Назарова Юлия Сергеевна: другие произведения.

Друзья в Жизни и Любви.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто они - друзья? Те ли эгоисты, готовые предать ради собственного "я"? ...

  1.
  Ветер едва трепал её светлые, коротко стриженые волосы. Он был совсем тёплый, ласковый. Девчонка капризно встряхнула головой. "Боже, что за утро!.. " - подумала Лера, и в её изумрудных глазах засветилась улыбка, отражаемая лучами майского солнца.
  С кухни пахло горячим кофе - обычное воскресное утро, наполненное усталостью и мягкой ленью.
  Лера вошла в комнату, закрыв за собой дверь балкона. Взгляд случайно проскользнул к зеркалу. С блестящей поверхности смотрела высокая девушка с взъерошенными волосами, чуть прикрывающими уши. "Что у меня на голове!"- вздохнула Лера и пошла завтракать.
  2.
  В автобусе было невыносимо душно, на лицах пассажиров виднелась усталость, отрешённость и некая неприязнь всего, местами переходящая в сон.
  Карина смотрела сквозь пыльное стекло на вьющуюся дорогу, на исчерченные тёмными полосами холмы и редкие сухие деревья вдоль обочины. Вчерашний день остался где-то за горизонтом, за последним поворотом. Там же осталась деревня, разбитые стёкла и ночные прогулки. Девушка надвинула на глаза бейсболку и будто сразу же уснула.
  3.
  Леру заставил оторваться от телевизора звонок в дверь. Она легко подскочила к двери.
  На площадке стояла девушка с чёрными, как уголь волосами длиной до пояса, которые вились широкими кольцами. Через плечо висел старый потёртый рюкзак. Одета девушка была в синие джинсы, серый свитер, который, казалось, приходился немного больше по размеру, чем нужно.
  - Карина!!! - воскликнула Лера и бросилась ей на шею.
  От Карины пахло сигаретами, сладкими духами и пылью.
  -Карина, где ты пропадала так долго? Я уже извелась вся! - посыпались упрёки.
  -Лерка, ты же знаешь, что я жила в деревне...
  -Ты с ума сошла! Как можно?.. Я тебя потеряла! ... Да как ты? Что? - Лера не унималась.
  Девушки прошли в квартиру. Дома Лера напоила Карину горячим кофе, расспросила обо всём и успела поведать немного свою жизнь.
  -Карин, а как там Игорь?
  Карина потускнела, опустила глаза, и пальцы её нервно задрожали.
  -Нормально... наверное...
  Лера вздрогнула.
  -Но как так? Вы же были вместе?..
  -Лер, не надо об этом, ладно?
  Лера закрыла неприятную тему, но ощущение чего-то невыносимо тоскливого не покидало её, так же, как и любопытство.
  4.
  Шёл мелкий дождь. Небо было затянуто серым одеялом, асфальт почернел, наполняясь грязной водой. Мокрые дома стояли страшно грустными, поникшими, будто в слезах. Карина свернула на одну из узких и пустынных улиц. Здесь начинались низкие дома с крошечными окнами, словно вдавленными в глубь стен. Дома стояли слишком близко, как будто жались друг к другу от холода. Тротуар был разбит, посыпан щебнем и битым кирпичом местами, а кое-где просто песком. Потоки воды набирались здесь моментально, тянулись куда-то вниз по улице, цепляя за собой мелкий мусор и грязь. Эта улица давила собой, заставляя невольно сжиматься от ужаса перед этим убожеством.
  Карина подошла к низкому дому, который когда-то очень давно был обложен красным кирпичом. Теперь красный цвет выгорел на солнце, а под потоками дождевой воды стал ещё ниже, тусклее и мрачнее. Девушка постучала пальцем в пыльное, затянутое по углам паутиной, окно. За стеклом почти ничего не было видно. Через несколько секунд из глубины мрака появилось тонкое, худое, странно вытянутое лицо, обрамлённое темно-русыми волосами. Голова слабо кивнула и исчезла. Через некоторое время это бледное пятно снова появилось в окне и теперь не одно: откуда-то возникла рука с длинными пальцами, которая едва заметно махнула Карине. Карина огляделась и нашла справа маленькую калитку, непонятно на чём державшуюся. Во дворе лежал какой-то мусор, рваные тряпки, коробки и сухие ветки. Слева была дверь, ведущая в дом. Карина с усилием толкнула её и погрузилась в темноту коридора. В нос ударило сыростью и пылью. Где-то слышались слабые голоса, восклицания и больные стоны. Оглядевшись, Карина увидела длинный коридор с несколькими дверьми по обеим сторонам. Из предпоследней выскочила маленькая девчонка, на вид лет тринадцати, очень худая. Она была одета в проеденный молью синий свитер, черные спортивные штаны и старый серый платок восьмидесятых, наверное, годов. Волосы этой девчонки были спутаны и перевязаны сзади грязной лентой. Непослушные пряди выбились и висели до подбородка, придавая этому вытянутому лицу ещё большую продолговатость. Именно она с минуту назад выглядывала в окно. В полутьме её сложно было хорошо рассмотреть. Девчонка подбежала к Карине, взяла её за руку и молча повела за собой. В комнате, где она жила было пусто и жутко. На полу лежали куски мешковины и какие-то тряпки. Прямо виднелось то самое тёмное окно, в которое выглядывала девчонка. Слева, у окна стоял покосившийся стол и пара стульев. На нём лежало две-три книги и жёлтые листы. Справа, в темном длинном углу стояла старая кровать, устланная одеялами. На ней лежала женщина, больше похожая на высохшую, пожелтевшую ветку. Одна рука её свешивалась вниз до пола. Рядом, ближе к входу стоял короткий диван, у которого ампутировали спинку и одну ножку. На диване лежал потёртый плед. Девчонка уселась на стул, сложив руки на коленях. Она жадно всматривалась в лицо Карине, словно ждала что-то. Карина стояла на месте и не могла сдвинуться. Её взгляд блуждал по комнате, будто не узнавая её. Девушка подошла к женщине и опустилась на колени. От спящей разило дешёвой водкой и перегаром. Карина перевела взгляд на девчонку. Та угадала его и чуть слышно произнесла:
  - Она сегодня ночью такая пришла... Я в коридоре подождала, когда она ляжет спать. Она сразу же... А я потом уже... - девчонка вздохнула, светлые глаза её потускнели и наполнились невыразимой болью. - Она хорошая, просто... Карина, ты не думай чего... Мне...
  Карина подошла и обняла девчонку. Та заплакала и крепко прижалась к ней. Её всхлипывания были едва слышны, сдавлены. Карина сама плакала, о не могла ничего с собой поделать.
  - Я заберу тебя, слышишь, заберу, и мы уедем в деревню... обязательно уедем...
  Девчонка смотрела своими ясными глазами и, казалось, ни слову не верила... С постели раздался дикий кашель и стоны.
  - Она с этой зимы такая стала. Болеет... Знаешь, странно так болеет.
  - Что значит "странно"?
  - Ну, не знаю... Она кровью кашлять начала...
  По лицу Карины пробежала судорога. Она сжала пальцы до боли, опустила голову и молчала несколько минут. С кровати снова послышался кашель и хрипой, слабый голос позвал девчонку: "Ольга..." Та нервно вздрогнула и впилась глазами в повернувшееся тело матери. В глазах виднелся страх, ужас и трепет. Голос послышался снова: "Тварь такая... Воды..." Ольга подошла к столу и взяла ржавую кружку, наполненную до половины водой. "Воды!" - раздалось уже требовательней, и с кровати вниз слабо соскользнула рука. Ольга напоила мать и набросила на неё какое-то одеяло. Карина стояла в углу и дрожала. Она сама не знала, почему: то ли от противного ужаса этой каморки, то ли от измученного лица сестры, то ли от этого страшного тела матери, истощенного болезнью, алкоголем и ещё черт знает чем...
  Карина уже в течение трёх лет не жила в этой комнате. Она сбежала тогда из этого ада в деревню к своей бабушке по отцу, где её приняли пусть и не совсем доброжелательно, но всё-таки спасли. Мать осталась в этом захолустье вместе с Ольгой, сестрой Карины от другого "мужа", и вместе со своими "вечными проблемами"... Карина давно хотела забрать Ольгу, но не могла. Этой девчонке на вид, как уже было сказано, не более тринадцати лет, но едва можно поверить, что прошлой осенью Ольге исполнилось пятнадцать...
  
  Дождь уже почти совсем перестал лить, только изредка сыпались сверху холодные капли, мерзко заползая за шиворот. Карина шла по улице, опустив голову. По щекам катились слёзы. Перед глазами стояло осунувшееся личико Ольги, её сдавленные рыдания, тёмный коридор и эта женщина, которую Карина не хотела и не могла назвать своей матерью...
  Девушка зашла в какое-то летнее кафе на открытом воздухе. Здесь было несколько человек, которые, видимо, прятались от дождя. Она села за самый крайний столик в углу. Мысли вились где-то далеко, в той тёмной комнате с низким потолком... Карина достала сигарету и долго не могла отыскать спички. Наконец, вдохнув горький дым, она почувствовала себя легче.
  
  6.
  
  Неприятно в лицо ударял ветер. Мокрый тротуар, мокрые прохожие, и смешная кошка в чьём-то окне. Лера быстро шла по улице, напевая себе под нос очередной мотивчик. С утра ей было весело, ведь всё складывалось как нельзя лучше. Город начинал постепенно наполняться прохожими, выползающими из своих домов. Какие-то парни весело подмигнули Лере, на что она очаровательно улыбнулась и почти тут же забыла об этом.
  На остановке стоять пришлось долго. Леру заняли голуби, жадно подбирающие крохи с грязного асфальта. "Какие беспомощные..." - подумала она и снова отвлеклась на что-то. Она не находила себе покоя, ведь через некоторое время решится её судьба... А вот и автобус. Девушка легко ступила внутрь и быстро поместилась у окна. Мимо мелькали дома, деревья, редкие прохожие, но Лера никого и ничего не замечала. Её стала охватывать мелкая дрожь, ожидание и нетерпение.
  Через десять минут она уже спешила вдоль парка. На одной из лавочек в тени промокших деревьев сидел парень. Он был невысокого роста, со светлыми вьющимися волосами и ещё более светлыми глазами цвета неба. Он смазливо улыбнулся и встал навстречу Лере. В походке его виделось нечто неуклюжее, смешное и неловко-ломаное, но вместе с тем милое. Его неуверенные шаги напоминали больше шаги годовалого ребёнка, чем шестнадцатилетнего парня. Когда Лера подошла, то оказалось, что она гораздо выше этого Мити. Митя же вежливо поздоровался, склонил голову набок и сказал что-то безумно приятное, как показалось Лере в тот момент. Они присели на ту самую лавочку, Лера защебетала о чём-то без умолку, постоянно перебивая собеседника. Да он и сам, видимо, рад был молчать.
  Вечером Лера уже видела себя замужем за этим Митей, которого знает всего несколько дней.
  
  7.
  - Карин, нет, ты не представляешь даже, какой он замечательный! - взахлёб распиналась Лера, глаза её радостно горели, и вся она была с ног до головы поглощена своим счастьем.
  Карина молча смотрела в распахнутое окно на четвёртом этаже и будто бы ничего не слышала.
  - Он такой, такой! Просто слов нет. Смешной немного, но ничего... Глаза голубые, волосы светлые... Улыбается... Ты меня слышишь? - продолжала Лера, но её, видимо, совершенно не интересовал как ответ, так и сама собеседница. - Знаешь, я его, наверное, люблю...
  Карина, наконец, перевела тяжёлый и вместе с тем совершенно серьёзный взгляд на подругу.
  - Что? - переспросила она скорее ради банального приличия.
  Лерка ни на мгновение не задумалась и не придала значения холодному тону.
  - Я говорю, что люблю его. Вот сижу сейчас и думаю о нём, вспоминаю, как мы с ним гуляли, как в парке сидели...
  "Надо что-то делать... Ольга либо сойдёт с ума, либо мать её окончательно измучает. Бедная сестрёнка... Совсем ребёнок..." - вертелось в голове Карины и сильно стучало кровью в висках.
  - ... да, я безумно его люблю!
  - Лерка, по-моему, ты просто дура...
  Девчонка в ответ весело улыбнулась и одарила подругу взглядом, который буквально кричал: "А ты в этом сомневалась?!"
  - Почему дура? Если я в кого-то влюбилась, то сразу дура?!
  -Да не любишь ты его, а тебе просто скучно. Понимаешь? Скучно. Ты себе это придумала... - Карина нервно отошла от окна и теперь смотрела прямо в глаза Лерке.
  - Да откуда ты можешь знать, люблю я или нет!!!
  - Мне и не надо знать, я так вижу.
  Лерка перестала улыбаться, а начинала беситься, бросая звериные взгляды на Карину.
  - Да ты, ты, ты... Ты Игоря довела!!!
  Карина замерла и почувствовала, как внутри что-то больно хрустнуло.
  - Что ты сказала? Ты ведь не представляешь даже, что говоришь... - в полголоса ответила она, и вдруг ей стало отчего-то противно.
  Лерка восторжествовала, заметив смущённость Карины:
  - Да! Если вы расстались, то это значит, что он не смог тебя больше терпеть! Ты завидуешь мне и моему счастью, ты не понимаешь меня!
  Карина выскочила из двери и быстро побежала вниз по лестнице. В её глазах набирались слёзы, и она не могла их уже сдерживать.
  Лерка почувствовала победу за собой и, снова улыбнувшись, произнесла:
  - И всё равно я его люблю!
  
  8.
  Лерка была просто прекрасным человеком во всех отношениях. Жаль, только, что никто совершенно этого не замечал. И вот теперь, когда она влюбилась, когда стала думать о чём-то новом и тем самым безумно интересном, когда появился Митька, у Карины преобладает плохое настроение. "Тоже мне, подруга!" - ухмылялась Лерка, но почему-то спустя неделю стала искать встреч с Кариной. Она ни капли не раскаивалась за свои слова, более того, Лерка продолжала чувствовать то превосходство. Как это часто бывает, жизнь поворачивает благодаря случаю...
  Был обыкновенный субботний вечер. Лерка сидела в парке вместе с Митькой и снова что-то оживлённо рассказывала. Вдруг взгляд её привлёк молодой челок, быстро шагающий вдоль узкой тропинки. Девушка внимательно следила за ним, совершенно забыв то, о чём говорила. Сначала Лерке показалось, что она его "где-то видела", а потом и вовсе убедилась в правильности своего решения. Этот высокий темноволосый парень - Игорь. Лерка вскочила со своего места и подошла к нему.
  - Игорь...Привет...
  Парень внимательно вглядывался лицо, кажущееся ему знакомым. Серые глаза его выражали усталость.
  - Игорь, ты меня, наверное, не узнаёшь.
  - Не узнаю...
  - Я Лера, лучшая подруга Карины. Ты её уже видел?
  Лерка, казалось, совсем забыла о существовании Митьки и вся поглощена была Игорем.
  -Нет. Где она?
  - Мне как-то всё равно... А ты мириться приехал?
  Игорь смерил девчонку недовольным взглядом и не ответил на вопрос.
  - Я лучше пойду.
  Он, не обращая ни малейшего внимания на Лерку, пошёл дальше. Девчонка же вернулась к своему "возлюбленному".
  
  
  
  9.
  Карина жила в городе у своей троюродной сестры и её мужа. Они как-то по-особенному относились к девушке, зная всё то, что ей пришлось пережить.
  В половине шестого вечера раздался телефонный звонок. Карина сняла трубку и услышала знакомый и вместе с тем до безумия надоевший голос Леры:
  - Привет, хочешь, я расскажу тебе то, от чего ты сойдёшь с ума?
  - Нет.
  - Ну, всё равно: я вчера в парке встретила Игоря.
  Карина едва не уронила телефон. Земля стала уходить из-под ног, но силы отвечать ещё оставались.
  - И что он?..
  - Он-то? Да так, ничего... Тебя вроде искал. Знаешь, я сегодня поняла, что ненавижу этого Митьку. Нет, ты представляешь?!! Я его ждала в парке, а он не пришёл! Я целых полчаса ждала...
  - Лера! Что там Игорь? - Карина начала понимать, зачем позвонила Лерка.
  Та же в ответ недовольно хмыкнула:
  - Я же говорю, что ничего... А вот этот Митька!..
  Карина оборвала её:
  - Прекрати. Я говорю тебе одно, а ты - другое. Мне откровенно наплевать на твоего Митьку и прочих и я не собираюсь выслушивать твои очередные бредни!
  Лерка онемела на пару секунд, но вскоре завопила в трубку:
  - Да ты эгоистка!!! Тебе на всё наплевать, даже на лучшую подругу! Ты меня никогда не хотела поддерживать!
  - И не буду, потому что ты помешана на себе! Ты ничего не способна сделать сама, тебе нужно, чтобы все тебя гладили по голове и восхищались...
  - Не права ты, слышишь?! Я докажу тебе, поняла?!
  - Что?
  - Я убегу из дома, и ты никогда, слышишь, никогда больше меня не увидишь!!!
  Лерка бросила трубку. Карина задумалась: "Что здесь надо Игорю? Зачем? После того, как мы тогда расстались на вокзале, после тех слёз, криков и низкого предательства... Что он здесь делает?.."
  
  10.
  Лерка быстро накинула на плечи ветровку и выбежала из дома. Её грызла неимоверная обида и злость. "Я докажу тебе! Вот сейчас уйду подальше и всё!!!" - шипела она себе под нос.
  Спустя минут пятнадцать беспорядочной смены направлений девчонка остановилась. Ей вдруг представилось лицо мамы, обнаружившей пропажу дочери, представилась холодная ночь, комары, огромная страшная луна и бомжи в грязных подвалах... Через некоторое время она стояла у двери своего подъезда. Внутри боролись две мысли: идти домой и забыть про эту глупость и грозное обещание Карине. Лерка, не долго думая, села за лестницей в подъезде. Там было жутко неудобно, грязно и тесно, но чувство гордости за совершённый побег компенсировало это.
  Прошло около часа. Ноги начинали ныть, спина устала от того, что находилась в согнутом положении. Лерка стала злиться на себя, но в большей степени на Карину, и чувство героизма сменилось чувством жалости к самой себе. Девчонка тихо вылезла из своего укрытия и поднялась в квартиру.
  
  11.
  Карина сидела в том самом летнем кафе, в котором была после посещения сестры и матери. Ей было грустно и непонятно. Она уже в десятый раз сворачивала и разворачивала салфетку, лежащую рядом. На улице заканчивался вечер, погружая город в полутьму.
  Голос. До боли знакомый и странный. Обернулась. Он... Стоит в дверях и разговаривает с кем-то. Холод сковал её с головы до ног.
  Игорь увидел за крайним столиком ЕЁ. Он искал ЕЁ, но судьба сама подарила ему этот шанс. Невыносимо хотелось подойти, сказать что-нибудь, но ноги не слушались.
  Карина встала со своего места и направилась в его сторону. Сердце бешено забилось. У неё подкашивались ноги, но она нашла в себе силы пройти мимо, даже не взглянув на него... На улице она остановилась, глубоко вдохнула тяжёлый воздух и поспешила уйти, но почувствовала, как кто-то держит её за руку. Она резко обернулась.
  - Почему ты убегаешь? - Игорь стоял совсем рядом, смотрел прямо ей в глаза.
  - Я не убегаю... - Карина попыталась высвободить руку.
  - Я хочу с тобой поговорить...
  - А я нет. Оставь меня, - девушка рванулась бежать.
  Игорь бросился вслед за ней.
  Прошло около минуты этой нелепой погони, прежде чем ему удалось поймать Карину. Он буквально налетел на неё, заставив остановиться.
  - Что ты делаешь?!!!
  - Я не хочу тебя видеть! - сорвалась она.
  
  Игорь отпустил девушку, но всё равно старался стоять как можно ближе.
  - Карина, давай поговорим спокойно, мне нужно столько тебе сказать! Ты даже не представляешь, что я пережил за это время!..
  Она смотрела не него своими тёмными глазами и сама не понимала, зачем этот побег, зачем эти слова, объяснения и прочие глупости, когда на самом деле всё так просто!
  - Идём со мной, - сказал он, протягивая ей руку.
  Минута колебания, Карина почти была готова согласиться на это, забыть обо всём, но жуткие кадры прошлого снова встали перед её глазами. Она смотрела на него, будто спрашивая, что её делать.
  - Ну, прости меня!!! - почти прокричал он, - Давай же забудем, наконец!
  - Нет... Если я и забыла, то ни за что уже не хочу вспоминать... Прощай...
  - Карина!
  Она быстро пошла вдоль тротуара, молча проклиная себя за то, что всё ещё любила Игоря...
  Свернув на другую улицу, Карина прижалась спиной к стене высокого кирпичного дома. Слёзы душили её, застилали глаза. Она старалась идти ещё быстрее, почти бежать, только бы не думать, не думать...
  Темнота опустилась на город, превратив его в непонятный лабиринт. Карина спешила попасть домой, чтобы упасть лицом в подушку и уснуть. Оставалось совсем немного: два-три поворота. Карина свернула в очередной раз, заметила про себя, что снова кто-то выбил лампы в фонарях. Игорь... Слёзы вновь начинали набираться в глазах и тонкими полосами ползли по щекам. Карина прошептала какое-то ругательство и побежала. У перекрёстка послышался резкий визг тормозов и короткий вскрик... Водитель выскочил из машины и, увидев лежащую на дороге девушку, достал мобильник, чтобы звонить в скорую...
  
  12.
  
  Лерка, что называется, забила на Митьку со всеми его правилами поведения и романтическим настроем. Этот "негодяй и придурок" больше не возникал в её памяти.
  ...Была половина первого ночи, когда она зашла домой. Мать дежурила в ночную смену, поэтому кричать и учить уму-разуму было некому. Лерка рухнула на кровать, будучи не в силах даже снять обувь. Если кто-то был с ней рядом, то не вынес бы этого долго: от девчонки несло водкой, сигаретами и ещё смесью какой-то дряни. Да, на дискотеке было весело...
  
  13.
  
  В нос резко ударило запахом нашатыря. Карина дёрнула головой, но её тут же остановила безумная боль. "Она пришла в себя..." - послышался где-то рядом голос, звучащий почему-то ужасно гулко. Она попыталась открыть глаза, но это сначала было тоже очень трудно, а потом почти получилось. Всё мутилось и плыло, словно отражение в воде. Было странно светло, но не от солнца или лампы, а от окружающих предметов. Светло и в то же время мрачно и тускло... Какие-то люди были вокруг, как догадывалась Карина, но видеть их не могла. Она не чувствовала ничего, даже своего тела. "Что со мной?.." - только и успела подумать она, как сознание снова отключилось...
  Врачи не отходили от неё уже полчаса. Она никак не приходила в себя, а очнувшись, через несколько секунд снова куда-то проваливалась. У неё подозревали сотрясение мозга, к тому же на правом плече был сильный ушиб, и вся эта сторона была покрыта ссадинами и царапинами.
  - И вот угораздило же полезть под машину! - возмущался доктор, который, не отрывая, держал у носа Карины кусочек ваты, пропитанный нашатырным спиртом.
  - Как будто специально... - отозвалась молоденькая медсестра.
  - Жить ей, что ли, надоело? - слышался ещё чей-то недовольный голос.
  Прошло около часа, прежде чем Карина, наконец, почти совсем пришла в порядок.
  
  14.
  
  На кровати в дальнем левом углу сидела тонкая, высокая девчонка, кротко сложившая сухие руки на коленях. Она держала какую-то книжицу, изредка перелистывая страницы. На почти прозрачной коже странно смотрелись длинные, ниспадающие пряди белёсых волос. На первый взгляд эта девушка напомнила Карине приведение. Её трудно было сразу заметить, она повергала человека в неопределённое чувство странности и внимательности. Карина смотрела на неё, соображая, была ли она здесь последние сутки или появилась несколько секунд назад. Приведение же подняло голову и огромные светлые, почти бесцветные серые глаза грустно и серьёзно смотрели на Карину.
  - Проснулась? - ласково произнесло приведение, закрывая книжицу и откладывая её на тумбу.
  - Проснулась... - шепотом ответила Карина, и ей почему-то захотелось говорить как можно тише.
  Приведение поднялось с постели и мягко приблизилось к ней. Карина не удивилась бы, если бы сквозь неё было хорошо видно противоположную стену. Приведение же присело напротив Карины. Так оно казалось больше похоже на человека, обретая более чёткие очертания.
  
  
  - Меня зовут Ксения, - произнесла она, протягивая тоненькую кисть.
  Карина едва пожала предложенную руку.
  - Карина... А ты давно здесь?.. - потерялась она.
  - Больше недели. Я рада, что теперь я здесь не одна...
  К вечеру Карина совсем привыкла к новой знакомой и перестала воспринимать её как приведение.
  Соседка оказалась очень даже приятной девчонкой, спокойной и аккуратной во всём. Книжечка, которую она читала, носила странноватое название, но вполне подходящее - "Тайны древних цивилизаций".
  Они подружились. Карину постоянно поражала идеализированность этой Ксении, её трезвость мыслей, переходящая порою в непонимание элементарных вещей. Ксению же удивлял отпечаток, который наложила жизнь на мировоззрение Карины. Она искренне не понимала и не хотела понимать того, зачем она сбежала из дома когда-то, почему поругалась со своей бывшей лучшей подругой. Ксении казалось, что всё можно простить, а точнее нужно, что не бывает низких потолков и безвыходных ситуаций.
  
  15.
  
  Прошло чуть больше недели. Карина не представляла уже себя без этой тихой и странной Ксении. Её поражало то, что она сама такая неправильная, она не подозревала даже, что существуют такие люди, как эта девушка - приведение.
  За окном лил дождь. Крупные капли тяжело падали вниз, разбивались о камни асфальта и разлетались на тысячи крошечных водяных осколков. Карина сидела на широком подоконнике, смотря в низкое тёмно-серое небо. Она думала о чём-то тяжёлом, что свинцом лежало на сердце, но сама не понимала, что это было. Нет, это не Игорь и та нелепая встреча, не это неподходящее происшествие с машиной, и уж тем более не ссора с Леркой.
  В комнату как обычно, едва слышно вошла Ксения. Она заметила грустное настроение Карины и подошла к окну.
  - Дождь какой... Шуршащий, тихий и грустный очень...
  Карина чуть кивнула в ответ и положила руку на плечо подруге. Та накрыла ей своей холодной ладонью.
  - Карина, не переживай. Всё будет хорошо, поверь...
  - Я верю...
  
  16.
  
  Погода снова начинала портиться. Тёмные облака затягивали хмурое небо.
  Карина быстро шагала по пустой улице, пересекая переулки. Снова те низкие дома и грязная дорога, снова страшный облезший кирпич и пыльное стекло.
  Ольга поблекла ещё больше, ещё грустнее и горче стал её взгляд. Она сидела на старом полуразвалившемся диване, поджав под себя ноги. Матери не было.
  Карина содрогнулась всем телом, почувствовав гнилой запах сырости. Ольга почти постоянно молчала, глядя куда-то в стену. Разговор не шёл, потому что Карине хотелось плакать так же, как и Ольге и обе себе этого не позволяли.
  - Я пойду сейчас... Завтра, может быть...
  Ольга тяжело вздохнула:
  - Не надо... Ты расстраиваешься только.
  - Проводи меня.
  Девчонка осторожно слезла со своей постели, ступила на грязный пол и, сделав несколько шагов, чуть не упала. Карина придержала сестру за руку.
  - Что с тобой...
  - Ничего. Просто нога болит.
  Только сейчас Карина заметила, что правая стопа Ольги замотана какими-то тряпками. Девчонка сказала, что вечером во дворе не заметила разбитого стекла и случайно наступила. Карина болезненно скривила губы, но промолчала.
  Ольга долго плакала после ухода сестры. Как же ей хотелось сбежать вместе с ней, уйти куда угодно, но она боялась за мать, боялась, что с ней что-нибудь случится, особенно теперь, когда с неразмерной силой развивался у неё "эта странная болезнь" - туберкулёз. Ольга солгала Карине, сказав про стекло во дворе. Нет, стекло было, но только дома, рядом с кроватью, стекло от разбитой случайно бутылки...
  Ольге было страшно...
  
  Карина в очередной раз поклялась себе, что заберёт Ольгу. "Даже если мне придётся тащить её силой, я не позволю ей сгнить, как прошлогоднему листку. Она умрёт от туберкулёза или сойдёт с ума, глядя на мать... Подожди, Ольга. Ещё чуть-чуть..."
  
  17.
  С самого утра воздух был пропитан духотой. Карина проснулась с ужасной головной болью. Ощущение было такое, словно всю ночь разгружала вагоны. В окно сквозь тонкую штору сочилось ядовитое солнце. После двух таблеток анальгина стало лучше. Но боль та, которая внутри безжалостно пронзала иглами сердце, капала на свежие раны кипящее масло, не прошла с приёмом антибиотиков, а только стала ещё заметнее и резче. Хотелось плакать. Просто сидеть молча, смотря в одну точку на стене, и лить слёзы. Просто потому что было больно... Только человек, хотя бы однажды испытавший такую боль и горечь, сможет понять её. Карина никогда не позволяла себе тонуть в этой боли, но сил бороться уже не было. В дрожащей руке она сжимала лезвие. Нет, это не было желанием покончить с собой, а просто нужно было успокоиться... Она осторожно взяла лезвие в левую руку, холодно усмехнулась, повернув его несколько раз в пальцах. Разжав ладонь правой руки, почти без усилий провела острой стороной по коже. Внутри всё обволакивалось теплом... Карина сжала ладонь, положив на край стола окровавленное лезвие. Горькая улыбка скорбно и слабо мелькнула на сжатых губах. Разжимая ладонь, чувствовала боль от только что нанесённой раны. Тёмная полоска крови рассекала пол-ладони. Горячая боль стягивала кожу при малейшем движении пальцев. Карина смотрела на скапливающуюся кровь, пока та не стала капать ей на джинсы...
  
  18.
   Игорь долго в этот вечер бродил по улицам, не зная, куда податься. Он сидел в парке, спрятанный разросшейся зеленью. Неимоверная духота стала спадать к вечеру. Ему было странно грустно, он будто бы ждал чего-то, но сам не понимал этого.
  Карина медленно шла по узкой тропинке парка. Как же давно она здесь не была... В кармане оставалась последняя сигарета, Карина отыскала спички. Головная боль уже совсем прошла, чего нельзя было сказать о другой...
  Он увидел Её, а она увидела Его. Ей не хотелось никуда бежать, не хотелось что-либо скрывать и недоговаривать. Карина просто шагала к нему. Игорь поднялся ей навстречу, всё ещё боясь, что вот-вот она снова развернётся и убежит. Карина подошла к нему, и он сжал её в своих объятиях, уткнувшись в пахнущие ромашкой волосы. Она впилась пальцами ему в плечи, и слёзы неудержимо потекли по щекам. Так простояли они несколько бесконечных минут. Казалось, что весь мир исчез. Игорь сел на скамейку, держа ладони Карины в своих. Она всё ещё плакала, стараясь ловить слёзы дрожащей рукой. Игорь увидел три длинных тёмно-бардовых полосы на её правой ладони. Он взял её руку в свою и, почти не касаясь, дотронулся до свежих шрамов. Не нужно было слов...
  
  19.
  Карина задыхалась от осевшей повсюду пыли. В сумку она сложила совсем немного. Ольга стояла за спиной сестры и молчала. Карина обернулась и увидела это болезненное выражение лица с набирающимися слезами в глазах.
  - Перестань. Так будет лучше.
  - Карина... А что? Что там?... Она же... здесь... - сбивчиво говорила она почти шёпотом.
  - Идём, - Карина взяла Ольгу под локоть и вывела из комнаты.
  - Я не пойду... - одними губами говорила Ольга, - Она придёт сегодня...
  Карина остановилась и посмотрела прямо в глаза сестре.
  - Ольга, пойми ты, наконец, что я делаю это для тебя! Забудь! Слышишь меня?!
  Ольга жалостливо поджала губы и огромными светлыми глазами, полными слёз, смотрела на Карину.
  - Да ты умрёшь здесь, как крыса в грязном подвале!.. Идём! - Карина резко дёрнула Ольгу и вытащила на улицу.
  
  20.
  На вокзале было шумно. Люди неразборчивыми толпами сновали из стороны в сторону. Ольга испуганно смотрела вокруг, прижавшись к бетонной стене. Карина пришла с купленными билетами, спрятала их во внутренний карман кофты и достала сигарету. Ольга молчала и смотрела в высокое небо, наполовину затянутое облаками.
  - Карина!!! - услышали обе и резко обернулись.
  В их сторону спешила высокая девчонка, махая рукой. Она быстро подбежала и обняла Карину.
  - Ксенька, ангел мой... Я думала, что ты уже не придёшь.
  - Как я могла не прийти? - Ксения смотрела своими почти бесцветными серыми глазами, которые ласково и в то же время невыносимо грустно улыбались.
  Девчонки с несколько секунд молча вглядывались друг другу в глаза, а потом снова обнялись и заплакали. Только эти слёзы были лёгкие, тоскливые, прозрачные... Это были слёзы о прошлом, в которое уходила их дружба. "Я никогда-никогда не забуду тебя, - шептала Ксения, всё ещё не отпуская Карину, - Я всегда буду помнить о тебе. Как же я хочу, чтобы ты, наконец, была счастлива..." "Ксень, я тоже никогда не смогу забыть тебя, наших вечеров в больнице, разговоров..." "Береги себя и Ольгу..." "Никогда, слышишь?.." "Да, никогда..."
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"