Аверкиева Наталья Николаевна: другие произведения.

Три лика пламени - 2. Черновик.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Правоверным толкинистам НЕ ЧИТАТЬ! Главный герой (он же глав.гад) учит несчастную эльфийку плохому! Подумаешь - ей 18 уже...лет двести как исполнилось, все одно - злостное Искажение Замысла. Вот так. Вы все еще хотите ЭТО прочесть?Фишки! Sardukar Wda


   Shelena (Аверкиева Наталья)
  
   Сколько планов настроили мы, как дома из песка...
   Сколько видели замков воздушных за облаками...
   Где бы ни были мы, одолеть нас пыталась тоска,
   А ведь стоило только друг друга коснуться руками.
  
   Мы по нитке сбирали событий своих полотно.
   Так хотелось порой, чтоб рисунок похож был на сказку.
   Так хотелось, проснувшись, взглянуть на пейзаж за окном
   И раскрасить его, словно в детстве раскраску...
  
   Кто-то жил - не дожил, кто-то шел - не дошел до конца.
   Но я верю - и буду так верить и дале,
   Что, пройдя этот путь от рождения и до венца,
   Снова встретимся мы в нашем общем с тобою финале...
   (Малахит)
  

Часть вторая: Среднеземье

Глава первая: чужие берега

   Для чего я? Вопрос в пустоту...
   Почему я? Лишь ветер в ответ...
  
   Кто мы? Время уходит в даль...
   Где мы? Обрывается тонкая нить...
   Жаль, нам время уже не догнать.
   Что ж, остается, как прежде - жить.
   (Малахит)
  
  
   ...Эндорэ. Наконец-то...С простора Белегаэра мы неторопливо входили в узкий и глубокий залив, словно клинком вырубленный в поросших сосняком берегах, уровень которых неуклонно повышался - от скромного песчаного откоса до полноценного скального обрыва. Да, вскоре воду крепко стиснули горы. Ликование сородичей сменилось тревожным ожиданием: а сможем ли мы вообще высадиться на таких уступах? И если даже сами сможем взобраться наверх, как быть с домашней живностью и скарбом?
   Наши проводники-телери продолжали вести растянувшиеся цепью корабли вперед, сверяясь...со своим чутьем? С беззвучными подсказками волн? Они всегда умели говорить со второй Первоосновой...Я могла лишь преклониться перед ними - перед всеми, от ироничного и сдержанного Фаластура до бесшабашного Эйтельвинга, ухитрявшегося петь, даже стоя у руля в бурю. Они ушли с нами по воле короля Альквалондэ, и теперь, похоже, останутся в Эндорэ навечно - по воле Короля Арды.
   Едва заприметив темный росчерк берега, я рванула к палантиру, намереваясь связаться с Лебединой Гаванью, и...пустота. Даже не обрывки образов - холодный тусклый шар. Я долго пыталась дозваться Ольвэ через все разделяющие Эндорэ и Валинор лиги, выжимая из себя все крохи Силы, какие еще сохранились, - палантир оставался мертвым. Ну, может, иногда проскальзывали какие-то искры - и все. Отчаявшись, воззвала к Первоосновам...и жестоко поплатилась за игры со Стихиями. В Зрячем Камне плеснуло синим огнем, и накатила БОЛЬ...
   Боль, мельтешение разноцветных огней перед глазами и мерзкая горечь во рту - вот и все, чего я добилась. Неужели магии палантира недостаточно для связи с Аманом? Или я просто делала что-то неверно? Или...мгновенным озарением: я не смогла докричаться до западных берегов, потому что сами Владыки не желают этого?
   - Фаластур...- Крепись - не крепись, голос прозвучал скрипом несмазанного колеса. - Я не могу переговорить с Альквалондэ. Боюсь, путь на запад закрыт. Для всех. - Не выдержав, уставилась на трепещущие на ветру флаги: алые - со звездой, синие - с соколом, и зеленые - с двумя ухватившими корону змеями, странным гербом Арафинвэ...
   Мне почему-то всегда подспудно казалось, что эти две гадины - мы с Инголдо. А сейчас мы и впрямь делили отцовскую власть до поры прячущими ядовитые клыки тварями. Венец Финвэ поблескивал на моей голове, но приверженцев брата среди изгоев несравнимо больше, и ему они, разумеется, подчинялись с охотой, а не в угоду закону. Уцелевшие после штормов сородичи (сама слышала) проклинали меня едва ли не больше, чем истинного виновника стольких смертей! Как это знакомо: до Эру далеко, до Короля высоко (во всех смыслах), а я - вот она, рядом...Можно изощряться в проклятиях, цедить сквозь зубы оскорбления, правда, очень тихо. Не я, так выходцы из Форменоса, костяк нашего "войска", доходчиво объяснят, кто здесь правитель. И абсолютно добровольно, так сказать, по зову сердца. А я, оказывается, стала циничной сволочью...
   - Знаю. - Усмехнулся зеленоглазый племянник Ольвэ. Я едва не подпрыгнула, - так резко совпала фраза с моей последней мыслью. - Разве нам с самого начала не дали понять - обратно никого не ждут? Не тревожься, мы все знали, на что идем. Ольвэ отбирал тех, кто сам желал вернуться. Мы и не рассчитывали на внезапную милость.
   - Но ведь половина из вас - уроженцы Амана, и местью за Финвэ вы не связаны! Что вас так влекло сюда, если догадывались еще тогда?
   - То же, что и тебя, - "блаженство" поперек горла встало. - Пожал плечами телеро. - А море - оно море и есть, что на западе, что на востоке...И здесь наши соплеменники - те, что остались тогда с Эльвэ. Не пропадем.

***

   Расчет кормчих полностью оправдался - за отвесной стеной гор залив упирался в относительно пологие холмы. Причалили мы еще затемно, на востоке даже не успело показаться солнце - только робкие мазки желтовато-серого и розоватого. От воды залива и впадающего в него безымянного потока поднимался густой молочно-белый туман. В сравнении с побережьем здесь было ощутимо холоднее - настолько, что клацающие зубами нолдоры, заворачиваясь в плащи и кафтаны, тут же обозвали незнакомый край "Хисиломэ" - "Темная мгла" и "Ринганнон" - "Врата Холода".
   Первыми с кораблей выскользнули разведчики - ученики Араси во главе с Финдекано. И лишь когда они вернулись, доложив, что поблизости нет ни одной хоть сколько-нибудь опасной твари, я разрешила разбивать лагерь.
   А дальше началась разгрузка - долгая, сумбурная и шумная. Несмотря на строжайший приказ - спускаться на берег отрядами, дожидаясь своей очереди, все равно находились умники, норовящие проскочить впереди всех и беспечно разбрестись по округе. Таких вылавливали расставленные Артанором стражи, отправляя под опеку Артанис и Финдарато, не церемонившихся с лоботрясами.

***

   - Высокая, принц Нолофинвэ просил...
   - Госпожа, благородному Финдарато...
   - Владычица, лорд Турондо...
   - Фэйниель!
   - Государыня!
   Ни присесть, ни спокойно перекусить, ни, тем паче, вздремнуть, как следует. Нолофинвэ, не видя перед собой вражьей морды, довольствовался малым, разрывая в клочья мое терпение. Неудержимо хотелось послать его туда, куда ему давно следовало пойти - в Утумно! Пусть-ка попробует изложить Алдору весь этот бред о "молниеносных вылазках" и "сокрушительном ударе по Врагу"! О каких вылазках и ударах могла идти речь, когда мы не знали даже, где находимся? Черная Крепость могла с равным успехом находиться и за тысячу лиг, и у нас под боком.
   Что я могла ответить этому "защитнику Добра и Справедливости"? Что вооруженная толпа - еще не войско? Что первый же бой с хорошо организованными орками может стать последним? "Мы сметем их силой оружия и Света Амана в наших душах, и бросим их гнусные тела на поживу их же спутникам - волкам и воронам!" - лицо Инголдо сияло вдохновением, а мне так хотелось самого его скормить первому же волкодлаку...
   Или приласкать Миаллем, - отчет Артанора о состоянии грузов...ошеломлял. Как я жалела о данной отцу клятве - никогда не поднимать оружие на родича! Если не придется защищать мой Дом и народ...Вечные Первоосновы, государь, мог ли ты предположить, что придется защищать нолдоров от их же принца? Отсеки, предназначенные для жизненно необходимого груза, оказались на многих и многих судах под завязку набитыми побрякушками, тряпками, мебелью и прочей дребеденью! Картины, ковры, гобелены, изукрашенная золотом парадная конская упряжь, бархатные ночные туфли, ночные горшки, ларцы с благовониями и духами, разбитая штормом фарфоровая посуда...И это лишь при беглом осмотре! В кои-то веки доверились братцу, Ваше Величество?
   И теперь этот негодяй горделиво провозглашал что-то о сохранении красоты и Света Амана в изгнании! Мол, Врага одолеем и так...Да. Конечно. Одолеем. Без провианта. Дрожа от холода в тонких аманских шелках. Недосчитавшись инструментов, необходимых мастерам. С частично погибшим из-за небрежного обустройства скотом.
   Самоуверенность? Глупость? Подлость? Всего понемногу...
   Забот хватало и помимо преступной небрежности брата. Нам предстояло начинать с нуля - обеспечить поступление в лагерь продуктов, искать руду, подходящий для строительства камень. Оставался открытым вопрос создания войска. Немалым подспорьем оказывались воспитанники Деглина и Араси, но их было слишком мало. В Валиноре искусство ведения боя казалось забавой, разминкой перед Дагор Дагоррат в Конце Времен. В Эндорэ от способности вовремя схватиться за меч, лук или охотничий нож зависела жизнь, и орки, в отличие от соперников в учебном бою, не станут красоваться доспехом или бахвалиться изяществом хитрого приема. Они будут бить - быстро, сминая массой и пользуясь нашим незнанием местности.
   В конце концов, формирование и обучение боевых отрядов легло на плечи Артанора и прочих Перворожденных.
   Гонцы и просители спешили один за другим. И я поднималась с "постели" - укрытых сложенным гобеленом мешков, отставляла миску с едой, бросала записи - и шла. Посмотреть образцы руды? Чудесно. Выслушать отчет охотников о количестве свежепойманной дичи и направить часть мяса в коптильни? Замечательно...Осмотреть растущий вокруг "городка" деревянно-земляной вал? Разумеется...
   Выслать несколько кораблей на поиски приморских поселений. Гонять молодежь до потери сознания, обучая приемам боя. Шпынять восторженно-наивных девиц, норовящих ускользнуть в лес за цветочками. Распределять пойманную в заливе рыбу. Заставлять обливающихся слезами неженок пачкать ручки, ухаживая за оставшимся скотом и перешивать гобелены в куртки и штаны вместо шелковых туник и платьиц - как раз плюнуть. Сдохни, но сделай, королева нолдоров. Нет ни Аратаров, заботящихся о хлебе насущном, на майяров. Только собственные руки, заскорузлые от мозолей и голова, пухнущая от бессонницы и попыток удержать в памяти сразу все...
  

***

   - Высокая! - Я подскочила с лежанки, куда упала получасом раньше: в "дверях" палатки маячил Артанор. Что ж, мой советник не стал бы тревожить почти невменяемую от постоянного недосыпа королеву без особой надобности. - Один из дозорных натолкнулся на местных эльдаров!
   - Где...? - Сон как рукой сняло.
   - Сейчас - здесь. - Невозмутимо откликнулся Артанор. - Ингвальд привел их в лагерь.
   Мориквенди дожидались в шатре Артанора. Сначала я и не разглядела их за спинами клубящегося там народа. В относительно небольшое "помещение" ухитрились протиснуться, кроме самого владельца шатра, еще Нолофинвэ с сыновьями, все Арфинги, Ингвальд, друг Финдарато Эдрахиль и младая дочь Артанора.
   Синдаров было двое: оба невысокие, хрупкие, в странной одежде - облегающей, пестрящей коричнево-зелеными пятнами. Длинные светлые волосы, заплетенные в мелкие косички, схватывали кожаные ремешки, у поясов - кинжалы в расшитых мелкими бусинами ножнах, в углу шатра валялись луки - довольно хилые. Гости с удовольствием уплетали еще из Амана привезенные походные лепешки и запивали их мирувором, отдавая должное и копченому мясу, и жареной рыбе (жарить, зачастую, приходилось без соли - ее запасы неуклонно таяли, а новые месторождения мы пока не нашли).
   - Высокородная Фэйниель, дочь Финвэ, королева нолдоров, владычица Тириона и Форменоса! - Церемонно и нелепо объявили обо мне. Владычица Тириона, Форменоса - какой насмешкой звучала эта вязка титулов в Эндорэ!
   Народ встал, приветствуя меня. Кто мгновенно, кто с ленцой...Вроде Нолофинвэ, обрядившегося ради встречи с гостями в шитый золотом бархат, золотой обруч с крупными сапфирами, и прицепившего к поясу парадные ножны, рассыпающие алмазные блики. Гости, поразмыслив, поднялись вслед за всеми и вежливо поклонились, приложив руку к груди. Рядом с высокими и широкоплечими нолдорами они казались подростками.
   - Здрава будь, государыня! - Высокие голоса с каким-то странным произношением. Ну, понять можно, и на том спасибо.
   - И вам того же, сородичи. - Я присела к общему "столу" - прикрытым тканью доскам.
   Нолофинвэ демонстративно опустился по правую руку от меня. Я заметила, что синдары то и дело перебегают взглядом с его роскошного одеяния и блестящих побрякушек на мой видавший виды плащ и строгий платиновый венец - корону Финвэ. Миалль бережно лег в углу, рядом с луками синдаров, брат, вспомнив-таки о приличиях, отстегнул ножны и пристроил рядом с моим мечом. Мощный полуторник с изукрашенной каменьями рукоятью и весьма скромный узкий клинок, - оружие различалось так же, как характер владельцев...
   Вначале наши гости робели - незнакомый народ, чужие обычаи, иная речь, но мало-помалу разговорились. Мирувор незаметно делал свое дело: снимал напряжение, развязывал языки. Заметив, что надменный тон и царственные замашки Инголдо и его младшего сына смущают синдаров, я незамедлительно отослала и брата, и обоих его отпрысков, да и всех, кроме Артанора, Финдарато и Айканаро. Беседа потекла гораздо живее.
   Келеброс и Гелмир поведали о крае, где мы высадились - сумеречные эльфы звали его "Хитлум". (Я подивилась - то же, что и "Хисиломэ" на квениа). Эта земля представляла собою сравнительно плоскую равнину, со всех сторон огражденную горами. Западный хребет, рассеченный заливом Дренгист, по которому мы прошли в глубь побережья, звался Эред-Ломин, Зычные Горы, вероятно, из-за порождаемого ими эха. С востока и юга Хитлум прикрывал изгиб Эред-Ветрин, Теневого Хребта, на севере Хитлум закрывал отрог Эред-Энгрин, Железных гор. В центре равнины - огромное озеро Митрим. К западу от Эред-Ломин узкой полосой протянулся Невраст - Ближний Берег, сбегающие к морю террасы холмов. К востоку от Хитлума лежала Ард-Гален, степь, раскинувшаяся до самых ворот...Черной Крепости! Не так уж мы и ошиблись с местом высадки.
   Сколько нового мы узнали...О шайках орков, о расплодившихся по всему Белерианду (так назывался запад Эндорэ, отделенный от остального Среднеземья стеной Поющих Гор, Эред-Линдон) волкодлаках, о странных крылатых тварях, пьющих кровь, гигантских ящерах - драконах, испепеляющих дыханием все живое. Бескрылых драконах.
   Сам Ангбанд таился за пиками Эред-Энгрин. Как выглядит крепость? Сведения полились потоком. Вулканы, трехглавые и обычные, вонзающиеся в укрытое тучами небо черные башни, лабиринты жутких подземелий, где томятся пленники и скрываются чудовищные порождения Тьмы. Тучи орков, так и рвущихся жечь, грабить и резать, и айнуры, в Довременье переметнувшиеся к Отступнику, да так и оставшиеся в Среднеземье, приняв устрашающие обличья. Тронный зал Ангамандо, "возведенный на ужасе, озаренный пламенем и заполненный орудиями пыток и смерти", где на черном-черном троне восседает сам Владыка Тьмы, был описан с такими подробностями, будто наши гости сподобились побывать там лично. Красочное описание Алдора почти дословно повторяло дикие слухи, ходившие по Валинору. Если никто из угнанных в неволю не вернулся, откуда же известно, что творится за преградой Эред-Энгрин?
   Вдобавок, меня смущали намеки на кражу младенцев и девиц из селений синдаров. Келеброс и Гелмир упрямо твердили, что Ступающий-во-Тьме...питается юными пленниками! Айканаро недоверчиво (и так...невыносимо-знакомо!) вскинул бровь. В Валиноре он проводил с Алдором довольно много времени, и до последнего отказывался верить в его злодейскую природу. Как и я, впрочем. Когда первое острое горе отступила, я поняла - не в "злодейской природе" дело. Просто мы, Воплощенные, для айнуров такая мелочь...Букашка, за которой можно понаблюдать из мимолетного любопытства, а затем смахнуть рукой. Их даже безжалостными не назовешь - какая жалость к зверушкам, пусть и двуногим, и говорящим? Тошно...
   И, все-таки, зачем Алдору синдарские дети и женщины? Хочет вырастить послушных рабов? Что-о? Дети и женщины пропадали веками? И в последние лет десять - особенно часто? Странно...Не более двух лет прошло с освобождения Алдора из Чертогов Мандоса, почти все его майяры погибли, да и главная Цитадель Отступника лежала гораздо восточнее - Утумно. От нее мало что осталось, это нам было прекрасно известно и до выхода Алдора на свободу. Хваленый же Ангбанд - не более чем мелкая сторожевая крепость, разрушенная в первых схватках с воинством Амана. Откуда за пару месяцев взялись неисчислимые орды тварей, наводящий ужас замок и прочее?
   После устрашающих россказней об Ангбанде пришел черед удивительного королевства Дориат, лежавшего к югу от Хитлума. Встрепенувшиеся синдары с восторгом повествовали о мудром властителе Элу Тинголе (видно, Эльвэ Синголло, брат Ольвэ), его супруге Мелиан (майе!), об их прекрасной дочери Лучиэни. Описание Менегрота, подземной обители владык Дориата, высеченной и отделанной гномами (народ наставника!) увлекло даже меня. Эру Великий, на это стоило посмотреть! А если учесть, что Эльвэ в родстве с Арфингами...
   В Белерианде Дориат был единственным островком мира. Мелиан оградила его стеной чар - Завесой, преодолеть которую без дозволения правителей не мог никто. Если не превосходил по Силе королеву-майю, а таких во вражьем войске не нашлось. Освоимся - и отправим посольство в Дориат, во главе с Финдарато.
   Итак, в Хитлуме, Неврасте, Дортонионе - протянувшемся на шестьдесят лиг нагорье к югу от Ард-Гален, обитали полукочевые племена синдаров, в Оссирианде, Семиречье, близ Эред-Луин - многочисленные лайквенди, лесные эльфы, на побережье, за крепкими стенами процветали гавани подданных Кирдана Корабела, Бритомбар и Эгларест...Через несколько часов непрерывного разговора язык уже с трудом шевелился, а голова трещала от потока названий на непривычном наречии мориквенди.
   Ближе к вечеру притомившиеся гости были со всевозможным почтением поселены в шатре неподалеку от меня. Я заслуженно гордилась собою: мы начинали беседу с опаской, а закончили ее лучшими друзьями. Выспросив про Валинор и цель похода, синдары воодушевились, решив, будто мы прибыли посланцами Владык, бэлайн или валаров, как называли здесь Древних. Разубеждать их было бесполезно и невыгодно. Узнав, что я выросла под рукой Аллана и Кементари, они и вовсе растаяли. Как выяснилось, их племя частенько сталкивалось с гномами и даже вело с ними меновую торговлю. Подгорный народ в Белерианде почитали - за непревзойденное мастерство в работе с металлом и камнем, за бесстрашие в бою с орками. Помимо этого, оба эльфа в один голос заявили, что проводят нас к соплеменникам и укажут путь в Дориат.
   Раздав указания Артанору и племянникам, я наконец-то смогла вернуться к себе. Завтра - продолжим укрепление добрососедских отношений, и завтра мне предстоял серьезный разговор с Нолофинвэ. Нерасторопно приветствовать меня - еще пол беды, но осмеливаться расхаживать в присутствии королевы при мече...А эта его спесь, прорывающаяся в каждом жесте - презрение уроженца Валинора королевских кровей к "безродным мориквенди"? Светлорожденный принц упускает из виду, что в Эндорэ он не более чем один из переселенцев, тогда как синдары - истинные хозяева и возможные союзники. Отталкивать их пустой надменностью - верх глупости.
   Да, насколько мне удалось понять, воины из сумеречных эльфов неважные, и оружие у них в основном гномье - те же кинжалы. Келеброс показывал мне: отличная сталь, удобная рукоять, никаких финтифлюшек. Но как разведчики синдары будут незаменимы. К тому же, я надеялась через них добраться до гномов. Мне, ученице Аллана, наверняка окажут теплый прием. А ведь не следовало сбрасывать со счетов и таинственный Дориат...
   Доползти до родимой палатки сил хватило. А там я с трудом стянула сапоги, кинув их у входа, с отвращением зашвырнула в дальний угол носки, и юркнула под одеяло. Даже не раздеваясь - к чему, если могут разбудить в любую минуту?
   Сон упорно не шел - то собьются в кучу служившие постелью мешки, то зазвенит над ухом комар, алчущий свежей нолдорской крови, то ветер донесет откуда-то разудалые песни молодежи...Скорбь по Финвэ рассеялась туманом под лучами солнца Эндорэ, а в проклятие теперь мало кто верил. И мало кто знал, что корабли от гнева Властителя Арды закрывала я, ценой почти полного истощения Силы, а не всемогущий Илуватар, простерший над морем милостивую длань. Не-ет, теперь они обвиняли меня в напрасных потерях! Правда, потеря потере рознь. Кто-то оплакивал погибших родичей, а жена Нолофинвэ причитала над изъятым на общественные нужды барахлом. Разумеется, принцесса Анайрэ не собиралась ходить за скотиной, мерзнуть на берегу залива с удилищем или ползать в лесу, отыскивая целебные растения. Дражайшая невестка коротала дни за вышиванием, музицированием и слаганием бездарных поэм, осмеливаясь делать мне замечания по поводу загрубевших рук, пестрящего комариными укусами лица и небрежно заплетенных (лишь бы в глаза не лезли) волос.
   Свернуться клубком, натянуть одеяло на голову, словно колючая шерстяная ткань может защитить от всех неурядиц и обид...Смешно: я, королева, не властна над большей частью подданных. Мои вернейшие советники, помимо Артанора, - мечтатель Финдарато и мальчишка Айканаро. Я одинока - среди такой толпы. Иногда, с горя, я разговаривала даже с собственным мечом, - эх, если бы полоса прокованной стали могла говорить...
   И среди круговорота лиц всегда, стоило погаснуть спрятанному в футляр фиалу, вставало одно - Алдор. Ехидно улыбающийся моему ошалелому взгляду - в нашу первую встречу...Беззлобно смеющийся над моими жалкими попытками спеть какую-то балладу...Протрезвляющий после очередных посиделок у Алана...Заживляющий мне синяки и ссадины после наших тренировок...Крепко сжимающий мою руку, спокойным теплом укрывая от гнева Вэридэ. В Тирионе и у ворот Форменоса. Алдор...Ожившая страница самых жутких сказок, лучший друг...враг.
   - Ты пойдешь со мной в Эндорэ?
   - Я не пойду с тобой, Фэйниель, мне...нехорошо...
   - Думаешь, эти не слишком крепкие стены тебе помогут?
   - Тебя ждут в Валмаре, дочь моя...
   - Я не люблю дважды наступать на одни и те же грабли...
   - Обещай мне никого не судить поспешно...
   - Дочь моя...
   - Джанэм ниэ...
   ...Шатер колыхнулся. Темнота сменилась роем искр, хлынувших из некой точки во все стороны, уши мгновенно заложило невыносимым писком и звоном. Вместо плотной ткани задней стенки возникла какая-то клубящаяся хмарь, прорезанная вспышками багрянца. Не дожидаясь продолжения, я бросилась к выходу...и споткнулась о собственные сапоги! Проклятая небрежность!...
  

Глава вторая: хозяин Черной Цитадели.

  
   Для званья моего, что лучше будет -
   Уйти в молчанье или горьким словом
   Вас упрекнуть за предложенье ваше?
   (Шекспир, "Ричард Третий")
  
   В себя я пришла с двумя мыслями: "жива..." и "....!!". Надо сказать, что для второй были основания: вместо матерчатого верха палатки взгляд уткнулся в перекрестье источенных временем балок! Судорожно сжавшаяся ладонь ухватила мягкое, пушисто-щекочущее...мех? Я лежала на серебристо-белом меховом покрывале. Прибранное столь роскошно ложе оголовьем почти упиралось в стену...на редкость странного помещения.
   Стены - каменные блоки, безупречно гладкие, но не прикрытые ни штукатуркой, ни коврами, ни деревянными панелями, производили тягостное впечатление. Полоска серости, проникавшая из-за неплотно прикрытых тяжелых ставней стрельчатого окна, смешивалась с рассеянным золотистым мерцанием двух магических светильников. Кроме меня и кровати, в комнате находился угловой стол и кожаное кресло, над столом к потолку уходили ряды полок - пустых. Входная дверь поблескивала металлом.
   Куда же меня занесло? Выбор, собственно, не велик: или в гостях у Тарви Мандоса, или у Алдора. Честно говоря, я больше склонялась ко второму. Насколько бы мрачной не смотрелась комната, здесь чувствовалась обжитость. Какое-то неуловимо знакомое ощущение...
   Несколько раз я обошла "камеру", подергала дверь, простучала стены. На редкость надежное узилище. Ставни, вопреки опасениям, распахивались легко. Из окна открывался чудесный вид на каменные плиты двора и какие-то постройки непонятного назначения...с высоты в несколько моих росточков. Что ж, побег отменяется. Я обшарила комнату в поисках чего-нибудь, чем можно защититься, но, увы и ах, тщетно, даже ножку от стола не оторвать. А если...Я хищным взором окинула полки, и полезла на стол. Бесполезно - полки словно вырастали из стены, не поддаваясь.
   Но зачем мне полка, если собственное тело вполне может служить оружием? Посмотрим, много ли проку в науке Алдора.
   Внезапно царапнула неприятная мыслишка: что, если комната просматривается с помощью магии или скрытых щелей - в том же потолке? Тогда все мои ужимки и прыжки как на ладони, к вящему удовольствию хозяина Цитадели и его слуг. Проклятье! В моем положении не хватало только показаться смешной! Спрыгнув со стола, я устроилась в кресле - ждать. Если до сих пор жива, можно надеяться, что кто-нибудь заглянет на огонек. И скорее - сам Отступник. Он никогда не любил перекладывать ответственность на чужие плечи.
   Итак, я ждала - величественно застыв в кресле, напряженная спина стрункой, руки на подлокотниках, подбородок надменно вскинут. Верх дешевого пафоса, но меня разбирала злость, мешавшая трезво оценивать происходящее. Мало-помалу босые ноги озябли, а глаза начали слипаться. Плюнув на все эти героические позывы "воин Света в лапах Врага", я забралась под меховое одеяло. Надо думать, очнусь все-таки не у Тарви.
  

***

   Я действительно заснула. И крепко, если пропустила кое-что...кое-кого. Кресло было занято. Комната пребывала в полумраке: ставни закрыты наглухо, светильники едва теплятся. Впрочем, для опознания гостя света было более чем достаточно, - Алдор.
   - С пробуждением, моя леди...- Спокойный, доброжелательный, чуть насмешливый голос. Магические фонарики ярко вспыхнули. - Я уже думал, было, что придется прервать ваш отдых.
   Я невольно поежилась: значит, он наблюдал за мной, спящей? Весьма странное поведение для кровожадного монстра в железной короне, описанного синдарами...и вполне обычное для знакомого мне Алдора. Тем более что короны, не железной, ни золотой, на голове Отступника не наблюдалось. Как и изукрашенной жуткими рисунками хламиды и ожерелья из костей. Обыкновеннейшие черные штаны и черная шелковая рубашка с вышитым ниже правого плеча серебряным драконом. Со спинки кресла свисал небрежно брошенный черный плащ. И...я задохнулась от гнева - на поясе Алдора блестел янтарно-серебряный дракончик! Мой подарок в те, кажущиеся теперь сном, дни.
   - Не скажу, что пробуждение было столь уж приятным, Владыка. - Процедила я, горько сожалея, что безоружна, а он - чародей наивысшего уровня, сравниться с которым мог лишь Единый. - Вернее, оно перестало быть приятным, едва я заметила вас.
   - Не слишком-то вежливо, aranel. - По-прежнему благодушно заметил айнур.
   - А на что вы рассчитывали, колдовством выдернув меня из лагеря за десятки лиг, и поместив в этой дыре?
   - Совсем недавно, aranel, эта, как вы говорите, "дыра" служила прибежищем мне. Не буду скрывать, в настоящий момент это наиболее уютное место в крепости, так что вам грех жаловаться.
   - Если вы решили придерживаться этикета и строить из себя гостеприимного хозяина, извольте обращаться ко мне, как должно. С некоторых, вам хорошо известных, пор, я - королева нолдоров в изгнании, а не принцесса Тириона.
   - Что? - Алдор мгновенно подобрался. - Может быть, как старые знакомые, обойдемся без игр в загадки, Фэйниель? Королева или королева изгнанников? Некоторые тонкости.
   - Тонкости...- Что-то словно толкнуло изнутри - горячо и остро. - Раз Финвэ мертв, его старшая дочь наследует корону. Такие вот тонкости. А в играх вы и сами знаете толк. И не страшно, если игрушка ломается...Всегда найдутся новые!
   Я готова была к лживым оправданиям и попыткам свалить все на трагическую случайность, к откровенному зубоскальству или высокомерному равнодушию - но не к намертво стиснувшим подлокотник пальцам и горько сжатым губам. С-скотина...
   - Что, о, Великий, камешки понадобились?! - Я вскочила, отшвырнув одеяло. Вечные Первоосновы, да пусть убивает, плевать, но я выскажу все! - Скормил какой-то гнуси! А сам - побоялся? Кишка тонка? Или стыдно стало - друга?! Дорого стала ему ваша дружба!
   Меня трясло, слова рвались с языка без участия разума, слезы капали на ноги и каменный пол, леденящий босые подошвы...
   - Ах, вам, Высокий, недостаточно моих слов? Ну, так любуйтесь! - Ударила, иначе не скажешь, волной осанвэ - даже не мысленной речью, а образами и эмоциями. Он вздрогнул, как от настоящей пощечины, зажмурился и начал массировать левый висок.
   Проняло?! А еще? Изливающаяся с небес на корабли изгнанников смерть - росчерками молний, ударами ветра...Горящее дерево и изодранная в клочья ткань парусов, беспомощные крики смытых волнами...трупы, спускаемые в море...беззаботно играющие с ураганом орлы... Жалящее голубое пламя в палантире...Предательство Нолофинвэ и гнев на всех бездельников, гранитным валуном висящих на моей шее. Боль в натруженных самой грубой работой руках и затаенный страх перед проклятием Владыки Судеб...
   - Понравилось? - Прохрипела я, чувствуя странное облегчение. Теперь жизнь или смерть - едино. Не важно, что там, за чертой: Залы Мандоса или пустота. Пустоты страшнее, чем грызущая изнутри, не представить.
   - Сядь...- Тяжело бросил Алдор, открывая глаза. Я невольно вздрогнула - из них смотрела та же пустота, что завладела мною. Ни алых бликов гнева, ни черных льдинок презрения - два безжизненных провала. - Сядь. Замерзнешь...
   Только сейчас я сообразила, что почти не чувствую ступней. С трудом - накатила какая-то равнодушная слабость - вернулась на кровать, погрузив окоченевшие ноги в ласкающее тепло меха. Села, тупо уставившись в стену.
   - Я...сейчас уйду, и наш разговор мы продолжим завтра. Когда будем в состоянии говорить. Как только я закрою дверь, вы уснете. Так будет лучше...для вашего рассудка. Проснетесь, все необходимое найдете там. - По отрывистому взмаху руки Древнего в дальней стене обозначилась дверь.

***

   Подорвавшись с постели по зову природы, я кинулась к заветной двери. Там был закуток с еще двумя скромными дощатыми дверьми. За одной - искомое, за другой - вполне приличная чугунная ванна, полка с мылом и мочалкой, и широкое мягкое полотенце. Рядом с ванной на табуретке лежала пара носков и аккуратно сложенные штаны и туника, черные, из незнакомой ткани, упругой, шелковистой и плотной. Какая забота...
   Под табуреткой стояла обувь - как раз по ноге. А что у нас в этом свертке? Нижнее белье? Красное? Моего размера?! Я мельком глянула в небольшое квадратное зеркало - щеки алели не хуже исподнего.
   Поднос с едой ожидал на столе в комнате, - тушеное с овощами мясо и кувшин холодного чая. У мяса оказался незнакомый привкус, но, честно говоря, на его источник мне было глубоко наплевать. Плотно позавтракав (пообедав?), я по-хозяйски развалилась в кресле.
   Как там изволил намекать Алдор - поговорим завтра? Жиденький сумрак за окном мало-помалу перетекал в густую черноту, а ни Ступающий-во-Тьме, ни кто-либо еще не появлялся. Не имея привычки сидеть, сложа руки, я готова была на стены лезть от тягостной и бездарной траты времени. Вскоре я обрадовалось бы и орку, не то, что Отступнику. Оставалось лишь смотреть в окно - на двор с редкими огоньками и клубящиеся над замком тучи. И откуда только налетели?
   Загремело. Холодный ветер взвился ледяным ураганом, нещадно растрепывая облачный покров. В месиве туч засверкали молнии - желтоватыми вспышками и ослепительно-белыми копьями. На плиты внизу с шелестом и хлюпаньем рванулся дождь - стеной.
   Вот это да! Рискуя свернуть шею, я высунулась из окна, - на фоне непрерывно полыхающих зарниц скользнула крылатая тень. Дракон - если это был дракон - бесстрашно кидался в самую гущу разрядов, кувыркался в бешеных потоках ветра, ежеминутно рискуя в клочья порвать перепонки крыльев. Молнии, словно озлобившись на осквернившего Стихию Воздуха ящера, наглую земную тварь, безостановочно хлестали по дерзкому летуну, бессильно скатываясь с чешуи потоком искр. А он дразнил небесные стрелы, притягивал к себе и отбрасывал, равнодушный к их гибельной мощи...Кружил над цитаделью, насмехаясь над ревом ветра и тугими струями ливня.
   Остро сожалея об отсутствии под рукой хотя бы клочка бумаги и самого завалящего грифеля, я следила, не отрываясь, за его рывками и переворотами, изящным скольжением и жутковатыми "падениями" со сложенными крыльями. Если Ступающий-во-Тьме и впрямь даровал драконам разум, этого дракона смело можно было назвать сумасшедшим. Или игры с ярящейся стихией - любимая драконья забава? Творение подобно творцу...Балансировать на грани - развлечение вполне в духе Алдора.
   Описав напоследок петлю в светлом от молний небе, дракон плавно опустился вниз. Я разочарованно вывалилась обратно в комнату, подумывая о крепком здоровом сне. Но вздремнуть так и не удалось. Не успела я присесть на кровать, как дверь не просто открылась - с грохотом ударилась о стену. В проеме возник Алдор. Явился-таки побеседовать? Но в каком виде! Насквозь мокрая одежда облепила тело, волосы свисали плетями водорослей, какие оставались на палубе после бури, в расширенных до полночной черноты зрачках пляшут багровые искры, в такт которым вспыхивает перстень на левой руке - красная звездочка в объятиях золотого ободка. Древний прошел в комнату, оставляя влажные следы, и рухнул в кресло.
   Я мялась у окна. Дверной проем искушающе манил темным зевом, но выскочить и удариться в бега мне вряд ли позволят. И куда бежать? Вокруг на десятки лиг ни одного знакомого лица или места.
   - Правильно думаете, моя леди...До Хитлума далеко, до волкодлачьих норок и орочьих логовищ оч-чень близко. Ни удачи, ни сил не хватит. И Силы - тоже. Ну-ну, не стоит жаться в углу, подходите ближе, я ведь не кусаюсь. По крайней мере, в этом обличье. - Он с нехорошей усмешкой глянул на меня из-за упавших на лицо влажных прядей. Капли воды слезами ползли с них по лицу айнура. Я вдруг поняла, что соревнующийся в скорости с молниями черный дракон и темноволосый мужчина в черной одежде - одно.
   И...Арда и Эа, он же...Проклятье, вот так, напившись, состязаться с вызванной им же грозой, бездумно подставляться разрядам?! Даже при всей его неуязвимости...
   - Алдор...
   - Как трогательно. - Голос Отступника хлестнул плетью, отбивая всякое желание проявлять заботу. - Жалеете меня? Только вот я, как и вы, жалельщиков не терплю. Вас, вероятно, смущает мой вид? Ну, так это недолго исправить, раз даме угодно. - Алдор рывком поднялся на ноги, прошипев сквозь зубы пару слов. Широкий обруч света скользнул от макушки айнура до носов обуви, оставляя за собой чистые и сухие волосы, распушившиеся перьями, одежду без единого мокрого пятнышка, заодно просушив и кресло, и пол.
   - Так - вас устроит?
   - О, разумеется. Всегда рада учтиво побеседовать...на трезвую голову.
   - Я бы посоветовал вам, моя леди, придержать язычок, - спиртное, как вы знаете, плохо влияет на самоконтроль. - Голос Древнего предупреждающе снизился. Я послушно умолкла - не тот случай. - Итак, первое, что я хотел вам сказать...Вашего отца я не убивал, как и не вызывал никакой твари. Когда я появился в Форменосе, Финвэ ждал меня в сокровищнице. И сам отдал мне шкатулку. Сам. Отдал, Фэйниель, из рук в руки. Думаю, у него были причины так поступить. И уж наверняка не те, что он назвал тогда. Король...да. И мыслит король широко и по-государственному...- С горечью и непонятной злостью бросил Древний. - Первоосновами, именем и кровью в моих жилах, клянусь, - ему я никогда не причинил бы вреда. Не верите? А, забыл, прошу прощения, моя леди: нечисти верить - себе дороже. Самому Отцу Лжи...так, кажется, величают меня ваши Книги Знаний?
   - Какое красноречие, Высокий. И цитаты к месту. Заслушаешься...Можно еще на колени пасть, слезу пустить. Правда, цитировать Румила могу и я. Вот, например: "Слово Стихии есть Слово Творения, неизменное, вечное". Так что осторожнее с клятвами, а то мало ли...Как любит говаривать тот же Румил, - Эру все видит. Или не все...мне, впрочем, без разницы, куда он изволил тогда смотреть. Не на Форменос, понятно. Откуда б не выползла та гнусь, отца мне не вернет никто, даже ваш Эру! - И прикусила язык от досады. Сорвалась-таки, и с логикой не лучше, чем у какого-нибудь ваниара. Истеричная дуреха, Бездна меня побери!
   - Скорее уж, ваш. - Невесело хмыкнул айнур. - В одном ты права - никто не вернет. Теперь.
   - Брось эти намеки! Ты же видел...Думаешь, я верю в эти россказни о "второй и так далее жизнях"? "Душа излечится от смертного ужаса и вернется из Чертогов к Свету Амана"...Ни моя мать, ни погибшие еще до первого Исхода...За все века - никого. Кормят нас баснями.
   - Не гляди, как на безумца, Фэйниель, я очень хорошо знаю, о чем говорю. Еще бы не знать, когда в активе степень по некромантии, не ниже, чем у нашего Владыки Мертвых. Говорил же, вместе учились...
   - Выходит, Тарви мог помочь?!
   - На одном только желании далеко не уедешь, моя леди. Все зависит от времени. Опоздал, упустил драгоценные секунды - и никакой магии не достанет. Поймите, срастить или даже частично воссоздать тело можно, были бы силы, а вот заново связать его с fea...
   - Значит, надежды не было?
   - Если бы я и заметил неладное, прервать переход все равно не успел бы. Нет...
   - А второе? - Без выражения спросила я.
   - Что - второе? - Нахмурился он. - А, второе...Полагаю, раз мы все уяснили, вам придется задержаться в Ангамандо на некоторый срок.
   - Что-о? Ах, ты...
   - Сволочь? - Поднял бровь Алдор. - Или, может быть, негодяй? У вас, я знаю, отличный запас выражений на все случаи жизни.
   - Зачем я вам? Любоваться вашими полетами в хмельном порыве?!
   - Ну что вы...Разве осмелился бы я отнимать время у королевской особы ради такой малости? - Он улыбнулся, блеснув зубами, - на секунду мне почудились среди них волчьи (или драконьи) клыки. Не Алдор - друг Аллана, отца и мой, Владыка Тьмы из старинных преданий. - Вы, помниться, высказывали как-то дельную мысль, будто Сильмариллы можно использовать в качестве оружия? Вот и займитесь этим. Создательнице камней виднее, как лучше воплотить эту идею. Чем быстрее придумаете, и продемонстрируете мне, тем скорее вернетесь к скорбящим родственникам и подданным.
   - Чего же конкретно вы хотите? В камнях, безусловно, скрыта значительная мощь, но высвобождается она урывками и независимо от внешнего воздействия.
   - А вы, моя леди, позаботьтесь о том, чтобы она высвобождалась как раз-таки при импульсе извне, и направленным лучом. - Алдор был оскорбительно серьезен. - Иными словами, мне нужна, как сказал бы ваш наставник, смертоубийственная штуковина с широким радиусом воздействия, и некоей гарантией безопасности. Завтра же у вас будет возможность приступить к работе.
   - А если я откажусь?
   - Ну, что ж, - айнур пожал плечами, - в таком случае у вас будет возможность лучше познакомиться с устройством крепости. О, нет, не в качестве узницы, в качестве постоянной обитательницы. А благородному Нолофинвэ, вероятно, очень к лицу будет королевский венец, как вы считаете? - Изысканно поклонившись, он вышел.
   Я рухнула на постель и в бессильной злости ударила по ни в чем не повинной подушке - раз, другой...Да, он меня поймал. И выбора нет. И...что это - осанвэ?
  

***

   - Айканаро, хватит! - Нэрвен Артанис тряхнула за плечо младшего брата. Уже почти сутки он сидел в опустевшем шатре королевы, пытаясь дотянуться до нее мыслью. Снова и снова - отчаянным усилием, до ломоты в висках...По бледному от усталости лицу текли слезы, смешиваясь с каплями пота. Он звал, неумело зачерпывая Силу, толкая её...Куда? Он даже не знал, куда направлять осанвэ, где этот треклятый Ангбанд...
   Не расслабляться! Пусть хоть земля под ногами треснет, плевать. И он натолкнулся на...что-то. Разящее Силой, упругое, почти осязаемое.
   - Айканаро, тебе нужно передохнуть. - Финдарато Инголдо мягко коснулся руки юноши, отвел со лба налипшие пряди. - Ты не сможешь дозваться ее. Ангамандо, если, конечно, Фэйниель там, окружает стеной Сила Врага, против которой магия эльдаров, твоя слабенькая магия, все равно, что капля дождя против океана. Брат, истощив себя, ты можешь погибнуть - узы между fea и hroa истончатся.
   Айканаро молчал, упрямо продолжая мысленно рваться сквозь преграду. Он теперь даже мог различить ее внутренним взором - сплетение огненно-красного и тускло-зеленого. Сила Отступника - он узнал ее, и еще чья-то. Чужая. Какая-то...скользкая, неживая, если так вообще можно сказать о магии.
   Сбросив заботливую руку старшего, мудрого и опытного в искусстве плетения чар, брата, принц сосредоточился...
   ...Стена не пускает, отбрасывает, словно растягиваясь под хлипкими толчками...
   Нет! Еще раз - со всего размаху! Б-больно...
   ...Больно...Жжет...Огонь - внутри, снаружи, везде...Есть ты еще? Нет тебя? Даже пепла не останется от fea дерзкого, даже в Чертогах Мандоса не дождутся ее, - темное пламя не отдаст своей игрушки. Холод...Не тот, что приходит с осенним ветром или прикосновением к хрупкому чуду - снегу. От этого холода не спасет ни теплый плащ, ни теплое слово, ни теплая рука друга. Болото, гнилое и ненасытное...Холод и страх...Тебе страшно, малыш Айканаро?
   Так - не получится. Они правы. А если по-другому? Если не ломиться, бессмысленно идя наперекор неизмеримо более могучей Силе? Сила - часть своего владельца. Айканаро не знал, кому принадлежит липкая зелень, но багровые сполохи мог выставить только Владыка Тьмы. Тот, кто в Валиноре привечал любознательного нолдорского подростка, помогая ему раскрывать глубоко упрятанный магический Дар.
   ...Не бороться с Силой, пытаясь захватчиком ворваться в чужую крепость, но просителем постучать в ворота. Капле дождя не перевесить океан, но ведь и то, и другое - вода.
   - Алдор, Владыка...Пожалуйста...Это я, Айканаро...Лоринар...- Не слышит. Ну и не важно. Не рвать огненную завесу, а слиться с ней - огонь к огню, ведь не зря же ему дано было огненное имя! Язычок золотого пламени скользнул в гневно взметнувшееся и сразу же опавшее зарево, отстраняясь от непонятной гнили, и...
   - Леди Фэйниель! Государыня, ты слышишь меня?
   - Айканаро? - Неуверенный, едва различимый голос. Услышала! Жива!
   - Это я, Высокая! Где ты? Что с тобой сделали? Это ведь он, да?
   - Помедленнее, солнышко, я очень плохо слышу тебя... Айканаро, я в Ангамандо. Алдор...
   ...Дотянуться...Ближе. Ну, еще один шажок. И еще...Я уже почти...
   ...Иногда лучше остановиться на " почти", Айканаро...Голос? Рев пламени?
   Стена мгновенно втянула его обратно и швырнула в оцепеневшее hroa. Так встряхивают за шкирку едва не доигравшегося до беды щенка. Падая навзничь на руки брата, он вдруг понял, что не просто послал зов на десятки лиг, не только получил ответ, преодолев магическую завесу, но и чуть было не покинул тело совсем.
  

***

   Сегодня я смогла воочию узреть хваленый тронный зал Ангбанда. После красочных рассказов мориквенди я ожидала, конечно, не "чертог, возведенный на ужасе...и т. д.", но все же нечто, способное поразить и меня.
   Следуя за хрупкой бледной женщиной с волосами цвета ржавчины - майей Иллау, я мысленно прорисовывала контуры неведомого помещения. Это помогало отрешиться от мерзкого самочувствия, накатившего за порогом "своей" комнаты, бывшего обиталища Алдора. По спине то и дело пробегала волна мурашек, - неприятный, липкий холодок. Может быть, кто-то в глубине коридора примерялся к этой незащищенной спине...пусть даже взглядом. Мерещился разлитый в воздухе гнилостный запах. Не просто затхлый, хотя от стен и разило запустением. Именно гнилой, словно от протухшей рыбы или падали.
   Хвала Первоосновам, стоило войти в зал и уставиться на Алдора, дурнота испарилась - вместе с сопровождающей. Иллау, поклонившись, сложив перед собой ладони, тенью скользнула в коридор.
   - Фэйниель, я хочу представить вам лорда Ирхани, коменданта Черной Цитадели и моего первого помощника.
   Долгожданный тронный зал разочаровал меня: узкое длинное помещение, со стенами из невыразительного темного камня, не слишком высокий свод. Ни колонн, ни барельефов, ни знамен, ни даже приличных светильников - те же волшебные шары, зависшие под потолком. В дальнем от железных дверей углу - помост с "черным троном". Пожалуй, трон (скорее, массивный стул) темного дерева с инкрустацией то ли гематитом, то ли обсидианом, и двое мужчин - сидящий на нем и вставший рядом - вот и все, что стоило внимания.
   Я вежливо кивнула помощнику Алдора, с интересом разглядывая майяра. Пожалуй, тот был красив: среднего роста, стройный, с бледно-золотыми, гладко зачесанными назад волосами, продолговатым бледным лицом и миндалевидными золотисто-зелеными глазами. Черная одежда самого простого покроя (невольно вспоминался "блистательный" Эонвэ), на плетеном кожаном поясе - ни меча, ни кинжала. Наместник Ступающего-во-Тьме, в отличие от моего брата, чтил традиции.
   - Приветствую королеву эльдаров и гостью Владыки. - Голос Ирхани оказался под стать обличью - негромкий и мелодичный. Алдор статуей замер на троне, бесстрастно наблюдая за мной. В переливчатом огненном сиянии кольца на его руке было больше жизни, нежели в лице.
   - Благодарю, милорд. Я полагаю, нам теперь придется довольно часто видеться. Владыка Алдор, вероятно, говорил вам, в чем состоят мои...обязанности?
   - Разумеется. Счастлив буду помочь вам в сем многотрудном деле. - Светловолосый майяр улыбнулся. Вроде бы открыто и искренне, но...На придворно-заученный оскал я насмотрелась еще в Амане.
   - Раз процедура знакомства окончена, леди, Ирхани проводит вас в мастерскую. - Распорядился вышедший из своего оцепенения Алдор. - Надеюсь, дорогу вы запомните с первого раза - не думаю, что у коменданта будет возможность сопровождать вас постоянно. И постарайтесь обойтись без...сюрпризов. Цитадель и так уже достаточно пострадала от обитателей Запада.
   Шагая вслед за майяром по довольно крутой винтовой лестнице, и брезгливо отстраняясь от влажных холодных стен, я подумала, что не выдержу долгого пребывания в этой груде пропитанных сыростью и гнусным душком камней...
   Подвал меня порадовал. Настолько, что я готова была расцеловать Алдора и всех его майяров скопом: хорошо проветриваемое, сухое, чистое и теплое помещение! Сдвоенная квадратная комната, разумеется, без окон, но прекрасно освещенная золотисто-солнечными чародейскими огоньками. Стены, того же темного камня, что и в тронном зале, увешаны полками и шкафчиками - один в один моя тирионская мастерская. Резной деревянный стул, копия моего любимого сидения...И даже стол с выдвижными ящиками, двойник оставшегося в Амане.
   Перетащив стул ближе к камину, я с неуместно-блаженной улыбкой принялась отогреваться. Местные сквозняки и местное же "гостеприимство", м-да...
   Хрустальный, знакомо сияющий изнутри ларец на столе я старалась не замечать.
   - Не торопитесь приступать к работе? - Прозвучало над ухом. Входная дверь даже не шелохнулась, наглухо закрытая. Не вздрогнула я лишь потому, что ждала его появления.
   - Как можно - не получив благословения на честный труд? - А вот теперь я слегка дернулась: руки айнура легли на спинку стула, в опасной близости от моей шеи. Не то что бы я боялась оказаться придушенной за дерзость, скорее не желала прикасаться к нему. Никаких "дружеских" штучек! Хозяин Черной Цитадели и его "гостья" - не более.
   - Все огрызаетесь? - Беззлобно усмехнулся он, отстраняясь. - Моя леди, выходками в стиле "партизан на допросе" вы ничего не добьетесь. Ах, простите, вы же не знаете, кто такие партизаны...Виноват. Это...м-м, воины, сражающиеся на занятой противником территории, стремящиеся внезапными атаками с тыла подпортить захватчикам настроение. И действуют они зачастую весьма бестолково: этакие неорганизованные отряды, засевшие в ближайшем лесу с вилами, цепами и прочими сельхозорудиями. - Намек на окопавшееся в Хитлуме "славное воинство Света"? Думается мне, палантир все еще у него.
   Подпирающий стену возле камина айнур смотрел на меня с улыбкой. Опять мысли читает? Дайте идиота, вообразившего, будто аванирэ не преодолеть без нашего согласия - в клочья порву! Кажется, это был Румил...
   - Поскольку мы остались наедине, Владыка, и оба в состоянии разговаривать спокойно, не позволите ли задать несколько вопросов? - Деловито начала я, решив не тянуть понапрасну время.
   - Я весь внимание, Фэйниель. Что именно вас интересует? Только, пожалуйста, без лишних эмоций - осанвэ при душевном волнении довольно болезненно. Особенно при наличии устойчивой связи.
   - Причем здесь осанвэ, мы же говорим вслух? - Какую-такую связь он имеет в виду? Неужели "узы крови"?
   - Правильно думаете. - Одобрительно кивнул Древний, даже не пытаясь скрывать "подслушивания". - И, оговорим сразу, я слышу лишь те мысли, что лежат на поверхности и имеют отношения ко мне. Что до осанвэ...В языке эльфов просто нет слова для подобного...состояния. И, боюсь, нам обоим с этой связью придется мириться еще долго. Насколько долго? Не могу обнадежить вас, - не знаю. Месяцы, может, годы...как повезет.
   - Что ж, тогда перейдем к более насущным вопросам. Что вы намереваетесь предпринять против нолдоров?
   - Ровным счетом ничего. Сидят себе в Хитлуме - и на здоровье. Пока ваши подданные не мешают мне жить, я им тоже. Верить слухам - последнее дело. Подумайте сами, с момента моего бегства из Валинора прошло чуть больше трех месяцев. Даже будь я действительно тем злобным тираном, каким меня представляют с легкой руки моих родственников, едва ли успел бы собрать войско за столь короткий срок. Тем более что собирать особенно некого.
   - Драконы и прочие зверушки?
   - Моя леди, драконов не интересует двуногая живность. - Усмехнулся Отступник. - В эльфах, на их взгляд, маловато веществ, необходимых для укрепления чешуи. Вот собратьями они, напротив, не брезгуют. Маленький недочет...
   - Столь разборчивы только крылатые или все? - Перед глазами вставали рассказы синдаров.
   - Фэйниель, драконы бывают только крылатые. Как этот, - Алдор коснулся пряжки пояса, - или этот... - Из-за пазухи он извлек цепочку с серебряной подвеской - маленький дракончик, герб его Дома. - Других в природе не существует, разве что в воображении сказителей.
   - Хорошо, как скажете...Создателю, безусловно, виднее. Тогда перейдем к следующему пункту: зачем вам понадобилась я?
   - Я ведь уже говорил. - Поморщился он. - Мне...
   - Нужно оружие? Не смешите, Владыка. Вам отлично известна история создания камешков, и нереальность затеи вы поймете без труда. Напрашивается лишь один вывод - вам зачем-то нужно удержать меня здесь. Раз не как заложницу для давления на моих сородичей, должна быть иная причина. На жаждущего моего прощения страдальца вы ни мало не похожи, доводы вроде "скучно стало" просто смехотворны, так что я теряюсь в догадках. Уж просветите меня, хоть Свет и не по вашей части.
   - Давайте предположим, что это мой каприз. - Отшутился Древний, присев на корточки перед камином и забавы ради заставляя пламя то опадать, то снова разгораться. - К тому же, я действительно не горю желанием вновь злоупотреблять гостеприимством Тарви. Интерьер Залов Мандоса несколько однообразен. Быстро надоедает...
   - Алдор, хватит отговорок! - Вырвалось у меня. - Там, в Хитлуме, с ума сходят, воображая невесть что, а Нолофинвэ, готова поспорить, вскоре объявит меня погибшей. Я не могу положиться на него и в мелочах, не говоря уж о верховной власти, и вот теперь у него наконец-то развязаны руки! Как думаете, Владыка, какой приказ он отдаст первым?
   - Догадаться нетрудно. - Хмыкнул Ступающий-во-Тьме, неторопливо поднимаясь на ноги. - Ваш братец, в отличие от моего, всегда был прямолинеен.
   - И?
   - От страха я не дрожу. Если вас так заботит будущее нолдоров, займитесь тем, о чем я вас просил. Да, знаю, сложно. - Айнур примирительно махнул рукой. - Да, почти невозможно. Почти. И не для вас.
   - Алдор, меня не проведешь лестью. - Отбила я, подходя к столу и осторожно дотрагиваясь до шкатулки с Сильмариллами. - Предположим, я возьмусь за это. Как прикажешь работать, если я не могу даже прикоснуться к ним? Силой мысли? Я тоже не тороплюсь на свидание с Тарви, и рук мне, уж извини, жаль.
   - Если вы еще не осмотрели все ящики, показываю. - Он извлек странного вида перчатки. Не матерчатые, но и на металлические не похожи. Я недоверчиво ощупала одну, примерила. Холодная, скользит на руке, и нити странным образом похожи на спряденный минерал.
   - Асбест. - Подсказал Древний. - В ящике еще несколько пар - на всякий случай. Долго держать все-таки не советую, а вот переносить с места на место можно смело, сам проверял. Проклятия, Фэйниель, очень хитрая штука. Даже при четкой формулировке можно найти массу обходных условий, а четкость и точность никогда не относились к сильным сторонам Дана.
   - А почему не из драконьей шкуры? - Фыркнула я. - Она, говорят, огнеупорная на зависть.
   - Сброшенная шкура в этом отношении почти бесполезна, а охотиться из-за такой ерунды на собственных созданий я не собираюсь. Выпросить же у живого дракона клочок шкуры затруднительно, - они очень трепетно относятся к своему hroa, в отличие от Детей Эру. Смертность заставляет...- Развел он руками, виновато улыбнувшись. Лицедей...
   - Прекрасно. - Ледяным тоном заметила я. - Могу ли я рассчитывать на некоторое содействие?
   - В любое время, когда возникнет такая необходимость.
   - Какой срок вы мне отводите?
   - Торопить вас я никоим образом не собираюсь. Предъявите рабочий экземпляр, и можете быть свободны. Подробности вашего возвращения в Хитлум мы обсудим позже, когда наметятся результаты.
   - А если не справлюсь? - Алдор практически не оставлял мне лазейки. Оплошаю - останусь его вечной "гостьей", совершу чудо и создам оружие - все равно не смогу вернуться. Кто поверит, что я не пособница Врага? Нолофинвэ, без сомнения, старательно начнет подливать масла в огонь, и тогда - раскол, если меня все-таки признают, или расправа с "вражьим мороком", если брат одержит верх. Ни то, ни другое не вдохновляло.
   - Я не рассматриваю такую возможность, Фэйниель. - "Подбодрил" айнур. Мне бы его уверенность...
   - Тогда потрудитесь создать мне приличные условия проживания. Чудом будет, если я за неделю не загнусь от простуды в том каменном мешке, продуваемом всеми ветрами! Неужели так сложно поддерживать в замке хоть видимость порядка?
   - Я учту ваши пожелания. - Невозмутимо кивнул Алдор. - Что до порядка...Если вы хорошо слушали Румила и прочих "мудрецов", могли бы и догадаться, - Ангбанд изначально всего лишь приграничное укрепление. После войны он долго стоял заброшенным: почти весь гарнизон погиб в первых боях с отрядами Дана. В том числе и комендант - Даррэн, мой друг еще...Неважно. - Осекся он. - Ирхани, с которым вы сегодня познакомились, не был даже в числе наиболее приближенных. Остальные еще слабее. Восстановить крепость у них не было возможности...да и желания. Отстроенная цитадель - как сигнал Ильмарину: "Мы здесь!". Полагаю, об участи майяров-перебежчиков вы помните?
   Еще бы не помнить.
   - Неужели их осталось...так мало? Те двое...
   - Фэйниель, скажу честно, не ждите, что обитатели крепости проникнутся к вам искренней симпатией. Чем реже вы будете попадаться друг другу на глаза, тем лучше. Эти двое - единственные, кто согласился с моим планом. Заставлять их я не намерен. И...вот, возьмите...на всякий случай. - Мне в ладонь легла цепочка с подвеской-драконом. - Амулет переноса, вроде того, что подарил вам Аллан. И не надейтесь, бежать с его помощью вы не сможете, - радиус действия ограничен, а крепость окружают отнюдь не только каменные стены. - Заметил он на мой загоревшийся взгляд.
   Мне оставалось лишь скрипнуть зубами, вешая "подарочек" на шею. Ярмо...Хотя, надо признать, изящно сделанное и оч-чень полезное - мало ли?
   - Приступайте, моя леди. И будьте осторожны. Не хотелось бы ненароком лишиться вашего общества из-за банального головотяпства. - С таким напутствием Древний растворился в воздухе - словно и не было. Брр...
   Принуждая себя, я надела перчатки и задумчиво взвесила в руке один из камней. И впрямь не чувствуешь жара, ну и хитрец!
  

Глава третья: слово и дело

   - Родичи и друзья мои...- Нолофинвэ Инголдо выдержал подобающую паузу. Собравшиеся близ покинутого королевского шатра эльфы молчали, уставившись на принца, кто с надеждой, а кто и с затаенным раздражением - к чему впустую сотрясать воздух? - Мы знаем, что сестра моя и наша королева попала в лапы Врага. Сердце мое разрывается, когда я думаю, какая участь постигла Фэйниель в этом средоточии Зла...Братья, вот что я скажу вам сегодня...Враг думает, что сломил нас, подлым чародейством лишив войско предводительницы? Он решил, будто мы отступим, устрашившись его лиходейской мощи?
   Королева Фэйниель, случись ей сейчас наблюдать за нелюбимым с детства братом, могла бы заметить нечто, роднящее их, - сквозящую в словах силу убеждения.
   - А я говорю - не так и силен он, если избегает открытого боя, полагаясь на волшбу, не так и страшны его орки и прочие твари - если синдары бьют их из жалких луков! Так отомстим же ему - за смерть короля Финвэ, его дочери и похищение Сильмариллов! За осквернение Тьмой пределов Валинора! За боль, не покидающую нас с первого дня Исхода! Смоем же кровью печать Искажения, посеянного Врагом в наших невинных fear! Проститесь с беззаботностью, нолдоры, забудьте о страхе! Пусть длинна будет дорога к победе, - дивным будет конец ее! Война станет нашим уделом, и непримиримая ненависть! Но, когда мы разобьем врага и вернем Сильмариллы, даже Могучие за морем удивятся доблести нолдоров и даруют нам прощение! Со славой вернемся мы в Аман, и сложат песни о нас, которым звучать до Конца Мира!
   Кое-кто имел нечто против, но медлил, не решаясь разорвать путы страстной речи парой-тройкой разумных и нелицеприятных доводов.
   - Так идем же! Да, идти нам дальше, чем мы думали, терпеть больше, чем могли только представить ранее, но мы не отступим - не трусами создал Эру своих Детей, а испытания, выпавшие на долю нашу, лишь укрепили дух и закалили волю, как удары молота закаляют железо, из сырой руды рождая сталь! Я поведу вас, и месть будет знаменем нашим и щитом, а Свет Амана наполнит нас отвагой...
   - Нет, помедлите, сородичи! - Народ с удивлением зашевелился, пропуская...Айканаро Арафинвиона, младшего принца Дома Финвэ.
   Инголдо помрачнел, - он с некоторых пор не терпел дерзкого мальчишку, пользующегося неоправданно сильным влиянием на его взбалмошную и упрямую сестрицу. Осмелиться прервать старшего? При всех?! Каков наглец, во имя Эру Вседержителя! Достойный ученичок Хелкорэ. В голове шевельнулась колкая мысль: а ведь Отступник его тоже учил...чему-то. Противным Эру темным чарам, не иначе. Как знать, не заражен ли мальчишка Искажением?
   Ну да ничего. Пусть лепечет. Пусть попробует пойти наперекор ему, и посмотрим тогда, в чьих руках власть - Арафинвиони или его, старшего сына Финвэ! Он - избран свыше вернуть изгнанникам покой и благоволение Великих, никто не смеет встать у него на пути! У него, законного короля нолдоров, - он никогда не мог смириться с тем, что корону отца наследует женщина. Что женщина смеет быть более искусной - во всем, он же не глупец, видит. Что она может запросто беседовать с Аратарами, пред которыми он трепетал. Что занимает столько места в сердце Финвэ, а он так старался заслужить его любовь! И она, именно она погубила отца своим непонятным упрямством, удержав прельщавшие Врага камни, а не передав на вечное хранение в неприступные стены Ильмарина! Не Враг, она виновна в гибели короля!
   - Лорд Нолофинвэ говорит, - легкий поклон в сторону старшего, - бросайте все и устремляйтесь на Врага, так? Идите на Черную Крепость, и пусть вам сопутствует удача и благословение Владык? А кто-нибудь еще помнит, что сказал у причалов Альквалондэ Властитель Судеб? Если нет, я могу напомнить: "Нет силы, способной помочь вам в вашем безумном походе! Владыки оградят от вас Валинор, исторгнут вас, дабы даже эхо ваших рыданий не перешло гор. Печать рока лежит на вас, и настигнет, на западе ли, на востоке..."
   Эльфы молчали, вновь переживая ужас проклятия.
   - А теперь что мы слышали? - Уверенно продолжил Айканаро. - Свет Амана станет нашим знаменем, мы вымолим прощение...Я молод и не знаю жизни, но одно я знаю хорошо: Владыки не предлагают дважды! Ушедшим в Среднеземье после их приговора не будет прощения ни в жизни, ни в смерти. Души изгоев, сложивших головы в опрометчивой атаке на цитадель Врага, будут томиться в Залах до Конца Времен, тоскуя по телам и не имея другого собеседника, кроме безжалостной памяти! За этим ли мы стремились сюда с берегов Амана? За бессмысленной гибелью? Разве можно смыть Искажение кровью - своей ли, чужой?
   Нолофинвэ не находился с достойным возражением. Снова - как если бы перед ним стояла Фэйниель. Опять она одолела его - даже мертвая!
   - Вам говорят - она погибла? - Выкрикнул Айканаро. - А я скажу: она жива, пусть и в плену у Врага! Я говорил с ней по осанвэ, и брат мой Финдарато тому свидетель! Она в Черной Крепости! Живая, а вы спешите похоронить ее...
   - Это вражий морок! - Тут же встрял Нолофинвэ, почуяв слабину. - Ты слышал, то, что хотел услышать...и что позволил тебе услышать Враг. Его коварство всем известно!
   - Пусть так, дядя. - Согласился юноша, взяв себя в руки. - А что хотели бы услышать вы? Почему вам так не терпится объявить мои слова ложью или следствием наваждения? Почему вы не желаете верить мне? Не видим ли мы сейчас, как сбывается проклятие Великих?
   - Хорошо, мой юный родич, что предлагаешь ты? - Наконец, выдавил из себя принц. Он предпочел сделать вид, будто не понял, о каких именно словах проклятия идет речь.
   - Если дозволено мне будет что-то предлагать нолдорам, - спокойно ответил Айканаро, - я предложил бы не бросаться в бой, а подождать. Хотя бы вестей о...смерти нашей государыни, если Враг готовит ей такую учесть. Я не верю, что он не захочет позабавиться, утаив это от нас. И, если уж наносить удар, то наверняка, рассчитывая лишь на разум и силу оружия, а не на благоволение Великих. Мы теперь не только изгнаны из Валинора, мы отлучены от Силы Древних. Теперь нам придется полагаться лишь на себя. - Айканаро замер, пристально глядя на сына Финвэ, - язычок чистого золотого пламени перед медленно остывающим раскаленным камнем.
   Собравшиеся одобрительно загудели. Инголдо махнул рукой, признавая про себя, что эту битву, и не с силами Тьмы, а с собственной родней, он безнадежно проиграл. Ничего, мальчишка, сочтемся. Едва лишь из Ангамандо придет весть о гибели Фэйниель...
   -...Брат, я горжусь тобой. - Тихонько сказал Финдарато младшему брату по дороге в их часть лагеря. - Ты показал себя достойным мудрости своего деда и доверия своей наставницы. Прости, что не верил в тебя. Прости...
   Артанор, советник пропавшей без вести владычицы, чуть заметно поморщился, провожая
   взглядом принцев Третьего Дома. (Именно так: Третьего, Второго, Первого. Не смешно ли теперь говорить о едином клане?) К необъятному списку забот можно было смело добавить еще одну - ненавязчивый присмотр за безрассудным мальчишкой. Нолофинвэ Инголдо обид не спускал.

***

   - Вы сообщили им? - Я стояла у печи, проверяя готовность расплава - пока все шло без осложнений. Другое дело, что я очень смутно представляла, зачем всё это понадобится, но замершему в двух шагах Алдору знать об этом было совершенно необязательно.
   - Нет. И не собираюсь. - Твердо ответил он. - Неизвестность в данном случае лишь на пользу. Или вы хотите, чтобы я пощекотал вашим сородичам нервы, меняя условия "выкупа" десять раз на дню и ничего не обещая? Будет любопытно понаблюдать за вашим спесивым братцем...Что-то он предпримет? Готов поспорить, упрется рогом: мол, с нечистью переговоров не ведут.
   - Как угодно. Только известно им немного больше, чем вы предполагаете.
   - Заботами Айканаро им, разумеется, кое-что известно. - Хмыкнул Древний.
   -...?
   - А зачем мне палантир? Ваш лагерь как на ладони. Прекрасный обзор, от общего вида сверху до внутреннего убранства шатра почтенного Инголдо. Вот уж кто и в изгнании окружен всевозможным комфортом. Достойный последователь моего любимого родича, пусть Дан и отрекся одним махом от всех ушедших. Он вообще не любит долго размышлять, мой избалованный младший братишка...
   - А вы, разумеется, старший и умный? - Огрызнулась я, хоть так выплескивая накопившееся с утра раздражение.
   Нет, Алдор, к его чести, слово сдержал: моя "спальня" преобразилась, обзаведшись камином, ковриком и плотно пригнанным стеклянным переплетом, вонь почти не беспокоила. Настроение же существенно не улучшалось. Я здесь всего-то несколько дней, и отнюдь не в цепях, а, гляди-ка, уже успела проникнуться омерзением к этой груде развалин. Какого рауга Алдор не восстановит их? Силенок не хватает? Лень возиться?
   - Фэйниель, ваши потуги на оскорбления меня не задевают. - Мягко заметил айнур. - Более того, я рад каждому такому словечку. Сдавшийся и потерявший волю к жизни не будет дерзить в лицо недругу.
   - Благодарю за комплимент, Владыка. А вы, вообще-то, зачем пожаловали? Желаете ознакомиться с первыми расчетами? - Я махнула рукой в сторону заваленного бумагой стола в первой комнате. - Не утруждайтесь раскопками, так скажу - меньше, чем ничего.
   - Совсем никаких задумок? - Поднял бровь Алдор, покосившись на доказательство моего трудового рвения. - К чему тогда это? - Он кивнул в сторону печи. - Способ занять время?
   - Полагаюсь на импровизацию...- Усмехнулась я, осторожно снимая заслон и давая металлу устремиться в заготовленную форму. - Вдохновение часто приходит во время работы. Кстати, как вы узнали, что я разговаривала именно с Айканаро? Наитие?
   - Что вы, моя леди, какое предвиденье у нечисти, я же не Единый...Ваш храбрый племянник каким-то чудом проник за Щит цитадели. Хотя, по зрелом размышлении, это может объясняться очень просто: экран рассчитан на враждебные сущности, а юный Айканаро, видимо, так и не смог меня достаточно возненавидеть. Как и его наставница.
   - Откуда такая уверенность?
   - А вот это уже можете списать на наитие, если угодно. - Уклончиво ответил он, на секунду глянув мне в глаза. Я почувствовала, как вспыхнули щеки, - благо, в рдяных отблесках пламени это прошло незамеченным. Надеюсь. - Впрочем, это несущественно, зато своим учеником вы можете гордиться. Он в одиночку смог предотвратить самоубийственную затею Нолофинвэ со "священной войной". Во всяком случае, на время.
   - Я и горжусь. Он ведь не просто ученик, у мастера, тем более, полноправной Главы цеха, их десятки, не просто родич. Он мне как сын. Да вы и сами знаете.
   - Знаю...- Рассеянно бросил айнур.

***

   - Никаких вестей?
   - Никаких...- Финдарато покачал головой. С каждым днем надежда таяла - пробиться за стену Силы Айканаро больше не удавалось, а Враг безмолвствовал.
   Младший принц подавленно отвернулся. Время шло, гонцов из Черной Цитадели не было, и на сборах все чаще раздавались призывы к вооруженному выступлению. Они, Третий Дом, наследники Арафинвэ, делали все возможное, пытаясь отсрочить это безумие, но каждый прошедший день оборачивался на пользу главы Второго Дома! Даже посольство в Дориат не смогло отвлечь Нолофинвэ от приготовлений к коронации и "священной мести". Если не произойдет чудо, тогда...Не хотелось и думать, что будет тогда.
  

***

   Вдохновение приходит во время работы, да? Легко было бросаться словами, обмениваясь колкостями с Алдором. Шла уже четвертая неделя моего пребывания в Ангбанде, а дело почти не сдвинулось с мертвой точки. Первая попытка разбудить Силу, дремлющую в камнях, стоила мне обширного ожога руки, Отступнику - нескольких неприятных минут исцеления под градом сдавленных ругательств. С тех пор прошла неделя, - целая вечность, на мой взгляд.
   Долгожданное оружие, тщательно собранное, красовалось на подставке, все умозрительные выкладки были безупречны, но...Великая Бедна, эта гнусь не работала! Собирая по кусочку громоздкую конструкцию, сердцем которой являлась хранившая Сильмариллы сфера из тугоплавкого металла с "окошечками" для выхода луча, я превзошла саму себя. Днем и ночью, забывая поесть, я билась над каждым винтиком, над сплетением чар...Напрасно.
   Алдор, вопреки опасениям, недовольства не выказывал - то ли знал нечто, ускользнувшее от меня, и втихую посмеивался, то ли и впрямь располагал неограниченным запасом времени и терпения. И ведь не хватало какой-то малости, толчка, способного расшевелить эту груду металла! За нарастающей с каждой неудачной идеей злостью я забывала даже, где нахожусь - да какая разница, если мое звание первой среди мастеров поставлено под сомнение!
   Помощь айнуров погоды не делала. Комендант цитадели явно считал, что я даром ем свой кусок хлеба и треплю нервы его господину. Познакомившись с ним поближе, я твердо уверилась: милейший Ирхани жил по правилу - "хороший эльф - тот, что сидит в Чертогах Мандоса".
   Едва ли не с первого совместного дня в мастерской меня начало раздражать в нем все, даже походка, отличная от тяжеловатой поступи Кователя или пружинистого шага Отступника. Под любым предлогом я старалась избавиться от сомнительного общества. Остальные майяры не показывались, даже рыжая Иллау. Иногда казалось, что замок вымер, - только подвывающий ветер и скапливающиеся в углах тени. И вонь!
   Решив однажды поискать ее источник, я какими-то полуобрушенными ходами проникла в самую нижнюю часть цитадели, лежавшую даже ниже уровня мастерской. Вцепившись для храбрости в амулет Алдора и собственную платиновую звезду, я короткими перебежками преодолевала расстояние от одного завала до другого.
   Шаг - зацепилась за какую-то ржавую железку, порвала штаны. Шаг - грохнула фонарь о стену, потушив фитиль, и замерла, впустую вертя головой. Эльфийского зрения на эту темноту не хватало. Еще шаг - снова споткнулась, рухнув на пол и порвав цепочку с амулетом, которую судорожно сжимала в потной ладони. Дракончик с коротким звяканьем отлетел куда-то в сторону. В панике я даже не сообразила мысленно позвать Алдора. Так и карабкалась обратно на ощупь, опираясь больше на...я называла это "чувством земли" - просто знала, что забираюсь все ближе к поверхности.
   На одной из развилок я задумалась на минуту...едва не ставшую для меня последней. Сначала раздалось легкое потрескивание. Сверху жалящим дождем посыпалось каменное крошево, а затем рухнули два вполне приличных обломка, - один ударил в плечо, второй задел спину. Треск усилился, переходя в грохот рушащейся кладки. Я уже мысленно поприветствовала, было, Тарви Мандоса, как...меня бесцеремонно ухватили за шкирку, рывком вытаскивая из-под камнепада. Я вскрикнула - частью от боли в руке и ободранной спине, частью от страха.
   - А ведь так удачно сложилось - и курган насыпать не надо...достойный памятник вашей дурости! Каким ветром вас занесло в эти Хаосом проклятые подземелья?!
   - Западным, Владыка...- Буркнула я, успокаиваясь в надежном кольце рук.
   - Та-ак, что у нас тут? - Алдор выпустил меня, и через мгновение проход озарился мягким свечением волшебного шара. Глянув на обвал, я почувствовала, как внутри все сжимается от липкого животного ужаса: от меня бы не осталось ни одной целой кости! - Чудно...Арка рухнула и едва не погребла под собой одну бестолковую нолдэ, сующую нос, куда не следует. Почему вы не воспользовались телепор...амулетом?
   - Я его потеряла...- Б-больно, Бездна поглоти весь этот замок!
   - Ладно, потом. Что у вас с плечом? Покажите-ка...- Пальцы Древнего осторожно коснулись пострадавшего места, пробежались по ключице, вызывая щекотку и легкое жжение. Заживало.
   - Может, и спину поглядите? - Он тут же развернул меня, едва слышно выругался на Тайном Наречии, и принялся за второй этап исцеления.
   - Ваше самое больное место, моя леди, это голова. - Негромко заметил Алдор, заканчивая возиться с содранной кожей. - Боюсь, излечить эту хворь я не сумею. У некоторых способность думать тем, чем нужно, приходит с возрастом, у кого-то не приходит вовсе. Вы, я твердо убежден, безнадежны.
   - С-спасибо...И чем же, по-вашему, я думаю?
   - Тем, Фэйниель, что находится у вас чуть ниже пострадавшей спины. Я, честно говоря, оказался здесь больше случайно. Так, левая нога зачесалась. Как оказалось, не напрасно. И вы не убедите меня, что лазили по катакомбам, желая насладиться их неповторимым колоритом!
   - Угадали. - Фыркнула я, тыкая заживленное плечо и вращая рукой...Как и не было повреждено! - Хотела найти, откуда идет этот...запах. Вы не чувствуете? Проклятье, Алдор, я не шучу! Что там - склад протухшей орочьей кормежки?
   - У вас галлюцинации, - усмехнулся Алдор, вглядываясь в коридор, откуда я пришла и, кажется, отсылая туда щупальца Силы, - там ничего нет, кроме изъеденных временем и сыростью камней, ну, может, сотни-другой крыс, и...
   Айнур на секунду зажмурился, на его вытянутой ладони сверкнуло, и я тупо воззрилась на серебряного дракончика, укоризненно поглядывающего на меня с рваной цепочки. Бывший владелец украшения смотрел не менее пронзительно, - дракон крупнее и опаснее. В пальцах Алдора края цепочки сошлись, и через минуту он снова водворил амулет мне на шею.
   - На сегодня исследования закончены. Сейчас вы отправитесь к себе, а на коридоры я чуть позже наложу специальные заклятия, которые помешают вам бродить, где не надо, в поисках приключений на свою...голову. - Алдор не слишком нежно стиснул мои плечи, явно собираясь прыгать через пространство.
   - А как же работа? - Я попыталась брыкнуться в железной хватке и не преуспела.
   - Работа, моя леди, не вы. Из мастерской не сбежит.
  

***

   Месяц. Ровно месяц я провела в стенах Черной Цитадели. О происходящем в Хитлуме я знала лишь со слов Алдора. Но и устного пересказа хватало для тихого бешенства: Инголдо рвался на подвиги, большая часть нолдоров его поддерживала, Артанор и Финдарато отчаянно пытались сдержать эту жаждущую битв ораву. Строительство постоянного поселения шло урывками, союз с Дориатом повис в воздухе! Мой братец ухитрился впечатлить надменностью даже счастливого супруга майи. Вспыльчивый Эльвэ, недолго думая, вызвал обидчика на поединок, предотвратить который удалось лишь усилиями всех Арфингов и королевы Мелиан.
   В мрачный раздумьях я болталась по двору замка, любуясь обветшавшими казармами и стертым камнем плит. Сверху моросил дождик, и настроение было под стать погоде - серо, мерзко, и хочется плакать от собственного бессилия.
   Голоса? Со стороны главного входа? Я насторожилась - в промозглом запустении Ангамандо начинаешь ловить каждый звук. Алдор...За ним выскочил Ирхани, сжимая в руках сферу с Сильмариллами. Майяр потрясал важнейшей частью моей придумки, словно это простой булыжник. Заметив меня, комендант скривился и с поклоном отчеканил, явно в продолжение некой занимательной беседы:
   - Как вам угодно, Владыка. Только не окажется ли потом, что она дурила нам головы целый месяц...вот этим куском железа?! - Он швырнул сферу себе под ноги.
   Алдор, поджав губы, осторожно поднял артефакт и задумчиво покрутил его в руках. В окошечке сферы чуть блеснуло...
   - Алдор, брось ее! Немедленно!!! - По осанвэ тоже можно орать...
   Айнур выронил опасный шар, на мгновение растаял в воздухе, и возник возле меня. В ту же минуту громыхнуло, и из всех отверстий сферы вырвался свет. Отступник, не долго думая, швырнул меня на землю, чувствительно приложив о камень локтем, и почти упал сверху, закрывая нас от непредсказуемого сияния еще и магическим щитом.
   Лучи хлестали по цитадели, по подсобным пристройкам, по плитам двора, оставляя полосы
   оплавленного камня. Я вздрагивала всякий раз, когда от их соприкосновения с огненно-красной завесой Алдора на щите появлялось розоватое пятно. А если пробьют? Мы изжаримся за секунду, не знаю уж, как Древний, а я точно! Вот так оружие - просто загляденье, ай да я - за несколько минут уничтожить все, что уцелело после Войны Стихий!
   - Как это остановить? - Прошипел Алдор.
   - Никак. До сего дня нужды в выключателях не было, поскольку все не удавалось включить. Вы же - поздравляю! - за секунду решили проблему, над которой я бьюсь неделями!
   Айнур досадливо поморщился, закрыл глаза, и...ничего не произошло. Сфера как плевалась белым огнем, так и продолжила. Даже сильнее, чем раньше.
   - Я...не могу...- Выдохнул Алдор, чуть приподнимаясь; особенно подлый луч вломился в завесу прямо у него над головой, осыпав нас ворохом искр. Я взвизгнула и за воротник притянула его обратно.
   - Как это - не можете? - Проще было поверить в скорый Конец Мира!
   - А вот так - Силы не хватает! И...Фэйниель, под нами - тектонический разлом. Не буду пояснять, что это, но, если не остановить немедленно вашу поделку, цитадель и мы вместе с ней провалимся оч-чень глубоко! - Негромкий голос айнура обдал морозом.
   - Перенестись отсюда мы не можем? - Пробормотала я, косясь на единственную уцелевшую после войны башню, - отколовшийся от нее солидный кусок рухнул во двор, едва не задев нас.
   - Чтобы перенестись, мне нужно снять щит. За это время нас поджарит первым же шальным лучом. А те, кто в замке? Если кто-то ранен?
   - Нашли время для проповедей! Ваш помощник едва всех нас не угробил, а вы...
   - А я, кажется, придумал, как успокоить камешки. - Я как-то сразу вспомнила, что лежу под ним безвольной куклой, не замечая ни веса, ни больно врезавшегося в ребра локтя.
   - И? Не томите!
   - Если я прав, между творцом и творением должна существовать какая-то связь. - Пояснил Ступающий-во-Тьме. - Так что, если кто и сможет прекратить это, то вы.
   - Как? Вежливо попросить?!
   - Почти. Представьте, что они живые...думайте о чем-нибудь приятном и отсылайте им эмоции, как при осанвэ...
   - Я сейчас могу думать лишь об отбитой спине да вашем локте, который скоро просверлит дыру у меня в ребре! - Зло бросила я. Айнур убрал руку, вгляделся в мое перекошенное лицо и вдруг широко улыбнулся, явно затеяв что-то.
   - Тогда придется вам помочь. - Мерцание огоньков в черных глазах - жди беды. Как и год назад, Алдор не дал мне времени на раздумья - чуть приподнял подбородок большим и указательным пальцами и...
   ...Я и забыла, каково это, - прикосновение заключенного в плоть Огня Глубин. Истончившаяся, было, завеса вновь воспрянула, наливаясь новыми силами, в багрянце магического свечения звездочками вспыхнули пронзительно-белые искры.
   Сполохи Света над нами смиряли буйство, втягиваясь обратно в сферу, земля прекращала колебаться...Айнур уверенно продолжал свое - ловил губами мое сбивчивое дыхание, изучал линию шеи, распустив ворот, ласково коснулся им же залеченного плеча, проложил от него цепочку быстрых поцелуев к груди, с коротким смешком отодвинув оба амулета.
   Сфера последний раз плюнула огнем и затихла. К тому времени я, запустив руку в волосы Алдора, робко и неуклюже пыталась проделать ровно то же самое, от чего закипала кровь у меня, постепенно переходя от поцелуя в уголок рта к более тщательному изучению. Древний, поощряя мой порыв, одновременно возился со шнуровкой лифа, подняв мою рубашку до подмышек. Каменные плиты холодили и царапали кожу, но ясности рассудка это не прибавляло.
   - Фэйниель...- Он с усилием оторвался от меня. Секунду-другую я пыталась протестовать, а потом вдруг резко сообразила: Эндорэ. Ангбанд. Двор цитадели, напоминающий поле боя в Войне Стихий. Алдор, хозяин Черной Крепости. Я, не то гостья, не то пленница. Мы - захваченные одним и тем же...сумасшествием под мерцающей завесой Силы. А еще я кое-что поняла.
   - Ты ведь и не собирался меня отпускать, правда?
   - Не собирался. И не собираюсь.
   - Алдор, это...бесчестно. Ты дал слово!
   - Бывают в жизни моменты, ради которых стоит даже прослыть клятвопреступником...- Задумчиво протянул Древний, прикоснувшись к нижней губе, слегка прикушенной мною совсем недавно. - Тем более что пытаться сойти в ваших глазах за белого и пушистого поздновато.
   - А если я предпочту...хотя бы сбежать?
   - Ну, после такого впечатляющего подтверждения...- Он обвел взглядом полный обломков и застывших потеков камня двор, непонятно, что, имея в виду - то ли разрушение всего, до чего в свое время не добрались воины Амана, то ли мое бесстыдство.
  

***

   После оценки нанесенного цитадели ущерба я всерьез забеспокоилась. Алдор? О, нет, хозяин крепости ворчал что-то о диверсантах-одиночках, но переселять меня с верхнего этажа в сырое узилище не торопился. Майяры? Ближе к истине: всего один майяр - Ирхани. Тяжелые ранения - чудный повод для мести. Я, правда, толком ничего не знала, но по мрачному лицу Алдора догадывалась - дело плохо.
   - Как он?
   - Паршиво. - Я внутренне расслабилась, понадеявшись на скорую кончину недруга, но...- Но - выкарабкивается. Быстро. - Ступающий-во-Тьме нахмурился, камень в перстне мигнул и погас, застыв обычным темным рубином. Я давно подметила, - самоцвет чутко реагирует на настроение Алдора, отвечая то пляской искр, то одинокими вспышками, то переливами огня - своего рода зеркало души. Удивительно, что айнур ни разу не потрудился скрыть его.
   - Может быть, ему помог кто-то из товарищей? На грани развоплощения, по-моему, и подачками сомнительного характера брезговать не станешь, не то что...
   - Фэйниель, - перебил меня айнур, - вы даже не представляете, и к лучшему, наверное, сколько существует возможностей пополнить запас Силы. Если речь идет о дружеской поддержке, волноваться незачем, но больной может тянуть энергию из окружающих, на манер ваших сказочных упырей. Учитывая, сколько ему нужно для полного восстановления, и потенциал остальных, во втором случае я рискую получить полный замок ходячих обмороков. Или лежачих, - как повезет. Целителей среди уцелевших нет, если только за эти двести лет у кого-то внезапно не прорезался Дар.
   - А вы сами? Помнится, с моими ожогами вы справились.
   - Лечить айнуров сложнее. Да, кое-что я подштопал...больше, чем следовало бы. Подобную...несдержанность трудно чем-либо оправдать.
   - Не слишком ли жестоко? Он же ваш первый помощник. - Усмехнулась я.
   - Первый. Теперь - первый. Что бы я не отдал за возможность увидеться с Даррэном...
   - Он...погиб в бою? - "Даррэн - бывший комендант Ангамандо? Друг Алдора?"
   - Нет. - Сухо ответил Древний. - В руки Деглина он попал живым. Во всяком случае, достаточно живым. Старейший выбрал отличного охранника для своих бредовых затей...
   - Алдор, почему мне все время кажется, будто ваше прошлое вовсе не связано с Ардой или пресловутым Чертогом Эру?
   - Моя леди, ложитесь-ка спать. - Вместо ответа посоветовал айнур, поднимаясь с кресла. - Беседы о смерти и Начале Арды - не лучший разговор на ночь.
   Потушив магические светильники, я беспокойно ворочалась с боку на бок. В голове плавали жалкие обрывки - убийства, некроманты, исчезнувшие женщины и дети синдаров, вонь, пустынные коридоры Ангбанда...Чудесное исцеление Ирхани...Стоп. Ирхани. Похоже, нашла. Вот только что?
   - Алдор!
   - Не спится? Желаете, чтобы я рассказал вам сказку на ночь?
   - Желаю. - В тон съязвила я, одновременно ухитряясь одеваться в полной темноте. - Для
   чего хм...некромантам могут понадобиться дети и девицы?
   - Де...Проклятье, Фэйниель, откуда вы...
   - Внезапное озарение. Не осчастливите ли меня визитом?
   Пара минут - и айнур возник посереди комнаты: рубашка не заправлена, волосы взлохмачены...Чудное зрелище!
   - Оставьте свое веселье, Фэйниель. Откуда вам известно о ритуалах? - с ходу бросил Отступник. Нет бы тактично отвернуться, пока я в спешке застегиваю штаны. О, Древние выше и старше всех категорий морали, пора бы и запомнить...
   - От синдаров Белерианда. - Охотно "пояснила" я. - Скажите, Владыка, зачем бы почтенному Ирхани красть обитателей ближайших к Ангбанду поселений? Рабов и слуг я что-то в крепости не наблюдаю, орков, пожелавших свежатинки, тоже. Сами синдары уверены, что пленников здесь поедают.
   - Вы подняли меня с постели среди ночи, желая поделиться слухами?
   - А вам ночью спать не положено. - Издевательски осклабилась я. Хозяин цитадели, сердито махнув рукой, собирался уже вернуться к себе, но я вовремя ухватила его за рукав.
   - Алдор, шутки в сторону. Эти...ритуалы, они могут помочь с восстановлением Силы? Он может так быстро идти на поправку за счет...- Озвучить свои мысли храбрости уже не хватило.
   - Может. Пожалуй, стоит выяснить кое-что немедленно. Пойдете со мной.
   - К-куда?
   - Сначала - ко мне. - Усмехнулся Алдор. - Рванув сюда, я толком не успел одеться. А прочесывать подземелья в тапках не слишком удобно.
   - Я-то вам зачем? За компанию?
   - За проводника. Покажете, куда успели добраться в прошлый раз.
  

***

   - И что мы здесь ищем? - Я кралась вслед за Алдором, почти уткнувшись ему в спину.
   - Логово некроманта. - Зловеще пояснил Древний. - Мы, Фэйниель, имеем нездоровую тягу к подземным берлогам, где можно без опаски проворачивать всякие противозаконные делишки вроде жертвоприношений.
   Он обернулся, и от кривой ухмылки сердце рухнуло куда-то к желудку, и без того растревоженному "благоуханием". "Мы"? Я с ужасом таращилась на него, воображая забрызганного кровью Алдора, кромсающего тело "жертвы".
   - То, что вы сейчас представили, это скорее маньяк-убийца, чем некромант. - Покачал головой айнур. - Нет, моя леди, обряды проводят неторопливо, тщательно следуя канону, стараясь не упускать ни капли Силы. Ненависть к "материалу" неуместна.
   - Как...цинично...
   - В самый раз для моей родины. В державном граде Лиарноне хороший обед в харчевне обходился дороже, чем купленный у собственных родителей подросток. Ладно, не буду пугать вас подробностями...
   Уже напугал.
   - Фэйниель! - Рука Отступника крепко ухватила мое запястье. Почувствовав обжигающее тепло его пальцев, я сообразила, насколько замерзла сама. - В подобных обрядах я ни разу не участвовал и не проводил сам. Решившийся поживиться энергией чужой смерти вскоре начинает терять рассудок. И чем чаще прибегает к ритуальным убийствам, тем быстрее превращается в неуправляемого безумца. Да и по другим причинам не стал бы...
   - И почему я вам верю? - Проклятье, как же здесь холодно...Айнур молча расстегнул застежку плаща, и мягкая ткань легла мне на плечи поверх куртки. - А вот ему Силы Стихий оказалось недостаточно.
   - У майяров ограниченный доступ к Первоосновам, да и резерв маловат. Кто-то годами упражняется, постепенно добиваясь своего, а кто-то норовит урвать кусок пожирнее...рискуя подавиться.
   ...- Алдор, почему я ощущаю зловоние, а вы - ни капельки? - Место моего незадачливого падения мы благополучно миновали, - потухший фонарь валялся у стены.
   - Этому может быть сотня объяснений. Да хотя бы потому, что вы - порождение Арды и лучше чувствуете любое вмешательство в естественные токи Силы. Я с хором Старейшего не пел, и врасти в эту землю так и не смог. Аллан бы, например, почувствовал...Та-ак, кажется, пришли...
   Проход влился в небольшой грот, судя по застывшим потекам на потолке - искусственный. Кружившие над головой светящиеся шары выхватывали из темноты узкие боковые лазы. В центре пещеры сиял белоснежный каменный блок, длинный - метра два, широкий.
   Алдор, зажмурившись, сосредоточенно вглядывался-вслушивался в потоки Силы, камень в перстне сиял не хуже Боргила, Звезды Сражений. Я разрывалась между желанием держаться ближе к нему и нолдорской гордыней. Здравый смысл все таки взял верх.
   - Вы были правы, моя леди. - Разрушивший мертвую (в таком месте - действительно мертвую!) тишину голос Алдора отозвался гулким эхом. - Здесь потрудился знаток запрещенных обрядов, причем не пару раз, а в течение минимум сотни лет. Следы заклятий накладываются друг на друга, образуя просто слоеный пирог...Он, видимо, не утруждал себя ни "уборкой", ни маскировкой...Так что синдары кое в чем были правы - их сородичи действительно стали "пищей". Для одного честолюбивого майяра.
   - Как же вы проглядели у себя под носом убийцу? - Вне себя прошипела я.
   - Для того чтобы обвинить кого-то в преступлении, необходимо как минимум подозревать и
   иметь неопровержимые улики. С этим, - айнур обвел рукой злосчастную пещеру, - поспорить трудно, но Ирхани никогда не выказывал склонности к подобным вещам и ничем не выделялся среди майяров Утумно.
   - Недооценка противника - стратегический просчет, коими часто грешат Великие и Могучие! К простым эльфам величайшему среди айнуров прислушиваться зазорно...- Зло бросила я. - У меня, разумеется, видения...Скольких здесь замучили? И почему-то чаще всего младенцев и юных девушек. К чему такая избирательность?
   - Из детей легко извлечь Силу, а девицы...Просто мерзкое суеверие. Когда-то целомудрие считалось залогом не слишком крепкой связи с земной жизнью, ступенькой в то, что вы называете незримым миром. Не сомневаюсь, Ирхани быстро определил и ваш магический уровень, и...гм, непорочность. Поэтому сейчас я отправлю вас в свое Убежище, подальше от Ангамандо, а сам навещу нашего трудолюбивого коменданта.
   - Но я...
   Вопрос о переброске в загадочное Убежище отпал сам собой: впустую провозившись с кольцом-Вратами, Отступник тихо ругнулся. Таких слов я от него доселе не слыхивала.
   - Что случилось? - Похоже, мы влипли. В одну и ту же дурно попахивающую гнилью кучку.
   Впору было, на манер благовоспитанных валмарских дев, падать в обморок на руки растерянного и порядком разозлившегося спутника.
   - Неплохо. - Уронил Древний. - В таком состоянии выставленную им преграду мне не пробить. Ладно, попробуем запасной вариант - главный телепорт. Хотя там нас, видимо, ждут. Фэйниель, от меня ни на шаг, если не хотите пополнить список жертв.
   Переносы внутри замка Ирхани заблокировать не сумел...или не захотел. Едва нас выбросило в круглый зал с четырьмя широкими выходами, Алдор кинулся к одиноко стоявшей в центре арке. Из пяти кристаллов, украшавших некогда изгиб телепорта, уцелело лишь два - еще три гнезда пустовали, а на полу переливались в магическом свете осколки.
   - Вынужден разочаровать вас, Владыка - телепорт не работает. Уже целый день. - Знакомый голос змеей выполз из коридора. Алдор рванул меня к себе, мгновенно выставив щит. - Значит, вы решили вновь покинуть тех, кто двести лет ждал вас...
   Упырем вынырнувший из полумрака майяр, мягко говоря, отличался от прежнего светловолосого красавца. Быстро идет на поправку? Каковы же были изначальные повреждения? Половину черепа обтягивала нежно-розовая кожа, половина топорщилась коротко стриженым ежиком, лицо пестрело розово-белым - едва наросшая молодая кожа с вкраплениями неповрежденных участков. Один из кошачьих глаз закрыт повязкой. Тело укутано в черную хламиду. Мечта валинорских сказителей.
   - Думаете, я верил, что эльфийка действительно приняла путь Тьмы? Что искренне желает создать оружие против Амана? - Единственный здоровый глаз майяра наливался изумрудно-зеленым светом. - Разрушенная цитадель лишь подтвердила ее умысел! Так зачем вы сохраняли ей жизнь, окружали почестями? Может, она ублажала вас в постели? И снова мимо - я проверил Силой в тот же день, и отчетливо вижу сейчас - девственности она не утратила.
   - Пригодность леди Фэйниель к некоторым запрещенным и Кодексом Империи, и законом Утумно обрядам - мое упущение. - Обезоруживающе улыбнулся Алдор. - И делиться с выживающим из ума недоучкой я не намерен. Что, лорд Тарви в свое время не шепнул на ушко о побочных эффектах?
   - Иные цели требуют немалых жертв. - Горделиво бросил Ирхани, сложив на груди затянутые в перчатки руки.
   Значит, предстоит драка. Прикрыв глаза, я, хоть и с некоторой опаской, "позвала" Первоосновы. Пусть Алдор отрезан от токов Силы, сейчас они жаром-холодом растекались по моему телу, бежали вместе с кровью по жилам, заполняя сосуд-hroa до отказа. Опасно? Можно раствориться в мощи Стихий? Не худшая участь в сравнении с позорной и мучительной смертью на жертвенном камне.
   - Алдор...
   - Что ты творишь?! Не терпится в ваши Палаты Мертвых?
   - Как раз наоборот. Не спорь! Уж лучше погибнуть при неудачном переходе...
   - ...Оставляете ее здесь, а я снимаю блокировку. - Гнул свое Ирхани.
   - Интересное предложение. - Лениво протянул Отступник. - Но, видишь ли, друг мой, при наличии устойчиво-патологических идей больные, как правило, равнодушны к деталям, не вписывающимся в общую концепцию бреда. Одному мне, разумеется, не хватит сил для перехода. Одному. И кое-что еще ты забыл...Эти Врата создал я!
   Я почувствовала, как заботливо собранная мною Сила устремилась к Алдору. С ладней Древнего к уцелевшим на арке кристаллам рванулись...молнии? Сгустки света? Выведенный из строя телепорт загудел, воздух под аркой как-то уплотнился, потемнел, в образовавшейся мгле проскальзывали ниточки разрядов...
   - Фэйниель! Полетели. Не забудь помахать дяде ручкой...
   Неисправные Врата, оживленные на мгновение отчаянным усилием Алдора и нашей совокупной магией, всосали нас и швырнули сквозь пространство, сминая, разрывая на части, хлеща огнем и окатывая зеленоватой гнилью. Видно, Ирхани направил вдогонку "подарочек".
   Боль...Резкая, острая, и тягучая...Наполняющий рот солоноватый привкус собственной крови. Мы падали - сквозь переливы огня...Целую вечность...Может быть, плоть Арды успела износиться, осыпаться в Бездну пылью, и нас выкинет в пустоту?...
  

Глава четвертая: Убежище

   Это неправда, что волки боятся огня.
Пламя в ночи - вот причина пойти посмотреть...
Станет дорогой бессонная ночь для меня.
Правда, цена высока - даже выше, чем смерть.
   Сброшен был с неба огонь - мы пригрели его.
Пламенем призванный, снова на выстрел иду.
Проклято древо познания - ну, ничего!
Не испугаешь свечой ночевавших в аду.
   (Алькор, "Пламя")
  
   Когда нас с силой ударило о твердую поверхность (камень?), едва не вышибив из меня дух, я несколько минут лежала, сжавшись кучкой и не решаясь вздохнуть лишний раз. Холод каменного "ложа" постепенно заползал внутрь - плащ Алдора не спасал. Вдох, выдох...ну же, надо шевелиться!
   Упавшие на лицо волосы и сползший капюшон плаща позволяли разглядеть лишь пол - разбегающиеся желтоватые, охристо-красные и светло-коричневые узоры мозаики. Убежище, конечно, не Мандос...
   Алдор! С тех пор, как очнулась, я не слышала ни звука - ни стона, ни окрика. Что с ним? С трудом поднявшись - на четвереньки, и то спасибо, я поползла к неподвижно лежавшему Древнему. Дурно мне, да? Ноги трясутся, желудок бунтует, ребра ломит? Какая чепуха в сравнении с посеревшими губами, прерывистым, хриплым дыханием и тоненькой полоской крови, сочащейся из носа. Красной крови. Хотела узнать ее цвет? Любуйся!
   - Алдор...- Разве может айнур погибнуть, словно обычный Воплощенный?!
   Страх и перенапряжение дали о себе знать - я позорно разревелась. Но плачь плачем, а оставлять его на холодном полу было нельзя. Непослушными пальцами расстегнув на плаще серебряную застежку, я, как могла, укутала его и, поднатужившись, приподняла, укладывая голову Древнего к себе на плечо.
   Та-ак, отставить истерику. Думать. В науке исцеления я несведуща, но поделиться с ним Силой могу. Я сосредоточилась, и ручейки магии потекли к Алдору. Для внутреннего взора выглядело это странно: нити белого свечения ныряли внутрь черно-багрового, словно притухшие угли, сгустка, сновали там бойкими искорками, сшивая...на ум приходило сравнение с прорехами на ткани. И там, где еще миг назад темнел провал, вспыхивало пурпурное, алое, рыжее пламя. Когда от холода и слабости меня пробила крупная дрожь, а в глазах замельтешили светящиеся точки, поток Силы остановился, уткнувшись в незримую преграду.
   - Фэйниель, хватит орошать меня горючими слезами...- Слабый, но определенно ехидный голос. Айнур выпутался из черной ткани, встряхнулся, и осторожно поднялся на ноги. - Окончить свои дни на руках оплакивающей тебя дамы, конечно, недурно, но мне хотелось бы еще задержаться в земной юдоли. Нечего радовать...кое-кого свершением прогнозов. - Усмехнувшись, он протянул мне руку. На секунду почудилось: сейчас снова рухнем, но нет, выдержал.
   - За исцеление, конечно, спасибо, но впредь Силой разбрасываться не советую. Отдать столько...- Покачал он головой, прислонившись для большей устойчивости к стене. - Достаточно было и половины, но вы, как подобает мастеру, не любите ничего делать наполовину...
   Я могла лишь кивать невпопад, - пол под ногами поплыл, стена накренилась, нравоучения доносились, будто через плотную подушку. Алдор успел подхватить меня, не дав снова ощутить задом отличное качество пола. На руки взять не решился - весила я отнюдь не с пушинку, а он едва оправился от магического истощения. Прижал покрепче и воспользовался кольцом-амулетом. Ненавижу прыжки!
   В этой комнате стены тоже были каменными - темно-серые, перевитые вспыхнувшими в тусклом мерцании хилого чародейского шарика жилами, шероховатые и неровные. Пол...Когда Отступник сгрузил меня на постель, избавив от туфель и куртки, я, вытянув шею, смогла разглядеть: пол оказался вымощен каменными плитами - прозрачно-черными, отливающими глубокой синевой. Незнакомый какой-то минерал, местный, наверное, или вовсе сотворенный...
   Укрытая меховым покрывалом, я зачарованно смотрела на потолок. Тот же сумрачный камень, блестящие змейки прожилок и иглистые наросты кристаллов, а в середине - круглое окно, световод, забранный витражом тонкой работы: свернувшийся кольцом медно-красный дракон в обрамлении серебристого, бирюзового, синего и рыжевато-янтарного. Льющийся сквозь него свет с поверхности окрашивал пол чуть смазанным многоцветием.
   - Сперва на месте витража было отверстие, сквозь которое в пещеру проникала дождевая вода. - Айнур перехватил мой оживившийся взгляд. Сам он возился с камином - тот же черный, в синеву, камень, что и плиты на полу, сложная резьба. Миг - и комната приобрела жилой вид, озарившись трепещущим янтарно-рыжим светом. - Все Убежище - система залов-пещер на разных уровнях. Какие-то создал я, а некоторым уже десятки, если не сотни, тысяч лет. Такие я просто облагородил. Некоторые, впрочем, рука не поднялась тревожить, потом сами убедитесь.
   - И где мы сейчас? Вряд ли в Белерианде? - Лениво перевернувшись на бок, я с удовольствием наблюдала за пляской огня в камине, и Алдором, усевшимся на меховом коврике со скрещенными на лягушачий манер ногами.
   - Мы к юго-востоку от Хитлума, в горах, которые я называю Туманными. Сотни и сотни лиг - точнее не скажу. - Древний с проказливой ухмылкой расплел ноги, устроившись на корточках. - Вы, моя леди, ничего не смыслите в древних обычаях провинции Им-Хаар, где мне волей моей матушки в юности довелось побывать наместником. Сначала отсутствие стульев угнетало, зато по возвращении в столицу пришлось снова привыкать к обилию мебели. Голова - привыкла, а ноги все норовят, время от времени, заплестись узлом.
   Я фыркнула. А затем насторожилась - еще один кусочек мозаики, загадочного прошлого айнуров. Кто они, наши всесильные божества, мудрые учителя и требовательные хозяева? Пещерам Убежища, по словам Алдора, сотни тысяч лет. Арде, по словам его родичей, едва ли с двадцать веков. Юный мир. Юный народ, который легко одурачить.
   - Зачем вы пришли в Арду? И откуда? Все легенды о Начале Времен созданы со слов Древних. В песенных сказаниях звучит лишь то, что угодно Великим. Я видела барельефы и фрески в Ильмарине...на редкость пафосные, зато красочные, не отнимешь. Был там один сюжетик..."Круг Судеб ". Все честь по чести - Тьма повержена, Свет торжествует, ты лобызаешь ножки братцу. Ш-шедевр...- Айнур поморщился, явно вспомнив "праведный суд". - Для каждого благоразумного и эрубоязненного эльдара - святая правда. А неблагоразумные...неблагоразумные развешивают уши, Владыка. Оговорки Аллана, твои, майяры опять же сболтнут лишнего. Алдор, я не верю в вашу божественность. Уже давно, в общем-то, но теперь...Хранители и Защитники Арды, поставленные самим Эру...Да есть ли он, Эру? Или - выдумка, как и Палаты Мертвых? - Выпалила на одном дыхании, в глубине души ожидая...всякого. Если я ошибаюсь...О, кто-то здесь торопится праздновать труса? И чего боимся? Карающая длань Илуватара обрушит громы и молнии сквозь толщу камня?
   - Угадали. Мы не всеведущие и благие божества, а всего лишь переселенцы, честолюбивые в большей или меньшей степени. - Подтвердил Отступник, присаживаясь на кровать. - Эру...Тот, кого вы называете Эру, а мы - Старейшим, действительно существует. Где он теперь - вопрос спорный, сам я не видел его уже с тысячу лет, со времен его очередной и последней попытки вернуть меня в лоно Замысла. На прощание чадолюбивый и просветленный изволил предсказать мне будущее, предложив целых два пути: или казнь в Валиноре, или...смерть от рук эльфийки с белыми волосами.
   - И какой из путей приглянулся вам больше?
   - Третий.
   - Но это...
   - Это, разумеется, надо отметить, как и наше чудесное избавление от участи "сырья", вы хотели сказать? Потерпите немного, я пороюсь в кладовой. Кажется, там было кое-что для хорошего тоста и лечения нервов. - Пока он "рылся", я успела задремать. Одеяло грело, потрескивание огня в камине убаюкивало...
   - Фэйниель? - Нос пощекотал запах каких-то пряностей. Я с усилием приоткрыла глаза: Алдор снова уселся на краю ложа с двумя чеканными серебряными кубками. Пристроив полусонное hroa на подушке, я отхлебнула предложенное пойло: так и есть, подогретое вино с пряностями.
   - Корица, гвоздика, лимон и...черный перец? - Предположила я, перекатывая напиток на языке.
   - Мускатный орех.
   - Какой орех?
   - Мускатный. В Валиноре он не растет. Это старый запас, с довоенных времен, на кладовой - чары сохранности. Даррэн маялся дурью, разводил на севере виноградники, а мы нагло пользовались плодами его трудов. За удачу, Фэйниель?
   - За теорию вероятности. - Поправила я Древнего. Уголок рта дрогнул в улыбке, - он оценил. Серебряные кубки соприкоснулись, приглушенно звякнув.
   - Алдор, расскажи об Империи, которую ты так часто поминаешь...- Меня быстро разморило, потянув на задушевные разговоры. - Или о городе. Том, что в песне...
   - Об Империи...- Айнур повертел кубок, заглянул в него, словно надеясь увидеть через потаенное оконце в донышке родной мир. - Нет, моя леди, подробный рассказ о Дональвайне подождет. Слишком многое придется объяснять. А город...Донн-Вилаймэ, Песнь Волны, зовущийся...звавшийся Гаванью Семи Ветров. Второй по величине город в центральной области Империи, одно время бывший столицей. Затем, раздвинув границы страны войнами, правители озаботились созданием нового престольного града, поближе к захваченным землям, чтобы чувствовали твердую хозяйскую руку.
   - В Донн-Вилаймэ я родился, и первые десять лет жизни провел там же. Повзрослев, получил город в личный надел, и жил там, если не мотался с одного конца страны на другой - положение в отдаленных уделах было таково, что присутствие наследника трона являлось уже не почетной обязанностью, а жизненной необходимостью. Можно сказать, я бродяжничал на вполне законных основаниях - вел переговоры, подавлял восстания, вершил...хм, праведный суд, расследовал темные делишки всех мастей, втихую устранял особо ретивых сторонников вольной жизни или подкупал самых сговорчивых, - на такие расходы казна не скупилась. Гавань Ветров была единственным местом, которое я мог хоть с натяжкой назвать домом. Дан, мой любезный сводный братец, тоже не прочь был отхватить такой завидный кусок - крупнейший на севере порт, пересечение торговых путей, морских и сухопутных, десять древнейших университетов страны - центров обучения разным наукам. Увы, ленное право было закреплено за мной особым императорским указом и действовало вплоть до смерти либо вступления на престол - по старинному обычаю у правителя не должно быть владений, помимо столицы...
   - Вы никогда не были дружны? Даже в детстве?
   - Мой младший братец вобрал в себя черты обоих ваших. - Хмыкнул айнур. - Друзьями мы не были и не могли быть - существенная разница в возрасте. Я уже заседал в Верховном Совете Империи, а он еще пешком под стол ходил. Взрослели мы куда быстрее эльфов - в тридцать лет я был достаточно взрослым, чтобы свысока взирать на двенадцатилетнего сопляка, и все же недостаточно, чтобы вникать в его нужды и, тем более, завязывать дружбу.
   - Сводный, значит. Ты...потерял отца?
   - Еще в Валиноре я понял, что отвечать на ваши вопросы лучше сразу - дешевле обойдется.
   - Вздохнул Древний. - Отца я потерять не мог по той простой причине, что никогда его и не находил.
   Неужели у соплеменников Алдора возможно было зачатие без участия мужчин? Маразм, как любит говорить сам Отступник. Уж насколько стараются отдалиться эльдары от всего плотского, но это чересчур!
   - Фэйниель, вы не о том подумали. - Терпеливо пояснил айнур. - Безусловно, отец у меня был - моя мать не из тех, кто согласился бы на...хм, непорочное зачатие, но нравы в среде имперской знати частенько превращали вопрос отцовства в пустую формальность. При большом желании, конечно, можно было сопоставлять сроки, искать сходство, даже воспользоваться магией, но здесь мне не повезло. Я был настолько похож на деда по матери, что сличать черты с известными мне...возлюбленными Императрицы оказывалось неблагодарным занятием, а поиск с помощью Силы результатов не дал.
   - Совсем никаких предположений? Что-то мне подсказывает: отец репутацией не уступал сыну.
   - Нет, Фэйниель, в плане репутации я все-таки его превзошел. Как и...назовем это удачей, относительной, правда. - Алдор поерзал на краю ложа, устраиваясь поудобнее. Я подвинулась к стене и призывно хлопнула по подушке - мол, все свои, к чему стесняться?
   Стоило ему растянуться на покрывале, я, ни минуты не колеблясь, придвинулась вплотную и пристроила голову на затянутом в черный шелк плече. Нас разделяло лишь серебристое меховое покрывало - скорее умозрительная преграда.
   - Участие в восстании против правящего Дома стоило ему головы. - Дыхание Алдора согревало макушку. - Свои же и выдали, рассчитывая выйти сухими из воды и получить награду. Получили - по виселице на брата. Я смотрел в хрониках: всех судили, за недостатком прямых улик в измене, по косвенным - как злостных оскорбителей императорской династии и лично Её Величества. Был у нас в Кодексе такой стародавний пунктик. А зачинщик мятежа даже смог в некоторой степени послужить на благо Империи.
   - Как ты догадался?
   - Я несколько отрешился от сходства с дедом и начал перебирать круг лиц, обладавших подходящим набором качеств для отца наследника престола. Придворные отпадали - кого уже проверил, кто не подходил по возрасту или уровню способностей. Тогда я пошел другим путем: порылся в архивах, проглядев личные дела всех более-менее известных личностей, бывших не в ладу с законом, - мою мать отличало своеобразное чувство юмора и редкая практичность. Так и набрел на нужное имя. Да и внешнее сходство обнаружилось - сложение, цвет волос, глаз...
   - Выходит, тяга к противостоянию власти - наследственное?
   - Благоприобретенное. Королем Арды по Замыслу должен был стать я.
   - И ты - отказался? - Прошипела я, приподнимаясь. - Отказался?!
   - Тогда я, разумеется, не знал, к чему приведет мой отказ. После открытия Врат в Арду и первого шока от перспективы навечно застрять в диком мире, я как-то не расположен был подвергать анализу задумки Старейшего. Помню, он сиял от восторга, растолковывая мне прелести монаршей доли в юном, неиспорченном мире, клеймил прогнившую насквозь, задыхающуюся от склок знати Империю, а я чудом сдерживался, чтобы не залепить ему молнией между глаз. До сих пор не могу вспоминать спокойно, а что тогда творил...Ваши легенды не так уж и лгут...
   Пригревшись под боком у Алдора, я медленно скатывалась в сон. Аман, Эндорэ, судьбы Арды - ничто перед могуществом мира грез. Айнур осторожно высвободился из-под моей отяжелевшей головы, поправил покрывало. Я была вовсе не против его общества, но Древний судил иначе. Вспышка багрового сияния, охватившего фигуру и смазавшего ее очертания, и на месте высокого черноволосого мужчины - крупный волк с угольно-черной шерстью. Я тихо охнула, впервые наблюдая смену обличья в двух шагах от себя. Волчья морда (лицо?) блеснула клыками в улыбке-оскале, хвост совершенно по-собачьи вильнул, и зверь одним прыжком перенесся на коврик перед камином, потоптался там и лег, устроив голову на лапах.
   - Ба, и перед этим мешком с блохами трепетала вся Арда? - Неискренне, конечно. Волк из него вышел хоть куда: блестящая, отливающая синевой шкура, мощные лапы, внушающие почтение клыки.
   - А где же "Доброй ночи" или "Благодарю за познавательную беседу"? - Зверь дернул ухом. - Впрочем, зная вас, пренебрежение этикетом прощаю. На первый раз. - Алдор-волк недвусмысленно облизнулся.
   - И даже погладить можно? Ну, пожалуйста...- Дурачась, канючила я.
   - Не побрезгуете - мешком с блохами? - Мохнатый хвост чуть дрогнул. - А, впрочем, будет у вас еще такая возможность...Спокойной ночи, Фэйниель.
   - Приятных снов, Владыка. - Благопристойно - как подобает высокородной эльдэ.
   Интересно, какова на ощупь шерсть, похожа ли на волосы истинного облика? При одной мысли о...Проклятье, сколько можно вспоминать?! Какого рауга я вынуждена бороться с собой, если эльфам на роду написано - разделять ложе с супругами своими ради зачатия детей?! Он не супруг мне и никогда им не станет, дети...давно все сказано и пережито. Мы даже не одной расы, нас разделяют многократное преимущество айнура в Силе и тысячи прожитых им лет...и с десяток шагов по черно-синему полу. Осилишь, дочь Финвэ, Глава цеха, королева нолдоров? Снова отступишь? Отступление - дорожка для трусов, Фэйниель...
  

***

   Я открыла глаза полностью отдохнувшей и восстановившейся после резкого оттока Силы. Были то чары хозяина Убежища или целительное влияние сна, гадать бессмысленно. В падающем сквозь витражное оконце столбе света плавали пылинки, камин давно потух. Волка на коврике не было.
   - Доброе утро! - Алдор, очевидно, решил временно отказаться от образа Владыки Тьмы, - рубашка айнура снежной белизной кидалась в глаза на фоне темных стен и дверного проема. Совсем как в Амане, когда он доказывал родственничкам свою благонадежность, а я была всего лишь наследницей Финвэ, знаменитой непревзойденным мастерством и скверным нравом. - Не скажу, моя леди, что нрав с тех пор существенно изменился. Если вы надумали вставать, то...
   - Надумала. - В подтверждение я, от души зевнув, выбралась из-под одеяла. - Спалось мне, конечно, изумительно, и все же здравый смысл подсказывает, что утро давно миновало - пора бы и честь знать. Не подскажете ли, как в Убежище обстоит дело с удобствами? Нам, Воплощенным, без них никуда...
   Древний пересек комнату, остановившись у противоположной от входа стены. Вспорхнувшие с его ладони колдовские светильники очертили пару дверей темного резного дерева. Левая (если встать лицом к стене) дверь бесшумно распахнулась, рукотворный светлячок метнулся внутрь: коридор, впереди перегороженный еще одной основательной дверью.
   Коридорчик был совсем не прост. Темные стены, отполированные магией до зеркального блеска. По правую руку - умывальник. Створка раковины, вырезанная, а может, и вылепленная, из плиты красновато-розового мрамора, вправленной в стену, в двух отдельных, расположенных по бокам раковинках - мыло. Кран, не кран - драконья морда на длинной шее: чешуя, гребень, хитрющие глазки-топазики. Такому палец к пасти не подноси - вдруг цапнет, даром что золотой.
   К мраморно-золотому великолепию прилагались два одинаковых темно-красных полотенца (понятно, откуда взялась такая роскошь в Ангамандо), и утопленное в камне зеркало...
   Проход за правой дверью расширялся в один из тех, лишь слегка измененных Силой залов:
   три ступеньки (уровень пола в ванной был заметно выше) привели в естественный грот. С потолка веками рвались вниз и все не могли упасть сталактиты, навстречу им поднимались башенки сталагмитов. Спрятанные за ними разноцветные чародейские огоньки превращали выросты минеральных отложений в каменные свечи.
   Я не посмела бы осквернить своей ногой сталагмитовый лес, если бы не расчищенная некогда Алдором дорожка, бегущая прямиком к углублению в полу подле, стены грота. Ванна?
   - Ванна. - Кивнул айнур. - Регулятор подачи и температуры воды - вон те два вентиля. - На овальном выступе у края ванны и в самом деле обнаружилось нечто, напоминающее кран. Вода, готова поспорить, поступала через ряды мелких отверстий в стенках, но вот куда она уходила? А, впрочем, разберусь. - Полотенце найдете у входа, одежду смело кидайте на любой сталагмит - после наложенных мною заклятий их может повредить разве что взрыв.
   - Я бы не прочь поплескаться прямо сейчас, но как быть с одеждой? Все не первой свежести. - "И даже не второй!"
   - Сейчас принесу. Свою оставьте в коридоре.
   Дождавшись свертка с одеждой, я, следуя указаниям Алдора, наполнила ванну и погрузилась в теплую влагу. Блаженство...Созданное магией просторное углубление не шло ни в какое сравнение с металлическими лоханками в Тирионе или Ангамандо. Так я и лежала какое-то время - впитывая тепло воды и завораживающую красоту грота. Но отмокать до бесконечности не будешь, надо бы...Где тут у Алдора припасена мочалка и мыльце? А неплохо придумано - выемка в полу рядом с ванной. Не полки же привинчивать к каменным стенам? Заглянув, я алчно потерла ладони: высушенная морская губка вроде тех, что в ходу у телери, и соблазнительно поблескивающие флаконы: "мыло жидкое", (вырезанная рунами-тенгвар надпись - явно для удобства гостьи) бутылочка побольше порадовала особенно: "мыло для волос". Пузырек темного стекла, оставшийся неподписанным, я раскупорила с опаской - мало ли какие снадобья хранил в нем Древний? Нос уловил тот же аромат, что от волос и одежды Алдора. Хе-хе, воспользуемся гостеприимством айнура в полной мере! Не будет же он в обиде, если я возьму самую чуточку?
   Вдоволь ополоснувшись, я заинтересовалась нависавшим над ванной выступом и загадочным вентилем в стене. Водопад?!! Ах, простите, душ...Нет, как мастер, я в восхищении от изобретательности Древнего, но мог бы и предупредить!
  

***

   Алдор дожидался меня в спальне. Когда я - в чистой, подогнанной по фигуре одежде вместо мешковатой туники, с влажными волосами, показалась из-за двери, ноздри айнура чуть дрогнули, а по губам скользнула усмешка.
   - Вижу, экстракт сандалового дерева пришелся как нельзя кстати? Ну-ну, не смущайтесь, пользуйтесь смело, пока есть такая возможность - дерево это растет далеко на юге Эндорэ, ни в Белерианде, ни в Амане его днем с огнем не сыщешь. - Успокоил он мою совесть. Грех не воспользоваться щедрым предложением. - А теперь прошу к столу!
   Я церемонно положила руку на подставленный локоть, и мы двинулись вверх по лестнице. Стены...моя фантазия меркла перед богатством сотворенных самой природой форм, лишь кое-где подправленных магией Алдора. Вот щетки аметистов - трепет лиловых огоньков на остриях мелких, жмущихся друг к другу кристаллов, вот лимонно-желтое подмигивание цитринов, льдистый блеск горного хрусталя...И все подсвечено гирляндами чародейских светильников...
   - Фэйниель, не забывайте, время от времени, дышать. То ли еще будет в самых интересных пещерках...- Смех Алдора вырвал меня из транса созерцания. - И, кстати, мы пришли.
   После сияющего великолепия лестницы стены темного мрамора с белыми и желтоватыми нитями прожилок казались невыразительно-скучными. Зато сюда проникало солнце: не одиноким лучом из световода, а золотистым потоком сквозь три высоких и довольно широких стрельчатых окна. Ставни - витражи (свивающиеся языки пламени, - янтарные, алые, розовато-оранжевые), распахнуты наружу...В долину, укрытую от всего остального Среднеземья пиками Туманных Гор. Переливы зелени, а над ними горделиво вознеслись сизые, голубоватые, серебристо-белые вершины...Передняя часть зала вдавалась в естественный выступ горы, и за окнами оставалось еще место для террасы.
   Я присела на подоконник, наслаждаясь живыми красками.
   - Скромное логово волка-одиночки. - Айнур бесшумно возник рядом. - На заре "схождения" в Арду я создал Убежище, пытаясь отгородиться от навязанного мне мира. Отгородиться от мира его же живым кусочком...Дурак-дураком был, моя леди, к тому же сам повернул на одну из двух проторенных дорожек: не осененный благодатью Властелин Света и Король Мира, так хоть вечный его противник, избравший своим знаменем Тьму, всё на пользу Замыслу. А то, глядишь, сидел бы сейчас в Ильмарине, протирая штаны на золотом троне и наживая плешь от золотого венца...
   - Скромное? - Фыркнула я, не отрывая взгляда от снеговых шапок гор. - Не прибедняйтесь, Владыка...Но мы, кажется, собирались перекусить?
   - Прошу! - Алдор проводил меня к столу (пока пустому, но, видимо, здесь припасен был очередной хитроумный трюк).
   По обе стороны овальной каменной столешницы с затейливо выточенной каймой расположились два стула темного дерева - родные братья ангбандского "трона". Достойная опора для королевского седалища. Стоило мне присесть, как на столе материализовались обещанные яства. Отдавая должное поварскому искусству Древнего, я мимоходом расспрашивала айнура о красотах Убежища, Гавани Ветров, освоении Арды...Алдор рассказывал подробно и интересно, щедро приправляя беседу мрачноватым юмором, но я чувствовала - его мысли заняты чем-то другим. Не беда, подождем - увидим.
   - Вы все еще полны решимости вернуться в Хитлум?
   - А сами как полагаете? Натереть короной плешь я пока не успела, хотя, признаться, от титула и власти больше мороки, нежели удовлетворения...- Откинувшись на спинку стула-трона, я поигрывала серебряной вилкой. - Или вновь наметилось неотложное дельце? Желаете, на сей раз, смертоубийственную штуковину для войны с бывшим соратником?
   - Не об оружии речь, Фэйниель. Обычно я не против словесных пикировок, но сейчас хотел бы поговорить начистоту. На предложение остаться со мной в Убежище, вы, полагаю, ответите решительным отказом...А посему - я предлагаю вам сделку.
   Доигралась.
   - И какую же? Будем жить-поживать, и добра наживать, проводя дня: вы - за выращиванием цветочков, я - вышивая крестиком? Или вы нашли способ вырваться за пределы Арды и жаждете предложить мне руку, сердце и трон Империи?
   - Трон Империи, Фэйниель, я вам предложить, к сожалению, не могу. - Ровно произнес Алдор. - Вскоре после нашего исчезновения в Дональвайне началась война, порадовавшая бы Старейшего сходством с Дагор Дагоррат. Только, в отличие от Последней Битвы, за которой предполагается возрождение Арды, эта действительно стала последней. Был живой мир - и нет его. Песчаные бури и оплавленные руины - вот и все мое достояние.
   Осанвэ (или наваждение?) - город на берегу. Почерневшие остовы белоснежных стен, спекшиеся мутным стеклом хрустальные башни и ветер, вечный ветер Донн-Вилаймэ, гоняющий песчаные вихри в русле мертвой реки...Растрескавшаяся соляная корка на обнажившемся дне испаренного страшным жаром моря...
   - Кто-то еще...знает?
   - Откуда? Старейшего участь покинутого им мира не занимала, остальным не по силам сломать привязавшее их к Арде заклятие - Великую Песнь, а я делиться новостями не стал. Кроме меня, знал один только Даррэн, - он помогал мне держать Врата Ночи открытыми, был живым ключом, без которого обратно в Арду хода нет. Впрочем, мы несколько отошли в сторону от основной темы. - Взгляд айнура обрел прежнюю остроту. Я чувствовала себя пичужкой, пришпиленной к земле острым когтем - не улетишь, не уползешь, остается лишь подергать крылышками напоследок.
   - Скажите, чем бы вы могли поступиться ради возможности...иметь наследника? Подарить Финвэ внуков, пусть он и не увидит их?
   - Что вы хотите взамен? И, главное, как я пойму, что свои обязательства вы исполнили? - Сухо бросила я, сцепив положенные на стол руки. - Доверие, Владыка, драгоценность куда более редкая, чем Сильмариллы. - Знает ведь, что я бесплодна, и знает о неудачных попытках Ивэйн и Кователя!
   - Фэйниель, я ведь мог бы и не торговаться. - Поморщился Древний. - Думаете, я насмехаюсь над вами или собираюсь обмануть? Легче было бы воспользоваться, как вы некогда заявили у ворот Форменоса, парочкой заклинаний, а после стереть вам память - не велик труд. Вижу, вы уже и сами догадываетесь, о чем речь? Да, не скрою, именно это мне и нужно. А вам нужен наследник. Никто не вечен, а у вашего брата их четверо, включая дочь и внучку. Арафинвэ детьми тем более не обижен.
   - В обмен на исцеление вы желаете, чтобы я...разделила с вами ложе, я ничего не путаю? - Он кивнул. - Не стану рассуждать о нравственной стороне такого условия, важно одно - вы действительно сможете помочь? Двое Аратаров не справились, а вы беретесь?
   - Моя леди, не забывайте - сделка есть сделка, и жульничать я не намерен. Аллан никогда не говорил вам о Сиай,то,анге?
   Сиай,то,анг...Скрепление слова кровью. Обряд, связывающий участников нерасторжимыми узами на время исполнения клятв. Нарушители карались жестоко...вплоть до усыхания руки, на которую наносился порез.
   - Прекрасно, это мне вполне подходит. - Я с готовностью закатала рукав, но Алдор жестом остановил меня.
   - Погодите. Такая смелость похвальна, но я должен кое-что выяснить. - Прыжок - и мы вновь в полумраке спальни. Эт-то еще зачем? - Ложитесь и приподнимите рубашку...Фэйниель, без глупостей! Я не собираюсь посягать на вашу непорочность прямо сейчас! Перед заключением соглашения нужно провести осмотр, чтобы понять, что я, как целитель, могу для вас сделать. Так что ложитесь, и не смотрите, как на насильника!
   Немного успокоившись, я послушно растянулась на постели, задрав рубашку до ключиц. По оголившемуся животу бегали мурашки, сердце колотилось как бешеное, но в аккуратных, безличных касаниях и впрямь не было ничего...непристойного.
   - Знаете, моя леди, за что я люблю свою родню? - Ни с того, ни с сего, бросил, чуть погодя, айнур. - А вот за то, что они исправно подбрасывают мне такие заковыристые задачки! Думаете, в чем причина вашего бесплодия? Здесь порезвилась не мать-природа, а хорошо известные вам Король и Королева. В основе вашей беды - сплетение чар Дана и его женушки. Заклятию лет двести, не меньше, значит, накладывали еще в детстве, и при непосредственном контакте. Не припоминаете?
   Двести лет...Не часто ребенку, пусть и дочери короля, выпадает честь приблизиться к Властителям Арды, разве что отпрыскам ваниаров. Но, по обычаю, всех детей, сделавших первые самостоятельные шажки, приносят для благословения в Валмар, и Великие касаются их животворящей дланью...
   - Я же не сказал, что не справлюсь? - С укором заметил Алдор. - Трудно, кто спорит, но ведь и цена немалая. Две недели, Фэйниель, ровно четырнадцать дней и четырнадцать ночей вам придется провести в Убежище. Согласны?
   - Будто я могу сказать "нет"...Что, опять собрались усыплять?
   - Придется потерпеть. Такие въевшиеся в сущность чары-паразиты безболезненно не разрушить. Так что - приятных снов.

***

   Очнувшись, я долго пыталась понять - изменилось во мне что-то или нет? Глупо - как разглядишь внутренние перемены? Никакой надписи на животе вроде: "к деторождению пригодна" не появилось, как и решимости, необходимой для выполнения своей части сделки. Алдор не торопился заявлять на меня права. Должно быть, приходил в себя после утомительного магического выброса. Что ж, поразмыслю в темноте часок-другой...
   - Пожалуй, мне не следовало оставлять вас в одиночестве. - Айнур, легок на помине, вынырнул из коридора. - Самовнушение, моя леди, занятие скорее вредное, чем полезное.
   - Владыка, избавьте меня от своих вывертов в стиле Феантури! - Вспылила я. - Явились требовать своё - не тратьте зря время и приступайте!
   - О, нет, вначале оформим наш договор, как положено. - Впервые в жизни я была близка к обмороку, а ведь он еще и прикоснуться ко мне не успел! Почему же раньше меня это не пугало?!
   - Потому, что раньше у вас всегда был путь к отступлению. А теперь я не позволю вам сбежать, даже не надейтесь. Назовите жестоким, если угодно, - ваше право. И еще кое-что небезынтересное: исцеление будет завершено полностью лишь по выполнении вами своих обязательств - небольшая страховка.
   - Неравные выходят условия: ты мне, затратив уйму Силы, даешь надежду на продолжение рода, а что взамен? Не вижу ни малейшей выгоды...
   - Увидишь. Поздно бросать упреки, Фэйниель. Соглашаясь, ты могла бы сообразить, что я не эльф и не собираюсь ограничиваться целомудренным лобзанием в щечку...- Губы Древнего прижались к моей шее.
   - Алдор, прекрати!
   - Тогда дай руку - пора добавить к устному сговору кое-что более весомое. - Подчинившись, я с опаской покосилась на висящий у него на поясе кинжал.
   Серебристое лезвие прочертило красную полоску сначала на его ладони, затем на моей. А я
   почему-то думала - отметина будет на запястье. И это всё? Нет, рановато обрадовалась. Алдор крепко сжал мою руку, соединив ранки. Ладонь кольнуло болью.
   - Я, Фэйниель, дочь Финвэ...обязуюсь в обмен на излечение меня от бесплодия чрева разделять ложе с Алдором из Дома Н,лайрэ в течение четырнадцати ночей и, буде пожелает он, четырнадцати дней.
   - Перерывы на еду и сон предусмотрены? - Поддел Древний, вогнав меня в краску.
   - Мною движет исключительно забота о ваших руках, о, Блистательный. - Огрызнулась я. - В том, то вы начнете распускать их не только в отведенное изначально время, я не сомневаюсь.
   - Редкая проницательность, Фэйниель. - Согласился айнур. - Я же, со своей стороны, обязуюсь довести до конца исцеление и не делать ничего, что заставило бы вас пожалеть о принятом решении. То есть, моя леди, - наметившаяся было в уголках моего рта ухмылка увяла, - под словами "разделить ложе" подразумевается не мирный сон бок о бок, как бы вам не хотелось меня запутать. Имейте в виду, я намерен довести до конца то, прежде срывалось из-за вашей застенчивости и присущего эльфам невежества в некоторых областях жизни, - овладеть вами, говоря прямо. Может быть, теперь вы поймете, что я нахожу в этом занятии, и чего, по милости Старейшего, лишены эльдары. К тому же, вы сможете разжиться сведениями о строении мужского hroa, удовлетворив тем самым тягу к знаниям.
   Боль и жжение в руке утихли, - высвободив ладонь, вместо кровоточащего пореза я увидела лишь тонкий, едва различимый белесый шрамик.
   - Договор заключен, Фэйниель, и в одностороннем порядке расторгнут быть не может. - Предупредил Алдор.
   На постель прямо из воздуха мягко шлепнулся небольшой сверток...
  

***

   Айнур испарился неизвестно куда, и мне осталось лишь последовать его совету - подготовиться к отдаче...долга. Почти супружеского. В сверточке оказалась сорочка. Алдор остался верен себе, - плотные, ниспадающие до пола ночные одеяния эльфов его подарок напоминал весьма отдаленно.
   Наскоро ополоснувшись в сталактитовой ванной, я без капли сомнения схватила нескромную одежку. Непривычно-куцая сорочка прикрывала белеющие в полумраке ноги лишь до колен, прохладная, воздушно-тонкая ткань липла к влажному телу...Странное ощущение, словно не одежду примеряешь, а украдкой приноравливаешься к чужой оболочке: любопытство, нетерпение, легкий привкус страха - вот-вот застанут, отнимут...Отражение в неверном магическом освещении - я? Не я? Огромные, радужка утонула в них, черные зрачки с трепещущей капелькой света...А это - тоненькие ниточки-морщинки в уголках глаз или просто так падает тень? Нет, не постарела, старости эльфы не знают, стала старше - будет вернее.
   Натянув меховое покрывало, я отстраненно изучала витраж. Уже скоро...
   - Фэйниель...- Сердце скакнуло к горлу и утихло, еле постукивая. Обернуться и посмотреть на него оказалось выше моих сил - напрасно храбрилась. - Так страшно? - Алдор, беззвучно подобравшись, опустился возле кровати. Словно в насмешку над моим одеянием, он выбрал белый цвет. Интересно, это означает что-то или игра контрастов?
   Как он говорил во дворе цитадели - бывают в жизни моменты, ради которых стоит прослыть клятвопреступником? А еще, теперь я твердо уверилась в этом, бывают моменты, когда на помощь приходить не вечно колеблющийся разум, а нечто иное.
   Алдор погладил укрывшие подушку белые пряди - медленно, уверенно, ласково. Пустяк...решивший всё. Накрыв ладонь айнура своей, я передвинула её туда, где отчаянно-гулко ожило сердце. Высвободившись, его пальцы скользнули ниже, накрывая левую грудь. Я замерла, а потом успокоилась - было тепло и немного щекотно.
   Осмелев, я откинула покрывало, и первые минуты, закрыв глаза, привыкала к тяжести его тела. Проникавший сквозь тонкий шелк жар расходился внутри сонным томлением. Все так же, зажмурившись (не из страха, просто довериться лишь слуху и невероятно обострившемуся осязанию казалось правильным) я изучала то, на что теперь имела право, хотя бы право договора...Перебирала пальцами его волосы - густые, жесткие в сравнении с моими, спустилась к плечам...Одежда - его, моя (а кто-то боялся оказаться в постели в чем мать родила, или мне приснилось?), вызывала глухое раздражение. Хотелось - вопреки всем обычаям - убрать эту последнюю преграду между нами, ощутить всем телом живое тепло кожи...
   Алдор не торопил меня...и не спешил сам - куда спешить? Я чувствовала на лице его дыхание - прерывистое, обжигающее - на лбу, висках, мелко подрагивающих веках, кончике носа, в уголке рта...Или это были касания губ?
   - Глаза открыть не хочешь? - Шепот айнура раздувал волоски возле уха.
   - М-м, а надо? - Я лениво приподняла веки: темнота, окутывающая спальню, в эльфийском зрении распадалась полутонами. - Знаешь, чего мне хочется гораздо больше? Снять с тебя рубашку...Можно? - Выдохнула, и сама поразилась своему нахальству.
   Этого он не ожидал, - я поняла по мгновенно напрягшимся под моими руками плечам и затаившемуся дыханию. Со странным звуком - то ли сдавленный смешок, то ли короткий стон - Алдор приподнялся на локтях, нависая надо мной.
   - Неправильный ты эльф, джанэм...- Его улыбку следует понимать как "да"? - Я-то думал пощадить девичью стыдливость, явившись одетым, а ты, оказывается, пощады просить не намерена...
   Облизнув пересохшие губы, я протянула руку к вороту. Алдор присел на кровати, помогая мне - скомканная рубашка светлым пятном полетела на пол, следом - моя сорочка. Как, а штаны? Нет? Рано еще? Успеем? Я вся открыта его взгляду, а он посмеивается, не желая следовать моему примеру?
   - Так не честно...- Опрокинутая мягким толчком на спину, я больше ничего не успела сказать: губы постигали сложную науку поцелуев. Я, оказывается, и понятия не имела, сколько их существует...Пережитое в Валиноре и Черной Крепости вспоминалось не без усмешки, - так, баловство, разминка. Я дышала урывками, то и дело, забывая глотнуть воздуху, а Древний, как видно, в нем и вовсе не нуждался (вот что значит - власть над Стихиями!).
   Он исследовал мое тело, как неведомую страну, продвигаясь от шеи к груди...животу...Кто бы думал, что прикосновения могут чувствоваться так остро? Я то хихикала, то закусывала губу, сдерживая вскрик...
   Всю жизнь, воспринимая hroa как вещь, как еще один инструмент - лишь не из металла, а из плоти, я и не подозревала...
   - Фэйниель, не отвлекайся! - Древний обвел языком вокруг пупка, легонько пощекотал саму ямочку...Тепло, разливающееся под его руками и губами, отдавалось гораздо ниже тревожно-упоительным ощущением - тягучим и нестерпимо-пронизительным одновременно. Так хотелось, чтобы он дотронулся до меня и там, облегчив напряжение, скручивающее все сильнее и сильнее...Но не я решалась просить, - он пока еще ничего не сделал для себя. А ведь эта ночь (если только сейчас ночь) целиком и полностью принадлежала ему.
   - Ты, кажется, убеждала меня избавиться от лишнего? - Усмехнувшись, Алдор потянулся к пуговицам на штанах. Одна...Вторая...На третьей я не выдержала - закрыла глаза. Я не подглядывала. Не подглядывала! Ну, почти...Вскользь, спрятавшись за ресницами - да разве его обманешь? - Запоздалая вспышка смущения, моя леди? - Он снова накрыл меня своим телом, правда, теперь я воспринимала его как-то иначе, особенно...
   ...Руки айнура легли мне на бедра, осторожно раздвигая их в стороны, - я не совсем поняла, что он собрался делать, но прижалась к нему теснее, предвкушая...и - ничего. Мгновенное покалывание холода - и все, словно между ног у меня пустота. Выставил блок?! От обиды сжало горло, но я сдержалась - к магической "заглушке" без причин не прибегают. Излюбленный прием целителей. К чему это сейчас?
   По лицу Алдора непонятно было - то ли ему настолько хорошо, то ли он и сам испытывает боль. Растерявшись, я сперва лежала бревно-бревном, с каким-то отстраненным удивлением пережидая его скольжение вдоль моего тела.
   Приноровилась я быстро - возможно, помогло то же наитие, что и в самом начале. Приподнявшись ему навстречу, я рассчитывала если не вернуть прежние захватывающие переживания, то хотя бы что-то почувствовать. Почувствовал он, - вздрогнув и отрывисто выдохнув какое-то непонятное слово. Значит, ему приятно? Решив зайти дальше, я обвила его ногами, и попробовала двигаться вместе с ним. Древний поцеловал меня в шею и, придерживая, показал, как нужно...
   Я была в восторге от своей находчивости, - азарт и радость открытия отчасти заменили сорвавшееся удовольствие от единения. Должно быть, мужчины и женщины устроены по-разному и наслаждаться одним и тем же способом не могут, но разве я мало узнала сегодня? И сколько еще узнаю!
   Когда же он все-таки остановился, мы еще некоторое время лежали, обнявшись. Я водила пальцами у него по спине, прислушивалась к частому стуку сердца, понемногу успокаивавшемуся дыханию...
   - Порожденные мыслью Илуватара прежде самой Арды, благи они и страсти земные им неведомы...- Нараспев произнесла я, подражая Румилу, зачитывающему молодежи отрывки из Книг Знаний. - И нуждаются в плоти не больше, чем мы в платье...М-да, придется кое-что переписать. Поведай мне, искуситель, сколько веков в Мандосе полагается за совращение добродетельной эльдэ?
   - Законы Валинора этот момент обошли стороной. Явный недосмотр...- Алдор перекатился на спину. - А в Имперском Кодексе подходит к случаю лишь пункт "растление малолетних", и то условно, если соотнести мой и твой возраст.
   Подрастерявшая добродетель эльдэ положила голову ему на руку, набросив покрывало. Наготы - его и собственной, с непривычки я все еще стеснялась. В Амане она считалась чем-то нечистым, даже детям не дозволялось бегать голышом, - младенцев тщательно пеленали, подросших ребятишек укутывали в распашонки, ползунки, платьица.
  
  
Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"