Красовская Наталья Владимировна: другие произведения.

Часть 7 (без названия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О недобрых новостях, железной дороге и о кратковременном знакомстве с орками (чтоб их всех дракон слопал)

  - Но пассаран!- закричал Павел, бросаясь с мечом на Олу.
  Ола без труда увернулась и плашмя стукнула мужа по спине.
  Это бесполезно! Павел никогда не научится махать этой железкой. Я, впрочем, тоже. Хотя я и более гибкая, чем человек. Я, оказывается, вообще гуттаперчевая.
  Пророчества, пророчества, пророчества!
  Они посыпались как из рога изобилия!
  Впрочем, эльфы не слишком торопились воевать с тьмой - для чего? Они надежно скрыты с запада горами, с севера - землями вервольфов, Лихолесьем, с востока и юга - людьми и частично океаном. Пока до них орки дойдут, если вовсе дойдут. Глупцы! Мы добрались от Цитадели до края леса за три недели! И почти каждый день из этих трех недель нас преследовала нечисть! Даже если она вначале застрянет на землях людей, и до эльфийских лесов дойдет лишь горстка, как эльфы - эти чистоплюи - выживут без людей? Кто будет делать им мебель из дерева, поставлять продукты, бумагу, ткани? Кто будет пахать землю и сеять лен, рожь и пшеницу? Уж не эльфы!
  Впрочем, и среди эльфов молодежь шепталась, что не дело это - оставаться в стороне. Люди, как-никак, живые существа, созданные тем же Богом, что и эльфы. И даже, теоретически, потомки эльфов. А значит, эльфы несут за них ответственность. Во всяком случае, людскому правителю отправили не один, а несколько пророческих текстов.
  Кроме того, уже неделю шел дождь.
  В землях эльфов дождь - это нонсенс. В землях эльфов почти каждую ночь гроза - это да. Но дождь, то проливной, то мелкая морось, растянутая на неделю - так не бывает. А ведь если здесь идет дождь, то где-то его нет. Значит, где-то будет как минимум неурожай, как максимум - голод.
  
  Жил на белом свете эльф. Жил себе и жил - лет этак 8000 назад. Был он хорошим, добрым эльфом. Людей тогда на свете не было, и он мог себе это позволить, быть хорошим и добрым. Вервольфы, правда, были - но эльфы с ними не ссорились. А чего с ними ссориться? В одних лесах живут, только эльфы в светлых, лиственных, а вервольфы в темных, хвойных. Так вот эльф этот, Ибрагим, разговаривал с Богом. И Бог сказал ему идти и основать крепость там, где пустыня сливается со степью. Эльфы вообще-то ровные пространства не любят, но этот эльф послушался. Возможно, Бог многим это говорил, но пошел в степи один Ибрагим. Он пошел не один, взял с собой жену, её сестер и их мужей и еще прорву их потомков. Всей его родни набралось больше двух сотен. И построил Ибрагим на границе пустыни и степи крепость, и назвал её Светлая Цитадель. Строил долго, чуть ли не восемьдесят лет. Сам, своими руками. С родственниками, конечно. Ну эльфы могут себе позволить строить хоть двести лет. И поселился в той крепости, и стал там жить. И одна у этого праведного эльфа была беда - не было у него детей. Между тем он был уже стар, и жена была стара. И Ибрагим молил Бога о ребенке, сыне. И пришли к нему однажды в гости ангелы, а ангелы иногда тоже со своих гор спускаются, и обещали ему сына. Как-то однажды встретил Ибрагим в пустыне демонессу. Красивую, как сказка. Она от своих отбилась. Ибрагим не понял, что она демонесса, и привел её к себе в дом. Хитрая баба обернулась однажды ночью женой Ибрагима и в положенный срок родила сына. Темненького, красноглазого, но с острыми ушами. Когда Ибрагим понял, в чем дело, он схватился за голову и хотел выгнать и демонессу, и ребенка, но вступилась его жена. "Разве не молил ты о ребенке? - спросила неразумная женщина. - Будет он нашим сыном". Однако жена Ибрагима неожиданно для всех тоже понесла и родила мальчика - как положено, беленького. И тогда-то пришлось демонессе не сладко. Глупая баба, жена Ибрагима - история даже имени её не сохранила, чтобы не учились её глупости, - выгнала-таки соперницу (молодую и красивую, кстати) в пустыню. Одного не учла - что та все-таки не эльфийка, а демонесса, для которой пустыня - дом родной. Если уж хочешь избавиться, то надо убивать. Демонесса и сын её выжили, и от них произошел новый мощный народ - орки. А от сына Ибрагима и законной жены произошли два людских рода и десять эльфийских: Трилистник, Багряный Лист, Танцующее Пламя, Лесное Озеро, Парящий Орел, Горный Барс, Синица, Цветущая Вишня, Западный Ветер и Утренняя Звезда. Конечно, у эльфов были вначале другие имена, но потом, во время Великого расселения, они сами выбрали земли, где будут жить и придумали название становищ. Дурацкие, если честно, названия. По-отдельности красиво, а когда перечисляешь - смех берет.
  - А в жертву Ибрагим своего сына принести не пытался? - поинтересовался Павел. - Уж больно знакомая сказочка.
  - Не пытался, - сухо сказал Аарон.
  - А жену ему слуга не искал? И привел первую же эльфийку, напоившую его лошадей?
  Аарон взглянул на насмешника гневно и промолчал.
  
  Там, где были земли Багряного Листа, росла, естественно, багряница - дерево с листвой от оранжевого до бордового цвета. Как будто живешь в вечной осени. Она приносила плоды - мелкие и кислые яблочки, типа китайки. Эльфы варили из них варенье и делали легкое вино.
  Род Багряного Листа был один из самых больших. С ним мог сравниться разве что Трилистник и Синица. Трилистник был на границе, и там были, конечно, самые искусные воины, а Синиц просто было много - там были плодовитые женщины.
  Свои приняли Олу настороженно, косились недобро. Если б не защита главы рода, Аврелии, боюсь, её бы побили камнями. Казалось бы, в такой ситуации часть отчуждения должна была коснуться и Найки, но ничуть не бывало. Найку все обожали. Эльфы вообще очень трепетно относятся к детям. И человеческое дитя, и дитя орков, и щенка вервольфов приняли бы так же - были случаи. В роду были два мальчика близкого возраста, и их немедленно привезли Найке в компаньоны. И началось для девочки раздолье - с обязательной песочницей, беганьем по лесу, катанием на горках. Эльфы не ограничивали свободу детей - что им в лесу сделается? Тем более, такой пес рядом. Я, правда, думаю, что из-за затянувшегося детства эльфы просто уставали возиться с малышней. Дети - это уж очень хлопотно.
  Дома здесь строились обычные, не на вершинах деревьев. Здесь был красивый каменный город, с улицами, парками и фонтанами. Некоторые строения были даже трехэтажными. Была своя школа, мастерские, храм. Словом - тот же людской город, только чистота небывалая, и улицы широкие. Здесь жило больше пяти тысяч эльфов. Кроме того, некоторые эльфы жили в некотором отдалении от города. В гордом одиночестве. Именно такое одиночество и сгубило семью Олы. До сих пор было непонятно, как орки добрались до глубины эльфийских лесов и как смогли уйти. Было и еще несколько городов, помельче, и деревни.
  Павел развлекался вовсю, критикуя устройство домов и систему водопровода. Устраивал показательные порки, находя следы разрушений и трещины там, где он рассчитал. Спроектировал фонтан с цветными струями и карусель. Стоит ли удивляться, что ему уже через две недели провели экзамен на звание мастера, который он с блеском сдал. И получил, естественно, самую высшую - эльфийскую - степень.
  А мне было скучно. Я сначала бродила целыми днями по городу и жалела, что не двигаюсь дальше. А потом стало и того хуже - бесконечный дождь. Однако Аарон застрял в ратуше с провидцами, целителями и священниками. Все они пытались понять, отчего идет дождь, что делать с орками и почему рождаются морлоки, которых раньше видели едва ли не раз в тысячу лет.
  Ола сторонилась меня, считая в чем-то виноватой. Интересно, она не понимает, что все началось раньше, чем я появилась? Те же морлоки... Или потопы и засухи. Несезонные дожди. Невероятные набеги орков, наконец.
  Книги здесь все были сплошь на эльфийском. Я не понимала ни слова.
  Только и оставалось, что рисовать. Да что тут рисовать, когда вокруг пелена дождя, серость, и даже багряницы выглядят жалко и уныло? К тому же краски тут - невозобновимый ресурс.
  Скучно.
  А ведь мы ехали в Озерный край! Чего мы тут торчим? Дошло до того, что я нашла в библиотеке схематичную карту лесов и сделала себе копию. Если б не история с теми орками, я б точно поехала одна. Но как-то мне не больно хотелось попасть к ним в лапы.
  Дождались.
  В один день все проснулись от звона. Кругом били колокола, ревели трубы, над лесом стеной стояли дымовые столбы. Несмотря на противную морось.
  Мы все повыскакивали на улицу кто в чем: большинство в ночных рубашках - только рассвело.
  Все шумели, махали руками, и только мы с Павлом застыли на месте, переглянувшись. Мы, воспитанники советского детдома, потомки тех, кто пережил вторую мировую войну... Первая мысль, первый страх, преследовавший меня с детства - война. Помню, я раньше боялась низко летящих самолетов - а вдруг бомбу сбросит? Помню, у директора детдома не было руки - он был ветеран войны. Помню, как в сарае однажды мальчишки нашли неразорвавшийся снаряд. Чудом не рвануло... Павел, молча развернувшись, пошел в дом. Я за ним. Нас когда-то готовили к такой ситуации. Павел спокойно оделся, взял бумагу и стал рисовать. Я обычно вставала на рассвете, вместе с Олой. Она варила завтрак, я мыла полы. Поэтому, в отличие от большинства эльфов, я не щеголяла в неглиже.
  - Галка, ты требуше сможешь начертить? - спокойно спросил Павел.
  - Навряд ли, - так же ровно ответила я. - А вот катапульту с противовесом смогу.
  Он подвинул мне лист бумаги, и мы принялись рисовать.
  Когда через полчаса к нам влетел Аарон, дома не ночевавший, он застал просто идиллическую картину... Он посмотрел на нас безумными глазами и упал на стул.
  - Что, орки идут? - поинтересовался Павел.
  - На деревню Парящих орлов напали вчера вечером. Орки прошли через горы, - выдохнул эльф.
  - Интересно, как? Ты же говорил, там непроходимые ущелья. Ты же говорил, там ангелы!
  - Если б я знал, как, я бы здесь не сидел, а командовал войсками! - огрызнулся Аарон. - Я вообще не понимаю, что вы тут такие спокойные сидите!
  - Потому что мы готовы к войне, - вздохнул Павел. - Вот, держи - чертеж осадной машины, требуше, таран, облегченный арбалет и катапульта с противовесом от Галлы. Сюда бы Марка или Серёгу - мы б вам танк соорудили...
  - Готовы к войне? - изумился эльф. - Военные машины?
  - Паш, а помнишь, Лжедмитрий что-то вроде дельтоплана запускал? А греческий огонь?
  - Греческий огонь? Это мысль, - кивнул Павел. - Он вроде на мумиё делался. Интересно, можно ли здесь мумиё найти?
  - Вы так спокойно об этом говорите! - возмутился Аарон. - А война для эльфов - это смерть! Мы же убиваем себя!
  - Значит, не убивайте себя, - отрезала я. - Берите бинты, нитки и иголки, берите настои и мази и идите лечить! Потому что целительского дара вам не хватит! Берите продукты и кормите людей, которые за вас воюют! Стройте машины! Ройте окопы!
  - Гал, какие окопы? - спросил Павел. - Тут не великая отечественная! Тут тебе ни катюш, ни самолетов, ни танков.
  - Да ну? А драконы? Есть у орков драконы, Аарон?
  - Есть, - нехотя ответил Аарон. - Но ведь ты понимаешь... Эльфы...
  - То есть, убивать - это грех, а спокойно смотреть, как люди, защищающие вас, умирают - это не грех?
  Аарон покраснел.
  - Что делать будете? - спокойно спросил Павел. - Кто с орками воевать пойдет? Пока еще людей сюда доставим...
  - Собирают добровольческий отряд, - угрюмо ответил Аарон. - И все водящие души. Все четверо, которые сейчас есть в народе.
  - Я доброволец, - сказал Павел. - Хреновый из меня мечник, зато снайпер хоть куда.
  - Я пойду, - сказала я. - Я водящая души.
  - Я пойду, - сказала из дверей Ола. - Мне уже все равно.
  - Ну и я, естественно, - пожал плечами Аарон. - Я же целитель.
  
  Когда мы седлали своих лошадей и укладывали необходимые вещи, когда Павел нагрузил еще одну лошадь деталями своих машин, когда Аарон притащил торбу с мазями и травами, эльфы смотрели на нас как на умалишенных.
  А потом из рощи выехало три всадника - женщина и двое мужчин.
  - Подождите, мы с вами, - крикнул кудрявый Исав.
  - Мы с вами, - сказали Эммануэль и Лайла.
  - Отлично выглядишь, - кивнула Ола Лайле, как старой подруге.
  - Мы, эльфы, народ живучий, - усмехнулась Лайла. - Ты тоже ничего... Аврора.
  - Лайла - одна из первых в бою с двумя клинками, - похвастался Эммануэль. - Она уступала только одной эльфийке...
  - Не смотрите на меня, - грустно сказала Ола. - Не мне. Моей маме.
  - Там, за нами, еще отряд, - сказал радостно Исав. - Из Трилистников. Три десятка. Мы их обогнали.
  - Что же это, Трилистники идут, а мы тут будем отсиживаться? - возмутился какой-то юноша. - Что, у нас из десяти тысяч эльфов не наберется сотня-другая добровольцев?
  - Смею заметить, юноша, что Трилистники отправили лишь тридцать всадников, - ехидно сказал кто-то. - Да и род они весьма боевой!
  - Смею заметить, тридцать обученных и опытных всадников, - мгновенно огрызнулся Аарон. - Каждый из которых стоит десятка эльфов из Багрового листа.
  В толпе зашумели, заволновались, а Аарон тронул пятками своего коня и величественно поехал вперед. Мы поехали за ним.
  
  Отряд Трилистников догнал нас через пару километров. Да мы и не торопились.
  Эльфа, возглавлявшего отряд, я узнала сразу, несмотря на то, что все они обрезали волосы.
  - Брат, - мучительно скривил рот Аарон. - А как же мать? Это же... это же верная смерть...
  - Мать сказала мне, что она для того и родила сыновей, а не дочек, чтобы они защищали свой народ хотя бы и ценой своей души, - усмехнулся Иаир.
  - Узнаю матушку, - кисло улыбнулся Аарон. - Ну что, командир, поехали защищать свой народ?
  Я ехала рядом с Иаиром, в тесном строю, почти касаясь его ногой, и остро чувствовала его присутствие. Но еще больше меня грызла тоска. Если меня убьют, в принципе, хрен с ним. Никто плакать не будет. Оскар меня не слишком знает, чтобы безумно полюбить, переживет. Жалко только, что у меня с ним ничего не было! Много бы я отдала, чтобы тогда все же переспать с ним.
  - Скотина ты, Ара, - прошипела я эльфу. - Это ты во всем виноват! Если бы ты тогда в спальню к Оскару не приперся!
  - Если бы ты знала, Галла, как я жалею, - сокрушенно покаялся эльф. - Надо было вас поженить тогда. Хоть немного счастья бы урвали напоследок.
  На стоянке Аарон и Ола безжалостно обрезали волосы.
  - Это чтобы враг в бою не смог ухватится, - пояснила Ола. - Раньше бывало, что сдернут с коня за волосы и убьют.
  - Меня тоже остригите, - попросила Лайла.
  - А тебе незачем, - сказал мне на мой вопросительный взгляд Аарон. - Тебя в бой никто не пустит - ты слишком ценна. Тебе нас после боя вымаливать.
  Мы пошли не напрямик через лес - мы пошли подземным тоннелем. Ай да эльфы! Кажется, они и сами не знали, что такой существует!
  Знали Иаир и Аарон. Отличный тоннель, прямо метро! Да, и паровоз на угле - чу-чух-чух! Переглядываясь растеряно и удивленно, воины все же послушно разместились на платформах, огороженных лишь досками, завели лошадей по настилу. Аарон и Иаир запрыгнули в кабину. Павел, Ола и я полезли за ними.
  - Это откуда? - безмерно удивился шепотом Павел. - Это не ваша цивилизация!
  - Наша, не наша, - пожал плечами Аарон. - Ты такой наивный, думаешь, что первым пришел из техногенного развитого мира? Думаешь, эльфы там сроду не бывали? Ну думай дальше...
  - Но как это возможно?
  - А как вы сюда попали?
  - У этого волчонка был медальон...
  - У Шпака магнитофон, у посла медальон, - вставила я, заставив Павла фыркнуть.
  - Куртка замшевая... три... - продолжил Иаир в пространство.
  Я села на пол вагонетки от неожиданности и тупо уставилась на него, а он неожиданно подмигнул мне.
  Все врут! - говорила я судье. Теперь я поняла это еще яснее. Вот же сволочи! А как натурально удивлялись, как закатывали глаза!
  Мы с Павлом смотрели друг на друга и - редкий случай - понимали друг друга без слов.
  - Да они ваще оборзели! - говорили возмущенные глаза Павла. - Ваще! Нас используют, нас обманывают!
  - Ага! - соглашалась я. - Ненавижу эльфов. Теперь понятно, за что их люди не любят.
  - Все критяне лжецы, - поморщившись, выдал заключение Павел.
  - Во-первых, мы вас не обманывали, - прищурился Аарон. - Это, знаете ли, секретная разработка. На всякой случай. Во-вторых, я никогда не говорил вам, что не верю, что вы из другого мира. Следовательно, я о другом мире знал.
  - Да пошел ты, - отвернулся Павел.
  - В задницу, - добавила я и тоже отвернулась.
  Я чувствовала себя преданной, растоптанной. Нас развели как лохов. Нас облапошили. Нас заставили действовать по чужому сценарию.
  - Иен - ваш казачок, да? - тусклым голосом спросил Павел. - Вы его отправили за Галлой?
  - Нет, - спокойно сказал Иен, положив руку мне на плечо. - Галла - это бонус. Нам она попалась случайно. Нам нужен был совсем другой человек. И Иен на самом деле не агент. Он просто попался под руку. Он сбежал из своего мира в ваш и довольно долго там прожил. Вот мы и предложили ему сделку - он находит этого человека, мы его впускаем обратно.
  - Зашибись, - пробормотала я. - А нас зачем взяли? И брали бы своего человека.
  - Он действовал по обстоятельствам. Он тебя случайно нашел, когда ты пела песню жизни. И решил, что для выкупа хватит тебя. А когда увидел остальных... У него сработало понятие "стая". А стая - это нечто большее, чем просто набор людей. Это как раз тот случай, когда 1+1=3.
  - А тот человек... вернее, не совсем человек... Он к тому времени погиб, - продолжил Аарон. - Очень подозрительно погиб.
  - Дашка, что ли? - сообразил Павел.
  - Нет, - деревянным голосом сказала я. - Это Алехандро. Они искали Алехандро.
  - Нафига? - изумился Паша. - На кой ляд им этот... гомик?
  - Он не гомик, - возразил Иен возмущенно. - Он ангел. Падший ангел.
  Павел подошел к стенке и принялся методично биться об неё головой, поочередно вспоминая известные матерные ругательства. Я вдруг сообразила, что упитанный и невоспитанный (какой невоспитанный!) обнимает меня за плечи, и скинула его руку.
  - И нафига вам падший ангел? - устало спросила я, видя, что Павел несколько невменяем.
  - Ангелы обладают небывалым могуществом, - вздохнул Аарон. - Они могут исчезать и появляться, быть невидимыми, изменять ткань бытия, в бою они неуязвимы. Если б нам удалось его заполучить, хрен бы орки на нас посмели напасть. А вообще они до нас не снисходят, ангелы. Они даже между собой не особенно общаются. Они - ипостась Бога. Его слуги. Его голос. Его руки. Они слышат только Бога...
  - А падший ангел - это как?
  - Иногда между мирами возникают воронки. Видимо, его затянуло к вам. Я думаю, остальные даже внимания не обратили, что один пропал. А может, таково его предназначение, я не знаю. Мы вообще ничего про ангелов не знаем, кроме того, что они есть.
  - А они размножаются? Откуда они берутся?
  - Не знаю. Я только читал, что их всегда одинаковое количество. Сколько, не знаю.
  - Держу пари, что 273. Или сколько там население Ватикана ? - пробормотал Павел. - В упор не помню...
  - Ангелы свободно перемещаются по всем мирам, - продолжал Аарон. - Сколько миров, не знаю, но все они делятся по близости к Богу. Наш, видимо, самый близкий, раз база ангелов здесь. Ваш, видимо, соседний. Довольно часто... ну как часто... пару раз в сотню лет... от вас к нам кого-нибудь затягивает, или от нас к вам... Есть миры куда более развитые, чем вы и мы. У них катаклизмы происходят реже. Однажды, много сотен лет назад, сюда затянуло кого-то из развитого мира. К сожалению, он угодил в земли вервольфов. Он-то и сконструировал портал, чтобы вернуться к себе. Тот, единственный, скрытый в Лихолесье. И несколько амулетов перемещения в Цитадель. И еще в другие миры. Большинство этих амулетов уничтожено. Сам этот человек все же вернулся в наш мир и здесь умер. У эльфов есть амулет в ваш мир, в Россию. У вервольфов - в Цитадель, и, видимо, не один. Только Бог знает, что у них еще есть. И портал, которым никто не умеет управлять.
  У Павла вспыхнули глаза.
  - Я могу вернуться? - с любопытством спросил он. - Домой?
  - Можешь, - любезно согласился Иаир. - Через 100 лет.
  - Через 99 лет и 132 дня, - поправил его Аарон. - Я недавно подсчитывал. Им можно пользоваться раз в сто лет. Долгая подзарядка.
  Я закрыла глаза. Подведем итоги. Хотя эльфы знали про наш мир и иногда заглядывали, нас они не заманивали и не планировали использовать. Зато нас разыскивал Трибунал.
  - Вероятно, Трибунал, как и Иен, охотился за Алехандро, - задумчиво сказал Павел, опять прочитавший мои мысли. - И уничтожил его. А потом вышел на "стаю" и начал методично выбивать. Алехандро, Даша, Стасик, покушение на Нику... Почему? За что? Алехандро - ладно, а нас за что?
  - Потому что 1+1=3, - любезно ответил Аарон.
  - Нет, - неожиданно сказала Ола, сидящая тихо, как мышка. - Из-за орочьего пророчества.
  Мы уставились на неё как бараны. Она чуть улыбнулась и продолжила:
  - Что смотрите? У орков тоже есть пророки, а, точнее, оракулы. Так вот, войну они уже давно планировали, силы копили. И бегали к Оракулу - что делать, когда нападать? А этот... Оракул, короче, им раз за разом повторял: народ, затерянный во времени, не победить. Война бессмысленна, если хоть один из тех, кто поворачивает время вспять, поворачивает время вспять.
  - Ника! - хором воскликнули мы с Павлом, переглянувшись. - Они искали Нику!
  - А Оскар? - спросила я потрясенно (каково это осознать, что ты, которая считала себя главной фигурой, просто пешка, а?). - Почему не убили его?
  - А его убили, - ровно сказал Аарон. - Цитадель была выжжена через неделю после нашего отъезда.
  Нет, нет, нет! Этого не может быть! Этого не должно было быть! Я не верю!
  Кажется, я закричала. Кажется, я билась в истерике, так что трое здоровых мужчин не могли удержать меня. Я рыдала и проклинала их всех до седьмого колена. А потом была страшная боль в голове и груди, и я, кажется, умерла. Боже, какое счастье!
  Открыв глаза, я увидела бледные лица Аарона и Исава, этих горе целителей.
  - Будьте вы прокляты, - хрипло произнесла я.
  Горло саднило. Страшно болела голова. Не двигалась правая рука.
  - Гал, ты прости меня, - тихо сказал Аарон. - Я не знал... Я не думал, что ты так это воспримешь.
  - Глупец, - горько вздохнул Павел. - Я же тебе говорил, она искала его тридцать лет.
  Ола села рядом со мной и крепко меня обняла. У меня не было сил сопротивляться. А поезд уже не двигался...
  - Ты поплачь, - сказала Ола. - Будет легче. Мы, эльфы, к сожалению, народ живучий. Мы не умираем от таких вещей. Уж я-то знаю. Можно потерять душу, но это не выход.
  С другой стороны села Лайла. Она молчала, но я видела, что её потеря была свежа. И я заплакала, зарыдала, сотрясаясь. Заплакала и Лайла. Заплакала Ола. Мы сидели и оплакивали свои мечты, свою жизнь, свой удел. Три несчастные женщины, потерявшие кусок мира. Самый нужный кусок.
  Позже Аарон скажет мне, что у меня едва не разорвалось сердце. Я намеренно пыталась умереть, и лишь объединенные усилия двух целителей спасли меня.
  Я не очень помню, что было дальше. Все было, как в тумане. Мы выехали из какой-то пещеры в горах - на лошадях. Разбили лагерь. Я плакала. Снова плакала. Мне что-то говорили, но я не слушала. Наверное, был бой. Возможно, не один. Ко мне приходили эльфы - знакомые и незнакомые, с руками в крови, с тьмой в сердце. Я смотрела на них и отворачивалась. Мне было все равно.
  А потом я очнулась. Меня словно кто-то звал:
  - Галя, Галя!
  Я встала, обулась (была ночь и все вокруг спали, но я не могла спать) и пошла. Передо мной был свет.
  - А ну, прекращай киснуть, - сказали мне. - Давай, делай свое дело. Ты - водящая души. Один из самых щедрых даров. Еще немного, и он будет отнят у тебя.
  Я подняла голову на говорившего и ахнула. Потом со всей силы ударила себя по щеке. Больно. Значит ли это, что я не сплю? Или опять Аарон опоил меня наркотой?
  - Давай я стукну? - предложило светящееся существо и, не дожидаясь ответа, заехало мне такую оплеуху, что я отлетела на метр назад.
  - Всю жизнь мечтал это сделать, - довольно заявило существо, потряхивая рукой.
  - Ты... Ты умер, - прошептала, наконец, я, немного очухавшись. - Причем на моей памяти два раза.
  - Только один, - вздохнул Саша. - Первый. А потом вы с Никой и Пашей меня здорово вытащили, надо признать. Если бы не вы, я бы однозначно умер. Перестал быть. Потому что одно дело - умереть, защищая ребенка - это и не смерть вовсе, а наоборот, повышение, а вот умереть от передоза, да еще после бурного группового секса - это печально. К счастью, Господь милостив. И весьма предусмотрителен, ты не находишь? Если б наши опекуны не собрали нас всех в одном месте, вы бы не смогли вернуться в этот мир, повернуть время, я бы не выжил... Для воинства небесного, конечно, невелика потеря. Появился бы новый ангел и дело с концом. Но вот эльфам без вас пришлось бы туго. Смертельно туго.
  - А! - почесала я голову. - Выходит, мы должны спасти мир?
  - Выходит, что так.
  - И все ради этого? Начиная с нашего рождения?
  - Наверное, - пожал плечами Саша. - Я не знаю. Кто я такой, чтобы спрашивать Его о чем-то? Я лишь тень от Его крыла, эхо Его слов, и счастлив этим. Быть рядом с Ним - высшее блаженство.
  - А чего ко мне пришел? Сидел бы... у Его ног.
  - Понимаешь, - замялся Саша. - Вы меня вытащили... Нет, я понимаю, что это не ради меня, а ради Маши... Но все равно... Вы меня спасли. И я оказался с вами связан. Нет, не физически и не духовно даже... Скорее, душевно. Вы мне интересны. Ангелы вообще-то бесстрастны. Они любят только Бога и творение Его в целом. Не переходя на личности. А я, как видно, все же бракованный. Не зря же я на Землю, да еще и в Россию, угодил. И не справился там. И я ощущаю, что вам должен.
  Саша в волнении ходил широкими шагами взад-вперед. Очевидно, он и сам был озадачен своим состоянием. Он сейчас был как с иконы - длинные волнистые волосы, белое одеяние в пол непонятной конструкции - и не широкое, и не облегающее, похожее, пожалуй, на одежду католических кардиналов, только без пояса. На солнечном лике - выражение муки, глаза сверкают. Он обхватил себя руками и запрокинул голову - ах, как он был хорош! Вот только ощущение дежа-вю не покидало меня. В похожих одеждах он разгуливал по подиуму, даже походка его была такой... как у Ники, от бедра, по одной линии. И эти жесты - была в них некоторая нарочитость, театральность.
  - Не переживай, - грустно сказала я. - Помнишь - мы только винтики в машине бытия. Возможно, в этом и была твоя миссия - сломаться. Чтобы открыть Никины способности, например. А вот разрушение Цитадели... Слушай, ты, ангел, скажи - они все, все-все погибли? И Оскар?
  - Нику захватили, - сказал Саша. - Им Оскар был не то что не нужен - смертельно опасен. А вот Веронику можно использовать. И Цитадель-то стояла как объект привязки. Им надо было выманить вас. А медальки на здание настроены...
  - Кому - "им"? - быстро спросила я.
  Саша резко остановился, будто налетел на невидимую стену.
  - Я и так уже сказал куда больше, чем имел право, - пробормотал он. - Мне пора. Ты только не хандри больше.
  И он исчез, оставив после себя лишь легкое сияние, постепенно растворившееся в воздухе.
  - А вот Веронику можно использовать, - повторила я его слова задумчиво. - Так-так. Так-так. Или, как говорят англичане, well-well-well...
  Было темно, кругом были кусты и камни, и я, пока возвращалась, едва не поломала себе ноги. Никто не заметил моего отсутствия - не поняла? Часовых нет, ночью, в самое время для нечисти, все бессовестно дрыхнут. Самоубийцы, да?
  У Паши щека распорота. Аарон бледен, едва дышит, но внешне невредим. Ох, Исав отрезал свои кудри... Раз, два, три, четыре... На шестом десятке я сбилась. А вот этот из Багряного Листа, кажется... Пришли все-таки? В целом состояние удовлетворительное, утром еще глаза погляжу.
  А вот Веронику можно использовать!
  Родные мои, любимые, смелые, юные! Я вас вытащу, вытащу! Даже если для этого придется угробить Нику. Да я сама в лепёшку расшибусь, но вы все будете жить! И не будет войны... Никогда.
  - Живая, - выдохнул кто-то. - Вернулась!
  - Ола!
  - Да я в кустики ходила... Вернулась, а тебя нет.
  - А почему часовых не выставили?
  - Дак отбились же! Всех поубивали. Десяток с Иаиром во главе ушли вперед, на разведку.
  А, Иаир...
  - А ты чего спрашиваешь, сестра? - прищурилась Ола. - Задумала чего?
  Я неопределенно пожала плечами.
  - Пойдем, поболтаем, - предложила Ола. - У меня кое-какие мысли есть. И Лайлу возьмем, она девочка умная.
  Я кивнула.
  Мы осторожно шагали среди спящих.
  - У нас шестерых убили, - шепотом рассказывала Ола. - Раненых почти половина. Павел много из кустов расстрелял, он хитрый. А то, что у него щека распорота, так он легко отделался. Это он с дерева свалился. Ты представляешь - шестерых эльфов больше нет. А они совсем молоденькие, младше меня. Им бы еще тысячу лет жить...
  Я закрыла глаза и вспомнила братскую могилу времен 1-й Мировой, которую мы нашли, когда на картошку ездили в педучилище. Да, я представляю.
  - Ну что, девочки, по пиву? - весело предложила я, устроившись на бревнышке в стороне лагеря. Хотя пиво я не любила.
  - Разве что по винцу из багряницы, - поддержала шутку Лайла.
  Ола только улыбнулась.
  - Гал, ты как? - тихо спросила она.
  - Жить буду. Ол, ты жила у орков... сколько?
  - Три года.
  - Но ты говорила...
  - А что мне сказать? Что орки у меня роды принимали и даже освободили от особо тяжелых работ на кухне? - с горечью ответила Ола. - И даже некоторое время не навязывали свое общество по ночам?
  Я закусила губу. Господи, бедная девочка!
  - А вам не кажется, что-то неправильно? - нарушила молчание Лайла. - Я вот уверена, что нас сюда специально выманили. Чтобы мы в другое место не подались. Не так уж и много тут орков. Наши-то в засаду попали, вот их и вырезали как молодой кустарник. Да и как тут вообще могли очутиться орки? Парящие Орлы стерегут все известные перевалы. Горные Барсы проглядели все пещеры. Орки через горы не переходили.
  - Десант! - осенило меня. - Драконы тут бывают?
  - Днем драконов не видели, но вот драконьи экскременты, извините, Барсы нашли. Причем целую кучу и в одном месте, - вспомнила Лайла.
  - Вот дьяволы! - воскликнула Ола. - Да они, никак, орков по ночам переносили. Через те же перевалы! Драконы летают высоко и быстро. А в последнее время все дождь был, тучи - ни луны, ни звезд! Вообще ни зги не видно. А в грозу ветер воет, гром гремит - и не слышно...
  - Ола... - протянула я. - А в Цитадели было трое орков, они за свет были... Это нормально?
  - А сама-то как думаешь? - насмешливо спросила Ола. - Всего трое...
  - Где три, там и тридцать три. Что ты знаешь об орках?
  - Ну как... У орков мужчины и женщины живут отдельно... В разных деревнях. Встречаются раз в месяц на случку. Потом опять по своим деревням. Дикари! В некоторых племенах принята, как бы поизящней выразится, нежная мужская дружба. Ну потом мальчиков приносят к мужчинам, где-то в полгода. До полугода грудью кормят. Как уж их потом мужики растят - не знаю. К моей Найке они, слава Богу, не подходили.
  - А Найка точно?..
  - Найка - дочь моего покойного мужа и точка, - резко сказала Ола, глядя мне в глаза.
  Врет? Или нет? А мне какая разница?
  - А как бороться с драконами, девочки? - спросила Лайла.
  - Никак, - коротко ответила Ола.
  - А слушать? - поинтересовалась я. - Мы же не зря зверей и птиц понимаем? Надо их слушать, они сообщат... И надо смотреть, где на местности может разместиться дракон. И прослеживать поляны.
  - Да, они ж громадные! - радостно сказала Лайла. - Для них нужно много места! И место должно быть скрытным. Надо карту.
  - Рассветает, девочки, - вздохнула Ола. - Надо завтрак варить. На всю ораву. Эх, доля наша женская...
  Я с иронией взглянула на неё. Готовить Ола любила и делала это быстро и умело. Не иначе, как у орков научилась.
  Мы наварили каши, причем Ола показала нам растения, отвар которых был и по консистенции, и по вкусу похож на молоко. Так что каша получилась знатная.
  Аарон, проснувшись позже всех и увидев меня с миской каши, мирно беседующую с Иаиром, вскочил как ошпаренный.
  - Галатея! Радость моя! - завопил он и бросился меня обнимать. - Очухалась! Родная!
  Я опешила от таких эмоций и едва успела поставить кашу.
  Иаир с ревностью наблюдал, как Аарон едва не таскает меня на руках, и потом сразу же сказал:
  - Он тебя с ложечки кормил, как нянька, а ты отворачивалась...
  Я пожала плечами и рассказала ему про догадку с драконами.
  - Я уже думал над этим, - кивнул он. - Вот, гляди...
  Он расстелил на земле карту, и мы принялись отмечать крестиками достаточно широкие поляны.
  - Как думаешь, им непременно дождь нужен? - спросила я.
  - Или дождь, или новолуние... Или хотя бы пасмурность. Тут, в горах, все время облака. Ночью да за тучей дракон будет незаметен. Эта ночь была ясной и светлой, мы, когда патрулировали, ничего не заметили. Однако прошлая была пасмурной и ветреной. Я бы проверил полянки.
  Он собрал карту, подозвал начальников десятков, посовещался и объявил выход через полчаса.
  Мы быстро собрали вещи, погрузили на лошадей и выдвинулись в путь.
  - Галла, ты в порядке? - подъехал ко мне Аарон. - Что-то ты чересчур бодрая.
  - Ну конечно, - протянула я. - Плачу - не нравится, веселюсь - тоже не угодила.
  - Угодила-угодила, - замахал руками Аарон. - Просто так неожиданно...
  Я пожала плечами. Рассказывать о визите ангела мне не хотелось.
  Ехали мы мирно болтая и перешучиваясь, и это нас сгубило. Совершенно неожиданно из кустов выскочили орки. Засада! Время словно замерло. С ужасом я смотрела, как переднего всадника - Иаира - орк проткнул насквозь широким мечом, и Иаир медленно, без звука падал с коня.
  - Это ничего, эльфы народ живучий, - промелькнуло у меня в голове. - Аарон...
  И другой орк отрубил Иаиру голову, даже не дав телу упасть.
  Я закричала. Завизжала. И все завертелось с небывалой скоростью. Кто-то сдернул меня с лошади и зашвырнул в кусты. Кто-то (Павел, конечно) сунул в руки арбалет. В тот же миг и первый, и второй орк захрипели, пытаясь выдернуть из горла арбалетные болты.
  А орки все выскакивали и выскакивали из кустов. Упал кудрявый Исав. Ржали лошади. Кричали и орки, и эльфы.
  - Дело не в нашу пользу, - спокойно сказал Павел. - Надо валить. Ну что смотришь? Надо собирать ополчение.
  Он выпустил последний болт и начал осторожно отступать, как вдруг ахнул и завалился на бок. В груди у него торчал метательный кинжал.
  - Вот незадача, - удивленно пробормотал он. - И как так получилось?
  И тут изо рта у него потекла кровь и он замолчал...
  В глазах у меня сгустилась тьма. Я ухватилась за ветки дерева и поняла, что сейчас грохнусь в обморок.
  В этот момент мимо меня мелькнула тень. Я отшатнулась, тьма окончательно захватила меня, а что было дальше, я не знаю.
  Очнулась я от того, что было холодно. Было жутко холодно и жестко. Я открыла глаза и не заорала только потому, что ледяным дыханием стиснуло горло. Я была опутана веревками как колбаса, а перед глазами моими была земля. Далеко-далеко внизу. Я летела на драконе. Жесткая костяная чешуя впивалась в живот и бедра. В общем-то, я обрадовалась, что ощущаю её, потому что лететь вот так, вниз лицом, было страшно. Я закрыла глаза, но так было еще страшней.
  Помню, когда-то я проходила по мосту над пропастью - не по канатному, нет. По твердому добротному мосту. Так вот, я заглянула вниз и потом шла еле-еле, полувися на спутнике. Не будь со мной близкого мне тогда человека, я бы добиралась до края моста ползком на брюхе. С тех пор я боюсь мостов. Даже проезжая в машине, жмурюсь. Вот сейчас я очень ярко вспомнила все тогдашние ощущения, и возблагодарила Бога за крепкие веревки и за того, кто так старательно меня связал.
  Закрывая глаза, я видела кровь, текущую изо рта у Павла, и голову Иаира, подпрыгнувшую как мячик... Как же мне жить с этим? Неужели они все погибли? И Аарон, и Ола, и Лайла? И еще сотня незнакомых мне, но оттого не менее любимых сородичей?
  Слез не было. Не было паники и горя. Была боль в груди и ярость - холодная, глубокая. Как посмели? Наверное, когда я узнала про смерть Оскара, во мне что-то сломалось. И тем не менее... Ола убила всех своих мучителей. Хладнокровно зарезала во сне. Мне, когда Павел сунул в руки арбалет, не удалось выстрелить ни разу. Я просто оцепенела. Смогу ли я убить? Господи, я надеюсь, что Ты не дашь мне такого выбора - моя жизнь или жизнь другого!
  Раздался гортанный голос, выкрикнувший что-то на языке, похожем на немецкий, и дракон пошел на снижение. Я снова почувствовала тошноту и головокружение.
  Приземление было отнюдь не мягким. Туша дракона с грохотом рухнула вниз, отчего меня подкинуло так, что веревки чуть не разрезали меня на тонкие ломтики, и еще некоторое время колыхалась. Довольно быстро меня отвязали, сняли (я, оказывается, еще и на подстилке лежала, кто бы мог подумать!) и довольно бережно уложили на землю, правда, опять лицом вниз. Удалось мне увидеть лишь черные пыльные босые ноги. Как же это они воюют босиком? Впрочем, сам факт того, что я лежу здесь спеленатая как младенец, говорил о том, что воюют они вполне удачно. Кстати, о младенцах! Мочевой пузырь давал о себе знать все настойчивее. И это хорошо еще, что я женщина... И потерпеть могу.
  - Эй, там! - громко сказала я в землю. - Мне надо в кустики. Военнопленные тоже люди... в смысле эльфы...
  Орки загоготали - значит, понимают всеобщий язык. Меня рывком подняли на ноги, надавали пощечин (видимо, чтобы побыстрей пришла в себя) и изволили развязать веревки, оставив связанными только руки. Я почти бегом, не обращая внимания на начавшие отходить ноги, бросилась за ближайший куст. К моему ужасу, огромный и уродливый орк пошел за мной.
  Да плевать! Все лучше, чем описаться у всех на виду! К тому же я в широкой юбке!
  Закрывшись юбкой, буквально на ощупь, я сделала все свои дела под неотрывным взглядом этого чудовища. Сволочь! После чего гордо выпрямилась, поправила юбку и смерила его насмешливым взглядом. Кстати вспомнилось недолгое время, отработанное когда-то в детском доме - как практика в педучилище. Никто больше не захотел идти, да, собственно, и я не рвалась, а очень даже сопротивлялась. Но это оказалось бесполезно - я же детдомовская! И попала-то я не на малышей, а на подростков, и не в образцовое учреждение, а в самый настоящий зверинец. Так что после того лета что мне орки? Правда, орки покрупнее будут, но и детдом - это вам не мальчики из церковного хора. Там противостоишь не одному человеку, а группировке, а десяток мальчишек 13-16 лет такого вот здоровяка уложит на раз-два-три. И сожрет.
  Так что я спокойно, задрав подбородок, прошествовала мимо здоровяка и, выйдя на полянку, чинно уселась на бревнышке, расправив юбку. Ударят - не ударят? Прилетит оплеуха - тогда будем менять тактику. Внутри все дрожало как желе, но я стиснула руки, до искорок в глазах прикусила язык и заставила себя не трястись крупной дрожью.
  Хвала Господу, ничего не прилетело, и я немного расслабилась. Только тот, кто сопровождал меня, что-то сказал, наверное, непристойное, и все захохотали - но мне-то что до этого?
  Потом они стали жарить мясо - о, мясо! Надеюсь, что не эльфийское. Мясо-мясо-мясо! Интересно, они это специально задумали, чтобы меня оскорбить? Я же эльфийка и не должна есть мясо! Надеюсь, их ждало разочарование, потому что в брошенный мне кусок мяса я вцепилась едва ли не с урчанием. Обжигаясь и захлебываясь слюной, я изо всех сил заставляла себя тщательно прожевывать, а не глотать крупные куски. Мясо, кстати сказать, было великолепно - нежное, мягкое и хорошо прожаренное. Однако я ожидала, что орки едят пищу с кровью, а то и сырую! Только бы не эльфятина!
  Из пленных, по-видимому, была я одна. С одной стороны - хорошо, а с другой - неужели убили всех-всех?
  Вожак стаи - здоровенный обритый нигер (к черту политкорректность!) с обилием татуировок на лице и руках - подошел ко мне и с ворчанием сграбастал мои волосы и принялся щупать. Я оттолкнула его лапу и убрала волосы назад, показав уши. Да. Ни разу не эльфийские. Он удовлетворенно кивнул и сказал что-то. Ко мне подошел очередной орк. Некоторое время я разглядывала его, пока не поняла, что это "она". Надо же, а Ола говорила, что мужчины и женщины-орки не общаются друг с другом кроме как для продления рода! Или это гермафродит? Вроде не похоже. Обтягивающие брюки не выдавали наличие первичных половых признаков, зато грудь, несомненно, была. Меньше, чем у меня, ха!
  Нет, все-таки бабы - дуры. Сижу тут, грудью с орчихами меряюсь, а того и гляди меня пристукнут.
  - Ты мясо любить? - с интересом спросила орчиха.
  - Только не эльфятину, - сказала я.
  Орчиха закудахтала от смеха.
  - Мы человек не едим, - сказала она. - Эльф не едим, орка не едим. Мы кабана едим, и птица, и олень. Дикари едят. Дикари плохие орки.
  - Спасибо, - с чувством сказала я. - Я очень рада.
  - Тебя Галла зовут? - спросила орчиха и стукнула кулаком в грудь. - Я Орра-Ла!
  - О-ля-ля, - тоскливо протянула я. - Да, я Галла.
  Орчиха оглянулась на своих и шепотом сказала:
  - Твои эльфы совсем плохо. Святого убили. Девку одну убили. Остальных вервольфы отбили. Вовремя успели. Много вервольфов пришло.
  Я тяжко вздохнула, закусила губу.
  - А меня зачем не убили?
  - А зачем тебя убивать? - удивилась О-ля-ля. - Ты лежала дохлый, нас не била, не стреляла. Мы когда убегали, тебя взяли. А теперь тебя Старику отдадим, нам подарок будет.
  Кто-то резко окликнул орчиху, но она погрозила ему кулаком и залаяла в ответ. Однако от меня отошла.
  У женщины татуировок не было, и одета она была опрятней других. На ногах у неё были сандалии с толстой кожаной подошвой, брюки по колено из грубой серой ткани чистые и без дырок, а безрукавка со шнуровкой на груди украшена бахромой и бисером. В волосах, коротко остриженных, тоже бусины. В ушах есть отверстия под серьги, но серёг нет. И ямочки на щеках... Мужчины все как один были в таких же штанах, как у орчихи, разной степени потертости, у кого-то почище, у кого-то совсем засаленные. Безрукавки же были не у всех, а у кого и были - в крови и в разрезах. У всех мужчин были татуировки на руках, у самого крупного и еще у парочки - и на лице. Крупный был одет более роскошно - и безрукавка у него была не сизо-желтой, как у остальных, а некогда ярко-синей и с клочками меха. И вместо сандалий у него были добротные ботинки на шнурках. На шее у него было ожерелье, а в ухе - крупный бриллиант. Да и клыки у него были покрупнеё, чем у остальных. В общем, типичный альфа-самец, малосимпатичный субъект.
  Если бы от рук именно этих орков не погибли мои друзья, я могла бы признать их право на существование. Не такие уж они были и дикие. Их было девять штук, одна была женщина, и только она была невредима. У остальных были ранения, тяжелые и не очень. У одного было обрублено ухо, у другого не хватало пальцев на руке, у двоих распорот бок, у главаря страшные раны на шее и на бедре... О-ля-ля штопала раны, накладывала повязки. Мне стоило огромного труда удержать свои познания в медицине. Иголку надо прокалить! Рану промыть спиртным или хотя бы чистой проточной водой из ручья, а не из котелка, в котором плавали ошметки каши. Сломанную руку - в лубок. Спокойно, Галла, это враги! Клятву Гиппократа ты не давала.
  А дракон-то! Мне позволили посмотреть на него - ну и громадина! На вид - с целый дом! Трехэтажный и четырехподъездный. Глаза у него желтые, как у ящерицы, а кожа похожа на камень. Если бы он закрыл глаза и подобрался - пока не пошевелится, и не поймешь, что это не скала. Да еще эта тварь мимикрирует - вон с зелеными пятнами стал, издалека как холм.
  Надо же - крылья как складываются! Как у мыши летучей. Сбруя на этой твари, кажется, гвоздями прямо к чешуе прибита, я валялась на самой шее, там узкое место. Да, на этой громадине, пожалуй, целый десантный полк разместить можно. Сверху на относительно ровной спине прямо-таки сиденья приделали, с деревянными решетками. Прямо-таки летающий автобус!
  Орки перевязались, умылись и постирались в ближайшем ручье, а потом начали залезать на дракона. Мне главарь вежливо показал блестящий кинжал - дескать, пожалуйте, гостья дорогая, в карету, а то, не ровен час, порежетесь ножичком. Мерси, любезнейший, всенепременно! Связывать меня не стали, и на том спасибо - да и куда я денусь с подводной лодки? Посадили ближе к хвосту, на одну лавку с женщиной. Глядя, как О-ля-ля закрепляется ремнями из кожи - на талии, бедрах и через плечи (ну прямо как страховка на каруселях), я последовала её примеру. Правда, дырки на ремнях были проколоты под значительно более крупных существ, а я даже самому низкому орку не доставала до плеча, что уж говорить об объемах? О-ля-ля поцокала языкам, показала ямочки на щеках и узким кинжалом проделала мне нужные отверстия в ремнях, да и сама меня пристегнула.
  В полете на драконе страшно все - и взлет, и посадка, и сам полет. Не думаю, что я когда-нибудь смогу к этому привыкнуть. Хотя на самолете я не боялась. Но на самолете невозможно вывалится из иллюминатора, пока он не отвалится. А там уже боятся поздно. В общем, к своему позору я обнаружила, что сижу, зажмурившись и вцепившись в руку орка. Ну или орчихи - не суть важно. Орчиха не сопротивлялась. Летели мы, наверное, часа три и как ни странно, не от гор, а в горах между вершинами зигзагом, отчего я еще больше дрожала. Было холодно. Очень холодно. У меня пальцы ног онемели, а орки были частично босые и в мокрых рубашках! Спасибо, О-ля-ля, у которой тоже зуб на зуб не попадал, накинула мне на плечи шерстяной плед и сама спряталась в такой же с головой...
  Приземлились мы на огромный утес над пропастью. Орки легко спустились со своего ящера, и на руках снесли нас с орчихой. Они были довольно бодры, несмотря на проледеневшую одежду. Нас и вещи занесли в небольшую пещерку, бросили на пол и завалились спать, не потрудившись даже развести огонь, чем с кряхтением занялась О-ля-ля.
  - Дикари проклятые, - с ворчанием таскала она поленья. - Напились своего отвара колдовского и мнят себя героями. Без зелий-то, поди, и на дракона не полезут.
  Я с изумлением смотрела на неё. Говорила она на общем языке ничуть не хуже эльфов, совсем не так, как в первый раз.
  - О-ля-ля, - пораженно сказала я. - Ты так хорошо говоришь!
  - А ты думала, я такая же дурочка, как эти? - усмехнулась орчиха. - Как бы не так. Я в Белорыбице школу с отличием закончила, да еще в университете училась на добыче полезных ископаемых. Не закончила, правда - все война это проклятая! Но если бы эти мордатые узнали, мне бы сразу жить надоело.
  - А ты не боишься? - я осторожно кивнула на спящих.
  - Да ну, - пожала плечами орчиха. - Они как мертвяки до утра - такое зелье. Зато днем они бесстрашные и неуязвимые воины. Хорошее, кстати, зелье, мы таким рожениц поим... Только что привыкание вызывает.
  - Поэтому ты не пьешь?
  - Ага, - кивнула орчиха. - Ты есть будешь?
  Есть я буду. Да, и мясо холодное, и горький, с травами, хлеб. И даже воды из баклажки хлебну.
  - Ты тогда мне сказала... - нерешительно начала я. - Что Аарон...
  - Да, увы, - вздохнула орчиха. - Наши много уложили. Ты тоже пойми... Они же мужики... Они не сеют и не жнут, не выращивают овощи... Вот и лезут на тех, кто это делает. Мы, женщины, давно уже объединились и впряглись - и выживаем же как-то. И скот у нас есть, и финики, и кокосы, и бананы, да и злаки кое-где выращиваем, не везде же воды нет. А еще алмазные копи... Но мы же женщины, а что хорошего может быть от женщины? Нечистое существо, глупое и примитивное... рабыня...
  - И вы миритесь? - возмущенно спросила я.
  - Ага, щас! - весело ответила О-ля-ля. - Сначала, конечно, пришлось убеждать мужиков, что мы настолько нечисты, что нас нужно селить отдельно, а потом начали совершенствоваться. Самых умных девочек отправляем в школы, конечно, подальше от пустыни, да и мальчиков не всех отдаем. Никто же учет не ведет... Есть у нас в глубине пустыни скрытый город... Эх, эти молодчики раньше времени в войну полезли... У нас такой вождь растет, такой вождь! Мой брат, между прочим. Мальчишка - золото. Умница, каких мало, сильный, расчетливый, хитрый! С него должно было начаться объединение племен! А тут - война.
  - Не боитесь, что ваш золотой мальчик вас кинет? - угрюмо поинтересовалась я. - Возьмет и ваш тайный город снесет до основания.
  О-ля-ля пожала плечами.
  - Может, и кинет, кто их знает. Да вроде не должен. Он же среди эльфов рос, мы его специально эльфам подкидывали. Ему пятнадцать стукнуло, когда они его отправили в пустыню к своим. Орки хоть и взрослеют чуть быстрей эльфов, все же в 15 он еще ребенок был... Проблема только теперь ему жену найти. Оркские женщины ему не интересны, а эльфийка за него не пойдет. Разве что придется ему искать полукровку. Ведь по оркским обычаям вождем может стать только орк женатый.
  - А помолвка годится? - поинтересовалась я.
  - В принципе, да, - кивнула О-ля-ля. - А что, у тебя есть идеи?
  Идеи у меня были. Но я не доверяла оркам, хоть О-ля-ля и произвела на меня впечатление. Да и все равно уже поздно...
  - А вообще с чего орки решили на войну идти? - спросила я. - Ну ладно, были набеги, но Цитадель с успехом их отражала... Что такого случилось, что все как с цепи сорвались?
  - Не знаю, - раздраженно ответила орчиха. - Они уж лет сто все собирались и собирались... Тренировались, оружие готовили, карты делали. Это уже как присказка была. Мы были уверены, что у них это уже привычка - собираться воевать. А они вдруг собрались кучей - и на Цитадель. Смели её с ходу, вот только как? Цитадель взять невозможно! Там же Князь Времени! Стоит ему пожелать - и время повернется вспять! И вдруг - Цитадель взята. Князь Времени... Они били его... плевали ему в лицо... глумились. Я была там. На следующий день. Мне надо было убедиться, что крики о великой победе - не ложь. Он был еще живой - избитый, изуродованный. Все тело его было - сплошная рана, руки и ноги переломаны, на лице живы лишь глаза. Но какие это были глаза! Они заглянули мне в душу. Я чувствовала себя так, как будто я кричу ему - ну что же ты, непобедимый! Что же твой Бог не спасет тебя... Бросаю в него камнями... А он видит меня насквозь... Эй, ты чего? Тебе плохо?
  Нет, блин, мне хорошо! Мне просто замечательно! Значит, плевали? Били? Смеялись?
  - А как его убили? - прошептала я, заранее уверенная в ответе. - Распяли?
  - Повесили, - вздохнула О-ля-ля. - На воротах.
  Мать твою! Значит, нечего и мечтать, что он воскреснет на третий день!
  - А кто хоронил?
  - Да никто не хоронил... Так он и висит там, на воротах... А Цитадель вся эта огромная армия еще неделю по камушкам разбирала. Ломать - не строить.
  - Мне надо к нему. Я должна его похоронить, должна, слышишь? Я должна его увидеть в последний раз, сказать, что я люблю только его. Сказать, что Иаир - это ничто. Для меня есть только он...
  Я вцепилась в плечи орчихи, трясла её как грушу, вопила...
  - Не могу, - покачала головой орчиха. - Тогда все поймут, что это я тебя отпустила. И всё - всех женщин обратно в пустыню. Мы еле-еле доказали, что можем сражаться наравне с мужчинами. Да и то не в основном бою, а так - кухарить и раны перевязывать. Если бы была подходящая невеста...
  - А мы сейчас куда летим? - спросила я. - По-моему, пустыня совсем в другой стороне.
  - Нам нужно доставить тебя и получить награду, - честно сказала орчиха. - Нам дадут много золота, и мальчики купят на них оружия или металла.
  - Ага, щаз! - не удержалась я. - Так им и продали.
  - Гномы продадут, - отмахнулась О-ля-ля. - Они пока еще не просекли, что будут следующими. Нейтралитет выдерживают. Деловые!
  - Я гнома ни разу не видела, - удивилась я. - Они вообще есть?
  - А вервольфа видела? - желчно спросила орчиха. - Я вот в первый раз увидела, когда они на нас напрыгнули. Эх, а еще я всю жизнь мечтала увидеть море... и гарр... Говорят, они красивые и поют хорошо.
  - Вервольфа я видела, - угрюмо ответила я. - Даже не одного.
  О-ля-ля широко зевнула, завернулась в одеяло и заснула.
  Я осторожно встала и вышла из пещеры, перешагнув через хвост дракона. Да, с утеса хода не было, внизу пропасть, отвесные скалы.
  Тьфу, вот пропасть!
  Пришлось идти спать. Но сон бежал от меня. Так, в тяжких раздумьях о своем будущем я и встретила рассвет нового дня. Утешало меня лишь одно - по-видимому, я приближалась к Нике.
  Утром орки вскочили бодрячком, а у меня ломило кости. Ночь на холодной земле не для меня, однозначно. Орки попрыгали (эльфам бы такую энергию!), позавтракали вчерашним мясом, глотнули из фляжек (напомнив мне Астерикса и Обеликса) и залезли на дракона. Начался новый полет. Интересно, дракон у них вообще не ест и не пьет? Может быть, он не настоящий?
  Воображение тут же услужливо нарисовало робота-дракона. Бензин или какое другое топливо закачивают через пасть, выхлопная труба под хвостом, дракон управляется с помощью пульта. Правда, он немножко гадит, но, возможно, у орков просто он еще и выполняет функции туалета. Во всяком случае, тварь это жутко молчаливая, знай себе крыльями машет, огнем не плюется, людей не жрет, хвостом особо не машет...
  На этот раз летели довольно долго, я даже поуспокоилась и впала в некое оцепенение - укачало. В этот раз я подготовилась к полету - завернулась в одеяло. Орки относились ко мне равнодушно, не проявляя никакого интереса, даже обидно. С другой стороны, это лучше, чем иголки под ногти или еще какая гадость.
  И вот - прилетели. Зависли рядом с небольшой скальной площадкой, расстегнули ремни и по хвосту быстренько спустились на землю. Не все, конечно - я и главарь, вернее, главарь и я. На площадке нас ждало какое-то существо в темно-сером балахоне с капюшоном - не поймешь, какая раса. Лицо было мало что в тени, еще и в маске. На руках - алые перчатки. Подошло - подошел - ко мне и потрогал уши. Волосы я еще утром заплела в тугую косу, перевязав веревкой, украденной у одного из орков. Блин, только сейчас сообразила, что надо было их всех ночью перерезать или на худой конец передушить, а бабу взять в заложники! Вот же дура! Впрочем, кого я обманываю! Никого я бы не смогла зарезать - не способна. Потому что трусиха и слабачка. Вспомнила Павла, Иаира... Не смогу!
  Сумасшедший монах что-то просвистел придушенно, и орк до земли поклонился, да еще и меня подтолкнул к нему. А то я не догадалась, что меня продали! Закутавшись в одеяло - между прочим, не жарко - я встала как вкопанная. Разбежались! Пусть этот... попробует меня тащить на себе!
  Надо было всех убить и попытаться наладить контакт с драконом...
  Орку выдали какую-то бумагу, не иначе как чек на получение валюты, и он счастливый упрыгал на своего летучего монстра и слинял.
  - Ты вольна остаться здесь, - проворчал мой новый хозяин. - Но предупреждаю - ночью тут очень холодно, и барсы ходят.
  - Ничего, у меня одеяло, - буркнула я. - И звери меня не трогают, я же эльф.
  Я заглянула вниз, прикидывая, можно ли спуститься, не сломав шею. Надо было учиться на альпиниста.
  В принципе, жить захочешь - слезешь, решила я. А сорвусь - все одно хуже не будет.
  А почему бы и нет?
  Монах подошел ко мне и тоже заглянул вниз, и в тот момент я схватила его за плечи и столкнула со скалы!
  Вернее, попыталась. Он даже не сдвинулся с места... Скотина! Зато сдвинулись с места несколько серых камней, совершенно неожиданно оказавшись людьми. Меня схватили, запеленали в мое же одеяло и потащили вглубь горы...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"