Красовская Наталья Владимировна: другие произведения.

Часть 9. Финита ля комедия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда конец - это начало новой истории, а чтобы спасти мир, необходимо потерять себя...

  Она сидела на стуле, уставившись в одну точку - бледная, седая, старая женщина. Я никогда не видела её такой - старой. Хотя Веронике и 45 лет, она всегда выглядела значительно моложе. Сейчас я бы сказала, что ей за 60.
  - Ника, - тихо позвала я.
  Ника медленно оглянулась на мой голос.
  Боже, её глаза! Её лицо! Это ужасно!
  - Эники-беники ели вареники, - сказала она спокойно. - А судьи кто? За древностию лет к свободной жизни их вражда непримирима...
  Она вскочила на ноги, принялась ходить по комнате, жестикулируя, с выражением декламируя сначала монолог Чацкого, потом Фамусова, потом принялась рассказывать письмо Татьяны Онегину.
  Я заворожено смотрела на это чудное зрелище.
  Дело было не в словах.
  Она разговаривала на языке жестов. Мы все знали язык жестов. Среди наших детей были и глухонемой Гена, и слабослышащая Катя. Они потом умерли, но это не меняет сути. Мы все могли разговаривать с помощью языка жестов, о котором в этом мире вряд ли имели представление.
  - Галка! Ты живая! - взмахнула она руками.
  Моё имя она показала как "серая птица".
  - Они убили Сергея и Севу. Женщин куда-то увезли. Мари была как тигрица, её тоже пришлось убить.
  - Ника, что они с тобой сделали! - я искренне надеялась, что в моем голосе был только ужас и скорбь.
  - Ничего! - резко ответила жестом Ника. - Придурки! Помнишь, как меня в 93-м захватили мальчики Чеки?
  О да, я помнила. Ника тогда гениально сыграла истеричную жену бандита. Она скандалила, жеманничала, пыталась соблазнить главаря банды, вела себя как полная дура - и так задурила всем голову, что её даже пальцем не тронули - побрезговали. Она же ночью вскрыла замок своей комнаты, покопалась в сигнализации, перенастроила и почистила камеры наблюдения, перерезала телефонные кабели и слила бензин у автомобилей. И спокойно ушла в лес. Пока бандиты носились утром по лесу, разыскивая "сбежавшую сумасшедшую", Ника сидела в землянке, наблюдая за их передвижениями в бинокль, который сперла у них же, и ждала удобного момента. Бандиты углублялись в лес все дальше и дальше, а Ника, пользуясь их отсутствием, собрала все кассеты с камер, которые она предусмотрительно установила в стратегически важных местах, и вызвала отряд ОМОНа...
  Слава Богу, она в своем уме!
   У Ники кончился запас стихов, и она остановилась и внимательно посмотрела на меня.
  - Отчего пала Цитадель? - спросила её я.
  Она пронзительно рассмеялась и запела арию из "Призрака оперы".
  - Я думаю, из-за тебя, - жестами сказала она.
  Я кивнула. Я тоже так думала.
  - Твой красавчик банально проспал предательство. Думал не о том. Ты ведь говорила, что те четверо, что пришли с караваном, нечисты. Они открыли ворота и опоили князя. Подпевай.
  Я тихонько запела, жестами спросив:
  - Ты можешь менять время?
  - Если поверю в это.
  Мне в голову пришла настолько необычная мысль, что я подскочила на месте. Нике требовался толчок, это несомненно. Если Сергея она видела без шрамов всегда, то мои татуировки первый раз она увидела, когда накурилась травки.
  Местные наркотические вещества могут помочь.
  Я покинула её комнату, качая головой.
  - Что она говорит? - нервно спросил Арман.
  - Читает стихи, - ответила я. - К сожалению, совершенно бессмысленные. Что сказал Антонио о её состоянии?
  - Сказал, что она свихнулась, - вздохнул оборотень. - Но я все надеялся, что во всем этом есть смысл...
  - Я могу поговорить с Антоном?
  - Конечно.
  
  Мы прошли через очередной коридор. Охрана спала. Помещение, где поселили Антона, было недалеко от кабинетов Фергана и по размерам ненамного превышало мою комнатку. У меня кухня в доме была больше.
   Антон сидел за столом и что-то писал. Увидев нас, он поспешно закрыл лист бумаги рукой.
  - Антон, мне нужны наркотики, - в лоб сказала я. - Самые сильные, которые здесь есть.
  Он внимательно посмотрел на меня.
  - Есть опиум, - ответил он.
  - Это галлюциногенное вещество?
  - Да.
  - Давай.
  - Ты гений, - сказал Антон. - Я бы не догадался.
  - Оно и видно.
  Мы неприязненно переглянулись. Никто из нас не доверял друг другу.
  - Когда появится твой хозяин? - спросила я Армана.
  - Я не знаю. Сколько времени будет длиться расследование?
  - Завтра, - сказал Антон. - Он на серьезных уколах, поддерживающих тонус. Ему нельзя пропускать процедуры. Эльфийские снадобья уже не помогают.
  - Ты не пробовал ему что-то подмешать?
  - Он видит меня насквозь, - угрюмо ответил Антон. - Я не смогу.
  - Ты выбрал свою дорогу сам, - пожала плечами я. - А где он берет снадобья?
  - У него портал в наш мир. Где-то. Я не знаю где, и думаю, что не узнаю. У него титановый штифт в позвоночнике и контактные линзы. Ему трижды делали подтяжку лица. Он уже заказал оборудование, чтобы организовать лабораторию - хочет, чтобы я ему полное обследование сделал.
  Все это мне крайне не понравилось, но изменить я ничего не могла.
  - Опиум. Мне нужен опиум, - хмуро сказала я. - Когда сможешь достать?
  - У меня нет ключей от лаборатории. Ферган вернется, попробую стащить.
  Ферган действительно вернулся на следующий день и пригласил меня на обед.
  Столик стоял на маленьком утесе прямо над пропастью, поэтому воздать должное без сомнения отличным блюдам я не смогла. Я сидела зеленая, с позвоночником, превратившемся в желе, и думала только об одном - как много останется от нас, если утес обвалится, и с какой скоростью я шмякнусь на землю.
  - Вы совсем не слушаете, миледи, - укорил меня хозяин. - О чем вы задумались?
  - А какая здесь высота?
  - А вам зачем? - удивился он.
  - Разделю высоту на скорость падения и вычислю, сколько мне останется жить, - честно ответила я. - Начальную скорость берем равную нулю, а ускорение свободного падения равно 9,8 м/с.
  - Вы боитесь высоты? - изумился он. - Вы, эльф, боитесь высоты?!
  - Очень боюсь, - призналась я. - Вы можете подвесить меня над пропастью вверх ногами, и я сразу расколюсь. Правда, скорее всего, я забуду даже как меня зовут.
  - Удивительно! - воскликнул Ферган. - А я-то, старый дурак, хотел запереть вас в подземелье!
  - Глупо, - ответила я. - Я не боюсь подземелий. И клаустрофобией вовсе не страдаю.
  - Не боитесь подземелий?
  - Нисколько. Арман водил меня в катакомбы. Там очень интересно.
  - Арман что?! - возмутился Ферган.
  - Я ему приказала, - пожала плечами я. - Он послушался. Отлично вышколенный слуга.
  Старый эльф побагровел и что-то проворчал под нос.
  - Я видела орков, - продолжила я. - Это те, которые продали меня?
  - Конечно, - ответил Ферган. - Не мог же я допустить, чтобы они выдали местоположение рудников.
  - Хорошо, - кивнула я. - Они будут умирать долго и мучительно?
  Ферган внимательно посмотрел на меня.
  - Вас это радует?
  - Они были грубы и убили моих друзей. Хотя женщина проявила дружелюбие.
  Это чистая правда, старый козел. Попробуй, поймай меня на лжи. Тоже мне, полиграф.
  - Вы так их любили? - поинтересовался старик. - Кто-то из них был вам дороже, чем остальные?
  - Павел был моим братом, он был рядом со мной с самого детства. Аарон был моим другом, а его брат, Иаир... Ему отрубили голову.
  Я всхлипнула, вспомнив эту картину.
  - Аарон - несносный маленький эльф, вечно совавший свои уши в каждую щелку, - поморщился Ферган. - Любитель людей, тьфу. Его брат был куда более надежен - правильный, спокойный эльф с разумным мировоззрением. Значит, он погиб? Жаль. Вам он нравился?
  - Он мне более, чем нравился, - медленно сказала я, заставляя себя вспомнить и пережить то безумие, которое я к нему испытывала. - Он... любил меня. И я... склонна была потерять голову.
  - Вы? Разве князь времени не был Вашим возлюбленным?
  - Оскар? О, конечно же был! Но Оскар был далеко, а Иаир рядом... Или Вы так же зашорены, как и все здесь? Бросьте! Уж Вы-то могли б меня понять! Что значит верность? Неужели телесное? Я ведь все равно стала бы женой князя времени... потом. Это все неважно. Маленькое развлечение, невинное удовольствие... Знаете, у меня был любовник в той жизни... Молодой мальчик... Я потеряла голову, да. Ему было восемнадцать, а мне сорок три. А еще был Марио, удивительный итальянец, который заставлял меня летать...
  Я мечтательно улыбнулась. Получите, распишитесь. Все это правда до последнего слова. Мне нужно, чтобы он увидел во мне родственную душу. Мне нужно еще немного времени. Если придется, я вывернусь перед этим козлом наизнанку, покажу самые постыдные воспоминания.
  - Вы интересная женщина, - медленно сказал Ферган. - Смелая женщина. Как жаль... как жаль, что я уже такой старый.
  Я отпила вина, совсем не ощущая его вкуса. Пожалуй, я сейчас напьюсь. Черная тоска засасывала меня. Недостаток Божественной энергии.
  - Может, в следующий раз мы поужинаем внизу? - вежливо спросила я. - Внутри горы мне нравится куда больше, чем снаружи.
  - Кто был ваш отец? - резко спросил Ферган.
  - Понятия не имею, - честно сказала я. - Разве Вы не знаете, что я воспитывалась людьми?
  - Я знал только одного эльфа, которому были по душе пещеры, - раздраженно пояснил старик. - Любитель гномов! Так же как этот ваш Аарон любил людей, Ахиор был без ума от гномов, все копался в земле. Ахиор из рода Танцующее Пламя! И жену он себе взял под стать - из Лесного Озера, любительницу воды. Родители дали ей имя Кармилла, но никто не называл её иначе, как Гарра. С самого детства она только и делала, что барахталась в воде.
  - И что с ними случилось? - спросила я, задрожав.
  - Никто не знает, - пожал плечами Ферган. - Эти сумасшедшие отправились в путешествие лет двести назад да так и сгинули. Многие из их родов вздохнули с облегчением. Подземный огонь и вода! Как они смогли ужиться?
  - Я могу быть их дочерью? - медленно спросила я.
  - Я знаю обо всех детях, рожденных за последние двести лет, - сказал старик важно. - Народ эльфов вымирает. Остаются одни старики. Если и мог родиться ребенок, о котором я не знал, то это у этой пары и еще нескольких подобных им безумцев.
  - За последний год появилось четверо детей-морлоков, - сказала я. - Какое вы имеете к этому отношение?
  - Я?! - возмутился старик. - Да никакого! Я об этом даже не знал!
  Однако по его лицу скользнула тень сомнения. Возможно, подобные сведения не афишировались, но он мог приложить к этому руку. Например, продав своих потомков Князю Тьмы.
  - Скажите, а Лайла и Эммануэль из Трилистников не Ваши потомки?
  - Деточка, когда я последний раз считал своих потомков, их число перевалило за 60, а ведь это было лет 400 назад! Допустим, если учесть неурожай последних двухсот лет и то, что все мои дети и большая часть внуков скончались, сейчас их около 150. Могу ли я знать какого-то там Эммануэля!
  - А родовое древо у вас есть?
  - Теоретически в роду ведется.
  - Можете запросить список?
  - Для чего? - прищурился Ферган.
  - Хочу отследить, сколько за последние двести лет родилось именно ваших малышей.
  - Но для чего? - изумился старик.
  - Для истории, - отрезала я. - Для статистики. Хочу потом поглядеть, сколько злодеев потом выйдет из них. Если доживу. Есть такая наука - генеалогия...
  Я плела чушь. Мне нужно было проверить одну теорию.
  - Что ж, - улыбнулся старик. - Я попрошу для Вас список.
  - У вас есть слуги, умеющие читать и писать? - спросила я. - Для ускорения процесса...
  - Арман годится? Заодно сделает мне копию, вы меня заинтриговали своей "статистикой".
  - Арман вполне сойдет, - небрежно махнула рукой я. - Куда лучше, чем Антон, например.
  - Забавно, что вы про него вспомнили, - заметил старик. - Я как раз хотел спросить вашего совета. Нет ли у него пристрастия к определенным веществам?
  - У Антона? - прищурилась я. - Некоторое время назад... по эльфийским меркам буквально вчера... он был наркоманом, вором и приторговывал травкой.
  - Травкой? - поднял брови старик. - Это преступление?
  - Дурман-трава, - перевела в понятный ему термин слово "травка". - Или смесь определенных веществ, вызывающих эйфорию, галлюцинации, прилив сил и энергии. Потом, правда, человек быстро привыкает и требует все больше и больше, и организм начинает разрушаться.
  - Ка-а-ак интересно, - протянул старик. - И люди за очередную порцию вожделенной отравы готовы на все?
  - Эту порцию называют доза, - сказала я.
  Что я наделала? Что теперь придет в голову этому садисту?
  - А вы сами пробовали подобные вещества? - вкрадчиво спросил старик.
  - Я-таки похожа на самоубийцу? - съязвила я. - Наркомания неизлечима.
  - То есть у нашего друга мог возникнуть рецидив? - медленно спросил Ферган.
  Так вот он о чем! Миниатюра "Антон и опиум"!
  - О чем вы говорите? - резко спросила я.
  - Антон, по-моему, сорвался, - с нескрываемым удовольствием сообщил старик. - В его комнате Арман нашел ампулу вещества, известного как морфий, и шприц.
  Морфий? Мы же говорили об опиуме? Стоп. Опиум - это курительная смесь, а морфий - медицинский препарат для анестезии. Что за фигня?
  - Мне поговрить с ним?
  - О! Не стоит лишать его этого удовольствия! - покачал головой старый эльф. - Интересно, что из всего этого получится?
  - Дадим ему веревку и мыло и посмотрим, что он будем с этим делать? - усмехнулась я. - Ну попробуйте. Можно я уже поела? Спасибо.
  Я встала, и, стараясь не глядеть по сторонам, медленно, коротким шагами направилась в сторону входа в гору.
  - Галатея! - окликнул меня Ферган. - Ахиор из рода Танцующее Пламя определенно мой потомок. В пятом колене. Родословная такого шустрого эльфа не раз отслеживалась. Если ты его дочь - то ты моя внучка в шестом колене.
  А мои дети будут твоими потомками в седьмом колене, ага. Твою ж мать!
  Я дошла до своей комнаты, захлопнула дверь и подперла её стулом. Не то, чтобы надежная защита, но хоть что-то.
  - Аарон! - позвала я вполголоса. - Аарон, твою мать! Ара! Остроухий! Ну Аарончик, ну миленький!
  Ага, щазз.
  Никаких призраков.
  - Что же мне делать, Господи? - спросила я. - Кто мне поможет? Где же Ты? Отчего не отвечаешь?
  Конечно, мне никто не ответил.
  Через два дня (два дня безделья, когда Ферган наблюдал за каждым моим шагом, и мне не удалось ни повидать Нику, ни поговорить с Антоном) привезли свитки с родословием Фергана. Клан вычертил его древо, как старейшего представителя рода, да еще и члена Трибунала. В архиве трибунала была копия. Эльфы избавили нас от многих трудов.
  Мы с Арманом разложили огромный свиток на полу в зале - единственном месте, где позволяла площадь пола, и принялись ползать. Эммануэль был из шестого колена Фергана. Их с Лайлой сын, родившийся морлоком - седьмым. Его звали Рувим - первенец... А мои дети будут из восьмого колена - если принять, что я дочь Ахиора. Ферган обсчитался. Седьмое поколение - я.
  Седьмое колено! Откуда пришла эта мысль? Проклят их род до седьмого колена... Отчего не третье, не пятое, не шестое? Какая магия содержится в седьмом колене? Какие свойства в детях остаются через семь поколений от прародителя? Хотя я не знала, из каких родов остальные морлоки, я была уверена в своей догадке.
  Я не морлок. Я - водящая души. Я всю жизнь провела в пустом мире, мире без эльфов. Не только без эльфов - и без демонов, и без орков. В мире, где нет места душе и духу.
  - Ну что накопала? - поинтересовался Ферган, видя, что я бормочу себе под нос.
  - Ты договор подписывал? - рявкнула я. - Какой-нибудь договор? Кровью, наверное!
  - Не понимаю, о чем Вы говорите! - покачал головой старик.
  - Ты продал дьяволу не свою душу! - свистящим шепотом сказала я. - У тебя и души-то нет! Ты продал своих потомков от седьмого колена! Твои внуки в седьмом поколении рождаются морлоками! Без души! Я - седьмое колено! Но каким-то чудом я родилась с душой - осечка, да? Не потому ли мои родители отбыли не просто в море или под землю - нет, там им не спрятаться от Ловца душ. Они сбежали в мир, где нет сил у сатаны - тех сил, что он имеет здесь. В нашем мире нет места Богу - Его выгоняют и из Его храмов, но и сатаны там нет власти.
  - Его имя - Люцифер, - спокойно ответил Ферган. - Ахиор тоже пришел ко мне однажды с такими же словами. Я солгал. Он не уплыл со своей Гаррой за далекие моря. Они жили здесь, в горах. Его первенец родился морлоком. Другой бы погоревал и успокоился, но не Ахиор. Он стал копаться в родословной. Он сосчитал поколения. Но он ошибся. Не всё седьмое колено. А все первенцы с момента договора, после седьмого колена. Тебе нечего боятся - ты не первенец.
  - Зачем тогда искали меня? - горько спросила я. - Для чего все это?
  - Бессмертие, моя дорогая, - улыбнулся Ферган. - Бессмертие. Как ты думаешь, что становится с эльфами, когда они присоединяются к воинству тьмы? У них вырастают рога и хвост? Да, это так. А что дальше? А вот этого никто не знает. А почему? Потому что этих эльфов убивают. А на самом деле, с ними потом ничего не происходит. Помучаются пару лет, а потом хвостик-то отвалится, и рога исчезнут. Глаза, правда, цвет долго не меняют, но это мелочи жизни. Есть ведь такое чудесное изобретение - контактные линзы. Да и то - голубые глаза не меняют. А вот зеленые в карие превращаются, а не в красные. За пару-тройку лет любой эльф-перевертыш до земель тьмы доберется, если такова его цель. А что потом, спросишь ты. А действительно, что потом? А потом они возвращаются. Сеять раздор и распри. Скажем так, служба в тылу врага. Ну а у кого осталась надежда на счастье в лоне родной семьи, или кто вовсе слишком глуп или ленив, чтобы добраться до места встречи, для тех одна дорога - на костер. Не можем же мы позволить, чтобы все узнали, что рога и хвост - это не смертельно?
  - Сейте разумное, доброе, вечное, сейте, спасибо вам скажет сердечное русский народ, - пробормотала я, пытаясь уложить в голове неожиданно поменявшуюся картину мира. Картина укладываться отказывалась. - Но это невозможно!
  - Что значит невозможно? - удивился Ферган.
  - Значит, Ола вернулась бы к нормальному виду сама по себе? - бормотала себе под нос я. - Но ведь она пребывала в таком виде не полгода, не год - более шести лет!
  - О чем ты говоришь?
  - Сколько? Сколько лет?
  - Кто как - кто-то два года, кто-то три. Зависит от образа жизни. Чем больше убиваешь, крадешь, лжешь, тем быстрее становишься почти нормальным внешне. У организма вырабатывается иммунитет против демонизации, скажем так.
  - Тысяча чертей, - простонала я. - Как несправедливо! Но тогда почему некоторые не меняются? Аарон убивал!
  - Снова Аарон! - раздраженно вскинул голову Ферган. - Что тебе Аарон? Он ненормальный, нетипичный эльф! Он, дьявол возьми его душу... он...
  - Он был святой, - грустно сказала я.
  - Святой? - раскрыл глаза Ферган.
  - Он прогонял тьму силой молитвы, исцелял больных, отпускал души умерших...
  - Так вот почему грызни были побеждены так легко! - воскликнул Ферган.
  Я вспомнила трех умерших стражников и едва не погибшего мальчика шестнадцати лет и промолчала.
  - Черт возьми! - расстроился старик. - Если б я знал раньше! Хотя нет, он мог бы слишком много испортить. Не стоит переоценивать себя. Хватит с меня и Ахиора! Кстати, он умер здесь, в этом зале...
  - Ты врешь, - побледнела я. - Он не умер.
  - Он врет, - с довольным видом подтвердил призрак Аарона, появившийся за спиной Фергана. - Какая прелесть!
  Ферган гневно сверкнул глазами:
  - Ты, моя дорогая, слишком много на себя берешь! Мне ли не знать... Арман, наша гостья устала. Проводи её в комнату.
  Арман поднялся с пола, где сидел до сего момента неподвижно, и взяв меня за локоть, вывел из зала. Аарон, как я заметила краем глаза, поплыл за нами, предварительно потушив взмахом руки все светильники и хихикнув. За спиной раздался возмущенный крик.
  - Вам надо уходить, госпожа, - озабоченно сказал Арман. - Он сейчас успокоится и решит, что вы слишком опасны. У меня есть старые карты катакомб, но они крайне неточные. Но вы ведь эльф, авось не заблудитесь.
  - Я не могу уйти без Ники, - покачала головой я. - Если я сейчас уйду, то все они останутся мертвыми - и Павел, и Аарон, и Иаир, и Сергей. Аарон, что случилось с Ахиором и его женой?
  - Они расстались, - легкомысленно ответил Аарон. - Гарра вернулась в Озерный край, а Ахиор жил один в горах.
  - Я не про то, - перебила его я. - Он живой?
  - Ахиор? - переспросил Аарон. - Не знаю. Он ушел от Фергана через его же портал.
  - Откуда сведения?
  - Не знаю, - хихикнул Аарон. - Камни сказали. Смотри, как я могу!
  Он махнул щупальцем, и все светильники в коридоре погасли.
  - Зашибись, - похвалила я. - Ты крут.
  - А там, снаружи, война, - сообщил Аарон. - Орки режут людей и эльфов, все Трилистники взяли в руки оружие. Орков страх как много. Да еще эти драконы...
  - С кем вы разговариваете, госпожа? - нервно спросил Арман.
  - С призраком, - любезно ответила я.
  Арман вздрогнул и заозирался по сторонам.
  - Галя! - выскочил из-за угла Антон. - Почему темно? Идем быстрее, Нике плохо!
  - Что значит, Нике плохо? - выдохнула я, догоняя его и тяжело дыша.
  - Ферган отдал её погонщикам!
  - Но она сумасшедшая!
  - Это неважно. Погонщики посовещались и согласились.
  Мы вбежали в зал, где была Ника - а я-то еще удивлялась, почему тут так много места.
  Ника лежала, распростертая на полу. Лицо у неё было в крови, рука неестественно вывернута, платье порвано. Ниже пояса я старалась не смотреть - ничего этого нет. Все это - неправильная реальность. Кроме неё, на полу лежало два тела погонщиков - мертвее мертвого.
  - Чем она их? - спросила я, борясь с тошнотой.
  - Одному, кажется, горло перегрызла, - констатировал Арман. - А другой не знаю.
  - Сломала нос, - прохрипела Ника. - Осколок вошел в нос. Я молодец, правда?
  - Вне всякого сомнения, - прошептала я, с любовью глядя в её глаза. - Я люблю тебя, Никусь.
  - Я тоже люблю тебя, Галенька, - прошептала Ника. - Ты моя сестренка. У нас есть немного времени.
  - Ни минутки, - раздался голос сзади. - Мальчики! Кто из вас мечтал об эльфийках?
  За спиной Фергана появились долговязые фигуры с кошачьими глазами и острыми зубами. Я закрыла глаза и погрузилась в молитву.
  - Прими мою душу, Господи, - мысленно сказала я со смирением. - И прости за все.
  - Ну, - раздался резкий голос над ухом. - У вас есть полчаса. Постарайтесь уже что-то сделать.
  Я открыла глаза и увидела сюрреалистическую картину. Ферган замер в крике, его лицо было искажено. Погонщики застыли в движении. Над нами с Никой возвышался прекрасный юноша с золотыми волосами в белом струящемся одеянии. Антон, не знакомый с Алехандро выпучил глаза и хватал ртом воздух. Ника слабо улыбнулась разбитыми губами. Аарон мухой кружился вокруг ангела, изучая его.
  - Ника, когда ты вернешься... Ты помоги Оскару с Павлом, ладно? - попросила я. - Надо спасти Мари и Сашу.
  - Ок.
  Антон очухался наконец и достал шприц - бережно, словно сокровище.
  - Когда? - спросила Ника.
  - В тот день, когда мы все оказались в пустыне.
  - А Оскар?
  - Я справлюсь...
  Антон нашел неповрежденный участок кожи у Ники и сделал ей инъекцию. Я неотрывно глядела ей в глаза, ожидая перемещения, и все же это случилось неожиданно.
  ***
  Меня забросило в какой-то колючий кустарник. Меня и кошку. Естественно, это глупое животное тут же воспользовалось ситуацией и куда-то бросилось бежать. Да и черт с ней. Я выбралась из кустов, с тоскою поглядела в ту сторону, где по моим прикидкам находилась Цитадель, и, вздохнув, зашагала в сторону пустыни. Надеюсь, Ника сообразит, как объяснить мое отсутствие.
  Значит, получилось.
  Временами я бежала, потом, уставая, переходила на шаг. Вспомнила о морковке в кармане, съела на ходу. Я эльф, черт возьми. Я выдержу.
  Солнце палило нещадно. В глазах плясали черные мушки. Кажется, Оскар говорил о сутках. Или нет? Какая разница. Мне нужны орки. К вечеру, когда жажда стала просто ужасной и начали подкашиваться ноги, мне повезло. Я нашла зебру. Кое-как я уговорила её подчиниться. Дальнейший путь я ехала верхом. Ночь, наверное, была холодной. Я не запомнила её. К исходу второго дня я нашла деревню орков. Слава Богу, женщины!
  Отпустив измученную зебру, я поковыляла навстречу орчихе, цедившей сок из большого кактуса.
  - Мне срочно нужна Орра-Ла, - сказала я ей. - Очень срочно. Вопрос жизни и смерти.
  - Кто ты такая? - спросила орчиха удивленно, но не агрессивно.
  - Водящая души. И мне нужна помощь орков.
  - Ты человек, и тебе нужна помощь орков?
  - Я эльф.
  - Но ты не похожа на эльфов!
  - Это неважно, - устало ответила я. - Все неважно. Но я должна ей сказать - если вы не поможете, не более, чем через луну падет Цитадель и разразится вторая столетняя война.
  Орчиха недоверчиво покачала головой, а споткнулась, упала на землю и не смогла больше подняться. Я ж не лошадь.
  Когда я открыла глаза, надо мной стояла Орра-Ла - высокая, красивая, с темными косами, с золотыми браслетами на блестящих черных предплечьях.
  - Я Орра-Ла, - сказала она. - Что тебе нужно, чужестранка?
  - У меня есть невеста для твоего брата, - сказала я. - Но её надо найти как можно быстрей.
  
  Мы летели на драконе - не таком, как в прошлый раз. Этот был совсем молоденький, маленький, с голубым пузиком. Я не боялась высоты - не было времени бояться.
  - Ты уверена, что они здесь? - в очередной раз спросила Орра-Ла, вглядываясь в густой лес.
  - Конечно нет! - отвечала я. - Но выбора у меня нет - мне надо их найти.
  - Так мы их не увидим, - сказала наконец Орра-Ла. - Надо спускаться.
  А я о чем говорю, интересно?
  Орра-Ла боится. Это неудивительно - я тоже боюсь. Если нас обнаружат люди - могут быть крупные неприятности. И теперь уже не отопрешься, что ты невеста Князя Времени. Одна радость - Ола тут много лет скрывалась и ничего.
  - Прыгаем, - скомандовала Орра-Ла.
  - А если я сломаю ногу? - заныла я.
  - Ничо, на эльфах заживает, как на собаках.
  Я хмыкнула, вознесла короткую молитву и прыгнула вниз. Дракон задевал брюхом вершины деревьев, и я прыгала целенаправленно - на ёлку. Ничего не сломала. Видимо, молитва работает. Я была в джинсах и холщовой рубахе - этакая смесь верблюда с Голливудом.
  - Ну и что дальше? - спросила орчиха, нервно оглядываясь.
  Я пожала плечами, опустилась на колени, закрыла глаза. Я наконец поняла, что молитва - это не слова, а молчание, это не говорить, а слушать. Молча я попросила помощи и благословения. Помоги мне, Отец!
  Легко поднявшись с колен, я направилась в лес и нашла ближайшую птицу.
  - Женщина с хвостом, - сказала я ей. - Ребенок. Нора.
  - Нора, - согласилась птаха. - Большое дерево. Старое. Нет листьев, много червяков. Очень высокое.
  - Нам нужно высокое дерево без листьев, - сказала я Орре.
  - Вы, эльфы, все же сволочи, - с завистью сказала Орра-Ла. - Дай-ка я залезу на вот этот дубок, посмотрю.
  Она поплевала на ладони, подпрыгнула и ловко принялась забираться на дерево. Теперь уже я с завистью наблюдала за её перемещениями. Я так не могу!
  - Вижу высокое дерево без листьев! - крикнула она сверху. - Нам туда!
  И быстро спустилась вниз, ни разу не оступившись.
  Как давно мне стали нравится орки? Орра-Ла красивая. Она сильная и ловкая. У неё чудесные черные волосы, есть брови и ресницы, в отличие от мужских особей. Клыки у неё хоть и выступают, но выглядят вполне мило. По сравнению с Ферганом даже орки мне кажутся безобидными существами. Мы все друзья, все-все. Миру мир, как говорится.
  Через час мы нашли дерево без листьев. Под его корнями, действительно, была берлога, выстланная травой и сухими листьями, но она была пуста.
  - Аврора, - крикнула я. - Я знаю, что ты здесь! Выходи! Мы не причиним тебе зла!
  Орчиха осторожно положила на землю меч и нож, разложила покрывало с подарками: свежим хлебом, яркой одеждой, деревянной куклой.
  - Аврора из рода Багряного Листа, - снова закричала я. - Нам нужна твоя помощь. Я умоляю тебя о помощи.
  Я встала на колени. Некоторое время спустя рядом встала на колени Орра-Ла.
  - Ола-изгнаница, - смиренно сказала она. - Народ орков умоляет тебя о милости.
  - Кто вы такие и что вам надо? - раздалось из кустов спустя некоторое время. - Как вы меня нашли?
  - Это долгая история, Аврора, - сказала я, поерзав.
  - Ничего, мне некуда торопиться, - спокойно ответил голос.
   Эту историю я рассказывала за последние сутки раза три, и сама все меньше верила ей.
  - Понимаешь, Ола, такие вот дела... - обреченно начала я. - Меня зовут Галла, и я водящая души. Я дочь Ахиора и Кармиллы, именованной Гаррой...
  - Ты врешь, - перебил меня голос из кустов. - У Ахиора и Гарры детей не было, и вообще они расстались.
  - У Ахиора и Гарры было двое детей, - возразила я. - Первый родился морлоком, потому что один из его предков продал своих потомков седьмого колена Люциферу за бессмертие. Чтобы я не родилась морлоком, мои родители отправились в пустой мир, где у сатаны нет власти, во всяком случае, той явной физической власти, что есть здесь. Затем что-то случилось. Ахиор пытался противостать своему прародителю, но... был убит. А Гарра... Они расстались до этого события. Я не видела ни матери, ни отца. Ты знала их?
  - Я ребенком была на их свадьбе. Моя мать дружила с Ахиором. Он был её партнером по фехтованию двумя клинками. У вас нормальная еда есть?
  Кусты раздвинулись, и Ола вышла на поляну. Она была совсем такая же, какой я встретила её в первый раз - красные глаза, брови вразлет, почти черная кожа, волосы крупными кольцами, рога и нервно дрожащий хвост.
  - А где Найка? - спросила я.
  Ола посмотрела на меня пристально и сказала:
  - В надежном месте. Рассказывай дальше, дочь Ахиора.
  Она отломила от хлеба большой ломоть и жадно начала есть.
  - Я росла в пустом мире, не зная родителей, но у меня была своя семья - несколько детей с выдающимися способностями. Позже оказалось, что в жилах моей сестры Ники течет кровь народа странников во времени.
  Ола подавилась хлебом и закашлялась.
  - Оракул, - прохрипела она.
  Орра-Ла кивнула и нараспев продекламировала:
  - Народ, затерянный во времени, не победить. Война бессмысленна, если хоть один из тех, кто поворачивает время вспять, поворачивает время вспять.
  - Я думала, это про Князя Времени, - озадаченно нахмурилась Ола.
  - Оракул ясно дал понять, что это про женщину, - покачала головой Орра-Ла.
  - Другие мои братья и сестры были обычными людьми. Кроме Алехандро. Он оказался падшим ангелом. Каким-то образом про него узнали в этом мире и захотели заполучить и темные силы, и силы эльфов. Его убили. Эльфы опоздали. Тогда посланник эльфов взял нас - стаю. Это нарушило равновесие. Я захотела узнать, кто я, и с братом и эльфом Аароном отправилась с караваном. Через неделю после нашего отъезда Цитадель пала. Князь времени и те из моей семьи, что оставались там - мой племянник, сестра, муж и дети Ники, и все остальные были убиты.
  - Цитадель не может пасть, - убежденно сказала Ола. - Потому что если падет Цитадель, падет весь мир.
  - И тем не менее Цитадель пала. Мы же с караваном достигли земель эльфов, и там нас догнала война. Целые деревни эльфов были вырезаны. Орки были повсюду. Меня похитили и доставили в резиденцию Фергана.
  - Кто такой Ферган?
  - Один из шести членов Трибунала.
  - А, Трибунал, - хищно прищурилась Ола. - Они натравили на меня людей и эльфов. Они гнали меня как собаку.
  - Это так, - согласилась я. - Он мерзкий тип. Именно там я догадалась подсчитать число его потомков и выявила закономерность седьмого колена. Там была и Ника. В последний момент, когда нас с ней почти убили, произошло вмешательство высших сил. Мы повернули время.
  - Такой ерунды я ни разу не слышала, - вежливо сказала Ола. - Почему я должна тебе верить? А я тут при чем? И для чего тебе понадобилась моя дочь?
  - Так получилось, что ты стала женой моего брата, - сказала я. - А твоя дочь - дочь падшего эльфа, темноволосая и темноглазая. Она может стать невестой нового вождя орков, который остановит войну.
  Ола вскочила на ноги и посмотрела на нас с презрением.
  - Вы сумасшедшие, - убежденно сказала она. - Я вас боюсь. Всего хорошего.
  - Постой! - закричала я. - Как мне доказать тебе?
  - Даже если все, что ты сказала, правда - какого черта я буду помогать оркам? Да пусть хоть все передохнут!
  - А Цитадель? А эльфы?
  - Гори они в аду!
  - А Найка? - в отчаянии воскликнула я. - Что будет с ней? Какую жизнь ты дашь своему ребенку? Залитую кровью землю? Сожженные эльфийские леса? Вечное проклятье?
  - А что будет с ней, если она станет невестой орочьего бандита? - возмущенно спросила Ола. - Жить среди тех, кто меня... меня... Подло зарезали мою семью?
  - Не твой ли муж на коленях умолял помиловать его? - поинтересовалась я. - Народ эльфов умирает. Благодаря Фергану, за год родилось четыре морлока. И это только за этот год... Орки победят - они сильны, плодовиты, не боятся испачкать руки. Они готовились к войне десятками лет, у них есть оружие, военачальники, драконы...
  ***
  Брат Орры-Ла был высоким худощавым орком с бирюзово-оранжево-зеленой татуировкой на полголовы, в которой угадывались не только угловатость орнаментов орочьего народа, но присутствовали и цветочки-завиточки эльфийского рода Синиц - этакая лоза желто-голубого цвета, вплетенная в квадраты и треугольники. В какой-то степени он, наверное, был даже симпатичным - с темными глазами, довольно правильными чертами лица. Кожа его была не глянцево-черная, а скорее кофейного цвета, ровная спина, красивая фигура. Нос его мне понравился больше всего - нормальный прямой нос, не приплюснутый, как у многих представителей негроидной расы, да и губы не слишком толстые. В общем, бывает и хуже. Не Аполлон, конечно, тут уж ничего не поделаешь. Кто спорит, эльфы в разы красивее, но на то они и эльфы.
  - Мой брат Орр-Вооз из древнего рода, ведущего исчисление от самого Изаля, сына Ибрагима, - с гордостью сказала Орра-Ла. - Посмотри, у него светлая кожа, ровные ноги, тонкий стан! Есть два вида орков - те, у кого более светлая кожа, и те - у кого черная. Мой брат и я относимся к первому виду, а у второго - рост ниже, они толще, мускулистей, у них кривые ноги и огромные клыки. Они от века в век ездят на лошадях, а из таких, как мы, было большинство великих вождей - их носили в носилках. Еще в раннем детстве Орр-Вооз проявлял чудеса смекалки. Он очень рано начал говорить, он был очень самостоятельным ребенком и не сидел на месте. Мы отдали его на воспитание эльфам, и он десяток лет успешно постигал науки и культуру более развитого народа. Он одинаково хорошо владеет и эльфийским мечами, и орочьим топором, и играючи управляется с гномьим молотом. Он за свою жизнь прочитал книг больше, чем все орки за тысячу лет.
  Ола кривилась. Ей не нравились орки - ни черные, ни кофейные. И этот мальчик - а он был еще совсем юноша - тем более не нравился, хотя она и признавала, что он вежлив и разумен.
  - Сестра, ты хвалишь меня как финики, - заявил Орр, сверкнув белыми зубами. - Купите финики - лучшие финики с деревьев, посаженных еще самим Ибрагимом! Как будто есть орки, произошедшие не от Ибрагима! Вот если бы ты предлагала финики с клубничной грядки, их бы купили куда охотнее. Сказала бы, что я внебрачный сын эльфийки - тогда, возможно, я годился бы в женихи?
  - Тогда ты не смог бы стать вождем, - парировала Ола.
  Ола молча сверкнула глазами.
  - Послушай, - сказал Орр ей. - Я знаю, что не такого ты хотела мужа для своей дочери. Я знаю, что она слишком красивая для меня, слишком драгоценная для меня. Я не могу обещать, что сделаю её счастливой, я не Бог. Возможно, она полюбит красавца-эльфа и будет тосковать по нему. Разве я вправе указывать её сердцу? Я говорю тебе - давай составим договор. Сорок лет - за сорок лет я завоюю пустыню, а если не завоюю - то какой из меня вождь? Через сорок лет твоя дочь войдет в возраст - вы, эльфы, взрослеете поздно. И если через сорок лет она захочет уйти от меня - да будет так. Но если за сорок лет она подарит мне ребенка - сын останется со мной, а дочь она сможет на время забрать себе.
  - Ты говоришь глупости, - резко ответила Ола. - Эльфы рожают детей только от любимых мужчин!
  - Значит, мне надо очень постараться, чтобы она меня полюбила, - спокойно сказал орк. - Сорок лет, женщина.
  - Ты заморочишь ей голову, - возразила Ола. - Если рядом с ней будет один мужчина - ты, то что ей останется? Тем более, в юности, когда в голове только мечты о любви и разные романтические фантазии, и ни грамма здравого смысла?
  - Говоришь по собственному опыту, женщина? - поинтересовался орк.
  - Даже если и так?
  - Жалеешь ли ты, что все в твоей жизни сложилось так, а не по-иному?
  - Естественно! - резко ответила Ола. - Разве не плачу я по своим родным, вероломно убитым? О годах, проведенных в рабстве?
  - О ребенке?
  - Найка - это единственное, о чем я никогда не пожалею, - тихо сказала Ола.
  - Даже если она нарожает с десяток орчат? - усмехнулся Орр.
  - Даже если она ближайшие сорок лет проведет в твоем шатре, вождь, - сдалась Ола. - Но договор мы подпишем честь по чести.
  - Оооочень хорошо, - протянул орк. - А то знаю я вас, эльфов. Пообещаете, а потом скажете: я хозяин своего слова, захотел - слово дал, захотел - назад взял.
  Ола усмехнулась криво и потребовала перо и бумагу.
  - Вообще я бы предпочел, чтобы договор утвердил священнослужитель, - сказал, глядя в пространство, орк, пока Орра-Ла посыпала бумагу песком. - Но в Цитадели сначала стреляют, а лишь потом расспрашивают о цели визита.
  - А не слышали ли вы о холере в человеческой деревне? - задумчиво спросила я. - Там должен быть Аарон.
  - Кто такой Аарон? - полюбопытствовал Орр-Ваал.
  - Целитель из рода Трилистников. Воин. Святой.
  - Годится, - одобрил орк. - Вот берите договор и ищите его. Орра-Ла и Галла получат лучших лошадей и отряд воинов, а я с Олой и Найкой проедусь по поселениям орков.
  - Меня зовут Аврора, - поправила орка Ола. - А полное имя моей дочери Найкирия.
  
  Думаю, что караванщики сверх меры удивились, увидев ударный отряд орков, скачущий к ним во весь опор, так что пыль из-под копыт. Стражники мгновенно выхватили оружие, закрылись щитами, купцы запрыгнули под телеги.
  - Ну, ну, не стоит так нервничать, - пробормотала Орра-Ла, возглавлявшая отряд. - Красивые мальчики.
  И то верно. В десятке орков женщин было ровно половина. Все как на подбор, как сборная по плаванию - плечистые, высокие, подтянутые.
  Двенадцать стражников против одиннадцати орков. Орки остановились ровной линией как вкопанные метрах в десяти от караванщиков, спрыгнули с лошадей, одновременно выхватили топоры и воткнули их в землю, а затем отступили на шаг. Словно диковинный танец. Они действовали так слаженно, что их непременно взяли бы в команду по синхронному плаванию. Очень впечатляет.
  - Салям алейкум, гражданин начальник. Как это ни грустно - мы с миром, - заявила я. - Нам нужен Аарон и мы даже не собираемся его убивать. Впрочем, если вы предпочтете оказать сопротивление, мы охотно доставим вам это удовольствие.
  За спиной застонала Орра-Ла.
  - Для чего? - коротко спросил капитан стражи.
  Я его помнила - Ромен? Ромьен? Румьен? Как-то так.
  - Верить оркам? - с презрением сказал светловолосый молодой человек в одеждах воина - не из стражников. - С чего бы это? Хороший орк - мертвый орк.
  Лейтенант Димир.
   - Хороший лейтенант Димир - мертвый лейтенант Димир, - кивнула я. - К вам, уважаемый, и к вашим знаниям народностей пустыни мы еще вернемся. А сейчас мне нужен Аарон.
  - Атакуйте, - резко сказал Димир начальнику стражи. - Чего вы ждете?
  - Они же на нас не нападают, лейтенант, - спокойно сказал капитан стражи. - Даже не делают резких движений.
  - Но это же орки!
  - О, лейтенант, - издевательски поклонилась я. - Конечно же это орки. Кому, как ни вам, это знать?
  Дольше со мной разговаривать не стали. Оруженосец выстрелил в меня из арбалета. На мой взгляд - доказательство вины. Орра успела оттолкнуть меня.
  - Что, черт возьми, здесь происходит? - раздался усталый голос. - О! Орки!
  Аарон! Аарон, засранец ты этакий, как я по тебе соскучилась! Я бросилась к нему и обняла его.
  - Э! Э! - возмущенно отбивался он. - Полегче! Эй, девушка, вы что себе позволяете!
  Я отступила назад, с удовольствием разглядывая его. Красавец мужчина! Рубашечка чистенькая, серые брючки по фигуре, волосы гладкие, чистые, аккуратно заплетенные. Образцовый эльф! Не то, что в последние дни - одет кое-как, одежда в пятнах, сам худющий, измученный, волосы сосульками, криво обрезанные мечом...
  - А что с ушами? - изумленно спросил эльф, так же внимательно меня разглядывающий. - Кто тебя так изуродовал?
  - А что, Иен еще не доложил? - захлопала ресницами я.
  - Какой-такой Иен? - также невинно заморгал эльф.
  - Вервольф из Лихолесья, который был в Пустом мире.
  - Девушка, у вас жар, - ласково сказал Аарон, сделав страшные глаза. - Откуда вы взялись, такая болтливая?
  - Чуть не забыла, - обрадовалась я. - Нам бы документик подписать! Непременно подпись священника нужна. Конечно, можно и в цитадель сгонять, но как-то боязно.
  - Что за ерунда? - удивился эльф и дал отмашку воинам. - Эй, отдыхайте, это ко мне.
  Воины с явным облегчением опустили оружие. Видимо, они реально оценивали свои силы. Нет, их конечно больше, но ведь выживут-то не все... Да и орки их крупнее. Капитан стражи (вот умный мужик) отвел в сторонку Димира и начал расспрашивать. Димир краснел и переминался с ноги на ногу.
  - Вы чего, охренели? - поднял на меня светлые очи эльф. - Не буду я это подписывать! Да вы... да вы больные!
  - Я Галла, водящая души, - представилась я.
  Аарон побледнел, потом покраснел, потом покрылся пятнами.
  - Ааа... А откуда вы про Иена занете?
  Ооо, Великий и Всемогущий! Бесит! И я в четвертый раз пересказала свою историю, сделав акцент на морлоках.
  - Великий Боже! - прошептал Аарон. - Великий Боже!
  - Только не говори мне, что Цитадель не может быть разрушена, - вздохнула я.
  - Бог велик, на все воля Его, - ответил Аарон. - Значит, он предвидел такую вероятность, как время вспять. Ведь народ Странников - тоже Его дети.
  - Ты, кажется, хочешь сказать, что все предрешено заранее? - разочаровано спросила я.
  - Бог всегда дает право выбора, - мягко сказал Аарон. - Ты могла отказаться прийти сюда, и тогда пришел бы кто-то другой. Аврора могла вас проигнорировать. Молодой Орр-Ваал мог не согласится на такую невесту... И не согласился бы никогда, если бы ты не знала того, что знаешь теперь. И никому бы в голову не пришло разговаривать с орками, и вообще иметь с ними дело. И никто из орков не стал бы с тобой разговаривать - шлепнули бы на месте и всё. Каждый шаг, каждый жест, каждый взгляд предопределен. Случайности не случайны. Ты говоришь, мы случайно в другом витке реальности задержались на час и нашли Аврору. Если б не нашли - ничего бы не изменилось. Одной ведьмой стало бы меньше. Но здесь, в этой реальности это меняет всё. Именно от согласия ведьмы, на которую в другое время даже никто бы не глянул, зависит судьба всего народа эльфов.
  - Знаешь, ты тогда сказал... - медленно произнесла я. - Что если бы не пошел Ибрагим, пошел бы кто-то другой...
  - Нет. Это не так. Ибрагим был одним из многих, но он стал единственным. Если бы не он, Цитадели бы не было. Если бы не Аврора, не было бы Найки. Если бы Найка была обычным ребенком, то не было бы этого невероятного союза.
  - Если бы мои родители не оставили бы меня в Пустом мире, что бы поменялось?
  - Не было бы Алехандро, - спокойно сказал Аарон. - Именно твоя поддержка позволила князю времени помочь ему обрести свою сущность. А на нем все замкнулось, не так ли? С него началось и в первый, и во второй раз. Ты не думай, я не сумасшедший. Просто я уже видел, как менялась ткань бытия. Видел, как воскресали мертвые, как заживали смертельные раны, как давно похороненные кости вдруг становились кем-то... кого ты не знал, но кто знал тебя и считал себя твоим другом навеки. Да что там, меня и самого однажды Оскар вытащил из глупейшей истории. Правда, я ни разу не видел, чтобы все было вот так, как сейчас - чтобы ты действительно оказался в прошлом. Начал заново. Обычно у тебя есть минута, час, день - чтобы принять другое решение. Изменить выбор. Видимо, это потому, что Ника отдала все, что имела - жизнь. Тебе просто некуда стало вернуться.
  - Почему ты не любишь Оскара? - помолчав, спросила я. - Я все хотела спросить, но не успела.
  - Восемьдесят лет назад был уничтожен город Карда. Это был богатый и красивый город, выстроенный когда-то эльфами для людей. Он был на границе лесов и степей. Там заключались торговые союзы. Там была уникальная музыкальная академия, единственная, где сообща учили и людей, и эльфов. Там жила семья Оскара. Там жила моя невеста - его дочь Алана. Город был уничтожен дотла. Там сейчас лишь развалины посольского дворца, заросшие травой. Многие жители погибли, но многие и спаслись. Орки проникли в город под покровом тьмы... В это же время большое войско орков двигалось из пустыни. Мы остановили их - эльфы, люди, вервольфы. Оскар командовал. Думаешь, он не знал, что его семью убивают?
  - Он знал, - тихо сказала я. - Он все знал.
  - Сейчас я понимаю, что нельзя было иначе, - вздохнул Аарон. - Но тогда... Я кричал, умолял, угрожал... Если бы он что-то поменял!
  - А потом?
  - А потом... я был молодой, резкий, горячий... Я вернулся домой и хотел закончить жизнь. Но ведь это грех, большой грех - швырнуть в лицо Создателю самый большой его дар... И тогда я пошел искать тех, кому было хуже, чем мне. Так я стал целителем людей. А Оскар, - он смущенно улыбнулся. - Мне стыдно перед ним. Очень стыдно. Я старательно делаю вид, что ничего не было, а он делает вид, что так оно и есть. Давай свою писульку, я подпишу.
  Он размашисто поставил свою подпись, аккуратно вынув серьгу из уха, проколол палец и оставил кровавый оттиск в виде трилистника.
  - Это моя печать, - весело пояснил он. - Зато не теряется. Эльфы, конечно, нос воротят, но мне плевать.
  И вставил сережку в ухо.
  Орра-Ла забрала договор, с нежностью баюкая свиток, вскочила на коня. Я махнула ей рукой:
  - Езжай! Я поеду в Цитадель. У меня там возлюбленный.
  - Ага, - фыркнул Аарон. - В Цитадель. Разбежалась. У меня деревня с холерой. Пока всех не вылечу, никуда мы не поедем.
  Добрый мальчик!
  Я изо всех сил помогала ему, конечно, по большей части подавая медикаменты и поддерживая в молитве. Все три дня мы постились.
  Молиться легко, если ты лично знаком с Богом. Что может быть проще, чем мысленно обратиться к тому, кого ты любишь всей душой? А я люблю Его. И Он любит меня.
  ***
  Цитадель возникла перед нами, словно гора. Я смотрела внимательно. Я заметила, что если посмотреть искоса, краем глаза, чуть склонив голову, можно увидеть ту, иную, неправильную реальность. Я увидела обгорелые камни и стаю воронья, остов ворот и тело на веревке. На мгновение ветер донес до меня смрад горящей плоти. Я содрогнулась.
  - Ты видела это? - спросил Аарон. - Видела, да?
  - Что - "это"?
  - Висельника, - прошептал он.
  - Не видела, - солгала я.
  Он только покачал головой.
  Ворота распахнулись нам навстречу. Широким шагом на дорогу вышел мужчина - крупный, высокий, беловолосый, в длинном светло-сером плаще.
  - Мы ждали вас еще неделю назад, - сообщил он.
  - Мы задержались в деревне, там была холера, - ответила я ему.
  - Боже, еще один пресветлый эльф, - раскрыл глаза Оскар. - Не многовато ли для одной крепости?
  - В самый раз, - коротко ответил Аарон.
  
  
  Конец 9-й части
  На сем предлагаю закончить повествование, ибо дальше все понятно. Конечно, можно написать про орков, про Фергана, про родителей Галлы, про то, что будет у Олы с Павлом, про судьбу Антона и Марка, про Нику и Трибунал. Может быть, в следующей книге...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"