Загорская Наташа: другие произведения.

Страж. Первое дело

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.42*44  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    ЗАВЕРШЕНО. ЧЕРНОВИК

    Добавлена ссылка на эпилог

    Это первая часть из цикла "Страж". Я страж. Ну, почти. Только недавно закончила академию, и меня направили проходить стажировку в восьмой участок правопорядка. Расследования, преступления, погони? Как бы не так! Мой начальник считает, что я способна только разбирать бумажки и составлять отчеты. Обидно? Само собой. Что делать? Ввязаться в расследование и доказать, что я тоже чего-то стою. А вместе с этим, окунуться в неизведанный ранее загадочный мир и узнать тайну своего рождения.


  Пролог
  
  Осенний мрачный лес был необычайно тих и молчалив. Ветер не шевелил кроны вековых деревьев, птицы замерли и не тревожили своими голосами стоящую вокруг мертвую тишину. Даже капли воды, повисшие на деревьях после вчерашнего дождя, кажется, намертво приросли к листьям и веткам и не стремились вниз, туда, где все и происходило... Все вокруг замерло, наблюдая за разворачивающимся действом.
  Маленькая, хрупкая женщина пыталась уйти от погони. Она спотыкалась, падала на колени, но упрямо поднималась и бежала дальше. И столько отчаяния и, вместе с тем, какого-то нечеловеческого упрямства, было в каждом ее движении, в том, как она поджимала искусанные губы, каждый раз, когда ее ноги в старых кроссовках очередной раз поскальзывались на мокрой листве, в том, как она упрямо бежала вперед, хотя было видно, что силы ее на исходе. А преследователи, серыми, едва различимыми в общем полумраке тенями скользили следом. Их было пять или шесть, и они уверенно шли по следу, каждую секунду сокращая расстояние между собой и выбранной жертвой. Они не производили шума, не цеплялись за низко растущие ветки, им не мешали редкие кустарники и стволы деревьев, поваленные последней бурей. Они скользили, словно бесплотные тени, не обращая внимания ни на что вокруг, и неумолимо приближались к выбранной ими жертве. Их не интересовало больше ничего, только она... маленькая, всеми брошенная жертва... их последняя жертва.
  Женщина снова упала, поскользнувшись на мокрой прелой листве, которая густо укрывала землю. Темные волосы растрепались и хлестнули по лицу, но она не обратила на это никакого внимания. Было видно, что она устала, что каждое движение дается ей с неимоверным трудом, но тяжело опираясь на согнутые в локтях руки, она упрямо поднялась на ноги и продолжила бежать дальше. Хотя это и давалось ей нелегко. Становилось все труднее и труднее, но она не могла позволить себе расслабиться, не могла остановиться даже на секунду, что бы перевести дыхание. В боку уже не просто кололо - острая боль поселилась там навсегда, легкие разрывало от нехватки воздуха, ноги с трудом отрывались от мокрой земли для того, что бы сделать следующий шаг. Но она должна, просто обязана бежать дальше. Бежать по этому промозглому и мрачному лесу, уводя за собой погоню. Нет, она не надеялась выжить, уже давно знала, что ее дни сочтены, но не могла остановиться. Продолжала упрямо бежать вперед.
  Вдруг между темными стволами деревьев вдруг замаячил просвет. Как мотылек на огонь она рванула туда, а где-то за спиной уже слышалась приближение погони. Призрачные тени не производили шума или топота, но каким-то шестым чувством беглянка знала, что они близко, что догоняют и уже совсем скоро настигнут свою добычу.
  Еще несколько десятков шагов и беглянка оказалась на открытой площадке. Позади - мрачный осенний лес и погоня, впереди - пустота. Поросшая травой площадка заканчивалась обрывом. А там, внизу, очень далеко, вилась серая лента шоссе. Женщина обернулась, резко выдохнула. Вот и все. Здесь и сейчас все закончится - дальше пути нет. Она сделала, что могла и большего уже никогда не сможет сделать. Ее час пришел, и последняя надежда была на то, что ей удастся завершить этот путь на своих условиях.
  Из леса медленно выступали тени. В предрассветном полумраке они были практические неразличимы, но здесь, на открытой местности, когда сквозь низко нависшие дождевые тучи пробивается слабый свет восходящего солнца, их можно было рассмотреть. Огромные, матерые звери - иначе и не назовешь. Серая шерсть, мощные лапы, огромные устрашающие морды с приплюснутыми носами, широкие челюсти с целым набором острых, отточенных как бритва клыков. Ни один учебник никогда не даст название этим существам. Но они есть, они живут во тьме и лишь изредка появляются среди живых. Зачем? У них своя цель, своя задача. Охотники и палачи, они никогда не упускают свою жертву. Призвав тень, можешь быть уверен, что она настигнет свою добычу, через годы и любое расстояние. Они беспощадны.
  Тени приближались не спеша, тоже понимали, что их жертве бежать больше некуда. Медленно, угрожающе наступая, они выстроились полукругом, а впереди шел вожак. Самый сильный, самый безжалостный, свое право вести стаю, он заработал в бою. И теперь был момент его триумфа. Вот она - их жертва. Загнанная, обессилевшая, дрожащая от страха.
  Отвратительная морда вожака скривилась - запаха страха он не учуял. Жертва не боится? Такого не может быть, она так долго пыталась спасти свою жизнь, убегала, петляла по этому лесу, как загнанный заяц, продлевая агонию. Они даже позабавились немного, давая ей призрачный шанс на спасение. Она не может не бояться. Их нельзя не бояться!
  Но молодая женщина просто стояла на краю площадки, поросшей пожухлой травой, и смотрела на своих преследователей. Ее грудь тяжело вздымалась, из горла вырывались хрипы, бок нещадно болел, ноги гудели. Но страха перед преследователями не было. Она уже смирилась с тем, что ей не выйти из этого леса, в уставшем мозгу билась лишь одна мысль: "Я должна справиться".
  Вожак тряхнул лобастой головой и оскалился. Он сделал еще один медленный шаг вперед, отделяясь от остальной стаи, и приготовился к прыжку. Его злила сама мысль о том, что жертва не боится и если бы он был, хоть немного умнее, если бы только не был так уверен в своем превосходстве, он бы задумался, почему эта дрожащая от усталости женщина медленно отступает. Но, вожак решил, что она старается продлить свою агонию, выторговать у него хотя бы еще несколько мгновений жизни. Нет, он ей не позволит! Не даст ей вздохнуть еще раз!
  Жертва отступила, всего на шаг, но это подтолкнуло зверя, и он прыгнул.
  Они встретились на самом краю уступа, женщина прыгнула сама спиной вперед, вожак не успел развернуться. Он слишком поздно понял, что там, впереди, ничего нет: лишь пустота и серая лента дороги, виднеющаяся где-то далеко внизу...
  Всего на мгновение мелькнула вспышка призрачно-голубого света.
  А высоко в небе разошлись тучи и на землю упали первые лучи восходящего солнца. Начался новый день.
  
  Глава 1.
  
  Мне всегда везло. С самого детства, как будто какой-то неугомонный ангел-хранитель постоянно присутствовал рядом и отводил от меня беду, или меня от беды, не знаю.
  Я была совсем крошкой, когда погибли мои родители и меня забрала к себе единственная сестра моего отца, ставшая самым близким и родным человеком на целом свете. Именно она всегда повторяла, что я родилась под счастливой звездой и все боги нашего мира хранят меня от невзгод.
  А я добавляла к ее высказыванию, что боги ничто по сравнению с ней. И была права. Тетя Джинал оформила опекунство и всегда была рядом. За это я буду благодарна ей до конца своей жизни. Благодарна за то, что мне не пришлось расти в приюте или приемных семьях, что я с самого детства была окружена вниманием, заботой и любовью. Тетя Джинал дала мне намного больше, чем некоторые родители своим родным детям. Она всегда поддерживала меня, что бы я ни задумала, она всегда была на моей стороне и помогала.
  После окончания школы, я поступила в Академию правопорядка и переехала жить в кампус. Это решение далось мне не легко, но я твердо наметила перед собой цель - стать самостоятельной, и делала все, чтобы максимально к ней приблизиться.
  Тете не слишком понравилось это мое решение, она спорила, ругалась, пыталась отговорить меня, приводила неимоверное количество аргументов против того, чтобы я жила отдельно, но переубедить меня не смогла.
  Пять лет в общежитии закалили меня, по крайней мере, я хотела так думать. Тешила себя надеждой, что с каждым прожитым годом, с каждой новой подработкой, я становлюсь старше и серьезнее. Но иногда, когда становилось совсем уж невмоготу, появлялась на пороге нашего небольшого особнячка и могла позволить себе провести здесь несколько дней, что бы снова окунуться в безмятежное детство и отдохнуть от взрослой жизни. Это было своего рода небольшое послабление жестким рамкам, в которые я сама себя загнала. Но проходило несколько дней и меня снова начинало тянуть к учебе, к нелегкой, но такой веселой и насыщенной студенческой жизни. И я снова возвращалась в общежитие, к друзьям и вечеринкам, к временным подработкам.
  Так прошло пять лет, учеба окончена, диплом получен, отгремел выпускной вечер. Теперь впереди два года стажировки. Весь наш курс разбросали по разным городам, а кому посчастливилось остаться в столице - получили направление на прохождение практики в разные участки правопорядка.
  Еще несколько дней назад я стояла в ряду таких же зеленых, как и сама, будущих стражей и с замиранием сердца слушала выступления и напутствия кураторов и преподавателей. А потом нам раздали направления на стажировку.
  И вот тут меня ждал самый большой сюрприз. В моем бланке местом прохождения стажировки на ближайшие два года значился восьмой участок правопорядка, что, честно говоря, вызвало недоумение у меня и волну зависти у моих сокурсников.
  Восьмой участок - это же легенда. Отдельное подразделение, по слухам занимавшееся "особыми", самыми сложными расследованиями. Восьмой участок считался чем-то вроде отряда особого назначения. Среди курсантов академии ходили байки о том, что стражи восьмого участка не носят форму и не подчиняются никому, за исключением своего непосредственного руководителя - капитана Адама Трика.
  К слову сказать, я видела этого капитана один раз, два года назад, когда была направлена на практику в один из участков столицы. Этот, в крайней степени, выдающийся страж произвел на меня тогда неизгладимое впечатление. И на какой-то миг, тогда, два года назад, мне показалось, что он меня заметил, как-то выделил из толпы и даже рассмотрел. По крайней мере, еще несколько недель после той встречи, мне казалось, что я вижу светло-серые глаза капитана Трика в толпе. Странно? Есть немного.
  Но, ведь не может же быть, что руководитель восьмого участка заметил меня тогда и запомнил? В такие вещи я не верила. Как не верили и в то, что меня отобрали по каким-то особым признакам. Просто, нет у меня никаких особых заслуг.
  Оставалась еще вероятность того, что это мое направление просто ошибка или какое-то недоразумение. И вот это мне и предстояло выяснить прямо сейчас.
  Несмотря на весь мой боевой настрой, было немного не по себе.
  Я припарковала машину недалеко от входа в участок и наблюдала за парадным входом в святая святых. А там совершенно тихо и пусто, как будто и нет никого. Я вспомнила атмосферу восемнадцатого участка, в котором проходила практику. Никогда не забуду тот шум и гам, постоянное мельтешение в холле и на улице перед входом в участок. А здесь? Тишина. Странно это. Я вытащила из сумки бланк с многострадальным направлением и сверила адрес. Все сходится. Вон то двухэтажное здание и есть непосредственно восьмой участок правопорядка, так почему оно выглядит так, как будто все стражи давным-давно покинули свое непосредственное рабочее место и нечасто здесь появляются?
  - Так, Лиза! Хватит сидеть здесь и бояться,- произнесла вслух, чтобы хоть немного разрядить гнетущую атмосферу и настроиться на необходимую волну. - Ну-ка, выходи из машины и вперед. Будь что будет.
  С этими словами, я выбралась из прохладного салона внедорожника. На меня тут же обрушилась июльская жара, оглушил шум проезжающих мимо машин, множество голосов и других звуков, которыми полнились улицы столицы. Спина взмокла, и я почувствовала, как струйки пота потекли вдоль позвоночника, ладони стали липкие и мелко подрагивали, виски заломило от боли. К страху и волнению прибавился дискомфорт от летней жары. И это я - городской житель. Девочка, выросшая в столице, и прожившая пять лет в студенческом кампусе, где даже ночью тишины не было.
  Встряхнув головой и потерев пальцами виски, я уверенно направилась к главному входу в восьмой участок. Задержавшись на крыльце всего на мгновение, я решительно толкнула тяжелую дверь, вошла в просторный холл и огляделась. Множество дверей и коридоров расходились в разные стороны, прямо передо мной, пропускной пункт и дежурный страж на посту. В его обязанности входит выдавать временные пропуска и следить за порядком. Все, как и везде. За исключением того, что вокруг никого не было, совершенно никого и это откровенно пугало.
  Уверенным шагом направилась к стражу с намерением заявить о своем визите и получить временный пропуск.
  Не скажу, что эта процедура растянулась надолго, но страж дежурный вел себя как-то странно. И тем самым заставил меня изрядно понервничать. Сначала он почти совсем не обратил на меня никакого внимания, но стоило ему увидеть направление на стажировку, как вся манера поведения резко изменилась. Меня рассмотрели с ног до головы, раз десять сверили данные из документов с теми, что были указаны в направлении, и еще дольше вглядывались в фотографию, пытаясь сравнить ее с оригиналом.
  Такое поведение дежурного еще больше подтолкнуло меня к мысли, что с этой стажировкой что-то не так.
  - Проходите, - немного неуверенно произнес страж, когда процедура по сличению моей физиономии с фотографией в документах была завершена. - Второй этаж и направо. Не заблудитесь, - и он вернул мне документы, приложив к ним пластиковый бейдж, выполняющий функцию временного пропуска.
  Раздраженная таким необычным вниманием, я решила прицепить бейдж и споткнулась. С прямоугольной пластиковой карточки мне улыбалась я сама. А вот это уже наводит на определенные мысли. Меня здесь ждали, раз даже потрудились изготовить не временный, как я сначала подумала, а постоянный пропуск.
  Однако. История с моим направлением на стажировку становится все интереснее и загадочнее. Неужели, капитан Трик и в самом деле заприметил меня еще в тот раз, два года назад?
  "Да, ну, бред, - попыталась успокоить себя сама и, тряхнув волосами, продолжила подниматься по лестнице. - И все же, что-то в этом участке не так. Почему так тихо? Словно вымерли все".
  В памяти тут же стали вспыхивать сюжеты из детективных фильмов, когда молоденького новобранца приглашают работать в различные секретные ведомства, которые всю жизнь следили именно за этим невезучим героем. А в итоге оказывается, что в раннем детстве ему впаяли какой-нибудь чип или что-то в этом роде. А теперь надо лишь произнести определенный код, и наш герой становится секретным агентом, с какими-нибудь сверхвозможностями.
  Второй этаж мало отличался от первого, все те же коридоры, двери, все та же тишина и пустота.
  С одной стороны через распахнутые широкие двери видно было множество столов, наставленных беспорядочно, на каждом компьютер, стационарный коммуникатор и куча всевозможных приспособлений.
  Это и есть зал управления. И это было единственно помещение, в котором была жизнь. Я даже выдохнула от облегчения - ну наконец-то, люди, а то я уже грешным делом подумала, что во всем здании, кроме меня и того дежурного на входе, здесь нет никого живого.
  Я замерла на пороге, осматриваясь. Страж внизу сказал, что я легко найду кабинет шефа. И я его нашла, только вот находился он на другой стороне зала управления. А это значило, что мне теперь придется продефилировать мимо всех этих мужчин. Страшно было, если честно. Но, собрав последние остатки храбрости, я ступила на потертое ковровое покрытие. Шум и разговоры смолкли как по волшебству, все кто находился в этой комнате, повернулись в мою сторону и следили за каждым моим шагом.
  "Только не споткнуться. Только не споткнуться"- как заведенная, твердила сама себе.
  Наконец, я добралась до двери на противоположном конце зала, на ней была прибита добротная табличка. "Капитан Адам Трик" - гласила она. Глубоко вздохнув, резко постучалась и, не дожидаясь приглашения, открыла дверь и сделала шаг внутрь.
  - Я тебе что сказал? Не привлекать к себе внимания! А ты практически завалил все дело и теперь кому-то придется исправлять твои ошибки!
  Огромнейший мужчина, в котором я без труда узнала того самого легендарного капитана, расхаживал по кабинету, заложив руки за спину. В кресле у окна сидел еще один человек, которому, судя по всему и адресовывалась вся эта тирада.
  - Что еще? - спросил капитан, оборачиваясь ко мне, и совершенно не меняя тембра голоса.
  От страха я совсем забыла о цели своего визита. Мне дико захотелось развернуться и задать стрекача подальше отсюда. И вот с чего, кто бы мне прояснил?
  Капитан же, заметив мою нерешительную фигурку, прищурился, а затем слегка улыбнулся.
  - А! Стажерка! - протянул он. - Ну, проходи. Мы уже закончили.
  И тут же повернулся к тому мужчине, которого отчитывал до моего прихода.
  - Иди, Марк. И не делай больше таких глупостей, - спокойно сказал ему и, сделав два шага, уселся в стоящее у стола кресло.
  К слову сказать, этот Марк вовсе не был напуган и зубами от страха, как я, не стучал. Он был спокоен и даже немного расслаблен на мой взгляд. И только проходя мимо (мне пришлось сделать шаг вперед и посторониться, что бы пропустить его), ободряюще подмигнул, желая удачи. Дверь за ним захлопнулась, отрезая меня и этого "медведя" от всего остального мира.
  Шеф восьмого участка восседал за своим столом, как гора, и разглядывал меня не без интереса. От этого его взгляда я сразу не знала, куда себя деть. Было очень неудобно и немножечко страшно. А потом я вдруг решила перестать бояться. Мне же в этом участке два года стажироваться, а значит и с шефом тоже придется встречаться довольно часто. К тому же он руководитель моей стажировки, то есть, вдвойне мой непосредственный начальник. Упрямо тряхнув головой, я подняла глаза и тут же натолкнулась на оценивающий взгляд капитана. Именно оценивающий, он как будто пытался сравнить меня с кем-то или выяснить на что я способна. Первым порывом было отвернуться, но я переборола это малодушное желание и принялась осторожно рассматривать его в ответ.
   Шефа Трика можно было назвать красивым мужчиной. Темные волосы, светлые серые глаза, открытый лоб и квадратный подбородок. И взгляд у него особенный. Вот он сидит за своим столом, на меня смотрит - как будто насквозь просвечивает. Рентген и тот больше тайн оставляет, чем этот взгляд. И зря я пыталась сначала с ним в гляделки играть - не выдержала и минуты, отвела глаза. А шеф Трик только хмыкнул.
  - Ну, что ж. Будем знакомиться, стажер Лиза Донел. Я ваш непосредственный начальник и куратор вашей стажировки, капитан Адам Трик. Для вас и всех остальных - шеф Трик. Именно от меня и моей рекомендации будет зависеть, станете ли вы через два года, по окончании стажировки, полноценным стражем, или эта работа не для вас. Думаю, в своей академии вы немало баек наслушались про моих ребят и весь наш участок в целом. Что ж, - капитан улыбнулся уголками губ, - не буду разочаровывать и ничего рассказывать. Со временем, сами во всем разберетесь.
  Шеф Трик на мгновение замолчал, что бы перевести дух, а потом продолжил:
  - Первое время, я вас на улицы не выпущу. Стажироваться будете здесь, в участке. В вашем досье отмечены высокие показатели по аналитике, вот этим на первых порах и займетесь. И не надо морщиться, - добавил шеф Трик, заметив, как я скривилась после его последних слов. - К тому же эта работа будет для вас полезной первое время. Познакомитесь с делами, с ребятами. Узнаете специфику нашего участка.
  - Да, капитан Трик, - выдавила из себя.
  - Шеф Трик, - поправили меня.
  Этого и следовало ожидать - бумажная работа, килобайты информации и дела, дела, дела... и на что я рассчитывала? На то, что с первого дня мне позволят заниматься самостоятельно вести расследование? Наивная.
  Кажется, у меня на лице отразились все мои мысли, потому что шеф Трик вдруг рассмеялся.
  - Не надо печалиться. Все-таки работа стража - это не только приключения и охота за преступниками, - "медведь" снова усмехнулся. - Во многом успешная поимка преступника зависит от бумажной работы, умения анализировать данные и делать выводы.
  Уныло кивнула, понимая, что спорить совершенно бесполезно. То, что у меня с аналитикой неплохо было - это правда. Но, а как же все остальное? Как же оперативная работа, поиск улик и допросы подозреваемых? Я ведь даже специальный курс прослушала по психологии поведения. Мне так потренироваться хотелось, а не с бумажками возиться.
  - Ну, ну, будут у вас еще и погони, и задержания, и все, что захотите. А теперь пойдем, представлю парням.
  И он вышел из-за стола и направился к двери, я посторонилась, чтобы пропустить шефа первым, а сама отметила, что для своей комплекции, капитан уж как-то слишком плавно двигается и ступает мягко, почти неслышно.
  
  Глава 2.
  
  На месте оказалось всего лишь пятеро стражей (странно, когда я шла к кабинету капитана, мне казалось, что их здесь намного больше). Они собрались в кучку у самого дальнего, от кабинета шефа, стола и что-то бурно обсуждали. Что именно, я не слышала, но активная жестикуляция большинства из них говорила о том, что спор в самом разгаре.
  - Прошу внимания! - спокойно произнес капитан, но мужчины тут же прекратили разговоры и все пятеро уставились на нас.
  Поглазели немного, но затем все как один, разбрелись по огромному кабинету, занимая свои места. Спустя всего лишь минуту, стоять остались только мы с капитаном. Шеф обвел взглядом притихших парней, откашлялся и продолжал свою речь:
  - Представляю вам нашу практикантку, Лизу Донел. С сегодняшнего дня она будет проходить стажировку в нашем участке. - Трик замолчал, как будто ожидал возражений или других высказываний по этому поводу, но все молчали и только сверлили меня взглядами. Весьма надо признать неуютно, когда на тебе скрещиваются взгляды пятерых парней. Мне так вообще хотелось сквозь землю провалиться, но я старалась стоять прямо и смотреть перед собой, чтобы не показать насколько мне сейчас не по себе. Все-таки мне придется какое-то время проводить рядом с этими стражами и будет лучше, если я не выкажу сейчас своего страха и неуверенности.
  Так и не дождавшись ни от кого высказываний, шеф Трик продолжал:
  - Лиза в участке на особом положении, - произнес он, а мне вдруг стало очень жарко, кровь прилила к щекам, зашумела в голове. Что он делает? Что значит на особом положении? Неужели шеф не понимает, что подобное заявление повлечет за собой? - Она будет заниматься анализом данных, и делать выводы на их основе. Так что не спихивать на нее свои протоколы и отчеты,- тем временем продолжал Трик, а я, молча, сжимала кулаки, и кусала внутреннюю сторону щек. А еще не совсем понимала, почему всего минутой раньше наедине, капитан говорил мне совершенно противоположное?
  - Меня все поняли? - вопросил напоследок шеф. А в ответ тишина... - Не слышу? - и все это было сказано настолько спокойно и как-то даже немного отстраненно, будто о погоде поговорили.
  - Да.
  - Поняли.
  - Все ясно.
  Раздался нестройный хор голосов.
  - Вот и замечательно, - довольно произнес капитан и вдруг обратился к стражу, который сидел ближе всех, - Ройс, поручаю стажера тебе. Покажешь здесь все, объяснишь. И поможешь адаптироваться.
  Шеф Трик кивнул собственным мыслям и, круто развернувшись, скрылся в своем кабинете. А я осталась стоять на месте, боясь даже глаза поднять на присутствующих здесь стражей, после того представления, что устроил капитан.
  - Ну, что, - произнес, оказавшийся вдруг возле меня, Ройс. - Идем, познакомлю тебя со всеми. Правда, сегодня большинство парней на выезде, но ты с ними потом встретишься.
  Я подняла глаза на стоящего напротив меня мужчину. Он ни словом, ни намеком не дал понять, что обратил внимание на оговорку Трика по поводу моего "особого положения". Где-то глубоко внутри затеплилась надежда, что возможно не все еще потеряно, и на меня не будут коситься из-за того представления, что устроил здесь капитан.
  Я улыбнулась и принялась рассматривать мою "няньку на первое время". Шеф неоднозначно дал понять, что Ройс обязан проследить за тем, как я осваиваюсь на новом месте. И я, само собой, не надеялась, что ему в радость возиться со стажеркой и тут же сама себе пообещала, что не буду злоупотреблять этим самым "особым положением".
  Ройс оказался высоким мужчиной с потрясающей фигурой. Не перекаченный, но с первого взгляда видно, что он уделяет много внимания тренировкам и, скорее всего, является постоянным посетителем спортзала. Светлые волосы в беспорядке обрамляли лицо с немного резкими чертами, а вот цвет глаз заставил меня напрячься. Я никогда раньше не видела таких глаз у людей. Почти янтарного цвета, они манили, завораживали и пугали одновременно. "А он ничего так!" - подумала я, а Ройс хмыкнул, как будто сумел подслушать мои мысли.
  Я снова покраснела и быстренько отвела взгляд. Не хватало еще, чтобы меня за легкомысленную девицу приняли. Пора брать себя в руки и прекращать алеть как маков цвет. В конце концов, я - будущий страж, и смущение не входит в список моих главных достоинств.
  - Знакомьтесь,- тем временем произнес Ройс, засунув большие пальцы в карманы черных брюк. - Это Марк, - он указал на того невысокого мужчину, которого я уже видела в кабинете Трика. Марк встал, отвесил мне шутовской поклон, а когда выпрямлялся, снова подмигнул, как тогда, в кабинете. С лица его все это время не сходила улыбка, казалось, будто вся эта ситуация его забавляет.
  Несмотря на то, что внешне он значительно уступал Ройсу, было в нем что-то такое, что заставило меня улыбнуться в ответ.
  - Вацлав Браславски,- продолжал представлять мне коллег Ройс. На этот раз он указал на мужчину, который, несомненно, был старше всех здесь присутствующих. От него веяло уверенностью и надежностью. Среднего роста, коренастый, с сединой в каштановых волосах и мелкими морщинками в уголках глаз, Вацлав показался мне эдаким строгим, но любящим, дядюшкой. Хотя, вполне возможно, что я и заблуждаюсь. Тем более, что очень светлые, глаза этого стража смотрели насторожено и взгляд был цепким. Наверное, от него сложно что-то скрыть при допросе.
  А Ройс тем временем продолжал знакомить меня с присутствующими стражами:
  - Винс Ларкин, наш незаменимый психолог,- следующим был совсем молоденький парнишка. Среднего роста, щуплый и в очках, с едва заметным светлым пушком на щеках. У нас выпускники академии старше выглядели, чем он. Но, наверное, для психолога, он неплох. - Не смотри на то, что с виду он неказист, - произнес Вацлав, глубоким раскатистым голосом. - Он у нас гений. Только недавно докторскую защитил, так что правильнее будет называть его доктор Ларкин.
  Я смущенно улыбнулась парнишке, у которого от похвалы даже уши покраснели.
  - А это, наш местный дамский угодник,- указал на последнего из, еще не представленных мне, стражей Ройс. - Антон Зар. На свидания с ним ходить не советую, но решать в любом случае тебе.
  - Эй, Ройс, так не честно. Ты кем меня выставил перед нашей очаровательной сотрудницей? - воскликнул молодой темноволосый парень. Я поняла, почему его считали женским угодником после того, как он подскочил ко мне, сграбастал мою руку и запечатлел поцелуй на тыльной стороне ладони. А потом улыбнулся. Немного хулигански, но так заразительно, что я как завороженная смотрела и не могла отвести взгляд, и губы сами разъехались в ответной улыбке. Да и сам он просто излучал веселье и какую-то легкость.
  - Не слушайте его, Лиза! Я же могу называть вас так?- и не дожидаясь ответа, продолжил.- Вы в свою очередь можете звать меня просто Антон. Наконец-то, в нашей мужской компании появилась прекрасная дама. Вы не можете себе представить, как я рад узнать, что отныне вы каждый день будете радовать мой взор.
  Он собирался продолжить, но вмешался Ройс.
  - Все, закончили,- немного резковато оборвал он дифирамбы, которые пел мне Антон. - Тебе пора на выезд, так что...
  Антон скорчил рожицу за спиной Ройса и подмигнул мне.
  - Я быстро расправлюсь с делами и вернусь. Дождись меня, красавица,- и после этих слов направился к своему столу, видимо для того, чтобы собрать необходимые вещи. Я заворожено наблюдала за тем, как он двигается, как набрасывает сверху куртку (в такую-то жару), пока сбоку не раздалось покашливание. Я встрепенулась и отвела глаза от Антона. По левую руку от меня стоял Вацлав Браславски и смотрел своими практически бесцветными глазами, в которых сейчас плясали смешинки.
  - Ройс прав, девочка. Не стоит верить всем словам этого бабника,- кивок в сторону уже удаляющегося Антона. - Он любит только себя. И так всегда было.
  Вот что они заладили? Мне нет дела до смазливого стража, и уж точно влюбляться в него я не собираюсь. Да и поведение у него, что у шута горохового. Только и привлекает так это улыбка, смазливая мордашка и нешуточное обаяние. И что это на меня нашло? Сама не понимаю. Я тряхнула головой:
  - Я и не собиралась... я обычно не... то есть, я совсем не думала о... о... - несмотря на все мои старания выглядеть взрослой и ответственной, высказать свои мысли у меня не получилось. Седой страж только хмыкнул и потер подбородок:
  - Так мы и поняли, что ты не хотела, и не думала, и, уж точно, не собиралась, - усмехнулся он, а я снова вспыхнула. Ну, вот что они за люди такие? Видят же что мне и так неловко, а все равно подначивают.
  - Все хватит!- вмешался Ройс. - Пора браться за дело. Дед, у тебя что, заняться нечем? Марк, а ты вроде должен был исправлять свои косяки. Быстро все за работу, - он так умело раздавал команды, а все его слушались. Да и, вообще от него исходила такая нешуточная аура властности в этот момент, что я даже поежилась немного и почувствовала себя очень неудобно.
  А Ройс, как ни в чем не бывало, развернулся ко мне и уже совершенно другим тоном, без этих властных ноток, указал на ни чем не выделяющийся письменный стол у стены:
  - Лиза, вот ваше рабочее место. Можете разложить вещи, и я покажу вам, где у нас что находится.
  Я нерешительно подошла поближе и замерла. Это мое рабочее место, как минимум на два года. Как-то я себе его иначе представляла. Совершенно иначе. Сейчас же передо мной был обычный письменный стол с двумя тумбами, как у всех в управлении. На нем кроме довольно старой модели компьютера, с подключенным к нему принтером, и коммуникатора с кучей кнопочек, пока еще непонятного для меня назначения, ничего больше не было, рядом стоял стул.
  Выдвинув стул, поставила на него сумку и принялась рассматривать ящики письменного стола. В одну из тумбочек был вмонтирован персональный сейф, и так как ключи имелись здесь же, я его незамедлительно открыла. Пусто. Совсем ничего нет, даже пыли, и на что я надеялась? Что мне в сейфе кто-то оставит...что? Ой, что-то сегодня у меня какое-то очень непонятное отношение ко всему вокруг.
  Далее, решила обследовать ящики письменного стола. Не сказать, что это было уж так необходимо, но, по-видимому, все от меня именного этого и ждали, не зря же Ройс сказал, чтобы я разложила вещи на своем рабочем месте. Только вот он не уточнил, какие именно вещи мне надо раскладывать? Работы мне никакой еще не поручили, а канцелярские принадлежности и всякие там сувениры-мелочи, я с собой в первый день не брала. Решила, что незачем. Да и никто вокруг таким не увлекается. Я осторожно осмотрелась по сторонам. На всех столах в управлении царил почти идеальный порядок. Оно и понятно, не будут же стражи разбрасывать протоколы допросов, или какие другие документы таким образом, что их любой может увидеть.
   А потому, чтобы создать видимость, я принялась обследовать ящики стола: в одном обнаружила мужской журнал с обнаженной красоткой на обложке, а в другом пластиковый стаканчик от кофе. Выбросив свое "наследство" в урну, вернулась к Ройсу, который в это время о чем-то беседовал с Вацлавом.
  - Ты готова?- спросил он, не оборачиваясь. И как заметил, что я подошла?
  - Да, - кивнула и спрятала руки в карманы.
  - Тогда идем, устрою тебе экскурсию по участку,- сказал Рой, увлекая меня к выходу.
  Здание, в котором теперь располагался легендарный восьмой участок, было построено лет сорок назад и изначально здесь планировали организовать что-то вроде клуба по интересам. Но как часто бывает, городская администрация строительство спонсировало, а вот того, кто возьмет его в аренду так и не нашла. В чем там было дело, я не знаю, но в результате двухэтажного монстра архитектурной мысли было решено отдать стражам. Тогда-то и организовали восьмой участок.
  Входа в здание было два. Главный выходил на весьма оживленную улицу почти в самом центре столицы, через него в восьмой участок обычно заходили посетители, сами стражи, курьеры и все в таком роде, а вот второй, использовали для доставки задержанных или свидетелей. Все это мне рассказал Ройс, пока я бодро топала за ним к задней лестнице.
  - На первом этаже у нас находятся камеры предварительного заключения, хранилище для улик и морг, - рассказывал страж. - Тебя туда не пустят пока. В обезьяннике тебе и так делать нечего, в хранилище... тоже, - добавил он, немного подумав. - Разве, что в морг. Но это уже, если сама захочешь, или острая необходимость возникнет. Но я не думаю, что это понадобится.
  Мне казалось, что мой провожатый разговаривает сам с собой, просто рассуждает вслух.
  - А почему мне нельзя в хранилище?- спросила удивленно. То, что улики выдавались по регистрации и особому распоряжению начальства, я знала, но могут же возникнуть различные ситуации? И что мне тогда, искать того, кто для меня улики из хранилища на свое имя возьмет или как? Пусть не сразу, но ведь когда-нибудь такое может случиться?
  - Потому что ты еще не страж. Тебя даже пропуск выдали временный, - кивком Ройс указал на пластиковую карточку с моим именем и фотографией, которую я прицепила на лацкан блузки. - Как только все документы будут оформлены, тебе выдадут постоянный пропуск и присвоят идентификационный номер. Вот с помощью этого набора, ты и сможешь попасть, куда понадобится. Но, повторяю, в обезьяннике тебе делать нечего, а в хранилище все равно доступ нужен.
  Я кивнула, а Ройс тем временем спустился на первый этаж и, подойдя к огромной двери, сделанной из чего-то пуленепробиваемого, достал из кармана пластину, чем-то напоминающую банковскую пластиковую карту и вставил ее в специальную щель сбоку. Тут же сверху замигал красный индикатор и двери расползлись в разные стороны, как в вагоне метро.
  Подобная система безопасности в участковом морге стала для меня сюрпризом, но все бывает. Задавать вопросы Ройсу пока не решилась. Я теперь буду здесь работать и рано или поздно узнаю все нюансы.
  За стальными дверями я не увидела ничего необычного. Светлые стены, серая плитка на полу, обычные светильники и три двери в разные стороны. Стоило Ройсу сделать шаг к той, что была справа, как она распахнулась, и на пороге появился мужчина. Мой провожатый замер на месте, незнакомец тоже, мне пришлось последовать их примеру и остановиться. Ройс стоял, широко расставив ноги и засунув руки в карманы, со стороны могло показаться, что он совершенно расслаблен и спокоен, на его лице не дрогнул ни один мускул, но я буквально кожей почувствовала, исходившее от него напряжение.
  Не знаю, как мне удалось это заметить, возможно, все дело в том, как он смотрел на незнакомца и крылья его носа слегка трепетали, создавая ощущение, будто он принюхивается. Может быть, все дело в упрямо поджатых губах или в том, что он сжимал кулаки в карманах, но напряжение и агрессию он буквально излучал. Я перевела взгляд на незнакомца, который тоже застыл как изваяние, прислонившись к косяку открытой двери. В отличие от Ройса этот мужчина был полностью расслаблен. От него не исходило никакого напряжения. Высокий, на пол головы выше Ройса, более тонкий и худощавый. Но в нем чувствовалась какая-то первобытная сила. Длинные светлые волосы собраны в низкий хвост, кожа немного бледная, но его это не портило, ни в коей мере, наоборот придавало некий налет аристократичности, что ли. Серые глаза смотрели в упор на Ройса, не мигая. На какое-то мгновение мне показалось, что они общаются телепатически (и привидится же такое?). Понятия не имею, сколько бы они так простояли, сверля друг друга взглядами, но мне надоело, и я неуверенно кашлянула, привлекая внимание.
  Незнакомец медленно перевел взгляд на меня и приподнял одну бровь, окидывая меня немного недоуменным взглядом. Я даже слегка поежилась от такого внимания, но тут крылья его носа дрогнули, он втянул воздух и его взгляд резко изменился. Теперь он рассматривал меня уже с интересом, пристально, от макушки до носков босоножек, которые я так неосмотрительно обула сегодня. От такого его внимания мне стало жутко неудобно, по телу пробежала горячая волна и даже пальцы на ногах поджались. И это они Антона ловеласом и дамским угодником называют? Темноволосый страж не вызвал во мне и половины тех эмоций, которые я испытываю сейчас, просто рассматривая этого необычного мужчину.
  Уф, что со мной такое-то?!
   Я чувствовала себя очень странно, появилось совершенно непонятное и пугающее желание подойти и впиться поцелуем в его губы. Не знаю, возможно, что-то такое отразилось на моем лице, но неизвестный мужчина расплылся в предвкушающей улыбке и, кажется, собирался что-то сказать, но его перебил суровый голос Ройса.
  - Лиза, это доктор Александр Варант. Наш патологоанатом. Не думаю, что вам придется часто пересекаться по работе. Морг - это не то место, где вам стоит появляться часто.
  Я вздрогнула и пришла в себя. Только теперь до меня дошло, что я веду себя не совсем адекватно. Да что это такое-то? Почему эти стражи действуют на меня так... возбуждающе, что я забываю обо всем на свете?
  Реплика Ройса не только меня привела в чувство, Александр удивленно вскинул брови, улыбка исчезла с его лица и он, оторвав свой взгляд от моего лица, произнес:
  - А Лиза у нас кто? - голос патологоанатома обволакивал меня со всех сторон. Я снова почувствовала себя, словно в тумане, мысли текли лениво, и мне захотелось сделать шаг вперед и прикоснуться к этому странному, но такому желанному, такому притягательному мужчине.
  - Лиза - стажер. Она проходит практику у нас в участке. Шеф ее руководитель,- ответил Ройс, почему-то сделав акцент на последней фразе.
  Александр удивился, я поняла это по тому, как слегка расширились его глаза.
  - Сам?
  - Да. Я отвечаю за ее адаптацию в участке, - ответил Ройс.
  Наваждение спало, я несколько раз моргнула, тряхнула головой и снова окинула Александра внимательным взглядом. Передо мной стоял обычный мужчина, довольно привлекателен, притягателен и конечно весьма и весьма сексуален, но теперь в нем не было ничего такого, из-за чего можно было бы потерять голову. Вожделение ушло так же внезапно, как и появилось.
  Александр еще раз внимательно меня рассмотрел, слегка прищурив серые глаза, и улыбнулся:
  - Приятно познакомиться с вами, Лиза. Здесь редко можно увидеть привлекательную женщину. Я рад, что теперь нашу мужскую кампанию разбавит молодая интересная девушка. И, несмотря на предположение нашего друга, - кивнул он в сторону Ройса, - я надеюсь, что мы с вами будем часто встречаться.
  Я удивленно взглянула на доктора Варанта, а он уточнил:
  - По работе, конечно же.
  Я улыбнулась слегка смущенно, а про себя подумала, что вот прямо сейчас, мы находимся в морге и, само собой, молодых привлекательных, а главное, живых женщин, здесь и в самом деле встретишь не часто.
  
  Глава 3.
  
  - Мне тоже очень приятно,- выдавила из себя, все еще разглядывая доктора Варанта и раздумывая над тем, что же так сильно привлекло меня в нем в первое время.
  - Мы пойдем, - произнес Ройс и, развернувшись на каблуках направился к выходу.
  Александр снова улыбнулся и слегка склонил голову. Мне не оставалось ничего другого, как последовать следом за моей "нянькой на первое время". Стоило стальным дверям захлопнуться за нашими спинами, как напряжение Ройса ушло, даже мне было видно, как он расслабился.
  - Тебе, в самом деле, лучше не сталкиваться с ним,- произнес страж, направляясь к лестнице. - Если когда-нибудь понадобится что-то от Александра, говори мне. Я сам решу все вопросы.
  - Почему?- то, что они не ладят, друг с другом было понятно с первого взгляда.
  - Допуск в морг тебе все равно не дадут еще не скоро,- отрезал Ройс и продолжил подниматься по лестнице. А я осталась стоять и хлопать ресницами. Ничего не понимаю? Ройс заметил, как я отреагировала на знакомство с судмедэкспертом? Но даже если и так, то ему-то какая разница? Или он местный поборник морали и нравственности и активно выступает против отношений между коллегами?
  Я вздрогнула от абсурдности собственных мыслей? Какие отношения? Я здесь всего час или чуть больше, а уже начинаю придумывать себе всякие глупости. Тряхнула головой, стараясь отогнать ненужные мысли.
  - Лиза!- позвал меня Ройс. - Догоняй. Нам еще к криминалистам надо зайти. У меня и так дел достаточно.
  Он не сказал, что ему совершенно не улыбается возиться с новенькой стажеркой и отвлекаться на глупости, но это было понятно и без слов. Не решаясь в первый же день вызвать негодование у старшего коллеги, я заторопилась следом.
  Начальник криминалистической лаборатории мне не понравился. Невысокий, кругленький с вечно бегающими глазками и потными ладонями, он никак не производил впечатление серьезного работника. К тому же во время нашего с ним знакомства он все время суетился, дергался и поглядывал на Ройса как-то заискивающе, как будто ожидая его одобрения или что-то в этом роде. А еще меня немного напрягло, что больше в лаборатории никого не было. Ведь не может же Ллойд Арон работать там совершенно один. Поэтому, когда мы вышли оттуда и направились в зал управления, я не вытерпела и спросила у своего хмурого провожатого:
  - А почему в лаборатории был только начальник? Он там один работает? За всех?
  - Нет, конечно,- после небольшой паузы ответил Ройс. - Но по всем вопросам обращайся к нему. Он один из лучших криминалистов в стране.
  - Что-то я сомневаюсь, - пробормотала себе под нос, но Ройс каким-то невероятным образом расслышал.
  Он усмехнулся:
  - Не сомневайся. Ллойд, в самом деле, прекрасный специалист и очень трудолюбив. Нам повезло заполучить его себе.
  Удивленная тем, что страж расслышал мою реплику, я только головой покачала. Не верилось мне, что начальник криминалистической лаборатории так хорош на самом деле, как пытается доказать мне страж. Но, с другой стороны, кто я такая чтобы судить. Да и внешность часто бывает обманчива.
  ***
  Стоило мне переступить порог дома, в котором я выросла, как меня буквально сразил наповал запах свежеиспеченной сдобы - тетя Джинал решила испечь мои любимые булочки с корицей.
  Если она и не смирилась с моим выбором жизненного пути, то весьма успешно притворялась. С тех пор, как мы все выяснили, тетя ни единого раза больше не поднимала тему перевода на другой факультет или смены моей будущей профессии. Мы как-то особо и не обсуждали мою учебу, подумала я. Почти совсем. Тетя Джинал интересовалась моими успехами, радовалась вместе со мной, когда я получала диплом, поддерживала во всем, сама предложила мне вернуться к ней, после окончания учебы. Но она, ни разу не спросила о том, куда меня отправили на стажировку. Если я и сочла это странным, то не придала особого значения.
  - Лиза!- на пороге кухни появилась моя тетя собственной персоной. Высокая, с прекрасной фигурой, всегда аккуратно уложенными темными волосами. Она очень много времени уделяла своему внешнему виду. Всегда. И меня учила тому же. Еще во времена моей учебы в школе мы вместе устраивали пробежки по утрам, ходили в спорткомплекс каждую среду и пятницу. Только Тетя Джинал предпочитала бассейн, а я тренажерный зал, но это не имело значения. Именно она учила меня, как правильно подбирать одежду, как наносить макияж, советовала, какие украшения лучше будут смотреться с тем или иным нарядом, знакомила с модными новинками. И сама всегда выглядела более чем хорошо. Я часто замечала, какими взглядами окидывают ее мужчины и не могла понять, почему настолько привлекательная, интересная женщина так и не вышла замуж. Тетя Джинал всегда могла поддержать беседу, она одинаково разбиралась как в бухгалтерских документах, так и в современном искусстве начиная с музыкальных новинок и заканчивая картинами известных современников. Но я никогда не слышала, что у нее кто-то есть. Сразу я думала, что все это из-за того, что она все свое время посвятила мне, но после того, как я переехала в общежитие, ничего не изменилось. Тетя Джинал оставалась все такой же красивой, интересной и одинокой. Пару раз я пыталась заговорить с ней об этом, но она отмахивалась и отвечала, что-то вроде того, что у нее нет времени на всякие глупости. И все свое свободное время, и нерастраченную любовь посвящала мне.
  - Ты уже дома, - утвердительно произнесла она и улыбнулась. - Переодевайся, мой руки и будем ужинать.
  - Ты могла не ждать меня. Это вовсе не обязательно.
  - Ну что ты, дорогая. Я люблю, когда ты ужинаешь со мной. Есть в одиночестве то еще удовольствие,- отмахнулась она и скрылась в кухне. - Я накрываю на стол, - донеслось до меня уже оттуда.
  Спустя десять минут, уже переодевшись в домашние джинсы и футболку, я сидела за столом, с удовольствием вдыхая аппетитный запах, исходящий от моих любимых блюд. Тетя Джинал расстаралась на славу. Она приготовила потрясающий ужин, купила бутылку вина и с довольным видом заявила, наполняя бокалы:
  - Надо отпраздновать твой первый рабочий день. Расскажешь, как тебе? Понравилось? А твой начальник? Какой он? А коллеги? Мне все интересно, Лиза!
  Я улыбнулась и обхватила бокал ладонями. Тетя уселась напротив меня и приготовилась слушать. Такие вечера были не редки у нас. Еще в те времена, когда я училась в школе, мы нередко вот так сидели за ужином или поздним чаем и разговаривали обо всем. Тетя спрашивала меня о моих успехах в учебе, о друзьях, мальчиках. А мне было вовсе не стыдно рассказывать ей о том, что я чувствую. Многие мои подруги не могли понять, как я могу быть откровенной со взрослым человеком, а я не понимала, как можно утаить что-то от того, кто был мне самым родным и близким.
  - Вроде бы, все неплохо, - неоднозначно ответила я, и ни капли не сомневалась в том, что услышу в ответ:
  - Вроде бы? Значит, есть что-то, что тебе не нравится? Рассказывай.
  - Да не то, чтобы... но. Мой руководитель, вполне ожидаемо, решил, что я пока не гожусь для серьезной работы. А потому, буду заниматься бумагами и всякой прочей ерундой.
  Тетя Джинал сделал глоток вина и приступила к ужину. Спустя пару минут, она все-таки ответила:
  - Это разумно. Прежде, чем заниматься настоящим делом, необходимо изучить все изнутри. Или ты хотела вот прямо завтра отправиться на задержание какого-нибудь маньяка?
  Я рассмеялась. По словам тети, это и вправду выглядело слишком уж несуразно.
  - Да, нет. Я все понимаю. И даже могу смириться с таким поворотом событий, если мне не будут и в дальнейшем поручать только бумажки за всеми переписывать, - я передернула плечами и почему-то вспомнила странное поведение Ройса, после того, как мы вышли из морга.
  - Мне не нравится такое твое настроение. Есть что-то еще? Рассказывай, - снова повторила тетя, на этот раз более настойчиво.
  - Не знаю. Но... мне показалось, что ... нет, чепуха, - я постаралась убедить в этом не только тетю, но и себя.
  - Лиза, - тетя Джинал перестала улыбаться и теперь смотрела на меня серьезно, - рассказывай все. То, что теперь тебе кажется чепухой, потом может вылиться в крупные неприятности. В чем дело? Сотрудники тебя приняли не очень хорошо? Или начальник?..
  - Нет. Все, вроде бы, замечательно. И шеф Трик не похож на деспота и самодура, да и парни в отделе, по крайней мере, те, с кем я встретилась, тоже вроде бы ничего. Но, что-то меня настораживает. Еще сама не разобралась, но вполне возможно, что все это я просто придумала. Перенервничала и накрутила сама себя, - произнося всю эту тираду, я самозабвенно резала мясо, а потому смотрела в тарелку и не сразу обратила внимание, что тетя Джинал замолчала. А когда подняла глаза на нее, то заметила, как она побледнела. - Что случилось? Тебе нехорошо? - я вскочила с места, была готова ринуться за стаканом с водой или вызвать медиков, но слабый взмах руки и тетя Джинал ответила:
  - Все... все хорошо, прости. Как говоришь, зовут твоего начальника? - ее голос немного дрожал.
  - Шеф...э... капитан Трик. А что? Да что такое?
  - Нет, ничего, - она сделала глоток вина из бокала. - Я поперхнулась. Прости, не хотела тебя пугать. Я прослушала, а в каком участке будет проходить твоя стажировка?
  - В восьмом, - мне не нравилось поведение тети. Уж как-то она слишком странно смотрела на меня. - А что?
  - Нет, ничего. И, тебе там нравится?
  - Еще рано об этом говорить, но пока меня приняли неплохо, - я не сводила с тети пристального взгляда. Мне показалось, или она и в самом деле ведет себя странно с тех пор, как узнал имя моего начальника?
  - Ладно, давай ужинать, - кажется, мне все-таки показалось. Тетя снова вернулась к своему мясу и больше не задавала вопросов, пока с ужином не было покончено. Уже потом, когда мы с чаем, перебрались в гостиную, она вдруг спросила:
  - А сотрудники? Ну, твои, коллеги? Они как отнеслись к тебе?
  - Неплохо, - я наслаждалась любимым чаем с лимоном и свежеиспеченными булочками. - Только мне немного не понятны некоторые моменты, но очень надеюсь, что все скоро проясниться.
  Тетя Джинал что-то пробормотала себе под нос, и больше мы тему моей стажировки в этот вечер не поднимали.
  Я бежала по лесу. Ноги разъезжались на мокрой листве, каждый шаг давался с невероятным трудом. Иногда мне казалось, что я просто не смогу поднять ногу, для того чтобы продолжить бег. Приходилось петлять и уклоняться, чтобы ветви деревьев не хлестали по лицу. Сверху, то и дело, на меня обрушивался настоящий ливень, паутина цеплялась за волосы, липла на лицо и склеивала ресницы. Но я продолжала бежать. От кого я спасалась? Кто догонял меня? Наверное, я знала, но никак не могла вспомнить. Да это было и не важно. Что-то гнало меня вперед, заставляло двигаться дальше, хоть мне и было все труднее. Дыхание с хрипами вырывалось из горла, легкие просто огнем горели, а в боку поселилась резкая боль. Но остановиться я не могла. Меня что-то неумолимо гнало вперед, заставляя с каким-то совершенно несвойственным мне упрямством, переставлять ноги. Промедление - смерть! Где я это услышала, теперь уже было не важно, но эта фраза как ничто характеризовала мое нынешнее состояние.
  Я споткнулась, нога в кроссовке поскользнулась на скользкой листве и через минуту мир перевернулся. Встать было выше моих сил. Я просто не могла заставить себя подняться и продолжать бежать.
  Перевернувшись на спину. Я оперлась о трясущиеся руки и попыталась справиться с дыханием. Когда-то меня учили, как надо правильно дышать во время бега или тренировок, только вот это воспоминание запоздало, потому, как воздуха мне, однозначно, не хватало.
  А потом мне стало не до того. Я просто забыла, как дышать, потому что из-за деревьев показался Он. Монстр. Огромный, почти в человеческий рост, зверь. Сильное тело, поросшее серой шерстью, мощная грудь и лапы, толще чем все мое тело. Большая голова без ушей и оскаленная пасть с полным набором устрашающе острых клыков. Одной секунды мне хватило, чтобы понять - я не выживу. Этот зверь - охотник. И охотится он за мной. Мне от него не скрыться и даже речи быть не может, чтобы одолеть его в схватке. Одного удара мощной лапы будет достаточно, чтобы от меня не осталось и воспоминания.
  Зверь приближался. Он двигался медленно, словно плыл по воздуху, перетекал из одного положения в другое. А я, как завороженная не могла отвести от его глаз.
  "Это конец!" - мелькнула мысль, и зверь прыгнул.
  Проснулась я в холодном поту от собственного крика. Простыня сбилась, одеяло вообще лежало на полу, а я, словно маленький ребенок, сжалась в комочек на практически перевернутой кровати и не могла унять дрожь.
  - Лиза! Что случилось? - тетя Джинал влетела в комнату, запахивая на ходу халат. - Ты кричала! Что такое?
  Говорить не получалось. Я просто дрожала, из горла вырывались только всхлипы. Джинал присела на край кровати и притянула меня к себе.
  - Ну что ты. Это же только сон. Обычный кошмар. Он забудется, как только наступит рассвет. Успокойся.
  Я понимала ее, но не могла произнести, ни слова. Мне казалось, что этот монстр... что он где-то рядом. Совсем близко. И вот сейчас, просто вынырнет из полумрака комнаты и завершит то, что не успел.
  
  Глава 4.
  
  Следующая неделя была... однообразной. Если я и ожидала новых впечатлений или сильных эмоций из-за стажировки, то они, конечно, были, и впечатления и эмоции, но не те.
  Как и отметил при первой встрече шеф Трик, занималась я в основном бумагами. А, если точнее, то просто составляла описи на дела, печатала протоколы и запросы, когда просили парни, ну и так, по мелочи. Скучно и однообразно. Ничего интересного или познавательного во всем этом не было. С такой работой вполне бы справилась обычная секретарша, если бы таковая здесь имелась.
  За неделю, я познакомилась почти со всем коллективом. Парни то появлялись, то исчезали, занимались своими делами. Ко мне относились скорее снисходительно, иногда подшучивали, рассказывали смешные истории, но и только.
  И было бы совсем грустно, если бы не Ройс. Моя нянька на первое время, как я продолжала называть этого стража про себя, был мил и обходителен, учтив, любезен и... я точно была уверена в том, что он ухаживает. Ненавязчиво, едва заметно, но все же... он всегда появлялся рядом, оказывал знаки внимания, ежедневно, если конечно был в участке, а не на выезде, приглашал на обед в ближайшее кафе. В общем, открыл сезон охоты на меня.
  А мне льстило его внимание. Ройс был красивым мужчиной, интересным собеседником, умел находить общий язык, кажется со всеми, несмотря на то, что в участке он был кем-то вроде заместителя капитана. И потому я принимала его знаки ухаживания, соглашалась на совместные обеды и даже рассказывала о себе, чего обычно не случалось.
  Антон поначалу пытался клеить меня, но на фоне Ройса, его попытки выглядели откровенно нахально и чересчур напористо, так что я ненавязчиво дала понять брюнету, что его интерес не взаимен и мне будет намного приятнее считать его своим коллегой, ну или другом. Не знаю, как он воспринял это на самом деле, но после того разговора поведение Антона изменилось почти кардинально - теперь он просто меня не замечал.
  В самые первые мои выходные, тетя Джинал почему-то решила, что нам вот просто необходимо, провести за городом и выпросила у одной своей знакомой ключи от домика в пригороде. В результате, в субботу утром, меня разбудили ни свет, ни заря и усадили за руль.
  Место, куда мы направлялись, находилось в часах двух езды от столицы, и было достаточно примечательным уже тем, что там было тихо. Именно так. После столичной суеты, шума транспорта и вида, постоянно спешащих куда-то жителей, мне казалось, что здесь все вымерли.
  Домов двадцать, используемых в большинстве своем владельцами для непродолжительного отдыха, кругом лес, невдалеке небольшое озеро с поразительно чистой водой и песчаным пляжем. А добавить ко всему этому потрясающую летнюю погоду - и получится просто райский уголок.
  Вот мы и наслаждались. Гуляли, сходили на пляж позагорать и немного поплавать. Я в воду не лезла - боюсь до ужаса с самого детства, - а тетя Джинал оторвалась с удовольствием. И много разговаривали. Сама не знаю как, но я выложила ей все свое недовольство по поводу стажировки, посетовала на капитана Трика, который и не собирался приобщать меня к "настоящему делу", но про интерес к одному блондинистому стражу пока промолчала.
  - А что ты хочешь? - лениво произнесла тетя, прячась за стеклами солнцезащитных очков. Мы лежали на предусмотрительно захваченных с собой из дому покрывалах, на берегу озера, и пытались загорать. - Это очень опасная профессия - быть стражем. И я могу его понять. Он не хочет рисковать. Но, я уверена, что скоро все изменится. Надо только подождать.
  - Вот ты сейчас точно, как капитан говоришь, - я насупилась и недовольно засопела. - А как же приключения? Погони, перестрелки, поиски улик? Это же самое-самое... а мне бумажки перебирай.
  Тетя Джинал захохотала, а потом вдруг став серьезной, повернулась ко мне, сдвинула очки на кончик носа и сказала:
  - Если вдруг... если с тобой, хоть что-то... я этого вашего капитана порву на лоскуточки. И можешь ему это передать слово в слово, - проговорив все это, она снова нацепила очки на нос и улеглась загорать.
  - Вот и поговорили, - пробормотала я себе под нос.
  Мне не лежалось. Хотелось чего-то... хотелось действовать. И так вся эта неделя была какой-то... застоявшейся. Мне не хватало движения, суеты, спешки, казалось, что жизнь проходит мимо. Слишком пафосно? Но именно такое у меня было ощущение. Я привыкла к тому, что всегда была в центре событий, что весь мир вертелся вокруг, и я тоже принимала активное участие во всей этой круговерти, а последние пять дней... все словно замерло.
  - Пойду, прогуляюсь, - буркнула тете и, дождавшись от нее ленивого взмаха рукой, поднялась с покрывала и потопала в лес.
  Здесь было не так жарко, как под открытым небом. Развесистые кроны деревьев давали тень и немного прохлады. Все-таки хорошо, что тетя вытащила меня сюда в эти выходные. Хотя, не сказать, что я слишком уж устала за первую рабочую неделю, но все равно тишина и умиротворение, царящие в этом сказочном месте, помогали неплохо расслабиться и подумать.
  А подумать мне было о чем. Интерес Ройса, его внимание и отношение, зажигали в душе пока еще неясные чувства. Он мне нравился, с ним было интересно и спокойно. И мне стоило поразмыслить о том, хочу ли я продолжения или лучше остановиться прямо сейчас, пока все еще не зашло слишком далеко.
  Я поймала кончик косы и принялась теребить его, задумчиво продвигаясь вглубь леса, размышляя о своем, анализируя собственный чувства и старательно пытаясь думать о Ройсе, а не загадочном докторе Варанте, образ которого за последнюю неделю словно преследовал меня.
  После той первой встречи, мы с Александром больше не виделись, но я никак не могла забыть о нем, о тех чувствах и эмоциях, которые появились у меня при знакомстве.
  Я огляделась, деревья здесь росли не слишком близко друг к другу, и это давало возможность солнечному свету пробиваться сквозь раскидистые кроны. Только вот что-то настораживало во всем этом великолепии. Я нахмурилась, пытаясь понять, что же здесь не так, но мысль ускользала. Осторожно отстранилась от ствола дерева, к которому прислонилась в раздумьях и снова огляделась. Что-то мелькнуло в стороне. Резко обернулась, но там уже ничего не было. И тут что-то снова промелькнуло в нескольких шагах от меня, но уже с другого бока. Еще один резкий разворот и я застыла на месте, не в силах даже вдохнуть... совсем рядом, всего в каких-то метрах трех от меня... застыл волк.
  
  Мороз побежал по коже, колени подкосились, леденящий душу ужас разлился внутри. Откуда здесь волки?!!! Я же не так далеко в лес зашла, вон и дорога виднеется и озеро, и... мамочки!!! Что же делать?
  Я боялась пошевелиться, даже дыхание задерживала, и не могла отвести глаз от зверя. Ужасные картинки будоражили воображение, только выхода из сложившейся ситуации, не наблюдалось. Что же мне теперь делать? Бежать? И как далеко я убегу от хищника? Не зря ведь говорят, что волка ноги кормят, он меня в два счета догонит, а потом... а вот об этом мне очень не хотелось думать.
  Волк был большим, очень большим. Я, правда, не очень знаю, какими они обычно бывают, видела этих животных раза два в зоопарке, но, кажется, они не были настолько огромными. Или это из-за страха мне сейчас кажется, что этот зверь чудовищно большой?
  Я все еще боялась пошевелиться и настороженно смотрела на волка. А он застыл на месте всего в нескольких шагах от меня, опустил голову и смотрел, не мигая, своими желтыми глазами.
  Надо уходить! Только как это сделать, чтобы не спровоцировать зверя? Где-то когда-то слышала о том, что волки не нападают на людей, если не делать резких движений, и не смотреть пристально в глаза - вроде как они считают это вызовом. Да вот только, глядя на этого конкретного волка, я почему-то ни минуты не сомневалась, что он таки нападет. И это только вопрос времени.
  Волк медленно повернул голову в сторону, откуда раздался треск и... прислушался? Я сплю или этот зверь ведет себя как-то не так, как обычно ведут себя хищники? Странный звук повторился и, кажется, он не понравился моему случайному встречному - волк оскалился и тихонько зарычал. Мое сердце совершило кульбит - а ну как, он здесь не один? Вдруг из-за деревьев сейчас выскочит целая стая?
  Волк снова повернул голову и посмотрел на меня, недобро посмотрел. Оскалился, а я... а что я? Развернулась и со всех ног понеслась к озеру. И вот знаю, что делать этого нельзя, но в тот момент совершенно ни о чем больше думать не могла и только каждую секунду ожидала нападения. Сердце заходилось от страха и быстрого бега, воздуха катастрофически не хватало, и мне было страшно... так страшно, как никогда в жизни.
  И речи быть не может, что я смогу убежать от дикого зверя. Такого не удавалось еще никому. Но зверь не нападал, на бегу я оглянулась через плечо - он стоял у самой кромки леса, и смотрел мне вслед. А потом вдруг развернулся и исчез среди деревьев.
  До того места, где оставалась тетя Джинал, я практически летела. Моя родственница уже стояла на ногах, и смотрела на меня встревожено.
  - Что случилось? Почему ты так кричала? - набросилась она на меня с вопросами, не давая даже времени отдышаться.
  - Давай уйдем отсюда, - говорить было трудно, но я не могла себе позволить промедления и тут же принялась собирать разложенные на песке покрывала, - надо торопиться. Да, не стой столбом, быстрее!! - сорвалась на крик, меня охватывал какой-то животный ужас от одной мысли, что там, в лесу, действительно стая волков, и они могут напасть на нас, пока мы здесь прохлаждаемся.
  - Лиза, я не понимаю, - тетя все никак не хотела торопиться, она смотрела на меня немного испуганно.
  - Там волки, - наконец выговорила я, подхватила увесистый пакет с вещами, второй рукой вцепилась в запястье тети и потащила ее в направлении поселка.
  Надо признать, что тетя Джинал не стала упираться и почти бегом направилась вслед за мной, да и выбора у нее особо не оставалось, я не сбавляла шага и тащила ее за собой, как на буксире.
  - Какие волки? - в ее голосе послышалось недоверие. И, я могу понять, потому что если бы сама не видела того матерого зверя, ни за что бы ни поверила. - Ты на солнце перегрелась и тебе померещилось? Лиза, откуда здесь могут быть волки? Это же даже лесом назвать нельзя?
  - Обычные волки. Большие и страшные. И я не перегрелась, я их видела. Вернее, одного из них, но, кажется, он ждал собратьев. И мне как-то не очень хочется познакомиться с ними поближе.
  - Большие? - глухо переспросила она, торопясь вслед за мной. - Уверена, что они больше, чем обычные звери? - вот, если честно, очень странный вопрос с ее стороны. И что она хочет услышать в ответ?
  - Откуда я знаю, какие они должны быть? Я что всю жизнь с волками дело имею? Да я, можно сказать, вообще видела такого зверя в первый раз в жизни. Но, это точно не собака, можешь быть уверена.
  И тут случилось что-то совсем уж неожиданное. Тетя Джинал вырвала свою руку из моего захвата, сама вцепилась мне в запястье и с удвоенной скоростью понеслась в направлении коттеджа, в котором мы остановились.
  - Мы уезжаем отсюда немедленно, - непререкаемым тоном произнесла она, как только за нами закрылись двери коттеджа. - Немедленно собирай вещи.
  - С чего бы, вдруг? - удивилась я, стараясь отдышаться (кажется, кому-то следует возобновить пробежки по утрам).
  - Потому что здесь становится опасно.
  - Из-за волков? Так чем они могут нам навредить, когда мы в доме?
   Но тетя Джинал даже слушать ничего не стала. И спустя полчаса мы уже выезжали на шоссе, возвращаясь в город. На этот раз Джинал сама села за руль, она все еще была напряжена, и я замечала, как она осматривается по сторонам. Такое поведение было странно, Джинал никогда не была паникершей. С чего вдруг она так переполошилась? Надо будет потом попытаться ее разговорить, а пока я вставила в уши маленькие наушники и включила музыку. До города можно будет немного расслабиться.
  Понедельник начался, так же как и все дни на прошлой неделе. Когда я вошла в управление, то большинство стражей уже разъехались по своим делам, а те, кто остался, лишь приветственно кивали и улыбались. Ройса видно нигде не было и этот факт слегка подпортил мое и без того далеко не совсем радужное настроение. Признаваться самой себе, что нахожусь в предвкушении очередной встречи с блондином не хотелось, но не увидев его светлой макушки и не получив свою долю приветствий, я загрустила.
   За своими мыслями, я не заметила, как в управлении стихли все голоса. Лишь спустя несколько мгновений, до меня дошло, что воцарилась полнейшая тишина. В изумлении подняла глаза, и просто застыла на месте, не в силах отвести взгляда от женщины, которая вошла в распахнутую дверь.
  Красивая, даже не так - чертовски притягательная. Высокая, с изумительной фигурой (любая топ-модель просто удавилась бы от зависти), с нечеловечески красивым лицом. Именно так, потому что мне и во сне не приснилась бы такое совершенство и гармоничность черт. Все в ней было идеально: и темные, практически черные волосы, спускающиеся до самой талии крупными локонами, и идеально ровная, тронутая легким загаром, кожа, и черты лица, и королевская осанка, и даже слегка насмешливо изогнутые полные губы.
  Она сделала несколько шагов, и я поймала себя на мысли, что слежу за каждым движением чарующей незнакомки с каким-то болезненным восторгом. Просто не могу отвести глаз, а в душе просыпаются странные, почти необъяснимые желания. Жар опаляет щеки, томление разливается по всему телу. Меня будто парализовало, все мое существо испытывало какую-то болезненную потребность смотреть на нее, любоваться ею. Это было даже больно, наблюдать, как она идет по проходу и не смотрит на меня. Я и сама не понимала, откуда во мне это желание, эта потребность подойти, прикоснуться...
  Что? Нереальность последнего предположения как будто выбросило меня в действительность. Что со мной? Откуда во мне эти желания? Я вздрогнула, моргнула и, уже совершенно другими глазами, посмотрела на незнакомку. Да, она была красива, сексуальна и, я могла понять, почему все присутствующие в управлении мужчины, не могут отвести от нее взора, и каждый шаг этой неземной женщины провожают совершенно безумным взглядом. Но, почему я так веду себя? Откуда у меня подобные мысли и желания? Никогда раньше не замечала за собой ничего подобного.
  Я обвела глазами зал управления. Все стражи сидели и стояли, как будто заколдованные. Мой взгляд зацепился за Винса. Доктор Ларкин был сам на себя не похож - у него покраснело не только лицо, а даже уши и шея, но он, все равно, пристально следил за незнакомкой, кажется, даже дышать забыл.
  Первым пришел в себя Вацлав Браславски. Он резко поднялся, откашлялся и, схватив за руку Винса, потащил его к выходу из зала управления. Незнакомка проследила за этим действием из-под полуопущенных ресниц, а когда эти двое скрылись в коридоре, медленно оглядела оставшихся в управлении мужчин, рассматривая каждого по очереди. И тут все резко, как по команде, стали суетиться, раздались резкие звуки отодвигаемых стульев, где-то что-то упало, парни спешили выбраться из управления, причем все старательно отводили глаза от незнакомки.
  Спустя совсем немного времени, кроме меня, в управлении остался только Антон и незнакомая женщина. Она как-то насторожено провожала глазами покидающих помещение мужчин, а потом... посмотрела в мою сторону.
  Ее лицо изменилось, словно по волшебству: томный взгляд сменился взором, полным искреннего любопытства, приветливая улыбка окрасила неземные черты. И что самое удивительное, на ее лице не было и тени превосходства. Она не оценивала меня, не сравнивала (видимо и сама прекрасно понимала, что в мире не существует женщин, способных сравниться с ней по красоте), весь ее вид говорил о крайней заинтересованности и, вместе с тем, просто излучал доброжелательность.
  - Привет, - ее голос, словно медовая патока, окутал меня. - Я не думала, что в управлении появилась женщина, - эта красавица сделала несколько шагов в мою сторону. - Алекс говорил мне, что Трик взял стажера, но он, поганец, и словом не обмолвился, что это девушка.
  Она уже стояла рядом с моим столом и улыбалась. Так по-доброму, очень приветливо, как будто встретила старую подругу, действительно хорошую подругу.
  - Будем знакомы. Я - Камилла. Доктор Камилла Сорин. Работаю под руководством доктора Варанта. И ты не поверишь, насколько я рада, что в этом участке, наконец-то, появилась еще одна женщина. А то, как-то неуютно, когда и поговорить не с кем. И, ничего, что я сразу на ты?
  Она мило улыбалась, пока представлялась мне и вызывала теперь такую же искреннюю симпатию и расположение, как еще совсем недавно, один ее вид возбуждал и заставлял подумать о том, о чем я никогда, не то чтобы не задумывалась, а даже представить себе не могла.
  - Привет, - наконец смогла выдавить из себя приветствие. - Меня зовут Лиза.
  - Вот и познакомились! - воскликнула Камилла и, подцепив изящной ручкой, стоящий невдалеке стул, устроилась на нем рядом со мной, закинув ногу на ногу. Стоит ли говорить, что я следила за каждым ее движением, и краем глаза заметила, что Антон занят тем же? Он просто глаз от этой красотки не отводил. И в его взгляде мне лишь на минуту почудилась... зависть? Да нет, не может того быть? Но подумать над этим мне не удалось, потому что резко распахнулась дверь кабинета капитана, и на пороге показался Ройс, за его спиной я заметила массивную фигуру самого Трика.
  Я затаила дыхание, ожидая, что вот сейчас, моя "нянька" тоже замрет на месте и будет с восторгом следить глазами за гостьей. Но... чуда не произошло. Ройс остановился, сделав лишь несколько шагов, окинул удивленным взглядом пустой зал управления и заметил меня и Камиллу. И приветливо улыбнулся... мне.
  В груди разлилось странное чувство, стало так тепло и приятно от того, что этот мужчина выделил меня рядом с настолько потрясающе красивой женщиной. Сама не заметила, как улыбнулась ему в ответ.
  А вот Камилла этот момент не упустила. Потому что, попеременно оглядев Ройса, Трика, а затем и меня как-то подобралась на своем стуле и теперь смотрела на стража томным взглядом, растягивая соблазнительные губы в призывной улыбке.
  - Доктор Сорин, - голос Ройса звучал спокойно и ... холодно. - Рад, что ваш отпуск наконец-то закончился. Вы уже приступили к своим обязанностям?
  Я же снова с каким-то нездоровым удовлетворением заметила, что на красивом и властном лице Ройса даже намека не появилось на те чувства и эмоции, что совсем недавно испытали остальные стражи. Он смотрел на нее так же, как обычно смотрит на кого-то из парней.
  Фраза про отпуск расставила все по своим местам. Значит, всю прошлую неделю, Камилла была в отпуске, поэтому мы с ней и не пересекались. Ну, что же, это очень хорошо, что в управлении, кроме меня есть еще женщины, будет хоть поговорить с кем. Может быть, мы даже подружимся.
  Камилла плавным движением поднялась со стула и направилась к Ройсу. А он все так же внимательно смотрел на нее, с абсолютно равнодушным лицом, как будто перед ним не находилась самая привлекательная женщина в мире. Вот уж точно, железный страж.
  - Да, уже вернулась, и уже приступила, - растягивая гласные, произнесла сотрудница доктора Варанта.
  Ройс лишь покачал головой в ответ на ее маневры и не успел ничего ответить, как раздался голос капитана:
  - Зайди ко мне, - и добавил немного ворчливо. - И могла сама не приходить. Надо было позвонить и кто-нибудь забрал бы отчет у Варанта. А то только парней пугаешь.
  Разве такая женщина может кого-нибудь напугать? Она же идеальна! И это понимаю даже я, хотя, по правде, должна была ей завидовать. Я прислушалась к себе и обнаружила, что зависти или каких-либо других негативных чувств у меня к Камилле не было. Она мне понравилась, и я почему-то была уверена в том, что мы сумеем подружиться.
   Странные у них здесь отношения, и поведение не поддается никакой логике и анализу.
  - Я соскучилась, - проворковала Камилла, продефилировав мимо Ройса и скрывшись в кабинете.
  Страж снова окинул взглядом зал управления, кивнул Антону, еще раз улыбнулся мне и направился на выход. А я продолжала сидеть на месте и ничего не понимала. Не понимала странного бегства стражей, не могла сообразить, почему Антон остался на месте и смотрит на Камиллу, как на врага? И мне было очень любопытно, какие отношения связывали доктора Сорин и капитана Трика?
  Камилла не закрыла дверь в кабинет, и оттуда доносились обрывки их разговора. Я не прислушивалась, но, кажется, речь шла о курорте, на котором отдыхала прекрасная помощница доктора Варанта. Мысли с Камиллы перескочили на судмедэксперта.
  С той нашей первой встречи, я его больше не видела, но часто вспоминала свою нестандартную реакцию при знакомстве. В присутствии патологоанатома, я ощущала то же странное желание, не поддающееся никакому объяснению. Он был так же притягателен для меня, как, еще совсем недавно, Камилла. Что бы это значило? Ну, ладно, я могу понять, те чувства, что вызывал во мне Александр, но Камилла? С чего бы мне вдруг так вести себя по отношению к женщине? Пусть даже и такой... такой красивой?
  Между тем, Камилла закончила разговор с капитаном и снова почтила своим присутствием зал управления. Антон все также сидел за своим столом и делал вид, что увлечен чем-то на мониторе, но я заметила, как он косится в сторону проходящей мимо женщины.
  Камилла подошла к моему столу и улыбнулась.
  - Ну, вот. Не дали нам с тобой поболтать. Кстати, а во время перерыва, ты, что обычно делаешь?
  - Хожу в кафе, здесь за углом, - я тоже ответила ей улыбкой. Она мне нравилась и уже не вызывала тех неподдающихся объяснению чувств, как при первом взгляде, а скорее расположение и дружеское участие.
  - Давай, сегодня там вместе пообедаем? - предложила Камилла, небрежным жестом поправляя волосы. - Посплетничаем, поделимся впечатлениями. Нам, девочкам, стоит держаться вместе среди всего этого... - она обвела рукой пустой зал управления и насмешливо фыркнула.
  - Хорошо. Буду только рада. А то мне здесь действительно не хватает общения на женские темы, - с легкостью согласилась я на ее предложение.
  - Вот и замечательно. И не позволяй Ройсу загружать тебя работой. А то знаю я его. Сам не спит ночами, о работе грезит, и считает, что все остальные тоже должны так себя вести. Увидимся во время перерыва, - и она направилась на выход.
  Стоило Камилле уйти, как зал управления снова заполнился стражами. Они принялись за свои дела, и, что самое удивительное, никто и словом не обмолвился о недавнем происшествии. Мужчины не перекидывались шуточками и подколками на тему своего поведения в присутствии Камиллы. Только вот я заметила, что Вацлав и Винс так и не появились в управлении. Капитан вышел из кабинета. Стоя на пороге, окинул парней внимательным взглядом, покивал своим мыслям, а потом позвал:
  - Лиза, зайдите ко мне.
  Я тут же подорвалась с места и направилась в кабинет шефа. Мне было любопытно, что он мне скажет, и, если быть, уж совсем честной, я очень надеялась на то, что мне наконец-то поручат что-нибудь поинтереснее обычных протоколов, которые успели уже изрядно приесться за прошедшую неделю.
  Не угадала. Трик протянул мне две папки со словами:
  - Это материалы по делу об убийстве в пригородном мотеле. Дело закрыто. Вы знаете, что делать дальше.
  Я сдержала недовольную гримасу, но документы взяла. Ничего нового.
  - Вот в этой папке, - кивнул капитан, - находятся заключения патологоанатома. Их тоже приложите к делу. Можете идти, Лиза.
  Я вернулась на свое место и раскрыла, и раскрыла первую папку.
  
  Глава 5.
  
  Первым, что попалось мне на глаза, была фотография с места преступления. Не могу сказать, что я слишком нежная или что-то такое, в свое время нас водили в морг и всякие шуточки со стороны старшекурсников тоже имели место быть. Один раз мне даже не повезло принимать участие в разборке завалов после крушения самолета, то еще зрелище, надо признаться. Но, благодаря вот таким вот "практикам", я считала, что спокойно могу перенести любое зрелище.
  Но при одном взгляде на эту картинку, я почувствовала, что к горлу подступила тошнота, как-то сразу перестало хватать воздуха и в ушах зашумело. Кто мог сотворить подобное? Это немыслимо! Просто... бесчеловечно.
  Стараясь избавить себя от страшного вида, я перевернула страницу и тут же почувствовала, как мой скромный завтрак, состоящий из овсянки и тоста, активно просится наружу: дальше были увеличенные изображения тела жертвы.
  Стараясь все-таки удержать многострадальную овсянку внутри, я захлопнула папку и втянула в себя воздух, сжав зубы. Закрыла глаза и глубоко задышала, таким образом, пытаясь обрести спокойствие и придти в себя.
  - Лиза? Что-то случилось? Ты очень бледная,- когда мне все-таки удалось разлепить веки, я увидела Ройса, стоящего рядом с моим столом. Волнение, обеспокоенность и что-то еще, не смогла разобрать что, читалось на его лице.
  - Все...- я откашлялась, - все нормально. Я просто... просто... - пришлось замолчать, потому что мне снова показалось, что завтрак таки увидит свет.
  - Это из-за дела? - проявил чудеса логического мышления страж и, дождавшись моего кивка, продолжил. - Никогда не видела трупов?
  Я сглотнула и, усилием воли, все-таки отогнала подступающую к горлу тошноту:
  - Почему, случалось всякое. Но такого никогда не видела,- я указала на лежащую передо мной папку.
  Ройс заинтересовано посмотрел, куда я указывала, нахмурился и, не отрывая взгляда от пластиковой обложки, сказал:
  - Я посмотрю, - и тут же, не дожидаясь моего разрешения, взял папку с материалами по делу, которую мне дал капитан.
  Я замерла и лишь проводила его действия взглядом. И, вообще, я заметила, что в восьмом участке практически полностью отсутствует понятие субординации. Здесь стражи слушаются только капитана - он для них царь и бог, а в его отсутствие - Ройса. Я все понимаю, капитан Трик - начальник участка, но... но как-то все это... неправильно как-то. Есть ведь и другие инстанции, которые тоже могут влиять на работу участка правопорядка, но здесь почему-то этого не наблюдается. За прошедшую неделю, я ни разу не слышала, о том, чтобы поступали распоряжения, от главы департамента, к примеру. Такое впечатление создается, как будто все здесь сами по себе и не подчиняются общественной линейке. Восьмой участок существует отдельно ото всего остального департамента правопорядка. Но ведь это в принципе невозможно?
  Я посмотрела на Ройса, он просматривал документы в папке, нахмурив брови. От Ройса исходило ощущение силы, власти. Мне на ум пришли выдержки из исторических произведений. Там часто описывали каких-нибудь полководцев и всегда добавляли, что-то вроде: " И во всем его облике была абсолютная уверенность в своих силах". Вот примерно такое впечатление и производил на меня Ройс. Он действительно представлялся этакой каменной скалой, спрятавшись за которой, ты сможешь переждать не только бурю, но и выжить во время конца света.
   - Ладно. Я уже пришла в себя. Давай сюда, продолжу,- я попыталась отобрать у стража документы.
  Ройс задумчиво глянул на меня, а потом захлопнул папку и засунул ее себе подмышку.
  - Откуда это у тебя?
  - От капитана.
  - Это дело вел Антон. Пусть он и закончит.
  Мне это не понравилось. Не то чтобы хотелось спорить или доказывать собственную значимость, но все же.
  - Отдай, - во мне начинало подниматься упрямство вперемешку с обидой. - Капитан лично просил меня заняться этими документами. Не вижу причин, для того, чтобы ты мог отменить его поручение.
  Я поднялась со стула и встала рядом со стражем, стараясь выглядеть уверенно. Получалось не очень, но взгляда я не отвела.
  Ройс смотрел на меня, приподняв одну бровь, как бы оценивая, и молчал. Мне стало неуютно под его взглядом, так и подмывало опустить голову и спрятаться куда-нибудь подальше, я как будто ощущала этот взгляд всей кожей. Он давил на меня, словно что-то материальное, пытался согнуть... Но, сжав зубы (так я скоро совсем испорчу себе прикус), я продолжала упрямо смотреть на стража.
  По губам Ройса скользнула усмешка и он медленно, как бы даже лениво, вытащил папку и протянул мне. Однако не спешил ее отпускать.
  - У тебя начинаются тренировки по рукопашному бою и по стрельбе,- произнес страж, все еще не выпуская папку с документами из рук. - Надеюсь, ты хоть немного умеешь обращаться с оружием?
  - Была лучшей на курсе, - буркнула я, все-таки вырвав у него документы.
  - Сегодня после смены в тренировочном зале. И захвати что-то... - он окинул насмешливым взглядом мой наряд,- более удобное.
  А затем развернулся и направился на выход из управления, по пути сделав знак Антону. И тот тут же поднялся и поспешил вслед за Ройсом.
  А я обиделась. Всю прошедшую неделю, Ройс вел себя совершенно иначе. А что это сейчас было? И чем ему мой внешний вид не понравился? Я быстро окинула себя взглядом. Черные узкие брюки, туфли из последней коллекции (тетя Джинал недавно купила мне в подарок), светло серая туника. Я одета очень даже прилично. По крайней мере, не щеголяю оголенными ногами или слишком откровенным декольте.
  И тут до меня дошло, что я по прежнему стою посреди управления, у всех на виду, а вот буквально только что, бросила вызов неофициальному лидеру этого коллектива и... кажется, одержала победу. Осторожно, стараясь особо не подать виду, подняла глаза на парней. На первый взгляд, все были заняты своими делами, но время от времени, то один, то другой страж кидали на меня заинтересованные взгляды, улыбались, как будто своим мыслям, но на лицах явно читалось, что все прекрасно все видели и слышали. Марк снова мне подмигнул и тут же уткнулся в монитор компьютера.
  Я выдохнула и буквально рухнула на стул и по детской привычке начала теребить кончики волос. Тетя всегда пыталась отучить меня от этого, но у нее не вышло. Однажды она сказала, что по этому жесту всегда может безошибочно определить, когда я волнуюсь или нервничаю, но она очень сильно переживает, что годам к тридцати я останусь совершенно лысой. Помню, она как-то даже притащила мне целый чемодан специальных средств и косметических препаратов. Мы тогда здорово повеселились, намазывая на себя разные маски и втирая в кожу головы масла для стимуляции роста волос. А потом все такие красивые устроили фотосессию. Я даже невольно улыбнулась, вспомнив, как тогда было весело.
  Чтобы перестать изводить себя не совсем уместными и своевременными угрызениями совести, я снова раскрыла папку с документами. Тошнота, уже почти привычно, дала о себе знать, едва мой взгляд наткнулся на первую фотографию, но на этот раз мне удалось подавить ее. Глубоко вдохнув, как перед прыжком в воду, я принялась рассматривать запечатленное на снимке место преступления.
  На светлом полу чем-то красным была нарисована пентаграмма, вокруг расставлены свечи и непонятно, то ли они потухли до того, как обнаружили тело, то ли их потушили уже стражи, прибывшие на место преступления. Но это не совсем важно. Самое главное и страшное находилось внутри нарисованного алого круга со странными иероглифами по краям - тело женщины. Полностью обнаженное, испещренное загадочными знаками, оно располагалось прямо по центру, ее руки и ноги были разведены в стороны, тем не менее, не пересекали границы нарисованного круга.
  Горло жертвы было перерезано, а все пространство в центре пентаграммы залито кровью. Какой ужас! Какой немыслимый кошмар! Мне трудно представить того, кто мог решиться на подобное действие? Кем надо быть, что бы совершить нечто подобное?
  Чувствуя, что злополучная овсянка все-таки собирается увидеть свет, я перевернула фотографию. И хоть уже знала, что ждет меня дальше, все равно вздрогнула и еще крепче сжала зубы.
  Несколько лет назад, тетя Джинал увлеклась фотографией и пыталась заинтересовать этим и меня. Я не заинтересовалась, но про фокус, свет и всякие такие штучки была наслышана. Помнится, тете даже пару раз удалось вытащить меня на какие-то семинары по этому виду искусства.
  Так вот, с уверенностью могу сказать, что фотограф-криминалист восьмого участка - мастер своего дела и точно знает все про то, как надо фотографировать, чтобы потом все это выглядело наиболее реалистично. Следующие фотографии являли собой запечатленные части тела жертвы, а точнее те символы, которые его покрывали. И вот тут меня ждало очередное потрясение. Все эти крючки и закорючки были не нарисованы, они были вырезаны на теле женщины чем-то острым, скорее всего ножом. Но делать поспешные выводы не рискну. Для этого есть судмедэксперты, вот они пусть и определяют вид оружия. А мне вполне достаточно на все это просто посмотреть - ночные кошмары обеспечены.
  Я просмотрела остальные фотографии и принялась за более детальное изучении этого дела.
  Страшное убийство произошло в мотеле, на выезде из столицы, под названием "Серебряная черепаха". К чему было называть третьесортную забегаловку таким странным образом, я не поняла. Вероятно, владелец был большим оригиналом. Но не в этом суть.
  Жертва, а по документам, это оказалась двадцатичетырехлетняя Линда Маруанти (я мысленно присвистнула). Известное имечко, ее семья принадлежит к так называемым "старым кошелькам", одна из богатейших в стране. И как так получилось, что наследница такой громкой фамилии оказалась мертвой в номере вышеупомянутой "Серебряной черепахи", двадцать шестого июня в четыре часа утра (то есть чуть больше двух недель назад?) не понятно. Судя по разговору с ее родными, ее не похищали, выкупа не требовали, да и сама девушка была "благонадежной". Никаких отрицательных знакомств не имела, наркотиками, алкоголем не баловалась, недавно окончила престижный университет и начинала свою карьеру в родительской компании. Все вроде бы, вполне прилично, но... как-то она оказалась в "Серебряной черепахе", да еще и в таком виде?
  Обнаружил ее тело администратор (как громко-то сказано!) мотеля, некто господин Ярын. Из его показаний следует, что он находился на своем посту, как из общего коридора появился мужчина. Полностью обнаженный, весь в крови и с ножом в руке. Он был дезориентирован и не понимал, где находится. Бравый администратор тут же вызвал стражу, а сам пошел проверить номера.
  И вот тут у меня возник первый вопрос. Зачем? Зачем он туда отправился? И как это он вот так с ходу определил о дезориентации предполагаемого преступника?
  Я представила себе картинку, описанную работником "Серебряной черепахи": раннее утро, он всю ночь не спал, хотя из его показаний следует, что новых постояльцев не было. Значит, администратор, скорее всего, уснул, и, вполне возможно принял на грудь стакан-другой. Но это только мои догадки, нигде не указано, что он был нетрезв.
  Так ладно, допустим, он даже не спал и был трезв как стеклышко. И тут вдруг перед ним появляется голый мужик с ножом? Что сделало бы большинство людей? Постаралось бы сбежать и вызвать стражу. Очень маленький процент, кинулись бы обезоруживать. А этот вызвал стражу, оставил неадекватного голого мужика с ножом в холле и поперся номера проверять.
   Что-то этот господин Ярын не договаривает.
  Стража приехала достаточно быстро, причем из двенадцатого участка. Оно и понятно, это их территория. Не понятно только, почему потом дело передали нам? Издержки бюрократии? Лучше бы преступников ловили.
  Я покачала головой, продолжая теребить кончики волос, и так углубилась в изучении документов, что просто отрешилась от окружающего мира. Мне было интересно понять, чем руководствовались стражи, при расследовании этого преступления.
  Итак, стражи оказались на месте через семь минут, после звонка администратора. В холле они нашли только того самого обнаженного окровавленного мужчину с ножом.
  Судя по отчету, он не реагировал ни на что, находясь в шоке. Личность установить удалось по отпечаткам. Я нахмурилась. Преступником оказался тридцатитрехлетний Говард Брокен, врач-ветеринар. Странно. Судя по материалам, собранным стражами, господин Брокен вполне себе положительный индивид. Не привлекался, не наблюдался, замечен не был. Его контакты тщательно проверили - подозрительных знакомств не водил. Жил один. Работал. Чего весь такой хороший и правильный Говард забыл в "Серебряной черепахе"? Пока ответа я не нашла. Но меня царапнуло сходство его характеристики с характеристикой жертвы. Ведь и для Линды посещение подобного заведения нормой не было.
  Может у них был роман? Я на мгновение отвлеклась от изучения документов, прикрыла глаза и задумалась. Линда и Говард были из разных социальных кругов, но они могли быть знакомы? Могли. Кто там знает, может у нее была любимая кошка или собака, и Говард, как ветеринар, лечил зверушку?
  Но из разговора с родственниками и друзьями Линды, можно сделать вывод, что никто никогда не слышал о Говарде, да и животных у Линды не было. Но, ведь она вполне могла никому не говорить о своем увлечение ветеринаром?
  Так, стоп! Я тряхнула волосами. Ничего не получится, если я начну фантазировать. В работе стража, главное, что? Главное - улики и факты. Они всегда объективны и никогда не лгут. Потому, не стоит придумывать того, что не подтверждено доказательствами.
  Что ж, читаю дальше.
  Описание места преступления, я читала не очень внимательно, пробежала глазами - фотографий мне хватило, чувствую, еще долго по ночам будет мерещиться испещренное знаками тело Линды.
  Так, а госпожа Линда, как и Говард в журнале учета не значились. Вернее, Линды там точно не было, а Говард был зарегистрирован под именем Брока Гордона. Интересно. У него там свидание было и он, таким образом, решил остаться неузнанным? Может быть. Очень может быть. Но, я опять отвлекаюсь.
  Номер, в котором было обнаружено тело Линды, был снят парнем по имени Аарон Бини (имя, скорее всего, фальшивое) на сутки. Однако незадолго до полуночи, он спешно покинул "Серебряную черепаху" и больше его никто не видел.
  Так, это все очень интересно, но где же протокол допроса господина Говарда?
  Я принялась рыться в бумагах, отыскивая нужную, и была так поглощена своими мыслями и каким-то необъяснимым азартом, что совершенно не обращала внимания на то, что происходит вокруг. Лишь совершенно случайно, поправляя выбившуюся из прически прядь волос, подняла глаза от бумаг. Рядом с моим столом, стоял Антон и внимательно наблюдал за моими манипуляциями. Я внимательно осмотрела рабочее место. Ну, конечно, старая, еще школьная привычка - при изучении нового материала я обычно делаю заметки и пометки, выписываю фразы, которые меня заинтересовали. Вот и сейчас, меня так захватило это дело, что я принялась делать пометки относительно непонятных мне деталей, записывала на листок бумаги свои выводы и наблюдения и отмечала непонятные пока еще моменты.
  - Что? - да, знаю, что не вежливо, но я его не звала.
  - И чем это ты занимаешься? - мне не понравилось, как он произнес эту фразу и я нахмурилась.
  - А что? - говорила резко, мне не терпелось вернуться к изучению материалов.
  - Что ты с этим делаешь? Зачем выписываешь имена? Что пытаешься там найти?- Антон говорил так, как будто обвинял меня в чем-то. С чего бы? Да и какое ему, собственно, дело до того, чем я занимаюсь?
  - Тебе какое дело?
  - Это дело закрыто. Преступник найден и скоро понесет наказание. Не суй нос, куда не положено! - а вот это уже было грубо с его стороны.
  Ну, конечно, занимался расследованием не кто иной, как Антон Зар. Не удивительно, что он так всполошился, ведь судя по тому, что я пока успела просмотреть, это дело было закрыто, не учитывая многие обстоятельства. А ведь, будучи стражем, и стражем намного более опытным, чем я, он должен был обратить внимание и на странное поведение администратора и на то, что этот самый Аарон Бини, так внезапно исчез, и на... да он, вообще, никаким образом не расследовал странную смерть Линды?! Всю вину свалили на Говарда Брокена и даже не попытались разобраться, почему он совершил такое странное преступление! Ведь, весь антураж говорит о том, что там совершали какой-то ритуал. А значит, к этому готовились заранее, только сам факт того, что на полу гостиничного номера была нарисована пентаграмма, говорит сам за себя. На это ведь нужно время! Линда умерла, скорее всего, от потери крови. А значит ... а это значит....
  Ох, ты ж! Это значит, что этот загадочный господин Бини, точно замешан во всем этом! По самые свои загадочные уши замешан. Я больше, чем уверена, что именно он нарисовал пентаграмму на полу в своем номере, а потом просто ушел, не желая становиться соучастником, или просто не хотел чтобы его каким-либо образом связали с этим преступлением... А они... они даже не попытались разобраться в том, что произошло!
  - Я к тебе обращаюсь, Лиза, - повторил Антон, теряя терпение. Ему, видно, очень не понравилось, что я перестала обращать внимание на его персону и снова погрузилась в свои мысли.
  - А то что? - я смело посмотрела прямо ему в глаза. Наверное, это все та небольшая победа, которую я одержала над Ройсом, так на меня повлияла. Или предвкушение от того, что мне наконец-то удалось найти что-то занимательное и увлекательное в повседневной рутине, но я не стушевалась перед напором стража, наоборот, была готова отстаивать свои интересы. А еще, я была уверена в свое правоте, на все сто процентов уверена.
  И Антон, судя по всему, все это прекрасно понял, потому что весь его облик вмиг изменился. На смену злости и какой-то холодной ярости, вдруг пришла расслабленность, напряженное выражение его лица вдруг сменилась лукавой улыбочкой и страж, немного лениво, поставил ладони на столешницу и слегка наклонился надо мной. Теперь он уже не смотрел зло и насторожено, он снова стал тем самым Антоном Заром, который на первое время заигрывал со мной и с завидной постоянностью приглашал на свидания.
  - Зачем тебе это, детка? - в его голосе звучали тягучие и завораживающие нотки, губы растягивались в соблазняющей улыбке, и я поймала себя на мысли, что улыбаюсь ему в ответ. Да что ж такое-то?!
  Я тряхнула головой, отгоняя наваждение и, не отводя взгляда от его лица, произнесла:
  - А что? Боишься, что я найду в этом деле то, что ты упустил? - я улыбалась, но теперь моя улыбка была предупреждающей. - Ведь, если судить по тому, что я уже увидела, ты совсем ничего не расследовал. Со свидетелями разговаривал? С семьей и друзьями жертвы? Из тех отчетов и протоколов беседы, которые приложены к делу, явно видно, что ты и половины вопросов не задал, которые должен был! И даже я это вижу, детка! - последнее предложение постаралась произнести с той же интонацией, что и он, недавно. И, видимо, преуспела, потому что, Антон скривился, но не отошел, а наоборот, наклонился еще ниже, закрывая своим телом меня от всех остальных стражей, и почти прошипел:
  - Не нарывайся. Ты пока еще не страж, а только стажер. Ничего у тебя не получится.
  Я улыбнулась, надеюсь, что получилось многообещающе и, приблизившись к нему почти вплотную, прошептала:
  - А это мы еще посмотрим. И, не забывай, о моем "особом" положении, - последнюю фразу произнесла импульсивно, вовсе не собираясь говорить об этом, но, видимо, попала в точку, потому что Антон дернулся, мерзкая усмешка слетела с его лица. Он резко выпрямился и посмотрел на меня... вот я не поняла, это что... страх?
  Не говоря больше ни слова, Зар просто круто развернулся и вышел из зала управления. А я, наконец, смогла оглядеться: никто, кажется, не обращал на нас внимания. Все были заняты своими делами, и только странный, немного напряженный, взгляд Вацлава, дал мне понять, что наша перебранка с Антоном не осталась незамеченной.
  И вот интересно, а когда Браславски успел вернуться? Я так увлеклась документами, что совершенно этого не заметила. Я оглядела управление еще раз: Винса видно не было, значит, Браславски вернулся один. Или они и не были вместе?
  А, ну их, с их тайнами и странным поведением, мне уже надоело ломать голову над тем, почему в этом участке все не от мира сего, у меня есть дела поважнее. И я снова углубилась в изучение материалов расследования загадочного убийства Линды Маруанти.
  
  Глава 6.
  
  Когда я в следующий раз отвлеклась от материалов расследования, то время было уже почти обеденное, а записями было испещрено почти три листа. Это сколько же непонятных и невыясненных моментов осталось, после завершения расследования? Или все дело в том, что я настолько въедлива? А может быть, все еще проще? И я пытаюсь найти недостатки там, где их нет?
  Как я и предполагала, Говард Брокен был задержан по подозрению в убийстве Линды Маруанти. Но, сам он не мог внятно ответить на вопрос о том, что делал в "Серебрянной черепахе", как совершил преступление, а, главное, - зачем он это сделал. Говард не помнил ничего из того, что происходило с ним, начиная с восемнадцати часов дня, предшествующего, тому утру, когда обнаружили тело Линды. Любое вмешательство, попытки гипноза или психологическое давление на подозреваемого заканчивались одинаково - Говарду становилось плохо, он терял связь с реальным миром. Один раз его едва вывели из состояния, близкого к коме.
  Можно было бы предположить, что в данном случае присутствует внушение или тот же гипноз, но доказательств нет. И в этом вина Антона. Как следователь по делу, он должен был по минутам воссоздать день Говарда, а он этого не сделал. И, вообще, он отнесся к данному расследованию спустя рукава. Очень много моментов, которые по какой-то причине остались невыясненными.
  Так, ладно, надо поговорить с капитаном. Я решительно поднялась со стула, собрала все документы по папкам и направилась в кабинет Трика. Но, мне не повезло, капитана на месте не оказалось (я настолько погрузилась в изучение документов, что перестала замечать то, что происходит вокруг), а потому пришлось отложить визит на более позднее время.
  Вернулась к своему столу, немного подумала, а потом спрятала обе папки с документами в сейф, вделанный в ящик стола. Ну, его! Так безопаснее, а в свете последних событий, мне почему-то кажется, что не все в участке заинтересованы в восстановлении справедливости по отношению к господину Брокену.
  А сейчас меня ждал обед в компании Камиллы, ни к чему не обязывающая беседа и просто хорошо проведенное время, надеюсь.
  Я вышла из зала управления и заторопилась к лестнице. Судя по времени, Камилла уже должна была меня ожидать, а опаздывать не хотелось. Она и в самом деле была уже внизу. Стояла в холле, и о чем-то увлеченно разговаривала с доктором Варантом.
  Я застыла на самом верху лестницы, наблюдая за ними. Красивая пара. Они просто поразительно гармонично смотрятся вместе. Как ночь и день, свет и тьма. Только вот, наблюдая за Александром, который хоть и был светлокожим блондином, я пришла к выводу, что на роль света он никак не подходит. Скорее наоборот. От всего его облика веяло опасностью, страстью, какой-то хищностью. Именно его в этой паре стоило бы соотнести с Тьмой, в то время, как темноволосая и смуглая Камилла светилась словно солнце.
  Мой взгляд остановился на Александре, я рассматривала его, чувствуя, как меня охватывают совершенно невероятные чувства. Сама не понимала, откуда они взялись, но отвести взгляд не получалось. Меня словно магнитом тянуло к этому мужчине, несмотря на то, что я буквально кожей ощущала исходящую от него опасность.
  Доктор Варант стоял, облокотившись одной рукой о перила лестницы, и его длинные пальцы лениво скользили по гладкому дереву, поглаживали, выводили на нем какие-то замысловатые узоры. Они медленно чувственно скользили по поручню, и мне стало жарко, дыхание перехватило, в ушах зашумело, и меня настигло сожаление, что это не по моей коже скользят длинные пальцы, не мне предназначена эта незамысловатая ласка.
  Доктор Варант словно почувствовал мой взгляд и повернулся. Наши глаза встретились, и весь мир вокруг перестал существовать. Затихли все звуки, куда-то подевалась лестница. Я чувствовала биение собственного сердца, мне казалось, что оно стучит с небывалой силой... Мне хотелось почувствовать прикосновение его рук к своей коже, губ к моим губам, я жаждала... вокруг все закружилось, перед глазами появились радужные круги, и я стала падать...
  Темнота не успела полностью поглотить меня, шум в ушах пошел на убыль и первое, что я почувствовала, были чьи-то сильные руки уверенно подхватывающие меня почти на лету. Затем был запах, пьянящий и будоражащий одновременно. Запах свежести и ветра, солнца и неба с легкими нотками горечи... запах свободы.
  - Все в порядке? - глубокий бархатистый голос с легкой хрипотцой раздался откуда-то сверху, и я вскинула голову, чтобы тут же натолкнуться на внимательный взгляд серых глаз.
  Голова все еще кружилась, сладостное томление по прежнему разливалось по всему телу, и я плохо понимала, что происходит. Сильные руки обнимали меня и не давали упасть, запах свободы окутывал, заставляя терять ориентацию в окружающем пространстве.
  - Сосредоточься на чем-нибудь, - как сквозь слой воды долетал до меня его голос. - На какой-нибудь мысли или ощущении, зацепись за это и возвращайся...
  Легко сказать. Все вокруг кружилось, я уплывала куда-то, не в силах вынырнуть на поверхность... И только запах... свежий запах свободы, полета, ветра окутывающий меня, привязывал к реальности... запах и легкие поглаживания. Доктор Варант рисовал пальцами узоры на моей спине, я чувствовала эти легкие прикосновения даже сквозь ткань туники. Они не обжигали, не горели огнем, не распространяли по коже толпы мурашек... они связывали меня с реальностью, давали своеобразный ориентир, были якорем, который удерживал меня в сознании и не давал уйти с головой на дно...
  Я моргнула, в глазах прояснилось. Александр Варант улыбнулся, слегка наклонился вперед, опаляя дыханием кожу на щеке.
  - Порядок?
  Нерешительно кивнула, но не сделала, ни единой попытки высвободиться.
  - Что со мной? - собственный голос звучал словно издалека, слабо и нерешительно.
  - Голодный обморок? - предположил доктор Варант.
  Я затрясла головой.
  - Нервное истощение?
  - Нет!
  - Ммм.... - протянул он. - Ну, возможно, беременность?
  - Да нет же! - чересчур громко воскликнула я и только, потом сообразила, что надо мной просто потешаются. - Все уже в порядке, - тише произнесла я, пряча взгляд. Было стыдно.
  - Уверены?
  Я сглотнула и решительно посмотрела на Александра, собираясь поблагодарить за помощь, но не успела. В этот момент до меня дошло, что он все еще не просто обнимает меня, его ладонь медленно, слегка поглаживая круговыми движениями, неуклонно движется вниз по спине, минуя поясницу...
  Я резко отшатнулась и снова едва не упала, споткнувшись о ступеньку позади.
  - Все-таки не в порядке, - резюмировал доктор Варант, в очередной раз подхватывая меня и не давая упасть.
  - Спасибо, - выдавила из себя и осторожно принялась высвобождаться из его объятий.
  Не то чтобы мне не понравилось, наоборот, было слишком приятно вот так стоять в непосредственной близости, вдыхать аромат его туалетной воды, чувствовать расслабляющие поглаживания по спине... но... мы стояли на третьей сверху ступеньке. Мимо нас то и дело проходили стражи, спешащие по своим делам, у подножия лестницы, я заметила Камиллу. Она смотрела на нас встревожено, но не делала попыток приблизиться.
  - Не за что, - отмахнулся доктор Варант, внимательно глядя на меня. - Я все же врач.
  - Патологоанатом, - буркнула я.
  - Это что-то меняет? - он приподнял одну бровь.
  - Нет, - я покачала головой. - Спасибо.
  Он лишь улыбнулся мне в ответ. Взгляд серых глаз потеплел, и я непроизвольно залюбовалась тому, как его глаза стали чуточку светлее, чем еще несколько секунд назад. Но быстро взяла себя в руки и, слегка смущенно улыбнувшись в ответ, осторожно сделала шаг в сторону, намереваясь спуститься вниз, к Камилле. Но доктор Варант рассудил иначе, он приобнял меня за талию и, страхуя, таким образом, сопроводил к своей помощнице.
  Камилла все это время неодобрительно смотрела на Александра, но стоит отдать ей должное не стала ничего говорить, лишь перехватила меня у своего начальника.
  - Если приступы повторятся, - начал Александр, - стоит обратиться к врачу.
  - Спасибо еще раз, - я чувствовала себя неловко из-за всей этой ситуации.
  - Не стоит.
  И больше он на меня даже не посмотрел, бросил короткий взгляд на Камиллу и решительным шагом направился к себе.
  - Ты точно в порядке? - спросила Камилла. - Может быть, не стоит никуда идти?
  - Нет, все нормально. Сама не знаю, что это такое было. Обычно я не падаю в обмороки на лестнице. Я вообще не падаю в обмороки.
  - Тебе надо отдохнуть, - резюмировала помощница доктора , увлекая меня к выходу.
  Я не ответила, следуя за ней. Мое состояние пришло в норму, земля перестала уходить из-под ног, голова не кружилась и перед глазами больше не плясали разноцветные точки. Все стало, как и прежде.
  До небольшого кафе, в котором я обычно обедала, было совсем близко и по дороге мы успели поговорить лишь о том, что в этом году необычайно жаркое лето.
  - Я люблю жару, - рассказывала Камилла, лавируя между пешеходами, которые спешили по своим делам, - если бы знала, что здесь будет так жарко, то ни за что не отправилась бы в отпуск на острова. За все две недели, что я провела там, нормально погреться на солнышке, мне удалось всего лишь раза три. А так погода была отвратительная.
  - Я тоже люблю тепло, - я пыталась не отстать от нее, но у меня откровенно хуже получалось, перед ней все расступались, в то время, как мне приходилось прилагать усилия, чтобы пробиться сквозь поток пешеходов. - Но в этом году слишком жарко.
  - Но ведь лето и должно быть таким, - не унималась Камилла. - Фух, наконец-то, пришли! - она остановилась у стеклянной двери кафе и обернулась, ко мне.
  - Угу, - невнятно пробормотала я, - откуда только взялись все эти люди? Такое впечатление, что весь город собрался здесь и сейчас!
   Камилла задорно рассмеялась моей реплике, откинув за спину свои изумительные локоны. Я заметила, как проходивший мимо мужчина, с откровенным интересом окинул ее взглядом. Но моя спутница совершенно не обратила на это внимания и, открыв дверь, шагнула внутрь заведения.
  Почти все время обеда мы болтали ни о чем, весело смеялись и перебрасывались шуточками. С Камиллой было удивительно легко общаться. Она не ныла, не пыталась загрузить меня своими проблемами и тому подобное. Многие мои подруги или сокурсницы не преминули бы высказать все свои претензии или пожаловаться мне хоть на что-нибудь, а она была весела и беззаботна. Много рассказывала мне о том, как она провела отпуск на островах, вспоминала свой первый рабочий день в восьмом участке, шутила, смеялась, пыталась вытянуть пикантные подробности моей учебы в академии.
  - Если бы мое семейство знало, что я буду работать патологоанатомом, то меня бы ни за что не отпустили в свое время учиться, - с улыбкой рассказывала она, - но было поздно. Против Трика они еще могли бы выступить, но Алекс. Против него у них просто не было никаких шансов.
  - В каком смысле? - не поняла я.
  - Ты не знаешь, кто такой Александр Варант? - Камилла удивленно захлопала ресницами и недоуменно посмотрела на меня, а потом захохотала. - Нет, правда, не знаешь? Не могу поверить, что Блэкмор не рассказал тебе об этом?
  - Почему это Ройс должен был мне что-то рассказывать? - немного обиженно произнесла я. Из того, как улыбалась Камилла, мне стало понятно, что она тоже не скажет. А загадочная личность доктора Варанта меня весьма интересовала, и не только в свете сегодняшнего происшествия, от которого, к слову, не осталось никакого следа, кроме воспоминаний о теплых ладонях, поглаживающих мою спину.
  - Потому что, они вечные соперники, - еще более загадочно произнесла Камилла, понизив голос до шепота и наклонившись вперед. Я повторила ее движение и склонила голову поближе к ней.
  - Да ну, и что же они делят? Женщину? - наш с ней разговор походил на болтовню давних подружек и мне это нравилось. Нравилось, что она такая открытая и не жеманная. С ней было легко, очень легко и весело.
  - И женщин тоже, кажется, мне как-то рассказывали один случай, - Камилла приложила палец к губам и на мгновение замолчала, а я не выдержала и, приблизившись к ней еще ближе, нетерпеливо спросила:
  - Ну, и что там за случай? - женское любопытство, что поделаешь? К тому же она умела напустить туману и заинтересовать собеседника.
  - О, нет. Прости, но об этом потом сама у них спросишь, - и, заметив мое разочарованное лицо, добавила. - Они дружат практически с самого раннего детства, но их семьи это не устраивает. Но, могу только снять шляпу перед мальчиками, они чихать хотели на мнение окружающих, - она так и сказала "мальчиками". Неужели Камилла настолько близко с ними знакома?
  - Мне не показалось, что они уж слишком большие друзья, - произнесла я, вспоминая ту нашу первую встречу с Александром Варантом и поведение Ройса.
  - Можешь мне поверить, они давние соперники и соперничать начали еще ... мммм... очень давно. А ничто так не сближает, как вечное противостояние друг другу, - Камилла откинулась на спинку стула и загадочно так улыбнулась. - Но, поверь тебе стоит быть осторожнее с Александром. Он не привык останавливаться на полпути и всегда добивается своего. Впрочем, тоже относится и к Блэкмору.
  - Ты меня уже так заинтриговала, что я просто даже не знаю, как вести себя с ними, - я покачала головой и вернулась к своему десерту.
  - Держись подальше от Варанта, - вдруг произнесла Камилла.
  Я приподняла одну бровь, но никак не прокомментировала это ее заявление. Дальше чем я, быть просто невозможно. А память тут же услужливо подкинула ощущение его ладони на моей спине, легкое поглаживание, скольжение вниз...
  - Я серьезно. Он тот еще...
  - Да ладно. Мне даже пропуск в морг не выдали, - с долей искренней обиды произнесла я.
  А Камилла захохотала. Она смеялась долго, заливисто, заразительно. На нее смотрели все, и во взглядах большинства присутствующих здесь мужчин, читалось искреннее восхищение. Впрочем, это и не удивительно.
  - А Блэкмор крепко держится. Вот пройдоха! - воскликнула она, отсмеявшись. - Он теперь тебя из-под надзора ни за что не выпустит.
  - Я не понимаю, что ты имеешь в виду? Почему не выпустит?
  - Сама у него спроси, - отмахнулась Камилла, а потом резко посерьезнела и произнесла уже совершенно иным тоном. - Александр Варант - наследник Кантемиресов. И поверь - он действительно наследник, со всеми отсюда вытекающими.
  Я удивленно воззрилась на нее. Кантемиресы - это даже не семья, это, скорее, клан. Сильный, богатый, могущественный. Рядом с ними Маруанти (родственники убитой Линды) - просто нищие. Такой власти и богатства, как у Кантемиресов нет ни у кого. Говорят, они могли бы править миром, но не хотят выходить из тени. И это на самом деле так. Про них практически ничего никому не известно. Но эта фамилия испокон веков упоминается, как правящий клан. И даже в наше время, когда монархия не в почете, они не утратили своего могущества. "Некоронованные короли" - и это еще очень и очень мягко сказано.
  - Да не бледней ты так, - успокаивающе похлопала меня по руке Камилла, - Алекс нормальный. За сто лет знакомства я могу это с уверенностью сказать.
  - Прости, что? - мне показалось, что я ослышалась.
  - Говорю, что знакома с Александром целую вечность, - беспечно произнесла Камилла, - и он вполне нормальный мужчина. Есть, конечно, свои закидоны, но кто не без этого.
  - А... ага, - я все еще не могла придти в себя после известия о том, что рядом со мной работает один из Кантемиресов. Это невероятно! Никогда бы не подумала, что такое вообще возможно.
  - А Ройс? - напряженно спросила я у Камиллы.
  - А что Ройс? - она то ли и в самом деле не поняла меня, то ли весьма успешно притворилась.
  - Ну, ты сказала, что они дружат уже давно. Ройс он тоже... чей-нибудь наследник? - у меня даже голос дрогнул.
  - Само собой, но там все не настолько трагично, - улыбнулась моя собеседница. - А вообще, не бери все это в голову, а то я уже чувствую себя неловко из-за того, что все тебе разболтала. Но в участке никто не делает из этого тайны. Правда, за пределами - лучше помалкивай.
  - Да, конечно, - я с готовностью поддержала предложение Камиллы не болтать.
  Камилла посмотрела на меня, хитро прищурившись, но ничего не сказала. А вскоре уже подошло время возвращаться на работу.
  Стражи встретили меня как обычно, то есть никто даже вида не подал, что вообще заметили мой приход, только Вацлав, который беседовал с Марком, едва заметно кивнул и тут же вернулся к беседе.
  Подошла к своему столу, достала из сейфа папки с документами и, прижав их к груди, как самое мое большое сокровище уже собиралась отправиться в кабинет к капитану. Но мне помешал Браславски. За всю прошлую неделю, он не сказал мне и двух слов, даже ни разу не попросил напечатать ему что-то, как другие. Хотя был неизменно вежлив, улыбчив и молчалив. Да и дверь пару раз придержал, ожидая, когда я войду. От него исходила уверенность в себе, спокойствие, сила, не такая как от Ройса, не агрессивная, а ... мягкая, доверительная, какая-то. Я не очень разбираюсь в подобных оттенках, но мне был приятен этот страж. Хотелось ему доверять. А потому, я мило улыбнулась и посмотрела на Браславски вопросительно, ожидая, когда он озвучит свою просьбу.
  - Все в порядке? - спросил он.
  Я лишь кивнула в ответ, улыбнувшись.
  - Будь осторожнее, - продолжил Вацлав. - Ты и представить себе не можешь, чем все это закончится.
  - Э... вы о чем? Что закончится? - я совершенно растерялась и просто хлопала ресницами, пытаясь понять, о чем он вообще.
  - Ты поняла, что я хотел сказать. Это очень... - здесь он замялся, пытаясь подыскать правильные слова.
  Я подумала о том, что он мог видеть меня на лестнице, в прямом смысле, обнимающейся с доктором Варантом и стало жутко неудобно. Не хватало еще, чтобы стражи сделали неправильные выводы.
  - Это не то... - начала я, а потом подумала, что не стоит оправдываться. Я не сделала ничего предосудительного.
  - Не бери в голову, - прервал мои жалкие потуги Браславски. - Я что-то совсем заработался. Просто будь осторожна и... избегай подозрительных знакомств.
  После этих слов, он развернулся и направился к своему столу, а я все также стояла и хлопала ресницами от удивления. И вот что это было?
  Потом встряхнула волосами, отгоняя наваждение и, поймав, кончики принялась теребить их по старой привычке. Что-то мне все здесь перестает нравиться. Вернее, перестало все это мне нравиться еще на прошлой неделе, а вот конкретно в данный момент, я, кажется, начинаю уже бояться. Кто знает, чего ожидать от этих стражей?
  Ну, хватит об этом, и я, распрямив плечи, решительно направилась в кабинет шефа.
  То, что никто из стражей обычно не стучит, когда входит к капитану, я уже заметила, но сама не могла решиться вести себя также. Воспитание - наше все!
  После короткого: "Войдите!" от капитана, резко выдохнула и мышкой прошмыгнула внутрь.
  Трик сидел за своим столом и с грозным видом перекладывал бумаги с одной стороны на другую. Что там было такого ужасного, я не знала. Но под взглядом серых глаз невольно поежилась.
  - Что случилось? - а вот голос Трика звучал спокойно, немного расслаблено даже. И это все так не вязалось с его устрашающим видом и грозным выражением лица, что я растерялась на минутку, но потом все же взяла себя в руки.
  - Капитан, - он поморщился слегка, после моего обращения, но ничего не сказал, - я просматривала материалы по делу об убийстве Линды Маруанти, - а вот теперь голос мне отказал, но я кашлянула и храбро продолжила. - У меня возникли некоторые сомнения по поводу личности преступника и...
   - Какие сомнения? - мне показалось или в его глазах мелькнула досада?
  - Очень много несостыковок. И...
  - Лиза, я просил вас всего лишь подготовить документы, - спокойно, даже слишком медленно произнес капитан. - Хвалю за проявленное рвение, но дело закрыто, преступник найден и это уже не наша головная боль.
  - Но капитан, - он снова поморщился, но опять промолчал, а я вдруг поняла, что мне доставляет какое-то необъяснимое удовольствие называть его именно так, как бы в отместку за все, - дело еще рано закрывать, и...
  - Лиза, - он снова говорил очень медленно, растягивая слова, как будто, не хотел повышать на меня голос. - Дело уже закрыто.
  Я открыла рот, чтобы попытаться еще возразить, но капитан, сверкнул глазами, отчего мне вдруг почудилось, будто радужки у него стали темнее. От изумления, я моргнула, но все прошло.
  - Позовите мне Ройса, - все также мягко произнес капитан.
  Я несколько секунд еще постояла на месте, осознавая страшный факт - ему было все равно. Капитан Трик просто не собирался давать ход этому делу, не собирался возобновлять расследование. То ли он просто решил самоустраниться от решения данной проблемы, то ли... причина может быть в чем-то другом...
  Нет! Пусть это будут просто бюрократические проволочки. Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста.....
  Я сжала зубы с такой силой, что у меня свело челюсти. Резко развернулась и вышла из кабинета. В зале управления подошла к Ройсу, коротко сообщила ему, о том, что капитан желает лицезреть его у себя в кабинете. Потом, все так же сжимая зубы, прошла к своему столу и села.
  Во мне клокотала злость, перед глазами плыли разноцветные круги и, казалось, что еще совсем немного и внутри меня взорвется весь этот коктейль из слепой ярости, непонятной ненависти, обиды, разочарования... И фонтаном выплеснется наружу. На мгновение мне даже показалось, что воздух вокруг загустел, словно кисель. Но стоило мне моргнуть, как все это наваждение прошло, осталось лишь разочарование и ощущение полной беспомощности.
  
  Глава 7.
  
  Как же так? Ведь они же все стражи. А нас учили, что страж - это, прежде всего, сторонник справедливости, что страж должен быть беспристрастен, неподкупен и доверять, прежде всего, фактам и уликам. Почему и шеф, и Антон решили проигнорировать эту заповедь? Как они так могут?
  От этих мыслей мне снова стало не по себе, я никак не могла прийти в себя от несправедливости, безысходности, ощущения полной беспомощности. Цветные пятна снова закружились перед глазами, мне даже чудилось, будто воздух вокруг, который до этого представлялся, словно густой туман, стал закручиваться в воронку - а я в эпицентре и меня сейчас...
  Чьи-то горячие ладони легли на мои плечи. По всему телу прошла судорога, и я смогла расцепить зубы, которые сжимала все сильнее и сильнее. От ладоней, лежащих на моих плечах, по телу разливалось тепло.
  - Дыши, - спокойный ровный голос, никаких интонаций, но от одного этого слова исходит такое ощущение силы, что я невольно делаю глубокий вдох. - Медленно... вот так... вдох, выдох. Еще. Успокаивайся.
  И я дышу, напряжение постепенно уходит из моего тела, я расслабляюсь, воздушный вихрь рассеивается, цветные круги перед глазами растворяются. И я снова вижу свой стол, обвожу взглядом зал управления. А от рук, что все еще лежат у меня на плечах исходит уже не просто тепло - жар, мне кажется, что еще немного и я начну дымиться, что эти ладони прожгут меня насквозь.
  Я медленно поворачиваюсь, запрокидываю голову, чтобы встретиться со взглядом янтарных глаз.
  Наверное, у меня еще не все в порядке, потому что мне кажется, будто эти глаза стали темнее, и не совсем... не совсем... человеческими.
  Я зажмурилась.
  - Лиза, все уже в порядке? - голос Ройса все еще звучит спокойно и безэмоционально. - Ты успокоилась?
  Я кивнула, а потом помотала головой. Какое в порядке? Что это вообще было? Что со мной творится?
  - Все, все, - снова заговорил Ройс, опять положив мне руки на плечи. - Не забывай дышать. И, знаешь что, давай-ка я тебя сейчас домой отвезу.
  Я усердно замотала головой.
  - Не спорь, - сказал, как отрезал. - Я сейчас, а ты пока бери вещи и спускайся вниз, - и с этими словами Ройс направился в кабинет капитана Трика.
  Я заметила, как по дороге он кивнул Вацлаву, а потом просто вошел к капитану, как всегда без стука.
  А, ну и черт с ними, поеду я и, правда, домой. А то уже ерунда разная мерещиться начала.
  Я встала, повесила на плечо сумку и направилась на выход. Шла медленно, крепко держась за перила, все еще опасаясь, что странный приступ повторится. Ускорилась только после того, как услышала за спиной шаги Ройса. И вот откуда я знаю, что это именно он идет следом, непонятно?
  А на последней ступеньке, мир вдруг закачался со страшной силой, в глазах резко потемнело, и я начала падать, потеряв опору под ногами. Удара о пол не последовало, меня подхватили чьи-то горячие руки.
  Но рассмотреть того, кто это был, не получилось - я провалилась в темноту.
  Приходила в себя я долго. Все никак не могла вырвать сознание из цепких лап полуяви. Так иногда бывает, когда вроде бы уже и не спишь, но и глаза открыть сил не хватает. Вот и сейчас, мне казалось, что я уже пришла в себя, прекрасно ощущаю, что лежу на чем-то твердом, чувствую холод, который сковывает все тело, но, в то же время, как будто еще нахожусь по ту сторону реальности.
  Сколько я боролась с таким пограничным состоянием, понятия не имею, но наконец-то после многочисленных попыток, мне удалось открыть глаза.
  Первое, что я увидела, была огромная лампа нависающая прямо надо мной. Я мысленно порадовалась тому, что она выключена. Интересно, где это я? Куда меня принесли?
  Очень медленно повернула голову и едва не подскочила с воплями. Вдоль противоположной стены располагались холодильники для трупов, в углу какие-то стеллажи с непонятными приборами, всего в паре метров от меня горделиво возвышался стол для аутопсии. Мамочки!! Я в морге!! За что?!
  Первой моей мыслью было незамедлительно соскочить с той поверхности, на которую меня уложили, и броситься на выход, но на практике все оказалось гораздо сложнее. Слабость во всем теле не позволила мне реализовать желания, и все что я смогла - это приподняться на локтях. Окинула себя взглядом и порадовалась уже тому, что лежала на каталке для трупов. Не знаю, кто меня сюда приволок и зачем, но уже хорошо, что не уложили на стол для вскрытия. И хорошо еще, что раздеть не догадались, только обувь отсутствовала. Интересно, кто ее снял?
  - Она уже пришла в себя,- раздался из-за двери смутно знакомый голос и спустя секунду, в помещение вошел доктор Варант. Следом за ним шел Ройс. - Ну, и как наша пациентка себя чувствует?- улыбнулся Александр, приближаясь к каталке на которой я лежала. А я снова отметила, насколько притягательно он выглядит, и мне очень хочется улыбнуться ему в ответ. А ведь он совершенно не красавец, как тот же Ройс, к примеру.
  - Очень надеюсь, что я еще не скоро стану вашей пациенткой, - я попыталась улыбнуться, и приподнялась, намереваясь сесть.
  - Лежи, - доктор Варант в мгновение ока оказался рядом со мной и надавил на плечо, укладывая меня обратно.
  И он включил лампу, которая свисала прямо надо мной. От яркого света я зажмурилась и даже ладонью глаза прикрыла.
  - Нет, так не пойдет,- произнес Варант. - Глазки открой.
  Я замотала головой, не открывая глаз и не убирая руки от лица. И тут, этот... не совсем доктор, отвел мои руки от лица и сжал запястья, не позволяя вырваться. Пальцы второй его руки скользнули по моей щеке, слегка погладив, переместились на шею, потом стали медленно продвигаться ниже и ниже. По коже от этих прикосновений побежали мурашки, те участки, которых касались его пальцы, запылали, во рту пересохло, и я боролась с желанием облизать губы. Просто это... это выглядело бы двусмысленно, а я еще не решила...
  Ох, мамочки! Я распахнула глаза от возмущения, когда он начал медленно расстегивать рубашку на груди. Это уже слишком! Только я собралась высказать все, что думаю по этому поводу, как натолкнулась на веселый взгляд Александра.
  - Это всегда работает,- хмыкнул он. - А теперь смотри на меня. И не закрывай глазки.
  И я посмотрела. Мне хватило лишь одного взгляда, чтобы утонуть в его глазах, как в омуте. Я забыла все свои претензии к таким его методам, забыла, где я, что со мной, совсем потерялась во времени. Мне было совершенно все равно, что где-то рядом находится Ройс, что я лежу в морге, на каталке для трупов... все это отошло на второй план, затерялось в глубине серых глаз Александра Варанта. Окружающий мир медленно стал растворяться, исчезло все... Серые глаза звали, завораживали, обещали... И я стала тонуть, растворяться в этом взгляде...
  - Все. Уже все, - как сквозь слой ваты долетел до меня голос Варанта. Голова кружилась, во рту был пренеприятнейший привкус, губы пересохли, и воздуха катастрофически не хватало.
  - Она в порядке? - встревоженный голос Ройса немного привел меня в чувство. Поверить не могу, что я так веду себя в присутствии двух, по сути, почти незнакомых мужчин. Но поделать ничего с собой не могла. Слабость разлилась по всему телу, разноцветные точки перед глазами вернулись и снова радовали меня многообразием красок, и я опустила веки, чтобы хоть немного придти в себя и собраться с силами.
  - Более менее, - голос Варанта звучал хрипло и, я подумала о том, что вполне возможно, он тоже ощутил все то, что и я недавно.
  Но, нет, это полнейший бред. Просто со мной что-то происходит. Может, я заболела? Подхватила какой-нибудь вирус?
  - Тогда почему выглядит, как обычно выглядят все твои пациенты? - мне захотелось стукнуть Ройса, после этой фразы. Но слабость не позволила даже глаза открыть.
  - Хм... а и правда, - задумчиво протянул доктор Варант, - бледненькая, слабенькая. Откуда только ....
  Он не договорил, и я удивленно распахнула глаза. Варант и Ройс задумчиво смотрели на меня. Оба. Александр, так еще и руки на груди сложил.
  - Что? - мой вопрос все проигнорировали, но только Ройс отвел глаза.
  А Варант продолжал сверлить меня взглядом, задумчиво потирая подбородок. А потом, улыбнулся и приблизился к каталке.
  - Ну, прелесть моя, не расстраивайся. Все не так плохо, как кажется. Могло быть намного хуже, поверь. А теперь давай-ка попробуем сесть, - и меня бесцеремонно обхватили за плечи и усадили на каталке. - Вот, уже выглядишь почти живой, - не унимался судмедэксперт.
  Теперь мне хотелось стукнуть его. Но меня останавливало воспоминание о тех ощущениях, которые я испытала, всего лишь посмотрев в его глаза. Что-то со мной не так. И мне это не нравится.
  Я сглотнула ком в горле и посмотрела на Ройса. Он стоял рядом, сложив руки на груди, но в янтарных глазах, то и дело вспыхивала тревога. Это он за меня волнуется?
  - Что со мной?- я поразилась тому, насколько хрипло звучал мой голос.
  - Обморок, - небрежно бросил наследник Кантемиресов, усаживаясь на каталку рядом со мной, кстати, руку с моих плеч он так и не убрал. - Уже второй за сегодня. Часто такое бывает?
  - Нет, - я отрицательно мотнула головой и тут же сжала виски руками, отвратительное ощущение вернулось.
  - Никогда раньше в обмороки не падала? - продолжал допрос доктор Варант.
  Я покачала головой, и снова поморщилась.
  - Совсем никогда? - не унимался он.
  - Никогда, - на этот раз я головой не крутила, но заметила настороженный взгляд Ройса брошенный на Александра.
  - А по ночам? - не унимался Варант. - Как спишь?
  - Нормально сплю, - рассказывать ему про кошмары не собиралась.
  - С кем?
  - Одна, - не сразу сообразила, что вопрос не из тех, на которые стоит отвечать.
  - Плохо, - резюмировал он.
  - Почему? - я удивленно взглянула на Александра.
  - Молодая красивая девушка, не должна спать одна. Будут проблемы с этим, обращайся, - самодовольно ответил местный судмедэксперт и подмигнул мне.
  Я недоуменно посмотрела на него. Шутит? Или нет? Александр улыбнулся мне, а затем небрежно спрыгнул с каталки и произнес:
  - Попробуй встать. Все уже должно было пройти.
  Я недоверчиво посмотрела на него, но послушно спустила ноги и спрыгнула на пол. Получилось немного резче, чем я рассчитывала, за что, тут же поплатилась. Голова закружилась, и я ухватилась за край каталки. Доктор Варант в мгновение ока оказался рядом и обхватил меня рукой за талию, а я замерла, снова ощутив странное чувство защищенности рядом с ним. Прикосновение теплых пальцев к моей спине рождали странные ощущения спокойствия, надежности, родства с этим странным мужчиной. Я чувствовала его ладонь на своей коже даже сквозь одежду, словно для этого прикосновения не было преград. И опять возникло чувство, что мы одни во всем мире, вокруг нас нет никого, и даже время остановилось.
  - Все нормально? - слегка хриплый голос доктора Варанта разрушил хрупкое наваждение.
  - Порядок, - прохрипела я, отводя глаза. Я боялась снова утонуть в его взгляде, снова почувствовать...
  Но, отделаться от нашего судмедэксперта оказалось не так легко, как думалось. Александр хмыкнул, ухватил меня за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.
  И снова это ощущение, будто меня затягивает водоворот. Я плыву и растворяюсь в чем-то, чему у меня нет названия, и его глаза остаются единственным маяком во всей этой нереальности.
  Но на этот раз все было немного иначе. Я и сама не заметила, в какой момент все изменилось, и вместо серых глаз передо мной встала картинка, от которой мурашки побежали по коже, а затем я вдруг почувствовала, как жар желания разливается по всему телу.
  Не могу точно описать, что я чувствовала в этот момент, но я видела темную комнату, освещенную лишь неясным светом луны, пробивающимся сквозь неплотно задернутые занавески. Откуда-то из глубины донесся тихий вздох и я, вздрогнув от неожиданности, перевела взгляд, чтобы заметить огромную кровать под балдахином. Такие показывают в кино, в опочивальнях королей древности. Не знаю, возможно, и в наши дни кто-то предпочитает спать на подобном музейном экспонате, но мне этого не понять.
  Лунный свет освещал лишь небольшой участок, но этого было вполне достаточно, чтобы я заметила то, от чего мне стало жутко неудобно, как будто я подсматриваю в замочную скважину.
  На огромной кровати, среди смятых простыней тесно переплелись два тела. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться о том, что там происходит. Лиц я не видела, но длинные светлые волосы не оставляли сомнений в личности мужчины. И тут вдруг женщина издала тихий, едва различимый стон и я с ужасом поняла, что это я...
  Я вздрогнула, и картинка тут же поплыла, сменившись реальностью. Я попыталась отшатнуться от Александра, но он уже не держал меня. В его глазах было столько изумления, что я невольно попятилась и натолкнулась на многострадальную каталку, с которой еще совсем недавно встала. Это столкновение привело к тому, что я начала падать, но в следующий момент меня подхватили горячие руки Ройса. Да что ж такое-то?! Что со мной происходит?!
  Воздух вокруг снова стал закручиваться в невидимую воронку, перед глазами застыла розовая пелена, и откуда-то изнутри стал подниматься горячий комок. Я основа ощутила себя так, как там, в зале управления. И только горячие ладони Ройса, лежащие у меня на плечах, заставляли унять все это безумие, которое творилось со мной. Я сжала зубы до такой степени, что мне показалось будто они стали крошиться, скулы свело, и, кажется, я прокусила губу, потому что, во рту почувствовался металлический привкус.
  - Дыши, - снова тихий, но наполненный силой голос Ройса, заставляет меня вдохнуть. Я пытаюсь справиться с собой, но получается не очень хорошо. Что со мной происходит? В кого я превращаюсь?
  Александр что-то говорит, но я не могу разобрать слов, но его голос заставляет меня вынырнуть на поверхность.
  Несколько глубоких вдохов-выдохов и вот уже розовая пелена перед глазами рассеялась, воздух вокруг снова стал незримым и неподвижным, а я посмотрела на местного судмедэксперта:
  - Что со мной? - на этот раз мой голос не дрожал, он звенел от напряжения.
  Александр Варант улыбнулся уголками губ, отвел глаза и ответил:
  - Вирус. Только и всего. Я ввел вакцину, и переживать больше не о чем.
  - Вы действительно считаете, что я поверю? - я изо всех сил старалась не взорваться, мне почему-то было очень важно сдержать свои эмоции, хоть они и пытались вырваться из-под контроля.
  - Успокойся! - ровный голос Ройса, по-видимому, должен был привести меня в чувство, он еще и поглаживать меня по плечам принялся, но я резко вывернулась из его захвата и отскочила в сторону.
  - Вы меня совсем за идиотку принимаете? - я уже почти кричала. - Немедленно отвечайте, что со мной! - как это у меня вышло, не знаю, но мне показалось, что сейчас именно от меня исходят потоки какой-то совершенно непонятной мне силы, ощутимой силы, способной... на что?
  - Перестань! - резкий окрик Ройса по-видимому должен был привести меня в чувство, но вышло все с точностью наоборот.
  Я чувствовала, как во мне поднимается волна злости, гнева, силы. Еще немного и это напряжение все-таки на свободу и даже приказы Ройса не помогут мне сдержаться.
  - Говорите! - я уже плохо владела собой, перед глазами снова закружились какие-то пятна, воздух уплотнился, но тут...
  - На меня это не действует! -практически прорычал Александр. Из насмешливого, ироничного и расслабленного судмедэксперта он превратился в... кого?
  Он стал выше ростом, шире в плечах и за его спиной сгустилась тьма, а еще в серых холодных глазах доктора Варанта я заметила красные отблески. Он больше не был расслаблен, вовсе нет. Теперь он напоминал хищника, сильного, быстрого, матерого зверя, который приемлет только собственное величие.
  На меня, словно лавина, обрушилась волна невидимой чужеродной силы, немыслимая по своей тяжести. Это даже и близко не могло сравниться с тем, что происходило до сих пор. Я физически ощущала, как мне на плечи стало что-то давить, заставляло склонить голову в рабском поклоне и опуститься на колени. Мое сознание разделилось: одна половина желала убежать, спрятаться и никогда больше не попадаться на глаза этому зверю, а другая, явно безрассудная, не принимала над собой никакого давления, желала доказать, что это она, то есть я, сильнейшая здесь. Из-за этой внутренней борьбы, я замерла на месте и не могла пошевелиться, не могла даже взгляда отвести от того, кто еще совсем недавно предстал передо мной, как обычный мужчина, а теперь он напоминал...
  - Алекс хватит! - Ройс стал между нами, и все прекратилось в мгновение ока.
  Напротив меня снова стоял Александр Варант, и глаза у него снова были серыми и холодными, а на губах застыла немного ироничная улыбка. Ощущение чужеродной силы вмиг исчезло, давление прекратилось, и я снова оказалась в том же самом помещении, где и очнулась после обморока. Я стояла босиком на холодном полу в полурастегнутой на груди рубашке, и только кровь из прокушенной губы напоминала о том, что произошло что-то, чему у меня не было объяснения.
  - Я был в своем праве, - холодно сказал доктор Варант, не спуская с меня взгляда холодных серых глаз. - Отвези ее домой, пусть ложится спать, - и, обращаясь ко мне, ядовитым голосом добавил, - одна.
  
  Глава 8
  
  Александр развернулся и вышел из помещения, а я стояла босиком на холодном полу и, открыв рот, следила за ним. Что это сейчас было? Что вообще происходит в этом ненормальном участке и со мной в частности?
  - Идем, - тихо скал Ройс, оказываясь совсем рядом и осторожно прикасаясь к моему локтю. - Не думай об этом сейчас, все равно ты ничего не сможешь поделать.
  - Что? - я произнесла это тихо, практически беззвучно, поворачиваясь к Ройсу. - Да что?!
  - Тихо, ты все равно ничего не сможешь поделать. И не смотри на меня таким уничтожающим взглядом. Я виноват во всем происходящем не больше остальных, - отрезал Ройс и уже настойчивей потянул меня на выход из помещения.
  - Да что происходит? - я была на грани истерики. Все эти тайны, недомолвки, загадки, то, что происходит со мной - все это не просто выбивало из колеи, а пугало меня.
  - Лиза, не происходит ничего, чего бы тебе стоило бояться. Поверь мне. Я могу представить все, что ты сейчас чувствуешь и думаешь, но для тебя же будет...
  - Не надо говорить мне, что будет лучше для меня, - резко оборвала я невнятные объяснения стража. Нервы были на пределе, мне было страшно и очень хотелось что-нибудь разбить, желательно об эту светловолосую голову.
  - Я ведь могу применить силу, - он сказал это очень спокойно, ни капли не угрожая, но мне стало еще больше не по себе.
  - Силу? Да какого черта все это значит?! Я никуда не пойду, пока ты не объяснишь мне, что со мной?! - я все-таки решила стоять на своем до конца. Да, у меня были сомнения в том, что все, что здесь происходило - это плод моего больного воображения, но...но... я хотела знать все. Здесь и сейчас и меня не устраивали недомолвки.
  Ройс не стал спорить и что-то мне объяснять, он просто подхватил меня и закинул себе на плечо, как куклу какую-то. И его не могло ничего остановить, он просто не обращал внимания на мои крики и требования поставить на место.
  - Ладно, я не буду требовать у тебя все мне рассказать, но хотя бы туфли ты мне позволишь найти или мне так и оставаться босиком, - не знаю, с чего я вдруг вспомнила про то, что моя обувь отсутствовала на положенном месте, но это подействовало. Ройс остановился и очень аккуратно поставил меня на пол.
  - Стой здесь, молчи и не смей шевелиться, - скомандовал этот... этот... страж, а сам направился обратно к каталке, под которой сиротливо лежали мои туфли, купленные тетей Джинал всего пару недель назад.
  Он наклонился, подхватил мою обувь, забрал с каталки сумочку и вернулся ко мне. Да, я стояла на том же месте, где он меня оставил, и во все глаза следила за действиями стража.
  - Держи, - он протянул мне мою обувь. - Одевай и пошли уже, а то мы и так задержались в морге дольше, чем я рассчитывал. Надо еще взять у Варанта ключи от машины, а то вряд ли ты сможешь выдержать поездку на моем мотоцикле.
  - У меня есть своя машина, - недовольно буркнула я, раздумывая над словами Ройса.
  Они здесь все ненормальные, и я обязательно выясню, что происходит, но только потом. Сперва мне надо подумать обо всем хорошенько. И, если я правильно поняла намеки Варанта, то завтра мне стоит устроить капитану форменный допрос. Ну, что же, до завтра я потерплю, но если они опять начнут темнить...
  На парковке, Ройс отобрал у меня ключи от машины, сам открыл ее, помог мне сесть и настоял на том, чтобы я пристегнулась. Ехали мы молча. Я все еще проигрывала в голове все те события, которые произошли сегодня, а о чем думал "моя нянька на первое время" понятия не имею.
  А потом меня вдруг осенило: Ройс вез меня домой в первый раз, но он не спросил адрес, а дорогу выбирал безошибочно. Я не удержалась от вопроса:
  - Откуда ты знаешь, где я живу?
  - С чего ты взяла, что я знаю? - не слишком убедительно попытался отвертеться Ройс.
  - С того, что ты не спросил у меня адрес, а поворачиваешь все время правильно, - злость прошла, усталость и плохое самочувствие тоже. Чувствовала я себя очень бодрой и отдохнувшей. Даже не так, мне казалось, что все мое тело звенело от переполнявшей его энергии. Ни тошноты, ни головокружения, ни каких-либо иных признаков недавнего недомогания не наблюдалось. Вакцина доктора Варанта оказалось действенной, если все это, конечно, правда. А я почему-то очень сомневаюсь, что мое состояние можно оправдать тем, что я подхватила какой-то вирус. Хотя, может меня, и заразили чем-то необычным? Да, ну! Полный бред, это я слишком сильно стала увлекаться фантастикой.
  - Посмотрел в твоем личном деле, - ответил Ройс, но по тому, как он поджал губы, я сделала вывод, что все это не совсем правда.
  - Ну, ну. Сделаю вид, что поверила, - пробормотала я и отвернулась к окну.
  Ройс помолчал какое-то время, а потом спросил:
  - Что так вывело тебя из себя при разговоре с Триком? Ты была сама не своя, когда вышла из его кабинета.
  И вот я понимала, что он просто хочет перевести тему и отвлечь меня, но упустить такой шанс прояснить хоть что-то по поводу убийства в "Серебряной черепахе" просто не смогла. И я принялась рассказывать ему, все, что мне удалось узнать, все, что я сама додумала и мои замечания по поводу некачественной работы Антона.
  - То есть, ты считаешь, что, несмотря на то, что Говарда Брокена поймали буквально с поличным, он все равно не совершал этого убийства?
  - Не знаю. То есть я не уверена, что он совершил убийство сам, в одиночку. Он просто не смог бы все это провернуть без посторонней помощи.
  Ройс нахмурился и поджал губы, я следила за каждым его движением, за любой эмоцией, промелькнувшей на красивом лице.
  - И администратор тоже что-то скрывает, - продолжила я.
  - Дело закрыто, - покачал головой Ройс. - Преступник найден и понесет наказание.
  - А то, что Говард Брокен находится в невменяемом состоянии...
  - После медицинского освидетельствования, если будет доказано, что у него присутствуют какие-либо психические отклонения...
  - Ой, да перестань! - не удержалась от скепсиса я. - Медицинское освидетельствование пройдет так же, как и следствие по делу? Даже я заметила нестыковки и предположила, что в этом деле намного больше нюансов, чем отражено в материалах и отчетах.
  - Вот как, - усмехнулся Ройс. - А ты уверена, что стоит возобновлять расследование? Что стоит копать дальше?
  - Уверена, - я упрямо тряхнула головой. - Даже если Говард Брокен и виновен в преступлении, он не мог совершить его в одиночку. И потом, в материалах допроса администратора мотеля упоминается некий постоялец, покинувший номер, в котором было найдено тело Линды Маруанти. Он покинул номер около полуночи, а согласно отчету доктора Варанта, - я невольно поморщилась, произнося имя судмедэксперта, - Линда умерла вскоре после этого. То есть в промежутке между полуночью и половиной первого. А ведь ее еще порезать должны были. Ты видел, как они ее искромсали? Да на ней места живого не было, и вместе с тем порезы были не слишком глубокие. Здесь я не очень хорошо разбираюсь, но меня беспокоит еще тот факт, что она не сопротивлялась, пока на ее теле вырезали все эти узоры. И вообще, вопросов много, - наконец я выдохнула и с надеждой посмотрела на стража.
  - Она была под действием наркотиков. Потому и не сопротивлялась, - неуверенно произнес Ройс.
  - Нет, не была и токсикологическая экспертиза это подтвердила, - продолжала настаивать на своем. Мне отчего-то было очень важно, чтобы он мне поверил, услышал меня, а не выставил, как капитан.
  - Ты говорила об этом шефу? - вдруг спросил Ройс.
  - Да, но капитан и слушать меня не стал. Отмахнулся, как будто я дитя неразумное, - в моем голосе все еще слышались нотки обиды, Ройс усмехнулся.
  - Он действительно не желает, чтобы ты начала копаться во всем этом, - очень тихо произнес страж. - Но, предупреждаю все твои вопросы: это не потому, что ему надо закрыть дело и все равно, кто виноват. Трик - страж до кончиков волос и он живет работой. Все дело в тебе.
  Как будто от этого объяснения мне стало что-то понятно.
  - Что ты хочешь этим сказать? - я с подозрением покосилась на Ройса.
  - Только то, что его оговорка о твоем "особом положении" - это не намек на что-то неприличное. Поверь, если бы не он, то сегодня все могло закончиться весьма печально для тебя, - еще более напустил туману Ройс.
  Я открыла уже рот, чтобы завалить его вопросами, относительно произошедшего сегодня, но страж покачал головой.
  - Я не буду тебе ничего рассказывать. Просто не имею на это права. Но, если хочешь что-то узнать - поговори с Джинал.
  У меня все внутри похолодело.
  - Что?! Тетя Джинал? Моя тетя Джинал?.. - я просто не могла сформулировать фразу до конца. Что все это значит? Что такое может мне сказать тетя? - Откуда ты знаешь тетю Джинал? - это было все, что я смогла произнести.
  Ройс улыбнулся уголками губ и ответил:
  - Спроси об этом у нее. Я больше ничего не скажу.
  Вот и поговорили. В результате, лучше бы он вообще молчал, потому, что теперь меня терзают совсем уж тревожные мысли. Но, раз Ройс говорит, что моя тетя что-то скрывает от меня, то сегодня я устрою ей форменный допрос. И выясню все, что она знает.
  Занятая своими мыслями, я перестала следить за дорогой, а когда все-таки подняла глаза и посмотрела в окно, поняла, что едем мы куда-то не туда.
  Я уже открыла, было, рот, поинтересоваться у Ройса, куда он меня везет, как страж сам опередил меня:
  - Я решил, что мы наведаемся в "Серебряную черепаху" и еще раз поговорим с администратором.
  Эта его фраза настолько потрясла меня, что я так и застыла с открытым ртом, а в голове проносились тысячи различных мыслей, но только одна из них вводила меня в состояние необъяснимой эйфории: "Мне поверили!" Ройс поверил в мои доводы и теперь хочет самостоятельно убедиться в том, что я права.
  Плохо соображая, что делаю, я с визгом бросилась ему на шею. Страж опешил от такого моего проявления чувств и, чертыхнувшись, съехал на обочину.
  - Эй, эй... ты меня задушишь, - со смешком проговорил Ройс, но осторожно обнял меня, - тебе никогда не говорили, что нельзя отвлекать водителя, когда он управляет автомобилем?
  Я смутилась и попыталась отстраниться. Мне не позволили. Ройс по-прежнему бережно обнимал меня и прижимал к себе, а янтарные глаза стража оказались совсем близко, как и его губы и... Я не отдавала себя отчета в том, что происходит, мне просто было уютно в его объятиях, тепло и спокойно. Ройс не вызывал во мне такой бури чувств, как тот же Александр Варант, скорее наоборот, рядом с ним я чувствовала себя защищенной. И вероятнее всего именно поэтому не стала отстраняться, когда он наклонился и осторожно прикоснулся к моим губам. Я замерла на мгновение, не отодвигаясь, но и не отвечая на его поцелуй, а страж, подбодренный тем, что его не послали куда подальше, продолжил уже с большим энтузиазмом.
  - Прости, - пробормотала, не поднимая глаз, когда он все же отстранился.
  - За что? - его голос прозвучал слегка хрипловато и от этого у меня мурашки по всему телу побежали.
  - За то, что из-за меня мы едва не попали в аварию... - несмело продолжила я, поглядывая на него из-под ресниц. - Но мне важно, что ты мне поверил и...
  - Я так и понял, - хмыкнул страж и снова включил зажигание.
  Оставшуюся часть дороги до "Серебряной черепахи" мы ехали молча. Я чувствовала себя немного странно и неловко из-за поцелуя, а о чем думал Ройс - понятия не имею.
  "Серебряная черепаха" явно знавала лучшие времена. Старое одноэтажное здание с плоской крышей, создавало впечатление, будто его кто-то придавил к земле чем-то невидимым и тяжелым. Небольшие окна, облупленная штукатурка резко контрастировали с почти новенькой неоновой вывеской. Наверное, хозяин этого заведения выложил немаленькую сумму на ее изготовление. Возможно, таким образом, он старался привлечь посетителей к своему заведению, но, как по мне, так лучше бы он само здание отремонтировал, крышу перекрыл, а, то вон с одной стороны она, кажется, уже порядочно обвисла.
  Небольшая заасфальтированная площадка перед входом в мотель была абсолютно пуста. Что говорило само за себя - это заведение переживает не лучшие времена.
  Слабые порывы летнего горячего ветра разносили по всей территории мусор. Кто-то перевернул урну, и теперь обрывки газет, упаковки от чипсов и сигарет и, кто там знает, какое еще богатство, было художественно разбросано вокруг.
  - Я не могу понять,- пробормотала, осматривая окружающий пейзаж.
  - Что?- спросил Ройс, открывая дверь, чтобы выйти из салона моей машины.
  - Что Линда Маруанти здесь делала?
  Мой спутник пожал плечами и остановился, ожидая пока я, в свою очередь, выберусь из машины.
  - Может, у нее было здесь свидание с кем-то, кого могла не одобрить ее семья? - высказал предположение страж.
  - В этом гадюшнике? - не смогла я сдержать отвращения к этому месту.
  Ройс передернул плечами и улыбнулся мне уголками губ.
  - Кто там знает? Женщины,- многозначительно произнес он.
  - Что ты имеешь в виду? - возмутилась я. - Я тоже женщина, но, ни за что не согласилась бы на свидание в подобном клоповнике. Здесь совсем не... романтично, - завершила я свою тираду. - Почему она не назначила встречу в более подходящем месте?
  - Не хотела быть узнанной? - ответил страж, направляясь к входу.
  - Так боялась родных, что предпочла оказаться в таком отвратительном месте? Не поверю, - я снова упрямо мотнула головой.
   - Все может быть. Маруанти, вообще, не самые приятные люди в общении. Я помню как отец пострадавшей, брызгая слюной, требовал найти убийцу до того, как выяснилось, что... - Ройс замолчал на полуслове.
  Я подождала несколько секунд, ожидая, что он закончит фразу, однако, судя по всему, договаривать страж не собирался.
  - Что выяснилось? - нетерпеливо спросила сама.
  - Так, пустяки. Это не относится к делу. Идем,- и он продолжил путь.
  - Ты не можешь быть совершенно уверен в этом,- я поспешила следом, пытаясь все-таки вытрясти из него подробности. - Пока убийство не раскрыто и преступник не найден, к делу может относиться все, любая мелочь.
  - Преступник найден и его ждет суд,- отрезал страж.
  Я резко остановилась и сложила руки на груди, с негодованием уставившись в спину Ройса. Страж не обращая на меня внимания, продолжал идти к двери, но, не дойдя нескольких шагов, остановился, развернулся и подошел ко мне. Сложил руки на груди, практически повторив мою позу, и с улыбкой принялся меня рассматривать.
  А я начала злиться, меня бесила сама ситуация. Сколько можно?!
  - Мне надоело, что от меня все время что-то скрывают, - нарушила затянувшееся молчание. - Ты не хочешь говорить о том, что произошло в морге, о том, что творится со мной, но ты не имеешь права утаивать от меня информацию по делу.
  - Вот как? С чего такие выводы?- этот гад даже ни капельки не смутился и продолжал стоять напротив меня все в той же расслабленной позе, еще и улыбался, покровительственно как-то. - Тебе никто не поручал расследовать это дело. Ты даже не полноценный страж. Поэтому я не обязан раскрывать тебе всю информацию.
  Я просто задохнулась от возмущения. Вот гад! Все предусмотрел, все-то он знает! И тут меня буквально сразило догадкой:
  - Материалы дела подтасованы! - буквально выдохнула я - Дело поспешили закрыть и свалить вину на первого попавшегося несчастного.
  На лице Ройса не дрогнул ни один мускул, и поза оставалась все такой же расслабленной, но в янтарных глазах что-то мелькнуло, всего на мгновение, но этого хватило, чтобы я заметила и еще больше уверилась в том, что права.
  - Ты понимаешь, о чем говоришь? - голос стража был спокоен, даже холоден, но мне послышались в нем немного рычащие нотки, совсем чуть-чуть, но это было так... так неожиданно, странно. И я вдруг поймала себя на мысли, что не боюсь. Вот совсем, ничуточки не боюсь, меня полностью захватило чувство какой-то эйфории, необъяснимого восторга от собственной догадки, и я продолжала высказывать свои предположения вслух:
   - Антон вовсе не завалил все дело, как я сразу подумала. Это вы просто напросто собрали не все документы! Но зачем? Ведь Говарда Брокена посадят в тюрьму! А он... а он, вообще, виноват? - я уже почти кричала, но на Ройса ничего не подействовало.
  Всего одно движение и он оказался совсем близко, просто перетек из одного положения в другое, схватил меня за плечи и слегка встряхнул.
  - Доказательств того, что он невиновен в преступлении нет. А твои выводы почти верны, - на последней фразе он улыбнулся уголками губ. Странное дело, я совершенно не ощущала угрозы. Не боялась его, даже, несмотря на то, что только что обвинила в подтасовке фактов и умышленном укрывательстве, Ройса я не боялась. Какое-то внутреннее чутье (сама удивилась его наличию) как будто подсказывало мне, что причин для страха у меня просто нет.
  - Но это же не честно, - пробормотала скорее чтобы себя убедить. - Так нельзя.
  - Выхода не было, - Ройс отпустил меня и снова улыбнулся. - Я уже говорил, что Маруанти не самые приятные люди. А еще они богаты и достаточно влиятельны. Вот папаша убиенной Линды и подсуетился, чтобы дело было закрыто как можно скорее.
  - Это ее семья настаивает на обвинении против Говарда? - я растерялась. Как так можно? Зачем мешать страже найти убийцу собственного ребенка и пытаться обвинить в преступлении кого-то еще?
  - Ему все равно, кто ответит за это преступление. Главное, чтобы имя не трепали.
  - Бред. Это невероятно глупо. Они знакомы с Брокеном? Он им чем-то мешает?
  - Насколько я знаю, нет, не знакомы. И Линда тоже, вроде бы, не знала его. По крайней мере, об этом все твердят. А что касается желания папаши Маруанти повесить убийство дочери на первого встречного, - Ройс пожал плечами. - Это жизнь и ты должна быть готова к подобному, если хочешь стать стражем. А теперь пойдем. Мне хочется поговорить с Ярыном относительно твоих предположений, - Ройс опять улыбнулся, демонстрируя прекрасную осведомленность нюансов данного дела, и, ухватив меня за руку, потащил к двери.
  Я не сопротивлялась, просто задумалась о том, насколько странными бывают люди, особенно те, у кого много денег и власти. Вот, например, Маруанти. Ему все равно, что убийца дочери, единственной, кстати, разгуливает на свободе. Ради собственного спокойствия, он готов обвинить в преступлении первого встречного и спустить на него всех собак.
  А еще я вдруг поняла, что Ройс очень грамотно перевел тему и отвлек меня от того, о чем говорить ему явно не хотелось. Вот жук! Подкинув мне известие о том, что отец пострадавшей, готов спустить всех собак на кого угодно, он правильно вызвал мое праведное возмущение этим фактом, а сам не сказал ничего из того, что мне хотелось бы знать.
  Я хмыкнула, улыбнувшись. Должна признать, теперь я на него не злилась, наоборот. Восхищалась подобным умением уводить разговор в сторону. Мне бы так научиться!
  Занятая подобными размышлениями, я почти пропустила тот момент, когда мы оказались внутри мотеля "Серебряная черепаха".
  Интерьер холла был не намного лучше, чем общее состояние здания снаружи. Старая мебель, потертые и заляпанные чем-то неопознаваемым ковровые покрытия. Стены, с потрескавшейся краской непонятно-грязного цвета, увешаны выцветшими репродукциями и деревянными рамками с засушенными лет двадцать назад букетами, со старомодных светильников, которые не чистились, наверное, лет пятьдесят, свисали липкие ленты с прилипшими к ним мухами. Да и пахло здесь отвратительно. Я непроизвольно поморщилась, продолжая осматриваться по сторонам. Все равно, мне трудно поверить, что Линда Маруанти по своей воле появилась в этом месте. Это просто немыслимо. Даже, если Ройс прав, и она не хотела быть узнанной, то в этом клоповнике красивая, ухоженная хорошо одетая девушка точно привлекла бы внимание.
  - Я все равно не верю, что она сама пришла сюда, - пробормотала я, и тут же почувствовала, как Ройс слегка сжал мои пальцы. Он не обернулся и не замедлил шаг, направляясь к стойке администратора, но, таким образом, давал мне понять, что лучше помалкивать. Хорошо, я помолчу. Но потом он все равно не отвертится и расскажет мне все, что знает и что не знает - тоже расскажет. Потому что, я начинаю злиться, а когда я злая - это чревато.
  Мой взгляд все еще скользил по старой мебели и обшарпанным стенам мотеля, и натолкнулся на даму, находившуюся на месте администратора.
  Я даже споткнулась, заметив ее. Нет, я вообще придерживаюсь достаточно свободных взглядов. И в принципе неплохо отношусь к различного рода неформальным группировкам и обществам. Мне обычно все равно, как кто одевается, или проявляет себя через внешний вид, но вот конкретно этот экземпляр стареющей красотки заставил меня поежиться. Волосы, испорченные частым осветлением были высоко начесаны и уложены с помощью такого количества лака, что окажись эта дама в непосредственной близости от открытого огня - вспыхнет как факел. Лицо, шея и морщинистая область декольте густо замазаны средством для макияжа, пудрой или еще чем-то, чему у меня нет названия, отчего морщинки стали еще более заметны и все лицо напоминало глиняный горшок, испещренный мелкими трещинами. Макияж и вовсе не оставлял равнодушным. Едва завидев нас, дама приняла, по ее мнению, соблазнительное положение, слегка прогнувшись в спине и, буквально, вывалив на стойку внушительный бюст. По краю ярко алой кофточки виднелись пятна от косметики, а на декольте кое-где проскальзывали плохо замазанные участки. После этого, это чудо растянуло щедро вымазанные красной помадой губы в приветственном оскале. Мне захотелось сбежать отсюда, как можно дальше.
  Я рассчитывала, что мы встретим здесь того самого администратора, который дежурил в ночь смерти Линды. Но, нам не повезло, потому что эта особа, явно не походила на господина Ярына.
  - Чем могу быть полезна?- хриплым и, вероятно, с намеком на томность, голосом произнесла дама, окидывая Ройса таким плотоядным взглядом, что мне стало не по себе.
  Стоит отметить, что лично я была удостоена всего лишь одного взгляда, в котором проскользнуло что-то похожее на превосходство.
  Это что такое? Вот эта обезьяна, в самом деле, считает себя лучше меня? Во мне стало подниматься раздражение, смешанное с каким-то странным желанием подойти и вцепиться этой курице в волосы, приложить ее пару раз разукрашенным лицом об когда-то давно полированную поверхность стойки.
  А Ройс, совершенно не обращая внимания на плотоядный взгляд этой неприятной женщины, достал из кармана пластиковое удостоверение стража, обворожительно улыбнулся, отчего дама за стойкой едва из кофточки не выпрыгнула, и произнес, немного мурлыкающим голосом.
  - Добрый день. Мне необходимо поговорить с господином Ярыном. Где я могу его найти?
  Женщина за стойкой ни капли не смутилась, только улыбнулась еще шире, обнажив желтые зубы, и накручивая на палец прядь обесцвеченных волос, и кокетливо стреляя глазками, произнесла:
  - Так его нет. Он выходной сегодня. А может, я вам помогу?
  Меня так и подмывало фыркнуть в голос, но я сдержалась. Издав лишь какой-то полузадушенный писк. Ройс скосил недовольный взгляд на меня, а потом, еще шире улыбнувшись, ответил:
  - Вряд ли. А где мы можем найти Ярына?
  - А я откуда знаю? - она слегка скривилась. - Он мне не докладывается.
  - В таком случае, мы пройдем в номер, где произошло убийство, - я тоже решила, наконец, заявить о себе. Адрес Ярына в случае можно будет потом уточнить у дежурного стража, а вот посмотреть на место преступления мне очень хотелось. Даже сама не знаю, откуда это желание появилось, но моя интуиция, просто кричала, что мне надо туда попасть. А еще мне хотелось поскорее убраться из этого места. Запах затхлости, весь вид запустения и эта курица, которая строила глазки Ройсу, стали меня изрядно нервировать.
  Администратор смерила меня пренебрежительным взглядом и недовольно произнесла:
  - Так там же ваши уже давно все обсмотрели. И даже убрались за собой. Не на что там смотреть.
  - И все же. Мы пройдем, - я схватила Ройса за руку и потащила его в открытую дверь, за которой находился коридор.
  - Что с тобой? - возмутился страж, - ведешь себя очень странно и крайне невежливо.
  - А с кем мне быть вежливой? С этой курицей? Нет уж, увольте. Она меня раздражает всем своим видом, - буркнула я в ответ и резко затормозила.
  - Идем, - на этот раз Ройс сам взял меня под локоть и осторожно потянул за собой. - Комната, в которой совершили убийство Линды дальше по коридору. Не думаю, что после того, как стражи и криминалисты там все осмотрели, в нее кто-то вселялся. Сможешь посмотреть на все, если тебе так сильно хочется. Только вот, следы преступления там смыли.
  - Неважно, - помотала я головой. - Мне почему-то очень хочется увидеть это место. Сама не могу объяснить, откуда такое желание.
  Ройс кинул на меня оценивающий взгляд и продолжил идти по коридору. Когда он остановился перед одной из закрытых дверей, у меня по спине побежали мурашки. Отчего возникло такое чувство, будто мне туда нельзя, я не поняла. Обычная дверь, ничем не отличающаяся от десятка таких же, но я чувствовала, что что-то не так. На каком-то подсознательном уровне, что-то сродни внутреннему голосу или интуиции кричало мне, что там... опасно? Я и сама не подозревала, что у меня могут быть такие чувства, мысли, эмоции. Странные вещи творятся сегодня со мной. Но мне вдруг захотелось убежать отсюда как можно дальше, я даже непроизвольно сделала шаг назад, но было уже поздно, Ройс распахнул передо мной дверь.
  Набрав в легкие воздуха, как перед прыжком в воду, я шагнула внутрь.
   Что-то случилось. Что-то определенно случилось, потому что я вдруг почувствовала промораживающий до костей холод. Откуда ему взяться посреди лета в самом обычном мотеле? Я лишь поежилась и обхватила себя руками за плечи, желание бежать отсюда без оглядки, так никуда и не исчезло. Я уже хотела развернуться и уйти, сказать Ройсу, что больше не желаю смотреть на место преступления, как отчетливо заметила черный туман, который выползал изо всех углов этой комнаты. Он клубился в воздухе, распадался на отдельные дымки и снова закручивался в одну спираль, а потом просто стал надвигаться на меня огромным черным облаком. Я словно заледенела, не могла пошевелиться, воздух в легких как-то резко закончился, сознание покинуло меня.
  Нечто ужасное надвигалось прямо на меня. Темное, страшное, совершенно не поддающее объяснению. Я и понятия не имела, что это такое, и просто стояла и смотрела на приближающееся черное облако, не в силах даже открыть рот, не то чтобы закричать.
  Резкий рывок назад я почувствовала, когда черное облако уже почти прикоснулось ко мне. Раздался хлопок, будто кто-то захлопнул дверь, а затем меня швырнули спиной в стену. От удара я едва не сложилась пополам, но кто-то не позволил. Кто-то большой и дико горячий, был рядом, он сжимал в своих ладонях мое лицо, но я его не видела - перед глазами все еще стояла черная пелена.
  - Лиза, просто дыши, - как сквозь слой ваты донесся до меня приглушенный голос. Он мне знаком? Я не помнила. Кто такая Лиза? Что этот человек хочет от меня? Или Лиза это я?
  Гнев, ярость, целый букет эмоций стал закручиваться где-то внутри, сменяя леденящий холод на обжигающее тепло, мне хотелось выплеснуть все это, избавиться от всепоглощающего жара, который грозил сжечь меня изнутри, но тут, как спасение, я вспомнила насмешливый взгляд холодных серых глаз, с едва заметными ярко-синими искорками где-то в глубине. Я уже видела их. Однажды они уже звали меня за собой, манили и не позволили потеряться в небытие...
  Сознание вернулось резко, словно кто-то просто включил свет в темной комнате. Черная дымка перед глазами рассеялась, кожа горела от того, что кто-то большой и очень горячий практически сжимал меня в объятиях. Я с удивлением осознала, что все еще нахожусь в мотеле "Серебряная черепаха", стою, прижатая к грязной стене в вонючем коридоре, а рядом, находится уже закрытая дверь в номер, где две недели назад произошло жуткое убийство. Все эти моменты просто всплыли в моем мозгу и я, сделав глубокий вдох, перевела горящий яростью взгляд на Ройса. Все время, что я сходила с ума, он держал мое лицо в своих ладонях и все время повторял одно и то же, просил меня дышать и звал по имени. Как только в глазах у меня прояснилось, страж отстранился, но не отошел совсем, он с тревогой смотрел на меня. И правильно! Во мне вдруг проснулась кровожадность, а еще меня до чертиков разозлило только что произошедшие события.
  - Что вы со мной сделали? - я старалась говорить, четко выделяя каждое слово, чтобы не сорваться в истерику. А то, что она была близко, я чувствовала достаточно хорошо. - Какого черта происходит?! И почему все это происходит со мной?
  Ройс сделал еще шаг назад и открыл рот, чтобы возразить. Ну, я не знаю, конечно, что он собирался сказать, но:
  - Если ты сейчас опять начнешь нести какую-нибудь чушь, относительно того, что все в порядке, мне не о чем беспокоиться и лучше отправиться домой и поговорить с тетей, то, клянусь, я просто не знаю, что с тобой сделаю, - я произнесла все это на одном дыхании, очень стараясь не перейти на крик.
  - Лиза, ты должна понять... - снова завел ту же песню страж, но, немыслимое дело, я не хотела ничего понимать, о чем тут же ему и сообщила:
  - Я хочу знать, что ты и твой дружок-потрошитель со мной сделали! - я все-таки сорвалась на крик, как ни старалась этого избежать. - Мне надоели все эти ваши тайны и недомолвки! Надоело, что меня используют в темную! Надоели все вы! - я уже не отдавала себе отчета, в том, где нахожусь, что меня могут услышать, что всего в нескольких шагах от меня совсем недавно кто-то зверски убил молодую девушку, которая просто не могла оказаться здесь по своей воле. Мне было на все плевать. Прямо сейчас, мне были необходимы ответы, и я жаждала их получить любой ценой.
  - Лекс будет не очень рад, когда узнает, как именно ты его воспринимаешь, - хмыкнул Ройс, нисколько не впечатлившись моей угрозой. - Мы ничего с тобой не делали! - Ройс поднял руки, как бы призывая меня успокоиться, но для моей и так, по сути уже расшатавшейся психики, это было последним толчком.
  Я просто налетела на него с кулаками. Да, он был намного сильнее меня, но мне было плевать, я была готова кусаться, царапаться, я бы даже в волосы ему вцепилась, если бы это помогло.
  Нет, не помогло, Ройсу понадобилась всего одна секунда и несколько движений, чтобы скрутить меня и прижать спиной к своей груди.
  - Успокойся. Ты только хуже себе сделаешь, - его голос звучал совсем рядом, горячее дыхание шевелило волоски на моей шее, и из-за этого я почему-то еще больше зверела. Начала брыкаться, пытаясь вырваться из захвата, лягаться, но все было зря - держали меня крепко.
  - Я же убью кого-нибудь, - вдруг произнесла, совершенно не понимая, что хотела этим сказать. - Что со мной происходит? Сразу непонятные эмоции и чувства, которые я просто не могу испытывать, теперь галлюцинации. Что вы со мной сделали? - я выкрикнула последнюю фразу, примериваясь, как бы поудобнее вцепиться зубами в загорелую руку стража, но его ответ как-то сразу отвлек меня от этой идеи.
  - Мы ничего с тобой не делали. Ты родилась такой. И теперь пришла пора осваивать свое наследие и свыкнуться с этим.
  Сказать, что я была удивлена - ничего не сказать, я так и застыла с открытым ртом, напрочь забыв о том, что только что хотела сделать.
  - Что значит, родилась такой? К чему привыкнуть? Какое наследие? - все эти вопросы я задала почему-то шепотом, пытаясь извернуться в захвате и посмотреть стражу в лицо.
  Ройс вздохнул, разжал руки, но не отпустил меня совсем, просто перевернул к себе лицом и, держа за плечи, наклонился пониже, к самому моему лицу:
  - Ты веришь в сверхъестественное? - спросил он, а мне вдруг показалось, что вот сейчас я в третий раз за день грохнусь в обморок.
  
  Глава 9.
  
  - Чего? - переспросила я, пытаясь понять, это он так шутит или я не одна здесь ненормальная.
  - Ну, в разных там магов, демонов... оборотней? Веришь?
  Я сглотнула, осторожно вывернулась из его захвата, отошла даже на пару шагов, а потом осторожно так спросила:
  - Ты в порядке? Ничего не болит? - а сама стала вспоминать, могла ли я его укусить, пока мы здесь боролись, ну или поцарапать там? Потому что, Ройс, кажется, не совсем адекватен.
  А страж тяжело вздохнул, закатил глаза и произнес:
  - Я же знал, что мне не стоит об этом говорить.
  - О чем говорить?
  Ройс перевел на меня взгляд своих янтарных глаз и усмехнулся.
  - Не веришь? - и, дождавшись моего кивка, вдруг оказался рядом, схватил меня за руку и потащил к двери в номер. - Сейчас поверишь.
  То, что после последнего посещения этой комнаты со мной что-то нехорошее произошло, его явно не волновало или он просто забыл об этом. Но на пороге, я вдруг резко затормозила и схватилась рукой за косяк. Однако силы были не равны и уже спустя всего мгновение, мы оказались внутри, и Ройс захлопнул дверь.
  Я сглотнула и огляделась, избегая встречаться взглядом со стражем.
  Эта комнатушка была такой же грязной и запущенной, как и все в "Серебряной черепахе". Старая мебель, облезшие от времени обои на стенах, потертая краска на полу. Маленькое окошко было наполовину завешено шторкой неопознаваемого цвета. Из мебели здесь был только небольшой стол у окна, два колченогих стула, видавший более светлые времена, комод и кровать, причем белье и одеяло, отсутствовали, скорее всего, их забрали криминалисты на экспертизу. По углам в классическом беспорядке висела паутина.
  Уборщики затерли кровь и убрали следы нарисованной на полу пентаграммы, но общая уборка в этой комнате не проводилась уже очень давно. Поежившись, снова обхватила себя руками за плечи. Хотя на этот раз я не ощущала ни того замогильного холода, ни страха, да и странного черного тумана тоже не наблюдалось. Все это привело к тому, что я окончательно уверилась в своей неадекватности и наличии у меня галлюцинаций.
  Повернулась к Ройсу, горя праведным гневом - ведь это он и Александр Варант во всем были виноваты! Но открывшаяся мне картина просто потрясла, и я застыла с открытым ртом, забыв о том, что хотела сказать. А дело было в том, что страж раздевался. Даже не так, он уже был наполовину раздет, и теперь расстегивал ремень на брюках.
  - Ты что делаешь? - пропищала я, когда минутное остолбенение прошло. Вообще-то я пыталась закричать, но вид полуобнаженного тела Ройса как-то слегка пошатнул мое внутреннее спокойствие и из горла вырвался лишь такой вот полузадушенный писк.
  - Собираюсь доказать тебе, что сверхъестественный мир существует, - как ни в чем не бывало, произнес страж и расстегнул брюки.
  - Необычный способ, - пробормотала я и поспешно отвернулась, лихорадочно придумывая, как выбираться буду из этого помещения.
  По глупости я прошла вглубь номера, а Ройс сейчас раздевался как раз возле двери, тем самым полностью перегородив мне выход. А сбежать через окно - тоже не выйдет, вон оно, какое маленькое. Да и, судя по всему, закрыто наглухо.
  А Ройс, вероятно, уже совсем разделся, шорох за спиной прекратился, и я даже не услышала, скорее... почувствовала? Как будто легкий ветерок коснулся меня, легко погладил по плечам и обнаженным рукам, поиграл с волосами и улетел искать себе другую забаву. Осторожно обернулась и села прямо на пол, не обращая внимания на то, что он, вроде как, грязный. Возле двери, рядом с ворохом мужской одежды сидел... волк. Большой такой, серый волк, очень сильно похожий на того, которого я встретила в выходные в лесу. Он просто сидел и смотрел на меня своими янтарными глазами, слегка склонив голову на бок.
  - Мама... - это было единственное, что я смогла произнести.
  Волк поднялся и сделал шаг в мою сторону, я, соответственно, стала отползать к окну. Зверь сделал еще шаг, я снова поползла, и тут опять произошло что-то, не поддающееся никакому объяснению.
  Я как будто ухнула в колодец с огромной высоты, у меня заложило уши, сердце стало колотиться словно бешеное, а перед глазами снова все затянул черный туман, только на этот раз он был какой-то не такой. Немного прозрачный и мне показалось, что я слышу странные голоса, какое-то песнопение? А затем из тумана вышли три закутанные во что-то черное с капюшонами, фигуры. Они двигались медленно, с разных сторон приближаясь ко мне, окружая, подавляя своим присутствием, своей мощью, сковывая меня. Я не могла пошевелиться, не могла кричать и звать на помощь, лишь расширившимися от страха глазами наблюдала за тем, как они приближались, как медленно доставали из широких рукавов странные, причудливо изогнутые клинки. А еще, мне вдруг почудилось, что вокруг горят свечи, а я лежу на спине, словно распятая и, как не пытаюсь, не могу пошевелиться.
  Не знаю, сколько бы это наваждение продолжалось, если бы не банальная случайность. Прямо перед моим носом вдруг завис ... паук. Большой такой, черный, он спустился с потолка и решил покрасоваться прямо передо мной. А я пауков боюсь с детства, до ужаса, до истерики переходящей потом в икоту. Вот сейчас, стоило мне увидеть насекомое, как дикий визг огласил всю округу, я, презрев то, что еще мгновение назад просто не могла пошевелиться слетела с места и шарахнулась в сторону от жуткого монстра. То, что в процессе, натолкнулась на кого-то большого и горячего, лишь остановило меня, но никоим образом не испугало и не заставило замолчать.
  - Лиза, тише. Что случилось? Да перестань же ты так кричать, - Ройс схватил меня в охапку и легонько встряхнул.
  Я вцепилась в стража с такой силой, что меня можно было бы оторвать от него только каким-нибудь механизмом. Я даже сразу не заметила того факта, что он был без одежды. Совсем. А когда заметила, то... вот мне совсем не хотелось отлипать от него. Ройс был таким теплым, уверенным в себе, он будил во мне странное чувство защищенности. И это вовсе не потому, что под своими ладонями, я ощущала гладкую горячую кожу, сильное тело. И мысли какие-то уж совсем неприличные появились в голове, и руки почему-то сами заскользили по его плечам. А он стоял, крепко прижимая меня к мускулистой груди, и гладил по волосам, что-то шептал, но я не слышала, я как завороженная осматривала его: широкие плечи, сильные руки, кубики на животе... ой, а вот туда смотреть не надо было. Вот совсем не надо было. Я отскочила от него на полметра точно, но, предварительно рассчитав, в какой стороне находился злосчастный паук - встречаться с ним еще раз мне совершенно не хотелось.
  - Ты... ты... голый, - выдохнула я, а сама почувствовала, как щеки заливает предательский румянец. - Какого черта вообще только, что здесь было? И где... где... - я хотела спросить про то, куда подевался волк, но тут меня накрыло осознанием того, что произошло на самом деле.
  Я резко развернулась и посмотрела на стража, который в спешке натягивал на себя одежду.
  - Ты оборотень? - я сама удивилась тому, как легко это произнесла. Никогда в жизни не верила во всю эту сверхъестественную чушь, вроде вампиров, оборотней, существования магии и тому подобную ерунду. Даже в инопланетян не верила. А сейчас мне почему-то казалось, будто ничего странного или необъяснимого не произошло?
  Ройс, уже в штанах, натягивая рубашку, обернулся и посмотрел на меня.
  - Да, - очень емкий ответ, учитывая то, что я итак сегодня пережила небывалое количество потрясений.
  - И... и... - не знаю, о чем я хотела спросить, все мысли выскочили из головы.
  - Это ничего не меняет, - Ройс сделал шаг в мою сторону, но заметив, что я инстинктивно отшатнулась, остановился. - Я все равно остаюсь тем же, только теперь ты знаешь правду.
  - Да? - наверное, у меня было совершенно идиотское выражение лица, потому что поверить во все это было просто невозможно, нереально, но... мне не оставалось ничего другого. Я прислушалась к себе. Страха, паники, чего-то такого не было, и меня сейчас интересовало только одно. - А я? - задала животрепещущий вопрос и затаила дыхание в ожидании ответа. Вот просто до жути боялась, что сейчас он подтвердит мои самые страшные догадки и скажет, что теперь я тоже буду раз в месяц обрастать шерстью и выть на луну, ну или как там у них все это происходит?
  - Нет, - я облегченно выдохнула и на мгновение прикрыла глаза, но, как оказалось, рано я успокоилась, потому что следующая его фраза еще больше выбила меня из колеи. - Ты маг.
  - Кто? Какой маг? - я ошарашено уставилась на Ройса в ожидании более подробного ответа. Нет, вот если бы он сказал, что я тоже оборотень или там, вампир, какой, я, наверное, иначе отреагировала, но... Хотя, кого я тут обманываю. По мне хоть маг, хоть оборотень или вампир - все одинаково невероятно.
  - Мы еще точно не знаем, какой, - словно извиняясь, ответил страж. - Твой дар пока не раскрылся до конца и... - он виновато пожал плечами.
  Ну и где моя истерика? Где слезы, паника, обморок, наконец?
  Вместо этого, я стою в грязном номере третьесортного мотеля и допрашиваю Ройса. И чувствую себя при этом так, будто все это в порядке вещей и это не про меня все?
  - Я не буду тебе сейчас ничего рассказывать, - жестко произнес страж. - Я вообще не должен был тебе ничего говорить. Трик точно радоваться не будет. Все, поиграли в расследование, и хватит, - Ройс направился ко мне, наверное, желая утащить отсюда, но не тут-то было. Я проворно отпрыгнула в сторону и уперла руки в бока:
  - Или ты мне сейчас все рассказываешь, или...
  - Или что? Лиза, ты все равно слабее меня и не стоит играть с огнем, - кажется, мои угрозы не произвели на него ни малейшего впечатления. Обидно, но упускать возможность, наконец, прояснить хоть что-то мне совершенно не хотелось:
  - Или я не скажу тебе, кто убил Линду, - дурачество чистой воды и очень по-детски, но это было единственное, что пришло мне в голову и, это подействовало.
  Ройс остановился и вперил в меня изумленный взгляд.
  - Ты все равно ничего не знаешь, - произнес он не слишком уверенно.
  - С чего ты взял? - с улыбкой произнесла я и принялась теребить кончик хвоста. - Или ты думаешь, что я просто так тут отдыхала, лежа на грязном полу? - я блефовала, просто потому, что и сама не была уверена в том, что все то, что мне показалось до того, как отвратительное насекомое решило покрасоваться передо мной, имеет хоть какое-нибудь значение, но... чем черт не шутит? Умеет же Ройс в волка превращаться, так может и я в состоянии видеть прошлое?
  - Ты что-то видела? Это не возможно!
  - Почему? - я даже обиделась на это высказывание. А, вообще, я вдруг поймала себя на мысли, что это не я сейчас торгуюсь с Ройсом за информацию. Просто все, что происходит, совершенно на меня не похоже. То есть на Лизу Донел, стажерку восьмого участка правопорядка, не похоже. А вот на ту Лизу, которая маг... А я не знаю, что на нее похоже, я ведь совершенно не представляю, что это за зверь такой - маг. Это вообще как? Это надо молниями швыряться или бормотать себе под нос зубодробительные заклинания?
  - Потому что, твой дар еще не раскрыт. Я не чувствую тебя, как мага, - ого, какие подробности. Если так пойдет и дальше, то я скоро узнаю много интересного.
  - И что надо, чтобы он раскрылся? - быстренько уточнила я.
  - Я уже сказал, что не буду об этом говорить, - не сдавался страж. - К тому же ты все равно ничего не могла видеть. И Вацлав, и Марк не смогли найти ничего, что указывало бы на остаточный фон, а потому, ты все это выдумала, - произнес Ройс и в один рывок оказался рядом со мной. Ухватил меня за руку и потащил к двери. - Александр настоятельно рекомендовал уложить тебя в постель, что я и намереваюсь сделать.
  - Александр набивался мне в соседи по этой самой постели, - упираясь пятками в пол, выкрикнула я, и добавила. - Не знаю, что там нашли или не нашли Браславски с Марком, но я видела трех мужиков в плащах с капюшонами, которые размахивали ножами прямо перед моим носом.
  Ройс остановился, круто развернулся ко мне всем корпусом и угрожающе так прорычал:
  - Что?!
  Я даже присела слегка, но быстренько взяла себя в руки, отступила от него на шаг и спокойным голосом, четко проговаривая каждое слово, повторила. Я его не боялась. Совершенно. Какое-то непонятное мне самой чувство, подсказывало, что он мне ничего не сделает. Даже не так, рядом с Ройсом я испытывала что-то сродни ощущению полной безопасности, защищенности, неуязвимости, ну и чего-то еще не менее теплого и нежного. Откуда все это возникло, я понятия не имела, но мне нравилось.
  - Уверена? Точно ничего не придумала? - все еще недоверчиво переспросил страж.
  - Уверена. То есть, не то чтобы уверена. Но именно так и было. Я лежала на полу и не могла пошевелиться, вокруг горели свечи, а три мужика в черных балахонах надвигались на меня с ножами в руках. И еще пение какое-то странное, я не слышала раньше ничего подобного.
  - Странно, - Ройс потер подбородок и, развернувшись, направился к тому пятачку чистого пола, на котором я недавно лежала. Он присел на корточки, потрогал рукой пол, даже кажется, принюхался.
  Я наблюдала за всеми его манипуляциями очень внимательно. Прежде всего, мне было интересно, а во-вторых - тоже интересно.
  Страж поднялся и обошел круг на полу, я приблизилась и тоже принялась смотреть туда же. Пол как пол. Старый обшарпанный, в отличие от всего остального, этот участок был вымыт, но если присмотреться, то можно заметить темные пятна - это уборщики не до конца отмыли кровь. Что и немудрено, представляю себе, сколько ее тут было. Да, что представлять-то, я же видела фотографии с места преступления.
  - Одного не могу понять, - пробормотала я себе под нос, но заметив, что Ройс внимательно и даже как-то с интересом смотрит на меня, продолжила уже уверенней. - Ее же знатно изрезали, а это жутко больно должно быть. Если верить токсикологической экспертизе, наркотиков, алкоголя и другой гадости в ее организме не было. Так почему же она не кричала? Здесь плохая звукоизоляция. Ее крики были бы слышны.
  - Может быть, она и кричала, - задумчиво произнес Ройс, снова потирая подбородок, - а может, и нет, если ее спеленали магически.
  - Это как? - не удержалась я от вопроса.
  - С помощью заклинания. Если среди ее убийц был маг, то это вполне возможно.
  - А вот скажи мне, - меня вдруг осенила невероятная догадка, и я поспешила поделиться ею со стражем. - А есть вероятность, что эти маги или как их там, ну что они... я не знаю, как это выразить словами. Ну, плащи невидимки у них могли быть? - это прозвучало глупо даже для меня, а ведь я еще час назад совсем не знала никакой этой сверхъестественной фигни, да и если бы мне кто сказал о том, что магия существует - то сама бы бросилась звонить в неотложную помощь.
  Ройс рассмеялся, легко так, задорно даже, запрокинув темноволосую голову, но его смех быстро оборвался на высокой ноте:
  - Ты знаешь, что ты гений? - вдруг спросил он, а мне так приятно стало, вот я даже расцвела от похвалы, а потом чуть воздухом не подавилась от осознания ситуации.
  - То есть, это значит, что они существуют? - наверное, глаза у меня точно стали больше раза в два, но страж только мягко улыбнулся и покачал головой:
  - Нет, конечно. Что за дикость? Невидимость - это вообще миф, - весело сказал Ройс, а потом задумался на секунду и произнес уже совсем другим тоном. - А это значит, что...
  - Что администратор, который Ярын, замешан, - продолжила я его мысль. - Он не мог не видеть, как они несут мимо него тело женщины. Или ведут ее сюда. Через окно забраться в этот номер невозможно, а другого входа, кроме главного здесь нет. Или есть? Пожарный выход же должен быть?
  - Нет, там точно никого не было. Мы еще прошлый раз проверяли. Через тот выход никто не мог ни войти, ни выйти.
  Я едва в ладоши не захлопала от радости. Какая я все-таки умница!
  - Едем к Ярыну!
  - Надо поговорить с этим администратором!
  Выпалили мы с Ройсом одновременно и переглянулись. Но страж тут же помрачнел.
  - Я еду к администратору, а ты домой, спать, - непререкаемым тоном заявил он.
  - Нет, я так не согласна. Какой спать, когда мы на верном пути? Я еду с тобой!
  - Лиза, у тебя уже сегодня был непроизвольный выброс силы. Это опасно. Очень опасно. Алексу едва удалось удержать тебя и не пустить за грань. Ты себе даже представит, не можешь, что могло бы быть, если бы его не оказалось рядом, - произнес Ройс, а я... а я вот совсем не хотела ничего этого слушать и слышать. И мне было непонятно все, что он говорил, но... вот как-то все равно было.
  - Сейчас мне очень хорошо. Правда. Я такого подъема уже давно не ощущала. Мне петь хочется или летать! Слушай, - протянула я. - А маги летать умеют?
  Ройс только головой покачал, но, по-видимому, не мог придумать достоверной причины, кроме слов доктора Варанта, чтобы от меня избавиться. Да я и не дала ему такого шанса. Сама первая направилась на выход из номера, открыла дверь и уже на пороге обернулась к стражу:
  - Ну, ты идешь или так и будешь здесь негодовать по поводу того, что не можешь поступить так, как тебе старшие велят.
  
  Глава 10.
  
  Это было чистой воды безумство. Откуда во мне эта смелость, эта бесконтрольность поведения, наглость и полнейшая раскрепощенность? Я совершенно не думала о том, что говорила и что делала. Слова вылетали сами собой, а тело действовало без согласования с мозгом. И я ощущала такой небывалый прилив сил, такую легкость и какую-то совершенно мне непонятную эйфорию. Было хорошо, радостно и я ни капельки не слукавила, когда говорила, что мне летать хочется. Все именно так и было.
  Всю дорогу до дома, в котором жил господин Ярын (Ройс связался с диспетчером при выходе из мотеля и узнал его адрес), я буквально подскакивала на сидении, негодовала по поводу того, что страж не пустил меня за руль моего же автомобиля, высказывала предположения, по большей части, совершенно абсурдные, относительно того, как могли развиваться события при непосредственном участии администратора Ярына. И совершенно не обращала внимания на тревожные взгляды, которые бросал на меня Ройс. Он молчал всю дорогу и только изредка вставлял комментарии, когда меня уж совсем не в ту степь заносило. Но мне было все равно. Я не думала ни о чем, вернее не так, мысли просто не задерживались в моей голове. Они проносились с небывалой скоростью и исчезали так же быстро, как и появлялись.
  Район, в котором жил администратор "Серебряной черепахи" оставлял желать лучшего. Старые здания, с облупившейся штукатуркой, мусорные баки, заполненные до отказа, запустение и грязь повсюду. Мне было бы страшно появляться здесь одной, ну, то есть той мне, которая еще сегодня утром просто пришла на работу, а не этой, что приехала на машине с Ройсом проводить допрос злостного преступника (так я уже про себя называла господина Ярына). Этой мне, было неведомо, что такое страх. Совершенно. Я все еще пребывала в состоянии небывалого душевного подъема и жаждала действия, не знаю, может быть, погони, перестрелки или чего-то в этом роде. Меня жутко раздражала необходимость медлить, ожидать пока Ройс закроет машину и поставит ее на сигнализацию, я не могла устоять на месте и вела себя более чем странно. И самое важное, что вот теперь, я это осознавала, но ничего не могла с собой поделать. Тело жило своей, отдельной жизнью и совершенно не подчинялось уже начинавшему проясняться мозгу.
  А страж, как будто нарочно, чего-то медлил. Долго возился с ключами, потом просто стоял на тротуаре и оглядывал окрестности, к чему-то принюхиваясь и забавно морщась. А, ну он же оборотень, а во всех фильмах показывают, что у них совершенное обоняние, если мне не нравится запах, который здесь царит, то представляю себе, как это все должен ощущать Ройс.
  Но мне не стоялось на месте, устав ждать, пока страж насмотрится и нанюхается, я подскочила к нему и потянула за рукав.
  - Да идем уже! Что ты тут все вынюхиваешь? Скорее! - я нетерпеливо теребила Ройса, но сдвинуть его с места у меня не получалось. А он как будто специально медлил, тянул время или мне так казалось, не знаю.
  В результате, я плюнула на все это и, развернувшись, почти бегом направилась к стоящему невдалеке строению. Да, администратор "Серебряной черепахи" жил в настоящем свинарнике. Загаженный подъезд, на стенах надписи далеко не самого приличного содержания, намусорено жутко, и запах стоит такой, что я даже не берусь предположить, что именно происходило в этом месте. Уже внутри, я заметила, что Ройс все-таки отмер и направился следом. Он догнал меня на лестнице и взял за локоть.
  - Прекрати вести себя подобным образом, - строго сказал мне страж. - Ты не на увеселительной прогулке. Держись позади меня, помалкивай и лучше по сторонам наблюдай. Мало ли что здесь может случиться.
  Я слушала его внимательно, даже кивала в ответ, но вот совершенно не запоминала, что он мне говорит. Мне хотелось действовать, хотелось ворваться в квартиру к Ярыну, устроить ему форменный допрос, поиграть в "плохого-хорошего стража", как в кино показывают. И я была уверена на сто процентов, что роль этого самого "плохого" стража обязательно будет отведена мне.
  Ярын жил на третьем, последнем, этаже и, надо признать, здесь лестничная клетка выглядела не в пример лучше, чем предыдущие две. По крайней мере, стены были оттерты от надписей, мусора нигде не валялось и даже чья-то заботливая рука, повесила дешевые шторки на маленькое окно, а на широком подоконнике сиротливо примостился чахлый цветок. Квартир здесь было всего две и, Ройс уверенно направился к той, что была под номером пятьдесят шесть.
  Дверной звонок не работал, поэтому нам пришлось стучать, вернее Ройс стучал, а я в нетерпении пританцовывала рядом. К сожалению, на наш стук никто не отвечал, и я уже только собралась предложить стражу применить силу и устранить препятствие, как тут дверь соседней квартиры приоткрылась и оттуда высунулась голова.
  Маленькая, сухонькая старушка с неодобрением смотрела на нас поверх круглых очков, неодобрительно поджимая губы. Я даже поразилась ее беспечности: в таком районе, вот так запросто открывать дверь и выглядывать на лестничную клетку, чтобы посмотреть на то, что там происходит? Каким же неуемным любопытством надо обладать, чтобы не думая о собственной безопасности удовлетворить его?
  А бабуля несколько раз прошлась по нам цепким взглядом, пожевала губами и выдала:
  - Если вы не перестанете безобразничать, я сейчас стражу вызову. А то, расшумелись тут, не даете честным людям отдохнуть спокойно!
  Я уже открыла рот, чтобы рассказать этой старой перечнице все, что я думаю о ней, как Ройс отодвинул меня себе за спину и включил свое обаяние на полную катушку. Старушка расцвела, а я смотрела на это представление и недоумевала. Что со мной происходит? Что это за совершенно чуждые мне мысли и порывы? Почему я веду себя так, как никогда не позволяла даже думать? Это не понятно и это стало меня немного напрягать, да что там, я испугалась. Испугалась того, что начинаю меняться и терять себя, что могу стать совершенно другой. А я этого не хотела.
  И вдруг что-то изменилось вокруг. Мир перестал сверкать, мое нетерпение куда-то запропастилось, и на плечи каменной глыбой упала усталость. Я почувствовала себя выжатой, словно лимон. Эйфория сменилась раздражением, радостное нетерпение превратилось в желание улечься прямо здесь, на этом самом месте и заснуть. Я даже не прислушивалась к разговору Ройса с соседкой господина Ярына, не обратила внимания, что страж куда-то звонил. То есть мой мозг зафиксировал эту информацию, но никак на это не отреагировал. И зря, потому что буквально через несколько мгновений ко мне подошел довольный страж и прошептал:
  - Эта бабулька просто кладезь информации. Она знает все и обо всех. Ты не поверишь, она мне с точностью до минуты выдала все перемещения Ярына за последние две недели. И, мне кажется, что мы на верном пути. Вчера его посетила парочка странных визитеров и наша всевидящая соседка не засекла, когда они ушли. А сам Ярын тоже после этого не показывался.
  - И что это значит? - я перестала нормально соображать. Теперь мне казалось, что мысли текут вяло и лениво.
  - Это значит, что его, скорее всего, нет дома. Я связался с Триком. У меня есть разрешение на обыск квартиры господина Ярына. Поэтому мы сейчас войдем туда и... Лиза, что с тобой? Ты очень сильно побледнела? - взволнованно спросил Ройс.
  - Все в порядке. Я просто вдруг поняла, что устала. И, если у тебя есть разрешение, то тогда чего же мы ждем? Пошли внутрь, посмотрим, что там такое? - я вымученно улыбнулась и освободила Ройсу проход к двери под номером пятьдесят шесть.
  Но страж не торопился, он снова вернулся к соседке, которая никуда не ушла и с любопытством прислушивалась к нашему разговору. Что-то ей сказал, она закивала, соглашаясь. А я стояла и старалась не уснуть прямо на месте. Бороться с сонливостью было очень сложно. Да что ж такое-то?
  Наконец, Ройс подошел к двери Ярына и застыл. Мне уже все это стало надоедать.
  - Что опять случилось? - раздраженно спросила я у стража, обхватив себя руками за плечи - меня стало знобить.
  - Странно. Я не чувствую никаких запахов.
  - Действительно, странно. Здесь так воняет. Может у тебя насморк?
  - Ты не поняла. Из квартиры ничем не пахнет. Совсем. А это... - и он вдруг резко замолчал.
  Ройс стоял ко мне спиной, и я не могла видеть его лица, но зато мне было хорошо заметно, как он напрягся, подобрался весь, словно для прыжка, а потом вдруг одним резким движением высадил дверь.
  - Не входи пока, - бросил он мне, входя внутрь квартиры.
  А я отметила, что Ройс не достал оружие. По правилам, он должен был громко предупредить, что входит и что вооружен. А он этого не сделал. Почему? И почему у меня все чаще и чаще возникает чувство, что в восьмом участке не придерживаются общепринятых правил, не соблюдают протокол и чихать хотели на такие понятия, как субординация и внутренний распорядок? Я это еще раньше в управлении заметила, но как-то не придавала особого значения, считая, что у парней просто сложились теплые отношения друг с другом за долгие годы совместной работы. Но, факт остается, фактом - стражи восьмого участка ведут себя странно.
  Из-за приоткрытой двери мне было видно кусочек прихожей в квартире господина Ярына: облупившаяся от времени краска на стене, создавала причудливый узор и будила воображение. К счастью, я не обладала особенным художественным вкусом, в отличие тети Джинал, поэтому мне было интереснее рассмотреть то, что лежало и стояло на полу. А было там много чего, судя по тому немногому, что было мне видно. Сплошное нагромождение коробок и коробочек, каких-то пакетов и сумок. Старая поломанная мебель, проколотые шины от велосипеда или чего-то подобного, несколько битых глиняных горшков, бутылки от спиртного, коробки от пиццы, грязная одноразовая посуда и еще куча всего, что сложно определить с первого взгляда, - все это вперемешку валялось тут и там и создавало ощущение, что в этой квартире последний раз делали уборку очень и очень давно. Но, как верно отметил Ройс, запаха не было. Сейчас лето и, в этом году, оно довольно жаркое. А из этой квартиры ничем не пахло и не воняло, особенно, если учесть остатки пищи, засохшие на использованной посуде и вон тот огромный кусок пиццы, уже основательно покрывшийся зеленым пухом.
  Стоять на лестничной клетке в компании старушки соседки, которая то и дело норовила всунуть свой не в меру любопытный нос, куда не просят, мне порядком надоело. Да и потряхивало уже порядочно. На висках выступили капли пота, ладони тоже стали влажными и липкими, по всему телу то и дело пробегала мелкая отвратительная дрожь, в ушах нарастал гул, а перед глазами появлялись черные мушки. Так плохо мне еще никогда не было, даже в тот раз, на первом курсе, когда после сдачи первого зачета, мы всей группой решили это отпраздновать и завалились в местный бар. Утром я думала, что умру. Но даже тогда я чувствовала себя на порядок лучше.
  Непроизвольно пошатнувшись, схватилась рукой за дверной косяк, пытаясь удержать равновесие.
  Шандарахнуло меня хорошо, как будто электрический разряд пронзил от макушки до пяток. Зато в глазах немного прояснилось, и дышать стало легче. Стараясь особо не задумываться о природе данного явления, я решительно приоткрыла дверь пошире и шагнула внутрь квартиры.
  Осторожно, чтобы ни на что не наступить, я прошла к единственной комнате. За моей спиной раздался слабый шорох, и скрипнула входная дверь - это любопытная соседка тоже решила исследовать квартиру администратора "Серебряной черепахи". Но, к счастью, дальше порога она не продвинулась, лишь неодобрительно поджала губы и принялась осматриваться по сторонам. Было видно, что ее до самой глубины души, оскорбляет подобный беспорядок.
  Я засомневалась в правильности своего решения. Оставлять соседку без присмотра не хотелось, да и нельзя это по правилам, но закрыть дверь и выпроводить ее отсюда, я тоже не могла. Думала я не долго, даже не успела вернуться, как прежде прикрытая дверь отворилась, и из комнаты вышел Ройс.
  - Мы опоздали почти на сутки, - бросил он мне, а сам направился к старушке, спрашивая ее о чем-то касающемся господина Ярына и его последних посетителей. А я шагнула в комнату.
  Здесь было также захламлено, как и в прихожей. Исключение составляло лишь наличие, более менее пригодной к употреблению, мебели: перекошенный шкаф лишь с одной дверкой занимал почти всю стену напротив двери, рядом с ним примостился табурет со стоящим на нем телевизором, несколько стульев были перевернуты и погребены под горой какого-то тряпья. А справа стояла кровать. И там, среди вороха смятого несвежего белья лежал, судя по всему, сам хозяин квартиры.
  Мужчина лежал на спине, раскинув в стороны руки и ноги, а его невидящий уже взгляд был устремлен в потолок. Я сглотнула и, обернувшись, посмотрела на Ройса, который в этот самый момент разговаривал по телефону. Соседку он уже куда-то спровадил.
  - Мне надо поговорить с соседкой и записать ее показания, а ты пока осмотри комнату. Вот, держи, - он протянул мне тюбик со специальным гелем и диктофон. - Знаешь, что надо делать?
  Я кивнула, взяла предложенный мне инвентарь и принялась наносить гель на руки. Специальный состав позволял не оставлять отпечатков и по сути распространялся этот гель лишь среди стражей, но, мне почему-то казалось, что его можно приобрести и другим путем. Затем включила диктофон и, повернувшись к кровати, застыла на месте.
  Подходить к трупу мне совершенно не хотелось, и дело было даже не в страхе, просто все это было так странно. Меня знобило, в глаза, будто песка, насыпали, общее состояние было просто отвратительное, но я старалась взять себя в руки. Испытанное ранее чувство легкости, подъема и эйфории улетучилось, оставив после себя странную усталость. Но, я мотнула головой, стараясь отогнать от себя наваждение и хоть немного развеять сон, принялась наговаривать на диктофон все, что видела, описывала место преступления, позу пострадавшего, отметила странно бледный цвет его лица. До приезда судмедэкспертов тело трогать было нельзя, но я и не горела особым желанием это делать.
  Сколько прошло времени, я не знаю, действовала, словно в тумане, очнулась от странного состояния только когда услышала знакомый голос:
  - Ты был прав, никаких запахов,- произнес доктор Варант, входя в единственную комнату. - Но я и так могу сказать, что стало причиной смерти.
  Он склонился над телом господина Ярына, натягивая на руки специальные перчатки.
  - Он полностью обескровлен,- в этот момент Александр повернул голову теперь уже бывшего администратора "Серебряной черепахи" в сторону и даже я со своего места заметила две точки за ухом.
  Меня поразила невероятная по своей сути догадка, и я судорожно вздохнула. Это привлекло внимание мужчин, и они оба обернулись ко мне. И если Ройс смотрел на меня с легким налетом тревоги, то на лице доктора Варанта удивление сменилось выражением злости.
  - Что она здесь делает?- процедил он сквозь зубы, явно стараясь сдержать гнев. - Я же вполне понятно выразился, что ей необходимо спать.
  Он обернулся к Ройсу. На лице стража отчетливо проскользнуло выражение досады, но он только пожал плечами:
  - Это была идея Лизы проверить администратора.
  - А ты о чем думал? - зло рыкнул судмедэксперт.
  - Не рычи, все же в порядке, - нельзя сказать, что Ройса как-то задело высказывание доктора Варанта. Он даже бровью не повел в ответ на его ярость.
  А я стояла и просто переводила взгляд с одного мужчины на другого, силясь понять, что все это значит и, до каких пор они будут вот так делать вид, что меня здесь нет. А еще меня интересовало заявление Александра о том, что господин Ярын обескровлен. Это что получается? Что его убил вампир? Они что тоже существуют? От такого предположения мне сделалось еще больше не по себе. К отвратительному самочувствию прибавилось чувство страха, и я уже хотела уточнить, правильно ли я все понимаю, как перед глазами вдруг резко потемнело, пол стал уходить из-под ног.
  Упасть мне не дали. Сквозь шум в ушах я слышала приглушенные ругательства и некоторые словечки даже могли бы заставить меня смутиться, если бы не обстоятельства и не тот факт, что я была прижата к крепкой груди доктора Варанта. Запах его парфюма окутывал меня, и очень некстати в памяти всплыло наше общение в морге и то видение, что посетило меня тогда. Вот интересно, что это было? Ройс, кажется, обмолвился, что у меня не должно быть таких способностей. Размышления об этом привели к тому, что я задумалась о том, что узнала сегодня о себе, о Ройсе, о том, что мир сверхъестественного на самом деле существует, о своей собственной реакции на это известие. Я никогда не была суеверной, никогда не верила ни во что подобное, почему же тогда информация и, что самое главное, демонстрация существовании тех же оборотней, меня ни капли не потрясла?
  Пока я копалась в себе и пыталась привести в порядок собственные мысли, не заметила, что меня куда-то понесли. А когда этот факт все-таки пробился к моему сознанию, я оказалась уже на улице. То есть, мы оказались - Александр Варант и не думал отпускать меня или передавать кому-то и по-прежнему прижимал к себе.
  Заметив, что я открыла глаза, он произнес:
  - Ройс не может покинуть место преступления до приезда криминалистов, поэтому я сам отвезу тебя домой. Но, предупреждаю, никаких истерик, никаких вопросов и лучше вообще усни.
  Подобное высказывание возмутило, но как-то вяло. То есть, я понимала, что стоит обидеться или ответить ему что-нибудь не менее ядовитое, но было откровенно лень. Вот прямо сейчас мне было хорошо, знобить перестало, и только невероятная усталость давала о себе знать. И спать хотелось еще больше, чем немногим ранее, я прилагала нечеловеческие усилия, чтобы не уплыть в мир сновидений.
  На улице, перед подъездом, Варант быстрым шагом подошел к автомобилю и, посверлив меня внимательным взглядом холодных серых глаз, спросил:
  - Если я тебя сейчас поставлю на ноги, сможешь продержаться, пока я дверь открою?
  Я кивнула, и он тут же осторожно спустил меня на землю. Меня еще немного шатало и пришлось ухватиться за бок автомобиля, чтобы не упасть. А уже в следующую секунду не могла удержаться от восторженно-удивленного вскрика.
  Еще в академии, Джесси Боргел, с которым я встречалась весь последний курс, весь мозг мне вынес, рассказывая про машину, которую он себе обязательно купит, если вдруг станет нереально богатым (выиграет в лотерею или получит вдруг наследство от какого-то неизвестного ему, но очень состоятельного родственника). Иногда мне казалось, что его любовь навечно принадлежит автомобилю, на приобретение которого ни у него, ни у меня, ни у всего нашего курса, вместе взятого, не хватит и за десять лет работы в страже. И вот теперь этот шедевр машиностроительного искусства, эта машина, с которой мне приходилось делить любовь своего приятеля (потому что обо мне он и вполовину так нежно и восторженно не отзывался) стояла прямо перед моими глазами. А Александр Варант открывал ее дверь. Услышав возглас, судмедэксперт восьмого участка правопорядка вскинул на меня глаза, и его лицо озарила озорная, почти мальчишеская улыбка.
  - Нравится? - спросил он и, дождавшись моего кивка, заговорщицки мне подмигнул и продолжил.- Будешь умницей, дам порулить.
  Я едва не упала прямо рядом с машиной. Но доктор Варант оказался рядом в мгновение ока, открыл передо мной дверь и буквально впихнул в салон со словами:
  - Но точно не сегодня. А то ты вон с собственными ногами договориться никак не можешь. Еще угробишь мне машину. И пристегнись.
  С этими словами он прикрыл дверцу и направился к своему месту. Я честно пыталась справиться с ремнем безопасности, но не получалось, руки жутко дрожали. Доктор Варант уселся на место водителя, посмотрел на мои потуги, притворно тяжело вздохнул и сам пристегнул меня.
  - И в кого ты такая неуклюжая? Как за столько лет еще ничего себе не повредила? Или все-таки? - и он посмотрел на меня как на маленького ребенка, вот честное слово, так только на нашаливших детей смотрят.
  Мне стало обидно.
  - Я не понимаю, что со мной,- попыталась оправдаться дрожащим голосом. - Я уже вообще ничего не понимаю, не могу...
  Подбородок задрожал, в глазах защипало, и голос предательски дрогнул. Я замолчала, изо всех сил пытаясь не расплакаться, почему-то мне было стыдно за свое поведение вот конкретно перед ним. С Ройсом такого не было.
  - Ну, ну...- Александр немного замялся, а потом взял меня за подбородок и повернул к себе мое лицо, - только реветь не надо, хорошо? Я не очень умею разбираться с женскими истериками, вернее, знаю один способ, довольно действенный, но думаю, что в данном случае это несколько... преждевременно и не совсем уместно.
  А я уже почти проиграла битву со слезами, теперь пыталась подавить всхлипы, но тоже не получалось. Вот совсем никак не получалось. Варант тяжело вздохнул, а потом легонько погладил меня по щеке.
  - Ройс не выдержал и рассказал? - спросил он, я сразу пожала плечами, а потом кивнула и закусила губу.
  - У тебя сегодня был сильный всплеск силы. Ты еще не умеешь с ними справляться, поэтому могла навредить и себе и окружающим, и, чтобы этого не допустить, мне пришлось сдержать выплеск, - заметив заинтересованный взгляд, он отпустил мой подбородок и повернул ключ зажигания. Говорить продолжал уже параллельно с попыткой выехать со двора, - но твоему организму это не очень понравилось. Ему хотелось развлекаться, а это могло стать фатальным. Не удивлюсь, что первое время ты испытывала, что-то сродни эйфории и приливу сил.
  Я снова кивнула, потом подумала, что он, наверное, не увидел моего кивка, и уже открыла рот, чтобы подтвердить, но Александр продолжил:
  - А теперь, ты чувствуешь страшную усталость и жутко хочешь спать. Это объясняется тем, что твой организм потратил слишком много энергии, сразу на попытку усмирить собственный всплеск, потом на борьбу со мной. Поэтому я и настаивал на том, чтобы из участка ты сразу же отправилась домой и легла спать. Во сне все это прошло бы незаметно. Самое ужасное, что могло бы случиться - это головная боль на утро. Но ты меня не послушала, израсходовала все свои силы и теперь едва держишься на ногах,- подвел он итог всему вышесказанному.
  Я вздохнула, плакать перехотелось. Хоть один нормальный человек во всем этом сборище сверхъестественных существ, все объяснил понятно и доступно, не шипел, не увиливал, не отправлял меня к тете или капитану за ответами. А вот интересно, а он тоже оборотень, как Ройс или?.. А, вообще, кто еще есть? Вот как-то классификацию сверхъестественных существ нам не преподавали в академии, а всякие фентезюшные фильмы и книги, я раньше не очень уважала. Зря, наверное.
  Я уже почти набралась храбрости спросить у доктора Варанта о его принадлежности к определенному виду или роду или как там это у них называется, как он вдруг произнес:
  - Все, приехали. Сама выйти сможешь или тебя отнести?
  Я ошарашено моргнула и недоверчиво осмотрелась по сторонам. И, правда, мы сейчас находились на подъездной дорожке к нашему с тетей Джинал дому.
  - Откуда вы знаете, где я живу? - задала я ему тот же вопрос, что и немногим ранее, Ройсу и услышала почти такой же ответ:
  - В личном деле указан адрес.
  - А зачем вам было читать мое личное дело? - удивилась я.
  - Из любопытства, - ни капли не смутился доктор Варант и вышел из машины, обогнул ее и открыл дверцу с моей стороны. Он с любопытством наблюдал, как я пыталась отстегнуть ремень безопасности - руки все еще не желали меня слушаться.
  Но, стоило Александру наклониться и перегнуться через меня, как предательский замок все-таки щелкнул и ремень отстегнулся. А мы застыли в весьма двусмысленной позе, глядя друг другу в глаза. Не знаю, как Варант, а я даже дыхание задержала. Его глаза были так близко, и они снова гипнотизировали меня. Жар опалил щеки, во рту резко пересохло, и я облизнула губы, только потом, сообразив, как это выглядит. Этот мой жест, кажется, привел Александра в чувство, он моргнул и резко выпрямился (и как не задел головой о крышу, не понятно).
  - На будущее, - немного хрипловатым голосом произнес он, - старайся выполнять распоряжения врача в точности и не своевольничать.
  Меня будто холодной водой окатило. Я глубоко вдохнула, потом выдохнула и попыталась выбраться из машины.
  Александр наблюдал за моими попытками с легкой долей иронии во взгляде, но помощь больше не предлагал. А я, наконец, сумев выбраться из уютного салона автомобиля, застыла рядом с ним.
  - Что опять? - притворно вздохнул доктор Варант.
  - Ключи от дома остались в машине, - грустно произнесла я.
  - И в чем проблема? - он, кажется, не понял всего ужаса ситуации.
  - Машина осталась возле дома господина Ярына, - я уже снова была готова расплакаться, потому что в машине остались не только ключи, там осталась сумка с телефоном, документами и разными жизненно важными мелочами. Не то чтобы я переживала за сохранность вещей, я просто не понимала, как попаду домой, особенно учитывая тот факт, что машины тети Джинал не было, а значит, и самой тети тоже дома нет.
  - Ты просто ходячая проблема, - вздохнул Александр и, развернувшись, обогнул машину и скрылся в салоне.
  Спустя несколько томительно долгих мгновений, он снова оказался рядом со мной и, ухватив за руку, потащил к двери. А через минуту, я наблюдала за тем, как этот, во всех смыслах, потрясающий мужчина отмычками вскрывал замок на двери моего дома. Я стояла, словно молнией пораженная и буквально с открытым ртом следила за его движениями. Раздался щелчок и дверь распахнулась.
  - Все, - с довольным видом Варант засунул отмычки в карман. - Замки у вас дрянь, сменить не помешает.
  - А? - ошеломленно выдавила из себя.
  - Иди домой и ложись спать, - не стал пускаться в объяснения доктор Варант. - Хороший сон теперь для тебя единственно необходимое решение всех проблем.
  Я сглотнула, послушно переступила порог дома, но тут же вспомнила, что даже спасибо не сказала, а по правилам хорошего тона, надо было хоть для виду предложить ему кофе. Но когда я обернулась, Варант уже усаживался в свой шикарный автомобиль. Заметив, что я смотрю на него, он легко мне помахал и выехал со двора. А мне оставалось только закрыть дверь, что я и сделала, а потом тяжело привалилась к ней спиной и сползла на пол. Сил на то чтобы подняться на второй этаж, и хотя бы душ принять у меня уже не было.
  Я просидела на полу в прихожей достаточно долго, но потом все-таки заставила себя подняться и отправиться наверх, в свою комнату. Раздевалась на ходу, ну, хотя раздевалась - это очень сильно сказано. Все на что у меня хватило сил - стащить с себя тунику и сбросить туфли, в постель я завалилась прямо в брюках и уснула, еще не успев опустить голову на подушку.
  
  Глава 11.
  
  Я снова в лесу, все в том же сыром и мрачном лесу, в котором уже бывала не один раз. Тишина здесь стоит мертвая, ни единого звука, ни лучика света не пробивается сквозь тесно переплетенные ветви деревьев, даже шелеста листвы не слышно. Я испуганно озираюсь вокруг, мне страшно, жутко и очень хочется просто разреветься, как в детстве. Но, нельзя. Нельзя шуметь и привлекать к себе внимания. Почему? Я не помню. Знала, точно знала ответ, но забыла. Зачем я здесь, как оказалась так далеко от дома в полном одиночестве? И что мне теперь делать?
  Я сделала шаг вперед, с опаской озираясь по сторонам, под моей ногой хрустнула ветка, и этот звук прозвучал словно выстрел. Я вздрогнула и тут мертвая тишина откликнулась миллионами звуков. Ветер угрожающе зашумел в кронах деревьев, стволы которых предупреждающе скрипели, покачиваясь от его порывов, словно пытались что-то сказать мне, предупредить... Только вот о чем? Я не понимаю! Я не знаю языков деревьев, я не умею слушать голос ветра. Я просто человек. Маленький слабый человек, который, кажется, потерялся в лесу.
  И вдруг все снова стихло, на какое-то мгновение мне показалось, что вот сейчас, все закончится и этот сон перестанет быть настолько реалистичным, а я открою глаза в своей собственной спальне, в своей постели.
  Но нет, ничего не закончилось, все наоборот только началось. Из-за деревьев стали появляться силуэты. Они были словно сотканы из тьмы, призрачные звери, которые уже однажды приходили в мой сон. Тогда я заставила их отступить, оставить меня в покое, потому что проснулась. А сейчас? Как мне избавиться от них сейчас?
  И как бы страшно мне не было, я понимала, что убежать у меня не получится. А монстры все наступали. Они обретали материальность, обрастали шерстью и скалили клыки, от вида которых становилось еще страшнее, хотя казалось, что большего ужаса испытывать уже невозможно. Их было пять, они приближались ко мне медленно, неспешно окружая, зажимая в тиски. Страх сковал меня ледяной рукой, пошевелиться я уже не могла и лишь расширившимися от ужаса глазами наблюдала за охотниками. А в том, что это были охотники, сомнений у меня не возникло. Тот, что шел впереди оскалился и немного присел на задние лапы, готовясь к прыжку. Ну, вот и все. Это конец. Спасения нет.
  Но тут откуда-то со стороны раздался вой и на маленький пятачок, свободной от лесных насаждений земли, выскочил волк. И я его узнала. Большой, просто огромный, он почти сравнялся в росте с неизведанными мне хищниками. Серый и какой-то теплый, родной, до боли знакомый.
  Волк выпрыгнул прямо передо мной, загораживая от преследователей. Он стоял, широко расставил передние лапы и вздыбив шерсть на загривке. Будет драка - это было так же очевидно, как и то, что мой неожиданный защитник не сможет справиться сразу со всеми монстрами. Как бы силен он ни был, но он один, а их пятеро.
  До боли закусив губу, я продолжала следить за развивающимися событиями, одновременно молясь проснуться.
  Вожак охотников снова ощерился и, мотнув огромной лобастой головой, приготовился к схватке, все остальные из его стаи немного отступили в тень, но продолжали следить за тем, что происходит. И я ни на мгновение не сомневалась, что они просто выжидают и как только подвернется такая возможность, вступят в бой, не будет здесь честной драки.
  Мой защитник снова завыл, а потом... налетел ветер. Даже не ветер - ураган. Он пригибал к земле стволы огромных деревьев, поднял с земли и закружил в воздухе старую листву и иглицу, даже шерсть на теле моего защитника зашевелилась от такого порыва. Резко потемнело, как будто кто-то выключил и так не слишком яркий свет, и я заметила, как почти рядом со мной сгустилась тьма.
  Такого ужаса я не испытывала ни разу в жизни. Я закричала. Пытаться выбраться отсюда, проснуться, наконец. Но не могла даже пошевелиться - все мое тело, словно паралич разбил. Все, что было мне по силам - это сжимать кулаки и до крови закусить губу. Вдруг кто-то оказался совсем рядом со мной. Я не видела, просто почувствовала чье-то присутствие рядом, тепло исходившее от другого человека. А человека ли?
  Поборов так несвоевременно напавшее на меня онемение, вскинула голову, чтобы натолкнуться на взгляд кроваво-красных глаз, горевших в темноте на приличной высоте.
  ***
  Проснулась я от своего собственного крика. В своей комнате, на той самой кровати, на которой спала с детства. Лежала почему-то поперек, была в брюках, волосы сбились в колтун, и щеки были влажными от слез. А еще я хрипела, словно долго и надрывно кричала.
  Странно все это. Даже в мою бытность студентом, я никогда не позволяла себе ничего подобного. Да я вообще себе такого никогда не позволяла, и не доводила себя до такого состояния, чтобы уснуть, не приняв душ и не раздевшись. Что же могло произойти?
  Я приподнялась на локтях, осматриваясь, и непроизвольно поморщилась от головной боли, жуткой головной боли. Это еще откуда? Я вроде вчера не была ни на какой студенческой вечеринке, чтобы сегодня с утра ощущать такое жуткое похмелье?
  А потом накатили воспоминания. И странное происшествие в участке, и мое поведение, когда Ройс вызвался отвезти меня домой и ... и то, что Ройс не человек. Вот на этом моменте, я основательно подвисла. Это что такое они со мной вчера сделали, что факт существования оборотней я приняла, как данность? Мамочки! Я же была в одном помещение со зверем... или оборотнем? Наедине! Чем я думала, почему не подняла крик?
  А потом картинки воспоминаний замелькали перед глазами еще быстрей. И непонятные мне видения, и известие, что я какой-то там маг. И что это все значит? Как мне теперь на все это реагировать? И где гарантия, что это не глупый розыгрыш стражей? Ведь могли же они все это подстроить? Могли.
  Я задумалась. Или нет? Очень уж все складно получается, если верить Ройсу. Да и потом, ну пусть стражи и придумали забаву, развели меня, как дурочку, но я почему-то сомневаюсь, что доктор Варант тоже во всем этом участвовал. А ведь он меня домой отвозил и еще лекцию читал о том, почему я себя так странно чувствую, утешал... дверь открыл отмычками и причем орудовал ими так ловко и уверенно, словно только тем пол жизни и занимался.
  При воспоминании об Александре Варанте, мои щеки опалило румянцем. Нет, точно, он не причем. Значит, что? Все, правда? И оборотни и вампиры и... и то, что я маг?
  Знать бы еще, что это такое и чем мне все это грозит. Так, кажется, Ройс что-то говорил по поводу того, что тетя Джинал должна быть в курсе того, что со мной происходит и настоятельно советовал мне пообщаться с ней. Вот с этого и начнем.
  Я наконец-то, поднялась с кровати и посмотрела на часы. Почему-то мысли о том, что могу опоздать на работу, раньше не возникло. Увидев время, несказанно удивилась. Я проснулась задолго до обычного времени. Это все кошмар?
  Я непроизвольно поежилась, вспоминая страшный сон, жутких тварей и волка.
   - Какого черта! - меня просто поразила догадка, которой я раньше не придала никакого значения. Волк из моего сна был точно тот же, что я видела в лесу, когда мы ездили с тетей Джинал отдыхать на выходные и это точно был тот же самый зверь, которого мне продемонстрировали в "Серебряной черепахе". Я еще тогда отметила этот факт, но последующие события выбили меня колеи и заставили на время упустить из виду то, что Ройс, кажется, следит за мной.
   - Вот мерзавец! Он за мной следит?! Ну, погодите у меня все вместе взятые. Я вам покажу и тайны, и сверхъестественный мир, и все остальное. Дайте только себя в чувство привести, вы у меня все попляшете! Я вам устрою тайны и секреты!
  И с такими боевыми мыслями я направилась в ванную. Стоя под упругими струями обжигающе горячей воды принялась вспоминать то, что относилось к делу. Мне было необходимо было успокоиться и ощутить под ногами твердую почву. И, как выяснилось, единственное, что может мне в этом помочь - это убийство. Кошмар какой!
  Прежде всего, стоит отметить, что у меня не было всей информации, поскольку Ройс признался, что материалы дела были подтасованы. Оно и понятно, не могли же стражи восьмого участка заявить во всеуслышание, что Линду Маруанти убили при проведении какого-то магического ритуала, причем именно настоящими магами. В это бы никто не поверил. Да я и сама еще не совсем верю, но стоит принять этот факт во внимание.
  А вот интересно, а как это вообще все действует? Все эти ритуалы, оборотни и все такое прочее. Александр Варант заявил, что администратор Ярын был полностью обескровлен, и я видела на его шее две красные точки. Из этого можно сделать вывод, что его убил вампир, но... как стражи все это преподнесут общественности? Что-то я сильно сомневаюсь, что они так и заявят в отчете - смерть наступила от укуса вампира.
  Я выругалась вслух. Мне никогда не разобраться во всем этом, я не знаю правил.
   Выбралась из душа, замоталась в полотенце, взяла в руки фен и снова задумалась. Если предположить, что и Линда и Ярын убиты одними и теми же людьми, то, что в результате получается? А получается все совсем грустно. Линду убили во время какого-то ритуала, для чего, зачем - не ясно. Значит надо выяснить и что это за ритуал и, что в итоге должно было получиться, а там уже будет чуть более понятно, кто мог подобное совершить.
  Если исходить из этой версии, то Ярына убили, как свидетеля: то ли потом одумались, то ли он знал больше, чем рассказал сразу стражам (что и так понятно) и, допустим, начал задавать вопросы или, к примеру, шантажировать того, кто это все провернул. Но это только мои догадки, им пока верить не стоит, но как версия, сойдет. Могли, конечно, администратора убить по другой причине. В целях ограбления, например. Хотя, что там у него брать?
  Я вспомнила квартиру покойного и внутренне содрогнулась. Жил он, мягко сказать, не слишком богато, но у него могли быть какие-то неучтенные доходы или еще что? По большому счету, могли. Значит, и эту версию не стоит отметать.
  И потом, доктор Варант сказал, что его убил вампир, значит, в свете того, что мне вообще известно о вампирах, Ярын мог стать и вполне себе случайной жертвой или... как это ни ужасно звучит, кормом для вампира.
  Меня снова передернуло. Нет, так я никогда не разберусь во всем этом. Но, как нас там учили в академии: в любом преступлении ищите мотив. Ну и что, что я не знакома со всей этой сверхъестественной чепухой, зато я знаю процедуру, и меня учили раскрывать преступления. Я даже углубленный курс по психологии преступников прошла, хотя в учебной программе был указан общий.
  Значит, ищем мотив. Кому, зачем, для чего понадобилось убивать Линду и что в итоге от того ритуала можно было получить тем, кто его собственно и провел.
  Нацелив себе план действий (я, конечно, прекрасно понимала, что все эти мои умозаключения вилами по воде писаны, но так мне было намного спокойнее), принялась собираться на работу. Сегодня я была полна решимости выяснить, наконец, все у капитана, поговорить с тетей Джинал и добиться от Ройса краткого курса введения в мир сверхъестественного.
  Но меня тут же поджидало первое разочарование за весь день. Разочарование предстало мне в виде записки прикрепленной магнитом к холодильнику. Тетя Джинал в весьма нелестных выражениях писала, что так и не смогла мне дозвониться (после прочтения этой фразы, я стала лихорадочно вспоминать, где же мой телефон, и даже выругалась снова, сообразив, что и телефон, и ключи от дома и машины, и, собственно, само транспортное средство осталось в распоряжении Ройса) и связалась с моим непосредственным начальником (вот после этого у меня глаза просто на лоб полезли. Это что же? Моя тетя сама капитану позвонила? Ой, что будет!?) и так и не добившись от него внятного ответа о месте моего нахождения, разругалась с ним в пух и прах и никакого стеснения по этому поводу не испытывает (надо будет поговорить с ней серьезно еще и на тему ее общения с моим начальником. Это же никуда не годится! Она что, до конца жизни будет меня контролировать и начальству моему звонить, чтобы узнать, где я задержалась?), но, тем не менее, тетя Джинал сообщила, что она уезжает на две недели в командировку, на какай-то там очень важный семинар. Но по ее приезду меня ждет очень важный и серьезный разговор, и она просит меня никуда не встревать, хорошо питаться и позвонить ей сразу же, как я увижу это послание.
  Тяжело вздохнув, я отправилась искать телефон, чтобы выполнить ее распоряжение.
  Разговора почти не получилось, тетя Джинал была на каком-то важном мероприятии, потому, злобно шипя мне в трубку, осведомила, что она еще поговорит со мной на тему того, как надо относиться к старшим родственникам, которые обо мне переживают и ночей не спят, собственно, переживая. И отключилась.
  Я тяжело вздохнула, предвкушая весьма неприятный разговор и малодушно порадовалась тому, что этот разговор состоится по телефону, а когда через две недели, тетя Джинал вернется, то уже остынет и не будет давить мне на жалость и совестить по поводу того, что я ее ни в грош не ставлю. Нет, такое ее поведение не являлось нормой, но я прекрасно знала все, что обычно в таких случаях вещает моя горячо любимая родственница, а потому особо и не переживала по этому поводу, давно уже научилась не слушать, и лишь в определенные моменты кивать, соглашаться и покорно говорить, что больше такого никогда и ни за что не произойдет.
  А потому и сейчас, нечего раздумывать и печалиться по поводу предстоящей головомойки. Я снова вернулась в кухню, включила кофеварку и засунула любопытный нос в холодильник - есть хотелось зверски, а готовить себе завтрак не хотелось совершенно, поэтому, я быстренько соорудила бутерброд просто гигантских размеров, подумала и соорудила второй. Ну и что, что это вредно для желудка и для фигуры - из-за одного раза ничего не будет.
  Только я расправилась с первым шедевром моего кулинарного искусства и примеривалась к тому, с какой стороны стоит запустить зубы во второй бутерброд, как раздался звонок в дверь. Я со вздохом отложила его, и направилась открывать дверь.
  На пороге стоял Ройс.
  - Привет, - немного нерешительно поздоровался страж, внимательно разглядывая меня своими янтарными глазами. - Ты в порядке?
  Я медленно кивнула, в свою очередь раздумывая над тем, стоит ли сразу устроить ему допрос с пристрастием или все же лучше подождать до участка.
  - Вчера все... - Ройс замялся, видимо не зная, как правильно подобрать слова, но потом все же продолжил, - Лекс ничего тебе не сделал?
  - Кто? - я удивленно вскинула брови.
  - Лекс, - повторил Ройс, но затем поправился, - я Алекса имею в виду. Он... Все хорошо?
  - Ну да, - пожала плечами в ответ. - А что может быть не хорошо?
  - Он злился из-за того, что я сразу же не отвез тебя домой, а потощил по делам. Мог отыграться на тебе.
  Я прокрутила в голове вчерашнюю поездку с доктором Варантом.
  - Да нет, он был очень мил. Довез до дома, вскрыл замок на двери, выговорил мне, что он никуда не годится, - отчиталась я.
  Мне показалось, что после этих слов, Ройс облегченно вздохнул.
  - А я за тобой, - заявил он мне, пока я раздумывала, как мне на его появление реагировать. Устроить истерику, относительно того, что он оборотень или все-таки сделать вид, что ничего не случилось?
  - А с чего это ты сегодня решил меня на работу отвезти? - я решила быть миролюбивой. Ну, подумаешь, оборотень? Ну и что? Все равно, после того, что я вчера устроила, уже поздно истерики устраивать.
  - Так твоя машина у меня осталась, тебя же вчера Алекс домой отвозил. Вот, я и решил, что так будет лучше, - он не оправдывался ни капельки, просто констатировал факт, как будто все, что вчера произошло, было в порядке вещей. Ну, что ж, значит, и я буду вести себя соответствующе.
  - Еще рано, я не готова.
  - Почему рано? - удивился Ройс. - мы же вчера договаривались, что у тебя после смены начнутся тренировки по рукопашному бою.
  Я удивленно взглянула на него, а потом вспомнила.
  - Точно, договаривались. Я забыла. Да и как-то вчера все так получилось, что...
  - Не страшно, просто я подумал, что раз после смены не вышло, то занятие можно перенести сегодня на утро. У тебя еще есть время собраться. Я подожду, - Ройс привалился спиной к уже закрытой двери.
  - Эм, ну проходи. Кофе выпей, пока я собираться буду, - я почему-то чувствовала себя очень неловко под его пристальным взглядом.
  А рассматривал он меня очень внимательно, вероятно искал следы вчерашних происшествий, а может, ожидал, что я сегодня тоже буду чудить.
  - Хорошо. Кофе - это отличная мысль.
  Я проводила Ройса в кухню, налила ему кофе и молнией метнулась наверх, собираться. Быстренько покидав все необходимое в сумку, спустилась обратно и просто застыла на пороге собственной кухни. Ройс сидел за столом и уплетал мой бутерброд. Тот самый, который я так и не успела укусить, перед тем, как он позвонил.
  - Собралась? Быстро ты. Идем, не будем время терять, - и он запихнул в рот последний кусочек. - Что? - удивленно спросил страж.
  - Нет, ничего, - я не нашлась, что ответить. Он вел себя, как старый знакомый или хороший друг, которому многое позволено. Не то чтобы я была против таких отношений, но вот как-то не так сразу? Но с другой стороны меня совершенно не возмущало такое его поведение, как будто, так и должно быть. И Ройс на моей кухне - это нормальное явление. Интересно, это побочный эффект от того, что я теперь тоже не совсем нормальная, или я просто стала привыкать к тому, что конкретно этого стража становится много в моей жизни? Тут же вспомнились серые глаза Александра Варанта, его мальчишеская улыбка, когда он хвастался передо мной своей машиной, и стало почему-то очень жарко, кровь прилила к щекам и сердцебиение участилось.
  Ну вот. Теперь я уже сама себя не понимаю. И чего можно ожидать от ненормальной... магички? Магессы? Как я теперь называюсь?
  ***
  В машине мы не разговаривали. Это дома, в душе, планы кровожадной мести и пыток с пристрастием казались мне вполне себе обычными и легко выполнимыми, а сейчас, когда один из тех, кого я так опрометчиво хотела "попытать" на предмет рассказать мне все, чего я еще не знаю, сидел рядом, стало страшно.
  Я ведь действительно ничего не знаю про весь этот мир сверхъестественных существ. То, что Ройс оборотень стало известно, но... Дальше что? Можно ли причислить стража к категории "добрых" или он по определению "злой"? И есть ли такие понятия? Я поняла, что окончательно запуталась в своих мыслях, во всей этой нереально сверхъестественной чуши и сама уже не понимаю, чего хочу и как мне ко всему этому относиться.
  У Ройса зазвонил телефон. И резкая мелодия вырвала меня из моих не совсем радужных мыслей. Самого разговора я естественно не слышала, но меня озадачило мрачное выражение лица стража.
  - Тренировки отменяются. Поступил вызов. Патруль обнаружил труп в одном из отелей в городе. Кажется, все еще не закончилось.
  
  Глава 12
  
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Диспетчер не сообщил деталей, но, кажется, что это убийство напоминает дело Линды Маруанти.
  - Я хотела тебя об этом спросить, - наконец-то решилась я. - Я же ничего не знаю о... - я замялась, подбирая слова. Было как-то дико вслух говорить о магии и ритуалах, как о вполне себе обыденных вещах. - Обо всем этом. И я не могу быть объективной теперь, и... много не знаю и не понимаю, как мне быть дальше.
  - Но почему? - возмутилась я. - Я не для того пять лет училась, чтобы до конца жизни за вами бумажки печатать. Я хочу стать стражем. Настоящим стражем! Почему вы все так дружно решили помешать мне? Зачем вообще надо было устраивать мне эту практику, если мне ничего нельзя?!
  - Я не хочу с тобой спорить, - вздохнул Ройс. - Но не забывай о том, что твоя сила, не проснулась до конца. Да и свойства твоего дара пока неизвестны для нас, я по-прежнему не могу его почувствовать, а значит... - он в очередной раз не договорил. - Лучше тебе все же быть осторожнее и пока не встревать во что-то серьезное.
  - Что значит, мой дар не проснулся? И чем мне все это грозит? И что будет, когда он проснется? И почему, из-за этого "сна", - я стала засыпать Ройса вопросами, - я не могу принимать участие в расследовании?
  - Эй, не так быстро, - хохотнул страж в ответ. - Во-первых, тебе ничего не грозит, пока ты ведешь себя благоразумно и слушаешься меня и Лекса. Во-вторых, - тут же продолжил Ройс, знаком давая мне понять, чтобы не перебивала и выслушала до конца, - в расследовании тебе принимать участие не рекомендуется не поэтому. А из-за того, что ты еще не страж. А всего лишь стажер. И мы всем участком несем ответственность за твою безопасность.
  - Рассказывай, - безапелляционно заявила я и для пущей убедительности скрестила руки на груди. - Что это за дар такой мне достался и почему он еще спит? И поподробнее, не забывай, что мне с этим всем жить еще, - ту часть, где Ройс рассказывал о том, что я еще не доросла до настоящей работы, решила пока проигнорировать. Смысла спорить и что-то доказывать, все равно не было.
  - Видишь ли, - усмехнувшись, начал страж, - на самом деле, все очень сложно и запутано. И вот так сразу, я не смогу объяснить тебе всего, наши дети познают мир с рождения, а ты... - он снова замолчал.
  -А я ничего не знаю, и потому мне требуется ускоренный курс обучения. Так кто я?
  - На самом деле, варианта может быть два. Ты унаследовала дар одного из своих родителей.
  - Мои родители погибли в автокатастрофе, когда я была совсем маленькой. Я их даже не помню и потому... - я замолчала, когда заметила гримасу на лице Ройса. Что-то было не так. - Что?
  - Маги не могут просто погибнуть, - отозвался Ройс.
  - Что ты хочешь этим сказать? Их убили?
  - Лиза, давай поговорим на другую тему, хорошо? - тут же попытался сбить меня с толка страж. - Твой отец происходил из очень древнего магического рода. Эльдонарры были единственными, кто имел возможность видеть.
  - Что значит видеть? - тут же ухватилась за его последнее слово я. Мне все было интересно, потому что раньше я никогда не сталкивалась ни с чем подобным, жила обычной жизнью и считала себя обычным человеком. - Джинал же моя тетя, она тоже что-то такое умеет?
  - Видеть - это значит видеть. Не только будущее, но и прошлое. Очень редкий дар, и Эльдонарры были единственным родом, кто обладал им. Вполне возможно, что ты унаследовала именно его.
  - А их много? - осторожно спросила я. Почему-то только сейчас я подумала о том, что вполне возможно, у меня где-то есть родственники, бабушки, дедушки, кузены, тети и дяди. Может для кого-то это и несущественно, но я всю жизнь считала себя сиротой и тот факт, что окруженная заботой и любовью Джинал, я не ощущала себя в чем-то лишенной, но существование большой семьи было бы для меня подарком небес.
  - Нет, - с сожалением в голосе отозвался Ройс. - На самом деле, от Эльдонарров никого не осталось. Ты - последний представитель рода.
  - Оу, - выдохнула я, ощутив, как известие о потере родственников, отозвалось щемящим чувством в груди. Странно, я всю жизнь прожила, не зная никого из них, даже не предполагая того, что они существуют, а вот сейчас грущу, как будто потеряла кого-то близкого.
  - Лиза, - нерешительно отозвался Ройс, - давай пока отложим этот разговор, хорошо? Я понимаю, что тебе хочется узнать о своем роде, но сейчас не самое подходящее время и место тоже не располагает к подобным известиям. Я расскажу тебе все, что захочешь, но в другой раз.
  - Хорошо, - кивнул я, ощущая разочарование, но стараясь подавить недовольство. Ройс прав, мы вроде как на место преступления едем, думать надо о деле.
  - Расскажи мне об убийстве Линды. Ну, то, что не попало в отчет. И про ритуал тоже, - попоросила я, когда страж бросил на меня вопросительный взгляд.
  - Я не думаю, что... - начал было Ройс, но тут же исправился. - Ладно. Пусть так. Хочешь принимать участие в расследовании, я тебе это обеспечу, но чтобы слушалась меня беспрекословно. Это понятно? - Ройс на мгновение бросил на меня предупреждающий взгляд и снова отвернулся.
  Я закивала, соглашаясь со всем.
  - А почему Антон так коряво вел дело? - тут же задала следующий вопрос.
  - Это не Антон вел дело коряво, - усмехнулся Ройс. - Это семья Линды настояла на том, чтобы все выглядело именно так.
  - Но почему? - я действительно была удивлена сверх меры.
  - Видишь ли. Про существование сверхъестественного никто не знает. Эта тайна хранится и за этим строго следят. Наш участок был создан для того, чтобы отслеживать преступления, совершенные такими же, как мы. Но думаю, тебя не это сейчас интересует.
  Я грустно вздохнула. Это меня тоже интересовало. И даже очень интересовало, но если уж я сама решила, что первым делом надо разобраться с преступлением, то так тому и быть. А Ройс вероятно прочел все эти мысли по моему лицу, потому что усмехнулся и продолжил:
  - Со временем все узнаешь. Но сейчас о другом. Так вот, Маруанти, они обычные. Совсем. Нет в них ничего сверхъестественного, совершенно. А когда нашли тело Линды, там сразу же было ясно, что убили ее не просто так, проводили ритуал. Вот Антон и... выдал тайну, случайно.
  - То есть как это? - не поняла я.
  - Винс предположил, что Линда была магом или еще кем-то и ритуал был необходим для каких-то магических целей. А Антон спросил у ее отца об этом, причем спросил не очень корректно. Вот господин Маруанти и поднял на ноги все свои связи, чтобы отобрать у нас дело об убийстве его дочери, по причине того, что мы хотим запятнать его честное имя связью со всякими неадекватными личностями, как он выразился.
  - То есть, Линда магом не была? - уточнила я.
  - В том-то и дело, что была. Вчера, после того, как вернулся в участок, пересказал Винсу тот ритуал, что ты мне описала. Он всю ночь искал его по книгам. Нашел что-то похожее и утром был сильно взволнован. После того, как закончим на новом месте, надо будет выспросить у него, что он там разыскал такого интересного. А то наш гений по телефону не захотел мне рассказывать.
  - А Винс, - решила я обозначить для себя происхождение молоденького психолога восьмого участка, - он кто? Ну, ты понимаешь?
  - Винс принадлежит к очень древнему уважаемому роду, - ответил Ройс. - Он очень сильный маг. Правда, совсем еще зеленый и неопытный, но это дело наживное. А еще он много знает. И о ритуалах, и о заклинаниях, и вообще о магии, и книги любит. Он ходячий источник информации для нас.
  - Мне тяжело поверить, что этот мальчик-одуванчик на самом деле сильный и опасный. Мне он всегда представлялся этаким маменькиным сынком, который всего боится и стесняется, - пробубнила я.
  - Внешность обманчива, - философски заметил Ройс.
  - Хорошо. А дальше что? Если Линду убили при проведении ритуала, - ну не могла я вслух произнести слово "магия". - Подожди, а это нормально, что в обычной семье родился маг? - спросила я.
  - Магом Линда была, только очень слабым, скорее всего она - полукровка. Подозреваю, что она и сама не знала о своем даре. И это не нормально. Вполне возможно, что у нее в роду все-таки затесались маги, но возможно, информация об этом утеряна. Вот никто и не знает о том, что дар и сила сохранились.
  - Хорошо, допустим. А эта ваша сила она только по наследству передается? - не удержалась я от вопроса. Мне было интересно все, что связано со всем этим сверхъестественным миром.
  - Да. Причем, если оба родителя принадлежат к разным родам, то ребенок унаследует только один дар. А вот если один из родителей будет обычным человеком, то возможны варианты. Ребенок или унаследует дар или родится обычным человеком, - пустился в пояснения Ройс.
  Он рассказывал мне об этом так естественно, как будто о погоде говорил, или лекцию по криминалистике читал, смотрел на дорогу и говорил. Мне стало жутковато от всего этого. Это же и я теперь не совсем нормальная. Но, вернемся к Линде, не хочу пока про это все думать, голова заболит.
  - Значит, кто-то разыскал слабого мага-полукровку, и провел над ней ритуал. И из этого следует... - я не успела договорить, Ройс меня перебил.
  - А из этого следует, что кто-то разыскивает молодых слабых магов-полукровок и убивает их. А вот что это за ритуал нам сегодня расскажет Винс, - подвел итог страж.
  - А каким боком сюда вписывается Брокен? Он что забыл в этом мотеле и почему был весь в крови Линды и с ножом?
  - Брокен был под очень сильным внушением. Ему просто стерли память и поставили сильный блок. Когда он пытается вспомнить, что было в тот день, у него начинаются жуткие головные боли. Все списали это на наркотики, но...
  - Но в отчете доктора Варанта не было, ни слова о том, что в крови Линды или Брокена присутствовали запрещенные вещества! И как вы собирались все это провернуть? - удивилась я.
  - У Алекса большие связи, он сам со всем этим разбирается. Но в любом случае, никто и не думал серьезно обвинять Брокена в убийстве, - поспешил заверить меня страж, заметив, что я нахмурилась при его последних словах, - но пока ему лучше сидеть под присмотром. И как показали последние события, это ему же на пользу.
  - Я думала над убийством администратора, - произнесла немного нерешительно, но потом тряхнула волосами и выложила все, до чего додумалась сегодня утром. Ройс кивал, соглашаясь ровно до того момента, как я стала говорить, про вампиров. Он ошеломленно глянул на меня и вдруг засмеялся, заливисто так, даже можно было бы предположить, что заразительно, если бы я поняла, что его так рассмешило?
  - Что не так? - попыталась уточнить я, но мне не ответили, Ройс все еще смеялся.
  И как при этом он умудрился еще и вести машину, я не понимала. Но, к счастью виновниками аварии мы не стали.
  Пока страж заходился от хохота, я недоумевала, что из моих слов могло вызвать подобный приступ веселья. Прокручивала в голове все свои умозаключения и не могла найти в них ничего смешного, если конечно не считать, что большая часть всего этого была построена на существовании вампиров, магов. Ведьм и... о чем там еще я не знаю?
  - Ты где всю эту чушь взяла? - отсмеявшись, наконец, произнес страж, - Ой, не могу, насмешила, так насмешила, - и он демонстративно одной рукой утер слезы, выступившие на глазах от смеха.
  - Какую чушь? - я действительно не понимала, почему мои, в принципе, вполне логичные выводы вызвали у стража такое веселье.
  - Про вампиров.
  - И что с ними не так? Доктор Варант вчера же сказал, что Ярын обескровлен, и я у него на шее заметила следы от...
  Ройс снова засмеялся и поднял руку, призывая меня к молчанию. Я насупилась. Ну вот, опять. Сам веселится, и потешается надо мной, а я так и сижу тут, не понимая, что сказала не так.
  - Вот вместо того, что бы ржать здесь, лучше бы сказал, что не так-то? - обиженно произнесла я.
  - Вампиров не существует, - всхлипывая от смеха, выдавил из себя Ройс.
  - А... - вот теперь и я не нашлась, что ответить.
  - По крайней мере, таких, каких в кино снимают. Кровь через укусы в шею точно никто не пьет.
  - А кто тогда убил Ярына?
  - Скорее всего, те же маги, что и разделались с Линдой, - уже спокойно произнес Ройс. - Там вся квартира была под заклинанием. Ни запаха, ничего не осталось. А смерть от укуса вампира - это просто ход такой, ну чтобы страху нагнать или запутать. А кровь, особенно, человеческая, очень часто используется в различных ритуалах, так что тут тоже все объяснимо.
  Я от такого объяснения передернулась всем телом. Логично ему, как же. А мне, откуда было про все это знать? Но, известие о том, что вампиров не существует, меня немного порадовало. Как-то страшно было, особенно, зная, что в ночи могут притаиться такие жуткие хищники. Хотя, их может быть в этой самой ночи намного больше, и они будут во стократ страшнее выдуманных киношниками вампиров.
  ***
  К отелю, мы подъехали спустя несколько минут. Ройс остановил машину на стоянке, у парадного входа нас уже ждали. И как все эти швейцары с первого взгляда различают, кто есть кто? Никогда не могла этого понять.
   Это заведение хоть и не являлось элитным и дорогим, но выглядело раз в сто приличнее печально известной "Серебряной черепахи". Вполне себе миленько и уютно. В холле паркет был натерт до блеска, всюду расставлены фикусы в огромных кадках, кондиционер работает, да и персонал тоже приятно радует глаз. По крайней мере, девушка за стойкой выглядела вполне прилично в строгом костюме и с аккуратной прической. Там же нас встретил администратор, невысокий, довольно еще молодой, человечек в костюме-тройке и очках. По его лицу ничего нельзя было предположить, но я заметила, как нервно подрагивают его руки. Оно и понятно, убийство не лучшая реклама.
  - Мы никому ничего не сообщали,- тут же начал рассказывать господин Берунов, провожая нас к лифту. - Как только я увидел, что произошло, то тут же позвонил в стражу.
  - Кто обнаружил труп?- спросил Ройс.
  - Горничная. Она убирала номера и обнаружила там... это,- администратор достал из кармана платок и промокнул испарину на лбу. Сейчас он уже не сдерживался и, было видно, что сильно волнуется. - Она тоже шума не поднимала и сразу же сообщила мне, ну а я уже вам.
  - Мне нужны все записи камер видеонаблюдения и регистрационного журнала, - продолжал Ройс. - И необходимо побеседовать с теми, кто дежурил ночью и с горничной, обнаружившей тело, - он продолжал раздавать инструкции, пока мы поднимались на лифте до третьего, последнего этажа. - Вы уже смотрели, кто останавливался в этом номере?
  Я заметила, как на лице администратора сменялись выражения одно за другим.
  - В этом-то все и дело. Этот номер снял на сутки некий господин Бини,- я вздрогнула, когда он произнес это имя, и покосилась на стража. Ройс был суров, молчалив, серьезен и сверлил администратора глазами. - Но вскоре после полуночи он покинул отель. А так как наплыва постояльцев не ожидалось, горничные оставили уборку дневной смене.
  - А камеры? Они зафиксировали, как этот господин покидал отель?
  Администратор замялся и принялся теребить в руках платок.
  - В том-то все и дело. Камеры не работали всю ночь,- наконец виновато произнес он.
  - Что? - голос Ройса эхом отразился от стен лифта. - Как такое возможно? У вас в отеле черте что происходит, а вы даже камеры видеонаблюдения включить не удосужились?
  - Так они-то были включены. По крайней мере, ночной администратор мне так сказал. Но потом, около полуночи, произошел какой-то сбой, и они перестали работать. Постояльцев не так много, а штатный техник у нас сейчас в отпуске. Да и владелец радеет за сокращение расходов. А вызывать мастера среди ночи - это довольно дорого. Вот они и не стали этого делать. Решили дождаться утра и оставить заявку в сервисном центре.
  - Мастер приходил? - не удержалась от вопроса я.
  - Нет. Не понадобилось. Наверное, скачок напряжения. Они сами включились около шести утра.
  Я задумалась. В "Серебряной черепахе" никаких камер не было. То есть, обманки-то висели, но толку с них не было. А здесь все-таки место поприличнее, камеры работают. Так что или наши преступники обнаглели от безнаказанности, или они смогли сами вывести технику из строя. Я покосилась на Ройса. Он стоял в коридоре, потирая подбородок, и о чем-то размышлял. Заметив мой взгляд, кивнул и произнес:
  - Надо сказать Антону. Пусть проверит.
  У меня тут же возник вопрос относительно того, кто такой Антон и он будет проверять камеры, но я вовремя спохватилась. Не хватало еще заговорить об этом в присутствии посторонних. А вот интересно, а как все эти сверхъестественные существа узнают, кто "свой", а кто нет? Вздохнула тяжело и мысленно занесла этот вопрос в список тех, что надо обязательно задать Ройсу.
  Номер, в котором произошло убийство, располагался в самом конце коридора и был угловым. Администратор подвел нас к нему, достал из кармана карточку-ключ, открыл дверь и посторонился, давая нам пройти. Ройс шел первым, но на пороге остановился и повернулся ко мне:
  - Может, подождешь здесь? - он внимательно смотрел на меня своими желтыми глазами, вероятно, вспомнил, как я отреагировала вчера.
  Я задумалась на мгновение. Пока ничего не предвещает, что я снова что-то почувствую, но ведь я и не знаю, что там должно быть. Я нерешительно посмотрела на стража и указала глазами на администратора.
  Вот что хорошо в этом страже, он как будто мысли мои читает.
  - Господин Берунов, скоро должны подъехать эксперты и криминалисты. Будьте любезны, встретить их и проводить сюда. И помалкивайте. Весь персонал, дежуривший ночью, соберите в каком-нибудь помещении и проследите, чтобы они тоже не распространялись о произошедшем. Не хватало еще, чтобы журналисты пронюхали обо всем этом и раструбили на всю страну.
  Администратор побледнел, видимо, представил, что будет, если об этом событии начнут кричать на каждом углу и скоренько ретировался. Можно было не сомневаться, что он выполнит все указания в точности - подобная реклама отелю не нужна, это очевидно.
  Я вздохнула с облегчением, когда он скрылся за дверями лифта.
  - Может не стоит? - снова повторил свой вопрос Ройс.
  - А если у меня опять будет какое-то видение? И я смогу рассмотреть лицо кого из убийц? - неуверенно произнесла я.
  - Ну, как хочешь, - вздохнул Ройс, но было видно, что ему понравилось мое предположение, относительно видения.
  Я глубоко вдохнула и перешагнула порог номера. Ничего не произошло. Вот совсем ничего. Я даже разочарованно огляделась по сторонам. При виде уже знакомой картины меня передернуло.
  В центре комнаты, на полу чем-то красным снова была нарисована пентаграмма. Вокруг нее стояли уже потухшие свечи, а в центре. Я задохнулась от ужаса - там лежал человек. То, что это мужчина, было очевидно, но все то, что поразило меня при рассматривании фотографий с места убийства Линды Маруанти, теперь я могла рассмотреть вживую. Мужчина был полностью обнажен. Он лежал на спине, раскинув в стороны руки и ноги, но при этом, не пересекая границ круга, который как я теперь поняла, был нарисован кровью. Сколько же ее здесь было? Все тело было покрыто странными узорами, напоминающими руны или какие-то письмена. И кровь! Крови было очень много.
  Меня затошнило, и я отвернулась, стараясь дышать ртом, а Ройс осторожно приблизился к пентаграмме.
  - Очень молод, - хрипло произнес он. - Студент или вчерашний выпускник. И запахов нет. Никаких. Я даже запах крови не чувствую и твой тоже.
  - Как это можно провернуть? - спросила я, чтобы прервать его монолог.
  - Заклинания. Сейчас много всяких магических штук продается, возможно, какой аэрозоль. Я не знаю. Впервые с таким сталкиваюсь, и меня это бесит.
  - В смысле, продаются аэрозоли? - не поняла я. - В магазинах?
  - Ну не в обычных, конечно, но есть специализированные.
  Я сглотнула и поразилась тому, что я вполне возможно каждый день могу встречаться с каким-нибудь сверхъестественным существом и не знать этого. Все-таки, стоит узнать, как определяются все эти маги-оборотни.
  В коридоре раздался шум шагов, и в дверном проеме показалась Камилла. Она оглядела номер, кивнула Ройсу и улыбнулась мне. А вот потом увидела труп, и я отчетливо заметила, как ее зрачки расширились и вдруг стали серебристыми. На мгновение всего, но мне хватило, чтобы это рассмотреть.
  - Так, все, - немного хрипловато сказала она, обращаясь первым делом к Ройсу. - Теперь я тут главная. Вы все осмотрели?
  - Еще нет. Подожди пока минуту, потом расскажешь свои впечатления.
  Она кивнула, и прошла внутрь, по ходу похлопав меня по плечу.
  - Зачем ты ее сюда приволок? - донесся до меня ее шепот. - Совсем рехнулся? Она же ребенок еще. К тому же не стабильный.
  Не знаю, что ответил бы Ройс, но я не смолчала:
  - Я слышу и считаю признаком дурного тона шептаться обо мне за моей спиной!
  А в ответ тишина. Я обернулась и наткнулась на два совершенно ошарашенных взгляда.
  - Что? - спросила, все больше раздражаясь.
  - Как ты услышала? - вопрос исходил от Камиллы.
  - Что значит как? Как все слышат.
  - Но... но...- Камилла не могла найти слов и растерялась.
  - Дар пробуждается, - констатировал Ройс.
  Помощница доктора Варанта удивленно перевела взгляд на стража, потом снова посмотрела на меня.
  - Она знает? - она это почти выкрикнула. - А какого тогда Трик мне читал лекцию, что я не должна ей ничего рассказывать и в ее присутствии вести себя, как смертная?! - кажется, этот факт ее раздражал больше всего.
  
  
  Глава 13.
  
  Допрос служащих отеля ничего не дал. Ну, или почти ничего. Все в один голос подтверждали, что подозрительных постояльцев в не было, кроме печально известного господина Бини, ночью отель никто не покидал, только час назад отсюда выехала пожилая пара и молодая девушка. Но никому и в голову не пришло остановить их или задать какие-либо вопросы.
  По просьбе Ройса я записала их имена, чтобы потом можно было связаться с ними, но, подозреваю, что толку от этого не будет. Их номера располагались этажом ниже и вряд ли они могли что-то услышать или заметить.
  Все время, что Ройс допрашивал персонал, я сидела в той же комнате и чертила в блокноте всякие крючки и закорючки, иногда помечая те моменты, которые меня интересовали. А еще раздумывала по поводу того, что произошло немногим раньше, когда я услышала шепот Камиллы.
  После того, как прекрасная помощница доктора Варанта перестала сетовать на свою несчастную долю, они на пару с Ройсом просветили меня, что теперь подобное явление будет у меня часто проскальзывать. Это что-то вроде "бонуса" к просыпающимся силам. И, кстати, не только слух должен стать лучше, но и зрение и обоняние и все другие чувства должны обостриться. Но поскольку, пока мои силы не стабильны, все это будет появляться периодами, накатывать, как волна и так же быстро сходить на нет. Что и говорить, я была безмерно "счастлива" подобному "бонусу", но меня никто не стал слушать, а Ройс просто взял в охапку и вытолкал в коридор со словами, что у нас сейчас нет времени заниматься самокопанием и, если я желаю, то потом он мне все подробно объяснит. Я естественно была не против, но мне опять-таки не дали возможности выразить всю степень моей "признательности" и приволокли в одно из помещений отеля, где, по словам администратора, можно поговорить с персоналом беспрепятственно.
  Вот и разговариваем теперь, вернее, Ройс разговаривает, а я сижу, слушаю и пытаюсь понять, как в таком большом отеле, при таком количестве персонала можно было остаться "невидимкой", учитывая, что магически это не возможно.
  Имя погибшего выяснили быстро, им оказался двадцатидвухлетний Николас Рамли, студент экономического факультета, выпускник, спортсмен и просто хороший парень. Я передернула плечами, Николас был лишь на год младше меня, и у него было будущее, то есть могло бы быть, если бы он не оказался в номере отеля, распятый внутри пентаграммы. Кстати, вопрос как он там оказался, тоже остался без ответа. Николас в отеле не появлялся. Никто из персонала его не опознал и "потерявшихся" постояльцев тоже выявлено не было.
  Ройс уже заканчивал общение с персоналом, последней была молоденькая горничная, которая должна была убрать номер после того, как господин Бини покинул его так внезапно.
  - Я не знаю, почему не пошла туда,- всхлипывала она, утирая глаза и нос скомканным платком. - Мы всегда убираем номера, после того, как постояльцы покидают их. Но вчера мне так не хотелось подниматься на третий этаж. Было почему-то так страшно.
  - Чего именно вы боялись? - спросил страж, делая какие-то пометки в своем блокноте.
  - Я... я не знаю, - растерянно произнесла девушка, поднимая красные от слез глаза на Ройса. - Но мне было очень страшно подниматься выше второго этажа.
  И она снова спрятала лицо в ладонях. Ройс выглядел раздраженным, мы уже часа три тут просидели, а так ничего толкового и не выяснили, кроме того, что на этом этаже все номера были пустые, за исключением того, в котором и произошло убийство. Тоже совпадение? Я уже перестала верить в стечение обстоятельств. Все так странно! И непонятно.
  Ройс все еще пытался разговорить горничную, выудить из нее какие-нибудь подробности, но безрезультатно, как меня посетила догадка.
  - Скажите, Мирис, - обратилась я к девушке, чем вызвала недоуменный взгляд стража. - А вы вообще не поднимались ночью на третий этаж? И в начале смены тоже?
  - Нет, - икнула девушка, утерла смятым платком глаза и посмотрела на меня. - Поднималась. В самом начале смены, нужно было сменить полотенца в номере триста девятнадцать.
  Убийство произошло в номере триста пятнадцать, чуть дальше по коридору.
  - А после этого, вы ни с кем подозрительным не общались? - снова спросила я. Ройс молчал и внимательно прислушивался к разговору.
  - Нет. Только с постоялицей из двести одиннадцатого номера. Я как раз спускалась по лестнице для персонала, а она вдруг тоже там оказалась. Я сразу удивилась тому, что она там делает, обычно постояльцы не пользуются служебными лестницами, но она сказала, что искала кого-нибудь из обслуги. Вообще, странно это, она же могла просто позвонить на пост и ей бы прислали горничную, - задумчиво произнесла девушка. Было видно, что она впервые об этом вообще подумала.
  - А что конкретно эта девушка у вас спрашивала, - продолжала допытываться я. Возможно, это и совпадение, но, меня пять лет учили, что при расследовании убийства верить в совпадения не стоит, пока это не доказано.
  - Она у меня какую-то глупость спрашивала. Уже не помню о чем конкретно, но я тогда еще и удивилась, что она такие очевидные вещи спрашивает, - неуверенно произнесла девушка и смешно сморщила нос, пытаясь вспомнить тот разговор. - Нет, не помню, - наконец покачала она головой.
  Я бросила взгляд на Ройса, он снова поглаживал подбородок в задумчивости.
  - Ступайте, - наконец обратился он к горничной. - Но не покидайте пока город. Если нам что-то еще понадобится, мы с вами свяжемся.
  Мы молчали, пока она вставала и брела к двери, смотрели друг на друга и ждали, пока за горничной закроется дверь.
  - Думаешь, это она....
  - Надо проверить, кто остановился в...
  Говорить мы начали одновременно, стоило захлопнуться двери.
  Потом замолчали и обменялись заговорщицкими взглядами.
  - Логично, - произнес страж, улыбаясь мне. - Как-то же они должны были сюда проникнуть. Так почему не таким способом?
   А я стояла и смотрела на него не в силах отвести глаза. И вот сейчас я не понимала, почему он вдруг стал совсем другим. То ли все дело было в том, что страж стоял спиной к окну, и его окутывал солнечный свет, создавая яркий ореол вокруг всего тела, то ли в том, что его янтарные глаза стали немного темнее и в них вспыхивали яркие искорки, то ли все дело во всем этом вместе взятом, но от этой его улыбки у меня по всему телу разлилось тепло и какое-то странное томление, в голове враз исчезли все связные мысли и если бы у меня кто-нибудь спросил, что такого я увидела, я ни за что не смогла бы ответить, но Ройс казался вдруг таким теплым и родным.
  Так, Лиза, стоп! Не о том думаешь. Я попыталась отогнать несвоевременные мысли. Сразу расследование, а все остальное потом. Но признаться самой себе в том, что этот страж мне нравится, когда не строит из себя холодного борца с преступностью, я все-таки осмелилась. Обманывать себя - последнее дело. Ройс мне интересен, он меня волнует. И это далеко не те чувства, которые обычно испытывают по отношению к друзьям или коллегам, вовсе нет.
  - Лиза! Ты где витаешь? - этот вопрос вырвал меня из задумчивости. Я вздрогнула и уже осмысленно посмотрела на стража. - Пойдем, попробуем узнать, что за дама останавливалась в двести одиннадцатом номере и здесь ли она сейчас, а потом в участок. Надо поговорить с Камиллой, относительно ее работы и навестить родственников парня.
  Я кивнула и направилась на выход вслед за ним. В дверях мы столкнулись с Марком. Этот страж всегда поражал меня тем, что с его лица никогда не сходила улыбка.
  - У меня есть, что тебе рассказать, - начал он и осекся, заметив меня.
  - Камеры были отключены магически? - с ходу задал вопрос Ройс.
  Марк моргнул и бросил на меня удивленный взгляд, потом, очевидно, понял, что при мне теперь можно не шифроваться, еще шире, чем до этого, улыбнулся и подмигнул.
  - Да, полная блокировка. И в номере тоже. Изоляция, звуконепроницаемость и полное магическое устранение запахов. Постарался тот же гений, что и в "Черепахе". Но полный доклад пусть Зар делает - это не мой профиль.
  - С парнем что? - нахмурившись, спросил Ройс.
  - Глухо. Или он где-то не там или я не могу к нему пробиться. Тоже, что и в прошлый раз. Браславски скоро будет здесь, возможно, ему повезет больше, но я сомневаюсь. Мы имеем дело с какой-то хитрой сволочью и необъяснимыми способностями,- Марк говорил резко и отрывисто и в сочетании с улыбкой, это выглядело настолько жутко, что я непроизвольно передернула плечами. Этот мой жест не остался незамеченным, страж перевел на меня взгляд своих темных глаз и, все так же улыбаясь, сказал.
  - Захочешь пообщаться с предками, обращайся. Для тебя сделаю все в лучшем виде,- потом снова подмигнул, попрощался с Ройсом и удалился, что-то тихонько насвистывая себе под нос. А я осталась стоять, словно примороженная и хлопать глазами.
  - Не бери в голову,- Ройс обнял меня за плечи и легонько прижал к себе. - Он всегда такой. Идем, узнаем, что там с двести одиннадцатым номером.
  Я перевела глаза на стража и поразилась тому, как уютно я чувствую себя вот так, рядом с ним. Нет ни отторжения, ни иных негативных эмоций. А ведь мы не так давно знакомы, раньше я никогда не "западала" на парней спустя неделю после знакомства и от одной только улыбки. Что сейчас-то происходит?
  Но вслух я естественно ничего подобного не произнесла, лишь легко улыбнулась и кивнула, не спеша, однако высвободиться из его импровизированных объятий. А Ройс и не думал меня отпускать, его рука соскользнула с плеча на спину, и он легонько подтолкнул меня к выходу.
  Так мы и шли к лифту, почти в обнимку и мне не хотелось ничего менять.
  А вот информация о постояльцах из двести одиннадцатого номера стражу не понравилась. Девушка за стойкой сообщила, что этот номер снимала Марина Драгон. Кто такая и как выглядит, она припомнить не могла, но платила Марина наличными, что было странно, но вполне ожидаемо.
  - К сожалению, больше ничем не могу вам помочь,- развела руками работница отеля. - Выехала она совсем недавно, приказа задерживать гостей не было,- виновато произнесла девушка.
  - Понятно, - было видно, что Ройсу не понравилось такое положение вещей, но поделать ничего уже нельзя было. Мы было отправились на выход из отеля, как мне снова пришла в голову "гениальная" мысль. Я резко развернулась и почти бегом бросилась обратно.
  - А позовите горничную, обслуживавшую этот номер, - попросила я изумленную моим неожиданным возвращением девушку.
  Но, тем не менее, в этом отеле работники хорошо знали свои обязанности и, уже спустя пять минут, перед нами стояла невысокая женщина, средних лет с аккуратным пучком на макушке и в форме горничной.
  - Я работаю в дневную смену, - с места в карьер заявила она. - И ничего не знаю про ночное происшествие. Да и на третьем этаже я не была.
  Она неодобрительно поджимала губы и сурово сверкала глазами.
  - А с чего вы взяли, что я буду спрашивать вас именно об этом? - удивилась я.
  - А о чем еще вы можете у меня спросить? Я закон не нарушала, - резко выговорила она, но по тому с какой поспешностью она отвела глаза. Я предположила, что она не так кристально чиста перед стражей, как пытается показать.
  - В таком случае, вам совершенно не о чем беспокоиться, - я сказала это немного резче, чем мне хотелось бы, но все равно продолжила в том же духе. - И должна вас предупредить, что на все наши вопросы, вы обязаны отвечать правду. Любая ложь или сокрытие информации при расследовании преступления тоже приравнивается к преступлению.
  - Мне не нужны проблемы со стражей, - тут же пошла на попятную горничная, - задавайте ваши вопросы, мне скрывать нечего.
  - Вот и замечательно, - теперь я была сама любезность. - Вы сегодня убирались в двести одиннадцатом номере? Ничего странного там не заметили?
  Женщина удивленно на меня глянула, очевидно, она не ожидала, что я вопросы про постояльцев задавать буду, но тут же стало заметно, что она немного расслабилась, потом задумалась и, наконец, ответила:
  - Да вроде ничего. Дамочка там останавливалась. Богатая, красивая, но себе на уме.
  - Это с чего вы такие выводы сделали? - вмешался в нашу беседу Ройс, до этого просто прислушивавшийся к разговору.
  - А с того, что одежда у нее не на распродажах приобретена. Дорогая, модная - это сразу заметно. Да и украшения тоже не из дешевых, натуральные камни, и все со вкусом подобрано, - пустилась в объяснения горничная. - Но она не одна в номере была. С ней мужчина ночевал, ну или не ночевал, но какое-то время она с ним точно провела.
  - Мужчина? - заинтересовалась я, стараясь не придавать значения тому, что обычная горничная так хорошо разбирается в украшениях. Вот лично я не смогла бы отличить настоящие драгоценности от качественной подделки. - А почему вы так уверены в этом?
  - А я постельное белье утром меняла, после того как она из отеля выехала, вот потому и уверена. Дамочка номер с определенной целью снимала.
  - Значит, ее таинственного кавалера вы не видели?
  - Нет, не видела, - покачала головой горничная и снова поджала губы, всем своим видом показывая, что подобное времяпрепровождение она осуждает.
  - Спасибо за информацию, - произнес Ройс и протянул ей карточку. - Если вдруг что-то еще вспомните, позвоните мне. А где можно это белье найти, ну, то, которое вы сменили из этого номера?
  - Да где ж вы его найдете? - горничная удивленно глянула на стража, но карточку взяла. - Я уже давно все в прачечную отнесла.
  - И все равно, большое спасибо вам за информацию, - мило улыбнулась я ей. - Вы нам очень помогли и больше мы не смеем вас задерживать.
  Обрадованная тем, что от нее больше ничего не хотят, женщина скрылась за дверью служебного хода.
  - Интересно получается. Наша таинственная Марина, оплатила номер в отеле для встречи с любовником? - я посмотрела на Ройса. - А что же тогда она делала на служебной лестнице и почему после общения с ней Мирис стала бояться подниматься на третий этаж?
  - Да, личность этой Марины надо установить. Только боюсь я, что это не ее настоящее имя. А больше у нас на нее ничего и нет. Хотя... а давай-ка посмотрим что там в этом номере? - и Ройс направился к стойке.
  Смотрели на нас, конечно, весьма неодобрительно, но отказать стражу во время расследования убийства никто не рискнул, а потому в номер двести одиннадцать мы попали уже через несколько минут.
  Ройс остановился на пороге.
  - Ты пока не входи. Побудь тут, я хочу кое-что проверить.
  Я послушно замерла в коридоре, с интересом ожидая его действий. Но осталась разочарована, Ройс просто прошел вглубь номера, немного постоял на месте, а потом обошел его по периметру, и вернулся ко мне.
  - Там уже все убрано, так, что вряд ли мы что-то найдем, но стоит предупредить администратора, чтобы сюда пока никого не пускали и прислать криминалистов. Пусть снимут отпечатки пальцев и вообще, хорошенечко пошустрят здесь. А вдруг нам повезет, и мы выясним, кто эта загадочная Марина.
  - А ты там что вынюхивал? - спросила, слегка насупившись, меня-то он не пустил внутрь и сам, судя по всему, ничего особенного там не делал, только осмотрелся.
  - Запахи. Марины и ее кавалера, - просто ответил он, а я мысленно хлопнула себя ладонью по лбу. Он же оборотень, а я и забыла. Что-то мне не нравится вся эта сверхъестественная ерунда, никак я к ней не привыкну.
  - И? Что-то унюхал?
  - Да, запах девушки очень отчетливо слышен. А вот мужчина... - и Ройс снова в задумчивости потер подбородок. - Мне кажется с ним что-то не так, но не могу понять, что именно.
  - Что может быть не так с запахом? - удивилась я. - Не моется он что ли? Или, может быть, у него парфюм специфический?
  - Может и парфюм, - Ройс все еще над чем-то раздумывал. - Вся эта химия только мешает. Ладно, идем отсюда, я сейчас предупрежу администратора и позвоню Трику, пусть направит криминалистов сюда, если они уже наверху закончили.
  Спустя минут пятнадцать мы сидели в машине и направлялись в участок. Ройс был задумчив и молчалив, по-моему, он пытался понять, что странного было в том запахе. А я тоже говорить не хотела, просто наблюдала за дорогой и думала о своем, прокручивала в голове полученную сегодня информацию, анализировала и сопоставляла, и ничего не понимала. Совсем ничего. Как трудно пытаться разобраться в мотивах и причинах, если тебе не известны все предпосылки. Я же ничего не знаю о мире сверхъестественного. Я даже о себе ничего не знаю. И как мне быть дальше?
  И почему-то мне вспомнился Марк. Странный страж, который всегда улыбается и подмигивает мне при любом случае. А еще это его предложение, обратиться к нему, если я захочу поговорить с предками.
  - Ройс, - тихонько позвала стража и услышала в ответ невнятное мычание. - Ройс! - повторила уже настойчивей.
  - Я слушаю, - а по виду и не скажешь. И как он в такой глубокой задумчивости умудряется вести машину по заполненным разнообразным транспортом улицам столицы.
  - А Марк. Он кто?
  - Медиум, - короткий лаконичный ответ и страж снова ушел в себя, но меня это не устраивало. К тому же, он обещал провести мне ликбез, вот пусть и начинает. Я вся во внимании.
  - Это что значит? - после фиаско с вампирами, я не рисковала делать какие-либо предположения.
  - Что он может общаться с духами, - снова отделался от меня страж.
  - Со всеми? - я не сдавалась.
  - Как выяснилось, не со всеми, - Ройс отмер, очевидно, догадавшись, что в покое я его все равно не оставлю. - Он очень сильный медиум, один из лучших в мире. У него это родовой дар, укрепленный временем и теми знаниями, что накапливались поколениями. Но в нашем случае, даже он бессилен. Одна надежда на Вацлава. Может у него что-нибудь получится.
  - А почему на место преступления не приехал Винс? Ты говорил, что он маг. По мне, так логичней было бы задействовать его, а не Браславски. Или Вацлав тоже маг?
  - Вацлав - особенный маг. Его дар очень ценен и редко встречается. А Винс все равно пока слишком слаб. Он гений, но еще молод и не может пользоваться своими силами в полной мере. Да и потом, он ничего не смог бы сделать в любом случае, менталистам не подвластны мертвые, да и стихиями они не могут управлять, только разумом живых существ.
  - А какой дар у Браславски? - заинтересовалась я. - И как это ауры? И почему не подвластны? И...
  - Не так много вопросов, все постепенно. Вацлав - прорицатель. И, вообще, Трик собрал отличную команду. У нас в участке все уникальны и лучшие в своей области. А у Винса тоже родовой дар. Потому и с ограничениями. Но, он гений по определению. Знает столько, сколько никто не может знать, а вот работать со стихиями не может.
  - Уникальную команду? А кто еще есть? Я имею, в участке, кто есть кто?
  - Оборотни, маги, даже один полуинкуб, - усмехнулся страж. - У Трика на это ушло лет сорок, не меньше. Но оно того стоило. И, хочу тебя сразу предупредить. Когда мы найдем ту сволочь, что творит все это, суда над ним не будет. То есть суд, конечно, будет, но не человеческий. И наказание, соответственно, тоже.
  - Сколько ты говоришь лет у Трика ушло на создание команды? - самое удивительное, что я услышала только эту часть монолога Ройса. Точнее, услышал-то я все, но после этого высказывания, как-то выпала из реальности, соображая. - Да капитану на вид не больше сорока пяти? Как он мог сорок лет команду собирать? В песочнице он вас всех, что ли отбирал?
  Ройс рассмеялся.
  - Знаешь, он терпеть не может, когда его капитаном называют. Предпочитает обращение шеф.
  - Знаю, - просто ответила я, а Ройс снова рассмеялся.
  - Рискуешь и злишь его специально?
  - Возможно. А возможно, это моя маленькая месть ему за все. И, кстати, что там с его возрастом, ты так и не ответил.
  - А как ты смотришь на то, чтобы поужинать со мной сегодня? - вдруг спросил Ройс, резко меняя тему.
  - Все зависит от того, как ты будешь отвечать на мои вопросы, - в том же тоне ответила я.
  - Вот за ужином и поговорим обо всем, что тебе интересно, - страж улыбнулся мне и снова перевел взгляд на дорогу. А я лишь хмыкнула в ответ.
  - Не увиливай. Моя цена остается неизменной. Рассказывай, что там с Триком. Как он мог так хорошо сохраниться?
  - Мы живем дольше. Намного дольше смертных, - со вздохом продолжил рассказ Ройс. - И Трику уже давно не сорок и не сорок пять, и даже не пятьдесят. Ему больше трех сотен лет.
  Вот теперь я точно не нашлась, что ответить. Просто сидела с открытым ртом и в изумлении смотрела на стража. И сразу стала как-то понятна оговорка Камиллы, что она знакома с Ройсом и Алексом сто лет.
  - А тебе сколько лет? - мой голос был слабее, чем у полузадушенного котенка, когда я задавала этот вопрос. Мне почему-то было страшно услышать на него ответ.
  
  Глава 14.
  
  - Я признаюсь в этом, если ты согласишься со мной поужинать, - многозначительно приподнял одну бровь Ройс.
  Я состроила сосредоточенную мордашку и сделала вид, что задумалась над его предложением. На самом деле, решения уже было принято, но очень хотелось посмотреть на реакцию мужчины. И она не заставила себя ждать. Страж съехал на обочину и, остановив машину, повернулся в мою сторону. Пристальный серьезный взгляд на меня и грустная улыбка.
  - Я слишком давлю на тебя?
  - Нет, - покачала головой в ответ. - Все в порядке. И я поужинаю с тобой, но лишь в том случае, если ты признаешься, - я приблизила лицо к Ройсу и последнюю фразу загадочно прошептала.
  - В чем признаюсь? - он заметил смешинки в моих глазах, но пытался сохранять серьезное выражение лица, хотя глаза и выдавали сдерживаемый смех.
  - Насколько ты старый?
  Страж все-таки не удержал улыбку и его глаза заискрили.
  - Очень старый, - прошептал он мне на ухо.
  - Очень-очень?
  - Очень-очень.
  Мы рассмеялись. С ним было легко и весело, мне не надо было думать о том, как я выгляжу или подбирать слова. Чувство уютного тепла по-прежнему исходило от Ройса и согревало меня. С ним было хорошо.
  Мужчина снова выехал на дорогу и какое-то время мы молчали. Пока я не решилась задать следующий вопрос.
  - А как вам удается скрыть свое долголетие? Почему люди не замечают, что вы не стареете и так долго живете?
  - Магия может все, - с загадочным видом ответил Ройс и добавил. - Приехали. Сразу отчитаемся Трику, а потом заглянем к Камилле.
  Я выбралась из машины и медленно брела вслед за Ройсом, обдумывая услышанное. Вся эта информация просто отказывалась укладываться у меня в голове. Слишком все это нереально.
  - Трика нет на месте, - обрадовал меня Ройс, когда я наконец-то догнала его в участке, - поэтому, сейчас мы поговорим с Камиллой, потом отыщем Винса и съездим к родителям погибшего парня. Надо поговорить с ними, возможно, они нам расскажут, что Николас мог делать в том отеле.
  В морге было так же, как и в тот день, когда Ройс привел меня сюда в первый раз. Чисто, пусто и мрачно. На этот раз нас никто не встречал, а Камиллу мы нашли в прозекторской. Вернее, Ройс нашел, а я просто тащилась следом, стараясь не вспоминать последнее посещение этого помещения, но картинки, то и дело, вспыхивали в памяти и никак не хотели рассеиваться.
  - А где Алекс? - спросил Ройс, когда Камилла, сняла халат, перчатки и обернулась к нам.
  - Сегодня его нет, - помощница доктора Варанта внимательно посмотрела на меня и, заметив, как старательно я отвожу глаза от ее рабочего места, добавила. - Пойдемте в кабинет, там поговорим.
  - Что-то случилось? - Ройс шел следом, а я едва не споткнулась, проходя мимо каталки. Мне почему-то подумалось, что это та самая, на которую меня уложили прошлый раз. А потом пришло воспоминание о странном видении и меня окатило горячей волной.
  Все было так реально, я даже как будто ощущала на себе...
  Да что же это такое? Что за наваждение? Я схожу с ума! Точно! Нет, все эти бредовые мысли об Александре Варанте следует выбросить из головы и сосредоточиться на деле или, на крайний случай, на ужине с Ройсом. Мысли о Ройсе немного привели меня в чувство и подтолкнули к тому, что воспоминания о неестественно реальной картинке с участием доктора Варанта немного поблекли.
  - Там какие-то семейные дела, - говорила Камилла, усаживаясь в кресло, стоящее возле письменного стола. На этом самом столе, кстати, царил безупречный порядок. Папочки были сложены с одной стороны, канцелярские принадлежности - с другой. - Ты же знаешь Виктора. Ему никто не может отказать. Даже Алекс.
  Ройс кивнул и задумался, потом посмотрел на меня и тряхнул головой, как бы отгоняя непрошеные мысли.
  - Расскажи, что тебе удалось узнать? Я о теле?
  - Молодой парень. Здоровый, сильный, активно занимался спортом. Ни наркотиков, ни алкоголя не обнаружено. Все органы в порядке, он ничем не болел. Примерно в шестилетнем возрасте был перелом локтевой кости. Срослась хорошо. Где-то лет в шестнадцать-семнадцать перелом ноги, возможно, неудачное падение или другая причина, но все срослось хорошо. Травмы были, но это можно объяснить занятиями спортом. А в остальном здоровый крепкий парень.
  Камилла замолчала. В воздухе стало сгущаться напряжение. Оно ощущалось просто на физическом уровне, рискну предположить, что сейчас все думали об одном и том же.
  Молодой парень, у которого еще вся жизнь была впереди, умер страшной смертью. И это напрягало всех, выбивало из колеи.
  - Что еще? - Ройс нарушил затянувшееся молчание.
  - Все также. Умер от обширной кровопотери, как и Линда Маруанти. Все тело изрезано острым предметом, скорее всего атамом. Я потом принесу отчет с предполагаемой формой, длиной и размером. Пока не успела все сопоставить, - она снова замолчала, а потом вскинула на Ройса свои потрясающие черные, как сама ночь глаза. - Он не сопротивлялся. Совсем. Эти твари просто обездвижили его чем-то. И это не зелье. Никаких следов я не нашла, но еще буду пробовать, возможно, пока просто не отыскался нужный катализатор. Но по предварительному заключению - это было заклинание.
  И они оба резко посмотрели на меня.
  - Что? - не выдержала я.
  - Ничего, - отозвался Ройс. - Просто очень жаль, что ты еще не владеешь своими силами. Тогда бы было намного проще.
  - Не понимаю. Как это относится...
  - Никак, - резко перебила меня Камилла и повернулась к Ройсу. - А ты думай, что говоришь. Она же ребенок совсем. Ничего не знает и не умеет. Даже если бы ее сила уже пробудилась, все равно, Лиза ничего не смогла бы сделать. Кто ее учил? Кто вообще, в состоянии сейчас ее чему-нибудь научить? - она распалялась все больше и больше и уже почти кричала.
  - Я никого ни в чем не обвиняю, но...- попытался оправдаться страж, но Камилла не стала слушать.
  - Вы все мне надоели со своими играми и перетягиванием одеяла, каждый в свою сторону. Оставьте девочку в покое или, я вам клянусь, вы будете иметь дело с моим кланом!
  - Эй, ребята, брейк, - встряла я, потому что заметила, что черные глаза Камиллы стали отчетливо отливать серебром. - Я вас все равно не понимаю, поэтому давайте вы не будете при мне говорить так, будто меня здесь нет.
  Они оба замолчали и только сверлили друг на друга злыми взглядами. Камилла не выдержала первой. Она резко повернулась ко мне и сказала:
  - Никогда, никому ничего не обещай. И не присягай на верность и вообще, держись от этих... мужланов подальше. Ты слишком ценный приз, чтобы они не попробовали привязать тебя. Запомнила? Никому ничего не обещай! И доверься Трику. Он хоть и прожженный интриган, но должен тебе и твоей семье, поэтому не причинит тебе вреда.
  Пока она говорила, я только глазами хлопала, а когда уже собралась завалить неожиданную подругу вопросами, поднялся Ройс.
  - Хватит, - он резко оборвал Камиллу. - Лиза, нам пора.
  Я не знала, что мне делать. Идти за ним или попытаться выведать у Камиллы побольше подробностей. Но помощница доктора Варанта решила за меня. Она наклонилась ко мне и зашептала:
  - Ройс тоже не последняя сволочь. Ему можешь верить, но все равно будь настороже. Все-таки свои ему всегда будут дороже. Важнее станет только его пара, но когда он еще ее встретит?
  - Лиза, - раздался из коридора голос стража, и Камилла улыбнулась мне уже совсем по-доброму.
  - Иди. И, знаешь, что? Завтра вечером, я тебя похищаю. Пусть эти мужчины сами занимаются своими расследованиями, а мы пойдем отдыхать, - она воинственно посмотрела в сторону Ройса. - А то эти, нехорошие личности, совсем тебя загоняют. Что поделаешь, мужчины, они совершенно не умеют отдыхать и расслабляться.
  Следуя за стражем к выходу из участка, я никак не могла выбросить из головы слова Камиллы. Что она имела в виду? Почему мне надо быть осторожнее? Да, боюсь, кроме капитана мне никто этого не скажет. А Трик как будто специально избегает встречи со мной.
  Возле машины, Ройс обернулся и, окинув взглядом, от которого у меня даже дыхание слегка сбилось, произнес:
  - Ты можешь не ехать со мной к родителям Николаса. Это не очень приятно, общаться с родственниками убитого. Я справлюсь сам, а ты езжай домой и отдохни.
  Я удивленно посмотрела на стража. Он, несомненно, услышал слова Камиллы о том, что они меня загоняют. Рациональное зерно во всем этом есть, но я не собираюсь строить из себя кисейную барышню, тем более, сейчас, когда появился шанс наконец-то заняться чем-то действительно интересным, а не бумажки перебирать, да копии отчетов делать.
  - Спасибо за беспокойство, но я хочу поехать. А вдруг они смогут нам что-нибудь рассказать? Что-то, что прольет свет на всю эту ситуацию. Я еду с тобой.
  - Как хочешь, - вздохнул страж. - Но потом не жалуйся.
  - Боишься выговора от Камиллы? - поддела я его.
  - Нет, Камиллы я точно не боюсь, хотя она действительно может быть опасной. За все время нашего знакомства я успел узнать все ее маленькие и не очень секреты. Но тебе не следует безоговорочно доверять всему, что она говорит, - Ройс уже усаживался в мою машину на водительское место.
  - Почему? - я открыла дверь с пассажирской стороны, но не спешила садиться. - Камилла не кажется мне заинтересованной в том, чтобы причинить мне вред. К тому же она единственная из всех, кто ведет себя со мной нормально.
  - Камилла не причинит тебе вреда намеренно, - Ройс уже сидел на водительском сидении и готовился включить зажигание. - Садись в машину, поехали.
  - А тебе не кажется, что ты слишком уж собственнически распоряжаешься моим имуществом? - недовольно буркнула я, усаживаясь на пассажирское сидение и пристегиваясь.
  - В смысле? - страж повернулся ко мне и удивленно приподнял брови. Он, что и правда не понимает?
  - Это моя машина, - теперь и я повернулась к нему, с вызовом глядя в янтарные глаза.
  Медленная ленивая и какая-то тягучая улыбка появилась на его губах, в глазах сразу же заплясали лукавые бесенята и страж, наклонившись ко мне так, что теперь я чувствовала его дыхание на своей щеке, произнес:
  - Я мужчина, а значит, всегда главный.
  Я даже задохнулась от такого высказывания.
  - Что? Главный он! Принадлежность к мужскому полу еще ни о чем не говорит.
  И снова эта улыбка, от которой у меня сердце пропустило удар и дыхание перехватило.
  - Ну, согласись, что я сильнее, умнее и серьезнее, чем ты. Поэтому и поведу тоже я.
  Я, конечно, могла бы, и возразить, и тысячу причин придумать и озвучить, но не захотела. Его близость волновала меня, во рту пересохло, и я машинально облизала губы, а когда заметила, каким взглядом Ройс проследил за этим, в принципе, почти невинным жестом, меня окатило жаром, в животе все сжалось в тугой комок.
  Мы замерли друг напротив друга, у меня на тот момент совсем никаких мыслей в голове не было, кроме одной - мне до боли хотелось почувствовать его губы на своих, хотелось зарыться пальцами в светлые волосы, хотелось...
  Откуда-то раздался резкий гудок, он-то и вывел меня из странного состояния. Дернувшись, как от удара, резко отвернулась к окну. Страж коротко рыкнул, мне даже показалось, что он был недоволен тем, что нас прервали, но все-таки завел машину и выехал с парковки.
  Ехали молча, я старалась справиться со смущением и ярко горящими щеками, на Ройса не смотрела. Что-то висело в воздухе и это что-то могло называться по-разному, но я предпочитала думать, что это просто жара, странное обострение чувств. Ройс же говорил, что теперь я все буду чувствовать острее. Вот оно и проявилось. Но мне почему-то очень не хочется думать, что моя симпатия (да, да, назову это пока именно так) к Ройсу - это всего лишь следствие просыпающихся сил. Я, конечно, редко когда позволяю себе нечто подобное, но... почему бы нет? Он мне нравится, я ему, кажется, тоже. Почему бы и не попробовать?
  И в этот самый момент я совсем не думала о том, что мы вроде как почти напарники, и будет не слишком-то красиво завести роман на работе. Кого это волнует, в самом-то деле?
  И только на самом краю сознания у меня появилась мысль о том, что все это может быть не по настоящему, но я быстро от нее избавилась. По-настоящему или нет, не буду ломать себе голову над подобными вопросами. К тому же еще никому не мешал легкий флирт и, ни к чему не обязывающий роман. А если все начнет выходить из-под контроля, то всегда можно будет...
  Лиза! О чем ты думаешь?! Какой роман?! Какой флирт?!! Это они все виноваты! Я тряхнула волосами и постаралась переключить мысли на что-то другое, на убийство, например.
  Долго раздумывать не получилось. Мы приехали. Когда я уже открыла дверцу и почти выпрыгнула на мостовую, меня остановил тихий голос стража.
  - Лиза, подожди!
  Ждать мне не хотелось совершенно. И слышать что-то вроде, прости, не знаю, что на меня нашло, тоже не хотелось. Потому я сделала вид, что не услышала и уже почти выбралась на мостовую, как сзади меня обхватила сильная мужская рука и буквально втянула обратно.
  - Посмотри на меня, - извиняющихся ноток в его голосе не было совершенно, теперь он мне приказывал. И это взбесило. Я только что тут себе таких предположений настроила, так все дальнейшие события напредставляла, а он...
  Я резко развернулась и вперила горящий негодованием взгляд на стража. Он улыбался! Побеносно так улыбался. Как будто все это его забавляло.
  - Не надо мне ничего говорить! - лучшая защита - это нападение, а потому я не стала ждать, пока он первый начнет. - Мне, в принципе, надоели все ваши тайны и секреты! Я не понимаю, что со мной происходит, даже собственными чувствами и эмоциями владеть не могу, и это бесит! Понимаешь? Я устала от того, что все вокруг знают обо мне что-то такое, чего не знаю я!
  - Подожди! - Ройс поднял обе руки в защитном жесте. - Я хотел не об этом поговорить с тобой, но если ты настаиваешь...
  Я покраснела снова, но тут же взяла себя в руки и деловым тоном поинтересовалась:
  - О чем ты хотел сказать?
  - Всего лишь, хотел предупредить, что Трик уже сообщил родителям Николаса о том, что случилось с их сыном. И попросить тебя пообщаться с матерью парня. Ты женщина, у тебя лучше получится выяснить у нее какую-нибудь информацию, если она, конечно, что-то знает.
  Я кивнула и выбралась из машины. Ну вот, теперь ко всему прочему я буду переживать из-за своей несдержанности. Налетела на него, обвинила черте в чем. Хотя, почему это я должна о чем-то переживать? Да они в своем участке постоянно испытывали меня на прочность! Уверена, что еще и хихикали за спиной, когда удавалось застать меня врасплох. Стоит только вспомнить мои ощущения при знакомстве с тем же Антоном. Вот, кстати, кажется, я знаю, кто там полуинкуб.
  Родители Николаса жили в приличном районе. Небольшой аккуратный домик среди нескольких десятков, похожих друг на друга, строений, чем-то напоминал, наше с тетей Джинал жилище. Вдоль дорожки, ведущей к парадному входу, цветут розы, газон ровно подстрижен, на боковой веранде виднеются плетеные кресла. Все вокруг дышит покоем и умиротворением. Так и хочется сказать, что здесь живет счастливая семья.
  Все изменилось, стоило нам войти внутрь. Гнетущее ощущение того, что в этот дом пришла беда, просто висело в воздухе. Оно окутало меня словно туман. Я поежилась и обхватила себя руками за плечи. Сейчас здесь мне было не уютно, гнетущая атмосфера несчастья давила на меня словно толща воды. Создавалось впечатление, что дом переживал горе наравне со своими хозяевами: не было слышно ни музыки, ни работающего телевизора, из кухни не доносилось никаких запахов, хотя я уверена, что обычно здесь что-то пекут или готовят. Даже пышная герань в ярких цветочных горшках опустила листья. Все в этом доме было пронизано горем, страданием. Мне даже заплакать захотелось.
  Ройс, уловил мое странное состояние и, обняв за плечи, в попытке поддержать, слегка прижал к себе. Я слабо улыбнулась стражу, но высвобождаться из его захвата не спешила. Мне так было уютнее. Его близость сейчас внушала мне спокойствие и уверенность в себе, и нисколько не была интимной.
  Встречал нас мужчина средних лет. Высокий, статный, с сединой на висках и бесконечным горем, плескавшимся в карих глазах. Сегодня он потерял сына и, на самом деле, глубоко переживал свое горе.
  - Проходите, - произнес господин Рамли, шире распахивая дверь. - Капитан Трик сказал, что вы посетите нас. Я сейчас позову жену, но она совсем плоха. Никак не может придти в себя и...
  Он запнулся на полуслове, махнул рукой в приветственном жесте и сразу же отвернулся.
  - Спасибо, господин Рамли, - произнес Ройс. - Примите наши соболезнования и уверения в том, что мы сделаем все возможное, чтобы...
  Господин Рамли не дал Ройсу договорить, еще раз сделал приглашающий жест и скрылся за дверью, ведущей на лестницу. Отправился звать жену. Мы прошли в гостиную. Здесь было уютно, вышитые подушки раскиданы на диване и в креслах, стены завешены фотографиями в недорогих рамках. Со всех снимков на нас смотрела счастливая семья. Отец, мать, сын, запечатленный во всех возрастах, по мере взросления. Вот он еще совсем крошечный, а рядом висит снимок, с которого нам улыбается уже школьник, поднимая над головой кубок - наверное, выиграл какой-то приз, Камилла говорила, что он спортсмен. А вот первая поездка на велосипеде, он здесь такой милый, и поход с отцом на рыбалку. Счастливая семья.
  - Ройс, - я позвала тихо, - а Николас был магом или как-то так?
  Страж кивнул.
  - Его родители тоже. По крайней мере, отец, точно.
  - А как вы это узнаете? Чувствуете или у вас есть перепись или регистрация?
  - На уровне интуиции. Я почти всегда могу отличить обычных людей от... - договорить он не успел, из-за двери послышались шаги и наконец-то появились родители Николаса.
  Его мать была совсем миниатюрной, еще молодой и привлекательной женщиной. Но сегодня ее сломило горе. Она уже не плакала, но ее синие, как летнее небо глаза, были затуманены болью.
  
  Глава 15.
  
  - Мы понятия не имеем, как Ник оказался в том отеле, - говорил господин Рамли. - Он собирался пойти на нон-стоп. Очень любил старые фильмы.
  Ройс о чем-то еще спрашивал отца Николаса, а я следила за его матерью. Госпожа Рамли тяжело переживала утрату сына, и было видно, что она находится под воздействием изрядной доли успокоительных, но от меня не укрылось едва различимое выражение, проскользнувшее на ее лице, стоило мужу заговорить о кино. И как говорил Ройс, они чувствуют себе подобных, сверхъестественных существ на подсознательном уровне, так и я почувствовала, что есть что-то такое, что эта женщина не говорит нам. Вот просто кожей почувствовала. Даже сама не могу объяснить природу этого странного ощущения, но оно было. Возможно, все дело в странных зарождающихся способностях мага, не знаю, но следующее мое предложение стало неожиданностью даже для меня самой.
  - Госпожа Рамли, а не выпить ли нам чаю? - я сказала это громко, прерывая Ройса, который в этот момент задавал какой-то вопрос отцу Николаса и на меня все обернулись.
  В глазах Ройса сквозило понимание, он явно догадался, что я хочу, а вот господин Рамли глянул на меня предупреждающе, как будто хотел сказать, что я вторгаюсь на очень зыбкую почву, и мне не стоит продвигаться в этом направлении дальше. Одна лишь госпожа Рамли покорно поднялась и направилась в кухню.
  - Я вам помогу! - сорвалась с места и заторопилась следом за хозяйкой дома, не обращая внимания на недобрый взгляд ее мужа. Ройс в это время снова задал ему какой-то вопрос, чтобы отвлечь.
  Госпожа Рамли двигалась, словно во сне. Она машинально поставила чайник, так же машинально достала чашки и потянулась за чаем.
  - Госпожа Рамли, скажите, - не стала долго ждать я, - а вы и правда не знаете, что Николас делал в том отеле? Мне почему-то показалось, что вы не хотите говорить при муже. Я права?
  Женщина вздрогнула, сгорбилась, и плечи ее затряслись от беззвучных рыданий. Я тут же оказалась рядом и обняла ее, успокаивая и давая возможность выплакаться, действовала, словно по наитию, не отдавая себе отчета в своих действиях, но откуда-то зная, что все это правильно.
  - Ник познакомился с девушкой, - шепотом произнесла женщина, утирая красные от слез глаза. - Он не хотел говорить отцу. Вы не подумайте, они были очень близки, но у Ника впервые возникло такое чувство, такое... - она на мгновение задумалась, и ее глаза прояснились, - первая любовь - это всегда так красиво. Он только мне сказал, я же мать, - она снова спрятала лицо в ладонях.
  Я обняла ее за плечи и молчала. А что я могла сказать в данном случае? Начать выспрашивать, что еще ей известно? Я, понимала, что это необходимо, но... не могла. Лучше просто подождать, пусть она сама выскажется.
  - Ник, он такой...такой счастливый был. Он на свидание собирался. Не знаю даже, успел или нет. Я когда узнала, - она замолчала, пытаясь сдержать рвущиеся наружу рыдания, потом продолжила, - все пыталась вспомнить, как ее зовут. Девушку ту. Имя у нее необычное... Милана... или Рената... не могу вспомнить.
  А меня словно молнией ударило:
  - Марина?
  Госпожа Рамли подняла на меня заплаканные глаза.
  - Да, да, точно... Марина. А откуда вы знаете? - она смотрела на меня, а я кусала губы, и мысли проносились в голове со страшной силой. Вот как его заманили в отель. Надо поговорить со знакомыми Брокена. Уверена, что он тоже незадолго до убийства Линды с девушкой познакомился. Или, возможно, сама Линда...
  - Это она?! - вдруг высказала страшное предположение мать Николаса. - Это она во всем виновата? Эта тварь сделала эти все ужасные вещи с моим мальчиком? Это...
  - Нет, нет... госпожа Рамли, пожалуйста. Мы не знаем, пока кто во всем этом виноват, просто всплыло имя девушки в процессе расследования, но еще совершенно ничего не известно. Вполне возможно, что она тоже жертва...
  Я закусила нижнюю губу, задумавшись. Так все-таки эта Марина не просто так оказалась в отеле. И это из-за нее горничная боялась подниматься на третий этаж. Теперь узнать бы, кто такая эта загадочная госпожа в дорогих шмотках и с настоящими камнями в украшениях?
  Чайник уже вовсю закипал на плите, из носика белесой струей валил пар, но, ни я, ни госпожа Рамли не обращали на это никакого внимания. Я думала, а несчастная мать пристально наблюдала за сменой выражений на моем лице. Она немного оживилась и даже глаза, все еще затуманенные слезами, теперь смотрели на меня более осмыслено.
  Она подошла ближе, сжала мои руки своими холодными пальцами и попыталась поймать мой взгляд. Я старательно отводила глаза, памятуя о предостережении доктора Варанта.
  - Вы же скажете мне? - умоляющим шепотом произнесла она, не оставляя попыток заглянуть мне в глаза. - Скажете, кто виноват в смерти моего мальчика. Я хочу посмотреть в лицо этому выродку. Хочу знать за что? Почему?..
  На большее ее не хватило, несчастная женщина снова захлебнулась рыданиями и, отпустив мои руки, спрятала лицо в ладонях.
  - Госпожа Рамли, - я обняла ее за плечи и подвела к стулу, стоявшему возле кухонного стола, помогла ей сесть и сама опустилась рядом на корточки. - Я обещаю вам, что преступник будет наказан. Мы найдем его и заставим за все заплатить.
  Не думаю, что эти мои слова смогли облегчить ее горе, но сама себе я сейчас дала клятву, что сделаю все от меня зависящее, чтобы выполнить это обещание. Я даже приму магическое наследие, если поможет, хоть и не знаю, в чем оно заключается.
  На пороге кухни показался Ройс, он постоял с минуту, а потом сделал мне знак, что пора уходить.
  Прощание с семейством Рамли вышло не очень. Мать Николаса все никак не могла успокоиться и сдержать рыдания, ее муж смотрел на меня с неодобрением, но, тем не менее, вполне вежливо попрощался.
  Уже в машине, я обернулась к Ройсу.
  - Ты сказал, что отец Рамли сверхъестественное существо. А мать? Она тоже?
  - Лиза никогда не называй никого существом, - произнес Ройс, поворачивая ключ, - не все воспримут это адекватно. Можно нажить себе врагов или огрести неприятностей.
  - Буду знать, - коротко отрезала я. - Но ты не ответил.
  - Нет. Она обычный человек. Да и отец не слишком сильный маг. Он не практикует совсем.
  - А Николас?
  - Они даже не подозревали, что в нем есть сила, - покачал головой Ройс.
  - История повторяется. И на этот раз жертвой стал неинициированный маг, который и не подозревал о том, что он вообще не совсем человек, - я поймала кончик косы и принялась теребить его. - Почему? Именно вот такие, слабые, даже не имеющие представления о том, что они вообще что-то могут?
  - Сейчас едем в участок. Надо все-таки расспросить Винса, что там с ритуалом. И, возможно, Антону удалось выяснить что-нибудь про нашу таинственную гостью из двести одиннадцатого номера. Что-то мне подсказывает, что она не просто так оказалась на лестнице. Потом надо будет поговорить с друзьями Николаса. Как-то же он оказался в отеле, вместо того, чтобы быть в кино.
  - Его мать сказала, что он и не собирался в кино,- произнесла я, наблюдая за стражем и пытаясь по выражению его лица уловить эмоции. - Он недавно с девушкой познакомился и пригласил ее на свидание.
  - Что за девушка? - оживился Ройс. - Надо с ней встретиться. Возможно, она прольет свет на то, что с ним произошло.
  Я предвкушающе улыбнулась.
  - А вот тут начинается самое интересное. Ее зовут Марина. И госпожа Рамли больше ничего не знает о ней, но познакомился ее сын с этой девушкой совсем недавно.
  Ройс выругался сквозь зубы.
  - Тогда понятно, как он оказался в отеле. На свидание пришел.
  - Ага. Только все равно остались некоторые моменты, которые мне не понятны. Почему его никто не видел? И почему эта Марина засветилась? В "Серебряной черепахе" ее не было.
  - Там все спихнули на Брокена. Но и он непонятно что делал в мотеле. Но никакой Марины, там точно не упоминалось, - произнес Ройс, но было видно, что он задумался. - А знаешь, ты права. Много несостыковок.
  В участок мы приехали уже в конце рабочего дня. Хотя, по ощущениям здесь всегда так. Пусто, тихо, практически безлюдно. Отсутствие посетителей могло бы навести на определенные мысли, но я уже знала, что нормальных людей в этом участке все равно нет. Так чему удивляться? Остается только изумиться тому, как все это остается незамеченным обычными людьми. В том, где никто не знает о существовании оборотней, магов и остальной нечисти. Я поежилась, вспоминая слова Ройса о том, что магия творит чудеса. Вот уж, в самом деле. И как им удается все это скрывать? Ведь о существовании восьмого участка правопорядка, я знала еще и во время учебы. И многие из моих однокурсников мечтали попасть сюда на практику или стажировку. Только вот повезло с этим мне. И теперь я понимаю, почему. Но, пока еще не знаю, как Трик вообще узнал о моем существовании. С ним надо поговорить и как можно скорее. Откладывать этот разговор дальше, не имеет смысла. Итак тетя Джинал, уехала совсем не вовремя. У меня, вообще, впечатление складывается, что все это не случайно, и они оба избегают меня.
  Я бодро топала вслед за Ройсом на второй этаж, размышляя о том, как мне заставить капитана рассказать всю правду. Ведь обмануть меня или недосказать что-то важное - раз плюнуть. Я вообще ничего не знаю, ни о себе, ни о том, что происходит вокруг меня, и уж точно, даже представить себе не могу, что будет дальше. Или все-таки могу? Учитывая одно очень занимательное видение, природу возникновения которого, я так и не поняла.
  В зале управления находилось лишь пара стражей, среди них я заметила Антона, который увлеченно печатал на компьютере, заткнув уши наушниками, Браславски, который пытался что-то донести Винсу. Последний был возбужден до предела, размахивал руками и едва ли не подпрыгивал от нетерпения. Я впервые видела нашего "психолога" таким. И это было бы даже смешно, если бы он не сорвался с места, стоило нам с Ройсом показаться на пороге.
  Винс подлетел к стражу, схватил его за руку и потащил куда-то по коридору, все время возбужденно что-то рассказывая. Мы с Браславски переглянулись и, не сговариваясь, направились следом.
  Ларкин привел нас в одну из комнат для допроса, ну, то есть в обычном участке, это помещение можно было бы так назвать. А какую роль оно выполняло здесь, даже предположить не берусь.
  На столе, привинченном к полу, были разложены какие-то книги и рукописи, последние, кстати, устилали и пол рядом с креслом.
  - Я всю ночь искал описание ритуала! - выговаривал Винс Ройсу, воинственно наступая на него и размахивая руками. - А потом еще полдня сверял и перепроверял все! Ты не поверишь, что я нашел! Это...
  Тут он запнулся, увидев, как мы с Браславски входим в помещение и растеряно перевел глаза на Ройса.
  - Все в порядке! - ответил тот на невысказанный вопрос. - Рассказывай, что нарыл.
  - Да?... хм... ну, ладно, - Винс немного замялся, но было видно, что ему не терпелось все рассказать. - Это очень древний ритуал. Он подразумевает под собой полное изъятие силы у мага. Он относится к запрещенным и даже есть какой-то закон, который предусматривает смерть тому, кто рискнет провести его. Закону лет уже больше тысячи, но его никто не отменял, да и, если уж совсем честно, то ритуал этот тоже не проводился давно. А так как он запрещенный, да еще и имеет под собой темную структуру, то все описания и схемы, касающиеся его, были изъяты и уничтожены. По крайней мере, так считалось до сих пор.
  - Но тогда, как его смогли провести сейчас? - спросил Ройс. - И как ты нарыл его описание, если вся информация была уничтожена?
  - Я все могу, - без тени смущения произнес Ларкин. - А вот как этот ритуал и его описание могли найти преступники, не знаю. Но ты же и сам прекрасно понимаешь, что уничтожить что-то бесследно не представляется возможным. Кто-то что-то знал, кто-то слышал, кто-то взял и записал, а потом эти записи попали не в те руки. Существуют еще и семейные гримуары, которые передаются из поколения в поколение. Да и поговорить с архивариусом Кантемиресов стоит. У них в архивах много чего интересного хранится. Вдруг, кто-то в последнее время интересовался этим ритуалом? - при этом в глазах Винса зажглись мечтательные огоньки, было видно, что он и сам не против поселиться в архиве загадочных Кантемиресов.
  А я при упоминании небезызвестного имени, навострила ушки. После того, как Камилла обмолвилась, что доктор Варант является наследником некоронованных королей нашего мира, я уже поняла, что эти самые Кантемиресы не простое семейство. А теперь вот еще, какие подробности всплывают. У меня на языке вертелся целый ворох вопросов, но пока я не решилась их задавать. Послушать нашего гения, в теперешних условиях было гораздо важнее и познавательнее.
  - Уже несколько тысячелетий его никто не проводил, потому-то я и не сразу сообразил, что это такое. Но, вся суть этого ритуала в том, что с его помощью, можно отнять магические силы и передать их тому, у кого вообще нет способностей к магии и колдовству!
  Винс закончил и смотрел на нас с таким превосходством во взгляде, что я даже была готова умилиться. Что там Ройс говорил? Вот это вот сильный маг? Да он же еще совсем ребенок, несмотря на то, что старше меня на пару лет. Только детям свойственна вот такая вот чистая, ничем не омраченная радость от решения сложной задачки.
  - То есть, ты хочешь сказать, что наш преступник не маг? - задумчиво произнес Ройс, поглаживая подбородок.
  Повисла тишина, все задумались о происходящем и о том, чем все это грозит.
  - Не выходит,- решила высказать свои предположения я, проходя вглубь помещения и присаживаясь на один из стульев, Вацлав опустился на соседний и теперь стоящим остался только Винс, который переводил взгляд с одного на другого стража, стараясь не смотреть на меня. Но получалось у него не очень и потому, я время от времени ловила на себе его взгляд. А когда это случалось, то Винс краснел весь от макушки до пяток и снова отводил глаза.
  - Почему? - Браславски первым нарушил тишину, выжидательно уставившись на меня.
  - Запах! - бросила я лишь одно слово и по выражению, промелькнувшему в янтарных глазах Ройса, поняла, что он догадался.
  - Для того, чтобы скрыть запах не обязательно быть магом, можно просто прикупить какой-нибудь амулет или зелья, теперь этого барахла предостаточно, даже в интернете продается. Надо лишь знать, что именно ты ищешь,- вклинился в разговор Винс и тут же покраснел. - А вот тот факт, что ритуал проведен по всем правилам - наводит на определенные мысли. Смертный не мог так все провернуть, - теперь Ларкин уже был ярко бордового цвета, даже уши пылали.
  - В отеле камеры были испорчены с помощью магии. Горничная опять же подверглась внушению. Слабому, но все же, - это Ройс подхватил эстафету и размышлял вслух.
  - И ты сам говорил, что Брокен был под сильным внушением,- вспомнила я.
  - Ройс, ты же вроде говорил, что при проведении ритуала их было трое?- вклинился в беседу Вацлав. - Откуда сведения? Я так ничего и не смог увидеть. Там блок стоит чересчур сильный.
  Это что получается? Что Ройс не сказал о том, что видение было у меня? Я удивленно посмотрела на стража и перевела взгляд на прорицателя. А в голове тут же закрутились мысли и столько вопросов вдруг появилось.
  - Это я увидела.
  Тишина наступила мертвая. И Вацлав и Винс смотрели на меня с таким выражением, как будто перед ними невиданная зверушка только что заговорила. Я снова поежилась и обхватила себя руками за плечи. Этот мой жест тут же вырвал всех из состояния полного стазиса. Винс больше ни на кого не гляди кинулся перебирать какие-то свитки на полу, что-то бормоча себе под нос, а Вацлав подался вперед, уперся локтями в стол и направил на меня внимательный взгляд, который, казалось, просвечивал меня насквозь. Ну, так посмотрел, что мне под этот стол спрятаться захотелось.
  - Ты можешь видеть прошлое? - и столько изумления было в его вопросе, что мне стало еще больше неуютно, и я лишь кивнула, опустив глаза. - Невероятно!
  - Я пойду, - окончательно смутившись под его взглядом, встала, - Мне еще нужно с капитаном поговорить.
  В настоящий момент у меня было лишь одно желание - позорно сбежать от такого неприкрытого любопытства, но мне на плечо легла горячая ладонь Ройса, заставляя плюхнуться обратно на сидение.
  - Не беги,- тихо шепнул мне страж. - Вацлав один из немногих, кто может помочь тебе разобраться в том, что происходит, - и, уже громче, добавил. - А я пока поговорю с Антоном. Может, нам повезет, и ему удалось узнать, что это за загадочная Марина, - Ройс встал и направился к выходу, а я следила за ним, как за последней надеждой.
  Когда он скрылся за дверью, снова опустила глаза. Так и сидели: я смотрела на обшарпанную столешницу, Браславски на меня, и только Винс сидел на полу и увлеченно рассматривал что-то в своих свитках и книгах. До меня доносилось лишь его сопение.
  - Это было один раз или нет? - прервал затянувшееся молчание страж. - Видение, я имею в виду.
  - Один,- едва слышно произнесла я. Рассказывать про то, что я увидела в морге, мне совершенно не хотелось. - Я вообще не поняла, что произошло. Просто случайно оказалась в пентаграмме, и все повернулось так, как будто это я была на месте Линды и смотрела на все ее глазами.
  - Спонтанное видение, - кивнул Вацлав. - От него никто не застрахован, но... не понимаю, - он покачал головой.
  - Что-то не так?- рискнула спросить я. - Ройс тоже очень удивился, когда я ему рассказала. Я не должна была это видеть или что?
  - Не должна,- Браславски в задумчивости покусывал губы.
  - Заклинательницы не обладают подобным даром,- раздалось откуда-то с пола и мы с Вацлавом синхронно наклонились, чтобы увидеть, сидящего среди реликтовых книг, Винса. Его глаза возбужденно блестели за стеклами очков, на лице горел лихорадочный румянец. - Сила заклинательницы в том, что она может управлять стихиями. Видения из другого раздела магии, будь они хоть из прошлого, хоть из будущего.
  - Кто? - Я ошеломленно моргнула и во все глаза уставилась на Винса. Это он мне сейчас выдал самую главную тайну? Вот так вот просто взял и рассказал то, что никто не хотел говорить? Браславски тоже это понял, он крякнул, но не успел и слова вставит, как гений восьмого участка продолжил:
  - Во все времена заклинательниц боялись, ненавидели и преклонялись перед их силой. Сила любой заклинательницы, как следует из названия, в слове. Всего лишь одним словом, наполненным силой, она может перевернуть небо и землю, заставить реку течь вспять и вскипятить океан. Одним лишь словом, заклинательница может уничтожить все живое на земле или породить новую жизнь...
  Он говорил и говорил, а мне становилось все страшнее и страшнее. Мороз побежал по коже, внутренности сжались в тугой комок, я просто оцепенела от открывшейся мне информации.
  - С тех пор, как в совете нашли способ сдерживать силу заклинателей, они всегда служили им. Исключений не было. Да никто бы и не позволил. Свободная заклинательница - это нонсенс. Такого не было уже... - он сбился на мгновение, кинул на меня подозрительный взгляд и добавил,- до сих пор. Когда о тебе узнают, начнется хаос. Каждая из семей, захочет перетянуть тебя на свою сторону. Будет война.
  - С чего вы взяли, что я заклинательница? - мой слабый писк заставил Ларкина смутиться, но он быстро взял себя в руки. Поправил очки на носу и продолжил с таким видом, будто читает лекцию.
  - Обычно у магов, разной направленности рождается ребенок с даром. Бывают, конечно, исключения, но очень редко и не в твоем случае. Твой отец был видящим, мать - заклинательницей. Логично предположить, что ты унаследовала более сильный дар. А сильнее заклинательниц нет никого. Кстати, ты - единственная заклинательница во всех мирах, не считая потустороннего, но оттуда никому нет хода, так что...
  - А кем была моя мать? - было так странно слушать рассуждения о моих родителях от этого умника. Я же ничего о них не знала, даже не предполагала ничего подобного. А оно вон как все получается - все вокруг знали моих родителей и, наверняка, даже ставки делали... стало так обидно, что даже в глазах защипало и мне стоило неимоверных усилий не заплакать.
  Ларкин же открыл рот, чтобы выдать еще одну лекцию, как был грубо перебит.
  - Хватит! - Браславски резко стукнул по столу кулаком. Это звук прозвучал, словно раскат грома - громко и так неожиданно, что я подпрыгнула вместе со стулом, на котором сидела, но Винс даже виду не подал, что его это как-то потревожило, и продолжил:
  - Тебе стоит определиться с принадлежностью сейчас, пока еще не поздно. Трик не сможет скрывать тебя вечно.
  - Я. Сказал. Хватит! - и на этот раз Браславски не кричал, он даже голоса не повысил, но эти слова каменными плитами упали между нами. Винс смолк, покраснел и снова уткнулся в свои талмуды, а я перевела на стража горящий негодованием взор:
  - Почему все от меня что-то скрывают? Почему никто не хочет рассказать мне хоть что-нибудь? Это же меня касается?! - я начала заводиться. Еще немного и буду кричать, и топать ногами. - С какой такой принадлежностью мне стоит определиться? Что это все вообще значит?
  Я повышала голос и уже почти кричала. Как же все это мне надоело. За каких-то несколько дней этим стражам удалось полностью разрушить весь мой мир и заставить меня поверить в собственную неполноценность. Еще немного и я комплексы заработаю.
  - Знание предопределяет поведение,- произнес страж. - Не злись, но шеф прав был, когда запретил тебе все рассказывать. От твоего выбора очень многое зависит, и ты должна сделать его сама. Ты должна быть объективной, и не зависеть ни от каких обстоятельств.
  - Да с каким выбором мне надо определяться?!
  - Ты сама все поймешь, когда придет время, - заметив, что я собираюсь снова возразить, Вацлав поднял вверх руки, останавливая меня. - Я не могу тебе сказать. Такова природа моего дара. Нельзя менять то, что должно произойти, а будущее сейчас и так неопределенно. От твоего выбора зависит, каким оно станет, и я не имею права вмешиваться. Если у тебя есть дар предвидения, то очень скоро ты поймешь меня. Одно лишь слово, произнесенное неосторожно и будущее изменится. Каждый наш поступок имеет свои последствия, ты должна это понимать.
  - Я понимаю, - произнесла тихо, опустив глаза. - Но не хочу так. Я не хочу быть игрушкой в чьих-то руках, не хочу быть пешкой, которую более опытные и сильные игроки просто двигают по полю. Я так не хочу!!
  - Для того чтобы стать королевой и вести свою игру, надо постараться, - произнес страж, не отрывая от моего лица пронзительно-светлых глаз. И мне лишь на мгновение, но пришла в голову мысль, что вот теперь он и сам отступил от своего правила и просто подталкивает меня к тому, чтобы я приняла правильное решение.
  Для него правильное, а для меня? Ну, уж нет, если меня втянули во все это, то я не буду совершать опрометчивых поступков. Наоборот, буду сидеть тише воды, ниже травы и не высовываться. Как бы там ни было, но один верный совет Браславски мне дал - мне надо пока затаиться и не отсвечивать. До поры, до времени, пока не разберусь, что к чему и против кого мне надо играть.
  - Вы говорите, что про меня не должны узнать, - издалека и совсем другим тоном начала я. - Но в участке, я так понимаю все уже знают, кто я. Вы, же чувствуете своих? Как тогда мне удастся спрятаться ото всех?
  - Умная девочка, - довольно произнес страж, догадавшись, что я приняла его игру. - И ты права. Мы действительно чувствуем, друг друга безошибочно, но, твои силы еще не проснулись. А значит, и воспринимаешься нами, как обычный человек. А о том, кто ты на самом деле, знают лишь те, кому надо знать. Так что и ты особо не распространяйся, кем являешься. Это надо, в первую очередь, тебе. Много сил понадобилось, чтобы ты вообще осталась жива. Трик и так балансирует на грани, чтобы скрыть тебя, не отвечай на добро, злом, подставляя старика под удар.
  - А вообще, лично я чувствую тебя как-то странно, - не поднимая головы от какой-то книги, пробубнил Винс. - Вроде как маг, а в то же время и нет. Кто-то неплохо поработал с твоей аурой.
  - Ты ощущаешься нами как полукровка без дара, потому и интереса к себе особого не вызываешь, - пояснил Браславски, кинув уничижительный взгляд на парня на полу, - а кому-то пора прекращать все время сидеть за книгами и начинать учится общению.
  - Полукровки не вызывают интереса? Почему? - мне было интересно.
  - Не то что бы не вызывают интереса, но они обычно не имеют дара, за исключением редких случаев, потому обычно их и не принимают особо всерьез.
  - Допустим, - кивнула я, принимая объяснение. - Что это за совет? И почему я должна принадлежать им? И что мне делать с тем, что он, - я кивнула на все еще сидящего на полу Винса,- рассказал мне про силу? Мне что, молчать до конца дней, чтобы весь мир не разрушить?
  Вацлав улыбнулся и покачал головой.
  - Зачем же молчать? Без силы, ты безопасна. А силы в тебе еще нет.
  - А когда появится?
  - Не знаю, - немного грустно ответил страж. - Про это почти никому ничего не известно. Заклинательниц уничтожали столетиями - слишком сильны и могущественны они были, а те, кто остался в основном находились под неусыпным контролем совета. Знания передавались от матери к дочери. Потому-то тебе никто и не сможет помочь, - покачал головой страж.
  - А видения? - мне о многом хотелось его расспросить, но я понимала, что ни время, ни место, ни, уж тем более, источник информации, не совсем подходящий, - они откуда взялись?
  - Вот это-то и не понятно, - Винс поднялся с пола, попытался отряхнуться, но потом просто махнул рукой и пристроился на третьем стуле за столом. - У заклинательницы может быть лишь один дар - ее собственный.
  - Да, Ройс рассказывал что-то про наследственность сверхъестественных су... - я замялась, вспоминая еще одно предостережение стража, - у таких как вы, ну или я. Сила или дар могут передаваться по крови, и более сильный дар вымещает слабый, или же ребенок рождается обычным, если пара смешанная.
  Винс кивнул, поправил очки и продолжил:
  - Твой отец был видящим. Очень сильный род, древний и могущественный. Он входил в состав совета и имел нешуточный. Но теперь от Эльдонарров никого не осталось кроме тебя. Двадцать два года назад уничтожили всех, в ком текла их кровь. Ты последняя.
  Как должен вести себя нормальный человек, когда ему сообщают что-то подобное? Не знаю, я же, как выяснилось, не нормальная. У меня сжалось сердце, после этих слов, легкий морозец пробежал по спине, но и только.
  - А тетя Джинал? Я всегда считала ее сестрой моего отца.
  Вацлав покачал головой.
  - К Эльданаррам она отношения не имеет никакого.
  Я сидела пораженная до глубины души открывшимися подробностями. Известие о том, что какой-то там род Эльдонарров буквально уничтожили, так не поразило меня, как новость, что тетя Джинал, моя тетя, которая единственная у меня была всю мою жизнь, на самом деле... кто? нечто подобное мне вчера рассказывал Ройс, но... я тогда была не в лучшем состоянии и не могла адекватно воспринимать информацию. В свете же нового дня, все выглядело просто... просто... плохо это все выглядело.
  - Я не понимаю... - покачала головой, стараясь отмахнуться от всех этих известий. - Не верю. Этого не может быть...
  - Поговори с ней сама, - мягко сказал Вацлав, похлопав меня по руке. - Ей уже некуда деваться. Она расскажет тебе правду.
  Я все еще качала головой, пытаясь поверить, понять, принять... не выходило. Тетя Джинал - единственный близкий и родной мне человек. Она всегда была рядом. Заменила мне не только родителей, но и весь мир. И она любила меня. Я это знаю. Я чувствовала ее любовь на протяжении всей своей жизни. Она мне не родная? Не хочу в это верить. Вот просто не хочу, и все! И не буду.
  - Не знаю, как ты могла получить возможность видеть,- тем временем распинался Винс, - Надо разобраться. Я еще пороюсь в хрониках и книгах. Где-то у меня была генеалогия всех выдающихся магических родов. Там поищу,- он так увлекся, что совершенно не обращал внимания на то, что его никто не слушает.
  Я полностью погрузилась в свои размышления, а Вацлав наблюдал за мной.
  - Расскажи, как это у тебя получилось? Видение из прошлого? - попросил страж. Вскинула на него глаза и едва удержалась от резкого ответа:
  - А что? Сам не знаешь как это происходит?
  - Нет. У меня совсем другой дар,- миролюбиво произнес Вацлав, и мне стало стыдно за свою несдержанность. - Я прорицатель. Мой дар - видеть будущее. Хотя, не спорю, что иногда, получается, увидеть и прошлое. Но это очень сложно. У меня много лет ушло на то, чтобы научится этому. Но все равно получается не всегда.
  - Это можно по заказу? - удивилась я. - Ну, то есть, вы можете вызывать видения?
  - Не совсем. Я могу просчитать возможные варианты в будущем. Но это все относительно. Только те пророчества, что приходят сами, настоящие. Все остальное - это своего рода хорошее знание психологии, ну и еще множества различных вещей. А видеть прошлое - этого почти никто не может. Я долго учился этому, но все равно, каждый раз как будто впервые...
  Я встрепенулась после этих слов стража.
  - Но я же видела.
  - Ты видела не совсем прошлое, - снова встрял с лекцией Винс. - То есть не так. Произошло локальное переселение души. Ты говорила, что оказалась в пентаграмме. Эта фигура и так является проводником, а учитывая твой нестабильный дар и, могу предположить, что вчера ты была, не совсем адекватна из-за всплеска. Потому и произошло то, что принято называть переселением души. На какое-то время ты оказалась в прошлом в теле жертвы в тот момент пока она еще была жива и могла что-то понимать или видеть.
  - Хватит, - перебила я Ларкина. - Я все равно мало что понимаю из твоих лекций. Прости, но у меня не хватает знаний, чтобы ориентироваться во всем этом.
  - Не проблема, - просиял Винс. - Я подберу тебе книги.
  - Если бы все было так просто, - снова покачал головой Браславски. - Но у тебя не может быть такого дара. Это просто немыслимо. Все, кто могут использовать переселение, находятся под строгим контролем совета и их знают наперечет. И, если бы в тебе был этот дар, то ты сейчас бы здесь не сидела.
  - Так может все дело в том, что я заклинательница? - робкая попытка с моей стороны найти хоть какое-то объяснение.
  - Нет, - снова влез Винс. - Природа заклинательниц завязана на взаимоотношениях со стихиями. А переселение душ - это уже потоки и работа со временем и аурой. Разная природа.
  
  
  Глава 16.
  
  Я была уверена, что если дать Ларкину возможность, то он еще долго будет читать лекцию на тему потоков, магии и взаимодействия стихий или как там это все называется? Но вмешался Вацлав:
  - Хватит! Винс, ты, кажется, собирался еще книги просмотреть? Займись этим, - Браславски многозначительно посмотрел на парня и тот, снова покраснев, вернулся к своим фолиантам, снова усевшись прямо на полу. А страж повернулся ко мне:
  - Я попробую по своим каналам узнать побольше об Эльдонаррах. Возможно, все дело как раз в том наследии, что передалось тебе, но судить обо всем еще рано. В любом случае, волноваться тебе пока надо не об этом. В одном Винс прав - рано или поздно о тебе станет известно. И как бы Трик не пытался, он не сможет обеспечить тебе полную безопасность. Поэтому пока молчи и не высовывайся особо. Не стоит заявлять всему сверхъестественному миру о своем существовании. Даже если ты и не получила в наследство дар матери, то все равно, многие семьи захотят прибрать тебя к рукам.
  - Это как? - я удивленно округлила глаза. - Я же не вещь какая-то? что значит прибрать к рукам?
  - Девочка, - Вацлав покровительственно похлопал меня по руке. - Ты еще совсем ребенок с нестабильным и пока неопределенным даром. Поверь мне, когда узнают, чья ты дочь, то желающих получить такое сокровище будет очень много. А у тебя почти нет защиты, за тобой не стоит могущественный род, а Трик... Трик не сможет оградить от всех, даже использовав все свое влияние. Поэтому будь осторожна.
  - Спасибо,- кивнула в знак благодарности и тут же задала вопрос, чтобы Браславски не успел перевести тему на что-нибудь другое. - А как развить в себе дар предвидения? И все видения сбываются? А если они совсем... ну, совсем... - я пыталась подобрать правильное слово, но все никак не могла найти определение тому, что увидела в морге. И стыдно было, и в то же время... хотелось все-таки узнать, что это такое и... есть ли вероятность того, что это произойдет?
  - Нет, не все, - улыбнулся Браславски. - Иногда очень сложно их интерпретировать. Ты видишь кусочек будущего, то, что произойдет, а вот как это все случится и что именно приведет к тому, чтобы все случилось так, анне иначе, не знаешь, и потому будущее может измениться. Так что, если вдруг так произойдет и у тебя откроется именно этот дар, если ты сможешь видеть будущее, запомни главное правило - все должно произойти так, как предначертано. Иначе наступит хаос. Мы не можем вмешиваться в то, что предопределено.
  - Это все так сложно. Я совершенно сбита с толка. А прошлое? Как мое видение в том мотеле может повлиять на будущий дар?
  - Никак. Мы, к сожалению, почти ничего не знаем о силе заклинательницы. Потому и не можем с уверенностью сказать, что твоя способность видеть прошлое, не является признаком именно этого дара. Да и о видящих тоже очень мало сведений. Старые семьи бережно хранят свои тайны.
  Я молчала. Мне хотелось так много спросить, о скольком узнать, но слова не шли. В голове царил полный хаос, состоящий из разрозненных, беспорядочных мыслей. Хотелось просто послать все к демонам и забыть обо всех этих магах, оборотнях, провидцах и заклинательницах. Надоело все.
  - Как ты смогла удержаться и не уйти за грань при первом выплеске силы? - вдруг спросил у меня Браславски.
  - Я вот совсем не поняла, что вы сейчас сказали, но доктор Варант и Ройс тоже что-то такое пытались мне объяснить, - я задумалась, вспоминая, что же вчера мне про все это говорили? - Кажется, доктор Варант каким-то образом смог меня удержать. Но не спрашивайте, как он это сделал, я все равно не объясню.
  Вацлав помрачнел и даже Винс оторвался от своих книг и свитков и встревожено посмотрел на меня.
  - Варант? - тихо спросил Браславски. - Ну, что ж, значит, так тому и быть. Будем надеяться, что Трик прав, как всегда, и нам не о чем беспокоиться.
  - Что вы имеете в виду? - тут же спросила я с таким видом, что все поняли - я не отстану, пока не все не расскажут.
  - Александр Варант - наследник всего рода Кантемиресов. И это говорит само за себя.
  - Лично мне это почти совсем ничего не говорит, - насупилась я. - Какую роль играют эти властелины мира во всем, что касается меня и... и вас? - выкрутилась я.
  Мне вот было совершенно очевидно, что отвечать никто не собирался, и я уже приготовилась настаивать, как открылась дверь, и в помещение для допросов вошел Ройс. И выглядел он таким довольным, что я могла предположить только одно:
  - Ты узнал кто такая эта Марина? - и как-то известие о том, что семью моего отца уничтожили полностью, и о том, что я - страшная и сильная то ли заклинательница, в будущем способная уничтожить все живое, то ли еще какая непонятная зверушка. И даже загадочные Кантемиресы - все это отошло на второй план перед искренним любопытством и чистым, ничем не замутненным, азартом от перспективы раскрыть преступление. Первое свое преступление!!!
  - Ты не поверишь! - Ройс лучился точно таким же неприкрытым удовольствием и походил сейчас на большого кота, объевшегося сметаны, а никак не на грозного волка или серьезного стража. Если бы я сама не присутствовала при его обращении, то точно могла бы предположить, что вторая его ипостась - именно кот, ну, или там, лев какой. - Антон узнал, кто она такая и... завтра с утра мы нанесем ей визит.
  - Почему завтра? - я подскочила со стула от негодования и желания действовать. - Поехали сегодня!
  - А ты время видела? Поздно уже визиты наносить. Все завтра. Я пока отправил стража к ее дому. Пусть проследит, как бы наша птичка, куда не упорхнула. А теперь пора по домам. Идем, у нас с тобой еще тренировка, - он кивнул Вацлаву и, развернувшись, отправился на выход.
  Я вздохнула, но послушалась. Попрощалась с Вацлавом, напомнила Винсу, что он обещал мне собрать книги. Не уверена, что Ларкин меня понял, но в ответ что-то пробубнил, надо полагать, одобрительное. Я пришла к выводу, что таким образом он дал мне понять, что все помнит и обязательно сделает. Ну а если не сделает, то завтра сама ему напомню еще раз. Больше не буду перед ними на задних лапках бегать, теперь очередь стражей выполнять обещания. В конце концов, это я - страшная и могущественная не-пойми-кто! Вот и путь боятся и уважают уже сейчас, пока я в силу не вошла или как там это все называется.
  От таких размышлений меня отвлекло бурчание в собственном животе. Я только сейчас вспомнила, что за весь день съела лишь один бутерброд и тот утром. А еще я вспомнила о том, что кое-кто звал меня сегодня на свидание и обещался накормить ужином. Вот интересно, он еще не забыл об этом? Но спросить я не успела, мы уже спустились в тренировочный зал, расположенный в подвале.
  И тут выяснилось, что мне не во что переодеться. Со всеми этими нервотрепками, я совершенно забыла про то, что сегодня после смены у меня назначена тренировка с Ройсом.
  - Что же, - страж состроил задумчивую физиономию и, потирая подбородок, принялся внимательно меня рассматривать, как будто решая, что из одежды можно с меня снять, а что и так сойдет.
  - Давай перенесем тренировки? - я неуверенно подняла на него глаза. - Оговорим график и будем его придерживаться по мере необходимости.
  Ройс молчал и продолжал по-прежнему сверлить меня янтарными глазами, на мгновение, мне даже показалось, что зрачки у него вытянулись в тонкую вертикальную линию. Моргнув, я снова уставилась на стража. Нет, всего лишь, показалось.
  - Хорошо, - вдруг согласился страж, - но, в таком случае, стоит напомнить, что кто-то задолжал мне ужин.
  - Что? - я притворно округлила глаза, делая вид, что не понимаю о чем он.
  - Да-да, - покивал головой Ройс. - Все верно. Ужин.
  Мне хотелось поддержать его игру и еще немного попрепираться, но, если подумать, то нормально поужинать мне хотелось еще больше, а потому я рассудила, что слишком затягивать с согласием не стоит. А потому, притворно-грустно вздохнула, опустила глазки и согласилась.
  - Ну, если другого выхода нет, то тогда, конечно, можно и поужинать.
  Ройс лишь головой покачал, подхватил меня под руку и поволок наверх, к машине.
  Уже в дороге, я задумалась, как это ни странно о сегодняшнем деле.
  - Жаль, что мы не можем сделать ДНК-тест и выяснить в отеле с Мариной был Николас или нет, - посетовала я
  Ройс глянул недоуменно, и мне пришлось пояснить:
  - Я имею в виду эту Марину из отеля, где обнаружили тело Николаса. Было бы неплохо взять пробы и сравнить ДНК. Но, по словам горничной, в номере не осталось ничего, что можно было бы рассматривать как образец, а на камерах ее не видно.
  Страж хмыкнул что-то себе под нос - очевидно, посетовал на то, что даже во время пусть и неожиданного свидания, я не могу думать ни о чем, кроме расследования, но тем не менее поддержал тему.
  - Да, это печально, но в любом случае, я думаю, та горничная сможет ее опознать.
  - И что нам это даст? Ну, была она в отеле с мужчиной. И что с того? Мало ли, с кем она там могла быть? Слишком все наши доводы притянуты за уши. Она выкрутится, если у нее есть хоть капелька мозгов или деньги на хорошего адвоката. Надо бы поговорить с друзьями Ника, может, кто из них видел эту Марину в лицо и сможет опознать.
  - Очень может быть, - Ройс смотрел на дорогу, лишь изредка поглядывая на меня. - Но, если она принадлежит сверхъестественному миру, то никакой адвокат ей помочь не сможет. Проверка будет в любом случае.
  - Какая проверка? - удивленно вскинула глаза на стража, ожидая ответа.
  - Винса на нее натравлю, - уверенно произнес Ройс.
  - А Ларкин причем? И что значит: натравлю?
  - Ларкин - менталист. И я уже говорил, что он гений. Вытянет любые воспоминания и мысли. Только вот с Брокеном ему не повезло - у того блок стоял. Бедняга Винс до сих пор в себя придти не может из-за неудачи. Все в своих книгах ищет, как можно обойти этот блок. Но, судя по всему, там кто-то не менее опытный постарался, потому у него шансов нет. А наш гений не любит признавать неудачи.
  Да, от такой новости мне стало не по себе. И как-то слабо верилось в подобное честолюбие Винса, я воспринимала его, как мальчишку, скромного, стеснительного, полностью поглощенного своими книгами. Но, как оказалось, у каждого в участке есть своя маленькая или не очень маленькая тайна. И не стоит судить обо всех этих стражах по первому впечатлению.
  - А менталисты, они... мысли читать умеют? - осторожненько так спросила, боясь услышать ответ.
  - Читать не умеют, - хмыкнул страж. - Но могут увидеть твои воспоминания. Но, не думай, что это просто. Там особые заморочки и на это надо получить разрешение Совета. Если менталист воспользуется своей силой без этого - его ждет наказание. Да это правило касается не только менталистов. Оно имеет отношение ко всем, к оборотням, магам... да ко всем! Иначе про нас уже давно бы узнали смертные, и никакая магия не помогла бы скрыть следы.
  Я задумалась о том, что только что услышала. В принципе, рациональное зерно во всем этом было, но как-то мне не очень нравилось, что все действия координирует какой-то там Совет. И, если я правильно поняла из рассказа Браславски, Совет этот возглавляют Кантемиресы. И возникает вопрос: а как выбирают главу этого Совета? Голосованием или, как в древности выбирали королей - по праву рождения? Но задать вопрос Ройсу я не успела - он припарковался возле небольшого кафе с романтическим названием "У дяди Вилли". И откуда они только берут такие? Никогда не могла понять.
  - Приехали. Достаточно милое местечко, - произнес Ройс, улыбаясь, - по крайней мере, нас здесь покормят, и поговорить сможем без лишних ушей.
  Это заведение мало походило на кафе, скорее оно напоминало что-то вроде бара, но Ройс оказался прав, там было вполне мило: уютный зал, вдоль стен отгороженные кабинки. Да и посетителей было не много. А те, кто в этот вечер рискнули посетить заведения дяди Вилли, предпочитали как раз те самые кабинки, где можно было, расположившись на небольших, но даже с виду, удобных, диванчиках спокойно поесть, ну или поговорить, не привлекая к себе ненужного внимания. Ройс тоже направился к одной такой и уже спустя минуту, возле нас, словно из воздуха, появилась девушка-официантка с меню в потертых кожаных папках. Она мило улыбнулась стражу:
  - Давно тебя не было видно? Все в порядке?
  Ройс ответил ей не менее искренней улыбкой, и, повернувшись ко мне, произнес:
  - Моя кузина - Марта. Она не желает сидеть дома и предпочитает работать на износ, лишь бы родители не заставили ее выйти замуж. Марта - это Лиза. С сегодняшнего дня она мой напарник, - завершил представление страж.
  Марта фыркнула при первой фразе Ройса, потом окинула меня взглядом янтарных глаз, прищурилась и спросила:
  - Напарник? С каких пор Трик берет на работу женщин?
  - Я первая, - в принципе, эта Марта мне понравилась, но вот ее взгляд и последнее высказывание в мой адрес неприятно кольнуло.
  Марта пожала плечами, положила на стол передо мной меню и замерла в ожидании - по крайней мере, свою работу она знала, и навязываться не собиралась. Ройс, не обращая ни на что внимания, начал диктовать заказ.
  Спустя минут десять перед нами уже появились тарелки с едой и на какое-то время я просто выпала из жизни, поглощая пищу. Готовили здесь совсем недурно, и я просто блаженствовала на пару со своим желудком.
  - Итак, - спросила я, когда половина тарелки уже опустела. - Что там с этой Мариной. Кто такая и откуда взялась?
  Ройс хмыкнул, он тоже не остался в стороне и наравне со мной поглощал еду со спринтерской скоростью. Мне даже вспомнилась одна из присказок тети Джинал: "Хочешь узнать, каков мужчина - пригласи его на обед. За едой раскрываются многие стороны характера". Я, конечно, плохо помнила, что именно там можно было раскрыть, но при мысли о тете мое сердце сжалось. Слишком много вопрос остались невыясненными, но пока стоит отложить получение на них ответов. На меня и так слишком много информации свалилось в последнее время. Так и с ума сойти не долго.
  - Марина Драгониш. В отеле она представилась как Марина Драгон, и расплатилась за номер наличными, но... Имя редкое, вот Антон и пробежался по базе. К тому же у нас осталось ее изображение на камере. Преступники испортили камеры наблюдения в отеле, начиная с момента появления господина Бини, но Марина появилась там за несколько часов до него. Потому и попала в объектив. Но, стоит отметить, что она появилась там одна. Эта дамочка или слишком глупа, или чересчур самоуверенна, раз решила, что ее не свяжут с происходящими событиями.
  - Или она ни в чем не виновата и ее хотели подставить, - добавила я ложку дегтя. Ройс удивленно моргнул и уставился на меня в немом изумлении. - Это тоже не стоит сбрасывать со счетов. Эти преступники слишком умны, чтобы вот так глупо подставиться. А если все указывает на нее, то где гарантия, что эта Марина не является новым Брокеном?
  - Не думаю, что все так, - не согласился со мной страж. - Вполне возможно, они просто рассчитывали, что никто никогда не свяжет одно с другим.
  - И я склонна считать, что это все-таки их прокол, но ты и сам должен понимать, что они убрали администратора из "Черепахи", потому что он мог их выдать, а тут...так просто взяли и засветились? Не думаю.
  - Ладно, завтра поговорим с друзьями Рамли, возможно, кто-то из них что-то знает про таинственную возлюбленную, а потом съездим к этой Марине. Живет она в хорошем районе, осиротела в возрасте семнадцати лет, но так как, в то время находилась в закрытом пансионе для девочек, то обучение свое продолжила. Ее родители владели крупной финансовой кампанией, так что наша красавица получила весьма неплохое наследство и ни в чем себе не отказывает. Окончила она, кстати, тот же университет, что и Линда и, вполне, возможно, что они были знакомы. Только разница в направлениях. Линда изучала финансы и бизнес, а Марина - психологию.
  - А опекуны? Ей должны были назначить опекунов, после смерти родителей, - уточнила я, примериваясь с какой стороны лучше приняться за отбивную, которая пока осталась нетронутой на моей тарелке.
  - Опекуншей стала ее бабушка. Некая Агата Драгониш. Она умерла два года назад. Сама Марина ни в чем ранее замечена не была, жизнь вела тихую и скромную, насколько ей позволяло состояние, оказавшееся в ее распоряжении после наступления совершеннолетия, - продолжал страж, а я задумалась.
  - Как-то не вяжется, - наконец выразила свои мысли. - Зачем молодой, богатой и красивой девушке вся эта муть с ритуалами?
  - Не знаю, но она смертная. Никакой силы в ней.
  - Тем более, странно все это, - я задумчиво положила в рот кусок мяса и прожевала его. - А как она могла вообще узнать про существование магии и всего остального? Ну, насколько я понимаю, вы храните свои секреты весьма ревностно и посторонние обычно не посвящены во все это. Вот, если чисто теоретически, как можно узнать о том, что все эти бредни писателей-фантастов на самом деле, правда?
  - Ну, если чисто теоретически, - Ройс закончил есть и облокотился на стол, - то ты себе не представляешь, сколько смертных в курсе того, что происходит на самом деле. Иногда у смешанных пар рождаются дети без дара или нужного гена, и они становятся простыми смертными, иногда кто-то из нашего мира берет в жены-мужья смертного и таким образом опять-таки тайна может быть раскрыта. Иногда кто-то по неосторожности может выдать тайну, и так можно продолжать до бесконечности.
  - Но...разве все эти люди, которые узнают тайну, не могут рассказать кому-то еще? И тогда, что?
  - И тогда появляются книги и фильмы про вампиров, оборотней, магов и всех остальных. По большей части все эти... - он сделал паузу и очаровательно мне улыбнулся, - бредни писателей-фантастов имеют под собой достаточно правдивое основание.
  - Ты сам мне сказал, что вампиров не существует, - обиженно надулась я.
  - Дались тебе эти вампиры! - воскликнул страж. - Да, их не существует, но есть кое-кто пострашнее. И, поверь, тебе придется встретиться с ними рано или поздно. А с некоторыми ты уже знакома и ничего? Все еще жива и здорова.
  - Это да, - покачала я головой. - Только вот в своем душевном здоровье я уже начинаю сомневаться. Поехали, уже поздно. Хочу спать и подумать о многом еще надо.
  Я встала и подождала пока Ройс доставал деньги, чтобы рассчитаться за ужин.
  - Не забивай себе голову разной ерундой раньше времени, - проговорил страж, обнимая меня за талию и направляя к выходу. - Чем меньше ты сопротивляешься тому, что очевидно, тем легче будет принять все это.
  - Да, но мир так стремительно поменялся, что я уже ничему не удивляюсь. Вот сейчас смотрю на посетителей этого бара, на прохожих на улице и ловлю себя на мысли, что пытаюсь угадать, кто из них смертный, а кто нет? Это не нормально!
  - Мир не изменился совершенно, - Ройс остановился и развернул меня лицом к себе. - Он остался прежним. Это ты стала другой. Прими это. Не пытайся бороться с тем, кто ты есть и все произойдет постепенно, само собой, как и должно быть.
  - Может, ты и прав, - вздохнула я и лишь на мгновение прижалась лбом к его плечу. - Когда я смогу, так же как и вы различать, кто есть кто? - вскинула голову и посмотрела на стража.
  - Не знаю. У каждой расы это происходит по своему. Оборотни начинают ориентироваться после первого оборота, маги чувствуют других с рождения, но, как и обычные дети учатся лишь различать свои ощущения. А как это произойдет у тебя, я не знаю.
  - А почему у меня эта сила только теперь начала просыпаться? Если маги и ведьмы с рождения ей обладают?
  - Маги - да. А ведьмы нет. У них свои ступени инициации, - Ройс легко коснулся губами моего виска, посылая кучи мелких мурашек по всему телу. А потом отстранился, снова обнял меня за талию и повел туда, где оставил машину.
  - А я? - все еще пыталась добиться от него ответа, но то и дело ловила себя на мысли, что мне нравится, когда он вот так, ненавязчиво обнимает меня, словно согревая и в тоже время давая понять, что рядом и не оставит меня один на один с неприятностями.
  - Не знаю, Лиза. И не думаю, что кто-то сможет тебе ответить. Хотя, есть лишь один вариант, но к нему мы прибегнем только в самом крайнем случае.
  - Э... - я резко затормозила и уставилась на стража. - Что значит мы? И что может быть за крайний случай? И не надо меня сейчас к Трику за ответами отправлять, - добавила я, заметив, что он собирается увильнуть от ответа. Я вообще стала как-то очень хорошо понимать его мимику и настроение всего лишь за два проведенных вместе дня. Что бы это все значило?
  - Хорошо, не буду отправлять тебя к Трику, но Вацлав ведь все равно не удержался и многое тебе разболтал, - Ройс дождался моего кивка и продолжил. - Я не могу рассказать тебе все. И не потому, что не хочу, а потому, что и сам не все знаю. Но, если ты хочешь, попрошу Винса подобрать тебе книги. Возможно, ты там что-то найдешь.
  - Спасибо, конечно, но он мне уже пообещал, - я села в машину и задумалась.
  Слишком много недомолвок. Но, в одном все эти стражи правы, мне стоит принять все, как оно есть. И, учитывая намеки Браславски, сидеть пока тихо и не высовываться. А с капитаном я поговорю обязательно, но не сейчас. Сразу попробую выяснить все, что можно у Ройса, Браславски и из книг, что мне обещал Ларкин. И потом, завтра мы с Камиллой встречаемся в неформальной обстановке. Чем не источник информации? Она уже и так многое мне рассказала, вот и попробую узнать у нее что-нибудь еще.
  - О чем задумалась? - спросил Ройс, когда молчание затянулось.
  - А Камилла, - невпопад спросила я. - Она кто?
  Ройс хмыкнул, немного помолчал, а потом ответил вопросом на вопрос:
  - А сама как думаешь? Мне интересно.
  - Понятия не имею. Вампиров не существует, на ведьму она не похожа. Оборотень? Что-то не вериться. А кто еще есть, я не знаю. Демон? Или их, как и вампиров тоже придумали люди?
  - И правильный ответ почти прозвучал. Камилла и Антон принадлежат к одному роду. Но, все дело в том, что Антон еще очень молод и он полукровка. Оттого его способности намного слабее. А наша прекрасная Камилла...она суккуб.
  - Что-то такое я и подозревала. А почему Антон ее не любит? Если они родственники? - я вспомнила тот взгляд Зара, когда Камилла впервые появилась в управлении.
  - Потому что на него действует ее притяжение. А он этого не выносит. Очень ревностно относится к своей свободе. А Камилла... - Ройс на минуту задумался, подбирая правильные слова. - Она любит использовать свою силу. Ну, ты и сама была тому свидетелем.
  Я хмыкнула, но ничего не ответила. Это их дело, но мне почему-то кажется, что проблема не только в этом.
  Возле моего дома, Ройс вышел из машины, и протянул мне ключи.
  - Держи. Завтра я заеду за тобой. Так будет удобнее нам обоим.
  - Как скажешь, - вздохнула я и улыбнулась стражу. - Я так скоро привыкну к тому, что у меня есть личный водитель.
  Вместо ответа он просто привлек меня к себе и поцеловал. Поцелуй был нежным и легким, как касание крыльев бабочки, как дуновение летнего ветра. И сердце мое пропустило удар, предательские руки сами скользнули вверх по его груди и пальцы зарылись в светлых волосах. Я таяла, словно мороженое под полуденным солнцем, растекалась густым сиропом и даже на минуту не хотела прерывать поцелуй. Ройс отстранился первым, он просто прижал меня к себе и зарылся носом в мои волосы. Я чувствовала его горячее дыхание на своей щеке и от этого по всему телу проносились маленькие электрические разряды. Разрывать объятие мне совершенно не хотелось, даже появилась предательская мыслишка пригласить его...
  Нет! Я сошла с ума! Сейчас не время, да и не до того мне. Слишком много всего произошло за последние пару дней. Мне надо в себе разобраться, понять, что происходит вокруг, узнать все, что можно про свое наследие. И я уже почти собралась отстраниться от стража, но что-то не пускало. Было до дрожи приятно вот так стоять и вдыхать его терпкий запах, прижиматься к сильному мужскому телу и не думать ни о чем. Я никогда не придавала особенного значения отношениям и не сходила с ума от недостатка секса, как большинство моих подружек. Даже Джесси, с которым я встречалась весь последний курс в академии, и, наверное, была в него немножко влюблена не вызывал во мне таких чувств. И он всегда обижался на меня за это. А еще совсем недавно я едва не бросилась на шею доктору Варанту. И еще, то непонятное видение с ним. Вот черт! Я запуталась. В своей жизни, в своих чувствах, в том, что происходит вокруг.
  И страж, кажется, уловил мое настроение. Он медленно отстранился и заглянул мне в глаза.
  - Спокойной ночи, - и снова легкий мимолетный поцелуй в губы, - До завтра!
  - Да, до завтра, - прошептала я не в силах расцепить руки, которые так и лежали на его плечах.
  - Я заеду за тобой пораньше, - и снова осторожное касание его губ.
  - Я буду ждать, - как же двусмысленно это прозвучало, но зато эта фраза дала мне толчок, я убрала руки и отодвинулась от него.
  - Пока! - и он отступил, повернулся и уже спустя минуту просто растворился в сумерках, а я еще какое-то время простояла на пороге собственного дома, вглядываясь в сгущающийся мрак.
  Не знаю, сколько я бы так простояла, но тут вдруг мне показалось, что я услышала шорох гравия под чьими-то осторожными шагами. Я резко обернулась, но никого не увидела. Кажется, я становлюсь слишком мнительной и уже готова бояться даже собственной тени. Я тряхнула волосами и открыла дверь.
  Оказавшись в доме и проверив, что двери закрыты на все замки, я направилась к себе, но мое шествие по лестнице было прервано настойчивыми трелями телефона. Интересно, кто это может звонить мне в такое время? Чертыхнувшись вполголоса, я развернулась и спустилась в холл.
  Звонила тетя Джинал и, сказать, что она была зла - ничего не сказать. Она была в ярости.
  - Лиза! Где ты ходишь?! Что с твоим телефоном?! Я тебе весь день дозвониться не могу?! Что случилось?! - и она все сыпала и сыпала вопросами на повышенных тонах, не давая мне возможности вставить хоть слово, а я потянулась к заднему карману брюк и, что удивительно, телефона там не обнаружила. Вспоминая, где я его сегодня могла оставить, пыталась вставить хоть слово в непрерываемый поток упреков от тети.
  - Тетя, я дома! - мне наконец-то удалось прервать ее словоизлияния и вставить свою реплику. - Все со мной в порядке. Я была на работе.
  - На какой работе!? Ты время видела? Что это за...
  - Хватит! - отрезала я. Довольно грубо, но во мне еще были свежи рассказы Ларкина и Вацлава о том, что она не та за кого себя выдает. - Со мной все в порядке. Я жива, здорова и, даже, хорошо поужинала. Это все, что тебя интересовало?
  - Что случилось? - теперь тетя Джинал уже не кричала. Она задала вопрос тихо, едва слышно, словно страшась услышать ответ на него.
  - Случилось? Да, много чего случилось и как только ты появишься, нам надо будет поговорить. На этот раз тебе стоит придумать подходящие слова и оправдания, потому что мне нужна правда, - я говорила резко, желая причинить ей боль. Этого требовало все мое существо, хоть я и не понимала почему. Все переживания текущего дня просто вырвались наружу и грозили смести все мое арктическое спокойствие.
  - Трик... - начала тетя, но я снова не дала ей договорить.
  - Ему тоже придется мне много чего рассказать, и я добьюсь от него правды.
  - Лиза, пожалуйста... не делай глупостей. Я возьму билет и прилечу первым же рейсом. Лиза!.. - она пыталась говорить что-то еще, но я не слушала.
  Странная, неуправляемая ярость вдруг накатила на меня, перед глазами зависла красная пелена, в ушах зашумело, и я отчетливо ощущала, как бьется жилка на шее. Стены вокруг закачались, стали удлиняться и сужаться, растягиваясь, словно они были сделаны из резины. Голос тети резко бил по барабанным перепонкам, и я просто бросила трубку на рычаг. Да что же это такое? Что происходит? Неужели снова выброс? Это же может быть опасно?
  Я сделала шаг в сторону лестницы, в голове билась лишь одна мысль - поскорее добраться до кровати и лечь. Может быть, тогда все это закончится. Но ноги перестали меня слушаться, колени подогнулись, и я рухнула на ковер, порадовавшись лишь тому, что на пути ничего не стояло, и что вовремя выставила вперед руки, а не приложилась лицом об пол. А то завтра с утра была бы та еще красотка.
  Какое-то время я лежала, стараясь справиться с дыханием и придти в себя, шевелиться и уж тем более вставать не собиралась. В ушах шумело, перед глазами все расплывалось, но стоило мне их закрыть, как казалось, будто меня начинает укачивать со страшной силой. Состояние было просто отвратительное, во рту появился привкус крови. Про то, чтобы подняться, я даже не думала, лишь слегка приподняла голову над полом, чтобы осмотреться. Телефон валялся на полу у окна, мне до него было не дотянуться. Вот же, невезение!! А потом глаза просто стали закрываться сами собой, а меня, словно в водоворот, затянуло в глубокую черную яму.
  На этот раз я оказалась не в лесу и даже сама удивилась такому повороту событий. Как-то за последнее время я привыкла к снам, в которых мне приходится убегать. Но не в этот раз.
  Я стояла на каменном полу в каком-то коридоре или прихожей, было так темно, что рассмотреть поподробнее не получалось. Передо мной возвышались створки огромных, даже по виду, ужасно тяжелых дверей. И что? Мне теперь туда надо? Я протянула руку и прикоснулась к гладкой поверхности - двери распахнулись легко, как по волшебству, без скрипа и других неприятных последствий. Я очень медленно перешагнула порог. Передо мной располагалось огромное помещение, похожее на бальные залы в королевских дворцах древности. Но это я могу судить только по фильмам и тем немногочисленным историческим романам, которые прочла. А еще по описаниям из тетиных художественных журналов. Каменный пол, неприятно холодил мои босые ноги и заставлял задуматься о том, куда, собственно, подевалась моя обувь.
  Зал был огромным. Мраморный пол, покрытый странными узорами, которые лишь на мгновение показались мне знакомыми, но, сколько я не приглядывалась, так и не смогла разобрать, были ли это надписи или просто абстрактный рисунок, да и вспомнить, где я все это могла видеть, мне тоже не удавалось.
  С одной стороны огромные стрельчатые окна были завешены темными портьерами, они даже по виду производили впечатление тяжелых и пыльных. Никогда не понимала в чем вся прелесть такого убранства. Высоченный потолок терялся в полумраке, а прямо в воздухе висели странные светящиеся шары. Никаких креплений к ним я рассмотреть не смогла, но света от них было так мало, что это и не удивительно. Я сделала робкий шажок вперед и споткнулась, подошвы ног обожгло болью, еще бы, ходить босиком - то еще удовольствие. Огромные двери, через которые я всего несколько минут назад попала сюда, с громким стуком захлопнулись за моей спиной. Страха во мне не было, не знаю почему, но чувствовала себя вполне уверенно и спокойно. Еще несколько шагов, и я снова остановилась, мне почудилось, как за моей спиной промелькнула чья-то тень. Я резко обернулась, но ничего не заметила, зато что-то мелькнуло с другой стороны. И снова я обернулась вокруг своей оси, и снова ничего. И так повторялось не раз и не два, мне уже откровенно надоело вертеться точно юла на одном месте, да и ноги обжигало болью и холодом.
  Я сжала кулаки от бессилия и тут услышала мягкий шорох, как от крыльев, в следующую секунду на мои обнаженные плечи легли чьи-то теплые ладони. Они по-хозяйски скользнули вниз по рукам, вызывая дрожь в теле и учащенное сердцебиение, а потом меня прижали спиной к сильному телу. Первым моим порывом было обернуться и посмотреть, кто это такой смелый, но мне банально не позволили. Мужчина склонился ниже, и я почувствовала горячее дыхание на своей щеке, чужие волосы щекотали шею, посылая целые толпы мурашек по моему телу, ноги стали как ватные, сердце работало с перебоями, все чувства обострились до предела. Горячая волна пробежала по венам, словно лава, закручиваясь узлом внизу живота.
  Вдруг, как по волшебству, вспыхнул свет - все те маленькие светлячки, подвешенные к потолку одновременно зажглись и осветили зал тысячами ярчайших звездочек. Я зажмурилась и тут же тишина взорвалась звуками: сотни человеческих голосов, смех, музыка, звуки шагов и шорох одежды - все это обрушилась на меня, словно лавина, сошедшая с крутого горного склона. Первым моим порывом было испугаться, но теплые ладони, слегка сжали мои плечи, теперь не только согревая своим теплом, но и успокаивая, снимая напряжение и отгоняя страх прочь. Они, как якорь, который не дает мне потеряться во всем этом многообразии звуков.
  Я медленно открыла глаза и поразилась увиденной картине. Зал преобразился. Огромное помещение, богато украшенное мрамором и золоченой бронзой. Наполненное ярким светом, отражающимся от хрустальных и зеркальных поверхностей, которых здесь тоже было немеряно. Яркие краски декораций, блеск позолоты и слепящий свет, от висящих сверху светильников - сделало окружающую меня обстановку сказочной и нереальной. Я с интересом оглядывалась по сторонам. Дамы вокруг в роскошных нарядах и блистают украшениями, как сказала бы одна моя знакомая горничная, камушки-то все настоящие, к оценщику не ходи, мужчины в костюмах. А на лицах всей этой разношерстной толпы - карнавальные маски. Именно это поразило меня больше всего. Я вскинула руку к своему лицу и с удивлением обнаружила, что и на мне маска. Пришла очередь оглядеть себя с ног до головы: красное платье, обтягивает меня, словно перчатка и только от коленей расширяется книзу, слегка волочась по каменному полу, конечно - я же все еще босиком.
  Что за черт? Куда подевалась моя обувь? Почему-то именно эта мысль вывела меня из ступора, я вырвалась из захвата и резко обернулась, желая увидеть, наконец, того, кто так смело обнимал меня все это время - точно помню, что перед его появлением я слышала что-то, напоминающее шелест крыльев, но нет. Напротив меня стоит высокий, подтянутый, светловолосый мужчина. Он загадочно улыбается, а в светлых глазах пляшут бесенята. Лицо, само собой, закрыто маской. И вот я точно уверена, что знаю его, что видела и, возможно, даже общаюсь с ним неоднократно, но вспомнить кто он, как его зовут, что нас связывает, совершенно не могу. Наваждение какое-то! Может спросить? Но тогда я буду выглядеть глупо.
  Заиграла музыка, меня снова подхватили, прижали на мгновение, и закружили в танце. Мой неожиданный партнер уверенно ведет, даже не прижимается слишком близко, но каждый шаг дается мне с трудом, ноги просто горят огнем. Опустила глаза вниз и вскрикнула от удивления - грубые каменные плиты пола, что совершенно не вязалось со всем остальным убранством этого зала, обагрены кровью.
  Я была настолько поражена этим, что не сразу заметила, что пары вокруг нас расступаются, обтекают с двух сторон, образовывая свободное пространство, в центре которого я и мой спутник, целенаправленно увлекающий меня в противоположный конец зала. Там, на возвышении, стоял человек. Ну, то есть похож он был на человека, а так, кто там этих всех магов разберет. Мужчина был весь в черном, и от него исходила такая аура силы, властности, непримиримости, что мурашки в очередной раз пробежали вдоль позвоночника, на этот раз от страха.
  Паника охватила меня. Я чувствовала, как она окутывает ледяным покрывалом, холодной липкой змеей обвивает все мое тело. Сердце сжимается, и дыхание прерывается уже не от страсти, мне трудно шевелиться и только мужская рука, поддерживающая меня за талию, внушает уверенность в себе, дарит тепло, которого сейчас так не хватает и придает силы двигаться дальше.
  - Не показывай ему своего страха, - такой знакомый голос. Кому же он принадлежит? Я снова пытаюсь рассмотреть лицо мужчины, так властно и нежно сжимающего меня в объятиях, но не могу узнать. И ведь точно знаю, что он мне знаком, что я уже встречалась с ним, в реальной жизни, а вот вспомнить, кто он не могу, как не пытаюсь. - Он не должен узнать. И, что бы ни случилось, где бы ты не оказалась, просто позови.
  Поинтересоваться, что все это значит, я не успела. Мы остановились прямо напротив мужчины в черном. И только теперь я заметила, что он там был не один. По обе стороны от него примостились звери, те самые, которые уже не одну ночь гоняли меня по лесу. Я узнала их с первого взгляда. Крупные поджарые тела, лобастые головы без ушей, огромные пасти с полным набором острых как бритва клыков. Одна из этих тварей оскалилась и зарычала. Я отступила.
  И вдруг, словно в плохом кино, где-то за пределами этого зала, раздался волчий вой. Словно рябь прошла по рядам стоящих по обе стороны от нас людей, а мой партнер по танцу наклонился ко мне и прошептал:
  - Что бы ни случилось, не показывай свой страх. Помни кто ты! Помни о своем наследии. Только так ты сможешь выжить и сохранить свою свободу.
  Вой волка приближался, а человек, стоящий на возвышении сделал едва различимый жест рукой, твари, стоящие у его ног напружинились и приготовились к прыжку.
  - Беги! - короткий приказ, и я сорвалась с места и врезалась в разряженную в пух и прах толпу людей, расталкивая их в стороны, безжалостно орудуя локтями, продираюсь сквозь живую стену.
  Ноги горят огнем, колени подгибаются и сердце заходится в бешеном ритме, но я упорно продолжаю продвигаться вперед, расталкивая в стороны застывших, словно каменные изваяния, людей.
  Неожиданно пол передо мной раскалывается, и я, не успев затормозить, сорвалась. Вокруг резко стало очень темно, у меня заложило уши и растрепавшиеся волосы облепили лицо. Я падаю, падаю, падаю... и когда надежда уже почти покинула меня, почувствовала, как теплые ладони обхватили меня со спины, а потом резкий рывок вверх.
  
  Пришла в себя там же где и вырубилась - на родном ковре в собственной гостиной. Приподняла голову над полом и первым делом прислушалась к себе, ничего не болело, перед глазами больше не прыгали цветные мошки, и стены моего жилища тоже находились на положенных им местах в своем обычном состоянии, то есть, больше не растягивались и не удлинялись. Да и шум в ушах тоже исчез. Приподнялась над полом на, согнутых в локтях, руках и повертела головой по сторонам. Судя по тому, что сквозь оконное стекло просматривалось стремительно розовеющее небо - скоро рассвет, а значит, я провалялась в беспамятстве несколько часов. Вот, гадство! И что это за выплески такие, от которых меня плющит настолько, что спать приходится на полу, потому что до кровати я добраться не в состоянии. Надо разбираться со всем этим как можно скорее, иначе, мне грозит как-нибудь просто свалиться, например, с лестницы, и свернуть себе шею. И не будет больше страшной и грозной Лизы.
  С трудом поднялась на ноги, кряхтя как столетняя бабка, все-таки спать, лежа ничком на твердом полу - удовольствие не из приятных. Теперь срочно в душ и в постель, досматривать сны, пока не придет время собираться на работу. А кстати? Что мне такое снилось? Я остановилась посреди лестницы и задумалась. Точно помню, что видела какой-то сон. А о чем он был? Не помню.
  
  Пару раз тряхнула головой, видимо надеясь, что, таким образом, мозг станет на место и память ко мне вернется, но это не помогло. Последние воспоминания о сне просто испарились из моей памяти, оставив после себя странное послевкусие чего-то необычного и волнующего. Летала я, что ли?
  После душа забралась в кровать и приготовилась еще поспать, но не тут-то было. Сон не шел совершенно. Я ворочалась с боку на бок, то укрывалась одеялом с головой, то совсем сбрасывала его с себя, но заснуть не получалось.
  Вставать было еще слишком рано, поэтому решила еще раз вспомнить все нюансы дела и прокрутить их в голове. И увлеклась настолько, что едва не опоздала. Когда обратила внимание на время, у меня в голове уже было выстроено несколько логических цепочек и вариантов произошедшего, но... один лишь взгляд на часы и мне пришлось в ускоренном ритме собираться на работу.
  Совершенно не вовремя, мыслями я вернулась к вечерним событиям, к Ройсу и поцелую. Страж мне нравился. Даже очень. Но, стоит ли мне рисковать возможностью нормально работать в дальнейшем? Я никогда не придавала особого значения отношениям. Мне было как-то не до того все время. А теперь? Что мне делать? Как вести себя со стражем и хочу ли я продолжения?
  Я задумалась. Хочу. Зачем скрывать это от самой себя. Он мне нравится, это еще не любовь, да и бурной страсти между нами пока нет, но рядом с ним спокойно, тепло, уверенно. А я всегда хотела только этого. Именно такие качества, как надежность, верность, уравновешенность всегда привлекали меня в молодых людях. Дикая неудержимая страсть, которая сжигает дотла и оставляет после себя только пепелище, никогда не входила в список моих приоритетов.
  И Ройс мог бы дать мне все это, если бы не два момента. Первый и немаловажный - мы напарники. Он сам вчера сказал мне об этом. А заводить романы на работе - это не очень профессионально. Но это можно было бы пережить, если бы не второй нюанс. Камилла сказала, что Ройс должен встретить свою пару и только ей он будет верен до конца. И вот мне теперь было очень интересно, что это значит и имею ли я к этому какое-либо отношение? Вот как-то мне не верилось в то, что я могу быть парой оборотню. Объяснить такие мысли сама не могла, потому что не представляла даже, что все это значит, но на подсознательном уровне понимала, что мне стоит сначала разобраться в происходящем, а уже потом принимать решения относительно каких-либо отношений.
  Или все-таки стоит броситься в омут с головой? Хоть раз в жизни отпустить себя и просто плыть по течению? Почему другим можно совершать необдуманные поступки и влюбляться в совершенно неподходящих мужчин, а мне нет? Несправедливо все это. Я всю свою жизнь вела себя правильно, и что в итоге? Да ничего хорошего. Как выяснилось, мало того, что я сама неизвестно кто, так еще и мир вокруг совсем не такой, как я привыкла его себе представлять. А если все вокруг тебя пришло в движение, то и тебе не стоит стоять на месте, можно упустить что-то значимое.
  
  
  Глава 17.
  
  Ройс появился вовремя. Ну, то есть, когда он позвонил в дверь, я была уже одета и даже позавтракала и выпила кофе. Памятуя о вчерашнем дне, сегодня я заправилась едой основательно. Как бы там ни было, а когда удастся перекусить следующий раз, я не знала.
  Кстати, телефон мой обнаружился в сумочке, и на дисплее отразилось двадцать семь пропущенных вызова, причем, двадцать пять из них от тети Джинал и два от Джесси. Я даже немного выпала в осадок, когда увидела, что бывший приятель мне звонил. Это было очень неожиданно.
  Я ничего не слышала о нем с тех пор, как отзвучали последние аккорды выпускного вечера в академии и мы разошлись, как в море корабли. Особой любви или привязанности между нами все равно не было, потому и расставание это не принесло никому печали. И вот теперь, я обнаружила, что он мне звонил. Что ему надо? Понятия не имею.
  Предусмотрительно переключила телефон с беззвучного режима на вибро, я отправилась открывать дверь Ройсу.
  - Привет! - страж улыбался мне, стоя на пороге. Мое сердце пропустила удар. Он мне определенно очень нравился. Что я там думала по поводу служебных романов? Все не важно.
  - Привет, - я несмело улыбнулась в ответ.
  Ройс приблизился, взял в ладони мое лицо и осторожно, едва касаясь, поцеловал. Я ответила и откровенно наслаждалась этим своеобразным приветствием, Ройсом, его запахом, ощущением неги и блаженства, что дарили мне его губы.
  - Пора ехать, - со вздохом произнес страж, отпуская меня.
  - Да, - кажется на что-то более внятное, я сейчас была не способна.
  ***
  Разговор с друзьями Николаса ничего не дал. Два парня, которых родители Рамли назвали, как лучших друзей своего сына были потрясены случившимся и не могли внятно ответить на интересующие нас вопросы.
  - Он был хорошим парнем, - слегка заикаясь, рассказывал высокий, нескладный парнишка по имени Майкл Дортур. - Всегда помогал с учебой. Мы еще со школы дружим, и Ник никогда ничего не скрывал от нас. Мы были командой.
  - Но, тем не менее, о его девушке вы ничего не знаете, - утвердительно произнес Ройс. - Он не сказал вам, что влюблен и собирается на свидание.
  - Да мне даже как-то не верится, что у Ника была девушка, - вмешался в разговор Стивен Бром, второй парень. Он лучше владел собой и говорил более внятно. - Ник был всегда занят учебой или тренировками. У него был реальный шанс попасть после выпуска в один из филиалов кампании Кантемиресов, потому он и не интересовался ничем, кроме учебы. Только об этом и говорил.
  - Он уже проходил собеседование или какой-то отбор? - спросила я, упоминание Кантемиресов неприятно царапнуло. Везде эти хозяева жизни!
  - Да, был на собеседовании месяц назад и его отметили, - подтвердил Стивен. - А про девушку он ничего не говорил. После того, как в школе он не очень хорошо расстался с Селеной Витмор, мне казалось, что он вообще, не хотел никаких отношений.
  Потратив еще полчаса на ничего не значащие вопросы, мы вышли из кампуса и сели в машину.
  - Мне все это не нравится, - хмуро произнес Ройс, потирая подбородок. - Слишком этот Николас Рамли положительный. И никто ничего не знает.
  - Мне больше всего не нравятся две вещи, - я закусила губу и принялась теребить кончик косы. - Почему родители Рамли не сказали про собеседование, и почему снова всплывает фамилия Кантемиресов.
   - Причем здесь они? - удивился Ройс.
  - Может и не причем, но в последнее время, вокруг меня слишком часто про них вспоминают. Это раздражает.
  - Не забивай себе этим голову. Не думаю, что это важно. Кантемиресы известны и про них во все времена ходили разные слухи, так что нет ничего необычного в том, что тебе постоянно попадается упоминание о них, - отмахнулся от моих слов страж.
  - До того, как я пришла к вам в участок, я про них только в новостях слышала. А теперь, на каждом шагу, - пробубнила себе под нос, но Ройс услышал и, протянув руку, погладил меня по щеке.
  - Не бери в голову. Они слишком сильны, проницательны и опытны. А еще известны и богаты. Потому про эту семейку всегда говорили и будут говорить.
  - А доктор Варант? - удивленно спросила я. - Он же тоже...
  - Алекс преследует свои интересы, но на его счет не беспокойся. В чем, в чем, а в этих убийствах он точно не замешан. И хватит уже об этом, - отмахнулся страж и перевел тему. - Странно, что родители Рамли ничего не сказали нам про собеседование. Слишком важное событие в жизни их сына.
  - Ну, здесь может быть два варианта, - принялась излагать свою точку зрения, наблюдая в окно за сменой городского пейзажа и стараясь последовать совету Ройса, не вспоминать о сильных и могущественных Кантемиресах. А особенно, про одного конкретного представителя этой семейки. И почему каждый раз, когда о нем заходит речь у меня внутри все сжимается?
  Мы покинули территорию университета и теперь направлялись в элитный район, на встречу с Мариной Драгониш.
  - Итак, два варианта: Николас, по каким-то причинам, не сказал родителям о том, что в его судьбе намечаются серьезные перемены или уже они решили, что нам об этом знать не обязательно. И то, и другое странно. В первом случае... - я задумалась на минуту, а потом продолжила, - не мог он не похвастаться перед родителями. Из того, что нам удалось выяснить, можно с уверенностью утверждать - это была крепкая семья. Он ведь рассказал матери про Марину, тогда и про собеседование должен был сказать.
  - Тогда получается, что они намеренно не рассказали нам об этом факте?
  - Возможно, просто не придали этому значения. Всякое бывает, но думаю, что мать должна была похвалиться, или отец. Он же маг, а Кантемиресы, насколько я понимаю, имеют очень большой вес в мире сверхъестественного.
  - Надо будет уточнить этот момент, - задумчиво произнес Ройс.
  - Мы сейчас к Марине?
  - Да, Трик уже должен был предупредить ее о нашем визите.
  - А давай заедем на работу к Брокену, - вдруг предложила я. - Семья его живет в другом городе, и с ними будет сложнее связаться, но с коллегами по работе стоило бы поговорить.
  - Что ты хочешь у них узнать?
  - Не знакомился ли Говард с девушкой за несколько дней до смерти Линды. И с семьей Линды тоже надо еще раз встретиться, - я выжидающе посмотрела на Ройса.
  - Поговорить с коллегами Брокена можно, но давай лучше вызовем их в участок. А вот Маруанти... не думаю, что они очень обрадуются нашему визиту, но поговорю с Триком. Пусть мотивирует тем, что вскрылись новые аспекты дела.
  - Ты помнишь материалы дела Брокена? - я взглянула на Ройса и снова поразилась тому насколько мне с ним легко. Мы буквально понимаем друг друга с полуслова, а ведь знакомы всего ничего, поразительная совместимость. - У него были друзья?
  - Он недавно в столице. Особо ни с кем не успел сойтись, но вроде бы с коллективом неплохие отношения складывались. По крайней мере, из того, что я помню о нем, коллеги по работе характеризовали Говарда, как общительного и доброжелательного человека.
  Я слегка нахмурилась, мне не давал покоя факт, что вот уже больше двух недель невиновный человек сидит в тюрьме и дожидается суда за преступление, которого не совершал.
  - А Брокен долго будет в тюрьме сидеть? Теперь же всем должно быть понятно, что он не имеет отношение к убийству Линды.
  - Это никому еще не понятно, - усмехнулся Ройс. - А сидеть Брокен будет столько сколько нужно. И не делай такое лицо. Ему сейчас безопаснее в камере, чем на свободе. Вспомни хотя бы беднягу администратора из "Серебряной черепахи".
  И тут меня вдруг осенило:
  - Ройс, мы с тобой совершенные идиоты!
  - Что такое? - страж выглядел изумленным, даже отвлекся на секунду от дороги и посмотрел на меня.
  - Они убрали администратора спустя две недели, а ведь и наследили в "Черепахе" намного меньше, чем при убийстве Николаса.
  - Ну...
  - Если Марина не замешана или не является ключевой фигурой...
  - Ничего с ней не случилось. Там Марк дежурит всю ночь.
  - И что? Он же с ней не в одной квартире находится!
  - Ну, почти, - хмыкнул Ройс въезжая на подземную стоянку, возле дома, где проживала госпожа Драгониш.
  - То есть?
  Ройс заглушил двигатель:
  - Духи. Он же медиум, - произнес так, как будто это должно было мне о чем-то говорить. Я выжидающе уставилась на стража, молча требуя ответа.
  - Его соглядатаи есть в квартире Марины. Она их не видит, потому что, просто смертная. А они следят за ней. Правда, не могут ее слышать, но обо всех передвижениях докладывают Марку.
  Мне очень не понравился такой ответ, но спорить я не стала. И возмущаться тоже. Тот факт, что теперь я имею дело не с обычными людьми, снова перевернул все мое восприятие происходящего.
  - Говорить, что это нарушение закона бесполезно?
  На меня посмотрели как на несмышленого ребенка. Еще и головой покачали, выходя из машины.
  Я кивнула сама себе и открыла дверь, чтобы выбраться из салона автомобиля. Ройс уже стоял рядом и протягивал мне руку. Приятно было такое его внимание, так что руку я приняла и улыбнулась стражу.
  Марк показался из невзрачного автомобиля, стоявшего через несколько рядов от того места, где припарковался Ройс. Он как всегда улыбался, но по изрядно мятому костюму и мешкам под глазами, я поняла, что спать ему этой ночью пришлось в машине.
  - Она дома. Одна, - с ходу просветил нас Марк и, как обычно, подмигнул мне. Похоже, это становится традицией. - После того, как вчера Трик сообщил ей о вашем визите, дважды кому-то звонила. В первый раз ей не ответили, во второй говорила не долго, но на повышенных тонах.
  - Спасибо, - кивнул Ройс. - На сегодня ты свободен. Выспись.
  Марк ничего не ответил, лишь грустно улыбнулся и вернулся в свою машину.
  - Идем, пообщаемся с нашей роковой соблазнительницей, - Ройс ухватил меня за руку и потянул в сторону лифта.
  Квартира Марины Драгониш располагалась на тридцать шестом этаже. Дверь нам открыла, судя по всему, сама хозяйка.
  - Здравствуйте, - милое создание смотрело на нас с Ройсом огромными голубыми глазами, а на кукольном личике застыло выражение крайнего изумления. - Проходите, пожалуйста. Сегодня у горничной выходной, так что я могу предложить вам только чай или сок, еще воду и...
  - Не стоит беспокоиться, - перебил ее Ройс. - Мы не задержим вас надолго, лишь зададим несколько вопросов.
  - Да, конечно, проходите. Но, я, право, понятия не имею, что от меня могло понадобиться страже... - девушка смотрела на нас с некоторой опаской. Ожидала неприятностей? Или просто волновалась? Стражу особо никто не любит, боятся больше.
  Вот и Марина волновалась, но старалась держать себя в руках. Пока они с Ройсом обменивались любезностями, я пристально разглядывала ее. Да, теперь я могу с уверенностью сказать, что у Николаса Рамли не было и шанса. От таких женщин не бегают. Их добиваются. Марина Драгониш была идеальна во всем. А еще ее хотелось пожалеть, настолько трогательно она выглядела.
  - Присаживайтесь, - все еще играя роль радушной хозяйки, произнесла эта принцесса, когда мы, миновав холл, прошли в гостиную. - И задавайте ваши вопросы.
  - Мы хотели поговорить с вами о Николасе Рамли, - осторожно начал Ройс, а я не сводила глаз с ее лица. При упоминании имени Николаса, Марина слегка нахмурилась, но на ее кукольном личике проявилось выражение неподдельного беспокойства.
  - А что с ним? Что-то случилось?
  - Вы не отрицаете, что были с ним знакомы? - Ройс не спешил уведомить ее в том, что произошло вчера.
  - Ну, мы вроде как встречаемся, - немного неуверенно произнесла Марина. - Я недавно познакомилась с ним. И наши отношения еще такие неустойчивые. А почему вы интересуетесь? Ник порядочный парень. Он не может быть замешан в чем-то противозаконном. Он не такой.
  - Вы только что сказали, что знакомы с ним совсем недавно, но утверждаете, что он порядочный? - спросила я, пристально наблюдая за сменой выражений на ее идеальном личике.
  - Я не понимаю... - девушка выглядела растерянной, она переводила взгляд своих огромных глаз с меня на Ройса.
  - Когда вы видели его последний раз? - снова взял на себя роль первой скрипки Ройс, предварительно бросив мне предупреждающий взгляд.
  - Два дня назад. В кафе, возле университета, где я учусь. Мы... мы поссорились, и я ушла раньше. Он мне так и не перезвонил.
  - Почему вы сами не позвонили ему? - я снова не сдержалась.
  Марина слегка покраснела и опустила глаза.
  - Ну... понимаете... мы не так давно знакомы и я не хотела... не хотела... - она никак не могла подобрать нужное слово.
  - Не хотели навязываться? - подсказала я. Странно, несмотря на то, что разговаривала я с ней довольно грубо, мне эта девушка понравилась. Милая, нежная, как нераскрывшийся бутон. Очень не хотелось верить в то, что она может быть как-то связана с убийством Николаса. Но не стоит забывать, что она была на месте преступления. И была не одна.
  - Да, - Марина благодарно мне улыбнулась.
  - Что вы делали в отеле позапрошлой ночью? - резко спросил Ройс. - И с кем вы там были?
  Огромные голубые глаза уставились на Ройса в немом изумлении. А потом прямо на глазах, Марина Драгониш покраснела. Она просто залилась багрянцем от выреза скромного декольте до корней волос.
  - Я... не... - сказать она ничего не могла, а мне просто стало ее жаль. Чисто по-женски жаль эту девочку, которую кто-то использовал в своих целях. Грубо использовал. У меня не осталось и тени сомнения, что Марина Драгониш не имеет отношения ни к одному из убийств напрямую. Скорее всего, она просто стала жертвой преступников, как и Говард Брокен.
  - Вы знакомы с Линдой Маруанти? - продолжал настаивать на ответах Ройс. - Кто был с вами в номере отеля? И не стоит придумывать отговорки, есть свидетели, которые подтвердили, что вы там были не одна. То, что Николас Рамли не присутствовал в том номере - очевидно. Кто там был?
  Марина сидела, сцепив на коленях пальцы рук и опустив глаза, мне показалось, что цвет ее кожи стал еще более насыщенным.
  - Ройс, подожди, - тихонько одернула я стража. Потом встала со своего кресла и присела перед девушкой на корточки.
  - Марина, это очень важно. Видите ли, Николас Рамли был убит, - при этих словах, она вздрогнула и подняла на меня полные слез голубые глаза, в них читалось искреннее недоумение.
  - Как... как убит? Когда? Это не может быть правдой! Мы же... мы... виделись недавно... он... с ним было все в порядке, - она качала головой, а прозрачные капли потекли по щекам.
  - Марина, это правда. Николаса действительно жестоко убили. В том же отеле и в то же время, когда и вы были там. Именно поэтому нам так важно знать, с кем вы были, - я старалась говорить как можно более проникновенно, чтобы она успокоилась и поверила в то, что я переживаю вместе с ней. Хотя, так и было на самом деле. Линда Маруанти была мне не знакома, как и Николас Рамли, но почему-то именно его смерть больше задела меня. Возможно, все дело в том, что я разговаривала с его семьей, друзьями, а теперь вот успокаиваю его девушку.
  - Но... но... если вы так говорите, то он... не имеет никакого отношения к тому, что произошло, - вдруг выдала это эфемерное создание. Вскинув голову. - Он не отлучался из номера все время. Это правда.
  - Кто он? - резко вклинился в наш разговор Ройс. - Мне необходимо знать, кто был с вами в том номере.
  И вот мне сейчас вдруг стало очевидно, что меня опять водят за нос, ну, по крайней мере, всей правды не говорят.
  Да, я еще плохо ориентируюсь во всей этой сверхъестественной ерунде, но кое-что для меня стало очевидно - Ройс не сказал мне всей правды. Он точно знает больше, чем я, но не говорит. И это обидно. Я встала и повернулась к стражу. Нет, выяснять отношения при свидетелях, не планировала, но собиралась дать понять, что так просто это все не оставлю.
  Сказать я ничего не успела, раздался звук открываемой двери, затем уверенные шаги и в гостиную кто-то вошел. Краем глаза, я заметила, как вскочила Марина, а так как смотрела я на Ройса, то отчетливо заметила, что страж напрягся и очень медленно поднялся со своего места.
   Я медленно обернулась, чтобы посмотреть, кто вошел, и так же, как и госпожа Драгониш замерла, не в силах пошевелиться.
  Вошедший мужчина был не просто красив, он был, словно сошедшая с обложки журнала, ожившая мечта любой женщины от двенадцати до шестидесяти. Высокий, хорошо сложенный, сразу видно, что занятия спортом и походы в тренажерный зал для него не пустой звук. Темные волосы зачесаны назад, открывая высокий лоб, высокие скулы, упрямый подбородок, светлые глаза. Я словно привороженная рассматривала его не в силах отвести взгляд от такого красавчика, ровно до тех пор, пока на идеально красивом лице вместо надменности не появилось выражение брезгливости. Серые, почти стальные, глаза взирали с выражением крайнего презрения ко всем и вся. Идеальные губы скривились в презрительной гримасе, едва заметно подрагивали крылья тонкого носа. Именно это и определило для меня отношение к этому мужчине. Он мне не понравился.
  Но пока я рассматривала новое действующее лицо, в гостиной квартиры Марины Драгониш завязался разговор.
  - Меньше всего я ожидал увидеть здесь тебя, Дис, - процедил Ройс сквозь зубы. - И мне, признаться, весьма интересно узнать, что ты здесь делаешь?
  - Почему я должен отчитываться перед тобой? Ты не забыл, с кем разговариваешь? - и голос у него был под стать всему остальному. Надменные нотки так и сквозили в каждом слове.
  - Я здесь по долгу службы, - отрезал Ройс. - А вот твое присутствие наводит на определенные мысли. Какие отношения тебя связывают с госпожой Драгониш?
  - Я не собираюсь перед тобой отчитываться, - презрительно бросил этот, который Дис, и уселся на диван. - Марина, детка, принеси-ка мне чего-нибудь выпить, - отдал распоряжение хозяйке квартиры, и она тут же бросилась исполнять его.
  А Дис обратил свой взор на меня. Когда взгляд светло серых глаз, словно лезвием, прошелся по моей фигуре, едва удержалась, чтобы не передернуть плечами. Он осматривал меня с головы до кончиков туфель, и на породистом лице застыло выражение крайнего презрения. Но потом, что-то случилось, не могу знать, что такого рассмотрел во мне этот пренеприятнейший субъект, но в его глазах вдруг блеснула заинтересованность.
  - Полукровка? - произнес он, растягивая слова, словно смакуя их. -Интересно.
  - Не думаю, - отрезал Ройс. Стоит признать, что страж ничуть не изменился в лице, но когда он ответил Дису, у меня мурашки по телу побежали, столько холодного предупреждения было в его голосе.
  - А я думаю. Подойди ближе! - вдруг приказным тоном произнес он. Я осталась стоять на месте, не сразу догадавшись, что этот приказ имел отношение ко мне. Лишь только глянула на него удивленно. - Ты не понимаешь? - теперь в его голосе звучало раздражение. - Я приказал тебе приблизиться.
  - А почему я должна слушаться приказов неизвестно кого? - в принципе вполне логичный вопрос с моей стороны, но я кожей почувствовала, как едва слышно застонал Ройс.
  - Ты совсем не обладаешь инстинктом самосохранения? - ядовито поинтересовался у меня этот образчик хамства. - Или настолько глупа, что не знаешь с кем имеешь дело?
  - Боюсь, это вы не совсем понимаете, что в данном случае разговариваете со стражем, находящимся при исполнении служебных обязанностей. И я имею полное право задержать вас за неподобающее поведение до выяснения вашей личности, - я говорила совершенно безэмоционально, как во время семинара, потому даже испугаться не успела, когда мужчина в мгновение ока оказался рядом.
  - Ты понимаешь, с кем разговариваешь?! - проревел он, хватая меня за плечи и намереваясь хорошенько встряхнуть. - Я могу позволить себе все, что захочу, и меня никто не остановит, тем более какая-то полукровка с полным отсутствием дара. Или ты думаешь, что вот этот принц ликан, - он кивнул в сторону Ройса, - станет на твою защиту?
  В следующее мгновение, страшный и ужасный Дис, который мог позволить себе все, что захочет, корчился на ковре и постанывал от боли. Ройс одним лишь движением (к сожалению, я не успела заметить, как именно) опрокинул этого наглого типа и теперь возвышался над ним.
  - Нападение на стража. Ты прекрасно знаешь, Дис, чем это для тебя чревато. Я не доложу Виктору, но Трик об этом узнает. И Алекс тоже. Мы уходим, - последняя фраза уже адресовалась мне.
  
  Выходили из квартиры молча. Также, не говоря ни слова, спускались на стоянку, где Ройс оставил свой автомобиль. Не разговаривая, и, стараясь не смотреть, друг на друга, сели каждый на свое место, Ройс включил зажигание и выехал со стоянки. И все это в полнейшей тишине. Салон автомобиля наполняли звуки улицы - Ройс не закрыл окно со своей стороны: шум машин, гудки клаксонов, крики пешеходов и звуки музыки, льющейся из открытых окон проезжающих мимо машин. Обычные такие звуки, которых всегда полно в любом городе, без которых невозможно себе представить себе столицу, к этим звукам привыкаешь и перестаешь обращать на них внимания, они становятся частью жизни любого горожанина, как загазованный воздух.
   Далеко мы не уехали. Спустя пять минут, страж резко повернул руль, въехал в какой-то переулок, выскочил из машины и со всего маху хлопнул дверью, а потом еще и кулаком по крыше шандарахнул. Я вздрогнула от неожиданности, крыша ощутимо прогнулась, и на поверхности осталась довольно внушительная вмятина. Я ее хорошо рассмотрела, специально следом за Ройсом из машины выпрыгнула, подошла поближе, даже пальцем потрогала, впечатлилась и порадовалась тому, что сегодня мы на его машине поехали. Ройс метался по переулку, словно зверь в клетке. А почему, собственно, словно? Зверь и есть, в человеческой ипостаси. Я тихонько стояла возле машины и только глазами туда-сюда водила, а в голове уже зрели вопросы, которые я обязательно должна задать стражу.
  - Садись, поехали, - резко бросил мне Ройс, видимо, устав бегать взад-вперед по узкому переулку.
  - Кто это был? - я сделала вид, что не услышала его реплики.
  - Лиза, поехали в участок, там поговорим, - страж был не намерен вступать в дискуссии, но и я уже поняла, что если хочешь что-то узнать, задавай вопросы и не позволяй уходить от ответа. Так и собиралась поступить вот прямо сейчас. И мне было плевать на то, что он явно не в духе, на то, что мы во время рабочего дня застряли в каком-то занюханном переулке, мне необходимо было, хоть что-то для себя прояснить.
  - Ройс, я не шучу. Этот козел что-то говорил обо мне. Что значит полукровка без дара? Почему он меня так назвал? И я хочу получить ответы на эти вопросы прямо сейчас, а не когда тебе станет угодно! И почему он вел себя, как хозяин жизни? Кто он вообще такой? - говорила я спокойно, тщательно выговаривая каждое слово, старалась не сорваться на крик, хотя внутри все просто кипело, бурлило, и уже было готово выплеснуться наружу.
  - Лиза... - страж все еще не горел желанием рассказывать мне что-то.
  - Ройс, мне среди всего этого жить! - я все еще старалась сдержаться и не сорваться на крик. Тетя Джинал всегда учила, что криком и кулаками ничего не добьешься и, если хочешь, что бы к твоему мнению прислушивались, научись быть дипломатом. И вот конкретно сейчас, я старалась показать, что я уже умею быть этим самым дипломатом и могу вести переговоры. - Как прикажешь мне себя вести, когда вот такие Дисы начинают качать права? Я же совершенно ничего не знаю о вашем мире, о правилах и законах?
  Страж тяжело вздохнул, запустил обе руки себе в волосы и с силой потянул. Я просто наблюдала за его манипуляциями. Это он, таким образом, чего хотел добиться? Но вслух, конечно же, ничего не сказала, просто стояла и ждала, когда же страж начнет говорить, и я дождалась. Ройс прислонился спиной к машине, обнял меня за талию и привлек к себе:
  - Давай мы поговорим об этом в другой раз? - очень тихо произнес он. - Например, сегодня за ужином? Что скажешь?
  - Скажу, что как бы мне не хотелось принять твое предложение, сегодня вечером я занята. А потому, тебе придется объяснить мне все сейчас, - я улыбалась стражу, но старательно отводила глаза. Это был запрещенный прием, особенно в свете того, что этот конкретный мужчина действовал на меня весьма неоднозначно. А находиться вот так близко к нему, ощущать горячие ладони на своей спине, чувствовать жар сильного тела - так и вовсе могло быть извращенной пыткой, но вырываться из его объятий я не спешила.
  - Тебе не стоило привлекать его внимание, - произнес Ройс после того, уткнувшись носом мне в волосы, прижав к себе еще крепче. - Дис опасный противник. С ним лучше не связываться.
  - То, что он наглый и самовлюбленный самец, я уже поняла. То, что Марина Драгониш под его полным контролем - тоже. Это ведь он был в отеле с ней? - я буквально наслаждалась близостью стража, мои руки жили своей жизнью, скользнув по его груди и запутавшись в светлых волосах на затылке.
  Ройс кивнул и отпустил меня, сложил руки на груди и направил ничего не видящий взгляд в кирпичную стену, находящуюся напротив. Я тоже туда посмотрела, ничего особенного не увидела и перевела взгляд на стража. Мне было неуютно от того, что он вот так просто взял и выпустил меня из захвата, но вида, что обижена я, старалась не подавать. Разговаривать с Ройсом по поводу наших отношений буду потом. Пока я и сама не знаю, чего именно хочу.
  - Ты это давно понял? Ну, что это именно он там был? То, что вы знакомы, я уже поняла, но насколько близко? Кто он такой? - я старалась замаскировать свое разочарование кучей вопросов.
  - Ладислав Кантемирес - не тот человек, против которого можно играть. С ним может справиться только Виктор, ну и с некоторых пор, Алекс, - говорил страж, а я чувствовала, как внутри что-то словно обрывается. Опять. Опять эти Кантемиресы, которых становится все больше и больше в моей жизни. Да что ж такое-то? За двадцать два года, я о них практически не знала и не слышала, а за последние несколько дней и часа не проходит, что бы кто-нибудь не произнес при мне это имя. Я никогда не была суеверной и не верила в совпадения. Меня пять лет совершенно другому учили, часто повторяли, что совпадений не бывает, так вот теперь, я это точно знаю. Раз имя Кантемиресов стало постоянно всплывать вокруг меня, значит на это стоит обратить внимание.
  - Кантемирес? Он родственник доктора Варанта? - спросила вслух, делая вид, что меня это нисколько не тронуло. А почему, собственно, я должна выдавать Ройсу все свои мысли? У него от меня вон сколько секретов, так почему и у меня не может быть своих?
  - Дядя. Сволочь еще та. Открыто пользуется своим именем и принадлежностью к громкой фамилии. Так и не простил Лексу, что именно его Виктор признал сильнейшим, - страж рассказывал слишком эмоционально, это бросалось в глаза.
  - Еще раз и помедленнее. Я ничего не понимаю. Что за Лекс? - я покачала головой, тоже прислонилась к машине рядом с Ройсом.
  - Лекс? - удивленно посмотрел на меня страж. - Александр Варант. Это сокращенное имя, не для всех. И, насколько мне известно, Дису никто не давал права так его называть. Алекс очень ревностно относится к собственному имени.
  - У них соперничество? - я принялась по привычке теребить хвост. - И ты тоже не очень-то жалуешь этого Диса.
  - Мы с Лексом почти ровесники. Дис старше лет на пятьдесят. Само собой, что мы не слишком с ним ладим, - он сказал это так, будто речь шла о двух-трех годах, а не о полувековой разнице в возрасте. Я закашлялась.
  - А тебе, сколько лет? - осторожненько так спросила, а то мало ли? Вдруг у оборотней вопрос о возрасте считается неприличным, к тому же я помнила, что в прошлый раз он мне на него так и не ответил.
  - Много. Это никоим образом не имеет отношения к делу, - не стал выдавать тайну Ройс. - Дис - племянник Виктора, Алекс - внук. Когда Лекс доказал, что он сильнейший, Дис едва ли не... хм... плохо воспринял собственное поражение, - Ройс явно хотел высказаться пожестче, но вовремя спохватился. - Вот теперь и делает гадости исподтишка.
  - Думаешь, он замешан в этом деле с ритуалами? - пришла мне в голову светлая мысль.
  - Нет, - ответ меня поразил, если честно. Уж слишком однозначно высказался страж.
  - Поясни, - я встала перед ним, давая понять, что все равно не отстану, пока не услышу внятного объяснения. Еще и руки на груди сложила для пущего эффекта, правда, со стороны наше противостояние выглядело, наверное, очень комично: я на целую голову была ниже стража, да и в объемах несравнимо мельче. Но зато воинственный дух у меня присутствовал. А это, как любила говорить, тетя Джинал - уже залог победы в любом споре.
   - Сомневаюсь, что он имеет к этому отношение. В этих ритуалах главным было передать силу, а Дис... он ведь ничего не выигрывает в этом случае? Ему совершенно нечего делать с теми крохами силы, что удалось преступникам отнять у Линды и Рамли, - сдался Ройс.
  - Но он мог рассказать про ритуал кому-нибудь? Ведь вы сами говорили, что и ментальное воздействие и энергетический фон и... да, даже тот факт, что во всех случаях полностью отсутствовал любой запах - это все дело рук сильного мага. Так почему ты уверен, что Дис ни при чем? Он мог помогать кому-то, кто желал стать магом сам, - не сдавалась я.
  - Дис? - расхохотался страж. - Ты его просто не знаешь. Это не тот случай. Он за просто так и с кровати не встанет, а я не могу себе представить, чем можно его настолько заинтересовать, чтобы он принял участие в подобном ритуале. К тому же, сейчас многие амулеты, зелья, даже заклинания можно просто-напросто купить. А есть такие вещи, которыми могут пользоваться даже смертные. Антон и Вацлав пытаются узнать, продавалось ли в последний раз в магических лавках хоть что-то подобное. Уверен, скоро это прояснится и тогда мы будем знать, кого ищем.
  Я насупилась и задумалась. В принципе, все, что говорил Ройс, было вполне логично, понятно и объяснимо, но... Вот какое-то загадочное и еще и мне самой неведомое "но" мешало принять объяснение стража. Да, мне не понравился этот лощеный, словно обложка глянцевого журнала, мужчина, который ко всему прочему еще и является представителем известной фамилии. Да, вся моя интуиция просто кричала о том, что он точно замешан, а меня пять лет учили доверять чутью и предчувствиям. Но и не доверять Ройсу, который давно знает Диса, тоже не было резона. К тому же они явно не друзья, поэтому стражу нет нужды выгораживать хамоватого красавчика.
  - И все же, он мне не нравится. И, думаю, стоит выяснить, где он был во время убийства Линды. То, что на время смерти Николаса Рамли, его алиби - это Марина, я уже поняла, - вздохнула я, не желая признавать своего поражения.
  - Забудь, - отмахнулся Ройс. - Он не имеет к этому никакого отношения.
   - Но тогда зачем ему Марина? Как-то все это не логично получается, - я накручивала локоны на палец. Тетя всегда говорила, что таким образом я стимулирую свою мозговую деятельность. Кто там знает, может все и в самом деле так?
  - Я же говорю, он любит играть с людьми, со смертными, в особенности. Вот на этот раз его жертвой стала Марина Драгониш. Но я все же не уверен в том, что она не замешена в убийствах. Уж слишком ее много везде, - Ройс задумчиво потирал подбородок.
  - Я не верю в то, что Марина замешана в убийствах, - уверенно произнесла, глядя на стража. - Скорее уж Дис этот во все ее втянул. И прикрылся ею, как в первом случае прикрылись Брокеном.
  - Ты не знаешь Диса так, как я. Он мерзавец и последняя сволочь, но он Кантемирес - это говорит само за себя.
  - Да кто такие эти Кантемиресы?! - не выдержала я. - Почему, как только речь заходит о них, вы все сразу начинаете лебезить?! Они что? Ангелы?! Демоны?! Боги?!
  - Ты почти права, правда, правильное слово не прозвучало, - усмехнулся Ройс, а я едва на землю не села. Перевела на стража изумленный взгляд в ожидании пояснения. - Первородные. Драконы. Они изначально сильнее всех, а если принять во внимание тот факт, что практически бессмертны, то... сама понимаешь.
  Я молчала. А что можно было на это ответить? И мне почему-то привиделась картинка, где доктор Варант превращается в огромную крылатую ящерицу. Это было так нелепо, что я хохотнула, от нервов, не иначе.
  - И летать умеют? - спросила у Ройса, сдерживая истерический смех.
  - Нет, конечно. Летать никто не умеет - это все выдумки. Они даже второй ипостаси как таковой не имеют.
  - Почему тогда драконы? - не унималась я.
  - Потому что, - отрезал Ройс и отлип от машины. - Поехали в участок. Мне еще надо про Диса Трику рассказать.
  - Трик может найти на него управу? - поинтересовалась я. Вообще, странно все это. Трик представляется мне не только капитаном, но некой фигурой, с которой все считаются.
  - По крайней мере, Трик может донести это все Виктору. А уже тот пусть сам со своим семейством разбирается. Это в его компетенции, - ответил страж, открывая передо мной дверцу.
  - А Трик тоже важная фигура? Раз его все так боятся и слушаются? - вопрос задавала уже сидя в машине и пытаясь пристегнуться.
  - Трик - миротворец. Причем, единственный. Потому у него и эксклюзивное право на справедливость.
  Я вздохнула. Драконы, оборотни, миротворцы - все это казалось настолько нереальным, что я просто не знала как реагировать. Слишком много вокруг меня в последнее время всего непонятного, а еще и тетя Джинал приехать скоро должна. И как мне во всем этом разобраться?
  - А почему Дис назвал меня полукровкой? - вспомнила я, когда мы уже выехали из того переулка и направлялись в участок.
  - Алекс при первом выплеске поставил на тебя свою печать, что бы никто раньше времени не мог ощутить в тебе дар заклинательницы. Потому-то все и чувствуют тебя как полукровку, не унаследовавшую магический дар, - Ройс практически слово в слово повторил то, что рассказывал Вацлав.
  - Как понять свою печать? - зацепилась я за непонятное высказывание. Но мне не спешили отвечать, Ройс мялся и явно желал не поднимать эту тему. - Ройс?
  - В случае если кто-либо из смертных становится свидетелем сверхъестественного, или узнает о нашем существовании, не всегда магически стирают память. Иногда позволяется оставить это знание, но тогда требуется, что бы кто-то из сверхъественных взял на себя ответственность. В таких случаях ставится печать принадлежности.
  Мне очень не понравилось это объяснение, к тому же я просто кожей чувствовала, что это еще не все.
  - И это значит?..
  - Что ты принадлежишь тому, кто поставил тебе эту печать.
  
  
  Глава 18.
  
  Я застыла, глядя невидящим взглядом в окно. Ни мелькающие за стеклом здания, ни проезжающие автомобили, ни пешеходы - никто меня теперь не интересовал, я их просто не видела. Мне стало холодно и неуютно, несмотря на разгар лета и палящее солнце. Принадлежность? Они и в самом деле считают, что я вот так просто стерплю? Смолчу и сделаю вид, будто ничего не поняла? Какое они все имели право так со мной поступать?
  - Лиза, только вот не надо теперь придумывать себе то, чего нет на самом деле, - мои размышления прервал нетерпеливый голос стража. - Все совсем не так.
  - Откуда ты знаешь, что именно я подумала? - мой голос был таким глухим, что я и сама его не сразу узнала.
  - У тебя на лице все написано. Нам необходимо было спрятать тебя ото всех и быстро. Изначально, было решено, что тебя под свою опеку возьмет Трик, но, как оказалось, он не смог бы сдержать твой выплеск и запечатать силу. Потому и обратились к Алексу. Он, правда, упирался немного, но согласился. В любом случае, это и в его интересах тоже.
  - А это в моих интересах? - я смотрела на стража, пытаясь разгадать его игру, понять по выражению лица, по движению губ и бровей, по мимике, в чем они все меня обманывают. Но, видно моих знаний не хватало, что и понятно, меня же учили проводить допросы с обычными подозреваемыми, на оборотней все те правила могут и не распространяться.
  - Поверь, все что делается, делается с целью защитить, в первую очередь, тебя. Это было главное условие Трика. В участке, кроме нас троих и Вацлава с Ларкиным, никто не знает, кто ты. Даже Марк, - Ройс продолжал вести машину, время от времени поглядывая в мою сторону.
  Я закусила нижнюю губу, а рука сама собой потянулась к волосам. Мне хотелось ему верить. Очень хотелось, но я еще много чего не знала и не понимала, а никто из стражей не спешил просветить меня. Кроме Ларкина, который предложил книги.
  - Зачем нужно было запечатывать мою силу? - спросила я, понимая, что впадать в истерику и начинать угрожать или что-то требовать все равно бесполезно. Лучше просто собирать информацию, по крупицам складывать картинку, как мозаику. Так у меня больше шансов докопаться до правды.
  - Потому что ты бы не справилась, - мне на мгновение показалось, что страж расслабился после этого вопроса, напряжение ушло из его тела, и он больше не хмурился. - Выплеск был очень сильным, его даже парни в управлении почувствовали. А научить и проконтролировать тебя пока некому. Вот Алекс и запечатал пока твои способности. А чтобы это не бросалось в глаза, прикрыл все сверху обычной меткой. На тебе это никак не отразиться, поверь мне, - и он мне улыбнулся, по-доброму так. И мне поверить захотелось сразу же, но пока не знаешь всех обстоятельств дела, не стоит делать выводы. - К тому же, с тобой что-то не так.
  - Что не так? - я снова напряглась.
  - Не знаю. Но даже не учитывая все манипуляции Алекса, мы воспринимаем тебя всего лишь как полукровку. В тебе нет магии, Лиза, твой дар скрыт. С одной стороны - это очень хорошо, пока ты не овладеешь им в полной мере, никто не поймет, что именно ты собой представляешь, а вот с другой... - Ройс дернул уголками губ, раздумывая, как именно сказать мне о том, что я какая-то невиданная до сих пор зверушка.
  - А что именно я собой представляю. Кто я? Мне же так никто ничего и не рассказал. Я даже не знаю, к какому виду принадлежу. Это вы все безоговорочно решили считать меня какой-то заклинательницей. Но никто! - я повысила голос, внутри меня снова все клокотало от ярости. - Никто, так и не удосужился рассказать мне, что все это значит!
  - Не кричи, - осадил меня. - Тебе стоит особое внимание уделить концентрации и собственным эмоциям. Твоя сила не стабильна, выплеск может произойти в любой момент и никто не знает, что именно станет толчком.
  - И ты всерьез считаешь, что такое объяснение меня успокоит? - слова Ройса о том, что мне надо держать себя в руках подействовали с точностью до наоборот - я стала закипать еще сильнее. - Ты, правда, уверен в том, что я просто молча проглочу все, что ты мне только что наговорил? Что вот так вот возьму и забуду обо всем? Вы на меня свое клеймо магическое навесили. А я должна молчать и верить вам?!!!
  В этот момент что-то случилось. Я распалилась настолько, что казалось, еще немного и просто взорвусь, воздух в машине стал закручиваться в спирали и, самое страшное было то, что я это видела. Он был словно создан из разноцветных лент, которые кружились с неимоверной скоростью и образовывали что-то наподобие маленьких воронок.
  - Прекрати! - крик Ройса долетел до меня сквозь шум в ушах, затем раздался визг тормозов, меня тряхнуло, а в следующий момент на голову словно обрушился поток ледяной воды, перед глазами на мгновение потемнело.
  Наверное, я отключилась, потому что когда открыла глаза, оказалось, что мы находимся уже возле участка, дверь с моей стороны распахнута и Ройс стоит возле машины, пытаясь отстегнуть на мне ремень безопасности.
  - Не трогай меня, - голос прозвучал глухо, я все еще чувствовала себя не слишком хорошо, но настроена была решительно.
  Резко оттолкнув руки стража. Самостоятельно отстегнула ремень безопасности, втайне радуясь, что это получилось у меня с первого раза, и выбралась из машины.
  Ройса я старалась обходить стороной. Не то чтобы я чувствовала опасность или боялась его, но не желала повторения того, что произошло несколькими минутами ранее в машине.
  - Лиза, - страж выглядел немного обиженным, он явно не понимал, почему я злюсь и это еще больше подстегнуло меня.
  - Не прикасайся ко мне, - я отошла еще на шаг, глядя на Ройса с подозрением. - Я тебе не верю. Я уже никому не верю и не хочу... не хочу... - я не знала, что сказать, сама себя не понимала, мне нужно было хоть что-то, какой-то ориентир, якорь, который позволял бы мне удержаться на плаву.
  Слишком много всего свалилось на меня в последнее время.
  - Лиза, - Ройс не делала попыток приблизиться, но смотрел настороженно, - я не угрожаю тебе, и не меня тебе стоит опасаться. Поверь, это на самом деле так.
  - Я не знаю, Ройс. Я просто уже ничего не знаю, не понимаю, что происходит и как мне себя вести дальше. А ты ничего не можешь мне рассказать.
  - Я действительно не могу помочь тебе с даром, - страж запустил пальцы в волосы, ероша светлые пряди. На солнце его шевелюра отдавала золотом, и создавалось ощущение размытого ореола вокруг его головы. Я зажмурилась на мгновение, чтобы прийти в себя, а страж продолжал, не делая попыток приблизиться. - Пойми, у нас все происходит иначе. Совсем иначе. Я не специалист по магам и не могу тебе рассказать ничего полезного. Но это не значит, что мы не можем быть друзьями.
  - Не значит, - согласилась я, - но я все же не могу пока доверять тебе, как раньше. Прости, мне надо разобраться в себе, понять и многое переосмыслить.
  Этот разговор заходил в тупик, и мне надо было сделать что-то, чтобы остановить бессмысленные выяснения отношений, и именно поэтому, а не потому, что я хотела убежать от Ройса, резко развернувшись, направилась к участку.
  - Лиза, - позвал Ройс вдогонку и когда я, не оборачиваясь, остановилась, добавил, - тренировки никто не отменял. Я все еще твой инструктор и должен принять зачет в конце месяца.
  - Я помню. Сегодня после смены.
  В холле участка я остановилась в растерянности. Что дальше делать пока представляла смутно. Мне нужно было поговорить с капитаном, а также стоило бы прояснить несколько моментов со штатным патологоанатомом восьмого участка. И вот теперь стоило выбрать - к кому отправится в первую очередь.
  С одной стороны, во мне еще клокотала злость на то, что Александр Варант посмел поставить на меня какую-то там метку и таким образом определить мою принадлежность. А с другой - разговор с Триком тоже был не менее важен.
   И вот тут-то в дело вступила моя нерешительность. Я не хотела встречаться с доктором Варантом. Вернее не так, я очень хотела его увидеть, во мне буквально все сжималось от предвкушения и ладони потели, и сердце начинало стучать, словно сумасшедшее, стоило только подумать о нем или вспомнить серые, словно пасмурное небо, глаза. А вот здравый смысл нашептывал, что такая реакция на совершенно незнакомого мужчину ненормальна и прежде, чем бросаться в омут с головой, стоит подумать и хорошенько все взвесить.
  Как там говорил Ройс? Мне стоит держать свои эмоции в узде и под жестким контролем? Так и поступим.
  И я решительно стала поднимать по лестнице на второй этаж. Первым делом - разговор с капитаном, а вот потом... потом, возможно, я соберусь с духом, и отправлюсь устраивать разборки с наследником славной династии Кантемиресов. Но это будет потом... как-нибудь.
  Восьмой участок встретил меня тишиной и прохладой. Страж на посту лишь кивнул, не говоря ни слова. Здесь всегда было так: тихо и пусто. Ни посетителей, ни задержанных, ни спешащих по своим делам стражей, словно и нет никого.
  Первое время меня это тревожило, слишком уж не похоже все это было на атмосферу, обычно царящую в подобных местах. Но теперь, когда мне стала известна специфика работы восьмого участка, я перестала удивляться. Ведь и в самом деле, кого можно посадить в камеру предварительного заключения, если все большая часть преступников и подозреваемых обладают определенным даром или силой и решетка для них не проблема? А вот интересно, а как сами стражи справляются со своими подозреваемыми и преступниками?
  Я прошла через холл, к лестнице на второй этаж, направляясь в зал управления, как вдруг тишину, нарушаемую лишь моими практически бесшумными шагами, нарушил несвойственный этому месту, звук. Чьи-то каблуки весело цокали по вымощенному плиткой полу и я, даже не оборачиваясь, прекрасно поняла, кто именно пытается догнать нас. В этом месте только один человек мог позволить себе носить обувь на шпильке, учитывая, что я предпочитала на работе ходить в удобных туфлях или сандалиях.
  - Лиза, подожди минутку, я тебя искала! - раздался веселый голос помощницы доктора Варанта. - Почему ты не отвечаешь на звонки? Я тебе несколько раз пыталась дозвониться?
  - Черт, - прошипела я, вспомнив, что мой телефончик отключен и беспечно засунут в задний карман брюк. - Вечно про него забываю.
  - Это непростительная беспечность, - продолжала распекать меня Камилла, приблизившись.
  - Прости, я просто про него забыла, - я виновато улыбнулась подошедшей женщине. - Что ты хотела?
  - Напомнить тебе, что сегодня вечером у нас встреча, - непререкаемым тоном сообщила она и улыбнулась мне, ну вот просто очень очаровательно. - Не забудь. В десять часов. Я перезвоню тебе позже и скажу куда подъехать. Все, больше ничего. До свидания! - и она развернулась вокруг своей оси и, звонко цокая каблучками, скрылась в коридоре, ведущем в морг.
  Незапланированная встреча с Камиллой вернула мне трезвость мышления. Как бы там ни было, мир не вращается вокруг меня, а значит, не стоит делать поспешных выводов и впадать в отчаяние. Тряхнув волосами, я решительно потопала на свое рабочее место. У меня еще будет время подумать над тем, что происходит в этом мире и какая именно роль отведена во всем этой действе именно мне. Пока же передо мной стоят несколько иные задачи. С них и начнем.
  В зале управления тоже все было, как всегда. Только в отличие от холла здесь было немногим более шумно.
  Я остановилась на пороге, невольно вспоминая свое первое появление в восьмом участке. Не так уж много времени прошло с тех пор, а у меня такое ощущение, будто это было в прошлой жизни. Беззаботной и лишенной проблем жизни. Нет, так не пойдет. Мне стоит вернуть себе душевное равновесие или я просто сойду с ума.
  Пришло время пообщаться с главным интриганом восьмого участка. И неважно, что предательское сердце в груди обмирает от страха, мне жизненно необходимо задать вопросы и получить на них ответы.
  Слегка помедлив на пороге, я подняла руку и решительно постучала. Да, знаю, что здесь это не принято, но даже малейшее промедление сейчас для меня подобно глотку свежего воздуха. Надо было собраться с духом, набраться храбрости....
  - Войдите! - резкий окрик из-за закрытой двери сразу же развеял всю мою с таким трудом собираемую по крупицам смелость. Я была уже готова позорно сбежать, даже оглянулась в поисках путей к отступлению, но натолкнулась на насмешливый взгляд Браславски и, глубоко вдохнув, решительно нажала на ручку.
  То, что капитан знал, о том, кто стоит за дверью, я поняла, лишь только его увидела. Он стоял спиной ко входу и смотрел в окно и вся его массивная фигура буквально говорила о нешуточном напряжении, испытываемом хозяином этого кабинета.
  - Проходи, - не оборачиваясь, произнес капитан, - присаживайся.
  Я так и поступила. Аккуратно прикрыла за собой дверь, осторожно прошла вглубь кабинета, села в кресло для посетителей и нервно сцепила пальцы рук. Говорить было страшно. Это когда я одна и сама с собой рассуждаю, я смелая и храбрая, а когда вот так вот один на один, я трусиха. Вот о чем я буду с ним сейчас разговаривать? Что у него спрашивать? И почему я так уверена, что имею на это право? Ведь он мой начальник, всего-навсего. Я закусила губу и, расцепив пальцы, потянулась за локоном, уже давно выбившимся из прически. Что-то много я сегодня думаю, так никаких волос не напасешься.
  - Как бы это не глупо звучало, - глухим уставшим голосом начал капитан, - но я знаю, зачем ты пришла, и какие вопросы желаешь мне задать. Прежде чем ты начнешь, я хочу сказать. Выслушай меня внимательно, не перебивай. А еще лучше, постарайся услышать и понять то, что я буду тебе говорить.
  Он обернулся и посмотрел на меня. Выжидающе так посмотрел. А я? А что мне оставалось делать? Выпустила локон, снова сцепила пальцы рук и кивнула, уставившись взглядом на собственные колени.
  
  - Все что я делаю, направлено на твою защиту, Лиза, - начал капитан и, заметив, как я вскинула голову и приготовилась возразить, тут же добавил. - Не перебивай. Просто послушай. Я защищаю в первую очередь тебя, но было бы лицемерием с моей стороны утверждать, что я делаю это только ради тебя самой.
  Он замолчал и снова подошел к окну, уставившись на городской пейзаж. А я немного призадумалась, попыталась переварить услышанное, но пока совершенно не понимала, что конкретно все это значит и как мне реагировать на такое откровение.
  - В мире сверхъестественного, так же как и у смертных, много подводных течений. Мы все разные и борьба за власть - всегда была одним из основных инстинктов, наряду с продолжением рода и всем остальным. По большей части, мы ведь мало чем отличаемся от смертных. Только наличием особого дара или второй ипостаси. Нам присущи все те же слабости, мы испытываем те же чувства. Но сейчас речь не об этом. Уже очень давно, никто даже и не помнит когда это произошло впервые, во главе всего магического населения стоит Совет. В него входят главы всех сильных и древних семей и кланов. Но реальную власть имеет только глава совета. Тот единственный, кому позволено принимать решения не спрашивая одобрения или согласия у остальных.
  Он снова замолчал, переводя дыхание, и я рискнула задать вопрос:
  - Из того, что мне стало известно, во главе вашего Совета сейчас стоят драконы Кантемиресы, то есть, некий Виктор?
  - Ты уже много знаешь, за такое короткое время успела сделать правильные выводы, - Трик развернулся, прислонился спиной к подоконнику и посмотрел куда-то поверх моей головы. - Да, в этом ты права. Мы уже давно отдали всю власть драконам, Кантемиресам, если точнее. Да этот род и остался последним. Драконов больше нет, кроме них. А Виктор до недавнего времени был сильнейшим, да и прожитые тысячелетия сделали его мудрейшим из всех.
  - Тысячелетия? - мой голос дрогнул.
  Трик улыбнулся уголками губ, но продолжал свой рассказ, не отвечая на этот мой вопрос:
  - Ты, наверное, уже знаешь, что являешься представительницей своего рода. От некогда могущественного и многочисленного магического семейства осталась ты одна. И не важно, чей именно дар ты унаследовала, как представитель Эльдонарров, носитель древней крови, ты имеешь все права на то, чтобы претендовать на место в Совете.
  Заметив, что я собираюсь что-то сказать, возразить, Трик поднял руку, делая мне знак не перебивать его.
  - Нам очень важно, чтобы ты это осознала и поняла, что, несмотря на свой дар, ты уже ценна. Очень ценна.
  - Но если я являюсь заклинательницей, то моя ценность увеличивается в разы, - не сдержала я язвительности. Они что, всерьез считают меня полной идиоткой?
  - Ты не дослушала меня, - покачал головой капитан, никак иначе не реагируя на мою реплику. На его губах застыла слабая, какая-то извиняющая улыбка и мне сделалось не по себе. Вот так вот улыбаются, когда наблюдают за несмышленым ребенком. - Ты действительно уникальна и очень ценна, вне зависимости от того, каким именно даром обладаешь, хотя бы потому, что с гибелью Эльдонарров, магический мир утратил не только сильный род, но и ценнейший дар видящих. Если ты унаследовала силу отца, то это не значит, что ты менее полезна, чем заклинательницы. Хотя, не скрою, всем нам хочется, чтобы в тебе заговорило наследие матери.
  - Я все равно ничего не понимаю. Мне нет разницы, видящая я или заклинательница. Я ровным счетом ничего не знаю ни о тех, ни о других. И, насколько мне известно, никто не горит желанием просвещать меня по этому поводу, - язвительность так и выплескивалась из меня. Почему-то хотелось уязвить Трика, заставить его задуматься, впечатлиться, не знаю, что именно, но молчать и просто слушать не получалось.
  - Дело не в том, что никто не хочет просветить тебя, а в том, что никто не может этого сделать, Лиза, - капитан оттолкнулся от подоконника, медленно пересек кабинет и уселся в свое кресло. Сложив руки на столе, он посмотрел на меня, - маги обычно не делятся своими секретами друг с другом. И сейчас в этом мире нет никого, кто мог бы научить тебя быть видящей или заклинательницей. Тебе придется всему учиться самостоятельно. Именно поэтому и было принято решение запечатать твою силу. Ты не сможешь ею управлять, а научить тебя пока некому. Если что-то изменится, мы снимем печать, но в настоящее время - это было единственно правильным решением.
  - Я понимаю, - моя рука снова потянулась к выпущенной из прически пряди волос. - Ройс мне говорил об этом, и я приняла этот факт и даже немного рада. Я не привыкла к мысли, что в мире, в котором я прожила всю свою жизнь, существуют оборотни, маги, инкубы, суккубы и так далее, потому мне будет трудно принять, что я тоже что-то могу.
  Трик кивнул, как мне показалось с облегчением. Возможно, они все беспокоились, что я начну упрямиться и требовать вернуть мне мою силу. Но нет, она мне не нужна, по крайней мере, пока я не пойму, что вообще происходит вокруг.
  - Но это не единственная причина. Есть еще одна. Двадцать два года назад, теневые охотники уничтожили последнюю, как тогда считалось, заклинательницу и весь род Эльдонарров.
  Я вздрогнула от этого откровения. Браславски говорил мне о том, что род моего отца был вырезан подчистую, но тогда я не придала этому почти никакого значения. Не хотела об этом думать, принимать близко к сердцу, а теперь, в свете нового дня, мне стало нехорошо. Слишком ярко предстала передо мной картинка гибели неизвестных мне магов, которые, как выяснилось, являлись моей семьей.
  - Кто такие теневые охотники? - я старалась не думать о том, что никогда не узнаю ничего о своих предках.
  - Даже не знаю, как объяснить это тебе. В нашем мире, все об этом знают и воспринимают их как необходимое зло. Тени - это палачи и охотники. Они бесстрастны и неумолимы. Хищники, звери, убийцы и... так можно перечислять до бесконечности, но суть не только в этом. Самое главное - они не оставляют следов и надежды, всегда находят свою жертву. Могут пройти сквозь пространство и время. От них нет спасения.
  - Почему они уничтожили моих родителей? - я не надеялась на правдивый ответ, но спросила. Мне стоило начинать вживаться в роль и ощущать себя частью этого мира.
  - В том-то все и дело. Тени - они существуют за гранью реальности. Им нет хода в наш мир, пока их не призовут. А вот уже тогда, они выполняют приказ. Это самые верные убийцы.
  - Подождите! - я подняла руку, призывая Трика к молчанию. Мне нужно было немного времени, всего пара минут, чтобы поймать мысль, которая все время ускользала. И я была уверена, что капитан специально недоговаривает немного, чтобы я поняла это сама. - Как их можно призвать? Если им нет хода в этот мир? Я, хоть и не понимаю и половины из того, что и как происходит у вас, но если эти Тени находятся за гранью реальности, то они не настоящие? Тогда как они могут убить кого-то настоящего?
  По лицу капитана, я поняла, что он ждал от меня совершенно других вопросов и не очень доволен моей несообразительностью, но отступать, не намерена. Он хочет от меня аналитических выводов? Так пусть выдает всю имеющуюся информацию.
  - Их можно призвать с помощью жертвы, - несколько сухо обронил капитан, усаживаясь за свой стол. - И особого ритуала. Тогда они ломают грани и приходят сюда, обретая материальную форму. После выполнения приказа, Тени снова уходят за грань. Они питаются магией и энергией живых. Потому и не оставляют следов. Просто иссушают материальную оболочку и выпивают душу своей жертвы, не оставляя шанса на перерождение.
  Меня передернуло от такого откровения. Как-то сразу стало неуютно, и даже легкие шорохи по углам кабинета мерещиться стали.
  - Значит, кто-то "заказал" моих родителей? - выдала я очевидную догадку. - Раз эти Тени не умеют ошибаться, получается, что кто-то специально натравил их?
  Трик грустно улыбнулся, и отвел глаза. Он словно уменьшился в размерах, ссутулился и теперь выглядел намного старше, чем еще несколько минут назад.
  - В этом была моя ошибка, Лиза. Твой отец был моим лучшим другом. Мы были очень близки, но я не сумел его спасти. Не смог ничего предпринять, чтобы вывести его из-под удара и в результате, весь род Эльдонарров исчез. Теперь ты понимаешь, как важно, чтобы о тебе не узнали? Тени, в отличие от меня, не допускают ошибок и они не ушли после того случая. Они все еще здесь, а значит, и тот, кто их призвал, знает, что остался кто-то, в ком течет кровь древнего рода.
  - Кто это? Кто призвал убийц?
  Трик покачал головой и запустил пальцы рук в волосы.
  - Ты очень похожа на отца, - невпопад произнес он. - Те же черты, тот же цвет волос, глаз, даже жесты. Джардан тоже всегда тянулся к волосам, когда задумывался и не мог сразу решить проблему. Именно поэтому тебе придется быть очень осторожной. Джинал поступила верно, когда спрятала тебя и никому не сказала. И, хоть, я был против такого поворота, тогда, то теперь вижу, что только благодаря ей, ты все еще жива и теневые охотники тебя не нашли раньше. Никому и в голову не пришло бы искать последнюю представительницу Эльдонарров среди смертных. Хотя, и не понятно, как они тебя упустили.
  - Вы не ответили, - упрямо произнесла, глядя на капитана. - Кто призвал этих теневых охотников? Кому так мешали мои родители, что он приказал уничтожить целый род?
  - Я не знаю. Никто не знает, - Трик поджал губы и перевел взгляд на окно, помолчал немного, я не спешила прерывать его раздумья, у меня еще оставалось куча вопросов, требующих ответа, стоило хорошенько подумать о том, какой из них задавать следующим. - Но это кто-то сильный. Он не пожалел части своей души.
  - Не поняла? Что значит не пожалел части своей души? - удивленно приподняла брови, глядя в упор на капитана.
  - Для призыва Теней нужна не только жертва. Тот, кто призывает палачей, должен откупиться кусочком своей души, иначе он просто не сможет приказывать охотникам. А такое обычно всегда заметно со стороны. И, поскольку, до сих пор ни у кого не было замечено изменений, то в тот раз Теней вызвал кто-то очень сильный, кто смог откупиться магической силой.
  - И так можно? - я что-то совсем запуталась во всех этих сверхъестественных заморочках. Где там тот Ларкин со своими книгами? Мне пора снова учиться, чтобы хоть немного понимать, о чем со мной разговаривают.
  - Давай поговорим о чем-нибудь другом, - устало произнес Трик. - Эта тема является для меня болезненной вот уже двадцать два года. У тебя же остались еще вопросы, я уверен.
  Я кивнула, собралась с духом и спросила то, о чем уже знала, но чему мне очень не хотелось верить. В глубине души еще теплилась надежда, что Браславски и Ройс ошиблись.
  - Тетя Джинал... она... - как же было трудно задать этот вопрос, но я все же произнесла его. - Она же мне не родственница? - спросила с затаенной надеждой.
  - Нет, кровной связи с Джинал у вас нет, - очень грустно произнес капитан. - Она даже не принадлежит нашему миру, смертная. Но, единственная смертная, на которой нет метки.
  Я отпустила локон и снова сцепила руки на коленях. Было горько и обидно. Возникало еще море вопросов, но мне уже не очень хотелось их задавать, не хотелось знать на них ответы. Это больно - узнать правду. Знание, как оказалось, не всегда приносит мир и покой, удовлетворение и радость. Трик тоже молчал, по его лицу было невозможно прочитать, о чем он думал, но глаза были грустные. Да и весь внешний вид капитана говорил о том, что он нешуточно устал. Непроизвольно, я задумалась о том, каково ему? Он же страж. Ройс рассказывал, что Трик целых сорок лет занимается расследованием преступлений и руководит участком. Даже представить себе боюсь, сколько ему лет на самом деле.
  Мои мысли перескочили на возраст. Ройсу ведь тоже намного больше тех тридцати лет, на которые он выглядит? Да и, если судить по тому, что я услышала от того же Трика сегодня, сверхъестественное население живет намного дольше, чем обычные люди. А это значит... это значит... что и я тоже?
  Дверь в кабинет резко распахнулась. Вздрогнула от неожиданного звука и обернулась. На пороге стоял Ройс и по его лицу, я прекрасно поняла - случилось что-то из ряда вон выходящее.
  - Убийство в парке, - коротко доложил страж. - Мы выезжаем немедленно. Тело нашли в воде.
  Трик кивнул, и мне не оставалось ничего другого, как встать с кресла и направиться на выход. Лишь в дверях я обернулась, желая спросить еще об одной немаловажной детали, но увидела, как капитан закрыл лицо руками. Воспоминания и разговор со мной не принес ему ничего хорошего. Я явно почувствовала его горе, отчаяние и что-то еще, чему у меня не было ровным счетом никакого объяснения. Откуда взялись все эти ощущения и знание того, что капитан искренне переживает смерть моего отца, я не знала, поэтому молча вышла из кабинета и аккуратно затворила за собой дверь.
  
  
  Глава 19.
  
  Через зал управления я следовала за Ройсом, полностью погруженная в свои мысли и переживания. То, что открылось мне в результате разговора с капитаном, никак не хотело укладываться в голове. Слишком много возникало вопросов. И я начинала подозревать, что Трик умышленно навел меня на разговор о Тенях и гибели моих родителей. Хотя, вполне возможно, что у меня просто паранойя из-за всех этих тайн и недомолвок. Капитан сегодня многое мне рассказал, еще о большем умолчал, но, наверное, это и к лучшему. Не стоит вываливать на неподготовленного слушателя сразу такое количество информации.
  Я жалела лишь о том, что не успела спросить у него о том выборе, который, по словам Браславски, мне предстоит сделать. Но, у нас ведь еще будет время? Спрошу в другой раз, а пока стоит осмыслить то, что уже стало известно и для завершения этой головоломки мне необходимо обязательно поговорить с тетей Джинал.
  При воспоминании о тете, сердце уже знакомо сжалось, и я машинально потянулась к заднему карману, где так и лежал забытый мною телефон. Включила питание, на экране отобразились все пропущенные мною вызовы. Как странно, за сегодняшний день, тетя позвонила мне лишь четыре раза. Это что-то новенькое, учитывая, что в последнее время, она упорно пытается связаться со мной. Еще два вызова, были от Джесси. Что ему-то надо? У меня не было ни одного предположения, что бывший парень хочет от меня. Я поставила телефон на виброзвонок и снова засунула в карман, теперь, по крайней мере, почувствую, если кто-то будет пытаться связаться со мной. Джесси решила перезвонить позже, сейчас у меня нет ни малейшего желания выслушивать глупости, которые мне хочет поведать бывший приятель. А то, что он звонит мне по пустякам, я прекрасно знала. Ну не мог Джесс искать возможности связаться со мной по важному делу. Это было бы не слишком похоже на того парня, с которым мы расстались всего несколько недель назад.
  Я вздрогнула и резко остановилась на самом краю лестницы. Всего три недели назад я закончила учебу. И сколько всего произошло за такой короткий срок? Вся моя жизнь перевернулась с ног на голову.
  Ройс, который ушел немного вперед, вдруг развернулся и, поднявшись на несколько ступенек, остановился прямо передо мной. Он стоял немного ниже и сейчас наши лица находились на одном уровне. Удивленно взглянула на стража. На его лице явно прослеживались следы переживаний, тревога. Что с ним такое?
  - Я чувствую, что ты расстроена, - тихо проговорил он, внимательно вглядываясь в мое лицо. - То, что сказал тебе шеф, не принесло покоя и удовлетворения? И ты все еще злишься на меня.
  - Все в порядке, - я попыталась улыбнуться, но в горле застрял ком, и улыбка была скорее вымученной, чем успокаивающей. - Мы говорили о моей семье. И я не злюсь на тебя, просто... - все слишком сложно для меня.
  Слишком много информации, еще больше тайн и я не знаю, кому мне верить, а от кого стоит держаться подальше. Так я подумала, но вслух не высказала. А оборотень все и так понял по моему лицу и отвел взгляд.
  - Мне жаль, что все так вышло, правда. И еще больше мне жаль, что ты перестала мне доверять. Но, в любом случае, хочу, чтобы ты знала, - Ройс посмотрел мне в глаза, улыбнулся уголками губ, но на этот раз его улыбка не вызвала во мне ровным счетом никаких эмоций, - я на твоей стороне, Лиза. Что бы не произошло и как бы все не повернулось в будущем, ты всегда сможешь на меня рассчитывать. Друзья? - и он протянул мне руку, ладонью вверх.
  Я закусила губу, глядя ему в глаза. В этот момент у меня было ощущение. Будто я делаю самый важный выбор в своей жизни. Но... была не была.
  - Друзья, - улыбнулась я. пожимая его ладонь.
  - Вот и замечательно, - мне показалось, что страж выдохнул с облегчением.
  - Что за убийство в парке? - перевела я тему, обходя стража и продолжая спускаться по ступенькам.
  - Еще не знаю. Тело нашли в национальном парке полчаса назад. Утопленник. Браславски сказал, что дело наше, - Ройс быстро догнал меня и поравнявшись попытался было приобнять за талию, но опустил руку, так и не решившись на этот жест.
  - А Браславски, откуда знает... - я сделала вид, что не заметила его порыва и, как ни в чем не бывало, продолжила путь.
  - Он провидец, - улыбнулся мне Ройс. - И ему подвластно то, что не может знать никто другой. Потому и едем без разговоров, хотя судя по всему, дело не наше. Но, говорить о чем-то еще рано. Сразу надо добраться до места. Давай скорее, конец рабочего дня, на дорогах пробки, - и он почти бегом увлек меня в ту сторону, где оставил машину, по приезде в участок.
  Уже сидя в машине, я постаралась выбросить на время из головы большую часть информации, поведанной капитаном. Не время сейчас размышлять о личном. У нас очередное убийство. А ведь и предыдущие два еще не то что не раскрыты, у нас даже подозреваемых нет. Мистика какая-то. Хотя...наверное так и есть.
  Из размышлений меня вывел виброзвонок собственного телефона в заднем кармане брюк. От неожиданности я даже подпрыгнула на сидении, и заработала встревоженный взгляд Ройса.
  - Телефон, - смущенно пояснила стражу, вытаскивая аппарат из кармана.
  Звонил Джесси. Пришлось взять трубку, мне даже стало интересно, что он хочет, пытаясь так упорно связаться мо мной.
  - Привет, малышка! - радостный голос моего бывшего приятеля заставил меня скривиться в недовольной гримасе. Терпеть не могу, когда он меня так называет, и, что не менее важно, Джесс об этом знает, но ему, кажется, абсолютно на это наплевать.
  - Привет. Не ожидала твоего звонка, - я старалась говорить ровно. - Что случилось?
  - С чего ты решила, что обязательно должно было что-то случиться? Я соскучился. Мы не виделись уже две недели и...
  - Джесс, мы не виделись чуть больше трех недель, и я прекрасно понимаю, что тебе от меня что-то надо. Выкладывай и не трать ни свое, ни мое время на бессмысленные разговоры, - отрезала я, не желая разводить сантименты, тем более Ройс как-то странно посматривал на меня. И, если вспомнить то происшествие в номере, где убили Николаса, то я догадываюсь, что страж прекрасно слышит все, что говорит Джесс.
  - Давай поужинаем сегодня, - он даже не спрашивал. Джесси просто сообщал мне это, как данность. Он так решил, значит, все должны молча соглашаться. И как у меня хватало мужества и терпения встречаться с ним весь последний год учебы?
  - Сегодня не могу, - категоричное нет еще никогда не останавливало моего бывшего, но тут уж ничего не поделаешь. Жертвовать вечером с Камиллой в угоду ему, я не собиралась.
  - Тогда завтра, - а он не сдается. Мне точно легче согласиться на ужин с ним, чем терпеть звонки. А ведь, Джесс еще может и ко мне домой заявиться. Я уже почти согласилась на ужин с ним завтра, но в последний момент передумала:
  - Тоже не могу, но если тебя устроит, то давай встретимся завтра во время обеденного перерыва? У меня будет час свободного времени, и ты расскажешь мне все, что хотел.
  - Заметано, малышка! Завтра в обеденный перерыв на нашем месте. Скучаю и жду! - и он отключился, пока я не успела передумать.
  Я раздраженно засунула телефон обратно в карман и уставилась в окно. Разговор со старым приятелем оставил какой-то неприятный осадок.
  - Все в порядке? - осторожно спросил Ройс.
  - Да! - ответила резче, чем планировала. Но потом спохватилась, что страж же ни в чем не виноват и пояснила. - Терпеть не могу, когда меня малышкой называют.
  - Учту, - усмехнулся Ройс.
  - К сожалению не все такие понятливые, - вздохнула в ответ.
  Национальный парк располагался вдоль берега реки, протекающей практически через весь город. Если судить по той информации, что предлагается туристам и гостям столицы, то размер Национального парка, едва ли уступает территории самого города. Это наша местная достопримечательность. Могу себе представить, сколько здесь работает служащих, да для того, чтобы содержать в порядке такую огромную территорию лесных насаждений, одних садовников и уборщиков надо иметь столько, сколько рабочих на среднестатистической фабрике.
  Ройс припарковался на стоянке, невдалеке от главного корпуса технического университета. Наша академия правопорядка, располагалась на другом берегу реки, но я доподлинно знаю, что студенты-техники, точно также как и будущие стражи частенько проводят перемены или перерывы на берегу. С этой стороны реки как раз есть довольно внушительная полянка, поросшая травой, на которой очень удобно располагаться на пикник или так просто отдохнуть недалеко от воды, в тени немногочисленных в этом месте деревьев.
  Чуть дальше своеобразного места отдыха, начинался лесной массив, река там делала изгиб и получалась тихая, заросшая заводь, которая с одной стороны закрыта от любопытных глаз насаждениями. Судя по всему, наш труп выкинуло на берег именно в том месте.
  Нас встретили, едва мы отошли от стоянки и приблизились к самой территории парка. Молоденький страж-патрульный, заикаясь и сильно потея, услужливо вызвался проводить нас к тому месту, где уже виднелось стандартное заграждение и толпа зевак. Ну, конечно, куда же без них, любителей острых ощущений, которые так и норовили забраться за ограждение и сфотографировать труп. Никогда не понимала такого желания, но от этого никуда не деться. Смерть всегда вызывает ажиотаж среди обычного населения. А вот интересно, а магическое и сверхъестественное население тоже так бурно реагирует на чужую смерть? Или они более привычны?
  Додумать я не успела, мы приблизились к ограждению, где один из прибывших на место преступления стражей уже допрашивал свидетелей. Колоритная парочка старичков, что-то увлеченно доказывала немолодому уже мужчине в форме.
  - Мы тут каждый день гуляем. Прогулки, знаете ли, очень полезны для здоровья, - самоотверженно вещал сухонький дедуля в щегольском светлом костюме и шляпе. Этакий франт прошлого века. Весь такой аккуратненький, педантичный, придерживающийся привычек на протяжении всей своей жизни. - Обычно мы никогда не подходим к воде, там не очень удобный спуск, но сегодня мне что-то показалось, а зрение, молодой человек, уже не то, что раньше, вот я и спустился посмотреть. А там он... лежит. Вот я и кричу Софии, чтобы стражу вызывала, потому что тут человек утонул.
  София, которая стояла тут же, неодобрительно поджала губы и окинула, почему-то именно меня, недовольным взглядом. Сухонькая старушка в светло бежевом платье и кокетливой шляпке передернула плечиком и произнесла:
  - Я сразу не поняла, почему Джек полез на берег. Кричу ему, что он выпачкается, а мне потом неси костюм в химчистку, как тут... мерзость. Наверное, тот человек был пьян, раз оказался в реке в одежде.
  - Мы там ничего не трогали, даже не спускались к самой воде, - посчитал необходимым поставить нас в известность Джек. - Вызвали стражу и остались подождать, пока вы приедете.
  Ройс задал им еще несколько вопросов, записал контактные данные и кивнул мне, что можно уже отправляться непосредственно на место.
  София окинула меня неодобрительным взглядом и, снова поджав и без того тонкие, губы произнесла:
  - Современные девушки одеваются просто отвратительно. Где женственные платья? Где туфельки на каблуках, которые зрительно увеличивают и стройнят ноги? Вместо этого, непонятные штаны и мужские рубашки...
  Я хотела смолчать и пройти мимо, но вдруг резко обернулась, смерила аккуратный ансамбль этой престарелой леди скептическим взглядом и произнесла, ни к кому не обращаясь:
  - О, да. Скакать по лесу на каблуках и вылавливать трупы из реки в платье неимоверно удобнее.
  После этих слов не дожидаясь ответной реакции, развернулась и поспешила за Ройсом. Мне показалось на мгновение, что его плечи слегка вздрагивают от сдерживаемого смеха.
  Тело нашлось недалеко от дорожки велосипедистов. Со стороны открытой площадки вдоль самого берега были заросли каких-то растений, в них-то как раз и запутался погибший. То, что он не купаться полез в реку, было очевидно - мужчина был в одежде. Он лежал лицом вниз и часть его тела, ниже середины груди была еще в воде. Меня еще слегка удивило, что поверх рубашки с короткими рукавами на нем была длинная кожаная жилетка. Кто носит такие вещи в жару?
  - Не подходи близко к воде, - предупредил Ройс, приближаясь к самым зарослям. - Мужчина, лежит лицом вниз. Тело запуталось в прибрежных растениях, - проговаривал он вслух очевидные факты. - До приезда судмедэксперта мы не имеем права его трогать. Интересно, он утонул или нас ждут еще какие сюрпризы.
  Я присела на корточки, наблюдая за стражем и осматривая заодно окружающую территорию. Ничего интересного на первый взгляд не было.
  - Вас на два дня оставить нельзя, - за спиной раздался голос, который я узнала бы из тысячи.
  Резко поднялась, развернулась и застыла на месте. Доктор Александр Варант был при параде. Элегантный костюм, белоснежная рубашка, галстук, светлые волосы зачесаны назад и сплетены в какую-то сложную прическу. А еще он улыбался, словно мартовский кот, довольно так, лениво растягивая губы.
  Я с замиранием сердца следила за тем, как он приближается, неспешно, вольготно, наслаждаясь произведенным эффектом. В лучах послеобеденного солнца он казался мне ненастоящим. Кажется, я даже на минуту забыла, как надо дышать.
  - Меня не было чуть больше суток, а у вас уже два трупа, - снова произнес Александр Варант, останавливаясь рядом со мной. Близко. Очень близко. Непозволительно просто.
  - Я думал, ты на совете, - произнес Ройс, и я только тогда пришла в себя, тряхнула волосами, отгоняя наваждение, и отвернулась от Александра. - Где Камилла?
  - Совет обойдется без меня, - холодно ответил другу судмедэксперт восьмого участка. - А у Камиллы сегодня вечером личные дела.
  - Тогда иди сюда. Посмотришь на нашего пловца, - ответил ему Ройс, а я стала свидетелем поистине удивительной картины.
  Доктор Варант стал раздеваться. Он неторопливо развязал и снял галстук, засунул его в карман пиджака, потом начал расстегивать пуговицы на этом самом пиджаке. Стоит ли говорить, что я следила за каждым движением длинных пальцев, боясь дышать, и в очередной раз понимала, что схожу с ума. Да, точно. Как иначе объяснить тот факт, что Александр Варант привлекает меня? Я же совсем его не знаю. Не представляю даже, что он за человек, чем живет, о чем мечтает, к чему стремится?
  Мы с ним виделись от силы пару раз, но это не изменяет того, что я не могу отвести взгляда от длинных пальцев, неспешно расстегивающих пуговицы на пиджаке, что с замиранием сердца слежу за тем, как он поводит плечами, сбрасывая мешающий ему предмет гардероба, что не дышу, когда вижу его глаза. Серые, напоминающие пасмурное осеннее небо, слегка скошенные к вискам, с ироничными искорками.
  Мои мысли были прерваны тяжелым вздохом:
  - Держи! - он сунул мне в руки свой пиджак. И стал закатывать рукава рубашки. Наклонился, достал из полевого набора перчатки. - Не урони, - это было последнее, что он сказал прежде, чем приблизиться к кромке воды.
  - Что? - вопросительно спросил у Ройса, который с ехидной усмешкой наблюдал за раздеванием. - Не хочу испортить костюм.
  - Позер! - хохотнул страж и отошел немного в сторону, предоставляя судмедэксперту восьмого участка правопорядка заняться непосредственно своими обязанностями.
  А я зарылась носом в его пиджак и снова выпала из реальности на мгновение. Этот запах. Я заметила еще тогда, в морге, но решила, будто это парфюм. Теперь же, была в этом не так уверена. Легкий, почти неуловимый запах солнца и ветра, и свободы, он обволакивал меня, обострял чувства, рождал в воображении ощущения полета. Теперь мне уже не казалось бредовой та сценка из видения.
  Не знаю, каким усилием воли мне удалось сдержать стон. Я стояла всего в нескольких шагах от объекта своих не совсем приличных фантазий и с наслаждением обнюхивала его пиджак, прикрыв глаза от удовольствия, и только что не мурлыкала. Даже слегка настороженный взгляд Ройса не привел меня в себя. Я попросту не обратила на него никакого внимания.
  Никогда не думала, что способна на нечто подобное. Мне всегда казалось, что вот такие вспышки желания, какой-то одержимости мне совершенно не свойственны. Так и было. До того, как я пришла на стажировку в восьмой участок. До того, как узнала о существовании сверхъестественного мира. До того, как познакомилась с доктором Александром Варантом.
  Сквозь туман, застилающий мысли пробилась одна: со мной что-то сделали. И эта мысль подействовала на меня словно удар по щеке. Нет, я не протрезвела окончательно, и наваждение не спало. Он просто стало не таким навязчивым, и я постепенно возвращала себе невозмутимость и здравомыслие.
  Ройс говорил о метке, о том, что по законам сверхъестественного общества и в его глазах я теперь "принадлежу" Варанту. Что на самом деле означает эта принадлежность? Ройс утверждал, что это всего лишь формальность, не более того. Что это все ничего не значит и никак не повлияет на меня, а что если он был не прав или не до конца честен со мной? Что если эта метка уже действует? Что если все те чувства, что я испытываю при одном взгляде на долговязую фигуру наследника Кантемиресов, вызваны именно моей "принадлежностью"?
  - Ты куда собрался? - голос Александра выдернул меня из собственных мыслей и заставил заинтересоваться происходящим. Варрант стоял у самой кромки воды и возмущенно смотрел на Ройса - А помочь? Его же оттуда вытащить надо!
  - Нет, это не ко мне, - страж поднял вверх обе руки. Показывая, что не намерен пачкаться о тело утопленника. - Ты у нас судмедэксперт, ты и вытаскивай, - еще и отошел для верности.
  - Все сам, все сам. Никакой дисциплины, - пробормотал доктор Варант себе под нос, и ловко подхватив утопленника за руки, вытащил его на сухой берег.
  Причем, во время этой операции, он даже туфли не испачкал, но критически их осмотрел и, презрительно скривившись, снова притворно вздохнул.
  И только после этого, перевернул тело на спину. Я сделала несколько осторожных шагов, приближаясь к мужчинам. Не то чтобы мне уж слишком хотелось посмотреть на утопленника, хоть я еще ни разу с ними не сталкивалась, но по описаниям в учебнике и фотографиям, немного представляла, что конкретно меня ожидает.
  Оказалось, что я плохо себе это представляла. Лицо мужчины, выловленного из реки, было изъедено какими-то водными обитателями и представляло собой, то еще зрелище, и это учитывая, что остальное тело было практически не тронуто.
   Я почувствовала, как к горлу медленно, но верно подступает тошнота. Вид открывался тот еще. Мерзость. Я непроизвольно шумно втянула в себя воздух и поднесла руку к губам. Доктор Варант оглянулся на меня, поджал губы и медленно поднялся. Не спуская с меня внимательного взгляда, стянул с одной руки перчатку, потом достал из кармана брюк ключи и протянул мне.
  - Лиза, детка, - как-то слишком ласково начал он, - я, кажется, оставил в машине телефон. Не принесешь мне его?
  Мой взгляд медленно, очень медленно, прошелся по длинному телу судмедэксперта и зацепился на задний карман его брюк, из которого так неосторожно выглядывал, "оставленный в машине", телефон.
  - Эй! Куда это ты смотришь?! - и столько возмущения в голосе, как будто я его тут раздеваю.
  - На забытый телефон, - ответила максимально честно, старательно отводя взгляд от того места, где лежало тело, выловленное из реки.
  - Ну, тогда я забыл запереть машину. Сходи, проверь, - теперь в его голосе уже не было прежних просительных ноток. Он почти приказывал.
  - Не думаю, что это на самом деле так, - я улыбнулась судмедэксперту. Александр поджал губы и повернулся ко мне так, чтобы закрыть собой вид разложенного на траве трупа.
  - Лиза, тебе и правда, не стоит на это смотреть, - вмешался Ройс, который сам в это время внимательно разглядывал, распластанное на прибрежной траве тело.
  И от этого мне стало еще хуже. Они со мной, как с маленькой обращаются. И Ройс, который еще недавно едва в любви не признавался и этот судмедэксперт, который только смущает меня видом своего мускулистого тела и потрясающим запахом. А ведь я страж, и мне по службе положено такие вещи нормально воспринимать. Этого никто из них в расчет не берет.
  - Утопленники выглядят не лучшим образом, - снова произнес Александр Варант. - А ты и так уже почти сравнялась цветом лица с моим пациентом. Подожди в сторонке...
  - Пока взрослые дяди все сами сделают? - закончила я за него и с удовольствием пронаблюдала, как тонкие губы Александра Варанта скривились. - Я уже большая девочка. Справлюсь. Вы лучше причину смерти, хоть предварительно, скажите, а то нам еще выяснять, кто это такой и где его в реку сбросили. А у меня тоже на вечер планы.
  И вот зачем я ему про планы на вечер-то сказала? Понятия не имею, но с удовольствием понаблюдала за тем, как судмедэксперт восьмого участка тяжело вздохнул, достал из полевого набора вторую пару перчаток. Методично натянул их и присел на корточки возле трупа. Ройс в это время едва сдерживался, чтобы не засмеяться. И прятал глаза от недовольного взгляда друга. Ну, вот как дети малые, честное слово. Такое впечатление складывается, что они сейчас в песочнице машинки перебирают, а не серьезным делом занимаются. Или это я настолько правильная и скучная, что не вижу вот совершенно ничего юмористического в сложившейся ситуации?
  - Маг. Сильный. Резерв почти пуст, значит, колдовал недавно, и восстановиться не успел, - прокомментировал Александр, осторожно поворачивая голову трупа. Ройс тут же поднялся, не спрашивая разрешения, вытащил из его чемодана пару перчаток и уселся на корточки рядом с судмедэкспертом.
  А я сделала еще несколько осторожных шажочков, снова зарылась носом в пиджак, нежно прижимаемый к груди (наверное, сейчас никакая сила не заставила бы меня, выпустить его из рук, даже, собственно, хозяин этого самого пиджака) и очень сильно старалась не смотреть на лицо утопленника. Меня больше всего интересовал его карман, из которого что-то торчало, отдаленно напоминающее пропуск или пластиковую карту, с моего места было плохо видно.
  - В воде провел несколько часов, - продолжал доктор Варант, - но умер не от этого.
  - А от чего? - вопрос исходил от Ройса, но я тоже затаила дыхание, даже осторожно посмотрела туда... но старалась больше следить взглядом за руками Александра, чем смотреть на утопленника.
  - Ему сломали шею. И вот еще, - Александр Варант перевернул голову в другую сторону, и теперь даже я заметила на бледной коже за ухом две точки. - Потом из него откачали кровь, имитируя киношных вампиров.
  - Это не простое убийство, - задумчиво произнес Ройс, - и кто-то очень сильно издевается над нами.
  Я сглотнула и, наконец, решила озвучить терзавший меня вопрос:
  - А что у него в кармане? Вон в том, там что-то торчит.
  На меня оглянулись, смерили недобрыми взглядами, но доктор Варант протянул руку и достал интересовавшую меня вещь из кармана жилетки покойника. На его лице отразилась смесь удивления, недоверия и немного иронии, а потом он сказал:
  - Вы не поверите, как зовут этого парня. Позвольте представить - перед вами господин Аарон Бини, - и театральный взмах рукой в довершение картины.
  Мы с Ройсом переглянулись и как по команде склонились к телу утопленника. Вот что мы там хотели увидеть, я не знаю, но представшая картина начисто выветрила у меня из головы все мысли, кроме одной. В районе живота утопленника, кожаная жилетка вдруг зашевелилась, немного приподнялась и опустилась обратно. И этого мне хватило, что бы тут же резко развернуться и дать деру подальше. Надо признаться, что далеко я не отбежала, меня вывернуло возле первого же дерева, за которое я уцепилась, как за спасительную соломинку.
  Именно в этот момент, я порадовалась тому, что в желудке почти ничего не было за исключением гамбургера, которым пытался меня накормить напарник по дороге сюда.
  Выпрямившись и немного отойдя в сторону, я прислонилась спиной к одному из росших здесь деревьев и принялась утирать выступившие на глазах слезы. Меня еще немного мутило и в голове шумело, но в целом состояние было довольно терпимое.
  Стояла я спиной к берегу и теперь была точно уверена, что больше никогда не захочу смотреть на утопленников. Вот ни за что на свете!
  - Я предупреждал, - раздался голос за спиной и мне под нос сунули что-то жутко вонючее. Непроизвольно дернулась, пытаясь увернуться от неприятного запаха, и только потом поняла, что это обычный нашатырь. В глазах немного прояснилось, и дышать стало легче.
  - Спасибо, - кивнула доктору Варанту, старательно пряча от него залитое непроизвольными слезами лицо.
  Александр тяжело вздохнул, отобрал у меня свой пиджак, который я все это время прижимала к себе, словно драгоценность, встряхнул его, скептически осмотрел со всех сторон и небрежно засунул себе подмышку. Потом протянул мне платок. И все это молча.
  Платок я взяла, старательно вытерла лицо, хотела еще высморкаться, но решила не перегибать палку, и так выгляжу, наверное, не лучшим образом.
  - Теперь порядок? - участливо спросили меня.
  Кивнула, ничего не говоря, втайне надеясь на то, что он также молча уйдет. Но не тут-то было. Доктор Варант продолжал стоять рядом со мной. Под его изучающим взглядом мне становилось неловко. Мало того, что только что я продемонстрировала собственную слабость, так и выгляжу теперь, наверное, очень впечатляюще. Старательно избегая встречаться с ним взглядом, посмотрела на берег реки. Там, под командованием Ройса, уже грузили на носилки тело Аарона Бини.
  - Они заметают следы, - высказала предположение, которое появилось у меня, как только доктор Варант назвал имя утопленника. - Быстро. А мы не продвинулись ни на шаг. У нас уже три трупа...
  - Будет еще больше, - холодно ответил судмедэксперт, и на этот раз я взглянула на него, ожидая продолжения речи.
  В свете послеобеденного солнца, он не выглядел таким бледным, как в ту нашу первую встречу в морге. Наоборот, теперь мне казалось, что он в принципе выглядит немного иначе, чем тогда. Но объяснить, с чем связаны эти метаморфозы я не могла. Это было просто какое-то внутреннее ощущение, легкое, едва различимое. Но оно было, и я начала задумываться о том, какие еще сюрпризы скрывает этот человек или не человек. Как все странно. Я ведь совсем ничего не знаю не только о себе, но и о тех, кто окружает меня. Непроизвольно покачала головой в такт своим собственным мыслям. Мне стоит получше познакомиться с Ларкиным и выпросить у него книги не только про заклинательниц, но и про остальных представителей магического населения. Иначе, вполне может быть, что однажды незнание самых примитивных правил сыграет со мной злую шутку.
  - Я хотела спросить, - осторожно начала задавать вопрос и замолчала, не зная как правильно его сформулировать.
  - Спрашивай, - он не собирался мне помогать, это я поняла отчетливо. Но, хоть не смотрел ехидно и то уже хорошо. Когда доктор Варант начинает шутить и пошлить, мне хочется спрятаться от него подальше.
  Меня вдруг озарила невероятная по своей сути догадка. А что, если он это специально делает? Нарочно прикидывается пошляком, чтобы оттолкнуть меня? Тогда для чего ему все это?
   - Мне рассказали про ту метку. Ее можно будет снять? - в лицо ему старалась не смотреть. Мне не очень хотелось, чтобы он понял, какие именно чувства бурлят во мне при воспоминании о том, что меня "пометили". Да еще и без моего на то согласия.
  - Какую именно? - и никаких эмоций на породистом лице. Как будто, я о погоде спрашиваю.
  - Обе, - я упрямо поджала губы и потянулась к волосам. Детская привычка все никак не хотела от меня отстать.
  - Метку принадлежности могу снять в любой момент, - спокойно поведали мне. - А вот с блокировкой такого не будет.
  - Почему?
  - Не хочу, - отрезал Александр Варант, но в ответ на мой возмущенный взгляд усмехнулся и добавил: - Контролировать свою силу ты не можешь. Сдерживать и управлять ею - тоже. Выплеск может погубить не только тебя, но и тех, кому в тот момент не посчастливится оказаться в пределах досягаемой близости. Поэтому, пока не разберемся, как все это работает, будешь считаться полукровкой без дара. К тому же, так выгоднее в первую очередь тебе.
  - Что может спровоцировать эти выплески? Или они появляются непроизвольно? Могу я как-то их избегать или ... - не договорила, задумалась по поводу вчерашнего происшествия. Был ли это выплеск? Или я уже медленно трогаюсь рассудком?
  - Спровоцировать выплеск может что угодно, - Александр Варант всегда обстоятельно отвечал на вопросы и никогда еще не отправлял меня к кому-то другому за ответами. - Усталость, сильные эмоции, страх, отчаяние, оргазм...
  - Вчера был один, - призналась после недолгого раздумья. Он умный, вот пусть и разбирается со всем этим.
  - Оргазм? - и в светлых глазах снова заплясали бесенята, а тонкие губы сложились в усмешку. Кажется, доктору Варанту надоело быть рассудительным и серьезным.
  - Выплеск, - недовольно буркнула в ответ.
  - Что было перед этим? - этот вопрос он задал уже спокойным ровным голосом, без намека на веселье. Но за напускным равнодушием я почувствовала тревогу. Или мне только хотелось, чтобы так было? Откуда у меня вообще эти непонятные даже мне самой отголоски чужих чувств и эмоций? Это нормально? Или нет? Сколько вопросов, хоть бы кто-нибудь, сжалился надо мной и нормальным человеческим языком объяснил, что делать и как избежать того, от чего все так дружно меня предупреждают.
  - Разговаривала с тетей по телефону, - начала вспоминать я вчерашний вечер. - Разозлилась сильно.
  - Постарайся пока избегать сильных эмоций, - улыбнулся мне, но серые глаза смотрели серьезно и настороженно. Он подошел почти вплотную, ухватил меня за подбородок и заставил смотреть ему в глаза.
  Ничего не происходило. То есть, кроме смущения, от которого щеки запылали, я ничего больше не ощущала и, наверное, это было хорошо. Очень хорошо. Серые глаза внимательно вглядывались в мое лицо, затем Алекс отпустил мой подбородок и отошел на один шаг, не переставая осматривать меня с ног до головы. На минуту мне показалась, что этот взгляд вполне может проникнуть в самую душу.
  - С аурой все в порядке. Не понимаю. Завтра зайдешь, я еще раз все посмотрю.
  - Тело уже увезли в морг, - мы были настолько увлечены разговором, что совершенно не заметили, как приблизился Ройс. Страж тут же оказался рядом со мной, встревожено заглянул в глаза. - Ты в порядке?
  А я внимательно наблюдала за доктором Варантом. И хоть внешне он совершенно не изменился и на лице не дрогнул ни единый мускул, в тот момент, когда рука Ройса прикоснулась к моему плечу, серые глаза странно блеснули и тут же стали смотреть намного равнодушнее.
  - Да, все хорошо, - мягко улыбнулась Ройсу.
  - Поехали, отвезу тебя домой, - и, не дав мне времени на возражения, страж потащил к стоянке.
  
  Глава 20.
  
  Но уже по дороге к машине, мы оба поняли, что этому не суждено было случиться.
  - Ройс, они заметают следы, - высказала я свое предположение стражу и по его поджатым губам поняла, что он думал о том же самом. - У нас уже три трупа. С этим необходимо заканчивать.
  - И что ты предлагаешь? - он обернулся и посмотрел на меня. Солнце блестело в светлых волосах, отбрасывая причудливые блики, и я едва сдержалась, чтобы не зажмуриться. Все вокруг было настолько ярким, четким, нереально золотым. - Что такое? - забеспокоился страж, тут же шагнул ко мне поближе, и взял мое лицо в ладони. - Ты побледнела, и зрачки сузились, их почти не видно. Что с тобой?
  - Не знаю, - я все-таки зажмурилась, не в силах больше смотреть на сияние, которое распространялось вокруг. - Все стало очень ярким. Глаза режет.
  - Побочный эффект от пробуждения силы? - отстраненно спросил страж, и я распахнула глаза, чтобы посмотреть на его лицо. И удивленно выдохнула: все вернулось в норму. И солнце было вполне себе обычным и уже не слепило глаза, и все окружающие меня предметы приняли привычную форму и очертания.
  - Все уже прошло, - удивленно произнесла, оглядываясь по сторонам. Немного дальше, почти напротив корпуса университета, заметила, как садился в свою машину доктор Варант. Он на секунду помедлил, глядя в нашу сторону, но затем открыл дверь и скрылся в салоне. - Поехали в управление. Стоит как можно скорее разобраться со всем этим делом.
  - Уверена? - Ройс все еще пытливо вглядывался в мое лицо. - Но, с другой стороны, если это предвестник выплеска, то тебе лучше быть поближе к Трику или Алексу. Они в случае чего, смогут погасить непроизвольный выброс силы.
  Я уныло кивнула, старательно отгоняя от себя воспоминая об Александре Варанте. Пока не разберусь во всех этих заморочках, никаких отношений ни с кем точно строить не буду. Даже пытаться не хочу. И потом, кто их знает, а вдруг это все всего лишь хитроумная игра? Говорил же мне Браславски про какой-то там важный выбор, вполне возможно, что и все остальные об этом тоже знают, вот и пытаются склонить меня на ту или иную сторону.
  Три часа в управлении ничего нового нам не дали. Куча информации, и вся она никоим образом не проливала свет на то, что же произошло на самом деле. Господин Аарон Бини был невидимкой.
  - Магов с таким именем нет, - Ройс устало откинулся на спинку стула и потер глаза.
  Когда мне сказали, что я в восьмом участке существует своя база магического населения, я сразу удивилась, потом подумала и пришла к выводу, что удивляться мне нечего. За те сорок лет, что Трик создал этот участок, можно не только базу завести, а и что-нибудь похлеще.
  - Имя, скорее всего, вымышленное, - я сочувственно посмотрела на стража. - Но как-то же его зовут на самом деле? Пусть проведут анализ ДНК, по зубам еще можно опознать...
  На меня посмотрели очень нежно и, в то же время, этот взгляд давал понять, что я сказала какую-то глупость.
  - Уже поздно, - произнес Ройс, не желая продолжать дальше тему несуществующего мага, - поехали, отвезу тебя домой.
  - А сам потом вернешься сюда и будешь до утра пытаться определить, кто же такой этот господин Бини? - я склонила голову к плечу и вопросительно посмотрела на стража. - Тогда давай сидеть здесь вместе. Если судить, по той информации, что передали криминалисты, то в воду бросили его немного выше того места, где он зацепился за растения и пристал к берегу. Это сужает круг поиска. Там промышленный район и, честно говоря, не очень я уверена, что найдутся свидетели, но съездить и посмотреть на это место мы можем завтра. А вдруг кто-то что-то видел?
  Ройс вздохнул и ничего не ответил, он еще раз протер глаза и снова уставился на экран компьютера, собираясь еще раз просмотреть базу данных. А мой взгляд случайно упал на циферблат часов, стоящих рядом, на столе. Увидев время, я подскочила на месте.
  - Ройс, уже почти девять! Вот, черт! Я же опаздываю! - и тут же плюхнулась обратно на стул. - Придется звонить Камилле и извиняться, что не приду, - уныло произнесла я и потянулась за телефоном.
  - Не стоит. Отправляйся домой, - страж улыбнулся мне очень светло. - И сходи с Камиллой, куда вы там собирались. В любом случае, ты просто стажер и твой рабочий день уже закончен. Давай, я тебя отвезу.
  - Только в том случае, если тоже потом отправишься домой, - выдвинула я непреклонное условие.
  - Домой, так домой, - вздохнул страж и потянулся отключать систему.
  
  Через пятнадцать минут, я уже выскакивала из автомобиля Ройса на подъездной дорожке возле своего дома. В сгустившихся сумерках, и сам дом и, растущие по обе стороны дорожки, какие-то диковинные кусты, которые тетя как-то привезла из очередной командировки, выглядели загадочно и немного пугающе. Причудливые тени, рождали далеко не добрые ассоциации, в кронах, стоящих немного вдалеке, деревьев шелестел легкий летний ветерок. И все это создавало атмосферу, далекую от спокойной и уютной или все дело в том, что в последнее время, я постоянно жду подвоха и скоро начну бояться собственной тени?
  Но насторожило меня вовсе не это. В окнах первого этажа горел свет - тетя Джинал дома. А это грозило вылиться в семейные разборки, слезы и уговоры. Конкретно сейчас, мне совершенно не хотелось разговаривать на важные темы. Мне вообще не хотелось разговаривать, а особенно, с тетей. И хоть я и понимала, что этот разговор должен случиться и чем скорее, тем лучше, что тетя Джинал может пролить свет на многие, неясные мне до сих пор, вопросы, но этим вечером, я не желала ее выслушивать. Мне вообще хотело просто забыть про существование оборотней, драконов, магов и всех остальных, хотелось просто расслабиться и почувствовать себя молодой, привлекательной, интересной девушкой. Хотелось пуститься в отрыв и будь, что будет. А для этого придется сделать так, чтобы тетя Джинал с порога не стала изливать на меня свои обиды и высказывать недовольство моим поведением. А в том, что все будет именно так, я была абсолютно уверена, свою тетю я знаю очень хорошо.
  Я тяжело вздохнула, хотя, судя по всему, самого главного я о ней не знала, но... не стоит сейчас омрачать себе настроение ненужными размышлениями, у меня осталось не так много времени, чтобы привести себя в порядок и добраться до клуба, адрес и название которого, немногим раньше, мне отправила Камилла. Тряхнула волосами, набрала в грудь воздуха, как пловец перед погружением в воду, резко выдохнула и решительно направилась на встречу с тетей Джинал.
  В дом я вошла смело, захлопнула за собой дверь и замерла в нерешительности. Никого не было. Меня не встречали на пороге со слезами и упреками, а это не могло не радовать. Я опрометью бросилась бежать по лестнице на второй этаж. Если мне повезет, то я смогу обойтись малой кровью и даже не испорчу настроение ни себе, ни окружающим.
  Но, рано радовалась, тетя Джинал, услышав, как хлопнула дверь вышла из своей комнаты.
  - Лиза... - тут же начала она, но я подняла руку. Останавливая поток словоизлияний.
  - Не сейчас. Я очень спешу. Мы поговорим потом. Когда я вернусь или завра, - и, не давая ей возможности продолжить разговор, юркнула в свою комнату, на ходу сбрасывая туфли и раздеваясь.
  Через четверть часа, я уже выходила из душа, замотанная в полотенце. Просушила волосы и взяла фен, как на пороге ванной комнаты появилась тетя Джинал.
  - Лиза, что происходит? - предприняла она еще одну попытку. - Я звонила тебе несколько раз, ты не берешь трубку, дома тоже не подходишь к телефону. Где ты была?
  - Я работаю, - непреклонно возразила, желая поскорее свернуть этот разговор. Мне совершенно не хотелось портить вечер выяснениями отношений.
  - Но взять трубку ты могла? - тетя повысила голос, кажется, она настроена на ссору.
  - Прости, я просто все время забываю про телефон. Постараюсь, впредь более внимательно относится к твоим звонкам, - я включила фен, чтобы хоть на несколько минут отложить неприятный разговор, я уже не сомневалась, что он состоится сегодня. Тетя Джинал окинула меня внимательным взглядом и, поджав губы, вышла из ванной.
  Я ни на минуту не поверила в то, что она отступится, скорее всего, поджидает меня в комнате и снова заведет разговор о моей безответственности. Правило, про нападение, она изучила лучше меня, да и практики в этом у нее было больше.
  Спустя пятнадцать минут, я уже стояла перед зеркалом в своей комнате. Черное платье, обтягивало, словно вторая кожа, открывало плечи и выгодно оттеняло светлые волосы, которые я решила оставить распущенными. Времени на прическу не было совершенно. Поэтому лишь прошлась расческой и откинула за спину, наверное, впервые в жизни порадовавшись тому, что они у меня прямые, и не требуют никаких дополнительных усилий. С макияжем тоже все решилось довольно просто: подвела глаза, нанесла тушь и немного румян, блеск для губ и все, времени катастрофически не хватало.
  - Лиза, объясни мне что происходит. Куда ты собираешься? - снова начала тетя Джинал, все то время, что я носилась по комнате, она стояла у двери, сложив на груди руки и не сводя с меня пристального взгляда. Разговор завела только сейчас.
  - Встречаюсь с подругой, - ответила я, вызывая такси. - Буду поздно.
  - Нам надо поговорить. Что такого сказал тебя Трик, что ты настолько переменилась за несколько дней, пока меня не было?
  Ну вот и началось. Она первая завела этот разговор, теперь мне уже не отвертеться и не сделать вид, что все по-старому.
  - Правду сказал, - я резко развернулась и посмотрела на нее. - Ту самую, которую ты скрывала от меня всю жизнь.
  - Лиза, я... - она замялась, подыскивая слова, но меня уже понесло.
  - Ты всегда учила меня честности. Говорила, что в семье не должно быть тайн. А на самом деле? Сама же и врала мне на протяжении всей моей жизни. Неужели, ты действительно думала, что я никогда ничего не узнаю? - говорила резко, отрывисто, уже не сдерживаясь и выплескивая все накопившиеся за эти дни обиды.
  Наверное, все это отразилось на моем лице, потому что, тетя Джинал, всхлипнула, поднесла руку к губам, а потом, резко развернувшись, выбежала из комнаты.
  Я вздохнула и почувствовала, как на плечи каменным покрывалом опустилась усталость. Как же я не люблю вот такие вот разговоры и ситуации. Всю жизнь стремилась сглаживать углы в отношениях и избегать неприятных моментов. Вздохнула, запустила руку в волосы и потянула за них. Не сильно, но достаточно ощутимо, потом вздохнула еще раз и отправилась на поиски тети.
  Она было в своей комнате, сидела в кресле у окна, сгорбившись и закрыв лицо руками. Я осторожно ступила на ковер, сделала несколько шагов, которые отделяли меня от того места, где она сидела и опустилась на колени у кресла.
  - Прости, - почти выдохнула я. - Я не хотела быть грубой или обижать тебя. Просто все так запуталось, стало таким... таким... - я пыталась подыскать слово, чтобы описать ситуацию, - ненормальным. Мне нужно время. Все осмыслить, разобраться в себе.
  Тетя Джинал отняла руки от лица и посмотрела на меня.
  - Я всегда хотела для тебя только лучшего, - сдавленным, от сдерживаемых слез, голосом произнесла она. - И я не буду просить прощения за то, что не позволила им испортить тебе всю жизнь. Если бы у меня был выбор, я все повторила бы снова.
  - Ты должна была мне рассказать. А так, получается, что ты мне не доверяешь!
  - Если бы все зависело от меня, то ты никогда... - она схватила меня за руки и приблизила свое лицо к моему. - Слышишь! Никогда бы не узнала! Я не для того столько лет прятала тебя, чтобы в один прекрасный день все вот так вот рухнуло!
  Холодок пробежал по моему позвоночнику, она всегда знала, кто я. Знала и молчала.
  - А ты понимаешь, что я могла бы просто уничтожить не только себя, но и все живое вокруг?! Мне объяснили, как это опасно и насколько неконтролируемой может быть моя сила! - я поднялась на ноги и буквально нависла над тетей, но ее это не испугало.
  - Все вранье! - она тоже подскочила и теперь стояла напротив меня. - Мы бы справились. Если бы Трик не влез со своим направлением на практику. Да и потом, не факт, что твой дар мог проснуться. Я узнавала, все двадцать лет по краю ходила, чтобы хоть что-то выяснить. Для этого был нужен толчок, вот они его тебе и дали. А теперь, я уверена, пытаются заставить сделать выбор и спекулируют информацией.
  Она почти кричала, активно жестикулировала. Я тетю такой никогда не видела. Джинал всегда была спокойной, выдержанной, немного холодной и меня учила скрывать свои чувства и эмоции. А теперь, от ее хваленой выдержки не осталось и следа. Но, она была права. Все, что выпалила тетя сгоряча, так напоминало то, что происходило на самом деле. Неужели?
  С улицы донесся сигнал - приехало такси.
  - Мне нужно идти, - мягко произнесла я, запихивая неприятные мысли подальше. - Поговорим завтра.
  - Будь осторожна, - понеслось мне вслед. - Не позволяй им давить на тебя.
  ***
  Камиллу я заметила из окна такси. Помощница доктора Варанта просто излучала сексуальность, вокруг нее вились мужчины разных мастей и возрастов, а она наслаждалась вниманием - это было видно невооруженным глазом. Стального цвета платье не оставляло возможности для воображения, темные волосы, крупными локонами спускали вдоль спины, ниже талии, глаза горели, на щеках цвел румянец. Могу сказать одно, будь я мужчиной, ни за что бы не прошла мимо.
  - Ну, наконец-то! - воскликнула Камилла, едва заметила меня и тут же одним лишь взглядом разогнала толпу своих поклонников. - Ты опоздала на десять минут.
  - Прости, - я мило улыбнулась ей, мысленно вознося молитвы за то, что она не использует на мне свой дар притяжения. - Возникли непредвиденные обстоятельства.
  - Тот труп из парка? - суккубка нахмурила идеальные брови. - Я попросила Алекса им заняться, хоть и была моя очередь. Он, не возражал.
  - Да, доктор Варант прибыл на место, но потом мы с Ройсом еще отправились в управление, а когда я заметила время, то было уже слишком поздно. К тому же из командировки вернулась моя тетя, - я сама не заметила, как принялась оправдываться перед ней.
  - Хватит, - Камилла подняла руку, останавливая меня таким образом. - Идем, пришло время расслабиться и оторваться по полной! Как ты на это смотришь? - и она призывно улыбнулась.
  - Я только за! - моя улыбка могла бы осветить всю улицу. - Как же давно, я не позволяла себе никаких вольностей!
  - Тогда вперед! - Камилла тряхнула темными локонами и направилась к входу в клуб, возле которого уже собралась приличная толпа. - Коктейли, танцы, секс без обязательств! А все проблемы отложим до завтра!
  Если честно, заметив сборище желающих попасть в клуб, я приостановилась. Слишком много их было, а пускали далеко не всех. И хоть еще ни разу не случалось такого, чтобы меня оставили под дверью, все равно легкое волнение не отпускало. Но на этот раз со мной была та, кому море по колено и все дозволено. Камилла прошествовала мимо разгоряченных ожиданием людей, приблизилась к охранникам и... просто улыбнулась. Перед нами тут же были распахнуты двери, да еще и пожелания провести вечер неповторимо полетели вслед.
  - Я совершенно забыла про то, кто ты, - прокричала я помощнице доктора Варанта, когда мы оказались уже внутри. Громкая музыка тут же оглушила, и я не слышала собственного голоса.
   В ответ мне досталась лишь слегка виноватая улыбка.
  - Я не люблю пользоваться силой в подобных случаях, - прокричала в ответ Камилла, - но иной раз по-другому просто нельзя!
  Этот клуб открылся всего пару месяцев назад и уже приобрел славу одного из лучших заведений в столице. Правда, я здесь была в первый раз, а потому принялась осматриваться. Ничего необычного я не увидела, в целом атмосфера и дизайн мало чем отличался от того, что можно наблюдать в подобных местах. Да и контингент здесь был тоже такой же, как и в остальных клубах. Все эти "ночные жители" и тусовщики одинаковы. Когда есть деньги и свободное время, то все это тратится на развлечения.
  Но, с другой стороны, какое мне дело? Я пришла сюда развлекаться - вот и буду отрываться по полной! Как там сказала Камилла? Коктейли, танцы, секс без обязательств? Не уверена, что последний пункт мне подходит, но два первых я точно не пропущу.
  Мы проталкивались к барной стойке в надежде приобрести чего-нибудь экзотического и алкогольного. Моя спутница словно купалась во всеобщем восхищении, наслаждалась взглядами мужчин и раздаривала призывные улыбки направо и налево. В какой-то момент я почувствовала, как меня окатило горячей волной желания. Хорошо. Что в этот момент мы с ней находились уже возле бара.
  - Эй! - вырвался ц меня возмущенный возглас. - Полегче!
  - Прости, - без капли сожаления в голосе отмахнулась Камилла, протягивая мне стакан с чем-то ядовито-розовым. - Держи! Убойная штука. Этот коктейль пока продается только в этом месте, потому на него нешуточный спрос.
  Прежде чем пить, я понюхала напиток, не смогла определить, что же такого туда налили, а затем тряхнула волосами и залпом осушила стакан.
  Горячая волна алкоголя тут же потекла по пищеводу, согревая и рождая легкость, принося с собой веселье и желание порхать, смеяться и творить глупости.
  - Идем танцевать! - это уже моя инициатива, подхватила Камиллу под руку и потащила на танцпол. Сегодня я собираюсь хорошо провести время и никому не позволю испортить мне эту ночь.
  Я потеряла счет времени, коктейлям, которые опрокидывала в себя с завидным постоянством, парням, что появлялись, словно из неоткуда. Я их даже не рассматривала, не было желания. В теле поселилась легкость, голова слегка кружилась от выпитого. В ушах шумело то ли от громкой музыки, то ли от алкоголя, перед глазами все плыло, но мне было весело. Я уже давно так не развлекалась, не чувствовала себя молодой и привлекательной, не отдавалась во власть чувствам и эмоциям. Мне было хорошо. Даже слишком. Отошли на задний план все проблемы, из головы выветрились тревожные мысли и волнения. Меня больше не напрягала необходимость утреннего разговора с тетей, не было желания встречаться с капитаном и выяснять у него что-то относительно моей семьи.
  Я наслаждалась толпой, музыкой, атмосферой полной вседозволенности. Ведь сегодня мне никто ничего не мог запретить, кроме меня самой. Вокруг меня то и дело что-то происходило, партнеры по танцам сменялись друг за другом, но я уже давно перестала обращать на них внимание. Я просто наслаждалась прикосновениями незнакомых мне парней, которые с завидным постоянством оказывались рядом, движимые желанием потанцевать. А возможно и не только, но мне было плевать. Меня захватили танцы. Я никогда особо не любила дискотеки. Было у меня какое-то нездоровое отвращение к телодвижениям под музыку, особенно после того, как в выпускном классе по настоянию тети Джинал я целых пять месяцев ходила на уроки сальсы.
  А сегодня мне все нравилось. Я периодически теряла из виду Камиллу, которая исчезала то с одним, то с другим парнем, но она каждый раз возвращалась и оказывалась в пределах видимости. Судя по всему, прекрасная помощница доктора Варанта тоже наслаждалась этим местом и приятным времяпрепровождением. Суккубка, что с нее возьмешь. Я, правда, мало знаю о таких как она, но на первый взгляд благоразумия ей не занимать, на то и расчет.
  Пришла в себя, отделавшись от легкого дурмана, я после того, как чья-то горячая и потная ладонь скользнула по моему бедру, приподнимая подол платья, которое и так было не слишком уж длинным.
  Я резко развернулась и с изумлением уставилась на обладателя таких неприятных рук. Я его не знала. Вот совершенно, да и судя по всему, этому любителю горяченького было все равно, кого обнимать. Он уже давно находился в том состоянии, когда, из-за количества выпитого, перестаешь обращать внимание на происходящее и различать окружающих тебя людей.
  Резко крутнулась, вырываясь из неприятных объятий, и рыбкой скользнула в толпу. Пусть поищет, мне все равно. Продолжать с ним знакомство, я не собираюсь. Меня даже передернуло от неприятного ощущения, резко захотелось в душ, чтобы смыть с себя следы от потных ладоней.
  Решила выпить чего-нибудь прохладительного и направилась к барной стойке, кажется, алкоголя мне на сегодня достаточно. В мозгу мелькнула мысль, что стоит выбраться из душного помещения и глотнуть свежего воздуха, но я ее отогнала. Сразу надо найти Камиллу. Помощница доктора Варанта уже большая девочка, сама о себе позаботится, но пришли-то мы вместе. Я непроизвольно хихикнула, вспоминая, что она действительно может оказаться намного старше большинства присутствующих здесь.
  Пробираться сквозь дергающуюся под музыку толпу, было делом нелегким и малоприятным, потому свернула в сторону от сцены, которая располагалась прямо по центру танцпола, и за несколько минут выбралась на свободное пространство у самой стены. Здесь было намного свободнее и путь к барной стойке, хоть и длиннее, но несоизмеримо удобнее. Мало приятного в том, чтобы лавировать между разгоряченными телами танцующих и постоянно уворачиваться от локтей и коленок тех, кто так же как и я недавно, ничего вокруг не замечал, наслаждаясь танцами.
  На мгновение обернулась, выискивая глазами в толпе того самого парня, от которого сбежала и облегченно вздохнула. Кажется, он даже не понял, что меня нет рядом, и уже вовсю обнимает очередную девицу, которая прижимается к нему всем телом, извиваясь словно змея.
  Все еще оглядываясь по сторонам, в поисках Камиллы, я осторожно пробиралась вперед вдоль стенки, и не сказать, что походка у меня была твердой и уверенной. Выпитые коктейли и разгоряченный музыкой и танцам организм сигнализировал о том, что я нахожусь на приличной ступени опьянения. Возможно, мне и в самом деле стоит пойти подышать свежим воздухом, чтобы проветрить голову.
  Именно состояние опьянения и стало причиной того, что я не вовремя заметила стоящего впереди меня человека и налетела на него, на полном ходу. Первой мыслью было отскочить в сторону, но я не успела, меня тут же ухватили за руку немного повыше локтя.
  - Глазам не верю! - раздался знакомый голос откуда-то сверху, и я осторожно подняла глаза, чтобы тут же натолкнуться на высокомерный взгляд человека, которого вот совсем не ожидала здесь увидеть. - И кто это тут у нас?- с премерзкой улыбочкой на меня взирал Ладислав Кантемирес.
  Не желая ни разговаривать, ни как либо иначе общаться с этим мужчиной, я молча попыталась вырвать руку. Не удалось. Я начала злиться, подстегиваемая приличным количеством выпитого алкоголя, мало соображающая от духоты и грохота музыки, решительно дернула руку, за которую ухватился Дис, а когда он меня не отпустил, замахнулась второй рукой. Вряд ли я сейчас отдавала себе отчет в том, что собираюсь сделать: ударить нахала или просто отвлечь, но у меня не вышло ровным счетом ничего. Дис перехватил вторую мою руку и резко дернул на себя. На ногах я не устояла и буквально впечаталась в его тело.
  - Отпустите, - весь хмель как-то слишком быстро выветрился из моей головы, и я снова попыталась освободиться. - Мне больно! Что вы себе позволяете?!
  - Что хочу! - дерзко произнес Дис и прижал меня к себе еще крепче. -Тебя ведь уже просветили, кто я, детка, - я поморщилась, и продолжила трепыхаться. - Так что будь со мной поласковее и тогда, возможно...
  - Да пошел ты! - не дала ему договорить я, наступая каблуком на ногу.
  - Ах, ты, тварь! - взревел Дис и сейчас он как никогда напоминал мне именно разъяренного дракона, только что дым из огней не валил. - не хочешь по хорошему, я и сам возьму все, что мне захочется и никто тебе здесь не поможет.
  Я в очередной раз неудачно рванулась, оказалась предсказуемо перехвачена в процессе, а в следующий момент поняла, что ничего не слышу. То есть, я прекрасно слышала Диса или свой собственный голос, а вот музыки слышно не было, создавалось впечатление, что мы попали в вакуум: все видим, но ничего не слышим. Я растеряно оглянулась по сторонам, подмечая, что вокруг все было без изменений: ходили и танцевали люди, только вот никто не обращал на нас внимания. И вот теперь мне стало страшно.
  - Отвод глаз, - правильно понял мое удивление Дис. - Даже если ты орать начнешь, то тебя все равно никто не заметит.
  - Отпустите немедленно!- снова сделала попытку я, хотя и сама уже прекрасно понимала, что попала. Серьезно так попала. И совершенно не видела путей отхода.
  - Отпущу, - предвкушающе улыбнулся еще один представитель семейства Кантемиресов, - может быть.
  - Руки убери! - я перестала даже претворяться вежливой и воспитанной. Это гад начал бесить. - Ты себе представить не можешь, тот спектр проблем, которые возникнут, если сейчас же не отпустишь меня!
  Вообще, я имела в виду, что как представитель закона и правопорядка, имею некоторую неприкосновенность, но Ладислав подумал иначе.
  - Ты всерьез думаешь, что кого-то волнует какая-то пустая полукровка? - тонкие губы мужчины скривились в неприятной ухмылке, он снова окинул меня взглядом с ног до головы. - Или считаешь, что можешь рассчитывать на защиту Лекса? Ты забываешься, детка. Таких как ты, любой из нас, может поиметь по десяток за раз. Он получил от тебя все, что хотел и теперь ты ему больше не нужна.
  У меня на языке вертелся язвительный ответ, что в общем-то еще не получил, но я вовремя сдержалась. Не зря они все пытались донести до меня, что нужно быть как можно более незаметной. Я такой и буду, как только выберусь отсюда. А еще мне дико хотелось арестовать Ладислава Кантемиреса за непристойное поведение и угрозы представителю правопорядка. Представляю себе, какой бы это был фурор. Первый арест и такая птичка в клетке, но пришлось вовремя одуматься, к сожалению, на мне было только короткое обтягивающее платье и уж точно ни удостоверения, ни других документов с собой не было, а табельное оружие мне еще не положено.
  Я прикидывала варианты. Их было несколько, оставалось только выбрать ударить его по коленной чашечке или использовать старый, как мир способ, который первым советуют на всех курсах самообороны? Но что-то меня удержало от применения физической силы, Дис был сильнее и крупнее меня, к тому же он не был человеком. Именно поэтому, я вяло трепыхнулась в его захвате, давая противнику понять, что не могу справиться с ним самостоятельно, а сама продолжала прикидывать в уме, как все-таки разобраться с таким навязчивым вниманием.
  А он лишь хмыкнул и резко дернул меня в сторону выхода из зала. Вырываться было бесполезно, но и покорно следовать за Дисом тоже не очень хотелось, поэтому я упиралась всеми возможными способами, стараясь привлечь к себе внимание хоть кого-нибудь. Что такое этот "отвод глаз" я представляла слабо, но надежды на то, что хоть кто-нибудь заметит, как здоровенный мужик тащит упирающуюся девушку, не теряла.
  Однако никому вокруг не было до нас никакого дела. Или они просто не замечали или не хотели связываться, я не знала, но прекрасно понимала, что в толпе мне будет намного проще скрыться от этого нахала. Потому, после очередной бесплодной попытки вырваться из цепких рук Ладислава, я просто со всей силы врезала ему по ноге. И взвыла от боли. Он что, каменный?
  Очередному Кантемиросу в моей жизни, кажется, надоело, что его жертва все время трепыхается и пытается причинить вред физическому состоянию, и он развернулся ко мне...
  Я даже залюбовалась тому, как быстро сменялись выражения на его лице: от хищного и злоехидного до изумленного. Мне на секунду даже показалось, что в холодных глазах Ладислава промелькнул страх, а в следующую минуту на мои плечи опустились чьи-то теплые ладони. И знакомый уже, дурманящий запах окутал меня словно коконом, даря спокойствие и уверенность.
  
  Глава 21.
  
  - Ты... - мне показалось или в голосе Ладислава Кантемиреса проскользнула нерешительность?
  Он вдруг резко растерял всю свою браваду и выглядел теперь просто жалко. Оглянуться назад и посмотреть, кто так по-хозяйски обнимает меня за плечи, да еще и поглаживает обнаженную кожу, я не рискнула. Да и не надо мне это было. И так понятно, кто там, чувствовала его, всей кожей, всем существом. С трудом сдерживала желание отклониться немного назад и прислониться спиной к сильному мужскому телу. Мной овладело странное чувство предвкушения или я бы даже сказала желания... но, это было не так, как например, в тех случаях, когда Камилла применяла свою силу в моем присутствии. Не было горячих волн, не текло по венная неприкрытое вожделение... мне просто стало хорошо, уютно... но не спокойно.
  - Л-лекс? - голос Диса дрогнул, но он тут же взял себя в руки и уже более уверенно продолжил. - Не думал тебя здесь встретить. Ты посещаешь подобные заведения?
  - Когда я давал тебе разрешение обращаться ко мне подобным образом? - чуть вибрирующий голос доктора Варанта отозвался дрожью в моем теле.
  А потом что-то произошло...
  То есть, я не уверена, что это произошло на самом деле, но у меня возникло ощущение дежа вю. Мне показалось, что это уже однажды было. Я стояла в полутемном зале, в полнейшей тишине, а со спины меня обнимал мужчина и его теплые руки дарили уверенность и защиту...
  Тряхнула головой, отгоняя наваждение, но не удержалась и глянула вниз, почему-то мне казалось, что я босиком. К счастью любимые туфли были на положенном им месте, и платье заканчивалось значительно выше колен, а мне почему-то казалось, что на миг я почувствовала прикосновение прохладного шелка к ногам. Осторожно помотала головой, пытаясь избавиться от навязчивых ощущений, и едва не подпрыгнула от неожиданности, когда почувствовала, что доктор Варант, до сих пор просто придерживающий меня за плечи, осторожно провел ладонями к шее, затем обратно, слегка касаясь обнаженной кожи, скользнул пальцами по рукам. Я замерла, боясь даже вздохнуть, чтобы не потревожить то чувство, что зарождалось у меня внутри, чтобы не нарушить хрупкое состояние невесомости, в которое завладело мной от таких невинных, на первый взгляд, ласк. Вырваться из его объятий желания у меня не возникло.
  Однако пока я наслаждалась ощущениями, в объятиях наследника Кантемиресов, пропустила большую часть разговора доктора Варанта с Дисом. И подозреваю, что так и было задумано. Своими прикосновениями, Александр не только лишал меня душевного покоя, но и отвлекал от собственной перепалки с родственником.
  - Тебе больше нечего здесь делать, - я вздрогнула от того, как прозвучала эта фраза. Никогда бы не думала, что доктор Варант, который всегда похож на большого расслабленного кота может говорить с вот такими приказными нотками в голосе. - Убирайся!
  Лицо Ладислава перекосило от злости, мне на минуту показалось, что сейчас он кинется на своего родственника, но нет, быстро справившись со своими эмоциями, мой недавний "похититель", зло выплюнул:
  - Ты пожалеешь! Я этого так не оставлю! Ты стал слишком много брать на себя! - и резко развернувшись, исчез в толпе, а меня сразу же оглушил шум ночного клуба.
  На миг я даже растерялась, но доктор Варант, все еще обнимая меня за плечи и слегка прижимая к себе, властно повел сквозь толпу. И ему удавалось так ловко лавировать между танцующими, что пока мы пробирались к барной стойке, меня никто даже пальцем не задел. Перед ним словно все расступались.
  Я шла за ним молча, в голове роилась целая куча вопросов, но при взгляде на суровое лицо, уверенно шагающего рядом со мной мужчины, на его недовольно поджатые губы и сведенные на переносице брови, не решалась даже рот открыть, а потому сосредоточилась на собственных ногах. Хмель все еще не до конца выветрился из головы, и мне очень не хотелось споткнуться, когда рядом находится этот мужчина. Вот просто очень-очень не хотелось.
  У барной стойки к нам подлетела Камилла.
  - Ты успел! - это было первое, что она произнесла, потом подхватила стакан с чем-то и опрокинула его в себя. - Как только я заметила Диса, сразу же позвонила тебе, но не смогла найти Лизу. Она как сквозь землю провалилась.
  Она тараторила и тараторила не переставая, было видно, что девушка переволновалась.
  - Все в порядке, - немного отстраненно произнес Александр и, отпустив меня, сделал знак бармену. Перед ним тут же оказался широкий стакан с янтарной жидкостью. Точно такие же стаканы возникли и перед нами.
  - Мне жаль, что все так вышло, - Камилла подхватила один из напитков, и сделал глоток, - не представляю, что он здесь забыл. Ты сильно испугалась? - этот вопрос предназначался мне.
  - Нет, я совсем не испугалась, - сразу я пожала плечами, но по мере того, как до меня стало доходить, что же произошло, я поняла, что зря строю из себя леди со стальными нервами.
  По телу тут же разлилась слабость, сердце стало вести себя как-то ненормально, а во рту пересохло. Последовав примеру Камиллы, я взяла третий стакан и уже поднесла его к губам, как у меня его нагло отобрали.
  Доктор Варант, отставил мой стаканчик в сторону и тут же всучил мне другой с какой-то яркой жидкостью. Я изумленно посмотрела на него, но каких-либо объяснений не дождалась.
  Поднесла презентованную посудину к лицу, понюхала, сделала глоток и уставилась на судмедэксперта с негодованием.
  - Это что?
  - Сок. Апельсиновый, - и он вернулся к своему стакану.
  А меня затрясло. В прямом смысле. Да что он себе позволяет?! Он мне кто? Папочка, чтобы следить за тем, что я пью?
  Кажется, последнюю фразу я произнесла вслух, потому что на меня нацелились сразу две пары изумленных глаз: серые и зеленые.
  - Лиза, - Камилла постаралась осторожно меня одернуть, но не тут-то было. После всего произошедшего сегодня, я, кажется, совершенно утратила благоразумие.
  Резко выдернула свой локоть из захвата подруги, подхватила ее стакан и залпом опрокинула в себя. Виски, чистый, даже без льда. Горло обожгло, я закашлялась, на глазах выступили слезы. Обжигающая волна алкоголя скользнула по пищеводу, согревая. Услужливый бармен тут же подставил мне еще один стакан, и я схватила его не глядя, лишь только делая глоток, с единственной мыслью, потушить пожар внутри, я заметила ошарашенный взгляд Александра Варанта, но было уже поздно. Янтарная жидкость снова потекла внутрь.
  - Гад! - рявкнула я на ничего не понимающего бармена, со всей дури грохнув стакан о стойку. И как он не разбился только?
  Камилла хохотнула, но тут же взяла себя в руки.
  - Резкие перепады настроения, неконтролируемое поведение, крайняя степень возбуждения, - поставил диагноз доктор Варант.
  - Может быть, поедем домой? - Камилла заискивающе улыбнулась и постаралась ухватить меня под руку. И такое ее поведение еще больше вывело меня из себя.
  Хотя, кого я обманываю, меня злило, что этот... этот... который Александр Варант, молча сидит напротив и смотрит на меня каким-то отчужденным взглядом. А ведь совсем недавно так обнимал нежно, к себе прижимал, от родственничка своего спас. Ведь спас же!
  Стоило Камилле позвонить, как тут же примчался, как будто у него своих дел не было. А теперь просто сидит и смотрит так... так... как будто и не знает меня совсем или, что еще хуже, так, словно я - его пациентка. Последнее предположение вкупе с выпитым алкоголем, приправленное недавними переживаниями, да еще и на пустой желудок, сделало свое дело, меня немного штормило, перед глазами все расплывалось, но я тряхнула волосами, гордо заявила:
  - Я иду веселиться! - и пошла, правда, не в ту сторону.
  Догонять меня никто не стал, и это разозлило еще больше. И танцевать расхотелось, а вот плакать, наоборот захотелось неимоверно. Но не реветь же посреди танцпола, а потому я взяла курс на комнату отдыха.
  Оказавшись в небольшом вестибюле, где можно было присесть на низкие диванчики и отдохнуть от громкой музыки и танцев. Ну, это в идеале, а вообще, для чего только эту мебель не использовали сообразительные посетители, мне даже и представить было страшно.
  Потому садиться я не стала, а просто прислонилась к стене, закрыла глаза и постаралась дышать глубже и размереннее. Не помогало. Перед глазами все кружилось, а стоило закрыть их, как казалось, что кружиться начинаю уже я. Отвратное чувство, если честно. Я давно так не напивалась, то есть... почти вообще никогда. Первый и единственный раз, исключая сегодняшний, был около трех лет назад на вечеринке в кампусе. Но, то были студенческие времена, тогда все воспринималось совершенно иначе.
  Когда он вошел в вестибюль, я почувствовала. Не услышала, а именно почувствовала. Не знаю, как это происходит и почему, но мне казалось, что я смотрю сквозь плотно сомкнутые веки и вижу, как Александр Варант с ленивой грацией хищника приближается ко мне. Подошел почти вплотную, замер, внимательно разглядывая, потом протянул руку и аккуратно, почти нежно стер следы недавних слез с моей щеки. Открывать глаза мне не хотелось совершенно. Было хорошо. А еще мне вдруг вспомнилось то видение в морге. И стало жарко, и сердце заколотилось со страшной силой, и...
  - Как ты? - вопрос он задал тихо, но в голосе откровенно различались тревожные нотки.
  - В порядке, - открывать глаза мне не хотелось, но я все-таки сделала это и посмотрела на Алекса, который стоял очень близко, так близко, что знакомый запах щекотал ноздри, мне казалось, что я ощущаю его дыхание на своей коже, от сильного тела веяло теплом...
  То, что произошло дальше, я могу объяснить только количеством выпитого алкоголя, собственной неадекватностью, магнитными бурями, природными катаклизмами... Я сама сделала первый шаг, подняла руки, прикоснулась к его груди, медленно провела ладонями вверх и зарылась пальцами в его волосах на затылке. Серые глаза манили, затягивали словно омуты, и я совсем перестала соображать. Когда наши губы соприкоснулись, мне показалось, что произошел взрыв. Весь мир вокруг исчез, просто растворился в череде непередаваемого словами наслаждения. Горячая волна экстаза налетела, смывая все грани, оставляя нервы оголенными до предела, растворяя все на своем пути. Я потерялась в ощущениях, забыла обо всем на свете, ничего больше не существовало, кроме нас двоих. Сколько это длилось: мгновение или вечность, не знаю. Я потеряла счет времени, напрочь забыла, что мы находимся в клубе, и в любой момент нас могут увидеть, мне не было ровно никакого дела до того, что меня прижимают к не совсем чистой стене, лишь хотелось, чтобы прижали сильнее.
   "Это сумасшествие", - мелькнула в голове мысль, когда на мгновение я оторвалась от него, чтобы вздохнуть - воздуха не хватало совершенно.
  - Значит, не я один сошел с ума, - хрипло произнес Алекс, прижимая меня к себе еще сильнее.
  - Снова думаю вслух? - я прижалась лбом к его плечу, пытаясь выровнять дыхание. Ответом мне был тихий смех.
  Следующий поцелуй был совсем не таким. Александр взял в ладони мое лицо, пристально посмотрел в глаза, обвел пальцами контуры скул, губ. Я следила за каждым его движением, жмурясь от удовольствия, как кошка, тонула в серебристом сиянии его глаз, наслаждалась каждым прикосновением. Этот поцелуй был медленным, нежным. Теперь я не горела, я плавилась, медленно растекалась карамелью. И снова мир исчез, растворился в тумане нежности и наслаждения, грани смыло волной, тягучей и сладкой, словно мед.
  Мне было мало, хотелось снова почувствовать горячую лаву, проносящуюся по венам и выжигающую все изнутри. Я не хотела нежности, мне было нужно нечто совершенно иное. И Алекс понял, крепче прижал меня к себе, углубил поцелуй, его руки стиснули сильнее, скользнули вдоль моего тела, вызывая в крови пожар желания.
  Я перестала сдерживаться, до боли хотелось прикоснуться к нему, почувствовать тепло кожи, одежда мешала и, плохо соображая, что делаю, я рванула на нем рубашку. То, что нас могли увидеть, меня не волновало совершенно. В этот конкретный момент для меня не существовало ничего, кроме него, первого мужчины, который был способен вызывать во мне такие чувства и эмоции, который смог заставить забыть о том кто я, где мы находимся, отринуть все правила и принципы, что я лелеяла с самого детства, сломал грани моего личного отчуждения.
  Где-то хлопнула дверь. Этот звук резко ударил по моим оголенным нервам, прозвучав, словно выстрел. Я пришла в себя, наваждение слетело с меня, как шелковое покрывало, оставляя после себя легкий след неудовлетворенности. Я отстранилась, прижалась лбом к его плечу, пряча лицо, пылавшее от нахлынувшего разочарования, и пытаясь восстановить дыхание, но хотелось мне совершенно иного.
  - Не здесь,- хриплый шепот достиг моего сознания, словно сквозь слой ваты. - Идем.
  Он обнял меня за плечи, прижал к себе. Думать не получалось, мысли даже на мгновение не задерживались в моей голове и ускользали, как песок сквозь пальцы. Я просто шла рядом, не желая даже на миг разорвать объятие. Мне казалось, что если он меня отпустит, если перестану чувствовать прикосновение теплой ладони к своей разгоряченной коже, то упаду, потеряюсь среди всех этих людей, не смогу найти свой маяк, свой ориентир во всем этом огромном мире.
   До безумия нравилось, что его руки не горячие, а именно теплые. Они не обжигали, а лишь согревали, даря уверенность и чувство безопасности. А легкое касание порождало целое буйство фантазий, по сравнению с которыми та картинка из видения была совершенно невинной.
  Я плохо помню как мы пробирались через зал, знаю только, что меня так никто и не коснулся. Алекс какой-то своей врожденной способностью заставлял всех присутствующих расступаться перед нами, обходить стороной. А на громкую музыку и шум, я не обращала внимания, слишком была поглощена собственными ощущениями и предвкушением того, что должно было произойти вскоре.
  Мы вышли на крыльцо перед клубом, от резкой смены температуры меня передернуло, по плечам пробежал озноб. Алекс тут же обнял меня и провел ладонями по обнаженным рукам.
  - Подожди здесь, - прошептал он, легко целуя меня. - Подгоню машину. Не выходи под дождь.
  И только после его слов, я огляделась вокруг и с удивлением заметила, что асфальт поливают сильные струи воды. Пока мы были в клубе, пошел дождь, и не просто дождь - а настоящий ливень. Да и похолодало заметно.
  Александр отступил на шаг, внимательно посмотрел на меня, нежно улыбнулся и просто растворился в темноте. А я, лишенная его тепла и поддержки, обхватила себя руками за плечи, пытаясь хоть немного сохранить на обнаженной коже ощущение его прикосновений. Но постепенно, в голове прояснялось, наваждение покидало меня, только на этот раз оставляло за собой горечь и стыд. Пришло осознание того, что только что произошло, не оставляя возможности оправдаться перед собой. Я напилась, вела себя как... как...
  Глухо застонала, вспоминая все, что творила в вестибюле, вцепилась пальцами в волосы и с силой дернула, желая лишь одного, чтобы все это оказалось сном, бредом разгоряченного воображения или очередным видением, неизвестного происхождения. Первой здравой мыслью было бежать, скрыться отсюда, и уже потом, дома, под одеялом дать волю истерике. Я сделала шаг вперед, выходя из-под козырька перед крыльцом. Но стоило на меня попасть первым каплям дождя, как тут же рванула обратно, прижалась спиной к стеклянной двери входа и закрыла глаза. Трусиха, какая же я трусиха. Испугалась какого-то дождя, а вот о том, как буду смотреть в лицо Александру, я не подумала. Тут же снова возникла мысль о побеге. Но реализовать ее я не успела, пока собиралась с силами, раздался шум подъезжающего автомобиля, в свете фар ровные струи дождя выглядели загадочно и, в другой раз, я, наверное, залюбовалась бы ими. Всегда любила дождь, воспринимала его как очищение, обновление, начало чего-то нового, но сейчас просто не могла думать, ни о чем, кроме того, как выйти из сложившейся ситуации.
  Не надо быть гением, чтобы понять на какое продолжение рассчитывает доктор Варант. А я? Хочу ли этого я? Зачем обманывать саму себя, думала я, закусив нижнюю губу и наблюдая за тем, как он приближается, хочу, жажду... но... нет. Третий пункт из повестки Камиллы на сегодняшний вечер я реализовывать не буду, потому что... потому что... а почему?
  - Замерзла? - он оказался рядом слишком быстро, провел ладонями по моим обнаженным плечам, вызывая дрожь во всем теле, и заглянул в глаза.
  Я снова потерялась, начала растворяться в его взгляде и лишь краем сознания отметила, что он не вымок под проливным дождем. Не желая снова сходить с ума от желания, уцепилась за эту мысль, пытаясь вернуться в реальность и снова контролировать свое тело и мысли. Мне это удалось...ну, почти. Глядя в серые глаза и ощущая прикосновение теплых рук к обнаженной коже, я все еще растворялась в ощущениях и выпадала из реальности, но очень сильно старалась вернуться обратно.
  Он почувствовал перемену в моем настроении и взглянул слегка встревожено, вероятно, пытаясь понять, что случилось и приступить к более активным действиям. Этого я допустить не могла.
  - Хочу домой,- прошептала одними губами, не рассчитывая, что он расслышит меня из-за шума дождя.
  Алекс прижал меня к себе, обнимая за плечи, и осторожно повел к машине. Я съежилась, ожидая, что холодные струи, ниспадающей на землю воды, вымочат меня до нитки, но, к удивлению, на меня не упало ни капли.
  Я даже подняла вверх голову, желая рассмотреть зонт, но натолкнулась на веселый взгляд Александра Варанта.
  - Я все-таки маг,- улыбнулся он, открывая передо мной дверь машины и помогая устроиться на переднем сидении. Затем лично пристегнул меня ремнем и лишь после этого захлопнул дверцу.
  Закрыла глаза и постаралась отрешиться от окружающего мира. В неравной борьбе между разумом и чувствами откровенно выигрывали вторые. Со мной никогда раньше не происходило ничего подобного. Я всегда смеялась над подругами, которые рассказывали, как они теряли связь с реальностью от одного лишь поцелуя или взгляда на понравившегося парня, сама же никогда ничего подобного не испытывала, даже не предполагала, что такое может произойти со мной.
  Трезво оценить ситуацию у меня не получалось, мысли то и дело сбивались, воображение подкидывало картинки, от которых теперь начинали алеть щеки, снова и снова услужливая память воскрешала детали давнего видения. Обыгрывая каждое движение, каждый вздох, фантазируя о том, что могло бы дополнить картинку.
  Я сдалась, сил сдерживаться просто не осталось, закрыла лицо руками и в очередной раз глухо застонала. Машина остановилась, и это немного привело меня в чувство. Осторожно опустила руки и посмотрела сквозь мокрое стекло.
  Он привез меня домой... только не ко мне.
  Шорох со стороны водительского сидения отвлек меня от созерцания того, как открываются огромные ворота, пропуская машину во двор. Судя по размерам, домик явно не маленький. А по тому, что ворота закрылись за нами автоматически, сбежать отсюда будет совсем не просто.
  - Эй, все в порядке? - Александр склонился надо мной, пытаясь заглянуть в глаза, провел костяшками пальцев по моей щеке, затем скользнул по этому следу губами.
  Я вздрогнула, впилась ногтями в ладони, стараясь вернуть себя к действительности. Мимолетная боль помогла. Распахнув глаза, старалась поймать взгляд серых глаз, но он не смотрел на меня, нежно обводил пальцами контуры моего лица. Я сглотнула и, собрав всю решительность и остатки смелости, открыла рот, чтобы попросить отвезти меня домой, сказать, что не хочу оставаться с ним здесь, не желаю...
  - Спи, - тихо прошептал Александр Варант, обжигая нежную кожу горячим дыханием.
  Темнота навалилась на меня, словно теплое одеяло, затягивая в водоворот из которого было не выбраться, веки стали слишком тяжелыми, и пришлось закрыть их, мысли разбежались, и я погрузилась в сон...
  
  Глава 22.
  
  Я медленно плыла, покачиваясь на волнах сна. Просыпаться не хотелось совершенно, мне было так хорошо, тепло, уютно, что возникало единственное желание продлить это ощущение блаженства как можно дольше. Нежный ветерок щекотал обнаженную кожу, ласковое солнце согревало меня своим теплом.
  Стоп! Какой ветерок?! Какое солнце?! Где я?! Резко распахнула глаза и рывком села, чтобы тут же застонать от головной боли, которая прострелила затылок, виски сдавило и перед глазами поплыли разноцветные круги и пришлось срочно зажмуриться. Я непроизвольно скривилась, понимая, что все это последствия вчерашнего злоупотребления алкоголем. Облизав пересохшие губы не менее сухим языком, снова поморщилась, от противного привкуса во рту. Да, давненько я так не напивалась, что даже не могу вспомнить, как добралась домой, разделась и легла спать.
  Невероятная по своей сути догадка озарила мой воспаленный мозг, и я осторожненько так приоткрыла один глаз, чтобы уже в следующую секунду распахнуть и второй от возмущения. А когда хорошенько рассмотрела комнату, в которой находилась, и кровать, на которой до недавнего времени так сладко спала, то не удержалась от крепкого словца.
  Это была та самая спальня из видения, и кровать была та же и вся мебель, точно какая же, как я запомнила, только за окном занимался рассвет. Откинула одеяло и зависла на несколько секунд, не до конца понимая, как реагировать: на мне ничего не было, ну, кроме белья. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться о том, кто меня раздевал, и спать укладывал, даже чулки снять не постеснялся, гад чешуйчатый!
   А еще в голове отчетливо всплывало воспоминание о серых глазах, нежных руках, горячем дыхании на моей щеке и хриплом шепоте. Этот паразит привез меня к себе и... и... усыпил!!! Да как... да кто... не прощу!!!
  Я соскочила с кровати в поисках своей одежды, а внутри у меня все кипело от негодования и злости. Попадись мне теперь на глаза Александр Варант, я ему не позавидую. Да как он посмел?! Ящерица чешуйчатая!!!
  Замерла посреди комнаты, сраженная пришедшей на ум догадкой. Ройс говорил, что второй ипостаси у Кантемиресов нет, то есть в драконов они не превращаются, огнем не плюются, крыльев не имеют. А что тогда они могут? Ну, конечно! Драконы во всех сказках принцесс похищают, в пещеры уносят, а потом... А вот что потом, я как-то себе плохо представляла. В сказках про это обычно информации не было, ну, за исключением того, что на поиски принцессы отправлялись рыцари, принцы и разная шушера.
  Покачала головой, отгоняя бредовые мысли и навязчивые картинки, то и дело подсовываемые разыгравшимся воображением. Платье, сумочка, туфли и чулки обнаружились на кресле, напротив кровати, и я тут же принялась одеваться. Натянула платье, пригладила руками волосы, запихнула чулки в сумочку и, подхватив, стоящие на полу туфли, направилась к двери. Я все еще злилась, правда, уже не так сильно, как после пробуждения, но все равно меня ощутимо потряхивало. Однако надо отдать, доктору Варанту должное, он не воспользовался ситуацией.
  Я замерла в шаге от закрытой двери, пораженная пришедшей мне на ум мыслью. А мне бы хотелось? Ну, чтобы он... тряхнула волосами и скривилась в ответ на собственные мысли. Да я бы ни за что не простила... сама себя, что проспала все это.
  Запустила руку в волосы и с силой дернула за растрепанные пряди, что-то мне глупости разные в голову лезут. Надо выбираться из этой спальни, найти хозяина и отправляться домой. Правда, не совсем представляю, как я буду смотреть в глаза Александру, особенно вспоминая то, как вчера сама вешалась на него, раздевала в общественном месте и вообще вела себя далеко не лучшим образом.
  Всплеснула руками и почувствовала, что вот совершенно не хочу встречаться с Алексом. Стыдно мне.
  Поэтому, надеясь на чудо, очень осторожно подошла к двери, ведущей в коридор и, стараясь не шуметь, приоткрыла ее. И очень хорошо, что я вела себя тихо, потому как в этот самый момент мое собственное тело снова подвело меня и случилось незапланированное обострение слуха.
  Только этим я могу объяснить то, что услышала фразу, произнесенную невидимым мне Александром Варантом кому-то, тоже мне неизвестному:
  - Ладислав стал слишком наглым. И тебе надо что-то с этим делать. Если так пойдет и дальше, то скоро он будет претендовать на пост главы совета, - то, что говоривший был именно доктор Варант, я была уверенна, но его голос звучал иначе, чем обычно, жестче, резче.
  Первым порывом было закрыть дверь и подождать, пока собеседники закончат разговор, но потом движимая совершенно не присущим мне обычно любопытством, я приникла к щелке и стала прислушиваться к разговору, затаив дыхание.
  - Дис не посмеет, - произнес неизвестный мне голос. - Он слишком слаб для того, чтобы возглавить совет.
  - Он Кантемирес, - отрезал Алекс. - А потому может рассчитывать на поддержку кланов. Я уже говорил тебе, что пятеро семей пойдут за ним. Не знаю, что он смог им наобещать, но они ему поверили и, если ты не поставишь вопрос ребром и не сможешь решить эту проблему, нас ждет война. А мы не можем этого допустить. Особенно теперь, когды твоя сила утекает, как вода сквозь пальцы.
  - Я сам с этим разберусь. Совет и все, что с этим связано - моя задача, - мне почудилась усталость в голосе неизвестного, как бывает, когда человек уже давно не спал, а от него все равно требуют каких-то действий, принятия решений.
  - Я уже давно говорил тебе, что все это просто блажь. Отзови теней. Отмени приказ и отправь их за грань, - я вздрогнула и, кажется, перестала дышать. - Они уже больше двадцати лет тянут из тебя силы и магию.
  Тени. Это то, о чем мне говорили Ройс и капитан. Теней призвал тот, кто приказал уничтожить мой род, из-за кого погибли мои родители. И этот кто-то... этот кто-то... мне не хотелось, чтобы мои догадки становились реальностью, но совершенно определенно, что тот человек, из-за которого погибла вся моя семья, находится сейчас внизу и разговаривает с Александром Варантом.
  - Не могу, - устало произнес незнакомец в ответ. - Я поклялся.
  - Дурак! - зло ответил ему Алекс. - Поклялся он. И что ты получил в итоге? Всех Эльдонарров уничтожили, последнюю заклинательницу тоже...
  - Не говори мне о ней, - зашипел неизвестный собеседник. - Тварь! После всего, что я для нее сделал, так мне отплатила. Это была кара для нее в первую очередь. Жаль только, что ублюдка не нашли...
  Ответа доктора Варанта я не услышала, мужчины вышли, а я сползла по стенке на пол, ноги отказывались меня держать. В голове не хотело умещаться все то, что я только что услышала. А еще мне не хотелось верить в то, что Алекс знал того, кто уничтожил мою семью и спасал меня, прятал, метку какую-то поставил. Что это? Лицемерие или очень грамотный ход, чтобы усыпить бдительность?
  Ничего не понимаю. Я покачала головой, слезы сами выступили на глазах. Я закусила губу, стараясь не завыть в голос.
  Где-то хлопнула дверь, раздались шаги, а затем знакомый голос тихонько позвал:
  - Лиза.
  Прятаться дальше смысла не было, раз уж доктор Варант и так знал, что я подслушивала. Потому медленно поднялась с пола, открыла дверь и вышла в коридор. Шла медленно, нехотя переставляя ноги, не желая показываться ему на глаза.
  Алекс обнаружился внизу, он стоял у подножия широкой лестницы и, сложив руки на груди, ждал пока я спущусь.
  Спускалась по лестнице я тоже очень медленно, тянула время, искала выход из сложившейся ситуации, но не находила. А он все также молча ждал меня внизу, глаз не сводил, и только тонкие губы были сурово поджаты, между бровями залегла морщинка. И как я все это заметила, если старательно пыталась отводить взгляд? Не понятно.
  - Все слышала? - спросил Алекс, стоило мне замереть, когда до конца лестницы осталось несколько ступенек.
  Покачала головой, в горле образовался ком и говорить не получалось, да и предательские слезы подступали к глазам, а плакать в его присутствии мне не хотелось совершенно.
  - Лиза... - о сделала шаг вперед, намереваясь подойти ко мне, но я тут же попятилась и поднялась на несколько ступеней выше. - Боишься? - сделал вывод наследник Кантемиресов, останавливаясь.
  Я снова покачала головой, попыталась сглотнуть ком, застрявший в горле, и хриплым каркающим голосом спросила:
  - Кто это был? Тот человек, что призвал теней?
  Лицо Александра еще более посуровело, он перевел взгляд серых глаз куда-то за мою спину и вздохнул. Я приготовилась ждать ответа и настаивать на том, чтобы мне ответили. Раз он в курсе этого, то я не оставлю попыток узнать кто и почему пошел на такое жуткое по своей сути преступление.
  - Это решение было принято главой совета, - произнес Варант, все еще не глядя на меня.
  Я вскинула голову, обдумывая его ответ. Об этом мне говорили. Совет управляет всем магическим населением, а во главе этого сборища самых-самых стоит... глава рода Кантемиресов, дед Александра Варанта, отец Ладислава Кантемиреса - Виктор.
  - За что? - вопрос вырвался у меня непроизвольно, и я страшилась узнать ответ на него, но это было необходимо. Мне нужно было узнать, за какие грехи уничтожили целый род, почему погибли мои родители и почему теперь охота ведется за мной?
  Александр пожал плечами.
  - Кофе хочешь? - как ни в чем не бывало, спросил.
  Я кофе не хотела. Я вообще ничего от него не хотела, но почему-то кивнула.
  - Идем, - кивнул мне Александр и, не дожидаясь пока я спущусь вниз, развернулся и направился куда-то по коридору.
  Кухня обнаружилась в самом конце коридора и была оборудована по последнему слову техники.
  - Присаживайся, - кивнул в сторону стола хозяин, а сам направился готовить кофе. - Завтракать будешь?
  Завтракать здесь я тоже не собиралась, но опять кивнула утвердительно. Доктор Варант хмыкнул что-то себе под нос и открыл холодильник. А я затаила дыхание, в ожидании его дальнейших действий. В голове роились совершенно беспорядочные мысли. Что вообще происходит?
  - Могу предложить омлет, салат и тосты.
  Я еще раз кивнула. А Александр не дождавшись от меня никакого внятного ответа, принялся за приготовление завтрака, и одновременно принялся рассказывать:
  - По официальной версии, Эльдонарры были казнены за предательство и попытку устроить переворот, свергнуть главу совета и захватить власть в свои руки, - он говорил все это холодно, отстраненно, словно цитировал выдержки из официальных документов или учебника по истории. А я слушала и не могла отвести взгляда от его рук, уверенно взбивающих ингредиенты для омлета.
  Просто в осадок выпала, если честно от того, что наблюдаю такую картину. Он ни словом не взглядом не напомнил мне о том, что произошло вчера. Словно и не было ничего. Ни встречи с Ладиславом Кантемиресом, ни угроз, ни безумного поцелуя, ничего. Я растерялась, не знала, как себя вести, что делать, что говорить. А потому просто тихонько сидела на краешке стула, рассматривала столешницу и слушала.
  - Все в порядке? - он обернулся и посмотрел на меня, пришлось закивать.
  - А это правда? Ну, эта самая попытка переворота? Мои родители на самом деле были замешены в чем-то таком? - решилась все же подать голос.
  Александр снова пожал плечами.
  - Я все время забываю, что ты ничего не знаешь, - произнес он, ставя передо мной тарелку, вторую такую же он поставил на другом конце стола. - Определенная доля истины во всем этом несомненно есть. Эльдонарры в самом деле готовили переворот и если бы их план удался, то пострадали бы очень многие, причем не только среди магического населения, но и смертные тоже. Об этом все знают. Нельзя просто взять и уничтожить целый род, не объясняя причин и не имея доказательств.
  - А я?
  - А тебя слишком хорошо спрятали, - улыбнулся доктор Варант, присаживаясь напротив. - Так хорошо, что даже тени не смогли отыскать за столько лет.
  Я снова опустила глаза.
  - Виктор отзовет теней, - в очередной раз нарушил молчание доктор Варант. - Тебе ничего больше не грозит.
  Я подняла голову и посмотрела на него. Он сидел, поставив локти на стол и сцепив пальцы в замок, наблюдал за мной.
  - Почему?
  - Почему они искали тебя столько лет? - правильно он понял мой вопрос. - Потому что изначально им дали приказ - уничтожить всех, в ком течет кровь Эльдонарров, невзирая на возраст, пол и степень вины.
  - А есть вероятность, что не только я... а...
  - Нет, Лиза, - он улыбнулся уголками губ и принялся за еду. - Тени не ошибаются. Лишь в твоем случае они просчитались, но в этом и не их вина. Возможно все дело в том, что...
  Он не договорил, а я вскинулась, уцепившись за эти последние слова.
  - Что со мной не так?
  Он не ответил. Медленно встал, подошел к кофемашине, принялся методично заправлять ее. А я сидела, да. Молча ждала, когда мне уже, наконец-то, укажут на то, что я опять пытаюсь сунуть нос не в свое дело, пожурят, что я слишком много хочу знать, ну и все в таком стиле. Не то чтобы я на самом деле именно так себя и вела, просто, в последнее время, мне все только об этом говорили, ну еще врали насчет того, что помочь мне нельзя или отправляли за ответами к кому-нибудь другому.
  - Завтракай, пока не остыло, - все еще не поворачиваясь ко мне лицом, произнес доктор Варант, а я...
  Ну вроде как и не собиралась есть, если честно. Гораздо важнее сейчас для меня были ответы на вопросы, но непроизвольно опустила глаза в тарелку и рот тут же заполнился слюной от вида еды. Не долго думая взяла вилку и наколов кусочек засунула в рот. Вкусно. Готовить доктор Варант умеет ничем не хуже, чем препарировать и уходить от ответов.
  - Не совсем понимаю, как именно начать, но... - Александр вернулся к столу с двумя чашками с кофе, одну поставил передо мной, вторую рядом со своей тарелкой и уселся на прежнее место. - Наш мир он неоднородный. И в большей части состоит из магии. В принципе, могу сказать, что практически все пронизано ею. И даже смертные, которые этой самой магией не владеют и не знают о ней, все равно в какой-то степени являются ее созданиями. Не имея возможности использовать потоки магические, они, тем не менее, пользуются энергетическими потоками.
  Я слушала внимательно, даже очень. Забыла и о кофе, и о завтраке, и смотрела на доктора Варанта, ловя на лету каждое его слово, в буквальном смысле. И вот вроде бы все слова его были мне знакомы и понятны, но уловить смысл того, о чем он мне хочет сказать, не получалось. Какое я отношение имею ко всему этому? Какая мне разница до всяких там потоков, будь они магические или энергетические? Я хочу понять, что не так со мной.
  Видимо уловив недоумение в моем взгляде, Александр улыбнулся уголками губ и, сделав глоток кофе, продолжил:
  - Так вот, все это интересно без сомнения и тебе не мешает ознакомиться с вопросом сотворения мира и всего остального, но это будь добра - к Ларкину. Это он у нас гений и имеет стопроцентную память. Я сейчас о другом. Как создания в большей степени именно магические, я сейчас имею в виду, магов, оборотней, суккубов, драконов и всех остальных, мы пропитаны магией, состоим из нее почти полностью. И у нас есть одна особенность - мы чувствуем магию в других, таких же как мы сами.
  Я потянулась к чашке с кофе и взяла ее в руки. Говорить по-прежнему не спешила. Со мной наконец-то разговаривают и это подкупало. А еще я ловила себя на мысли, что любуюсь мужчиной на другом конце стола.
  - Как ты в толпе узнаешь знакомых тебе людей, вспоминаешь о том, кто это, где вы виделись, при каких обстоятельствах познакомились и так дальше, так и мы можем определить кто именно перед нами.
  - То есть, посмотрев на меня, - я опустила чашку, так и не сделав ни одного глотка, - вы сразу определили, что я Эльдонарр?
  - Это немного не так работает, - усмехнулся доктор Варант. - И не в твоем случае. Просто встречаясь, скажем на улице с магом или оборотнем, я чувствую его магию, даже если незнаком с ее носителем. И всегда могу безошибочно определить кто именно передо мной. А вот ты... ты совсем другое дело, - он слегка склонился вперед, посмотрел мне прямо в глаза и произнес, - я тебя не чувствую. И пусть точно знаю, что ты принадлежишь роду Эльдонарров, что ты дочь Шалиссы, магии в тебе нет, по крайней мере, по ощущениям. И это сбивает с толку, потому что так быть не должно.
  - Почему? Почему я не могу быть обычным человеком? Может быть, вы все ошиблись?
  - В тебе есть магия, Лиза. Ее почувствовали все, кто был в участке во время выплеска. Но, дело в том, что она каким-то образом заперта внутри тебя и не имеет выхода. Выплески - это лишь единичные явления, не более того.
  - Так может быть, так лучше? - с надеждой посмотрела на Александра. Его признание вселило толику надежды в мое сердце. Что бы мне не говорили о магии и моем даре, я всю свою жизнь считала себя нормальной, не знала ни о каком даре и, честно говоря, ничего не имела бы против, не имей я его и дальше.
  - Нет, не лучше, - покачал головой доктор Варант. - Она в тебе уже есть, но заперта. Когда ты оказалась среди магических созданий, твоя сила стала искать выход, но не нашла. Потому и случились выплески. Но это не вариант, ни в коем разе.
  - Да почему? Мне не нужна эта сила, я никогда не хотела никакого дара. Меня все устраивало.
  - Что бывает с воздушным шариком, когда в него пытаются закачать воздуха, больше чем он может вместить в себя? - вдруг спросил доктор Варант, а я задохнулась от догадки.
  - Он лопается, - шепнула тихонько.
  Ответом мне была все та же слабая улыбка и кивок головой. А мое чересчур живое воображение тут же нарисовало картинку, в которой, я сразу раздуваюсь, как воздушный шарик, а затем разлетаюсь на кровавые ошметки. Бррр... и покажется же такое?
  - Только в твоем случае, ударная волна будет настолько сильна, что пострадать могут миллионы, - добил меня Александр.
  Я опустила глаза. В голове было пусто. Что говорить или делать дальше, я не знала, а мужчина, что сейчас сидел напротив не спешил мне помогать.
  - А как можно... ну... выпустить эту магию или как там все это называется?
  - Я не знаю, Лиза, - отозвался он. - Никогда раньше ни с чем подобным не сталкивался и не представляю, что такое с тобой вообще произошло и как все это получилось. Но, ни остаточных следов от заклинаний, ни каких-либо блоков я не обнаружил. У меня есть догадки, как с тобой могли сделать то, что сделали, но пока не удостоверюсь, что они верны, предпринимать ничего не буду.
  - Зачем все это вам? - на этот раз я подняла на него глаза. - Ведь это ваш дед желает мне смерти. Это он отдал приказ уничтожить мою семью. Почему вы помогаете мне?
  Доктор Варант улыбнулся. Лениво так растянул тонкие губы, серые глаза его сверкнули, а я почувствовала, как внутри меня разливается теплая волна и смотрела я на него, словно завороженная, не в силах отвести глаза, чувствовала, как щеки заливает краска, как сильно стало биться сердце, как вспотели ладони.
  Миг, и все это прекратилось - Александр отвел взгляд.
  - Скажем так, у меня в этом вопросе есть свой интерес.
  - Но...
  - Мы опаздываем, - снова выбил меня из колеи этот невозможный мужчина, указывая куда-то позади меня.
  Я развернулась, посмотреть и взгляд зацепился за циферблат круглых часов.
  - Черт! - подскочила со стула, едва не опрокинув стол. - Через пятнадцать минут надо быть в участке!
  Я, наверное, так бы и ломанулась на выход сломя голову, но меня остановил спокойный голос Александра.
  - Не спеши, я отвезу. К тому же тебе не мешало бы переодеться.
  ***
   Спустя десять минут, его шикарная машина остановилась на подъездной дорожке нашего с Джинал особняка.
  - Я быстро, - заверила доктора Варанта, уже почти выскакивая из машины, и тут же остановилась и обернулась к нему. - Зайдете?
  Он покачал головой.
  - Подожду здесь, ступай.
  И я побежала. Влетела в дом, стремглав пронеслась по лестнице, едва не вынесла дверь в свою комнату. На ходу сбрасывая с себя туфли, отшвырнув сумочку в сторону, занеслась в ванную и, взглянув на себя в зеркало, едва не застонала. Растрепанные волосы свисали на плечи и спину, обрамляя бледное личико с покрасневшими глазами.
  - Красавица! Ничего не скажешь! - произнесла я, потрогав слегка припухшие губы кончиком указательного пальца, и услужливое воображение тут же подкинуло мне картинку того, что происходило вчера вечером в вестибюле клуба.
  На душ времени не было, а волосы пропитались запахом клуба, и это не добавляло мне уверенности. Ладно, черт с ними, заколю как-нибудь, главное все же побыстрее собраться. Умылась, почистила зубы, выскочила из ванной, пританцовывая на месте, пыталась расстегнуть молнию на платье, едва не снесла туалетный столик и два раза налетела на кресло. В результате заработала себе пару свежих синяков, но платье таки удалось стащить.
  Тетя появилась на пороге моей комнаты, когда я уже стояла в джинсах, и через голову натягивая свободную блузку.
  - Лиза, - Джинал замерла на пороге, осматривая тот беспорядок, что я учинила всего за каких-то пару минут. - Что...
  Вот только этого мне не хватало! я едва не застонала от несвоевременности появления Джинал. Нет, поговорить мне с ней было просто необходимо, даже жизненно важно, но сейчас времени на это не оставалось.
  - Я опаздываю, - прокричала ей, зарываясь с головой в шкаф в поисках подходящей обуви.
  Вытащила на свет мягкие мокасины, подходящие по цвету и нацепив их на ноги, подлетела к Джинал, все еще стоящей у порога. Обняла ее, прижалась щекой к щеке.
  - Ты у меня самая лучшая, - доверительно прошептала, - я очень рада, что ты есть, правда. Давай сегодня поужинаем вместе, а? - я отстранилась от тети и посмотрела на нее.
  Выглядела Джинал неважно. Бледная, слегка растрепанная, глаза покраснели и подпухли как у меня. Вывод - она много плакала. Из-за меня. Сердце болезненно сжалось.
  - Я люблю тебя и хочу, чтобы ты знала об этом, - снова прижалась к ней. - Вечером поговорим?
  Джинал нерешительно кивнула, но попыталась схватить меня за руку.
  - Лиза, я...
  - Все хорошо, правда. Я просто сейчас опаздываю, вернее уже опоздала и меня за это никто хвалить не будет. Но, хочу, чтобы ты знала: я очень рада, что ты была рядом. Именно ты. Мне больше никто не нужен. Я люблю тебя.
  И чмокнув Джинал в щеку, схватила вчерашнюю сумочку, каким-то образом, оказавшуюся на полу возле двери, выскочила из комнаты. Буквально слетела с лестницы и выскочила из дома.
  К участку мы подъехали с получасовым опозданием. Но я очень сильно надеялась, что никто не обратит на это особого внимания и не будет сильно зверствовать по поводу моего первого опоздания на работу.
  Вместе с доктором Варантом вошли в здание, прошли контроль и уже в холе, возле лестницы, где нам предстояло расстаться, я решилась. Повернулась к Александру, и очень стараясь, чтобы голос не дрожал, поблагодарила:
  - Спасибо. За все.
  Он пожал плечами.
  - С тебя ужин. Выберешь время и место и скажешь мне об этом. Но, рекомендую не затягивать. В противном случае, решу сам.
  Я поперхнулась вдохом. Это он, что сейчас делает? Но спросить не успела, доктор Варант явно решил добить меня сегодня.
  - К тому же, у нас осталось одно незавершенное вчера дело.
  Вот теперь я точно не знала, что сказать и просто смотрела на него широко открытыми глазами, даже боясь предположить, что именно он хотел этим сказать.
  - Я разговор имел в виду, - тут же поспешил сообщить Александр. - А ты о чем подумала?
  - О том же, - кивнула и я, пока не стало слишком поздно, развернулась и направилась к лестнице.
  В голове вертелась только одна мысль: "А мы вчера разве о чем-то разговаривали?"
  Кажется, я все же произнесла это вслух, потому что со стороны доктора Варанта раздался заливистый смех и чтобы снова не сморозить какую-нибудь глупость, я поспешила подняться по лестнице, чувствую, что щеки мои уже просто пламенеют. Я столько за всю свою жизнь не краснела и не смущалась, сколько за время нашего непродолжительного знакомства с доктором Александром Варантом.
  
  Глава 23.
  
  Первым кого я увидела в коридоре второго этажа, был Ройс. Мне оставалось всего несколько шагов до зала управления, как страж появился из-за двери в одну из допросных.
  - Опаздываешь, Донел, - остановил меня его окрик.
  - Прости, - я виновато потупилась. - Это больше не повторится.
  - Надо полагать.
  Ройс приблизился и стал так, что загородил проход в зал управления. Мне не оставалось ничего иного, как стоять напротив него и смущенно отводить глаза. Было неудобно и немного стыдно. И вовсе не из-за опоздания. Я усиленно старалась гнать подальше воспоминания о вчерашнем вечере, ночи и сегодняшнем утре.
  Молчание затягивалось, я нервничала все больше и ловила себя на мысли, что хочется провалиться сквозь землю, а не стоять здесь, под пронизывающим насквозь взглядом оборотня.
  - Хорошо отдохнула, - это был не вопрос. В голосе Ройса слышался сарказм.
  Я вскинула голову. Страж усмехался, его глаза мерцали желтоватым светом, а ноздри раздувались. Ну, конечно, он же оборотень. Для Ройса не осталось тайной, с кем я провела прошедшую ночь. И пусть ничего особенного между мной и доктором Варантом не было, но его запах прочно впитался мне в кожу. Даже не будучи оборотнем, я ощущала, как аромат солнца, ветра и чего-то еще, свойственного Александру витает вокруг меня.
  - Ройс, я... - что сказать, не знала. Да и стоит ли что-то говорить?
  Страж передернул плечами.
  - Иди в третью допросную, - холодно произнес он, не обращая никакого внимания на мои жалкие потуги объясниться. - Все уже собрались. Ждут только тебя.
  - Зачем?
  - Ну, если бы ты явилась на службу вовремя, то знала бы, что шеф решил создать следственную группу, для расследования, собственно. Ты вошла в состав, но если у тебя другие планы, то...
  - Нет, других планов у меня нет, - холодно-язвительный тон стража и его намеки неприятно царапали, но я старалась держать лицо и не показывать вида, что мне неприятно. Я все еще чувствовала за собой отголоски вины.
  Обойдя застывшего стража по кругу, двинулась в направлении допросных. Надо выбросить из головы все глупости и включаться в работу.
  Обернулась уже на пороге - Ройса в коридоре не было.
  Третья допросная была полна народу и оборудована под временный штаб. Назвать это помещение стандартной комнатой для допросов у меня язык не поворачивался. Здесь все было оборудовано по последнему слову техники. Вдоль одной из стен тянулись мониторы, на которых высвечивались фотографии, какие-то отчеты, сменялись картинки и логотипы программ. Некоторые из них мне были знакомы, другие я видела в первый раз. За всем этим следил Антон Зар. В кресле на колесиках, он шустро передвигался вдоль стены и что-то набирал на клавиатурах, щелкал мышкой - был полностью погружен в свой особый виртуальный мир.
  Напротив него, возле другой стены стояли столы и пластиковые кресла. В отличие от вотчины Антона здесь было бумажное царство. Материалы по всем убийствам, папки, фотографии с места преступления и, конечно же, книги. Куда ж без них, если дело касалось Ларкина.
  Сам менталист сидел на полу и увлеченно листал какой-то талмуд. Окружающий мир для него не существовал. Он, как и Антон, был погружен в собственное измерение.
  Браславски стоял у доски и прикреплял на нее фотографии с мест преступления.
  - Доброе утро!
  На мое приветствие отреагировал только Вацлав, повернувшись, он коротко кивнул и продолжил свое занятие. Ни Антон, ни Винс, кажется, даже не заметили, что я вошла.
  - Что у нас есть? - логично, что свой вопрос я адресовала провидцу, остановившись за его спиной. Взгляд же зацепился за фотографию тела Линды Маруанти, по спине побежала дрожь.
  - Имеем четыре трупа и никаких зацепок, - спокойно отозвался Браславски, отходя на шаг и пристально рассматривая свою работу. - Аарона Бини так и не нашли.
  - Нет его в базе, - раздался сбоку голос Антона. - Ни в нашей, ни у смертных.
  - А программа распознавания лиц? - чисто для проформы спросила я.
  Антон фыркнул, но ответил:
  - И база данных паспортного контроля и база по отпечаткам и ДНК ничего не дали. Аарона Бини не существует.
  - Уже нет, - буркнул с пола менталист. - Его прирезали вчера.
  - Слышь, умник! - взвился Антон, даже приподнялся в кресле.
  - Хватит! - резкий окрик Вацлава заставил Зара снова плюхнуться в кресло. Он недовольно зыркнул на стража и демонстративно развернулся к своим мониторам. Ларкин же даже головы не поднял от своих фолиантов.
  - Что еще?- без особой надежды на что-то конкретное спросила я.
  - Я нашел описание ритуала, что проводили над двумя первыми убитыми. Ничего хорошего не скажу, - продолжал говорить Винс. - Темный, древний, запрещенный. Последний раз его проводили около тысячи лет назад. Понятия не имею, кто мог найти информацию о нем сейчас.
  - Но ты же как-то ее нашел?
  На меня посмотрели все. Даже Антон снова повернулся в своем кресле.
  - Что?- я приподняла брови и по очереди осмотрела мужчин.
  - Я - это я, - очень тихо произнес Ларкин. - У меня большая библиотека и есть доступ в архив Совета.
  - И?- я все еще не понимала, к чему он ведет.
  - И найти сведения об этом ритуале не так просто, - сжалился надо мной Вацлав. - Они засекречены. Честно говоря, должны были быть уничтожены, но старинные рукописи сохранились в архивах Совета.
  - А попасть туда почти невозможно, - добавил Винс. Его глаза за стеклами очков подозрительно блестели. И я могла бы с уверенностью сказать, что в данный момент, менталист как никогда ощущает свое собственное превосходство.
  - Но ты же попал в архив, - не унималась я. - Нашел описание этого ритуала. Так почему этого не мог сделать кто-то еще?
  - Попасть в архив Совета не просто сложно, - Ларкин поправил очки на носу, - это почти невозможно. Кроме меня доступ есть только у членов правящих семей. А им это не нужно.
  - Почему?
  - Потому что этот ритуал необходим для передачи силы от мага к смертному, - медленно, будто маленькому ребенку, пояснил Ларкин.
  Но я все равно не понимала. Вот не понимала и все.
  - И что с того? Почему вы так уверены, что никто из этих... глав родов не мог интересоваться этим ритуалом?
  - Потому что они все имеют силу, - на этот раз мне ответил Вацлав. - Им незачем проводить этот ритуал.
  - Для кого-то другого, например.
  - Вряд ли, - Ларкин поднялся с пола и подошел к нам с Вацлавом, принялся пристально всматриваться в фотографии. - Маги, тем более сильные, из древних родов, не будут делать нечто подобное для смертных. Это противоречит нашему укладу и менталитету. Смертные они... ну...- он замялся слегка, - не интересуют нас.
  Я закусила нижнюю губу. Сейчас, когда менталист стоял так близко, я обратила внимание на то, что он выглядит как-то иначе. Стал выше? Шире в плечах? Странно. Или раньше я просто не обращала на это внимания, но сейчас Винс Ларкин был выше меня, сутулость исчезла, плечи... хм... плечи, оказывается, у него широченные.
  Заметив мое пристальное внимание, менталист смутился слегка. Ну, хоть что-то в нем не изменилось, усмехнулась я своим мыслям.
  Открывшаяся дверь заставила нас всех вздрогнуть и дружно обернуться. Ройс стремительно вошел в допросную, окинул всех хмурым взглядом, задержавшимся на мне. Затем прошел к столу и плюхнулся в одно из кресел.
  - Антон, что-нибудь нашел? - его голос звучал глухо и как-то устало. При нашей встрече в коридоре, этого заметно не было.
  Как не было и вон того синяка на скуле и рассеченной губы. И хоть сейчас все это выглядело как последствия драки, произошедшей, как минимум, пару дней назад, я была уверена, что при нашей встрече в коридоре, ничего этого не было.
  Антон сухо докладывал о проделанной работе, Ларкин вернулся на свое место на полу, Браславски тоже принялся и дальше развешивать фотографии, а я пристально наблюдала за Ройсом. Он был... подавлен. Интересно, что такого произошло за те полчаса, что прошли с момента нашего расставания в коридоре? Куда он ходил? И насколько верны мои догадки?
  - Итак, подведем итог, - оборотень поднялся на ноги и прошелся по небольшой комнате. - Что у нас есть?
  - Четыре трупа, - повторил Браславски, поворачиваясь лицом к нам и складывая руки на груди. - И ни одной зацепки. Жертвы определенно связаны между собой, но как, мы еще не выяснили. Двое из них убиты из-за силы, что досталась им в наследство, и с применением древнего ритуала. Администратора гостиницы убрали, потому что он что-то знал или видел. Аарон Бини... скорее всего, был в сговоре с преступниками и принимал непосредственное участие в подготовке к ритуалу.
  - Доктор Варант указал в своем отчете, что отметины на шее Бини, имитирующие укус вампира, оставлены уже после смерти, - добавил Ларкин. Он отложил в сторону свой талмуд и, подтянув одну ногу к груди, устроил подбородок на колене. Выглядел он... необычно или непривычно... Словно повзрослел. Но ведь мы с ним виделись только вчера и ничего подобного я не замечала. Не мог же он вот так вот взять и повзрослеть за одну ночь? Или мог?
  - Ни в одной базе нет никого с таким именем, программа распознавания лиц не нашла соответствий, - доложил Антон, - из чего делаем вывод, что имя ненастоящее. Но мы это и так знали.
  - Надо узнать, кто имел допуск в архивы Совета и обратить особое внимание на Ладислава Кантемиреса, - внесла свою лепту и я, но не ожидала, что это произведет такой эффект. Ко мне повернулись все присутствующие.
  - Поясни, - коротко бросил Ройс.
  - Ларкин сказал, что документы с описанием ритуала, используемого при убийстве Линды и Николаса, есть только там. Добраться до них, насколько я поняла, может не каждый. И если мы выясним, кто именно имел допуск в архивы, будем знать, кто мог найти эти документы.
  - Хм... - отозвался Браславски, но ничего больше не добавил.
  - А Дис при чем? - Ройс стоял почти напротив меня, но в лицо мне старался не смотреть.
  - Ну, по большому счету, при том же. Он, насколько я понимаю, тоже вполне может иметь допуск в архив. И потом, нельзя сбрасывать со счетов, что он знаком с Мариной и был в отеле, где убили Николаса.
  - Глупости, - фыркнул Антон. - Зачем дракону связываться с такой грязью? Чужая сила ему не нужна, а больше ничего нельзя добиться этим ритуалом.
  - Он мог кому-то помогать, - упрямо поджала губы я. Мне очень не нравилось, что все эти... сверхъестественные создания не допускают даже мысли о том, что те же драконы могут сделать нечто подобное.
  - Дис?
  - Исключено!
  Возгласы слились в один. Все присутствующие были уверены в том, что великий дракон не опуститься до подобной мерзости.
  - А я бы не был так категоричен, - спокойно отозвался Ларкин. Он по-прежнему сидел на полу, упираясь подбородком в колено согнутой ноги, да и говорил не громко, но все присутствующие замолчали вмиг. - Где-то с полгода назад я часто сталкивался с ним в архивах. А вот последние несколько месяцев, он там не появлялся.
  Ободренная неожиданной поддержкой, я повернулась к Ройсу:
  - И потом, в том отеле, ты же сам говорил, что все запахи были убраны при помощи каких-то магических штучек. А в доме Марины?
  Ройс непонимающе смотрел на меня, пришлось продолжить.
  - Когда мы были у Марины Драгониш, Ладислав дал понять, что он там частый гость. Его запах был в ее квартире?
  - Нет, - Ройс ошарашено покачал головой. - Я не чувствовал, но не придал этому значения.
  - И все равно, это ничего не значит, - вмешался Браславски. - Лишь предположения. Никаких фактов.
  - Факты надо найти. Винс, - Ройс повернулся к менталисту, - дуй в отель, поговори еще раз с этой горничной, что столкнулась с госпожой Драгониш на лестнице. Вдруг что-нибудь углядишь еще.
  - Сомневаюсь, что в этом есть смысл, - отозвался Ларкин. - Я уже просканировал ее. Да, ментальное вмешательство имело место, но это было совсем легкое заклинание и банальный отвод глаз. Его мог использовать и смертный, приобретя готовое заклинание, запечатанное кустарным способом.
  - Это как? - я удивленно воззрилась на менталиста. - Как смертный мог воспользоваться заклинанием? - что-то царапнуло внутри, но я никак не могла понять, что именно.
  - Очень просто, - с готовностью отозвался Ларкин. - Идешь и покупаешь готовое заклинание. А потом используешь его, когда тебе необходимо. Просто надрываешь конверт и... все.
  - Вот так просто? - мой голос сочился сарказмом. Ну и в самом деле, что может быть проще, чем пойти и купить заклинание. Ну что в этом вообще такого?
  - Нет, конечно, - улыбнулся гений восьмого участка. - Купить уже готовое заклинание вовсе не просто. Это, вообще-то, вне закона и тот, кто их продает, рискует не меньше, чем тот, кто покупает. Но, иногда такое встречается, и мы не можем сбрасывать это со счетов.
  - Аааа, - протянула я, зверея на глазах. И уже была почти готова, чтобы высказать все. Что думаю по этому поводу, как вмешался Ройс.
  - Все, хватит бессмысленных разговоров. Винс - за тобой отель и горничные. На всякий случай проверь еще раз. Антон, ты со мной. Нам еще результаты ночной зачистки проверить. Вацлав, вы со стажером здесь на связи. И дед, - Ройс посмотрел на Браславски, - постарайся все-таки. Может быть, хоть что-нибудь увидишь. Нам любая мелочь сейчас пригодится.
  Все пришли в движение. Ройс, Антон и Ларкин быстренько ретировались, оставив меня наедине с прорицателем.
  - Что там по поводу ночной зачистки, - поинтересовалась я. - Что это вообще такое?
  - Оборотни живут долго, - начал Вацлав. - Они бессмертны, и зачастую, просто устают от того, как течет их жизнь. Им становится скучно, потом они начинают беситься от скуки, а потом просто сходят с ума и застревают в животной форме, не имея возможности обратиться. Верх над разумом и чувствами берут инстинкты и тогда самое гуманное, что можно сделать - это уничтожить зверя. Иначе мучиться, и страдать будет не только он. В таком состоянии, оборотни забывают обо всем, кроме жажды убивать. Вот с одним из таких и повстречался патруль этой ночью. Парни были вызваны на зачистку, но остались еще кое-какие бумажные формальности. Не бери в голову - это обычное дело.
  Ага, для них может быть и обычное, а лично я не представляю себе, как Ройс с Антоном охотятся на сбрендившего волка. Хотя, все возможно, в этом я уже убедилась. И хоть пока еще не поверила до конца, но уже допускаю, что такое вполне себе возможно.
  - Идем в зал управления, - вдруг поднялся со своего места Вацлав. - Надо пообщаться с шефом.
  Мне не оставалось ничего иного, как последовать вслед за стражем. Понятия не имею, о чем именно, Браславски собирался говорить с капитаном, но выглядел седой страж так, словно прекрасно представляет, что именно делает.
  В зале управления было шумно. Мы с Браславски успели пройти всего пару шагов по направлению, к кабинету капитана, как я вспомнила, что все еще судорожно прижимаю к себе сумку, а потому, шепнув Вацлаву, что догоню, направилась к своему столу. Только я наклонилась, чтобы оставить сумку в одной из выдвижных полок стола, как вдруг почувствовала что-то странное. Наступила тишина. Все стражи, находившиеся в зале управления, не просто замолчали, они, словно застыли, да и вообще у меня сложилось впечатление, что само время остановилось.
  Я подняла голову и тоже замерла с открытым ртом, не в силах отвести глаз от человека, входившего в зал управления.
  Это был высокий мужчина, темноволосый, с печатью власти на породистом лице, с серыми глазами, которые, казалось, могли пробуравить насквозь того, на кого направлен этот взгляд. Еще довольно молод, но в нем на инстинктивном уровне ощущалась сила. Древняя сила.
  Я буквально кожей почувствовала, как начал сгущаться воздух. Он становился более плотным и, наверное, даже осязаемым. Стало трудно дышать. А потом наступил настоящий хаос. Некоторые из стражей захрипели, их лица перекосились, где-то рядом со мной раздалось звериное рычание, Браславски замер на своем месте, глядя прямо перед собой совершенно стеклянными глазами. А я приросла к тому месту, где стояла, не в силах пошевелиться или отвести взгляд от вошедшего мужчины.
  - Виктор! - раздался резкий окрик и громкий хлопок. Капитан так сильно толкнул свою дверь, что она, открывшись, врезалась в стену, оставив внушительную вмятину в штукатурке. - Что ты себе позволяешь?! - Трик был взбешен не на шутку, его глаза метали молнии, рот перекосился от гнева.
  А я во все глаза смотрела на незнакомого мне мужчину. Подспудно понимая, что я его уже знаю, не лично, но у меня не возникло, ни тени сомнения в том, что передо мной Виктор Кантемирес, глава совета, самый старший дракон, убийца моих родителей.
  - Адам Трик, - произнес глава совета, останавливая свой взор на капитане. - Нам надо поговорить. Немедленно.
  Я заметила, как передернуло шефа после этих слов, но он тут же взял себя в руки и сделал несколько шагов вперед, открывая вход в свой кабинет.
  - Заходи. И не вздумай оттачивать свои способности на моих парнях, Виктор. Я этого не потерплю. Не забывай, что ты находишься на моей территории.
  - Мне не нужно оттачивать то, что и так доведено да совершенства, - с ленивыми нотками в голосе произнес Виктор Кантемирес, проходя в кабинет шефа.
  Где-то за моей спиной зарычал кто-то из стражей. Трик окинул творящееся безобразие суровым взглядом, подошел к Вацлаву и что-то тихо ему сказал, а затем закрыл за собой дверь, отрезая ужасного Виктора Кантемиреса от нас. Дышать сразу стало легче, воздух прекратил закручивать вокруг меня и снова стал нормальной консистенции.
  Мне резко стало не хватать кислорода, легкие сжимались и перед глазами поплыли разноцветные круги. Я подскочила на ноги, и бегом направилась к огромному окну с единственной целью - открыть его и наконец-то вдохнуть полной грудью. По дороге я споткнулась и едва не упала на огромного серого волка. Зверь глянул обиженно, и отскочил в сторону. А до меня начало доходить, что в управлении произошло что-то из ряда вон выходящее. Окинула помещение взглядом и натолкнулась на нескольких стражей, которые стояли полностью обнаженными, над кучками своей одежды, два или три огромных волка просто сидели, понурив голову, все это говорило о том, что при появлении главного Кантемиреса, оборотни перестают себя контролировать. Я на минуту порадовалась тому, что Ройса не оказалось на месте.
  - Лиза, - возле меня стоял Вацлав Браславски, в его светлых глазах плескалось что-то непонятное мне. - Пойдем отсюда.
  И с этими словами, он схватил меня за руку, и выволок из зала управления, не давая даже слова в ответ вставить.
  - Какого черта! - возмутилась я, когда за нами захлопнулась массивная дверь допросной. - Что вы себе позволяете?
  - Трик приказал увести тебя из зала управления, пока Виктор там. Надо позвонить Ройсу и поторопить его. Понятия не имею, чем может закончиться весь этот разговор.
  - Что это такое было, там, в зале управления? - спросила у Вацлава, когда немного отдышалась. - Какого черта этот старый показушник устроил?
  - Демонстрация силы, - Браславски отвечал неохотно, растягивая слова, а его взгляд метался по замкнутому пространству помещения для допросов.
  - И что он пытался таким образом продемонстрировать? Что он козел? - я начинала свирепеть, вид голых стражей, которые после обращения оказались совершенно без одежды, как-то не располагал к иронии, хотя в другое время, я бы обязательно над этим посмеялась.
  - Не надо так, - устало произнес страж и потер виски ладонями. - Виктор - правитель. И он сильнейший и древнейший из всех, кого я могу вспомнить. У него есть на это право.
  - Какое право?! - я всплеснула руками и зашагала по помещению, не в силах стоять на месте, злость просто рвалась из меня. - Он повел себя как... как... - не могла подобрать слова, которое бы охарактеризовало поведение старшего Кантемиреса.
  - Ты не права, - повторил Браславски. - Он продемонстрировал свою власть, так или иначе, но каждый из нас обязан признавать над собой его силу. Это наши законы, и тебе предстоит с этим смириться.
  - А если я не хочу мириться с этим? Если мне не нравится то, что какой-то напыщенный индюк может вот так, одним движением бровей заставить меня проявить свою сущность? - я уставилась на Вацлава в ожидании ответа. И руки на груди сложила, потому что им совершенно не находилось места, меня потряхивало и единственным объяснением такому состоянию могло быть только одно - очередной выплеск. А ни Ройса, ни доктора Варанта рядом нет, да и этот поганец, Виктор находится всего в нескольких шагах.
  "Так, Лиза, возьми себя в руки и успокойся" - уговаривала я сама себя, вспоминая, что вчера рассказывал мне доктор Варант о том, как можно сдержать вот такие непроизвольные выплески. Но зря я вспомнила про Алекса, злость, ярость, безысходность накатили снова. Я глубоко вздохнула, задержала воздух в легких на несколько мгновений и резко выдохнула. Стало не намного легче, но я почувствовала, как странные и необъяснимые мне самой эмоции стали постепенно уходить. Повторила эту процедуру несколько раз, в глазах прояснилось, и я натолкнулась на заинтересованный взгляд Браславски.
  - У тебя уже получается сдерживаться и контролировать выплески, - довольно произнес он. - Ты быстро учишься.
  - Так-то оно так, только вот я не понимаю, что с этим всем делать дальше.
  - Не знаю, - покачал головой Вацлав. - И не вижу ничего, что касается тебя. Все словно в тумане.
  - Этому есть объяснение? - заинтересовалась я природой дара Браславски.
  - Только одно, - он грустно усмехнулся, - твое будущее еще не определено и любой выбор, который ты сделаешь, может его изменить.
  - Кто бы мне еще сказал, какой именно выбор предстоит сделать и к чему все это приведет? - тяжело вздохнула я и уселась на один из стульев. - а этот, который Виктор, он частый гость в участке?
  - До сих пор не появлялся здесь ни разу за все время, что я помню, - Вацлав уселся на соседний стул. - Он просканировал пространство сразу как вошел, словно кого-то специально высматривал. Трик вовремя появился, так что можно сказать, тебе повезло. В противном случае было бы все куда как не так замечательно.
  После такого расклада, я немного присмирела и даже заволновалась.
  - Этот... этот Кантемирес может навредить капитану?
  - Не думаю, они на равных в некотором смысле. Но до сих пор, Виктор не слишком поощрял нашу деятельность.
  - Почему? - я удивленно вскинула брови. - Восьмой участок, насколько я успела понять, единственный в своем роде. Мы же занимаемся расследованием преступлений с магической составляющей, а так как обычное население вообще не в курсе того, что магия существует и оборотни живут с ними по соседству, вполне резонно, что такое управление, как наше имеет право на существование.
  - Все стражи, которых Трик созвал сюда, - как-то невесело начал Браславски, - обладают практически уникальными качествами. Хотя нет, не все, но, тем не менее, оборотни тоже ведь многое умеют. Их главная особенность в том, что обладая звериным чутьем и человеческим разумом, они становятся просто незаменимыми следопытами и охотниками. И это бесит Виктора, ведь ему не удалось договориться с ликанами. Они входят в состав магического совета, даже делают вид, что подчиняются общим законам, но, в, то же время, живут обособлено и по своим правилам, не признают над собой никакой власти, кроме своего короля. И это относится не только к ликанам, но и к стаям. Там все еще хуже. Стая - это почти как одна семья и они вообще очень скрытны во всем, что касается внутренней жизни и порядков.
  - Так оборотни тоже разные бывают? - заинтересовалась я.
  - Конечно, - утвердительно кивнул Вацлав. - И не только оборотни. Каждая раса старается придерживаться своих законов. Это во многом обусловлено нашими различиями. И даже маги, в зависимости от того, каким именно даром обладают, стараются все же придерживаться правил, составленных веками, хоть чисто теоретически мы все и живем по общим законам. И Виктору никак не удается это изменить. А в целом, и я, и Винс, и Марк, и Камилла и даже Зар - все мы практически единичные представители своего дара или своего рода. Кантемиресы стоят во главе магического совета, они много лет управляют нами и за это бесконечное количество времени научились собирать в своем окружении, таких как мы.
  - То есть? - покачала головой не в силах понять, что именно хочет мне объяснить Вацлав. - Объясни подробнее, я не понимаю и половины из того, что ты мне говоришь, и почти не разбираюсь в вашей иерархии.
  - Все просто, - Вацлав сцепил пальцы рук и направил свой взгляд куда-то за мое плечо. - Очень легко быть самым сильным и непобедимым, если за твоей спиной стоят сильнейшие из представителей своего рода. Именно так и правил Виктор все эти тысячелетия. Он сильнейший из ныне существующих представителей магического населения, и обладает уникальной способностью делать своими сторонниками тех, кто не менее уникален. Например, в мире не существует ни одного такого сильного суккуба, как Камилла; миротворец и вовсе остался только один; Ройс - последний принц ликан и его происхождение делает его неуязвимым для любого магического воздействия извне, а еще он оборотень и признал над собой власть Трика, а это уже повод для Виктора задуматься; Марк - единственный, в своем роде медиум, способный общаться с потусторонним миром без ритуалов и спиритических сеансов; я - последний из прорицателей, способный видеть прошлое и будущее по своему желанию, не зависимо от времени, места и всего остального. Винс еще слишком молод, и его семейный дар не раскрылся полностью, но он уже гений и не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что получится из мальчишки спустя несколько десятилетий. Да он один будет стоить целой армии. Теперь понимаешь, почему Виктору так не нравится то, чем занимается шеф?
  - Вы все уникальны и неповторимы и служите под знаменем Трика, - повторила я все, что только что сказал Браславски и тут же добавила. - Он просто собирает свою армию, способную противостоять совету, и подчиняющуюся лично ему, а не...
  - Только одна ошибка, - тихо произнес Браславски, улыбаясь уголками губ.- Трик - всего лишь полководец, но никогда не станет королем.
  Повисла тишина, гнетущая, зловещая, она давила, заполняла собой все пространство и так не слишком большого помещения, и мне казалось, что я просто путаюсь в ней, как в паутине. Стоит ли говорить, что я прекрасно поняла, чей стяг будет гордо реять над такой армией? За кого все эти стражи встанут плечом к плечу? А ведь это умно, очень умно, прикрыться другим, спрятаться ото всех, прикинуться этаким простачком, рубахой-парнем и позером, а вместе с тем, потихоньку укреплять свои позиции.
   Спустя несколько томительно долгих минут, которые растянулись словно резина, Вацлав продолжил:
  - Конечно, Виктор был бы счастлив, если бы все мы присягнули на верность именно ему, но...
  - Но? - мне не надо было подтверждения, я уже и сама догадалась о том, кто стоит за всем этим, кто собирает армию, способную не просто разнести весь этот их совет в пух и прах. Но услышать из чужих уст, что мои догадки верны, тоже не помешает.
  - Но у каждого из нас есть причины ненавидеть Кантемиресов и всеми возможными способами избегать служить им, - произнес Браславски, потирая виски указательными пальцами.
  - Ненавидеть Кантемиресов или именно Виктора Кантемиреса? - я склонила голову на бок и с иронией посмотрела на стража. Он действительно думает, что я еще не догадалась? Плохой в таком случае из него прорицатель.
  - Ты умная девочка, - поддержал мою игру Браславски. - Схватываешь все на лету и, наверное, одна из немногих кто не поддался на его обаяние.
  
  Глава 24.
  
  А вот я не была бы в этом так уверена. Вспоминая вчерашний вечер, почувствовала, как жар окатил меня горячей волной, щеки стали наливаться румянцем и чтобы не показать Браславски, что его выпад попал в цель, я поднялась с кресла и отвернулась от стража, принявшись расхаживать по небольшому помещению, стараясь взять себя в руки. Да и был у меня еще один вопрос, на который очень хотелось получить ответ.
  - Обаяние? - как можно более беспечно произнесла я, поворачиваясь к Вацлаву лицом и стараясь держать маску равнодушия. - Это что, такой дар или они, как суккубы, могут вызывать влечение? Прости, но я же ничего не знаю ни о драконах, ни об оборотнях, - про оборотней добавила просто так, чтобы отвести подозрение от интересующего меня вопроса.
  Вацлав откинулся на спинку кресла, сложил руки на груди и посмотрел на меня... красноречиво так посмотрел, а я покраснела под этим взглядом, как первоклассница, пойманная за списыванием с чужой тетради. В том, что он понял, что именно я имела в виду, больше сомнений не оставалось.
  - Нет. Это не особенность дара, - как будто издеваясь, медленно произнес страж, не спуская с меня своих нереально светлых глаз. - Это личное качество. И на эту удочку попадаются многие, да почти все, так что не переживай сильно.
  Я надулась после такого высказывания и отвела взгляд. Спорить и доказывать, что все не так и страж меня неправильно понял, смысла не видела.
  - Только запомни, и драконы, и оборотни любят лишь раз. В этом их сходство и отличие.
  Вот после этого заявления я выпала в осадок и даже сразу не нашлась, что ответить. А Браславски вдруг съежился в кресле и закрыл лицо руками.
  - Вацлав, - тихонько позвала я, сраженная неожиданной догадкой. - Что случилось? Тебе нехорошо?
  Я моментально подскочила к его стулу и присела на корточки рядом со стражем, который сидел неподвижно в своем кресле, спрятав лицо в ладони, и не шевелился.
  Мне стало страшно, но трогать Вацлава не решилась. Кто там знает этих прорицателей, как они себя ведут, если им видения приходят. Я вот его сейчас отвлеку, и он чего-нибудь важного не досмотрит. Потому и сидела в неудобной позе на корточках у кресла стража и ждала, что будет дальше.
  В полнейшей тишине щелкнул замок и дверь распахнулась. От неожиданности я едва не упала, но быстро вернула равновесие и обернулась посмотреть, кто пришел.
  На пороге комнаты для допросов стоял доктор Александр Варант собственной персоной. Он окинул нас с Браславски внимательным взглядом, потом зашел внутрь и прикрыл за собой дверь.
  - Давно он так сидит? - кивнул Алекс на Браславски.
  Я пожала плечами и промолчала, стараясь на него не смотреть, чтобы не будоражить воображение.
  - Тебе нужно пока исчезнуть из участка, - продолжал Алекс, не обращая внимания на мое нежелание с ним разговаривать. - Виктор сейчас в кабинете Трика, но его свита в зале управления. И будет лучше, если они тебя не увидят. Идем, я отвезу тебя...
  - Я никуда не пойду, пока он такой, - кивнула на Вацлава. - И потом, я в состоянии сама добраться туда, куда мне необходимо. До сих пор как-то жила без личного водителя.
  Я не смотрела на Алекса, пока выговаривала ему все это, но мне это было и не нужно. По тому, как сгустился воздух в небольшом помещении, и так стало понятно, что его высочество наследник драконов недоволен моим ответом. Ну и пусть. Мне надоело, что они все разыгрывают меня словно джек-пот. Я тоже могу устанавливать свои правила, если на то пошло.
  - Мне кажется, что ты не понимаешь... - начал он, но я не дала договорить, резко поднялась на ноги и развернулась в его сторону.
  - Я все прекрасно понимаю. Даже больше, чем вы все себе представляете. И мне вот совершенно не хочется стать очередным оружием в вашей борьбе за власть, трон или за что вы там еще боретесь. В эти игры я не играю.
  Александр Варант оказался вдруг как-то непозволительно близко, его запах окутал меня, и воспоминания о прошедшем вечере снова всплыли в памяти. И все чувства, что я испытывала тогда, и даже колени точно также подогнулись, но на этот раз, мне удалось сдержаться. Впилась ногтями в ладони со всей силой. Боль немного отрезвила, и я сделала шаг назад.
  - Не подходите...
  - Боишься? - он улыбнулся одними губами, не спуская с меня серых глаз, в глубине которых закручивалось что-то страшное или, наоборот, привлекающее, завораживающе... - Правильно делаешь. Меня стоит бояться, дорогая. Я на полпути не останавливаюсь.
  - Пугаете? - в тон ему ответила я, стараясь держать лицо, хоть у самой и заколотилось сердце раза в два чаще, чем ему было положено.
  - А надо?- он сложил руки на груди и смотрел на меня снисходительно, как на неразумное дитя.
  Стало обидно, вот до слез просто. Я же...я...а он просто использует меня в своих целях.
  - Зачем это все вам? - весь облик Александра Варанта вдруг стал расплываться из-за слез, которые появились, словно из неоткуда.
  - Эй... ну не надо плакать, - теперь он был не просто близко, а непозволительно близко, обнял меня, прижал к себе, еще и слезы мне умудрился утереть. - Не реви. Терпеть не могу, когда вы так делаете.
  - Ну, так и не терпите. И не надо меня обнимать, - я упрямо попыталась вырваться из его объятий. Ага, так он меня и отпустил. Наоборот, прижал к себе еще крепче, даже подбородком в макушку уперся, как будто для гарантии, что теперь точно не вырвусь. А я и не сопротивлялась, не хотелось совершенно. Растеклась киселем и едва ли не мурлыкала как кошка от удовольствия. И хоть где-то на краю сознания, понимала, что веду себя как-то уж слишком доступно, и стоит, наверное, немедленно установить между нами дистанцию и не позволять ему меня вот так обнимать, поглаживать успокаивающе по спине... Но почему-то попыток вырваться больше не делала. Хорошо стало, спокойно. Даже на мгновение забыла, где мы находимся.
  Но видимо сегодня был явно не мой день, потому что, только я справилась со слезами и наконец-то решила повторить свой вопрос о намерениях Алекса относительно меня, подал признаки жизни Браславски. Он вдруг резко вздохнул и захрипел.
  Александр Варант со вздохом выпустил меня из захвата и повернулся к стражу.
  - Порядок? - тот кивнул, потом перевел на меня свой взгляд, нахмурился и чужим, хриплым голосом произнес:
  - Уходи через морг. Только на парковке не появляйся, там охрана Виктора, засекут. Поймаешь такси на улице. И да, Алекс, тебе лучше с ней не идти, ты будешь тут нужнее.
  - А... - я попыталась задать вопрос, но они оба на меня так посмотрели, что разом перехотелось что-либо спрашивать.
  - Слышала? - вопросительно изогнул светлую бровь Алекс. - Держи. Откроешь вход с этой стороны и оставишь у меня на столе, - он протянул мне пластиковую карточку-ключ. - Второй выход открывается изнутри и блокируется автоматически, его запирать не надо. И позвони мне вечером... хотя, сам позвоню, когда здесь со всем разберусь. Идем, по коридору провожу, чтобы не нарвалась на охрану деда.
  И не дав мне больше вымолвить ни слова, ухватил меня под руку и потащил на выход.
  Все прошло, как по маслу, в коридоре нам никто не встретился, все были заняты своими делами, а охрана главного Кантемиреса вероятно караулила под дверью капитана. И это странно, потому что я никого не заметила, когда Виктор появился в зале управления. Но раздумывать над этим вопросом времени не было. Александр проводил меня до лестницы на первый этаж и, потянув за руку, заставил остановиться.
  Я замерла, глядя в его глаза. Мне снова начало казаться, что я тону... растворяюсь в этом взгляде... немного встревоженном, чуточку обеспокоенном... таком манящем.
  - Будь осторожна, - он первый нарушил молчание, взяв в ладо мое лицо, очень нежно, словно боясь напугать или оттолкнуть, провел большими пальцами по скулам. - Обещай.
  - Обещаю... - мне было трудно говорить, и сосредоточиться тоже было трудно.
  - Не хочу отпускать тебя одну. Мне неспокойно.
  Я молчала. Сумбурность в мыслях никак не хотела исчезать. Было так странно и немножко тревожно... наверное, это его чувства передались мне. Да, точно. Это не мои ощущения. Совершенно не мои.
  - Борюсь с собой, - выдохнул Александр. - Хочется схватить тебя в охапку и спрятать. Где-нибудь далеко-далеко. Ото всех. И от тебя самой. Но не могу. Ты же не простишь.
  - Не прощу... - и пусть он не требовал ответа, но я все равно ответила.
  - Вот и я так думаю. Но все равно. На долго меня не хватит... Не выдержу и... Дурацкая ситуация, - он усмехнулся, но усмешка эта вышла какой-то грустной. - И привязка эта... и вообще все... так невовремя. Все всегда происходит не вовремя...
  Я не понимала о чем он. Совсем не понимала, но и спрашивать что-то, уточнять, тоже не хотела. Вообще ничего сейчас не хотела, если честно. Странное какое-то состояние. Словно и я не я... и просто стою здесь и смотрю на все со стороны.
  - Иди, - Александр отпустил меня.
  И я словно во сне развернулась и пошла. Спускалась по ступенькам, а перед глазами все еще стояли его глаза, и улыбка и...
  Браславски говорил, что драконы не умеют очаровывать. Врал. Точно врал, потому что иначе, чем приворотом каким-нибудь я не могла объяснить свое состояние и реакцию на этого мужчину... тоже объяснить не могла.
  Это все приворот. Точно. Драконы, наверное, как и инкубы могут воздействовать на подсознание, вызывать, или навязывать совершенно несвойственные желания. Потому что сама я так не могла...
  Ведь не могла же... Это же ненормально взять и влюбиться всего за какие-то пару дней знакомства. Так не бывает.
  Немного очнулась от своего странного состояния уже в такси. Когда завибрировал телефон в кармане, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности.
  Звонил Джесси, напомнить мне о том, что сегодня мы должны встретиться. А ведь за своими проблемами и мыслями я об этом совершенно забыла. А бывший приятель как обычно решил мне напомнить о своем существовании. Не то чтобы раньше я часто что-нибудь забывала, но Джесси всегда считал, что необходима твердая мужская рука. Зачем, правда, никогда не уточнял, но я и не спрашивала. А сейчас, сидя в такси, я тихонько радовалась тому, что бывший приятель так сильно желал увидеть меня. И хоть настойчивость с его стороны меня немного удивляла и настораживала, увидеться с ним мне очень захотелось. Что может лучше всего отвлечь от своих забот и проблем, чем встреча со старым другом?
  Джесс ни капли не изменился с того дня, как мы расстались на выпускном балу академии. Оно и понятно, не так уж много и времени прошло с тех пор, меньше месяца. Это, наверное, только у меня ощущение, что за эти несколько недель, я прожила целую жизнь.
  Кафе, в котором он назначил встречу, мы облюбовали еще в пору нашей совместной учебы в академии. Цены здесь были умеренные, кофе довольно приличный, а еще, здесь готовили самую вкусную пиццу с грибами, а что еще нужно студентам для полного счастья?
  Одно время, я даже подрабатывала здесь официанткой, правда недолго, кафе располагалось недалеко от кампуса, и здесь всегда было полно моих однокурсников, а обслуживать тех, с кем ты ходишь на занятия или живешь в одном общежитии - хуже не придумаешь.
  Джесси изучал меня. Под его придирчивым взглядом, я немного смутилась, чего за мной никогда не водилось.
  - Ты на меня так смотришь, как будто мы с тобой вечность не виделись и за это время я, как минимум, вторую голову отрастила. Что случилось?
  - Почему что-то должно было случиться? - произнес приятель и в его голосе сквозили ленивые нотки удовольствия. Вот сейчас он как никогда напоминал мне обожравшегося сметаны кота. - Я просто соскучился. У нас все как-то странно получилось. После выпускного ты как-то быстро исчезла с горизонта.
  - Ну, так ты тоже не особо горел желанием общаться, - не осталась я в долгу, - ни разу не позвонил.
  - Все как-то завертелось, - приятель виновато опустил глаза. - Стажировка эта, родители со своими выкрутасами. Представляешь, они всех родственников предупредили, что я академию закончил и у нас дома полный кавардак. Уже целый месяц гости не заканчиваются, - он улыбнулся мне своей солнечной улыбкой. - Совсем замучили своими пожеланиями. В участок ко мне, как на экскурсию приходят. Представить себе не можешь, как мне перед стражами неудобно.
  О родственниках Джесса, сама я знала не понаслышке. Довелось однажды присутствовать на их семейном торжестве. Это было нечто. Особенно для меня, ведь я привыкла к тому, что у нас с тетей Джинал никого нет. А вот у Джесса была большая и дружная семья, и они очень любили собираться все вместе и, чаще всего, это происходило в родовом гнезде Боргела. А еще все его родные безмерно гордились тем, что сам Джесси будет стражем.
  - Сочувствую, - улыбнулась я ему в ответ. Правда улыбка вышла скорее жалкой.
  Но Джесс не обратил на это никакого внимания, или сделал вид, что не обратил. Он тоже улыбался, только весело, задорно, светло так. Он всегда умел расположить к себе, наверное, поэтому, никогда не знал отказа у девушек. Вот и я не устояла перед его обаянием и не жалею, если честно. Несмотря на то, что сама никогда огромной любви к этому парню не испытывала, за весь год рядом с ним, ни на минуту не почувствовала себя ненужной. Он не умел обижать или просто на него нельзя было обижаться? Светлый мальчик - так называли его в академии.
  И теперь, сидя напротив бывшего парня, в кафе, которое мы с ним посещали, наверное, тысячу раз и, глядя в эти до боли знакомые карие глаза с едва заметными золотистыми искорками-лучиками, я вдруг поняла, что безумно скучала...
  По нормально жизни, по отношениям, когда никто никому ничего не должен, по тихим посиделкам с друзьями в кафе, по ·пижамным вечеринкам? с подругами, по походам в клуб или кино, по таким простым и привычным мелочам, которые до начала стажировки скрашивали мою жизнь. И не было у меня никаких тайн, никто не пытался меня использовать или заставить выбирать то, чего я не то чтобы не хочу, а даже не знаю. Меня окружали нормальные люди со своими тараканами и слабостями, но они были людьми и тайны их были понятны.
  А что теперь? Кем я стала всего за несколько дней? В кого превратилась?
  Джесси говорил и говорил, рассказывал, как его приняли на стажировке, смешил меня описанием своих коллег и приводил примеры из его, небогатого пока, рабочего опыта, а я смотрела на него и улыбалась, понимая, что он стал именно тем человеком, встречи с которым мне не хватало.
  - Ты стала какой-то не такой, - произнес Боргел, склоняя голову на бок, он частенько так делал и раньше. - Что-то случилось?
  - Все в порядке, просто, как оказалось, работа стражем - это слишком утомительно.
  Приятель грустно улыбнулся и посмотрел на меня, с сочувствием.
  - Я всегда удивлялся, почему ты вдруг решила пойти в стражу. Это совершенно не твое.
  - Что? - притворно возмутилась я. - И ты говоришь мне об этом только сейчас? Где ты был последние пять лет? Почему не наставил меня раньше на путь истинный?
  Джесси улыбнулся, в его глазах ярче разгорелись золотистые искорки, он наклонился ко мне поближе и прошептал:
  - Только никому не говори, но я не хотел, чтобы ты сбежала из академии на первом курсе. Тогда у меня не было бы никакого шанса завоевать твое сердце,
  Я рассмеялась, весело и задорно, как не смеялась уже давно. С ним было слишком легко и весело, а еще мне не приходилось все время оглядываться.
  Так мы и проболтали несколько часов, просидели бы еще столько же, но Джессу надо было возвращаться на место стажировки, а я напросилась, чтобы он отвез меня домой.
  Уже перед моим домом, прежде чем я вышла из машины, Джесси привлек меня к себе и поцеловал. Этот поцелуй не вызвал во мне бури эмоций или ураган желаний, но мне было приятно, хорошо, спокойно.
  - В выходные, - Джесс отстранился и посмотрел мне в глаза, - состоится очередной заезд. Я участвую. Не хочешь придти, поболеть за меня?
  - Почему нет, - улыбнулась я. - Сообщи, где и когда и я обязательно буду.
  И договорившись о том, что приятель перезвонит мне завтра и расскажет, когда состоится очередное соревнование по дрэг рейсингу, я вышла из машины, а он, отсалютовав мне рукой, исчез в клубах пыли, поднятой с подъездной дорожки.
  А я, проводим взглядом, удаляющийся автомобиль, медленно побрела по направлению к дому. Сегодня меня ждал еще один важный разговор. Пора было расставить все по своим местам и поговорить с Джинал. Пора узнать, наконец, кто я такая.
  
  Глава 25.
  
  Тетя Джинал была дома. Она отдыхала после неудавшейся командировки, и мы решили провести вечер по-семейному, вдвоем. В четыре руки готовили ужин, сервировали стол, выбирали вино, но в отличие от всех остальных подобных ужинов в этот раз все делалось молча.
  Мне надо было подумать, как-то успокоиться после всего произошедшего, подготовиться к разговору, а Джинал молчала, глядя на меня. И лишь в глазах ее время от времени появлялись слезы. Но она тут же отворачивалась, стараясь скрыть их от меня.
  И нужно было что-то ей сказать, успокоить как-то, может быть, заверить, что ни в чем ее не виню, что люблю по-прежнему, но я не могла. Не могла открыть рот, произнести такие, казалось бы, совершенно простые слова. Что-то мешало, комом становилось в горле и каждый раз, когда я намеревалась произнести что-нибудь, хоть слово - голос просто пропадал.
  А потому, я решила подождать. Немного. До конца ужина. До того момента, когда мясо будет съедено, а вино выпито. И я почти дотерпела. Почти...
  Отблески света играли на хрустальных гранях бокала, переплетаясь с бликами, отбрасываемыми красным вином. Я рассматривала их, прищуривалась слегка, поворачивала бокал то в одну, то в другую сторону, наблюдала, как красное вино медленно стекало по стенкам.
  - Лиза, - Джинал не выдержала первой. Она отставила в сторону свой бокал и положила локти на стол, слегка склонившись ко мне - небывалое явление, учитывая то, как ревностно тетя обычно следовала правилам этикета. - Нам надо поговорить. Дальше так продолжаться не может. Просто... все это... тяжело...
  - Да, - эхом отозвалась я. - Надо... Расскажи мне о родителях. Только правду, а не ту сказочку, что рассказывала последние годы. Кто они были, какие они... как вышло, что я оказалась у тебя? Ведь ты же человек. Смертная. А они...
  - Да, - Джинал закрыла глаза и откинулась на спинку стула. Из-под ресниц по щеке потекла одинокая слезинка.
   И я не выдержала. Подскочила со своего места, метнулась к ней, упала на колени перед ее стулом, прижавшись лбом к коленям.
  - Прости. За все. Я потерялась во всем этом. Ничего не понимаю, не знаю кто я и вообще... Я люблю тебя. Верю тебе. Только тебе...
  Она плакала, перебирая мои волосы. Поднимала пряди, рассматривала их на свет, пропускала сквозь пальцы.
  - Ты очень похожа на своего отца. Очень. Только глаза... глаза не его. Джардан был... он был самым лучшим. Самым замечательным. Он был для меня целым миром, целой вселенной. Все еще...
  Она замолчала, сглотнула, а затем продолжила. Тихо, медленно, отстраненно как-то. А я сидела на полу, положив голову ей на колени, и слушала, глядя на то, как мельчайшие пылинки кружатся в лучах вечернего солнца. День клонился к концу...
  - Я училась на третьем курсе, когда Джардан Эльдонарр появился в нашем университете. Он преподавал историю искусств. Это было...было... - ее голос дрогнул, и я поняла, что сейчас она не здесь, рассказывает мне о том, что случилось за год до моего рождения, а там, в своей молодости, в том времени, когда все и произошло.
  - Я влюбилась в него с первого взгляда, - продолжала Джинал. - Не могла прожить и дня, чтобы не увидеть его, не услышать его голос. Это было как наваждение. Ради твоего отца, я записалась на курс истории искусств, стала посещать все факультативы, которые он вел. Я не могла прожить и дня, чтобы просто не мечтать о нем. Тогда мне казалось, что он мой идеал. Единственный мужчина, который мне нужен. Впрочем, так и оказалось на самом деле.
  Это было так необычно и в то же время совершенно приземлено. Я и сама не один раз наблюдала за тем, как девочки-студентки влюбляются в своих преподавателей. Из этого никогда ничего хорошего не получалось, как правило. Я даже и подумать не могла, что моя тетя Джинал, которая всегда чтила традиции, была правильной до зубовного скрежета и меня учила тому же, могла завязать отношения со своим преподавателем.
  Я подняла голову, чтобы видеть ее лицо, но с пола так и не поднялась, продолжала и дальше сидеть у ног Джинал и смотрела снизу вверх.
  А она продолжала рассказывать, ее глаза светились таким счастьем, когда говорила о моем отце, на лице появлялась настолько блаженная улыбка, что я прекрасно понимала - она до сих пор любит его и живет памятью о том времени. Потому и не завела никаких отношений до сих пор, просто все мужчины были не такими, как он. И хоть сама я еще никогда не испытывала подобной любви, каким-то своим внутренним женским чутьем понимала и принимала ее.
  - Мы были счастливы, - говорила она, не замечая слез, которые стекали по ее щекам потоками, - очень счастливы. Мне было наплевать на то, что он не человек, что я намного быстрее состарюсь, что у нас нет будущего. Я слишком сильно его любила. И Джардан меня любил. Я знаю. Я это чувствовала. Это было замечательное время. Самые счастливые месяцы в моей жизни. Еще никогда я не была настолько счастлива. Магия? Я была пропитана ею, мне казалось, что еще немного, еще чуть-чуть, и я научусь летать... впрочем, я и так летала, парила на крыльях любви и неземного счастья. Весь мир, казалось, существовал только для нас двоих.
  Она на мгновение замолчала. Утерла слезы, слабо улыбнулась.
  - А потом появилась она. Шалисса. Дрянь! - Джинал сжала кулаки и ее глаза вспыхнули от ненависти. Удивительно, прошло столько лет, столько всего произошло, тех о ком она говорит, уже давно нет в живых, но она до сих пор не может простить более удачливую соперницу. - Она его приворожила. Теперь я в этом уверена. А тогда, тогда я была слишком молода и неопытна. Слишком сильно переживала из-за того, что мы с Джарданом такие разные. Вот и совершила самую большую ошибку в своей жизни.
  Она снова замолчала, мысленно переживая те моменты, но я молчать не могла. Мне нужно было узнать, что же такого произошло.
  - И что? Ты его отпустила? Позволила уйти к другой? - это прозвучало слишком жестоко, но тетя не обратила внимания. Она невесело усмехнулась и продолжила свой рассказ:
  - Я видела, что он думает о ней. Обнимает и целует меня, но в его сердце поселилась она. Я хотела бороться. Я, правда, очень хотела бороться за свое счастье, - Джинал подалась вперед и схватила мои ладони, сжала их на мгновение слишком сильно, потом ослабила хватку и продолжила рассказ: - Она пришла однажды. Вся такая красивая, сильная, неуязвимая, бессмертная. Насмехалась надо мной, оскорбляла. Говорила, что я совсем ничего не значу для Джардана, что он любит ее и только ее и все равно никогда не сможет забыть. И я понимала, что она права. Я - смертная. Быстро состарюсь, а он будет все таким же.
  - Потому и ушла? - прошептала я, стараясь перебороть собственные чувства и обиды. Кто бы знал, как больно мне было слышать такие отзывы о матери, но я держалась. В отличие от Джинал, мне была совершенно незнакома та женщина, что произвела меня на свет. Но она была моей мамой, и мне нужно было узнать зачем, почему она поступила именно так? И Джинал, и Виктор в своем разговоре с Александром, высказались вполне однозначно. Но у них у обоих были причины ненавидеть ее, а мне еще только предстояло составить свое мнение.
  - Нет, не только. Шалисса намекнула, что из-за нашей связи, Джардан никогда не добьется места в этом их совете. Что отношения со мной, такие как она, рассматривают как извращения, что я - пятно на репутации человека, которого люблю больше жизни. Вот после этого я и ушла. И хоть Трик и просил меня не пороть горячку и бороться за свою любовь. Говорил, что существует ритуал, как раз для нашего случая, я не слушала. Мне больно тогда было, так больно. И жить не хотелось.
  - Трик?
  - Адам был лучшим другом Джардана. Он всегда был рядом. Все то время, что я сходила с ума, пока твои родители наслаждались своей любовью и друг другом, он был рядом и однажды даже предложил мне провести ритуал, который даст мне возможность прожить дольше. Но я отказалась. Без Джардана мне никто был не нужен и обманывать хорошего человека, который был влюблен в меня, мне совершенно не хотелось. Да и не могла я представить себя рядом с кем-то еще. И все еще не могу, хоть он и не отступился.
  - Подожди! - воскликнула я, понимая, что совершенно запуталась в этой истории. - Какой ритуал и при чем здесь капитан? Я не понимаю.
  - После того, как я ушла от твоего отца, Трик признался мне в любви, - невесело улыбнулась Джинал.- Не буду говорить, что и как тогда было. Много воды утекло с тех пор, и я теперь очень жалею о некоторых своих словах и поступках, но дело не в этом. Тогда, в ответ на мое возмущение по поводу того, что я смертная, Адам сказал, что есть возможность провести ритуал, который свяжет наши жизни, и я проживу ровно столько сколько и он и наоборот. Именно тогда я и поняла, что чувства Джардана ко мне не были настоящими...
  Она снова замолчала, переживая свое прошлое.
  - Почему? - мне очень не хотелось бередить старые раны, но и любопытство мучило нещадно.
  - Потому что Джардан и не подумал об этом. Для него я была просто развлечением. Не больше. Смертной студенткой, с которой можно было провести время, но ради которой нельзя пойти против правил своего рода и уклада жизни. Он даже не заикнулся мне о том, что мы можем быть вместе долгие годы.
  - Но...но ты же знала о существовании другого мира? Знала, кто он. Значит, мой отец доверился тебе, рассказал все, как есть на самом деле. И капитан говорил, что на тебе нет метки. То есть никто не знает о том, что ты в курсе происходящего... - Я тряхнула волосами и задумалась. Все, что рассказывала мне тетя Джинал, было невероятно и совершенно не похоже на то, что я сама могла бы представить, но интересовало меня не это.
  - Как случилось, что я осталась с тобой, а их...их..не стало?
  - Их убили, - тихо отозвалась Джинал. - Жестоко. Я не совсем знаю, что именно произошло, то есть мне, конечно, рассказывали... уже потом... после того, как все случилось, но, - она встала со своего места, подошла к плите и принялась готовить чай. Так, как делала это всегда - не торопясь, аккуратно, методично, словно ритуал какой проводила. - Адам что-то пытался объяснить, но тогда, меня это не интересовало, многое я осознала спустя время, когда немного пришла в себя. Трик говорил, что Эльдонарры давно спорили с Кантемиресами за право первого, они были сильны и могущественны, хоть и не настолько древними, как драконы. Вроде бы даже заключили какую-то сделку с оборотнями. Я не очень хорошо все это помню, но даже Джардан говорил мне, что один из принцев ликан должен был жениться на его сестре или кузине в ознаменование их союза. А в связи с тем, что всех, в ком текла кровь древнего рода, уничтожили те твари... А тебя мне принес Джардан. Это было...
  Она замолчала, пока доставала из шкафчика чашки, заварник, печенье... одну пачку, затем вторую... затем корзиночку для него. Я по-прежнему продолжала сидеть на полу, подтянув колени к груди и обхватив их руками. Следила за действиями Джинал и слушала.
  - Он позвонил и назначил мне встречу в охотничьих угодьях своей семьи, - когда она снова заговорила, голос ее звучал глухо, он словно рассеивался по кухне, и мне приходилось прислушиваться, чтобы не пропустить ни единого слова. - Я так обрадовалась. Мы уже больше года не были вместе. Не встречались, не разговаривали. Из университета Джардан ушел после того, как... после нашей ссоры. А тут вдруг позвонил. Сам. Я думала, он решил все вернуть, понял, что я - лучшее, что было в его жизни. Осознал, что любит. Я столько всего себе нафантазировала, пока собиралась на эту встречу. Но все вышло совсем не так, как я думала и совершенно не так, как мне бы хотелось. Он пришел ночью, отдал тебя, практически силой впихнул мне в руки, а потом принялся умалять спасти. Просил немедленно бежать отсюда, говорил, что времени у него осталось совсем немного. А я не хотела слушать. Не понимала, зачем он сует мне в руки какой-то сверток, зачем мне нужен какой-то там ребенок?!
  Джинал обернулась ко мне лицо, закусила нижнюю губу - она всегда так делала, когда волновалась. Это было единственное, что моя всегда собранная тетя не могла контролировать.
  - Прости, но я так молода была тогда. Я маленьких детей в глаза до тебя не видела. А тут...
  - Все нормально, - я попыталась улыбнуться, поднимаясь с пола. Но подходить к ней ближе пока не решилась, велика была вероятность, что начни я утешать ее, мы обе расплачемся, и разговор придется свернуть. А мне нужно было узнать все, что случилось тогда. Причем не только факты, но и ощущения Джинал имели не меньшую важность. Она сама того не осознавая могла знать намного больше, чем все думали. И уж точно больше, чем я. - Я не собираюсь ненавидеть тебя за то, что ты не прониклась ко мне вселенской любовью с первого же взгляда. Не представляю, как бы сама поступила на твоем месте. Испугалась бы точно. И разозлилась.
  - Вот и я так же, - улыбка Джинал была еще более слабой, чем у меня. - Но ты была на него очень похожа. Такая маленькая, а уже похожа. Это глупо, да? - дождавшись от меня положенного мотания головой в знак того, что глупости я во всем этом не усмотрела. Джинал продолжила. - Я кричала на него. Обвиняла, в чем только можно было. А он все умалял взять тебя и уезжать. Силой впихнул тебя мне в руки, а потом... Они появились из ниоткуда. Сначала я подумала, что это собаки, большие такие или волки, но когда рассмотрела поближе... Лиза, я никогда раньше не встречала таких чудовищ! Страшные морды, оскаленные пасти, клыки, длиной с мою руку и лысые головы без ушей.
  Тетя описывала сейчас мне мой ночной кошмар. Именно этих тварей я как-то видела во сне. Именно они в тот раз охотились за мной... или не за мной? Тени. Те самые монстры, от которых нет спасения. Охотники, что все еще были по эту сторону грани и искали меня. И хоть Алекс обещал, что его дед отзовет этих тварей, я пока не могла чувствовать себя в безопасности.
  - А потом...потом... - она спрятала лицо в ладонях.
  Мне не оставалось ничего иного, как обнять вздрагивающие плечи и попытаться успокоить Джинал хоть немного. Получалось плохо, плакала она очень долго, взахлеб, но потом все-таки продолжила рассказ:
  - Это было страшно. Просто ужасно, я совсем выпала из реальности, только кричала, не переставая пока они вытягивали из него жизненные силы. Потом явился Адам, схватил меня в охапку и увез к себе. Я пыталась вырваться, умаляла его спасти Джардана, но он не желал ничего слушать. Совсем. Я сутки после всего этого просидела в его квартире, глядя в одну точку. А спустя неделю, я забрала тебя и сбежала от него. Вот и вся история.
  - Странная история, - задумалась я. - И много непонятного. Почему Тени напали на отца, но позволили тебе увезти меня? Они же шли по следу крови, а значит, должны были чувствовать, что я рядом?
  Джинал вздрогнула и посмотрела на меня.
  - Не знаю, - она покачала головой. - Мне как-то не очень хотелось разбираться во всем этом.
  Повернувшись к плите, сняла чайник и принялась разливать чай, а мне всучила корзинку с печеньем, разложенным ровными рядами - тетя всегда остается верна сама себе.
  Ухватив посудину, я направилась в гостиную. Как вдруг остановилась и повернулась к Джинал.
  - Ты знаешь, кто виноват во всем этом? Кто вызвал теней и натравил их на моих родителей?
  - Знаю, - серьезно кивнула Джинал, продолжая расставлять чашки на подносе. - Как знаю и о том, что вина за смерть твоего отца лежит только на одном человеке. Вернее, назвать ее человеком не получается, но сути это не меняет. Шалисса виновна во всем. Только она. Если бы не ее жажда власти, если бы она не выбрала Джардана своим орудием, он был бы жив и, кто знает, вполне возможно, мы были бы вместе. Но она решила получить все. Захотела могущества и подставила не только себя, но и всех Эльдонарров. Так что, вина за смерть целого рода лежит на Шалиссе Кантемирес.
  - Как? - я едва не выронила корзинку с печеньем, услышав имя, что назвала Джинал. - Ты сказала Кантемирес? Она... Моя мать... Имеет какое-то отношение к драконам? Она родственница Кантемиресов? Тех самых, которые сильные и могущественные и стоят во главе магического совета?
  - Была женой их главного, - спокойно отозвалась Джинал. - Виктора, кажется. И решила занять его место. И для этого стала во главе заговорщиков.
  - Жена?! - я уже ничего не понимала. Вот совершенно. - Какая жена? А... а я? Как...
  - Я думаю, - тихо отозвалась Джинал, - что твое рождение сыграло решающую роль во всем этом. Виктор мог простить измену роду, или как там, у драконов это называется, но он не простил ей измену себе, как мужчине. Вот и решил одним махом избавиться и от неверной жены и от ее любовника, а заодно и заговор против себя же и своей власти задушил на корню.
  Я почувствовала, как пол начинает шататься, дыхание перехватило. Вот это новости! Даже в самом страшном кошмаре, я не могла представить себе нечто подобное.
  - Но...
  - Поверь, выдать тебя за ребенка Виктора у нее бы все равно не получилось, - Джинал правильно поняла мой вопрос, хоть я и не осмелилась произнести его до конца. - Это все как-то связано с физиологией драконов. У них там все очень сложно. Возникает привязка - одна и на всю жизнь. И только та, что таким образом связана с драконом, может стать матерью его детей. А Виктор уже был связан. Его первая жена умерла задолго до того, как все это случилось, и он женился снова. Теперь уже на Шалиссе. Не знал, наверное, что она такая тварь. Или, быть может, хотел пощекотать себе нервы? Кто там этих драконов разберет?
   Она все говорила и говорила, а я не могла сосредоточиться на ее словах. В голове навязчиво крутилось воспоминание. Одно единственное. О словах, что Александр Варант сказал мне на лестнице в участке. Вернее, он это даже не мне сказал, а так просто... подумал вслух.
  Только вот, он просто оговорился или проговорился, а мне теперь стало страшно. Ведь, это же... это... это катастрофа!
  Мы еще долго проговорили в тот вечере. Сидели в гостиной на диване, чай остывал на низком столике рядом, но про него никто не вспомнил.
  Джинал рассказывала мне об отце, о тех днях, когда сама была счастлива, а я не перебивала, внимательно слушала, думая о своем. Об Александре Варанте и его оговорке, о матери, которая по какой-то странной случайности оказалась женой Виктора Кантемиреса, о заговоре, что она плела. Все это казалось сном и было стойкое ощущение, что вот сейчас я проснусь и окажется, что на самом деле ничего не было. Ни восьмого участка, ни драконов, ни всех этих откровений, которые пугали меня все больше и больше.
  - Ты теперь меня презираешь? - вдруг спросила Джинал.
  - Почему? - я действительно не понимала сути ее вопроса.
  - Все эти... маги, - последнее слово она выплюнула. Будто говорила о чем-то жутко неприятном, - они ведь ни во что не ставят нас, обычных людей. Называют смертными и относятся, как к грязи под ногами.
  - С чего ты взяла?
  - Я уже не единожды сталкивалась с этим, - грустно сказала Джинал. - Не все такие, это правда, но большинство. А ты, насколько я понимаю, единственная наследница древнего рода.
  - Может и так, но это не значит, что я стану меньше тебя любить, - я придвинулась к Джинал и обняла ее. - У меня нет никого, ближе и роднее тебя.
  - Я люблю тебя, Лиза.
  - Я тоже тебя люблю.
  По комнатам мы разошлись спустя полчаса. Каждой из нас был нужен отдых, но я была уверена, что ни я, ни Джинал не уснем в эту ночь. Я буду думать о том, что узнала, а она - вспоминать то, что уже давно в прошлом.
  
  Глава 26.
  
  Но, как это ни странно, думала я совершенно не о своих родителях, а о признании Джинал в том, что капитан когда-то любил ее. Даже делал предложение. Интересно, сохранили ли он свои чувства, и будет ли пытаться теперь завоевать неприступную крепость по имени Джинал Донел? Было бы интересно на это посмотреть.
  Двадцать два года назад он предлагал ей прочную связь. Почти замужество. Да, если разобраться, то его предложение выглядело намного более серьезно, чем предложение руки и сердца. Связать свою жизнь на века или сколько там живут маги - это дорогого стоит. И такие чувства не проходят быстро - они оставляют след на всю жизнь.
  С такими мыслями я выбралась из душа, замотанная в полотенце. Включила фен, принялась сушить волосы. Было уже довольно поздно, а завтра мне предстояло ехать на работу. Да и расследовании тоже не мешало бы подумать, разложить все имеющиеся у нас данные по полочкам, проанализировать и понять-таки, что же мы все упускаем?
  Я уже почти приготовилась лечь в постель, переоделась в любимую пижаму, включила ночник - со светом мне думалось намного лучше, как тишину комнаты нарушил резкий звонок телефона, заставивший меня вздрогнуть от неожиданности.
  Знакомый голос поверг меня в состояние странного оцепенения, я чувствовала, как кожа покрывается мурашками, горячая волна окатывает меня с ног до головы, по телу разлилась сладкая истома:
  - Я у твоего дома. Жду. - И все, он отключился, а я принялась одеваться, со скоростью света. И вот кто бы мне сказал еще месяц назад, что от одного только звука мужского голоса у меня напрочь будут мозги отказывать, ни за что бы ни поверила.
  И я совершенно забыла о том, что только сегодня днем решила, что мне пора завязывать с этим ненормальным влечением к одному конкретному мужчине. Ага, как же. Я про это даже не вспомнила, когда лихорадочно натягивала на себя джинсы и рубашку, расчесывала волосы и, спотыкаясь, пыталась выбраться из дома. Старалась особо не шуметь, но и таиться не собиралась. Я все-таки взрослая женщина и могу позволить себе пойти на свидание. Хотя, кто говорил о свидании? Скорее всего, что-то произошло. Возможно, Виктор с капитаном договорились о чем-то, относительно меня? От этой мысли мне стало неуютно, холодок пробежал по спине, и я замерла в нескольких шагах от входной двери. Почему-то вдруг резко захотелось развернуться, вбежать в дом и закрыть дверь на все замки, а потом забраться с головой под одеяло и прикинуться, будто меня вот совсем нигде нет.
  Но я быстро справилась с этой минутной слабостью и решительно направилась к дороге. Шикарная тачка доктора Варанта была припаркована немного в стороне. Заметив меня, сам хозяин немедленно вышел из салона и остановился, поджидая меня.
  - Добрый вечер, - никогда еще мой собственный голос не звучал настолько жалко. Право, я становлюсь сама на себя не похожа, когда дело касается Александра Варанта, вспомнить хотя бы, как я обнималась с его пиджаком не далее, как вчера днем. Это уже помешательство и мне стоит как-то справиться с этим наваждением, иначе скоро сама перестану себя уважать.
  - Садись, - он обогнул машину и открыл передо мной дверь на пассажирское сидение, подождал пока я устроюсь и только после этого отправился на свое место. А меня не покидало ощущение дежа вю, вот точно так же он вел себя вчера вечером или это было уже сегодня ночью? А, не важно, когда, важно, что он вот в этом весь он. Безукоризненно вежливый и галантный, тому же Джесси в голову бы не пришло, выйти из машины и открыть передо мною дверь, даже Ройс и тот вел себя несколько иначе.
  Я внимательно следила за тем, как Алекс обходит автомобиль, его движения были плавными, тягучими, почти бесшумными. Он напоминал хищника, вышедшего на охоту, и мне вот как-то было все равно, что в роли добычи сегодня буду я.
  Хлопнула дверь, Алекс занял свое место. Он не спешил нарушать воцарившееся молчание и смотрел на меня, внимательно и изучающее.
  - Дед отправил теней за грань, - вдруг произнес он. - Теперь тебе не стоит беспокоиться по этому поводу. Больше никто не будет за тобой охотиться.
  - Почему? - известие о том, что мне теперь не надо переживать по поводу ужасных охотников, преследующих меня по пятам, не принесло ни грамма успокоения, наоборот, появилось еще больше вопросов. - Что такого произошло, что Виктор вдруг передумал?
  - Мне удалось его уговорить, - пожал плечами доктор Варант.
  А я... а мне вдруг стало не по себе, грустно, одиноко и очень обидно. Ведь ясно же, что все это не просто так, что Александр Варант тоже преследует свои какие-то цели. Только вот я не знаю об этом ничего, совсем-совсем ничего. Так жалко себя стало, что даже глаза защипало от непрошенных слез, наверное, именно поэтому, я отвернулась от него к окну и закусила губу, чтобы вслух не всхлипывать. Почему все у меня так получается? Почему я не могу кому-то довериться, почему должна все время оглядываться, искать тайный смысл во всех поступках и словах окружающих? Почему даже мужчина, который мне нравится, может быть для меня опасен?
  Занятая собственными невеселыми мыслями, я пропустила тот момент, когда он придвинулся ближе, насколько позволял салон автомобиля, а потому не успела увернуться, когда Алекс протянул руку и взял меня за подбородок, заставляя повернуться и посмотреть на него.
  - Что случилось? Странная реакция на известие о том, что теперь ты в безопасности?
  - Разве? - я приподняла одну бровь, все еще избегая смотреть ему в глаза, пряча собственный взгляд за ресницами. - Это только одна из опасностей. А сколько их еще осталось, сколько... - собственный голос предал меня, сорвался на жалобный всхлип, и мне пришлось замолчать, чтобы не разрыдаться в голос.
  - Эй, все будет хорошо, - Александр снова улыбнулся мне и, протянув руку, убрал непослушную прядку волос с лица. - Все наладится.
  - Я устала. За последние дни на меня обрушилось такое количество информации, столько всего произошло, что еще немного, и я просто не выдержу. Мне нужно кому-то доверять, знать, что есть кто-то, кому не все равно, кто помогает не из корысти, а просто так. А в итоге получается, что все вокруг преследуют свои цели и не торопятся ставить меня в известность. Я не могу так... Мне необходимо доверять хоть кому-то...
  - Моя кандидатура тебя не устраивает? - его улыбка просто сводила меня с ума, выбивала почву из-под ног, хоть я и не стояла в этот момент. Это и в самом деле просто сумасшествие какое-то. Такое впечатление, что он меня околдовывает.
  - Зачем это тебе? Что за выгода? - я перешла на "ты" и даже не заметила этого, к тому же, смысл мне ему выкать, если не далее как сутки назад я едва в постель с ним не легла, хотя это громко сказано, скорее была готова изнасиловать его прямо в коридоре ночного клуба.
  - Это сложно...
  - А я готова попробовать понять...
  - А я не готов сейчас об этом говорить вслух. Просто знай, что я никогда не причиню тебе вреда. Ты можешь положиться на меня почти во всем, - он продолжал сидеть непозволительно близко, отстраненно перебирая мои волосы и пропуская их между пальцами, о чем-то раздумывая.
  - Зачем это тебе?- повторила я, и даже дыхание затаила в ожидании его ответа. И хотелось мне услышать, что он скажет, и страшно было. Так страшно, что сердце замирало и дыхание перехватывало.
  Алекс взял в ладони мое лицо, улыбнулся так, что я на мгновение совсем из реальности выпала...
  О, да! Он ответил...
  И снова я растворилась в ощущениях полета и полного блаженства. Потерялась в окружающем пространстве, где кроме меня и его не было больше ничего. И целая вселенная сейчас существовала только для нас двоих.
  Прижаться к нему, зарыться пальцами в волосы, растрепать, наконец, всегда такой аккуратный хвост на затылке, пропустить жесткие пряди между пальцев.
  Раствориться в нем полностью, стать единым целым...
  И не думать ни о чем...
  Его губы, жесткие и мягкие одновременно, требовательные и нежные... его тепло, которое согревает и дарит ощущение полного блаженства...
  Его запах, который окутывает... дурманит и заставляет не просто мечтать о полете... лететь... высоко...
  Руки Алекса коснулись обнаженной кожи, и я выгнулась ему навстречу, прижалась еще сильнее, хотя казалось, что это невозможно...
  И я уже не существовала отдельно от него. Наши сердца бились в унисон, и дыхание тоже было одно на двоих...
  - Ты правильно вчера все сказала. Это сумасшествие, наваждение, помутнение рассудка, если хочешь, - он резко переместился, и теперь я сидела у него на коленях, прижимаясь всем телом, вдыхая его особенный аромат, блаженствуя... - Я уже давно думать ни о чем не могу. Спать не могу, есть не могу, работать, нормально тоже не выходит. Ты занимаешь все мои мысли, я с ума схожу, если не знаю где ты, что с тобой, если долго тебя не вижу, - он отстранился слегка, взял в ладони мое лицо. - Я, правда, не хотел давить, думал дать тебе время, начать ухаживать. Но теперь понимаю, что это пытка, а я не мазохист, дорогая. Ты - моя. Только моя. Навсегда. Я - дракон. А драконы не выжидают и не делятся. И я никому не позволю стать между нами. Даже тебе самой.
  Я ошарашено хлопала глазами, пытаясь все это осознать, понять, придти в себя, наконец. Хотела услышать ответ? Вот и получила. Дура ты, Лизка. Круглая. Он не отпустит, а ты-то сама этого хочешь?
  Взглянула на него, внимательно так посмотрела и....
  И поняла, что да. Хочу. К черту все! Все раздумья и сомнения. К черту осознанный выбор! Сколько можно анализировать и поступать правильно? Сколько можно быть хорошей девочкой и всегда выбирать только безопасный путь? Даже если я и пожалею, то это будет потом. Потом, а сейчас...сейчас мне уже все равно. В омут с головой и будь, что будет...
  Я все-таки протянула руку и прикоснулась к морщинке между бровями, провела пальцами, словно разгладить пыталась. А потом посмотрела ему в глаза. Мамочки! Серые глаза потемнели, теперь они были почти черными, затягивали меня словно в омут, я даже думать забыла, обо всем забыла...
  Отчаянный стон, и я снова оказалась прижата к мужской груди, а мои губы в очередной раз смяли в поцелуе. Сумасшествие? О нет, то, что было до этого даже на миг не походило на те чувства, которые накрыли меня сейчас. Это было... было, словно лавина, торнадо и ураган в одном флаконе. Дыхание сбилось, сердце так уже давно просто сошло с ума и работало с перебоями, в животе завелись далеко не бабочки, нет, это был целый вихрь, который закручивался все сильнее и сильнее, и грозился вырваться на поверхность. Все исчезло, я забыла обо всем на свете, о том, что мы сидим в машине у моего дома, о том, что мне, вроде как, не слишком и удобно, о... да не было у меня никаких мыслей, весь мир сузился лишь до нас двоих. Никого больше не осталось, все чувства обострились до предела. Время остановилось, все, что окружало нас, просто исчезло, растворилось в небытие. Мне было наплевать на все вокруг, кроме него и меня, кроме нас...
  И лишь короткий миг, когда мы оторвались друг от друга, чтобы сделать несколько судорожных вдохов... его глаза... он словно не хотел отпускать мой взгляд, боялся, что если я отвернусь хоть на секунду, то наваждение схлынет...
  - И что дальше? - я удивилась, услышав свой собственный голос... хриплый, прерывающийся шепот вовсе не мог принадлежать мне.
  - Поедем ко мне.
  - А дальше? - сама себя ненавидела в этот момент, но...
  - Переедешь ко мне насовсем.
  И вот зачем он это сказал?
  Наваждение схлынуло, окатив меня напоследок холодной волной. Я вздрогнула и отстранилась, осознав, что сижу у него на коленях, что мы вообще в машине и любой прохожий, заглянув в окно вполне себе может стать свидетелем происходящего между нами, что Алекс только что сделал мне предложение, которое подразумевает под собой... Что?
  А потом что-то случилось. В один момент все изменилось, виски пронзила острая боль, затылок заломило, и я закричала...
  Яркая вспышка перед глазами, и вот я стою в какой-то спальне. Совершенно чужой спальне, а напротив меня - Виктор Кантемирес, собственной персоной находится. Это был он, я очень хорошо рассмотрела его сегодня в участке, тот же довольно внушительный разворот плеч, те же светлые, почти бесцветные глаза, глядящие на меня с ненавистью, перекошенное злобой лицо. В следующее мгновение он оказался совсем рядом и просто схватил меня за волосы, сильно дернув при этом, так сильно, что на глазах выступили слезы.
  - Ненавижу тебя! Как ты могла так поступить?! После всего, что я для тебя сделал?! - кричал он, а его идеально очерченные губы кривились в уродливой гримасе. - Я не позволю тебе этого, не позволю разрушить все то, что мы создавали веками. Тварь! - и он с силой оттолкнул меня.
  Упала на пол и только теперь заметила, что что-то не так. Это была я и не я одновременно. Скорее всего, это просто какое-то наваждение, еще одно видение, которое вдруг решило посетить меня. Вот уж никогда не мечтала стать сторонним наблюдателем того, что происходило когда-то в прошлом. А в том, что это было именно прошлое, сомневаться не приходилось. И было неприятно, очень неприятно смотреть на все глазами девушки или женщины, сердце которой переполняет ненависть.
  - Ты за все заплатишь, - прошипела я чужими губами. - Я тебе в этом клянусь.
  - Не смей мне угрожать, тварь! - выплюнул Виктор. - На тебе поводок и ты больше не опасна. Мне давно надо было это сделать. Но я верил в то, что в тебе сохранилось хоть что-то светлое и незапятнанное. А ты, просто мразь.
  Еще одна вспышка и теперь передо мной совершено незнакомый мне мужчина. Светловолосый, кареглазый, довольно привлекательный, но было что-то в его облике до боли знакомое. Может, разрез глаз или еще что, понять не смогла, потому что он бросился ко мне. Обнял, нежно так, трепетно, словно сломать боялся.
  - Шал, все наладится. Мы все исправим. Он больше никогда не будет так с тобой обращаться. Верь мне, милая. Я люблю тебя, очень люблю....
  И снова все вокруг завертелось со страшной силой, картинки сменялись со скоростью света, превращаясь в размазанное пятно.
  Снова вспышка и на этот раз я смотрю на молодую женщину. Очень красивую. Темные волосы, словно шелковое покрывало, укутывают плечи, зеленые, такие знакомые глаза, которые я двадцать три года видела в зеркале, смотрят зло и настороженно, а голос. Голос сочится ядом:
  - Ты все испортил, Джар. Зачем ты поперся к Виктору? - шипела она, и мне на мгновение показалось, то сейчас из-за прекрасных губ появится раздвоенный змеиный язык. - Как ты меня достал со своею любовью! На кой она мне сдалась? Я хочу власти! Хочу мести! Хочу уничтожить Кантемиреса! Всех их! Причинить ему столько же боли и страданий, сколько пришлось пережить мне самой!
  - Шал, - это произнесла я, чужим мужским голосом. - Ты все время использовала меня. Из-за тебя Виктор отдал приказ на уничтожение всего моего рода. Ты просто взяла и разрушила все, что мы создавали на протяжении тысячелетий! И теперь смеешь говорить, что это я во всем виноват?! Я любил тебя, а ты хотела лишь власти.
  - Ненавижу! - и в ее зеленых глазах полыхнула ненависть.
  Наверное, я на несколько секунд пришла в себя, потому что мне показалось, что меня куда-то несут, и где-то, очень далеко, слышался встревоженный знакомый голос. Но сосредоточиться у меня не вышло, очередной приступ жуткой боли скрутил все тело, перед глазами снова промелькнула вспышка, и на этот раз передо мной оказался доктор Александр Варант.
  Точно такой же, как и всегда, безукоризненно элегантный, совершенно невозмутимый, но с выражением крайнего презрения на лице.
  - Что тебе надо? - он говорил, лениво растягивая слова, будто нехотя, но в серых глазах плескался гнев.
  - Лекс, я... ты должен мне помочь, - я захлебывалась рыданиями, глотала окончания и да, голос снова был не мой, но уже знакомый.
  - Ты утратила право называть меня так, - произнес Александр, даже не пошевелившись.
  - Прошу, - картинка вдруг дрогнула, и я с удивлением поняла, что стою на коленях, со слезами на глазах взирая на Алекса. - Мне больше некого просить. Только ты можешь помочь... - девушка, в теле которой, каким-то непонятным способом мне пришлось оказаться, захлебывалась слезами, они текли горячими потоками по щекам, но она и не думала их утирать или как-то бороться.
  - А я не хочу тебе помогать, Шалисса, - безжалостно произнес мужчина, откинувшись на спинку кресла, в котором сидел. - Ты сама все разрушила, вот теперь и пожинай плоды. Это не моя проблема, - холодно улыбнулся он в конце.
  - Я прошу не за себя, Лекс. Спаси мою дочь. Она последняя, в ком течет кровь Эльдонарров. Ты же знаешь, что Тени не останавливаются на полпути. Половина рода уже уничтожена, еще немного и от них ничего не останется. Спаси моего ребенка, Лекс!
  - Из тебя такая же отвратительная мать, как и актриса, - Алекс вовсе не собирался идти на уступки. - Или ты всерьез думаешь, что тебе удалось меня разжалобить? Приказ был отдан точный - все, в ком течет кровь Эльдонарров. И твое отродье, не исключение.
  - А если я скажу, что она... что у нее мой дар? - голос Шалиссы дрожал и прерывался, но в последний момент там появилась еще и надежда, слабая, но все же...
  - Правда? - мужчина в кресле даже бровью не повел. - Серьезно думаешь, что я тебе поверю?
  - Ублюдок! - зло выплюнула Шалисса, и поднялась на ноги, смахивая слезы со щек. - Ты такой же, как и твой дед. Ненавижу вас. Всех вас ненавижу! - от униженной и отчаявшейся женщины не осталось и следа, мне казалось, что я на себе ощущаю слепую ярость, овладевшую той, которая, судя по всему, была моей матерью. - Будьте вы...
  Но договорить ей не дали. Алекс сделал едва различимый жест, и женщина захлебнулась словами, горло сжалось, дыхание стало вырываться с хрипами. Я все это почувствовала на себе, стало нечем дышать и перед глазами появились разноцветные круги.
  - Тебе лучше заткнуться, - расслабленная поза мужчины выводила из себя, бесила, потому что он не боялся и был абсолютно уверен в собственном превосходстве. Знал наверняка, что сильнее. - Не забывай, что поводок никто с тебя не снимал. И я оставлю тебя в живых сейчас лишь потому, что Тени все равно не пощадят.
  Мои руки взметнулись вверх, пальцы судорожно сжали шею. Я царапала кожу, пытаясь стащить то, что плотно охватывало шею... но безуспешно. Мной или, вернее той, в теле которой была я, захватила ярость, ненависть и эти чувства были настолько сильными, что мое сознание растворилось в ее разуме. Я стала другим человеком и уже не наблюдала за всем со стороны, как вначале, а находилась здесь и была непосредственным участником событий.
  - Ненавижу, - прохрипела, разворачиваясь спиной к Александру Варанту.
  Мой взгляд упал на диван, стоящий напротив. Там, на дорогой обивке лежал ребенок. И я ни на минуту не усомнилась в том, кто это. Несколько шагов и вот уже мои руки поднимают закутанное в одеяло дитя. Я чувствую тепло, исходящее от маленького тельца, которое доверчиво прижалось ко мне, в поисках защиты. В следующее мгновение, девочка, которая спала до этого, открыла глаза.
  Теперь уже я, а не Шалисса ощутила шок. И хоть каким-то шестым чувством, мне было понятно, что именно происходит, кто этот ребенок, все равно дрожь пробежала по всему телу - на меня смотрели мои глаза. Не похожие, как у Шалиссы, а мои собственные, зеленые глаза.
  Мое сердце затопила грусть. Что-то происходило вокруг, что-то странное и не объяснимое, я перестала понимать, где мои чувства, а где те, которые я переживаю по воле неизвестного манипулятора, перенесшего меня сюда, в тело моей собственной матери на двадцать три года назад.
  - Стой! - резкий окрик сзади и Шалисса развернулась.
  Александра Варанта было не узнать. Вся надменность слетела с него как по волшебству, теперь это был совершенно другой человек. Мужчина взъерошил волосы, и я отметила про себя, что они короче, чем сейчас, а потом подошел, почти вплотную и, не обращая внимания на сопротивление, отобрал ребенка.
  Он внимательно рассматривал девочку, которая открыла глаза, зеленые как у своей матери, хоть во всем остальном они были совершенно не похожи.
   - Я спрячу кровь, - Александр посмотрел на Шалиссу, - изменю ауру, но, тем не менее, ее необходимо укрыть ото всех. Хорошо спрятать. Тени все равно могут ее найти. Для них не существует преград. И потом, мои силы тоже не безграничны, со временем печати спадут.
  - Спрячь ее дар, - Шалисса воспряла духом после последних слов. - Пусть все думают, что она унаследовала мой и тогда у нее будет больше шансов выжить.
  - Уверена? - приподнял одну бровь Алекс, все еще не спуская внимательного взгляда с ребенка. - За ней начнут охоту.
  - Джар отдаст ее смертной, - я почувствовала гримасу отвращения на лице, после этих ее слов, - там ее искать не будут. И потом, - теперь в голосе не было ни просящих ноток, ни отчаяния. - Теперь и ты не позволишь, чтобы с ней что-то случилось.
  
  Глава 27.
  
  Я словно попала в липкую паутину, из которой не было выхода. И самое страшное было в том, что не получалось даже пальцем пошевелить, мне словно спеленали и оставили на растерзание неизвестному монстру. А потом я стала различать звуки. Голосов было два - оба до боли знакомые, но самое странное в том, что они никак не могли разговаривать друг с другом. Я и в страшном сне не могла себе представить, что когда-нибудь стану свидетелем ссоры тети и Александра Варанта. Но это произошло. Они ссорились вполголоса, и оттого вся эта ситуация была еще более нереальной.
  - Это что такое? Вы совсем рехнулись? Она едва не погибла из-за вашей безалаберности!
  - Да идите вы...- выругалась в ответ тетя Джинал, и мне показалось, что я попала в параллельную реальность, потому что моя тетя не ругается, она даже голос и то редко повышает. - Я сделала то, что могла. Зато она прожила спокойно двадцать два года
  - Спокойно! - кажется, Алекс разъярился не на шутку. - Да Лиза чудом осталась жива после первого выплеска. Она же могла погибнуть!! Нельзя вот так взять и запечатать магию!! Это опасно! Как вы этого не понимаете!!!
  Возмущенное сопение Джинал и Алекс продолжил, но уже спокойнее:
  - Хотя вы и не понимаете. Откуда вам знать, что для мага остаться без своих способностей намного хуже, чем смерть?
  - Знаете, что! Я спасала ее от вашей семейки, в первую очередь. И Лиза прекрасно жила всю свою жизнь, не зная ни о какой магии. И неплохо жила, скажу я вам, счастливо!
  - Само собой, - в голосе Алекса отчетливо проскальзывали язвительные нотки и сейчас, не видя его лица, я весьма отчетливо представляла, как он приподнимает одну бровь, как кривит губы, как в серых глазах вспыхивают едва различимые красные огоньки. - И вот мне интересно, а что у вас потребовали взамен на эту побрякушку? Чем вы расплачивались?
  - Вы слишком много на себя берете, молодой человек. Какое вам до этого дело?- она так выделила это "вам", что я поняла - быть буре. А потому мне пришлось приложить усилие, чтобы окончательно выплыть из беспамятства и открыть глаза.
  Я лежала в своей комнате, на своей кровати, в изголовье горел ночник. А моя тетя и Александр Варант стояли немного поодаль и едва ли не метали друг в друга молнии. Да и выглядели они оба весьма колоритно. Алекс весь растрепанный в расстегнутой рубашке и с закатанными рукавами, сжимал в кулаке что-то тонкое и блестящее - с моего места было плохо видно, что именно это было, но я могла предположить, что какое-то украшение. А тетя Джинал, раскрасневшаяся, сверкающая глазами так, словно пыталась испепелить одного конкретного представителя драконьей семейки, наседала на него, злобно шипя сквозь зубы.
  И вот в этой конкретной ситуации мне больше всего жаль было именно Алекса. Я не знаю, что может разъяренный дракон, но на что способна тетя Джинал в гневе, прекрасно представляю. Вот и сейчас, она уже собиралась снова накинуться на Алекса, но тот вдруг нахмурился и резко обернулся в мою сторону. Лицо разгладилось, он даже попытался улыбнуться, только вот глаза по-прежнему выдавали всю бурю чувств, что бушевала у него внутри.
  - Как себя чувствуешь? - Джинал его опередила и в несколько шагов оказалась вблизи кровати, а так как я в этот момент смотрела на доктора Вранта, заметила, как его перекосило. Чего это он? Но поразмышлять мне не дали, Алекс взял себя в руки и подошел ближе, теперь скривилась тетя Джинал. Кажется, эти двое невзлюбили друг друга с первого взгляда. А, может быть, они были знакомы и раньше? Почему нет? Может, Джинал в курсе того, что сделал Алекс по просьбе моей матери? Кстати, а что именно он сделал? И что значило то мое последнее видение? Да что все это вообще значило?!
  - Как себя чувствуешь? - Алекс встал одним коленом на кровать, чтобы быть ко мне поближе. Проверил пульс, затем взял мое лицо за подбородок и повернул к себе. - Смотри мне в глаза.
  И серые омуты в очередной раз стали затягивать меня, маня и обещая все блага мира, отрезая меня от реальности. Я чувствовала, как проваливаюсь куда-то, но там не было пусто. Я знала, что уже не одна, что рядом есть кто-то кому я дорога, небезразлична. Кто поддержит и позаботится обо мне.
  - Все хорошо? - наваждение исчезло так же быстро, как и появилось, оставив после себя лишь легкое, практически неощутимое головокружение.
  А еще мне хотелось пить.
  - В горле пересохло.
  - Я сейчас, - Джинала подскочила на ноги, и уже метнулась было к двери, но затем резко остановилась и обернулась к нам. - И что бы без глупостей мне тут, - строго произнесла моя тетя и разве что пальцем не погрозила. - Я скоро.
  - Что это с ней? - я вопросительно посмотрела на Алекса. - И что со мной... было?
  - Скорее всего, очередной выплеск, - не разжимая губ улыбнулся дракон, присаживаясь на кровать и ухватив мою руку. - А вот Джинал недовольна тем, что я здесь. Кажется, она не слишком счастлива от того, что мы с тобой вообще встретились.
  - Вы были знакомы раньше?
  Я попыталась приподняться, и он тут же придвинулся, поддержал меня за плечи и уселся рядом. Теперь получалось, что спиной я опиралась на Алекса, а он в свою очередь рисовал пальцами какие-то узоры на моей ладошке. И вообще вся эта картина была настолько умиротворенной и домашней, что вернувшаяся со стаканом воды Джинал, на мгновение замерла у порога, а затем, злобно фыркнув, поджала губы. Но к нам приблизилась и протянула мне воду, яростно сверкая глазами в сторону Александра.
  Тот же покрепче прижал меня к себе, уперся подбородком мне в макушку и кажется, откровенно издевался над тетей.
  И стоило бы разрулить всю эту ситуацию, но мне было так лениво двигаться и разговаривать совсем не хотелось, хоть и стоило прояснить отдельные моменты. А от Алекса шло тепло и умиротворение, его поглаживания вызывали во мне ощущение покоя и уюта. Но были определенные вопросы, которые стоило прояснить прямо сейчас, пока мои оппоненты не придумали, как отмазаться от чистосердечного разговора.
  - А почему вы ругались? - я состроила невинную мордашку и сразу вопросительно посмотрела на Джинал, затем же запрокинула голову. Чтобы лицезреть лицо Алекса.
  И если тетя виновато потупила глаза, то доктор Варант раскусил меня с ходу и лишь усмехнулся.
  - Это что?- спросил он, протягивая мне серебряную цепочку, зажатую в кулаке.
  - Мой кулон,- предельно честно ответила я и потянулась забрать у него свою вещь. Но мне ее не отдали.
  - Знаешь для чего он? - и голос такой, ну такой... словно патока.
  - Для красоты?
  Алекс вздохнул.
  - Нечего на меня тут глазами сверкать,- тут же взвилась Джинал. - Как могла, так и защищала! От вас и защищала, между прочим.
  - А... что происходит? - робкая попытка с моей стороны прояснить ситуацию. Но меня проигнорировали, и я попыталась еще раз. - Что не так с моим кулоном?
  - Эта защита,- Алекс встряхнул цепочку, и маленький серебряный четырехлистник мягко сверкнул в свете ночника, - вступила в противодействие с моей защитой. Если бы меня не оказалось рядом, то...- он не договорил, но мне стало не по себе. Даже поежилась.
  Тетя Джинал виновато опустила глаза.
  - Откуда я знала? За нами по пятам эти ваши твари шли, у меня все равно выхода иного не было.
  - Что за защита? - не сдавалась я.
  - Особенная, - я не видела лица Алекса, но по голосу поняла, что он снова начинает злиться и сразу так захотелось прижаться к нему теснее, запустить пальцы в волосы, стереть складку на лбу. И вот откуда я могу знать, что когда он не в духе она всегда там появляется? Я же и самого доктора Варанта не знаю совсем, а тут такие странные порывы?
  Пока я боролась с собой, Джинал присела на краешек кровати. Она была расстроена и смущена, чуточку встревожена, но раскаяния в ней не ощущалось. Тетя не жалела, что в свое время попыталась защитить меня даже таким странным способом, и вовсе не собиралась оправдываться.
  По тому, как она поджала губы и нахмурилась, я поняла, что нас ожидает очередная попытка нападения с ее стороны. И пусть Джинал я знала очень хорошо, реакцию Александра пока предугадать не могла, а заходить на новый виток выяснения отношений и взаимных обвинений мне не хотелось.
  Как-то резко навалилась страшная усталость. Захотелось свернуться клубочком, накрыться с головой одеялом, и провалиться в волшебный мир сновидений.
  - Так мне кто-нибудь объяснит толком, что не так с кулоном и что там за защита такая на нем? - в этом вопросе явно слышались нотки раздражения. - И кто ее вообще создал?
  - Ведьмы.
  Одно короткое слово и в комнате повисла гнетущая тишина. Мне показалось, что резко похолодало и еще немного, как при дыхании изо рта начнут вырываться белесые облачка пара. Напряжение нарастало, Джинал злилась, Алекс... он просто сильнее сжал меня в объятиях, словно почувствовал тоже, что и я. Хотя, допускаю, что такое вполне могло быть на самом деле.
  - А откуда ты взяла этот кулон? - вопрос адресовался Джинал.
  - Вот и мне хотелось бы это знать, - не сдержал ехидства в голосе доктор Варант.
  А Джинал фыркнула и демонстративно отвела взгляд в сторону. Признаваться она ни в чем не собиралась.
  Я попыталась выпутаться из объятий Алекса, но он меня не отпустил, и пришлось смириться с тем, что я по-прежнему была крепко прижата к его груди, а еще он принялся выводить какие-то узоры на тыльной стороне моих ладоней и это сбивало. Я никак не могла сосредоточиться, постоянно отвлекаясь на волнующие прикосновения и пытаясь сладить с собственными ощущениями.
  - Как вы не понимаете! - кажется, доктор Варант подобного неудобства не испытывал. - Ведьмы никогда ничего не делают просто так. Они всегда требуют плату. А поскольку, вы сами ведьмой не являетесь... - тут он сделал паузу, а потом уточнил, - ведь не являетесь же?
  - Вот еще, - снова фыркнула Джинал и возмущенно добавила. - Конечно, нет!
  А я отметила, что тетя странно как-то вела себя, неестественно. Раньше она бы ни за что не позволила себе ни такого пренебрежительного тона, ни откровенного наплевательства на правила приличия. Что же так на нее повлияло?
  - Раз так, то они все же потребовали от вас что-то, я прав? - с нажимом повторил Алекс.
  - Ничего такого они от меня не потребовали, - тетя встрепенулась и посмотрела мне в глаза. Она вообще старалась не смотреть на Александра, если не считать испепеляющих взглядов, но это расценивалось скорее, как попытка уничтожить, и в этом тоже было что-то неправильное. - Поверь мне! Я не продавала душу и никого не убивала.
  - А что они захотели взамен?
  - Да ничего! - Джинал вскочила и принялась расхаживать по комнате. - Марсия сразу и слушать меня ни о чем таком не хотела. Ведьмы не больше вашего, - возмущенный взгляд в сторону Алекса, и она тут же снова развернулась и принялась бегать по комнате, - хотят иметь дело со смертными. Но когда Верховная узнала о том, что защита нужна не лично мне, а ребенку, согласилась без разговоров. Всего-то и потребовала, что каплю крови того, для кого будет создавать амулет.
  - И все? - кажется, Алекс не поверил, но Джинал была категорична.
  - И все.
  - Это странно. Амулет очень сильный и он совсем не фонит. Я не чувствовал его влияния и если бы случайно не наткнулся, то ни за что бы не заметил.
  - А вот мне интересно, как это вы на него наткнулись? Да еще и случайно? - подозрительно прищурилась тетя. - Мне обещали, что этот кулон полностью экранирует Лизу от любого просмотра. Что ее просто невозможно будет найти или определить, что она не обычный человек. И как вы здесь оказались...
  - Амулет маскировал ауру, - не обращая никакого внимания на Джинал, продолжал рассуждать о своем Алекс. - И мне стоило раньше понять, что что-то не так, что я не просто так не чувствую Лизу. Но вся беда, что почувствовать вмешательство ведьм почти невозможно, а прошлый раз цепочки на тебе не было.
  - Прошлый раз? - взвилась Джинал, а я покраснела, вспоминая этот самый прошлый раз. Он же тогда меня раздевал, после клуба. А цепочку я тогда в виде браслета на запястье намотала - никогда с ней не расстаюсь, привычка из детства. Только я раньше думала, что это подарок от родителей, вернее, мне так тетя сказала, вот потому и носила ее на себе, не снимая. А оно вон как все получилось.
  - А...- я хотела что-то спросить, но никак не могла выбрать, что определенное из того вороха вопросов, что сейчас вертелись в моей голове. И для того, чтобы хоть что-то прояснить, мне было необходимо поговорить с Алексом, желательно без свидетелей. Только вот как это сделать так, чтобы тетя не вмешивалась, я пока не придумала.
  - Все разговоры завтра, - непререкаемым тоном произнес доктор Варант, сам того не зная, что, как никогда, помогает мне выпутаться из неоднозначной ситуации. Хотя, вполне может быть, что и знает. Кто там этих драконов разберет, вдруг они мысли читать умеют? Или нет? Ройс вроде говорил, что это не возможно в прямом понимании этого слова. - Сейчас тебе спать надо. И это распоряжение врача.
  - В таком случае, вам пора,- снова покосилась на Алекса тетя Джинал.
  - Я останусь и проконтролирую,- в тон ей ответил доктор Варант.
  - Что вы контролировать собрались?! - Джинал задохнулась от возмущения, и уже хотела продолжить свою гневную тираду, как натолкнулась на мой умоляющий взгляд и замолчала. Потом возмущенно фыркнула и удалилась с видом непобежденной королевы.
  В спальне воцарилась тишина. Я, закусив губу, раздумывала над тем, с чего мне начать разговор, а Алекс... кажется, он вообще не забивал себе голову никакими мыслями, все также прижимал меня к себе, поглаживал подушечками больших пальцев мои руки и тихонько сопел в ухо. Уютно. Мило. Расслабляющее.
  - Все уже почти хорошо,- первым нарушил молчание доктор Варант. - Теперь тебе просто нужно научиться управлять своим даром и все будет в порядке.
  - Этот кулон на самом деле так опасен? - я недоверчиво покосилась на него через плечо.
  - Это чары ведьм. Они другие.
  - Расскажи, - тихонько попросила я. Мне хотелось слушать его голос, вдыхать особенный аромат, присущий только этому мужчине, греться в его объятиях. И совершенно не хотелось вставать или разрывать ту связь, что, как мне казалось, возникла между нами вот только что.
  - Ведьмы не обладают магией, так как мы, - начал доктор Варант, по-прежнему не выпуская меня из объятий, - у них нет резерва, они пользуются силой природы. Берут ее извне и, преобразовывая, пропускают через себя, выбрасывая обратно в окружающую среду, но уже немного измененной. То же присуще и тем вещам, на которые они накладывают свои чары. Вот как эта цепочка, - он все же отпустил одну мою руку, потянулся и вытащил из кармана мой кулон.
  Поднял его на уровне глаз. Серебряный четырехлистник слегка покачивался, мягко поблескивая в свете ночника. Он не выглядел опасным, я не чувствовала от него никакой угрозы или каких бы то ни было эманаций. Кулон как кулон. Я носила его, сколько себя помнила, знала каждую его сторону и привыкла к нему. Потянувшись, хотела взять украшение в руки, но мне не дали.
  - Не стоит, - мягко отстранил мою руку Алекс, - я уберу его. Тебе и в самом деле не стоит носить его и дальше. Это может плохо закончиться.
  - Но ведь он был на мне всю мою жизнь и ничего плохого не происходило? Тогда почему теперь? Это как-то связано с тем, что ты пообещал моей матери? - ну вот, сказала и теперь с замиранием сердца жду ответа.
  Доктор Варант ничем не выдал волнения, но из объятий все же меня выпустил, отстранился немного, а затем и вообще встал. Кулон он уже спрятал и теперь возвышался надо мной, внимательно рассматривая своими серыми глазами, которые, казалось, глядят в самую душу.
  - Видение?
  Я кивнула и глаза опустила. Было неловко, словно меня поймали за подглядыванием. Но с другой стороны, я же не виновата, что все это происходит со мной.
  - Это многое объясняет, - совершенно спокойно отозвался Алекс.
  - Ты не удивлен.
  - Я догадывался, - он улыбнулся уголками губ, но эта улыбка не коснулась глаз. - Шалисса слишком громко кричала о том, что ты унаследовала именно ее дар, и это настораживало.
  - Это плохо? - я все же рискнула поднять на него глаза.
  Алекс снова опустился на кровать рядом со мной, притянул поближе, прижался щекой к волосам.
  - Нет. Это даже хорошо. Для тебя хорошо. Видящие тоже ценны, но этот дар можно использовать по своему или скрывать. А вот заклинательницы - они... За тобой бы началась нешуточная охота и даже я вряд ли смог бы защитить. Интересы рода - прежде всего, - последнюю фразу он произнес с такой грустью в голосе, что мне стало немного страшно.
  Страшно от того, что я совершенно не знаю, что будет дальше. Не понимаю, во что меня впутали и как теперь выбираться из всего этого.
  - И что мне делать?
  - Жить, - тихо отозвался Алекс. - В идеале было бы неплохо пока спрятать тебя где-нибудь, пока твой дар не стабилизируется, но ты же на это не пойдешь?
  Я усиленно замотала головой, показывая, что не хочу прятаться, не собираюсь бегать или скрываться от какой-то мифической опасности.
  - Я, конечно, мог бы не спрашивать твоего согласия, - не обращая на меня никакого внимания, продолжал Алекс. - Взял бы тебя в охапку и отвез в Шартрен. Там тебя точно никто не достанет.
  - Что? - подскочила на ноги и теперь уже я нависала над ним. Стояла, грозно уперев руки в бока и сверкая возмущенным взглядом. - Это как это - не спрашивать? Да... - я задохнулась от возмущения, когда столкнулась с серыми глазами Алекса. И пусть лицо его хранило невозмутимость - глаза смеялись. - Ты надо мной издеваешься?
  - Нет, - честно ответил он, и я поверила. Несмотря на смешинки в серых глазах, поверила, что в случае чего, именно так он и поступит. Просто запрет подальше ото всех и спрашивать не будет. - Но понимаю, что поступи я подобным образом, наши отношения отступят на много миль назад, а мне этого не надо. Я и так сдерживаюсь с трудом.
  - Привязка? - выдохнула я, опуская глаза.
  И снова вернулось то самое чувство стыда или неловкости, словно я копаюсь в чужом грязном белье или подслушиваю под дверью.
  - И об этом знаешь? - он улыбнулся.
  - Что это значит?
  - Что ты принадлежишь мне.
  - Но... - возразить мне не дали.
  Алекс встал, в один шаг оказался рядом и, взяв в ладони мое лицо, заставил смотреть себе в глаза:
  - Это сложно и в то же время, проще простого. Разорвать ее нельзя и с каждым днем связь будет становиться сильнее. А теперь, когда твою магию больше ничего не сдерживает, ты тоже начнешь чувствовать. Не думаю, что словами, я смогу выразить все точно, уж лучше, собственные ощущения, разве не так?
  Я кусала губы и молчала. Вот что ему ответить? Что я не хочу таких отношений? Что это неправильно? Но... ведь это не так. Совсем не так. И пусть разумом я понимаю, что это не совсем естественно, сердце и все чувства уже стремятся к нему навстречу.
  - Ты ведь уже это чувствуешь, - он не спрашивал.
  - Я не знаю, что чувствую. Я не...
  - Понимание придет. С этим нельзя бороться, Лиза. Это сильнее и тебя и меня. Можно было бы свести притяжение, перестав видеться, но только в том случае, если бы не возникло симпатии. А теперь уже поздно. Эта связь нерушима и станет только прочнее. Я уже сейчас начинаю чувствовать тебя.
  Я отстранилась от него, отошла на шаг, сжала кулаки и, воинственно вздернув подбородок, произнесла то, чего сама от себя не ожидала:
  - Мне нужно время.
  Алекс ушел. Но я не обольщалась ни на мгновение. Он даст мне время, позволит считать, что я сама распоряжаюсь собой и своей жизнью, но последнее слово все равно останется за ним. Это понимал он, принимала эту игру и я. Осознавала, что от меня и моего решения уже ничего не зависит, но все еще хотела продлить иллюзию того, что могу и дальше распоряжаться своей жизнью, хоть и понимала, что это самообман.
  Привязка, магия, притяжение - это лишь слова. Я уже не понимала где чувства, а где разум и от этого становилось страшно. Он дал мне время разобраться, понять и принять, потому что так же как и я знал, что обратной дороги нет. Ни у меня, ни у него.
  Тихо скрипнула дверь - в комнату вошла тетя Джинал. Постояла на пороге и направилась ко мне.
  - Все в порядке? - спросила она, присаживаясь на кровать рядом. - Что он тебе сказал? Откуда ты его вообще знаешь?
  - А ты? - не осталась я в долгу.
  - Меня с Александром Варантом познакомил еще твой отец, - вздохнула Джинал. - Это давно было.
  - Мы вроде как вместе работаем, - призналась в свою очередь я.
  Джинал молчала, только смотрела на меня испытывающее, как будто мысли прочитать хотела.
  - Не смотри так. Я запуталась и начинаю понимать, что пора пересматривать все свои приоритеты и взгляды на окружающих меня людей, - я по привычке начала накручивать кончик хвоста на пальцы, так мне и в самом деле намного лучше думалось. - И я уже сама себя перестала понимать.
  Джинал обняла меня, как в детстве, прижалась щекой к моим волосам.
  - Я так хотела уберечь тебя от всего этого. Прости.
  - Мне не за что тебя прощать. Ты все сделала правильно.
  - Но, если то, что сказал этот дракон, - в ее голосе послышалось пренебрежение, за которым тетя пыталась скрыть страх, - то я только навредила тебе. И...
  - Он сказал правду. У меня нет причин не верить словам Алекса. Но ты все равно поступила правильно. Ты дала мне намного больше, чем магия, дар или что там еще. Ты дала мне счастливое и нормальное детство.
  - Не связывайся ты с этими драконами. Ничего хорошего эти отношения тебе не принесут.
  - Уже поздно, - вздохнула я.
  - Давай уедем, - Джинал вдруг выпустила меня из объятий и повернулась так, чтобы я могла видеть ее лицо. - Удалось мне один раз спрятать тебя, получится и ее раз! Слышишь? Просто уедем туда, где их нет и...
  И я вдруг ясно представила себе, что вот она моя новая жизнь, где нет ни магии, ни оборотней, ни Александра Варанта и... так пусто вдруг стало внутри, так больно, одиноко...
  - Уже поздно, - тихо призналась я Джинал.
  
  Глава 28.
  
  Утро наступило как-то очень внезапно, особенно, если учесть, что заснула я уже на рассвете. Все никак не могла успокоиться и прийти в себя. Ничего не помогало, ни душ, ни успокоительные капли тети Джинал, ни собственные попытки отогнать назойливые мысли.
  А потому, когда к моему сознанию, пробился надрывный звук будильника, чувствовала я себя, мягко говоря, отвратительно. Через силу сползла с кровати и потащилась в душ. Чудовище, которое смотрело на меня из зеркала - было неописуемо. Растрепанные волосы, припухшие глаза с покрасневшими белками, темные круги на пол лица. Кошмар, одним словом!
  Контрастный душ немного помог, но я все равно постоянно зевала и хотела спать. Но чересчур хорошо понимала, что забраться под одеяло с головой и притвориться, что меня нет - не самый лучший вариант - найдут и там. Это в детстве можно было так поступить, если в школу идти не хотелось. Что я иногда и позволяла себе, и тогда тете Джинал приходилось вытаскивать меня из постели уговорами или шантажом. Но, то было в детстве, а сейчас такое не пройдет. Хочешь, не хочешь, а на работу идти необходимо. Да и были у меня вполне обоснованные сомнения, что поступи я таким образом сейчас, найдутся доброжелатели, которые без зазрения совести появятся в моей спальне для того, чтобы собственноручно вытащить меня из-под одеяла и транспортировать в участок. Так что рискнуть я не решилась.
  Сборы заняли намного больше времени, чем обычно. Я то и дело застывала посреди комнаты, совершенно забыв о том, что собиралась сделать, потому не было ничего удивительного в том, что когда приехал Алекс, я все еще была не готова. Как не была готова к тому, что он вот так запросто появится на пороге моей спальни. Хорошо еще, что в тот момент я была уже полностью одета. Впрочем, вряд ли отсутствие на мне одежды могло бы смутить доктора Варанта или заставить его раскаяться в собственной бесцеремонности - непробиваемый тип совершенно.
   Последние сборы проходили под его неусыпным контролем и в ускоренном темпе.
  - Что с тобой происходит? - вопрос Алекс задал мне уже на стоянке возле восьмого участка.
  - Не знаю, - честно ответила я. - Слишком много всего случилось. Я устала, наверное. А еще это расследование... бьемся, как рыбы об лед и ничего не можем нарыть. Парни с ног сбились в поисках улик, а...
  - Лиза, - Алекс отстегнул свой ремень и передвинулся таким образом, чтобы быть ко мне лицом. - Ты сейчас о чем?
  - Я о расследовании, о... - отвела взгляд, уставившись на свои руки, принялась теребить концы пояса и как-то отстраненно подумала о том, что впервые его вижу.
  Откуда у меня такая штучка? Приподняла один конец, поднесла поближе к глазам - нет, не помню, чтобы покупала такой. Может, он принадлежит Джинал, и случайно затесался в моем шкафу? Да и вообще, я с удивлением осмотрела себя и поняла, что не помню, как одевалась. Сказалась спешка и мое расстроенное состояние.
  - Лиза, о чем ты сейчас думаешь? - Алекс тоже рассматривал меня внимательно, выжидал, делал собственные выводы.
  - О том, что эта блузка совершенно не подходит к брюкам, - ответила честно - я и в самом деле именно об этом и думала.
  - Лиза, ты где? - доктор Варант, кажется, не на шутку встревожился, не дождавшись от меня никакой реакции, взял за плечи, аккуратно развернул таким образом, чтобы я смотрела на него. - Реакция на свет в норме, пульс, - он приложил пальцы к жилке на шее ненадолго, - тоже в норме. Ау, девочка! - помахал рукой перед моим лицом. - Ты где?
  - Нормально все, - я нехотя высвободилась из его захвата и отодвинулась, насколько позволяло ограниченное пространство автомобиля.
  - Не похоже, - Алекс все еще не сводил с меня внимательного взгляда.
  - Реакция на стресс, - буркнула я.
  - Хм... ну ладно, пусть так, - согласился он со мной.
  Мы еще немного посидели молча. Странное дело, рядом с ним даже молчание и тишина не угнетали. Мне было уютно, и, признаться честно, желание покидать салон автомобиля и общество одного блондинистого дракона не появилось.
  - Это привязка так действует? - и только услышав собственный голос, поняла, что снова говорю вслух то, о чем думаю. Мысленно отвесила себе подзатыльник, но было поздно - меня услышали.
  Алекс улыбнулся.
  - Скорее всего. Честно говоря, со мной такое в первый и, собственно, в последний раз, поэтому я не знаю, как это все должно происходить, но... со временем появится связь несколько иного характера.
  - Это как? - меня слегка царапало, что он говорил об этой привязке так, словно обсуждал погоду - холодно и немного отстраненно.
  Появилось желание встряхнуть его, взлохматить этот хвост на затылке, вытворить что-нибудь этакое, чтобы с надменного лица доктора Варанта слетело, наконец, это вежливо-отстраненное выражение. Он ведь сейчас говорит о нас! О наших отношениях и нашем будущем, а ведет себя так, словно все это просто пустая, ничего не значащая болтовня.
  - Это на ментальном и эмоциональном уровне, - сухой ответ, который еще больше подстегнул меня.
  Я набрала в грудь воздуха, резко развернулась к нему лицом и... сдулась тут же, встретившись взглядом с серыми глазами, в глубине который плясали смешинки.
  - Издеваешься?
  - Нет, - серьезный ответ, кивок, а глаза по-прежнему смеются и вся моя злость просто улетучилась.
  Вот что он делает со мной? Почему в его присутствии я перестаю мыслить трезво? Почему один его взгляд, его запах и ощущение того, что он смотрит в мою сторону, заставляет меня терять нить разговора и сбиваться с мысли? Почему рядом с Александром Варантом, мне хочется послать все дела и проблемы к демонам и просто быть собой. Не той Лизой, которая на протяжении двадцати трех лет жила как-то без него, а совершенно другим человеком.
  - Наверное, это все же привязка... - тихий шепот совсем рядом и теплое дыхание коснулось моей кожи, тут же вызвав рой мурашек, что пробежались по всему телу, заставляя прогнуться и слегка податься вперед...
  Всего немного... лишь чуть-чуть... и наши губы соприкоснулись, и... я снова улетела куда-то в пустоту, где кроме меня и его больше никого и ничего не было.
  И все было не важно...
  И проблемы просто перестали существовать...
  
  В допросной был только Ларкин. Он по-прежнему что-то увлеченно читал, правда, на этот раз предпочел потертый паркет не менее обшарпанной столешнице. Усевшись на стол, он скрестил перед собой ноги, уложил на колени какой-то, даже на вид, безумно древний фолиант и странички переворачивал так осторожно, с такой любовью и благоговением перед этой книжицей, что казалось еще немного, и он ее целовать начнет или, что еще хуже, потребует, чтобы в присутствии этого манускрипта все дышать боялись и прохаживались мимо исключительно на цыпочках.
  Я остановилась на пороге, осматриваясь. Ларкин, увлеченный чтением, даже не заметил, что уже не один, а я зацепилась за него взглядом. И вот вроде бы ничего необычного не увидела. Но вместе с тем, было что-то такое в этом парнишке, что настораживало. Только вот, что именно, никак понять не могла.
  Может быть, все дело в том, что вот конкретно сейчас, Винс Ларкин совершенно не был похож на нескладного мальчишку-подростка?
  Я окинула его еще более пристальным взглядом. Все та же темная растрепанная шевелюра, те же нос, рот, подбородок, но теперь все это не производит впечатления детской невинности. Точно! Ларкин повзрослел. Вот оно! То самое ощущение, которое царапало меня еще вчера. Винс Ларкин выглядит старше и пусть черты лица не изменились, а вечно съезжающие на кончик носа очки тоже никуда не подевались - это уже был совершенно другой человек. Не тщедушный подросток, которого мне представляли всего несколько недель назад, но молодой и привлекательный мужчина. Теперь Ларкину можно было дать лет двадцать пять или немногим меньше.
  - Скажи-ка мне, Винс Ларкин, - вместо приветствия начала я и усмехнулась, когда поглощенный чтением, доктор наук дернулся от неожиданности и едва не упустил из рук книгу, что так любовно поглаживал. - А что с тобой не так?
  - А что не так? - карие глаза за стеклами очков смотрели на меня укоризненно - Ларкин едва успел поймать свой фолиант и теперь нежно прижимал его к груди.
  - Ты выглядишь иначе.
  - А... ну да, - подтвердил он.
  - И как это можно объяснить? - я все еще сдерживалась, но чувствовала, что раздражение начинает подниматься из глубин моего сознания и осталось немного до того момента, как оно выплеснется наружу.
  - Физиологией и свойством родового дара, - Ларкин не заметил моего состояния и, поправив очки на носу, пустился в долгие и путаные объяснения, из которых я поняла только то, что в их роду вот такое вот позднее физическое развитие напрямую связано с магией или даром или еще чем-то таким. И потому нет совершенно ничего необычного, что в свои двадцать пять лет, Винс Ларкин выглядел на шестнадцать, а теперь за какой-то месяц-другой его внешность изменится.
  - Все понятно, - вздохнула я, прерывая поток научных терминов и непонятных слов, - это нормально.
  - Ну да, - подтвердил Ларкин и покраснел - хоть что-то в нем осталось неизменным, вздохнула я про себя.
  - А где все?
  - Ройс и Антон все еще пытаются выяснить все про Линду Маруанти, нашу первую жертву, и должны еще раз опросить знакомых и друзей Николаса. А Браславски выясняет все о роде Кавальских.
  - А это кто? - как однако много я пропустила за вчерашний день.
  - Аарон Бини, которого мы выловили в реке, на самом деле - Аарон Кавальски, представитель древнего магического рода. Правда теперь от этого рода ничего не осталось, последним представителем и был как раз наш утопленник. Так что род прервался, если, конечно, у Кавальских не отыщется какой-нибудь признанный бастард, но это вряд ли. Полукровки редко наследуют родовой дар, они могут иметь маленький резерв или просто обладать крупицами магии, но родовой дар не получают. Это связано с тем, что...
  - Стоп! Стоп! Стоп! - прервала я его, замахав руками. - Все понятно. Что нам делать? Распоряжения от Ройса были?
  - Нет, - покачал головой Ларкин. - Я пытаюсь понять, каким образом последний представитель старинного магического рода может быть замешен в темных ритуалах, но пока ничего не нашел, а про тебя мне никто ничего не говорил, но ты же стажер, так что... - он пожал плечами, поправил очки на носу и продолжил, - можешь пока заняться протоколами и отчетами по делу. Их много скопилось.
  Я скривилась от предложения Ларкина. Но послушно направилась к одному из компьютеров. Ничего удивительного в том, что всю бумажную работу сбросили на стажера, нет и быть не может. Стражи - странные существа, если так подсмотреть и тот факт, что в этом участке среди сотрудников нет обычных людей, не делает их непохожими на остальных.
  Какое-то время, я пыхтела над составлением протоколов, Ларкин вернулся к чтению. Время от времени я оборачивалась в его сторону и с каждым пройденным часом все больше поражалась тому, насколько этот молодой человек может погрузиться в чтение. Казалось, для Ларкина перестал существовать весь окружающий мир. Исчезли все звуки и запахи - он целиком был в том, что читал и совершенно отрешился от окружающей обстановки.
  Когда большая часть работы была завершена, а мне до чертиков и темных пятен перед глазами надоело копаться в бумажках и пытаться придать протоколам и справкам более-менее презентабельный вид, я откинулась на спинку стула и тихонько позвала.
  - Винс.
  Ларкин не ответил, все еще полностью погруженный в чтение и мне пришлось повысить голос.
  - Винс Ларкин!
  Парень вздрогнул и снова едва не выпустил книгу из рук.
  - Что? - недовольно буркнул в ответ, откладывая многострадальный фолиант на край стола.
  - Расскажи мне про это дело.
  - Какое дело? - не понял он.
  - Ну, которое мы ведем. Расскажи, как ты все это видишь. У нас четыре трупа и никаких зацепок. Мы где-то что-то упускаем и никак не можем это нащупать.
  Ларкин еще какое-то время посопел у меня за спиной, но, видно сообразил, что продолжения не будет, потому шумно вздохнул и, обогнув стол, плюхнулся на стул рядом со мной.
  - Каждый из нас смотрит на это дело под одним и тем же углом и делает одни и те же выводы. Надо как-то иначе.
  - Как иначе, - поднимать голову я не спешила, просто уперлась подбородком в сложенные на столе руки и смотрела на Винса. Он такой смешной становится, когда пытается выглядеть по-взрослому.
  - Не знаю. Вот что нам в принципе известно о Маруанти? Как о самой убитой, так и про ее семью? - Ларкин откинулся на спинку стула и принялся сверлить меня взглядом.
  Я вздохнула. Ну что же, поиграем в игру "Расскажи мне про Линду".
  - Маруанти. Промышленники. Старые деньги, можно сказать, аристократия, - я принялась рассказывать все, что знаю об этом семействе, кто там знает, что мы конкретно упускаем. Это может быть любая мелочь, которая лежит на поверхности. Об нее все спотыкаются, но убрать с дороги никто не спешит - привыкли. - Линда единственный ребенок. Отец - гад порядочный.
  - Они не имеют никакого отношения к магическому населению, - подхватил игру Винс. - И потому, когда при первом допросе Антон упомянул о магии и ритуалах, папаша взвился до самых небес. Они полностью нормальные, - почему-то добавил Ларкин задумчиво, - Ройс лично проверял. Ни старик Маруанти, ни его жена магами не являются, даже скрытыми.
  - Тогда как дар мог оказаться у Линды? - я все еще почти ничего не понимала во всей этой магической чуши. - Такое бывает, что он может проявиться через поколение или два?
  Ларкин пожал плечами, пожевал кончик карандаша, раскусил его, долго отплевывался и только потом ответил:
  - Вообще, нет. Я о таком не слышал, чтобы у пустышек рождались магически одаренные дети, если только они не вступали в браки с одаренными. Но такое редко бывает. Обычно маги и другие следят за чистотой крови. Исключения случаются, но они столь редки, что про них все знают.
  - Тогда откуда у Линды Маруанти мог взяться магический дар?
  Ларкин задумался, поправил очки, почесал затылок, потом снял очки и начал их методично протирать, затем нацепил их на положенное место и снова почесал затылок, и в результате всех этих манипуляций, выдал:
  - Не знаю.
  - Как это не знаешь? - я приподняла сразу обе брови. - Ты все знаешь. Браславски тебя гением все время называет. Думаешь так просто? За красивые глазки?
  Винс покраснел еще больше, хотя я думала, что это уже просто невозможно, засмущался, нахмурился и опять потянулся затылок почесать, потом опомнился и руку опустил, но задумчивое выражение с лица не исчезло. Спустя еще минуты три, он, наконец, выдал возможное решение:
  - Старик Маруанти Линде не отец.
  - Ай да, Ларкин, - покачала головой, - ай да, молодец! Бинго! Надо искать, кто ее настоящий папочка.
  - Для этого надо поговорить с мамочкой, - осмелел вдруг Винс и стал отвечать мне в том же духе.
  - А чтобы она нам все-все рассказала, - я выпрямилась и потянулась. Почему-то рядом с этим застенчивым и вечно краснеющим парнем, мне было уютно, как будто я со старым другом общаюсь, перед которым не надо выглядеть лучше, чем ты есть на самом деле, и можно позволить себе маленькие вольности, наплевав на этикет и правила приличия. - Надо что? - и, не дожидаясь ответа, продолжила. - Нам нужен на нее компромат.
  - Хм... - Ларкин моего энтузиазма не разделял. - Это незаконно.
  - Ой, я же не деньги из нее вымогать собираюсь, - я подошла к стене, где был прикреплен плоский экран, - а в интересах следствия. Напомни-ка мне, как там ее зовут, - присела за пульт и вошла в программу.
  Ларкин ломался не долго, спустя всего секунд пять он уже сопел у меня за спиной и диктовал имеющиеся у нас данные на мать Линды Маруанти.
  - Сабина Маруанти, в девичестве Лоран, - четко выговаривал он, будто бы у меня были проблемы со слухом, а я вводила данные в программу. - и вот еще что... - он немного помялся прежде чем продолжить, но все же решился, - я думаю, Линда знала, что ее отец не совсем ей отец.
  - С чего ты это взял? - я обернулась к Ларкину. - Ничего такого в материалах дела не было.
  - Она очень серьезно стала заниматься генетикой в последние два года, составляла свое генеалогическое древо. Это вроде как не слишком важно, но в материалах есть.
  Я задумалась, вспоминая. Да, действительно, что-то такое проскальзывало в характеристике Линды Маруанти, но я решила, что это не очень важно. Ну, хочет богатая девочка узнать все о своих корнях, кто ж против то? У меня вон и у самой столько скелетов в шкафу оказалось, что впору с кем-нибудь еще поделиться. А стоило, наверное, обратить на это внимание. Ох, стоило. Вполне возможно, что займись, кто этим вопросом и более подробно выясни, что там Линда нарыла по поводу своей генеалогии, мы бы сейчас не топтались на месте.
  Пара минут на обработку информации и вот перед нами на экране появилось полное досье на Сабину Маруанти, мать Линды Маруанти.
  - Ничего интересного, - протянул Ларкин, бегло пробежав глазами, - аристократическое семейство, старые деньги. Даже если что-то и было, то все давным-давно убрано из ее личного дела. Эти за репутацией строго следят.
  Я молчала, внимательно вчитываясь в строки, что-то там было не так, что-то царапало изнутри, но я не могла понять, что же так меня напрягает на интуитивном уровне. В жизни Сабины Лоран не было ничего необычного: родилась, училась в закрытой элитной школе, потом в университете, затем вышла замуж. Дружила только с положительными мальчиками и девочками, посещала закрытые клубы для избранных и играла в теннис в свободное время. Еще Сабина Маруанти любила театр и классическую музыку, после свадьбы занимается благотворительностью, но не слишком активно, скорее всего, для поддержания имиджа - отклика в душе леди этот вид деятельности не находит. А вот косметические салоны и дорогие магазины - совершенно другое дело. И все. Все!
  - Ларкин! - на эмоциях я подскочила с кресла, наконец, сообразив, что же меня так напрягало в биографии госпожи Маруанти, в девичестве Лоран. - Мы не там искали. Это не мать!
  Винс смотрел на меня непонимающе, потом перевел взгляд на экран, снова на меня, на экран, и вдруг хлопнул себя по лбу со всего размаху. Я даже поморщилась - больно, наверное.
  - Как же мы это раньше пропустили! - воскликнул он и тут же уселся за соседний пульт и принялся, практически со скоростью света, вбивать в программу данные. На этот раз уже я пританцовывала за его креслом в нетерпении, ожидая результатов обработки данных.
  - Мы не проверяли старика Маруанти, вернее проверяли, но не по этому делу, а тут...так...на самом видном месте, - Ларкин возбужденно размахивал руками, заикался, едва не подпрыгивал от нетерпения на стуле в ожидании, когда машина выдаст результат запроса. - Как ты это вообще рассмотрела? - не унимался он, - я бы даже и не заметил, то есть я и не заметил.
  - Просто у меня было чувство, что мы все время что-то упускаем, ну и тот факт, что я в любом случае смотрю на вещи немного не так, как вы. Я же еще не совсем ориентируюсь во всех этих магических штучках.
  - Это плохо. Для нас, я имею в виду, - Ларкин удрученно покачал головой. - Мы же все заканчивали те же гражданские учебные заведения, тоже должны думать не только в одном направлении. А мы зациклились на магическом ритуале. Я так вообще, сколько дней над книгами просидел, пытался сопоставить данные и понять, зачем и кому он мог понадобиться и откуда о нем вообще могли узнать.
  - Так мы же все равно так и не знаем еще, кому он понадобился, - я пожала плечами. Мной завладела эйфория, неиспытанное ранее возбуждение и душевный подъем. Внутри все чесалось от нетерпения, хотелось действовать, куда-то бежать, что-то делать, а не стоять в тесной комнатушке для допросов и ожидать пока бездушная машина обработает все данные и выдаст ответ. А еще подзуживало опасение, что результаты могут очень сильно не понравиться.
  И тут экран моргнул, и программа выдала аналитические обработанные результаты, мы одновременно резко подались вперед, впитывая в себя информацию.
  - Все так, - выдохнул Винс. - Сабина не мать Линды. Она вышла замуж за Маруанти, когда его дочери было шесть месяцев от роду. Первая жена умерла вскоре после того, как произвела на свет дочь. Ее звали Соня Фолье.
  - Эта Соня могла быть магом? - спросила я у Ларкина, не зря же он хвастался, что знает наперечет все магические фамилии.
  Страж задумался на секунду, а потом встал и подошел к столу, на краю которого все еще лежал тот талмуд в потертом переплете.
  - Я помню эту историю, - произнес он и принялся что-то искать в книге, лихорадочно переворачивая страницы. - Анри Фолье - глава древнего магического рода, член совета, вопреки желаниям своих родичей и наплевав на распоряжение свыше, женился на ведьме. Его еще за это лишили кресла и многих привилегий. Практически выперли из совета, если быть кратким. Года через два, после этих событий, он умер. Ну, как умер. Скорее всего, свои же родичи и подсуетились, избавились от неугодного главы, по вине которого род потерял свой статус. А вот жена его...жена его, кажется, просто исчезла.
  - Исчезла? - я удивленно приподняла брови. Упоминание о ведьмах напрягло, но пока картинка не складывалась - информации не хватало. Хотя, если учесть все то, что мне вообще известно, то дело очень даже интересное вырисовывается.
  - Может и не исчезла, - отмахнулся от меня Ларкин, продолжая что-то искать в своей книге. - Просто обычно, магам нет никакого дела до ведьм. Ее могли порешить вместе с мужем, но нигде не упомянуть об этом, могла и сбежать. Ведьма же. Вот, нашел! - наконец воскликнул он, разворачивая страницу книги, которая была сложена в несколько раз и теперь, в развернутом виде, напоминала карту.
  Я подошла ближе и с интересом взглянула на то, что с любовью и трепетом разглаживал на столе Винс. Это оказалось генеалогическое древо рода Фолье, насколько я поняла.
  - Вот смотри, - страж водил пальцем по едва заметным линиям. - Анри Фолье, его жена Аннабель Каваль. Больше информации нет. После смерти Анри эта ветвь прервалась. Значит, у них не было детей или их не приняли в род и даже не стали наносить на ветви генеалогического древа, - Ларкин нахмурил брови и задумчиво смотрел на рисунок, мысленно находясь где-то далеко от меня.
  - Давай поищем эту Аннабель в базе? - предложила я. - Взялась же эта Соня откуда-то? Вполне возможно, что она дочь этого самого Анри. Раз у нее фамилия Фолье до замужества была.
  И мы снова вернулись к пульту управления. Ларкин очень умело обращался с базой - сказывался опыт. Нам в академии тоже рассказывали принцип действия и основы преподавали, но доступа к таким базам, к сожалению, у курсантов не было. Все это постигается только на практике - охрана и неприкосновенность частной жизни, а также специальный доступ, который предоставлялся только стражам и по официальному запросу. Спрашивать у Ларкина, получали ли запрос на просмотр личных данных, я не решилась. Ну, его. Сделаю вид, что все так и должно быть.
  - Нашел, - прервал мои раздумья Винс. - Ты права, эта Соня - дочь Анри Фолье и Аннабель. А это что такое? - вдруг воскликнул Ларкин и защелкал по клавишам на пульте. - Не может быть!
  Программа выдала фото Сони Фолье и...Сони Фолье, только под второй фотографией стояла подпись - Катерина Фолье.
  - Близнецы, - мы с Ларкиным произнесли это одновременно и переглянулись.
  - Так, узнай-ка мне все про эту близняшку, - сама не знаю, зачем, попросила я. А когда Ларкин исполнил мое желание, и на экране высветилось досье на Катерину Фолье, я завыла в голос:
  - Твою мать! - даже не обращала внимания на то, что не одна и приличные девушки вроде как никогда не ругаются на людях. Да и не на людях тоже не ругаются. - Как можно было быть такой слепой идиоткой?!! Ответы все время лежали на поверхности. На самом видном месте. А я?!! Как слепой котенок все время вокруг носом тыкала, - я себя сейчас такой дурой неполноценной ощущала. Правильно, Алекс сказал, я - стажер, не полноценный страж и если так пойдет и дальше, то никогда им и не стану. Не доросла и мозгов еще не хватает.
  Я металась по небольшому пространству комнаты для допросов, то и дело, наталкиваясь на мебель, и буквально рвала на себе волосы. Ларкин тихо сидел в кресле и только глазами водил вслед моим передвижениям. Или он не понимал, отчего я вдруг забегала кругами, как ошпаренная, или банально испугался такой моей реакции на вроде бы ничего не значащую информацию о родной тетке Линды Маруанти.
  - Так, Ларкин, - остановилась в центре и посмотрела на стража, наверное, этот мой взгляд не сулил ему ничего хорошего, потому что Винс, который до этого просто молча следил за моими хаотичными передвижениями, после этой фразы, втянул голову в плечи и посмотрел на меня уже с опаской. - Давай рассказывай. Могла Соня передать дочери дар?
  - Могла. Дар отца. Фолье сильные маги, род-то древний. Но, мать у Сони и Катерины была ведьма, а как это взаимодействует, я не знаю. Вроде никто раньше не проверял, могут ли ведьмы... - он замялся и краснеть начал, но я не стала обращать внимание на его смущения. Если быть откровенной, то такое поведения Ларкина стало порядком утомлять, как мальчик из церковного хора, честное слово. Сделав мысленно себе зарубку на память, разобраться с этим в ближайшее время, я вернулась к делам насущным, то есть к расследованию и сестрам Фолье.
  - То есть? - я все еще не сводила прищуренных глаз с напарника. Да, именно напарника, думать с Ларкиным - одно удовольствие. Мы с ним, как говорится: на одну волну настроены, только он знает больше моего.
  - То есть, я не знаю, как взаимодействует магический дар и силы ведьм, - и Ларкин снова стал заливаться румянцем.
  - Так, понятно, что не понятно, - я перекатилась с пяток на носки, засунула руки в карманы брюк и посмотрела почему-то на потолок, - а что, маги на ведьмах до Фолье не женились?
  - Ведьмы - не лучшие кандидатки для этого, - Ларкин еще больше покраснел. - Их не любят. К тому же магические семейства, особенно древние, борются за чистоту крови. Боятся вырождения. Но, ты права, случалось, что и женились. Но, даже если и так, то скрывали об этом. Ведьмы - они же... ведьмы, одним словом.
  - Ясно, - я пожала плечами. Какие они все... странные, маги эти. Чистота крови, наследие и бла-бла-бла... - Ну, допустим, что близняшки родились и унаследовали дар своего папочки, то есть обе были магами. Тогда понятно, откуда у Линды дар. От папани достался. А вот почему ее сестра - человек? И Соня, и Катерина - обе рожали от смертного, а наследственность у них одна. Исходя из всего, что мне Ройс про наследование рассказывал, дар должен был перейти и к ее дочери.
  - Это, если в идеале, - Ларкин поправил очки и задумался, а потом вдруг поднял на меня свои ясные очи и выдал: - А почему все уверены, что она человек?
  - Ну, так Ройс же....Нет! Нет, нет, нет...только не говори мне...
  Винс хмыкнул и уставился на меня с выражением полного превосходства на лице. А я снова почувствовала себя слепой идиоткой. И, главное, у меня столько подсказок все время было, а я просто взяла и... все проморгала.
  - Винс, - заговорила я елейным голосочком, преданно заглядывая в глаза штатному психологу восьмого участка. - А давай, мы сейчас к ней в гости съездим, а? Зададим пару вопросов, уточним кое-что?
  - Это не разумно, - покачал головой Ларкин. - Дождемся Вацлава и все ему расскажем, а уже он пусть идет к шефу.
  - И мы ничего не узнаем, пока все не будет закончено, - упавшим голосом произнесла я. - Ну, давай, ну пожалуйста. Представляешь, что будет, если мы с тобой сами, без их помощи преступление раскроем? К тому же, что может нам угрожать? - пустилась я во все тяжкие. - Ты же маг.
  Кажется последний мой довод возымел действие, да и упоминание о том, что мы можем без помощи Ройса или того же Браславски взять преступника, сделали свое дело. Ларкин задумался на мгновение, пожевал губами, пару раз хмыкнул, а потом поднял на меня карие глаза, азартно поблескивавшие за стеклами очков. И еще до того, как он произнес хоть слово, я поняла, что сейчас мы отправимся в гости к потенциальному преступнику. Вернее, я почти уверена. Что это и есть наш подозреваемый, но проверить все еще раз стоило.
  - Хорошо, - Ларкин встал, отключил систему питания, выключая компьютеры, - поехали, пообщаемся, с предполагаемым подозреваемым. Хуже в любом случае не будет.
  Взвизгнув от переполнявших меня эмоций, я подпрыгнула и, не долго думая, чмокнула его в щеку. Чертов Ларкин даже не покраснел. А я на него хорошо влияю, оказывается.
  
  Глава 29.
  Глава 30.
  Глава 31.
  Глава 32.
  Эпилог.
  

Оценка: 7.42*44  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"