами. «Плохое начало», — одновременно решили Микло и Дана, но протестовать было поздно — капитан далеко, а они уже здесь.
     
     «Здесь» — в мертвом черном городе, среди скелетов черных пентагональных башен, с вершин которых когда-то взлетали всадники на драконах.
     
     — Кстати, а драконы здесь встречаются? — спохватился Брейз.
     
     — За последние четыре месяца мы не видели ни одного, — поведал доктор Макстом. — Не уверен, что драконы вообще сохранились в живой природе. Краннианцы разводят их на зверофермах, забивают и пускают на солдатские консервы, а из отрезанных крыльев шьют черные кожаные плащи для своих комиссаров… Простите, — смутился инопланетянин, — вы ведь облачники, вам должно быть неприятно это слышать…
     
     — Ничего страшного, — натужно рассмеялся Микло. — Мы далеко от Талларны, поэтому можем позволить себе маленькую порцию вольнодумства. К тому же краннианцы — это наши деревенские дурачки. Они и не такое способны!
     
     — Охотно вам верю, — рассмеялся в ответ доктор Альдох.
     
     Типичный нормандец, если верить капитанскому досье, подумал Брейз. Желтокожий, черноволосый, темноглазый, среднего роста. Вырос при стандартной силе тяжести, скорей всего — в системе солнцеподобной Ди-Гаммы Наугольника, на столичной королевской планете, где правит династия Олбертинов. На вид — тридцать с небольшим стандартных лет. Передвигается как опытный солдат, но в бою давно не бывал. Наверняка офицер-резервист, как и все нормандские аристократы. «Самое безопасное место на Кранне, говоришь? Оружие не понадобится? А зачем ты таскаешь атомную ракетницу имперского образца в кобуре под мышкой? Думал, что я не замечу?» Неужели Альфардо был прав в своих подозрениях? Не археологи, а шпионы?.. «Между прочим, — вспомнил Микло, — а нормандских солдатиков в моей коллекции не было. И у Даны тоже. Если выберемся отсюда, надо будет заполнить этот пробел».
     
     — Вот мы и пришли, — объявил Макстом Альдох.
     
     Нормандские археологи (?) расположили свой лагерь в самом центре Зинзибы, если только Микло правильно запомнил карту и оценил пройденное расстояние. Скромные брезентовые палатки, атомный генератор и другое подобное оборудование. Между палатками сновали желтокожие люди и низкорослые чужаки — четверорукие, остроухие, покрытые гладкой черной шерсткой. Не феллиноиды и не киноиды, нечто среднее.
     
     — Это миниторры, — небрежно заметил нормандец, — подданные нашего короля. Примитивные, но лояльные. Отличные помощники и мастера на все руки. Землекопы, носильщики…
     
     В досье про этих миниторров ничего не было, ни слова. Дана машинально сделала несколько снимков. Доктор Альдох не возражал. Попробовал бы он возразить — Брейз только этого и ждал. Возможно, доктор все-таки настоящий. И почему бы ему не носить оружие в глухих местах за много миль от ближайшего островка цивилизации? Даже если здесь безопасно. Сегодня безопасно, а завтра уже нет.
     
     — А вот и профессор, — заметил нормандец.
     
     Едва увидев профессора, Брейз мысленно облизнулся, а Дана испытала острый укол женской ревности.
     
     — Профессор Кассана Кимли, — представилась глубоким контральто дама приятной наружности в самом расцвете сил. — С кем имею честь?
     
     «Не бывает таких красивых профессоров археологии», — подумал Микло, заново охваченный приступом подозрительности. — «Слишком мягкие губы и высокая грудь, а прическа… с такой пышной прической она копается в древних развалинах?! И кожа у нее не желтая, а почти золотая. Так и светится. Нет, здесь что-то не так».
     
     На сей раз первой заговорила Дана. «Мы студенты, у нас каникулы, а этот болван — мой жених; но вам ли не знать, на истфаке так трудно найти нормального парня! Пришлось выбирать лучшего из худших». Профессор Кимли оценила шутку, и дамы мило рассмеялись в унисон. Доктор Макстом успел куда-то испариться («подозрительно», — решил Брейз), но гостям из Талларны скучать не пришлось. Начальница экспедиции пригласила их в свою палатку, один из миниторрров живо накрыл на стол, и разговор продолжился в теплой, дружеской обстановке.
     
     -…отличная тема для диссертации, — Дана была в своей стихии, у нее это хорошо получалось — с самым невозмутимым видом нести фантастическую чушь, — мы проверяем теорию, согласно которой Кранн был первой столицей Лиги, а местное человечество зародилось на Кранне благодаря панспермии и только потом смешалось с выходцами с Земли.
     
     — Прошу прощения за прямоту, — осторожно отвечала профессор Кимли, — но как относится к этой гипотезе Талларнийская академия? Если вдруг гипотеза подтвердится…
     
     -…не изменится ровным счетом ничего, — расхохоталась Дана. — Наш верховный правитель — человек самых широких взглядов. Его волнует единство Лиги и процветание ее народов, а вовсе не тайны забытых предков или истинная природа отцов-основателей. Это один из тех вопросов, где нам предоставлена полная академическая свобода. Мы имеем право следовать самым безумным и нелепым идеям. Нас никто не станет порицать, даже если мы возьмемся доказывать, будто первые поселенцы Темных Миров прибыли с Канопуса. Напротив! Это будет означать, что имеем все права на систему Канопуса, — ухмыльнулась мисс Холт.
     
     — Вы так спокойно об этом говорите, — заметно удивилась мисс Кимли. — Мне, право, неловко, но мы, граждане звездных королевств, наслышаны о жестокости вашего правительства, фанатичной идеократии ваших лидеров…
     
     «Возможно, профессор все-таки настоящая, — засомневался Брейз. — Нет, она не копается в развалинах. Только руководит. А читать лекции в Нормандской Академии Наук можно и с такой прической».
     
     — Хорошо быть дочкой высокопоставленного чиновника, — осклабилась Дана.
     
     — А дочерью адмирала — еще лучше! — подхватила Кассана Кимли и ласково улыбнулась.
     
     В палатке воцарилось неловкое молчание.
     
     — Простите? — лейтенант Дана Холт очень правдоподобно хлопнула ресницами.
     
     — Мои миниторры, — еще шире улыбнулась профессор (?) археологии (?) с Гаммы (?) Наугольника (?). — Они телепаты. Прямо сейчас читают ваши мысли и пересказывают мне их содержание. Мы знаем, кто вы такие, лейтенант СДЛ Холт и лейтенант СДЛ Брейз. Нет смысла и дальше ломать комедию. Ваш звездолет-призрак с полным отрядом космической пехоты под командованием стелс-офицера Сарии Маннгал в настоящий момент висит на лесом, всего в трех километрах отсюда, готовый прийти к вам на помощь. Нет, мистер Брейз, я понятия не имею, где можно достать хороший набор нормандских оловянных солдатиков. Весь вопрос в том… Сидеть! — рявкнула «профессор». Брейз не успел вытащить пистолет, потому что на пороге появился доктор (?) Макстом (?) и один из миниторров. На парочку облачников направились сразу пять стволов. — Весь вопрос в том, — продолжала мисс Кимли, — годитесь ли вы на роль заложников. Станут ли ваши товарищи проявлять осторожность, атакуя наш лагерь, или же просто сбросят атомную бомбу и покончат с этим.
     
     — Вы знаете, кто мы такие, — спокойно сказала Дана, — но кто такие на самом деле вы? Вы до сих пор не представились, это по меньшей мере невежливо…
     
     — Как странно, — покачала головой нормандская (?) шпионка. — Подземные черви Кранна все еще существуют! И именно они спутали все наши планы. Мы могли бы и дальше играть роль безобидных археологов, но ваши полководцы настроены слишком решительно. Надо же, «нам не нужны лишние свидетели!» Старая добрая Лига. Что ты там врала про широту взглядов, маленькая дрянь?
     
     — Попридержи язык, крашеная сучка, — Дана как всегда не осталась в долгу. — Это ведь не твой настоящий цвет. Кто ты такая на самом деле? Империалка? Лебедианка? Гераклийка?
     
     — Мы могли бы избежать кровопролития, — откашлялся Брейз. — Если вы только сдадитесь добровольно… У вас нет никаких шансов против нашего звездолета. Вы и сами прекрасно это понимаете. Обещаю, с вами будут хорошо обращаться. При первой же возможности мы обменяем вас на наших агентов, которые находятся в имперских застенках…
     
     — «Хорошо обращаться»? — зло усмехнулась мисс Кассана. — О, что я слышу? У профессора Ланд Аллера есть новая машинка для чтения мыслей? У Облака нет собственных природных телепатов, поэтому вы построили механического. Оригинально! Это и будет вашим хорошим обращением? Нет уж, спасибо. Придется отклонить ваше заманчивое предложение. Тем более что никакого обмена не будет. Шорр Кан никогда не выручает провалившихся агентов. Особенно трусов и неудачников, которые не сумели покончить с собой при аресте. Нет уж. Забудьте. Мы не сдадимся.
     
     — Что будем делать, командир? — Макстом Альдох нервно облизнул губы.
     
     — Готовьте аппарат, — твердо приказала Кимли.
     
     — Но ведь мы даже не уверены… — заметно растерялся «доктор».
     
     — Готовьте аппарат, — повторила начальница. — Это наш самый лучший шанс. Альтернатива — смерть или плен, а потом — все равно смерть. Бентликс, — она повернулась к многорукому чужаку-телепату, который по-прежнему целился в облачников сразу из четырех пистолетов. — Продолжай сторожить их. Пока что.
     
     И парочка фальшивых нормандцев скрылась за пологом палатки. Дана и Брейз остались наедине с бдительным часовым.
     
     — Похоже, твои хозяева собираются тебя бросить, — демонстративно зевнула Дана — и это был один из ее лучших зевков, с таким только в театре выступать. — Все еще собираешься хранить им верность?
     
     — Ты забыла — я могу читать твои мысли, — пробурчало существо на очень приличном южно-галактическом диалекте. — Ты желаешь моей смерти. Не пытайся меня обмануть, самка человека. Все равно у тебя ничего не выйдет.
     
     — Ну да, — не стала спорить Дана. — Прямо сейчас я готова разорвать тебя на куски. Но это сейчас. Если ты поможешь нам, все изменится, и наша благодарность не будет иметь никаких границ. В разумных пределах, конечно. Я и на сей раз тебя обманываю?
     
     — Не имеет значения, — отрезал миниторр. — Я не собираюсь предавать людей, которым поклялся в верности. А вы для меня никто.
     
     * * * * *
     
     
     Вот задача — как одолеть противника, который не только держит тебя под прицелом, но и читает все твои мысли? В Специальном Дивизионе Микло Брейза и его товарищей учили всякому, в том числе борьбе с телепатами. Галактика была велика, и в ней можно было найти самых разных телепатов — от таких, которые едва читали мысли своих сородичей до таких, которые могли подчинять своей воле десятки чужаков одновременно. Вопрос вопросов — какое место на этой шкале занимают нормандские миниторры, о существовании которых Брейз и Дана узнали менее часа назад? (Почему не раньше? Именно потому, что Галактика слишком велика, и даже военная академия Лиги не может себе позволить читать курс лекций по каждому инопланетному виду — миллионы их). В теории, если иметь под рукой хорошо подготовленный и сплоченный отряд, можно справиться с любым телепатом. Желательно, конечно, многочисленный отряд. Но вряд ли сладкую парочку облачников, застрявших в палатке «профессора Кимли», можно было назвать многочисленным отрядом.
     
     — Зря стараешься, — неожиданно заговорил четырехрукий. — Ничего у тебя не выйдет. И у тебя тоже, — он сверкнул вертикальными зрачками в сторону Даны. На сей раз Дана не успела ответить, потому что в палатку вломился новый персонаж.
     
     — Кассана здесь? — спросил он. — Нигде не могу ее найти… А что здесь происходит?
     
     Не желтокожий, заметил Брейз. Бледнолицый. Облачник. Больше того — краннианец.
     
     — Грабители могил, — проворчал миниторр по имени Бентликс. — Мы собираемся сдать их местным властям. Госпожа Кассана где-то на раскопках.
     
     — Это клевета, — вклинилась Дана. — Вы будете свидетельствовать в нашу пользу, гражданин. Черт знает что, какие-то спятившие иностранцы угрожают честным облачникам на территории Лиги!
     
     Краннианец равнодушно пожал плечами.
     
     — Вы же слышали — вас сдадут местным властям. Уверен, они во всем разберутся.
     
     — Ради все святого, Монт Резор, — пробормотала Дана.
     
     — Заткнись!!! — проревел Бентликс, но тут же получил пулю в грудь, закатил глаза, выронил четыре пистолета и грохнулся на пол. Выстрел прозвучал глухо, потому что краннианец даже не подумал вынуть руки из карманов своего комбинезона. В одном из этих карманов — судя по дыре, украсившей комбинезон — скрывался крошечный атомный пистолет.
     
     — Ты человек комиссара Норта, — понял Микло Брейз, ошеломленный скорой расправой над телепатом. А он-то ломал над этим голову! — Агент, о котором он предупреждал…
     
     — Быстро соображаешь, — ухмыльнулся краннианец по имени Монт Резор и повернулся к Дане. — Готов исполнить ваши приказы, мэм! Если бы вы только знали, как я рад наконец-то услышать этот пароль!.. Ради всего святого!
     
     — Как тебе это удалось? — Брейз все еще не мог поверить в такую быструю и простую победу над чужим разумом. — Как ты сумел обмануть его? Он ведь мог читать твои мысли и должен был понять, что ты собираешься выстрелить в него!
     
     — Кто? — довольно искренне удивился Монт Резор. — Кто мог читать мои мысли?! Бентликс?! То есть как это…
     
     — Потом разберемся, — перебила его недовольная Дана. — Прежде надо покончить с этим шпионским гнездом. Эта мерзавка Кимли сказала, что нужно готовить аппарат. Что она могла иметь в виду?
     
     Агент краннского комиссариата ненадолго задумался.
     
     — Скорей всего, этот странный механизм, который мы откопали месяц тому назад, — предположил он. — Мы так и не поняли, что это такое — какое-то древнее оружие или устройство связи… то есть я не понял, — смутился Резор. — Но Кассана, похоже, догадалась. Следуйте за мной!
     
     — Постой. Не забывай, что эти миниторры — телепаты, — напомнил Брейз. — Неужели ты этого не знал? Если они прочитают наши мысли — нам конец. Сколько их в лагере?
     
     — Около дюжины. Теперь на одного меньше, ха-ха! Терпеть не могу этих вонючих тварей… Кажется, я понял, в чем тут дело, — помрачнел краннианец. — Нормандцам — или кто они там — нужен был проводник и знаток наших джунглей. Так мне удалось присоединиться к их экспедиции. Получается, их ручные телепаты сразу выяснили, кто я такой — и доложили своим господам. А те ничего не предприняли. Позволили мне их сопровождать. Их устраивало такое положение вещей. Ну, конечно! Разоблаченный вражеский агент, которого можно водить на нос, скармливать дезинформацию, читать его мысли… Стыдно-то как! И если они читали мои мысли, то знали, что я только и жду приказа или повода, чтобы начать их всех убивать. Поэтому, когда я в очередной раз подумал «сейчас пристрелю этого сукина сына», Бентликс даже не подумал защищаться. Решил, что я снова размечтался. Сюрприз, ублюдок, мать твою! — Монт Резор изо всех сил пнул труп инопланетянина. — Не ожидал?! — к пинку добавился густой плевок. — Кранн или смерть!
     
     — Во второй раз такой фокус не пройдет, — сообразила Дана. — Интересно, на какой дистанции они могут читать чужие мысли? Стоит одному из них приблизиться к нам, и он тут же поймет, что ты убил этого Бентликса, а мы — первая волна вторжения, которая собирается разворошить их уютное гнездо. Нет, не стоит рисковать. Пора кончать. Эти ублюдки были так уверены в себе, что даже не попытались нас обыскать. — Брейз и Дана одновременно, не сговариваясь, извлекли из карманов радиотелефоны. Переглянулись, ухмыльнулись — и Брейз уступил честь даме. Дана утопила Большую Красную Кнопку и поднесла аппарат к губам:
     
     — Гольф-Чарли-Фокстрот, Гольф-Чарли-Фокстрот, наземная команда вызывает призрак. Сария, ты меня слышишь? Отвечай!
     
     — Фокстрот-Ромео-Гольф, — пробубнил динамик. — Слушаю вас. Продолжайте.
     
     — Общая атака по моему сигналу, — скомандовала Дана. — Мы поддержим вас с земли. Нас здесь трое, агент Норта присоединился к нам. Старайтесь захватить пленных. Имейте в виду — здесь телепаты. — Дана коротко описала многоруких чужаков. — Можете начинать… сейчас!!!
     
     Ждать пришлось недолго. Не прошло и пяти минут, как корабль-призрак Лиги материализовался прямо над лагерем лже-археологов. Три облачника, до поры до времени затаившиеся в палатке мисс Кимли, догадались об этом по серии выстрелов и многочисленным воплям. И только тогда рискнули выглянуть наружу. Как оказалось — преждевременно. Корпехи Лиги в боевых бронескафандрах рассыпались по лагерю, стреляя во все и всех подряд из парализаторов. Они так увлеклись, что даже не узнали своих товарищей по оружию и угостили их целой очередью парализующих зарядов.
     
     Микло Брейз очнулся неизвестно сколько часов спустя. Судя по окружающей обстановке — в медотсеке корабля. На соседней койке лежала Дана Холт. Между койками стоял капитан Балдуин Вест собственной персоной.
     
     — Даже не знаю, похвалить вас или разжаловать, — задумчиво протянул командир. — Ладно, так и быть, будем считать, что вы справились.
     
     — Сражение закончилось, сэр? — с трудом разлепил губы Брейз. — Мы победили?
     
     — Как оказалось, наши парализаторы слишком сильны для чужаков-миниторров, — тем временем продолжал капитан. — Они все сдохли. Главная шпионка и ее помощник ускользнули… если можно так сказать. Они попытались запустить древний аппарат — вот только он взорвался, и теперь наши корпехи собирают их орионское мясо по всему городу.
     
     — Орионское?! — одновременно воскликнули Дана и Брейз.
     
     — Ну да, — кивнул Вест. — Судя по анализу ДНК, «Кассана Кимли» и «Макстом Альдох» были орионцами. Слуги Орионского Короля-Янычара. Вот уж кого не ожидал встретить здесь. Давненько нам не приходилось с ними сталкиваться. Так или иначе, они тоже сдохли. Что же касается остальных «археологов», то нам удалось захватить их в плен. Но они оказались для нас бесполезны. Все до одного — настоящие чистокровные желтомазые нормандцы. Наемники. Ничего толком не знали, ни в какие шпионские секреты не были посвящены. Ну что ж, тем хуже для них. Дело закрыто, дамы и господа.
     
     — Прошу прощения, сэр… — заговорила Дана. — Почему в нормандском файле не было ни слова про миниторров и их телепатические способности?
     
     — А сама-то как думаешь? — холодно произнес капитан. — Солдат, не спрашивай. На сегодня все. Отдыхайте, приходите в себя — и готовьтесь.
     
     — Готовиться к чему, сэр? — осмелился поинтересоваться Брейз.
     
     — Надеюсь, когда тебя подстрелили из парализатора, ты всего лишь временно потерял сознание, но не память, малыш, — удивленно уставился на него командир. — Как это к чему?! Мы выиграли сражение, до конца войны еще далеко. Царство Червей ждет нас. — Капитан выдержал театральную паузу и добавил:
     
     — Через два дня мы начинаем штурм подземных высот.

Глава 14. "Орион взойдет!"

      «Голос исчез так же внезапно, как появился, и из динамика слышалось теперь лишь шипение атмосферных разрядов.
     
     
      Роканнон посмотрел в другой конец комнаты, на маленького фииа, который попросил разрешения остаться с ним и молча сидел, скрестив ноги, на полу у окна.
     
     
      — Это, Кьо, говорил враг, — сказал Роканнон».
     
      Урсула Ле Гуин, «Планета Роканнона».
     
     * * * * *
     
      Снова Туманность Ориона, 201.115 A.D.
     
     * * * * *
     
     В последующие дни Микло Брейз и его поредевший отряд уходили все дальше и дальше на восток. В космическом эфире тем временем продолжал царить хаос. Сей факт нравился Брейзу все меньше и меньше, даже тогда, когда помимо скрипов и тресков он сумел поймать несколько неполных сообщений без конца и начала. Иногда еще и без середины. Ключевое слово — «неполных». Из них ничего нельзя было понять. Спутники задавали тревожные и неудобные вопросы, но он не знал, что им ответить. В военных академиях его юности ничего не рассказывали про такой космический феномен.
     
     К счастью, в один почти прекрасный день (погода, во всяком случае, стояла хорошая), они наконец-то добрались до бункера и получили возможность хоть ненадолго отвлечься от неприятных мыслей.
     
     Но на смену им немедленно пришли другие мысли — не менее неприятные.
     
     Потому что бункер выглядел очень плохо, можно даже сказать — плачевно.
     
     — Прямое попадание, — констатировал Микло Брейз, обходя армобетонные развалины, в которые успели вторгнуться джунгли планеты Кошмаров. — Только случилось это не вчера и даже не неделю назад. Давно, очень давно. Я вам больше скажу — это вообще не наш бункер.
     
     — Случайно не той же цивилизации, что оставила после себя тот храм? — предположила доктор Катлеа.
     
     — Все может быть, — рассеянно пробормотал Брейз, подбирая с земли ржавый обломок неизвестно чего и тут же бросая его обратно. — Бесполезный хлам. Археологи могли бы заинтересоваться, наверно…
     
     — Здесь что-то написано! — воскликнула Тальциона, раздвигая янтарные листья. — Вот здесь, на стене! Смотрите!
     
     — Будь я проклят, если узнаю этот алфавит, — пожал плечами Брейз. — Как насчет тебя, Алия?
     
     — Впервые вижу, — аналогично пожала плечами мисс Краннделл. — Что скажете, доктор? В оранж-католической школе такому случайно не учили?
     
     — И да, и нет, — задумчиво протянула коммандер Узильяк. — Я не умею читать эти знаки. Но узнаю алфавит. Да, никаких сомнений быть не может. Это старый орионский шрифт. Времен первых Королей-Янычаров. Больше того! Тогдашние орионцы исповедовали бон-шиизм. Получается, что тот заброшенный город и храм тоже построили они. Все совпадает.
     
     — Орионское мясо… — прошептал Микло, уставившись на полуразрушенную бетонную стену невидящими глазами.
     
     — Что вы такое говорите? — не поняла доктор Катлеа.
     
     — Не обращайте внимание, — Брейз помотал головой, прогоняя наваждение. — Мы находимся в туманности Ориона, помните? Иногда название — это все лишь название, а иногда — нечто большее… Дьявол, я не то хотел сказать. Короче, эта туманность тоже некогда принадлежала орионским королям. Но потом древняя орионская держава осмелилась бросить вызов молодой Средне-Галактической Империи — и была жестоко наказана. Похоже, именно тогда орионцы оставили эту планету и бросили колонию на произвол судьбы. Ладно, с этим разобрались. Здесь больше делать нечего, до заката постараемся уйти как можно дальше. Как знать, вдруг и эти руины Орионского царства привлекут резиновых мутантов.
     
     Никто не стал с ним спорить. Тем более что Микло Брейз почти угадал. Древние орионские развалины и в самом деле привлекли врагов. Сразу после заката. Только не мутантов.
     
     — Тяжелый крейсер, — прошептала Алия, наблюдая за посадкой корабля в ночных джунглях. — Имперского образца.
     
     — Точно, — согласился Микло, и при этом его посетило очередное нехорошее предчувствие. Эти помехи в эфире, а теперь новый вражеский корабль… Ведь наша армада наступает, здесь давным-давно должен быть глубокий тыл Лиги Темных Миров. Разве нет? Что имперцы здесь делают? Их не должно здесь быть!
     
     — Возвращаемся, — твердо решил Брейз. — Попробуем подобраться к ним поближе и узнать, чем они здесь занимаются. Алия — со мной. Тальциона, оставайся с доктором. И не спорь, это приказ.
     
     Имперцы посадили свой корабль рядом с древним бункером — похоже, они знали, что искать — так близко, что едва не придавили его. Пламя звездолетных двигателей едва не подожгло джунгли — к счастью, внешняя система пожаротушения справилась. Враги вели себя на удивление беспечно — как будто никакой войны не было. Или просто очень торопились? Включили на полную мощность все прожектора и рассыпались по окрестностям. Очень скоро Алия и Брейз поняли, что они не смогут незаметно подобраться к чужому кораблю и сочли за благо отступить. Это мудрое тактическое решение, впрочем, не спасло их от встречи с одним из имперских астронавтов. Но тут уже безотказно сработали инстинкты, привитые им в специальных дивизионах и секретных службах Лиги. Несколько точных профессиональных ударов — и враг распростерся на земле, пока еще живой, но без сознания. Не сговариваясь, сладкая парочка облачников подхватила бездыханное дело и потащила его прочь от имперского корабля.
     
     * * * * *
     
     — Очнулся, сволочь? — прошептала Алия и показала связанному пленнику пистолет. — Будешь кричать или брыкаться — прикончим на месте. Понял?
     
     Вражеский астронавт затравленно кивнул.
     
     — Кто вы такие? — в свою очередь спросил Брейз. — И что здесь делаете? Отвечать быстро и не задумываясь!
     
     — Боевой корабль Его Величества «Майганту», — прошептал пленник. — У нас секретное задание, но о нем знает только капитан и старшие офицеры. Я всего лишь рядовой янычар…
     
     — Какого величества?! Какой еще янычар? — не сразу понял Микло. — Орионец что ли?! — коммандер Брейз направил на пленного фонарик, на мгновение включил — и тут же выключил, потому что увидел достаточно. Розовая кожа — но не такая розовая, как у землян, например, а особенный, глубокий, ядовитый оттенок розового. К ним в руки попал уроженец системы красной звезды Бетельгейзе. — Точно, орионец. Неужели вернулись на родные развалины? Задание, говоришь? И ты о нем ничего не знаешь? Допустим. Как вам удалось забраться так глубоко в наш тыл?
     
     — Какой еще тыл?! — искренне изумился янычар. — Ты что, спятил от горя, облачник?! А… понимаю. Давно вы торчите на этой планете? С первого дня, наверно. Ну так знай, что нет больше никакого тыла! Война закончилась! Мы победили, а вы — проиграли! Лига разгромлена, а ваш «великий» диктатор — мертв! Ха-ха-ха!
     
     — Что ты такое несешь?! — то ли удивилась, то ли возмутилась леди Краннделл.
     
     — Лига разбита вдребезги! — захлебываясь, продолжал орионский пленник. — Принц Зарт Арн пустил в ход Разрушитель и уничтожил половину вашего флота одним выстрелом! Уцелевшие корабли сдались, а народ Облака поднял восстание и сместил вашего верховного лидера! Шорр Кан отказался сдаться, и тогда сами облачники убили его, а труп бросили в огонь! Все кончено, понимаете?! Шорр Кан мертв, а Лига Темных Миров капитулировала и оккупирована союзными войсками! Войне конец!!! Так-то вот, уроды бледнолицые! Орион взойдет!
     
     — Врешь ты все! — вскипела Алия. — На что ты рассчитываешь, мерзавец?! Что мы купимся на примитивную имперскую пропаганду?!
     
     — Замолчи, — неожиданно перебил ее Брейз. — Заткнись. Дай подумать…
     
     Он велел ей заткнуться, потому что внезапно поверил. Брейз понял, что пленник говорит правду. Теперь все встало на свои места. Все эти помехи в эфире, то неожиданное землетрясение… Ученые и военные аналитики Лиги не знали про Разрушитель почти ничего, но нечто подобное предполагали. Примерно так все и должно было выглядеть. Ударная волна Разрушителя пронеслась через всю Галактику, и ее последствия будут ощущаться еще много дней.
     
     Разрушитель! Волшебное оружие Империи, в которое далеко не все верили; которое многие из людей считали древним мифом, легендой, страшной сказкой, должной запугивать непослушных детей и непокорных врагов Императора — а оно существовало на самом деле! Не только существовало, но и было пущено в ход — да так успешно, что великую Лигу Темных Миров, самую могущественную державу в известной Вселенной, прикончил один-единственный выстрел!!! Один выстрел в космической тьме — и все пошло прахом, все великие достижения и грандиозные планы… Микло Брейз встретился взглядом с Алией Краннделл — ее глаза сверкнули в ночи — и тут же погасли. Она поняла, она тоже поняла — и поверила.
     
     — Наши имперские союзники слишком заняты празднованием победы, — напомнил о себе захваченный орионец. — Им сейчас не до нас. Поэтому Король-Янычар приказал нам навестить эту планету. Но я не знаю, почему мы здесь! — торопливо добавил янычар. — Только капитан и офицеры знают…
     
     — Как скажешь, — равнодушно уронил Брейз и снова повернулся к Алии: — Кто это сделает? Я или ты?
     
     — Сделает что? — насторожился пленник.
     
     — Давай я, — таким же равнодушным тоном отозвалась Алия. — Я как раз кое-что придумала…
     
     — Придумала что?! — откровенно заволновался орионец. — О чем вы тут говорите? Вы же проиграли войну. Вы должны сдаться в плен. Вы можете сдаться мне. Точно. Сдавайтесь, и я отведу вас к своему командиру…
     
     Коммандер Брейз отвернулся. Несколько мгновений спустя он услышал за спиной короткий противный треск — и больше орионец не разговаривал.
     
     — Когда янычары найдут тело, то подумают, что он споткнулся в темноте и напоролся на острый сук, — Алия Краннделл пыталась казаться хладнокровной, но ее голос заметно дрожал. Мало ли чему ее учили в Секретной Службе ЛТМ, не так-то просто прикончить беспомощного и безоружного пленника. — Орионцы ничего не заподозрят. А мы уже будем далеко. Или нет?..
     
     Или нет?
     
     Микло Брейз ничего ей не ответил, потому что не знал, что ответить.
     
     Еще несколько минут назад он знал, куда идет и зачем, а теперь не знал ровным счетом ничего. Они брошены на этой планете, окружены врагами, и никто не придет их спасать. Потому что война проиграна, Лига Темных Миров уничтожена, а великий лидер мертв.
     
     Что будет завтра?..

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

     _________
     

Приложение. Скорости кораблей в мире Звездных Королей.

     * * * * *
     
     Действие происходит через 200 тысяч с лишним лет (если быть совсем точным, в 202115 году). К тому времени, благодаря прецессии, нутации и расширению Вселенной расстояния между известными нам звездными системами изменятся в ту или иную сторону (скорее ту, чем иную), но на данном этапе нашего расследования займем для ясности и воспользуемся дистанциями, которые имеют место быть в нашу эпоху.

1) Ночной полет «Маркаба».

     На каком-то этапе повествования звездолет «Маркаб», имперский патрульный крейсер, летит из системы Канопуса в систему Талларны (столица Облака). Расстояние между Канопусом и Облаком примерно 450 световых лет. Через несколько часов после старта капитан корабля сообщает, что персонажи доберутся до цели за четыре дня. Отсюда следует, что средняя скорость «Маркаба» — примерно 4 с половиной световых года в час.

2) Экспедиция «Дендры».

     Несколько дней спустя герои летят с Талларны на Землю на борту облачного призрака «Дендра». Расстояние между Облаком и Землей — около 600 световых лет, и это расстояние герои планируют преодолеть за пять дней. В отличие от «Маркаба», который летит практически по прямой, «Дендра» вынуждена совершать обходные маневры и время от времени включать режим «стелс» (и тогда ее скорость падает практически до нуля). Тем не менее, получается, что ее средняя скорость — 5 световых лет в час, то есть даже больше, чем у «Маркаба».

3) Стремительный бросок «Этне».

     Ближе к финалу романа герои летят на борту флагманского линкора «Этне» из системы Канопуса в систему Денеба. Это расстояние (2900 световых лет) они преодолевают за 12 с небольшим часов. Постоянно подчеркивается, что линкор движется на максимально возможной скорости, турбины надрываются, корабль трещит по швам. Скорость эта составляет примерно 240 световых лет в час.

4) Звездолет номер 500.

     Заглянем ненадолго во вторую книгу. Герои похищают вражеский шпионский звездолет и собираются лететь на нем в Малое Магелланово Облако. Дистанция — 200 тысяч световых лет. Постоянно подчеркивается, что трофейный корабль может передвигаться с фантастической скоростью, недоступной кораблям Империи и ее союзников. Время до цели — примерно 4-5 месяцев, что дает нам приблизительную скорость от 55 до 69 световых лет в час. Что гораздо меньше, чем у имперского линкора в год битвы при Денебе. Запомним это и двинемся дальше; а если быть совсем точным — вернемся в самое начало первой книги:

5) Вишенка на торте: путешествие «Карис»!

     Патрульный крейсер «Карис» летит с Земли в систему Канопуса. Время в пути — примерно 3,25-3,33 дня. До максимальной скорости корабль разгоняется не сразу и собирается двигаться на ней примерно трое суток подряд. Дистанция между Землей и Канопусом — примерно 313 световых лет. Отсюда следует, что скорость звездолета…
     
     А вот и не угадали.
     
     Скорость звездолета, как нам небрежно сообщает капитан Хелл Беррел прямым текстом — 200 парсеков, то есть 650 световых лет в час.
     
     Как тебе такое, Хан Соло?!
     
     Отсюда следует, что дистанция между Землей и Канопусом в 202115 году — не 313, а… 50 тысяч световых лет.
     
     Между прочим, Гамильтон был в курсе, что Вселенная расширяется (и даже посвятил расширению как минимум один из своих рассказов), но не до такой же степени!!! Кроме того, как подметил один из постоянных читателей:
     
     «А вот что меня у Гамильтона раздражает, так это его знание Галактики. Ну, я понимаю, когда оно было написано. Но если баронства Геркулеса вполне на месте, то вот достаточно удалённое королевство Фомальгаут (который реально всего в 25 световых годах) немного раздражает. Ну и Земля «на крайнем севере Галактики» вызывает вопросы. По той же причине, на самом деле Солнце должно быть совсем недалеко от Канопуса по меркам империи, охватывающей «весь север и центр Галактики».
     
     Тут самое время остановиться и вспомнить, что Гамильтона мы любим не за это. Он хоть и писал прозу, но в душе был поэтом и творил эпический эпос, поэтому на заклепки ему было наплевать. Сейчас таких не делают!
     
     Такие дела.

202117. Имперская Гвардия Звездных Королей: Судный День Фомальгаута

     _________
 []
     

Пролог. 202,117 A.D.

     Это 203-е тысячелетие.
     
     Вот уже почти 1400 веков Император Человечества восседает на золотом Трооне — волшебной планете в системе могучей звезды Канопус. Он — повелитель великой Средне-Галактической Империи и правит миллионом миров благодаря мощи своих неисчислимых флотов и армий. Просторы Галактики бороздят сверхсветовые боевые звездолеты — могучие линкоры, быстрые крейсера, смертоносные эсминцы. Покой мирных планет охраняют грандиозные мониторы; в глубинах пространства до поры, до времени затаились невидимые фрегаты-призраки, готовые в любой момент появиться из тени и обрушить всю ярость своих атомных орудий на врагов Императора; а в мрачных подвалах императорского дворца на Трооне хранится самое страшное оружие во Вселенной — Разрушитель Бренн Бира, способный уничтожать само пространство и время.
     
     Император — самый могущественный из властелинов известной Вселенной, но далеко не единственный. Человеческим родом, рассеянным по всей Галактике, правят многочисленные звездные короли и бароны, подчас враждебные друг другу. Со всех сторон человечеству грозят смертельные враги. В Маркизатах Внешнего Космоса бесчисленные орды негуманоидов-ксеносов точат свои когти и зубы в приступах безумного гнева и неутолимой жажды крови. В темных и пылевых газовых туманностях скрываются бледнолицые еретики-облачники, протоплазменные мутанты и другие предатели человечества. Далеко за пределами Млечного Пути, в таинственных Магеллановых Облаках, чудовищные и мерзкие рептилоиды, телепаты-Х’харны, денно и нощно строят планы о том, как обратить в безжалостное рабство весь род людской до скончания времен.
     
     Только тонкая свинцовая линия застыла между светом и тьмой. Солдаты и астронавты, мужчины и женщины, люди и гуманоиды в серой униформе, несущие на груди символ династии Аббасидов — Огненную Имперскую Комету. Они — защитники Средне-Галактической Империи и других звездных королевств, рыцари человечества, достойные наследники древней Терры, покорители миров и разрушители планет.
     
     Они — Имперская Гвардия.
     
     И это их история.

Глава 1. На открытой службе Его Величества

     За последние сутки дипломатический квартал в Хатхир-сити, столице Звездного Королевства Фомальгаут, заметно опустел. Некоторые представительства инопланетных держав эвакуировались целиком, до последнего человека или гуманоида; некоторые — частично. Так, например, в посольстве Королевства Льва задержался только один человек, он же посол — его сиятельство маркиз Гай Бронт собственной персоной. Сэр Гай засел на верхнем этаже посольства с атомным револьвером, бутылкой саквы из урожая 202098 года, ящиком сигар и ящиком патронов, после чего поклялся не спускать флаг и не сдаваться в плен. В посольстве Южного Креста остались всего два охранника, которых просто-напросто забыли в ходе поспешного бегства. Парни решили, что им нечего терять и решили ни в чем себе не отказывать — вскрыли при помощи ракетного пистолета все посольские сейфы и погреба, после чего принялись уничтожать их содержимое или проигрывать друг другу в карты. В консульстве Северной Короны только ветер шевелил обломком водопроводной трубы. Ну и так далее, и все в таком духе.
     
     В посольстве Средне-Галактической Империи тем временем царил относительный порядок, помноженный на военную дисциплину. Женщин, детей и вторых секретарей вывезли в соседнюю туманность, на постах остались только имперские гвардейцы из посольской охраны. Некоторые из них тем утром толпились в вестибюле у большого стереоэкрана. Экран был напрямую подключен к информационному центру министерства обороны Фомальгаута и демонстрировал положение вещей в космическом пространстве королевства и его ближайших окрестностях. Положение вещей оставляло желать лучшего.
     
     — Если я все правильно понял, они будут здесь еще до вечера, — осторожно заметил капитан Даррел Каст, командир гвардейцев. Молодой офицер чувствовал себя откровенно неуютно. С одной стороны, он был обстрелянным солдатом, ветераном войны с облачниками — как и все здесь присутствующие. С другой стороны, он получил эту должность всего два дня назад, не успел принять дела и тем более изучить новое место службы. К счастью, ему было на кого положиться и опереться.
     
     Сержант Пало Кварц, синекожий лиранец, в кои-то веки был ровесником своего капитана — и тем самым приятно отличался от абсолютного большинства сержантов имперской гвардии, которые своим командирам годились в отцы, если не деды. Тоже ветеран последней войны. Но служит здесь больше года, с местностью знаком, да и людей знает. Производит впечатление надежного парня, да и посол о нем хорошо отзывался. Так и сказал — «надежный парень, с ним не пропадешь, он не подведет». Вот и сейчас Пало охотно поддержал своего нового капитана:
     
     — Совершенно согласен, сэр. Еще до вечера. Но мы готовы уже сейчас. Пусть приходят.
     
     — Лучше бы не приходили, — буркнул третий из присутствующих, он же третий секретарь по торговле, он же майор Лино Вагген, резидент имперской разведки — и печально сложил свои перепончатые уши, выдававшие в нем уроженца четвертой планеты Альфы Микроскопа. — Я вовсе не жажду с ними познакомиться.
     
     — Аналогично, сэр, — снова кивнул сержант Кварц, — но, боюсь, нам этого не избежать.
     
     Майор Вагген не успел ответить — на пороге появился рядовой гвардеец из внешней охраны, вооруженный до зубов и в полной броне.
     
     — Прошу прощения, сэр, — сказал он, ни к кому конкретно не обращаясь, — вас хотят видеть.
     
     — Кто? — отозвались хором три командира.
     
     — Наши соседи, — гвардеец позволил себе не совсем уставной ответ, поэтому капитан Даррел Каст не сразу понял, о ком идет речь, а сержант Кварц — совсем наоборот:
     
     — Нас стоит поговорить с ними, капитан, — решительно сказал Пало. — Пойдемте, я вас с ними познакомлю.
     
     Майор Вагген остался в вестибюле в полном одиночестве. Снова пошевелил ушами и вернулся к экрану, в левом верхнем углу которого красовалось скопление разноцветных огоньков. Объединенный флот Маркизатов Внешнего Космоса, на всех парах приближающийся к Фомальгауту.
     
     Тем временем по ту сторону расписной входной двери, сработанной из лучших сортов местного железного дерева, во дворе посольства, в тени гигантской меднолистой пальмы, несколько мужчин и женщин в разноцветной униформе обменялись приветствиями и рукопожатиями.
     
     — Знакомьтесь, капитан, — объявил Пало Кварц. — Наши коллеги. Лейтенант Маклеа Торн, начальник охраны посольства королевства Лиры.
     
     Леди Торн могла быть родной сестрой Кварца — такая же синекожая, при этом слишком юная, стройная и симпатичная для своей должности. «Наверно, чья-то внучка или племянница», — мысленно предположил капитан Даррел, пожимая руку молодой женщине, — «получила спокойное и тепленькое местечко, благодаря родственным связям, а теперь придется отдуваться за это». Впрочем, лейтенант Маклеа выглядела достаточно спокойной и всем своим видом демонстрировала несвойственное лиранским девушкам хладнокровие.
     
     — Центурион Сай Джордан из посольства королевства Полярной, — продолжал сержант Кварц.
     
     Центурион Джордан оказался замечательным представителем своей расы — грузный, низкорослый и багроволицый. Что гораздо хуже, он выглядел как тыловая крыса — возможно, таковой и являлся.
     
     — И штабс-капитан Морген Фриц, начальник охраны консульства королевства Гидры, — добавил Пало.
     
     — Хайль Гидра! — рявкнул третий из гостей и щелкнул каблуками высоких кавалерийских сапог так громко, что с пальмы рухнули два или три листа. Еще один типичный — на сей раз типичный гидранец. Высокий — два метра с лишним, широкоплечий, бледно-серое лицо украшают декоративные очки с одним стеклом и настоящие шрамы. Черный мундир сидит на нем как влитой — как будто штабс-капитан Фриц в нем родился.
     
     — Гидра доминатус! — машинально отозвался Даррел Каст (из чистой вежливости, конечно). — Добро пожаловать, дамы и господа. Чем обязан?
     
     — Полагаю, нам следует объединить усилия и скоординировать действия, — неожиданно суровым и слегка хриплым голосом заговорила лейтенант Маклеа Торн. Похоже, она знала о чем говорит. Или, по крайней мере, догадывалась. — Когда придут маркграфы Внешнего Космоса и их ручные варвары, нам пригодится каждый доступный ствол и каждый клинок. Мы можем быть весьма полезны друг другу.
     
     — Братья и сестры по оружию! — рявкнул гидранец Морген Фриц. — Вчера мы сражались бок о бок против Лиги Темных Миров. Сегодня у нас новый враг, но наш союз, скрепленный железом и кровью, остается прежним — могущественным, непоколебимым, непобедимым!
     
     — Вроде того, — буркнул хмурый полярник Джордан.
     
     — Понятия не имею, что говорят на этот счет дипломатические протоколы, — шепнул Кварц на ухо капитану, — но решение принимать вам, сэр. Лично мне, если хотите знать мое мнение, эта идея нравится.
     
     — Нам потребуется единое командование, — осторожно заметил Даррел Каст.
     
     — С этим проблем не будет, — немедленно отозвалась лиранка Маклеа. — Мы посовещались и решили, что командовать должны вы, капитан Каст — как начальник самого многочисленного отряда.
     
     Леди Торн могла бы добавить «как представитель самой могущественной державы», но не стала этого делать. Граждане маленьких звездных королевств не любили слишком часто напоминать себе и окружающему миру о своем вассальном статусе по отношению к Империи.
     
     — Да будет так, — кивнул Даррел Каст. — Прошу внутрь, леди и джентльмены. Развернем карту и набросаем план действий. Как вы думаете, кто-нибудь еще пожелает к нам присоединиться?
     
     С той стороны забора донеслась веселая пьяная песня. Южным крестоносцам надоело сидеть взаперти, и они решили прогуляться.
     
     — От этих двоих толку не будет, — хохотнул штабс-капитан Фриц. — Если они будут путаться под ногами — надеюсь, вы разрешите мне их повесить. Или расстрелять.
     
     Маклеа Тоорн вытянулась во весь свой рост и окинула внимательным взглядом опустевшую улицу, притихшие особняки и печально повисшие флаги.
     
     — В этой части квартала остались только мы. Все остальные сбежали, — она презрительно фыркнула. — Консульство Геркулеса в дальнем конце улицы, но они слишком горды, чтобы иметь с нами дело. Про посланника Льва и его планы все уже слышали, полагаю. Разве что… — Маклеа заколебалась. — Не знаю. Не уверена.
     
     — Что вы имеете в виду? — поинтересовался капитан Каст.
     
     Никто не успел ответить, потому что во дворе появился еще один персонаж.
     
     — Прошу прощения за вторжение, — заговорил новый гость, — но я не мог не заметить, что сразу трое моих коллег одновременно направились в посольство Империи. Нетрудно было догадаться, зачем они это сделали. Позвольте представиться — коммандер Горман Шах, начальник охраны посольства Ориона. Если не возражаете, леди и джентльмены, я бы хотел к вам присоединиться.
     
     — Вот уж действительно — «вторжение», — едва слышно пробормотал угрюмый полярник Сай Джордан, но в наступившей тишине его услышали все. — В этом вы известные мастера…
     
     Империю и Орионское Королевство связывали сложные и запутанные отношения с незапамятной эпохи, еще в те времена, когда столица Средне-Галактической Империи не успела перебраться на Канопус и располагалась на Терре или Сириусе-4. На каком-то этапе могущество орионского Короля-Янычара сравнилось с могуществом терранского Императора; а что касается долгосрочных планов и амбиций, то Император заметно отставал от своего орионского кузена. За сим последовала серия изнурительных и кровопролитных войн, в которой Империя одержала верх — не без труда, следует заметить. Орион признал свое поражение и принес вассальную присягу верности. С тех самых пор и по сей день орионцы оставались преданными и надежными союзниками Империи… бОльшую часть времени, что не мешало им строить всевозможные козни и гримасы, стоило только Императору посмотреть в другую сторону. Оставалось только надеяться, что это не тот случай и намерения орионского офицера благородны и чисты.
     
     Капитан Даррел Каст внимательно рассмотрел неожиданного визитера. Еще один бывалый и многоопытный боец. Сразу бросается в глаза черно-красный мундир янычара — это почетное звание носил не только орионский король, но и самые элитные солдаты его державы. Как и «оригинальных» янычар 200-тысячелетней древности, их набирали из многочисленных подвластных народов, а потом, когда Орионский доминион проиграл войну за Галактику и заметно сократился в размерах, король позволил вербовать в ряды инопланетных наемников. Разумеется, они должны были пройти сложный экзамен и принести клятву верности новому господину. Стать большими орионцами, чем даже прирожденные чистокровные орионцы. Поэтому янычары красят свои лица в ядовито-розовый цвет, чтобы слиться с народом своего нового властелина. Коммандер Горман Шах не стал исключением. Но эти черные, коротко стриженные волосы, такие же черные угольные глаза, квадратная челюсть, характерный акцент, который ни с чем невозможно перепутать…
     
     Облачник. Бывший гражданин Лиги Темных Миров, уничтоженной Имперским Альянсом два года назад в тяжелой межгалактической войне. Солдат проигравшей армии, который остался без работы и поэтому в лице орионского Короля-Янычара нашел себе нового полководца. Враг.
     
     Строго говоря, бывший враг.
     
     Хм. Бывший ли?..
     
     Капитан имперской гвардии Даррел Каст потратил несколько долгих секунд, чтобы принять решение:
     
     — Добро пожаловать, коммандер Шах. Мы будем рады принять любую помощь. Но только при одном условии. Командовать буду я, а вы будете честно исполнять мои приказы.
     
     Облачник в орионском мундире не колебался с ответом — очевидно, как и его коллеги из других посольств, он все обдумал заранее:
     
     — Я согласен, сэр. Вы наш командир.
     
     — В таком случае, добро пожаловать, — в который раз за последние несколько минут повторил Даррел Каст. — Следуйте за мной.
     
     Но не успела толпа разноцветных людей в разноцветных мундирах ввалиться в вестибюль имперского посольства, как капитан Каст потерял свое место верховного главнокомандующего.
     
     — Что здесь происходит? — строго поинтересовался седовласый человек в сером мундире имперского полковника, он же Его Превосходительство сэр Викель Кробс, посол Средне-Галактической Империи при дворе Ее Высочества принцессы Лианны, владычицы Фомальгаута.
     
     Капитан Даррел Каст объяснил.
     
     — Очень хорошо, — кивнул сэр Викель. — Приветствую вас от имени Императора, дамы и господа. Готовьтесь. Я сам поведу вас в бой.
     
     — Но позвольте, господин посол, — неожиданно проявил строптивость молодой капитан Каст. — Это моя работа. Вы — посол Империи, я должен вас защищать. Вы не должны участвовать в военных действиях, это против всех правил…
     
     — Я больше не посол, — отрезал полковник Кробс. — Сегодня утром я отправил в Троон прошение об отставке, и оно было принято. Теперь я старший офицер имперской армии в этом здании, и, как оказалось, старший по званию союзный офицер в этом районе города. Поэтому командовать буду я.
     
     — Так точно, сэр, — дальнейшие протесты не имели смысла, поэтому Даррел Каст вытянулся по стойке «смирно», а другие офицеры и командиры последовали его примеру.
     
     — Прекрасно, — кивнул сэр Викель. — Прошу всех в мой кабинет. Я уже велел своему помощнику приготовить голографическую карту города. Враг приближается, а время не ждет!

Глава 2. Расстановка фигур и акцентов

     — Я от всей души надеюсь, что мы правильно разгадали грядущую стратегию агрессоров, — с подкупающей искренностью объявил бывший посланник Империи, полковник Викель Кробс. — В противном случае, нам не поздоровится. То есть нам в любом случае не поздоровится, но если мы все правильно понимаем — простите, что повторяюсь, дамы и господа — у нас будет хоть какой-то шанс. Шанс выжить, шанс победить; шанс выжить и победить. — Полковник включил лазерную указку и принялся тыкать в голографическую карту Хатхир-Сити, висящую над столом. — Маркизы и графы Внешнего Космоса летят сюда, чтобы завоевать планету, а не просто уничтожить. А это значит — высадка десанта. Согласно самым свежим данным нашей разведки, — вежливый кивок в сторону майора Ваггена, — у маркизов очень мало крейсеров-призраков и совсем нет специализированных десантных судов. Только тяжелые транспортные звездолеты, иногда наспех переделанные из торговых кораблей. В настоящее время столица прикрыта многочисленными зенитными батареями. Отсюда следует — враг попытается посадить транспорты за городской чертой и уже оттуда будет развивать сухопутное наступление на Хатхир-Сити. В самом городе на первом этапе сражения следует опасаться только одиночных нападений небольших диверсионных отрядов, высаживаемых с призраков. Если маркизам удастся захватить господство в воздухе — последуют атаки штурмовиков и бомбардировщиков, поэтому будем надеяться, что адмирал Энгл и Королевский Флот смогут оттянуть этот момент. А там… — полковник позволил себе многозначительную паузу.
     
     — Империя пришлет подкрепления? — с надеждой поинтересовался центурион Сай Джордан из посольства Полярной Лиги.
     
     — Всенепременно, — немедленно отозвался Кробс с демонстративной уверенностью, которой на самом деле не испытывал. — Рано или поздно. Вопрос — насколько поздно? — является риторическим, поэтому, с вашего позволения, я не стану на него отвечать. Вернемся к нашим краткосрочным планам. Итак, враг несомненно попытается захватить королевский дворец, а это значит, что его силы должны будут пройти здесь, здесь, здесь или здесь, — указка сэра Викеля несколько раз проткнула голограмму, пока не уткнулась в дипломатический квартал. — То есть через нас. Было бы глупо надеяться, что эти варвары и предатели с уважением отнесутся к законам и обычаям войны. Вы все это прекрасно понимаете, поэтому мы здесь и собрались. У нас не получится отсидеться в тени наших флагов и за броней дипломатической неприкосновенности. Нам придется сражаться и может быть победить — или сдаться на милость бессовестного и безжалостного врага, покрыть себя вечным позором и, скорей всего, умереть. Негуманоиды Внешних Миров знают толк в убийствах и пытках — и поверьте мне, я знаю, о чем говорю, — полковник заметно поежился. — Нет, не советую сдаваться им в плен.
     
     — Никто из нас и не планирует этого делать, — не выдержала и вспыхнула лиранка Маклеа Торн. — Мы будем сражаться; если потребуется — до последнего патрона и до последней капли крови!
     
     — Нисколько в этом не сомневаюсь, лейтенант, — вежливо кивнул Кробс. — Теперь что касается планов этого сражения. К сожалению, у нас не так много времени, возможностей и полномочий. Мы — не варвары, поэтому должны уважать прикосновенность чужих посольств, пусть даже их обитатели торопливо покинули город и не принимают участие в данном альянсе. Поэтому мы сможем использовать как опорные пункты и огневые точки только пять наших посольств…
     
     — Прошу прощения, сэр, но уже шесть, — откашлялся кто-то у него за спиной. — Разрешите представиться, капрал Глинн Бракис, из посольства Южного Креста. У меня всего один солдат, но никого старше меня по званию в посольстве не осталось. Полагаю, я там за главного и могу распоряжаться зданием по своему усмотрению…
     
     — Очень хорошо, капрал, — добродушно закивал полковник, — добро пожаловать! Итак, шесть посольств. Самое большое, что мы сможем сделать за пределами наших маленьких владений — это перегородить улицу баррикадой. После того, как получим разрешение местных властей. Ведь улица нам не принадлежит…
     
     — Позвольте мне, сэр, — подал голос сержант Пало Кварц. — Если я правильно понимаю, город сейчас на военном положении, поэтому для фортификационных работ достаточно всего лишь устного разрешения от местной полиции. У меня там много друзей, довольно одного звонка. Уверен, что фомальгаутцы в любом случае возражать не будут, им сейчас любая помощь пригодится — но мы должны помнить о статусе гостей и соблюдать формальности. Всего один звонок, — повторил Кварц, — и формальности будут соблюдены.
     
     — Прекрасно, сержант! — возликовал Кробс. — Звоните немедленно.
     
     Сержант Кварц так и сделал, поэтому уже через пять минут солдаты и офицеры шести держав выбрасывали из окон на проезжую часть дорогую мебель, старые аппараты телестерео, пустые сейфы и холодильники, а некоторые даже валили фонарные столбы и меднолистые пальмы. Дальше — больше, и вот уже стремительно растущую баррикаду украсили перевернутые посольские лимузины. В посольских гаражах нашлись все необходимые инструменты — не прошло и часа, как над канализационными люками весело затрещали сварочные аппараты. Классические мешки с песком искать было негде, поэтому в дело пошли постельные принадлежности из лучших сортов альдебаранского шелка, набитые рыхлой почвой из посольских садов. И так далее, и тому подобное.
     
     В самый разгар работ в квартале появилась машина на воздушной подушке. Сидевший за рулем красноглазый фомальгаутский офицер некоторое время молча пялился на идущее строительство, после чего устало пробормотал «вижу, вы сами прекрасно справляетесь; между прочим, ее высочество передает самые теплые пожелания» — и укатил обратно в сторону королевского дворца.
     
     Ближе к полуночи, когда гигантское белое солнце давно закатилось за горизонт, а в ночном небе можно было невооруженным взглядом наблюдать вспышки атомных взрывов (космическое сражение между королевским флотом и армадой захватчиков шло уже в пределах здешней солнечной системы), изрядно подуставшие полководцы шести держав вооружились карманными криптоновыми фонариками, излучавшими колдовской зеленый свет и попытались оценить результаты своих трудов.
     
     — Если бы я построил такую оборонительную линию в годы моей курсантской молодости, — решительно заявил штабс-капитан Морген Фриц, — то не миновать мне тридцати суток ареста и тридцати ударов капральской палкой. Минимум. Но обычно мне так не везло, — украдкой вздохнул суровый гидранец.
     
     — Эта баррикада не смогла бы задержать даже одно звено космической пехоты Лиги Темных Миров, — добавил коммандер Горман Шах, но все так устали, что никто на него даже не обиделся. — Мой капитан в таких случаях говорил: «пять минут на штурм, из них четыре минуты на отдых», после чего демонстративно устраивался где-нибудь в тенечке и позволял рядовым бойцам сделать всю грязную работу. Но против дикарей и ксеносов из Внешних Миров мы сможем продержаться чуть дольше.
     
     — Вашими устами, коммандер, — отозвался полковник Кробс, — вашими молитвами… Леди и джентльмены, мы сделали все, что могли. Нам остается только…
     
     Он не договорил, потому что в этот самый момент черное небо над столицей разорвала яркая вспышка, сопровождаемая ударной волной. Где-то совсем рядом, в соседнем квартале, стартовала первая зенитная ракета. За ней еще одна, и еще. Это походило на праздничный салют, и полярник Джордан тут же поспешил объявить:
     
     — С Днем Независимости!
     
     — Нашел время шутить, — проворчал его гидранский коллега.
     
     — А я и не шутил, — надулся Сай Джордан. — Сегодня действительно День Независимости. Вот уже почти сто девяносто тысяч лет…
     
     — Да-да, я знаю, — нетерпеливо перебил его гидранец, — вся Галактика знает, полярные звезды были первыми…
     
     — Смотрите! — внезапно воскликнула Маклеа Торн и прицелилась указательным пальцем в черное небо.
     
     — Прямое попадание!!! — подхватил Даррел Каст.
     
     Очередная фомальгаутская ракета нашла цель. Вражеский звездолет, уже успевший войти в атмосферу, мгновенно превратился в пузырь расплавленного металла, окруженный облаком раскаленных газов. Несколько минут спустя он коснулся поверхности планеты где-то у самой городской черты, и по столице прокатилась очередная ударная волна, на сей раз сопровождаемая хором торжественных воплей.
     
     — Хорошее начало! — осмелился заметить южный крестоносец Глинн Бракис. — Добрый знак…
     
     — Это был только первый из многих, — сержант Кварц тут же испортил ему настроение. К счастью, ненадолго, потому что защитникам столицы удалось подбить еще один транспорт из Внешнего Космоса, на сей раз упавший далеко за пределами города.
     
     — Сколько же их всего? — вздохнул коротышка Бракис.
     
     — Солдат, не спрашивай, — прозвучало в ответ.

Глава 3. Адские врата: торжественное открытие

     Весь остаток ночи, и на следующий день, и в следующую ночь все новые и новые корабли врага погружались в атмосферу над столицей Фомальгаута. Некоторые из них нашли смерть еще в воздухе; другие сгорели на поверхности планеты; но тех, кто удачно совершил посадку было гораздо больше. Как и предсказывал полковник Кробс, графские корабли-призраки время от времени выходили из подпространства прямо над городом и расстреливали зенитные батареи защитников практически в упор. Это позволило маргиналам [1] посадить на планету уже почти все транспортные звездолеты — и тогда открылись адские врата.
     
     Распахивались люки — и оттуда стремительно вылетали крылатые монстры всех цветов и размеров; падали трапы и аппарели — и по ним быстро спускались, сбегали, сползали все новые и новые творения хаоса и тьмы; чудовища, порожденные спящим разумом — мохнатые, толстокожие, чешуйчатые, бронированные отродья Внешних Миров, которые тут же бросались в бой. Те из них, кто имел хотя бы пару рук, не говоря уже о четырех- и шестируких, поднимали высоко над головой багровое знамя безумного принца Нарата из мира Тейн; а за ними следовали молчаливые и смертоносные братья и сестры из Ордена Утренней Звезды — гомо сапиенсы в черных металлопластических бронескафандрах, украшенных серебряным моргенштерном маркграфа Син Кривера — верховного вождя священной войны, объявленной принцессе Лианне, всем прочим звездным королям и самому Императору.
     
     Протонные снаряды и тепловые лучи разрезали воздух; там или здесь рвались атомные гранаты; кислотные и огнеметные струи плавили сталь и бетон, облака радиоактивных газов накрывали целые городские кварталы; а когда современное оружие галактической цивилизации давало осечку, в ход шли острые зубы, саблевидные клыки, алмазные когти, ядовитые жала и огненное дыхание — и не только; железные мечи и бронзовые кинжалы погружались в тела, деревянные пики и каменные топоры крушили черепа и титановые доспехи; а время от времени тучи стрел ухитрялись заслонять солнце — даже гигантское белое солнце Фомальгаута.
     
     «НА-РАТ! НА-РАТ! НА-РАТ!» — гремела орда; эти два простых слога могли произнести почти все негуманоиды, сошедшие с кораблей Внешнего Космоса; а совершенно неспособные к человеческой речи просто ревели, вопили, визжали, шипели, плевались ядом — и продолжали теснить защитников Хатхир-Сити; даже самые стойкие из королевских солдат порой не выдерживали столкновения с первозданным ужасом и отступали перед свирепым натиском омерзительных тварей и демонов, освобожденных из преисподней самим дьяволом и другими Принцами Тьмы и Властелинами Мух; эти последние как будто ступали железными копытами по каменным обломкам свергнутых идолов Молоха — и выпустили в мир Молоха живого.
     
     Оставалось только удивляться тому, что в этом титаническом океане космического безумия каким-то чудом сохраняется крошечный островок относительного спокойствия.
     
     Городская милиция и королевские гвардейцы Фомальгаута сражались где-то там впереди, над городом поднимались дымовые столбы многочисленных пожаров, в воздухе проносились вертолеты и другие летательные аппараты, а в посольствах Империи и ее союзников царила относительная тишина. С момента высадки первого вражеского отряда прошло тридцать с небольшим стандартных часов, но еще ни один пришелец из Внешнего Космоса не появился в дипломатическом квартале. Солдаты и полководцы шести союзных держав догадывались, что такое положение вещей не может продолжаться бесконечно, но в глубине души или сердца (у кого что) продолжали лелеять далеко небеспочвенную надежду.
     
     — Графу Син Криверу удалось невозможное, — задумчиво произнес центурион Сай Джордан, глядя на экран телестерео в зале совещаний на четвертом (последнем) этаже имперского посольства, где собрались старшие командиры. На экран выводилась тактическая и стратегическая картинка одновременно. — Все эти инопланетные варварские племена, чужаки, ксеносы, честолюбивые и самодовольные графы-пограничники — он собрал их вместе. Прежде такое не удавалось никому…
     
     — Син Кривер? — переспросил Даррел Каст. — Вы ничего не перепутали, центурион? Я был уверен, что негуманоидов поднял на войну принц Нарат, этот безумный фанатик.
     
     — Так и есть, — не стал спорить полярник Джордан, — ксеносы идут за Наратом. Они преданы ему, потому что он сам почти животное. Но кто такой сам Нарат? Кто его создал? Граф Син Кривер! Принц Нарат — всего лишь пешка в руках графа. Син Кривер — вот кто настоящий владыка миров Внешнего Космоса и его многочисленных народов. Самый первый в истории!
     
     — Неправда! — вскинулся гидранский штабс-капитан Морген Фриц. — Это далеко не первый раз в истории Галактики, когда маргиналы Внешнего Космоса выступают вместе. Сто сорок тысяч лет назад человеку по имени Гарр Аттен удалось собрать почти все пограничные миры в единое независимое государство. Между прочим, он тоже был гидранцем, моим соотечественником, — похвастался Фриц. — К сожалению, после смерти великого короля его полководцы развязали гражданскую войну, и некогда могучая империя погибла…
     
     — Неизбежный конец всех империй, — фыркнула синекожая лиранка Маклеа Торн. — У моего народа тоже когда-то была империя, которая не уступала по могуществу самой Терре. Помнишь, Пало? — она подмигнула своему соплеменнику, носящему имперский мундир. — В один прекрасный день мы потеряли почти все и только чудом сохранили свободу и маленькое уютное королевство. Разумеется, к великому Канопусу это не относится. Золотой Троон будет стоять вечно!
     
     — Вот именно, лейтенант, — охотно согласился полковник Викель Кробс, размышлявший о чем-то своем и даже не заметивший сарказма в ее голосе.
     
     — Все, кто бросят вызов Канопусу, будут повержены и станут молить о пощаде! — не унималась Маклеа. — Не правда ли, Горман? — на этот раз она подмигнула бывшему облачнику в орионской униформе. — На что вы вообще надеялись?
     
     — Мы поверили Шорр Кану, — спокойно пожал плечами Горман Шах. — Он был великим человеком, единственным в своем роде. Как Гарр Аттен или Син Кривер. Мы пошли за ним. У нас был длинный список обид и претензий к Империи. Мы считали, и не без оснований, что Империя нас предала. Талларна, моя родная планета, когда-то была прекрасным миром, пока мятежные гвардейцы императора не превратили ее в радиоактивную пустыню, окруженную темным облаком ядовитых газов. Со временем облако рассеялось и поглотило соседние планеты. Империя решила, что мы обречены и бросила нас на произвол судьбы. Но мы выжили, заново терраформировали планету и создали Лигу Темных Миров…
     
     — Можешь не продолжать, — перебила его Маклеа Торн, — мы все знаем, что было дальше. Имперский Разрушитель стер вас в порошок.
     
     — Победа была практически у нас в руках, — задумчиво произнес Горман Шах, — вся Галактика лежала у ног… а потом на нас обрушились небеса.
     
     Наступившую тишину нарушил появившийся в зале имперский гвардеец. Приблизившись к своему полковнику, он что-то прошептал ему на ухо. Бывший посол энергично кивнул, отпустил солдата взмахом руки и вскочил на ноги:
     
     — Дамы и господа, всеобщее внимание! — торжественно объявил полковник Викель Кробс. — Мне только что сообщили из министерства обороны: объединенный баронский флот покинул Скопление Геркулеса и на предельной скорости летит в сторону Фомальгаута!
     
     По залу совещаний прокатился неприкрытый вздох всеобщего облегчения.
     
     — Я не хочу раньше времени произносить сакральные слова «мы спасены», — продолжал полковник, — но не исключаю, что мы все-таки спасены. С другой стороны, прежде чем бароны доберутся до Хатхир-Сити, им придется иметь дело с флотом Внешних Миров; а еще мы толком не знаем, что происходит на других материках планеты. Предлагаю надеяться на лучшее — и по-прежнему готовиться к худшему…
     
     Лучше бы он этого не говорил — то ли сглазил, то ли в воду глядел — потому что в этот момент в зале появился очередной имперский солдат и срывающимся голосом доложил:
     
     — Сэр, они здесь.
     
     Сержанты и офицеры немедленно метнулись к окнам, превращенным в бойницы и припали к электронным биноклям, телескопам и оптическим прицелам. И действительно, они — враги — уже были здесь.
     
     В дальнем южном конце улицы, разрезавшей дипломатический квартал на две неравные половины, в просвете между брошенными посольствами Кассиопеи и Скорпиона (примерно за три сотни метров до свежепостроенной баррикады), появилась боевая машина на воздушной подушке. Стандартная фомальгаутская модель — но не было никаких сомнений в том, кому она принадлежит прямо сейчас. На башне развевался багровый штандарт династии Тейнов; броня была расписана нечестивыми знаками и рунами, а на капоте живописно расположились сразу несколько обезглавленных трупов в королевской униформе с блестящими пуговицами. Предельно очевидно и кристально ясно — пришельцы тоже испытывали острый недостаток в мешках с песком, поэтому делали все, что могли. Машина невыносимо медленно продвинулась на несколько метров и замерла как вкопанная. Следом за ней из-за угла появился такой же аппарат, оформленный аналогичным образом, полный набор — флаги, руны и трупы. Прижимаясь к заборам, пробежали несколько пехотинцев, принадлежащих к неизвестной прямоходящей расе — осмотрелись по сторонам и скрылись во дворе скорпионского посольства. Полковник Кробс и тут не ошибся — захватчики не собирались проявлять уважение к межпланетным законам и обычаям войны. Еще один небольшой отряд — эти ворвались в посольство Кассиопеи. За сим последовала заметная оперативная пауза — минут пять, не меньше. Потом один из люков головной машины распахнулся и на асфальт спрыгнули сразу два то ли человека, то ли гуманоида. Скоре всего, один человек (в черных доспехах Ордена Утренней Звезды) и один гуманоид в набедренной повязке (загадочный чужак, покрытый густой коричневой шерстью, настоящий гигант — почти два с половиной метра роста). Человек оглянулся по сторонам; инопланетянин — если судить по колебаниям гигантских ноздрей — скорей всего принюхался, после чего странная парочка решительно зашагала в сторону имперской баррикады. Примерно через двести метров они демонстративно сложили на асфальт оружие (два атомных пистолета и гигантский боевой молот), а человек поднял зеркальное забрало защитного шлема и принялся размахивать почти чистой белой тряпкой. Их долгосрочные планы оставались загадкой, но программа-минимум не вызывала сомнений. Почти никаких сомнений.
     
     — Их двое, — счел своим долгом заметить полковник Викель Кробс, — значит, с нашей стороны будет три переговорщика. Это не будет нарушением неписанных правил и продемонстрирует наше превосходство. Нет, капитан Даррел Каст, вы никуда не пойдете. Даже не собираюсь с вами спорить, это приказ. Говорить с пришельцами пойду я — а если они задумали предательство, и я не вернусь — вы остаетесь за главного. Пойду я, — повторил посол в отставке, — и еще два человека. Добровольцы?
     
     — Разрешите мне, сэр, — неожиданно для всех отозвался Горман Шах, облачник в янычарском мундире, все еще прижимавший к глазам электронный бинокль. — Позвольте мне пойти с вами.
     
     — На это есть особые причины, коммандер? — прищурился имперский полковник.
     
     — Так точно, сэр, — кивнул Горман Шах и наконец-то оторвался от бинокля. — Я никогда раньше не встречал этого чужака, но хорошо знаю этого человека. Очень хорошо знаю.
     
     — Хм, — задумчиво протянул Викель Кробс. — Вы уверены, что это хорошая идея? Возможно, этому вражескому командиру, — полковник отчетливо выделил слово «вражескому», — не стоит знать, что вы находитесь среди нас?
     
     — Да, это знание может представлять опасность, — охотно согласился коммандер Шах, — он тоже хорошо меня знает — я бы даже сказал, прекрасно знает, что я умею и на что я способен. Ему известна бОльшая часть моих военных приемов, трюков и маленьких секретов. Но поверьте, возможная выгода велика и риск может окупиться. Если мне удасться его разговорить — он расскажет такое, чего не расскажет никому другому. И тогда уже мы получим преимущество.
     
     — Хорошо, — после секундного колебания кивнул полковник, — вы меня убедили. Мне нужен еще один спутник…
     
     Вперед одновременно шагнули синекожий сержант Пало Кварц, лиранская завоевательница Маклеа Торн и гидранский офицер Морген Фриц. Полярник Сай Джордан даже не шевельнулся. Потому что не видел в этом никакого смысла.
     
     — Благодарю вас, леди и джентльмены, — сказал Кробс, — но при всем уважении, меня будет сопровождать сержант Кварц. Нет, как я уже сказал, не желаю спорить. Все решено. Да, между прочим. Мы возьмем с собой портативные радиопередатчики и оставим их включенными. Вы будете слышать весь наш разговор со вражескими парламентерами. Если они задумали предательство, — повторил полковник, — вы сразу узнаете об этом. Это все. Враг совсем рядом, а время не ждет. Вперед, шагом марш!
     
     — Я не просто так собирался пойти с полковником, — заявил Морген Фриц, когда Викель Кробс и его спутники покинули имперское посольство. — Не доверяю я этому облачнику. Как можно доверять человеку, который служил Шорр Кану, а потом его предал?
     
     — Горман не предавал, — хихикнула Маклеа.
     
     — Я планировал внимательно следить за нашим новым союзником Шахом и выстрелить ему в спину при первых признаках измены, — продолжал гидранец. — Ну что ж, будем надеяться, что добрый сержант Пало Кварц тоже успеет это сделать.

Примечания к главе 3.

     [1] — Маргина́л, маргина́льный челове́к, маргинальный элемент (от лат. margo — край) — человек, находящийся на границе различных социальных групп, систем, культур и испытывающий влияние их противоречащих друг другу норм, ценностей и так далее. В данном случае — обитатель пограничных систем Галактики, гражданин Маркизатов Внешнего Космоса.

Глава 4. Ровно в полдень

     Не успели три представителя союзных держав добраться до места встречи, как в дальнем конце квартала заметно прибавилось вражеской военной техники. На этот раз — два… нет, сразу четыре экзоскелетных шагохода [1]. Откровенно старомодные двуногие бронемашины, должно быть, помнили еще славные времена Лиги Холодных Миров [2], но все еще оставались грозным оружием, особенно в борьбе против легковооруженной пехоты. Самое время вспомнить, что никакой другой пехоты у союзников не было.
     
     Полковник Кробс, Горман Шах и Пало Кварц остановились метрах в пяти от пришельцев из Внешнего Космоса. Вражеский офицер отбросил в сторону белую тряпку, которую все еще держал в руках. Полковник машинально проследил за ней взглядом и понял, что это форменная рубашка, отобранная у какого-то невезучего фомальгаутского гвардейца. Живого или мертвого — трудно сказать. Потом он перевел взгляд на вражеские машины, укрепленные мертвыми телами, и решил, что все-таки у мертвого. Тем временем человек в черной униформе Ордена Утренней Звезды стянул с головы защитный шлем, шагнул вперед и заговорил.
     
     — Я — маркграф Балдуин Вест, — представился вражеский командир. — Проконсул графа Син Кривера, верховного правителя Внешнего Космоса. Мой спутник — Заргонна, из клана Прейл, известный как Убийца Людей, великий князь народа андаксов. С кем имею честь?
     
     Теперь Кробс наконец-то как следует рассмотрел чужака. Действительно, настоящий гигант, чуть ли не на три головы выше имперского офицера. Пудовые кулаки уперлись в бедра, тело покрыто густой темно-коричневой шерстью; из всей одежды — набедренная повязка из грубо обработанной шкуры неведомого зверя — золотистой, с черными пятнами. Андаксы? Ему никогда не приходилось сталкиваться с представителем этого племени, хотя слышать про них всевозможные легенды и страшные истории — неоднократно. Само прозвище андаксы означало «псы, которые пытаются казаться людьми». Причудливая игра инопланетной эволюции, шакалоглавые остроухие гуманоиды, будто волки-оборотни из древних человеческих сказок; ликантропы, не успевшие завершить свое превращение — более чем разумные, хитрые, жестокие, опасные. «Омерзительная тварь», — подумал имперский полководец — и вовсе не внешний вид чужака, скалящего острые зубы и зыркающего кроваво-красными глазами, заставил его опуститься до таких мыслей. Здесь было что-то еще. На поясе у андакса повисла целая гирлянда из отрубленных человеческих голов, а на шее — ожерелье из отрубленных запястий. Убийца Людей? Интересно, о чем вообще с ним можно говорить?..
     
     — С кем имею честь? — повторил захватчик.
     
     — «Маркграф»? — переспросил Викель Кробс и криво усмехнулся. — Здесь все свои, сынок. Прежде чем мы продолжим разговор, можешь назвать свое настоящее имя и звание.
     
     — Это мое настоящее имя, — нахмурился бледнолицый черноглазый человек, говоривший с ярко выраженным акцентом Лиги Темных Миров. — Никогда не видел смысла его скрывать. Что же касается моего звания, то я больше не служу в армии Шорр Кана. Теперь я гражданин Внешнего Космоса. Так что и звание мое — самое что ни на есть настоящее.
     
     — Как скажешь, солдат, — пожал плечами имперский командир. — Я — полковник Викель Кробс, старший офицер Имперской Гвардии и верховный главнокомандующий союзных сил в дипломатическом квартале города. Коммандер Горман Шах — начальник охраны посольства Ориона и сержант Пало Кварц, один из моих помощников. Чем обязан?
     
     — Если позволите, я сразу перейду к сути дела. Зря вы это затеяли, — маркграф Вест кивнул на баррикаду. — Мы не ведем войну против Империи или других звездных королей…
     
     — Надо же, а я слышал совсем другое, — заметил полковник Кробс.
     
     -…строго говоря, мы и против Фомальгаута войну не ведем, — невозмутимо продолжал беглый облачник в орденской униформе. — Это внутренний диспут. Мы всего лишь помогаем нашему союзнику, принцу Нарату, свергнуть самозванку и узурпаторшу Лианну. Трон Фомальгаута по праву принадлежит Нарату — и он займет его, как только мы доберемся до королевского дворца. Если вы будете так любезны не вмешиваться в этот конфликт и пропустите наши войска — мы обещаем сохранять уважение к вашим флагам и посольствам, согласно всем межпланетным законам и традициям. У меня все, полковник.
     
     — Почему мы должны вам верить? — развел руками Кробс. — Первое, что вы сделали, оказавшись в нашем квартале — захватили сразу два посольства нейтральных государств, против которых якобы не воюете. Мы не слепы, маркграф, мы все прекрасно рассмотрели.
     
     — Мы всего лишь взяли их под защиту, — хладнокровно заявил Балдуин Вест. — Не могу не признать, среди наших вассалов хватает всевозможных дикарей и варваров; мы бы не хотели, чтобы они разграбили эти посольства. Перед Галактикой как-то неудобно.
     
     — А вот это — удобно? — полковник указал на «украшения» князя андаксов. — Не мешает при ходьбе?
     
     — Нисколько, — внезапно отозвался чужак и продолжил, на хорошем общегалактическом языке, с едва заметным акцентом. — Так и знал, что имперские джентльмены будут морщить носик. Да будет тебе известно, полковник Кробс, что я убил их в честном бою. Эти люди храбро сражались, и я оказал им честь, украсив себя их головами, а также руками, в которых они держали оружие. Таков обычай моего народа — и не тебе меня судить.
     
     — Как скажешь, Заргонна из клана Прейл, — поджал губы полковник Кробс. — Где ты научился так хорошо говорить на нашем языке?
     
     — Когда я был совсем щенком, мой родной мир посетили имперские миссионеры, — охотно поведал андакс. — Они многому нас научили. Мы терпели их, пока они сохраняли уважение к нашим обычаям. Но в один прекрасный день твои соотечественники осквернили наши храмы и оскорбили наших богов, когда попытались помешать традиционному жертвоприношению. Что ж, они не оставили нам другого выбора. Мы развесили их освежеванные трупы на стенах нашей крепости, сожгли имперское посольство, захватили их звездолет — и славно повеселились на соседних планетах… Но довольно. Мне надоел этот пустой разговор. Балдуин, поторопись. Я начинаю терять терпение, — чужак внезапно развернулся на 180 градусов и решительно зашагал в обратном направлении.
     
     — Отойдите в сторону и пропустите наши войска, — повторил Балдуин Вест. — Мы не желаем напрасного кровопролития.
     
     — Почему я должен вам верить? — в свою очередь повторил Кробс. — Человеку, который так легко сменил свой мундир…
     
     — Тогда почему вы верите человеку, который прямо сейчас стоит у вас за спиной? — перебил его орденский рыцарь. — Который не только переоделся в инопланетный мундир, но даже сменил имя! — усмехнулся маркграф Вест и резко повернулся к орионскому янычару. — Ты думал, я не узнаю тебя под этим гримом, «Горман»? Всего два года прошло. Быстро же ты перекрасился… Ха-ха-ха! В буквальном смысле перекрасился! Предатель.
     
     — Кто бы говорил! — не остался в долгу «Горман Шах». — Я видел тебя на экране телестерео, фрегаттен-капитан Балдуин Вест, в тот самый день, через несколько часов после битвы при Денебе. Вся Галактика тебя видела! Ты был среди тех, кто предал и убил Шорр Кана. В отличие от тебя, я никого не предавал. Наш лидер мертв, поэтому я не обязан служить мертвецу…
     
     — Шорр Кан жив, — маркраф (или все-таки капитан?) Вест не позволил ему договорить. — Жив и, насколько мне известно, прекрасно себя чувствует.
     
     — Что ты несешь? — Коммандер Шах потряс головой, как будто пытаясь стряхнуть бред, прилипающий к ушам. — В каком смысле «жив»? В наших сердцах, что ли?!
     
     — В самом прямом и буквальном смысле — жив, — ухмыльнулся Балдуин Вест. — Твои новые имперские дружки тебе еще не рассказали? Как видно, недостаточно доверяют. Да будет тебе известно, что в тот самый день по телестерео всей Галактике (и тебе, в том числе) показали маленькое и очень поспешно организованное театральное представление. Рана в груди была ненастоящая; Шорр Кан был цел и невредим, а окружали его не предатели, а самые верные и преданные солдаты — и я был одним из них. Несколько минут спустя мы прервали трансляцию, подожгли президентский дворец, оставили на полу труп в одеждах Шорр Кана, погрузились в крейсер-призрак и покинули Темное Облако, прежде чем в него вошли имперские оккупанты. Мы собирались отступить, перегруппироваться и продолжать борьбу. Так мы и сделали, укрывшись в Маркизатах Внешнего Космоса. Нет, старый друг, я никого не предавал. Я всего лишь выполнял приказ своего командира — Шорр Кана, верховного полководца Темных Миров! А вот он нас предал. Буквально несколько дней назад. Только поэтому я и поступил на службу к Син Криверу. Потому что Шорр Кан бросил нас на произвол судьбы и перебежал к принцессе Лианне. Да-да-да, он прямо сейчас находится там, у тебя за спиной, — бывший фрегаттен-капитан указал на королевский дворец, возвышавшийся на холме в центре города, позади посольского квартала. — Как только мы доберемся туда, я его лично повешу. Или расстреляю. Или позволю своему другу Заргонне отрезать ему голову. Там видно будет.
     
     — Ты лжешь, — прошептал Горман Шах. — Этого не может быть. Шорр Кан не предавал…
     
     — Кто лжет — я?! — взорвался рыцарь Утренней Звезды. — Сколько лет мы знаем друг друга?! Двадцать?
     
     — С первого курса академии, — пробормотал Горман Шах, — значит, двадцать два…
     
     — И я хоть раз тебе лгал? Хоть раз тебя обманывал?! — продолжал Балдуин Вест. — Можешь не отвечать. Это был риторический вопрос. Шорр Кан там, в королевском дворце. Все еще не веришь? Можешь пойти со мной, я вас представлю. Он будет рад тебя видеть. Может быть. Только недолго. Я уже сказал, что собираюсь убить его при первой же возможности? Пойдем со мной, Брегман — ты ведь не забыл свое настоящее имя? Ты ничем не обязан орионцам или имперцам. Ты думаешь, я действительно служу Син Криверу? Плевать я хотел на Син Кривера, на его маркизаты, на принца Нарата, на его дикарей и недочеловеков, — Вест машинально обернулся, но князь Заргонна успел добраться до вражеских позиций на другом конце улицы и не мог его слышать. — Мне все равно кто будет королем Фомальгаута. Я здесь не за этим. Я только хочу прикончить предателя. Понимаешь, наш полководец не погиб в бою — он предал нас и дезертировал. Мы теперь солдаты без армии. Но мы можем создать свою собственную армию. И начать все заново. Прямо сегодня. Хочешь, мы сделаем королем Фомальгаута тебя?!
     
     — Я присягнул Королю-Янычару Ориона, — тихо сказал «Горман Шах». — Он приютил меня после разгрома Лиги, поэтому я поклялся ему в верности. Теперь, когда ты рассказал мне про Шорр Кана, у меня тем более не осталось причин вспоминать о прошлом. Там, на Орионе, моя семья, они под защитой короля…
     
     — Скажи прямо — Янычар держит твою семью в заложниках, — усмехнулся Вест. — Достаточно. Мы напрасно теряем время. Полковник Кробс, спрашиваю в последний раз — «да» или «нет»?
     
     — Нет, — прозвучало в ответ.
     
     — В таком случае, прощайте, господа, — фрегаттен-капитан Вест отступил на шаг. — Как говорили в прежние времена — встретимся на той стороне. Горман, то есть Брегман — если передумаешь, ты знаешь, где меня найти.
     
     — Я не передумаю, — прошептал бывший облачник в янычарском мундире, глядя в спину удаляющемуся офицеру Ордена Утренней Звезды. — Лига, Шорр Кан, Облако — это все в прошлом. Я предан Ориону и его союзникам. Я не передумаю, полковник.
     
     — Очень на это надеюсь, коммандер, — отвечал полковник Кробс. — Ради вашего же блага. Потому что в противном случае мои солдаты получили приказ пристрелить вас на месте. Но не волнуйтесь, это не только к вам относится. Они охотно расстреляют любого предателя.

Примечания к главе 4.

     [1] — Как всем известно, первые боевые шагоходы изобрел не Джордж Лукас, а сэр Герберт Уэллс. Между первым и вторым был Эдмонд Гамильтон с романом «Громовой мир» (1956 г.)
     
     [2] — Одно из древнейших государств Солнечной Системы, военная диктатура, которая простиралась от Юпитера до Плутона (см. роман Э.Гамильтона «Три планетера»). По аналогичной модели была построена гораздо более поздняя Лига Темных Миров, которая находилась в так называемой туманности «Курительная Трубка» в созвездии Змееносца (есть мнение, что в туманности «Угольный Мешок», но это не точно).

Глава 5. Первая кровь

     Маркграф Балдуин Вест не торопился. Его солдаты продолжали осторожно занимать одно пустое посольство за другим и таким образом постепенно приближаться к неправильному пятиугольнику, образованному посольствами Империи, Лиры, Полярной, Ориона и Гидры. На каком-то этапе маргиналы ворвались в посольство Льва — шесть револьверных выстрелов и последовавшую пулеметную очередь отчетливо расслышали все защитники союзной баррикады. Похоже, сэр Гай Бронт проиграл свое последнее сражение. Консульство Геркулеса, к удивлению союзников, встретило захватчиков мертвой тишиной. Очевидно, геркулестяне поменяли свои первоначальные планы и незаметно покинули родное представительство. Следующим на очереди было посольство Южного Креста. Когда маргинальные пехотинцы принялись выбивать входную дверь, капрал Бракис опустил бинокль и с надеждой посмотрел на полковника Кробса.
     
     — Отставить, — коротко приказал полковник. — Как мы и договорились, они должны сделать первый выстрел. В нашу сторону. Не по зданиям, не по флагам. По людям. Только тогда мы ответим.
     
     Глинн Бракис печально вздохнул и молча кивнул в знак согласия, в то время как пришельцы продолжали разорять и оскорблять самим своим присутствием посольство его короля.
     
     Только два пустых посольства — Дракона и Лебедя — оставались между баррикадой и зданиями, уже захваченными солдатами из армии Внешнего Космоса. Напряжение, царившее в имперском лагере, давно превысило всякий допустимый уровень. Пальцы и другие конечности замерли на спусковых крючках, глаза прилипли к оптическим прицелам…
     
     — Одно утешает, — прошептала Маклеа Торн, — они не могут обойти нас с флангов.
     
     Даррел Каст согласно кивнул. Улица была зажата между остатками древней крепостной стены, из времен Четвертой династии королей Фомальгаута (если не врал туристический путеводитель, полистать который успел капитан Каст на борту корабля, доставившего его сюда несколько дней тому назад. Страшно представить, как давно это было!) Циклопические блоки пластобетона высотой в двадцать имперских кубитов начисто отрезали два ряда посольств от соседних кварталов — с таким же успехом параллельные улицы могли находиться в параллельном пространстве. Конечно, через стену, украшенную острыми металлическими пиками, все еще можно было перелететь, но, согласно последним новостям с полей сражений, агрессоры по-прежнему (или снова ?) испытывали острую нехватку воздушных кораблей и потому сделали ставку на наземные силы.
     
     — Хотя, я не удивлюсь, если некоторые дикари из орды Внешнего Космоса захватили с собой не только бронзовые топоры, но и осадные машины, — заметил полковник. — Поэтому следите в оба!
     
     Не успел он это произнести, как Балдуин Вест сделал очередной ход и двинул вперед шагоходы — два из четырех, которые вприпрыжку понеслись вдоль улицы, постепенно набирая скорость.
     
     — Это уже можно считать стрельбой, сэр? — не замедлил уточнить капрал-крестоносец.
     
     И снова — в который раз! — полковник Кробс не успел ответить. Как будто враг читал его мысли — что вполне могло быть, если вспомнить, что среди негуманоидов Внешних Миров есть немало таких, кто владеет телепатическими способностями. Оставалось надеяться, что противник читает скорее эмоции, чем мысли. Так или иначе, бегущие шагоходы одновременно открыли огонь из бортовых автоматических пушек. Но, похоже, пилотам не хватало опыта — один из них взял слишком высокий прицел, и очередь прошла над баррикадой; другой — слишком низкий, и серия реактивных пуль вспорола асфальт мостовой за несколько метров до баррикады. Что же касается капрала Бракиса, то ему дальнейшие разрешения больше не требовались. Южный крестоносец выхватил из кармана плоскую черную коробочку, выждал несколько мгновений и нажал на красную кнопку в тот самый момент, когда вражеские машины приближались к воротами посольства Южного Креста. Посольства, которое несколько часов назад было тщательно заминировано.
     
     Взрыв удался на славу. Многоэтажное башенное здание накренилось и рухнуло, погребая под обломками захвативших его маргиналов и сразу два вражеских шагохода. Волна смерти, пыли и битого камня докатилась до ворот посольства Северной Короны на другой стороне улицы и медленно осела на асфальт, образовав еще одну баррикаду — конечно, не такую аккуратную и никем не охраняемую. Разумеется, все это представление сопровождалось громкими криками «ура!» и другими подобными воплями, прогремевшими над имперскими позициями, а младший из крестоносцев от избытка чувств и недостатка дисциплины даже пару раз выстрелил бластера в воздух, за что удостоился тычка от стоявшего рядом гидранского сержанта. За сим наступила непродолжительная тишина — уже через несколько минут нарушенная новыми странными звуками. Солдаты, засевшие за баррикадой, временно потеряли обзор и не могли видеть, кто на них наступает, но их товарищи и союзники, занимавшие позиции на верхних этажах и крышах посольств, все прекрасно видели и открыли огонь почти сразу.
     
     Князь Заргонна окончательно потерял терпение и повел в бой своих андаксов.
     
     Не менее сотни волкоглавых монстров, до сих пор скрывавшихся за поворотом дороги, надрываясь от хрипящего лая, размахивая топорами и другим подобным оружием; а некоторые и вовсе без оружия, вставшие на четвереньки, как их далекие неразумные предки, бросились вперед, надеясь добраться до союзников, прежде чем имперские реактивные снаряды заметно проредят их ряды. Некоторые из андаксов рассчитывали не только на скорость, но и на тяжелые доспехи, которые на большой дистанции могли задержать даже атомную пулю. Маргиналы, засевшие в уцелевших захваченных посольствах, поддержали своих союзников ружейным и пулеметным огнем. Развалины посольства крестоносцев ненадолго задержали андаксов — варвары в два счета перебрались через это препятствие и продолжили наступление. Которое тут же и захлебнулось, потому что андаксы очутились в огненном мешке.
     
     Имперские союзники патронов не жалели. Длинные очереди атомных пуль и «звездочки» ракетных пистолетов, выпускаемые с трех сторон и почти в упор, рвали тела монстров на куски, пробивали броню, а если даже не пробивали — ломали кости и превращали в отбивную внутренние органы. У подножия баррикады постепенно принялась расти гора трупов. Первая волна андаксов полегла полностью, как и вторая. Бойцы третьей волны решили изменить тактику и пустили в ход дальнобойное оружие — метательные топорики и примитивные осколочные гранаты, что позволило им наконец-то нанести урон союзникам и ненадолго оттянуть свой собственный конец. Князь Заргонна шел в последних рядах. Поднявшись на вершину передней «баррикады», он остановился и, не обращая внимание на свистящие вокруг пули, принялся руководить битвой, время от времени извергая ушераздирающие приказы на своем лающем диалекте. Возможно, прежние победы, одержанные за последние дни, вскружили царственному андаксу голову; а еще может быть, что он считал себя бессмертным — кто знает? это так и осталось тайной. Как и осталось тайной имя имперского гвардейца или союзного солдата, сделавшего меткий выстрел. Атомная пуля угодила Заргонне точно в горло, взорвалась — и оторвала волчью голову, подброшенную фонтаном брызнувшей крови на добрые полметра. Обезглавленное тело варварского короля некоторое время продолжало стоять неподвижно, а потом как-то медленно и совсем некрасиво согнулось вдвое и осело на груду камней. Немногие уцелевшие к тому времени андаксы, увидевшие смерть своего вождя, дрогнули и обратились в бегство. Один из них подхватил на бегу оторванную голову Заргонны — зачем? и это осталось неизвестным, потому что любитель трофеев ушел недалеко, получил пулю в спину и остался лежать рядом с трупом своего полководца. Скорей всего, маркграф Вест, наблюдавший за боем с верхнего этажа скорпионского посольства, где разместился его временный штаб, не особенно расстроился по этому поводу. Заргонна давно действовал ему на нервы. Куда больше беглого облачника огорчал тот факт, что импровизированная имперская крепость все еще держится, а вражеские потери крайне незначительны.
     
     — Где тяжелая артиллерия? — спросил маркграф, повернувшись к своему адъютанту. — Долго нам еще ждать?!
     
     — Син Кривер отказался нам ее прислать, — дрожащим голосом отвечал младший офицер. — Говорит, она ему гораздо нужнее. Но он обещал отправить нам на помощь большой отряд геррнов…
     
     — Великолепно, — фрегаттен-капитан Вест растянул рот до самых ушей, — просто замечательно. Опять негуманоидные варвары. Ладно, пусть присылает. Чем больше их сдохнет, прежде чем мы попадем в королевский дворец, тем лучше.
     
     — Геррны — очень сильные телепаты, господин, — осторожно напомнил адъютант. — Прячьте поглубже подобные мысли, когда они будут рядом.
     
     — Плевать, — снова ухмыльнулся Балдуин Вест. — Я им и прямо в лицо могу сказать тоже самое. Каждое разумное существо с интеллектом чуть выше, чем у руббероида [1], знает, чего стоит этот альянс. А если геррны этого не понимают — тем хуже для них. Мы их используем и выбросим на свалку. Может быть даже на свалку истории, ха-ха! Прошу прощения, я слишком много времени провел в компании Шорр Кана, а он очень любил толкать подобные речи. Одна из причин, по которой я хочу до него добраться и забить весь этот пафос ему обратно в глотку. Ладно, оставим это. Подождем геррнов. Пусть они придут и решат все наши проблемы — ведь варвары для этого и существуют, не правда ли? До тех пор пусть наши пограничники и волкеры продолжают вести беспокоящий огонь. Пусть имперские крысы не слишком расслабляются. Тот, кто не умрет от наших пуль, умрет от усталости…

Примечания к главе 5.

     [1] — «Rubbery men» — «резиновые люди» — раса мутантов, населявшая так называемую Планету Кошмаров в Туманности Ориона.

Интерлюдия. Вальпургиева Ночь.

     Сомнения отбросим прочь —
     С чего начать рассказ, товарищ?..
     …Тиха Вальпургиева ночь,
     Лишь там и здесь костры пожарищ.
     
     Пылает древний град Хатхир,
     В огонь со страхом смотрят люди —
     Для них перевернулся мир,
     Мир прежним никогда не будет.
     
     Враги стремятся ко дворцу —
     Андаксы, торры, геррны, каллы —
     Сраженье близится к концу,
     Я даже так скажу — к финалу.
     
     Они идут, их тьмы и тьмы —
     Орда под знаменем багровым,
     Вот Солнце поднялось из мглы —
     И битва разгорелась снова.
     
     Ответа от баронов нет,
     Не шлет подмогу император.
     Над Фомальгаутом рассвет,
     Что стоит тысячу закатов.
     
     Картинка стоит тысяч слов —
     Идут на смерть под флагом алым
     Посланцы тысячи миров:
     Андаксы, торры, геррны, каллы!
     
     Они с небес спустились вдруг —
     И каллы, порожденья скверны,
     И торры, каждый многорук,
     Андаксы-псы, кентавры-геррны.
     
     Их привлекает цель одна,
     И к ней идут, вопя истошно;
     Бушует звездная война,
     Но только не в далеком прошлом.
     
     Картинка стоит тысяч слов,
     В глазах грядущих полководцев,
     Пройдут две тысячи веков,
     И мир от гнева содрогнется.
     
     За легионом — легион;
     Под их тяжелою пятою
     Падет последний бастион,
     И будут взяты в плен герои —
     
     Негуманоидный Коркханн,
     Джон Гордон, сын шотландских кланов,
     И хитрый облачник Шорр Кан,
     И хладнокровная Лианна.
     
     И вот миров далеких сын,
     Надменный граф, высокомерный,
     Вступает в город Кривер Син,
     В мундире черном с Моргенштерном.
     
     А вслед за ним Лианны брат,
     Король лесов и космодромов,
     Безумец с Тейна — принц Нарат,
     Испорчен лишней хромосомой.
     
     Чуть потуснеет солнца лик,
     Когда Орда единым криком
     В Аллее Тысячи Владык
     Провозгласит его владыкой.
     
     Но в нем безумия зерно…
     Пусть он правитель небездарный,
     Царить ему не суждено —
     За ним маячат тени Х’харнов.
     
     Коротким был триумф — и вот,
     С небес возмездие узрите:
     Барона Зу Ризаля флот,
     За ним — Имперский Разрушитель!
     
     Канопус на расправу скор,
     Бренн Бир не знает слова «жалость» —
     В дуэли у Орлиных Шпор
     Пространство-время разрушалось.
     
     И это был всего лишь старт,
     (Пусть он врагов расстроил планы),
     Суровый победитель Зарт
     Уже грозится Магеллану…
     
     …На сотнях тысяч кораблей,
     В последний бой, как солнце жаркий,
     Армады Звездных Королей
     Несут огонь по воле Старка…

Глава 6. "Они верили в богов, а мы верили в гуннов"

     Геррны не пришли. Вместо них пришел кто-то другой.
     
     Этот чужак сразу не понравился Весту. Строго говоря, Балдуин Вест, как истинный облачник, одинаково презирал или ненавидел любых инопланетян, но некоторых (как своего покойного приятеля Заргонну, например) он был готов хотя бы терпеть. Что же касается нового знакомого, то он как будто был создан, чтобы непрерывно оскорблять капитана Веста всем своим видом и существованием. В нем отталкивало абсолютно все. И это лицо — то есть морда, покрытая ворсистой оранжевой шерстью; и огромные бесцветные глаза с вертикальным черным зрачком; и эти нелепые треугольные уши; и пятнистая кожа болезненного желтого цвета; и эта нелепая униформа в цветах династии Тейн, и его манеры, и его голос — все, абсолютно все. «Мне приходилось встречать подобную пигментацию, — подумал Вест, — этот парень не просто один из вассалов принца Нарата, он родом из системы Маралла. Но я не помню там подобной расы. Интересно, а мысли он читать умеет?..»
     
     — Принц Нарат будет вами недоволен, — внезапно заговорил чужак. Он даже не повернулся к Весту — так и стоял у окна на верхнем этаже скорпионского посольства, уткнувшись в электронный бинокль. — Вы должны были покончить с этим укреплением много часов тому назад.
     
     — Я подчиняюсь не принцу, а графу Криверу, — огрызнулся Вест. — Это во-первых. А во-вторых, мне откровенно не хватает людей и других… солдат. Поверьте, мне ничего не стоит положить остаток своих бойцов и машин на этой баррикаде, но тогда имперцы и лианнисты смогут развернуть на этом участке контрнаступление. Вряд ли бы вам этого хотелось, комиссар Джохнат.
     
     — Если вы не подчиняетесь принцу, зачем вы оправдываетесь? — поинтересовался мараллианин, даже не пытаясь оторваться от бинокля.
     
     «Одно очко в твою пользу», — подумал Вест, но вслух сказал другое:
     
     — Мне обещали геррнов.
     
     — Обстоятельства изменились, маркграф, — отвечал маралльский комиссар. — Геррны не придут. Но я привел к вам руббероидов.
     
     — Как вам это удалось? — беглый облачник даже не пытался скрыть своего удивления. — Это же дикари, мутанты, почти животные!
     
     «Как и все вы, между прочим», — мысленно добавил Вест.
     
     — Откуда вам знать? — поинтересовался Джохнат, наконец-то опустил бинокль и повернулся к собеседнику.
     
     — Я посещал их родной мир, — спокойно признался Балдуин Вест. — У меня сложилось твердое убеждение, что руббероиды абсолютно недоговороспособны и некоммуникабельны. Кроме того, они не любят уходить слишком далеко от своего черного озера.
     
     Капитан Вест знал, о чем говорит. Он — и его товарищи — не просто побывали на родной планете руббероидов в туманности Ориона. Беглые облачники прихватили с собой несколько образцов ткани и даже свежеотпочковавшегося гомункулуса, заспиртованного в банке. Тогда они направлялись в маркизаты Внешнего Космоса, чтобы начать с нуля и создать новую Лигу. Никакое оружие — или субстанция, из которой можно получить смертельное оружие, — не могло быть лишним…
     
     — Разве вы до сих пор не поняли, что принц Нарат способен творить чудеса? — усмехнулся маралльский комиссар. — Годами он работал среди инопланетян и негуманоидов, пытаясь завоевать их дружбу. Руббероиды не стали исключением. Они здесь и будут сражаться за наше общее дело.
     
     «Пусть лучше сдохнут за наше общее дело», — подумал облачник. Джохнат никак на это не отреагировал. Наверно, он все-таки не умеет читать мысли. Хотя с этими геррнами никогда нельзя знать наверняка. «Почему я назвал его геррном?» — удивился Балдуин Вест — и тут же понял; и это понимание заставило его содрогнуться от омерзения. О, комиссар Джохнат с Маралла — не самый простой ксенос. Хуже, гораздо хуже. Отвратительная тварь. Нет, не геррн — геррноман, гибрид гомо сапиенса и феллиноидного кентавра с планеты Тейн. Капитану Весту приходилось слышать о подобных запретных экспериментах. Очередная попытка получить расу суперсуществ, которая бы сочетала всевозможные достоинства людей и негуманоидных телепатов. По слухам, не самая удачная попытка. Остается только надеяться, что это двуногое существо без перьев получено искусственным путем в биолаборатории, а не появилось на свет из чьей-то оплодотворенной клоаки!.. К счастью, у Балдуина Веста был крепкий желудок и богатый военный опыт, поэтому ему удалось сохранить показное внешнее спокойствие и невозмутимость.
     
     — Руббероиды здесь, — повторил Джохнат. — Я сам поведу их в бой.
     
     — Отличный план! Вне всякого сомнения, принц Нарат будет гордиться вами, — не выдержал офицер из Ордена Утренней Звезды.
     
     — Боюсь, вы меня неправильно поняли, маркраф, — Джохнат ухитрился улыбнуться, не разжимая бледно-коричневых губ. — Я поведу их бой. Но я не планирую погибать в бою.
     
     «Неужели все-таки читает мысли?!»
     
     — Пойдемте, я покажу вам, — добавил гибрид.
     
     Руббероиды обнаружились за углом. Именно такими Балдуин Вест их и запомнил — двухметровые мускулистые и гибкие гуманоиды, сверкавшие огненными глазами и как будто отлитые из густой черной резины. Полностью обнаженные — но им нечего было стесняться и нечего скрывать, потому что руббероиды размножались совсем не так, как обычные гомо сапиенсы или даже какие-нибудь геррны. Впрочем, что-то с ними было не так — и капитан Вест потратил добрых пять секунд, прежде чем понял, в чем дело. Руббероиды (на глаз, что-то около двух сотен) выстроились аккуратным квадратом и замерли по стойке «смирно». Безумные мутанты с Планеты Кошмаров, стоящие по стойке «смирно» как хорошо обученные и дисциплинированные солдаты одного из звездных королевств… Воистину, настали последние времена.
     
     Тем временем комиссар Джохнат приблизился к одному из руббероидов первого ряда и поманил его пальцем — или когтем? Мутант послушно шагнул вперед — как хороший резиновый солдатик. Капитан Вест играл с такими в детстве, и это теплое воспоминание помогло ему пережить то, что случилось в следующую минуту. Геррноман Джохнат, в свою очередь, шагнул навстречу руббероиду и… полностью погрузился в него. Как будто нырнул в черное резиновое озеро на далекой планете в туманности Ориона, из которого и рождались эти чудовищные монстры. По телу руббероида прокатилась волнистая рябь, он на какое-то мгновение покачнулся; казалось, вот прямо сейчас мутант упадет… — и тут же выпрямился снова. Сверкнул огненными глазами и повернулся к Балдуину Весту.
     
     — Что вы на это скажете, маркграф Вест? — неожиданно заговорил руббероид голосом комиссара Джохната. — Отличная броня!
     
     — В туманности Ориона мы пробивали эту резину из обычных атомных пистолетов, — внезапно охрипшим голосом ответил рыцарь Утренней Звезды.
     
     — Но ведь аборигены не умирали, верно? — руббероид (нет, больше не руббероид, а уже тройной гибрид! «Боже Небесный, как назвать это существо?! Вспомнил. Химера. Да, точно — Химера») подмигнул в ответ, и это было слишком даже для видавшего виды капитана Балдуина Веста. Нет, его не вырвало, и он не упал в обморок. Просто отвернулся и медленно зашагал в сторону своего наблюдательного пункта, изо всех сил стараясь не сорваться на панический бег. У него за спиной Химера, еще недавно бывшая комиссаром Джохнатом, принялась отдавать команды на таком знакомом и совершенно непонятном языке запретной планеты Кошмаров.

Глава 7. "Кроме ярости и ужаса - ничто"

     Они атаковали в сумерках, почти как древние белголландцы, о которых в эти смутные времена едва ли кто-нибудь еще помнил. Так или иначе, сержант Кварц узнал их сразу. Эти огненные глаза, горящие в стремительно наступающей тьме, невозможно было перепутать ни с чем.
     
     — Руббероиды… — выдохнул Пало Кварц и первым поднял атомный пистолет-пулемет. Яркие воспоминания о страшных приключениях двухлетней давности нахлынули на него всего на несколько секунд раньше, чем резиновая орда.
     
     — Руббероиды? — стоявший рядом с ним на баррикаде капитан Даррел Каст услышал его и тут же все правильно понял: Кварц знает этих чужаков, он встречался с ними раньше. — Быстро и коротко, сержант, как с ними бороться?
     
     — Просто стреляйте в них, сэр, — ответил синекожий лиранец. — Передайте по цепочке. Из любого оружия. В голову, в грудь — не имеет значения. Экономьте патроны. Одного выстрела более чем достаточно — вы сами сможете в этом убедиться.
     
     Капитан Даррел кивнул и принялся отдавать приказы. Через радиотелефон армейского шлема его могли слышать почти все солдаты, оборонявшие баррикаду или засевшие на верхних этажах и крышах посольств Империи и Лиры.
     
     Первый из грозно вопящих руббероидов появился на гребне «баррикады», образованной из руин посольства крестоносцев, получил сразу две или три пули атомные пули в грудь (да, солдаты честно пытались экономить патроны, но не успевали договориться, кому стрелять первым и по какой цели) — и рухнул вниз, на лету превращаясь в сгусток расплавленной черной резины. И эта резиновая клякса тут же поползла в обратном направлении. Аналогичная судьба постигла следующего мутанта с Планеты Кошмаров, а потом еще одного, и еще. Но руббероидов было слишком много, и они продолжали прибывать. Вскоре одному из них удалось добраться до союзной баррикады. Сильные и гибкие руки-щупальца схватили имперского гвардейца и подбросили в воздух. Руббероида тут же застрелили, но солдата-неудачника уже подхватили мутанты, идущие следом и принялись передавать по цепочке куда-то в тыл. Сержант Пало Кварц был из тех, кто обратил на это внимание, но успел сделать только часть правильных выводов.
     
     — На выручку! — завопил сержант и первым бросился вперед. Три или четыре гвардейца последовали за ним. Имперские солдаты вломились в самую гущу резиновых гуманоидов — и совсем уже перестали экономить патроны.
     
     Длинные очереди атомных пуль косили мутантов направо и налево. Воздух был пропитан резиновыми брызгами. Под ногами хлюпали резиновые лужицы. Мутанты вопили, сверкали глазами, протягивали к гвардейцам свои руки-щупальца — и падали один за другим, чтобы превратиться в очередной сгусток резиновой слизи. Целей было слишком много, и для надежного поражения руббероида действительно хватало одного выстрела в любую часть тела, поэтому у союзных солдат была одна забота — как бы не задеть кого-то из своих или спасаемого пленника. Воодушевленные поступком Кварца, еще с десяток бойцов оставили баррикаду и спустились в «огненный мешок» — в основном менее дисциплинированные солдаты союзных королевств, стремившиеся урвать свою долю славы и не обращавшие внимание на приказы охрипшего прямо на глазах капитана Даррела. Впереди всех неслись два крестоносца, Глинн Бракис и его младший товарищ, размахивая опустошенными бластерами. Впрочем, это не имело значения, потому что в ходе боя выяснилось, что добрый удар по голове руббероида превращает мутанта в резиновую кляксу ничуть не хуже, чем реактивная пуля или лазерный луч. Поэтому и другие солдаты в какой-то момент перестали перезаряжать оружие и принялись орудовать прикладами, штыками и рукоятками пистолетов. В конце концов избиваемые руббероиды не выдержали и побежали. И тогда снова затрещали выстрелы — союзники принялись стрелять им вслед. И вот уже имперские гвардейцы, крестоносцы, полярники и другие стоят на руинах посольства Южного Креста и празднуют очередную победу, в то время как солнце Фомальгаута окончательно скрывается за горизонтом.
     
     — Ползите, ползите! — кричал Пало Кварц, потрясая атомным пистолетом и наблюдая за отступающими во тьму резиновыми кляксами. — Где ваше черное озеро?! Долго вам еще ползти придется! Капитан, как далеко отсюда туманность Ориона? Полторы тысячи световых лет? Ха-ха-ха!
     
     Слишком поздно сержант понял, что здесь что-то не так. Слишком поздно он обратил внимание на то, что пехотинцы маргиналов подозрительно притихли и больше не поддерживают огнем своих резиновых союзников. Молчат и уцелевшие вражеские шагоходы, и орденские танки. Слишком поздно Кварц осознал, что густая ночная тьма, вступившая в свои права, движется прямо на него — движется в буквальном смысле.
     
     Гигантское и невероятно длинное, толщиной в добрых полтора метра, прилетевшее из темноты гладкое черное щупальце схватило одного из имперских гвардейцев. Несчастный завопил от чудовищной боли, но его крик почти мгновенно потонул в треске ломаемых костей — и треск этот особенно больно ударил по ушам теперь, когда стихли выстрелы атомных пистолетов. Уже привычные ко всему солдаты, насмотревшиеся за последние дни на всевозможных монстров из Внешнего Космоса, немедленно открыли огонь. Но резиновое щупальце не собиралось таять. Плененный солдат улетел в ночь, как отброшенная сломанная кукла, а щупальце обрушилось на очередную жертву. Новые щупальца протянулись из тьмы и схватили еще несколько гвардейцев — в том числе и сержанта Кварца. На сей раз неведомое чудовище даже не стало тратить время на дробление костей, а просто отшвырнуло синекожего лиранца куда-то в сторону. Короткий полет в беспросветной ночи — и сержант приземлился лицом вниз в густую резиновую массу. Его пистолет продолжал изрыгать огонь еще некоторое время, но Пало Кварц этого уже не видел и не слышал. За миг до того, как чужой и холодный разум окончательно растворил в себе его сознание, имперский гвардеец все понял. Отправляясь на священную войну против молодой королевы Фомальгаута, резиновые мутанты с Планеты Кошмаров захватили свое черное «озеро» с собой.
     
     Свою собственную, мудрую, великую, могущественную и неповторимую Королеву.

Глава 8. MEMENTO

     …От самого начала времен мирно дремала Королева в своем уютном гнезде на далекой планете в сердце Туманности Ориона. Мимо нее проносились века и тысячелетия, но Королева никуда не торопилась.
     
     Несмотря на странный внешний вид, Королева была живым существом, обитающим в атмосфере, богатой азотом и кислородом, и потому для поддержания жизни ей были необходимы вода и пища. С водой проблем не было — она падала с неба или плескалась в соседнем болоте. Но чтобы добыть твердую пищу, приходилось прилагать некоторые усилия. Впрочем, на родной планете не было недостатка во всякой живности, поэтому Королеве никогда не доводилось голодать. Тем более что большую часть свободного времени она по-прежнему проводила в расслабленной дреме, так что пищи ей требовалось немного.
     
     Со временем Королева обратила внимание на странную вещь. Проглоченные ей карликовые драконы, дендроринхоиды или болотные макропитоны оставляли удивительный след не только в ее многокамерном желудке, но и в сложном и разветвленном мозге Королевы. Все, что успели увидеть, узнать, понять, почувствовать эти глупые животные за свою недолгую жизнь; все их знания, воспоминания, мысли и надежды — все это после их быстрой и почти безболезненной смерти в одном из желудков становилось достоянием Королевы. Все, что знали или умели делать эти существа, теперь знала и умела делать Королева — только лучше. Так, например, переварив несколько тысяч микродраконов, она научилась летать. Нет, конечно, ее основное тело было слишком велико и потому оставалось в гнезде, но порожденные Королевой миньоны могли удаляться от гнезда так далеко, что порой пропадали за горизонтом. Но они всегда возвращались обратно. В том или ином виде. И очень часто — с добычей.
     
     Миньоны, выпускаемые на волю, получали только самую малую частичку коллективного разума. Поэтому им бы никогда не пришло в голову восстать против своей госпожи. Королева слишком рано поняла преимущества абсолютной монархии и не собиралась от них отказываться. Но следует отдать ей должное, она была просвещенным тираном, и если на протяжении веков держала своих подданных в черном теле, то только потому, что другого тела у нее не было.
     
     Поскольку с материальной пищей проблем не возникало, на каком-то этапе своего существования Королева отправилась на поиски духовной пищи — как правило, не двигаясь с места. Некоторые сведения об окружающем мире ей приносили миньоны и пожираемые обитатели джунглей, как наземные, так и летающие. А по ночам Королева любила смотреть на звезды и пыталась понять, что же они из себя представляют — и почему так ярко светят?
     
     Шли века, и в один прекрасный день на ее планете появились новые существа.
     
     Странные существа, они передвигались на двух конечностях и использовали две другие конечности для переноски предметов и постройки жилищ или сложных конструкций непонятного назначения. «Люди», «человечество» — так они называли себя. И они как будто упали с неба.
     
     Королева никогда не упускала шанс попробовать новую, необычную пищу, поэтому при первой же возможности она скушала несколько человек. Содержимое их мозгов теперь принадлежало Королеве. И мир ее перевернулся.
     
     Эти существа прибыли со звезд. С тех самых звезд, тайну которых она пыталась безуспешно разгадать в последние несколько миллионов лет. Они умели путешествовать между звездами и пытались покорить Вселенную с ее миллиардами миров. Миллиарды, триллионы миров, и на каждом столько вкусной еды… Наивные.
     
     Королева не торопилась. Что такое миллион-другой лет для бессмертного существа, чей возраст уже насчитывает миллионы веков?
     
     Она начала с того, что принялась лепить своих миньонов по образу и подобию человека. Как оказалось, эта форма тела была почти идеально приспособлена для войны, охоты и добывания пищи. И ничего больше — пока. Потому что Королева не торопилась. Люди, время от времени посещавшие ее планету (они принадлежали к разным фракциям, племенам и народам, она добросовестно запоминала их имена — «имперцы», «янычары», «облачники», «лиранцы», «ведьмаки»), наивно считали, что имеют дело с кучкой варваров, застрявших в каменном веке, недостойных особого внимания. Жалкие глупцы. Они так и не поняли, с кем имеют дело. Придет день, и они поймут — но будет слишком поздно.
     
     Королева не торопилась.
     
     Но однажды к ней в гости пришел новый человек. «Принц Нарат Тейн» — так его звали. К тому времени Королева выучила несколько тысяч человеческих языков, поэтому она могла без особого труда повторить это имя. Принц Нарат был… другой. Он отличался от остальных. Какой-то каприз природы, шалость эволюции, атавизм, лишняя хромосома… что-то в этом роде. На своем веку Королева съела сотню-другую профессиональных биологов, но пока не была готова сформулировать, чем именно Нарат Тейн отличается от других людей. Он был другой, и этого было достаточно. Гений, титан, сверхчеловек — из тех, что рождаются раз в тысячелетие, если не реже. Человек, которому удалось невозможное — очаровать и призвать под свои знамена миллионы самых необычных и разнообразных чужаков и негуманоидов из Внешнего Космоса — порой настолько странных, что не только люди, но и другие чужаки отказывались иметь с ними дело.
     
     Королева не стала исключением.
     
     Принц Нарат Тейн готовился к великой войне, которая должна была потрясти фундамент Галактики, и потому нуждался в солдатах для своей великой армии. Он вербовал сильных и опытных воинов во всех известных и неизвестных мирах. И в какой-то момент добрался до планеты, где затаилась Королева. До принца дошли слухи, что на таинственном мире в туманности Ориона проживают странные резиновые мутанты, которые бесстрашно бросаются в бой против современного оружия звездных королевств; гуманоиды, которым не страшны атомные пули и тепловые лучи; существа, которых можно ранить, но невозможно убить. Такие бойцы могли ему пригодиться. Но принц Нарат недаром был гением. Он сразу понял, что дикари, атаковавшие его звездолет через несколько часов после посадки, всего лишь безмозглые рабы чужого разума. И направился прямиком в логово Королевы.
     
     Нарату удалось невозможное — встретиться с хозяйкой Планеты Кошмаров и не оказаться в ее многокамерном желудке. Это была любовь с первого взгляда (Королеве была знакома эта концепция, после стольких-то съеденных людей). Нарат сумел настолько очаровать Королеву, что она создала для него миньона с пышными формами и приняла в себя часть его генетического материала. Оказывается, знания и умения можно было передавать и таким путем. Пусть даже самую капельку знаний.
     
     Прямо скажем, немногие мужчины в Галактике могли похвастаться тем, что в них влюбилась резиновая женщина. Но принцу Нарату это удалось.
     
     К сожалению, ее новый возлюбленный был смертен. Ну, тут уж ничего не поделаешь. Когда Нарат Тейн станет совсем дряхлым и немощным, ей придется проглотить его, вместе со всеми его знаниями и воспоминаниями. И тогда она сама станет королевой всех негуманоидов, и сможет влиять на других инопланетян, и вербовать миллионы чужаков для самой великой бойни, которую когда-либо видела Вселенная — и покорить эту Вселенную, от края и до края, все эти миллиарды звезд, триллионы миров и октиллионы разумных существ. Королева была спокойна и уверена в себе, потому как не сомневалась, что именно так все и будет.
     
     А до тех пор она окажет своему доброму другу Нарату небольшую услугу и поможет ему завоевать трон этого смешного кукольного королевства. Надо же когда-нибудь начинать. Посему бы не сейчас? Королева видела, с каким страхом и почтением смотрели на нее другие воины Внешнего Космоса, люди и нелюди, когда она спускалась по трапу звездолета. Одни видели в ней воплощенную богиню смерти, другие — богиню войны; богиню мора, глада, хаоса и всеобщего разрушения. И ведь это только начало!
     
     Ее миньоны или она сама прорвали несколько укреплений или уничтожили несколько фомальгаутских легионов на том или ином участке фронта. Это было нетрудно. Королева была так огромна, что даже разрывные атомные пули — основной боеприпас противника — были для нее подобны пчелиным укусам. Неприятно, но не смертельно. Клетки ее бессмертного тела регенерировали быстро — достаточно было и дальше кушать людей. Эта планета была богата вкусной и здоровой пищей.
     
     Теперь вот этот маленький укрепрайон. Она пустила вперед пару сотен миньонов, потом сама подобралась поближе. Проглотила дюжину-другую имперских солдат и командиров, в том числе сержанта Кварца. Теперь она знала все планы защитников посольского квартала, общую численность отряда и имена офицеров; в ее мозгу ясно отпечаталась карта подземных ходов и точки, где заложена взрывчатка или установлены другие ловушки. Королева потратила несколько микросекунд, чтобы изучить биографию Пало Кварца; забавно, два года назад этот человек уже посещал ее родную планету. Да, вспомнила Королева, в тот год скучать не приходилось — один звездолет за другим. Облачники, потом имперцы, потом снова облачники — и не только они. Веселый был конфликт и увлекательный — жаль, что так быстро закончился. Битва за Фомальгаут завершится еще быстрее.
     
     Королева была спокойна и уверена в себе, потому что не сомневалась — именно так все и будет.

Глава 9. Звери вошли и убили всех

     — Хороших же союзников мы себе выбрали, — прошептал один из офицеров-облачников у него за спиной. — Один другого лучше…
     
     — Заткнись, Брейз! — прорычал Вест. Ему самому это не нравилось. Но он дошел до точки, когда было слишком поздно останавливаться и что-либо менять.
     
     Королева руббероидов неторопливо, но основательно очищала посольство Империи от солдат противника, а отборные рыцари Утренней Звезды под командованием маркграфа Веста, числом не более полудюжины, шли за ней по пятам. Союзные маргиналы тем временем прочесывали соседние посольства. Судя по командам, приказам и докладам, звучавшим в эфире, Балдуин и его бойцы теперь значительно опережали другие отряды Внешнего Космоса, и теперь имели все шансы добраться до королевского дворца первыми. Может быть.
     
     Рыцари Ордена перешли на очередной подземный ярус имперского посольства. Вест осторожно потыкал стволом автомата в лежавшего на пути гвардейца и переступил через труп. Этот парень, скорей всего, погиб от разрыва гранаты — собирался поразить Королеву, но она, умудренная часами уличных боев и тысячами съеденных солдат, ловко отфутболила гранату в обратном направлении, затаилась, дождалась взрыва, а уже потом двинулась дальше. Королева пожирала мертвецов только если была очень голодна. Как источники интересных и важных знаний они были для нее бесполезны. Но Вест и другие облачники этого не знали. Никто, кроме Королевы и, может быть, принца Нарата этого не знал.
     
     — Что мы здесь вообще делаем? — снова заговорил бывший коммандер Флота ЛТМ, а теперь вильдграф Микло Брейз. — Она и без нас здесь прекрасно справляется. Давай двигаться дальше, на дворец.
     
     — Ей не понравится, если мы ее бросим и оставим без прикрытия, — недовольно поморщился Вест. — До дворца еще далеко, она может нам пригодиться. Кроме того, я не собираюсь оставлять недобитых имперских ублюдков у себя в тылу. Полагаю, ты тоже.
     
     — Подумать только, мы могли прикончить эту тварь два года назад, — еле слышно пробормотал Брейз. — Как бы велика она не была, законы физики не обманешь. Если бы мы только знали, что она такое на самом деле. Одна атомная бомба в центр ущелья…
     
     Вест промолчал, хотя в душе был солидарен со своим товарищем. Ему это существо тоже не нравилось. Оно бы понравилось ему еще меньше, если бы Вест узнал, что Королева способна копировать в свой природный банк памяти все мысли пожираемых людей и других разумных существ. В конце концов, капитан Балдуин Вест был искренне верующим, не успевшим растерять до конца остатки своего идеализма. Два года назад он отправился в крестовый поход против Срединной Империи, чтобы освободить всех людей, страдающих под игом Золотого Троона. Освободить, а не отдать на съедение нечеловеческим тварям из Внешнего Космоса или Планеты Кошмаров. Конечно, с тех пор для него многое изменилось. Поражение, бегство, предательство, еще одно предательство… «Мы здесь для того, чтобы наказать предателя, — думал Вест. — Уничтожение Фомальгаута — небольшая цена, потому что Лианна и ее прихлебатели сами виноваты, слишком долго они сюсюкались с негуманоидами, хотя должны были давно уничтожить эту сволочь. Именно так все бы и случилось, если бы только Фомальгаут перешел на сторону Облака два года назад. Но фомальгаутцы не просто выбрали союз с Империей, они даже положили свою королеву под имперского принца. Подлая нация, они заслужили свою участь». Но все эти правильные и разумные мысли его почему-то не утешали.
     
     В бункере на три яруса ниже немногие уцелевшие имперцы и их союзники готовились к своему последнему бою. Именно так, как бы напыщенно и пафосно это не звучало.
     
     — Вы видели эту тварь, — озвучил общие мысли и страхи капитан Даррел Каст. Теперь он командовал остатками отряда, потому что полковника Кробса Королева проглотила на несколько этажей выше. — Ей даже в плен сдаваться бесполезно, — капитан пытался пошутить, но никто почему-то не улыбнулся. — Постараемся продержаться как можно дольше. Вдруг придут геркулестяне и спасут нас…
     
     — Придут, обязательно придут, — отозвалась Маклеа Торн. — Бароны Геркулеса всегда приходят. Рано или поздно. Скорее поздно, чем рано. Некоторые не приходят вовсе. Или вы не слышали? Как минимум один из них, барон Оллен, и вовсе перекинулся на сторону Внешнего Космоса. Но мы ведь имеем право надеяться, верно? — в ее голосе отчетливо прозвучали истерические нотки.
     
     — Отставить! — рявкнул Даррел Каст. — Немедленно прекратите, лейтенант!
     
     — Слушаюсь, сэр, — покорно пробормотала Маклеа и отвернулась.
     
     — Есть еще кое-что, — внезапно заговорил майор Лино Вагген. Задетый шальной атомной пулей, он был совсем плох, и никто не ожидал, что он так скоро очнется. — Этого даже посол не знал. Никто не знает. Только я.
     
     — Что такое, сэр? — нагнулся к нему капитан Каст.
     
     — Посольство заминировано, — прошептал микроскопианец. — Я получил приказ два года назад, за несколько недель до вторжения Шорр Кана. Если бы облачники добрались сюда, я должен был взорвать посольство. Личный приказ императора. Прежнего императора, Арн Аббаса. Старик не признавал полумер. Молодой император Джал так и не отменил приказ. Бомба все еще здесь…
     
     — Какая бомба? — поспешил уточнить Даррел.
     
     — Атомная, конечно, — закашлялся Вагген. — Двести тонн. Она в одном из сейфов в моем кабинете. Ее даже доставать оттуда не надо. Стенки сейфа — часть устройства. Приказ можно отдать прямо отсюда… Имплант у меня в правой руке. Если дела пойдут совсем плохо… — имперский разведчик натужно засмеялся. — Куда хуже? Достаньте его и… Комбинация совсем простая… — Капитан Каст наклонился еще ниже, почти уткнувшись своим правым ухом в губы Ваггена, и микроскопианец нашептал ему серию цифр, два раза подряд.
     
     — Я запомнил, — кивнул Даррел. — Если дела пойдут совсем плохо, я так и сделаю.
     
     Он оглядел присутствующих. Их осталось совсем немного. Пало Кварц и полковник Кробс погибли еще наверху. Полярник Сай Джордан удивил всех, когда бросился на Королеву сразу с двумя гранатами. Она перехватила его на лету своим щупальцем и держала в воздухе на значительном расстоянии, пока гранаты не взорвались. Чуть позже погибли крестоносцы, штабс-капитан Фриц и все его гидранцы. Из всех командиров уцелели только сам капитан Даррел Каст, тяжело раненый и небоеспособный майор Вагген, лиранка Маклеа и орионский наемник Горман Шах, на данный момент растерявший почти всех своих янычаров. Плюс полдюжины рядовых бойцов. Королева знала толк в тактике, поэтому ей удалось разделить имперские силы на несколько изолированных отрядов. Один из этих отрядов, судя по одиночным выстрелам, все еще сражался где-то наверху — то есть все равно, что на другой планете.
     
     — Мы должны попробовать прорваться к ним, — осторожно предложил Горман Шах.
     
     — Нет, — покачал головой капитан Каст. — Пока мы доберемся до них — если вообще доберемся — все будет кончено.
     
     Дарел Каст был командиром. Он должен был принять решение. И он его принял, хотя решение далось ему нелегко.
     
     — Мы останемся здесь, — твердо повторил Каст. — Этот бункер может выдержать длительную осаду…
     
     — Мог бы, — снова очнулся Лино Вагген. — Кондиционер не работает. Электричества нет. Мы не можем закрыть дверь, потому что задохнемся.
     
     Разумеется, кондиционер не работал. Оба — и основный, и резервный. Королева вытащила почти все планы посольства из головы полковника Кробса и других проглоченных империанцев, поэтому между делом перерезала все возможные провода. Посольство было старое, давно не обновлялось. Где-нибудь на Альдерамине или Тубане подобный фокус у нее бы не прошел.
     
     — Они приближаются, — доложил гвардеец, стороживший полуоткрытую дверь бункера. — Я слышу шаги.
     
     В тяжелой броне Ордена Утренней Звезды невозможно было передвигаться бесшумно, хотя солдаты Веста очень старались.
     
     — Рассредоточьтесь, — велел Даррел Каст. — Займите позиции. Подпустим их поближе. Если это люди или варвары — мы с ними справимся. Маклеа, с тобой все в порядке?
     
     — Да, — сухо промолвила она. — Готова выполнить ваши приказы, капитан.
     
     — Тот угол твой, — решил Даррел. — Держи дверной проем под прицелом. Если они прорвутся внутрь — ты знаешь, что делать. А теперь — всеобщее молчание до первого выстрела!
     
     Балдуин Вест нутром почувствовал опасность (не первая война, не первая битва) и поэтому остановился в самом начале темного коридора, ведущего к бункеру. В отличие от Королевы, облачник-ренегат не знал, что скрывается в конце коридора. Прибор ночного видения был плохим помощником — прежде чем укрыться в бункере, имперцы предусмотрительно сорвали со стены и унесли с собой табличку с надписью «БОМБОУБЕЖИЩЕ». Вест пожал плечами и дал длинную очередь вдоль коридора — он не должен был экономить патроны. Получилось даже лучше, чем он ожидал — осколок одной из разорвавшихся атомных пуль влетел в бункер, и раненый гвардеец громко вскрикнул. Наружные микрофоны защитного орденского шлема позволяли фильтровать подобные звуки, и потому лицо маркграфа растянулось в довольной улыбке. Чутье не подвело. Там действительно кто-то был. Облачник откашлялся.
     
     — Говорит маркграф Балдуин Вест из Армии Внешнего Космоса! Это сражение проиграно, дамы и господа. Вы отважно сражались, но нет смысла продолжать напрасное кровопролитие. Сдавайтесь — и я гарантирую вам жизнь. Сдайтесь мне, потому что если до вас доберутся негуманоиды, я не смогу гарантировать вашу безопасность. Нелюди, как правило, пленных не берут…
     
     — Мы оба знаем, что ты лжешь, Вест, — прозвучало в ответ. — Как будто ты когда-нибудь брал пленных!
     
     — Кто это?! — очень фальшиво удивился маркграф. — Брегман — то есть Горман Шах, это ты?! Ты еще жив! Молодец. Мы, облачники, самые живучие обитатели этой Вселенной. Нас почти невозможно убить. Вытолкнуть в соседнюю Вселенную — может быть, как это случилось при Денебе. Но убить — почти невозможно…
     
     — Не заговаривай мне зубы, Балдуин, — протянул коммандер Шах. — Как по мне, пустая трата времени. Или убирайся прочь, или иди ко мне. Ты легко найдешь дорогу, не заблудишься. Я буду тебя ждать.
     
     — Не валяй дурака, Горман, — вмешался Микло Брейз. — Ты не обязан хранить верность полководцу, который тебя предал, ты это понимаешь? Твой новый король бросил тебя, Горман. Вас всех здесь бросили. Никто не придет на помощь Фомальгауту. Имперский флот на другом конце Галактики, а флоты звездных королей стоят на приколе в своих портах. Именно поэтому мы здесь.
     
     — Микло?! — воскликнул Горман. — Ты тоже здесь?!
     
     — И не только я, — засмеялся Брейз. — Нас здесь много. Орбталон, Молтен, Хиллспарк — вся старая гвардия! Присоединяйся. Ребята будут рады тебя видеть.
     
     — Что я слышу! — на сей раз из темного конца коридора донесся женский голос. — Микло, это действительно ты?
     
     — Кто меня спрашивает? — насторожился Брейз и приподнял забрало шлема.
     
     — Представься по всей форме, солдат, — усмехнулась незнакомка. — Я хочу убедиться, что говорю с правильным человеком.
     
     — Вильдграф Микло Брейз из Армии Внешнего Космоса, — пожал плечами облачник. — С кем имею честь?
     
     — Вильдграф Внешнего Космоса?! — переспросила леди Торн. — Ха-ха-ха! Звучит как один из персонажей твоей коллекции! [1]
     
     — Маклеа?! — не поверил Брейз. — Как ты здесь оказалась?!
     
     — На открытой службе Его Величества Короля Веги и Лиры, — поведала синекожая лиранка. — За королеву и отечество. За короля и Святого Джея. Никого не пропустила? А где Дана? Она тоже с вами?
     
     Брейз едва успел открыть рот, чтобы ответить, но ответить не успел. Впрочем, открытый рот пошел ему на пользу — от последовавшего взрыва не так пострадали барабанные перепонки.
     
     — Что-то вы заболтались, — сказал Балудуин Вест, перезаряжая гранатомет, из которого он только что выстрелил в косяк полуоткрытой двери бункера. — Половину осколков должно было засосать внутрь. Пойдем, добьем их.
     
     Полуослепший и полуоглохший Микло Брейз машинально отступил на шаг назад, пропуская своих товарищей по оружию в смертельный коридор. Ему потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя. После чего он выстрелил в спину замыкающему рыцарю уже из своего гранатомета. Бросил оружие на пол, достал атомный пистолет и зашагал по трупам. Теперь уже в буквальном смысле этого слова.
     
     Маркграф Вест шел первым, поэтому ему досталось чуть меньше картечи, чем другим рыцарям, и он был еще жив. «Ненадолго», — хладнокровно констатировал Брейз, оценив обстановку. Балдуин ворочался в луже собственной крови, пытаясь встать, но у него ничего не получалось. Когда Микло подошел поближе, Вест поднял голову и встретился с ним мутным взглядом. Его тепловизор, пострадавший после гранатометного залпа, барахлил, по зеленому экрану бежали помехи, но Вест увидел все, что должен был увидеть — например, холодный и отстраненный взгляд Брейза.
     
     — Почему? — только и спросил Вест.
     
     — Ты был моим командиром, — спокойно пояснил Микло, — а она — мой друг. Как видишь, все очень просто.
     
     И он выстрелил своему командиру прямо в лицо.
     
     — Маклеа? — осторожно позвал Брейз, остановившись у порога бункера. — Маклеа, ты еще здесь?
     
     — Микло, ты скотина, — последовал немедленный ответ. — Ты еще имеешь наглость спрашивать?
     
     — Маклеа, я убил их всех, — сказал Брейз. — Честное слово, я их всех убил.
     
     — Ничего не понимаю, — призналась леди Торн.
     
     — Я убил их всех, — повторил облачник. — Здесь больше никого нет.
     
     — Сдается мне, тут тоже, — пробормотала Маклеа. — Дьявол, ничего не вижу. Глаза вроде на месте, это кровь…
     
     — Я захожу, — предупредил Брейз. — Позволь мне помочь тебе.
     
     — Я все еще здесь, — прохрипел из другого темного угла капитан Даррел Каст. — Пульт у меня. Я до него дотянулся. Я смогу набрать комбинацию в темноте.
     
     — Какую комбинацию? — не понял Брейз.
     
     — Хочешь мне помочь? — нервно хихикнула Маклеа. — Хорошо, заходи. И захлопни за собой дверь.
     
     — Воздух, — напомнил Даррел. — Кто этот парень вообще? Твой приятель?
     
     — Это неважно сейчас, — в бункере по-прежнему царила темнота, но капитан Каст был готов поклясться, что она отмахнулась. — Так хоть какой-то шанс.
     
     Брейз все еще ничего не понимал, но к тому времени его уши более-менее вернулись в норму, и он услышал знакомое шуршание на лестнице, по которой он с Вестом, Хиллспарком, Орбталоном и остальными только что спустился на нижний ярус.
     
     — Она идет сюда, — предупредил Брейз. — Королева.
     
     — Какая еще королева? — удивилась Маклеа. — Лианна? А, поняла. Эта резиновая каракатица. Закрой уже дверь, Микло!
     
     Брейз отодвинул в сторону лежавший на пороге бункера труп имперского гвардейца и всем своим весом навалился на тяжелую взрывоустойчивую дверь. Дверь послушно проехала по рельсам до самого упора. На удивление громко щелкнул замок — а мгновение спустя весь бункер задрожал и заходил ходуном, как при хорошем землетрясении — капитан Даррел Каст успел набрать последнюю цифру на дистанционном пульте и нажать на пусковую кнопку. Скорей всего, она была красной.
     
     * * * * *
     
     Тьма. Тишина. Мертвая тишина.
     
     Мертвая тишина. Тишина умирает. Тишина…
     
     Тишина умирает?
     
     Да, потому что ее убивают звуки.
     
     Голоса.
     
     -…ой…
     
     -…есть…
     
     -…кто…
     
     -…есть кто живой?
     
     — Кто-нибудь меня слышит?!
     
     — Я тебя слышу!.. — простонала Маклеа Торн.
     
     — Что с тобой? Ты ранена?!
     
     — Конечно я ранена, идиот, — огрызнулась лиранка. — Но кровь больше не идет. Наверно, закончилась. — Она разразилась истерическим смехом.
     
     — Я серьезно, — нахмурился Микло Брейз, пытаясь ощупать себя. Вроде все части тела на месте и ничего не сломано. Снял бесполезный шлем с разбитым забралом, отстегнул тяжелый броненагрудник.
     
     — И я серьезно, — отозвалась Маклеа. — Царапина. Ерунда. Но прямо по люу чирикнуло, все глаза залило. Похоже, без пластической операции не обойтись. Ты что-нибудь видишь?
     
     — Мой тепловизор сдох, — доложил Брейз. — Здесь есть еще кто-нибудь живой?!
     
     Им так никто и не ответил. Не сговариваясь, Маклеа и Брейз принялись ощупывать разбросанные по бункера тела в поисках пульса или сердцебиения — и ничего подобного не нашли, пока не наткнулись друг на друга — и не отпрянули в разные стороны.
     
     — Оставайся в своем углу, — холодно велела госпожа Торн. — Я тебе пока не доверяю. Давно не виделись, а люди, знаешь, меняются.
     
     На некоторое время снова воцарилась тишина. Первым не выдержал и нарушил ее Микло:
     
     — Я тебе писал.
     
     — Я тоже, — напомнила она. — Но ты прекратил писать первым.
     
     — Что?! — искренне удивился Брейз. — Это ты прекратила!
     
     — Бесполезный спор, — отрезала Маклеа. — Все ясно, письма цензуру не прошли. Твою или мою — неважно. Уверена, что твою, но ты ведь не согласишься.
     
     — Ну почему же, — промямлил Брейз. — Теперь об этом можно говорить открыто. Хотя не понимаю. Я ведь должен был подружиться с тобой… — «Дьявол, надо было прикусить язык на секунду раньше!»
     
     — Маленький послушный солдатик выполнял приказ, — фыркнула мисс Торн. — Можешь не продолжать. Но потом твои чувства ко мне изменились, стали настоящими, и все такое. Я уже такое где-то слышала. Между прочим, ты так и не сказал мне, где теперь Дана.
     
     — Даны больше нет, — тихо сказал Брейз. — Она погибла еще до войны. На Кранне. Мы должны были… — он на секунду запнулся. — А, к дьяволу, кому сейчас нужны эти секреты? Специального Дивизиона больше нет, Лиги больше нет. Верховный правитель дезертировал. Ничего нет.
     
     Они снова помолчали.
     
     — Как это случилось? — некоторое время спустя спросила Маклеа.
     
     — Длинная история, — пробормотал Брейз.
     
     — А нам есть куда торопиться? — усмехнулась она и закашлялась. — Впрочем, да. Воздуха надолго не хватит.
     
     — У меня же есть кислородные баллоны! — спохватился Микло. — Один остался, — добавил он через минуту. — Второй взорвался, когда… Кстати, что это было? Карманная атомная бомба?
     
     — Да, — коротко ответила она. — А баллон пока побереги. Как и местную атмосферу. Не то что бы от нее много осталось…
     
     Еще одна пауза.
     
     — Мне сказали, что ты пошла в Торговый Флот, — напомнил о себе Микло.
     
     — Верно, — пробурчала мисс Торн. — Я дослужилась до старшего механика. Пока не началась война. Наша посудина мобилизации не подлежала, перевод на военный корабль — ночной бюрократический кошмар, поэтому я быстро записалась добровольцем в морскую пехоту. Недостаточно быстро, война к тому времени закончилась. Впрочем, немного работы для меня осталось. Чистила джунгли той или иной планеты от ваших фанатиков, не пожелавших сдаваться.
     
     — Я был одним из них, — осклабился Брейз. — Только недолго. Пока не перебрался в Маркизаты.
     
     — Это я уже поняла, — сказала Маклеа. — Вильдграф Микло Брейз! Ты это серьезно?!
     
     — Ну да, — кивнул Микло — хотя его кивка она все равно не могла увидеть. — Мне пожаловали необитаемую планету. Поэтому и титул такой. «Граф пустошей». Представляешь, целая собственная планета! Ни одного разумного существа, только доисторические ящеры и мегафауна. Я мог начать с нуля. Набрать подходящих колонистов, придумать мундиры для собственной армии… Теперь ее конфискуют, наверно.
     
     — Может быть даже в мою пользу, — зевнула Маклеа. — Всегда мечтала о собственной планете. Жаль, отец не увидит. Мы с ним как-то поспорили. Мне было лет пять или шесть, и я заявила, что рано или поздно стану звездной королевой. Он поклялся, что целый день будет ходить на голове, если это произойдет… М-да, как-то неловко. Тогда он был гораздо моложе.
     
     — Как это случилось? — осторожно поинтересовался Брейз.
     
     — Он погиб при Денебе, — поведала мисс Торн. — После битвы спасатели нашли его звездолет. Корабль цел и невредим, а весь экипаж плавает в невесомости без признаков жизни. «Синяя молния», «Черный стержень» — ну, ты лучше знаешь, как называлось это оружие.
     
     — «Глаз Дракона», «Троянская гидра», «Сестрица Стейно» — у этого проекта было много имен, — промямлил Брейз. — Меня не было при Денебе.
     
     — Это я уже поняла, — сказала Маклеа. — Еще одно очко в твою пользу.
     
     — Мой капитан ухитрился разбить корабль на дикой заброшенной планете еще до начала войны, — добавил Микло Брейз. — Там мы всю войну и просидели… те кто уцелел. Потом нас подобрал Шорр Кан, бежавший из Облака и сделавший остановку в туманности Ориона. Он обещал нам, что мы построим новую Лигу, что Облако восстанет из пепла, что Угольный Мешок засверкает как небо в алмазах…
     
     — Небо в алмазах… — снова зевнула Маклеа Торн. — Что за бред…
     
     — Ты себя хорошо чувствуешь? — забеспокоился павший рыцарь Утренней Звезды. — Я иду к тебе с кислородным баллоном. Мы будем его экономить. Так его хватит надолго. Здесь автоматический регулятор. Давай. Вдох-выдох.
     
     …
     
     — Вдох-выдох…
     
     …
     
     — Вдох-выдох…
     
     …
     
     Тьма. Тишина.
     
     Мертвая тишина.
     
     Тишина умирает.
     
     Тишина умирает?!..
     
     Звуки. Пока непонятные и странные звуки. Звуки ли это? Быть может, галлюцинации? Кровь, из последних сил, стучащая в ушах…
     
     …
     
     Грохот, чудовищный грохот, ослепляющий фонтан искр — бронедверь ползет в сторону, на пороге появляется темный силуэт, окруженный кровавым ореолом, его сопровождает волна свежего воздуха —
     
     — Здесь кто-то есть! — кричит человек, вооруженный плазменным резаком. — Здесь люди!
     
     Им помогли выбраться наружу. Проморгавшись как следует, Маклеа и Микло обнаружили себя на живописном холме, составленном из грунта и битого кирпича — все, что осталось от имперского посольства. Впрочем, весь посольский квартал примерно так и выглядел. Но здесь кипела жизнь. Все окружающее пространство, куда ни кинь взгляд, было усыпано людьми в темно-синей униформе, украшенной россыпью звезд — символ Конфедерации Геркулеса. Геркулестяне, пышащие энтузиазмом загорелые мужчины и женщины, уроженцы содружества, в котором никогда не заходили солнца, потрясали оружием, вопили победные песни и разве что не стреляли в воздух — потому что в небе Фомальгаута-1 барражировали тяжелые крейсера, мониторы, фантомы и другие боевые корабли; лучи великого белого солнца отражались от стальных и титановых корпусов, на которых красовались гербы геркулестянских баронов и их вассалов.
     
     — РИ-ЗАЛЬ! РИ-ЗАЛЬ! РИ-ЗАЛЬ! — кричали геркулестянские легионеры.
     
     — Они все-таки пришли, — пробормотала Маклеа.
     
     — Вам повезло, что мы вас обнаружили, — к чудом уцелевщой парочке подошел молодой офицер с круглым веселым лицом. — Наш посол велел нам тщательно обыскать весь квартал и поискать выживших. Он знал, что здесь остается крупный имперский отряд и счел своим долгом оказать вам помощь. Я лейтенант-баронет Дарвис Лао. С кем имею честь?
     
     — Лейтенант Торн из Королевства Лиры и коммандер Горман Шах из Орионских Янычар, — быстро сказала Маклеа, прежде чем Брейз успел собраться с мыслями и придумать подходящий ответ. — Мы ваши должники, баронет.
     
     — Я всего лишь выполнял свой долг, — ухитрился покраснеть юный геркулестянин.
     
     — Какова ситуация в городе? — Леди Торн поспешила сменить тему.
     
     — Мы победили! — оживился офицер. — Конфедеративный флот разгромил армаду Внешнего Космоса и освободил Хатхир-Сити! Язычники разбиты и капитулируют! Граф Син Кривер убит, принц Нарат — тоже! Принцесса Лианна в безопасности! Больше того! Нам только что сообщили, что имперская эскадра под командованием принца Зарта перехватила и уничтожила флот вторжения из Магеллановых Облаков! Это победа, миледи, полная и окончательная победа!
     
     — Хотелось бы мне в это верить, — пробормотал Микло Брейз. Дарвис Лао покосился на него, но ничего не заподозрил. Еще в бункере Брейз избавился от своего защитного бронекостюма, а на его бесцветной полевой униформе не было никаких знаков различия; за несколько лет, проведенных вдали от облачной родины, Микло немного загорел, а размазанную по лицу кровь можно было принять за остатки орионского грима. Ну да, типичный янычар.
     
     Тем временем к ним подошли еще два гераклийских офицера, постарше и рангом повыше, мужчина и женщина. На первый взгляд, они походили друг на друга как родные брат и сестра — так оно и оказалось.
     
     — На-барон Гринвальдо Зу, — в голосе наголо бритого геркулестянина было столько надменности, что ее можно было размазывать ножом по бутерброду. — Баронесса Файлена Зу. — На рукаве у баронессы красовалась повязка ККК [2], в отличие от своего брата она мило улыбалась и ежеминутно поправляла непослушные кудри. — С кем имею честь?
     
     Маклеа снова назвала себя и новый псевдоним Брейза.
     
     — Миледи, коммандер, вы настоящие герои, — заявил геркулестянин и его тон при этом немного смягчился. — Мой отец, верховный барон Зу Ризаль, вне всякого сомнения наградит вас высшими орденами Конфедерации. Для меня большая честь стоять здесь рядом с вами. Жаль, что мы не могли явиться раньше и спасти не только вас, но и ваших товарищей.
     
     — Жаль, — как эхо отозвалась мисс Торн, и в ее голосе не было ни капли иронии.
     
     — Простите, — заговорила баронеесса Файлена, — вы леди Торн? Дочь адмирала Торна Сандрелла, героя Денеба?
     
     — Это так, — едва заметно вздохнула Маклеа.
     
     — Я должна была сразу догадаться, — геркулестянка всплеснула руками. — Благодаря адмиралу Сандреллу вернулись домой тысячи гераклийских солдат. Но он оставил после себя достойную дочь. Ваш отец гордился бы вами!
     
     — Да что я такого сделала?! — не выдержала Маклеа. — Мы всего лишь отсиделись в бункере, пока вы нас не откопали…
     
     — Ну-ну, — слегка нахмурился на-барон Гринвальдо, — вот только не надо этого самоуничижения, миледи. Вы — героиня, и никто не посмеет утверждать обратное. Еще раз, был рад нашему знакомству. Надеюсь в самое ближайшее время увидеть вас во дворце принцессы Лианны, на торжественном приеме, где мы будем раздавать ордена. Прошу прощения, но мне пора — служба зовет! Моя сестра позаботится о вас.
     
     — Следуйте за мной, — тряхнула кудряшками леди Файлена. — Мой медицинский фрегат сейчас приземлится и подберет нас.
     
     — Ну и ну, — едва слышно пробормотал себе под нос Микло Брейз. — Только баронского ордена мне и не хватало. Может и планету в Маркизатах позволят оставить?
     
     — Заткнись, «Горман», — сквозь зубы процедила Маклеа Торн. — Ты мне теперь по гроб жизни должен.
     
     — Это я тебе должен?! — изумился Брейз. — Да если бы я не пальнул своему отряду в спину…
     
     — Кстати, чуть не забыла, — Маклеа Торн в очередной раз поспешила сменить тему. — Тут в Хатхир-Сити есть прекрасный сувенирный магазин. Я неоднократно пополняла там свою коллекцию. Он находится в таком глухом переулке старого города, что варвары могли его пропустить и не разграбить. За несколько дней до вторжения я видела там набор Скорпионских Всадников. Хозяин лавочки жаловался, что не может найти покупателя. «Настоящих ценителей почти не осталось», так он и сказал.
     
     — Скорпионские Всадники? — пролепетал Брейз. — Ты шутишь! Их выпустили всего 99 экземпляров!
     
     — Я договорюсь, торговец сделает тебе скидку…
     
     Из-под развалин имперского посольства, осторожно выставив наружу тончайшее щупальце с единственным глазом, за ними следила Королева Планеты Кошмаров.
     
     Атомный взрыв разметал ее во все стороны. К счастью, она успела собрать свое тело обратно еще до того, как геркулестяне высадились в городе и заполонили все вокруг. Элементарную физику не обманешь, но двести тонн атомной взрывчатки — это не то количество, с которым покушаются на будущую Королеву Галактики. Тут надо начинать с мегатонны, как минимум.
     
     Теперь ей предстоял длительный отдых и восстановление сил. Иначе никак нельзя. Королева уже знала, что будет делать. Это древний город — она спустится на самые нижние уровни — и даже ниже. Королева не страдала брезгливостью — в канализации Хатхир-Сити более чем достаточно воды и самой разной белковой пищи. Она отдохнет и восстановит силы. А потом начнет все заново. Ей некуда торопиться. Миллионом лет раньше, миллионом лет позже — но вся Вселенная будет принадлежать ей. Рано или поздно.
     
     Поражение. Сегодня она потерпела поражение. Странное и незнакомое чувство, но очень полезный жизненный опыт. Он пригодится ей, когда Королева начнет новую войну.
     
     Войну, в которой она одержит победу.
     
     Потому что Королева может проиграть битву, но только не проиграть войну.
     
     Никогда.

Примечания к главе 9.

     [1] — об этом и других мелких деталях из биографии персонажей см. повесть «Забытые на планете Кошмаров в Туманности Ориона».
     
     [2] — Космический Красный Крест.

КОНЕЦ

     _________
     

202117. После Победы

     _________
     

После Победы. Пролог. 202,117 A.D.

     Это 203-е тысячелетие.
     
     Вот уже почти 1400 веков Император Человечества восседает на золотом Трооне — волшебной планете в системе могучей звезды Канопус. Он — повелитель великой Средне-Галактической Империи и правит миллионом миров благодаря мощи своих неисчислимых флотов и армий. Просторы Галактики бороздят сверхсветовые боевые звездолеты — могучие линкоры, быстрые крейсера, смертоносные эсминцы. Покой мирных планет охраняют грандиозные мониторы; в глубинах пространства до поры, до времени затаились невидимые фрегаты-призраки, готовые в любой момент появиться из тени и обрушить всю ярость своих атомных орудий на врагов Императора; а в мрачных подвалах императорского дворца на Трооне хранится самое страшное оружие во Вселенной — Разрушитель Бренн Бира, способный уничтожать само пространство и время.
     
     Император — самый могущественный из властелинов известной Вселенной, но далеко не единственный. Человеческим родом, рассеянным по всей Галактике, правят многочисленные звездные короли и бароны, подчас враждебные друг другу. Со всех сторон человечеству грозят смертельные враги. В Маркизатах Внешнего Космоса бесчисленные орды негуманоидов-ксеносов точат свои когти и зубы в приступах безумного гнева и неутолимой жажды крови. В темных и пылевых газовых туманностях скрываются бледнолицые еретики-облачники, протоплазменные мутанты, ксенофилы из Дома Тейн и другие предатели человечества. Далеко за пределами Млечного Пути, в таинственных Магеллановых Облаках, чудовищные и мерзкие рептилоиды, телепаты-Х’харны, денно и нощно строят планы о том, как обратить в безжалостное рабство весь род людской до скончания времен.
     
     Их первой жертвой стало маленькое королевство Фомальгаут на западных границах человеческого содружества. На древних улицах Хатхир-Сити, великой королевской столицы, разгорелось жестокое сражение между варварами из Внешнего Космоса и воинами, преданными принцессе Лианне, законной правительнице Фомальгаута. Самые разные люди и нелюди из разных миров и эпох подняли свое оружие на защиту принцессы. Среди них были: Джон Гордон, американский солдат Второй Мировой Войны, путешественник во времени, пришелец из ХХ века; Хелл Беррел, краснокожий уроженец системы Антарес и капитан Имперского Флота; Шорр Кан, бледнолицый интриган-облачник, беглый диктатор Лиги Темных Миров; Коркханн, птицеголовый чужак-телепат с планеты Кренс; суровый и мрачный Зу Ризаль, верховный барон Скопления Геркулеса и многие другие. Великую Орду Язычников возглавляли жестокий и хладнокровный граф Син Кривер из Марки Внешнего Космоса, сумевший сколотить из своих бурных и непокорных вассалов армию неудержимых фанатиков, готовых умирать с его именем на устах; безумный принц Нарат Тейн из туманности Маралла, кузен Лианны, влюбленный в своих негуманоидных союзников, плативших ему той монетой; и Врил-магелланиец, рептилоид, пожиратель разумов, истинный предводитель этой чудовищной армии.
     
     Несколько дней и ночей кипела смертельная битва. Только мужество защитников Фомальгаута, несколько маленьких чудес и союзники, прибывшие в самый последний момент, позволили удержать победу. Враги были разгромлены, их вожди пали в бою, а немногие уцелевшие варвары признали свои поражение и отступили.
     
     Белое солнце Фомальгаута скрылось за линией горизонта.
     
     Что будет завтра?..

Эпизод 1. Светлое будущее

 []
     
     
     Несколько дней спустя по одной из центральных улиц Хатхир-Сити медленно брели двое. Один из них был человеком, судя по бледно-розовой коже — землянином, родом из Северного полушария; другой, покрытый перьями и сверкавший большими янтарными глазами, являлся великолепным представителем расы разумных аквилоидов с планеты Кренс. Примерно за пять миллионов лет до описываемых событий его дальние родственники жили на Земле и были известны как Titanis walleri [1]. Человек и негуманоид никуда не торопились, они просто степенно шли по улице и тихо беседовали.
     
     В сумрачное от пожаров небо над Городом Вечного Ноября [2] поднималось белое солнце Фомальгаута, но не грело оно жителей Хатхир-Сити. По обе стороны от проезжей части тянулись развалины. Неделю назад здесь шли особенно жестокие бои. Принц Нарат Тейн бросил против королевских гвардейцев, оборонявших этот столичный квартал, свою элитную кентаврическую кавалерию и три полных легиона войск СС [3]. Каждый дом приходилось брать штурмом. Когда у защитников кончились боеприпасы, в ход пошли штыки, приклады, битый кирпич и металлическая арматура. Наспех возводимые баррикады укрепляли мертвыми телами только что убитых врагов, а иногда даже тяжело раненными, неспособными двигаться и сопротивляться. Легко раненных превращали в неподвижных. Обе стороны старались пленных не брать. Теперь, когда сражение завершилось, уцелевшие горожане копались в руинах домов, пытаясь спасти хоть что-нибудь из своего имущества. Рядом с ними работали пожарные, спасатели и добровольцы из ККК [4], искавшие под завалами уцелевших или грузившие на транспортные платформы изрядно распухшие и смердившие трупы. Часть работ выполняли пленные варвары, за которыми следили солдаты, полицейские и вигиланты из городской милиции. Время от времени над руинами там и здесь звучали выстрелы, когда из-под развалин выползал какой-нибудь чудом выживший негуманоид, не пожелавший сдаться в плен даже сейчас, когда было заключено перемирие и объявлено прекращение огня. Чуть реже выстрелов гремели взрывы — в руинах осталось немало неразорвавшихся боеприпасов, над которыми работали или ошибались саперы.
     
     — Некоторое время назад, дорогой Коркханн, — говорил человек, — вы поделились со мной любопытной теорией про лишнюю хромосому принца Нарата, которая досталась ему в наследство чуть ли не от его мезозойских предков. Но мне кажется, корни его безумия следует искать совсем в другой эпохе. Надеюсь, вы не будете против, если я изложу свою точку зрения на данную проблему?
     
     — Нисколько, уважаемый профессор Лекс Вель! — отвечал титанис. — Прошу вас!
     
     — В последнее время — если можно так сказать, когда речь идет о путешествиях во времени — я посвятил немало времени… ну вот, опять, — смущенно рассмеялся землянин, — простите мне этот невольный каламбур… Так вот, я посвятил немало времени изучению эпохи, из который прибыл наш общий друг Джон Гордон. Я пытался понять, что представляет из себя эра, которая породила столь неординарную и сильную личность, оказавшую такое колоссальное влияние на нашу вселенную. И вы знаете, что я понял? В некотором роде Нарат Тейн был довольно типичным гомо сапиенсом из ХХ века. Белый привилегированный мужчина, у которого было практически все, о чем может мечтать человек — титул, богатство, власть, собственная планета, лояльные подданные, готовые ради него на все — и даже больше. Принц мог посвятить себя любому любимому делу. Но вместо этого он решил побороться за права негуманоидов.
     
     — В некотором роде, это и было его любимым делом, — заметил аквилоид, которого назвали Коркханном.
     
     — Конечно, — кивнул человек по имени Лекс Вель, — но обратите внимание, КАК он это сделал! И только посмотрите, к чему это привело! Один из величайших городов Галактики лежит в руинах, под тонким слоем радиоактивного пепла. Млечный Путь едва не стал жертвой рептилоидов из Магеллановых Облаков. Погибли сотни тысяч, если не миллионы людей и нелюдей. Негуманоиды потеряли великое множество молодых воинов, сливки своих народов, на этих улицах, на других материках Фомальгаута, на отмелях Южной Рыбы. А на Хатхире прочно обосновались «миротворцы» из Конфедерации Геркулеса — и они даже не собираются уходить домой! Было бы странно отрицать, что конфликт между людьми и негуманоидами возник не на пустом месте — вам ли этого не знать, дорогой Коркханн! — но лекарство оказалось хуже болезни!
     
     — Ну, хоть кто-то должен был выиграть от этой войны? — прищурился Коркханн.
     
     — Разумеется, — снова кивнул Лекс Вель. — Это была бы совсем плохая война, если бы от нее никто не выиграл. И мы с вами оба знаем имя победителя. Какой поворот судьбы! В одночасье из беглого военного преступника он превратился в героя галактики и спасителя цивилизации! До меня дошли слухи, что он уже занял трон Альдешара, а совсем скоро весь Внешний Космос снова окажется под властью белого (очень белого, если вспомнить, откуда он родом) привилегированного мужчины. Как вы считаете, оно того стоило?
     
     — Шорр Кан — привилегированный белый мужчина? — усомнился Коркханн. — Ну, это уже слишком! Насколько мне известно, он вырос на улице, был членом воровской шайки…
     
     — Да кто сегодня об этом помнит?! — воскликнул профессор Вель. — Все, что видит Галактика — это человека на троне. Вчера — трон Темных Миров, сегодня — трон Внешнего Космоса. Человек, который меняет престолы, как перчатки — это ли не свидетельство его привилегированности?
     
     — Быть может, — задумчиво пробормотал аквилоид, — быть может, если Маркизаты возглавит беспринципный, но прагматичный лидер, это только пойдет им на пользу? Шорр Кан не является приверженцем какой-либо религии или идеологии, не одержим мессианскими идеями как Нарат или Кривер…
     
     — Не в обиду вам будет сказано, дорогой Коркханн… — начал было Лекс Вель.
     
     — Говорите свободно, друг мой, — подбодрил его собеседник.
     
     — Вы провели рядом с Шорр Кан столько времени, но так ничего и не поняли, — укоризненно покачал головой землянин.
     
     — Вы уж простите бедного чужака, — пожал плечами уроженец планеты Кренс. — Я не стесняюсь признаться, что до сих пор плохо понимаю людей, и каждый день узнаю про них что-то новое. Судя по вашим словам, Шорр Кан не стал исключением.
     
     — Шорр Кан — такой же идеократ, какими были принц Нарат или Син Кривер, — продолжал Лекс Вель. — Просто его идея фикс выглядит иначе. Он мечтает войти в историю как величайший полководец и завоеватель. Теперь у него появился шанс. Он превратит Маркизаты Внешнего Космоса в новую Лигу. Мы знаем, как Шорр Кан заботится о своих подданных. Маргиналам и негуманоидам придется работать по 25 часов в сутки на военных заводах, шахтах и плантациях, чтобы восстановить экономическую мощь Внешнего Космоса и построить новый космический флот. А потом он использует их как пушечное мясо для завоевания целой галактики!
     
     — Вы хотите сказать, что он попробует снова?! — изумился титанис.
     
     — Не нашей галактики, — усмехнулся человек. — А Магеллановых Облаков. Да, именно так. Кто остановит его? Империя не станет ему препятствовать. Аббасиды вовсе не рвутся в бой. Они уже сами не рады, что провозгласили крестовый поход. Три войны подряд — это слишком много даже для Империи. Они откровенно устали. Принц Зарт мечтает вернуться в лабораторию. Император Джал тяжело болен — он так и не оправился толком после атомной пули, которую в него всадил предатель Орт Бодмер. От бесконечных конфликтов устали не только правители, но и народ. Солдаты хотят вернуться домой. Если новый диктатор Внешнего Космоса отправится на покорение чужих звездных материков, все космические короли вздохнут с облегчением. И у Шорр Кана есть все шансы преуспеть. Теперь, когда х’харны потеряли в нашей галактике весь свой флот, Магеллановы Облака можно брать голыми руками. Аборигены Облаков будут встречать Шорр Кана с цветами, как освободителя, и пить воду с его ног.
     
     — Таким образом, наша Галактика избавится сразу от двух источников потенциальной опасности, — констатировал Коркханн. — Шорр Кана и рептилоидов. Разве это плохо?
     
     — А как по-вашему, что станет делать Шорр Кан, когда заполучит в свои руки все ресурсы Магеллановых Облаков? — поинтересовался Лекс Вель. — Неужели он остановится на достигнутом?
     
     Титанис с Кренса не успел ответить. Патруль военной полиции, вставший на пути у собеседников, как будто вырос из-под земли.
     
     — Стоять! — рявкнул офицер. — Предъявите документы!
     
     Загорелые лица, иссиня-черные мундиры, стилизованные шаровые скопления на груди и «М-13» на рукавах — нет, это были не королевские солдаты Фомальгаута, а геркулестянские «миротворцы».
     
     — Это возмутительно, — заявил Коркханн, покорно протягивая свой медальон с гербом Белого Солнца. — Я министр при дворе ее высочества. Нас останавливают уже третий раз за последний час. Я буду жаловаться вашему барону.
     
     — Это ваше право, господин министр, — пожал плечами гераклийский офицер. — Мой барон — Просперо Зу, лорд Рас Альгети. Не сомневаюсь, он охотно вас выслушает. Поверьте, нам не доставляет никакого удовольствия общение с вами. Мы просто исполняем свой долг. В развалинах до сих пор скрываются недобитые язычники из Внешнего Космоса, — гераклиец вернул королевский медальон и повернулся к Лекс Велю. — А вы кто такой?
     
     — Уж точно не чужак из Внешнего Космоса, — проворчал Лекс Вель. — Или я похож на одного из них?
     
     — Среди маргиналов было более чем достаточно гомо сапиенсов, начиная с самого графа Кривера, — парировал офицер. — Назовите себя.
     
     — Профессор Лекс Вель из Имперского Ньюарского Университета на Земле, — представился землянин. — Я нахожусь здесь по личному приглашению королевы.
     
     — Все в порядке, — кивнул офицер, едва заглянув в документы Лекс Веля. — Можете идти, господа. Будьте осторожны. Как я уже сказал, в руинах все еще прячутся недобитые маргиналы. Приятного вам дня!
     
     — Освободители! — проворчал титанис, когда солдаты удалились на значительное расстояние. — У меня проверяют документы в центре собственной столицы. Неслыханно! Нельзя не признать, гераклийцы очень помогли нам, но не пора ли им возвращаться домой?
     
     — Вот еще одна партия, которая выиграла от этой войны, — тихо сказал Лекс Вель. — Бароны Геркулеса. Теперь, когда Лига уничтожена, Фомальгаут в развалинах, а магелланийцы и Внешний Космос потеряли почти все свои звездолеты, кто стал сверхдержавой номер 2 в известной нам Вселенной? Уж точно не Лебедь и не Лира.
     
     — Позвольте, я попробую угадать, — нахохлился титанис. — Неужели Империя?!
     
     — В этой шутке есть только доля шутки, — поморщился Лекс Вель. — По дороге сюда я между делом пролистал последний доклад имперской разведки о военном потенциале Конфедерации. Да, бароны пострадали при Денебе, но при Денебе пострадали все — от Империи до самого крошечного королевства. Вы представляете, сколько трофеев гераклийцы захватили в Темных Мирах? И можно только представить, сколько всего они захватили прямо сейчас на Ааре, Тейне и других пограничных планетах. Вы знаете, я не удивлюсь, если Зу Ризаль в своих мечтах уже мысленно примеряет императорскую корону. И найдутся такие, кто готов ее возложить, по обычаю древних времен, когда победоносные легионы провозглашали своего полководца императором…
     
     — То есть бросить вызов Троону?! — удивился Коркханн. — Но вы же не думаете, что Ризаль решится на открытый конфликт!
     
     — О, нет, конечно же нет — не сейчас, — согласно кивнул землянин. — Прямо сейчас новая война будет крайне непопулярна даже среди его самых верных сторонников. Но зачем воевать, если можно получить желаемое без единого выстрела?
     
     Словно возражая профессору, где-то за углом прозвучал очередной выстрел.
     
     — Нечто вроде этого не в счет, — грустно улыбнулся Лекс Вель. — Кто сказал, что в Галактике не может быть двух императоров сразу?
     
     — Кстати, про императоров, — отозвался Коркханн. — Один из них прямо сейчас идет нам навстречу. Бывший, но все-таки император. Джон Гордон! Рад вас видеть, дорогой друг! Как и вас, капитан Хелл Беррел. Решили прогуляться?
     
     — Осматривали город… или то, что от него осталось. Я должен подготовить доклад для императора Джал Арна, — признался капитан Беррел, высокий краснокожий антарианец в имперском мундире. — Джон вызвался меня сопровождать.
     
     — Лианна опять занята государственными делами, — поведал американец из ХХ века. — Ей снова не до меня.
     
     — Понимаю, — кивнул Коркханн. — Мне ли не знать. Ну, и как впечатления?
     
     — Мне уже приходилось видеть подобные города, — медленно проговорил Джон Гордон. — В первой половине ХХ века, на древней Земле. В Азии, Европе…
     
     — На спутнике Юпитера? — машинально переспросил Хелл Беррел, но Гордон не удостоил его ответом. Эта шутка устарела много столетий тому назад. Поэтому Беррел поспешил сменить тему:
     
     — Мы направляемся в Великий Собор. Не желаете присоединиться, джентльмены?
     
     — Право, не знаю, — засомневался Коркханн. — Я старый язычник, скептик и агностик. Когда я был молод, то верил в древних богов своего народа. Верю ли я теперь? Скорее, следую традиции. Вселенная слишком велика, чтобы быть созданной одним богом. Я так думаю.
     
     — Храм открыт для всех, — развел руками Хелл Беррел, и титанис с далекого Кренса не стал с ним спорить.
     
     Великий Собор Хатхир-Сити заметно пострадал — так же, как и окружавший его город. Уцелевшие после сражения храмовые прислужники успели убрать тела защитников и захватчиков, и кое-как расставить скамейки — и на этом все. Фрески, некогда украшавшие стены собора, были сорваны или разбиты; сами стены — изуродованы многочисленными выстрелами; в зеркальном куполе зияла огромная дыра, пробитая удачным попаданием. Но людей и чужаков, собравшихся в храме в тот день, это не смущало. Здесь были горожане, потерявшие своих близких и пришедшие помолиться об их спасении в том или ином мире; многочисленные беженцы из других городов планеты, нашедшие за стенами собора временное убежище; солдаты в разноцветных мундирах — фомальгаутцы, дагонийцы, гераклийцы, империанцы, и даже несколько расконвоированных маргиналов. К своему удивлению, Гордон увидел в зале несколько облачников. Но потом вспомнил, как поминали всуе имя Всевышнего его старые знакомые Линн Кайл или Холл Вонн — и больше не удивлялся.
     
     Старый первосвященник погиб во время вторжения, поэтому никто из гостей не знал, кто будет руководить сегодняшним богослужением — а потом на кафедре появилась принцесса Лианна собственной персоной: не только царствующая правительница Фомальгаута, но и Защитница Веры. Кому, как не ей? Ее высочество была одета подчеркнуто скромно — в полевую униформу собственной гвардии. Пышные золотые волосы королевы скрывались под таким же скромным черным платком — кажется, здесь так было принято. В храме и до того было тихо, но теперь воцарилась совсем уже мертвая (как ни двусмысленно это звучало в нынешних обстоятельствах) тишина. Лианна заговорила, и благодаря искусству древних строителей собора ее негромкий голос можно было отчетливо слышать в каждом уголке зала:
     
     — Слушай, народ мой, слово твоего Бога; слушайте, братья и сестры мои, которые пришли сюда, чтобы вручить свои жизни, судьбы и бессмертные души Господину Вселенной…
     
     Нет, на первый взгляд этот обряд мало походил на знакомое Джону Гордону старое доброе англо-саксонское христианство из ХХ века — если походил вообще. Но чем дольше Гордон прислушивался к словам своей принцессы, тем больше общего он находил между верой своих современников и этим странным монотеизмом далекого космического будущего.
     
     — Я клянусь следовать справедливым законам…
     
     — Я не совершу убийства из корыстных побуждений…
     
     — Я не посмею причинить боль живому существу…
     
     — Я не посмею присвоить чужое имущество…
     
     — Я не стану разрушать чужие семьи…
     
     — Я не поклонюсь ложным идолам…
     
     — Я не оскверню имени Бога…
     
     — Как странно, — тихо сказал Джон Гордон, когда служба подошла к концу. — Я жил в эпоху, которую мой народ называл веком торжества науки. Религия постепенно теряла свои позиции. Многие из моих соплеменников были уверены, что придет время — и люди вообще перестанут верить в Бога. Появление религий было неизбежно, говорили они, в темные века, на заре человечества, когда невежественным людям не хватало знаний, чтобы объяснить то или иное явление природы. И поэтому даже самую банальную молнию или землетрясение — то есть электрический разряд в атмосфере или движение материковых плит — они считали божественным чудом. И вот я стою здесь, на краю Галактики, две тысячи веков спустя, — и вижу, что люди все еще верят! Как такое возможно?
     
     Гордону показалось, что Лианна, Лекс Вель и Коркханн одновременно собирались что-то сказать, но всех опередил — и удивил — Хелл Беррел:
     
     — Джон, ты помнишь, как мы стояли рядом друг с другом, на капитанском мостике имперского флагмана, в лучах могучего Денеба, в тот день, когда Разрушитель уничтожил половину вражеского флота — и едва не погубил половину Галактики? Ты помнишь свое путешествие в Темные Миры, едва освещенные колдовским светом умирающих красных светил? Помнишь магические джунгли Туманности Ориона и древние руины Аара? Помнишь Песню Хрустальных Вершин, которая звучит в час, когда солнце Канопуса поднимается в небо над Трооном? Помнишь, как мы пересекли Разбитые Звезды? Помнишь орды Внешнего Космоса на этих самых улицах — орды, которые нам удалось остановить? Мы все еще живем в век торжества науки, Джон Гордон. Мы подчинили пространство и время. Мы владеем оружием богов; мы способны гасить солнца и разрушать миры; мы сражались в туманности Дендрид [5] против богини смерти самой — и убили ее. Мы покорили Млечный Путь с его миллионами планет — и готовимся покорить соседние галактики. А теперь скажи мне, Джон. Ответь на один простой вопрос.
     
     Как же мы можем не верить?

Примечания

     [1] — см.
     https://ru.wikipedia.org/wiki/Titanis_walleri
     
     [2] — Хатхир — третий месяц древнего египетского календаря, примерно совпадал с ноябрем.
     
     [3] — воины Социальной Справедливости.
     
     [4] — Космический Красный Крест.
     
     [5] — Здесь автор допустил явный сознательный анахронизм — сражение галактических союзников против Богини Смерти состоялось на несколько месяцев или даже лет позже описанных событий.

Эпизод 2. Долг Королевы

 []
     
     
     « — Я думаю, — сказала Лианна, — что наступит время, и вы снова подожжете Внешний Космос — еще при моей жизни, поэтому мне придется сожалеть о принятом сегодня решении. Но я королева, а королевы всегда платят свои долги. Берите своих людей и уходите».
     
      Эдмонд Гамильтон, «Возвращение к звездам».
     
     * * * * * *
     
     Двенадцать стандартных месяцев спустя флагманский линкор с гербом Белого Солнца на корпусе мягко совершил посадку на военном космодроме, что на окраине Хатхир-Сити. Корабль был слишком велик, чтобы воспользоваться правительственной площадкой, примыкающей к королевскому дворцу. По трапу спустились двое. Если не считать эскорта Секретной Службы, их никто не встречал. Не было ни гвардейского почетного караула, ни торжествующих толп народа, ни развевающихся флагов, ни разноцветных воздушных шариков. Никого и ничего.
     
     — Люди устали, Джон, — сказала принцесса Лианна, занимая свое место в открытой машине. — Три войны подряд — слишком много для нашего маленького королевства. Пусть мы и победили, но нам нечего праздновать.
     
     — Я помню, — медленно проговорил ее спутник, — помню, как мы возвращались домой в 1945-м. Это был великий день… А когда восемь лет спустя солдаты возвращались из Кореи, их тоже никто не встречал. Но мы должны были принять участие, — осторожно добавил Джон Гордон. — Богиня Смерти угрожала всем мирам нашей Галактики.
     
     — Попробуй объяснить это моим подданным, — невесело усмехнулась Лианна. — Некоторые даже в рептилоидов из Магеллановых Облаков не верят и считают их частью правительственного заговора, организованного с целью выбивания новых налогов и рекрутов для войны на другом конце Вселенной.
     
     — Во что еще они не верят? — проворчал Гордон. — В варваров из Внешнего Космоса, может быть?
     
     — Ну, варваров-то все видели, — задумчиво пробормотала принцесса. — Все, кто уцелел в Судный День…
     
     Королевский лимузин, сопровождаемый эскортом гравициклистов в белых перчатках, выехал на центральный проспект Хатхир-Сити, ведущий к Аллее Древних Владык. Столица заметно изменилась за последний год, но от всех шрамов гремевшей здесь битвы еще не удалось избавиться окончательно. Восстановление продолжалось.
     
     — Казна пуста, — как бы между прочим заметила Лианна, наблюдая за эволюциями колоссального летающего крана, поднимающего в небо очередную секцию возводимого небоскреба. — Придется опять просить кредит у Империи. Или даже у… — она не договорила, а Гордон не стал уточнять.
     
     В королевском дворце их все-таки встретили. Всего один человек — то есть нечеловек — но он стоил многих.
     
     — Ваше высочество, рад видеть вас в добром здравии, — сказал аквилоид Коркханн, премьер-министр королевства Фомальгаут. — Мне удалось разобраться с текущими делами и отвадить бОльшую часть просителей. Но барон Гринвальдо Зу очень настойчиво требовал встречи с вами. Мы оба знаем, каким упрямым он может быть…
     
     — Где он? — только и спросила Лианна.
     
     — Я попросил его подождать в вашем кабинете, — поклонился премьер-министр.
     
     — Хорошо, — кивнула в ответ правительница. — Вам с Джоном Гордоном есть о чем поговорить, пока я разбираюсь с гераклийцем. Встретимся позже, джентльмены.
     
     Кабинет правящей принцессы Фомальгаута был обставлен достаточно скромно — особенно теперь, когда в нем навели порядок после нашествия варваров. Самым дорогим предметом обстановки являлся массивный письменный стол, сработанный из цельного куска черного железного дерева, закаленного в космическом вакууме [1] — старинная вещь, достался от предыдущей династии. К столу примыкал аппарат телестерео. Вдоль голых серых мраморных стен были расставлены разноцветные пластиковые глобусы, изображавшие Хатхир, Дагон [2], Тейн и другие подвластные планеты — вот и вся мебель. В отличие от стола, глобусы были дешевые, такие можно найти в любой государственной школе. Противоположная от входа стена кабинета была изготовлена из прозрачного бронестекла. В прежние времена из кабинета принцессы открывался прекрасный вид на город — увы, он уже не был таким прекрасным. Еще и потому, что у окна стоял высокий смуглокожий бритоголовый мужчина в гераклийском мундире и делал вид, что любуется пейзажем.
     
     — Господин барон?.. — заговорила Лианна.
     
     — Ваше высочество, — геркулестянин немедленно развернулся в ее сторону, ухитрившись в процессе отвесить церемониальный поклон. — Позвольте поздравить вас с благополучным возвращением домой. И с очередной славной победой!
     
     — Взаимно, — сухо отозвалась Лианна, опускаясь в кресло за рабочим столом. — Вы хотели со мной поговорить. — Это был не вопрос, а утверждение.
     
     — Совершенно верно, — кивнул гость, — и я не стану отнимать у вас время. Перейдем сразу к делу.
     
     На поверхность стола тут же опустился лист белого пластика, испещренный строчками текста и колонками цифр.
     
     — Что это? — не поняла принцесса.
     
     — Счет, — охотно пояснил на-барон Гринвальдо Зу. — Здесь все. Общая стоимость нашей интервенции. Топливо, боеприпасы, потерянные корабли, амортизация уцелевших звездолетов, и, самое главное — пенсии семьям погибших солдат и астронавтов. И это только операция «Спасение принцессы». В этот счет не включены расходы на последовавшее поддержание мира, содержание оккупационных гарнизонов, кредиты на восстановление столицы…
     
     — Я не понимаю, барон, — голос Лианны заметно похолодел, как и ее взгляд. — Что все это значит? Мне прекрасно известно, что война с маргиналами обошлась вам в немалую сумму — и не собираюсь быть неблагодарной. Но что вы хотите сказать этой бумагой? Желаете получить всю сумму прямо сейчас? Может быть даже наличными? Какую валюту вы предпочитаете? Шиллинги Новой Кении, талеры Марии-Терезии, фунты Далекого Лондона или рубли Нового Сталина?
     
     — Напрасно вы так, — ртутные глаза барона демонстративно погрустнели. — Я, в свою очередь, прекрасно понимаю, что ваше королевство находится в тяжелом положении…
     
     — Прекратите вилять хвостом, которого у вас нет, — голос принцессы похолодел еще на несколько градусов. — Вы обещали не отнимать у меня время.
     
     — Как скажете, миледи, — пожал плечами гераклиец и продолжал столь же похолодевшим тоном: — Тейн теперь наш, как и вся система Маралла. Это даже не обсуждается. От вас требуется только подписать бумаги. На Хатхире разместится наш постоянный гарнизон. Как и в системе Дагона. Отмели Южной Рыбы будут патрулировать наши корабли. Мы подпишем пакт о совместной обороне, и вы подадите заявку на вступление в Конфедерацию Геркулеса.
     
     — Вы это серьезно?! — изумилась принцесса. — Как такое вообще возможно?!
     
     — Перечитайте на досуге Конституцию Скопления Геркулеса — Articles of Confederation and Perpetual Union. Конфедерация открыта для всех. Не только для баронов Геркулеса. Для королей, для графов. Даже для императора, — ухмыльнулся Гринвальдо.
     
     — Я не это имела в виду, — нахмурилась Лианна, — мне прекрасно знакома ваша конституция…
     
     — Чуть не забыл, — невозмутимо добавил гераклиец. — Пожалуй, нам стоит закрепить сей новый и прекрасный союз династическим браком. Старая добрая традиция, и не нам от нее отказываться.
     
     Принцесса никак не прокомментировала это последнее заявление. По ее лицу было трудно понять — то ли она временно потеряла дар речи от подобной наглости, то ли окончательно. Окончательно потеряла. Потеряла дар речи.
     
     — Ну же, ваше высочество — не первый раз замужем. Можете оставить себе своего землянина — я даже не приближусь к вашей спальне. Вы ведь успели расторгнуть помолвку с принцем Зартом? Неужели забыли?! — снова ухмыльнулся Гринвальдо Зу. — Впрочем, в такой прогрессивной цивилизации как наша, вы можете иметь сколько угодно мужей, женихов, жен или наложниц — никто вас не упрекнет.
     
     Лианна даже не пошевелилась — чтобы закатить барону пощечину, ей пришлось бы покинуть кресло и обогнуть стол — к тому времени эффект неожиданности был бы утерян. Гераклийский мерзавец, судя по выражению его лица, на это и рассчитывал.
     
     — Я обращусь к императору… — наконец-то заговорила принцесса — только ради того, чтобы снова быть перебитой своим собеседником:
     
     — О, мы оба знаем, что император питает к вам самые нежные братские чувства, — закивал геркулестянин. — Но как далеко они простираются? Отправит ли он своих гвардейцев на Хатхир, дабы выбить нас отсюда? А как насчет Тейна? Дагона? Империя тоже устала от войны, знаете ли.
     
     — Ваш наглый шантаж станет известен всем звездным королям, — несколько неуверенно пообещала Лианна. — Я позабочусь об этом.
     
     — Всем королям? — осклабился Гринвальдо. — Это которым же? Тем самым, которые не прислали ни одного солдата к вам на помощь? Конечно, вы можете созвать галактический арбитраж — но как долго он будет продолжаться и какое решение примет?
     
     — Другие бароны знают, что вы находитесь здесь? — неожиданно спросила принцесса.
     
     — Я говорю от имени своего отца, — выпрямился гераклиец, — а он — президент Конфедерации. Поверьте, в том, что касается Фомальгаута, мы действуем как единый организм. У нас нет разногласий по этому вопросу.
     
     — А ваша сестра?
     
     — Моя сестра — добрейший человек, — взгляд барона немного потеплел, — но ее здесь нет. Вам нечего рассчитывать на ее помощь. К имперским солдатам и кредитам это тоже относится. Я понимаю, что вы не можете дать немедленный ответ, поэтому не стану вас торопить. Государственные дела требуют моего присутствия на Трооне. Я вернусь через пятнадцать дней — и тогда мы продолжим этот разговор. Или закончим. Тем или иным образом.
     
     — Тем или иным? — словно эхо отозвалась Лианна.
     
     — Принц Нарат — покойный принц Нарат, — как бы между прочим уточнил гераклиец, — был шестым в очереди претендентов на престол. Вы — на первом месте. А между вами и Наратом стоят еще четыре человека, ваши кузены и кузины. Если вы не согласитесь сотрудничать, мы выберем для Фомальгаута более подходящего короля. Или королеву. До свидания, ваше высочество. Приятно оставаться!
     
     Принцесса не пожелала ему счастливого пути.
     
     В приемной на-барон Гринвальдо Зу столкнулся с капитаном — нет, теперь уже контр-адмиралом Хелл Беррелом. Антаресец окончательно поселился на Фомальгауте, где занял пост имперского военного атташе (прежний атташе погиб во время вторжения из Внешнего Космоса). И поскольку Беррел понятия не имел о том, что только что произошло в королевском кабинете, он охотно обменялся рукопожатиями со старым союзником.
     
     — Давно не виделись, Беррел, — заметил гераклиец. — Я должен поздравить вас с повышением!
     
     — Пустяки, барон, — небрежно отмахнулся антаресец.
     
     — Давно хотел вас спросить, все как-то недосуг было, — вкрадчиво продолжал геркулестянин. — Это правда, что вы прошли через Разбитые Звезды? С отключенной автоматикой, на старом графском крейсере?
     
     «Ну, вот, еще один поклонник моих талантов», — мысленно вздохнул Хелл Беррел.
     
     — Чистая правда, — как можно более небрежным тоном ответствовал новоиспеченный адмирал.
     
     — И как это было? — в голосе барона отчетливо прозвучала ничем не прикрытая зависть.
     
     На сей раз Хелл Беррел вздохнул открыто.
     
     — Ничего особенного, поверьте. Я просто следил за приборами и время от времени дергал за тот или иной рычаг. У меня за спиной сидели два алкоголика. Только оказавшись в открытом космосе я понял, что мне удалось сделать. Но с другой стороны, я не был первым, и даже не вторым.
     
     — Просто следил за приборами, — кивнул барон. — Все настоящие герои так говорят.
     
     — Настоящий герой не стал бы лететь через Разбитые Звезды, — усмехнулся Беррел. — Как говорит мой друг Гордон, настоящие герои всегда идут в обход.
     
     — В самом деле? — удивился Гринвальдо.
     
     — Какая-то дурацкая поговорка из его эпохи, — развел руками Беррел. — Он самом толком не помнит, что она значит.
     
     — Понимаю, — снова кивнул барон. — Спасибо, адмирал. Вы даже не представляете, как мне помогли. Прошу прощения, но я очень спешу. Приятно оставаться! — и гераклийский наследник торопливо покинул королевскую приемную. Беррел растерянно посмотрел ему вслед и только пожал плечами.
     
     Через несколько минут в королевском кабирете собрались все старые друзья и коллеги — Джон Гордон, Коркханн, Хелл Беррел и Лекс Вель. Самым хладнокровным тоном, на который она была способна, принцесса коротко пересказала им суть и содержание своей беседы с гераклийским посланником.
     
     — Я догоню его и вызову на дуэль, — Хелл Беррел сделал шаг к двери.
     
     — Я догоню его и просто набью морду, — Гордон последовал было за ним.
     
     — Отставить, — коротко сказала Лианна, и ее доблестные защитники замерли на полпути. — Это все бессмысленно и только ухудшит наше положение. Барон вернется с Троона через пятнадцать дней…
     
     — Так быстро? — удивился Хелл Беррел, но тут же все понял. — Так вот почему он расспрашивал меня про Разбитые Звезды!
     
     — Я не понимаю, — помрачнел Джон Гордон, — неужели все настолько плохо? Облачники, маргиналы, сама Богиня Смерти — никто не смог нас одолеть. Неужели мы уступим каким-то гераклийцам?!
     
     — Облачники, маргиналы и Богиня были врагами, — тихо напомнила Лианна. — С ними было просто сражаться. Когда же тебя предают вчерашние друзья…
     
     — Ваше высочество, — заговорил премьер-министр, — ваш народ…
     
     — Я не уверена, что мой народ поддержит меня и станет сражаться, — горько улыбнулась принцесса. — По крайней мере, далеко не весь народ. Не в этот раз. Нет, мне бы очень хотелось избежать новых жертв и разрушений.
     
     — Империя поддержит вас всеми… — начал было Хелл Беррел.
     
     — Вы хороший человек, Беррел, — тихо сказала Лианна, — но Империя не прислала нам ни одного корабля, когда на наших границах оказались язычники из Внешнего Космоса. Да, тогда у императора была уважительная причина… как знать, сколько уважительных причин он найдет сегодня?
     
     Антаресский офицер охотно бы покраснел, если бы уже не был краснокожим от природы.
     
     — Положение настолько серьезное, что мы могли бы просить помощи у Шорр Кана, — кажется, принцесса нашла в себе силы пошутить. — Уверена, Шорр Кан мне не откажет — он у меня в большом долгу. Вот только что он попросит взамен…
     
     — Неужели Геркулес настолько силен… — задумчиво пробормотал Гордон.
     
     Вместо ответа профессор Лекс Вель подошел к аппарату телестерео и щелкнул тумблером. Над кварцевой панелью загорелась хорошо всем знакомая и привычная 3Д-карта Галактики. Профессор поигрался с пультом управления, увеличил изображение, пока все свободное пространство не занял пурпурный шар Скопления Геркулеса.
     
     — Мне всегда казалось, что Геркулес — вялая конфедерация, подобная Священной Римской Империи, — продолжал Джон Гордон. — Если вы понимаете, что я имею в виду.
     
     — Разумеется, — кивнул Лекс Вель, — я ведь немного изучал историю вашей эпохи. Но нет, это не Священная Империя. Бароны хотят, чтобы мы так думали. На самом деле они едины. Патриоты своего скопления. Странно звучит, не правда ли? Как можно быть патриотом целого звездного скопления? Гераклийцы верят, что они происходят от одного корня и чтят своего легендарного отца-основателя — Гер Кулеса. А все бароны происходят из одной династии. Скорей всего, от Арктура Менгска и его Терранской Конфедерации, заселенной в незапамятные времена техасскими нефтяными баронами и скотопромышленниками. Даже современный флаг Конфедерации происходит из той эпохи. Нет, Геркулес это не СРИ. Он гораздо ближе к Малайзии или Объединенным Арабским Эмиратам.
     
     — Впервые слышу про такие государства, — удивился Гордон.
     
     — Простите, — смутился Вель, — все время забываю, что вы родом из первой половины ХХ века. Кажется, эти государства появились позже. Геркулес можно сравнить даже с вашими Соединенными Штатами. Да, одна страна, разделенная на штаты. Пусть даже президента выбирают не все граждане, а только губернаторы. Сейчас таким президентом является Рузвельт… то есть Ризаль. Забавное совпадение, не правда ли? Между прочим, Зу Ризаль правит уже четвертый срок подряд…
     
     — Их так называемое единство — насколько крепким оно является? — поинтересовался Гордон. — Я вспоминаю про предателя Оллена…
     
     — Оллен — всего лишь один барон, — невесело улыбнулся Лекс Вель. — Всего один губернатор штата, предавший союз. А теперь вспомните, сколько предателей породила Империя накануне войны с Лигой Шорр Кана! Корбуло, Бодмер, Ридим, Кейн, Роллори, Эльдред!.. «Маркаб» — целый корабль предателей! Наша Империя может только мечтать о подобном единстве. Немало оппозиционеров и противников текущего президента погибло при Денебе, в туманности Дендрид или на отмелях Южной Рыбы. Это позволило Ризалю создать эффективное тоталитарное государство, где за порядком следит столь же эффективная полицейская машина. Несколько сотен тысяч звезд, собранных в единый кулак. При этом никто из чужаков толком не знает, что находится в центре кластера. То ли черная дыра, ведущая в параллельную вселенную, из которой можно черпать бесконечную энергию; то ли руины древних цивилизаций, скрывающие артефакты необыкновенного могущества. Гераклийцы тщательно оберегают эту тайну…
     
     — Мне кажется, я нашла решение, — задумчиво протянула Лианна. — Не самое лучшее, но оно устроит многих. Может быть, даже большинство заинтересованных лиц. Джентльмены, оставьте нас с Гордоном наедине. Завтра мы встретимся снова, и я посвящу вас в подробности моего плана.
     
     Когда Хелл Беррел и остальные покинули королевский кабинет, Джон Гордон повернулся к своей принцессе и нарисовал на лице знак вопроса.
     
     — Представь себе, что гераклийского ультиматума не было, — тут же заговорила Лианна. — Гринвальдо и его солдаты убрались домой. Наконец-то наступил мир. Как долго мы будем им наслаждаться? Как долго ты сможешь оставаться в нашем маленьком семейном гнездышке, прежде чем отправишься на поиски новых приключений?
     
     Молчание Гордона — в который уже раз — было куда красноречивее самых пафосных речей.
     
     — Так я и знала, — грусно кивнула принцесса.- Ты совсем не изменился и даже не пытаешься.
     
     — Ты же знаешь, что рано или поздно я все равно вернусь к тебе, — тихо произнес Гордон.
     
     — Но не в этот раз, — немедленно отозвалась Лианна. — Нет, не спорь, ты меня неправильно понял. В этот раз нам не придется расставаться. В этот раз я отправляюсь с тобой. Я отрекусь от престола и уступлю его гераклийской марионетке, своей кузине. После чего приму крест. Да, вот теперь ты все правильно понял. Я лично возглавлю королевских крестоносцев — всех граждан Фомальгаута, которые пожелают последовать за мной. Мы отправимся в туманность Амамбарана, раздавим уцелевших х’харнов и р’хнехров, освободим Магеллановы Облака от их власти и завоюем для себя новую родину — Новый Фомальгаут, Новый Хатхир, Новый Дагон! Как там говорил твой приятель из ХХ века? Впереди 50 необъявленных войн — и мы подпишем контракт на весь срок!
     
     «Теперь нас будет не двое, а трое, — вспомнил Джон Гордон слова другого своего современника. — Ты, я — и будущая война».

Примечания

     [1] — эта древняя технология описана в «Сердце Змеи» И.Ефремова.
     
     [2] — это реальная планета в системе Фомальгаута, открыта в 2008 году.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

     _________
     

202118. Возвращение в Темные Миры

     _________
 []
     

Пролог. 202,118 A.D.

     203-е тысячелетие. Галактика Млечного Пути принадлежит человеку, но неладно что-то в звездных королевствах.
     
     Несколько лет назад закончилась величайшая космическая война, в которой просвещенная монархия Средне-Галактической Империи и ее союзники — звездные короли и бароны Лиры, Лебедя, Геркулеса, Хатхира и других планет и созвездий — противостояли агрессивной диктатуре Лиги Темных Миров. На первом этапе конфликта успех сопутствовал Темным Мирам, но, когда казалось, что до победы рукой подать, военное счастье внезапно изменило захватчикам. В самый разгар великого сражения при Денебе, имперский главнокомандующий принц Зарт Арн пустил в ход самое ужасное оружие во Вселенной — Разрушитель Бренн Бира — и наголову разгромил флоты Лиги. Темные Миры признали свое поражение и капитулировали. Диктатор Лиги, коммандер Шорр Кан, был свергнут восставшим народом и бежал на дальнюю границу Галактики. Торжествующие победители упразднили Лигу Темных Миров и оккупировали ее планеты.
     
     Сердце бывшей Лиги, умирающая красная звезда Талларна, скрывается в так называемом Облаке — темной пылегазовой туманности на юго-востоке Галактики. Народ, который населяет эти миры, известен как облачники. Это раса бледнолицых гомо сапиенсов, людей сильных, жестоких и безжалостных — таких же, как и их родные планеты.
     
     Но теперь, впервые за многие тысячи лет, облачники склонились перед внешним врагом, и их гордость поверглась суровому испытанию.
     
     Что будет завтра?..

Глава 1. Проигравшие солдаты

     — Следующий! — выкрикнул маркшейдер. — Имя?
     
     — Джин Корвус, — назвал себя молодой облачник. — Личный номер…
     
     — Да-да, вижу, — нетерпеливо перебил его маркшейдер. — Вот, получи и распишись. — На прилавок упали несколько мятых оккупационных кредиток.
     
     — И это все?! — изумился Джин Корвус. — За четыре недели работы в шахте?!
     
     — А на что ты надеялся?! — в свою очередь изумился человек за стойкой. — Мы изрядно опустошили наши шахты, когда готовились к войне. Поэтому качество нашей руды постоянно падает — как и цена на нее. Имперцы раз за разом повторяют, что она и этого не стоит. Мол, подкармливают нас из жалости.
     
     — Грязные негодяи… — прошипел молодой облачник. — Да они ведь просто обкрадывают нас!
     
     — Верно, — легко согласился маркшейдер. — Обкрадывают. Но знаешь что? Мы сами виноваты. Не надо было проигрывать войну. Ладно, хватит, некогда с тобой болтать. Проходи, не задерживай своих товарищей.
     
     Корвус с маской обреченного на смерть человека сгреб с таким трудом заработанные деньги с прилавка и побрел к выходу из конторы. За его спиной маркшейдер уже спорил с другим недовольным шахтером.
     
     Четыре недели! Четыре недели с отбойным молотком!.. С таким же успехом можно было вовсе не работать. На бесплатную похлебку он мог рассчитывать в любом случае. Что правда, то правда — имперцы действительно охотно подкармливали побежденных облачников. Нет, конечно, не из жалости — просто им ни к чему были голодные бунты в покоренной Лиге Темных Миров…
     
     Оставив позади контору горнодобывающей кампании, Джин Корвус оказался на главной площади города. В этот час она была почти пустынна. Красная звезда, солнце Талларны, застыла над самой линией горизонта, а сумрачное свинцовое небо повисло над головой — так низко, что порой казалось, что до него можно дотянуться рукой. В соседних переулках едва слышно завывал ветер — у него как будто не было сил как следует разогнаться в холодной и разреженной атмосфере Талларны. «Зима близко», — некстати вспомнил Джин, застегнул верхнюю пуговицу изрядно потертой куртки и медленно побрел прочь.
     
     У разрушенного монумента Павшим Героям, в самом центре площади, ошивался имперский патруль. Солдаты в серой униформе откровенно скучали и пытались флиртовать с местными девушками. Некогда гордые дочери Облака даже не протестовали — напротив, весело смеялись и строили солдатам глазки. Джин Корвус презрительно отвернулся, сплюнул и зашагал дальше. Как будто насмехаясь над Корвусом, окружавшая Вселенная решила насыпать еще немного соли на его старые раны. Небо над побежденной столицей разорвал гром. Джин поднял глаза и тут же отвел их. Слишком больно смотреть. Из космопорта на севере города стартовали и тут же пропали в серых небесах сразу два звездолета.
     
     Два боевых имперских звездолета. Скорей всего, обычный патруль. Оккупанты не собирались оставлять побежденное Облако без присмотра…
     
     Его внимание привлек огромный плакат, подсвеченный прожектором, украшавший одно из зданий на другой стороне площади. У плаката толпилась дюжина горожан. Первым делом в глаза бросались гигантские буквы «ВРАГИ ГАЛАКТИКИ». «Интересно, кого они имеют в виду?» — невесело усмехнулся Джин Корвус и подошел поближе. «ВРАГИ ГАЛАКТИКИ БУДУТ ПОВЕРЖЕНЫ!» «Нет, это не про нас», — облегченно вздохнул облачник. На плакате были изображены пятеро солдат в боевой имперской броне, но с открытыми лицами — темнокожий аргозианец, светлокожий землянин, зеленолицый сирианин, краснокожий марсианин и бледнолицый облачник, дружно ведущие огонь из атомных пистолетов по напирающей толпе низкорослых мерзких рептилоидов. Чуть ниже красовалась еще одна надпись — «В единстве — сила! Вербуйтесь в имперские легионы! Служба гарантирует гражданство!»
     
     — Как бы не так, — сказал кто-то за спиной Джина Корвуса. Судя по акценту — человек образованный. Скорей всего, бывший офицер. — Принцы из дома Аббасидов все—таки решили завоевать Магеллановы Облака — как они завоевали нас — и потому нуждаются в пушечном мясе. Даже имперские ублюдки знают, что облачники — лучшие солдаты в Галактике. Они пообещают нам золотые горы и звезду с неба, а потом пошлют на верную смерть в первых рядах. Нет уж, обойдутся.
     
     Джин Корвус не мог не согласиться с незнакомцем. Хватит, навоевались. Нет, в имперскую армию он не пойдет. Надо найти другое решение…
     
     — Эй, Джин! — окликнул его другой голос, на этот раз хорошо знакомый. — Уже забрал получку? Это надо отметить!
     
     Джин Корвус повернулся и кивнул старому приятелю. Фандо Рок, никогда не унывающий гигант, с трудом помещавшийся в шахте. Вот и сейчас, на его лице расплылась широкая улыбка. Из кулака товарища торчала столь же жалкая пачка кредиток, как и та, которую получил в конторе Корвус. Но этот факт, похоже, его никак не огорчал.
     
     — Пойдем, отметим, — повторил Фандо Рок. — Пропустим по стаканчику.
     
     — Нет, — печально пробормотал Корвус, — не сегодня. Нечего отмечать.
     
     Фандо Рок сразу все понял.
     
     — Я угощаю, — добродушно проворчал он. — Нет, не вздумай отказываться, — гигант покачал головой, заметив что Корвус хочет возразить. — Я могу себе это позволить. Мне не надо никого кормить.
     
     Корвус промолчал — да и что тут скажешь? Все слова утешения были сказаны давным—давно. Еще в тот день, когда Фандо Рок, старый боевой товарищ, узнал, что вся его семья погибла во время восстания в осажденном Облаке.
     
     — Ступай вперед, — наконец—то сдался Джин Корвус. — Я присоединюсь к тебе чуть позже. Мне еще надо в одно место заглянуть…
     
     Фандо Рок не стал задавать лишних вопросов, согласно кивнул и растворился во мраке ближайшего переулка. Джин Корвус, в свою очередь, зашагал в противоположную сторону. Через несколько минут он уже стоял у двери с табличкой «ИМПЕРСКОЕ БЮРО КОЛОНИЗАЦИИ».
     
     — Да, нам всегда нужны молодые и сильные колонисты, — кивнул имперский чиновник. — Звездолеты отправляются почти каждый день. Вот, можете посмотреть рекламный проспект.
     
     — У меня семья, — начал было Джин, — маленькие дети…
     
     — Не имеет значения, — отмахнулся собеседник. — Конечно, они могут присоединиться. Вот, пожалуйста. Планета расположена в самом сердце туманности Ориона. Мягкий тропический климат, богатые почвы…
     
     — Я шахтер, а не фермер, — растерянно пробормотал молодой облачник.
     
     — Ничего страшного, научитесь, — заметил чиновник. — Все лучше, чем прозябать в Талларне, вы не находите?
     
     Джин Корвус развернул предложенную рекламную брошюру. Так и есть, планета в туманности Ориона. Тропический климат, богатые почвы… а это что?! «Примитивные аборигены не представляют особой опасности, пока вы держите при себе атомный пистолет!» — гласила реклама.
     
     — То есть нам придется воевать за эту планету?! — возмутился Джин. — Вы шутите? С таким же успехом я мог завербоваться в имперские легионы! Я же сказал, у меня семья! Я не могу взять их в подобное место…
     
     — А на что вы рассчитывали? — ехидно поинтересовался имперский чиновник. — Лучшие планеты — для лояльных имперских подданных. Не для вчерашних врагов. Вы и за такую возможность должны быть нам благодарны. Империя дает вам шанс начать с чистого листа. Вам не нравится эта планета? Могу предложить другую. Вот, например, планета Аар, у самой границы Скопления Геркулеса. Тамошние аборигены совсем безобидные, с ними не придется воевать. Вот только не советую задерживаться там надолго. Через два-три поколения все колонисты превращаются в лилипутов. Радиоактивная атмосфера, избирательные мутации. Не подходит? Ничего страшного. Быть может, вам подойдет Хатхир, столица королевства Фомальгаут. Принцессе Лианне нужны крепкие руки, чтобы заново отстроить город, который последняя война превратила в кучку радиоактивного пепла. Не знаю вот только, позволят ли вам остаться на Фомальгауте, после того как столица будет восстановлена…
     
     Джин Корвус покосился на серый мундир собеседника и прошелся взглядом по орденским планкам на левой стороне груди. Черно-белая лента — этот парень сражался при Денебе. Возможно, потерял там друзей. Нет, у этого человека он не найдет сочувствия и понимания.
     
     — Я подумаю, — глухо произнес Корвус.
     
     — Как вам будет угодно, — сухо ответил чиновник. — Возвращайтесь в любой день. Наша контора работает без выходных.
     
     * * * * *
     
     В баре, где обычно собирались шахтеры Талларны, было довольно шумно — как и в любой другой день. Похоже, урезанные зарплаты никак не повлияли на постоянных клиентов. Напротив, многие из них решили, что терять нечего.
     
     — Так не может продолжаться, — резко говорил один из них, Эспа Брелл, коренастый крепыш лет тридцати, известный смутьян и возмутитель спокойствия. — Чего они добиваются? Они хотят, чтобы народ взялся за оружие и потребовал возвращения Шорр Кана?!
     
     — Шорр Кан мертв, — возразил другой шахтер.
     
     — Шорр Кан жив, — парировал Эспа Брелл.
     
     — Жив и прекрасно себя чувствует, — криво усмехнулся Джин Корвус. — Он неплохо устроился в маркизатах Внешнего Космоса и давным-давно о нас позабыл.
     
     — Грязная ложь имперской пропаганды! — вспыхнул Фандо Рок. — Великий лидер никогда бы так не поступил! Он погиб в развалинах своего дворца, когда трусливые мятежники ударили нам в спину!
     
     — Ты действительно в это веришь? — снова усмехнулся Джин. — Он бросил нас на произвол судьбы и бежал. Он и был настоящим трусом. Все это время.
     
     Фандо Рок нахмурился и открыл было рот, но Брелл опередил его:
     
     — Это не так! Имперцы заставили его отправиться в изгнание! Шорр Кан сделал это ради всех нас! Принц Зарт Арн угрожал уничтожить Облако Разрушителем, если Шорр Кан не распустит Лигу и не отправится в ссылку. Но если мы восстанем и призовем его, он вернется! Он обязательно вернется! И вот тогда…
     
     — И что тогда? — прищурился Джин. — Как скоро у наших границ снова появится имперский флот, вооруженный Разрушителем?
     
     — Быть может — никогда, — ухмыльнулся Эспа Брелл. — Или ты забыл? Имперцы собираются в крестовый поход далеко за пределы Галактики, в Магеллановы Облака. Им будет не до нас. Когда мы возьмемся за оружие, Разрушитель окажется в полумиллионе световых лет от нашего красного солнца!
     
     — Глупости все это, — сказал один из шахтеров. — Пустые мечты. Шорр Кан не вернется. Надо смотреть в будущее. Будущее, в котором нам не будет места, если мы предадим Галактику, которая готовится к великой войне с рептилоидами…
     
     — Рептилоиды?! — презрительно расхохотался Эспа Брелл. — Опомнитесь, друзья! Вот уж действительно наглая ложь имперской пропаганды! Сами подумайте. Одна из древнейших легенд нашей галактики, страшная сказка, которой пугают маленьких детей — и вот они внезапно явились из межзвездной пустоты и атаковали Млечный путь. И, разумеется, от них не осталось никаких следов — весь флот пришельцев якобы был уничтожен имперским Разрушителем в окрестностях Шпоры Паруса. Ну кто в здравом уме и твердой памяти в это поверит?!
     
     — Может быть, Эспа Брелл, — медленно произнес Джин Корвус, — может быть ты и в Разрушитель не веришь? Может быть и Разрушитель — древняя легенда и имперская пропаганда, а на самом деле его не существует?
     
     — Как это не существует?.. — растерялся Эспа Брелл. — Мы все там были. Там, при Денебе. Мы видели, на что он способен. Мы видели, как погибла добрая половина нашего флота…
     
     — Вот именно, — кивнул Джин. — А когда мы вернулись домой, нашлись люди, которые нам не поверили. Они плевали нам в лицо и называли трусами, которые придумали Разрушитель, чтобы спасти свои шкуры. А теперь подумай, если Разрушитель на самом деле существует — то что еще может существовать?
     
     Эспа Брелл ничего не ответил, только помрачнел и отвернулся.
     
     — Проклятый Разрушитель, — Фандо с грохотом опустил пивную кружку на стол. — Мы были в двух шагах от победы! Вся галактика лежала у наших ног!
     
     — Именно так, — согласно кивнул Джин Корвус. — Вся галактика лежала у наших ног.
     
     «А потом на нас обрушились небеса».
     
     * * * * *
     
     Часом позднее, когда завсегдатаи принялись расходиться по домам, Фандо Рок отозвал Корвуса в сторону.
     
     — Надо поговорить, Джин, — начал приятель заговорщицким шепотом. — Есть неплохая возможность подзаработать…
     
     — Нет, — неожиданно резко ответил Корвус. — Только неприятностей с законом мне сейчас и не хватает. Это не пьяные разговоры о древнем величии и возвращении Шорр Кана, на которые не обращают внимание даже имперские шпионы. Я знаю, с кем ты ведешь дела. За это по головке не погладят. Никуда не пойду — и тебе не советуют.
     
     — Жаль, очень жаль, — тяжело вздохнул Фандо Рок. — Я на тебя рассчитывал. Ну, как знаешь. Если передумаешь — ты знаешь, где меня найти.
     
     — Нет, — покачал головой Джин, — не передумаю. Извини, Фандо. Спасибо за угощение. Мне пора.
     
     Он крепко пожал товарищу руку и вышел в темную беспросветную ночь.
     
     * * * * *
     
     Едва Джин переступил порог своей крошечной квартиры в рабочем квартале столицы, как кто-то маленький и быстрый бросился ему навстречу и повис на шее.
     
     — Джин вернулся! Дядя Джин вернулся!
     
     Корвус осторожно опустил маленькую племяницу на пол и поцеловал в макушку.
     
     — Как прошел ваш день?
     
     — Без тебя было скучно, — Ванда смотрела на него снизу верх и глаза ее сияли.
     
     Из соседней комнаты показалась Дора, старшая сестра Джина, с маленьким Бартоком на руках.
     
     — Добрый вечер, братец, — сказала она. — Нам действительно тебя не хватало.
     
     Это и была вся его семья — все, что от нее осталось. Муж Доры, капитан звездолета-призрака, погиб в битве при Денебе — как и миллионы других облачников. Там же погибла и невеста Джина Корвуса, младший офицер связи на флагманском линкоре «Красное Солнце». Овдовевшие сиблинги решили поселиться в старой квартире Джина — в послевоенной Талларне приходилось экономить каждую кредитку. «А на чем мы будем экономить теперь?» — горько подумал Джин.
     
     Дора как будто прочла его мысли и нахмурилась.
     
     — Барток опять кашлял целый день. Он только что заснул. Ему нужны дорогие лекарства, а еще лучше — теплый климат. Еще одна зима в Талларне… — она поежилась.
     
     «Мы должны были завоевать эти теплые миры, — подумал Корвус. — Для Бартока и других детей, рожденных в Облаке. И у нас почти получилось…»
     
     Комок застрял в горле. Джин не смог произнести ни слова, только молча протянул сестре пачку кредиток.
     
     — Это все? — удивилась она. Дора слишком хорошо знала своего брата — ей и в голову не пришло, что он мог утаить от нее деньги или потратить на какую-то ерунду, вроде алкоголя в шахтерском баре. — Почему так мало? Что случилось?
     
     Корвус собрался с силами и коротко пересказал ей слова маркшейдера.
     
     Дора устало опустилась на ближайший стул.
     
     — Ничего страшного, — прошептала она. — Ничего страшного. Мы что-нибудь придумаем. Мы знали куда худшие времена — и выжили. Первый год после войны был самым тяжелым, но мы справились. Справимся и теперь. Я найду еще одну работу…
     
     — Что-то не так? — маленькая Ванда подошла поближе. — Дядя Джин? Что случилось?
     
     На руках у Доры беспокойно зашевелился Барток. Что-то пробормотал и тут же зашелся в непрерывном кашле. «Он даже не узнал своего отца, — невпопад подумал Джин Корвус. — Родился через восемь месяцев после Денеба…» Дора принялась укачивать Бартока и что-то шептать ему на ухо. Корвус не мог разобрать слов — наверно, одна из этих глупых колыбельных песен. В этот момент он больше всего боялся, что сестра поднимет голову, ему придется снова встретиться с ней взглядом.
     
     — Дядя Джин… — начало было Ванда, но Корвус мягко отстранил ее и решительно направился к выходу.
     
     — Я скоро вернусь, — бросил он на ходу. — Ужинайте без меня. Не беспокойтесь, все будет в порядке.
     
     Джин Корвус произнес эти слова — и сам себе не поверил.

Глава 2. Заговор в Талларне

     Фандо Рок открыл дверь сразу и даже не удивился. Или сделал вид, что не удивился.
     
     — Я знал, что ты придешь, — прогудел гигант-облачник. — Проходи. Ты как раз во время.
     
     В тесноватой квартире Фандо — разве что потолки были чуть повыше — уже кто-то был. Таинственный гость как будто специально устроился в дальнем темном углу, подальше от тусклой криптоновой лампы, поэтому Джин Корвус не смог разглядеть его лица. Но практически сразу узнал голос.
     
     — Вот это встреча! — иронически воскликнул человек, пришедший первым. — Джин Корвус, герой Денеба, собственной персоной!
     
     — Стурм Финн? — нахмурился Корвус и повернулся к хозяину квартиру. — Что он здесь делает?
     
     — Ты сказал, что знаешь, с кем я виду дела, — смущенно проворчал Фандо. — Тогда почему ты удивлен этой встрече?
     
     Человек по имени Стурм Финн вышел из тени. Он был молод — ровесник Джина, «но только гораздо красивее меня», — мысленно ухмыльнулся Корвус. Кожа бывшего лейтенанта Финна была гораздо темнее, чем у большинства облачников. Только его мать была уроженкой Талларны. Отцом Стурма Финна был известный авантюрист, бежавший с Канопуса и получивший политическое убежище в Лиге еще в первые годы правления Арн Аббаса. Молодой император рвал и метал, но коммандер Линн Мерик, тогдашний диктатор Лиги Темных Миров, отказался выдать преступника, которому многим был обязан. Яблоко от яблони недалеко упало. Стурм Финн, несмотря на свой юный возраст, в кратчайшие сроки занял высокое положение в преступном мире Талларны. Когда началась война с Империей, ему пришлось надеть униформу — никто из граждан Лиги не был освобожден от военной службы, даже самые богатые и коррумпированные. Но в отличие от Корвуса или Фандо, брошенных в самое пекло, Стурм Финн отсиделся глубоко в тылу, где командовал складом боеприпасов. И все бы ничего, ведь и складом тоже должен кто-то командовать — но Стурм Финн гордился тем, что во время войны сколотил состояние, продавая казенные снаряды куда-то в маркизаты Внешнего Космоса, а ветеранов, уцелевших после Денеба, откровенно презирал и считал жалкими неудачниками. Их с Джином Корвусом жизненные пути уже как-то пересекались — и ничего хорошего из этого не вышло. Корвус откровенно ненавидел и презирал этого бессовестного и порочного красавчика.
     
     — Я не держу зла, Джин, — продолжал Стурм, — и готов забыть прошлые обиды. Мы с Фандо встретились здесь, чтобы подумать о будущем. Надеюсь, что и ты тоже.
     
     — Да, и я тоже, — не стал спорить Корвус и демонстративно повернулся к хозяину квартиры. — Ты меня пригласил, Фандо. Я внимательно слушаю.
     
     — Не торопись, — откликнулся Фандо Рок. — Присаживайся за стол, угощайся. О делах поговорим чуть позже. Мы ждем еще одного человека. Он должен прийти совсем скоро…
     
     Фандо не обманул. Джин Корвус едва успел прикоснуться к еде, когда в дверь постучали. Фандо пошел открывать, и несколько секунд спустя на пороге комнаты появился еще один ночной гость. Корвус бросил на него короткий взгляд и тут же вскочил на ноги, едва сдерживая грязные ругательства. Неужели предчувствия не обманули Джина, и все пошло прахом, даже не начавшись? Сейчас бы очень пригодилось какое-нибудь оружие. Быть может, не все потеряно, и он сумеет прорваться на улицу…
     
     — Спокойно, Джин, спокойно! — поспешил воскликнуть Фандо. — Все в порядке. Это наш друг.
     
     — Ну и друзья у тебя, один другого лучше, — прошипел Корвус. — Кто он такой и что здесь делает?
     
     — Я и сам могу представиться, — усмехнулся новый гость. — Капитан Ван Рамус, Конфедеративный Флот Скопления Геркулеса.
     
     — Мог бы просто назвать свое имя, об остальном я и сам догадался, — проворчал Джин Корвус. — Мне уже приходилось встречать подобный мундир и подобный цвет кожи. Но ты не ответил на второй вопрос. Что ты здесь делаешь?
     
     — То же что и ты, — заметил геркулестянин. — Надоело сидеть на мели, решил немного подзаработать.
     
     — Ты-то как на мели оказался? — иронически поинтересовался Корвус. — Прости, что спрашиваю, но ни разу не встречал бедствующего геркула. — Он намеренно употребил это оскорбительное прозвище. — В наших краях это очень редкий зверь.
     
     В самом деле, после поражения Облака, солдаты баронов Геркулеса прославились как самые наглые и жадные из всех имперских союзников. В отведенной им зоне оккупации, в западном полушарии Талларны, геркулестяне установили воистину грабительский режим и тащили в трюмы своих звездолетов все подряд. Рядовой солдат конфедерации баронов, у себя на родине бывший нищим, мог покинуть Облако миллионером. Похоже, новый гость был исключением из правил.
     
     — Выиграть войну — еще не значит разбогатеть, — заметил Ван Рамус. — Мы сражались, а вся добыча и слава достались нашему барону. Вселенная не видела второго такого жадного ублюдка. Джон Оллен — слыхал про такого?
     
     — Случайно не тот, которого казнили за участие в заговоре против императора? — подал голос из своего угла Стурм Финн.
     
     — Не казнили, а всего лишь бросили в тюрьму, — уточнил Ван Рамус. — Император милосерден. Только мы, бедные подданные Оллена, ничего от этого не выиграли. Над нами поставили нового барона, а все имущество мятежника отошло в казну императора. И вот я тут. Уважаемый Фандо Рок сказал, что я смогу здесь неплохо заработать…
     
     — И он сказал правду, — согласно кивнул Стурм Финн. — Прошу всех к столу, джентльмены!
     
     Тарелки и бутылки были сдвинуты в сторону, и на стол легла устаревшая и недостаточно точная, но легко узнаваемая карта Облака.
     
     —…но для наших целей сгодится и она, — Стурм как будто прочитал мысли своих новых компаньонов. — А вот и наша цель. — Авантюрист ткнул указательным пальцем в западную границу бывшей Лиги Темных Миров. — Потухшая звезда Сарта. Слыхали про такую?
     
     Ван Рамус отрицательно покачал головой, тогда как Фандо и Корвус одновременно кивнули.
     
     — Разумеется, — сказал Джин. — Но это же мертвая система. Там ничего нет.
     
     — Линн Мерик, Шорр Кан и другие наши вожди хотели, чтобы все так думали, — усмехнулся Стурм Финн. — У этой звезды есть спутник — планета Заккар.
     
     — Такой же мертвый, как и сама звезда, — парировал Джин Корвус. — Это не секрет. Наш флот неоднократно использовал его в качестве мишени на маневрах.
     
     — Верно, — согласился Фандо Рок. — Мне приходилось бывать там. Пустынный безжизненный мир, где не осталось ни одного живого существа.
     
     — Это только к лучшему, — ухмыльнулся полукровка. — Именно поэтому Линн Мерик разместил на Заккаре бункер, где скрывался золотой запас Лиги, а Шорр Кан его успешно пополнял.
     
     На лицах присутствующих одновременно отразилось недоверие.
     
     — Откуда у тебя такая информация? — поинтересовался Фандо Рок.
     
     — Пусть это останется моим маленьким секретом, — в который раз усмехнулся Стурм. — Но можете быть уверены — это надежные сведения от надежного человека.
     
     — Допустим, — недоверчиво пробормотал Джин Корвус. — И сколько лет этой информации? Там вообще что-нибудь осталось? Никто не мог помешать Шорр Кану заглянуть на Заккар по дороге в Пограничье, и прихватить сокровища с собой…
     
     — Наш великий лидер, — хохотнул Стурм Финн, — слишком торопился. Это во-первых. Во-вторых, он бежал из Облака на небольшом крейсере-призраке, а чтобы опустошить сокровищницу, ему бы понадобился целый флот дредноутов.
     
     — Допустим, — повторил Джин. — И что теперь? Хочешь нанести визит на Сарту и прикарманить пропавшее золото Лиги? У тебя есть дредноут?
     
     — Нет, — покачал головой авантюрист, — но он мне и не нужен. Я человек не жадный…
     
     Корвус и Фандо одновременно расхохотались.
     
     — Я человек не жадный, — ничуть не обидевшись, повторил Стурм Финн. — К сожалению, у меня вообще нет корабля.
     
     — Нам ли не знать, — пожал плечами Джин Корвус. — Облачнику практически невозможно получить разрешение на космический корабль. Оккупанты не доверяют нам…
     
     —…и вот здесь в игру вступает наш друг из Скопления Геркулеса! — подхватил полукровка.
     
     Три облачника одновременно повернулись к Ван Рамусу.
     
     — Да, я могу раздобыть корабль, — согласно кивнул геркулестянин. — Но не дредноут. Самое большое — какой-нибудь списанный трофейный призрак.
     
     — И этого более чем достаточно! — воскликнул Стурм Финн. — Фандо — отличный пилот, один из лучших кого я знаю…
     
     — Ты мне льстишь, — пробормотал гигант-облачник.
     
     — Не прибедняйся, — отмахнулся от него авантюрист. — Джин — превосходный механик.
     
     Джин Корвус не стал с ним спорить, а только согласно кивнул. Он знал себе цену. Ложная скромность здесь была неуместна.
     
     — Еще нам понадобится штурман, я его обеспечу, — продолжал полукровка. — Что же касается меня, то я готов наступить на горло собственной гордости и исполнять обязанности юнги. Чтобы управлять разоруженным крейсером, нам примерно столько людей и понадобится. Ван Рамус может быть пассажиром. Мы доберемся до места менее чем за сутки. Как я уже сказал, я не жадный. Мы не сможем забрать все сокровища Заккара, но и это и не к чему. Все, что поместится в трюм призрака, поделим на пятерых — и поверьте, этого хватит до конца жизни. До конца жизни ваших правнуков. Остальные сокровища пусть забирает кто угодно — Шорр Кан, имперцы, да хоть рептилоиды. Там на всех хватит. А поскольку мы заберем только малую часть, никто нас не будет искать. Назовем это банковским процентом, — хихикнул авантюрист.
     
     — Как-то все слишком просто, — недоверчиво пробормотал Джин Корвус. — Так не бывает. Должен быть какой-то подвох. За все это время так никто и не вспомнил про золотой запас Лиги?
     
     — Ты сам видел, что здесь творилось после войны, — напомнил Стурм Финн. — Про бункер и так знали немногие. Одни не вернулись с Денеба, другие бежали с Шорр Каном; а еще были такие, которые остались в Талларне, но не смогли раздобыть звездолет для путешествия в систему Сарты. Один из этих людей обратился ко мне… жадный и глупый человечек, он-то как раз хотел заполучить все сокровища и не желал ни с кем делиться. На таких людей нельзя положиться. Он мог погубить все дело. Но не волнуйтесь, он нам больше не помешает.
     
     Никто из свежеиспеченных компаньонов не стал уточнять, что случилось с этим жадным человечком. И так все ясно.
     
     — Когда? — коротко спросил Фандо Рок.
     
     — Да хоть прямо сейчас, — пожал плечами Стурм Финн. — Если уважаемый Ван Рамус не против…
     
     — Да, прямо сейчас, — согласно кивнул геркулестянин. — Я оставил свою машину за углом. Мы можем быть в космопорте через полчаса.
     
     — Почему бы и нет? — развел руками Фандо Рок. — Меня здесь ничто не держит. Что скажешь, Джин?
     
     — Раньше начнем — раньше вернемся, — решительно кивнул Корвус. — Чем раньше, тем лучше.
     
     «Потому что я обещал, что скоро вернусь».

Глава 3. Ключ на старт

     Прежде чем покинуть квартиру Фандо Рока, Джин позвонил домой:
     
     — Я нашел новую хорошую работу, — торопливо сообщил он, — но ехать нужно немедленно, иначе хозяин отдаст место другому. Это на другом конце материка. Вернусь через несколько дней. Не волнуйтесь, со мной все будет в порядке.
     
     Кажется, Дора хотела еще что-то спросить, но Корвус поспешил оборвать связь. Потому как совершенно справедливо опасался, что сестра может его отговорить.
     
     До космопорта добрались без приключений. Стоявшие на воротах солдаты в оранжевых мундирах — на сей раз кассиопейцы — оказались старыми приятелями Ван Рамуса, но старший из них счел своим долгом поинтересоваться:
     
     — Кто эти облачники?
     
     — Ремонтная бригада, — небрежно поведал геркулестянин. — Они должны привести в порядок новую яхту моего барона.
     
     — Они собираются работать ночью? — удивился начальник охраны.
     
     — Совершенно верно, — кивнул Ван Рамус. — Мой барон не любит ждать и хочет получить новую игрушку как можно поскорее.
     
     — Документы, — потребовал кассиопейский офицер.
     
     Документы у всех троих облачников были в порядке. Демобилизованные солдаты, имеют разрешение на работу во всех оккупационных зонах Талларны, новыми властями не разыскиваются.
     
     — Проезжайте.
     
     — Эти ребята снова заступят на пост примерно через 50 часов, — сообщил Ван Рамус, когда ворота космопорта остались далеко позади. — К тому времени мы должны вернуться. Успеем ли?
     
     — Должны успеть, — кивнул Фандо Рок. — Как я уже сказал, мне приходилось бывать в окрестностях этой звезды. Примерно двадцать часов туда, двадцать обратно, часов десять на месте.
     
     — А вот и корабль, — только и сказал Ван Рамус, когда машина остановилась в дальнем конце взлетного поля.
     
     — Да это же развалина! — возмутился Стурм Финн. — Он вообще сможет оторваться от планеты?!
     
     — А вот прямо сейчас и выясним, — проворчал Джин Корвус, выбираясь из машины.
     
     — А где же твой штурман? — напомнил Фандо Рок. — Он случайно не заблудился? И как он пройдет через ворота?
     
     — Не беспокойся за него, — отрезал полукровка. — Я объяснил ему, где нас найти. Он должен появиться с минуты на минуту.
     
     Корабль — старый крейсер-призрак класса «Дендра» — знавал лучшие времена. Похоже, ему здорово досталось на последней войне. Когда пришло время делить трофеи, имперцы не позарились на эту развалину и уступили корабль своим союзникам из Скопления Геркулеса. Все вооружение было снято, как и генератор невидимости. Но двигатель оказался на месте, как и несколько спасательных шлюпок.
     
     — Три-четыре отсека придется задраить, — констатировал Джин Корвус, — но они нам и не понадобятся. Как и орудийная галерея. В бункере достаточно медной пыли для циклотронов, дополнительная заправка нам не потребуется. Двигатель в порядке, хотя максимальную скорость нам не развить.
     
     — И не стоит, — заметил Фандо Рок. — На максимальной скорости мы могли бы добраться до Сарты за три часа, но мы ведь не хотим привлекать внимание имперских патрулей?
     
     — Верно, — согласился Стурм Финн. — Тем более что торопиться нам особенно некуда. Клад Шорр Кана может подождать еще несколько часов. О, а вот и наш штурман!
     
     По трапу звездолета поднялся еще один облачник — высокий, молодой, с печальным, но приятным лицом.
     
     — Марк Ундис, — представился он и обменялся рукопожатиями с Фандо, Корвусом и остальными. — Что ты затеял на этот раз, Стурм?
     
     — Ундис, Ундис, — задумчиво пробормотал Джин. — Мне приходилось раньше слышать это имя…
     
     — Мой старший брат был личным пилотом Шорр Кана, — неохотно отозвался новый товарищ.
     
     — Точно, теперь вспомнил, — кивнул Корвус. — Мы встречались как-то раз на параде, много лет назад. Где он теперь?
     
     — До меня дошли слухи, что принц Зарт Арн убил его собственными руками, — удивительно спокойным тоном поведал Марк Ундис. — На какой-то запретной планете в туманности Ориона, в самом начале войны. Враки, разумеется… Одно я знаю точно — с войны он не вернулся.
     
     — Сожалею, — отозвался Джин.
     
     — Все мы кого-то потеряли… — пожал плечами Марк Ундис. — Так куда мы летим?
     
     — Сарта, — коротко ответил Стурм Финн. — Приходилось там бывать?
     
     — Пойду проложу маршрут, — прозвучало в ответ.
     
     — Все на борт! — скомандовал Фандо Рок. — Задраить люки!
     
     — Будет исполнено, капитан! — машинально отозвался Джин Корвус — и на какое-то мгновение ему показалось, что он снова на борту военного корабля Лиги, готовый отправиться в бой против ненавистной Империи, под флагом великого полководца Шорр Кана, величайшего из людей…
     
     «Забудь об этом, — мысленно усмехнулся Корвус. — Это не военный корабль, а пиратская посудина, и ты больше не солдат, а мелкий уголовник».
     
     К дьяволу все. Его ждут Дора, Ванда и Барток, а все остальное не имеет значения. Семья прежде всего, а все великие полководцы и завоеватели могут провалиться в ад, где им самое место.
     
     Несколько минут спустя вся команда собралась на капитанском мостике. Фандо Рок устроился в кресле первого пилота, Марк Ундис занял станцию штурмана, остальные расселись где попало, благо мест хватало — кресло старшего оружейного офицера, кресло оператора «Синей Молнии», кресло политического комиссара и так далее. Ван Рамус занял пост офицера связи и взялся за микрофон:
     
     — Контрольная башня Талларны, говорит баронская яхта «Рас Альгети». Просим разрешения на испытательный полет. Говорит капитан Ван Рамус, личный номер ХР-6754898-0056.
     
     — Вас поняли, «Рас Альгети», — ответила контрольная башня. — Проверяем номер, ждите подтверждение… «Рас Альгети», у вас есть разрешение на полет. Повторяю, вылет разрешаем.
     
     — Спасибо, контрольная башня, — отозвался Ван Рамус. — Конец связи. Фандо, запускай машину.
     
     Гигант-облачник кивнул и потянул пусковой рычаг.
     
     Не прошло и минуты, как маленький, но все еще могучий звездолет с ревом оторвался от бетонного поля ракетодрома и тут же пропал в холодном ночном небе Талларны.

Глава 4. "Mr. Sandman, bring me a dream"

     Сарта — карликовая белая звезда, которая так разительно отличалась от красного солнца Талларны, показалась на переднем обзорном экране через пятнадцать часов. На фоне бледного молочного диска отчетливо виднелась жирная черная точка — планета Заккар. Миллионы лет назад у Сарты было двенадцать спутников, но теперь остался только один. Все остальные давно сгорели в пламени звезды, когда Сарта переживала стадию сверхгиганта, или рассеялись в космическом пространстве, когда Сарта стала белым карликом. Заккар, когда-то бывший последней, 12-й по счету планетой, стал первой и единственной. При этом Заккар заметно изменился, но никто не мог с уверенностью сказать, пошли ли перемены ему на пользу. Из мертвого замороженного шарика, напоминавшего древний легендарный Плутон, Заккар превратился в мертвую пустыню, усыпанную мелкой силикатной крошкой. Миллиардолетние льды растаяли, и Заккар получил вполне пригодную для дыхания атмосферу. Но жизнь не успела возникнуть на его поверхности — и вряд ли уже возникнет.
     
     Несколько часов было потрачено на осторожное маневрирование и сближение с планетой, и, наконец-то, «Рас Альгети» вошел в атмосферу и понесся над бесплодной черной равниной. Еще несколько минут — и Фандо Рок, следуя координатам, указанным Стурмом, осторожно посадил звездолет на плоскую серую скалу.
     
     — Хорошее начало, — заметил он при этом. — Если бы сели прямо на песок, то уже не взлетели бы обратно. Так мы потеряли здесь несколько кораблей на маневрах перед войной. Завязли, как насекомые в сладкой патоке. Прежде чем выйти наружу, всем одеть кислородные маски! Воздух здесь пригоден для дыхания, но сильно разрежен. Минут пятнадцать можно продержаться, а потом — все, — Фандо Рок демонстративно щелкнул языком и провел ребром ладони по горлу.
     
     Сборная команда авантюристов охотно прислушалась к его словам, после чего высыпала наружу.
     
     Снаружи бы довольно прохладно, но кроме геркулестянина Ван Рамуса никто не обратил на это внимания — прирожденные облачники привычны к холодному климату. Планета Заккар находилась во власти мертвой тишины — ни звука, ни дуновения ветра. Бледно-молочная Сарта висела высоко в небе, но на нее можно было смотреть бесконечно, не опасаясь испортить зрение [1]. Несмотря на полдень, на планете царили сумерки — вечные сумерки, как и везде в Облаке. Впрочем, экипаж и пассажиры «Рас Альгети» явились на Заккар не для того, чтобы вести астрономические наблюдения.
     
     — В этом полушарии мне бывать не приходилось, — заметил Фандо Рок. — Не то что бы есть какая-то разница. Везде этот зернистый черный песок… Но точно, не приходилось.
     
     — Теперь тебе известна причина, — ухмыльнулся Стурм Финн и достал электронный компас. — Итак… Юг, запад. север… Нам туда, — решительно добавил полукровка, указывая на скалистый холм, возвышавшийся над пустыней примерно в полумиле к северу от места посадки звездолета. — Вперед, джентльмены! Нас ждут все сокровища этого мира!
     
     — Разве не стоит оставить кого-то охранять корабль? — забеспокоился Ван Рамус.
     
     — От кого? — презрительно фыркнул Фандо Рок. — Тут же никого нет! Планета необитаема!
     
     — В самом деле? — не поверил геркулестянин. — А это тогда кто?! — поинтересовался Ван Рамус и указал на восток. Изумленные облачники проследили за его указательным пальцем и увидели, как к ним приближаются пять или шесть странных человекоподобных фигур.
     
     — Аборигены? — не поверил своим глазам Фандо Рок. — Но этого не может быть! Чем они здесь питаются?!
     
     — Стражники, поставленные охранять сокровища? — предположил Марк Ундис. — Стурм, ты что-то об этом знаешь?
     
     — Не говорите ерунды, — презрительно процедил авантюрист. — Только посмотрите, как медленно идут эти существа! Уверен, что они не представляют никакой опасности.
     
     Таинственные заккарианцы приблизились.
     
     — Полагаю, нам стоит с ними договориться, — осторожно предложил Джин Корвус.
     
     — Как ты собираешься с ними договариваться? — протянул Марк Ундис. — Только посмотри на их лица!
     
     — Демоны Облака! — выругался Фандо Рок. — У них же нет ни глаз, ни рта! А цвет кожи… Да и кожа ли это вообще?!
     
     Никто не успел ему ответить, потому что мертвую тишину заккарианской атмосферы разорвал выстрел из атомного пистолета. Что ни говори, а Стурм Финн был истинным облачником — и, как истинный облачник, всякую сложную проблему он предпочитал решать силой оружия.
     
     Реактивная пуля угодила одному из аборигенов в грудь и с грохотом взорвалась. После чего заккарианец… просто-напросто рассыпался. Миг — и от аборигена не осталось ничего, кроме небольшой кучки песка.
     
     — Клянусь подземными червями Кранна! — воскликнул Фандо Рок. — Песочные люди! Кого только не встретишь на этих мертвых мирах…
     
     Тем временем Стурм Финн выстрелил еще дважды — и еще два заккарианца превратились в мелкую пыль. Остальные повернули назад — и не просто повернули. Прошли несколько шагов и нырнули прямо в песок, как будто в море. Возможно, с точки зрения песочных людей заккарианская пустыня и была морем.
     
     — Вот и все, — ухмыльнулся авантюрист, — проблема решена. Они не посмеют вернуться.
     
     — Или наоборот — вернутся с превосходящими силами, — возразил Корвус. — Ван Рамус прав, надо оставить кого-то сторожить корабль.
     
     Без лишних споров кинули жребий — и он пал на Марк Ундиса. Ундис не возражал.
     
     — Скорее, господа! — нетерпеливо воскликнул Стурм Финн. — Нам еще обратно лететь!
     
     Никто и не подумал с ним спорить. Еще раз проверили оружие и снаряжение, после чего двинулись в путь.

Примечания к 4-й главе:

     [1] — На самом деле нет, но это ведь космическая опера в стиле «ретро», а не учебник по астрономии!

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

     _________
     

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

     Фантасмагория «Звездные Короли и другие чудовища» (она же «Джеймс Хеллборн спасает космических чудовищ»):
     
     http://samlib.ru/n/nambu/hellborn-vs-space-monsters.shtml

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"