Яблочкова Наталья: другие произведения.

Мямля для одиночки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa


  
  
   Мямля для одиночки
  
  
   Пролог
  
  
   Вечер выдался отнюдь не томным, в отличие от дня. Машина заглохла прямо посреди приличной пробки и пока у меня появилась возможность пересесть на метро -- сквозь такую кучу машин эвакуатор ехал долго, очень долго -- вечер стал не просто не томным, а очень-очень поздним и готовился плавно перейти в ночь.
   На метро я не ездила давно, избегая этого вида транспорта и предпочитая потолкаться в пробках, а не париться в толпе двуногих и очень невежливых жителей столицы. Не могу назвать себя снобом, но кое-какие жизненные удобства ценила очень высоко. И комфорт одиночной езды в собственном автомобиле меняла на общественный транспорт неохотно, только по очень серьёзным поводам. Сегодня, один такой и случился. Вот и пришлось покупать билет и ехать в поезде метро, благо в одиннадцать часов вечера народу в нём было мало. Можно спокойно пристроиться на сидении и подремать до конечной, что я и сделала. Забилась в уголок и закрыла глаза.
   Но долго отдыхать не пришлось. Молодёжь поблизости затеяла ссору, заставив выплыть из дрёмы. Лезвия ножей, что сверкнули в руках у двух явно поддатых парней, и нарастающий градус конфликта между ними и ещё тремя такими же нетвёрдо держащимися на ногах мальчиками, напугали меня.
   Поднялась с сиденья и попыталась проскользнуть мимо столпившихся как раз неподалёку от меня парней. Лучше бы выйти, во избежание, что я и захотела сделать, благо двери как раз открылись. Шажок, ещё один... И острая боль в районе живота. В глазах потемнело, и реальность тут же ускользнула от моего восприятия. Я лежала на грязном полу вагона и смотрела на светильники, которые плясали перед моими глазами странный танец. Свет кружился и мигал, мешая дышать, и я опустила веки, уплывая куда-то далеко... Туда, откуда возврата не бывает.
  
  
   Глава 1
   Тяжело быть принцессой
  
  
   Воткнула иголку в белую ткань и отложила вышивание в сторону, братик решил навестить меня зачем-то, о чём и сообщил лакей.
   - Эриалинда, - начал родственник, только успев войти. - Выгони фрейлин, будь любезна.
   - В-вон, - даже на этом простом слове, сказанном тихо-тихо я споткнулась. - В-все.
   Впрочем, когда правила бал Эриалинда, так получалось всегда. Не зря же за принцессой закрепилась кличка Мямля. Так её не стеснялся даже папа-король называть. Что уж говорить о придворных?
   Девушки неохотно повиновались и, все четверо, одна за другой, покинули помещение, хоть и умирали от любопытства.
   - Линда, ты же знаешь, я желаю тебе только добра, - начал братец издалека.
   - Д-д-да, - взгляда от своих рук, который вперила в них, стоило только родственнику появиться на пороге, не оторвала, продолжая созерцать тонкие пальчики.
   - Ты всё подготовила к побегу? - не стал дальше тянуть братец.
   С трудом удержалась от того, чтобы не вскинуть взгляд на родственника. Стоит ему отход от привычного стандарта моего поведения заметить, как могут возникнуть ненужные вопросы. А мне это ни к чему, совсем.
   - К-к-какой п-п-побег? - выдавила из себя, постаравшись не переиграть с удивлением.
   - Ты же не хочешь замуж, дорогая сестрёнка, - снисходительно начал братец. - Вот я и подумал, что ты попытаешься найти решение, которое устроит всех. В том числе и твоего жениха -- герцога Рэйфо.
   - Н-н-не зн-наю, - ответ выдала в привычном для Эриалинды стиле.
   - Если ты не подумала о такой возможности, о ней готов подумать я! - пафосно заявил Руэн.
   Ну почему не сидится братцу спокойно? Мне теперь придётся думать, зачем ему это нужно и просчитывать задуманную им интригу, чтобы не попасться в капкан. И из-за этого сующего нос, туда, куда не следует идиота, придётся отложить и вправду задуманный мной побег. Принц, второй по старшинству -- в семейке у нас детей достаёт, папочка довольно любвеобилен и успел уже похоронить трёх жён -- садиться не стал, прошёлся по комнате и повернулся к окну. Не знаю, что он там хотел рассмотреть, как младшей и нелюбимой дочери, мне достались комнаты с видом на хозяйственные постройки.
   - З-зачем? - надо было что-то ответить на предложение принца, и я не нашла ничего лучше, чем задать этот вопрос.
   Нервно одёрнула складку на пышном, безвкусном платье -- дорогих нарядов мне по определению не доставалось, приходилось многое за сёстрами донашивать -- и снова сложила руки на коленях, гипнотизируя при этом их взглядом.
   - Может быть, мне просто жалко мою маленькую сестрёнку? - попробовал сыграть в доброго брата Руэн. - У герцога сложная репутация. Вот мне и хочется спасти тебя. Неужели ты хочешь за него замуж, Линда?
   И вот кто ему донёс, что герцог мне не по вкусу пришёлся? Вслух своего впечатления от знакомства с женихом не озвучивала. Могла, правда, с выражением лица не справиться, а кто-то из шпионок-фрейлин заметить... В этой ситуации решение придётся принимать быстро и сделать при этом всё, чтобы брата переиграть. На моей стороне репутация не умной и наивной мямли, подвоха братец ждать не станет. Но играть придётся всё равно очень тонко, так, чтобы ничего не заподозрил. Вот обдумыванием того, как это лучше сделать, и займусь, когда Руэн уйдёт и придётся вернуться к вышиванию.
   - А т-т-ты т-т-точно п-п-поможешь? - спросила тихо и неуверенно.
   - Так ты не против моей помощи, да? - тут же поинтересовался братец, отвернувшись от окна и глянув на меня -- удалось поймать взгляд, пусть сама и смотрела из-под ресниц, скрывая выражение глаз.
   - Д-да, - категорически отказываться не умно.
   Вдруг братец решит расправиться с вдруг заимевшей своё мнение сестрёнкой? А вот увильнуть в нужный момент, сделав вид, что побег случайно сорвался, мне никто не помешает. Главное, чтобы никто не догадался, что у меня рыльце в пушку. Интересно, разговор записывается? Мягко потянулась силой к брату, осторожно и незаметно для него прощупывая на предмет прослушки. Комната-то мной давно проверена и средства записи работают теперь так, что запечатлеют только то, что нужно мне и не может меня скомпрометировать. Пришлось потрудиться, чтобы всё незаметно и тонко перенастроить, но у меня получилось. Вполне могла гордиться тем, как всё провернула. Но сейчас и эти записывающие амулеты решила на всякий случай проверить. Бережёного Бог бережёт, эту истину моего родного мира помню очень хорошо.
   - Вот и замечательно, - принц направился к выходу, решив, что на этом разговор пока можно и завершить. - Дам тебе знать, когда всё будет готово. Можешь не беспокоиться, сестричка, я обо всём позабочусь.
   "Мужчина" - фыркнула про себя с насмешкой. Решил всё за меня, и подробности мне сообщать явно не собирается. Печально. Мне подробности как раз нужны. Очень-очень. Иначе как играть, не видя карт? Надеяться на удачу? Не в моих привычках. Придётся поискать способы вытянуть из братца нужную информацию. А то и подслушать... Рискованно. Мои покои -- это мои покои. Кому нужна нелюбимая, неперспективная младшая дочка короля? А вот принц, второй в очереди на престол... Там гораздо серьёзней бдят и прослушивают. Тонкая игра намечается, очень тонкая. Придётся в десять раз осторожней быть, чем обычно.
   Фрейлины, любопытной стайкой впорхнули в комнату. Одна из самых смелых и симпатичных девушек из моей свиты, успела кинуть кокетливый взгляд на моего братца. Не знаю, на что она надеется. Простушек, подобных ей, у него достаёт. Он меняет их раз в пару дней, много выгоды она с его внимания получить не сможет. Или сам факт, что пусть короткий, но роман с не наследным принцем был, уже сам по себе весом. Или надеется каким-либо образом его приворожить или обмануть. Зря. За нами, своими детьми, папочка король следит пристально, дабы заговоров во вред короне и ему лично не плели, интрижек с последствиями не заводили, и прочую отцовскую "заботу" о нас проявляет.
   Взяла вышивание и сосредоточилась на нём. Иголка уверенно сновала в моих пальцах, вверх-вниз, узор получался ярким и красивым. Вышивание, как занятие для принцесс, Его Величество одобрял и уважал, и нитки да ткани закупались всегда отменные. Даже для такой мямли как я. Нежные, алые маки на белоснежной ткани смотрелись очень ярко и красиво. Когда завершу вышивку - это будет шедевр. Тщательно вышивала каждый лепесток, каждую чёрную тычинку. Нитка ложилась к нитке, а мыслями я была далеко от того, что делала.
   С того самого момента, как король объявил мне, что сговорен брак с непокорным герцогом Рэйфо - знаменитым не только тем, что объявил об автономии и не стал приносить вассальную клятву Его Величеству, но и своими извращёнными пристрастиями к молодым мальчикам пажам - я думала только о том, как избежать невесёлой участи его жены.
   Интересно, как герцог наследника заделывать собирался? Думает накрыть лицо жены подушкой и сделать вид, что перед ним не женщина, а мужчина? Не потому ли выбрали меня? Самую молодую и пока ещё плоскую, снять платье, надеть мужскую рубаху, и не скажешь, что девка. Четырнадцать лет только-только исполнилось, есть ещё надежда, что и грудь появится, и фигура сформируется. Но от этого мне не легче. И занесло же меня в тело именно принцессы! Впрочем, стоит радоваться и такому шансу на вторую жизнь.
   Завершив вышивать лепесток мака, отложила пяльцы в сторону и застенчиво глянула на девушек, которые, в отличие от меня, только делали вид, что заняты нитками и тканями. Но попросить их оставить меня одну, не успела. Двери распахнулись, и в мою гостиную забежал церемониймейстер. Отвесив поклон, он торжественно возвестил:
   - Его Величество, Ормей Второй, Ваше Высочество, - и вновь поклонился.
   В полусогнутом состоянии, он сделал пару шагов в сторону, освобождая дорогу королю. И только после этого выпрямился.
   Его Величество, Ормей Второй стремительным ураганом ворвался в комнату. Быстрый, высокий, стройный и красивый - придворные дамы просто в штабеля укладывались, когда он мимо проходил - темноволосый и темноглазый, ничем не напоминающий меня. Светлыми, почти белыми, волосами и серыми глазами я пошла в маму, которую и не помнила толком.
   Он просто махнул узкой ладонью с длинными пальцами музыканта, и все посторонние мгновенно покинули мою гостиную. Девушки-фрейлины, украдкой поглядывая на него из-под ресниц и обмирая от желания быть замеченными, уходили неохотно, но быстро. Король в гневе бывал страшен, и о его вспыльчивом характере и последствиях приступов ярости знали все. И опасались ослушаться или попасть под горячую руку.
   - Руэн был у тебя, - начал отец без предисловий. - Я хочу знать, зачем?
   Вскинула на него испуганный взгляд, пытаясь просчитать ситуацию. Его Величество перестал доверять записывающим устройствам, установленным в моей комнате? Но почему? И как заметил подлог? Где я прокололась?
   - Он-н, ин-н-нт-т-тер-р-ресовался м-м-моим м-м-мне-н-н-ием о ж-ж-жен-н-нихе, - выговорила с трудом, при этом лихорадочно обдумывая линию поведения.
   - Вы говорили о побеге, - уверенно заявил отец и, сделав несколько шагов вперёд, встал рядом со мной, нависнув угрозой.
   - Н-н-нет, - надеюсь, выгляжу достаточно наивно, испуганно и бледно.
   И слёзы к глазам вовремя подступили, испуг будет выглядеть натуральней.
   - Нет? - с угрозой спросил Его Величество.
   - Н-н-нет, - ответила, надеясь на то, что король на самом деле не знает, о чём был разговор и просто берёт меня на испуг сейчас.
   Отец отошёл к креслу, сложил руки на груди и окинул оценивающим взглядом свысока, постукивая носком сапога по вытертому ковру.
   - Линда, - начал он проникновенно. - Дорогая моя дочь, - это его обращение меня напугало больше, чем стремительный допрос. - Мир с герцогом Рэйфо, королевству необходим как воздух. Всего лишь год-два передышки, и всё несколько поменяется...
   Мне только что намекнули, что мой будущий супруг нежилец? Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд. А отец мог бы и не говорить про мир. Сама прекрасно понимаю, почему меня было решено столь поспешно выдать замуж и именно за герцога. Но вот на то, что очень быстро стану вдовой, как-то и не рассчитывала. Постаралась ничем не выдать, что поняла то, что вкладывалось Его Величеством между строк и, широко распахнув глаза, принялась, затаив дыхание, внимать отцу.
   - Война, Ваше Высочество, - король перешёл на более официальное обращение, и я смогла мысленно выдохнуть. - Её сложно выиграть, если вести сразу на два фронта.
   Прописные истины, но я молчала, оставаясь всё той же испуганной, наивной дурочкой, для которой отец - светоч в окошке и мерило мудрости и знаний. Опустила взгляд, выражая этим смирение со своей участью, пытаясь решить, волнует ли меня благополучие не родной семьи и страны.
   - Скажи мне, Руэн предлагал тебе побег? - мягко спросил отец и присел передо мной на одно колено, пытаясь заглянуть в моё опущенное лицо.
   Если скажу "да", какими будут действия короля? Помощь Руэна - прямое предательство интересов короны. Оскорблённый моим побегом, герцог Рэйфо забудет о перемирии и начнёт военные действия. И Бог бы с ним, если бы положение не осложнялось намечающейся войной с Даэнией. Давно они заглядываются на наши земли, сколько мы с ними воевали из-за спорного автономного княжества и новая война на подходе. Об этом только и говорят в гостиных столицы.
   Хочу ли я быть жертвой, отправленной на заклание ради интересов короны? От меня далеки интересы этой страны и семейки, состоящей из одних змей, сколопендр и скорпионов. Ни одного доброго слова у меня не найдётся, ни для кого из братьев и сестёр. Хочу ли я, чтобы герцог Рэйфо получил заложницу королевских кровей, в качестве гаранта соблюдения интересов герцогства? Автономия для герцога - жирный и лакомый кусок. Легко он его не отдаст. Что лучше, отчислять половину доходов в королевскую казну или получать всё и сразу? Доход от пошлин за провоз товаров - удобный и безопасный путь для караванов с востока, пролегает как раз через его земли - от такого сложно отказаться. Как и от налога на торговлю - один из крупнейших рынков страны, тоже в герцогстве находится. От такого пирога и моему отцу сложно отвернуться и сделать вид, что его не существует. Да и золотые рудники, не то, что можно назвать ничего не значащей мелочью, на которую стоит закрыть глаза. Борьба за влияние в герцогстве ещё впереди. И я в ней - разменная монета.
   - От-т-тец, - беспомощно вздрогнула, так и не решив, как поступить.
   - Ваше Высочество, - король поднялся с пола и теперь вновь смотрел на меня свысока. - Герцог Рэйфо уже в столице. Дабы ни вы, ни ваши братья, не посмели сломать нам игру, нами было принято решение - подписать брачный контракт сегодня. Сейчас, - поправил он сам себя, надменно кривя губы.
   Вот теперь мне стало страшно по-настоящему. Наверное, я побледнела... Да и в глазах потемнело и голова закружилась.
   - От-т-тец! - схватилась за горло, пытаясь справиться с эмоциями.
   - Это не обсуждается, - холодно заявил король и крикнул: - Эйно! Законников к нам!
   Когда? Когда он успел всё подготовить? Время у него было только в том случае, если он подозревал меня в подготовке побега. Принц-то только сегодня озвучил желание помочь с этим. Или Руэн уже о своих планах где-то проговорился? Или просто донёс отцу?
  
  
  
   Глава 2
   Контракт
  
  
  
   Как на палачей смотрела на мужчин, заходивших в комнату, с чувством, что, кажется, проиграла, толком и не начав играть. Политика слишком сложна для моего ограниченного разума, иначе так легко меня бы не поймали. Достойного повода отказаться от подписания контракта нет. Упасть в обморок? Вон и лекарь вошёл, вслед за законниками. Быстро в себя приведёт. Лучший из лучших в своём деле, других король и не держит при себе.
   Его Величество кивнул мужчинам в серых хламидах, длиною до самого пола, в серых же круглых шапочках, что прикрывали лысины и ко мне пододвинули столик, что стоял посередине моей гостиной. Споро очистили его от корзинок с принадлежностями для вышивания и поставили чернильницу, положили перьев и с поклоном, повинуясь жесту короля, вручили мне свиток.
   - Ознакомьтесь, Ваше Высочество, - велел Его Величество и присел в одно из кресел, что стояли напротив дивана, на котором располагалась я.
   - Д-д-да, В-в-в...
   - Читайте, - была остановлена нетерпеливым королём, который не собирался мне и лишнего мига на размышления давать.
   Хорошо, что с документом дал ознакомиться. Дрожащими пальцами развернула свиток, стараясь справиться с паникой, в которую впала принцесса. Мне как никогда сейчас необходимы: ясный разум и твёрдый дух. Без них мне не найти решения проблемы в кратчайшие сроки.
   Внимательно вчитывалась в строки контракта, шевеля губами и хмуря брови. Приданое, даваемое за мной Его Величеством, смотрелось как-то хило. Всего лишь кусок никому не нужной земли на окраине государства, несколько платьев и те драгоценности, которые у меня имелись. Стоит отметить, что их было мало, и стоимости их едва хватит на то, чтобы покрыть год моего самостоятельного, без королевского содержания, проживания в столице. И герцога такое хамство устроило? Либо он дурак, либо у него есть тузы в рукаве, которыми он не применёт воспользоваться, когда получит меня в собственное пользование.
   - Подписывайте, Ваше Высочество, - дочитать контракт, чего и следовало ожидать, отец мне не дал.
   Немного успокоившись и выдохнув, положила свиток на столик и взяла в руки остро отточенное перо. Медленно, обдумывая шансы на успех, обмакнула его в чернильницу, постучала пером о край, избавляясь от излишков чернил и... поставила подпись внизу, там, где было написано:
   "Эриалинда Луазина Коринэ маркиза Лаомаш"
   Стоило только поставить закорючку, как Его Величество приблизился и размашисто расписался под ней. Достал из кошеля, что висел на его боку, королевскую печать и палочку сургуча. Не дожидаясь указаний, господа законники поднесли Ормею Второму свечу, над которой отец смог расплавить сургуч, а после шлёпнуть печать поверх документа. Вот теперь точно возврата назад не было. И мне остаётся только молиться Богу, чтобы как можно дольше никто и ничего не заметил. Если до свадьбы, которая, согласно наполовину прочитанному мной документу, должна состояться не более чем через десять дней, после обоюдного подписания контракта - а дата в нём сегодняшняя стоит, что печалит меня безмерно - ничего не заметят, то тогда успею и сбежать и порки не вкусить. Король-батюшка, безусловно, разгневается, когда поймёт что я только что натворила. Сам виноват, лишил возможности даже обдумать всё как следует.
   Его Величество покинул мои покои так же стремительно, как и врывался в них, не удосужившись даже доброго слова на прощание кинуть нелюбимой дочери. И хорошо, что этого не сделал, мне стоило огромных трудов держать себя в руках, и когда явились фрейлины, отослала их, пожелав остаться в одиночестве и подумать.
   Встала с ненавидимого мною, потёртого дивана, покрытого дорогой, но обветшалой парчой. Золотой герб в витиеватых цветочных рамках, вышитых на белой когда-то ткани. Королевский, будь он неладен. Мебель, принадлежавшая когда-то матери принцессы. Такой же белокожей, сероглазой и светловолосой как и дочка. Третья супруга Ормея Второго отличалась тихим, незлобливым нравом и мизерным даром к маги. Если бы не сложная обстановка и напряжённые отношения, которые возникли из-за глупой ошибки, допущенной в те годы нашим послом в Альжане. Он позволил себе слишком резкие высказывания в адрес организации и выучки их войск. Отец совершил непростительную глупость, послав в Альжану послом молодого и неопытного графа, посмевшего не так глянуть в сторону тогдашней королевской фаворитки. Своего Ормей добился, графа обезглавили за неуважение к альжанцам и их способам ведения войны. Сам альжанский повелитель, мой дед, собрался встать во главе войска, чтобы не словом, а делом, доказать насколько наш посол был неправ.
   Политический скандал удалось замять с трудом. Многоопытный Советник Его Величества, герцог Чатанж, немало денег из казны потратил, чтобы купить благосклонность альжанского министра-генерала, сумевшего уговорить своего повелителя не пускаться в военный поход на старости лет. Да пришлось Ормею Второму жениться на альжанской принцессе, дабы окончательно замять скандал, который мог обернуться войной не в самый подходящий для страны момент. Его Величеству жениться на альжанской принцессе не очень-то и хотелось, как и спускать с рук казнь своего посла, пусть и сосланного в дальние страны за грехи, но дела в королевстве обстояли не самым лучшим образом - бунт на востоке из-за новых налогов, на тот момент, подавить ещё не удалось - и, скрепя сердце, мой отец в очередной раз пошёл под венец.
   Королеву Его Величество не любил, и не уважал. Семейная жизнь для матери принцессы оказалась предельно короткой и несчастливой. И дочь королю альжанская принцесса подарила такую же, как и сама, оторванную от реальности, слабо одарённую в магии, тихую и спокойную. Яркому и бесшабашному Величеству, такой ребёнок был не интересен. У него, у короля, дети должны были быть все, как на подбор - красивые, одарённые маги, сильные, здоровые и способные зубами прогрызть дорогу наверх. Линда таковой не была, да ещё и заикалась сильно, что являлось заслугой Его Величества, испугавшего когда-то ребёнка до смерти.
   Отца принцесса боялась очень сильно, и если бы не подселение моей души к её, то и дальше не в состоянии была бы соображать нормально в присутствии короля. Девочкой она была умненькой и талантливой. Несмотря на то, что запасом магической силы обладала крохотным, использовать его научилась самостоятельно, по книгам, и очень изящно манипулировала тонкими потоками, так же красиво и искусно, как и вышивала. Там, где нельзя было воздействовать грубой силой, её умения были незаменимы. Но кого это интересовало в королевской семье? При дворе уважали только силу, наглость и способность интриговать.
   Сколько я ни стояла у окна, вглядываясь в стену соседнего флигеля, умных мыслей, как избежать свадьбы, в голову не приходило. Возможность была только одна - бежать, в самый неожиданный момент. Плохо то, что своим визитом Риан заставит бдительного короля удвоить пригляд за мной, сбежать станет намного сложнее, чем казалось ранее. Не в этом ли крылся смысл визита принца?
   А исчезнуть из дворца прежде, чем отец поймёт, что моя подпись на документе испарилась, надо обязательно. Если выяснится мухлёж с подписями, второго шанса вытворить то же самое мне не дадут, будут более внимательны к тому, что я делаю во время чтения и подписания контракта. А точнее, даже прочитать второй раз не дадут... И в качестве наказания, могут ухудшить условия моего существования при герцоге, добавив какой-нибудь скользкий пункт. И главный мой козырь - то, что меня не считает за умного и достойного внимания мага - будет использован зря.
   Интересно, как сильно бы огорчился Его Величество, если бы знал, что даже маленькая сила, управляемая умелой рукой может вытворять такое, что ему и не снилось? Провела ладонью по платью, и отпустила гулять по полу крохотную волну, которая впитывала в себя все те крошки и нити силы, что незаметны взгляду более сильных магов, и постепенно расползавшуюся всё дальше и дальше. Процесс шёл медленно, но я привыкла ждать, как и Линда. Ни отец, ни принцы, ни даже мои фрейлины, не смогли бы заметить того, что сейчас происходило - это было неподвластно их взгляду, их чувству магии.
   Вот волна лизнула ножку дивана, и поползла вверх, медленно, верно поднимаясь выше и выше. Прошёл час, прежде чем все предметы, находившиеся в комнате, и её стены, покрылись тонким, изящным узором, состоящим из магической энергии, который окрасился в красный цвет. Подосадовала на себя. Его Величество, судя по всему, что-то заподозрил, раз увеличил количество прослушивающих устройств. Или действовал превентивно? Ведь сейчас я являюсь центральной пешкой в большой политической игре. Стоило ожидать того, что наблюдение усилят. Надо же, и здесь я проиграла Ормею Второму. Опыт не пропьёшь. А его, у короля много больше, чем у меня. Он в интригах собаку съел. А я... я просто чужая здесь. И весь мой прежний жизненный опыт, к такому меня не готовил.
   Сняла лёгким движением пальцев заклинание-проверку, и не стала вмешиваться в работу новых подслушивающих устройств. Сейчас это рискованно делать. Игра идёт по-крупному. Малейший промах, и сложностей в моей жизни прибавится.
  
  
  
   Глава 3
   Породистая кобылка
  
  
   Долго наслаждаться покоем мне не дали. Стук в дверь возвестил, что ко мне вновь пришли. И церемониться не стали, двери открылись сразу же после стука.
   - Ваше Высочество, - присела в подобии земного реверанса фрейлина. - К вам врач. Приказ Его Величества.
   "Даже так" - произнесла мысленно, и вместо ответа кивнула, давая понять, чтобы впустила визитера.
   Врач, как и полагается, был одет в зелёную тунику, длинной до пола, и на голове у него красовалась такого же цвета круглая шапочка. Пришёл мужчина в сопровождении жеманного пажа, который окинул меня презрительным взглядом и, не спросив разрешения, нагло развалился в кресле.
   - Давайте быстрее, - голос у пажа оказался высоким, тонким и препротивным.
   На смазливом лице молодого человека можно было прочитать, как ему не нравится находиться в моих комнатах. В брезгливой улыбке кривились его губы, а рука непроизвольно сжималась в кулак, стоило пажу остановить свой взгляд на мне. Разодетый в цвета герцога Рэйфо, молодой человек не скрывал неприязни и время от времени подносил надушенный платочек к носу, всем видом выражая презрение ко мне, и окружающей его обстановке.
   Кажется, мне удалось лицезреть фаворита своего будущего мужа, ещё даже не успев выйти замуж.
   - Выше Высочество, - в отличие от пажа, лекарь своего презрения мне не демонстрировал и почтительно склонил голову, отдавая дань моему титулу и моей принадлежности к правящему дому. - Здесь приказ Его Величества, - протянул мне сложенный вчетверо лист. - Ознакомьтесь.
   - П-п-пре-д-д-дставьтесь, - заикающаяся принцесса представляла собой, наверное, в глазах пажа жалкое зрелище, потому что он фыркнул и сморщил нос брезгливо, в ответ на мою просьбу.
   - Лекарь Арнэ, - вновь склонил голову в лёгком поклоне врачеватель.
   - В-вы? - обратилась к пажу, прежде забрав послание Его Величества у лекаря.
   - Виконт Нобрэ Арнэст, - молодой человек даже не стал вставать с кресла, и я его невоспитанность оставила без внимания.
   Просто внимательно, прищурившись, осмотрела с ног до головы, пытаясь понять, верны ли мои выводы о его статусе при будущем супруге. У пажа была довольно известная фамилия. Дом Арнэст славился своим богатством, родовитостью - род вёл свою линию аж от времён Великих Смут, тогда многие семьи поднялись на бесконечных войнах и переделах власти - и, неплохим магическим даром, передающимся отпрыскам старинного древа по наследству. Богатая одежда, в цветах дома герцога Рэйфо - синее на голубом, вышивка золотом - жеманные манеры, и явное неуважение к особе королевских кровей. Фаворит, не иначе.
   Развернула лист тончайшей бумаги и принялась вчитываться в строки, написанные королевским секретарём, его идеальный, ровный почерк мне был хорошо знаком. Только подпись принадлежала руке Ормея Второго. Впрочем, сам текст послания тоже был надиктован им. Несколько раз перечитала, не в силах поверить в увиденное, закрыла на миг глаза, пытаясь справиться с гневом и одновременно желанием расплакаться.
   Рука не дрогнула, когда я положила листок бумаги на столик. Кивнула головой, пытаясь справиться с Эриалиндой, которая внутренне уже забилась в истерике. Совладать с её желанием упасть на колени и попросить сжалиться, было очень тяжело, но я справилась.
   - Ид-д-демте, - первой направилась в сторону будуара.
   Лекарь проследовал за мной, виконт же соизволил подняться с места и пошёл следом.
   Фрейлины, которые молчаливыми тенями жались у дверей, так же не стали ждать особого приглашения. Им следовало засвидетельствовать документ, который должен был составить лекарь Арнэ, согласно королевскому приказу.
   Одна из фрейлин скользнула следом за мной за ширму и помогла справиться с платьем. Оно было лишним на этом освидетельствовании. Как и бельё. Снять пришлось всё. И выйти к ожидающим в чём мать родила. Чего мне стоило не прикрыться руками, а, опустив очи долу, выйти из-за ширмы, никто никогда не узнает. Но губу я прокусила до крови, и тонкая струйка тёплой, алой жидкости побежала по подбородку.
   Виконт вновь брезгливо поморщился, увидев меня обнажённой. Лекарь сохранял профессиональное спокойствие. Фрейлины же, и так видели это зрелище каждым утром и вечером. Но даже они отводили взгляды, чувствуя себя неуверенно и не в своей тарелке.
   Герцог решил меня начать унижать ещё не успев толком жениться. Хорошенькое начало нашего с ним брака. Покорно осталась стоять на месте, пока господин Арнэ поднимал с моих плеч и спины распущенные сейчас волосы, открывая придирчивому взгляду шею. Виконт Арнэст, обошёл вокруг кругом, разглядывая меня пристально, как рабыню на невольничьем рынке. Потыкал пальцем в мои рёбра и задумчиво произнёс:
   - Худа, груди нет. Это хорошо. Его Светлости понравится. Вы уверены, что она сможет выносить наследника? - спросил он у лекаря с сомнением. - Бёдра узкие.
   - Её Высочество абсолютно здоровы, - уверенно ответил господин Арнэ.
   - Я хочу убедиться, что она нетронута, - в отвращении виконт передёрнул плечами.
   - Ваше Высочество, - с толикой сожаления произнёс лекарь и указал мне рукой на кровать.
   Повиновалась вновь молча и стиснув зубы. Меня бросало в дрожь от унижения и стыда. Но пришлось загнать все инстинкты девочки из двадцать первого века куда поглубже. Здесь бы не поняли моих прочувствованных речей про права женщин. Если я хотела выжить, приходилось терпеть и делать вид, что всё правильно и у меня возражений нет.
   Покорно легла и, следуя указаниям лекаря, раздвинула ноги. Виконт склонился надо мной, как и господин Арнэ. Осмотр длился недолго, к моему облегчению.
   - Не распечатана, - резюмировал наглый паж.
   Глубоко вдохнула, выдохнула, зажмурилась, сдерживая рвущиеся наружу эмоции. И только после того, как несколько успокоилась, сползла с кровати и спряталась за потёртое покрывало, что украшало ранее ложе.
   Но останавливаться на достигнутом, виконт, судя по всему не собирался, так как с наигранным беспокойством спросил:
   - А зубы все целы?
   - Целы, - лекарю удалось сохранить вежливое выражение, ни один мускул на лице не дрогнул. - Ваше Высочество? - обратился ко мне и я, со вздохом, подошла к ним, обойдя кровать по кругу.
   Стояла, прикрыв глаза, пока зарвавшийся аристократ, заглядывал мне в рот, щупал за плечи, бёдра и шею. Эмоции, эмоции... я не имела права на них, вот и старалась изо всех сил не вздрагивать, когда моей кожи с отвращением касался холодными пальцами любовник моего будущего супруга.
   - Удовлетворительно, - завершил пытку виконт и отошёл от меня подальше.
   Открыла глаза и увидела, как молодой человек демонстративно достаёт надушенный, кружевной платочек из-за обшлага рукава и вытирает руки. Я же смогла юркнуть за ширму, куда следом за мной прошла и фрейлина. Пока меня одевали, лекарь составлял бумаги, а виконт довольно громко, чтобы я слышала, отпускал насмешливые замечания о моём телосложении, худобе и уродстве. Так же он не забывал сомневаться в том, что я в состоянии подарить герцогу наследника. Изощрялся как мог, а я просто мысленно отключилась от происходящего, запрятавшись в привычный для Эриалинды кокон. Его слова пролетали мимо моих ушей, не касаясь сознания и своей цели, вызвать у меня истерику, виконт Арнэст так и не достиг. Зря ревнует, его я никогда своему будущему супругу не заменю. Особенно если побег удастся.
   Вышла я к ожидающим меня мужчинам и фрейлинам внешне спокойной и равнодушной. Смотрела, как и всегда, в пол, не смея поднять взгляда.
   - Я подпишу, но не скажу, что товар отвечает всем нашим требованиям, - намеренно растягивая слова, произнёс господин паж.
   Надо же, говорит за себя и своего господина. Непроизвольно передёрнула плечами, так покоробило меня это.
   Проставление подписей и печатей, уже не заняло так много времени, как само составление документа. Лист, тонкой, просвечивающей бумаги, с текстом, нанесённым золотыми чернилами, был вложен в большой, серый конверт, который лекарь запечатал своей печатью и с поклоном отдал виконту. Паж герцога Рэйфо взял ценный документ двумя пальчиками и, скорчив недовольную гримасу, кинул мне многообещающий взгляд.
   - Не прощаюсь, - бросил он нам и, развернувшись, довольно быстро покинул мои покои.
   - Ваше Высочество, - со вздохом сожаления поклонился мне лекарь, и проследовал вслед за представителем моего будущего мужа на выход.
   Весёлая жизнь ждёт меня в герцогстве, если не смогу убежать. Поэтому, стоит приложить все силы к тому, чтобы поломать планы короля и Его Светлости на меня.
   - Ос-с-с-т-т-тавьт-т-те м-м-ме-н-н-ня, - из-за скрытого гнева, заикалась сильнее, чем обычно, но фрейлины поняли меня с полуслова и довольно быстро скрылись за дверями.
   И только когда осталась одна, позволила себе показать настоящие эмоции. Вцепилась ноготками в кружева, что широким веером обрамляли рукава, длинной в три четверти. Изорвала их в клочья, давая выход обиде и унижению, пережитым недавно. Я задыхалась от желания разрыдаться, но не позволила себе этого, излив негодование, приведя в негодность рукава собственной одежды. Если бы не прослушка... бросилась бы ничком на диванчик и порыдала бы от души. Или наоборот? Надо для соглядатаев батюшки изобразить горе? Кажется, эмоции берут надо мной верх и я более не способна здраво оценивать ситуацию. Как повела бы себя Линда на моём месте? И почему именно сейчас не удаётся найти ответа на этот вопрос?
   Не этого ли добивались от меня, унижая диким осмотром? Того, чтобы я вышла из себя? Обиделась или наоборот покорилась? Эмоции в данном случае очень мешали сосредоточиться и принять правильное решение.
   Пометавшись по комнате, вдохнула и выдохнула, следовало взять себя в руки. И вышивание являлось наилучшим способом это сделать. Ясная голова в преддверии побега мне не помешает.
  
  
  
   Глава 4
   Семейный завтрак
  
  
   Более день ничем не выделялся из всех предыдущих. Вскорости после того, как взялась за вышивание, смогла прийти в себя и позвать фрейлин. Вечер прошёл тихо и размеренно. Девушки, что составляли мне компанию, не отличались болтливостью в моём присутствии. Да и не приветствовала я лишних разговоров, только изредка позволяя делиться фрейлинам сплетнями со мной. Наверное, это было недальновидно с моей стороны, но Эриалинда боялась своих молодых надсмотрщиц, приставленных королём. А я не стала менять привычного её поведения, чтобы не вызывать подозрений. Не дай Бог кто-либо из королевской семейки заподозрит неладное. Таким сильным магам обряд изгнания духа провести, раз плюнуть. Вот и старалась я лишний раз не высовываться, всеми силами мимикрируя под тихоню-принцессу.
   Долго не могла уснуть, обдумывая варианты побега. Он был сложновыполнимым без посторонней помощи. Но положиться ни на кого во дворце я не могла. Приходилось рассчитывать на свои силы. В часы одиночества, которые случались достаточно часто, используя самые простые ткани, что закупались управляющим дворца для вышивания, смогла смастерить что-то похожее на мальчишеские штаны, да рубаху. С верхней одеждой были сложности. И, слушая, как маркиза Дажансо - одна из фрейлин - читает мне нудный роман о подвигах храброго рыцаря, обдумывала то, с какого из плащей стоит спороть вышивку этой ночью, чтобы он сошёл за мужской и не привлекал лишнего внимания.
   А после того, как отпустила всех фрейлин, кроме одной, которая сегодня была дежурной по спальне, соскользнула с кровати и направилась в гардеробную. Маркиза осталась ночевать в соседней комнате, предназначенной именно для этого, потому я могла себе позволить толику свободы.
   Из множества плащей выбрала один, тот, который поплоше и принялась за дело. Такой умелой рукодельнице как Мямля-принцесса, было просто убрать с плаща всё то, что могло бы привлечь внимание к владелице или владельцу.
   Королевский герб был спорот за считанные мгновения. Золотой цветок власти, который могли носить на своей одежде только члены королевского дома, был так же легко убран, пусть понадобилось потратить на него чуть больше времени. Простая, непромокаемая ткань, немного потёртая, серого цвета. То, что нужно, чтобы не бросаться в глаза досужим прохожим.
   Удовлетворённая проделанной работой, почувствовала себя более уверенно и заснула быстро и со спокойной душой. Готово практически всё. Осталось решить с днём ухода из дворца. Но и с этим тянуть я точно не буду. Чем быстрее, тем лучше.
   Утром я проснулась в бодром расположении духа и спокойно перенесла каждодневное издевательство с одеванием. Единственное, что настораживало, маркиза Дажансо не стала спрашивать какой наряд сегодня наденем. Достала самое красивое и новое платье, которое имелось у меня в единственном числе. Прическу мне так же делали дольше обычного. Намечается приход гостей ко мне, а я не в курсе? Долго гадать не пришлось, ответ я узнала довольно быстро, даже не задав ни единого вопроса.
   - Ваше Высочество, Его Величество пригласили вас на семейный завтрак, - доложила мне маркиза после того, как с облачением было завершено.
   Кивнула головой, давая понять, что мне всё ясно. Просить называть время не стала, его я знала и так. Завтраки, обеды, полдники, ужины... они всегда проходили в одни и те же часы ежедневно. Другое дело, что меня обычно на них не приглашали. Сегодня же сделали исключение, и мне ясно почему. На короткое время я - центральная фигура в отцовских интригах, хочет держать меня на виду, во избежание. Или есть что-то ещё, чего я не знаю.
   Золотые цветы на белом, многослойном платье, неудобном в носке. Торжественный наряд. Похожим на него будет тот, в котором пойду замуж, если пойду. Королевские цвета обязывают. Или мне откажут и в свадебном платье? На пущенную в расход принцессу жалко будет потратиться, наверное.
   Тело Линды, тело ребёнка-подростка, не подходило для таких тяжёлых нарядов и причёсок. И мне приходилось напрягать мышцы шеи, чтобы голова не запрокидывалась назад из-за того, что в волосы вплели слишком много жемчуга и перьев. Виски ныли уже сейчас, и я понимала, что моё состояние только ухудшится к окончанию торжественного семейного завтрака.
   Корсет, затянутый очень туго, всё равно елозил по рёбрам и натирал их, впиваясь острыми краями в нежную кожу. Настоящий пыточный инструмент, куда до него испанскому сапогу! Тяжёлая материя, расшитая золотом и жемчугом, тянула вниз, заставляя ноги подгибаться под своей тяжестью.
   На более фигуристой девушке, это платье, смотрелось бы наверняка намного эффектней чем на мне. И это бы служило ей утешением, когда корсет особо сильно натирал бы или ноги гудели бы от усталости. А я же болталась в нём, как сосиска в кипятке, и выглядела нелепо и бледно. Белая кожа, белое платье... белое, на белом. Жуть.
   Тяжёлые и пышные юбки мешали идти, поэтому передвигалась я медленно и мелкими шажками. Фрейлины, разодетые в голубые с белым платья, которые им полагались по статусу, следовали сразу за мной. Держались они намного уверенней, чем я, и чувствовали себя как рыбы в воде. Одна я шла, опустив очи долу, не желая встречаться взглядами с придворными.
   И только войдя в малую столовую, предназначавшуюся для семейных завтраков, поняла ради чего весь этот сегодняшний парад. Герцог Рэйфо, как будущий член королевской семьи, был так же приглашён.
   Золотоволосый, высокий, он притягивал к себе взгляды придворных дам. Только смотрели они на него зря. Девочками герцог не интересовался совершенно. На красивых чертах лица этого мужчины, лежала печать разврата. Что-то слабое и порочное чувствовалось в очертаниях его рта. Ленивый взгляд голубых глаз был безразличен и пресыщен. В уголках алых, пухлых губ притаилась вечная презрительная усмешка.
   Одет мой будущий супруг был в голубой камзол, синие облегающие штаны до колен. Белые тонкие чулки со стрелкой, синие бархатные туфли с бриллиантовыми пряжками. Пальцы мужчины были унизаны дорогими перстнями, а кружевной воротник пышной рубашки украшала бриллиантовая булавка. Его Светлость основательно подготовился к завтраку в кругу августейшей семьи.
   Я смотрела на него, и никак не могла отвязаться от мысли, что отцу стоило бы приказать одеть меня как мальчика. Моё роскошное платье совершенно не отвечало вкусам герцога Рэйфо. Жених даже не посмотрел в мою сторону, предпочитая лениво осматривать убранство столовой.
   - Её Высочество не наследная принцесса, Эриалинда Луазина Коринэ маркиза Лаомаш, - торжественно возвестил о моём приходе церемониймейстер.
   Только тогда Его Светлость соизволил обратить свой взор на меня. Ничего неожиданного для себя, он не увидел, потому равнодушный взгляд отвёл в сторону практически сразу.
   - Ваша Светлость, - Его Величество, вошедший почти сразу вслед за мной, удивительно что мы не столкнулись с ним в коридоре. - Будьте так любезны, поухаживайте за своей будущей женой. По-семейному, по-родственному, - нехорошая усмешка слышалась в уверенном голосе Ормея Второго.
   Стремительный король, очень быстро обогнул стол и приблизился к трону во главе его. Одетый в белое с золотым, он составлял единый ансамбль с нами, с его детьми. И только я несколько выбивалась из общей картины, цветом волос и глаз, да забитостью.
   Руэн, который кивнул мне, когда я вошла. Высокий, статный, темноволосый, красивый. Как и наследный принц, который лениво разглядывал декольте моей фрейлины, графини Эржан. Принцесса Улиана Эленора, сестра по отцу. Тоже темноволосая и зеленоглазая. Гордо вскинутая голова, надменный взгляд. Сестрице было чем гордиться, она была невероятно эффектна и красива. Любимица короля, ей дозволялось многое из того, что Эриалинда не посмела бы никогда совершить. И не наследная принцесса Равиланда, вторая супруга короля подарила ему только девочек, в отличие от первой.
   На фоне породистых и лощёных красавиц и красавцев сестер да братьев, я выглядела бледной молью, о чём мне не единожды и с радостью сообщали принцессы. Улиана Эленора сделала вид, что не заметила меня. Равиланда кивнула мне по примеру Руэна, с которым водила довольно тесную дружбу. Я же ответила дежурным реверансом на это и прошла к своему месту, в самом конце стола, занимаемому мной согласно старшинству.
   - Нет, дитя моё, - остановил меня король. - Мы желаем, чтобы сегодня вы сидели от нас по правую руку, рядом с нашим зятем.
   Двери за моей спиной закрылись, отрезая придворных от семейного королевского завтрака, на котором посторонним не было места. Повиновалась, спорить не приходилось. Присутствие по мою левую руку короля, а по правую герцога нервировало, и кусок не лез в горло. Вяло крошила кусок хлеба на мясо, что сочилось жиром на золотой тарелке, и время от времени клала отломленный кусочек рот. Вилок не полагалось, есть надо было руками. Из столовых приборов только нож.
   Королевский завтрак подразумевал под собой мясо. Много мяса и дичи. Хлеб к изысканной еде, нещадно сдобренной местными специями, подавался пышный, румяный и вкусный. Вот им я и завтракала, понимая, что жирную дичь мне при таком нервном напряжении ни в жизнь не прожевать и не проглотить. Ещё подавлюсь. Возможно, это и лучший выход из нынешней ситуации. Но жить-то хочется.
   - Эриалинда, - обратился ко мне Руэн. - Как твоё самочувствие? Ты бледно выглядишь.
   Вскинула испуганный взгляд на брата, его внимание ничего хорошего не предвещало. Сердце сжалось в дурном предчувствии, и оно не обмануло меня.
   - Ночами не спишь? - невинно поинтересовалась Равиланда, прежде кинув внимательный взгляд на не наследного принца. - Переживаешь?
   - Любая девушка волнуется перед свадьбой, - голос Улианы Элеоноры журчал как ручеёк, нежный, плавный и завораживающий.
   Это заступничество старшей из сестёр, заставило насторожиться меня ещё больше, и я решила отмолчаться, дабы не провоцировать родственников лишний раз.
   - Побег готовит, - небрежно ответил ей за меня Руэн. - Мы недавно только обсуждали его возможность с Линдой. Она так жаждет сбежать. Ваша Светлость, - обратил он своё внимание на герцога, который насторожился, нахмурился, положил в тарелку надкусанный кусок мяса и отодвинул её от себя. - Приглядывайте за будущей женой, она может преподнести сюрприз.
   Душа упала в пятки, и я с трудом справилась с выражением лица, изобразив испуг и изумление. А изнутри поднималось желание придушить братца прямо здесь и сейчас.
   - Ваше Высочество! - в голосе короля зазвучал металл, а взгляд не предвещал ничего хорошего ни мне, ни младшему из принцев.
   - Глупости, - вмешался наследник престола и перевёл ленивый, жёсткий, умный взгляд зелёных глаз на меня. - Эриалинда всегда проявляла себя послушной дочерью. Ты что-то путаешь, Руэн, - с угрозой посмотрел он на младшего брата.
   Пратам, как самый близко стоящий к трону человек, прекрасно осознавал вред этого выступления родственников в присутствии герцога, и не из доброты душевной вступился за меня. Прекрасно это понимала.
   - Глупая шутка, - вмешала Улиана, будучи умной девушкой, она, так же как и старший брат, больше пеклась об интересах короны и о том, чтобы в глазах отца заработать лишние очки.
   - Ваше Высочество? - повернулся ко мне жених, соизволив только сейчас смерить меня пристальным и оценивающим взглядом.
   - Г-г-глуп-п-пая ш-ш-ш.. - завершить фразу Ормей Второй мне не дал, прервал на полуслове.
   - Ваша Светлость, - спокойно обратился он к герцогу Рэйфо. - Дабы не возникало сомнений в том, что мы готовы сдержать данное слово и соблюсти условия контракта, предлагаю перенести бракосочетание на более близкий срок.
   И вот тут-то я поняла, что ловушка захлопнулась. Весь этот спектакль, который устроили мои братья и сёстры, безусловно, был согласован заранее с королём, и цель у него была одна - ускорить бракосочетание под благовидным предлогом.
   Непроизвольно дёрнула рукой, и задела нож, который упал со стола от этого моего неловкого движения, и как-то особенно громко зазвенел в полной тишине, воцарившейся после короткого спича Его Величества.
   - Ваша Светлость? - король не собирался долго ждать ответа.
   - Д-да, конечно. Вы правы, Ваше Величество, - уверенно ответил мой будущий супруг. - Это возможно. Контракт подписан, - усмешка скривила его пухлые губы, но мужчина не дал волю эмоциям и быстро взял себя в руки. - Днём раньше, днём позже... Когда?
   - Завтра, - Его Величество спокойно произнёс этот приговор для меня, а я почувствовала в этот момент только, как кровь отхлынула от моего лица и как голова закружилась от осознания ужаса ситуации.
   - Брачную ночь вы сможете провести здесь, раз сроки сдвинулись, - король благосклонно улыбнулся будущему зятю.
   Формального предлога у моего будущего супруга отказаться не было, поэтому ему пришлось согласно склонить голову и в сердцах сжать салфетку, которая лежала у него на коленях. Я этот жест заметила, как и Ормей Второй, в глазах которого проскользнуло удовлетворение. Ему в очередной раз удалось переиграть противника. И пусть я не понимала, в каких именно моментах ему это удалось и зачем ему это надо, но это скрытое довольство во взгляде отца, пугало меня не меньше, чем перспектива первой брачной ночи, притом уже завтра.
   - Эриалинда, ты совсем ничего не съела, - с притворной заботой обратилась ко мне Равиланда.
   - А силы тебе понадобятся, и скоро, - двойной смысл скрывался в таких простых и обыденных словах Руэна.
   - С-с-сп-п-п... - договорить мне снова не дали, теперь прервал меня наследный принц.
   - Ваше Величество, - лениво обратился он к отцу. - Турнир в честь свадьбы отменяется?
   - Мы проведём его после, как и все запланированные празднества, - король откинулся на спинку трона и обвёл нас всех взглядом. - Это событие останется в памяти народа.
   А я даже не знаю, как выглядит план данного мероприятия. Отец решил не обходиться простым бракосочетанием? Зачем ему это? Он всегда экономил на содержании младшей принцессы, а теперь решил расщедриться. Да ещё и в такое неспокойное время, когда весь бюджет страны скоро станет проваливаться в чёрную дыру военной кампании.
   - Ваше Высочество, - будущий супруг соизволил проявить внимание ко мне и ухватил мою ладошку своими жирными, после мяса, пальцами. - Я буду счастлив прикрепить ваши цвета на рукав, - галантные слова звучали красиво, но голубые глаза будущего супруга оставались холодными, и жёсткими.
   - Как мило, - ответила за меня Улиана.
   А я сглотнула, от того, что совершенно запуталась в происходящем. Весь этот завтрак походил на театр абсурда. Так хотелось вскочить со своего места, с размаху стукнуть золотой тарелкой о стол и прокричать: "Что здесь, чёрт побери, происходит!" И вновь мне пришлось делать усилие и сдерживаться себя, дабы не дать повода к ненужным подозрениям. Опустила взгляд долу и промолчала, надеясь на то, что Его Светлость не обидится отсутствию румянца смущения на моих щеках.
   Остаток завтрака прошёл для меня как в тумане. Герцога мои сёстры вовлекли в светскую беседу ни о чём. И хоть отвечал он односложно и неохотно, беседа ни на миг не останавливалась. В памяти её содержание не отложилось. А вот оценивающие и задумчивые взгляды, останавливаемые на мне Его Величеством и наследным принцем, заставляли волноваться.
   Непонимание сути интриги, которую затеял отец, ужас от того, что у меня только эта ночь для того, чтобы сбежать и шок от осознания, что меня ждёт незавидная участь в случае, если мой план не удастся осуществить... Я не в состоянии была вслушиваться и отдавать отчёт в происходящем и пребывала в ступоре, который помогал мне держать марку и не впасть в истерику. Механически продолжала отщипывать крошки хлеба и пережёвывать их, благо будущий муж выпустил мою руку из захвата.
   До дверей столовой вёл меня под ручку будущий супруг. Но кроме этой любезности, он больше ничего себе позволять не стал. И не предложил проводить меня до покоев. Это только радовало, пусть даже Его Светлость и нарушал неписаные правила.
   Заспешила убраться подальше от этого гадюшника, да церемониймейстер не дал этого сделать быстро.
   - Ваше Высочество, - преградил мне дорогу. - Его Величество ждёт вас у себя после обеда.
   Склонила голову, давая понять, что услышала и, чертыхаясь про себя, направилась в свои покои.
  
  
  
   Глава 5
   Отеческое благословение
  
  
  
   Мысли о том, ради чего позвал меня к себе король, не давали покоя. Рыльце-то у меня в пушку, есть из-за чего переживать. Нервозное состояние заставляло пальцы подрагивать, а сердце биться пойманной птицей где-то у горла. Отвлёкла меня от тяжёлых дум портниха, которая явилась, дабы привести в соответствие с моей фигурой свадебный наряд. Улиана великодушно позволила, по словам мастерицы, использовать для этих целей одно из своих новых платьев. И всё бы хорошо, если бы ни одно "но". Старшая из принцесс была намного выше ростом, чем я. Да и формы у неё были округлей, крупнее, чем у меня. И кроме того то, что шло к её тёмным волосам и зелёным, ярким глазам, совершенно не подходило мне.
   Следовало ожидать, что платье выберут в королевских цветах - золотое на белом. Вот только я, со своей белоснежной кожей, светлыми глазами и волосами, совершенно терялась на фоне такого наряда. Нижнее платье из белоснежной ткани, очень напоминавшей земной шёлк, расшитое золотыми королевскими цветами. И верхнее из золотой же органзы было роскошно. Но не для меня. Ещё и ушивать пришлось прямо на мне, на живую нитку, так как свадебный наряд был слишком велик.
   До обеда я промучилась, то стоя и изображая из себя манекен, то ожидая очередной примерки. Портниха, со помощницы, работала прямо здесь, в моих покоях, так как времени на нормальное исполнение заказа просто не оставалось.
   Поела я, не выходя из своих комнат. Вкуса пищи не чувствовала, потому что как и утром, кусок в горло не лез. Да и голова, от тяжёлой прически, которую после завтрака фрейлины так и не успели переделать на что-то более лёгкое, разболелась очень сильно.
   К моменту, когда мне необходимо было идти к отцу на приём, уже совершенно не соображала, да и бояться сил не осталось. И пусть в зобу спирало от волнения, контролировать себя получалось уже лучше. И в какой-то мере я даже была благодарна головной боли за то, что она не давала мне возможности задуматься над происходящим, а, значит, и впасть в панику.
   Простенькое платьице голубого цвета не соответствовало торжественной причёске, но мне было всё равно. Линду так и так придворные практически не замечали, так как не могли получить от связи с ней никаких преференций. А давать повод к злому, брошенному в спину: "Мямля!", даже и не надо было. Всё равно нашли бы к чему придраться.
   Ормей Второй ждал меня в своём любимом кабинете, в котором Линда за всё время своего проживания во дворце, бывала только раза три, не больше. И вот настал торжественный четвёртый повод побывать в этом вертепе интриг и политики.
   Великолепный мужчина, сидел на небольшом троне, к подлокотнику которого крепилась передвижная столешница, которая сейчас была пододвинута так, чтобы Его Величество мог с удобством читать документы и проставлять на них резолюции. Король оторвался от своего дела, внимательного просматривания важных бумаг минут через десять после того, как я пришла.
   - Луидус, - обратился отец к герцогу Чатанжу. - Вы подготовили кошель для Её Высочества?
   Высокий, худощавый мужчина, в чёрной мантии Первого Советника, поклонился и золотая, тяжёлая цепь, символ его принадлежности к властьпридержащим, провисла на его шее. Белоснежный воротничок оттенял загорелую кожу и чёрную, аккуратную бородку. В противовес растительности на нижней половине лица, волосы герцога были абсолютно седы.
   - Ваше Величество, - ответил он вежливо и спокойно. - Всё давно готово.
   - Передайте его Её Высочеству, и оставьте нас, - велел Ормей Второй и соизволил перевести взгляд с бумаг на меня.
   - Ваше Величество, - мужчина вновь поклонился и подошёл ко мне, всё ещё мнущейся у двери. - Ваше Высочество, - снял он с пояса кошель и протянул его мне. - Он ваш.
   - Б-б-бла-г-г-годарю, - спотыкаясь на согласных, произнесла я, и приняла дар, под зорким взором Его Величества, как-то проявлять строптивость или любопытство не хотелось.
   - Луидус, - король окликнул Советника, когда тот стоял уже на пороге. - Подождите за дверью.
   - Игра судьбы, - задумчиво сказал король и повернул столешницу так, чтобы иметь возможность встать. Поднялся с трона, и сделал несколько шагов ко мне. - Самая слабая из всех моих детей, - тяжёлые шторы на окне сами собой немного раздвинулись, впуская тонкий луч солнца в пустую, и мрачную комнату. - Самая никчёмная. Выдержишь ли? - спросил он сам у себя с сомнением и подошёл поближе ко мне.
   Чувствовала себя мышью перед большой и хищной кошкой. Казалось бы, надо бежать, прямо сейчас, куда-нибудь подальше. Казалось бы, надо бы метаться туда-сюда, в попытках найти спасительную щель, в которой можно было бы спрятаться. Но я понимала, что это бесполезно. От такого человека не убежишь.
   - У тебя очень важная роль в предстоящей игре, Линда, - Его Величество ухватил меня за подбородок и приподнял за него мою голову повыше так, чтобы иметь возможность видеть выражение моих глаз. - Очень важная, - прищурившись, он всматривался в мои зрачки, пытаясь рассмотреть там что-то ему одно ведомое. - Ты должна продержаться. Год. А то и два, - отпустил он мой подбородок и вкрадчивый тон Его Величества сменился на спокойный, равнодушный. - В кошеле медальон. Достань его и надень. Прямо сейчас, при мне. Я должен быть уверен, что ты выживешь при любом раскладе. Ты нужна мне живой. И ты должна, слышишь, должна выносить носителя крови герцогов Рэйфо! Пока ты не родишь, умереть ты права не имеешь. Надевай! - потребовал король, заметив, что я не решаюсь открыть кошель.
   А после, значит, можно и сдохнуть?! Повиновалась, но неохотно. Расстегнула рубиновые пуговицы кошеля и достала, лежащий поверх денег и каких-то бумаг, медальон.
   - Надень, - повторил Ормей Второй, заметивший, что я перебираю пальцами тонкую, золотую цепочку, но не тороплюсь следовать приказу. - Защита. От ядов и оружия. Твой персональный лекарь, который заживит даже крупные раны. Полезная вещь, - прорекламиловал мне изделие рук своих Его Величество. - Сам зачаровывал для тебя.
   И почему мне кажется, что во всём этом есть какой-то подвох? Нажала на кнопку сбоку медальона и его крышка открылась. Я вздрогнула, заметив внутри миниатюру молодой женщины, очень похожей на меня - мама Линды. К глазам принцессы тут же подступили предательский слёзы, и мне пришлось брать полный контроль над её сознанием, чтобы она не впала в истерику, с которой справиться было бы сложнее.
   Прекратив колебаться, захлопнула крышку медальона и расстегнула короткую цепочку.
   - Дай, надену, - удивил король инициативой, и пришлось протянуть украшение ему.
   Забрал подарок, повернул меня к себе спиной и аккуратно надел цепочку мне на шею. Как поводок, на котором будет держать, как послушную собачку. Повернул меня к себе лицом и повторил, как для глухой, ещё раз:
   - Твоя задача выжить, и родить здорового наследника, - сменил тему разговора. - Голова больше не болит?
   - Нет, - совсем забыла о том, что стоит заикаться.
   Вот именно поэтому я предпочитала чаще всего отсиживаться тенью на краю сознания принцессы, только слегка корректируя её поведение. Тогда Её Высочество выдавала правильные реакции на неожиданности. И сейчас, я своей неосмотрительностью, заработала пристальный взгляд отца Линды.
   - Великолепно, - резюмировал Ормей Второй. - В кошеле деньги на первое время и личные расходы. Документы на право собственности. Кусок земли с домом. После того, как всё закончится, у тебя будет возможность выбрать. Жить в уединении или... Но об этом ещё рано. Просто сделай то, что следует, Эриалинда, и я не поскуплюсь на награду. Нам нужен этот наследник, Ваше Высочество. Вы свободны.
   Переход на официальный тон был таким внезапным, что я не сразу и поняла, что аудиенция завершена. Похлопала ресницами в растерянности, и только потом развернулась и вышла из отцовского кабинета. На деревянных ногах, в сопровождении молчаливых фрейлин, шла в свои покои, не замечая ничего вокруг. И не могла понять, что всё это вообще значит. Что за игру затеял король? Да ещё и со мной в главной роли?
   Прижимала к груди кошель, с которым шансы на успех побега возрастали, и шла-шла-шла...
   - Ваше Высочество! - окликнула меня маркиза Дажансо. - Ваши покои здесь!
   - Д-да?! - очнулась от шока и последовала за девушкой, которая мягко подхватила меня под руку и, как больную, осторожно повела в нужном направлении. - Д-да, к-к-конечно.
   Голова и вправду больше не болела. Работа Его Величества? Отцовская забота? Или что-то ещё? Совершенно не понимаю этого человека... И проигрываю ему в уме по всем статьям. Постигнуть всю глубину затеянной им интриги мне не под силу. Придётся с этим смириться и подумать, как снять медальон. Зуб даю, в нём есть следилка, помимо тех свойств, которые озвучил Ормей Второй. А она мне совершенно ни к чему, с учётом того, что попытаться бежать я всё-таки хочу. Попытка не пытка. А отцу я нужна живой. Сам только недавно мне в этом признался. Вот и стоит уповать на это обстоятельство, в случае если побег не удастся.
  
  
  
   Глава 6
   Побег
  
  
  
   До позднего вечера меня мучила портниха. Пришлось снова изображать из себя манекен. Я сильно устала, но ни разу не пикнула, стоически выдерживая все издевательства. Чем быстрее завершат с платьем, тем  больше времени у меня останется на подготовку к побегу. Но как ни хотела я освободиться пораньше, осталась наедине сама с собой только заполночь.
   Выскользнула из постели, в которую меня заботливо уложили фрейлины и принялась крутить и вертеть цепочку на шее, в поисках возможности её снять. Замочек, который я помнила точно, был перед тем, как отец надел на меня этот ошейник, исчез. Его просто не было больше. Следовало ожидать, что не всё так просто с этим медальоном. И пусть понимала - вероятность того, что удастся снять близка к нулю, всё равно попыталась избавиться от украшения, которое теперь казалось мне удавкой, душившей меня и мешавшей жить.
   Дёргала за цепочку, ковыряла её ножницами, чудом не поранив себя и пришла к выводу, что расстаться с медальоном удастся только лишившись головы. Да, король не разменивается по мелочам. И если делает что-то, то на совесть.
   Села на кровать и коснулась кончиками пальцев украшения. Закрыла глаза и сосредоточилась на потоках магии, что были вплетены в "удавку". Мне кровь из носу требовалось разобраться в том, как снять медальон, притом как можно скорее.
   Работа Его Величества была ювелирной, с его точки зрения. Крупные и мелкие потоки сливались в причудливый узор заклинания. Любо дорого смотреть. Сильному магу, но не мне. Моему взгляду были доступны мельчайшие огрехи. Там и тут из красивейшей вязи цветных энергетических нитей, длинной и запутанной бахромой выбивались тончайшие "шерстинки", которые портили впечатление, придавая рисунку неопрятный вид. Но их было так много, что требовалось время, время и ещё раз время, дабы разобраться - воздействие на какую из уязвимостей заклинания, даст нужный мне результат.
   Закусив губу, снова и снова скользила пальцами по цепочке, ища нужные ниточки, стараясь отбросить лишние эмоции и не паниковать. В ясной голове было моё спасение. И если бы не лечение Его Величества, точно не смогла бы даже приступить к этой задаче. Тяжёлый  на эмоции и нагрузки день вымотал меня. Если бы ещё и виски ломило от боли, можно было бы сразу же отказываться от попытки сбежать, она точно была бы обречена на провал.
   Раз за разом натыкалась на непреодолимую преграду, которую не удавалось преодолеть. Не хватало моих силёнок, чтобы порвать узор заклинания. Но я не сдавалась. Тонкие ниточки силы, которой я могла манипулировать, соскальзывали с пальцев, оплетали цепочку, в поисках лазейки. Действие было медленным и кропотливым, но было не привыкать. Молниеносно магичить, как другие члены королевской семьи, я не могла.
   Прошло не меньше часа, прежде чем я открыла глаза в отчаянии, лазейка никак не отыскивалась. И пусть своё поисковое заклинание оставила и дальше работать, но ему просто банально могло не хватить времени на обработку всей, не замеченной Ормеем Вторым бахромы. Неужели не получится?
   Тяжело вздохнула, взяла в руки медальон и наклонила голову, чтобы лучше его рассмотреть. Простая золотая поверхность, с гравировкой. Королевский цветок, следовало ожидать. Открыла украшение и фыркнула, мысленно обозвав себя дурой. Я почему-то сосредоточилась на цепочке, а ведь ещё есть и медальон. Его тоже стоило проверить на уязвимость.
   Вновь закрыла глаза и сосредоточилась на незавершённых мелких ниточках, болтающихся сами по себе. Если бы я подтянула их, вплела в узор, созданный отцом, то тогда заклинание стало бы неразрушимым. Монолитным и снять его не смог бы даже король. Но этот эффект мне не был нужен, поэтому я искала пути обхода, терпеливо и кропотливо.
   Когда одно из звеньев цепи с еле слышным щелчком надломилось, я просто не поверила своим ушам. Открыла глаза и чуть не завопила от радости, медальон, вместе с цепочкой рассыпался на мелкие куски. Собирать обломки и золотую пыль я не собиралась, поэтому аккуратно стряхнула их на прикроватный столик и встала. Теперь следовало поторопиться.
   В сшитые ранее рубаху и штаны облачилась быстро. Достала подготовленный мною плащ. Быстро выпотрошила шкатулку, в которой хранились мои небольшие сбережения. Драгоценности брать не стала, слишком приметные вещи, с королевским гербом и цветами. Пусть простенькие, но сбыть их с рук не удастся. Ни один ювелир не станет связываться с подобными вещами. Высыпала всё из кошеля, что дал мне Советник, на постель. Монеты сгребла и отправила к своим сбережениям. Документы оставила.
   Выбрала самые простые и удобные ботинки. Под длинным плащом не должно быть заметно, что они скорее женские, чем мужские. Оставались длинные, приметные волосы, с которыми необходимо было что-то делать. Колебаться не стала, важна каждая мелочь, а, значит...
   Взяла ножницы, которые мне не помогли, когда я воевала с цепочкой. Вот теперь они были к месту. Собрала в кулак волосы на затылке и решительно принялась кромсать их туповатыми лезвиями. Получится неровно. Но это не важно. Главное сейчас, как можно больше походить на мальчишку. А подравнять и отрастить можно потом. Без сожалений бросила на пол отрезанные волосы, и пустила в них крохотную искру магии. Этого хватило, чтобы отрезанная шевелюра вспыхнула и мгновенно сгорела. Ни к чему оставлять средства, которые помогут в поисках принцессы беглянки.
   Окно давно было мной подготовлено к тому, чтобы можно было ускользнуть. Часто пользоваться лазейкой не приходилось, так как любая осечка и лишнее внимание к этому окошку, могли стать для меня фатальными. Так что оглядывать будущее поле деятельности я оглядывала ранее, а вот проверять путь на проходимость не стала. Слишком рискованно было. И сейчас мне придётся пройти через лазейку впервые. Буду надеяться, что всё получится. Я не имею права на неудачу. Второго такого шанса у меня более не будет.
   Подошла к дверям спальни, с пальцев соскользнула тонкая паутинка заранее заготовленного заклинания, которое было призвано усилить защиту моих покоев. Оно начало действовать, медленно, верно... и к тому моменту, как меня хватятся, дверь будет замурована намертво. Как и та, что ведёт в спальню фрейлины. Как и все окна. Не знаю, сможет ли кто-то быстро проникнуть в помещение. Надеюсь, что нет.
   Выскользнула тихой тенью из окошка. Встала на узкий карниз, и замерла, прислушиваясь к тому, что происходит вокруг. Вроде всё тихо, можно двигаться.
   Этот путь оказался очень тяжёл. Он был практически непреодолим для хлипкой девчонки. Сил держаться еле хватало, спасало только то, что я была очень лёгкой. Необходимо было следить за тем, чтобы двигаться бесшумно. Нащупывала в темноте, тучи затянули небо к вечеру, способствуя моему побегу, ногой дорогу и передвигалась по карнизу всё дальше и дальше. Завернула за угол, и продолжила путь. Тщательно считала шаги, ранее прикинутое расстояние, пусть на глазок, пусть издалека и, исходя из размеров моих покоев, до окна в коридор, было не так и велико. Оно вполне было проходимо... Для более сильного и ловкого подростка, чем я.
   Шла, стискивая зубы, напряжение нервов и тела было неимоверным. Меня шатало, потом щипало глаза, пальцы отказывались слушаться, как и ноги. Но я делала шаг за шагом, преодолевая страх высоты и собственную слабость. Я просто не имела права сдаться. Сейчас, когда почти всё получилось.
   Дорога показалась бесконечной, но я справилась. Следующий пункт плана был намного сложнее. Следовало собрать волю в кулак, уцепиться руками за карниз и спуститься в окно коридора, которое находилось этажом ниже. Если я промахнулась с расчётами, то ничего хорошего не получится. Обратно забраться на карниз, просто не смогу. Поэтому, остаётся надеяться, что всё получится.
   Минут пять я стояла, не решаясь совершить акробатический этюд, который, как вопил глас разума, был мне не по силам. Панику, которая требовала не совершать глупостей, еле-еле взяла под контроль и направила следующее, заготовленное заранее заклинание вниз. Оно должно было короткое время, очень короткое, удерживать меня в висячем положении. Отсчёт пошёл, и возможностей колебаться больше не было.
   Опустилась на колени, удерживаясь пальцами за украшавшую камень стены резьбу. Невероятным усилием воли заставила себя передвинуть руки на карниз, крепко за него ухватившись, спустила ноги вниз. Попыталась нащупать лепнину окошка внизу, она была где-то недалеко. Чуть-чуть. Времени совсем чуть-чуть... А лепнина никак не попадается под ступню. Обувь зазря скользит по стене, а отчаяние охватывает душу. Неужели всё зря? Неужели ничего не получится?
   Заклинание не выдержало долго, чего и стоило ожидать. Пальцы разжались, руки уже ранее устали, сил в них, чтобы держаться самостоятельно, не осталось. Вот и всё, завершился мой побег пшиком. Больше ни о чём подумать не успела, мой полёт завершился не совсем так, как рассчитывала. Я не ударилась о камень двора, а зависла в воздухе, неподалёку от земли, а потом медленно опустилась на ноги, которые подогнулись бы подо мной, если бы я способна была двигаться самостоятельно.
   Смотреть я могла только прямо перед собой, то есть на стену. Но приближение кого-то неизвестного мне со спины почувствовала всей кожей.
   - Ваше Высочество, - этот голос был мне незнаком. - Вам придётся вернуться в свою комнату. А о произошедшем я вынужден буду доложить Его Светлости герцогу Рэйфо и Его Величеству.
   - Кто вы? - губы меня слушались, и я смогла шёпотом задать вопрос. - От-т-тпустите меня, - попросила жалобно.
   - Интересы короны и герцогства превыше всего, - равнодушно просветил меня невидимый мной собеседник. - Ваше Величество, - одежда говорившего зашуршала, видимо мужчина склонился в поклоне.
   - Господин Бакар, - по голосу короля нельзя было понять, сильно он рассержен или нет. - Благодарим вас за помощь, - нотки неудовольствия проскользнули в тоне Его Величества.
   Помощи Ормей Второй явно был не рад. Почему? Почувствовала, что могу пошевелиться, но не торопилась поворачиваться лицом к говорившим.
   - Луидус, проводите господина Бакара в его покои и проследите, чтобы он не распространялся о том, что произошло, - Его Величество говорил всё так же спокойно, только с лёгким оттенком недовольства. - Повернись! - велел он мне.
   Повиновалась. Как ни старалась оттянуть момент, но он наступил - смотрела в глаза короля и не знала что сказать. Поэтому отвела взгляд и успела заметить, как со двора уходят Первый Советник и незнакомый мне высокий мужчина, одетый в тёмную одежду и только его светлые волосы выделялись в темноте. Не знаю почему, но я задержала взгляд на этих волосах. Они были такими же светлыми как мои. Или почти такими же светлыми, в темноте сложно было разобрать.
   - Хорошая попытка, - отвлёк меня от разглядывания незнакомца Его Величество. - Но она изначально была обречена на провал. Нам надо побеседовать, Ваше Высочество. Идёмте за нами.
   В сопровождении двух охранников Его Величества, которые стали свидетелями моего позора, взявшими меня под стражу, последовала за королём во дворец. Не знаю, какое наказание меня ждёт... Но точно ничего хорошего. Ормей Второй точно не обладает отходчивым характером.
  
  
  
   Глава 7
   Точки над "и"
  
  
    
   Странное, для сложившейся ситуации, спокойствие снизошло на меня. Понимание того, что побег не удался, принесло осознание факта, гласившего, что брак с Его Светлостью просто неизбежен. Великая цель - стать агнцем на заклание во имя второй Родины, была как никогда близка к реализации. Видит Бог, я не хотела становиться пешкой в чужой игре. Но выбора мне всё равно никто не дал.
   Почему-то надо мной всё больше довлела уверенность, что наказания от короля не будет. Поступок останется безнаказанным из-за того, что времени устроить мне показательную порку, у Его Величества просто не осталось. А после свадьбы я стану игрушкой для битья для герцога Рэйфо, его собственностью, его рабыней, как гласили пункты контракта. И Ормей Второй будет более не властен надо мной так, как сейчас. Ровно до того момента, как мухлёж с моей подписью будет раскрыт. Вот тогда ситуация станет совсем не предсказуемой, а, значит, надо попробовать вновь бежать сразу после свадьбы.
   Дура, я просто дура. Следовало изначально спокойно пройти через обряд в храме. Стать женой Его Светлости, и только потом, когда надзор ослаб бы, бежать. Глупо было надеяться, что за мной никто усиленно не следит, особенно в предверии свадьбы. Сама же нашла дополнительную прослушку, которая появилась совсем недавно и не придала этому значения. Шпионские игры явно не для меня.
   Его Величество вёл меня не в пыточную или тюрьму, а к себе в кабинет, как я и думала. Охрана, тщательно бдившая, пока мы шли, за мной, осталась за дверью, которая сама захлопнулась за моей спиной, стоило мне войти следом за королём в помещение.
   Его Величество молчал. Стоял посередине комнаты, рядом с троном и молчал, внимательно рассматривая меня. Чувствовала пристальный взор кожей, она зудела от вызываемого им дискомфорта. Но я упорно изучала носки своих ботинок, и не думая поднимать взгляд и первой начинать разговор, как ни хотелось это сделать.
   - Ты моя дочь, - спокойно припечатал Ормей Второй. - Порода проявилась в самый неожиданный момент. Это радует.
   - Ч-ч-чт-то р-р-рад-д-дует? - наконец-то посмотрела на красавца короля.
   - Ты проявила характер, - Его Величество хмыкнул и присел на трон. - В неверном направлении, но проявила. Плохо продумала план. Подготовилась ещё хуже. Не подумала о том, как будешь выживать в мире за пределами дворца.
   - У м-м-меня есть д-д-д-д-деньги, - не согласилась с его мнением по поводу подготовки к побегу.
   - Тебя привёл бы обратно первый же патруль, - мужчина снисходительно улыбнулся. - Твои приметы всем известны, а Служба Розыска была бы поднята на ноги сразу же, как ты выбралась бы за пределы дворцовой ограды.
   Позорно молчала. Сказать мне ему было нечего. Я и вправду смехотворно мало, как и принцесса Линда, знала о мироустройстве за пределами дворца. Большая политика и сплетни об амурных похождениях, да передвижениях по карьерной лестнице, гораздо чаще обсуждались придворными, чем реалии бытовой жизни вне стен королевской резиденции.
   Да, Эриалинду обучали. Истории, географии, чтению, письму, простому счёту, шитью, рисованию, музыке. И на этом рамки её учёбы заканчивались. И это считалось ещё шикарным образованием для женщины. А вот о реальности бытия простых людей и важных мелочах, которые помогли бы принцессе затеряться среди толпы, Её Высочество была информирована минимально. И по сравнению с тем, чему учили старших принцесс, она вообще была неучем.
   Дверь за моей спиной открылась сама собой, а Его Величество произнёс:
   - Заходите Луидус.
   Советник вошёл и поклонился королю, а я вздохнула. Впереди, наверное, ждала нотация, объяснения как я не права, не пожелав стать жертвой в большой игре, и всё это в присутствии Первого Советника.
   - Идеальная работа. Открыть пока не могут, - ответил герцог на невысказанный вопрос отца.
   - Пусть продолжают искать решение, - Его Величество откинулся на спинку кресла и принялся рассматривать меня так, будто увидел впервые. - Занятно, - нарушил он молчание. - Занятно. Прежде чем Её Высочество осознает последствия своей проделки с усилением защиты покоев, вы должны попытаться снять заклинание. А потом Её Высочество вспомнит, наконец, что там осталась фрейлина, которая погибнет от жажды и голода, если мы не сможем вовремя проникнуть в покои и, возможно, соблаговолит помочь вам. Но прежде попытайтесь разобраться силами Магов из Ведомства. Не забудьте про подписку о неразглашении.
   Прикрыла глаза и мысленно застонала. О фрейлине я и вправду забыла. Мне даже не пришло в голову, что мои действия могут отразиться на ней.
   - Жаль мы не занимались должным воспитанием Её Высочества, - продолжил резать меня без ножа король. - Она меньше всех наших детей осознаёт свою роль в истории королевства, и величие той участи, что ей уготована. Но, стоит признать, это наша ошибка... Вы очень хорошо сделали, Ваше Высочество, что волосы отрезали.
   В изумлении посмотрела на Ормея Второго, не веря своим ушам и не понимая что он имеет в виду.
   - Оставьте нас, Луидус, - велел Его Величество и Советник повиновался. Как только он покинул кабинет, мужчина продолжил. - Ты знаешь о пристрастиях герцога Рэйфо. Они ни для кого не секрет. С короткими волосами ты больше похожа на мальчика.
   Почувствовала, как кровь отхлынула от лица и голова закружилась. И без этого плохо держащие меня ноги подогнулись, и я чуть не упала. Осознание собственной ошибки, того, что я сама, по собственной воле подыграла планам короля, подкосило меня.
   - Эриалинда, - обратился отец ко мне по имени. - Каждый поступок имеет последствия. Ты юна, поэтому в тебе нет ещё понимания этого факта. И это снова моё упущение. Я выключил тебя из своей жизни, как захиревший отросток ветви. Бесполезный и искривлённый. Как оказалось, я тебя недооценил. Тебе удалось удивить меня, Ваше Высочество. Запомни, принцесса - это не просто статус. Это обязанности, это обязательства, это власть, это сила... От принимаемых тобой решений, зависишь не только ты. И благо государства и семьи - превыше всего!
   Да, да, знаю, для Его Величества не существует никаких моральных препятствий, если дело касается интересов страны. Он и на матери Линды-то женился потому, что надо было... И считает такое положение вещей нормой.
   - Идём, - поднялся Ормей Второй с трона. - Хочу посмотреть на то, что ты сделала со своими покоями.
   Возражать не стала. И хоть меня и мучила куча вопросов, задавать их не стала, дабы не выходить из привычного образа Мямли. И если Его Величество хотел, чтобы я усвоила какой-то одному ему известный урок, этого не произошло. Я так же была полна решимости творить глупости и думать только о своей судьбе. Любовью к новой Родине так и не смогла проникнуться, хоть и жила в теле Линды уже год.
   Повернулась к двери и вздрогнула, почувствовав руки отца у себя на плечах. Мужчина склонился к моему уху и тихо-тихо, спокойно-спокойно сказал:
   - Если ты попытаешь повторить побег... я не буду вновь так добр, Ваше Высочество.
   По моей шее скользнула цепочка, которую король быстро застегнул и отступил от меня на шаг.
   - Ты можешь вновь его снять, теперь я не сомневаюсь в твоих возможностях. Но в тот момент, как это случится, я тут же буду об этом знать, - удовлетворение звучало в его голосе.
   Сегодня он разыграл карту и получил именно тот результат, который ожидал. Не сомневалась в этом ни секунды. Как-то разом открылись глаза, и я стала понимать больше, много больше, чем ещё этим вечером.
   Подняла руки, нащупала медальон. Склонила голову, чтобы убедиться в том, что он клон предыдущего и с трудом удержала рыдания, подступившие к горлу. Ошейник снова был на месте.
  
  
  
   Глава 8
   Свадьба
  
    
  
   Я не выспалась. Спать этой ночью толком не пришлось. Сначала побег не удался, потом пришлось распутывать дело рук своих, что потребовало времени. А после, пусть я и устала очень сильно, пусть ноги меня не держали, а руки гудели и поднять их было сложно, уснуть не смогла. Пришёл отходняк. И если сначала я воспринимала свой провал равнодушно, так как была оглушена всем случившимся, то потом осознала, прониклась и ужаснулась.
   Руки дрожали, хотелось и плакать, и смеяться. Банальная истерика, которая вылилась в дикий, ненормальный смех. Я смеялась и смеялась, и не могла остановиться. Смеялась над собой. Над тем, какой глупый и идиотский шанс дал мне кто-то неведомый на новую жизнь. Такая невероятная ирония заключалась в том, что женщина двадцать первого века довольно развитого мира, попала в дикое средневековье мира другого. Ладно бы наше было... Хотя бы понимала чего ждать. Инквизиция, костры, чума и прочие прелести. А  тут, совсем одна, без возможности довериться кому-либо... И без понимания того, как действовать дальше... Смешно... Смешно пытаться выжить. Смешно считать, что удастся это сделать.
   Истерика завершилась бурными рыданиями в подушку, и успокоиться я не могла довольно долго. А после на очень короткое время отключилась. Разбудили меня практически сразу после того, как я сомкнула веки. Поднялась разбитой, тело болело от непривычных нагрузок. Голова разламывалась из-за переживаний и бессонной ночи.
   Покорно позволила фрейлинам и служанкам вымыть меня. После чего меня положили на стол и умастили ароматными маслами, попутно сделав замечательный массаж, во время которого я смогла вздремнуть. Все волоски с тела были тщательно выщипаны, а на лицо наложена маска из измельчённых листьев ажирона, идеально снимающих всевозможные отёки и припухлости.
   Мне было всё равно, как я буду выглядеть сегодня на бракосочетании. Но позволяла проводить все косметические процедуры, призванные приукрасить меня. Сопротивляться уже было бессмысленно. Свадьба была неотвратима. Разве что покончить с собой... Но этого делать совершенно не хотелось. Наоборот очень хотелось жить. Моя душа, уже побывавшая за гранью, туда совсем не рвалась.
   Теплилась только крохотная надежда на то, что удастся сделать так, чтобы герцог меня не захотел и не смог исполнить супружеские обязанности. Мне просто надо будет использовать простенькое заклинание, очень простенькое. Надеюсь, будет возможность это провернуть.
   Меня вертели как куклу, подрезали волосы поровнее, прикрепляли к прическе чужие пряди. Портниха со помощницы, прямо на мне доводила до ума платье. Ей тоже сегодня не пришлось спать, трудилась всю ночь, о чём говорили покрасневшие глаза и усталый вид.
   А я пыталась сделать выводы из того, что случилось вчера. Но получалось плохо. Пусть меня напоили отваром, который снял болезненные ощущения в мышцах и избавил от головной боли, соображалось тяжело.
   Самый простой вывод напрашивался простой - король легко просчитал меня. Или не просчитал, а просто перестраховался? Второй вариант мне казался, почему-то, более вероятным. Что Руэн, что отец прощупывали меня, когда разводили на разговор о побеге. И не добившись внятного ответа, Его Величество просто усилил наблюдение за мной... И для чего-то ведь на завтраке меня слили жениху. Уж не для того ли, чтобы Его Светлость послал кого-нибудь приглядывать за мной? Этот человек в чёрном... Советник не зря увёл его. Он, наверное, принадлежит к людям герцога. Но зачем его уводить было? И зачем было давать Его Светлости знать о том, что я точно собиралась сбежать? И что это была не глупая шутка принца? Кажется, я окончательно запуталась. И всё так же не понимаю мотивов ни короля, ни герцога. Разгадать всю интригу, точно мне не по силам... Или их несколько? Поэтому не удаётся постигнуть всё и сразу?
   Виски снова начали ныть, и я решила бросить это гиблое дело - попытки раскусить игры сильных мира сего. Цирюльник завершил с моими волосами и фрейлины взялись за то, чтобы сделать лицо хоть немного более симпатичным. Подкрасили тёмной краской светлые ресницы, подвели брови и сделали бледные губы чуть ярче.
   В другой раз я бы порадовалась тому, что стала и вправду выглядеть красивше от этих нехитрых манипуляций. Но сейчас это служило скорее поводом для грусти, чем для счастья. Вся эта красота предназначалась тому, кто по определению не мог оценить её как следует.
   Платье выглядело, несмотря на старания портнихи, всё равно вещью с чужого плеча. Я была слишком худа для такого тяжёлого великолепия. Казалось, что под этим нарядом я в любой момент переломлюсь как спичка. Да и ходить в нём было тяжело.
   Когда-то на Земле, когда я была девчонкой и читала запоем книги господина Дюма, мне мечталось попасть в те времена, которые он описывал. Меня завораживали все эти пышные и красивые наряды, галантные кавалеры и невероятные интриги. Так хотелось надеть на себя платье из парчи, вышитое рубинами и золотом. Сейчас у меня такая возможность появилась, примерить на себя роль принцессы и походить в роскошных туалетах.
   Одежда для пыток женщин, иначе всю эту красоту назвать было нельзя. Тяжёлые ткани мешали двигаться, как и жёсткий корсет, натиравший кожу. Весили парадные наряды много, очень много. И приходилось проклинать самоё себя за то, что когда-то об этом мечталось. Иногда, в голову закрадывалась крамольная мыслишка о том, что моя вторая жизнь в теле принцессе, ответ на мои мечты о других мирах и временах. И чего мне в двадцать первом веке не нравилось? По сравнению с нынешней моей судьбой, моя одинокая жизнь на Земле, была настоящим раем. Приключений и галантных кавалеров мне хотелось... И великолепных платьев. Даже свадьба с королевским размахом имеется... Вот оно, реализовалось, а я что-то совсем не рада.
   Фаты в этом мире невестам не полагалось, как и букета невесты. Положила ладони в кружевных, белых перчатках, на пышную юбку и тяжело вздохнула, отражение в зеркале не радовало. Девушка, которую я там видела, была смертельно бледна, и розовые губы казались ярким, нелепым пятном на белоснежном холсте. Гротескная картина, нелепой, детской фигурки, совершенно не сочетающейся с богатым туалетом.
   Пальцы дрожали, когда за мной зашёл Руэн. Ему вменялось в обязанность довести меня до дворцового храма, в котором планировалось провести бракосочетание. Все принцы, принцессы, короли и королевы, проходили обряд именно в нём. Древняя традиция рода...
   Шла по коридору, опираясь на руку брата, и пыталась унять страх, это для Линды общение с мужчинами и замужество неизведанные берега, поэтому она передаёт свою панику и мне. А вот мне не привыкать жить с нелюбимым... Был в прошлом такой эпизод. И секс для меня вещь известная и пройденная, нет в нём ничего криминального или страшного... Разве что, с голубыми спать никогда не приходилось.
   Да, воротит от Его Светлости. Ненавижу таких самовлюблённых типов. И в прошлой своей жизни с таким никогда в одной постели бы не оказалась. Но тут выбирать не приходится... Одна надежда, что у него не встанет. Просто не встанет и тогда одной проблемой станет меньше. Но загадывать рано. Слишком много игроков, заинтересованных в обратном.
   Придворные, попадавшиеся по дороге к храму, кланялись нам с принцем, скорее даже ему, чем мне, и не забывали перешёптываться. Такой повод для слухов, замужество младшей дочери короля. Сложно удержать язык за зубами, так и тянет обсудить, да перемыть кости. Люди везде одинаковы, что в веке двадцать первом, что в средневековье. В моём мире любят копаться в звёздном грязном белье, здесь - в королевском.
   Руэн довёл меня до дверей храма, белоснежных, украшенных золотым узором из королевских цветов и распахнутых сейчас. Под свод храма мне следует ступить самостоятельно, уж о чём, о чём, а о свадебных обрядах, как и любая девочка, принцесса знала много. Там, в кругу света, льющегося с потолка, мне надо будет дождаться появления жениха.
   Замерла на пороге, не решаясь сделать шаг к судьбе, которая мне категорически не нравилась. Шепоток за спиной, придворные стояли двумя шеренгами перед воротами храма, усилился. А Его Величество, который, как законный глава рода, ждал меня внутри, обернулся и нахмурился, ему не нравилась моя заминка.
   Сама бы в храм я так и не вошла бы, подтолкнул меня в спину принц, верный слуга своего короля, он не мог ждать, когда же я решусь. Сделала шаг, другой по золотым монетам, что были рассыпаны по полу. Если бы выходила замуж по любви, трепетала бы от торжественности момента, восхищалась бы красотой обряда, и путь до круга света показался бы мне лёгким.
   Сейчас же шла, с трудом переставляя ноги, чувствуя, как перед глазами всё расплывается, из-за навёртывающихся слёз, и как голова кружится, заставляя покачиваться. Упала бы, если бы меня не подхватили под локоток. Крепко-крепко держал меня под руку мужчина, не давая оступиться или упасть в обморок. Светловолосый, высокий и одетый в чёрные, богатые одежды. Вздрогнула всем телом от этого прикосновения, этот мужчина мне напомнил мне того, кто вчера меня поймал, когда я упала с карниза.
   Взгляд, помогшего мне сейчас человека, был холодным и брезгливым. Мужчина смотрел на меня как на недоразумение, которое каким-то чудом попалось ему на глаза. Не дав мне упасть, неизвестный господин, явно состоящий с Его Светлостью в тесном родстве, раз его допустили в храм, отступил назад, отпустив мою руку.
   Слаженный вздох, поражённых придворных, находящихся за пределами помещения, долетел до моих ушей. Плохая примета, по поверьям местных, оступиться по дороге к кругу света. Но я и не жду от этого брака счастья и любви. Хотя бы живой остаться, уже неплохо будет. Живая я не нужна, по большому счёту, никому. Как только рожу ребёнка, Его Светлость тут же от меня избавится. А отец и не сильно огорчится. Значит, стоит оттягивать беременность как можно дольше. Если дадут это сделать. Думаю, ради наследника, герцог сделает усилие над собой и переборет отвращение к женщинам. А то и виагрой местной разживётся. Правда, Её Высочества, о таких средствах ничего не знает. Но и не удивительно, она вообще девочка не от мира сего. И я вместе с ней стала такой же.
   До круга я всё-таки дошла и встала прямо посередине. Теперь надо было дождаться жениха. Подняла взгляд на короля, который сквозь прищур зелёных глаз подозрительно внимательно смотрел на меня. Что такого он увидел во мне сегодня? Чему он удивляется? Почему приподнимает брови и смотрит так, будто впервые увидел? Я чем-то выдала себя? Но когда и как? Не успела толком запаниковать, как на пороге храма появился Его Светлость. Один, как и полагается.
   Для него, как и для меня, дорога до круга света, не оказалась гладкой. Споткнулся герцог Рэйфо на пустом месте и чуть не упал. Сумел сам выровняться и встать твёрдо на ноги, а после и путь продолжить. Ему, как мне, его родственник помогать не стал. Придворные устали, наверное, хвататься за сердце, потому что вместо того, чтобы дружно ахнуть, просто загалдели где-то там за пределами храма, попирая все приличия.
   Его Светлость, одетый в цвета своего дома - синие, облегающие штаны, чёрные, высокие сапоги-ботфорты, белоснежную рубашку с пышным воротником, и голубой камзол с серебряной вышивкой - дальше, как и я, дошёл до круга без приключений. И только после того, как занял место рядом со мной, смогли войти в храм все оставшиеся приглашённые.
   По правую руку от меня, в круге света, встал король. По левую руку от герцога, его родственник, до сих пор неизвестная величина для меня. Какие родственные отношения его связывают с Его Светлостью? Кем он приходится моему будущему мужу? Я не помню, чтобы у Его Светлости были братья или сёстры. Насколько я знаю, он был единственным наследником покойного герцога Рэйфо. Дядя? Не упомню такого... И спросить не у кого.
   В этом мире, для проведения обряда, жреца не полагалось. Сама система верований была довольно прогрессивной и развитой для средневекового мира. Здесь люди не верили в Единого и всесильного Бога. Во главе угла у них стояла вера в силы природы и магии. И эта вера не требовала отправления каких-либо сложных ритуалов. Потому, само бракосочетание, должно получиться очень коротким, в соответствии с местными канонами.
   - Как свидетель и ближайший родственник, прошу соединить узами брака присутствующую здесь принцессу Эриалинду Луазину Коринэ маркизу Лаомаш узами брака с герцогом Рэйфо, - Его Величество не стал тянуть с церемонией и произнёс полагающиеся по канону слова.
   - Как свидетель и ближайший родственник, - при этих словах, сказанных мужчиной в чёрном, Его Светлость поморщился. - Прошу соединить узами брака присутствующего здесь наследного герцога Арги-Урдиана Виллаина узами брака с маркизой Лаомаш, - голос господина Бакара, который я узнала, несмотря на волнение, звучал ровно и отрешённо.
   - Свет, благослови нас, - попросил герцог первым.
   - С-с-свет, благослови нас, - повторила за ним тихим эхом, голос предательски дрогнул.
   Если бы не это, выдала бы с головой сама себя, так как о заикании забыла напрочь, когда взяла бразды правления над телом в свои руки и отодвинула принцессу на задворки сознания.
   - Клянусь быть мужем и защитником, - произнёс Его Светлость.
   Но его слова были не более, чем словами. Данью традиции, как и то, что произнесла вслед за ним я:
   - К-к-клян-н-нусь, - запиналась теперь более прилежно, не выходя из роли Мямли более. - Б-б-быть в-в-вер-р-рной ж-ж-женой, - следовало ещё сказать, что и послушной.
   Но мне же тяжело говорить, заике-то? Иногда это играет мне на руку.
   Поймала на себе удивлённый взгляд господина Бакара, которого отчего-то вдруг внезапно заинтересовала моя личность. Отвела взор, не желая встречаться глазами с мужчиной. И заметила всё тот же подозрительный интерес и в глазах короля. Стоило только на небольшой промежуток времени, взять верх над принцессой, подавив её реакции, и тут же столько внимания моей скромной персоне. Не зря я когда-то приняла решения прятаться и как можно меньше привлекать к себе внимание... Не зря. А теперь об осторожности забыла. Не акнулось бы мне это неприятностями, коих и так хватает.
   Мы ждали благословения, но ничего не происходило, с каждой истёкшей минутой, напряжение сгущалось в воздухе, заставляя Его Величество хмуриться, а придворных, шептаться. Что-то меняться стало минут через десять, когда уже Его Величество и господин Бакар повторили воззвание к свету, а следом за ними клятвы мы с герцогом.
   Тонкая огненная змейка побежала по границе круга, запирая всех находящихся в нём в огненное кольцо, которое постепенно поднималось всё выше и выше. Судя по озадаченному виду герцога и ставшему более громким шёпоту приглашённых, что-то шло не так. Не сразу поняла что. При всех знаниях Линды о свадьбах, они были теоретическими, а не практическими. И хоть в её памяти и хранилась информация о том, что благословение света никогда не повторялось, и для каждых брачующихся было индивидуальным, но более точных данных не имелось.
   Народ удивлял огонь, который плясал вокруг всех нас четверых сплошной стеной, не давая разглядеть посторонним, что за ней происходит.
   - Свидетели, - лёгким шелестом прозвучало среди гудения огня. - Вы хотите именно этого?
   - Да, - уверенно ответил король, при этом хмурясь и подёргивая головой.
   Он явно был выбит из колеи. Что-то шло не так, как задумывалось. Это, впрочем, было заметно и по досаде, промелькнувшей на лице господина Бакара, и злорадной усмешке проскользнувшей по губам Его Светлости. Какой же непростой расклад проглядывает во всей этой неожиданной мимике. Можно сделать вывод, что герцог Рэйфо не так уж и хотел жениться. А вот его родственник, желал как раз обратного, связать узами Гименея Его Светлость. Интересная картинка получается. Ещё бы понять, у кого какие интересы во всей этой истории... Но на это времени не осталось, господин Бакар произнёс, уверенно и ровно:
   - Да.
   - А ты чего хочешь? - струйка огня отделилась от круга и оплела мои ноги поверх платья, заставив застыть в испуге.
   Но ткань не загоралась, правда, в себя прийти никак не получалось, пляшущие на одежде язычки пламени завораживали и пугали.
   - К-к-кор-р-рону, - с языка, из-за того, что разом отключился разум, а инстинкт самосохранения вопил во весь голос от ужаса, сорвалась сущая глупость, первая пришедшая на ум.
   В глазах короля я прочитала шок, как и изумление на лице родственника моего будущего мужа.
   - Не того просишь, - насмешка послышалась мне в шелестящем гласе огня.
   - Р-р-ребёнка, - вырвалось самое заветное из того, о чём когда-либо приходилось мечтать.
   Почему? Ну почему я попросила не свободу себе? Свободу выбора? Меня ведь спрашивали! Почему принцесса со своей короной вмешалась так не вовремя? А моя старая болячка уничтожила все возможности на корню... Огненная змейка рассыпалась шелестящим смехом и мелкими огоньками по белоснежному полу, оставляя после себя подпалины.
   - Хочешь ли этого брака ты? - спросил огонь у Его Светлости.
   - Нет, но так надо, - видимо, шутить с сущностью пламени было нельзя, и герцог ответил максимально честно.
   - Тебе корону, а тебе ребёнка... Тебе брак, - резюмировал огонь. - Да будет так!
   - Н-н-нет! - крик сорвался с моих губ, и я упала на колени. - Я п-п-передумала!
   - Поздно, чужеземка, - голос прозвучал прямо у меня в голове, и я схватилась ладонями за виски, сжимая их, пытаясь осознать величину собственной глупости... и не только своей.
   Знала же, что когда-нибудь моя любимая мозоль вылезет наружу. Старалась не думать, старалась не чувствовать себя счастливой от того, что судьба дала мне шанс в другом теле получить то, что не могло дать мне старое. Потому и сидела, и ждала у моря погоды... Впрочем, причины были и в другом... Ну почему? Почему самое сокровенное вылезает тогда, когда не надо? Возможно, потому, что в этот момент нельзя было солгать?
   Пламя вокруг нас взметнулось до потолка и опало тонкой золотой пылью, которая оседала на нас с Его Светлостью, на пол, на всех присутствующих... Летала в воздухе и искрилась в круге света, насмешкой над глупостью ситуации и тем, что я, кажется, профукала только что своей единственный шанс отделаться в сложившейся ситуации малой кровью.
   - Брак подтверждён, - мёртвым голосом, в котором не было ни грана радости, возвестил Его Величество.
   - Брак подтверждён, - взгляд господина Бакара горел странным удовлетворением и он смотрел на меня уже далеко не так презрительно, как когда помогал удержаться на ногах, а с расчётом, явно прямо сейчас проигрывая какие-то варианты интриги в уме.
   Его Светлости полагалось взять меня под руку и выйти из храма мы должны были вдвоём. Соблюдать протокол мой муж не стал. А Его Величество, пройдя мимо меня, задержался на миг, чтобы склониться над моим плечом и прошипеть на ухо:
   - Нам надо побеседовать.
   Всё ясно, отныне для Его Величества я опасный дестабилизирующий фактор. И не обязательно беременность, которая, уверена теперь на все сто, наступит обязательно, защитит меня от любящего папочки короля.
   Когда я выходила вслед за супругом и королём из круга, воцарилась мёртвая тишина. Люди были шокированы, как и мои ближайшие родственники - братья и сёстры. Тем ли, что мы с Его Светлостью вышли не рука об руку, или тем, что слышали. Впрочем, у меня уверенности в том, что кто-то за пределами круга что-либо слышал, не было.
   - Это твоя тайна, мужа и свидетелей, - искорка проскочила у меня перед глазами, и знакомый шипящий голос прозвучал в голове.
   Значит, придворные и родственники шокированы поведением жениха. Уже легче дышится. Но при одной мысли, что я только что, собственноручно записала во враги короля... Побег теперь в любом случае неизбежен. Его Величество, как и Его Светлость не дадут мне пережить родов. Линда, Линда, зачем ты попросила то, что нам с тобой не по плечу? Почему я даже не догадывалась о том, насколько твои глупые мечты о том, чтобы стать королевой и править справедливо и раздавая все богатства людям, важны для тебя? Наивный ребёнок... ты подставила нас под удар, после которого мы, возможно, не выживем. И надежды на спокойную жизнь подорваны окончательно. А как всё хорошо когда-то начиналось. Мне так радостно было осознавать, что я снова жива, что могу начать жить заново... что я расслабилась и позволила себя отдохнуть. Отдохнуть от суеты двадцать первого века, устроить себе отпуск и никуда не спешить. Ведь так казалось просто, дождаться пока двух старших принцесс выдадут замуж, и уйти... было столько времени в запасе. По крайней мере, я так верила в то, что безмятежное, размеренное существование, пусть и не в самых комфортных условиях, ещё пару лет как минимум продлится, а то и дольше. И ошиблась в расчётах, как и в оценках Мямли и её родственников.
   Такое впечатление, что возродившись в теле принцессы, я впала в дрёму. Безмятежную и не омрачённую ничем... и ни к чему хорошему это не привело. Стоило начать просыпаться, иначе есть все шансы ухудшить своё положение ещё сильнее.
  
  
   Глава 9
   Брачная ночь
  
  
  
   Наивная романтичная натура ребёнка, оторванного от реальности, не умеющего смотреть на мир не сквозь розовые очки, сыграла со мной злую шутку. Привлекла ко мне внимание тех, кого идиотами назвать было сложно. Даже не представляла теперь, насколько выходка Линды с короной, могла осложнить мне жизнь.
   Ладно просьба о ребёнке. Это больная мозоль, это то, из-за чего я в прошлой жизни ночами рыдала в подушку. Это то, чего я хотела страстно, и не могла получить. Страшный диагноз - бесплодие, результат ошибок бурной молодости, был тем домокловым мечом, который мешал жить полноценной жизнью и чувствовать себя настоящей женщиной, а не пустой оболочкой для утех.
   Моя жизнь из-за этого диагноза полетела под откос, и не удивительно, что завершилась столь плачевно - под ножом гопника. В той моей жизни смысла не было... А сейчас, благодаря этому дурацкому обряду в храме, я начала надеяться на несбыточное. Понимала, хорошо понимала, что ребёнок, в данный момент, это то, что свяжет мне руки, сделает уязвимой и зависимой, усложнит жизнь похлеще Линдовой короны. Но не могла остановить фонтан радостных эмоций, от которых меня распирало. Даже свадьба и супружеский долг уже не казались столь отвратительными. Только сейчас по-настоящему осознала, что осуществление моей давней мечты, близко как никогда и вполне себя реально. Если, только попав в тело принцессы, я позволяла себе не более чем робкие мечты о такой возможности, то сейчас, моя фантазия просто разбушевалась, а материнский инстинкт вышел из под контроля. Держать маску принцессы-Мямли, стало очень сложно, почти невозможно. Но я каким-то чудом справлялась с охватившим меня возбуждением. И шла вслед за королём и супругом, при этом думая только об одном, о том, как мне повезло начать жизнь заново... То, что ещё утром казалось чёрным, теперь расцветилось яркими красками.
    
   Нелогично, по-дурацки, типично по-женски, но радовалась тому, что появился шанс. Его Светлость был совершенно не подходящим на роль отца человеком, как и ситуация да здоровье не распологали к деторождению... А я радовалась, как идиотка. Словно разом сошла с ума и забыла обо всём, кроме возможной беременности. У меня тряслись руки, как у наркомана нежданно-негаданно раздобывшего желанную дозу. Голова кружилась от переизбытка чувств, и здраво мыслить совершенно не получалось. Всё происходящее, люди вокруг, они были для меня словно в тумане. Я не видела и не ощущала ничего, кроме эйфории, вызванной гласом света. Взрослая, не самая умная, но здравомыслящая женщина на время умерла во мне, оставив вместо себя глупую четырнадцателетнюю девчонку и меня юную да наивную, верящую ещё людям и в чудо.
   Мы вышли куда-то к людям, на балкон, который выходил на дворцовую площадь. Народ, что жаждал зрелищ, что-то кричал, но я не понимала что именно, будучи погружённой в себя. Кажется, я делала вид, что улыбаюсь, кажется, Его Светлость держал меня под руку. Кажется, король толкал торжественную речь... Но и это прошло мимо моего внимания.
   Я смотрела под ноги, когда меня вели в пиршественный зал. Я не притронулась ни к еде, ни к питью, мне не хотилось ни пить, ни есть. Да и странные заклинания, просвечивали сквозь мясо и прозрачную гладь горячего отвара. И пусть инстинкт самосохранения притупился, есть то, что лежало на тарелке, я не решилась... Да и не до того мне было.
   В таком состоянии меня можно было брать тёпленькой, чем и не преминул воспользоваться король. Сам пир остался в моей памяти гулом голосов, запахом хлеба и дичи, прянным ароматом благовоний, смешанных с запахом пота, какими-то дикими плясками и весёлыми, пошлыми и разудалыми песнями. Такая свадьба мало чем отличалась от тех, что принято было организовывать в моём родном мире. Разве что наряды, более вычурные и тяжёлые, да больший градус невоспитанности, здесь люди лишними комплексами не страдали. Сморкаться в рукав, было привычным делом, как и сплёвывать на пол. Хорошо что, как в нашем средневековье, по углам не мочились.
   Танцевали только мужчины. Женщинам полагалось сидеть и умиляться, глядя в свои тарелки и лишний раз не поднимая взгляда. Но украдкой подглядывали все присутствовавшие дамы, кроме меня, я была крайне невнимательна к увеселениям, устроенным в честь свадьбы, и двух старших принцесс, которые смотрели не скрываясь, да ещё и перешёптывались, комментируя увиденное.
   Демонстративные махания саблями, показательные бои и прочие весёлости, вообще не отложились в памяти. Очнулась от дурмана церемонии бракосочетания тогда, когда меня повели переодеваться перед брачной ночью - застолье продлилось почти весь день и вечер. Что-то похожее на панику, начало подниматься со дна души. Линда давала о себе знать, страхом перед интимным контактом с мужчиной. Не бойся девочка, это не так страшно и совсем не смертельно.
   Фрейлины в моих покоях, принялись приводить меня в порядок. Стянули с меня праздничное платье, убрали фальшивые локоны из причёски... и вынуждены были порскнуть за пределы покоев, как только заслышали голос Его Величества:
   - Все вон!
   Удивлённо, но спокойно наблюдала за тем, как стремительный король входит в комнату и жестом, на расстоянии захлопывает двери в мои покои. Остановился где-то в метре от меня и скривил губы в недоброй усмешке.
   - Девчонка! - рявкнул он. - Глупая девчонка! Ты знаешь, что такое корона?
   - От-т-тец, - на глаза Линды тут же навернулись слёзы, я же предпочла запрятаться поглубже на время, пусть девочка выслушает всё, что отец скажет и осознает, наконец, что мечты о власти, не могут сочетаться с чистыми руками и наивностью.
   - Ты готова прямо сейчас решить вопрос миром с желающими войны соседями?! - зелёные глаза Его Величества метали молнии, а лицо его исказилось от ярости.
   - Я, я-я, п-пр-р-росто деньг-г-ги р-р-раздам, - у Её Высочества, в мозгу пока ничего не щёлкнуло, и она выдала всю ту чушь, что бродила в её очаровательной головке.
   - Дура, - припечатал мужчина и мигом успокоился, принцесса-дура его не пугала так, как карьеристка. - Эта твоя блажь может обойтись короне слишком дорого. Сохранит тебе жизнь после рождения ребёнка, возможно... Даст ход заговору... Но этого тебе своим слабым умишком не понять. Постарайся запомнить то, что я тебе сейчас скажу. Твоя задача жить, и передавать мне всё, что узнаешь о планах мужа, через медальон. Чем больше ты узнаешь, тем в большей безопасности будешь и ты, и вся наша семья. Сожми в руке медальон и позови меня, когда надо будет связаться.
   Линда приняла этот приказ к действию и схватилась за украшение.
   - Дура, - повторился Его Величество. - Не сейчас, когда надо будет передать информацию. Ты не ела и не пила, - внезапно сменил он тему и нахмурился. - Не выдержишь эту ночь...
   Опустила глаза долу, стараясь не выдать, обуревавшие нас с принцессой эмоции.
   - Эйно! - крикнул он, и двери тут же распахнулись. - Позови господина, что ожидает в коридоре.
   Напряглась, активность Его Величества настораживала и выдёргивала из обуревавшей меня эйфории. Нежданный гость, приведённый Ормеем Вторым на ночь глядя, оказался невзрачным и сухощавым мужчиной, в неприметной и простой одежде. Никаких цепей на шее, никаких иных регалий... Но одним своим присутствием он вызывал трепет во мне, как и телохранители отца, скользнувшие в комнату, вслед за незнакомцем. Двери закрылись, и Его Величество, навесил какое-то заклинание на них, присмотреться к которому я не смогла, не дали такой возможности.
   - Проверьте, - отдал приказ папочка принцессы, и я непроизвольно отшатнулась, когда гость подошёл ко мне.
   Прикасаться он не стал, просто принялся ходить вокруг меня, внимательно оглядывая с ног до головы. Задрожала, этот человек меня пугал и в душе поднимались неясные предчувствия беды, худшей даже, чем брак с герцогом. Обхватила плечи руками, стало как-то очень холодно, в одной-то ночной сорочке и пеньюаре, белья мне не полагалось в брачную ночь, совсем.
   - Да, - бросил он одно единственное слово Его Величеству.
   - Что можно сделать? - спросил король, разглядывая меня внимательно-внимательно, как бабочку, приколотую булавкой к бархатному дну коробки.
   - Надо проводить обряд изгнания, прогноз печальный, если этого не сделать, - так и продолжая ходить вокруг меня, вынес вердикт странный мужчина.
   А я вздрогнула всем телом, поняв-таки, что моё присутствие в теле Линды было обнаружено.
   - Выносить ребёнка сможет? - папочку волновало только одно, пешка, которая сможет наследовать Его Светлости.
   - Однозначно да, если провести обряд. Могут быть риски, если оставить всё как есть. Мир мертвецов может утянуть и Её Высочество, и плод. Когда женщина в тягости, пути на ту сторону остаются открытыми, - уверенно ответил гость и перестал-таки мельтешить перед моими глазами.
   - Как? - у меня был всего один вопрос, хотелось понять, где я прокололась.
   - Свет никогда не лжёт, и никто не может лгать перед светом. Одарил он троих, но стояли перед ним только двое просителей, - снизошёл до объяснения Ормей Второй. - Всегда только так, сколько просителей, столько и желаний, если свет снисходит к просьбе.
   А я поняла, только что, ради чего телохранители пришли вслед за гостем - меня держать, если стану сопротивляться, либо служить помощниками экзорцисту будут. Сделала шаг назад, глупо надеясь на то, что это как-то поможет мне избежать изгнания.
   - Ребёнка, значит, хочешь... - задумчиво произнёс король и, не оборачиваясь на свою охрану, бросил. - Убрать!
   Сердце подскочило куда-то к горлу, ноги стали ватными, на глаза набежала пелена слёз, жить хотелось как никогда, особенно когда исполнение мечты было так близко. Готова была броситься в ноги, умолять, унижаться, просить... Но этого делать не пришлось, один из телохранителей мгновенно приблизился к гостю, обхватил того рукой за шею, сделал движение и сломал мужчине шею.
   Схватилась за ворот ночной рубашки, чувствуя, что задыхаюсь... Как в замедленной съёмке наблюдала за тем, как тело экзорциста обмякает в руках убицы и чувствовала, что меня невыносимо мутит.
   - Если бы не обещание света, - голос Его Величества звучал холодно, продирая морозом по коже. - С короной я разберусь, герцогскую ты и так получишь, дочь, как герцогиня. А ребёнка ты, ныне живая сущность, выносишь в любом случае. Его Светлости стоило пожелать долговечный брак, а ещё лучше вечный, - король очень не хорошо усмехнулся, намекая на то, что планы насчёт судьбы герцога Рэйфо, ничуть не поменялись.
   Передёрнула плечами, не в силах успокоиться и внятно мыслить, труп, который охрана Его Величества как раз выносила за дверь, очень мешал моему сосредоточению своим наличием. Пока я смогла сделать только один вывод, тем, что до сих пор нахожусь в теле Эриалинды, я обязана тому, что свет обещал мне ребёнка, так нужного Его Величеству. А так же, Его Светлость может и не убить меня после свадьбы, памятуя о короне... Голова кругом и как-то очень плохо... И что-то уже не тянет жить так сильно, как недавно...
   - Выпей! - потребовал Ормей Второй, доставая жестом фокусника прозрачный флакончик прямо из воздуха.
   - Н-н-нет, - стала заикаться вслед за Мямлей, это оказалось заразно.
   - Экзорцистов в королевстве хватает, - намекнул Его Величество, и я содрогнулась.
   Неохотно протянула трясущуюся руку, забрала флакон и открыла его. Желание спросить, что это такое, было велико... Но я смолчала, понимая, что у короля теперь есть великолепный рычаг давления на меня. Пахла прозрачная жидкость приятно, фиалками и земляникой, по крайней мере именно их напоминал мне этот запах. Тяжко вздохнув, выпила всё до дна, под внимательным взглядом отца Мямли.
   - Что это? - осмелилась-таки поинтересоваться содержимым.
   - Теперь ты будешь очень привлекательна в глазах супруга. Эту ночь он сможет сделать всё как следует, особенно с тем возбуждающим напитком, что дал ему господин Бакар, - Его Величество усмехнулся и забрал из моих ослабших пальцев пустой флакон. - И ты гарантированно понесёшь в эту ночь, - добил он меня окончательно. - Тебе придётся потерпеть всего лишь раз... И твоё желание станет реальностью.
   Звучало, как в плохой рекламе... Но пути назад просто не было. Брачная ночь обещала быть незабываемой, волной желания накрывало и меня, уже прямо сейчас. Отходило на задний план воспоминание о трупе. И пусть я всё ещё содрогалась, стоило только вспомнить остекленевший взгляд в никуда господина экзорциста, так и оставшегося для меня безымянным, но мысли постепенно переключались на совершенно другое. Инстинкты требовали своего, их глас становился всё сильнее и сильнее, и держать себя в руках было очень тяжело.
   Кровь прилила к щекам, внизу живота копилось напряжение, которое, как женщина опытная, я знала, каким образом снимается лучше всего. И Его Светлость, под воздействием местного возбудина, стал казаться не таким и противным...
   Снедаемая внутренним томлением и желанием прямо сейчас найти подходящего самца, даже не заметила, как отец Линды вышел, вместе с оставшимся охранником, а его место заняли фрейлины, которые в два счёта довершили начатое - приведение меня в порядок перед брачной ночью. И чуть ли не бежала по коридору к покоям супруга, настолько сильно было возбуждение, вызванное питьём, поднесённым мне королём.
   Стражники, стоявшие у двери покоев герцога Рэйфо, даже бровью не повели, когда я со фрейлины появилась в коридоре. Дверь открылась сама собой, стоило мне остановиться у неё. Меня ждали и приглашали войти... Девушки-сопровождающие остались снаружи, ждать моего возвращения, а я ступила в святая святых, спальню мужчины. И застыла соляным столбом, не зная как реагировать на то, что увидела и услышала... Герцог был обнажён, совсем... и фигура у него была очень даже, очень... мужественных и подтянутых форм.
   Он лежал на кровати, расслабленно опущенная рука, касалась пола пальцами. Глаза Его Светлости были закрыты, и мужчина тяжело дышал, второй рукой придерживая за голову виконта Арнэста, который с большим искусством и большим энтузиазмом делал своему сюзерену минет.
   Сглотнула, потому что никак не могла определиться со своим отношением к происходящему. Эриалинда явно впала в шок, не в силах внятно соображать, а мне приходилось бороться одновременно с возбуждением и отвращением. Вот на присутствие в постели фаворита, я никак не рассчитывала...
   - Не стойте, раздевайтесь, - велел, лениво приоткрыв глаза, герцог Рэйфо.
   Не смогла сдвинуться с места или шевельнуть хотя бы рукой, потому что шокированная, не мигая, смотрела на то, как виконт оторвался от своего занятия и капризно спросил:
   - Она тоже будет?
   Так и хотелось сказать, несмотря ни на какое бешеное возбуждение, что точно ничего не буду... Но язык не поворачивался, в зобу спёрло дыхание и способность говорить меня покинула, на фоне испытываемого стресса. Опустилась прямо на пол, ноги в очередной раз за день, меня не держали.
   - Ты же обещал! - обиженно воскликнул Нобрэ.
   - Мне нужен сын. Если бы ты мог родить его мне, - с тяжким вздохом Его Светлость поднялся с роскошной кровати и его средоточие мужественности, до этого гордо вздымавшееся, несколько поникло.
   Видимо, ему всё-таки афродизиаки и магические возбудины не очень-то и помогают в деле секса с женщиной. Мой супруг недовольно кривил губы и хмурился, глядя на меня.
   - Ноги застудишь! - всплеснул руками фаворит и спрыгнул с постели.
   В отличие от герцога, он был обнажён только по пояс. Снизу всё самое интересное прикрывали шёлковые штаны до колен. Виконт нырнул под кровать и вытащил оттуда меховую, мягкую обувь, служившую в этом мире домашними тапочками и очень напоминающую формой укороченную помесь угг и унт из моего мира.
   Его Светлость, надевши сиё чудо, выглядел настолько забавно, что с трудом удалось удержаться от обидного смеха. Голый мужик в недоуггах-недоунтах. Такое для моих напряжённых нервов было слишком! Ещё чуть-чуть и впала бы в истерику, убийство, произошедшее на моих глазах, не прошло даром... а действие волшебного эликсира, перестало быть таким бронебойным.
   Задрожала, когда герцог подошёл ко мне и поднял с пола. Стало как-то очень не по себе. Особенно, когда Его Светлость, не затрудняя себя какими-либо лишними телодвижениями, просто разорвал ночную рубашку, вместе с пояском от пеньюара на мне. Тонкой одёжке много не надо было, и она соскользнула по моим плечам и рукам на пол.
   Попыталась ладонями прикрыться хоть как-нибудь, но этого сделать мне не сдали. Его Светлость взял меня за худенькое плечо и рявкнул:
   - Ложись!
   Во мне сработали какие-то не те ассоциации, и появилось невероятное желание упасть на пол и начать то ли отжиматься, то ли ползти по-пластунски. Но ускорение, приданное мне тычком в спину в нужном направлении, спасло ситуацию и я сообразила, что мне полагается лечь на кровать.
   Послушно легла, содрогаясь от страха и какой-то липкой неуверенности в том, что мне вообще стоит здесь находиться. Всё происходящее напоминало какой-то сон безумца, а не реальность. Особенно когда герцог пододвинув меня, вновь улёгся на спину рядом и позвал фаворита:
   - Нобрэ!
   - Я не хочу, - виконт надул губы, не желая к нам присоединяться.
   - Нобрэ! - повысил голос мой муж.
   И молодой человек, показывая всем видом, как ему это не нравится, подошёл к постели. Ему осталось местечко с самого края, куда он и примостился. Более ему понуканий не потребовалось, он вновь принялся за дело, методично и умело лаская своего господина. Я же, забытая обоими мужчинами, лежала, разглядывала балдахин и непонятно чего ждала. И изо всех сил делала вид, что не замечаю того, что происходит рядом. Но это было очень сложно, сладострастные стоны, пыхтение, шумное дыхание мужчин, не могло ни привлекать внимания. И возбуждение, как назло, не возвращалось. Только стоял перед глазами остекленевший взгляд мёртвого экзорциста, да временами подступала к горлу тошнота, с которой я мужественно боролась.
   Его Светлость, после общения с фаворитом, вновь пришедший в надлежащую форму, не соблаговолил даже чуточку приласкать меня, прежде чем взгромоздился сверху. Это был очень быстрый, очень болезненный, очень унизительный и отвратительный половой акт, который хотелось бы стереть из памяти, но он врезался в неё навечно.
   Слезинки, что скатывались из уголков глаз сами по себе, были авторства Линды, которую, как ни старалась, не смогла отгородить от происходящего. Я-то терпела, зажмурив глаза и стараясь отключиться от болезненного, как и должно было быть в первый раз, секса. Могло бы пройти всё мягче, будь мужчина другим и люби женщин...
   Его Светлость, завершив дело, тут же улёгся рядом, и когда я попыталась встать, приказал мне:
   - Лежи!
   Пришлось повиноваться, расклад сил был явно не в мою пользу. Всё что я могла, это свернуться калачиком и забраться под одеяло, да отвернуться от мужчин, которые решили по второму разу, да без меня. Накрылась одеялом с головой, да заткнула уши, чтобы слышать как можно меньше. Но помогало это мало, кровать тряслась вполне понятно от чего и в такт возне любовников.
   Не самая счастливая судьба мне досталась... И стоит ли долгожданный ребёнок такого? Не могла сейчас ответить на этот вопрос, слишком плохо себя чувствовала. Мутило всё сильнее и сильнее, и в какой-то миг была вынуждена свеситься с кровати, чтобы достать прятавшийся под ней горшок. Тошнило долго и мучительно, но мужчинам не было дела до меня несчастной и они не заметили того, что мне было плохо.
   Обессиленная, заползла обратно под одеяло и вновь свернулась клубочком, мечтая только об одном, чтобы этот кошмар поскорее закончился. Засунула голову под подушку и так стало много лучше, только возня рядом напоминала о том, что что-то происходит.
   В какой-то момент забылась тяжёлым сном, полным кошмаров, что не удивительно, события этого дня вообще располагали к тому, чтобы просто и быстренько сойти с ума.
  
  
  
   Глава 10
   Утро после праздника
  
  
   Проснулась я быстро-быстро колотящимся сердцем, во сне по мою душу пришёл мёртвый экзорцист и понимала, что в этот раз смерть неотвратима... Не сразу разобралась, где явь, а где сон и только потом смогла немного отдышаться. Из освещения в комнате были только угольки в печи, все светильники были потушены. Да сквозь плотные ставни проникало серое марево рассвета. Между ног всё болело, впрочем, как и всё тело.
   Приподнялась на кровати и огляделась, два похрапывающих тела рядом говорили о том, что Его Светлость и виконт притомились и решили переночевать в одной кровати со мной. Стоило воспользоваться моментом и попробовать добраться до своих покоев, чтобы смыть с себя следы ужасной ночи.
   Обнажённой я идти не могла, следовало поискать хоть какую-нибудь одежду, от моей остались только обрывки ткани. Тихой тенью соскользнула с постели и направилась к порогу, в надежде попробовать сначала найти остатки ночной рубашки. Если поверх ещё и пеньюар накинуть, да рукой впереди ткань сжать, можно попробовать дойти до своих покоев.
   Испуганно вздрогнула, когда загорелся один из светильников и я услышала шёпот:
   - Куда собрались, Ваше Высочество? - и столько глумливой насмешки было в этих еле слышных словах, что мигом нагнулась и схватила порванную ночную рубашку с пола.
   Прикрылась ею и медленно обернулась.
   - Виконт? - прищурилась недоверчиво.
   Молодой человек был обнажён и возбуждён, да ещё и смотрел на меня маслеными глазами. Холодок пробежал по спине, и я крепче прижала к себе тонкую одёжку, надеясь, что это совсем не то, что я думаю.
   - Арги очень крепко спит после утех, - зачем-то сообщил мне юный наглец. - Мы успеем доделать начатое с вами...
   -  Не боишься  поплатиться за это головой? - прошипела сквозь стиснутые зубы, сильнее прижимая сорочку к себе.
   - Арги меня любит, - уверенно ответил негодяй. - Он мне всё прощает...
   - И наследника не герцогской крови тоже простит? - пятилась к  двери, лихорадочно размышляя о том, наложил ли Его Светлость запирающие заклинания или нет, и как быстро я смогу выскочить в коридор если что.
   Виконт задумался над моими словами, чем я и воспользовалась, метнувшись к выходу и дёрнув за ручку двери.
   - Куда! - прошипел уже молодой человек и схватил меня за плечо.
   Он оказался очень расторопным, оказался рядом со мной в мановение ока. Рванув меня на себя, он обхватил меня за шею рукой и прижал к себе.
   - Ты никуда не пойдёшь, - прошептал он мне на ухо, принявшись свободной рукой шарить по моему телу, не защищённому сейчас ничем.
   Виконт тяжело дышал, прижимаясь ко мне всё сильнее и сильнее.
   - Как же я люблю маленьких девочек, - выдохнул он.
   Содрогнулась от отвращения, мальчик оказался не только псевдоголубым, но и педофилом. Молча, пыталась вырваться, воздуха, чтобы закричать, набрать в грудь не получалось. Слишком сильно пережал мне шею насильник. Выронила ночную рубашку и вцепилась ногтями в руку Нордэ. В глазах потемнело, в ушах зашумела кровь.  Ни видеть, ни слышать нормально из-за этого не могла, и пропустила явление спасителя народу. А точнее спасителей...
   - Покушение на лицо королевской крови, - смогла услышать, произнесённое задумчиво, королём после того, как хватка на шее ослабла. - Оденьтесь, Ваше Высочество, - зачем-то велел он. - Разбудите герцога, господин Бакар, - продолжил он раздавать указания.
   Опустилась на пол, ноги вновь не держали и, глотая слёзы, нащупала на полу тряпку, которая оказалась уроненной мной сорочкой. Дрожащими, не слушающимися меня руками, путаясь в рукавах и завязках, с трудом натянула на себя разорванную рубашку, стянула на груди разорванную ткань и, пошатываясь, поднялась с пола. С трудом добрела до кровати, с которой только сейчас встал, ничего не понимающий и очень сонный Его Светлость, который нисколько не стеснялся своей наготы.
   - Стража! - крик Ормея Второго, казалось, мог быть услышан даже на крыше.
   Содрогнулась бы, но шок всё ещё был силён, и после вчерашнего кошмара, и после сегодняшнего... и отходняк всё не наступал, после него стало бы легче, наверное. Не могла заставить себя посмотреть на фаворита супруга. Не хватало моральных сил встретиться с этим подлецом взглядом. Потому принялась рассматривать острую коленку, которая выглядывала из дыры в ночной рубашке. Надо было бы подтянуть разорванную ткань получше, чтобы не попирать все приличия, которые не позволяли щеголять коленями на людях, но при этом разрешали родственникам молодожёнов наутро ворваться в спальню и проверить, как там брачная ночь прошла.
   Стража долго заставлять ждать себя не стала, мигом очутившись в покоях, отведённых герцогу во дворце.
   - В пыточную, - кричать король больше не стал, отдав приказ совершенно спокойным, будничным тоном. - Плащ найдите, ни к чему лишним взглядам видеть это великолепие, - так и не поняла, о ком из нас Его Величество говорит, все трое участников брачной ночи были несколько не одеты.
   - В пыточную? - кажется, мой супруг проснулся, но вот осознать происходящее пока не мог, сказывался недостаток информации. - Что происходит?
   - Ваша игрушка покушалась на жизнь и здоровье лица королевской крови, - хладнокровно просветил его господин Бакар, в голосе которого проскользнули злорадные нотки.
   - Это правда? - Его Светлость подошёл к кровати, стянул с неё одеяло и завернулся в него, и только потом посмотрел на своего пажа.
   - Ваша Светлость, - этот гад, наверное, собирался оправдываться и всё отрицать, но наследный принц, который так же присутствовал при этой сцене, как и второй сын короля, прервал его.
   - Это не подлежит сомнению. Мы все являемся свидетелями. Вы не верите своему сюзерену? - насмешливо осведомился он.
   А Руэн подошёл к виконту Арнэсту, на плечи которого как раз накинули плащ, чтобы скрыть наготу.
   - Хорошая была игрушка, - не наследный принц ухватил пажа за подбородок, повернул лицо того сначала в одну сторону, потом во вторую и насмешливо добавил. - В пыточной ему смазливую рожу подправят, - и рассмеялся во весь голос.
   - Уведите! - велел Его Величество, прервав веселье младшего из своих сыновей.
   Виконт, в сопровождении стражи, провожаемый тоскливым взглядом герцога Рэйфо, вышел из комнаты, и мне как-то сразу стало легче дышать.
   - Встаньте, Эриалинда, - обратился ко мне отец, и я неохотно повиновалась, ноги всё ещё плохо слушались меня.
   Дальнейших распоряжений Ормею Второму отдавать не пришлось, наследный принц и так знал что делать. Подошёл к кровати и одним движением сорвал с неё простыню. Расправил её и поднял в воздух так, чтобы все присутствовавшие могли видеть оставшиеся на ней после бурной ночи следы.
   - Брак состоялся! - возвестил король.
   - Брак состоялся, - не стал спорить господин Бакар.
   - Эйно! - крикнул Его Величество, и как обычно, его личный камердинер явился по первому зову. - Вывесить на главную башню дворца!
   Молча, немолодой уже мужчина забрал простыню и, поклонившись, исчез за дверями покоев.
   - Что будет с виконтом Арнэстом? - задал вопрос мой супруг, как-то враз осунувшийся и постаревший.
   - Сегодня вечером суд, завтра казнь, - Его Величество снизошёл до ответа, а после развернулся и собрался уходить.
   - Казнь будет неплохим дополнением к празднику, - ухмыльнулся Руэн и последовал вслед за отцом и старшим принцем.
   Господин Бакар, мазнув по мне задумчивым взглядом, тоже задерживаться не стал, просто остановился на пороге, пропуская моих фрейлин, которые спешили зайти в комнату и увести меня с собой, чему я несказанно была рада. Пока мы живём во дворце, наши с герцогом покои, будут находиться на довольно большом расстоянии друг от друга. Но как только мы переедем в герцогство, это должно будет измениться, если только мой муж не решит, что стоит поселить меня в самое отдалённое крыло своего замка. Буду надеяться, что именно так он и поступит.
   Одна из фрейлин подняла мой затоптанный пеньюар и помогла накинуть мне на плечи. В таком вот полураздетом виде вынуждена была возвращаться в свои покои. Каменный пол холодил босые ноги, но возвращаться за забытыми мной у мужа комнатными туфельками, даже не стала. Просто велела графине Эржан сделать это.
   Безэмоционально, покорно позволила фрейлинам заняться собой. Они и выкупали, никак не комментируя следы крови на моих бёдрах, и расчесали, и покормили с ложечки - я сама и не вспомнила бы о том, что надо поесть - и одели в более простое, чем вчера платье голубого цвета да соорудили новую причёску из фальшивых локонов у меня на голове.
   Как только они завершили с моим сегодняшним туалетом, отослала всех из комнаты, мне надо было побыть одной, пока имелась такая возможность. День обещал быть тяжёлым как физически, так и морально. Были все шансы сорваться в истерику на люди. Ещё бы хоть что-нибудь знать о том, какие именно увеселения собирается устроить Его Величество для народа, чтобы понимать, к каким сюрпризам надо быть готовой.
   Казнь как развлечение меня не радует совершенно... А вот Линда относится к этому спокойно, пусть и не присутствовала ни на одной ни разу. И как завтра выдержать очередное испытание для моих расшатанных нервов? Кто бы мне подсказал? Какой-то уж очень сложной получается моя новая жизнь... и стоит ли ребёнок таких жертв?
   Как много надо было обдумать, и как мало мыслей сейчас было в голове. Мозг отказывался анализировать информацию и делать выводы, хотя мне это было необходимо позарез. Игра становилась всё более сложной, а я всё так же оставалась в роли пешки, которую мог двигать в нужную стороной любой, пожелавший это сделать.
   Побег становился жизненной необходимостью, а не блажью. Мне точно нужна была передышка и в этот раз, стоило пользоваться любой подходящей возможностью, а, значит, всё время быть наготове.
   Ведомая неясным предчувствием, залезла в свою шкатулку со сбережениями. Достала оттуда кошель, в который когда-то пересыпала золото, подаренное королём и приложила его к поясу, прикидывая, насколько наличие его бросится в глаза.
   Пришла к выводу, что лучше так явно не демонстрировать намерения и придумать что-нибудь получше. Принцесса же у нас рукодельница, а всяческих тканей достаёт, вот и следует озаботиться шитьём потайного кармана, который можно будет прятать под одеждой. И почему эта здравая мысль ранее не пришла мне в голову? Наверное, потому, что я слишком расслабилась, попав в тело принцессы. Слишком уж радушно Её Высочество меня встретила, быстренько заразив своими неторопливостью и наивностью.
   Опустилась на диванчик и посмотрела на потёртый ковёр. В голове тут же вспыхнули воспоминания... Мёртвый экзорцист, его стеклянный взгляд и равнодушный король... Содрогнулась и воспоминания о вечере и ночи нахлынули с новой силой. Меня затрясло, слёзы сами собой навернулись на глаза и я заплакала, уткнувшись носом в кошель. Рыдала беззвучной, задыхаясь и кусая губы... Но легче не становилась, истерика и не думала завершаться, а мысли вертелись всё вокруг смерти мужчины, которого я вообще и не знала-то... Но почему-то его внезапное убийство только из-за того, что я попала в тело принцессы, казалось таким трагичным... А я себя чувствовала такой виноватой... Ревела и ревела, и всё никак не могла остановиться...
  
  
  
   Глава 11
   Реальность
  
  
  
   Успокоиться смогла нескоро. После безудержных рыданий разболелась голова. Вспомнила про то, что могу помочь себе магией только минут через пять, Линда затаилась и не желала помогать. Вообще, её настроение меня пугало. Со вчерашнего вечера, когда она спряталась в глубине моего сознания, девочка не давала о себе знать. Просто чувствовала отголоски её тоскливого настроения и ничего более. Это было и неудивительно. Стресс, который пришелся на нашу с ней долю, не мог не отразиться на нежной психике Мямли. Впрочем, принцессе и не такое переживать приходилось.
   Отложила пошив кармана на другой раз, решив заняться более срочными вопросами. Сегодняшний день точно не будет свободным от обязанностей лица королевской крови. Свадьба есть свадьба и одним днём в столь родовитой семье, как моя, не ограничивается. Следовательно, надо пользоваться небольшой передышкой, которую мне дала судьба. И пусть тело до сих пор болит и ломит, сделала над собой усилие и встала с места. В личной умывальне поплескала из тазика чистой водой себе в лицо, дабы немного снять отёки после слёз.
   Помассировала виски кончиками пальцев, сплетая на ходу крохотное заклинание, должное избавить меня от головной боли. Как и всё то, что делала в магии принцесса, подействует оно не сразу. Придётся потерпеть, но делать это можно и на ходу.
   - Проводите меня в библиотеку! - отдала приказание не терпящим возражения тоном, распахнув двери в комнату, в которой отсиживались фрейлины, ожидая, когда я их позову.
   Дамы, юные и не очень, смотрели на меня с изумлением, но перечить не стали, пристроившись в кильватере, стоило мне развернуться и быстрым шагом покинуть помещение. Разговоров-то будет, стиль поведения Мямли поменялся и сильно, но сейчас мне было не до притворства, да и Её Высочество бастовала и не хотела вылезать из своего укромного укрытия где-то в подсознании. Или где-то ещё, в особенностях состояния двоедушия я так до конца и не разобралась. Линду этот вопрос никогда не интересовал, а мне как-то и в голову не приходило обеспокоиться тем, что у меня могут возникнуть какие-либо проблемы, кроме экзорцистов, с пребыванием в этом теле. А стоило бы поучиться у папочки-короля предвидению и паранойе. Они в интригах, закручивающихся вокруг меня, просто необходимы.
   Шла, высоко подняв голову, и не глядя по сторонам. Что-то во мне поменялось, и кардинально, только я никак понять не могла что... В любом случае, я знала то, что мне надо прямо сейчас сделать. Все эти побеги и прочие глупости, они подождут. А есть нечто более важное, чем рефлексирование и размышлений о постылой судьбе жены голубого.
   Слова господина экзорциста, о том, что могут возникнуть какие-то проблемы во время беременности из-за того, что в теле находятся две души сразу, вспомнились мне очень вовремя, и стало ясно, что знаниями, полученными Её Высочеством, было просто не обойтись. Она в вопросе подселения и изгнания душ была полной невежей. А этот вопрос, на самом деле, был крайне важен. Даже без беременности... И я могла только удивляться самой себе, почему-то за всё это время так и не соизволившей поинтересоваться этим вопросом. Я и в прошлой своей жизни многое пускала на самотёк, не было необходимости бороться и выживать, получалось много довольно легко и само собой. Определённая степень инфантильности мне была присуща, безусловно... Но, почему именно эта черта характера взяла надо мной верх в новой жизни? Возможно, дело было в Линде? И это стоило выяснить, и как можно быстрее... Мне много что выяснить следовало как можно быстрее, времени оставалось катастрофически мало. Для того чтобы выжить в этих условиях, я знала катастрофически мало. Разве что умела виртуозно изображать покорность. Вот в этом вопросе знаний мне было не занимать.
   Прогибаться, прятаться и не выдавать себя внезапным изменением характера принцессы - было правильно. И сейчас не стоило слишком выпячивать новую личность. Если не папочка король, то кто-нибудь из любых других интриганов решит обратиться в нужные инстанции и озаботиться изгнанием заблудшей души. Мало ли фанатиков знала история Земли? И пусть подселения чужих душ в этом мире встречались довольно часто, почему-то считалось самым правильным изгонять непрошенных гостей. Почему? Именно это мне и хотелось узнать прямо сейчас. Возможно, вся нервотрёпка, которую я тут переживаю, и яйца выеденного не стоит и через пару дней, а то и часов, я просто исчезну... Или что-нибудь ещё случится.
   Уверенно, не путаясь в коридорах дворца, добралась до библиотеки, и только войдя в помещение, заколебалась с выбором направления. Линда очень хорошо знала, где находятся книги по магии, но я не была уверена, что нужные мне сведения могут найтись в тех же хранилищах:
   - Оставьте меня одну! - велела довольно уверенно и даже не стала проверять, выполняется ли приказание или нет, знала, что не ослушаются и так.
   Начала всё-таки просматривать тонкие листы, которые служили накопителями информации, в этом мире, отсталом в техническом плане, маги додумались уже и до более удобного способа хранить информацию, чем пыльные фолианты.
   Пропускала через пальцы лист за листом, в силу того, что дар у принцессы был невелик, времени это занимало много больше, чем у более сильных магов. Но пусть медленно, но просматривала лист за листом. Их было много, и плохо то, что каталога в королевской библиотеке не существовало. Книги довольно условно делились по тематике и складывались в относящиеся к теме хранилища.
   Искать так, как искала я, можно было бесконечно... Но мне не по силам было поисковое заклинание, которое в один миг отыскало бы нужную книгу и направило её ко мне. Разве что запустить слабенький поисковик, только он потратит столько же времени, сколько и я, а оно у меня ограничено. Скоро спохватятся, что меня нет в покоях... Да и протокол свадьбы никто не отменял, в нём, наверняка, для меня отведён приличный кусок разыгрывающейся драмы.
   Нужную мне книгу нашла чисто случайно, и ничем кроме везения, этого объяснить было нельзя. С таким же успехом, я могла не взяться именно за этот лист, либо просто пропустить его и схватиться за следующий, так уже делала несколько раз, так как торопилась.
   "О подселениях и способах борьбы с ними" - название книги говорило само за себя, и отдавало супер-пупер маркетинговыми ходами, которые так любят применять на Земле.
   Забрала лист с собой, собираясь на досуге ознакомиться с содержимым. Фрейлины молчаливым шлейфом, без дополнительных понуканий, направились вслед за мной, стоило мне выйти из библиотеки и отправиться к себе. К сожалению, практически весь лимит свободного на сегодня времени, я потратила на поиски, и подробно просмотреть книгу не успела.
   Только пробежаться глазами по основным моментам, которые спокойствия мне не добавили. Нервно кусала губы, когда маркиза Дажансо сообщила мне, что меня ждут и что следует одеться потеплее, на улице не лето и довольно пасмурно. Спорить с этим не стала. Тёплый плащ и тёплые же ботинки были кстати. Празднества, как сказала маркиза, планировалось продолжать на свежем воздухе. Вряд ли это будет турнир или бои магов, для них гости ещё недостаточно протрезвели, а то и наоборот, набрались.
   Лист взяла с собой, положила в кошель, который всё-таки решилась прицепить к поясу, под плащом он всё равно не будет заметен, а мне так спокойней. Мало ли какие обстоятельства сложатся. На всякий случай пусть будет.
   Сегодня полагалось надеть все регалии. Тяжёлую цепь, со вставленными в звенья эмалями, королевских и цветов герцога Рэйфо. Принесли мне её в последний момент, когда уже надо было выходить. Интересно, кто заказывал? Подозреваю, что Его Величество, вряд ли Его Светлости это пришло бы в голову... Или всё же пришло? Даже этого я не знаю и сейчас, когда Линда впала в спячку, не могу не возмутиться этим фактом. Она-то привыкла пользоваться тем, что само как будто бы из ниоткуда появлялось. Её никогда не интересовало, кто закупает всё то, чем она пользуется, кто убирает комнаты, как организовываются праздники и прочие мелочи жизни. А вот для меня, всё это было странно и непривычно. Мямля просто не замечала прислугу и я вместе с ней, для неё это были не люди, а просто тени, которые, кажется, обладали какими-то зачатками разума и были, вроде, живыми существами. Но Её Высочество их вообще не воспринимала как людей, воспитание сказывалось, как и порода.
   Герцогской короны мне пока не полагалось, на это требовался отдельный обряд. В какой из дней он пройдёт, не знала, как и об ещё очень многом. И мне это очень не нравилось. Интересно, Его Величество не сильно разозлится, если я попрошу показать мне план мероприятия?
   Пока мы шли к выходу из дворца, где нас ждал кортеж из вереницы экипажей, обдумывала то, что прочитала. В книге "О подселениях и способах борьбы с ними" имелась крайне неприятная для меня информация. Изгнание, признавалось как самый лучший метод лечения, связанных с двоедушием проблем. Этот метод был результативен только тогда, когда времени после подселения прошло не так много. Потому что чем дольше две души сосуществовали в одном теле, тем сложнее их было разделить. И чем больше они сливались в единое целое, тем хуже становилось с психической устойчивостью объекта и способностью здраво мыслить. И заканчивалось всё это просто, либо смертью, притом уходили сразу обе души, так как слились в одну, либо сумасшествием и только потом смертью.
   Его Величеству, да и герцогу, ничего делать и не придётся. Всего лишь подождать лет пять, а то и меньше, и превращусь либо в овощ, либо помру от какой-нибудь ерунды, сама без помощи извне. Радужные перспективы, нечего сказать...
   Теперь мне было понятно, почему Его Величество не стал проводить обряд изгнания. Он не знал точно сколько времени нахожусь в теле его дочери и не стал рисковать. С другой стороны он ни разу не поинтересовался сроками, и принял решение мгновенно. Ему было выгодно, чтобы принцесса со временем умерла или сошла с ума. Высшие силы обещали ребенка, и королю, обеспечившему мне выживание при любых обстоятельствах, потребуется минимум контроля, чтобы получить желаемое. А дальше можно лишить неугодную дочь защиты и просто подождать...
   В экипаже компанию мне составили сёстры, которые были на удивление молчаливы, что радовало, я не была расположена к светской беседе. Мои и их фрейлины поехали отдельно, в менее комфортных условиях, чем мы. Парчовых подушек с королевскими вензелями им не полагалось, как и печки, и ковров под ногами.
   Высокие колеса бесшумно крутились, и нас совсем не качало. Здесь амортизаторы заменяла магия, делая поездки высших лиц совсем не утомительными. Откинулась на спинку сиденья и усмехнулась про себя. Его Светлость должен был бы предоставить свой экипаж мне, как жене. Но не соблаговолил этого сделать, что говорило том, что он зол на меня. Из-за виконта ли, или из-за чего-то ещё... но зол, и рядом с собой видеть жену не желает. Не хотелось бы эту ночь провести в его покоях, ничем хорошим для меня это не закончится. Надеюсь, Его Величество, как и я, прекрасно осознает, какими могут быть последствия и мне не придется самой придумывать отговорки, если вдруг герцог решит на мне отыграться и позвать к себе вечером.
   Чувствовала себя разбитой, заклинание пусть и решило проблему с головной болью, вернуть мне бодрость тела и духа не смогло, да и не рассчитано на это было. Прикрыла глаза, пользуясь моментом, доспать не получится, но хотя бы подремать немного.
   Мысли текли вяло, думать о том, что со мной и моей жизнью происходит, не хотелось. Идеально было бы достать лист-книгу, взятый с собой, и почитать, сведения, что в нём хранились, были очень важны. В таком вопросе поверхностное знание проблемы могло обернуться серьёзными последствиями. Но не думалось, сказывался пережитый стресс. Как бы я не убеждала себя в том, что в сексе ради рождения долгожданного ребёнка, да ещё и с кем попало, ничего такого нет, от одного воспоминания о прошедшей ночи, становилось муторно и начинало тошнить. Если не сойду с ума из-за того, что нас двое в одном теле, то точно поеду крышей из-за того, что происходит сейчас в моей жизни. С тем раскладом, что выпал мне на руки, остаётся только запастись оптимизмом и надеяться на то, что удача, наконец-таки повернётся ко мне лицом.
   Сегодня нас ждала простая развлекательная программа, акробаты, танцоры и музыканты, что, выслуживаясь перед короной и надеясь на подачку, вызвались поучаствовать в праздновании свадьбы. Предстояло несколько часов сидеть сиднем и скучать, глядя на представления, довольно странные на взгляд человека из двадцать первого столетия.
   Королевская ложа располагалась в одном из особняков, балкон которого выходил на Площадь Артистов. Принадлежал особняк, как оказалось, герцогу Рэйфо и присутствие на балконе королевской семьи во время праздника, должно было выглядеть в глазах обывателей знаком особого расположения. Под приглядом стражи и личной охраны Его Величества, мы с принцессами выбрались из экипажа и прошли в дом. Узнала о том, что недвижимость принадлежит моему супругу только после того, как Его Светлость встретил нас на пороге и произнёс:
   - Добро пожаловать в мой дом.
   Глаза мужчины были холодными и безразличными, когда он смотрел и на меня, и на принцесс. Ни одна из нас не зажигала в нём лишних эмоций.
   - Герцогиня, - остановил он меня, и я вздрогнула, контактировать лишний раз с мужем мне не хотелось. - Нам надо с вами поговорить. Вам не обязательно будет покидать мой дом этим вечером.
   Кровь мигом отхлынула от щёк. Супруг смерил меня холодным взглядом и обратился уже к моим сёстрам:
   - Чувствуйте себя как дома, - радушием и не пахло, но минимальные нормы приличия мужчина соблюл.
   Пока поднималась наверх вслед за сёстрами, успела немного успокоиться после "радостной" новости, полученной только что. Пришлось раз за разом повторять самой себе: "У женщин в этом мире нет никаких прав. Ты собственность мужчины, тебе надо молчать и не огрызаться". Из-за того, что была напряжена, даже не стала осматриваться. Отметила только, что дом выглядит нежилым. Его просто наспех подготовили для приёма гостей, но сделанная наспех уборка, не скрывала потемневших от сырости гобеленов и стен. Ступеньки лестницы скрипели под ногами, и в помещениях было промозгло-холодно. Печи топились, но прогреть строение "от" и "до" ещё не успели. Решение о визите к Его Светлости, судя по всему, было принято в спешке и совершенно неожиданно.
   На довольно большом балконе находились пока только люди из охраны Его Величества, которые осматривали площадь, с находящимся прямо перед балконом помостом, вновь и вновь. Проверяли снова и снова, дабы исключить любую опасность для жизни короля со домочадцы.
   Следующими после нас появились наследник с господином Бакаром, заставив меня нахмуриться. Я так и не поняла до конца роли данного человека в жизни герцога и герцогства, а, значит, и моей. Впрочем, я многого не знала, и не понимала. Особенно плохо со знаниями было в той части, которая касалась задумок короля.
   - Где Руэн? - пользуясь тем, что отец ещё не приехал, Равиланда решила нарушить воцарившееся неловкое молчание простым, казалось бы, вопросом.
   - Равиланда, - Улиана презрительно сморщила тонкий носик. - Если его нет, значит, так надо.
   Мы так и стояли, не рискуя присесть на подготовленные для нас скамьи, до прихода Его Величества. Под балконом стояло оцепление из стражи, которое должно было держать досужий люд на безопасном расстоянии. Народ на площади скапливался, готовясь наслаждаться бесплатным развлечением. Там и тут раздавался весёлый смех, кувшины с брагой ходили из рук в руки, и общая атмосфера радостного возбуждения витала над толпой. Только мне кажется скучным смотреть на представления, разыгрываемые доморощенными артистами? Да ещё и под начавшимся дождём, мелким, надоедливым. И пусть балкон прикрывал специальный полог, призванный обеспечить безопасность и комфорт, меня сырой и пасмурный осенний день не радовал.
   Зябко поёжилась, вспомнилось пожелание Его Светлости видеть меня в этом доме гостьей сегодня вечером. Что придумать, чтобы избежать радушия и гостеприимства супруга? Какая отговорка поможет спастись? Вздрогнула от неожиданности, когда почувствовала прикосновение к своей ладони кого-то постороннего. Пришлось сделать над собой невероятное усилие, чтобы не обернуться и не посмотреть, кто это такой наглый только что передал мне записку. Просто сжала пальцы, пряча неожиданный сюрприз, и подошла ближе к балюстраде, делая вид, что рассматриваю толпу. Скрестила руки на животе и аккуратно, стараясь не делать лишних движений, затолкала записку в перчатку на левой руке.
   Отошла ближе к скамьям и поморщилась, когда услышала, как Равиланда повторяет свой вопрос.
   - И где же Руэн, Пратам? - обратилась она к наследнику по имени. - Когда он придёт?
   - Его не будет, Ваше Высочество, - ответил на её вопрос король, появившийся в сопровождении двух герцогов, Рэйфо и Чатанжа, в дверях. - Его Высочество занят в пыточной, дело государственной важности.
   - Ваше Величество, - присела в подобии реверанса средняя принцесса, мы со старшей сестрой последовали её примеру.
   Рёв толпы, заметившей на балконе своего короля, которого было невозможно не узнать, корона на его голове говорила сама за себя, в основном состоял из выкриков:
   - Здравия нашему королю!
   Возможно, кто-то и матёрное что-то кричал, но в основной своей массе эти месседжи терялись. Его Величество занял центральное кресло, предназначавшееся ему, принц и принцессы сели на скамьи за ним, по старшинству. Мне достался кусок скамьи, на которой слева от короля, сидела Равиланда. Супруг встал за моей спиной, нависая надо мной и давя своим присутствием рядом. Господин Бакар незаметной тенью остался стоять поближе к выходу, а герцог Чатанж встал по правую руку от короля, прямо за креслом, таким образом, не мешая смотреть на представление наследнику и старшей принцессе.
   Записка жгла мне руку, но при таких свидетелях, её было не достать и не прочитать, потому я сидела смирно и смотрела на помост, делая вид, что мне интересно. Представление началось, ждали только короля, чтобы начать. Всё оказалось не таким скучным, как я считала ранее. Видеть местных акробатов и артистов ранее мне не приходилось. Эриалинда присутствовала на паре праздников, неофициально, но её впечатления мне казались несколько преувеличенно-восторженными, чтобы им доверять. Но всё было не так плохо. Наличие магии и специализированных амулетов делали выступления артистов захватывающими. Необычные рискованные трюки приобретали особый изыск, когда завершались эффектным полётом, который без использования магии было не повторить. Засмотрелась и даже на время забыла о записке.
   - Ваше Высочество, - обернулся ко мне король, заставив меня напрячься и забыть о происходящем на площади. - Вечером жду вас во дворце, у нас есть важные новости для вас.
   - Да, Ваше В-в-величество, - вовремя вспомнила о том, что принцессу от заикания никто не лечил, чтобы она перестала запинаться на каждом слове.
   - Вы забыли, герцогиня, поинтересоваться моим мнением по данному вопросу, - вмешался супруг в наш разговор, подняла взгляд на него и вздрогнула от той ярости, что горела в голубых глазах.
   - Вы же отпустите жену проведать своего сюзерена, Ваша Светлость? - с толикой иронии поинтересовался король, кинув на меня пристальный и предостерегающий взгляд. - Линда нам очень нужна сегодня во дворце.
   - А мне она нужна в моей постели! - герцог ухватил меня за плечо, будто бы это как-то могло помочь в решении проблемы, и крепко сжал пальцы.
   Зашипела сквозь стиснутые зубы, хрупкие косточки затрещали под таким давлением. Сломает же плечо, гад. Ненависть, которую в этот момент испытывала к мужу, наверное, отразилась на моём лице, потому что Его Светлость разозлился ещё больше, тем более, что взгляда я опускать не собиралась.
   - Ваша Светлость, - напомнил о своём существовании господин Бакар и крепко ухватил моего супруга за запястье. - Всё после, - сказал он загадочную фразу, и герцог обмяк, отпустив моё плечо и бросив мне многообещающий взгляд.
   - Я требую изгнания, - но я рано радовалась, мужчина не собирался так легко сдаваться. - Я брал в жёны покорную женщину, а не двудушного атма!
   - Идиот, - прошипел еле слышно господин Бакар и уже более требовательно и громко сказал. - Арги, всё потом!
   - Заткнись! - рявкнул мой супруг. - Ублюдок!
   - Арги! - холодный металл зазвенел в голосе господина Бакара. - Балаган там, на площади! Не здесь! - сила, с которой он снова сжал запястье герцога, поражала, теперь уже трещали кости Его Светлости под давлением пальцев родственника.
   - Знай своё место, Сэнгл! - семейная сцена была захватывающей, и почему-то Его Величество не спешил вмешиваться, хотя, казалось, вот-вот дойдёт до рукоприкладства.
   - Помню и знаю, Ваша Светлость, - господин Бакар теперь говорил спокойно и ровно, продолжая удерживать родовитого родственника за руку. - Вы пьяны, Арги...
   - Какая занимательная сцена, - ненаследного принца не ожидала сегодня увидеть, а он появился, очень неожиданно, придав драматизма к происходящему. - Виконт просил передать вам, Ваша Светлость, прощальный привет. Он полностью признал свою вину, - насмешка так и сквозила в тоне Руэна.
   Опустила взгляд, наконец-то вспомнив о месте женщины в этом мире. Как-то не думала, что одного непокорного взора может быть достаточно для того, чтобы вызвать такой приступ ярости у супруга.
   - Ублюдок, - процедил сквозь зубы герцог.
   Правда, понять, кому в этот раз предназначалось ругательство, не получилось. Это могло быть и про виконта, и про принца, и про господина Бакара.
   - Я уложу Его Светлость спать, - Сэнгл, продолжая удерживать родственника, поклонился высокому собранию и потянул герцога за собой.
   - Ублюдок, - повторил мой супруг.
   - Спать, Арги, спать, - спокойно отозвался господин Бакар.
   - Вам помочь? - предложил свои услуги злой насмешник Руэн, все остальные присутствовавшие продолжали молчать.
   - Благодарю, Ваше Высочество, справлюсь, - усмешка исказила жёсткие черты лица молодого мужчины, и было ясно, что он не бахвалится, а вправду способен справиться в одиночку с не слабым физически герцогом.
   Господин Бакар обхватил за плечи Его Светлость и что-то прошептал тому на ухо. Покорно сгорбившись, мой супруг в сопровождении родича покинул балкон. Хороший муженёк мне достался, мало того, что мужиков любит, ещё и закладывать за воротник мастер. Ко всему прочему и язык за зубами держать не умеет. Такую ценную информацию слил всем желающим. Интересно, с кем ещё он успел поделиться, кроме моих родственников?
   - Этим вечером созываем Совет, - Его Величество, словно ничего не произошло, завёл разговор о постороннем.
   - Срочный суд над виконтом? - спросил не наследный принц.
   - Праздник надо дополнить, - заметил наследник.
   - Улиана, Равиланда, - обратился отец к сёстрам. - Надеюсь, нет надобности вам внушать необходимость держать языки за зубами?!
   - Мы поняли, батюшка, - кивнула Улиана Элеонора и кинула на меня холодный взгляд.
   - Смотрите, что вытворяет! - отвлёк нас от занимательной беседы Руэн. - Хороший мастер своего дела, - сказал он, смеясь. - Лицом и прямо в грязь! - хлопнул себя ладонями по ляжкам и заржал как конь.
   Посмотрела на площадь, канатоходец оступился и упал на деревянный помост. Дождь, сцена под ногами артистов была мокрой и грязной. И на этой грязи расплывалось кровавое пятно, канатоходец упал лицом вперёд и, судя по всему, сломал себе нос. Грязь и кровь... Перед глазами задвоилось, стало дурно... Как-то всё происходящее со мной, чем дальше, тем меньше походило на игру, становясь всё реальней и страшней. Неужели всё то, что случилось за последние дни не сказка, а реальность? Нет, этого просто не может быть...
  
  
  
   Глава 12
   Приговор
  
  
  
   Когда я только появилась в этом мире, и осознала, что могу мыслить и чувствовать, то не сразу смогла понять, что это ни тот свет, ни ад, ни рай, а что-то совершенно иное и странное. Первое время мне казалось, что сошла с ума и боялась лишний раз высунуть нос из своего убежища. Всё было таким непривычным, убогим и одновременно роскошным на мой взгляд. Особенно сказочно смотрелась магия и производимые с помощью неё эффекты. Я была заворожена тем, что видела, слышала... А потом поняла, что являюсь придатком к ещё одной душе, которая встретила меня вполне радушно. И позволила мне жить в своём теле... Это было ещё удивительней, чем магия. Наивная девочка Мямля, которая была так рада мне, подселенке, что даже не стала задумываться о том, что это может быть опасно, и я вслед за ней, тоже не стала об этом думать.
   Девочка так боялась лишиться меня, новой подружки, которую она восприняла как подарок умершей матери... У принцессы никого не было, она была так одинока, и так осторожна, это стало второй натурой ребёнка королевских кровей, что целый год смогла скрывать то, что нас двое. А я наслаждалась сказкой, спокойной размеренной жизнью, пусть и омрачаемой временами насмешками новых родственников, и отдыхом. Что-то такое умиротворённое и затягивающее было в отсутствии интернетов, спешки и прочих атрибутов двадцать первого века. Настоящая сказка для уставшей от будней меня... Сказка с магией, которая завораживала своими возможностями и которой я с удовольствием занималась тайком вместе с Её Высочеством... Такая спокойная жизнь накрылась медным тазом и только потому, что Линда так сильно похожа на мальчика. Принцесса оказалась хорошей соседкой по телу, но очень плохим вариантом для спокойной жизни. И это дошло до меня слишком поздно. За что винить можно было только себя. Расслабилась, посчитав, что попала в добрую сказку и что в конце пути меня обязательно ждёт влюблённый красавчик-принц. А всё оказалось намного проще, и реальней. И жизнь обернулась не сказкой, а обыденностью... И в этом мире не ждал меня красавчик с распростёртыми объятиями. Всё так просто, как в обычной жизни и из-за этого особенно страшно.
   Окончания представления я не видела, поглощённая дурнотой и печальными мыслями о смысле нынешнего своего бытия. О записке вспомнила только в своих покоях, когда туда вернулась ближе к вечеру. Обещанный королём разговор был отложен, из-за срочного Совета, на котором должна была решиться судьба виконта. И можно было только порадоваться, что Его Величество не забыл о том, что ему требуется моё присутствие во дворце и забрал меня с собой. Встречаться с пьяным и злым супругом совершенно не хотелось. Ещё и Руэн подлил масла в огонь. Зачем он это делает? И Его Величество не стал одёргивать сына. Устала ничего не понимать, но мне ещё учиться и учиться жить в этом мире, чтобы начать хоть немного воспринимать реальность в верном ключе и уметь делать правильные выводы из событий.
   Выгнала фрейлин, который хотели помочь мне снять плащ и прочие предметы гардероба, мне не терпелось прочитать послание тайного корреспондента. Что такого мне могли написать? И кто это был?
   Развернула тонкий лист магической бумаги и провела по ней пальцами, считывая послание. Нахмурилась. Ничего не понимала. Очередная провокация принцев и короля? Но зачем? Вроде бы они почти получили то, чего хотели. Брак состоялся, высоки шансы на то, что я забеременела с первого раза, Его Величество об этом позаботился. Зачем вновь играть в старые игры? В очередной раз ничего не понимаю. И не знаю, как поступить.
   "Ваше Высочество, я хочу вам помочь бежать. Готов завтра, после боёв магов обсудить с вами условия"
   И никакой подписи. Как же я устала от этих интриг. И ведь по-другому нельзя, возле властьпридержащих всегда ведётся закулисная игра. Каждый хочет урвать свой кусок пирога. Как только прочитала послание, оно исчезло с листа, а потом и магическая бумага рассыпалась прахом.
   Подумать над посланием не удалось, как и дочитать книгу о подселениях. Его Величество послал-таки за мной, решив переиграть первоначальные планы. По поручению господина Эйно, посыльный передал через графиню Эржан приглашение для меня на Совет. Пришлось вновь накидывать на плечи тёплый плащ, переобуваться и натягивать перчатки. Для того чтобы попасть в зал Совета, необходимо было выйти за пределы дворца. Отдельно стоящее здание за пределами дворцовой ограды служило для собрания королевских советников.
   По пути в здание Королевского Совета гадала, зачем я могла понадобиться отцу. И в голову приходило только два варианта. Один из них - обнаружено то, что моя подпись испарилась. Второй - буду свидетелем в деле виконта Арнэста. Не хотелось бы перед придирчивыми советниками короля рассказывать как оно всё было... Но это лучше, чем каяться в том, что смухлевала с подписью. И зачем я вытворила эту глупость? Конфетно-великоленой из-за неё моя жизнь не станет. Если бы осознавала всю безнадёжность идеи с побегом, даже и не подумала так себя подставлять. Удался бы побег, и отсутствующая под контрактом подпись сыграла бы важную роль, я была бы свободна от любых обязательств. При неудавшемся же побеге и состоявшемся браке, мой мухлёж только делает ситуацию хуже, чем она была. Даже сбеги я сейчас, уже ничего не исправить, и я собственность мужа, даже без контракта, который только закрепил бы его право быть повелителем надо мной и решать мою судьбу, как его левой пятке будет угодно.
   Путь был недолгим, поэтому обошлись без экипажа. На входе в здание Королевского Совета нас со стражей остановили. После системы пароль-отзыв и демонстрации бумажки с королевской печатью и подписью, пропустили вовнутрь. Там пришлось подождать, родовитые мужи не спешили звать меня пред свои светлы очи. Сейчас бы утащенную из библиотеки книжку почитать. Но она осталась в моих покоях, как и кошель с денежными средствами. Эти вещи точно не стоило брать на Совет, плащ пришлось снять сразу после того, как вошли вовнутрь.
   Ходила взад и вперёд по небольшой комнатке, отведённой для ожидания просителей, свидетелей и прочих посторонних лиц, приходящих на Совет и нервничала всё больше, и больше. Сложно было не накручивать себя, когда не ясно из-за чего вызвали. Нервно перебирала пальцами складки платья, и старалась не сорваться, так хотелось что-нибудь разбить или кого-нибудь убить. Нервная система явно не выдерживала напряжения.
   Когда позвали в зал Совета, готова была уже покаяться во всех грехах, настолько сильно накрутила себя. Каким-то чудом удержалась от того, чтобы не натворить глупостей и вошла в огромное помещение, опустив голову и делая вид, что спокойна, как удав.
   - Ваше Высочество, - герцог Чатанж, как и король, избегал меня называть герцогиней. Фактически я ею стану тогда, когда на меня наденут соответствующую корону. - Проходите, - пожилой мужчина был сама вежливость.
   Из-под ресниц окинула взглядом большой зал, в котором на возвышении стоял трон, не пустующий сейчас. Сбоку стоял стол, за которым сидел королевский секретарь и вёл протокол собрания, наверное. Магические перья и золотые чернила прилагались, как и стопки голубоватых листов.
   Вдоль помещения, у стен, располагались длинные скамьи, на которых расположились Советники короля, Главный Законник столицы, Глава Ведомства Общественного Порядка, оба принца, господин Бакар и несколько герцогов, имевших право, в силу обладания высоким титулом, присутствовать на заседании. Казначей, хранитель королевских регалий и секретарь к аристократам не относились, что безмерно злило родовитых приближённых Ормея Второго. Но Его Величество мнение нижестоящих не интересовало, больше волновал результат работы. И король приблизил к себе тех, кто был предан ему безмерно и готов был работать на благо государства не покладая рук.
   Замялась, не понимая, куда идти и какое место предназначается мне.
   - Ваше Высочество, - герцог Чатанж решил помочь с этим и подошёл поближе, ранее он стоял по правую руку от отца. - Виконт Арнэст сознался в совершённом преступлении и ваше свидетельство, не более чем формальность.
   Смогла мысленно выдохнуть, меня позвали для того, чтобы выслушать показания. Ещё бы знать, что можно рассказывать, а что нельзя.
   - Ваше Высочество, - обратился ко мне Первый Советник. - Правда ли то, что виконт Арнэст покушался на вашу жизнь? - иносказательно намекнул на то, какую версию произошедшего они собираются выдать общественности.
   - Д-д-да, - не стала распинаться, понимая, что лишнего лучше не говорить, а то, как придушил меня фаворит супруга и вправду можно расценить как покушение на жизнь и здоровье.
   - Ваши слова являются правдой, - Советник по магии, засвидетельствовал мои слова и, думаю, от меня более ничего не требуется.
   - Господин Идазкар, - обратился Его Величество к секретарю. - Занесите это в протокол.
   Роптать никто не стал, хотя пару недовольных взглядов я отметила. Принадлежали они герцогу Далело, который славился своим неприятием любых репрессий аристократов и графу Гранди, Советнику Его Величества по налогообложению. Остальные либо были умнее, либо возражений не имели.
   Собралась уже уходить, когда услышала то, чего никак не ожидала:
   - Останьтесь, Ваше Высочество! - велел король, и мне пришлось выполнить приказ. - Итак, господа. Вина виконта Нобрэ Арнэста доказана. Осталось выбрать меру искупления для него.
   - Усекновение головы, - сказал своё веское слово наследник престола.
   - Слишком мягко, Ваше Высочество, - возразил герцог Чатанж.
   Что тут началось! Умудрённые жизнью и годами мужи, показали себя с неожиданной стороны. Они принялись с таким жаром спорить и выдвигать идеи, позабыв о протоколе собрания и манерах. Каждому хотелось услужить и отстоять именно свою идею.
   Его Величество, с холодным выражением лица наблюдал за этим представлением, явно отмечая, как и Первый Советник, кто и как говорит. И от его внимания, как и от моего, не укрылось то, что не участвуют в обсуждении ни господин Бакар, ни герцог Далело, ни граф Гранди. Недовольные решением? Родственник-то Его Светлости понятно, переживает за психику герцога Рэйфо и за то, что тот может учинить... А вот другие двое. Как-то подозрительно воздерживаются. Или я что-то неправильно понимаю?
   - Освежевать, - с жестокой ухмылкой предложил Руэн, и все как-то затихли, с опаской глядя на принца. - И отрубить руки, в назидание.
   Король одобрительно хмыкнул и, подумав, вынес решение:
   - Освежевать и отрубить руки, - прищурился, обдумывая услышанное. - Господин Идазкар, запишите, Мы, Его Величество Ормей Второй приказываем лишить виконта Нобрэ Арнэста титула и земель, снять с него живьём кожу, отрубить руки и повесить в назидание, дабы каждый посмевший посягнуть на королевскую кровь знал, что не минует его чаша наказания. Земли отходят во власть короны. Ваше Высочество, - обратился он уже ко мне. - Вы свободны.
   Сглотнула, чувствуя себя нехорошо. Слово освежевать вызывало не самые приятные ассоциации, особенно применимо к человеческому существу. Паж Его Светлости был зарвавшимся негодяем, но приговор был слишком жесток. Очередной повод убедиться, что я не в сказке, а в реальности. В жестокой реальности.
   И что-то мне подсказывает, что отлежаться во время казни, сказавшись больной, не получится. Об этом думать не хотелось совершенно, но мысли снова и снова возвращались к одному и тому же... к слову "освежевать".
   Спокойное:
   - Я протестую, - произнесённое господином Бакаром, заставило меня похолодеть и не торопиться покидать собрание.
   Против чего он протестует? Что его не устраивает? Выгонят меня или я смогу дослушать? Проклятье, ещё бы понимать, что вообще происходит...
   - Земли, принадлежавшие роду Арнэстов, должны отойти под власть герцога Рэйфо, - среди гробовой тишины, воцарившейся в зале, эти негромко сказанные слова имели эффект разорвавшейся бомбы.
   Обсуждение способов казни выглядело куда более культурным спором, чем тот бедлам, что начался после выступления родственника моего супруга. Герцог Далело включился, наконец, в бурный разговор и стал доказываться, что господин Бакар хоть и байстрюк, но прав. Главный Законник столицы, подскочивший со своего места, покраснев и брызгая слюной, кричал, что власть короны позволяет... много чего позволяет, в том числе и всех родственников герцога, вместе с ним скопом отправить на тот свет.
   И вновь Первый Советник, принцы, я и король молча наблюдали за тем, что происходит, каждый делая свои выводы.
   - Господин Бакар, - прервал спор высокородных и не очень господ Ормей Второй. - Это мы обсудим с вами лично. Наедине.
   Никто не решился оспорить решение короля, и хоть мне было любопытно, о чём договорятся эти двое, на секретные переговоры меня никто не звал, да и с Совета уйти давно уже попросили, что и сделала, понимая - задерживаться более не стоит.
   - Ваше Высочество, - герцог Чатанж догнал меня на выходе. - Его Величество просит вас посетить его вечером. Вас отдельно известят о том, когда Его Величество освободится.
   И снова появился повод понервничать, теперь уже из-за специального приглашения Его Величества, который решил увидеться со мной сегодня вечером, а не завтра. Зачем он позвал меня к себе? Какая срочность в этом была? Не понимала этого совершенно. И вновь висел надо мной дамоклов меч подписи в брачном контракте. Страх перед необходимостью присутствовать на завтрашней казни отодвинулся на задний план, встреча с королём была ближе, а потому пугала сейчас больше.
   О чём они будут разговаривать с господином Бакаром? Как это скажется на моей судьбе? Сможет ли супруг простить мне и королевской семье убийство своего любовника? И чего же отец хочет от меня? Было из-за чего волноваться и переживать, чем я и занималась, вернувшись во дворец и окопавшись в своих покоях. Да ещё и Линда почти не давала знать о себе, продолжая прятаться и отмалчиваться. В её чувствах было сложно разобраться. Там был один сплошной сумбур, который меня тревожил. Обычно девочка находилась в уравновешенном, благодушном настроении и, несмотря на все сложности, продолжала смотреть на жизнь со смесью смирения и покоя, который ей был дороже всего.
   Уступит ли отец господину Бакару? Оставит ли земли под властью короны или они отойдут герцогу? Как же много вопросов, на которые нет ответов. И как сложно пытаться просчитать ситуацию, не зная, какие козыри на руках, и есть ли они вообще.
  
  
  
   Глава 13
   Зрелища для народа
  
  
   Поужинать не успела, Его Величество освободился раньше, чем думала и меня довольно быстро после того, как вернулась из Совета, позвали к нему. Только и удалось, что немного ознакомиться с книгой "О подселениях и способах борьбы с ними". Но сильно дальше вступления, где как раз и объяснялись причины категоричности автора в вопросах экзорцизма, заключавшейся именно в последствиях подселения, продвинуться не получилось. Вновь пришлось отложить лист в кошель и убрать его в шкатулку.
   День был очень насыщенным и трудным на впечатления и каким-то очень быстрым. Не успела оглянуться, и уже вечер. Толком за день не поела, завтрак давно переварился и есть хотелось, но Его Величество, видимо не особо волновали вопросы моей сытости, потому давать мне время поесть и отдохнуть он не стал.
   В сопровождении фрейлин добралась до отцовского кабинета. Дверь сама открылась передо мной, пропуская вовнутрь, вошла, сдерживая волнение. Что-то меня там ждёт? Какой очередной сюрприз?
   - Проходите, Ваше Высочество, - в этот раз король отвлёкся от бумаг сразу же, как я вошла. - Эйно! - позвал камердинера. - Распорядитесь, пусть накроют на стол, на две персоны. После ужина я хотел бы побеседовать с Луидусом. Отправьте ему весточку. Садитесь! - велел он мне и махнул рукой на громоздкий табурет, явно поставленный для меня, в этом кабинете был минимум мебели - трон с рабочей столешницей, прикреплённой к нему и более ничего.
   Его Величество предпочитал минимализм и полумрак как рабочую обстановку. Всего лишь один зеленоватый светильник, подпитывающийся от мощной линии силы, проходящей через помещение, горел и прямо над плечом короля. Тяжёлую цепь с подвеской - золотым цветком - мужчина снял и повесил на подлокотник кресла, камзол висел на спинке трона и августейшая особа остался в одной рубашке, на которой не наблюдалось никаких лишних вышивок, кружев или иных излишеств, домашней обуви, недоуггах и штанах с чулками. Ормей Второй предпочитал работать в удобной одежде.
   В печи потрескивали дрова и в комнате было довольно тепло. Но всё равно зябла, было как-то не по себе и страшновато, что-то вечер мне готовит?
   - Я позвал вас, Эриалинда, для того, чтобы обсудить серьёзные вопросы. Виконт Арнэст выдал на допросе много интересной информации. Мне хотелось бы, чтобы вы с ней ознакомились, - не стал Величество тянуть кота за хвост. - Существует заговор против короны, одна из центральных фигур в нём - ваш супруг. Мы и ранее догадывались, что у Его Светлости могут быть свои планы на вас. Сегодня мы получили подтверждение. Мальчишка мало знал, к нашему сожалению, но и этого достаточно, чтобы сделать соответствующие выводы.
   Смотрела на короля с изумлением, не понимая, почему это вдруг он решил озаботиться тем, чтобы что-то знала? Сыграло роль двоедушие? Или что-то ещё?
   - Удивлены? - Ормей Второй хмыкнул и произнёс. - Входите!
   Дверь открылась, пропуская Эйно в сопровождении слуг. Довольно быстро молодые мужчины накрыли на стол, принесённый из соседней комнаты. Двигались они плавно, уверенно, точно и безошибочно выполняя привычные действия. Думаю, господа из какого-нибудь ведомства, слишком уж похожи выправкой на военных.
   Впервые сидела вот так вот в кабинете у короля, готовясь отужинать с ним. Подготовка для меня заключалась в том, чтобы унять дрожащие руки и справиться с голосом. Не стоит показывает Его Величеству волнение так явно. А то ещё заподозрит в чём-нибудь. Даже в том, чего не совершала.
   Король продолжил беседу только после того, как все посторонние лица вышли, повинуясь знаку своего сюзерена, и оставили нас с ним наедине.
   - Мне нужна будет ваша помощь, Ваше Высочество, - отец положил себе на тарелку большой кусок мяса, подцепив его с блюда ножом. - Вам надо будет особо уделять внимание всему, что будет говориться в окружении герцога. Вы должны будете докладывать обо всём сюда, во дворец.
   Он же об этом меня уже ставил в известность? Зачем ему понадобилось повторять указание про шпионские игры? Ормей Второй, мало того, что позвал меня поужинать, он взялся ещё и ухаживать за мной. Положил еды на тарелку, подлил отвара из травок, напоминающий по вкусу земной чай с малиной... Что он задумал?
   - С господином Бакаром мы договорились, - продолжил мужчина и впился в кусок мяса зубами. С трудом дождалась, пока прожуёт. - Герцогская корона завтра будет здесь, соответствующий обряд, в порядке исключения и как плата за часть земель виконта Арнэста, будет проведён в дворцовом храме.
   Подстраховывается? К чему-то готовится? Собирается поскорее муженька убрать, как только забеременею? А господин Бакар и герцог настолько дураки, чтобы под это подписаться? Так самоуверенно глупо можно вести себя если только у тебя туз в рукаве припрятан, а то и сразу все четыре имеются, в компании с джокерами. А Его Величество это понимает? И господина Бакара уберёт первым или после герцога?
   Настолько увлеклась разгадыванием интриги, что даже забыла о застарелой фобии принцессы, боявшейся своего отца до дрожи в коленях. Или я помнила о ней только потому, что боялась Линда? И теперь, когда девочка самоустранилась, спали какие-то барьеры?
   Машинально сдула несуществующую чёлку со лба и застыла, пойманная взглядом Ормея Второго в капкан. Он зацепился взором за мой жест и перестал есть. Медленно повернулся ко мне, пристально разглядывая зелёными глазами, и я как-то машинально отметила, что мужчина очень красив и не зря девушки в штабеля перед ним складываются. С трудом проглотила плохо прожёванный кусок и поморщилась, интерес Его Величества мне не нравился.
   Мужчина вытер руки о салфетку и поднялся со своего табурета, который ему принесли, когда стол накрывали.
   - Встаньте! - велел он спокойно, и я не смогла не повиноваться. - Пройдитесь! - последовал следующий приказ.
   - Зачем? - о заикании забыла в очередной раз, да и смысл был изображать что-то перед умным человеком, и так посвящённым в мою тайну.
   - Пройдитесь! - не стал он отвечать, вновь повторив приказ.
   Неохотно повиновалась, решив не перечить, наши с ним весовые категории бесконечно далеки, как я и мой родной мир. Сделала шаг, гордо вздёрнув подбородок и глядя прямо перед собой. Дошла до окна, повернулась и вернулась обратно.
   - Хватит? - спросила у него и замолчала, заметив, как король хмурится.
   - Вы - не Линда! - сделал он вывод и сел на табурет. - Присаживайтесь, продолжим ужин.
   Села и вновь почувствовала, как мне становится зябко. В наблюдательности Его Величеству не откажешь, пусть даже он свою дочь толком и не знал... Но вычислить, что сейчас я на первых ролях, смог запросто.
   Мне вот кусок сразу в горло не полез, потому что в очередной раз не знала, чего ожидать от отца Эриалинды. Потому примостилась на табурете и тоскливым взглядом обвела мясное и хлебное изобилие на столе, но более к еде не прикоснулась. Взяла золотой кубок с питьём и отхлебнула. Отвар успел немного остыть, и можно было его пить, не боясь обжечь язык и нёбо. Его Величество наоборот, подогрел магией свой напиток так, что он закипел в кубке. Любит погорячее, видимо. Непроизвольно хмыкнула от возникших в голове ассоциаций.
   - Как к вам обращаться? - поинтересовался Его Величество и улыбаться мне расхотелось. - Имя. Скажите имя.
   Целый рой мыслей пролетел в голове. Если я скажу настоящее имя... То... А придумать местное... Хотелось кричать, ничего похожего на местные имена в голову не приходило. Высочество, как ты не вовремя спряталась.
   Король вновь вытер руки, встал с табурета и склонился надо мной. Ухватил за подбородок и приподнял, заглядывая в глаза. Его рука источала волшебное тепло, которое окутывало меня, подчиняя и рассредоточивая умные мысли. Противодействовать этому воздействия не успевала, не в моих силах подобные фокусы. Моя магия слишком медленная, она подействует, но не сразу. Но всё равно постаралась сохранить ясность ума и взяться за поиск уязвимостей в заклинании Ормея Второго.
   - Имя! - потребовал король.
   - Л-л-линда, - с этим именем я сроднилась, и оно уже вполне было моим.
   Разочарование проскользнуло в глазах Его Величества, но давить дальше он не стал. Убрал руку, но стоять остался, покачиваясь с носка на пятку, и с пятки на носок.
   Наверное, таким ответом я привлекла лишнее внимание к своей персоне. Или Величество поверит, что с его дочерью мы тёзки? Так ли опасно признаваться в своём иномирском происхождении королю? Или лучше и дальше параноить? Насколько реально то, что после рождения ребёнка меня не сделают подопытным источником полезной информации? И не уничтожат ли, выжав как лимон, за ненадобностью? Насколько это продлит мою жизнь? Что безопасней? Быть местной или пришелицей из другого мира? Наверное, первый вариант. Местная ценна только функцией деторождения, а значит, не опасна. Такой можно дать больше воли, когда наследника родит. Забыть о ней, если будет послушной тенью возле ребёнка. А пришелица, слишком ценный экспонат, чтобы оставить его в покое. Это источник информации. Удастся ли убедить Его Величество в том, что ею я не располагаю? Поверит ли он в это? Не станет ли вытаскивать при помощи магии и клещей из меня истину? Риск слишком велик. И соблазн у Величества тоже будет слишком велик. Особенно с его лучшим пониманием ситуации, чем моим. И если узнает, что я попаданка, постарается вытащить как можно больше интересной информации, для начала при помощи магии, притом действовать будет быстро и жестко, чтобы успеть до того момента, как я сойду с ума.  Ему ни к чему церемониться с пришелицей, а своё равнодушие к судьбе дочери он демонстрировал постоянно все годы, пока она росла. И сейчас сильнейший маг королевства отступил не потому, что ему стало не интересно или не нужно знать, кто поселился в теле дочери, а потому, что я могла оказаться беременной и лишние стрессы и воздействия могли негативно сказаться на этом моём состоянии.
   Успокоила колтящееся сердце и убрала своё заклинание, которое слепо сейчас шарило по комнате, ища воздействие, развеянное королём. Успела сплести, год тренировок дал свои плоды, как и те годы, что принцесса потратила на шлифовку своих умений.
   - Интересно, - резюмировал король и позвал. - Луидус! Входите.
   Герцог Чатанж скользнул тихой тенью через порог и поклонился, сначала королю, потом мне.
   - Принесли? - спросил Его Величество.
   Вместо ответа Первый Советник протянул Ормею Второму папку. Отец Линды нетерпеливо открыл её и достал оттуда лист магической бумаги. Быстро пробежал его глазами и обратился ко мне.
   - Возьмите, почитайте.
   Удивлённая этим предложением, встала со своего места и подошла к королю. Не веря самой себе, забрала лист у Его Величества и вздрогнула. Это был знакомый мне брачный контракт. Хотелось отбросить его от себя, как ядовитую змею. Но справилась, это стоило мне неимоверных усилий. Смогла, сглотнув, удержаться от того, чтобы начать с проверки на месте подпись или нет. Неужели она уже исчезла? Так и хотелось начать с неё, но приступила к чтению с самой первой строчки, задаваясь вопросом, зачем это всё король затеял. Вчитывалась в строки контракта, стараясь не показывать, как нервничаю из-за подписи. Абзац за абзацем вникала в смысл написанного, жадно впитывая информацию. Раз уж представилась такая возможность, ею стоило воспользоваться. Приданое, права наследования и многие другие интересные подробности, безусловно, были полезны.
   Через приличный отрезок времени, в который Его Величество и герцог хранили молчание, смогла выдохнуть и мысленно стереть пот со лба, подпись всё ещё была на месте, давая мне надежду на то, что об её исчезновении станет заинтересованным лицам известно тогда, когда либо сбегу, либо супруг увезёт меня в своё герцогство.
   Протянула контракт Его Величеству, который не стал забирать его у меня, он просто сказал:
   - Луидус, - и Первый Советник забрал у меня важную бумагу, положил её в папку и поклонился. - Мы недолго, герцог, - продолжил Ормей Второй. - Подождите немного, как я освобожусь.
   Его Светлость спорить не стал, просто ещё раз нам поклонился и вышел из кабинета. А я вновь сдула несуществующую чёлку со лба, привычный жест из прошлой жизни почему-то решил всплыть сейчас, выдавая меня с головой.
   - Любопытно, - задумчиво произнёс зеленоглазый мужчина и взял меня за запястье. - Грамотная. Умеет читать важные бумаги. Кто вы? В той прошлой жизни, кто вы?
   Принялась лихорадочно собирать крохи энергии, собираясь дать отпор, если вновь попытается на меня воздействовать в поисках ответов на свои вопросы.
   - Не помню, - соврала, опустив очи долу.
   - Любопытно, - повернул мою руку ладонью кверху и провёл по ней кончиком пальца. - Интересно... - неужели пытается прочитать судьбу по линиям на коже?
   В памяти Линды было слишком мало информации по этой теме, и как-то не задумывалась о том, что здесь хиромантия может быть вполне хорошо изучена и применяема. Аккуратно высвободила руку и отступила на шаг от короля.
   - Вы свободны, Линда. Завтра рано утром обряд, будьте в форме, - вот так вот странно завершился это странный же разговор.
   И ушла я из кабинета Его Величества удивлённая до невозможности и растерянная. И вновь не понимающая того, что происходит. Ормей Второй как никто умел ставить в тупик.
   Вернувшись в комнату, позволила фрейлинам себя раздеть и помочь с умыванием и подготовкой ко сну. Всё это время обдумывала так и эдак сегодняшнее общение с главой государства. Оно не лезло ни в какие рамки и было донельзя странным. Понятно было только одно, позвали меня к себе отнюдь не для того, чтобы дать отеческое благословение и вновь рассказать о том, что мне надо доносить на супруга.
   И только в постели, под чтение любовного романа - сегодня чтицей и дежурной по спальне была графиня Антуэтт, бойкая и очень симпатичная девушка - меня осенило. Его Величество заинтересовала личность подселенки. И всё, что он делал, призвано было проверить мои реакции на какие-то раздражители. Собирая по крупинке сведения, и наблюдая за мной, он вполне может сделать выводы и самостоятельно. О том, что я слишком чуждая его миру. Всё, сказанное и сделанное сегодня вечером мной, совершенно не вписывалось в рамки привычного поведения женщин этого мира. Иное воспитание, иное поведение, иное мышление... Они обычно слишком бросаются в глаза. К чему это может привести? Точно ни к чему хорошему, внимание Его Величества мне не нравилось.
  
  
  
   Проснулась усталой и разбитой, нервотрёпки не шли мне на пользу. Спалось плохо и беспокойно. Кошмары с участием погибшего на моих глазах экзорциста и не думали оставлять меня в покое. Да ещё и понимание того, что никак не избежать присутствия на казни добавляло напряжения. Не сразу вспомнила об ещё одном сюрпризе сегодняшнего дня - назначенном незнакомцем свидании. Добавочная головная боль, которой совершенно не хотелось заниматься. Стоит ли беседовать с этим некто? Тем более что назначено только время, но не место встречи. Остаётся одно - ориентироваться по ситуации и решать исходя из того, будут ли ещё записки с обозначением места или нет.
   Парадное свадебное платье вновь было надето на меня, как только я позавтракала. Поверх, на плечи, накинули белый с золотом плащ, который испачкается под сегодняшним дождём, наверняка. Королевским прачкам будет, что приводить в порядок. На ноги пришлось надевать те туфельки, которые были на мне на бракосочетании. Не самая подходящая одежда для присутствия на казни, но на переодевание после обряда получения герцогской короны - Его Величество таким образом явно подстраховывается, чтобы точно быть уверенным, что королевского трона я не получу с помощью высших сил - просто не останется времени.
   Меня потряхивало из-за предстоящей казни виконта. И было глубоко наплевать на то, как пройдёт обряд принятия меня в ряды герцогинь и вообще пройдёт ли. Других проблем хватало. Надо было придумать что-то, что помогло бы мне пережить сегодняшнее ужасное зрелище и решить, как избежать общения с Его Светлостью наедине. Одна надежда на короля, который, судя по всему, решил пока есть такая возможность, держать меня подальше от мужа.
   Тяжёлое платье мешало идти, но выбирать не приходилось. Ещё и плащ добавлял веса, под которым гнулась спина. И цепь, которую мне вновь повесили на шею, холодила и натирала кожу. Старалась не показывать виду, но дискомфорт зашкаливал, как физический, там и моральный. Этот жуткий день начался, и следовало прожить его так, чтобы не ударить в грязь лицом.
   Каждый шаг, как на эшафот, но выбирать не приходилось, судьба меня забросила в тело девочки-принцессы, и этого уже не изменить. Обряд вновь проходил в храме, в круге света. Слова клятвы верности Его Светлости и своему сюзерену, зачитал сам герцог Рэйфо, одетый парадно и сегодня выглядящий трезвым, но мрачным, мне оставалось только произнести вслед за ним её слово в слово:
   "...клянусь не предавать, не продавать..."
   "...клянусь подчиняться и быть опорой..."
   Слов было много и все они были ни о чём, по крайней мере, для меня. Подобных клятв не потребовалось на бракосочетании, а тут целый список, который весь было и не упомнить.
   "...клянусь вершить благие дела во имя супруга и короля..."
   Плащ пригибал к земле, как и платье, но я терпела, повторяя слова клятвы, забыв о том, что надо бы заикаться. Уж очень вымотала эта говорильня, которой и являлся, по сути, обряд посвящения в герцогини. Ещё бы клинок плеча коснулись, для пущей торжественности, как при посвящении в рыцари в моём родном мире.
   Всё когда-нибудь кончается, и эта нудная церемония завершилась водружением тонкого, золотого обруча, с синим камнем по центру, мне на голову. В этот раз никакого пламени не появилось, и как-то иначе стихия не стала себя проявлять, только придворные, присутствовавшие на церемонии, мигом затихли, стоило только герцогской короне коснуться моих волос.
   - Герцогиня признана стихией, - равнодушно произнёс мой супруг и вышел из круга света, даже не оглянувшись на меня.
   А я вздохнула, та штучка, что красовалась в моей причёске, была отнюдь не простым украшением и обладала собственной магией. Если бы брак не свершился, если бы не было свадебного обряда, то корона на голове просто не удержалась бы, как бы её ни пытались надеть.
   Идти до экипажа, чтобы проследовать на казнь, пришлось только в сопровождении фрейлин. Супруг и не подумал составить мне компанию, вновь попирая все неписаные правила. Понятное дело, у него горе, любовь всей его жизни сегодня распрощается с жизнью. Тяжело было удержаться от сарказма, даже в мыслях. Ни одного доброго слова у меня в запасах для мужа не имелось. Он был слишком... Слишком непонятно-глупый и испорченный. И жалеть бы, если бы он был казнён вместо своего любовника, я бы не стала, наверное...
  
  
   Эшафот возвели на Цветочной площади. Называлась так она потому, что обычно её для торговли цветами, зеленью и местными фруктами да овощами, облюбовывали перекупщики. Сегодня же они все были выгнаны и вынуждены были убраться восвояси. Впрочем, многие из них остались поглазеть на казнь, да ещё и такую, которая обещала море адреналина и интересных подробностей.
   На эту площадь выходили окнами дома не знати, а зажиточных горожан. Ни один из них король не стал бы использовать в качестве ложи. Специально для королевской семьи и знатных гостей в кратчайшие сроки возвели деревянное возвышение, которое оцепила стража и королевская охрана, не подпуская никого близко. Да и специальный магический полог, долженствующий предохранять от непогоды и злоумышленников, поддерживался при помощи специальных амулетов-камней, разложенных по периметру. Вип-места, с которых должно быть великолепно видно все подробности.
   И вновь на площади собралась толпа досужих любопытных. И вновь стоял над ней запах браги и радостный гомон. Народ предвкушал знатное развлечение и вёл себя более активно, чем во время представления акробатов. Там и тут раздавался гогот, отпускались пошлые шуточки, затрагивающие тему казни. Чаще всего выкрикивали одну, которая, видимо, особенно понравилась люду:
   "А виконт-то голенький!" - не удивлюсь, если её придумали с подачи Его Величества, и сейчас активно продвигали в массы. - "Хороша фигура" - подхватывал кто-нибудь в ответ.
   Палачи на эшафоте, в красных штанах и кожаных фартуках, раскладывали на специальных тумбах инструменты. Острые ножи, крючья, различных размеров и форм. Один из палачей поигрывал двумя топорами, демонстрировал степень владения ими, то подбрасывая их в воздух, то вонзая в плаху и доставая оттуда. Каждый его трюк, толпа встречала рёвом и пошлыми комментариями.
   Реяли, у нас за спиной, королевские стяги, которые трепал довольно сильный ветер, но он совершенно не мешал людям веселиться да терпеливо ждать. Тишина царила под пологом. Никто из особо приглашённых и членов королевской семьи не спешил подхватывать радостное возбуждение, вирусом носившееся над толпой. Женщины, мужчины, подростки, старики. Им всем было интересно. А мне вот совсем нет, и я собиралась применить то заклинание, о котором думала этой ночью. Чтобы оно успело подействовать, следовало начать уже сейчас, потому, сидела на скамье, сосредоточенно глядя на деревянный настил под ногами, и перебирала нити силы.
   Его Светлость мрачно молчал, глядя прямо перед собой. Господин Бакар тенью маячил у него за спиной, явно готовый, если что, скрутить и успокоить. Король лениво перебирал завязки белого с золотом плаща, просто роскошно смотревшегося на его широких плечах. Улиана с Равиландой изображали из себя пай-девочек и не смели произнести ни слова, когда остальные молчали. Руэн и Пратам следовали примеру отца и, стоя за его спиной, лениво поглядывали на толпу, не спеша начинать разговор. Герцог Чатанж вообще никогда лишнего не говорил, особенно когда в разговоре не было необходимости.
   Когда повозку-клетку с осуждённым привезли на площадь, народ сначала как-то притих, а потом с особым упоением отдельные личности принялись улюлюкать и отпускать шпильки в сторону некогда гордого аристократа, оказавшегося сейчас на самом дне. Я же отвлеклась от заклинания, не в силах удержаться и не посмотреть, что происходит.
   - Красавчик, эй, красавчик! - кричала какая-то подвыпившая тётка, в засаленном плаще и чепце. - Посмотри, как я хороша!
   Паж Его Светлости, не в таком далёком прошлом холёный и ухоженный, выглядел сейчас потрёпанным. Одежда была порвана, а сам он сгорбился, как старик. Волосы свисали неопрятными сосульками на лицо, но стоял молодой человек самостоятельно, не опираясь на прутья. Его волнение выдавало только то, как он нервно облизывал спёкшиеся губы.
  


Популярное на LitNet.com Э.Никитина "Браслет"(Любовное фэнтези) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) В.Крымова "Вредная ведьма для дракона"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) О.Рыбаченко "Императорская битва - Крах империи"(Киберпанк) К.Фрес "В следующей жизни, когда я стану кошкой..."(Научная фантастика) К.Вэй "По дорогам Империи"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru ��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта ПолитоваИнстинкт Зла. Возрожденная. Суржевская Марина \ Эфф ИрПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная Катерина��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаНедостойная. Анна ШнайдерИмператрица Ольга. Александр МихайловскийКукла Его Высочества. Эвелина ТеньСердце морского короля (Страж-3). Арнаутова Дана
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"